КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406637 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147406
Пользователей - 92585
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про (Пантелей): Террорист номер один (СИ) (Альтернативная история)

Точка воздействия на историю - война в Афганистане в 1984. Под влиянием божественной силы советские генералы принимают ислам, берут власть в СССР, делят с Индией Пакистан, уничтожают Саудовскую Аравию.
Написано на редкость примитивно и бессвязно.
Кришне акбар. Ну и Одину тоже.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Бульба: Двадцать пять дней из жизни Кэтрин Горевски (Космическая фантастика)

женщины в разведке - куда без них

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
загрузка...

Счастливчик (fb2)

- Счастливчик [СИ] 1.69 Мб, 528с. (скачать fb2) - Дмитрий Олегович Смекалин

Настройки текста:



Дмитрий Смекалин СЧАСТЛИВЧИК

Пролог. Пещера некроманта

В мрачной сырой пещере колдуна под потолком висело чучело огромного крокодила. На высоких шестах сидели какого-то жуткого вида твари с кожистыми крыльями, с потолка свешивались связки сушеных мышей, привязанных к веревочкам за хвостики, как луковки. Вокруг столба обвивался пятиметровый скелет змеи и равномерно качал костлявой плоской головой…

Ничего не напоминает? Наверное, так бы выглядела пещера злой волшебницы Гингемы из "Волшебника Изумрудного города", если бы она была некромантом.

В пещере вполне реального некроманта Каштилиаша Ламашту было куда уютнее. Если не знать, что находишься, действительно, в пещере в глубине гор Мрака, вполне можно было решить, что попал в уютный кабинет состоятельного мага где-нибудь в Алезии или Бибрате. Магические светильники заливали помещение почти натуральным солнечным светом, весело горящий самым обычным огнем камин не только согревал все вокруг, но и вытягивал в трубу всякие намеки на излишнюю влажность. Мебели для такой большой комнаты (метров пятьдесят) было немного — письменный стол, кресло, книжный шкаф, кушетка и несколько полок по стенам, но все это было сделано даже не из слоновой, а, наверное, драконьей кости. Может, и не очень функционально, но безумно дорого.

Стены, пол и свод потолка были каменными, но такое вполне могло быть и в любом замке. Тем более что все стены были тщательно выровнены, а пол так и вовсе доведен чуть не до зеркального блеска. Последнее было сделано не просто по прихоти хозяина. Значительная часть свободного пространства была исчерчена какими-то линиями и знаками (рунами?). Не вся, а как бы тремя рисунками. В настоящий момент над самым большим из них, в основе которого была классическая пентаграмма, украшенная различными финтифлюшками так, что с трудом угадывалась в мешанине линий, лежал обнаженный молодой человек лет двадцати на вид. Ну как лежал? Парил в воздухе сантиметрах в тридцати от пола, но точно в середине пентаграммы, так, что голова и раскинутые руки и ноги точно указывали на ее вершины.

Внешне молодой человек был довольно красив. Высок, строен, с умеренно прокаченной мускулатурой. Черты лица, что называется, аристократические. Высокий лоб, большие серые (льдистые) глаза, тонкий нос с небольшой горбинкой, аккуратный рот, "волевой" подбородок, темные слегка вьющиеся волосы. На теле же волос почти не было, только аккуратный крохотный кустик в районе паха, как если бы ему была сделана интимная стрижка. Кстати, "достоинство" под ним было, действительно достойного размера.

Еще его отличительной чертой была очень светлая, без намека на загар кожа, что исключало мысли о возможности южного, латинского происхождения. Но и на северянина молодой человек не был похож. В общем, определить национальность на взгляд было затруднительно. Выражение лица, несмотря на широко распахнутые глаза, было каким-то чересчур спокойным и холодным, без намека на чувства. Такое бы больше пристало кукле, чем живому человеку.

Впрочем, был ли висящий над пентаграммой человек жив (и был ли он человеком), еще вопрос. Вроде, жив, так как, хоть и редко, но дышит. Только вот в остальном — полная неподвижность, глаза не моргают, ни одна жилка не дрогнет.

Зато другой человек, находившийся в комнате, вел себя совершенно нормально. Нормально — для очень старого и, возможно, выжившего из ума мага. Может, и не совсем выжившего, но вслух сам с собой он почему-то разговаривал и при этом говорил о себе во множественном числе:

— Ну, старина Ламашту, теперь-то они у нас все попляшут! Засиделись мы с тобой в этих горах Мрака. Считай, уже две сотни лет сидим, с тех пор, как эти уроды, да будут они трижды прокляты, наш родной Лагаш разорили. Крыши над головой лишили. Замок родовой по камешкам разнесли. Живем теперь, как дикари в пещерах (хи-хи), — сравнение с дикарями старика почему-то развеселило. Немного похихикав крайне противным голосом, он продолжил:

— Дикари. Это мы-то с тобой дикари?! Мы — все, что осталось от величайшей империи! Именно мы в этой пещере, а не жалкое княжество Шим, где позорные коллаборационисты Думузи сами держат в полнейшем ничтожестве остатки моего народа. Да эти Думузи почитали за счастье, когда их, вообще, допускали до стола в замке Ламашту на самых низких местах. А теперь?! Великие князья, носители "божественной крови". Тьфу! Даже наш с тобой род был только пятым коленом потомков Абзу (бога Смерти и правителя Потустороннего мира), право на трон Империи у Эн-Мелуанов мы никогда не оспаривали. Хотя могли. Но нам чужого не надо. А Думузи?! Ублюдки от ублюдков, вот откуда в них кровь богов! И не Эн-Мелуаны их на стороне нагуляли, а Шуруппаки, которые по происхождению ниже нас на три колена стояли!

Старик даже вскочил со своего кресла и подошел совсем близко к пентаграмме. Спина его гордо выпрямилась, плечи расправились, а взгляд, наоборот, застыл. В том смысле, что от него ощутимо повеяло холодом, причем не свежим морозцем, а каким-то замогильным. Постояв так несколько минут, он успокоился и продолжил свой монолог:

— Ничего, недолго нам прятаться осталось. Двадцать лет мы себе это новое тело растили. И вырастили. Можно было и раньше до такого додуматься. Даже таким гениям, как мы с тобой, старина Ламашту, непросто сознание перестроить. Привыкли жить, как предки, как наши великие учителя нас учили. Какие только планы за эти годы не вынашивали, какие только новые заклинания не разрабатывали. Столько лет потеряли. Не совсем зря, но то, что один, даже величайший маг, не справится там, где потерпели поражение сотни других великих магов, можно было понять с самого начала. Мы и понимали, но не смирились. Никогда Ламашу голову не склоняли! Надеялись сильнее стать. И стали! Но недостаточно. Все в слабое тело упиралось. Мы с тобой даже личем стать подумывали. Но лич не развивается, каким был сотворен, таким всегда и будет.

Старый маг сделал небольшую паузу и снова подошел ближе к парящему над пентаграммой телу.

— А ведь все так просто решается! Почему никто не додумался? И мы с тобой тоже об этом думать стали только тогда, когда старость стала наши силы съедать.

Еще небольшая пауза.

— Конечно, опасно. Душа в первое время после переселения в новое тело почти беззащитна. Ее любой астральный подселенец сожрать может. И обязательно сожрет, если ему такую возможность дать. Но как же изящно мы с тобой эту проблему решили! Сам восхищен. Человеческое тело слабо, но мы-то с тобой вырастили почти дракона. Только форма человеческая и немного нашей крови, чтобы не перестать быть потомками Абзу. Да, помню, мы с тобой это обсуждали! — маг почти кричал, как будто бы с кем-то спорил: — Да, без человеческой крови можно было бы еще сильнее стать, но не могу. Мы с тобой уркеши и не для себя все это затеяли. Для своего народа. Для возрождения великой Империи. На погибель врагам! Мы дух и кровь нашего народа, и отказаться от этого — выше моих сил. Даже ради блага народа. А риск не так уж велик. Пещера защищена, без нашего приглашения в нее ни живой, ни мертвый не прорвется. Канал к телу только один, и полностью под нашим контролем. Справимся!

Старик сделал несколько нервных шагов вдоль ближайшей грани пентаграммы. Злая гримаса на лице сменилась доброй улыбкой:

— Какой же красавец получился! Копия нас с тобой в молодости. Но магические каналы и сила, как у дракона. Очень матерого дракона. Вот это мощь! Да нам теперь армию мертвецов поднять, что чихнуть. Даже на кладбище идти не потребуется, любую встреченную армию врагов в пять минут обратим. — Маг весь сиял от предвкушения. И улыбался так, что нормальная армия при виде такой улыбки поспешила бы разбежаться.

— И, да! Нам же теперь любая магия доступна будет, если что, сможем бить "светляков" их же оружием, — улыбка перешла в кудахтающий смех. Не менее гадостный: — Правда, мы с тобой с этой магией почти не знакомы, но ничего — освоим. Мы даже книгу по ее азам нашли, будем изучать.

— А эта наша с тобой блестящая идея стать еще и воином эфира?! Обычные одаренные не могут совмещать, приходится выбирать один из путей развития. Либо ты пропускаешь эфир через себя и вливаешь его в заклания, тогда ты — маг эфира. Либо ты пропитываешь себя и свое оружие эфиром, делаясь невосприимчивым к магии и повышая свою силу и скорость, тогда ты воин эфира. Не нравятся они мне, но их оружие, действительно, проходит через любые магические щиты, как сквозь воздух. И их тела сами по себе — оружие. Недооценили мы их когда-то. Вот и смололи воины эфира подлых халдонов наше бессмертное войско в костяную муку, а касситы тем временем перебили эфирными стрелами лучших наших магов, выскочив из засады. Мы с тобой этот печальный бой у Уртака помним, сами со стрелой в груди на поле валялись, нас даже мертвыми посчитали.

— А теперь мы с ними посчитаемся! — Маг снова закудахтал, радуясь собственному довольно примитивному каламбуру: — Какие магические каналы мы в нашем новом теле вырастили! И сколько. На все хватит. Можно и магию творить, и тело эфиром пропитать. Да так, как никто другой этого делать не в состоянии.

— И уж совсем гениальной была наша идея научиться новому за счет поглощенных душ. Душа при переселении ослабевает? Так ведь это не только нас касается. Подселить в тело душу выдающегося мечника, дать ему немного привыкнуть к телу, чтобы его умения к нему адаптировались, а потом вселиться в тело самому и поглотить его душу вместе со всеми ее знаниями. Полностью со всеми, конечно, не получится, но хорошим мечником мы так за один день станем, а с учетом возможностей тела…

Старик опять мечтательно улыбнулся. От такой улыбки даже у паука нервный тик случился мог, но в пещере пауков не было. Вообще ничего живого не было, кроме самого мага.

— Мечника, правда, надо брать старика, чтобы у души сил меньше было, а вот мастерства — больше. И не из нашего мира, а того, где магии нет. Приемы могут быть другие и, думаю, более совершенные. Слишком уж воины эфира на эфир полагаться привыкли. А как им тело напитать, мы с тобой разберемся. Специально книгу об этом нашли, вон, на столе лежит. Вместе с книгой по магии "светляков".

Маг немного помолчал. Потом нехотя признался:

— К тому же на воинов эфира магия не действует, душу из тела не вытянешь. Но так даже лучше. Главное, нашли мы с тобой такого старичка мечника в мире без магии, но с действующим алтарем Абзу. Он у него, считай уже вторые сутки сидит, дожидается, когда мы подготовимся.

— Заодно и просто великого ученого к другому алтарю притянули. Тоже из мира без магии. Новые знания никогда не повредят. Тем более, что они там без магии многого добились. Вот "светлякам" сюрприз будет!

Маг снова захихикал и даже потер одной ладонью о другую. Потом резко замолчал и застыл.

— Ну, все! Звезда Ану вошла в созвездие Абзу. Пора начинать.

Старый Ламашту снова вплотную подошел к пентаграмме и приподнял над головой руки, как бы касаясь ладонями одной ему видимой стены. И стена, действительно появилась. Грани пентаграммы налились черным пламенем, и от них к своду пещеры поднялась туманная пленка, заключив тело внутри в своеобразную призму.

На секунду все пространство внутри призмы скрылось во тьме, а когда она рассеялась, человеческое тело уже не парило в воздухе, а просто сидело на полу. Уже не тело — живой человек. Явно дезориентированный произошедшим.

Маг снова заговорил, теперь уже обращаясь к человеку. Голос его звучал громко и торжественно:

— Встань воин! Прими мои дары. Покажи мне свои умения!

Неожиданно откуда-то из под самого свода, скрытого тенями, опустился довольно аккуратно упакованный тюк, образованный одеждой, доспехами и оружием. Воин некоторое время неподвижно смотрел на него, потом встал и принялся не спеша одеваться и вооружаться. Скорее всего, некоторые детали одежды были ему непривычны, но виду он старался не подавать, сохраняя каменное выражение лица. Впрочем, ничего сложного не было — исподние штаны и рубаха, невысокие сапоги с портянками, фуфайка, видимо, исполнявшая роль поддоспешника, а также недлинная кольчуга с короткими рукавами и накладками на плечах. Вмеру свободные штаны, заправляемые в сапоги, видимо, тоже были усилены кольчужной сеткой. По крайней мере, в наиболее уязвимых местах. Отдельно прилагались наручи в форме широких браслетов и небольшой круглый шлем по фасону больше напоминающий короткую шапку-бини. Оружие — длинный прямой меч (скорее шпага) с закрытой гардой и кинжал с ромбовидным лезвием, как у мизерикордии, но короче ее раза в полтора.

Оружие для человека тоже было непривычным, но он немедленно обнажил его и сделал несколько пробных движений.

— Еще! — Потребовал маг: — Почувствуй оружие! Оно должно стать частью тебя!

Не факт, что воин понимал, что ему говорят. Но, видимо, на данный момент его интересы совпадали с требованиями мага. Вот он и стал выполнять какой-то комплекс упражнений. Сначала медленно, потом все убыстряясь.

— Молодец! — Подбадривал его Ламашту: — К телу тебе тоже нужно привыкнуть. Давай, повторяй все приемы, какие знаешь!

Воин опять никак не реагировал на слова, но его движения делались все более быстрыми и сложными. Только возможности маневра оказались ограничены. Пленка, формирующая призму над пентаграммой, не пропускала ни его самого, ни его оружие. Вначале он несколько раз впечатывался в нее, но довольно скоро принял правила игры и свои удары, блоки, уклоны, даже кувырки умудрялся проводить, не задевая стенок. Точнее, оружием он эти стенки проверял на прочность довольно регулярно, но аккуратно, при этом преимущественно колющими ударами, направленными в мага.

Тот ухмылялся, но немного попятился:

— Не получится. Пропитывать тело и оружие эфиром ты не умеешь. И не успеешь научиться.

Ламашту картинно взмахнул руками, но ничего не произошло. Он повторил жест. С тем же эффектом.

— Это что? Старик ученый сумел освободиться? Или успел помереть возле алтаря? Жаль. Но придется обойтись без него.

На сей раз маг никаких жестов не делал, но тьма окутала уже все помещение. Снова ненадолго. Послышались звуки падения двух тел (одного за другим), и она рассеялась. Воин лежал посреди пентаграммы на полу, неловко выронив меч. Кинжал так и остался зажатым в ладони левой руки. Все его тело содрогалось в конвульсиях, и острое лезвие оставляло на полу заметные царапины. Старый маг тоже лежал на полу рядом с пентаграммой, и не проявлял признаков жизни. Защитная пленка исчезла.

Так продолжалось несколько минут. Наконец, судороги, бившие, воина на полу в пентаграмме прекратились, и он выпустил из руки кинжал. Полежав некоторое время, он неловко приподнялся на локте.

— Получилось! — В голосе удовлетворение было приглушено смертельной усталостью: — Силен старикашка оказался. Еле справился. Не должен он был так сопротивляться. Или это я сам от переселения настолько ослаб?

— Но, главное, получилось. У нас с тобой, старина Ламашту, теперь новое тело. Тело воина-мага. А старое? Прощай, дружище! Мы с тобой через многое прошли, но смотреть надо только вперед!

Рука мага вяло поднялась в направлении его старого тела. От нее заклубился легкий туман, постепенно набирая густоту и становясь все более черным. Туман перевалил за край пентаграммы и окутал лежащее рядом с ней тело. Теперь оно не казалось ни грозным, ни зловещем. Просто труп старика, отошедшего в иной мир от дряхлости. И это тело стало на глазах еще больше иссыхать, обращаясь в мумию.

Маг с грустной улыбкой наблюдал за процессом.

— Никак не срастусь с телом, — непонятно кому пожаловался он: — Сил, как у младенца. И контроль тоже никакой.

Как бы подтверждая его слова, туман потихоньку разлился по всей пентаграмме. Жиденько так разлился, ничего общего с первородной тьмой, как раньше. Но магу такое его поведение явно не нравилось. Он что-то ворчал себе под нос, стал делать вялые движения руками…

Внезапно вся комната скрылась во тьме.

Глава 1. Родиться заново

Настроение у меня было самое радостное. Жизнь удалась! Иду по улице, насвистываю. Погода — лучше не бывает. Собственно, для июня такая погода не такая уж и редкость, но, согласитесь, приятно, когда и солнце светит, и жары нет, и цветы благоухают и птички поют… Хорошо! Душа у меня тоже поет. Только что последний экзамен сессии сдал. На пятерку. Думал, хорошо бы четверку вытянуть, но вопросы попались именно те, которые я утром, перед тем, как в универ идти, повторил. Как чувствовал!

Отстрелялся я одним из первых, сейчас, как договорились, в парк иду, что буквально в квартале от универа разбит. От какой-то дворянской городской усадьбы остался. Парк интересный. Когда-то хорошо поработали здесь и архитектор, и ландшафтный дизайнер. Или как они тогда назывались? Тоже архитекторами? Не знаю, в те времена не жил. Но здорово все тогда сделали. Считай, больше века без осмысленного ухода, какие-то случайные посадки понатыкали, а до конца изуродовать не смогли. Вот и у нас в этом парке свой любимый уголок есть — небольшая полянка, в которую замечательно вписаны беседка и какие-то рукотворные руины. И с аллейки не просматривается.

На краю полянки — корявый, но еще вполне здоровый дуб. Явно он тут много раньше парка появился. Лет этак на тысячу. Но вписали его архитекторы в общую композицию просто замечательно. Немного мрачновато получилось, но хозяин усадьбы был масоном, тут всякие знаки вольных каменщиков в самых неожиданных местах понатыканы. Вот и дуб с ними очень органично смотрится. Прямо какой-то древней силой место дышит.

Еще одним достоинством этого места является то, что люди тут редко появляются. Многие неуютно себя чувствовать начинают. Но студента такой ерундой не проймешь. Мы сюда не о высоком думать приходим, а расслабиться. Впрочем, не знаю, как другим, а мне здесь всегда комфортно. Не уютно, а именно комфортно. Спокойно, и силы прибывают.

Сегодня я явился сюда заведомо раньше всех. Остальные хорошо, если через час подтягиваться начнут. Но — погода хорошая, сессия завершена, и восстановить в здешней тишине силы после нервного напряжения экзамена мне будет очень к месту.

Однако оказался я на полянке не один. Неожиданно. Прислонившись к древнему дубу и как-то скукожившись в его выступающих корнях, сидел какой-то старичок. В хороший костюм одетый. Слишком хороший, чтобы вот так в нем на траву садиться. Да и вид какой-то нездоровый, и сидит как-то совсем неподвижно.

В общем, подошел я к старичку:

— С вами все в порядке? — Спрашиваю.

Ответа нет. Положил ему руку на плечо. Какой-то он весь одеревеневший. Но, вроде, дышит, хоть и делает это редко. Сердце тоже бьется. Тихо, медленно, но ровно. Последнее я определил, приложив старичку палец к шее. Слышал, что так делают. Особо на успех не рассчитывал, но неожиданно сразу нащупал нужную жилку. Что хорошо. А вот то, что на мои прикосновения никакой реакции нет — плохо. Что делать?

Логичнее всего было бы ничего не трогать и уйти. Чуть менее логично — ничего не трогать и вызвать "скорую". Но я зачем-то оттащил старичка на несколько шагов от дерева и уложил на спину, подсунув ему под голову свой рюкзачок. Иррационально, но мне показалось, что дуб на него плохо воздействует. "Скорую" вызвал уже после этого. Долго объяснял, что плохо человеку стало в парке, и в каком именно месте он находится. Записали мою фамилию (Бранин, кстати, Игорь, будем знакомы), номер телефона (неужели не высветился?) и номер паспорта (это еще зачем?), но вызов все-таки приняли и приехать обещали.

Чуть побеспокоил старичка, вытащив из рюкзачка учебник по сегодняшнему экзамену. На него и уселся. Экзамен сдан, а джинсы жалко. Сижу, жду врачей. Был бы у меня с собой хотя бы валидол, сунул бы ему в рот. Но никаких лекарств не ношу. Хотя, нет, вру. Пластырь в боковом кармашке должен лежать, но от него сейчас толку никакого. Даже воды у меня нет. Была маленькая бутылка, но я ее уже успел выпить и выкинуть.

Чужие карманы проверять не стал. С документами пускай врачи сами разбираются, если они у него с собой есть. Воровать у него ничего не собираюсь, а опись ценных вещей в одиночку не составляют.

Тут заметил, что старичок что-то в кулаке сжимает. Вроде, как его от дерева оттащил, мышцы у него немного расслабились, но ронять это не спешит. Из любопытства наклонился, повернул кисть руки к себе. Тут пальцы разжались, и это что-то мне прямо в ладонь выскользнуло.

Какой-то кругляш. Гладкий. По виду костяной, но кость непростая. Скорее, слоновая или моржовая. Или мамонтовая? Всякое может быть. Сунул себе в карман. Потом отдам, сейчас только потеряться может.

В общем, сидел и ждал, пока "скорая" подъедет. Ничего не делал. Не знаю, что в таких случаях полезным быть может, а что, наоборот, вред принесет. Искусственное дыхание? Так и без него дышит. И небольшой ветерок нас обоих обдувает.

"Скорая" приехала минут через сорок. Прямо на аллею заехала, ей можно. Помог старичка в машину загрузить и, неожиданно, для себя, поехал с ним вместе. Врач предложил, а я решил дело до конца довести. Успею вернуться. Если, вообще, захочу это сделать. Встреча с одногруппниками — мероприятие сугубо добровольное.

В машине старичку сделали укол, и довольно скоро он стал приходить в себя. Даже заговорил. Выразил удивление, что с ним такое приключилось. Особенно после того, как время узнал. Получается, он на полянке со вчерашнего вечера валялся. Жуть. Сразу стал кому-то названивать, успокаивать. В общем, ожил. Но до больницы все-таки доехал. Причем не районной, а какой-то явно привилегированной. Врачи у него в дороге уточнили, и шофер, ругнувшись, сменил направление движения.

Старичок академиком оказался. И документы у него с собой были, включая удостоверение и пропуск в спецполиклинику. Бумажник он тоже проверил, после чего меня благодарить за помощь начал и даже моей жизнью интересоваться.

А что? Полезным знакомство может оказаться. Похоже, у меня белая полоса пошла. Сессию хорошо сдал, теперь с академиком познакомился, получил визитку и дал обещание навестить. Не напрашивался, старичок сам настоял.

В больнице долго не задержался. Без меня народу хватило, а к академику какая-то родня примчалась. Жаль, симпатичных девочек среди приехавших не оказалось. Так что записали в больнице еще раз все мои координаты и отпустили с миром. Хорошо хоть подсказали, как к автобусной остановке выйти.

Вернулся я на ту же полянку часа через два. Ребят на ней не обнаружил. Странно. Обычно мы здесь дольше кучковались, прежде чем куда-нибудь еще отправиться. Или сегодня им место особо мрачным показалось?

Действительно, дуб вел себя как-то странно. Обеспокоенно, что ли? Ветерок совсем слабый, а он ветвями шевелит, листьями шумит, как будто живой. То есть он и есть живой, но все-таки дерево, а не сказочный энт из романа Толкиена.

Подошел к дубу:

— Ты чего разбушевался?

Странно, но он, вроде как, успокоился. Стало тихо, а с меня вся усталость слетела.

Не особо раздумывая, уселся прямо на корень, прислонившись к стволу. Тут вспомнил про костяной кругляш в кармане. Забыл его академику отдать, а тот тоже по этому поводу не беспокоился. Зато будет лишний повод для встречи.

Непроизвольно сжал кругляш в ладони и провел по нему большим пальцем.

И куда-то провалился. Не под землю, а как это бывает, когда "носом клюешь".

Дернулся, содрогаясь всеми внутренностями, и вдруг понял, что не могу пошевелиться. Тело, вроде, мое и не мое одновременно. Все-таки заснул? И что за чертовщина мне снится?

В недоумении, оказывается, был не только я. Кто-то рядом тоже завопил что-то возмущенное на совершенно незнакомом языке. Вокруг густой туман (или дым, но без запаха), и из этого тумана на меня вдруг какой-то уродец кинулся. Таких еще в мультиках иногда изображают. Ручки-ножки — веточки, тельце тоже кукольное, но с большим животом. Над всем этим лысая старческая голова с непропорционально раздувшейся верхней частью. Как воздушный шарик накачали. В тумане он не идет ко мне, а будто плывет. И контуры у него какие-то нечеткие.

Невольно глянул на себя. Вроде, все, как обычно. В смысле то, что увидеть можно. Руки-ноги на месте, живот — тоже. Все вполне четкое. Одежды, правда, нет. Старый дуб мне какой-то кошмар решил транслировать?

В подтверждении мысли о кошмаре, монстрик прыгнул и дальше полетел в мою сторону. При этом открыл рот, обнажив целый ряд острых зубов. А из вытянутых в мою сторону ручек, точнее, их пальцев, стали вырастать когти, как у Фредди Крюгера. Как есть кошмар.

Хорошо хоть ручки все теми же тоненькими веточками остались, и двигались как при замедленной съемке. Так что успел я одной рукой когтистую лапу перехватить и отвести в сторону, а кулаком другой со всего маха влупить монстрику по голове. Прямо в висок. Верхняя часть головы большая, по ней попасть проще. И о зубы не поцарапаешься. Пусть это и сон, но проверять их на наличие яда все равно не хочется.

Удар неожиданно вышел сильным. Зря боялся, что не получится. Знаете, как это в кошмарах бывает, бьешь кого-нибудь, а руки еле двигаются. А тут — все наоборот. Я двигаюсь нормально, а напавшее на меня чудище — медленно.

В результате, второго удара наносить не понадобилось. Голова у монстрика банально раскололась, и оттуда потоком хлынул черный туман, который как будто притянулся ко мне и всего меня облепил, все больше уплотняясь. А вот монстрик, наоборот, стал терять очертания, пока сам весь в туман не превратился.

Смотрел я на все это и офигивал. Ни хрена себе у меня выкрутасы подсознания, оказывается! А я себя насквозь рациональным человеком считал. Или все-таки дуб виноват?

Туман, тем временем, похоже, весь в меня впитался. Или не весь? Тот, который ко мне лип — точно. Но тут и раньше туманно было. Снова оглядел себя, насколько это было возможно. Похоже, теперь и мое тело утратило четкость. Спасибо хоть руки-ноги веточками не стали, и живот особо не торчит. А голова? Аккуратно ее пощупал. Раздулась, падла. Я что, сам таким же монстриком стал? Надеюсь, хотя бы не полностью. Все-таки размер у меня побольше, да и фигура не такая уродская. Голова вот только подкачала. И еще она болит. И кружится. И в сон меня клонит.

— Так это же хорошо! — Обрадовался я: — Засну здесь, проснусь в парке. Под дубом. А то этот сон меня уже утомил…

* * *

Глаза я, действительно открыл и, по ощущениям, проснулся. Только не в парке на траве под дубом, а на каменном полу под каменным же сводом. Вокруг продолжали клубиться остатки черного тумана, а пол подо мной слабо светился какими-то вычерченными на нем замысловатыми линиями. Сразу захотелось отползти куда-нибудь в сторону.

Именно "отползти". Тело меня, хотя и слушалось, но с трудом. Как будто не мое.

А ведь и вправду не мое! Рука так точно. Не было никогда у меня таких аристократических тонких пальцев. У меня была ладонь типа "лопата", ничего общего с нынешней. Не то, чтобы я был против, но я что, все еще спать продолжаю?

Нет, слишком все реалистично. И не меняется, как это обязательно происходит во сне. Я с трудом поднялся на ноги. Так кто я и куда я попал?

К моему изумлению, ответы сами собой стали появляться в голове. Какой-то местный маг древнего возраста (и не "какой-то", Ламашту его звали) создал себе новое тело и, прежде чем перейти в него (!) решил его проапгрейдить за счет мастеров из других миров. То есть поселить сначала в тело чужую душу, другую, дать им немного освоиться, а потом вселиться самому и их поглотить. Чужие души, в смысле. Маг считал, что в этом случае к нему перейдет часть знаний и умений съеденных. Как-то все это весьма неприятно звучит, но старика проблемы морали не беспокоили.

Первой подселенной душой стал какой-то великий воин, вторым должен был быть мой академик. То есть тот миленький дуб по совместительству являлся еще и алтарем бога не то смерти, не то — загробного мира. А я под ним сидеть любил! И мне же на самом деле под ним хорошо было…

По плану мага воин и академик должны были передраться, а потом появлялся он и легко добивал победителя. То, что они смогут договориться и выступить против мага вместе, тот считал невозможным. Во-первых, две души в одном теле ужиться не могут, а во-вторых, они из разных миров, и общего языка не знают.

Только академик моими усилиями задержался (точнее, вовсе соскочил), и магу пришлось разбираться с воином один на один. Справился, поглотил, но сильно ослабел, и когда вместо академика появился я, ничего серьезного противопоставить мне не смог.

Зря он, кстати, на меня кинулся. Точнее, повезло мне, что он так сделал. Вел бы себя мирно, я бы его не тронул, а там могла бы и возможность появиться ударить меня в спину. А так получается, теперь я его поглотил.

От одной мысли меня чуть не вывернуло. Но было нечем. Полученное мною тело раньше жизненную силу через магию получала, желудок девственно пуст. И кстати, недвусмысленно об этом напоминает. Но пока могу потерпеть.

Так что я получил в результате? Шикарное тело, способное стать лучшим бойцом и магом этого мира. Некоторое количество обрывочных знаний. Вот это уже печально. Все последние мысли колдуна ко мне автоматически перешли, а вот его знания по магии как-то не очень. Почему-то исключительно из детства. Детские воспоминания самые яркие? А дальше, как говорил герой Леонова: "Здесь помню, а вот здесь — забыл". Скверно. Даже я понимаю, что магия — штука серьезная, а серьезная магия, так и вовсе в килотоннах тротила измеряется. Если не в мегатоннах. Эксперименты нежелательны.

Зато получил кучу сведений о личной жизни этого Ламашту. Это, кстати, не имя, а фамилия. Точнее, род. А имя у него было Каштилиаш. Сразу и не выговоришь. Но так как в роде остался этот маг единственным, то сам себя он называл просто Ламашту. Любопытно. Возможно, поможет адаптироваться в этом мире, но я бы с удовольствием их обменял на дополнительные сведения о магии.

С навыками (умениями) та же картина. Маг в теле освоиться совсем не успел, так что вовсе ничего ему не передал. А вот воин немного поупражнялся, кое-какие удары и связки попробовал, но до закрепления было еще далеко. Ну, хотя бы собственным мечом ничего себе оттяпать не должен, уже хорошо.

Плюс немного знаний воина мне тоже перепало, даже не сами знания, а их отголоски. Маг его душу сожрать успел, а вот переварил (в смысле освоил полученные знания) только частично. Хорошо хоть перешли они ко мне почти полностью. Как я уже говорил, все последние воспоминания мага я получил в полном комплекте.

Так, а язык местный я хотя бы знаю? На столе лежали две небольшие книги. Что-то начальное по подготовке воинов эфира — местных супер милишников, а вторая — тоже азы, но уже "светлой" магии. Открыл верхнюю. Бляха-муха, иероглифы! Но я их понимаю и читаю вполне свободно. Отлегло. Вслух фразу прочитать, вроде, тоже свободно получается. Значит, я не только язык знаю, но еще и грамотный. Был в этом почти уверен, но когда убедился, почувствовал себя лучше.

Как я понимаю, вернуться назад у меня не получится? Алтарь — это такая штука, что души с удовольствием забирает, а назад не отдает. Ламашту смог такое переселение организовать только потому, что сам в родстве с богом смерти состоял. Для меня, атеиста, звучит дико, но, кажется, реальность вокруг меня серьезно поменялась.

Как ни странно, сказать, что меня очень расстроила невозможность возвращения, не могу. Даже некоторое облегчение испытал. Перед родителями неудобно, вроде как, бросил их. Но я и так учился в Москве, и возвращаться к родным пенатам не собирался. Даже на каникулы последние два года не приезжал, предпочитая заработать немного денег в столице, а не тратить их на дорогу. Конечно, когда мой труп найдут под деревом, им будет неприятно, но, надеюсь, переживут. У них еще двое пацанов младше меня осталось. И не сам я от них сбежал, так обстоятельства сложились. Если бы мог, вернулся. Хотя об упущенных возможностях потом наверняка бы жалел.

Ведь что меня ждало на Земле? Еще год учиться, параллельно зарабатывая себе на прокорм, потом — диплом (уже магистра), а потом уже трудоустройство на полный день. И снова переработки или поиск приработка, чтобы квартиру в ипотеку купить. В то, что мне богатая невеста встретится, я не верил. И не искал. Так что — только случайные связи с девочками из таких же общаг. В общем, на ноги удастся встать, в лучшем случае, годам к сорока.

А тут? Без понятия, но стартовые условия не самые плохие. Плюшек мне этот маг, сам того не желая, отсыпал прилично. Сила, скорость, магия. И тело даже на год моложе меня земного. Немного беспокоит, что, судя по воспоминаниям мага, отношение к выбранной расе (национальности) тут не слишком благоприятное. Но я-то сам себя связанных с какой-либо местной группой интересов не ощущаю. Как-нибудь встроюсь.

Мечтательное настроение с меня сдуло неожиданно затрещавшим сводом. Что такое?

Капец!

Всплыло воспоминание мага, что ему, после смены тела, давался час на проведение какого-то ритуала на перехват контроля за здешними охранными заклинаниями. И провести этот ритуал я уже не успеваю. Да и не знаю, как это сделать. Только смутные представления имею. Осталось у меня полчаса на то, чтобы ноги отсюда сделать, иначе блестящая карьера, о которой я успел размечтаться, оборвется в самом начале.

Только без паники! Потолок трещит, но до выхода не так уж далеко бежать. К сожалению — до запасного выхода. Маг специально свою лабораторию подальше от жилых помещений разместил, так что его библиотека, сокровищница и просто кладовая с вещами и продуктами для меня уже недоступны. Добежать, может, и успею, но что-нибудь набрать — уже нет. Рисковать точно не буду. Так что все ништяки придется искать только здесь, и есть у меня на все про все минут десять.

Метнулся к столу. Что тут есть полезного? Не густо. Две уже упомянутые книги, архаичный набор для письма с чернильницей и пресс-папье, несколько, скажем, карандашей и планшетка с прикрепленной к ней тощей пачкой бумаги. Перекидной календарь и, если правильно понял, настольные часы. Часы — это хорошо. Жаль, размер не слишком удобный. С большую книгу. Но могло быть и хуже. Надо брать.

На полках еще десяток книг, коробка цветных мелков, линейка и циркуль большого размера. Видимо, чертить тут принято только на полу…

А сумка? Просто в руках я много не унесу. Кинулся к шкафу. Внутри одиноко висит… халат, что ли? Материя на ощупь необычная, но, вроде, прочная. Буду из нее тюк вязать.

Что еще? Туплю. Меч и кинжал остались валяться на пентаграмме. Срочно прибрать и прикрепить ножны к поясу.

Рядом с пентаграммой мумия бывшего владельца лаборатории валяется. Противно, но карманы надо проверить.

Так нет карманов. И кошелька на поясе не имеется. Борясь с отвращением и чувствуя себя последним мародером, все-таки стащил с высохших пальцев целых полдюжины перстней и цепочку с шеи с подвешенными на ней двумя амулетами. На пяток секунд застыл, напрягая память. Да, амулеты. Один просто накопитель довольно большой емкости, другой как раз ключ от запасного выхода. Так что можно не переживать по поводу своей нечистоплотности, ключ, все равно, был нужен, так что без осмотра трупа обойтись бы не удалось.

Одежду с мумии снимать не стал. Это уже будет чересчур.

Кинулся увязывать все находки в тюк, заворачивая их в халат. Даже посуды никакой нет. Единственный стакан — из под перьев в письменном наборе. Еще есть две бутылочки с чернилами. Не самая удачная емкость, надо будет что-нибудь придумывать.

Жаль, денег нет совсем. Не держал маг их в лаборатории.

Секунду поколебавшись, поставил тюк на пол рядом с телом и срезал с одежды мумии пуговицы. Судя по виду и весу — серебряные. Не бог весть что, но, может, удастся вместо денег расплатиться.

Все. Бегом на выход!

Выбраться на свежий воздух я успел. Даже с запасом. Небольшая заминка у выходной двери успешно разрешилась, благодаря приобретенной памяти мага. Его детской памяти. Здесь, старый Ламашту, похоже, забыл, когда и пользовался этой дверью. А вот ребенком он был непоседливым и все ходы и выходы родового замка изучил в мельчайших подробностях. Так что разобраться, как открывается данная конкретная дверь, мне труда не составило. Приложил амулет в специальное гнездо, сдвинул два рычага на противоположной стене, и скальный монолит, которым закончился ход, бодро отъехал в сторону.

Я еще успел закрыть дверь снаружи и отбежать метров на триста. Последнее было не совсем, чтобы просто, так как снаружи оказались самые обычные горы, и ровные дороги почему-то забыли проложить. А я еще тюк здоровый на спине тащил, и меч рукой придерживать приходилось, чтобы под ногами не путался. Повезло, что время было светлое. День близился к концу, смеркалось, но видно все было еще нормально.

Бежал вниз по склону горы и успел добежать до распадка, когда земля под ногами ощутимо вздрогнула. Отбежал еще на десяток метров и обернулся. Склон горы за мной, как в замедленном кино, оседал куда-то под землю, а пыль и обломки камней также медленно взлетали вверх. При этом часть расколовшихся скал успешно перелетела через разлом и теперь катилась в мою сторону. Пришлось снова ускориться, теперь уже вверх по склону. Остановился еще метров через двести. Кажется, от этой напасти я успешно убежал.

Искать сзади что-нибудь полезное, я счел бессмысленным, поэтому двинулся дальше вперед. Пока совсем не стемнело, желательно было найти хотя бы воду. Тело меня слушалось уже вполне нормально. Честно говоря, с поспешным бегством я даже забыл, что с этим могут быть проблемы. Вот их и не было.

Интерлюдия 1. Небольшая суета в Академии Алезии

Архимаг Гидаш, декан факультета магии стихий Академии Алезии скучал над каталогом выставки артефактов, проведение которой Академии навязали в муниципалитете. Кому эта выставка нужна? При Академии и так постоянно действующий музей есть, где все желающие могут ознакомиться с работами магов разных эпох. Естественно, не с самыми ценными, "Жезл Тургу" или "Диадему Шипаки", например, никому без охраны, как минимум, трех архимагов не предъявят. Но для общекультурного развития экспозиция музея очень даже качественная. Так нет же, взбрело мэру по случаю своего переизбрания порадовать жителей "всенародным гулянием" и "культурной программой". Не жалко денег, пусть хоть весь город напоит до бесчувствия или потешные бои по площадям устроит. Академия-то тут причем? Нет, захотелось ему показать, что Алезия — "культурная столица мира". Так что только выставки, театральные представления, концерты. Которые никого смотреть не загонишь. Хорошо хоть фейерверк на вечер запланировал, а остальное народ сам доберет, ибо все принесет с собой. И выпивку, и закуску. Или одну выпивку.

За фейерверк отвечает декан факультета ментальной магии (иллюзии — это по их части), но там все понятно. Поручит студентам курсовые подготовить, потом их в небо и отправят. Воображение у молодежи богатое, такого нафантазируют, мама не горюй. Хоть каждый праздник фейерверк запускай, на предыдущий похож не будет. А с артефактами что делать? Где новые найти?

Тьфу! Вот они, гримасы демократии. Страной правит король, а мэра столицы выбирают его жители. Ну не глупость ли? Понятно, что мэр — двоюродный брат короля, и выбирают его из одного кандидата. Выборы, кстати, только летом будут, а праздник по случаю его победы уже готовить начали. Кому-то радость, а бедному архимагу одна головная боль.

Может, какую тематическую выставку организовать? Только на какую тему? Или пойти по пути менталистов? Послать старшекурсников куда-нибудь на практику, где трофеи добыть можно? Только куда? К океану? Там, если повезет, можно много чего интересного поймать. В том числе и такое, что само студентов съесть может. Так что без сильного сопровождения посылать нельзя. Но ведь могут и вовсе ничего не поймать. Для практики — сойдет, а вот для выставки — не годится.

Куда еще можно отправиться? В леса на границе с Каруном? Но там магических животных раз-два и обчелся, зато рейнджеры касситов чуть не под каждым кустом сидят. Нам только вооруженного конфликта с соседями не хватает.

Тяжелые думы декана прервала секретарь, довольно симпатичная для своего зрелого возраста и ранга магистра Хала. Архимаг привычно подумал, что не по чину магистру секретарствовать, но опять же привычно отбросил эту мысль. Взял ее когда-то молоденькой девчонкой, вчерашней студенткой, на эту должность, и вырастил за эти годы до серьезного ученого и своего помощника, фактически, заместителя. Большинство дел она успешно без шефа решала. Так что ничего менять Гидашу не хотелось.

— Непревзойденный (вежливое обращение к архимагу), в сводке зафиксированных в королевстве магических возмущений есть любопытный всплеск некромагии в горах Мрака. Очень сильный всплеск. Вчера поздно вечером случился, — Хала замолчала, предоставляя возможность декану додумать самому.

— Всплеск некромагии в горах Мрака? — Повторил Гидаш, оценивая про себя новость: — Шим, конечно, недалеко, но уркеши себя давно тише травы вели. Насколько сильный всплеск?

— Очень сильный. Десятку архимагов такое произвести не под силу. Разве что мощнейшие накопители рванули. Или природный катаклизм.

— Десяти архимагов Шиму не набрать. Значит — природное или древний схрон. Интересно. Там же сейчас по всей округе нежить подниматься должна. Гм, гм…

Хала ничего не сказала, но посмотрела на шефа выразительно.

— Да, ты права. Замечательное место для практики получается. Хотя небезопасное. Всей кафедрой туда поедем, у кого других архиважных дел не найдется. Отловим и привезем живых костяков на выставку. Чем не артефакты? И студентам полезно себя проверить в условиях близких к боевым, и горожанам не мешает напомнить, какой же пакостью некроманты занимались.

Конец интерлюдии, продолжение главы 1.

Воду я все-таки нашел. Небольшой родничок с показавшейся мне очень вкусной водой. Нашел уже перед самым рассветом, так всю ночь и шел. Тело мне очень выносливое досталось, усталости я совсем не чувствовал. А темнота? Маг в детстве той еще оторвой был. Заклинание "ночного зрения" уже в пятилетнем возрасте освоил. Заодно вместе с заклинанием почему-то вспомнилось, что магов пороть нельзя. Даже маленьких. И попа зачесалась.

С едой вопрос также решился, но не сразу и несколько неожиданно. До утра я так и просидел у ручья, спать не ложился. Вроде, силы еще есть, а проявлять беспечность не хочется. Судя по следам, на водопой самое разное зверье добирается. Не схарчат, так затопчут. Есть, правда, рядом несколько деревьев, но я на ветвях спать не умею. Вот и сижу сейчас под одним из них, поглядывая в сторону ручья. Если что-нибудь опасное попрет, залезу на дерево. А если что-нибудь мелкое но съедобное, у меня под рукой кучка камней собрана. Как показали проведенные эксперименты, кидаю я их теперь сильно и точно. Хорошо бы, конечно, магию использовать, но Ламашту в нежном возрасте ничего убойного не знал. А махать мечом — сначала надо бы потренироваться. Тут только на память тела рассчитывать можно, ту, что воин успел ему передать за краткий период своего пребывания в нем.

Забавно, но кое-какие теоретические знания по животноводству у меня появились. Старик-воин последние свои годы в боях не участвовал, а пас на свежем воздухе какой-то скот. Нечто среднее между овцой и коровой, на Земле таких животных нет. А так как его последние воспоминания перешли к магу, а потом и мне почти в полном объеме, то немного я в этих вопросах подкован. Возможно, даже смогу шкуру снять и выделать. Но исполнять роль матадора мне что-то не хочется.

Сижу, никого не трогаю, вдруг из под корней вылезает маленький белый скелетик. С виду совершенно целый. На чем только кости дердатся? Разве на клочке черного тумана, который этого монстрика окружает и пропитывает. Мышь? Скорее, крот. Я что-то похожее в Зоологическом музее МГУ видел. Зашел как-то из любопытства. Я, вообще, почти все музеи в Москве посетил за время учебы. В моем родном городке ничего подобного не было. Впрочем, все это было там. А здесь эта мелкая тварь мне сапог прокусить попыталась. Ничего себе, зомби-апокалипсис!

Скелетик я с ноги стряхнул и думал на него наступить, чтобы не хулиганил, но тут всплыли воспоминания от мага в детстве. В их замке и вокруг много всяких живых мертвецов использовали, которые на все живое броситься норовили. Так вот, чтобы они тебя не трогали, требовалось специальный бафф навесить. Вроде бы, "замирение нежити" заклинание называется. К счастью, не очень сложное. Пятилетний мальчик справлялся.

С грехом пополам навесил бафф на себя. Действует! Скелетик ко мне интерес сразу потерял, в сторону ручья двинулся. В занимательный мир я попал!

Наконец, к ручью подошла "добыча". От которой мне самому на дерево залезть захотелось. Что-то вроде семейства кабанов, только очень крупных и щетина больше иглы дикобраза напоминает. Камешком таких никак не пришибить, а с мечом я бы, максимум, мог рискнуть схлестнуться с самым мелким из них. С отцом семейства — без шансов.

С грустью смотрю на них со стороны. Есть очень хочется, но радуюсь уже тому, что я их сам не заинтересовал.

Вдруг, раздвигая траву, к ним поползла здоровенная змея. Точнее, скелет змеи слегка пропитанный черным туманом. Явно когда-то бывший составной частью удава или анаконды. Не думал, что здесь такие водятся. Местность — горная. Хотя тепло…

Кабаны сначала на это чудище не обратили внимания. Ну, ползет себе что-то рядом, и пускай себе ползет. Крупноваты они для ее пасти. Не заглотит.

Но змея думала иначе. Или у нежити инстинкты такие — на все живое кидаться. В общем, доползла она и обмоталась вокруг одной из свиноматок. Та иглы растопырила, но они свободно сквозь ребра скелета высунулись, не нанеся ему ни малейших повреждений. Попробовала покататься на траве, но кости оказались крепкими, ни малейших повреждений не получили. А змея еще этой дикобразо-свинье в загривок зубами вцепилась. Рвать ничего не пыталась, заглатывать — тоже. Но свинья на глазах слабеть начала. Ноги подгибаются, еле стоит.

Тут не выдержал кабан и кинулся на помощь. Долго до него что-то доходило. Подцепил клыками хребет змеи где-то поближе к голове и стал рвать. Не порвал, но он подруги своей оторвал. Или змея сама ее отпустила. В общем, как-то очень быстро она со свиноматки на кабана переползла и обмоталась уже вокруг него, несмотря на все его сопротивление.

Дальше картина повторилась. Кабан стал спотыкаться, ноги его держали все хуже и хуже, пока он совсем не свалился. И уже не ревел, а забулькал как-то жалобно. Тут все его семейство с места сорвалось и прочь побежало. Быстро. Все, кроме покуцаной свиноматки. Та тоже пыталась, но ноги плохо держали.

Так чего я жду?

Выхватил меч и кинулся к пострадавшему животному. Как колоть — забивать копытных, с которыми старик-воин дело имел, я теоретически знал. Еще тело запомнило кое-какие движения с мечом. В общем, рубанул я несчастное животное по горлу, а потом довольно долго смотрел, как оно истекает кровью и постепенно затихает. Получилось неловко, неприятно, но кушать-то хочется.

Подождал полчаса, пока змея с кабаном окончательно не расправилась. Страшно было чем-либо заниматься, когда рядом схватка таких титанов идет. В конце концов, кабан тоже затих, а потом постепенно стал съеживаться. Или высыхать? Сначала в мумию превратился, потом и вовсе прахом осыпался. Но не весь. Скелет остался. Тут змея с него сползла и двинулась куда-то дальше по своим делам. Внешне она никак не изменилась. Разве туман в ней и вокруг нее гуще стал, но полной уверенности нет. Надо же! Впрочем, об особенностях жизни нежити я ничего не знаю. Мага, пока он был мальчиком, этому не учили, а его более поздние знания и воспоминания ко мне перешли с большими лакунами и в виде полнейшей каши.

Главное, бафф действует, и можно разделкой свиноматки заняться.

Неожиданно для себя сумел подтащить тушу к дереву. Она же килограммов триста весит! Сильное же тело мне досталось.

Провозился очень долго. Одно дело знать как, и совсем другое дело — уметь. Память тела совершенно не помогала, и кинжал в качестве разделочного ножа не очень удобным оказался. Но — справился. Даже шкуру снял относительно аккуратно. Затем развел костер и занялся готовкой мяса. Было волнение, что не сумею огонь добыть, но маг в детстве тем еще скаутом был. Заклинание небольшого огня в его активе имелось. Еще не файербол, но дрова разжечь — достаточно.

Готовил самым примитивным образом — нанизал кусочки на прутик и крутил над костром. Мушкетеры, если я правильно помню Дюма, вроде не стеснялись мясо на свои шпаги нанизывать, но мне меч жалко. Еще закалку попорчу. Хотя из обрывков воспоминаний всплыло, что не должно с ним ничего случиться. Непростой меч, магии в такие вкладывается столько, что он, практически, неуничтожим, но все-таки… И не дело к мечу такое неуважение проявлять. Я его, наоборот, в ручье помыл и добытым из свиньи жиром натер. Решил, что хуже не будет.

Сначала у меня было волнение, что на запах крови могут хищники набежать, но потом решил, что у них теперь другие заботы. Ибо когда я уже ел свое мясо (без соли и хлеба, но все-таки еда) от лежавших в полусотни метров от меня кучки костей кабана какое-то шуршание раздалось. Глянул в их сторону, а вокруг них легкое марево черного тумана образовалось, и кости сами собой шевелиться начали. Пять минут — и вместо костей стоит идеально собранный скелет этого монстра. И даже не только скелет, шкуры нет, а вот многочисленные иглы торчат, хотя ни на чем, кроме упомянутого ранее тумана не держатся.

Новый монстр немного потоптался на месте, как бы оглядываясь. Ни мной, ни моей стряпней не заинтересовался и попер куда-то прочь через кусты напролом. В результате его ребра украсились, помимо игл еще и оборванными веточками. Дальше я не видел.

Получается, здесь все живое постепенно в немертвых обращается. Через поедание их жизненной силы другими немертвыми. С одной стороны, жалко животных, но, с другой стороны, угроза чьего-нибудь нападения для меня снизилась до нуля. Пока бафф действует. Надо подновить, кстати.

Интересно, а как дела обстоят с насекомыми? Вроде, комары меня уже давно перестали атаковать и, вообще, все куда-то подевались. Сейчас проверю. Вон, муха летит.

Резким движением поймал муху в кулак прямо на лету. Лишний раз восхитился собственной скоростью и реакцией. Муха оказалась пустой хитиновой скорлупкой. Что и ожидалось. Насекомые тоже немертвыми стали. Ну и мир…

Тут до меня дошло, что добытое мясо — единственная еда, на которую я могу в ближайшее время рассчитывать. И длительность этого "ближайшего времени" мне неизвестна. Пришлось коптильню на берегу ручья сооружать. Там, где небольшой обрыв был. Объединил собственные знания со знаниями воина-чабана и получил занятие на весь остаток дня и всю ночь. В результате спать лег уже ближе к концу дня. Почти трое суток на ногах провел. Устал, но не критично. Отличное тело.

Зато спал, ничего не опасаясь. Нарвал тонких веток и травы в качестве матраса, а укрылся шкурой, которую тоже за это время вчерне обработать успел. Выскоблил, вымочил, высушил, размял. Последнее делать приходилось очень аккуратно, чтобы на иглы не напороться.

Хорошо, эти дни без дождя обошлось.

На стихийно образовавшейся стоянке около ручья задержался на целую неделю. Построил примитивный шалаш, кое-как обустроил быт. Жаль, котелка нет. В стакане воду не накипятишь. Хотя, нет у меня ни чая, ни кофе. Ни соли, ни сахара. У меня, вообще, кроме закопченного мяса и жира от добытой свиньи ничего нет. И шкуры, из которой я несколько игл вырвал. Можно в качестве шила использовать, так что, отрезав ремешок, присобачил к ней завязки. Что-то вроде плаща получилось. Было желание попробовать лук сделать, но составной ваять — жуткая возня и не факт, что получится. Просто палку согнуть — это не оружие, а детская игрушка. Я камешки рукой сильнее кидаю. И точнее. К тому же тетивы у меня нет, а попытка сплести что-нибудь из очищенных и вымоченных кишок ни к чему хорошему не привела.

Еще в дело пошел мочевой пузырь. Вспомнил, что в начале развития спорта именно свиной мочевой пузырь использовался вместо камер в мячах, так как был довольно прочным и долго сохранял эластичность. Хранить в нем воду, оказалось, не очень здорово, запах она приобретает, скажем, не слишком приятный. Но в моем случае привередничать не приходится. Долго мне у этого ручейка сидеть не получится, а в дорогу с собой воду желательно нести не только в одном стаканчике. Прижмет жаждой, и не такую воду выпьешь.

Но все-таки основные свои надежды я возлагал на магию. Вот всю неделю и рылся в воспоминаниях мага, да книги изучал. Совсем непростое дело оказалось, так как книги по магии — сами магические артефакты. Иллюстрации в них отнюдь не плоские гравюры и даже не чертежи в трехмерной проекции. Заклинания — нечто многомерное, куда помимо объемного конструкта, напитываемого эфиром, входят и время, и настроение мага, и его воля, и даже его ощущение мира и самого заклинания. Такое, чтобы понять и повторить, надо не просто посмотреть, но и почувствовать. Не знаю, как это в книгах реализуется, но если сконцентрировать внимание на иллюстрации (где, как правило, некая абстрактная абракадабра нарисована) и направить на нее струю эфира, а самому при этом полностью отрешиться от мира, то что-то можно почувствовать. Это самое заклинание. Хорошо, что я хотя бы процесс себе представлял (иллюстрации в детских книгах для магов на тех же принципах работают, так что маленький Ламашту знал, как с ними обращаться), но и то день убил, пока что-то получаться стало.

Две книги, что я со стола прихватил, очень полезными оказались, а вот остальные пока только груза добавляют. Справочники это. По самым разным разделам некромантии. Но у меня базовых знаний нет, чтобы понять, о чем там речь идет. Разве что в справочнике по немертвым химерам картинки посмотреть любопытно было. Богатое все-таки у магов воображение. Такие чудища из костей, что и не угадаешь, какой исходный материал использовался.

Но, по большому счету, вызывали у меня эти некромантские достижения исключительно чувство брезгливости и отторжения. Вот не умиляют меня ходящие скелеты, костяные гончие и даже костяные драконы. Умом понимаю, что их боевая сила может быть очень значительной, но как-то это все противно природе. Не тянет меня некромантию изучать. Хотя изучать-то мне и нечего. По справочникам заклинания не построишь, а память пятилетнего Ламашту ничего серьезного не сохранила.

Вот книга по азам стихийной магии порадовала. Четыре направления — огонь, вода, воздух и земля. Все, как в классическом фэнтези. Есть еще ментальная магия, магия жизни, артефакторика, алхимия и ритуальная магия, но про них в книжке не было ничего, кроме упоминания об их существовании. Язык простой, как для начальной школы. Возможно, для нее книга и предназначалась. Самое то, что нужно для меня.

Пересказывать подробно учебник не вижу смысла. Главный вывод, который я сделал для себя (и которого в книге как раз и не было), что никаких принципиальных различий между направлениями магии нет. Заклинание — некоторый объемный конструкт, который маг формирует силой мысли (?), внедряет в определенную среду и напитывает эфиром. Идет в дело эфир не чистый природный, а лишь нужная его, скажем, фракция (по аналогии с нефтью). Для заклинаний школы земли — самый "тяжелый", для ментальной магии — самый "легкий". Эфир, естественно, не нефть и не спирт, по весу в ректификационной колонне его расслоить не удастся, но аналогия, думаю, понятна. Маги, естественно, никакой ректификационной колонной не пользуются, они это как-то интуитивно чувствуют и также интуитивно управляют процессом. Видимо, переключаться с одной фракции эфира на другую не так уж легко, отсюда и возникает специализация по школам, но мне, как начинающему, все было одинаково трудно. Или одинаково легко, не знаю. Больших затруднений я не испытывал, почувствовал все довольно быстро, а сравнить свои достижения с другими магами не мог, по причине их отсутствия.

Естественно, второй причиной разделения на школы является то, что сами заклинания (конструкты) разных школ очень различаются по форме. Это и понятно. Воздействовать на воздух и землю явно нужно по-разному. Но, думаю, что первопричина все-таки во фракции эфира. Конструкты заклинаний, конечно, довольно сложны, но не думаю, что в разных школах они так уж сильно различаются по сложности. В принципах построения — несомненно. Жаль, но в учебнике про эти принципы было сказано, но ничего не раскрыто.

Еще в самом конце книги была глава о том, что существуют заклинания, принадлежащие двум школам одновременно, и приводилось несколько примеров. Так заклинание, в котором смешивается струя воздуха и песок разбиралось, как удобное средство для чистки любых поверхностей. А смешение струи воды и того же песка — мощное средство резать все, что угодно. Про подобное я и на земле слышал. Вроде, именно так резали тоннели в горах, когда еще в начале двадцатого века железные дороги прокладывали. Может, и сейчас так делают. Не знаю, не специалист.

Третьим примером шло смешение огня и порошка минералов. Вроде, так кристаллы можно выращивать, в том числе и те, что на накопители годятся. Только там не песок требуется, а довольно сложная смесь.

Еще одно заклинание было неожиданным. То есть в фэнтези оно все время встречается, но я никогда не думал, что "ледяное копье" является смешением магии огня и воды. Ибо огонь и холод — одно направление магии. Теперь буду знать.

В книге специально указывалось, что составные заклинания приведены только для примера, и учить их не нужно. У кого обнаружатся к этому способности, в конце обучения этим займутся. Но я, понятное дело, именно эти заклинания и выучил первыми. А вот остальные заклинания из предыдущих частей курса — только частично. Ничего сложного в них нет, просто время требуется, а оставаться долго в своем лагере я не мог. Так что буду учить их дальше в дороге.

Но пока же выучил лишь то, что счел наиболее для меня полезным. "Воздушный" и "пылевой щиты", "толчок ветром", "негасимый огонь". Просто нагрев или охлаждение пространства или предмета. Выучил и несколько боевых заклинаний — "водяное лезвие", "файербол" (трам-та-та-там!) и "электрический разряд" (слишком слабый, чтобы назвать его молнией). Последнее заклинание относится, как оказалось, к школе воздуха. Удивился, но не счел принципиальным. Главное — выучил. И это все — за неделю. Память у меня теперь такая, что сам себе завидую.

Воспоминания малолетнего хулигана, каким был маг Ламашту в пятилетнем возрасте, обогатили мой репертуар еще несколькими заклинаниями. Во-первых, что-то медицинское. Используя привычную терминологию, назову "малым исцелением". Порезы и ссадины точно заживляет в момент. Попробовал. Еще было заклинание, которые можно назвать "зонтик". Или даже "палатка". Можно прицепить к себе в качестве баффа и стать защищенным от дождя и ветра. Еще было "дальновиденье", "острый слух" и, как я понимаю, "отвод глаз". С учетом выученного мною же с самого начала "ночного зрения" — довольно интересный набор. Можно сказать шпионский. Еще одно заклинание даже не знаю, как характеризовать. Некромантское, "горстка праха" называется. Позволяет любую органику превращать в прах. За раз не больше килограмма. Неорганику тоже, но только совсем небольшими объемами. Я с помощью этого заклинания все отходы от разделки туши через некоторое время уничтожил. Юный маг, наверное, тоже так следы своей деятельности уничтожал.

Было и одно совсем хулиганское заклинание. Даже не знаю, откуда он его узнал, как выучить умудрился. Составное из земли и воды, "грязь" называется. Воздействует на пятачок земли в пару квадратных метров площадью, превращая ее, действительно, в жуткую грязь. По щиколотку провалиться можно. А то и больше, если много эфира влить. Интересно, кому он такие "мины" подкладывал? Почему-то опять это не вспоминается, но фантомный зуд в попе опять же возникает.

В общем, набор специфический. Но, должен признать, небесполезный. И, кстати, еще больше укрепивший меня во мнении, что специализации у начинающих магов нет, они заклинания всех школ используют. Ламашту именно так и делал.

Занятие с заклинаниями занимали у меня основную часть времени, но и вторую книгу я тоже не обошел вниманием. Она была менее информативна и состояла, в основном, из картинок. Но вначале была теория. О том, как воину эфира свое тело и оружие эфиром напитать. Написано, вроде, простым языком, но у меня что-то только на третий день получаться стало. Странно. Вот заклинания напитывать у меня сразу же пошло, безо всяких проблем. А напитать тело эфиром и при этом скастовать заклинание, вообще, только концу пребывания в своем лагере удалось. В общем, работы непочатый край.

Зато с напиткой эфиром оружия сложностей не было. Как только с телом получилось, так сразу и с оружием дело пошло. В смысле с мечом, кинжалом и любезно предоставленной мне Ламашту броней. С обычным вооружением так не получится, его специально готовить надо, и умеют это делать только архимаги-артефакторы. Представляете, сколько оно стоит? Ясно, что дорого. Хорошо хоть, что его очень трудно сломать, так что копились такие мечи и броньки веками.

Кстати, напитанное эфиром тело само по свойствам мало от брони отличается. Прорезать кожу обычным ножом весьма затруднительно, а скорее, и вовсе невозможно. Воины эфира — те еще перцы. Простым бойцам против них ловить нечего. Разве что телами завалить так, чтобы пошевельнуться не могли. Может, еще из каких сверхмощных орудий расстрелять попробовать, но огнестрела здесь, как я понял, нет, а дозвуковой снаряд такого милишника, с ног, может, и собьет, а вот насквозь пробить — навряд ли.

Основная же часть книги была посвящена азам обращения с разными видами оружия. Стойки, блоки, удары. На каждое действие отводилась целая страница рисунков. По замыслу, это должно было быть чем-то вроде покадрового просмотра кинопленки, но получилось больше похоже на комикс. Особенно меня повеселили рисунки крепыша с пятиметровым копьем. Копье, при соблюдении масштаба, занимало слишком много места, в результате воин принимал красивые позы с обрубком палки, а наконечник копья был изображен отдельно. Как будто большая часть копья стала невидимой. И находился этот наконечник, как правило, через две-три фигуры того же воина уже в других позах.

Орудий убийства было много. Тут и мечи самых различных видов, и копья, и секиры, и дробящее оружие, и ножи с кинжалами. Так что на меч (шпагу?) похожий на мой, пришлось всего три серии рисунков: два удара (колющий и рубящий) и один блок. Явно недостаточно. Да и сами движения показались скорее картинными, чем боевыми.

Зато комплекс, который продемонстрировал воин, находясь в этом теле до меня, удалось восстановить почти полностью. Назывался он поэтично — "капля ртути" и был нацелен на бой в ограниченном помещении. Стал отрабатывать и закреплять. В конце концов, в него входят самые разнообразные удары мечом из самых разных стоек и положений, и для этих ударов используются разные части меча. Вплоть до ударов гардой и навершием. Так что может пригодиться, как в комплексе, так и отдельные движения сами по себе.

Само же название должно олицетворять исключительную подвижность бойца, который ни на долю секунды не стоит на месте, а дрожит и перекатывается, как капля ртути. Стиль нацелен не на блокировку ударов, а пропускание их мимо себя, пусть и в опасной близости от тела. Честно, говоря, я предпочел бы что-нибудь менее экстравагантное, но выбирать не приходится.

Зато выполнение элементов комплекса целиком или отдельных его связок при напитанном эфиром теле и оружии — это нечто. Со стороны, наверное, совсем ничего не видно, но я ощущаю, как дико уплотняется воздух при движении. А сила удара? На пробу дерево поперек перерубил. Мечу — хоть бы хны, да и я особого сопротивления не заметил. Дерево, конечно, не в три обхвата, но сантиметров тридцать в диаметре имело. Жалко, растение загубил. В горах больших деревьев совсем немного.

Дни у меня были насыщенные. Спал мало (но высыпался) и с утра до вечера зубрил заклинания, а в качестве отдыха для головы махал мечом. Изредка прерывался на еду. И так часов по восемнадцать подряд. Семь дней.

Я бы и дольше в таком режиме задержался, но банально стала кончаться еда. Не испортилась (я мясо закоптил и заморозил, когда заклинание освоил), я его просто съел. Осталось, максимум на пару дней, и я решил, хватит. Новой добычи тут не появится, пора перебираться в более живые места. А лучше всего — к людям выйти.

К сожалению, из памяти некроманта карту местности восстановить не удалось, а во времена его детства мир был совсем другой. Была громадная империя Уркеши (живший в ней народ назывался так же), В империи заправляли некроманты, и в ней находился родовой замок Ламашту — Киэнги. Теперь от империи осталось только княжество Шим — несколько долин в горах Мрака. В принципе, не очень далеко отсюда, убежище Ламашту как раз в этих горах находилось, но не знаю, с какой именно стороны.

Некромантов и империю в свое время победили, если я правильно вспомнил, армии народа халдонов. Но единой империи не образовали, а разделились на несколько королевств. Кажется, где-то недалеко от гор Мрака находятся королевства Алезия и Бибрат. Это уже из позднейших мыслей Ламашту. Он все не мог решить, которое из них станет уничтожать первым.

Из памяти ребенка еще знаю, что где-то в степях кочевали (и, видимо, кочуют до сих пор) орды народа артаки, а за дремучими лесами жил другой народ — касситы. Но, все это неточно…

В результате, направление движения выбрал, исходя из рельефа местности. Забрался на локальную вершину, посмотрел по сторонам. На западе горы становились выше, а на юго-востоке снижались. Возможно, и вовсе на нет сходили. Вот я в том направлении и двинулся. Естественно, собрав все имевшееся у меня ценное имущество.

Глава 2. А вот и люди…

Имущества, кстати, прибавилось. Помимо шкуры, я еще кое-какую посуду себе изготовил. Примитив, конечно, но пару тарелок (или мисок) из дерева вырезал, а также деревянную же кружку, ложку и костяную вилку. На самом деле это меня почти не затруднило. Напитанный эфиром кинжал резал дерево и кость, как пластилин.

Еще из травы подобие сумки-авоськи для свиного пузыря сплел, чтобы нести удобнее было. И чтобы меньше растягивался при транспортировке. Была у меня еще мысль сплести корзину-ранец из тонких веточек, но я бы с такой работой месяц провозился, вместо занятий магией. И не факт, что сумел бы сделать, все-таки нужными навыками не обладаю. Так что снова пришлось все в тюк увязывать.

Тюк для моих нынешних сил вполне подъемный, но идти с ним страшно неудобно. Это ведь даже не рюкзак, приходится постоянно горбиться и рукой придерживать. Местность же, скажем мягко, пересеченная, Горы на Кавказские не тянут, но с Крымскими вполне потягаться могут. И тропы для туристов почему-то не проложены. Так что удовольствия от прогулки я не получал.

Никаких животных мне на пути ожидаемо не попадалось, немертвых — тоже. Видимо, все в окрестностях пожрали (обратили) и дальше пошли. Возникло беспокойство, а выберусь ли я к обжитым человеком местам вообще. Ведь с каждой выпитой немертвыми жизнью, в их орде прибывает на одного бойца. Как бы они так весь мир не уничтожили. Безрадостная перспектива. Меня они не трогают, но радости мало. Даже если стану веганом и научусь как-нибудь добывать себе пропитание, общество ходячих костяков немного не то, о котором я мечтал.

Однако к вечеру появилась надежда, что катастрофа все-таки не носит глобальный характер. Живые скелеты стали попадаться все чаще, а потом местность стала ими буквально кишеть. И эти немертвые уже никуда не спешили, а как-то бестолково перемещались внутри каких-то границ. Иногда, вроде, сунутся куда-то дальше, но довольно быстро возвращаются. Немертвые насекомые осуществляли те же маневры, как и немертвые птицы, которых я впервые именно здесь и увидел. Не особо аппетитное зрелище. Скелеты, покрытые перьями, и еще летают. В качестве домашнего пета я бы себе такого не взял. А вот какого-то то ли осла, то ли пони оприходовал. Сам бы не додумался, но воспоминания мальчика-мага неожиданно ярко проявились. Был у него такой ездовой скелет. И очень ему нравился. Причем управление оказалось совершенно несложным. Если на тебе уже бафф "замирения нежити" висит, достаточно на немертвого другой бафф навесить — "подчинения", который мальчик, естественно, знал. После чего скелет будет твои мысленные команды выполнять, надо только их четко формулировать. По интеллекту немертвый осел ближе все-таки не к животному, которым он когда-то был, а велосипеду. Сам препятствия обходить не станет.

Садиться верхом на голые кости я не рискнул (у маленького Ламашту специальное седло было), а вот свой тюк на хребет переложил с удовольствием и тщательно закрепил. Приказал следовать за мной, и идти сразу стало много легче. В какой-то момент мой носильщик немного заколебался, видимо до незримой границы дошел, но я ему некротического эфира качнул (того же, которым бафф запитывал), и дальше он шагал уже спокойно.

А по поводу этой границы у меня следующая гипотеза возникла. Видимо, при взрыве жилища некроманта высвободилось много эфира соответствующей направленности, образовав в его окрестностях повышенный фон. Вот там и произошла вся эта замена живых на немертвых. Но чем дальше от эпицентра, тем фон делается слабее, новая нежить там уже не может подниматься, а старая — существовать без дополнительной подкормки. Она, конечно, может выйти за пределы пятна с повышенным фоном некроэфира, но если не найдет там никого, из кого можно было бы высосать жизненную силу, ей придется срочно возвращаться назад или самой постепенно лишиться сил и своей нежизни.

В результате вокруг пятна образовалась полоса, где все живое либо погибло, либо оттуда убежало, а неживое, в свою очередь, тоже там не задерживается. И за пределами этой полосы уже должна начинаться нормальная жизнь.

Наверняка нашлись удачливые немертвые монстры, которые смогли далеко уйти от пятна, возможно, даже в густонаселенные места. Бед они там способны натворить много, но все-таки это — единичные экземпляры нежити, и местные жители должны с ними справиться.

Подобные рассуждения меня немного успокоили. Не хочу я оказаться в мире зомби-апокалипсиса, даже если эти зомби меня не трогают. И хотя я не чувствую себя виновным в гибели старого некроманта и последовавшим из-за этого взрыве (сам на меня напал), но оказаться даже невольной причиной гибели мира мне бы не хотелось. А так, вроде, все даже удачно сложилось. Все эти немертвые монстры мне неплохую защиту обеспечили и дали неделю спокойных тренировок. Даже багаж мой такой же скелетик тащит. Но к людям надо выходить. Копченое мясо без гарнира мне изрядно надоело, а завтра закончится и оно.

Интерлюдия 2. Небольшая суета в королевском дворце Каруна

Принц Эллиль нервно мерил шагами малый королевский кабинет во дворце, который он уже привык считать своим. У стены, отслеживая его перемещения глазами, стояло несколько придворных разного возраста. Стояли рядом с креслами, на которых раньше сидели, но раз принц на ногах, остальным тоже пришлось подняться. Такое подчеркнутое чинопочитание вовсе не говорило о самодурстве особы королевской крови и не раздражало подчиненных. Просто этике, впитанный дворянами этого мира с молоком матери. Если король встал, то встают и все остальные, а принц в настоящее время исполнял обязанности регента. В комнате же собрались самые верные его соратники.

Одеты все присутствующие были в стиле, несколько напоминающем позднее средневековье или раннее возрождение — короткие штаны до колен (дальше — чулки и башмаки с пряжками) и плотно облегающий тело короткий же дублет. При этом все было выполнено с уклоном в "милитари" — вся одежда содержала плотные кожаные или металлические вставки, иногда в форме кольчужного полотна. Башмаки тоже были из плотной кожи безо всяких излишеств, вроде популярных в похожие времена на Земле длинных носов, подвязывающихся к колену. Нет, таким башмаком при желании можно было смело пнуть что-нибудь твердое, не боясь повредить ногу. Для завершения облика, у каждого за поясом торчало по кинжалу весьма внушительного размера, а у двоих были еще и мечи. Оружие было парадным, ножны инкрустированы благородными металлами, навершия рукоятей украшены драгоценными камнями или эмалью. На одежде никакого золотого шитья не было, зато поверх нее почти все нацепили золотые цепи. На пальцах тоже было довольно много перстней с крупными камнями, некоторые в виде печаток.

— Господа, обратите внимание, — изрек, наконец, регент после пяти минут метаний по кабинету: — я не кричу "все пропало!" или "что же нам теперь делать?", я просто спрашиваю, почему я узнаю об этом только сейчас?!

Основания для беспокойства, надо признать, у принца Эллиля были. Регентом он стал полгода назад, когда его старший брат и король Каруна — Мели, сначала погубил армию в результате неудачного похода на Шим, а потом и вовсе был вынужден "задержаться в гостях" у короля Бирбата, через чью территорию он попытался тайно пробраться домой.

Короля Бирбата Хабре можно понять. Во-первых, для любого монарха оскорбительно, когда соседи начинают шастать по его территории, не спрашивая разрешения. Во-вторых, грех не воспользоваться ситуацией и не стрясти с незадачливого вояки какие-нибудь преференции. В результате специальный налог, который Мели ввел для подготовки к войне, был сохранен, но теперь уже с целью сбора средств на выкуп его самого.

Народ ворчал, но деньги собирались и шли в казну Бирбата. Только вот платил эти деньги регент не за то, чтобы брата скорее выпустили, а наоборот, чтобы подольше держали в заточении. И вот теперь Мели умудрился сбежать сам. Можно было бы посетовать на провидение, но в том то и дело, что все злоключения короля Каруна произошли отнюдь не случайно, а стали плодом хорошо продуманного и организованного заговора Эллиля и его советников. Прежде всего, Шаштала, для которого в недавно сформированном принцем правительстве королевства касситов была специально придумана новая должность — "королевский управляющий", чьи функции были аналогичны канцлерским. Старый канцлер Суриаш, занимавший эту должность еще при отце нынешних властителей, вроде как, остался на месте, но влияния полностью лишился.

Мели и Эллиль были погодками, но мало походили друг на друга. Король был, как он сам любил говорить, "благородным рыцарем". То есть его интересовали исключительно воинские схватки, пиры и дамы (именно в такой последовательности), а еще охота. При этом был он атлетом и красавцем-брюнетом с горящим взором и отменным здоровьем, так что перечисленные занятия давались ему легко.

Эллиль же был невысок, щупл и сутул, а его глаза и волосы были какого-то блеклого неопределенного цвета. В активных развлечениях брата он никогда не принимал участия, а интересовался "политикой", а скорее, интригами. Впрочем, вкусно поесть (именно поесть, алкоголя принц почти не употреблял) и развлечься в постели с женщиной он тоже любил, но никогда не в ущерб "политике". К тому же с едой и женщинами у него как-то обходилось без взаимности. Шумные застолья раздражали, а ухаживать за дамами не умел, так что обходился услугами тех, кто не мог ему отказать. Ну и вел себя соответственно, стремясь получить удовольствие сам, а не доставить его. Кстати, с получением должности регента, круг доступных ему женщин резко расширился, что стало для принца приятным бонусом к росту возможности влиять на политику королевства. С вкусной едой и раньше проблем не было. А вот изжога от переедания была часто.

Короля обожала дворянская молодежь, но и в народе он тоже был достаточно популярен. Символ веселого монарха многим нравился, тем более что Мели был, не то, чтобы доступен, но довольно часто выезжал за стены дворца, не прячась за спины охранников и охотно обмениваясь приветствиями и шутками с горожанами. К тому же вполне мог бросить в толпу глазеющего на него народа горсть серебра, а то и золота. Не так уж часто, так как денег ему никогда не хватало, но достаточно, чтобы прослыть щедрым и добрым.

Несмотря на довольно крутой нрав, в дела управления государством король почти не вмешивался, они его мало интересовали. Оставил у власти всех министров и советников отца, только казначея заменил на его заместителя, за то, что посмел попытаться ограничить короля в расходах.

В отличие от брата, Эллиль похвастаться народной любовью не мог. Невзрачный, непубличный, и никаких особых талантов за ним тоже не наблюдалось. Но в силу происхождения он просто не мог не стать центром оппозиции. Тем более, что никакой симпатии к старшему брату он не испытывал, а наоборот, сильно ему завидовал. Впрочем, внешне он своих чувств никогда не проявлял и всегда скромно поддакивал королю.

Подкинуть королю идею завоевательного похода в Шим оказалось несложно. Достаточно было намекнуть брату, что младшему принцу тоже нужна слава, а наличие на карте этого мира анклава проклятых некромантов — недосмотр великих предков, чьи благородные деяния давно пора завершить. И окончательно освободить мир от скверны. К "благородным предкам" и "великим деяниям" король всегда дышал неровно, так что идею немедленно поддержал, а армию решил возглавить самолично.

Старые министры поворчали, но не воспрепятствовали. Во многих дворянских семьях подросли вторые-третьи сыновья, чьи шансы получить собственные имения на родине равнялись нулю. А Шим серьезным противником не представлялся, времена величия империи некромантов давно прошли, от нее сохранилось лишь небольшое княжество на нескольких горных долинах, до которых было сложнее дойти, чем их завоевать. К тому же ближайшим соседям и вечным соперниками — королевствам Алезии и Бибрату, в случае успешного похода, нечего было против него возразить, некромантия в них также повсеместно осуждалась. Максимум, что они могли потребовать, это поделиться с ними землями, но это уже вопрос дипломатии.

Основной проблемой "священного похода" было то, что хотя общая граница с княжеством Шим у королевства была, проходу по ней, фактически, не было, так как проходила она по горному хребту. И именно со стороны Каруна был этот хребет особенно крут и неприветлив. Так что армии предстояло, во-первых, действовать в отрыве от тылов, а во-вторых, добираться до цели через чужую территорию. Либо через королевство Бибрат, с которым сразу же было решено не связываться в силу текущего политического расклада, либо через степи Бэрна. Договориться с кочевниками о проходе армии было еще менее реально, но атраки (кочевники) никогда не распределялись равномерно по всей своей территории, а достаточно компактно сезонно перемещались по ней всей ордой. Так что, если выбрать подходящее время, пересечь опасный участок можно было, никого не встретив. Главное, чтобы скотоводы про поход не прознали. Но атраки — народ простой, созданием агентуры никогда не озабочивались, а караваны в их направлении можно и придержать. Тем более, что идут они, в основном, тогда, когда орда поближе к границе перекочевывает.

Оставался вопрос возвращения армии домой. Но тут торопиться было некуда. Большинство дворян надеялись там и осесть, получив именья, да и оккупационные силы на месте необходимы, пока все не устаканится. К тому же в кратчайшие сроки (год-два) планировалось проложить дороги через перевалы прямо в Карун, для чего к армии было прикомандировано немало магов земли.

Король, правда, в длительной "командировке" оказывался. Но вместо него брат регентом оставался вместе со старыми министрами, а в случае чего, небольшой отряд мог и через горы перебраться.

В общем, все было продумано. Всеми. И армия подготовлена, и тайные гонцы от Шаштала (от имени Эллиля) к хану атраков съездили. С точными данными о сроках и маршруте похода. Так что кочевники без шума и суеты свой маршрут тоже поменяли и устроили Мели горячую встречу.

О бегстве короля через Бирбат также удалось успешно донести и, как результат, Эллиль и его сторонники уже полгода наслаждались властью в Каруне, понемногу рассаживая верных людей на ключевые посты и готовя народ к мысли, что законный король скоро не вернется. А, может, и никогда не вернется.

И тут он из заточения сам сбежал. Нарушив все планы и договоренности. Возмутительно!

— Ваше величество… — начал отвечать слегка полноватый господин средних лет с незапоминающимися чертами лица, единственной характерной приметой была массивная золотая цепь через плечо.

— Высочество, Шаштал, только высочество. И это "только" рискует остаться вечным. Так что вы хотели сказать?

— Простите великодушно, но страна под вашим управлением только-только стала оправляться от последствий легкомыслия вашего брата. Ваша работоспособность и преданность народу восхищает всех, кто имеет счастье работать вместе с вами. — На этих словах принц благосклонно улыбнулся и как бы из скромности покачал головой.

— Не жалея собственного здоровья вы работаете круглые сутки, но все было столь запущено, что любое промедление может принести неисчислимые беды. Мы просто не рискнули отвлекать вас по несущественному поводу, который должен был с минуты на минуту разрешиться сам. Ведь Бибрат вовсе не собирался нарушать договоренности, все произошедшее — глупейшее недоразумение, не имеющее шансов на развитие.

— Вы верите Бибрату? Король Хабре собственных детей готов продать, если ему это будет выгодно. Так что же там все-таки произошло?

— Согласно договоренности, Мели приняли в качестве "гостя" в одном из замков на границе с Шимом. Очень хорошо укрепленным и расположенном на неприступной скале. В малозаселенной, почти дикой местности недалеко от гор Мрака. Фактически, предгорьях. Одного. Спутников у него и так почти не было, когда с поля боя бежал, но и тех всех в столице придержали, а потом и вовсе домой отпустили за малый выкуп, который вы за них внесли. Ну, вы помните.

Регент кивнул, но нетерпеливо бросил:

— Это я все знаю. Не тяните!

— Владелец замка, достойный (дворянский титул) Тургу — абсолютно преданный королю Хабре, недавно женился на молодой соседке. Точнее, молодой и небогатый сосед удачно свою сестру замуж пристроил. Пребывание Мели в замке Тургу не афишировалось, но жена об этом, естественно знала, а от нее и ее брат Сахи. Вот эта пара авантюристов и организовала побег. Опоили стражу и с малым отрядом ибо на большой у этого Сахи денег не было. У него и замка-то своего нет, одно название, что дворянин. Но, видимо, надеется в нашем королевстве магнатом стать.

— А сестра? Или она от мужа сбежать мечтала?

— Сестра — Миризир, по полученным донесениям, в Мели влюбилась и не меньше, чем в королевы метит.

— Думаю, Шана ей волосы пообрывает. Вместе с головой. То, что Мели ей изменяет, она терпит, сама небезгрешна, но претендентку на свое место окоротит, точнее, укоротит, — регент хихикну: — И родня ей в этом активно поможет. Да и не станет братец с ними ссориться.

И после паузы добавил:

— Это все забавно, конечно. Но мне не смешно. Почему их еще не поймали? Или погони не было?

— В погоню обиженный муж со всей своей дружиной кинулся. Миризир у него не только "гостя", но и значительную часть казны увела. Так что, когда беглецов догонят, не думаю, что кого-нибудь в живых оставят. Нравы в пограничье простые. Вот я и не спешил вам докладывать, ждал, когда проблема разрешиться. Необратимо.

— Почему не догнали?

— Так ведь этот Сахи тоже местный, предгорья прекрасно знает. Так что затаиться где-нибудь они могли. Только выбираться им некуда. Либо назад к Тургу, либо к некромантам. А о том, что Мели их завоевывать шел, князя Агума проинформировали. Нашлись добрые люди.

Принц немного вымученно улыбнулся:

— Да, Шаштал, добрые люди у вас пока всегда откуда-то появлялись. Но надо бы, чтобы они и в Шиме, и в Бибрате нашлись. И в Алезии тоже, на всякий случай. Очень нежелательно, чтобы он до нашего королевства добрался. Здесь его, боюсь, лучше будет не трогать, чтобы на нас не подумали. Разве отравить по-тихому и на любовницу списать. Но отряд верных людей тоже надо иметь в готовности. На всякий случай.

— Все так и делается, ваше величество.

Конец интерлюдии, продолжение главы 2.

Полосу, свободную от живности и "неживности" преодолел за половину дня. Точнее, ночи, так как на ночь я решил не останавливаться. Здоровье нового тела и начатки магии в лице "малого исцеления" позволяли мне несколько суток обходиться без сна. К тому же мне очень хотелось побыстрее добраться до обжитых мест. Тут и проблемы с едой поджимали, и собственная безопасность во время ночевок начала смущать. Это скелетики меня не трогают, а вот обычные хищники вызывают серьезные опасения. И, вообще, я нормальный городской житель. Хочу в цивилизацию!

К деревне вышел к середине дня. Не сам, меня мой вьючный скелет вывел. Я и "дальновиденье" использовал, и просто принюхивался, надеясь дым учуять — все без толку. Такие вот здесь немертвые получаются. Чтобы препятствия обходить, они слишком тупы, а как скопление жизни почувствовал, так очень оживился и сразу стал в ту сторону поворачивать. Благодаря баффу "подчинения" мог его туда не пустить, но наши интересы совпали. Так к людям и вышли.

Оказалось, нас там ждали. Никаких дозорных я не заметил. Скелетик, правда, раз каким-то деревом заинтересовался, но несильно, возможно там кто-то в кроне прятался. Но, так или иначе, мой первый контакт с местным населением начался с того, что мой "воздушный щит", который я догадался нацепить, проверило на прочность с полдюжины стрел. К счастью, безуспешно. Заклинание простое, но эфира я на него не пожалел.

Проклятье! Хоть бы слово сказали сначала. И невидно никого. Стеры летят, а стрелков заметить не могу.

Так что запустил я в направлении этих Робин Гудов "воздух с песком". Эфира опять-таки влил, сколько смог.

Заклинание не боевое, а чистящее. Но, как оказалось, эффективное. Почистило передо мной все основательно. На деревьях листьев не осталось, а кое-где и коры. И сразу люди проявились. Полуголые. Так как от одежды их тоже немножко почистило. Стрелки, как оказалось, на ветках сидели. Вот на них одежды, практически, не осталось. Но за кустами еще человек десять нашлось. Эти щитами прикрылись, так что больше чего на себе сохранили. Но боевой запал, к счастью, растеряли и на меня не кинулись. Наоборот, пятиться стали.

Что про них сказать? Обычные мужики. Еще не старые. Довольно волосатые и бородатые. Не слишком высокого роста, я, по крайней мере, их всех чуть не на голову выше буду. А вот про моду здешнюю ничего сказать не могу. Слишком мало чего на них одежды, и вся негодная. Оборванцы какие-то. А нефиг стрелами в меня тыкать было!

Тут из-за спин этих ополченцев вылез дядька постарше остальных. Одежды на нем сохранилось больше, чем на прочих воителях, так что можно было понять, что были на нем сапоги, холщевые штаны и рубаха с вышивкой, а также кожаный жилет. Рукава на рубахе, правда, зияли свежими дырами и бахромой, в том числе на локтях. Но еще больше пострадала его длинная борода. В прошлом, подозреваю, роскошная, а сейчас превратившаяся в крысиный хвостик и клочья пакли по щекам. Эту бороду дядька нервно перебирал пальцами и зыркал на меня крайне недобро. Мне он совсем не понравился, а вот моему скелетику, напротив, очень приглянулся. Пришлось его сдерживать.

— Уходи, проклятый некромансер! — Буквально закаркал мужик: — Нечего тебе в нашей деревне делать!

— Почему это нечего? — Удивился я: — Шел я к вам вполне мирно, хотел продуктов да кое-каких вещей прикупить. Но раз у вас не деревня, а разбойничий вертеп, теперь другое дело появилось. Коняшку своего накормить. А то оголодал он в горах, там кроме нежити ничего не осталось.

Мужик стиснул свою бороденку так, что костяшки пальцев побелели. Я даже испугался, что сейчас все остатки сам выдерет.

— Не пропустим мы тебя! Не дадим над семьями надругаться!

— И как вы это собираетесь сделать? Непускатели?! — Я усмехнулся погаже и соорудил над ладонью файербол размером с баскетбольный мяч: — Но раз уж вы тут такие примерные семьянины… Но наказать вас за нападение на меня все-таки надо… Так что же с вас взять-то?…

Я специально говорил с паузами, плотоядно посматривая на ежащихся под моим взглядом селян. Тоже мне, воины! Хотя, не буду на них наговаривать. Не профессионалы, это понятно. Но если бы на мне щитов не было, нашпиговали бы меня стрелами за милую душу. Вон те голые на деревьях совсем неплохие охотники. Наверное.

В общем, попугал я их еще некоторое время. Пятятся, но не разбегаются. Нападать на меня, правда, тоже больше не пытались. В результате стребовал я с них все, что хотел, продуктами и вещами бесплатно. Особо не наглел. А то, запросишь много, а вся деревня по лесам попрячется. Отловить-то я хотя бы часть из них смогу, но у меня же цель не жизни их лишить, а самому в дальнейшем пути больше комфорта иметь. Хотя реакция аборигенов наводит на грустные мысли. Остается только надеяться, что не все тут такие ксенофобы. Ведь войны с уркеши (народом некромантов) сейчас нет, я это точно выяснил.

Так что забрал пару мешков в качестве тары, большой кусок холста на палатку или, скорее тент, ведь хорошей погоды мне никто не гарантирует. Еще пару одеял и котелок. Будет хотя бы в чем готовить еду. А из продуктов — вяленого мяса, крупы килограмма три, каравай хлеба (не думал, что так по нему соскучусь!) и сверток лепешек, соли и разновидность местного лука. Ни чая, ни кофе у них не было. Зато был самогон, взял керамическую флягу.

И даже четыре серебряные монеты с них стряс. По воспоминаниям мальчика-мага — сущая мелочь, типа на мороженное, но местные клялись, что больше во всей деревне нет. Врали, наверное, но так истово, что решил не давить. Надеюсь, на обед и ночевку в гостинице хватит, а там — разберусь.

Поехал дальше провожаемый ненавидящими взглядами и проклятьями под нос. Не очень удачно моя первая встреча с местными жителями прошла. Хотя, если бы ко мне домой кто-нибудь в сопровождении скелета ломиться стал, я бы тоже не обрадовался. Но без носильщика мне все свое добро не утащить. Можно было с деревенских лошадь потребовать на замену, но решил, что они этого не переживут. Одно дело лепешек врагу дать, и совсем другое — кормильца. Придется пока скелетиком обходиться.

Еще одним положительным результатом нашей встречи стало то, что через некоторое время я вышел на дорогу. Все-таки деревенские не совсем в отрыве от внешнего мира живут. Дорогу скверную, неухоженную, но идти все-таки стало легче. И, главное, появилась уверенность, что иду в правильном направлении.

Ага! Прямо на копья какого-нибудь местного гарнизона, где меня если не убить, то задержать и ограбить постараются.

Но я по жизни оптимист. Не верю в такой расклад. Раз войны между Шимом и Бибратом (кажется, я в это королевство попал) нет, не должны местные власти на каждого путника из соседней страны с оружием кидаться. Косо смотреть, это — пожалуйста. Но я косые взгляды как-нибудь переживу.

Следующая моя встреча с людьми произошла только (или уже?) через три дня. К тому времени я успел выбраться с проселка на более серьезную магистраль. Нет, качество дорожного полотна лучше не стало, наоборот, колдобин и продавленных следов от тележных колес стало больше. Но всякие растения на дороге уже не росли, и вид у нее стал явно более обжитой.

Вот на этой дороге мне навстречу попался торговец, ехавший в повозке даже более монументальной, чем караваны Дикого Запада. Здоровенный деревянный ящик на колесах, который тащили два битюга. Как я в последствии выяснил, стенки у ящика — доска толщиной около десяти сантиметров. Я не специалист, но, по-моему, из лука такую не пробить (в памяти что-то про 5 см. запало). Окна — бойницы по одному с каждой стороны. И из крыши металлическая труба торчит. Не то дом, не то крепость на колесах.

Засек этот экипаж снова не я. Дорога петляла, вокруг — деревья, так что видно очень недалеко. Но скелетик мой стал проявлять беспокойство, чуть не за километр до встречи. Причем целился не по дороге вперед, а по прямой через кусты и заросли, куда я его, естественно, не пустил. Тогда и сообразил, что впереди кто-то есть. Включил "острый слух", от "дальновиденья" при таком рельефе местности току никакого. На всякий случай укутался щитами, наполнил тело эфиром, а также навесил на себя и свой транспорт по баффу "отвода глаз". Если какой сильный отряд покажется, лучше сойти с дороги и пропустить их незамеченным. Предыдущая встреча отбила желание рисковать.

Потом подумал немного и решил сойти с дороги заранее. Намечается вторая попытка контакта, и мне кажется, что проводить ее лучше без моего транспорта. Отвел скелетик немного в сторону за кусты и деревья на небольшую полянку.

— Стой тут, — сказал ему строго: — Никуда не уходи. Я за тобой вернусь.

Стоит покорно. Надеюсь, когда я отойду, приказ действовать не перестанет. Но, на всякий случай, вещи с него все-таки снял и в кустах спрятал. Если все-таки сбежит, без них не останусь. Хотя — нежелательно, чтобы так произошло.

Вернулся на дорогу, но далеко уходить не стал. Боюсь контакт со своим вьючным "неживотным" потерять. Наконец, топот копыт уловил. Лошадей, вроде, две, значит отряд небольшой, что хорошо. Навстречу мне едет, скоро сам до меня доберется. Могу подождать.

Купец (наверное, правильнее его было бы называть "коммивояжер", но мне это слово почему-то не нравится, так что пусть будет "купец" или "торговец") тоже что-то засек, ибо когда он появился из-за поворота, то ехал очень медленно, крутя головой во все стороны и сжимая в руках арбалет.

Вышел на дорогу и помахал ему рукой. Не реагирует. О! Я же "отвод глаз" с себя не снял. Сделал это с некоторым опозданием и, кажется, напугал этим возницу. Наверное, не слишком приятно, когда перед тобой ниоткуда посреди дороги какой-то вооруженный хмырь появляется.

Хорошо хоть расстояние между нами было уже небольшое, так что, сообщая о своих мирных намерениях, мне даже кричать не пришлось. Так, немного голос повысил. Оружие не трогаю, улыбаюсь как можно более дружелюбно:

— Приветствую, почтенный. Да будут боги к вам благосклонны.

Реакция была неожиданной. Подозрительности во взгляде незнакомца резко увеличилось, а костяшки на пальцах, сжимающих арбалет, побелели. Видно было, что сдержался он с громадным трудом. Но ответил ровным голосом:

— Господин изволит шутить. Я всего лишь скромный торговец, — и хозяин фургона очень ненатурально рассмеялся.

Мне стало немного неловко. И неприятно. Знаний местного этикета мне память Ламашту не подкинула.

— Не хотел вас обидеть. Просто мы с дедом всегда жили почти затворниками, и переговоры со всеми внешними людьми он вел сам. При этом называл всех "ничтожествами". Меня, впрочем, тоже часто так называл. Характер у него был довольно тяжелый. Так что правильных обращений к лицам разных сословий я так и не выучил.

— Простите, а как зовут вашего деда?

— Звали. Он недавно умер, поэтому я и отправился путешествовать. А звали его Каштилиаш Ламашту.

— Мои соболезнования. Мне даже довелось несколько лет назад доставлять ему его заказ. Но видеть не случилось. Вместо него к указанному месту скелеты жутких монстров подошли, — торговец лицом изобразил, какое они на него произвели впечатление: — Но деньги отдали в точности, как договаривались. И живым отпустили. Но страху я натерпелся… А вы стало быть?…

Так. Вот назвал я зачем-то покойного некроманта дедом, теперь мне самозванцем делаться? Хотя, если я правильно понял воспоминания мага о своем новом теле, мы с ним генетические родственники.

— Я его внучатный племянник. Игорь Ламашту.

— А я — Якурум. Просто Якурум. Странствующий торговец.

— Торговец, это хорошо. Возможно, мы могли бы быть полезны друг другу. Если вы немного подождете, я схожу за своими вещами. Чтобы вас не пугать, я свой транспорт в лесочке оставил.

— Так вот почему мой амулет нежить засек, — с некоторым облегчением в голосе сказал торговец.

Оказывается, и такие тут есть. Надо будет учесть. И от скелетика, похоже, придется избавляться. Меньше проблем будет. Только где нормальных лошадей взять? Идею ограбить торговца я отбросил сразу. Я не беспредельщик. Да и заметные у него лошадки…

Пока же наложил и на торговца, и на лошадей баффы, отваживающие нежить, и пошел за скелетиком и вещами.

Дальнейшее наше общение, можно сказать, прошло конструктивно. Сбагрил я торговцу шкуру кабанихи-дикобраза в обмен на нужные мне вещи. Не обеспечил меня покойный некромант меня нормальной одеждой, даже смены белья нет. У крестьян тоже ничем особым не разжился, только куском грубого домотканого полотна. А у торговца фургон — вроде лавки товаров повседневного спроса. Так что я немного прибарахлился. И одеждой, и посудой, и даже средствами гигиены. А то ни вымыться толком, ни зубы почистить, не говоря о том, что ногти я вообще ни разу не стриг. Плюс продуктов тоже прихватил более разнообразных.

Как и положено, купец пытался меня убедить, что его товары в здешних местах в большой цене, а покрытых иглами монстров кто только не бьет, но я ему строго сказал, что правду от лжи отличать умею. И файербол предъявил. Связи — никакой, и о ментальной магии я слышал только на уровне звона, но он мне поверил. Все равно, надул, конечно, но я сделал вид, что все понимаю, только торговаться лень. Впрочем, и вправду лень было, да и не люблю я это делать. А если честно, то и не умею.

Когда уже с товарами закончили, вспомнил, что денег у меня совсем мало. И спросил про цену пуговицы. Тот сначала серебряную монету предложил (вдвое меньшего веса), так что я вопрос с повестки дня сразу снял. Но торговец неожиданно пристал и стал повышать цену. Послал его. Как я уже сказал, не люблю торговаться. Некоторые от этого удовольствие получают, а мне — как железом по стеклу. Раз начал с неприемлемой цены, то и нервы себе трепать незачем. По мне, что одна лишняя серебряная монета, что две, погоды не делают. Но торговец о моей цене спросил. Чтобы отстал, назвал десять золотых. И он согласился! Похоже, я чего-то не понимаю. Не может серебряная пуговица стоить в золоте в несколько раз больше своего веса. Но на попятный идти уже неудобно было. Маг свое слово держать должен. Мне так кажется, по крайней мере. К тому же пуговиц этих у меня еще много, как бы не десяток.

Еще одним полезным результатом нашей встречи стал обмен информацией о ситуации на дорогах. Я рассказал о приблизительных размерах "зоны отчуждения", возникших после взрыва жилища некроманта. Естественно, без подробностей, и не заикаясь о своей причастности к этим событиям. Якурум, в свою очередь, рассказал мне о ближайших населенных пунктах, замках местных "достойных" и "почтенных", а также о более далеких городах.

О местной иерархии титулов выяснить удалось уже немного позднее. Как ни странно, но дальше наши пути не разошлись. Торговец решил развернуться и целых полтора дня мы с ним ехали вместе. Почему планы поменял, не объяснил. Возможно, пятна с нежитью испугался.

Для меня любая информация о мире очень ценна, так что я старался поддерживать беседу. Например, выяснил (исподволь, не расспрашивая специально), что "почтенный" — это местный дворянин, "достойный" — что-то вроде барона, а "блистательный" — уже граф. Как там дальше величают местную аристократию, не было повода спросить. Для торговца граф — предел его представлений о высшей власти. Нет, есть еще и король, но там специальный термин используется "лугааль", но я лучше буду привычное слово "король" сохраню.

У магов тоже есть титулы. Узнал случайно. К слову пришлось, а я зацепился. Якурум покойного Ламашту "непревзойденным" назвал. Вычислил, что это примерно "архимаг". А магистр, получается, "ведающий". Остальных же магов "знающими" называют. Не вижу большой разницы по смыслу между словами "ведающий" и "знающий", но тут это — целая пропасть. Всякие там бакалавры и специалисты магистру неровня. В местной иерархии.

Географию окрестностей тоже стал представлять немного лучше. Понял примерно, где какие соседние королевства находятся. При желании смогу туда наведаться, если в местном что-нибудь меня не устроит. Тем более что, как оказалось, дороги здесь, хоть и невысокого качества, но имеют на перекрестках указатели. На одном таком перекрестке мы и расстались.

У Якурума, как он сказал, какие-то дела в городке с "романтическим" названием Кыш образовались. А мне рекомендовал на Ларак путь держать и далее на столицу — Бибрат. В принципе, логично. Хотя на указателе увидел, что дорога на Кыш дальше в сторону Шима идет, то есть княжества родственных Ламашту некромантов. Но, вспомнив покойного, решил планы пока не менять. Лучше сначала с обычными людьми пообщаться.

Где-то еще день двигался без происшествий, а потом движение на дороге стало более оживленным. Засекал других путников заранее благодаря своему скелетику. Тупой, но как чужую жизнь хорошо чувствует! Первые разы сходил с дороги и прятался от посторонних глаз, но потом встречи стали чаще, и я понял, что это — не метод. Как ни печально, но от моего транспорта надо избавляться. И дело даже не в том, что скелет в поводу сразу выдает во мне уркеши, мне почему-то упрямо хотелось верить, что принадлежность к народу некромантов не является достаточным основанием нападать на путника. И свою позицию я был готов отстаивать, как в той деревне, где меня стрелами встретили. Но — не верю я, что всюду так будет. Не могут тут все быть неадекватами, а никакого официального запрета на посещение Бибрата людьми из Шима нет. У торговца выяснил.

Нет, смущало другое. Больно уж мой "ослик" любую живую тварь сожрать рвется. На всех баффы не навесишь, и следить за ним круглосуточно я не могу. Не человека, так лошадь какую-нибудь или хотя бы собаку — обязательно прахом пустит. А это уже будет однозначно воспринято, как прямая агрессия с моей стороны. Со всеми вытекающими.

Странно все-таки человек устроен. Или это я такой сентиментальный? Не считал себя склонным к переживаниям, но уничтожая свою вьючную нежить с помощью "горстки праха", я очень расстроился. Ведь знаю, что нежить — это именно нежить. Нечто тупое и злобное, стремящееся высосать жизнь из людей и животных. Мне служил только из-за наложенных на меня и него заклинаний, а иначе бы сожрать попытался. И все равно…

Свои сумки (скорее — мешки) я сложил предварительно на обочине. Зачем отходить? Прах, в который превратился скелетик, от обычной пыли не сильно отличается. А ветерок так и вовсе все следы быстро заровнял.

Сел на один из мешков, где давить было нечего, и, предаваясь унынию от содеянного, ждал попутного транспорта. Дождался довольно быстро. Телега груженая тоже какими-то мешками, и довольно неказистого вида лошадка тянет ее в нужном направлении. Правит мужичок, по виду мало отличающийся от тех, что не пускали меня в деревню. Разве что более хлипкий. Остановился сам. После пары минут переговоров кинулся грузить мое добро к себе "в кузов". После чего "ожидательно" посмотрел на меня. Что порадовало, неудобных вопросов на тему, как я оказался один с вещами на обочине дороги, не задавал. Дал ему одну серебряную монетку (мельче не было), сделав его совершенно счастливым. Вот и хорошо.

Чуть подумав, тоже забрался в телегу. Не скажу, что транспорт удобный, и смотрится в ней человек в кольчуге и при мече, наверное, довольно дико, но я решил быть выше этого. К тому же идти рядом с транспортом — выглядеть ничуть не лучше.

Так и доехали до какого-то большого села. На въезде даже трое охранников стояли. Явно из местных жителей. В стеганых куртках вместо доспехов. Наверное, потели преизрядно, но, к счастью, легкий ветерок так и продолжал быстро сдувать прочь все неприятное. В руках у этих "стражников" было что-то вроде рогатин. Короткие копья с толстыми древками и длинными наконечниками, заканчивающимися небольшой поперечиной.

Смотрели подозрительно, но денег за проезд не требовали и остановить не пытались. Старший, правда, меня напутствовал:

— Ты это, уркеши, смотри не балуй тут!

Пререкаться не стал, просто кивнул. Так и доехал до постоялого двора, где мой возница услужливо кинулся помогать сгружать вещи. Сам, кстати, там останавливаться не стал, поехал куда-то дальше. Мне же поесть, помыться и выспаться на нормальной постели будет совсем не лишним. К тому же, надеюсь, трактир — самое подходящее место для сбора информации.

В принципе, мне тут понравилось. Примерно что-то такое я и ожидал увидеть. Двухэтажный каркасный дом, объединенный довольно большим двором с хозяйственными постройками. Примерно два десятка небольших комнат для постояльцев, зал для еды с десятком столов, обрамленных скамьями. Рядом — кухня. "Удобства" во дворе, но там, помимо колодца, еще и баня есть. К сожалению, нетопленная, так как народу мало, и никто не заказывал. Пришлось горячей воды попросить. Видимо, большой котел тут грели непрерывно, так что ведро почти кипятка мне подали буквально через несколько минут.

Конечно, мытье в корыте, это даже не душ принять, но почувствовал себя гораздо лучше. Отдал грязное белье в стирку и пошел есть.

В углу у двери в кухню сидел мальчик. Или подросток. На вид — лет двенадцать, но я уже понял, что народ тут, как правило, невысокий. Так что может быть и старше. Очень по-деловому принял у меня заказ. Выбирать было особо не из чего, дежурное блюдо — жаркое с кашей, хлеб, сыр и выпивка. Не густо, но наесться можно, порции, как меня заверил мальчик, достойные. Так и оказалось. Вот с питьем дело обстояло хуже. В основном, алкоголь — пиво, вино, винный спирт и их различное сочетание в виде настоек и наливок. Напиваться мне не хотелось, но мальчик смотрел столь выразительно, что взял кружку пива. Подозревал, что будет бурда. Оказалось еще хуже моих ожиданий. Глотнул, отставил. Ни чая, ни кофе здесь нет, по просил принести какого-нибудь взвара. Принесли. На вкус что-то вроде ромашки со зверобоем. Таким только от простуды лечиться, а я, вроде, здоров. И "малое исцеление" знаю. Так что кривился, но пил. В следующий раз воды с вином попросить, что ли? Как древние греки делали…

Столовая немаленькая, если сажать плотно, до сотни человек влезет, но был я там совершенно один. Сначала. Немного позже сверху компания из шести человек спустилась. Наверное, раньше меня приехали. Четверо мужчин, женщина и мальчик. Впрочем, взрослые тоже все не старше тридцати лет выглядят. А мальчик, скорее всего, ровесник местного "официанта".

Сели они как-то странно — трое за один стол, трое за другой, но мальчик почти сразу же вскочил и пошел сидевших за первым столом обслуживать. Слуга, что ли? Не привык я такое видеть. Из любопытства стал краем глаза на них посматривать.

Двое отдельно — обычные вояки. То есть я не знаю, как именно выглядят обычные профессиональные военные невысоких чинов в этом мире, но почему-то возникла уверенность, что именно так. То ли память мага проснулась, то ли во всех мирах есть между такими людьми что-то общее. Тут не столько одежда важна (на всех мужчинах были легкие кольчуги и по мечу и кинжалу за поясами), а как они держатся, как смотрят.

Эти на меня глянули, но я их не заинтересовал. Угрозы от меня не исходит, они и сосредоточились на своих мисках и кружках. Им тоже пива принесли.

Зато за "господским столом" на меня, можно сказать, вылупились. Мужчины. Девушка сначала спиной ко мне села. А спутникам ее мое соседство явно не понравилось, хоть я и за два стола от них находился. Тот что помоложе даже порывался встать и, видимо, идти ко мне разбираться, но второй его остановил. Держится, как большой начальник, хотя по одежде от остальных, практически, не отличается. Только осанкой. И взглядом. Прямо король!

Тут и девушка повернулась на меня посмотреть, и наши глаза встретились.

Думаете, я скажу банальность по пролетевшую искру? Или вспыхнувшее пламя? Все было гораздо хуже. Она просто скользнула по мне взглядом и чуть приподняла брови, вроде, "да, странно, ну и что?". После чего пересела поближе к их главному, и мне стало ее лучше видно.

А дальше я ел и пил, не чувствуя вкуса, а мое настроение портилось все больше и больше. Ибо девушка смотрела на "короля" влюбленными глазами, он ей отвечал по-хозяйски снисходительно, а я вспоминал популярную одно время песню "Ах, какая женщина, мне б такую!".

Вот так. В убогом постоялом дворе, на окраине непонятно какого мира, первая же женщина, которую я встретил, и это — мой идеал красоты. Подробно описывать не буду. У каждого он свой. Так что не у всех со мной вкусы совпадают. А так — шикарные волосы пепельного цвета, большие глаза не то карего, не то зеленого цвета, изящные черты лица, как у девушек на картинах Грёза, но весь облик живой, а не томный. И какой-то трогательный. Так и захотелось ее обнять, утешить, пообещать защиту… Только смотрит она совсем не на меня, а чары свои направляет исключительно на "короля".

Возможно, конечно, что она глупа, как пробка, или вульгарна, но — не похоже. Ее реплики до меня не доносятся, но, судя по реакции ее спутников, говорит она что-то к месту и остроумно.

Так, торможу. Навесил на себя бафф "острого слуха".

…Н-да. Идет милый треп о культурных развлечениях в столице. Причем в столице (не понял какой) был только "король". Младший только поддакивает и пытается хвастаться подвигами в схватках с соседями и монстрами. Не слишком убедительно. А девушка демонстрирует эрудицию, вставляя цитаты из разных местных классиков, которых я совершенно не знаю. С грустью отметил для себя, что моя земная начитанность для местной элиты за образование не сойдут. Это как в античном мире надо было знать не только Гомера наизусть, но и кучу других авторов и философов. Но о тех я хотя бы что-то слышал (о некоторых), а здесь — полный профан. В пятилетнем возрасте Ламашту до них еще не дорос, а в последнее время никогда не вспоминал. Кое что от воина досталось, но ценность этих знаний примерно равна земным. То есть почти ничего. Только на уровне общего развития.

Надеялся, что подобные мысли меня немного отрезвят. Может оказаться, что с этой красавицей мне даже говорить будет не о чем из-за различия культур и воспитания. К тому же они все явные дворяне, а кто я? Попаданец-самозванец, все имущество которого поместилось в пару сумок, а все деньги — в кармане. Точнее, в тощем кошельке-мешочке на поясе. Кстати, дурацкая манера так деньги носить, надо будет одежду с карманами себе заказать. Если деньги на спец. пошив найдутся.

Кстати, девушку зовут Миризир, "короля" — Мели, а младшего в их компании — Сахи. Странные тут имена. Мужские звучат, как женские, а женское больше на мужское похоже. Хотя, как звучит… Миризир… Музыка…

А вот старший в их компании мне все больше не нравился. Что она в нем нашла? Наглая самодовольная рожа, склонная к полноте. Так и хочется по ней врезать. Даже жаль, что они на меня с кулаками не накинулись. Но, боюсь, девушка такой способ знакомства не оценит.

Из переживаний меня вывело появление новой компании. В зал с шумом ввалился десяток вооруженных людей. Нет, не с оружием наготове, просто они все были в кирасах и при мечах. Да и на головах у многих металлические шапки были. У остальных они тоже были, но в руках.

В общем, какой-то отряд военных заехал на постоялый двор и теперь требовал для себя комнат, еды и выпивки. Кстати, перед ними суетился, постоянно кланяясь, мужик средних лет без оружия и в фартуке. Наверное, хозяин заведения, которого я до сих пор видеть не сподобился, обслужить меня хватило мальчишки.

Держались они очень по-хозяйски, но, вроде, без агрессии. Я их особо не заинтересовал. Словил несколько взглядов, услышал что-то вроде:

— Что этот уркеши здесь забыл?

— Да и хрен с ним!

Горячего обсуждения моя особа не вызвала. Ну и хорошо. Еще не хватало мне с десятком оружных сцепиться.

Оказалось, их был не десяток, а больше. С улицы в зал вошло еще двое. Один из них уставился на стол, где сидела Миризир со своими спутниками, и вдруг весь расплылся в нехорошей улыбке:

— Кого я вижу?! Щенок Сахи гуляет с компанией! Вино рекой! А ты не забыл, что остался должен мне двадцать четыре золотых? А нашему капитану, так и еще больше!

Неожиданно. Причем не только для меня. Мели тоже очень удивился, что обращаются не к нему, а его молодому спутнику. Но решил вмешаться:

— Почтенный! Не знаю вашего имени. Почтенный Сахи сейчас сопровождает меня, а меня ваши с ним дела никак не касаются. Решайте их после. А сейчас давайте не портить друг другу аппетит. Готов выпить кубок за ваше здоровье, хотя местное пойло этого и не достойно, — говорил вроде как примирительно и даже благожелательно, но нотки превосходства в его голосе все-таки проскакивали. Зря он так. Численное преимущество явно не на его стороне, а харизмой опытных воинов придавить не получится.

Что и вышло. На говорившего господина его слова произвели не тот эффект, на который Мели рассчитывал. А вот этот воин, похоже, именно такой реакции и ждал. И был ею чрезвычайно доволен:

— Замечательно! У нашего Сахи нашелся друг, который готов за него поручиться! Так что, достойные, также не знаю ваших имен-титулов, не буду мешать вашей трапезе, тем более, что и нам отдохнуть не мешает. Меня же зовут достойный Ушши, чтобы вы знали. — Сказано было вполне дружелюбным тоном, но продолжение немедленно согнало улыбку с лица "короля": — А вот после, будьте любезны, придется всем вам всем проследовать в замок к нашему капитану. Там все вопросы и решим. А пока отдайте-ка мне ваши мечи. Ни хлеб, ни мясо вы ими не режете, они вам только мешают.

Ушши чуть подался вперед, его спутники даже как-то вальяжно двинулись к отдыхавшей компании, беря ее в полукруг. Но взгляды были острые, а руки на рукоятках мечей. Пара воинов из-за соседнего стола быстро вскочила, прикрывая собой Мели и компанию. Те тоже поднялись и схватились за мечи, явно не имея в виду их отдать.

Хозяин заскулил что-то вроде:

— Благородные господа, не надо! Решите дело миром, умоляю! Я разорен!

На него никто не обратил внимания, а сам он и не пытался оказаться между сторонами конфликта.

Мечи были уже обнажены. Миризир тоже выхватила небольшой тонкий кинжал. Не скажу, что вид у нее был очень воинственный, наоборот, напуганный, но отступать она не собиралась. Только бросила полный отчаянья взгляд по сторонам, зацепив им меня.

— Господа благородные, — подал я голос со своего места: — А ведь прав трактирщик! Нечего в зале разборки устраивать, дайте поесть спокойно!

С места я не вставал, но зажег над ладонью файербол, который у меня от переживаний с хороший футбольный мяч получился.

Почему-то вид шара плазмы хозяина заведения совсем не успокоил:

— Нет! Только не это! — Завизжал он.

Все взгляды скрестились на мне, и воины подались немного назад.

— Зачем ты лезешь не в свое дело, уркеши?! — Раздраженно спросил Ушши.

— Я всегда считал, что дела чести принято решать несколько иначе, не в виде кабацкой драки.

Вот куда меня понесло? Перед девушкой выпендриваюсь? Срочно все щиты на себя, а тело и доспехи с оружием эфиром пропитать.

— Хочешь дело благородным поединком решить?! Будет тебе поединок! Ратташ, покажи этому придурку, что зря он из своего Шима вылез!

Повинуясь жесту командира, один из воинов развернулся от прежних противников ко мне. Кстати, рослый парень. Если и ниже меня, но ненамного.

Подошел. Улыбнулся. Уточню — очень гадко улыбнулся:

— Вызываю тебя, некромант, на честный бой до смерти. Оружие, магия — любые. Видишь, я даю тебе все преимущества!

На улыбку я внимания не обратил. Ясно, что воин непростой, иначе бы на мага с мечом не кидался. Имеет сильные амулеты? Возможно. Но уверенность просто зашкаливает. Какой самый плохой для меня вариант? Воин эфира. Очень быстрый, и магия его не берет. Может такой воин в отряде быть? Они, вроде, редко встречаются. Не чаще магов. Но, в принципе, возможно. Значит, из этого и буду исходить. Я ведь и сам воин эфира и столь же быстр, если не быстрее. Только с боевым опытом у меня дела совсем плохо обстоят, знаю несколько блоков и ударов из памяти старого воина, и все. Значит, надо сделать так, чтобы этот Ратташ с самого начала полную скорость не врубил. Пусть он меня недооценивает.

Я тоже гадко улыбнулся и сказал:

— Думаешь твой амулетный щит надежнее сотворенного мною? Ну-ну…

Кажется, наулыбались мы друг другу достаточно, можно и к делу переходить.

Вышли во двор. Кажется, все не слишком плохо. Вся толпа потянулась за нами, но попыток схватить меня или ударить в спину (чего я, честно говоря, опасался) не было. Похоже, все воспринимают ожидающийся поединок, как бесплатное развлечение. А, возможно, даже на прибыток рассчитывают. Кстати:

— Я тут один, и если сейчас погибну, все мое имущество перейдет к вам. Но я хочу быть уверен, что в случае моей победы имущество моего противника тоже перейдет ко мне, вы не будете мне в этом мешать и дадите спокойно уехать, — обращался я ко всем, но смотрел при этом на Ушши.

Видимо, как-то я неправильно это сказал, и тот не дурак. Забеспокоился. Но остальные бурно выразили согласие, снабдив издевательскими репликами с предположениями, из чего мое имущество состоит, и как они его делить будут. В общем, Ушши кивнул, после чего дал команду:

— Круг!

Воины его отряда разошлись по сторонам, оставив в середине, действительно, почти ровный круг диаметром метров десять. Серьезные маневры с нашей стороны явно не ожидаются. И их, оказывается, еще больше, чем в зале было. Десятка два, не меньше. Почему внутрь не входили? Выходы перекрывали? А сейчас не выдержали и решили посмотреть. То есть встреча их с Миризир и ее спутниками была не совсем случайна? Похоже. Но тогда с дисциплиной у них дела не очень обстоят…

Мы встали в центре метрах в трех дуг от друга. Ратташ все с той же улыбкой принял красивую стойку: ноги а ширине плеч и чуть согнуты в коленях, левая рука с кинжалом выдвинута вперед, а правая — с обнаженным мечом, наоборот, отведена за голову, изображая богатырский замах. С разных сторон послышались легкие смешки.

Хорошо, что сразу не кидается. Я демонстративно посмотрел на него, изобразил колебания, после чего тоже обнажил меч. Рукояткой прикрыл причинное место, а лезвие выставил вперед. Смех стал громким, зрители ржали в голос.

Я сделал успокаивающий жест и поднял левую ладонь к плечу, разжигая на ней файербол, размером с апельсин. Больше решил, не надо, еще самому себе волосы подпалю.

Смех смолк, зато издевательски-подбадривающие возгласы послышались со всех сторон:

— Какой грозный маг?

— А где твоя нежить?

— Нет, как он меч держит?! Сразу видно, профессионал!

— В первый раз в руки взял!

И все в таком же духе.

Мой противник не спешил нападать и сделал мне приглашающий жест, после чего принял прежнюю стойку. Решил предоставить мне право первого удара, а товарищам по отряду возможность подольше насладиться зрелищем. Ну-ну…

Я чуть подался вперед, одновременно толкая в него файербол. Ратташ даже не дрогнул, дав огненному шару ударить его в грудь, а после расплыться и стечь по его кирасе и кольчужной юбке на землю.

Точно — меч эфира. Но ведь я свое тело и оружие тоже эфиром пропитал. Уже давно и основательно.

Пока остатки моего заклинания, как обычная вода, стекали по доспеху Ратташа, его рука с мечом чуть подалась назад, увеличивая замах. Но я ведь тоже не ждал. Сделал шаг вперед сразу следом за файерболом и сразу — резкий выпад мечом. В точности отработав полученное от старика-воина наследство. Молниеносное движение, и кончик меча вонзается прямо в кадык моего противника, легко преодолевает сопротивление и, судя по глубине проникновения, даже высовывается с противоположной стороны шеи. Похоже, я даже позвоночник ему перерубил.

Резко выдергиваю меч и отскакиваю назад. С нацеленным ударом мой противник уже не успел, но отмашка мечом все-таки прошла, и, падая мертвым, он чуть было не рубанул меня по ногам. С учетом качества меча, последствия могли бы быть фатальными. Но — обошлось.

Несколько секунд полной тишины, и со всех сторон раздалось сначала нечто бессвязное, выражающее потрясение, но, довольно быстро увеличивая громкость и сменяясь яростью.

Ропот перекрыл крик их командира:

— Стоять! — И после паузы более спокойно: — Пусть едет. Уркеши оказался совсем не прост. А потери нам совсем не нужны. Мы еще работу не выполнили. Так что пусть едет, поединок был честным. Зику и Куру! Проследите, чтобы лишнего не взял. Остальные — за мной! Что-то наши друзья из трактира так и не вышли. Придется их растормошить. А за Ратташа перед капитаном я сам отвечу. Вперед!

Ну вот. Влез в чужие разборки из-за девушки, а она даже не вышла посмотреть, как я тут сражаюсь. И что теперь? Нападать одному на весь отряд? Лучше подождать, пока там разберутся без меня. Мужская часть отряда меня не волнует, если "короля" убьют, жалеть не буду. А то, что они сразу убьют девушку — маловероятно. Не противник она для профессионалов. Обезоружат, возможно — оглушат, но сразу убивать такую красавицу? Не верю. А дальше — есть варианты. Отбивать — самый крайний. А вот обменять ее на доспехи Ратташа, думаю, будет несложно. Они — наверняка очень большая ценность. Могут, конечно, попытаться меня убить, чтобы получить все… Но, так или иначе, действовать придется по обстоятельствам.

Пока я так рассуждал, мои руки сами освобождали убитого мною воина эфира от оружия и доспехов. Кстати, у него и кошелек оказался. Отказываться не стал, деньги лишними не бывают. Оставленные наблюдать за мной воины смотрели на меня с ненавистью, но не вмешивались. А я, нагло улыбнувшись, попросил их привести мне коня Ратташа. Чтобы я не перепутал.

В конюшню пришлось идти вместе. И даже нужного коня успел за повод ухватить. Кстати, крупное животное. Но тут второй из моих сопровождавших поднял крик, и одновременно внутрь стали забегать остальные воины. Начался бедлам, от которого я, к счастью, успел отойти в сторону. Вместе с конем.

Оказалось, что а задней стене конюшни аккуратно выломана секция (конюшня — тоже каркасная конструкция), и, пока все отвлеклись на поединок, Миризир и ее спутники успели отсюда сбежать. С конями и вещами. Молодцы. Оперативно сработали.

Мне же опять повезло. Весь отряд быстро разобрал своих коней и кинулся вдогонку через тот же пролом, видимо, рассчитывая найти их по следам. Меня же не тронули. Только взглядами прожигали. Что им от Мели и Сахи такое надо, что их поимка оказалась важнее мести и потери безумно дорогих доспехов? Или они надеются успеть за обоими зайцами? Пожалуй, оставаться в трактире мне тоже нет смысла. Уверен, по мою душу они еще вернутся.

Глава 3. Ищу работу

Конь мне в качестве трофея достался крупный и, наверное, породистый. Возможно, дорогой. В лошадях я разбираюсь на уровне "хорошо бы не выпасть из седла". Что обидно. Старик-воин был хорошим наездником, но никаких навыков телу передать не успел. Но хотя бы какая-то теоретическая база у меня есть. Даже затрудняюсь определить, откуда. От обоих доноров и Интернета, наверное.

Все равно, для меня ничего не изменилось. Вещей у меня и так было две сумки, а тут еще доспехи Ратташа добавились, то есть еще один здоровый тюк. А вот возможности купить вьючную лошадь — не было. Село — не город, еды или какие мелочи еще можно прикупить, а вот лошади только во время ярмарок продаются. Пару раз в год. И то не в селе, а специальном месте недалеко от замка сеньора округи. Барона какого-то. В остальное время — только если сумеешь кого-нибудь уговорить и за очень большие деньги, несоизмеримые с ценой лошади. Не по моим финансам.

Так что снова я шел пешком, а благородный конь нес на себе мои сумки, тюк с трофеями и небольшой мешок зерна, которое я специально для него купил. Может и зря, поселения в этой части предгорий Мрака имеются. Но мне так спокойнее. Боевого коня одной придорожной травой кормить неправильно и безответственно. Себе тоже еды в дорогу взял, в том числе приличный пакет яблок, которые мы с конем теперь на пару жевали на ходу.

До городка под названием Лорак мы с ним добрались уже лучшими друзьями и, можно сказать, без приключений. Мне даже в верховой езде немного попрактиковаться удалось. Дважды на полдня попутные телеги попадались. За мелкую серебрушку перегружал в них свои вещи, а сам влезал в седло. Не скажу, что мне такой способ передвижения очень понравился, в кресле автомобиля сидеть много удобнее, но, как говорится, "за неимением гербовой…".

Без сопровождения нежити особого внимания к себе я не привлекал. Хотя полностью сойти за местного тоже не мог. Все-таки народ тут, в основной массе, был пониже ростом, посветлее волосом и, главное, гораздо более смуглый. Моя белокожесть, которую совершенно не желал брать загар, сразу бросалась в глаза. Некоторые косились с подозрением, один попутчик (меня догнал небольшой караван из пяти телег) даже рискнул спросить, не уркеши ли я. Я ответил, что эта кровь тоже есть, но намешано много всякого разного. В принципе, не соврал. Впрочем, что именно смешал маг-некромант, выращивая мое нынешнее тело, я не знаю. В последнее время он только самого себя и драконов поминал, а более ранние его воспоминания мне так и остались недоступны. За исключением детских, как я уже говорил.

Агрессии мой ответ не вызвал, но попутчик довольно быстро перегнал свой транспорт в начало цепочки, а я так и остался в ее конце. Так что лишний раз убедился, что уркеши тут не любят, но с кулаками без повода не бросаются.

Городок выглядел так, как, наверное, и должен выглядеть средневековый город с населением тысяч десять человек. По краям — частный сектор, который больше походил на примкнувшие к городу деревни. Возможно, они именно ими и являлись.

Центральная часть города была окружена крепостной стеной, которая меня совершенно не впечатлила. Всего метров пять-шесть высотой, и ремонтировалась явно очень дано. Но, хотя бы, каменная.

Город за стеной тоже архитектурой не поражал. Одно-двухэтажные каркасные дома, у некоторых двухэтажных нижний этаж — каменный. Камень серо-бурый, местный. Хоть здесь от гор Мрака уже довольно далеко, но каменистых холмов еще хватает, так что строительный материал буквально лежит под ногами. А центральная часть города так и вовсе на одном таком холме расположена.

Замок местного барона от остальной части города ничем не отделен. Просто большой дом с хозяйственными пристройками, но весь из камня, нижний этаж — глухой, а дальше окна узкие, как бойницы. Наверное, осаду в таком замке выдержать можно, но я не специалист, и брать его штурмом не собираюсь.

Остановился в одной из двух местных гостиниц. Обе около рынка расположены, выбрал ту, которая показалась более солидной. Не по строению, а типу публики, которую я в обеденном зале увидел. Здесь она выглядит более состоятельной. Есть надежда, что и обслуживание лучше будет.

Все-таки до чего же неудобно без Интернета! А тут еще и телевидение не изобрели, и даже газеты не печатают. Совсем непонятно откуда информацию добывать. Из официальных источников только столб (обычный деревянный врытый в землю) на площади перед замком, куда барон, городской голова и капитан стражи свои объявления вешают. Но там больше на тему "разыскивается". Аналогичные столбы в большем количестве стоят у входа на рынок, но там объявления из серии куплю-продам или найму-ищу работу.

Еще жрецы в своих храмах иногда с проповедями выступают, в которых могут что-нибудь на актуальные темы сказать. Но, как правило, о местных событиях, да и откуда им самим о делах в стране и мире информацию брать? Только если из старшей епархии письмо придет, а это происходит нечасто.

В случаях ЧП на площадях могут глашатаи указы барона выкликивать. Но такое, как я узнал, за последние пару лет ни разу не случалось. Провинция…

Да, есть еще бродячие комедианты, которые по городам путешествуют и сплетни разносят. Но, во-первых, они тут гастролируют исключительно от случая к случаю, стараясь, чтобы перерыв между двумя труппами был не меньше месяца. А то — сборов не будет. А во-вторых, достоверность распространяемых сплетен весьма невелика. Больше половины комедианты сами сочиняют, чтобы репертуар себе набрать. Но я бы послушал. Жаль, нет сейчас никого из них в городке.

Единственная, кто давал "концерты", оказалась какая-то юродивая на рыночной площади. Старушка, скромно, но аккуратно одетая, волосы убраны под платок. В спокойном состоянии, наверное, благообразная. Но, выйдя на площадь, начинала кликушествовать, брызгать слюной и бить оказавшихся рядом прохожих клюкой. Утихомирить ее никто не пытался, сторонились, но слушали. Я тоже послушал.

Несла она какой-то бред о конце света. Или, скорее, о божьем гневе, который вот-вот обрушится на местную землю. Придут какие-то местные Гог и Магог (она их называла Ака и Амор), а затем и вовсе всадники апокалипсиса. Предшествовать же им будет некий Шимк — злобный некромант, который возродит империю зла Абзу-Лага и соблазнит многих нестойких поклоняться своему зловредному богу. Уже ходят по городам и весям его слуги, сея смуту и смущение в умах. Уже взорвалось древнее узилище, куда святые герои прошлых лет заточили зло, и вылилось оно в мир. В общем, всем срочно каяться и слушать только истинных проповедников.

Это я краткий пересказ ее воплей даю. В своей интерпретации, может, и неточной. Она столько всякого и разного кричала, по большей части совершенно бредового. Разве что описание костяного дракона (спутника Шимка) вставила почти точное. По крайней мере, маленький Ламашту его именно так себе представлял.

Тут эта юродивая увидела меня и устроила безобразную сцену. Вопя:

— Приспешник Шимка! Проклятый! Труполюб! — и прочие гадости, она кинулась на меня со своей клюкой наперевес. Явно с недобрыми намерениями.

Сообразил нацелить на ее пути заклинание "грязь". Получилось эффектно. Эфира я не пожалел, так что наступив на образовавшуюся лужу, она ухнула в нее с головой, один кончик клюки торчать остался. Желания кидаться ее вытаскивать у меня не возникло, пусть кому надо, тот в грязи и мажется. А у меня гардероб и так не богат. Так что наложил на себя "отвод глаз" и слинял как можно быстрее.

Да, с одеждой у меня, действительно, проблема. Не в том смысле, что одет неправильно, а в том, что денег на расширение гардероба нет. То есть пока есть, но десять золотых оказались куда меньшей суммой, чем я надеялся. А хорошая одежда стоит недешево. Средневековье, производство исключительно кустарное. Помнится, в свое время сам был в шоке, когда прочитал про цену шинели в XIX веке у Н.В.Гоголя. Акакий Акакиевич за самую простую полтораста рублей выложить был должен, а рубль при Николае I — это почти грамм золота. Даже если счет на ассигнации шел, которые на четверть дешевле были, все равно, в три раза больше, чем мои десять золотых. Они тут небольшие, грамма по четыре. Здесь цены все-таки пониже, но, сами понимаете, особо не разгуляешься. Если не готов носить домотканое грубое полотно и одеваться, как крестьянин. Но мне такое, вроде как не положено. Я же все-таки маг и самозванец древнего рода. Хотя… Наследником некроманта я себя все-таки ощущаю. Тело-то он для себя делал. Так что Ламашту я, скорее, настоящий, чем фальшивый.

Хорошо хоть, еда здесь дешевая, так что голодать мне не грозит. Но вопрос, как заработать, делается актуальным. Не знаю, откуда брал деньги "мой двоюродный дедушка", но мне его источники дохода в наследство не перешли.

Вот тут и ощущаешь все неудобства и условности сословного общества. Я человек не гордый, успел и на раздаче в Макдоналдсе поработать. Но здесь — нельзя. Ни в грузчики, ни в продавцы. Недопустимо идти в услужение к тому, кто ниже тебя по происхождению или статусу. Так что мне меньше, чем к герцогу или архимагу наниматься противопоказано. Местный барон — фактически, владелец городка и окрестных деревень, вроде, довольно крупный феодал, а происхождением не вышел. Потомку Абзу в работодатели не годится. Исключение, пожалуй, одно — наемный отряд, сопровождающий караваны. Именно отряд, а не охранник-телохранитель. Телохранитель — слуга, а в отряде, вроде как, берешь купцов под защиту.

Не скажу, чтобы карьера наемника, сопровождающего караваны, меня привлекала. В этом мире дороге я провел уже довольно много времени, и условия, в которых происходят местные путешествия, весьма далеки от комфортных. Это, как турпоход. Некоторым даже нравится так отпуска проводить, они за это даже деньги платят, но, думаю, жить так постоянно никто бы из "туристов" не захотел. Ночевки под открытым небом тем и хороши, что после них городская квартира много уютнее казаться начинает.

Нет, моя задача — стать полноценным магом. Желательно — архимагом. Тело, как я понял из воспоминаний старого некроманта, достичь подобного уровня вполне позволяет. Он, вообще, собирался сильнейшим магом этого мира стать. Не знаю, как маги себе на хлеб насущный зарабатывают, но не думаю, что у них с этим бывают проблемы. Как пел Б.Ш.Окуджава: "Каждый сам ему приносит и спасибо говорит".

К сожалению, очередь из желающих поделиться со мной деньгами выстраиваться не спешила. Таких желающих не было совсем.

Городок Лорак собственные караваны собирает два раза в год, что было вязано, с сезонностью сбора урожаев. Климат тут теплый, так что происходит это дважды в год. Груз набирается изрядный, но вот стоимость его не слишком велика. Удельная стоимость, в пересчете на килограммы веса. Так что для разбойников интереса не представляет. Разве что для очень голодных крестьян, но, чтобы отбиться от таких больших отрядов не нужно. Окрестные бароны, конечно, могли бы поозоровать, но они сами основными поставщиками товара в такие караваны являются. А самого себя грабить — резона нет. Так что охрана таким караванам нужна, преимущественно для поддержания порядка в пути. И услуги магов им не требовались. То есть, конечно, пригодились бы, но не по тарифам одаренных.

Один такой караван, как раз собирался и как раз в столицу, но мне нагло предложили только купить в нем место для комфортного проезда. Какой такой комфорт? Пыль, поднятую десятками копыт глотать? Да еще за свои деньги?!

Видимо, выражение лица у меня стало соответствующим, что караванщик, с которым я в это время разговаривал, как ветром сдуло, но, даже удирая, бесплатный проезд все рано не предложил. Впрочем, я бы и не согласился.

Переговоры по набору охраны каравана велись в трактире у рыночной площади. Не в том, в котором я остановился, а том, что попроще. Там же и ищущие работу наемники собирались.

Удивило, что спаянных отрядов там не было вообще. Все друг друга знали, но каждый был сам по себе. Да и было наемников совсем немного, человек тридцать. А караванщики вдвое меньше набирали. В общем, обстановка и без меня была напряженной. Меня бы и вовсе порвали при первом появлении, но зажженный на ладони файербол прыть у драчунов поубавил. После чего все кинулись мне объяснять, почему маги тут никому не нужны. Обидно, но логика в их словах была.

Другим предметом экспорта городка является добыча вольных егерей. "Егерями" тут называли старателей, промышлявших в древних развалинах и на местах былых магических боев. Оказывается, тут не только некроманты экологию портили, но и светлые маги тоже нехило в этом отметились. Есть такое неприятное свойство у сильных заклинаний — остаточный фон оставлять. В принципе, для человека он не опасен, но способствует появлению в этих местах всяких неприятных созданий. От некромантов — нежить, с которой я уже познакомился, а от светлых магов, то есть стихийников и магов жизни, соответственно, элементали и химеры.

Как я думаю, химеры — просто мутировавшие животные, ранее обитавшие в этих местах, так принципы их появления, в общем-то, те же, что и у нежити. Только потом они из своих жертв жизнь не выпивают, они их просто жрут. Но и те, и другие в распотрошенном виде используются в качестве ингредиентов алхимиками.

А вот элементали на месте не создаются, они откуда-то их других мест приходят. Их повышенный фон соответствующей составляющей эфира привлекает. На людей они не нападают, просто перемещаются в пространстве по каким-то им одним ведомым делам, так что траекторию их движения очень трудно предугадать. Иногда медленно, а иногда — глазом не уследишь. И сквозь твердые предметы, попавшиеся на пути, норовят насквозь пролететь. Со всеми неприятными последствиями для человека, если эти "предметом" окажется он. Зато очень ценятся всеми магами, как источники энергии. Только ловить их надо в специальные артефактные коробочки, а это посложнее будет, чем сачком бабочек. А промах чреват потерей руки или даже гибелью.

Так что стоимость этого товара очень велика, объем, наоборот. Невелик, и желающих его отобрать у владельцев предостаточно. Только добываются артефакты и элементали круглый год и не помногу, так что собирать специальные караваны для их отправки в столицу не принято. Так что либо товар купцам из проходящих караванов сбывают, либо местные скупщики к этим караванам без лишнего шума присоединяются. Благо городок расположен на довольно оживленной (по местным меркам) дороге, и хотя бы раз в месяц что-нибудь подходящее через него проходит.

К сожалению, для меня это тоже не особо подходящий вариант. Охрана таких караванов в Лорак приходит уже укомплектованной. Ждать же, что какой маг в дороге заболеет или решит с ним расстаться, можно и не один сезон. Не подходит.

Получается, самому в вольные егеря податься придется? Деньги же мне не только на дорогу нужны (на это, может, и хватит), мне потом в столице обустраиваться. И сомневаюсь, что обучение в магической школе может быть бесплатным. Разве что при заключении пожизненного контракта, а с этим бы я спешить не хотел.

Егеря собирались в том же трактире, так что для начала я даже место, где сидел, менять не стал. Просто активировал "острый слух" и стал следить за разговорами в противоположной от обитания наемников части зала.

Тоже, как я понял, изрядная банка с пауками. К тому же местный барон активно пытается взять всех егерей под свой "патронаж". Для меня же это неприемлемо. Во-первых, ненавижу рэкет. Сам никого унижать не стремлюсь, а прогибаться перед другими — тем более. А во-вторых, для меня это недопустимо еще и вследствие моего статуса. Как я уже говорил, мелковат в местной иерархии барон, чтобы я к нему мог на службу пойти. Так что, боюсь, примыкание к любому отряду егерей чревато для меня конфликтом с местной властью. По крайней мере, конфликтом интересов. И как из этого конфликта выбираться, у меня пока никаких идей нет.

Остается вариант — ходить в одиночку. Не лучший способ нахождения во враждебной агрессивной среде. И, все равно, полностью не исключает возможность конфликта с бароном.

Однако разговоры слушал и мотал на ус. Особенно то, что касается элементалей и химер. Пригодится.

За три дня, проведенных в городке, общую информацию о положении дел и своих перспективах в этой части королевства Бибрат я уяснил, и оставаться там на более долгий срок не имело смысла. Не фонтан у меня положение. Не ждали меня тут с распростертыми объятьями. И в столице не ждут.

Похоже, придется разворачиваться назад и ехать на промысел, как единственный доступный для меня способ добыть денег. Только куда ехать? К нежити для меня почти безопасно, в смысле, сами не нападут. Но если начну из ходячих скелетов кости выламывать, сопротивляться будут. К тому же спрос на части немертвых в Бирбате не слишком велик, а весят кости немало. Озолотиться не получится. Кстати, с частями тел химер картина точно такая же. Тяжело и не слишком дорого. К тому же товар скоропортящийся, а я даже заклинания "заморозки" не знаю. Хотя и оно не для всего подошло бы. Надо "темпоральный карман" иметь, в котором время многократно замедляется, но я этим заклинанием не владею тем более. А артефакт покупать, у меня денег нет, да и не отобьешь его с одной поездки. И с десяти не окупится.

Хороший спрос и высокая цена на элементалей, но опять же коробочка-ловушка нужна. Одну могу купить, как раз десять золотых стоит. Но я тогда совсем без денег остаюсь, а до мест их обитания путь неблизкий.

Можно, конечно, какого-нибудь немертвого монстра привести, так сказать, целым и здоровым. Как я скелет пони в качестве носильщика использовал. Но тащить его придется до столичной Академии, без гарантии, что там у меня этот конкретный экземпляр купят. И узнать, что у них уже есть, а что нужно — негде. Разве что попробовать все-таки в Академию съездить и предварительно заказов набрать…

В общем, было над чем подумать. Хотя, похоже, выбор, все равно, "на авось" делать придется.

Пока я раздумывал, как правильно кидать монетку для окончательного выбора (вариантов явно больше двух), в таверну зашла неожиданная компания. Целых три девушки и без всякого сопровождения. Как на подбор, брюнетка, блондинка и рыжая. Ну, не совсем так ярко. Потемнее, посветлее и с рыжеватым отливом. Но сочетание классическое. Одеты явно дорого, но как-то одинаково. Вспомнил термин "мундирное платье", разновидность "редингота" (riding coat). Наверное, это они и есть. Костюмы почти как мужские, только с юбками. Сходство добавляет наличие в руках тростей.

Порылся в памяти. Что-то я о служилых женщинах в этом мире ничего в ней не нашел. Разве что фрейлины? Но и для них мундиры делать только во времена Екатерины додумались, а тут эпоха, вроде, более ранняя. Хотя, мир другой, все возможно.

Девушки, естественно, привлекли всеобщее внимание. Кто-то зацокал языком, кто-то присвистнул. С разных сторон послышались реплики и шуточки, хоть и фривольные, но сдержанные. Народ сюда не просто пьянствовать приходил, а делом заниматься. А девушки, хоть и выглядели в этом месте абсолютно инородным телом, не могли быть никем, кроме потенциальных нанимателей.

— Какие красотки, и без охраны!

— Я бы такую с удовольствием всем телом прикрыл!

— Берите меня, не пожалеете!

Лица у девушек приняли брезгливое выражение. Презрительно морща носик, вперед шагнула брюнетка. Оглядела зал, гул не стихал. Тогда она направила на ближайших говорунов трость, перехватив ее за середину и чуть наклоня вперед.

С малоприятным треском с между набалдашником трости и полом рядом с ногами наемников, сидевшим за ближайшим столом, на секунду вспыхнула яркая вольтова дуга. В общем, молния. Впечатляет.

На запах озона я особо не рассчитывал, но то, что задымившийся пол будет столь мерзко вонять, не ожидал. Как впрочем, и сами девушки. Брюнетка даже закашлялась, полностью смазав произведенное впечатление. Причем прихватило ее так, что в дальнейшем говорила уже рыжая:

— Все всё поняли?! Мы маги, наш отряд направляется в горы Мрака и нам нужен проводник. К месту эпицентра последнего некро выброса. Подчеркну, проводник, а не охранники. Защитить себя мы и сами сумеем.

То ли она использовала слишком умные слова, то ли, наоборот, ее все поняли, но не имели желания лезть в пасть к расплодившейся нежити, но ответом на ее слова стала мертвая тишина.

От такой реакции девушка, похоже, растерялась, и вперед подалась уже блондинка:

— Неужели сложно понять? Скажу совсем просто. Проводник. Знать горы Мрака. Знать взрыв энергии. Знать центр взрыв. Отвести нас. В центр. Мы платить золото. Понимать?!

Почему она заговорила на каком-то местном варианте пиджин-инглиша, я не понял. Или здесь так принято говорить с местными чурками? Вроде, народ вокруг нормально разговаривал. Мне казалось, что тут все на одном языке говорят. Зачем его так коверкать? Потому что блондинка?

Пламенная речь на наемников впечатления снова не произвела. Разве то во взглядах некоторых читалось сожаление. Наконец подал голос один из егерей, сидевших в глубине зала. Возраст — ближе к пятидесяти и, видимо, в авторитете.

— Почтенная знающая! — Дядька решил подчеркнуть, что девушка не только магиня, но и дворянка. Подчеркнуто проявил вежливость: — До границ мертвого пятна вас любой с удовольствием проводит, но вот внутрь никто из нас не пойдет. И вам не советую. Там раньше химер много было, а теперь они все нежитью стали. Даже к краю подходить опасно, а уж в центр лезть… На живую кровь со всей округи сбегутся. Сотни, если не тысячи. Не отобьетесь. Сожрут, никакие амулеты не помогут. Слишком сильные твари.

Девушки на минуту застыли, осознавая услышанное. Две было дернулись к выходу, но брюнетка их придержала, обратившись к последнему говорившему сама:

— Вы ведь егерь? — Скорее, это был не вопрос, а констатация факта: — И в "пятно" идти не хотите? И амулетам архимага не доверяете?

Мужик на секунду заколебался. Архимаг — все-таки серьезный аргумент. Но, видимо вспомнив что-то, отказался:

— Я не самоубийца.

— Тогда расскажите все это сами нашему декану. Идемте! — Заметив, что тот никуда вставать не спешит, бросила с презрением: — Вам заплатят. Пары серебряных хватит, чтобы вы оторвали от скамейки свою трусливую задницу?!

Зря она так. Если тебе что-то надо от собеседника, не следует показывать свое презрение. Егерь демонстративно от нее отвернулся. Остальные тоже отвели глаза. Желающих вставать не нашлось.

Идти назад в "пятно" я не собирался. Уже обсудил сам с собой перспективы там заработать и счел их непривлекательными. И почти собрался идти элементалей отлавливать. Но тут мой слух царапнуло одно слово. "Декан". Получается, девочки из магической академии! И начальство при них. Я ведь именно в эту организацию попасть хотел, а она, можно сказать, сама ко мне пришла. Надо срочно пообщаться с начальством этих девушек.

Я встал из-за стола, демонстративно положив на него монетку, и подошел к девушкам:

— Знающие, я недавно был в этом, как вы выразились, "пятне". Почти в самом его центре, так что мог бы вас туда проводить. Но предварительно хотел бы поговорить с вашим деканом. Предоставите мне такую возможность?

— Уркеши?! — Произнесли они чуть не хором. Создалось впечатление, что раньше они меня не заметили. Или игнорировали.

— Действительно, кто еще мог бродить по таким местам, кроме некроманта? — голос рыжей сочился какой-то неприятной иронией с оттенком брезгливости: — Но выбирать не приходится. Что вы хотите?

— Давайте мы это с вашим деканом обсудим.

— Вы нам не доверяете?!

Кажется, надо ставить их на место. Поэтому я заговорил специально как можно более мягко:

— Я не работаю егерем. Позвольте представиться — Игорь Ламашту. Последний представитель пятого колена прямых потомков бога Абзу.

Рыжая, кажется, хотела сказать какую-то резкость, но неожиданно блондинка чувствительно заехала ей локтем в бок:

— Простите нашу невоспитанность, божественный. Мы никак не ожидали встретить в таком месте столь древнюю кровь. Мне, право же, очень стыдно. И, еще раз простите мою неловкость, я — Ирия из рода блистательных Ика, а это мои подруги — достойная Латра Сентона, — кивок в сторону брюнетки: — и почтенная Утосика Анзот.

Рыжая что-то буркнула под нос про самозванца и проходимца, заставив блондинку совершенно искренне расстроиться.

— Не гневайтесь на Утосику, божественный, — умоляюще произнесла она: — Их род слишком юн, и она тоже очень молода. Вот и не уделяла должное внимание геральдике и этикету. Портреты ваших предков имеются в Драгоценной книге, и фамильное сходство буквально бросается в глаза.

И как прикажете реагировать на подобное заявление? Чтобы самому всех правил этикета не нарушить? Я о местном этикете (и геральдике) вообще представления не имею и никакой Драгоценной книги в глаза не видел. Даже не знал, что такая существует. Хотя, раз в Российской империи была Бархатная книга, естественно предположить, что и в других мирах додумались до чего-либо подобного.

Но как-то реагировать надо. Просто промолчать и по земным нормам невежливо будет. Добавлю пафоса и комплементов.

— Прошу простить и меня, блистательная. Никак не ожидал встретить в такой глуши столь прекрасных представительниц высшего света, к тому же столь сильных магинь. Я вижу, вы не только достойная представительница древнего графского рода, но имеете все шансы стать его гордостью. Как и гордостью всего королевства.

Кажется, я загнул куда-то немного не туда. Но был выслушан благосклонно. Когда говоришь женщине (девушке) комплементы, не так важно, что говоришь. Главное, что бы в голосе было искреннее восхищение. Последнее у меня получилось, хотя раньше я за собой склонности к лицедейству не замечал. Тело другое? Впрочем, девушка мне, действительно, понравилась. Не пробрало до мозга костей, как при встрече с Миризир, но тоже — очень симпатичная.

Тут же всплыли воспоминания, что некрасивых магинь не бывает. Если и были какие дефекты от рождения, все было исправлено еще в детстве. Но от этого знания смотреть на девушек менее приятно не стало. Кстати, две другие тоже очень ничего…

На Земле проблем в общении с симпатичными девушками у меня никогда не было. Достаточно быть приветливым и уверенным в себе, остальное — приложится. Темы для разговора найдутся сами, и легкий флирт вполне может довольно быстро перерасти в столь же легкие отношения. Можно и более серьезные, но, все равно, как правило, временные. Процент студенческих романов, завершившихся свадьбой, совсем не велик. А в долговременные семейные отношения, вообще, на уровне статистической погрешности. Оценка, понятно, субъективна, никаких исследований я на эту тему не проводил, но, уверен, близкая к истине. И дело не только в том, что ни я сам, ни мои ближайшие приятели создавать семьи спешить не собирались, но и в том, что наши девушки в качестве женихов нас тоже не очень-то рассматривали. В отличие от молодых преподавателей. Ведь обучение — не работа, денег за нее не платят (а то и самому платить надо), а перспективы у большинства достаточно туманны. Особенно тех, что, как я, в общаге обретается. И у кого папы-олигарха не имеется.

Но, так или иначе, проблем с противоположным полом у меня никогда не было. А тут — не знаю, как себя вести. То есть, понятно, что общие принципы те же — приветливо, свободно и естественно, но только здешнее "естественно" почти наверняка от земного сильно отличается. Как блондинистая графиня выразилась, "гневаться"? Точнее, "не гневаться" на ее подругу. Нет, такие слова я использовать не буду. Не получится у меня это делать без иронии.

— Прекрасные и могущественные знающие! Мне кажется, что наше дальнейшее пребывание в этом убогом трактире лишено смысла. Предлагаю перебраться через площадь в другую гостиницу. Тоже не шедевр, но здесь уровень совсем вам не соответствует.

Молчавшая до сих пор брюнетка (Латра Сентона) неожиданно горячо меня поддержала:

— Действительно, идемте отсюда. Сколько можно находиться в такой грязи и вони?

— Так идемте, — Я решил изобразить аристократа, раз уж они меня за него принимают: — Там почище будет, в том числе и публика. Вы ведь именно в той гостинице и остановились? Я, кстати, тоже. Не сочтете ли вы возможным позволить мне пригласить вас отобедать вместе со мной?

Тьфу! Язык заплетается. Не умею я "высоким штилем" разговаривать. Со стороны, наверное, мои потуги очень забавно выглядят. Хотя, девочки не улыбаются, а блондинка так и вовсе одобрительно кивает головой.

— Очень любезно с вашей стороны, — улыбнулась она.

— Только сразу предупреждаю, именно обед, а не легкая закуска. Я в дороге проголодалась, — рыжая тоже улыбнулась, но уже ехидно.

— Всенепременно. Дозволено ли мне будет узнать, на каком курсе учатся девушки столь выдающихся достоинств?

В общем, беседу удалось завязать даже раньше, чем мы добрались до стола и сделали заказ. Поначалу разговор давался мне нелегко, но я представил себе, что участвую в ролевой игре, и расслабился, а всякие там архаизмы и велеречивости стали всплывать сами собой. Девушки отвечали в том же стиле, хотя разговор поддерживала, в основном, одна блондинка. Две другие больше короткими фразами отделывались.

С заказом я решил не скупиться, так что проели и пропили (лучшем в трактире вином) мы целый золотой. Притом, что, как я уже говорил, еда здесь очень дешева. Но об этом чуть ниже.

А потраченные деньги? Не жалею. Подобное было мне свойственно и раньше. Обычно я стараюсь лишнего не тратить и жить скромно, но если уж гулять, так от души. Тем более что показать себя скрягой красивым девушкам мне не хотелось категорически. Заодно узнал много полезного о местной жизни и о том, каким ветром сюда студенток занесло.

Что удивительно, оказалось, что эти студентки не из местного королевства Бирбат, а из соседней Алезии. Сюда их целая экспедиция явилась, больше двадцати человек одних студентов во главе с деканом и парой преподавателей. А вот слуг почти нет, что страшно неудобно. Почему-то были ограничения по численности отряда. Бедным девушкам самим себя обслуживать приходится, помогая друг другу. Кошмар!

Цель — исследование места недавнего взрыва некротической энергии и добыча интересных образцов всего, что найдут. Какой-то вариант летней практики.

Стол, за которым мы сидели, был большим, но заставили его всякими мисками, блюдами, тарелками и кувшинами почти полностью. Бутылок, кстати, не было совсем, так что прочитать этикетки, что пьем, мне возможности не предоставили. Но студентки, похоже, и на вкус неплохо определяли.

И не только три девушки, с которыми я познакомился у наемников. Довольно быстро стали подтягиваться и другие молодые люди, радостно приветствовавшие Ирию, Латру и Утосику. Товарищи по Академии из той же экспедиции. Меня им чинно представляли. Что приятно, негатива мое уркешское происхождение почти не вызвало. А если и было сначала легкое замешательство, блистательная Ирия (блондинка) немедленно подчеркивала мое супер-пупер-аристократическое происхождение. Она, вообще, взяла на себя роль посредника и, можно сказать, наложила не меня лапу. Впрочем, если отношения будут развиваться в правильном русле, я не против. Но, возможно, я и неправильно трактую ее поведение. Может, это называется быть хозяйкой вечеринки или как-нибудь аналогично. Хотя, одно другому не мешает.

В целом доброжелательную атмосферу чуть не испортил один инцидент. Одному господину по имени Шупаш я очень сильно не понравился. И, кажется, не понравился я ему всем, чем только можно. И тем, что уркеши, и тем, что аристократ, и тем, что выше него ростом, и тем, что девушки рядом со мной сидят, и даже тем, что все тут угощаются за мой счет. Но, подозреваю, что главным предметом недовольства было все-таки внимание к моей персоне девушек. Кстати не только первых трех знакомых. Из них меня, как раз только Ирия подчеркнуто выделяла. Из подошедших позднее мною заметно заинтересовались еще две. Анат Йамму и Рахмай Шалиму — обе тоже блистательные (графини, в смысле) и шатенки для полного комплекта.

К кому конкретно меня приревновал этот Шупаш, я не понял. Ни одна из девушек, кстати, на него внимания не обратила. В смысле, сколько-нибудь благосклонного внимания. Наоборот, на него почти все дружно шикнули и попросили не портить другим настроение. Так что тот вынужден был уйти, одарив меня на прощание ненавидящим взглядом.

Как мне потом разъяснила Ирия, был этот Шупаш полукровкой (как раз с уркеши) и довольно сильным магом. Лет ему около тридцати. На факультете работает кем-то вроде ассистента, а на время экспедиции, вроде как, стал помощником самого декана Гидаша. Отчего жутко возгордился. Так-то он не дворянин, чтобы заслужить называться почтенным, ему надо магистром стать, то есть "ведающим". Когда-нибудь станет, но дворянин в первом поколении, все равно, останется на самой нижней ступени аристократической иерархии. А он почему-то считает, что любая благородная студентка будет счастлива выйти за него замуж. В общем, не обращайте внимания на неадеквата.

Ну и хрен с ним.

Посиделки шли довольно весело, жаль только, что танцы в кабаках тут не устраивают. Для этого специальные балы организовывать надо. Зато петь, читать стихи или рассказывать забавные истории не возбраняется. Местных стихов я, понятно, не знаю, но исполняют их здесь в манере, напоминающей рэп, так что от песен не сильно отличаются. А подпевать, вовремя открывая рот и выдавая при этом звук нужной высоты, я неплохо умел и на Земле. Так что из общего фона не выделялся. Даже заслужил похвалу, что хорошо знаю местные песни. Я со своей стороны одну уркешскую исполнил. Никому не известную, но красивую и на никому непонятном горском диалекте. Обозвав "горским диалектом" сами понимаете, какой язык. Чтобы не стали учить на слух, перевел слова и предложил самим зарифмовать под нужный размер, чем ребята и занялись. Неожиданно, очень азартно.

Все шло очень даже неплохо, но чтобы решить свои проблемы, мне надо было побеседовать с деканом. Что бы я от него хотел добиться? В идеале — зачисления меня в студенты. На бесплатной основе. Или, еще лучше, в сотрудники Академии с возможностью обучения. Стипендий тут не платят, я выяснил, так что проблема добычи средств к существованию сохранялась бы и в статусе студента. В отличие от других аристократов, никаких доходов из дома мне никто не пришлет.

Как запасной вариант оставалась возможность как можно лучше заработать во время экспедиции, а также получить информацию, что выгоднее всего добывать в качестве свободного егеря. Тогда на обучение можно будет накопить денег самостоятельно. И ехать поступать в Академию Бибрата, Каруна или даже Шима. Делать вторую попытку в Алезии я тогда не стану. Академии есть и в более дальних странах, но двигаться из этих мест я пока не хотел. К сожалению, добыча артефактов и алхимических ингредиентов в аномальных зонах для меня на сегодняшний день единственный способ заработать денег. Охраной караванов нужной суммы мне никогда не собрать. Вот если бы те же караваны грабить… Но, воздержусь. Как по этическим соображениям, так и по причине полного отсутствия у меня каналов сбыта награбленного. К тому же у караванов может и охрана оказаться…

Из разговоров я выяснил, что еще на пару дней экспедиция в Лораке планирует задержаться. Так что прямо сейчас рваться к декану необязательно. Но неожиданно тот сам меня нашел.

Далеко не все студенты, подсаживавшиеся за наш стол, за ним оставались. Часть через некоторое время ушла куда-то по своим делам, часть расположилась за соседними столами. Что, впрочем, не мешало им периодически подходить. Что-нибудь сказать, а заодно долить свою кружку вином и прихватить какую-нибудь закусь. Кстати, девушек и юношей среди студентов было примерно поровну, а возраст колебался от пятнадцати до тридцати лет. Но это — на взгляд, могу ошибиться при оценке возраста довольно значительно. Среди подходивших были, видимо, и преподаватели. Одну молодую женщину (или девушку?) по имени Хала приветствовали довольно почтительно и даже как-то напряглись. Не знаю, с чего бы. Ничего начальственного я в ней не углядел. Чуть постарше, но выглядит молодо, аккуратно одета, улыбается приветливо. Я ей тоже улыбнулся. Правда, сразу за соседний стол села, но кружку и миску со всякой снедью ей студенты в несколько рук подали. Дальше она сидела молча, но ее любопытные взгляды на себе я периодически ловил.

А потом появился господин постарше. Подсел к этой Хале, о чем-то тихо с ней поговорил, после чего решительно подошел к нашему столу и сел напротив меня, жестом отодвинув всех студентов. Хала тоже подошла, но не села, а осталась за его плечом.

— Божественный Ламашту? А я Гидаш — декан факультета магии стихий Академии Алезии, непревзойденный, — голос у него был, что называется, лекторский, вроде, негромкий, но четкий и хорошо слышный даже на большом расстоянии: — Я польщен, что вы захотели примкнуть к нашей экспедиции, но вынужден вам отказать. Поймите правильно, я просто не могу просчитать всех политических последствий такого сотрудничества, а проводника из местных мы уже нашли. Было приятно познакомиться с вами.

После чего сразу же встал и ушел. Вместе с Халой. Даже не дал мне собраться с мыслями и ответить что-нибудь достойное. Честно говоря, растерялся. Никак не ожидал такой реакции. Что же, оставшееся время до ухода экспедиции надо будет постараться все-таки выяснить, что из добычи егерей ценится особенно высоко. Но это уже завтра, сейчас будет неуместно.

Приход декана и его заявление испортили настроение не только мне. Компания стала как быстро редеть. Не все ушли из зала, но пересели подальше. Зал, кстати, был довольно полон, людей в нем хватало и без нашей компании. В основном, как я предположил, купцы, их приказчики и охранники.

За нашим столом остались только три девушки, с которыми я сюда и пришел, да какой-то парень по имени Илуаш. Причем подбадривал он не меня, а огорченных Ирию с Литарой. Утосика, наоборот, буркнула, что "так и знала, что ничего путного не получится".

— Не грустите, знающие, — говорил молодой человек: — Вы как всегда умудрились перевыполнить задание с таким запасом, что даже непревзойденный растерялся. Пошли искать проводника, а привели целого принца уркеши. Когда пойдете искать артефакты, возьмите меня с собой, пожалуйста. Уверен, ничего менее мощного, чем Посох Смерти, вам и попадаться не будет.

Утосика опять что-то фыркнула, Литара грустно улыбнулась, а Ирия стала пространно рассуждать о сложностях государственной политики и высочайшей ответственности, лежащей на плечах архимагов и высших аристократов.

Впрочем, долго наши посиделки не затянулись, и девушки пошли в свои номера, провожаемые этим Илуашем. Я же расплатился за съеденное и несъеденное, после чего вышел на улицу. Захотелось пройтись, подышать свежим воздухом, проветриться и просто отойти от неожиданного отказа декана.

Наложил несколько раз на себя "малое исцеление", прогоняя остатки опьянения, и побрел неспешно куда-то наугад. К моей радости, воздух был действительно свежим. Рядом была базарная площадь, но ничем неприятным не воняло. Видимо, какие-нибудь бытовые заклинания (или артефакты) используются.

Было ясно, светила Луна, очень похожая на земную, только красноватая и с другим рисунком пятен. Города я не знал, но удачно зашел в какой-то парк или сад. Было уже довольно темно, так что разобрать, что за деревья вокруг, было трудно. Да и не знаю я местных пород деревьев. Впрочем, впереди оказалась полянка, на краю которой росло кряжистое дерево, напомнившее мне дуб, с которого и начались все мои приключения.

Мне показалось, что местный дуб приветливо зашуршал листьями при моем приближении. Странно, но случившиеся неприятности перестали казаться серьезными, и напряженные нервы стали успокаиваться.

Я вплотную подошел к дереву и приложил руки к коре.

— Твой бог не защитит тебя, некромантское отродье! — Неожиданно раздалось за моей спиной.

Я медленно повернулся на звук. Повернулся медленно, а вот тело наполнил эфиром быстро. Восприятие мира сразу стало более острым, и видно стало четче. Хотя, чего это я? Баффы "ночного зрения", а также "воздушный" и "пылевой щиты" добавили мне уверенности.

На поляну вслед за мной вывалился Шупаш. Явно с недобрыми намерениями. Вот, что я ему плохого сделал?

— Никуда ты не убежишь! Вот тебе "паралич"! Думал тебя сразу убить, но вдруг у тебя что-нибудь ценное есть с собой? Рыться в кровавых тряпках я не люблю. А то, что к концу рубленая котлета будет выглядеть лучше тебя, я обещаю.

Зря он обещаньями разбрасывается. В магическом поединке у меня бы шансов не было, но я же еще и воин эфира. А им заклинания не вредят. И двигаться я могу совершенно свободно. Только не буду спешить это делать. Вдруг, что полезное скажет? Злодеям положено быть говорливыми.

Народу на полянке еще прибавилось. Подошло еще трое. Точнее, четверо, но один из них остался в кустах на краю поляны. Эти трое были в доспехах и при оружии.

— Просим прощение, что отвлекаем вас, ведающий, — заговорил один из подошедших: — Но у нас тоже есть претензии к этому магу.

— Вы хотите убить его сами? — Удивился Шупаш: — А ты популярен, последний из рода Ламашту!

После чего повернулся к воинам:

— Максимум, что я могу вам позволить, это отрезать ему что-нибудь ненужное. Уши, нос, яйца, возможно, даже руки. Но убью его я сам!

— Что вы, ведающий! Мы даже и не думали равняться с вами в мастерстве. Просто этот негодяй по счастливой для него случайности умудрился убить одного из наших товарищей и забрал себе его доспех. Наш капитан хочет, чтобы мы вернули неправедно взятую броню ее законным владельцам. Думаю, что она осталась в его номере. Так что от этого уркеши нам нужен только ключ от его комнаты.

— Темните, наемники! Почему же вы просто не потребовали арестовать вора? Но я не в претензии. В тюрьме я бы до него не добрался. Так что можете считать, что мы договорились. Но хотя бы по одному удару вы ему тоже нанесете.

Похоже, Шупаш хочет подстраховаться. Если просто уничтожить тело, есть шанс, что меня станут искать. И что-нибудь найдут. А королевство тут чужое. Ну а если же на моем теле останутся следы от ударов мечом, на него никто и не подумает. Только кто же им даст меня кромсать?

Все четверо подошли ко мне почти вплотную (я стоял, прислонившись спиной к дубу). Маг протянул руку, собираясь проверить меня на предмет ценностей. И я начал действовать.

Когда все тело пропитано эфиром, скорость многократно увеличивается. Не уверен, что они вообще увидели, как я выхватил меч и нанес им несколько ударов. Разве что размытый силуэт. Да и то только тот, кто в кустах спрятался. Остальные просто осыпались, как в замедленной съемке, к корням дуба, перерубленные пополам. Пропитанный эфиром меч как будто и не заметил ни доспехов воинов, ни щитов мага.

— Прими жертву сию, о великий Абзу! — Неожиданно для самого себя произнес я.

Дуб как-то торжественно зашуршал, и вдруг его корни раздвинули землю, и перерубленные тела исчезли под их переплетением. Минута, и все было, как прежде. Только трава и ровная земля. Ни тел, ни их оружия.

Мелькнуло сожаление, что никакого лута мне с них не досталось. С учетом того, что мне не удалось договориться с деканом, мне бы любая лишняя монета пригодилась.

Как будто отвечая на мои мысли, непонятно откуда к моим ногам по траве подкатилось несколько монет. Да нет, больше! Несколько, это когда меньше десятка, а тут одних золотых двенадцать штук и серебра целая горсть.

Отказываться я, понятно, не стал, все собрал. После чего почтительно поклонился дубу, поблагодарил Абзу за заботу и даже поцеловал листок с ближайшей ветви. Или она специально ко мне наклонилась?

В гостиницу возвращался в полном обалдении. Почти ничего не замечая вокруг. Только отметил, что последний воин из кустов успел смыться. Ну и шут с ним. Я не кровожадный. Хе-хе…

Смех тоже был больше от потрясения. Всегда был атеистом и вполне штатским человеком, а тут не только людей убил, но и богу их в жертву принес. И как к этому прикажете относиться?

Зато как-то само собой никакого отката от первого в моей жизни убийства не случилось. Переживания о боге оказались сильнее.

Интерлюдия 3. Небольшая суета во дворце князя Шима

Дворец князя Шима, расположенный в столице с тем же названием, не поражал воображение. Обычный каменный дом, разве что с толстыми стенами и окнами-бойницами. Почти замок. Но небольшой и всего двухэтажный. Или трехэтажный, если считать за этаж мансарду. На Рублевке у многих олигархов дома в разы больше. Но девизом династии Думузи, правящей остатками некогда могучей Империи некромантов, была "скромность". Вторым, неофициальным девизом было "не выделяться". Империя сжалась до нескольких горных долин, из которых только две были относительно крупными. Достаточными, чтобы на них разместились не только деревни, но и небольшой город. Вот Шим и был одним из них (второй — Киш).

Когда-то мелкий провинциальный городок, принадлежавший второстепенному роду Думузи, Шим был отделен от остальной Империи труднопроходимым перевалом и перекрывал проход к целой цепочке горных долин, в давние времена крайне слабо заселенных. После гибели Империи именно в эти долины и переселились уцелевшие уркеши. Шим неожиданно стал столицей суверенного княжества, но сильно не разросся. Он так и остался городом-крепостью, окруженный мощной стеной и с домами-фортами. Расположен он был, понятно, не на самом перевале (там стояла отдельная цитадель), а уже в плодородной долине, у самого входа в нее. Через него же шла вся торговля княжества с внешним миром, так что его горожане отнюдь не бедствовали.

К Шиму регулярно приходили караваны халдонских купцов, так что иностранцев в городе хватало. Наверное поэтому Думузи тщательно следили, чтобы в их столице никак не выпячивалось их некромантское прошлое. Никакие немертвые по улицам не ходили, стража — только их обычные воины-люди, в повозки запрягались обычные же лошади, из-за заборов прохожих облаивали самые настоящие собаки.

Люди, даже самые богатые, жили в Шиме в самых обычных домах, а не пещерах или срощенных со скалами особняках, как это предпочитали делать их предки. В общем, обычный городок, только очень хорошо укрепленный.

Все это вовсе не означает, что нежити в княжестве не было совсем. Отказываться от преимуществ некромантии никто не собирался. Поля, как и много лет до этого, продолжали вспахивать жуткого вида костяные создания — шестиногие скелеты с тремя хвостами, которые и использовались в качестве плугов. Письма разносили костяные гончие, а грузы перевозили костяные монстры самых различных видов и форм. Но все это было уже за пределами столицы, и иностранцам туда проход был закрыт.

В самом Шиме, в случае серьезного нападения, в подвалах домов и цитадели на перевале нашлось бы немало различных костяных воинов, которые пока просто спали, ожидая своего часа. Даже костяные драконы. Их было немного, но они имелись. Но фасад у Шима был самым обычным. Все-таки княжество было небольшим и слабым, и князья Думузи стремились как можно меньше давать соседям поводы для раздражения. А неприятие некромантии засело в головах обывателей соседних королевств очень прочно.

Таким образом, посетителя к князю Агуму на личную аудиенцию провел обычный слуга. Даже с учетом того, что этим посетителем было вполне доверенное лицо — начальник его собственной канцелярии Цальмат.

— Что случилось такого срочного? — Немного недовольно спросил князь: — Войско касситов все-таки умудрилось подойти к нашим границам? Или король Мели решил напасть на нас в одиночку?

О том, что никакого войска нет, князь прекрасно знал. Ворчливый тон был связан с тем, что из-за срочного доклада канцеляриста пришлось отложить выезд на охоту.

— Божественный, дела обстоят гораздо хуже!

Лицо князя напряглось, черты обострились. Примерно сорока лет, абсолютно лысый князь и так не был красавцем, а в минуты раздражения делался похож на своих подопечных. В смысле, лицо его делалось мало отличимым от голого черепа. Разве что с глазами. Но и глаза эти начинали светиться. В общем, прозвище у Агума было "умертвие". Кстати, он на него не обижался.

— Так что случилось?

— Ко мне явился купец из пограничных земель Бибрата. И попытался продать мне пуговицу за десять тысяч золотых.

— ?

— Пуговицу я и так отобрал, но рассмотрев ее, не стал его казнить, и даже заплатил ему сотню золотых.

Князь молча протянул руку. Принял серебряную пуговицу, повертел перед глазами.

— И что это значит? Купец нашел какой-то схрон Ламашту?

— Нет, он встретил самого Ламашту. Молодого. С его слов — внучатного племянника старого Каштилиаша, с которым он до последнего времени жил.

— Но Ламашту же все погибли еще двести лет назад!

— Как оказалось, не все. Каштилиаш выжил. Представитель старшей ветви потомков Абзу. Пятое колено. Видимо кто-то еще из его родни уцелел, раз этот Игорь назвался его внучатным племянником.

— Признанным?

— Купец подсмотрел, что тот прячет в вещах родовые кольца Ламашту. По описанию в точности совпадают.

Князь еще больше помрачнел и задумался. Наконец изрек:

— Самозванец. Оскорбляющий своим существованием память великого рода. Собери отряд из верных людей, которые его найдут и казнят. Кольца, желательно доставить ко мне. Святыни Абзу не должны находиться в посторонних руках.

Начальник канцелярии почтительно склонился.

— Чтобы не смущать умы, рейд должен остаться в тайне. Объявим народу потом, по достижении результата. Ты понял?!

Поклон стал еще ниже.

— Так исполняй! Докладывать будешь каждый день. Иди.

Цальмат, всей своей фигурой изображая почтение и рвение быстро вышел из кабинета князя. Агум остался сидеть в задумчивости. На охоту он больше не спешил.

Чуть переждав, из-за портьеры у двери выглянул слуга. Тот самый, что провожал Цальмата к князю. Убедившись, что начальник канцелярии быстро удаляется и не оборачивается, он принял деловой вид и засеменил следом. Бормоча под нос:

— Ламашту. Игорь Ламашту. Прямой потомок Абзу из старшего колена. А ведь купец еще мало запросил, просто не к тому обратился…

Глава 4. Нанимаюсь на работу

До гостиницы добрался на автопилоте. Даже не знаю, встретил кого-нибудь по дороге или нет. Пришел в себя уже утром. На всякий случай проверил себя. Спал — раздетым, мочевой пузырь — потребность есть, но в норме. То есть перед сном сортир посещал, есть надежда, что умыться и зубы почистить не забыл. Самочувствие тоже вполне нормальное. Как в физическом, так и психологическом плане. Крушения мировоззрения от контакта с божеством не произошло. Местные боги вполне соответствуют моим представлениям о языческом пантеоне. А языческие боги, по сути, очень могущественные волшебники. Ну а против волшебников у меня, начитавшегося всякого разного фэнтези, возражений не было никаких. Сам мечтал им стать и даже стал, хоть и с очень ограниченными (надеюсь, временно) возможностями. А то, что боги сильнее любого волшебника… Никогда не питал иллюзий, что хоть в чем-нибудь смогу стать самым-самым. Дальше "хорошим" и "уважаемым" мои амбиции не распространялись. Ну а то, что бог Абзу, можно сказать, для меня теперь не чужой, так это прекрасно. Хорошие отношения с сильными мира сего никому еще не вредили. На Земле радовался знакомством с академиком, а тут целый бог. Правда, Абзу меня заходить на чай не звал. Но, с учетом того, что он, вроде как, бог загробного мира, то хождение в гости к нему может оказаться весьма сомнительным удовольствием.

Немного подумал на тему, не должен ли я чувствовать благодарность за монеты? Так я ее (благодарность) чувствую. В пределах суммы. Скорее всего это то, что было у напавших на меня с собой, никакого специального клада из под дуба не высыпалось. Фактически, свой законный лут получил. Но мог ведь и ничего не получить…

В общем, дополнительная релаксация мне не требуется. Организм сам справился. А вот поесть очень не мешало бы.

Быстро совершил гигиенические процедуры. В плане "удобств" здесь было не все так уж печально. Заведомо лучше, чем в Средневековье и, пожалуй, даже получше, чем в древнем Риме. Магия может многое, проблема не столько в том, чтобы сделать, а в том, чтобы додуматься. До водопровода в этом мире додумались. Так что обтираться водой у колодца или ручья, как я это делал в пути, не требовалось.

Еще одним удобством, которое, впрочем, вызывало у меня некоторое беспокойство, было то, что мне не надо было бриться. Стричься и подрезать ногти, похоже, тоже. Маг, создавая тело, озаботился. Но так как утренний "стояк" у меня случался в полном соответствии с возрастом, сильно по этому поводу не переживал. Наверняка другие маги тоже какие-нибудь парикмахерские заклинания используют. А что время на бритье тратить не надо — большое удобство.

За завтраком за большим столом я сидел один. Сам ни к кому из вчерашних знакомцев подсаживаться не стал, а те студенты, что подходили позже, сами ко мне не садились. С проходящими рядом я здоровался, мне отвечали, но спешили дальше к своим. Ну и ладно. Не хамят, уже хорошо. А в друзья я ни к кому набиваться не намерен. Как выяснилось, в дальнейшем мне с ними из одного котелка есть не придется, и пути наши расходятся.

Денег у меня теперь прибавилось, и я стал прикидывать, что надо прикупить, отправляясь на охоту на элементалей. В принципе — понятно. Денег у меня теперь на две ловушки хватит. Конь у меня есть. За его постой в гостиничной конюшне плачу чуть ли не больше, чем за себя. Надо ли покупать еще и вьючную лошадь или есть возможность оставить трофейные доспехи и прочие лишние вещи где-нибудь на хранение? Надо пойти разведать.

Н-да… Банковских ячеек в аренду в городке Ларак не сдают по причине отсутствия в нем банков. Есть ростовщики. По сути почти то же самое, но услуг меньше и процент грабительский. В наиболее крупный такой дом зашел. На хранение ничего не берут, но местный Шейлок очень заинтересовался, что за ценности у меня есть. Сдуру сказал про доспех воина эфира. Увидев, как разгораются глаза у моего собеседника, пояснил, что доспех добыл, победив на поединке прежнего хозяина. И что сам я тоже воин эфира. Ростовщик немедленно закончил перебирать непонятно откуда взявшиеся перед ним на конторке амулеты и стал очень вежлив. Но очень напорист.

Все, что он мог мне предложить, это продать ему доспех или взять ссуду под его залог. Но отдавать придется вдвое большую сумму, чем взял. Правда, для такого уважаемого воина как я, могут быть особые условия…

Торговаться я не стал. Была мысль — продать и забыть, но жаба помешала. Не представляю я, сколько такой доспех может стоить, но подозреваю, что никак не меньше собственного веса в золоте. А то и много больше, серьезные магические артефакты дешевыми не бывают. Ростовщик мне такой суммы, понятно, не даст. Он с тысячи золотых начал (а золотой тут около четырех граммов весит). Но, самое забавное, что даже если удастся получить сколько-нибудь справедливую цену, мои проблемы это никак не решит. Банка-то, все равно, нет. А таскать с собой тяжелые доспехи или тяжелый мешок золота для спины лошади почти без разницы. В общем, не вариант, но из вежливости обещал ростовщику подумать.

Что еще можно сделать? Заплатить прямо в гостинице малую денежку и оставить вещи на хранение в специально построенном для этих целей сарае, как это делают многие купцы. Или побольше и получить место в кладовке в подвале той же гостиницы. Только есть опасность, что реально дорогую вещь от кражи это не спасет.

Можно обратиться к местному барону с просьбой взять на сохранение доспехи в свою сокровищницу. Но велика вероятность, что захочет он их заполучить себе, а послать его так же, как ростовщика, будет много сложнее.

Еще вариант — самому клад зарыть в тайном месте. Но это уже совсем для любителей экстрима. Во-первых, надо чтобы клад никто не выкопал до тебя, а во-вторых, чтобы ты сам его смог найти, когда вернешься.

Так ничего не решив, прикупил по лавкам разных мелочей для похода и вернулся в гостиницу.

В гостинице в студенческой экспедиции шло какое-то нездоровое брожение. Прямо в центре зала за одним столом сидели декан Гидаш и Хала, кстати, как я выяснил, полный магистр. Есть здесь, оказывается, такое разделение между защитившими диссертации. До званий доцента и профессора тут не додумались, только бакалавры и магистры (и архимаги, но это уже вроде академика). Но только что защитившийся ведающий никак не равен тому, кто уже много лет подтверждает свой высокий класс или просто демонстрирует выдающиеся результаты. Таких заслуженных и называют "полными магистрами". Думаю, что Хала как раз по второй категории проходит. Слишком молодая, чтобы авторитет выслугой лет заслужить, значит, как маг она очень сильна.

Когда я вошел, декан как раз что-то сердито выговаривал паре студентов, которые в ответ пожимали плечами, разводили руки и как-то немного раздраженно оправдывались. О чем конкретно шел разговор, я не прислушивался. Не мое дело.

Сделал заказ подошедшему мальчику, который тут в роли полового выступал, и на некоторое время выпал из реальности, так как заказал дежурное блюдо, и его подали почти сразу же. Солянка какая-то, смесь тушеных овощей с мясом. Судя по вкусу — бараниной, но не уверен, какие именно животные тут разводятся на мясо. Главное, вполне вкусно. Тут, вообще, неплохо кормят.

Когда первый голод был утолен, и я стал реагировать на внешние раздражители, обстановка вокруг существенно не изменилась. Разве что декан как раз успел куда-то отправить очередную пару, нет, теперь уже не студентов, а, наверное, слуг. Стоило тем отойти, к столу вернулась Хала (когда она успела отойти, я не заметил) в сопровождении очередной пары каких-то типов, которых я бы определил, как городских стражников. Или ряженых под них. Хотя, зачем архимагу ряженые? Обычные стражники.

Декан заговорил тихим, но чрезвычайно сердитым голосом. Чисто из любопытства наложил на себя "острый слух" и сконцентрировал внимание на его столе.

— Как это может быть "никто не видел"? Куда он делся? В номере не ночевал. Знакомых в городе не имеет. Стражники его не арестовывали, и вы говорите, что даже не видели. Что же у вас за город такой? Или я вам мало заплатил?!

— Все проверили, непревзойденный. Бандитов у нас нет, только воришек немного осталось, так что зарезать с целью ограбления его никто не мог. Да и тело спрятать непросто. Наш штатный маг проверял, да и вы сами лучше нас это сделали.

Второй подхватил:

— В борделе не был, уличных шлюх еще не всех опросили, но и смысла нет, раз уж вы магией все проверили. Получается, из города сбежал, больше никак.

— Куда он мог сбежать?! — Возмутился Гидаш: — Он за свое место на кафедре руками и ногами держался. И зубами тоже. Разве что похитили его. Но кто мог похитить неслабого мага, я не представляю. Вы же говорите, что архимагов в городе нет?

— Кроме вас — никого.

— Разве что инкогнито, замаскировавшись. Но, все равно непонятно. Зачем?!

Последнее слова декан взревел так громко, что я чуть не оглох. Оказывается, "острым слухом" вполне можно самому себе травму нанести. Срочно скастовал "малое исцеление".

Судя по подслушанному разговору декан и прочие члены экспедиции кого-то потеряли и судорожно ищут. И я даже знаю кого. Шупаша. Но он сам виноват, и ни малейшего желания рассказывать кому бы то ни было о его судьбе, у меня нет. Там, правда, еще один свидетель живым остался, но рассказывать о нападении не в его интересах. Кроме того, от-то как раз мог сбежать из города — докладывать своему начальству. Но, все равно, получается, что задерживаться здесь, мне и самому резона нет. Пусть без меня разбираются.

Но, к сожалению, я чем-то привлек внимание декана. Неужели "малым исцелением"? Но теперь он пялился на меня тяжелым взглядом и неожиданно воскликнул:

— А ведь это выход! — После чего, вроде как, поманил меня рукой.

Еще чего! "Слонопотамы на свист не бегают". Особенно, когда им это самим совсем не нужно. Сделал вид, что не заметил, и стал проверять, не осталось ли в моей миске еще чего не съеденного.

Краем глаза заметил, что Хала успокаивающе положила руку на предплечье начальника, после чего что-то ему быстро заговорила. Жаль, я после того дикого вопля "острый слух" развеял.

Все съедено. Куда теперь — в номер подняться или снова по улице погулять? По всему, от следственных действий лучше держаться подальше. Но только я стал подниматься, как рядом со мной оказалась Хала:

— Вы позволите?

— Садитесь, пожалуйста. Я как раз собрался уходить.

Девушка улыбнулась, сделав вид, что оценила шутку. Я, вообще-то, не шутил.

— Простите, но у меня сложилось впечатление, что у вас остались не самые приятные воспоминания от общения с нашим архимагом…

— Что вы, никаких претензий. Общих интересов не нашлось, знакомство не состоялось. Идем дальше своими путями. — Немного резковато получается и как-то по-детски. Решил смягчить: — Зато вчерашнее застолье с вашими студентами доставило мне подлинное удовольствие.

— Нет, вы не правы. Непревзойденный Гидаш — совершенно замечательный человек. Немного резковат в суждениях, но такому таланту это простительно.

Она что, извиняться пришла? Не верю!

— Право, вы меня ставите в неловкое положение. Я уже сказал, что никаких претензий не имею, и повторяю это от чистого сердца. Зачем придавать значение случайной дорожной встрече?

— Теперь я уверена, что эта встреча была неслучайной, и ее определили боги.

— ?

— Непревзойденный пересмотрел свое решение и готов включить вас в состав экспедиции.

— ?

Иногда лучше ничего не говорить, выразительный взгляд помогает гораздо больше. К нему нельзя апеллировать: "вы же сами сказали". Уверен, что без крайней нужды, декан свою сотрудницу ко мне на переговоры бы не послал. Вот пусть и рассказывает все до конца.

— Вы же хотели примкнуть к экспедиции, — это было утверждение.

— Я только что был в тех местах, куда вы стремитесь попасть. Никаких дел у меня там больше нет. Не скрою, я заинтересован в сотрудничестве с магической академией, необязательно вашей. Но возвращаться ради разового похода вглубь аномального пятна мне совершенно неинтересно. Только если наше сотрудничество продолжится и после возвращения.

— И в чем вы видите "сотрудничество" после завершения экспедиции?

— Давайте сперва поймем, зачем я вам, вообще, понадобился. Вчера был не нужен, а сегодня уважаемый архимаг вдруг передумал. Наверное, как-то изменились обстоятельства.

— Вы же были в "пятне", значит должны были видеть, как много там в настоящее время всяческой очень сильной нежити.

— Очень много. Но заклинание нейтрализации агрессивности нежити совсем не такое уж сложное, у уркеши его пятилетние дети учат. И я никогда не поверю, что вы его не знаете.

— ?

Кажется, я что-то сморозил. По крайней мере, сумел удивить Халу очень даже конкретно.

— Возможно, я, действительно, не знаю очевидных для вас вещей. Мы с дедом жили абсолютно уединенно и общались с очень немногими людьми. Буду благодарен, если вы меня просветите.

— Не ожидала, что такое возможно. Заклинание "замирения нежити" тайной для нас не является. Как и многие другие некромантские заклинания, хотя они и находятся на территории светлых королевств под строжайшим запретом. Но ваши предки разработали их так, что использовать эти заклинания может только маг, являющийся по крови уркеши. Иначе какой прок был бы вам от армий нежити, если их можно было бы заставить не нападать на наши войска? Работы по созданию светлого аналога, конечно, ведутся, но, к сожалению, успехов там много меньше, чем хотелось бы.

Действительно. На самом деле все очевидно, просто я на эту тему не думал. Страховка "свой-чужой" обязательно должна быть. С гарантией, что сигнал не будет подделан. А предки, действительно, не дураки были… Они ведь могут считаться моими предками?

— Но у вас же есть этот, как его, Шупаш. Который вчера меня почему-то сильно невзлюбил. Он-то может на вас заклинание "замирения нежити" наложить.

— Да, поэтому архимаг и не был в вас заинтересован. Сил у Шупаша хватало на поддержания заклинания только для тридцати человек и десятка лошадей. Отсюда и были ограничения в численности экспедиции и количестве взятого с собой оборудования. С вашей помощью состав экспедиции можно было бы увеличить, и если бы мы с вами встретились в Алезии, так бы и было сделано. Но здесь у нас просто нет возможности ее расширить, разве что лошадей докупить, но они и так полностью соответствуют перевозимому грузу. Непревзойденный счел излишним менять планы.

— Но они все-таки поменялись.

— Непонятно, но Шупаш куда-то пропал, и его поиски не дали результата. Я уверена, что он найдется, но непревзойденный решил подстраховаться и привлечь вас. Тем более, что несколько лишних лошадей для экспедиции вполне могут пригодиться.

В отличие от Халы я был уверен в том, что Шупаш не найдется, но говорить об этом не стал.

— Давайте сделаем так. На сегодня ни вы, ни я особо в сотрудничестве не заинтересованы. Как я слышал, двигаться дальше вы собирались послезавтра. Я хотел покинуть этот город завтра, но в сложившихся обстоятельствах могу денек подождать. Так что окончательное решение лучше отложить до завтрашнего вечера.

— Возможно, вы правы. Но вы так и не сказали, что бы вы хотели получить за свою помощь. Как я понимаю, что-то необычное, и у меня нет уверенности, что решение подобных вопросов относится к моей компетенции.

— Я не собираюсь "брать вас за горло". В случае если вдруг ваш некромант не вернется, — на слове "некромант" Хала поморщилась: — я вас одних не оставлю. И чтобы не было недопонимания, ничего невозможного или безумно дорогого я не хочу. Я уже сказал, моя цель — сотрудничество. У меня, действительно, необычное для уркеши желание, я хочу изучать светлую магию. А вот как и на каких условиях это можно будет делать, давайте уже обсудим после того, как решим продолжить экспедицию вместе.

— Но светлая магия не сочетается с развитием в некромантии! — Изумилась Хала, но сразу же осеклась: — Впрочем, это уже ваше дело.

— Я не совсем обычный уркеши. Все-таки Ламашту — прямые потомки Абзу…

Дальше уже было несколько ничего не значащих фраз. Просто чтобы соблюсти приличия и не разбежаться сразу по завершении переговоров. Долго такая светская беседа продолжаться не могла, магине надо было отчитываться перед деканом, а я, извинившись, пошел к себе в номер. В том, что я поеду с экспедицией студентов, сомнений у меня не было. Значит с лишним грузом надо разобраться сегодня вечером.

С Халой мы поднялись со своих мест абсолютно синхронно. Только я потом пошел наверх к номерам, а она аккуратно скользнула к столу, за которым продолжал бушевать архимаг.

На секунду задержался на лестнице, чтобы услышать: "Потом расскажешь!". Значит, и слушать пока нечего. Пойду своими делами займусь.

Лишних вещей у меня оказалось совсем не так много. Впрочем, откуда им взяться. Первоначально у меня вообще ничего не было, только то, что в пещере некроманта успел схватить на бегу. Но ни книги, ни амулеты покойного "дедушки" оставлять без присмотра, как раз, нельзя. А все, что я у коммивояжера выменял или в деревне получил, почти никакой ценности не представляет. Надо собрать себе минимально необходимый походный набор вещей, а все остальное дешевле выкинуть, чем арендовать место в кладовке. Так что сохранить как-то мне надо только оружие и доспехи воина эфира, взятые с Ратташа в качестве лута.

В общем, все имеющееся у меня имущество я неспешно пересмотрел, отобрал, что на выброс, а что — в дорогу, отобранное упаковал. Вещей, вроде, немного, а час провозился. Когда уже был близок к завершению, услышал, что архимаг Гидаш поднимается наверх. Свой голос он приглушать не считает нужным, опять на ходу кого-то распекает. Ан, нет. Всего лишь на судьбу жалуется. Видимо Хале, так как шагов его спутника совершенно не слышно.

— Я же тебе говорю, что не люблю, когда чего-то не понимаю. Этот Шупаш исчез, как будто его никогда не существовало. Целиком, вместе со всеми амулетами и бляхой Академии. Ты же видела, я сил не пожалел, астральную ищейку запустил. От нее в принципе невозможно спрятаться. И ничего. По крайней мере, на два дневных перехода от города.

Голос прозвучал мимо моей двери и, судя по всему, декан свернул в номер по диагонали напротив моего. Тихо подошел к своей двери и приоткрыл ее, одновременно скастовав "острый слух". Голос Халы (?) из-за закрытой двери так слышно не было, а вот архимага так очень даже отчетливо. Как я уже отмечал, говорить он предпочитает громко. Наверное, есть какие-нибудь заклинания, препятствующие подслушиванию, но в данном случае никто ими не озаботился.

— Все равно, не понимаю! Хорошо, тело можно было уничтожить. Архимаг мог бы и следы замаскировать. Но академическая бляха! Бесследно уничтожить ее и мне не под силу. Спрятать без следа? Разве что в специальном ларце-артефакте с экранирующими стенками. В принципе возможно. Но ты представляешь, сколько такой ларец стоит?! То есть тут целый заговор должен быть, и задействованы в нем очень могущественные силы. Ты в это веришь? Зачем?! Кому надо было нашей экспедиции помешать? Или кто-то из завистников…

Дальше была небольшая пауза. Видимо, говорила Хала.

— Да, ты права. Даже если Шупаш сбежал или похищен, вернуть его сюда быстро не получится. Но уркешский принц готов его заменить… Ну почему принц?! Был бы обычный маг, я бы его сразу сам пригласил. Хотя, когда ты в последний раз встречала мага из Шима? Не помнишь? Подскажу. В составе официальной делегации больше десяти лет назад. Не слышал я, чтобы они за пределами своего княжества путешествовали. Купцы — да, а вот некроманты? Формально запрета нет, но закона о казни за применение некромантских заклинаний никто не отменял. А больше их маги ничего и не умеют.

Опять пауза.

— Говоришь, этот Ламашту хочет учиться светлой магии? Ты в это веришь?

Что-то говорит Хала.

— Да, ты, наверное, права. Вот почему мне совершенно не хотелось иметь с ним дело. Про этих Ламашту двести лет ничего не было слышно, и вот он — красивый. Откуда-то сбежал, а теперь хочет отсидеться у нас в Академии. Ясно, что там его никакие некроманты не достанут. А светлую магию он может хоть сто лет изучать. Наверняка, как мы про их магию, так и они про нашу знают очень много. И могут так же мало.

Пауза.

— Не почувствовала лжи? Хотя, если он, действительно был в заточении, это многое объясняет в его незнании очевидных вещей. Как же я не люблю в политику! Хотя ректор, может и обрадуется. Тот еще интриган. И самое обидное, что отказаться от этого принца я не могу. Отменить экспедицию и вернуться ни с чем? На радость тому, кто все это устроил?! Ни за что!

Что же, самое главное я выяснил. Господа маги сами за меня мне легенду придумали. Непротиворечивую. И сами в нее поверили. В принципе, она меня устраивает. Быть вовлеченным в политические игры мне хочется не больше Гидаша. По крайней мере, в качестве марионетки. Но потянуть время, наверняка, будет возможно. А за это время постараться выучить побольше заклинаний. В общем, не надо давать опрометчивых обещаний (лучше, вообще ничего никому не обещать), и в ближайшее время проблемы не должны меня достать. Ну а надеяться, что их совсем удастся избежать, глупо. Надо успеть к ним подготовиться как можно лучше. Так что все путем!

Осталось только доспехи куда-нибудь припрятать, но на этот счет у меня есть идея. Схожу-ка я дубу Абзи в местном парке. Он меня, вроде, за своего признал. Вот и попрошу его принять доспехи на хранение. Кажется мне, что он просьбу поймет. А если нет, закопаю их где-нибудь рядом. Все надежнее, чем в гостиничной кладовке оставлять.

Подумав, я переоделся. Свой доспех аккуратно свернул, и он поместился в относительно небольшой и не привлекающей лишнего внимания сумке. А вот доспех Ратташа надел на себя. Рост у нас оказался примерно одинаковым, но фигура у него была более плотной, так что кираса на мне откровенно болталась. Но подгонять я ее не стал. Зачем? Один раз пройтись, сойдет.

Из номера я вышел, когда уже стемнело. Шел как можно тише. Никого не встретил, но "отвод глаз" на себя навесил. Внизу было пусто, только у двери в гостиничный "ресторан" сидел какой-то воин с кружкой. И явно следил за лестницей.

Меня под "отводом глаз" он не заметил, но заставил задержаться. Внимательно пригляделся. Точно, знакомый! В смысле из отряда Ушши, сослуживец Ратташа. Интересно, это не он ли давеча в кустах сидел, когда на меня его товарищи и Шупаш напали? А потом сбежал?

Я перестал идти с осторожностью, наоборот, стал ставить ноги тяжело, да заодно еще легонько постукивать наручем по кирасе. Наемник весь подобрался, буквально дырявя меня взглядом, но не в состоянии ничего разглядеть. Что же, помогу ему. На секунду уже в выходных в дверях снял с себя "отвод глаз" и сразу же снова его на себя навесил. Немного отошел от двери и притормозил. Идет следом. Получилось.

Дальше я так и вел его к парку, а потом и на полянку с дубом Абзу. После чего снял "отвод глаз" и стал переодеваться. Воин, однако, был достаточно осторожен, и напасть на меня не пытался. Затаился за кустом на краю поляны и наблюдал. Видимо, как и в прошлый раз. Кстати, шел он поразительно тихо, я даже с "острым слухом" его шагов не слышал. А вот про то, что я "ночное зрение" включу, он явно не догадался. Так что из-за куста вылез, практически, полностью. Разве что присел, чтобы менее заметным быть.

Переодевшись, я наполнил тело и доспех эфиром. Приятное ощущение. Мир сразу же более ярким казаться начинает. Даже в темноте, которая, впрочем, была неполной. Луна на небе шла на убыль, но светила еще довольно ярко.

Примерившись, сформировал у него под ногами "грязь". Не очень глубоко, но достаточно, чтобы воин потерял равновесие. Рванул к нему на полной скорости. Мне показалось, что он и пошевелиться толком не успел, как я уже рядом. Легкий удар по затылку. Надеюсь, сразу не убил? Хотя, какая разница? Главное, не сопротивляется.

Подхватил ставшее обмякать тело и притащил его к дубу. С состоянии, когда весь наполнен эфиром, его вес показался мне совершенно незначительным. Бросил у ствола на большой выступающий из земли корень. Рядом положил доспехи Ратташа и его оружие.

— Великий Абзу! — Произнес я негромко, но торжественно: — Прими жертву сию и, если сочтешь возможным, сохрани для меня эти артефактные доспехи. Негоже их недостойным людям отдавать.

Пауза немного затянулась. Ничего не происходило. Я что-то неправильно сделал, или дуб (Абзу?) решил, что я обнаглел со своей просьбой?

Ладно, что делать. Не поможет, сам все закопаю.

Я выхватил меч и одним движением отрубил у лежавшего у моих ног тела голову. С удовлетворением отметил, что сделал это почти без эмоций.

Повторил:

— О, великий Абзу!

Дальше договорить не успел. Впрочем, особо и не знал, что еще сказать. И так все понятно. Корни, как и в прошлый раз, пришли в движение. Тело, голова, пролившаяся кровь — все исчезло без следа.

А доспех?

Я склонился, приложив обе руки к сердцу. Поднял глаза. Доспеха не было! Но ведь земля не раздвигалась, корни не вылезали… Но нет его, как будто ничего и не лежало. Чудеса!

Я поклонился еще раз. Низко.

— Спасибо, великий!

Блин! А на траве опять несколько монет блестит…

Как выяснилось, лежали там не только монеты. Там еще и два желудя оказалось. Здоровенных, с грецкий орех размером и почти круглых. Но со шляпкой, плод узнаваемый, все как положено. Только что это означает? Знак доверия? Или задание? Или они — как номерок в камере хранения? И почему желудей два? Всегда считал, что "два" — число неправильное. Все бывает либо в единственном числе, либо этого, наоборот, много. Но тут именно два, и никаких пояснений.

В гостиницу вернулся под "отводом глаз". По дороге как-то походя отметил, что совершенное предумышленное убийство меня ни капельки не смутило. Наоборот, есть чувство удовлетворения от правильно сделанной работы. А вот мои взаимоотношения с богом Абзу (или его деревом?) волнуют сильно. Не стал ли я таким образом его жрецом? Или паладином? А, может, он у любого готов жертву принять? Или это все происходит потому, что он признал во мне своего потомка?

Лег спать с распухшей головой.

Утром появился повод похвалить себя за предусмотрительность. Вовремя я от доспеха избавился. Архимаг не стал тянуть, а пригласил меня за свой стол на завтраке. Сказал, что мои условия его устраивают, и что в поход мы выступаем через полчаса. Нечего тут лишний день сидеть. А то еще и студентов терять начнем.

Последняя фраза, как я понял, была шуткой. Так что сделал вид, что она меня развеселила. Хала сделала то же самое.

Вот насчет "моих условий" я не совсем понял. Вроде, в разговоре с его помощницей до конкретики мы так и не дошли. Но раз к знаниям по заклинаниям светлой магии меня допустят, остальные проблемы можно будет решать уже по мере их возникновения и степени актуальности. Так что возражать или уточнять не стал. Пока будем в "пятне", никуда он от меня не денется. Успеем еще все обсудить.

Перед гостиницей уже собирался экспедиционный караван. Действительно, обошлись без излишеств. Двое студентов верхом, две телеги с фуражом, палатками и оборудованием и шесть пассажирских повозок, в которых разместились все остальные. В типах карет я не разбираюсь, так что правильно назвать их не могу. Не слишком большие ящики со скамейками спереди и сзади на четыре посадочных места. Спереди — место для кучера, сзади — для багажа. Места внутри мало, зато ящики не прямо к осям крепятся, а подвешены на примитивные рессоры в виде мощных деревянных луков. Слуги — на козлах, студенты — внутри. Декан едет в первой повозке. Не один, а с Халой и еще одним молодым преподавателем. Шупаш ранее ехал с ними, так что лишних пустых мест в повозках не было. Точнее, было два, так как двое студентов по очереди ехали впереди табора верхом. Как я понимаю, впереди в целях большей безопасности путешествия. В случае дождя, лошадей можно подцепить к повозкам, а самим спрятаться внутри.

А мне куда? В случае дождя, я имею в виду. К декану на место Шупаша? Не уверен, что хочу. Своей машины у меня никогда не было, но вот один из сокурсников как-то гордо предложил покатать в своих "Жигулях", так называемой, "классике". Спереди он свою (на тот момент) девушку усадил, а меня с еще двумя парнями — назад. Клаустрофобии у меня, вроде, нет, пострадали только колени, которыми в спинку переднего сидения упирался, но с того времени в транспорте с маленькими кабинами стараюсь не ездить. Тем более, что в новом теле у меня росточку побольше, и ноги длиннее. Луше заклинание "зонтик" использую. Может, его и на лошадь растянуть удастся.

Кстати, о заклинаниях. Я решил потренироваться, а заодно и силы свои проверить. На всех лошадей и других членов экспедиции наложил бафф "замирения нежити". Честно говоря, никаких серьезных усилий мне для этого не понадобилось, почему у Шупаша были ограничения, я не понял. Конечно, сам процесс довольно скучный — подошел сосредоточился, сформировал заклинание, напитал его эфиром, наложил. И так тридцать раз. Но при чем тут трудности? Никаких изменений в себе не заметил, мог бы и сто и двести раз повторить, а, может, и весь день только этим заниматься.

В результате, выход в поход задержался. Наблюдавший за моими действиями декан решил прикупить еще пару телег с припасами. Чтобы лошадей в "пятне", по возможности, совсем к местной траве не подпускать. Тамошняя флора наверняка некро эманациями пропиталась. Интересно, конечно, как она на лошадей влиять будет, но проверять лучше дома, для чего запланировано хотя бы один из возов загрузить тамошним сеном. Чувствую, интересная работа у студентов будет.

За телегами, лошадям и наемными возничими были отправлены в разные стороны рынка студенты. Я тоже на месте оставаться не стал и все-таки купил себе пару ловушек для элементалей. Как говориться, а вдруг? Не факт, конечно, что они в некро "пятне" оказаться могут, вроде они чаще в других местах гор встречаются, но ужасно хочется на них посмотреть. Никогда не видел и даже представить себе не могу, на что они похожи. А если еще и поймать удастся… В общем, у меня же прямо зудит, как хочется на элементалей поохотиться. Успокаиваю себя, что буду очень аккуратен, но полезу к ним, если увижу, обязательно.

В результате выехали уже поле полудня. Но недовольным никто не выглядел. Похоже, это общее свойство местных жителей (или только студентов?) — принимать любые накладки и неприятности без возражений, как данность. Фаталисты какие-то.

Свои сумки (целых две, одна с вещами и фуражом для меня, вторая для коня) я пристроил на одной из новых телег, так что коня нагрузил только своим весом. Он тоже воспринял это философски, как и другие участники экспедиции, только вздохнул пару раз.

Так как я выступал в качестве проводника, то с полным правом занял место в самом авангарде, хотя ехать еще долго предстояло по дороге, никуда не сворачивая. Но если есть возможность не глотать пыль, поднимаемую караваном, почему ею не воспользоваться. К моему удивлению, ко мне присоединилась почтенная Утосика Анзот. Та, которая рыжая. По крайней мере, с рыжеватым оттенком. Я-то думал, что роли впередиидущего и замыкающего распределены между студентами мужского пола, но, оказалось, что у магов в этом вопросе полное равноправие.

— Привет! — Заговорила она со мной, как со старым, но не особо близким знакомым. Интонации показались мне до боли знакомыми. Примерно так приветствуют друг друга однокурсники из разных групп. По-свойски, но без обязательств. После этого можно как остановиться поговорить, так и мимо пройти.

Как же меня напрягает, что я с местным этикетом и нормами поведения совсем не знаком! Вот как ее приветствие понимать? Что студенты приняли меня в свой круг? Или что простая дворянка демонстративно проявила неуважение к носителю божественной крови? В этом средневековье вполне может быть и то, и другое. Но мне все-таки приятнее думать, что это был первый вариант. И самому очень не понравилось говорить "высоким штилем", как я это делал при первой встрече. Если без него можно обойтись, тем лучше. Отзеркалю ее приветствие. Как показывает практика, когда не знаешь, как себя вести, такая тактика оптимальна. Слегка кивнул головой:

— Привет.

Утосика кивнула головой и пристроилась рядом. Некоторое время ехали молча. Потом она вдруг спросила:

— Ты и вправду принц? — Она и на "ты" перешла. Сделаю вид, что не заметил. Постараюсь говорить нейтрально. Ответить? Почему бы нет?

Я напряг память. Вроде, дед-некромант совсем незадолго до смерти на эту тему рассуждал:

— Я Ламашту. Пятое колено прямых потомков Абзу.

Звучит довольно забавно. Как будто у местного бога была куча ног. Но "коленом" здесь почему-то называют ответвление от основного ствола. То есть когда-то Ламашу были пятым по старшинству родом царского рода.

— А Думузи?

Так, это кто? А! Нынешние правители княжества Шим. Что-то про них дой "дед" вспоминал:

— Думузи — побочная ветвь Шуруппаки, восьмого колена потомков Абзу.

— То есть у тебя все права на престол княжества?

Ничего себе вопрос! Как-то в такой плоскости я свое новое происхождение не рассматривал. Отвечу политкорректно:

— В иерархии наследников престола Империи Уркеши Ламашту стояли намного выше Думузи. Но такое государство больше не существует. А правителями княжества Шим в составе Империи были как раз Шуруппаки.

— А Ламашту чем правили?

Я опять напряг память:

— Территория называлась Лагаш, а родовой замок — Киэнги.

— Лагаш, Лагаш…, — теперь уже Утосика отчаянно пыталась что-то вспомнить: — Слушай, а наша Алезия, случайно, не твоя территория?

Без понятия, книг с историческими картами мне тут видеть еще не довелось. В принципе, возможно. Империя Уркеши когда-то охватывала очень большую территорию. Ответил уклончиво:

— Какая теперь разница? Главное, что у меня теперь нигде никаких поместий нет.

— А в Шиме?

— Мне кажется, вопросов было уже достаточно. Теперь моя очередь их задавать.

Утосика сразу подала лошадь назад:

— Ой, моя смена закончилась. Давай, в другой раз.

Она даже ждать не стала, когда повозки нас догонят, а развернула свой транспорт и поспешила к своей карете. Не слишком вежливо, ну да у меня с ней, похоже, отношения и так не сложились.

Через пять минут на ее место в авангарде выдвинулся какой-то парень. Простите, почтенный Тургуш. Выглядел этот дворянин очень молодо, к тому же был белобрыс и имел васильковые глаза, брови домиком и губки бантиком. Этакий херувимчик. На роль Керубино в "Женитьбе Фигаро" подошел бы идеально, а здесь он целый студент.

— Привет! — Мне была адресована обаятельная и чуть застенчивая улыбка.

— Привет.

— Ты чем это так почтенную Анзот смутил, что она меня вместо себя дежурить отправила?

— И ты сразу согласился?

— Почему бы и нет. За поцелуй красавицы. За что тебе моя благодарность. Так-то к ней не подъедешь.

— Скромница?

— Нет, слишком себе на уме.

В результате у нас получился довольно стандартный, но даже полезный для меня разговор "о бабах". Этот "Керубино" волочился за всеми сокурсницами. И преподавательницами. Характеристики, которые он им давал были, по большей части, восторженные, но довольно четко делились на несколько категорий. "Богиня!" — замуж за него не отдадут ни при каких условиях, но закрутить интрижку очень бы хотелось. Шансов мало, но ими нельзя пренебрегать. "Чудесное (восхитительное) создание" — социальное положение ниже, чем у "богини", но выше, чем у Тургуша. Соответственно, больше шансов заслужить благосклонность. Для остальных девушек, которые были примерно одинакового с ним статуса, специального названия в его словаре я выделить не смог. Просто куча эпитетов-комплементов но без особого пиетета, типа "умница", "красавица", "замечательная мастерица" или даже "очаровательная ведьма". Простолюдинок он тоже не обделял вниманием, но называл их уже с оттенком превосходства "красотками", "горячими штучками", "пончиками", "рыбками" и т. п. При этом создавалось впечатление, что всеми девушками и женщинами, как говорится "репродуктивного возраста", он искренне восхищается и во всех влюблен. Или готов влюбиться. Сразу. Воистину большое сердце у этого юноши.

Не скажу, что получил от него очень много информации, но некоторое представление о женской части нашей экспедиции приобрел.

В дальнейшем спутники у меня регулярно менялись, так что почти со всеми студентами удалось познакомиться более близко. Со всеми старался быть приветлив. Не буду врать, не всегда это было искренне. Но раз есть шанс после этого похода оказаться в числе студентов Академии, лучше заранее встроиться в их ряды, пока обстановка к этому располагает.

С блистательной Ирией тоже пообщаться довелось. Снова на "вы", снова "высоким штилем". Если бы не это, получил бы от беседы удовольствие. Не знаю, что она там себе напридумывала о моем положении "изгнанника", но явно мне сочувствовала и искренне хотела поддержать. Сначала попытался ее разубедить, ведь если Каштилиаш Ламашту и был изгнанником, то по собственной воле. Но она мне не верила, и я не стал настаивать. Во-первых, зачем спорить с девушкой, которая явно проявляет к тебе симпатию? А во-вторых, может она не так уж и не права. Не думаю, что в Шиме меня с распростертыми объятьями встретят и сразу же осыпят подарками. Как бы шею свернуть не попытались.

Вот так, за разговорами и спокойном передвижении вперед мы, наконец, доехали до трактира, где я встретил Миризир и убил на дуэли воина эфира. Последнее крупное село на нашем пути к "пятну" и последняя остановка на оживленном тракте. Дальше места будут более глухие. Как я понял из разговоров, это последняя точка, откуда можно обычным способом письма отправить. Специальных почтовых станций тут нет, но, как выяснилось, крупные трактиры подобные услуги оказывают. А проходящим караванам вменено в обязанность перевозить между ними почту. Вроде дорожного налога. Вот мои товарищи по экспедиции и разошлись по номерам сочинять послания. Мне писать было некому, немного посидел в общем зале, потом вышел во двор. Ноги размять.

Интерлюдия 4. Бабы строем не воюют (Е.С.Красницкий)

Девушки писали письма. Юноши, впрочем, тоже. Писали родителям, друзьям, любимым. Писали по-разному, кто кратко, вроде "Жив-здоров, всем привет!", кто с пространными описаниями увиденного, кто свои философские рассуждения, кто — деловые отчеты. Практически во всех письмах упоминался Игорь Ламашту, все-таки присоединение к экспедиции нового лица, да еще некроманта древнего рода, считавшегося прервавшимся — это событие. А вот оценки этого молодого человека и самого факта его появления в письмах не совпадали.

— Отец, — писала Утосика: — к нашей экспедиции присоединился странный парень-уркеши. Представился, как Игорь Ламашту — из пятого колена прямых потомков Абзу. Сначала не поверила, но блистательная Ика, с которой мне в походе удалось сблизиться, его слова подтверждает. Надо ли сближаться и с этим принцем? Он, то ли изгнанник из Шима, то ли сам сбежал. Надеюсь, ты сможешь использовать эту информацию как-нибудь с пользой.

А вот фрагмент письма Ирии:

— Блистательный Ика, — обращалась она к отцу: — этот Игорь Ламашту очень необычный и интересный человек. Если подумать, его род — самый древний из всех ныне существующих аристократических. Он родовитее не только князей Думузи, но, страшно подумать, и нашего короля, да будет он славен и велик на радость всем нам! Говорит Игорь немного архаично, но как благородно! Чувствуется божественная кровь. И интересуется светлой магией, причем серьезно. Неудивительно, что из Шима ему пришлось бежать. Очень хотела бы по возвращении пригласить его к нам в поместье.

Две подруги блистательные Анат Йамму и Рахмай Шалиму писали даже похожими словами. Их интересовало, насколько привлекателен Игорь Ламашту в качестве жениха. С одной стороны — изгнанник, но уж больно древний род. Ничего не имеет, но, по сути, законный наследник не только Шима, но и всех окрестных земель. Хорошо бы мнение короля Алезии Абиратташа по поводу этого уркеши узнать. Исподволь, естественно.

Ведающая Хала тоже писала. Одновременно два письма — домой родственникам и ректору Никмепу. Собственно, писала она только ректору, с родней у нее особо теплых отношений не сложилось. Но лист был нужен, чтобы прикрыть им, в случае чего, другой отчет. Свои особые отношения с ректором она предпочитала держать в тайне.

— Непревзойденный Гидаш, — сообщала она: — явно не знает, как себя держать в отношении молодого Ламашту. Скорее всего, сохранит дистанцию и постарается прекратить с ним контакты, как только экспедиция завершится. Но юноша серьезно намерен изучать светлую магию в вашей Академии. Не понимаю, зачем ему это, но пока истинные его мотивы выделить не смогла. Попытаться найти поддержку в своих притязаниях на престол Шима? Какой-то странный и неочевидный путь. Создается впечатление, что он искренне уверен в своих силах. Стараюсь его в этом поддержать, так как считаю, что от таких фигур не следует отмахиваться. И раз декан на него не претендует, я уверена, вы сумеете сделать его благодарным себе. Простите за непрошенный совет. Я всегда преклонялась перед вашим умом, уверена, что вы без труда выберете наилучший путь и найдете, как с наибольшей пользой использовать этого юношу и открывающиеся перспективы.

* * *

Примерно в это же время в княжеском замке Шима дочь князя Агума — княжна Нанна собиралась отправиться в инспекционную поездку в замок Ур-Нази, выделенный ей отцом в качестве приданого. Замок находился в удаленной долине, но территориально примыкал к графству Аххе, наследник которого Забаш и был избран родителями в качестве жениха княжны. Свадьба планировалась не раньше чем через полгода, аристократы в таких делах спешить не любят, но подготовка уже началась. В ее рамках княжна и отправлялась в свой поход.

Примерно за час до отправления, уже одетая в дорожный костюм княжна проводила что-то среднее между последней проверкой готовности и совещанием в своих покоях. Нанна была жгучей брюнеткой с хорошей фигурой, и выглядела старше своих двадцати с небольшим лет, прежде всего, за счет колючего взгляда и упрямых складок около рта. Княжна, вообще, редко улыбалась. Особенно в последние пять лет, после того, как ее уже немолодая (по мнению Нанны) мать родила супругу сына и наследника Рикмадду. И положение княжны при дворе изменилось. На ее взгляд — не в лучшую сторону.

Согласно еще имперской традиции, наследовать престол она не могла, но, при отсутствии братьев, должна была стать "хранительницей трона", "княгиней-матерью" и правящим регентом до совершеннолетия ее ребенка. Желательно сына, но если бы была только дочка, то со временем роль "хранительницы трона" перешла бы уже к ней. Смена династии потомков бога законодательством не предусматривалась и была бы не понята народом.

Мужем у Нанны мог быть только бесправный консорт, которого можно было и поменять, если он перестанет ее устраивать. В общем, девушка вполне обосновано рассчитывала со временем стать в княжестве первым лицом.

Рождение младшего брата в корне изменило ситуацию. Из будущей правительницы она превратилась даже не в разменную монету в политической игре, а ненужную вещь, которую нужно было задвинуть куда-нибудь подальше, чтобы о нее не спотыкаться. Вот и жених ей был выбран из такого рода, который не имел никакой поддержки среди других сильных семейств, да и графским считался совершенно номинально. Приданое Нанны, фактически, удваивало территорию Аххе.

Двор княжны также резко сократился в числе и обновился по составу. Наследники крупнейших земель как-то очень быстро заменились третьими-четвертыми сыновьями и дочерями из не самых влиятельных родов. И лишь немногие из них действительно радовались своей службе. Вот они теперь и собрались получить последние указания своей госпожи.

Также на совещании присутствовала семьи кормилицы Нанны и двух ее наставников, которые раньше в числе двух десятков других обучали ее премудростям государственного управления, а теперь согласились (пожелали?) с ней остаться. Так что княжна имела основания надеяться на их верность.

— Мои верные друзья! — обратилась к ним княжна: — Сегодня мы с вами покидаем столицу, можно сказать, навсегда. Да, мы вернемся сюда "отпраздновать" мою свадьбу, но дальше нас ждет уже окончательный переезд в Ур-Нази. И будет еще лучшим вариантом, если нам удастся сохраниться в нынешнем составе хотя бы там, и граф Аххе не отправит вас охранять коз по дальним пастбищам. Не знаю, как вас, но меня такая перспектива не радует. И она не кажется мне справедливой.

Помрачневшие соратники подобрались и слушали напряженно.

— Конечно, есть шанс, что мой брат окажется неспособен управлять княжеством, и я снова стану наследницей. Но надеяться на это глупо, а способствовать этому — заговор против князя. Против отца я никогда не пойду. В этом вопросе.

Напряженная тишина в ответ.

— А вот то, что в мужья мне назначили ничтожного Аххе, не спросив моего согласия, мне кажется абсолютно неприемлемым. Пойти против воли родителей в таком вопросе — не бунт, а защита свих прав и своей жизни. Тем более, что я узнала о существовании куда более достойного жениха. В Бибрате объявился представитель рода Ламашту. Древнейшего рода, прямых потомков Абзу и законных наследников титула императора.

Тут княжну прервал гул растерянных голосов, но она заставила его умолкнуть, резко вскинув руку.

— Самозванец? Возможно, но сомневаюсь. Очень уж отец забеспокоился, выслал отряд верных ему людей к границам княжества на поиски этого Ламашту. Так или иначе, такими вариантами разбрасываться нельзя. Нам надо найти его первыми. Тогда в любых переговорах преимущество будет на нашей стороне.

Снова загудели голоса, но княжна привычно выделяла в общем шуме конкретные вопросы наиболее значимых для нее людей.

— Станем ли мы с ним претендовать на трон Шима? Нет. Максимум на роль наследников и то не для себя, а наших детей. Согласитесь, против такой крови возразить ничего не сможет никто.

— Сам Ламашту? Например, почему ему не стать императором несуществующей Империи. Если он же он действительно очень хорош и силен, появятся шансы вернуть и часть прежних земель.

— Это война? Во-первых, войны ведутся все время. Армия Каруна не дошла до нас только чудесным стечением обстоятельств. Во-вторых же, это все дело будущего. Возможно даже, что мы с этим Ламашту так не понравимся друг другу, что наш союз будет невозможен. Но, все равно, он — та помощь богов, которая позволяет нам не покорно идти на заклание, а вытребовать себе достойное нас место.

Такой вот разговор шел еще некоторое время, после чего Нанна стала резко раздавать задания.

— Все держать в тайне! Выходим прямо сейчас. Двигаемся в сторону Ур-Нази, пот дороге разделяемся. Половина идет укреплять замок и, на всякий случай, готовить его к обороне. Половина — искать Ламашту. К сожалению, чтобы не вызвать подозрений, я вынуждена буду остаться в замке. Поход возглавит наставник Биратт. Все. Выступаем.

* * *

В далеком и одновременно близком (если напрямик через горы) от княжества Шим королевстве Карун, в его королевском дворце еще одна женщина проводила совещание своих приближенных. И тоже тайное. Кстати, эти две женщины были схожи между собой. Не внешне. Карунка была выше ростом и имела пепельного цвета волосы, зеленые глаза и пухлые губы. Ни морщин, ни жестких складок на лице не было. Но ни у кого ни на минуту не возникало сомнения, что, мягко улыбаясь, эта красавица в любую секунду может открутить вам голову, если сочтет это выгодным для себя.

— До меня дошли сведения, — зажурчала голосом королева Шана: — что мой легкомысленный супруг, наш король, сумел-таки разрушить все планы короля Бибрата Хабре и сбежал из заточения.

Радостный гул.

— Информация точная, но, к сожалению, она не столь хороша, как бы мне хотелось. За ним гонятся, как его тюремщики, так и наемники, а спутников и защитников при нем очень мало. Да и сами эти помощники из местных…, — королева не договорила, но по ее лицу проскочила недовольная гримаса: — В результате им пришлось скрыться в горах Мрака. Где их трудно найти, но и выбраться оттуда тоже очень сложно.

Шана вздохнула и продолжила:

— Регент Эллиль, — слово "регент" королева буквально выплюнула, сумев интонацией выразить всю глубину своего отвращения: — послал ему на помощь отряд, но я не верю в его искренность. Слишком ему нравится править самому. Он уже успел отстранить от дел многих достойных людей и приблизить отнюдь не лучших.

Ответных реплик не последовало, но собравшиеся явно были с ней согласны.

— Думаю, все согласны, что короля надо выручать, как от врагов, так и от ненужных ему спасателей?

Согласные голоса зазвучали в унисон:

— Спасать его величество!

— Все как один!

— Славный Мели!

— Да здравствует король!

— И королева!

Одобрение было полным. Королева Шана продолжила уже деловым тоном:

— Выдвигаемся прямо сейчас. На охоту. В горах Мрака. В походе соблюдать осторожность и быть готовым в любой момент к бою. Впрочем, кого я учу?

— А регент? — раздался один неуверенный голос.

— Он не властен указывать королеве, где ей охотиться. И не надо давать ему время на принятие опрометчивых решений. Вперед!

Глава 5. Научный эксперимент

Промахнуться мимо "пятна" было трудно, а вот застрять где-нибудь в пути — легко. А я, вроде как, в роли проводника выступаю, хотя окрестные места не знаю совершенно. Кроме того пути, по которому сам шел. И почему-то все пребывают в уверенности, что горы Мрака и их окрестности для меня — дом родной. До некоторой степени они, конечно, правы. Создал мое тело старый некромант именно там. Но знаний по географии мне это не добавило. Видимо, меня не так поняли…

В результате привел всех по проселку к той деревне, где меня так неласково встретили, сказав, что это последний населенный пункт на пути к "пятну". И что здесь следует уточнить последние новости о происходящем в округе и возможную дорогу дальше. Предупредил, что народ тут неприветливый и уркеши не любит, так что сам во время переговоров держался на заднем плане. Кольчугу свою я прикрыл купленным в Лараке камзолом, шлем был спрятан в багаже, а конь у меня и так самый обыкновенный. Не совсем обыкновенный, рыцарский боевой, но явно не некромантский. Так что среди спутников не выделялся. Почти. Разве более темными волосами и светлым цветом кожи. Но у аристократов тоже загорать не особо принято. А я еще и шляпу с широкими полами одел. Якобы чтобы всякая дрянь с деревьев за шиворот ссыпаться не смогла. Вроде, помогло, и меня не признали. По крайней мере, не реагировали.

Переговоры вела, в основном, Хала. Судя по тому, как охотно ей отвечали, без ментального воздействия не обошлось. У девушки куча талантов. Лучше держаться от нее подальше. Интересно, она и на меня воздействовала, когда приглашала принять участие в экспедиции? Не заметил. Впрочем, что это за внушение, если его замечают? Но присоединиться к Академии я и сам хотел, так что на этом примере проверить ничего нельзя.

Из рассказов местных охотников выяснилось, что у нас два варианта дальнейшего пути. Во-первых, оставить кареты в деревне, а самим идти дальше пешком с вьючными лошадьми в поводу. Так ближе. А можно сделать крюк, заехать частично в Шим и там, вроде, есть почти совсем заброшенный проселок в нужные места.

В том, что проселок есть, я не сомневался. Ведь как-то же встреченный мною коммивояжер к старому некроманту товары доставлял. Не к самой пещере, понятно, значительную часть пути скелеты сами груз тащили, но сейчас конец этой дороги уже должен быть на территории "пятна".

Я бы предпочел поискать этот проселок, но декан выбрал пеший маршрут. Якобы из-за меня. Проезжей дорогой я не пользовался, а вот пешком проходил, значит, и все остальные пройдут. Опасался, что такое решение вызовет недовольство студентов, особенно барышень, но ошибся. Я явно имел неправильные представления об изнеженности аристократов. Или это только маги такие стойкие?

В результате, в деревне остались кареты, часть багажа, все слуги и тот третий преподаватель, что ехал в карете с деканом и Халой, — приглядывать за имуществом. И зачем он только в поход отправился? Начальство приказало?

Следующие два дня пути, как ни странно, ничем мне не запомнились. Дорога как таковая отсутствовала, но ничего непроходимого нам не встретилось. Лес, кусты, овраги, ручьи и небольшие речки, иногда — скалы, в общем, препятствия были, но ничего непреодолимого. Особенно, когда в отряде почти все магией владеют. Так что через овраги и речки кто-нибудь быстренько воздвигал временный "воздушный мост", по которому все и переправлялись.

Полезное заклинание, хотел бы сам его выучить. Жаль, подсмотреть заклинание нельзя. Это только в сказках фэнтези маги чужие заклинания видят с помощью "магического зрения". Нет такого. То есть сами заклинания или баффы ощутить можно, даже есть заклинания, эти ощущения усиливающие, вроде как "ночное зрение" позволяет лучше в темноте видеть. Но не до мельчайших подробностей. Впрочем, это логично. Если бы маги могли друг у друга заклинания подглядывать, никакие академии не нужны были бы. И лучшими магами были не самые талантливые, а самые пронырливые. Так что заклинаниям обучают с помощью ментальных воздействий, которые оказывают либо учителя, либо артефакты-учебники. Можно еще оптическую иллюзию заклинания показать, но, как я уже говорил, только сформировать и наполнить эфиром трехмерную конструкцию недостаточно, там размерность больше. Как минимум, требуется учитывать еще время, концентрацию и силу воли мага.

К чему я все это? В общем, надо пути искать, как бы студентов расколоть, знаниями поделиться. Хотя, как я понял, делать это не принято. В общем, на путь изучения магии никто мне ковровую дорожку расстилать не собирается. А жаль.

Баффы "замирения нежити" я на всех спутников (включая лошадей) навесил еще при выходе из деревни, только подновлял их периодически по дороге. Не знаю, как часто это надо делать. Хотел проверить на себе, но не успел. Двое суток бафф продержался, а потом я не рискнул продолжать эксперимент. По моим прикидкам, в "полосу отчуждения" мы уже въехали, и оказаться съеденным во сне мне совсем не хотелось. Так что вечером обновил.

Про то, что нежить в эти места уже может забредать, я декану сообщил. И вот утром эксперимент стал проводить уже он.

Собрал студентов и заявил, как-то нехорошо глядя на Тургуша-Керубино:

— Мы прибыли в места, куда нежить уже может заходить. Но пока ее еще не должно быть слишком много. Самое подходящее место, чтобы проверить ваши боевые навыки. А вас, Тургуш, я назначаю добровольцем!

Улыбка у него при этом была очень неприятная. Ревнует он девушек к этому ловеласу, что ли? Или старые счеты?

Если декан Гидаш пытался таким образом подколоть Тургуша, то своей цели он не достиг. Этот молодой человек промолчал, но лицом и фигурой такое изобразил, что своими артистическими талантами восхитил бы и Станиславского. Тут такая гамма чувств была! И мужество, и покорность, и тихая грусть, и (как уж без этого) восхищение прекрасными девушками, которым он свой подвиг посвящает. В общем, словами не передать. Но умиление и симпатию у всех студенток он вызвал однозначно.

Декан усмехнулся и что-то скастовал. Очень интересно, что именно. Но мой бафф с Тургуша слетел, как будто его и не было. Точнее почувствовать я не смог, но вот сама возможность развеивать чужие заклинания на меня сильное впечатление произвела. Я тоже хочу так научиться!

Естественно, несколько минут ничего не происходило, пауза затянулась и даже эффект от поз нашего Керубино стал тускнеть. Но тут невдалеке затрещали кусты.

— Так и будете стоять? — Недовольным тоном спросил Гидаш: — Оборону занимайте. Сейчас вашего красавчика убивать будут.

А сам, между прочим, отошел к краю полянки, противоположному тому, откуда нежить приближалась. Я, на всякий случай, тоже немного отошел, но вбок, так как хотел видеть всех участников предстоящих событий. Заодно навесил на себя все известные мне щиты, а тело, доспех и оружие пропитал эфиром под завязку. Агриться на меня местная нежить не должна, лезть в драку я не планировал (пусть в эти игры декан со студентами играют), но ведь и стороннему наблюдателю может прилететь что-нибудь неприятное.

Студенты между тем засуетились, занимая позиции вокруг Тургуша. Самые умные (на мой взгляд) стали позади него, чуть раздавшись в стороны. Чтобы, когда ломающий кусты монстр из них, наконец, выберется на полянку, встретить его дружным огнем заклинаний. Только вот некоторые особо рьяные полезли вперед, закрывать "приманку" своими телами. И перекрыли обзор другим, о чем им те (другие) немедленно сообщили. В общем, пошел такой ор, что за ним треска кустов уже не было слышно. И когда на полянку вырвался скелетик, на него отреагировали не сразу.

Кстати, скелетик показался мне знакомым. Слишком уж характерно из него колючки вроде дикобразовых игл торчали. Как на тех "свиньях", которых я в первый день встретил. Только это была даже не свинья, а подсвинок. То есть, конечно, крупный, если с земными хрюшками сравнивать, но вдвое меньше взрослого кабана.

Возникший бардак прекратила Хала, неожиданно обнаружившаяся рядом со мной. Негромким, но поставленным преподавательским голосом, который прекрасно слышно на лекциях в самых дальних рядах, она почти пропела команды, которые я для себя перевел, как "Це-е-елься…ПЛИ!"

Народ и вправду шарахнул по "подсвинку" заклинаниями. Почти дружно. В основном, "файерболами", но, судя по оказанному эффекту, "воздушные лезвия" и "воздушные молоты" тоже присутствовали.

Не скажу, что все попали идеально, своим тоже досталось, но без щитов никого не было, так что фатальных последствий не случилось. Никто, кстати, протестов не выражал. Тем более, что большинство снарядов в цель все-таки попали. Так что я даже проникся уважением к качеству обучения в Академии. Наверняка все на практических занятиях до автоматизма отработали.

Читал, что кости горят, сам, естественно, не проверял. А тут увидел, как это происходит. В совокупности полтора десятка файерболов облепили скелет подсвинка и, стекая по нему вниз, подожгли его. Вместе с иглами. Несколько шагов этот пылающий факел сделать смог, но до стоящих первыми студентов все-таки не добрался. Упал и уже ничем (почти) от обычного костра не отличался. Разве что большой и чересчур яркий.

Как выяснилось, и жаркий тоже. Некоторые студенты в костер дополнительные файерболы запустили, отчего пламя еще больше раздулось вверх и вширь. И откуда-то взявшийся легкий порыв ветра качнул его на студентов. Те и так немного подались назад, а теперь сделали это уже резко и с воплями. Видимо, через щиты такое жаркое пламя все-таки припекает.

Теперь претензии уже выражались. Зачем били, если уже дело сделано? Звучали и предложения самим подойти и постоять у этого пламени. А лучше — влезть в него целиком. При этом гендерного разделения молодые маги не признавали. Юноши и девушки орали друг на друга совершенно на равных.

Хала стояла рядом со мной неподвижно, но довольное выражение на ее лице навело меня на мысль, не она ли была причиной порыва ветра? В воспитательных целях.

Несмотря на ор, настроение у всех было довольно радужное. Какого монстра завалили! И как легко! Только вот упиваться собственным величием местная нежить студентам дала недолго. Первоначальное "боевое построение" успело рассыпаться, и молодые маги стали подходить ближе к костру — полюбоваться плодами магии своей.

И тут из кустов тем же маршрутом вылетел старший товарищ немертвого подсвинка. В прошлом здоровенный секач ростом с лошадь, клыками, больше подходящими слону, и иглами вместо щетины с локоть длиной. А также парой молодых деревьев, застрявших в его призрачной шкуре. Настоящих деревьев. Метра по четыре от корней до кроны. Но нес он их на удивление легко, как будто не замечал.

И если через кусты это чудо продиралось (именно что "продиралось") относительно медленно, то попав на полянку, сразу взяло с места в карьер. Предупреждающий крик Халы запоздал, и налетевший монстр буквально смел со своего пути и студентов, и костер. Смел, в основном, деревьями, клыками, вроде, никому не досталось, но разлетелись все, как кегли в боулинге, а одна девушка умудрилась даже в кроне застрять.

Клыки же были нацелены исключительно на Тургуша, но и здесь точному удару помешало деревце в шкуре. Кабан мотнул головой, но, вместо удара, смел молодого мага с дороги кроной деревца, как веником. После чего по инерции еще немного пробежал вперед и врезался в тех студентов, что находились в дальних рядах. Он их не атаковал, просто не успел остановиться. Но когда те ударили по нему вразнобой заклинаниями, сразу забыл о моем баффе и стал крушить их уже всерьез.

"Замирение нежити" действует только если сам не проявляешь агрессию. Это утверждение откуда-то всплыло в памяти, а действия скелета секача очень наглядно его подтверждали.

Все смешалось. Монстр заметался по поляне, роняя студентов и сбивая им прицел. К этому добавились разлетевшиеся по округе пылающие кости "подсвинка", которые, попадая в траву, еще и чадить начали, так что все вскорости заволокло вонючим дымом. Летящие со всех сторон и во все стороны файерболы и воздушные лезвия по своим попадали чаще, чем по кабану. В меня тоже два плазменных шара прилетело (жаль, не заметил, кто это такой "меткий"), но, к счастью, они стекли на землю, не нанеся мне повреждений. Даже не понял, это щиты сработали, или свойства воина эфира проявились.

Кстати, по "кабану" файерболы тоже стекали. Не думаю, что на нем какая-то специальная защита имеется, все-таки его родственник вполне успешно сгорел. Скорее, случившихся попаданий не хватает для нагревания его костей до критической температуры. Все-таки они магией пропитаны и обладают повышенной прочностью. Вот застрявшие в шкуре деревца загорелись прекрасно, так что щитам студентов приходилось защищать их не только от механических повреждений иглами, но и от огня.

Декан на все это безобразие взирал с олимпийским спокойствием, а вот улыбка Халы делалась все более напряженной. Оно, конечно, боевую практику студены получают по полной программе, и, по идее, должны за счет численного превосходства этого "секача" измотать и, в конце концов, завалить. По крайней мере я надеюсь, что дела обстоят именно так. Но если сюда еще монстры набегут? Два досюда добрались, могут и другие найтись. Тогда что? Я навесил на себя "острый слух". Похоже, какой-то треск со стороны "пятна" раздается. Пока еще очень вдалеке. Но звук вроде как приближается.

Обратил внимание Халы на это. Она еще больше напряглась.

— Еще немного подождать можно, но потом с этим безобразием надо будет срочно заканчивать.

— Может, стоит на Тургуша "замирение нежити" наложить? Если монстров живая кровь манить не будет, зачем им сюда идти? — Предложил я.

— Попробуйте, но, скорее всего, не поможет. Когда бой идет, нежить это тоже чувствует и почему-то на него сбегается. Так что закончить надо до подхода подкрепления к этой немертвой химере.

Стал подновлять всем присутствующим баффы. На Тургуша тоже его навесил. Но на интенсивность драки это никак не повлияло. Причем уверенность в ее благополучном исходе у меня несколько поколебалась. На монстре никаких повреждений заметно не было, разве что от сгоревших деревьев в шкуре избавился, так он от этого только в подвижности прибавил. А вот основательно помятые студенты стали отступать к краям поляны, что в общем-то было разумно, но заклинания они стали кидать все реже. Видимо, силы заканчивались.

Кабан же, словно почувствовав переломность момента, с особым энтузиазмом набросился на очередную кучку студентов на краю поляны и, подхватив одного из них, буквально впечатал его в дерево. Даже не впечатал, а пригвоздил к нему бивнями. Нет, фонтанов крови во все стороны не было, щит бедолаги выдержал, и клыки-бивни не пронзили его насквозь, а стиснули с боков. Но в дерево вошли довольно глубоко, и студент оказался к нему пришпиленным, причем так, что ноги не доставали до земли.

Блин, да это девушка! Причем блондинка. Уж не Ирия ли? В дыму плохо видно.

Было заметно, что девушка держится из последних сил, но ее попытки магичить или как-нибудь вывернуться из зажима монстра ни к чему не приводили. А полетевшие в них заклинания подожгли не "кабана", а дерево, только ухудшив ее положение.

Надо отдать ей должное, держалась она мужественно. Не визжала, не истерила, на помощь не звала, даже приглушенный стон издала всего один раз — во время удара о дерево. Но положение у Ирии (если это она) было, прямо скажем, аховое. Сопротивляться она уже не пыталась, все силы направив на поддержание щита. Но я буквально чувствовал, как этот щит истончается под напором монстра и ударами других студентов. Ибо от их заклинаний ей доставалось, пожалуй, больше, чем немертвой химере.

Возможно, у меня просто воображение разыгралось, почувствовать состояние чужого щита я не мог, разве только по напряжению всей зажатой фигурки, у которой уже руки подрагивать начали. Но почему-то был в этом уверен.

Нет, смотреть на это с выражением академического интереса на лице, как декан, я не могу. Только что я могу сделать? Начать уничтожать "кабана" заклинанием "горстка праха"? Но тут как бы девушку не зацепить. Да и пока этого монстра по небольшим кусочкам удастся обезвредить, он, пожалуй, уже сам до нее доберется.

Можно, конечно, его мечом на кусочки покрошить. Но как-то не хочется спешить демонстрировать всем свои свойства воина эфира. Массу ненужного внимания к себе привлеку. Его и так больше, чем нужно, но если показать, что ты и маг, и воин одновременно, об обучении в Академии придется забыть, меня там самого на опыты пустят. Так что светить такой козырь можно только в самом крайнем случае. Когда будет прямая угроза моей жизни. А чужой, как сейчас? Смотреть, как погибает симпатичная девушка и ничего не делать?

А если…

— Прекратить атаку! — Закричала стоящая рядом Хала: — Вы же не химеру, вы свою сокурсницу убиваете!

Ее послушались, и в монстра файерболы больше не летели. Но девушке сильно лучше от этого не стало. Секач все так же на нее давил, дерево за спиной и вокруг — полыхало. Что же Хала делать собралась? Наверное, полный магистр может больше, чем студенты. Вот она подалась вперед к месту схватки…

И сразу случилось два события. Во-первых, громко затрещали кусты уже в непосредственной близости от полянки. Еще монстры подошли. Вот-вот здесь будут. Все невольно глянули в ту сторону. И случилось страшное. С не слишком громким, но отчетливо слышимым хлопком разлетелся щит у Ирии. Или это не щит схлопнулся, а монстр, наконец, ее о дерево приложил. И она впервые вскрикнула.

Я не выдержал. Заклинание "подчинение". И эфира, эфира в него вливать как можно больше.

Когда я скелет пони подчинял, это как-то легко произошло. А здесь — совсем не так просто. Предельная концентрация потребовалась. И я прямо чувствовал, как чужая воля отчаянно сопротивляется моей. На секунду все застыло. А потом во мне вспыхнул гнев. Какой-то не мой. Животный, древний. Драконий, что ли? Как это кто-то смеет мне противиться?! НА КОЛЕНИ!!!

Монстр, действительно, подался назад и упал на колени. Клыки-бивни вышли из дерева, и девушка свалилась на землю.

— Монстра я подчинил! — Закричал я: — Спасайте Ирию!

Не знаю, что там Хала собиралась делать раньше, но среагировала она моментально. Упавшую фигурку выхватило из огня телекинезом, и пламя на ней сразу же исчезло. После чего магистр склонилась над ней, кастуя что-то лечебное.

Захваченного "секача" я заставил отойти в центр поляны. Здоровый монстр. Его столько били, а он почти целый. Подкопчен, кое-какие кости поломаны, часть игл потерял, но вполне дееспособен. И ужасно недоволен тем, что чужую жизнь выпить не сумел. Вроде, немертвые — тупые, на простейших инстинктах действуют, но ведь понимает нутром, что без подпитки ему скоро конец придет. Не знаю зачем, но подкачал ему некро-эфира. Прилично подкачал. Туман внутри него сразу стал гуще, а поломанные кости сами собой срослись. И костяной секач успокоился, потеряв к студентам интерес. Вот в сторону деревни, откуда мы пришли, у него желание пойти было, хоть и не очень уверенное. Не пустил. Надо сначала с деканом или Халой посоветоваться, что с этим неживым "товарищем" делать.

Тем временем на поляну вывалился еще чуть ли не десяток монстров. Вроде, не химеры, а скелеты обычных зверей. Но здоровых. Часть, возможно, какими-то местными лосями раньше была, часть — бизонами. Выбежали и, вроде как, растерялись. Не знают, что делать дальше. Привлекший их источник жизни под баффом и больше не ощущается. Драки тоже никакой нет, все тихо и мирно. А то, на поляне почти вся трава выгорела вместе с несколькими деревьями по ее краю, костяков не касается. Я уже отмечал, тупые они. Единственное, что их интересует — пожрать, то есть у кого-нибудь жизнь выпить.

В общем, агрессии не проявляют, но на поляне сразу стало тесно и неуютно.

Подошел к студентам, столпившимся вокруг Ирии и склонившейся над ней Халой.

— Что с блистательной Икой? Насколько сильные повреждения?

Спросил, ни к кому конкретно не обращаясь. Не расталкивать же мне молодых магов, чтобы самому посмотреть. Тем более, что передо мной одни девушки оказались. Одна из них, с пепельными волосами, обернулась:

— Божественный Ламашту, со мной все в порядке. Или вы решили, что это я так под неживую химеру подставилась? Я надеялась, что вы обо мне лучшего мнения.

На секунду я банально растерялся. Она же была блондинкой! Нет, я, конечно, понимаю, что магине никакой салон красоты не нужен. Прическу и цвет волос она может поменять запросто. А также макияж нанести с помощью магии. Можно и черты лица как угодно изменить, но ведь этого не делают! То есть, может, и делают, иначе не были бы все студентки такими красавицами, но не каждый же день. Иначе тебя ни друзья, ни родные не узнают, а в сословном обществе это чревато очень неприятными последствиями.

Но сейчас, похоже, не время рефлексировать. Ирия, и вправду, обиделась. Не понял, на что, но лучше извиниться.

— Блистательная, ваш прежний облик запал мне в душу, как олицетворение совершенства. Но я был неправ. Вы сумели стать еще прекраснее… — Главное, смотреть при этом честными глазами.

Кажется, удачно сказал. Взгляд у девушки остался строгим, но уже не по моему адресу:

— Вы мне льстите. Но всякие неудачницы, действительно, стали его копировать, — тут ее лицо разгладилось, а глаза округлились: — Так это вы меня спасать кинулись?

Через секунду удивленное выражение сменилось на довольное:

— Знаете, это даже приятно…

Не люблю врать, но ведь можно промолчать? Мужчины должны повышать девушкам настроение, а не портить его. Даже если обстановка совершенно не располагает к флирту. Впрочем, не знаю, когда это флирту мешало…

Но поговорить нам не дали. Декан оторвался от роли стороннего наблюдателя и подошел к студентам. Прямо на ходу начав разбор полетов:

— Первое. Почему не распределили роли? Я имею в виду не боевое построение, а почему никто за лошадьми приглядывать не остался? В этот раз я их сам придержал, но в следующий буду следить только за лошадью с моим личным багажом.

— Второе. Почему никто не поддержал блистательную Шалиму? Не боевыми заклинаниями, которыми вы ее поливали вместе с химерой, а щитами и эфиром? Про целительские заклинания даже не напоминаю.

— Третье. Почему никто не принял на себя общее руководство? Как всегда, заранее не договорились, а в процессе боя никто никому уступать не захотел.

— В результате вы стали не отрядом, а разрозненной толпой магов. Имеющих общее представление о тактике, но не имеющих никакого плана. Сплошная импровизация. Но и при этом никаких оригинальных ходов я не заметил. Для слабого противника этого хватило, но как только появился серьезный монстр, вы оказались не готовы ему противостоять.

Говорил жестко. Как резал. Судя по поникшим студентам, резал по живому. Мне, если честно, такая манера обучения не нравится. Один из наших лекторов как-то разоткровенничался, что существует два основных подхода стимуляции студентов к обучению. Условно, подход "физтех" и подход "мифи". В первом случае студента всячески хвалят за любые его успехи. Справился? Смотри, какой ты молодец! Ты все можешь, если захочешь и приложишь усилия! Для тебя нет неразрешимых задач. Ну и тому подобное. Во втором подходе студента "закаляют" неудачами. С первого дня ему объясняют, что он "никто и звать его никак", ничего не знает, а о данном конкретном предмете имеет исключительно неправильное представление. Причем бьют по самолюбию больно, унижают. Чтобы студент, стиснув зубы, учился преодолевать трудности. Те, кто выживают, в конце концов делают это неплохо. Вот декан Гидаш, похоже, является сторонником второго подхода. Не берусь судить, что эффективнее, но когда меня мешают с г*ом, не люблю. Судя по напряженным лицам молодых магов, им это тоже не нравилось. А ведь они все аристократы, некоторые так из очень знатных родов. Не от архимага подобного, пожалуй, и не стерпели бы. А тут — стоят, опустив глаза, матерят начальника про себя, но при этом думают, как бы в другой раз так не вляпаться. Ну, боги им в помощь.

Однако, и до меня дело дошло:

— А вы, Ламашту, почему вмешались? Вам что было сказано делать?

— Совершенно ничего не было сказано.

— Вот. И не надо было ничего делать. Господа знающие далеко не все известные им средства борьбы с нежитью успели использовать.

— Не знаю, как вы, а я, если меня ни о чем конкретно не просили заранее, действую по своему усмотрению, — кажется, декан хотел мне возразить, но я ему не дал: — Вы лучше скажите, что дальше с этой немертвой химерой делать? Если я ее просто отпущу, она намылилась в сторону деревни, где вы часть багажа оставили, двинуться.

Упоминание деревни все-таки сбило его с мысли (или настроя):

— Хм… А дойдет?

— Дойдет.

— Но ведь раньше же не ходил?

Я скромно пожал плечами. Не рассказывать же ему, что все это благодаря моей подзарядке стало возможным. Кстати, если это стадо немертвых копытных некро-эфиром подкачать, они тоже в деревню отправятся. Но я этого делать не буду. Народ там неприятный, но не настолько.

— Н-да… Вещи пропасть могут. И кареты, — декан задумался о чем-то своем: — Ладно, пока держите эту немертвую химеру при себе. Если никакого более сильного экземпляра не попадется, приведете его в Академию.

Не скажу, что перспектива меня обрадовала. Здесь, в горах, проблем не будет. Прикажешь ему стоять, никуда ночью не денется. А вот в населенных местах от него не отойдешь. Приедут, пока я спать буду, в гостиницу какие-нибудь новые постояльцы, на которых я баффы наложить не успею. И никуда уже не уедут. Разве что в номер к себе "секача" заводить.

Своими сомнениями я попытался поделиться с архимагом, но тот отмахнулся от меня и занялся другими делами. Набежавшие монстры стали потихоньку расходиться, но на поляне и без них было достаточно неуютно. Так что все потихоньку собрались и двинулись дальше — искать место под новый лагерь.

Я шел в авангарде уже с двумя животными в поводу. С конем — в буквальном смысле этого слова, а немертвую химеру вел мысленно. Идти было неудобно. Приходилось следить не столько за своими ногами, сколько выбирать дорогу для своего "кабана". При этом осуществлять свое "радиоуправление" на максимальной дистанции. Обычных лошадей соседство такого монстра пугало. Но совсем далеко послать я его тоже не мог, попрет напрямую через кусты, может и деревья завалить остальным под ноги. Не лесных великанов, понятно, но и деревья со стволом сантиметров двадцать в диаметре своими кронами очень неплохую "засечную полосу" соорудить способны. Так что шел в напряжении, а тут еще и разговоры вести пришлось.

Пострадавшая Рахмай Шалиму, если и не пришла в норму полностью, двинуться вместе со всеми ей это не помешало. И она сочла необходимым подойти ко мне:

— Божественный Ламашту, хочу выразить вам свою благодарность. Это был мужественный и благородный поступок. Не каждый может решиться вызвать на себя гнев архимага.

А то, что ее почти убили, это ничего? Или она так в местную медицину верит? И что ей ответить?

— Я как-то об этом не задумывался. Это был совершенно естественный поступок.

Рахмай что-то собиралась ответить, но ее опередил другой голос. Оказывается, с другой стороны от меня успела появиться Ирия:

— Чтобы такой поступок был "естественным", надо "всего лишь" иметь непрерывный ряд благородных предков на протяжении семи тысячелетий. Или больше?

Кажется, официальная история человечества тут как раз семь тысяч лет насчитывает. Как и на Земле. Или на Земле уже семь с половиной? Откуда такое летоисчисление взялась? На Земле дата "сотворения мира" приблизительно совпадает со временем изобретения письменности. Мне это казалось неслучайным. А здесь? Впрочем, лучше не умничать. Отвечу нейтрально:

— Поколений не так уж много. Маги, вообще-то долгожители…

— Для кого-то и три поколения благородных предков уже повод себя к аристократам причислять, — это снова Ирия. При этом нехорошо смотрит на Рахмай. Мне только девичьих разборок рядом с собой не хватало!

Кстати, а ведь маленького Каштилиаша заставляли всех своих предков учить. Сколько же их было? Я не придумал ничего лучшего, чем начать перечислять имена вслух:

— Абзу, Архальбу, Никмепа, Аммистамру, Ибирану…

Больше четырех десятков набежало, однако. До самого Каштилиаша. А вот меня куда в этот список прилепить? В наглую добавил сразу после старого некроманта. Я его, правда, своим дедом называл, причем двоюродным. Но мог же у него племянник быть с тем же именем. Почему бы нет? Типа, Каштилиаш Младший. Если что, буду этой версии придерживаться.

К концу списка заскучала уже не только Рахмай, но и Ирия. Точнее, Рахмай скучала сначала, а, увидав, погрустневшую Ирию, так снова оживилась. Даже сказала что-то про то, что рядом с таким списком полторы дюжины не особо лучше семи выглядят. А три поколения назад ее предки блистательными стали.

К счастью, тут мы добрались до приличной поляны, совсем рядом с которой поблескивал небольшой ручей. Идеальное место для стоянки, о чем я и объявил. Так что разговоры сменила суета разбивки лагеря.

На следующий день декан никаких экспериментов над студентами не ставил, Зато вытащил какие-то артефакты, с помощью которых сначала сам, потом с Халой, а потом и со всеми студентами проводил измерение плотности эфира и его стихийных и некротической составляющих. Я тоже смотрел, но ничего не понял. То есть сами измерения понятны. Вливаешь в артефакт эфир и смотришь, как он светиться начинает. Оранжевый цвет — огонь, голубой — воздух, сине-зеленый (аквамарин) — вода, коричневый — земля, зеленый — жизнь. Для некро-эфира — оттенки серого. Чем ярче свет (для некро — гуще темнота), тем больше плотность эфира. Ни стрелок, ни, тем более, цифровых шкал нет, но маги на глаз довольно точно определяют. Думаю, ювелирам по глубине царапины, ими же проводимой, пробу определять сложнее. Но вот как сами артефакты сделаны, ни слова сказано не было. А ведь именно это — самое интересное.

Как я понял, фон стихийных составляющих эфира в "пятне" принципиально от других мест не отличался. А вот некро-эфир был очень высокой концентрации. Ничего другого и не ожидалось. Надеюсь, результаты измерений они записали (или запомнили). На следующей стоянке сравнят.

Так и вышло. В путь декан нас погнал почти сразу, как измерения закончились. Не глядя на то, что больше половины дня уже прошло. И не успокоился, пока мы километров пятнадцать не отмотали, что для предгорий — нормальный дневной переход.

Как-то так получалось, что во время стоянок я оказывался сам по себе. Студентов Хала собирала либо всех вместе, либо, разделив на несколько групп, и давала им какие-нибудь задания. Задания могли быть как учебными, так и "обед приготовить". Свободного времени почти не было, разговоры велись разве что перед сном по палаткам. Я же с самого начала спал один, так как имел не только личный транспорт (коня) но и собственную небольшую палатку. Наверное, если бы какая-нибудь симпатичная девушка пожелала бы разделить ее со мной, я бы не возражал, но таковых не нашлось. В этом походе, вообще, не было заметно, чтобы студенты противоположного пола состояли в отношениях. Для меня это было непривычно, но с местными обычаями я был еще мало знаком, так что предпочитал наблюдать, а не проявлять инициативу.

На одной из стоянок экспедиция застряла на несколько дней. Было это как раз на границе "пятна" и того, что я назвал "полосой отчуждения". То есть там, где немертвых монстров было больше всего. Вот их изучением все и занялись. К счастью, декан бои больше не устраивал, за немертвыми скелетами только наблюдали. Каждый студент получал по условному подопечному и в течение всего дня сопровождал его, составляя карту перемещений. Зачем? Наверное, для науки. Но конкретных целей я не понял.

Сам же я оказался совершенно свободным. Как проводник, в обустраивании лагеря я принимал минимальное участие, только ежевечерне всем баффы подновлял. А так — гулял по округе со своим подчиненным монстром по собственному усмотрению. Заодно пути к центру "пятна" изучал.

Благодаря свойствам воина эфира перемещаться я мог очень быстро, что и делал, когда никто этого не видел. В результате подобрался к месту обрушения пещеры старого некроманта. Была у меня слабая надежда, вдруг там что-нибудь уцелело и до этого мне удастся добраться. Особо не рассчитывал, но почему не проверить, если возможность есть?

К сожалению, никаких входов в пещеру я не нашел. То есть я в этих местах побывал (об этом мне память старого Ламашту информацию дала), но обвалы там случились качественные. Чтобы раскопать, архимаги земли требуются. Возможно, что-нибудь из внутренних помещений и уцелело, но пробивать туда проходы сверху придется, а это ничуть не легче, чем обрушения расчистить. К тому же, если я правильно прикинул положение помещений с наибольшими ценностями на местности, над ними теперь находилось не самое маленькое озеро. Сейчас образовалось или всегда тут было? Не знаю. Но дышать под водой пока не умею. Когда же меня, наконец, учить начнут?!

Зато над бывшим жилищем некроманта я встретил нечто странное. Очень плотный комок черного тумана, вокруг которого шлейфом распространялся туман уже пожиже. И эта хрень довольно хаотично перемещалась в воздухе. Заинтересовался и двинулся следом.

Летает. Никакой особой системы в перемещениях не нашел. Иногда скрывается под землей, после выныривает. Сперва решил, что проходит этот сгусток тумана через камень совершенно свободно, но изучив места прохождения, обнаружил, что камень там стал выглядеть очень старым. Как будто его эрозия на тысячелетия больше подтачивала, чем соседние места. Что же это такое?

Тут до меня дошло, что я встретил элементаля. Причем не стихийного, а некро. Откуда-то в памяти стало всплывать, что были и такие. Именно на их энергии вся защита пещеры старого Ламашту и была построена. И было их у него, кажется, три штуки. Похоже, после разрушения пещеры элементали высвободились. По крайней мере, один. Тот, которого я встретил.

На следующий день лагерь все еще стоял на том же месте, и я уже целенаправленно рванул на поиски элементаля. Прихватив с собой из багажа ловушку-шкатулку для его хранения. Правда полезность этого артефакта (за десять золотых!) вызывала у меня сомнения. Шкатулка на ладони помещается, а плотный сгусток тумана был размером с мою голову. Если эти объемы соответствуют реальности, то никак некро-элементаль в шкатулку не влезет. Но когда речь идет о магии, ни в чем нельзя быть уверенным.

К моей радости, поиски надолго не затянулись, элементаль продолжал летать все в тех же местах. Это замечательно. А как его ловить прикажете?

Я еще раз проверил пропитку тела эфиром и кинулся к элементалю. Ну, догнал. Вот он — рядом, только руку протяни. Правда, протягивать руку что-то боязно.

Сунул в него веточку. Осыпалась пеплом. Причем вся, а не только та часть, которой я сгустка тумана коснулся. Впечатляет, однако.

Поднес к нему раскрытую шкатулку-ловушку. Никакого эффекта. Была у меня надежда, что артефакт его сам внутрь затянет. Но она не оправдалась.

Поднес артефакт совсем вплотную. Тот вдруг решил поменять направление полета и врезался в шкатулку. И обтек ее, скрыв внутри тумана вместе с моей рукой.

Особо болезненных ощущений не было, разве что мурашки какие-то побежали. Но не уверен, были ли они следствием контакта с элементалем или просто работой моего воображения. Но страшно…

Секунда, и элементаль спокойно летит себе дальше, а я никак не могу сфокусировать взгляд на том месте, где была кисть моей руки.

Уф! Все на месте. И рука и артефакт.

Пошевелил пальцами, убеждаясь, что это не иллюзия. Чуть шкатулку не выронил.

Дальше стало морально легче. Не лишил меня руки элементаль. Не знаю, что тут сработало, накачка тела эфиром или мое происхождение от Абзу. Главное, я цел!

Сгусток тумана тем временем успел не только улететь в сторону, но и скрыться в скале. Чтобы появиться из под земли уже в сотне метров от меня. И снова нырнуть под землю, как будто специально.

Следующий час я горным козлом скакал по окрестным скалам, гоняясь за элементалем со снятым с головы шлемом вместо сачка. Шлем, как выяснилось, он тоже не разрушал. Но вот уйти из под него сквозь землю мог запросто.

В конце концов, мне все-таки удалось загнать элементаля в шлем, перекрыв ему выход раскрытой шкатулкой. Черный туман клубился вокруг шкатулки и держащей ее руки, временами довольно ощутимо постукивая в препятствия. Но постукивая не физически. Конкретных ударов я не ощущал, вместо них какие-то волны накатывались, словно пробуя материал на прочность. Эфир я стал подливать не только в руки и шлем, но и шкатулку. Не знаю, насколько это помогало, но так мне удалось не просто удержать элементаля, но и пойти вместе с ним.

Обратная дорога к лагерю заняла много больше времени, чем я добирался до места "охоты". В одну сторону я бежал, накачанный эфиром, а теперь просто шел. Что было сравнимо с задачей пронести по пересеченной местности стакан с водой, не пролив ее. И даже сложнее, так как шлем и шкатулку я нес двумя руками перед собой, изрядно перекрывая себе обзор дороги. А ведь мне не только за собственными ногами следить надо было, но и за немертвым монстром, которого мне приходилось таскать с собой, чтобы не потерять над ним контроль. Где-то на полкилометра я от него мог отойти, не теряя связь, но не больше. Была бы спина у этого кабана-дикобраза немного более удобной, сел бы на него верхом. Но у этого страшилища сесть можно было только на торчащие во все стороны иглы. Как-то не хотелось. Так что шел пешком.

Но все-таки никаких принципиально нерешаемых задач мне дорога не поставила. Только сжег некоторое количество нервов, устал от напряжения, потратил на путь кучу времени, но дошел.

Обед я, понятно, пропустил, что было отмечено, но мое появление в лагере ближе к вечеру вместе с трофеем сняло все вопросы. И породило нездоровое оживление.

Сначала сбежались, естественно, студенты, которых мне кое-как удалось утихомирить и убедить воздержаться от попыток воздействовать на элементаля до прихода декана. Все-таки опасаются они своего архимага. И пугало их не то, что без непревзойденного Гидаша они напортачить могут, а то, что тот будет недоволен, если ему не уступят право "первой ночи". В смысле, первому повозиться с элементалем. Тем более, как я понял из возникших споров, некро-элементаля никто из присутствующих никогда не видел, и не факт, что подобный экземпляр, вообще, имеется в Академии.

Ценная информация. Я элементаля и так никому бесплатно дарить не собирался, а теперь… Что "теперь" я и сам не знал. Как не представлял и реальной цены добытого мною трофея. К тому же не совсем добытого. Принести я его принес, но в шкатулку-то он не влез. А нести его двумя руками я долго не смогу.

От этих мыслей меня отвлекла подошедшая Хала. Но ясности не внесла. Она охнула и сразу убежала. За деканом. Который появился не просто так, а с целым саквояжем артефактов. А что еще может быть у архимага в саквояже?

— Гм, удивили вы меня, молодой человек, — архимаг этикетом не заморачивался и называть меня "божественным" крайне не любил. Завидовал? Но что-то во мне его явно раздражало или, хотя бы, напрягало. Нормальных, естественных бесед у меня с ним вести не получалось.

Он, тем временем, продолжил:

— Вы же элементаля прямо руками касаетесь. Причем очень неслабого элементаля. Не слышал о такой возможности. Неужели потомки Абзу, действительно, в особых отношениях со спутниками своего бога?

После чего голос стал строгим:

— Надеюсь, у вас хватит ума не пробовать повторить это?! Хотя… Кто тут особо привычен к целительским воздействиям? Тургуш? Или блистательной Шалиму понравилось ставить на себе рискованные эксперименты?

Рахмай под взглядом декана как-то вся съежилась, а вот Тургуш опять изобразил комичную и при этом благородную жертву, вызывая всеобщую симпатию и сочувствие. У женской части отряда. Архимаг поморщился.

— Нет, давайте вы, Ибараш. Вы человек мужественный, вот вы и дотронетесь до элементаля. Одним пальцем. Особо близко руку не подносите.

— Всем приготовить целительские заклинания, — подала голос Хала.

— Может, достаточно веточку поднести? — спросил я. Тоже очень наглядно получается.

Мое предложение было проигнорировано, но Ибараш, крепкого сложения молодой человек с невыразительным лицом и какими-то серыми волосами, заметно напрягся. Но решительно подошел ближе и протянул руку.

— Палец! — Резко напомнила Хала.

Парень оказался не дурак. И не лишен осторожности. Рука у него только в первый момент двинулась быстро, но на полпути застыла, а дальше он уже приближал вытянутый палец к туману по миллиметру. Раз в несколько секунд.

— Ну же! — Поторопил его декан.

Ибраш резко выдвинул руку вперед и столь же резко ее отдернул. При этом успел ткнуть пальцем в туман рядом с шкатулкой, чуть ее у меня не выбив.

Мой предостерегающий окрик совпал со всеобщим охом. Ибраш поднял руку, демонстрируя всем направленный в небо указательный палец, и вдруг этот палец стал на глазах усыхать и осыпаться. Начиная с кончика.

— Лечим! — Команда Халы перекрыла возникший гул.

Даже я бросил "малое исцеление", но и без меня нашлось, кому магичить. Застывший Ибраш смотрел, как от пальца сначала осталась одна усохшая фаланга, но потом он стал отрастать заново. Занимательное зрелище. Все-таки магия — это сила.

Отрастал палец, правда, медленнее, чем осыпался, но через пять минут, вроде, восстановился полностью.

За это время декан успел прочитать краткую лекцию о силе и особенностях некро-элементалей, не забывая напоминать о необходимости продолжения лечения студента.

— Есть еще желающие потрогать? — Закончил он свой менторский спич.

Желающих не было, но на мою руку, держащую шкатулку, чьи пальцы полностью скрывались в тумане, народ косился довольно выразительно.

— На Ламашту внимания не обращайте. Этот феномен нам еще предстоит изучить, но, боюсь, это дело не одного дня, — по тону было ясно, что феномены Гидаш терпеть не может и постарается найти на них управу. После чего уже обычным профессорским голосом продолжил:

— Вы все считаете себя сильными магами. Так вот перед вами задача, решать которую Ламашту почему-то не стал. Есть шкатулка-хранилище для элементалей и элементаль, который в эту ловушку не влезает. Что нужно делать в этом случае?

Ответить попытались сразу несколько человек. Хала немедленно навела порядок в их разноголосице, но меня вопросы дисциплины волновали мало. Главное я понял суть. Надо развеять часть энергии элементаля, тогда он уменьшится в размере.

— Задача усложняется тем, что этот элементаль производит некро-эфир, то есть пропустить его прямо через себя, у светлого мага не получится. Если он, конечно, не хочет прекратить свой жизненный путь. Есть, правда, вариант, стать личем, но этот ритуал мы с вами не изучали. Впрочем, с помощью Ламашту его можно провести. Нет желающих?

Желающих не нашлось. Более того, Хала организовала опрос, чем лич хуже обычного мага. Оказалось, много чем. Помимо утраты всех плотских радостей жизни, личи совсем не развиваются. То есть не могут освоить ничего нового. Совсем ничего. Время как бы останавливается для них в момент смерти. Каждый конкретный момент они вполне нормально рассуждают и понимают происходящее, но очень быстро обо всем новом забывают. С ними даже долгие беседы вести не получится, а задания необходимо давать в письменном виде. И кратко сформулированным. В общем, ну нафиг такое бессмертие.

Наверное, есть и более изощренные варианты, недаром же старик Ламашту возможность превращения в лича примерял на себя, но все-таки идею отверг.

Дальше уже пошло обсуждение конкретных действий, как можно лишить элементаля части энергии. К сожалению, большую часть сказанного я не понимал в связи с отсутствием соответствующего образования.

— Только давайте отойдем от лагеря в сторону, — неожиданно предложила Хала: — Защищенного полигона тут нет, лучше гарантированно уберечь лошадей и палатки от нежелательных последствий.

Она сделала паузу и продолжила:

— Кажется, не все меня правильно поняли. Надеюсь, вашей квалификации хватит, чтобы обойтись без взрывов и разрушений. Но высвобождаемый некро-эфир никуда не денется. Так что его концентрация многократно повысится. Кто готов рассчитать его плотность в зависимости от расстояния до элементаля?

Снова началось обсуждение. Сначала расчетов, потом тех, кому будет доверено работать с элементалем. А мне пришла в голову идея. В моем багаже лежала странная хламида, в которой я выносил книги и немногие вещи из пещеры некроманта. Сейчас нужда в ней, как средстве упаковки отпала, и она хранилась в сумке аккуратно сложенной. Если рассуждать логически, эта одежда как раз и должна была служить рабочим одеянием Ламашту при проведении магических экспериментов. Есть подозрение, что в ней студент будет более защищен от неожиданных последствий, чем в своей обычной одежде. Предложить на прокат, что ли? Или это не мои проблемы?

Предложу. Ответственной за эксперимент назначили Ирию. Не скажу, что девушка так уж сильно мне нравится, но некоторый взаимный интерес присутствует.

— Прошу прощения, ведающая Хала. У меня есть предложение…

В общем, сообщил я о наличии у меня соответствующей мантии или как ее там называть.

— Мне было бы приятно, если блистательная Ика…

Ирия посмотрела на меня одобрительно, но Хала ее опередила:

— Ваше предложение очень интересно. Руки у вас заняты, так что я готова сама сходить за столь ценным образом одежды. Вы не возражаете?

Сказавши "а", возражать уже бессмысленно. Ловко она нашла повод в моих вещах покопаться. Впрочем, такая возможность у нее уже была во время моих отлучек. И ничего я, в принципе, не скрываю. А красть она ничего не будет, я в этом уверен. Даже если очень захочет, не рискнет лицо перед студентами терять. Так что пусть идет.

На всякий случай подробно объяснил, в какой сумке и где именно лежит мантия.

Обернулась Хала быстро. Гораздо быстрее, чем я ожидал. Может, и вправду в вещах не копалась? Или уже сделала это раньше, а теперь демонстрирует правильное воспитание…

Вот что удивило, мантию она одела на себя. Я-то ее для Ирии предлагал. Удивленно поднял брови.

— В следующий раз, — сказала магистр, явно поняв мои мысли: — Вы извините, но ощущения в мантии архимага некроманта я хочу проверить лично, прежде чем доверять этот артефакт студентам.

Кажется, я недооценил свою хламиду. Я-то ее обычной одеждой считал. Ну да ладно. Я ее не дарю, а для защиты доспех воина эфира всяко лучше. Пусть радуется. Не думаю, что Ирии и другим студентам серьезная опасность угрожает. Хотя, если вспомнить бой с моей свинкой… Что, кстати, с ним делать? Оставить в лагере или с собой тащить? Надежнее — с собой.

Отошли мы примерно на километр. Так что костяного хряка я с собой правильно взял. Еще одна полянка, только без ручья. Единственный минус, рядом какие-то скелеты бродят. Не особо крупные, но приглядывать надо. Впрочем, студенты это и без меня знают. Посты по периметру сформировали вполне грамотно. На мой дилетантский взгляд, конечно.

Я встал в центре, Ирия с подругами (все те же Латра и Уосика) расположились вокруг меня и достали жезлы. Хала тоже встала рядом, а вот нехороший декан опять убрался на самый край поляны. Я бы даже сказал, самый дальний край. Да еще за деревом спрятался. Не нравится мне его поведение, ох, не нравится. Студентам оно тоже оптимизма не добавило. Большинство по его примеру на края подались, а мои знакомые обменялись недобрыми взглядами.

— Еще раз. План вашей работы, — напомнила Хала.

— Кастуем серию заклинаний света в непосредственной близости от элементаля, — откликнулась Ирия: — Заклинания не должны срабатывать, но гася их, элементаль будет тратить эфир. Запаса трех наших жезлов должно хватить для уменьшения его до приемлемого размера. После чего божественный Ламашту сможет закрыть его в ларце-ловушке.

Остальные девушки закивали головами.

— Ну, в общем, правильно. Приступайте, только аккуратно.

Не знаю, что имелось в виду под аккуратностью, но девушки решительно ткнули жезлами почти прямо в туман. Хлопнуло так, что на землю попадали не только мы, но и студенты на краю поляны. Даже мой монстр на задницу уселся. А я ощутил, как во все стороны разлилась волна эфира. Густая, тягучая и почему-то очень приятная. Можно сказать, ласковая. Всю усталость с меня смыло, и мне показалось, что я сейчас горы свернуть могу.

Но кайфовал я недолго. Испугался, что с элементалем. К счастью комок густого тумана не исчез, но в объеме уменьшился в несколько раз. И теперь спешил от меня прочь. Подхватив шкатулку, я одним прыжком догнал его. Не особо соображая, перехватил пятерней и направил внутрь. Закрыл крышку, которая неожиданно буквально приросла к основанию. По крайней мере, щелей, через которые мог бы просачиваться туман, не было.

После чего обернулся назад.

Хала уже стояла на том же месте, где и раньше, девочки еще лежали.

— Все! Немедленно кастуйте лечебные заклинания и направляйте на себя! — Громко закричала Хала: — Если хорошо себя чувствуете, после трех-четырех повторов направляйте их на соседей. Не ждите! Действуйте!

Сама она тоже при этом творила заклинания. Судя по впечатлению, со скоростью пулемета. В руках у нее появился жезл, и его навершие моргало зеленым светом, озаряя округу яркими вспышками. В основном, сияние шло в сторону Урии с подругами, которые тоже стали предпринимать попытки перейти в сидячее положение.

Вроде, все целы. Эксперимент прошел успешно?

Оказалось, он еще не закончился. Мой монстр встал и как-то странно вытянулся. Несколько секунд, и из кустов вокруг поляны к нему потянулся чуть не десяток некрупных скелетиков. Точно, они же ту раньше были, слонялись без дела. Но теперь они шли целенаправленно. Подошли к "хряку" и вдруг стали в нем растворяться. То есть окутывавший их туман втянулся в туман моего монстра, но не только он. Кости тоже стали взлетать и встраиваться куда-то внутрь.

Я смотрел, широко открыв глаза. Остальные тоже. Минута, другая, и вот моя немертвая химера прибавила в размере чуть не в полтора раза и немного поменяла форму. Морда раздалась не так уж сильно, но вот пасть на ней увеличилась чуть не вдвое, а уж зубки внутри появились, белая акула обзавидуется. И хвост трансформировался. Стал длиннее и обзавелся жалом. Игл, вроде, больше не стало, но теперь они все торчали перпендикулярно остальному телу (если только скелет можно назвать "телом"). Проводить его через кусты теперь станет еще труднее…

— Ну и чудище… — выразил кто-то из студентов общее мнение.

— Теперь, наверное, настало время подвести итоги, — подал голос декан, выходя из-за дерева.

Но, как выяснилось, сюрпризы еще не закончились. Стоило девушкам, проводившим эксперимент, подняться, как выяснилось, что от вспышки разрушились не только их жезлы. С них, как осенние листья, стала осыпаться кусочками расползающаяся одежда, что вызвало их смущение и полный восторг студентов, стоявших подальше.

— Рано радуетесь, — сообщила им Хала, стряхивая с ног остатки башмаков. А вот моя хламида на ней никак не изменилась. Знала, зачем одевала?

В подтверждение ее слов, одежда не спеша стала осыпаться и с остальных студентов…

Интерлюдия 5. Ненадежное убежище.

В предгорьях Мрака, как раз на границе "полосы отчуждения" вокруг недавно образовавшегося аномального пятна, среди скал обнаружить вход в небольшую пещеру смог бы только человек, неоднократно тут бывавший. Но сейчас такой человек тут был. Уроженец местных краев — достойный Сахи. И был он не один. Вместе с ним была симпатичная молодая женщина, его сестра Миризир, юноша-паж, пара воинов, чей облик и поведение позволяли определить в них опытных наемников, а также еще один представительный господин. Сбежавший из плена законный король Каруна — Мели.

В настоящий момент начальники этого маленького отряда затаились не в пещере, а на вершине расположенной над ней скалы, изучая окрестности с помощью артефакта дальновидения.

Король был явно недоволен:

— Который день здесь сидим, а этот упертый Ушши все разъезды на выходе из ущелья гоняет.

— Не хотелось бы вас огорчать, божественный, но это отряд Тургу, из замка которого вам удалось сбежать. К счастью, об этом убежище он ничего не знает, а припасов я тут в свое время запас столько, что и полгода сидеть можно. Как знал.

— Полгода? — Интонация короля четко указывала на его отношение к подобным срокам.

— Столько никак не понадобится. Это у нас тут припасов много, а у Тургу только то, что они с собой взяли. Деревень в этих краях нет, всю дичь нежить распугала, так что максимум несколько дней, и он будет просто вынужден уйти. А мы как раз на дорогу проскочить успеем. Кони отдохнули, так что пролетим быстро.

— Хорошо бы. А то, страшно подумать, как там мой народ без своего короля живет?

Вопрос был риторический, но Сахи поужасался вместе с беглым монархом.

— Так, а это что? — Спросил Мели, направивший артефакт дальновидения на подножье скалы с их пещерой: — Нежить появилась? Ты же говорил, что эти скелеты сюда не заходят? Хотя, пускай. Какое-то развлечение. Надеюсь, от входа ущелья не будет видно, что я тут эту пакость бью?

— Не будет, но стоит ли рисковать? Вы — великий воин, но вот заряженных артефактов у нас мало, могут еще понадобиться. А этот скелет скоро уйдет. В этих местах они долго оставаться не могут. Концентрация некро-эфира мала. Вот, убедитесь.

Молодой человек распахнул ворот рубашки и вытащил на свет какой-то амулет. Он здесь чуть-чуть серый…

— Разве?

Амулет сиял первозданной чернотой. Оба молодых человека уставились на него с недоумением.

— Еще один некро-выброс???

К подножию скалы между тем подтягивалась уже целая толпа скелетов. В основном, некрупных, но если их станет больше, или серьезные монстры подтянутся…

— Божественный, нам надо срочно покинуть это место.

— Но ведь выход из ущелья перекрыт.

— Есть и другой выход. К сожалению, по территории пятна, но если быстро перемещаться, должны успеть.

Глава 6. Пополнение

— Давайте подведем основные итоги проведенного эксперимента, — в своей обычной менторской манере произнес архимаг Гидаш, выходя из-за дерева: — Какие выводы вы можете сделать?

Судя по поведению студентов, выводы были неутешительные. Отвечать никто не собирался, все, прикрываясь руками, расползались по кустам. Задача осложнялась тем, что ближайшие кусты пострадали не меньше, чем одежда, так что разошлись все достаточно далеко. Особенно жалко мне было моих старых знакомых — Ирию с Латрой и Утосикой. Они, вообще, в центре поляны оказались. Поделиться с ними своими доспехами? Кольчугу я могу снять. Под ней — фуфайка-поддоспешник. А третьей что? Самому штаны снимать? Как-то не готов. Могу шлем отдать, но только как им прикрываться? Больше на издевательство похоже будет.

— Прекратить панику! — Строго заявила Хала: — Хотя бы простейшими иллюзиями должны владеть все. Вот ими и прикройтесь!

После чего скастовала что-то на троих подружек, и те оказались полностью скрыты пушистыми зелеными шарами. Это потому что они на земле скрючились. После того, как встали, над шарами появились головы, а снизу — ноги до середины голени.

По кустам началось аналогичное шевеление, и скоро на поляну стали выбираться разнообразные геометрические фигуры, прикрывающие студентов. В основном, цилиндры и шары. Но были и две девушки в настоящих (иллюзорных) вечерних платьях. Эти владели иллюзиями явно на хорошем уровне. Посмотрев на них, другие девушки призадумались, но рисковать повторить их творение никто не стал. В принципе, разумно. Ведь может и не получиться, а уже существующее прикрытие развеется.

Единственным недостатком иллюзий было то, что они все-таки были нематериальны. То есть тепла не давали и от прикосновений не защищали. Некоторые девушки, хихикая, тыкали руками друг к другу в иллюзии. Точнее, делали вид, что собираются пощупать соседку. Как правило, движения делались в направлении главных выпуклостей. Некоторые отпрыгивали, другие били по рукам (в основном, шутливо), третьи делали встречные движения.

В развлечении попытались принять и несколько молодых людей во главе с Тургушем-Керубино. Не так нагло, а вроде как проявляя заботу: "Достойная, позвольте предложить вам руку…". Этим тычки достались уже более серьезные.

В общем, довольно скоро все прикрылись не только иллюзиями, но и различными щитами от физического воздействия. Самое забавное, что шутки "Приятна ли девушка на ощупь" или про невеликий (или чересчур большой) размер "достоинства" у молодого человека, стали от этого только более интенсивными и смелыми. Жесты — тоже. Чего бояться, если риска действительно оскорбить аристократку (аристократа) действием нет. А так это все — не более, чем шутки и легкий флирт.

— Продолжим наше обсуждение, — призвал всех к порядку декан. Кстати, молодец, что не спешил с этим, а дал напряженной обстановке немного разрядиться: — Как вы оцениваете результаты эксперимента, проведенного знающими Икой, Сентоной и Анзот?

Народ стал со смешками переглядываться, а Ирия как-то нехорошо покраснела.

— Как вполне успешный, — влез я, хотя никто меня не спрашивал: — Некро-элементаль уменьшился в размерах, и помещен в ларец-ловушку, никто физически не пострадал, зато все получили представление том, какое воздействие оказывает на окружающую среду серьезный поток неконтролируемого некро-эфира.

— Ну, если смотреть на последствия под таким углом, — неожиданно согласился со мной архимаг: — то вы правы. Ошибок, конечно, было сделано очень много, но, надеюсь, они были из тех, на которых учатся.

Я заработал три благодарных взгляда, так что мое и так неплохое настроение еще улучшилось. Действительно, я — в сплошном плюсе. Не пострадал, элементаля в шкатулку спрятал, а заодно и прелестями местных красоток успел немного полюбоваться. Жаль, что мало. Да и позы у всех были такие, что по-настоящему оценить было невозможно.

Кстати, уже изрядно стемнело, и видно стало хуже по объективным причинам. Пора бафф "ночного зрения" навешивать. Ну как, стало лучше?

Я непроизвольно сглотнул слюну. Видно стало много лучше. В том числе и сквозь иллюзии. Нет, они остались на месте, но стали в моем восприятии почти полностью прозрачными. Например, зеленый пушистый шар стал смотреться, как прозрачный из чуть зеленоватого стекла. А стояли все теперь расслаблено, в полный рост и не думали прикрываться. Глаза разбегаются…

Размер "достоинства" молодых магов меня не интересовал. Благодаря стараниям покойного некроманта, у меня самого с этим все в порядке, так что комплексов никаких нет. А вот девушки… Тут есть, чем полюбоваться. Вообще-то я не отношусь к типу мужчин, которые особенно ценят большую грудь. Гораздо важнее, чтобы форма была красивая. Нулевой размер, понятно, нежелателен, но, скорее, по другим соображениям. Не люблю, когда девочки на мальчиков похожи. Но если обхват талии в полтора раза меньше обхвата бедер (идеальное сочетание!), нулевого размера почему-то тоже не бывает. Вообще, эти "шестьдесят-девяносто" не на пустом месте родились. "Золотое сечение" для женской фигуры. Но не конкретный размер, а именно соотношение. "Семьдесят на сто пять" тоже очень и очень аппетитно. Отклонения допустимы, но не очень большие. Если талия от бедер мало отличается, получается тип фигуры "доска" или, еще хуже, "полено". Бррр. Никаких чувств, кроме жалости такие девушки у меня не вызывают.

Здесь, к счастью, таких нет. Например, у Ирии почти идеальные пропорции. И у Рахмай — тоже. Да и у Утосики с этим все в порядке.

Я почувствовал себя, как Парис во время суда богинь. Только "богинь" было не три, а целый десяток. Так кто же у нас королева красоты?

Рассуждения студентов, поправляемые деканом и Халой, я почти не слушал. Жезла у меня, все равно, нет, как в него закачивать серию заклинаний, никто не рассказывает, а безопасная интенсивность потока некро-эфира для моего организма, как показала практика, любая. Чем он плотнее, тем лучше я себя чувствовать начинаю. Интересно, это только для некро-составляющей или мне, вообще, эфир полезен? Для драконов чем его больше, тем лучше. Так что хорошее у меня тело. Сильное и послушное. "Послушное" в том смысле, что я его реакции контролирую. Столько прекрасных обнаженных девушек вокруг, а я стою почти совершенно спокойно. Но кайф ловлю. Заинтересовало только, когда стали рассуждать об апгрейде моего немертвого монстра. Но послушать не удалось.

— Так! — Неожиданно прервала обсуждение Хала: — Божественный Ламашту! Шли бы вы отсюда куда-нибудь погулять. Подальше. Чтобы ни нам вас, ни вам нас видно не было. И немертвую химеру с собой прихватите.

На нас с магистром сосредоточились недоуменные взгляды.

— Возникшие вопросы мы с божественным Ламашту обсудим позже. Приватно. А пока — не задерживайте нас.

Приняв недоуменный вид и даже пожав плечами, я покорно двинулся прочь. Сумел при этом не оглядываться, хотя очень хотелось. Нет, явно эта зараза ментальной магией владеет!

Шел я прочь от лагеря, чтобы меня не заподозрили в желании еще раз осмотреть девушек при возвращении в него группы. Понял. Хорошенького понемножку. А память у меня хорошая, в том числе и зрительная…

Кстати, как они бедные по лесу идти будут? Босиком? Это на полянке вся трава пеплом осыпалась, а так тут земля отнюдь не пуховая. Да и камней немало попадается, в том числе и острых. Впрочем, помочь я им ничем не могу, а с целительскими заклинаниями сильно ноги себе не попортят.

С обедом я сегодня пролетел, не хотелось бы и с ужином тоже. Дичи в этих местах не осталось, одни костяки, так что сам я себя не прокормлю. Правда, тело у меня теперь выносливое, без еды и сна могу долго обходиться. А сейчас, после мощной заправки эфиром, вроде, ни того, ни другого мне особо и не хочется. Но, все равно, лучше далеко не уходить и последовать за студентами в лагерь при первой же возможности. Так что отошел на расстояние, когда фигурки уже стали размером с муравья, и навесил на себя бафф "дальновидения". И тут же его снял. Хорошо видеть вдаль вовсе не означает, что хорошо видны все детали. А интерес для меня представляли именно они. Зато зафиксировал, когда обсуждение закончилось, и народ двинулся в сторону лагеря. Немного подожду и пойду следом.

Неожиданно мой монстр стал проявлять признаки беспокойства. Заинтересовало его что-то в противоположной от лагеря стороне. Ну как, "что-то"? Что может нежить интересовать? Только жизнь, которую можно выпить. Вот откуда здесь живые могли взяться, непонятно. Пожалуй, схожу — посмотрю. Аккуратно. Маловероятно, что это какие-нибудь животные забежали. Хотя, людям без баффа "замирение нежити" тут тоже делать нечего. Но, все-таки, скорее, люди. Они — самые непредсказуемые из живых существ. Я проверил наполненность тела эфиром и ускорился.

Интерлюдия 6. Гонки со смертью.

В сгустившихся сумерках небольшой конный отряд медленно перемещался, с трудом пробираясь по бездорожью среди скал, невысоких деревьев и кустов. Предгорья Мрака и так не были лучшим местом для конных прогулок, а в темноте это делать было и вовсе противопоказано. Но у шестерки всадников просто не было выхода. Они не просто ехали, они вели бой.

Бой, совершенно "неправильный". На них никто не кидался, не пытался ранить или сдернуть с коней. Их сопровождало и старалось окружить стадо тех, кто в прошлом, по-видимому, были горными козами. Или козлами, кто уж теперь разберет, ибо остались от них одни скелеты с рогами.

Всадники на ходу старались достать немертвых своим оружием, и у них это даже получалось. Особенно хорошо это делали двое воинов в арьергарде. Что не удивительно. Оба были профессионалами, побывавшими в разных переделках. Так что не только успели набить руку практикой, но и обзавестись разными комплектами оружия. Сейчас они отмахивались от наседавших скелетов одинаковыми шестоперами-перначами с длинными рукоятями. Довольно эффективное, как оказалось, оружие для ломки костей. При этом били наемники не по черепам, а ключицам или лопаткам, в результате чего немертвые, до которых их оружие дотягивалось, теряли скорость и начинали отставать. Возможно, временно, концентрация некро-эфира на этой территории была столь велика, что нежить довольно быстро восстанавливалась. Но все-таки не мгновенно. Если скорость не упадет, догнать лошадей они уже не смогут.

Двое других мужчин рубили преследователей мечами. Тоже попадали, но травмы, затрудняющие движение, наносили немертвым реже. К тому же для удара по невысоким костякам им приходилось наклоняться из седла.

Двумя оставшимися всадниками были мальчик и девушка. Они тоже были с мечами и иногда пытались ударить особо близко подбиравшиеся к ним скелеты, особенно мальчик. Но еще ни разу не повредили ни один из них достаточно для того, чтобы тот стал отставать.

Со стороны могло показаться, что положение всадников достаточно выигрышное. Темнеет, конечно, и ехать все труднее, но ведь именно они калечат преследующие их костяки, а не наоборот. И толпа преследователей медленно, но редеет. Еще час-другой, и от погони удастся оторваться.

Беда была в том, что этого часа у людей не было. И они, и лошади быстро теряли силы. Даже не приближаясь к ним вплотную, немертвые выпивали из них жизнь. Незаметно, по чуть-чуть, но скоро кони начнут спотыкаться, а всадники вываливаться из седел.

Остановиться и попытаться дать бой? Еще безнадежнее. От ближайших немертвых отбиться, может, и удастся, но за это время подтянутся отставшие, да и новые могут набежать. Но, похоже, именно этот вариант оставался единственным. Конь под одним из мечников зашатался, с трудом удержался от падения, но остановился. Его всадник немедленно соскочил с него и довольно ловко срубил рог сунувшейся поближе к нему твари.

Остальные всадники скучились рядом. Девушка тоже соскочила с седла:

— Божественный, садитесь на моего коня! Я легче, он не так устал. Мы их задержим. Наши жизни ничто по сравнению с вашей.

Тот с грустной улыбкой богатырским ударом снес рогатый череп с шеи подавшегося вперед монстра, после чего порывисто обнял ее:

— Королева моего сердца! Ваши слова благородны, но неуместны. Я готов погибнуть, но честью своей никогда не поскуплюсь! Лучше скачите сами, если повезет, расскажете потом миру, как король Мели принял свой последний бой.

Но девушка не воспользовалась этим мудрым советом, а встала рядом с возлюбленным с мечом в руках. Рядом с ней немедленно встал спешившийся мальчик. С некоторой заминкой к ним присоединился еще один спутник. А вот скакавшие в арьергарде мужчины, возможно, и были настроены проскочить мимо них, но неожиданно дальнейший путь оказался перекрыт совсем уже громадным монстром. Скелет был ростом со слона, но ему не принадлежал, несмотря на наличие бивней. Не могут у слона во все стороны дикобразовые иглы торчать. Воины невольно вскрикнули и отшатнулись.

— О, пресветлый Ану! — Воскликнул повернувший в эту сторону голову Мели: — Вот это достойный противник. Жаль некому будет рассказать о нашей битве.

— Вы, конечно, герой, — неожиданно раздался из-за монстра спокойный голос: — Только это не противник, а кавалерия из-за холмов. Подвиньтесь, пожалуйста, нам надо пройти.

Чудовищный скелет, действительно, не проявил агрессии, а спокойно попер вперед, даже немного взяв в сторону, чтобы обойти оторопевших людей и их коней. Колючки, правда, не позволяли это сделать, но у двух оставшихся в седле всадников хватило реакции подать коней прочь с его дороги. Король подхватил девушку в объятья и отпрыгнул в сторону, мальчик просто упал, а молодой человек — тоже упал, споткнувшись о него. Кони же просто шарахнулись абы куда, но недалеко, так как едва стояли на ногах.

— Баффы "замирения нежити" я на вас уже наложил, так что осталось только разогнать тех, кого вы успели особо сильно обидеть, — вслед за монстром следовал молодой человек в легком рыцарском доспехе: — Да, простите, доброго всем вечера!

Произнеся эту оставшуюся без ответа фразу, молодой человек резко ускорился и моментально оказался рядом со своим монстром. После чего весь первый ряд скелетов горных козлов буквально отшвырнуло назад порывом ветра.

Все дальнейшие события развернулись на небольшом пятачке. Немертвые продолжали лезть вперед, но, к счастью, делали это толпой, не пытаясь рассредоточиться и обойти возникшее препятствие. Вот и упирались в монстра исполина, сдвинуть которого с места у них не хватало сил, либо их отбрасывал молодой маг очередным порывом ветра. И, похоже, не совсем обычного ветра, больно хорошо он с первого же раза почистил кости от всякого налипшего к ним мусора. Впрочем, у спасшейся от погони компании не было ни сил, ни магии, чтобы вглядываться в темноту.

А вот набежавшая толпа монстров стала постепенно редеть. Раз в несколько секунд очередной немертвый скелет резко разворачивался и начинал двигаться в обратном направлении. "Козлов" было много, так что процесс растянулся минут на двадцать. Но вот и последний скелет поспешил за остальными, и молодой человек повернулся к спасенным.

— Вы не ранены? В целительстве я несилен, но хотя бы "малое исцеление" освоил на хорошем уровне. Да и жизненных сил вам, похоже, подлить не мешает.

Конец интерлюдии. Продолжение главы 6.

Лишний раз подтвердилось, что из немертвого получается крайне скверная ищейка. Направление на жизнь он определяет прекрасно и с большого расстояния, только вот переть к ней норовит напролом, не выбирая дороги. Так что приходится его поправлять и направлять. Определить же нужное направление я мог только "отпустив вожжи", то есть дав немертвой химере некоторое время выбирать путь самой. И перехватывать управление, когда делалось ясно, что этот путь не слишком-то проходим. К сожалению, наша цель при этом двигалась сама, да еще не по прямой. В общем, к тому моменту, как я смог, наконец, увидеть разыскиваемый отряд, с меня семь потов слилось. Точнее, сначала услышать. Через кусты и нагромождения скал, которых тут было в избытке, никакое "ночное зрение" не помогало. А вот "острый слух" работал гораздо лучше. И показал, что следует поторапливаться. На жизнь среагировал не только мой монстр, но и местные, так сказать, аборигены.

На всякий случай накинул "отвод глаз" и выглянул из-за скалы. Открывшаяся картина была предельно понятна. Стадо немертвых (именно стадо, так как костяки имели рога и копыта) теснило шестерых конных, часть из которых, впрочем, успела спешиться. Судя по тому, что брошенные без присмотра лошади даже не пытались убежать, были они предельно утомлены. А люди, тем временем, вели крайне пафосные разговоры, уговаривая друг друга не погибать вместе, а попытаться сбежать, пока другие будут погоню задерживать. Очень благородно, но бесполезно. По дороге сюда видел немало немертвых, и все спешили в эту сторону. Обогнали мы их только потому, что я дорогу выбирал, а они дуром перли.

Благородные речи вели не все. Только один молодой (или не очень молодой) человек и девушка. Сердце почему-то сжалось. Девушкой была та красавица, из-за которой я в таверне с наемниками сцепился. А ее собеседник, как понятно из речей, ее возлюбленный. Как его, Мели, кажется. Остальные — из той же сбежавшей тогда от других наемников компании.

Не знаю, стал ли бы я спасать остальных, если бы дальше поскакала одна девушка. Скорее всего, двинулся бы за ней следом. Все-таки бросили они меня во дворе таверны одного весьма некрасиво. Но вместо девушки собрались сбежать наемники, которым, вообще-то, наоборот, полагалось защищать всех остальных. Так что я выпустил вперед своего "кабанчика". Воины сразу же вспомнили о дисциплине и долге и тоже соскочили с коней. Я снял "отвод глаз" и пошел вперед.

Костяков я не боялся. На меня под баффом они не нападут. Проблема, что их много, и значительная часть из них уже успела пострадать от оружия отряда этого Мели. Так что баффы "замирения нежити", которые я навесил на всю компанию, реально обеспечивали безопасность только лошадям.

К счастью эти немертвые были не умнее остальных, так что обойти препятствие в виде моего монстра, вставшего у них на пути, не догадались. Остальных же я чистящим заклинанием "воздух с песком" подвинул. Оно, вроде, не боевое, агрессии по отношению ко мне не вызвало.

Крикнув спасаемым, чтобы не волновались и не лезли, дальше я тупо навешивал на костяков заклинание "подчинения", разворачивал их, давал команду идти прочь и отпускал. Направленная агрессия при этом сбрасывалась, а заинтересоваться людьми заново мешали баффы. Так что дальше они слонялись уже без дела.

Вот так по одному все стадо и обрабатывал. Тупо, скучно и с предельной концентрацией. Единственным плюсом этой работы стало то, что к ее концу я уже навострился подчинять немертвых сразу по два. Мог, в принципе, и больше, но тогда они бы у меня могли бы идти только строем и в ногу. А с двумя стало получаться управляться вполне прилично.

Разогнав нежить, помог уже их жертвам. Сначала думал "малое исцеление" только на лошадей наложить, остальные не заслужили, но потом решил, что это будет ненужной демонстрацией плохого отношения. Тогда уж проще было не вмешиваться и дать немертвым с ними расправиться. Так что нацепил дружелюбную улыбку, которую в наступившей темноте никто, кажется, не оценил.

— Как-то вы легкомысленно по таким местам без достойной магической защиты отправились, — высказался я небрежным тоном: — Рельеф тут для скачек не приспособлен, темно, да и немертвые бродят.

Ответа я не ждал, а стал на всех, включая лошадей, навешивать баффы "ночного зрения":

— Так лучше?

Несколько секунд стояла тишина. Видимо, все привыкали к новым ощущениям.

— Благодарю вас, благородный рыцарь, ваше вмешательство уже второй раз оказалось очень кстати, — Вперед выступил Мели, то есть тот, чья благодарность интересовала меня меньше всего: — Вы помогли в трудную минуту королю Коруна Мели. Я этого не забуду. Меня не зря называют "справедливым". Пусть вы и уркеши, при моем дворе вас всегда будет ждать радушный прием. Как же вас зовут, почтенный?

Какая-то неприятная тенденция наметилась. Чем родовитее местный аристократ, тем больше пафоса в его речах. Так называемый, "высокий штиль". Можно подстроиться, у меня это даже неплохо получается, но удовольствие такая беседа не доставляет. Хотя, этот господин у меня и без этого теплых чувств не вызывает.

Не помню, представлялся ли я им на прошлой встрече в трактире. Даже если это имело место, а он забыл, такая забывчивость простительна. Но раздражает. Смотрит на меня как-то свысока, а стоящая рядом девушка смотрит с обожанием. На него. А меня, только что их спасшего, почти полностью игнорирует.

— Меня зовут божественный Ламашту. Прямой потомок бога Абзу. Так что "божественный" по крови, а не по должности. Земельных угодий в настоящий момент не имею, — улыбаюсь при этом самым простодушным образом и с удовольствием наблюдаю, как улыбка этого королька тускнеет.

Зачем я так сказал? Надоело высоким штилем изъясняться и захотелось уесть этого наглого красавца. У него-то в предках богов не было. Разве что через бастардов боковых ветвей (которые тут почему-то "коленами" называют) и по женской линии. Как Думузи, которые Шимом правят. А все нынешние королевские роды поднялись уже после гибели Империи. Это я в беседах с Ирией и другими студентами из блистательных (т. е. местных графов) выяснил.

— Неожиданно. И что же вы тут делаете?

Хотелось ответить "вас спасаю", но воздержался. Этот человек почему-то считает себя в праве спрашивать о вещах, которые его не касаются. Но объяснять ему это, похоже, бесполезно. Слишком проникся своей королевскостью. Посмотрел на него выразительно, но все-таки ответил:

— Я человек вольный, гуляю, где хочу. Сейчас вот примкнул к экспедиции Академии Алезии. Могу проводить вас в их лагерь и даже рекомендовал бы это сделать. Заклинания "замирения нежити", которые я на вас навесил, будут действовать еще два-три дня, за большее не поручусь. Вы вполне можете не успеть за это время выбраться из "пятна" с повышенным некро-фоном.

— Кто входит в состав экспедиции?

— Архимаг Гидаш с помощницей — магистром Халой и два десятка студентов.

— Тогда сохранить для меня инкогнито не удастся. Узнают. Ведь среди студентов есть родовитые?

— Все. Одних блистательных пятеро.

Король задумался. Примечательно, что посоветоваться со спутниками ему в голову не пришло.

— Думаю, хуже не будет. С Алезией у нас мир, и это не их территория. Выдавать меня Бибрату тоже особого резона не вижу. Да и отдохнуть в безопасности некоторое время не мешает, — задумчиво произнес Мели: — Красивых студенток там, наверное, много?

Последний вопрос он задал лукавым голосом.

— Примерно половина. Красавицы — все. Вы же знаете, что некрасивых магинь не бывает.

— Магинь… магинь…,  — король как будто попробовал слово на язык и покатал его во рту: — Как звучит! Как звон колокольчика. Решено, едем! Ведите нас!

Выражение лица Миризир стало огорченно-озадаченным, что почему-то подняло мое настроение. Даже самовлюбленный Мели стал казаться не таким противным.

До лагеря мы добрались к утру. И то только благодаря "ночному зрению". Иначе бы не добрались вообще. Но и с ним, то, что лошади ног не поломали — очень большое везение.

Студенты еще только просыпались, но Хала встречала нас уже на краю лагеря. Похоже, ей очень хотелось со мной о чем-то побеседовать, но, увидев сопровождение, это желание у нее пропало. Благодаря "острому слуху" я разобрал, что она буркнула: "Сколько же с ним проблем" и не слишком вежливо умчалась. Скорее всего, декана будить.

Часовых (дежурных) на ночь не выставляли, магия же есть, так что роль радушного хозяина пришлось играть мне. Хотя, какой из меня хозяин? Своего только маленькая палатка, в которую гости при всем желании не поместятся.

Для начала отвел к коновязи. Сразу же столкнулся с проблемой. Студенты, хоть и аристократы, но слуг у них при себе нет. За лошадьми сами ухаживают. Кони вновь прибывших в уходе явно нуждались, проскакать им пришлось немало, и одной моей магической помощи для восстановления их сил было недостаточно. Насыпать им в корыто зерна, а в другое налить воды, мне было несложно. Но их же расседлать и вычистить предварительно требуется. А это дело отнюдь не на пять минут. Мог бы этим заняться, научился в дороге, и я не гордый, но тогда гостей придется бросить, да и король не поймет. Сам он явно ничем таким заниматься не собирается, так что идею привлечь этих граждан к работе, я отбросил почти сразу.

Впрочем, переживал я зря. Уход за лошадьми, оказывается, обязанность мальчика. Пусть работает. А я, тем временем, повел всех к другой достопримечательности — к ручью. Потом показал сколоченные из жердей столы и скамьи с натянутым над ними тентом — местную столовую, пока пустую. После чего уже пошел к палатке декана. Времени одеться и подготовиться я ему дал, на мой взгляд, достаточно.

Наши перемещения по лагерю не остались незамеченными. Про охранный периметр я знал, но, видимо, и вокруг палаток студенты ставили что-нибудь похожее. Так что сейчас из них один за другим стали вылезать их обитатели. Вроде, случайно, но, что характерно, очень тщательно одетые. Никой обычной утренней небрежности не наблюдалось. А девушки так и вовсе к утреннему умыванию драгоценности нацепили.

— Божественный Мели, позвольте представить вам знающую Ирию из рода блистательных Ика, — девушка удачно оказалась в первых рядах (уже с подругами Латрой и Утосикой за спиной). Церемониальный поклон местных аристократок несколько отличается от привычного реверанса, но что-то общее есть. Левая ножка — вперед, руки — назад, слегка прогнутый корпус — под сорок пять градусов. Какая-то разновидность балетной позы. Достаточно изящно, особенно в исполнении магически одаренных красавиц. Ирия, естественно, исполнила все безупречно, одарив короля при этом ослепительной улыбкой. Мне только мимолетный взгляд перепал, но благодарность в нем мелькнула. Так что я тоже плечи расправил.

Церемония представления растянулась на полчаса. Все отнеслись к этому предельно серьезно. Сказал бы, что чуть не осип, но это было бы неправдой. Здоровье у моего нового тела — отменное. Но морально вымотался изрядно. Приходилось представлять королю всех членов экспедиции со всеми титулами по одному. Вроде, ничего не перепутал. На память не жалуюсь. Тем более, говорил без подробностей и комментариев, как и положено герольду (или мажордому?). Хорошо хоть короля Каруна в ответ никому представлять не требовалось. Все и так уже были в курсе. Своих спутников Мели в конце представил сам.

— Почтенные Сахи и Миризир, — и все. Остальные даже упоминания не удостоились. Хотел было порадоваться, что на Земле больше нет сословного общества, но вспомнил, что сам-то я теперь здесь, и на Землю уже не вернусь. Так что придется терпеть и не морщиться. Делать революции я не собираюсь. Не мое это, да и вреда от них всегда больше, чем пользы.

Кстати, декан с Халой появились, пока шло представление, но не только не стали его прерывать, они подошли только после того, как церемония была закончена. Тут уж я отработал ритуал представления в последний раз и в обе стороны:

— Божественный Мели, позвольте представить вам Непревзойденного Гидаша, декана факультета стихий Академии Алезии. Непревзойденный Гидаш, позвольте представить вам божественного Мели, короля Каруна.

Для Халы тоже ритуал повторил. Кажется зря. В смысле представлял ей короля. Статусом не доросла. Но на ошибку мне никто не указал, так что — сойдет.

Дальше я уже отошел на задний план, предоставив "высоким сторонам" разбираться самим. К счастью, никаких проблем не возникло. Декан радости от встречи не демонстрировал, но был корректен и приветлив. Запасные палатки в багаже экспедиции имелись, Хала их не только выдала, но и организовала нескольких студентов из обычных дворян (почтенных) помочь эти палатки разбить. Всего палаток было три. Одну — королю, в остальных — распределяйтесь, как хотите.

Лагерь, не то, чтобы стоял на ушах, но никаких занятий или исследований в этот день не проводилось. До полудня Мели со спутниками отдыхали. С кем в палатке проводит это время Миризир, я принципиально смотреть не стал. Возможно, зря, так как сам тоже отправился в свою палатку, но долго не мог заснуть, хоть и провел сутки на ногах. В том числе и из-за того, что думал о ее с королем отношениях. Но пару часиков все-таки продремал, потом часик просидел в медитации и более или менее отдохнул. Мой новый организм довольно быстро восстанавливает силы.

Встал, привел себя в порядок и пошел искать Халу. Она хотела со мной побеседовать, и сейчас для этого, вроде бы, не было противопоказаний. Все в лагере занимаются своими делами, приведенные мною гости отдыхают. Я бы себе занятие тоже нашел, но решил, что оттягивать разговор нет смысла. Все равно, не избежать, если я в Академию собираюсь. Так лучше сразу узнать, что ей от меня надо.

Однако беседа получилась явно не о том. Магистр оказалась не в своей палатке, а у декана. Я туда заходить не собирался, но девушка сама оттуда выскочила и потащила меня внутрь. А ничего так у декана обстановка. Кровать нормальная, письменный стол, просто стол, шкаф, кресла. Не помню, чтобы такие вещи были коням навьючены. Да это и невозможно. Тот же шкаф — трехстворчатый с зеркалом. Куда его бедной лошади вязать? Неужели бытовая магия до такого уровня здесь доведена? Так и захотелось застонать: "Научите!", но я только вежливо поздоровался.

Застонал неожиданно архимаг:

— Игорь, — обратился он по имени: — что мне с вами делать? Как вы умудрились в горах Мрака короля соседней страны найти? Да еще сюда его привести. Я терпеть не могу политику, мое дело молодых магов учить, и это все знают. И тут! Мало мне было вас, неизвестно откуда взявшегося принца уркеши, у которого прав на престол Шима куда больше, чем у правящего князя, так вы еще короля Каруна ко мне притащили. Короля, между прочим, шедшего войной на ваше княжество, а после попавшего в заключение к другому королю — Бибрата. Откуда он, надо полагать, сбежал. Так что вы мне можете сказать?

— Вы уже сами почти все сказали, спасибо за информацию. В политических раскладах я полный профан. А встретил я Мели потому, что моя немертвая химера жизнь неподалеку почувствовала. Пошел посмотреть, а там небольшой отряд костяки каких-то козлов окружили и потихоньку жизнь у всех высасывают. Я даже не знал, кому помогать кинулся. Мели этого никогда в глаза раньше не видел, скорее, на девушку среагировал. Да и не дело все-таки давать костякам людей выпивать. Фон некро-эфира тут высокий, еще в виде зомби поднимутся.

— Вот даже не знаю, кто вы — потрясающе везучий или, наоборот, невезучий человек. В местах, где неподготовленным людям делать в принципе нечего, вы умудряетесь встретить короля со сложными отношениями со всеми соседями. Отбиваете его у нежити и в полной темноте умудряетесь довести его сюда в целости и сохранности.

— Заклинание "ночного зрения"…, начал я.

— Я понял! Это не вы везучий, это я невезучий!

Слушать такие излияния делалось уже не только неприятно, но и опасно. Пробормотав что-то типа "хотел, как лучше…", я бочком выбрался из палатки. Пусть сами со своими нервами разбираются. И с королем Мели — тоже. Даже если его где-нибудь тут прикопают или, скорее, развеют по ветру, грустить не буду.

Впрочем, скоро стало понятно, что жизнь Мели вне опасности. Король тоже выбрался из палатки и теперь активно повышал свои акции в глазах студентов. Девушкам он сыпал комплементы. Красоте, уму, знаниям, а наиболее родовитым — еще и происхождению. В отличие от меня он в этом вопросе был подкован и Бесценную книгу знал назубок. Так что находились и общие предки и общие дела у других предков, а романов так и вовсе не счесть. Так что если родня не была явной, она вполне могла быть тайной.

С юношами предков он также обсуждал, но так же и подвигами активно хвастался. В основном, охотничьими, но и на любовном фронте тоже хватало. Так что девушки только делали вид, что это их мало волнует.

— Как жалко, что дичь здесь такая костлявая, — шутил король и приглашал всех в гости. На балы, охоту и просто приемы в его дворце.

Не кажу, что все в него влюбились без памяти, но в наличии обаяния ему оказать нельзя. Так что избавиться от него по-тихому архимаг уже не сможет. Общественное мнение будет против.

Не была обделена вниманием и причина, приведшая короля в лагерь. О проблемах с королем Бибрата он скромно умолчал, а вот как они били нежить, рассказывал с удовольствием. Взмах меча, и у монстра две половинки бегут уже по-отдельности.

Моя же роль свелась к тому, что наложил я на всех какое-то заклинание, и немертвые костяки сразу к ним лезть перестали. Что его даже немного расстроило, только разошелся. Но он — не эгоист. Надо было и о спутниках подумать, которые уже изнемогали. Особенно Миризир. А он просто не может видеть, когда женщина страдает. Тем более — красивая. Кстати, среди студенток страдающих нет?

Спутники Мели тоже все это слушали и даже иногда пытались вставить слово, но их мнение никого не интересовало, и их быстро затерли в задние ряды. Впрочем, наемники в этом общении участия не принимали. Не их круг, так и лезть ни к чему. Правильная позиция. Особенно, если поближе к кухне расположиться, что они и сделали. А вот Миризир с Сахи были очень расстроены. Девушка, похоже, ушла плакать в палатку. Ее брат остался стоять. Видимо, не мог допустить, чтобы о нем забыли совсем. Думаю, напрасно. Ночевать Мели все равно в свою палатку вернется. Студенты по ночам тут не бражничают, а девушки, как я понял, довольно строгих нравов. Соблазнить подданную другого короля быстро не получится. Так что вернется к Миризир, как ни неприятна мне эта мысль.

Весь день я тоже проваландался. Наконец, съел и завтрак, и обед, и ужин. Повторил все известные заклинания. Помедитировал. Отошел немного в сторону от лагеря и поиграл, подчиняя появившихся в зоне действия заклинания костяков. Я имею в виду — второго немертвого, так как своего монстра я ни на минуту не отпускал.

Ни к королю Мели, ни к декану с магистром я не лез. Так день и прошел.

Интерлюдия 7. Встречи в пути

На входе в ущелье, откуда накануне вечером сбежал отряд короля Мели, встретились два отряда. Или даже три, так как первый из них был неоднородным и наполовину состоял из замковой стражи, а наполовину из наемников. Второй отряд только что подошел, и состоял из уркеши. Среди замковых воинов был светлый маг, среди воинов Шима половина — некроманты. Сначала отряды чуть не сцепились, потом их командиры некоторое время прощупывали друг друга, а потом выяснилось, что их цели во многом совпадают.

— Достойный Тургу, — говорил командующий отряда некромантов, уже немолодой (по крайней мере, абсолютно седой) господин, высокий и худой с костлявыми чертами лица: — Мы с пониманием относимся к вашему желанию покарать неверную жену и ее вероломного брата. Мы с удовольствием пойдем с вами по следам их отряда и обеспечим нейтралитет со стороны нежити. Но у меня плохое предчувствие. Где-то дальше по их пути должен быть лагерь Академии Алезии, в котором находится интересующий нас объект. Как я понял, он интересен и вам, достойный Ушши?

Тот, к кому он обратился, согласно кивнул.

— И соблазнитель чужих жен вам тоже интересен, достойный Ушши?

Опять кивок.

— Нам он интересен меньше вас, но симпатий к нему мы тоже не испытываем. Не надо было ему идти в этот поход, а раз уж пошел, не надо возвращаться.

Седой нехорошо улыбнулся и продолжил:

— У меня предложение. Идем по следам отряда. Если все погибли от немертвых, постараться найти их следы. А возможно и самих зомби, которыми они теперь стали. Думаю, черепа в качестве трофеев вас тоже устроят?

На этот раз кивки были не такие уверенные.

— К сожалению, нельзя исключить возможность того, что отряд или хотя бы некоторые его члены все же добрались до лагеря Академии. Больше им податься некуда. Так что, я думаю, проверить это вам будет интересно. Нам тоже надо посетить этот лагерь.

— Уничтожить их и все. Чтобы не шлялись, где не надо, — зло проговорил Тургу. Крепкого телосложения, невысокий, немолодой, бородатый, он напоминал гнома. Очень злого гнома.

— Достойный, как мы выяснили, в отряде академии два десятка сильнейших студентов-магов во главе с архимагом и магистром. Такой отряд нам не по зубам. Даже если мы объединим силы. Разве что ударить исподтишка. И то, в самом крайнем случае, так как в успехе я не уверен. Архимаг это, знаете ли…

Некромант не договорил. Но все поняли и прониклись.

— Сомневаюсь, что архимаг согласится выдать нам интересующих нас персонажей. К тому же наш объект сам маг и, скорее всего, очень сильный. Так что визит должен быть исключительно дружеский. Если они приняли отряд соблазнителя неверных жен, — при последних словах поморщились и Ушши, и Тургу: — то примут и нас. А дальше действовать по обстоятельствам. Причем эти обстоятельства придется постараться сформировать самим.

Возражений не нашлось.

— Тогда в путь. Но я предлагаю вам, достойные Ушши и Тургу, не идти туда лично и направить лишь минимальное количество воинов. Тех, которых ваши беглецы не сразу опознают. Иначе придется официальные претензии предъявлять, и ситуация напряжется. И не надо смущать большой толпой архимага. Я лично возьму только некромантов. Вам тоже рекомендую ограничиться парой доверенных людей. Остальным предлагаю собраться в деревне, где экспедиция Академии оставила свои повозки и слуг. Наши разведчики уже там побывали. Почему так мало? Беглецы слабы. Для них и одного мага было бы достаточно. А вот наш объект, вы уж не обижайтесь, и объединенным вашим отрядам не по зубам. Очень надеюсь, что он еще не полностью раскрыл свой потенциал, его предки были одними из сильнейших даже не в Шиме, в Империи. Если он хотя бы на четверть так же хорош, о его захвате думать нет смысла. Только неожиданный удар. Так что задача очень непростая.

Конец интерлюдии, продолжение главы 6.

После переполоха, причиненного появлением в лагере короля Мели, жизнь стала потихоньку возвращаться в нормальное русло. Король, правда, сильно этому мешал. Сидеть одному, когда студенты выходили "в поле", его не устраивало категорически. И он ходил вместе с ними. Отчаянно флиртуя с молодыми магинями и развлекая байками о своем блестящем дворе всех сразу. Хала, по-моему, сатанела, но одернуть его ни разу не попыталась. А декан просто перестал выходить из лагеря.

Я опять оказался свободен. Даже попробовал поближе познакомиться с Миризир и ее спутниками, но как-то не сложилось. Братец на меня почему-то волком смотрел, хоть и разговаривал вежливо, а сама девушка страдала от пониженного внимания со стороны своего возлюбленного. Действительно, обидно должно быть. Весь день кадрится с молодыми магинями, а по ночам напряжение с ней сбрасывает. Можно было бы, конечно, сказать, что он к ней всегда возвращается, но есть подозрение, что только до тех пор, пока не добьется от кого-нибудь взаимности. Но меня, все равно, не замечает.

Так что я тоже продолжил исследовать окрестности, только не лагеря, а бывшей пещеры старого некроманта. Была у меня надежда, а вдруг еще одного элементаля встречу? И, самое интересное, я его почти нашел. "Почти", потому что он кружил над местом, куда я никак не мог придумать, как забраться. На дне глубокого ущелья с очень крутыми склонами, которые, как назло, совершенно замечательно осыпались. И нормальных деревьев по краям не росло. В общем, шанс спуститься по веревке еще был, а вот вылезти назад — уже без гарантии. Меня такой расклад не устраивал. Да и веревки такой длины у меня не было.

Требовалась помощь. Горноспасательное снаряжение, а лучше — магия. И я стал думать, как бы мне кого на заклинание "воздушного моста" расколоть. "Левитации" — еще лучше, но это заклинание уже высокоранговое, уровня магистра. И ценное, так что лучше губы не раскатывать. На ходу меня ему никто учить не будет. К сожалению, делиться заклинаниями тут, вообще, не принято. Более того, считается неприличным об этом просить. По-моему, очень неправильный подход, но позволяет древнейшим родам сохранять лидирующие позиции. Так что обращаться к студентам бессмысленно. Только врагов наживу, и доброе отношение к себе уничтожу.

Оставалось навалиться на декана, требуя соблюдения договора и с его стороны. Но тот может отбрехаться, что экспедиция еще не закончилась. Вот доберемся до Академии, тогда… А мне сейчас надо!

В общем, я пошел к Хале. Она давеча от меня что-то хотела, но потом это как-то забылось в связи с появлением Мели. Может, предложить ей обменять "воздушный мост" на свое "ночное зрение". Если она его не знает, конечно.

Хала обнаружилась на полянке в паре километров от лагеря, где она принимала какие-то отчеты от периодически подходящих к ней студентов. Как раз от нее отходила Ирия в сопровождении Мели. Причем блистательная Ика была явно довольна вниманием. Перехватил ее взгляд и приподнял бровь. Не среагировала. Так и лучилась довольством. Что-то мне совсем с девушками не везет. Хотя в случае с Ирией мне самому интересно, чем все закончится. Насколько я ее понял, девушка строгих нравов и добрачные связи не одобряет. А король женат. Правда, он король. А королям можно многое. Но король — другой страны. В общем, я бы поставил на динамо. Будет забавно посмотреть на Ирию, когда до Мели это дойдет, и он сделает объектом своего внимания какую-нибудь другую девушку.

Настроение у полного магистра было не очень. Что не удивительно, только что отошел мешающий учебному процессу король из соседней страны. Интересно, а она о нем в столицу нашла способ весточку отправить? Если я правильно понимаю, девушка эта — себе на уме. Наверняка куда-нибудь наверх выходы имеет. Но за декана тоже крепко держится. Недостаточно родовита для самостоятельной игры, а до архимага ей еще расти и расти, если дорастет. Хотя, наверное, дорастет, она упорная и талантливая. О чем я ей и сообщил.

Такое панибратское обращение ее немного смутило, но, чувствую, ей было приятно:

— Вы решили брать пример с другого божественного? Который девушкам проходу не дает. Хочу сразу предупредить, для меня вы слишком молоды. И положение у вас какое-то неопределенное.

Замечательно! Мели ее так достал, что она и со мной не прочь поговорить на отвлеченные темы. А пикировка — тоже разновидность флирта. Не ожидал, но даже приятно. Так что я бурно не согласился с ее намеком на существенную разницу в возрасте и скромно повздыхал над неопределенностью собственного положения.

— Но я над этим работаю. Почему я так хочу светлую магию у вас в Академии изучать? Потому, что могу. Не знаю, у всех ли прямых потомков богов это свойство, или я такой особо талантливый уродился, но нет у меня ограничения узкой специализации.

Для демонстрации развеял "горсткой праха" тут же отломанную от ближайшего куста веточку, а потом ободрал тот же куст от листьев, дунув на него "ветром с песком".

— Только вот описаний светлых заклинаний у меня очень мало. Одна книга основ для начинающих (я воспроизвел название). Может, вы меня чему-нибудь научите? На меня вот сильное впечатление "воздушный мост" произвел. Очень полезное заклинание. И не боевое, — добавил я, включив глаза кота из Шрека.

Не прокатило. Погрозила мне пальцем и сообщила, что заклинания можно изучать только на занятиях.

— А здесь у нас что? — возмутился я. Но сразу же добавил: — А вот я несколько светлых заклинаний уже знаю. Может, какое из них заинтересует? Как я понял, некромантские у светлых магов не идут?

Дальше я навешивал на Халу баффы "острого слуха", "дальновидения", "ночного зрения", "отвода глаз", даже "зонтика". Говорит, все это она знает. Судя по ощущениям, мои заклинания немного отличаются от стандартных, так что позднее, во время занятий, она их с интересом изучит, но пока не считает нужным тратить на них время.

— Хотя, любопытно, что вы "отвод глаз" освоили. Составное заклинание, где ментальная магия тоже используется. Вы еще что-нибудь из этой области знаете?

— К сожалению, ничего. Не учили меня этому. А "отвод глаз" с самых юных лет выучил. Мальчишки откуда-то его когда-то добыли и друг другу передают. Чтобы шалить было легче.

Хала засмеялась, но, по-моему, не поверила. Сама она с ментальной магией явно дружит и опасается, что я тоже?

— А ваше "ночное зрение" позволяет сквозь иллюзии смотреть? — Выдвинул я последний аргумент.

— Ах вот оно что! Я так и думала! Ну-ка, давайте-ка подробнее.

— А вы мне "воздушный мост"…

В общем, договорились. К сожалению, не сейчас. Чтобы мое заклинание она увидеть смогла, ей специальный артефакт потребуется. Учебный, как раз для этих целей предназначенный. И с его же помощью она мне "воздушный мост" передаст. Не верю, что со своей ментальной магией она мне его безо всякого артефакта передать не может. Но, видимо, не хочет светить возможности. Почему? Наверняка на своих занятиях их использует. Но — ее дело.

Так что в лагерь я вернулся в радостном предвкушении. А там опять бедлам. Пока нас не было, прибыл в гости новый отряд. Довольно странный отряд. Смешанный. Больше всего — десяток — в нем было уркеши. Моих условных родичей. Все некроманты. Остальные четверо — халдоны, три воина, один маг. Неожиданное сочетание. Наемники, что ли? Вроде, уркеши за пределами княжества большими отрядами нигде не служили. Но я могу не знать, не так уж у меня много информации о Шиме.

Глава 7. Практическая некромантия

Вновь прибывшие палаток не клянчили, сами оказались экипированы вполне прилично. Даже запас продуктов имели. Но Хала, все равно, набросилась на них коршуном, выделяя место, где встать, разъясняя распорядок и правила поведения, принятые в лагере. В общем, ей стало не до меня.

На появившихся некромантов я посматривал с любопытством, стараясь не привлекать внимания. Но заметил, что они делают то же самое. Причем их взгляды были какие-то недобрые. Странно. Мы же никогда раньше не встречались. С чего негатив? С земляками на чужбине, как правило, сродство ощущают. Хотя земляки мы исключительно формально. Я-то себя никак никаким уркеши не ощущаю, русский я. Но они-то этого не знают. Или я кому-то успел ноги оттоптать самим фактом своего появления? Случайным людям? Маловероятно. Или они здесь неслучайно? Тогда надо быть настороже.

Нацепив самую приветливую улыбку, какую только умею, я пошел знакомиться.

— К сожалению, нас так друг другу и не представили. Позвольте сделать это самому. Игорь Ламашту, — я слегка поклонился и вопросительно посмотрел на того некроманта, в котором вычислил старшего.

Тот сменил улыбку с радостной на корректную:

— Даже так… Абиратташ из рода блистательных Цальмат.

Цальмат, Цальмат… Имя показалось знакомым. Точно! Старый некромант вспоминал его незадолго до смерти, когда прикидывал, кого из знати Шима следует в личей превратить. Чтобы под ногами не путались и хоть какую-то пользу приносили. Так вот, какой-то Цальмат шел в списке одним из первых, сразу за князем и его родней. Пожалуй, ничего хорошего от этого Абиратташа мне ждать не стоит. Так что улыбнулся еще радостней:

— Встретить столь значительного человека в такой глуши — это необычайное везение или знак милости Абзу.

— Произошел сильный выброс некро-эфира. Это событие заинтересовало не только ученых из академии Алезии.

Затем мне представили и остальных. При чем каждый из вновь представленных норовил задать какой-нибудь вопрос. Вроде, почти ни о чем, как проявление вежливого интереса к моей персоне. Но в совокупности было похоже на умело организованный допрос. Или хотя бы на заполнение подробной анкеты обо мне. Не счел нужным врать, но отвечал без подробностей. Сколько лет? (Двадцать.) Где родился? Где жил до этого? (В резиденции деда в горах Мрака.) Кто дед? (Двоюродный дед — Каштилиаш Ламашту) Другая родня? (никого, даже родителей не помню, только Каштилиаша.)

На уточняющие вопросы о местоположении резиденции отвечать не стал. Я оттуда уехал посмотреть мир и продолжить образование. Так что в гости никого не приглашаю до своего возвращения.

Наконец, очередь дошла и до воинов-халдонов. Как они оказались в отряде уркеши мне ответили очень уклончиво. Фактически, ничего конкретного не сказали. Зато вопросы сменили тематику.

— У вас очень необычный доспех. Откуда?

— Каштилиаш дал из своих запасов.

— Говорят, вы во время своего путешествия победили воина эфира и взяли себе его доспех. Почему вы не в нем?

Интересно, когда это они обо мне такие подробности разведать успели? Неужели обо мне так в лагере сплетничают с незнакомыми людьми? Странно. Или они как-то связаны с тем отрядом наемников Ушши? Надо будет в памяти покопаться, не мелькали ли их лица тогда в таверне? С ходу не вспоминаются.

Пока же вежливо ответил:

— Зачем мне чужой доспех? Я его богу Абзу пожертвовал.

Тут уже заинтересовались некроманты:

— Это как?

— В Лараке оказался алтарь нашего бога. Вот к его корням я и принес доспех. Бог принял жертву.

Заявление привело всех в смятение. Но, похоже, мне не поверили:

— Откуда в Лараке действующий алтарь бога? — Со странным выражением произнес Цальмат.

— Думаю, всегда там был. Это же все земли Империи. Да, парк, в котором растет этот дуб, сейчас какой-то неухоженный, но само дерево полно сил. Могу желуди показать, я парочку с собой прихватил.

Наиболее ценные вещи я предпочитаю носить с собой. Желуди я положил в кошелек, в который до этого поместил снятые с трупа старого некроманта амулеты. Деньги я в другом кошельке носил. Заводить еще один счел излишним. И так слишком много чего к поясу прицеплено. Только воришек в соблазн вводить. Мне, вообще, идея кошельков на завязках не очень нравится, но бумажных денег тут нет, а таскать в карманах (которые тут тоже не приняты, но можно сделать) монеты килограммами еще менее удобно, чем на поясе.

В общем, отцепил я кошелек с амулетами, подошел к обеденному столу (столовая в лагере чем-то вроде клуба стала, все здесь тусуются, даже в необеденное время) и высыпал на него содержимое. Над которым немедленно со всех сторон нависли головы. Оказывается, к нашему разговору почти все студенты прислушивались и Хала с ними заодно.

Кто-то из некромантов протянул к одному из желудей руку, но с криком отдернул ее, так и не донеся до цели. Орех на секунду окутался черной дымкой, которая теперь не спеша втягивалась в него обратно. А коснувшиеся ее пальцы как-то странно скрючились и усохли.

Ничего себе! Желуди с секретом оказались. Даже не знаю, как на это реагировать.

Все ахнули. Точнее, не все. Цальмат тоже нацелился, но не на желудь, а на один из лежавших рядом перстней некроманта. С антрацитово-черным камнем-печаткой. Но не успел. Молниеносным движением Хала перехватила его и поднесла к глазам:

— Очень занятная вещица. Я даже не знала, какие интересные артефакты вы с собой носите. Разрешите посмотреть?

Довольно странно задавать такой вопрос, когда предмет интереса уже держишь в руках.

— Смотрите, конечно, только постарайтесь не потерять, — на всякий случай добавил я с намеком в голосе.

Она пристально посмотрела на меня, после чего улыбнулась и подгребла к себе все остальные кольца и кулоны. Кроме желудей, которые она ловко обогнула.

— Вечером верну. Постараюсь не потерять.

Нагловато, конечно. Но, с другой стороны, появился повод заявиться вечером к ней в палатку. И потрясти ее как следует на предмет обучения меня заклинанию "воздушного моста". Может, и еще что-нибудь стребовать получится. Так что, пусть берет. Заодно подколю-ка я ее.

— Буду ждать нашу встречу с нетерпением! — Произнес я с придыханием, наградив магиню-магистра горячим взглядом. За что заработал несколько внимательных взглядов от студентов. Обоего пола, отмечу.

Спрятал желуди в опустевший кошель. Что теперь? Посмотрел на уркеши. От стола отошли и очень заняты. Общими усилиями пострадавшему руку восстанавливают. Если я правильно помню, с целительством у некромантов дела обстоят не очень здорово. "Малое исцеление", как и Каштилиаш, в юном возрасте освоили, а после специализации в этой области больше прогресса не имеют. Хотя, есть же артефакты. Похоже, что Цальмат как раз один такой и достал.

Ну ладно, раз я никому не нужен, пойду, пожалуй. Помедитирую, а потом и на ужин можно будет вернуться. Ну а после ужина — в гости к Хале.

Привычно отвел своего монстра к палатке, поставил у входа.

— Охраняй! — Говорю.

Вообще-то это — шутка. Ничего он охранять не будет, тут все под баффами "замирения нежити", так что совершенно ему неинтересны. Разве что можно поставить его так, чтобы иглами вход перекрыл. Но, судя по тому, как шарахнулся от моей палатки один из воинов-халдонов отряда Цальмата, тот этого не знает. А я и не заметил, что он за мной следом пошел. Буду считать, что шутка удалась.

За ужином Халы не наблюдалось, равно как и декана, но тот за общий стол, вообще, редко садится. Зато все остальные были на месте, включая вновь прибывших. Король Мели расположился за столом рядом с Ирией Икой. Но по другую руку от его оказалась Рахмай Шалиму. А напротив него — Анат Йаму и Латра Сентона с Утосикой Анзот. И еще он умудрялся периодически обмениваться репликами и комплементами со студентками за соседними столами. Как ему столько девиц удалось к себе подгрести, ума не приложу. Кажется, этого не понимал и Тургуш-Керубино, сидевший в гордом одиночестве за столом по диагонали от королевского. Вил у него был крайне озадаченный и раздосадованный.

Не менее раздосадованным, но уже с паническими нотками, выглядел и молодой спутник короля Сахи. Он сидел вместе с сестрой за два стола от королевской компании, неотрывно следя за Мели взглядом. Миризир же смотрела прямо перед собой и, по-моему, вообще ничего не видела. Вид у нее был донельзя расстроенный. Нашла по кому убиваться! В груди шевельнулось раздражение. До чего же красивая девушка, но смотрит совершенно не туда. Точнее, сейчас она смотрит "в никуда", что очень символично. Да, этот Мели обаятелен, к тому же король. Но ведь женат (это мне кто-то из студентов сообщил) и страшный бабник. Какие у нее перспективы? Хотя, скорее всего, она ни о чем не думает. Женская логика.

Так почему меня к ней тянет? Дура, да еще и другого любит. Не нужна она мне.

Я слегка дернул за рукав Тургуша:

— Чего грустим? Все подруги на карунского фанфарона переключились? За соседним столом его девушка одна грустит. Сделаем обходной маневр?

Тургуш слегка вздрогнул, обернулся ко мне, посмотрел в сторону Миризир, после чего заметно ожил и заулыбался. Хорошо так заулыбался. Трогательно, проникновенно, с сочувствием и радостью одновременно. И понес эту улыбку указанной девушке. Я тоже спешно поднялся. Отпускать его одного мне почему-то совсем не захотелось. И высказанная идея уже не казалась удачной шуткой.

Как выяснилось, Миризир и Сахи заинтересовали не только нас. Мы еще только вставали, а по бокам брата с сестрой уже успели плюхнуться два воина из отряда Цальмата. Ничего страшного. Мы сели напротив. Так общаться значительно удобнее.

— Несравненная Миризир, — сохраняя улыбку на лице заговорил Тургуш: — Не сочтите наше вторжение дерзостью. Вы сейчас настолько похожи на прекрасную птицу иай, символ богини Ишкур. Мы просто не могли не воспользоваться возможностью полюбоваться. На душе сразу делается светло и ясно. Спасибо вам!

Как поет, однако. Только, если я правильно помню, птица иай — это местный гусь, а не лебедь. Что в нем такого изящного? Да и богине он, кажется, посвящен за то, что местные находят в нем сходство с фаллосом. Я бы такие комплименты отвешивать не рискнул. Но девушка, кажется, оценила. Даже посмотрела на него и слабо улыбнулась.

А вот воины-халдоны, наоборот, как-то очень поскучнели. Глянули на нас не слишком приветливо и, не сказав слова, встали и ушли. Странные какие-то. Зачем приходили?

Сахи тоже на нас посмотрел довольно пристально, кажется, что-то сказать хотел, но глянул на Миризир и передумал. Только удовлетворенно кивнул и снова вернулся к наблюдению за Мели. Что-то за этим столом все какие-то не очень разговорчивые.

Тургуш, тем временем, успел какой-то миф, как я понял рассказать. Про иай, который снес (снесла?) золотое яйцо, озарившее весь мир. Наверное солнце имелось в виду. Но кроме еще одной слабой улыбки ничего не добился.

Я тоже включился в беседу и стал вспоминать забавные случаи из жизни маленького Каштилиаша, которые я себе присвоил. Вроде как я в детстве шалил и что из этого получалось. Женщины, в принципе, любят истории про детей, если они правильные женщины, конечно. И когда большой дядя рассказывает о себе маленьком — тоже любят. Я, конечно, еще молод, но по местным меркам довольно высок и крупен. Но тоже не очень сработало. Редкие слабые улыбки и даже в глаза не смотрит. А вот на короля Мели регулярно взгляды бросает. Так что я помучился минут пятнадцать и откланялся. Мне к Хале надо. А Тургуш более упорным оказался, остался. Хотя, кажется, некоторые студентки стали иногда и в его сторону посматривать, а не только короля, так что не зря старается.

К палатке Халы я подходил с некоторым беспокойством. Вполне может оказаться не в ней, а у архимага, тогда вытрясти с нее обучение заклинанию прямо сейчас может не получиться. А мне откладывать не хочется, еще улетит куда-нибудь элементаль.

К счастью, магистр оказалась на месте, но сильно расстроенная.

— Интересный у вас набор колечек оказался, — заявила она мне вместо приветствия: — Мощный арсенал в кошеле носите. Кстати, почему не на пальцах?

— А зачем? — Достаточно искренне произнес я: — Чтобы заставить вас нервничать? Я, вроде, ни с кем воевать не собираюсь. А что вы такая расстроенная? Не получилось скопировать?

В ответ пристальный взгляд, но какой-то не обычный. Оценивающий, что ли?

— То-то вы мне их так легко отдали, я даже удивилась. И даже вместе с накопителем некро-эфира, чтобы я все артефакты опробовать смогла. А там такие заклинания наверчены, что учебный копировщик и половины вместить не может, а профессиональный — только в Академии в единственно экземпляре. Знали, да? Поиздеваться решили?

Н-да. Что-то я лоханулся. Про накопитель-то я и не подумал. Про то, что светлые маги серьезные заклинания некромантов не могут воспроизвести именно из-за слабой прокачки своих энерго-каналов этой составляющей эфира, я помнил. Потому и не стал возражать, когда Хала все перстни смотреть унесла. Думал, вообще, ничего увидеть не сможет. Ведь чтобы заклинание активировалось, на него эфир подать надо. А про то, что накопитель у некроманта может тоже специализированным быть, не подумал. Но сознаваться в собственной тупости не буду.

Так что я принял самый честный вид и улыбнулся, как можно ласковее:

— Виноват. Никак не хотел обидеть. Думал, оцените шутку. Очень прошу меня простить!

Я порывисто шагнул к магине и схватил ее за руку. Жаль, в этом мире не принято руки дамам целовать. Было бы очень к месту. Но, не поймет. Так что просто прижал ее руку к груди. Своей груди, я имел в виду, не ее.

— Игорь, ваша дружба с Тургушем плохо на вас влияет!

Хала руку вырвала, а меня слегка отодвинула легким нажатием ладони. Я не сопротивлялся и отступил. Тогда почему она так удивленно на меня смотрит?

— А вы, оказывается, много сильнее, чем кажетесь…

О чем это она? Заклинанием, что ли меня приложила? А я и не заметил? Магические щиты я надеваю только когда жду неприятностей, а вот наполнение тела эфиром научился поддерживать автоматически. Так и каналы лучше прокачиваются, и удара ножом в спину можно не опасаться. Но говорить об этом Хале я не буду.

— Для того, чтобы поманить меня или отодвинуть, вам достаточно пошевелить пальцем.

Что-то я стал откровенно флиртовать с этой дамой, которой, между прочим, опасаюсь больше всех в этом лагере. Сильна, себе на уме, да еще ментальной магией владеет. Но и новые заклинания мне больше не у кого узнать. Вот и изображаю поклонника. Хотя, как я уже отмечал, среди магинь некрасивых не бывает. Хала — не исключение. Так что такое общение, хоть и добавляет адреналина, достаточно приятно. И она, похоже, тоже довольна.

— Чувствую, придется мне вами заняться вплотную, но уже после возвращения в Академию. Готовьтесь.

— Всегда готов! — На автомате откликнулся я. И добавил: — Во всех смыслах.

Девушка прищурилась:

— Это еще в каких смыслах?!

— Вот прямо сейчас готов принять знания вашего заклинания "воздушный мост". А если еще на что расщедритесь, например на "левитацию" или "среднее исцеление", так буду просто счастлив.

— Наглеть не надо. К тому же я вашими артефактами все свои копирующие артефакты забила. Их теперь несколько дней надо чистить и восстанавливать. Так что ваше "ночное зрение" мне и записать некуда.

Я сделал глаза кота из Шрека:

— Не верю, что у такой умной и виртуозной магини, как вы, нет в запасе никакого другого пути решения этой проблемы.

Хала снова посмотрела на меня с прищуром:

— Нет, вы сегодня сумели превзойти Тургуша. Причем значительно, — и после паузы добавила: — Ладно уж, за такое представление — держите. Но повторять не буду.

В голове у меня внезапно сложилось полное представление о заклинании "воздушного моста". Я буквально впился в него, разбирая все детали, пока они не успели потускнеть. Вроде, запомнил. Надо бы попробовать, но не внутри же палатки это делать.

— Спасибо, ведающая. Я восхищен вашим мастерством. А как же мне вам свое заклинание передать?

— Попробуйте передать мне его мысленно во всех подробностях. Но не с силой, а расслабленно, чтобы я его прочитать смогла.

Некоторое время мы тужились так и сяк. Я честно старался, хотя Хала несколько раз выражала в этом сомнения. И ругала меня за зажатость и закрытость. Наконец, она выдала:

— Пожалуй, достаточно. Вас очень трудно читать, у меня даже сомнения возникли, человек ли вы. На вас такая природная защита стоит, что я просто завидую. Но, кажется, разобралась. Надо будет опробовать.

— Так давайте! — Радостно откликнулся я: — Закройте себя иллюзией, подойдите к зеркалу, и мы будем вас рассматривать. Только для чистоты эксперимента разденьтесь перед этим, пожалуйста.

Кажется, меня снова приложили заклинанием. Я сделал вид, что зашатался.

— Ну, Ламашту! Даже не знаю, как на это реагировать. Надо бы вас за такие предложения прибить, но рука не поднимается. К тому же я ее отбить боюсь.

Хала подошла ко мне вплотную и потянула обе руки к моей шее. Душить будет?

Но руки скользнули дальше и соединились у меня на затылке. Я покорно наклонил голову, повинуясь ее легкому нажатию. И она приподнялась на цыпочки и поцеловала меня! В губы. По-настоящему!

Я немедленно попытался сгробастать ее в объятия, но ее руки уже были у меня на плечах и мягко, но решительно, пресекли мой порыв, отодвинув меня от себя.

— Какой же вы высокий… Никогда с такой башней не целовалась…

После чего тон стал строгий:

— И не смейте позволять себе таких вольностей! Я это не потерплю. Запомнили?! Тогда на сегодня занятие закончено. Вы свободны!

Что это было? Я попытался еще раз шагнуть к ней, но был остановлен сердитым жестом:

— Идите! И не приходите сюда, пока не научитесь себя вести.

— Так научите меня!

Но мои просьбы и попытки продолжить общение оказались тщетными. Хала из палатки меня буквально вытолкала. Впрочем, это все делается интересным. Кстати, про ее личную жизнь я не знаю ничего. Интересно, а с деканом-архимагом у нее какие отношения?

* * *

На следующее утро жизнь стала возвращаться в прежнюю колею. С небольшими дополнениями, организованными Халой. В приказном порядке она потребовала от отрядов Мели и Цальмата выделять каждый день по паре дежурных для работы в лагере. Слуг в отряде нет, готовить еду, ухаживать за лошадьми, поддерживать в лагере чистоту и порядок приходилось самим. Как я уже говорил, молодые маги — не белоручки. Но одно дело обслуживать по очереди друг друга, а другое — незваных гостей.

В этом раскладе я тоже принимал участие, но сегодня была не моя очередь, так что я не стал ждать, пока пройдут все назначения, и сразу же после завтрака отправился на поиски ранее замеченного элементаля. Шел не скрываясь, но быстро. Маршрут к местам, где раньше была пещера некроманта, изучен и отработан.

Целей у меня сегодня было две. Первая — поймать и поместить во вторую шкатулку еще одного некро-элементаля. Для чего придется куда-то большое количество высвобождаемого из элементаля эфира сбрасывать. Единственный доступный мне вариант это сделать — пропустить через себя. Немного боязно, как бы каналы не сжечь. Но я же не собираюсь, как Ирия, производить высвобождение энергии взрывом. Но и удержать контроль потока и, тем более, регулировать его будет очень непросто. Придется постараться. Мысль плюнуть и отказаться от этой авантюры мелькнула, но как-то сама угасла. Раз хочу стать архимагом, должен научиться преодолевать трудности. Тем более, что тело у меня с большим запасом прочности создано, а прокачка через каналы больших объемов эфира — лучший способ их развить.

Второй целью было опробовать, наконец, имеющиеся у меня кольца-артефакты Каштилиаша. Вредная Хала так и не сказала, какое из них для чего предназначено, а свое незнание я не стал ей демонстрировать. Так что выяснять придется путем их использования. Благо, как я понял из вечерней беседы, для активации зашитого в артефакт заклинания достаточно всего лишь направить на него эфир. В данном случае — некро-эфир. И каменистое ущелье, где летает элементаль, для подобных экспериментов подходит наилучшим образом. Задеть никого не могу даже случайно, и со стороны мои эксперименты не будут видны.

Добравшись до места, я, первым делом, опробовал новое заклинание. Удачно. "Воздушный мост" перекинулся через ущелье без проблем, благо оно было не более ста метров шириной. Но я, все равно, первым пустил его опробовать своего монстра, и успешно перевел его на другую сторону. Где и решил его пока оставить. Переводить его назад, чтобы идти потом вместе, тратя на управление тупым немертвым силы и внимание, будет совершенно излишним. Пусть там стоит. Закончу, заберу.

Пока же аналогичный мост мне надо будет перебросить уже не на край ущелья, а ниже по его стене. Перебраться, построить мост в другую сторону, и снова с понижением. В общем, организовать разновидность серпантина из "воздушных мостов". В принципе, ничего сложного. Разве что мосты у меня совсем прозрачными получились, и шел я не по полотну дороги, а прямо по воздуху, что немного нервировало. Приятнее все-таки видеть, на что ты ногу ставишь. Но, ничего, спустился на самое дно ущелья вполне успешно.

Следующий час я, ругаясь, гонялся за элементалем. Он был на месте, но оказался гораздо более шустрым, чем его первый собрат. И носился, хоть и в ограниченном пространстве, но все время менял траекторию своего движения. Так что просто встать у него на пути и дождаться, пока он закончит свою петлю, не получалось. С накачанным эфиром телом я был быстрее, но сквозь каменистые стены, в которых он регулярно скрывался, проходить не умел.

Но упорство плюс ловкость моего нынешнего тела, в конце концов, сделали дело.

Интерлюдия 8. Первые встречи, последние встречи…

Оставив воинов-халдонов в лагере (двоих — дежурить по кухне, двоих — просто так), отряд из десяти некромантов во главе с Цальматом выскользнул из лагеря следом за самозваным Ламашту с целью подловить его где-нибудь в стороне от глаз членов экспедиции академии Алезии. Только преследование оказалось неожиданно долгим. Сначала уркеши шли с осторожностью, затем просто шли, потом — даже бежали, но догнать парня со странным именем Игорь так и не смогли. К счастью, один из них по указанию начальника еще накануне наложил свою метку на сопровождавшую их врага немертвую химеру, так что совсем потерять его они не могли. Но четырехчасовой путь их изрядно вымотал и озадачил.

Наконец, дорогу им преградило узкое и глубокое ущелье с чрезвычайно крутыми стенами, и химера обнаружилась на его другой стороне. Одна. Ее поводыря рядом не было.

Легкая паника быстро прошла, так как молодой некромант обнаружился внизу, на самом дне. Все члены отряда вынули артефакты дальновидения и стали смотреть, что он там делает. Зрелище повергло их в шок.

— Ничего себе "самозванец", — сказал один из них, выражая общее смятение: — Да он же некро-элементаля голыми руками держит!

— Неприятно, — согласился после некоторого молчания Цальмат: — Но что это принципиально меняет? Задача усложнилась, но не отменилась. Да, теперь я тоже вижу, что этот Игорь несет в себе кровь богов, но тем большую угрозу он представляет для княжества. И для всех нас лично, напомню. В этом отряде мы все оказались неслучайно. Мы все — доверенные люди князя Агума. Он тоже потомок Абзу, и другой нам совершенно не нужен. Согласны?

Никто не возразил.

— Тогда аккуратно подходим к краю, чтобы он нас не заметил и по команде дружно бьем "копьем праха". Даже если на нем щиты, что не факт, вдесятером мы их и у архимага пробьем. А он слишком молод для этого.

Несколько минут ушло на выбор и занятие позиции. Удар! Ламашту скрылся в облаке пыли, но было видно, что на том месте, где он стоял, образовалась не хилых размеров воронка. Все с напряжением вглядывались вниз. Но еще раньше, чем пыль осела, молодой человек, остаться от которого должен был только пепел, выбрался из образовавшейся ямы абсолютно целый и все так же с элементалем в руках. Он отошел немного в сторону и теперь с явным недоумением наблюдал образовавшуюся ямину. После чего, как-то поежился что ли, и отошел метров на сто в сторону и застыл.

Некроманты отошли от обрыва уже в полном смятении.

— Ничего не понимаю.

— Не бывает таких щитов.

— Он, как будто, и не заметил, что по нему смертельным заклинанием высшего порядка ударили.

— Может, это элементаль так на заклинание повлиял?

Высказанное предположение вызвало дискуссию, но ответа никто не знал. Повредить некро-элементалю ни одно из заклинаний их арсенала не могло, это факт. Но распространяется ли защита на того, кто держит элементаля в руках? Эксперименты не проводились. Никто не слышал, чтобы кто-нибудь мог прикоснуться к элементалю. Разве что во времена Империи, когда прямых потомков Абзу было еще много. Но и то никто доподлинно не знал.

— Будем считать теперь это доказанным, — подвел итог Цальмат, правда, практического значения наше открытие не имеет. Не думаю, что князь станет ловить элементалей руками, чтобы защититься от собственных подданных.

Для проверки теории было опробовано еще несколько убойных заклинаний, но локального воздействия. Чтобы скалы вокруг Ламашту не крушить. С первого раза он почему-то не понял, что его атаковали, лучше пусть и дальше остается в неведении. Так что в ход пошли "смертельная тень", "мертвый ветер" и даже "обращение в нежить". С тем же успехом. Встал вопрос, что делать?

— Может быть, подождать? — Предложил один из некромантов: — Не будет же он вечно с элементалем в руках ходить. Либо отпустит, либо в артефакт-ловушку поместит.

— Чтобы такого элементаля в ловушку поместить, надо такое количество некро-эфира из него откачать, что он за неделю не управится. Боюсь, он его в лагерь все-таки понесет.

О том, что этот элементаль уже второй, из пойманных Ламашту, и что случилось с первым, некроманты не знали. Отношения у некромантов Шима с магами других королевств всегда были если и не откровенно враждебными, то, по крайней мере, далекими от доверительных. Да и не ставили они цели налаживания контактов. Им надо было Ламашту убрать и поскорее покинуть лагерь. Так что сблизиться со студентами они не пытались и задушевные разговоры с ними не вели.

— Возможно, все-таки нашим заклинаниям не хватает мощности из-за большого расстояния до цели, — наконец предположил один из некромантов.

— Предлагаете спуститься вниз и подойти поближе? Может заметить.

— По мне, лучше честный бой, чем вернуться, не выполнив задание.

— Но ведь будут, наверняка и другие возможности подобраться к нему поближе.

— В лагере? На глазах у студентов и архимага?

Некроманты снова подобрались к краю обрыва и стали наблюдать за Ламашту. Тот сидел, прислонившись спиной к здоровенному камню (размером с небольшой дом), погрузившись в себя и, казалось, ни на что не обращает внимания. Элементаля он по-прежнему удерживал в руках перед собой.

После некоторых колебаний Цальмат, наконец, произнес:

— Попробуем все-таки спуститься. В стороне, незаметно от него. Я думаю, что Ламашту сейчас пытается свои каналы прокачать с помощью элементаля. Крайне опасная техника, но очень эффективная. Правда, никогда не слышал о прямом контакте с элементалем, как у него сейчас, но сами видите… Если он, действительно, Ламашту, вполне может владеть семейными техниками и секретами.

Остальные некроманты поежились. Парень внизу оказался жутким монстром. У многих мелькнула мысль, что они зря ввязались в эту авантюру. Но и отступать тоже было некуда. Каковы планы у этого Ламашту и как они сложатся, еще вилами на воде писано. А вот если они сейчас отступят, князь их точно не простит. Ни их, ни их семьи. Зато, в случае успеха, они не только сохранят нынешнее привилегированное положение, но наверняка еще достойные награды получат. Да и народ в этот поход Цальмат подбирал нетрусливый. Так что все пойдут до конца. И, вообще, что это за бред! Как это, десять лучших боевиков княжества не могут справиться с двадцатилетним мальчишкой, пусть и древнего рода. Должны справиться.

— Спускаемся и под скрытом подбираемся к нему поближе. У меня с собой есть еще один аргумент. Гальзу, ты ведь мастерски кинжалы кидаешь?

С этими словами Цальмат вынул из-за пазухи кинжал. В костяных ножнах, инкрустированных черными камнями и таким же камнем в навершии рукояти, только большего размера. Лезвие у кинжала на вид оказалось тоже костяным.

— Зуб дракона…, — прошептали, кажется все одновременно: — Князь доверил вам этот имперский артефакт…

— Именно, — согласился Цальмат: — Он не знал, что Ламашту — настоящий, но вы же знаете Агума, он старается предусмотреть все. А этот кинжал пробьет любой щит и любой доспех. Для него даже доспехи воинов эфира, что бумага.

Все с благоговение рассматривали легендарное оружие.

— Спускаемся, подходим к камню, за которым он сидит, и бьем по нему "прахом". И сразу же кастуем "застывший прах". Все, кроме Гальзу. Если Ламашту уцелеет от после нашего удара, камень, все равно обратится в прах. И "застывший прах" его если и не полностью остановит, то хотя бы замедлит его движения. И тут уж, Гальзу, смотри, не промахнись!

План был рискованным, но реальным. Некроманты понимали, что, с большой вероятностью, у них будет возможность нанести только один удар. Но, даже если Гальзу сразу не убьет Игоря Ламашту, ранит он его наверняка. И тот, почти наверняка, потеряет контроль над элементалем. И тогда они его добьют…

Само по себе убийство некромантов не очень волновало. Неприятно, конечно, окончательно пресекать столь древний род, но интересы княжества (и личные интересы) важнее. А то, что мальчишка так силен, это даже хорошо. Они не ребенка убивают, а сильного мага. Хотя хвастаться этим подвигом можно будет только в очень узком кругу. А лучше — и в нем молчать.

Уркеши цепочкой двинулись по краю обрыва, выбирая место, где начать спуск. Небольшой поворот, камня, за которым сидит Ламашту отсюда не видно. Можно спускаться. Заклинание "скольжение в тенях", и вот уже первый из них стоит на дне ущелья. После чего сдвигается на полсотни шагов вперед, освобождая место следующему. Через пять минут все они были внизу и неслышно подходили к намеченному камню.

Вдруг впереди буквально взорвался дальний конец ущелья. Ламашту зачем-то направил туда мощнейшее заклинание.

— Срочно прячемся за камнем! — Приказал Цальмат: — Надо осторожно посмотреть, что он там делает. Вдруг, сменил позицию, пока мы шли.

За камень некроманты спрятались спокойно. Места хватало всем. Гальзу, взяв обнаженный кинжал на изготовку осторожно выглянул из-за него. Скрыт-скрытом, но надеяться только на него не стоит.

— Он отошел от камня шагов на пятьдесят и смотрит, какие разрушения ущелью нанесло его заклинание. Поворачивается к нам…

Что Ламашту сделал дальше, некромант сказать не успел. По ущелью разлилась волна могильного холода.

Конец интерлюдии. Продолжение главы 7.

На сей раз я не снимал шлем и не размахивал шкатулкой ловушкой. Элементаль вдруг сменил направление и буквально врезался в меня. Осталось только зафиксировать его руками, как вратарю футбольный мяч. Вот почему он не сделал так сразу, а заставил целый час за ним гоняться?

По телу разлилась приятная истома. Несколько минут я просто блаженствовал.

Однако, если ничего не делать, в шкатулку мне этот элементаль не спрятать. Надо не просто вдыхать эфир, а прогнать его через каналы максимальным потоком. Куда прогнать? Наверное, лучше через все тело. Я приподнял элементаля над головой. Ну-ка попробуем целенаправленно гнать эфир через себя вниз…

Сначала получалось не очень. Вроде, что-то через меня проходит, но как-то очень слабо. Тонкой струйкой. Постепенно я начинал чувствовать свое тело и эфир в нем все лучше и лучше. Струйка превратилась в поток, который делался все более мощным. Контролировать его было все сложнее. Чувства отключились, все силы шли на борьбу.

Вдруг я едва не упал, а все вокруг меня скрыла пыль. Струившийся сквозь меня поток прервался. Меня закачало, и я едва не выронил элементаля. Он, кстати, стал меньше. Но ненамного. Что это я такое натворил? Ирия давеча на всех одежду разрушила, а я камень у себя под ногами? Силен, однако.

С трудом выбравшись из образовавшейся ямы, я с опаской посмотрел на нее. Надо быть осторожнее, зарываться в землю мне совершенно не хотелось.

Впереди прямо по центру ущелья из земли торчала не то скала, не то большой камень. Очень большой. Метра три высотой и шириной метров пять. По третьей координате отсюда не видно. Зашел за скалу. Тоже метров пять толщиной. И, неожиданно, довольно гладкая с той стороны. Сел прямо на землю, прислонившись к ней спиной. Попробую гонять эфир через каналы в таком положении. Пройдя через меня, он не в землю будет направлен, а вперед.

Посидел так минут пятнадцать и вспомнил, то я же еще собирался перстни артефакты проверять, а не просто каналы качать. Почему бы эти занятия не совместить?

Встал. Сначала — перстень с печаткой. Как я понимаю, с символом рода. Иссини-черный камень с ярким блеском. Завернул поток эфира в правую руку, сосредоточившись на среднем пальце, на который он был надет. И что? Никаких эффектов не наблюдаю.

Прижал элементаля к груди левой рукой, а правую отодвинул в сторону. Что-то я с элементалем совсем вольно обращаться начал. Совсем обнаглел. Но, вроде, все нормально. Посмотрел на перстень. Изменения были. Он буквально пылал, если можно пылать черным светом. Поднес его к камню скалы. По нему прошла волна, и образовалась ровная площадка с ладонь размером, посреди которой получился черный выпуклый отпечаток рисунка на камне перстня. Какая-то страшная морда в обрамлении пяти костей. Так, а не портрет ли это прародителя? Бога Абзу. Я мысленно себя одернул.

— Я со всем почтением, великий! — Произнес зачем-то вслух. С богом, действительно, лучше не фамильярничать.

Ладно, с печаткой все понятно. Работает. А остальные?

Перстень с красивым камнем вроде дымчатого топаза. Пропускаю эфир через него. Ничего не произошло. На сей раз — совсем ничего. Я и перстень вертел, и к скале его прижимал, и мысленно "Пли!" говорил. Ничего не происходит. Может, щит какой вокруг меня образовался, но я этого не вижу? Перешел к следующему кольцу.

Следующий камень, нежно-розового цвета выдул перед собой какой-то радужный пузырь. Который полетел вперед и, ударившись о стену взорвался. Да так, что меня спиной о скалу приложило. Надо с ним поаккуратнее. Больше пока экспериментировать не буду.

Еще один дымчатый камень, но более темный и со слабым голубым оттенком. Направил его в дальний конец ущелья и подал эфир. Было ощущение, что из перстня, как из огнемета, ударила струя, только не огня, а дыма. И сносила эта струя перед собой все, до чего дотягивалась. Хоть канавы рой, хоть тоннели пробивай. Серьезный артефакт.

Я подошел поближе посмотреть на разрушения. Впечатляет. Но артефакт для меня, похоже, безопасный. Мне понравилось. Будет хоть одно серьезное оружие.

Следующий перстень был с камнем темно-фиолетового цвета. Но не богатого и красивого, а холодного и злого. Чем-то чуждым от него веяло. Но я все таки подал на него эфир, только повернулся назад. Направив камень на скалу, у которой недавно сидел.

От камня, расходясь в форме конуса, пошла волна чего-то ужасного. Холодного, потустороннего. Зримая волна, так как внутри нее сверкали снежинки и метались какие-то тени. И энергии она жрала, прямо жуть. Каналы напряглись и буквально застонали от пропускаемого эфира, а серебристый туман заполнил ущелье, насколько глаз позволял увидеть. Вдаль и вверх, чуть не до краев.

Волевым усилием прервал поток. С трудом. Но получилось. А вот лучше в ущелье от этого не стало. Серебристый могильный (или даже замогильный) туман так и продолжал передо мной клубиться, покрывая впереди, даже не знаю, какую площадь.

Я поспешил отступить в противоположную сторону. Пожалуй, достаточно на сегодня экспериментов. Еще одно кольцо осталось непроверенным, но отложу-ка я это на потом.

А элементаль? Стал меньше, но недостаточно. Следующие полчаса я гонял эфир через каналы, как в самом начале. Странно, но никакие ямы подо мной больше не образовывались. И элементаль уменьшался, но так медленно, что до вечера я явно не уложусь.

От неприятного эффекта использования кольца я уже отошел. И о своем решении отложить испытание последнего до лучших времен не то, чтобы забыл, но счел возможным его пересмотреть. Опять направил кольцо в сторону еще искрящегося тумана и пустил эфир теперь через кроваво-красный камень.

И снова пошла волна. Только теперь в ней сверкали не снежинки, а искры. Или капельки крови. А вот могильный туман и странные тени остались. Все это смешалось, заполняя ущелье. Я еще немного отступил, но подачу эфира не прервал. Элементаль уменьшился уже до почти транспортабельного размера, и я решил дотерпеть.

Все. Поток прерван. Элементаля я уже могу удержать пальцами одной руки. Срочно вынимаю из сумки шкатулку-артефакт и убираю его в него.

Ура! День прошел успешно. Теперь можно выбираться. Где там мой монстр прячется?

Я проверил связь с немертвой химерой и обалдел. Она была не одна. Каким-то образом я оказался связан еще с десятком немертвых существ. Чертовщина какая-то. Кого я мог подцепить? Даже если одно из примененных мною заклинаний из перстней (или оба) подчиняли мне всю окрестную нежить, то ведь не было там никакой нежити. Я проверял. Или из под земли что-нибудь выползло?

Я дал мысленную команду этим немертвым показаться и подойти поближе.

Из-за скалы, из кроваво-искрящегося тумана одна за другой стали появляться человеческие фигуры. Мне стало нехорошо. Еле на ногах устоял. Кто? Откуда? Я их всех… того?

Блин! Одно дело наемники, которые меня за доспех воина эфира зарезать хотели. Там, понятно, враги. Их убийство — необходимая самооборона. Хотя в российском законодательстве так не считают, но тут его, слава богам, нет.

А здесь? Я что, случайных путников в нежить превратил? Жуть. Правда, совсем случайными они быть не могут. Наверняка за мной шпионили. Но подсматривать и покушаться на жизнь — совсем не одно и то же. Понимаю, что человек — жуткая скотина, и как-нибудь со временем я себя прощу, но пока — ужасно мерзко на душе.

И что же это я с ними такое сотворил?

Кажется, этот вопрос я произнес вслух:

— Вы обратили нас в личей, божественный Ламашту, — безжизненным голосом произнес одна из фигур.

Я пригляделся. На вид — ожившая мумия. Обтянутый кожей череп. Высохшая шея. А дальше не видно. Дальше — одежда, которая, похоже, совсем не пострадала. По одежде опознал отряд приехавших недавно в лагерь некромантов. Черты лица? Искажены. Но, похоже, это сам начальник их отряда Цальмат. Это что же получается? Исполнил пожелание Каштилиаша и обратил его в лича?

— И каково отношение личей к обратившему их? — Надо бы выяснить. А то еще накинутся на меня.

— Мы ваши рабы. Приказывайте, божественный.

Голос оставался тихим и без эмоций. Как он, вообще, говорит? Хотя, магия…

Неприятное положение. Никогда не хотел быть рабовладельцем. Да еще насильно кого-то в рабов превращать. Но, хотя бы, появилась возможность с ними поговорить и получить ответы на вопросы. А что я с ними Или для них могу сделать, буду выяснять.

— Вы ведь Цальмат? Расскажите, что вы тут делали.

В результате узнал массу интересного. В том числе о природе личей. Мозги у них остались, память — осталась, а вот на новые данные опретивки почти нет. Через минуту лич забывал, что успел сказать раньше. Приходилось все время задавать уточняющие вопросы. А эмоции у них, кажется, и вправду отрубило полностью. Не испытывают они по отношению ко мне никаких эмоций. Вообще, ни по кому. Даже собственным семьям. Жуть.

Но, хотя бы зла на меня не держат. Более того, любой приказ выполнить готовы. Не рассуждая. Действительно, рабы. Только сложные задания им давать нельзя. Забудут.

И еще этот разговор меня утешил. Все-таки эти некроманты меня убивать шли. Значит, все-таки самооборона. Сразу легче стало. Это у меня превентивный удар получился такой.

Неожиданно получил очень ценный источник информации. Этот Абиратташ Цальмат был советником и доверенным лицом князя Агума Думузи. Очень информированным лицом. Знающим о княжестве Шим абсолютно все. И о соседях тоже очень много. К сожалению, обновляться эта информация не будет, но и пропасть она тоже не должна. Так уж личи устроены.

В общем, поговорить с этими ребятами мне есть много о чем, надо только время найти для разговоров. И возможность их вести. В лагерь же их не приведешь. Не думаю, что произошедшее событие сильно архимага обрадует. Если сразу не прибьет, попробует конфисковать рабов. По крайней мере, я так думаю.

Хорошо хоть личей кормить не нужно, а в аномальном пятне они очень даже хорошо себя чувствуют. Если возможность функционировать можно назвать самочувствием. Так что придется пока оставить их здесь. Охранять окрестности обрушившейся пещеры некроманта. Жаль поиск возможных входов им поручить нельзя. Даже если найдут, забудут где. А вот на земляные работы их вполне можно направить. Правда, тоже контролировать придется. Еще можно у них попытаться заклинаниям научиться, но для этого надо добыть учебный артефакт вроде того, что Хала использовать хотела. Сами они ничего мне передать не могут. Личи не менталисты. Все их возможности только через связь подчинения идут.

В общем, неожиданно обзавелся ценным…, наверное, все-таки, имуществом. К полноценным людям личей никак нельзя отнести. Еще бы это имущество легализовать как-нибудь. Есть такое подозрение, что на территории "светлых" королевств они вне закона. А на территории Шима вне закона уже я. Что-то князь тамошний не захотел со мной разговаривать, а предпочел устранить проблему наиболее простым путем. Точнее, попытался это сделать.

Так что личей я пока в этих диких местах и оставлю. А вот что я в лагере кажу, когда вернусь? Некроманты все здесь, но там же еще простые воины остались. Откуда они, кстати, там взялись?

Спросил. Час от часу не легче. Двое из отряда Ушши, который все надеется с меня назад доспехи получить. Скорее всего, палатку мою уже перерыли, но ничего ценного они там не найдут. Но как-то вопрос решать придется. Опять убивать? Даже если без следов, все равно, подозрительно будет. Сегодня отряд из десяти некромантов пропадет. Но тут на меня вряд ли подумают. Слишком их много было. Почему уехали не предупредив, да еще лошадей и вещи бросили? Вот у них и спрашивайте, когда найдете. Это если меня спросят, конечно.

Но если после этого еще и простые воины пропадут, будет уже подозрительно. И я — главный подозреваемый, как уркеши. В общем, надо будет думать и быть настороже.

А вот двое других оказались воинами законного мужа Миризир, у которого король Мели в замке в заточении сидел. И от которого они вдвоем сбежали. Надо будет предупредить. Вопрос, конечно, политический, а такие декан Гидаш терпеть не может, но знать об этом должен. И, думаю, никаких разборок в своем лагере не допустит. Хотя я лучше не ему, а Хале об этом скажу. Что-то меня со всех сторон к этой непростой магине подталкивают обстоятельства.

Ну и самих Мели с Миризир и Сахи предупредить надо. Чтобы поодиночке не ходили.

Рассуждал я так, уже на всех парах двигаясь в сторону лагеря. Сразу стартовал, как узнал. Только монстра своего на этот берег переправил и теперь тащил его за собой, теряя на этом скорость передвижения. Так что в лагерь опять только к вечеру вернулся.

Вошел на территорию и не поверил своим глазам. Здесь опять было полно уркеши. Десятка полтора. Только я десяток некромантов в личей обратил, как тут уже новая порция объявилась. Опять по мою душу?

Глава 8. Бурное завершение экспедиции

На сей раз, как я понял, некромантов в отряде уркеши было только трое. Остальные воины и слуги. Уже хорошо. На боевое подразделение не очень похоже. Хотя, я не знаю силу этих некромантов. Один непревзойденный куда опаснее взвода рядовых знающих. Но, думаю, если бы сюда приехал архимаг, его отряд вызвал бы больший интерес. А сейчас вновь на прибывших внимания почти не обращают. Похоже, к тому, что лагерь в глухих местах стал, как проходной двор, здесь уже привыкли.

Подходить к новой партии некромантов у меня не было никакого желания, уже десяток личей куда девать не знаю. Я ведь с ним даже поговорить толком не успел. Кстати, лут тоже не взял. Растерялся и забыл. А ведь им деньги теперь уже ни к чему. Или я ошибаюсь? С ними еще одна проблема есть, и немаленькая. У личей плохо с памятью, но они разумны. На всякие там баффы "замирения нежити" чихать хотели, или что там эти высшие немертвые делать могут. Если студенты на мой (кошмар, ведь правда — мой) отряд нарвутся, дело может и до боя дойти, в котором далеко не факт, что студенты верх возьмут. Я бы даже сказал, наверняка не возьмут, если с ними вместе декана не окажется. Надо будет памятку составить, что моим личам можно делать, а что нет, и каждому по экземпляру вручить. Вот не было заботы!

Но тут новые кандидаты в личи сами заспешили ко мне.

— Божественный Ламашту, — заговорил один из них: — позвольте представиться, достойный Биратт, воспитатель божественной Нанны.

Дядьке на вид было лет под пятьдесят, может меньше, так как седых волос в его черной шевелюре не наблюдалось. Среднего роста, худ, костляв. Костистым было и лицо, на котором дружелюбная улыбка, им нацепленная, выглядела инородной маской.

Я отвесил легкий поклон, не открывая рта. После нападения на меня отряда советника князя Цальмата, я просто не знал, как себя вести с новой партией уркеши. Для силовых решений — место неподходящее, но и мирно разойтись, надежды мало. Или княжеская дочка свою игру ведет? Возможно, но, все равно, не радует. Не люблю играть в чужие игры. Лучше пусть ее наставник сам говорит, а я послушаю.

Но послушать ничего не удалось. Наставник Биратт выразил радость, что ему довелось меня лицезреть. То есть не меня конкретно, а меня, как представителя столь древнего и знаменитого рода Ламашту. И что ему очень надо обсудить со мной некоторые вопросы, но приватно.

— По поручению божественной Нанны, — добавил он заговорщицким шепотом.

Если учесть, что улыбался он при этом так, что Веселый Роджер рядом с ним, действительно, казался бы милейшим парнем, то понятно, почему желания немедленно бежать в их часть лагеря и о чем-то с ним говорить, у меня не появилось. Важно сказал, что сегодняшний вечер у меня уже занят, но завтра готов уделить ему время, причем снова ближе к вечеру. Надо будет успеть личей поспрошать, что это за фрукт, и прийти на встречу подготовленным.

Не знаю, был ли Биратт недоволен моим ответом, по крайней мере, виду не показал. Впрочем, на его лице эмоции проявляются не лучше, чем на черепе моего монстра. Вместо этого предложил завтра совместить беседу с ужином, так как у них с собой есть кое-какие деликатесы из Шима. Надеюсь не могильные черви? Кто этих некромантов знает. Но придумать отговорку не смог. Тем более, что время, действительно, для приватных бесед будет очень удобным. Все в столовой собираются, к чужим палаткам никто случайно не забредет.

Сейчас бы поесть тоже очень не мешало бы. Что-то в последние дни обед мимо меня пролетает, надо хотя бы за завтраком и ужином калории добирать.

Заодно надо будет попробовать сесть рядом с Халой или с кем-нибудь из отряда Мели. Лучше с их наемниками. Эти точно орать не начнут и руками махать не будут. Просто примут к сведению.

Однако, опоздал. Со стороны столовой раздались возбужденные крики. Как оказалось, истерил Сахи:

— Это прихвостни Тургу! Сестра их узнала! Убить нас пришли?! Да мы вас…

Противоборствующие команды сбились в кучки и уже обнажили кинжалы. Хорошо хоть без мечей в столовую пришли. Но и без доспехов.

Впрочем, подраться никому не дали. Сначала студенты (не заметил, кто именно) всех обездвижили магией, а потом появился крайне недовольный архимаг Гидаш в сопровождении Халы.

— Это не экспедиция, а сумасшедший дом! — Бушевал декан: — Мы сюда научые исследования проводить приехали, а не в сварах участвовать.

— Вот вы! — архимаг взглядом прожигал всех гостей по очереди: — Зачем ко мне в лагерь явились?! Кто вас приглашал?! Извольте себя вести, как подобает, а свои претензии предъявляйте друг другу в другом месте. Я бы вас всех выгнал, но без некромантов вы живыми из аномалии не выберетесь. Хотя… Тут же целых два отряда уркеши! Где, кстати, они?

— Некромантов первого отряда во главе с блистательным Цальматом со вчерашнего дня в лагере никто не видел.

— Что? Явились, не спрашивая разрешения и так же исчезли? А это кто тогда? — Архимаг кивнул в сторону наемников-халдонов, противостоявшим отряду короля Мели.

— Вы слышали? — Хала повысила голос: — Непревзойденный Гидаш спрашивает, надолго ли некроманты Цальмата покинули лагерь, и зачем вы, вообще, сюда прибыли?

— Они нам ничего не сказали, — подал голос один из наемников: — Вроде хотели окрестности изучить, но почему не вернулись, не знаю. Мы, вообще-то не один отряд, а встретились уже здесь, в горах Мрака.

— А вы зачем сюда рвались?

— Наш господин, достойный Тургу, приказал проверить, не у вас ли укрылась сбежавшая от него жена.

Архимаг схватился за голову:

— Только этого мне еще не хватало! Мало мне политики, так тут еще и семейные ссоры! Чтобы до вечера посторонних в лагере не осталось! Все вон!

В ту же секунду вокруг Гидаша и Халы воздух подернулся рябью, и девушка наклонилась к уху начальника. Что она говорила было невозможно ни услышать, ни прочитать по губам. Кажется, она применила заклинание "сфера тишины".

Разговор затянулся мнут на пять. Декан несколько раз принимался яростно жестикулировать, но всякий раз затихал. Наконец, он простер руки к небу и, по-видимому, высказал небесами что-то нелицеприятное. После чего просто махнул рукой.

— Ладно, делай, что считаешь нужным, — "сфера тишины" исчезла, и эту фразу услышали уже все.

Архимаг, бормоча под нос что-то недовольное, быстро ушел в сторону своей палатки, а вот Хала обратилась ко всем, явно усилив голос магией:

— Слушайте все! Непревзойденный Гидаш распорядился! Любые конфликты на территории лагеря и вокруг него категорически запрещены. В случае угрозы возникновения опасной ситуации, всем магам предписано немедленно ее пресекать. Дуэли тоже запрещены. Желающих послать кому-либо вызов архимаг просил предупредить, что он заменит вызванную сторону на себя, так что вызов можно сразу посылать лично ему.

Среди студентов раздались смешки. Хала продолжила:

— Так как конфликт между посетившими лагерь посторонними все-таки имеет место быть, и непревзойденный Гидаш не желает тратить свое время на исследования его причин, архимаг настаивает, чтобы все гости лагеря вернулись вместе с ним в Академию, где им будет оказан достойный их положения прием. Там же мы рассчитываем уладить возникшие разногласия и конфликты с учетом интересов всех сторон.

Тут уже вскинулся король Мели и его спутники, но говорить ничего не стали. Правда, взгляды, которыми они прожигали магиню, были далеки от восхищенных.

Та, не услышав возражений, продолжила:

— В связи с этим, я обращаюсь к вам, достойный Биратт. Как я понимаю, вы к этой истории не имеете никакого отношения.

— Вы совершенно правы, ведающая, — откликнулся этот костлявый господин: — Мы прибыли сюда исключительно, чтобы познакомиться с находящимся в составе вашей экспедиции божественным Ламашту. Но ни его, ни, тем более, чужих жен, мы похищать не намерены. Сугубо визит вежливости. И, надеемся, дружеская беседа. Пользуюсь случаем выразить благодарность вашему гостеприимству. Если наш отряд может оказать вам какую-либо помощь в ваших изысканиях, можете смело на нас рассчитывать.

— Благодарю вас, достойный. Экспедиция уже завершает свою работу, большую часть намеченной программы нам удалось выполнить. Так что еще два-три дня, и мы двинемся домой. Мы будем рады видеть вас в стенах Академии, но ни в коем случае не настаиваем. Вы вольны поступать так, как сочтете нужным. Есть только одна единственная просьба. Не оказывать содействия в прохождении аномалии никому из обеих групп гостей, чей конфликт мы все только что имели несчастье наблюдать. В случае, если вы решите покинуть лагерь раньше нас, не надо брать с собой никого постороннего. Это касается и божественного Ламашту.

— Так я, вроде, никуда сбегать и не собирался! — Возмутился я: — Согласно нашей договоренности, мне же была обещана помощь в изучении светлых заклинаний в стенах Академии.

При последних словах я словил несколько удивленных взглядов от некромантов. А вот Хала довольно улыбнулась:

— Не беспокойтесь, божественный, никто не собирается нарушать договоренности. Я просто уточнила. И, надеюсь, все поняли волю архимага.

В результате ужин начался еще не скоро. Все вокруг гудели, обсуждая последние события. Я уже было испугался, что каша у дежурных подгорит, но потом вспомнил, что сделать это она просто не может. Ее же не на огне готовят, а магией. Полезные заклинания, но меня к котлам во время дежурств никто не подпускал, только уборка территории. Не доверяют поварскому искусству некромантов, что ли?

Возвращаться в палатку не стал, она у меня невелика, с удобством не рассядешься. Я в ней только ночую. И медитирую, когда не хочу, чтобы на меня при этом кто-нибудь смотрел. Так что уселся за стол и стал ждать, когда все угомонятся. Заодно можно самому ситуацию обдумать.

Ко мне претензий никто не предъявлял, но, вообще-то, в конфликт Мели и его тюремщиков я сам влез. Когда ввязался в дуэль с воином эфира. Впрочем, обвинять меня не в чем. Официально. А так, врагов я себе нажил на ровном месте. Хорошо хоть, не особо опасных. Какой-то наемный отряд и провинциальный барон. Причем у барона жаждет вести счеты не со мной, а со сбежавшей с королем Мели женой и ее братом. Ну да ничего. Доставит их всех декан в Академию, там они будут в безопасности. С короля, небось, какой-нибудь выкуп стребуют, а Миризир с братом так в его спутниках и останутся, так как нафиг королю Алезии не сдались.

Плохо, что они со мной вместе в одной Академии окажутся. Мои чувства к Миризир явно бесперспективны, безрадостны и неуместны. Как и бывают всегда чувства к девушке, влюбленной в другого. Безусловно, она поразила меня своей красотой, но сколько же можно меня не замечать? Как будто специально избегает. Даже Тургушу стала улыбаться приветливо, а я так и остался предметом интерьера. Или ландшафта, что скорее. Обидно как-то.

В общем, стоило мне решить, что от Миризир мне лучше держаться подальше, как она немедленно уселась напротив меня. Не совсем она, напротив сел король Мели, а она с братом — по бокам от него. С явным намерением поговорить. Не скажу, что обрадовался. Но вежливо улыбнулся и даже сделал вид, что привстаю, чтобы их приветствовать. На самом деле, скорее, качнулся вперед на скамейке.

— Божественный Ламашту, — тихо заговорил король. Ему от меня что-то очень надо. До сих пор он меня "божественным" старался не называть: — Вы нас сюда привели и, думаю, пришло время вам же нас отсюда выводить.

— ???

Я попытался приподнять бровь. Всегда считал, что это очень эффектный способ выразить свое недоумение и несогласие. Только вот не получалось у меня ничего. Обе брови взлетали вверх одновременно, и вид получался совсем не тот. У нового тела гибкость и управляемость потрясающие, но этот прием я не отрабатывал. Надо будет потренироваться. Но, вроде, и так Мели меня понял. И продолжил:

— Вы — благородный человек, чему гарантия божественная кровь в ваших жилах.

Можно было бы возразить, что среди аристократов подлецов всегда было не меньше, чем среди простых граждан, и что во мне не только кровь Абзу, но и драконов, про моральный облик которых я ничего не знаю, но промолчал. Лучше послушаю. Тем более, некоторую сопричастность, как я уже говорил, ощущаю. Есть такой психологический момент, помог человеку, продолжаешь помогать дальше. Не знаю, почему. Чтобы ранее оказанная помощь не пропала даром?

— Вы уже дважды пришли ко мне на помощь в трудную минуту. Как я говорил, я ваш должник. А король Мели всегда платит по долгам.

Все точно, как мысли читает. Но так и не сказал, чем платить собирается. Пафоса много, конкретики никакой. Но слушаю дальше.

— Как вы понимаете, отправляться вместе с отрядом этих юных магов в академию Алезии означает для меня новое пленение. Я просто не могу этого допустить. Вырваться из одного узилища, чтобы попасть в другое? Лучше смерть. Я не переживу такого унижения.

В последнем я сомневался. Не будет он сбегать из лагеря, надеясь миновать аномальное "пятно" раньше, чем действие баффа закончится. Иначе бы разговоры со мной не вел. Дождался бы, когда я его всем обновлять буду, и спокойно уехал. Охраны к нему никто не приставлял. Нежить за нее.

— К тому же в качестве пленника Алезии интересен только я. Мужественного Сахи и его людей наверняка выдадут Бибрату, королю Абиратташу они просто не нужны, не станет он из-за них ссориться с Хабре.

Вот об этом я как-то не подумал. Неужели король Бибрата настолько мелочен? Хотя могло и влияние обманутого мужа сказаться. Тому-то совсем обидно. В приданом одна красота невесты была, так и та не ему досталась. Так что все возможно. Сам король Мели для обоих местных монархов вроде как почетный гость. Государства между собой не воюют, считать его беглым пленником нельзя. А вот Сахи как раз предатель. Пошел против воли своего сюзерена, да еще в другую страну сбежал. Где он никому не нужен. Вполне могут выдать. Миризир же мужу вернуть так и вовсе боги велят. Или казнить с братом на пару. Если, конечно, Мели за них не впишется очень сильно. Но у него своих проблем хватать будет. Вот он, похоже, и хочет переложить свои проблемы на меня.

Неприятная ситуация. Откажу, получу в лице короля Каруна врага вместо должника. Да и девушку мне жалко. Сама дура, но от мысли, что ее убьют, а я не помог, на душе делается противно.

Словно прочитав мои мысли, король добавил, приобняв Миризир за плечи:

— Жалко будет, если такую красоту казнят.

— Разве за измену мужу казнят?

— Тургу? Этот не просто казнит, а замучает.

Не факт, конечно, но проверять тоже не хочется. И с королем ссориться тоже ни к чему. Тем более что помочь я им, действительно, могу. И стоить мне это ничего не будет. Если все в тайне сохранить.

Миризир тем временем что-то лопотала о том, что свою жизнь она Мели уже отдала, но от такого заявления поморщился не только я, но и король, решительно прервав ее излияния.

— Помолчите, дорогая. Дайте же высказаться божественному Ламашту.

С тем, что я им помогу, я уже смирился. Надо хотя бы попытаться получить от этого хоть какую-то пользу. Беда, что я не представляю, что конкретного можно попросить (потребовать) от короля.

— Я так понимаю, дружинники достойного Тургу знают, где вы находитесь, и от преследования отказываться не намерены.

— Боюсь, что не только этот недостойный тюремщик меня разыскивает. Там уже и наемные отряды, и королевская гвардия включилась.

— Получается, единственный вариант — пересечь все аномальное "пятно" и выйти сразу на дорогу в Карун, как можно ближе к границе. Думаю, путь через степи Бэрна вас не привлекает?

— Я понимаю, вы оказались перед трудным выбором, но, уверен, появившийся в лагере отряд уркеши проводит Гидаша и его экспедицию до деревни, где они оставили свой транспорт и слуг. И вы сможете проводить нас через места обитания нежити. В Каруне вы будете моим личным гостем, а магическая школа есть и у нас.

Предложение было интересным, но совершенно непривлекательным. Отправляться в путешествие с этой гоп-компанией и подставляться самому? Портить отношения с архимагом мне совершенно ни к чему. К тому же всю дорогу любоваться на то, как король с Миризир милуется? Увольте.

Не следует также забывать, что этот король только что ходил войной на Шим. Не дошел, но состояния войны между этими странами никто не отменял. Неудивительно, что о помощи со стороны Биратта он и не заикается. Если примкнет к отряду уркеши, прямым маршем отправится в Шим уже как законный пленник. В этих условиях просить помощи у принца уркеши, которым я, вроде как, являюсь, тоже довольно странно. Или здесь считается, что аристократы имеют право на благородные поступки даже в ущерб своей стране? Шим я своей страной не считаю, но он-то этого не знает. И как бы мне самому в Каруне в заложники не попасть. То есть в почетные личные гости короля.

— К сожалению, божественный Мели, я уже обещал непревзойденному Гидашу, что буду с его экспедицией до конца, до возвращения в Алезию. Сами понимаете, нарушить слово я не могу.

И сразу же добавил:

— Но помочь я вам, пожалуй, могу. Завтра утром я уйду из лагеря сразу после завтрака. Вы же не спешите, дайте студентам разойтись по своим занятиям. После чего постарайтесь незаметно покинуть лагерь и проберитесь на то место, где мы с вами встретились. Возьмите с собой все, что нужно в дорогу. Лошадей тоже. Я тоже туда подойду и постараюсь за это время найти вам провожатых. Очень вас прошу, сохранить эту договоренность в тайне.

У короля явно были ко мне вопросы, но он сумел их не задать. Вместо этого скупо, но, вроде как искренне, поблагодарил меня, как истинно благородного аристократа. Он во мне и не сомневался.

— Я уверен, что если бы помощь понадобилась мне, вы поступили бы так же.

Мели горячо поддержал эту мысль. Благородные люди, истинно благородные люди должны всегда помогать друг другу. Этот кодекс выше всех других законов.

Опять неконкретно, но, надеюсь, в случае необходимости, договориться мне с ним удастся. Он, конечно, фанфарон, но, вроде, не из тех людей, что нож в спину втыкают. А просить у него я и сам не знаю что. Денег? Сам заработаю. Поместье? Тут куча юридических вопросов возникает. Может ли принц уркеши быть подданным короля-кассита? Даже считать не берусь, какие от этого могут быть последствия. Орден на шею? А на фига он мне? В общем, лучше с просьбами не спешить. Жизнь длинная (надеюсь), мало ли какие обстоятельства в ней возникнуть могут.

Глянул на Миризир. Кажется, впервые с момента начала разговора меня заметила. Глотая слезы, тоже что-то стала бормотать про мое выдающееся благородство и даже сделала попытку обнять меня через стол. Не получилось. И не надо. Совсем не такого отношения я хотел. И то, что она со своим возлюбленным в Каруне окажется, это даже очень хорошо. Главное — от меня подальше. Пусть почувствует на себе его истинное отношение. А если вдруг их отношения продолжится, во что я не верю, то, как говорится, совет им да любовь! Не факт, что говорю это искренне. И, вообще! Хватит мне на ней зацикливаться. Столько девушек вокруг. С бегством короля они перестанут водить вокруг него хороводы, так что мне больше их внимания достанется. А с Халой и так что-то намечаться стало. Опасная она женщина, но интересная.

Так что, глуша в себе ненужные чувства к Миризир, я отправился в свою палатку, приводить мысли в порядок.

Как я это сделал, просто лег спать. Для того, чтобы встать среди ночи и отправиться к месту, где я личей оставил. По дороге срубил пропитанным эфиром мечом небольшое деревце. Понимаю, варварство меч так использовать, но нет у меня другого столярного инструмента. К тому же зачарованное оружие прекрасно режет даже металл, что уж говорить о дереве. Вот я и вырезал десять небольших дощечек одинакового размера. С помощью кусочков шнура (купил, когда в поход собирался) превратил их во что-то вроде бейджиков. С одной стороны написал сверху:

— Читать только эту сторону. Перечитывать текст каждые пятнадцать минут.

В самом низу:

— После выполнения стереть текст с этой стороны. Читать другую сторону.

На другой стороне, соответственно, сверху:

— Читать и исполнять только если обратная сторона не содержит текста.

Дальше на первой стороне поместил инструкции, как проводить отряд Мели до дороги на границе с Каруном. Идти вместе, в разговоры не вступать, в дороге охранять, поддерживать на всех бафф "замирения нежити", помогать преодолевать труднопроходимые места. В случае повреждений лечить сопровождаемых и восстанавливать друг друга. В дороге избегать встреч с людьми. Доведя отряд до места, сказать "прощайте" и вернуться обратно.

На обратной стороне написал, что делать по возвращении. Создать и оборудовать для себя жилую пещеру около озера. Пробивать в скальном грунте колодцы в поисках прохода в пещеру старого некроманта. Найдя — переселиться в нее и ждать меня. Проход замаскировать.

Текста получилось много, писал бисерным почерком, еле вместил. Сначала на бумажке примерялся, потом уже на дощечку перенес. Потом еще девять копий сделал, чтобы каждому хватило. Очень надеюсь, что предусмотрел все случаи и написал так, чтобы толкование было единственным.

Если все получится, как задумано, мой отряд личей никому глаза мозолить не будет, короля доведет до безопасных мест, вернется, пещеру найдет и сохранится в целости и сохранности до моего возвращения в эти места.

К этому времени уже рассвело, пошел дальше — личей искать. К счастью, при их обращении у меня с ними образовалась какая-то связь. Я их чувствую. С очень большого расстояния. Точнее, чувствую, что они живы (если так можно сказать про нежить), а также где они примерно находятся (расстояние и направление). Каждого из десяти по-отдельности. Но это где-то на общем фоне, довольно быстро стало получаться не отвлекаться и не обращать на это внимание.

А вот общаться с ними мысленно я могу только с ограниченного расстояния, как и с моим неживым монстром. С метров двухсот. Говорить обычным способом с ними тоже можно, но для этого надо подойти уже совсем близко.

Подошел, вызвал к себе, побеседовал. Расспросил, что знают про Биратта и компанию. Действительно, воспитатель принцессы. И, действительно, у принцессы Нанны есть основания вести свою игру. От наследования трона ее отстранили (младший брат родился), без ее согласия замуж выдают.

И какое же в ее игре место может быть отведено мне? Не буду гадать, хотя идеи есть, поговорю сначала с приехавшим посольством. Наверное, его так можно называть. Послала их точно принцесса, князь об этом не в курсе. Надо надеяться, что запасного варианта переговоров с моим устранением в конце ею не предусмотрено. Впрочем, с накачанным эфиром телом убить меня очень непросто.

Дальше попытался выяснить, чтобы мне с моих личей можно поиметь. С деньгами оказалось негусто. В багаже осталось немало, но как я их багаж перерывать пойду? А в карманах (кошельках) — немного серебра на текущие расходы. Все равно, забрал, пригодиться.

Есть еще какое-то оружие и амулеты, но тут я даже расспрашивать о свойствах не стал. Пусть им остается. Став воином эфира я сам сал оружием, а этот десяток личей теперь, вроде как, мое воинство. Незачем мне его ослаблять.

Заодно выяснил, что им требуется для поддержания своей нежизни. К моей радости, ничего. Есть им не надо, дышат только тогда, когда говорят. Один эфир нужен, но он и так в этом мире всюду разлит. А в некро "пятне" его не только много, он для них очень полезный. Сил больше и восстановление любых повреждений идет быстро без всякого дополнительного лечения.

Хуже дело обстоит с внешним видом. Стали они высохшими и на ощупь, вроде как, из плотной резины. Хорошо хоть некроманты обычно просторные хламиды носят с капюшонами, немного рясы католических монахов напоминают, но покороче. Если встречи с людьми не избежать, можно головы прикрыть и лица не поднимать. Может, прокатит. Но лучше все-таки на глаза никому не попадаться. Вне закона личи в светлых королевствах. По крайней мере самостоятельно по ним точно не путешествуют.

В принципе, одежда нужна только для маскировки. Так личи не мерзнут и наготы не стесняются. У них, вообще, эмоции отсутствуют. Хотя не совсем. Убийства им почему-то доставляют удовольствие. Вроде, только начинаю к реалиям Шима привыкать и даже находить в них достоинства, как всякий раз натыкаюсь на подобные милые свойства немертвых. Как-то неправильно весь этот мир некромантов устроен. Извращение какое-то.

Так и не могу выбрать, где себе дом строить буду. То, что буду, факт. Нет у меня склонности к постоянной перемене мест. Но, надо признать, в этом мире я еще слишком недолго, чтобы спешить с решениями. Но думать надо.

А сменную одежду личам надо будет как-нибудь обеспечить. Не знаю, на сколько им нынешней хватит, но ясно, что не очень надолго. И уводить их отсюда когда-нибудь придется. Но это вопрос завтрашнего дня, а сегодня и я их в поход по горам Мрака отправляю.

Пока разбирался с личами, довольно много времени прошло. Пора к месту встречи выдвигаться. Сегодня я завтрак пропустил. В первый раз. До этого без обедов часто обходился. Организм терпит, но неправильно это. Надеюсь, это последний раз, когда я так отвлекаюсь.

Двинулись всей толпой. Я, десять моих личей и моя немертвая химера улучшенной конструкции. Как-то незаметно оброс я некромантской свитой. При том, что некромантом себя совершенно не ощущаю. Более того, из того, что я извлек из памяти Каштилиаша и общения с Цальмттом и его спутниками, мне их образ мышления и система ценностей глубоко чужды. Может, я не все знаю и понимаю, но навязанное происхождение мне на мозг давит.

К точке сбора мы прибыли раньше отряда беглецов. Не думаю, что Мели передумал. Скорее, задержался с отправкой или в пути. Личи же оказались очень крепкими ребятами. Я, как воин эфира могу бежать долго и очень быстро, но, как оказалось, немертвые некроманты после обращения в физических кондициях тоже очень прибавили. Специально несколько раз ускорялся, так они от меня не отставали. Нет, если бы я изо всех сил рванул, то сбежал бы, но то, что личи могут перемещаться пешком быстрее всадников, это факт. Так что отослал их пока спрятаться за деревья и скалы, а сам еще раз осмотрел место давешнего боя с немертвыми. Ничего интересного не нашел. Если Мели или кто иной тут что тогда и уронили, то успели подобрать.

Когда король, наконец, появился, я не стал тянуть с разговорами и сообщил, что собрал ему небольшой отряд, который проводит его через "пятно" до границы с Каруном.

— Сразу предупреждаю, это отряд личей, — сообщил я.

Была у меня первоначально идея познакомить их неожиданно, но я решил, что этот юмор Мели не оценит. По крайней мере, я бы на его месте не оценил. Было бы это что-то из серии "вы в говне, а я в белом смокинге". Если уж решил человеку помочь, не стоит его попутно унижать. Так что предупредил заранее.

— Как личей? — Кажется, возглас был всеобщий.

— Простите, а что вы еще могли ждать от принца-некроманта? — Ответил я вопросом на вопрос с приятной улыбкой: — Поверьте, это очень удобные спутники. Докучать не будут, безопасность обеспечат, кормить их не надо. Бегают быстро и не устают, так что задерживать не будут. К тому же — сильные маги, что тоже может в дороге пригодиться. Одни плюсы.

— Действительно, как-то сразу не сообразил, — король немного нервно рассмеялся, но сразу же выпятил грудь: — Так, где они?

По моей мысленной команде все вышли на открытое место. Капюшоны у всех накинуты, лиц не поднимают. Сама скромность.

— Вот, ровно десять. Не забывайте, это все-таки не люди. Человеческую речь понимают, но поговорить в дороге с ними вряд ли получится. Но задание вас проводить, помогать в пути и охранять они поняли. Выполнят его четко, не беспокойтесь. Плюс вы получите интересный опыт совместного путешествия с немертвыми. Не думаю, что многие за пределами Шима могут таким похвастаться.

Кажется, последнее королю особенно понравилось. Он неожиданно спешился, подошел и порывисто меня обнял.

— Вы снова нас выручаете, благородный Ламашту. И снова нас поражаете. Я горжусь быть вашим другом.

Опять куча пафоса, в который я не очень верю. Но, посмотрим, может, когда и пригодится. Так что я тоже заверил Мели в своей искренней симпатии. Врал, конечно, но так положено.

Проводив глазами удаляющийся отряд, я развернулся в сторону лагеря. Жаль, не узнаю подробностей, как у них путешествие пройдет. Личей расспрашивать бесполезно, все забудут. Они и про задание не забудут только благодаря напоминалке на бейджике. Или правильнее назвать его скрижалью? А ведь точно, скрижаль! Приказ, написанный начальником на деревянной дощечке. Все формальные требования соблюдены. Тихо посмеиваясь над этим, я ускорил шаги. Завтрак пропустил, надо хотя бы к обеду успеть вернуться. Особенно с учетом того, что вечером я на ужин к уркеши приглашен. Не знаю, что у них за кухня, но, на всякий случай, опасаюсь.

* * *

Еда у уркеши и впрямь оказалась какой-то странной, с чрезмерно акцентированным вкусом, что ли. Как будто у людей напрочь забиты все вкусовые рецепторы, и их надо глушить чрезмерными дозами специй, соли и сахара. Перец тут, похоже, используют исключительно столовыми ложками, но это еще полбеды. Все остальное тоже добавляется лошадиными дозами. Специи, понятно, местные, но сочетание жгучего перца с гвоздикой и ванилином дает довольно странный эффект. Или любовь делать продукт одновременно очень соленым и приторно сладким. В сочетании с перцем — нечто убойное. И это с учетом, что готовили все слуги (точнее специально взятый с собой Бираттом повар) в походных условиях. Представляю, что они дома вытворяют.

К моему удивлению и радости, мой организм справлялся с подобной пищей без проблем, пожара ни во рту, ни в желудке не было, разве что иногда проскакивающая горечь немного раздражала. Но горькое прежний, земной я на дух не переносил, здесь же неудовольствие носило, скорее, психологический характер. Особенно тем, что все блюда приходилось хвалить. Глаза к небу я не закатывал, как остальные некроманты, с которыми я делил походный стол, но выражать радость из-за возможности насладиться национальной кухней мне пришлось. Ну да это не такое уж лицемерие. Мне и вправду было интересно.

Сам же разговор, ради которого встреча и проводилась, оставил двойственное впечатление. Биратт очень настойчиво приглашал меня в гости к княжне Нанне в ее замок Ур-Нази. Просто в гости и все. Княжна, мол, жаждет со мной познакомиться.

При этом ее портрет в виде иллюзии мне был продемонстрирован. Судя по всему, парадный портрет, так что составить представление о характере по нему было невозможно. А внешность? Совсем некрасивых магинь не бывает, вот у этой разве что черты лица чуть жестковаты, но у папы, говорят, лицо и вовсе голый череп напоминает. Как я понял, некоторая "костистость" является национальной особенностью уркеши. Хотя по себе я этого раньше не замечал. Лишнего жира точно нет, но и мослы не торчат, мышцы не особо рельефные, но фигура подтянутая. Но, похоже, среди некромантов толстых не бывает в принципе, а вот похожих на мумии — полно. С личами можно перепутать. Шучу. Не спутать немертвых с живыми сложно.

Я осторожно спросил, одновременно демонстрируя знание обстановки, не слишком ли княжна занята в преддверии свадьбы? И не на нее ли она меня приглашает?

Оказалось, нет. Наоборот, визит просто необходимо провести до этого радостного события. Которое, впрочем, не факт, что состоится. Нанна специально уехала в свой лен, чтобы самой распоряжаться своей судьбой. Между нами (?!), жених ей не слишком нравится. Так что она еще надеется отговорить отца от поспешности в решении вопроса.

Сильно сомневаюсь. Королевская (в данном случае, княжеская) свадьба слишком серьезное мероприятие, чтобы ее можно было легко сдвигать по датам. Там одна подготовка месяцами идет, причем не только со стороны вступающих в брак и их семей, но и приглашенных гостей. Которыми будут главы всех знатнейших родов государства, возможно, не только Шима. И отложить? Это такой скандал будет.

Другим волнующим меня вопросом было отношение к моему возможному визиту князя. Наверное, наставник в курсе, что до него тут побывала уже одна делегация во главе с советником князя Цальматом, и вот они никакой радости от моего появления в этих местах не испытывали. Встреча прошла отнюдь не в дружественной обстановке, из чего я сделал вывод, что князь меня к числу своих друзей и желанных госте не относит.

Биратту ужасно хотелось разузнать подробности нашей встречи, но рассказывать их ему я счел, как минимум, преждевременным. Ответил уклончиво. Да, встретились. Поругались. Они даже попытались применить силу, но сделать ничего не смогли. После чего ушли. Пешком через труднопроходимые предгорья Мрака. Если я правильно понял, к границе с Карумом. Возможно, рассчитывают там встретиться с королем Мели, который тоже нас неожиданно покинул. Но это так, мои предположения. Где сейчас находится Цальмат и его некроманты, я не знаю.

На всякий случай я не врал. Наверняка маги умеют правду от лжи отличать. Надо бы и мне научиться. Я опять мысленно вздохнул о трудностях выбить для себя уроки магии.

На этом разговор, фактически, закончился. То есть мы еще долго вели, можно сказать, светскую беседу, пытаясь узнать друг о друге (я еще о князе и его семье), как можно больше. Без большого успеха.

Видимо, Биратту срочно потребовались новые инструкции из дома, но получить их прямо здесь у него возможности не было. Так что договорились вернуться к разговору уже в стенах Академии, куда он несколько неожиданно тоже решил нанести визит. Осталось только согласовать его с лагерным начальством. Но этим он собирался заняться завтра.

В общем, посидели не так плохо. Еда была интересной, разговор тоже. И то, что никаких решений принимать сразу не надо, тоже хорошо. Княжна явно затеяла какую-то свою игру, причем делает это против воли папаши. Для чего я ей нужен как козырная карта. А вот какая, и как она собирается меня использовать, большой вопрос. Скорее всего, сама не знает, и все будет зависеть от того, как другие карты лягут. Может и пожертвовать. Может и что-нибудь хорошее для меня сделать. Но защищать она будет исключительно собственные интересы, а насколько они могут совпасть с моими, большой вопрос.

Беда в том, что я сам не знаю, чего хочу. То есть найти себе достойное место в этом мире — это однозначно. Просто в сословном обществе возможности ограничены. Если самому в короли или даже императоры не метить. Но что-то перспектива нести ответственность за других, меня не сильно привлекает.

Я невольно рассмеялся. Вот уже и титул императора на себя примерять стал. Жаль, Империи больше не существует. Или не жаль. Империя-то была некромантская, а у меня такой миропорядок какое-то внутреннее отторжение вызывает. Хотя, все меньше. Привыкаю, наверное.

С другой стороны, на тихую жизнь в качестве доцента университета (мечты моей мамы после того, как я студентом стал) здесь с моим происхождением мне не светит. В общем, надо постараться решать проблемы последовательно. И первейшая из них — изучить магию. Как светлую, так и темную. То есть вынудить Халу (и по возможности, архимага Гидаша) обучать меня новым заклинаниям в академии, а также добыть учебный артефакт, запоминающий и передающий студенту заклинания, и с ним уже снова отыскать в этих местах своих личей.

В общем, планов — громадье.

* * *

Исчезновение из лагеря короля Мели вызвало большие волнения, чем уход некромантов. Хала даже порывалась организовать погоню силами студентов, но декан ее не поддержал. Магическая метка, которую, как выяснилось, на короля успели повесить, показала, что он уже очень далеко удалился вглубь "пятна". И раз Хала сама вовремя не проверила его положение, это ее проблемы. А гнаться за гостем, а ведь Мели со спутниками были именно гостями, это через чур. Тем более, двигаются они на удивление быстро, можно и не догнать. Или кто-то предлагает продолжить их преследование и на территории Каруна, куда этот отряд, по-видимому и напраился?

— Но они же не дойдут! — попыталась возразить Хала.

— Король Мели не похож на самоубийцу. И одновременное исчезновение вместе с ним отряда некромантов не кажется простым совпадением. Не понятно, как они смогли договориться, но похоже, сумели. И в задачи исследовательской экспедиции никак не входит грубое вмешательство в политику.

Высказавшись столь резко, Гидаш, кажется, только после этого сообразил, что сделал это прямо посреди лагеря, публично. Или сделал такой вид, кто знает, что у архимага может быть на уме.

В результате сделал Хале замечание, что она отвлекается сама и отвлекла его от действительно серьезных дел, связанных с завершением работы в поле их экспедиции. После чего ушел в свою палатку.

Не думаю, что происшествие сможет серьезно повлиять на отношения декана и его правой руки, но небольшой конфликт мне только на руку. Появится больше вариантов добиваться обучения для себя. Если смогу этим воспользоваться. Архимаг явно не дурак, и складывать два плюс два умеет. Сразу сообразил, что кроме некромантов Цальмата провести Мели через аномалию больше некому. Вот пусть так и думают. И очень хорошо, что никто не знает, что они теперь мои личи.

* * *

Как и было объявлено, через день экспедиция завершила работу. И еще через три дня прибыла в деревню, где нас должны были дожидаться слуги и транспорт.

Дожидались. Только вот в деревне явно имелись следы прошедшего боя. И постороннего народу в ней было куда больше, чем местных жителей.

Интерлюдия 9. Десять шагов до цели

Отряд из четырех мужчин, мальчика и девушки в сопровождении десяти личей уже дней десять пробирался по предгорьям Мрака, стремясь выйти из аномального пятна прямо на границе с Каруном. Там же проходила дорога из Бибрата в указанное королевство. Собственно, само "пятно" до этих мест уже не дотягивалось, разве что краем "полосы отчуждения", куда еще забредала всякая нежить, но ежедневно сверявшиеся по несколько раз с висевшими у них на груди скрижалями, продолжали путь. На вопросы, как долго они будут сопровождать людей, либо не отвечали ничего, либо "до окончания миссии".

— Поскорее бы их миссия закончилась, — как-то, не выдержав, выразил общее мнение Сахи: — До границы уже рукой подать, заклинание, отпугивающее нежить, держится не меньше двух дней, а тут пути-то на день осталось.

Личи были молчаливыми спутниками, но их присутствие давило на всех морально. Даже король Мели через несколько дней пути перестал шутить и старался за один переход преодолеть как можно большее расстояние.

При этом, все признавали, что путешествие с таким эскортом не было сложным. Мало того, что нежить не обращала на них внимания, так немертвые маги еще и дорогу прокладывали в трудных местах. Перекинуть временный мост через пропасть, взлететь вместе с лошадьми на уступ в десяти метрах выше, прорубить проход среди нагромождений камней и скал, казалось, не составляет им никакого труда.

— Жуткие создания, — признал на одном из привалов король: — Победа над ними, безусловно, была бы подвигом. Даже жаль, что продолжить войну с Шимом может теперь стать неэтичным. Надо было этот вопрос с Ламашту обсудить.

— Еще обсудите, божественный, — Сахи снова занял место друга и советника, чему был искренне рад. И старался напомнить об этом при каждом удобном случае: — Признаться, не ожидал, что у скромного путника, которого мы тогда встретили в таверне, могут такие слуги быть.

— Древняя кровь, — немедленно сел на своего любимого конька король, принявшись не известно по какому разу доказывать преимущество родовой аристократии перед всеми остальными.

Личи в разговоры не вступали, к разбиваемому лагерю не подходили, но, по всей видимости, обеспечивали его охрану с помощью магии. В общем, были милейшими людьми, если забыть, что людьми они не являются. Но забыть об этом не давал их вид. И какая-то давящая атмосфера, распространявшаяся вокруг них. У короля даже интерес к сексу ослаб, большую часть ночей он провел отдельно от Миризир.

Но вот, наконец, горы остались только на горизонте, труднопроходимый лес перешел в придорожный перелесок, а за поляной на которую они выехали, уже угадывались кусты, обрамлявшие обочину дороги. Остались буквально считанные метры, и они выедут на прямой путь домой.

Только этот путь им перегородил довольно внушительный отряд оружных людей (более пятидесяти всадников). С некоторыми из них они были знакомы. За шеренгой конных воинов один из командиров обратился к другому:

— Видишь, Ушши, как я был прав. Я же сразу сказал, что эти хитрые лисы как-нибудь сумеют обойти все заставы на дорогах. Но вот именно здесь они нас уже точно не будут ждать. Так что не зря мы спешили. Может, наконец, сумеем покрыть наши потери после гибели Ратташа. Как же ты тогда это допустил?!

— Капитан, до сих пор не знаю на это ответа. Как воин эфира дал убить себя магу? Не понимаю. Даже если у того меч был артефактный, с его скоростью, он бы легко уклонился от любого удара. А тут — обычный выпад.

— Ничего. Боги, наконец, повернулись к нам лицом. Эти сами к нам пришли, а того некроманта мы еще найдем.

Говорил начальник отряда наемников громко, поставленным командирским голосом, который должен перекрывать гул сражения. Так что его слышал не только непосредственный собеседник, но и все в округе, включая Мели и его отряд. Зачем? Красовался? Или оказывал психологическое давление?

Не меняя громкости и тембра, теперь он обратился к Мели:

— Вот мы и встретились, божественный. На сей раз мы всем отрядом к вам навстречу выехали. В котором много прекрасных воинов и магов. И не только простых воинов. Так что шансов у вас нет. Надеюсь, вы не будете делать глупостей и добровольно отдадите оружие и последуете с нами? Достойный Тургу прямо-таки все волосы на себе вырвал от расстройства, что вы не оценили его гостеприимства. Так что сначала заедем к нему. А потом, в соответствии с вашим пожеланием, переберемся в столицу. Ваш божественный брат Хабре приготовил для вас очень интересные предложения.

Несколько воинов тронули коней и не спеша стали сближаться к отрядом Мели. Но тут из-за деревьев выступили вперед ранее скрывавшиеся за ними личи.

— Пропустите! — Проскрипел передний из них: — Миссия еще не завершена.

— Это еще что такое?! — Взревел командир: — Какая миссия?! Убить их! Быстрее к ним, Наг!

Но тут личи ударили первыми. На поляну разом опустились сумерки, в которых неожиданно заклубился густой туман. И осел. Не сразу, так как появившийся вместо него пепел какое-то время еще висел в воздухе. Но уже сквозь него было видно, что этот пепел — все, что осталось от большей части отряда. Только шесть человек поднимались сейчас с земли, так как кони под ними исчезли вместе с полусотней воинов, включая их командиров.

В оставшихся в живых от личей полетели какие-то темные призрачные копья. Одно попадание, другое, и маги отряда (а это были именно они) тоже начали падать. Видимо, сильных магов в наемном отряде все-таки не было.

Полная и быстрая победа немертвых некромантов? Оказалось, еще нет. На одного из воинов, который, кстати, и внешне выделялся среди остальных крупными габаритами, попадавшие в него копья никакого впечатления не произвели. С ревом он выхватил чудовищного размера меч и кинулся к личам. Удар, и первый из них падает, перерубленный пополам. Остальные отпрянули в стороны.

Но порвать дистанцию не смогли. Воин эфира (больше никем он быть не мог), все так же ревя в голос, кинулся за ними и разрубил еще одного немертвого вместе с рукой, которой тот попытался закрыться.

Но тут оставшиеся личи кинулись на него всей толпой, стараясь облепить со всех сторон. Воин все также ревел, расшвыривая их, и с потрясающей ловкостью и силой крутил мечом, рубя все, до чего мог дотянуться. Отрубая руки, ноги, просто нанося глубокие раны.

И вдруг он застыл, а крик прервался. Из его горла появился конец кинжала, а сам воин рухнул на землю лицом вниз.

Один из личей выдернул из его шеи странного вида кинжал, который только что воткнул ему сзади, пробив бармицу шлема. По-деловому вытер его о штаны поверженного и убрал в ножны. После чего уцелевшие личи стали собирать своих порубленных товарищей, приставляя на место потерянные ими части тела. Стало особенно четко видно, насколько же их тела отличаются от людских. Крови из них не вытекло вообще. Даже непонятно, а были ли внутри кости, или материал, из которого они сделаны однороден.

Так или иначе, соединенные вместе края ран слипались и зарастали, а отрубленные конечности после присоединения тоже прочно приклеивались к своему месту.

Покончив с лечением, личи столь же тщательно собрали с земли потерянные во время боя скрижали. Большинству пришлось держать их в руках.

Король и его спутники ошалело смотрели на все это. Слов не было.

— Идемте, божественный, — вдруг сказал старший из немертвых.

Желания возражать не возникло. Король и последовавшие за ним спутники были проведены личем по слою пепла, покрывавшего поляну, на дорогу.

Лич придирчиво осмотрел всех. Поднес к глазам скрижаль, которую держал в руке, и тщательно перечитал ее текст. Еще раз посмотрел на людей. Удостоверился, что копыта их лошадей находятся на полотне дороги, после чего изрек:

— Миссия завершена.

Отвернулся и спокойно пошел назад. Очень скоро все личи скрылись в лесу, оставив людей в полном одиночестве.

Глава 9. Снова в дорогу

При виде этих посторонних студенты как-то сразу подобрались, а Хала и Гидаш, после небольшой суеты, возглавили отряд. Так что в деревню они въехали первыми и сразу спешились. При этом выражение лица у декана было сумрачно недовольным, а вот у его помощницы подчеркнуто уважительным. Начальство, что ли, к ним приехало?

Оказалось, действительно, начальство. Сам ректор Никмеп. Само собой — архимаг, по местному — непревзойденный. На вид — средних лет, но маги живут дольше и стареют медленнее. Гидаш на тот же возраст выглядит. То есть достаточно солидно, но еще не старым. Но если декан имеет облик классического профессора — слегка полноват, солиден и уверен в себе, то ректор оказался мельче ростом, худ и какой-то "фальшивый", что ли. Вроде, смотрит то строго, то с веселой искринкой в глазах, но, не знаю как другие, а я с самого начала почувствовал в нем неискренность. Вроде как маска на нем, и эту маску он чуть не каждую секунду может поменять на другую. Впрочем, на его месте сидеть, наверное, непросто, не всякий удержаться может.

Рядом с ректором, но отдельной группой, стояли какие-то явно непростые люди, во главе с роскошной дамой. Еще молодой, но девушкой ее назвать язык не поворачивается. Слишком она выглядела солидно и уверено. На Земле, в последнее время стало нормой, когда сорокалетняя мать пары детей одевается и держится, как девочка (про мужчин можно сказать то же самое). Но к этой представительнице прекрасного пола подобное применить было бы невозможно. Как говорили раньше — "гранд-дама". И никак иначе.

Я ничуть не удивился, когда узнал, что она — королева. Шана — королева Каруна и жена Мели. Мужа спасать приехала. И напоролась в забытой богами деревне на отряд барона (достойного) Тургу, который тоже жаждал встретить здесь ее мужа и Миризир. И если в отношении любовницы короля их оценки и желания совпали, то по поводу самого Мели возникли "неразрешимые противоречия". В результате Туру, которого к тому моменту наемники уже успели оставить одного, вынужден был срочно отступить, потеряв почти всех своих воинов. Мог бы и всех потерять, скорее всего, вместе с собственной головой, но тут в деревню явился архимаг Никмеп со свитой, в которой половина были магистрами.

У королевы в свите, правда, тоже архимаг был, но оба "тяжеловеса" немедленно почувствовали друг друга и конфликт сразу же прекратился. К вечеру и деревенские из леса возвращаться стали, куда они все сбежали в самом начале боевых действий. Вмешаться в конфликт они и не пытались, но ворчание о сумасшедших магах, от которых житья не стало, стало преобладающим во всех разговорах по углам. Предъявлять претензии за нанесенные разрушения староста не рискнул.

— Опять какая-нибудь сволочь дунет, и без порток останешься, — по-видимому, ему вспомнилась наша с ним первая встреча.

Хотя, на мой взгляд, жаловаться деревенским было не на что. За продукты, сено и зерно для лошадей им из средств экспедиции было заплачено довольно щедро. Даже за постой было заплачено, а жили, между прочим, оставшиеся тут слуги и преподаватель в палатках в собственном лагере на околице.

В конфликт между отрядами королевы и барона академические тоже не вмешались, оставленный здесь для пригляда за казенным имуществом преподаватель Академии, все свои силы потратил на то, чтобы это имущество сберечь, прикрывая его, пока шел бой, всеми доступными ему щитами. В основном, справился, надо отдать ему должное. Но, все равно, потом имел перед ректором бледный вид, так как не обеспечил на вверенной территории должного порядка.

Узнал об этом я, естественно уже после всех этих событий.

Так что встречали нашу экспедицию, не скажу, что очень торжественно, но народу высыпало довольно много. Как я уже сказал, посредине — ректор с десятком магов-преподавателей, справа от него королева Каруна со свитой человек в двадцать, слева (подальше от касситов) барон Тургу с полудюжиной оставшихся у него воинов, а за их спинами и по бокам — вся деревня выглядывает. "Ура" никто не кричит, но смотрят все пристально, хотя и с разными чувствами — от интереса и предвкушения до ненависти.

Сначала взгляды фокусировались на едущих впереди Гидаше и Хале, ректор даже пару шагов им навстречу сделал, но тут я, красивый, нарисовался. Со своим монстром на мысленном поводке. Вот он-то и стал центром внимания.

Я уже к этой своей неживой химере как-то привык, таскаю за собой на автомате, на ее внешний вид давно внимания не обращаю. Все члены экспедиции тоже к ней привыкли. Но, вообще-то, посмотреть есть на что. Покрытый дымкой черного тумана скелет метра три в холке, ощетинившийся торчащими во все стороны иголками побольше, чем у дикобраза, а еще с клыками, как слоновьи бивни. Только не круглые, а с одной стороны сплющенные и заточенные пилой. На вид — настоящая машина для убийства. На практике — не пробовал, но, думаю, так и есть.

Ректор с компанией проявили сдержанный интерес, королева неодобрительно поморщилась, а вот деревенские дикий ор подняли:

— Опять некроманты поганые! Да что же вы смотрите! К оружию!

В драку лезть, правда, никто не кинулся, но староста решительно направился к Никмепу — "правду искать":

— Ваше могущество! Тьфу. Непревзойденный! Да что же это делается! Вы кого к нам привели? Уничтожьте это немедленно, иначе эта нежить все вокруг пожрет.

Королева подозвала к себе поближе своего архимага и тоже сказала ему что-то недовольное. Похоже, по поводу моего подконтрольного. А, возможно, и меня. Я хоть и пытался сделать вид, что вовсе ни при делах, но вредный староста обшарил взглядом ряды новоприбывших и меня узнал.

— Вот он! — Завопил он истерично: — Некросер проклятый! Один раз нас уже чуть всех охотников наших не поубивал и убыток страшный нанес, так теперь и вовсе пришел всю деревню пусту положить! Хватайте его! Бейте! Куда же вы смотрите!

Я мысленно выругался. Ну что за маниакальная ненависть к абсолютно мирному мне? Ничего плохого им не делал. Ну, то есть, конечно, в результате я их немного пограбил, но они же сами на меня напали.

— Вот он! Душегуб! — Надрывался, тем временем, староста и, сделав шаг в мою сторону, совсем уж некультурно стал указывать на меня пальцем.

— Заткнись, хам! — Не выдержал я и скастовал ему под ноги "грязь". Даже сам от себя такого не ожидал, но провалился он в эту субстанцию с головою, одна шапка осталась. Не потому, что яма такой глубокой оказалась (где-то ему по пояс), но староста при этом поскользнулся и сел на пятую точку.

Ректор с интересом посмотрел на образовавшуюся у него перед ногами грязевую ванну. К счастью, его не забрызгало, а то даже испугался.

Потом перевел взгляд на меня.

— Прошу простить меня, непревзойденный, — я спешился и согнулся в легком поклоне: — Этот хам стал указывать, что вам делать, и при этом даже шапку не снял. Пришлось ему помочь.

То, что этот господин — архимаг и ректор, я догадался. Нас друг другу не представили, но по поведению студентов и, особенно, декана, можно было догадаться, что это кто-то из их непосредственного начальства. Так что предположение было обоснованным, и я угадал.

— Интересно, — ректор посмотрел на меня еще более внимательно: — Вы ведь Ламашту? Не ожидал, что у вас каналы так хорошо прокачены и под светлые фракции эфира.

Я скромно потупился:

— Мечтаю стать полным универсалом.

Никмеп аж поперхнулся:

— Богом, что ли? От скромности вы не умрете.

— Что вы, мой ориентир, всего лишь, драконы.

Лицо ректора приняло добродушно-отеческое выражение. И сразу пропала уверенность в его искренности:

— Я очень рад, что вы решили продолжить образование в нашей Академии.

Он уже и об этом знает? Откуда? Впрочем, вопрос глупый. Наверняка глаза и уши в экспедиции имеет.

— Моя искренняя признательность, непревзойденный. Освоить светлую магию хотя бы на уровне магистра — моя мечта.

Мое наглое заявление про "хотя бы магистра" он комментировать не стал. Даже не моргнул. Но тут его внимание привлек староста. Он как раз вынырнул. И вцепился в оставшуюся на плаву шапку. Но вытирать ею лицо не спешил. Больше он не орал, а только рот разевал.

Ректор буркнул: "Исчезни, невежа!", и староста резко взлетел над лужей, после чего так же по воздуху был переправлен в толпу односельчан. С легким пинком в коне, так что некоторое количество народа попачкал. Но почему-то никто не возмущался. Наоборот, все притихли.

Мою лужу (грязевую ванну) Никмет тоже моментально высушил, Оставив на земле лишь блестящее твердое пятно. А я такого заклинания не знаю, мог бы только нагреть и выпарить, что заняло бы гораздо больше времени. Хочу учиться!

Но об учебе разговора больше не было.

— Неживая химера вам зачем? — спросил ректор.

За меня ответил подошедший декан:

— Это для выставки по случаю празднования переизбрания мэра. Как раз должны успеть доставить.

Никмет придирчива оглядел экспонат:

— Неплохо. Выглядит эффектно. Это вы хорошо придумали. Содержать, правда, хлопотно. Боюсь, круглосуточное дежурство потребуется, чтобы никого не сожрал. Ваш Шупаш такого потянет? Хотя, об этом потом. Представьте меня, наконец, божественному Мели!

Дальше случились пять минут ора. Причем громче всех негодовал обманутый муж Тургу. Буквально с кулаками на обоих архимагов кидался. Пока кто-то из них его какой-то сферой не накрыл. Непрозрачной и не пропускающей звуки. Еще одно замечательное заклинание, которое я выучить хочу!

После чего ректор решительно пригласил Гидаша и Халу в свою палатку. На закрытое совещание, как я понял.

А я, зачем-то подошел к королеве Шане. Вообще-то я всегда был немного импульсивным. Притом, что большую часть времени вел себя довольно флегматично. А иногда вдруг какие-то вспышки накатывали. Часто вопреки логике. Вот так я к старику-академику в парке подошел, за Мели и Миризир вступился. Выгоды — никакой, а неприятности вполне возможны.

— Божественная, — говорю: — Если вы не имеете планов надолго застрять в академии Алезии в качестве "почетного гостя", то сейчас самое время потихоньку отсюда уезжать. Не попрощавшись. Тем более что ваш супруг в настоящее время бодро движется через аномалию к границе Каруна. Если поспешите, имеете шанс его догнать, все-таки он пока не по дорогам скачет, а по предгорьям пробирается. До выхода на дорогу ему ничего не угрожает, некроманты сопровождают, но дальше они с ним не пойдут. Так что ваша охрана очень к месту будет, отряд у него совсем маленький.

Королева посмотрела на меня со странным выражением. Громадными зелеными глазами. А губы-то какие! Очередная красавица, хоть и не магиня. Интересно, а обычные девушки тут встречаются?

— Вы ведь и есть божественный Ламашту, если я правильно поняла ректора?

— С утра, вроде как, был им.

— Почему вы мне помогаете?

— Если честно? Не знаю. Возможно потому, что не одобряю практику захвата заложников в качестве аргумента на переговорах.

— На самом деле, аргумент очень эффективный, но вы правы, задерживаться здесь мне не стоит. Хотя жаль, что наше знакомство останется таким мимолетным. Буду надеяться, что мы еще увидимся.

Нет, целовать она меня не стала, даже рукой не коснулась, но таким взглядом одарила, что на секунду мне даже красивее Миризир показалась. Что же это со мной делается? Совсем без женщины одичал? Надо будет меры принять.

Королева, тем временем, совершенно неспешно, сделав какой-то еле заметный знак рукой, двинулась в сторону своей стоянки. Свита также без суеты последовала за ней. Я остался на месте, но быстро навесил на всех касситов баффы "замирения нежити" и "ночного зрения". Последнее не осталось незамеченным. Королева обернулась и посмотрела на меня. Я слегка кивнул головой и приподнял руку в жесте приветствия и прощания. За что также был отмечен легкой довольной улыбкой и кивком. А я им еще и "отвод глаз" добавил. Надеюсь, друг друга не потеряют.

После чего отвел своего коняку к коновязи, где наложил аналогичные баффы на всех имевшихся там лошадей. Какие из них принадлежат отряду Шаны, я не знаю, но лишним не будет. Вроде, сделал для их успешного побега все, что мог, пора идти, ставить свою палатку.

Не знаю, о чем совещались архимаги в начальственной палатке, но делали они это довольно долго. Вышли оттуда оба с каменными лицами, а Хала побежала налаживать быт расширившегося лагеря. И почти сразу же прибежала обратно. Я все это видел, так как тоже гулял по лагерю, вешая на всех бафф "замирения нежити". Из аномального "пятна" мы выбрались, но моя немертвая химера так со мной и осталась. Вот и работала наводчиком, на ком баффа нет. На ректоре и его отряде он, кстати, был. Но я подновил.

Как прошло новое совещание, я опять же не знаю. Криков не раздавалось, а подойти подслушать, я не рискнул. Но в погоню за касситами никто не кинулся. Впрочем, я так и предполагал. Одно дело мягко, но решительно воспрепятствовать отъезду, и совсем другое — гнаться и возвращать. У королевы в отряде свой архимаг имеется. Так что требуется одновременное присутствие и ректора, и декана. И студентов с преподавателями для поддержки взять не мешает. В общем, большой отряд. А находимся мы все, между прочим, на территории чужого королевства, так что такое самоуправство иначе, как разбоем, охарактеризовать нельзя. Мало того, что обострение отношений с Бибратом гарантировано, так и свои же студенты не поймут. Понятие о чести у местных аристократов довольно своеобразное, но имеется. Впрочем, может, это и есть самое обычное понятие о дворянской чести. Не знаю. Аристократом я только тут стал, а на Земле с такими проблемами не сталкивался.

Возможно, кстати, что и Гидаш участвовать в погоне отказался. Это ректор — явный политик, а декан подчеркнуто нейтрален. Так что, скорее всего, Никмет его и не просил. Скорее, просто ругался. Или о чем другом договаривался. Или о ком. Похоже, из всех политических карт (хотел сказать "козырей", но не уверен) один я остался. Но никто меня в палатку не позвал. Уверены, что не сбегу? Или просто ничего не решили?

Так или иначе, но конец этого дня и несколько следующих прошли без эксцессов. Пока до моего "любимого" дорожного трактира не добрались. И там для членов экспедиции здоровенная сумка писем припасена оказалась.

Как я уже говорил, трактиры тут еще и чем-то вроде почтовых отделений являются. То есть в них можно отправить и получить корреспонденцию, причем путешествуют письма здесь изумительно быстро. Гораздо быстрее, чем если самому с ними скакать. Из любопытства пошел выяснять. Оказалось, действительно, есть специальные почтовые химеры. Бегают куда быстрее почтовых голубей, может, даже быстрее курьерского поезда. Выпускают их, преимущественно, по ночам, может, потому они мне раньше на дорогах не попадались. И за эту ночь успевают чуть ли не до столицы добежать, заскакивая во все попутные таверны. Так что основное время при переписке уходит на то, чтобы до "почтового ящика" добраться. Так что почта тут очень серьезная организация, кстати, межгосударственная.

Писем я ни от кого не ждал, да и не от кого мне их было в этом мире получать, а вот остальные члены экспедиции больше час толпились, разбирая корреспонденцию. Слишком много ее было. Почти каждому по письму досталось, а то и по несколько. Вот уединиться с ними, чтобы прочитать спокойно, оказалось сложнее. Слишком народа много оказалось, отдельных комнат на всех не хватило, селиться пришлось по два-три человека вместе. Мне же номера не досталось вообще. В какой-то сарай во дворе запихнули. Вместе с монстром. Что мне совершенно не понравилось. Пол земляной, потолка нет, сразу крытая соломой крыша. Надеюсь, не течет, хотя, дождей в последнее время не было совсем. Не сезон? Вроде, деревья растут, так что особо засушливым климат быть не может. Но то, что с соломы не капает, не означает, что никакого мусора с нее не сыпется. Еще как сыпется. Стены дощатые, без окон, зато со щелями, которые и вентиляцию, и освещение обеспечивают. Из мебели — какой-то чурбак вместо стула, охапка соломы на полу, да еще вдоль одной из стен поленница дров сложена. Очага при этом нет. Впрочем, жечь костер я и не собирался. Без этого довольно тепло. То ли климат тут такой, то ли я в удачный сезон здесь появился.

Судя по всему, эти хоромы еще утром назывались дровяным сараем. Зато места много. Немертвая химера спокойно влезла, и пройти мимо него можно без риска напороться на иглы.

"Номер люкс" меня не слишком порадовал, но, неожиданно, пришла Хала и лично занялась его обустройством. То есть принесла несколько артефактов, которые после активации сформировали над собой роскошную на вид мебель. Стол, пару кресел, двустворчатый одежный шкаф с зеркалом и даже двуспальную кровать. Как это работает, непонятно. По виду голограмму напоминает, но на ощупь вся мебель плотная. Одно слово — магия. Видимо, у декана позаимствовала, в ее палатке я такого не видел, там все проще было. Жаль, предупредила, что с возвратом.

Попытка задержать ее у себя успехом не увенчалась. Вся в делах. Переживу. Спокойно выспаться на магической кровати архимага тоже интересно.

Впрочем, долго побыть одному (вдвоем с монстром) мне в сарае не дали. Почти сразу какие-то странные визиты начались.

Первым появился Тургуш-Керубино. Зачем, я так и не понял. Вроде как, просто проведать, как устроился. Какой-то пустой необязательный треп, "как настроение?", "трудно ли монстра с собой таскать?", "точно ли я в Алезию доеду?", "какие планы на жизнь в Академии?" и тому подобное. О себе тоже рассказал, как в Академии временами трудно бывает, про то, что чужакам в столице по началу очень непросто бывает, он-то знает, сам из провинции туда попал. Но теперь в ней прекрасно ориентируется, если что — поможет и мне, лишь бы сам не терялся.

Вроде, ничего особенного, но как-то странно, что его вдруг на задушевные беседы потянуло. То есть он всегда приветлив был и языком почесать любит, но он со всеми такой, раньше меня ничем не выделял. При этом предпочитал женское общество, а с особами одного с ним пола говорил, в основном, "о бабах". А тут вдруг такое внимание и даже забота…

К счастью, непривычный для него режим общения быстро закончился, так как в сарай стали заглядывать девушки. Первой — Рахмай Шалиму, которую я как раз от тогда еще не своего монстра спас. Ей вдруг приспичило еще раз выразить благодарность и пригласить в гости. У блистательных Шалиму свой дом в столице. От необходимости отвечать меня избавил Тургуш, который рассыпался в благодарностях и комплементах за нас двоих. И таки вынудил девушку пригласить и его. Молодец. Правда, не понял, почему это для него важно, но иметь знакомых, к которым можно завалить в гости, всегда полезно. Особенно если сами зовут.

Только я рано радовался. Оказалось, помимо устного приглашения, есть еще и письменное. Не письмо, а, скорее, карточка. Явно выполненная по заказу с красивым гербом вверху. Как я понимаю, их родовым. "Блистательные Карба и Птахзи Шалиму, а также их дочь, блистательная Рахмай" имеют честь пригласить божественного Игоря Ламашту посетить их городской дом в Алезии". Даты не было, но Рахмай сказала, что в пятый и двадцатый день (я с трудом сдержался, чтобы не рассмеяться) их семья проводит в своем особняке приемы (они же обеды) для достойных этой чести аристократов. Поблагодарил и одобрил. Молодцы, что кормить собираются не только баснями.

Минусом было то, что пришлось написать ответ. Попытался отговориться отсутствием у меня аналогичных карточек, но тут Тургуш меня нагло подставил. Или, не знаю, решил выслужиться перед Шалиму. В общем, сказал, что у него есть такие чистые и, действительно, буквально через минуту притащил их чуть ли не дюжину. Пришлось на одной из них благодарить уже письменно. Поставив размашистую подпись, собрался вернуть картонку, но, увидев ожидающие взгляды Рахмай и Тургуша, сообразил и прижал к карточке перстень с гербом, пустив в него струйку эфира. Получилась шикарная печать, даже красивее, чем давеча на скале. Иссиня-черная и объемная, как будто я ее не к листу, а воску приложил. И, как я это назвал, светится черным светом. Визуально это похоже на провал в бездну. Не ожидал, что такая красота получится, думал, простой оттиск будет. Сам впечатлился, но виду постарался не показать.

Дальше я получил еще полдюжины приглашений, ибо народ повалил в мои "апартаменты" косяком. От всей троицы подруг: Ирии Ика, Латры Сентона и даже Утосики Анзот. Как вместе — в городскую усадьбу блистательных Ика, так и по-отдельности (у каждой в столице родня оказалась с жилплощадью). Потом к ним добавилась блистательная Анат Йамму, слегка обалдевшая от того, сколько народа ее опередило. Но демонстративно всех их проигнорировавшая и подарившая карточку полуторного размера. К этому "цветнику" неожиданно добавился еще один студент — Илуаш, с которым я раньше особо и не пересекался. Но хотя бы разбавил женскую компанию. Вот у него карточка была размером поменьше. Видимо, идея ГОСТов до сюда не дошла.

Уходить никто из пришедших почему-то не торопился. При этом все не столько разговор поддерживали, сколько друг за другом следили. Может оно и неплохо вдруг оказаться в центре внимания, особенно после того, как еще несколько дней назад все крутились исключительно вокруг короля Мели, но понятно, что все мои посетители не сами собой так засуетились, а получили "указивки" из дома. Приму к сведению.

Кресла в моем сарае закончились сразу, кровать еще кое-как позволяла присесть, но тем, кому досталась противоположный от меня ее край, вынуждены были закручиваться винтом, чтобы терять других из виду.

К счастью, атмосферу разрядила зашедшая по второму разу Хала. Что хотела — не сказала, разве что выразила надежду, что и на зачете все здесь присутствующие также уверено себя проявят. Со мной же было обещано поговорить отдельно на кафедре. Это тоже можно считать приглашением?

Только я вздохнул с облегчением, оставшись в одиночестве (монстр не в счет), как в сарай проскользнули некроманты — наставник Биратт с двумя спутниками. Тоже, кстати, непростыми — оба бароны, то есть "достойные" по-местному.

Каким-то образом успели эти господа передать своей княжне весточку, и даже ответное письмо от нее получить. И даже не одно. Так как одно было для меня предназначено. Настояли на немедленном прочтении.

Несмотря на мои опасения, ничего "криминального" в письме я не обнаружил. Еще одно приглашение посетить родовой замок, написанное "высоким штилем". И куда более пространно, чем это было сделано на карточках. Конкретной даты не было, но выражалась надежда, что я не буду тянуть с визитом и появлюсь перед ее очами в течение месяца.

Вот в последнем я выразил сомнение. С сожалением и извинениями. Я обещал архимага Гидаша и всю его экспедицию до Алезии проводить, да и оттуда у меня никак не было в планах сразу уезжать. Не раньше ближайших каникул. Я ведь там поучиться очень надеюсь, и сразу начинать с прогулов не вижу возможным.

Но, оказывается, у Биратта с княжной Нанной был относительно меня и план "Б". На свет был извлечен из сумки новый лист, в тексте которого Божественная Нанна Думузи и божественный Игорь Ламашту приглашают имярек на прием и турнир в замок Ур-Нази. Здесь дата стояла. Я сначала решил, что она уже прошла, но, оказалось, имелся в виду будущий год. И время — как раз большие студенческие каникулы, во время которых и состоялась в этом году экспедиция в аномальное пятно.

Подпись и печать княжны уже стояли. Дело за мной.

Вот что прикажете делать? По первому впечатлению — ничего страшного. Немного странно, что я в чужой замок кого-то приглашаю, но, как заверил меня Биратт, ничего необычного в этом нет. Просто подчеркивается, что на этом мероприятии я являюсь, если так можно выразиться, "главным гостем". В честь которого прием и проводится. Посмотреть на меня в Шиме захотят очень многие, а княжне очень надо укреплять свои позиции, а то ее после рождения брата совсем на задний план задвинули. Откровенно сказано и явно о наболевшем. Я даже проникся.

Вот только надо ли это мне? Но тут возникает главный вопрос, а к чему я сам стремлюсь? Я его уже перед собой поднимал неоднократно, но ответа так и не знаю. Само собой, выжить и продвинуться в изучении магии. Но это чисто личное развитие. А какое положение в обществе я хочу занять? То есть я бы не отказался жить спокойной обеспеченной жизнью, как говорил герой одного из рассказов К.Чапека, но кто же мне даст это сделать? Уже по сегодняшним приглашениям видно. Во все стороны тянут и, явно, не для того, чтобы мои проблемы решать.

Так что, в принципе, лучшей тактикой сейчас будет сбор информации. Дружить со всеми, и никому ничего конкретного не обещать.

Конечно, подписав приглашение вместе с Нанной, некоторые обязательства я на себя принимаю. Но реальным из них является только одно — приехать через год в замок Ур-Нази. Если не приеду, о хороших отношениях с княжной можно забыть. Но, мне кажется, ключевые слова здесь "через год". Я просто обязан за это время разобраться в своих желаниях и возможностях. И тогда уже действовать в соответствии с ними, а не вслепую. А в том, что девушка поведет какую-то интригу, используя мое имя, ничего страшного не вижу. Наоборот, если "расшевелит муравейник", мне будет легче понять, кто тут чего добивается, и как это использовать. Не факт, что это будет легко, и, я не питаю иллюзий в собственном мастерстве интриги, но "сидеть на попе ровно" тоже не хочу. Тем более, все равно, не дадут. Подписываю!

Через минуту я уже пожалел о принятом решении. Не потому, что передумал, а потому что оказалось, что таких приглашений у Биратта в сумке целая пачка. Нельзя уважаемым людям рассылать "ксерокопии" и "факсимиле", даже если они будут в магическом исполнении. Так что еще долго тренировал руку, ставя подпись и печать.

Уф.

Наконец-то все разошлись и меня оставили в покое. Поесть опять не успел, так хотя бы высплюсь. На магической кровати декана.

Не тут-то было. Оказалось, за это время в кровать успели залезть насекомые. Ведь не могли же они в артефакте прятаться? А вот в соломе — вполне.

Слез с кровати и убрал ее обратно в каменную пирамидку. Именно так этот артефакт выглядит. Вокруг на полу закопошилась целая армия чего-то мерзкого. Не только клопы, еще всякой дряни хватает. Давясь от отвращения, скастовал на все это "нагрев". Не понравилось. Подергались, но убежать почти никто не успел. Сдохли, кровососы.

К сожалению, провести санобработку всего помещения не смог, нужных заклинаний не знаю. Только солому на полу случайно поджег, пришлось срочно тушить.

Ладно, если хорошенько пропитать тело эфиром, прокусить кожу мне никто не сможет. А чтобы противно не было, надо поскорее заснуть.

Вышел на несколько минут во двор, провести гигиенические процедуры. Вернулся. Снова развернул кровать, быстро разделся и лег. Забавные ощущения. Магический матрас немного водный напоминал. Довелось однажды спать на таком на Земле. Честно сказать, на любителя. Но для молодого и здорового тела и голая лавка сошла бы, так что все комфортно. Жаль белья к постели не прилагалось, пришлось в собственное одеяло заворачиваться.

Еще раз проверил, чтобы тело было пропитано эфиром по-максимуму. И отрубился. Хрен меня теперь насекомые разбудят.

Разбудили меня не насекомые, но не менее грубо. Среди ночи что-то сильно ударило меня в бок. Левый. А спал я в тот момент на правом. То есть сверху что-то свалилось. Тяжелое. Спросонья решил, что крыша на меня рухнула. Оказалось, крыша на месте. А ударило меня копье. Точнее, кавалерийский дротик. И сделало это не тупым концом, а острием стального наконечника. К счастью, обычного, так что даже кожу мне не поцарапал. Кто-то солому на крыше раздвинул и в меня дротик метнул. Почему-то мне кажется, что намерения у него были недобрыми.

— Лови гада! — Отдал я мысленный приказ своей неживой химере. Так-то она смирно стояла, видать на покушавшемся бафф "замирения нежити" имелся. Интересно, я его сам вешал, или его какой другой некромант обслужил?

Монстр неожиданно встал на дыбы, и его иглы прошили соломенную крышу. Здоровенный он у меня все-таки, я бы до крыши рукой не достал, пришлось бы подпрыгивать.

Сверху раздался крик, но быстро оборвался. Нежить в действии. Атаковавшего меня зафиксировала, а теперь в ускоренном порядке из него жизненную силу выкачивает. Жаль, сквозь солому не видно, кто это. Надо бы выйти, посмотреть. Секунду поколебался, но так и выскочил босиком в одних подштанниках. Даже если нападавший был не один, зачарованного оружия у них нет, иначе бы не дротиком в меня кинули.

Действительно, не один. Я пожалел крышу разрушать, чтобы на убийцу-неудачника посмотреть, а кто-то ее поджег. Запылала она в раз, как соломе и положено. И дыму напустила тоже дикое количество.

В результате мне стало не до поисков наверняка уже мертвого убийцы, у меня все вещи в горящем сарае остались. Кинулся обратно внутрь, в дыму ничего не видно, даже "ночное зрение" не помогает. Срочно начал данную в аренду мебель обратно в артефакты превращать. Если испортится, я с архимагом не расплачусь.

А тут крыша взяла да и рухнула, накрыв все внутреннее пространство горящей соломой. Вместе с монстром. Меня тоже всего засыпало. Благодаря пропитке тела эфиром, кожа, вроде, волдырями покрываться не стала, но неприятные ощущения никто не отменял. К тому же подштанники тлеть начали. То еще удовольствие. Сумки с одеждой — тоже загорелись.

В общем, вывалился я из пылающего сарая только после того, как все свое имущество (или почти все) из него выкинул наружу, вне доступа пламени. И немертвую химеру вывел, хотя ему, похоже, на огонь наплевать было. Не настолько сильное пламя, чтобы кости загорелись.

Стою, практически, голый и весь закопченный. Нападать на меня никто не попытался, а вот народа на пожар посмотреть выбежало изрядно. Даже если и были среди этой толпы злоумышленники, теперь не определишь. Практически все постояльцы тут, в том числе и студенты Академии. Почему никто из них не стал тушить это безобразие? Не захотели "красоту зрелища" портить? Или нет. В памяти откуда-то всплыло, что маги в дела друг друга стараются не вмешиваться. Дурным тоном считается. А в сарае жил я, вот мне и надо было самому разбираться.

Так что кричать, чтобы какой-нибудь водный маг залил огонь, не стал. Вовремя никто не помог, а теперь еще воспримут это, как слабость и сделанное ими мне одолжение.

Заклинаний призыва воды я не знаю, так что по принципу пожарника-бобра из "Кошкиного дома" С.Я.Маршака, решил уничтожить сам источник горения. Кольца с пальцев я на ночь не снимал, так что запустил эфир в дымчато-голубой камень. На фоне пылающего сарая вышедшей из него лепесток тумана был хорошо виден. И в этом тумане сразу стали исчезать и доски и огонь. Полминуты, и от сарая ничего не осталось. От огня — тоже. Студенты в полголоса обменялись репликами. Вроде, одобрительными.

Было, если по земному время считать, около трех ночи. "Собачья вахта", так называемая. Но моему новому организму долго спать не надо, успел отдохнуть вполне нормально.

— Что здесь произошло? — Строго раздалось рядом. Кто-то из начальства пожаловал. Точно, Хала, но вопрос задала не она, а какой-то дядька из свиты ректора. Архимаги порученцев прислали? Или это априори в их обязанности входит.

— А то невидно, — буркнул под нос я и уже нормальным голосом продолжил: — Какие-то нехорошие люди зачем-то попытались меня ночью убить. Сначала дротиком сквозь соломенную крышу в меня кинули, а потом и сарай подожгли. Копьеметателя Хрюндель поймал, а поджигатели сбежали. Или в толпе сейчас стоят. На глаза мне они (или он) не попались.

Почему я свою немертвую химеру вдруг Хрюнделем назвал, сам не понял. Наверное, надоело без имени обходиться. Уже столько времени с ним гуляю, давно надо было как-то выделить его среди прочей нежити. А почему "Хрюндель"? Так, какая разница? Больше никого с таким именем в экспедиции не было. Так что, пусть будет. Никто, кстати, не возразил, и кого я имею в виду, тоже поняли. Имя приняли молча, а вот мое заявление, что террористы могут быть рядом, народ напрягло. Ропот пошел, и все стали с подозрением на соседей погладывать.

— Вы так обвинениями не бросайтесь! — Попытался наехать на меня маг-порученец.

— А кто, кроме постояльцев или обслуги таверны это мог сделать? Хрюндель на них не реагировал, значит "замирение нежити" на них было.

— Н-да? Ну, пожалуй, стоит всех на кристалле правды проверить. Впрочем, одного вы же поймали? Давайте посмотрим.

К сожалению, смотреть было нечего. Повинуясь моему мысленному приказу, монстр труп со своих иголок стряхнул, но осталась от него только обгорелая мумия. Даже от одежды ни кусочка не уцелело.

— Н-да, — видимо, порученец любит это слово: — Определить конкретного человека по таким останкам я не возьмусь. Но хотя бы можно утверждать, что магом он не был.

Было заметно, что у студентов настроение сразу повысилось.

— Тогда что стоим?! — Инициативу перехватила Хала: — Все марш досыпать. Сторожевые заклинания я поставлю. Сильные. Так что никому до рассвета отправляться гулять не советую. Если на себе их проверить не хотите, конечно. Интересные ощущения обещаю.

Студенты потянулись обратно в таверну. Прочие ротозеи тоже рассосались. Причем быстро и незаметно. Видимо, из обслуги были. Последними ушли некроманты Баратта. Судя по бросаемым в мою сторону взглядам, хотели со мной поговорить, но при Хале не стали.

— А вас, Ламашту, я попрошу пройти со мной, — что-то интонации порученца у меня энтузиазма не вызывают.

— Это куда, в номер?

— В номер.

— Вместе с Хрюнделем?

— Н-да…

Как ему удается одним междометием столько сразу выражать? Я думал, на это одни матерные слова способны. Заблуждался.

Хала неожиданно рассмеялась:

— В двери не пройдет, — после чего добавила: — Подождите, сейчас палатку принесу.

Остался вдвоем с порученцем.

— Простите, не знаю вашего имени…

Тот посмотрел на меня недружелюбно, но ответил:

— Можете обращаться ко мне ведающий Уцур.

Уцур, так Уцур. Запомню. НО дальнейшего разговора не получилось. Подошел трактирщик и стал требовать деньги за уничтожение сарая. Мои возражения, что его подожгли террористы, на него не подействовали. "Покажите мне их, чтобы было кому счет предъявлять". А вот то, что я своим колдовством сарай уничтожил, он лично видел.

Можно было, конечно, его послать, пригрозив превратить в зомби, но, по большому счету, он прав. Собственную охрану маги сами обеспечивают, за имуществом тоже должны следить. Так что полез искать кошелек. Трактирщик обрадовался и попросил пять золотых.

— Хорошо, — сказал я: — Но, поскольку сарай не стоил больше золотого, на остальные четыре я что-нибудь порушу в таверне.

До трактирщика дошло сразу. Даже не ожидал. Но пошел скулеж по поводу сгоревших дров.

Пока торговались, ведающий Уцур куда-то исчез. Испугался, что и ему платить придется? Я так этому факту обрадовался, что дал трактирщику полтора золотых, благо от личей немного серебра осталось.

К тому моменту вернулась Хала. С очередным артефактом в руках. Глянула на меня вопросительно. Видимо про порученца спросила. Я пожал плечами:

— Сбежал, как только финансовые претензии начались.

— Закончились? — Строгий взгляд на трактирщика: — Свободен!

Хорошо сказала. Сдуло трактирщика. Надо признать, у этой магини немало достоинств.

Мы отошли немного в сторону от места испорченного магией и пожаром.

— Прошу! — Весьма приличного размера шатер накрыл нас вместе с немертвой химерой. Я тоже активировал артефакты с креслами. Потом спохватился:

— Извините, мне бы еще привести себя в порядок.

— Да, не мешало бы.

Я вышел из шатра и направился в сторону колодца.

— Вы куда?

— К сожалению, светлой магией почти не владею, так что сотворить себе воды не могу.

С ясного неба на меня обрушился довольно мощный поток.

— Спасибо.

Магиня то ли решила мне помочь по доброте душевной, то ли развлекалась. Но следом меня обдуло чем-то вроде моего "чистящего" заклинания, но гораздо более гуманным, потом снова вода, а следом за ним вокруг меня закружился теплый смерч. Так что вернулся назад я уже сухой. Но все в тех же подштанниках с дырками.

Полез в сумку с вещами, рассчитывая найти что-нибудь чистое и целое. Не повезло. Попорченным оказалось все.

— Ничего, вы меня не смущаете, — утешила Хала.

— Совсем? Даже как-то обидно.

— Почему же? Фигура у вас хорошая, смотрю с удовольствием. И вам стесняться нечего, — интонация стала задумчивой.

Так. Не нравится мне такой поворот разговора. Это мужчинам нормально комплименты внешности девушек говорить. А самому такое слушать… Хоть и от девушки…

— Не надо меня смущать. Обычная фигура воина-мага. Вот у вас, действительно есть на что посмотреть, жаль не там эти нехорошие люди пожар устроили…

— Ну-ну… Об этом позже. Пока же расскажите подробнее, чем вы сарай уничтожали.

— Вы же видели мои кольца. Вот это с туманно-голубым камнем — "дыхание праха", с розовым — "сфера разрушения", с просто дымчатым, как я понимаю, — щит, два остальных (фиолетовый и красный) — для обращения и подъема нежити.

— Очень интересно. Жаль, скопировать не получилось.

— У вас есть кандидаты на обращение в лича. Можно любого мага обратить. Если у самого сил хватит. Иначе — сам им станешь.

Насчет "сам станешь" я намеренно пугал. То, что эфира на обращение требуется немерено, я почувствовал, без элементаля бы не справился. Хотя, обращал я тогда целый десяток, на одного, возможно, моих сил бы и хватило. А вот что бы произошло, если бы не хватило? Скорее всего, что-нибудь скверное. Не хочу проверять. И учить этому никого не хочу. Хотя, возможно, у Халы бы ничего и так не получилось, как с баффом "замирения нежити". Некромантские заклинания вполне могут быть не только на некро-эфир, но и на кровь завязаны. Ведь после проигранной войны наверняка были перебежчики, однако своей школы некромантии у светлых магов так и не появилось.

Самое смешное, что я бы мог светлым в этом помочь. Последние воспоминания Каштилиаша ко мне перешли. То есть, как вырастить новое тело и как переселить в него душу я, в принципе, представляю. Как выучивший слова попугай. Ибо знаний у меня не хватает катастрофически, и ручаться за последствия я никак не могу. Но если недостающие знания добрать, возможно, и смог бы разобраться. Но учить этому точно никого не буду. Слишком серьезные возможности открываются, последствия не просчитаешь. К тому же в этом мире боги есть. Еще один фактор, о котором я имею очень смутное представление, и о котором, как атеист, регулярно забываю. Прости меня, великий Абзу!

Хала, тем временем, тоже задумалась. Она что, фанатка науки и готова на любые эксперименты? Или, наоборот, к секретным службам относится, которые опасные эксперименты на людях прямо-таки обожают?

— Так кого будем в лича обращать? — Я решил продолжить беседу: Гидаша или Никмепа? Одного я потяну, ты только скажи. Очень полезные в хозяйстве существа. Все силы и знания при них, а вот собственной воли — никакой. Хозяина слушаются беспрекословно.

— Правда, потянешь? — Глаза у магини изумленно раскрылись: — Но ты знаешь, они совершенно не в моем вкусе. Половина удовольствия от использования пропадет.

— Как-то о такой возможности я не думал. Они же высохшие, как мумия. Или для мужчины красота не важна? То-то я не слыхал, чтобы среди личей были женщины. Или их никто, как женщин не воспринимает?

— Уверена, ты бы свою сумел сохранить.

Опять она что-то неправильное говорит. Не баба, а мужик в юбке. Явно предпочитает доминировать. Не нравится мне такое отношение. Но раз пошли такие темы…

Молча добавил к стоявшим уже в шатре креслам кровать и одним рывком пересадил Халу на нее. После чего впился в ее губы своими. Она как-то взмахнула руками, выражая не то осуждение, не то недоумение. А, может, заклинание какое сотворила. Только оно на меня не подействовало. И тогда она ответила на поцелуй. И очень решительно. Похоже, девушка опять решила перехватить ведущую партию.

Время до утра прошло, можно сказать, в борьбе. За лидерство. В результате все получилось немного грубее, чем мне нравится. Но, с учетом того, как долго у меня не было женщины, секс, все равно, воспринимался, как праздник. Хотя, в качестве постоянной подруги я предпочел бы кого-нибудь помягче. А еще лучше — чтобы любовь была. Что бы там не писали во всяких пособиях по интиму, когда есть любовь, есть и удовольствие. Даже если в постели оказалась парочка абсолютных неумех. А если любви нет, то даже самый техничный секс начинает казаться скучным. Если не после долгого перерыва, конечно, как у меня сейчас.

Хала, вроде, тоже была довольна. Явно получила новые ощущения и, по крайней мере, один оргазм у нее точно был. В конце, возможно, тоже. После чего она почти сразу заснула, не просто закинув на меня ногу, а почти полностью разместившись сверху. Я же сказал, "мужик"…

Интерлюдия 10. Разговор.

— Кто на молодого Ламашту покушение устроил, выяснить не сумела?

— Так я же только с ним была. Расследование же Уцур проводил.

— Проводил. Взглядом. Ты лучше скажи, что сам Игорь об этом думает?

— Он с отрядом наемников, что вместе с достойным Тургу были, раньше сцепиться успел. И князь Агум отряд присылал к нему с недобрыми намерениями. Но он от них отбился.

— То есть может быть, кто угодно? А что можешь сказать о самом молодом Ламашту? Разобралась в его характере?

— Не до конца, но многое становится понятным.

— Молодец.

— Я старалась.

— Слышал я, как ты старалась. Хорошо, что звукопередающий амулет с собой взяла, но тебя и без него было слышно.

Раздался довольно гаденький смешок. Тот же голос продолжил:

— Шучу. Ты же все-таки во дворе шатер поставила, и звукоизоляция в нем на высшем уровне. Для себя делал. А амулет потом забрать не забудь, когда шатер сворачивать пойдешь. Кстати, после тебя к нему утром уже Биратт зайти успел. Очень интересный разговор был, жаль не в первый раз они встречались. Но догадаться, о чем раньше говорили, вроде, можно.

— И что же, если не секрет?

— Пока секрет. Но интересная комбинация может быть. И, возможно, через некоторое время вместе с ним в Шим поедешь. К кому, я потом скажу. Когда решу.

Снова раздался тот же неприятный смех.

Глава 10. В магической академии Алезии

После той остановки в таверне мы двинулись в столицу Алезии и Академию, что называется, ускоренным маршем. До Ларака долетели за четыре дня, тогда как в противоположном направлении путешествие заняло неделю. Там свернули на дорогу в Алезию, десять дней, и мы в столице этого королевства. И никакого пункта пограничного контроля между королевствами не оказалось. Разве что ближайшие к границе городки, между которыми было километров двенадцать, оказались защищены довольно мощными стенами и имели по регулярному гарнизону. А я-то надеялся на пограничный столб со шлагбаумом полюбоваться!

Насчет "мощных стен" я, на самом деле, тоже не очень уверен. Точно могу сказать, что стены были. Метров десять высотой. Кирпичные, а не каменные, что меня удивило. До гор Мрака тут не слишком далеко, и месторождений природного камня хватает. Или проще глину магией обработать, чем гранит на плиты резать?

Больше ничего сказать не могу, так как ни в одну из крепостей отряд не заходил, проскочили за день больше пятидесяти километров от одной таверны в Бибрате до другой в Алезии. И даже разъездов никаких за это время не встретили. Но, наверное, лучше так, чем когда каждый барон за проезд по своей земле пошлину собирает.

Ну а сама столица? Стоит на довольно крупной реке Муликх, которая в этом месте зачем-то разделяется на несколько протоков. Вроде как Дунай в Вене. Или Нева в Санкт-Петербурге. Но Мойка с Фонтанкой — протоки небольшие, а здесь вода на пять рукавов почти равномерно распределилась. Между ними еще десяток каналов прокопали, Так что основной городской транспорт — лодки, как в Венеции. Благо климат теплый и река никогда не замерзает.

Стен вокруг города нет, но есть несколько укрепленных замков. Не знаю, чьих. Каких-то аристократов. Впрочем, у всех домов тут архитектурный стиль какой-то "милитари". Все нормальные окна только во дворы выходят, на улицу — узкие, как бойницы. Даже магазины без витрин, а только со значком над дверьми, обозначающим его направленность. Вроде как в средневековье на Земле жестяные флажки вывешивали в форме кренделя (для пекарни) или ножниц (у портного). Впрочем, табличка с более подробным объяснением тоже имеется. Вроде "Кондитерская Брабша. Торты и пирожные. Засахаренные орехи, фрукты и ягоды, варенье, марципаны, цукаты". Все понятно. Вопрос, почему нет шоколада? Какао не растет?

Один из таких островов полностью занимала Академия. Она была окружена стеной вдоль всех берегов, в которых имелось только трое ворот, и у каждых по причалу. Если остальные части города между собой мостами соединялись, то здесь таких не было. Либо паром, либо лодки поменьше. Так что лошадей и повозки переправлять не стали, а подошедшие слуги увели их в здание на набережной, но с другой стороны. Видимо, тоже Академии принадлежит.

Ректор со своей свитой и примкнувший к ним декан погрузились в не слишком большой, но причудливо изукрашенный корабль. В каком-то фильме на похожей джонке китайские аристократы ездили. Студенты, во главе с Халой, разместились на пароме, больше напоминающем плот. Зато большой. До сотни человек могло бы влезть. Правда, чуть не половину места заняли мы с Хрюнделем, как я окончательно решил звать свою немертвую химеру. Прочие примкнувшие к экспедиции лица потерялись по дороге. Уже в городе, я имею в виду. К моему удивлению, отряд некромантов тоже вошел с нами в столицу и отделился самым последним. Фактически, проводили нас до парома, но затем двинулись по набережной куда-то в сторону, противоположную от конюшен.

От причала пути плавсредств разошлись. Ректорская джонка направилась куда-то в торец острова, где, как я выяснил потом, находились парадные ворота Академии. А наш плот, за счет перематываемой цепи, двинулся кратчайшим путем к другому берегу. Там были ворота попроще (в смысле украшательств), зато причал большой. И почти весь забитый лодками самого разного размера.

На академическом острове имелся еще и третий причал рядом с еще одними воротами в стене — для хозяйственных нужд. Больше входов-выходов у Академии не было. Над воротами — башни с местной стражей и обязательно дежурным магом неслабого уровня, как правило, магистра или полного магистра. Так что выйти с территории можно только по пропуску, выдаваемому лично ректором. Строгости, однако. Интересно, меня многие студенты в гости в городские дома звали, как они вопрос с пропусками решать собирались?

В воротах возникла небольшая толкотня, и входил я самым последним. Во-первых, моя немертвая химера, которую я окончательно решил звать Хрюнделем, не пролезала в калитку, которую нам открыли в одной из створок ворот. А, во-вторых, очень я устал проводить Хрюнделя через город. На каждого встречного прохожего баффы не навесишь, вот и приходилось очень жестко моего монстра контролировать. И то, подозреваю, по дороге он неплохо насосался жизненной энергии, оттягивая ее на себя ото всех случайных прохожих. И мне приходилось очень стараться, чтобы именно ото все, а не от каких-нибудь конкретных. Так что обошлось без трупов и даже без обмороков.

С моим размещением тоже возникли проблемы. Хала даже его предложила снова химеру вместе со мной поселить, но меня это не радовало. Даже если найдется помещение, где мы с ним вдвоем поместимся, и куда его удастся провести (вариант поставить шатер в саду), вариант охранять монстра, не отходя от него, меня не устраивает. Я сюда все-таки учиться приехал, собираюсь учебные аудитории с библиотекой посещать. Да и столовая тут не под открытым небом, вместе с Хрюнделем в нее не войдешь. Так что клетка нужна.

Клетки для нежити, в принципе, в Академии имелись. Оказывается, парочку таких (в разобранном виде) даже с собой в экспедицию брали. Только не влезет ни в одну из них мой монстр. И по крепости есть сомнения. В результате, сотрудники местного зверинца поручили срочное задание изготовить подходящую клетку, а ночевать меня все-таки оставили в моей же палатке в уголке местного ботанического сада. Спасибо что хоть коня на конюшню увели.

Выделенное мне место огородили сигнальным контуром, а для особо талантливых еще и веревку с флажками повесили. Типа "почувствуй себя волком". Мне ощущения не понравились. Тем более, что покормить меня никто не удосужился. Хала куда-то убежала, вслед за ней и остальные сотрудники куда-то рассосались. Последнего я, правда, успел остановить, и даже получил обещание, что мои просьбы он передаст, но, что-то не срослось. Так и лег спать голодным и неумытым, справив естественные потребности у стены за палаткой.

Встал, как всегда, рано, было еще темно, и все спали. Кроме дежурных на воротах, наверное, но не уверен. Тишина стояла полная. Пользуясь отсутствием народа вокруг, пошел обследовать сад, в котором меня оставили на ночь. Довольно приличная территория, никак не меньше "Аптекарского огорода" в Москве будет. А тот, если память не изменяет, больше шести гектар по площади. Так-то я на глаз квадратные метры площадок неправильной формы, да еще заросших разными деревьями, определять не умею. Но места тут хватило даже на небольшой пруд. Не думаю, что в нем какой ключ из земли бил, скорее, просто от реки отвод сделали, но симпатично получилось. И вода чистая. Так что использовал по прямому назначению — искупался и вымылся, благо все мои вещи при мне в палатке были, включая банные принадлежности. А вот пить прямо так не решился. Вроде, организм у меня ко всякой заразе должен быть невосприимчив, но чисто психологически предпочел ее прокипятить. Тем более, что котелок в вещах имеется, а для его нагрева мне даже не надо костер разводить, заклинание знаю.

Задумался, что делать дальше. Пойти искать столовую или кухню? Так там, скорее всего, никого нет. Да и войти туда вместе с Хрюнделем не смогу. Есть, конечно, вариант, проделать с помощью туманно-голубого кольца с его заклинанием "дыхание праха" в стене дыру. Можно даже очень большую. Но это уже будет открытая конфронтация. Шаг, пожалуй, преждевременный. Совсем спускать на тормозах тоже не хочется. Все-таки со мной поступили по-хамски. Явно не в соответствии моему статусу "божественный Ламашту".

А почему бы мне самому себе уголок не оборудовать? Некромантский? Вроде как заботу об их ботаническом саду проявлю. Выделенное мне на ночь место было свободно от деревьев и кустов (иначе, как палатку ставить?) и было отгорожено с одной стороны внешней стеной, с другой — какой-то оградой. Тоже капитальной, но всего в один кирпич сложеннойг.

Выкопал я в земле рядом с палаткой небольшое углубление, положил в него один из своих желудей. Что дальше? Засыпать и полить водичкой из пруда? Что-то мне подсказывает, что это будет неправильно. Не обычное дерево сажаю. Оно еще и алтарь бога смерти.

Сделал не самую приятную, но самую очевидную вещь — полоснул себя по запястью и стал поливать желудь кровью. А также направлять на него эфир, надеюсь, с правильно выделенной некро-составляющей. И шепчу при этом все, что в голову взбредет, так как никаких молитв не знаю:

— О, великий Абзу! Прими жертву мою. Прими кровь мою. Кровь потомка твоего и слуги твоего. Яви силу свою. Даруй детям твоим возможность почтить тебя. Да будет здесь алтарь твой, дерево священное. Да растет оно тут до конца миров, как символ и воплощение воли твоей и могущества.

Не могу сказать, что в душе я так же заискивал перед богом, как на словах. В мыслях, скорее, было недоумение, как это я до такой жизни дошел. Ведь бредом же несу. Но при этом точно знал, что это не совсем бред, а ритуал, который надо довести до конца. А еще я прикидывал, сколько крови можно пожертвовать без вреда для здоровья. На "дне донора" у студентов по двести грамм брали. Профессионалы, говорят, вдвое больше сдают. Так что надеялся в два стакана уложиться, но как тут определить, когда она на землю льется? И куда-то исчезает, зараза. Впитывается. А вот в грунт или в желудь, кто знает?

Видимо, все-таки в желудь. К концу моей "молитвы" он уже на две половинки разделился, и вверх потянулся росток, на ходу разворачивая первую пару листьев. Как и положено, дубовых, резных. Такие же на его мамаше в Лараке были. А чего иного я ждал?

Кровь я лить прекратил. Она и сама уже не лилась, а ели капала. Надеюсь, не от чрезмерного снижения ее количества в моем организме. Голова, вроде, не кружится, с ног не падаю.

Сходил к пруду за водой. Ямку вокруг дерева засыпал землей, полил. Приговариваю:

— Прими землю этих мест, владей ею. Прими воду этих мест, владей ею, — а сам еще эфир качаю. И думаю при этом:

— Ну, я — шаман!

Деревце росло, как на дрожжах. Буквально за полчаса стало выше меня ростом, и веточки с листочками в разные стороны разбросало. Еще небольшая крона, но видно, что дуб.

Но, чувствую, чего-то не хватает. Залез в палатку, вынул шкатулку с элементалем. Поднес к деревцу и открыл.

— Прими слугу своего, великий Абзу! Благослови его хранить сей алтарь.

Не знаю, мои ли слова помогли, или элементали по природе на такое заточены, но он и сам к деревцу рванул. И стал то в него прятаться (прямо в ствол нырял), то кружить вокруг него, как спутник вокруг планеты. И резко прибавил в размерах. В коробочке он размером, хорошо, если с апельсин был, а сейчас уже с хороший арбуз. Даже больше, чем когда я его ловил.

Все? Нет, последний штрих. Подвел к деревцу Хрюнделя:

— Стой с ним рядом, — говорю: — охраняй. Но чтобы без моего приказа больше, чем на десять шагов от алтаря Абзу не отходил. Понял?!

Сильно сомневаюсь, что немертвая химера меня поняла, уже многократно убеждался, что тупые они все, но к дереву этот монстр, действительно, подошел и к окружающему миру интерес потерял. Раньше все время рвался ко всем неотмеченным баффом "замирения нежити". Ели удерживал. А тут, как отрезало. Неинтересны ему стали всякие там живые. Тут его место.

Раз так, то пойду ка я, наконец, в столовую. Провозился изрядно, рассвело уже давно, так что есть надежда, что повара на месте. Глядишь, накормят.

В столовой все сложилось удачно. Меня накормили, не задавая вопросов. То есть спросили, но: "Что заказывать будете?". Хотя, наверное, случайных людей на территории Академии просто не может быть. Зал (довольно большой, даже больше, чем в моем университете на Земле был) был почти пуст. Все-таки время было еще довольно раннее. Знакомых встретил только тогда, когда уже выходил.

Троица Ирия, Латра и Утосика шли маленьким отрядом во главе с блистательной графиней, которая снова стала блондинкой. С чем я ее и поздравил. В принципе, симпатичной девушке любой цвет волос к лицу, но прошлый пепельный оттенок делал ее старше. Об этом я, конечно, не сказал, просто отметил, что, сменив цвет, она в очередной раз меня поразила своим совершенством. Цветасто, выразился? Однако Ирия, которая до этого, вроде как, спешила, притормозила с готовностью прослушать дополнительную порцию комплиментов.

Честно говоря, моя симпатия к ней несколько уменьшилась после того, как она, не скрывая, демонстрировала, что внимание короля Мели ей милее (почти каламбур получился!), чем всех остальных, включая меня. О чем я и сказал:

— Блистательная Ика, в моем восхищении вами нет ничего удивительного. Ведь даже такой ценитель женской красоты, как король Мели однозначно выделил вас среди всей экспедиции и искал вашего общества.

Вообще-то комплимент был с двойным дном, но девушка этого не заметила. Или сделала вид, что не заметила.

— Да, эта экспедиция, вопреки ожиданиям, оказалась чрезвычайно интересной не только в научном плане. А где ваша немертвая химера? Вы уже успели сдать ее в зверинец?

— Нет, оставил охранять свою палатку. Ведающая Хала была столь любезна, что выделила мне для проживания не комнату в общежитии, а уголок ботанического сада. Видимо решила, что я настолько привык к походным условиям, что по-другому уже не могу. Вот и пришлось там обживаться.

— Вы серьезно?!

— Вполне. Обживаюсь потихоньку. Будет у вас в саду "уголок некроманта". Правда, романтично?

— Но там же люди ходят! Вашего монстра нельзя оставлять без присмотра. Немедленно туда!

Не ожидал, что Ирия такая ответственная. Она же завтракать шла, но теперь резко развернулась и почти бегом поспешила по дорожке в сад. Не думаю, что там что-либо произойти могло, Хрюндель ни малейшего желания куда бы то ни было отходить от деревца не выказывал. Да и почувствовал бы я, наверное. На таком расстоянии связь подчинения не действует, но полностью не прерывается. Если бы там бой шел, мне должно было бы передаться. Или нет?

Оказалось, недооценил я не только Ирию. Перед моим закутком толпилась куча народа во главе с самим ректором и прочим академическим начальством. "Во главе" — в смысле, посередине. Все стояли по довольно аккуратной дуге на расстоянии метров в тридцать от деревца. Или даже дерева. До матерого дуба ему еще было далеко, но за время моего отсутствия выросло оно еще раза в полтора.

Хрюндель спокойно стоял на том же месте, где я его оставил. Только вот трава вокруг него и перед ним почему-то отсутствовала. Вместо нее появились какие-то горелые пятна. Как от файерболов. Однако. Хорошо хоть, палатка не пострадала. Впрочем, мой монстр ее собой прикрывает.

Ох, сразу не заметил. Еще трое молодых людей, видимо, студентов, лежали рядком на травке немного в стороне, и над ними что-то шаманила Хала и еще какой-то господин с бородкой. Нет, вроде, живы. Отставить панику! Это я себе.

Не спеша выдвинулся вперед. Девушки, до этого буквально тащившие меня сюда почему-то сразу отстали и попытались затеряться среди остальных студентов. Но были вычислены ректором, который отметил их маневры почему-то совсем недобрым взглядом. После чего перевел его на меня:

— Молодой человек, — Вот как! Не "божественный" и даже не "Ламашту": — Что вы тут такое учудили и как можете все это объяснить?!

— Обустроил себе место в саду, раз уж меня тут поселили. Еще не до конца. Собираюсь что-нибудь более комфортное, чем палатка, здесь разместить и выход к реке в стене сделать.

Ректор сделал глубокий вдох, то ли собираясь заорать, то ли успокаиваясь. Оказалось, последнее. После небольшой паузы он заговорил совершенно нормальным, даже чуть скучающим голосом:

— Раз так, не буду вам мешать. Обустраивайтесь дальше. Управитесь до обеда? Если успеете, пожалуй, я вам даже расходы компенсирую. Жду вас после обеда в своем кабинете. Закончите или нет, все равно, приходите.

Затем повернулся уже к студентам:

— Можете расходиться. Время завтрака заканчивается, занятия по расписанию.

После чего важно удалился. Свита двинулась за ним. Чуть подождав, чтобы идти отдельно от них, удалился, так ничего и не сказав, декан Гидаш. Хала, закончив со студентами, сделала было пару шагов в мою сторону, но, увидев удаляющегося декана, передумала и пошла его догонять.

Студенты почувствовали себя более свободно и, в отличие от начальства, расходиться не спешили. Наоборот, некоторые двинулись ко мне, с опаской посматривая на Хрюнделя и расстояние до него.

— Ректор, как всегда, строг и справедлив, — рядом со мной оказался улыбающийся Тургуш: — Какие занятия? Сейчас же каникулы. Только практика закончилась. А сдать по ней отчеты можно в любое время до начала семестра. А до него еще месяц. Так что максимум, что работает, это клубы по интересам.

После чего переключился уже на мой закуток:

— Почему твой монстр кидается на всех, кто подходит ближе, но не преследует?

— Я ему приказал дальше, чем на десять шагов, не отходить, хотя, если честно, не ожидал, что будет выполнять буквально. Мозгов у немертвых нет, они считать не умеют. И сам же видишь, он явно больше отходит. Тут не десять шагов, а тридцать, если не больше, будет.

— Так это у него шаги такого размера!

Интерлюдия 11. Ректор.

Ректор академии Алезии, архимаг Никмеп никогда не ходил в академическую столовую, хотя там и был выделен зал для преподавателей. Не по чину. Но при этом он все-таки обедал и даже делал это в то же время, что и студенты. Естественно, не в своем кабинете. Конечно, любые запахи можно убрать магией, но одна мысль о том, что в месте, которое он считал сердцем академии, будут витать посторонние ароматы, приводила его в негодование. Кощунство! Он даже гостей на совещаниях никогда не угощал, на столе, максимум, стояла обычная вода.

Поэтому кабинет у ректора больше напоминал квартиру. В ней был не только санузел с туалетом и ванной, но и гостиная, столовая, личный кабинет и комната отдыха (полноценная спальня). Отметим, что кабинету примыкал еще зал заседаний. Так что прием доверенных лиц или важных гостей он мог проводить не только на основном рабочем месте.

Сейчас ректор обедал в личной столовой и, заодно, слушал доклад своего порученца — ведающего Уцура.

— Говоришь, Ламашту отгородил угол, где стоит его палатка не стеной, не магическим щитом, а канавой, заполненной грязью? Оригинально.

— Уже не палатка, непревзойденный. Вместо нее он небольшой домик из готовых щитов собрал.

— Домик? Как же он его в Академию перенес? Я же запретил провоз внутрь стройматериалов без моей визы.

— Через реку он, судя по всему, "воздушный мост" строил.

— С сотню шагов длиной? Силен мальчишка!

— А в стене он новые ворота сделал. У своего домика. В смысле дыру в стене, а ворота на нее потом навесил.

— Дыру в стене? А это ничего, что она от любых повреждений зачарована? Не мною даже, а самим Индашем, первым ректором Академии и величайшим архимагом всех времен?

— Как передают наблюдавшие за процессом студенты, Ламашту ворчал, что тяжело идет, но довольно быстро превращал камень в прах.

Аппетит у ректора совершенно пропал. Он с сожалением посмотрел на заставленный стол, вздохнул и как-то тяжело поднялся.

— Иди уж. Пойду, к беседе с этим монстром подготовлюсь. Посмотрю, какие артефакты для этого могут пригодиться, — и после небольшой паузы добавил: — А я ему еще расходы обещал компенсировать. Тут с него самого надо бы три шкуры содрать за порчу стены. Кто меня за язык тянул?

Недовольно посмотрел на Уцура, ставшего свидетелем его ворчания:

— Кто, кроме Гидаша из наших архимагов сейчас в Академии? Пригласи-ка их всех предварительно ко мне. С Ламашту я уже после них побеседую.

Конец интерлюдии, продолжение главы 10.

Сколько там осталось времени до обеда? Странный вопрос, когда только что позавтракал, но именно столько отвел мне Ректор на дальнейшее обустройство моего "уголка". Так что точить лясы с Тургушем и другими знакомыми я не стал, а сразу направился к стене. Только предварительно на всех по баффу "замирения нежити" навесил. На всякий случай. В принципе, я Хрюнделя контролирую, но зачем же его нервничать заставлять?

Внешняя стена в этом месте делала небольшой изгиб, следуя береговой линии, и на изломе было даже какое-то подобие башни. Не совсем полноценной, она не шла от земли, а нависала над стеной и немного возвышалась над ней. Кажется, это называется "стрельница с машикулями", но могу и ошибаться. Никогда специально фортификацией не интересовался, разве из услышанного на экскурсиях кое-что запомнил. Никаких стражников ни в башенке, ни на стене не наблюдалось. Видимо, в мирное время дежурят только на воротах.

Вот под этой башенкой я и стал новые ворота делать. Ну как, ворота? Пока только дырку в стене. Нацелил на нее свой перстень с туманно-голубым камнем и пустил через него эфир. Воздух перед перстнем зарябил, образовав довольно четко заметный конус, упершийся основанием в стену. Только стена как стояла, так и стоит. Подошел поближе, уменьшив основание конуса. Тот же эффект. То есть его отсутствие. Крепкая стена попалась, однако. Зачарована, что ли? Придется поток эфира увеличить.

Подошел поближе к дереву, поискал глазами элементаля. Летает вокруг, как привязанный. И эфир там по ощущениям поплотнее будет. Снова нацелил заклинание на стену, постаравшись мысленно сжать конус до размера, когда он, скорее, струю напоминать будет.

Бросил взгляд на стоявших немного в стороне студентов. Смотрят на меня во все глаза. Вроде, кто-то что-то мне даже говорит. Но я отбросил все ощущения, сфокусировавшись на цели. Струя "дыхания праха" делалась все более узкой и все более плотной. Слепо пошарил свободной рукой по дереву. Не сразу, но наткнулся на элементаля. Или он сам на мою руку наткнулся.

— Ну, — шепчу: — помогай, малыш!

Струя от перстня уже не просто рябила, сияла голубым электрическим светом, как молния. И стена стала подаваться. Без всяких дополнительных спецэффектов. Просто она стала понемногу исчезать, даже песком не осыпалась. Просто вот только что был кусок спаянных между собой камней, а теперь его нет. Стал аккуратно водить "струей" по стене, аккуратно вырисовывая контур ворот. Скорее, обычной двери. Разве что верх делал аркой.

Кажется, студенты что-то говорили, даже кричали. Хорошо хоть, за руки меня никто не хватал. Так что концентрацию я не потерял, и через вечность субъективного времени (так минут двадцать прошло), ворота из нарисованных превратились в настоящие. Пока только в арку прохода в стене. Не такой уж и толстой, кстати. Всего метра три толщиной.

Устало отпустил поток эфира. О! Элементаль-то снова уменьшился. Хоть обратно в шкатулку его прячь. Но я этого делать, понятно, не буду. Пусть живет. В прошлый раз он у дерева буквально за пару часов отъелся. Посмотрю, как в этот раз будет.

Повернулся к студентам:

— Кто хочет проход опробовать? — Никто не спешил: — Тогда, смотрите!

Меня слегка вело, все-таки эфира я через себя прокачал очень много, но общее самочувствие было при этом, как ни странно, прекрасным. Так что я подавил головокружение и осторожно пошел. Со стороны, наверное, смотрелось так, как будто я иду, чего-то опасаясь. Я и вправду опасался. Но не того, что мне стена на голову рухнет, а что вестибулярный аппарат подведет. Не за стены же держаться, в самом деле. Но пару раз я их все-таки коснулся. Качнуло меня. Но я сделал вид, что так и было задумано, похлопав по довольно гладкому срезу.

Вышел на берег и сел прямо у арки, прислонившись спиной к стене. Вроде как, видом любуюсь. Хотя особенно смотреть не на что. Вода довольно мутная, зеленовато-коричневая. Как и Дунай, кстати. "Голубым" он был только в чьем-то больном воображении.

Через некоторое время ко мне присоединился Тургуш. И не один. Вместе с Рахмай Шалиму, которую он деликатно придерживал за талию. Когда только успел? А следом и остальные подтянулись. Довольно много их было, десятка два. В том числе и Ирия с подругами. Она же на завтрак уходила? Хотя, провозился я довольно долго, вполне могла успеть поесть и вернуться. Она решительно подошла ко мне:

— Божественный Ламашту! Даже не знаю, как отнестись к вашему поступку. Нас учили, что эту стену нельзя разрушить. Равно как перелететь через нее или сделать под ней подкоп. А вы в ней арку ворот проделали, нанеся ущерб имуществу Академии и поставив под сомнение компетенцию преподавателей. Хотя, надо признать, демонстрация вашей силы была впечатляющей. Это проявление того, что вы — прямой потомок бога?

— Вот как? Я просто не знал, что эта стена непробиваемая, иначе трижды подумал бы, стоит ли здесь ворота делать. Так что никакого злого умысла не имел, разве что был слегка раздражен, что меня в сад ночевать оставили. Зато, как видите, проблемы с немертвой химерой решил. Теперь Хрюндель сам ни к кому лезть не будет, лишь бы к нему никто не приставал.

— Между прочим, — подал голос Тургуш: — у нас появился проход в Академию, который пока никто не охраняет. Так что если кому-нибудь надо в город, рекомендую пользоваться моментом.

— Но это же будет нарушение…,  — неуверенно начала Ирия.

— Ничуть. Новые ворота ни в каких документах не указаны. И до нашего сведения правил прохода через них не доводили.

— Но тут же нет переправы, а река широкая. У кого хватит сил мост протянуть? — Подал голос кто-то из незнакомых мне студентов.

Мост? Пока сидел, энергетические каналы зудеть почти перестали. И, похоже, они еще расширились. Я встал, скастовал заклинание "воздушного моста и с интересом наблюдал, как радужная дорога потянулась с этого берега на противоположный. Над пропастью такого эффекта не было, видимо, близость воды так повлияла. Мысленно закрепил оба конца моста и накачал его эфиром так, что он даже слегка светиться начал.

— Так сойдет?

— Шикарно. Неделю простоит, не меньше.

Сказав это, какой-то юноша решительно двинулся вперед:

— Эй, а почему перил нет?

— Мост широкий. Сами делайте, если считаете нужным, — Не говорить же мне им, что я просто не знаю, как эти самые перила делаются. Хала такому заклинанию меня не научила.

Народ засуетился. Кто поспешил назад, видимо в свои комнаты, что-нибудь прихватить с собой (например, деньги). Другие — переодеться (таких, судя по услышанным обрывкам разговоров было чуть ли не большинство, по крайней мере, почти все девушки собирались это сделать). Остальные сразу же пошли на другой берег, в том числе и я.

Какие у меня были планы? Спешить на рынок или куда еще мне было рано. Оборудовать оттяпанную у ботанического сада я был намерен твердо, но моих денег на это явно не хватит. Ректор, правда, обещал компенсировать мои расходы, но при этом явно был уверен, что я с задачей не справлюсь, и ничего платить не придется. За язык я его не тянул, так что какие-то деньги он даст, но насколько он щедр, я просто не знаю. Так что рисковать и связываться с ростовщиками лучше не стоит. К тому же лихва, наверняка, будет чудовищной, и без залога мне ничего не дадут. Закладывать же мне, кроме перстней Каштилиаша, нечего, а делать это совершенно точно не стоит.

Просить денег в долг у кого-либо из студентов? Ни с кем настолько близко я не сошелся. Даже если дадут, не поймут и осудят. А мне этого не хотелось бы. Я своими действиями авторитет хочу поднять, а не уронить.

Так что выбора у меня, на самом деле, и не было. И пока я так рассуждал, ноги меня сами несли по набережной в направлении, куда вчера делегация из Шима двинулась. Шел и смотрел на дома, гадая, в каком из них они могли бы поселиться. Этот, вроде нежилой, здесь — харчевня, есть ли номера?

Собрался зайти и спросить, но не пришлось. Ко мне по улице уже спешил какой-то господин, в котором я узнал одного из спутников Биратта.

— Божественный Ламашту! Вы явно что-то ищите. Не могу ли я вам помочь?

— Можете. Я как вас искал. Появилась тема для разговора и сотрудничества, но обсудить ее лучше сразу со всей вашей делегацией.

— Это связано с вашим визитом в Ур-Нази?

— Только косвенно. По мне, так тема более важная. Но раз вам так не терпится услышать, скажу. Так сложились обстоятельства, что в ботаническом саду Академии мне выделили кусочек территории. И я вырастил там алтарь Абзу. Сейчас оформляю близлежащую к нему территорию. Хотел вас пригласить, думаю, вы не откажетесь поучаствовать в выражении почтения нашему богу и предку.

Кажется, мага я оглоушил. Аж споткнулся, бедный:

— П-простите? Алтарь Абзу? В светлой столице?

Дальше я вещал уже всей честной компании, которая, как оказалась, сняла целый этаж соседнего с трактиром дома. Второй, на первом какие-то магазины располагались.

— Абзу — великий бог, родной брат почитаемого светлыми Ану. Его алтари были во всех крупных городах Империи, и, хотя война и была проиграна, никто их не разрушал. Рубить священные деревья победители не решились, да и не факт, что смогли бы это сделать. Забросили их, это — да. Жертвы приносили разве только уцелевшие почитатели, но делали это редко и тайно. В том же Лараке я обнаружил алтарь в местном парке. Так его местные обычным дубом считают.

Сделал драматическую паузу и продолжил спокойным голосом:

— Не вижу в этом ничего страшного. В Академии я тоже не собираюсь кричать, что вырастил не просто дерево, почитаемое потомками Абзу, как священное, а именно его алтарь. Пусть считают, что просто некромант под себя уголок в ботаническом саду оформил. Всем спокойнее будет. Но вам, считаю, об этом знать необходимо.

Не знаю, я ли был таким убедительным, или у Биратта какие-то свои аргументы были (скорее, второе), но через полчаса за стройматериалами и мастерами все чуть не бегом помчались. С уже распределенными заданиями и собственными деньгами, что немаловажно.

Как я понял со слов воспитателя княжны, который в местной истории по должности обязан был быть экспертом, со времен Империи никому новый алтарь вырастить еще не удавалось. В том, что Абзу желудями с кем попало не делится, уже имел случай убедиться, а вот в том, что и у правящей династии Шима — Думази ничего не получалось, уже интересно. Хотя напрягает. Мои "особые отношения" с местным богом меня явно куда-то толкают. Причем я пока не совсем понимаю, куда. И есть подозрение, что мне результат может не понравиться. Если дело в свои руки не возьму, конечно. Но некромантом мне придется стать. Положение обязывает, хотя душа и не лежит.

Дальше все было, в общем-то, просто. Домик вместо палатки собрали за час без моего участия. Ворота на проходе в стене навесили тоже городские мастера. Декоративную оградку вокруг участка тоже без меня возвели. Я только, чтобы совсем без дела не стоять, снаружи неширокий ров вокруг нее вырыл с помощью заклинания "грязь". Понравилась мне оградка, а студенты народ ненадежный, еще поломают. А так — вход только через мостик и калитку. В общем, симпатично получилось.

Еще небольшой скандал случился. Скорее, мелкая неприятность, так как на скандалы с магами обычные люди все-таки стараются не нарываться. Оказалось, что я своим "воздушным мостом" не только берега соединил, но и рукав реки перегородил. Лодки-то под ним проплывают, а вот то, что с мачтами, уже не пролезает. А тут, оказалось, и такие есть. Хорошо хоть мост видимым получился, и никто его на таран пробовать не стал. Но когда вместе с некромантами в Академию возвращался, пришлось мост срочно убирать, пропускать три кораблика и снова его возводить. Потом уже Биратт пару слуг отрядил следить за навигационной обстановкой. Еще один раз пришлось процедуру повторять. Видимо, придется здесь все-таки еще и причал построить. А то работать "разводным мостом" мне не с руки. Другие дела найдутся. Но это не к спеху. Студенты к обеду дисциплинированно все вернулись. Побоялись, что ректор проход перекроет, когда работу проверять придет. Даже как-то удивительно, почему все обучающиеся тут аристократы так перед начальством робеют. Потому что те архимаги, что ли? А почему я не боюсь? Потому, что непуганый?

Еще я понял, что быть жрецом — не мое. Собственно, я в этом и раньше не сомневался. Никогда к попам никакого пиетета не испытывал. Наоборот, брезгливость. Торгуют воздухом, а сами смотрят на всех сверху вниз. Наверное, не все, но мне другие по жизни не попадались. Хотя, не могу сказать, что со многими священниками общаться довелось. Причащаться никогда не ходил, но на нескольких отпеваниях побывать пришлось. Не самые приятные воспоминания. Но это на Земле было. А тут боги на единственность и всемогущество не претендуют, но, действительно, есть. И собравшиеся перед деревом некроманты явно ждали, что я какую-нибудь службу проведу. Но я сказал, что общаться с богом надо мысленно каждому самому по себе, не надо на других ответственность перекладывать. И служить надо не словами, а делами. В общем, всех работать погнал и, вроде как, выкрутился. Но ситуация, все равно, напрягает. Надо будет хоть какие-нибудь молитвы узнать, не "отче наш" же Абзу декламировать? Хотя я и его только приблизительно помню.

Что-то мне от всех этих мыслей тоскливо стало, и канава с грязью перед оградкой получилась довольно глубокой.

Наконец, мастеров и рабочих-строителей вместе с некромантами отправил на противоположный берег. Звать с собой в столовую никого не стал. Наверное, Академия не обеднела бы, но постеснялся, не хозяин я тут. А в моем домике условий для приема оравы гостей попросту нет. Крохотный он у меня, вроде строительного вагончика.

Вообще возникло ощущение, что я как бы на даче обустраиваюсь. А что? Участок земли — есть. Дерево на нем растет, сам посадил. Заборчик вокруг сделали. Теперь и домик щитовой появился. Из двух комнат. Крохотная спальня (два на два метра) и гостиная, она же кухня — метров шесть. И уже с мебелью. Самую простую выбрал, но кровать, стол и четыре стула имеются. И еще сундук для вещей. В общем, все, как у нормального дачника на первый год освоения. С удобствами пока не очень, но скворечник туалета мне сделали. Умывальник сам на рынке купил, прибил на стена снаружи. Осталось только цветочки развести или там крыжовник какой.

Хотя, не столько дачник, сколько "Ленин в Разливе". С Бираттом в роли Зиновьева? Где революцию делать будем? Меня пробило на нервный смех. Хорошо, не видит никто.

То есть, видят, конечно. Какие-то студенты за стройкой наблюдали, но не вмешивались. Знакомых среди них не заметил.

Поход к ректору неожиданно оказался неудачным. Приняли меня далеко не сразу. Больше часа в приемной просидел. Какое-то срочное совещание, как мне помощница сказала. Довольно симпатичная магиня. Относительно молодая. Очень относительно. Раза в два постарше Халы будет. К сожалению, совершенно неразговорчивая. Смотрела сквозь меня и листала какие-то гроссбухи. Делала вид, что очень занята. Причем делала это виртуозно. Мастер своего дела. Слышал, что имитация деятельности гораздо более трудная работа, чем обычная. Так что ничего интересного у нее не узнал. И приемная не впечатлила. Пустая какая-то. Ее стол с двумя тумбами и какими-то, видимо, артефактами на нем, шкаф с книгами и папками, три дивана вдоль стен для посетителей и все. Ни картин, ни стендов с достижениями, ни хотя бы растений в кадках. А помещение немаленькое, метров пятьдесят. Зачем? Чтобы посетитель проникся своей незначительностью?

Наконец, магиня подняла на меня глаза и сказала:

— Проходите.

Небрежно так сказала, сквозь зубы. Не нацепил бы на себя заранее "острый слух", не услышал бы. Хоть какая-то польза от баффа оказалась. Я-то надеялся разговоры в кабинете послушать, но звукоизоляция была идеальной. Не иначе, как "сфера тишины" повешена.

Зашел. Совещание закончилось? Почему-то никто не выходил. Или есть еще один выход?

Оказалось, что в кабинете ректор не один. Помимо известного мне декана Гидаша, там было еще четверо, трое довольно солидного вида господ и дама. По другому не скажу. В осанке, в том, как они смотрели на меня и (реже) друг на друга, чувствовалось сознание собственной важности и привычка повелевать. Архимаги, что ли? Как выяснилось, не все.

— Блистательные Зиус и Нимрод, непревзойденные Инхурсаг и Энки, позвольте представить вам нашего стажера из Шима, божественного Ламашту, — вот так ректор неожиданно представил присутствующим меня, а заодно и мне дал некоторую информацию о присутствующих. Понять бы еще, к кому какое имя относится.

Странно, сидели они не за расположенном у дальней стены "Т-образным" типичным столом начальника, а за другим, обычным, поставленным ближе к окнам. И сидели все в ряд, на боковой стороне, как раз спиной к свету. Мне, естественно, выделили место напротив, что мне не очень понравилось. Но сесть все-таки предложили.

Была еще одна странность, ректор Никмеп, вроде как, и вел совещание, но одновременно от руководства им уклонился. Все присутствующие брали слово, когда хотели, а он демонстративно сосредоточил свое внимание на какой-то лежащий перед ним папке с документами, которые с интересом изучал. При этом лишь изредка включался в общий разговор, обращаясь в полголоса исключительно к одному из сидевших рядом с ним мужчин. А вот этот господин вел себя довольно активно:

— Божественный Ламашту, — заговорил он, и никакого уважительно отношения в обращении "божественный" при этом слышно не было: — Непревзойденный Гидаш сообщил нам, что вы приехали в Академиюна стажировку. Но при этом сразу же стали устанавливать здесь свои порядки. Чего вы добивались своим поступком?! Это демонстрация вашей личной силы или вы захотели показать, что некромантов рано списали со счетов?

Это что, наезд? Хотя, если быть объективным, он прав. Я именно продемонстрировал силу. И именно, как некроманта, хотя без артефактов Каштилиаша ничего сделать бы не смог. Но сознаваться в этом никак нельзя. Придется вспоминать опыт поведения дипломатов во время трансляций заседаний ООН. Одни, пылая праведным гневом, шельмуют политку какой-нибудь страны, обвиняют ее во всех смертных грехах (причем часто обоснованно), а в ответ слышат произносимую с легкой улыбкой официальную позицию своих соперников, которые даже не пытаются вступать в полемику. Таковы правила игры. И гнев, и спокойствие абсолютно напускные. Попробую и я отыграть такую же партию.

— Блистательный, — судя по почтительному обращению к этому господину ректора, сотрудником Академии он не является. Так что должен быть одним из двух присутствующих в кабинете немагов: — Непревзойденный Никмеп сам предложил мне обустроить выделенный для этих целей закуток ботанического сада по своему усмотрению. Даже расходы обещал возместить.

Тут я выразительно посмотрел на ректора, но тот сделал вид, что глубоко погружен в изучение очередного листочка из папки.

— Вот я и создал в ботаническом саду "уголок некроманта". Без всякого злого умысла и без скрытых целей. Думаю, для Академии, где равноправно развиваются педагогика и наука, иметь такое наглядное пособие будет чрезвычайно полезно. А вырастить священное дерево Абзу, говорю без ложной скромности, способен далеко не всякий садовник. Так что я считаю свой поступок довольно ценным даром и проявлением сотрудничества. Не знаю, сколько продлится моя стажировка, но явно конечное время. Я уеду, а "уголок некроманта" останется. Вместе с деревом, некро-элементалем и немертвой химерой. Уверен, присутствующие здесь непревзойденные сумеют найти этим экспонатам достойное применение.

Не знаю, убедил ли я этого господина, но возражать он не стал. То ли было нечего, то ли решил этого не делать о другим соображениям. Тем более, что почти сразу же заговорил другой немаг. Кстати, оба блистательных были друг на друга сильно похожи, не иначе, как родственники. Оба — довольно высокие, что называется "мясистые", в том числе это относилось и к чертам лица, оба — с вьющимися волосами рыжеватого оттенка, только у первого была при этом бородка, а второй был гладко выбрит. Вот голоса были разные. Первый говорил в давяще-запугивающей манере, как "злой следователь", причем "гэбист". Второй же не был "добрым следователем", как можно было бы предположить, это был расслабленный барин. После сытного обеда может быть благодушным, но может и наорать, если не с той ноги встанет. Так вот, он спросил:

— Божественный Ламашту, какое отношение имеет ваша миссия к политике двора Шима?

Я искренне удивился:

— Никакого. Это была моя личная инициатива.

— Но вместе с вами в Алезию прибыла делегация некромантов во главе с достойным Бираттом. Не слишком высокий представительский уровень, все относятся ко двору княжны Нанны и своих верительных грамот пока не предъявляли, но игнорировать их приезд мы не можем. Что вас с ними связывает?

— Почти ничего. Наставник Биратт привез мне приглашение посетить княжну Нанну в ее родовом замке Ур-Нази. С княжной я не знаком, но не счел возможным отказаться. Только предупредил, что сделаю это после окончания стажировки. Скорее всего, не раньше, чем через полгода.

Я старался отвечать честно. Не знаю, как насчет этих немагов, но у ректора точно есть амулеты для определения, правду ли говорит человек. Скрывать мне нечего, а наводить тень на плетень не умею и не люблю. К тому же пытался показать, что открыт к диалогу и был бы не прочь услышать какие-нибудь разумные предложения. Не услышал. Но и беседа была первой. Так сказать, знакомство. Я только к ее концу разобрался, что первый господин был мэром столицы Нимродом, а второй — Зиус — занимал должность, эквивалентную министру иностранных дел. А остальные присутствующие были, действительно, архимагами и деканами в Академии. Энки — факультета ментальной магии, а Инхурсаг — целительской. Опять подивился особенностям местных имен. Энки — мужское имя, а Инхурсаг — женское. На слух бы не догадался.

Эти архимаги устроили мне настоящий допрос по поводу моих магических сил. Особенно их волновало, как я ворота прорубил.

— Заклинанием "дыхание праха". Да, заклинание сильное. И да, стена была крепкой, на вылет его заклинание не пробивало, пришлось по слоям арку делать.

Вопросов у магов было и, похоже, они были готовы меня еще долго пытать, но ректор глянул на скучающее лицо мэра и приказал закругляться.

— Будет еще время наговориться с божественным Ламашту. Я рад, что вы так легко нашли общий язык.

Не уверен, что нашли. У меня самого вопросов немало накопилось, и главный — когда же и как меня начнут обучать светлой магии. Но спросить самому мне ничего не дали, вежливо выставили из кабинета.

Интерлюдия 12. Дела семейные.

— Что скажете, непревзойденные? — Обратился к архимагам мэр, когда дверь за молодым некромантом закрылась.

— Очень силен. Я бы сказал, уникально силен, — откликнулся менталист Энки: — И, похоже, был искренен. По крайней мере, явно не врал.

— Меня больше интересует его отношение к Думузи.

— Судя по реакции, нет там никаких отношений. Симпатии точно нет.

— Но княжна Нанна?

Тут вмешался уже дипломат Зиус:

— Там неоднозначная ситуация. Нанна сама игру вести пытается. Если не против отца, то против брата — точно. И, наверняка, хочет Ламашту в эту игру втянуть. Но тот, если я правильно понял, с этим не спешит.

— Да, реакция на Нанну была не более нейтральной, чем на князя Агума, но, практически, никакая.

— А на короля Мели, с которым он тоже умудрился встретиться во время экспедиции?

— Особой симпатии я тоже не заметил.

— Что странно. Непревзойденный Гидаш говорил, что Ламашту чуть ли не два раза спас короля Каруна. Спасатели к спасенным относятся часто лучше, чем спасенные к спасателям.

— Здесь я такого не заметил.

— Будем считать, что это говорит об уме Ламашту. Или хотя бы его осторожности. Но, думаю, работать с ним можно. Но представлять его королю пока рано. Пусть в Академии поработает. Не надо показывать нашу заинтересованность.

— А она есть? — Спросил мэр.

— Он одним своим существованием является мощным рычагом воздействия на Шим.

— Надо поговорить с братом. Послезавтра у нас совещание по поводу празднеств в столице. Думаю после него с ним поговорить. Составите мне компанию?

— Как скажете. Но надо бы уже предложения по возможным невестам подготовить. Самые простые способы привязки часто бывают самыми надежными.

— Не успеем. Вопрос слишком сложен.

— Хотя бы наметки…

Оба царедворца непринужденно беседовали между собой. Архимаги внимали, сохраняя каменные выражения на лицах. Но планы строили и они.

* * *

Примерно в это же время отряд королевы Шаны наконец-то догнал ее беглого супруга. Уже на территории королевства Карун. Чтобы не напугать беглецов королева приказала развернуть свое знамя. Земля уже своя, скрываться нечего. Но не значит, что путешествие уже стало безопасным.

Всего за два дня до этого, практически на дороге у самой границы королевства, но еще со стороны Бибрата, они обнаружили усыпанную пеплом поляну и полдюжины мертвых тел на ней. Не простых караванщиков, а воинов. К ним уже успели собраться стервятники, но исключительно зверье и птицы. Тела даже не были ограблены, хотя на всех были отнюдь не дешевые доспехи. Раздет был только один. Именно раздет, а не ехал без них. В исподнем не путешествуют. Что же это были за доспехи, если на двух других покойниках осталось по полному комплекту рыцарского вооружения из Лурша — горного поселения в Бибрате, славящегося на весь мир своей сталью.

Мародерствовать королева тоже не стала. Только убедилась в том, что среди погибших не было ее мужа. Маги, тем временем, постарались найти и прочитать следы прошедшего боя.

Их вердикт был: воинов убили некроманты. После чего ушли в лес, а на дорогу вышел и двинулся дальше в сторону Каруна небольшой отряд всадников. Из которых никто не был ранен.

И вот, они нагнали этот отряд.

Сказать, что король и королева при встрече фонтанировали эмоциями, никак нельзя. Мели еще пытался шутить, а вот Шана была серьезна и торжественна. Как и подобает королеве.

— Рада приветствовать вас на родной земле, супруг мой! — произнесла она таким тоном, что король невольно подобрался: — Представьте мне ваших спутников.

После чего прослушала имена всех членов небольшого отрадя, не выражая никаких эмоций.

— Скажите, мой король, видели ли вы следы побоища в двух днях пути отсюда?

— Не только видел, но и участвовал в нем, — гордо сообщил король: — Теперь у нас богатый трофей. Доспехи воина эфира. Единственное, что мы взяли оттуда с собой.

Королева смотрела выжидательно:

— И как же вы справились вчетвером? Или среди ваших спутников есть великие маги или воины?

— До границы наш отряд был больше. В горах Мрака мы встретили благородного принца-некроманта. Даже не думал, что такие могут существовать в природе. Наш путь шел по местам отравленным некро-выбросом, и он был настолько любезен, что выделил нам в сопровождение десяток личей. Представляешь? Светлый король в сопровождении отряда личей! Лучше об этом не рассказывать, все равно, не поверят.

И для имиджа лучше. Но об этом Мели не сказал.

— И как же звали этого принца? В Шиме же правят князья.

— О, это был еще имперский принц. Игорь Ламашту. Странный какой-то, но благородства у него не отнять.

— Ламашту… — Тихо пробормотала королева. Взгляд у нее стал задумчивым.

Глава 11. Не шалю, никого не трогаю, починяю примус (М.А.Булгаков)

Не могу сказать, что беседа в кабинете ректора меня сильно порадовала. Опять меня прощупывают и прикидывают, как лучше использовать. Уже сторонние специалисты подключились из власть имущих. А вот обучать меня никто не спешит. И спросить некого. Ни к ректору, ни к декану без приглашения не прорваться. Разве только с боем, но до такой крайности я пока не дошел.

К Хале записи на прием нет, как нет у нее и секретаря на входе в кабинет, но ее самой в нем практически никогда не бывает. Все-то она где-то носится, причем не только по территории Академии.

Потом, правда, нашлась сама. Но опять-таки не для того, чтобы, наконец, начать выполнять свои обещания о моем обучении, а ради организации выставки. Причем из-за меня(!) ее, оказывается, решили разместить не на главной площади города, а в ботаническом саду Академии. Мэр (и когда только успел?), оказывается, так впечатлился моим "уголком некроманта", что решил показать его народу. То, что перенести его в другое место нельзя, хотя бы из-за дерева (которое продолжало бурно расти), он как-то догадался и не стал настаивать. Теперь рядом со мной бегает целая толпа садовников (преимущественно из студентов), размещает перед деревьями и кустами таблички с названиями, некоторые окружает невысокими декоративными оградками, а некоторые так и вовсе пересаживает. Не такое уж сложное дело, как оказалось, при наличии магов жизни. С дорожками тоже работа ведется, их маги земли подровняли, сделали одноцветное покрытие каменной крошкой и организовали несколько полян, по краям которых разместили стенды под экспонаты и торговые шатры. Шатры, кажется, мэрия предоставила. И места для торговцев она же распределяла, чем Хала была очень недовольна.

А на одной полянке клетки соорудили и обитателей зверинца временно туда перевели. Не ботанический сад, а зоопарк получился. Причем в непосредственной близости от места моего обитания. Так что я теперь наслаждаюсь ревом животных и химер, а также сознанием того, что и меня самого к диковинным зверюшкам причислили. Хорошо Хрюнделю, он как к дереву пристроился, так на внешние события почти не реагирует, а вот меня эти нездоровая суета и внимание изрядно раздражают.

С Халой мне поговорить все-таки удалось, но назвать этот разговор успешным, я не могу. Во-первых, на бегу. Она неслась по саду, подскакивая то к одним, то к другим, и мне пришлось подстраиваться под ее скорость. Разговаривать на бегу, да еще с перерывами на ее беседы с другими, было неудобно и малопродуктивно. Во-вторых, поручить занятия со мной ей сейчас некому, а сама она освободится только после окончания выставки. Сам же должен видеть, какой сумасшедший дом вокруг организовался. Видимо, чтобы посластить пилюлю, обещала, что вот тогда она целых дней десять будет заниматься только мной. Хоть полностью все эти дни. Звучит, конечно, приятно, но, как писал В.А.Каверин в "Песочных часах", я "обрадовался, но не очень, потому что не очень поверил". Точность цитаты не гарантирую, но смысл был такой. Очень подходит к моей ситуации. Пришлось поблагодарить и выразить надежду, что все так и будет.

Следующие два дня я оказался предоставлен самому себе. Вокруг кипела жизнь, что-то строилось, перетаскивалось (вариант — переводилось) с места на место, меня же оставили в покое. Если можно говорить о покое, находясь среди такой суеты. Даже никто в гости не зашел. Подозреваю, что мои знакомые студенты просто опасались оказаться в этой части Академии, чтобы и их к какой-нибудь работе не припахали.

Так что, в основном, медитировал, да листал, оставшиеся от Каштилиаша книги. К сожалению, понятнее они не стали. Кроме той, что по светлой магии. Но ее я уже и так неплохо изучил.

Разок выбрался в город. У сделанных мною ворот поставили будочку с часовым, а наверху в башенке тоже пару стражников разместили. Но задерживать они меня не пытались. Тем более что ключ от замка на воротах выдал им я, естественно, оставив себе дубликат. За воротами, кстати, небольшой причал уже успели сделать, но я снова "воздушным мостом" воспользовался. Только теперь не стал его оставлять, а развеял, как перешел реку.

Особых дел в городе у меня не было. К Биратту и Ко не пошел. Вроде, все обговорили, новостей нет. Денег мне ректор тоже пока никаких не давал (вытрясу обязательно!), так что хотя бы частично компенсировать их затраты на мое обустройство мне нечем. Но одного некроманта на набережной я все-таки встретил. Дежурят они тут, что ли? Чтобы к ним никто посторонний не подкрался? Или за мной следить пытаются? Тек через стену ничего не видно. Если сам не выйду, как сегодня. В общем, обменялись мы с ним приветствиями, поболтали пяток минут, поделились новостями (ничего значительного не произошло), и я пошел дальше. На рынок, где накупил продуктов и бытовых мелочей, которых в доме не хватало. После чего вернулся в свой "уголок некроманта".

Открытие выставки воспринял с облегчением. Думал на ее время просто спрятаться в доме, я все-таки не экспонат и не экскурсовод, наверняка пришедшие поглазеть горожане с вопросами приставать будут, а я не большой любитель помолоть языком. И денег мне за это никто платить не обещал. Но самому любопытно стало. Ведь не только они на меня смотреть будут, но и я на них. А мне дополнительная информация об этом мире не помешает. Вроде, здесь уже больше двух месяцев, но почти все время провел вдали от цивилизации.

Первыми, как и положено, появились начальники. Во главе с мэром. Но, оказалось, они не столько выставку пришли смотреть, сколько проверять ее готовность. Оказывается, проводимые мероприятия сам король решил посетить, вот и идет наведение на экспозицию окончательного лоска.

— Что у нас тут? — Мэр подходил к очередному объекту, сверяясь с бумажкой: — Дерево эр-чемпедак. Плоды съедобны. Магические свойства — длинный список. Дежурный — почтенный Куригальзу. Так… На вопросы ответить можете? Не мне, посетителям. Стоять будете вот тут. Впрочем, когда король пройдет, можете сесть, а то весь день на ногах не выдержите. Раскладной стул можете поставить вон туда. Вроде, все нормально.

Подобная же сцена повторялась перед каждым экспонатом. Очередь дошла и до меня.

— "Уголок некроманта". Что у нас тут? Дерево Ашера. Немертвая химера неизвестного вида. Божественный Ламашту. Вроде, все на месте. Только вот далековато от ограды до объектов, да еще этот ров с грязью. Не дай боги, кто-нибудь оступится, еще короля забрызгает. Надо у калитки пару стражников поставить. Слышали меня? Хорошо. А вы, Ламашту, свой стул поближе к дереву поместите. Вон туда. Ну, сойдет.

В общем, беседа получилась "содержательной". Очень захотелось его в зомби превратить и добавить к экспонатам. А что? С артефактами Каштилиаша — запросто. Но, не поймут. Ушел в медитацию.

Следующий приступ суеты случился примерно через час. Даже не суеты, а какой-то судороги, которая прошла волной через всю экспозицию. Сначала пробежали какие-то молодые люди, вполне себе цивильно одетые, но при оружии. И глазами они по сторонам зыркали, отнюдь, не как пришедшие выставку посмотреть. Похоже, у местного короля паранойя. Или для нее есть основания?

Затем часть этих молодых людей задерживались у очередного экспоната. По двое у каждого студента, его представлявшего. После чего уже подходила основная экскурсионная группа. Впереди — король Абиратташ. Довольно представительный мужчина лет под пятьдесят на вид. Мясист, но не жирен, волосы вьющиеся с рыжеватым оттенком, тронуты сединой. На висках — залысины. Брови — кустистые, усы — щеточкой, бороды нет. Та же порода, что уже знакомые мне мэр и министр иностранных дел. Кстати, оба тоже здесь в сопровождающей его свите. Мэр из-за правого плеча выглядывает, периодически что-то нашептывает ему в ухо. Почему не рядом идет? Так место занято парой охранников. Очень крупных. Видимо, чтобы в случае чего могли короля своими телами закрыть.

На студентов король смотрел по-отечески. Некоторых по плечу похлопывал, некоторым дал руку поцеловать. По мне, форменная дикость, но отмеченные сияли так, как будто орден получили. Ко всем по именам обращался, хотя узнавал явно не всех, но за плечом суфлер имеется. С бумажкой.

— Ну, блистательный Ушши. Как успехи в Академии? Вижу, что неплохо, иначе сюда бы тебя не поставили. Молодец, достойный представитель древнего рода растет. Что ты мне расскажешь? К чему там тебя приставили? Вот о нем и расскажи.

Студенты отвечали с почтительными поклонами, но без запинки. Видимо, действительно, лучших отобрали. Коротко и по делу, чтобы надолго не задерживать. Иногда, правда, в их отчет ректор влезал. Он за левым плечом короля примостился. Но тоже — не больше, чем парой фраз. И настроение короля хорошо чувствует. Иначе, наверное, не сидел бы на таких высотах.

На мне общий порядок немного забуксовал. Сунулись было ко мне за оградку "вежливые молодые люди", а Хрюндель им навстречу устремился. Реакция у тех оказалась хорошей, выскочили назад за долю секунды.

— Очень вы быстрые, — говорю: — Я на вас заклинание "замирение нежити" наложить не успел. Вот теперь, все в порядке. Можете заходить.

Зашли. Взяли в "коробочку". А Хрюндель над ними навис, для симметрии. Это уже я похулиганил. Взял его под контроль и куда нужно поставил. В принципе, ничего мне эти ребята сделать не могут, тело пропитано эфиром под завязку, а я еще и щитами прикрылся. Но — для порядка. Не люблю, когда мне стараются мою незначительность подчеркнуть.

Когда король подошел, снова возникла заминка. Заходить за ограду или нет? На всякий случай пробаффал всех, да и Хрюндель под контролем. Но под моим, а не их. Вот охрана и сомневается.

Все-таки вошли. По одному, но все. Сразу тесно стало. Короля нависающая надо мной и его охранниками морда немертвой химеры не испугала. Или он очень хорошо умеет чувства в узде держать. Так что дальше все пошло по стандартному сценарию. Я тоже решил им подыграть и краткий спич с описанием дерева Ашера (раз они его так назвали, пусть будет "Ашера"), элементаля и Хрюнделя подготовил заранее. Сейчас его бодро отбарабанил. Затем влез ректор и сообщил, что я в Академии на стажировке.

— Ну, ну, — сказал король и протянул мне руку для поцелуя.

К счастью, этот момент я успел обдумать заранее, поглядев на его манеру поведения с другими. Похлопывание по плечу переживу. Все-таки я существенно моложе. А вот руки пусть у сюзерена вассалы целуют, а я не его подданный.

Пришлось перенаправить его руку к себе под мышку. Сам тоже сделал шаг навстречу и приобнял его, заодно соприкоснувшись щеками. Как с равным.

Король, как я уже отметил, лицо держать умеет. Только усмехнулся и сделал вид, что ничего не произошло. Правда сам меня по спине постукивать не стал и быстро отстранился. А вот свита вся разом смолкла и напряглась.

Я уже собирался сказать: "Рад был знакомству, божественный", но тут, отодвинув охрану, вперед вылез еще один молодой человек. Тоже рыжий и курчавый, какой-то королевский родственник.

— Здоровый у тебя монстр, Игорь, — с легким оттенком пренебрежения заговорил он: — но на дракона не тянет. Только рядовых бойцов пугать. Двести лет назад такие еще могли на что-то годиться, и то Империя войну проиграла. Химерологи за это время большой шаг вперед сделали, а вы, некроманты, все на месте топчетесь.

— Божественный Бурна, как всегда, прав, — немедленно подхватило несколько голосов из свиты и принялись обсуждать достоинства боевых химер.

"Божественный"? Значит, этот Бурна — принц. Очень может быть, что и наследник. Вроде, у короля сын только один. Что-то такое я от студентов слышал. Вопрос, надо ли реагировать на его выступление? Спорить — глупо, про боевых химер ничего толком не знаю. Оправдываться, что ничего пострашнее не привел, тоже не вижу смысла. Так что только развел руками и слегка поклонился.

Вроде, проехали. Король и свита двинулись дальше. Не к дереву, а прочь, к следующим экспонатам. А я решил воспользоваться паузой и тоже пройтись по выставке.

За королем не пошел. Все равно, за его спиной ничего не увидишь. К тому же интересовали меня не деревья и не твари из зверинца, на которых я и так успел насмотреться, а артефакты, которые вынесли на стенды непосредственно перед началом выставки.

Подошел к первому же столу и завис. Там оказалась очень хитрая иллюзия. Макет Академии, вроде виртуальной реальности, но без всяких компьютеров и очков-мониторов. Коснувшись артефакта и направив в него эфир (для немагов это делал находящийся рядом студент), ты как бы оказывался в Академии. Теперь уже около ее парадного входа. А дальше мог по собственному желанию посетить любой ее уголок, хоть снаружи, хоть внутри зданий. Причем перемещение осуществлялось не скачком, а полетом от той точки, где ты находишься внутри этой иллюзии. Очень быстрого полета.

Поскольку об Академии я практически ничего не знал, а выдать план аудиторий мне забыли, то я там и завис вплоть до ухода короля и открытия выставки для обычных граждан. Не меньше, чем на час. По крышам я, конечно, не прыгал, но все этажи обежал (облетел) и все интересное зафиксировал в памяти. По крайней мере, я на это надеюсь. Теперь я не только знаю, где столовая и где кабинеты ректора и деканов, но и где находятся библиотека (со всеми ее залами), лаборатории, мастерские и даже (!) хранилища артефактов. Как учебных, так и особо ценных и охраняемых. Кто-то очень большую работу провел и создал прямо-таки мечту шпиона и диверсанта. На Земле такое бы первый отдел никогда не пропустил, но тут до этого, похоже, не додумались. Или в своей магической защите уверены.

Больше ничего посмотреть не успел, но не жалею. И так дежурный студент меня от экспоната несколько раз отогнать пытался, даже магию незаметно применить попробовал, но, понятно, в этом не преуспел. Не рассчитаны его слабые заклинания на воина эфира.

К своему "уголку некроманта" вернулся очень осторожно, как будто боялся расплескать вновь полученные знания об Академии. А потом сидел и мысленно раз за разом прокручивал в памяти увиденное.

Король ушел, запустили обычную публику, я сидел под деревом, стараясь не отсвечивать, но некоторые посетители проявляли настойчивость, задавая вопросы. Немного поколебавшись, решил, что можно их и порадовать. В конце концов, для меня выставка оказалась не только интересной, но и полезной. Так почему не поспособствовать ее успеху?

Сначала я лишь изредка подходил к ограде и отвечал на вопросы отдельных граждан, которые почему-либо показались мне достойными внимания. Например, стайке симпатичных девушек. Или группе горожан (семьи три, наверное) с полудюжиной любопытных, но серьезных и вежливых детей в возрасте от пяти до десяти лет. Этим я довольно долго компилируемые на ходу истории про нежить рассказывал, мешая собственные впечатления от жизни в аномальном пятне и прочитанные на Земле книги. А потом заставил Хрюнделя изображать цирковое животное, вспоминая трюки, которые когда-либо довелось видеть самому. Толпа, естественно, немедленно увеличилась, дети визжали от восторга. Действительно, неплохо получилось, самому понравилось. Разве что фантазии хватало только на полчаса, потом делал небольшой перерыв, рассказывал очередную историю и повторял "чудеса дрессировки" еще раз.

На третьем представлении меня грубо прервали. Оказывается, презрительно отозвавшийся о немертвой химере принц не счел инцидент исчерпанным и явился по новой уже в сопровождении не только подпевал-мажоров, но и еще одной химеры. Живой. И огромной. Я бы сказал — тираннозавр Рекс, только передние лапы были совсем не рудиментными, а вполне себе подвижными и с громадными когтями. Чудовищные челюсти с акульими зубами были в наличии, а хвост покрыт костяным гребнем в виде пилы. А еще магией от этого монстра фонило так, что я ее без всяких заклинаний почувствовал.

— Спорим, моя химера твою заломает? — Неприятно улыбаясь подошел ко мне принц: — Что поставишь?

После чего оглядел меня свеху вниз (при том, что я на полголовы выше него) и добавил совсем уже презрительно:

— Хотя, что такого ценного может быть у нищего некроманта?..

Заявление было крайне невежливым. А с учетом того, что на мне был надет доспех воина эфира, а на пальцах перстни с мощнейшими артефактами в качестве камней, так еще и в корне неверным. Мальчик, ты сам напросился!

— Хорошо, вот все, что у меня есть, я и поставлю, — я демонстративно снял с пальца кольцо с гербом: — Знаешь, что это такое?

Я слегка направил в камень эфир, и тот немедленно вспыхнул первозданной тьмой.

— Родовая печать прямых потомков Абзу. Дает право на все имущество Ламашту, где бы оно ни находилось. А что можешь поставить ты?

Возникла небольшая растерянность. Но принц Бурна отступать не собирался. Поджав губы он процедил:

— Знать бы еще, где твое родовое имущество хранится. Но так и быть. Спорим на все, что у тебя есть с собой. Кроме, разве что, подштанников. Их можешь оставить себе.

— Ты тоже ставишь все, что с собой имеешь?

— ДА! — Моя уверенность явно смутила принца, поэтому ответ он прокричал: — Не думаю, конечно, что твои артефакты столь же ценны, как мои, но так и быть. Или сразу признаешь поражение? Тогда родовой перстень можешь оставить себе. Вместе с подштанниками!

Смех Бурна был немедленно подхвачен его подпевалами, Послышались отдельные реплики:

— Ну, божественный!

— Каков наш весельчак!

— Как сказал, лучше и не придумаешь!

Интересно, это потому, что он принц, или они и вправду так думают? Что они после драки говорить будут?

В результате боя я не сомневался. Не потому, что Хрюндель так уж силен. Возможно, тираннозавр и сильнее. Встреться они в поле, мощные челюсти Рекса, вполне возможно, могли бы смолоть немертвую химеру в труху. Но рядом с алтарем Абзу и элементалем? У него такая подпитка некро-эфиром будет, что никакая циркулярка его кости не возьмет. А если вдруг мало покажется, сам его эфиром подкачаю. Со стороны это не заметно, и слишком уж меня этот мажор разозлил. Что это, вообще, за манера?! Видел я таких горе-собачников, которые бойцовских псов завозят, а потом начинают соседей терроризировать. Или с такими же придурками собачьи бои прямо во дворе устраивать. А потом радоваться, когда противник своего пса на руках к ветеринару несет. Мерзко!

Я отошел к дереву и оперся на ствол. Похлопал бы Хрюнделя по костям, но там иглы во все стороны так торчат, что я только напутственный жест рукой сделал:

— Прошу. Моя немертвая химера к бою готова.

Оказалось, командовал тираннозавром вовсе не Бурна. При нем два мага были, которые функции вожатых выполняли. Или как там "водители химер" называются? Один из них прошел внутрь за ограду, второй остался рядом со своим питомцем. И его выход на поле боя они оформили довольно эффектно. Я слегка беспокоился, как этот монстр в калитку пролезет, но он и грязевой ров и ограду просто перескочил. И в один прыжок оказался перед Хрюнделем.

Грудь у ящера оказалась неплохо бронированной, особого вреда иглы ему не причинили, а по весу он костяк превосходил значительно. Так что сдвинул он моего бойца с места довольно легко и припечатал к деревцу. Подозреваю, зловредные вожатые его специально так направили, хотели заодно и молодой дубок поломать. Только зря они на это надеялись. Не дуб это, а алтарь Абзу. Против божественных сил никакие мышцы не пляшут.

В результате монстры вошли в клинч. Хрюндель Рекса своими бивнями потихоньку ковыряет (без заметного результата), а тот его за загривок челюстями кусает, но тоже ничего не выкусывает. И еще лапами передними рвать пытается, но и здесь успехов не видно. Только немертвая химера при этом у противника жизненную силу откачивает. Силы той в нем немеряно, но все же когда-нибудь закончится. Похоже, мне и вмешиваться не придется. Через несколько минут ящер сам ослабеет. И никакие подбадривающие крики принца и его своры не помогут.

Но тут, неожиданно, в бой вступили оба вожатых. Разошлись в стороны и стали в моего бойца разными боевыми заклинаниями кидаться.

— Это еще что? Если хотите отступить, так своего бойца отзывайте, а не на моего нападайте!

— Имеют право. — Ко мне подошел не сам принц, а кто-то из его свиты: — Они вместе боевую тройку образуют, всегда втроем и сражаются. Раз заранее условия не обговорили, то правила не нарушены.

Спорить? Зачем? Я, так и стоя за деревцем, сконцентрировался и направил эфир в кроваво-красный камень перстня, который, как я понимаю, как раз и обращает в нежить. Еще один, фиолетовый, нежить поднимает. Это у меня в памяти уже после первого использования всплыло. Ошметки знаний Каштилиаша. Поднимать пока нечего, а вот обратить химеру из живой в немертвую, в самый раз будет.

Ящера окутало облако кровавого тумана, в котором он застыл, как муха в янтаре.

Теперь уже принц со спутниками завопили "Что это?!", но я только развел руками.

— Раньше надо было бой заканчивать. Проиграла ваша химера. Здесь, у священного дерева и элементаля концентрация некро-эфира такова, что любой, лишившись жизни в нежить обращается. Спасибо за дополнительного охранника "уголка некроманта". Вы были правы. Новый немертвый, пожалуй, посильнее старого получится.

Некро-эфир в перстень я, тем временем, продолжал качать, но процесс, похоже, шел уже и без моего участия. Разве что, ускорил его. Плоть с тираннозавра осыпалась пеплом, но падать горкой костей ящер не стал. Возможно, мое вмешательство повлияло. Он так и остался стоять, весь покрытый снаружи костяными бляшками разного размера. Вот что его шкуру непробиваемой делало! Зубы, когти и пила на хвосте остались на месте. И у черепа какая-то демоническая улыбка появилась. Красавец!

Монстры немедленно расцепились, потеряв интерес друг к другу, а я почувствовал, что у меня возникла еще одна связь. С Рексом. Которого я и переставил к деревцу (с другой стороны от Хрюнделя) и развернул мордой ко входу на участок. И к зрителям. Заодно не удержался и заставил его челюстью щелкнуть. Народ попятился. Только вожатые остались на месте, застыв, как каменные изваяния.

Размещая монстра, сам я от дерева, понятно, отошел и теперь двинулся к принцу.

— Желаю получить выигрыш, божественный. Подштанники, как договаривались, можете оставить себе.

Свита дружно зароптала, но как-то растерянно. Тем более, что за поединком наблюдали не только они. Похоже, тут весь город собрался, такая толпа вокруг моего участка набилась.

— Поединок не был честным, — вдруг подал голос все тот же "законник": — Благодаря соседству элементаля нежить получила преимущество.

Я посмотрел на него, всем своим видом выражая осуждение:

— Кто-то мне сам говорил, что раз условия не были оговорены заранее, то никакие претензии больше не принимаются. Зато вы в реале увидели, как нежить выпивает жизненные силы из своих противников, а также как происходит обращение в немертвых в аномалиях с повышенным фоном некро-эфира.

После чего сразу же продолжил:

— Кстати, можете мне спасибо сказать, что я вожатых этого ящера своей немертовой химере в личей обратить не дал. Совсем непросто было его заставить из боя выйти, пока противники еще живы.

Услышав это, вожатые отмерли и скрылись среди прочих спутников принца. Но во взглядах, которыми они меня одарили, благодарности не было ни на грош. Одна ненависть.

Принц на меня смотрел тоже очень неласково, однако, содрал с пальцев перстни и какие-то кулоны с шеи. Также снял пояс, к которому оказался прицеплен кошелек и небольшой кинжал в богатых ножнах. Поколебавшись, снял и матерчатую куртку-кафтан. Все это вручил стоявшему рядом спутнику со словами:

— Передай ему. Пусть порадуется.

Сказал, как сплюнул. И быстро ушел. Остальная свита поспешила следом, даже тот, кого он назначил отдать проигрыш, быстро скомкал все внутрь куртки, швырнул ее к моим ногам и помчался догонять остальных. Кричать вслед о неполученных рубашке и штанах, я не стал. Незачем о дурака совсем уж ноги вытирать. И так, думаю, врага я себе нажил. Впрочем, он им был с самого начала, только раньше необоснованно, а теперь для ненависти у него повод появился. Ну и плевать. Не собирался я в этом королевстве оседать. А вот изучение светлой магии надо форсировать.

Остаток дня я старался вести себя, как раньше. Возможно, даже немного активнее. На вопросы отвечал, цирковое представление устраивал, задействовав в нем теперь уже обоих монстров. И не очень сложные упражнения, вроде параллельного танца у меня получались, когда я контролировал движения обоих одновременно. Народ был в восторге.

Следующий день прошел, как предыдущий, и я уже стал надеяться, что мой инцидент с принцем останется без последствий. В принципе, придраться ко мне не за что. Не я этот бой организовал, не я заставил на него ставку сделать. А то, что в результате у алтаря Абзу появился еще один немертвый защитник, а в моем кошельке несколько новых и пока неизвестных мне амулетов и два дополнительных десятка золотых, не моя вина. Честно выигранный спор. Изрядный убыток казне, конечно, но все вопросы к принцу. К сожалению, во всех мирах мажоры за свои поступки отвечают редко, а вот сами с других спрашивать любят.

В последний день работы выставки среди моих посетителей оказались и начальники. Первыми подошли все три знакомых мне декана. Непревзойденные Гидаш, Энке и Инхурсаг (какие родители называют девочек так, что их имя выговорить невозможно?). Архимаги стихийной, ментальной магии и магии жизни соответственно. Не одни, а с целой толпой ассистентов. Но вот Халы среди них почему-то не было. А еще — с кучей артефактов. И интересовала их, как всегда, не мое обучение, а мои возможности. И не только мои. Гидаш двух молодых людей заставил с помощью артефактов плотность некро-эфира на моем участке чуть не через каждые пять сантиметров измерять. И требовал, чтобы они поправку на движение элементаля формулой задали. Те явно не знали, как это сделать, элементаль не просто по кругу летал. От дерева-алтаря дальше, чем на полметра не удаляется, но такие фигуры высшего пилотажа выписывает, что залюбуешься. Декан ругался, ассистенты краснели и суетились, а я чувствовал себя лишним. И тихо офигивал от бесцеремонности.

Зато Энке с ассистентами насел уже на меня. Очень ему хотелось мою связь с немертвыми химерами пощупать и замерить. Только вот у светлых магов с измерением последствий заклинаний некромантии все обстоит крайне плохо. Только через артефакты, но и те с некро-эфиром конфликтуют. Но этот декан хотя бы мешал не слишком. Смотрел цирковое представление в исполнении моих монстров и только изредка просил повторить то или иное движение.

А вот магиню жизни интересовало само обращение живого в нежить. Ассистенты сначала на карачках облазили почти всю площадку, собирая остатки пепла от плоти динозавра. Но это хотя бы девушки были, так что смотрелись их исследования довольно аппетитно. Часть публики (мужской) даже переключило внимание с монстров на них. Но те мужественно не обращали внимания на чужие взгляды и реплики.

Только потом еще два ассистента, на сей раз — юноши, привезли тележку, уставленную в несколько рядов клетками. И непревзойденная Инхурсаг захотела, чтобы я прервал представление и стал обращать бедных животных в нежить.

В принципе, я понимаю ученых, которые эксперименты ставят не на людях, а на животных. Тот же И.П.Павлов садистом никак не был. Но собак резал и истреблял десятками. И не только собак. Наверное, правильно делал, но мне такие занятия никогда не нравились. А тут меня просят (довольно безапелляционно) превратить десяток довольно милых зверьков (те, что сидели в верхних клетках, были похожи на кроликов) в неживых монстриков.

Я заартачился. Одного зверька еще куда ни шло. В крайнем случае — двух. Но десятками — не буду. И, вообще, лучше было бы обращение посмотреть на разных существах. Рыбах, там, насекомых. Кстати, может кого из ее ассистентов в личей обратить надо?

Архимагиня идею обращения магов в личей отмела сразу. Причем не восприняла предложение, как шутку. Проблема, оказывается в том, что маги у нее только светлые. После обращения у них работа со светлым эфиром идет из рук вон плохо. Не приспособлены для этого личи. А научить их темной магии нет возможности в связи со слишком кратковременной памятью. В результате абсолютно бесполезные создания получаются.

А вот идею обращения в немертвых различных видов живых существ она приняла на ура, и следующие десять минут ее ассистенты носились по окрестности, выискивая жуков или гоняясь за бабочками. Один из них предложил и на зверинец набег совершить, но Инхурсаг идею, неожиданно, забраковала. Мол, ящерица и так в одной из клеток сидит, а птиц в зверинце мало, они ей для других исследований нужны. А здесь потери будут невозвратными. Псевдо жизнь нежити в нормальную никто еще переводить не умеет. Впрочем, если молодой человек желает, может взять себе такую дипломную работу. Тот сразу увял.

К счастью, именно обращение насекомых и стало гвоздем программы. Это оказался совершенно неизученный вопрос, из-за него Инхурсаг даже на Гидаша наехала. Водил экспедицию в аномальное пятно, а такой аспект напрочь упустил.

Дело для меня оказалось совершенно нетрудное и даже забавное, так как обращенные насекомые норовили разбежаться. Точнее прямиком неслись к дереву и прятались в листве. Где пропадали без следа, так как залезть на себя алтарь никому не позволял, и обе немертвые химеры забеспокоились.

При этом внешне немертвые насекомые от своих живых собратьев, практически, не отличались. Хитиновый покров у них вместо костей и прахом не осыпался. И летали бабочки точно так же, как и раньше. В общем, пока не поймаешь, не определишь. Аттракцион ловли насекомых ассистентами Инхурсаг собрал не меньше зрителей, чем мои цирковые представления с немертвыми монстрами.

Пока архимаги развлекались сами и развлекали публику, подошли мои знакомые некроманты с Бираттом во главе. Пришлось отвлечься на новых гостей, хоть они и маскировались под обычных посетителей. Правда, никого в этом не убедили, и вокруг них сама собой образовывалось некоторое пустое пространство. Горожане инстинктивно сторонились некромантов. Но так как агрессии не проявляли, то так даже лучше. Можно спокойно побеседовать.

На сей раз, у Биратта были новости. Как я понимаю, письма из Шима получил. От княжны, но, возможно, у него и свои осведомители при дворе Думузи имеются. Я о конкретных источниках не спрашивал. Не те отношения. И стал задавать очень неприятные вопросы.

Интерлюдия 13. Дружные королевские семьи

Замок Ур-Нази расположен на склоне горы почти в середине неширокой горной долины, там где она сужается почти до километра. Так-то в более широких местах она и десяти километров достигает. И около тридцати в длину. Для баронства — очень прилично, для графства — маловато. Но в Шиме особо больших землевладений и не бывает. Горы по сторонам не особо высокие, вполне преодолимые. С одной стороны — графство Аххе, с другой — еще одно графство, Шишаш. В древне-имперском языке почему-то любили шипящие звуки, что проявилось в этом названии особенно сильно. Вроде, был герой с таким именем в глубокой древности, если княжну правильно учили мифологии. Но сейчас это было неважно.

В замке велись довольно большие работы — укреплялись стены, ремонтировались помещения, расширялись кладовые, и шло активное запасание продуктов. Выросло и количество людей в замке. Помимо собственный свиты Нанна активно собирала в замке вассалов, а также тех, на чью дружескую поддержку она рассчитывала. И, в соответствии с нормами жизни данной эпохи, одним из одеяний дворянина обязательно были доспехи, и их сопровождали маги и вооруженные отряды. Так что в стенах замка Ур-Нази собиралась довольно приличная воинская сила.

Приготовления шли бурно, но вот к чему? К свадьбе? Или возможной осаде? Княжну вполне устраивало, что на данном этапе подготовка к обоим мероприятиям была, по сути, идентичной.

Но вот пришли вести из княжеского двора, и полученные новости могли оказать очень сильное влияние на весь внутренний расклад княжества. Вот Нанна и собрала сторонников, чтобы обсудить услышанное.

— Мы с вами знали, — говорила княжна: — что наш князь направил отряд доверенных магов во главе со своим советником Цальматом, разобраться со слухами о появлении у границ княжества представителя рода Ламашту, который все считали сгинувшим еще в бою у Уртака двести лет назад. И мы с вами знали также, что князь, наш отец, предполагал, что этот Игорь Ламашту — самозванец.

Это не было новостью, точнее, новостью это было уже давно. Именно поэтому княжна и ее сторонники в настоящее время собирались в Ур-Нази. Так что сообщение было воспринято спокойно.

— Оказывается, князь настолько серьезно отнесся к "самозванцу", что дал Цальмату в этот поход знаменитый "Зуб дракона".

Вот это уже была почти сенсация. Имперский артефакт, единственное имевшееся в Шиме оружие против воинов эфира. Правящий князь не имел официальных атрибутов, но именно этот кинжал носили на поясе правители Шима на самых торжественных мероприятиях. И неофициально "Зуб дракона" воспринимался народом именно, как символ власти и преемственности с Империей. Доверить такое оружие пусть и доверенному слуге, но не княжеских кровей… Для этого требуются куда более веские причины, чем встреча с мелким авантюристом-самозванцем. Получается, Агум сам верил (или очень опасался), что Ламашту настоящий.

— Но это не все, — княжна перекрыла голосом, возникший гул: — Отряд Цальмата благополучно добрался до предгорий Мрака на территории Бибрата, где и встретил Игоря в составе научной экспедиции из Академии Алезии. Чувствуете, какой узел там завязался?

Небольшая пауза. Убедившись, что ее все внимательно слушают, Нанна продолжила:

— Как вы помните, туда же отправился и мой наставник Биратт. Он тоже успешно добрался до Алезии и встретился с Ламашту. Но не с Цальматом. Тот отряд, по словам участников экспедиции, отправился в горы самостоятельно и назад не вернулся. Все решили, что дальше отряд направился в Шим. Но!

Опять пауза.

— Назад Цальмат и его спутники не вернулись. Ни один. Никто их больше не видел. И про их дальнейший маршрут, как выяснил Биратт, стало известно со слов Ламашту, который с ними встретился где-то в предгорьях и без свидетелей. Он даже сказал, что у них случился конфликт, но он дал отпор отряду, минуточку, ИЗ ДЕСЯТИ СИЛЬНЫХ МАГОВ, после чего те решили не возвращаться в лагерь, а двигаться дальше. Как вы себе представляете такую ситуацию?!

Поднялся гвалт. Событие было, действительно, из ряда вон. Как могло получиться, что десять сильных магов не смогли справиться с одним молодым? И отряд после встречи, получается, сгинул. Это звучало дико. Не могли некроманты просто так погибнуть в аномальном пятне. Немертвые их не тронут, а посторонних, наоборот, туда не допустят. Так это что, результат встречи с Ламашту? Он их убил, что ли? Но как такое возможно?

— "Зуб дракона" тоже сгинул вместе с отрядом? — Спохватился кто-то из присутствующих.

— Естественно. И князь очень этим обеспокоен. Собирается еще один отряд слать на поиски.

— Но там уже есть отряд Биратта!

— Я об этом и говорю. Он вместе с экспедицией и Ламашту прибыл в столицу Алезии. Но новости переслал такие, что предпринимать какие-либо шаги на свой страх и риск не решился. Ждет указаний. Наших указаний. При этом учтите, что Ламашту уже выразил согласие посетить Ур-Нази и даже подписал пачку приглашений на наш с ним совместный прием. С открытой датой. Как передает Биратт, сможет он приехать, скорее всего, через полгода во время каникул в Академии. Непонятно зачем, но этот Игорь хочет там учиться. И чему он там может учиться? Хотя, что кажется невероятным, но некоторые заклинания светлой магии он выполняет на очень высоком уровне. В частности, "воздушный мост" через реку построил. Не человек, а сплошная загадка. Так о чем Биратт с ним должен говорить? Или, может быть, делать?

* * *

Примерно в то же время шло совещание и в Южном флигеле королевского дворца Каруна. Именно туда был вынужден вернуться из королевских покоев принц Эллиль. Соратники все были здесь же и в том же составе, как в то время, когда они занимали королевский кабинет. Все были при прежних должностях, но не полномочиях. Король Мели, дорогу которому в столицу буквально грудью проложила королева Шана, сумевшая не только опрокинуть пару отрядов наемников, непонятно как оказавшихся у них на пути, но и организовать бурную встречу спасшегося из плена короля верными подданными, просто поленился сделать новые назначения. Старые министры, фактически, явочным порядком вернулись на свои места, и его это устраивало. Точнее, совершенно не волновало. Даже указы, которые ему королева пыталась подсунуть, отказался подписывать. "Все потом!". Королю просто необходимо насладиться воздухом свободы и любовью подданных. Тем более, откуда-то нашлись деньги на балы и пиры.

Одно отличие в составе участников совещания у Эллиля все-таки было. Несколько неожиданное. В комнате присутствовал достойный Сахи, тот самый, что организовал побег короля Мели из замка Тургу а потом сопровождал его всю дорогу до дворца в Каруне. Где король о нем благополучно забыл. То есть, не совсем забыл, но как-то недосуг ему было делами заняться. В том числе и вопросом награждения своих