КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415525 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153663
Пользователей - 94646

Впечатления

кирилл789 про Мамлеева: Мой возлюбленный враг (СИ) (Любовная фантастика)

"фаэрты - это представители фаэртской системы", потрясающе. а кошки - кошачьей.
какие изумительные истины тебе бывает вываливаются от шибко образованных 24-летних пейсательниц. непосредственно-детски берущих "мистер и миссис смит" с джоли и питом и незамысловато перерабатывающих фильм во что-то жгуче нечитаемое.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Космоунивер. Узнать тебя из сотен. (Юмористическая фантастика)

какой великолепный ужас. и у меня закончились слова, чтобы высказаться.
"пойдём на 600 лет вперёд и ты вернёшь свою любовь", "пошли!". очнувшись в новом теле и 600 лет впереди: общипала себя всю - "ой, что то со мной???". ЧТО ЭТО? у авторши была такая высокая температура, когда она это сочиняла? деревянным языком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Орлова: Перепиши меня начисто (Любовные детективы)

есть одна скучная вещь, которую стоило бы усвоить женскому полу.
читать душераздирающие истории про то "как он меня взял, а потом полюбил" может и можно, конечно, хоть для меня и не понятно - зачем.
но, девушки-читательницы, если мужчина относится к вам, как "захотел - взял, захотел - изнасиловал", никакого - влюбится-женится в вашей жизни не будет.
ты - тряпка, вещь, понадобилось - использовал, не нужна - задвинул в угол. держите это в голове, девушки, когда вот подобное вам будет попадаться в чтиво. крупными буквами держите. чтобы никогда в жизни вот такое понаписанное "знание" не повторять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ABell про Марахович: Отпетые отшельники (Альтернативная история)

Автору конечно обязательно нужно было высказаться об его отрицательном отношении к нынешней власти...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
argon про Ангелов: Налево от дома. Книжная серия «Азбука 18+». (Фэнтези)

Вот как, как Ангелов с этими "энцклопедическими" творениями, изложенными в стиле Луркморья, попал в раздел "Фентези"? Юмор, может циничный и чёрный, стёб и троллинг, но никак не фентези!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

8 КУРС (Снейджер) - КНИГА 1 (СИ) (fb2)

- 8 КУРС (Снейджер) - КНИГА 1 (СИ) 1.43 Мб, 274с. (скачать fb2) - (NikolettaNika)

Настройки текста:



====== 1. Начало ======

Человеческое «Я» есть сумма всего того, что человек называет своим — не только его тело и его духовные силы, но также его одежда и его дом, его жена и дети, его предки и друзья, его репутация и работа, его земля и его лошади, и яхта, и счет в банке.

Уильям Джеймс

Итак, пожалуй начну-ка я с представления себя любимой. Зовут меня (хотя обычно меня не зовут, я сама прихожу, но в этот раз всё было по-другому, по-человечески…) Виктория Воканс. По легенде, которую я обычно рассказываю своим знакомым, и по магловскому паспорту, мне семнадцать лет. Вникать же в истинное исчисление моего пребывания на сей грешной земле я не буду, пока что.

Вдаваться же в другие подробности, описывающие мою чудесную персону, тоже не буду, все это и многое другое вы узнаете позже. А теперь, думаю, вам будет не слишком интересно узнать, но довольно-таки полезно, что в данный момент я сижу в уютном и мягком кресле у… ах! Как же хотелось бы сказать у теплого камина, в котором весело потрескивают поленья и не менее весело скачут язычки пламени, но нет, не скажу. Камина в моей маленькой квартирке в центре Лондона нет, зато есть теплый плед и круглый резной низкий столик, на который я возложила парочку древних фолиантов и свои босые ноги. За окном должно было вечереть, но из-за хмурых серых туч, заволокших небо столицы Туманного Альбиона, и за непроницаемой стеной воды, называемой по какому-то глупому недоразумению не потопом, а просто дождем, этого нельзя было разглядеть. Но можно было легко прочесть по электронным часам, где явственно виднелось 18:00.

Такая чудесная и прекрасная погода, как нельзя точно, соответствовала моему настроению и, в некотором виде, помогала мне поглубже увязнуть в своих печальных, горьких, тяжелых и просто неприятных думах. Мое отвратительное расположение духа было связано с событиями месячной давности, а именно со смертью моего дяди, Киртана Воканса. Уход из жизни сего поистине великого человека был тих, но, по моему личному мнению, умер дядя с чьей-то помощью. Ведь не мог сорокапятилетний мужчина без проблем со здоровьем и регулярно занимающийся спортом умереть от остановки сердца! У Кира нервы были стальные, с его то работой! Тем более, я чудесно знаю своего дядю, так как именно этот человек меня воспитал! Его здоровье, разумеется, могла подкосить скоропостижная кончина (моих дорогих дедушки и бабушки) его родителей, но я в этом сомневаюсь. Ко всему ранее перечисленному добавить, что он волшебник, который пусть и не пользовался магией но, тем не менее, она у него была, а это, как известно, продлевает срок жизни!

В окно барабанил дождь, и посему я не сразу услышала, что в это самое окно кто-то стучится. А поняла я это лишь, когда узрела силуэт птицы с той стороны оконной рамы. Бедная серая сова промокла, продрогла, но послание в такую мерзкую погоду всё-таки доставила. За такое упорство, я насыпала в неподалеку стоящую миску сухого корма для птичек, а в другую мисочку, стоявшую тут же, обок первой, налила воды. Да простит меня дорогой Курама за такое богохульство, впрочем мой чёрный ворон еще никогда не кушал с этих посудин, купленных специально для него, так что претензий ко мне у него не должно возникнуть. И лишь сделав все эти, по сути, простые и совсем не обязательные процедуры, я отвязала письмо от лапки совы.

Было до жути любопытно, кто мог мне написать? Не сказать, что у меня совсем не было друзей или приятелей, друзья у меня были и даже очень близкие, просто никто из них не пользовался совиной почтой. Обычно это были короткие СМС на мобильный телефон либо довольно долгие разговоры по тому же телефону. Иногда случалось получить письмо, но обычно его приносил мой не совсем «ворон».

Первое, что отметила я и что заставило поумерить свой пыл, это герб Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. На печати гордо виднелись змея, лев, барсук и орел. Зная лишь несколько людей, которые могли послать мне весточку из данного учебного заведения, быстро вычислила написавшего мне человека. Догадка подтвердилась, как только я вскрыла письмо и увидела довольно знакомый почерк Минервы МакГонагалл, нынешнего директора сего дурдома под кодовым названием «Школа».

— Хи-хи.

Шутки шутками, но то, что Минерва написала мне, было… довольно необычно.

«Здравствуй, дорогая Виктория!

Я знаю, что очень давно тебе не писала, но всё было просто ужасно! Смерть Альбуса, мне так жаль девочка моя, а затем эта жуткая война!..»

Вступление меня удивило. Минерва что? Решила душу свою мне излить? Странно, не похоже на МакГонагалл. И в отличие от нее, мне совершенно не было жаль, что Альбус Дамблдор умер, вот совсем! Старый интриган! Свое мнение при Минерве мне, всё-таки, лучше будет держать при себе. Но первая часть сего душевно щепетильного письма не так поразила меня, как вторая.

«… Я не хочу тебя беспокоить, но я не знаю к кому еще обратиться! Ты единственный известный мне специалист в этой области науки. Я буду чрезмерно благодарна тебе, если ты поможешь мне, и не только мне, но и всему Хогвартсу, так как послезавтра в школу прибывают дети и я волнуюсь за их безопасность.

М. МакГонагалл»

Концовка не потрясла меня до глубины души, но всё же потрясла, и при том знатно. Невероятным было то, что Минерве потребовалась помощь человека именно моей квалификации. Это было интригующе, а самое главное, что я просто не могла отказаться. Я была обязана помочь ей, школе и, возможно, детям.

На мое плечо уселся черный ворон и нагло уставился в письмо адресованное мне. Пока умная «не совсем птичка» читала, я думала о том, как мы доберемся в школу. Мои рассуждения были не долги, трансгрессировать я не люблю, камина, как уже говорилось ранее, у меня нет, метла сломана, а с порт-ключами та же история, что и с камином. Остался лишь один достаточно быстрый способ, и для него необходимо было заручиться поддержкой надежного и верного соратника. То есть моего ворона.

— Ну что, Курама? Выдвигаемся? — он вскинул голову, и я вновь подивилась вековой мудрости светящейся в черных глазах бусинках.

— Да, кар-р-р, — услышала я ответ.

— Тогда я переодеваться. Не приду же я к ней в халатике, — засмеялась я, поднимаясь с кресла. Курама спланировал на стол, а я направилась к шкафу и в ванную комнату, приводить себя в порядок.

Потертые черные магловские джинсы, белая простая футболка с черными отпечатками двух рук в районе груди и провокационной надписью «Рискни здоровьем, потрогай здесь!». И всю эту красоту надежно скрыла черная водонепроницаемая мантия с капюшоном.

Выйдя обратно в гостиную осмотрелась и, не заметив сову принесшую письмо, подозрительно взглянула на свою «не совсем птичку». Ну не мог же он ее съесть? Хотя… этот мог!

— Кур-р-рама-а-а! — недобро протянула.

— Кар-р-р! Она улетела, кар-р-р! — ответил мне ворон. С сомнением взглянув на закрытое окно, я опять взглянула на Кураму, а тот рыгнул открыв клюв и оттуда вылетело одно одинокое серое перышко.

Слов у меня не нашлось даже неприличных, но, так как я уже открыла рот, пришлось просто констатировать факт.

— Демон!

— Прости, не удержался, — выдало это реальное чудо в перьях, забыв о своей дурацкой привычке, подражая ворону, каркать через каждое предложение.

— Ладно-ладно… — вздохнула я смиряясь. — Но я думала вороны питаются падалью, а не… живыми… птичками.

— Черт! — ругнулся Курама и запоздало добавил, заставив меня хихикнуть, нервно, — Кар-р-р.

— Нам пора, Курама. И мне видимо остаётся только надеяться, что в какой-то прекрасный день ты не съешь меня! — сообщила я, настежь распахивая окно. Дождя уже не было, но на ночном небе всё еще виднелись серые тучи. А я уже давным-давно привыкла к заскокам своего демона, пусть и не приветствовала их. Накинув на себя и на ворона, который увеличился в размерах так, что я с легкостью смогла на него сесть, чары невидимости, мы полетели в Хогвартс.

Мой демон быстро набрал высоту и скорость. Легко рассекая пространство ночного неба, я старалась отвлечься от легкой ноющей боли в районе сердца, слишком давно я не была в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс, и слишком болезненным было моё последнее посещение сего учебного заведения пару лет назад…

Уйдя в себя, даже не заметила приближение Астрономической башни. Соскочив с Курамы и попросив его подождать меня здесь, отправилась к Минерве. И лишь перед каменной горгульей, охраняющей вход в директорский кабинет, осознала прискорбный факт того, что драная склерозная кошка не дала мне пароля. Видимо ей в память запала моя старая и неискоренимая привычка врываться в помещения без стука. Вот же… старая перечница! Решила меня воспитать? Это даже Альбусу Дамблдору не удалось сделать!

— Привет, Гуля! — не снимая капюшон, поприветствовала я верную хранительницу прохода в директорские хоромы.

— О-о-о! Какие люди! — с нотками вредности в голосе отозвалось изваяние.

— Впустишь? — нарочито беспечно вопросила я.

— А зачем тебе?

— Отвечать вопросом на вопрос не вежливо, — сделав тон позануднее, поучительно произнесла я.

— И это ты мне говоришь?! — захохотала Гуля.

— Я! — пафосно сообщила и уже нормальным тоном призналась, — Минерва меня позвала, а пароль не сообщила.

— Воспитывает, — догадалась статуя.

— Ага, — грустно так протянула я.

— Ладно, пущу, но что-то мне подсказывает, по головке меня за это не погладят, —  пробурчала статуя, отъезжая в сторону.

— Гони, как всегда, всё на меня, — насмешливо посоветовала я. — Кстати, там кто-то есть?

— Кроме директрисы еще Стебль, Флитвик и Помфри, — доверительным шепотом произнесла Гуля.

— Ой, какие знакомые фамилии! — фыркнула я, и в этот момент в мою совсем не светлую и уж точно не мудрую голову пришел план мести! Неизвестно правда кому он навредит, но это не главное, главное, что наверняка кому-то да навредит.

— А давай пароль поменяем? — предложила наглая я, тихо хихикая.

— Давай! — согласилась такая же вреднопакостливая, как я, горгулья. — На что меняем?

— Ну-у, помню здесь был неплохой пароль — «лимонные дольки», но, так как я не люблю лимон с сахаром, пусть будет просто «лимон».

— Сделано, хи-хи… — отрапортовала горгулья.

— С тобой приятно иметь дело, — сказала я, шагая в открытый проход. Взбежав по лесенке, я ураганом ворвалась в кабинет. Без стука и предупреждения…

====== 2. Ночь темна и полна ужасов! ======

Комментарий к 2. Ночь темна и полна ужасов! Бета здесь была.

По ночам нам гораздо страшнее, чем детям.

Жюль Ренар

Темная большая круглая комната, освещённая множеством свечей. За массивным столом, стоящим посередине помещения, восседает уже немолодая, усталая женщина. Тёмные, местами седые волосы, были собраны в строгий пучок. Напротив чародейки в мягких и удобных креслах сидят трое гостей. Две чародейки и один чародей. Вся четверка пожилых волшебников явно была чем-то встревожена. Они негромко спорили, когда входная дверь резко распахнулась, громко стукнув о стену, а в открывшийся дверной проём влетела женская фигура, завернутая в чёрную мантию. Лицо её скрывал капюшон…

✡🔯✡

Ворвавшись в кабинет директора подобно смерчу, застыла на пороге, любуясь произведенным эффектом. Три пожилых волшебника вскочили со своих мест, выхватив палочки и нацелив их на меня. Лишь директриса осталась сидеть, сохраняя видимое спокойствие. Ну, нет! Я так не играю! Впрочем, Минерва дернулась, а это можно считать за маленькую победу.

— Здрасти! — легко поклонившись, поприветствовала я всех.

— Виктория! — немного укоризненно воскликнул Флитвик.

— Ну, я! — согласилась с полугоблином. — Минерва, а где все остальные профессора? — вальяжно усевшись на подоконник, поинтересовалась я.

— На данный момент в школе только мы, — сообщила вместо МакГонагалл Стебль.

— Ясно… Надеюсь, я могу рассчитывать на ваше молчание? — и подумав уточнила. — Чтобы ни одна живая душа не узнала о том, что я здесь была?

— Разумеется! — немного обижено, но по большей части возмущенно, воскликнула Поппи.

— Вот и чудесно.

— Виктория, будешь чай? Лимонные дольки? — спросила МакГонагалл.

— О боги! — наигранно ужаснулась я в голос и насмешливо вопросила, — Минерва, тебя случаем… прошлый директор Хогвартса не укусил?

МакГонагалл бросила взгляд на портрет Альбуса Дамблдора, который сейчас пустовал. Как по-гриффиндорски!..

— Нет, не буду, — всё же ответила я Минерве. — Лучше перейдем к сути проблемы. Итак, зачем ты меня вызвала?

— Это не долгая история, — начала директриса. — Всё случилось месяц назад, — мои брови приподнялись, впрочем этого никто не увидел. — Кто-то убил преподавателя по Защите от Тёмных искусств, который должен был преподавать в этом году.

— Я вам что, детектив? — фыркнула я. — А даже, если бы я и решилась осмотреть тело, то прошло слишком много времени.

— Мы наложили специальные чары! — вмешался Филиус.

Я подавила желание похлопать в ладошки, издевательски. Чары! Да они просто гениальные… идиоты! Если эта смерть и вправду по моей квалификации, то любые следы, которые могли всё еще остаться, они стерли своим волшебством.

— Когда, говоришь, это произошло? Около месяца назад? — и получив утвердительный кивок в ответ, продолжила, — Ведите. Взгляну я на вашего жмурика. Зря, что ли, сюда пёрлась?

— Идём, — как-то облегчённо выдохнула Минерва, да и остальные тоже расслабились. С чего бы это? Может просто надоело труп в стенах замка держать? Ну, в таком случае нужно было раньше меня позвать! Чего, спрашивается, ждали?

За такое гиблое дело, как осмотр трупа месячной давности, я бы не взялась, если бы не странное совпадение со временем смерти моего дяди, да и дедушки с бабушкой тоже. Просто совпадение? Ой, сомневаюсь…

Была какая-то незримая нить, связывающая это всё вместе! Я чувствовала, а к своим чувствам я привыкла прислушиваться, Киртан этому учил.

Запах разлагающегося тела можно было довольно хорошо различить в одном из коридоров замка, несмотря на чары волшебников. Я скривилась, запах не из приятных, но я давно уже привыкла к такому. Убивало меня нечто другое. Запах — это неотъемлемая частица нас. У каждого он свой и благодаря запаху можно было многое узнать, понять…

Подойдя поближе к трупу, раскинувшемуся на холодном полу в позе морской звезды, присела на корточки. Довольно молодой мужчина лет тридцати-тридцати пяти, брюнет с зелеными глазами, сейчас невидяще уставившимися в потолок. Стеклянный взгляд покойников меня не пугал, а вот ужас, застывший на лице мужчины, заинтересовал. Цепко осмотрев тело, с ног до головы, не обнаружила больше ничего занимательного, разве что… тоненькая струйка крови вытекала из-под жмурика. Нахмурившись, я, не приложив больших усилий, перевернула тело и… резко отпрянула от трупа, выхватывая палочку. Мелкая мошкара метнулась ко мне серым убийственным облаком, но я не успела даже палочкой взмахнуть, как передо мной промелькнула черная крылатая тень. Серое облако объяло черное пламя, а на мое плечо легко спланировал Курама.

— Я же просила подождать меня на башне! — возмутилась я такому произволу демона, а тот лишь каркнул.

Вздохнув и снова взглянув на жмурика, убедилась в правильности ранее сделанных выводов. Всё-таки не зря меня сюда позвали. На спине мужчины была вырезана пентаграмма, которую я вполне неплохо так активировала, дотронувшись до трупа. Дядя бы за такое голову открутил, но на моем месте, сто процентов, поступил бы так же. Иногда он бывал невероятно нелогичным.

Развернувшись к профессорам, я увидела их бледные, ошарашенные и испуганные лица. Да, а вы как думали? Непростая, и тем более небезопасная, работа у демонологов, тем более у таких как я и дядя, не только изучающих демонов по книгам, а лично призывающих.

— Вы оказались правы, — признала я. — Этот случай и вправду связан с моей работой и профессией, более того, я соизволю заняться им лично.

— О том, что здесь произошло ни слова, ни одной живой и неживой душе, — на всякий случай предупредила я. — О жмурике позаботится Курама. Минерва, нам нужно с тобой побеседовать.

Цапнув МакГонагалл за руку, повела ее в кабинет директора. Курама остался с телом… он заслужил награду, ведь он защитил меня, потратив при этом достаточно много сил. Как бы там не было, тело хоронить нормальным способом было бы глупо, небезопасно и непрофессионально. Вдруг кто-то обнаружит пентаграмму? Или мошкара была не единственным подарочным сюрпризом?

Войдя в кабинет, я усадила еще не оправившуюся от шока женщину за стол, налила ей чаю и присела напротив.

— Минерва, много говорить о своих выводах я не буду, ты всё равно не поймешь. Скажу лишь, что это начало.

— Что ты хочешь сказать? — нахмурилась Минерва.

— То, что это только первое убийство и будут ещё.

— С чего такие выводы?

— Чтобы ты поняла, это ритуал. Я ещё не знаю точно какой именно, но в таких обычно необходимо сразу целая серия убийств.

— Ты можешь что-то сделать? — с надеждой спросила женщина, пытаясь заглянуть мне под капюшон.

— Я не всесильна и не всеведуща, Минни, но я хочу в этом разобраться, — сообщила я.

— Ты поможешь? — опять эта надежда…

— Да, я просто обязана, — и подумав немного, продолжила, — У вас ведь будет восьмой дополнительный курс для тех, кто во время войны не мог учиться и так далее?

— Да, он будет без разделения на факультеты, — подтвердила слухи Минерва.

— Значит зачисляй туда еще одну бедную и несчастную душу.

— Ты… — на меня неверяще уставились.

— Да-да, никому об этом не говори. А всем педагогам, которые знают меня, настрого запрети выдавать информацию обо мне. Я буду студенткой в Хогвартсе! Да мне такое даже в самых страшных кошмарах не снилось, а сейчас я сама…

— Спасибо, Вика.

— Не за что… пока, Минерва. И да, шляться я буду где угодно и когда угодно. Это не обсуждается! — твердо сообщила. — Я сейчас домой, но мне нужно будет время, чтобы закрыть некоторые вопросы, а поэтому послезавтра я прибыть не смогу. Жди меня в первый учебный день.

— Хорошо, а если… — начала чародейка, но я ее перебила.

— А если что-то случится — отправляй мне сову или патронуса. Всё, пока-пока, — я поспешно вылетела из кабинета. Времени у меня было слишком мало!

====== 3. Новенькая ======

Комментарий к 3. Новенькая Бета здесь была.

Все уже так хреново, что хуже быть не может. Следовательно, может быть только лучше. Логично?

Макс Фрай

После падения Тёмного Лорда жизнь людей сильно изменилась, и не у всех в лучшую сторону. Некоторые Пожиратели Смерти были приговорены к поцелую дементора или пожизненному заключению в Азкабане и, пожалуй, никому неведомо, что лучше. Одни сумели избежать незавидной участи, а другие практически не пострадали от поражения своего Лорда. В первую категорию смело можно было зачислить Люциуса Малфоя, а во вторую — Северуса Снейпа. Обоих спасли показания Золотого Трио, но и этих двоих, несмотря на заступничество, знатно потрепало.

Малфоя понизили в должности и чуть не отобрали поместье. Он разругался с сыном, а потом и с женой, в конце концов, дошло до развода, в котором Нарциссе (теперь уже Блэк) удалось отсудить себе приличный кусок с имущества мужа. Это всё можно было стерпеть и вынести, но вот новость о новой должности преподавателя в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс практически добила мужчину, а самое ужасное, что он чуть не потерял друга благодаря этой проклятой должности учителя Защиты от Тёмных Искусств. Ведь всем известно, что Северус за всё время работы преподавателем в Хогвартсе хотел преподавать именно этот предмет.

Сам же Снейп тоже достаточно пострадал. В большей части его страданий был виновен великий и знаменитый Гарри Поттер, мальчик-который-всё-таки-выжил-вопреки-логике-и-разболтал-всё-всем! Ну не мог он промолчать о глупой и уже давно, если честно говорить, прошедшей влюбленности бедного Ужаса Подземелий в его мать — Лили Поттер (урожденной Эванс). Да и Скитер постаралась на славу, выдав не одну статью обо всей этой истории.

✡🔯✡

Люциус Малфой спокойно сидел за своим столом в классе Защиты от Тёмных Искусств и наблюдал за восьмым дополнительным курсом. С одной стороны, это была лишняя морока на его голову, а с другой — это тот же седьмой курс, да и Драко под его присмотром будет.

Прозвенел звонок, заставляя прекратить галдеть учеников и призывая к началу первой за этот год лекции. Люциус поприветствовал детей и, на всякий случай, представился, вдруг кто-то его не знает? Всё это он делал в своей раздражающей, ленивой и надменной манере, когда дверь распахнулась настежь, а в неё вошла молодая красивая девушка. Все застыли в шоке от наглости незнакомки, рассматривая её.

Чёрная студенческая мантия плотно окутывала всё её тело, мешая рассмотреть фигуру девушки. Черные, как вороново крыло, волосы были заплетены в тугую косу, кончик которой весело болтался где-то на уровне талии. Голубые глаза, показавшиеся многим людям в классе знакомыми, как будто они уже имели честь когда-то лицезреть их, загадочно блестели.

✡🔯✡

— Представьтесь, мисс, — непонимающе нахмурил брови блондинистый профессор с аристократичными чертами лица.

— Виктория Воканс, сэр! — я мило улыбнулась преподавателю и начала разглядывать своих сокурсников.

Первым, кого я заприметила, оказался блондин за последней партой. Очень уж сильно он был похож на профессора. Правда парень был моложе, прическа у него была короче и глаза синие, а не серые, как у преподавателя.

Вторым и третьим оказались два парня, сидящие вместе за второй партой. Черноволосый молодой человек в очках с зелеными глазищами и шрамом (в виде молнии или зигзага) на лбу, а рядом с ним сидел, по всей видимости его лучший друг, рыжий веснушчатый с голубыми глазами нескладный юноша.

Четвертым и последним, заинтересовавшим меня субъектом, была симпатичная девушка, сидящая за первой партой. Растрёпанные густые каштановые волосы обрамляли миловидное личико. В карих, распахнутых чуть больше, чем нужно, глазах светился острый ум. Пожалуй, вот с ней мы подружимся.

— Мисс Воканс, вы уже здесь! — воскликнула Минерва, остановившись на пороге класса возле меня.

— Что это значит, директор? — задал вопрос преподаватель, который явно ничего не понимал. Интересно, а остальные как?

— Мистер Малфой, это новая ученица мисс Виктория Воканс. Так как вчера вас не было на собрании, я пришла на первую лекцию сюда, чтобы лично сообщить вам об этом, — недовольства в голосе МакГонагалл было немного меньше, чем моего веселья от всей ситуации.

Неужто передо мной стоит потомственный чистокровный аристократ Люциус Малфой, который столько крови дяде попортил? Ну, всё, блонди, ты попал (в свой личный ад). Конечно, я не злопамятная, но память у меня хорошая, а злости я достаточно набралась у демонов. И вообще, тут такая возможность поиздеваться над человеком! Просто нечего было Киртану препятствовать в его, пусть и не совсем законных и точно не чистых, делах…

— Садитесь, — обратилась, спустя какое-то время, Минерва ко мне. — А нам с вами нужно побеседовать, профессор Малфой.

Люциус Малфой (злой, как парочка чертей) сообщил нам, какой именно параграф открыть и последовал за Минервой, а я вновь огляделась. Свободными оказались только два места: возле блондина (в котором я заподозрила Драко Малфоя) за последней партой и возле кареглазой девушки за первой партой — выбор очевиден.

Проигнорировав непонятно чему улыбающегося парня, прошла к первой парте.

— Здесь занято? — поинтересовалась я.

— Нет, — ответила мне шатенка.

— Меня, как ты уже знаешь, Вика зовут. А тебя? — садясь, спросила я.

— Гермиона Грейнджер. Приятно познакомиться, — улыбнулась Миона.

— Мне тоже. А вы, я так понимаю, знаменитые Гарри Поттер и Рональд Уизли? — повернулась к сидящим сзади парням.

— Да, — с гордостью подтвердил рыжий парень.

— М-мм… ясно, — я отвернулась и открыла нужный параграф.

— И всё?! — раздалось недоуменное сзади.

— Да, — ответила я, просматривая нужную тему и понемногу начиная осознавать насколько скучен будет сей год. — А ты чего хотел?

— Ну, ты же сюда не просто так села? — голос рыжего парня был почти столь же не уверен, как была не уверена я, что протяну в этой школе целый год.

— Герой с завышенной самооценкой и заниженным айкью, я села здесь потому, что садиться за заднюю парту я не привыкла, и тот блондин мне не нравится. Слишком подозрительно он улыбается, — когда я расстроена — я злая, а еще я не умею лгать и держать язык за зубами.

Сбоку послышалось сдавленное хрюканье. Я повернула голову и увидела давящуюся смехом Грейнджер. Не выдержав, тоже издала сдавленный смешок и тут же получила выговор.

— Что вас так рассмешило, мисс Воканс? — нет, так нельзя профессор! Это не по сценарию!

— Ничего, профессор, — я отвела взгляд, думая о том, как отомстить этому снобу. Придумала!

— Тогда постарайтесь больше не смеяться без причины. Это, как известно, признак дурачины! — Ой! Кто-то знает магловские сказания, но сейчас лучше этим не восхищаться, по крайней мере, в голос.

— Простите, сэр! — так-так, хорошо. Голос прозвучал печально, а теперь личико делаем грустное-грустное. Да, мы его убедили! И взгляд серых, как сталь глаз смягчился, а линию губ тронула легкая улыбка. Киртан никогда бы не повёлся на эту дешевую уловку, но ведь этот профессор не мой дядя, и он меня не знает так же хорошо.

Мужчина величественно кивнул, развернулся и направился к своему столу. Я уселась, вытащив наполовину палочку из рукава и взмахнув ею, послала на кресло преподавателя лёгонькое проклятие. Моей запредельной улыбке позавидовали бы пираньи, но пришлось стереть ее с лица, как только Малфой-старший уселся.

Лекция началась, и я уставилась в окно. В какой-то момент меня накрыла дремота, пока кто-то меня не толкнул острым локотком под ребро. Этим «кто-то» оказалась моя соседка по парте, которая подсунула мне листок с… вопросами.

«Что ты наколдовала? Что у тебя с руками? Что с твоей палочкой?»

«Просто наблюдай за профессором, а остальное расскажу на перемене…»

Вот же, любопытная. Не могла постесняться? Ну, подумаешь, палочка у меня необычная — белая. Подумаешь — руки забинтованные. И что мне ей ответить?!

====== 4. Вопросы – ответы ======

Комментарий к 4. Вопросы – ответы Бета здесь была.

Быть особо невезучим — ещё один способ постоянно ощущать собственную важность.

Альфред Адлер

Магический мир Британии, понемногу возвращался к мирной жизни. Золотой Троице, как и остальным детям, прошедшим и выжившим в войне, необходимо было закончить школу. Специально для тех, кто пропустил последний седьмой год обучения (да и для тех, кто проучился в тот год) был создан восьмой курс.

Наверное, только Гермиона была настроена вынести как можно больше знаний с последующего года обучения. Рон и Гарри же отправились в школу лишь по причине настойчивости миссис Уизли, которая, не слушая возражений двух «балбесов», категорично заявила им, что они едут в Хогвартс.

Мисс Грейнджер удалось вернуть память родителям и на этом, пожалуй, ее везение закончилось. На девушку часто накатывали волны уныния, что порядком утомляло, а в день возвращения в Хогвартс, она всю дорогу вспоминала погибших друзей. Посему не было ничего удивительного в том, что девушка, практически сразу, завалилась спать после отбоя. И она даже не сходила к декану, по совместительству директору школы, Минерве МакГонагалл, чтобы выяснить, почему у нее в комнате стоит вторая кровать, а соседки не наблюдается. Гермионе было известно, что в каждой комнате на восьмом курсе все живут по двое, но она не знала ни одну девочку со своего курса, у которой не было бы соседки.

С утра Грейнджер удивительным образом (впервые за все 6 лет) проспала завтрак и еле успела на первую лекцию, которую вел новый преподаватель ЗОТИ. Она была очень зла на своих друзей, которые не только не удосужились разбудить ее, но даже не заметили отсутствия девушки! И это оказалось не единственным «приятным» сюрпризом за это утро…

Какое же потрясение испытали ученики, когда увидели за преподавательским столом Люциуса Малфоя! А они все так надеялись, что вчера вечером он был в школе в качестве гостя, но нет, не свезло.

И лишь мировоззрение бедных детей начало понемногу восстанавливаться, как появилась новенькая ученица и уселась возле Грейнджер. Новенькая оказалась довольно милой девушкой (по мнению Гермионы), которая очень незаметно послала проклятие профессору, но это, разумеется, не укрылось от внимания мисс Грейнджер. Всем (ну, или многим) было известно о чудесном умении этой гриффиндорки подмечать детали. Так, например, она единственная на первом курсе, успела не только испугаться при встрече с Пушком, но и заметить люк в полу. И в данном случае Мисс Грейнджер сумела увидеть не только то, что Виктория наслала проклятие, но и странный (белый) цвет палочки, а также перебинтованные руки Воканс. Гермиона не постеснялась задать вопросы новенькой и, к своему величайшему сожалению, получила довольно скудный ответ. Но делать было нечего, и она принялась наблюдать за Малфоем-старшим.

Люциус, в свою очередь, почувствовал как его пятая точка начала довольно сильно чесаться. Это отвлекало от лекции, сбивало с мысли и, в какой-то момент, он начал заикаться. Странное поведение учителя начало привлекать внимание учеников, что заставило профессора краснеть и ёрзать на стуле, так как он не имел возможности избавить себя от дискомфорта (почесаться). Некоторые ученики не сдерживались и издавали тихие смешки, но нужно, наверное, заметить, что стыдно было не только Люциусу, но и многим слизеринцам, в том числе Драко.

Как только прозвенел звонок, Мистер Малфой, практически взашей, выгнал учеников из класса и поспешил, наконец-таки, почесаться. Но, вопреки ожиданию, желанные действия не принесли ни малейшего облегчения! Каким-то чудом профессор сумел продержаться еще две лекции, а потом со всех ног помчался… А об этом, пожалуй, вы узнаете попозже.

✡🔯✡

Не говори своему другу того, что не должен знать твой враг.

А. Шопенгауэр

Самым проблемным моментом в моей работе была необходимость причинять себе вред и боль, пуская кровь. Это была главная проблема практикующих демонологов, из-за которой большинство людей предпочитало становиться книжными червями. Хотя, не все поступали так разумно, некоторые гении использовали для своих ритуалов других людей, а это уже попахивало нарушением кодекса, но сейчас не об этом.

Моей личной головной болью были многочисленные шрамы, укусы и порезы на руках. Впрочем, это всё можно было назвать немного иначе и проще — ранним склерозом. Я постоянно забывала применять необходимые мази для того, чтобы раны быстрее затягивались и заживали не оставляя следов, за что частенько получала нагоняи от дяди. Именно из-за этого Киртан как-то подарил мне бинты, которые не прятали все эти ужасные шрамы, как я изначально подумала, а залечивали все порезы и избавляли даже от старых шрамов. Мне было неведомо, что за чары Кир наложил на них, но бинты были поистине неоценимы и реально полезны. К сожалению, я совершенно забыла о своих руках во время того, как разгадывала причину смерти Кира. За это время старые порезы стали шрамами, а для сведения их, бинтам необходимо было довольно много времени…

Жаль, что без крови не обходится практически ни один ритуал, но это не такая уж и большая цена.

«Курама-а-а!»

Мысленно позвала я своего демона. Еще один плюс древних разумных и высших демонов — ментальная связь с хозяевами.

«Чего?»

Отозвалось чудо мое в перьях.

«Меня тут спросили о бинтах и…»

Черная зараза даже не дала мне додумать, нагло перебив.

«Скажи, что обожглась!»

«Но я не обжигалась!»

Возразила я, слабо представляя, как солгу сокурснице. Не умею я лгать. К этому частое общение с демонами, которые ложь чуют за версту, как-то не располагает.

«Кар-р-р! Наивная!»

Раскритиковал меня тут же друг, хотя в его голосе явно слышалось умиление. Это взбесило, заставило подавить нарастающую панику и взять себя в руки. Ворон признаков жизни больше не подавал, а значит — мне предстоит врать. Не хотелось мне начинать свою дружбу со лжи, но обстоятельства вынуждают…

Прозвенел звонок и профессор Малфой выгнал всех из класса. На меня тут же накинулись сокурсники с вопросами. Спасла меня, как ни странно, Миона, утащив куда-то.

— Ну, так что ты наслала на профессора? — тут же вопросила она.

Философски заметив, что она одна лучше толпы одноклассников, ответила:

— Немного измененное заклинание щекотки.

— Риктусемпра? — тут же сориентировалась девушка. — Но Малфой не смеялся и…

— Это немного видоизмененное заклинание, являющееся скорее проклятием… чесотки, — объяснила я и добавила, заметив, как глаза девушки полыхнули интересом. — Могу позже как-то научить.

— Было бы чудесно, — кивнула она. — Что у тебя с руками?

— Обожглась кипятком, — поморщилась я. Морщилась я от необходимости врать, но девушка вероятнее всего решила, что от неприятных воспоминаний и перешла к следующему вопросу.

— А почему твоя палочка белая? — черт! Об этом совсем забыла! Хотя… здесь можно и правду сказать.

— Она просто… из берёзы.

— А разве это дерево можно использовать для изготовления палочек? — удивилась Миона.

— Как видишь, — улыбнулась я.

— Это стра-анно, — задумчиво протянула она. — Где ты ее купила? Или она сделана на заказ?

Честно говоря, тут я тормознула и у меня машинально вырвалась… правда.

— Скорее второе, чем первое, — рассмеялась я. — Я… сама ее сделала.

— Что? — глаза Мионы стали как блюдца.

— Идем на лекцию, а то опоздаем, — сообщила я девушке и потянула ее в сторону подземелий, попутно рассказывая. — Когда мне было одиннадцать, Киртан, то есть мой дядя, протаскал меня по всем лавкам с волшебными палочками. Но я, к его великому сожалению, в этом плане пошла в него и мне, как и ему в свое время, не подошла ни одна палочка. Делать на заказ палочку он не решился, помня свой личный опыт, и мне пришлось под его руководством делать себе палочку.

— Ммм… это возможно будет не совсем уместный вопрос, но почему тебя водил за палочкой твой дядя, а не родители?..

====== 5. Зацепка или ключ к разгадке? ======

Комментарий к 5. Зацепка или ключ к разгадке? Бета здесь была.

Каждый убийца, вероятно, чей-то хороший знакомый.

Агата Кристи

Человек может быть очень раздражающим в своем неуместном любопытстве, но в этой ситуации было что-то завораживающее, заставляющее меня ответить Мионе.

— По-моему, это очень закономерный вопрос, — вновь рассмеялась я, и уже серьёзно. — Мои родители умерли, когда мне было семь лет, — тихо и совершенно спокойно отвечаю я.

— Почему они умерли? — голос Гермионы понизился до шепота.

— Их убили… Пожиратели Смерти, — с легким раздражением понимаю, что мой голос дрогнул, когда я это говорила. — В тот день меня забрал к себе Киртан, а когда мы вернулись вечером — над домом уже висела Чёрная Метка.

Мы дошли до класса зельеварения и на этом я закончила свой рассказ. Я не стала добавлять, что не послушав дядю поперлась за ним в дом, и именно тогда я впервые в жизни увидела трупы. С того самого момента у меня проснулись родовые способности к магии крови и призыву демонов…

Прозвенел звонок и в класс влетел мужчина среднего роста в черной мантии, эффектно развивающейся за его спиной, с черными сальными волосами до плеч, крючковатым носом, бледной кожей и черными глазами. Окинув быстрым взглядом класс, он задержал взгляд на мне, а потом на Мионе. Такому преподавателю так легко, как Малфою, простое заклятие или проклятие не бросишь. Опасный типчик.

Северус Снейп взмахнул палочкой, а это был именно он (одна из главных пешек Дамблдора), и на классной доске появился рецепт Зелья Вечной Юности, иначе называемое Эликсиром Вечной Молодости.

— На приготовление зелья вам отводится весь урок! Приступайте, — взгляд в сторону (как я узнала от Гермионы) Невилла, — и постарайтесь, хотя бы в этом году, не взрывать котлы.

Приступив к работе, я на автомате начала варить зелье, правда, по иному рецепту, чем в книге или на доске. Это занятие было довольно скучным и я мысленно потянулась к своему пернатому демону.

«Курама, периметр чист?»

Спросила я, общипывая листья аконита, а не как написано в учебнике стирая в пыль.

«Да, кар-р-р!»

Тут же последовал ответ, пока я мешала зелье четыре раза по часовой стрелке и пять против, а не как на доске десять раз по часовой стрелке и три против.

«Ничего интересного?»

Не надеясь на положительный ответ, всё же спрашиваю я, и интуитивно добавляю в зелье дольки лимона. Ведь демонологи, по большей своей части, интуиты. Мы должны уметь различать ложь и правду из речей демонов, должны понимать, когда они бросаются пустыми словами, а когда несут реальную угрозу…

«Кар-р-р. Кое-что нашел, взглянешь после уроков. Кар-р-р!»

Конечно, переговариваясь мысленно, мы не слышим интонаций, но чудесно чувствуем эмоции друг друга. И в этой мысли Курамы звучало раздражение и удивление. Странно, он очень древний демон и удивить его практически невозможно — многое он повидал за свои века…

«Хорошо!»

Интересно, что он нашел? Впрочем, скоро узнаю, а сейчас посмотрим, что я тут наварила? Нагнувшись я вдохнула приятный аромат и довольно улыбнулась — идеально!

Прозвенел звонок и я, сдав подписанную колбу, направилась к кабинету нумерологии. По дороге ко мне сбоку пристроилась Миона, увлеченно читая какую-то книгу. Гарри же с Роном куда-то свалили — мальчишки.

✡🔯✡

Надеюсь, вы еще не забыли о бедном профессоре Малфое? Нет? Ну и славно! Потому что он, сразу после третьего урока, поспешно направился в подземелья к своему другу Северусу Снейпу.

— Сев! — Люциус влетел в кабинет Снейпа.

— За тобой что, дракон гонится? — раздражённо поинтересовался зельевар и скажу вам, что у него были причины раздражаться. Сначала — известие об обязательных ночных дежурствах в коридорах замка (по двое), и исчезнувший труп, еще не успевшего вступить в должность, преподавателя ЗОТИ. Никто, из присутствующих в момент кончины профессора коллег, не додумался позвать его, а когда он начинал расспрашивать тех педагогов — происходило вообще странное, они бледнели, отводили глаза и молчали.

— Нет! Северус, дай что-нибудь от чесотки! — воскликнул аристократ, потирая свою подтянутую пятую точку.

— Боюсь, Люциус, зелья тебе не помогут, — усмехнулся Снейп и взмахнул палочкой, рассеивая довольно интересное проклятие. — Ты кому сегодня не угодил?

— Да никому… — Люциус начал вспоминать утро. — Вот же ведьма! — как-то восхищенно выдохнул блондин и сразу пояснил Снейпу. — Новенькая, Виктория Воканс, на восьмом курсе. Я ей… замечание сделал, а потом у меня эта чесотка началась!

— Хм… любопытно, ты слышал о ней что-нибудь?

— Да нет, кажется, — Малфой напряг память. — Хотя… вспомнил! Воканс довольно древний магический род.

— Ясно. Что будешь делать? — увидев невинный вид друга, Северус фыркнул. — Да брось, я тебя прекрасно знаю. Ты ей это не спустишь.

— Да что я могу? — с легким сожалением вздохнул блондин. — Взыскание ей не влеплю, не за что, а как-то по-иному… разве что — на лекции отыграюсь.

— Эх… ладно, помогу я тебе. Где тут ее работа? — мужчина начал искать пробирку с именем и фамилией девушки. — Сейчас будем придумывать, как я буду оскорблять ее умственные способности.

— А это не слишком? — усомнился Малфой.

— Нет… — Снейп откупорил пробирку и застыл.

— Что? — встревожился аристократ.

— Ее работа… идеальна?! — изумленно воскликнул зельевар. — Такого не может быть! Никто не знает точного рецепта Эликсира Вечной Молодости. Эта… эта работа лучше всех моих!

— Ты восхищен, изумлен или разозлен?

— Не знаю… — впервые у мастера зелий не было слов.

— Ладно, — не разделяя восторга и изумления друга, хмыкнул Люциус, — мне пора. У меня сейчас лекция, а ты приходи в себя. — Малфой хлопнул Северуса по плечу и удалился из кабинета.

✡🔯✡

Опасно недооценивать человека, который переоценивает себя.

Франклин Рузвельт

— Стой, птица неугомонная! — кричала я, пытаясь угнаться за Курамой. Эта скотина, сказав мне следовать за ним, сорвалась с места, а я, между прочим, только час назад плотно пообедала! Да и вообще, даже с учетом того, что я привыкла быстро и очень долго убегать от демонов (настырные они), это не помогает мне угнаться за птицей! И куда это он так спешит? В запретный лес? Странно, но он, разумеется, не мог мне всё нормально объяснить…

Бежала я примерно с час-полтора, в боку кололо, но терпимо, пот заливал глаза, а где-то сверху сидело это исчадие ада и что-то высматривало!

— Здесь! — забыв каркнуть, воскликнул ворон и слетел куда-то вниз.

Вытерев пот, я направилась вперёд и узрела не самую приятную картину. Предо мной, прибитым к дереву ржавым гвоздем, висел мертвый гусь. Животных и птичек я любила (в отличие от людей) и просто ненавидела такие предупреждения, обычно говорящие убираться с занятой территории. Вот, только эта территория давно уже была моей, и терпеть чужака на своей территории я была не намерена, особенно такого любезного.

— Это все? — поинтересовалась я ровно.

— Нет, в паре метров отсюда — мертвый единорог. Был проведен Ритуал Жизни, — отрапортовал демон.

— Кому он мог понадобиться? — задала я закономерный вопрос. Ведь Ритуал Жизни — это специальный обряд. Сначала нужно поймать светлое и волшебное создание, обычно это именно единороги, затем вырезать руны жизни и смерти (на еще живом существе), выпить заранее приготовленное зелье, прочитать древнее заклинание и твоя жизнь продлится где-то на пятьдесят, а то и все сто лет. Впрочем, продление жизни — это ещё не все плюсы, тебе будет сопутствовать удача и твои магические способности увеличатся. Но за всё в этом мире нужно платить и плата за убиение священного существа, а также приумножение своих сил — это адская боль во время ритуала и последующее попадание в ад, когда ты, разумеется, наконец умрешь.

— Не думаю, что человек выдержал бы подобное, — вынес свой вердикт Курама.

— Того же мнения, — согласилась я, — но если это не человек, то дела наши плохи. Я не имею ни малейшего представления о том, с кем мы столкнулись. Мне нужно подумать. Курама, ты разберёшься с телами?

— Конечно.

— Спасибо, — я развернулась и направилась в замок, но резко затормозила.

— Курама-а-а! А что, если использовать адских псов? Они смогут выследить того, кто это сделал? — в конце концов, не зря я училась призывать различных демонов! Один подвид демонов, который мне подчиняется, чем-то похожие на доберманов пёсики. Они разумные и, кажется, даже довольно древние, но при этом низшие демоны (очень полезные).

— Возможно, но хватит ли тебе сил, после призыва пёсиков, защищаться? Я практически уверен, что мы имеем дело с демоном, — остудил мой пыл Курама.

— Почему? — нахмурилась я.

— Потому, что никакая иная сущность, кроме демонической, не решится на Ритуал Жизни. Демон, рано или поздно, вернётся в ад, а посему, именно нам нечего терять проводя этот ритуал.

— А остальные? Трусы? — с сомнением вопросила я. — Курама, я думаю, что если кто-то был в отчаянии, то он вполне мог воспользоваться этим ритуалом.

— Возможно, но зелье этот кто-то варил себе на всякий случай? — возразила скотина крылатая. — Это зелье, если ты случаем забыла, варить нужно предварительно, а человек в отчаянии решает всё довольно быстро.

— Тут ты, несомненно, прав, — усмехнулась я, — но если мы сейчас не узнаем, кто творит всё это — в дальнейшем шанса может просто не подвернуться!

— Человечка! — фыркнул ворон. — Я против всей этой затеи, но мое мнение тебя не волнует?

— Именно, — согласилась я и одним махом стащила бинты.

====== 6. Ошибка – ловушка ======

Комментарий к 6. Ошибка – ловушка Бета здесь была.

Забудь покой, кто вздумал править женщиной.

Публилий Сир

Вечером в гостиной Северус и Люциус спокойно пили горячий кофе, когда вдруг пламя в камине вспыхнуло и приняло форму головы мадам Помфри.

— Северус! Мне нужны кровевосполняющие зелья. Срочно! — женщина была на редкость встревожена.

— Зачем? Я тебе вчера еще десять пузырьков давал, — нахмурился Снейп, но, тем не менее, встал и направился за новыми флаконами.

— Я их только что использовала, — в отчаянии протараторила Поппи.

— У вас там что, массовое сборище самоубийц? — решил не совсем удачно пошутить Малфой, за что тут же получил злобный взгляд целительницы.

— Нет, просто… Виктория!.. — медико-ведьму била крупная дрожь и она не сумела договорить.

— Воканс? Новенькая? — удивился блондин. — Что с ней?

— Поппи, подвинься! — зельевар вернулся в комнату с кровевосполняющим зельем, не давая целительнице ответить. — Сейчас увидим, Люциус.

Мужчины по очереди бросили летучий порох в огонь и переместились в больничное крыло. Возле одной из кроватей столпилась целая толпа из преподавателей. В помещении уже находились МакГонагалл, Флитвик, Стебль и Поппи.

Подойдя ближе мужчины удивленно замерли, смотря на Воканс. Еще с утра такая живая девушка лежала на больничной койке, лицо ее было мертвенно бледное. Она тяжело дышала, а всё её тело было плотно перебинтовано, хотя местами уже начинала просачиваться алая кровь. Возле кровати на тумбочке лежал кинжал, но на него никто не обращал внимания. Целительница выхватила флакончики из рук зельевара и принялась вливать их содержимое в девушку.

— Что с ней случилось? — спросил Снейп хмурясь.

— Мы не знаем, Северус, — тихим, каким-то не своим, голосом ответила Минерва.

— Где вы ее нашли? — поинтересовался Малфой, ему не нравилось, что кто-то посмел так обойтись с девушкой.

— В Запретном лесу, — сообщил Флитвик.

— Что она там делала? — изумился Люциус.

— Мы не знаем… — растерянно прошептала Стебль.

— Вы хотя бы что-то знаете?! — раздраженно рыкнул Снейп. Он чувствовал, что коллеги не договаривают.

И никто из присутствующих не заметил черного ворона, сидящего на подоконнике безмолвной тенью.

✡🔯✡

Каждый чувствует, каковы его силы, на которые он может рассчитывать.

Лукреций (Тит Лукреций Кар)

Просыпаться я отчаянно не хотела. Голова гудела, тела я практически не чувствовала, а то, что чувствовала отдавалось нестерпимой болью. Веки будто налились свинцовым и поднять их не представлялось возможным. И я лишь могла слышать чьи-то голоса. Обрывистые фразы в моей голове каким-то чудом складывались в диалог.

«Что с ней случилось?» — Мужской голос.

И вправду, что со мной произошло?

«Мы не знаем…» — Женский голос.

Вы не знаете, а я не помню.

«Где вы ее нашли?» — Опять мужской голос, но кажется, говорит другой мужчина.

«В Запретном лесу…» — Голос третьего мужчины.

Странно…

«Что она там делала?» — Голос того второго мужчины.

Мне тоже любопытно, что я там забыла?

«Мы не знаем…»

Жаль…

«Вы хотя бы что-то знаете?!» — Снова голос первого мужчины.

Присоединяюсь к этому вопросу!

«А ты не помнишь?»

Раздаётся ехидное и злое в моей голове. Кур-р-рама! Этот тон друга заставляет утонуть в воспоминаниях…

Достав простой кинжал, который всегда ношу с собой, прикрыла глаза, оживляя в памяти пентаграмму для призыва пёсиков. Любому другому демонологу пришлось бы ползать на карачках, вычерчивая идеально ровный круг и точные символы, но не мне. Благодаря унаследованным от матери способностям к магии крови (такими же, как и у Киртана), мне было достаточно всего лишь представить рисунок и рубануть себя по запястью, заставляя струйки крови изгибаться в нужные мне узоры. Открыв глаза — удовлетворено улыбнулась, предо мной в воздухе висела небольшая пентаграмма.

Как же всё-таки удобно, пусть даже на этот процесс идет большая затрата крови, чем при начертании линий мелом, но, при всем этом, пентаграмма, состоящая из крови, намного прочнее и разрушить ее практически невозможно! Да и затрачиваемое время в разы уменьшается.

Я начала шептать давно заученные на зубок слова призыва, когда заканчивала, мой голос поднялся на несколько тонов — я почти кричала. Пентаграмма вспыхнула синим пламенем, а я нахмурилась.

Что-то не так, моих малышей нигде не было видно…

В следующую минуту тело пронзила невероятно острая боль — она была повсюду. Я даже не успела осознать, в чем моя ошибка. Лишь из горла вырвался пронзительный и громкий крик, который тут же оборвался, и наступила непроницаемая тьма. Кажется, я еще услышала, как меня звал мой демон, но это не факт.

🔯🔯🔯

Девушка рухнула на голую землю, а на ее теле появились огромные и многочисленные порезы. Крови натекла целая лужа.

«Бездна! Почему я раньше не подумал о ловушке?! Эти смертники оставили нам маленький сюрприз!»

Мысленно проклинал всё и всех демон, слетевший с дерева к еще живому телу хозяйки. Мысли в голове метались быстрее молний. Он не мог превратиться или увеличиться без помощи, а точнее приказа Виктории, и оставалось лишь одно. Но как же он не хотел, как же он боялся оставлять ее одну! Вдруг враги поблизости и только дожидаются, когда он бросит свою хозяйку?

К огромному сожалению демона — иного выхода не было, а даже, если недруги заявятся, он не был уверен в том, что сможет защитить свою девочку.

Лишь выработавшееся тысячелетиями (а не как думают некоторые наивные молодые демонологи столетиями) хладнокровие помогло демону принять верное решение.

Ворон черной тенью мчался к замку, к чертовой директрисе, которая впутала во всё это его человечку. Пожалуй, впервые этот демон за кого-то переживал и волновался настолько сильно. Ведь эта девчонка: смешная, наивная и не в меру добрая — успела стать ему не только лучшей в мире хозяйкой, но и другом.

🔯🔯🔯

Из воспоминаний меня вырвала чья-то попытка напоить меня таким знакомым зельем. Понимая, что больше и капли этой гадости в рот взять не смогу, попыталась отвернуться. Закашлявшись я, наконец, сумела распахнуть глаза и кое-как прохрипеть.

— Достаточно…

— Виктория! — тут же оживилась толпа магов. О, нет!

— Мне нужно поговорить с профессором МакГонагалл, — простонала я и, подумав, добавила. — Воды!

Воду мне предоставили, а чудесная Поппи всех, за исключением Минервы, выгнала и сама тоже удалилась, понимая, что больной нужен отдых. Обожаю эту женщину! Ее даже профессора Малфой и Снейп боятся, а это, я думаю, показатель.

— Минни… — начала я и резко запнулась кое-что вспомнив. — Дай мне, пожалуйста, мою палочку!

— Хорошо, но ты можешь объяснить, что ты делала в лесу? — протягивая мне палочку спросила женщина. — И что с тобой произошло?

— Могу, — сказала я, разглядывая директрису. — Но сначала проверка!

Да-да, будем проверять Минни на личность. Мы ведь уже выяснили, что против нас играет не человек? И из списка нельзя исключать метоморфов или какое-то другое существо, принявшее оборотное зелье!

— Виктория! Что за… — начала возмущаться женщина, но умолкла, как только кончик моей палочки указал на нее, правильно.

— Итак… сначала устный вопрос, так сказать, проверка, — хочу, чтобы она мне патронуса показала, но махать палочкой ей пока нельзя. — Какие сладости я люблю?

— Ты не любишь сладости, — усмехнулась женщина.

— А всё-таки? — сказала она всё верно, но это был не ответ.

— Мерлин! — вздохнула Минни. — Ты любишь лимоны и… грейпфруты!

— Верно, а теперь можешь призвать патронуса, — скомандовала я и, как только на мою кровать приземлилась кошка, позволила себе расслабиться.

Что-что, а патронуса скопировать нельзя. Вероятность того, что кто-то тоже в зверье любимом имеет кошек была, но ничтожно мала, да и на вопрос с подвохом ответ был дан верный.

«Разумно!»

Похвалил меня сидящий на подоконнике демон.

— Минни, многого говорить тебе не буду. И не спорь со мной! Я себя еще плохо чувствую, — притворяюсь умирающим лебедем. — У меня имеются подозрения, что против нас выступает… не человек или, по крайней мере, не только человек. В лесу я пыталась его найти с помощью своих пёсиков, но там была поставлена довольно хитрая ловушка. При призыве она изрезала меня довольно сильно и я потеряла сознание. Это, пока что, всё.

— Я могу тебе чем-то помочь? — взволнованно поинтересовалась Минерва, она явно беспокоилась за учеников.

— Не думаю, — сказала я, но спустя секунду опомнилась. — Разве что, запрети всем строго-настрого приближаться к Запретному лесу. Хагрид тоже пусть туда не суётся. А сейчас оставь меня, пожалуйста, в покое и попроси Поппи сменить повязки, — тьма снова распахнула для меня свои объятия и, уже на грани сна и яви, я прошептала, но уверенна, он меня услышал, — Курама, не дуйся…

====== 7. Соседка – побег ======

Комментарий к 7. Соседка – побег β проверено.

Если бы мы познали все тайны Вселенной, мы тотчас впали бы в неизлечимую скуку.

А. Франс

Люциус и Северус снова сидели в гостиной Снейпа и обсуждали всё произошедшее с новой ученицей. Она и суток в школе не пробыла, а уже пострадала! Это будет просто скандал, если об этом узнают журналисты!!! Но не это волновало наших профессоров, не об этом они разговаривали.

— Ты заметил, как они все называли ее по имени? — вздернул бровь зельевар.

— Да… — согласился аристократ и тут же возразил. — Но что в этом странного? Они испугались за девочку.

— Они слишком испугались за нее! Да они так даже за драгоценного Поттера не волновались! — воскликнул Северус.

— Ну, он всё-таки мальчишка, а она девушка, — протянул Люциус.

— Но всё же это очень странно… — пробормотал Снейп и поделился подозрениями с другом. — Мне кажется, они от меня что-то скрывают.

— Возможно… — подавив желание закатить глаза сказал Люциус, Северус не из тех людей, которые придумывают себе что-то. — Мне стала интересна немного другая деталь, Сев. На тумбочке, возле койки Воканс, лежал окровавленный кинжал…

— Ты думаешь она сама себя?.. — предположил зельевар.

— Нет, — уверенно заявил аристократ, — мне кажется, она не из тех, кто будет сам… себя… — мистер Малфой замялся, но всё же высказал свое предположение. — Думаю, она вполне могла отбиваться…

— Возможно, — Снейп взглянул на часы, — Люциус, думаю нам пора уже расходиться.

— Ага. Долго мы с тобой тут засиделись. До завтра!

— Постой! — окликнул друга зельевар. — Что думаешь по поводу того, чтобы навестить Воканс? Скажем — завтра.

— Ну, завтра суббота, так что вполне возможно.

— Тогда завтра в двенадцать встретимся возле больничного крыла.

— Хорошо!

✡🔯✡

Бегство вовремя должно приписать такому же мужеству свободного человека, как и битву; иными словами — человек свободный выбирает бегство с тем же мужеством или присутствием духа, как и сражение.

Бенедикт Спиноза

Утро — это самое плохое время суток! Именно поэтому я предпочитаю спать до обеда, но в этот раз мне пришлось проснуться в девять! Открыв глаза, я увидела стоящую возле меня мисс Грейнджер. Странно было видеть ее здесь. Что она вообще здесь забыла.

— Гермиона?! — вопросительно приподняла я бровь.

— О! Ты проснулась, прости, не хотела тебя будить.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я.

— Ну, тебя не было на ужине и завтраке тоже… А еще, у меня соседка уже вторые сутки не появляется в комнате, так что я пошла к профессору МакГонагалл и выяснилось, что ты моя соседка. Директриса еще добавила, что ты попала в больничное крыло, но не сказала почему…

Девушка довольно быстро тараторила и мне пришлось еще с минуту переваривать то, что она сказала, прежде чем я, наконец, сумела ей ответить.

— Ясно. Я вчера к Запретному Лесу прогулялась, а дальше не помню. Только боль. Потом я очнулась здесь.

— Что это за кинжал? — спросила Миона, взглянув на окровавленное лезвие.

— Это мой кинжал… и я не знаю, почему он в крови, — я же не вру, я просто не договариваю! Не договариваю!!!

— Мне, наверное, пора…

— Постой! — остановила я девушку, обдумывая, где бы что-то перекусить. — Почему тебя пропустила сюда Поп… мадам Помфри?

— Эм… ну я… — девушка опустила глаза, а я усмехнулась, мысленно.

— То есть, ты сюда проникла без разрешения? — гриффиндорка покраснела. — Не парься ты так! Лучше скажи, ты уже завтракала?

— Не плотно…

— Вот и хорошо, пошли на кухню! — и, понизив голос до заговорщицкого шепота, тихо призналась. — Я еще со вчерашнего обеда ничего не ела!

— А тебе можно вставать? — забеспокоилась Гермиона.

— Конечно! — уверенно заявила я. — Кто мне запретит?

— У тебя нет одежды! — попыталась угомонить меня девушка.

— Она при мне, — хмыкнула я, доставая из лежащей на тумбочке сумочки серые лосины, белую футболку, черные балетки и черную мантию.

— У тебя безразмерная сумка? — удивилась Миона.

— Да, — умная она всё же девочка, хотя, по-моему слишком… добрая. — Ну что, пошли?

— Мне кажется, тебе влетит за… уход, — вздохнула Грейнджер.

— И что они мне сделают за побег? — фыркнула я. — К нотациям я уже давно привыкла.

— А если они тебя исключат? — испугалась героиня войны. Смешно!

— Не преувеличивай, Миона, — я направилась к выходу из больничного крыла, как в комнату влетел Курама.

— Куда?! Без меня? Кар-р-р! — возмутилось это невыносимое создание. — Я кушать хочу, кар-р-р!

О, Боги! Голодный демон — это хуже трех, нет — десятерых Волдемортов!!! Если сию же минуту не пообещать, что в скором времени он набьет себе пузо, то есть вероятность, что он съест тебя или близ стоящего к тебе человека. Мы такое уже проходили, повезло, что тот человек был криминальным элементом.

— Сейчас, мы уже идем на кухню, — приподняла я руки в оборонительном жесте. — И да, кстати, познакомитесь: Курама — это Гермиона, Миона — это Курама.

Демон уселся ко мне на плечо и мы все вышли, наконец, из больничного крыла. Пока мы шли по направлению к кухне, Гермиона не выдержала и начала задавать вопросы.

— А ты, Вика, из магической семьи?

— Да, я чистокровная волшебница. Хотя если по правде, Мион, большинство чистокровных родов часто пересекались не только с маглорождёнными волшебниками или полукровками, но и с теми же обычными маглами. Просто не афишировали это.

— А твоя семья? — заинтересовалась девушка.

— Нет, моя совершенно чистокровная, по крайней мере, так обычно бабушка говорила. А кто там на самом деле у меня в предках был, я толком не знаю.

— Ты говоришь о маглах совершенно спокойно, без налета скептицизма, снобизма и презрения, не как большинство чистокровных волшебников.

— Я воспринимаю маглов, как равных, ты сама знаешь, как много сделали они, не используя при этом волшебство! Большинство магов закостенели в своих взглядах на этот, довольно прогрессивный, мир. Да и сложно презирать тех с кем росла. Мы с Киртаном жили среди обычных людей и я просто обожаю удобную магловскую одежду, как и остальные полезные вещи.

— Я того же мнения, — улыбнулась девушка и похоже начала чувствовать себя в моем обществе свободнее.

— А где твои друзья? — спросила я, помня слухи о неразлучном Золотом Трио.

— Они на поле играют в квиддич, — поморщилась Миона.

— Не любишь летать на метлах?

— Не слишком, — вздохнула гриффиндорка и мы как раз дошли к натюрморту с грушей. Пощекотав фрукт, мы вошли и тут же наткнулись на эльфов, которые с радостным писком бросились на меня. Чуть не сбив меня с ног, они начали хаотично о чем-то спрашивать, пока на всё это круглыми глазами взирала Гермиона.

— Мы голодные! Кар-р-р! — спас меня громкий возглас Курамы. Нас сию минуту усадили за стол, а зараза крылатая тут же отхватила целую курочку-гриль! При том не малых таких размеров! И пока мое чудо в перьях лопало, мне пришлось соврать Мионе о том, что дядя частенько бывал в Хогвартсе и брал меня с собой, так что с эльфами мы знакомы довольно давно.

— Теперь ясно, почему ты в Хогвартсе так хорошо ориентируешься! А я то все время голову ломала!

— И не спросила у меня? — удивилась я, хихикая и уплетая пятую булочку с мясом.

— Я не хотела тебя забрасывать вопросами, так сразу! — смутилась девушка и попыталась сменить тему разговора. — Куда в тебя столько лезет?

— Да неужели? — поддразнила я сокурсницу и ответила на ее вопрос. — У меня просто стресс был, потеря крови и так далее! — кушая восьмую булочку и переходя на стейк со спагетти.

— Ладно-ладно! — рассмеялась Миона, смотря на то, как Курама расправляется с курочкой, а я со стейком. Любим мы с ним хорошо покушать.

✡🔯✡

Тайна — это мудрость болванов.

Г. Уолпол

Тем временем, как наши девушки завтракали и ходили в свою комнату, в 12:00 возле больничного крыла встретились двое мужчин. Они направились прямиком к входной двери, как их остановил возглас целительницы.

— Куда это вы?

— Мы хотели бы проведать мисс Воканс, — предельно вежливо сказал Снейп.

— Зачем? — нахмурилась мадам Помфри.

— Нам бы хотелось выяснить, что произошло в Запретном Лесу, — пояснил Малфой.

— Девушка еще не отдохнула! — строго бросила Поппи и прошла к двери.

— Но нужно узнать, что с ней случилось! — настаивал Люциус.

— Девочка еще не завтракала! — важно объявила целительница.

— Мы не займем у нее много времени, — стоял на своем блондин.

— Что здесь происходит? — раздался голос директрисы.

— Мы хотим разобраться с тем, что случилось с мисс Воканс, но Поппи нас не пускает, — пожаловался Северус.

— Девушка ничего не видела. Так что ничего она вам не скажет, и да, в Запретный Лес преподавателям, как и ученикам, входить запрещено.

Зельевар уже хотел возмутиться, но не успел. Изумленное «Ох…» разрезало тишину. Тем временем, как профессора выясняли отношения, целительница проскользнула в больничное крыло и обнаружила совершенно пустую комнату.

— Минерва, ее здесь нет, — немного встревоженно повернулась к директрисе медико-ведьма.

— Бобби! — позвала домового эльфа МакГонагалл, хмурясь.

— Да, мэм, — пропищало маленькое, ушастое и кареглазое чудо.

— Ты не видел мисс Воканс? — спросила женщина.

— Да, мэм! — радостно воскликнул эльф. — Она была на кухне вместе с мисс Грейнджер! — спалил контору Бобби.

— Грейнджер?! — изумился Снейп, и как раз в этот момент из-за угла вынырнули две девушки, весело о чем-то болтая.

====== 8. Приоткрывая занавес ======

Комментарий к 8. Приоткрывая занавес β была.

Если вас так ужасает мой пессимизм, представляю себе, как бы вас ужаснул мой оптимизм!

Ежи Лец

Самым первым моим порывом, когда мы с Мионой увидели профессоров, было «Бежать!» и не просто бежать, а схватить подругу за руку и рвануть, желательно в Выручай-Комнату!

Полагаю, у Мионы желания были схожие с моими. Но ее удержала гриффиндорская гордость и храбрость, или слабоумие, у этих ребят они часто неотличимы друг от друга. А я осталась лишь потому, что не бросаю своих друзей, да и не виновата я ни в чём!

— Мисс Воканс, потрудитесь объяснить, зачем вы сбежали из больничного крыла?! — строго нахмурилась Минерва.

— Я кушать хотела! — честно ответила я и улыбнулась, сдержанно, немного высокомерно и самое главное холодно. Так как учила бабушка в случаях, когда кто-то лезет не в свое дело, а сказать об этом напрямую неприлично.

«Хозяйка, кар-р-р! Я нашел след потусторонней сущности!»

Раздался взволнованный голос у меня в голове.

«Молодец, иди по нему! Я сейчас занята, но как только смогу — найду тебя. Будь осторожен и не геройствуй… впрочем, об этом ты и так прекрасно знаешь. Всё, удачи!»

Вот бездна! Мерлин, за что?! Почему им нужно было задержать меня прямо сейчас?!

— МИСС ВОКАНС!!! — рявкнули на меня. Хм… видимо за время того, как я общалась с Курамой, меня успели о чем-то спросить, а я не ответила.

Вздрогнув практически всем телом, я вскинула взгляд на профессора Малфоя, ведь именно он кричал на меня или, правильнее будет, кричал мою фамилию?

— Прошу прощения, я… задумалась. Вы что-то говорили? — выдавила из себя я.

— Я спрашивал уже три раза, что с вами случилось вчера в лесу? — уже на тон спокойнее спросил аристократ.

— Я… не помню, — сказала я, запнувшись и уже увереннее добавила, — Я ничего не видела!

— Хм… почему мне кажется, что вы чего-то не договариваете? — саркастично спросил декан Слизерина.

Я все свои силы потратила на то, чтобы не побледнеть резко и не сказать известную магловскую поговорку «Когда кажется, креститься надо!!!». Вместо этого я собралась и, как учила все та же бабушка, состроила смертельно обиженную невинность.

— Профессор, вы хотите сказать, что Я лгу?! — и побольше драмы в голосе…

— Северус, — предупреждающе протянула Минерва. Правильно, нечего оскорблять человека, который старается во благо твоей же школы и тебя, рискуя при этом своей тушкой и душой. Его нужно защищать, холить и лелеять.

— Я, конечно, извиняюсь, но студентке нужно пройти обследование! — вмешался строгий голос мадам Помфри, разбивая довольно натянутую атмосферу. Ой! Сдается мне, на меня обиделись… ладно, переживу как-нибудь, а кое-кто перебесится.

— Мион, подождешь меня? — перевела я взгляд на Грейнджер.

— Хорошо! — кивнула девушка и ободряюще мне улыбнулась. Ей, явно как и мне, не нравился весь этот разговор.

Поппи просканировала меня довольно быстро, и буркнув: «Всё хорошо…» — отпустила. Выйдя в коридор, я увидела терпеливо ожидающую меня подругу.

— Куда пойдем? — спросила она меня.

«Курама, ты где?»

Позвала я демона, а в ответ тишина.

«Курама!»

«КУРАМА!!!»

Ни ответа, ни привета. Я толком не успела испугаться, как эта зараза все же откликнулась.

«Вик… я тут немного потерялся…»

«Что?.. Опиши местность, в которой ты находишься!»

«Какое-то поле… дети на метлах…»

«Можешь не продолжать, я знаю, где ты. Скоро буду!»

— Гермиона, а пошли на поле для квиддича? — предложила я гриффиндорке.

— О! Давай, там как раз должны быть Рон и Гарри! — обрадовалась подруга.

На место мы прибыли относительно быстро и всю дорогу я задавалась вопросом «Как он сумел заблудиться здесь?!».

✡🔯✡

У каждого человека под покровом тайны происходит его настоящая, самая интересная жизнь.

Антон Чехов

Как только Воканс скрылась за дверью, профессор Снейп, не обращая внимания на слишком тихую гриффиндорскую заучку, обратился к директрисе:

— Минерва, нам нужно кое-что обсудить! — развернувшись на каблуках и взметнув полы своей вечно черной мантии, Северус начал удаляться в сторону подземелий. Профессору МакГонагалл не оставалось ничего иного, как последовать за Ужасом Подземелий, а вслед за коллегами величественно поплыл и мистер Малфой.

— Что происходит, Минни? — устроившись в кресле у камина и кивнув гостям на диван, поинтересовался Снейп.

— Что ты имеешь в виду, Северус? — постаралась закосить под дурочку Минерва, получалось у нее довольно плохо, вплоть до того, что лучше было бы сказать, что у нее это совершенно не получалось.

Нынешней директрисе Хогвартса совершенно не хотелось откровенничать с Мастером Зелий, тем более в ТАКОЙ компании. В отличие от декана Слизерина, пожилая волшебница откровенно не доверяла заносчивому аристократу, экс-Пожирателю Смерти, а ныне еще и профессору ЗОТИ. Ко всему этому, женщину сильно насторожила проверка, которую ЕЙ устроила Виктория. Девочку она знала еще с малых лет и Минерва была уверена, что Воканс понапрасну шум поднимать не будет, а значит, кто-то может быть, например, шпионом под оборотным зельем. Хотя МакГонагалл искренне сомневалась, что кто-то сумеет играть Северуса Снейпа, а уж сам слизеринский змей не смог бы не заметить подмены своего друга и товарища Малфоя-старшего. И это «хотя» подводило ее к большому и весомому «НО». «Но» это заключалось в том, что ей, Минерве МакГонагалл совершенно не нравилось, что она ничего не понимает в нынешней ситуации, которая творится в школе. А ее неведение сводило всё к тому, что она не могла действовать! И пусть она доверяла Виктории больше, чем самой себе, она, как истинная гриффиндорка, просто не могла сидеть сложа руки. Все это сводилось к одному итогу — нужно раскрыться Снейпу. Ведь кто лучше бывшего двойного шпиона сможет раздобыть необходимую информацию? Но раскрываться полностью, и возможно при этом подставлять под удар Вику, пожилая женщина была не намерена, а посему придётся рассказать лишь часть всей истории.

— Ты, наверное, слышал о смерти преподавателя по ЗОТИ этим летом? — вдруг начала рассказывать Минерва и, дождавшись утвердительного кивка, продолжила, — Его тело было найдено в одном из коридоров замка. На лице бедного мальчика был запечатлён ужас. Мы сначала попытались просканировать его, чтобы понять от чего он умер, но… ни одно заклинание не подействовало. Когда мы попытались… приподнять труп, то случайно перевернули его, и у него на спине была какая-то пентаграмма, а затем взметнулось непонятное серое облако из насекомых. Мы еле отбились и при этом случайно сожгли… тело.

Рассказала отредактированную версию событий МакГонагалл, не упоминая участие во всем этом Воканс и ее демона.

— Так вот почему вы не показали мне труп… — задумчиво протянул Снейп и нахмурился. — Но почему вы всё это скрывали?

— Это была моя инициатива, мне нужно было узнать, что это такое было…

— Заклятие какое-то темное, — подал вдруг голос, до того молчавший, Люциус.

— Нет! — воскликнула Минерва и тут же успокоившись, сказала, — Это было что-то связанное с демонами.

— Директор… — укоризненно протянул профессор ЗОТИ, — Вы должны знать, что все эти россказни о демонах, сказки и небылицы, притом магловские.

— Я бы не сказал, Люциус, — задумчиво сказал Снейп, — Мне как-то раз пришлось столкнуться с тем фактом, что демоны не миф, но времени у меня, чтобы углубиться в эту отрасль науки не было.

— Ты смеёшься надо мной! — нахмурился блондин.

— Нет, — серьезно взглянул на друга Северус, — Минерва, я слышал, что существуют специалисты, разбирающиеся в этом всем…

— Я знаю Северус, но большинство из них мошенники!

— В таком случае, ты хочешь, чтобы мы занялись изучением этого вопроса? — проявил проницательность Мастер Зелий или просто применил легилименцию.

— Да, — коротко ответила директриса и посоветовала, — Думаю, всё же надо начать с нашей библиотеки. Если в ней покопаться, то вы сможете найти что-то полезное…

✡🔯✡

Благородный муж с достоинством ожидает велений Неба. Низкий человек суетливо поджидает удачу.

Конфуций

Подходя к полю, первым что можно было разглядеть — это мелькающие тени в воздухе. Тренировка, или даже возможно просто разминка, была в самом разгаре. Попросив Миону подождать меня на трибунах, я направилась на поиски несносной птицы. Демон обнаружился неподалёку от одной из башенок. Вид у него был очень взъерошенным, как будто кто-то его пережевал и выплюнул.

— Что с тобой случилось? — тихо спросила я, привалившись спиной к стенке трибуны.

— Сам не знаю, — вздохнул Курама, садясь на мою вытянутую и согнутую в локте руку. — Я шел по оставленному кем-то следу, и честно говоря, он был слишком четким таким… ненатуральным. Затем в какой-то момент меня крутануло пару раз и вот я оказался здесь.

— Кто-то замкнул пространство? — удивилась я, — Ловушка для демона?

Замыкание пространства — это один из быстрейших способов доставки жертвы на место, такое часто используют демонологи, ведь эта штука, к сожалению или к счастью, работает только на демонах. При этом не нужны порт-ключи или иные волшебные прибамбасы, а также такое перемещение не оставляет следов, как например, трансгрессия.

— Тоже так думаю, — согласился Курама. — Хотя это, после случая с тобой, выглядит как-то несолидно и безобидно.

— Ты бы хотел пострадать? — усмехаюсь я и прикрываю глаза. — Знаешь, это все выглядит донельзя странным. Эти ловушки больше похожи на милые предупреждения, раскиданные по всей территории Хогвартса. Мне сдается, что их ставили не специально для нас, а так, на всякий случай.

— Возможно ты права и нас, и вправду, не ждали, но в таком случае мы, скорее всего, уже выдали себя. Тот, кто ставил эти, как ты выразилась, милые предупреждения не мог не почувствовать, что их активировали.

— Что ты имеешь в виду? — приоткрыла глаза я и предположила. — Их вполне случайно могли сорвать и простые волшебники. Те же ученики, случайно забредшие, куда не следовало.

— Разумеется могли, — иронично фыркнул ворон, — но в таком случае, где жмурики? Где вонь, что преподаватели не уследили за детьми и так далее?..

— Дело могли вполне замять, — я вспомнила последние происшествия и добавила. — И при этом не нужно забывать о том, что две из ловушек не сработали бы на простых магов.

— Тут ты однозначно права, — нехотя поддакнул мне Курама.

— Что будем делать? Я и приблизительно не понимаю, что здесь творится, — грустно усмехнувшись, поинтересовалась я.

— Ничего, — хмыкнул друг. — Нам остаётся лишь ждать…

====== 9. Подслушано! ======

Комментарий к 9. Подслушано! β проверено

Познать — значит наткнуться на какую-то тайну.

Карел Чапек

Где лучше всего встречать вечер пятницы? Правильно — в библиотеке! Вы так не считаете? Хм…

Значит ваше мнение расходится с мнением наших главных героев! Ведь в данный момент Северус и Люциус сидели в дальнем углу библиотеки и штудировали учебники. Книги, просматриваемые преподавателями, были странные. Мифология, мифические существа, магические существа и много чего еще.

— Северус, мне кажется, МакГонагалл просто пошутила! — со вздохом, откладывая очередной томик, признался Малфой. — Мы сидим здесь уже битых два часа!

— Тебе нужно быть терпеливее, — потерев виски пробормотал Снейп, утыкаясь в очередную книгу.

— Да не существует этих демонов! Об этом даже дети знают! — зачастил блондин.

— Существуют, — лаконично фыркнул Северус. — Минерва не лгала, не договаривала, но не лгала.

— Даже если и так, зачем нам искать о них информацию?!

— Нам нужно выяснить, кто именно убил твоего предшественника, — подняв глаза от учебника, объяснил, как ребенку Снейп.

— Пф…

Никто из беседующих профессоров не заметил проскользнувшую возле них девушку. А Гермиона Грейнджер, тем временем, стремительно бежала из библиотеки, лихорадочно обдумывая, что делать. Она могла поделиться подслушанным разговором со своими лучшими друзьями, но в последнее время они мало общались. Девушка всячески оправдывала их постоянную занятость, но правда была в том, что знаменитый Гарри Поттер и его лучший друг Рональд Уизли «забили» на подругу. И поэтому сейчас, первым, что пришло в голову Грейнджер, было поделиться всем с новой подругой, ставшей, если честно, за какой-то месяц, лучшей подругой.

✡🔯✡

— Всё, лети! — открыв окно, я пронаблюдала, как мой демон растворяется в сумраке вечера. В лапах ворон держал мою сумку.

За пару минут я закончила инструктаж Курамы, что мне принести из дома и что еще ему нужно будет попутно сделать. Прошел уже месяц с момента моего прибытия в Хогвартс. Никаких новых происшествий не было. Всё было тихо и спокойно, слишком…

Это было, как будто затишье перед бурей, а к буре надо быть готовой! И посему я решила проштудировать свои книги о всевозможных ритуалах и так далее. Так как покидать школу я была не намерена, отправила вместо себя демона. Ему уже давно пора размять крылышки.

Улёгшись на кровать, я прикрыла глаза всего на минуту, но видимо заснула. В какой-то момент дверь распахнулась и я резко вскочила на кровати.

— Виктория! — в комнату вбежала Миона, она была взволнована. — Я только что такое услышала!..

Не перебивая девушку, я внимательно слушала ее рассказ. С каждым ее словом я становилась всё мрачнее и мрачнее. Старая драная кошка! Решила поиграть у меня за спиной?! Она вообще подумала о своих подчинённых?! Или захотела покопировать Альбуса Дамблдора? Ну, я ей устрою!

— Что будем делать? — вывел меня из размышлений голос Гермионы. Девочка, и ты туда же?

— Не знаю, Миона. И что мы можем сделать? — саркастически вопросила я.

— Тоже поискать информацию! — возмущённая моим скепсисом, предложила гриффиндорка.

— Где? — понимая и принимая серьезный настрой подруги, вздохнула я. — Думаю, в школьной библиотеке это бесполезно, но я могу дать книжечку о демонах.

— А откуда она у тебя? — оживилась подруга, поняв, что отговаривать я ее не собираюсь.

— Киртану, как-то раз, необходима была информация об этих существах, — ну, я ведь не совсем лгу? — Как только книга перестала его интересовать, перекочевала ко мне. Только есть одна загвоздка.

— Какая? — приподняла бровь Грейнджер.

— Книга будет у меня завтра, — честно призналась я.

— Эм…

— Она дома осталась, — пояснила я, — Завтра же, с утра, должен будет вернуться Курама.

— Ты его домой послала?

— Да, за книгами, — ответила я, душераздирающе зевнув, — Мион, а давай спать? Что-то я устала…

— Хорошо. Чур, я в ванную первая, — поднявшись Гермиона шустро двинулась к двери.

Не останавливая подругу, я медленно опустилась на кровать, кутаясь в одеяло. В голове шумело и звенело, чувствовала я себя отвратительно. Видимо Курама оказался слишком далеко от меня. И это, зачастую, вытягивает из меня слишком много сил…

✡🔯✡

Враг — это друг, который знает о нас слишком много.

Константин Мелихан

Мужчина в белом смокинге с иголочки вышел из большого здания какой-то известной и значимой фирмы. Фирма эта занималась тем, что дарила людям радость, устраивая праздники и корпоративы. Дополнительно эта фирма изготавливала все необходимое для торжеств, а также (какая прелесть) куклы. Но в данный момент нас не интересует эта фирма — нас интересует вышедший из нее мужчина. Нет, он не был каким-то супер страшным или еще что-то в этом роде. Но пройдя возле него, где-то на улице, вы просто не сможете не обратить на него внимания.

Мужчина этот был обладателем длинных белокурых волос, сейчас собранных в высокий хвост. Черты лица его были мягкие. С первого взгляда на его лицо можно было сказать, что этот мужчина очень дружелюбен. В карих добрых глазах плескались смешинки. Его накачанную и спортивную фигуру грамотно подчеркивал разумно подобранный белый строгий костюм.

«Такому человеку невольно хотелось довериться, от такого человека ждешь понимания и сочувствия, такой человек не способен предавать и бить в спину…» — Именно такое первое впечатление вызывал этот мужчина, да и последующие тоже.

Блондин явно сейчас куда-то спешил. То ли на деловую вечернюю встречу, то ли домой, чтобы поплавать в огромном бассейне, расслабившись от тяжёлого рабочего дня. А может в подземельях его большой резиденции мужчину ожидала новая игрушка… Причина его спешки была не столь важна, как голос окликнувший его.

— Постой! — мягкий, немного скрипучий, но от того не менее приятный, баритон заставил блондина остановиться. Замерев на месте, он медленно развернулся.

— Давно не виделись! — чистый голос беловолосого завораживает, а тем временем его обладатель рассматривает своего визави.

В отличии от блондина, другой был обладателем прямых черных волос, которые свободно спадали немного ниже лопаток. Лицо имело острые и хищные черты. Черные, как бездна, глаза мужчины ничего не выражали. На нем был черный длинный плащ, скрывающий фигуру. От этого субъекта отчетливо несло опасностью и силой.

«Такому человеку лучше не переходить дорогу, с таким человеком лучше вообще не сталкиваться. Но именно такие люди зачастую притягивают к себе…» — Вот так можно было описать этого индивидуума.

— Давненько, — подтвердил брюнет.

— Что-то случилось? — добродушно и тепло спросил блондин улыбнувшись, смотря на собеседника.

Они были друзьями, несмотря на то, что были противоположностями друг друга. Они были дружны настолько, насколько это вообще возможно между такими разными двумя существами.

— Не совсем… — задумчиво протянул брюнет и тоже искривил уголки тонких губ в улыбке. — Вскоре нам, возможно, понадобится твоя помощь.

— Я всегда к вашим услугам, — шутливо поклонился кареглазый.

— Знаю, — кивнул черноглазый, — Просто хочу спросить, ты занят чем-то будешь?

— Не хотите отвлекать меня от важных дел? — хохотнул блондин, — Не волнуйся, у меня много свободного времени.

— Ясно, до встречи, — коротко попрощался брюнет.

— До встречи, друг! — еще шире улыбнулся блондин, смотря, как черноглазый удаляется, а его фигура понемногу растворяется в темноте…

====== 10. Глава, в которой Минерву учим уму-разуму... ======

Комментарий к 10. Глава, в которой Минерву учим уму-разуму... β

Неожиданность — необходимая часть жизни, ведь если бы мы точно знали будущее, оно стало бы прошлым.

Аюн Уоттс

Ночь уже вступила в свои права, а луну на небе заволокли хмурые тучи, как у довольно большой резиденции остановился белый кабриолет и из него вышел кареглазый блондин.

— Здравствуй! — раздался мелодичный голос за спиной мужчины. Он резко развернулся, не понимая, как этот человек сумел, подкрался к нему так бесшумно, а он даже не почувствовал.

«Сегодня день неожиданных визитов?»

— И тебе не хворать! Неожиданно и, скажем прямо, нереально странно видеть тебя, да еще и здесь! — рассматривая гостя, прокомментировал его появление блондин.

Этот мужчина, как и его предыдущий неожиданный собеседник, ничуть не изменился. Всё те же черные волосы, вечно подстриженные «ёжиком», всё тот же цепкий и проникновенный взгляд зеленых глаз.

— Надеюсь, ты понимаешь, что нужно будет молчать о нашей с тобой встрече? — с угрозой протянул зеленоглазый.

— Понимаю, — кивнул кареглазый. Он склонил голову на бок и понял, что всё же ошибся. Взгляд брюнета изменился, и… в нем была видна угроза. Этот человек редко кому угрожал, и было очень странно, что он решился угрожать именно ему.

— Я пришел лишь для того, чтобы предупредить тебя, — губы брюнета искривились в пугающей улыбке. — Не вмешивайся ни во что. Иначе последствия тебе не понравятся.

— А ты не зарываешься? — приподнял бровь блондин, прищурившись. — Смертный, думаешь можешь мне указывать?

Теплота во взгляде блондина исчезла, но доброжелательная улыбка продолжала растягивать его губы.

— Я предупреждаю, — разворачиваясь, бросил зеленоглазый. — Прощай!

— Видимо, еще увидимся, — возразил кареглазый, но его собеседник уже исчез.

«Надо будет защиту дома проверить…»

Блондин направился в дом, обдумывая и принимая новую информацию. Еще полчаса назад, когда он разговаривал с другом, блондин думал, что его втягивают в очередную шалость. Но теперь всё происходящее не походило на «шалость».

Дико было думать о том, что эти две стороны схлестнулись. Впрочем, кареглазый уже давно решил, на чьей стороне он…

✡🔯✡

Честно сделанные ошибки следует считать не неудачами, а семенами для основной деятельности по их исправлению.

Стивен Джей Гоулд (Stephen Jay Gould, 1941-2002), американский геолог, палеонтолог и философ науки

Просыпалась я тяжело. Точнее, не «я» просыпалась, а меня будили. Не нагло, как я уже привыкла, а довольно аккуратно. То есть, меня осторожно трясли за руку, зовя по имени, а не, как некоторые, ведром ледяной воды на голову. Дам… дядя у меня злой, особенно с утра.

— Виктория… — не громко уговаривала меня проснуться Миона. — Уже двенадцать часов дня. Пора вставать!

Я со стоном перевернулась на спину. Сейчас всего лишь обед, я иногда могу продрыхнуть и до ужина, а то и несколько суток подряд.

Чувствовала я себя еще хуже, чем вчера вечером. В горле першило, голова трещала, а живот скручивало в жгут.

— Миона… — простонала я и закашлялась. Мне тут же поднесли стакан воды. Я с благодарностью приняла его и жадно припала к благодатной влаге. Легче не стало, к сожалению.

— Ты не заболела? — заботливая подруга приложила ладонь ко лбу и вскрикнула, — Да у тебя жар! Ты вся горишь!

«Курама!»

Попыталась я позвать демона, но отклика не получила. И понимай, как хочешь. То ли курица пернатая не отзывается, то ли мне просто не удалось его позвать?

— Я позову мадам Помфри! — сказала Грейнджер, но я схватила ее за руку. И откуда только силы взялись?

— Гермиона, всё в порядке, — прошептала я, — Лучше скажи, Курама прилетал?

— Да, час назад… — рассеянно откликнулась подруга. — Но Вика, тебя нужно показать целительнице! Здоровье — это не шутки!

— Не будь занудой, будь лучше подругой. Сбегай в больничное крыло и попроси какой-нибудь укрепляющий отрав твар… то есть, отврат… чтоб тебя, отвар трав!

— Хи-хи… тебе что из всего перечисленного? — сквозь смех спросила Миона.

— Что-то из этого, — улыбнулась я и прикрыла веки, делая вид, что засыпаю. Через несколько минут дверь закрыли с той стороны, и я распахнула глаза.

— Дарт! — позвала я домового эльфа.

— Звали, хозяйка? — появился синеглазый эльф.

— Звала. Сходи на кухню и принеси мне чай и что-то перекусить.

— Да, мисс! — отозвался Дарт, исчезая. Он был, пожалуй, единственным домовиком, которому я доверяла на восемьдесят процентов. В школе, разумеется.

Спустя двадцать минут, когда я уже покушала, вернулась Гермиона.

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно спросила она.

— Чудесно! Кстати, вот та книга, которую я тебе вчера обещала.

-О-о-о! — глаза девушки загорелись интересом.

— Ты только не увлекайся слишком сильно, — хмыкнула я. Книга эта была самая безопасная и малоинформативная из всех, имеющихся у меня. В ней находилась информация о низших демонах, но с Мионы и этого будет достаточно. А сейчас, мне нужно бы поговорить с одной старой и драной кошкой. Вот только еще немного отдохну и сразу пойду.

«Кар-р-р! Ты как Вика?»

Раздался голос в голове, а в комнату через открытое окно впорхнул ворон.

«Нормально, ты всё сделал?»

«Да. Кар!»

Я облегченно выдохнула, а то в ближайшее время еще одного такого расхода сил я бы не пережила.

«А знаешь, что Минерва послала двух преподов изучать инфу о демонах?»

Невинно спросила я.

«Что?! Кар-р-р! И после этого ты будешь дальше разбираться со всем этим?!»

«Я не могу не помочь. Ты же знаешь, Курама…»

«Знаю! Кар!»

Раздраженно выдохнул демон.

«Но это еще не всё. Об этом всём теперь еще и Миона знает…»

«О, бездна!»

«Да, у меня похожая первая реакция была…»

«Кар-р-р. И что с этим делать будем?»

Спросил как-то устало Курама.

«С этим, думаю, пока что ничего. Ты лучше скажи, поможешь мне отчитывать Минерву?»

Попыталась я подбодрить Кураму.

«Помогу! Кар-р-р!»

С готовностью ответили мне и… с предвкушением. Не мне одной хотелось высказаться Минерве.

Быстро проскользнув в ванную комнату мимо увлеченно читающей подруги, я умылась и переоделась. Выйдя, я так же аккуратно выскочила из комнаты. Хотя, кажется мне, что даже если землетрясение начнется, Миона всё равно продолжит читать.

Курама привычно устроился у меня на плече. Подходя к кабинету, я задумалась. А не напакостить ли мне снова?

«Курама, а давай пароль в кабинет поменяем?»

«Хм… давай. Кар! На что менять будем?»

«Ну, лимон уже был, так что я предлагаю… грейпфрут!»

«Очень остроумно! Кар-р-р!»

Фыркнула зараза пернатая.

«А ты что предлагаешь?»

Язвительно и обиженно поинтересовалась я у этой бяки. Впрочем, уже предсказывая ответ.

«Мясо!»

Я закатила глаза…

«Нет! Давай уж лучше… демон!»

«Ты хочешь… а ладно! Кар-р-р! Пусть будет демон!»

Согласился ворон, понимая, что я уже не отступлю от этой затеи.

— Привет, Гуль! Как дела? — вежливо поздоровалась я с приятельницей.

— Как обычно, — ответила мне статуя.

— Ну, так давай сделаем что-то необычное! Например, пароль сменим! — широко улыбнулась я.

— Без проблем! — радостно ответили мне. Видимо, горгулье и впрямь очень скучно здесь, раз не пришлось уговаривать ее с полчаса.

— Меняем на «демон»! — сообщила я. — И да, пропусти меня, пожалуйста. Мне с Минервой пообщается надо. Кстати, она там одна?

— Да, одна. Проходи, — Гуля гостеприимно отъехала в сторону.

— Спасибо! До встречи, — напоследок бросила я, исчезая в проходе.

Поднявшись по лестнице, я, как-всегда не церемонясь, распахнула дверь настежь. Пожилая волшебница, сидящая за директорским столом, вздрогнула.

«Не ждали? А мы приперлись!»

Услышала я яркую и очень ехидную мысль демона. Еле удержавшись от улыбки, совсем неуместной сейчас. Напустив на себя строгий и злой вид, не давая МакГонагалл и слова вставить, начала ее распекать.

— Минерва, ты совсем головой не думаешь? — задала я риторический вопрос. — Объясни мне, пожалуйста, какого демона, ты отправила двух профессоров искать информацию?!

Директриса Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс открыла рот, а затем, не найдя слов, закрыла. Она явно не привыкла, что ее распекают, как нашкодившую ученицу.

«Скажи ей, что у нас и так времени мало, а мы решили его практически просрать здесь!»

Подначил меня Курама.

— Пойми, Минни, у меня и так времени немного. А сейчас я его трачу впустую, выжидая следующих действий противника! Сидя здесь!

«Она нам мешает! Кар-р-р!»

— Вот зачем ты мешаешь н… мне?

— Но я ничего такого не сделала! — сумела вклиниться в мой монолог женщина.

— Да неужели? — издевательски протянула я. — Ты не понимаешь? Не понимаешь, что подставляешь собственных же подчинённых?

— Да я всего лишь попросила их поискать сведения о демонах! — воскликнула волшебница. И тут не выдержал Курама.

— Кар-р-р! — ворон слетел с моего плеча и уселся на стол. — Вы представляете, что может случиться, если эти профессора решатся призвать кого-то из демонов? Нет, не представляете! А я вас просвещу! Минимально, что случится — это вся школа помрет. И даже мы с хозяйкой можем вас не спасти!

— Курама, прав. Даже низший демон, если призывающий его человек не знает всех правил обращения с ним, легко сможет убить всю школу.

— Но они не будут этого делать! Не посоветовавшись со мной! — возмутилась несправедливым упрекам чародейка.

— Ты в это веришь? Впрочем, посуди сама, по собственному поступку. Ты считаешь себя взрослой, разумной и, несомненно, рассудительной личностью. В этом то и ошибка многих старых и взрослых волшебников! Думая, что имея большой опыт за спиной, много прожитых лет, они становятся самонадеянными и самоуверенными сверх меры! Ты решила играть у меня за спиной, и приблизительно не представляя последствий собственной дурости! С этими двумя преподавателями судьба может сыграть ту же шуточку, только с большими последствиями. Думаешь, эти двое взрослых и умудрённых жизнью волшебника, узнав лишь крупицу информации, побегут докладывать тебе, когда у них будет возможность призвать демоническую сущность и разведать всё более подробно и детально?!

— Даже, если и так! — согласившись с моими словами начала Минерва. — Ты сама сказала, что они два уже взрослых и опытных волшебника. Разве они не сумеют исполнить все необходимые приготовления к призыву правильно?

— Это, если они вообще найдут правильный ритуал! Потому как учебников по демонологии попросту нет! Все, что есть — это рукописи и семейные познания, передающиеся из поколения в поколение! А значит, все эти книжицы писали ЛЮДИ! А людям свойственно ошибаться! — я тяжело вздохнула. Было трудно формулировать простые истины, известные с детства, в познавательную речь.

На помощь мне пришел Курама, перенимая эстафету в просвещении МакГонагалл:

— Идём дальше. Кар-р-р! Даже демонологам не всегда удаётся призвать демона из-за собственных ляпов, которые они совершают из-за незнания самых простых правил. Также людишки не всегда умеют рассчитать… всё рассчитать, в общем-то! А даже, если они, каким-то чудом, сумеют сделать всё правильно — разговаривать с демонами они попросту не умеют!

— Да человек быстро попадется в словесную ловушку… даже не поняв этого, — закончила я спокойно тираду ворона. МакГонагалл, после расписанного нами сложного процесса призыва демона, не была уже так уверена в себе. Она побледнела, а губы ее подрагивали. — Минни, я искренне хочу помочь тебе и школе, но не потерплю действий за своей спиной! Если ты решила справляться со всем собственными силами, я сниму с себя все обязательства и сейчас же покину Хогвартс. Выбор за тобой.

— Х-хор-рошо! — согласилась, запинаясь, Минерва. Вот только, на что согласилась?

— Что хорошо? — уточнила я.

— Я больше не буду ничего предпринимать самостоятельно, — подавленно ответила директриса.

— В таком случае, я остаюсь! — вынесла я свой вердикт. Сил утешать или как-то подбадривать женщину не было, но я все же произнесла, — Сейчас больше ничего не предпринимай. Пусть профессора роются в библиотеке, только скажи им, чтобы сами ничего не делали. Хотя, я уверена, что они не сумеют отыскать здесь что-то поистине опасное.

С чистой совестью я быстро вышла из кабинета, краем глаза видя смазанную тень демона, полетевшего за мной.

«Мы не перегнули палку?»

Устало спросила я друга.

«Нет. Зато в следующий раз она четырежды подумает и трижды спросит совета, прежде чем что-то делать!»

Видимо, демон всё еще был зол. Он вообще быстро вспылял и очень долго отходил от всего, не смотря на возраст, или именно, что смотря на него? Как бы там ни было, я знала чудесный способ утешить Кураму.

— Мяса хочешь? — скрывая смешинки в глазах, спросила я.

— Да. Кар-р-р!

====== 11. Обсуждаем... ======

Разумеется, я верю в счастливую случайность, иначе как объяснить успехи людей, которых я не выношу?

Жан Кокто

Два недовольных волшебника смиренно шли по направлению к кабинету директора. Недовольство их выражалось в том, что их наглейшим образом разбудил патронус Минервы Макгонагалл. И ладно бы патронус просто разбудил, не велика беда! Самое ужасное то, что Люциус и Северус умудрились уснуть в библиотеке! Представляете, как болели тела бедных и трудолюбивых (вообще-то не очень) профессоров? Думаю, что нет.

— Пароль «саламандра»! — коротко бросил Снейп статуе охраняющей вход в кабинет директора, ни на миг не сомневаясь, что она, как всегда молча, отъедет в сторону. Но никто даже не предполагал, что эта вечно безмолвная (даже для директоров) статуя хихикнет и тем более ответит.

— Пароль, неверный! — заявила горгулья, смотря на профессоров с высоты своего постамента.

— Как это неверный? — не понял Малфой-старший. — Когда пароль успели сменить?

— Примерно полчаса назад, — ответила статуя, любуясь растерянными лицами мужчин.

— Кто сменил пароль? Минерва не предупреждала… — пробормотал Снейп.

— Кто сменил! Кто сменил? Кто сменил?! — пропела издевательски горгулья, скалясь в улыбочке.

— Как бы там не было… — начал терять хваленое терпение зельевар. — Пропусти нас! Я бывший директор Хогвартса и ты обязана меня пропустить!

— Ага! — хохотнула статуя. — Еще чего профессор Снейп? В том всё и дело, что вы были директором школы, а сейчас вы всего лишь преподаватель зельеварения. Теперь замок, как и я не подчиняемся вам!

Горгульи — народ вредный и злопамятный. А данная представительница сего племени, ласково называемая Викторией «Гуля» еще и невероятно старая. Что придает ей особой злобности по отношению к обидчикам. Северуса же она в особенности недолюбливает за то что, будучи директором, этот хмурый мужчина допустил практически полное разрушение замка!

— Вот же… демон! — зло бросил первое ругательное слово, пришедшее на ум Люциус и о чудо! Статуя сдвинулась с места!

Точнее для Малфоя-старшего слово «демон» стало ругательным в течение последнего месяца. Ведь именно из-за этих проклятых существ он должен был торчать допоздна в библиотеке, скрупулёзно выискивая информацию!

— В следующий раз берем слово позаковыристее и ни в коем случае не ругательное, — бормотала себе под нос горгулья, смотря на преодолевающих проход мужчин.

— Неплохо ты… отгадал пароль, — усмехнулся Снейп.

— Ага, — буркнул в ответ аристократ.

Предварительно постучавшись, а не как некоторые невоспитанные юные особы, преподаватели вошли в кабинет директрисы.

— Добрый день, — поприветствовала их женщина, стоящая возле портрета Альбуса Дамблдора.

— Добрый, — ответил ей зельевар, а профессор по ЗОТИ промолчал, предпочтя мрачно смотреть на Макгонагалл.

— Вам, наверное, интересно узнать, зачем я вас вызвала… — начала Минерва и стушевалась. Пока женщина ждала Снейпа и Малфоя, она пыталась придумать свою речь, но в голову не приходило ничего путного. И теперь женщина терялась, не зная, что именно сказать или рассказать? — Но для начала хотите чаю? Или лимонных долек?

— Директриса, надеюсь, мы сюда пришли не для распития чая и поедания сладостей?! — язвительно спросил мистер Малфой. Нет, он бы сейчас не отказался от чашечки чая или чего-то покрепче, а также плотного завтрака. Но у Люциуса по-прежнему болела затекшая шея, и он не преминул выплеснуть свои негативные эмоции. Хотя такое поведение больше подходило Снейпу, чем ему, потомственному аристократу.

— Разумеется, нет профессор Малфой! — заверила экс-пожирателя смерти Минерва. — Я просто хотела вас попросить, чтобы с любой мало-мальски важной информацией вы сразу же шли ко мне. А также я настоятельно рекомендую вам, без моего ведома, не делать никаких экспериментов! — вспомнив поучительную речь Воканс и выделив всё необходимые аспекты, наставительно произнесла волшебница.

— Мы поняли тебя Минерва, — спокойно ответил Снейп. — И да, скажи, пожалуйста, когда ты сменила пароль? И почему ты не предупредила нас?

— Пароль?.. — не поняла чародейка, нахмурившись, а спустя несколько мгновений она расслабилась. — Да… это я его сменила. Простите, из памяти совсем вылетело, — устало улыбнулась ведьма. И в этот момент никто из присутствующих (кроме, пожалуй, еще портретов) не догадывался с чем была связана ностальгическая улыбка, которую два преподавателя приняли за виноватую. А тем временем Минерва вспоминала, как часто во время ее ночных патрулей коридорами Хогвартса она видела (тогда еще маленькую Викторию) вечно бегающую по коридорам девочку, разговаривающую со всеми неживыми, но одухотворенными предметами в замке. Как впервые она удивилась, поняв, что замок принял малышку и что более того, он подчиняется ее воле и желаниям. Как легко кроха общается с домовыми эльфами…

— Кхм-кхм, — из воспоминаний ведьму вырвало деликатное покашливание Дамблдора. — Они уже ушли Минни.

— Ясно. А ведь она так подросла Альбус, … так изменилась… — тихо с навернувшимися на глаза слезами пробормотала пожилая дама.

— Ну-ну Минерва, не плачь, — добродушно сказал старик с портрета. — Виктория и вправду выросла.

В голубых глазах великого и поистине легендарного мага плескалась гордость и какая-то затаённая печаль…

✡🔯✡

Сплетня как старый анекдот: всегда найдется кто-нибудь, кто еще ни разу ее не слышал.

NN

Кто из вас не любит поболтать о личном? Я вот, например, люблю и даже очень. Особенно когда это «личное» не относится ко мне.

— Мион, кстати давно хотела спросить. Ты встречаешься с младшим Уизли или это просто сплетни? — как бы невзначай поинтересовалась я. Надеялась я, правда, говоря, что это всего лишь так слухи-шутки…

— Да… мы с Роном встречаемся, — запнувшись, ответила Гермиона.

— О-о-о… — разочарованно протянула я. Сердцу, разумеется, не прикажешь но… — Ты любишь его?

— Да! — тут же ответила мне подруга, но в тоне ее послышалась неуверенность. Вот оно как! Я мысленно потерла ручки. Еще оказывается не всё потеряно!

— А он тебя? — с любопытством спросила я.

— Тоже, наверное…

— Чего так неуверенно? — щурюсь я.

— Ничего, — бурчат мне в ответ. — Ты лучше скажи, у тебя парень есть?

От такого вопроса я впала в прострацию. Неплохо гриффиндорка тему перевела, но мы еще вернемся к ней.

— Нет, — беспечно ответила я.

— А тебе нравится Малфой? — опять завела меня в тупик своим вопросом Грейнджер.

— Какой именно? — настороженно спрашиваю я.

— Да не притворяйся, — хихикнула волшебница. — Ну, Драко! Малфой-младший! — заметив мое недоумение, всё-таки пояснила девушка.

— А почему он должен мне нравиться? — мои брови были уже на полпути, чтобы встретится с прической.

— Ты не заметила? — удивилась Миона. Я молча покачала головой из стороны в сторону, говоря что «нет, не заметила». — Ну, он в последнее время садится постоянно возле тебя в столовой, а также в кабинетах…

— Может он к тебя ближе хочет быть? Или возле какой-то другой девушки, а может даже парня? — ну мало ли у кого какие предпочтения? — Чего сразу возле меня-то?

Я и вправду не понимала, с чего она решила будто бы блондин породистый именно возле меня бродит.

— Это было бы возможным, если бы он не пожирал тебя глазами! — фыркнула девушка. — Многие об этом шепчутся.

— П-правда? — заикнувшись, спросила я. — Я, честно говоря, об отношениях в принципе не думала. Сначала школу хочу окончить, — а что, это чистой воды, правда!

— Да не волнуйся ты так! Я всего лишь спросила! — улыбнулась подруга, видя мою реакцию. — Кстати, а почему ты спросила «какой» именно Малфой на тебя заглядывается?

— Да они оба, что младший, что старший ничего так, — призналась я.

— Но Люциус Малфой старый! — воскликнула подруга. И это было поистине возмутительно, потому что Малфой-старший был примерно ровесником моего дяди, которого (уж поверьте) старым назвать точно нельзя было! А еще…

— Не на много старше Снейпа!

— А причем тут профессор Снейп?! — покраснев, попыталась сделать удивлённый вид девушка.

— Наверное, при том, что каждый раз, когда он обращается к тебе, ты краснеешь! — обличительно ухмыльнулась я.

— Да я краснею только потому, что он меня отчитывает за помощь Невилу! — оправдывалась Грейнджер.

— А вчера? Когда он тебя похвалил? Ты почему румянцем залилась?

— Потому что жарко было! — неправдоподобно солгала подруга, особенно если учесть, что вчера в подземельях было холодно и мы не варили никаких зелий. — И он не часто хвалит нас! — поняв нелепость собственных слов, решила исправиться девушка.

— Позавчера он похвалил Малфоя, — сказала я.

— Он его крестник! — спорила Гермиона.

— На этой неделе Снейп хвалил и меня и Гарри.

— Это… ты новенькая, а Гарри… — не нашла что сказать Миона.

— Ладно-ладно! — засмеялась я, смотря на пунцовые щеки подруги. — Оставим эту тему. Лучше скажи, как тебе книга, — кивнула я на одолженный томик по демонологии.

— Очень… познавательно. Ты, например, знала, что демон может заключить контракт с человеком? — оживилась подруга, с радостью переключившись на другую тему.

— Знала, — улыбнулась я. — Еще знаю, что обычно демоны заключают сделки, не как часто пугают, на душу человека, а на простое и банальное желание.

— Да? — удивилась девушка.

— Угу, — легкий кивок Мионе. — Ты в разделе пятом посмотри, там должно быть… упоминание об этом. Но сначала обед! — твердо заявила я, хватая руки Гермионы потянувшейся за книгой.

— Хорошо, — согласилась девушка, потупив взгляд, потому что в ее желудке громко, так громогласно я бы даже сказала, заурчало.

«Кар-р-р! Вика, я здесь только что совушку Министерскую видел, ты бы лучше ее перехватила не в столовой!»

Сообщил мне Курама, который как раз сейчас осматривал окрестности школы на наличие любопытных посланий или еще чего-то.

«Поняла! Спасибо!»

Коротко поблагодарила я друга за предупреждение.

— Мион… мне тут, кое-куда сходить нужно… я совсем об этом забыла… — немного запинаясь, произнесла я. — Ты иди на обед, а я постараюсь тебя догнать. Если не приду, захвати мне что-то вкусненькое.

— Ладно, — согласилась подруга, наблюдая как я, скрываюсь за ближайшим углом.

✡🔯✡

Случай — то, что выпало из рук судьбы.

Владислав Гжещик

Где самое спокойное место на территории Хогвартса? Если не считать Запретный лес и астрономическую башню то это, наверное, совятня. Особенно сейчас, когда все ученики собрались в большом зале чтобы отобедать.

И именно в совятне я решила дожидаться письма из Министерства магии Великобритании. Кто и самое главное, зачем мне писал оттуда? Ну, это легкий вопрос…

В Министерстве испокон веков, а точнее со времен его основания существует отдельный (скрытый ото всех волшебников и маглов) Отдел Регулирования Действий Демонологов, если коротко «ОРДеДе». Да странное название, но какое есть, такое есть. Об отделе этом по идее должно быть известно лишь Министру и его заместителю, но на самом деле о существовании данного сообщества знают намного больше волшебников. Далеко ходить за примером не нужно. Минерва Макгонагалл, а до нее об этом было известно Альбусу Дамблдору. Да даже мой лучший (да простит меня Курама) друг знает о его существовании! А он, этот самый друг, с магическим миром предпочитает вообще не сталкиваться!

Так что-то я отклонилась от темы. Ранее еще месяц назад во время решения всех срочных и не очень дел, я заодно отправила письмо с запросом в ОРДеДе о том, кто брал разрешение на проведение, каких-либо ритуалов на ближайшее время. Но так как там работают исключительно улитки, ленивцы и черепахи ответ они мне присылают лишь сейчас! Спустя один месяц! Совсем без Киртана распустились, держал их дядя в ежовых рукавицах, а теперь у них, видите ли, свобода и лафа. Да Киртан был главой отдела ОРДеДе, но теперь там властвует его заместитель. Не скажу, что этот человек очень уж приятный тип, но мы с ним в приятельских отношениях, так что я не жалуюсь.

За моей спиной послышалось какое-то движение. Повернув голову, так как развернуться всем корпусом я, к сожалению не могла. А вы попробуйте, сидя на подоконнике, свесив ножки вниз, повернуться всем телом назад и постарайтесь при этом еще не упасть.

Оглянувшись назад, я увидела человека, которого никак не ожидала узреть…

====== 12. Наглость, тупик... ======

Вежливость сегодня ценится все дороже, нахальство вообще не имеет цены.

М. Шульпин

Драко Малфой спокойно и непринужденно вошел в башню совятни. Сегодня он хотел отправить письмо своей матери Нарциссе Блэк (в замужестве Малфой). Это действие вошло у него в традицию, с первого курса он каждый месяц посылал ей хотя бы одну весточку. Нет, мистера Малфоя-младшего никак уж нельзя было бы назвать маменькиным сыночком! Просто он очень любил свою мать и не хотел, чтобы она волновалась за него.

Мысли Драко опять свернули на новенькую ученицу их восьмого курса. Девушку, которая упорно не обращала на него внимания! Уже все вокруг начали шептаться о том, что она ему нравится, а сама Виктория совершенно его не видела!

Можно было подумать, что она всего лишь делает вид, что ничего не замечает, так сказать набивает себе цену. Но девушка совершенно не походила на кокетку, да и дружила с заучкой Грейнджер. Что в разы усложняло задачу! Ведь не подойдешь и не поговоришь с Воканс, пока возле нее вертится эта грязнокровка! Хотя это еще вопрос, кто возле кого вертится. То новенькая повсюду ходит за Грейнджер даже (о, ужас!) в библиотеку, а то ходячая энциклопедия Хогвартса бродит с Викторией, увлеченно о чем-то рассказывая ей.

И Драко остаётся лишь садиться вблизи Воканс при всех возможных случаях…

Из размышлений Малфоя-младшего вывело понимание того что он не один в совятне. На подоконнике повернувшись к нему спиной и свесив ноги вниз, сидел предмет его размышлений.

Не поверив своим глазам, блондин зачарованно смотрел, как девушка оборачивается к нему, сверкая голубыми, как небо глазами и опасно подается вперед в распахнутое окно…

✡🔯✡

Оглянувшись назад, я встретилась с серо-голубыми глазами Драко Малфоя. Вот кого мне повстречать как раз сейчас и не хватало! И ладно бы этот блонди просто застыл как минуту назад, нет, он молниеносным броском оказался возле меня и схватил за локоть, дернул на себя! Хорьку белобрысому хватило силы, чтобы сжать свои холеные пальцы у меня на руке, так что синяки 100% останутся, но он не сумел устоять на своих двоих и при этом удержать меня! По инерции его совсем скажу я вам совсем не легкую тушу, понесло за мной на пол и этот чертов аристократ, упал на меня, придавив к полу! Как он меня не раздавил, не знаю, но приложило меня об пол знатно, так что воздух из легких выбило, а назад он возвращаться и не думал! Утруднял все парень, лежащий на мне и не думающий вставать, из-за чего, я даже глотка кислорода сделать не могла!

Когда перед глазами уже начали мельтешиться черные мушки блондин, наконец, соизволил приподняться на локтях, что позволило мне, наконец, вдохнуть полной грудью. К сожалению, аристократ не додумался встать с леди, позволяя ей подняться на ноги и поэтому, мне пришлось смирно лежать под этой сто килограммовой (не меньше) махиной. Встретившись с потемневшими, сейчас точно голубыми глазами, я начала тонуть в них, как в озере. Но благо я умела плавать и с легкостью вернулась в реальность.

Приоткрыв рот чтобы крайне вежливо (трех этажными матами) попросить Драко встать с меня, совершенно опешила, когда хорек подался вниз и впился мне в рот поцелуем. Поцелуй был требовательным, страстным и волнующим. Мне он даже понравился, и я решила не вырываться, а просто пассивненько поваляться.

Не скажу, что я много целовалась в своей короткой (если сравнивать с некоторыми пернатыми), но насыщенной жизни часто. Нет, на трезвую голову такое происходило очень редко, а на не совсем трезвую немного чаще, чем в моем нормальном состоянии. Но сравнивать мне было с чем и по десятибалльной шкале, я бы дала этому поцелую (по всем критериям) 6 баллов и то с натяжкой.

Блонди прикрыл глаза, что позволило мне спокойно не стесняясь рассмотреть его мордашку. Черты лица четкие, красивые и даже приятные. Светлые волосы зализаны назад и приблизительно (если их нормально расчесать) были бы они ему, где-то до подбородка, а то и ниже.

Вдруг ресницы парня распахнулись, видимо он понял что я, конечно, не сопротивляюсь, но и не отвечаю. Непонимание напополам с удивлением плескались в голубых глазах и вот, я подумала что, наконец, блонди отстраниться, но не тут то было!

— Что здесь происходит? — услышали мы ледяной голос… никого иного как Люциуса Малфоя. Дам… что сказать? Везет мне сегодня на этих Малфоев…

Но во всей этой ситуации были, и плюсы, например, младший блондин отстранился от меня. И я смогла ответить на вопрос.

— Не знаю, сэр! — максимально честно сказала я, встречаясь с холодными серыми глазами. — Драко Малфой видимо решил прилечь… и правда, сказать, я совершенно не понимаю, почему в качестве подстилки он выбрал меня! — к концу ответа мой голос порядком поднялся. Это был и не крик, но и не обычный разговорный тембр.

После моих слов Драко вскочил с меня, будто ошпарившись и на его бледных щеках, проступили пятна румянца. Это выглядело смешно, и я с трудом сдержала смех.

— Я… — попытался что-то сказать хорек, но с первого раза у него ничего связного не получилось. — Она… — вторая попытка так же успехом не увенчалась, но ведь бог любит троицу! — Просто Воканс опасно… сидела на окне, и я… помог ей спуститься! — наконец смог более-менее нормально оправдаться парень.

Профессор Малфой прищурился и собирался что-то сказать, но его перебила белая сова, влетевшая в окно и усевшаяся у меня на руке. Наконец!

Быстро отвязав письмо я, позабыв о посторонних, развернула его и пытливо вчиталась в текст.

Здравствуй, Виктория!

Ты даже не представляешь, что сейчас творится в отделе! Кстати, ты куда пропала, Воканс?! Я честное слово уже волноваться о тебе начинаю! Киртан умер, а ты пропала и сейчас за тобой некому присмотреть! И не возникай! Я тебя чудесно знаю, наверняка ты сейчас снова влезла в какую-то сомнительную и опасную авантюру! И поэтому хотя бы до своего совершеннолетия, если понадобиться помощь обращайся ко мне.

А вот здесь Макс нагло лгал! Я конечно девочка безбашеная, но вот в «сомнительные и опасные авантюры» лезу не часто и вообще не по собственной инициативе!

Да кстати Макс, а для подчинённых мистер Максимилиан Ван Хельсинг (да знаменитая фамилия) заместитель моего покойного дяди. Как я уже говорила тип не сильно приятный, но общий язык с ним найти можно. И если этот самый язык с ним найти, то от тебя он уже не отстранится. Вцепится не хуже вампира, и пока все соки из тебя не выжмет, не отстанет!

И ведь он чудесно знает, что в волшебном мире я уже совершеннолетняя! А еще Макс, я в этом уверена, осведомлен о моем нынешнем возрасте! Да мне ж уже больше двадцати!..

Хотя оправдание совершено беспочвенному беспокойству приятеля нашлось тут же строкой ниже:

Как-никак меня назначили твоим опекуном до окончания тобой восемнадцатого года жизни. Поэтому настоятельно рекомендую до этого срока дожать и не создавать мне лишних проблем!

От таких новостей я побледнела. Почему он и куда смотрел попечитель?! У меня же имеется куча дальних родственников! И как можно было доверить ребенка… кхм… ладно несовершеннолетнего подростка, такому типу как Максимилиан Ван Хельсинг?!

Я прям и вижу то, как некий слепой и явно глухой попечитель протягивает права на меня Максу! Как всегда обряженному в байкерское тряпье, которое просто таки смешно смотрелось бы на тощем как кощей бессмертный мужчине, если бы все это не выглядело так до жути пугающе. Образ дополняли вечно растрёпанные и торчащее во все стороны каштановые кудри, длиной до лопаток. Интересный факт, что мылась его поистине объёмная шевелюра два, а то и раз в три месяца, как там до сих пор не завелась какая-то живность, никому не ведомо. Еще описываемый мной субъект носил круглые в золотой оправе очки, совершенно ему не нужные, но как он сам утверждал придающие ему более солидный вид. Ко всему ранее перечисленному добавим низкий, неприятный и прокуренный голос данного индивидуума и получится этакое «чудо-юдо», которому не то что малолетку, а даже кошку или там рыбку не доверишь!

Да и характер у Макса не самый лучший, он такой мужчина, зависший в кризисе среднего возраста! Нет, я то знаю что, несмотря на внешний вид и огромный недостаток в виде эмоциональной нестабильности у него имеются большие плюсы превышающие (почти полностью) минусы. Например, он преданный друг, ответственный руководитель и довольно интересный собеседник. У него огромный магический потенциал и острый аналитический ум. Макс плохо находит общий язык с людьми, но чудесно разбирается в новейших технологиях, старых и новых ритуалах…

Достоинств у него поистине много, но с первого да даже со второго и десятого раза их так просто не разглядишь! Этого человека я уважала и не боялась, но опасалась разумно полагая, что он сильный и умный противник. С которым справится не только нелегко, но и практически невозможно!

Ладно, на ближайшие два месяца нужно смириться с тем, что теперь он, а не Киртан мой опекун, а дальше мое восемнадцатилетие по магловскому паспорту! Полная свобода!

Не знаю, почему тебя заинтересовали ритуалы, но если тебе надо, то ты получишь список… Во чтобы ты не ввязалась у тебя есть право расхлебывать свои проблемы самой, но не забывай обо мне и о том, что теперь я отвечаю за тебя. Удачи тебе Интеллигент!

М. Ван Хельсинг

Окончание письма заставило меня улыбнуться от нахлынувшего чувства ностальгии и воспоминаний. Моя кличка «Интеллигент» придуманная дядей и закрепившаяся благодаря Максимилиану в отделе, согрела сердце.

Я уже и не вспомню, почему тогда так сильно разозлилась. Кажется, тогда нерадивый работник отдела ОРДеДе пролил на меня кипяток, прям из только вскипевшего чайника. Так как Максимилиан и Киртан стояли возле меня, а последний совершено не одобрял ругань, пришлось мне, выкручиваться. Я крайне вежливо и обстоятельно объяснила неаккуратному субъекту, почему у него руки растут из пятой точки и по каким причинам его родственники предавались нестандартным половым связям с единорогами, а так же разъяснила в какое… дупло, какого именно… леса ему нужно засунуть… высказать свои извинения.

— Вика, да ты прям интеллигент! — хохотнул дядя, дослушав мою крайне познавательную речь. — Я, честно признать, не сумел бы сдержаться и высказать свое мнение в таких… занимательных эпитетах.

— Ну, я же не суицидная ругаться в твоем присутствии, — тихо, но честно пробурчала я.

Из воспоминаний меня вырвало до сих пор не успокоившееся любопытство. Оно просило,… нет, требовало просмотреть список имен ранее не замеченный мной и сейчас спокойно лежащий в конверте.

Взяв листок, и цепко пробежавшись по знакомым фамилиям, я тяжело и обреченно вздохнула. Ни-че-го…

Одни люди были слишком старыми и порядочными, другие ленивыми и трусливыми, третьи… а третьих как раз и не было! Раздражение поднялось во мне, не контролируемой волной. Зря я уповала на этот список…

Щелчком пальцев я спалила все присланное мне, и глубоко вдохнув, я попыталась успокоиться. Ожидаемо не помогло. И бросив что-то банальное и вежливое (вбитое в меня еще с детства бабушкой), кажется «Хорошего дня господа!» и я молниеносно выскочила из совятни.

Самый привычный и эффективный способ привести свои мысли и чувства в порядок это бег. Именно эта физическая нагрузка нисколечко не утомляла меня. За последние несколько лет я привыкла, убегая от очередного неудачного эксперимента по призыву какого-то демона придумывать план по устранению неудавшегося эксперимента, а так же вычислять свои ошибки.

Вот и сейчас мне нужна была пробежка, хотя бы короткая. А для этого нужно переодеться, зачесаться и подкрепиться. Можно еще заручиться поддержкой подруги все-таки в компании бегать мне приятнее…

====== 13. О домашних питомцах и их ответственности... ======

Осторожность — самое старшее дитя мудрости.

В. Гюго

Мисс Грейнджер спокойно сидела в библиотеке и изучала всю возможную литературу. Ведь скоро первые экзамены, которые будут проверять все усвоенные знания за первый и второй год обучения в Хогвартсе! И Гермиона как прилежная ученица решила повторить весь пройденный материал. В ее сумке небрежно перекинутой через спинку библиотечного стула лежали пять больших бутербродов для подруги. Чтобы перебить голод, решила Грейнджер, Вике хватит. До ужина, по крайней мере, она дотянет, в крайнем случае, сходит на кухню.

Потянув руку за очередным учебником, девушка не глядя, подтянула к себе очередную книгу. Открыв талмуд на первых страницах, гриффиндорка перевела взгляд на буквы и изумленно застыла. Язык был неизвестен девушке, и она пыталась понять, откуда эта книга взялась в ее стопке учебников для повторения материала. Быстрее всего, подумала Миона, кто-то читал книгу и забыл положить ее на место. Этот вариант событий был правдоподобней всего и полностью успокоил девушку…

✡🔯✡

— Приветик! Ты еще не заскучала? — я опустила руки на плечи Гермионы, а мой чистый и звонкий, как перелив колокольчиков голос, разнесся по почти загробной тишине библиотеки. — Что это ты читаешь?..

— Я готовлюсь к экзаменам, — ответ подруги заставил меня фыркнуть.

— Мион, не будь занудой! До этой проверки наших знаний еще практически целый месяц! И ты, между прочим, лучшая ученица Хогвартса за последние несколько лет! Неужто ты, гриффиндорская всезнайка, не сможешь вспомнить материалы по первым двум годам обучения?!

— Вика до этой «проверки» чуть меньше месяца осталось! Нужно освежить все знания, и я уже даже составила список тем, которые… — начала возникать Гермиона, а я склонилась к фолианту, лежащему на столе вглядываясь в текст.

— Не знала, что ты знаешь латынь? — перебив неиссякаемый словесный понос… то есть… просто перебив Миону, спросила я.

— А это латынь?.. — удивилась подруга. — Нет, я не знаю латынь. Эту книгу видимо кто-то случайно здесь оставил…

— Хм… — я перелистнула несколько страниц вчитываясь в текст. — Похоже, это чей-то дневник, — вынесла вердикт я. — По крайней мере, здесь описывается жизнь какого-то мага, приблизительно конца VI и начала V века до нашей эры, — блеснула я знаниями истории.

— Оу… как интересно! — глаза Гермионы засверкали любопытством.

-Эээ… нет! Совсем не интересно! — я решительно закрыла фолиант и хлопнув в ладошки, отправляя все книги по своим местам. Пожалуй, беспалочковая магия, это единственное кроме цвета глаз, что досталось мне по наследству от отца, а ему от дедушки… — Ты Миона лучше скажи, бегать любишь?

— Эм… не знаю, а почему ты спрашиваешь? — растерялась гриффиндорка.

— Почему-почему? — жизнерадостно пропела я. — Потому что сейчас я быстренько кушаю, мы переодеваемся и идем бегать! — весело воскликнула я и, увидев, как вытянулось лицо подруги, поспешно добавила, — Да не парься Мион! Никто тебя на марафон не погонит! Легонькой трусцой до Запретного леса и обратно! — приободрила я подругу и, не дожидаясь бунта на корабле, потянула ее из библиотеки.

✡🔯✡

— Вик, ты не видела Глотика? — спросила Гермиона, переодеваясь в черные лосины и белую свободную футболку. Мне все-таки удалось убедить Мисс-Ходячую-Энциклопедию-Хогвартса в целесообразности короткой (по моему мнению) пробежки.

— Нет, рыжего не видела, — ответила я. — К чему, кстати, задавался вопрос?

— Я его с самого утра не видела! Раньше такого не было, он всегда крутился у меня под ногами…

— Ми, он кот, а они своевольные создания и зачастую ходят сами по себе. Вернется он скоро, думаю, проголодается и вернется, — беззаботно воскликнула я.

— Ну… думаю ты права, но Живоглот наполовину низзл, — улыбнулась Миона открывая дверь на улицу. — Побежали?

— Ага! — вдохнув полной грудью, прохладный осенний воздух с удовольствием выдохнула я.

Бежали мы довольно медленно (на мой взгляд) и, добежав до опушки леса, я немного удивленно взглянула на запыхавшуюся подругу. В этот момент я осознала, что 100% серьезно возьмусь за физическую подготовку девушки. Нет, фигурка у нее, что надо, но сильные и выносливые ноги еще никому не вредили, небось, а пригодятся.

— Ну что обратно?.. — неуверенно спросила я.

— Подожди… немного! — сложив ладошки домиком, взмолилась Гермиона.

— Хорошо, но ты это… не стой на месте, а походи. Не хватало еще, чтобы сердце встало, — проворчала я.

— Угу, — кивнув, девушка принялась выполнять указания. — Давно хотела… спросить, где… днями напролет пропадает Курама?

— Он охотится, — воскликнула я, переведя взгляд на Запретный лес. И ведь не соврала! Ведь этот проглот наверняка жрет во время проверки периметра, когда я сижу на лекциях…

— Ясно. Думаю, можем бежать обратно, — отдышавшись, сказала Миона.

— Тогда чего стоим на месте?

✡🔯✡

Ответственность — мужество иметь дело со всеми последствиями своих дел.

Александр Круглов

Тем же временем, не смотря на подозрения своей хозяйки, Курама летал по территории Школы Волшебства и Чародейства Хогвартс, выискивая новые ловушки. Как ни странно эти «новые ловушки» по большей части регулярно появлялись в лесу. Ворон благоразумно умалчивал о них. Ему незачем было понапрасну волновать Вику, всё равно по ним ничего узнать было просто невозможно. А он пытался и не один раз…

Летя над кронами деревьев, он своими зоркими (намного лучше, чем у всяких там орлов) глазами, внимательно осматривал местность. Огромный плюс бытия любого демона ночное зрение, которое было ничуть не хуже дневного.

Где-то в просвете между кустами боярышника и ежевики, мелькнуло рыжее пятно. Его можно было легко пропустить, просто не придать ему значения, но что-то не дало Кураме так сделать. Наверно это было то самое чувство, на которое так часто полагалась его хозяйка и которое он скажем прямо, недолюбливал.

Спланировав вниз, демон понял, что не зря это сделал. Здесь на небольшой полянке, довольно далеко от опушки, в сумраке, между длинными тенями деревьев сидел рыжий кот. Кот был знаком ворону. Наглое рыжее существо, тем не менее, побаивающееся его, таких он любил заглатывать на ужин или поздний обед, но именно этого хозяйка запретила трогать строго настрого. Да и он не любил полукровок, считая их непонятно чем, вот как этого то ли кота, то ли низзла?

Можно было оставить Живоглота здесь и улететь с чистой совестью, если бы не одно но. «Но» это выражалось в том, что местность, в которой они сейчас находились, была довольно далеко от школы и в ней бродили разные опасные существа. Как-то раз он даже на дементора наткнулся!

И кота здесь бросать было нельзя, потому что… да не было у него причин не бросать этот комок шерсти здесь! Он просто не мог,… не хотел бросать его здесь!

Немного увеличившись в размерах (до среднего роста собаки) и коря себя всеми известными ругательствами, Курама полетел на кота. Демон чудесно знал, как это отразится на его хозяйке, но ведь эта мера была оправдана? Ведь он спасал животное ее подруги!

Демон практически убедил себя в правильности своего решения и налетел на невидимую стену.

«Да что за?!..»

Громко мысленно возмутился ворон пытаясь пробиться к рыжему несчастью. Но все его попытки заканчивались провалом.

«Курама! У тебя все в порядке??!»

Услышал встревоженную подругу демон.

«ДА!.. Почти…»

«Ей!!! Курама не пугай меня, что у тебя там происходит?! Где ты?!»

В голосе Виктории слышалась паника.

«В лесу, где ж еще? Кар-р-р!»

«Курама, не сходи с темы!»

Рыкнула девушка.

«Да я не схожу… я слетаю… кар-р-р!»

«Курама!!!»

Уже закричала Вика.

«Да не ори ты! Со мной все в порядке! Просто в лесу кто-то защиту от демонов поставил, а я пробиться не могу!»

Отчитался ворон, старательно обходя острые углы. Тем же временем, на поляну бесшумно выскользнула высокая мужская фигура, с ног до головы укутанная в черную мантию.

«Кто-то поставил защиту на весь лес или на определённую поляну?.. Курама будь осторожней этот «кто-то» может быть неподалёку и всего лишь удерживать защитный купол!.. Да какого тебя вообще вниз потянуло?! Ты должен был летать над верхушками деревьев, а при любой опасности сразу докладывать мне!»

Мысленно разорялась Воканс. В ее длиной обличительной речи часто случались заминки и запинки, обычно это означало, что она бежит. Ведь именно тогда девушка не могла нормально удерживать ментальную связь. И понимание этого демона не слишком радовало.

А темная фигура на поляне начала потихоньку подходить к рыжему коту, который блаженно развалился на траве, ловя последние лучи заходящего солнца.

«Да я тут заприметил рыжего котяру твоей подруги и решил вернуть его в замок!»

По шлейфу эмоций подруги Курама понял, что ему не сильно то поверили…

Один неосторожный шаг загадочной фигуры и ветка под его ногой хрустнула, разломившись напополам. До того мирно лежащий полу-низзл, неестественно застыл нервно дёрнув ухом.

«Где вы?»

«Без понятия, где-то на запад от хижины полу-великана и немного углубленно в лесу, кстати, здесь какой-то мужик и он к нашему рыжику лезет!»

«Бездна!.. Скоро буду и будь осторожней, это приказ!»

Живоглот, медленно повернув голову назад. Оранжевые кошачьи глаза встретились с изумрудно-зелеными глазами человека. А человека ли?..

От неизвестного субъекта веяло силой и опасностью. Отсутствие запаха мужчины сильно нервировало низзла и он, недолго раздумывая, рванул вперед, подальше от хищника. А существо, находившееся за кошачьей спиной, наверняка было хищником…

Как ни странно зеленоглазый мужчина не отставал от кота и буквально дышал тому в зад… под хвост, не тоже не то, скажем, дышал в холку! Кажется никто из этих двоих и не заметил черной тенью летящего за ними ворона. Хотя может и кое-кто и заметил, но не придал значения? Ведь что сможет сделать демон, который даже защиту пробить, не способен?

Троица практически добежала до опушки еще совсем чу-чуть, и был бы виден замок, но большой и довольно ленивый Глотик, не привык так долго и быстро бегать. Он начал уставать, а значит, и снижать свою скорость. Живоглот уже предчувствовал свою ближайшую кончину, летящий же над ним Курама ничего не мог сделать, но ведь он уже не один!

Кот понимая, что конец неизбежен, немного повернул голову, чтобы увидеть хищный блеск зеленых глаз и сверкающее лезвие. В отчаянной попытке спастись низзл резко подпрыгнул и это его не спасло…

Глотик услышал как острый и холодный конец кинжала, прорезает воздух. Затем он почувствовал, как вставшая дыбом на загривке шерсть легонько шевелится, а кожу начинает пронзать сталь…

====== 14. Спасаем и желаем... ======

Спасать можно человека, который не хочет погибать.

Лев Николаевич Толстой

За спиной полу-низзла раздалось оглушительное «дзинь», а в следующее мгновение он оказался на руках у черноволосой девушки. Кота с хвоста до головы окутал резковатый запах цитруса, впрочем, он уже привык к нему.

Живоглот почувствовал себя в безопасности, что было довольно странно учитывая, что где-то там за спиной находился довольно опасный враг. Но кот, тем не менее, был уверен, что держащая его на руках подруга-хозяйки сумеет защитить и себя и его.

Паривший над краем защитного купола демон сумел, наконец, таки облегченно выдохнуть. Ворона невероятно напрягало тот факт, что он просто не мог помочь рыжему комку шерсти! Но теперь, когда его хозяйка рядом он с легкостью сумеет пробить защиту незнакомца.

Стоящая же напротив закутанного в черную мантию мужчины девушка, гневно сверкала потемневшими, как грозовое небо, голубыми глазами. Она крепко, но бережно прижимала к себе тушку расслабившегося Глотика, чувствуя, как подрагивают лапы кота от долгого и быстрого бега. Виктория напряженно вглядывалась в высокую и мощную фигуру незнакомца, напряженно ожидая его дальнейших действий.

Мужчина же поняв, что покушение на полу-кота полу-низзла не удалось, стремительно развернулся и тихо укрылся в тени ближайших деревьев. Он не был разочарован неудачной попыткой убийства кота, ему было все равно. Ничего катастрофичного не произошло. Он просто подождет еще недельку (что-что, а ждать он умел) и принесет в жертву уже не полукровку, а чистокровного низзла.

Перед глазами встало лицо только что увиденной голубоглазой брюнетки. На губах мужчины расцвела довольная улыбка, а сам он остановился. Уже на этой неделе она умрет.

Сейчас в памяти зеленоглазого всплыл совсем другой образ кареглазой шатенки. И теперь улыбка мужчины превратилась в ухмылку. Ей тоже предстоит погибнуть. Не то чтобы она могла помешать ему и его планам, но слишком уж легко было с ее помощью добраться до Виктории.

Мужчина снова прокрутил весь свой простой, но гениальный план по устранению Воканс. Неким препятствующим фактором мог выступить ручной демон девушки, но сегодня он наглядно убедился, что тот просто смехотворно слаб. Он явно был из разумных но, не сумев пробить защиту мужчины, продемонстрировал себя как слишком молодого демона. Был бы постарше, легкий щиток не показался бы ему преградой. Ворон не сможет помочь своей хозяйке, просто потому что не будет знать, как это сделать.

Вдруг глаза мужчины ярко сверкнули и с них, как будто спала пелена. Теперь вместо темных зеленых глаз в сумраке вечера сверкали два горящих изумруда. Человек начал опускаться на по-осеннему холодную землю. Во взгляде, устремлённом в никуда, читался невероятный спектр эмоций…

Боль и страх смешались с бессилием, яростью и злостью. Но в глубине на самом дне нерушимо росла железная убеждённость поддерживаемая гордостью.

«Она справится! И пусть он не может ей помочь, она все равно выживет и со всем разберется. Ведь она упертая, гордая, умная и хитрая!» — билось в голове человека, достигшего немного сыроватой земли. — «Лучше всего учится на собственном опыте!» — думал и говорил он, делала и повторяла она.

Человек практически сел на голую почву, а затем мужчина резко выпрямился, поднимаясь на ровные ноги. Радужка его глаз снова стала темно-зеленого оттенка. Он слишком расслабился…

✡🔯✡

Осторожно действовать еще важнее, чем разумно рассуждать.

Цицерон

Я разочарованно вздохнула, вглядываясь во мрак ночи, где минуту назад скрылась загадочная фигура в черной мантии. Когда он (или возможно даже оно) поворачивался, мне почудилось, что из-под капюшона сверкнуло что-то зеленое.

Я решительно тряхнула головой, выгоняя очень бредовые мысли из своих мозгов. Несколько черных прядей, выбившихся из высокого хвоста во время поистине марафонского бега, упали мне на лицо.

Мало ли у кого могут быть зеленые глаза? А глаза ли вообще?! Это вполне могла быть… диадема! Что в нашем чуточку сумасшедшем мире люди и нелюди только не напяливали на себя?

Сдув особо мешающую прядь волос с лица, успокаивающе погладила Живоглота по спине. Бедный котик весь дрожал от страха! Только за это, я была готова прибить сволочь, так напугавшую животное! Да и если бы только за это! Я чуть не поседела от испуга за безопасность Курамы пока гнала сюда на всех парах! Впрочем, это мне не совсем грозит…

А как я в последний момент успела метнуть свой ритуальный ну… не кинжал, а быстрее так просто ножичек, наперерез кинжалу противника?! До сих пор не верю, что сумела отразить атаку! Ведь я такая мазила, по крайней мере, так утверждал Киртан, Макс и даже мой лучший друг!

— Глотик… — очень мягко начала я, заглядывая в большие желтые глаза. — Я попрошу тебя воздержаться в ближайшее время от прогулок по территории, прилегающей к замку! — настойчиво произнесла я. Глаза кота согласно блеснули, но мне нужно было более сознательное подтверждение, и я с нажимом спросила: — Мы поняли друг друга?! — на этот раз последовал еле заметный кивок рыжей мордашки. Облегчено выдохнув, я попыталась опустить кота на все четыре лапы, но он когтями вцепился мне в футболку.

— Ладно, дружок… давай-ка я тебя лучше на Кураму пересажу? Смотри, какой он большой… какие у него крылья… как он над землей парит. Поверь на нем намного безопасней! — закатив глаза, начала я уговаривать кота всё же слезть с меня. — Ей демон! Чтоб тебя бездна побрала! Не смей! Слышишь?! Не смей! — заорала я на чертову птичку, начавшую резко уменьшатся в размерах. От возмущения я даже руки к ворону протянула, и это стало моей ошибкой… кот, жалобно мяукнув, начал сползать вниз, а его когти отчаянно выпущенные на всю длину больно заскользили по коже сквозь тонкую ткань футболки.

Мои глаза полезли на лоб, а из горла вырвалось то ли шипение, то ли какой-то хрип. Сначала захотелось хорошенько выругаться, как настоящий портовый грузчик, но… не могу я при животных (Курама не в счет!). Так что по пути от мозга до рта структура моей речи сменилась, и я подробно описала полу низзлу, как он появился на свет. Все исключительно в научных терминах!

В какой-то момент когти кота втянулись, а он круглыми и не верящими глазами смотрел на меня. Видимо не верил бедняга…

Не знаю, насколько все это смешно выглядело со стороны но, повернув голову вбок, на какие-то невнятные звуки, я обомлела. Курама не удержавшись в воздухе, лежал на голой земле, давясь смехом.

Гад, даром что крылатый! И вообще вы как думаете, кто потом будет ему перья чистить? Ну, я разумеется!

Эх… ладно уж. Я, наконец, вспомнила, зачем хотела снять с себя кота. Подойдя к кинжалу, ранее брошенному незнакомцем, я наклонилась и потянула свои загребущие ручонки к нему. Конечно, маловероятно, что я по нему что-то выясню, но попробовать все же стоило. Дотронувшись до рукоятки, я почувствовала лёгкий импульс магии и, тут же, как будто ошпарившись, отдернула руки, отпрыгивая назад. Слишком поздно, я опасливо зажмурилась…

Прозвучал резкий, но тихий «бух» и руки опалило резкой болью. Несмело приоткрыв один глаз, а затем второй, я с опаской взглянула на свои руки. Обречённый стон вырвался из груди сам собой. Опять буду с перебинтованными руками ходить.

Видимо на кинжале стояла какая-то охранка и сработала, как только я дотронулась до кинжала. Взрыв хорошенько изрезал мне руки практически до костей. Зрелище не из приятных. По щеке что-то стекло и капнуло на белую футболку. Алое пятно тут же впиталось в ткань, расплывшись кроваво-красным пятном. Хм… видимо мне и щеку задело, а из-за более сильной боли в руках я не заметила этого.

— Виктория ты… — у моего демона просто слов не нашлось, чтобы описать, что он обо мне думает, и он сменил тему: — Мне выследить того?..

— Нет, конечно! — возмущенно воскликнула я. — В одиночку это опасно, а я помочь тебе ничем не смогу! — я выразительно взглянула на свои руки. — К тому же думаю, ты и так понял, почему я не метнулась за нашим незнакомцем. Сил у меня осталось не так уж и много, — я укоризненно взглянула на ворона, а он виновато отвел взгляд, — приду в комнату и сразу свалюсь в кровать! — не стала щадить я демона.

— Пошли, — я достала бинты, с которыми предпочитала, не расставаться, и принялась перевязывать себе руки. Бинты хорошо впитывала мою кровь, оставаясь девственно белыми. — Нам нужно еще рыжика Мионе вернуть, а то она волнуется.

— Да, кар-р-р!

✡🔯✡

Будьте осторожны со своими желаниями — они имеют свойство сбываться.

Михаил Афанасьевич Булгаков (1891-1940)

Вернувшись в комнату, тут же вручила кота (опять устроившегося у меня на руках, благо бинтам, руки от такой тяжести не болели) хозяйке.

— Откуда царапина? — обеспокоено спросила Миона. — И мне казалось, ты больше не носишь бинты…

— Мы немного с рыжиком повздорили, — напряженно хохотнула я, голова гудела, и я почти ничего не соображала, — но не беспокойся, мы поладили и теперь вообще как бы друзья, — поймав возмущённый взгляд кота, улыбнулась я. — А на счет рук… я ж твоего проглота на кухне нашла! Когда ловила, случайно врезалась в кипящую кастрюлю и опять ошпарилась. Я руки вообще с завидным постоянством обжигаю, так что практически все заживляющие мази на меня не действуют. И вообще Мион, я так за Глотиком нагонялась, что сил у меня совсем нет… Покойной ночи! — валясь на кровать, пробормотала я. Была у меня странная привычка глотать некоторые буквы в некоторых словах и смысл эти слов категорически менялся. Вот только знала бы я, насколько точно угадала, пожелав подруге именно такой ночи…

====== 15. Сон или... ======

Видеть и чувствовать — это быть, размышлять, жить.

Уильям Шекспир

Люциус Малфой сидел в своем кабинете, хмуро уставившись в окно. Ни ему, ни его гостю разговаривать не хотелось. С гостем то все понятно Северус Снейп, пусть и слыл самым саркастичным и, пожалуй, остроумным учителем, никогда пустословом не был. А вот сам хозяин кабинета был довольно… общительным, пусть даже и высокомерным снобом.

Мужчины решили было сменить обстановку и теперь вместо мрачноватой, но уютной гостиной Северуса, обосновались в вычурном и от того не слишком приятном кабинете Люциуса. Достав бутылку огневиски, волшебники принялись методично приговаривать запасы алкоголя белокурого аристократа.

Причина, по которой два педагога решили, накачаться алкоголем, была проста и ясна как день. Они перекопали всю библиотеку сверху донизу, заглянули в запретную секцию и даже пробились (не без боя) в кабинет директора, изучив все книги, которые коллекционировал Альбус Дамблдор. Но мужчины ни-че-го не нашли…

Впрочем, если бы это было единственной причиной грусти Люциуса Малфоя! Сегодня днем он должен был отправить письмо-отчет о своей работе в Хогвартсе в Министерство Магии, но его встретил не совсем приятный, а если говорить совсем уж откровенно, совершенно неприятный сюрприз в виде двух целующихся молодых людей. Виктория и Драко. Люциус не впервые заставал своего сына за… развлечениями, например с гостями, прибывавшими на бал, но это никогда его не… задевало. Нет-нет! Конечно, это нисколечко не задело Люциуса, было просто… неприятно!

И вот из-за таких странных и непонятных эмоций скачущих в нем, Малфой и был сегодня хмур как грозовая туча. Аристократ взглянул в окно на заходящее солнце и, мазнув взглядом по тропинке, ведущей к Запретному лесу заметил две фигуры. Прищурившись и приглядевшись к идущим, а точнее бегущим, профессор Малфой удивленно заметил, что это девушки. Затем же он отметил, что фигура одной из них знакома ему.

— Северус, глянь, — кивком головы блондин указал на окно.

— И что же?.. — проследив за взглядом друга и тоже прищурившись (расстояние как-никак довольно дальнее), вопросил Снейп. — Две девушки бегают, — прагматично сказал зельевар. — Это довольно странно для Хогвартса, но скорее всего это две маглорожденные первокурсницы.

— Друг, тебе пора купить очки, — весело усмехнулся учитель ЗОТИ, но поймав уже на себе прищуренный взгляд Снейпа, продолжил: — Одна из них точно грязнокровка… — забывшись, ляпнул экс-пожиратель смерти, тут же услышав сердитое шипение зельевара. — Прости-прости Северус!

— Ничего, Люциус, но будь осторожнее за такие слова нынче можно и Азкабан загреметь, — язвительно хмыкнул брюнет.

— Так-вот присмотрись к ним, — примиряюще предложил Малфой. Не то чтобы он боялся Северуса, но он его крайне уважал, и Малфою не слишком хотелось ссориться с другом. — Ну же! Это Грейнджер и Воканс!

— Мисс Грейнджер?! — удивленно протянул ужас подземелий Хогвартса. — Интересно как Воканс удалось ее вытянуть… втянуть в это?

— А с чего ты решил, что это Воканс?! — ни с того ни с сего вступился за брюнетку аристократ. — Между прочим, это Грейнджер ем… маглорожденная! Потомственные аристократки таким не занимаются!

И знал бы Малфой насколько был неправ… но ни один из мужчин не ведал об этом. А меж тем профессор зельеварения незаметно закатил глаза и тут же вернулся к созерцанию девичьей фигурки. Сейчас, когда девушки возвращались так же бегом в замок, он точно мог разглядеть, где кто находится. Слева Виктория, а справа Гермиона. Снейп не мог оторвать взгляд от миловидной фигурки мисс-заучки и откровенно любовался ею. Еще взгляд, черных как угольки глаз Снейпа, притягивала пышная копна волос Гермионы сейчас завязанная в высокий хвост.

Резко опомнившись и осознав, что бесстыдно разглядывает свою студентку, Северус бросил быстрый, испуганный и затравленный взгляд на своего друга. Впрочем, тут волноваться было не о чем: Люциус с не меньшим интересом глядел в окно, вот только его интерес притянула черная грива волос, оказавшаяся немного волнистой.

Снейп с ужасом представил, чтобы было, если кто-то (даже Малфой-старший) узнал о его интересе к Грейнджер. В первую и единственную очередь, потому что никакого интереса нет! И вообще девушка является его студенткой, и он знает ее с одиннадцати лет! Она практически выросла на его глазах!

Зельевар тряхнул головой, отгоняя непонятные и откровенно глупые мысли от себя. В следующий миг бывший директор Хогвартса встретил любопытный и острый взгляд серых глаз. Мысленно поёжившись и подивившись своему другу, Северус запечатлел на лице маску безразличия, отведя глаза в сторону. Несмотря на это Снейп продолжал чувствовать все подмечающий взгляд на себе. Странное дело Люциус, не имея особого таланта к легилименции, имел довольно тяжёлый надменный взгляд, под которым так и хотелось признаться во всех грехах. Цепкий взгляд как будто пробирался в саму душу узнавая все секреты оппонента. Странная вещь, что у Драко Снейп такого взгляда не замечал, может малец больше пошел в мать, чем он думал?

Тяжелую тишину в кабинете нарушил звук наполнявшихся хрустальных бокалов. Видимо завтра два волшебника проснутся с болящими от похмелья головами.

✡🔯✡

Я люблю спать: это приятно и совершенно безопасно для здоровья.

Фран Лебовиц

Гермиона с удивлением смотрела на спящую Воканс. Девушка даже не переоделась в свои вечные мини-шорты и топ, заменяющие ей пижаму, а в одежде повалилась на кровать. Подойдя к кровати подруги, Гермиона стянула с нее кроссовки и, вытянув из-под брюнетки одеяло, укрыла спящую красавицу.

Гриффиндорка и сама устала. Чего таить, пробежка с Викторией сильно ее вымотала. Не став затягивать с приготовлением ко сну, Миона умылась, переоделась и пошла спать. Лёгши в кровать девушка закрыла глаза, тут же проваливаясь в сон, а через минуту открыла их. Сев на постели девушка осмотрелась, не понимая, что случилось? Почему она проснулась?

И лишь спустя несколько мгновений она осознала, что внешний мир вокруг изменился. Практически незримо, лишь цвета, как будто выцвели став мрачными, черными, иссиня-черными и темно-серыми. Невольные изменения в обстановке пугали мисс Грейнджер до дрожи в коленках. Девушка бросила обеспокоенный взгляд на подругу. Та крепко спала, хмурясь во сне.

Еще раз, оглядевшись, девушка узрела сверкающую серебряным арку в стене. Там за ней все было цветным, таким знакомым и привычным… Гермиона смело и уверенно шагнула вперед, а затем чуть менее решительно сделала еще несколько шагов. Возле самой арки девушка нерешительно оглянулась назад, но подруга все так же крепко спала хмурясь. Выбор девушки подстегнул отчаянный крик о помощи с той стороны. Миона узнала его, это был голос ее матери!

Как только девушка вышагнула на той стороне, арка резко погасла, отрезая Миону от комнаты и Виктории. Но она не обратила внимания на это, ее волновали родители, которые тут лежали… такие мертвые.

«Этого не могло быть! Ведь она спасла их, стерев им память и отослав! Она все сделала, что бы этого не произошло!» — отчаянно убеждала себя девушка. А тем временем с другой стороны раздался еще один крик и девушка обернулась. Лишь сейчас Миона обратила внимание на обстановку вокруг — повсюду были зеркала, они стояли везде — но внимание девушки тут же нашло новую жертву.

Гарри и Рон… милые Гарри и Рон… они тоже лежали бледные как мрамор, смотря мертвыми глазами вверх.

По щекам девушки давно текли слезы, но повернув голову немного в сторону, на чей-то приглушённый стон, из ее груди вырвался отчаянный крик.

Сначала лежал Живоглот, а рядом с ним Виктория и Курама, вот только не их вид заставил Миону забиться от ужаса и страха. Снейп… профессор Снейп и затухающая жизнь в его изумительных черных глазах. Уже когда-то виденная ею картина, но тогда они успели,… она успела его спасти!

«Это все сон! Сон! Жуткий кошмар! Это нереально!» — как мантру говорила себе Гермиона, падая на колени. Да, Гермиона Грейнджер уже не раз видела кошмары о войне и о погибших в ней, но ни разу она не вида живых мертвыми…

Девушка обхватила голову руками и зажала уши, потому что это было невыносимо:

— Гермиона!

— Мисс Грейнджер!

— Гермиона Грейнджер!

— Герм!

— Миона!

— Ми!

— Доченька!

— Подруга!

— Зазнайка!

Тысяча голосов знакомых и совершено незнакомых звали ее, просили помочь. Умоляли о спасении, а некоторые смеялись, глумливо.

Из зеркал к девушке потянулись руки. Старые сухие белые… их были десятки, а может и тысячи. Она не считала, она трусливо зажмурилась. Да она гриффиндорка она храбрая, но даже для отважного гриффиндорца, это было слишком. Не выдержав напряжения, девушка закричала, громко. Спустя несколько секунд, а возможно и минут, в этом сумасшествии так легко потерять счет времени, к ее руке прикоснулась чья-то ладонь.

Решив напоследок побыть отважной Миона обернулась, решив встретить опасность лицом к лицу. Распахнув ресницы, она встретилась глазами с уверенным и твердым взглядом голубых глаз, опять ставшими невероятно знакомыми.

✡🔯✡

Реальность — одна из ипостасей сна.

Хорхе Луис Борхес

На крепость сна я никогда не жаловалась, но вот в Хогвартсе не жаловаться не возможно! Как мои сокурсники спят на таких неудобных койках?! Да они хуже, чем больничные!

За месяц, проведённый здесь, я до сих пор к ним не привыкла. Каждый раз я всю ночь кручусь-верчусь и не могу нормально спать. Не считая тех раз, когда Курама практически всю мою жизненную силу растрачивает… что сказать, демон!

Но в этот раз все было по-другому, и пусть мой ворон снова выпил почти все мои силы, тем не менее, сон был совершенно необычным. А сон ли?

«НЕТ!» — уверенно поняла я, вставая с кровати и осматриваясь по сторонам. Первым делом именно в глаза бросалась серость мира. Темные тона окрасили все. Но это не главное, исчезли звуки. Всё до единого, с улицы даже завывания ветра не слышалось. Впрочем, без разницы как здесь неуютно и плохо. Главное здесь безопасно в отличие от того мира за аркой, цветного и живого.

Усмехнувшись, я уселась на кровать в позу йоги и принялась размышлять, когда успела хапнуть Проклятие Демонов? Раньше я о нем лишь читала, хотя у меня не раз возникало желание опробовать его на какой-то вещице, а затем самой испытать. Ну вот, все складывается хорошим образом и с чарами демонов поближе познакомилась и не пострадала. А это заметьте для меня уже достижение.

Правда так и не ясно где я его подобрала? Дело в том, что такое проклятие накладывается на определённую вещь и если эту вещь в руку возьмет не ее владелец (то бишь тот, кто проклял вещицу) на него падет проклятье. И в этом заключалась проблема, почему я до сих пор не опробовала проклятье на себе. А самое поганое и в одночасье чудесное, что такое проклятье обнаружить невозможно! Именно поэтому это проклятье называется «Проклятьем Демонов» ведь многие взрослые волшебники и ведьмы в демонов просто не верят, потому что не видят. Вот и мы демонологи прикола ради обозвали так проклятье, кто ж знал, что его в скором времени после открытия объявят запретным? А после всю информацию о нем засекретят?

Я настолько ушла в раздумья, что совершенно забыла о своей соседке по комнате! Тем временем из арки доносились стоны, мольбы о помощи крики и много чего еще. Но все они были как будто эхо, нереальные и не живые. Я не сразу обратила внимание, когда услышала настоящий крик оттуда. Полный боли и страха, а еще голос такой знакомый.

Быстро взглянув на Гермиону, заметила, как девушка мечется по кровати. А ее кожа даже в этом темном мире невероятно бледна и практически бела.

Резко вскочив с кровати, я поспешила к арке. Я никогда не была храброй. Умной и гордой, пожалуй, да, но не храброй. Этой гриффиндорской повадки у меня не было. Но я никогда не бросала друзей в беде, и это был принцип гордости, который я всегда соблюдала. Да и совесть меня уже грызть начала. Ведь именно из-за меня девушка сейчас страдает. Именно на меня была расставлена ловушка, а не на нее! Она пострадает лишь из-за дружбы со мной…

— Виктория!

— Вика!

— Хозяйка!

— Воканс!

— Зовущая!

— Призывающая!

— Взывающая!

— Интеллигент!

Со всех сторон раздавались крики о помощь, но меня они не интересовали, как и образы, возникающие в зеркалах. Я ясно видела свою цель и мчалась к ней.

Схватив Гермиону за руку, обеспокоено заглянула в ее большие карие глаза. Убедившись, что с девушкой все более-менее в порядке вздернула ее за руку вверх.

— Бежим! — приказала я. — И помни здесь все ненастоящие! — а сейчас я лукавила. Много чего здесь было настоящим, но ей об этом лучше не знать.

Мы бегали по лабиринту из зеркал очень долго. Под конец пути у меня болели ноги, а представить как дела у ног подруги я побаивалась, хотя я её щадила как могла. Частые остановки и передышки я делала специально для неё. Но последние несколько метров к спасительному стеклянному залу я тащила её на буксире.

И вот мы пересекли порог зала, к спасительной арке оставалось буквально пять метров, как сзади сдавленно ойкнули и позвали меня. Обернувшись, я узрела гибрида моих адских песиков и Барсика дяди.

Это была такая тварька с тремя головами, каждая, из которых была точь-точь как у моих собачек и с мощным туловищем (покрытым белоснежной шерстью с россыпью черных пятен) как у белого барса Киртана.

Зрелище скажу я вам страшное. Особенно когда ты в отличие от ничего не знающей подруги чудесно знаешь, что когтями это белое чудовище может запросто вековой дуб на полоски растерзать.

Неожиданно у меня проснулось второе дыхание, и я в пару скачков оказалась возле арки. Быстро толкнув Гермиону в переход, неожиданно почувствовала дикую боль чуть выше бедра где-то в районе талии. Мимолетного взгляда хватило, чтобы понять, что трехглавое чудище располосовало мне бок. Оно бы в меня и клыками вонзилось, да вот дилемма была, я уже находилась по ту сторону арки.

«Шрамы останутся…» — с сожалением констатировала я, прежде чем проснутся…

====== 16. Пробуждение, но ведь время сна не прошло... ======

Знание людей и недоверие к ним неотделимы.

Клод Гельвеций

Как выглядят комнаты у восьмого курса? Да одинаково. Круглая комната с двумя дверьми (выход из комнаты в гостиную и дверь в ванную), одно большое окно и под ним один, но тоже большой стол. Еще в комнате стоят две кровати, а возле них по тумбочке, два стула и большой деревянный шкаф.

Такой вид и наша комната имела. Правда были и незначительные отличия, делающие эту комнату более уютной. Например: большой (на всю комнату), теплый, темно-серый и очень мягкий ковер, появившийся в комнате вместе со мной; кучи Мионинных книг возвышающиеся Эйфелевыми башнями на столе; миски с водой и едой для Живоглота на подоконнике и много чего еще…

Именно такую обстановку я и увидела открыв глаза. Но в следующую минуту я протяжно застонала от невероятной боли в боку.

— Вик-ктория! — запнувшись, позвала меня Миона.

— Да, секунду! — прохрипела я и, напрягшись, села, а затем достала из тумбочки два пузырька с зельем. — Держи! — я бросила один флакон подруге, а второй вылакала сама.

— Что это? — крутя пузырек в руке, спросила гриффиндорка.

— Без понятия, — честно отозвалась я. — но мой друг, у которого я и покупаю эту химию, называет это подобием энергетика завязанном на магической основе… — ух… я это выговорила! — Вот только не проси меня объяснять, что это значит! Сама не знаю и не понимаю.

— Есть побочные действия? — быстро сориентировалась девушка.

— Да, ты будешь бодр и свеж как огурец целые сутки, — процитировала я своего лучшего друга.

— А потом?.. — нахмурилась шатенка.

— А что потом?.. — усмехнулась я, боль в боку не прошла, но немного утихла. — Потом ты вырубишься на часик-два.

Подруга, кивнув, все же решилась выпить снадобье.

«ВИКТОРИЯ! ЧТО, тебя бездна раздери, У ТЕБЯ СЛУЧИЛОСЬ?!»

Даже забыв каркнуть, заорал Курама вместо приветствия, влетая в комнату.

«Ничего серьёзного… просто «Проклятье демонов» ну и там бок разодранный когтями непонятно чего…»

«Ты меня в могилу загонишь!»

Взвыл демон.

«Не-а, эта затея с самого начала обречена на провал, Курам. И тебе чудесно известно, что за безнадежные дела я не берусь!»

Мысленно ухмыльнулась я.

— Вик… что это было? — спросила Миона.

— Что именно? — невинно поинтересовалась я.

— Не притворяйся! — взорвалась Грейнджер. — Ты прекрасно знаешь, что я о том сне, что как бы и не сон?!

— Ну да знаю… совсем немного. Помню, читала о чем-то таком в одной из книг Киртана… — объяснять, что-либо не было ни сил, ни желания.

«Но когда-нибудь объясниться придётся» — ясно осознала я

— Воканс, ты понимаешь насколько это все странно?! То, что ты знаешь обо всем, что происходит! — решила уточнить девушка.

— Знаю Мион… — ой! Что-то я своего бока вот совершенно не чувствую. С одной стороны хорошо — боль совсем ушла, а с другой…

— Кар-р-р! Гермиона, не ори на мою х-хоз-зяйк-ку! — зашипел Курама, тоже взрываясь. Интересно, а когда МНЕ можно будет вот так вот отпустить себя? Ладно, Миона хотя бы остыла.

— Прости… — промямлила всезнайка и заплакала.

«До чего ты людей доводишь? Демон!»

Укорила я мысленно друга, пытаясь словами подбодрить Гермиону. Девушка понемногу начала затихать, а я бросила взгляд на часы — полвторого ночи. В принципе, время у меня еще есть.

— Мион, смотри тебе сейчас главное не уснуть. В этом тебе поможет выпитое… нечто и Курама, — начала выдавать я инструкции.

— Постой… ты хочешь вернуться ТУДА?! — ужаснулась подруга. От ворона тоже повеяло негативом.

— Вот верь, мне совершенно не хочется, возвращается туда но, нужно… жизненно необходимо выяснить, что нас зацепило, — я перевела взгляд на демона. Он-то понимал, что я совершенно права. Нужно узнать благодаря какой вещице, мы с Мионой прокляты, что бы найти ее и уничтожить.

Не дожидаясь, каких-то ни было возражений, я достала сильнейшее снотворное и выпила его одним махом, проваливаясь в небытие.

✡🔯✡

Удача — это постоянная готовность использовать шанс.

Фрэнк Доуби

Возможно, это безумие тащится в опасное место, еле стоя на ногах! Но это не так. У меня было преимущество, я умела ставить ментальные щиты. Хотя волшебники называют это искусство оклюменцией, но об этом возможно в другой раз…

В этом умении и заключалось мое преимущество от той же Гермионы. Я могла спокойно сидеть в бесцветном проходе, таком коридорчике, а вот подругу рано или поздно затянуло бы в арку. Меня прогулка по тому стеклянному лабиринту не напугала бы, ведь я понимала всю нереальность происходящего, а вот Миона…

Ведь проклятие демонов заключается в том, чтобы пугать людей и подпитываться их ужасом. Будь у нас с Мионой какая-то фобия, нам бы ее непременно показали. Например, как у Рональда Уизли, ему 100% показали бы пауков. А так проклятие принялось за самый банальный страх, смерть близких людей, существ.

Не будь со мной Гермионы меня бы проклятие обходило бы стороной, оно не могло бы дотянуться до меня, а так подпитанное первобытным страхом Мионы оно не только пыталось утащить нас в зеркала, но и наслало чудовище…

Я открыла глаза и тут же, первым делом, наткнулась на тормошащую мою бедную безвольную физическую оболочку, бесцветную Гермиону. Вот как раз сейчас она повернулась и на кого-то заорала. Не было видно на кого она кричит, да и звука не было, но я чудесно догадывалась, что орет подруга на Кураму. Зря, кстати, очень зря. Ворон мой существо спокойное и совсем не любящее когда на него повышают голос. Хорошо, что я уже отдала ему приказ о неприкосновенности Гермионы и ее кота.

Вообще странно, что я вижу Миону и неодухотворённые предметы, а вот Кураму нет. Может, не смотря на все категоричные утверждения демона, у него все же есть душа? Но в таком случае, почему я вижу Гермиону? Или она мне видна, потому что тоже проклята?

Ладно, этим вопросом я займусь позже. А времени до трех ночи у меня и не так много. Я с трудом поднялась с кровати и, оглянувшись, поморщилась. Гриффиндорка предприняла новую попытку поднять меня, и одеяло слетело вниз, позволяя узреть мои боевые ранения.

Любоваться смесью эмоций на лице подруги я не стала, пойдя к арке из которой уже доносились, все возможные и не возможные звуки. Ну, что — идём гулять?!

Прогулка получилась довольно скучной и долгой. Под конец пути я уже подумывала, что в книгах пишут неправду. Ведь во множественных упоминаниях нашего проклятья прямым тестом говорилось, что проклятый предмет можно встретить в том зеркальном лабиринте. Ну, вот и подошла я к залу, из которого мы с Мионой вернулись обратно в реальный мир…

В последней надежде на что-то, я оглядела зал и с непониманием застыла, разглядев вещицу, которую в прошлый свой визит и не заметила. На полу (какой ужас!) лежала та самая книга, которую сегодня… то есть вчера случайно нашла Миона в библиотеке.

Вот теперь я засомневалась, что прибить хотели именно меня. Ну, сами посудите, кому из нас двоих лучше подсунуть проклятую книгу? Нет, книги я люблю, просто, честно говоря, они мне… приелись. Нет, ну, а как иначе, если вы несколько лет подряд сидели и, то и дело, зубрили материал в тройном (а то и большем) объёме? Вот Гермиона — это совсем другой разговор, девушка просто таки жить не может без литературы. Да и, не смотря на то, что с виду она очень милая и добрая девочка, гриффиндорка успела многим насолить. Героиня войны, помогшая свергнуть Темного Лорда, самая умная ученица Хогвартса за последние несколько лет и много чего можно к этому послужному списку добавить.

Чем больше я думала на эту тему, тем больше склонялась к тому, что прибить хотели все-таки Гермиону. Но этот спорный момент, как и многие другие, стоит будет обсудить с Курамой.

Кажется, мое время начало подходить к концу, так как арка запылала красным. Видимо колдовское время проходит, а с ним и спадает проклятье. Не знаю, что будет, если остаться и проверять не хочу.

Пройдя сквозь арку, я совсем не ожидала проснуться в… хотя о чем это я? Я просто не очнулась, а вот когда сумела разлепить веки…

====== 17. Очнемся, ненадолго... ======

Отказ — это предложение поднять цену.

Жорж Элгози

— Воканс! — крикнула Гермиона, вскакивая с кровати и начиная трясти подругу.

— Кар-р-р! Отстань от нее! — к ней тут же подлетел демон, пытаясь остановить.

— Да заткнись ты! Она опять отправилась туда! И ничего не объяснила! — нервы девушки стальными не были и пусть их немного успокоил первый срыв, но увиденное ночью было слишком…

— Тихо! — шикнул на нее ворон. — Успокойся! Она все равно раньше трех ночи не встанет. И мы ей ничем не поможем!

Вот только было немного поздновато, одеяло слетело, открыв пять глубоких порезов. Глаза девушки в ужасе распахнулись еще шире обычного, став полностью круглыми. Она конечно и не такое повидала во время войны, но понимание что эти раны Виктория получила во сне, поистине ужасало. И не одна Грейнджер не осталась равнодушная к этому зрелищу, Курама мысленно чертыхнулся и выругался.

В комнате повисло тяжелое молчание, но его довольно быстро нарушили:

— Она ведь говорила, что там все… не настоящие. Как в таком случае?.. — не сумела подобрать слов гриффиндорка.

— Кар-р-р! Хозяйка просто тебя успокаивала, — ответил ей демон, которого от запаха крови, пожалуй, впервые в жизни начало мутить.

— Вика соврала мне? — уточнила девушка нахмурившись.

— Не совсем… как очнется и поправится, сама тебе все расскажет, если сочтет это необходимым, — твердо закончил ворон, давая понять, что ничего ей больше не скажет, по крайней мере, на эту тему.

— Ладно… — неохотно согласилась шатенка и не упустила шанса задать другие вопросы, — Как и почему ты разговариваешь? И почему ты иногда называешь Вику хозяйкой? Она сама тебя научила?

— А я обязан отвечать на твои вопросы? Кар-р-р?! — устало вздохнул Курама, но натолкнувшись на сердитый взгляд карих глаз продолжил: — Начну с конца. Нет, обращаеться, так к ней это только моя инициатива. И предвосхищая твой следующий вопрос, ей это не нравится, но она уже смирилась. Кар-р-р! Что там дальше, почему я ее так называю? Да просто так, — иногда Курама придерживался теории, что краткость — сестра таланта. — И тебя же не удивляет, что попугаи говорят?

— Раньше я тоже придерживалась этой мысли, — охотно кивнула Миона, — более того, я слышала, что некоторые вороны тоже разговаривают. Но я всегда считала, что их просто научили что-то говорить и иногда они вставляют это в тему. А ты совершенно не подходишь под эту категорию! Ты, Курама, понимаешь все, что тебе говорят, и отвечаешь осмысленно.

— Я просто умный, — демон никогда не страдал скромностью. Взглянув на часы, он пару раз взмахнул крыльями. — Кар-р-р, что-то здесь не так, — объявил он. — Уже как пятнадцать минут, кое-кто должен быть в сознании!

— И да, кстати, как она после энергетика смогла заснуть, и почему ты уверен, что Вика, должна была очнуться в три ночи?

— Потому что в три проклятье прекращает свое действие и человек просыпается, если не умирает или не находит раньше выход из лабиринта. Кар-р-р! А уснуть хозяйка сумела, потому что выпила убойную дозу снотворного.

— Тогда логично, что она еще будет спать, и что за прок… — договорить Гермионе не дали, нагло перебив.

— Нет, не логично! Кар-р-р! Такая доза зелья… не заставляет человека заснуть, из-за такого количества снотворного человек просто теряет сознание и никакой энергетик не поможет. И поэтому Вика должна была, уже очнуться, если она не мертва. А она не мертва! Кар-р-р! Зови старую кошку, — у демона началась легкая паника.

— Кого? — не поняла Миона.

— И ты умнейшая ученица?! — ехидно спросил демон. — Макгонагалл-директрису!

— Но ты же сказал, что мы ничем не можем помочь…

— Сказал! — терпение Курамы было на исходе, он даже не каркал. — А теперь говорю, зови Макгонагалл! Если, конечно не хочешь чтобы Вика умерла, так ничего тебе не рассказав, — усмехнулся Курама. В первую очередь он был демоном и просто привык находить (и видеть) в людях только плохое…

— Да как ты?! Мы с ней подруги!..

— В таком случае, какого… ты еще здесь?!

✡🔯✡

Приказ возможен лишь там, где есть кто-либо, обязанный ему следовать.

Ханс Георг Гадамер

Приоткрыть потяжелевшие веки, я смогла не сразу. Бок нещадно болел, голова раскалывалась, ну, в общем, состояние как с похмелья, только в сто раз хуже.

— Мисс Грейнджер, объясните, что произошло? — раздался тихий и спокойный голос, смутно знакомый голос…

— Я… не знаю, профессор, — еле слышно пролепетала Миона. И применяя метод дедукции, напрягая мозги вместе с памятью, выясняем, что первым говорившим был ни кто иной, как декан Слизерина.

— Что значит, не знаете? — недовольно спросил более высокий, чем у Снейпа, но всё равно довольно приятный голос. — Вас не было, не было в комнате, когда у мисс Воканс появились эти… раны?

— Нет… не совсем так, сэр, — неуверенно ответила Гермиона. И опять же включая логику: берем уже выясненный факт, что здесь находится Северус Снейп, и вспоминаем «Что мы с Тамарой, ходим парой…», а никто иной кроме как Люциус Малфой с зельеваром обычно не ходит и получаем ответ на вопрос, кто же второй говоривший. Да, я гений…

— Гермиона, вы бы не могли… — услышала я с детства знакомый голос Минервы и распахнула глаза.

— Виктория!.. — облегченно воскликнула стоящая возле моей койки Поппи. Блин, спалила всю контору…

«П-с-с-с… Курама!»

Позвала я несносного демона, осмотрев комнату и поняв, что его здесь нет.

«Очнулась!»

Облегченно выдохнул ворон.

«Ты где?»

«За окном, кар-р-р!»

«Ладно, не буду спрашивать, почему ты находишься там, но объясни, пожалуйста, что я делаю в больничном крыле… опять!»

«У тебя кровь не останавливалась, и не восстанавливалась!»

— А ты заклятия и зелья пробивал? Зачем сразу сюда?! — хотелось мне мысленно возмутиться, но я была слишком усталой и не смогла сдержать возмущённый возглас.

— У нее жар…– воскликнула целительница, потрогав мой лоб.

«Пф-ф-ф… у нее пожизненный жар»

Услышала я насмешливый комментарий Курамы.

— На бульон пущу! — опять в голос воскликнула я.

-… и бред! — закончил за Поппи белокурый аристократ.

— Бредом, Малфой, было заставить Пожирателя, а тем более Вас учить детей, — огрызнулась я. Ох… чувствую, пожалею об этом на уроках. Ой, что-то подо мной, резко, стало мокро…

— У нее раны открылись! — ужаснулась Гермиона, заметив это раньше остальных.

— ЧТО?! — изумился профессор Снейп. — Да мы больше часа их заживляли! И кровь даже до конца восстановить не успели!

«Вот об этом я и говорил!»

Рыкнули у меня в сознании.

— Что за…

«Как такое возможно? У меня такого еще ни разу не было!»

Спросила я у единственного, кто мог что-то знать, существа.

«Предполагаю, что это из-за проклятия… оно вытягивает из тебя силы. Тебя ведь ранили в зеркальном лабиринте?»

«Д-д-а-а»

Запнувшись, ответила я.

«Кар-р-р. В таком случае раны не затянутся, чтобы мы не делали…»

»… только если не уничтожить проклятую вещь!»

Окончила я предложение демона.

«Ты знаешь, что это такое?!»

Взволнованно спросил меня Курама, но в голове так шумело, что я еле разобрала его вопрос.

«Угу, это книга…»

Я напряглась, выжимая из себя последние силы, мне и в нормальном состоянии делать это тяжело, а в таком практически невозможно и передала мысле-образ книги демону.

«Кар-р-р! Понял!»

Коротко ответил Курама, а я испугалась. Испугалась что все это ловушка, что он может пострадать или еще что-то…

«Стой!!! Не смей ничего делать один… это…»

Сознание начало уплывать во тьму, но я все же выдавила из себя, заканчивая мысль:

— Приказ!.. — вот теперь он не сможет ослушаться, точно не прямого приказа…

✡🔯✡

Приказ не допускает противоречия.

Элиас Канетти

Черная тень влетела в открытую створку окна на пятом этаже знаменитой фирмы. Быстро облетев холл, где находился стол секретаря главы фирмы, крылатая тень видоизменилась. И к моменту, когда из кабинета главы фирмы выскочила длинноногая блондинка, в холле уже стоял черноволосый и черноглазый мужчина. Длинные волосы были взъерошены, а черные глаза немного безумно мерцали.

— Где он?! — голос в спокойном состоянии мягкий, сейчас был резким и неприятно отдавал в ушах.

— К-к-то? — пискнула блондинка

— Он… — мужчина кивнул в сторону кабинета главы фирмы.

— У-у-ехал, — продолжая запинаться, пропищала женщина.

— Мне клещами из тебя все вытаскивать? Куда уехал? — властно бросил брюнет, понемногу беря эмоции под контроль.

— Домой, где-то полчаса назад, — отрапортовала секретарша и начала оседать на пол. Но мужчина этого уже не видел, развернувшись, он опять сменил форму и выпорхнул в окно.

Спустя десять минут он приземлился возле белого кабриолета, безжалостно испортив защиту дома, а точнее довольно большой резиденции. Снова обратившись, брюнет с ноги распахнул входную дверь и громко гаркнул:

— БЕЛОБРЫСЫЙ!

В ответ же была тишина, которая еще больше вывела из себя и так не спокойного мужчину. Хотя ответ и не нужен был незваному гостю, он и так знал, где искать хозяина резиденции.

Черноволосый уверенной походкой двинулся в направлении подвальных комнат. К самой запретной и загадочной части этого места. Дверь распахнулась практически перед самым носом гостя.

— О! А я-то думаю, кто мне защиту прожег? Хотя после твоего крика, сразу стало ясно кто это, — кареглазый начал безобидно подтрунивать над другом. На белоснежной рубашке блондина виднелись алые пятна. И выяснять вино ли это или… кетчуп брюнету не хотелось, но вот дилемма, кареглазый стоял довольно близко и звериное обаяние черноглазого, легко подсказало хозяину, чем была эта красная субстанция.

— Упокойся! — правду говорят, дурные привычки — заразны, и даже демонический иммунитет не всегда поможет. — Мне нужна твоя помощь…

====== 18. Помощь ======

Жизнь и сновидения — страницы одной и той же книги.

Артур Шопенгауэр

«Этот сон — странный…» — единственное, что пришло мне в голову, когда я очутилась в непроглядной тьме. Самое странное, пожалуй, было то, что я не должна была спать, ведь у меня обморок из-за потери крови случился! А тут я была в сознании, в ясной памяти, и с точными целями. Хотя, может это и не был сон? В сущности, что мы знаем о снах?

Они делятся на осознанные (когда мы понимаем что находимся во сне, иногда мы можем влиять на сновидения либо же ничего не можем изменить) и на неосознанные (когда мы не понимаем, где находимся, кто такие и что должны делать, иногда мы имеем цели, но редко влияем на что-то). Сновидения так же отличаются жанрами, нам могут сниться ужасные кошмары, а может присниться и лесная полянка с кучей меленьких единорогов…

Но я отклонилась от темы, это был «странный» сон и я бы добавила, пожалуй, еще и «кошмарный», когда обернулась и узрела перед собой дядю…

— Киртан!.. — сделала я шаг вперед и остановилась, так как призрачный образ дяди из-за этого лишь отдалился.

— Нет, — донесся до меня его шепот, когда я попыталась снова заговорить с ним. — Вика… просто пойми и запомни, все может быть не таким, как кажется на первый взгляд, да и на третий тоже.

По моим щекам потекли обжигающие солоноватые слезы. Дядя… он был так близко, но в то же время и так далеко… самый мой родной человек, заменивший мне родителей и ставший для меня наставником… человеком, который всегда выслушает и поймет. Здесь он был и похож и не похож на себя. Он был подобием призрака и лишь всегда так ярко сверкающие глаза заставляли меня верить, что это не иллюзия.

— Хорошо, девочка? — как-то печально спросил он, и я кивнула, не сумев выдавить из себя ни слова. — Молодец, тебе уже пора. Не зря, ты завела дружбу с этим волком в овечьей шкуре, — Киртан улыбнулся и начал разворачивается, а я, не выдержав, метнулась за ним.

Обычно, я не запоминаю свои сны, но этот боюсь, я забуду не скоро.

✡🔯✡

Лучше помогать и злым ради добрых, чем лишать помощи добрых ради злых.

Сенека

— Я ведь уже говорил, всегда к вашим услугам, — нахмурился блондин.

— Знаю, но в тот раз я говорил не об этом. Мне нужно чтобы ты помог найти одну проклятую вещицу.

— А ты сам не можешь? — удивился кареглазый, чтобы демон да чего-то найти не смог…

— Нет, не могу. Во-первых, запрет… — тут брюнет усмехнулся, — одному нельзя, а с тобой я не буду считаться одним.

Да, он нашел способ обойти приказ, не нарушая его при этом.

— А во-вторых? — хорошо зная своего друга, спросил блондин.

— Во-вторых, я демон, но я все же не настолько чувствителен к магии как ты… Да и проклятие у нас не простое, а Демоническое. Так что я его совершенно не вижу и не чувствую.

— В таком случае, должен предупредить, что и сам его не увижу, если у меня на руках не будет крови пострадавшего от проклятия, — кареглазый улыбнулся, и его лицо приняло невероятно мягкое выражение. — Кто пострадал? — ответ был ему не важен, но просто из вежливости и желания быть осведомлённым он спросил.

— Виктория и ее подруга, — такого ответа блондин не ожидал, с его лица слетела вся доброта и мягкость, как будто кто-то снял с него маску. Теперь в теплых карих глазах не осталось ни одной капельки доброты, в них плескалось беспокойство напополам с удивлением.

— Вика?.. — брюнет, через силу кивнув, ему было страшно и стыдно, он не уберег и не уследил. — Надо было с этого начинать! — радужка карих глаз начала быстро светлеть. — Где она?

— В Хогвартсе.

— Что она там делает? Этот старый очкастый псих ведь помер?! — не совсем корректно выразился блондин, не нравился ему Альбус Дамблдор, не смотря на то, что…

— Долгая история, а ты знаешь, что я не люблю рассказывать такие, — брюнету надоело болтать и он, резко развернувшись, направился к выходу. Выйдя из дома, демон сменил облик и взмыл вверх, устремляясь к замку Хогвартс, так же быстро как улетал из явно проклятой школы, он возвращался обратно, но в этот раз воздух рассекала не одна пара крыльев, а две. Черная и белая.

✡🔯✡

Внимание — это потеря внимания ко всему, кроме того, чему внимаешь.

В. Я. Александров

Двери в лазарет открылись, и в них вошел кареглазый блондин. Ни слова не говоря, и не обращая внимания на замерших от удивления людей, он проследовал к бледной девушке, лежащей на кушетке.

— Прошу прощения, но кто вы такой? И как попали на территорию школы? — пришла в себя директриса школы Хогвартс и строго нахмурилась.

— Мое имя вам знать ни к чему, как и то каким образом я сюда попал… — даже не взглянув на волшебницу, бросил незнакомец, обходя ее.

— Вы ошибаетесь, думая так. Я директриса данного заведения и имею полное право знать… — начала было расходиться Минерва и застыла, так и не закончив предложения, встретившись таки, наконец, взглядом с незнакомцем.

При входе глаза мужчины были светло-карие, как молочный шоколад, но сейчас их оттенок… да не было никакого оттенка! Радужка стала полностью белой, и лишь черные зрачки, да тоненький карий лимб обозначал границы! Это зрелище было поистине жутким и заставило уже давно не молодую женщину вздрогнуть всем телом, а ее сердце сбежало куда-то в пятки… но, так же как и пугало, это зрелище завораживало.

Взгляд белых глаз был очень проницательным, он как будто заглядывал в душу и видел все человеческие тайны и пороки, всю человеческую суть, такую хрупкую и ничтожную, для него.

Такой взгляд женщине-кошке доводилось видеть единожды за свою жизнь, но в тот раз столь проницательно смотрящие на нее глаза были голубыми…

— Кто вы? — с замиранием сердца спросила директриса, осознавая у кого Воканс, научилась так смотреть…

— Друг, — сказал мужчина, и все в комнате поверили на какое-то краткое мгновение, что этот блондин является их другом, старым и верным товарищем. — Не ваш, — усмехнулся мужчина, как будто прочитав их мысли и кивнул на лежащую черноволосую девушку, — ее. И если вы не прекратите мешать мне, я применю силу! — с легкой угрозой в голосе произнес незнакомец.

Минерва Макгонагалл отступила, давая пройти гостю, надеясь, что поступает верно, доверившись ему. Никто из присутствующих не посмел спорить с решением директрисы, пусть и многим хотелось...

— Киртан! — еле слышно пробормотала Виктория, резко дёрнувшись и скидывая простыню с себя.

— Не надо! — твердо произнес блондин, останавливая бросившуюся к пациентке мадам Помфри. Подойдя к кровати, он присел на край кушетки и провел рукой по лбу Воканс, — Температуры нет, — задумчиво протянул гость и, выпачкав кончики пальцев в крови девушки, слизал алую жидкость.

— Что вы делаете?! — решил, вмешается мастер зелий под впечатлительный «ах!» Гермионы Грейнджер.

Ответом ему послужила тишина. Незнакомец прикрыл глаза и нахмурился, а затем резко их распахнул. В его белых странных глазах виднелись золотые и алые всполохи. Тем временем, от тела лежащей на кушетке девушки потянулась золотисто-белая нить магии, уходящая куда-то за двери.

— Что это такое? — подал голос Люциус Малфой и как прежде его коллега, не получил ответа.

— Я свое дело сделал, мелкая. За тобой должок! — весело улыбнулся уже кареглазый блондин, взглянув на еще бессознательную Викторию. Он уже вполне мог уйти, хотя ему и невероятно хотелось остаться, чтобы узнать какого… демона она здесь находится, да и просто повидаться с подругой, которую больше полугода не видел, хотел, но… не будет она ему все рассказывать при посторонних.

Он уже сделал шаг в сторону выхода, как заметил странную гримасу боли и отчаяния на лице Воканс. Только он заметил, потому что все остальные смотрели на него.

====== 19. Истерика – слезы, обоюдная благодарность – чувства... ======

Слезы — это немая речь.

Вольтер

Распахнув глаза, я не сразу осознала, где нахожусь. Все вокруг расплывалось от непрекращающегося потока слез, но того что я увидела и так было достаточно. Пред моей кушеткой стояли: Поппи, Минерва, Гермиона, профессор Снейп, профессор Малфой и… мой лучший друг. Из-за присутствия последнего мои глаза стали еще шире, чем прежде и сейчас наверняка напоминали две круглые монеты.

Всего на мгновение стало стыдно, я не любила плакать, более того, я ненавидела собственные слезы, с детства считая их слабостью. И от постыдной мысли, что столько существ увидели мои слезы, становилось тошно, а от осознания, что это не просто посторонние мне существа становилось только хуже…

Благо момент тот прошел очень быстро, ведь меня буквально сразу накрыло волной истерики. Я даже не заметила как, отрезая меня от всех присутствующих кроме одного, возник большой белый непроницаемый купол. У меня началась форменная истерика, меня трясло, рот открывался в беззвучном крике, а из глаз градом катились слезы.

— Тс-с-с-с… — меня обняли и погладили по голове, — Что случилось? Испугалась?

— Не-е-е-т! — всхлипнула я, утыкаясь, на так вовремя подставленное, плечо друга. — Ки… Киртан… — не слишком внятно произнесла я.

— Тебе приснился Киртан? — поглаживая меня теперь уже по спине, немного удивленно спросил друг.

— Не-не-не знаю! — пискнула я запинаясь.

— Все хорошо, Викуль… — рука блондина опять переместилась на мою голову, а мне вдруг резко захотелось спать. В таком состоянии я плохо соображала, но догадаться, что кое-кто применил ко мне свою магию, было не сложно. И видимо, чтобы закрепить наложенные чары, мне начали петь колыбельную…

Мое сознание было слишком сильно затуманено сонной серой дымкой, но некоторые слова и предложения из его дивной песни выхватить и сохранить все-таки сумела.

«Спи дитя…»

«Пусть тебе приснится прекрасный Эдем…»

«Увидишь ты, всех птиц и зверей, что существовали в мире этом…»

«Спи дитя! Спи…»

«И пусть тебе приснится чудесный райский сад!»

«Спи-спи дитя!»

«Увидишь ты там и нашего великого властителя…»

«Спи дитя!»

Я не слишком хорошо понимала, на каком языке поет мой друг, сонное сознание отказывалось предоставлять такую информацию, оно лишь переводило…

✡🔯✡

Лучше, чтобы хвалил нас кто-нибудь другой, чем хвалить самого себя.

Демокрит

Белый купол окутал кушетку вместе с незваным гостем и черноволосой ученицей, устроив настоящий переполох. Оставшиеся снаружи люди перепробовали десятки, если не сотни попыток снести этот непроницаемый занавес начиная от обычных магловских способов заканчивая Бомбардо Максима. Последнее кстати, было выпущено Люциусом Малфоем, именно в тот момент, когда непонятная белая магия рассеялась. Заклинание чуть не пришибло кареглазого блондина, так, по крайней мере, должно было случится, по мнению большинства волшебников находящихся в помещении. Но не случилось, усиленная разрушающая магия просто врезалась в незнакомца и… впиталась в него. Со стороны это выглядело странно и необычно, сгусток магии просто столкнулся с телом белокурого и в нем исчез…

Сам же «пострадавший» никак не отреагировал на произошедшее, просто кивнул всем присутствующим и… покинул больничное крыло.

Мужчина был крайне задумчив и… чуточку встревожен. Волна паники, поднявшаяся в нем при угрозе жизни его подруге, улеглась, а сам он принялся размышлять над извечным вопросом «Что же творится в этой школе?!», вопрос этот, кстати, посещал буквально каждого кого-либо, находящегося в этом загадочном месте, либо слышавшего об этом закрытом учебном заведении.

В одном из коридоров этого замка-лабиринта для всех гостей, кареглазый блондин наткнулся на черного ворона. Тот устало махая крыльями, летел по направлению к больничному крылу.

— Курама, ты молодец! — улыбнулся блондин. — Действовал оперативно, я даже, честно говоря, еще отойти от кушетки Вики не успел, как она очнулась! — начал нахваливать демона кареглазый.

— Как она? — пропустив все заслуженные похвалы, спросил ворон. Он сильно опасался, что из-за его довольно частых превращений, а так же дважды использованной грубой силы (первый: прожег защиту резиденции блондина и второй: уничтожение книги, которую так любезно указал магией блондин) он мог навредить своей хозяйке еще больше или, ещё хуже, прискорил этим ее кончину…

— В порядке, правда… — задумываясь, как описать истерику Воканс, протянул блондин.

— ЧТО?!! — не дожидаюсь, окончания предложения собеседника рыкнул демон.

— Кошмар ей приснился, а из-за него истерика. Она дядю своего видела… — хмурясь и отводя в сторону глаза, сказал блондин.

— Киртана?.. — облегченно переспросил демон, и тут же насторожился: — Ты что-то знаешь? — непривычно хмурым вдруг стало лицо кареглазого, слишком не вязалось с его вечным образом доброжелательно ангела.

— Нет, просто странно это… — не договорив, ответил блонди, а Курама не стал допрашиваться дальше… возможно зря. — Ты кстати голоден? — вдруг ухмыльнувшись и вытянув из кармана белых домашних (выходя из дома, он так и не успел переодеться) штанов завернутую салфетку, поинтересовался белобрысый. Демон с интересом посмотрел на его телодвижения, а затем бросил пасмурный взгляд черных бусинок глаз в сторону, где находилась его хозяйка. — Она проспит, как убита… упокоена… младенец, в общем-то, до самого утра, — поняв Кураму и несколько раз запнувшись успокоил друга блондин.

— Кар-р-р! — неопределенно сообщил демон, садясь на подоконник. — В таком случае, я, пожалуй, попробую твое угощение, — ответил Курама по минутной паузе. И как только перед ним положили развернутую салфетку, он тут же набросился на мясное лакомство.

— Она что, совсем тебя не кормит? — усмехнувшись, спросил блондин.

— Кормит… — вспоминая недавно умятую свинячью тушку на кухне, каркнул ворон. — Но не этим же мясом… — фыркнул демон, доедая последний кусочек тоненько нарезанного мясца.

✡🔯✡

Больше всего мы благодарны за благодарность.

Мария Эбнер — Эшенбах

Как только беловолосый незнакомец вышел из помещения, с волшебников как будто спали оковы. Они вдруг поняли, что вели себя странно и слишком уж… спокойно.

Взгляды всех присутствующих обратились к лежащей на кушетке и сладко спящей Воканс. Девушка недавно лишь очнувшаяся, дрыхла непробудным сном и вставать, а так же объяснять взрослым волшебникам, что произошло, явно не собиралась. И они приняли разумное решение разойтись, к началу завтрака у них было еще несколько часов, так что многие из них могли еще даже выспаться.

Минерва Макгонагалл отправилась к себе в кабинет, обдумывать свой резковатый поступок, которым она позволила странному, но крайне обаятельному незнакомцу приблизиться к Виктории.

Следом за директрисой ушел и Люциус Малфой. Ему — высокородному лорду необходимо было еще послать чёртову весточку в министерство магии, уведомляющую их о его работе. И лучше было сделать это сейчас, потому как потом он мог просто забыть об этом.

Мадам Помфри же, дав мисс Грейнджер (которая по единоличному мнению госпожи директрисы должна была оставаться в больничном крыле, хотя бы до утра!) успокоительное зелье, отправилась в свои покои.

Единственным кто не спешил уходить, был Северус Снейп. Он был крайне встревожен состоянием — лучшей за несколько последних десятилетий ученицы Хогвартса — Гермионы Грейнджер. И откуда взялась такая забота у ужаса подземелий к зубриле Грейнджер, спросите вы? Ответ на этот вопрос не мог найти даже сам мистер-двойной-шпион, он лишь мог предполагать. Наверное, думал он, это всего лишь благодарность, ведь именно она, гриффиндорская девчонка вернулась в ту хижину и спасла его! Лишь она набралась храбрости из всей золотой троицы и поблагодарила его за то, что он сделал для нее, ее друзей и всего магического сообщества. Именно эта девочка, храбро, как настоящая львица, отстаивала его свободу в суде Визенгамота.

И да Северус Снейп чувствовал благодарность за это, потому что лежа там, на полу грязной хижины истекая собственной кровью, он четко осознал, что не хочет умирать. Он хотел жить, не просто существовать, как несколько лет до этого, исполняя клятву, приглядывать за мальцом Поттером, а жить, по-настоящему! И пусть выполнять собственное желание Северус решил не сразу, но главное для него было то, что это желание у него имелось, впервые за несколько лет. Четкое и осознанное желание!

А потому, он не мог просто взять и уйти, оставив карие с вечной задорной искоркой глаза так безучастно смотреть на мир. Ему хотелось если не утешить, то хотя бы подбодрить девушку, столь многое сделавшую для него. Но в этом и заключалась проблема зельевара, он не умел утешать. Он мог быть саркастичным и страшным, умел пугать, язвить, убивать… но не утешать!

— Мисс Грейнджер… не беспокойтесь за… подругу, — тихо сказал мужчина. — С Воканс все будет в порядке, — он улыбнулся краешком губ, поймав удивленный взгляд карих, наконец отмерших глаз.

— Да, сэр… — профессор не ожидал, что ему ответят и это его несказанно удивило, хотя еще больше его удивила реакция девушки. А эта самая реакция последовала и это, не был страх или презрение, это была улыбка, благодарная и даже, кажется чуточку радостная. — Спасибо, профессор.

— Не за что, мисс Грейнджер, — Снейп кивнул девушке, сделал шаг вперед по направлению к двери и замер на мгновение услышав:

— Хороших снов, профессор! — пожелала девушка, смотря исключительно в стенку, лишь бы не столкнуться взглядом со Снейпом.

Гермиона была умной девушкой и легко поняла, что профессор попытался ее… поддержать. Ранее его слова вызвали бы, пожалуй, лишь недоумение, но после того, как она снова увидела его мертвым… она была искренне рада, что ОН жив. Неуместная и непонятная радость это была, но девушку это не сильно волновало, Гермиона слишком устала, чтобы беспокоится чем-то подобным. Эти чувства радость и облегчение, просто были и все, никаких вопросов «Откуда?..» или «Почему?..» не было.

— Спокойных снов… — двинувшись дальше, так и не взглянув на полыхнувшую румянцем девушку, ответил Северус.

И вскоре Миона и вправду уснула, хотя раньше это казалось ей невозможным. Но стресс и усталость сделали свое. И гриффиндорка уснула, и сон ее был спокойным…

Со Снейпом дела обстояли немного иначе, зайдя в свои апартаменты, зельевар тоже решил прилечь. До рассвета оставалось несколько часов, а сон еще никому не вредил. И пожелание Гермионы сбылось, Северус увидел хороший сон:

Он лежал с закрытыми глазами. Видимо он находился на пляже, потому что под спиной чувствовался песок, а волны, набегающие с моря на берег омывали его лодыжки. Невдалеке шумела листва, пели птицы и всю эту природную гармонию звуков нарушал смех младенца. Но этот смех не заставил Снейпа встревожиться, нет, Северус улыбнулся — он на подсознательном уровне знал, что все хорошо, а ребенок… его…

По телу профессора скользнули маленькие женские ладошки, поглаживая. Чьи-то мягкие и податливые губы коснулись его в легчайшем поцелуе, и он распахнул глаза, столкнувшись с теплыми карими глазами — в этих глазах виднелась всепоглощающая нежность и… бесконечная любовь — Северус Снейп увидел Гермиону Грейнджер…

====== 20. Встаем; и надо делать самому!!! ======

Случай — псевдоним Бога, когда он не хочет подписаться своим собственным именем.

Анатоль Франс

Очнулась я в чудесном расположении духа и виной этому была одна белобрысая задница, спевшая мне волшебную колыбель. Этого блондина в медицинском крыле, к сожалению уже не было, а то я бы его поблагодарила за столь чудесный сон. За то на соседней кушетке спала еще одна пациентка, а медсестры нигде не было видно…

— Мион… вставай! — страшным шепотом позвала я подругу, и, подумав, добавила для пущего эффекта, — Ми, так лекции проспим!

Результат после моих слов был на лицо, Гермиона вскочила с кровати в мгновение ока и быстро начала оглядываться в поисках, видимо, одежды.

— Тихо, — засмеялась я. — Спокойно, Мион, спокойно!

— Вика! — прошипела гриффиндорка и запустила в меня подушкой.

Не, ну это уже наглость… я как-никак больной (на голову) человек!

— Ай! — упала я на подушку, с тихим стоном хватаясь за, почти зажившие, раны на боку.

— Виктория, — тут же осознала всю свою вину Гермиона и метнулась ко мне.

— Шучу-шучу, — приоткрывая один глаз, слабо улыбнулась я. Во всём теле еще чувствовалась слабость, а бок нещадно чесался, показывая тем самым, что заживляющие мази, которыми обмаслила меня Поппи, действуют.

— Точно все хорошо? — обеспокоено спросила подруга. — Ты все еще такая бледная! И синяки у тебя под глазами, как будто ты полгода не спала!

— Да нормально все! — поспешила заверить Миону я. — И вообще нечего хвалиться загаром! — обижено пробубнила я себе под нос, с завистью смотря на загоревшую подругу. Моя же кожа была почти белой, еще немного и я стану болезненно бледной. Мне за пару последних лет не слишком часто выпадала возможность побывать на солнышке. — Пошли лучше на кухню? — предложила я. — Мне нужно хорошо покушать, а здесь, — я обвела медицинское крыло скептическим и немного надменным взглядом, — с этим проблемы.

— Но может тебе и вправду не стоит много кушать? А порции, которые… — начала переубеждать меня Гермиона и стушевалась под моим гневным взглядом.

— Если мы останемся здесь, я тебе не расскажу, что с нами случилось сегодня ночью. Или ты думаешь тебя в подробности посвятит Мин… Макгонагалл? Профессора? — девушка опустила глаза и тяжело вздохнула.

— Так не честно… — пробурчала подруга.

— Я тебе что, гриффиндорка, как мой дражайший дедушка? — поморщилась я. — Впрочем, и он, будучи гриффиндорцем не говорил никому правды… по крайней мере, всей.

— Так что же случилось сегодня ночью? — спросила Гермиона, садясь на стул и начиная жевать листья салата.

— И с чего мне начать? — задала я риторический вопрос, уминая пятую мясную булочку в ожидании курочки гриль, стряпня эльфов как всегда была замечательной. — Мы с тобой коснулись проклятого предмета, точнее проклятой книги и благодаря этому мы попали в зеркальный лабиринт.

— Но ты тогда говорила, что это все был сон! — вспомнила Гермиона. — Ты солгала?!

— Да, — согласилась я, кривясь, никогда не любила я врать, да и с демонами это бесполезно, как и с дядей… — а что мне надо было тебе сказать? «Гермиона, это другой мир, который почти сон, но не совсем. Тут нас могут убить, ранить, покалечить и мы можем отсюда не выбраться, если нас втащат в зеркало. Но ты не волнуйся и не бойся, ведь эти твари питаются нашими страхами и опасениями!» Думаю, такая тирада не успокоила бы тебя, — не люблю я оправдываться… обычно при этом начинаю беситься и язвить. Разве что Киртану нормально отвечала, но в те моменты после его ласкового «Деточка!» я просто до ужаса начинала его бояться. Мой дядя мог быть до одури страшным и опасным…

— Ты права, но все же… — упрямо согласилась Миона. — А зачем ты туда вернулась? Почему Курама начал беспокоится за тебя после трех часов ночи? Что за волшебный зверь Курама? И что это за блондин был?

— Не все сразу! — возмутилась я. — Притормози. Вернулась я туда, чтобы… узнать, благодаря какому проклятому предмету нас затаскивало в лабиринт. После трех часов ночи, после часа ведьм, проклятие должно было прекратить действовать, а Курама… обычный ворон, просто очень умный. И да, ты про какого такого блондина спрашиваешь? Случаем не о Люциусе Малфое ты говоришь? Так мы его знаем, он наш профессор ЗОТИ, — попыталась я дурочкой прикинуться, мне не поверили.

— Нет, это не Малфой… профессор Малфой. Я спрашиваю о кареглазом блондине, который сказал что он твой друг! У него еще глаза странные стали, полностью белые!

— А! Ты о нем говоришь… — догадливо проговорила я, — да он мой друг, лучший друг, между прочим! — улыбнулась я.

— И… — подтолкнула меня Грейнджер, что бы я рассказывала дальше, да вот незадача, рассказывать дальше, я была не намерена.

— Что? Лучше посмотри, какая курочка! А какая золотистая корочка?! Ммм… хочешь крылышко?

«Вик, иди сюда! Нечто интересное покажу. Кар-р-р!»

Услышала я демона и тут же подавилась косточкой. Не нужно было этому попугаю черному напоминать о себе! Ну, а теперь зараза, обошедшая прямой приказ ты у меня за все заплатишь!

«Сейчас буду, ты где?»

В моих интонациях не было ничего доброго, но видимо бессмертный демон ответил.

«Астрономическая башня, здесь, кстати, обзор лучше…»

«В смысле? На что лучший обзор?»

Не врубалась я.

«Пф… Кар-р-р! Давай иди сюда, ты сама это увидеть должна!»

«Ладно-ладно, сейчас буду!»

Кураме удалось меня заинтересовать, и я не без сожаления оторвалась от почти съеденной курочки.

— Прости Мион, — виновато сказала я, — но нам надо отложить наш разговор на потом! — поднимаясь из-за стола, продолжила я.

— Почему? — удивилась подруга, хотя должна уже была привыкнуть к моим постоянным отлучкам.

— Мне… в туалет очень срочно нужно, — быстро солгав, я вылетела из кухни и на всех парах угодила в кого-то…

Мы, то есть я и этот кто-то, упали на пол, заодно снеся доспехи стоявшие рядом. Шум поднялся невероятный, хорошо, что я успела достаточно отбежать от кухни и, что кухня звукоизолирована с обеих сторон…

— Здрасти… профессор Малфой, — подняв голову, поприветствовала я учителя. Вставать с него я, кстати, не спешила, кто знает, что этот блондин захочет со мной сделать? Ведь я немало задолжала перед ним:

1. Часто сплю на его уроках — хотя это довольно тяжело, так как гад слизеринский ведет лекции увлекательно, не сравнить с дядей, но все же…

2. Я часто хамлю ему, а так же язвлю — при этом мне удается оставаться безнаказанной…

3. Я распускаю о нем разные интересные сплетни, и пусть даже Гермиона не может догадаться «Кто же их распускает?» — но этот слишком умный индивид 100% знает правду…

4. Вчера, а точнее сегодня я ему в лоб сказала, что считаю, будто он не может учить детей…

5. Я в него только что врезалась, при этом он ударился о не совсем мягкий пол, да еще я сверху припечатала!

Так что лучше вот так еще полежать на нем, правда аристократические руки сжимают мою талию и легко могут переместиться на шею, но думаю в таком положении душить не слишком удобно.

-… Мисс… Воканс… — тихо прошипел мужчина.

— Ага! — подтвердила я и принялась продумывать план побега: можно побежать обратно на кухню, домовые эльфы меня в обиду не дадут, а можно побежать дальше и пропетлять по коридорам, что бы сбежать от профессора, есть еще вариант сигануть в окно, но Курама может не успеть поймать меня…

— Вы бы не могли… с меня слезть? — вопреки словам, пальцы Малфоя сжались на моей талии сильнее.

— Неа… — ответила я.

— Что? — не понял сероглазый. — Почему?!

— Мне и здесь удобно, — честно сказала я, а что из аристократа вышла неплохая такая подстилка, по сравнению с полом даже мягкая…

— Воканс!

— Что? — спросила я.

— Слезь с меня! — раздалось взбешенное снизу.

— А вы пообещайте, что прибивать меня не будете! — рискнула я поставить свои условия и вообще, нечего со мной на «ты»!

— Обещаю!.. — сдавленно согласился мужчина. Хм… видимо я не настолько легкая как говорит Курама…

Медленно и осторожно я слезла с Малфоя. Конечно, я ему не поверила, но… меня на башне ждут! Взмахнув рукой и послав невербальное заклинание, заставила доспехи собраться и встать на место, и пока поднявшийся с пола учитель отряхивался, я сорвалась с места, быстро скрываясь за поворотом.

Перешагивая одну ступеньку, я поднялась на самую высокую башню Хогвартса, распахнула дверь ногой, перешагнула порог и ошарашенно застыла, обозрев небо…

✡🔯✡

Мы не гневаемся на того, кого считаем недоступным нашей мести.

Аристотель

Зеленоглазый и черноволосый мужчина метался по какой-то пещере, кляня всех и вся.

«Она жива и более-менее невредима!» — вот что доложили ему.

Его гениальный план рассыпался из-за чертовых мелких деталей! А самое хреновое, что эти детали не совсем ясны…

То ли девчонка оказалась слишком умна, и Киртан все же допустил ее в святые святых — семейную библиотеку, хотя она слишком мала для этого, всего семнадцать годков! То ли ручной демон у Виктории не так прост, как кажется на первый взгляд. То ли из-за вмешательства кареглазого блондина, который ранее казался ему адекватной и разумной личностью!

Ладно, причины сейчас не так и важны разгневанному мужчине, его терзает сам факт существования Воканс-младшей, чтоб она в ад отправилась!

Зеленые глаза приближаются к тому, чтобы стать черными, а в полу скоро будет дырка, когда мужчина останавливается возле стены и со всей силы бьет ни в чем не повинную скалу. Черноволосому приходит мысль «А вдруг Воканс помешает ему?!». Зеленоглазому не больно, а в каменной стене чернеет глубокая дыра.

Тонкие губы сжимаются в тонкую линию, а от входа в темную пещеру врывается серебристый патронус. Формой он напоминает орла, но странные глаза с вертикальными зрачками портят весь образ гордой птицы.

— Прошу прощения, приказ не был выполнен и объект остался жив, — открывая клюв и закрывая, виновато выдала птица, — но мы устраним объект! — и патронус растворяется в воздухе, оставляя после себя неприятную остаточную светлую магию с нотками счастья. Мужчина кривится, он слишком чувствителен к такому, она это знает!

В данный момент мужчина уже спокоен. Предыдущая мысль о том, что малолетняя девчонка сумеет ему помешать его поистине великим планам, теперь вызывает лишь презрительную улыбку. Но, тем не менее, ее следует убить, чтобы под ногами не мешалась.

«Если хочешь чтобы все прошло гладко, делай это сам, а не поручай другим…» — думает мужчина и уже видит, как именно избавится от Виктории…

====== 21. Одна из лекций ======

Чтоб быть справедливым возмездье могло,

Лишь злом воздавать подобает за зло.

Фирдоуси

Люциус Малфой гневным взглядом взирал на ближайший поворот, за которым несколько минут назад скрылась его самая «любимая» ученица! Виктория Воканс — одна из худших (по мнению профессора ЗОТИ, остальные не жалуются на примерную ученицу) бедствий, которое может приключиться с человеком. Девушка явно не любила аристократа и всячески это показывала, то своими пренебрежительными взглядами, то своим бездельем на лекциях. Он и вправду не знал что хуже! Первые отвлекали от темы и заставляли порой повторять одно предложение несколько раз подряд! Второе позволяло влепить «О» (Отвратительно) за отсутствие примечаний с лекции, но никак не Тролль за отсутствие знаний! Как только эту усердную студентку спросишь о пройдённом на уроке материале, она начнет разглагольствовать, на тему конечно, но при этом, не забывая вставлять собственные комментарии и исторические никому не интересные факты, так, что остановится Воканс лишь в конце урока! А самое ужасное, что и слова вставить нельзя! Чего только стоила лекция о дементорах…

— Дементоры, — начала отвечать мисс Воканс, примерно, в половине урока, — слепые существа, которые питаются человеческими, преимущественно светлыми, эмоциями. В особых случаях, если предоставляется такая возможность, дементор высасывает душу человека, примыкая ко рту жертвы, отсюда и возникло название «поцелуй дементора». Человек после этого перестаёт существовать как разумное существо, оставаясь живым, пока живо его тело, — улыбнувшись, остановилась Виктория, и Малфой уже хотел саркастически поблагодарить ее за общую информацию, но девушка неожиданно продолжила.

— Внешне дементоры напоминают парящие мертвые тела в чёрных балахонах. Под капюшоном обычно не видно лица, только там, где у человека находится рот, зияет щель. Кожа этих существ лоснящаяся, сероватая, вся в слизи и струпьях, как у долго находившегося в воде утопленника. Ростом дементоры достигают трёх и более метров, — описала существ ученица, информация тоже, в общем, всем известная, но только ее должен был рассказывать уже Люциус…

— Дементоры страшны тем, что высасывают счастье и радость из всего живого, эмоции — это своеобразная пища дементоров. При приближении дементора человек испытывает необъяснимые приступы страха и отчаяния, а окружающий мир покрывается льдом и мраком: даже летом может налететь холодный ветер со снегом, а любой свет, особенно искусственный, померкнуть, а то и вовсе погаснуть, — глубокий вдох сделала девушка, останавливаясь на мгновение. Но профессор, ушедший в свои воспоминания, не успевает прервать ее.

— Дементоры понимают человеческую речь, поскольку подчиняются исходящим от людей приказам. Они не издают звуков, но могут воздействовать на человека ментально. Они способны общаться с людьми и друг с другом, возможно, мысленно или особыми звуками. Также, они обладают разумом, достаточным для того, чтобы отличать от прочих людей тех, кому они должны подчиняться. Возможно, у дементоров есть свои лидеры, с которыми Министерство магии и Темный Лорд заключали договоры, — Виктория на секунду задумалась и сделала короткий исторический ввод: — Первое упоминание дементоров датируется XV веком, когда была обнаружена крепость «Азкабан». Маг Экриздис, проживавший в этой крепости на уединённом, никому не известном острове, пытал и убивал магловских моряков, практикуя на них самые тёмные магические приёмы. Неизвестно, вследствие чего на острове завелись дементоры, но магам, впервые обнаружившим их, сразу стало ясно, что они не покинут остров. Из страха мести дементоров крепость не была уничтожена.

— Основной способ защититься от дементоров — использовать силу Патронуса для того, чтобы прогнать их. Заклинание, вызывающее Патронуса должно быть произнесено волшебником, у которого есть сильные счастливые воспоминания, иначе заклинание не подействует. Поскольку Патронус представляет собой некое образование, из которого невозможно вытянуть никакие эмоции, у дементоров настаёт что-то вроде кислородного голодания, и они вынуждены ретироваться. Согласно другой версии, Патронус является воплощением счастливых воспоминаний в концентрированном виде, поэтому дементоры при столкновении с ним испытывают такие же мучения, как алкоголики, выпившие вместо алкогольного напитка, например, водки, чистый спирт, — улыбнулась Воканс, а Малфой удивленно осмотрел довольно оживлённый класс. Когда девушка только начинала говорить, ее слушали от силы три человека.

— Шоколад, — поморщившись, продолжала девушка, — эффективная первая помощь после контакта с дементором, он хорошо восстанавливает силы, поднимает жизненный тонус. Также дементоры не способны чувствовать мысли и эмоции животных. Таким образом, волшебник-анимаг может если не полностью защититься от влияния дементора, то хотя бы существенно ослабить его. Дементор при этом чувствует, что чувства превратившегося притупляются, но не осознаёт, почему это происходит.

— В период между 1718 и 1726 годами министр магии Дамокл Роули предложил организовать на острове тюрьму. Он утверждал, что дементоры, обитающие в Азкабане, только на руку Министерству магии: их можно использовать в качестве охранников, что существенно сэкономит время и деньги и избавит от лишних проблем. Спустя пятнадцать лет, в период между 1733 по 1747 годами, новый министр, Элдрич Диггори, посетил тюрьму и нашёл условия содержания там бесчеловечными. Он потребовал найти альтернативные методы охраны и придумать, куда деть дементоров, но при жизни его воля не была исполнена, — еще раз вспомнила историю мисс Воканс. — Многие волшебники и волшебницы обречены на поражение перед дементором. В основном это те люди, что пережили много потерь и лишений. Им очень сложно не только создать Патронуса, но и просто не лишиться чувств при виде дементора. Всё дело в том, что люди, пережившие боль и страдания, и имеющие очень мало счастливых воспоминаний, просто не выдерживают вдобавок к своим проблемам влияние дементора. Даже при крепком здоровье и стойкой психике человек с такой проблемой, скорее всего, потеряет сознание при дементоре. С возрастом количество негативных воспоминаний обычно увеличивается при относительно небольшом приросте счастливых событий. Поэтому волшебники, впервые столкнувшиеся с дементорами в преклонном возрасте, часто пасуют перед ними, — не забыла вспомнить и о проблемах с защитой от дементоров брюнетка.

— Дементоры отлично служили Министерству магии как охранники Азкабана, так как это позволяло им питаться эмоциями узников. Тем не менее, к июлю 1996 года большинство дементоров Азкабана подняли массовый бунт против работодателей с целью присоединиться к Волдеморту, который предложил им больше жертв: не скудную диету из эмоций полусумасшедших узников, а полноценное «питание» на просторах всей Англии. Это помогло Пожирателям смерти в 1996 и 1997 годах сбежать из Азкабана, — на этих словах Люциус Малфой поморщился. Во-первых, он не считал себя сумасшедшим, во-вторых, этой информации на сегодняшней лекции быть не должно! А тем временем Виктория развивала мысли далее, к концу урока осталось 5-10 минут. — В этом году, как нам всем известно, Кингсли Бруствер стал министром магии и по одной из его реформ дементоры были удалены из Азкабана, куда они вернулись после поражения Волдеморта в Битве за Хогвартс.

Теперь внимание всей группы было приковано к Воканс, она не первый раз упомянула имя Того-Кого-Нельзя-Называть, также в ее голосе звучало явное недовольство решением министра, что она подтвердила следующим высказыванием:

— Хотя, по-моему, это было глупо. Дементоры чудесные стражи, как в экономическом плане, так и в качестве охраны заключенных, — хмыкнула девушка и в то же мгновение в и так притихшем классе, воцарилась мертвая тишина. Слишком свежи были воспоминания учеников, которые прошли эту войну в первых рядах.

Все находящиеся в классе, без исключения, были не согласны с новенькой. Хотя, предполагали они, она не знает, о чем говорит. Это и высказал вслух один… одно недоразумение рыжее!

— Виктория, ты просто не понимаешь, о чем говоришь. Дементоры они… — начал было что-то объяснять Рональд Уизли, и тут же заткнулся, наткнувшись на полный презрения взгляд Воканс. Это был так называемый знаменитый «Малфоевский взгляд», хотя так смотреть умеет любой… аристократ. Так смотрят аристократы на слуг, так смотрят на маглов, на домовых эльфов и на всех нелюдей, на всех кто не является магом и аристократом, так смотрят на предателей крови… Смотрят, как на пыль под ногами, без даже капельки уважения.

— Визе-е-ел, — прищурившись, протянула издевательски Виктория, — запомни, я не говорю о тех вещах, в которых чего-то не понимаю. В дементорах, нет ничего особо страшного. И если ты хочешь… хотел сказать, что в жизни я с ними не встречалась, то я тебя разочарую. Я видела дементоров не единожды и уверенна, стояла рядом с ними намного ближе, чем когда-либо ты! — глаза девушки гневно сверкали, но голос оставался спокоен, как и выражение лица. — И для тебя, особо одарённый, я повторю, так как вижу, что твои мифические извилины не уловили всей информации, которой я так щедро делилась, — иронично улыбнулась голубоглазая, — дементоры чудесные сторожевые песики, которым даже платить за это не нужно.

Да, взгляд юной Воканс на ситуацию был донельзя практичным, с ним почти и не поспоришь…

— Они предали министерство! — взвизгнула Лаванда Браун, не выдержав видимо унижений своего «Бон-Бона».

— Предали… они всего лишь подчинились сильнейшему, кто ж виноват в том, что именно Министерство Магии оказалось слабее? — после того, как брюнетка договорила, прозвенел звонок, оповещающий всех об окончание урока. Виктория направилась к своему столу собираться, а Малфой-старший, который по вине Воканс вспомнил почти все свои злоключения, задал эссе на десять дюймов, всему классу. После этого Викторию провожали злые, обжигающие взгляды, но девушка не обращала на них внимания, как будто вообще не замечала их…

Вынырнув из воспоминаний практически у самой горгульи охраняющей кабинет директора, Люциус успел припомнить, что ему необходимо еще проверить эссе восьмого курса и убедиться, показалось ли ему или собранные работы и вправду казались слишком большими? А еще по его тонким аристократическим губам скользнула легкая улыбка, как только он вспомнил, как унизила Воканс Уизли на лекции.

У статуи зловредной крылатой Гули, Люциуса встретил еще более хмурый, чем обычно Снейп. Поприветствовав друг друга кивками мужчины, сказав пароль молча вошли в кабинет директора, где их уже ждали.

— Профессора! — улыбнулась вошедшим отвратительно бодрая Макгонагалл и не дождавшись полагающихся подобий улыбок от мужчин, ведьма поджав губы все же продолжила, — Как продвигаются ваши поиски информации о демонах?

— Пока что мы ничего еще не нашли, Минерва, — тихо ответил Северус.

— Ясно, впрочем, я и не предполагала, что вы сумеете найти там что-то стоящее… — протянула женщина и, поймав их недовольные взгляды, поспешила добавить, — Поэтому подумав, я решила, что вам не помешало бы просмотреть библиотеку Альбуса, — после этих слов, недовольные мордашки профессоров изменились, став очень и очень заинтересованными. О личной библиотеке Дамблдора ходили легенды, как и о самом покойном директоре…

— Это было бы неплохо, — в конце концов, вынес вердикт дипломатичный Люциус.

— В таком случае вы найдете ее в выручай-комнате, — кивнула Минерва.

— Но ее же… уничтожило, — уточнил Малфой, начиная сомневаться в психическом здоровье директрисы.

— Пф… — фыркнула женщина, — это было сказано специально для студентов, чтобы они не пользовались ею в своих личных нуждах. Мы ее просто перенесли на седьмой этаж, — сказать, что-либо еще, бывший декан гриффиндора не успела. В комнату, пренебрегая всеми законами физики, да и магии, если быть откровенными, влетел патронус, странного чёрного цвета. При ближайшем рассмотрении это оказался ворон.

— Минерва. Астрономическая башня. Сейчас! — открыв клюв, произнес звонким женским голоском патронус Виктории Воканс.

✡🔯✡

Бунт есть состояние безумия, но безумия не медицинского, а социального.

Александр Зиновьев

2-3 часа ранее…

На астрономической башне появилось две фигуры, закутанные в плащи так, что только серо-голубые глаза (у обоих) можно было разглядеть. Одна фигура была ниже и мельче, можно было сказать, что она принадлежала старухе, женщине или ребенку, вторая же была дольно крупной и явно мужской. Одна пара серо-голубых глаз смотрела на мир пустым ничего не выражающим и возможно даже, ничего не понимающим взглядом, вторая пара глаз напротив смотрела на мир, живым, осмысленным взглядом с какими-то проблесками фанатичных огоньков.

Фигура пониже сделала несколько шагов вперед и взмахнула палочкой, из которой вырвалось зеленое заклятие. Никто из них не боялся, что их обнаружат, или что-то подобное. Они были спокойны (ну почти) и уверены в своих действиях и планах. Густой туман скрывал дело рук одного из них, но когда туман рассеется, все узнают и поймут, что ОН еще не мертв! Пока живут они… И скоро ОН снова вернется в мир живых, чтобы преподать урок всем неповиновавшимся и всем предателям…

Дело было сделано и две таинственные фигуры исчезли, так же неожиданно, как и появились. Так же незаметно…

====== 22. День воспоминаний ======

Ничто так не ранит, как обломки воспоминаний.

NN

В укутанном плотным туманом небе сияла черная метка, делая густую серую дымку неприятно зеленоватой. Пожалуй, именно этот неприятный мертвенно-зеленый, какой-то бледный цвет, навсегда отпечатался в моем сознании неприятным полудетским воспоминанием, самым худшим...

А ведь тогда все было таким прекрасным, веселым и... поистине волшебным! А как иначе, если любимый дядя приехал, а завтра 10 ноября 1989, тебе исполнится восемь? И сегодня, когда у тебя еще даже не день рождения, но дорогой дядя все равно забирает «На полчасика, чтобы ребенок подышал свежим воздухом в парке!» и ты, кажется, побывала во всем мире! И самое вкусное мороженое попробовала, и на лошадках сама покаталась, и в кино сходила, и в ресторане побывала, а потом еще затащила дядю в кондитерскую. И домой вернулась аж в 23:30!!!

В тот день, а точнее в тот вечер или в ту ночь, я впервые узрела ее, черную метку. С детским восторгом я смотрела на яркую зеленую змею, вылезающую из блеклого зеленого черепа, еще не зная, что символ этот обозначает уже вынесенный и даже исполненный смертельный приговор...

А Киртан знал, резко бледнея и осматриваясь по сторонам. И так не слишком пухлые аристократические губы его, превратились в плотно сжатую белую полоску, а мне был отдан приказ «Будь здесь!». Но я ведь была ребенком, любопытным и очень непоседливым.

Тихо, копируя дядю, я направилась в дом и прошла в гостиную, где и увидела их... своих родителей...

Добрые и всегда теплые голубые, как у меня, глаза отца безжизненно смотрели куда-то вверх, каштановые до плеч волосы разметались по сторонам...

А неподалеку лежала мама. Ее иссиня-черные волосы, были заплетены в длинную косу.... Пожалуй, единственное, что в своем облике я унаследовала от матери, эта черты лица, цвет же волос у меня был как воронье крыло, как у дяди. Странно брат и сестра, а цвет волос разный, хотя глаза идентичны...

А на улице тем временем было темно, даже луна не освещала небо и улицы, лишь мертвенно-зеленое сияние черной метки...

Вынырнула я из воспоминаний лишь, когда на мое плечо опустился демон.

- Ты как? Кар-р-р! – прокаркал он мне, прям в ухо.

- Нормально... как ты думаешь, это... связано с нашим делом? – не стала заострять я внимание на своем самочувствии.

- Не думаю, хотя все может быть...

- Ясно, в любом случае, нужно сообщить Минерве, – и, не дожидаясь ответа, я взмахнула палочкой. В памяти моментально всплыли радостные воспоминания, связанные с... Курамой. Думаю именно поэтому, патронус получился столь странного цвета, они у меня почти всегда странные и разные...

- Мило, – скептически фыркнул ворон на моем плече, – но ты вполне могла послать меня.

- Да ладно... – мои эмоции и до того не самые хорошие, стали еще паршивее. Злость, ненависть, почти бешенство.

Мы так и застыли в тишине. Демон, прекрасно чувствовавший мое настроение не приставал, а я думала, каким образом снять напряжение?

Обычно я бегала, но дело в том, что ночью был ливень и сейчас внизу не земля, а болото. Передо мной встала настоящая дилемма, которая быстро решилась, стоило мне узреть Макгонагалл. Директриса напомнила мне о том, где я нахожусь, а значит, где-то здесь должна быть волшебная комнатка...

- Ты звала меня? – пряча тревогу в глазах, спросила директриса, смотря на меня.

- Ага, посмотри вверх, – посоветовала я. Минни так и сделала, а затем застыла, побледнев, теперь в ее глазах можно было различить страх, вместе со злостью. – Как ее убрать, ты знаешь. А сейчас, прошу простить меня, – с этими словами, я направилась вниз.

Коридоры Хогвартса встретили меня тишиной и приглушенным светом факелов. Прикрыв глаза, я положила ладони на каменную стену, а затем вообще уперлась головой в каменную кладку. Меня укутало с детства знакомое ощущение безопасности и тепла, чего-то родного и близкого.

Я буквально увидела весь замок со стороны, все изменившиеся ходы и проходы, но они меня не сильно интересовали. Мне была необходима, волшебная комната, которой на прежнем месте не было, я уже проверяла. И я увидела ее, этот замок никогда не был для меня тайной или загадкой, он всегда показывал мне все, открывал мне все завесы...

Оторвавшись от стены и прервав контакт, я направилась на этаж ниже. Уверенно прошагав несколько раз возле места, где обязана была быть выручай-комната, я представляла себе большой спортзал. Но ничего так и не происходило, к моему величайшему удивлению. Мысль о том, что я делаю что-то неправильно, даже не допускалась, ведь я столько раз уже проделывала это! Оставалась лишь одна логическая причина, по которой дверь в заветную комнату не являлась мне. Кто-то уже пользовался комнатой, в данный момент. Но это не могло меня остановить, не сегодня и не сейчас.

Опять подойдя к стене, я приложила руки к шершавой и холодной поверхности, постепенно чувствуя, как камень нагревается. Раньше я никогда не проделывала чего-то подобного, но попытка не пытка, верно?

Впервые в жизни вступить в конфликт с существом, а именно так я воспринимала это замок, с которым прежде не спорила, оказалось... странным.

Дядя не раз говорил, что я упрямая, как ослица, а первая встреча с Курамой это лишь подтвердила, как и недавний случай с Уизли...

Малфой-старший решил было прицепиться ко мне, заметив, что я опять не конспектирую его лекцию. Спросил меня о дементорах, и я начала разглагольствовать, ну все как обычно, в общем-то, и нужно было тогда высовываться этому недоноску рыжему? Я лично считаю, что нет, но как бы то ни было, после урока меня ожидал серьезный разговор с Гермионой.

- Виктория... – начала подруга, как только моя сиятельная персона прошествовала к своему месту, чтобы собрать вещи и была наглейшим образом перебита... собственно мной.

- Не здесь и не сейчас! – сделав страшные глаза, не менее страшным шепотом сообщила я. Благо ЗОТИ в этот день был последним предметом для всего восьмого курса.

Мы с Мионой направились куда-то вглубь замка, подальше от сокурсников, а где-то там сзади как кони ржали бывшие слизеринцы возглавляемые Малфоем-младшим или как я его называю, хорьком белобрысым. Сбоку же тем временем мальчик со шрамом, постоянно забываю, как его зовут... Гамби Штопор... Драри Протер... Багри Топор... чертов герой войны с таким трудным именем, сегодня блин его помнишь, а завтра уже нет! В общем, мальчик со шрамом победивший Тома Реддла, в сторонке утешал, а точнее шептался с младшим предателем крови. Это выглядело странно и подозрительно, но все это мой мозг отметил вскользь как детали совершенно неважные...

- И как это называется? – обернувшись, нахмурилась подруга, ее волосы, кажется, растрепались еще больше чем обычно. – Зачем ты это сделала? – глаза подруги сверкали так, что не ровен час, оттуда молнии вылетать станут и их целью, буду я...

- Ты о чем? Я тебя СОВЕРШЕННО не понимаю, может, объяснишь, Мион? – нет, мне, конечно, говорили, чтобы я с огнем не играла, но это ведь та-а-ак забавно! Вообще нет, но когда я нервничаю, я... нервничаю!

- Зачем ты обозвала Рона при всем классе? – уточнила Гермиона, а ее глаза потемнели. Ой! Чувствую, меня сейчас испепелять будут, а ведь сожжение ведьм уже давно отменили!

- Он заслужил! – категорически заявила я. – Нечего было высовываться и прекрати играть в инквизицию, Гермиона! Я от гневных взглядов не воспламеняюсь и мне от них даже жарко не становиться! – не люблю, когда на меня так смотрят.

- Что значит высовываться? А если бы на месте Рона была я? Или Гарри или еще кто-то!? – о! Героя войны Гарри зовут!

- Если бы на месте рыжего ничтожества была ты, я бы, скорее всего, промолчала или высказалась более мягко, не задевая тебя. То же с остальными, – честно ответила я.

- Почему?!! – не находила много слов Гермиона.

- Ты моя подруга, остальные мне пока что ничего не сделали, и они сильно меня не бесят.

- А Рональд тебя бесит? Почему? Почему ты относишься к нему с таким негативом и... отвращением? И не смей отнекиваться! Это заметила не только я! – хорошо, что мы зашли куда-то далеко, где нет студентов, а то крики разошедшейся Гермионы собрали бы толпу зрителей.

- И не собиралась. Ты права, я не люблю рыжего. Более того, я терплю его только потому, что он твой друг. И предвосхищая твой следующий «Почему!?» отвечу: ОН ПРЕДАТЕЛЬ КРОВИ! – я старалась говорить холодно и максимально спокойно, но мой голос все равно повысился на несколько тонов.

- Я тебя не понимаю, – устало сказала подруга, отступая на несколько шагов и прислоняясь спиной к стене, – ты не похожа на зацикленную на чистоте крови аристократку, вроде Малфоем или Блеков. Более того, ко мне ты относишься хорошо, называешь подругой, к остальным маглорожденным тоже, но именно Рона и Джини недолюбливаешь.

- Гермиона, – я отошла к окну и уселась на подоконник, прислонившись к стеклу спиной, – между маглорожденным и предателями крови есть большая разница! – уверенно сказала я.

- Пойми, я с детства воспитывалась в чистокровной семье волшебников, а за тем, чтобы я знала этикет и правила поведения следила моя бабушка, чьи взгляды не отличались от взглядов представителей ранее упомянутых тобой родов. Пусть моя семья и не относилась к тем, кто фанатично чтит чистоту крови, но менталитет, оставленный предками, мы помним и стараемся подстроить под время, не теряя при этом его главной цели и сути, – выдохнув, я повернула голову к окну, и прислонилось к холодной поверхности мутного от дождя стекла.

- Я выросла среди маглов, и для меня нет разницы между ними и волшебниками, поэтому я и отношусь к тебе спокойно и даже дружелюбно. Но, тем не менее, предатели крови для меня хуже... Волдеморта, что ли? Не знаю, какой еще пример привести... второй просто был психом, который банально хотел править миром, а первые... они вызывают отвращение и ненависть, – я обернулась и села, скрестив ноги в лодыжках. – Теперь я могу выслушать твою точку зрения и доводы, что Рональд чудесный, храбрый и бла-бла...

- ТЫ ведь не изменишь, свое мнение о нем? – проницательно заглядывая в глаза, устало спросила девушка.

- Ты умная, так что я и отвечать не буду. Он – предатель и на этом точка. Это как... прости, конечно, но это как фекалий, какие бы ты его заслуги не назвала, общего мнения что это «бяка» не изменится и никто не захочет его съесть...

- Ясно... – давясь смешком, выдавила подруга. – Тогда давай ты просто не будешь его трогать, и мы об этом забудем?

- Ок, только пусть держатся от меня подальше, не люблю когда кто-то глаза мозолит!

- Ну, знаешь ли, он мой друг!!!

- Сочувствую, – спрыгивая с подоконника, ответила я, за что и чуть не получила...

Впрочем, не совсем приятная беседа, оказалась не последней неприятностью. Весь мой курс, кроме Гермионы, начал меня недолюбливать за заданное эссе по ЗОТИ. Хотя эту проблему я решила быстро и легко, что для меня вместо одного десяти дюймового эссе написать тридцать, двадцати дюймовых? Проблемы для меня в этом не было, к тому же писала я не на одну тему просто разными словами, а на много разных и противоречивых тематик! Интересно же!!! По крайней мере, мне, не думаю, что это оценит Люциус Малфой, но я так ради него и своего курса старалась, так что ему придётся это оценить!

Вынырнув из мыслей и воспоминаний, я удивленно отметила дверь, появившуюся передо мной. Видимо я победила у замка на автопилоте...

Ну да ладно! С ноги распахнув дверь, я вошла в... библиотеку Альбуса Дамблдора?!

====== 23. Неожиданно ======

Отродясь такого не было, и вот опять.

Приписывается Виктору Черномырдину

Северус Снейп, мрачный как дождевая туча, шел по коридору Хогвартса. Со своим другом он расстался еще на выходе из обители директрисы Макгонагалл, которая, даже не попрощавшись, стремглав вылетела из своего кабинета после сообщения патронуса. Куда направилась новая глава сего чудесного учебного заведения, в коем находился зельевар, Снейпа совершенно не интересовало, наигрался он уже в шпиона…

Профессора волновал его сегодняшний сон, который воскресил что-то теплое и… радостное в холодном сердце и подсознании зельевара. Это нечто, сбивало с толку, заставляло бояться новых и, несомненно, приятных ощущений. Мистер Снейп категорично отказывался анализировать происходящее с ним, чтобы не впасть в еще большее уныние, чем он находился обычно. От этого ужасу Хогвартских подземелий становилось не по себе, а когда мистеру Летучей-мыши было не совсем хорошо, он… ел сладости.

Нет, ну, а что?! Ему разве нельзя??? Да репутация и все такое, но ведь никто не видит и вообще если он, Северус Снейп, то у него априори диабет и сладкое в принципе противопоказано??! Ну, знаете ли, это уже слишком! Он, между прочим, тоже человек, чтобы там не придумывали студенты, этим только шанс дай, они вам скажут, что земля плоская, а лучшие запахи летали когда-то в Париже…

А между прочим, Северус Снейп очень любил сладкое! Или почему вы думаете, он отказывался от лимонных долек Дамблдора? Да, они посыпаны сахаром, но все равно кислые!

Правда, о пристрастиях Северуса в еде знали только домовые эльфы. И очень хорошо, что эти существа с заниженной самооценкой практически не общались со студентами Хогвартса! Иначе бы несколько инфарктов школе обеспечено, и мы не только об учителях говорим, молодежь нынче нервная пошла…

Сладкое было для Снейпа лучшим лекарством от всякого рода проблем: Эванс не замечает — бочонок мороженого, мародёры задирают — коробка конфет, оценка плохая — плитка черного шоколада, зелье не удалось — кексы с шоколадом, болеем — банка варенья, Гарри Поттер и Рональд Уизли — булочки с повидлом, Гермиона Грейнджер — плитка молочного шоколада, мигрень — тортик, Альбус Дамблдор — кексы со сгущёнкой, Темный Лорд белый шоколад, метка — горячий шоколад…

У профессора на все находились свои лакомства. Хотя самую большую привязанность он питал к кексам, таким свежеиспечённым, с молочным шоколадом внутри ммм…

Пощекотав неизменную хохочущую грушу, Снейп решительно шагнул в открытый проем и замер, растерянно обозревая не менее растерянную Грейнджер. Гермиона тем временем так же остолбенела, не донеся ложечку с бисквитным тортом к приоткрытому рту.

Эти оба удивленно таращились друг на друга, и если учитель быстро взял эмоции под контроль (вековая практика), то ученица так и не пришла в себя.

Профессор Снейп, наверное, так и ушел бы, не говоря ни слова и надеясь, что девушка постарается забыть об инциденте, но в планы зельевара вмешалась судьба, в виде одного домового.

— Мастер Снейп! — радостно, наигранно радостно, воскликнул Дарт. — Вас так давно не было! Мы уже беспокоиться начали! Вы садитесь-садитесь, — синеглазый эльф настойчиво усадил черноволосого за стол, не давая тому и пикнуть. — Что вы будете, Мастер? Шоколад, пирожные или мороженое, а может как юная Мисс бисквитный торт? А возможно ваши любимые кексы с шоколадной начинкой?

«Пирог с мясной начинкой в виде одного слишком наглого и надоедливого эльфа!!!» — хотелось рыкнуть черноглазому, но он воздержался. Сидящая напротив Грейнджер явно этого не оценила бы, да и домовика обижать не хотелось. Он так искренне волновался и спрашивал, что подать «Совершенно исхудавшему Мастеру!», что злость сама по себе уходила. На место нее приходил стыд, и как бы Снейп не пытался его скрыть, он все равно проявился, розовыми пятнами на впалых бледных щеках. Зрелище не самое красивое, по мнению Северуса, но Гермиона не сумела скрыть умилённой улыбки и поспешила закрыться копной волнистых волос, а заодно и чашкой остывшего чая.

Никто из двоих не заметил чертяк прыгающих в синих глазах эльфа. Сейчас их выражение было идентично выражению глаз Воканс-младшей, когда она смотрела на результат своих пакостей. Впрочем, здесь ничего странного нет, ведь Дарт практически воспитывался с юной Викторией. Поэтому он был не в пример наглее и хитрее своих сородичей. Эльф, помогающий во всем молодой леди, был невероятно сильно подвержен ее негативному (как утверждали многие старшие домовики) влиянию. Самому домовику, это еще никогда не вредило, наоборот не раз выручало из опасных ситуаций.

— Мне бы… кексов с… шоколадом, — немного запинаясь, ответил настырному Дарту Снейп, — и черный чай.

— Сию минуту, Мастер! — радостно воскликнул синеглазый эльф и метнулся выполнять просьбу.

— Добрый день, профессор, — как ни в чем не бывало, поприветствовала заучка гриффиндорская.

— Доброе, мисс Грейнджер, — ровно ответил Северус. — Позвольте полюбопытствовать, что вы здесь делаете?

— То, что и вы… будете делать, — рискнула Миона и, поймав момент, когда Снейп нахмурился, все-таки объяснила, — Мы с Викторией завтрак сегодня проспали… и вот.

— А где же мисс Воканс? — оглядевшись, поинтересовался Северус.

— Куда-то пошла, — беспечно пожала плечами Гермиона, — после, — девушка выразительно глянула на обглоданные куриные косточки, — и пяти булочек с мясной начинкой.

— У вашей подруги хороший… аппетит, — лишь немного расширившиеся глаза профессора говорили о его крайнем удивлении.

— Ага.

Гермионе Грейнджер даже в голову не пришло подняться и уйти из кухни. Идя по логике, девушка решила, что на кухне она оказалась первой. И если кто-то будет ретироваться отсюда, потому что ему что-то (читаем как: кто-то) мешает, то это уж точно не будет ОНА!

Видимо долгое общение с Воканс повлияло на Гермиону, потому как девушка в сложившейся ситуации чувствовала себя вполне комфортно, и пусть раньше она стеснительностью не страдала, но не тет-а-тет с учителем… точно! Она ведь может о стольком его расспросить! О стольком с ним поговорить…

Ведь он не Гарри делающий вид, что все понимает, но который даже ответить ей не в состоянии. Не Рональд, который почти ничего не понимает из того, что она говорит и даже не скрывающий сего прискорбного факта. Не Виктория, которая,… пожалуй, здесь придраться было не к чему, разве что подруга часто бегала куда-то и девушка боялась даже предполагать куда…

— Профессор… — осторожно начала девушка и не заметив какой-то негативной реакции со стороны собеседника, продолжила, — как вы считаете, можно заколдовать или проклясть предмет так, чтобы он причинил вред человеку… во сне?

— Почему вы спрашиваете, мисс Грейнджер? — прищурив темные глазища, спросил Снейп.

— Да так, просто… — отводя глаза в сторону, промямлила девушка.

— Грейнджер… — тонкие губы профессора сжались в белую полоску, но лишь на мгновение, ведь перед ним поставили блюдце со свежеиспеченными кексами. Сглотнув, Северус прикинул, насколько велики шансы того, что девчонка, выйдя отсюда, не будет болтать о… его предпочтениях в еде. Шансы были, но не настолько большие, чтобы зельевар мог спокойно насладиться лакомством. Он должен был быть уверенным в том, что Грейнджер благодушно настроена к нему, в таком случае гриффиндорка точно не стала бы трепаться! А как задобрить зубрилку, жаждущую знаний и ответов? Правильно, ответить на ее вопросы! — Я не слишком понял вопрос, мисс Грейнджер, — тихо произнес Снейп. — Не могли бы вы уточнить, о каком предмете идет речь, и о каком проклятии или заклятии вы говорите? Возможно, вы имеете в виду какой-то магический артефакт?

— Не, профессор! — громко воскликнула девушка, и стушевалась, у нее было слишком мало информации, чтобы утверждать что-то столь пылко. — Я не думаю, что речь идет об артефакте, быстрее о заколдованном либо проклятом предмете.

— В таком случае, возвращаемся к моим первичным вопросам, — спокойно подытожил Снейп, уминая третий кекс. — Что за предмет, и проклятие-заклятие?

— Предмет… предположительно это книга, — вспоминая ответы, Виктории сказала девушка, — и она проклята. Правда, я не знаю что это за проклятие…

— Проклясть книгу вполне возможно, — задумчиво сказал зельевар, — может вам более подробно известно, как действует проклятие? Вы упоминали что-то о сне, — утвердительно произнес мужчина, и с любопытством уставился на девушку. Ему было интересно, к чему она ведет, о чем спрашивает.

— Да, это связанно со сном. Это с одной стороны сон, но не совсем. В нем можно пораниться либо даже умереть, или остаться в нем навсегда, что я думаю равносильно смерти…

— Пораниться?.. Вы случаем не о том говорите, что случилось с мисс Воканс?

— Ну… — девушка задумалась, что же ей ответить?

Врать Снейпу не хотелось, к тому же вполне возможно, что он применит легилименцию и распознает ее ложь. Уйти, ничего не сказав, тоже нельзя — это будет выглядеть слишком подозрительно. Но и всей правды не рассказывать тоже можно, не хочется подставлять Викторию, вдруг подруге ее откровенности навредят? Так что самый актуальный вариант, рассказать Снейпу правду, но не всю.

Гермиона решила довериться старшему и более опытному волшебнику, ведь она и ее друзья стольким ему обязаны! Северус Снейп, как известно не раз и не два спасал жизни золотой троицы…

====== 24. Наглость ======

Усталость — цель всяких упражнений.

Сенека

Чтобы вы понимали, о библиотеке легендарного и давно почившего Альбуса Дамблдора давно ходили самые невероятные слухи и сплетни. Легенды начали ходить примерно в то время, когда Дамблдор занял место директора Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, но сплетни, как и почти все в этом мире, не вечны. И они изжили себя спустя несколько лет, но первый год обучения малютки Поттера всколыхнул давно упокоившиеся сказки…

И вновь студенты начали придумывать. Самой безобидной оказалась версия, что вход в библиотеку охраняет дракон. Самой милой, озлобленные эльфы домовики, являющиеся к тому же еще и ходячими мертвецами, то есть ЗОМБИ! А самой бредовой, была россказнь о том, что хранителем библиотеки Альбуса Дамблдора является брат-близнец-упырь профессора Снейпа — это известие хорошенько проредило ряды искателей запретных и тайных знаний. Хорошо, что сам зельевар не слышал той байки, иначе бы свалился с инфарктом…

Как бы там ни было, сейчас многие, если не все, позабыли сказки о легендарной библиотеке. Но знали бы они, что эта поистине «тайная комната», а не та каморка василиска, которую привыкли считать сокрытой от всех и вся, находилась совсем рядом!

В выручай-комнате, или как я ее называю в «волшебной комнате». Не знаю, знал ли Альбус что представляет из-себя комната, ставшая хранилищем его бесценных книг, но я знала абсолютно все, и о волшебной комнате и библиотеке Дамблдора. В Хогвартсе не было таких мест, в которых я не побывала или о которых я не знала, хотя видимо не только я владела информацией о том, где можно найти одну из лучших библиотек мира…

В этом нет ничего удивительного, точнее не было бы, если б здесь я не встретила ЕГО. Люциуса Малфоя! Ладно бы Северус Снейп, но этот блондин?

Да мой… драгоценный Альбус Дамблдор терпеть не мог этого пижона! Видимо кто-то другой поведал ему, где обнаружить теперь уже МОЮ, между прочим, библиотеку. Благо для того, чтобы поведать что и на мою долю пришёлся щедрый дар со стороны поехавшего… многоуважаемого волшебника, министерство всего лишь отправило сову.

И мне категорически не нравилось, что кто-то шарит по МОЕЙ библиотеке! Тем более, если этот кто-то, Люциус Малфой!

Я окинула сидящего за длинным столом мужчину высокомерно-брезгливым, возможно даже чуточку злым взглядом, оценивая. Да, глаза у него обалденные, серые, выразительные, а вкупе с платиновой гривой…

Так, о чём это я? Ах-да! Вот я совершенно не понимаю, что кому-то может нравиться в этом мужчине! Ну, подумаешь мордашка милая, глазки красивые, волосы волшебные, по глазам явно и сразу видно умненький и хитренький, а еще богатый…

Меня опять не в ту степь занесло, и вообще, у него характер поганый! Манер никаких! Да еще старый он, хотя с виду не скажешь…

— Поганого дня, мистер Малфой! — самым, что ни на есть, радушным тоном пожелала я, мило улыбнувшись.

И пошла дальше — выпускать пар. Нет, не бить холеную мордашку, посмевшую лапать мои книги. Пройдя мимо ушедшего в астрал от моих манер мужчины, я открыла следующую дверь, которой еще несколько минут ранее не было, до моего прихода, то есть.

Оглядев спортзал, я осознала, что пространства очень мало, и побегать не удастся…

Ладно, будем довольствоваться тем, что есть, а именно турником. Стянув с себя теплую, большую и черную мантию, я подпрыгнула, хватаясь за холодную железную палку.

Спорт я не сильно люблю, единственное, что мне нравится, это бег. Но я, как и Киртан считаю, что тело нужно поддерживать в тонусе. И если пробежки я делаю для удовольствия, то руки качаю для дела. Ведь метать кинжалы и ножи, порой дротики и много чего еще не так легко как кажется. А вообще, если смотреть объективно, спорт помогает мне расслабиться и рассортировать мысли.

Раз подтянулась — в Хогвартсе произошло убийство. Не в разгар учебы, как можно было того ожидать, а месяцем ранее до того, как в школу прибудут ученики.

Второй раз подтянулась — убийство связанно с моей первой и основной профессией, демонология. Что странно и не очень. Нормально, здесь много народу и легко можно совершить самые опасные ритуалы, жертв достаточно. Странно, убийство совершено летом, убит преподаватель…

Я повисла на турнике, выпрямив руки. Точно! Как я раньше не догадалась? Я совершенно забыла проверить жертву, убитого жмурика, точнее его тело я проверила, но информацию о его прошлом нет! И это фатальная ошибка! Интересно, мне горе по почившим родственникам совсем мозги отключило? И пусть сейчас маловероятно, что жертва была выбрана целенаправленно, но проверить всё же стоит. Что я еще упустила?

Третий раз подтянулась — дальше ничего особо интересного. Банальная ловушка и очередная моя ошибка, исход больница.

Четвертый раз подтянулась — Грейнджер и подслушанный разговор. Минерва пытающаяся найти информацию с помощью других, вполне здравое любопытство, но весьма опасное в сложившейся ситуации. Снейп и Люциус Малфой неосознанно втянутые в игру.

Пятый раз подтянулась — Максимилиан в качестве моего опекуна.

Шестой раз подтянулась — попытка убиения полу-низзла.

Седьмой раз подтянулась — проклятая книга и опасность Гермионе.

Восьмой раз подтянулась — мое ранение и прибытие сюда Светика вместе с Курамой.

Девятый раз подтянулась — мое спасение…

Сил уже нет, но логическую цепочку, выстроившуюся нужно довести до конца.

Десятый раз подтянулась — черная метка над крышей.

Я практически упала с турника и, пожалуй, даже грохнулась на пол, не устояв на не совсем твердых ногах, но меня подхватили довольно-таки сильные руки. Не ожидала от такого… аристократа. Нет, не помощи, а силы.

— Воканс, ты что творишь?! — недовольно прошипели мне на ухо, а мне так хорошо, тела совсем не чувствую, но усталость такая приятная… — Из тебя ночью чуть вся кровь не вытекла, а ты уже на ногах, так еще и напрягаешься сверх меры! — продолжал читать мне учитель. Хм… видимо аристократ вжился в роль, вот только какое ему дело до меня?! — Куда директриса и мадам Помфри смотрят? — возмущался Малфой.

— Я бы вам сказала, профессор, да вы не поверите! — честно ответила я и попросила, — Будьте так любезны, пустите меня, профессор, — особенно выделила я обращение, нечего ко мне на «ты» обращаться!

— Зачем? — с сарказмом спросили у меня. — Что бы ВЫ, — копируя меня, продолжал он, — свалились на пол?

— Ага, — меланхолично произнесла я. Для подтверждения собственных слов я настойчиво повисла у него на руках, даже не пытаясь удерживать свой вес на вмиг ослабевших ногах. — ЕЙ! Что вы делаете?! — слабо возмутилась я, когда вместо того, чтобы выполнить мою просьбу, маг перехватил меня поудобнее. Если раньше он меня за подмышки держал, то теперь я оказалась у него на руках!!!

Не отвечая мне, меня понесли в библиотеку и усадили в кресло, удобное такое. Впрочем, нет, удобное было не кресло, а Малфой. Вместо того, чтобы сгрузить меня в это самое кресло, профессор сам в него плюхнулся с тяжелым, но и облегчённым вздохом. Слабак! Я вообще ничего не вешу, подумаешь сто сорок три фунта, пф…

Теперь пусть мучается от отдавленных коленей, потому как я, после плотного завтрака-обеда и разминки, хочу спать. И вообще он сам говорил, что я только из лазарета…

✡🔯✡

Наглость — это свойство характера, врождённый порок, заключающийся в непринуждённом и естественном бесстыдстве.

Жан де Лабрюйер

Люциус Малфой удивленно застыл, разглядывая замершую на мгновение девушку в дверном проеме.

Длинные черные волосы, вечно завязанные в длинную и толстую косу, были чуточку растрёпаны. Голубые глаза смотрели со злостью и многими другими отрицательными чувствами.

Люциус непроизвольно сравнил девушку с образом женщины мелькавшей у него перед глазами уже как двадцать лет, со своей БЫВШЕЙ женой.

Не смотря на то, что обе были аристократками, они сильно отличались, как внешне, так и характерами. Нарцисса имела голубые холодные глаза, рассудительной, но не слишком умной особы, в глазах же Виктории часто можно было увидеть бесенят, они смотрели на мир с исследовательским интересом и теплом. Волосы у Воканс были черные, как сама тьма и длинные до талии, а еще невероятно густые, даже сравнивать их с волосами бывшей супруги было неудобно, немного ниже плеч, белые и какие-то бесцветные. Кожа у обеих была бледной. Вот только если у Нарциссы она была такой от природы, то у Виктории цвет лица был нездорово-белый. С первого взгляда и не скажешь, но если приглядеться, то ясно было, что девушка не часто бывала на солнце. Под глазами у нее были легкие тени, как от недосыпа.

Пока Малфой-старший думал, девушка, что-то сказав ему, прошла дальше к двери, которой, он мог поклясться, раньше там не было!

Отойдя от шока, который вызвала студентка, объявившись здесь! В выручай-комнате, тогда как он пожелал, чтобы никто сюда войти не смог! Мужчина осознал, что пожелала ему девушка и пришел в ярость, ну какая же нахалка!

Малфой направился к комнате, в которой скрылось наглейшее существо на планете, и в какой раз оказался в ауте…

Мантия Воканс валялась где-то на полу, а ее хозяйка висела на палке горизонтально висящей в воздухе и прикреплённой к деревянной лестнице. Как точно называлось это магловское устройство, Малфой не помнил, хотя, скорее всего, вообще не знал. Впрочем, заставило уставиться на девушку Малфоя другое… короткие спортивные шорты, лично ним оцененные, как вторые трусики и белая, почти прозрачная обтягивающая футболка.

Люциус аж засмотрелся на фигурку Воканс, чуть не забыв возмутиться ее слишком откровенным для студентки, между прочим, «нарядом».

В какой-то момент девушка разжала руки и спрыгнула вниз. Повезло, что Люциус стоял не далеко от девчонки и успел поймать ее, когда она начала оседать на пол.

И так бледная Виктория, стала почти белой, как мраморная статуя, что порядком обеспокоило профессора ЗОТИ. А тихие, но более-менее осмысленные ответы, ничуть не успокаивали Люциуса, наоборот он разволновался еще больше. Пришлось тащить девчонку обратно в библиотеку и садиться в кресло, чтобы отдохнуть. Вот только Малфой совершенно не ожидал, что девушка уснет у него на руках!

Подумав, профессор решил не будить уставшую ученицу, но делать что-то надо было, и взгляд его лег на приготовленные для чтения книги…

Призвав с помощью магии брошенную в соседнем помещении мантию, Люциус укрыл ею девушку, так как у той уже мурашки по телу бегали, а сама она в поисках тепла начала теснее прижиматься к Малфою. Взяв ближайшую книгу, Малфой решительно настроился прочесть все что хотел, незачем было менять собственные планы из-за какой-то наглой хулиганки…

====== 25. Перепалка – Опасность!!! – Вспомнила! – Обида... ======

Для привязанности нет срока: всегда можно любить, пока сердце живо.

Н. М. Карамзин

Просыпалась я тяжело, хоть явно на чем-то удобном, мягком и теплом, а еще… шевелящемся! В одно мгновение, открыв глаза, я уперлась взглядом в чьё-то плечо, укутанное черной мантией. По плечу этого «кого-то» струились ровные длинные с платиновым отливом волосы, очень знакомые волосы…

Точно! Скосив глаза немного в бок и вверх, я лицезрела Люциуса Малфоя, сейчас внимательно изучавшего какой-то фолиант. Прикрыв глаза, чтобы меня не спалили, я принялась максимально быстро вспоминать, как очутилась на руках аристократа. Вспомнить удалось буквально все, кроме того момента, когда меня укрыли моей же мантией. Видимо, я не настолько тяжелая, как уверяла меня одна брюнетистая зараза, которую я вскоре на суп пущу, иначе бы лорд уже давно скинул мою тушку на пол, а не держал на коленях, заботливо придерживая рукой!

— Мисс Воканс, я знаю, что вы уже проснулись, — заставив толпу мурашек пробежаться по моей спине, произнес Малфой над моей головой. — Можете не притворяться, что спите, — продолжал зудеть над ухом профессор, — ваше сердцебиение участилось, как и дыхание…

— Да я поняла уже, что вы целое дедуктивное расследование провели, стараясь понять, сплю я или нет, профессор Малфой, — язвительно вздохнула я, — не будьте профессором… — поняв, что сморозила спросонья глупость, я поспешила добавить, чтобы отвлечь мужчину от предыдущей реплики, — и вообще, вам сигара и халат мышиного цвета не пойдут!

— Что?! — не уловил ход моих мыслей блондин.

— Вы что, совершенно книг не читаете? — спросила я, смотря на фолиант в руке профессора, дам… либо эта мой мозг еще не проснулся, либо присутствие данного конкретного индивидуума мешает ему работать, по неизвестным причинам. — О Шерлоке Холмсе читали? — решила я все же развить мысль.

— М… слышал что-то от Северуса, но магловская литература… — скривил свою идеальную для фингалов мордашку Малфой.

— Профессору Снейпу, респект! — изрекла я, смотря в удивленные серые глаза.

— Что?! — опять не понял мужчина.

— А вы другие вопросы задавать умеете? — риторически спросила я, но все же ответила, — Уважение, профессору Снейпу. А для вас огромное упущение, чтиво довольно интересное, и для вашего возраста в сам раз! — улыбнулась, и опять осознала, что сказала что-то не так.

— Мисс Воканс, — нахмурился Малфой, — некультурно указывать человеку на его возраст, я думал, что вас этому родители научили, — при последних словах я мимолетно поморщилась, но, кажется этот гад заметил.

— А вы что, барышня, мистер Малфой? — насмешливо спросила я. — И да, вам не стоит думать, когда вы думаете, люди вокруг вас страдают! К примеру, наша предпоследняя лекция, ну вот скажите мне, зачем вы полезли ко мне, когда я плела заклинание?! Мы ведь вполне могли обойтись без жертв! — нравится мне его выбешивать! Наблюдать за тем, как серые глаза понемногу темнеют, показывая, насколько я вывела их хозяина из себя. Мне вообще нравится наблюдать за глазами людей, когда их переполняют эмоции. Например, у дяди глаза темнели, и становились какого-то болотного оттенка. Мои глаза, по славам очевидцев, начинали сверкать. У Курамы тьма растекалась по всему глазному яблоку. А у Светика глаза начинали светлеть вместе со зрачком, становясь абсолютно белыми и лишь, если приглядеться, можно было разглядеть золотистый кантик вокруг исчезнувшей радужки.

— Могли! — прищурился учитель, — Если бы вы заклинание правильно произносили, и палочкой нормально махали!

— Подумаешь, немного изменила! Я всего лишь хотела, чтобы цвет не розовый был, а, к примеру, фиолетовый! Но нет, вам надо было все испортить! Мои сокурсники теперь боятся к вам на практические лекции ходить, не хотят повторить печальный опыт Паркинсон, не вовремя ударившей меня под локоть! Между прочим, с вашего распоряжения!

— Да кто знал, что эта дура решит вас остановить! — огрызнулся блондин. Ему явно не понравился выговор, который при всем классе устроила Минерва. Меня она кстати по спинке тоже не погладила, но сделала это хотя бы не публично! — Я всего лишь сказал вам остановиться, а она…

— А она героически, что совершенно не по слизерински, решила меня остановить! — я немного пошевелилась, чтобы удобней устроиться на коленях аристократа и мои глаза с ужасом расширились, в следующее же мгновение.

— Что? — заметил, перемену моего настроения Малфой, проницательный и чуткий мой учитель, жаль, правда, что красноречием не страдающий. — С вами все хорошо? — обеспокоено заглядывали мне в глаза, два прекрасных серых омута, у него вообще замечательные глаза…

Стоять на месте и не двигаться! Я только что, в здравом уме, подумала, что у Малфоя красивые глаза? Бред! Я этого не думала (а вы этого не читали!) и нет в Малфое ничего привлекательного, всего лишь симпотная мордашка, чудесные глаза и шикарные белокурые локоны…

Снова не туда! Если мне и хочется искать что-то привлекательное в блондинах, то лучше это искать в младшем Малфое, а не старшем! Старший он… старый и женатый, крепко и давно! А младший молодой… слишком молодой, ему примерно как Мионе, около двадцати, то есть, он младше меня. Так теперь и Драко отпадает, я конечно ничего не имею против того… чтобы мужчины были младше женщин, но мой обязан быть старше меня, примерно на три-четыре года! Конечно, сердцу не прикажешь и все такое, но…

— Мисс Воканс! — позвал меня Малфой-старший, так и не дожавшись ранее ответа.

— Эм… это… мистер Малфой, вы бы не могли… руки разжать? — очень любезно попросила я, делая умоляющую мордашку.

— Зачем? — оу! В его арсенале имеются и такие вопросы, а я-то думала, что он знает только «Что?!». Но язвить мне сейчас не стоит. Так, что:

— Во-первых, профессор, это положение не этично, как и в рамках профессора-ученицы, так и двух аристократов! — сообщила я.

— Ранее вас это не смущало, — хмыкнул мужчина, не спеша исполнять мою просьбу.

— Это меня и сейчас не смущает, — честно призналась я. — Во-вторых, мне неудобно, — писать хочу! — В-третьих, эм… вам неудобно, — в туалет хочу, срочно!!!

— Мне вполне удобно, но мне приятно, что вы побеспокоились обо мне, — да плевала я на тебя с Эйфелевой башни! У меня такое ощущение, что этот… тип, который еще аристократ, издевается над бедной дамой!

— В-четвертых, мистер, мне срочно в дамскую комнату надо! Отпустите, пожал-л-луйста! — взвыла, наконец, я, еще немного и я сделаю дело на него! Видимо осознав грозящую опасность, руки аристократа разжались, и я сорвалась с места (как Нимбус-2001) так, что Малфой только пятки мои сверкающие видел и…

Эх… хотела бы я, что бы это было правдой! На самом же деле я сползла с мягких и нагретых коленей Люциуса Малфоя на (благо) деревянный пол. К сожалению, ноги все еще отказывались меня держать.

— Я сама! — безапелляционно заявила я, когда учитель попытался мне помочь. Первый раз демона я призвала сама, стержень собственной палочки я тоже доставала сама и встать смогу сама! Но вы ведь уже поняли, что мистер Малфой, совершенно не слушается меня? Тогда на пол он меня не бросил, с коленей сразу не выпустил, вот и сейчас, взял и помог! Гад, но я ему благодарна… — Спасибо, — тихо пробурчала я.

Серые глаза удивленно посмотрели на меня, кажется, кто-то не ожидал, что я маленькая, но благодарная зараза.

— Вам помочь дойти до дамской комнаты? — вдохновившись моей благодарностью, спросил Малфой.

— Нетушки! Спасибо огромное, но я как-то… без вас справлюсь! — наиграно бодро ответила я, и медленно, но решительно, маленькими шажками направилась к выходу.

На душе было удивительно спокойно, странно, я такого умиротворения давно не ощущала, с того самого момента, как умерли дедушка с бабушкой, а потом и Киртан…

Вспомнив нашу перепалку с Малфоем, я впервые за последние несколько месяцев искренне улыбнулась, а ведь он так и не расспросил меня о том, как я очутилась в волшебной комнате. По-видимому, нам с профессором ЗОТИ вскоре предстоит еще один крайне занимательный разговор. А вообще странно, ведь Люциус Малфой не первый сноб из высшей аристократии, которого я из себя вывожу, но с ним в отличие от многих других спорить интересно и крайне занимательно. Лучше спорить было, пожалуй, только с дядей. Киртан, а все же я невероятно по нему скучаю.

✡🔯✡

Опасность тем страшней, чем она маловероятней.

Д. Голсуорси

Темные, словно на дворе была уже ночь, коридоры Хогвартса освещал таинственный и зловещий свет факелов. Уютом в мрачных коридорах сейчас и не пахло, но это совершенно не волновало девушку, спокойно идущую куда-то и о чем-то глубоко задумавшуюся. Ни ее, ни того, кто неслышно следовал за ней огромной черной тенью.

В тусклом свете, голубые глаза девушки выглядели почти синими, а по черным волосам гуляли блики. На лице юной леди виднелась печаль, глаза же смотрели в пространство рассеянным и невнимательным взглядом.

Чудесный момент и место было для того, что задумал мужчина тихо идущий за Воканс. Темно-зеленые глаза хищно блеснули, а в руках их обладателя не менее грозно блеснула сталь. Пустынное пространство и совершенно безоружная жертва, которая даже не подозревает, что ее жалкая и хрупкая человеческая жизнь сейчас оборвется.

Мужчина занес руку для удара, он уже осознал, что убить девчонку нужно самому, не поручая это кому-то другому, и теперь лишь осталось всадить острое лезвие ей в спину, между лопаток. Точным и сильным ударом, чтобы задеть и сердце, ведь эта маленькая дрянь, посмевшая ему мешать, обязана умереть!

Темно-зеленые глаза вдруг резко изменили цвет, снова став изумрудными, а рука с лезвием разжалась, так и не обрушившись на Викторию. Во взгляде читалась все та же ненависть и злость, вот только теперь эти эмоции были направлены не на девушку, а на самого себя. При взгляде же на девушку, шагающую впереди, эмоции кардинально менялись, грусть, печаль, нежность, забота и любовь, выходили на первый план.

Кинжал, неумолимо летящий вниз, был перехвачен у самого пола, а мужчина в мгновение ока исчез, метнувшись, а затем и растворившись в тени. Снова в темно-зеленых глазах пылал огонь бешенства, но зато теперь ему было ясно, что это не он слаб, а кое-кто слишком силен, для человека…

Брюнетка, идущая по коридору, обернулась, услышав шорох у себя за спиной. Но сзади уже никого не было, возможно ей всего лишь показалось. Хотя испуг и насторожённость во взгляде, ясно говорили, что девушка отнюдь не верила собственному предположению…

Сколько бы он не пытался, ему не удастся убить Воканс собственноручно, — думал мужчина, руша очередную стену ударом кулака, но в следующую секунду, на его тонких губах расцветает, жутка улыбка. — А жаль, ведь он хотел сделать это быстро, но видимо позже в отместку он сделает это медленно, мучительно медленно и крайне болезненно для девчонки, обязательно после ритуала…

✡🔯✡

Память: то, что заставляет нас лихорадочно вспоминать, что мы забыли сделать.

Франклин Джонс

Я обернулась на непонятный шорох у меня за спиной. За спиной никого не было, но ведь мне не послышалось! Или все же?..

Боги, а мне все же страшно! Необъяснимая тревога стучит колокольчиками в мозгу, а чувство самосохранения умоляет развернуться и бежать, куда глаза глядят. Это даже не страх, а ужас, из-за которого мурашки по коже бегут, и волосы на затылке поднимаются, сердце стучит, как будто я марафон пробежала…

Точно! Хэллоуин! В конце этого месяца праздник мертвых, а у меня нет мало-мальски приличного платья, как и у Мионы! Я то думала, что же забыла!

Поддавшись инстинкту самосохранения, я рванула в свою комнату. По дороге я встретила какого-то студента, ну как встретила, просто я опять в кого-то влетела. Как с утра в профессора Малфоя, хотя на этот раз я не упала! Чем кстати горжусь.

Индивид, на этот раз, вставший у меня на пути, был ниже Малфоя-старшего, но шире в плечах, что роли, в общем, не сыграло, так как этот блондин все равно полетел на пол. И да, это был Малфой-младший, тот, который Дракон… эм… или Драгон? Хотя без разницы. Плохо у меня с памятью на имена, я не то, что полного имени Курамы до сих пор не выучила, так я имя Светика полгода учила!

Где сейчас была моя подруга, я не знала, но если она в комнате, то это чудесно, а если ее там нет, то встретимся за ужином, который будет… через пятнадцать минут!

Влетев в комнату как торнадо, я подскочила к шкафу и принялась там рыться словно крот. Спустя несколько минут на свет явились два приличных для выхода на улицу прикида, один для меня, второй для Мионы. Следующим пунктом моих поисков, стал комод возле кровати, из которого я достала один томик по демонологии, совершенно «безобидный». Так, до ужина осталось еще восемь минут, успею забежать к Минерве, а потом в главный зал!..

✡🔯✡

Снося обиду — вызываешь новую.

Публилий Сир

Мисс Гермиона Грейнджер злая, сытая, расстроенная и совершенно недовольная шла в большой зал на ужин, который совершенно был ей не нужен! Но так называемые «друзья» Грейнджер могли забеспокоиться (наконец!) о девушке, ведь та пропустила (всего лишь!) завтрак и обед, если не больше. Друзья, которые за последнюю неделю лишь несколькими фразами перекинулись со своей лучшей, но теперь не единственной подругой. И это было возмутительно! Почти также возмутительно, как и профессор зелий, нынешний декан Слизерина, бывший директор Хогвартса, экс-пожиратель смерти и «летучая мышь слизеринских подземелий» Северус Снейп!!!

Чем этот упырь взбесил и расстроил Грейнджер? О-о-о-о, многим!

Начиная с того, что она ему доверилась, а доверие он не оправдал, продолжая плохими эмоциями девушки и ее вдруг резко упавшей самооценкой, и заканчивая ее слезами и ее же хамством УЧИТЕЛЮ! А ведь сначала все была так хорошо, чудесно и прекрасно, в мечтах ходячей энциклопедии Хогвартса! Вот профессор ее выслушал с умным видом, не перебивая, затем задал уточняющие вопросы, а в следующий момент она слышит «Не лезь во все это Грейнджер, взрослые Минерва Макгонагалл, Люциус Малфой, Северус Снейп и, разумеется, портрет давно покойного Альбуса Дамблдора, во всем разберутся!», ну не совсем так, но это вкратце!

А она то, Гермиона, поверила, что пройдя войну, встретившись лицом к лицу со смертью, стала в его глазах взрослой! Шиш те Грейнджер, не мешайся под ногами и не суй нос, куда не просят, а так же придержи подругу, чтобы та не пострадала.

Под конец Миона взяла и разрыдалась, но сперва сообщила одному напыщенному ворону (на индюка, Северус Снейп, не похож), что он «Гад!» и вылетела из кухни как ошпаренная.

В туалете Гермиона провела часа три, успокаиваясь и грозя составить не только компанию, но конкуренцию Плаксе Миртл! Убрав с помощью простейшей магии красные глаза, Грейнджер отправилась ужинать, вся такая несчастная, несчастная! Ей было необходимо кому-то выговориться, с кем-то поделиться своей глупостью и омерзительным поведением профессора. Но старые друзья для этого не годились, а где искать новую подругу, девушка даже не представляла, благо та сама нашла ее в большом зале. Гермиона уже сидела за столом, а возле нее как всегда с набитым ртом Рональд Уизли беседующий с Поттером о квиддиче…

====== 26. Валим на закупы... ======

В высоких душах жалость — частый гость.

Джефри Чосер

— Гафи псто тфы фуфаешь нафет мафта? — с набитым ртом спросил Рональд Уизли у Поттера, что переводилось как «Гарри, что ты думаешь насчет матча?», а в виду имелся первый в этом году матч по квиддичу. — Пфифет! — поздоровалось рыжее недоразумение со мной, заметив меня первым из всех сидящих за отдельным столом для восьмого курса.

— Ты это… сначала пережуй и заглотни еду Рон, а то ж подавишься и помрешь, мне то фиолетово, а Миона может расстроиться… — посоветовала добрая и заботливая я, заставив этим Рональда подавиться, за что и схлопотала злой взгляд подруги. — Прости и кушай, кушай, — виновато улыбнулась я, по крайней мере, я надеялась, что улыбка вышла виноватой, а не ехидной, — наедай четвертый подбородок, может тогда Гермиона уже поймет, что ты ей не пара? — шепотом закончила я, а сбоку послышался неприкрытый смех. Я недобро глянула на источник звука, коим оказался Малфой-младший. То ли неудачная копия своего папаши, то ли просто дурачок, по жизни. — Тебе тоже за весом приглядеть стоит, Малфой, — ухмыльнулась я во весь рот, — а то, не ровен час и на новый семейный портрет не влезешь со своими габаритами. Старый портрет ведь сгорел? — на лице бледного, словно поганка, ну или моль аристократа, проступили красные пятна. Дам… напоминание о недавнем пожаре в Мэноре неприятно кольнуло блондина, а вообще этот пожар был сенсацией месяца, если учесть, что виноватым ничего за устроенное безобразие не будет, слишком многие не простили семейку Малфоев.

— Воканс… — прошипел, разгневанно сверкая голубыми омутами Драго… Драко или как там его, не важно, он меня и так не сильно интересует.

— Мион, а смотри, что у меня есть! — поворачиваясь спиной к лесу, то есть к Малфою, а передом к Гермионе, радостно воскликнула я. Перед лицом подруги тут же появилась небольшая, но толстая книга в золоченом старинном переплете с пентаграммой вместо названия. Карие глаза расширились, а рот приоткрылся, загребущие лапки тем временем потянулись к книге. Е-е-е-не! Так не пойдет! — Получишь, если сейчас встанешь и будешь беспрекословно и что более важно, без вопросов следовать моим указаниям.

— Вика!.. — возмутилась Гермиона, но у меня были аргументы.

— Этот томик, кстати, есть только в единственном, — выделила я слово, — экземпляре! Теперь встаем и бегом в комнату!

— Зачем?.. — не выдержала всезнайка, вставая из-за стола.

— Что за книга? — в один голос спросили Поттер и Малфой.

— Много будете знать, долго не проживёте! — поучительно пропела я, и сжалилась над убогими. — Это… — сначала хотела отмазаться «романом», но это же Гермиона, — научный трактат о великих и давно не только забытых, но и утерянных артефактах морских… обитателей… Антарктиды и бермудского треугольника, — честно говоря, сама не поняла, что сморозила. — А на все твои вопросы, я отвечу по пути в башню, — смиловалась я и, схватив Гермиону за руку, помчалась на выход.

— Отвечая на твой вопрос, нам нужно переодеться, ведь мы идем к моему личному портному-стилисту, так как у нас нет платьев на бал в Хэллоуин. И не спорь, если, разумеется, хочешь получить более обширную информацию о демонах и их возможностях, — на удивление девушка смолчала. — А еще заскочим на работу к моему другу, боюсь, я забыла код от кредитной карточки, а деньги нам очень нужны.

— У меня есть деньги… — вмешалась Гермиона.

— Нам нужно ОЧЕНЬ много магловских денег, — хмыкнула я.

— Но… я не хочу, чтобы ты платила за меня! — возмутилась подруга, гордая, блин, нашлась!

— Скажем так, это будет твой подарок на День Рождения! — выкрутилась я, и подумав: — На все твои Дени Рождения, которые я пропустила. К тому же, не я плачу, а мой ЛУЧШИЙ друг, тот блондин, который приходил навестить меня в больничное крыло.

-Ммм… — в Гермионе боролась гордость вместе с приличием против жажды знаний, победило последнее и почему она не слизеринка? — Но у нас чуть меньше месяца чтобы найти себе наряды, обязательно покупать сегодня?

— А за это мне влетит отдельно! — вздохнула я. — Мы ведь не будем покупать уже готовые платья, он нам сошьет собственноручно наряды, а прежде их смоделирует…

— И зачем все это? — недоумевала шатенка.

— Затем, что я обещала, и свои обещания я сдерживаю! — буркнула я и пропустила Гермиону в комнату. — У тебя две минуты на переодевание, время пошло!

Быстро стягивая с себя вещи, я одевала заранее приготовленные и размышляла над дилеммой — «Брать Кураму с собой или не брать?» — вот в чем вопрос. С одной стороны, в школе может что-то случиться, и пока я буду отсутствовать, демон присмотрит за порядком, с другой…

— Куда идем, кар-р-р?! — помяни демона, он тут как тут!

— Никуда, — мило улыбнулась я. — Ты остаешься, а мы с Мионой к Светику и Алену зайдем. Нам нужны платья на бал в честь Хэллоуина, ты ведь знаешь, не закажем их сегодня, наш прелестный меня убьет. — стилисты порой бывают хуже демонов, в чем один черноглазый брюнет уже убедился.

— Может, просто купим наряды в магазинах? — подала голос Гермиона, натягивая джинсы. — А то мне уже страшно идти к этому… твоему стилисту.

— Алену, — подсказала я имя дизайнера, — нет, если он узнает, что я купила вещи где-то в другом месте, я буду помирать долго и очень мучительно.

— Я тоже к Светику хочу, кар-р-р! — возмутились у меня над головой, ё-ма-ё, я еле успела отскочить в сторону, как на то место где я стояла минуту назад, упала тяжёлая фарфоравая ваза, мило скинутая крылом Курамы со шкафа.

— Ой!!! — Миона аж подпрыгнула.

— Убирать, будешь сам, — строго приказала я. Фыркнув, демон улетел, видимо за совком и веником. Эх… чую, обидится страшно, но я не намерена смотреть на то, как он будет лопать угощение поданное ему моим крайне странным лучшим другом.

— Пошли… — опять схватив Гермиону за руку, буквально побежала я к выходу из Хогвартса. Подруга что-то лепетала, но я ее честно не слушала, была занята другим.

«Вик, может я все-таки с вами?»

Ныли у меня в голове.

«Не-а!»

Твердо отвечала я.

«Хозяйка, пожалуйста!!!»

Выл демон.

«Нет!»

Отказывала я.

«А я тебе… книгу на старом Египетском и Китайском прочту!»

Искушал меня этот змей…

«Не…»

Не так уверенно ответила я.

«И за тебя все лекции делать в течение трех месяцев буду…»

Чувствовал мою слабину упырь древний.

«Ладно!»

Зло, но все же согласилась я. Знает ведь зараза чем меня взять.

— Нам нужно разрешение профессора Макгонагалл, чтобы выйти за территорию школы, Вика! — долетела одна из множества фраз Гермионы до меня, а я ведь просила, молча!

— Разрешение я уже получила, не волнуйся! — рыкнула я. — Мион, будь добра, помолчи, у меня уже голова болит!!! — ненавижу разделять свое сознание на части, после этого всегда наступает вечная и недобрая мигрень! Вот и сейчас, я неосознанно разделила сознание на три части, первая болтала с Курамой, вторая искала путь к выходу из замка, а третья выслушивала Гермиону. Замок на меня, кстати, все еще дулся, так что вышли мы из него, спустя целых десять минут! Раньше это дело занимало у меня от силы четыре. Будь я в другой ситуации, без подруги, пошла бы на астрономическую башню либо сиганула бы с одного из не зарешёченных окон замка, в крайнем случае, трансгрессировала бы прямо с места, благо я могу так, но с подругой… придется выйти с территории школы, а затем переместиться к работе друга.

— Кар-р-р!!! — нагнал нас демон возле конца защитного поля Хогвартса.

— Он с нами? — спросила Миона, прекратив на меня дуться, хотя лучше бы не прекращала, тишина это такое блаженство…

— Угу, — тихо ответила я и предупредила, — готовься, на счет три я трансгрессирую, — подруга согласно кивнула. Постояв с минуту, настроившись на крайне неприятный процесс и детально вспомнив переулок возле здания фирмы Светика, я произнесла, — ТРИ! — и крутанулась на месте, утягивая за собой Ми и ворона.

Перемещение прошло очень даже удачно, никто в стене не застрял, никого не разрубило напополам, подумаешь, не устояли на ногах и кубарем упали на мусор, с кем не бывает? Тремя «Экскуро» очистила себя, Миону и Кураму, а затем одним мощным «Эванеско» убрала переулок, мне потом еще не раз сюда трансгрессировать. Подойдя к неказистой с виду, но милой и уютной кафешке в середине, я усадила Миону за столик и заказала чаю с тортом, встала из-за стола.

— Мион, я тут не далеко отойду, к другу на работу забегу, деньги возьму, — глаза подруги полыхнули неодобрением, но это меня не сильно расстроило, — а ты подожди здесь, хорошо?

— Хорошо, но почему я не могу с тобой пойти? — приподняла брови Миона, задавая вопрос быстрее для порядка, а не из любопытства.

— Не хочу, чтобы он тебя снова видел, на этот раз может заинтересоваться — прозвучало, наверное, странно, но причины объяснили за меня.

— О тебе заботимся! Кар-р-р! — прокаркал ворон, — Он нормальный и добрый только с виду!

— Я бы сказала иначе, — поморщилась я, Светик все-таки был добрым, пусть и не всегда, точнее не везде. — Но нам нужно поспешить, скоро будем…

✡🔯✡

У друзей все общее, и дружба есть равенство.

Пифагор Самосский

Девушка, немного запыхавшись, поднялась на последний этаж довольно большого здания фирмы изготовляющей детские игрушки и устраивающей хорошие и веселые корпоративы. Одна из иссиня-чёрных прядок, выбившихся из идеальной косы, упала ей на лицо. Сделав недовольное лицо, она сдула ее и, постучавшись, вошла в кабинет секретаря. На нее удивленно посмотрела зеленоглазая шатенка, новая секретарша главы фирмы, предыдущая скоропостижно уволилась в одну не прекрасную ночь.

— Добрый день, — вежливо кивнула сидящая девушка, — вы кто?

— Подруга этого, — синеглазая брюнетка кивнула головой в сторону двери начальника, а шатенка вмиг покраснела, видимо неправильно поняв гостью. — Он, кстати, занят?

— Да, — тихо сказала зеленоглазая, — у него совещание, сейчас.

— Ясно, а с кем он беседует? — синеглазая девушка была тактичной особой, лишь, когда дело не требовало немедленных действий.

— С сантехниками, — послушно ответила секретарша, — у нас вода ржавая из кранов течет.

— О! — обрадовалась гостья, — Долго они беседуют? — уточнила она на всякий случай, впрочем, ответа и не потребовалось.

— Какая, ко всем демонам, прибавка?! — орали из-за двери, да так, что секретарша чуть не свалилась со стула. — Вы совсем *** или как? За что, я вас спрашиваю, за что мне вам прибавку к жалованию дать? За то, что вы с самого утра в стельку пьяные на работу приперлись? А может за то, что вы после Нового года не одну неделю в отпуске были, как в договоре о вашем трудоустройстве сказано, а целых три пробыли? Или за то, что вас постоянно на рабочем месте нет, а в те редкие случаи, когда вы там есть, от вас перегаром несет? Да это вы мне заплатить должны, за то, что я вас всех еще не уволил и за все мои попорченные нервы!

— Но начальник, — хрипло пробасил кто-то, но не договорил, так как в кабинет явилось чудо! Точнее в него вошла брюнетка синеглазая, а за ней, невидимый для маглов демон-ворон.

— Привет, Светик! — улыбнулась она, ей надо было спасать людей находящихся в кабинете от его хозяина. Ведь когда наступал конец, поистине ангельского терпения блондина, всем было не просто плохо, а очень страшно и порою даже больно…

— Здравствуй, Виктория! — расплылся тут же в доброй и светлой улыбке кареглазый блондин, — Брысь отсюда, с вами разберусь позже! — не так дружелюбно бросил хозяин кабинета своим подчинённым. Те ждать пока их снова попросят выйти не собирались и быстро смылись. — Что-то случилось? — приподняв белые брови, спросил Светик.

— Угу, мне денежка нужна, — как малый ребенок, состроив умилительную рожицу, сказала Воканс.

— Сколько? — тут же доставая пачку фунтов, спросил мужчина.

— Не знаю, — честно ответила зовущая. — Я к Алену иду! — Вике в одно мгновение была подсунута пачка денег. — Не одна, — уточнила та, — с подругой, — вторая такая же пачка была положена сверху на первую. — Спасибо, выручил!

— Да не за что, — улыбнулся блондин, и его внимание переключилось на слишком тихого ворона, — Курама, ты на меня обижен? — осторожно спросил Светозар.

-… — последовал бессловесный ответ.

— За что? — уточнил блондин.

— Ты его упоминал в качестве проклятия, — пояснила брюнетка, пряча деньги в сумку.

— Ой, прости! Ты ведь знаешь, я не нарочно, просто привычка, — начал каяться Светик. — Будешь? — вытянув из кармана извечную салфетку, развернув ее, открывая миру сырое красное мясо, и протягивая демону, спросил блондин.

— Курама, прекращай дуться, — сдержав рвотные позывы и маску отвращения в себе, нейтральным голосом произнесла Виктория. — Только на этой неделе, ты три раза упоминал «ангелов» в отнюдь не приличном контексте, — спалив собственного демона с потрохами, выдала девушка. Рука с протянутым мясом не дрогнула, а вот демон очень даже. Слетев с плеча, а прежде хорошенько сжав когти, чтобы выказать все свое недовольство, демон спланировал к угощению. Воканс резко отвернулась, прикрыв глаза прохладной рукой. Пусть иногда Виктория сама давала добро демону на подобное, но сама призывающая никогда не могла смотреть на это спокойно. Когда чавкающие звуки за спиной девушки прекратились, она обернулась и столкнулась с насмешливым взглядом карих глаз, а вот это зря.

— Светозар, — зная, как ангел любит полную версию собственного имени, ухмыльнулась Вика, — нам пора, увидимся еще!

— Ладно, — хохотнул Светик, оценив укол подруги, — До скорой встречи.

— Пока, — вылетая за хозяйкой, каркнул ворон.

✡🔯✡

Кто быстро ошибается, быстро исправляет ошибку.

Фрэнсис Бэкон

Северус Снейп метался по собственному кабинету, что было несвойственно для него, спокойного и уверенного. Впрочем, еще более нехарактерно для мага было волнение, написанное большими печатными буквами на его лице, а также сомнения, охватившие гениальную голову зельевара. Ко всему этому примешивался страх, боязнь, что он принял неверное решение, сказав своей ученице, чтобы она не лезла во все это дело с демонами. И дятлу было бы понятно, что она ослушается профессора, вот только когда? Когда Грейнджер ослушается его?

Подойдя к креслу, Северус без сил рухнул в него и уставился в огонь. Огонь был похож на нее… Очень часто в огне, Снейпу виднелись непослушные кудри Лили Эванс, но в этот раз, он увидел там совершенно другую особу. Северус узрел там те же непокорные всполохи, что увидел сегодня в карих глазах всезнайки. Интересно, когда эта маленькая послушная, умная, милая девочка с необъятной гривой каштановых волос, чуть длинноватыми передними зубами и слишком широко распахнутыми карими глазами, превратилась в невероятно красивую девушку, умную, смелую, непокорную, с растрёпанными волосами, что теперь совершенно не портило ее, с ослепительной улыбкой и чудесной фигуркой? Снейп не мог найти ответа на этот вопрос, впрочем, не только на этот. Почему он вообще заметил все это? Почему он заметил, как изменилась и расцвела Гермиона, ведь он не обратил внимание на повзрослевшую Лавгуд или Уизли? Может потому, что на фоне остальных она казалась более старшей и умной? Хотя та же Воканс выглядела постарше всех своих сокурсников, а сколько ей восемнадцать, девятнадцать? Просто в той же Воканс он не видел храбрости, которая вопреки всему нравилась декану Слизерина, возможно там была преданность, но не смелость. Вот в Гермионе была храбрость, она не побоялась сегодня назвать его гадом, и ведь недалеко от правды, он был гадом, мерзким, никому не нужным, одиноким подземельным гадом Слизерина, на которого никогда не посмотрит молодая и привлекательная ведьмочка.

От всех размышлений у профессора зельеварения начала болеть голова, и он поднялся, подойдя к окну и выглянув в него. Густой туман, сгустившийся аккурат возле школы, не давал пронаблюдать за заходящим солнцем, и навевал невозможную скуку.

Северус нахмурился, и решительно развернувшись, направился к отдельной гостиной восьмого курса. Ужин, уже как пятнадцать минут был окончен и практически все ученики сидели по своим гостиным. Профессор старался не думать о том, какой фурор среди старшеклассников вызовет его посещение башни восьмого курса, а тем более визит к Грейнджер, но он обязан был поговорить с ней и убедиться, что она не совершит глупостей. Маг чуть не поседел, когда услышал от встретившегося крестника, что Грейнджер и Воканс нет в гостиной, и если, по словам Малфоя-младшего Виктория часто где-то пропадает, то для Гермионы это странно.

— Хотя… во время ужина, Воканс куда-то утащила грязнокровку, поманив какой-то книгой со странным символом на обложке, — рассказывал Драко, не заметив отчетливой тени скользнувшей по лицу Снейпа.

— Что за символ? — проглотив поучения и все едкие фразы, спросил Северус.

— Круг, а в нем какие-то треугольники… на звезду похожие, — принялся вспоминать Драко. При этих словах Снейп побледнел. Гермиона упоминала о книге, про демонов полученной от безымянного друга и зельевар подозревал новенькую, но что Воканс удастся достать еще какую-то книгу с подобной тематикой…

Впрочем, чего еще можно было ожидать от чистокровной ведьмы, Снейп до сих пор содрогался при воспоминаниях, какие книги хранились в библиотеке Люциуса Малфоя, а что он знал о роде Воканс? Ничего…

— Драко, а ты случаем не знаешь где сейчас Поттер? — нахмурившись, вопросил Северус.

— В гостиной, они с рыжим предателем крови в шахматы играют, хотя когда я уходил, ему это удавалось с трудом, — буркнул блондин.

— Почему? — продолжая свой путь к обители всего восьмого курса, поинтересовался Снейп, не из любопытства, а так, чтобы поддержать беседу с шагающим рядом крестником.

— Да на нем Уизли-младшая повисла, как обезьяна на дереве, заслоняя все и всех, — еще тише и мрачнее сказал Малфой. От Драко вдруг резко разошлась волна ревности, и Снейп, будучи хорошо знаком с легилименцией легко почувствовал ее. Впрочем, тут он засомневался, ревновал ли Малфой Джиневру Уизли к Поттеру или наоборот…

✡🔯✡

Нельзя купить счастье за деньги, но можно арендовать.

Американское изречение

— Не заскучала здесь? — незаметно подкравшись к подруге со спины, спросила я. Та вздрогнула, и обернулась.

— Немного, — буркнула Гермиона. Она сегодня какая-то странная, хмурая и вообще, у нее настроения нет.

— Идем, — я кинула двадцать фунтов на стол и направилась на выход, — Колись, что случилось?

— Ничего, — смотря строго себе под ноги, ответила Миона.

— Термином «ничего» можно охарактеризовать знания Рональда Уизли, но никак не твое плохое настроение. Кто обидел? Кому врезать?

— Никому! — вскрикнула Гермиона, уставившись на меня, видимо она не подозревала, что я могу кого-то ударить, а зря…

— Конечно, — саркастично кивнула я. — Давай рассказывай, мы ведь подруги, а то я могу помститься на платье, — пригрозила я, — ты ведь не хочешь, чтобы швы разошлись в самый неподходящий момент?

— Ты так не поступишь, — уверенно фыркнула подруга.

— Ты это скажи трем милым леди, которые посмели косо смотреть на Кураму, — дьявольски улыбнувшись, загадочно понизила голос я.

— Вика!.. Мне теперь страшно будет не только зайти к твоему Алену, но и одевать его платье! — возмутилась Гермиона.

— Поверь, у тебя будет гораздо убедительнейшая причина его не одевать, — хихикнула я и остановилась. Мы опять скрылись от людских глаз в темном проулке. — Ты ушла от ответа, но мы еще вернемся к вопросу, кто посмел испортить твое настроение. А сейчас… ТРИ!

Мы очутились в невероятно светлой, по сравнению с уже темными улочками Лондона прихожей. Вообще по правилам приличия нельзя перемещаться сразу в дом к кому-то, но ведь это не был дом нашего прекрасного.

— Ален! — позвала я, стягивая с себя черную кожанку и вешая ее на крючок. Из недр огромного салона одежды выплыл наш прекрасный француз, и я чуть не захохотала в голос. Гермиона была менее сдержана и просто вылупилась на стилиста. Ален, будучи любителем старых образов в особенности французских, отрастил себе бородку и усики, которые мне не сильно нравились, но к которым я не придиралась, зная отношение друга к критике. И в данный момент одного из усиков не было, как и глупой бородки, а если учесть еще и то, что за лето кое-кто в отличие от меня загорел, это выглядело очень странно! Я чудесно знала человека разделяющего мое мнение, точнее трех мелких человечков, с только пробуждающимися способностями магов.

— Что не так? — увидев выражение лица Мионы, спросил Ален и перевел взгляд на меня, — На меня сегодня с самого утра все странно смотрят, а когда я спрашиваю, в чем дело, кашляют нервно и вспоминают о куче дел!

— Ты сегодня в зеркало смотрел? — хихикнув в кулак, спросила в ответ.

— Нет, а что? Я плохо выгляжу? — обеспокоенно завозился мужчина, ища зеркало.

— Нет, ты как всегда неотразим, — широко улыбнулась я. — Просто кое-кто разделяет мое чувство прекрасного, — достав из сумочки зеркальце, я показала Алену его светлый лик.

— Да как они… — захрипел друг, заставив меня, забеспокоится о его здоровье.

— Ты только в обморок не падай, — похлопав француза по щеке, попросила я, — сначала нам платья спроектируй, — из сумочки вылетели две пачки денег и зависли возле лица мужчины, что привело его в чувство, а вот глаза Гермионы теперь были на пол лица.

— Ну, мы как бы уже закрыты… — протянул француз с буржуйской натурой, все ему мало! Впрочем, зная меня, наглеть он прекратил, — Но ты всегда желанный гость, а твои друзья мои друзья!!! — алчный блеск из глаз нашего прелестного не исчез, но постепенно начал меняться на профессиональный.

— Ладно, мы пойдем пока в мерочную, а ты, будь добр, приведи себя в порядок, — я направилась в следующий зал, а потом по лабиринту коридоров прошла к лестнице на третий этаж. Затем еще несколько поворотов и мы с Гермионой, которую я всю дорогу тащила на буксире за собой, входим в уютно обставленную комнату с четырьмя огромными зеркалами. Зеркала в этом помещении, кстати, первое, что бросалось в глаза, в следующие же мгновенее можно было заметить, что здесь не было окон, а все стены были обставлены большими шкафами. Сверху висела старинная люстра, каким-то образом освещающая всю комнату. Из приоткрытых шкафов виднелись ткани, линейки, ножницы, иголки, нити, кружева, рюши, банты и много чего еще.

— Садись, — я указала рукой на табурет, — но сначала нужно раздеться, Мион.

— Что?! — глаза шатенки округлились, такими темпами они у нее из орбит скоро выкатятся!

— То, что слышала, — фыркнула я, стягивая теплый свитер. — Или как, ты думаешь, Ален мерки снимать будет?

— Ну… — смутилась подруга, наивная какая.

— Никто не говорит стягивать с себя все, просто разденься до нижнего белья, — и, поймав вновь вспыхнувший взгляд подруги, вздохнула. — Он счастливо женат уже пятнадцать лет, у него красавица жена, трое детей и он практически ежедневно смотрит, на почти полностью обнажённых моделей, думаешь, ты его заинтересуешь? — задала риторический вопрос, хотя я и понимала, как ей сейчас было тяжело. Мне в первый раз тоже было неловко, но платье мне было тогда жизненно необходимо. — Помни Гермиона, кни-га…

— Подруга, — зло прошептала подруга и начала стаскивать с себя одежду. Сейчас она дуется, зато потом «спасибо» скажет, когда мы будем самыми, а я это гарантирую, красивыми на балу!

— Девочки, — в комнату заглянул Ален, предварительно постучавшись. Бородку и один из усиков, он к слову, себе отрастил, напрасно, у него дети настолько же упертые, насколько и он сам! — Я вам горячий шоколад принес, — улыбнулся Ал, а серые глаза весело блеснули, — нечего так на меня зыркать, Виктория! — возмутилось недоразумение французское, — Я тебе черный, горький шоколад принес, — беру свои мысли обратно!

— Чего стоишь! — возмутилась я, и потянулась за лакомством, — Давай сюда быстрей, пока шоколад не остыл!

— И вам миледи, — все также улыбаясь, протянул угощение Гермионе наш прекрасный. Девушка же, приняв шоколад, сделала довольно большой глоток и подавилась, впрочем, как и я…

====== 27. Пьяные. – Смертельная опасность. – Желания. ======

Ультиматумы не действуют на алкоголиков.

Джен Кинг

— Что… ты сюда… добавил?! — прохрипела я, как только сумела откашляться. Горячий черный шоколад был не просто горячим, а реально обжигающим!

— Ничего такого, просто немного виски… — пробормотал в ответ модельер. — Как по мне вкусно получилось!

—  Ты совсем… — слабым голосом, практически трагическим шепотом спросила я, прежде чем вскинуть голову и рассмеяться. Умеет же наш Прекрасный разрядить обстановку, а горячий шоколад с виски… ничего так! — Если ты думаешь, что пьяная я — добрая, ты очень сильно заблуждаешься! В любом случае, сейчас я на нуле…

— Опять пароль от карточки забыла? — совершенно спокойно спросил Ален, тоже улыбаясь. Скотина, мог хотя бы приличия ради, состроить сочувствующую мордочку?

— Угу… — согласно кивнула я и отпила маленький глоточек шоколада с виски, то, что я вечно забываю пароль от банковской карточки, давно уже не удивляет моих друзей. — А теперь давай лучше займемся платьями, а то нам завтра рано вставать и я не хочу засиживаться допоздна здесь…

Спустя 4 часа, Хогвартс 23:59…

Две фигуры странно и подозрительно покачиваясь, появились посреди комнаты. Как они сумели трансгрессировать на защищённую от перемещений территорию школы Хогвартс, а тем более в сам замок, никому (кроме Воканс) неведомо. Одна из двух девушек, а это были именно девушки, не выдержав такой нагрузки, как удерживание себя любимой в вертикальном положении рухнула на кровать, а вторая еще держалась.

— Мион-ик! — начала было что-то говорить Виктория, но не сумела перебороть новый приступ икоты. Пока юная Воканс задерживала дыхание, чуть не задохнувшись при этом, Гермиона потянулась к… книге, лежащей на тумбочке. Раскрыв «томик, который в единственном экземпляре» Грейнджер попыталась вчитаться в текст книги, доставшейся ей ТАКИМ трудом, но буквы расплывались, а линейки вообще куда-то уплывали…

Мисс Грейнджер, по какой-то неясной причине решила, что она сможет прочесть книгу «стоя», девушка предприняла несколько активных попыток вернуть себе вертикальное положение и о чудо, ей это удалось! Тем же временем, ранее немного позеленевшую от чрезмерного употребления алкоголя, а теперь хорошо так посиневшую от неудачного задерживания воздуха в легких с целью избежание очередного нестерпимого приступа икоты, Виктория осознала один факт — «Курамы не было в комнате и… в салоне Алена тоже не было!». После осознания, пришли смутные и очень мутные подозрения, что кое-кто остался в той милой кафешке возле фирмы Светозара, возле Светика…

— Ну-ик, курица черная-ик, на суп-ик пущу! — нехорошо так покачнувшись, прошипела Виктория. Задетая, непонятно чем, гордость Воканс, требовала возмездия, а точнее «Найти и свернуть шею этому попугаю!!!». К сожалению или к счастью, мы этого не ведаем, брюнетка решила покинуть учебное заведение через парадный вход, а не трансгрессировать…

Подойдя к двери, Виктория попыталась открыть ее, дернув за ручку и толкнув от себя, но ничего не получилось и лишь с пятой попытки, Воканс догадалась своим затуманенным алкогольными парами мозгом, что она открывает дверь не в ту сторону! Наконец немного приоткрыв дверь, она чуть не получила этой самой дверью по лбу. Не думайте, брюнетку не спасла ее замечательная реакция, просто она вовремя качнулась назад, услышав шум за спиной.

Шатенка, пытаясь стоять ровно и держать книгу тоже ровно, хотела открыть ее на первой странице, но… не то чтобы ее руки не слушались, просто пальцы были слишком ровные и, книга открылась на середине, а потом вообще упала! Гермионе показалось или она действительно видела на открывшейся странице, лежащей на полу книги, пентаграмму для призыва демона???

Дверь с грохотом открылась, а Гермиона как заправский… вор пнула старый, между прочим, томик ногой под кровать. Затем неуверенно обернулась к двери, где Воканс пыталась сфокусировать взгляд на стоящих в дверном проеме людей.

«Раз слоник, два слоник, три слоник, четыре слоник, пять слоник…» — мысленно считала, как ей казалось, слоников тфу-ты… людей Виктория.

— Раз слоник-ик! — ткнула она пальцем в Драко, чуть не выбив бедняжке глаз. — Два слоник! — ткнула она в очки Поттеру, которые спасли парня от потери зеленого глазища. — Три слоник-ик! — с силой всадила палец в солнечное сплетение Рональду Уизли Виктория, чуть не убив парня. — Четыре слоник-ик! — просто указала на нос Северуса Снейпа девушка. — И-ик! Пять слоник! — радостно возвестила присутствующих Воканс, ткнув в район сердца Люциусу Малфою.

— Вы… — Северус запнулся, переведя взгляд на такую-же, как и Воканс нетрезвую Гермиону, — Пьяны?! — то ли вопрос, то ли утверждение, не ясно…

— Немног-ик! — подтвердила брюнетка. — А что вы здесь делаете? Профессоров, — уже трезвее и яснее, без «ик», произнесла голубоглазая, — не вызывали, как и студентов.

— Мисс Воканс и… Грейнджер! — рявкнул Снейп, увидев как кареглазая шатенка достала палочку и начала махать нею, что-то шепча. — Положите палочку на место!

Виктория обернулась глянуть на подругу и, оценив ситуацию, махнула рукой, применяя беспалочковую магию и выбивая деревяшку из рук Мионы. У кого-кого, а у Воканс была частая и очень обширная практика в волшебстве на нетрезвую голову.

— Вы… что-то говорили, сэр? — напомнила бледному, как смерть, зельевару ученица.

— Где вас носило после ужина? — не сдерживаясь, спросил он, кстати, похоже именно Снейп являлся предводителем всей шайки собравшейся на пороге комнаты Грейнджер и Воканс, по крайней мере, говорил пока что только он.

— Хм… это была санкционированная сверху, — Виктория ткнула рукой вверх и поняв, что там кабинет Минервы Макгонагалл не находится, и вообще как-то некрасиво старушку туда… совсем на верх, на небеса отправлять, сместила руку, указывая немного в сторону, — вылазка за территорию Школы Чесотки и Вышибал Форвард! — бодро сообщила она.

— Директрисой?.. — тихо уточнил Малфой-старший.

— Да, а вы что здесь делаете? И если, предположить, что вы искали нас, то почему Минни не сказала вам, что мы… отправились на секретное, — страшным шепотом сообщила Виктория, — задание с ее… благословения? — оправдание было так себе, если бы здесь и сейчас был Курама, он бы придумал лучше, но демона не было…

— Директрисы нет в кабинете, она никому не говорила, что собирается покинуть стены замка и… — Малфой запнулся, понимая, что рассказывает слишком многое и кому? Наглой девчонке, необученной манерам, да еще пьяной в хлам!

— Патронуса посылать пытались? — брюнетка начинала понемногу приходить в себя, в отличие от подруги, практически лежащей на столе и пытающейся осознать, что происходит вокруг.

— Да, но… они не могут ее найти… — ответил Поттер.

— Значит она в своих покоях, — проявила навыки в дедукции Воканс.

— Там ее нет, — скептически хмыкнул Снейп.

— А вы знаете, где находятся комнаты Минервы? — заинтересованно приподняла брови брюнетка, — Впрочем, в каких именно покоях вы смотрели? Ее, ранее личных, а сейчас пустующих или директорских?

— Директорских?.. — не понял Снейп.

— Угу, вы ведь были директором… должны знать, хотя… — Воканс задумалась, — замок вас не признал, не так ли? — и по изменившемуся взгляду черных глаз Северуса стало ясно, девочка попала в точку. — В любом случае, Макгонагалл не имеет привычки запираться у себя, нужно ее проведать.

— Вы в таком… состоянии хотите попасться на глаза директрисы? — ехидство, так и перло с Люциуса.

— ДА! — торжественно возвестила Воканс и… качнулась, затем опять обернулась на Гермиону. — Но без вашей помощи, боюсь, не обойдусь, — печально вздохнула Вика. — Гарри, будь другом, — бодренько повернулась к Поттеру брюнетка и, поймав ошалелый взгляд, добавила во избежание непониманий, — не моим, очкарик, а Гермионы! Помоги ей… лечь спать, не забудь стянуть сапоги и верхнюю одежду, еще и одеялом накрой! — только начала командовать Виктория, — Профессор Снейп, вы будете наблюдать, и контролировать процесс укладывания Мионы спать, а то я ему, — взгляд на шрам Гарри, — не доверяю. А вы двое, — она взглянула на Рональда и Драко, — СПАТЬ!!! Вам же придется мне помочь, — наконец закончила Воканс на Люциусе.

— С чего ты раскомандовалась!.. — возмутился несправедливостью Драко, у остальных особей мужского пола стоящих на пороге, тоже были недовольные лица.

— С того, что я единственная знаю, где стоит искать директрису! — радостно возвестила Виктория, откровенно в лицо, скармливая всем ложь! Она не знала где комнаты директоров, да она даже не знала, где в замке туалеты расположены! Она всегда пользовалась своей связью с замком, чтобы найти путь к нужной цели. Одно незаметное касание и ты уже знаешь, куда идти. В связи с чем, даже Снейп, вздумай он залезть ей в голову, чтобы узнать путь к Макгонагалл, ничего бы не разведал…

Впрочем, Северус Снейп не просто гипотетически пытался залезть в мысли Воканс, а самым натуральным образом взламывал сознание, разрушая щиты, которые как только падали сразу же поднимались вновь.

— Не стоит… профес-с-сор! — прошипела Виктория. — Вы все равно… слабее! — не сдерживаемая полным пониманием происходящего, брюнетка ударила по чужому сознанию, пытающемуся столь нагло забраться к ней в голову… в воспоминания. Это не напоминало хлесткую и вполне безболезненную пощечину, нет, это было похоже на удар бритвой, хорошо заточенной, очень острой бритвой!

Северус Снейп пошатнулся, резко бледнея и опираясь о косяк, еле удержался на ногах. В глазах у зельевара потемнело, а сознание окутала красная пелена боли, слабость разлилась по всему телу. Наконец совладав с собой, Снейп открыл глаза и внимательно посмотрел на новую ученицу:

— Кто ты такая? — хрипло, как будто он сорвал голос от крика, просипел вопрос волшебник.

— Виктория Воканс, — легко кивнув головой, издевательски представилась брюнетка. — Вы сильны профессор, — поморщившись, признала факт девушка и не сдержалась от ехидного: — но, право слово, не думала, что настолько глупы.

Бывшему двойному агенту стоило возмутиться, поорать, пошипеть, поставить наглую девчонку на место, но он молчал, признавая ее слова. Ведь Снейп видел довольно мощные щиты на сознании хилой с виду девчонки и не жалея ее, принялся их рушить, ему стоило бы остановиться сразу после того, как она третий раз воздвигла стену между своим сознанием, а его, но он был слишком уперт.

— Прошу прощения, мисс, — тихо выдал Северус, заставив ничего не понимающих людей вокруг и так впавших в ступор, изумиться еще больше.

— Ничего страшного, — ответила Воканс, — тоже приношу свои извинения, — алкоголь никогда подолгу не задерживался в юном организме. — Я немного перегнула палку, — хмыкнула девушка. — А сейчас предлагаю всем разойтись.

— Давайте, вы просто скажите, где найти директрису, — предложил Снейп, он уже давно привык не только к физической боли от Круциатусов, но и к ментальной.

— Не-а, вам не скажу, — была категорична Виктория. — Вы что, не знаете, что спорить с пьяной девушкой не только себе дороже, но и довольно опасно?..

✡🔯✡

Но жизнь — не звук, чтоб обрывать.

Ария и Мельница

Наконец туман над Хогвартсом развеялся, но, к сожалению, вокруг замка и в самом замке тьма сгущалась все больше и больше. На небе ярко светила полная и далёкая луна, освещая просторную комнату, обставленную в готическом стиле и женщину уже не молодую, но еще не старую. Температура в комнате еще не упала ниже нуля, но по коже женщины стоящей возле распахнутого окна пробегали толпы мурашек, тонкие губы, начинали синеть, а в дрожащей руке был зажат острый кинжал, тот самый, который некоторое время назад должен был отнять жизнь юной Воканс. Глаза директрисы Хогвартса были широко открыты, а радужка, и так не слишком ярких зеленых глаз, потемнела еще больше.

Рука с обоюдно острым клинком поднялась, чтобы с размаху воткнуть лезвие в сердце, но в ЕГО гениальный план опять вмешалось непредвиденное обстоятельство, последняя «Зовущая» ходящая по этой земле, хотя нет, она не последняя зовущая бродящая по этой бренной, но столь желанной для НЕГО земле…

— Минни, почему у тебя здесь такой дубак?.. — синеглазая брюнетка замерла лишь на мгновение, достаточное для того, чтобы встретиться глазами с Минервой Макгонагалл и осознать, что это не ОНА! Резкое движение руки и тело нынешней главы Хогвартса каменеет — невозможно пошевелить ни одним мускулом — от невероятно мощной безпалочковой магии.

За спиной девушки виднеется удивлённая физиономия белокурого мужчины, но существо, находящееся в теле бывшего декана Гриффиндора не видит его, просто не замечает и это хорошо. Иначе бы мистер Малфой, стал бы следующим кандидатом в трупы, которые утром обнаружат в школе. Ведь эта старая ведьма не первая, кого он посетил…

Воканс приоткрыла рот, намереваясь видимо, попытаться (ведь ОН был сильнее, умнее и намного старше соплячки) изгнать ЕГО, но этого не потребовалось, ОН не собирался оставаться в теле старой карги и ушел сам. Тело бедной женщины обмякло, и лишь сила Вики удержала ее от падения, разве что рука, держащая кинжал разжалась.

— Мистер Малфой, будьте столь добры и поймайте Макгонагалл, она, между прочим, не пушинка! — приваливаясь к стене спиной и стараясь не опускать подрагивающую руку.

— Что это было?.. — подхватывая директрису на руки и положив на маленький диванчик, спросил мужчина. Почему-то ему казалось, что девушка поняла абсолютно всё. Возможно, думал он так, из-за ее взгляда, собранного и одновременно полностью растерянного, злого и испуганного…

«Одержимость» — дала мысленный ответ Воканс, сползая по стене вниз. Слишком много магии выплеснул ее организм, ослабленный сегодня, да еще и алкоголь…

— Без понятия, — сухо ответила брюнетка, сразу ясно, врет. — Закройте, пожалуйста, окно, — девушка обняла себя руками, и только сейчас осознала, что дрожит, — холодно.

Мужчина махнул палочкой несколько раз и не только закрыл окно, но и согрел воздух в комнате, жаль это не помогло Воканс. Ее все так же сотрясала крупная дрожь. Не выдержав этого зрелища, Люциус подошел к девушке и, приподняв, перенес на большое удобное мягкое кресло возле камина. Для того чтобы огонь взвился в камине, магу не потребовалась махать палочкой и в глазах Воканс мелькнуло уважение, но тут же погасло.

— Дарт! — тихо, но четко позвала девушка.

— Звали? — возле девушки тут же появился домовой эльф.

— Да, — коротко ответила Вика и судорожно вдохнув, выдохнула, пытаясь успокоиться. — Принеси восстанавливающие зелье, лучше два и… какой-то отвар, чтобы нервы успокоить.

— Вино? — услужливо предложил эльф, зная пристрастия хозяйки.

— Не та компания, — улыбнулась девушка, нервно, — на сегодня с меня хватит спиртного. Но от чашки чая… двух, — взгляд на директрису, а потом на Малфоя, — трех чашек горячего чая и плитки шоколада, не откажусь. И Поппи позови.

— Северуса тоже, — коротко и надменно приказал Люциус, за что получил два недобрых взгляда. Эльф замер сверля взглядом «господина», а затем перевел взгляд, на свою хозяйку ожидая… а чего? Что она вступится за низшее существо перед вельможным магом? Наорет на него? На секунду домовик почувствовал страх, а вдруг его любимая хозяйка, смотрящая сквозь пальцы на его шалость, и не подумает встать на его защиту? Может даже, наоборот, за наглый взгляд и мгновенное подчинение чистокровному волшебнику, накажет?! В эльфе сыграла кровь предков, ранее избиваемых и боящихся ослушаться магов до ужаса, и он прижал уши к голове, как нашкодившая собака. От вида ЕЕ домового эльфа у Виктории сердце сжалось, да как этот надменный маг вообще посмел приказывать Дарту?!

— Мистер Малфой, не забывайтесь… — прошипела брюнетка, — Это мой эльф и вы не имеете никакого права ему приказывать! А тем более пугать!!! — шипение перешло почти в крик, а сама девушка вдруг напомнила Малфою львицу. Мужчина ничего не сказал, лишь поджал губы в тонкую линию.

— И профессора Снейпа позови, пожалуйста, — обратилась совершенно спокойно к Дарту девушка, а затем не удержалась от грубости: — Если уж этому куску аристократического говн… кала, так хочется!

— Сию минуту, леди! — поняв, что запахло жареным, эльф поспешил смыться, очень счастливый эльф, к слову…

— Повтори, что ты сказала? — прищурился блондин. Нехорошо прищурился, можно сказать даже жутко.

— То, что слышали, и определитесь уже, как вы ко мне обращаетесь на «ВЫ» или на «ТЫ»! — Виктория встала на колени, чтобы быть хоть чуточку выше, но выбор позы был неудачен. Мантия девушки, каким-то образом задралась и, мужскому взору были представлены голые ноги, бедра и плоский живот девушки, единственным атрибутом одежды выступали лишь красивые и маленькие трусики. Воканс на пьяную голову не оделась, а просто закуталась в одолженную у Алена, мантию, как и Гермиона…

Заметив, куда смотрит аристократ, девушка покраснела как спелый помидор, что было ей не свойственно, и поспешила прикрыться. Настроение ругаться пропало у обоих.

— Прошу прощения, что назвала вас отходом… — тихо сказала девушка, отводя глаза. Малфой же хранил молчание, не собираясь выдавать свое состояние голосом, ведь от представленной минуту назад картины, горло у мага пересохло. Не выдержав тяжелого молчания оппонента, Вика подняла глаза и чуть не икнула, встретившись с темно-серыми глазами.

«Меня сейчас убьют…» — мелькнула печальная мысль в наивном сознании девушки.

✡🔯✡

Жизнь есть движение от желания к желанию, а не от обладания к обладанию.

Сэмюэл Джонсон

Северус Снейп пытался отцепить от себя Грейнджер, он и не представлял, что зубрилка может в кого-то так вцепится, словно клещ! А ведь он всего лишь не дал ей упасть и дотащил до кровати, отправив Поттера, Уизли и Драко, спать. Нет, надо было оставить очкастого, — думал Снейп, — чтобы он с девчонкой возился!

Когда мужчина, наконец, дотащил несопротивляющиеся тельце «самой умной» студентки Хогвартса, то понял, что девушка уснула! А ведь он дурак старый волновался о ней, куда она пропала, что с ней случилось? А она всего лишь напилась! Она лучшая студентка Хогвартса…

Сейчас же девушка крайне мило сопела, ухватившись за мантию Северуса и не желая с ней расставаться. Голова девушки покоилась на коленях мужчины, сама же Гермиона Грейнджер с довольной улыбкой уткнулась носом в живот учителя и вдыхала приятный травяной аромат, смешанный с запахом самого мужчины.

— Да ты хоть одну руку разожми, и я клянусь, отдам тебе эту проклятую мантию! — уговаривал Северус спящую красавицу. Та уговорам не поддавалась и продолжала крепко спать, цепляясь за черную мантию профессора. Тяжело вздохнув, Снейп вспомнил указания несносной синеглазой брюнетки, оказавшейся необыкновенно сильной ведьмой — «не забудь стянуть сапоги и верхнюю одежду, еще и одеялом накрой!».

Опять мученически вздохнув, Северус принялся стягивать ботинки с ног ученицы, до чего он докатился?! Впрочем, когда пришла очередь мантии стало интереснее настолько, что бедного и совершенно неожидающего ТАКОГО подвоха профессора чуть удар не хватил. Одним махом стащив мантию с Мионы, мужчина обнаружил, что на девушке имеется лишь бюстгальтер и трусики! Была бы девушка в сознании, мужчина многое бы ей поведал, а так…

Пришлось заворачивать ее в одеяло, случайно, совершено случайно пройдясь пальцами по нежной коже на шее, ключицах, а затем ладонями по красивому животику, бедрам, ногам. Потом поправляя одеяло сверху и наконец, сумев разжать цепкие лапки ученицы просто совсем нечаянно задел грудь и… резко одёрнул руки. Да что он творит?! Он сегодня случаем не пил?

Переведя злой взгляд на Гермиону, Северус замер, как заворожённый уставившись на приоткрытые пухлые губки девушки. Видимо неожиданная атака Воканс устроила ему сотрясение мозга, а как иначе объяснить что он, Северус Снейп взял и нагнулся к лицу крепко спящей девушки? Его лицо замерло в нескольких миллиметрах от лица студентки…

«Опомнись старый дурак!» — кричало сознание, но мужчина его не слушал. — «Ладно, будем считать это моральной компенсацией за «гада» и испорченные нервы!»…

Северус нагнулся и легчайшим, нежнейшим поцелуем тронул губы Гермионы, прошла всего минута, а может и больше, ведь Снейпу показалось, что целая вечность, когда с боку раздалось деликатное покашливание…

====== 28. Да кто же она!? – часть 1 ======

Комментарий к 28. Да кто же она!? – часть 1 https://ibb.co/YcXMxgM – Адские Псы.

Раздражению неведомы полутона.

Лопе де Вега

Я сидела в кабинете директрисы Хогвартса и с видимым спокойствием помешивала чай ложечкой. Спокойствие мое было наигранное и любое знающее меня существо, сказало бы, что внутри меня сейчас булькает вулкан в любую секунду готовый взорваться. Мое неспокойное состояние могли заметить и люди находящиеся кабинете, ведь в чай я не положила ни одной ложечки сахара…

Впрочем, и без моих переживаний в комнате царила угнетенная тишина. Напротив меня на диванчике сидела хмурая и уставшая Минерва, а в другом кресле мягком и удобном полулежала такая же измученная Гермиона. Возле окна стоял Снейп, а на подоконнике другого окна сидел Люциус Малфой. Здесь же в комнате находились два спасённых мною студента, точнее ученица и ученик, которых я очень хотела убить, но… в этой комнате находился портрет Альбуса Дамблдора, и мне было неудобно.

— Я настаиваю на том, чтобы эти, — мой презрительный взгляд в сторону одной белокурой, а второй рыжей макушки, — отправились к Поппи. Им нечего здесь делать, как и профессорам! — можно и Гермиону включить в список, да та обидится, впрочем, и саму директрису можно упомянуть, но это некрасиво получится.

— Мисс Воканс, — тут же подал голос Малфой-старший и поймал проклятие немоты, он меня особенно достал!

— Кхм… да, мисс Уизли и мистер Малфой будьте добры отправляйтесь в больничное крыло, — согласилась со мной Минни, знает, что если я добрая можно получить больше информации.

— Но профессор Макгонагалл, — Уизли подняла большие карие глаза на директрису, — мы бы хотели узнать, что произошло.

Минерва бросила взгляд на меня, а Драко Малфой продолжал сохранять молчание, не возражая, чтобы предательница крови говорила и за него, чистокровного сопляка.

— Категорически нет! — посмотрев в потолок, заявила я, после чего в дверь постучали. — Входи Поппи, тут двоим, нужен осмотр, — кивнув вошедшей волшебнице, я снова невидящим взглядом уставилась в потолок, пытаясь дозировать и так малую информацию, которую могу выдать собравшимся здесь. Задумавшись, пропустила момент, в котором в кабинете осталось лишь четверо. Хотя нет, теперь пятеро — Курама объявился.

— Что здесь за собрание? — спикировал возле меня демон, и сел на плечо.

— Да так… — расплывчато пробормотала я, переводя взгляд на письмо, от министерства магии Англии лежавшее на столе, уже распечатанное. Потянувшись, я схватила лист бумаги и вчиталась в текст, а спустя минуту комната содрогнулась от моего истерического хохота. Видимо две бессонные ночи не прошли даром для меня.

— Они издеваются!.. — со слезами на глазах застонала я, не обращая никакого внимания на присутствующих и их обеспокоенные взгляды…

🔯🔯🔯

Флэшбек

Ничто не требует столь осторожного обращения, как правда.

Б. Грасиан

Как раз в тот момент, когда мне почудилось, что мистер Малфой хочет меня убить, застонала и заворочалась Минерва, а весь негатив аристократа перешел на нее. Пока уважаемая директриса пыталась вспомнить что же произошло, явился хмурый Северус Снейп в сопровождении невероятно довольного Дарта. После эльф исчез, но прежде бросил многозначительный взгляд на меня, будто говоря, что узнал невероятно интересную историю и вскоре поведает ее мне. Тем временем Малфой начал рассказывать другу, а заодно и Минерве, что же здесь случилось несколько минут назад и всеобщее внимание начало переключаться на меня, я же попыталась притвориться спящей красавицей, но не вышло. То ли я не красавица, то ли плохо притворялась спящей. Но мне не поверили и начали допрашивать. Грозились Тролли поставить, так что я Хогвартс закончить не смогу и вообще исключение из этого самого Хогвартса, если не заговорю. Я как партизан молчала и не я одна, Минни тоже хранила молчание, жалобно смотря в окно, да директрисой быть не просто. Думаю, два мага поняли бы всю абсурдность своих угроз, узнай, что у меня уже есть высшие магическое образование, плюс диплом (только в этом году выдали) демонолога и ко всему этому, что я чудесный (уже второй год практикующий) психолог. Но они этого не знали и продолжали давить не меня, наивные…

Спасло профессоров, а может быть меня, явление чуда в перьях в прямом смысле этого слова. Мой любимый и хороший, прям таки замечательный демон, очень не ровно пролетел возле окна. Заметила Кураму только я и тихо порадовалась, что смогу отвести душу, отчитывая древнее существо, за его нетрезвость и вообще за все его прегрешения! Притворившись на этот раз вдрызг пьяной душой, которую зелья разные не берут, была доставлена по распоряжению пришедшей в себя, наконец, Минервы в свою собственную комнату, где, только положив голову на подушку, услышала вой будильника…

Затем был даже не контрастный холодненький душ, а ледяная вода, чтобы проснуться и заодно простудиться. Гермиона тоже позитиву не придала, вялая она собралась на уроки, тоже приняла водные процедуры, и мы вместе молча отправились в большой зал, куда так и не дошли. По пути к еде, со мной связался крайне встревоженный Курама и я, резко развернувшись, помчалась в противоположенном столовой направлении. Встревоженная и еще до конца не проснувшаяся Миона последовала за мной, что я не заметила, так как в голове билось лишь одно слово выцепленное из всего сказанного демоном.

«Убийства. Пятый этаж. Третье ответвление от главного коридора…»

Убийства, именно в множественном числе, вашу ж… налево, трижды с бортика, а дальше направо!!! Стоило мне всего на одну, несчастную ночь удалиться из школы вместе с Курамой, как началось…

Сборище студентов, непонятно что здесь забывших и несколько преподавателей я заметила сразу, среди них была и директриса. Протолкавшись между учениками и профессорами, я оказалась в первом ряду. Увиденное, меня не порадовало. Шесть тел, кажется, среди них был первокурсник. Хорошо, что я не покушала перед этим всем, где-то сбоку от меня охнули. Повернув голову, я увидела Гермиону. Она, прижав руки ко рту, смотрела со слезами на глазах на детей…

— Профессор Флитвик и Стебль, — властно, практически прикрикивая, произнесла Минерва, и шум вокруг стих, — детей в их гостиные, выходить из них запрещено. После собрание у меня.

Профессора начали теснить всех к лестнице, а я, нырнув в толпу, потеряв при этом Гермиону, сумела пробраться к жмурикам и директрисе. Возле нее стояли еще двое преподавателей, Снейп и Малфой.

— Директриса, у меня к вам срочное дело! — не терпящим отлагательства голосом объявила я, с интересом рассматривая тела под ногами. По коже лежащих внизу тел бежали странные черные руны, а в некоторых местах были видны круги пентаграмм.

— Мисс Воканс, — первым отозвался Люциус, — вам следует проследовать в гостиную восьмого курса, профессор Макгонагалл не может сейчас уделить вам внимание, — прожигая меня взглядом, сказал блондин. Тем временем, зельевар нагнулся к одному из жмуриков и попытался дотронуться к телу…

— НЕТ!!! — на Снейпа резко спикировал Курама, заставляя отшатнуться и достать палочку. Люциус, стоявший возле друга, тоже выхватил палочку и две смертельно опасные в умелых руках вещи, теперь были направлены на МОЕГО ДЕМОНА!!!

Рефлекс сработал быстрее, чем мозг, но и подумать я успела, иначе бы первые два пришедшие на ум заклинания «Авада Кедавра!» или «Круцио!» уже бы убили везучих профессоров. Простой «Экспеллиармус!» даже не произнесенный вслух, заставил увесистые тела мужчин встретиться с каменной стеной и выбить из их лёгких весь воздух. Белая палочка в моих руках нагрелась от сильного невербального заклятия, а сама я дышала как загнанный зверь. Дам, а ведь если подумать, то я спасла только что этим двоим жизнь. Напади они на Кураму, от них и пепла не осталось бы, он бы их сжёг черным пламенем.

— Виктория!.. — возмутилась моим действиям Минни, я, в ответ, выплёскивая злость, пнула ногой одно из тел, а вверх взметнулась уже знакомая черная тучка мушек.

— Курама, — кивок на насекомых и в следующее мгновение воздух вновь был чист, без следа проклятия. — Тела я сейчас лично осмотрю, остальным трогать запрещено. Позже я их отдам Кураме, Минни, — предупредила я директрису, опять будут хоронить пустые гробы. — Моя настоятельная просьба, если вы не собираетесь покидать коридор, молчать! Я не собираюсь отвлекаться и вам не советую отвлекать меня, я и так злая, холодная и голодная!

Нагнувшись под тремя пристальными взглядами, принялась за первое тело с уже деактивированной ловушкой, с которого быстро начали сходить руны. Демон присел рядом, и я тихо выругалась. Первый жмурик превратился в бесполезное мертвое тело, похожее на преподавательское, которое я обследовала в начале года, только вырезанной пентаграммы на спине не было. Преступник работал аккуратнее или…

Глаза парня, а здесь не было девочек, лишь мальчики, были плотно закрыты. Поблагодарив всех известных богов за то, что по привычке намотала себе на руки, подаренные дядей бинты, я протянула руки к лицу парня и приподняла одно веко. Жаль, у меня фонарика с собой не было, но на что мне палочка спрашивается?

— Люмос, — наставляю палочку на синий глаз и вижу невероятное, странное и… ранее неведомое мне зрелище. На зрачке у парня красным пламенем пылала пентаграмма, — Что за!.. — вырвалось шипение из меня. — Курама, что это? — подрагивающим голосом спросила я. Даже в книгах с описанием чего-то подобного я не сталкивалась.

«Ммм…»

Глубокомысленно ответили мне!

— А поконкретней? — приподняв брови и забыв, что могу и не казаться сумасшедшей, разговаривая как бы сама с собой, а обращаться к Кураме мысленно, делая умный вид, спросила я.

«Кхм… похоже на метку, оставляемую демоном»

-… — хотела я что-то уточнить, но поняла, наконец, таки как выгляжу со стороны, закрыла рот, так и ничего не сказав.

«То есть метку? Можно конкретней, а то я об этом первый раз слышу!»

Стараясь держать лицо непроницаемой маской, спросила я.

«У каждого демона есть своя метка, у меня тоже, она как… у людей имена, только они все разные, нет похожих»

— А я себя образованной считала, — вздохнула уже в голос я, и печально закончила: — просчиталась!

«Ты знаешь, чья это… скажем печать?»

«Да, но он не мог вырваться наружу в твой мир!»

Поспешил меня заверить демон в том, в чем сам уверен не был, теперь.

«В наш мир, Курама, наш! И как мы видим, вырваться он смог. Может ему помогли, ну… как я тебе?»

Опять убедив ворона, что в ад отправлять его не собираюсь, сделала предположение я.

«Не думаю, это я милый, добрый, ласковый, отзывчивый, пушистый и вообще самый лучший в мире демон. А он… не любит людей и даже, если от какого-то жалкого человечка будет зависеть его жизни, быстрее убьет, нежели согласится принять помощь!»

«Ты слишком категоричен. Время меняет всех. Но сейчас скажи, дальнейшее обследование тел даст какой-то результат или это бессмысленно? Была ли такая метка на… Курама, чтоб тебя… трижды с лестницы! Ты почему мне не рассказал о метках и о том, что знаешь кто, прибил профессора!!!»

Закончив философствовать, я начала задавать вопросы, а затем вызверилась на демона. Друг называется!

«Спокойно, Виктория! Осмотр тел пользы не принесет. А вообще, я просто предполагал, что кто-то решил порезвиться и не подумал о том… просто не думал, что тебе нужно это знать»

— А я не думаю, что вскоре смогу опять тебе доверять, — буркнула под нос и, поднявшись на ровные ноги, сказала уже громче: — Они твои, — кивнула я Кураме. — Минни пусть твои профессора разделятся на два… или лучше по три человека и начнут проверять замок. Не думаю, что здесь опасно и нечего на меня так смотреть, — поймав скептические взгляды зельевара и профессора ЗОТИ, которые так и не соизволили уйти, рыкнула я, — или что мы найдем похожие подарочки, — взгляд на тела учеников, — но лучше проверить.

— А может вы, мисс Воканс, объясните, по какому праву здесь командуете? — раздраженно спросил Малфой, Снейп благоразумно молчал, ожидая продолжения представления.

— Я не обязана перед вами отчитываться, мистер Малфой, — фыркнула я, — а вот вы должны подчиняться руководству Хогвартса, — и взгляд на Минерву, которая просто кивает. — Асталависта! — развернувшись, я поспешила скрыться и пусть я победила Малфоя, но мой побег легко можно было считать полным поражением. Не знаю, почему я практически бежала от профессоров, но было у меня предчувствие чего-то плохого, ужасного, что еще только произойдет…

🔯✡🔯

Ум перепархивает от глупости к глупости, как птица с ветки на ветку.

Поль Валери

Вы когда-то пытались найти человека в немаленькой толпе взволнованных магов? Нет? Ну, а Гермиона Грейнджер попыталась, и результат был неутешительный. Виктория исчезла непонятно где, впрочем, как всегда. Была у юной Воканс привычка исчезать ни с того ни с сего. В этот раз, когда брюнетка побежала в непонятном направлении, Грейнджер решила ринуться за ней, и это привело ее к трупам. К трупам, испещрённым странной вязью символов и пентаграммами, что навело умнейшую студентку Хогвартса на определённые мысли.

«В этом замешаны демоны» — билась шальная мысли в сознании шатенки, а мозг и адреналин требовали действовать. Гермиона не стала дожидаться подругу, или останавливаться возле взъерошенных Поттера и Уизли, которые как будто только встали, а пулей влетела в свою комнату. Достав одну из книг по демонологии, девушка принялась вспоминать, куда же она отложила другой томик? Ведь Вика отдала ей ту эксклюзивную книгу, Миона помнила, как держала ее в руках, пьяно покачиваясь, а потом… выронила ее! Точно, вчера к ним в комнату кто-то заглянул, и она вороватым движение ноги пихнула фолиант под кровать!

Заглянув под кровать, заодно поморщившись, голова болела, так как горячий шоколад с чем-то там алкогольным не прошел для нее даром, Ми достала открытую более-менее в половине книгу. Девушка уже хотела перелистнуть страницы назад, как в ее еще немного похмельном сознании вспыхнул пьяный образ «книга, перевернутая вбок и немного потертый от времени рисунок пентаграммы и демоном посередине…».

«Кто может знать больше, чем книги?! Правильно, сами демоны!» — такая гениальная мысль посетила с виду умную девушку, которая так и не удосужилась перевернуть несколько страниц назад и прочесть обо всех возможных последствиях неумелого и неопытного призыва потусторонних существ. А последствия были, при том очень серьезные и самой легкой можно сказать детской из них была мучительная смерть от ожогов. Ведь некоторые руны или символы написанные не в том порядке и совершенно не сочетающиеся могли просто взорваться.

Но мисс Грейнджер повезло, она была дотошной, что и спасло ей жизнь. К ее глубочайшему сожалению в книге не давалась инструкция по призыву, но там говорилось что «Для призыва разумного и высшего демона, зачастую не требуется больших жертв, а всего лишь капля крови. Так же необходимы ритуальные свечи и мел, которым нужно начертить пентаграмму. Помнить надо и о правильном прочтении текста призыва, но скучающие демоны неприхотливы и начинающий демонолог вполне может позвать на английском — Приди на зов крови моей, демон!». И все необходимое можно было легко достать, свечи простые, так как ритуальные было (пусть и от руки) вычеркнуты, а мел имелся в любой классной комнате. Не понятно было, правда, зачем профессора держали ненужный школьный атрибут при себе, ведь мелом они никогда на памяти лучшей ученицы Хогвартса не пользовались…

Гермиона всегда была самой умной в классе, по ее же мнению (порой и профессоров умней), но в этом году ее новая подруга хорошенько щелкала и саму Миону и учителей по носу, задавая вопросы на которые никто кроме нее ответа не знал. И пусть брюнетка делала это не нарочно, ей просто было частенько скучно, но это хорошенько сбило спесь с и так не зазнающейся зубрилки. Немного расслабившаяся за лето, шатенка снова погрузилось в учебники, а для практики она нашла себе кабинет, никем не используемый и вечно пустой. И вот сегодня ей снова пригодилось ее тайное укрытие, на этот раз не для безобидной практики заклинаний, а для призыва.

Быстро, но прилежно выполнив все, что было написано в фолианте накануне отданным Мионе Викторией, девушка зажгла свечи, и судорожно вздохнув, проткнула себе палец маленькой непонятно откуда взявшейся иголкой. В отличие от своей подруги, Гермиона не озаботилась дезинфекцией колющего предмета, но хвала Мерлину иголка была безвредна.

— Приди на зов крови моей, демон! — стараясь чтобы ее голос не дрогнул, произнесла кареглазая, а на пол упала капля багровой крови. Время на несколько мгновений остановилось и девушка даже услышала, как бьется ее сердце, ровно шесть ударов, а затем весь замок содрогнулся. Круг начерченной пентаграммы вспыхнул золотым, и на ее середине закружилась тьма, появилась фигура, массивная и высокая как шкаф. У фигуры этой было два витиеватых рога и клыки, выпирающие из-под тонких губ, а эти самые губы были синеватые, как и, в общем, кожа демона — чисто синяя. Выделялись на фоне необычного цвета кожи два красных рубина глаз и такая же красная броня.

Гермиона Грейнджер затаила дыхание, да и сама застыла как испуганный кролик перед огромным удавом. Девушке было страшно и только сейчас, она осознала всю абсурдность своих поступков, что же она натворила, и сможет ли кто-то спасти ее? Животного ужаса так же подкинул низкий, рычащий голос стоящего перед ней существа:

— ЧТО ТЕБЕ НАДО, — сверкая алым взглядом, рыкнул демон, — ЖАЛКАЯ ЧЕЛОВЕЧКА?!.

✡🔯✡

И зло хочет всего лишь осчастливить нас.

Е. Лец

Ворвавшись в комнату и краем сознания отметив, что соседки в ней нет, я рухнула на кровать. Голова побаливала, живот урчал, напоминая о пропущенном завтраке, а под глазами залегли синяки, говоря об активной и бессонной ночи. Ко всему ранее перечисленному я была еще и зла, не подумайте, что на Кураму, у меня принцип, с кем разговариваю на того не злюсь. Я была отчаянно зла на себя. Нервная, вредная, слишком расслабившаяся, очень ленивая, часто попадающая в больничное крыло и чрезвычайно умная «Я» мне откровенно не нравилась! Куда делась та беззаботная девчонка, которая в десять лет призвала своего первого демона, когда ей было сказано учить теорию. Оптимистка со скептическим взглядом на жизнь, утверждающая, что является реалисткой, с усердием трудящаяся над ментальными щитами и часами отрабатывающая ментальные удары на ни в чем не повинном коте, чтобы суметь, наконец, удивить Ван Хельсинга. Безбашенная и слишком жалостливая девочка, подписавшая себе практически приговор с древним демоном, потому что бедный он и несчастный, да и недостающий стержень для палочки достать обещал. Она повзрослела и превратилась в бяку, злую и не добрую, которая даже гада терроризирующего на минуточку ЕЕ школу поймать не может!

А из-за чего я разозлилась на своего ворона? Строго говоря, повода не было, ну подумаешь, остался со Светиком выпрашивать вкусненького мало что один демон, а второй не просто ангел, а архангел! Еще и эти проклятые метки, самой же пора уже давно понять, что что-то такое есть не зря пентаграмма призыва моих адских песиков и дяденого барса совершено разные! Пора мне уже успокоиться и остыть, начать думать трезво и максимально здраво, анализируя, ища упущенные детали.

Мысли мои перескочили на шестерых учеников, надежда на то, что Минни удастся замять скандал, была невелика, но все же была. В крайнем случае, попрошу помощь у моего опекуна, Макс не откажет, а у Курамы надо выяснить, чья метка была на телах всех жертв…

Мою логическую цепочку, которую я только начала выстраивать прервало… землетрясение? Весь замок содрогнулся несколько раз, заставив меня спрыгнуть с кровати. Да что за день сегодня такой? И что это, бездна всех раздери, только что было? Похоже конечно на… нет, этого не может быть! Я быстрым взглядом осмотрела комнату, и не найдя того, что искала, применила несколько раз заклятие поиска.

— Твою ж… налево! — пробормотала я зло, а затем немного растерянно: — Ми, ты где? — выскочив, как ошпаренная из комнаты, я промчалась к портрету наглого рыцаря, который охранял вход и выход в гостиную восьмого курса. — Кэдоган, в сторону, иначе я тебя всё-таки сожгу рыцарь… — на удивление, странный мужик в консервной банке послушался меня с первого раза, видимо опыт сказывается, не зря ведь пережил трех жен. А все же хорошо бы оторвать руки тому, кто додумался наделить этот портрет способностью открываться лишь по собственному усмотрению в любую сторону. Теперь мы, бедные восьмекурсники порой на завтраки и ужины не успеваем из-за его дурацких загадок.

Спустя пять минут быстрого бега я наткнулась на двоих профессоров, Снейпа и Малфоя. Ну как наткнулась, по традиции я со всей своей немалой скоростью влетела в Люциуса Малфоя, а тот снова не устоял и мы рухнули на пол. В такой милой композиции — Северус Снейп с открытым ртом (либо он что-то говорил и не договорил, либо просто офигел) и я, сидящая верхом на бедном Малфое (со слишком твердым телом, у меня из-за него синяк на лбу будет!) и потирающая голову, — нас застала встревоженная директриса.

— Прошу прощения, — крайне вежливо сказала я и поднялась на ноги, — Минни, ты знаешь, что ЭТО было? — и, получив отрицательный ответ, я плюнула на всю осторожность и своё инкогнито, все равно надо будет память профессоров почистить, стянула бинты. Руки уже практически полностью зажили, на местах ранее огромных шрамов виднелись тоненькие белые полоски, а так вся кожа на руках была чистенькой.

— Мисс Воканс, что вы делаете? — попытался узнать мои намерения профессор Снейп.

— Вены режу, — честно ответила, доставая кинжал. Мой ответ заставил двух профессоров мужского пола, находящихся в коридоре Хогвартса опешить и посему они не сумели мне помешать. Резанув себя по запястью и немного поморщившись от боли, прикрыла глаза, вспоминая пентаграмму для призыва моих любимых адских песиков и начала шептать слова зова. Пентаграмма по обыкновению вспыхнула голубым пламенем, а в следующее мгновение передо мной появились мои любимцы.

Не знаю, напекло ли мне солнце головушку, или я просто ударилась обо что-то твердое головой, когда давала имена трем своим демонам, но назвала я их так: Цвай — красненький, — Айн — черненький, — Драй — зелененький. Да, это числа от одного до трех по-немецки… Ладно, опустим мои странности и лучше перейдем к главному:

— Айн, Цвай, Драй, найдите причину землетрясения, — отдала распоряжение я. Вообще удивительно, что не было слышно Курамы, но он, наверное, пировал сейчас и не обращал внимания на окружающий его мир, а в такие моменты демона лучше не дергать.

Песики беспрекословно — хотя они говорить и не умеют, даром что разумные, все равно низшие — побежали куда-то, по извилистому лабиринту из коридоров замка. Мне не оставалось ничего иного как поспешить за ними. Уйдя с головой в догонялки за демонами, я и не заметила, как за мной увязались маги. Интересно, откуда у такой на вид немолодой женщины как Минни столько прыти? Да Снейп с Малфоем удивили, угнавшись за нашей четверкой.

✡🔯✡

Не сторонись друга из-за небольшой шутки и не обижайся, ибо это — признак глупости.

Ас-Самарканди

Дверь в классную комнату с демоном и перепуганной Гермионой, которая пыталась выдавить из себя хоть что-то, с грохотом распахнулась, а ведь шатенка заперла ее. В комнату ворвались странные собаки похожие на доберманов, на пороге застыла Виктория, а за ее спиной троица магов. Хотя все внимание Грейнджер переключилось на Викторию, которая поистине выглядела странно. Черные волосы непривычно распущены, а в них то и дело мелькают белоснежные прядки. Глаза и так невероятного глубокого голубого оттенка светятся, и как будто пылают голубым пламенем. В руке зажат окровавленный кинжал.

— Успели, — выдохнула брюнетка и глубоко вдохнула. — Тихо! — цыкает Воканс на своих демонов, которые ради приличия ощерились и выдали странные рокочущие звуки. — Локи, будь другом, уйди или смени ипостась, а то ты сейчас замок разнесёшь в пух и прах.

— А что мне за это будет, Виктория? — спросил не так грозно как раньше демон, в его голосе слышались заискивающие нотки.

— Розовое игристое, — предположила девушка, входя в комнату и садясь на первую парту. — Входите, — бросила Воканс хмурый взгляд на застывших профессоров, — и закрывайте двери. Кстати, во избежание недоразумений на этого, — кивок в сторону ранее грозного монстра, а сейчас в мгновение ока ставшего мужчиной (двадцати пять — тридцати лет) с пронзительным алым взглядом и странными темно-синими волосами, — заклятия и проклятия не действуют, как и на моих собак.

— Вик, — обратился демон, сверкая красными глазами, — а что мне будет за то, что я забуду, как меня вызвала эта девчонка? — улыбнулся коварно демон, стоящий в кругу пентаграммы.

— Локи, ты не обнаглел? — возмутилась брюнетка, наблюдая, как закрывается дверь за директрисой. — Я ведь могу тебя изгнать, и тебе даже игристого не достанется.

— А хватит ли сил, малышка? — расплылся в акульей улыбке демон.

— Вполне, — Виктория соскочила с парты и подошла к начертанной мелом крайней линии пентаграммы. В глазах брюнетки можно было увидеть голубое пламя, а ее волосы начали приподниматься вверх, локон за локоном. Синеволосый мужчина одним неуловимым движением пересек черту, возле которой стояла Воканс, и одним быстрым движением сжал пальцы, на лебединой шее Виктории, поднимая ее вверх. В ту же секунду на него бросилось три адовых пса, а Снейп и Малфой выпустили непростительные заклинания…

Собачки скуля, отлетели на полметра и влетели в стены, а проклятие непостижимым образом рассеялись. Время в комнате замедлилось, очертания синеволосого мужчины поплыли, заостряясь, и тут же вернулись в норму, как только Воканс всадила кинжал ему в область груди, туда, где по идее должно биться сердце. Мужчина с хохотом отпустил Викторию, которая больно ударилась пятой точкой, упав на пол.

— У меня синяки останутся! — возмущенно просипела Вика, потирая шею.

— Прости-прости! — посмеиваясь, ответил ей демон. — Мне просто было любопытно, осмелятся ли смертные напасть на меня.

— Кинжал отдай, — поднимаясь на ноги, требовательно протянула руку Виктория. — Ящик водки плюс розовое игристое и ты сейчас же выметаешься отсюда! — надувшись, буркнула девушка.

— Ты что, обиделась? — удивленно спросил демон. — Я же извинился!

— Брысь отсюда! У меня и без тебя, коварный, дел и проблем полно! — фыркнула девушка, — И воздействие свое убери. У Мионы скоро сердце остановится от твоих флюидов страха, и мне, конечно, импонирует молчание некоторых, — взмах рукой в сторону учителей, — но знай меру, демон!

— Хорошо и я буду ждать оплаты, — кивнул демон. — А на все твои вопросы, девочка, — обратился он к Гермионе, — вполне способна ответить зовущая.

— Пошел отсюда! — полыхнув глазами, не хуже своего собеседника, прикрикнула Воканс и в следующую секунду, вместе с исчезновением в темно синей воронке демона окрылась дверь, за которой стояли… Джини Уизли и Драко Малфой? — Постой! — запоздалый вскрик брюнетки бросившейся к порталу и удивлённые лица учеников восьмого курса, которых в этот самый портал утянуло…

✡🔯✡

Злоба — заселение черепной коробки взрывоопасными предметами.

И. Холин

— Молчать всем! Кто скажет хоть слово, зааважу! — рыкнула взбешённая я. Да что это за день сегодня такой? Вот шесть учеников убитых, вот два подозрительных профессора, вот Гермиона призвала Локи, вот Локи чуть не придушивший меня, друг называется, а вот два студента упорхнувших в АД! — Цвай, Драй в ад, найти Малфоя и Уизли и присмотреть за ними, при надобности защитить и помочь! — два адовых пса исчезли. — Айн, ты за Курамой, — разворот на сто восемьдесят градусов: — Профессор Снейп, будьте столь добры и уведите отсюда Гермиону, дайте ей снотворное или что-то другое, в общем, позаботьтесь о ней, — и я с чистой совестью толкнула стоящую рядом со мной и ничего кажется не понимающую, как и все остальные подругу в объятья профессора зельеварения. — Минни, срочно раздобудь мне розовое игристое и ящик водки, мне все равно, как, но они мне необходимы! А вы, мистер Малфой… делайте все что хотите, только не мешайте мне, если, разумеется, не хотите чтобы ваш сын вернулся к вам, будучи на несколько лет старше вас!

Раздав всем указания, я схватила мелок и принялась рисовать максимально ровный круг, не обращая внимания на мир вокруг. В какой-то момент мою подрагивающую руку поймали прохладные пальцы и я, подняв лицо, встретилась взглядом с Курамой.

— Хватит рыдать, — тихо сказал черноглазый демон, — я начерчу круг перехода, а ты иди, умойся и приди в себя.

— Угу, — вытирая слезы, которые незаметно текли, все это время из глаз, кивнула головой я. — Мне повезло, что Локи не снял свое воздействие с профессоров и Ми.

— Что он с ними сделал? — вскинул черную идеальную бровь Курама.

— Беспрекословное молчание на Снейпе, Малфое, Минерве и сводящий с ума ужас Гермионе. Он наслал их быстро и легко, я даже не заметила, если бы не пустые взгляды я бы ничего и не поняла.

— Ну не зря же он «коварный», — улыбнулся Курама и взъерошил мне волосы.

— Он и меня зовущей назвал, — поморщилась я, — но об этом позже, нам нужно студентов вернуть. Что они вообще здесь делали? — вопросила я, подняв взгляд на демона.

— Узнаем когда вернем их, — я послушно встала и хотела уже уйти, как увидела сидящего за партой Малфоя-старшего. Глаза мужчины были закрыты, а поза расслаблена. — Я его усыпил, — я вздрогнула, услышав спокойный голос Курамы. — Он слишком пристально следил за тобой, даже меня не заметил.

— Понятно, когда очнется? — направляясь к выходу из классной комнаты, задала последний вопрос я.

— Часа два, может три, — отрапортовал друг.

— Как раз будем готовы вернуть Драко и Джини, — хмыкнула я, успокаиваясь, или на меня апатия напала?

✡🔯✡

Дружба — это искусство дистанции, тогда как любовь — искусство близости.

Зигмунд Графф

В комнатах профессора Снейпа было довольно темно, не смотря на горящий камин. В большом удобном кресле сидела, укутавшись в теплый плед Гермиона Грейнджер, а сам хозяин комнат заваривал чай и пристально смотрел на гостью. Только несколько часов назад он расстался с этой девушкой и вот они опять вместе, наедине. Хотя в этот раз Миона в сознании, а Снейпу надо бы подумать обо всем произошедшем, о демонах, о таинственной и наглой Воканс, и об пропавших студентах, но при взгляде на маленькую фигурку, сидящую в его кресле все посторонние мысли выметались прочь.

Неся чашку с успокоительным отваром ученице, Северус честно пытался проанализировать те чувства, которые вспыхнули в нем, как только маленькая гриффиндорка оказалась в его объятьях. Несколько простых слов Виктории, граничащее с приказами, одно мгновение, и брюнетка практически впихивает ему в руки дрожащую Гермиону. Душу до сих пор жгло выражение ужаса в больших карих глазах и хотелось лично свернуть шею демону, посмевшему так напугать храбрую девочку, а тело все еще отчетливо помнило, как Гермиона прижималась к нему пока он вел ее от того класса.

— Мисс Грейнджер… — позвал мужчина, вставая перед девушкой, но та как будто и не заметила его. — Гермиона! — теперь уже по имени обратился к ней Снейп и о чудо, она среагировала!

— Профессор, — тихий подрагивающий голос.

— Держите, — Северус тянет чашку Мионе, — выпейте, Гермиона… — осторожно смакуя имя девушки, произносит Снейп и садится возле нее, на подлокотник кресла. Терпеливо ждет, пока девушка не выпьет все. — Гермиона, вы можете рассказать, что произошло там, в классе? — как можно мягче спрашивает Снейп, пытаясь, все-таки настроиться на деловой лад.

— Я… там… — пытается найти слова Гермиона и не может, ужас, который она ощутила, только увидев мощную фигуру демона, еще не развеялся. Впечатления от кошмарной встречи еще не изгладила услужливая память. На глаза девушки наворачиваются слезы, и теплый плед не спасает от холода воспоминаний, который прокрадывается под кожу, заставляя вновь бояться непонятно чего.

Гермиона повторяет ночную историю и снова хватается мертвой хваткой за мантию преподавателя, а чашка летит на ковер, переворачиваясь и выплескивая не до конца выпитую жидкость. Снейп видит, как страдает его ковер, но и слова не говорит, чувствуя как тело девушки опять сотрясается, только на этот раз от рыданий. Северус с тяжелым вздохом, который Гермиона предпочитает пропустить мимо ушей, подхватывает студентку на руки и сам садится в кресло, усаживая девушку себе на колени, поплотнее укутывая в плед. Он совершенно не умеет успокаивать и приободрять людей, да что там, он без иронии шутить не умеет! А сейчас в руках Снейпа, целая одна студентка, требующая поддержки, хороших слов и…

— Гермиона, успокойтесь, — тихо просит Северус, — иначе вы вскоре затопите подземелья, — он и сам не понимает, что говорит, но нервный смешок где-то из-под его мышки приободряет мужчину…

====== 29. Ад... ======

Во всем есть часть всего.

Анаксагор из Клазомен

Тем временем в… аду, где-то на территории пятого круга ада, которым заправляет Похоть…

Один из тысячи странных разноцветных маленьких вихрей (синий) парящих в багровом, словно закатном или же рассветном небе, буквально выплюнул из себя двух людей. Два бессознательных тела на удивление мягко приземлились на землю, как будто спускались по невидимой детской горке закрученной словно спираль. Если приглядеться, то можно было понять, что на густой мягкой темно-зеленой траве лежали парень и девушка. Длинные огненно-рыжие волосы девушки, красным ореолом рассыпались возле бледного красивого молодого лица с мягкими чертами. Парень же был обладателем коротких ранее зачесанных, а сейчас растрепавшихся платиновых волос и аристократических черт лица.

Территория, на которой нашлись наши герои, была поистине восхитительна. Средних размеров полянка, на которой стояла небольшая заброшенная избушка. Вокруг поляны густой лес, а недалеко журчит широкая река, превращающаяся в замечательный водопад, который падал в глубокое кристально чистое озеро. В лесу бродила всяческая живность, птички пели на деревьях, медведь пытался достать мед, а пчелы этот самый мед отчаянно защищали, волк бежал за быстрым оленем. Цикл жизни тек здесь, как и на земле и лишь алое небо, бурлящее довольно большим количеством вихрей было чуждо нашей планете, нашему миру…

Первой очнулась рыжеволосая девушка, как вы уже догадались, Джиневра Уизли. Тихонько застонав от сильной головной боли Джинни потихоньку открыла карие глаза и уставилась на…

Вся сонливость слетела с девушки, а чрезмерное удивление придало сил и бодрости. Одним осторожным движением приподнявшись на локтях рыжеволосая огляделась и не найдя ничего особенно странного — разве что погоду, ведь сейчас в Шотландии осень — вернула взгляд на небо. Красное, где вместо туч все время перемещались странные цветные вихри — такое зрелище даже для подготовленного виденной с детства магией сознания было слишком! Джинни зажмурилась и снова открыла глаза, считая увиденное зрелище галлюцинацией, но когда она вновь открыла глаза, иллюзии никуда не исчезли. Повторив процедуру с закрыванием и открыванием глаз несколько раз и с досадой осознав, что мир вокруг остаётся прежним, девушка переключила внимание на тело Драко Малфоя лежащее рядом с ней. Приложив некоторые усилия, Джиневра поднялась и, подойдя к телу парня, присела на корточки.

— Эй! Ты как, живой?! — поинтересовалась девушка, тряся парня за плечи.

— Мм-м… — ответили ей и открыли серо-голубые глаза.

— Ух… — выдохнула девушка. — А я уже подумала, что ты помер, — хмыкнула девушка, а затем ехидно: — Хотя знаешь, не велика беда была бы.

— Ты кто? — нахмурился Малфой и сел. — Где мы и кто я? Как меня зовут? — засыпал он вопросами кареглазую.

— О-о-о… — протянула Джинни и прищурив свои карие глазища, минуту назад удивленно распахнутые, уточнила: — Малфой, ты настолько сильно головой обо что-то приложился?

Впрочем, девушка с радостью и сама по башке белобрысой настучала бы! — А с чего это она настолько зла на этого хорька? Конечно, Джинни и раньше откровенно недолюбливала Малфоя-младшего, но такой неприкрытой агрессии не испытывала. Девушка на несколько мгновений прикрыла глаза, вспоминая, что же случилось с ними…

🔯🔯🔯

Флэшбек…

Враг — потенциальный друг.

Я. Кротов

Джиневра спокойно шла по безлюдным коридорам, целенаправленно так шла. Она совершенно не боялась глупых сплетней, о трупах нескольких учеников, чье количество прыгало от пяти до тринадцати, а то и выше! — По крайней мере, в этом себя убеждала сама девушка, когда опасливо заглядывала в темные углы и, вздрагивая, оглядывалась на подозрительные шорохи сзади. И вот, в очередной раз обернувшись, крайне храбрая гриффиндорка увидела никого иного, как бывшего короля факультета Слизерин, Драко Малфоя собственной персоной!

— Уизли?! — тоже заметил Джини Драко. — Что ты здесь делаешь? Одна! — возмущенно спросил блондин, а в его глазах мелькнуло… беспокойство?

— Ничего, — фыркнула девушка, но под настойчивым взглядом парня всё-таки ответила: — К нам случайно залетела сова из Министерства, видимо ошиблась башнями. Адресат письма директриса Макгонагалл, вот я и пошла одна искать профессора, а то остальные боятся из башни нос высунуть! — возмущенно закончила кареглазая.

— И правильно делают, — толи буркнул, толи вздохнул блондин, ловким движением хорошего ловца забирая у девушки письмо.

— Эй! — возмутилась младшая Уизли, пытаясь забрать посылку у Малфоя. — Отдай! — совсем по-детски надувшись, выкрикнула девушка, вызвав легкую снисходительную улыбку у парня.

— И вправду старой кошке адресовано, — задумчиво протянул парень. — Уизли, возвращайся в гостиную факультета, а я отнесу письмо директрисе, — строго приказал Малфой, играя давно забытую уже роль старосты.

— Еще чего?! — вопросила девушка. — Я взялась доставить письмо, я его доставлю.

— Мм-м… — задумчиво протянул парень, и уже громко, уверенно: — Хорошо, пошли вместе доставим письмо, а то сейчас небезопасно в одиночку бродить по коридорам замка.

— Боишься? — насмешливо спросила девушка и, словно только через мгновение, осознав его слова, задала совсем другой вопрос, не менее недоверчивый: — Ты что и вправду веришь этим глупым сплетням о смерти учеников?

— Я видел эти трупы, — сухо отозвался Драко, не обращая на ошарашенную Джинни внимания. — Я узнал среди них одного первокурсника и второкурсника, они ведь еще дети!

— Кто мог такое с ними сделать? — затаив дыхание спросила девушка, неосознанно пытаясь найти защиту возле старшего и более опытного парня.

— Не имею понятия, именно поэтому я и рискнул выйти, — сообщил Малфой, они уже как раз приблизились к кабинету директрисы. — Хочу найти отца и узнать, что там произошло.

— А Рон?! Гарри и Гермиона?! Невилл? Они все… — наконец вспомнила о друзьях Джинни.

— В порядке они! — поджав губы, сказал Драко и неодобрительно так глянул на рыжеволосую.

— Куда это направляемся, голубки? — крякнула Гуля под собственное гнусное хихиканье.

— Мы не!.. — сразу же попыталась отклонить в корне неправильное предположение, смешно залившаяся краской девушка.

— Мы к директрисе, здесь ей письмо, — перебивая красную, как спелый помидор Джинни, сообщил Драко.

— А директрисы нет! — радостно возвестила Гуля, любила она людей разочаровывать!

— В таком случае, где она? — нахмурившись, спросил блондин.

— Не имею ни малейшего понятия! — еще более радостно сообщила горгулья, улыбаясь во все клыки.

— Может, с помощью патронуса, найдем ее? — вмешалась Джинни, отойдя от жгучего и совершенно неправильного смущения. Вместо ответа Малфой достал палочку из рукава мантии, взмахнул ею и… ничего, совершенно ничего не произошло.

— Давай я! — предложила девушка. Вспомнив, как в детстве тайком брала метлу одного из близнецов, Джиннии улыбнулась. Девушка прикрыла глаза, вызывая в памяти одну из картинок, навсегда засевших у неё в памяти. Тогда она вновь утащила метлу, кажется Фреда или Джорджа… не важно! Так вот, в момент когда она уже собиралась выйти из сарая, ее застукала мама! Скандал был огромный, всё семейство присутствовало и именно эта картинка вызвала волну тепла в груди Джиневры. Обожаемые старшие братья, мама и папа.

Из палочки Джинни стремительным лучом света вырвалась красивая лошадь.

— Я… — немного растерянно произнес парень, пытаясь объяснить, почему у него не удалось призвать своего патронуса, но на сей раз уже девушка перебила его с понимающей улыбкой:

— Ничего, бывает! — хмыкнула она.

— Голубки, хи-хи! — опять поддела ребят горгулья.

— Пошли! — в один голос объявили Малфой и Уизли, шустро направившись за лошадью Джинни.

Патронус девушки смиренно и целеустремлённо шагал, но в какой-то момент его шаг начал замедляться. В конце пути призванная сияющая лошадь подошла к двери какого-то кабинета и, бросив странный печальный взгляд, как будто прося прощения, растворилась в воздухе. Приблизившись к этому кабинету, ребята бесстрашно, а самое паршивое без стука (и где манеры, Драко?!) открыли дверь. В следущее мгновение их утащило в воронку портала, но прежде они услышали «Постой!» кажется, это выкрикнула Воканс.

🔯🔯🔯

Милосердие — это добродетель сердца. Милостыня и подаяние — лишь проявления, а не сущность этой добродетели.

Джозеф Аддисон

— Меня зовут, Джиневра Уизли, можно просто Джинни, — вздохнула девушка, понимая, что злиться на парня потерявшего память, как минимум глупо. — Где мы, без понятия. А тебя зовут Драко, Драко Малфой. Ты учишься на восьмом курсе в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс, — коротко сообщила она и безнадежно спросила: — Ты совсем ничего не помнишь?

— Ну… я совершенно забыл, кто я такой и что со мной происходило… — морщась и потирая голову, сказал парень. — Я тебе не нравлюсь? — вдруг ошарашил Джинни вопросом Драко.

— Эмм-м… — протянула девушка, подбирая слова. — Понимаешь, мы с тобой не очень хорошо ладим, точнее мы с тобой вообще не ладим! А с чего ты взял, что мне не нравишься? — осторожно уточнила девушка.

— Ты так ехидно отзывалась сначала, — задумчиво проговорил Драко. — И странно, что мы с тобой не дружим, — вызвал очередную порцию удивления у мисс Уизли Малфой.

— Почему это? — все-таки решила поинтересоваться Джини, не то чтобы ей очень интересно…

— Ты красивая! — обезоруживающе улыбнулся парень, с одной стороны делая комплимент, а с другой ну тоже что-то типа комплимента. — А что произошло? — тут же задал новый вопрос Драко.

✡🔯✡

Сердце изменяется так быстро — не уследишь.

Мурасаки

Джиневра Уизли сидела на мягкой траве и задумчиво наблюдала за Драко Малфоем, который щеголяя голым торсом, рубал дрова. Странное дело, но в этом месте не действовала магия, совершенно! Какие бы заклинания не пробивала юная волшебница, даже самые слабенькие, ничего не получалось. И на этом неприятные неожиданности не заканчивались! Когда парень с девушкой решили удалиться от избушки глубже в лес и добрались до неглубокого ручейка перейти эту черту им не дали. Да и кто? Два ужасных и рычащих пса: один сияющий жутким красным цветом, а второй мертвенно зеленым, брр-р…

Вот и пришлось двум студентам, совершенно беззащитным, словно маглы оставаться у избушки, хорошо хоть не на курьих лапках. А вообще жизнь оказалась не такой уж и плохой, даже прекрасной! Избушка пусть и была явно заброшенной, но крепко стояла и простоит еще несколько десятилетий. Внутри были две комнаты, кухня с печью, длинным столом, шкафом с посудой и двумя лавками, да спальня с двуспальной кроватью, двумя комодами и одним большим шкафом. В шкафе обнаружились постельное белье и… совершенно развратная, скорее все открывающая, чем закрывающая женская одежда, а также вполне нормальна мужская! Так что пришлось делиться Драко рубашками и брюками с Джинни. В доме так же имелся погреб, тут девушка покраснела, вспомнив как этот самый погреб был найден. Джинни отвела взгляд от утирающего со лба пот блондина, а затем вообще отвернулась, но воспоминания предательски лезли в голову. А ведь девушка даже не помнит, с чего это все началось лишь слова Малфоя:

— Я схожу, проверю… — затем раздался глухой удар и, кажется, мёртвая тишина.

Испуганная перспективой остаться здесь — непонятно где — совершенно одной, Джинни быстро выскочила из спальни и начала озираться в поисках вполне сносного (кто бы подумал?!) блондина. Но Драко нигде не было видно и, на глазах у девушки выступили слезы, вдруг с Малфоем что-то серьезное случилось. Уизли ринулась на выход, чуть не угодив в ту же дыру, что и Драко. Точнее, сейчас это была дыра, а ранее не цельный пол — ход в погреб. К сожалению — или к радости? — незаметная дверца в подпол от старости рухнула вниз, а вместе с ней и стоящий на ней парень. Теперь стало понятно, зачем нужна была деревянная лестница, стоящая у печи. Приложив много усилий, Джинни сумела перетащить увесистую деревяшку к дыре и даже осторожно опустить ее вниз. Затем был долгий и осторожный спуск вниз.

Крыс волшебница не боялась, но морально готовилась, что сейчас кто-то запищит на нее из темноты. Хвала Мерлину, но видимо здесь грызунов не водилось и рыжеволосая в полной тишине, с дико колотящимся сердцем, спустилась вниз. Страх прежде сковывающий гриффиндорку никуда не делся, шанс что, падая, Драко сломал себе шею, был велик. И с чего это независимая, кареглазая Джиневра Уизли, так боится за скользкого, наглого и вообще противного Драко Малфоя? Свой испуг девушка оправдывала вполне рациональными причинами, но покоя не давало сердечко, оглушительно екнувшее, когда Малфой умолк, не закончив предложение.

— Драко?.. — тихо позвала девушка, склоняясь вниз над бесчувственным телом парня. Джинни немного потрясла тело за плечо и, не дождавшись реакции, склонилась вниз к его лицу, стремясь проверить — дышит ли?

Именно в этот момент Малфою взбредило очнуться и пошевелиться так, что волшебница потеряла равновесие и свалилась на него! Да и как свалилась? Так, что совершенно случайно… поцеловала его.

— Джинни, все в порядке? — заставив вздрогнуть и вынырнуть из воспоминаний, спросил Драко, дотрагиваясь до нее. Девушка даже не заметила, как он подошел.

— Да-да! Все нормально, ты сам как? — нервно спросила ведьма оборачиваясь.

— Неплохо! — усмехнулся парень, смотря на красные щеки «подруги». Да-да, именно подруги. Так он, по крайней мере, воспринимал ее. Милую, хрупкую и совсем уж беззащитную на первый взгляд. — Пошли плавать? — спросил блондин.

— Угу, — согласилась кареглазая.

И они зашагали к озеру с замечательным водопадом. Оба шагали, машинально переставляя ноги, запомнив дорогу за… нет, не неделю и даже не три, а за три месяца! Именно столько эти двое торчали… ну практически в раю. Птички поют, вода и еда есть, погода хорошая, небо странное, но красивое, правда общества практически нет, но это такая мелочь…

Мисс Уизли полностью уплыла в свои мысли, не радостные к слову рассуждения. Если она и мечтала когда-­нибудь оказаться с кем-то в таком месте, то этим «кем-то» всегда был Гарри Поттер. Хотя гриффиндорка должна была признать, что теперь и погрызенного кната не даст за то, что и далее предпочла видеть здесь Поттера, нежели Малфоя-младшего… Драко самым неожиданным образом оказался истинным джентльменом и… мужчиной?! По крайней мере, он был вполне способен раздобыть еду: поймать рыбу, куропатку, а то и кролика! Да и повседневные дела: наколоть дров, притащить воду для чая. Джиневра как-то раз, неосознанно, попыталась представить себе своего «возлюбленного», выполняющего хоть половину из выше перечисленного, и ей это сделать не удалось, совсем. Ну не вязался у нее образ героя магической войны и того парня, которого она знала, с тем который будет заниматься брутальной работой.

И не одна рыжеволосая студентка Хогвартса предавалась тяжелым думам. Мистер Малфой шел и думал. О чем? Ну, о довольно неожиданных вещах, о которые с полной памятью отбросил бы сразу, посчитав ерундой. Размышлял, кстати, Драко о том, как завоевать сердечко рыжеволосой красавицы идущей рядом. И его совершенно не смущало ее заявление: «У меня есть парень!». Это утверждение лишь чуточку злило и вызывало раздражение.

«Ну и где этот парень сейчас?!» — язвительно билась мысль в голове блондина. — «Не смог найти «любимую» девушку на протяжении трех месяцев?» — вторила ей вторая.

Ребята настолько задумались, что даже не обратили внимания на медведя. Большого, серого, вполне себе нормального медведя, правда, если не смотреть на мутно-зеленые глаза. Опомнились молодые люди лишь, когда зверь грозно зарычал, вздыбив шерсть. Именно тогда они обратили на него внимание и… оба оцепенели. До того момента, когда чудовище бросилось на них. Малфой быстрым рывком, совершил глупое и одновременно невероятное — закрыл собой девушку. Зажмурившись и стиснув зубы, парень приготовился к боли, но проклятая пытка все не наступала. Малфой открыл глаза, поняв, что к рычанию прибавился скулёж и лай. Теперь перед ними вместо одного монстра было целых три. Два монстра, ранее уже виденные псы, оскалившись и припав к земле, встали между медведем и учениками Хогвартса. Что дало последним время и возможность бежать, то есть «тактически отступить» — как уверяла себя Джинни.

Вбежав в избушку, заперев двери и окна, Драко и Джинни, наконец, сумели отдышаться. Такого ранее здесь не происходило, да были дикие и вполне опасные животные. Волки, к примеру, часто встречались студентам, но они был БЕЗОБИДНЫ!

— Что это вообще было? — выразила общую недоуменную мысль Джинни, но ответа дождаться не сумела.

Под ногами Драко и Джинни, на вымытом до блеска деревянном полу, вспыхнула пентаграмма голубым цветом. В следующее мгновение, наши герои провалились во тьму, а вихрь, распахнув окно, вырвался наружу. В чистом голубом как летнее небо вихре виднелись черные всполохи — они словно искры вспыхивали и гасли, растворяясь в водовороте.

✡🔯✡

Исполняй свой долг, и предоставь остальное богам.

Пьер Корнель

А где-то внизу, на поляну вырвался огромный медведь и, заметив удаляющийся смерч, издал душе (и перепонки) раздирающий вопль-рев. На боку у зверя виднелась алая субстанция, подозрительно напоминающая кровь. Она окрашивала густую серую шерсть в бордовый цвет и, крупными каплями падала на зеленую траву, испепеляя ее словно кислота. В лесу же припадая на переднюю лапу и поскуливая Цвай, понемногу пробирался к лежащему на голой земле Драйю. Зеленый адский пес не проявлял признаков жизни — его шея была разорвана…

====== 30. Да кто же она?! – часть 2 ======

Время — это мираж, оно сокращается в минуты счастья и растягивается в часы страданий.

Р. Олдингтон

Прикрыв глаза, для большей сосредоточенности, я успокаивалась. Ритуал для возвращения нерадивых студентов пришлось перенести в кабинет к Минерве. Почему? Без понятия, просто здесь мягкие кресла имеются и если задернуть шторы, становится достаточно темно и мрачно.

Быстро, можно даже сказать наспех, я начертила пентаграмму призыва-телепорта. Положив в середину клочок волос мистера Малфоя, который срезала когда кое-кто бессовестно дрых, не без помощи моего демона правда. А сейчас я ждала Кураму, с аналогичной прядью волос мистера Уизли-младшего, но с боку казалось… не знаю, что там казалось! Надеюсь не то, что я уснула на практически рабочем месте. Хотя помедли ворон еще немного и именно эту картину узрели бы все присутствующие. Но вот и мой демон явился, черной тенью скользнув по потолку и метко сбросив прядь рыжих волос в центр круга, удалился в непонятном направлении. Куда он вообще улетел? Присутствие своего ручного демона я не улавливала! Как будто Курама растворился во тьме, клубящейся под потолком, лишь доставив ингредиент…

Ну что ж — я потерла руки, открывая глаза и выбрасывая лишние мысли из головы — начнем?! Благо для этого ритуала не требовалась чья-то кровь, а то вновь рубать себя по запястью, ради спасения двух студентов, было откровенно лень.

— Напоминаю, — окинув взглядом всех собравшихся, произнесла я, — меня не трогать, не окликать и вообще не отвлекать!

Все согласно кивнули, а я снова подивилась, как Гермиона пролезла на это собрание? Хотя если посмотреть на хватку, какой она вцепилась в ладонь профессора Снейпа, ничего удивительного. Удивляло совсем другое, почему хмурый профессор не пытался вырваться и даже (представьте только!) не возмущался в своей обычной ехидной манере! Но на это, кажется, никто кроме меня внимания не обратил. Всех остальных интересовало возвращение заблудших на каком-то кругу ада учеников. Меня тоже это интересовало. Впрочем, я надеялась исключительно на то, что обратно не выбросит двух стариков вместо только вышедших из подросткового возраста ребят. Ведь меня засосало в двенадцать, а выплюнуло спустя пять часов в возрасте семнадцати лет!

Глаза мои вспыхнули голубым пламенем, как и пентаграмма на полу. Волосы же стали полностью снежно-белыми, вот дяде в этом плане было легче! Мало того что высокий как тополь, так еще и коротко стриженный, а цвет в его черной шевелюре меняла лишь ОДНА жалкая прядь и то на макушке! Задумавшись над несправедливостью судьбы, я чуть не проворонила момент, когда необходимо было вытаскивать двух студентов на свет божий!

— Наконец-то! — воскликнула о-о-очень благодарная рыжеволосая гриффиндорка, не устояв на ногах и падая на пятую точку. Возле нее приземлился встрёпанный блондин, волосы которого неплохо так отросли.

Я настороженно, как и все остальные в комнате смотрела на призванных студентов. А что, может в них демон какой-то вселился? А я вам не экзорцист, всякую потустороннюю личность из тел выгонять не умею! Хотя глаза у ребят цвет свой не изменили…

— Сколько я вас вытаскивала? — как можно безучастней и легкомысленней спросила.

— Три месяца… — ответила Уизли, оглядываясь и явно не признавая директорский кабинет. Малфой-младший подозрительно молчал, смотря на всех круглыми глазами, как будто не узнавая. Старший блондин к слову тоже хранил молчание и с надеждой поглядывал на сына, ожидая его реакции? Терпеть не могу угадывать либо читать чужие эмоции, хотя это, в общем-то, моя работа…

— Повезло, — вслух высказалась я, гадая, где же моя пташка певчая делась?

Вальяжно распластавшись в кресле, я прикрыла глаза, не чувствуя себя хорошо. Кожу на горле нестерпимо жгло, также как и левая рука…

— Где мы были? — спросила за себя и Драко Джинни.

— Без понятия. — Честность, моя самая хорошая черта. — Но если брать, в общем, вы были в аду, поздравляю! Вам выпала невероятная возможность преждевременно побывать там! Поистине редкий шанс! — пыталась я поднять настроение ошалевшим ученикам, хотя слова мои больше походили на иронию и насмешку… чем в принципе и были. — Мистер Малфой-младший, с тобой все в порядке?

— Эмм-м… — промямлил этот с виду, да и по опыту, решительный юноша.

— Драко память потерял, — выдала с потрохами блондина рыжая.

— Что?.. — кажется, сразу несколько людей задали этот вопрос.

— В таком случае, имею честь представить тебе твоего отца, — хмыкнула я, потирая горло, да что такое?! — вот тот блондин с давно немодной стрижкой, Люциус Малфой! — сказала, и легче стало! Давно хотела об этом сообщить белокурому снобу со слишком ухоженными, длинными и поистине красивыми волосами…

Так, мое настроение начинало стремительно портиться, и даже ирония с вкраплениями ехидцы не помогала. Заметив на рядом стоящем столике чай, я потянулась за ним, пытаясь попутно прикусить свой слишком острый и длинный язык. В голове гудело, шея нестерпимо горела, рука нестерпимо ныла. Вдруг воздуха стало совсем мало, а к животу приложили раскалённые угли, и, кажется, я потеряла сознание на несколько минут…

✡🔯✡

Желаем тебе не добычи, а возвращения.

Арабские пословицы

Серый медведь опасно и быстро приближался к двум потрепанным и серьезно раненым адским псам. Цвай пригнулся к земле, готовясь защищать лежащего без сознания, но еще живого товарища, до последнего вздоха. С боку мелькнула черная тень, молнией метнувшись к медведю и сбив его с лап.

Айн мягко приземлился на все четыре конечность. Его шерсть на мгновение встала дыбом, а затем превратилась в черное короткое пламя. Он всегда был сильнее собратьев и, не зря Виктория назвала его первым. Не дожидаясь пока монстр поднимется с земли, он метнулся вперед, что стало его ошибкой. Удар медвежьей лапы пришелся в живот черного пса, и тот кубарем полетел по твердой земле. Айн раскрыл пасть и судорожно втянул воздух носом, пытаясь вдохнуть.

Ни один из адских псов не собирался сдаваться, но медведь был сильнее всех трех, даже вместе взятых. А ведь он даже собственной силы не примерял, только навыки звериной ипостаси. Жаль, у адских псов не было возможности сбежать. В отличие от высших демонов, они низшие, могли передвигаться лишь в своей единственной звериной ипостаси по земле, либо в воде.

— Вегард! Не советую тебе этого делать! — синий вихрь в мгновение ока спустился вниз, обращаясь ранее вызванным Гермионой демоном.

— Локи! — прорычал медведь. — Какая неожиданность, наш коварный пьяница решил вступиться за трех никчемных щенков? — вполне человеческим голосом произнес зверь. — Какая тебе выгода?

— Никакой, — чистая правда, — но их хозяйка расстроится, если ты их убьешь.

— Ты случаем не о Виктории Воканс говоришь? — наигранно удивленно спросил Вегард. — Та еще заноза в… пятой точке! С радостью ее растрою, — улыбка медведя (сама в шоке, что они улыбаться могут!) была кровожадна до невозможности.

— Кстати, ты не знаешь, что у нее за ручной демон, которого она постоянно с собой таскает наверху? — поинтересовался теперь уже с неподдельным любопытством Вегард. — Без метки даже.

— Как не знать?! Да и ты его замечательно знаешь, лучше многих других! Или ты много крылатых наших знаешь? Вымирающий вид среди демонов, скажу я тебе.

— Курама? — глаза медведя увеличились, став круглыми. — Но как, он ведь…

— Он самый, девочка помогла ему оплатить смертный долг, твой, если не ошибаюсь? — по сгустившейся вокруг концентрации смертельной магии, можно было спокойно понять, что Локи был прав. — И после этого меня все коварным называют! Я, между прочим, лучшего друга не предавал.

— У тебя друзей нет, — автоматически огрызнулся медведь.

— Как знать… — задумчиво ответил синий демон.

— Отойди, эту девчонку, как и её подопечных даже Курама не спасет. Она встала у меня на пути и мешается под ногами.

— Ладно, — подозрительно покорно отозвался Локи. Он даже отшагнул в сторону, уступая место новому черному вихрю.

Курама в мгновении ока обернулся человеком, сверля взглядом своих черных глаз бывшего товарища.

— Ну, здравствуй, Вегард…

✡🔯✡

Раздражению неведомы полутона.

Лопе де Вега

Сегодняшний день поистине сумасшедший! После того, как я на некоторое время потеряла сознание — что впрочем, никто не заметил — я вновь распахнула глаза. И встретилась с несколькими вопросительными взглядами. На мое вежливое «Что?», одна совершенно невоспитанная рыжеволосая особа взорвалась. Чего, в общем-то, и стоило ожидать, но несправедливые упреки маленькой предательницы крови окончательно вывели меня из равновесия. Молча, я с истинно аристократическим — как учила бабушка, с холодным снобизмом, приправленным умеренной долей презрения и высокомерия — выражением лица, выслушала всю тираду Уизли. После, попросила выдать Минерве письмо из Министерства Магии и, подождав несколько секунд, поняла, что мою просьбу не исполнят. Без лишних слов махнула рукой. Послание, которое юная волшебница все еще имела при себе, вспорхнуло на колени к директрисе, все равно никто кроме нее распечатать не сможет. Следующий взмах руки, не был столь же безобиден, как предыдущий и вызвал во мне волну тёмного удовольствия. Пока Макгонагалл читала присланное письмо, у одной из ее учениц появились лисьи ушки и хвостик, хотела добавить еще и усики, но магии оказалось на удивление мало, так что я воздержалась. И пока все пытались понять, что же я на этот раз колданула, я вновь потянулась к остывшему уже чаю. Проигнорировав сахар, я взяла еще хранящую тепло чашку. К сожалению, повисшее в кабинете гробовое молчание мне проигнорировать не удалось:

— Проклятие испарится, как только ты извинишься и реально раскаешься. — Слов сказанных мной никто не понял, но уже на утро гриффиндорка прибежит ко мне выяснять отношения либо, будучи умнее среднестатистического члена семейства Уизли, попросит прощение.

Горло уже не так сильно горело, как и рука с животом, но понятие этого спокойствия мне не добавило. Наоборот, я не могла понять, что же со мной происходило, происходит и что происходить, возможно, будет? А посему я бесилась (и не только) молча, но очень серьезно. Но я все же Воканс (и тоже не только), а посему: Я сидела в кабинете директрисы Хогвартса и с видимым спокойствием помешивала чай ложечкой.

Спокойствие мое было наигранное и любое знающее меня существо, сказало бы, что внутри меня сейчас булькает вулкан в любую секунду готовый взорваться. Мое неспокойное состояние могли заметить и люди находящиеся кабинете, ведь в чай я не положила ни одной ложечки сахара…

Впрочем, и без моих переживаний в комнате царила угнетающая тишина. Расстановка сил, а точнее местоположение некоторых людей изменилось и, теперь напротив меня на диванчике сидела хмурая и уставшая Минерва, а в другом кресле мягком и удобном полулежала такая же измученная Гермиона. Возле окна стоял Снейп — и как только ему удалось избавиться от мертвой хватки Гермионы?! — а на подоконнике другого окна сидел Люциус Малфой. Здесь же в комнате находились два спасённых мною студента, точнее ученица и ученик, которых я очень хотела убить, но… в этой комнате находился портрет Альбуса Дамблдора, и мне было неудобно. Ладно, буду честна, я просто невероятно устала и хотела уже наконец залезть под теплое одеяло себе в кроватку, пусть даже эту неудобную Хогвартскую…

— Я настаиваю на том, чтобы эти, — мой презрительный взгляд в сторону одной белокурой, а второй рыжей макушки, — отправились к Поппи. Им нечего здесь делать, как и профессорам! — можно и Гермиону включить в список, да та обидится, впрочем, и саму директрису можно упомянуть, но это некрасиво получится.

— Мисс Воканс, — тут же подал голос Малфой-старший и поймал проклятие немоты, он меня особенно достал! Почему он раньше молчал? А теперь, именно сейчас ему захотелось возмущаться — и да, я знаю, что это крайне не логично, но уставший мозг позволяет. И совершенно ничего, что я использовала последнюю кроху магии, ту самую, которая была совсем на донышке моего резерва. Теперь без палочки, как и простой волшебник, я ни на что не горазда! До того момента правда, пока не поем хорошенько!

— Кхм… да, мисс Уизли и мистер Малфой будьте добры отправляйтесь в больничное крыло, — согласилась со мной Минни. Знает, что если я добрая можно получить больше информации.

— Но профессор Макгонагалл, — Уизли подняла большие карие глаза на директрису, — мы бы хотели узнать, что произошло.

Минерва бросила взгляд на меня, а Драко Малфой продолжал сохранять молчание, не возражая, чтобы предательница крови говорила и за него, чистокровного сопляка.

— Категорически нет! — посмотрев в потолок, заявила я, после чего в дверь постучали. — Входи Поппи, тут двоим, нужен осмотр, — кивнув вошедшей волшебнице, я снова невидящим взглядом уставилась в потолок, пытаясь дозировать и так малую информацию, которую могу выдать собравшимся здесь.

Знаю, что веду себя как капризный ребенок, но сил быть взрослой и рассудительной, уже нет. Лучше всех в этом кабинете утроился Снейп, стоит себе у окна и смотрит на представление. Хотела бы я поменяться с профессором зельеварения местами, ну или с Гермионой на худой конец. Задумавшись, пропустила момент, в котором в кабинете осталось лишь четверо. Хотя нет, теперь пятеро — Курама объявился.

— Что здесь за собрание? — спикировал возле меня демон, и сел на плечо.

— Да так… — расплывчато пробормотала я, переводя взгляд на письмо, от Министерства Магии Британии лежавшее на столе, уже распечатанное. Потянувшись, я схватила лист бумаги и вчиталась в текст, а спустя минуту комната содрогнулась от моего истерического хохота. Видимо две бессонные ночи не прошли даром для меня.

— Они издеваются!.. — со слезами на глазах застонала я, не обращая никакого внимания на присутствующих и их обеспокоенные взгляды.

«Отдел Регулирования Действий Демонологов и Министр Магии Кингсли Бруствер имеют честь сообщить уважаемой директрисе Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс Минерве Макгонагалл о скором визите леди Серсеи Пиритс. Миссис Пиритс прибудет на территорию Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс в день 10.11.1999, так как на территории выше указанного учебного заведения была выявлена демоническая активность, с которой уважаемая миссис Пиритс обязана разобраться.

Благодарим за внимание М. Ван Хельсинг и К. Бруствер» — говорилось в письме. И мое «веселье сквозь слезы» можно было вполне хорошо понять!

Во-первых, как они узнали о «демонической активности»? Ведь если человек, точнее демонолог не находится вблизи этой самой активности потусторонней твари, то он ничего определить и не сможет. К тому же даже если демонолог и находился возле местности, в которой действовал другой демонолог призывающий демона, то не факт, что последствия (например, землетрясение вызванное прибытием Локи) призыва будут. Именно поэтому существует ОРДеДе, который регулирует действия ВСЕХ демонологов. Поэтому каждое не согласованное с ОРДеДе либо же лично с начальником отдела (как в моем случае) считается незаконным и карается… по-разному, в зависимости от степени нарушения и принесённого ущерба. Есть также вероятность таких «везунчиков», каким стала Гермиона, но такие случаи очень редки и решаются обычно лично главой Отдела Регулирования Действий Демонологов, если не будет запоздно. Вообще отдел регулирует обычно только действия демонологов, это первостепенная задача, так как случаи деятельности демонов без «хозяев» практически не известны. Демоны не могут попасть в наш мир, если их не позвать и возвращаются сразу, как только выполнят поручения, за что обычно берут плату крови. Имеют также место быть и редкие случаи, когда за «огромную» плату люди оставляют демонов при себе до конца своей жизни. Эти демоны имеют право находиться сразу в двух мирах, но дольше должны, конечно, находиться в нашем мире рядом с хозяином. Хотя правило «демон без хозяина — не возможно» существует, как и все остальные правила для того, чтобы их нарушать. Уже на моей памяти имеются два его нарушения и это вообще-то о-о-очень много. Например, Курама, который до встречи со мной все же был в нашем мире без хозяина или барс дяди. Он тоже раз выскочил из ада без пентаграммы призыва, когда моему дяде угрожала смертельная опасность…

Во-вторых, кого они назначили на роль проверяющего? Миссис Серсею Пиритс? Да они с ума там все точно посходили! Упоминание того, что она «леди» было совершенно правильно, так как Пиритс походила с довольно старого чистокровного семейства. Но вот характер у старой склочной старушенции, обожающей сплетни и их распускание, был не просто ужасен, а поистине кошмарен! Эта старая карга с вечной приторно-сладкой улыбкой и таким же голоском нервировала меня с первого моего бала, который я соблаговолила посетить. Просто я тогда с дядей поссорилась и с Курамой знакомство завела…

Но не суть, миссис была не просто зловредной старушкой, она еще в молодости была неплохим демонологом, несмотря на то, что ведьма из нее (не смотря на характер) так себе. Еще ходили слухи, что она хорошо владела легилименцией с помощью, которой и вышла замуж за мистера Пиритса. Хотя также поговаривают, что именно жизнью собственного муженька Серсея расплатилась с высшим демоном за его служение ей…

А в-третьих, Пиритс приезжает именно в день моего рождения, то есть и так не совсем радостное событие портится окончательно!

— Они в карту пальцем тыкали, чтобы определить эту «активность»? — отсмеявшись, предложила я ехидно.

— Не знаю, — последовал ответ от моего ворона, а затем уже мысленное:

«Может кто-то поблизости был, когда твоя подруга Локи вызвала?»

Предположение не лишено смысла, но… и это «но» я поспешила озвучить. Тоже мысленно.

«Письмо пришло раньше, чем коварный здесь появился…»

Я нахмурилась, чувствуя невероятную усталость, исходившую от Курамы и… боль?! Не физическую боль, ведь повреждений я не видела, но вот моральную и душевную вполне даже.

«С тобой все хорошо?»

«Позже об этом, сначала разберись со смертными…»

Спорить с Курамой желания не было, да и он уже сказал, что объяснит свое состояние позже, а посему:

— Прошу прощения, просто это, — я бросаю письмо на стол, — очень смешно и абсурдно. И так, — я взглянула на Минни и, получив согласный кивок, предложила: — задавайте свои вопросы леди и джентльмены, по мере своих скромнейших возможностей, — мой нервный смешок, — отвечу.

— Мисс Воканс, кто вы такая? — первым задал вопрос ранее молчавший Снейп.

Захотелось паясничать, задать вопрос «А поконкретней?» или ответить «Человек!», но я сдержалась. Этот индивид ничего мне не сделал, более того я чувствовала к нему некую симпатию. Было у нас одно общее, мы спокойно могли винить Альбуса Дамблдора за то, что он не уберег дорогих нам людей пусть и обещал. Точнее ему, Снейпу он обещал сберечь Лили Поттер и не выполнил свое обещание. В моем же случае он ДОЛЖЕН был уберечь моих родителей или хотя бы просто не подставлять их…

— Я демонолог, — честно и коротко ответила я.

— То есть?.. — выдохнула Миона, смотря на меня своими огромными карими глазищами.

— Призываю демонов по большей части, также изучаю древние рукописи по вопросу всевозможных ритуалов связанных с демонами. Иногда изгоняю демонов в ад, но это чаще всего наши личные разборки, — ага, личнее некуда! Как правило, меня как туз из рукава использовал Киртан, когда сам светиться не хотел. Ведь малолетнюю девчонку, не работающую в ОРДеДе и вообще «настоящую леди» не осудишь.

— А книги? Твоего дяди или… — все не могла, кажется поверить Миона.

— Теперь мои, но ранее и вправду принадлежали дяде, — холодно отвечаю я, все-таки упоминания дяди режут сердце не хуже кинжала.

— Что вы делаете в школе? — подал голос мрачный и «бедненький» Малфой. И вообще как заговорил-то?! «Вы», а раньше шипел просто «Воканс»! Непонятно почему, но я разозлилась. Я вообще слишком нервная становлюсь возле данного конкретного индивидуума! И это бесит.

— Учусь, — закинув ногу на ногу и скрестив руки, призналась я. — Хотя на ваших уроках, делать сие затруднительно.

— Как будто я этому виной! — поспешил взвиться блондин, а еще он немного оживился и прекратил хмуриться. И это признаюсь, успокаивало.

— Ну, не я же! — беспечно откликнулась я расслабляясь. Впрочем, обманывала, все-таки я тому виной. — А если серьезно магическое образование я уже давно получила. Здесь я, потому что меня пригласила Минерва, у вас тут убийства на убийствах! — да, преувеличиваю или нет? Вспомнила студентов — нет, я правду говорю. — Предположительно замешан демонолог, хотя есть подозрения, что и просто демон может быть.

— Ваш ворон? — спросил зельевар все время, поглядывая подозрительно на Кураму.

— Мой демон. — Краткость, сестра таланта!

— Он безопасен?

Умный мужик — Северус Снейп, скажу я вам!

— Безвреден для окружения, пока я не прикажу или пока не взбесится.

— Часто приказываете или ваш демон бесится? — опять выпытывает Снейп. Еще немного и диалог вести будем только мы!

— Нет, — крайне правдиво говорю я, — вообще Курама о-о-очень спокойный, разве что его доведут…

В комнате повисло молчание, собравшиеся видимо обдумывали следующие вопросы. Я же неожиданно поняла, что горло уже не болит, как и рука с животом. И что это вообще было?!

— Вика, ты знаешь мисс Пиритс? — задала вопрос Минерва.

— Да, знаю. В прошлом хороший демонолог, но посредственная волшебница. Чистокровная леди. Честно говоря, я думала, что она отошла от дел, — призналась я. — Тем не менее, я бы не возлагала больших надежд на нее, — увидев, как вспыхнули глаза Минни, жестоко отрезала я. Стало обидно: — Впрочем, если ты не рада МОЕМУ присутствию, я могу сегодня же уехать. У меня накопилось достаточно дел, да и потерять должность в больнице из-за слишком долгого отпуска за свой счет, я бы не хотела.

— Нет-нет! — воскликнула Макгонагалл и бросила взгляд на портрет Дамблдора. Зря, он ей не поможет.

Альбус Дамблдор уже давно не авторитет для меня и совсем не помню, был ли когда-то? Разве что в очень раннем детстве.

— В таком случае, еще вопросы? — немного устало прикрыв глаза, вопросила я.

— Много вопросом, — признался Снейп, — слишком много.

Я кивнула и мысленно улыбнулась. Курама местами очень нестерпим, но также часто спасает меня. Вот и сейчас: сидит, глаза прикрыл, вроде как уснул, а нет, колдует что-то! Еще бы понять, что? Исчерпав себя до последней крохи магии внутри, теперь без палочки определить творящееся вокруг волшебство, не могу.

— Что вы знаете об убийстве профессора ЗОТИ и тех студентов? — вскинул все же брови Снейп, определившись, что спрашивать.

— Тайна следствия, — хмыкнула я.

Мне совершенно не хотелось признаваться, что более чем за месяц я ни-че-го не узнала, ну почти.

— То есть, вы не расскажите нам ничего? — саркастически вскинул бровь Снейп.

— Совершенно верно, — кивнула, не отводя взгляда.

— Может, тебе нужна помощь, Вика? — подала голос до того молчавшая директриса.

— Мм-м… — хотелось ответить уверенное «нет», но что-то меня сдержало. Я бросила взгляд на надувшуюся, но, тем не менее, навострившую ушки Гермиону и перевела его на Снейпа, стоящего около окна. Расстояние между ними было приличное и, Миона больше не сжимала ладонь профессора железной хваткой. Это мне определенно не нравилось. Особенно я напряглась, вспомнив пожирающего тоннами еду рыжего Рона Уизли. Своей единственной и лучшей подруге я определенно желала счастья, но бездна всех раздери, какое у нее счастье будет с этим малоперспективным игроком в квиддич? Который из десяти мячей половину пропустит, уж будьте уверенны, а вторую поймает и то только благодаря своей массе! Нет, я не утверждаю, что Северус Снейп, бывший Пожиратель Смерти, двойной шпион и учитель (О ужас!) к тому же достаточно более старший самой Ми лучше и более перспективный, но! К этому профессору я испытываю некую симпатию, что уже превозносит его на несколько этажей выше Рональда. Еще он и самой Грейнджер явно нравится, по крайней мере, она восхищается им и часто щебечет о нем.

«Голос у него такой бархатный! И эта легкая хрипотца совершенно не мешает, наоборот она восхитительна!» — пришли в голову слова Гермионы.

«А глаза! Ты видела еще у кого-то такие глубокие черные глаза?!» — еще одно воспоминание скользнуло в мыслях.

«Как он изящно управляется с ингредиентами. Его пальцы как порхают, словно бабочки!» — быстрее как пауки, но в тот раз я благоразумно промолчала.

Чем больше я вспоминала эпитеты, которые Миона посвящала зельевару, тем крепче становилась моя уверенность. Разумеется, я не буду напрямую сталкивать Гермиону и Северуса Снейпа, но подтолкнуть их друг к другу никто мне не помешает! Главное найти повод.

— Возможно, вы и можете мне помочь, — задумчиво изрекла я, расплываясь в улыбке, которой и аллигаторы позавидуют! — Мне необходимо зелье… следопыт или зелье поиска.

— А чары поиска? — удивился Малфой.

— Не-а, — я качнула головой, отрицая возможность применения заклятий. — Мне нужно одно из этих зелий. Желательно зелье следопыт, у вас есть в наличии? — спросила теперь уже я у зельевара.

— Нет.

— В таком случае, будьте добры, сварите одно из выше перечисленных, — попросила я и, не давая профессору сказать что-то, продолжила: — Так как эти зелья о-о-очень сложны и обычно без помощников-ассистентов не варятся, думаю, Гермиона не откажется вам помочь? — и взгляд на подругу такой, что только попробуй не согласиться!

— Конечно, — с готовностью кивнула Миона.

— Замечательно, — потерла лицо руками, а то я сейчас в астрал улечу. — Минерва, тебе тоже будет поручение. Проверь защиту замка и окрестностей, но сама ни в коем случае не ходи. Возьми кого-то… мистера Малфоя, например.

— Полагаете там есть дыры? — поинтересовался Малфой.

— Нет, но все возможно. И на этом, я полагаю все… — потянувшись, захотела уже встать, но не тут-то было!

— Постойте, — остановил меня вновь хмурый Люциус, бесит! — Где был мой сын с девчонкой Уизли и что с его памятью?

— Я ведь говорила, они были в аду! А насчет памяти Драко, без понятия. Как мы могли наблюдать у Джиневры с памятью все нормально, возможно ваш сын ударился головой или еще что-то, — мне захотелось треснуть блондина, но я героически сдерживала свой порыв. Впрочем, следующие слова сероглазого индивидуума чуть не довели меня до нервного тика.

— И вы думаете, мы поверим в ЭТО? — саркастически поинтересовались у меня.

Можно было объяснить ему что-то, но зачем? Не верит мне — его дело, и если Малфою не достаточно всего увиденного сегодня, так тому и быть. Хотя уколоть можно, правда, не знаю кого…

— Если вы не верите мне, в таком случае вы ставите под сомнение… — хотелось закончить, но я запнулась, проглотив язык. Дура! Чуть сама себя не выдала и вообще лучше забудь об этом! — Все увиденное сегодня? — закончила совсем невпопад, но, кажется логично.

— Профессор Малфой, думаю у Драко вполне обычная амнезия. Пожалуй, это даже к лучшему, он, как и многие другие дети увидели слишком многое во время войны, — решила вмешаться Макгонагалл. — А также, я не советую ставить слова Виктории под сомнение.

— Вы слишком верите ей, — буркнул, хмурясь, аристократ.

— Минерва права, — сделав вид, будто не услышала ворчание сероглазого начала я, — вполне возможно, что Драко подсознательно закрыл ужасные и пугающие его воспоминания. Такое редкость, но случается, — убежденно закончила я.

— Тут я тоже склонна согласиться, — подала голос Миона, — все эти воспоминания порой хочется выбросить, просто зачеркнуть и забыть.

— Грейнджер, — нашел крайнего Малфой и начал шипеть, — никому не интересно твое поганое грязно…

— Люциус! — первым кажется, среагировал Снейп, хотя я не отставала:

— Мистер Малфой!!! — подлетев к нему, задрала голову. Хотелось бы нависнуть над ним, давя, но он был выше меня и не сидел в кресле. — Вам нравится нос профессора Снейпа?! — зло поинтересовалась я, и кажется, ввела всех в тупик. Вот и на лице аристократа проступило удивление. — Хотите, такой же вам сделаю? — предложила добрая я, сжимая кулак и поднося к холеному лицу. — Без магии, — уточнила тихо.

— Да что вы себе позволяете?! — взбеленился Малфой, а я улыбнулась.

— Говорите как девица, которую в танце партнер слишком близко к себе притянул, — фыркнула я, заставляя бледное лицо стать красным. — Вы мне еще пощечину залепите, — разворачиваясь и тем самым лишая его такой возможности, посоветовала я. — Пошли Ми, а то я сейчас вот здесь на полу грохнусь в обморок, — тяжелый вздох. — Голодная, как волк! Да и отоспаться хочется, ты со мной.

— Да, пошли, — кивнула подруга. — Профессор Макгонагалл, профессор Снейп, — попрощалась подруга и пошла на выход.

— Всем до свидания и приятного вечера, — хмыкнула я, но подумав, добавила: — всем кроме мистера Малфоя! — да, знаю, я вредная. — Курама! — позвала я, оборачиваясь и выходя вслед за Гермионой.

— Из-за чего переполох? — как только я вышла в коридор, принялась распытывать Гуля.

— Трупы студентов валяются на полах в коридорах! — добавив в голос нотки возмущения, оповестила горгулью я.

— Безобразие! Беспорядок! — согласились со мной. — Иди солнышко отдыхать, — вдруг сердобольно и немного пугающе озаботилась мною Гуля, — а то под глазами синяки, кожа бледная, еще немного и упырем станешь.

— Ага, — немного в ступоре ответила я, — увидимся.

— Пока…

— Я не знала, что она умеет разговаривать, — выдала Миона, когда мы отошли от статуи.

— Гуля умеет, — подтвердила я, дотрагиваясь до стены. — Вы голодные?

— Немного, — Гермиона.

— Да, кар-р-р! — Курама.

— Куда в тебя СТОЛЬКО лезет? — подивилась я, обращаясь к ворону. Хотя этот вопрос я подниму еще раз, но позже и не в шутку, а сейчас: — Ми, ты на меня обижаешься?

— Нет, — отвечает шатенка и на мой удивленный взгляд поясняет: — Не думаю, что тебе можно было раскрывать свое инкогнито. Но ты, несмотря на это, все равно рисковала и давала мне те учебники. Скорее… я тебе благодарна.

— А вот я себя прибить готова. На кой… я тебе те книги дала?..

Комментарий к 30. Да кто же она?! – часть 2 Демонята, а давайте комментарии будем оставлять? – это реально мотивирует автора писать проду)))

====== 31. Воспоминания – общение ======

Жертвоприношение — это безумие, отречение от всякого знания, падение в пустоту.

Жорж Батай

В темной пещере, освещаемой лишь скудным светом нескольких факелов висящих на каменных стенах, стоял высокий зеленоглазый брюнет. Он склонился над большим котлом, упираясь руками в его края и смотря на беснующиеся семь душ. Черные ранее короткие, а теперь хорошенько отросшие волосы, падали на лицо брюнета и, лезли в глаза, закрывая обзор. Но он и так чудесно мог рассмотреть, как мучаются бедные души в своих собственных кошмарах и грехах. Ведь это отсюда можно было понять, что людишки находятся в котле. Семи же жертвам казалось, будто они попали в свой собственный ужасный фильм непременно с плохим и кровавым концом. Зеленоглазому мужчине было все равно на бьющиеся в агонии душонки, он вообще их не видел, вернувшись воспоминаниями на несколько часов назад. Кто бы мог подумать, что какой-то девчонке из двух жутко древних магических родов, один из которых ранее веками уничтожал демонов, удастся, приручить его старого друга…

Мужчина рефлекторно потянулся рукой к лицу, вспоминая какой шрам своими острыми когтями на его морде оставил Курама. Такой не только не заживёт никогда, но и магией его не исцелишь. Вегард зло усмехнулся, задумываясь над тем, как ворону пришлось изворачиваться, чтобы убедить Воканс выплатить смертный долг. Ведь это ему, Вегарду не составляло труда обвести кого угодно вокруг пальца, а Курама…

Жутко древний, спокойный и совершенно равнодушный ко всему. Именно таким запомнили его все обитатели преисподней, таким и сам мужчина помнил его. Порой, конечно, будучи в ближнем круге ворона он мог увидеть его эмоции, но это было такой редкостью. А ведь их считали лучшими друзьями, но друзьями они не были.

Всегда смотрящий на всех с превосходством Курама, можно было легко назвать его снобом и Вегард — молодой демон. Он тогда только заключал свои первые сделки со смертными, когда познакомился с сильным и уважаемым вороном. Зеленоглазый сразу, как клещ вцепился в древнего демона, впитывая любую полезную информацию и учась, наблюдая за Курамой. Странно было, что именно крылатые демоны, так сказать, вымирали, ведь они считались, да и считаются самыми умными и иногда даже сильнейшими из всей братии демонов. Пернатые всегда жили дольше всех, их практически не могли поймать демонологи, убить ангелы или другие демоны. Хотя многие из этих «придурков» — по личному мнению Вегарда — добровольно уходили за грань в небытие. Некоторые просто тихо, ни с кем не прощаясь покидали все миры, а некоторые уходили под музыку, с шумом выступая сразу против нескольких сотен крылатых ангелов. Ведь убивать людишек не интересно, лучше исчезать, смотря на мучения извечных светлых соперников.

Брюнет скривился, вспоминая, как подставил Кураму, отдав ему собственное наказание. И даже по меркам демонов, он поступил подло и плохо. За добро нужно платить добром, а за зло злом — не иначе. Простое правило, которое он нарушил и, чтобы укрыться от всех должен был бежать за семь кругов ада…

Некогда крылатый демон спас жизнь Вегарду, не от кого иного, как от самого жестокого ангела, Светозара. Точнее тогда юный демон этого не знал, думая, что добродушная улыбка ангела показывает всю его слабость, он ошибся. Крупно ошибся, это чуть не стоило ему не только души, но и как минимум нескольких суток худших из возможных мучений…

Проследив Светозара до самой его резиденции, он облазил весь дом ангела в его поисках, но так и не нашел. Осталось ему тогда только проверить подвал, куда он так неосторожно сунулся. То, что он там увидел, осталось в памяти Вегарда на века вечные. Даже ему, демону после посещений логова этого «ангела» стало плохо и жутко. Это теперь мужчина его не боится, справедливо полагая, что он сильнее Светозара. Но тогда, если бы Курама не вмешался и не спас юного демона, от него и рожек с хвостиком не осталось.

И смешно теперь смотреть на то, как изменился расклад сил. Теперь это Вегард, против Светозара и Курамы, а эти двое, кажется даже друзья. Хотя в этом ничего странного нет. Ведь у ворона своя особенность, любовь к человеческому мясу. У Курамы даже были некогда свои склады с запасами человечины, людоед…

Мужчина выпрямил спину, откинув волосы с глаз. Зря он списал некогда Кураму со счетов, но больше он ошибок не допустит, не имеет права. Взгляд демона скользнул по котлу. Ему не доставляло удовольствия мучить людей, но в рецепте, то есть описании ритуала, ясно сказано, жертвы нужны в полном отчаянии. А в приписке рядом, своеобразном комментарии говорилось «В собственном соку…». Взгляд зелено-болотных глаз скользнул дальше, прошелся по полкам со склянками и остановился на одной из них. В ней, плавали два заспиртованных желтых глаза. Вегард направился на выход, старясь думать о разных вещах, а не о бедном низзле, которого он…

В голову брюнета пришла мысль, что скоро его человек окажется в Хогвартсе. Надо бы было выдать инструкции…

✡🔯✡

Жажда наслаждений делает жестоким.

Пьер Буаст

Я лежала на кровати, думая о… мести, разумеется! Кому? Ну, мстить я хотела многим, но именно в данный момент больше всего хотела поиздеваться над своей лучшей подругой, Гермионой Грейнджер! А нечего было скандал устраивать, сказала — «Сегодня я прогуливаю!» — значит прогуливаю. Отучилась я за последнее несколько лет предостаточно и с Курамой побеседовать надо, ведь вчера после сытного (для меня) обеда, по закону Архимеда полагается поспать! Что я успешно сделала, предварительно сбегав в душ и переодевшись в пижаму. А с утра моя пернатая зараза куда-то улетела, не дождавшись того, как я встану. Гермиона же тем временем уже пришла в себя и отправилась в общую гостиную, побеседовать со «шрамом и рыжим», как про себя я называла Поттера и Уизли. Да я многим дала прозвища, а то на лекциях и в столовой заняться толком и не чем. Так, например, Лавгуд стала «облачком» потому что постоянно летает непонятно где, Невил — «руки-из-пятой-точки» потому что все взрывает, Джиневра — «бестия» потому что рыжая и не ищите в этом логику, Паркинсон «мопс» и так далее. Я люблю давать людям прозвища, хотя часто сама их забываю, но одно я точно не забуду. Светик, он теперь и в Африке Светик!

Неожиданно окно открылось, и в комнату влетел Курама. Я аж вздрогнула, слишком сильно уйдя в свои мысли!

— Курама! — с легким негодованием выдохнула я, смотря, как ворон приземляется ко мне на кровать. — Нельзя так пугать!

— Извин… — договорить демон не смог. Он вдруг начал натурально кашлять, и я искрение испугалась за него, когда…

— НИКАКОГО БОЛЬШЕ МЯСА, ВООБЩЕ!!! — натурально заорала я на эту заразу. — Простыни стираешь сам и, пусть я хоть только одно пятнышко увижу!.. — я с отвращением взглянула на рвоту, где виднелись куски мяса, и увидела волосы, показавшиеся сероватыми…

Это было не просто мясо, это была человечина! Я, конечно, знала, что мой демон не избавляется от тел людей, к примеру, простым сожжением, я чудесно понимала, куда деваются трупы но…

— Больше никакой человечины, — тихо, но очень убедительно сказала я.

— Это не смертный, — фыркнул Курама.

— Ага, — так и поверила я демону, — а что ты с телами сделал? — скептически спросила я и… увидела ответ, шокировавший меня до глубины души.

Шесть тел, подвешенные за ноги цепями, которые в свою очередь крепились к каменному потолку какого-то помещения. И эти шесть тел студентов были там не единственные, вокруг было, по меньшей мере, десять тел, а может Курама пожалел мою психику и резал картинку?! В любом случае это было ужасно и… чего я еще не знаю о своем демоне?

— Не истери! — предугадав, что меня сейчас накроет, неожиданно гаркнул ворон, меняя ипостась на человеческую.

И устраивать разборы полетов мне вправду перехотелось. Одно дело ругать крылатое несчастье, с которым познакомилась в двенадцать лет и с которым столько пережила! А совершенно другое дело, взрослого мужчину, который больше, выше и старше тебя. И пусть на лице с острыми хищными скулами все те же черные знакомые с детства глаза, все равно становится неудобно.

— Расслабься, — устало вздыхает черноволосый, видя, как я напряглась. Зараза черноглазая, знает меня как облупленную и во всю этим пользуется. Одно слово, демон!

— Так чьи эти волосы? — скрещивая ноги и садясь в позу лотоса, поинтересовалась я.

— Это не волосы, это шерсть… — и здесь Курама начал свой давно обещанный рассказ.

По мере того как демон говорил, мои глаза все больше расширялись. Тем не менее, многое становилось понятное. Например, моя вчерашняя боль горла, живота и руки. Ведь три моих адских пса крепко накрепко связанны со мной и в случае крайней необходимости тянут силы из меня, передавая собственную боль мне. Или эту «шерсть», которую выблевал мне на одеяло демон. Вот только некоторые моменты были особенно в тумане, что я поспешила исправить:

— Для начала, расскажи мне, пожалуйста, — я сама вежливость, когда разговариваю со страшным «вороном», когда он в этом обличии, — кто такой Вегард-медведь?

— Это долгая история…

— Я не спешу, — хмыкнула я.

— Знаю, — улыбнулся Курама, а мне захотелось отползти подальше от него. Правильно утверждают, мой демон полная противоположность Светозара. — Устраивайся поудобнее Вика, — теперь уже он хмыкал, улавливая мои эмоции. Пришлось наглухо закрыться щитами. — Все это случилось очень давно.

✡🔯✡

До чего же трогательны воспоминания о воспоминаниях!

Ежи Лец

До того как он встретился с Викой, намного раньше Курама познакомился с молодым и совершенно бездарным демоном. Именно так он запомнил Вегарда, полная бездарность, за которой интересно наблюдать. Смотреть, как он каждый раз падает, потому что слабый и как поднимается, потому что крайне упертый, было любопытно. Порой смешно, когда этот неудачник пытался прыгнуть выше головы, а порой ворон чувствовал жалость и самодовольство. Курама мог легко поднять себе самооценку, всего лишь немного побыв рядом с парнишкой. Он видел, как тяжело давались мальчишке самые простые для него проклятия и снисходительно поглядывал на него. Но было и то, в чем юнец превосходил его, харизма. Можно называть это по-разному, общительность, дружелюбность, даже хитрость, но в любом случае Вегард хорошо сходился почти со всеми, будь то люди, демоны, ангелы. Что нельзя было сказать об Кураме, замкнутый и слишком мудрый, он незаметно давил на своего собеседника. И это заставляло черноглазого демона поджимать губы, хмурить брови и с тщательно скрываемой нелюбовью смотреть на сопляка.

Их считали друзьями, даже лучшими, но это было не так. По крайней мере, Курама так не считал долгое время, пока не осознал, что беспокоится за Вегарда. Случилось это совсем неожиданно, когда он получил письмо от медведя, который собирался пробраться в резиденцию одного из сильнейших ангелов с целью убить, посчитав того слабаком. Тогда ворон и понял, что привязался к зеленоглазому демону, видимо не устояв перед его влиянием на остальных существ. Можно сказать, Курама начал воспринимать медведя, как своего ученика, ведь в некотором смысле так и было. И все бы хорошо, потому что даже демоны имеют друзей, но…

Курама был очень стар и многое повидал. За свою жизнь он не раз убеждался что какие-то либо связи полезны, но если они слишком крепкие, они небезопасны. И дружба, построенная не просто на нейтралитете и обоюдной выгоде это замечательно! А на хороших отношениях, безвыгодной помощи и ментальной связи очень опасно и плохо. Так Курама считал и сейчас, но если бы когда-то маленькая девочка не заблудилась на богами забытом острове в центре Бермудского Треугольника, не согласилась помочь ему просто так, его бы уже не было. Поэтому сейчас он оберегает это всё еще наивное создание и даже подружился с ангелом из-за неё.

Светозар, тот самый ангел, у которого он утащил добычу, прямиком из… подвала. Милый, добрый и дружелюбный, он был и остается таким снаружи, а как внутри, никому не ведомо. Известно лишь одно, этот крайне талантливый алхимик и зельевар, мог быть чудесным демоном. У него как у монеты, было две стороны. Одна видна всегда, вторая сторона проявлялась обычно в его покрытых тайнами и жуткими историями подвалах. Там Светозар давал себе волю, становясь жестоким и бесчувственным садистом…

✡🔯✡

Достаточно одного слова — всё остальное болтовня.

Ежи Лец

— Так, стоп-стоп! — громко произнесла я, хмурясь. — Я уже осознала, что мой демон оказывается, наполнен цинизмом и так далее, — хмыкнула я. — Да и о пристрастьях Светика знаю чудесно, хотя как оказалось ранее ты не лучше! Но хватит уже соскакивать с темы! — возмутилась я. — Вспомни свое собственное правило «краткость — сестра таланта» и погнали: Кто такой Вегард?

— Демон, высший, разумный, — обиженно ответил Курама, смотря в окно.

— Его звериная ипостась, медведь? — задала я следующий вопрос.

— Да, — мой демон все-таки обиделся.

— Сильный?.. — поинтересовалась я.

— Раньше был слабым, но умным, — сообщили мне. — Сейчас без понятия.

— Это ты его шерсть выплюнул? — бросив взгляд на покрывало, вспомнила я.

— Угу, я, когда твоих четырёхлапых вызволял…

— Укусил его что ли? — не усидела я на месте, представляя каким это способом, шерсть противника в желудке моего ворона оказалась. — Или сразу съел его, заглотнул?

— Первое, — скривился Курама. — Своих не ем.

— Ага, то есть каннибализмом ты не страдаешь, только людоедством? — попыталась я разрядить обстановку, не вышло, на меня злобно посмотрели. — Ладно-ладно, спокойно. Как думаешь, зачем ему убивать этих студентов и учителя.

— Воскрешение… — задумчиво произнес Курама.

— В смысле?.. — решила я добиться более развернутого ответа.

— Кровь единорога, семь душ, глаза низзла… — начал перечислять какие-то компоненты демон. Его голос упал до еле различимого шепота, из которого удалось расслышать лишь: — сильная эмоциональная привязка, немного невинных живых жертв… — а потом демон вообще умолк, смотря в потолок. И лишь его губы шевелились, будто что-то проговаривая, вспоминая, просчитывая.

На меня внимание никто не обращал, а это не правильно! Но раз такое дело, можно воспользоваться подвернувшимся шансом:

— Курама, хороший мой, — тихо и осторожно позвала я.

— Мм-м… — отозвался отстранённо тот.

Ой! Только чтобы шанс не упустить!

— Сколько тебе лет?

— Две тысячи пятьдесят шесть лет, — машинально ответил демон, а я… выпала из реальности.

Мысли начали разбегаться, глаза стали больше Мионинных, рот тоже открылся, становясь идеальной буквой «О». Картина маслом, кстати, вырисовывалась, этакая комната психбольницы. Впрочем с учетом того что мы находимся в Хогвартсе… Но всю идиллию прервал опомнившийся Курама:

— Виктория!!! — гневно взглянул на меня черными омутами.

— Что? — тихо спросила я, готовясь бежать к Светику. У него в подвале сейчас явно будет безопасней, чем рядом с моим демоном.

— То! — очень нехорошо прищурившись, сообщил мужчина. — Сама информацию искать в родовой библиотеке будешь.

— У-у-у… — взвыла я.

Это ж как?! Совсем сама, одна-одинешенька? Да я там загнусь, а прежде от старости помру, пока что-то откопаю.

— Ключевые слова? — жалобно, очень жалобно, практически начала умолять я демона.

— Глаза низзла, семь жертв, сильнее эмоциональная привязка.

— А еще?.. — фактически рыдая, попросила.

— Ритуал, кровь единорога, возрождение, — процитировал собственное странное бормотание теперь уже громко и отчетливо демон, в глазах которого недобрый злой и ехидный огонек сверкал.

— И это все? — без особой надежды вздохнула я.

— Все, — как обрезал, с ухмылкой на тонких губах гот недоделанный.

— Чего?! — ой, кажется, нелицеприятный эпитет в свою сторону кое-кто услышал.

Светик, Светозар, ты мой лучший друг! Максимилиан, ты вообще мой опекун! Ален, тебе трех детей на ноги ставить, желания жены и собственные в жизнь воплощать, а я, между прочим, твой единственный клиент! Локи, с кем ты бухать будешь и, кто тебе алкоголь с этого мира таскать будет?! Минерва, мертвые загадки не разгадывают и я твоя ученица, значит под твоей защитой! Люди и не люди, спасите меня, кто ни будь!

✡🔯✡

Все, что ты говоришь, говорит о тебе, и особенно то, что ты говоришь о других.

Поль Валери

— Привет! — поприветствовала я вернувшуюся и загулявшуюся подругу. Ответа не последовало, но я его и не ждала. — Где ты пропадала? — вновь молчание. — Знаешь, я беспокоиться уже начала, между прочим, ужин полчаса назад кончился!

— Если ты волновалась, то почему на тот же ужин не пошла? — саркастически спросили у меня.

— Я болею, — коротко отозвалась, начиная вспоминать о желании мстить одной обнаглевшей гриффиндорке.

— По тебе видно, — бросив на меня насмешливый взгляд, объявила эта… нехорошая девушка! Подумаешь, я на кровати развалилась, чаек попиваю и книгу читаю. Была бы возможность, включила бы телик, да нет тут электричества…

— Тебе письмо пришло, — фыркнула я, не желая отвечать на колкость. — От кого оно? — поинтересовалась я, вставая с кровати и подходя к столу.

— А ты не читала? — как-то удивленно взглянула на меня Миона, будто думала, что я читаю чужую корреспонденцию! В чем меня еще подозревают?

— Нет, — холодно сказала я, и сменила направление, подойдя к шкафу.

— Это от… профессора Снейпа, — запнувшись, удивленно ответила Грейнджер. — Через пятнадцать минут я должна быть в подземельях, помогать ему с тем зельем! — в голосе подруги прорезалась паника и она метнулась к шкафу.

— Зелье поиска, — сказала я, стягивая с себя пижаму. — Не забудь волосы подвязать, — решила я немного обеспокоиться о шатенке, совсем чуть-чуть.

— Ага, — кивнула та, вытягивая на свет свои вещи. Право слово, волнуется, как будто на свидание идет, а не помогать варить зелье… — А ты куда собралась?

— Гулять иду, — лаконично ответила я, так как обиженная! Но меня все-таки поняли.

— Бегать? — красная как рак девушка соизволила взглянуть на меня. — Это не опасно? Где Курама?

— Опасно, а где этого ворона носит, не знаю! — я вспомнила, что мне еще всю библиотеку перекопать надо будет. Мое настроение и так не радостное, грохнулось ниже подземелий Хогвартса. — Передай Снейпу, что мне зелье нужно поскорее, — я взглянула на баночку с шерстью Вегарда.

— Профессора Снейпа, — поправила меня кареглазая. — Ты со своим демоном поссорилась?

— Да, проницательная моя! — ответила я и зло добавила: — Хватит устраивать мне допрос, у тебя пять минут, чтобы спуститься к своему ненаглядному Снейпу, а ты еще не переоделась и на голове бардак!

— Профессору Снейпу! — раздалось мне вслед, прежде чем дверь за моей спиной закрылась. Посмотрите-ка, а насчет «ненаглядного» и «ее» спорить не стала…

Незаметно выскользнуть из гостиной восьмого курса мне помог какой-то жутко интересный для всех кроме меня скандал. В главных ролях, кстати, выступали Фурия и Шрам, а с боку еще что-то тявкал Уизли-младший. Хм… кажется, я знаю, как теперь обращаться к Рону — Тузик.

Тихо выскользнув в коридор, я прикрыла глаза и привалилась спиной к стене, наслаждаясь тишиной. Все-таки в Хогвартсе прекрасная атмосфера! Особенно ее можно прочувствовать поздним вечером или глубокой ночью. Факелы еле тлеют, а доспехи и вазы отбрасывают жуткие тени. Где-то завывают сквозняки, и развлекается полтергейст, роняя разные тяжелые предметы. Свет серебристой луны, попадающий в коридоры сквозь маленькие окошки, придает некой загадочности этому месту. В большом холле неумолимо тикают часы, оповещая о приближении комендантского часа. Двери, выпускающие меня на улицу, предательски поскрипывают, что в пустом холле особенно громко слышно.

— Стоять, — кто-то зажигает свет, на конце палочки подходя ко мне. — Куда это вы направляетесь… Воканс?!

— И вам доброго времени суток, мистер Малфой, — морщась от огонька, говорю я. Ведь я вежливая, в отличие от некоторых… — Не ожидала встретить здесь еще кого-то.

— Что ты здесь делаешь и куда идешь? — растеряв весь свой лоск и налет аристократичности, спрашивает блондин. Выглядит он устало, и мне даже становится жаль его, но он обидел Миону.

— «Вы» мистер Малфой, — копируя подругу, поправляю я мужчину. — Я не давала вам позволения обращаться ко мне на «ты» и тем более просто по фамилии, как вы изволите делать.

— Так куда и зачем? — игнорируя все мои слова, переспрашивает сероглазый.

— Не. Ваше. Дело! — раздельно произношу я, пытаясь успокоиться. Слишком уж бурно реагирую на него. — А вот что вы здесь делаете, да еще и в одиночку…

— Патрулирую коридор, — соблаговоляет сообщить мне блонди.

— Почему одни? — холодно осведомляюсь я.

— Не ваше дело, — передразнивает меня этот хам!

— Мне Минерве рассказать? — интересуюсь я насмешливо.

— С чего вы это госпожу директрису все по имени величаете? — переводит разговор в другое русло Малфой, а я не против.

— Потому что могу?.. — со смешком предполагаю я, и уже серьезно. — Мистер Малфой, мне и так не доставляет удовольствия ваша компания, так вы сейчас меня еще от дел отвлекаете…

====== 32. Начало работы – Палочка – Безысходность ======

Вся жизнь — управление рисками, а не исключение рисков.

Уолтер Ристон

Гермиона торопливо сбегала по ступеням вниз, боясь опоздать к профессору Снейпу. Ее сегодняшний день был ужасен! Мало того, что целый день просидела одна на уроках, так и поговорить не с кем было! Друзья на большинство ее фраз отвечали односложно…

Так еще и тот скандал в конце дня. Гермиона, конечно была лучшей подругой Поттера, но в этот раз младшая Уизли была права. Гарри в последнее время уделял ей совсем мало внимания, что вполне могло стать причиной их разрыва отношений. Правда, Миона не стала досматривать представление до конца, отправившись в комнату.

И Мерлин, как же не права ее подруга! Несмотря на то, что Виктория уже получила магическое образование, это не повод прогуливать занятия. Ведь на них можно узнать много нового и интересного, они как книга. Сколько раз не перечитываешь хорошую книгу, каждый раз найдешь в ней что-то новое, замечательное, а порой увидишь в ней совсем другой смысл…

На ум Гермионе пришли воспоминания, как Воканс практически рассказала всю лекцию Малфоя… профессора Малфоя, когда он ее спрашивал. Да и ответы девушки на других занятиях были всегда полные и достаточно развернутые, а эссе… Ее эссе зачастую в несколько раз по объёму превосходили работы Грейнджер, особенно когда дело касалось уроков Люциуса Малфоя. Для него Вика всегда старалась максимально сильно, порой (невероятно!) забывая про ужин.

Пожалуй, впервые в жизни Гермиона не хотела анализировать происходящее вокруг нее и с ней…

— Войдите! — раздалось из-за двери лаборатории Снейпа, в которую девушка на автомате постучала. — Вы невероятно пунктуальны, Гермиона, — еще даже не войдя в класс, получила комплимент от Северуса Снейпа Гермиона.

«Она. Комплимент. От Снейпа!» — не могло вложиться в голове шатенки. — «А еще он назвал ее по имени, снова!»

— Добрый вечер, профессор Снейп.

— Добрый, — кивает мужчина. — Не стойте на пороге, проходите.

— Мы будем варить зелье поиска? — спрашивает вошедшая в класс ученица.

— Зелье следопыт, — говорит профессор. — Оно варится дольше, но и результат его поиска намного лучше.

— Виктория попросила приготовить зелье как можно быстрее… — вспомнив слова подруги, сообщила Грейнджер, подходя ближе к мужчине.

— Я уже подготовил ингредиенты для «зелья следопыта», — хмыкнул Снейп, — поэтому вашей подруге придется подождать.

— Как скажете, профессор Снейп, — кивнула шатенка, — Что мне делать?

— Для начала ознакомитесь со списком всех ингредиентов, а также этапами приготовления зелья, — брюнет протянул Мионе два свитка.

— Да, профессор Снейп, — вновь резанула слух Северуса Грейнджер столь официальным обращением.

— Странно, что вы этого еще не сделали, — не удержавшись, выдал мужчина, слишком поздно прикусив язык. А ведь он хотел предложить ей…

— Простите, профессор, я была занята, — улыбнувшись, повинилась девушка. К огромной радости Снейпа она не восприняла его ворчание плохо, и не обиделась. Видимо за несколько лет учебы привыкла к его манере общения с людьми.

— Ничего, — хмыкнул Северус и… решился: — Думаю, намного удобнее будет обращаться друг к другу по именам, — затаив дыхание предложил Снейп. Он бы и на «ты» перейти предложил, но счел это уж слишком…

— Хорошо… Северус, — подняв большие карие глаза, в которых плескалась какая-то странная и теплая эмоция, широко улыбнулась гриффиндорка.

— Только во время изготовления этого зелья, — тут же зачем-то вставил Снейп, испугавшись непонятно чего. Впрочем, он и сам прекрасно понимал, что говорить этого не требовалось, и девушка это доказала своим:

— Разумеется…

✡🔯✡

Люди познаются в споре и в пути.

Джордж Герберт

— То есть вы меня не выпустите? — поинтересовалась я у Малфоя, смотря на закрывшуюся с помощью магии дверь. Хотя, это больше было утверждение, чем вопрос, либо вопрос просто риторический.

И да, объявляю себя, Викторию Воканс — самой худшей ведьмой в мире! Впрочем, об этом знают все мои знакомые, часто называя меня «безответственной волшебницей». А как иначе, если я предпочитаю оставлять свою палочку дома, нежели таскать ее с собой?! Вот и сегодня я по привычке бросила белую деревяшку на тумбочку, выходя из комнаты на «пробежку», которая видимо так и не состоится. Теперь мрачно смотрю на то, как Малфой прячет палочку в мантию, сегодня он был без своей любимой трости…

Разумеется, у меня была безпалочковая магия, но… даже самое мощное безпалочковое волшебство, не сможет сравниться по силе с магом обладающим палочкой, к тому же с таким опытным как Люциус. Хотелось выть и рвать волосы на голове от досады и злости на саму себя. А ведь была бы у меня палочка, я смогла бы трансгрессировать!..

— Не-а, — лениво ответил блондин мне.

— Это незаконно — удерживать меня в замке.

— Как твой профессор, Воканс, я могу не выпускать тебя из Хогвартса ночью… — ухмыльнулся сероглазый и я, не стерпев перебила его.

— МИСТЕР Малфой! Во-первых, так как ВАША память видимо изменяет ВАМ с кем-то, напомню: я не ВАША студентка, а ВЫ не мой профессор! — делая акценты на обращения к Малфою, сообщила я, смотря на вопрос субъективно. Вот только мне ответили объективно:

— По документам Воканс, ТЫ ученица сего учебного заведения, то есть моя ученица, — отрезал препод. — Именно поэтому я вполне могу обращаться к ТЕБЕ на «ты». К тому же в моих глазах ты все еще ребенок, несмотря на твоё магическое образование, сколько тебе? Семнадцать, если не ошибаюсь.

— Двадцать семь, двадцать восемь! — прошипела я сквозь зубы, а воздух вокруг меня заискрился. Бесит!

— Так все-таки безпалочковая магия, я не ошибся… — пробормотал Малфой себе под нос, но я услышала и… успокоилась. Резко, приложив максимум усилий.

Захотелось поднять голову и для большего успокоения посчитать птичек, да вот беда, птичек здесь не было. Зато имелась люстра, большая. Я бы даже сказала ОГРОМНАЯ люстра, висящая именно над головой (совершено не) уважаемого Люциуса Малфоя.

«А ведь мне даже стараться не придется…» — мелькнула глупая мысль, когда я узрела наверху полтергейста. Но уже в следующее мгновение сорвалась со своего места, налетая на преподавателя и пригнувшись, обнимая его за талию, со всех сил толкаю. Благодаря вложенной силе и силе инерции, мистер слетает с места и я вместе с ним, в обнимку. И лично я в отличие от Малфоя не увидела, как эпично и неотвратимо, с диким грохотом упало стеклянное изделие, разбиваясь на тысячи стекляшек.

— Пи-и-и-в-з! Я тебя убью-ю-ю! — довольно тихо простонала я, в область груди профессора ЗОТИ.

Ведь именно по вине полтергейста, пусть и в спасательных целях мне пришлось самой обнять Люциуса Малфоя. Мужчину со слишком красивыми глазами и ухоженными волосами. Б-р-р, мерзость!

— Воканс, может, прекратите меня обнимать?! — сдавленно произнесли где-то снизу. И зачем я его спасала? Ни капли благодарности! Хотя следующая его реплика вконец убила: — Или тебе, цитирую «И так удобно»?

Мои щеки запылали, потому что мне реально так было вполне удобно. Малфой был, конечно, мешком с костьми, но вполне жилистым и мягким мешком! Да и пахло от него приятно, чего скрывать? Эдакий мужской запах с приятными нотками грейпфрута, мм-м…

Интересно, а если я попробую трансгрессировать без палочки, у меня получится? Сомневаюсь, но может все-таки попробовать. Либо же…

— Минуточку, — попросила я, начиная шарить по карманам Малфоя.

— Что вы делаете?.. — изумились внизу.

«Да где же он ее засунул?» — тоже спрашивала я…

✡🔯✡

Кто страдает раньше, чем нужно, тот страдает больше, чем нужно.

Сенека

Появившись в огромной, размером с Хогвартс библиотеке, теперь уже только моего замка, я пошатнулась и больно ударилась об острый угол стола.

— Ай! — еще крепче сжимая в руке чужую палочку, заявила я. Мой болезненный вопль быстро разлетелся по помещению, и, кажется, я даже эхо услышала…

— Добрый вечер, хозяйка! — возникла возле меня маленькая эльфа с голубыми глазами.

— И тебе не хворать, Лия, — улыбнулась я, потирая пострадавший бок.

— Как там Дарк? — склонив голову набок, поинтересовалась мать обсуждаемого субъекта.

— Неплохо, развлекается в школе, — хмыкнула я. — Но не волнуйся, скоро ты сама его увидишь.

— Вы отправите его сюда? — с надеждой спросила эльфа.

— Да, — вновь улыбнулась я. — Будь добра, принеси сюда чай и что-то перекусить, — попросила я.

— Сейчас Лия все устроит! — с радостью возместила она.

— Только чтобы Франк не заметил, — быстро, пока Лия не исчезла, попросила я. Не хотелось выслушивать брюзжание старого эльфа, заведующего библиотекой рода Воканс.

Эльфа исчезла, а я прикрыла глаза и потерла лицо холодными руками, предварительно отложив палочку Люциуса Малфоя. Распахнув ресницы, оглядела с детства знакомое помещение. Непостижимых размеров библиотека была больше всего замка, но каким-то волшебным образом занимала всего одну небольшую башню. По крайней мере, снаружи библиотека была видна всем приходящим и уходящим из замка людям как восточная башня, по размеру самая маленькая из пяти имеющихся.

В этой библиотеке можно было легко заблудиться и просто невероятно весело играть в прятки, что я собственно часто делала. Посему мне были известны все самые укромные закоулки сего чуда архитектуры.

Я направилась к высокому столику, который находился недалеко от меня. Там лежала небольшая пыльная книга. Одна из самых полезных вещей, которые только можно было придумать. Потянувшись, чтобы открыть книгу, я запрокинула голову и громогласно чихнула. Вот сейчас я точно слышала эхо и… с Франком мы сегодня точно встретимся. Похоже, кто-то награждает меня очень хорошими эпитетами, и я даже знаю кто. Почесав нос, который чесался как ненормальный, открыла, наконец, книгу.

«Список Книг Библиотеки Рода Воканс» — гласил черный заголовок.

«Магические книги» — виднелось под ним, а еще немного ниже — «Магловская литература»

Я коснулась верхней строки, и она вспыхнула, а затем страница перевернулась.

Заголовок не изменился, а вот ниже теперь виднелись совершено другие строки. Пробежав глазами вниз, нашла необходимую мне опцию — «Ключевые слова». Попыталась нажать на нее, но случайно ткнула в «История», пришлось переворачивать страницу обратно и на сей раз касаться правильной строки.

Книжный поисковик, был замечательной вещью, но тыкать пальцами в порой очень маленькие строки, было крайне неудобно! А переключить книгу на голосовое управление мог только эльф управляющий, но тревожить Франка я категорически не хотела. Он мне книги не доверяет, поэтому, сто процентов, останется и будет следить за поисками, а заодно не даст перекусить…

Пока вводила нужные мне слова и не заметила, как Лия принесла еду, а затем тихо удалилась. Когда последнее слово было введено, а поиск был запущен, я учуяла запах мяса. Терпеливо дожидаться конца поиска необходимых мне книг, стеллажей, а то и вообще секций, не стала. Быстро перекусив хорошо прожаренным стейком, картошкой и салатиком из водорослей, запила все это горьким, хорошо заваренным зеленым чаем и поняла — «Жизнь прекрасна!». Затем вновь вернулась к чудо-книге-поисковику и застонала, хватаясь за голову, потому что осознала — «Жизнь, совершенно не прекрасна!». И застряла я в библиотеке на несколько недель точно! Пять секций к детальному изучению, десять стеллажей для детального просмотра и… сто три книги для прочтения. А общая сумма необходимых для прочтения книг — девять тысяч девятьсот девять фолиантов…

Где мой маховик времени?!

Комментарий к 32. Начало работы – Палочка – Безысходность Вот и выложила я последнюю “запасную” главу. Теперь постараюсь выкладывать их стандартно/регулярно раз в недельку. Обычно я их дописываю к вечеру воскресенья, но с учетом, необходимости минимальных поправок (ошибки и т.д.), новые части на фикбуке будут выходить где-то вечером в понедельник (возможно вторник).

Благодарю за внимание, демонята!

====== 33. Начало Хэллоуина, конец бала! ======

Самое абсурдное, что абсурд еще приходится опровергать.

Леонид Леонидов

— До свидания, профессор Снейп! — выходя из кабинета зельеварения, попрощалась молодая гриффиндорка с преподавателем.

Время приближалось к полночи, а Гермионе еще необходимо было доделать одно эссе по нумерологии и, вероятнее всего, она не сумеет выспаться, но, тем не менее, Миона была довольна. Северус Снейп был невероятно хорошим собеседником, и когда немного привык к присутствию девушки (минут пятнадцать-двадцать) у них завязался очень увлекательный диалог о… ядах. Несмотря на негативный окрас темы разговора, обоим было весело. Вначале Снейп и Грейнджер немного поругались из-за лучшего в мире яда: Гермиона утверждала, что Изумрудное зелье лучшее, а Снейп в свою очередь называл Яд Акромантула. В конечном итоге победил, разумеется, Снейп, указав девушке на то, что Изумрудное зелье не совсем яд. И действует оно, только если выпить его в достаточно больших количествах, в то время как достаточно трех капель Яда Акромантула и человек мертв. Затем началось кое-что совсем невообразимое: Грейнджер предлагала способы подлить яд людям, а Снейп критиковал их, указывая на дыры в плане. Итог их беседы: радостная, от полученной новой информации девушка, возвращалась в свою башню, а Снейп пил успокоительное зелье, не понимая, почему он обсуждал с Гермионой яды.

«Не было других тем для разговора с девушкой? Теперь она будет обосновано считать меня мерзким, старым, страшным упырем, желающим всем смерти…от яда!» — предавался нерадостным мыслям Северус, ища что-то покрепче успокоительного.

Именно в момент, когда профессор зельеварения кончал вторую бутылку огневиски, к нему ворвалась беловолосая фурия, в которой с минутным опозданием он опознал Люциуса Малфоя. Белые волосы растрёпаны, серые глаза потемнели, ладони сжимаются в кулаки так, что костяшки белеют. В общем, аристократ был в бешенстве. Малфой так и не сумел успокоиться в течение двух с лишним часов. Он все еще чувствовал маленькую засранку на себе, и руки Виктории, блуждающие по его телу. Прибить бы девчонку, да перспектива возвращения в Азкабан Люциусу совершенно не улыбалась. Вот надо было блондину единожды не взять с собой трость и пользоваться палочкой как каждый нормальный волшебник, так ее украли! Стырили прямо из кармана мантии, предварительно облапав. Правда прежде юная ведьмочка спасла ему жизнь, но воровать палочку?!

«И куда она направилась на ночь глядя?! Как она сумела трансгрессировать внутри замка? И вернулась ли она?» — тысячи мыслей вертелись в голове Малфоя, но все они об одном. Точнее об одной, Виктории Воканс. И чтобы как-то отвлечься, Малфой направился к Снейпу. Если более точно, к кладовке Северуса со спиртным. Ведь это друг несколько лет живёт в Хогвартсе, а вот Люциус всего ничего и он еще не успел пополнить свои тайники приличными и изысканными напитками.

Без слов подойдя к Снейпу, новый преподаватель ЗОТИ выхватил из рук зельевара бутылку и… начал пить из горла. Так они в полном молчании провели час, а потом вырубились, кто, где сидел. Малфой на кушетке, Северус на стуле. А с утра они чуть не проспали завтрак, после которого злые, сонные и с раскалывающими головами направились на лекции, на которые, в свою очередь, не пришла Воканс. Она вообще в течение всей недели (и даже дольше) не появлялась в школе…

✡🔯✡

Усталость — цель всяких упражнений.

Сенека

В течение всей ночи я читала, читала и снова читала книги. В какой-то момент, вспомнив об одолженной палочке, я отвлеклась на несколько мгновений, чтобы вызвать Дарта к себе и вернуть волшебный предмет владельцу. Моя выдержка кончилась, когда я дочитала десятую книгу.

Потерев пылающее лицо заледеневшими руками, я, схватив свой плащ, направилась к двери. Выйдя за порог своего замка, я уселась на метлу и с ветерком, который немного меня приободрил, домчалась к ближайшему магловскому магазину. Когда я вошла внутрь, оказалось, что я не захватила с собой кошелёк. Пришлось возвращаться обратно, на сей раз, пользуясь трансгрессией. После третьего перемещения за сутки, меня чуть не стошнило, и в магазин я входила с позеленевшим лицом. Мой вестибулярный аппарат не выдержал, когда я почувствовала приторно-сладкий запах тортиков, кексов и шоколада. После, я, наконец, сумела купить сорок пять энергетиков, при этом сопровождаемая странными взглядами маглов, в особенности продавщицы. Лететь на метле обратно, предварительно не придя в себя, я не рискнула, а посему с час гуляла по свежему воздуху с двумя полными пакетами и метлой. Кажется, прохожие воспринимали меня либо как ненормальную, либо как уборщицу.

Вернувшись в библиотеку, я выпила один энергетик, но поняв, что он не помог, выхлебала еще один. Спустя пять часов, мне принесли поесть, и я вновь выпила купленный мной напиток жизни. И где-то после двадцать седьмой книги я потеряла счет времени окончательно. А после еще четырех приемов пищи, пятнадцати энергетиков и двух прогулок на свежем воздухе, резервы моего организма сдали. Я даже не почувствовала как отключилась, просто закрыла глаза и открыла от того что кто-то клевал меня в щеку.

В сонном сознании мелькнула темная мысль, что это Курама, и я сейчас смогу придушить его. Но оказалось, что это почтовая сова от Макса, который интересовался моим здоровьем. Это было подозрительно, но вполне объяснимо, как оказалось позже. Написав несколько нелогичных, но явно добрых и позитивных предложений, выслала птаху обратно, и вновь уселась читать. На сей раз делала перерывы не только на еду с прогулками, но и на короткий сон по час-полтора. Правда это меня не спасло и, когда я прочитала семьдесят девятую книгу, морфей вновь принял меня в свои крепкие объятья. Странно, но если в предыдущие разы мне снилась темнота, в этот раз я увидела… никого иного как Люциуса, чтоб его бездна засосала, Малфоя! В моем сне, этот… аристократ делал нечто невозможное, невообразимое!.. он мое мясо жрал! Вот так брал божественную пищу у меня с тарелки и нагло себе в рот пихал!

Благо из этого кошмара меня выдернула Лия, которая принесла мне платья сшитые Аленом. Оба приказала доставить в нашу с Мионой комнату в Хогвартсе, чем обрадовала эльфу. Угу, скоро вновь увидится с сыном. А я все-таки соизволила глянуть на календарь, на котором виднелась дата — двадцать седьмое октября.

Взглянув на кипу еще не изученных книг, вздохнула и пошла в свои покои, принимать расслабляющую ванну. Необходимо было прочесть еще много фолиантов, ведь нужный мне ритуал я еще не нашла, но отдохнуть тоже стоило. Мне уже физически больно было читать, а пить напитки, дарящие короткое бодрствование уже не могла, шла обратная реакция и я еле успевала добегать к фарфоровому другу. Посему я решила отдохнуть, развлечься на балу в честь Хэллоуина, попутно надеясь, что никого в школе не убили. Впрочем, на страже порядка там стоял мой демон, а Курама при исполнении хуже Ван Хельсинга в период выхода технических новинок…

✡🔯✡

Самая большая выдержка нужна матросам не во время бури, а во время затишья перед бурей.

Александр Дюма

Двадцать пятого октября в школе кипела и бурлила жизнь! На сей раз не сами преподаватели, а ученики старших курсов, разумеется, под руководительством профессоров. Ребята под управлением профессора Стебль выращивали тыквы разнообразных форм и размеров, а ученики, находящиеся на уроках заклинаний вырезали из этих самых плодов страшные рожицы. Студенты, которые были на трансфигурации, украшали замок, видоизменяя его. Иные же, несчастные дети во главе с мрачным Северусом варили пакостливые зелья — по приказу директрисы. В общем, атмосфера в школе была замечательной, и портило ее лишь одно, таинственное исчезновение новенькой ученицы восьмого курса, которое быстро обросло легендами в кругах студентов. Девушка просто взяла и не являлась на уроки в течение более недели. По словам ее соседки, Гермионы Грейнджер, Виктория пошла бегать, а что случилось дальше, никто не знал. В пылу праздника, почти все забыли об этом происшествии, но кое-кто помнил: Люциус, Гермиона, Северус и Минерва.

Директриса школы засыпала кучей писем Киртана Воканса, так как к Вике совы просто не долетали, возвращаясь обратно спустя час. Дядя девушки не отвечал, и лишь единожды пришло письмо от некого Ван Хельсинга, который говорил что с девочкой все в полном порядке. Минерва беспокоиться не прекратила, но высылать послания Киртану прекратила, посчитав это бесполезным делом, не приносящим никаких результатов. Тем не менее, волшебница решила, коли девушка не даст о себе знать в течение месяца, она лично отправится к министру магии и Киртану Вокансу.

Люциус чувствовал себя немного виноватым и, пожалуй, волновался о Воканс больше остальных. Хотя он имел более чем хорошее подтверждение, что несносная и возмутительно наглая девчонка жива. Палочка, которую она прислала вместе с домовым эльфом, это подтверждала, как и сам ушастый. Все равно, Малфою довольно-таки ощутимо не хватало голубоглазой засранки на уроках. Да, она ни раз и не два выводила его из себя, не давала сконцентрироваться, но он привык к ее присутствию и неуловимым подколкам. Теперь профессор осознал, что в отсутствии смышленой и яркой Виктории класс… опустел. Не было голубых глаз, с насмешкой взирающих на него, не было и черной макушки, в которой так любили путаться лучики солнца…

Снейп воспринял пропажу черноволосой девушки довольно спокойно, но его крайне обеспокоило состояние Гермионы. Шатенка ходила с красными глазами (тщательно скрываемые иллюзией), рассеянная, усталая и очень тихая. Последнее было более чем подозрительно, и в канун праздника профессор не выдержал:

— Мисс Грейнджер, останьтесь, — холодный голос Снейпа прорезал тишину класса всего мгновением ранее звонка.

Гермиона послушно кивнула и начала неспешно собирать вещи, не обращая внимания на сочувствующие взгляды. Остаться наедине с профессором Снейпом — это не та вещь, которая пугала храбрую гриффиндорку. Возможно на первом и втором курсе, но не на восьмом, к тому же она практически каждый вечер навещала учителя, помогая ему в приготовлении зелья для Виктории.

Последний студент вышел и дверь закрылась. Снейп подошёл к лучшей ученице Хогвартса, буквально нависая над ней.

— Гермиона, что с тобой? — хмуро глядя на девушку, спросил мужчина.

Во время обращения он совершенно забыл о собственном негласном правиле, обращаться к ней на «вы». Впрочем, девчонка этого и не заметила.

— Все в порядке, Северус, — тихо сказала она, смотря в пол.

— Угу, я вижу, — саркастично бросил он и уселся на край парты. — Рассказывай, что тебя так гложет? Воканс?

— Да, — немного помолчав, согласилась Грейнджер, так и не подняв взгляда.

— Мне из тебя все клещами доставать надо? — возмутился Снейп. — И посмотри ты на меня, что сегодня я настолько страшный, что лучше смотреть на грязный пол?

А пол действительно не был чист, после очередной то ошибки Невилла! И сейчас по цвету, который так и не удалось вывести, напоминал рвотную массу.

— Нет, Северус! Что ты… вы! — вскинула голову девушка, отчего кудри сегодня не собранные в прическу красиво колыхнулись в такт движению.

— Да можешь обращаться на «ты», — закатив глаза, сообщил Северус. — Так что там с твоей Воканс?

— Прежде… — запнулась Гермиона, сглотнув, — чем она пропала, мы с ней поругались. Из-за мелочи, но если с ней что-то случилось? Ведь шла она бегать из-за этого, из-за меня! — в какой раз в присутствии Снейпа на глазах девушки выступили слезы.

— А ну отставить потоп! — рыкнул профессор. — Гермиона, в этой ситуации ты ни в чем не виновата. Глупо винить себя, — тихо, но настойчиво продолжал мужчина. — Явится твоя Воканс сюда, целая и невредимая, а потом будет оправдывать свое отсутствие всякими глупостями.

— Она свою палочку в комнате оставила, — утирая слезы, выдавила из себя кареглазая.

— Она чужой воспользовалась, — фыркнул Снейп и пояснил ничего не понявшей девушке, — Люциуса. Встретились они и та спасла его от люстры, а затем забрала палочку и куда-то трансгрессировала. Прямо в замке…

— Мне кажется, он ей нравится, — убежденно заявила гриффиндорка, вдруг совершенно успокоившись.

— Кто?.. — не понял Снейп, который в который раз задался вопросом, как девчонке это удалось.

— Виктории профессор Малфой, — уточнила Гермиона, ловя растерянный взгляд Северуса. — От них такие искры на уроках летают, — со знанием дела протянула гриффиндорка, — даже мне руку боязно поднять.

— Да неужели?! — со смешком спросил Снейп, представляя себе эту картину.

Возможно месяц назад, он бы покрутил пальцем у виска, расскажи ему кто-то, что он будет обсуждать с Грейнджер личную жизнь Малфоя-старшего. Что они и начали делать…

✡🔯✡

Перемена погоды — предмет для обсуждения глупцов.

Томас Фуллер

Кто не любит побездельничать? Я тоже это дело люблю! А посему сейчас я лежу, закинув руки за голову и скрестив вытянутые ноги. Но вы не подумайте, я не лежу просто так, я предаюсь очень скучному занятию, помимо того, что существую — я жду. Жду, когда моя дорогая Миона вернется с занятий. К моему огромному сожалению, в Хогвартсе не действуют магловские приборы — надо было выклянчить какую-то усовершенствованную электрическую игрушку, которая не входит в конфликт с магией у Макса — то есть в змейку поиграть я не могла, а от книг меня уже натурально тошнило! Как мне эти древние фолианты надоели, а глаза та-а-ак болят. И теперь приходится просто валяться на жесткой кровати, смотря в потолок и… мечтать. А решила я помечтать о, несомненно, далеком (ведь я еще не нагулялась) будущем.

Представляю себе полуразрушенный храм, который стоит у края обрыва, а внизу плещется море. Темные-темные (почти черные) волны нещадно и с шумом врезаются в каменный массив. Неподалёку виднеется лес, который поопасней Запретного будет.

Величественное, но не большое строение из серо-голубого камня сияет на солнце. Стиль храма, можно назвать «готическим», но он точно не был построен в одиннадцатом веке, нет. Это строение намного более древнее, было сооружено задолго до появления нашего древнего рода. Никому еще не удалось выяснить, кому поклонялись в нем ранее, но именно там испокон веков происходили так называемые «кровавые свадьбы». Страшно звучит, не правда ли? На самом же деле, не было в них ничего страшного. Странного и необычного? Пожалуй, да, а вот из числа кошмаров — нет. Просто традиция рода Воканс, в которой свадьба — это то мероприятие, что связывает души, помыслы и судьбы наречённых вместе на всю жизнь. Поэтому мой дядя не был женат — не встретил ту, с которой захотел бы прожить бок обок до конца — а дедушка с бабушкой не сопротивлялись браку моих родителей. Мой род всегда старался учиться на ошибках прошлого…

К примеру, некогда мою родственницу выдали замуж за не любимого, при наличии возлюбленного. Просто один был аристократом и магом, второй тоже благородных кровей, но магл. Обычно в семьях аристократов считалось, что поживут вместе и все как-то утрясется — слюбится. Да только Воканс упертые, а еще не знают жалости к обидчикам. Тот же волшебник козлом еще тем был, и родственница не пожалела ни его, ни себя, ни один из родов.

Это не был суицид, просто очень тяжелый (убийственный) ритуал. Ну и не стало двух богатых наследников, ведь та семья для безопасности одного из супругов настояла на «кровавой свадьбе», думая, что у волшебницы кишка окажется слишком тонкой. Благо одно, моя родственница не была единственным ребенком. Вывод, к которому пришли мои далекие предки: прислушивайся к желаниям детей.

С одной стороны, не всегда выбор был правильный, но и упрекать после свадьбы некого было. Если тебя предупреждали, а ты не слушал — твои проблемы. Посему с такой свадьбой не спешили и довольно редко применяли. Много риска. Умирает один супруг, сей мир покидает и второй. Тем не менее, у моих родителей была именно такая свадьба — мама настояла. Воканс помимо того, что умные люди — очень хитрые. Не будь «кровавой свадьбы» бабуля искала бы способ выдать маму замуж выгодно и, разумеется, по любви. Понимаете, там молодые встретились, тут увиделись, пообщались подольше — симпатия появилась, а дальше главное не мешать и не давить. Но прежде, чисто от большой любви к дочери, ее мужа убрать…

И моя мать, как и Киртан это понимали. Благо, дедушка с бабулей не сильно сопротивлялись, ведь мой отец был чистокровным магом, пусть и не сильно аристократом со страшной семейной историей. Сама я на подобной свадьбе ни разу не была, но вот из рассказов дяди многое почерпнула, как и с семейного фолианта.

И вот вхожу я в храм. На мне красивое, на ладонь выше коленок платье, сшитое, разумеется, Аленом. Белое с серебристыми вставками, по-летнему открытое и свободное. На чудом уцелевших лавках в небольшом зале сидят самые близкие люди, друзья и знакомые, мои и жениха. Под руку меня берет… раз это мечты, то пусть это будет Киртан — ближе него у меня никого не было. А по бокам летят два ворона, один белый, второй черный. Мы с дядей медленно и величественно шагаем к алтарю, и я нервничаю. Несильно, но страшно. Возле алтаря уже стоит жених. Кхм… о внешности данного индивидуума, я еще не думала. Но сейчас, прямо как наяву, вижу: длинные платиновые волосы, красивые черты лица, ровный нос и серые невозможные глаза… Люциуса Малфоя?!

Резко сажусь на кровати, и мотаю головой. Что за бред сумасшедшего? Точно книг слишком много прочла, мерещится уже что-то странное!

От дальнейших раздумий меня спасла моя соседка, вошедшая в комнату. Правда, позже обо всем придется подумать. Ведь я как последняя Воканс продолжить род обязана. Иначе, когда я умру, мои родственники будут мучить меня долго и с наслаждением. Почему у меня больше родственничков живых нет, спрашивается?

— Виктория?.. — с неверием в глазах и голосе, спрашивает шатенка, вошедшая в комнату.

— Привет, гулена! — улыбаюсь я, бросая взгляд на часы. Уроки кончились полтора часа назад, и где ее носило?

— Кхм-кхм… — закашлялась я, когда меня крепко обняли. — Мион… — прохрипела я, — задушишь!

— Так тебе и надо! — со слезами на глазах, воскликнула подруга. — Ты представляешь, как я волновалась?! А профессор Макгонагалл? Письма к тебе не доходят и совы возвращаются обратно, твой дядя не отвечает. Единственное что мы получили, это записку от некоего Ван Хельсинга, где говорится, что с тобой все в порядке! — тараторила Миона, и мне приходилось напрячься, чтобы понять ее.

— А у Курамы спросить? — сумела я вставить вопрос в ее монолог-рассказ.

— А он здесь? Я думала, что он с тобой, — нахмурилась подруга.

— Не-а, — качнула я головой. — Сейчас у него спросим, где он пропадал все это время.

«Ку-у-ура-а-ама-а-а!»

Позвала я о-о-очень ласково. Так, что сразу понятно — сейчас кого-то будут бить.

— Ка-а-ар? — спустя одну долгую минуту, кое-кто спикировал вниз.

И вот вопрос, он все это время здесь был или… он иначе как-то может перемещаться?

— Ты где был? — интересуюсь в голос, так как даже Мионе о нашей телепатической связи лучше не знать.

— Патрулировал территорию Хогвартса, — отчитался демон и уселся на спинку кровати. — Как успехи? — с ехидством спросила эта… зараза черная!

В ответ я промолчала, лишь метнула кинжал. Ему ничего не будет, а мне приятно — душу отведу.

— Так, где ты была? — наблюдая за нами, спросила Грейнджер.

— В семейном замке… — ответила я, задумавшись на мгновение. — Необходимо было в библиотеке родовой покопаться. Правда, — взгляд на Кураму, — искомого еще не нашла.

— Чего вернулась? — не слишком вежливо вякнул демон.

— На праздник, — пояснила я. — Что, кстати, с трупами? Была какая-то шумиха или что-то в этом роде?

— Нет, тишина… — выдал ворон и, подумав, добавил: — могильная!

— Очень смешно! — закатила глаза я.

— Рад, что тебе понравилось! — в том же тоне ответили мне.

— Ку-ку, — хмыкнули рядом со мной. — Вы здесь вообще-то не одни, — напомнила Гермиона, а я и забыла, если честно, — может, объясните, о чем вы?

— Помнишь тех шестерых учеников? — спросила я.

— Тех, которые в коридоре мертвые лежали? — уточнила подруга, а я кивнула. — Помню, все еще помнят, — вздохнула она. — Странно, но в газетах об этом ничего не было. А знакомые погибших, у которых семьи дружат, возмущались, что родителям тела не вернули…

— Их нельзя было возвращать, Мион, — тихо и спокойно произнесла я.

— Почему?.. — не поняла подруга.

— Потому что никто не знает, какие сюрпризы могут быть спрятаны в этих жмуриках, — попыталась объяснить я. — Это может быть смертельная опасность, которая в какой-то момент станет реальной угрозой и навредит тем, кто будет рядом с трупом. Возможно даже что-то на подобие вируса, который будет передаваться буквально через касание!

— Понятно, — через силу выдавила из себя гриффиндорка. — Но родителям этого никто не объяснил и…

— Не объяснит, — коротко закончила я. — Вероятнее всего, все обвинения, которые будут предъявлены школе, быстренько попадут в ОРДеДе и…

— Куда?

— Отдел Регулирования Действий Демонологов, — расшифровала я и продолжила: — после того, как все попадет в отдел, к семьям умерших студентов будут направленны люди. Специалисты в отрасли ментальной магии или, если тебе удобнее, легилименции и окклюменции. Они замажут недовольство родственников своим воздействием, прискорят время, чтобы эмоции не были столь… яркими.

— Это ужасно и отвратительно, — сообщила мне гриффиндорка.

Честное и благородное дитя своего факультета. Я часто, будучи в аду, думала, на какой факультет попала бы я? Хотя не будь я даже с Курамой там, все равно у меня было бы домашнее обучение. Воканс не учатся в Хогвартсе — это негласное правило. И тогда, как и сейчас, я не могла найти ответ. Хитрая, но способная постоять за себя, друзей и род я металась между Гриффиндором и Слизерином. Когтевран и Пуффендуй отпали сразу. Не гений и не зубрилка, тем не менее, умная и трудолюбивая девочка не видела себя ни на одном факультете…

— Почему мы все о грустном и неприятном?! — спросила я немного враждебно. — Скоро бал! Ты уже смотрела, что там сотворил, прекрасный наш? — осматриваясь в поисках пакета, спросила я.

— Нет, — растерянно отозвалась подруга.

— Зря, — честно ответила я, заметив таки бумажный сверток.

Он лежал на столе и был размером с… огромный и толстый фолиант. Ага, сейчас! Подхватив палочку и взмахом руки призвав к себе упаковку, я несколько раз взмахнула белой деревяшкой. Наискось два раза, один раз вдоль и три резких взмаха поперек. В следующее мгновение сверток вырос буквально на глазах и стал размером с Гермиону. Глаза шатенки расширились, брови взлетели вверх, а рот приоткрылся. Не ожидала? Так ты еще не видела то, что лежит внутри! Еще несколько взмахов и упаковка разлетелась на мелкие кусочки, а перед нами появились… не платья, а целые наряды и сундук…

✡🔯✡

Утонченные рассуждения подобны крепким напиткам, что расстраивают мозг и гораздо менее полезны, чем напитки обычные.

Эдмунд Бёрк

На ужин мы с Гермионой шли, глупо улыбаясь. Ален постарался на славу! В сундучке оказались разные флакончики, пузырьки, баночки, украшения и много чего еще. Даже Миону задело, когда она узрела ВСЮ эту прелесть. Завтра целый день будем отдыхать, мазаться кремами, купаться в разных полезных ваннах, делать маски, педикюр, маникюр и так далее. В общем, все то, что обычно вытворяла со мной бабушка перед очередным важным банкетом, званым ужином или — еще хуже — БАЛОМ! Правда этот праздник не обещал быть катастрофой для молодых и энергичных, то бишь меня и Мионы. Нет, это будет наш личный бал, где мы будем блистать стараниями моего модельера и денег Светозара. Последнему, кстати, надо будет подарочек сделать…

Сидя за столом восьмого курса, слушая миллиарды вопросов сокурсников, я загадочно молчала, уговаривая себя не подавиться. Просто, ладно, взгляды сокурсников, но три прожигающих взгляда со стола преподавателей! Хотя смотрели оттуда на меня почти все, самыми тяжелыми были взгляды Малфоя, Снейпа и Макгонагалл. Они были примерно такой же убийственной силы, как взгляды нескольких демонов, желающих первыми поиграться с маленьким человеческим дитем…

Подняв голову от тарелки, я поочередно встретилась с зелеными глазами Минервы, черными Снейпа и… кхм-кхм. Встречаться с серыми невозможными омутами Малфоя-старшего мне не хотелось, поэтому я вновь опустила взгляд вниз. Желание встать и покинуть большой зал — было непреодолимым, и я ему последовала, предварительно вытащив из-за стола Грейнджер. Не буду же я одна набивать брюхо на кухне? К тому же, подруга тоже без особого аппетита ковырялась в еде.

— Куда мы? — поинтересовалась девушка, совершенно не удивляясь, что ее выдернули из-за стола.

— А ты как думаешь? — со смешком спросила я.

— М-мм… кухня? — предположила шатенка, на что я согласно кивнула.

— Чего ты такая грустная? — между прочим, задала вопрос я.

— Как тебе ответить? — задумалась на мгновение подруга, а затем сказала то, что я так сильно люблю: — Предположим, одной девушке нравятся два парня… — смущаясь, проговорила она, — точнее парень и мужчина.

Ух, не знаешь ты Гермиона Грейнджер, на кого напала! Точнее того, кто сейчас с тебя не слезет, пока не выведает все подробности твоей симпатии к «парню и мужчине». Даже простой человек догадается, кто эта девушка, а психолог в моем лице, воспитанный и обученный демонами…

— Угу, — шире акулы улыбнулась я. — Чисто гипотетически, это возможно.

— Так вот, — запнулась ненадолго Миона, — что этой девушке делать?

— Не знаю, — коротко ответила я. — Ты бы не могла более детально обрисовать ситуацию? Кем этот парень приходится девушке, а мужчина?

— Парень… — стараясь как можно аккуратнее поведать мне все так, чтобы я ни о чем не догадалась, подбирала слова гриффиндорка, — он и есть ее парень. Правда, это больше на словах, чем действительность. Они знакомы с малых лет, привыкли друг к другу и все считают их странной, но парой. Хотя они скорее друзья…

— Понятно, — перебила я ее, а моя улыбка стала еще шире. Ой, чувствую эта «пара» действительно станет просто друзьями! — А что насчет мужчины?

— Здесь все особенно сложно! — заверила меня Гермиона, отводя взгляд. — Он старше девушки… намного.

— Это — не беда! — заверила я подругу. Да, когда у тебя в наличии «кровавая свадьба» возраст никогда не является преградой. Дело в том, что супруги будут жить столько, сколько предназначено самому молодому из них. Конечно, если кого-то из них убить, это не поможет, но на этот случай имеется иная уловка…

— Ладно, — покладисто согласилась кареглазая. — Еще, ты только представь себе, он ее учитель!

Не только представляю, но и, похоже, теперь буду видеть это ежедневно!

— Не может быть! — выдохнула я, решив подыграть. — Но он ведь не всегда будет ее преподавателем, — резонно заметила я. — К слову, знаешь, что обычно так и закручиваются романы в университетах и тому подобных заведениях? Он — преподаватель, она — студентка…

— Это не по правилам школы! — возмутилась Миона, тем самым выдав себя. Но я люблю подыгрывать людям, посему смолчала на этот раз, — Но в целом ты права. Тем не менее, это не единственная причина. Этот мужчина, он нелюдим, хотя когда остаешься с ним наедине и немного поговоришь, понимаешь, что он замечательный собеседник, — прикрыв глаза, улыбнулась девушка, а я задумалась, когда это они наедине так надолго оставались? Поболтать со Снейпом успела, вижу хорошо, впрочем, меня долго не было. — Но знаешь, этот учитель когда-то сильно любил другую. Всех подробностей не знаю, но мне известно, что она вышла замуж за другого и родила сына, а потом умерла…

Это намек на Лили Поттер, о которой газеты все лето писали? Кажется, о несчастной любви Северуса Снейпа узнал весь мир. Как и о герое со шрамом.

— И?.. — не поняла я трагедии. — Что было Миона, то прошло. Сколько было этому мужчине, когда он влюбился? Сколько лет тому назад умерла та «другая»?

— Он был юношей, когда она умерла и ребенком, когда влюбился в нее, — задумчиво ответила кареглазая. — Все равно, этот профессор столько лет хранил память о ней, столько сделал для ее сына.

— Хранить память, это не хранить любовь, — не согласилась я. — Насчет помощи ребенку той женщины… может он просто обещал, и выполнял свой долг?

— Возможно, — с затаённой радостью в глазах хмыкнула подруга.

— Но давай вернемся к началу разговора, — щекоча грушу, предложила я. — В чем проблема?

— В том, что девушка встречается с парнем, он ей нравится, но и мужчина ей нравится тоже…

— И кто нравится больше? — вздернула я бровь.

— Она не знает, — печально вздохнула Миона.

— Две запеканки, пожалуйста, — обратилась я к эльфам, — и два чая.

— Какие запеканки, мисс… — пискнул один домовой эльф вопросительно, и прежде чем успел меня назвать по фамилии, я его перебила:

— На кефире, с мясом и сыром, — ответила я, резко.

— Понял, мисс.

— Я не хочу кушать, — тихо хмыкнула мрачная Гермиона, наблюдая за ушастыми созданиями.

— Надо, — вновь я была категорична. — И теперь послушай, если девушка, будучи в этих «отношениях» заинтересовалась другим… — слов я не подобрала, посему просто продолжила. — Ей стоит задуматься, все ли ее устраивает в этих самых отношениях. Почему она начала смотреть на мужчину, какие у нее причины дальше оставаться с парнем, а какие причины бросить его? — задумчиво говорила я. — Тоже с мужчиной, почему девушка хочет быть с ним и какие имеются преграды к этому?

— Но я не знаю!.. — запальчиво воскликнула подруга и только спустя секунду осознала, что спалилась.

— Знаешь, Миона, — не делая удивленный вид и прекращая подыгрывать девушке, уверенно заявила я. — Для упрощения тебе задачи, Гермиона: возьми лист бумаги и до завтрашнего вечера, составь список. Пять самых важных подпунктов, почему ты хочешь уйти от Рона и пять, почему готова остаться с ним. Тоже и про Снейпа, — игнорирую удивленный взгляд, сказала я, — почему ты хочешь быть с ним, почему не можешь? Отдашь мне листок за полчаса до бала.

— Ты не удивлена, — нахмурившись, сообщила мне подруга.

Я фыркнула:

— Ты бы еще начала: «моя подруга…»! К твоему сведению, я психолог и пусть я предпочитаю изучать новое, например, дементоров, но и с людьми работать умею.

Передо мной поставили тарелку, и я с усердием начала работать вилкой. Великолепно! Эльфы готовят поистине замечательно. А буквально через пятнадцать минут в кухню вбежал патронус Минни и сообщил, что меня ждут у директора. Из принципа идти не хотелось, но…

— Пошли, Гермиона, — поднимаясь, позвала я. — Не бросишь же ты меня?..

✡🔯✡

Каждое разъяснение порождает новые вопросы.

Артур Блох

— Где ты пропадала, Виктория?! — гневно вопрошала моя дражайшая Минерва.

— Где хотела, там и пропадала, — настроения беседовать у меня не было, а спать хотелось. — Мне что, отчитываться перед тобой необходимо?

— Почему твой дядя не отвечал, а письма посланные тебе возвращались обратно? Кто такой Ван Хельсинг? — настаивала директриса. А я… у меня… спать я хотела! Поэтому я взяла… и ответила на все вопросы, правдиво.

— В замке я семейном была, — закатив глаза, сообщила я. — Там барьер какой-то защитный стоит, видимо не всех посланников пропускает. Но странно, что тебе не возвращались и те письма, которые ты дяде посылала…

— Он тоже в замке был? — попыталась догадаться директриса, а мне не хотелось отвечать. Ладно, здесь была Миона, но Снейп и Малфой…

— Нет, — тихо ответила я. — Он вообще больше никому на письма не ответит…

— Что ты хочешь этим сказать?.. — нахмурилась женщина, предчувствуя неприятный ответ.

— Он мертв, — просто ответила я. Говорила без эмоций, просто констатация факта.

— Ой! — выдала она, да и Миона тоже. — Девочка моя, я не знала! — на глазах колдуньи выступили слезы. Я действительно была дорога волшебнице, да и она не была для меня последним человеком.

— Когда это произошло? — спросила Гермиона хмурясь.

— Еще летом, — спокойно ответила я на ее вопрос. — Минни все в порядке, как видишь я в нормальном состоянии, а из депрессии ты меня вырвала, — усмехнулась я, — так что можешь гордиться собой.

— Твои бабушка с дедушкой… — хотела было что-то сказать Макгонагалл, но я перебила ее:

— Они тоже мертвы, — и опять констатация факта, — а Максимилиан Ван Хельсинг мой… опекун.

— Но тебе двадцать семь!.. Двадцать семь? — нахмурился Люциус, и я все-таки подняла на него взгляд, который так долго прятала, смотря в паркет. И буквально сразу утонула в серых омутах. Именно серых, не голубых.

— В реале мне двадцать семь, двадцать восемь, — подтвердила я, — но по магловскому паспорту мне все еще семнадцать, — видя шок всех присутствующих, решила пояснить. — Печальное (или радостное) последствие долгого пребывания в аду.

— Вы там были? — и Снейп решил поучаствовать в диалоге.

— А почему я так спешила вытащить оттуда Джиневру и Драко? — задала я собственный вопрос. — А теперь позвольте откланяться, — почтительно произнесла я. — Нам с Мионой пора готовиться к балу.

Бросив последний, привычный взгляд на портрет Альбуса Дамблдора — «истинного гриффиндорца», я, презрительно поджав губы, направилась на выход. За это время он еще НИ РАЗУ не пообщался с собственной… собственно со мной!

✡🔯✡

Кто понимает лишь то, что можно объяснить, понимает немногое.

Мария Эбнер-Эшенбах

День накануне Хэллоуина прошел приятно. С утра поспав подольше — как-никак выходной — я заказала завтрак в комнату. Замечательная привилегия человека, который имеет собственного домового эльфа и вообще хорошо ладит со всеми эльфами. А еще с замком Хогвартс. Не было ничего удивительного, что наша с Гермионой ванная комната, наконец, заимела ванную! И не простую такую маленькую лохань, а настоящий мини-бассейн. Какие только купания мы с Мионой не приняли? Для волос, для кожи тела…

А потом были кремы. Миона выбрала с запахом шоколада, я цитруса. Затем я начала творить нам прически, Гермиона же тем временем завершала свое заклятье для «идеального» макияжа. Где-то ближе к шести мы снова перекусили и принялись понемногу одеваться. Не знаю, почему Миона что-то болтала у Алена о карминовом цвете платья, но хорошо, что он никогда никого не слушает. Замечательная ткань бордового платья радовала глаз! Оно, как и просила подруга, было зарытым сверху… ну почти. Ведь спина это уже не вверх, правда? Просто там такой вырез красивый, открывающий взору лопатки и поясницу. Ничего больше, клянусь! Но Гермиона возмущалась долго, а когда одела, оказалось что не только на спине вырез откровенный. По бокам, от бёдер и вниз бежали разрезы, которые при ходьбе показывали стройные ножки…

На невинный и наивный вопрос подруги:

— А лифчик к такому платью, как одеть?

Я очень виновато улыбнулась и скорчила жалобную рожицу.

— Лифчик не предусмотрен, — откровенно заявила я, и подсластила пилюлю, — но трусики есть!

Я честно старалась поднять настроение Гермионе, но красная маленькая тряпочка, сотканная из веревочек, настроение ей не подняла. Мне к слову тоже, так как с бельем у меня та же история была. Но платье немного иное.

Верх был открыт полностью и спина обнажена, и я никак не могла понять, каким образом лиф держится на груди, не спадая вниз? Впрочем, это быстрее была ложка дегтя в банке с медом. Так как платье было темно синего света, а на лифе легкая россыпь голубых камушков — под цвет глаз. Еще имелись перчатки темно-фиолетового цвета, и подол платья был выше коленок, за что я была искренне благодарна модельеру. Сколько раз я падала из-за длинной ткани, так и лезущей под каблук?! Не счесть.

Наши с Мионой образы довершали шляпки. У нее маленькая декоративная круглая шляпка бордового цвета с черным пером, а у меня настоящая остроконечная большая ведьмовская шляпа! Красивая темно-синяя шляпа с широкой фиолетовой лентой и железной вставкой в виде черепа с синими камнями-глазами. Также ко всему перечисленному прилагалась обувь. Красная пара туфель у Мионы и мои темно синие сапожки с острыми носами. Мы обе получили небольшой каблук и, чуть не забыла — чулки ажурные!

Ну и об украшениях Ален позаботился. Кулон в виде черепа точь в точь как на шляпе покоился у меня теперь и на шее, а уши украшали подобные серьги. Гермионе же достались серьги в виде красивых цветков, а шею украшал медальон в виде феникса — все в алых тонах.

— Ну что, — ровно в семь тридцать, посмотрела я на Гермиону, — показывай свой список!

— Может не надо? — боязливо вопросила у меня кареглазая гриффиндорка.

— Надо, Миона, надо, — печально ответила я и приняла листок.

Грейнджер самая лучшая ученица Хогвартса, она прилежна, и, разумеется, выполнила мое маленькое задание. Читать подпункты я не стала, лишь взглянула на листок. У Рональда были все десять пунктов, а у Снейпа только восемь. Более внимательный взгляд и понятно, Гермиона не смогла найти две причины, по которым не может быть с этим мужчиной.

Я усмехнулась — все понятно. Даже без тех двух причин, просто при взгляде на все пункты, исписанные при Уизли, мне уже все стало понятно.

— Держи, — я протянула бумажку обратно.

— Ты не будешь читать? — удивилась она не спеша забирать листок.

— Зачем? — улыбнулась я. — Это твое, — пояснила я. — Твои личные причины, меня они не интересуют. Мне было любопытно взглянуть на числа пунктов.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Гермиона, скрестив руки на груди.

— А сама не понимаешь? — положив листок на стол, я оперлась спиной о стену. — Просто, без Северуса Снейпа. Ты искала причины, по которым не хочешь быть с Рональдом Уизли и ты даже их нашла, — хмыкнула я. — Но важен в первую очередь сам факт поиска, ты хотела их найти — этим все сказано.

— Это глупо! — заявила подруга, продолжая хмуриться.

— Нет, Мион, — качаю головой я, но она сама должна додумать некоторые вещи. — Ты умная умница, а поэтому сама поймешь. А теперь пошли, — я взглянула на часы, до бала оставалось еще четырнадцать минут, — а то опоздаем.

— Но Виктория, объясни, — настаивала на своем подруга. Любопытная она, ей нужно все детально рассказать, а здесь нужно именно понять самому. Тогда только толк будет.

— Все, что нужно было сказать, — я направилась к двери и на ходу продолжила, — я уже произнесла, Мион.

— Сказала какой-то бред, — тихо себе под нос начала ворчать девушка, но у меня слух хороший. — Сама, небось, ничего не поняла из сказанного и теперь по-умному молчать будет…

Но я не обиделась на ее ворчание. Сама мелкой была, и сама не любила когда Киртан или Макс оставляли меня без ответов. Они так часто говорили полу фразы, а дальше думай девочка сама. Поймешь — умница, не поймешь — возможно, позже осознаешь…

✡🔯✡

Если труд, то труд такой уж, чтоб и польза была, и честь.

Луцилий Гай

В холле перед Большим Залом, а сейчас еще и бальном, собрались ребята со всех курсов, и стоял невообразимый гул голосов. Среди всей разномастной толпы, можно было выделить троих крайне нервных юношей.

Гарри Поттера, который не так давно поссорился со своей девушкой и желал помириться с ней на этом празднике. А ведь они с Джинни поссорились по какому-то пустяку, он даже и вспомнить не мог, о чем была речь тогда! Младшая Уизли вообще вернулась от мадам Помфри, какая-то странная и грустная. Но парень не обратил на это внимания, из-за чего после и разгорелся конфликт. Просто во взгляде девушки больше не было той детской влюбленности в знаменитого мальчика со шрамом, и примирятся с его легкомысленным поведением в отношении нее, девушка не собиралась.

Рональда Уизли, который по умственному развитию ушел не сильно дальше чайника и не пригласил свою «девушку» на этот бал в честь Хэллоуина. Просто он боялся к ней подойти практически весь месяц, ведь девушка была расстроена пропажей подруги и стала еще более колючей, чем обычно, а ко всему этому прибавить постоянные «отработки» у Снейпа… В общем, гриффиндорцу было страшно, и сейчас он нервно мялся на месте, в ожидании своей «пары».

И Драко Малфой, который в свою очередь с замиранием сердца смотрел на лестницу в ожидании своей девушки. Он боялся, что она передумает и не пойдет к нему, а вспомнив свою глупую влюбленность в Поттера бросится к очкастому парню. Джиневра Уизли, сколько молодой человек времени и сил потратил, чтобы наладить с ней отношения и пригласить на этот праздник? И ведь вновь вернувшаяся память никак не охладила блондина, наоборот после стольких проигрышей и разочарований он обязан был победить, здесь и сейчас. Завоевать сердечко этого солнышка, которое освещало ему каждый день в аду, да и после ада тоже. Драко даже пошел на мировую, и помирился с отцом, в конце концов, деньги для ухаживания требовались. Может это и корыстно, но парню стало намного легче, когда с Люциусом они просто поговорили. Обо всем произошедшем и о том, что будет дальше. Оба высказались и оба выслушали друг друга — это был прогресс, впервые они открыто общались…

Но вот, прерывая мгновения ожидания двух парней, вниз легко и быстро спустилась Джинни. Волосы девушки были заплетены в косу, а сама она была в темно-розовом платье. Оно открывало взглядам длинную лебединую шейку, а несколько прядок выбившихся из причёски, падали на лицо. Подол платья был чуть выше щиколоток, показывая милые белые туфельки. На открытых руках виднелись браслеты, те самые, которые недавно подарил ей Малфой.

Взгляд карих глаз скользнул по толпе, безразлично прошёлся возле брата и Поттера, а затем остановился на Драко. В глазах рыжеволосой вспыхнула затаенная радость, когда она встретилась с голубым взглядом парня. Не спеша, словно принцесса, Уизли направилась к своему «принцу». А как иначе назвать того, кто вытащил из депрессии? Заставил улыбаться и смеяться искренне, радовал и пригласил на этот бал, когда девушка уже решила не идти.

— Выглядишь обворожительно, — хрипло прошептал блондин, предварительно сглотнув ком, застывший в горле.

— Тебе… — девушка немного запнулась, осматривая визави, — невероятно идет этот костюм, — в глазах Джинни вспыхнули смешинки. — Только, может, завяжешь галстук правильно? — кареглазая с улыбкой посмотрела на странный и непрезентабельный узел. Неплохо — аристократ, а галстуки вязать не научился!

— А… — щеки парня опалил легкий румянец, — с этим возникли некоторые сложности.

— Давай поправлю, — девушка потянулась к галстуку, а парень с готовностью нагнулся, не сопротивляясь ее действиям. Пока девушка развязывала узел, Драко с мстительным удовольствием заметил, как направившийся к ним Гарри с букетом цветов, застыл. Словно изваяние встал и таращился на парочку, как и многие другие ученики…

Тем же временем, вызывая волну перешептывания, вниз сошли две… ведьмочки. Одна ведьма имела остроконечную шляпку, а вторая шла с маленькой круглой шляпкой. Волосы мисс Грейнджер были заплетены в косу из пяти прядей, что смотрелось изумительно. Мисс Воканс же быстро и нестарательно сделала себе косу «рыбий хвост», что из-за объёма черных волос выглядело шикарно, а этакая небрежность была крайне мила.

Как только девушки спустились, шатенка попыталась рвануть к Рональду, но брюнетка ее задержала.

— Притормози, — сказала она, беря соседку под локоток. — Он тебя на бал приглашал?

— Нет, — напрягая память, ответила все еще обиженная кареглазая девушка.

— В таком случае, — легкая улыбка тронула губы Виктории, — пусть мучается в одиночестве.

— А мы? — приподняв брови, хмыкнула Миона.

— А мы, дорогая моя, выглядим восхитительно, и подходить ко всяким убогим, — взгляд на ужасный малиновый пиджак Уизли, — не будем. Или считаешь, что с моей харизмой и твоим умом, у нас нет шансов найти лучших партнеров?

— Партнеров необходимо было искать перед тем, как прийти сюда, — надменно бросила мопс, неожиданно появившаяся возле девушек. — Сейчас поздно…

— Завидуй нашим прикидкам молча, — Вика взглянула на не менее скромное, чем ее, но более дешевое платье цвета какашки. — Ты где такой наряд откопала? — с презрением спросила она.

Паркинсон ничего не ответила, ошарашенно смотря на Драко Малфоя, только что заметив его спутницу.

— Пошли отсюда, — поджав губы, произнесла Воканс. Сейчас она сильно жалела, что на этот праздник нельзя было приглашать гостей. Светозар и Курама, просто превосходно выполнили бы роль красавцев-принцев, которые составили им с Мионой пары. А так…

✡🔯✡

Сладка не та месть, которая убивает врага, а та, которая несет жизнь истинному другу.

Маргарита Наваррская

— Ты ни о ком не забыла? — щекоча теплым дыханием мою шею, прошептал кто-то сзади.

— А?.. — я резко обернулась, и встретила смеющийся взгляд моего демона.

— Б, — ухмыльнулся мужчина.

Честно признаться, когда Курама в человеческой ипостаси я его голос плохо узнаю. Как по мне, ему лучше в виде ворона.

— У меня чуть сердечный приступ не случился, Курама! — тихо и крайне возмущено воскликнула я. — Нельзя же так.

— Прости-прости, — вновь улыбка растянула губы брюнета.

— Ты что здесь вообще делаешь? — пришла я, наконец, в себя и начала шипеть.

— Меня тоже интересует этот вопрос, — возле нас в мгновении ока появилась Минерва. — Кто вы, как попали на территорию Хогвартса и что здесь делаете?

— Директриса, — насмешливо поднял брови демон, — вы что, не признали меня?

— Это Курама, — вмешалась я в разговор, и пихнула брюнета в бок. — Здесь он чтобы обеспечить максимальную безопасность, — с ходу придумала я отмазку. А у Макгонагалл был шок, ведь она никогда не видела моего демона в другом обличии. И я не преминула воспользоваться возможностью: — Понимаешь, — проницательно заглядывая в глаза собеседницы, — если бы я притащила ворона, это выглядело бы крайне подозрительно! А вот гость, — взгляд на Кураму, и я на миг задумалась, — возможный спонсор школы, которого ты пригласила на бал в честь Хэллоуина, в сам раз.

— А зачем Хогвартсу спонсор? — спросил брюнет, не уловив моей мысли.

— После войны школа была сильно разрушена, Хогвартс фактически построили заново. На это, как понимаешь, потребовались большие деньги, которые сильно пошатнули финансовое состояние школы, — задумчиво протянула я. — И пусть Минерва справилась со всем этим мастерски, — усмешка тронула и мои губы, — не без помощи Министра Магии, разумеется, но маленькие затратные неприятности тоже остались. Например, — вновь я замолчала, а затем щелкнула пальцами, найдя чудесный пример, — ты сам мог заметить, как много всякой всячины бродит в здешнем Запретном лесу.

— Да, — кивнул демон. — Я даже приблизительно не могу назвать первоначальный образ некоторых гибридов.

В моем сознании вспыхнул образ черного оленя с зелеными глазами и жуткой вертикальной прорезью зрачка. Затем еще одна картинка: то ли кролик, а возможно заяц зеленого окраса с клыками как у волка, и явно схожими предпочтениями в еде, так как пасть зверя была вся в крови.

— Ладно, Виктория, — пока я смотрела фильм, о магически-аномальных зверьках, Минни пришла к какому-то выводу, — вы можете оставаться здесь, — взгляд на Кураму, — но держите себя в руках.

— Конечно, директриса, — возле нас начали ходить бесстрашные студенты, которые навострили ушки и пытались услышать, о чем мы разговариваем. — Все будет хорошо, — моя милая улыбка, которую я демонстрирую всем во время того, как наступаю на ногу открывшего рот демона.

«Курама, она просто старая перечница, спокойно. Она не хотела тебя обидеть, унизить или задеть, просто женщина не доверяет демонам. Будь добр, сохраняй спокойствие…»

Мысленно просила я друга, до побелевших костяшек на собственной руке сжимая его ладонь. Не зря воздух возле нас сгустился и стал тяжелым, а зал стал еще более мрачным, прямо жутким! Кому-то (не буду показывать пальцем на Кураму) не понравилось, что его просят в столь приказной манере и разговаривают с ним, как со школьником.

«Я с-с-спокоен»

Прошипел демон мысленно, а я сделала вывод, что отпускать его никак нельзя.

«Милый мой демон, тебе уже за сотку давно перевалило. Ты же у меня сдержанный, возраст обязывает…»

Продолжала я читать мантру мужчине, но меня резко перебили.

«Вот именно — рад, что ты это понимаешь. А теперь будь добра, хоз-з-зяйка, отпусти меня!»

Мысленно зарычал демон, и только сейчас я услышала, как заурчало у демона в животе. Моя рука разжалась и я понадеялась, что демон успеет добежать до туалета прежде, чем случится конфуз.

«От чего это так?»

Успела вдогонку брюнету подумать я, и получила очень злобную мысль в ответ.

«Теперь питаюсь растениями!»

И вот после такого, я застыла как соляной столб. С чего это демон, стал вегетарианцем? Он ведь, как и я — без мяса жить не может!

Я немного ошалело огляделась, и поняла крайне неприятный факт. Гермиона Грейнджер куда-то тихонько смылась, пока я беседовала с демоном и директрисой. Подруга еще называется! Увидев гриффиндорку стоящую рядом с несчастным, чуть ли не плачущим — аж смотреть противно — Поттером и Уизли. У рыжего, что примечательно, раскраска костюма была эдакой «вырви глаз», но я не стала заострять на этом внимание. Меня больше интересовала моя очень холодная мстя, которую я с остервенением обдумывала.

Двери Большого зала открылись и нас запустили внутрь. В уши сразу хлынула какая-то веселая музыка, заставив меня сморщить носик. Сегодня Хэллоуин, а не Рождество! Почему они пускают такую неподходящую музыку? Я отошла к стене и окинула цепким взглядом зал, выискивая своих жертв. Неподалёку стояла милая Золотая троица, а чудь дальше, так же как и я, подпирая стеночку и попутно о чем-то негромко шушукаясь, стояли Снейп и Малфой-старший.

Музыка стихла, а голос взяла Минерва. Почувствовав на себе чей-то недобрый взгляд, я подняла глаза и столкнулась с испепеляющими меня черными глазами Курамы. Почему-то стало стыдно. Демон пусть и держался молодцом, я сумела разглядеть сероватый оттенок его кожи. Брюнета немного потряхивало, а взгляд черных глаз вновь устремился к выходу. Меня начала разъедать злость, не люблю быть виноватой, а когда еще не знаешь, из-за чего стоит извиниться и что исправить…

В общем, и до того не слишком радостное настроение упало ниже Тайной комнаты. Другими словами, Виктории Воканс снесло крышу. Ладно, может не совсем крышу, но стыд отшибло точно, а посему после конца речи директрисы, я направилась прямиком к профессору Снейпу. В голову пришел первый урок зельеварения и еще одна крайне интересная информация о роде Принц.

— Доброго вечера, профессор Снейп, — полностью игнорируя Малфоя, поприветствовала я учителя.

— Доброго, мисс Воканс, — кивнул брюнет и приподнял бровь, как бы спрашивая, зачем я подошла.

Я не стала долго мяться или ходить кругами, решив сразу прыгнуть с места в карьер. Поэтому, решительно выпалила:

— Предлагаю сделку! — негромко, но внятно проговорила я. Кто-то белокурый и сероглазый закашлялся, а я бесстрашно продолжила: — Помните зелье, которое я приготовила на первой лекции, эликсир вечной молодости?

— Разумеется, — прищурился преподаватель, а взгляд его стал заинтересованным.

— Думаю, вы так и не сумели совершенно верно сварить это зелье? — предположила я и улыбнулась, заметив, как мужчина поджал губы. — Мое предложение, я даю вам правильный рецепт зелья и рассказываю вам кое-что, что заинтересует вас, а вы… — я сделала короткую паузу, — потанцуете, — кивок на уже кружащиеся в танце пары.

— Хотите со мной станцевать? — саркастически приподнял брови мужчина, а я позволила себе опять улыбнуться.

— Нет, профессор, — коротко ответила я, и решила сделать приманку более заманчивой. — К рецепту будет прилагаться возможность запатентовать его, на ваше имя, как ваше изобретение, — услышали бы меня сейчас покойные родственники, шею бы мне свернули за такие дары, но сейчас именно я глава рода. — Так же, информация, которую я вам хочу поведать, касается вас напрямую.

— И с кем же мне предстоит станцевать? — нет, Снейп не соглашался, но явно подумывал о такой возможности. Это уже хорошо.

— С Гермионой Грейнджер, — я очень надеюсь, что моя улыбка не похожа на оскал аллигатора. — Не спрашивайте почему, профессор, просто так надо.

Я совсем не ожидала, что у меня окажется поддержка в чьём-то лице, но она появилась:

— Сев, — хмыкнул сбоку Малфой, — Воканс права, иди, потанцуй с Грейнджер и получи этот рецепт, — Люциус улыбнулся. — Думаешь, я не помню, как ты носился сам не свой, пытаясь вычислить все ингредиенты и еще что-то там? — с потрохами сдал друга блондин, а я, кажется, начала понемногу оттаивать.

— Мистер Снейп, — мне ведь надо уговаривать брюнета, а не Малфою, — если вы не хотите получить рецепт на руки. Да я его и не помню, если быть честной, — зелья я готовлю интуитивно, — могу просто понаблюдать за тем, как вы его варите, и попутно буду комментировать ваши действия, — я вдруг осознала, почему Снейп еще не согласился. Он ученый, гордый ученый, который хочет ко всему дойти своим умом. Ему в Гриффиндор надо было попасть с таким взглядом на мир.

— То есть, мне просто необходимо потанцевать с мисс Грейнджер? — спросил Снейп, а мне захотелось запищать и бросится к кому-то белокурому на шею. Я, разумеется, сдержалась и позволила лишь бросить радостный взгляд своему нежданному «союзнику».

— Желательно потанцевать с Мионой и занять ее на оставшийся вечер, — взгляд на подругу и я тихо, но зло добавила: — чтобы к ней Уизли больше не подошел.

— Хорошо, — как-то слишком быстро согласился Снейп и направился к Мионе.

— И зачем тебе это понадобилось, — провожая взглядом друга, спросил Малфой.

— Честно? — глянула я на блондина. — Вы посмотрите на ее платье и вообще на нее, — шепотом предложила я, — она красавица. А теперь гляньте на рыжего, — я скривилась, — малиновый пиджак, темно-бордовые штаны и белая рубашка в синие полоски. А этот ужасный галстук ядовито зеленого цвета с ярким желтым узором?!

— То есть, — Малфой вздернул блондинистые брови вверх, — тебе… точнее твоей подруге Уизли не подходит по костюму?

— Это не костюм, — мотнула я головой, — это убожество, от которого мое чувство прекрасного страдает! А, в общем, — я сделала вид, что задумалась, — вы невероятно точно уловили мою мысль. Черный цвет мантии профессора Снейпа к платью Мионы явно подходит лучше.

— А к вашему платью, какой цвет лучше подходит, — со смешком спросил Малфой и мне почудился подвох в его вопросе. Но я отбросила всякие сомнения и задумалась уже всерьез:

— К моему, — взгляд на темно-синюю ткань платья, — тоже черный либо серый. Замечательно пошел бы светло-серебряный костюм, но и темно-серебристый… — я запнулась, только сейчас осознав, что Малфой оделся сегодня в серые тона.

— В таком случае, Воканс, — хищная улыбка скользнула по губам мужчины, — думаю, ты не откажешь мне в танце?

И Малфой протянул мне руку в белой перчатке. Мои пальцы мелко подрагивали, когда я, как завороженная вкладывала их в ладонь профессора ЗОТИ.

«Жаль, что каблуки у меня не высокие…» — успела мелькнуть у меня в мозгу здравая и немного зловредная мысль, прежде чем мою тушку закружили в танце.

✡🔯✡

Встреча — начало разлуки.

Японская пословица

Этим вечером ученики и учителя много потрясений испытали. То Джиневра Уизли на бал с Драко Малфоем пришла, полностью проигнорировав Поттера. То гость неожиданный на балу появился, столь же красивый, как и опасный — явно с Воканс знакомый. То сам Северус Снейп пригласил на танец никого иного, как ученицу восьмого курса, Гермиону Грейнджер, а та в свою очередь согласилась, покраснев пуще свеклы. И на фоне всего этого, танец преподавателя ЗОТИ с голубоглазой ученицей восьмого курса мало кого уже впечатлил. Тем не менее, танец Малфоя-старшего с Викторией тоже вскоре станет причиной новой волны сплетен, как и все ранее перечисленное. Но сейчас, не время думать о тихом шепоте за спиной, который ты слышишь, стоит тебе пройтись по коридору, или просто обернуться ко всем пятой точкой. И наши герои не думали об этом, просто получая удовольствие от жизни именно сейчас.

Хотя мало кто догадывался, что этим волшебным вечером территорию Хогвартса посетил не один незваный гость (Курама), а еще двое. Но обо всем по порядку…

Быстрые шаги разрезают странную тишину, царившую в холле. Странную, потому что за дверьми в Большом зале сейчас играла отнюдь не тихая музыка, да и гул голосов, чей-то веселый смех. Но в холле было совсем тихо. Чары, подумала голубоглазая брюнетка, мышкой выскользнувшая из бального зала. Теперь она стремительно шагала к дверям, ведущим наружу, на свободу и свежий воздух. Виктории и вправду было дурно, это не была отговорка, имеющая цель уйти от вполне хорошего общества Люциуса Малфоя. Косые, удивленные взгляды не трогали девушку и она бы, пожалуй, согласилась провести весь оставшийся вечер рядом с белокурым волшебником, болтая обо всем и ни о чем. Малфой был сегодня на удивление спокойным и общительным, а еще чуточку галантным, что в сравнении с его предыдущим поведением, подкупало. Рядом с Люциусом Виктории было удобно и спокойно, но когда мужчина отошел за напитками…

Гнев и желание мстить в девушке уже давно улеглось, где-то между первым и третьим па с Малфоем. Место негативных эмоций заняло веселье и увлекательные разговоры с сероглазым магом, но вот объект, который до этого отвлекал молодую девушку от всего, пропал. И Виктория услышала музыку, то веселую, то печальную, которая сменялась так быстро, что кружилась голова. Еще и этот смех отовсюду, радость. В какой-то момент, Воканс просто накрыло. Брюнетке вдруг стало тяжело дышать, а преграда, где-то глубоко стойко держащая до этого времени все плохие эмоции и воспоминания поддалась. Не сломалась, но на какой-то промежуток времени опустилась. Спасением стал Малфой, который в кратчайшие сроки вернулся с двумя бокалами сока — иного в школе не наливали, даже учителям, разве что еще воды и пунша. Быстро опустошив стеклянную емкость, Воканс ушла, сославшись на дурноту.

В голове девушки билось лишь одно «Не плакать — поводов для слез нет!». И ничего, что она последняя живая Воканс. Ничего, что она запуталась в загадке, и не может ее разгадать. Ничего, что внутри так пусто и холодно и есть лишь одно желание: повыть на луну. Ничего…

Демонолог тряхнула головой, прогоняя глупые мысли. У нее были друзья, хорошие и надежные, готовые поддержать и помочь в любую минуту. У нее имелся личный демон, способный подсказать что-то дельное. У нее был опекун, к которому она могла обратиться за советом. А внутренние терзания и распри? Глупость, которая скоро пройдет. Стоит лишь выйти на улицу и вдохнуть ледяной воздух. Почувствовать, как мурашки бегут по телу, от холодного осеннего ветерка и осознать, что ты жива.

Воканс бесстрашно и отчаянно глупо пошла к запретному лесу, совсем не беспокоясь, что одета не по погоде. В конце концов, у нее имелся не малый запас качественных лечебных зелий. Но об ее внешнем виде подумал кое-кто другой. Кое-кто наплевательски отнёсшийся к роли гостя на балу в честь праздника мертвых. Курама накинул черный плащ на плечи хозяйки, молча. Демон чувствовал, в каком она состоянии, и беспокоить ее не следовало. Впрочем, девушка заговорила сама:

— Почему ты прекратил кушать мясо? — тихо спросила брюнетка.

— Свои собственные слова забыла? — неучтиво ответил вопросом на вопрос черноглазый. — Нехорошо Виктория, очень плохо.

— Ты прав, — не стала спорить девушка, свои слова стоит помнить всегда. — И прости, отменяю свой приказ, — слабо улыбнулась брюнетка, — кушай, что хочешь и сколько захочешь.

Демон с Воканс подошли к окраине леса.

— Прощаю, — великодушно хмыкнул мужчина, и его реплика не осталась, не прокомментирована:

— За что? — из-за дерева вынырнула белокурая макушка.

— Светозар?! — удивленно воскликнула Виктория, в отличие от своего спутника не почувствовавшая приближения ангела.

— Привет, — лучисто улыбнулся кареглазый и распахнул руки, приглашая в объятья. — Так за что тебя прощает Курама? — вновь полюбопытствовал ангел, крепко обнимая подругу.

— Да так, — немного смущено отозвалась девушка, — мелочь! — и, задумавшись, тихо добавила: — Из-за которой у Курамы несварение случилось.

— Человечка! — возмущенно воскликнул демон.

— Ты меня заинтересовала, — посмеиваясь, сказал ангел.

— Ребят! — неожиданно воскликнула Воканс, и ее глаза весело заблестели. — Давайте устроим гонку? — девушка сложила ладошки домиком, и умоляюще взглянула на друзей.

— Я не против, — карие глаза тоже вспыхнули азартом, а улыбка Светика стала еще шире.

— Поучаствую, — закатил глаза демон, под двумя горящими взглядами. — Вот только где?

— Предлагаю поле для квиддича, там у вас и трасса будет! — Воканс уже все продумала. — Чур, я ставлю на… — томительная пауза, — Светика!

— Хозяйка! — возмутился демон, который не ожидал такой подставы.

— Тогда я поставлю на Кураму, — еще одна фигура выпорхнула из тени деревьев.

— Ван Хельсинг! — два мужских вопля слились в один, и немного заглушили другой, не менее громкий:

— Максимилиан! — Виктория аж подпрыгнула от радости, но сдержалась и не бросилась на шею опекуна. Как-никак отношения у них приятельские порой теплые, а порой строго официальные и брюнетка уже давно запуталась во всем этом. Но метания девушки новый глава ОРДеДе решил сам, просто сделал шаг к ней и обнял.

В это же время два существа переглянулись, пусть и один был светлым, а второй темным, оба не почувствовали человека. И теперь демон с ангелом пытались без слов поговорить.

— Что ты здесь делаешь? — от близкой к истерике девушки и следа не осталось, в Воканс сияла как новая монетка. — И ты тоже, — взгляд на Светика. — Что вы оба здесь делаете?..

✡🔯✡

С глупцом расстаться — всё равно, что повстречаться с умным.

Имам Али

Ночь, это самое прекрасное время суток, а ночные коридоры Хогвартса столь изменчивы. Кому-то они кажутся жуткими, с этими большими тенями, которые откидывают доспехи и холодным, пробирающим до костей, ветерком. Другие же увидят здесь неприкрытую романтику — загадочный полумрак и лишь луна (да несколько еле тлеющих факелов на стенах) освещает пространство. Подобие романтики видел и Рональд Уизли, выскользнувший вслед за подругой из Большого зала. Правда, сделал это Тузик не так незаметно, как ему хотелось бы. Нет, Гермиона, которой сильно приспичило посетить дамскую комнату, его не заметила. Но вот Снейп чудесно видел не малую тушку Уизли вышедшую за Мионой в холл.

— Герм, постой! — воскликнул запыхавшийся парень, с ужасной физической подготовкой. Всего несколько лестничных пролетов Рон проследовал за шатенкой, а уже дышал как загнанная лошадь.

Несмотря на то, что вечер у рыжего начинался вполне хорошо. Гермиона сама подошла к ним с Гарри и в дальнейшем была рядом с «друзьями», вяло поддерживая разговор. А вот его продолжение вечера выдалось кошмарным. Мало того, что ужас подземелий Хогвартса утащил Гермиону танцевать, так еще и занял разговором девушку до такой степени, что та сама не хотела отходить от профессора! И лишь спустя добрый час отошла — не по своей воле и не к друзьям, а по нуждам организма в туалет. Отлучалась гриффиндорка ненадолго, всего на минутку — как сама себе пообещала шатенка. Вот только ее планам было не суждено сбыться из-за одного рыжего придурка, возомнившего себя героем романа. Угу, именно этим были продиктованы его действия: крепкие медвежьи объятья и прижатие хрупкого, между прочим, тельца Мионы к холодной стене. Этим, и алкоголем, которого он неплохо так хлебнул перед балом — для храбрости, исключительно.

— Что ты творишь? — прошипела девушка, пытаясь вывернуться из хватки. Она так и знала, не надо было останавливаться и ждать Рональда, необходимо было продолжать свой путь к фарфоровому другу. — Пусти меня, немедленно! — голос Гермионы с каждым словом становился выше на тон, в конечном итоге доходя до крика.

— Да ладно, Герм, — дыхнул на нее парень, а девушка скривилась. Не любила она алкоголь.

— Ты пьян?! — быстрее утверждение, нежели вопрос. — Рональд Уизли, сию же минуту отпустил меня!

Вот только парень девушку не слушал, он потянулся губами к ее губам. Когда Гермиона осознала намерения Тузика, нет, не было слишком поздно. Просто к горлу Грейнджер тошнота подкатила. А в глубине души очень сильное нежелание целоваться со своим «парнем», точно уже бывшим, поднялось. Настолько, что она зажмурилась и отвернула голову — возможности вытащить палочку не было, да и волшебница не вспомнила об этом, слишком испугалась. Ведь ситуация реально жуткая складывалась: тебя прижимают к стене и пытаются поцеловать, а ты вырваться не можешь.

— Что здесь происходит? — ледяной голос Снейпа мог заморозить океан, но Грейнджер от этого звучания стало легко и тепло. Девушка открыла глаза, в которых застыли слезы. И встретилась со злым взглядом черных, как бездна глаз.

Северус смешался, увидев страх и отвращение в карих глазах заучки. Последовав за двумя студентами, он не мог даже себе объяснить, так же как и не мог понять, зачем вмешался. Но сейчас в профессоре вспыхнула уверенность, твердая и непоколебимая — направившись вслед за Грейнджер и Уизли, он поступил правильно.

— Ничего, — рыжий в течение секунды выпустил подругу, и попытался… спрятаться за нее. — Ик! — встретившись с полным холодной ярости взглядом бездушных глаз Северуса, выдал парень.

— Да неужели, мистер Уизли? — ядовито спросил учитель. Снейп бы смешал с грязью рыжего недоноска сейчас, да…

Всхлип — тихий, и жалобный.

Комментарий к 33. Начало Хэллоуина, конец бала! Ну что же... удалось мне быстрее эту часть выставить, чем я планировала)))

====== 34. Конец ======

Отдельные возмущения укрепляют деспотизм.

Пьер Буаст

Кто в здравом рассудке пойдет холодной осенней ночью гулять по улице в открытом платье? Вот и Люциус Малфой, думал, что таких сумасшедших не существует, но Виктория любит удивлять людей! И именно поэтому Люциус сейчас шел к стадиону, где проходили соревнования команд по квиддичу. Вообще Малфой-старший был сегодня крайне удивлен, когда оказалось, что с маленькой наглой нахалкой, так часто срывающей ему уроки и недавно укравшей палочку, можно так хорошо проводить время. Конечно, аристократу хотелось хорошенько отлупить девчонку за тот проступок в холле, но перебесившись, он признал ее выходку довольно забавной. Следовательно, когда вечером на балу Воканс подошла к ним с Северусом, Малфой воспринял ее спокойно и очень забавлялся, наблюдая, как она его показательно игнорирует. А ее убийственное предложение Снейпу? Даже Люциус, часто подшучивавший над другом, никогда бы не предложил такое Северусу. Но все же идея заставить Северуса потанцевать, была невероятно заманчива и Люциус не смог устоять. Он начал помогать ученице, уговаривать зельевара. Впрочем, насладиться видом танцующего Ужаса Подземелий Хогвартса блондин не сумел. Слишком заманчиво было желание покружиться в танце с Воканс, у которой на щеках выступил такой милый румянец. А как приятно было смотреть на ее обычно бледное личико, во время разговора с ним, ставшее таким алым? А оторвать взгляд от ее робкой улыбки? Да Люциус Малфой сам себя не узнавал в этот вечер.

Но когда сероглазый вернулся к своей собеседнице с соком, он увидел буквально мертвенно-бледную кожу и потухшие голубые глаза. Залпом, выпив содержимое бокала, Виктория покинула зал, сославшись на плохое самочувствие. И Малфой ни на секунду не усомнился в правдивости ее слов, но спустя двадцать минут блондин не выдержал, и отправился в пустой холл. Он волновался за эту маленькую чертовку, и ему было необходимо знать, где она и как себя чувствует. Применив заклятие поисковик, и воскресив в памяти образ голубоглазой брюнетки, сильно удивился, увидев тонкую нить, тянувшуюся со стороны входных дверей. И мужчине ничего не оставалось, как последовать за заклятием к полю для квиддича.

✡🔯✡

Все, что ты говоришь, говорит о тебе, и особенно то, что ты говоришь о других.

Поль Валери

— Как это понимать? — раздалось за спинами разномастной кампании. — Кто вы такие, и что делаете на территории школы? — строгим голосом вопросил… никто иной, как Люциус Малфой.

Невообразимые серые глаза обвели внимательным взглядом всех присутствующих, а затем требовательно уставились на меня. А я что? Я ни в чем не виновата!

— Малфой! — немного удивленно воскликнул Максимилиан, стоящий возле меня. А еще в голосе главы ОРДеДе звучали странные нотки, а в глазах читалось неодобрение, призрение и превосходство. Я прямо не узнала Ван Хельсинга.

— Мы знакомы? — осведомился Малфой, кривя уголки губ в высокомерной улыбочке. Здесь и сейчас, я вдруг в полной мере осознала, что мой профессор все-таки настоящий лорд.

— Заочно, — хмыкнул Макс. — Ты был такой занозой в одном месте, — в лоб сообщил глава ОРДеДе. Именно поэтому у Максимилиана проблемы с коммуникацией с другими людьми. Он говорит все как есть, в лицо. И для демонолога это прекрасно, а для простого человека… чревато.

— Сейчас не являюсь? — поинтересовался Малфой, но интерес демонолога к нему иссяк, и ответа не последовало.

Ван Хельсинг перевел вопросительный взгляд на меня. А я вновь, ни в чем не виновата! Впрочем, ответить опекуну пришлось:

— Я мешаю ему на занятиях и вообще отравляю жизнь в школе как могу, — отрапортовала под тяжелым взглядом мужчины.

— Что? — сбоку удивленно спросил Малфой, а затем требовательно: — Так ты это специально?!

— Нет, бездна, — фыркнула я, смотря в серые глаза, — я это от большой любви и уважения к вам.

— Почему? — белая бровь вздернулась вверх, а за меня ответил Макс:

— Ты Киртану немало крови попортил, — низким, прокуренным голосом хохотнул Макс. — Честно, у нас весь отдел ставки делал, когда ты помрешь от очередного демонического артефакта, но тебе невероятно везло…

— Стоп, что?! — возмутилась я. — Какие еще ставки и почему я не знала об этом? — искренне негодовала я, и уже обиженно: — Я думала, у нас играют только на то, кто первый артефакт добудет, Малфой или все же Киртан.

— И после этого демонов еще кровожадными называют? — усмехнулся Курама.

— И меня, — по-доброму улыбнулся Светик, а у меня по коже табун мурашек прошелся. Я, конечно, люблю этого блондина кареглазого, но это не отменяет того факта, что этот ангел бывает жутким.

— Так кто вы? — вспомнил о своих вопросах Малфой: — И что здесь делаете?

— Это Курама, — кивок на демона, — с которым вы уже знакомы. Это Максимилиан Ван Хельсинг, — указываю рукой в сторону демонолога, — мой опекун, а это Светозар, — подхожу к кареглазому блондину и вопросительно заглядываю в глаза, — он ангел, — спокойно говорю я, получив легкий одобрительный кивок Светика. Как-никак это его тайна, и без разрешения разглашать ее будет некрасиво, хотя лично мне простительно.

— Ангел? — брови блондина аристократичного обещали соприкоснуться с белыми волосами на макушке.

— Именно, — кивнула я. — А сейчас давайте устроим, наконец, гонку? — мои глаза весело блеснули.

— Что за… — хотел что-то сказать Малфой, но его перебили. И в этот раз даже не я, это сделал Макс.

— Помолчи и просто смотри, — вздохнул опекун. — Поверь, ты не увидишь этого больше нигде.

— Какая дистанция? — задала я животрепещущий вопрос. — Или сколько кругов?

— Шесть, — быстро сказал Курама, но я была не согласна.

— Тринадцать, — я же не хочу, чтобы Светик заведомо был в проигрыше.

— Пятнадцать, — внес свое предложение Хельсинг.

— Согласен, — вступил в разговор Светозар. Оба пытались избежать долгого спора между мной и Курамой. Сразу видно — опытные.

Мое обиженное «Согласна!» и не менее злое «Согласен!» демона, было произнесено в один и тот же момент.

— В чем разница? — не внял совету демонолога Малфой, за что и нарвался на пренебрежительное:

— Возможно в километраже? — насмешливо спросил язвительный Макс.

Я закатила глаза. Знаю, я такая же мстительная и злобная, но…

— Счастливое число демонов — шесть, то есть заведомый проигрыш ангела. А самое положительное число для ангела — тринадцать, то есть полное уменьшение шансов на выигрыш демона.

— А пятнадцать? — вновь спросил Люциус, решив попользоваться моим расположением к нему.

— Просто число, — ответила я спокойно.

Тем же временем Светик и Курама отошли от нас. Мгновение, и вместо двух красавцев-мужчин два ворона. Один белый, второй черный. Птицы взмыли вверх, и при свете луны можно было увидеть как перья на конце хвостов и крыльев превратились в пламя. У ангела белое, у демона черное. Зрелище это было завораживающим, в особенность, когда состязание началось.

— Ты как? — тихо спросил подошедший сзади Макс. И, не дожидаясь моего ответа продолжил: — Прости, что не увиделся с тобой за все это время ни разу. Просто в отделе сейчас завал и… это не оправдание.

— Все в порядке, — я улыбнулась, наблюдая за птицами.

— Не в порядке, — вздохнул шатен, у которого совесть проснулась. — Я ведь даже лично не сообщил тебе, что стал твоим опекуном, просто написал это письмо и…

— И очень хорошо, что я это прочла, а не услышала от тебя, — я обернулась и, схватив ледяную ладонь Хельсинга, сжала ее. — Я, честно говоря, была в шоке и, наверное, начала бы бросаться колюще режущими предметами, — демонолог прищурился, — исключительно от радости! — поспешила заверить я.

— Конечно, — покачал головой Макс.

— Еще кое-что, — добавила я, прищурившись, — как только закончу свои дела в Хогвартсе, вернусь в отдел и буду тебе помогать.

— А как иначе? — приподнял бровь мужчина. — Спихну на тебя всю бумажную волокиту, как Киртан.

— Между прочим, — я недобро нахмурилась, — это была твоя работа.

— Да моя, но делала ее ты, а зарплата приходила мне, — злорадствовал Хельсинг.

— Ну, дядя говорил, что эти деньги идут на помощь убогим, — я сделала паузу, давая прочувствовать собеседнику весь трагизм ситуации. — В голову первым приходил ты, — мужчина сердито фыркнул. — Но возвращаясь к серьёзным вещам, важные бумаги, на которых необходима твоя подпись я не смогу заверять, — мило улыбнулась я. — Так что тут ты в пролете, скинуть на меня бумажную волокиту тебе не удастся.

— Да неужели? — деланно удивился демонолог. — Интеллигент ты наш, думаешь, я не знаю, что ты уже в десять лет идеально подделывала подпись Киртана?

— Видимо не идеально, — я надулась, — раз ты об этом прознал.

— Я это видел в твоих воспоминаниях, — сказал менталист, чтобы его бездна…

Еще одна причина, по которой общение с данным шатеном было затруднительно. Тяжелый пронзительный взгляд темных глаз не давал соврать, а некоторых вообще заикаться заставлял. Я вот, например, сразу выдавала всю информацию необходимую Максу, когда он на меня внимательно глядел.

— Я не согласна на таких условиях помогать тебе! — возмутилась я, правда тихо. Ведь у меня не было никакого желания, чтобы увлёкшийся скоростным полетом ангела и демона профессор, обратил свое внимание на наш с Максом укромный разговор.

— Ладно, — смиловался глава ОРДеДе, — месяц все бумажные дела на тебе, месяц на мне.

— И я стану твоим личным помощником, — добавила я, широко улыбнувшись.

— Так и быть, — кивнув мужчина, — но за это ты первый раз отработаешь два месяца в моем кабинете, пока я…

— Будешь развлекаться с демонами, — закончила я.

— Нет, Воканс, — усмехнулся Максимилиан. — Рогатые жалуют только тебя, и только с тобой распивают алкоголь, душевно при этом болтая.

— Это было всего несколько раз! — возмутилась я. — Пью я только с Локи, — обиженно добавила я, — и совсем немного.

— Да-да, — важно покивал головой шатен. — А потом мне и Киру докладывали, что ты на спор целуешься со всеми подряд и…

— Да это всего раз было! — я и вправду всего раз по пьянке поцеловалась. — У меня повод, между прочим, был, — сделала я важный вид, — я диплом защитила тогда.

В кармане Макса что-то пиликнуло, и он достал телефон, проверяя сообщения. Я повернулась, чтобы не сверлить демонолога завистливым взглядом. Он и вправду хорошо разбирался в технологиях, даже смог та-а-ак поколдовать над своим телефоном, что он нормально работает даже в местах, где есть магия. Зато я увидела, как вороны достигли финиша, и победил… никто. Ничья получилась, впрочем, так почти всегда. Силы у Курамы и Светика одинаковой мощности, так что победа редко достается кому-то. Тем не менее, поспорить на число кругов, а потом на то, кто первым пересек черту, никто не мешает. Но в этот раз споров между мной и Курамой не возникло. Как только вороны приняли человеческое обличие и приблизились к нам, у меня за спиной раздалось:

— Вика, прости, — немного виновато произнес Ван Хельсинг. — Мне пора бежать, какое-то происшествие в отделе. Ничего страшного не произошло, — демонолог бросил взгляд на Малфоя, намекая, что при нем говорить о подробностях не будет. — Но мое присутствие необходимо.

— Да конечно, — кивнула я и на прощание обняла Макса.

— Постарайся утихомирить свою любопытную и вредную натуру еще на десять дней, — потрепал меня по макушке шатен.

— Увидимся, — бросила я в спину удаляющемуся Хельсингу. В отличие от меня, он не мог трансгрессировать с территории Хогвартса. Демонолог не оборачиваясь, махнул мне рукой.

— Мне тоже пора, — мягко улыбнулся Светозар и тоже полез обниматься на прощание. И ровно в этот момент в желудке у Курамы заурчало, а на меня жалобно уставились черные глаза.

— Я ж уже разрешила, — мученически вздохнув, фыркнула я.

— Светозар, — демон бросил вопросительный взгляд на кареглазого блондина.

— Разумеется, — кивнул тот, без каких-либо объяснений понимая Кураму.

«Дармоед»

Мысленно фыркнула я, транслируя демону картинку с его «запасами» еды.

«А сама?»

Курама показал мне воспоминание, где я в своем новом платье. Я закатила глаза и недовольно зыркнула на брюнета. А Светик реально у нас ангел, кто бы еще стал терпеть такого нахлебника как Курама и вечно клянчащую деньги меня? Хотя в последнем сам виноват, нечего было мне на каждый праздник круглые суммы дарить, а потом безотказно давать все, что моей душе захотелось. Если честно, именно Светозар меня и разбаловал.

Пока я размышляла, демон и ангел удалились от нас, о чем-то переговариваясь, а я перевела взгляд на очень задумчивого Малфоя. Люциус стоял, немного расфокусировано смотря перед собой, и кажется, даже не заметил ухода моих друзей.

— Мистер Малфой, — тихо позвала я, вырывая профессора из размышлений.

— А? — мужчина огляделся по сторонам.

— Б, — улыбнулась я. — Давайте возвращаться в школу, профессор.

Мужчина кивнул, и мы направились к замку. Странно, но никаких вопросов не последовало, и я заволновалась. Как-никак этот вечер я неплохо провела с ним и…

— Все в порядке? — мягко спросила я.

— Да, — задумчиво произнес мужчина.

— Простите, — мне вдруг стало стыдно, хотя поводов, в общем-то, и не имелось. Хотелось извиниться перед блондином и объясниться: — Простите, что не давала вести вам нормально уроки и за Максимилиана простите, но вы… вы заслужили! — твердо произнесла я.

— Это я уже понял, — весело отозвался аристократ, — только не до конца понял, за что?

— Ну… — я попыталась сформулировать предложение максимально точно: — Вы Киртану работать не давали нормально, часто уводили у него из-под носа всякие старинные артефакты. А они опасные очень были, — тихо ответила я.

— Они были как-то связаны с демонами? — приподнял брови сероглазый волшебник.

— Не всегда, — помотала я головой. — Дело в том, что в отделе зачастую работают люди, хорошо знающие древние языки и руны. Чаще всего именно древними рунами, когда-то заклинали и проклинали разные безделушки. Поэтому наш отдел также специализируется по старым опасным реликвиям и остальным вещам, которые так или иначе связаны с магической историей. Демонология это главная отрасль отдела, которую очень мало людей практикует, — зачем я это все ему вообще рассказываю?

Мы подошли к замку, а я вдруг осознала, что слишком сильно разоткровенничалась. И с кем? С Люциусом Малфоем — бывшим Пожирателем Смерти, некогда сидящим в Азкабане. С несносным высокомерным типом, который слишком пренебрежительно обращается ко мне. Я бы и дальше занималась мысленным самобичеванием, если бы Малфой не пошел на мировую:

— Мисс Воканс, — сказал он… вежливо?! — Думаю мы с вами не с того начали…

— Э-нет профессор, — перебила я. — Лучше дальше величайте меня по фамилии без «мисс» и на «ты». Я уже привыкла, — очень честно сказала я. Было не просто странно, но и неприятно слышать такое официальное обращение от Малфоя.

— Кхм… а кто недавно рычал на меня, требуя уважительного обращения? — вновь становясь невыносимым блондином, поинтересовался Люциус, растягивая тонкие губы в ехидной улыбке.

— Я передумала, — безапелляционно ответила я. — В конце концов, я девушка, и имею полное право менять свое мнение!

Мы так и застыли с магом перед входом в замок, сверля друг друга взглядами. Не злыми или раздраженными, а внимательными и заинтересованными. Некой пикантности ситуации придавал полный диск луны, освещающий пространство вокруг. Еще и эта чертова платиновая прядь волос, падающая на лицо Малфоя и закрывающая его красивые серые глаза. Не выдержав, я протянула руку и убрала мягкий белый локон в сторону, открывая себе обзор на породистое лицо. Странное ощущение, я стою так близко к Люциусу Малфою, а мое сердце бешено бьется. Главное чтобы мужчина не услышал, как непослушный орган отбивает чечетку. Я пытаюсь резко одернуть руку, но ее неожиданно перехватывают и подносят к тонким губам. Поцелуй, пусть и через перчатку обжигает кожу на запястье. А я слышу хриплое:

— Тебе пора возвращаться в башню, бал уже кончился, — блондин отпуская мою руку, открывает входную дверь, пропуская меня вперед. Прекрасный момент не был разрушен, но был упущен. Впрочем, этот вечер удался на славу и единственное, что его омрачало, это мысли о приближающемся Дне Рождении и приезде леди Серсеи.

✡🔯✡

Высушить одну слезу — больше доблести, чем пролить целое море крови.

Джордж Ноэл Гордон Байрон

— Тише, Гермиона, — шептал Северус, поглаживая каштановую макушку рукой, — тише.

А Грейнджер не могла успокоиться. Потому что она никогда бы не ожидала чего-то подобного от Рональда Уизли, друга детства! Пусть даже он был пьян, но в мозгу храброй гриффиндорки этот факт не служил оправданием рыжему. Наоборот, холодный рассудок, который сейчас запрятался в самый далекий закоулок, скрупулёзно записал это как «очередной минус» Рональда.

Гермиона весь сегодняшний вечер была немного, самую капельку невнимательна. Просто девушка никак не могла выкинуть слова и поступки своей соседки по комнате из головы. Во время общения с Гарри и Роном, она была крайне задумчива и лишь танец с профессором, а затем интересный разговор о декорациях Большого зала, отвлекли шатенку от ее тяжелых дум. Она все никак не могла понять Воканс и ее «должна сама понять» — невероятно бесило. Что именно понять? Да, Гермиона нашла все причины, почему хочет быть с Роном и не хочет, а также выписала главные причины, почему ей хотелось бы быть с Северусом Снейпом и не нашла много достойных фактов, почему они не пара. Но Виктория сказала, что второй колонки, относящийся к Северусу и не нужно было, достаточно глянуть на колонку, предназначенную для Уизли. И девушка перебрала в мыслях все предоставленные аргументы и контраргументы, но так и не нашла в них какого-то внятного ответа. Впрочем, ее подруга не читала все, что гриффиндорка написала, как будто восприняла это как слишком личное, чтобы кто-то кроме самой написавшей прочел это. И Грейнджер решила посмотреть на ситуацию со стороны, стороны человека, который мог увидеть…

А что увидела Воканс? Карточку с двумя колонками, одна посвящена Северусу Снейпу, вторая Рональду Уизли. Обе расписаны мелким, но аккуратным почерком. В колонке рыжего десять пунктов, в колонке профессора восемь. Что имела в виду брюнетка? Ну, нашла Гермиона пять причин быть с Роном и пять не быть…

Нет, Гермиона Грейнджер все равно не знала ответ на этот вопрос. Не могла понять, и была намерена с утра помучать подругу, на предмет ответов, но теперь нет. Даже пойми Гермиона, зачем Виктории понадобилась та Мерлинова карточка, решение разрыва отношений с Уизли было окончательным. Он мог остаться ее приятелем, возможно даже другом, но не более. Просто, после случившегося в том темном коридоре Хогвартса, Гермиона поняла, что даже таких невнятных «отношений» между ней и рыжим уже не будет. Гриффиндорка просто не сможет ему довериться, поверить, что когда она захочет остановиться, пусть даже в самый ответственный момент, Рональд остановится. Героиня магической войны была смелой девушкой, но произошедшее этим вечером напугало ее. Вроде и все кончилось, но неприятный осадок и горькая обида душили, заставляя всхлипывать. Но, а тесно прижиматься к профессору Снейпу, который в какой-то момент подхватил ученицу на руки и понес к себе в подземелья, никто девушку не заставлял. Она крепко обнимала Северуса по собственной воле, ни на минуту не задумываясь о приличиях. Просто в крепких руках, а потом и на удобных мужских коленях — было хорошо. В голове шатенки даже мысли не возникло, разжать руки и отстраниться от жилистого, теплого тела учителя. Да, Северус Снейп был именно жилистым, а не тощим, как привычно предполагали ученики.

— Ну не стоит он твоих слез, Гермиона, — тихий шепот опалил маленькое аккуратное ушко девушки.

— Я не из-за него плачу, — всхлипнула Грейнджер и всё-таки оторвала голову от плеча в черном сюртуке. Одет сегодня вечером зельевар был необычно. Цвет одежды все тот же черный конечно, но на мужчине не было привычной черной мантии.

— Тогда почему ты плачешь? — задал вопрос Северус, поглаживая шейку девушки.

— Просто испугалась… — прикрывая глаза от удовольствия, прошептала девушка. Она боролась со странным желанием заурчать, словно кошка и выгнуться, подставляя шею приятным ласкающим движениям волшебника. — Спасибо и прости, — открывая глаза и сосредотачивая взгляд на мужчине, сказала Гермиона, — ты сегодня спас меня и… я вновь развожу сырость у тебя в подземельях, — девушка слабо улыбнулась, даже не заметив, как перешла на «ты».

— Переживу, — усмехнулся мужчина и, закатив глаза предложил: — Может, разожмёшь руки? Я бы смог встать и накапать успокоительного зелья тебе.

— Не-а, — покачала головой шатенка, сильнее сжимая ткань сюртука в кулачках. На щеках у нее выступил легкий румянец, хорошо обозреваемый в свете огня из камина. Гермиона вновь спрятала лицо на плече у профессора, вдыхая приятный аромат мужского тела.

— Ну ладно, — нарушил неловкую тишину голос Снейпа, и в следующую минуту тельце Грейнджер оказалось укрыто теплым пледом. — Здесь прохладно.

Спорить девушка не стала, лишь немного расслабилась, а вскоре и задремала в крепких и надежных объятиях, чувствуя легкие успокаивающие поглаживания в области спины. В отличие от Гермионы, Снейп провалился в сон не сразу. Слишком сильно было желание насладиться моментом, когда девушка, которая нравится тебе, спокойно посапывает у тебя в руках. Мужчина прикрыл глаза, наслаждаясь ощущением бархатной кожи Мионы у себя под пальцами, не зря спина у нее была открыта. Вскоре и Северус уплыл в фантастические сновидения и этой ночью его не тревожили плохие сны. Даже метка, порой ноющая, сейчас была абсолютно спокойна. В гостиной Снейпа царила идиллия, как и во всем замке. Студенты разошлись по гостиным, а затем и по комнатам. Неугомонная Виктория крепко спала у себя в комнате, обнимая подушку. Под утро брюнетка будет клясться себе, что просто душила во сне одного белокурого и сероглазого типа, но никак не обнимала. Сам же Малфой, вдруг ставший грезой для одной голубоглазой студентки тоже изволил отдыхать у себя в покоях. Пожалуй, единственными не спящими существами в замке были призраки и портреты. Альбус Дамблдор тоже не спал, задумчиво вглядываясь в сумрак из позолоченной рамы. Несмотря на все домыслы и фырканья Виктории в его сторону и на его тему, он волновался за юную Воканс. Но даже бывший директор Хогвартса не мог представить себе того, что произойдет в дальнейшем.

Механизм запущен уже давно, но только с прибытием двух новых шестеренок, он начнёт работать в полную мощность. И тогда, наконец, раскроются карты всех игроков. Постепенно спадут маски. И судьба решит, кому предстоит жить, а кому уготована смерть. Случай подумает, устраивают его нынешнее парочки или стоит что-то изменить?