КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406449 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147276
Пользователей - 92516
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Виртуальный Подонок (fb2)

- Виртуальный Подонок [СИ] (а.с. Виртуальный Подонок-1) 1.38 Мб, 412с. (скачать fb2) - Александр Вербовой

Настройки текста:



Виртуальный Подонок

Глава 1. Порог

Очнулся я, совсем не чувствуя тела. Наконец-то! Нет боли, нет судорог, нет давящего чувства в голове. Легкость. Парю в каком-то серебристом сиянии, вокруг кружатся звезды. А может даже целые галактики. Если присмотреться, то, начинает казаться, что можно разглядеть спиральные диски.

Я буду жить! Может быть даже вечно. Вот только с мамой теперь смогу увидеться только тут. Внутри одного из миров. Не настоящих миров. Виртуальных. Но какая разница, при теперешнем уровне развития техники? То, что я играл до того, как началось обострение, было почти невозможно отличить от реальности. А ведь те бродилки были ни разу не премиум класса. Просто способ весело убить время, а для меня еще и забыть ненадолго про боль. Еще до настоящей болезни. Потом и они перестали помогать.

Кажется, это было целую вечность назад. Еще до внедрения единой системы с декларацией о гарантиях. А ведь на самом деле и пары лет не прошло.

Вот только на меня никакие гарантии теперь не распространяются. Я вне закона. Дурацкая политика защиты человечества. Запрет полной виртуализации личности. Даже для смертельно больных. Хорошо, что система разрабатывалась многие годы и все, нужное для полного переноса сознания было в нее включено, и затем всего лишь заблокировано. Осталось только найти лазейку.

А мама у меня ого-го. Сколько нервов и денег ей все это стоило даже подумать страшно. Но еще два часа назад мне было глубоко плевать, почему один из ведущих программистов системы подключает меня к нелегальному считывателю, чтобы залить мою оцифрованную личность в огромную сеть суперкомпьютеров через бэкдор. Лежа на киберносилках, я только и мог что молиться, чтобы все удалось. Ну, или чтобы я умер. Лишь бы прекратилась боль. Любым способом, но главное, чтобы побыстрей.

И вот я здесь. Без прав, без тела, без денег из реального мира. Зато меня отсюда теперь никак не выковырять. Я часть системы. Прав админам не покачаешь, в реальность не вернешься, но зато ни боли, ни настоящей смерти. А найти полянку у реки, где можно плескаться хоть месяц, хоть год — вопрос только моего желания и почти бесконечного времени. Ну и до городка одного за полгода добраться надо. Чтобы с матерью встретиться.

Гоняться за уровнями, достижениями и прочей ерундой я буду потом. Если вообще захочу. Когда надоест бродить по горам, лесам и рекам. Интересно, ведь базовый мир здесь фэнтезийный. До перехода в другие миры надо добираться. Либо платить реальные деньги. Скорее всего, здесь ни кино, ни видосиков. Ни книг. Или что-то есть? Театры, возможно. Только это, наверняка, уже уровень местной элиты. Так что стоит соответственно.

Жаль, мне было не до изучения мира и всяких путей прокачки. Я и в сознании бывал не всегда. Однако то, что готовых рецептов ни у кого нет, понял очень быстро. Создать персонажа дорого, пересоздать еще дороже. А чтобы прощупать разные пути, которых по утверждениям игроков тут море — надо в персонажей вбухать годовой бюджет марсианской колонии. Есть стандартные прокачки воин-маг-стрелок. Но сами же игроки пишут, что все это серость и убогость. И что можно накрутить такое. Вот только секретами делиться не спешат. Может, разве что за деньги.

Вообще система заточена на жизнь в виртуальности, а не для игры и боевок. Вот только как-то не особо верится. Если в мире есть мечи и магия, то ими кто-то наверняка размахивает и бьет. И если ты в ответ не начнешь сопротивляться, то ты проиграл, как ни крути.

Так, хватит о грустном. Разбираться буду на месте. Все равно теперь прошлое навсегда осталось за виртуальной стеной. Вместе с болью. А впереди новые миры. Виртуальные миры без смерти. Но все остальное имеется, пусть и не в полной мере. Боль и страдания? Куда же без них, моих старых знакомых? Чтоб им пусто было. Но ничего не попишешь, раз есть люди, значит, есть страдания. Не будет боли, голода и холода, тогда, в крайнем случае, люди начнут страдать фигней. Как вот сейчас я.

— Желаете приступить к инициализации? — колокольчиком прозвенел приятный женский голос.

А чего тянуть? Терять мне уже нечего. Хотя, мне теперь тут жить. Надеюсь долго и счастливо. А потому не стоит щелкать клювом, а думать головой, как не запороть начало. Первый шаг самый важный. Его потом не переиграть, насколько я знаю. Мне так уж стопроцентно. База персонажа формируется и переносится в новые пространства. Если суметь добраться до портала. Да и в первом мире лучше быть готовым к неприятным сюрпризам.

Что мы имеем? Мир, где нет смерти, но где есть люди. И когда они собираются толпой, они могут звереть от безнаказанности. И если обычный пользователь может выйти в реальный мир, то я нет. Поэтому тюрьма, пытки и прочая гадость может превратить для меня этот мир в ад. А отсутствие связи с администрацией, сделать этот ад вечным. Так что надо защититься как минимум от тюрьмы.

Голод? Его здесь как бы нет. Еда — удовольствие. Вот только без нее система вроде бы режет всякие разные параметры. Может, для таких, как я есть бонусы? Хорошо бы. Стоит поискать, вдруг не все залочили. Что еще? Сила? Ловкость? Магия? Хочу ли я воевать? А зачем?

Хочешь власти, готовься к вечной борьбе. Особенно здесь, где желающих взобраться на вершину по твоему остывающему трупу пруд пруди. Тем более что смерти нет. Власть потерять проще простого, деньги тоже. Умения? Но как без вливания реала и без команды поддержки стать крутым? И опять же зачем?

Что правит миром? Отец говорил — информация. И ее не потеряешь. Значит, мне нужен персонаж, которого нельзя запереть и мучить. Во всяком случае, долго. Которого легче оставить в покое, чем доставать по мелочам. Неприметный, безобидный и ушастый. Ну и глазастый. Информация. Хм. Шпион? Ладно, надо пробовать. Где там этот ангельский голосок?

— Эй, я готов к инициализации!

— Приступаю к сканированию. Оценка реальных возможностей тела и личности.

Ну вот. Быть мне теперь зашуганым хлюпиком-инвалидом. Ну а что? Почти подходит к задуманному мной. Даже, пожалуй, слишком. А что поделать, если большую часть времени я валялся на койке, мучаясь от неизлечимой генетической болезни. Отец вообще так и не дожил до появления возможности перенестись в виртмир.

— Оценка завершена. Стандартная ограниченная десятибалльная шкала. Выход за рамки возможен только в исключительных случаях.

Кратковременная динамическая нагрузка — не определено, принято 5.

Долговременная выносливость — не определено, принято 5.

Скорость мышечной реакции — не определено, принято 5.

Скорость реакции нервной системы — аномальное значение, ограничено 10.

Восприятие — не определено, принято 5.

Интеллектуальные способности — 7.

Способность к обучению — 9.

Внимание, обнаружены признаки цифровой личности. Подтверждение. Отсутствие реального носителя.

Мое сердце, а точнее то, что его тут заменяет, оборвалось. Это конец? Меня сейчас сотрут? Все зря? Мама придет повидаться, а меня нет. Хотя, надеюсь, она не узнает, что все ее старания ни к чему не привели. Ну не пришел, потерялся. Хотя бы успеть насладиться последними секундами без боли. Не так уж их было много в моей довольно короткой жизни.

— Параметры утверждены. Отсутствующие данные заменены усредненными значениями. Скорость реакций ограничена максимально доступной для нервных волокон. Вам предоставлено семь очков для улучшения показателей. Так же вы можете использовать по два очка для открытия дополнительных характеристик. Они не ограничены десятипозиционной шкалой. Обратите внимание, такие характеристики, как мана, регенерация или дух необходимы для дальнейшего развития таких способностей, как магия и морфизм.

Магия. Хочу ли я быть магом? По сути, ради нее, родимой, и создаются фентезийные миры. А еще ради меча. Вот только сражаться я не хочу. Я собираюсь тут жить. Регенерация. Два очка и получаешь пять. Регенерация на уровне 5 вместо двух очков в то, что уже есть. Заманчиво. Наверняка все так и берут.

А где, кстати, равенство? Получается умный и сильный там станет таким же и здесь. И что делать такому инвалиду, как я. С реальным телом, я бы отхватил вообще по единичке почти во всех физических показателях. Или это как-то компенсируется. Вот у меня семь очков, а у других может больше? Или меньше. Не понятно.

И не надо. Так. Магия, пожалуй, мимо. Регенерация. Зачем? Умру и оживу здоровым. Потеря имущества? Тут она полная? Ну, так стандартные шмотки получаешь вместе с новым телом. А мне ничего другого пока и не надо. Ой, чувствую, взвою потом, когда плескаться в теплых волнах ближайшего озерца надоест. Ну да ладно. Дух. Что хоть за штука такая? Вроде в некоторых играх монахам и прочим боевым стоикам полагался.

— Что дает дух? — спрашиваю барышню. Зря она, что ли, тут прописана?

— Дух позволяет применять способности, связанные со способностью преодоления физических и моральных нагрузок. Требует дополнительного подтверждения испытанием.

Ого, что-то элитное.

— Можно текстовый интерфейс для характеристик?

— На период инициализации вам предоставлен интерфейс для визуализации способностей.

Так, "дополнительные". О, тут и харизма. Так, что еще? Воля. Что дает интересно? "Является коэффициентом для характеристик физического плана". Ого, это сила в пять раз подскочит? И ловкость? Дайте две.

Мысленно соглашаюсь расстаться с двумя очками. Появившаяся шкала воли светится единичкой. Что?!

Кратковременная динамическая нагрузка — не определено, принято 5.5.

Долговременная выносливость — не определено, принято 5.5.

Остальное не поменялось. Эй! Верните моих два очка, не надо мне такой воли. Шкала гаснет и исчезает, характеристики опять пятерочки. Ясно. Значит, не два меняешь на пять, а на одно. А точнее на одну десятую, если судить по пересчету эффекта от той же воли. Правда, сразу на два параметра. А может еще на что скрытое влияет. Я так тут на неделю застряну.

Стоит ли брать дух? Как-то все мутно.

Лучше поднять восприятие до десятки. Плюс интеллект и обучаемость тоже на максимум. Владеть миром информации, так уж по полной! Кстати, а интеллект реально на что-то влияет, если его поднять? Так, подсказка. "Объем дополнительных вычислительных мощностей, выделяемых для персонажа". Это они уже для меня подсказку переиначили, как для полного виртуала? Или обычные игроки тоже могут, как бы поумнеть, зайдя в игру? В любом случае звучит вкусно.

Стоп, семи очков чтоб поднять к десяткам все не хватит. Самое обидное — восприятие пятерка. А как без него добывать информацию? Ведь мир дается нам в ощущениях! А я собираюсь в нем жить, а не играть. И наслаждаться жизнью.

Снимаю по единичке с кратковременной нагрузки и долговременной выносливости. Эх, не быть мне марафонцем и штангистом. Если что-то пойдет не так, то я стану самым унылым чудиком в этой фентезийной вселенной. А ведь еще расу выбирать.

Так, получилось нечто люто перекошенное. Аж несуществующие пока зубы от страха сводит. Ух.

Кратковременная динамическая нагрузка — 4.

Долговременная выносливость — 4.

Скорость мышечной реакции — 5.

Скорость реакции нервной системы — 10.

Восприятие — 10.

Интеллектуальные способности — 10.

Способность к обучению — 10.

Я псих? По любому. Поэтому ко мне лучше не лезть! Что дальше?

Видимо последнее произношу вслух или девица, что ни разу не странно, читает мысли.

— Три параметра подняты до максимума дополнительными очками и требуют подтверждения испытаниями. Желаете начать? Предупреждение. При провале испытаний возможна потеря до двух очков на каждой характеристике. Желаете перераспределить? Подсказка: значение девять не требует прохождения испытания.

Серьезно? Это я сейчас могу угробить сразу шесть очков. И превратиться в окончательного задохлика? И ведь потом не пересоздашься. Вот это запара. Ай, плевать. Все равно я собирался тихо бродить по миру. Хотя бы попытаюсь сделать процесс максимально комфортным. Интересно, магию тоже надо испытанием подтверждать? Зато теперь понятно, почему готовых рецептов по системе нет. Тут ведь просто повторить свой собственный билд уже огромная проблема.

— Поехали, детка! Кто не рискует, тот не пьет шампанское.

Глава 2. Испытания

— Вам будет передано управление персонажем, не являющимся собственностью пользователя. Все ваши характеристики временно приравниваются к характеристикам полученного персонажа. Не желательно явно демонстрировать окружающим, что настоящий человек перехватил контроль над их соратником. Раскрытие информации о прохождении испытания категорически запрещено и приравнивается к провалу. Минус два очка характеристики.

— А какой?

— Дополнительная информация не доступна.

Во, я встрял. Это я, значит, буду за непись играть. Забавно. И часто такое случается? Ну, ок. Поехали.

Осознал я себя, идущим по лесной дороге. Скрип колес, Сопение лошадей, позвякивание сбруи. Жара и в сон клонит. Ну, замечательно. Не хотел, значит, воевать. И что мне предстоит? У меня три характеристики до предела выкручены. Восприятие, интеллект и обучаемость. Как тут их проверить? Наверняка будет нападение. Грабить караваны — любимое занятие игроков. Легкая добыча. Что я должен сделать? Услышать засаду? Вычислить предателя? Или обучиться чему-то у соседа? А может все сразу? По стахановски? Блин.

Первое, что надо сделать, это идти не в колее. Над правым ухом сопит лошадь, впереди колесо поскрипывает, а лес я почти не слышу. Помнится, в летнем лагере играли в зарницу. Подбираешься к посту, и кажется, что каждая веточка хрустит под ногой. Четко слышишь, как дозорные перешептываются, а они тебя не слышат. Потому что сами шумят и внимание рассредоточено. А мы-то на них все уши и глаза навострили. Вот такая нехитрая вещь порой помогает.

А вообще на зрение и слух как раз таки в прошлой жизни никогда не жаловался. Генетика по мне в другом месте здорово потопталась. Так сказать, от души.

Поспешно выбирался в траву на обочине и зашагал, вслушиваясь в шорохи леса и вглядываясь в нависшие над дорогой ветки. Все внимание в сторону предполагаемой засады. А вдруг она с другой стороны дороги?

— Эй, Стах, ты что, отлить собрался? — усмехнулся стражник, идущий с другой стороны телеги.

Убедить его тоже быть на стороже? Лишним точно не будет.

— Ничего не слышно, что в лесу творится. Не нравится мне место. Поворот вон близко. Тут засаду устроить — раз плюнуть.

— Ну-ну, — буркнул тот, но на лес стал посматривать с опаской.

Осторожно переставляя ноги в высокой траве и повернув голову в сторону чащи, я постарался отвлечься от звуков каравана. Кажется, даже дышать перестал. Однако из леса доносился лишь шум листвы под редкими порывами ветра да щебет птиц. И крики срок. Очень на них похоже.

Стоп, а с чего это они всполошились? Птицы, а тем более сороки зазря кричать не станут. Нас услышали? Или кого другого. Я даже резко остановился, вглядываясь в полумрак между стволами. Свист тетивы и я резко метнулся в сторону.

— Засада, — заорал я не своим голосом, а сам ошарашено пялюсь на стрелу, вошедшую в борт телеги так, что наконечника не видать. Приехали.

— К оружию, — нестройным хором заорали десятники.

Из повозок мигом повыпрыгивали заспанные охранники. Это все хорошо или плохо? Застать врасплох караван, бандитам я не дал. Вынудил в меня выстрелить. Видимо, у кого-то не выдержали нервы, или он решил, что я заметил засаду, когда всматривался в лес.

Нечего рассиживаться. Я вскочил и попытался выхватить клинок из ножен. Приглядевшись, заметил, мелькающие в тени огромных крон, клыкастые морды.

— Орки!

Картинка поблекла. Что, все? Провал что ли? Почему так быстро?

— Первое испытание пройдено.

Фух. Первое? Это сколько их всего? Видимо три, по числу характеристик? Ладно, поглядим.

Вокруг скалы простирались отвесные скалы. Я лежал на животе в какой-то странной и неудобной позе. Вдалеке появилось два силуэта. Парень и девушка. Перепуганы и бегут в мою сторону, не разбирая дороги. Так они ноги быстрее сломают, чем доберутся до моей засады. И что я должен сделать? Прикончить их? Но зачем?

Прислушавшись, я услышал только завывание ветра меж скал, да грохот шагов приближающейся парочки. Так, где хоть мое оружие? Блин. У меня ЛАПЫ! Кошачьи лапы. Это что, я должен делать? Спрятаться и не дать себя заметить? Для какой характеристики это испытание?! С караваном хотя бы было ясно, что делать. Почти. А что делать коту? Мурчать?

Пара все ближе. Какие-то они мелкие. Странно. Нервно оглядываю себя. Блин, у меня крылья! И хвост. Я сфинкс! Ясно, понятно. Загадки значит. Уже легче. Стоп, а что спрашивать? Эти двое наверняка приготовились к встрече. Хотя, судя по перепуганным лицам и спешке, за ними погоня. И подготовленными они совсем не выглядят.

— Пропусти нас, о великий сфинкс, — просипел парнишка, остановившись метрах в пяти от меня. Я, лежа, оказался вдвое выше него. Однако. А можно все так и оставить? На пол годика — год.

— На вопрос сперва ответьте.

— Мы готовы, извечный.

Ничего себе. Какие вежливые. Хотя, с таким здоровенным котярой лучше быть вежливым, не спорю. Так, нужна загадка, которую они ни за что не отгадают.

— Мы не успеем, Митар. Все зря. Меня вернут в рабство, — заламывает руки девушка, то и дело перепугано оглядываясь назад.

— Нет, даже не думай! Я лучше заложу все, что у меня есть, но оплачу тебе рерол. К этим подонкам ты не вернешься.

Блин, что за базар? Никакого уважения к извечному! Или это они на жалость давят? Блин. Думай башка, шапку куплю. Черт, провалю испытание. И загадки толковой в голову не лезет. Кроме как "Сидит девица в темнице, а коса ее на улице". Бред.

Оба замолчали и виновато посмотрели на меня, видимо по-своему расценив мое молчание.

Чем я рискую? Двумя очками. Наверняка в интеллекте. Плохо. Но не пропустить этих двоих, это наверняка отдать их в руки преследователей. А нравы в этом мире жестоки. В цивилизованных местах есть закон и стража, а во всяких диких уголках властвует беспредел. Точнее право сильного. Может зря я своего персонажа так перекосил? Ай, плевать, не буду лезть в дикие места и всего делов. Буду цел, здоров и морда в шоколаде. А этих пропущу. Зверь я, что ли?

— Два конца, два кольца, посредине гвоздик, — вспомнил я загадку из детства.

Уж ее-то точно знают. Ага, сейчас.

Оба сперва остолбенели, взглянули друг на друга, и на их лицах проступило такое отчаяние, что я аж когти выпустил, раскрошив камни под ними в мелкий щебень.

— Мирол, лучше убейся. Тебе им в руки попадаться глупо. Возродишься в Тареке.

Ага, это точно, об стену убейся. А лучше оба. Блин, ребята, я тут жертвовать своими очками интеллекта собрался ради вас, а вы? Нет, все-таки тупость наказуема. И это правильно.

— Как я убьюсь? Подожди, это же лук! Композитный лук!

Какой еще лук? Хотя есть в этом что-то. Кольца на концах, а стрела — гвоздик. С натяжкой…

Но система решила за меня. Гром с неба и поникшие лица. Видимо это отказ.

— Может, напади на него, и он тебя убьет. И меня заодно. Ничего хорошего по пути обратно мне не светит. А так хоть розлогинюсь спокойно.

— За нападение на извечных такие штрафы, что уже нам обоим будет одна дорога. Нет, послушай! Попыток ведь может быть сколько угодно. Спроси еще раз, о, великий! — на последней фразе голос бедолаги заметно дрожал.

Да я бы и рад. Но вы же балбесы загадок не знаете! Вы хоть книжки читали? Сказки в детстве, например.

— Зимой и летом одним цветом, — мрачно спросил я, уже не на что не надеясь.

— Елка, — радостно завопила девчонка и пустилась в пляс.

Замечательно, я провалил испытание. Небесные фанфары были мне аккомпанементом. Ну, хоть эту парочку спас он неизвестной напасти.

— Спасибо, извечный, — крикнул юноша, пробегая мимо меня вместе подругой.

Да не за что. А где система со следующим испытанием? Или мое желание исполнили и мне теперь тут сидеть целый год и загадки загадывать? Че-то уже не так забавно, как недавно казалось. О! А вдруг, я летать могу?

Кстати, а вот и преследователи. Облом. Может, их тупо сожрать? Хотя нет. Надо отыгрывать роль. Давить интеллектом. Ого, да их тут полсотни, не меньше. И морды противные — бандиты самые натуральные. Люди, орки, ага, даже эльфы. Эльф — бандит с большой дороги и работорговец. Звучит? Или он из этих? Из дроу. Темная сторона эльфийской медали. Фиг его знает, но вроде бы блондин.

— Пропусти нас! — бросил тот самый эльф, словно пятак нищему.

Ну вот. И где вежливость? Я как-то уже успел привыкнуть к великому и все такое. Не, ребята, на уж вас-то я оторвусь по полной. Даже если проиграю, то уж нервы помотаю знатно. Короче, сижу, молчу. Нефиг, пускай обращается, как полагается. И вообще по имени отчеству. Тем более что в такой толпе, наверняка, найдется знаток загадок. И не один. Лучше время потянуть.

— Время, Тар, — словно прочтя мои мысли, обратился к главарю один из бандитов. — Они к Мертвому Городу побежали. Там портал.

— Сам знаю, — раздраженно ответил тот.

— Откуда у них на него деньги? — раздалось ворчание из-за спин.

— Ты совсем спятил? Кто с них денег там стребует? Стражи нет, никого нет.

Спорте, спорте. Может мне подремать пока?

— Чего это кот молчит?

— Может почтительней надо, не?

Какие бандиты сообразительные пошли. Аж обидно.

— Попусти нас, могучий сфинкс.

— Всех толпой или тебя одного? — едва ли не промурчал я.

Правда, от моего мурчанья у тех, что в первых рядах, волосы начали колыхаться.

— Всех, о могучий. Испытай нас.

Аж лапы зачесались. А чего, он ведь сам попросил? Может, теперь я могу его по камням размазать вместе со всей бандой? Ладно, помечтали и будет. А вот задачку я для вас, ребятки, забавную вспомнил.

— Есть весы из двух чаш и восемь золотых монет. Одна из них легче и она фальшивая. Найдите фальшивку за минимальное количество взвешиваний.

— Че?

— Тихо, тут по идее все просто, — забормотал кряжистый гном с черной, как смоль бородой.

Что, просто? Да как так-то? Математик нашелся? Может, надо было классику спросить? Про яйцо?

— Сперва, взвешиваем по четыре монеты, — самоуверенно начал гном, а я едва не подскочил от радости на все четыре конечности.

Попался таки. В задачке вообще-то было девять, но это число, как бы само по себе являлось подсказкой. На два ведь не делится. А вот восемь на два поделить поначалу огромный соблазн.

— Ту кучку, что легче, делим пополам и взвешиваем уже по две. А потом по монете те, что опять получились легче. Три взвешивания.

Гром и кислые лица. Ага, выкусили?

— Что не так-то? — яростно прорычал гном, порываясь в запале бросится на меня. Интересно, а гномятина на вкус как? Внезапно для самого себя широко зевнул, произведя тем самым огромное впечатление на стоящую передо мной толпу отморозков. Похоже, они внезапно осознали, кто тут главный. И очень крутой.

— Испытай нас еще раз, великий! — поспешно пробормотал эльф, вглядываясь мне за спину.

— Та же загадка, — вальяжно ответил я и загадочно улыбнулся.

Сфинксы должны улыбаться, это я помнил. От этого у вопрошаемых сразу поднимается самодисциплина.

— Да что за черт! — орет гном. — Есть идеи?

— Ты на физмате учишься, вот и думай.

Задачка забавная. Вот только делить надо не на две, а на три кучки. Если первые две оказываются равны, то берем в оборот третью. Так что два взвешивания, ребяты. Два.

За спиной пронеслась, пробирающая до кончиков когтей, дрожь. Лица бандитов разочарованно вытянулись и как-то резко скисли.

— Луч портала. Смылись. И что теперь? Она же может свидетельствовать перед судьей на алтаре правды. Надо сматывать…

Дослушать не успел, так как все растворилось, и я снова оказался в системе, купаясь в сиянии мини галлактик.

— Второе испытание пройдено.

Ого, даже не провал? Это что, добрым тут быть выгодно? Хотя, что в этом удивительного? Зачем системе позволять превращать себя в гадючник?

Упс. Где это я? Все то же, что в системе. Ни тела, ничего, только теперь еще и темно. Меня что, стерли?

Глава 3. Бойся своих желаний. ​

Внезапно перед глазами все завертелось бешенным калейдоскопом. Нет, скорее все закружилось внутри меня самого. Чуть не блеванул. А перед глазами появился туннель света, и меня потащило по нему, словно кошка котенка. За шкирку.

Наконец мир вернулся в ощущениях. И красках. Что теперь? Тест на обучаемость?

Вокруг горы золота. Пылают коптящим пламенем сотни факелов, которыми невероятно густо утыканы стены пещеры. Напротив меня сидит сухощавый коротышка с жестким взглядом, карих глаз. И каким-то плотоядным выражением лица. Куда меня занесло? Пещера людоеда. Или чего похуже? Чему вообще этот стремный тип может меня научить?

Словно в подтверждение моих мыслей мужик облизнулся, а в глазах появилась такая радость, что мне окончательно перехотелось иметь с ним дело. Система, отмена! Ау?!! Я забыл стоп слово!! Аларм!

— Здравствуй уважаемый джин, — масляным голосом заговорил мужичок. — Я могучий повелитель Гремучих ущелий. Готов ли ты вознаградить меня тремя желаниями?

Ах вот оно что. Отличненько. Мда. Могучий, значит. Ну-ну. Стоп, так я джин?!! Хотя, почему бы мне не быть джином? А раз я джин, то и масштаб может сильно не совпадать с человеческим. Когда я был сфинксом, люди вообще выглядели мышами. И что ему сказать? А какая моя задача? Джин должен исполнить желания. Три, скорее всего. Ну да, он же только что так и сказал. Думаю, моя задача сделать так, чтобы мужик получил не то, что хочет. И уж никакого такого могущества — тут и к гадалке не ходи.

— А готов ли ты, смертный получить мое могущество? — мой голос заметался под сводами такими громовыми раскатами, что мужичок аж присел.

— Меняться с тобой не буду, даже не думай, — нервно пролепетал тот, а затем, подозрительно быстро взяв себя в руки, продолжил. — Услышь же мои желания!

Так, самый простой вариант не прошел. Нужна срочно ловушка. Словестная. Как втюхать то, что ему не нужно. Тем более этот гад наверняка подготовился к встрече. В отличие от меня. А может, что-то забрать? Как с дровами и коровой.

— Мужик, может яблочко хочешь? — и я достал из… гм, даже не знаю, скажем, из кармана? Наверное. В общем, достаю сочное яблоко. С голову мужика величиной. В ответ лишь выпученные глаза. — Может курочку? Яичек?

— Не нужны мне ни куры, ни яйца! — нервно заорал тот, а я уже сплошное умиротворение. Попался! Ктомне скажет, чтоэто не желание, тот очень плохознаетджинов.

Мужик нервно оттянул ворот кожаного плаща, и, злобно посмотрев на меня, и заорал.

— Мне нужна полная власть над всеми женщинами!

Так-так-так. Предчувствия меня не обманули. Чувачок-то та еще тварюшка. Однако, что мы имеем? От своих яиц он, можно сказать, добровольно отказался. Это, можно сказать, первое желание. Теперь про женщин. Власть над всеми. Всеми женщинами. Сложно такое обойти. Хотя почему? Всеми? Но не во всем мире? Ну, вот над всеми женщинами в гареме, например. Полная власть. Вот только принадлежат они другому. И этот другой может с мужичком сделать такое… Кстати сам он без яиц ничего ведь с женщинами не сделает, если по сути.

— Исполнено, — хлопнул я в ладоши, и мы мгновенно оказались в огромном зале. Жара. И мужик заметно потолстел, ути какие сальные складочки, ути какие пухленькие щечки свисают. Бульдожка.

— Что??? Что это?

— Самый большой гарем в Подлунном султанате. И у тебя полная власть над всеми женщинами, находящимися тут. Вот только ты евнух, дружок. Два желания минус.

— Но как?

— Чувак, ты кастрат. Что не ясно? Сам от яиц отказался, никто тебя за язык не тянул.

Ну, разве что я, но совсем чуть-чуть, усмехаюсь я про себя.

— Верни все обратно!!!

— Мудро, не спорю. Оставить последнее желание для отката. Всегда так делай. Надеюсь, что это небольшое приключение тебе понравилось, о гремучий повелитель могучих ущелий?

Мы снова в пещере. С горами золота. Видимо этот маньяк все же в накладе не останется. Однако, судя по мрачному взгляду, он ожидал совсем другого. Мир завертелся, и я вернулся в лампу.

Точнее в нее вернулся джин, а вот я снова оказался в серебристом сиянии. И голос системы радостно вещал.

— Вы прошли испытания. Восприятие — подтверждено с улучшением плюс один бал.

Что? А так можно было? Ема-е, я же теперь круче, ну я не знаю, Чунгачгука? Того, что Большой Змей.

— Интеллектуальные минус два бала за провал.

А-а-а!!! Не хочу. Что за невезение? Аукнулись все-таки мои елки с палками и прочими кольцами.

— Плюс бал за успешную вторую часть и плюс бал за финальное испытание. Результат неизменен. Значение подтверждено.

— Да, блин, мне нравятся эти испытания! — это я вслух крикнул, что ли?

— Способность к обучению — плюс бал по общему циклу испытаний. Желаете повторить цикл? Внимание, количество испытаний увеличится, и они значительно усложнятся, штрафы удвоятся, бонусы соответственно будут уменьшены вдвое.

Так, это что выходит, Я могу потерять десяток очков? А получить крохи? Не-не-не, спасибо, но я не задрот. Я сюда вообще на бережку поваляться пришел. Мне и того, что есть для комфорта, надеюсь, хватит с лихвой. А можно еще бонус, чтобы меня никто не трогал? Хотя бы первых лет сто?

— Вы отказались от испытания. Итоговый результат:

Кратковременная динамическая нагрузка — 4.

Долговременная выносливость — 4.

Скорость мышечной реакции — 5.

Скорость реакции нервной системы — 10.

Восприятие — 11.

Интеллектуальные способности — 10.

Способность к обучению — 11.

— Две характеристики выше допустимого максимума позволяют выбрать врожденные способности, — сообщила система и вывалила длиннющий список.

В глаза бросается злопамятность. Сплав интеллекта скорости нервной системы и восприятия. В случае убийства узнаешь как выглядит убийца, его клан и значение одной из характеристик. При каждом повторном убийстве, с интервалом меньше четырех часов, узнаешь дополнительно еще одну характеристику и их количество накапливается. При десятикратном убийстве появляется способность чувствовать направление к врагу. В случае расположения врага в исследованной области появляется возможность точного определения его местоположения. При смерти от рук каждого следующего соклановца поочередно открываются скрытые параметры клана.

Ого. Надо брать? Еще бы! Убивать меня станет себе дороже. Потому что, даже умирая, я буду получать информацию. Пробегаю по остальному списку. Много вкусного, но ни за что не зацепляется взгляд. Принимаю выбор, и список значительно сокращается.

Так, это вторая способность, видимо на обучение завязанная. Абсолютная память. Способность при желании запомнить любое лицо, событие, значение, диалог, книгу. Тоже вкусно. Событие, значит я и видео писать смогу? Это выходит, я смогу по своим убийцам составить картотеку с полным перечнем свойств. Да такой компромат и не снился даже спецслужбам в реальности. Почему нет? Ну не способность же ускорено запоминать навыки мышечных реакций, например. Ну смогу я Брус Ли стать, если найду мастера, согласного меня обучить. Или мечом махать научусь за год, а не за десять. И что? Не, Злопамятный гад с абсолютной памятью. А есть еще мстительность какая-нибудь?

Список пропал. Ну да, у меня же было только две одиннадцатки. И-то хлеб. Вроде как задарма перепало целых две уберплюшки.

— Выберете основное свойство личности. Обратите внимание, для персонажей, являющихся полностью оцифрованными доступны особые свойства. Они подсвечены зеленым.

Пониженный болевой порог. Это я хочу. Боль еще в прошлой жизни достала не по детски. Что там еще? Спокойный сон. Вашей беспомощностью во время сна нельзя воспользоваться независимо он кармы. Карма. Что еще за карма?

Так, а это что за неуловимость? После смерти вы можете возродиться в одном из мест, выбранных заранее. Количество мест зависит от уровня способности. Да! Вот это по-нашему. Неуловимый Джо. Злопамятный. Ничего не забывающий. Думаю, от меня будут держаться подальше даже топы. Если я с ними когда-нибудь вообще столкнусь. Выбор!

— Вы закончили первичную инициализацию. Значение ваших характеристик значительно превышает допустимую норму и может представлять социальную опасность. Вам предстоит испытание для подтверждения полученных параметров личности.

— Что? Опять? Я тихий и мирный! Никого обижать не собираюсь. Главное, чтобы меня самого не трогали!

— Начать испытание или вы добровольно ограничите параметры до допустимого уровня?

— Добровольная вивисекция. Выкусите. Поехали, чего уж там.

— Во время испытания возможны неоднократные смены параметров, которые способны исказить ваше самосознание, как личности. Даете согласие?

Вот гады. Живодеры. Резать параметры не дам!

— Даю.

Опять резкая смена картинки. В какую неведомую зверушку меня превратят на этот раз?

Глава 4. Жизнь — боль

Какой-то сельский дворик. Вдоль стен сидели связанные люди. Судя по всему — местные крестьяне. Дети, женщины, старики. Есть пару окровавленных мужиков. Я тоже оказался связанным и приваленным к стволу огромного дерева. Губы разбиты, лицо и живот страшно ныли. Не удивлюсь, если внутренние органы всмятку.

Куда это меня занесло? И что мне делать, чтобы пройти испытание? Спастись самому? Судя по предыдущим заданиям, скорее всего нужно спасти всех.

А спасать, кстати, есть от кого. Вокруг бродили хмурые личности. У большинства руки по локоть в крови. В буквальном смысле слова. Злобно зыркали по сторонам, словно выискивая очередную жертву. Рядом с колодцем какая-то возня. Молодую девчонку макают лицом в деревянную кадку с водой. Она то мычит, пуская пузыри, то кричит, пытаясь отдышаться. Сволочи. Что им надо?

— Где пещера, скотина безмозглая? Подохнешь ведь зазря! Скажи, где пещера, и мы вас оставим в покое!

Та ничего не отвечала, только мучительно дышала, пытаясь выплюнуть воду. Осторожно пошевелил руками, убедившись, что связан надежно. Не вырваться. Мда, попандос.

— Придурки, вам тут никто про святое место ничего не скажет. Это тайна! И мы унесем ее с собой в могилу. А вам кранты. Боги покарают преступников, покусившихся на святыню! — сам не понимая зачем, я начал дразнить это зверье.

Практически все бандитские морды обернулись ко мне. Единственное, что я могу — это тянуть время. Но и смотреть, как будут мучить стариков и детей что-то не хочется. Лучше на себя отвлеку внимание. Уж к чему-чему, а к боли мне точтно не привыкать.

— Очухался, умник. А давай-ка тебя еще раз поспрошаем, что за место такое святое? — ощерился один из отморозков, показав в довольной ухмылке остатки гнилых зубов.

— Много про пещеру знаешь, да? Давай, поговорим. Времени у нас полно. Помощи вам ждать неоткуда. А мы потом на рерол уйдем. Зато все, что ты, дружок, скажешь, мы продадим очень задорого, — толстый ублюдок, мучивший девушку, отбросил хрупкое тело в сторону и вразвалочку потопал ко мне.

Что, вот этот с гнилыми зубами — не непись? Это как он такого перса умудрился сотворить? Не зря над ним система поглумилась, ой не зря. Или это его после рерола перекосило?

Но если все правда, то всем нам каюк. Как-то безрадостно. Одно радует — хрен там он прав про помощь. Меня же сюда как раз система и отправила. Значит не все так просто. Надо крутиться. Если конечно для таких умников, как я, желающих отхватить завышенные характеристики, не предусмотрены спецом невыполнимые задания.

Тем временем толстяк легко вздернул меня за плечо. Боль сковывала все тело. Это сколько меня до этого дубасили? Перед глазами мелькнула вытоптанная трава. А вот и бочонок с водой. Или это здоровенное ведро. Пока я решаю эту нехитрую задачку мое лицо плюхается в ледяную воду. Сперва даже становится легче. Занемевшая кожа лица перестала саднить. А потом в легких начинало нарастать давление, и воздух пузырями предательски вырывался наружу. Мотнув пару раз в панике головой, я замер, пытаясь сэкономить кислород.

Хотя, о чем это я? Я же бессмертный. Пускай все вокруг неотличимо от реальности, тем более для меня, полностью цифрового. Но смерти-то нет. А боль? Ну здравствуй боль, старая знакомая, давно не виделись. Делаю огромный глоток воды, но меня тут же выдергивают наружу.

— Ну как тебе? — рычит бандит.

— Холодненькая водичка, — пуская пузыри, заржал я ему в лицо.

И сам нырнул мордой прямо в ведро. Вот только выдернули меня довольно быстро.

— Я рыба-каимкадзе, пустите поплавать! — снова заорал я не своим голосом и рванулся к воде. Но меня не пустили. На ошарашенных лицах бандитов полный спектр эмоций. В основном полное офигинение. А вот крестьяне смотрят на меня с ужасом и состраданием.

— Да он рехнулся! — презрительно процедил усатый ублюдок с плетью в реке. — Привяжи его к дереву, я его попотчую. Может, придет в себя.

— Да я и сам справлюсь, Вулт, — бурчит толстяк. Достав кинжал, он подносит его к моему горлу и шепчет. — Пощекотать тебя, малыш? Куда улыбка пропала? Нарисовать тебе новую?

Резким движением я вцепился зубами в его здоровенный шнобель и смачно перекусил податливые хрящи. Последнее, что вижу, это глаза полные ужаса. Резкая боль в шее, потом в голове. Словно взрыв и темнота.

Провал? Испытание не пройдено? Мда, переборщил я. Надо было интеллект, а не понты использовать.

Вокруг какой-то грязный туман. Плавают огоньки. Светлые и темные сгустки слабого сияния. Съесть? Я зверь. Добыча? Светлые не шевелятся. Это наверно трава. Темные плоть? Пытаюсь добраться до ближайшего, отливающего бардовым. Все сгустки окрашиваются красным. Особенно те, что светлей. Ну и этот, который ближе всего. Еда! Бросаюсь к темному. Тепло по телу. Огонек гаснет. Темные быстро разбегаются, светлые сидят на месте и пылают багрянцем. Кого есть дальше? Где я? Голова словно ватная. Что случилось. Я в игре? Бросаюсь к еще одному темному. Не хочу светлых. Они трава. Жуки против цветочков?

Не чувствую правый бок. Но боли нет. Боль? Когда-то я болел. Еще один темный гаснет. Картинка четче. Гудение и треск сменяются каким-то бормотанием. Мне нравится, бросаюсь за следующим темным. Светлые остались где-то позади. Может вернуться? Они не шевелятся. Легкая добыча. Стать сильным.

Снова темный погас. Вокруг появляются мечущиеся контуры.

— Он всех пожрет!

— Кто его поднял?!

— Надо всех местных перерезать. Наверняка, кто-то из них поднял нежить!

— Да он сильнее слона! Стрел словно не замечает!!

Прыгаю на голос. Как я силен. Как быстр! Блин, откуда это? Один прыжок и я рядом. Сжираю темно-багровый контур. По телу благодатное ощущение тепла. Какой кайф жрать живую плоть. Я в деревне. Бандиты на местных напали. Столько еды. Я зомби?

Очередной бандит съеден. Остальные скрываются в лесу. Кого есть? Крестьяне — вот они. А бандитов попробуй словить. А плоть такая сладкая. Так хорошо. И в голове проясняется от новой пищи. Жизнь! Нет. Плохо. Крестьяне хорошие. Нельзя. Но вкусно. Я же зомби. Мне можно.

Неимоверным усилим отворачиваюсь от местных и рывками рвусь к лесу. Вот и темный огонь. Почти без багрового. Не боится? Рано обрадовался. Огонь гаснет с диким предсмертным ором. Этот крик подсвечивает багрянцем еще десяток огоньков, разбросанных по лесу.

Один из темных крадется к светлям. Нельзя. Защитить! Отрезаю темных от деревни. Догоняю следующий тлеющий багрянцем сгусток темноты и оказываюсь в серебристом сиянии.

— Твою же дивизию! Как же плохо быть тупым! Система, мне интеллект в ноль срезали, что ли?!!

— Вы дали согласие. Испытание пройдено.

— Да какое испытание? Там вообще не я был, а какой-то имбицил. Если бы я мирных жрать начал, то провалился бы? Это что еще за русская рулетка такая?

— Параметры будут сохранены при одном условии. Вы должны дать согласие на использование системой потенциала вашей личности в период сна.

— Это мне теперь постоянно вот такие кошмары будут сниться? Спасибо, не надо.

— Не постоянно. Раз или два в месяц, не чаще. И только в критические моменты. Потенциал вашего персонажа будете использоваться для коррекции системы.

— Можно хотя бы не делать больше меня тупым? Хреновые ощущения! Лучше уж боль. Да что угодно лучше ЭТОГО!

— Нет, — ну что за непруха.

Однако сам понимаю, что не откажусь.

— Частота использования времени сна может возрасти, при критическом понижении кармы и росте социальной опасности.

— Все? Или еще какая гадость мне уготована?

— Вы знакомы с положениями Декларации о гарантиях?

— В общих чертах.

— На вас, как на несовершеннолетнего, распространяется особая защита системы. Однако статус несовершеннолетнего не освобождает вас от ответственности за нарушение закона, в том числе, и в особенности, по отношению к другим несовершеннолетним.

Ну да, я в курсе. При попытке применить к несовершеннолетнему насилие, запрещенное декларацией, тот отключается от системы и в руках маньяка-извращенца оказывается пустая кукла. А вот кара прилетит неслабая. Ни рерол тогда не поможет, ни что-либо еще. Те, в испытании, вообще ходили по грани. Чуть-чуть и вышли бы за рамки, которые можно еще называть обычной боевкой. У меня, кстати, такого счастья с неприкасаемостью еще на пару лет осталось. Плюс три года можно накинуть по собственному желанию. Добровольно отказавшись при этом от преимуществ взрослой жизни. Ну да, оно и понятно.

Стоп, но меня-то от системы уже никак не отключить, и в реальность не вывести!

— Эй, девушка! А как вы мне гарантируете исполнение условий декларации? И меня в ваших испытаниях пытали, по-настоящему. О, и искажение параметров личности несовершеннолетнего запрещено даже с его личного согласия! Кстати!

— Вы особый случай. Оцифрованная личность. Однако вы имеете право на претензии. Желаете потребовать компенсацию?

— Блин, хотелось бы. А мне за это потом не прилетит?

Все же я вне закона, по сути. Мысль мечется между желанием еще плюшек и страхом потерять все.

— Система предоставит вам дополнительную бонусную способность без возможности выбора, основанную на ваших характеристиках. У вас четыре десятки.

Что? Как так? А одиннадцатки куда делись? Ну да, выходит, по единичке списали за две полученные способности. Значит, выше десятки вообще не прыгнуть? Порог? Странно.

— Неуловимость вами уже получена, — продолжал звенеть голосок девушки-системы. — Болевой порог у вас и без того завышенный. Вот. Пик сразу четырех способностей. Диалектика. Вы получите способность замечать незначительные детали, выстраивать их в систему и, анализируя полученные результаты, делать выводы о событиях и людях. Однако все признаки вы должны сформулировать сами. И в случае ошибки вы будете получите искаженный результат.

— Ничего себе. И зачем мне это? Какой-то кот в мешке.

— Так же в качестве бонуса вы можете выбрать два свойства своей личности, которые не сможет изменить ничто. Вы сами об этом просили, не так ли? Обычно это одно свойство, — добавила система тоном рекламных слоганов.

— Интеллект, абсолютная память.

— Возможно все же диалектика?

— Что-то мне подсказывает, что вы хотите ее втюхать мне для того, что бы я потом для вас во сне каштаны из огня таскал, занимаясь расследованиями всяких мутных дел?

— Добавляю диалектику третьим неизменным свойством, — голос системы напомнил мне мою училку младших классов.

Так и знал. Усмешка наползает на мое лицо. Раз я нужен системе, значит сработаемся. А согнать меня с теплого песочка у ласковых волн пусть сперва попробуют.

— Обратите внимание: многие преступления для персонажей оборачиваются тюремными сроками. Умереть в тюрьме не всегда просто, и сам процесс, как правило, весьма мучителен. И после возрождения преступления персонажа не обнуляются. Поэтому не рекомендую совершать тяжкие преступления в местах своих резервных точек возрождения.

А не тяжкие, значит, можно? Ну да, не гадь где живешь, чего уж тут непонятного?

— Все или еще испытания?

— Инициализация мультимирового слепка личности завершена. Начинаю формирование персонажа для текущего мира. Выберите расу.

— О, мое любимое. Скажи сразу, красавица. Тут тоже будут всякие испытания с подтверждениями?

— До вас пока не было.

— Гм. Обнадеживающе.

Так, список не маленький. Экзотику сразу нет. Зачем мне привлекать к своей тушке, пусть и практически бессмертной, ненужное внимание? Люди. Ну, тривиально, зато с ними все ясно. Харизма, ремесла плюс скрыто. А гномы? Сила, мастерство и снова скрыто. Чем от ремесел отличается? Эльфы. Дух природы, ловкость, скрыто. Принцип ясен.

Я ведь по лесам да горам бродить собрался? Может тогда эльфов взять? Хотя для гор наверняка лучше гномы. А для моря? Тритоны тут имеются?

О, хоббиты. Скрытность, маленький и скрыто. Маленький? Это, что, бонус? Ага, понятно. Негативное проявление низких физических характеристик значительно уменьшено за счет более легкого тела. Похоже, то, что я слабый не так страшно, потому что я легкий? А можно быть сильным, но легким? Видимо нет. Заманчиво. И обуви не надо. О, а почему минотавр полупрозрачный? А, ясно. По параметрам не влезаю.

Ладно, хоббит, так хоббит. Зато в любую нору пролезу. Шпион я или где?

— Вы выбрали расу хоббит. Добро пожаловать в новый мир!

— Стоп, а имя?

— Имя можешь выбирать любое когда захочешь. И менять его по своему желанию. В системе нет жесткого именования.

— А как же мое свойство? Злопамятность?

— Там привязка к внешнему облику. Аура для тебя при текущих характеристиках не доступна. Возможно, диалектика тебе сможет заменить в будущем магический взгляд.

— Спасибо.

И правда, хорошая подсказка. Ведь внешность могут поменять? Интересно, моя злопамятность покажет истинный облик? Вообще, то, что из магической составляющей системы я выпал напрочь, как-то не очень хорошо. Но ведь за пару десятков лет может быть чего и надыбаю. О, а вот и новый мир.

Глава 5. Первый шажок. ​

Мощеная камнем площадь полукругом упирающаяся в небольшое озеро. Невдалеке виднеется аккуратный каменный мостик. Я оказался сидящим на деревянной лавочке у местной ратуши. Почему ратуши и чем эта нора отличается от десятка других, выходящих на площадь? Ну так натурально: часы. Здоровенные, едва ли не больше самого входа в нору. Такого же круглого. Двери отблескивают темным лаком дуба и бронзой ручек с молоточком и другими пафосными прибамбасами.

"Точка возрождения установлена. Резервная точка возрождения номер один установлена. Обратите внимание. Точки возрождения лучше устанавливать в местах большого скопления разумных существ и представителей законной власти. Создав точку возрождения в лесу или другом глухом месте, вы рискуете угодить в ловушку многократного убийства. За неправильный выбор мест возрождения ответственность несет сам персонаж".

Это был не голос и не текст. Я словно вспомнил. Неприятное ощущение, если начистоту. Как будто кто-то покопался у меня в голове и отпечатал текст прямо поверх извилин.

"Отключить подсказки?" — тут же я "вспомнил" вопрос.

— Пока нет, — потряс я башкой и продолжил осматриваться.

Это система еще и мысли читает? А что удивительного, я ведь полностью цифровой. По сути я вообще часть системы. Интересно, а я вообще я или уже что-то другое? Не, про такое лучше не задумываться. Ответа не получишь, а свихнуться действительно можно запросто.

Так, и что теперь? Темно серые штаны. Коротковаты. На ощупь шерсть. И белая, застиранная до мохнатости, рубаха из грубого, но довольно мягкого полотна. Вот и все. С одной стороны, а что еще надо бессмертному, на пути к ближайшему пляжу у теплого моря? Разве что плавки. Я оттянул штаны и убедился, что белья на мне нет. Видимо, за отдельные деньги. Мда.

А с другой стороны, от чего-то посущественней я бы не отказался. Начинать жизнь с чистого листа в одних штанах — как то не особо. Есть же тут игроманы. И как им поначалу раскачивать персонажа? Чем крыс в конце концов убивать-то? Или для хоббитов крысы — перебор? Ну, тогда ладно — мышей.

Из ратуши вышло двое хоббитов. Мужчина и женщина. Заметив меня оба дружно встрепенулись и бросились наперегонки.

— Живой, хвала Великому Бору! Горе-то какое. Сиротинушка! Не волнуйся, уж тетка Фрола тебя не обидит. Отступные за норку треть стоимости дам в дорожку, я у достопочтенного мэра только что все как есть прознала.

Тетка. Ну здрасти. Не успел появиться, а родня уже имущество деребанит. А вот интересно. У меня ведь даже имени нет. Они так и будут со мной говорить, его не упоминая? Может как-то спровоцировать? И как дядьку величать? Я взглянул на мужика и тот сразу заговорил, словно только этого и ждал.

— Молодой хоббит. Не идите на поводу у родственных чувств. Контора Хваткинс и сыновья готова защитить ваши интересы в суде всего лишь за треть стоимости имущества. Если вы не намерены съезжать — у нас гибкая система рассрочки. Пять лет вас устроит?

Так это не дядька, а адвокат? Шустрый. Но тетка-то даже пошустрей будет. Треть откупных. Этот стряпчих дел мастер, выходит, вдвое больше предлагает. С другой стороны, мало ли как сложится. С последней родней судиться — гиблое дело. Вот блин.

— Даже не знаю. Покидать родительскую нору не хочется. Несмотря на тяжелые воспоминания, — бормочу смущенно я, поглядывая на тетку.

Может, накинет отступных?

— И этот здесь, — бурчит адвокат, глядя мне за спину. Из-за плеча надвигается какая-то огромная тень.

— Привет, не слушай эту шушеру, — улыбается широкой белозубой улыбкой здоровенный мужик с окладистой бородой и усами. — Они тебе только по стандарту денег дать могут. А я нормальную цену дам. Ты новичок, тебе все равно отсюда идти искать нормальные места с учителями и прокачкой. Могу из вещей кое-что подкинуть совсем по дешевке. Ты по магии или по военному делу идти собрался? Если старт хороший, то и к себе взять можем. Клан новый, зато у новичков шансов больше. Поначалу мне поможешь, и уже с капиталом в соседний город рванешь. Сразу на нормальный курс учебы хватит.

— Ой мамочка, наследство чужакам спустить. Марася поседела бы, кабы жива была! — запричитала тетка, а адвокат кивнул так серьезно, что я почти проникся.

— Не дело чужаков к нам пускать. И без того уже дальнюю горку всю выкупили. Они бы уже и крепость выстроили, да кто ж им, бездельникам, разрешение даст? Не пачкай репутацию, молодой хоббит, не ввязывайся в темные дела.

Так, тетка с адвокатом, похоже, неписи. Не верю, что кто-то из игроков стал бы тут такое отыгрывать. А вот здоровяк по ходу реальный человек. Хотя, здоровым он мне может казаться только потому, что он человек, а я хоббит.

— Не стану я с вами дел иметь, незнакомец. Не доброе что-то вы у нас задумали устроить.

— Тьфу. Опять система обманку подсунула, — потеряв к нам троим всякий интерес, он направился к ближайшей лавочке. Той, что в тенечке под деревом.

Рубаха бородача топорщилась сбоку. Видимо кинжал. Ничего удивительного. Было бы странно, если бы в мире меча и магии ношение оружия являлось бы проблемой. А мужичок-то меня за непись принял. Красавец, чо. Сразу видно профессионала. Это, к слову, неплохой вариант. Прикинутся неписью и овощить понемногу, пока не надоест.

Денег за норку на пару лет, чтобы есть и пить без излишеств, должно хватить. А потом и без еды можно. Хотя, скорее всего мне надоест гораздо раньше, и я все-таки займусь квестами или как тут народ досуг проводит, пополняя заодно опустевший кошель? Кстати, о деньгах.

— А вы, тетя Фрола, заместо того, чтоб матушку мою поминать всуе, лучше бы отступные мне хорошие предложили. Ведь сгину в городе, а вас потом совесть и мучить будет. За родную кровиночку. Слыхали ведь, что настоящая цена выше той, что в ратуше говорят.

— Ой, нешто обижу? И в дорогу соберу и пол стоимости отступными отдам. Кровиночка все же, шмыгнула тетка носом. — Что я зверь? Ведь там все вынесено давно. Другой родней. Десятиюродной. — нервно добавила тетка, глянув на меня с опаской. Но я прикинулся ветошью. Мне только скандала в первый же день не хватало. Не дождавшись от меня расспросов, та немного успокоилась и вновь запричитала. — Сколько там на обустройство моему Дидо денег еще понадобится. Ведь голые стены! А то, и правда, оставайся. Душа не на месте у меня что-то. Я от норки-то даже и отступлюсь, если что. Не стану греха на душу брать! Вот.

При этих словах и адвокат скис, раскланялся и вернулся в ратушу. Так. Что тут скажешь? Надо брать! Иначе меня здесь сейчас чего доброго и пропишут. Упарюсь потом на свою нору покупателя искать. А на курорт эта местность не особо похожа. И моря не видать.

— Не останусь я тут, тетя Фрола, — ну и имечко. — Мир повидать охота. Давайте по деньгам разойдемся, как уговорено. А в дорогу мне чего предложить можете?

— Весь в отца в молодости. Ардо тоже все свет повидать рвался. А с собой я тебе перво-наперво еды выдам, да суму крепкую, да баклажку хорошую с квасом. Потом по пути ручьев много, воды наберешь. Я бы и пони предложила, да не спокойно сейчас в округе. Деньги-то в банк положить можно, а пони, не ровен час, и отобрать могут. Зачем лихих существ животиной ценной смущать? Эти дылды здоровенные перво-наперво и отымут! Еще чего доброго сдушегубствуют! Я из оружия, окромя пращи мужа покойного, и предложить больше ничего не могу. Да и ту Дидо на охоту берет. Но если хочешь…

— Не-не. Я воевать не собираюсь. До города пешком сколько там добираться? Подумаешь.

— Так часов десять пути. К завтрашнему дню как раз и на месте будешь. Еще и еда останется. Пойдем в банк. Там и нотариус рядом. Все миром решим. Может, когда назад возвернешься, так милости просим. Поможем. А нет, так оставайся. Работы полно. На ноги встанешь, невесту тебе сосватаем. Не красавицу, так главное чтоб мир в семье.

— Не-не. Я еще слишком молод. Пошли в банк, тетя Фрола.

Тетка явно воспрянула духом. Еще бы, нору за полцены получить. Может, надо было хотя бы сходить, глянуть на свое наследство? Интересно, есть кадры, которые прямо тут на месте остаются и огороды роют?

Банк оказался обычной норой в соседнем с ратушей холме. Мы в него попали по проходу, прямиком из ратуши. Тут же оформили все документы. Точнее документы все достались тетке, а я даже денег толком не увидел. Сто пятьдесят три серебра ушли прямо на мой счет. Они же полтора золотых. Теперь я могу получить наличку в любом банке мира. А вот безналом рассчитываться тут можно только в редких случаях, насколько я слышал. В официальных или государственных учреждениях с магическим распознавателем личности. Хотя, может в больших городах и магазины такое себе позволить могут.

Так что я взял себе две серебряных монеты на ножик и ремень. Тетка тут же потащила меня дальше по коридору. Соседний холм оказался лавкой. Выбрав себе скромный ножичек и тонкий кожаный ремень с удобной пряжкой, я тут же примерил обновки и остался доволен. Таким, так сказать, клинком зайца вряд ли напугаешь, зато хлеб порезать в самый раз. Или на что там тетушка обещалась расщедриться?

— Ты же дороги не знаешь! Фадо, покажи дитенку карту. Ему в город приспичило.

Продавец с понимающей усмешкой выставил небольшой листок, и наманикюреным ногтем провел по тонкой полоске до ближайшего городка.

— Спасибо.

— Однако одному сейчас ходить опасно. Пропадают молодые хоббиты, я слыхал, — бросил престарелый модник нам в спину, когда мы выходили на солнечную поляну перед его норой.

Странный тип. Может, как раз он-то он на молодняк и охотится. Маникюры, стрижка. Ай, только в детективы я в этой долине холмов не играл. Или это моя дедукция в башку стучится?

Думаю, тут все поселение можно обойти, вообще не выбираясь из нор. Однако на свежем воздухе намного приятнее. Хоть и странно это, я же как-никак хоббит. Пусть и не по рождению, а по выбору. Но душа у меня хоббитовская. Сидеть на лужайке, есть кексы с чайком и поплевывать от безделья.

Кстати о жрачке. Тетка не поскупилась и напихала всякой съестной всячины полный мешок, который она окрестила котомкой. Подведя меня к окраине, она указала на довольно широкую дорогу, по которой легко бы проехала даже человеческая телега. А хоббитовские повозки и вовсе вполне разминулись бы. Вот только оживленного трафика что-то совсем не наблюдалось.

Напоследок тетка вконец расклеилась. Стала уговаривать подождать следующей субботы, чтобы отправиться в город с лавочником и его сыновьями. Ради такого дела даже пони опять посулила. Одолжить.

Мда, может и правда? Пустынная дорога, убегающая в перелески навевала нехорошие предчувствия. И лавочник предупреждал. Ну, ему то понятно — деньги не лишние, наверняка ведь с меня оплату за безопасность стребует, да и дополнительные рабочие руки в дороге могут тоже пригодиться. А чего тетка слезу пустила? Откуда опасности в этой идиллии? Хотя им-то виднее. Ну, буду осторожнее. В конце концов бессмертный я или где?

И вот я уже, посвистывая, направился по дорожке вприпрыжку в сторону маленькой рощицы. Довольно прямой путь, что показали мне по карте в хозяйственной лавке, в действительности вился между холмами и перелесками. Зато дорога одна, чего плутать? Только тропки небольшие и разбегаются в стороны. В основном рядом с обработанными полями.

А с моей абсолютной памятью, это все равно что фото. В карманах пару медяков сдачи, на поясе простенький ножик. За плечами котомка с теткиной готовкой. Бежал я налегке, радуясь солнышку и отсутствию боли.

Многим не понять как это, когда ничего не болит. Голову ломать над всякими задачками не надо. Два дня пути по солнечным холмам перемежаемым перелесками, словно награда за все предыдущие испытания. И я имею в виду вовсе не то, что устроила мне система. Боятся нечего, жизней немеряно, взять с меня нечего, капитал скудный, да и тот в банке. Тут в часе хотьбы река должна быть. Искупнусь. До вечера еще далеко, так что не замерзну.

Внезапно в груди кровавым цветком разрывается боль. В глазах резко темнеет, и я валюсь в траву. Темнота и из нее выплывает остроухий типчик с арбалетом. Тонкие усики, длинная челка. Что за фраер? Подпись. Багрянцем. Крыша над холмами. Кратковременная динамическая нагрузка — 6.

Тварь! Этот гад меня прикончил. Вот и заработала моя абилка. Запомнить! Навсегда запомнить эту наглую рожу. Крепче всяких там карт. Ох, пожалеет он об этом. Ох, пожалеет. Так обломать кайф.

Радужный вихрь, и я опять на знакомой площади перед ратушей. В тех же коротких штанишках и рубахе, но без ножа и котомки. И той парочки медяков, что недавно в кармане звякали, тоже нет. Ничего себе тут с имуществом жестко.

Пока я стоял и вертел головой на пустой площади, никто так и не появился. Хотя меня не покидало дежавю, словно вот-вот из ратуши снова выйдет тетка с адвокатом. Нет, не видать. А вот человек с бородой уже спешил ко мне со всех ног.

— Ты чего, придурок, не сказал, что не непись?! — зашипел тот, пожирая меня глазами.

Мог бы убить — убил бы. А вот фиг тебе.

— Какого черта? Меня твои прикончили?

— Вали в город отсюда, быстро. И помалкивай. А то никогда из этой дыры не выберешься! Тут наша территория, понял? Вякнешь лишнее, и ты покойник.

— Я пойду, а меня опять убьют?

— Кому ты сдался, сопля мохноногая? Знали бы, что ты игрок, и деньги с собой не потащишь — никто бы и не тронул. Сам виноват.

Ничесе? Значит, я еще и виноват? Хрен вам, а не гордый хоббит!

— А вещи мои? Нож и все такое?

— Забудь. Будешь выделываться, еще должен за проход останешься. Вали.

— Ага, сейчас. Только шнурки завяжу и с родными попрощаюсь, — развернулся я и направился к ратуше.

Эти гады еще сильно пожалеют, что вообще со мной связались. Поплескался в теплой водичке на солнышке, называется.

— Стой гад! Сколько ты хочешь за молчание?

О, ставки резко пошли в гору. Поздно, парни. Нечего было меня злить. И я, молча, показал ему средний палец, даже не оборачиваясь.

— Подонок! Ты хоть знаешь, какие люди тут вложились? Готовь аккаунт на рерол!

— По айпи меня еще вычисли, придурок! — и ни в чем не повинные двери ратуши с грохотом захлопнулись у меня за спиной.

Глава 6. На службе отечеству

По телу бежала крупная дрожь, а желудок то и дело буквально сжимался от напряжения. Это меня от адреналина потряхивает? Нормально так замутили. Реализм зашкаливает. Мда, встрял я все-таки знатно. Но за базар чувак ответит. И не таких в евнухов превращать доводилось. Подонок я ему, значит? Ну-ну.

Так, про свои способности лучше молчать. Меньше про меня знают, крепче буду спать. В идеале было бы вообще не заедаться. Только очень уж борзый типочек. И довольную морду эльфа с разряженным арбалетом теперь точно не забуду. Даже без всякой мстительности. Кстати, а как это все работает в полной темноте?

— Вам кого, молодой хоббит?

— Мне стражу. Меня убили.

— Далеко?

— В часе ходьбы отсюда.

И тут меня накрывает. Блин, о чем я? Меня убили, а сам хожу живой. Хотя пожилой хоббит вообще не видит в этом ничего такого. Ясное дело, мы как-то вписаны в местную реальность, и наши воскрешения не являются чем-то шокирующим для местных не игровых персонажей. Цифровых. Да я и сам, если копнуть, тоже цифровой. Только не убиваемый.

— Хорошо, что вы сообщили. У нас тут странные вещи происходят. Недобрые. Несколько хоббитов по дороге в город пропали. Место указать сможете? Бандиты часто беспечны и не прячут тело до растворения.

— Могу. Я хорошо запомнил.

Ага, намертво.

— Идемте скорей к рейнджерам.

Ого, ну пошли. Посмотрим, насколько суровы хоббитовские рейнджеры.

Они направились по круглому проходу в глубь холма. Круглый зал с четырьмя колоннами по центру оказался полупустым. Точнее столов в нем было с десяток, а вот хоббитов трое. В зеленых курточках и шортах чуть ниже колен. Судя по лицам, они вполне могут оказаться моложе меня.

Хотя, я и себя-то в зеркале еще даже не видел. Как бы исправить это досадное недоразумение? Может у меня глаз косит или нос кривой? Мало ли как система могла приколоться. Чтоб виртуальная жизнь медом не казалась. Ни имени своего не знаю, ни внешности. Насчет имени пора бы и задуматься. Вот спросят рейнджеры, как звать убиенного и все. Привет родным.

Теоретически система человеческим голосом сказала, что я могу сам себя назвать когда и как захочу. Значит, буду Бильбо? А чего? Наверняка самое распространенное имя для хоббитов. Или система требует уникальности? Тогда буду 100500тым.

— Вот, его убили по дороге в город. Готов отвести на место преступления, — седоволосый провожатый таким образом представил меня троим зеленым хоббитам и не дожидаясь ответа скрылся в туннеле.

— На карте показать сможешь? — спросил один из рейнджеров.

У него даже усы еще расти не начали. Что за дела? Или взрослым хоббитам не по статусу носится по лесам за бандитами?

— Могу, конечно, — кивнул я, приближаясь к столу. — Вот тут, — ткнул я в разложенную карту пальцем с обломанным ногтем.

Та оказалась большой и подробной. Хоть и охватывала область едва ли не меньшую, чем только что виденная мною у торговца.

— С нами поехать можешь? Не боишься?

— Чего? — я действительно удивился.

— После первой смерти неумирающие часто боятся повторения. Порой неделями сидят в кабаке.

— Меня стрелой в спину. Вообще не страшно и почти не больно.

— Ясно. Ты пешком? Лишних пони у нас нет, — старший из рейнджеров на мгновенье задумался. — Пойдем пешком. Тут всего-то полчаса ходу, — выдал он словно какое-то гениальное решение.

— Ну, это если бежать, — усмехнулся я.

— Так мы и побежим.

И мы действительно побежали. Спустя четверть часа, и прихватив двух лучников, сидевших снаружи под большой сосной и блаженно щурящихся на свернувшее за полдень солнышко.

Бежать оказалось не сложнее, чем идти. Может потому что хоббиты легкие на ногу и вообще легкие. А может, в системе вообще не продумана усталость? Хотя странно, конечно. Остальные ощущения весьма правдоподобны. Да что там, их попросту не отличить!

Добирались до места не по дороге, а петляя по перелескам. Пятерка рейнджеров скользила по лесу беззвучными тенями, а я, как мне казалось, ломился напролом. Во всяком случае, под ступнями то и дело похрустывали сухие ветки.

Под конец сердце все-такие начало стучать быстрей, и усталость стала давать о себе знать. Значит, халявы тут нет. Во всяком случае в этом плане.

— Что, запыхался с непривычки, усмехнулся один из лучников. Чаще бегать надо. А то за дылдами не угонишься. Ничего, скоро второе дыхание откроется.

— Да мы почти на месте, тихо все, — рыкнул командир.

Лицо его стало серьезным и сосредоточенным. Он внимательно осматривал окрестности.

Я тоже последовал его примеру. Никаких подозрительных звуков не доносилось. Миновав заросли кустарника, я увидел то место, где меня пристрелили всего час назад. Странное чувство.

И тут же я затылком почувствовал чей-то взгляд.

— Засада, — крикнул главный, выхватывая короткий клинок, и тут же свалился со стрелой в груди. За ним начали падать остальные, а я со всех ног рванул зигзагом к кустам. Но стрела оказалась быстрее.

Перед внутренним взором появился человек с узким смуглым лицом и прищуренным глазом. А, это он еще продолжает целиться. Может быть даже уже не в меня. Все та же крыша над холмами. Скорость мышечной реакции — восемь.

Мгновения в ничто тянутся мучительно долго, но вот уже мы все трое сидим на лавочке перед ратушей. Я, командир рейнджеров и один из лучников. Все без оружия в одинаковых серых штанишках и белых рубашках. Инкубаторские цыплята, блин.

— Ты что-то заметил? — на вопрос командира лучник только мотнул головой, тоскливо глядя на озеро. — А ты?

— Меня пристрелил человек со смуглым лицом. А прошлый раз вообще эльф.

— Глазастый ты. Здесь их не встречал?

— Нет.

— Плохо. Загнали мы их в угол, получается, раз они рейнджеров вот так вот пачками убивают.

— Надо подкрепление ждать. А пока пошли родным сообщать.

— Зараза. Ты где остановишься? И как тебя звать, раз мы тут с тобой надолго зацепились?

— Бильбо.

— Оригинал. Я Трас.

— А я Рой, — буркнул лучник, вставая.

— Так, где тебя искать, если срочно понадобишься?

— У тетки Фролы. Мне кажется этот тип, что на площади трется с ними заодно.

— Мне тоже кажется, но доказательств нет. А "мне кажется" тут не работает. Запомни. Хорошо уже то, что ты можешь опознать своих убийц.

Я и клан могу сказать. Точнее не могу, но знаю. Эх, плюнуть на все и спалиться? Не, спокуха. Мне в этом мире еще жить и жить. И лучше свои уберплюшки без надобности не светить.

— А какой клан тут земли скупает?

— Крыша над холмами. Отморозки те еще. Хорошо, если управу на них найдем.

— А вы ведь тоже игроки?

— Ну да, — криво усмехнулся глава рейнджеров. — Неписи же не возрождаются, гений. А ты думал, на службе тут только они? Место ведь не пыльное. Если вот такая непонятная движуха с чужаками не начинается. Ничего. После такого подкрепление завтра к утру подойдет. И в таких случаях обычно мало не присылают. Минус три рейджера-непися это шесть новичков и скорее всего маг-следак. В мирных землях беспредел творить эти гады упарятся. Разве что затаятся. Сейчас-то они трупы точно спрятать додумаются, а вот твой самый первый могли и протупить с дороги прибрать. Допрыгались, в общем.

— И что им будет?

— Сядут надолго. Или откупятся. Все равно их земельные владения тут окажутся вне закона. А вот на тебя они зуб заимеют. Но дергаться уже поздно, если что. До города тебе потом добраться поможем. А дальше уже сам рванешь. Крыша над холмами мелкий клан. Не вычислят. Да у них и без того проблем будет выше крыши.

Весело. Ну да им же хуже. Зато со своими фишками разберусь. Будем считать, что щенка бросили в воду и надо срочно учиться плавать.

— А чем тут можно полезным до завтра заняться?

— В ратуше есть куча заданий, но они все по окраинам. Лучше не ходи. А то схватят тебя — мало не покажется. Ты, конечно много новых подозреваемых можешь узнать, если сразу глаза не выколют, но помучают тебя знатно. Хотя, ты ведь несовершеннолетний? Значит, просто пристрелят. У тетки своей спроси. Тут ведь такой штуки, как награда и опыт, считай, что и нет. Денег можно заработать, да и что-то типа опыта. Но уровни здесь вещь относительная. Я даже пока не понял, с чем его едят. Говорят, они добавляют вес. Значимость. Ну, или опыт. Как ни назови, а ценность его сомнительная. Я лично верю только в репутацию. Вот она чувствуется сразу. И карма. А остальному учиться приходится потом и кровью. Точнее тоже потом.

— Так себе развлечение.

— Мне нравится. Почему нет? Лучше, чем в каморке два на полтора метра скрюченным видосики смотреть. А что еще делать после смены на планетоиде? Рой вообще сейчас на полпути к Юпитеру чалится.

— Ясно, пойду тогда к тетке. Огород тоже полоть кому-то нужно, — немного вымучено усмехнулся я.

Глава 7. Преступление и наказание

— Ой, убили! Ограбили! Ой, что ж творится в нашей тихой Салее?! Хорошо, что ты неумирающий, племяша. И деньги в банк правильно по моему совету положил. А кабы послушал тетку и в одиночку не пошел, так и вовсе был бы жив и при своих.

В общем, полоть огород мне тетка не доверила. Велела овощи на ужин чистить. Про награду речи никакой не шло. Видимо, ужин награда и есть.

Наевшись досыта, помыл посуду и лег спать. Прямо на полу закутавшись в пару одеял. И так мне было уютно, что даже мелькала мысль: "и на черта мне те пляжи и волны?"

Снов не снилось и это здорово. На всякие хитрые задачки сил не было совсем. Зато с утра проснулся бодрым и полным желания устроить местных бандитам геноцид. Вот моя тетка. Непись наверняка, и ведь у таких рука не дрогнет ее убить ради не пойми чего. Ради земли под хоббитовским поселением? Да вон в диких землях, я слыхал, земель свободных — пахать не перепахать! Не, лезут тут, нарываются на проблемы.

Спал я прямо так, в своей серо-белой униформе воскресшего. Зубы чистить не пришлось. Похоже, это одна из приятных условностей виртуальности. Потому что две другие настойчиво дали о себе знать, разбудив с самого утра. Хорошо, что нужник оказался не вонючим. И то дело.

Тетку в доме не застал, как и двоюродного брата. На столе обнаружились пара бутербродов и я их с удовольствием схомячил. Делать было больше нечего и я, щурясь, как кот на сметану, выбрался наружу. Пожалуй, пора идти. Труба зовет.

Так, насвистывая "Елов субмарин" и радуясь отсутствию боли, я пришел прямиком к холму рейнджеров. Или к норе? Как правильно хоть?

Обогнув по мощеной дорожке очередной жилой холм, я обнаружил у холма местных стражей порядка настоящее столпотворение. В основном тут присутствовало с десяток самих рейнджеров. Двое вчерашних знакомых, оказавшихся не неписями, уже тоже были здесь. В привычных зеленых костюмах. Рядом с Трасом стоял долговязый парень лет тридцати в зеленом плаще с откинутым капюшоном. Длинные черные волосы и длинный нос. Наверное, маг из города. А может и вовсе друид.

А вот напротив них стояла небольшая разношерстая толпа из шести рыл, которые мне сразу же не понравились. Во-первых, из-за наглых рож, а во-вторых, потому что среди них обнаружился тот самый гад, что хотел купить мою нору, а потом угрожал. Уже попались? Вряд ли. Скорее уже что-то задумали. Чтоб еще меня крайним не сделали.

— А, Бильбо, привет! Давай сюда! — радостно крикнул командир рейнджеров, помахав рукой.

Бильбо, гм, ну да. Я уже и забыть успел. Вроде все нормально. Никто волком не смотрит. Даже эта подозрительная шестерка поглядывает на меня со святой невинностью. Включая вчерашнего знакомого.

— Привет, Трас. Привет, Рой.

Может еще за руку поздороваться? Со всеми подряд тупо, особенно с теми, что по другую сторону баррикад, так сказать. А только с двумя знакомыми как-то не очень.

— Итак, — маг явно продолжил, прерванный моим появлением, разговор. — Вы выдаете двоих убийц, добровольно сознавшихся во вчерашнем нападении на представителей закона и этого молодого хоббита на территории одной из мирных провинций, и ваш клан «Крыша над холмами» готов компенсировать потерю кормильцев семьям погибших, а так же отступные возродившимся?

— Именно так, — кивнул полноватый мужик с залысинами в немного потертом темно-синем костюме, — я как глава клана осознаю вину и готов сотрудничать с властями. Идиоты заигрались в разбойников и должны ответить. Из клана они уже исключены.

— Они будут отправлены в городскую тюрьму сроком на три месяца. Вы знаете об этом? — этот вопрос он адресовал двоим унылым типчикам. Они стояли, опустив головы, немного в стороне от остальной четверки.

— Да, — хриплым хором ответили оба.

Стоп. Но эти двое в меня не стреляли. Как, впрочем, и остальные. Хитро. Соскочить пытаются. А надо ли мне сейчас заедаться? Ведь если я начну доказывать, что знаю в лицо убийц, то это прямо скажем палевно. Хотя о чем я? Я же сам брал мстительность, чтобы, зная о ней, меня обходили десятой дорогой? Вот, пожалуйста. Сейчас заемся с целым кланом и набью про них статистику. Тихо смыться все равно уже не выйдет.

И вообще, какого я должен бояться? Замахаются меня пугать, если что. Бессмертный я или тварь дрожащая?

— Могу я уточнить?

— Прошу вас, молодой хоббит. Я маг Ракита. Спрашивайте.

— Среди этих двоих нет тех, кто убил меня вчера. Дважды. А я могу обоих опознать, если что. Или описание внешности дать. А вон тот мне вчера угрожал, как раз между убийствами.

Маг немного удивился, а вот мужик в костюме побагровел.

— Что вы можете на это сказать? — маг смотрел на главу клана с нескрываемой иронией.

— Три человека бежало сегодня ночью. Они вышли из клана.

— Человека? — подозрительно переспросил я.

— Один из них эльф, — мрачно ответил тот.

— Ваш клан потеряли контроль над ситуацией. Окрестные земли, приобретенные вами, конфискуются. В случае любой насильственной смерти на территории данного поселения и в его окрестностях кого либо из разумных, не способных к возрождению, вы будете нести за это ответственность. И расследование, как и доказательство непричастности, будет возлагаться исключительно на вас самих. Земли могут быть получены вами обратно по истечении года в случае, если вы снимете с себя все обвинения и не получите новых. Все условия, оговоренные ранее, должны вами быть исполнены немедля. У вас есть час времени. Арестуйте этих двоих, — кивнул маг напоследок и скрылся за дверьми полицейского участка. Или рейнджеровского холма?

Мужик в костюме что-то прошептал на ухо кряжистому мужику, стоящему справа от него, а затем обернулся ко мне. И на лице его сияла довольная улыбка. Блин, что я сделал не так?

— Бильбо, не против, если мы поговорим? Без официоза.

— Как два пальца об асфальт, — пожал я плечами, изображая полное равнодушие.

— Тогда давай отойдем. Скоро ты поймешь, малыш, что угрозы в этом мире для закона ничего не значат. Бесит даже то, как они относятся к убийствам, являющимся частью игры, если уж на то пошло. Но лишний раз не будем греть уши законникам. Так вот, — уже увереннее заговорил он, когда мы отошли к раскидистому дубу, стоящему посреди поляны между холмами. — Ту у нас теперь навечно в черном списке. Денег ты из нас попил немало. Так что получишь по заслугам, даже не сомневайся. В город мы тебя пропустим, а уж там, беги, детка, беги, — хихикнул толтяк.

— Понравились проблемы? Могу еще и в городе устроить.

— Проблемы? Щенок, да знаешь ли ты…

— Для тебя я теперь навсегда подонок.

— Чего? Слушай сюда. На нас теперь ответственность на этой территории. А это первй шаг к власти, чтоб ты знал. Мы будем год участвовать в расследовании убийств. Да, дела свои мы тут свернем, но земля никуда не убежит. Только поэтому я не прикажу нулить тебя по полной.

— А че так? Слабо? — ну вот, его еще и подначивать надо? Давай уж поиграем по полной!

— Слушай, сопляк!

— Подонок.

— Что?!! Что еще за поддонок? Тебя переклинило?

— Твоя шестерка назвала меня поддонком. Теперь это напишут на вашей общей эпитафии.

— Сильно умный, да? Или рассчитываешь на защиту несовершеннолетних? Так она не вечна. Открою тебе секрет, малышь…

— Подонок.

— Да твою ж мать! Хорошо. Открою тебе секрет, глупый подонок, взрослые дяди умеют быть злопамятными. Че ржешь? Уверен, что богатый папочка тебе рерол обеспечит? Не спорю, сбежать ты можешь. Но такое я переживу. Как я уже сказал, не такие уж и большие у нашего клана потери. Этот конфликт даже подтолкнул нас двигаться дальше, а не месить болото в окрестных лесах.

— Чувак, даже не надейся что я сбегу. Лучше сам готовься к реролу.

— Блин, о чем говорить с малолетним дурачком…

— Подонком.

— Знаешь, ты достал. Поговорим через недельку, когда ты будешь умолять оставить тебя в покое. Или сбежишь. Это даже приятнее. Рерол твоему папашке обойдется раз в сто дороже того, что я потерял здесь из-за твоей тупости.

— Ну ок, до встречи. Кстати, а зачем залысины? Солидность нагоняешь? Или по жизни такой толстенький папик, и денег пожалел на коррекцию?

— На себя посмотри… подонок.

А кстати. Что там у меня с мордой лица? Так и не глянул. Надо перед уходом к тетке метнуться, в зеркало посмотреться. И, кстати, первая победа. Типчик зовет меня так, как я его заставил. Ну и эта война мне тоже на руку. Ведь они даже не смогут меня даже пытать. В открытую. Истыкать стрелами не смертельно, чтоб помучался. Тут вроде есть механика, гасящая острую боль. Но не моральные пытки. Вот только применять их — это воздействие на личность, а я еще ребенок. Так что у них руки связаны. А у меня нет.

Глава 8. Глаза видят, да зуб не ймет

Веселиться на деньги врага, который пообещал тебя прикончить, но вынужден кусать локти, глядя на свою недосягаемую жертву. Что может быть приятнее? Правда быстро надоедает. Бухать то мне нельзя, как и кое-что другое. Потому что защита спадет. А я пока не настолько крут. Или не настолько отморожен?

Как бы там ни было, я твердо решил, что первая наша встреча с главой Крыши пройдет без единой моей смерти. Новой. Вот и оттягиваюсь по полной, заодно изучая мир, в котором мне теперь жить. Долго и весело.

Новую точку привязке я установил на Канатной арене, центральной площади Ойла. Город небольшой, но довольно шумный и веселый. Постоянно всякие парады, турниры и сплошные тотализаторы. Одним словом — песочница. Каждый непись так и норовит тебя чему-то научить или чего-то поручить. И все больше за городом или на окраинах. Я всех слал, само собою не вслух. Зачем обижать тех, кто не сделал мне ничего плохого?

А вот на типчиках из хорошо известного клана я отрывался по полной. Знакомые морды я заметил в первый же день, зайдя в харчевню. Парочка отморозков уселась за соседний столик, криво улыбаясь зловещими улыбками. Обоих я видел тогда, возле холма рейнджеров.

Видимо, надеялись мне испортить аппетит. Ага. Сщаз! Радостно помахал им и начал чавкать с таким азартом, что топтуны быстро скисли. Так и потягивали какую-то выпивку, пока я развалившись на лавке, наблюдал за танцовщицей. Одетой довольно эротично, но даже по меркам земных пляжей весьма скромно. Ничего не попишешь, пока я под защитой, в заведения с более откровенными танцами и всем прочим мне дорога заказана.

Так и повелось, что при каждой встрече я радовался своим преследователям гораздо сильнее, чем они. К тому же дурики постоянно чередовались, уже знакомые бандиты ходили парами с неизвестными личностями, так что спустя три дня у меня уже была нехилая картотека на три десятка рыл. Часто удавалось заметить слежку совсем неизвестных личностей. Вычислял я их на раз. Сказывалось восприятие на десятку.

Еще я стал внимательнее смотреть на руки и другие «говорящие» части тела. Ногти, морщины. Как-то оно мне бросалось в глаза и я уже см по себе задумывался, с чего у кого-то лапы-лопаты, а у кого-то ладошки с длинными пальцами и маникюром. Причем не только у девушек. Там-то отличие очевидно. И без диалектики.

Способности тут вещь мутная. Тренировки давали ровно тот результат, что и в реальности. Махать, капленым коротким кинжалом не становилось легче. А как-то привычнее. И уж подавно никаких цифр урона или другой математики. Что же до моих суперфишек, то тут отдельная песня. Если мстительность и абсолютная память давали вполне очевидный результат, то та же диалектика пока никак не проявлялась. Хотя по мимолетным взглядам топтунов, я легко вчислял другие парочки. Порой их могло быть и три-четыре. Особенно если мой маршрут начинал приближаться к окраинам.

Однако морды их с каждым днем становились все кислее. Что меня дико забавляло и грело душу. Сволочь я? Может быть, но сам сволочей терпеть не могу. А вообще я здесь живу. Кому не нравится — идите нахрен.

А потом мне понравилось ходить на арены. Во-первых, прикольно и не так скучно, как всякие показательные выступления выпускников всяких там академий. А во-вторых, когда рубятся двое, третий может у них поучится. Это оказалось даже круче всяких видосиков про восточные единоборства. К тому же все движения легко просматривались. Вот только повторить их потом у себя в номере, снятом в дешевенькой гостинице, ни разу не получалось. Разве что в режиме сонного бегемота. Медленно-медленно. Разница между скоростью восприятия и скоростью моего собственного тела становилась все очевиднее.

В местных банях я побывал и мне там понравилось. Басейны покруче, чем на приморских курортах самой разной температуры. Все виды существ всех полов и возрастов, правда в довольно скромных купальниках. Или это цензура мне режет, как подростку? Как бы там ни было, а поплескаться я теперь захаживал регулярно.

Таким образом даже спустя три дня скучно мне все еще не было, однако приключений на задницу уже начинало хотеться. Быстро же я спекся. А собирался тихо плескаться у моря, никого не трогая. Ладно, посмотрим что принесет очередной день. Может подразнить гусей? В смысле крышевиков.

Утро выдалось пасмурное. Я уже и не думал, что такие тут бывают. Обычно солнце и ясное небо. Сбежал вниз полон сил и энергии. Вообще бодрость меня радует здесь пока что больше всего остального. Восемь часов я проспал только в тот самый первый день моего появления в мире. Все его тут называют Фэн. А потом как-то по часу минусовалось само собой. Ночью я лег около трех, а проснулся в девять. И как огурец. Интересно, если я оцифрованный, то смогу когда-то обходится без сна? Пока засыпаю больше по привычке, а не от усталости или сонливости.

— Привет Бильбо, — орет от стойки хозяин харчевни гном Брол. — Куда сегодня? Опять на Тараканью арену?

— Наверное.

— А у меня к тебе просьба.

Блин, опять квест втюхивать будет? Вот где обучаемость неписей? Ну сколько раз я уже посылал его с колкой дров? Фигурально, так сказать. Где вообще хоббит, и где дрова?

— Брол, я расслабляюсь. У меня отпуск. Пока деньги не кончатся, даже не начинай. А их у меня еще на пару лет, спасибо одним отморозкам, подсобили.

Где они кстати? Оглядываюсь по сторонам. А, вот бородатый злобно пялится. Поднимаю кружку кваса и мысленно с ним чокаюсь. Тот даже плюнул на пол. И вот где культура? Никакого воспитания. Только на меня одна надежда.

— Бильбо, так тебе же по дороге. Проще простого. Поставь за меня пару монет на одного воина. Что сложного-то?

Это за гранью добра и зла. Зачем придумывать такое унылое задание?

— Слушай, здесь полно завсегдатаев. Попроси кого-то из них, а?

— Просто ты один из немногих, кто ни разу не попытался не заплатить. Поставь десяток серебра, с тебя не убудет?

— А если меня пристукнут по дороге и денежки тю-тю?

— Сколько там тех десять монет? А я тебе за это пару монет накину.

— Вечером тебя же подменяют. Чего бы тогда не поставить?

— О, так это верный парень. Там надежная ставка с хорошим кушом. В полдень бой. Потом на него таких ставок не будет.

Вот пристал. Может и правда взяться? А то за три дня ни одного квеста. Как не в виртуальности.

— Давай, но если меня из-за твоих денег прикончат, тебе будет стыдно. Когда я буду вот тут сидеть и расписывать все ужасы смерти в столь юном возрасте.

— Ну ты Бильбо, балабол все таки, — усмехнулся гном ссыпая мне в руку дюжину серебром.

Вот никак не привыкну к масштабу. Так то свои ладони я спокойно воспринимаю. Даже не очень понятно, насколько они мелкие. Но вот рядом с пятерней гнома. Блин. Ясельная группа. Жесть.

— На кого хоть ставить?

— Дикий вепрь. Он против Джона будет биться. В полдень. Только у владельца арены ставь. А то там остальные те еще жулики.

Спрятав монеты, оглядываюсь по сторонам. Вроде никто не пялился. Доедаю омлет и молча сваливаю. Мой первый квест в этом мире. Надо же в конце концов увидеть, как это все работает? На тренировки бы тоже не помешало сходить. Но там чет не дешево ни разу. Даже для новичков. Хотя, если всем новым как мне за дом денег отваливают, то в принципе нормально. Но денег все равно жалко. Неизвестно сколько мне тут в осаде сидеть.

А смеяться в глаза преследователям на голодный желудок может, не получится. Во всяком случае, так же искренне.

Сразу иду к нужной арене. Вдруг там очередь или еще что. Она располагается в довольно стремном закоулке. Однако это территория закона, да и народу тут полно. Вряд ли эти отморозки решаться напасть. А решаться — им же хуже. Мне то что, возродился и по новой. А им прилетит неслабо.

За городом тут все более условно. Даже многократное убийство может проканать. Если какой-то идиот в глухом месте возрождалку привяжет.

Сворачиваю в переулок и спешу к нужному букмекеру. Ссыпаю десяток, отобрав свои две.

— На Дикого Вепря.

— Дружок твой? Зря. Без шансов. Один к тридцати трем просто так не ставят, — подмигивает беззубый толстяк, шустро сгребая серебришко. Еще бы бороду и не букмекер, а бандит с большой дороги. Соловей Разбойник после встречи с Ильей Муромцем.

— Мопед не мой, — бурчу в ответ и забираю жетон с непонятным символом.

Вряд ли он что-то значит. Скорее уж система по внутреннему коду все определяет, а это так, для картинки. Однако ставка зверская. Если сыграет, то получу больше трех золотых. Я отступных с крышовиков за свои убийства меньше содрал. Вот только фиг она сыграет.

Тут арена без правил. Любой может выйти против любого. Насколько я понимаю, когда приходит новичок, его пишут в сетку. И он может выбрать любого свободного бойца для боя. В остальных случаях требуется согласие будущего противника. Большинство друг друга знают, так что соглашаются на более-менее равные бои. Тут похоже как раз новенький. И гном его почему-то знает и уверен в победе.

Или это система через непись подталкивает меня сделать ставку? Если два золотых своих поставлю, то получу шестьдесят шесть. Это уже деньги такие, что можно развернуться. Та не, ну нафиг.

Иду к выходу. Еще два часа до боя. Хотя мне на него и смотреть незачем. Потом, ставку прямо у букмекера проверю. Может в бани рвануть? Или в библиотеку?

Тут она есть, ага. Правда, бесплатно художественная литература из реального мира и всякие истории про достопримечательности Ойла. Вот их я и почитываю. Вдруг что интересное попадется. А то лезть по заданиям в о всякие пещеры и прочие стремные места не зная про них ничего — полнейшая глупость. С моими то параметрами. Вот и буду умом брать. Тем более почитать забавно про всякие подземелья ведьмы и прочую муть. В основном тут куча всяких разных заданий. Одинаковых не найдешь. А вот приводят они, ясное дела только в те места, которые есть в округе и историй про которые в библиотеке пруд пруди.

Награда за задания обычно монеты. Иногда какой артифакт. Вот только ни то не другое к себе не привяжешь. Деньги хотя бы в банк отнести можно, а какой-нибудь ножик — фиг там. Убили — забудь про шмот. Кроме стартового. Если не двуногие тебя прикончили, то можно попытаться вернуться и собрать. В общем, народ мечется как белка в колесе. Один я буи пинаю.

В переулке на выходе из арены, задумавшись, сталкиваюсь с тремя людьми. Ну как людьми — со шпаной.

— Куда прешь, щегол мелкий? — берет меня за грудки один из них.

Глава 9. Нормально же сидели

— Отвали, а то нос откушу, — шиплю я от неожиданности.

— Отпусти животное, Колюх, не видишь, оно больное, — хохочет второй шкет, лет пятнадцати.

— Точно, бешеный, — важно кивает толстячок, справа от моего обидчика.

Так, и что делать? Трое на одного. Если будет драка, то стража на моей стороне. Однако тут они редкие гости.

— Отпусти, — хватаю за запястья и пытаюсь вырваться.

— А то что?

Борзые, да? А может их с крышовиками стравить? Оглядываюсь мельком и не замечаю знакомых лиц. Один дедок прошмыгнул мимо делая вид, что слепой.

— Хочешь выйти?

— С тобой, сопля?

— Я не один приду.

— Ха, ну давай, пошли.

— Через час.

— Смыться решил? Мы тебя из-под земли достанем! Понял? Ты нарвался. Пошли.

— Трое на одного? Круто. Ты у мамки смелый, да?

— Ладно, через час у гремучей скалы.

— Ха, ищи дурака. Приходите к Малому Урочищу.

— Заметано. А ты, я смотрю, еще от телячей защиты не отказался? Небось, и девок не щупал? Как тебя сюда отпустили погулять, к взрослым дядям? Но не надейся, Серега у нас меткий. Нашпигует, как ежа, до того как подохнешь. А не придешь ккуда договорено — на счетчик поставим. По серебру в день. Усек?

— Сам не засцы, — бросил я и пошел к выходу из проулка.

Все, вы точно трупы! Посмотрим, как вы с моей Крышей сладите. Где эти гады, когда как раз нужны? Ага, есть двое. Подпирают стену справа. Делаю вид, что не заметил. Что-то у них энтузиазм последнее время поугас. Похоже, поняли, что у меня времени больше, чем у них.

Пробираюсь в нужном направлении к выходу из города. Городской стены здесь нет. Точнее она старая и окружает самый центр Ойла. Мне надо к Малому урочищу. Удобно оно тем, что дорога к нему через Козий овраг. Отличное место для засады. Надеюсь, те трое ее уже организовывают. И когда я приведу за собой хвост, будет весело.

Вот только квест надо взять. Потому что умирать я до встречи с главарем Крыши, как известно, не планирую. А выбраться из оврага можно через Пещеру крика. Там полно призраков. Эти твари не убивают, а вызывают боль в теле. Я еще когда первый раз про это место читал — сразу подумал — словно специально для меня. Так что совмещу. Туда и без квеста можно пробраться. Там источник и из него можно попить воды. Вот флягу для нее мне и даст алхимик. Зачем самому покупать?

Так вот, в пещеру крика есть четыре входа. Это те, про которые я успел узнать в библиотеке.

Спешу со всех своих мохнатых ног. По сторонам почти не смотрю. Как бы. Точнее, как бы не так. Ха. Все-таки к своему суперскому восприятию я уже приспособился. Вещь классная. И детали в разговоре подмечаю, и в чертах лица, и вот, как сейчас, на бегу замечаю много. А уж если за мной целых четыре мордоворота незаметно пытаются красться.

Кстати, я же сегодня их даже не дразнил. Может они решили, что я идиот и про них забыл? Вряд ли. Однако какой у них выход? Когда рвану за город по оврагу, побегут следом, как миленькие.

Врываюсь к алхимику. Тот посмотрел недовольно, но промолчал.

— Вам вода из Пещеры крика нужна?

— Как-то несерьезно ты выглядишь, пацан. Только флягу переводить на тебя.

— Ну как знаешь, умник, — и разворачиваюсь бежать.

— Стой! Держи. Если принесешь…

— Ага, разберемся, — и вылетаю в двери.

Почему я спешу? Так ведь мне еще через овраг от бандитов из Крыши бежать. До стрелки еще больше получаса и те трое могут решить, что мы спешим их опередить, чтобы сами засаду устроить. Если позже, то спешка может подозрительной показаться. Вообще как-то все шатко. Надеюсь, все срастется. Иначе бить меня сегодня будут толпой. И наверняка до смерти.

Интересно, а вот в мою картотеку все попадут или только последний, нанесший смертельный удар? Чет вот сегодня проверять не охота. Бегу к южному тракту. Интересно, когда уже второе дыхание откроется. А то малость запыхался.

Вот и тракт, хорошо, что до оврага рукой подать. По дну ручей течет и рядом удобная тропа. Даже мостик есть. На повороте бросаю быстрый взгляд назад. Пылят, красавцы. Целых семь. Зачем столько, ради одного маленького хоббита? Еще такой толпой засаду трех шкетов спугнут. Притормозить надо слегка, а то подумают, что мы не вместе.

Догнали меня у самого оврага. Ну как догнали. Смогли докричаться.

— Ну что, поддонок, запыхался? Может тормознешь? Поговорим.

Ага, счаз. Идиоты. Хоббиту запариться бегать, это надо постараться. Во мне весу килограмм тридцать. Налегке, одна фляга в руках, да зубочистка на поясе. Кстати, а имечко прижилось. Не достаточно зловещее? Ну так это пока.

— Поцелуй меня в плечо, умник, — презрительно бросаю доганяющим и прибавляю ходу.

Вон уже мостик виднеется. Поглядываю на склоны, но пока никого не видно. Ясно, это не в городе топтунов замечать. Тут склоны так заросли, что стадо коров спрятать можно.

А, нет, в кустах что то блеснуло. И фиг там это залежи алмазов. Битого стекла тут пока не завезли. Еще один отблеск по соседству. И ветка качнулась. Мне через мост. До пещеры шагов сто. Надеюсь буча начнется раньше, чем я добегу.

Крик боли за спиной, как музыка.

— Засада! На склонах стрелки!

Ах вы мои лапочки. Ату их, ату!

— Трусы позорные!!! — ору я во все горло. Сами понимайте, к сому я обращаюсь.

Бабах! По склону жахнула молния. Ничего себе, они еще и мага притащили? Хотя вряд ли, скорее свиток. Кто бы это ни был, он попал. По склону, ломая кусты, скатилось обгорелое тело. Вот и нора. Точнее пещера. Надеюсь, они не скоро разберуться что к чему.

Внутри подземного хода просторно. Но темно. Как-то про факелы или что другое я не подумал. Останавливаюсь и жмурюсь. Надо хоть немного к темноте привыкнуть, а то с разбегу в стену впечатаюсь, а они тут каменные. То-то преследователи ржали бы. Убился об стену. Фиг вам.

Открыв глаза, понимаю, что от входа достаточно света, чтобы разлечить уходящий в темноту туннель. Без поворотов. Иду уже не спеша. Если сзади кто-то появится я точно услышу.

Грохот. Хм, вечеринка продолжается. Это хорошо. Одобряю. Простите, ребяты, что не с вами. В другой раз. А с учетом произошедшего, он точно будет. Только теперь за мной попятам будут ходить две банды. Жить становится лучше, жить становится веселее.

Повеяло холодом и плечо резануло болью. Здравствуйте девочки, а вот и духи этого места. Главное препятствие. Как ни странно, задание считается очень сложным. Большинство возвращается, не добравшись до источника.

Еще один грохот. Да они перебьют друг друга! Забавно. Неужели даже парой слов не перебросятся? Ладно, потом узнаю. Если вместе припрутся на разборки.

Потому что сюда за мной уже точно никто не полезет. И я теперь знаю почему. Бледные силуэты мечутся вокруг, как спятившие карлсоны и когда они пролетают прямо сквозь меня, боль рвет мышцы словно капканом. Жесть. Бывало и хуже, но второй раз я сюда не попрусь ни за какие ковришки.

Интересно, а если меня призрак убьет, я его запомню? И характеристику узнаю? Я же так могу ходить дохнуть, а потом классный бестиарий составить. Что там было в описании злопамятности? Вроде только про клан? Надо бы пойти об крыс каких-то убиться и узнаю. От местных призраков одна только боль. В чем проблема ее терпеть. Я уже ее почти и не замечаю. Ясно же, что болеть у меня нечему. Абстаргировался и топаю.

Вдалеке появляется тусклое молочное свечение. Это там целый рой призраков, что ли? Вроде и этим уже вокруг меня тесно. Меня то они бороздят, как мировой океат, а вот меду собой стараются не сталкиваться. Мда, все ноет почти как дома. Там всегда помогало думать о снеге. Представляю вокруг пушистые сугробы и упрямо прусь вперед.

Стены расступаются. Чуствую это каким-то шестым чувством, потому что, кроме огромной светящейся лужи под ногами и целой вьюги из едва мерцающих призраков, ничего не вижу.

Приседаю на корточки и, открыв флягу, зачерпываю в нее волшебную водичку. Жадно пью. Боль немного спадает. Ну здрасти, и это все? Оно-то может и немало, но я думал больше будет. А тут всего лишь обезболивающее. Делаю еще пару глотков и оглядываюсь по сторонам в поисках выхода.

Я пришел из Козьего оврага, а надо мне следующий по левую руку проход. Он к косматой роще выходит, оттуда до города так же близко, как из оврага. Но в овраг я не вернусь. Там наверняка выжившие меня поджидают. А у меня другие планы. Похоже, глаза сильнее привыкли к темноте, потому что начинаю замечать стены огромной пещеры. И черные пятна семи выходов на ней.

Мне точно в тот что первый слева? Плана пещеры в библиотеке не попадалось. Офигеть, если сейчас заблужусь. Правда боль ощутимо поутихла. Напиваюсь, как следует, и набираю полную флягу.

Потопали. Выбора то нет. В крайнем случае все таки убьюсь об стену. Замечаю, что проход идет под небольшим углом вверх. Это хорошо, под землей за компанию с призраками бродить не охота.

Вспомнилась ставка. Надо не забыть зайти ее проверить. Может список дел в абсолютную память заносить? Интересно, она безгранична? Если этот новичок победит ветерана, корчмарь неплохо подымится. А я пролечу мимо кассы. Интересно, тут бывают догворняки? Бой до смерти, но вряд ли неписи попруться на арену рисковать единственной жизнью. Разве что по сценарию. А как непись корчмарь мог договориться с реальным человеком про бой? Лезет всякая ерунда в голову.

Что-то я долго иду, это плохо. Правда, никаких развилок по пути и призраков почти не осталось вокруг. Наверное выход рядом. Прикольно, если я неизвестный туннель разведаю. Хотя вряд ли. Все таки квест проходили до меня не раз, это точно.

А насчет арены. Ведь если подумать, это золотое дно. Раз там сражение до смерти, я могу, погибая в боях, неплохую картотеку местных бойцов составить. И их кланов. Кстати, а при смене кланов что происходит? Надо тоже разобраться. Мда, как ни крути, а время умирать. Только вот не охота че-то.

Впереди из стены бьет солнечный луч. Ну здорово. Замуровали? Подойдя ближе понимаю, что это не солнце, а сияющий кристалл в центре круга. Рука сама тянется, и я тут же прикасаюсь к одной из граней. Интересно, а есть разница? Сияние почти гаснет, а у меня в памяти (или правильнее в голове?) всплывают слова: «можно увеличить одну из дополнительных характеристик. Из доступных только неуловимость. Она повышается до второго уровня. Теперь доступны две дополнительные точки привязки».

О, это я удачно зашел. Интересно, эта штука многоразовая? Так, но это тупик. Блин, придется тащиться обратно в пещеру и выбираться через следующий проход. Хотя, может и там что интересное найду? Не все же по кабакам жрать и ко всякой швали дорываться.

Глава 10. Дилема

Появившиеся призраки жалят уже не так больно. Значит, эффект у водички долгоиграющий. Вот бы он навсегда сработал! Хотя тогда это был бы лютый чит, и сюда бы очередь у всех входов стояла. До горизонта.

Что бы отсюда на память утащить? Даже камешка какого под ногами не валяется. Кстати, вижу в пол и стены вообще отлично. Все неровности. Видимо призрачное мерцание духов боли дает достаточно света для привыкших к темноте глаз. Так, а это что? Фляжка! И три медяка рядом валяется.

Внутри вода. Но самая обычная, не светящаяся. Может глотнуть? Не, выливаю ее нафиг. А вот фляга пригодится.

Может алхимику две притащить? Так сказать, ударник квестомагического труда. Может монет накинет. Нет, надо сперва разобраться. Может эту воду выгоднее самому продать? Блин, о чем я думаю. Проще надо. А то так скоро буду рысачить по квестам, как остальные.

Когда впереди появлется светящееся озеро, мне приходит в голову безумная до гениальности идея. А почему бы новую точку привязки не установить прямо здесь. У магического источника. Умер, воскрес, хлебнул водички и не больно. Точнее не так больно, повел я плечами от очередного ожога болью, аж до самого желудка пробирает. Вообще все тело ноет. Словно и не умирал. Точнее не оцифровывался. Не, гоню. Не так уж и больно, просто отвык.

Установив точку, и напившись, ополаскиваю найденную флягу в волшебной воде. Которая, к слову сказать, еще безвкуснее, чем обыкновенная. Надеюсь источнику это все не повредит? А то такое себе достижение — вандал, испоганил волшебное место. Кстати, вторую флягу можно пока здесь и оставить. В том коридоре с алтарем припрятать. Чтоб в следующий раз из ладошек не пить.

Так, пора? Иду по следующему коридору по левой стороне пещеры. После повторного употребления водички, боль стихла еще больше. Интересно, если я так раз пять-шесть повторю, то могу ее совсем погасить? Или приход словлю?

Призраки остаются позади и вскоре я выбираюсь на дно колодца. Хорошо, что сухого. И скобы в стене. Удобно. Это я в Гиблое место выбрался. Как и собирался, первый раз. Читал про него. Мертвяков тут можно встретить. В полночь. А сейчас должно быть обед. Если мои внутренние часы не сбились в этих катакомбах. Не, вверху ярко-голубой круг неба. Все нормально.

Легко выбираюсь наружу и быстро озираюсь. Никого. Так, теперь быстро в город. Обидно будет на Крышу нарваться где-нибудь на окраине. Про несколько выходов из пещеры многие знают. Ни разу ведь не секрет.

К счастью до алхимика добираюсь без приключений. Вдруг у этой воды срок годности короткий?

— Вернулся, глупец? Ничего не вышло, умник? Давай флягу назад. Второй раз не пошлю, раз у тебя терпения нет выслушать инструкции.

Чего? Это с какого я глупый умник? Или умный глупец. Алхимик само воплощение противоречивости.

— Ты что притащил? — удивленно смотрит на меня он, взяв флягу в руки.

— Воду.

— Откуда?

— Из пещеры. Крика, — добавляю я, заметив недовольство в глазах алхимика.

— Что ты мне врешь, малец? Как ты туда мог войти без противоядия?

Противоядия? Ничесе. А пацаны-то и не знали.

— Ты до источника добрался? — трясущимися руками тот отвинчивает колпачок и нюхает. — Ай молодец. Хотя бы додумался прямо из источника воду не пить. Она же чистый яд при такой концентрации!

Чего? Офигиваю все больше и больше. Какой, нафиг яд? Что за дела? Но благоразумно молчу. «Кто владеет информацией, тот владеет миром, кто владеет информацией, тот владеет миром», — монотонно произношу про себя.

— Вот тебе золотой, — продолжает суетиться алхимик, сильно смахивающий на богомола. Странно, что не эльф. Такой же тощий и длинный. — И скидку на обезбаливающее зелье десять процентов у меня можешь месяц получать.

— Спасибо, — прячу монету в карман и сваливаю.

У меня этого зелья целое озеро под боком. Концентрированного. Черт, надо все обдумать. В первую очередь, почему я не сдох? Кстати, о смерти. Где здесь банк? Золотой в кармане — весомый повод туда заскочить. И почему эта долговязая дылда не предложила мне метнуться в пещеру еще раз? Легкие деньги ведь.

Избавившись от лишней благородной наличности, не спеша направляюсь к арене. Все таки любопытно, что там со ставкой? И который час. Уже у самого входа в знакомый переулок слышу бой курантов на ратуше. Полдень! Это же я на поединок посмотреть успею! Срываюсь с места несусь к арене.

Фух, успел. Сидячие места по серебрушке, а в первых двух рядах по две. Но мне и постоять не впадло. На объявление бойцов я не успел. И кто из них Вепрь, а кто Джон? Это как Маленький Джон из Робин Гуда? Тогда вот эта груда мышц с рогами он и есть. Минотавр. Здоровая махина. Правда и второй тоже не выглядит слабаком. У минотавра натурально топор и щит. Топор прям как из хозмага. Колун. Второй с копьем.

Ну да, бои без правил. Особенно бои новичков с ветеранами. Потом уже каждая пара соперников договаривается об оружии и все такое. А вот такие бои — полная рулетка.

— А кто из них Вепрь, — не выдерживаю и спрашиваю соседа.

— Минотавр, — досадливо отмахивается тот, не отрывая взгляда от арены.

А я замечаю пробирающегося ко мне Колюха. Ясно, спокойно посмотреть поединок мне не дадут. Окидываю взглядом трибуны. Остальных не видно. Странно.

Подойдя ко мне, тот нерешительно топчется рядом и сопит под ухом.

— Че надо? — бросаю я скосив взгляд, стараясь заодно следить за поединком.

— Мы все поняли. Только лук Серому верни, а?

— Какой нафиг лук?

— Только не говори, что вы наши трупы не лутанули. Мы сразу с точки рванули к оврагу. А там твои как раз нас шмонают.

— И чего же сразу свой лук не забрали?

— Мы что дебилы без оружия на троих вооруженных мужиков лезть? Тем более, что один из них маг-электрик. Хрен его знает сколько у них там еще свитков.

— Пятером, значит меня валить собирались?

— Ты же сам сказал, что не один придешь! И вас там вообще больше нас было.

— Нет у меня лука.

— Блин, слушай. Это подарок отца Сереги. Он знаешь что сделает, когда узнает?

— Че за детский сад? Сначала втроем на одного наехали и стрелку забили, теперь отцом пугаешь, дальше что? По айпи вычислишь?

— Не, при чем тут? Я не пугаю. У Серого отец таксист. Он на такой подарок два года собирал. Жалко пацана.

— Да, счас заплачу.

— Ну давай мы его выкупим у вас. Двенадцать золотых. Почти полная стоимость. Просто чтоб отца Сереги не расстраивать. Он вообще в офлайн ушел. Ревет наверное. Ему же двенадцать.

Умеют мелкие шкеты на жалость давить. Но если всерьез, то и правда жалко пацанов. Смысл со всеми подряд заедаться? Так фиг расслабишься.

— Слушай. Те пятеро не со мной бежали, а за мной. Ясно?

Колян замер с раскрытым ртом, а потом страшным голосом пробормотал.

— Так это ты нас лбами тупо столкнул?

— А чего ты ждал, после обещания стрелами утыкать, чтоб как следует помучался.

— Да мы на понт брали. Нафиг нам с малолеткой под защитой связываться. Мы бы и убивать не рискнули. Сами от защиты отказались.

— Ну и зря.

— Да мы уже и сами поняли. Один Сера у нас еще под защитой. В двенадцать — фиг откажешься. Блин, ну ты и сволочь. А у кого хоть лук теперь, знаешь?

— Те, что меня догоняли были из клана Крыша над холмами.

— Не слышал. Вряд ли крутой клан. А как их найти?

— Не знаю. Они меня сами находят.

Кстати, а ведь и правда. Какого фига? Почему они за мной следят, а я за ними нет? Можно ведь их базу вычислить тут в городе. И вообще. Хотя что мне это даст? И что теперь с этими мелкими делать? Вернуть бы им лук. Может когда-нибудь пригодятся. В одиночку как-то уныло. И не повеселишься толком.

— Меня они скоро найдут. Я с ними перетру. А то как-то вся эта фигня затянулась и мне уже поднадоела. Дел тут и без всяких кошек-мышек полно. Короче попытаюсь. Встретимся завтра в полдень здесь на арене. Но ничего не обещаю. Они на меня зуб имеют в сто раз больший чем вы.

— Умеешь ты заводить врагов, — впервые улыбнулся пацан. — За нами, если что, не заржавеет.

— Ой, прямо крутой, как бутерброд с колбасой. Ничего себе! — Минотавр извернулся и отрубил кисть Джону. Ну все, Конец фильма. Надо идти за выигрышем. А я прощелкал шестьдесят шесть золотых и возможность роскошно пожить в течении ближайших лет.

— Ты на новичка поставил? Ну ты и жук. Я с тобой дружу, — Колян посмотрел на меня, словно увидел впервые. С настоящим уважением, что ли.

Не стал его разочаровывать, сообщая, что ставка не моя, а просто пошел к букмекеру. Очереди за наградой не было. Точнее я оказался единственным счастливчиком. Не редко видишь людей, расстающихся с деньгами с улыбкой. По видимому, хозяин арены в этом бою в накладе не остался. Теперь в кармане звенят три золотых и тридцать серебряных кругляшков. На кошель букмекер не расщедрился.

— Ладно, до завтра. Я побежал.

— Пока. И удачи. Хотя она у тебя я вижу имеется.

Ага, если бы деньги были моими. Так, тут до харчевни недалеко. Улицы людные. Только руки в карманах надо держать. А то еще грабанут. Со своих отдавать гному не охота. На нуле мигом окажусь.

И как бы теперь порешать с Крышей. Что я могу предложить? Мир, дружбу, жвачку? Не, дружбу с такими типчиками что-то не хочется. И зачем мне надо сопли этим мелким подтирать. Отец его заругает. Я, может и не против, чтобы меня отец заругал. Только вот некому ругать уже года два как.

На отца за генетическую болезнь я не злюсь. Не виноват он. Бывали мысли, конечно, что лучше бы меня и не рожали. Но там все не ттак очевидно было. Деда накрыло в сорок два. И он до пятидесяти трех продержался. На обезболивающих. У отца в сорок пять все нормально было. Вот они с мамой и решились. Лучше дать жизнь на пол столетия, чем не давать совсем.

Вроде все правильно и врачи не против были. Вот только отца накрыло ччерез год после моего рождения. И то, что я так рано болеть начал… Наверняка причина в том что меня зачали так поздно, когда у отца болезнь уже на подходе была. Дед с бабкой на ребенка быстро решились. Так сказать еще до свадьбы.

Прошлого не вернешь, так что надо думать о будущем. Не хочешь терять, не заводи семью, друзей и животных. Вот только провести вечность в одиночестве довольно унылая перспектива.

Надо с главой Крыши над холмами встретится. Даже имени его не знаю. Почему система не сделала уникальные обязательным? Неудобно же. Хотя, потом всякие Маааленькие Джжжоны и Вепри 12345 дико задалбывать начнут. А все поголовно будт пользоваться сокращениями.

— Бильбо! Ну давай, обрадуй старика звоном презренного металла!

С довольным видом вываливаю горку монет на стойку.

— Сам то поставить решился, нет?

— Откуда у меня деньги? — пожимаю плечами.

— То-то и оно, что неоткуда, если верные ставки не рискуешь ставить. Угощаю!

Что это было? Меня система на риск провоцирует? Прикольно. Это если я поведусь, то она по сути начнет контролировать мои финансы. Захочет, и я быстро разбогатею, а понадобится — спущу все мигом. И буду, как шелковый, да? А вот фиг! Хотя, система тут царь и бог. Понадобится, так нульнет мне финансы и без всяких тотализаторов.

Глава 11. Купи слона

Так, и где же моя Крыша? Неужели зализывают раны? Или бухают, отмечая богатую добычу с малолеток? Как минимум лук бедолаги Серого им неплохо компенсирует часть финансовых потерь, которые я им так шустро устроил недавно. Правда, очень сомневаюсь, что они его записали на мой счет.

Отпив кваску из халявного бокала, верчу головой в поисках примелькавшихся рож. Вот они, голубки, сидят, зло пялятся. Неужели попали под раздачу? Двоих пацаны прикончить все же умудрились.

Радостно машу рукой, подзывая к себе. У обеих, как по команде удлинились лиса. Видимо, челюсти синхронно отпали. Заскриню в абсолютную память, может, когда-то научусь это дело выводить на печать, так сказать. Ржачно же.

Типчики переглянулись, и один из топтунов нерешительно направился ко мне, постоянно с опаской оглядываясь по сторонам. Прикольно. Думают опять подстава? А нефиг булки расслаблять.

— Че, щенок, понял, во что влез? — прорычал подошедший, с презрительным прищуром уставившись на меня.

Видимо, это должен был получиться устрашающий взгляд? Рука-лицо.

— Не щенок, а подонок. Ладно, забей, мне ваш хозяин нужен.

— Какой еще хозяин?! Ты совсем берега попутал. Нет у нас хозяев, ясно?

— Лысый толстячок с залысинами и носом алкоголика. Уверен, ты его знаешь.

Мужика от подобного описания перекосило. Ха, видел бы ты самого себя минуту назад. Да и сейчас.

— Хочешь с ним увидеться? Пошли.

— Да ну нафиг. Пусть сам сюда придет. Мне мама не разрешает со стремными, незнакомыми дяденьками ходить неизвестно куда.

— Не хочешь, как хочешь.

— В точку. Раз нравится тут зависать, тогда вперед. Интересно будет посмотреть на ваши унылые морды через годик-другой.

— Вот ты сейчас борзый, а твоим дружкам ведь уже не смешно?

— Ты про ту гопоту, с которой я вас сегодня лбами столкнул? Не знаю. А что было хоть? Ничего смешного я не пропустил, надеюсь?

Мужик натурально плюнул под ноги и свалил в закат. Точнее сперва к напарнику, а потом за двери. Это успех или как?

Снова танцовщицы вышли. Сижу, допиваю халявный квас, любуюсь стройными ножками. Вот реально, что за люди эти люди? Почему бы вот так тупо не овощить всю жизнь? Так ведь нет. На приключения тянет. Скучно им видите ли. Точнее мне.

А с другой стороны, какая еще тут может быть цель, кроме приключений? Семью не заведешь. Детей, так уж точно. Ладно, не будем о грустном. Мне еще главу клана сегодня на понт брать. А вот и он.

Главный крышевик зашел в зал и окинул взглядом присутствующих. Тоже засады опасается? Не слабо я их сегодня поучил. Теперь и на воду дуть будут. Обменявшись взглядами с моим надзирателем, типчик в костюме наконец направился ко мне и уселся по соседству.

— И о чем мне говорить с подонком?

— По дороге репетировал?

— Пф, — фыркает тот, — просто имя тебе очень подходит. Давай, выкладывай чего надумал, у меня дел полно.

— А я, глядя на толпу твоих головорезов вокруг, уже было подумал, что других дел у тебя нет.

— Люди не проблема, все равно половина без дела слоняется. Я так понял, я зря приходил? Второй раз не…

— Короче, предлагаю обмен. С меня информация, с вас лук одного пацаненка. Он плачет, а я детей обижать не люблю.

— Ой какой правильный нашелся. А как мне ломать все планы…

— Твои люди меня убили. Без причины. Точнее без повода с моей стороны. Так что не надо…

— Еще раз меня перебьешь, щенок…

— Да пофигу. Обмен будет?

— А если мы найдем этих малолеток и устроим им ад?

— Я посчитаю себя частично виноватым. А когда меня кто-то помимо моей воли делает виноватым, он потом здорово пожалеет.

— Что за информация?

— Про Пещеры Крика.

— И что? Начитался в библиотеке историй и думаешь самый умный? Открою тебе секрет: читать умеешь не только ты.

— Там есть алтарь.

— И что? Все серьезные люди об этом знают. Только хрен ты до него доберешься. Все знают, что кричать нельзя. С кляпом порой идут в надежде алтарь отыскать. А дальше? Да и толку. Там такая боль, что дойти до источника, всего лишь один из тысячи выдержать может. И половина выпивает ядовитой воды, чтобы сдохнуть, потому что не хотят терпеть боль на обратном пути. Говорят, что если брать обезболивающее не у алхимика, то легче. Но тогда он три золотых не заплатит. А это все же самая высокая цена.

— Три золотых значит… и обезболивающее.

Вот сволочь. Нагрел меня дуремар на два золотых.

— Что?

Охренеть. Может, именно после зелья алхимика вода из источника действует, как яд? Надо всем этим плотно заняться. Вдруг алтарь многоразовый? Это же я стану… Даже страшно подумать. Ведь если добраться на другой конец мира и установить там точку. Правда с собой ничего не протащишь. Весь шмот на трупе остается. Все равно круто.

— Эй, чего застыл?

— Лук верни. Про алтарь в пещере я знаю больше тебя. И в ближайшую неделю буду знать вообще все. Но это теперь моя информация. И тебе я ее не отдам. Даже то, что ты уже обо мне узнал уже стоит гораздо больше пятнадцати золотых. Но если у тебя есть информация про интересное место или еще что-то подобное, могу помочь разобраться. Договоримся о неразглашении в течении какого-то срока.

— Крутой значит? Новичок, но борзый? Неужто так козырно система карты сдала? Однако все это понты для приезжих. Отдать арт стоимостью в десяток золотых за пустые слова? Да еще и информацией поделиться? Ищи лохов.

— Как хочешь. Тогда продолжай меня пасти. Но учти, ты мне теперь должен. И за предыдущие убийства тоже. Не хочешь все это нульнуть. Что же, жди, пока я буду готов спросить должок по другому.

— А ты я смотрю совсем охренел? А как ты запоешь, если я поделюсь с серьезными людьми информацией о тебе? И они придут и начнут задавать вопросы?

— Бесплатная реклама? Одобряю. Уверен, я с ними договорюсь на тех же условиях. Но с одним дополнением. Чтоб о тебе и твоем клане в этом мире больше никто не услышал.

Глаза мужика чуть не вылезли из орбит.

— Ах ты подонок!

— Я в курсе.

— Лук принесут через пол часа. Про остальное я подумаю. Но учти. У меня свой счет и если ты меня кинул.

— В чем? — изображаю удивленную невинность. — Я же ничего не пообещал. Или уже есть интересная инфа? Кстати, могу в нагрузку водички подкинуть. Из источника. Но акция одноразовая.

— Мутный ты. Откуда лица моих двоих ребят узнал?

— Каких, — делаю я удивленное лицо.

— Ясно. Заметить ты их не мог.

— С моим-то восприятием?

— Скажи еще, что девятка.

Изображаю растерянность. Провоцирует. Пусть думает, что девятка. Я не гордый.

— Значит девятка, — удовлетворенно кивает тот. — И что, так круто работает?

— Найдется что интересное, может и узнаешь.

— Как тебя теперь звать? Бильбо? Или как раньше — Подонок?

— Какая разница. Друзей у меня здесь нет, так что для них я имя еще не придумал. Я вот твое имя не знаю и ничуть от этого не страдаю.

— Федор.

— Ну, пускай будет Бильбо.

— До встречи. Я своих ребят отзываю, но не всех, — словно ожидая возражений, бросил Федор, уже вылезая из-за стойки.

— Ага, я понял, чтоб без дела не слонялись.

Глава 12. Хотя бы раз в жизни надо попробовать все

Лук притащили действительно быстро. Блочный. Хм, и правда подходит под загадку про ножницы. Если со снаряженной стрелой, конечно. Не теряя больше времени забросил его в свою комнатушку В сундук. Ну а чо. Хоть какой-то символ накопления.

Насколько тяжко наверное здесь хомякам. Да что там тяжко, они тут давно повымерли все. Ведь и понятия хитпоинтов нет. Обычным ножом можно зарезать не хуже, чем супер-пупер волшебным клинком. Так что проще покупать простенькие новые, чем уберечь то, что есть. Хотя с луками, судя по всему, не так все просто. И вообще все не просто. Тоже надо разбираться.

Ладно, пора к алхимику. Это ж надо, какая хитрожопая непись. Или он игрок? Тут порой попробуй разбери даже с моим восприятием и диалектикой.

В зале харчевне никого из Крыши не видно. На улице тоже. Пускаюсь бегом. Эх, где вы славные денечки, когда я тупо отсиживал задницу за миской, да за книжкой. Часы на ратуше отбивают полтретьего. Перехожу на шаг. Я конечно не устал, но доказывать алхимику, как он неправ, даже не отдышавшись, как то не солидно, что ли.

Вот и лавка. Интересно, лаборатория у него тут же? Внутрь вхожу демонстративно неспешно. По хозяйски осматриваю помещение, словно все тут уже мое. Конфисковано за долги. Ага, в два золотых. Я не жадный, но порой…

— А, здравствуй. Желаешь купить зелье? Про скидку я помню.

— А я вот вдруг чего-то вспомнил про цену. Нехорошо новичков кидать на деньги.

— Так мог бы почтительнее себя со старшими вести. Выслушать до конца наставления. А там бы и цену узнал…

Я бы с твоими наставлениями нихрена путного в пещерах бы не нашел. Ну да не важно.

— Ну раз тебе больше вода из того источника не нужна…

— Мы ведь про цену и не договорились. И с каких это пор мы на ты? — удивленно выгнул брови алхимик.

— Два золотых, я так понимаю, нас сдружили необыкновенно. Заметь, мои, заработанные болью и потом, два золотых. Счастливо оставаться.

— Постой, что ты там про воду говорил?

— Могу принести, а что?

— Ты согласен снова отправиться в Пещеры боли? — похоже, это и правда что-то небывалое, судя увеличенному вдвое размеру глаз дуремара.

— Ну да, у меня там дела, могу по дороге заодно водички светящейся прихватить.

— Хорошо. Плачу три золотых.

— Пять. В этот раз пять золотых, — моя улыбка вызывает у него такое возмущение, что аж сердце радуется.

— Что?!! Я не собираюсь каждый раз платить тебе такую фантастическую цену.

— Почему же каждый? Дальше все будет по честному. Почти как ты любишь… Если я к тебе приду с предложением воды у меня прикупить, то цена будет один золотой, а уж если ты ко мне придешь и воды принести попросишь, то цена будет пять золотых. Как тебе такое?

— Согласен! — после небольшой паузы довольно кивнул алхимик. — Но эту порцию ты принесешь сегодня.

— Ла-а-адно, ты первый начал игру в дополнительные условия, — мои слова стерли с его лица самодовольную усмешку. — Как тебя величать, к слову?

— Зандар.

— А я Подонок. Пока что для тебя — Подонок.

Он молча протянул мне флягу и отвернулся, всем видом показывая свою охренительную занятость. Плевать. Свои деньги я, считай, уже вернул. А кому что раньше понадобится: ему вода или мне золото, мы еще посмотрим.

За дверьми обычная послеобеденная суета. Люди и нелюди спешат по своим делам. Ходят лоточники с мелким товаром. Ножи, часы, ремни, склянки разных цветов и размеров. Ну да. Умер и сразу к таком за ножичком.

Убийц карать. Так и вижу, ага. Каратели, ха. Вот только денег где взять?

— Товары в долг! — словно услышав мои мысли орет мужик с подвесной витриной.

Ясно-понятно. Снова срываюсь на бег и мчусь в сторону Козьего оврага. Зачем мудрить? Там вход самый удобный.

На всякий случай поглядываю по сторонам, но знакомых лиц не видно. Похоже, Федя и сам еще не решил, следить за мной или не имеет смысла.

Оказавшись за городом припускаю пуще прежнего но внезапно мне в спину прилетает стрела. Ну вот что за гадство? Кубарем качусь в дорожную пыль. Вторая стрела протыкает колено. Ах вы сволочи. Если это снова Крыша, то Феде капец. Я ему теперь точно не прощу. Чем не цель на ближайшее время: превратить его жизнь в ад. Раз до него так туго доходит.

Еще стрела в плечо. Развлекаются, сволочи. Однако троих моих убийц я встречаю радостной улыбкой. Потому что одно из двух. Либо у меня болевой шок, либо водичка из источника до сих пор действует. А это новость прямо скажем, как минимум дня. А возможно и года. Если повезет. Бросаю взгляд на оперенье парочки стрел, третья в спине, а у меня на затылке к сожалению нет глаз. Пока. Так вот, оперенье то разное. Интересно, при убийстве я всех соучасников сфотографирую или только последнего?

Судя по выражению морд, сейчас и проверю. И да, знакомые все лица. Точнее почти все. Эльф, мой недавний убийца, узколицый, второй мой убийца и эльфийка. Новенькая. Все с луками. И, кстати, поскромней тех, что я отбил обратно Сереге. Ну-с, поговорим.

— Ребята, давайте жить дружно!

— Че лыбишься, идиот?

— Для вас я подонок.

— Умирать понравилось? — усмехнулся эльф, не обратив внимание на мое замечание. — Думал, договорился с этим придурком и все. Мы теперь из-за тебя и так прятаться должны. Так что, умрешь ты, и не раз.

— Подставили вы боса своего. Ой подставили.

— Федя босс? — вскипел эльф. — Еще большой вопрос, кто босс.

Вон оно че, михалычь. Запомним.

— А девчонку зачем в гиблое дело втянули?

— Не прикусишь язык, я тебе его стрелой к земле прибью. Хочешь?

— Слушай. А давай. Уже не могу дождаться, когда наступит моя очередь.

— Даже не надейся.

— Ой ли.

— Кончай его, Элендейль. — бросил узколицый, опасливо оглядываясь по сторонам. — Он время тянет. Сейчас наши из клана могут появится. Хрен его знает, что им колобок наприказывать успел.

— Колобок?! Ах-ха-ха, — меня пробивает на дикий смех. — И Элендейль! Ну ты себе и имячко выбрала, — ржу я, специально глядя на деваху, хотя смуглый явно обращался не к ней.

— Придурок, это древнее эльфийское имя, — шипит эльф, натягивая лук.

— Для вас я подо…

Свет погас и я очутился в пустоте. Перед глазами всплывают три изображения моих убийц. Три. Да! А вот это круто. Всмотревшись в текст под объемными картинками, я начинаю хохотать во всю мощь несуществующих сейчас легких. Ох и попали вы, ребятки.

Все меркнет, и я оказываюсь несущимся по туннелю с огромной скоростью. Впереди развилка. Чувствую, что пещеры слева, и уверено сворачиваю туда.

Снова темнота. Проморгавшись, вижу, как слетаются ко мне призраки. Ага, здравствуйте, девочки. Их касания по-прежнему причиняют довольно резкую боль, но вполне терпимую. Никакого сравнения с первым разом. Встав, я направился к озеру сияющего обезболивающего.

Да, напившись вдоволь, я понял, что боль от призраков стала похожа на бледное подобие крепатуры. А не искупаться ли мне в этом милом озерце? Не раздумывая, стянул рубашку и штаны и голышом рванул прямо в молочное сияние. Интересно, а если меня сейчас бы увидела какая-нибудь девчонка, то что? Наверное цензура сработает и для нее я окажусь в каком-то подобии плавок? Иначе как? Не отрубать же ее в таком случае от системы. Значит, пользователи могут видеть виртуальный мир по разному?

Очнувшись от этих мыслей, понимаю, что тело начинает неметь. Касаюсь дна коленями и со всех сил рвусь к берегу. Ноги, словно ватные. Черт, нахрена я полез купаться? Вот я тормоз. Тело прямо на бегу стремительно превращается в глину. Очень похоже на то, что мне кололи у стоматолога в детстве. А потом при особо острых приступах болезни. Уже под самый конец.

Ежики зеленые, но ведь если эффект обезболивания от воды держится настолько долго, то и это онемение может продлиться и неделю и месяц. А если вечность. И плевать, что провалю квест алхимику. Но лежать овощем в темноте, пока не сойду с ума как-то стремно. Вот я дебил. Даром что десятка в интеллекте.

Зачем?!!

Глава 13. Как белка в колесе

Спустя четверть часа, показавшиеся вечностью, в кончиках пальцев ног забегали мурашки. Наконец-то. Мое настроение резко выбралось из-под плинтуса и пустилось в пляс.

Меня отпускает!!!

Однако появилась проблема в полный рост. Что делать, если меня, например, свяжут, положат где-нибудь в подвале и забудут. Получается та же тюрьма. Надо в библиотеке этот вопрос прояснить будет. То, что можно вообще обходиться без еды я знаю точно. И это стремно.

Но сперва долбаный алхимик со своим условием принести воду уже сегодня. Надеюсь, до заката я все-таки оклемаюсь и смогу ходить.

И еще остается Федор. О, с главой Крыши над холмами предстоит самый вкусный разговор. Не зря я сделал упор на информацию. Не зря. Может это не ягодки, но уж цветочки, так точно.

Попытавшись свернуться калачиком, понимаю, что телу уже почти вернулась чувствительность. А еще замечаю, что призраки меня теперь вообще игнорируют. Пытаюсь встать на ноги, но тут же падаю на задницу. В голове кристально ясно, а вот тело пока ватное.

Еще одна попытка, и я, пошатываясь, направился за припрятанной флягой. Кажется, что тащу на себе пару мешков с песком. Даже отдышка появилась. Во я псих. Еще бы в озеро лавы полез поплавать.

Набрав воду, я уже гораздо бодрее посеменил в туннель, ведущемий в овраг. По дороге, споймал одного из призраков за мерцающий хвост. Или саван? Как бы там ни было, а боли не чувствуется совсем. И это не очень хорошо. Боль важная часть сигнальной системы, как ни крути.

Надеюсь, те трое не додумались устроить засаду у входа в город. Потерять еще одну флягу, да к тому же с водой из источника, будет сейчас вообще не в тему. В первую очередь для репутации, ну и для предстоящего разговора с Федором.

Солнце еще высоко. Значит, чувство времени меня не обмануло. Попробовал побежать. Вроде бы все нормально. Быстрее в город. Там меня хотя бы не рискнут убивать.

Вихрем ворвавшись на мостовую главной улицы, я вздохнул с облегчением. С алхимиком сейчас решу, а потом надо выйти на главу Крыши. А с учетом того, что он отозвал своих, это может стать проблемой.

Интересно, кланам полагаются какие-то представительства? Блин, тут ведь наверняка почта есть. Вот только как послать сообщение? На деревню дедушке Феде? Ладно, по ходу дела разберемся. Муниципалитет мне, если что, в помощь.

Фух, хотя бы с алхимиком не было проблем. Забрал у у него свои пять золотых, даже не удостоившись пары слов. Ну и пофиг. Не до него сейчас. Главное, не докопался, что фляга другая, хоть и на мой, довольно зоркий взгляд, она не отличается от двух других, которые я получал у него из рук в руки.

Куда теперь? В банк или в харчевню? Лучше избавиться от денег. Раз трое придурков вышли на тропу войны, лучше не рисковать.

И вот я уже забыв про онемение, влетаю во двор харчевни и резко торможу. По дороге никого из знакомых по прежним дням слежки не попалось. Одна надежда, что в зале хоть кто-то зависает. Неторопливо вхожу и уверенно оглядываю столики. А вот и он, родимый. Эльф, но не тот псих, что меня уже дважды убил, другой, но главное, что он из нужного мне клана.

— Мне нужен Федор. Важный разговор есть. В интересах вашего клана, чтобы он состоялся, — улыбаюсь самой довольной улыбкой на свете.

— Я позову.

— Чего уж там. Давай вместе прогуляемся.

Эльф возражать не стал, а мне не лишним будет знать, где Федора можно найти. А то потом пытаться выслеживать топтунов — дурацкое занятие. И не факт, что меня не спалят. Все-таки восприятие и маскировка ни разу не синонимы.

Миновав три квартала, мы вошли в небольшой особняк. Интересно, что тут? Жилье или штаб-квартира?

— Босс на месте? — спросил мой провожатый у мощного седобородого гнома. Видимо охранник, хотя и не очень-то похож. Может секретарь или, например, казначей клана.

— А куда он денется. Ого, а этот чего здесь?

— Говорит, разговор у него к Федору срочный.

Не дождавшись ответа от гнома, словно потерявшего к ним интерес, они поднялись на второй этаж и вошли в первые же двери.

— Ого, какие люди и без охраны! — воскликнул Федор, отрываясь от изучения карты. Которую он тут же свернул. Я, само собой попытался ее запомнить, и мне это даже удалось, но после беглого взгляда это оказалась обычная карта местности вокруг города. А разбираться сейчас не время.

— Зачем мне охрана, если я бессмертный? У меня для тебя, Федор плохая новость.

Глава Крыши взглядом указал эльфу на двери и повернулся ко мне.

— И? — поторопил он, когда шаги ушедшего стихли за дверями.

— Сейчас ты узнаешь обо мне еще больше.

— Да? А какая плохая новость? — расплылся он в довольной улыбке.

— На этот раз это будет очень дорого. И не только в деньгах, — и, не давая опомнится толстячку, тут же продолжаю. — Пару часов назад меня убили трое лучников. Пара эльфов из твоего клана и тот самый узколиций.

— Я им приказа не отдавал.

— Проблема в том, что эльф, который убил меня в самый первый раз, все еще состоит в клане Крыша над холмами. А его исключение из клана и предполагаемый побег были одним из условий сделки с властями. Если я сейчас пойду в ратушу, ты или твой клан, не знаю, но вы потеряете всю арестованную землю. Есть возражения?

— Он такой же основатель клана, как и я. Я не мог его исключить самолично. А он боялся, что я его от власти отстраню, воспользовавшись удобным случаем.

— Думаю, не безосновательно? Как бы там ни было, за эту информацию обо мне ты завтра утром должен мне вернуть флягу, которую у меня это придурки отобрали.

Пауза затянулась, и Федор не выдержал.

— И все?

— Из имущества да — только флягу… по самое горлышко наполненную золотыми монетами. А так же мне нужны эти трое, связанные и с кляпами во рту. У Пещер крика, через часик после рассвета.

— Но я не смогу! Такое провернуть попросту не возможно. Как ты себе это представляешь?

— Я? Тебе не хватило красноречия убедить своих, не трогать меня. Теперь у тебя проблемы. Если ты не сумеешь убедить свой клан, что сдача отморозков в ваших интересах, зачем мне с тобой иметь дело? Я пойду в ратушу.

— Но доказательства! Если я их прямо сейчас исключу…

— Я дам показания перед судом. Ты думаешь мои способности выходят за рамки допустимого? Ну, рискни проверить. Короче, до завтра. У меня еще куча дел.

Не слушая, сбежал по лестнице и выбрался на улицу.

Какой же долгий сегодня день. Теперь в библиотеку. Надо выяснить, как в этом мире можно умереть по собственному желанию. В голову в первую очередь приходит капсула с ядом в зубе. Вот только как тут со стоматологией? Яды наверняка не редкость.

На ступенях библиотеки меня окрикнул какой-то седоволосый старичок. Тоже хоббит.

— Юный хоббит, можно вас на минуту?

— Конечно. Вас послал мой покойный батюшка? — решаю сразу огорошить непрошенного собеседника. Очень уж все это странно.

— Э-э-э… Нет. Просто мне кажется вы новичок, к тому же мудрый совет никогда не бывает лишним.

— За совсем не редким исключением, когда он не прошенный. Слушаю вас.

— Вы знаете, на чем зиждется основа государственности?

— На монополии в жизненно важных для общества сферах.

— Именно, — радость собеседника оказалась столь непосредственной, что я усомнился в его возрасте. Хотя, вполне возможно, что с другими он добирался до этой точки гораздо дольше. — И в первую очередь монополия на насилие. Особенно окончательная смерть. Как я вижу вы совсем не глупы и не можете не понимать, что монополия потому так и называется, что ею ни с кем не делятся.

Движения дедушки слишком резки. Да и мимика.

— Говори прямо, а то эта вся словесная шелуха затягивает разговор, а у меня времени мало. Чем систему не устроили мои планы.

Немая сцена продлилась всего то секунд пять, но теперь я был уверен, что говорю со «спящим». Ничего странного. Вполне очевидно, что не я один у нее в резерве на всякий пожарный. Значит мои планы насчет этой троице ей не понравились? А шо такое? Монополистка, блин.

— Рерол в этом мире — высшая мера наказания. И то что вы задумали… Это дисбаланс.

Так он еще и не вкурсе. Ну ясно, ему выдали минимум информации с заданием и он теперь меня должен отговорить.

— Рерол не предел. Однако не будем об этом. Почему новичок не может заставить уйти на рерол троих не понравившихся ему игроков? Любой топовый клан может отправить на рерол любого из черного списка. По приказу одного человека — главы клана. В чем тогда разница со мной?

— Думаю в обоснованности. И ответственности. Главе клана есть что терять и он тысячу раз подумает, прежде чем решаться на подобный ход.

— Тоже спорно, но это и не важно. Потому что мне тоже есть что терять. Я бы сказал, гораздо больше, чем любому главе клана. И если система думает, что я подхожу к своим решениям безответственно, то пусть катится ко всем чертям.

Повисла еще одна пауза.

— Я должен вам передать, что уровень вашей ответственности более чем достаточен, просто хотели убедиться, что вы понимаете, чем рискуете.

— Ха, ну-ну. На память не жалуюсь. Слушай, а не подскажешь, тело вообще умирает, если его где-нибудь запереть?

— Без еды нет, а без воды за двадцать дней. Без воздуха за пять минут. Но обычно, если человек оказывается заперт без возможности уйти на перерождение, система начинает генерить квесты, пересекающиеся с его местоположением, чтобы создать возможность для его освобождения. Если это не официальная тюрьма, каторга или другая местная официальная структура. Туда могут и пожизненно закинуть. Это так сказать бан для персонажей.

Или смерть от безумия для меня. Вот такая у меня ответственность. Ладно, не стоит ныть. Однако главный вывод из нашего разговора со спящим — система не читает моих мыслей, раз прибегла к подобному убеждению. Что очень странно, но зато просто замечательно! Не исключено, что попросту не может, хотя скорее уж, это связано с ограничениями аккаунта, принадлежащего несовершеннолетнему.

— Ясно, спасибо.

— А что ты такое придумал, что меня сюда закинуло? — усмехнулся «спящий» невинной улыбкой.

Но в следующее мгновение его взгляд погас и пожилой хоббит с кряхтеньем поднялся и с теплой отеческой улыбкой посмотрел на меня.

— Если у вас появятся еще вопросы, молодой хоббит, меня всегда модно найти после обеда в большом читальном зале.

— Ага, обязательно. Про яды, что почитать стоит?

— Трактат «Стезя травника» один из самых полных.

— Спасибо.

Прости спящий. Я, пожалуй, даже сказал бы тебе, чем заставил систему вмешаться в мой игровой процесс. Но не успел. А может и не сказал бы, — усмехнулся я сам себе.

А ведь вот эти сны, тоже крутой источник информации. Как минимум на одного типчика у меня весьма пикантный компромат. Побывать в шкуре евнуха, пускай и пару мгновений в некоторых сферах — западло. Да и про второго я кое-что знаю. Правда, официально такое не использовать. В отличие от того, что у меня есть против Федора.

И еще один важный момент. Ведь в испытания меня кидало без подготовки и, если начистоту, без какой либо информации. И какие я там дела творил? Хотя то, что я был сфинксом и джином не слабо помогало. Но теперь-то у меня и информация на руках, и возможность подготовиться. Грех, черт возьми, не воспользоваться. Надо тренироваться, чтоб потом во сне не ударить в грязь лицом.

Так, надо срочно в библиотеку — разобраться с ядам. Надеюсь, алхимик меня не пошлет куда подальше, когда я ему про скидку напомню.

Глава 14. Береженого бог бережет

В библиотеке я быстро нашел нужную книгу, а также еще две, но уже более узко специализирующиеся на проблеме виртуальной смерти для ускорения возрождения. Из интересного для повседневной защиты там было целых… ничего. Какие-то практики йогов, но судя по размытым фразам это не рабочий метод, а шарлатанство. Также упоминались врожденные свойства, но для меня этот поезд ушел. Или нет? Бывают же алтари? Вот бы такой найти.

Так вот, про более реальные вещи. Вариант с откусыванием языка, чтобы захлебнуться кровью, работает сильно через раз, особенно при регенерации хоть сколько-нибудь более высокой, чем стандартная. Опять же авторы честно предупреждали, что теперь у пленников перед заключением в первую очередь отрезают язык и прижигают рану. Видимо совсем недавно фишка еще работала.

В остальном все ссылались на яды. Вот только быстродействующих никто не применял. Как я и опасался, стоматология в виртуальности находилась в глубочайшем минусе. Массовость по понятным причинам им ни разу не светила, а дорогущую штучную работу без проверенного и легкодоступного оборудования мог выполнить только мастер. Такие на каждом шаг не встречаются. А необходимость обновлять пломбу после каждого возрождения делала этот вариант наглухо тупиковым. Зачем обычному игроку париться и тратиться, если можно выйти в офлайн и подождать, пока персонаж умрет от жажды или его спасут? Чаще всего можно было попросить помощи у друзей в реальном мире.

Про топовые школы убийц и ассасинов ходили слухи, что у них есть и оборудование и мастера. Очень уж резво дохли их агенты в самый неподходящий для преследователей момент. Вот только для меня этого варианта словно и не существует. Идти к ним все равно, что в рабство. Наверняка сплошная секретность и лютая дисциплина. Сильно на любителя, короче.

А вот долгоиграющие яды вполне использовались так сказать массово. Наибольшее распространение получили несколько ядов. В первую очередь элимофат, сравнительно недорогое эльфийское зелье с двухдневным сроком. Самое главное — противоядия пока нет, так что вроде бы идеальный вариант, но отрицательные эффекты проявляются ровно на вторые сутки, быстро превращая тебя в подобие растения, а кое-что даже на первые. Ну и самое главное, при наличии поддерживающих редких зелий и опытного мага-целителя пациента можно было элементарно откачать. После чего он оказывается в плену у «спасителя», со всеми вытекающими последствиями.

Правда, такие заморочки реально доступны только для серьезных кланов. Против меня замутить что-то подобное для них — полный крах в глазах закона и, пожалуй, самой системы. Так что пока что не беда. Вполне вариант. Если умудряться вовремя возвращаться в безопасное место, то даже шмоток не потеряешь. А если успеешь умереть более быстрым способом, но не придется лишние сутки овощить в нирване. Десять серебра цена всего этого удовольствия.

Следующий вариант оказался менее популярным, но мне он подходит даже больше. Менее богатые школы асасинов его как раз и практикуют. Арабаг, яд из болот Калии, одного из южных континентов. Смерть наступает через восемь часов. Мучительна смерть. Если не сделать заблаговременно харакири. Пять минут страданий и ты как огурчик. Ни противоядий ни возможности откачать отравленного этим ядом нет.

Вообще эту штуку всегда берут в комплекте с мгновенным ядом. Вот только если попадаешь в плен, то доставляешь врагу пятиминутную радость наблюдать, как тебя казнит твой собственный яд. Для меня это скорее всего теперь вообще не проблема.

Из минусов — одна порция стоит два золота. Что прямо скажем по-конски. Однако никуда не деться. Надо брать. Завтра возможно что угодно, если уж говорить на чистоту.

Закончив листать книги, и, чисто чтобы потянуть время, обдумав для приличия варианты, я вернул все библиотекарю и направился домой, собираясь заскочить по дороге к алхимику.

Книги я все помещал в абсолютную память. Ну а почему бы и нет. Вдумчиво изучить их теперь я смогу в любом месте. Например, попивая квас или валяясь на кровати в своей каморке. План предстоящего, прямо скажем представления, в целом уже сформировался. Так что оставалось позаботиться о деталях. Оставались нюансы, которые в первую очередь зависили от того, насколько обо всем со своей стороны позаботится Федор и те трое. Будем считать, что они все-таки не идиоты. На всякий пожарный. А если это окажется не так, то тем лучше.

У алхимика настроение оказалось вполне сносным. Как ни странно, с учетом сегодняшнего нашего расставания.

— Держи. Со скидкой арабаг тебе обойдется в золотой и восемьдесят монет серебром. Если умирать придешь ко мне в лабораторию, накину еще десять процентов скидки.

— Да ты садист!

— Молодой хоббит. Я ученый. И, как и многие, работаю над снятием негативных эффектов с зелий. Хотя при твоем характере не удивительно, что некоторые желают твоего заточения.

— И что же у меня за характер?

— Чрезвычайно живой, — усмехнулся тот. — Что-то еще?

— Пока все.

— Деньги не нужны?

— Хочешь предложить работенку, — надеюсь, все мои зубы хорошо видны в широченной улыбке?

— Подожду, пока ты сам предложишь. При таких-то расходах…

Мда, к сожалению, тут он прав. Покупать каждый раз яд — не вариант. Золота не напасешься. Разве что по пять-десять ходок в пещеры делать. По золотому. Мда. И не факт, что эта вода алхимику нужна в таких количествах. Ладно, человека в реальном мире защищают не яды.

До корчмы дохожу, когда солнце висит над крышами домов, отбрасывая синеватые тени.

— Привет, Бильбо. На арену сегодня не собираешься?

Опять меня система на ставки разводит? При таком же, как в прошлый раз соотношении, мои шесть золотых могут мгновенно превратиться почти в двести. Или тупо испариться. Ну нафиг, надеюсь завтра я получу от Федота много золота. Которого в ближайшее время должно хватить на рисковые операции, наподобие завтрашней.

— Нет, вздремнуть охота. Перекушу и баиньки. Что у тебя сегодня вкусненького?

— Запеченная баранья нога.

— Пойдет. И мне еще пару ложек меда нужно.

— Гурман, — усмехнулся гном. — Тебе полить или как?

— На блюдце.

— Молока полакать не желаешь?

— Ха-ха. Схожу я тебе на арену. Но завтра в обед.

— Думаешь, такие ставку каждый день подворачиваются?

— Слушай, да ты только за сегодня уже второй раз предлагаешь. А еще мне почему-то кажется, что я не один тут такой жутко честный. И вообще, ты почему вечером за стойкой? Где этот твой… Само вроде бы.

— Самой, — поправляет гном. — Он заболел. Эх, не ценишь ты своего счастья, Бильбо!

— Очень ценю. Уже то, что я жив, для меня огромное счастье, поверь.

Наевшись до отрыжки, вразвалочку взбираюсь по ступенькам и бессильно падаю на кровать. Хорошо, что разуваться не надо. Главный плюс хоббитовского персонажа. Наряду с другими.

Но нафига все так натурально? То, что вкусно, я не против. Но зачем эта тяжесть в не существующем желудке. Еще и сонливость. Мне ведь предстоит комаров кормить, а потом ловить. Вот штуки четыре сидят по углам.

Кстати, предстоящее, с учетом моего роста может стать проблемой. Мда, минусы у моей расы тоже имеются. Вот действительно, а как хоббиту ростом в метр словить комара, который сидит на потолке высотой больше трех метров? Табуретку на стол придется ставить. Может, без понтов обойтись? Не, задумка классная. Жалко от нее отказываться. Может, словлю какого-нибудь гада на горячем. Когда моей кровушки вдоволь напьется.

— Что там у нас из литературы имеется? — бормочу сам себе, стараясь не отключиться.

Глава 15. Репутация

Выбрался из комнаты еще затемно. С подготовкой все вышло проще, чем думал. Так что я наспех смолотил омлет и запил его ядом. Гадость оказалась та еще. Горько-кислая желчь. Буэ. Запив зелье сладким чаем, весело помахал корчмарю рукой и подорвался к выходу.

Поначалу я со всех ног припустил в направлении Козьего оврага. Однако потом понял, что беготня не вписывается в мой сегодняшний образ. Всего-то минут двадцать, как рассвело. Успею.

Да и подождут, никуда не денутся. Заодно понервничают. Особенно та троица, если Федор все же решился их сдать. А то всякое возможно. Хотя я ведь и ко всякому готов. Проверим, что для этих гавриков из Крыши важнее: виртуальная земля или виртуальные товарищи. Точнее, их аккаунты.

Так, не спеша я и выбрался из города. Утренний ветерок приятно холодил лицо, и настроение было, самое что ни на есть замечательное.

Вот подлянка получится, если в меня сейчас стрела прилетит. Вся подготовка насмарку. Зато потеря моими обидчиками земли без шума не обойдется. Тоже польза. Фигня, не станут они рисковать. Деньги там по любому не маленькие. И не факт, что их личные.

Свернув в овраг, сумел разглядеть живописную группу разумных. Трое связанных, как я и просил, Федор и еще парочка типчиков довольно звериной внешности. В смысле из орковской расы.

Подхожу, еще издали по-хозяйски оглядывая пленников. Смотрят на меня волками. Ни грамма раскаяния. Ничего, сейчас исправим. А вот у Федота вид максимально удрученный. Ничего, даже если все это притворство, это и не важно.

— Привет, ребята. Как вам погода?

— Все как ты просил, Бильбо. Твои убийцы связаны и лежат у входа в пещеру. Вот фляга с золотом.

Крышку я отвинтил максимально небрежно. Не соврал — под самое горлышко. Это если внутрь ничего постороннего не напихали. Ну, это уже потом. Все равно гарантии — мое личное слово.

— Ну что, убивцы? Не страшно? — всматриваюсь поочередно в лица связанных. Эльфийка ничего, симпатичная. — А зря.

Когда я подошел к Феде, его взгляд вдруг забегал, а потом как бы виноватое выражение лица сменилось мрачной решительностью.

Надо быстро заканчивать, а то меня сейчас еще раз прикончат.

— Предупредил их, — усмехаюсь главе Крыши. — Накачались ядом так, что даже слепой все признаки увидит. Уверен, что у меня не отыщется противоядия?

— Тебе же лучше. Думаешь, если ты их в Пещеру боли затащишь, и вынудишь на рерол отправиться, тебе от системы за такие дела ответочка не прилетит?

— Забавно, что ты спросил. У нас с ней вчера как раз по этому поводу небольшой симейный спор вышел. Могу ли я отправлять на рерол всяких отморозков. Угадай, кто в нем победил?

А что, все сказанное — правда. Если не придираться. Лицо Феди бледнеет, двое его мордоворотов посматривают по сторонам. В глазах ни тени любопытства. Настолько профи или просто туповаты?

— Зачем тебе их уничтожать? Они осознали! Все трое из клана исключены.

— Как ты думаешь, для чего они лежат здесь рядком связанные, а Федя?

— Чтобы ты их мог в пещеру…

— Не угадал. Они здесь для того, чтобы и ты, и они поняли — я могу заставить любого из вас оказаться лежащим прямо вот здесь. Связанным и с кляпом во рту. И никто мне в этом не помешает. Потому что у меня в этом мире свои дела, а когда всякие букашки путаются под моими мохнатыми ножками, это немного раздражает. И уж поверь, система совсем не против, чтобы я их иногда размазывал тонким слоем.

Именно в этот момент я смачно хлопнул себя по затылку левой рукой. Разглядывая свою ладонь со свежей окровавленной кашей вперемешку с лапами и крыльями, оставшимися от бедняги комара, не забываю краем глаза следить за немой сценой.

— Спасибо дорогая, я все помню, — говорю я в пространство и небрежно вытираю руку о штаны.

Федя при этом как-то резко бледнеет. Замечаю, что и на лицах троицы ярость стремительно уступает место ошеломлению. Только двое за спиной главы клана сохранили невозмутимость. Все-таки идиоты? Ведь в округе ни одного комара. И так удачно предоставить мне его для наглядной демонстрации могла лишь система. Или небольшой трюк с заблаговременной поимкой насекомого и приклеиванием его к пальцам руки каплей меда.

Оборачиваюсь к связанным, изображая самое умиротворенное выражение лица и бархатным голосочком продолжаю.

— Итак, вернемся к нашим трем баранам. Если еще раз кто-то из вас меня убьет, даже не сомневайтесь, я сделаю так, что вы снова будете лежать здесь рядком. И ни яд, ни система вас не спасут от рерола. Для приличия она, конечно же, отсыплет положенных в таких случаях квестов. Мне даже самому любопытно, что за уберплюшку она подкинет в мои любимые Пещеры боли, чтобы привлечь в них хоть кого-то. А то сейчас как-то с движухой тут большие проблемы. Несмотря на уже имеющиеся вкусняшки. А у меня скоро днюха, так что от еще одного нескромного подарочка я бы не отказался.

Немая сцена в исполнении Федора продолжается целую минуту. Видимо, он и сам не знает что сказать. А трое молчат по независимым от них обстоятельствам. Двое охранников, видимо, тоже

— Думаю, вы прониклись. А если нет, то вам же и хуже. За информацию обо мне ты, Федор расплатился. А вот как исправить свою подпорченную репутацию, думай сам. И учись контролировать своих людей. Где меня найти, ты знаешь.

С этими словами я радостно направляюсь внутрь пещеры. Шаг пружинистый, задорный. Все как надо.

— Э-э-э… Бильбо. Так их развязывать теперь можно что ли?

— Да мне пофигу. И да, пока репутацию не исправишь, для тебя я — Подонок.

Сверкнув улыбкой, я скрываюсь в пещере. Или правильнее сказать, в огромной норе. Моей, хоббитовской норе. Надо бы ее, наконец, до конца исследовать. Зря что ли, в такую рань ни свет, ни заря тащился?

Появившиеся призраки даже не обратили на меня внимания. А из них получилась бы неплохая стража. Так, хватит. А то я так скоро сам поверю в свою суперкрутость. А это обычно не способствует долгой и счастливой жизни.

Однако, какие лица были у тех гадов. Вот только как быть, если они все же рискнут меня прикончить? Выполнить свою угрозу будет совсем не просто. Ай, пофигу, сроков я ведь никаких не называл. А потом и забить можно. Моя задача была обеспечит себе репутацию. И похоже она сработала. Впрочем, если нет, то я очень скоро узнаю. И к этому тоже нужно быть готовым.

Мерцающее бледным светом озеро, конечно, обнаружилось на том же месте. От системы можно было и такой подлянки ждать. То, что она как бы признала мое право на свободу воли, мне вполне могло лишь показаться.

Так, пить из него сейчас нет необходимости. Боли ведь нет. Кстати, надо бы кое-что проверить.

Приседаю и бью кончиками пальцев по каменному полу. Ноющая боль. Не сильно, но чувствуется. Отлично. Значит, не до конца ее мне вырубил источник. Вещь все же порой весьма полезная. Время, жаль, никак не проверить. Если эффект теперь навечно, то довольно не плохо. После смерти он точно сохраняется. В том числе и зрение в темноте.

Сколько там у нас во фляге золотишка уместилось? Вытряхиваю себе под ноги звенящие кругляшки. Они, даже при таком как бы ночном зрении, немного желтизной отдают. Сорок семь штучек. Круто. Собираю монеты обратно и ложу в неприметном месте у входа в туннель, который ведет к алтарю.

Надо бы сбегать, проверить, не много разовый ли он. А то мало ли. Вдруг удача — мое второе имя? Кстати, почему такой характеристики нет?

Интересная могла бы получиться для нее проверка на максимум. Например, пожрать говна огромной ложкой, ах-ха-хах.

Глава 16. Большому кораблю

Кристалл на алтаре и не думал светиться. Для успокоения хомяка дотронулся до него, чтобы лишний раз убедиться, что здесь мне больше ничего не светит. Во всяком случае, сегодня. Оставалась маленькая надежда, что перезарядка у этой хрени неделя или вообще год. Но как-то призрачно. Слишком уж лакомая халява получилась. Особенно для мага, например. У него же манна тоже количественная характеристика. И тоже не ограничена десятком.

Вернувшись, пропустил следующий коридор. В колодец мне не надо. Следующий огромный коридор, по моим ясный перец меркам, уходил в стену в противоположном направлении от того, по которому я сюда пробрался из оврага.

Пока что выходы наружу поочередно чередовались с полезными туннелями. Точнее, пока с одним единственным туннелем с алтарем, но чем не статистика. Неспроста же этот туннель вдвое больше в диаметре, чем все предыдущие.

Через полсотни шагов я дошел до ступеней, ведущих вниз. Настоящее подземелье! Ноги сами ускоряют ход. Все-таки есть в нас, людях, а точнее в хоббитах, тяга ко всяким халявным ништякам. Неистребимая. Как ее ни назови. Хомяком или жабой.

Еще через сотню моих коротких шагов, добрался до круглого зала с четырехгранным обелиском по центру, чуть-чуть не достающего до потолка пещеры. Для меня громадина отблескивала серой сталью, хотя никакого света не было и в помине. Даже призраки остались позади. Судя по предыдущему алтарю, к этой хреновине надо прикоснуться.

Хотя тема стремная, вдруг это ловушка? Все же виртуальность в этом плане развращает. Все сразу тянешься попробовать. Как тот слепой грибник. Недавно уже чуть не остался навсегда валяться рядом с источником. В идеале хорошо бы вперед себя кого-нибудь пустить. Кого-нибудь ненужного. Только где такого идиота взять?

И вообще, это не мой метод. Система в обиду не даст. Если только я не настолько ее достал, что она решила пустить меня в расход. Но тогда никакие предосторожности не помогут. Мда, ситуация не особо приятная, но какая уж есть. Неделю назад я мечтал, чтобы просто прекратилась боль. А теперь желаю быть владычицей морскою. Ну, или как минимум полной свободы и независимости от всех и вся.

Отбросив колебания, я приложил правую ладонь к обелиску. Холодный. Под ладонью ощутил сильную вибрацию. Но больше ничего не происходит. Что за черт? Может это для других каких дел? И попросту не мой размерчик?

Почесал репу, по давней школьной привычке. Может двумя руками надо? Или взобраться на самый верх? Типа испытание на силу и ловкость. Тогда сразу мимо меня. Что за дела, я вам что, мартышка с очками? Лизнуть его что ли? Ладно, начнем с самого очевидного.

Прикладываю обе руки к грани, в которой даже смутно виднеется мое отражение. В голове проносится вихрь образов, который я даже успеваю осознать. Это какой-то боевой прием по владению мечом. Длинным, двуручным. И зачем это мне?

Понятно, что можно подобрать размер по росту, но где я и где сражения? И почему я не включил абсолютную память. Стоп, а то что успл заметить я могу туда сейчас закинуть. Попробовав, убедился, что какое-то бледное подобие удалось записать. Без мелких деталей движений, но все же.

И ведь это пока только знание. Теперь этот прием надо отработать с мечом. Найти ему верное применение. Ничего себе задачка. Интересно, тут есть простые пути развития. Хотя, если миры рассчитаны на сотни лет развития, то не удивительно. Люди тут просто живут. Вробе бы навыки телу в реальность передаются. Корпорации оплачивают учебные пространства. Где можно привить навыки, не рискуя потерять сотрудника. Потому что для работы на тех же астероидах нужно уметь кучу всего.

Ладно, выходит бесполезную ерунду я какую-то нашел. Или попробовать еще раз? Прикладываю ладони снова, не забыв включить запись в абсолютную память. И ничего. Интересно, мою разочарованную заточку заснять как-то можно? Ведь ясно как божий день, что мне нафиг владение мечом не сдалось, а все равно дайте еще.

А если так? Прикладываю ладони к двум соседним граням, а не как раньше к одной. Вспышка слева! В смысле сработало. И записалось. Прикольно. Теперь у меня два сложных приема. Наверняка крутых, раз так заныканы. Перебираю руками комбинации. На каждой две руки дают один прием. Соседние и противоположные грани тоже. Если руки скрестить, и к той же паре граней приложить другие руки, то нового приема не дает. Ну и от высоты не зависит. Насколько я могу достать. Прижал даже одну из ступней в разных комбинациях с руками, но ничего нового не получил.

Итого моя добыча составила десять разных приемов для двуручного меча. Первый немного смазанный. Просмотрев, их я понял одно: для их освоения мне надо сперва стать не слабым мечником. И не похоже, что в этом мире такое дается легко.

Плевать. Легко досталось, в абсолютной памяти оно кушать не просит. Пускай валяется. Если у меня впереди вечность и не известно сколько миров, то почему бы и нет?

Быстро вернувшись обратно в пещеру с источником, и перешел по кругу к следующему входу и продолжил исследования. Извилистый ход привел меня к внутрь огромного старого дерева. Выглянув наружу из огромного дупла, я обнаружил бесконечное болото. Не зеленое и веселенькое, с кувшинками и всяким другим растительным миром, а затянутое темной тиной, которая клочьями свисала со старых полумертвых деревьев-исполинов. Черная падь. Место гиблое. Про этот выход даже в книжках не упоминалось. Во всяком случае тех, что я читал.

Ясно-понятно, идем назад. В болте легче утонуть, чем найти что-то интересное или тем более полезное. В самом дупле ничего нет, кроме древесной трухи. Нырнув обратно в лаз, я побежал к источнику. Про яд забывать нельзя. У меня в запасе еще часов пять-шесть.

Просто тратится снова на дозу, чтобы выйти из города не охота, а без нее как-то стремно. Пока не ясен эффект от моей сегодняшней художественной самодеятельности, лучше не рисковать и без страховки в рисковых местах не появляться.

Вообще было бы здорово в ситуации опасности для полностью оцифрованного ребенка, например меня, при невозможности отключить от системы меня, отключать агрессора. Это было бы эпично — задумал против меня, любимого что-то плохое — вылетел в оффлайн. Бойся даже подумать плохо обо мне. Три раза ха, короче. Закатай губу, дружок. Никакая система на такое не пойдет. Тем более, что сам я по сути вне закона.

Скорее всего, отключение в критической ситуации именно жертвы, а не нападающего придумано для того, чтобы малолетки не лезли везде не думая башкой о последствиях. А маньякам потом и без отключения потом не слабо прилетает.

Итак, осталось еще два неисследованных туннеля.

Следующий по кругу оказался меньше других и продолжал сужаться по мере двежения вперед. Когда он вывел просторную пещеру, то я едва ли не упирался макушкой в потолок. Людям и гномам пришлось бы пробираться в полуприсяди или вообще на четвереньках.

И в этой пещере я увидел здоровенного воина под два с половиной метра ростом и, пожалуй, что в полтора метра в плечах. Он неподвижно стоял, положив обе ладони на гарду меча двухметровой длины. Судя по вздымающейся от мерного дыхания груди, мужик живой. И вряд ли в хорошем настроении. Как он вообще сюда попал? Проход для него мягко выражаясь узковат. И это, к слову очень хорошо. Бегать по пещерам от такого жлобины совсем не хотелось.

Идти дальше тоже резко перехотелось. Словно улышав мои мысли воин открыл глаза.

— Ты не получишь меч боли, хоббит! Только через мой труп.

— Не, я так, мимо проходил, забей, мужик.

— Мимо я тебя тоже не пропущу, — хмуро добавил тот.

После этих слов я обратил внимание на такой же узкий вход в туннель, за спиной у стража. Ну вот, самое вкусное защищает глыба мяса. Печалька.

Попятившись, сваливаю побыстрей, пока этот типчик не ткнул в туннель своей рельсой. Для профилактики, так сказать. Вообще мужика даже жаль. Он конечно непись, но прозябать здесь вечность чересчур уныло. Интересно, с него же добыча упасть должна. Это самый меч. Ну и штаны. Интересно, они тоже боли? И что это значит? Клинок такой длины мне без надобности, даже если освою все те приемы, что сегодня узнал.

В голове всплыла картинка, как я с ноги открываю двери и, сделав морду кирпичом, вразвалочку захожу в харчевню. А позади меня волочится стальной дрын, в два раза длиннее меня самого. Зраза, какой-то кот в сапогах получается. Гроза великанов, ага.

Мой хохот эхом заметался по подземелью. Замолкнув, я ускорил шаг. Мало ли. Этот, запертый в пещере, еще примет мой смех на свой счет и запустит вслед что-нибудь. Вдруг у него где-то и арбалет боли припрятан?

Вернувшись направляюсь в последний не исследованный туннель. Кстати, обычной для Пещер крика величины. Если я не ошибаюсь, он ведет к Ярмарочной долине. Других известных мне выходов не осталось.

Кстати, не мешало бы поискать тайники. Простучать стены и все такое. Но это уже не сегодня. Потому что есть у меня задумка одна. Зря я, что ли яд жрал?

Внезапно натыкаюсь на валяющееся на полу тело. Тормошу — ноль реакции. Парочка хлестких пощечин — тот же эффект. Но теплый. На непись не похож. Видимо не выдержал боли и в оффлайн вылетел. И что теперь? Нафига он мне здесь нужен? А тем более всякие квесты от системы для его извлечения?

Кстати, прикольно бы было их собрать и потом типчика спасти. Вот только упарюсь. Убью кучу времени, а что получу? Еще пару приемов? Хотя бы рукопашку дали. Схватив за шиворот этого неудачника, я потащил его на выход. Ничего другого там попросту быть не должно.

Весил мужичек прилично. Точно больше меня. Так что пару раз ткань куртки выскальзывала из руки и тот шмякался мордой в пол. Не, ну а че? Рерол лучше? Кстати, его ведь прикончить проще простого. Тело саморастворится. Может даже какая добыча останется. Та же фляга запасная.

Неохота. Вон уже свет в конце туннеля. Пыхчу дальше, как шарпей после стометровки. Внезапно я ощутил под рукой шевеление. Резко ложу на землю ожившее тело и отскакиваю на безопасное расстояние. Призраки остались позади, так что и сам выберется. Однако подожду, может спасибо скажет. Главное чтобы про разбитую морду предъявлять не начал.

— О, меня вытащили наконец! — заорал спасенный, едва открыл глаза. — Четыре дня в оффлайне просидел. Чуть не выл. Думал, рерол. Уже прикидывал что продать: скутер или дачу. А тут пищит зуммер. Меня спасают. Ну я мигом сюда. А какая за меня награда?

— Хрен его знает. Я тебя тут по дороге надыбал, вот и выволок.

— Спасибо, братан. Я твой должник. Может тебе чего надо?

— А ты что, золотая рыбка?

— Нет, а вдруг я джин?

— Не похож, ну вообще. Ладно, я спешу. Дальше своим ходом идти сможешь?

— Само собой! — попытался вскочить тот, но ноги подломились и он рухнул набок.

Блин, а я уже губу раскатал, что тащить не придется. Однако неунывающий мужик тут же повторил попытку и на этот раз более удачно.

— Пожрать просто надо. Воды не найдется?

— Я в ответ отрицательно мотнул головой.

— Ничего, на ярмарке отожрусь. Деньги есть, — и он похлопал по карману штанов, отозвавшимся звоном монет.

Даже не серебро. Мда, а типчик довольно бедовый. Или первое впечатление обманчиво? Может про продажу имущества он прикалывался?

— А ты не болтун, — усмехнулся нежданный попутчик, когда мы выбрались из пещеры в голой скале. Вниз по пологому склону в долину бежала тропинка. Все пространство внизу было уставлено разноцветными шатрами. Ярмарка, так и есть.

— А про что болтать? Зачем ты вообще полез в Пещеры боли, раз боль терпеть не можешь.

— Я могу, честно. Просто в настройках разрыв соединения в случае болевого шока забыл убрать. А потом как-то стремно стало возвращаться. Разок решился, но не смог. Короче ты прав, эти призраки — те еще падлы.

— Ладно, мне пора.

— Стой. Может, я тебе пригожусь когда. Какая у тебя почта?

— Пока никакой. Не успел создать.

— О, это ты зря. Я это дело первым делом замутил. Там ведь чем дольше тянешь, тем больше нормальных адресов занято. Мой запомни. Меткий охотник за удачей 2157.

— Ничесе. Это в системе больше двух тысяч таких же метких, — усмехнулся я.

— Не, это год рождения. А без цифры такой адрес уже был занят. Я же говорю — не тяни.

— Когда доберусь до почты — обязательно воспользуюсь твоим советом.

— А знаешь, почему я не дошел до источника? — лицо парня вдруг стало комично-таинственным.

Ну все, сейчас посыпятся на меняя секреты. Хотя, почему нет?

— Ты же сказал, система тебя отключила. Из-за шока.

— Это потому что я без обезболивающего зелья пошел. Оно, может ты знаешь, боль почти не снимает, но хоть терпеть можно. Если уметь и сила воли есть. Мне друган сказал, что надо идти чистым, вообще без любых зелий, и обязательно через ярмарочный проход. Тут туннель самый короткий. Представляешь?

Судя по всему, друг у моего собеседника не очень. В смысле не очень друг. Потому что, если про обезболивающее вполне вероятно, что правда, то вот про этот самый тунель точно полнейшее вранье. Он едва ли не самый длинный. Если сравнивать, например, с тем, что начинается в овраге, то раза в три-четыре дольше боль терпеть придется. Возможно этот пацан кого-то достал своей простотой и непрошеными советами, и тот решил хоть ненадолго от чувака избавиться. Не дай бог мне таких друзей. Уж лучше врагов десяток.

Однако всего этого я, само собой, говорить вслух не стал. И так времени в обрез. Да и кто я такой — лезть в чужую дружбу. А вот то, что знакомый этого кадра пустил вполне верный слух насчет зелья алхимика, которое перед походом пить ни в коем случае не стоит — забавно. Интересно, это совпадение или система поспешно фиксит мою, так внезапно возникшую монополию на источник?

— Ладно, Меткий, удачи. Спасибо за информацию.

— Зови меня Боря, — услышал я уже спиной, — Эй, а ты куда? Ты в эту каменную кишку опять полезешь? На ночь глядя?

— Не парься, я там живу, — не оборачиваясь, помахал Боре рукой и нырнул в нору.

— А тебя хоть как звать-то?

— Бильбо.

Итак, все видимые туннели исследованы. Один, правда, не до конца. Теперь к источнику. До срабатывания яда уже меньше трех часов. Надо спешить.

Глава 17. Упорство или упоротость?

С самого начала я заметил некоторую неравномерность распределения туннелей, выходящих из центральной пещеры с источником. Они шли довольно густым веером, заканчиваясь с обеих сторон озера, которое прымыкало к одной из стен. Именно она, что как бы и понятно, оказалась без единого видимого туннеля.

Довольно большой пробел. У меня сразу появилась идейка, что под водой может быть проход. А теперь еще и чередование проходов ко всяким алтарям и даже воинам-защитникам с выходами на поверхность тоже прерывалось именно пустой стеной позади озерца.

Так что я, конечно идиот, но надо нырять. Если вдруг меня скрутит прямо под водой, и я не смогу выбраться, то просто утону и отправлюсь на перерождение. А если опять парализует, так прошлый раз отпустило же. Ну и яд мне в помощь на всякий пожарный.

Короче, входя в мерцающую магическим сиянием воду, я чувствовал себя уверенным и защищенным. Придурком, но что поделать. Без риска будет совсем уж нудно коротать тут все свои дни.

С другой стороны, если проход найдется, наверняка он ведет к чему-то действительно полезному. Во всяком случае очень надеюсь, полезнее, чем меч, в два раза больший, чем я, который еще хрен отберешь у горы мышц, соскучившейся по драке. Я же сегодня даже завалящего ножа брать не стал. Может и зря, вдруг чего поковырять понадобится?

Набрав полную грудь воздуха, я нырнул. И тут же попытался открыть глаза. И ничего не увидел. Молоко, только светящееся. Пришлось искать на ощупь, шаря по дну руками. С первого раза ничего не обнаружив, я вынырнул на поверхность и затем выбрался на берег. Предательская слабость уже начала расползаться по организму. С единственной попытки. Это я так до утра провожусь, а то и дольше. Озерцо ведь ни разу не маленькое.

К счастью, в этот раз меня накрыло не так круто. Ненадолго руки и ноги потеряли чувствительность и все. Отпустило. Может потому что воду из источника вообще не пил. И тут же, как назло меня начала мучить жажда.

Может смотаться на ярмарку? Попью, поем, заодно копье куплю. Подлиней. Обтыкаю ним дно — всяко быстрее выйдет, чем нырять, а потом по полчаса отлеживаться, пока руки ноги опять шевелиться начнут.

Светлая мысля приходит опосля. Подрываюсь на ноги. В карманах пять серебра. Сколько стоит копье? Брать золотой из фляги или хватит серебра? Очень уж лишний раз золото светить не охота.

Это же ярмарка. Куплю длинные грабли, если что. Даже лучше. Мирный хоббит-хлебороб, угу. Огородничаю. Мне вообще только одну норку проверить. Обойдусь без шика. Все решив, я сорвался с места и понесся сломя голову на выход. До срабатывания яда часа два, наверное. Часы нужны.

Все же до чего неудобно с такой механикой, когда после смерти теряешь все, что было с тобой. Жесть какая-то. С другой стороны, это ж какой жесткий удар по индивидуалистам и хомякам всех видов и расцветок. Ведь реально, чему научился — то твое, а остальное в новую жизнь не протащишь. Я ведь тоже не рвусь влиться в чьи-то стройные ряды. Хотя, время покажет.

У выхода из пещеры замедляюсь и оглядываюсь по сторонам. Поблизости никого. Солнце еще высоко, но уже клонится к горизонту. Вроде все верно, еще около двух часов до смерти от яда. Вперед.

Бегу по дорожке, мохнатые ноги так и мелькают. На самой ярмарке народу тьма, так что, оказавшись между рядов прилавков, перехожу на шаг и верчу головой по сторонам. О, лопаты, сапы, мотыги. Грабли. То что нужно.

— Мне бы самые длинные грабли, — обращаюсь я к продавцу, толстенькому хоббиту лет сорока. Хотя, если верить книжкам, для хоббитов это подростковый возраст.

— Да хоть трехметровые, — ржет продавец. — Выбирай черенок и гребенку, я их быстро друг к другу примастачу.

— О, хорошо, что вы напомнили! А то маменька меня бы заругала. Мне только черенок. А длиннее трех метров есть?

— Три с половиной — максимум. Ты случаем не груши околачивать собрался? В чужих садах, а?

— Что вы, дяденька, как можно. Это недостойно воспитанного молодого хоббита.

— Смотри мне, малец. Полсотни меди.

Тогда еще сумку, — вякаю я, не подумав.

Продавец уставился на меня еще с большим подозрением. Че пристал то? Мало ли что я в пещерах еще найду? Заодно еды и попить с ярмарки прихвачу. Вот ведь подозрительная непись.

— А ты откуда?

— Матушка не велит чужим про себя рассказывать. Вы продаете товар или нет? — начинаю терять я терпение.

Сто пять меди. Одну серебрушку давай и в расчете. А по чужим садам не шастай. Поймают — мамка не спасет от порки.

Перекидываю сумку через плечо и понимаю, что с трехметровым дрыном среди ярмарочной толкотни особо не побродишь. А мне бы попить. Да и перекусить не отказался бы. Желудок так и крутит. Теоретически можно не есть вообще, но как же тогда, наверное, хреново себя чувствуешь? Ну нафиг.

— Дяденька, а можно я у вас палку оставлю пока? Мне еще еды купить нужно.

— Оставляй, конечно. Только не палка, а черен, — продавец резко подобрел.

Видимо то, что я собираюсь покупать еду, а не воровать яблоки, его сильно успокоило. Вот ведь. Вообще забавно, что когда ведешь себя как непись, все тебя так и воспринимают. С одной стороны это прикольно. Маскировка. А с другой, могут пристать, как банный лист и попытаться к родителям отвести. Чтоб не шлялся без присмотра. Но книжкам у хоббитов сорок лет — подростковый возраст. А я вообще еще малолетка, выходит? Может потому продавец и выделывался?

Еды на ярмарке оказалось полно. Целый копченый говяжий окорок стоил три серебра. А здоровенная буханка хлеба двадцать меди. Вот только ни то ни другое в мою сумко попросту бы не влезло. Поэтому, найдя тетку, которая резво резала бутерброды, я обрадовался и прикупил сразу пять по десятку меди за штуку. Один сразу слопал, а четыре припрятал, благо хоббитка заворачивала из в желтоватую плотную бумагу. Каждый отдельно. У совсем молодого хоббитенка прикупил литровую бутыль грушевого сидра с удобно отщелкивающейся пробкой.

За прилавками в основном хоббиты и были. Изредка со всяким кузнечным инструментом попадались кубообразные гномы. Люди, в основном женщиты, торговали тканями.

Попался даже эльф со всевозможными специями, половины из которых я в жизни не видел. В реальной жизни, конечно же.

Молодая симпатичная девушка, тоже эльфийка, по-видимому дочь, прямо рядом с прилавком отца в котле варила какую-то юшку. Запах разносился такой, что мои мохнатые ножки так и приросли к земле. Наслабая такая реклама папиного товара.

Тут же взяв тарелку и заплатив четверть серебра, я принялся поглощать вкуснятину, как не в себя. По вкусу понять, из чего она приготовлена, оказалось довольно сложно, но когда на зуб попадались кусочки мяса, сразу возникала мысль про конину. Потому что фиг прожуешь.

Однако наелся я до отвала. А вокруг шум толпы все нарастал. Похоже, к вечеру тут начинается самая движуха. Но тут до меня наконец дошло, что я, разинув рот как дурак, тупо теряю время. А яд ждать не станет. Так что я вскочил в небольшого бревнышка, поблагодарил эльфийскую красавицу и рванул обратно.

Мимо прилавка с большими краснобокими яблоками пробежать все же не удалось, и я купил полдесятка, с трудом затолкав все в полотняную сумку. Жесть. Это как же тут путешествовать? Какой-нибудь странствующий рыцарь без оруженосца тут сразу загнется. А еще без парочки слуг на телегах. Одна для личного барахла, вторая для добычи. Или как там правильно? Трофеев?

Подбежав к продавцу огородного инструмента, я начал нетерпеливо топтаться рядом. Две полненькие хоббитихи как раз выбирали лопату и сапу. Лезть перед ними было бы для воспитанного хоббитенка не прилично.

Я уже собирался плюнуть на весь этот дурацкий косплей, и нагло потреьовать свой дрын обратно, но продавец внезапно бросил на меня довольный взгляд. Увидев полную сумку яблок, он сперва помрачнел, а затем заржал.

— Вот ты проныра! Еще и дразнит. Во молодежь растет, — обратился он к матронам, протягивая мне черен. — Донесешь?

— Доволоку! — кивнул я и поволок свою добычу к выходу. Времени оставалось едва ли час.

Вскоре ярмарочная сутолока осталась позади, и я припустил со всех ног. Хорошо, что не додумался грабли купить. Так легко бы я с ними не управился. Нырнув в темный зев пещеры, я припустил пуще прежнего. Солнце опустилось довольно низко и его отблески проникали внутрь, поэтому в туннели было непривычно темно. Однако вскоре солнечный свет пропал и только призрачные фигуры духов боли разрывали полную темноту. Которая мне по прежнему ничуть не мешала.

Интересно, какова природа полученного мною ночного зрения. Вчера ночью в полумраке своей комнаты в харчевне я комаров на потолке видел довольно четко. Так что работает фишка не только в Пещерах крика.

Тотащив наконец-то длиннющую палку до озера, я обнаружил, что она всего-то ничего не достает до потолка пещеры. Было бы там что интересное — можно было бы сбить и применить во благо человечества. Пока что в моем лице.

Исследовать дно я начал с самого центра, простукивая его в направлении стены. Не очень удобно, но лучше, чем нырять. Вроде бы в воде палка должна была стать легче, но то ли плотность концентрированного магического состава оказалась слишком низкой, а вязкость наоборот высокой, то ли еще чего, но ворочал я ею с огромным трудом. Словно на конце черенка широкое весло, а не просто тупой кончик.

Однако мои усилия не пропали даром. В паре метров от середины источника в направлении стены моя жердь, не обнаружив каменного дна, легко скользнула в пустоту, и я сам едва кубарем не скатился в воду.

Сердце застучало с удвоенной силой. Есть! Теперь все же придется нырять — никуда не деться.

Глава 18. Моя прелесть

Теперь нащупать под водой, найденный заранее туннель, удалось довольно быстро, и я устремился вперед. Главное, чтобы хватило воздуха. Ну и хорошо бы не превратиться в медузу на полдороги. Чиркнув несколько раз локтями и коленями стенки подводной пещеры, я выплыл в еще один небольшой водоемчик. Почувствовав, что стенки разошлись в стороны, я устремился к поверхности. Лицо и пальцы на всех четырех конечностях уже начали неметь. Только бы там не оказалось еще какого-нибудь стража. Сил смыться обратно уже точно не осталось. С другой стороны, ну умру не от яда, а от острой стали. Зато хоть разведаю что тут и как.

Поднимая целые фонтаны сияющих в темноте брызг, я бросился к берегу. Воды в этой пещере оказалось гораздо меньше, да и сама она размерами не впечатляла. Диаметром метров пять — шесть. Тому здоровяку с двухметровым мечом тут бы, пожалуй не поместиться. Оглядевшись я убедился, что кроме меня тут ни одной живой души. А вот призраки густо роились под потолком.

Но уже в следующее мгновение ноги подогнулись и меня снова охватила слабость. Еще и затылком стукнулся. Зато теперь я мог любоваться хороводом духов, аж пока не попустит. А духи кружились не просто так, а вокруг небольшого сталактита. Пока я лежал парализованный, с него успело скатиться пара капель светящейся жидкости.

Так вот он настоящий источник. Интересно, а он что-нибудь кроме вот этого молока дает? Мясо, например, ага. Жутко захотелось встать и поскорее коснуться этой каменной сосульки. Наверняка что-то некислое должна отвалить. Потому что в эту пещеру могут пробраться только совсем уж упоротые. Интересно, я первый или до меня уже тут бывали другие? Фиг узнаешь. Что же так долго-то?

Попробовал шевелить руками, но они тяжелые, словно к каждой привязано по трехметровой жерди, наподобие недавнего черенка. Ну хоть чувствительность почти вернулась. Пальцы колет тысячей игл. И дико хочется почесаться.

В голову пришла мысль, что самым нелепым будет, если я вот прямо сейчас умру от яда. Опять возня с нырянием. Поспешно установил вторую дополнительную точку привязки в эту пещеру и сразу успокоился. Уж теперь то я прямо здесь и появлюсь. Значит, вся эта возня не зря. Только бы сталактит давал что-то стоящее. Или на крайний случай давал хоть что-то.

Кстати, а если проглотить прямо ту каплю, что с него стекает? Может там эффект удвоенный? Хотя, нафиг надо. И так чувствительность к боли упала ниже некуда. Еще повторно парализует, как вот сейчас.

Вроде уже нормально. Сев на задницу и обхватив колени, я оглянулся по сторонам. Так и есть. Пусто. Ничего кроме небольшой лужи, скрывающей проход и сосульки, окруженной роем светящихся духов. Странно, что сама она не светится.

Попытавшись дотронуться до нее рукой, внезапно понимаю, как я попал. Сталактит нависает над самой лужей. Сравнительно не высоко, так что любой взрослый человек, эльф, да даже и гном, легко бы дотянулись до него. А вот юному хоббиту — хрен там. Что за запара? Система, твоих рук дело?

Так, спокойно, я уже параноиком становлюсь. Делать больше нечего ей, кроме как со мной постоянно возиться. Тоже мне избранный нашелся. И вообще, можно же допрыгнуть. Ну свалюсь в воду — в первый раз, что ли?

Два коротких шага разбега и отчаянный прыжок! Есть касание! Заодно мне удалось перескочить на другой берег лужи, лишь слегка замочив ноги. Ну и где голос, где раздача слонов?

Оборачиваюсь и вижу, как толпа призраков начинает бурлить сливаясь во что-то единое. Это я встрял или как? А может и не я один? Огромный призрак боли, пожирающий все живое в ближних и дальних селениях. Мда.

— Ты доказал, что силен не телом, но духом!

— Ну да, откуда силы у маленького хоббита? Но дух — это да. Наше все.

Огромное, колышущееся словно от порывов сквозняка, полупрозрачное старческое лицо, словно не заметив моей пламенной речи, продолжило.

— Ты можешь получить в награду характеристику духа, или же обменять не боевую способность по своему выбору на один пункт любой твоей количественной характеристики. Но поторопись, времени мало.

— Я и сам про яд отлично помню. Но что за бред с обменом? Где халява я вас спрашиваю?

Даже мысли путаться начали. Стоп. Ясно, что десятки трогать нельзя. На них плотно завязаны остальные мои уберспособности. Так что резать? И без того невеликую мою силушку? Так чего доброго с троечкой жердь и сумку из пещер вытаскивать придется в два захода. Ну бред же. Хотя, у меня же мобильность есть. Три точки конечно лучше двух, но пока обойдусь. Для экстренной эвакуации в случае чего пока что и двух хватит. Уже легче.

— Выбирай! — нетерпеливо поторопил меня гигантский призрак.

— Ну и? Где вот это все? Строчки с названиями и описаниями? Как выбирать? Дух сразу нет. Во всяком случае, пока. Что там есть полезное для выживания в этом жестоком мире?

— Способность прирожденный наездник. Скорость любых транспортных средств природного или искуственного происхождения, а так же повозок увеличивается на треть. Так же они раже болеют и ломаются. Так же снимается большинство природных ограничений, которые связаны с расой наездника.

— Охренеть. Нас не догонят, ну-ну. Нет, реально. Похоже, я смогу скакать на лошадях, а не только на пони. Да к тому же еще быстрее других. А можно все-таки посмотреть весь список?

— Говорящий с растениями.

— Дальше.

— Говорящий с животными.

— Понял понял. Жуков и грибы можешь пропустить.

— Лозоходец. Способен чувствовать аномалии в недрах земли и скал.

— Слушай, а что-то такое, чтоб меня не могли силой удерживать в плену? Телепорт какой-нибудь?

— Неожиданная смерть.

— О, а поподробнее?

— Ты сможешь призвать смерть для себя самого. Она наступает случайным образом спустя некоторое время после призыва. Оно колеблется от четверти часа до двух.

— Очешуеть. А более быстродействующего нет чего-то? Или хотя бы не такого расплывчастого?

— Дорога к закату. Приняв решение умереть ты можешь задать оставшийся срок жизни в диапазоне от двенадцати часов до десяти дней.

— Еще?

— Грезящий наяву. Находясь в плену или в беспамятстве ты погружаешься в нирвану и переселяешься в случайное другое существо. Ты сможешь действовать от его имени, но придерживаясь роли. Нарушение приведет к переброске в следующее, менее подходящее тело. Вплоть до животных и растений.

— Прикольно. Даже если меня вырубят, я смогу действовать в другом теле, — ответил я вслух, а в голове завертелись очередные догадки.

Однако, это сильно похоже на то, что возиться с проблемами системы я буду не только во сне, но еще и вот так, в плену например. Не, такие бонусы предпочтительнее получать задаром. Чего доброго, система меня квестами вытягивать из передряг не будет спешить. Вообще такие способности явно не случайны. Типа, зачем с тобой возиться, вытягивая из передряг. Просто переродись.

— А что-то более быстродействующее? Мгновенная смерть, а?

— Ничего подходящего. Время на исходе. Если ты ничего не выберешь, то получишь дух.

— Ну, хотя бы не йух… Ладно. Раз по быстрому костлявую никак не позвать. Дорога к закату, конечно удобна при предварительном планировании акции. А вот в случае внезапной запары, можно оказаться в руках не самых добрых людей на пол дня. Приятного мало. Лучше все же Неожиданная смерть. Выбираю ее в обмен на одно очке мобильности.

— Последняя точка привязки деактивирована, — всплыло в голове очередное сообщение подсказки.

— Поздравляю, достойный выбор!

— Да? — кисло переспросил я у огромного лика, который уже начал распадаться на куски. Точнее на отдельные призраки.

— Это формальная вежливость. Вообще-то ты мелкий трусишка.

— Ха-ха. Как смешно. Зато меня теперь никак не загнать в угол. Посмотрим теперь кто из нас трусишка. Можно отрываться. И на яды теперь тратиться не придется. Круть. И вообще, я по сути просто уравнял шансы вместе с остальными. У которых, в отличие от меня, всегда есть выход в реал.

Итак, что там с ядом? Не пора ли мне умереть? Лезть в источник смысла не вижу. Подожду. Заодно оценю болевые ощущения. Надо же протестировать, насколько эта водичка их притупила? Там, по описанию яда, такая боль, что иногда от спазмов мышц кости ломало.

Может не рисковать и применить новую способность? Не успею. По идее меня вот-вот должно накрыть.

Сидя в позе лотоса на камнях, я бездумно разглядывал круги на воде от капель, монотонно падающих со сталактита. А боль и смерть все не приходила. Что-то пошло не так, и это очевидно. Тут вариантов несколько.

Возможно, алхимик мне подсунул вместо яда какую-то другую противную дрянь. Маловероятно. Он явно непись и устраивать подлянки ни с того, ни с сего. Хотя что я знаю про неписей?

Следующий вариант — действие яда основано на боли. И вода этот эффект полностью сняла. Например я сбился со счета и лежал парализованным как раз тогда, когда должен был биться в судорогах.

Или же вода из источника является еще и лечебной и убирает из организма все яды. Короче гадать можно долго. Но смысл? Придется снова нырять. Раз уж так внезапно не умер. Теперь даже если меня полностью парализует из-за передоза, я могу вызвать собственную смерть и всего делов. Круто, что ни говори.

Глава 19. Гулять, так гулять

Звук. Капля снова упала в источник. Я с сомнением посмотрел на разбегающиеся круги. Рискнуть? Да ну его. Эффект от воды сохраняется после смерти. Надо хотя бы выяснить постоянный он или нет. Если бы хотя бы флягу прихватил с собой. Сосулька с потолка никуда не убежит. Так что в следующий раз. И на всякий случай надо книжками запастись.

Выбравшись в центральную пещеру с источником, снова валюсь на каменный пол. Задолбало меня каждый раз отлеживаться парализованным по рукам и ногам. Но идея с книгами классная.

Просмотрел записанные на обелиске приемы с мечом. В шести используются блоки. Не представляю, как я смогу такое исполнить против орка или даже человека. Да меня же размажет. Тут сила нужна не хоббитская. Собрался было кое-что почитать из истории, но понял, что уже могу двигаться. Все-таки абсолютная память в таких случаях очень полезная штука.

Быстро оделся и вскочил на ноги. Что-то становится прохладно. Тут гриппом заболеть можно? Или воспаление легких подхватить? А если от этого умереть, то возродишься здоровым? Лучше сейчас не проверять.

Надо бы все же попробовать одну задумку, чтобы закончить исследование туннелей. Прошлый раз тот здоровяк с мечом открыл глаза, когда я уже пару секунд простоял в проеме у самого входа в пещеру. Возможно, удастся проскочить? Точки у меня две. На центральной площади Ойла и здесь, у самого источника. Так что, почему бы и нет? Попытка не пытка. Тем более что я почти не чувствую боли. Так что в случае неудачи умру легко. А охранять страж может что-то совсем уж невероятное.

Съев еще одно яблоко, я оставил жердь и сумку рядом с озером и начал красться бесшумно по туннелю. По полу пещеры и босиком это было делать совсем не трудно. Даже каменной крошки под ступнями ни разу не попалось. Вот и пещера. Шагов за десять бросился бежать, по-прежнему пытаясь не шуметь. Ворвавшись в пещеру, обогнул гиганта по короткой дуге, едва не задев одну из широко расставленных босых ступней. При его росте я и между ног мог бы проскочить.

Краем глаза замечаю, как его веки распахнулись, и он с невероятным проворством занес меч для удара.

Рывок. Без оглядки бегу к выходу. Мировой рекорд я, наверняка, побил. На пятиметровке, так уж точно. Только бы не достал, только бы не успел. То, что умру — пофигу, а вот второго шанса он мне теперь точно не даст.

Шелест стали о воздух за спиной. Щучкой ныряю в темный зев пещеры. Жуткий скрежет позади. Промазал!

Тут же вскочив, я побежал дальше, задницей чувствуя приближение острой стали. Говорят, десантура может очком лом перекусить во время прыжка с парашютом. Не уверен, что смогу повторить такой трюк с отточенной сталью клинка. Так что быстро прижавшись к стене, я оглянулся.

Кончик меча гулял в полуметре от моего лица, то и дело, с противным звоном задевая стены. Вот он легко разрезал пополам одного из духов. Но тот этого даже не заметил и невозмутимо поплыл дальше. Целехонек.

Удалось! Прокравшись бочком вдоль стены шагов пять, я начал прибавлять шаг, все дальше пробираясь в глубь нового туннеля.

Фух, от адреналина так и потряхивало. Даже зубы тихонько выстукивали чечетку. Обратно мне живым теперь никак не выбраться. Разве что подкинут какую-нибудь мега лютую способность, типа убить взглядом. Подонок, убивающий взглядом. Звучит? Как-то не очень.

Впереди появились отблески света. Вроде бы солнечный. Что за бред? Еще один выход? Не может такого быть. Иначе бы про стража с мечом давно стало известно всем в округе.

Подойдя еще ближе, я понял, что это не выход. Точнее не совсем выход. Это портал. В двухметровой арке сияло совсем еще не закатное солнце, освещая небольшую лесную поляну. А вокруг стеной стоял дремучий лес. Не в пример тому, что я постоянно встречал в окрестностях Ойла. Значит, портал ведет в какие-то далекие земли. Это я удачно зашел. Интересно, а он двусторонний? Раз с той стороны приникает свет, значит двусторонний. Отлично.

Надо все обдумать. Итак, у меня две точки возрождения. Та, что в городе — единственная по-настоящему безопасная. Ее трогать нельзя. Пока не найду другое надежное местечко. За порталом явно непроходимая чаща, даже с виду ни разу не безопасная. Значит, надо точку из пещеры переносить сюда? Однозначно. Чтобы потом суметь к нему вернуться. Страж и в первый раз меня чуть не прикончил, так что про вторую попытку можно смело забыть. Придется убиваться об него и делать лишний крюк из города в пещеры за золотом. Потом… Впрочем, про потом подумаю позже.

Или попробовать переместиться? А если я там застряну? Ждать, пока придет неожиданная смерть, это лишний час терять — смысл? Тем более, отсюда можно осмотреться, перед переходом. Короче, тут удобнее. Проверив портал с обратной стороны и убедившись, что в нем видно лишь продолжение все той же поляны, установил точку и потопал к вояке. Он наверняка в ярости. Ну, хоть кого-то сегодня порадую своим появлением.

Стража я застал все так же стоящим посреди пещеры. Причем ко мне спиной. Такого подарка я как-то не ожидал и даже растерялся.

— Чего вернулся? — пробурчал гигант, даже не обернувшись.

— Да вот дела, понимаешь. Обещал одному пацаненку лук вернуть. Так что сегодня твой день! Можешь меня прикончить.

— Обещал. Значит понятие честь для тебя не пустой звук? Так чего же бегаешь, словно мышь по под стены? Почему не сразился, как подобает? С честью, — воин, наконец, скосил на меня мрачный взгляд.

— Какая же это честь — сражаться нам с тобой? Ты же меня размажешь, не заметив.

Не смотря, на показное спокойствие, воин внимательно следил за моими перемещениями. А я не спеша зашел в пещеру и присел у стены в позе лотоса. Примерно посередине между двумя туннелями. Поговорить не лишним будет. Что я теряю, если он психанет? И далеко не факт, что быстрый рывок мне сейчас хоть чем-то поможет.

— А вот я не выполнил своего предназначения, — пробубнел воин и развернулся ко мне, опершись могучим плечом о противоположную стену.

— Пф. И что теперь? Тебя тут оставят навечно? В чем разница?

— Нет, ты что! Я тут и так за неделю чуть с ума не сошел. Завтра меня сменят. Но богиня будет недовольна.

— Так ты игрок?

— Какой еще игрок? Ты имеешь в виду возрождающийся? Нет. У меня одна жизнь. И я хочу прожить ее, как должно.

— Проживи ее так, чтобы про тебя вспоминали с теплотой близкие люди. Правда, в этом безумном мире, где такие, как я, бессмертны, спокойная жизнь — недостижимый предел мечтаний. Ну не знаю, извини. Мне очень надо было пробраться дальше. Ты знаешь что там?

— Портал в другое место. Очень далекое.

— А оттуда кто-нибудь приходит?

— За неделю ты первый. А предыдущие мне не докладывали. Ты зачем тут уселся? Я завтра сменюсь, так что меня ублажать дружеской беседой нет смысла. Ищи себе дружков-помощников в другом месте.

— Почему бы не поговорить просто так с не глупым человеком?

— Вот все вы хоббиты такие, самыми умными себя мните. Вечно всю жизнь норовите сделать размеренной и скучной. Без подвигов.

— Э-э-э… — только и смог ответить я.

— Что?

— Уверен, что это вот ты про меня только что сказал?

— Ты не правильный хоббит, — уверенно махнул тот правой рукой, впервые оторвав ее от гарды меча.

— Ага, и делаю не правильный мед.

— Может, убьешь меня? Все равно я задание провалил. Получишь меч. А то эта боль уже достала.

— Чего? На тебя еще и боль от призраков действует? Они же вроде тебя не трогают?

— Боль от меча.

— Ну, здрасти, и нафига мне такая бандура? Которая к тому же еще и боль своему владельцу приносит. Ее же даже не продать.

— В том и суть. Для таких, как ты, это находка. Я же вижу, что на боль тебе наплевать. Призраки вон тебя стороной облетают. После смерти возрождаешься. Приходишь на место гибели, а там твой меч. Потому что никто до него дотронуться не может. Даже в перчатках. Даже кузнечными щипцами.

— Да я его и не подниму. Тем более он меня демаскирует, — от картинки себя самого, волочащего на поясе эту железяку, я чуть не заржал, что было бы сейчас довольно не в тему. — Во-первых, все сразу поймут, что я идиот, а во-вторых, догадаются, что могу терпеть невыносимую боль. Не, спасибо.

— А что плохого в том, что ты не чувствуешь боли?

— Не хочу тебя расстраивать, но это тоже секрет.

На лицо здоровяка набежала такая гримаса едва ли не детского отчаяния, что захотелось действительно прибить бедолагу. Надеюсь, это не игрок, вселившийся в непись, а то я что-то разболтался.

— Выходит, придется мне аж до завтрашней ночи боль зазря терпеть. Меня теперь даже в сон выбрасывать перестало.

— Да как я тебя убью? Я тебе даже синяка поставить не сумею. Яду разве что притащить из города. И вообще, может вот этот наш разговор и был целью твоего здесь пребывания? Или понимание того, что обижать маленьких — мало чести. Пути богов неисповедимы. Пока не сдался — не проиграл. Выше голову, солдат!

— Ты прав. Хватит соплей. Так тебя самого убивать или так пойдешь?

— Если ты не против, то лучше пройду. Сэкономлю полчаса времени.

— Хорошо вам, бессмертным. Удачи тебе. Может, когда и увидимся. Я Рокот из Высоких ущелий Пороговых гор.

— А я Бильбо. Но для некоторых я Подонок.

— Иди, умник, пока не передумал.

Зайдя в туннель, я оглянулся. Глаза воина уже начали смыкаться. Видимо, система его пожалела. Вообще, странные отношения у нее с неписями. Неужели для каждого создан свой искусственный, даже не интеллект, а разум? Как-то стремно.

Глава 20. Куча дел

Выбираться решил через ярмарку. Оттуда в Ойл идет хорошая дорога. А главное — людная. Мне сейчас неожиданные засады обиженных тугодоходящих идиотов или случайных пекашеров ни к чему. Потому что сорок семь золотых монет — довольно весомый повод, чтобы постараться добраться до банка живым.

Даже жердь по дороге сдал тому самому продавцу, потеряв всего лишь треть цены. Да я, чтобы от нее избавиться мог бы еще и приплатить. Не бросать же ее у пещеры, а тем более внутри, вызывая лишние вопросы у прохожих. А таскаться с оглоблей, пока не подвернется тихое место, чтобы ее выбросить — я вам конь что ли?

Так, смачно похрустывая уже предпоследним сочным яблоком, которое, судя по цвету, запаху и главное вкусу, ни разу не пострадало от путешествия по пещерам, я зашагал в сторону города, затерявшись в довольно густом потоке других существ. Преимущественно это были такие же хоббиты. Получилась весьма приятная вечерняя прогулка на свежем воздухе. Правда, флягу с золотом, спрятанную в значительно опустевшей сумке рядом с сидром, я не забывал крепко придерживать рукой.

Вообще за все время, что я уже нахожусь в этом мире, мне не встретилось ничего, даже отдаленно похожего на дремучую чащу. Прямо не леса, а парки какие-то. Где прикажете прятаться бандитам с большой дороги? А тем более всяким там матерым хищникам, да и просто диким животным. Хотя, штук пять оленей я как-то видел вдалеке, перебегающих из одной рощицы в другую. Или то косули были? Интересно, весь этот мир похож на иллюстрацию к доброй сказке? Или это только хоббитам так повезло?

Интересно, какой тут государственный строй? Надо бы как-то узнать. Информация лишней не бывает.

Пока шел до города, а потом в центр до банка, схомячил бутерброд и последнее яблоко. Понял, что больше не влезет. Че за? Желудок у хоббита не больше наперстка? Откуда силам браться? Может в качалку начать ходить? А они тут есть?

Интересно, таким образом можно поднять характеристики. В других играх вроде бы да, а тут как то жестко все. Ну вот наращу я мышцы и что? Сил не прибавится? Ненатурально как-то получится.

Задумавшись, на автопилоте зашел в банк. Уже как домой прямо. Меня тут скоро в лицо узнавать начнут, здоровьем интересоваться. Пятьдесят золотых на счету и регулярные пополнения счета золотом, иногда пару раз в день. Интересно, с какой суммы у них полагается вип обслуживание?

Оставив один золотой себе, я направился прямиком в харчевню. Вроде и не поздно, но делать все равно нечего. Лук уже завтра в обед отдам, раз сегодня на арену попасть не вышло. Надеюсь, Серега истерику не закатил. Ну, если что — не мои проблемы. Я и так чересчур добрый какой-то. Ну я если подумать, зачем мне лук? Даже по росту он великоват мне.

Кстати, насчет арены. Заодно золотой можно попробовать поставить. Если упрямый гном снова пошлет делать ставку. Золото на покупку ядов теперь экономить ни к чему. С голоду здесь не умирают, воды в ручьях полно. И в городе фонтаны всякие. Короче, можно и рискнуть. Оторваться, так сказать, на все деньги. Карманные.

К тому же заработать золотой для меня теперь плевое дело на полчаса. Но тут уже вопрос принципа. Нефиг алхимику было меня кидать. Может к нему насчет яда заглянуть? Почему не сработал и все такое. Может по морде пойму, не развел ли меня часом опять? С другой стороны, для него это абсолютно лишняя информация про Пещеры крика. Вокруг них и без того нездоровая движуха скоро начнется. Задницей чую.

Так что же делать? Вроде должен был устать, столько событий, встал рано. А сна ни в одном глазу. В библиотеку метнуться, что ли? Отсканировать десяток книг на будущее. Про порталы почитать заодно. Да, так и сделаю.

Резко сменив направление, я направился снова в центр города. По дороге появилось странное ощущение. Слежка? Внимательно огляделся, но знакомых лиц не заметил. Странно. Ели это люди Федора, то зачем использовать не знакомых мне? Мой спектакль не подействовал? Или он уже раззвонил, какой я крутой и мною заинтересовались серьезные люди?

Зайдя в библиотеку, выбрал пять разных художественных книг потолще из классики, а на удивленный взгляд чопорной библиотекарши ответил вопросом.

— Книги про порталы у вас есть?

— А что про них писать? Сперва, попробуй о них хоть что-то узнать. А потом отыскать, а затем еще и добраться. Про них больше слухов. Или тебя интересуют стационарные телепорты? Их сохранилось всего три пары. Все они установлены между крупнейшими столицами мира. Боюсь, от нас туда тебе даже за всю жизнь не добраться. Книг про них тоже у нас никаких нет.

— Как так-то? Вещи есть, а книг про них нет.

— Вот и напиши. Если окажется достоверной и полезной, думаю, наша библиотека с удовольствием примет такую книгу в дар.

— В дар? Теперь ясно, почему книг нету. Спасибо, что доходчиво объяснили, — осклабился я в довольной усмешке и пошел листать классику.

Забавная ситуация. Выходит, я знаю про один секретный портал. А на испытании еще про один слышал. Но там скорее уж городской телепорт. Хотя город Мертвым назывался. И судя по отсутствию стражи, ни разу не в переносном смысле. Странно. У кого бы побольше разузнать про все это? Может библиотекарша, как некоторые учителя, безапелляционно уверена в своих знаниях, а на самом деле очень далека от реальной картины. Или просто напросто малые крохи знаний считает всей картиной. Хотя в библиотеке все же работает. Интересно, а тот дедок на месте?

Спешить не хотелось. Выходов из библиотеки целых четыре, пускай преследователи побегают, понервничают. Может как-то себя выдадут. А я пока поброжу, словоохотлитвого старичка поищу.

Не забывая следить за входом в зал, быстренько отсканировал все книги, даже не пытаясь вдумываться в содержание. Никто в зал так и не вошел. Почти два часа прошло. За окнами стемнело, под потолком зажглись огни. С виду магические, но может и масло.

Поблагодарив тетеньку на выдаче, я быстро обошел остальные залы, но старик нигде не обнаружился. Ладно, это и подождать может.

Так что после этого с чистым сердцем выбежал через другой вход и быстро направился домой, проверяя краем глаза, нет ли слежки. Так никого по пути и не обнаружив, ввалился в переполненную корчму. К счастью у стойки еще оставалась парочка мест. И Брола нигде не видно. Это просто праздник какой-то. Не будет ставками на мозги капать. Хотя я сам решил одним золотым рискнуть. Либо выиграю, либо система от меня отстанет со своими соблазнами легких денег. Если это вообще она, а не стандартный сценарий для новичков.

Не успел я усесться, как ко мне подбежала молодая девушка.

— Что будешь?

— А что есть?

— Курица в кляре и…

— Во, курица в самый раз, — оборвал я красавицу, доставая остатки бутербродов. Чего их таскать? Они уже подсыхать начали. С едой в системе строго. Как впрочем и со всем остальным.

Девчонка так странно посмотрела на мою сумку, что я уже было собрался защищать свое право есть то что хочется, в том числе и принесенное с собой, так как я постоялец. А не нравится — пойду есть в номер. Им же самим потом крошки убирать. Однако та убежала, чтобы тут же вернуться с целой тарелкой золотистой курятины.

— Пить тоже свое будешь?

— Неси квас, уговорила. Он у вас суперский.

— А ты случайно не подонок?

Как-то странно это прозвучало. Издевается? Или слава таки нашла своего героя? Или правильно — награда? Ай, без разницы.

— А что?

— Алхимик Зандар час назад спрашивал, нет ли у нас такого постояльца. А у тебя его фляга в котомке, вот я и подумала… Я как-то и сама пробовала пройти его стремный квест.

Ага, понадобилась все-таки срочно старой пиявке водичка из источника. Пять золотых в принципе на дороге не валяются. Так что, почему бы и нет? Стоп, что она сказала? Квест?

— Так ты не непись, что ли?

— А что, похожа? — девушка изобразила картинное смущение, а потом весело захохотала. — Тут в корчме кто-то из работников заболел, вот я на три вечера у Брола и взялась поработать барменшей. Я Кира. Так ты…

— Для тебя я Бильбо.

В ответ Кира снова рассмеялась. Похоже, бессмертную классику жанра она читала. Или просто любит повеселиться по любому поводу и без.

— Не против, если я этому Зандару о тебе расскажу? Там награда очень уж вкусная.

— Говори, чего уж. Хотя было бы забавно заставить эту хитрую задницу искать меня по всему городу поискать еще разок. Хотя, я же и переехать могу. Так что нет проблем. Но не продешеви.

— Вот здорово. Но ты осторожнее. Он за тебя пол золотого дает и скидку пять процентов.

— Проси два, даст, никуда не денется. А я к нему завтра днем схожу. После этого он меня точно найти захочет. Так что твое появление будет очень в тему.

— Ну, ты даешь. А я вот не люблю такого экстрима.

— Как знаешь, — пожал я плечами и принялся есть курятину, закусывая бутербродами с ветчиной. По богатому, блин.

Появившиеся вскоре танцовщицы окончательно отвлекли мое внимание от новой знакомой. Когда она принесла квас, я как раз изучал зал на предмет знакомых лиц из небезызвестного клана. И не находил. Но кто же за мной следит. Прямо волосы на затылке шевелятся. Хотя, чего я хотел? Сам всеми силами провоцировал появление обо мне фантастических слухов. Что ни говори, а свою неубиваемо-неуловимую раскачку я очень удачно сегодня закончил. Фиг мне кто теперь что сделает. Разве что местные власти на меня натравят. Но это уже какой-то запредельный уровень влияния на систему нужен, чтоб такое провернуть. Я так надеюсь.

Разве что еще подставить могут. Но это тоже надо суметь провернуть. Ладно. Хватит паники, пора спать. Допив квас, отправляюсь к себе наверх.

Кстати, что там за лук такой за двенадцать золотых? Достав, изучил конструкцию. На концах круглые штуки, через которые пропущена тетива. Не очень понятная конструкция. Интересно, насколько быстро из него можно стрелять? А то, что вещь убойная, сходу ощущалось даже мне, не профессионалу.

В таких мирах маги вроде бы как рулят, вот только поначалу они настолько никчемные создания, а потом большую часть времени вынуждены сидеть над изготовлением свитков, на которые нужны не дешевые материалы, а потом их еще попробуй выгодно продай. Достичь уровня, при котором маги способны к по-настоящему опасным магическим атакам прямо в бою почти не реально. Для этого в магию надо вбухать все, и при этом не помешает немалая толика везения. Именно так писали на форумах системы, когда я еще был жив. В реале.

Другое дело всякие лучники и прочие роги. Тут и из реальности навыки стрельбы могут пригодиться. Велосипед в фентезийных мирах системы точно по новой изобрели, как я слышал. И не один раз. А я ведь мог взять Прирожденного наездника и гасать на велике быстрее ветра. Может еще перепадет халява в будущем. И я услышу свист ветра в ушах.

Кстати о будущем. Когда уже я начну плескаться в теплых волнах? Интересно, в той чащобе, что за телепортом, водоемы имеются? Зверье опасное там точно водится.

Глава 21. Фортуна, лотерея

Опять встал с рассветом, проспав всего-то часов пять от силы. Снов не помнил. Забавно, как для таких как я система имитирует сон? Какие-то процессы должны ведь происходить, для расслабления мозга. Которого у меня нет. Вообще если задуматься о том, как сейчас у меня в несуществующей голове там все вертится, то всякое желание задумываться тут же пропадает. Такое ощущение, что начинаешь пропадать для самого себя.

Какие дела на сегодня? Вернуть лук четким пацанчикам — пусть не плачут. Пересечься с алхимиком, пополнив свой счет на пять золотых, что не сложно и в целом приятно. Деньги это комфорт, в том числе и в этом мире. А комфорт это комфорт, как ни крути. Если корчмарь снова начнет разводить на ставку, надо попробовать. Что мне мешает поставить золотой? Зато проверю, как быстро система, или быть может сценарий, начнет мои денежки нулить. Пытаться. Потому что кто ж ей даст? Ну и того деда из библиотеки найти не лишним будет и про порталы поспрашивать.

Вообще с алхимиком удачно вышло. Неплохой пиар, когда такие люди бегают по всему городу, разыскивая именно тебя. А если это повторится по второму кругу… Надо было сразу Кире пару золотых предложить за молчание. Само по себе загадочно. И алхимику дополнительный кросс не помешает, ну и мне известность. Для моих планов это как масло в огонь.

Хотя почему надо было? Она еще точно никуда не ходила. Чем я не Шрлок, с моей то дедукцией. Не развитой, пока что, но есть ведь. И как ее еще развивать, если не частным сыском? Спросить гнома про новую работницу, а там ниточка потянется. Правда она не непись и может быть сейчас оффлайн. И вообще, одно дело, когда за тобой бегает диримар. А совсем другое, когда ты суетишься, пытаясь, такое повторить. Это тоже слава, но чуток другого рода. И вообще, переезды никто не отменял. Это и проще и надежнее.

Все, вперед, труба зовет. Перекинул лук через плечо и спустился в зал. Вокруг пусто и чисто. Все нормальные люди спят. Или вообще оффлайн. За стойкой Брол. Словно только меня поджидал.

— Бильбо, ранняя пташка! Как жизнь?

— Твоими молитвами. Как борода? Не линяет?

— Типун тебе на язык размером с корову! Чего ты такой едкий?

— Это ты еще моего друга, сову по жизни и убеждениям, с утра не видел. Он бы тебя за такие вопли сразу бы убить попытался.

— А, не выспался? Дело молодое. А у меня сегодня верная ставка снова имеется. Вот, дожидаюсь желающих помочь старику. Ты то ленивая задница. Даже не предлагаю.

— Я сегодня добрый. И на арене дела есть. Лук отдать знакомым надо.

— То-то я смотрю ты сегодня прям рейнджер. Только без стрел. Думал, повыделываться решил. И лук так не носят.

— Это другие не носят. Так что со ставкой?

— Ну не знаю, — поднял вредный гном взгляд к потолку.

— Вот и делай доброе дело гномам. Не оценят же. Ладно, давай пожрать чего повкуснее, и я побегу. Надумаешь, доганяй.

— Счас. Это не я побежал? — хохотнул Брол, выставляя на стойку тарелку с дымящейся кашей.

— Это че?

— Овсянка, Бильбо, овсянка. Сейчас еще салат принесу.

— А мясо?

— Вот ты проглот. А как же здоровый образ жизни?

— Обойдусь пока.

В итоге через четверть часа я с дополнительным золотым от корчмаря топал к арене. Она ближе, чем лавка алхимика, и вообще почти по дороге к ней. Правда, рановато еще. Ну да не важно. Еще раз после Пещер крика заскочу. Хотя из города с луком выходить стремно. Легко могут прикончить. Его за десять золотых легко продать можно, как я понимаю. Ну, значит, в пещеры пойду, после встречи с Колюхом.

Город еще спал, хотя народу вокруг уже хватало. Не спеша, катились телеги, груженые продуктами. Женщины разных рас спешили по делам. Скорее всего, на рынок. Кстати, а где он в Ойле находится? Или все на ярмарку ходят? Так ведь далековато.

Свернув в непривычно безлюдный переулок, я быстро добрался до букмекера. Боев еще нет, а ставки принимают. Ну да, главное денежки давайте.

— Хочу поставить на первый бой Легата, — два золотых перекочевывают в кошель мужика свирепого вида, а мне достается жтон.

Свирепости букмекеру, не в последнюю очередь добавляет то, что его левая щека, покрытая шрамами, больше напоминает уродливый бордовый пазл. По любому непись, раз такую красоту возрождением не исправляет. Он меня по предыдущей ставке помнит или нет? Вообще интересно, откуда взялось столько крутых новичков — победителей? Хотя, арена это больше десяти площадок для боев. Так что в день их проходит до полутысячи. Другой вопрос, как про них узнает Брол?

— Что, понравился мой лук, мелкий? Хотя бы узнал сперва как его носить правильно, — тот толстячок, что был рядом с Колюхом в нашу первую встречу, так и пожирал меня взглядом, встав на дороге и перегородив проулок.

— Так ты и есть Серега? — усмехнулся я. Ну да, если присмотреться, то детские черты в лице просматриваются. — Сколько тебе лет?

— А тебе какое дело? Это мой лук! Отдай!

— Отвечай на вопросы, когда со старшими говоришь. Особенно, если просишь дорогую игрушку. Бесплатно.

— Я могу заплатить! Пять золотых.

— Сколько лет тебе, я спросил.

— Ну двенадцать, и что?

— Тебе Колюх ничего не говорил? Про лук?

— Нет.

В принципе ясно. Не поверил, что я верну. Или просто не захотел наперед обнадеживать пацана. И что теперь? Тупо отдать? Вроде мелкий не врет. Нафиг мне с этой бандурой на плече по городу таскаться. Неудобная, да к тому же любой встречный стрелок сразу понимает, что я нуб, а не лучник.

— Ладно, держи. И в следующий раз думай головой, во что ввязываешься. Не все такие добрые, как я.

— Э-э-э. Спасибо, — судя по лицу, толстячок сам не верил в свалившееся на него счастье. — Извини, если что. Я пойду?

— Иди, мне то что? Колюху привет.

— Ага, передам, — радостный крик прозвучал уже из-за угла. Во, припустил. Боится, что побегу забирать обратно, что ли? Все, пора к алхимику. Теперь от него можно будет сразу напрямую в Пещеры податься. Хотя, куда спешить.

По дороге опять вернулось неприятное чувство. Следят. Вот только кто? Похоже не крыша. Или те полностью сменили наблюдателей. Ничего, с моим восприятием, за пару дней примелькаются, и можно будет брать за грудки. Разговор он всегда более информативней, чем всякие там гляделки.

Толкаю резную дверь с небольшим витражом. Заперто. Ничего себе, так он подрыхнуть любит? Сейчас исправим.

Тарабанить в двери пришлось минуты две. Когда они наконец отворились, из полумрака показалась заспанная и жутко недовольная физиономия Зандара.

— Ты чего творишь? Дверь сломать решил?

— Я думал, ты меня искал. Ну раз нет, так нет, — и развернувшись я направился обратно в сторону арены.

— Стой! Я искал. Заходи.

— Какой-то ты опять не вежливый.

— Всю жизнь мне ту пару золотых вспоминать теперь будешь?

— Это вряд ли. На этот городишко у меня не настолько долгоиграющие планы. Но если считать только ближайшие две-три жизни, то, думаю, да.

— Хвастаться таким не вежливо.

— Так, зачем звал? Вода по пять золотых, не забыл? И даже не начинай, что это я к тебе сегодня пришел. Иначе еще долго меня по новой искать придется.

— Я заплачу двадцать золотых, если расскажешь, как ты сумел добраться до источника без обезболивающего зелья.

Чего? Это я зря сюда тащился? Двадцать золотых? Да такая информация пару сотен стоит. И фиг я ее продам даже за тысячу. Мне и так пока что хватает.

— Это я, выходит, зря в такую рань к тебе тащился? Тебе вода не нужна?

— Пятьдесят золотых!

— Друзей не продаю?

— Каких еще друзей, — вытаращил на меня глазенки алхимик.

Не, ну а че? Формально, если я расскажу что и как, в пещеру ломанется народ. И бедного воина прикончат. Вряд ли успеют, он сегодня сменяется, но это нюансы. Может его за нарушения на второй срок оставят? А то, что воин в пещере мой друг — ни малейших сомнений. Раз не убил меня, хотя и был должен. Теперь все — дружочки-пирожочки. Так что я даже не соврал по сути. А эта тощая перечница пускай как следует пошевелит извилинами, ломая голову над моими словами. Вот такой я загадочный поддонок. Все-таки пребывание в шкуре сфинкса испортило мой ангельский характер. Чем плохая отмазка. Я тут губу на пять золотых раскатал, а он. Можно считать меня кинул. Опять, замете.

— Не важно. Вода задорого нужна или я пошел?

— Нужна. Сейчас посуду принесу.

Вскоре он вернулся с одной флягой и передал ее мне с таким лицом, словно делает большое одолжение. А я, услышав про посуду, уже думал, что он целый ящик закажет. Во я наивный все же.

— Вода будет не сегодня.

— Что? Почему?

— Сам задал моду на дурацкие условия, — пожал я равнодушно плечами.

— А не сегодня, это значит завтра?

— Это значит не сегодня и больше нечего. Все, у меня дела. Готовь пять золотых. Не сегодня!

Не слушая ворчание алхимика, выхожу на улицу, залитую лучами восходящего солнца. Хорошо то как!

Куда дальше? Из всех дел, осталось только библиотечного деда отыскать. Но он появляется после обеда. Вот что значит рано вставать. Еще только солнце из-за крыш выползает, а я уже все зарешал. Ляпота. Пожалуй, вернусь на арену. Я же даже не уточнил, когда будет бой, на который я поставил.

Привычно поглядываю по сторонам, выискивая хвост. Даже не особо таюсь. Пусть они парятся, мне то что? Я вообще бессмертный. И неуловимый. Ели не вспоминать про часовую задержку, но это уже издержки.

У арены уже небольшая толпа. Зрители орут, на площадках три пары звенят оружием. Жизнь бьет ключом. Где там турнирная таблица. Легат уже отвоевался. Ничего себе шустрый. И даже победил. Это ж на сколько я разбогател? Ставка была один к семнадцати. Неплохо. Так можно и разбогатеть.

Сам себя одернул и пошел к букмекеру. Фиг тут разбогатеешь. В таких делах в выигрыше всегда только казино. Остальные рано или поздно сливают последнее.

Получив свои тридцать четыре золотых, топаю обратно. Надо флягу дома оставить, чтоб не таскаться весь день с нею, ну и от золотишка избавиться. Особенно чужого. Кстати, вот и банк. В том, что Ойл — маленький городок, есть свои удобства. Я бы сказал — их полно!

Особенно, когда никаких проблем с деньгами. Интересно, тут всем так везет, как мне?

Глава 22. Друг познается в беде

— Бильбо, ну очень надо. Просто срочно, так бы другого кого нашел. Через пол часа бой. Десять золотых поставлю. Там ставка один к двадцати девяти! Я капитальный ремонт этой халупы сделаю, — страшным голосом уже минут десять уговаривал меня настырный гном. — Я тебе три золотых дам с выигрыша. Ты же сам сказал, что ставку сделал и выиграл. Еще раз заработаешь!

В его выпученных глазах читался азарт всех игроков мира. Похоже, его чем дальше, тем сильнее затягивает. Слишком уж легкие деньги. И слишком быстрые. И что делать? Тупо съехать? Все равно ведь собирался. А так два в одном. И корчмарь отстанет и алхимик побегает. Хотя девчонку жалко. Если тот придет сюда и меня не найдет, то может с нее деньги назад потребовать. А если еще и Брол бросится меня по всему Ойлу искать, то будет вообще эпично.

— Ладно, давай. Но это в последний раз. Ищи себе кого-то заранее.

— Давай, дорогой хоббит, беги со всех ног! Главное успеть!

— Успею, не парься.

Выйдя из корчмы, прибавляю шаг. Еще чего доброго опоздаю, выслушивай потом нытье корчмаря, где его золото. Вот ведь псих. Непись, а так натурально слюни на халявное бабло пускает. Наркоман какой-то.

Быстро влетев в переулок, едва не сталкнулся с Колюхом, подпиравшим стенку. День встреч. Судя по тому, как он вскинулся мне наперерез, меня-то он и поджидал.

— Лук Сереге отдал, а сейчас сильно спешу. Извини, — бросил я, не сбавляя шаг.

— Да, за лук спасибо. Но я не о том. Мелкий по глупости наболтал про то, что ты удачно ставки ставишь. Кому не следовало. Я ему не сказал, что ты лук вернуть обещал, вот он и ныл всем подряд, какая ты сволочь — денег полно, так еще и его лук нечестно отжал.

— Без разницы. Сейчас поставлю ставку и поговорим.

— Да я же тебе говорю — смывайся отсюда! А лучше вообще из Ойла. Тут тебе не жить. Могу даже пони тебе подогнать. Ты нормальный пацан. Хоть и хоббит.

— Че? Хоббиты тебе чем не угодили? Ай, пофиг. У меня четверть часа осталась. Спасибо за предупреждение, учту. Но уж поверь, кто бы ко мне ни полез — ему же хуже.

— Да там такие отморозки, что ну их. Ладно, если что, я тебе ничего не говорил. И вообще знать не знаю.

— Уговорил, — кивнул я и выбежал к трибунам.

Вот и букмекер. Ставлю десятку золотых за гнома и от себя два. Все остальные в банке. Там меня уже как родного встретили. А вот мужик со шрамом скользнул взглядом абсолютно равнодушно. А зря. Сейчас тебя на три сотни разуем, дружок. Хотя чужой взгляд в спину лопатками чувствуется. Особенно сейчас, когда спешить уже некуда.

Сел на лавку трибун, с любопытством наблюдая за боями. Приятно, что движения бойцов для меня выглядят плавно, до неспешности. Тоже, видать, эффект от моей скорости восприятия. Если как следует взяться за тренировки, то боец из меня вполне выйдет. Только я тут жить собираюсь, а не воевать.

Наконец начался бой, на который я поставил. Хоббит против эльфа. И корчмарь велел ставить на хоббита. Как-то мой соотечественник выглядит не ахти. Не удивительно, что на него такой перекос по ставке. Три удара и хоббит спекся. Вотетапаварот. Я слил две монеты. А Брол десятку. Золотом.

Что ж, он не в накладе, в конце концов. А мне наука. Надеюсь гном тоже сделает правильные выводы. Пора и домой. Обрадую бородатого игроголика. Краем глаза замечаю полный ярости взгляд. Странно. Морда лица не знакомая. Надо взять на заметку.

Теперь в корчму, поем, послушаю нытье Брола и пойду в библиотеку, старичка искать. Надеюсь, он про порталы знает больше библиотекарши.

Однако расстроить гнома мне не удалось. Его расстроили до меня. Когда я вошел в зал, меня встретил взгляд насмерть перепуганного гнома. Аж побледнел весь, бедолага.

— Живой. Бильбо, прости дурака, что втянул тебя. Бой отменили? — со слабой надежной в голосе прошептал корчмарь.

— Нет. Поставил, как ты и сказал. Хоббит продул на первых же секундах. Так что минус десять монет у тебя. Ремонт отменяется. И меня больше не дергай, я предупреждал.

— Теперь уже точно не стану. Моего кореша, который наводку на верные ставки давал, прикончили. Я чуть не поседел, когда узнал. Ты никому про меня не говорил?

— Нет.

— Может слишком много от себя поставил?

— Ну, если два золотых — это много.

— А кто другой? Ты никому?

— Я же уже сказал.

— Ладно. Надеюсь, до нас не доберутся. Может тебе лучше съехать в другое место?

— Не, мне тут нравится. Не дорого, вкусно и девочки по вечерам зачетно танцуют. А тебе наука на будущее. Не ищи легких денег.

— Да вот бес попутал на старости. Ты-то возродишься, если что, а мне как?

— Замяли. Что на обед?

— Утка запеченная есть. Или министроне. Суп такой. Фирменное блюдо, между прочим.

— А кто у тебя готовит? Жена?

Всегда мечтал посмотреть на гномку. Как-то в этом мире они мне пока что не попадались. Хотя, что удивляться? Тут же неписи в основном хоббиты. Их территория. А девченки за гномок попросту могут не хотеть играть.

— Холостой я. В нашем мире семью заводить лучше под старость. Купить домик в деревне, в глуши, и жить потихоньку, детишек растить. А готовит у меня повариха. Эльфа. Такая важная, что даже не подходи. Куда там. Но готовит божественно.

— Я заметил. Тащи суп и пол утки. Обед, кстати, за твой счет.

— Да-да. Конечно. Больше никогда!

Что именно больше никогда, гном не уточнил, скрывшись в дверях кухни. Видимо, бесплатных обедов — больше никогда. Вот ведь пройдоха. Интересно, во что он меня впутал?

— Хочешь в Пещеры крика сходить? — заметил, наконец, гном флягу, выставленную прямо на стойку.

— Ну а что делать, раз на арене перестало везти? — не смог удержаться, чтобы не подколоть этого умника.

— Да, быстрый ты. Времени зря не теряешь.

— Иногда теряю. Когда один гном чересчур настырно просит заняться всякой хренью.

— Я же извинился, — тот аж голову втянул в плечи, зыркая по сторонам перепуганными глазками. — Давай не будем болтать лишнего. А то обоим прилетит.

— Вспомнил он. Прямо вовремя, угу, — пробурчал я, принимаясь за еду, которая как всегда оказалась на высоте.

Интересно попробовать в местный ресторан зайти. Наверное, там вообще хавчик — язык проглотишь. Надо пробить, где здесь еще можно оттянуться. А то уже несколько дней мечусь, как заяц в клетке. В бани, что ли сходить, расслабиться? В библиотеку еще успею.

Решив провести остаток дня на полном расслабоне, забросил флягу в свою комнату и, насвистывая, потопал прямо в центр. Вечером можно будет еще раз на ярмарку сходить. Там прикольные представления бывают. И фруктов всяких экзотических можно наесться по дешевке.

Но не успел я пройти и сотни шагов, как меня окликнули.

— Эй, мелкий! Заработать деньжат в легкую хочешь?

— Чего?

— У нас данж горит. Нужет мелкий, как ты игрок. Чтоб пролезть и деактивировать ловушку. Там ничего сложного. Тебе шесть золотых дадим прямо сейчас, если согласен. Ну и доля от добычи стандартная.

Говоривший с виду был сама милота. Лицо жестковатое, но улыбка добрая-добрая. Аж противно. Тьфу. Началось похоже. Видимо про этих отморозков мне Колюх и пытался сказать. Да тут и без его предупреждения ежу понятно, что надо соглашаться. Расслабуха отменяется, но зато уж на этих гадах, заманивающих неизвестно куда малолетку, я оттянусь по полной. Почему гадах, раз мужик один? Вдруг он обычный маньяк? Для меня это, пожалуй, очень не очень.

— А остальные где?

— Если согласен, держи золото и пошли знакомиться с командой.

— Ага, ищи дурака. Я сперва золото в банк отнесу.

— Правильно. Держи.

У него скулы не сводит от этой голливудской улыбки? Кого он мне напоминает? Даже глаза добрые. Талант.

Выйдя из банка, застал подозрительного товарища сидящим на корточках у самого входа. То сразу радостно вскочил.

— Готов?

— Всегда готов. Но если что не так, денег вы от меня не увидите. Предупреждаю заранее.

— Да что не так-то? К вечеру еще больше получишь.

— Куда идти?

— Тут за городом, недалеко. В сторону Седых перелесков. Рядом с болотами.

— Ну, тогда побежали. Может, я сегодня еще в бани успею. И в библиотеку.

Глава 23. Смертельный канкан

Нора оказалась с виду так себе. Судя по торопливо утрамбованным стенкам и грязному дерну, ее наспех вырыли прямо сегодня. Четверо дядек, сев неподалеку на травку, делали вид, что происходящее им по барабану.

— Только ты прямо здесь точу привязки поставь. Чтобы, если с первого раза ловушку не сломаешь, то мы тебя из города полчаса не дожидались. Потому что задумка не прокатит, — тот самый, улыбчивый кадр, и с виду главный среди них, забросил главную сеть, сплошь сплетенную из белых ниток.

Ну еще бы. Конечно, не прокатит. Блин, для каких идиотов они это придумали? Неужели такие находятся и попадаются? Не, ну вот я такой. Интересно ведь, что будет дальше. Аж зубы сводит. И какую точку сюда переносить? Вот ведь зараза. Как ни крути, а надо ту, что в городе. Из пещеры нельзя. Мимо следующего стража я могу потом месяцами бегать. А к порталу доступ нужен, как ни крути. Я же завтра собирался заняться его исследованиями.

Во я псих. Расслабили меня все те плюшки, что свалились на голову за последние дни. Ладно, сыграем по крупному. Посмотрим, что эти типчики от меня хотят. Так что я, отбросив страхи, перенес точку из города себе под ноги и спросил у улыбчивого главаря, назвавшегося Лего.

— Что дальше?

— Лезь в нору, по дороге может попасться несколько магических ловушек. Они сработают, но перезарядка у них пять — десять минут. Так что поработаешь заодно и сапером. Когда удастся доползти до самого конца— дернешь рычаг. Тогда сразу побежим в основную пещеру. Остальное уже наша работа. Но и тебе пару колец дадим. Ну и золота немного перепадет. Все просто, как видишь.

— Ну да, я бы даже поверил. Если бы встречал в книгах хоть какое-то упоминание о пещере в Седых перелесках. Ну и эта, наспех вырытая кроличья нора, тоже как бы намекает. Что ж, полезли. Сейчас я умру, и вот тогда, похоже, начнется самая веселуха. После моего возрождения.

По дороге к норе переставляю точку чуть ближе к ней. А что? Чтобы далеко не ходить, ага. Может я ленивый? А то мало ли что меня на прежнем месте после возрождения ждет.

Вообще после смерти перед возрождением тут пауза в две минуты примерно. Бывает и больше, но от чего это зависит, внятных объяснений я не встречал. Может люди тупо в офлайн вываливаются. А может с системой задушевные беседы ведут. В конце концов посмертие — личное дело каждого. Но главное — появляешься мигом и в полном сознании, а не полусонным, или там полудохлым. Так что поглядим, что мне приготовили новые знакомые.

Нырнув в нору, я сразу почувствовал, насколько она тесная. Сюда не всякий хоббит пролезет, не то, что человек или гном. Словно для меня вырыта. Ха-ха. Тем более, что так оно и есть — к гадалке не ходи. Глаза мигом привыкают к темноте.

Не успел проползти и двух метров, как заметил слегка присыпанный землей лист бумаги. Аккуратно, как сапер, подцепил его за краешек и потянул на себя. Линии светятся. Не уверен, что это за дрянь, но скорее всего какая-то ловушка. Не охота в нее лезть, но надо. Заодно им свиток испорчу.

Хотя, может лучше тупо вылезть обратно и начать качать права. А потом попытаться уйти, чтобы их спровоцировать. Наверняка ведь не отпустят. Или все-таки не решатся напасть, пока не удостоверятся, что я попался.

Со стороны ведь фиг поймешь, перенес я точку возрождения или нет. А вот если я рядом с норой появлюсь, то эти гаврики решат, что я уже никуда не смоюсь, и шиться перестанут. Вот тогда и начнется откровенный разговор. По душам, так сказать.

Если вылезу и уйти попытаюсь, они меня прикончат и проверят, заодно перенес ли я точку. Короче без разницы. С такими мыслями я впечатал ладонь прямо в середину сияющей пентаграммы. Свиток пожух, рука заныла, а затем мир погас. Может, надо было поорать для приличия? Ну, вроде как от боли?

А перед глазами уже красовались две физиономии. Тот самый улыбчивый главарь и неизвестный мне мелкий хоббит, пожалуй, даже младше меня. Прикольно. Значит, я вижу и мага, изготовившего убивший меня свиток-ловушку, и заодно хоббита, который, получается, его в норе, как раз, и установил.

Вообще-то странно. Я же, можно сказать, в ловушку сам, добровольно полез. Так сказать, досадное самоубийство. Но ничего не имею против. Больше информации, хорошей и разной. Интересно, а продавец в эту цепочку тоже включается? Стоп, все фигня. Улыбчивый мог попасть в список, потому что отдал приказ хоббиту. С этими моментами еще разбираться и разбираться.

Кстати, оба без клана. У мага скорость реакции шесть, а у хоббита кратковременная нагрузка вообще всего лишь три. Даже меньше, чем у меня? Слабак. Что ж, в абсолютную память обоих товарищей.

Снова туннель. Конечно, рулим к норе. Зря я умирал, что ли? Надо же узнать, что эти умники хотят от беззащитного, доверчивого меня, по своей глупой наивности попавшего в руки к коварным и злобным злодеям.

Свет слегка ослепляет, но я сразу отскакиваю в сторону. Оглядываюсь. Ха, эти сволочи на том месте, где я стоял «перемещая» точку возрождения уже соорудили целую деревянную клетку. В полтора моих роста высотой. И когда только успели? Однако, настроены эти кадры белее чем серьезно.

— А че это вы тут делаете?

Жаль меня раньше заметили. Не тот эффект получился.

— А вот и наш хоббит, — зловеще улыбнулся главарь. — Ты знаешь дружочек, что нам денег должен?

— С какого перепугу?

— А с того, что мы на того гребанного хоббита по твоей наводке десять тысяч золотом поставили?

— Дядя, ты дебил? — офигел я от его слов абсолютно искренне.

И даже не от того, что меня в такой идиотской ситуации пытаются сделать крайним. Что с отморозков взять. Им лишь бы повод и этот ничуть не хуже. Но поставить такую гребаную кучу бабла на арене? Даже интересно, сколько у этого улыбчивого придурка интеллект. Ничего, скоро узнаю. Живым меня отсюда точно не отпустят. Вот только есть нюанс. Не им решать. Ну да ладно, самое сладкое на потом.

— Я бы на твоем месте был повежлевей. Мы люди не злые, но опытные. Больно делать умеем.

— Обосраться. Сперва поймай, — и я тут же сорвался с места. Спустя мгновение, буквально всей кожей спины почувствовал нацеленные на меня стрелы. Переношу точку, не прекращая бежать. Пускай повозятся со своей дурацкой клеткой.

Удар в плечо, по ребрам, свист возле уха. Блин, петлять же надо! Резко меняю направление, только не в ногу! Боль в груди и я кубарем качусь по земле.

— Во живучий гад, — хриплый голос доносился, как из колодца.

— Вы совсем тупые? По ногам стрелять надо! Приготовились. Через две минуты…

Темнота. Три морды. И последняя из них уже хорошо мне знакомая. Элендейль, гламурный эльф с челкой. Уже без клана. Долговременная выносливость — семь. То же, что и раньше. Новых характеристик не открыло. Ну да, прошло ведь больше четырех часов. Вот, гад. Три раза меня уже прикончил, а отделался всего лишь одной характеристикой. Надо постараться, как следует побегать сейчас. И главное петлять. То, что боли от попаданий стрел почти не чувствую, вообще удобно. Такой себе микроберсерк.

Так, туннель, поехали. Едва появившись, срывался с места и зигзагами понесся к ближайшим кустам. В очередной раз переместив точку привязки. Клетку эти идиоты опять переставили. Ага, не угадали. Поворот. В бок впивается стрела. Рывок в сторону, по дуге обежал невысокий куст и снова переместил точку.

— Уходит! Вы что, косоглазые, ему ногу прострелить не можете?

— Да он как заяц мечется! — цедит кто-то сквозь зубы.

Удар. Ниже спины. Ах вы, твари.

— Я ему задницу прострелил!

— Бежать это ему не особо мешает!

Еще один вираж. Впереди показался обрыв. Похоже овраг. Не перепрыгну. Жалко я этой местности совсем не знаю. Только собрался переместить еще раз точку возрождения, как в глазах резко потемнело.

Опять три морды и снова последним гадский эльф. Тебе же хуже. Способность к обучению — четыре. Теперь ясно, почему тебя жизнь ничему не учит. Ничего, скоро исправим. Еще на одного бандюка открыл вторую характеристику, и еще один новенький. Процесс пошел. Побегаем, мне не жалко.

Правда, их несколько больше, чем я ожидал. Из тех, что сидели возле норы, в меня только один успел отстреляться. Остальные, где-то прятались, получается. И главный пускать в ход магию что-то не особо спешит. Видимо, не дорос. А свитков-ловушек на мои зигзаги не напасешься. Хе-хе.

В очередной раз, вернувшись в мир живых, я со всех ног припускаю вперед и вижу, что несусь прямиком в распахнутые объятья одного из бандитов. Резко свернул в сторону, а там еще один. Обложили, демоны. Делаю обманный рывок и классически укладываю одного из здоровяков на землю. Прям, как вратаря. Прыжок через матерящееся тело и свобода. Ну почти. Стрела в ногу, здорово обламывает. Вот сволочи.

Вскочив, поковылял дальше, но едва успев сделать десяток шажков, почувствовал железную хватки на своих плечах. Вот гад, чуть ключицу не сломал. Выходит, отбегался. Теперь с этими оленями и поговорить можно.

Десяток бандитов тут же окружили меня плотной цепью. Дышат так, словно это они тут бегали, а не я. Ну здравствуйте, девочки. А где миляга Элендейль? Что-то он показываться не спешит. Наивный. Ну, будет тебе сюрприз.

— Связать эту мелкую сволочь, — приказал главный.

— Может просто ноги переломать? Пусть тогда побегает, — предложил толстый бандит, весь красный от натуги.

— С ногами успеется. Вяжите. Ну что, зря только устал.

Ничего не зря. Но тебе это знать пока рано. Я молча ждал продолжения, поглядывая исподлобья.

— Взял пониженный болевой порог и, думаешь, герой? — усмехнулся главарь. — У нас времени много. Можем и специалиста найти, который и до твоего порога доберется. Так что будешь просить о пощаде, но поздно будут.

— Не бейте, дяденька, я хороший! — похоже, мой жалобный вопль оказался для них столь неожиданным, что повисла гробовая тишина.

— Ты наивным дурачком не притворяйся, — первым пришел в себя главарь. Ты нам десять тысяч золотом должен. И радуйся, что без учета ставки. Проси у батяни бабки. Рерол вам дешевле обойдется.

— У меня отец прокуро, но честный. Денег не берет. Всех сажает, никого не выпускает. И тебя посадит, и тебя, — так по очередно кивая каждому из бандитов я продолжаю, пока один из них не заряжает мне здоровенным кулаком в солнечное сплетение.

Боль не сильная, но желудок чуть не выскакивает изо рта. Паскудные, скажу вам, ощущения. Приземляюсь спиной на одного из стоящих сзади. Меня ставят на ноги и участливо спрашивают.

— Добавить?

Еще бы! Больше дамага. Так и сперть призывать не понадобится. Так что, да, добавки мне.

— Ребяты, чего вы? Денег нет. Но могу рассказать, где взять.

— Ну-ка, ну-ка? — заинтересовался главарь, гаденько усмехаясь.

Над мимикой ему стоило бы поработать.

— Но тебе косметики прикупить придется. Иначе популярности не видать. И бабок тоже.

— Послушай, гаденышь. Думаешь мы тебе сейчас не можем устроить веселенькую жизнь?

— Не знаю. Посмотрим. У меня в запасе всегда есть рерол. А вот у вас может и не оказаться.

— Отморозков полно. Найдем для тебя самого лучшего.

— Думаю, такие кадры ценятся на вес золота. Штучный продукт. Откуда у тебя, нищеброда, такие деньги, раз ты из-за жалких десяти тысяч так подставляешься?

Хрясь, прилетело уже от главаря. Сплевываю кровь вместе с парочкой зубов. Красиво. Мне теперь самому умирать не стоит. Вряд ли после применения Неожиданной смерти мне засчитает этих придурков, как соучастников. Но как их вынудить меня убить?

— Умный, да? У нас теперь особого выхода нет. Свяжем тебя и будем поить-кормить, чтоб не подох. Скоро сам на рерол уйдешь.

— Ну-ну.

Со стороны леса раздался свист. Главарь сразу же пошел на звук. Морда при этом у него была сильно недовольная. Подразнить его псов пока, что ли?

— А Чего среди вас ни одной девченки? Вы это самое, да? Если что, вы не в моем вкусе. Особенно вот эта уродина.

— Че?!! — не своим голосом заорал гном, на которого я кивнул. — Ах ты…

Второй раз мой желудок едва не покинул мое тело. А вот его содержимое в этот раз добилось потрясающего успеха. Ну и я постарался. Так что трое, не успевшие отскочить, включая гнома, резко сменили расцветку и запах.

— Сволочь мелкая, ты сейчас это все вылежишь у меня.

— Ха, чувак, а ты знаешь толк в извращениях. Попроси своего партнера. Не откажешь дружку, гноме?

— Убью, — рванул ко мне тот, но его тут же остановил рослый мужик с топором.

— Увянь, Бобер. Он только этого и добивается. Где он привязался знаешь? Нет. Хочешь еще побегать за ним? Вон Лего обратно идет. Сейчас все порешаем, не мельтеши.

Подошедший главарь так весь и сиял.

— Нужна большая сеть. Будем его точку искать. Поставим там клеть, пусть до завтра посидит, подумает.

— А нафига возится? — недовольно пробурчал гном. — Так пускай связанным валяется.

— Ты не видишь, что он отмороженный? Откусит ночью себе язык и сдохнет. Возродится и смоется. Клетка нужна вокруг точки, для начала. Кеп, ты самый шустрый, быстро в город. У тебя полчаса на все. Хотя, можешь попробовать отрезать ему язык и прижечь каленым железом. Тоже сойдет, — обратился он к гному.

Однако тот ничего не ответил, а тощий Кеп сорвался с места и убежал в сторону города.

Глава 24. Кот в мешке

Так, так, так. Кто это такие мудрые советы нашему любителю фальшиво улыбаться дает? Часом не Элендейль. Вот ведь мстительная скотина. И его стрела оказывалась решающей во всех сегодняшних моих смертях. И в ногу наверняка он мне зарядил недавно.

— Лего, а кто это тебя как собаку свистом подзывает?

— Че? Ну, гад…

— Для тебя я Подонок.

— Да хоть теленок, сеть принесут — молись. Умирать будешь долго и больно.

— Неужели покусаешь меня? А так улыбался, так улыбался. Буду тебя собакой-улыбакой звать.

— Заткните ему рот кляпом!

— Ой, киса обидчивая! — расхохотался я, но один из державших тут же пробил мне в печень.

Почти больно. Смеяться неудобно. Пофиг. Ничего они мне не сделают, а вот я о них информацию собираю. И прямо сейчас, и после смерти. Наиграюсь — срулю в пещеру, и потом в портал. А может, вообще со стражем договорюсь. Или мимо опять прошмыгну. Хотя вряд ли. Система им всем теперь наверняка хвост накрутит на мой счет. Чтобы мышь не пробежала. И так гуляю там, как дома. Все ништяки одним махом собрал. Кроме меча, который мне и нафиг не нужен.

В любом случае эти гаврики тут останутся воздух сторожить. И надолго их вряд ли хватит. А я могу время от времени появляться и дразнить их. Чтоб не расходились.

Вот только, когда мне заткнули рот, сразу стало как-то намного скучней. Книжку, что ли, почитать какую? Пока я размышлял, из города вернулся посыльный с сетью. И не просто сетью, а здоровенным баулом. Они что, всех хоббитов в округе переловить собрались?

— Ну, что, Подонок, настало время умирать, — с шутовской участливостью обратился ко мне Лего. — Кто хочет прикончить эту назойливую муху?

Че, он в курсе про мое представление у пещер? Жаль, а я его с гламурным эльфом собрался попробовать лбами столкнуть. Хотя, может просто совпало? Попробовать стоит. Если мне вообще дадут шанс. С кляпом во рту не особо-то поинтригуешь.

Тем временем прикончить меня изъявили желание все присутствующие. Как дети, ей богу. А о последствиях подумать? Видимо, Элендейль их не просветил на этот счет. Да он и сам может даже не догадываться, на что я способен. Описания таких вот способностей попробуй еще найди.

Короче, эти умники не нашли ничего лучше, как всадить в меня одновременно десяток стрел. Да еще и не убили. Большинство с жадностью ловило мой взгляд, видимо ожидая увидеть там страдание и боль. Не, ну если бы не кляп во рту, я бы тут им устроил сцену «Умирающий лебедь». Но пантомима — не мое. Так что я тупо подмигнул этим маньякам, чем выбесил окончательно. Следующий залп выключил свет. Перед внутренним взглядом одиннадцать рож. Элендейль самый первый. Значит, та стрела, не позволившая мне перепрыгнуть бандита, чтобы еще малеха побегать, была все-таки его. И Лего тоже в списке с новой характеристикой. И у обоих раскрыло интеллект.

Два раза «ха». У эльфа — шесть, у улыбаки вообще всего лишь пять. Забавно. Хотя то, что главарь отморозков умом не блещет, было видно с самого начала. Тупо подыгрывать им пришлось, притворяясь дебилом. Так, возвращаемся. С сетью под ногами не особо побегаешь, но надо же досмотреть этот цирк с конями до конца.

Туннель, свет. Попытался с места прыжком уйти в сторону, однако мои мохнатые ножки сразу же запутались и я свалился на землю. Занавес.

— Спекся, заец? Выруби его, Кабан. Убираем сеть и ставим клетку.

Самый здоровый из бандитов подошел ко мне и тюкнул по лбу небольшой дубинкой. В ушах зазвенело, но сознание я не потерял. Жлоб поморщился и тюкнул повторно. С тем же результатом. Потеряв терпение, он жахнул сильнее. Темнота и удивленная морда этого типа перед глазами. Ого, на него уже четыре характеристики насобиралось. Кроме девятки в силе, остальное ни о чем. Четверки и пятерки.

Оживаю снова. Прыжок. Падаю кубарем. Да уж, эта сеть — конкретная запара.

— Я его и пытался вырубить. Но он даже не почесался. А потом просто подох, — продолжал тем временем оправдываться Боров.

— Связать его.

Пока я лежал, из-под меня вытащили сеть, а затем притащили клетку. Была мысль запустить внезапную смерть, но к чему палить все свои секреты. Когда меня стали затаскивать в клетку, я командовал по полной.

— Вира, вира! Майна. Толстый, ты что, тупой? Сломаешь казенную вещь! Левее!

Наконец меня забросили внутрь и закрыли одну из боковых стенок, служившую еще и входом. Шмякнувшись всеми ребрами об твердые ветки пола, я в который раз порадовался, что у меня приглушена боль. Убедившись, что ничего не сломано, я уселся, опершись о стенку. Сквозь переплетение ветвей легко можно просунуть руку или даже ногу, а вот голову уже не выйдет.

Кстати, этим можно будет воспользоваться. Просунуть руку и установить точку возрождения за пределами клетки. Если получится, вот это прикол будет! Внезапно все меркнет и перед глазами гламурный эльф. Эй, а сейчас-то за что? Зато кратковременная нагрузка — семь. Опять в копилку.

Едва я пришел в себя, меня вновь убили. На этот раз гном мечом в упор. Что-то они там мутят. Видимо не хотят, чтобы я увидел, что именно. Вырубить меня уже даже не пытаются.

При следующем воскрешении пытаюсь быстро окинуть взглядом все вокруг. Однако кроме свирепой рожи гнома, ничего забавного. Лего ошивается неподалеку, остальные снова уселись кружком и едят. Сволочи. Я вам устрою пикник. Удар, темнота. На гному в таком темпе у меня скоро будет полное досье.

После десятого раза я уже стал подумывать, не свалить ли в пещеру. Лего постоянно менял позицию, часть бандитов вообще исчезла. Это все, что я успевал заметить в короткие перерывы между полетами по туннелю и разглядывания довольной бородатой морды с новой цифрой. На тринадцатый раз это все кончилось.

— А вот теперь попробуй сбеги, — ехидно усмехнулся Лего.

— Что, собака-улыбака, травку вокруг моей клетки пометила? А зачем меня убивали? Стеснительный? Или гнома от этого прет?

— Посмотрим, как ты запоешь через пару дней. Место здесь глухое. Так что сиди, думай. А чтобы не тянул зря время, будем тебе к долгу по тысяче каждый день накидывать.

Пожалуй, самое время.

— Элендейль, а чего ты такой стеснительный? Ты хоть предупредил своего дружка, насколько со мной опасно иметь дело? Или ты его со всей бандой решил в расход пустить?

— Чего?

— Ясно. Сюрприз. Веселье только начинается.

Из-за дальних кустов появилась закутанная в зеленый плащ фигура и стелящейся походкой направилась к клетке. Ушастый все-таки вылез из укрытия.

— Не слушай этого придурка, Лего.

— Подонка.

— Нравится умирать? Могу устроить.

— А ты не пара с собакой-улыбакой? Тебя буду звать гламурная болонка. А то имечко у тебя — фиг выговоришь.

Лицо эльфа перекосила злоба. Он резко поднял лук и всадил мне стрелу в правое колено. Во, псих.

— Что этот Подонок выкал. Ты не говорил, что его знаешь.

— Ха-ха-ха. Улыбака, а ты не задумывался, почему он в кустах от меня прячется.

Однако Лего не обратил никакого внимания на мои слова. Все его внимание было сосредоточено на эльфе. Видимо, он того в чем-то подозревает.

— Я его прикончил недавно. В стартовой локации. С неписью перепутали. А он властям настучал. Из-за него у меня бывший кореш клан забрал. А ты, умник, понты свои колотить с кем-нибудь другим будешь. Если деньги, чтобы откупиться найдешь.

— Для тебя я Подонок, гламурная болонка. Ну вот не могу смотреть на тебя без смеха.

Еще одна стрела пробила второе колено. Ну-ну.

— Он же теперь кровью истечет, — недовольно проворчал Лего.

— И что? Тут же и возродится. Пошли, нечего этого тролля кормить.

— Может ему пасть заткнуть?

— А зачем?

И они ушли, оставив меня наедине с клеткой и лесом. А я откинулся на спину, заложив руки за голову и упершись ними в прутья боковой стенки. Высунуть руку наружу было делом одной секунды. Точка возрождения перенеслась без проблем. Забавно. Это же какие перспективы открываются?

Бросив взгляд на свои ноги, я убедился, что кровотечение не уменьшается. Не факт, что это меня убьет достаточно быстро. С другой стороны, еще одна цифра про эльфа будет не лишней. Это если я умру за 4 часа. Все равно пытаться бежать засветло не имеет смысла. Так что займусь тем, чем давно собирался — почитаю.

Однако мысль про решетки, и легкость проникновения сквозь них, не давала мне покоя. Ведь я так могу много куда попасть. С другой стороны, не только я. Наверняка решетками здесь не пользуются в по настоящему защищенных местах. Ну а водостоки? Там ведь без решеток никуда. Хотя бы палец, а просунуть получится по любому. Вот только нужно умение надолго задерживать дыхание. Или научится дышать под водой. И я супер диверсант.

Не, бред. Есть же всякая магия. Ловушки, сигналки. Так что незамеченным не пробраться. Кстати, судя по всему, Лего натыкал вокруг клетки кучу ловушек. Так что сбежать вряд ли выйдет. Но попытка ведь не пытка. А всего лишь дополнительная информация. Интересно, когда не раскрытые характеристики закончатся, что будет?

Меня начало клонить в сон. От жары что ли. Руки за головой онемели. Попытался их высвободить, чтобы размять, но не смог. Похоже, кровопотеря в этом мире не менее опасна, чем в реальности. Перед глазами замелькали черные точки. А без сознания здесь сколько можно проваляться?

Темнота и снова лицо эльфа. К сожалению, во время последнего выстрела мне в ногу. Жаль, что не в текущий момент. Тоже ведь полезная информация получилась бы. Зато теперь я знаю еще и его скорость мышечной реакции. Ловкость наверное, если по простому? Так вот она тоже семь. Три семерки на самых верхних характеристиках. Суеверный он, что ли?

Появляюсь, как я и планировал, за пределами клетки. Прыжок. Темнота. Ясненько, значит, ловушки все-таки есть. Не поскупился Улыбака на свитки. Автоматом сбрасываю данные в абсолютную память и жду возрождения.

Свет, прыжок, стрела, морда эльфа. Скорость реакции нервной системы — шесть. Да, реакция у него неплохая, но хуже, чем ловкость. Надо было ночи дожидаться. Фиг бы он тогда в меня так легко попадал бы.

Свет. Меня уже ждали. Скрутили, связали по рукам и ногам. Клетку слегка подвинули и меня внутрь забросили. Все молча. Видимо я их достал. Это хорошо. Я ведь особо не напрягаюсь, а им со мной приходится здорово повозиться.

— А ведь впереди ночь, — подбросил я хворосту в огонь.

— Правильно, и пасть ему заткните, — бросил Лего, уже не улыбаясь.

— Может все же язык ему вырезать, — робко подает голос гном.

— Ты в курсе, к чему это приравнивается? На случай, если он умудрится с кляпом во рту откусить себе язык и подохнуть, есть вы. Нечего расслабляться. Сидите и следите за ним в оба. Почему эльф все за вас делает?

А я как раз совсем не против. Досье на гламурного уже самое длинное. Точнее, пока. Вообще, пора, пожалуй, сматываться. Сидеть тут до утра — какой смысл? Тем более, мой постоянный онлайн светить этим отмороженным абсолютно ни к чему. Решено, запускаю неожиданную смерть. Пусть думают, что я умудрился себе язык откусить.

Лежу, обдумываю планы мести. Ничего толкового в голову не приходит. Все-таки чего-то атакующего мне бы не помешало. Как бы имеющуюся информацию использовать против этой шайки? Можно выбраться в город и сдать их. Пусть побегают. Многократная смерть несовершеннолетнего — не шутки. На крайний случай сгодится.

Незаметно наваливается темнота. Сколько же раз за сегодня я умирал?

Глава 25. Крысиные бега. ​

Возрождаюсь в пещере. Наконец-то смена обстановки. Прохладно. И темно. По центру пещеры сияет портал. Интересно, что сейчас делают бандиты? Скорее всего подумали, что я вышел из системы. Итак, что дальше?

Ясно, сто надо исследовать поляну за порталом. Какие опасности там могут быть? Хищники, в том числе и двуногие. Какие опаснее? Зверь может меня прикончить и по следу дойти сюда. И уже здесь мне устроить бойню, не хуже чем отморозки во главе с Улыбакой. Двуногие могут взять в плен. Могут пройти по следу. Короче, двуногие опаснее.

У меня всего лишь две точки возрождения и спалить вторую опасно. А еще у меня ночное зрение. А ночью двуногие предпочитают спать. За исключением всякой нечисти, типа вампиров. Кстати, а они тут есть? Выбрать такую расу нельзя — это точно. Вообще, тяжко должно быть здесь некромантам. Мертвых тел тут просто-напросто нет как таковых. Исчезают через две минуты, насколько я понимаю.

Но сейчас не до этого. Решено. В портал надо идти в темноте. Прошлый раз, когда я в него заглядывал, в нашей местности солнце клонилось к закату, а там был полдень или около того. Сейчас часа четыре дня, насколько я понимаю. С этими всеми смертями, внутренние часы могли немного сбиться, но когда я умерал в последний раз, над клеткой солнце стояло еще довольно высоко. Значит, у меня часов двенадцать в запасе. Чем заняться в пустой пещере неугомонному хоббиту?

Стоп, у меня же метрах в сорока по коридору есть собеседник. Или объект для исследований — как пойдет. В худшем случае тест на ловкость. И выживаемость. Так что, вперед. И как можно тише.

Незаметно выглянув в пещеру с воином, я обнаружил там здоровенного зелено-бурого жлобину с клыками в мою ладонь. Гигантский орк. И ни разу не спящий, а прожигающий меня яростным взглядом.

— А где Вася? — растерянно пролепетал я жалобным голоском.

В ответ в меня полетел небольшой топорик. Я с визгом отскочил в глубь пещеры. Мда. Маленьким он казался в когтистой лапе орка, а вплотную эта здоровенная секира, выбившая искры из стены рядом с моими мохнатыми ножками, оказалось почти с меня. Жесть. А поговорить?

Топор устремляется обратно в лапу орку. Ого, хочу такую штуку. Только под мой рост. Можна сюда хоббита? Желательно не гигантсокго, а самого обычного. Согласен даже на честный бой.

— Выходи, коротышка! Умри достойно.

Еще один.

— Какое достоинство, убиться об тебя? Ты, вообще, откуда взялся? Я тебя не звал! Иди… отсюда.

— Я сожру твою глупую тушку, малявка!

А это вариант. Заставить его обожраться моими трупами и вуаля!

— Спорим, что ты не сможешь съесть меня всего?

— Да ты мне на один зуб!

— Так спорим?

— На что?

— На свободный проход!

— А ты что поставишь?

— Ты же меня съешь. Что я могу поставить?

— Гр-р. А, ну да. Спорим. Выходи.

— Сейчас, только ноги помою, — заорал я, и тут же бросился в пещеру, огибая гиганта со спины.

Врасплох его застать не удалось. Удар с разворота и в темноте всплывает довольная орочья харя.

Скорость мышечных реакций — двенадцать. Ура, работает! На неписях моя абилка работает. Однако ловкость двенадцать. У меня, похоже, шансов нет от слова вообще. Откуда такие махины в начальной локации?

С другой стороны, тут я могу собрать статистику по всяким лютым тварям этого мира, которые тут на полставки стражами подрабатывают. Что скорее всего даже полезней информации о наехавших на меня придурках.

Возрождение, пробежка по коридору и рывок.

— Опять ты? — гаркнул орк орк, что не помешало ему метко метнуть в меня топор.

Темнота, сила десять. Забавно, у орка клыки в ощеренной пасти были окровавленными. И я знаю, чья это кровь. Значит, первый мой трупик он все-таки сожрал. Как таких монстров можно победить обычному игроку? Или они не для этого предназначены? А может они только с точки зрения новичка неубиваемые?

Еще один забег. Снова кровавая пасть. На этот раз гад сцапал меня за шкирку и начал откусывать — руки и ноги. Жуткое зрелище. Как я не блеванул? Да попросту не успел. Потому что мне откусили голову.

Через десять смертей от лап здоровенного орка, я начал чувствовать в какой стороне этот здоровенный хоббитоед находится. А он начал встречать топот моих маленьких ножек протяжным воем. Еще через две смерти, он словил меня лапой и прорычал прямо в широко раскрытые глаза.

— Ты плут и обманщик. Ты появляешься снова и снова. Гарг не будет тебя больше есть.

— Значит, ты проспорил. Пропусти меня, и расстанемся друзьями.

— Хилая козявка мне не друг. Я тебя не пропущу. Моя клятва могучему выше всяких споров, хитрец. Проваливай.

После чего я отправился в короткий полет. И темнота. Ну вот. Заодно и новые характеристики орка перестали открываться. Подкачал только интеллект. Он оказался четыре. Даже скорость нервной системы была высокой — девятка. Так что орк невероятно крут. И мимо него мне не пройти. Хитрость не помогает. Чем заняться — непонятно. Тупо умирать дальше бессмысленно.

Можно попытаться переместить точку возрождения из пещеры сюда, и пробовать прорываться по шажку, перемещая ее все ближе к выходу. Но орк скорее всего просечет фишку. Если он усядется задницей на выход, то мимо я попросту не пролезу. А застрять здесь еще сильнее, чем там, с кидалами. Не, спасибо.

Можно из клетки точку переместить, но тогда у меня не будет возврата в свою базовую локацию. А этого делать неохота. Да и возможность вернуться и постебаться над собакой-улыбакой и гламурным терять не охота.

Обдумав все, я понял, что лучший вариант — завалиться спать. Мне ведь потом еще неизвестно, сколько мотаться по лесу. И делать это лучше на свежую голову. Так что забив на все, я свернулся калачиком и почти мгновенно уснул.

Глава 26. Мой размерчик

Из тумана всплыли сияющие буквы, постепенно сплетающиеся в слова. Я как-то резко осознал, что сплю и это тот самый сон, который пообещала система в качестве оплаты за мои перекошенные, с ее точки зрения, характеристики. Про перекос спорить не стану. Пока что грех жаловаться.

Значит, я сейчас опять попаду в тело какой-то неписи? Только задание, в отличие от испытаний, мне, судя по всему, нормально сформируют. Так что хотя бы догадываться на ходу не придется. Уже легче. Интересно, а за провал штрафы имеются?

Наконец пляска букв и слов прекратилась и я смог прочесть, что от меня хотят. Странно, что это все обставлено с такой помпой. Видимо, чтобы я проникся важностью момента? Прикольно. Особенно, если меня зашлют в какую-нибудь пещеру сторожить проход целую неделю. Тогда я им точно насторожу!

Надвигается война на севере континента Амбер. Глава могущественного клана задумал устроить величайшую бойню, какую еще не видел этот мир. Десятки миллионов разумных существ будут вынуждены страдать и бежать с насиженных мест. Этот человек обратился к одному из самых древних драконов за помощью. К сожалению, отказ дракона никак не повлияет на успех его планов. От имени дракона попытайся убедить его, не сеять в мирных провинциях кровавый хаос и разрушения.

Вот это да. Миры запущены семь месяцев назад. В нашей песочнице никто кроме меня даже не успел исследовать те же Пещеры боли. А тут какой-то мужик планирует залить кровью пол континента. Вот кто умеет развернуться. Как это контрастирует с той ерундой, которой я сегодня целый день занимался.

И как мне его отговорить? И что там про санкции? Ничего? Ясно, поехали!

Что мне нравится в системе, так это резкие переходы. Никаких тебе пятисекундных помутнений. Хоп и я вижу впереди себя мелкого человечка в черном плаще. Пышную черную шевелюру на непокрытой голове развевает ветер. Молчит. Ну и я помолчу. Мне то спешить некуда. Я сплю в пещере и срочных планов по массовому уничтожению местного населения у меня нет.

— Я пришел к тебе поговорить, мудрый Эксомнибус. У меня большие планы, и я надеюсь они тебя заинтересуют, — бедолаге приходилось орать со всех сил, чтобы перекричать завывающие порывы холодного ветра.

— К чему мне планы смертных? — пророкотал я в ответ.

Хах, а вот для меня такой проблемы не существовало. Раскатистое эхо заметалось в ущельях. Мы с человеком стояли на широком скальном уступе, нависающем над, казалось, бездонной пропастью. Как он сюда вообще добрался? Вот ведь упорный. Или упоротый. Без разницы.

Отзвуки моего рыка все еще продолжали сотрясать камни окрестных гор. Юхху! Вот это мой размерчик! Да! Я могу размазать величайшего игрока всех миров системы легким движением лапы. Правда, толку с этого никакого. Но могу.

— Я предположил, что тебе скучно, как и мне.

Так-так-так. За это можно зацепиться? Давай, поболтаем, чего уж.

— Тому, кто познал истинное могущество не бывает скучно.

— Истинное могущество? А оно здесь есть? Ведь даже ты смертен. Я могу обратить свои войска на тебя, а не на соседние страны. И бьюсь об заклад, ты не выстоишь.

Стоп. А ведь, правда. Оскорбить этого товарища как следует, а потом унизительно прикончить. И вместо миллионов разумных пострадает один дракон. Хотя, что помешает этому шустрому жуку, с его то настырностью, после продолжить задуманное. Конечно это будет уже совсем другая история и, возможно, вообще не моя проблема. Нет, надо тоньше.

— Как по твоему эта мышиная возня связана с могуществом?

— Ты прав. Я потрачу больше, чем получу. Если вообще получу хоть что-то. Этот мир проклят. Ведь начав войну против всех я тоже потрачу больше, чем получу. Даже захватив несколько королевств, я получу только кучу проблем. Законы мира попросту не позволяют получить личное могущество. Только общественное. Хочешь жить в рамках закона — иди на службу к местной аристократии. Но рано или поздно, все равно упрешься в потолок. Даже став королем. Но жить по законам и правилам — не мое.

— И ты создал свои правила и свои законы, — кивнул я. — В своем собственном клане.

— Да! Я достиг непостижимого могущества! Большая часть тех, кто знает меня, завидует мне. Некоторые хотят занять мое место и должен заметить, у них есть такая возможность. Все что у меня сейчас — ничто. Его можно отобрать. Система не защищает реальных достижений. Любой достаточно умный соратник может устроить переворот. Я никак не защищен ни от предательства, ни от более сильного врага. Поэтому, только хаос большой и страшной войны смогут развлечь меня. Слава о моих делах будет огромна и никто уже не сможет ее отобрать у меня.

— А так ли реальны, твои достижения? И так ли долговечна слава людская? Большую часть моих былых подвигов помню только я.

— Что ты хочешь сказать?

— В этом мире есть личное могущество. Истинное. И оно вполне достижимо.

— Ха, для таких, как ты — возможно. И то я сильно сомневаюсь. Но не для таких, как я.

Я рассмеялся. Во-первых, решил, что это будет в тему, а во-вторых, самому стало интересно, услышать смех дракона.

— Что ты хочешь за эту тайну, о, мудрейший из драконов?

Так, клиент созрел. Что я хочу? Ясное дело я хочу что-то невыполнимое. Или почти невыполнимое. А еще неплохо бы, чтобы это невыполнимое оказалось мне на руку. Есть идейка. Вот только чертова система не имеет жесткой идентификации личностей. Ладно, надеюсь, дублей не окажется так уж много.

— Приведи сюда хоббита по имени Виртуальный Подонок, и у тебя появится шанс узнать, что такое персональное могущество в этом мире.

— Шанс? Всего лишь шанс? — тонкие черты лица собеседника искривились в презрительной гримассе. — И где мне его искать? Что за идиотское имя?

— Многим далеко не великим личностям хватало меньшего шанса. Ты начинаешь меня утомлять. Не скатывайся на нытье. Уходи! — гаркнул я.

Мне начал нравится мой драконий голос. Внушает, как ни крути.

— Я тебя понял. Не прощаюсь.

Мужик резко развернулся, полоснув по ветру плащом и гривой своих волос. Удаляясь, вся его фигура словно говорил: что за бред я выслушал только что.

Ну, я попытался. Можно сказать, что даже по полной. А ведь он точно как минимум поспрашивает обо мне. Надо теперь Виртуальным Подонком всяким придуркам представляться. Или лучше почту завести на такое имя? Вариант. Заодно проверю его уникальность. Если меня начнет разыскивать этот глава клана, про Подонка узнают на всем континенте. Надеюсь он не в соседнем городе обосновался? Вокруг мирная провинция, как ни крути. Ладно, теперь, наконец-то, можно и поспать. Ау, система. Что дальше?

Кстати! А ведь у меня есть крылья! Раз не успел полетать сфинксом, так хоть драконом попытаюсь. Думаю, это гораздо эпичней. Но расправить свои крылья я так и не успел. Опять. Что за гадство? Система мне таким способом намекает, что рожденный хоббитом летать не может? Или, что не заслужил? Надо было не тормозить, а сразу пробовать.

Вывалился из сна я мгновенно. Колько я проспал? В портале виднеется полуденное солнце. Значит у нас вечер. Вернуться к отморозкам? Глянуть что там и как, а потом перенести оттуда точку возрождения сюда. Можно даже попытаться мимо орка с ее помощью прорваться.

Точно. Если Лего на пару с Элендейлом мне ничего интересного не подкинут — свалю от них. С другой стороны. Может, сперва портал исследовать? В Ойле у меня срочных дел нет. Если не считать договор с алхимиком. Но не сегодня может означать и через год и через десять. Разве не так?

А какой самый простой и проверенный способ для маленького хоббита отправится на перерождение? Правильно, пойти убиться об здорового зеленого жлоба с топорами. С такими мыслями я направился к пещере стража.

Когда я заглянул внутрь, тот сидел на полу, вытянув ноги и поглядывая на меня злобными глазками. Топоры лежали рядом. Быстро же ему надоела караульная служба. Предыдущий страж даже в предпоследний день стоял едва ли не по стойке смирно.

— Опять ты? Чего шляешься. Я знаю, там есть еще один выход. Зачем ты идешь в мою пещеру?

— Если честно, просто нужно быстро умереть, — пожал я плечами.

— Ты не боишься боли?

— Я попил водички из источника в следующей пещере, так что да, почти не чувствую.

— Счастливчик.

— Могу и тебе принести, — забросил я пробный шар.

— Не положено.

— А…

— Я обдумал наш спор. Ты победил. Коварством, но победил.

— Скорее хитростью.

— Заткнись! Я пропущу тебя всего лишь один раз. Иди.

Ого. Вот это да. Может во мне еще чувствуется дух дракона? Ха, я великий и могучий.

— Благодарю. Но я не хотел бы заставлять тебя идти против твоей клятвы.

— Иди, и не выделывайся. Второй раз все равно не пропущу.

— Мне и не надо, — пожал я плечами и с разбегу перепрыгнул сразу обе ноги орка, в любой миг ожидая коварного удара топором в спину и радостного хохота.

Однако я уже скрылся в пещере, а орк по прежнему сидел и смотрел мне в след. Ну, от такого подарка грех отказываться. Сорвавшись с места, я помчался к ярмарочному выходу.

Солнце уже почти касалось вершин дальних холмов. Я потратил десять минут на то, чтобы перекусить и уже через четверть часа был в центре Ойла.

Привязавшись на центральной площади, я уже было бросился к почтовому отделению, но вовремя затормозил. Если я создам почту, то этот кадр наверняка пришлет мне письмо с приглашением. Возможно, по своим каналам он сможет узнать, где адресат. Или пошлет мне посылку с сюрпризом. Типа артефакт, который можно отследить. Хотя не известно, можно ли тут слать посылки. Стоит узнать. Но потом.

Решив не упрощать жизнь типу в черном плаще, я бросился выполнять свой новый план, больше похожий на мелкий розыгрыш достававшей меня весь день швали. Или издевательство? В любом случае, те отморозки сами нарвались. Почему бы не заставить их всю ночь не спать, пытаясь поймать меня на несуществующей точке возрождения? А потом потратить еще неизвестно сколько времени, ловя черную кошку в темной комнате.

До места, где располагалась клетка, но уже без меня, любимого, внутри, я добрался даже быстрее, чем с ярмарки до города. Только под конец пришлось тихо пробираться кустами. Жаль, что меня бандиты убили меньше десяти раз. Так бы я их сейчас уже чувствовал. Сумерки давно опустились на холмы с перелесками, так что меня никто не заметил. Все-таки хоббиты в лесу это не неуклюжие гномы, например. А вот двух охранников, засевших недалеко от клетки, я легко рассмотрел ночным зрением.

Приблизившись к клетке, я намеренно громко хрустнул сухой веткой и бросился наутек. Специально прорываясь сквозь кусты напролом.

Над головой засвистели стрелы. Парочка из них впилась мне в спину. Пф, комариные укусы. Надеюсь, нечувствительность к боли внезапно не закончится. А то я уже успел к ней привыкнуть.

Что ж они такие косые, а? Хотя, ночь на дворе. Ничего же не видно. Не мне, ясное дело. Специально падаю и качусь кубарем. Темнота. Наконец-то меня прикончили, вот ведь, косоглазые. Только все оказалось зря. Ни мстительного эльфа, ни мага, среди стрелявших в меня троих бандитов, не оказалось. Заполнил новую рожу. Может когда-то предъявлю им всем должок. Я не злопамятный. Просто память абсолютная.

Ладно. Теперь им заморочек на пару дней хватит. Пускай ищут, где я привязаться успел. Представив физиономии бандитов, рыщущих по лесу и таскающих с места на место клетку, я засмеялся. Но хватить этой фигни. Люди вон уже целые континенты завоевывать собрались. С драконами беседуют, как с родными. Все, пора двигать, исследовать поляну за телепортом.

Внезапно в голове раздается голос системы. Тот самый, что я слышал при инициации.

— Ты успешно предотвратил большую войну. В награду тебе разблокируется новая характеристика — удача. Ее значение единица. Также расе хоббиты присваивается новая скрытая способность убийца великанов.

— Эй, а что хоть удача дает?

— Ежедневно числовое значение накапливается. По достижении ста у тебя появится возможность пожелать, чтобы какое-то случайное событие свершилось в твою пользу. Для этого оно должно быть неопределено.

Как-то мутно. Пару раз в год загадать желание. Чтобы в меня стрелой не попали? Или Я попал? Ладно, до ста по единичке еще копить и копить. Удача карман не тянет — пусть будет.

— А убийца великанов как работает? — а в ответ тишина.

Настолько скрытая, значит, способность? Разберемся. Тоже не помешает.

Выходит, мне удалось остановить войну. Однако, новость из разряда «бомба». Это, как минимум, означает, что типчик все ресурсы бросил на поиски некоего наглого хоббита. Мда. Алхимик в Ойле меня нашел за день. Жить становится интересней. Скучать мне теперь точно не дадут. Очень не помешала бы еще одна точка. Эй, система, а поменять удачу на неуловимость можно?

Стоп. В конце концов я изначально подумывал, что будет не плохо, если он меня найдет. Во первых — интересное знакомство. Во вторых, поболтаю с драконом. Или кто там будет в тот момент за него. Но в какой же этот типчик будет ярости, если узнает, что я сам заставил его меня искать. С другой стороны, чем не могущество? Вполне могу его на этот счет просветить. Вот только не уверен, что это его обрадует или хотя бы успокоит. Так что жизнь бьет ключом. Главное не подставляться и не унывать.

А вот и туннель. Ясное дело, летим к порталу.

Глава 27. И вздрогнул мир

На поляне все так же весело сияло солнышко, создавая впечатление полнейшего отсутствия каких-либо опасностей. Вот только подобные лесные полянки бывают весьма обманчивы. Так что я сел у стеночки и занялся тем, чем давно собирался — чтением.

Попутно в голове назойливо вертелась мыслишка, как было бы здорово, найти в лесу что-то столь же крутое, как Пещеры крика. И столь же неисследованное. А что? Я же никакие страны завоевывать не собираюсь. Мне исключительно в корыстных целях, но для личного пользования. Чтобы никто не лез к маленькому хоббиту. Которого теперь и так фиг поймаешь. Ха-ха.

Давно взятая на примету книга оказалась невероятно интересной, так что я ушел в себя и вынырнул обратно уже когда портал отсвечивал кусочком звездного неба. Вот и отлично. По внутренним часам. Мда. Так и не скажешь. Все таки читая книгу я за временем вообще не следил.

Какая разница? Не умирать же только ради того, чтобы узнать точное время. Это уже какое-то издевательство над бедолагой орком. Все-таки он меня пропустил к выходу. Прямо теперь себя немного в долгу чувствую. Мне то что, а он там сидит, терпит боль. Надеюсь, он просыпается так же как и предыдущий страж, только при моем приближении, и теперь у него просто более чуткий сон.

Хватит тянуть время. У меня теперь безопасная точка в городе, так что даже если за порталом толпа голодного зверья, я все равно не окажусь зажатым здесь в ловушке. А орку они одно развлечение на полминуты. Те, что в туннель протиснутся сумеют, ему на один удар топора.

Все же не охота, терять такую безопасную базу. Сюда пропраться совсем не просто даже Чорному плащу. Надо же как-то называть этого кадра с маниакальной склонностью к развязыванию войн. Ведь в свете последних событий, этот мой потенциальный недоброжелатель, способен с легкостью повертеть мою имба неуловимость на одном месте. Если ему миллионные города захватить не проблема, то провернуть тот же финт с Ойлом — раз плюнуть. И тогда безопасность моей главной точки возрождения становится мягко говоря сомнительной.

Мда, проблема. Не подумал я как-то. Могу таким лакомым кусочком известности тупо подавиться. Значит по настоящему надежной точкой сейчас является именно эта, рядом с порталом. Хорошо бы, чтобы так и осталось. Получается точки пока что перемещать нельзя. С этимы мыслями я осторожно шагнул в портал.

«Удача обнулена», — всплыло в сознании вместе с теплой волной по всему телу.

Что за дела? Почему? Озираюсь по сторонам и не обнаруживаю главного. Портала у меня за спиной нет. Вотетапаварот! Это я, благодаря удаче, выходя, хлопнул дверью? А это значит что? А это значит, что через него до меня не ходили и его одно или двусторонность была вопросом случая. Хотя нет, я же видел сквозь него солнечный свет. Или для одностороннего портала это норма?

Сделав несколько шагов назад, я убедился, что под ногами все та же сочная трава по колено, а над головой звездный купол неба, а не низкий свод пещеры. И роса. Холодная. Бр-р-р. Ни шелеста листвы, ни порывов ветра. Тихо и спокойно. Подозрительно. Хотя нет, цикады стрекочут.

Поняв, что мгновенной атаки ждать не приходится, я внимательно осмотрел чащобу, окружающую поляну сплошной стеной. Опушка как опушка. Вот только никаких тропинок не видать. Хотя нет, на дальнем краю поляны деревья немного расступаются. Зато кусты и подлесок вымахали на метра три.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что если в этом месте когда-то и была просека, то с тех пор прошел не один десяток лет. Однако, стоять на месте было бы тупо, так что я решительно полез в кусты, не обращая внимание та хруст веток и множество шипов, так и норовящих превратить мою рубашку и штаны в рванину.

Зато чем глубже я забирался, тем легче становилось. Наконец выбравшись из кустов, я обнаружил одни лишь стволы лесных великанов. Даже редкая трава не подымалась выше щиколотки. Еще бы, солнечный свет тут редкий гость. Над головой сплошная крона. Как я хоть что-то вижу — загадка. Хотя, какая может быть логика у ночного зрения в виртуальном мире? Не большая, чем у порталов и прочей откровенной магии.

Вытряхнув из-за шиворота иголки и прочий мусор я направился прямо. Тут стволы слегка расступались, намекая на остатки того самого прохода. Или мне просто кажется. Хотя, не при моем восприятии. В любом случае, лучше дороги у меня все равно нет.

Спустя час я уже был менее уверен в направлении. Точнее уверенность имелась, но я сам не понимал откуда. Логика подсказывала, что после того, как пришлось обходить по кругу поросшие непроходимым кустарником буреломы и окруженные стеной колючей растительности полянки, я давно должен был потерять не только направление, но и вовсе начать ходить по кругу. Радовало отсутствие зверья.

Либо я шел очень тихо, либо они затаились, пытаясь понять, что за неведомая зверушка попала в их владения. И, словно издеваясь над моими мыслями, справа раздался волчий вой. Далеко позади ему вторил многоголосый ответ. По телу пробежал озноб. Страшновато. Вот они инстинкты, никуда не делись.

Стараясь не менять темпа, чтобы не начать шуметь, я стал прислушиваться к лесу. Тишина. Даже цикад не слышно. Птицы еще спят. Интересно, а если придется так пару дней топать?

Но вскоре я заметил, что иду по небольшой пологой лощине. Деревья обступали ее чуть гуще, не заступая определенной черты. Старая дорога? Было бы здорово. Дороги, все-таки куда-то ведут. Я даже прибавил шагу. И через четверть часа был вознагражден за упорство. Впереди показался просвет между деревьями и бездонное звездное небо.

Посреди огромной поляны стояло небольшое здание с грязно-белой куполообразной крышей, покрытой бурыми разводами. Заброшенный храм? Кое где на крыше виднелась трава или мох, все таки в темноте на таком расстоянии было не разобрать.

Надеюсь, тут осталось что-то вкусное. Кстати, никаких колючих кустов и прочей непроходимой гадости вдоль опушки. Дорога поросла травой, но тоже чистая, без кустов и молодых деревьев. Неужели кто-то здесь все почистил? Надеюсь, в храме осталось что-то полезное для хоббита в поисках личного счастья. Не спеша, направился ко входу, который обозначался отсутствием несколький колонн по центру обращенной ко мне стороны здания.

По пути меня никто не окликнул и не напал и я с облегчением переступил порог, одним шагом сменив траву под ногами на гладкую мозаичную плитку. Чисто и пусто. В центре на невысоком шестигранном постаменте огромные чаши весов. Правосудие? Посмотрим.

Подхожу поближе, внимательно поглядывая по сторонам. И обнаруживаю вдоль стен другие постаменты с фигурами. Больше всего они напоминали человекоподобных монстров. Или големов? Внитри стало очевидным, что храм тоже шестигранный. Посередине каждой стены есть выход, а статуи, кроме весов, расставлены по углам.

Пока я мог более-менее распознать только несколько. Пылающий куст, нечто, похожее на смерч, дерево-энт и какая-то вылезшая из болота нечисть. Эй, да это же элементали стихий. Вон там замерший в камне фонтан, а вот последняя статуя напоминает что-то бесформенное. Ясно, хотя и не до конца понятно. А весы при чем? Равновесие?

Интересно, они мне теперь все ништяков отсыпят? Или надо будет выбирать? Не важно, главное, чтобы не послали куда подальше с пустыми руками.

Подойдя к центральному постаменту, я положил на него руку и вздрогнул. Гонг. Под самым потолком. Да чтоб вас. Потолок засиял, словно подсвеченный прожекторами. На нем обнаружился сложный орнамент из непонятных символов. А перед глазами вихрь искорок красочно переливаясь, сплелся в слова.

Баланс. Твои цифровые характеристики и характеристики противника складываются и равномерно распределяются между вами, уравнивая обоих на следующие шесть часов. Значения характеристик могут превышать естественные пределы. По истечении этого времени, противник возвращается к прежнему состоянию, а на тебя будет наложен штраф. Все твои характеристики, которые в результате баланса оказались повышены на определенное количество пунктов будут снижены на такое же количество пунктов, но не меньше единицы. Остальные вернуться к своим прежним значениям. Откат длится семь дней после чего все характеристики возвращаются в норму. Во время действия отката повторно баланс применить нельзя.

Че-то как-то сильно мутно. Нафиг вообще такое нужно? Мало того, что полезно оно только в сражении, так еще и такой откат, что мама не горюй. С другой стороны, кинув баланс на орка в пещере, я как минимум буду с ним на равных. А он, при этом, наверняка даже свои топоры поднять не сможет. Прикольно. Вот только прошел мимо такого стража разок, а потом отлеживайся неделю. Потому что силу мне, наверняка, срежет в ноль или вообще в минус. Хотя нет, меньше единицы же нельзя. И то хлеб.

— Приветствую юного паломника, — прозвучал из-за спины мужской голос.

— А, кто здесь? — подскочив, как ошпаренный, я обернулся.

Сухонький дедушка. Ряса с накинутым капюшоном в цвет шахматной доски не скрывает морщинистое лицо. Спокойное. Я бы даже сказал — умиротворенное. Как этот клетчатый умудрился ко мне прокрасться незамеченным? Или он тут сразу же материализовался? По звуку гонга, после того, как я прикоснулся к постаменту?

— Желаешь приобщится к великому балансу мира?

— Не уверен, что правильно тебя понял, но умирать пока не спешу. А если ты о том, что мне предлагают весы, то что-то торопиться с такой мутной штукой не особо хочется. Послушай, э-э-э… уважаемый хранитель храма…

— Это Храм Шести Стихий. И ты прав, я его хранитель Статера.

— Очень приятно, я Бильбо. Так вот, у меня вопрос. Я смогу у всех постаментов получить способности или только у какого-то одного?

— Тебе надо сделать выбор, молодой хоббит, — старик откинул капюшон и усмехнулся.

Его лысая голова оказалась густо татуирована. Ну хоть лицо чистое, без тату. И бритое. Здесь где-то имеется сторожка со всеми удобствами, или как? Хотя, потом осмотрюсь.

— Раз так, можно узнать, что дают остальные?

Судя по безучастному выражению лица хранителя, оглашать весь список он явно не настроен. Оглянувшись, я решил первым делом разобраться с самым непонятной стихией. Угловые статуи располагались на круглых пьедесталах, которые к тому же были вдвое выше центрального.

Касание к черному холодному камню и у меня перед глазами развернулась новая феерия искр.

Тлен. Выбрав целью разумное живое существо, ты обрекаешь его и себя на потерю части характеристик. Каждая из них сравнивается попарно и вы оба теряете разницу. Значение любой из них может падать до нуля. Эффект длится столько дней, сколько характеристик оказалось задействованы. Пока хотя бы одна из твоих характеристик равна нулю, ты не можешь задействовать тлен.

От ты ж ежик! Это смерть выходит таким бонусом вознаграждает? Она тут тоже стихией считается? Жесть какая. Еще и ни разу не понятная. Если я того же огра захочу обратить в тлен, то что? Его сила минус моя, это восемь, так? А потом эти восемь минус от его и моей силы. В итоге у него четыре, а у меня ноль? И так с каждой? Да я после такого на амебу буду похож. В плане интеллекта и не только. Спасибо, оставьте такую дрянь себе. Шняга для камикадзе. Идешь с отрядом, привращяешь кого-то в говно. Они его легко добивают, а тебя тащат обратно. И лежишь ты потом овощем дней пять. Минимум.

Дальше я направился к следующей статуе. Стихия огня. Ошибиться было бы сложно. Бардовый постамент. Двуногое создание, объятое языками пламени, которые, в ярком свете, падающем с потолка, отсвечивали всеми оттенками алого и желтого. Прикоснувшись к прохладному камню, я даже немного удивился. Ожидал, что он окажется гарячим. А увидев надпись, даже усмехнулся. Наконец-то что-то относительно полезное. Не для меня, пожалуй, но все же.

Вспышка. Твои характеристики удваиваются на выбранный тобой срок, но не более, чем на час. Значения характеристик могут превышать естественные пределы. По окончании действия все числовые характеристики уменьшаются втрое от первоначальных значений. Откат длится сутки за каждую минуту действия вспышки. Если были жертвы, время отката умножается на количество убитых тобой под эффектом от вспышки разумных живых.

Ни хрена себе. Час покуролесил — два месяца валяйся ничего не соображающей мумией. Вот это жесть. С другой стороны, под вспышкой сильный воин может снести весь цвет вражеской армии. Вот только за каждого убитого еще плюс к сроку отката. Таким макаром можно и пару лет проваляться. Мда, жесткий баланс, ничего не скажешь. Даже хуже, чем у смерти в какой-то мере.

Направляюсь к элементалю земли, особо ни на что уже и не надеясь. Статуя, сильно напоминающая здоровенную кикимору, щерилась на меня зубами, напоминающими обрывки болотной тины. Чем порадуешь, дружок?

Дедок, к слову сказать, молча следует за мной по пятам, с каким-то отрешенным выражением лица. Я бы даже сказал — блаженным. Ну, пусть ходит, главное, что есть не просит. С таким товаром у него тут наверняка купцов не много.

Подавление. Ты вбираешь любую свою характеристику. Если у выбранной тобой цели она ниже твоего значения вдвое, любая характеристика цели уменьшается на одну единицу на суки. Повторное применение подавления к той же характеристике цели не возможно пока действует эффект подавления на нее. При применении подавления на несколько разных характеристик их сроки действия суммируются. Если твоя характеристика не превосходит вдвое характеристику цели, подавление не происходит и значение твоей собственной характеристики падает до единицы на три недели. Повторные неудачные попытки под действием отката суммируют срок его действия. Если при применении подавленияя общая сумма цифровых характеристик вдвое меньше общей суммы твоих характеристик, доступно преобразование формы цели в одно из животных. Список становится доступным после применения.

Ах ты ж екарный бабай! Так это удачей я не портал в односторонний превратил, а вот это вот чудо себе выклянчил у мироздания? А-а-а!!! Дайте две! Да это же лютейшее зверство. Я же теперь могу того же собаку-улыбаку по настоящему в собаку превратить. Или в жабу. На несколько дней. Во он взвоет! Ах-ре-неть.

Ай да удача! Жалко, что следующий раз она будет доступна только через сто дней.

Глава 28. Чем дальше, тем вкуснее

— Хранитель, Статера. А до меня тут другие паломники бывали?

— Семнадцать лет назад нас посещал гость. А если ты про тех, кому удалось доказать, что достоин и получить дар стихии, то такое последний раз свершилось шестьдесят девять лет назад.

Достоин? Это, получается можно дар и не получить? Эй, мы так не договаривались!

— А что требуется, чтобы оказаться достойным?

— Нужно победить элементаля выбранной стихии. Только баланс дается без испытания.

Ничего себе. Прощай имба. А я уже успел губу раскатать. Интересно, а баланс против дракона сработает? Вот бы древняя ящерка подофигела.

— А сколько попыток у претендента.

— Не ограничено. Ограничен лишь выбор способностей. Одна на храм за редким исключением.

— Каким? — тут же заинтересовался я.

— Это ты узнаешь, только оказавшись достойным.

Во намутили с этим храмом. Однако, если паломник сюда наведывался аж двадцать лет назад, то это однозначно непись. А следовательно, удача вполне могла мне подшаманить и этот храм, и подавление. Вот только, как мне теперь справиться с пятиметровым элементалем земли?

Немного придя в себя от шока, я ошарашено покрутил головой и отправился к следующей стихии. Правда теперь, с учетом условия получения, так сказать, дара, это уже больше экскурсия по выставке народного хозяйства, а не раздача халявных слонов. Вот ведь непруха!

Пока переходил к следующему элементалю, мысли сами вернулись к необходимости сражаться, для получения и без того весьма сомнительного дара от всего лишь одного из них. С другой стороны, если моя посмертная способность будет на них работать и считывать характеристики, то я получу довольно уникальные данные. Буду знать стихии, как свои пять пальцев. Подобная информация может потом очень даже пригодится.

Вот только после каждой смерти наново пробираться через лес до храма долго, да и, судя по слышанному мной вою, не безопасно. Как минимум волки в лесу имеются. Убивать на подобное неделю или больше, мягко говоря, не хочется. Особенно с учетом того, что все это время Черный Плащ будет землю рыть, чтобы найти одного самонадеянного хоббита. В такой ситуации переносить точку возрождения из пещеры куда бы то ни было опасно. Она мой надежный бункер. Пещеры крика не разбирают, новичок ты или ветеран, а пройти стража вообще отдельная песня.

Ладно, надо разобраться со всеми стихиями и тогда решать. Попробую сразиться с земляным, пожалуй. Чтобы в общих чертах представлять масштабы катастрофы.

Что у нас тут? Энт? Фигура расположена в противоположном от стихии смерти углу храма. Значит жизнь. Касаюсь к зеленому постаменту.

Живучесть. Может быть использована на проявившем к тебе агрессию враге. На три минуты повышает значение каждой цифровой характеристики, в том числе и скрытой, на единицу тому из вас, кто меньше убил живых разумных. При равном количестве сравнивается количество убитых вами живых. При каждом следующем использовании на новом враге трехминутный интервал добавляется к общему времени действия. По окончании этого времени или при убийстве тобой живого разумного добавленные пункты убираются, а значение каждой твоей цифровой характеристики уменьшается вдвое на сутки.

Забавно. Самый слабый откат. Но попробуй эту штуку нормально примени. Это если тебя бандиты одного подкараулили на большой дороге, то ты можешь на всех прокачаться и отбиваться от них, пока не устанут? А как потом смыться? И как с поднятой на пять-десять пунктов силой, кого-нибудь ненароком не прикончить?

Такое ощущение, что эти все фишки хороши для отмороженных героев с огромной группой поддержки. Например с собственной армией. Тот же Черный Плащ наверняка бы оценил.

Дальше по курсу замершие в камне брызги фонтана. Синий постамент. Вода. Привычное касание к прохладному камню пьедестала.

Отражение. Твои цифровые характеристики становятся равны характеристикам цели. Если объем цели отличается от твоего более, чем в два раза, то возможно обретение размеров и формы цели. Эффект действует три часа. По окончании действия способности твои характеристики уменьшаются во столько раз, во сколько были повышены зеркалом. Откат длится сутки. Каждый убитый тобой под воздействием зеркала разумный живой добавляет к откату дополнительный день.

Забавная штука. Может быть полезной во время предстоящей встречи с драконом. Хоп, и я тоже дракон. Вот только у того наверняка есть не только цифровые способности. А главное опыт пользования своим телом. Ха, у меня он тоже есть, правда, очень короткий. И, кстати, у меня еще и пассивка убийца великанов в загашнике. Вот только будет ли она работать, если я стану точной копией дракона? Наверное нет.

Стоп, смысл брать отражение ради одной встречи с драконом? Да и вообще, если что и стоит выбрать, так это подавление. Потому что я могу с ним легко избегать отката. Остальные нещадно режут характеристики. А я уже попробовал, что такое урезанный интеллект. Больше не хочется. Очень уж стремная штука.

Так, последний похож на элементаля воздуха. Чудик с торнадо вместо башки. Безбашенный, в общем, тип.

Порыв. Твой вес уменьшается втрое, а вес твоих вещей увеличивается двадцатикратно. Скорость бега увеличивается вдвое. Без амуниции ты также приобретаешь способность проникать сквозь не герметичные преграды. Эффект действует не более двенадцати часов. По окончании вес тела утраивается на время в десять раз большее действию порыва.

Ясненько. Можешь смыться почти откуда угодно, но без добычи и вообще без вещичек. А потом ползай несколько дней, как черепаха. У этого порыва пока самый безобидный откат. И самый не боевой эффект. Вот только мне легче просто умереть, чем пытаться смыться таким геморным образом. Как же это контрастирует с абилкой стихии земли. Тем более, что там я вообще могу не нарываться на откат. Свои характеристики помню, и чужие тоже записаны.

Пошли, что ли умирать от лап земляного элементаля. Хоть узнаю, кого мне надо прикончить, чтобы стать страшилкой для всех своих врагов. Хотя, почему для всех? Не у каждого найдется характеристика вдвое меньше моей собственной. Хотя с четырмя десятками у меня неплохой шанс. И кстати, а если у меня неуловимость есть, а у врага нет? Это значит, что у моей характеристики вдвое большее значение? Надеюсь, там не только основные характеристики можно брать.

Харе облизываться. Пора умирать. Все равно до того, чтобы справится с элементалем, я, наверняка, доросту очень не скоро. Касание к коричневому постаменту. Увидев надпись, я оказался перед дилеммой. А как принять. Мысленно соглашаюсь принять дар. Ало, Хочу эту штуку.

— Подумай хорошо, молодой хоббит. Ты можешь выбрать другую родственную стихию. Эта способность очень опасна в неопытных руках. Ты можешь погубить свою душу, пойдя по опасному пути.

— Родственную стихию? А какие у меня родственные?

— Это ты должен узнать сам.

— Что тут узнавать. Раз «другая родственная» есть, то как миниму земля одна из них. Зачем мне дальше искать?

— Ты догадлив. Стихии твоей расы земля и жизнь. Выбери живучесть и я не потребую клятву.

— Клятву? — да сколько еще дополнительных условий у него припасено?

— Элементаль не нападает, если паломник выбирает родственную стихию. Однако в таких случаях он должен дать клятву, чтобы доказать чистоту своих намерений. Показать, что не намерен злоупотреблять полученным даром. Я могу посчитать клятву недостаточной и отказать. Тогда у тебя останется только путь: сразиться и победить элемента не родственной стихии. Как ты, наверняка, уже сам убедился, все даруемые способности весьма опасны.

— Ага, особенно для самого себя. Значит живучесть без клятвы? Заманчиво. Но я готов дать клятву.

Риск? Еще какой. Но не попытаться я не могу. Уж лучше рискнуть и проиграв взять баланс. Его на того же дракона тоже можно накатить. Возможно даже эффективней, чем отражение. Ведь он резко потеряет в силе и не сможет ворочать своей огромной тушей. А у меня останется в запасе победитель великанов. Кстати, а ведь моя раса теперь мне обязана этой способностью. Жаль только, что никто из них об этом не узнает.

— Произнеси свою клятву, паломник!

А да, клятва.

— Клянусь не применять подавление против разумных живых, которые убили меня меньше десяти раз.

Старик замер, обратив взгляд внутрь себя.

— Это достойная клятва, — неторопливо заговорил он, спустя минуту. — Если кто и имеет право на подавление, так это многократно убитый врагом. Все же помни, что ты берешь дар, который затрагивает саму душу живого разумного. И в первую очередь твою собственную.

Вокруг меня взметнулся хоровод искр, в глазах заплясали цветные круги, словно меня стукнули по башке. Когда весь этот калейдоскоп безумных красок прекратился в голове прозвучал голос системы. Не всплыл из памяти, как обычная подсказка, а именно прозвучал женский голосок.

— Подавление является воздействием, затрагивающим парамтры личности. Его применение против несовершеннолетних строжайше запрещено и карается согласно договора. Многократное применение подавления на интеллект цели так же является преступлением и может привести к соответствующей реакции со стороны мира.

Ясно-понятно. Детей не обижать, по голове не бить. Да я же теперь гребанная имба! Так, и что теперь?

Глава 29. Налево пойдешь…

— Послушайте, хранитель Статера. Может, я могу взять еще и дар элемента жизни?

А что? Борзеть, так уж по полной. Надо грести под себя, пока дают.

— Только в другом храме элементов.

— А еще раз дар земли взять тоже можно?

— Нет.

— А другого, элемента?

— Если ты возьмешь дар не родственного тебе элемента, родственные отберут свои дары.

Полезное предупреждение.

— И баланс я теперь взять не смогу?

— Один храм — один дар, — кажется, ему надоело отвечать на мои вопросы.

— Ясно. Извините, последний вопрос. А эти дороги, — кивнул я на остальные три выхода из храма. — Они куда-то ведут?

— Паломники приходили только с запада. Ты первый, кто пришел с юга.

— Спасибо. Тогда и мне туда дорога. До свиданья. Спасибо, что поделились своей мудростью, уважаемый Статера.

— Помни о клятве. Нарушив ее, ты лишишься не только дара земли.

Старик замолчал, а я не стал докапываться. Нарушать я не собираюсь. Да и пользоваться имеет смысл пореже. Редко, но метко. Еще один немаловажный момент — по мне могут тоже жахнуть чем-то подобным. Хотя, кому это надо? Точнее, кому я сейчас такой умный сдался. Опять же, как несовершеннолетний, я пока что защищен. Но на будущее надо обязательно учитывать.

Что же, пойдем налево. В проходе по прежнему темно. Выбравшись наружу, я оглянулся. На востоке уже забрезжила заря. Вдохнув полной грудью свежий утренний воздух, я пошел по дороге к лесной опушке, наслаждаясь свободой. Лишь легкое чувство голода немного выбивалось из общей идиллии.

Что там в сказках полагается, тем кто на лево ходит? И какая из четырех дорог — налево? И не дороги это, а скорее уж направления.

Умирать, вообще говоря, не охота. Потому что потом здоровенный крюк по лесу опять давать придется. С другой стороны, спокойно поел бы в Ойле перед дорогой, и, может даже, алхимику водички волшебной притащу. Почему нет? Не люблю не выполненных обещаний.

Эта дорога оказалась раза в два шире той, по которой я пришел. Вот только трава на ней росла так же густо. Штаны мгновенно вымокли от росы выше колен и облепили ноги. Идти она не особо мешала, а вот бежать наверняка будет не очень просто.

Однако оказавшись под сенью леса, я смог прибавить шагу, так как трава почти исчезла, ее заменила старая пожухшая листва, слегка пружинящая под ступнями. А затем я не удержался и пустился трусцой. Быстрее доберусь до какого-нибудь жилья — быстрее перекушу.

Вскоре пришлось перебираться через огромный ствол рухнувшего дерева, которой лишний раз подтверждал, что дорогой не пользовались уже многие десятилетия. Для меня вскарабкаться по коре, а потом спрыгнуть вниз никакой проблемы не составляло, так что вскоре это незначительное препятствие оказалось далеко позади.

Лес совсем не походил на тот, по которому я пробирался ночью. Орали на все голоса птицы, сверху доносился шум крон. Сквозь листву начали пробиваться первые солнечные лучи. Я представлялся себе бесшумной тенью, скользящей между вековых деревьев. Солнечные лучи отсвечивали в листве, лес с каждой минутой раскрывался в своей первозданной красоте. Если бы не было этой дороги, наверняка мой путь не казался бы таким легким, а так он напоминал утреннюю пробежку. Пожалуй, стоило бы сделать это регулярным. Еще бы ручей найти. Или речку. С удовольствием бы поплавал.

Дорога пошла под уклон, а затем несколько раз довольно резко вильнула, огибая огромные валуны, деревья немного поредели. С учетом того, что до этого она все время была ровной, как скоростное шоссе, это было приятное разнообразие.

Вскоре деревья и вовсе расступились, и начался крутой спуск, а затем и речка не заставила себя ждать. Вот только это оказался несущийся где-то далеко по самому дну глубокого ущелья, безумный водяной поток, над которым свисали, уныло покачиваясь, остатки веревочного моста. Добраться до воды в этом месте не представлялось возможным. Во всяком случае без крыльев. Если хочешь после того остаться живым, само собой. А так-то прыгай, да лети, чего уж там. Ага, бомбочкой.

Подойдя еще ближе, я понял, что мост не старый и вообще не сломан. Он специально так построен, чтобы перебираться по нему было лютым экстримом. Такая себе полоса препятствий для безбашенных экстремалов, жаждущих отхватить свой кусок стихийной мощи. Первый этап. Или последний. Я же, по сути, иду в обратном направлении. Так сказать, гребу против течения.

Конструкция только на первый взгляд походила на остатки моста. Арка нависала над пропастью, доходя до ее середины. Та же болталось пять брусков, больше похожих на качели. Причем самый ближний ко мне крепился вообще на одной веревке свисавшей с перекладины между двумя частями арки. Остальная часть была густо утыкана кольями, к счастью с тупыми, а не заостренными торцами. Ну как густо. Относительно размеров всей конструкции — густо. Но с моего края до ближайшего было метра два.

Разбежавшись и несясь огромными прыжками, при этом точно попадая на торцы и ни разу не оступившись, я бы мог добраться до качелей прыжков за восемь. Если бы не был хоббитом метр с кепкой. И даже пройди я каким-то чудом торчащие бруски. А дальше? Ведь подвешенные бруски шатаются даже от легкого ветра. Когда я запрыгну на первый из них, их может повести в любую сторону. Как-то все это выглядит слишком стремно. Даже удивительно, что до храма хоть кто-то умудряется добраться. С противоположной стороны колышков намного больше. Пожалуй, там даже я, с моими короткими ножками, сумел бы пробраться к противоположному краю. Раза с пятого, ага. Что за психи придумали это непроходимое испытание?

Кстати, а ведь для меня вариант все-таки есть. Не зря же я возвращаюсь из храма, а не наоборот. С моей стороны есть арка. По которой можно добраться до самого края и по веревке спуститься на дальнюю качель. А с нее уже прыгать по колышкам. Если мне не изменяет глазомер и мое прокачанное восприятие, с той стороны расстояние между ними около метра. А у самого края вообще длинные жерди вверх торчат с колышками по бокам.

Поплевав символически на ладони и попрощавшись на всякий пожарный с жизнью, я пополз вверх по почерневшим балкам правого плеча арки моста. Или как правильно назвать это издевательство над путниками? Вскоре балка изогнулась более горизонтально, и ползти стало намного легче. Может попробовать вскарабкаться на нее и идти ногами? Не, нафиг надо. Лучше уж доползу. Так и надежнее, и ползти осталось почти ничего. Вот и край.

Схватившись за веревку, понимаю, что рука соскальзывает вниз, не почувствовав опоры. Скользкая зараза. Ясно. Видимо, чтобы такие умники, как я не пользовались таким обходным маневром, придя с той стороны.

Схватившись обеими руками, камнем соскальзываю вниз. Едва успев обхватить ногами коварную веревку жестко впечатываюсь задницей в подвешенный брус. Почти больно. Переживу. Зато я преодолел уже большую часть препятствия.

Оглядел веревки. Вроде бы ничем не смазаны. Да и с виду самые обычные плетеные тросы с мой большой палец толщиной. Магия, что ли? Ладони, кстати, остались чистыми.

Интересно, а спуститься по скалам вниз, переплыть реку и выбраться наверх не проще ли было бы? Полюбовавшись на кипящую водоворотами и бурунами воду, хлещущую по огромным валунам, я решил, что нет.

Усевшись на брус и взявшись обеими руками за веревки, я вновь потерял равновесие, и чуть не свалился вниз. Вот заразы скользкие. Но что дальше? Прыгать? Тут метра полтора. Если оттолкнусь от бруска, то большой вопрос, я полечу вперед, или он назад. Проверять не хотелось. То что разобьюсь — ладно. Но вот топать по новой не хотелось ни разу.

Ай, плевать. Ну, пробегусь еще раз через лес. Тоже мне проблема. Полюбуюсь видами. Может, даже грибов насобираю. Интересно, если сырых грибов обожраться, то тупо умрешь, или просто все местное зверье в округе распугаешь? Массированные артобстрелы им тут наверняка в новинку.

Выбросив дурацкие мысли из головы, я устроился поудобнее и начал раскачиваться. Ветер в ушах, ярко-голубое небло над головой и горы вокруг. Это же места туриста! Я даже весело захохотал от нахлынувшего ощущения счастья. И тут что-то как треснет меня по пяткам. Я чуть не подскочил. Но смог удержать равновесие.

— Да чтоб тебя на костер пустили! — оглянувшись, я понял, что задел следующую качель, которая теперь радостно болталась, так и норовя заехать мне по спине или куда пониже. Ладно, от синяков не умирают, главное не сорваться. Кстати, раскачаться и прыгнуть на дальние колья — вариант. Там уж инерция мне правильное направление полета задаст, как ни крути.

Качели получились настолько безумные, что я начал напевать во всю свою ни разу не луженую глотку. Вот бы проорать сейчас на все ущелье голосом дракона. Чтоб зверье разбежалось.

Впереди леса не было. Дорога змеей ныряла в ущелье, скрываясь за отвесными скалами, лишь кое-где поросшими травой и мелким кустарником. О, а вот и горные козлы на одной из отвестных стен. Три штуки. Смотрят на меня, как на придурка.

— Сами такие! — радостно ору им во все горло.

Интересно, а солнышко на этой качели можно сделать? А ведь я уже раскачался так, что даже начало выносить инерцией с бруска. Еще и веревки скользкие. Аж дух захватывает. Если сорвусь вниз, то успею в полете раза три козлов обматерить. А ведь так я и до вон того, дальнего, торчащего из скалы бруска, допрыгну. Минуя штуки четыре. Если схватиться за него сумею, и вниз не сползу, и ничего себе не поломаю, то до края останется почти ничего.

Поглядывая назад, чтобы не получить внезапно еще один пинок бревном, я раскачался до максимума. Стремно то как. Плевать. Десять бед — один ответ. По крайней мере, если свалюсь вних, то хоть умру помытым. Хех.

Срываюсь вперед и лечу к заветной жердочке. Не гажу наверное только потому, что ни черта не ел. Юуху. Вот это аттракцион. Чуть зубы на доске не оставил, когда за нее хватался. Жесть. Аж ноги трясутся.

Вишу себе, как сопля на палочке, успокаиваюсь. Пытаюсь не сползти вниз. Снова нашел взглядом троих козлов. Пасутся. В глазах никакого сочувствия. Стоп. А какого у них зрачки прямоугольные? Глюк? Или они особенные? Интересно, а поймать их реально?

Стоп. Сперва, выберись отсюда сам, умник. Посопев и повозившись, я все же выбрался на торец своего бруска, больше напоминающего толстую жердь, и широким прыжком оказался на соседнем. Почти финиш. Осталось штуки три длинных палки с поперечными колышками.

Торчат вверх метра на два. В чем прикол? Может они вращаются? Хотя, это начало испытания, если идти с нормальной стороны. Не попробуешь — не узнаешь. Прыгаю и хватаюсь за жердь. Ноги панически ищут спасительны колышек. Словно и правда могу погибнуть. Интересно, а лет через двадцать рефлексы и инстинкты так же будут на меня действовать? Или я вообще окончательно страх потеряю? И берега попутаю, ха.

Прыгаю на следующую жердочку. Есть! Прямо канарейка. Еще бы поклевать чего. Из-за этого моста недоделанного, жрать захотелось зверски.

Кстати, ту скала под ногами уже, а не пропасть. То нее рукой подать. Если соскользнуть вниз то можно доползти до следующей жерди по камням, а там уже и край пропасти и дорога. Ай, ерунда. До следующей жерди меньше метра. Делаю широкий шаг и почти в шпагате перебираюсь на последнюю палку. Последний рывок и вот она — твердая земля. Есть! Выкусите, затейники. Понастроили тут, понимаешь.

Глава 30. Завтрак туриста

С этого, так сказать, берега реки дорога извивалась между скал, словно угорь на сковородке. Интересно, впереди еще что-то вроде этого моста будет? Вот даже сейчас, с одной стороны отвесная скала, с другой не менее отвесная пропасть. Тропинка такая, что даже мне, мелкому, тесно. А вот если она совсем пропадет?

Солнце жарит в голову. Спина уже вся мокрая от пота. Снять рубаху что ли? Позагораю заодно. Тут хоть возможно на солнце обгореть? Или солнечный удар получить? Как я успел заметить, условностей тут не так уж и много. Видимо, систему создавали по заветам матриц. По принципу, если не оставить людям овердофига и даже с горкой проблем, то они скучают и хиреют. Все же система не для игры сделана, а для совместного проживания. Развлечения всего лишь часть. И на них надо еще заработать.

Всякие имба игроки ей, похоже, нафиг не сдались. Особенно, если они мешают спокойной и размеренной жизни других. Таких, как Плащ, да и я сам, чего уж скромничать, жестко не режут, пожалуй, только потому, что хотят сохранить хоть какую-то мотивацию для всех остальных. А то миры системы совсем в сонное болото сползут. Хотя, какая разница? Это не мои проблемы. Пока не засну и система не кинет меня на очередные баррикады затыкать чей-то завтык. Вот тогда и буду париться. А сейчас неплохо бы просто выжить и добраться до цивилизации.

Возможно, придется из Ойла точку переносить. Уже сейчас стражу я могу подавлением порезать ловкость достаточно, чтобы попытаться прошмыгнуть мимо. Опа-па. Накаркал.

Тропинка кончилась. И что теперь? Скалолазание? Без страховки и оборудования? Единственный плюс — я легкий. И мои босые ноги дадут фору самым крутым горным ботинкам. Надо бы осмотреться.

Вперед тянется цепочка небольших щелей и уступчиков, как бы случайно разбросанных по стене ущелья и скрывающиеся за углом. Вверх уходит гладкая поверхность. Туда никак не пролезть. А что внизу?

Лег на тропу и аккуратно заглянул в пропасть. До дна не так уж и далеко. Метров тридцать. И что забавно, туда тоже ведет удобная цепочка уступов. Я бы даже сказал, напоминающая лестницу. И куда мне? По удобному пути вниз или по более сложному прямо? Учитывая, что я уже как бы возвращаюсь из храма, такая развилка может быть не столько обманом, сколько черным ходом. Но как угадать? Ай, полезу вниз. Если что — вернусь обратно. Зато с таких удобных для рук и ног уступов я точно не сорвусь. А то, что впереди больше на лабиринт похоже.

На дно ущелья я попал вообще без приключений. Даже странно. Пока спускался, подумал, что паломники сюда могут заявится большими отрядами и с кучей специального оборудования. Даже на так называемом мосту, если иметь свою собственную веревку, можно пробраться по тому пути, который использовал я. И здесь с веревкой, карабинами и колышками пробраться по любой стене вопрос времени и навыков.

Осмотревшись, иду вдоль стены, пробираясь между огромными осколками скал и горами мелкого щебня. Вот и поворот. Ого, впереди откос. Точнее скальная ступенька высотой четыре метра. Точнее для меня — глубиной. Ведь мне предстоит спускаться. Точнее прыгать вниз на кору щебенки. И фиг я назад запрыгну. Значит дорога в один конец. И если я выбрал не правильную, то буду бродить по этим ущельям, пока не убьюсь или не помру с голоду. Вверху ничего интересного не видно. Цепочку уступов с такого расстояния попробуй определи. Даже при моем восприятии.

Хотя, вон там, вдалеке что-то похожее на тропу. Ниже по уровню, чем та, с которой я спустился, но, похоже, туда мне и надо. Решительно соскальзываю вниз по уступу. Ноги зарываются по щиколотку в мелкое каменное крошево. Теперь выбора не осталось, так что можно больше не заморачиватся.

Я спокойно топал вперед вдоль стены, не забывая поглядывать по сторонам. Нарваться на ядовитую змею или что похуже было бы сейчас не в тему. Еще один уступ. Еще более отвесный. Спрыгнул с трехметровой высоты, даже не сбив пятки. То, что я легкий, оказывается огромный плюс в путешествиях.

Вскоре уже тропа находилась у меня над головой и продолжала довольно резко снижаться. Отлично. Пройдя еще метров сто, я внезапно вышел к дороге, тупо упирающейся в скалу. Это как?

Ага, вот и цепочка уступов, ведущая вверх, прямиком к наскальной тропе у меня над головой. Ну да, здесь, в самом начале, она удобная и очень заметная. Ясненько. Да и сама дорога — громко сказано. Так, неширокая полоса, усыпанная более мелким крошевом, чем остальной щебень, терпеливо огибающая разбросанные вокруг здоровенные валуны и скрывающаяся вдалеке за очередным поворотом скалы.

Через четверть часа я услышал впереди долгожданный звук, о котором уже давно начал мечтать. Журчание воды. А ведь жара невероятная. Камни под ногами обжигают даже мои, давно уже задубевшие пятки. Ноги сами собой понесли меня вперед едва ли не бегом.

Горное озеро среди скал. Дорога упирается в кромку воды. А вокруг журчат, искрясь на солнце, десятки маленьких водопадов. Кое-где сияю небольшие радуги. Захватывающее зрелище. Была бы запасная точка возрождения — поставил бы ее здесь. А может так и сделать? Это же уголок мечты. Плескайся себе вдоволь, да загорай на солнышке. Вот только жрать нечего, и не известно, что тут делается ночью.

Не говоря уже о том, что может водиться с таком вот удаленном от цивилизации месте. Может там сидит осьминог размером с дом? И вообще, очень похоже на очередное испытание. Осторожно подойдя к кромке воды, я кончиками пальцев попробовал ее. Бр-р-р. Ледяная.

Однако, после яростного жара раскаленного на солнце щебня, ногам приятно. Вот только пальцы ног сводит судорогой. Как это переплыть? Приседаю и вдоволь напиваюсь, зачерпывая ладонью. Вода аж зубы ломит. Но вкусная, зараза. Пил бы и пил.

Кстати, а вот и рыбешки. В две моих ладони длиной. Целый серебристый косяк. Играют у берега. Мне бы удочку сюда. И мангал с дровами. И нож. Ну и соль, конечно. Да какого мелочиться? Пятизвездочный отель на берегу в самый раз. Мечтами дураки богаты.

Как ни крути, а плыть придется. Причем к вон тому узкому проходу между скалами. Метра два шириной и уходит в скалу. Интересно, и долго по нему потом плыть? А самое главное, куда он ведет? Надеюсь, не к стометровому водопаду с отвесной стены?

Решительно бросился щучкой в воду и поплыл к противоположному берегу. Хотя какой это нафиг берег, скорее так, щель в отвесной скале, вздымающейся, кажется, до самых облаков. Не проплыв и пятой части дистанции, чувствую, как тело начинает сводить судорогой. Панически развернувшись, со всей силы погреб в обратную сторону. Хорошо, что недалеко отплыл. У самого берега ноги почти отказали, и я на четвереньках выбрался на раскаленный щебень.

Внезапно. И как мне теперь перебираться через это чудо природы? Каким-таким чудесным образом оно остается ледяным в такую жару? Не, я все понимаю, горные ручьи, но что за дела? И что делать дальше?

Побродив по берегу от одной скалы к другой и убедившись, что по ним никак не взобраться вверх, чтобы добраться до выхода, я начал кидать в оду щебень. Налюбовавшись на разбегающиеся круги и как следует прогревшись на солнцепеке, я сел в тени одного из огромных валунов, упершись спиной в теплый камень. И задумался.

Возвращаться к храму тупо. Потому что тяжело и долго, а главное бессмысленно. По той же причине нет никакого смысла привязывать здесь точку и пытаться переплыть озеро, надеясь, что судорога не схватит. Дна не видно, хотя толща воды просматривается метров на десять-пятнадцать.

Утонуть и вернуться в Ойл? Можно, но как-то не охота. Наверняка ведь впереди что-то интересное. Конечно, есть надежда, что идя от портала по лесу в каком-то другом направлении, тоже можно выбраться к интересным местам. Но это еще бабка надвое сказала. А тут дорога хоженая. Не просто ведь так она тут проложена. Именно отсюда приходили паломники в храм.

Может поспать? Утро вечера мудренее, но не на таком солнцепеке, когда каждый камень — готовая сковорода. От этой жары меня малость разморило. Кстати, есть одна идейка. Если тут хоть немного считаются с физикой. Значит, решено — спать. Может еще чего интересного система подбросит.

Усмехнувшись самому себе, я устроился поудобней, насколько позволяла колючая щебенка под боком, и как ни странно довольно быстро заснул.

Проснулся я от все той же беспощадной жары. Солнце перевалило зенит, и тень переползла на другую сторону, облюбованного мною, валуна. И ни единого порыва ветерка. Кажется, стало еще жарче, чем утром. Я поспешил к неподвижной глади озера, чтобы проверить свою идею.

Осторожно погрузив ладонь в воду, я почувствовал приятный холодок. Осторожно засовывая ее глубже, я почувствовал совсем уже ледяное течение. Так-так-так. А водичка все-таки прогревается. И у поверхности уже вполне себе ничего. Сантиметров двадцать, а то и больше. Значит надо дожидаться вечера и аккуратно плыть по самой поверхности, стараясь не бултыхаться и не опускать ноги на глубину. Может вообще вытянувшись на сине? Посмотрим. Главное, что появился хоть какой-то шанс пробраться дальше из этого каменного мешка.

Попив воды я отправился искать приличную тень. Солнце почти в зените, попробуй спрячься. На ходу начал просматривать свой стратегический запас книг, который тает с каждым днем. Ну да, с такими полосами препятствий, свободного времени хоть обчитайся.

Так, что у нас тут?

«Охотиться на зверей, не пресыщаясь, — значит, одичать;

Наслаждаться вином, не пресыщаясь, — значит, погибнуть».

Мда, умели китайские мыслители изрекать неоднозначные фразы. Через пару часов я оторвался от книги, заметив какое-то движение в тени одной из скал. Змея что ли? И что делать? Проверять, ядовитая ли она и станет ли на меня нападать, как-то не хотелось. Метра два в длину. Вот бы ее прибить и занятся пресыщением по методу Мэн Цзы.

Решив больше не испытывать судьбу, я резко встал и быстро направился к воде. Пока заходил по колено, вода казалась приятной, а вот когда забрался по пояс, пальцы ног начал обжигать ледяной холод.

Я оглянулся на змею, которая как раз выползла на большой плоский камень и замерла, свернувшись кольцами. Выбросив ее из головы, я осторожно лег на поверхность воды и стараясь не погружать глубоко руки и ноги, медленно поплыл, держась самого верхнего, прогретого слоя. Пальцы ног быстро оттаяли. Вода казалась парным молоком, но случайные струи из более холодных слоев обжигали ледяными кинжалами, не давая забыть о подстерегающей внизу опасности.

Проход между скалами медленно, но приближался. Еще десяток гребков и я оказался в тени утеса. К счастью, вода здесь не успела остыть, но я мимо воли начал плыть быстрей, из-за чего вода начала сильнее перемешиваться и ногам стало холодно. До уходящей в глубь скалы узкой расщелины оставалось несколько метров.

Надеюсь, внутри вода не ледяная. Солнце туда меньше проникает, так что все может быть. Несколько гребков и я внутри гулкого коридора. Плеск воды о стенки рассыпается тысячью отражений от уходящих ввысь скал. Эхо гуляет такое, что аж дух захватывает. Но главное, что вода даже немного теплее, чем снаружи. Теперь я точно доплыву.

Через полчаса, когда стены ущелья сузились, оставив проход чуть больше метра, а мне в душу уже начали закрадываться сомнения, тем ли я занят, под ногами почувствовалось дно. А впереди к плеску воды добавились еще какие-то непонятные звуки. Теплая вода ощутимо текла вперед, а вот воздух был прохладный, до дрожи. Из-за насквозь промокшей одежды меня начал бить озноб. Узкий клочок синевы высоко над головой не мог ни разогнать темень, ни тем более согреть.

Чтобы хоть немного согреться я бросился бежать. Причина странных звуков нашлась довольно скоро. Вода с клекотом всасывалась в трещину на полу, образовав небольшой водоворот. Оставив это все позади, я свернул за поворот нерукотворного коридора, который так и отблескивал острыми гранями в дневном свете. Почти добрался. Выход близко!

Расщелина стала резко увеличиваться, но уже через двадцать шагов я уткнулся в проржавевшую, но все еще довольно крепкую железную решетку. Через крупную клетку прутьев виднелся выход, который перегораживали чьи-то огромные, с виду каменные ноги. Однако кожаные штаны и огромная сучковатая дубина исключали возможность, что это всего лишь статуя. Грудь и голову видно не было, но мне хватило и ног.

Здоровый жлобина. Троль, что ли? Хорошо, что стоит спиной. Осторожно подкравшись к решетке, я начал изучать ее правый нижний угол, который еще издалека бросился мне в глаза. Сама решетка стояла криво, она даже не была вмурована в стены прохода, словно ее просто вдавили внутрь, перегородив дорогу. И зазора в углу как раз хватало, чтобы протиснуться маленькому хоббиту. Главное не шуршать мелкими камешками.

Ноги остались в той же позе. Надеюсь это не ловушка. И бесшумно приближался к выходу, следя за гигантской фигурой, словно кролик за удавом. Может эта тварь и неповоротлива, но один ее шаг равен моим десяти. К тому же я уже имел дело с орком, у которого ловкость зашкаливала и ничем хорошим это не закончилось.

Вдоль стеночки выбравшись наружу, я рванул вперед, так что аж пятки засверкали. И тишина. Которая меня подстегнула еще больше. Отбежав на добрую сотню метров, но, так и не услышав грохота шагов, я все же бросил быстрый взгляд за плечо.

Вот это махина. И, кажется, он меня наконец-то заметил.

— Не пущу, малявка! — прогудело из пасти, в которую легко бы мог войти одноместный флаер.

Он так и не понял, откуда я пришел? Прикол.

— О нет! Я проделал такой долгий путь! Неужели все страдания были зря! — трагизм в моем голосе прямо таки зашкаливал.

— Маленький человечек. Или к Глуму. Буду есть. Не страдать.

Че? Это он меня так тролит, что ли? Или в него реальный игрок вселился? А зачем? Вот ведь гад, но прикольно вышло. Сейчас проверим. Игрок точно не удержится.

— Не ешь меня. Я турист.

— Ты глист?

— Ах-ха-ха!

А чего, так даже прикольнее, чем завтрак туриста. Натуральный такой тролль. Жесть.

— Ага, если ты меня съешь, я тебе пузо насквозь прогрызу.

— Уходи. Не пущу. Глист!

Похоже, он исчерпал себя. Куда тут дальше? Дорога спускается вниз по склону, петляя между камней. Я бы даже сказал, что по ней ходят. Судя по придорожной пыли на траве. Но слева виднеется еще один проход.

Удачно поглумиться над следующим туристом, Глум, — помахал я рукой троллю, который так и не сдвинулся с места.

И направился налево. Вниз я всегда успею. Тем более, что сама дорога скорее вела именно туда, а не к троллю, охраняющему вход с решеткой.

Долго идти не пришлось. Вскоре впереди показалась ровная площадка с камнем посередине. И на боку его сиял кристалл. Уже знакомый мне по Пещере Крика. Вокруг кристалла на камне была выбита надпись: «Если вы примете дар кристалла, храм Баланса стихий закроет для вас свои двери».

Прикол. А если я там уже был? Быстро касаюсь камня рукой. Фух, напугали, писаки.

«Можно увеличить одну из дополнительных характеристик. Из доступных неуловимость и удача. Каков твой выбор?»

Удача вещь классная, я проверял. Но еще одна точка сейчас будет в тему. Да и вообще не помешает. Так что да, неуловимость!

«Неуловимость повышается до второго уровня. Теперь доступны две дополнительные точки привязки».

Дежавю прямо таки. Это еще хорошо, что в храме за подавление не потребовали очко характеристик. Пришлось бы реально отдавать, куда деться. Теперь у меня атакующая вещь. При этом мало того, что стремная, так еще и по ощущениям, скорее всего, неприятная.

Сразу же привязываюсь точкой рядом с камнем-объявлением. Интересно, а в храме вообще в курсах теперь, что мне туда хода нет? Похоже на попытку отвадить лохов от опасного места. Ай, мне без разницы.

Зато теперь мне не придется проходить все заново. И вообще, можно сходить покормить тролля. Заодно узнаю его характеристики. И главное: он, правда, умом не блещет или притворяется, попутно тонко тролля паломников? Заодно, возродившись разок в Ойле, пообедаю.

Глава 31. Шаолинь

Тролля я решил собою все же не кормить. Вообще надо отвыкать от дурацкой привычки умирать на каждом шагу. Как минимум, за этим местом могут следить. Да к тому же зачем мне сдался этот тролль? Так что, обойдя камень по кругу и не обнаружив больше ничего интересного, я начал спускаться по дороге, весело насвистывая какой-то полузабытый мотивчик.

Солнце светило прямо в лицо, неумолимо скатываясь все ниже к горизонту. Легкий ветерок гулял по склону, так что той жары, что накрыла меня возле озера, не было и в помине.

Кстати, а ведь холод и жара порою могут быть не менее опасны, или как минимум столь же неприятны, как та же боль. И было бы неплохо нарыть такую же устойчивость, как к боли, еще и к остальным ощущениям. Если следить за всякими случайными и малодоступными местами и не бросаться разведывать их сразу же, а приберегать про запас чтобы, когда накопится удача, попробовать вытянуть еще что-нибудь такое же вкусное из системы.

Чем ниже я спускался по склону, тем отчетливей становился запах. Немного терпковатый, со смолистым оттенком, цветочный букет. А ведь и правда, весь склон просто усыпан цветами. Сердце защемило от далекого воспоминания из самого детства. Я с папой и мамой впервые в горах. И именно такой запах повсюду. Родители радовались, пожалуй, даже больше чем я сам. Ведь связь была никакущей, и нельзя было беспрерывно смотреть мультики.

Но уже на следующий день я привык к прогулкам и выбросил из головы мультики. Наверное, это были одни из самых счастливых дней моей прошлой жизни. И эти косые лучи заходящего солнца, пробивающиеся из-за легких облаков и раскрашивающие их в самые невероятные цвета. Как же здорово!

Дорога петляет между выступами, упрямо сбегая вниз. К общему дурманящему букету добавляется запах полыни и этого классного кустика. Из его древесины у меня до последних дней в реальности была чудная фигурка человечка. Можжевельник. Как же тут здорово. И страшновато, что вот-вот меня начнут атаковать местное зверье. Это же тропа испытаний или как? Ведет к обелиску с весьма вкусной плюшкой.

Не говоря уже о Храме Баланса Стихий. Интересно, а остальные подобные храмы тоже баланса? Надо будет обязательно разузнать о других. Мне как минимум можно еще от элементаля жизни что-нибудь получить в подарок, не теряя того, что получил от земли.

Дорога, как и солнце, сбегает все ниже, и вскоре опускается ночь. Это ничуть не мешает мне, с моим то ночным видением. Однако впереди показываются огни города. Или большой деревни. Прибавляю шагу. Возможно, доберусь до людей, так и не погибнув. С первой попытки. Было бы неплохо, хотя прогуляться еще раз по склону горы я бы не отказался. С наступлением ночи запахи цветов только усилились. И запели мириады цикад. Захотелось заорать от невыразимого чувства свободы и радости, но нарушать хор ночных певуний не хотелось.

Может лечь, полежать, посмотреть на звезды? А почему бы и нет? Отойдя в сторону от пыльной дороги, я улегся на покрывающий щебенку плотный ковер разнотравья. Как же все-таки прекрасно жить в таком прекрасном мире. Разглядывая яркие гроздья звезд, я сам не заметил, как задремал.

Чтобы проснуться от холодной росы, пробирающейся под рубаху. Вскочив, я запрыгал на месте, разминая затекшие руки и ноги. Вот это дубарь. Деревня внизу все так же сияла огнями. Странно, такое чувство, что проспал я часов шесть, а эти все гуляют?

Немного придя в себя, торопливо продолжаю спуск. Расстояние оказалось обманчивым, так что через час я мог уже более-менее оценить расстояние и четче рассмотреть строения. Все они оказались восточного стиля. То ли храмы, то ли что-то подобное. Дорогу преграждал высокий забор, казалось опоясывающий все подножие с этой стороны горы. К шикарным воротам в нем, как раз и вела дорога.

Это я попал в японскую или китайскую часть мира? Вриде по странам нет деления. Единственное деление по географическому признаку — колония на Альфе-Центавра. Да и то это связано с большой задержкой сигнала. Через год там что-то новое запустить обещали, так что даже это деление скоро полностью пропадет. Прикольно, тамошние колонисты смогут общаться с родственниками из Солнечной системы в онлайн режиме.

Так что это за Шаолинь такой? Ворота классные. С красной крышей поверху. Мощные столбы и фонарики с обеих сторон. Вообще фонариков море. Развешены повсюду. Подойдя к забору почти вплотную, я перестал их видеть, но их сияние чувствуется даже здесь.

Замка на воротах не видно. Во всяком случае, с этой стороны. Что вполне логично. Легонько толкнув створку, я убедился, что они вообще не заперты. Тихо просочившись внутрь, оказался в каком-то подобии тамбура. До следующих ворот метров двадцать. А лежащая между мной и следующими воротами огромная змея, подняла голову и удивленно посмотрела мне в глаза. Или злобно? А может равнодушно? Пойди, пойми этих пресмыкающихся.

Ее кольца лениво перетекли в новое положение и замерли. А вот и страж. Вот только что она сторожит? Этот непонятный восточный поселок? От кого? Змея, продолжая неотрывно следить за каждым моим движением, тем не менее, атаковать не спешила. Что делать? Смыться тихонечко за ворота? И потом топать вдоль забора отсюда и до обеда? Кстати, поесть не помешает. А то скоро я на таких вот стражей с голодухи бросаться начну. Бурчащий живот тут же подтвердил, что он против каких бы то ни было длительных прогулок.

Сделав маленький шажок вдоль забора и не получив никакой реакции от змеюки, я начал медленно продвигаться вдоль забора к следующим воротам. Голова десятиметрового монстра уверенно следовала взглядом за моей тщедушной тушкой. Вот ведь зараза, уже атаковала бы, что ли. Обидно будет, если у самого выхода сожрет.

А ведь таких, как я, в нее легко больше десятка влезет. Здоровая колбаса. Во, был бы номер, если бы я сейчас полез с ней обниматься. Она, похоже, и без того малость охренела от моей фантастической наглости. Решив, что терять нечего, уже более твердым шагом преодолеваю оставшееся расстояние и толкаю следующую створку. Не заперто. Что за деревня непуганых идиотов? У них тут змеи, способные слона проглотить, а у них даже замков на воротах нет. Психи. Точнее, наши люди. Думаю, здесь стоило бы на какое-то время задержаться.

Внутри все увешено праздничными гирляндами фонарей. Красные и желтые тона перемежаются зеленым и синим. И тишина. На улице ни души. Если это праздничные гулянья, то где все? Прикольно. Куда я все-таки попал? Надо пробираться в центр поселения, там наверняка что-то вроде ратуши имеется. Ну и хоть каких-то местных, надеюсь, встречу и пойму степень их агрессивности к чужакам. А то непонятно даже, стоит ли сюда точку возрождения переносить.

Иду вразвалочку, чтобы не привлекать внимания. Увидят, что крадусь, точно заподозрят неладное. Может, еще и запеть что-нибудь?

Обогнув очередной куст перед одним из храмов, я наткнулся на двух девушек в спортивных кимоно красного и желтого цветов. Обе человеческой расы, так что даже та, что пониже, казлась выше меня на голову.

— Ой, Натаха, смотри — хоббит. Какой он миленький, словно щеночек! — радостно улыбаясь, проговорила та, что в красном, громким заговорщицким шепотом.

Че за фигня? Какой я вам нафиг щеночек?

— Я не хоббит, я гном. Просто болею, — решил ответить я той же монетой, но похоже зря.

— Ой, он еще и прикольный! — уже не таясь, воскликнула та, захлопав в ладоши. — А ноги у тебя докуда мохнатые?

Вторая девушка все это время сохраняла презрительное молчание, лишь пару раз окинув меня равнодушным взглядом. Если бы она еще и свою подружку в чувство привела, было бы совсем замечательно.

— Ладно, мне пора. Приятно было познакомиться.

— Стой, куда?! Чего ты такой бука? И насчет знакомства. Во-первых, меня зовут Лика, а эта хмурая девочка, как ты уже слышал, Ната. Ну и во-вторых, скажи нам твое имя. А то знакомство считаться не будет!

— Заманчиво остаться инкогнито. Думаю, Ната меня поймет. Однако, чтобы не быть невежливым, я Бильбо.

Хмурая девушка наконец снизошла взглянуть на меня не столь отстраненно, но все равно так и не проронила ни слова. Зато ее молчание с лихвой компенсировала подруга.

— Бильбо?! Как Беггинс? Ты читал?

— Мануал по хоббитам?

— Нет в мануалах имен. Я про книгу Толкина. Ага, по глазам вижу что читал. Вот ты хитрый жук. Только очень скованный. Тебе что, лет десять?

— Чего? На себя посмотри!

— Ой, а чего ты не в кимоно, а в посмертной одежде? Где ты тут умудрился умереть?

— Ну, есть места, — озадачено почесал я затылок, не находя что бы такое правдоподобное соврать. Или лучше не правдоподобное?

— Он новенький, — проворчала бархатным голосом до сих пор молчавшая девушка с черными волосами, постриженными под каре. — Ходил на стража своего посмотреть. А страж его оценил на вкус.

— А, точно! И кто у тебя страж? — да сколько ж у нее энергии. Уже рассветать начало.

— Змея. Здоровенная. И голодная.

— А, точно, земля и жизнь! Как я сама не догадалась! Видишь, мы с Натахой в таких делах профи. Держись нас и не пропадешь. Что скажешь, Ната? Возьмем себе в компанию Бильбо?

— Лика, чего ты к человеку пристала?

— К хоббиту же.

— Ты поняла, о чем я, — с серьезно-равнодушным лицом ответила та. Суровая девчонка. — Может он послушник. Или вообще монах.

— Ой, точно! А ты кем в Школу Стражей Стихии пошел? Мы с Натой ученики.

Значит, это школа. Стражей стихии. Точно какой-то местный Шаолинь. И что им ответить? Не, а чего мудрить? Девчонки с виду нормальные. Одна правда слишком подорванная, но я и сам не подарок, хоть того же собаку-улыбаку спросите. Так что честность — лучшая политика.

— А я еще не знаю.

— Так ты в школу не записался пока? Прикольно! Иди в ученики! Будем вместе тусить.

— Ну, я не знаю…

— Лика, не доставай Била. Не у каждого есть лишние деньги на такую ерунду.

Ничего себе. «Не доставай», а сама мне взяла и имя сократила, как захотелось. Еще и намекает, что у меня денег нет. Получается, школа у них тут не бесплатная, а девочки довольно богатенькие.

— Нет. Я просто не знаю кто здесь кто. Вот эти ученики…

— Да что тут знать? Монахи тут вкалывают по полной. Служат школе охраной, стражей, садовниками, строителями и вообще всем на свете. На саму учебу у них времени почти нет, так что два года минимум тут сидеть приходится, да и то потом со стражем им учитель справиться помогает. Зато они деньги совсем не платят, а даже наоборот — зарабатывают. Но там онлайн нужен минимум полдня. Короче, этот вариант для неписей в основном. Я про реальных монахов даже не слышала. Они ведь еще и клятву дают, так что даже уйдя из школы, продолжают служить стихиям. Послушники серединка на половинку. Им всякие задания учителя тоже дают, но и учат по нормальному. Так что за те же два года можно научиться, неплохо владеть своим телом, ну и несколькими видами оружия само собой. Тридцать золотых в год, как бы не мало, но зато ты живешь в монастыре, тут тебя и учат, и кормят, и поят, и спать укладывают по расписанию. Только скучновато. И из монастыря послушников отпускают лишь на пару часов по выходным, ну и за достижения всякие. Ну а такие ученики, как мы, самые ленивые. Только учатся боевым искусствам. Появляйся на уроки, а в остальном полная свобода. Конечно, можно и на задание тоже нарваться, но это уже за откровенный косяк. Подметать двор перед одним из корпусов, например. Я пару раз нарывалась, — скорчила девушка недовольную рожицу. — Это самый зачетный путь, но стоит денег. Двести золотых за семестр. Что скажешь?

— Ученичество не потяну. И вообще не уверен, что мне тут стоит оставаться.

— Ну как знаешь. Но если надумаешь к нам в компашку — не пожалеешь. Скучно точно не будет.

— Могу себе представить. А куда тут идти, чтобы насчет школьных дел переговорить?

— Вон в тот корпус. Там круглосуточно кто-то из монахов дежурит.

Глава 32. Путь салабона, тьфу ты, самурая

— Стой! — услышал я крик Лики, едва повернулся, чтобы идти. — Слушай, раз уж ты побывал у стража, не мог бы ты сказать, он сразу нападет? А то мы тоже собрались к Вратам Испытания.

Вот блин. И что им сказать? Врать не охота. Хотя стоп, я ведь и правду могу сказать, без палева. Сами же мне идею подкинули и уже забыли?

— Никакой страж на меня не нападал. Я же новенький, только что пришел.

— А, точно! Блин, жалко. А чего тогда про змею заливал? Любитель подколок, да? Эх. И из местных ни из кого слова про Испытание не вытянешь. Сразу к учителю посылают. Это чтоб ты знал, как еще дальше послать. Потому что, и от учителя толком ничего не узнаешь. «Рано еще об Испытании думать» и все. Бесят.

— А я говорила, что стражники на южных воротах спят на посту по утрам, — тем временем заметила молчунье, немного растягивая слова.

На ее лице впервые появилась улыбка. И мне она показалась злорадной. Что-то я тем стражникам не завидую.

— Точно! Ты же выходит мимо них прошел и тебя не заметили! Сегодня же дежурят те нахалы, что грозились нас обыскивать начать? — уточнила Лика, сверкнув на подругу глазами.

— Ага, шутники недоделанные, — кивнула Ната, самодовольно прищурив глаза.

— Бил, — еще больше загорелась Лика, и сразу по стопам подруги мое имя навострилась сокращать. — Не мог бы ты сказать монаху, когда будешь регистрироваться, через какие ворота ты проходил? Кстати, ты же пришел через южные, да?

А глазки так и стреляют. Вообще-то через восточные, красавица. Те, что на склоне. Но это для ваших маленьких ушек уже явно лишняя информация. Интриги я тоже люблю, но не для первых же встречных двух смазливых мордашек мне нарываться.

— Ничего обещать не могу. Я даже оставаться пока что не собираюсь. Как-то у вас тут слишком шумно, как на мой вкус.

— Нет же никого, — растеряно оглянулась по сторонам девушка, автоматически одернув красную куртку своего кимоно. Вокруг кроме них троих действительно не было ни души.

«Мне и вас хватило», — так и вертелось на языке, но сказал я совсем другое.

— Мне пора, приятно было познакомиться.

— Оставайся. У нас тут классно, вот увидишь, — крикнула девушка уже мне в спину.

Я пропустил почти бегом. Не хватало еще за какую-то тему зацепиться. Хотя, девчонки прикольные. И симпатичные. Вот только знакомство со мной им может боком вылезти. Я же нарываюсь на проблемы по полной программе. Точнее нарывался. В Ойле. А тут, в школе могу ведь и пай мальчиком прикинуться. Не, ну а че?

Вот только не понятно что говорить регистратору? Через какие ворота прошел, что мне там сказали. Ладно, на месте разберемся.

Подойдя к указанному Ликой зданию, постучал в двери и тут же вошел внутрь. Перед моими глазами открылся зал, разделенный множеством ширм. Вдоль стен находились бумажные перегородки. Ну, точно, восток. Справа за столом сидел молодой мужчина в белом кимоно, которое очень гармонировало с его азиатской внешностью. Он-то меня и поманил рукой к себе.

— Приветствую, молодой хобит. Надеюсь твои помыслы чисты, раз ты пришел искать знаний в Школу Стражей Шести Стихий?

Фух, про ворота и то, как я сюда пробрался ни слова. Ну и отлично.

— Я тоже надеюсь, — кивнул я.

— Ты все еще не уверен? — немного удивился тот. — Может тебе стоит походить снаружи вдоль забора, пока верное решение само отыщет путь в твою юную голову?

Ясно, таких умников, как я здесь уже полно побывало. Парочку я уже даже успел повстречать.

— Буду стараться! Не подведу! А чему у вас тут вообще учат?

— Учителя помогут тебе достигнуть силы, ловкости и выносливости достаточной, чтобы победить стража, тяжело вздохнул монах. — Поднявшись на гору, ты сможешь получить дар стихий, который сделает тебя еще лучше. Если выберешь путь служения, то наши школы, разбросанные по миру, всегда будут за твоей спиной и помогут в прохождении их собственных испытаний. Но и от тебя понадобится вся твоя верность. Путь паломника — славный путь.

— В армию не хочу. Мне бы просто немного научиться махать мечом. А старжи… Зачем бедное животное обижать?

— Так ты желаешь поступить в ученики? Тебе известна цена за обучение?

— Слышал. Но на самом деле я бы сперва предпочел бы осмотреться. А то у вас тут что-то слишком пустынно, как для преуспевающей школы боевых искусств.

— Ты бы к нам еще ночью заявился, — не выдержал вдруг монах, но тут же взял себя в руки. — Сейчас как раз побудка для монахов. Выйдешь отсюда, удивишься, насколько много разумных приобщаются в великой мудрости веков. Мы позволяем новичкам семь дней находиться у нас, не выбирая режим обучения, но при этом знакомясь с различными техниками тренировок. Желаешь ли ты стать гостем? Тебе будет предоставлена возможность, обратиться к каждому учителю однократно. Это будет стоить пять серебряных в день.

— А вы безнал принимаете? — вспомнил я о том, что на самом деле без копейки в кармане.

— Конечно. Мы одна из самых известных школ. Правда, через банк нам обычно платят несколько большие суммы, чем тридцать пять серебряных.

— Да вот как-то денег не захватил. Погулять вышел, а тут вы. Дай, думаю, зайду, уму-разуму поучусь.

— Достойное желание, хоть и нет в твоих словах почтения. Но в твоем возрасте это простительно. Порой.

— Это я просто плохо выспался.

— Бывает, — монах ударил палочкой в небольшой гонг на столе.

Тут же к ним подбежал немного заспанный молодой эльф в таком же кимоно, как и у регистратора. Видимо монашеская форма. Ясно, что у девчонок кимоно были ученические, но почему у Лики красное, а у Наты желтое? Ладно, потом разберусь.

— Следуй за братом Ринелем, он проводит тебя в нашу банковскую комнату. Затем он тебя снабдит гостевой одеждой. Перед уходом, не забудь зайти ко мне, чтобы я сделал соответствующую запись в Большую школьную книгу.

— Всенепременно, — фух, наконец-то это море пафоса позади. — Веди меня молодой эльф.

— Нам туда, — кивнул тот несколько пренебрежительно.

Видимо я перегнул с пафосом. Регистратору он по долгу службы полагается. Чувствую, учеба в таком месте не для меня. Но почему бы недельку тут не пожить. Разузнаю что да как. Я же вообще не в курсе куда попал. Ни названий ближайших городов не знаю, ни даже стран. А так, может, чего из других незаметно за это время вытяну. Главное самому не спалиться, что я как бы так сказать, с горы свалился.

Деньги с меня сняли молча, видимо у них тут предусмотрена какая-то коммуникация. А цвет у доставшегося мне кимоно оказался темно-серый. Переодевшись за одной из ширм, я с легкостью расстался со своей уже привычной одеждой. На ноги полагались такого же цвета мокасины.

— А можно я их не буду одевать? — спросил я у эльфа.

— Наверное, хоббитам можно, — пожал тот плечами. Бери с собой к регистратору, у него и спросишь.

— Как твое имя, молодой хоббит? — спросил тот, едва я вернулся к его столу.

— Бильбо.

— Отлично, мокасины можешь оставить здесь. Надеюсь, даже за столь короткий срок ты обретешь у нас друзей и понимание, что именно тебе по настоящему нужно, и через семь дней вернешься сюда уже намного более решительным хоббитом. Готовым сделать свой выбор. Иначе даже приходить не стоит. Кимоно в таком случае можешь оставить себе. Надеюсь, посмертная одежда тебе не дорога, как память? Потому что мы подобный хлам не храним.

Выйдя наружу, я обнаружил, что уже рассвело. Вокруг торопливо бегали, ходили или задумчиво стояли эльфы, люди, гномы, юноши и девушки, мужчины и женщины. Да кого тут только не было. Почти все в белых кимоно. Только трое ребят, идущие колонной за пожилым мужчиной, выделялись черными кляксами.

Наверное, послушники. Хотя не исключено, что и ученики. И ведь не спросишь ни у кого. И вообще, что мне делать? Где здесь столовая? Я ведь голодный, как не знаю кто. Зря я, что ли столько серебра им отсыпал?

Я уже совсем было решился вернуться к регистратору и как следует расспросить его подробнее про местный распорядок и расположение жизненно важных объектов, типа столовки, туалетов, спален, наконец. Ну и тренировочных мест заодно, все-таки школа или где? Но тут меня грубо схватили за локоть.

Глава 33. Секреты и секретики

Резко обернувшись, я увидел радостную рожицу Лики.

— Ты чего такой дерганый, будто на тебя ассасины охоту объявили? — ее лицо даже немного вытянулось после моей бурной реакции.

— Может и объявили, кто их знает? — пробурчал я. — И вообще, вы что, следите за мной? Может вы как раз из этих… — потянув паузу, чтобы добиться на лицах обоих девчонок выражения недоумения, а Ната так и вовсе уже глаза успела прищурить, я продолжил на выдохе. — Из ассасинов?

— Не боись, — покровительственно похлопала меня по плечу Лика. — Ученик гостя не обидит. Ты куда сейчас?

— К регистратору. Я как-то не сообразил расспросить его где здесь что.

— Пф. Зачем тебе этот самодовольный боров, — презрительно махнула рукой девушка. — Пошли, мы все расскажем и покажем.

— Девочки, — специально делаю упор на их не совсем взрослый возраст. — Вообще-то со мной водиться не совсем безопасно. Не хочется вас подставлять. Вы и так уже рискуете, мне кажется.

— Уме-е-еешь ты заинтриговать девушку, — Лика тоже сделала упор на последнем слове.

— Так ты что, правда скрываешься? — с насмешкой во взгляде уточнила Ната.

Она была не то, чтобы намного крупнее Лики, обе вполне спортивного телосложения, без перегибов. Вот только от Наты так и веяло скрытой силой. Даже не так. Мощью. Выражение глаз у нее такое, что ли? Или потому что неразговорчивая?

— А что, уже и поскрываться нельзя?

— Дай угадаю… Пролетел на скачках и теперь тебя на бабло разводят?

— Че?

Честно говоря я был немного ошарашен. В голове так и замелькали варианты. Опять система шалит?

— Не парься. Это стандарт для новичков. Неписи вечно пытаются мутить со ставками. А такие как ты на это ведуться. Урок от системы — не делай так, — важно закончила девушка.

Свои песочного цвета волосы ниже плеч она успела стянуть на затылке в обычный хвост и теперь выглядела еще бесшабашней.

— А как же тогда свобода воли? Если система тыкает носом в каждый косяк и даже специально подводит к тому, что делать нельзя? Получается, это тот самый бог, о котором раньше мечтали? Детей в обиду не даст, бессмысленных войн не допустит и даже по скользкой дорожке не позволит пойти.

— Ничесе, — хмыкнула Лика, а Ната взглянула на меня словно впервые увидела. — Малолеток пытать и насиловать она само собою не даст. Но если ты упорно захочешь пойти по пути зла, то кто ж тебя остановит. Разгуляться не дадут, так и в реальной жизни так же. И вообще, система всякие азартные темы каждому встречному не подсовывает.

— Гхм, — откашлялась Ната, а я решил вцепиться за эту оговорку.

— И откуда у столь юных особ такие глубокие познания о том, что мутит система?

— Ниоткуда. Могут у нас быть секретики? Тем более, что ты с нами даже водиться не хочешь, — демонстративно нахмурилась девушка и даже приусила губку, изображая нешуточную обиду, но глаза так и искрились весельем.

— Слушайте, скажу прямо, чтобы быть моими друзьями, надо иметь неограниченный доступ к реролу. На всякий случай.

— Ха, так это ты по адресу! — радостно воскликнула Лика, а Ната в очередной раз прочистила горло. — Но это тоже секрет. И вообще, как так ты умудряешься из меня все вытягивать?


Я уже было подумал, что она еще и ножкой притопнет, обутой в красную мокасину. Но видимо решила не переигрывать. Или, правда, сболтнула лишнего, так что даже из дурашливой роли выпала. Кстати, если она не врет, то откуда у них доступ к реролам? Дорогое удовольствие для кого угодно. Не говоря уже о потере персонажа со всеми накопленными плюшками.

Как бы там ни было, я их предупредил. Девчонки прикольные, а я постоянно от всех шугаться не могу. Да то там говорить. Меня еще никогда в жизни симпатичные девушки дружить не уговаривали. Все, нечего тормозить. Надо менять тему.

— Судя по кимоно, до стражей вы так и не добрались, — усмехнулся я.

— Добрались. У меня медведь. Но я на него сквозь щелочку посмотрела и все. А Ната внутрь зашла к своей тигре полосатой. И та ее слопала. А кимоно. Что мы дуры, в школьной одежде к стражам лезть? Натаха держала мою, а потом я ее.

— А обе сразу в ворота заглянуть не пробовали?

Немая сцена в исполнении двух девушек оказалась на удивление эпичной.

— Завтра ночью ты идешь с нами! — заявили обе девчонки едва ли не хором.

— Ха, это вы меня на стриптиз дуэтом так приглашаете?

— Балбес, — с насмешкой ответила Лика. — Во-первых, что ты там собираешься увидеть?

— Неужели нечего?

— Не знаю как ты, а мы еще под защитой. Так что слюни подбери. На любом пляже можешь насмотреться в сто раз больше. Так пойдешь или струсишь?

— Пойду, но не завтра, — вообще-то ночью я решил метнуться на гору к тролю, убиться об него и вернуться в Ойл. Во-первых, принести алхимику водички, во-вторых, оценить обстановку. Возможно, к бандюкам наведаюсь, подразню. Чтоб не расслаблялись.

— И чем ты так будешь занят?

— Не только же у вас секреты есть.

— Уел. Ну, ладно. Пошли знакомится со школой? Тебя какие учителя интересуют?

— Рукопашка для начала.

— Пф, зачем рукопашка в мире, где разрешено свободное ношение и применение оружия? — пожала плечами Лика. — Или ты как Ната, фанат восточных единоборств? Не похож, вообще-то.

— Просто после возрождения не всегда бывает магазин под рукой.

— Если тебя заманили в ловушку, где нет магазинов, то суши весла. Рукопашка тебя точно не спасет.

— Тогда и оружие не спасет. Только еще больший, чем у противника, отряд бойцов. А владея рукопашкой можно и в пределах города морду какому-нибудь наглому типу намять.

— Ну разве что так. Но клинок надежней.

Заметив очередной заинтерисованный взгляд от Наты, решаюсь спросить вопрос, который меня уже давно мучил.

— Лика, а как так вышло, что ты с таким характером не выбрала себе что-то из звериных рас? Ну там пушистые ушки и хвост, все дела?

— Ты на что намекаешь?

— Спокойно! Это не наезд. Вы мне нравитесь. Обе. По своему. Просто ты такая… шустрая. Вот и подумалось. Можешь не отвечать, — запутался я в своих словах и вроде бы даже покраснел.

— Да легко. Все эти кошкодевочки и прочее «ня» такая унылая хрень. Для малолетних дурочек. К тому же человеческая раса единственная, которая почти без штрафов позволяет переносить физические навыки и выработанные рефлексы из реала сюда и что не менее важно, в обратную сторону тоже. Тебе, если в реале карате занимался, понадобится полгода тренировок, чтобы того же уровня тут достичь. Это и при рероле удобно. Меньше теряешь.

Полезная информация, вот только мне рерол теперь точно не грозит. Как впрочем и реал.

— Прикольно. Не слышал о таком. Поэтому, наверное, у людей нет родных стихий, да и в целом бонусы выглядят поскромнее.

— Ну да… Вот, кстати, это корпус рукопашного боя старых искусств.

На просторной площадке перед дверьми строения с многоярусной восточного стиля крышей выстроилось квадратом человек двадцать в белых кимоно. Они синхронно повторяли движения старика в зеленом кимоно.

— Не впечатляет. Чему можно научиться такой толпой? — я и правда был разочарован.

— Это монахи. У них всегда так. У послушников для группы из шести человек один учитель. А для учеников два-четыре-шесть по нашему выбору.

— Ясно, тогда ладно. Так куда теперь?

— Можешь пробный урок пройти. Только тебе учитель ничего не скажет. Покажет пару приемов, посмотрит на что ты способен. А чтобы по настоящему начать тренироваться, надо в школу поступать по настоящему.

— Тогда пошли дальше. Как насчет боя с оружием?

— Ага! — азартно тыкнула мне в грудь указательным пальцем Лика. — Все-таки ты не безнадежен! Нам туда.

Вот ведь девчонка без комплексов. Подколоть ее, что ли?

— Лика, раз тебе так хоббиты нравятся, чего же ты не выбрала мою расу?

— Пф, это я бы сейчас ниже тебя была? Спасибо, не надо. Когда твое лицо постоянно на уровне чьих-то задниц, как-то неуютно. Кстати, а сам ты зачем в хоббиты подался? Силенок на нормальную расу не хватило?

— Типа того, — не нашелся я ответить ничего другого.

— Не боись, мы тебя защитим, коротышка!

— Может мне тогда тебя называть долговязой?

— Давай сойдемся на длинноногой? — обернулась девчонка, хлопая ресницами.

— Может, вернетесь к именам и не будете выделываться? — внезапно вмешалась Ната.

— Ла-а-адно. Да, так, пожалуй, лучше всего. Вот, корпус боя на клинках. Самый популярный, между прочим.

Здесь перед зданием звенели мечами две пары в черных кимоно под присмотром мощного мужика в зеленом.

— А мечи настоящие?

— Почему нет? Возрождение никто ведь не отменял. Все, кто тут учатся, должны установить точку привязки внутри школы. Если ее отсюда потом переносишь, то это означает завершение обучения и все оставшиеся денежки тю-тю.

— Сурово.

— Ну да. Бил, а ты правда скрываешься? Может ты еще и от защиты отказался?

— Нет.

— Потому что это самая полезная вещь в системе. Будь такая возможность, я бы от нее до старости не отказывалась. А чтобы про всякое такое узнать, можно и другие виртуальности использовать. Более контролируемые, — Лика вдруг густо покраснела и стрельнула глазами на подругу.

— Ой кто-то полу-у-учит, если отец узнает, — протянула Ната, пристально глядя на взболтнувшую лишнее девушку.

— Откуда бы ему узнать? — вскинулась та.

— Да просто проверит расходы!

— Он мне доверяет!

— Похоже, зря, — усмехнулась Ната и словно испугавшись собственной болтливости резко замолкла.

— Пф, ничего там такого. Ты так и не ответил, кто на тебя охотится.

— Если мне понадобится помощь, вы узнаете одними из первых, — постарался я изобразить многозначительную улыбку. Хотя после недавних откровений Лики совладать с лицом оказалось не просто. — Вы и так рискуете.

— Мы просто в город выбраться с Натой собирались. А тебя при таких делах, выходит, даже с собой не взять. Жалко.

— Почему это? Пошли, без проблем.

— Ага! — вскинулась вздорная девчонка. — Врунишка! Никто на тебя не охотится. Так и знала.

— Я есть хочу. Так что если вы хотите, чтобы я с вами пошел, показывайте где здесь столовая.

Глава 34. Крыла-а-а-атые качели

Город оказался намного больше Ойла. Раз в десять. И куда вы думаете, меня первым делом потащили? В магазин за шмотками. Я настолько подофигел, что первые минут десять даже не знал что сказать. Лишь фраза Лики, из которой стало ясно, что ко всему прочему одевать собрались именно меня, меня же и добила и вывела заодно из оцепенения.

— Шортики и тенниска ему подойдут идеально, мне кажется, — Лика с неподдельным энтузиазмом смотрела на Нату, держа шмотки в руках у нее перед носом.

Ната при этом оставалась целиком невозмутимой, в отличие от меня.

— Девчонки, вы в конец оборзели? Мало того, что я на походы по магазинам не подписывался, так вы мне тут еще одежду подбирать собрались? Даже не интересуясь моим мнением.

— Ой, Бил, прости. Ну просто ты молчишь, вот я и говорю с Натой.

— Да вы мне просто мозг взорвали. Я десять минут его регенерировал. И, кстати, Ната тоже молчит вообще-то.

— Ну, к этому я уже привыкла. А чем тебе не нравятся шорты и тенниска?

— Коричневым цветом. И вообще, мне и в кимоно нормально.

— Понимаешь, не везде стоит светить школьную форму. К тому же, мало ли что может случиться. Потом выслушивай унылое бурчание регистратора.

— Так это еще и вам потом одежду выбирать? — вдруг до меня дошло насколько люто я попал. — Это же на весь день, да?

— У нас одежда есть. Мы в Фронтике комнату снимаем. На сегодня там что-то найдется. Что за народ эти мужики, магазинов бояться, как зубного врача.

Интересно, Фронтик это название города или района? Надо держать ушки на макушке.

— Так, если уж что-то брать для меня, то вот зеленые штаны и еще вон та зеленая футболка. Но налички у меня нет.

— Будешь должен. Хотя, я бы то, что ты выбрал, и бесплатно брать не стала.

— А я тебе его и не дам.

Когда я переоделся в гражданское, мы, пропетляв по окраине еще четверть часа, зашли в один из небольших многоквартирных домов. Как оказалось, у девчонок здесь была маленькая квартирка.

Что-то из одежды там можно было подобрать, ага. Два плотно натрамбованных шмотками, здоровенных шкафа. Видимо только из-за них на эту квартиру и пал выбор. Женщины однозначно другой вид, как ни крути. Вытолкав меня в кухню, оба начали переодеваться. Через десять минут ко мне присоединилась Ната, одетая как раз в черные шорты чуть выше колен, такие же туфли и темно-серый жакет поверх желтого топика.

Через пять минут Лика нервно позвала ее обратно, а еще через пятнадцать минут приглушенных монологов, то и дело доносящихся из комнаты они вышли уже обе. Причем Ната теперь была еще и с черным платком на шее. Лика оказалась вся в белом, облегающем платье до пят. Однако вырез слева был таким, что из него то и дело мелькала нога целиком.

— Что дальше? — скептически поинтересовался я.

— Ты карусели любишь?

— В детстве любил. Глубоком.

— Ой-ой-ой. Нашелся старый дед. Пошли уже.

Офигеть, как будто это я тут их мариновал, а не наоборот. Правда, спускаться позади них по лестнице было приятно. Да что там, от силуэта Лики вообще дух захватывало.

Дальше мы направились прямиком в центр. Парк аттракционов было видно издалека, благодаря огромному колесу обозрения и другим каруселям, как выразилась Лика. Эти штуки мало походили на то, что я знал по реалу. Они взлетали, вертелись, срывались вниз и улетали под облака под самыми невероятными углами. Как меня не стошнило — не знаю, не после каждой качельки ноги дрожали не на шутку. Девчонки ржали с меня беспрерывно.

— Совенок, выдыхай! — то и дело орала мне на ухо, покатывающаяся со смеха, Лика, при этом она успешно умудрялась перекрикивать гремящую вокруг музыку.

Вот ведь мелкие заразы. Сами, небось, тут уже сто раз побывать успели и естественно привыкнуть. Кстати, Ната тоже оттаяла и радостно улюлюкала на очередном адском подобии американских горок. На всех этих виражах, когда цепляться приходится за все поручни и друг за друга, понимание того, что ты полностью цифровой и мир вокруг не настоящий, как-то не очень то и помогало. Зато оторвались по полной. Давно я так не веселился.

— Все, теперь идем в бар. Пошли, мы знаем одно местечко, где наливают, — хлопнула меня по спине Лика.

— Я под защитой. Мне нельзя.

— Мы тоже. Но любой запрет можно обойти, поверь.

Девчонки подхватили меня с обеих сторон за руки и потащили прочь от шумного центра.

Чем дальше мы шли, тем угрюмее становились дома вокруг, и тем веселее встречные компании. Некоторые уже еле держались на ногах. Парочка тел даже валялись под забором. Раз не исчезают, значит просто пьяные в зюзю, успокаивал я себя.

На моих спутниц то и дело оглядывались встречные мужики. В особенности на Лику. И это она туфли на каблуке надеть не додумалась. Обтягивающая одежда на стройной фигурке действует на мужиков, как красная тряпка для быка. А тут еще и личико не подкачало. Система, само собой, позволяет корректировать внешность при старте, но ценой пунктов характеристик. Интересно, Лика такая же по жизни, или вбухала кучу поинтов на виртуальный визаж?

— Вот наша цель! — ткнула она пальчиком на вывеску бара. «Волчий свет». Двери как в салуне на диком западе. И шум доносится такой же. — Пошли, не дрейфь, Бил. Ты алкоголь в реале пробовал?

— Пиво пару раз…

Внутри зал оказался не такой уж большой, да и людей не много. Пять столиков оказались заняты и у стойки какой-то пузатый эльф, что-то втирал человеческой женщине. Таких же малолеток, как мы видно не было. Чувствую, сейчас нас погонят в шею.

— Привет, Барт, — Лика махнула рукой бородатому бармену. — Нам как всегда, но на троих.

И плюхнулась на высокий стул. Мы с Натой примостились рядом. Оглянувшись, я понял, что на нас никто не обратил внимания. Разве что изредка некоторые мужики то и дело поглядывали на Ликину попку.

— А поесть тут можно? А то я что-то проголодался.

— Куда тебе столько лезет?

— У меня молодой, растущий организм!

— Надеешься вымахать размером с огра?

— Ну не фигуру же мне беречь.

— Завидуй молча.

— Нафиг надо, чтоб на меня все мужики пялились.

— Как вообще? Идет мне это платье?

— Мне кажется, вам обоим пешки надень, и то идти будет. А это что? — подозрительно уставился я на принесенные барменом кружки.

— Пиво. Слабоалкогольное, но хоть что-то. Если пить много, то эффект есть. А если уметь пить…

— За знакомство, — вдруг произнесла Ната тост и тут же пригубила свой бокал.

— Поддерживаю!

— Согласен.

Пиво оказалось и правда слабеньким. Но с голодухи в голову ударило. Слегка. Странно, что тут его подают несовершеннолетним. В чем подвох?

— Как тебе местные карусельки? Не каждый новичок выдержит все сразу.

— Лика и не выдержала, — вновь подала голос Ната, заставив меня заподозрить, что им в пиво долили водки.

— Кто бы говорил, забыла, как сама орала благим матом. «Я на следующую не полезу!», — передразнила Лика подругу.

— А поесть что-нибудь есть? — обратился я к бармену.

— Копченое мясо и сыр. Три серебра.

— Тащи вон за той столик у окна, — кивнула Лика. — И пиво повтори. Записывай все на нас. Пошли.

Они пересели в более удобное местечко. Девчонки допили еще у стойки, так что с кружкой остался я один. А их разобрало не на шутку. Странно. Может предупредить?

— Цены здесь драконовские. Я помню, в моем родном городке за пару медяков можно было от пуза наесться. И не дурацкой нарезкой, а классной запеченной телячьей ногой с гарниром.

— Пф, в песочнице своей расы можно и не такое. Там местным все в десять раз дешевле. Но где ты сейчас такое найдешь? Тут дикие края совсем рядом. Даже этот город не весь безопасен, — мне показалось, что Лика пьянеет прямо на глазах.

Последние фразы дались ей с немалым трудом.

— Лика, Ната, пиво слабое, но на вас оно, словно водка подействовало. Может, вам что-то не то подливают? Вы уверены, что тут безопасно?

— Безопасно? Ха-ха-ха, — залилась смехом Лика.

— В безопасных местах выпивку подросткам не дадут, — начала мне втолковывать Ната. — Но за нас не переживай. Это мы сами специально. Ну, чтобы сильнее алкоголь подействовал. Короче, не парься.

— Ну, как знаете. Просто с виду тут тот еще гадюшник. А вон те пятеро, что только что пришли, вообще на бандитов смахивают.

Официант, молча, принес тарелку с заказом и три новых бокала. Я отдал ему свой почти пустой, но новый пригубить не спешил. Те пятеро явно что-то задумали.

— Ну что, не жалеешь, что с нами пошел, Бил? — Лика уже допивала второй бокал слабенького пива, и выглядела пьяной в дрова.

— Еще не вечер. Как выбираться будем? Я вас двоих до школы не дотащу.

— Ха! Так и не надо. Мы с-с-сами. Все под кохтлолем, — произнесла девушка заплетающимся языком и уронила голову на стол.

— Ничего себе. Ната, ты как? Потому что к нам прямо сейчас идет очень стремный мужик. Это здесь нормально?

— Не знаю, — девушка попыталась сфокусироваться на незваном госте.

— Опять вы сюда приперлись? На этот раз не уйдете, малолетки гребанные. Я вам за прошлые разы все припомню. И дружок ваш по крупному попал.

Девушка наконец сфокусировалась на говорящем и, не проронив ни слова, пробила ему в грудь молниеносным ударом правой. Тот свалился на жопу и зашелся в хриплом кашле. Затем он, не сводя с обидчицы бешеного взгляда, начал, все так же сидя, отползать от нашего столика назад, смешно отталкиваясь ногами и елозя задницей по грязному полу. Я не выдержал и заржал.

— Бил, нам надо бежать. Это работорговцы. От них потом так просто не смоешься. Тут наливают бухло, но риск нарваться тоже высокий. Такая цена.

— А как же Лика? — встрепенулся я.

В это время тело девушки просто исчезло.

— С ней, как видишь, уже все в порядке, — немного вымучено улыбнулась Ната.

— Она что, до смерти упилась? Ну, вы обе вообще ненормальные.

— Все потом. Эти нас не выпустят. Когда я брошу стулом в окно, прыгай щучкой и беги, я за тобой.

— Охренеть! У вас такая жесть каждый день?

— Не чаще раза в месяц. Иначе система такую свинью подбросит, что мало не покажется. Мы и так, похоже, серьезно нарвались.

— Охренеть! Оказывается, ты умеешь говорить длинные предложения!

— Давай! — рявкнула девушка, и стекло со звоном разлетелось вдребезги.

Не теряя времени, я нырнул наружу. Похоже, порезал правую руку, но боли не было. Ах да, у меня же от нее защита. Все-таки пиво на голодный желудок нормально дало. Пусть даже слабенькое.

Рядом приземлилась Ната и вздернула меня за шкирку на ноги. Мы сломя голову бросились бежать по переулку.

— Вон они. На окраину рвутся. Давай за ними, — хриплые крики за спиной еще сильнее подстегнули и без того быстрый бег.

— Нам сюда, — дернула меня за руку Ната, сворачивая в неприметную подворотню.

Пробежав метров сто, мы уперлись в тупик.

— Что происходит?! — заорал я.

Грудь разрывалась, кажется, так быстро я никогда в жизни еще не бегал.

— Спокойно, все будет хорошо. Посмотри на меня, — девушка взяла меня за голову и повернула к себе. — Найди нас в школе.

Мир дернулся в сторону и погас. На черном фоне всплыло пьяное, и до смешного виноватое лицо Наты. Да она мне тупо шею свернула! Вот зараза. Зато теперь я точно знаю ее интеллект. Восьмерка. Неплохо. Но что это все сейчас было? Ясно одно, как минимум Лика умеет умирать почти мгновенно. Даже, если сознание потерял. Или она тогда не вырубилась, а умерла? Ну, когда на стол свалилась? Ну да, две минуты примерно прошло, и исчезла. Блин, а мне надо ждать в худшем случае час.

Вообще, они обе подозрительно много знают про игру. Наверняка играют с самого старта. Блин, но она мне шею сломала! Без спроса.

А вот и туннель появился. Куда теперь? Об тролля убиваться теперь нет смысла. Так-то я хотел кимоно возле камня припрятать. Можно сразу в Ойл прыгать. Порешаю там вопрос с алхимиком, заодно и поем нормально и недорого. Вернусь под утро, убившись об стража с топорами. Или на пару дней пропасть? Чтобы эти мелкие знали, как меня не предупреждать о своих планах.

Глава 35. Ойл, милый Ойл

Городок встретил меня звездным небом, горящими уличными фонарями и пустыми улочками. Поздняя ночь или раннее утро. Сразу направившись в корчму, в которой остановился, чтобы прихватить одну из фляг, я так никого по дороге и не повстречал.

Зато пройдоха гном встретил меня с распростертыми объятьями.

— Бильбо! Вернулся! Живой! А я уж испугался.

— Брол. Никаких ставок. Даже не проси. Я вообще съезжаю.

— Какие ставки, ты что? — зашипел корчмарь страшным шепотом. — Я завязал. А ты надолго?

— Да вот только вещички заберу и перекушу по-быстрому. Можешь что-то вкусненькое подать, но только быстро?

— Не вопрос. Отбивные есть такие, что пальчики оближешь. И картошечка жареная.

— Все, сейчас буду, — крикнул я, взбегая по лестнице.

— Вещей у меня было всего ничего. Две фляги и горстка монет на мелкие расходы. Так что обратно в зал я спустился раньше, чем гном обернулся с кухни.

— Ну ты шустрый. Видно, что оголодал, — усмехнулся он. А куда собрался, если не секрет?

— Пока сам не знаю, — пожал я плечами, хватая вилку. — Еще кваску бы.

Наевшись так, что уже идти никуда не хотелось, я все же выбрался из-за стойки.

— Удачи тебе Брол. Но не со ставками!

— Ни-ни!

— Женится тебе пора.

— Дак где ж здесь гному-то сыщешь? — вздохнул тот, как мне показалось более чем наиграно. Передавай приветы всем, кто меня будет искать. Может, еще вернусь.

— Легкого пути тебе, Бильбо.

На улице все та же ночь. Лишь по пути на ярмарку мне попалось два безбожно зевающих стражника. И все.

Тем лучше. Быстрее справлюсь, смогу еще к бандюкам наведаться, проверить, как там дела с моей клеткой. Надеюсь, они не дремлют и пострадают такой херней, еще долго безнадежно дожидаясь моего появления.

Пещера боли встретила меня, как родного. Призраки, проплывая мимо, казалось, важно раскланиваются, словно старому знакомому. Шучу, конечно, но ведь это место моей силы, как ни крути. На спеша, добравшись до источника, я наполнил флягу. Потом махнул рукой и вдоволь напился сам. Если эффект со временем спадает, то не плохо бы его обновить. Купаться и валяться, дожидаясь отходняка после паралича, мне было все-таки лень, так что, закрыв пробку, я отправился назад в Ойл через затихшую ярмарку.

Остались мелочи. Переговорить с алхимиком, получить свои денежки, забрать пять золотых и заскочить в банк, чтобы избавиться от лишних денежек, которые на новом месте мне будут совсем не лишними. И все, в пещеру к орку, думаю, он не откажет мне в последнем желании. И здравствуй дивный новый мир. Девчонки мне попались вздорные, но симпатичные и веселые. Так что пошумим.

Когда добрался до околицы, на востоке небо уже сильно посветлело. Устрою последний сюрприз дуремару. Раннюю побудку.

Подойдя к дверям алхимической лавки, я затарабанил молоточком. Ждать пришлось минуты две. Зато заспаный и ворчащий Зандар в одном исподнем был мне наградой.

— А, это ты? Принес?

— Ради тебя, старик, возвращался в город. Цени!

— Ой прым. ЗА пятью золотыми ты приперся.

— Не без этог, — засмеялся я.

Чтобы испортить мне настроение нужен кто-то посерьезней долговязого алхимика.

— Значит, тебя больше не искать? — хитро свернул глазами тот.

— Попытаться можешь, но не особо рассчитывай найти.

— А что у тебя в кармане? Очень уж на мою флягу похоже.

— Так и есть. Но только я тебе ее не отдам, потому что от тебя задания нету. Так что она пустая.

— Может, на прощанье, еще один раз сходишь? — хитро попытался подкатить алхимик, остановив меня у самых дверей.

— Не, самому пригодится. Мало ли? Все, бывай. Будут про меня спрашивать — посылай куда подальше — не промахнуться.

— Ну и проваливай. Хоть посплю еще, — дверь с грохотом захлопнулась, и щелкнул замок.

А я, насфистывая, поплелся к зданию банка. Благо городок маленький. Так сказать, тесный.

После того, как я избавился от всех денего, из имущества у меня осталась лишь фляга да начальная одежда. Даже терять нечего. Гол, как сокол.

Зато тут все дела уже закончены. Ойл теперь запасной аэродромчик на всякий пожарный, не более. Ну и заодно возможность пожрать недорого. Так, пожалуй, можно коротким путем пойти. Через овраг. Какой смысл давать здоровенный крюк до ярмарки? Хотя, спешить мне пока некуда. ДА и людно там сейчас уже. Значит, решено.

Все также не спеша, я шел по оживающему городу. Вокруг люди спешили по своим делам, а я прощался с Олом. Возможно, сюда я больше не вернусь никогда. Сам не заметил, как вышел из города и прибавил шагу. Ночная прохлада упала росой, так что брусчатка оказалась холодной и скользкой. Моим задубелым ступням, конечно, все равно, а вот по плечам пробирал утренний ветерок.

Свернув в овраг я еще прибавил шаг, но вскоре заметил в входа в пещеру одинокую фигуру. Элендейль, долбанный эльф. Не унимается, зараза. Вот ведь, выследил меня. Интересно гда? Возле алхимика? А может тот как раз и стуканул. Очень уж долго он возился сегодня, перед тем как открыть дверь. Впрочем, уже не важно. Что там мне скажет не прошеный провожающий на последок?

— Какая встреча! — ору я во всю глотку.

— Что, крысенышь, на второй круг побежал? Еще золотишка захотелось? — лицо эльфа исказила такая злоба, что я даже непроизвольно вздрогнул.

— Слушай, отвянь. Лучше скажи спасибо, что я тебя избавил от мороки. Так бы сидел бы тут как кот у норки, караулил. Одним словом страдал бы всякой хренью.

— Не волнуйся, сейчас ребята подойдут, мы тебя по всем правилам повяжем. Я даже язык не поленюсь тебе вырезать и прижечь, чтоб не был самым умным. Пару лет бана я переживу, да и штраф вполне подъемный. Что глаза забегали? Не слыхал о нововведениях наших мудрых законодателей? Вот такой сюрприз. Я не я, если не угроблю тебе этот хоббитовский аккаунт. Побегаешь по второму кругу, умник.

Ясно, совсем кукуха поехала. Ну что ж, сейчас я ему покажу, как у нас в деревне шахты рушатся. Земля, она знаешь ли, гламурный, подавляет.

Стоп, соображаю я в последний момент уже глядя на сохраненные в абсолютную память характеристики. Шесть штук. Плюс два убийства до этого с интервалом больше, чем четыре часа. Итого восемь моих смертей на совести взбесившегося эльфа. А я дал клятву, что не буду применять подавление против того, кто убил меня меньше десяти раз. Двух убийств не хватает.

Значит, прем на пролом. Либо прорвусь, либо доберу недостающие и этому типчику мало не покажется. Многострадальная точка из Ома снова отправляется в загородное приключение.

Сорвавшись с места бегу к пещере, ежесекундно смещая точку возрождения себе под ноги. Стрела влетает мне между глаз. Я даже моргнуть успеваю. И перекошенная морда эльфа. Все так же без клана. Восприятие шесть. Так, так. Что-то маловато, как для стрелка. И что теперь? Может сразу на склон горы? Ну уж нет. Подставим вторую щеку, чтобы врезать по роже с разворота со всей дури. Когда еще подвернется возможность провести полевые испытания.

Вообще, клятву я как-то опрометчиво дал. Может, стоило ограничиться пятью убийствами? Или тремя? Ага, а потом система будет подсылать мне неписей под управлением реальных людей, чтобы приводили меня в себя. Сила развращает. А неограниченное могущество развращает неограниченно.

Вот и туннель. К Пещерам крика, пожалуйста. Снова бегу, до ушастого метров тридцать. Вдалеке мельком замечаю приближающуюся толпу. Запоминаю, не тратя время на разглядывание. Гламурный все ближе, как и своды пещеры. Его лицо расплывается в противной улыбке.

— Попался, поддонок.

Стрела сбивает мое легкое тельце с ног. Опостылевшая морда эльфа. И ни одной новой характеристики. Ну да, базовые ведь кончились. Выходит, дополнительные не раскрывает? Или их у гламурного попросту нету? Не важно. Главное он теперь мой. Сейчас я его жахну. Мосмотрим на реакцию. Может у меня эта вещь вовсе не имба, а обычная ерунда?

Кстати, кто там на подходе. Рассматриваю запомненную картинку. Собака-улыбака со товарищи. Пять знакомых морд. На большинство по две-три характеристики записаны. Далеко. Идут, не спеша, это хорошо. За две минуты даже добежать не должны успеть. Так, возвращаюсь в последний раз. Лишний риск ни к чему. Да и раскрывать все карты не охота. Хватит с них и подавления. Если они поймут, что случилось. И если гламурный им что-то расскажет.

Туннель, я снова жив. Ко мне приближается эльф с кинжалом. Морда кровожадная до невыносимости.

— Как я мечтал увидеть твои глаза, когда я выпущу тебе кишки, — прошипел тот.

А я жахнул по нему подавлением по обучаемости, минусанув при этом врагу интеллект. У того глаза чуть не вылезли из орбит, словно ему в задницу воткнули здоровенный кол.

— А? — ошарашено воскликнул гламурный.

А я уже применяю подавление на интеллект, отнимая единичку от восприятия. Дальше подавляю восприятие, минуся скорость нервной системы. Ну и добавляю подавление уже скорости мышечных реакций срезая долговременную выносливость.

«Многократное применение подавления снижает рейтинг цели при расчете соотношения на десять. Вес цели более, чем в два раза больше твоего, учитывается бонус победитель великанов. Возможно применение превращения».

Еще и фаталити! Меня изнутри просто распирало ощущение всемогущества. Тотальное доминирование. Жесть! А глаза гламурного выражали полнейшее непонимание происходящего. В них так и плескался ужас и отчаяние. Так, не отступать, уж его-то я проучу до конца. Никакой жалости! Спиралью, словно из живота эльфа разбегаются в разные стороны полумультяшные фигурки. Собака, коза, кошка. О, вот оно! Жаба! Да!

Мгновение, и у моих ног среди шмоток бывшего врага копошится здоровенная лягуха. Вот это я учудил. ДА это же просто какая-то имба! Мама, я полубог! Бросаю взгляд на тропинку. В глазах почти добравшихся до пещеры бандитов нарастающий первобытный ужас.

А что я? Да я сам охренел!

Ведомый каким-то безумным импульсом, схватил бедную квакшу за ногу и подбросил вверх раскоряченной зеленой вертушкой. Крупное тельце, достигнув пятиметровой высоты грузно плюхается на землю.

Вы видели блюющую жабу? Я теперь видел. Причем, зараза, так обильно. Типа желудок у нее так человечий и остался.

— Что за хрень? — заорал один из подручных Лего. — Это он опять что-то мутит!

— А, Улыбака! Что скажешь? Хочешь тоже поучаствовать?

— Не-не! Мы тут просто мимо проходили, — мотает тот головой, словно китайский болванчик.

Могу его понять. Я бы сам на его месте уже бежал бы отсюда со всех ног.

— Ты мудр. А так вот, глядя на интеллект, и не скажешь. Ладно, тогда я пойду. Этой жабе потом когда-нибудь втолкуйте, что он мне теперь денег должен. Я ему два года бана сэкономил и штраф не маленький. Так что если пересечемся — спрошу по полной.

Еще бы, ведь теперь я нутром чувствую, где эта гламурная жаба находится. Добро пожаловать в клуб жертв моей больной фантазии.

— Без проблем. Может прибить его? Чтоб не мучался. Думаю, он уже все понял, — с надеждой спросил Лего, глядя на бедную жабу, недавно притворявшуюся грозным эльфом.

— Зато ты не все понял, — при этих словах Улыбака вздрогнул и попятился. — Не боись, хоббит собаку-улыбаку не обидит. Хоббит добрый. Но есть нюанс. После возрождение он все равно останется жабой. Так что советую эксперименты проводить прямо на точке его возрождения. Хотя, мне фиолетово. Сами разбирайтесь. Если меня кто будет искать — передавайте им пламенный привет. Буду не скоро. Наверное. Так что пока.

Глава 36. А по не четным — хоббит

Охлопав себя по карманам, понимаю, что фляги нет. Эта жаба меня еще и ограбить успела, пока я витал в посмертии. Вернувшись, застал все ту же немую сцену. У Лего даже глаз дергаться начал, когда я вдруг вынырнул из провала пещеры, как чертик из табакерки. Ну да, привычка ходить тихо у хоббитов в крови.

Ничего не говоря, вытащил свою флягу из горы шмоток бывшего эльфа и так же молча смылся обратно. А за спиной тишина. Ну да, жестко вышло. Зрелище не для слабонервных. Я имею в виду превращение. Че-то даже представлять неохота, как оно сейчас Элендейлу. Ну, он долго и упорно к этому шел. Так что пускай теперь наслаждается. Может надо было хотя бы намекнуть, что это всего лишь на сутки, а не навсегда? Обойдется.

Осталось убиться об орка и все. Здравствуй школа. Можно было бы конечно еще в библиотеку заскочить и поискать на карте Фронтик. Но я ведь даже не уверен, название это города или так, девчонки трепались. А так, когда вернусь в школу, у меня, благодаря одной квакше эльфийского происхождения, будет четкое направление на Ойл. В описании способности никакого ограничения по расстоянию нет. Так что с географией буду разбираться уже на месте.

Кстати, я ведь орка знаю как облупленного. Можно еще ему ловкость опустить. Или силу. Чтоб он топор поднять не смог. Несколько моих характеристик орковские вдвое превышают. На превращение не потяну, там и близко двукратного превосходства по общему числу очков нет. Ну и к тому же что потом? Ждать сутки, пока его попустит? А если потом он меня убивать не захочет? Об стену убиваться? Хотя о чем я, неожиданная смерть же. Но орк такого не заслужил в принципе. Стоит, сторожит пещеру. Короче, ему и так не сладко. Навык на эльфе я проверил более чем.

Только вот куда флягу деть? Положу у входа в пещеру. Если кто-то все-таки станет меня тут искать и доберется аж до стража, пусть думает, что он меня прикончил. Тем более, что так оно и будет. Так что без разницы.

К орку я подошел как всегда неслышно, но тот меня уже ждал. Интересно, теперь все стражи такими нежными будут? В смысле чувствительными? Вынув флягу, положил ее под стеночку и по деловому направился к орку.

— Что, опять умирать пришел? Это бессмертие вообще не заслужено. Хилые, наглые, и бессмертные. Этот мир когда-нибудь погибнет из-за таких, как ты.

— Не буду спорить. Но приложу всех усилий, чтобы оттянуть этот момент.

— Да? А если я тебя не стану убивать?

Напомнить этой философствующей горе мышц, что именно такова его задача? Ай, не буду сегодня хотя бы наглым.

— Тогда я попрошу тебя это сделать.

— Да, так сильно надо?

— Вообще-то ты сэкономишь мне примерно час времени, если честно.

— Тогда, давай поговорим?

— О чем?

— Вот там снаружи сейчас что твориться?

— Скорее всего пятеро бандитов носятся с одной несчастной жабой, не зная, что делать.

— Да? И без тебя, я так понимаю, не обошлось?

— Ты точно сейчас ты, орче? Потому что если есть претензии свыше, то с них и начинай.

— Я это, я. Просто ты тут гуляешь, как дома. И я нутром чую, что скоро сюда гурьбой повалят такие же.

— Не знаю гурьбой ли, но, думаю, ты прав.

— Прощайте, значит, спокойные деньки. Мало мне этой постоянной боли, так еще всякая шушера доставать начнет.

— Слушай, ты не раскисай. Очень важно не пропускать к порталу таких, как я, поверь! — с неподдельной тревогой в голосе затараторил я. — А то конец мира может случиться намного раньше, чем нам обоим хотелось бы.

— Там что-то настолько опасное?

— Ну вот ту самую жабу сделал я из одного настырного эльфа. Много раз он меня убивал. Больше только ты. Но ты особый случай. У тебя работа такая. Так вот, не стоит допускать, чтобы подобное стало доступно многим.

— Это да. Ладно. До встречи, — и топор влетел мне между глаз.

Грустное лицо орка с немым укором смотрело мне в глаза. А что я? Я такой же узник системы, как и он. Только свободы воли побольше, вот и мечусь. Ладно, что-то страж на меня тоски нагнал больше, чем гламурный эльф. Вперед, горной тропой к вершинам знаний!

Возродившись у камня с надписью, быстро направляюсь по дорожке к школе. Проходя мимо тролля, бросаю на него оценивающий взгляд. Может поубиваться об него? Никогда не знаешь, когда понадобится знание о возможностях такого вот стража.

Времени нет, спуск длинный, не хватало еще, чтобы меня заметили спускающимся с горы. То-то вопросов будет. Заметив, что небо над вершиной слегка светлеет, бросаюсь бежать со всех ног. Дорога нормальная, неприятных сюрпризов нет, все резкие повороты я знаю. Так что утренняя пробежка — самое то. Особенно, если сутки не спал.

У ворот я оказался затемно, но рассвет уже дышал в спину. Огромная змея меня встретила все таким же равнодушным взглядом. Интересно, а ее погладить можно? Или покататься? Надо будет как-то проверить. Когда точку внутрь школы перенесу. А то еще один спуск — это перебор.

Пустые улочки между школьных корпусов все так же сияли огнями разноцветных фонариков. Красиво, что ни говори. Раскинув мозгами, направляюсь к регистратору. Надо наново кимоно получать. Интересно, у них с этим как?

— Потерять форму в первый же день? И не посетить ни одного учителя? Ты самый безответственный гость на моей памяти. Хочу заметить, что количество сменных кимоно для гостей ограничено шестью. Так что у тебя теперь осталось четыре. Потом либо выбирай форму обучения, либо проваливай.

Недовольный регистратор ударил в гонг. Это был другой монах, не тот, что в прошлый раз, но занудством он даже превосходил предшественника.

Получив свой серый наряд и быстро переодевшись, я уже было направился к выходу, но меня остановил повелительный окрик регистратора.

— Гость Бильбо! Тебя вызывает к себе директор школы.

Ха, у того, кто все это придумал, был специфический юмор. Интересно, а завуч тут имеется?

— Зачем?

— Уверен ты скоро все узнаешь, — немного злорадная улыбка тронула уголки губ монаха. — Брат Кайсу проводит тебя.

Тот же паренек кивнул и, указав рукой к выходу, дождался, пока я поравняюсь с ним, и двинулся рядом со мной. А вот если я сейчас рвану вперед? Или попытаюсь смыться? Словят и силой потащат к директору или с облегчением помашут в след рукой? Так, улыбаясь своим собственным мыслям, мы дошли плечо к плечу до отдельного небольшого особнячка окруженного причудливой формы кустами и деревьями. Само здание больше напоминало двухэтажную беседку, чем жилое помещение. Точнее пагоду.

На небольшом постаменте в позе лотоса сидел, отсвечивая в рассветных лучах солнца лысиной, сухонький старичок в изумрудном кимоно. Композиция чем-то смахивала на статую Буддя. Хотя, тот вроде был поупитанней. Монах поклонился сидящему и резко развернувшись смылся, оставив меня наедине с медитирующим директором школы стихий. Может он вообще еще дрыхнет? И что мне делать? Тоже сесть, помедитировать?

Усевшись прямо на мозаичную плитку дорожки, я достал последнюю не прочитанную книгу. Надо найти библиотеку и пополнить запасы. Надеюсь, она здесь тоже бесплатная. А то цены по сравнению с Ойлом кусаются.

Почувствовав на себе взгляд, выныриваю в реальность. Точнее в виртуальность, но для меня это единственная действительность, дарованная в ощущениях. Так что нечего цепляться за прошлое, которого не вернуть. И не очень то и хотелось. Вот только новые законы в реальном мире могут оказаться неприятным сюрпризом.

Ладно, что от меня хочет директор? Взгляд серых глаз внимательный, но не злой. Скорее в них сквозит любопытство. И что теперь? Будем в гляделки играть?

— Здравствуй, посвященный. Ты ознакомился со всеми дарами Храма Баланса Стихий?

Внезапно. Значит это не банальный разгон за вчерашнюю пьянку? И что теперь?

— Не думал же ты, что страж ворот сможет определить, что ты уже посетил храм, а я не смогу?

— Да я как-то не задумывался. Вообще-то эта школа не выглядит частью храма. Арзитектура не совпадает ни разу.

— Школа — детище моего предшественника. Она должна оградить храм от недостойных визитеров. Что скажешь?

— Скажу, что слабо оградили. То, что там раздают налево и направо, лучше, чтобы в руки мне подобных вообще не попадало. Я бы еще и ров вырыл, капканы… Не знаю в общем. Если все же подумать, то такие меры только привлекут большее число разумных, жаждущих могущества стихий. Страшно подумать, что можно получить в других храмах.

— Это обычное заблуждение.

— А?

— Храм буйства стихий и храм фронта стихий отнюдь не более сильные. Именно баланс стихий — вершина. И именно гораздо более сильные меры безопасности привлекают к ним желающих.

— Хитро. Точнее мудро.

— Надеюсь, из твоего ответа следует, что ты не станешь распространяться о действительном положении вещей?

— Пока не собираюсь.

— Как бы там ни было, пытаться заставить тебя молчать силой я не имею права, да и возможности, если говорить начистоту. Отныне ты являешься почетным учеником.

— Э-э-э, уважаемый, э-э-э, директор, у меня нет денег на ученичество. Я подумывал о паломничестве.

— Меня зовут Трасти. Как мне обращаться к тебе?

— Бильбо.

— Бильбо, как почетный ученик ты можешь учится у нас абсолютно бесплатно. Если желаешь, мы установим твою статую в главном корпусе.

— Не-не-не. Никаких статуй. Иначе молчать о храме мне станет сложно. Мягко говоря. Предпочитаю, чтобы о моей почетности знало как можно меньше народу. В идеале только вы.

— Я так и подумал. Как ученик, ты можешь выбирать любой цвет кимоно и любой режим дня.

— У послушников цвет кимоно черный, не так ли?

— Да. Несколько слов о перспективе. Ты ведь хочешь посетить и другие храмы? Твоя природа позволяет получить еще один дар. Родной для тебя стихии жизни.

— Была такая мысль.

— Будучи почетным учеником, тебе придется сражаться со стражами в воротах других школ. — голос старика лился невозмутимой полноводной рекой. — Однако став учителем, ты сможешь всегда получить работу и право свободного прохода мимо стража ворот. Ни одна школа не сможет тебе отказать, так как наш храм наивысший в стихийной иерархии. Но для этого надо мастерски овладеть приемами одного из направлений. А став мастером, ты сможешь основать свою школу. Например рядом с нашей. Правда, для этого тебе придется самому отыскать новый путь, и у его истоков построить школу. Дав клятву попечительства, ты включишь свое детище в систему защиты храма и получишь отвлекающий алтарь.

— Как-то не уверен, что подобный путь для меня. Пожалуй, я слишком молод.

Для подобной херни, ага. Никогда не стремился повторить судьбу одного из стражей. К тому же добровольно. Кстати, о птичках.

— А как насчет верхних стражей? Я имею в виду тролля.

— Тут тебе помощи ждать неоткуда.

— Я имею в виду, если его убить, то что дальше? Он возродится или как?

— Нет. В течении месяца явится другой.

— А все это время проход без стража будет? Жесть. Как-то не оперативная у вас тут смена почетного караула. Ясно, значит тролля не обижать. Ладно, я пойду. Поищу себе подходящего учителя. А то в следующий раз, когда я снова кимоно провтыкаю, регистратор вообще взорвется. Кстати, про Лику и Нату что скажете?

— Достойные ученицы, хоть и ветреные. Ната в будущем, полагаю, сможет стать учителем.

— Ясно, удачно помедитировать.

— Пусть в душе твоей никогда не угаснет стремление к истине.

Это он намекает, что сейчас оно уже там есть? Это самое стремление? Странно, не замечал.

Глава 37. Кто ходит в гости по утрам

Выйдя из небольшого сада, я попал в бурный круговорот школьной жизни. Улочки между корпусами уже успели ожить и так и кишели разумными в кимоно разных расцветок. Преимущественно белыми и черными, но встречались и яркие краски. Девчонок к счастью видно не было. Надо искать учителя основ рукопашного боя, пока они меня не выловили и на какую-то новую авантюру не подписали.

Мелькнула мысль, заявиться к регистратору и потребовать зеленое кимоно. Его частенько местные учителя носят. Но начинать с демаскировки ради секундного злорадства, мне показалось тупо, так что лучше как-нибудь потом. Неизвестно, как тут вообще информация распространяется по школьным службам. Тем более о моем полусекретном статусе. Или вообще секретном? Кто их, этих неписей знает?

Бесплатное обучение — приятный довесок ко всему остальному. Все-таки система со мной щедро рассчиталась за остановку войны. Видать ценит. Либо мне зверски везет, но это не точно.

Кстати, вот эта многоэтажная башня, с задранными уголками промежуточных крыш, судя по монументу у входа в виде огромного свитка, вполне может оказаться местной библиотекой. Ну-ка, проверим.

Внутри за стойкой обнаружился высокий и тощий эльф в фиолетовом кимоно, которое висело на нем, как на вешалке. Вскинув на меня затуманенный взгляд, он словно вынырнул из далеких глубин и наконец-то смог сфокусироваться.

— Приветствую гостя в нашем храме знаний. Я Граиль, служитель библиотеки славной Школы стражей баланса стихий. Похвально, что ты спешишь приобщиться к знаниям с самого утра. Молодежь нынче рвется на ринг, а не к полкам с фолиантами. К сожалению для гостей доступен только первый этаж.

— А для остальных?

— Вижу ты любознателен во всем, — скорее проворчал, чем обрадовался библиотекарь. — послушникам доступны этажи до третьего включительно, для монахов и учеников этажи до седьмого. Все что выше — исключительно для учителей.

— Мне бы карты посмотреть. Интересно, насколько большой наш мир.

— Мир огромен и мало изучен. Однако карту мира и более подробную карту королевства Закир, на юге которого и расположен соседний город Фронтик, я могу тебе предоставить для изучения. Присаживайся сюда, я сейчас.

Указал мне эльф не на один из столов, а на пол у одного из арочных окон, забранных витражом. Подойдя ближе, я понял почему. На деревянном полу в этом месте было несколько мозаичных символов. И в первую очередь звезда со сторонами света в виде розы ветров, судя по различающейся длине лучей.

Сосредоточившись, я легко определил, что превращенный мною в жабу эльф сейчас находится на юго-юго-западе. И он там не одинок. Орк с топорами тоже там и тоже легко ощущается. И читаетя на известной мне карте, а именно в пещере. А вот эльф сейчас находится гдето в неизвестном мне месте, но рядом с орком. Или их мостарасположения мливаются из-за большого расстояния отсюда до них? Сейчас по карте разберемся.

Сев в позу лотоса на гладкий узорчатый паркет, я приготовился ждать, подставив лицо под отблески солнечного света, пробивающиеся сквозь разноцветное оконное стекло.

Но уже через минуту явился служитель с двумя рулонами бумаги в мой рост, оказавшимися картами. Первая карта королевства Закир оказалась очень подробной, но имела минус — в нужном мне направлении оказалась граница. Причем не с другим королевством, а с нейтральными пустошами. Занеся ее в абсолютную память, я с надеждой развернул второй рулон, однако результат оказался схожим.

Точнее попросту тем же самым. Вот только на второй карте Закир был лишь небольшой страной, рядом с парой десятков других. А вот пустоши все так же простирались на юге. Граничили они с девятью странами и никаких дорог по ним на карте отмечено не было. Судя по всему, местность мало изучена. Туда бы с полностью заряженной удачей метнуться. Месяца через три, ага.

Посидев для приличия над картами еще минут десять и запомнив названия ближайших к Фронтику городов, я понял, что пустоши не только не исследованы, но и весьма опасны. Говорящие сами за себя названия: Рубеж, Малая Жуть, Рубилово, Мраки, поневоле наталкивали на это мысль. Судя по всему Фронтик на самом деле находится на самом настоящем фронтире, на краю цивилизации.

— А карты пустошей у вас нет? Пасколько они огромны и далеко ли по ним добираться до цивилизации? — спросил я, возвращая карты.

— С чего ты взял, что за ними есть земли, управляемые законом, а не хаосом? — удивился библиотекарь.

А и правда, с чего? ДА вот компас у меня есть специфический. Жаль расстояние не показывает. Однако надо быть поосторожней с вопросами, а то палево. Надо у директора уточнить, насколько можно быть откровенным с библиотекарем и другими служителями школы. Кстати, своб способность рядом со школой лучше не демонстрировать. А то найдется умник, который сложит два плюс два, и наплыв желающих попасть в храм резко возрастет.

— Мир огромен и малоизучен, но планета ведь круглая, насколько я знаю. Если идти все время прямо, никуда не сворачивая, то рано или поздно придешь на то же место, с которого начал, — решил я хоть как-то отмазаться.

— Или утонешь, — кивнул эльф. — Нужные тебе сведения отсутствуют на доступном гостям этаже библиотеки.

Намек понял, не дурак, дурак бы не понял. Ладно, будем позже посмотреть, так сказать. Кстати, у пещер я тоже зря нашумел. Пройти сквозь них и победить стража — вариант даже более простой, чем пытаться добраться к храму через школу. А я там постоянно тусил, а потом такое учудил и исчез. И, главное, уже ведь ничего не исправить.

Надо будет в школе вести себя без палева, а в Ойл надо срочно вернуться и попытаться куда-то уехать, чтобы увести следы. А то будут меня искать и куда придут? К Пещерам Крика, где я так эффектно исчез. Черный Плащ, с его-то возможностями, наверняка найдет способ меня оттуда выковырять. И то, что вместо меня он там обнаружит портал, уверен, его нисколько не расстроит. Особенно, если он доберется до Храма Баланса. Точнее когда.

Значит следующей ночью надо быть в Ойле и как следует засветившись отправляться куда угодно, лишь бы подальше.

Но раз уж я в библиотеке, не помешает пополнить запас литературы, так что, загрузив в себя десяток новых книг, я тут же вернул их немного удивленному библиотекарю.

— А где у вас корпус рукопашного боя, не подскажите, уважаемый Граиль?

— Как выйдешь, так сразу направо, обойди здание библиотеки и отправляйся по Алее Кипарисов до самого конца. Там слева корпус Основ рукопашного боя.

— Благодарю. До скорой встречи.

— Если ты с такой же скоростью намерен читать и дальше, — долговязый эльф доброжелательно усмехнулся, — первого этажа тебе надолго не хватит.

— Я планирую подняться дальше! — с этими словами я покинул храм знаний.

Или правильнее башню? Без труда отыскав нужную аллею, я направился искать занятие не для духа, но для тела. Или тут это все совмещают? У здания три десятка монахов выполняли какие-то сложные пасы руками и ногами. Забавная пантомима. Не уверен, что мне она будет полезной. Но мало ли? Обойдя тренирующихся, я вошел внутрь.

— Мне нужен учитель рукопашки, — обратился я к коренастому мужичку в синем кимоно, копающемся в одном из шкафчиков.

— Ха, хоббит рукопашник. Да ты одним своим видом убьешь врага. Только лишь стойку примешь, так сразу все со смеху и умрут.

— Ученик, что ли? — презрительно спросил я.

— В отличие от тебя, нищеброд.

— В отличие от тебя, я не недооцениваю противника.

— Вали отсюда, противник.

— Что за перепалки в стенах школы? — раздался из-за спины строгий голос.

О, девушка в черном кимоно. И судя по тому, как резко попустился этот типчик, она учитель, а не послушник. Странно, что я не услышал ее приближения. Видимо, слишком увлекся грызней. Или она мастерски владеет своим телом, и движется абсолютно безумно.

— Я ищу учителя рукопашного боя.

— Ты его уже нашел.

— Я так и подумал. Впечатлен вашей бесшумной походкой.

— Не нужно лишней лести. А вашему учителю я сообщу, что ему следует больше уделять внимания моральной стороне поединка при работе с вами.

— Прошу прощения. Не подумал, — покорно ответил мужик.

Эта деваха настолько сурова или он просто не хочет нарываться на проблемы с собственным учителем? Хотя, какая мне разница.

— Следуйте за мной молодой хоббит. Мое имя Тайва. Не исключено, что именно я стану вас обучать, если вы смените свой статус гостя на постоянный.

— Очень приятно. Я Бильбо. Не знаю, какие перспективы стать хорошим бойцом у хоббита, но хотелось бы научиться стоять за себя. Ну и за свою девушку. Мир, к сожалению, суров, — попытался я подстроиться под строгий настрой Тайвы.

— Ты собираешься делать упор на полностью рукопашном бое или планируешь в дальнейшем развивать искусство боя с оружием?

— Мне кажется с оружием у меня больше шансов.

— С чем из оружия ты уже успел познакомится?

— О, я хорошо изучил двуручный меч, — во взгляде учителя, брошенном на меня, наконец промелькнуло что-то более менее живое. Видимо она представила себе хоббитовский двуручник. — Еще топоры, их я изучал довольно долго. Ну и топ списка — луки и арбалеты.

— Стрелковое в нашей школе не изучается, — тут же отрезала девушка.

Или женщина? На вид ей под тридцатник.

— Я слышал, просто вы сами спросили с чем я знаком, — сделал я ударение на последнем слове, пытаясь сохранить серьезную мину.

— И что из оружия тебе больше понравилось?

— Однозначно метательные топоры. Последний раз один такой влетел мне между глаз и все. Отмучился, — расплылся я наконец в широкой улыбке.

— Так, шутник, значит? Насколько я поняла из твоих потуг быть смешным, оружия ты в руках не держал?

— Было дело. Лук держал, но не пользовался, — вздохнул я.

— Чего раскис. Смешно поучилось, не плачь.

— Мы уже на ты?

— Я уже на ты, — строго уточнила она. — Итак, оружия для своего дальнейшего обучения ты не выбрал. Однако, вполне очевидно, что глухая оборона — не конек твоей расы. Резкие атаки, уклонения и контратаки. Кинжал. Но точнее я решу после того, как погоняю тебя по препятствиям. Думаю, для меня знакомство с тем, на что способны хоббиты, будет также весьма полезным.

Спустя час, мне стало казаться, что мои руки и ноги вот-вот отпадут, а грудь разорвется. Я даже уже не был уверен, что сопротивление боли продолжало действовать. Заканчивая очередной круг по снарядам, вынутым, кажется, прямо из преисподней, я заметил, что двое моих знакомых подорванных девчонок, как раз подошли к моей мучительнице. И вид у них был всеьма злорадный и довольный.

Подойдя поближе, я убедился, что говорят обо мне.

— И что же такое ужасное он успел совершить? — улыбка учителя была насмешливой. Видимо она хорошо знала Лику и Нату.

— Да он попросту исчез! Мы всю ночь его ищем, волнуемся, а он тут тренируется преспокойно! — возмущенно крикнула Лика, бросив на меня испепеляющий взгляд.

— То, что он попытался от вас скрыться, я бы скорее назвала мудрым поступком, — еще шире улыбнулась Тайва. — Если бы не то, что он с вами вообще связался. Чего замерли? А ну все трое на полосу препятствий!

— Мелкий, ты куда пропал? Мы всю ночь не спали! — зашипела на меня Лика, пока мы шли к снарядам.

— Девочки, хочу вам сказать две вещи на будущее. Если у вас есть планы — посвящайте меня в них. Особенно, если это планы меня убить. Потому что после такого о месте встречи надо договариваться заранее. И это второе.

— Значит, ты не в обиде? — быстро проговорила Ната, пока Лика ошарашено переваривала мою пламенную речь.

— Пока нет. Надеюсь, в следующий раз сюрпризы будут не такие стремные.

— Бил, ты же мог спросить в школе, где нас искать!

— Ага, так и вижу, как я бегаю и спрашиваю, где вы у каждого встречного.

— Да нас тут почти все знают!

— Даже не сомневаюсь. Ну вот учитель вас знает. Спросил бы я ее где вас искать до вашего появления и что?

— Мда. Ты прав. Надеюсь ты про сегодняшнюю ночь не забыл? — резко сменила она тему.

— В каком смысле?

— Мы на стражей пойдем смотреть. Ты будешь наши кимоно сторожить. А то в регистратуре на нас и без того уже все волком смотрят. И учителям постоянно ябедничают.

— У меня были планы, вообще-то. Поспать, например.

— Ты сегодня не выспался? Мы то бегали по Школе и потом по Фронтику, а ты то дрых! — с обидой в голосе заметила Лика.

— Ага. Сопел в две дырки.

— Нам тоже поспать надо, — примирительно заметила Ната. — Двое суток онлайна перебор для кого угодно. Так что мы быстро. Заглянем и ели успеем смыться, оденемся и спать. А если не успеем, то возродимся тут же рядом, переоденемся и тоже спать. Как тебе такой план? Не слишком?

— Ладно.

— Как ты такой осторожный сюда вообще забрался? — ехидно спросила Лика.

— Думаю так же как и вы, — не нашел я ничего лучшего.

— На дилижансе с военной колонной? Они же раз в полгода ходят. И почему мы тебя тогда не заметили?

— А я незаметный…

— Вы там чем заняты? Может вы лучше пойдете болтать в другое место? Не занимая моего времени? — крикнула учитель.

— Погнали, мелкий. Сейчас ты увидишь класс!

И я увидел. Ната на полосе препятствий, это какой-то терминатор! Лика тоже ничего. В основном за счет невероятной ловкости и гибкости. Пришлось признать, по сравнению с ними я тюфяк, набитый соломой.

Глава 38. Где тут у вас что?

На спарринг меня поставили с все еще не остывшей Ликой. Двух минут учителю хватило, чтобы определить мой уровень.

— Корпуса для обучения быстрому бегу у нас нет, так что если надумаешь остаться, приходи. Чем смогу — помогу, — несмотря на довольно обидные слова, улыбалась она вполне доброжелательно. — С девочками тебе пока рано на татами выходить. Так что было бы не плохо, чтобы ты подыскал себе в партнеры такого же новичка. Иначе не будешь ощущать реальный прогресс, а самооценка в боевых искусствах очень важна. Если тебе интересно, то для занятий с оружием, тебе лучше выбрать парные стилеты и упор на мгновенные атакующие выпады. Возможно даже шпага кинжалом по твой рост. Сейчас можешь быть свободным.

— Спасибо. Тогда я пойду зализывать раны.

— Какие раны? Так, синяки. Мы на минуточку, — бросила Лика почти извиняющимся тоном. — Бил, ты ничего не забыл?

— В смысле?

— Где нас искать? И главное когда? Пошли, я тебе покажу где наши комнаты.

— Как будто вас там когда-нибудь можно застать, — усмехнулся я.

— Как минимум мы там спим. Заодно покажу нашу любимую беседку. Там после занятий и встретимся.

— Может вам с Натой лучше выспаться?

— Ерунда. Случалось и по трое суток онлайн сидеть. Почти без отдыха.

— Психи. Тебе на спарринг не пора?

— Ната не мой уровень. Она обычно с Тайвой всю тренировку руками-ногами машет, а я уже как придется. Так что даже не надейся соскочить и начать искать какого-то там новичка для поединков. Будешь со мной биться, как миленький. А самооценка у тебя и так зашкаливает, так что переживешь.

Ой, кто бы говорил! Но в принципе она права. Где я сейчас найду кого-то под свою комплекцию? В этом плане, стройная и не высокая Лика почти идеальна.

— Вот за что я тебе все прощаю? — изображаю на своем лице полное умиление.

— За красоту и скромность! Кстати, вот наша беседка. Как тебе?

Опять двухэтажная пагода, только почти что без стен.

— Прикольная. На домик директора школы похожа.

— Тебя вызывали к директору?!! Спрашивали про нас?

— Скромнее надо быть, девушка, — изображаю я надменный голос регистратора. — Говорили исключительно обо мне. И о моих перспективах в школе. Какой я классный и все такое. В первый же день провтыкал кимоно и даже не попытался посетить хотя бы одного учителя.

Люблю говорить правду в такой форме, чтобы собеседник не поверил ни одному слову. Ну а то, что я приплел слова регистратора, так ведь это мелочи?

— Хватит стебаться, Бил. Тебе, правда, надо меньше косячить.

— Нам! Нам надо меньше косячить, — с важным видом поднял я указательный палец вверх.

— То, что прощают ученикам, послушникам вылезает боком. И кучей дополнительных нудных заданий. Надеюсь, ты не передумал поступать в школу?

— Нет, теперь вы от меня так легко не отделаетесь.

— Ладно, через три с половиной часа встречаемся в беседке. Эта ненормальная пока до упаду руками не намашется, от учителя не отстанет.

— А как я тут точное время определю?

— Мелкий, купи часы! Блин, ладно. В беседке после трех гонгов. Гонг, это такая штука, которую ты не мог не слышать пока скакал через ямы и бегал по бревнам. Один гонг — девять, два гонга — полдень. Три гонга бьют в три часа дня, это на час позже окончания нашей тренировки, но раз уж некоторые без часов…

— Некоторые слишком часто и внезапно умирают, чтобы обзаводится всякими полезными мелочами, — передразнил я ее. — При чем не без помощи некоторых легкомысленных особ.

— Мелкий, ну ты борзота босоногая! — засмеялась Лика. — Пошли, вон спальные корпуса. Заодно свое место покажешь.

Опа. И что делать? Я ведь еще ни разу в школе не спал и никакого такого места не имею.

— Ха! Чтобы вы мне потом выспаться нормально не давали? Обойдешься.

— Самый умный? А кто говорил, что надо заранее обо всем договариваться? И где нам тебя искать, если что пойдет не так?

— У вас в планах снова залезть в какую-то задницу и меня прикончить? Почему я снова ничего об этом не знаю?

— Пока нет, но, пожалуй, я начну работать над этим, — ответила Лика, придав лицу максимально кровожадное выражение.

— К тому времени, пока придумаешь, уверен, вы и сами найдете мое скромное местечко.

Которым я сейчас же обзаведусь. Еще до завтрака. Фух, вроде бы выкрутился. И не очень сильно нарвался.

Заведя меня в спальный корпус и показав две соседние комнатушки со стенами из бумаги, Лика ускакала обратно на тренировку. А передо мной встала дилемма. С одной стороны, можно попытаться получить комнату по соседству с девчонками, так как разделения на мужские и женские корпуса тут нет. С другой, неплохо бы оказаться наоборот как можно дальше от двух источников хаоса. Может тогда девчонкам по утрам будет лень ко мне переться, чтобы разбудить. Точнее, Лике. Ната все-таки менее подорванная, как ни крути. Хотя, с моим-то режимом, фиг они меня тут застанут спящим. А так самому не придется лишний раз мотаться по школе.

Отыскав смотрителя этого общежития, я получил то что просил. И даже больше. Душевые, туалет, хранилище личных вещей. Нашлась и комната прямо напротив девчонок. Мои двери выходили в коридор прямо к дверям Наты. Ну как двери? Так, бумажная ширма, как впрочем и перегородки. Монах при этом смотрел на меня с явным сочувствием. Похоже, парочка куролесит не только в городе, но и прямо тут, в школе.

Осталось позавтракать. Вот только пагода директора тут совсем рядом. Может зайти, узнать про Ойл из первых рук? Или хотя бы разузнать про карты на более высоких этажах библиотеки.

На деревянном помосте директора не оказалось. Он сидел внутри все в той же позе лотоса у низенького столика и пил чай. Судя по запаху, самый что ни на есть черный.

— Можно, уважаемый Трасти? — и получив благосклонный кивок сразу перешел к делу. — Вы что-нибудь слышали про Ойл. Небольшой городок на юго-юго-западе отсюда. Живут в основном хоббиты.

— Я знаю про четыре Ойла. Лишь один из них является хоббитовским поселением, однако называть его маленьким я бы не стал. И ни один не расположен по нужному тебе направлению.

— Не маленький это?..

— Больше двух миллионов разумных.

— Мда, это точно не тот Ойл, который я ищу. Значит, на юго-запад простираются одни лишь дикие земли? Я слышал, в библиотеке есть карта пустошей…

— Я хорошо знаю этот манускрипт. Выполнен весьма коряво, без опыта картографии и от руки. Лично мною, — добавил директор, задумчиво улыбнувшись. — И на нем не упоминаются поселения, которые можно было бы назвать городом. Потому что их там почти нет. Только опасные и полезные места. Если тебе нужно, я могу тебе дать личное разрешение для ознакомления, но это привлечет к тебе много внимания.

— Не надо. Я и так его привлек в этом самом Ойле. Так что теперь буду запутывать следы. Уважаемый Трасти, а можно мне уже сменить кимоно на черный цвет? Мне надо как-то объяснить двум девушкам свои предстоящие исчезновения. А так я скажу, что в качестве послушника выполнял задания для школы.

— Если я правильно понял о ком речь, то эти особы перероют школу и все те места, куда тебя могли бы послать с заданием. Для учеников тут не так уж много мест, закрытых для посещения. Думаю, разумней было бы сослаться на дела в твоем мире. Для меня не секрет, что вы, можете не только возрождаться, но и пропадать у себя на родине.

— Да, пожалуй так и сделаю.

— Что же касается твоего ученичества. В большой регистрационной книге твой статус уже сменили. Теперь ты официально ученик нашей школы. Все учителя к вечеру будут ознакомлены с этой информацией. Завтра утром ты можешь приступать к полноценным занятиям. Кимоно если хочешь, смени хоть сейчас у регистратора.

— Ага, спасибо. Тогда я побежал.

— Может, чаю?

— Я лучше в столовку метнусь и поем, как следует.

В столовой людей уже почти не было, а еда все еще была. Идеальная комбинация, если вы понимаете о чем я. Выбирал я не долго. Овощи гриль пахли замечательно, зато тушеные выглядели просто отлично. На овощное рагу, приготовленное на пару, я даже смотреть не стал.

Кому нужна не вкусная, но полезная пища в виртуальном мире? Хотя с системы станется повторить все негативные эффекты от еды. С другой стороны, тут полно полезных условностей, упрощающих жизнь. Например отменное здоровье после возрождения.

Наложив полную тарелку тушеного овощного ассорти и пристроив сверху жаренную яичницу-глазунью, сел за ближайший пустой столик и смолотил завтрак за несколько минут. Оказывается я успел здорово проголодаться. Два гонга застали меня на выходе из столовой.

Теперь, покончив с бытовухой, я оказался перед выбором, чем заняться оставшееся время. Три часа. Можно было бы поспать, но тогда я точно просплю. Проверять, на что способны Лика с Натой, если их регулярно бесить, не особо хотелось.

Пожалуй, схожу переоденусь в черные цвета послушника и поищу учителя боя со шпагой.

— А, Бильбо! — регистратор на этот раз оказался намного приветливей. — Пришел за новой формой?

— Да, черную, если можно.

— Конечно. Ученикам разрешено носить любой цвет. Черную, как у послушников или?..

— Как у послушников. Скромность украшает хоббитов. Так мне батюшка говорил.

— Что ж похвально, — и монах ударил в свой маленький гонг.

— А как мне найти корпус для занятий со шпагой?

— От нас надо идти в сторону библиотеки, затем по алее под саккурами до большой арены. Дальше вдоль забора еще пятьсот метров. Четырехэтажное строение с синими крышами и бежевыми стенами сложно спутать с чем-либо другим. Но если что — спросишь у кого-нибудь на месте.

— Благодарю!

Переодевшись, я прямым курсом направился искать нужное мне здание. Но проходя мимо библиотеки, я сообразил, что в ней, наверняка, имеется подробный план школы и если его поместить в абсолютную память, необходимость постоянно спрашивать что здесь и где, автоматически отпадет. Надеюсь, это не секретная информация с верхних этажей.

Глава 39. Три сапога — пара

На счет плана школы я оказался прав и сейчас рассматривал его копию внутренним взором. Территория школы вытянулась вдоль подножия огромной горы, опоясывая его на протяжении почти десяти километров. Точнее преграждая путь к вершине для желающих получить плюшки от стихий. Такой себе еще один страж, вроде тролля, но только более многочисленный и организованный. Войти на ее территорию можно было через трое ворот.

Ну, или как я, с черного хода, который на самом деле являлся последним испытанием для тех, кто решил посетить обелиск. Идти дальше, победив тролля желающих, похоже, давно не находилось. Что не могло не радовать. Во-первых, конкуренция, во-вторых, мало ли что таким паломникам может стукнуть в башку. Я даже за себя поручиться не рискнул бы.

— Новенький? Ты же только сегодня записался? На занятия по рукопашному бою ходить будешь? — посыпался на меня шквал вопросов он учителя фехтования — коренастого гнома всего на голову выше меня, но зато почти квадратных пропорций.

Странный выбор оружия для такого шкафа. Хотя мало ли?

— Я как раз оттуда. Учитель Тайва мне посоветовала шпагу и кинжал.

— Понятно, что посоветовала. Чего тут еще советовать хоббиту? Однако первый месяц, пока твоя физподготовка не достигнет минимально приемлемого уровня, ходить тебе и к ней и сюда не имеет смысла.

— Почему?

— Ладно, иди на полосу препятствий, — вздохнул гном.

Ну да, логично, бегать и прыгать до упада я могу и в корпусе по рукопашке.

— Понял. Приду через месяц.

— Может из тебя и будет толк, — гном довольно усмехнулся в усы. — Приходи раньше, если почувствуешь, что десять кругов по полосе для тебя ерунда. Ты не надеешься, что станешь бреттером?

— Нет, просто на случай внезапного нападения не помешает уметь владеть клинком. Я имею в виду, если мне придет в голову на кого-то внезапно напасть.

— Ну, разве что так, — захохотал гном. — Тогда у тебя есть шансы. Меня зовут Барк. Приходи, посмотрим какой из тебя ассасин.

— Я Бильбо. Приду, даже не сомневайтесь.

Оказавшись внезапно вновь представленным самому себе, я задумался, как убить больше двух часов времени. Хотя, что тут думать? На плане школы имелось три бассейна. Значит, идем к ближайшему. Наконец-то я смогу поплескаться в чистой прозрачной водичке и поваляться на солнышке, ничего не делая. Заодно изучу территорию школы, так сказать, вживую.

Свою цель я увидел издалека. Это был целый каскад бассейнов, располагающийся на пологом горном выступе. Сразу десяток фонтанов выбрасывали ввысь, сверкающие на солнце брызги. Судя по доносящемуся даже с такого расстояния радостному гаму, там людно и весело. Я помимо воли ускорил шаг.

Дорожка зазмеилась вверх по склону, то и дело ныряя в бамбуковые заросли. Тогда над головой словно смыкался зеленый туннель. Несколько раз попадались идущие из бассейна люди. Двое женщин лет по пятьдесят в черных, как у меня кимоно, и сухощавый пожилой мужчина в синем. Прямо какой-то санаторий на минводах, а не школа боевых искусств.

Под конец довольно крутая лестница привела меня к длинному одноэтажному строению, заставленному шкафчиками для переодевания. Раздевшись, я обнаружил, что на мне уже находится повязка на бедрах. Прикольно, пока я не начал снимать штаны, ее на мне не было.

Выйдя с противоположной стороны на солнышко, я оказался прямо у огромного бассейна. Люди, эльфы, гному и даже парочка зверолюдей плескались в нем. Их то и дело накрывало струей из вращающегося фонтана в форме змеи. Разбежавшись, я щучкой бросился в воду.

— Слышь, ты! Смотри куда прыгаешь! — настиг меня басовитый крик, когда я вынырнул, довольно отфыркиваясь.

Оглянувшись, обнаруживаю троих парней, лет под двадцать, сидящих на краю бассейна и злобно разглядывающих меня исподлобья. Один эльф, с заплетенной в косичку шевелюрой, и пара людей. Первый бритый на лысо, а второй заросший, как зверь. А неподалеку четверо девчонок такого же возраста, поглядывали на них, перешептываясь и звонко смеясь.

— Ту же бассейн. Сухими остаться проблемно. Но если что — извиняюсь.

— О, пацаны, да это же домашний хоббит тех двух коз, — заржал заросший, однако остальные двое его не поддержали, а даже наоборот опасливо заоглядывались по сторонам.

— Ты бы не нарывался, Кабан. А то мало ли? Принесет их на нашу голову нечистая, — едва слышно пробурчал эльф, но для моего восприятия это не проблема.

Оказывается, Лику и Нату тут побаиваются. А вот меня, пока нет. А ведь зря. Хотя, я же сам себе обещал не нарываться в школе. И что делать? Тупо проигнорировать?

— Думаешь, настучит? — усмехнулся волосатик в ответ эльфу.

— Тебе по морде? Не боись, хоббиты детей природы не обижают.

Вот и пусть теперь выкручивается. Устроит разборки, тогда до моих фурий разговоры по любому дойдут, а им этого явно не хочется. Значит проглотит?

— Ты чего такой борзый? Давно не получал?

— Наоборот. Обычное дело. Но видишь ли, я еще и злопамятный.

— Не лезь, я сказал, Кабан.

— Да нафиг мне он сдался. Похоже, подружки его уже покусали и бешенством заразили. Но мой тебе совет: ходи — оглядывайся.

— Слив засчитан, — пожал я плечами и поплыл к противоположному краю, не слушая возражений.

Однако, интересно, чем таким Лика с Натой зашугали этих школьников? Или не только их? Директор о них знает и ни о чем таком не сказал. Прикольно, надо бы разобраться.

На противоположном краю оказался крутой спуск в следующий бассейн, и я, выбросив этих троих из головы, заскользил на животе вниз. На виражах ощущения были просто огонь! Это я удачно зашел. Даже если не смогу стать опасным бойцом, то уж оттянусь по полной. Как собственно и планировал.

Спустившись в самый нижний бассейн, я бросился к лестнице на второй круг. Ощущения восторга были, как в детстве в аквапарке.

Та троица в этот раз присоединилась к смеющимся девушкам и на меня внимания вообще не обратила. Лишь Кабан мельком бросил злобный взгляд, когда я разбегался, чтобы нырнуть. Не знаю, что он там мне пожелал, но оно не сбылось. В воду я ушел, как нож в масло и вынырнул у самой горки ведущей вниз.

Повторный спуск оказался не менее приятным. Теперь я знаю, где буду зависать, после занятий рукопашкой и беготни по полосе препятствий. По ощущениям, времени до трех оставалось чуть больше часа. К тому же, если я что-нибудь понимаю в девушках, они наверняка опоздают. Так что можно устроить себе еще один кружок.

Спешить никуда не хотелось, так что я не спеша поднимался по лестнице, когда со мной поравнялся гном. На вид лет двадцать пять, хотя кто их этих гномов разберет. И, кстати, не в такой как у меня повязке, автоматически навешиваемой цензурой, а в плавках. Надо будет и себе такие нарыть. А то эта повязка такая тугая, что даже движения сковывает и кайф ломает. Наверное специально, чтобы игроки себе нормальное белье покупали. Хорошо, хоть под штанами, она исчезает.

— Привет. А где здесь такие плавки купить можно?

Гном обернулся с таким удивлением, словно не ожидал, что я умею говорить.

— Свои я купил в лавке «Тысяча мелочей» здесь, в Фронтике.

— Ага, спасибо.

Думаю подробнее можно у Лики расспросить. Уж кто-кто, а она про местные магазины точно все знает. Получу информации даже больше, чем хочется.

Когда мы поднялись несколькими десятками ступеней выше, уже гном вдруг решил нарушить молчание.

— Я сам не любитель непрошенных советов, но все же… Я видел тебя с Ликой и Натой. Лучше держись от них подальше. Ничего плохого не хочу сказать, отрываться для молодежи дело святое. Но эти двое, поначалу, ведут себя дико провокационно, а потом устраивают парням адок, словно они гребенные недотроги. Короче, можно серьезно нарваться, уж поверь.

— Не совсем понял. Ты про себя?

— Про знакомого.

Ага, как же. Нарвался, небось, и теперь злой на них. Но гном тем временем продолжил.

— Меньше месяца назад в школе появился парень лет шестнадцати. Такой же подорванный, как эти девки. Так что можно сказать, они друг друга нашли. Они малость потусовались, а потом он хлопнул Лику по заднице. И вот тогда все завертелось. Взаимные угрозы, они его на рерол отправить грозились, ну и он их туда же. А у парня отец серьезная шишка, кстати. Он мне хвастался, и вообще мы, можно сказать, почти подружились. Но потом он на пару дней исчез, а когда появился снова, то полдня ходил за Ликой и умолял, чтобы та его простила. Буквально рыдал, размазывая сопли, прикинь. У всех вокруг челюсти буквально отвисали. Под вечер она его типа простила, но сказала на глаза больше никогда не попадаться. И он сразу же ушел из школы. Проучившись едва ли десять дней. Денег здесь ученикам не возвращают, как и послушникам, заметь. И сумма совсем не маленькая. В общем, лучше не связывайся с ними. Не хотел влезать, извини. Просто ты с виду нормальный пацан…

— Спасибо, учту. Однако у меня и в мыслях не было лапать Лику. Как, впрочем, и Нату тоже.

На самом деле было и есть, но могу же я помечтать? А вообще, становится понятным отношение тех трех четких пацанчиков к моим подорванным подружкам. Мажора они каким-то образом жестко обломали и никто проверять на что они способны на своей шкуре не хочет. Как-то очень напоминает мои собственные методы в Ойле.

— Хозяин — барин. Если у тебя нервы железные, почему бы не побыть их мальчиком на побегушках?

— Не порть впечатление, — поморщился я. — Еще большой вопрос, кто у кого на побегушках бегать будет.

— Ну-ну, — в глазах гнома мелькнули задорные искорки. — Интересно будет на это посмотреть. Меня звать Игорь.

— Бильбо, — пожал я большую каменную ладонь гнома.

— А по реалу?

— А какая разница? — состроил я невинные глаза.

— Ха, теперь верю, что у этой парочки с тобой может найти коса на камень. Ну что, Бильбо? Наперегонки вниз?

— Давай! — и я тут же со всех ног рванул к бассейну.

— Эй, а до трех посчитать?! — услышал я возмущенный вопль за спиной, но судя по всему, кричал Игорь уже на бегу.

Так что я только прибавил и по дуге ушел под воду.

Гонка получилась знатной, но на финише нас, как оказалось уже ждали.

Глава 40. Бойтесь мести обиженных женщин

Лика и Ната, уперев руки в боки, стояли и скептически рассматривали, как мы с Игорем режем, отплевываясь и фыркая, словно моржи. У меня даже вылезти из бассейна вышло не с первого раза, когда я их, наконец, заметил.

— Так-так-так, — протянула Лика, прищурившись глядя на гнома. — И чего это вдруг Игрек с Билом тусит? Дай угадаю, гадости про нас рассказываешь?

— Во-первых, чистую правду. А во-вторых, я же не знал, что он теперь ваша собственность, — весело огрызнулся тот.

— Слушай, — не на шутку разозлилась Лика. — Мы твоего дружка даже пальцем не тронули. А если бы он не начал борзеть и грозить своим папочкой, то просто послали куда подальше и больше слова бы не сказали. Вот только папашка видать у него не такой гнилой оказался и, когда вник в ситуацию, устроил сыночку настолько веселую жизнь, что он приперся и полдня проходу мне не давал. То, что он свалил в закат, меня очень радует, и мне действительно очень жаль, что в этом нет нашей с Натой заслуги. Все ясно?

— Почти. Звучит правдоподобно, но результат получился какой-то жутковатый, не находишь?

— Не нахожу. И да, что касается Била. Наш он или свой собственный — все вопросы к нему. Кстати, у тебя все в порядке? — обратилась она, наконец-то ко мне. — До нас тут слухи дошли, что к тебе двое мужиков и эльф в бассейне лезут. Этот на мужика не особо похож. Так что…

— У меня до вашего шумного появления было все ок, — решил я сразу пойти в атаку.

Не хватало еще, чтобы меня девчонки опекали. Тоже мне нашли себе младшего братика. Я по идее старший.

— Ясно. Обиделся, значит? Между прочим, мы хотели помочь. Если что, ждем тебя, как договаривались.

— Точно, насчет помощи! Мне же плавки купить надо!

Гном фыркнул, а потом заржал в голос.

— Не, вы точно споетесь. Бильбо, извини, что влез. Если у вас вдруг начнутся серьезные разборки — маякни. Я обязательно приду. С ведром попкорна! Я еще пару кругов. Ты как?

— Не, в следующий раз. В этих бинтах плавать никакого удовольствия.

— Бил, ну ты язва! — похоже, к Лике только сейчас вернулась способность говорить.

А вот Ната наоборот стояла вся такая серьезная. Вот только глаза искрились едва сдерживаемым весельем. Нормальные девчонки, чего их все так перешугались?

— Вы пока идите, а я по-быстрому оденусь и догоню.

Хотел перекинуться еще парой слов с гномом Игорем, но его уже и след простыл. Скорее всего он решил держаться подальше от таких психов, как мы. И тут он абсолютно прав. Потому что еще не известно что опаснее: дорываться к Лике и Нате или дружить со мной. Это, кстати, минус моих планов на жизнь, скажем прямо.

Одевая брюки, я опасался, что намочу их водой, впитавшейся в набедренную повязку. Однако, стоило мне их натянуть, как та исчезла вместе с водой. Еще одна условность. Тем лучше. Набросив куртку и прихватив пояс, я заспешил наружу, к лестнице.

Однако девчонок я так и не догнал и нашел их уже в беседке, болтающих, как ни в чем ни бывало. Точнее болтала Лика, само собой. Зато мое черное кимоно вызвало заметное оживление у обоих.

— О, так ты теперь послушник?! Все, кончились твои издевательства надо мной, Ната. Теперь у меня свой спарринг партнер есть.

— Это ты намекаешь, что я ни на что не годен в бою? — с нажимом спросил я девушку.

— Не намекаю, а надеюсь. Надоело в синяках ходить. К тому же ты же джентльмен, ты же не станешь обижать даму?

Ната решила поддержать нашу беседу, громко фыркнув. Вот только не очень ясно по какому поводу: то, что я — джентльмен, или то, что Лика — дама. Скорее всего по обоим.

— Кстати, насчет занятий. Я пропаду на несколько дней.

— С какой кстати?

— Ты же не думаешь, что у меня нет дел? Я не настолько богат, чтобы сидеть здесь безвылазно.

— А задания? Там же послушникам заранее оговаривают минимальный ежедневный онлайн. И исключения делают только в крайнем случае.

— Ну вот у меня почти крайний. К тому же я, возможно, буду ненадолго заскакивать, но ничего не обещаю. И то, что мы будем пересекаться несколько ближайших дней — маловероятно.

— Что-то серьезное, Бил? — спросила Ната.

— Нет, просто дела, которые нельзя отложить.

— И какое тебе задание выдали, о юный послушник нашей славной школы? — спросила Лика. — Надеюсь, оно не помешает нашему сегодняшнему ночному походу на чудовищ?

— Лик, это же не срочно? Может, отложим?

— Уже и так откладывали. Ты же обещал! Ты что, прямо сейчас собрался смыться неизвестно на сколько?

— Ладно, сегодня я ваш. Какие планы? — невинно спросил я, радуясь, что с темы задания удалось соскочить. — Надеюсь, обойдется без убийств и членовредительства? Я имею в виду в первую очередь себя.

— Жить будешь, не боись. Для начала сходим в Фронтик.

— Зачем? — насторожился я.

— Ты же сам плавки купить хотел.

— А, ну ок. Пошли. Но тогда сперва в банк заскочим. Я же вам денег за аттракционы и выпивку должен. Да и в магазине чем-то расплачиваться понадобятся.

— Бил, а в глаз? Мы тогда сами пригласили тебя потусить. Когда-нибудь ты пригласишь нас. Так что про долги лучше не вспоминай. А в нормальных магазинах банковские счета работают. Здесь все-таки фронтир, а не провинциальная глухомань.

— Тогда пошли?

— Ты заболел? — обеспокоено спросила Лика.

— С чего ты взяла?

— Обед же. А ты не в столовую нас тащишь, а в магазин. Ты когда нырял, головой о бортик не ударился?

— Ха-ха-ха. Раз так, пошли в столовку.

— Вооот! Узнаю нашего Била. Я после всех этих спаррингов и сама не прочь перекусить.

В столовой на нашу компашку многие поглядывали. Стараясь это делать незаметно. Да уж, не привлекать внимание выходит так себе. Набрав еды, уселись в центре, так как остальные столики оказались заняты.

Пока я поглощал вкуснейший суп, Лика, под насмешливые взгляды Наты, расписывала, как та сегодня почти победила учителя, но в последний момент что-то пошло не так. Полет Наты после удара ногой она живописала минуты три. Неугомонная.

В итоге, когда мы с Натой уже доедали второе, Лика едва съела половину порции супа. Заметив, что мы уже не жуем, она наконец взялась за еду, но ни первое, ни второе так и не доела.

— Пошли? — встала она со своего места. — Пойдем через южные ворота.

Ната в ответ кивнула и зловеще усмехнулась.

— Опять к стражам будете дорываться? — усмехнулся я.

— Это они будут дорываться, а мы их — воспитывать! — возразила Лика.

Ее улыбка была еще более злорадной. Мда, не слабо ребятки нарвались.

— А это нормально, что они постоянно на одних и тех же воротах?

— Они, если честно, туповаты оба. Возможно, потому их больше никуда и не посылают. И понимают они не слова, а только силу. Ната уже проверила.

Внешний забор возвышался на добрых шесть-семь метров. Уровень двухэтажного дома. Это уже, пожалуй, крепостная стена. Сами ворота представляли собой высокую арку в форме все той же пагоды с остроконечными крышами, в четыре этажа возвышающиеся над самим забором. Охраняли проход всего лишь двое монахов с длинными копьями. Было им не больше двадцати.

Когда они заметили нашу компанию, у того, что слева испугано забегали глаза, а второй оскалился в улыбке.

— Что девки, опять гулять идете? Вернетесь бухими — опять по заднице получите!

— А что твой дружок не грозится нас обыскивать начать? — ехидно спросила Лика, глядя на типчика с бегающими глазками.

— Со мной такой номер не пройдет! Я в канцелярию пожаловался, что вы подкупили кого-то, чтобы его побить!

— Они реально тупые, — прошептала мне на ухо Ната.

Аж мурашки по коже. Вот ведь умеют девчонки достать до живого.

— Значит, извиняться и вести себя правильно ты без хорошей взбучки не собираешься? Ну и чудесно. До встречи на татами! — пожала плечами Лика и, скорчив невинную рожицу, зашагала по дороге в город.

— Я буду жаловаться! — немного истерически крикнул ей в след парень, побледнев так, что стали видны его обильные конопушки.

— Думаю придется заодно и поплакать, — бросила ему Ната, проходя мимо.

Что же они такое учудили, что с ними даже она такая разговорчивая?

— А что они все-таки сделали? — не выдержал и спросил я, когда мы отошли метров на сто от ворот.

— Это самый тихий вход на территорию. Потому мы ним всегда и пользуемся после, ну ты понял…

— Пьянок.

— Не только. А эти все время по мозгам ездили. А потом вообще нас обоих древками по задницам отлупили. А мы же в зюзю. Даже уклониться не смогли. Видел бы при этом лицо Наты.

— Да мне того, что сейчас у нее на лице написано достаточно.

— Короче мы обиделись. Сильно. Пусть они и неписи…

— Не факт, — заметила Ната.

— Ну да. Но скорее всего неписи. Короче, теперь мы их учим, как себя надо вести с девушками. Того, что сегодня помалкивал, как видишь, уже неплохо поднатаскали быть паинькой.

— Значит, вы их бьете по одному на тренировках?

— А то они согласятся. Но почти. Каждую неделю в школе проходят состязания по рукопашке. Для всех монахов участие обязательно.

— И вы подговорили организатора записать вас на бой с ними?

— Эти двое тоже так подумали. Но все проще. Ученики могут записаться в любую группу. Мало того, они даже могут выбрать вместо кого. Так что никакого подкупа или обмана. В стартовой группе четверо. Мы вдвоем записались в группу к тому, что более наглый, а теперь более тихий. Дальше дело случая, но не попасть к кому-то из нас у него только один шанс — попасть на бой с четвертым из группы и в первом же бою проиграть. Но ему не повезло, и он в первом же бою попал на Нату. Пару минут болевых и он теперь как шелковый.

— Так это же не секрет. Ну, про учеников?

— Нет, конечно. Говорю тебе, они тупые. Нормальных слов не понимают.

— А когда соревнования?

— Через четыре дня, а что?

— Думаю, я должен успеть. Может, я тоже запишусь? Чтоб сто процентов? Мне то он не проиграет.

А что? Друзья мы или кто? Те двое явно заслужили взбучку. Тоже мне воспитатели нашлись. Если постоянно от них все скрывать, то потом будут затаенные обиды и все такое.

— Бил, ты чем слушаешь? Группу выбирать могут только ученики, — постучала Лика себя по лбу кулачком.

— А кто сказал, что я не ученик? — строю уже я невинные глазки.

— Так кимоно же…

— А что с кимоно не так? Не то, чтобы я так уж любил черный цвет…

— Ты же говорил, что дорого!

— Давай не будем о грустном, — все таки раскрывать все карты не стоит, так что хорошего понемножку.

— Слушай, Бил. Но он же тебя узнает, если ты к нему на первый бой попадешь.

— И что?

— Не только мы с Ликой знаем болевые точки, — серьезно глядя мне в глаза, заметила Ната.

— Переживу. Может, даже не замечу. И вообще, что вы все время меня жалеете?

— Ладно, как вернемся, пойдем, тебя запишем четвертым. Теперь этот рыжий точно никуда не денется. Ната, надеюсь ты понимаешь, что если он в первом бою попадет на Била, то тебе придется мне проиграть. Все-таки этот гад лупил именно меня. Своему ты уже преподала урок хороших манер.

— Без проблем. Хотя стоило бы тебе пару условий поставить. Расслабилась ты на тренировках последнее время, — не на шуту разговорилась Ната.

— Вот с Билом и отточу мастерство, — кровожадно взглянула на меня девушка.

— Меня три дня не будет! Нет, четыре!

— Но-но. Ты говорил два!

Так болтая, мы добрались до центра Фронтика.

Глава 41. У палки два конца

Магазин назывался «Есть все!» и в нем действительно было абсолютно все. Когда мы зашли в левое крыло подковообразного здания, в глаза бросилось обилие товаров на прилавках. Девчонки залипали на каждом лотке с бижутерией, так что до отдела с плавками и прочими трусами мы добирались добрых полчаса.

Зато мне сразу же понравились первые увиденные синие плавки-боксеры, выставленные на витрине. Цена, правда, кусалась — полтора золотых. Что за безумие? Похоже, пора пересматривать уровень своих финансов. Если в Оме я богат, то здесь я, похоже, нищий.

— А померить можно? — спросил я миловидную продавщицу.

— Да, вон там у нас есть раздевалки, — кивнула женщина.

Переодевшись и полюбовавшись своим мелким отражением, я понял, что впервые в этом мире вижу свое лицо в зеркале. Ну, что тут скажешь, похож. Нос чуть больше картошкой, чем был в реале, а так один к одному. Только мелкий, словно лет на пять-шесть младше себя самого.

Так, а показаться девчонкам в плавках будет нормально? Блин, а что такого? Пусть скажут, нормально или нет. С другой стороны, если им не понравится, то начнут меня гонять мерить другие. Представив еще час примерок, я решительно переоделся обратно в кимоно и вышел к прилавку с твердым намерением купить плавки и свалить из магазина.

Ага, счаз. Лика уже успела стянуть куртку, оставшись лишь в штанах. Хорошо хоть успела к моему появлению одеть лифчик. Весьма откровенный, надо заметить. Ната тоже вертела в руках какие-то трусики. Похоже мы снова застряли.

— Беру, можно оплатить с банковского счета? — попытался я намекнуть, что все дела закончены и хорошо бы свалить в более интересное, чем магазин, местечко.

— Бил, ну ты жук. Не мог показаться в плавках? Хорошо хоть у басейна тебя без штанов застали. А то я уже с Натой поспорить успела, докуда у тебя ноги волосатые.

— Вот вам делать нечего.

— Не будь занудой. Как тебе такой лифчик?

— Классный.

— А этот? — и девушка быстро начала переодеваться.

Меня бросило в жар, а сердце затарабанило так, словно я без остановки прошел полосу препятствий. Три раза подряд. Со сворой бешеных собак наперегонки. Ну и вот что это, если не провокация? Сразу вспомнился рассказ Игоря.

— Лика, только не говори, что ты не знаешь о задержке появления повязки, строго сказал я уже успевшей сменить лифчик девушке.

— В смысле? — она зачем-то взглянула на бирку. — Низкий комфорт. Странно.

— Что странно?

— Блин, этого Игорька прибить мало. Ладно, извини. Хотела тебя подразнить, признаю. Но тут же почти нет задержки. Ты и увидеть ничего не мог.

Блин, сейчас еще и мою скорость реакции спалят заодно и высокое восприятие. Ну, здорово.

— Нашел с кем сравнивать, — вклинилась в разборки Ната.

— Ната, тут низкий комфорт, сама посмотри! — продолжала настаивать Лика.

— Да при чем здесь комфорт?! — возмутился я.

Уводят, блин, тему в сторону. Однако после этих слов на меня удивленно уставились не только обе девушки, но продавщица. Во я встрял. ДА что такое я спросил, что даже непись обалдела?

— Умеешь ты удивить, Били. Такое впечатление, что ты дней десять в игре.

— А если даже так, что что такого?

— Ничего, — пожала голыми плечиками Лика, а затем ее личико изобразило презрительную гримаску. — За исключением того, что до ближайшей песочницы больше месяца пути.

— Мало ли чего люди не знают? Я вообще старался сам по себе быть, — что опять же чистейшая правда.

— Ну ты неуч. Надо будет нам как-нибудь на пикник в лес выбраться. Посмотрим, как ты сможешь в туалет сходить, когда мы на соседней поляне будем.

— В смысле?

— Да в прямом. Сквозь повязку пописать сумеешь? Чтоб она появляться перестала, нужно чтобы в радиусе триста метров никого не было, на кого цензура действует. Сечешь?

— Значит, нужны специальные трусы, чтобы в туалет сходить? Но я же в школе…

— Там специальные помещения. Плати и пошли. Не буду больше тебя провоцировать, — и сделав едва ли не реверанс, она скрылась в раздевалке.

— Ладно, а лифчики тут при чем? — все же не выдержал я, когда мы вышли из магазина и двинулись по центральному проспекту.

— Слушай, ты слышал, что дети бывают? В том числе и груднички?

— Так это же у неписей. Неужели цензура даже на новорожденных действует?

— Не, до такого не дошло. Но разработчики по максимуму устроили равенство и братство. На неписей распространяются все те же правила, что и на нас. А детей в семьях, в отличие от реала два и больше. И вот как кормить грудью, когда второй ребенок дома? В туалете? Или на улицу старшего вреди ночи выгонять?

— Вот ведь бред, — почесал я в затылке.

— Бред не бред, а в дилижанс без белья высокого комфорта не пускают. Так что вопрос о том, как ты тут такой неосведомленный появился, остается открытым. Неужели пешком добирался? Мог бы хоть мануалы почитать.

Ага, когда мое сознание перекачивали сюда из пропитанного болью тела, мне бвыло не до чтения инструкций и форумов. Судя по тому, что мать не завела даже почты для связи, ей тоже было не до того. И как мне найти ее песочницу — пока неизвестно. Судя по количеству Ойлов, Заричей тут тоже полно. Так, это все обдумаю потом, в более спокойной обстановке.

— Ну раз уж ты такая умная и осведомленная, — попытался я сменить тему. — Почему у неписей нет возрождения? Где равенство, а?

— Я слышала, что когда неписям возрождение прописали, они начали массово с ума сходить. Тупо не выходило их стабилизировать.

— Но у нас ведь возрождение есть.

— Пф. Так в реале мы ведь все так же смертны. Думаешь, почему запретили полную оцифровку даже для безнадежно больных?

Ничесе сменил тему. Это как так мы с трусов можно сказать на меня самого перешли? И что получается? Я мина замедленного действия, которая может взорваться в любой момент? Что-то я за собой никакого безумия не замечаю. Хотя, неизвестно что будет через десять лет. А тем более через сто. О таком пока лучше даже не думать. А то свихнусь раньше времени.

— К тому же у нас есть рерол, — как всегда неожиданно заговорила Ната.

— Ага, сколько извращенцев из-за трусиков повышенного комфорта в него отправились. А некоторые и вовсе в пожизненный бан и тюрьму.

— Чего? — ошарашено уставился я на Лику.

— Ну, они малолеткам предлагают такие трусики и деньги, а те им стриптиз. Ну и отгребают. Иногда даже оба.

— Блин, Лика, это реально подстава. Мне на рерол нельзя. Не потяну, — добавляю я поспешно, чтобы не спалиться окончательно.

Елки-палки, с этими трусами внимательный слушатель мог бы про меня узнать больше, чем на допросе с пристрастием.

— Мелкий, а ты не оборзел, — внезапно по змеиному зашипела Лика. — Нам значит рерол — обязательное условие, а сам он не может? Ната, прикинь какая зараза?

— И что такого? Я вас честно предупредил, что со мной дело иметь опасно, можно в рерол улететь. Но если вы без провокаций не можете и рерол при знакомстве с вами вопрос только времени, то лучше я пойду. Вот честно, без обид.

— Давай в реале свяжемся. Если улетишь на рерол из-за нас, поможем.

— Спасибо, мне пока вас и тут хватает. Буду крайне благодарен, если вы меня не станете подставлять от нечего делать.

— Да чего ты испугался? Это все для всяких ненормальных. Система на всякие шуры-муры подростков обычно закрывает глаза. Иначе тут бы давно бунт начался. И вообще, что-то ты много себе навоображал после одного единственного переодевания. Влюбился что ли?

— Пф, еще чего.

— Пошли в киношку? — Ната как всегда вовремя.

— Точно! — загорелась Лика. — Сегодня же мировая премьера «Иных»! Одновременно и в реале и в системе.

— Пошли, — незаметно выдохнул я.

Похоже, смене скользкой темы обрадовались все.

Ночная вылазка к стражам прошла без сюрпризов. Даже Лика вела себя на удивление тихо. Относительно, конечно.

— Сегодня без провокационного белья, все как ты заказывал, — язвительно прошептала она, выныривая из брюк и сбрасывая куртку.

Туго обтягивающие повязки на груди и бедрах буквально сглаживали ее соблазнительные округлости, делая ее похожей на доску. Не удивительно, что покупное белье пользуется спросом. Ната уже давно успела разоблачиться и разуться и теперь нетерпеливо приплясывала на месте.

— Осторожно там.

— Бил, ты такой заботливый и милый, — начала Лика бархатным голосом, но Ната дернула ее за руку, и та сразу же сменила тон. — Мы же заходить внутрь не будем. Только в щелочку посмотрим и обратно.

— Тогда зачем вам я?

— Тебе с нами скучно, что ли? К тому же, должен же кто-то защитить нашу честь, в случае чего.

— Ха-ха, очень смешно. С вами фиг заскучаешь. Идите, давайте. Ната вон уже зубами стучит. Какие-то вы не закаленные.

— Не у всех же шерсть на ногах, — вдруг беззлобно огрызнулась та.

Получив на руки два комплекта кимоно и мокасин, как всегда красное и желтое, я проводил взглядом две точеные фигурки. Яркий свет фонарей не скрадывал ничего, зато повязки справлялись с ролью цензуры на отлично. Подойдя к воротам, Лика присела на корточки, а Ната нависла над ней. Приоткрыв одну из створок, они обе одновременно заглянули внутрь. Раздался рык и Лика с визгом захлопнула ворота. И стоило ради такого тратить время?

— Ну, что там? — спросил я у торопливо одевающихся девушек.

— Тигр и медведь. Медведь весь в пятнах. Болеет что ли?

— Пошли спать, исследователи врат.

Глава 42. Выгодные предложения

Проводив девушек до дверей общаги, пришлось делать вид, что иду к другому корпусу. Сообщать им, что моя комната расположена напротив сейчас точно нельзя. Ведь я собираюсь умереть. Подниматься на гору, чтобы убиться об тролля, и потерять при этом пол дня как-то совсем уж глупо.

Прокравшись в свою комнату, я улегся на тростниковую циновку и запустил неожиданную смерть. Способность прокнула минут через двадцать. Само собой, мое лицо показывать не стало, просто темнота, а затем туннель.

Появился я у входа в пещеру. Вокруг тишина, только птички поют, да рассветные лучи солнца раскрашивают яркими цветами западный склон оврага у самой кромки, в то время, как восточный еще полностью погружен во мрак. Утренние контрасты всегда прекрасны.

Засады не слышно и не видно. Похоже, мое недавнее представление отбило у местных всякую охоту лезть ко мне. Гламурный эльф где-то на юге в неизвестной области карты. Что ж, пора идти в город, договариваться о транспорте. Добираться в другое поселение пешком слишком долго и муторно. А дилижанс, наверняка, дорого. Если он тут вообще ходит. Надо бы в ратуше все, как следует, разузнать.

Выбравшись из тени холма на утреннее солнышко, я сразу разомлел и сбавил темп. Куда спешить? Уж за два дня я точно доберусь до какого-нибудь соседнего города. А там уже можно будет заякориться и вернуться в школу.

И тут внезапно до меня дошло, что на соревнования меня так и не записали. Вот ведь. Как я мог забыть? Ау, абсолютная память? Что за дела? И девчонки не напомнили. То ли и сами забыли, то ли решили не отправлять меня на татами с рыжим. Сейчас возвращаться уже точно не буду. Может успею потом, когда закончу, так сказать, переезд.

Никто на меня не напал до самой ратуши. А вот внутрь меня стражник, больше похожий на пожилого привратника с копьем не пустил. Такой себе надутый от собственной важности хоббит. Еще бы, не абы что, а самое главное здание в Ойле охраняет.

— Рано еще! Нет никого! Чего в такую рань шатаешься?

— Мне надо в соседний город уехать. Хотел узнать про дилижансы.

— Дилижансы, — передразнил вредный старикашка. — Один он у нас. Вон мэр идет. У него и спрашивай. А я тебе в справочное не нанимался.

Мер оказался крупным хоббитом, я бы даже сказал атлетического телосложения. Не молодой, но еще далеко и не старый. Без следов растительности на лице. Похоже у нас усы и борода, в отличие от гномов, вообще не растет.

— Приветствую, молодой хоббит! Вы ко мне?

— Не уверен, что мне нужен мэр для моего маленького дела. Я хотел бы узнать, как могу уехать из Ойла в город покрупнее. Лучше всего прямиком в столицу нашей славной страны.

— Я вполне могу ответить на ваши вопросы. Пройдемте. Здравствуйте, мистер Зако.

— Доброе утречко, мэр Упкинс.

Оказавшись внутри просторного холл мы направились не к лестнице, а в левое крыло первого этажа. Миновав приемную, я вошел вслед за мэром через огромные резные двери в абсолютно роскошный кабинет. Да уж, администрация города ни в чем себе не отказывает даже на рабочем месте.

— Присаживайтесь, — кивнул мэр на мягкий стул, а сам рухнул в кресло во главе стола. — Итак, про дилижанс. Он у нас один и ходит в столицу. Через Балки и Верхний пень. Ближайший рейс через пять дней, записаться можно у меня. Минимальная цена полтора золотых. Повышенный комфорт — сверху еще пять золотых. Гарантия прибытия удваивает цену, но у нас места спокойные, так что сами думайте. Естественно гарантия предоставляет возможность привязки точки возрождения, так что не позднее месяца вы окажетесь на месте в любом случае. Даже если начнется война или на дилижанс нападут орки с гоблинами.

— Месяц? — ошарашено переспросил я о главном.

— О это стандартный срок на случай форс мажора. Пока дилижанс отобьют войска. Но все это политика компании, связанная с рейсами по опасным территориям. У нас ничего такого не случалось за всю историю. Стандартное время рейса — сорок пять часов, включая короткие остановки на еду и прочее. Задержек на моей памяти не было ни разу.

— Я планировал выехать сегодня… — задумчиво ответил я, поспешно размышляя, что же делать все это время.

Идти пешком не хотелось. Тем более до столицы. Дилижансы, я так понимаю, едут и днем и ночью, к тому же с немалой скоростью. Наверняка и лошадей меняют в пути. Так что двое суток езды это дней двадцать пешком. Можно взять карту в библиотеке и уточнить.

— Можете воспользоваться почтовой каретой. Там и цена меньше и ездят дважды в день. Вы вполне успеваете на утренний рейс. Вот только едут они до Балок, наш губернский центр. Город крупный, так что дилижансы в столицу оттуда ходят намного чаще. Почта не дает привязки точки возрождения и соответственно гарантий прибытия. Но места у нас тихие. Только в районе вашего родного поселка были проблемы. Но они решены, в том числе и благодаря вашему участию, Бильбо.

— Вы знаете мое имя? — немного напрягся я.

— О, я знаю и второе, но надеюсь вы не станете настаивать чтобы я использовал именно его? Уверяю вас, у меня и в мыслях нет создавать между нами конфликт. Наоборот. У меня к вам два дела, официальное и личное. Оба для вас чрезвычайно выгодные.

Так-так-так. Слава обо мне достигла начальственных ушей. Ну а что я хотел? Устраиваю тут шумные спектакли, и хочу чтобы местное начальство ни сном, ни духом? А оно не дремлет.

— Слушаю вас, мэр Упкинс. Надеюсь ваши предложения не из тех, от которых нельзя отказаться?

— Нет, ну что вы. В первую очередь я должен от имени города Ойл предложить вам вознаграждение в пять сотен золотых за полную информацию о Пещерах крика.

— Даже так? Вы уверены, что я ею владею? — надеюсь мое удивление не выглядело слишком наигранным.

— Даже не сомневаюсь, — покровительственно улыбнулся мэр.

— Вынужден отказаться. Я не уверен, что подобную информацию стоит делать широкодоступной.

— О, нет, что вы. Информация про пещеры засекречена и доступна мне, начальнику полиции и нескольким шишкам там, — мэр неопределенно помахал рукой над головой. — Наверху. Однако ожидал вашего отказа. Как минимум это не те деньги. Однако бюджет города ограничен, так что… Так что перейдем к личному. К счастью мой бюджет гораздо менее ограничен, — самодовольная улыбка мэра была тому лучшим подтверждением. — Сразу назову вам сумму — тридцать тысяч золотом.

Сделав паузу, Упкинс внимательно посмотрел на меня.

— Кого я должен убить? — усмехнулся я.

— Конечно же никого! Даже вполне наоборот — защитить жизнь и здоровье. Но сперва хотелось бы убедится, что вы осознали порядок цифр. Я назвал сразу максимум, чтобы продемонстрировать серьезность намерений, однако в связи с этим, торг будет неуместен.

— Рассказать все про Пещеры Крика я не могу даже за такую сумму.

— Забудьте про пещеры, дело не в них! Вы понимаете, что за такие деньги вы можете приобрести недвижимость в столице. Доходную или люксовую. А на оставшиеся деньги всю жизнь путешествовать по миру, проживая в самых роскошных отелях, расположенных в красивейших и интереснейших уголках нашего мира?

— Ну да, либо этого хватит на парочку реролов, — видимо моя улыбка стала совсем уж скептичной, потому что мэр поспешил меня заверить в обратном.

— Нет-нет. Никакого криминала. Во всяком случае с вашей стороны.

— Тогда хватит загадок. Я понял, что меня покупают очень за дорого. Теперь ответьте — зачем?

— Видите ли, молодой хоббит. Я слишком много знаю. И не об одном деле, а о целом ворохе самых разных дел. Самый простой способ решить проблему — убить меня. Я хочу подстраховаться и сделать свою смерть опасной для моих партнеров. И врагов.

Хитрая непись. Решил подстраховаться, сгрузив компромат на соперников бессмертному. Мне нравится этот парень.

— И при чем тут я, — включаю я искреннее непонимание.

— Не притворяйтесь. Очевидно же. Вы не боитесь смерти. Доклады о последних событиях на окраинах Ойла об этом ясно свидетельствуют. К тому же по определенным причинам, которые для вас так же очевидны, я уверен, что вы не боитесь боли, а ближайшее время так и вовсе не чувствуете, — при этих словах мне захотелось вытянуть из мэра все, что он знает про мои Пещеры Боли. А тот невозмутимо продолжал. — Это то, в чем я уверен и этого более, чем достаточно. К тому же вы без сомнения создаете себе репутацию человека слова. Тут я вынужден полагаться на свой жизненный опыт и чутье. Думаю, дав обещание, вы не позаритесь на большую сумму. Если, само собой, она не превысит полученную от меня стократно. Именно поэтому я предлагаю сразу максимум. На страховке жизни не экономят. Если страховка правильная.

— Однако, держа в секрете информацию про преступную деятельность, я буду нарушать закон. А это чревато для таких большими расходами…

— Рерол, я наслышан. Я не сообщу вам ничего такого, от чего ваша совесть потребует немедленного обращения в офис шерифа. Я сообщу вам имена своих недоброжелателей и некоторые общие моменты. Ваша задача ответить да, на вопрос сообщал ли я вам компромат на определенного человека, если у вас спросят. Думаю, продемонстрировать невозможность как-либо заставить вас этот компромат не сообщить кому следует в случае моей смерти, вы сумеете и сами. Опыт у вас в подобных делах огромный, — усмехнулся мэр.

— Если я правильно вас понял, я должен здорово помучится и неизвестно сколько раз умереть, доказывая, что владею компроматом на ваших врагов, и что готов его передать стражам порядка, если с вами что-то случится?

— Именно. Тридцать тысяч золотых монет должны с лихвой компенсировать эти неудобства. К тому же у меня есть причины полагать, что вы извлекаете выгоду из своих смертей. Очень уж провокационно вы себя вели с потенциальными обидчиками. Порой. Само собой все эти мысли я обязуюсь держать при себе. В случае, если мы договоримся.

— У меня дополнительное условие. Мои знания о Пещерах Боли не достаточно структурированы. Хотелось бы узнать все, что у вас имеется на этот счет.

— Например?

Вот ведь хитрюга, хочет попутно выведать у меня хоть что-нибудь.

— Как долго длится иммунитет к боли?

— После того, как выпьешь из источника полную треть фляги алхимика, иммунитет длится три месяца.

Ага. А я вообще купался в нем. Да и пил не раз и не два и, пожалуй, гораздо больше, чем треть фляги. Ок.

— Условия доступа до кристалла повышения?

— Вы до сих пор не смогли к нему добраться?

— Смог. Но мне интересны четкие критерии. Возможно мне захочется протащить к нему кого-то из друзей. Насколько я понимаю, это в первую очередь связано с криком?

Задумавшись на миг, мэр решился.

— Пройти пещеры не касаясь руками стен, само собой без противоядия от алхимика. И молча, тут вы правы.

— Еще то-то?

— К сожалению те, кто смог пройти первое испытание и вернуться с информацией про источник, после следующей попытки ни разу не возвращались. Я подозреваю, что относительно безопасным является только проход к кристаллу. Хотя записи сообщают, что проходов гораздо больше.

— Неужели о навыках боя мечом ничего? — решил я приоткрыть завесу.

— Таких записей нет. Могу я их включить в доклад? Готов за это выплатить обещанное от города вознаграждение. Пятьсот монет никогда не бывают лишними.

— Вы сможете эти деньги перевести мне на счет?

— Конечно. Если я вам выдам их металлом, то вы попросту их не утащите. Итак, мы договорились? Я перевожу средства на ваш счет и сообщаю список имен моих недоброжелателей с безобидными деталями их грязных делишек?

— Давайте. Как вы думаете, я еще успею на утреннюю почтовую карету?

— Вполне. Я постараюсь побыстрее. На память не жалуетесь? На имена и лица? — спросил Упкинс, раскрывая журнал с множеством карточек.

Это были визитки с цветными изображениями хоббитов, людей, гномов и эльфов. С виду весьма серьезные ребята. И наверняка очень опасные. Опять я влезаю в авантюру. Задницей чувствую, пополнят эти товарищи мне список смертей. Моих.

Глава 43. Дорожные заметки

Пришлось провозится пару часов, листая альбом по десятому кругу и изображая мучительное запоминание. Ясное дело я все занес в абсолютную память с первого же раза. Но у мэра и так обо мне много информации, так что давать ему собственными руками еще кусочек ни к чему. Компромат этот ушлый хоббит явно любит и умеет собирать. А в особенности использовать. И где гарантии, что он не продаст мою задницу, чтобы отбить хоть часть затрат? Да я абсолютно уверен, что он именно так и сделает, стоит Черному Плащу тут объявиться. Ну или скорее уж его ищейкам.

Под конец мэр важным голосом заявил.

— У моего кузена в соседнем здании лавка. Лучшая готовая одежда, включая белье для путешественников. Если вы понимаете о чем я.

— Спасибо, что напомнили. Воспользуюсь вашим советом.

Похоже, мэр Ойла подмял под себя много бизнеса. Хотя, сказать, что тут засилье хоббитовской торговли нельзя. Наоборот, почти все, с кем я имел дело, были иной расы. Какая разница? Денег нереально много, криминала от меня не требуется, а наезды всяких бандюков мне уже, как воздух.

Кстати, об этом. Перекинувшись еще парой слов с мэром, я поспешил к его родственнику. До отправления почтовой кареты оставалось чуть больше получаса.

Однако за трусы с меня запросили два золотых.

— Что за цены у вас?

— В любом более крупном городе одежда подобного уровня комфорта обойдется вам втрое дороже. А в человеческом или эльфийском поселении цену заломят десятикратно.

Значит скидка родной песочницы действует. Ничего себе цены на белье. Я же в нем просто срать собираюсь, а не стриптиз танцевать! Надо брать. Ехать мне предстоит не долго, четыре часа, но покупать в Балках трусы втридорога неохота.

Почта встретила меня запахом навоза из соседней конюшни. Здание оказалось большим, с роскошным фасадом. Никаких транспортных средств у входа нигде видно не было, если не считать таковым тележку лоточника с фруктами. Надеюсь, я не опоздал. В свете последних событий, важно уехать именно сейчас.

— Как можно попасть на утренний рейс почтовой кареты? — спросил я у служащего за конторкой, забежав внутрь почты и с облегчением поставив на пол тяжеленный саквояж.

Только не подумайте, что с трусами. Открывать свой собственный бизнес я пока что не готов. На этот раз мне попался долговязый молодой хоббит. Хоть где-то они встречаются, кроме сел.

— Со двора зайдите, — ответил тот, не переставая писать и даже не взглянув в мою сторону.

— А…

— Как выйдете, направо вдоль стены и в ворота.

— Ясно, спасибо, — буркнул я, хватая саквояж.

Однако оказавшись у кареты, я получил новый сюрприз.

— Какой адрес почты? — по деловому спросил меня ямщик, достав какую-то бумагу и перо.

— Я еще не заводил себе почтовый ящик.

— Так заведи! — раздраженно ответил мужик, — У тебя еще десять минут.

Я опрометью метнулся обратно к конторскому. Тяжелая поклажа уже начинала подбешивать. Но дело есть дело. А вот с почтой что делать? В отличие от имен, она тут уникальна и всего одна на персонажа. И какой ник выбрать? Ясно, что Подонок, это как бы мой бренд. Точнее Виртуальный Подонок. Вот только такой мой шаг может здорово упростить поиски для Черного Плаща. Хотя, какая разница? Я все равно планировал, что он меня найдет. Надеюсь мама мне потом все уши не прожужжит за такой адресок.

— Я хочу завести почту. Успею до отправления кареты?

— Чего же сразу не сказали? — ответил тот с искренним удивлением.

Елы-палы. Он тупой или притворяется?

— Потому что не знал, что это обязательно! Так успею или нет?

— Пассажира и подождать смогут. Какой адрес записывать? Он должен быть…

— Виртуальный подонок.

— Хм, странно, такого еще нет. Везет вам. У других, как правило, только с десятого раза получается. Даже задерживать рейс не понадобится. Услуга почты бесплатная, доставка сообщений мгновенная при личном посещении почтового отделения адресатом, однако если вы желаете получать уведомления курьером, то абонплата составляет три серебра в месяц. Этот тариф действует только в пределах страны. Время доставки зависит от степени удаленности вашего жилья от ближайшей почты. Конечно, при переезде на новое место всегда необходимо уведомлять почтовую службу о своем местонахождении. Это должна быть официально снятая комната, номер или квартира. Чтобы курьер мог доставить и оставить…

— Я понял. Обойдусь пока.

— Вы можете не беспокоится. У нас гарантирована полнейшая тайна переписки и местонахождения адресата. Никто по вашему адресу не сможет отследить где вы, или тем более прочесть корреспонденцию.

— Потом, не стоит заставлять ждать карету.

— Вы можете подключить услугу в любом почтовом отделении. Счастливого пути. — и хоббит, тут же потеряв ко мне всякий интерес, вновь склонился над бумагами.

— И вам не хворать! — крикнул я уже с порога.

Прибежав обратно на задворки почты, я обнаружил, что карета уже готова к выезду и, судя по всему, ждут именно меня.

— Залезай, малой! — крикнул ямщик, кивая на приоткрытую дверь.

Сзади на удобной площадке устроилось двое хоббитов в форме рейнджеров с арбалетами на изготовку. Либо дорога не такая уж безопасная, либо хоббиты те еще формалисты. Заскочив внутрь, я обнаружил еще одного пассажира. Устроившись рядом на не самой удобной скамейки, я уткнулся в мешки с коробками. Видимо посылки тут отправляют не мгновенно, а по старинке.

— Но, лихие! Застоялись, — раздался снаружи голос ямщика и мы тронулись в путь.

Темп взяли высокий, так что за окном вскоре замелькали древесные кроны, чередуясь с холмами. Изредка, проезжая поселки, можно было полюбоваться на возделанные поля.

— Бильбо, если я не ошибаюсь? — внезапно ожил мой сосед.

Невзрачный эльф с хмурым лицом и злыми глазами не вызывал никакого доверия.

— Мы знакомы?

— Пока нет. Ты впутался в нехорошую историю, щенок…

— О в таком случае для тебя я — Подонок, дядя.

— Ах ты… Учти, одно мое слово и карета поедет в укромное местечко, где ты заговоришь совсем по другому. У таких малолеток, как ты, есть слабое место — уверенность в собственной неприкасаемости. Вот и лезете куда не просят. Но знаешь что? Неприкасаемость заканчивается на таких же как ты, умник. Так что отдай саквояж по хорошему, ответь на вопросы и, если пообещаешь навсегда забыть обо всем, что сегодня узнал, живи долго и счастливо. Даже денежки мэра себе можешь оставить, — пренебрежительно усмехнулся остроухий.

Кстати, он еще и одноухий. Ай-яй-яй, как не осторожно. Такая особая и легко обнаруживаемая примета.

— Дядя, ты плохо знаешь таких как я, — улыбнулся я до ушей. — Возможно ты тут и инкогнито, а вот остальные вполне официально. И за похищение, пытки и убийство несовершеннолетнего при исполнении своих обязанностей им ничего хорошего не светит. Так что если они выполнят твой приказ, дядя, им одна дорога — на всю жизнь в бега от закона. А с учетом того, что, попавшись, они сдадут и тебя, и заказчика этого банкета, то жить им не многим больше, чем мне. Вот только я через пару минут уже буду спешить по своим делам, а они нет. Как вам, такие перспективы? — последние фразы я крикнул чуть громче.

— Ты просто не знаешь на что способны настоящие мастера пыточного дела, — прошипел эльф.

Что же мне на них так не везет? Вроде бы по канону они добрые и светлые создания.

— Дядя, ты не только плохо знаешь таких, как я. Ты и про меня нихрена не знаешь. Ай, как не профессионально. Ждет твоего мастера пыток здоровенный сюрприз. И не один. А потом вышка всю вашу компанию. Включая заказчика. Здорово, правда, — жизнерадостно кивнув головой, я посмотрел на него невинным взглядом.

Ох как же я его бешу. Залюбуешься. А вот нечего было ко мне лезть.

— Смелый, да? Ты думаешь это случайность, что тебя перехватили сразу после разговора с мэром? Не думаешь ли, что тебя подставили как барана на заклание?

Моя улыбка стала еще шире. Думаю ли я, что это случайность? Ага, счаз. Я же сам лично под конец разговора подал идею мэру быстренько слить про меня инфу кому надо. Еще и тяжеленный саквояж таскать пришлось. Думаете там компромат? Ведро картошки! Жду не дождусь, когда увижу морду эльфа, открывающего мою поклажу.

Зачем я попросил меня сдать? Так лучше разборки сейчас, когда я никуда не спешу особо. Чем потом, когда у меня вполне возможно будут неотложные дела. Эльф тем временем силился понять причину моей неприкращающейся радости. Ох не того я полный саквояж набрал. Вот нафига мне сейчас картошка? Ко всему прочему еще и тяжелая?

— Дадя, ты попкорном не торгуешь? Я бы сейчас прикупил парочку ведер. Хотя нет. Сразу пять, чтоб на всю дорогу хватило. Слышишь? Не молчи, рожай уже следующую угрозу.

Резкий взмах рукой и мне в кисть, лежащую на ручке саквояжа вонзается нож. Ого, какой нервный эльф.

— А-а-а-а-а-а-а!!!!!!! — ору я дурным голосом. — Убили ироды! Умираю. И че дальше? — спрашиваю я озадаченного эльфа, прекратив кривляться.

— Боли не чувствуешь, гаденыш?

— Подонок вообще-то. И это только начало.

Рывком выдернув нож и отобрав саквояж, эльф обнаруживает в нем картошку и на его лице вспыхивает ярость. Похоже, сейчас меня тупо прикончат. Нервный клиент попался, однако.

Посидев пару минут, злобно уставившись в одну точку, чудик наконец-то ожил и вновь повернулся ко мне.

— Сколько ты хочешь? Пол тысячи золотом? Семьсот?

Видимо на моем лице читалось такое пренебрежение названными суммами, что тот вновь заткнулся.

— Ты можешь взять деньги и не выполнять обещание Упкинса. Чистая прибыль.

— Если я нарушу слово данное мэру, то почему ты думаешь, что стану выполнять то, что пообещаю тебе?

Мы составим документ. Такой, что при нарушении слова ты пожалеешь…

— И нахрена мне этот гемор? Забей, дядя. Вообще не интересно.

— Но пойми, ведь мэр Упкинс — преступник! Он такое творит… — начал одноухий заходить с новой стороны.

— Не проникся. Веришь, вот прямо вообще. Еще идеи есть?

— Ты не знаешь во что ввязался.

— Это ты, дядя, пока что не понимаешь, во что ввязался, просто сев со мной в один экипаж. Не исключено, что очень скоро вы четверо станете одними из самых разыскиваемых разумных в этом мире. Но чтобы ты уж совсем не отчаивался, передай тем, кто тебя послал, чтобы копили золотишко. Я выйду из этого маленького дельца за скромные три миллиона золотых.

А что? Мэр сам назвал порог. Стократно увеличенная сумма. Почему бы не подразнить этих зверьков?

— Три миллиона? Да за эти деньги можно весь Ойл с округой скупить! Дважды!

— Никто же не говорил, что будет легко, — подбодрил я его задорной улыбкой.

— Сволочь мелка.

— Но-но, попрошу! Для тебя, дятел, я Подонок.

— Кто тут дятел?

— Ты дядя, ты. Сам подписался на дохлое дело, так что теперь терпи. Кстати, если я истеку прямо здесь кровью и мне придется возрождаться в Ойле, вот тогда то все и завертится так, что ты себе еще и второе ухо отрежешь, чтобы от особой приметы избавится. Правда, я не очень-то уверен, что поможет.

О чем бормотал эльф себе под нос я не расслышал, видимо что-то невнятное, однако из своей сумки он достал какую-то мазь и бинт. Видимо, хоть к чему-то он все-таки готов. Во всяком случае не дать клиенту окочуриться раньше времени. Умело сделав перевязку, от отвернулся к окну и словно забыл обо мне. Даже не интересно. Это я сегодня ни разу не умру, что ли?

Остальную часть дороги мы проделали в гробовом молчании. Прямо аж жалко. Такой забавный типчик, так пенился, так шипел. С другой стороны, я причитал еще одну интересную книжку. Ляпота.

Глава 44. В деревню, в глушь

Закончив чтение, я стал поглядывать за окно и на своего опасного попутчика. Очень скоро молчание одноухого меня перестало радовать. Не то чтобы меня тянуло пообщаться, но ведь совсем не очевидно куда меня сейчас везут. И если конечная точка маршрута внезапно изменится, и я окажусь в лапах бандитов, то придется неожиданно умирать. А вновь оказаться в Ойле мне как-то не улыбается. Я и без того там слишком засветился и устраивать еще одну бучу не стоит.

Как минимум, это вотчина всех тех, на кого у меня теперь как бы компромат. А мэр не на войну с ними подписывался, а на то, что я буду его страховкой. Так что начинать путь сначала как минимум не в тему. Значит надо переносить точку возрождения, и вот тут снова встает главный вопрос — а какую?

Ведь сейчас у меня разборки хоть и с кучей неписей, но все же местечкового масштаба. Что такое Ойл? Маленький городишко, который и на карте страны, вполне возможно, не обозначен. Однако забывать, что меня ищет типчик, напрягший систему и контролирующий армию, способную сотрясти целый континент, никак нельзя. Покидать бункер с односторонним телепортом нельзя, тем более что он добровольно охраняется стражами такого уровня что я даже не уверен, кто круче: тот тролль в горах или орк в пещере.

Значит, буду переносить ту точку, что сейчас у входа в пещеру. Раз уж возвращаться в Ойл и жаловаться Упкинсу, я не собираюсь. А сдать одноухого властям я легко могу в любом другом поселении.

Приняв такое решение, я с нетерпением стал всматриваться в окно, ожидая появления полей и холмов с норами. Не среди леса же перепривязываться. Потом упарюсь до почтовой станции добираться. Или вообще, до самих Балок придется пешком чесать.

Искомое не заставило себя ждать. Мелкие поселения и хуторочки встречались регулярно, да и карете оставалось полтора часа пути. Скосив взгляд в окно и сделав очередную привязку точки, я расслабился и даже задумался, а не почитать ли мне еще чего?

Я уже даже стал про себя посмеиваться над своей чрезмерной паранойей, как вдруг эльф, когда мы въехали в очередной крупный поселок, трижды отрывисто постучал по стенке кареты и та резко остановилась. Даже не взглянув в мою сторону, он выскочил наружу, и карета тронулась, как ни в чем, ни бывало. Так-так-так. И что же это может значить?

Либо он решил не рисковать, опасаясь, что по прибытии я сразу брошусь звать стражу, либо решил организовать какую-то подлянку. На почтовых охранников после моих слов не рискнул положиться? Скоро узнаю. До конца пути еще больше часа.

Продолжая поглядывать в окно, я с кристальной ясностью определил, что мы начали ехать медленнее. Причем заметно. Похоже, нас скоро догонят. Ой, зря трое почтовиков слушаются этого одноухого. Им наоборот гнать лошадей со всей дури нужно. Раз уж он меня вязать не приказал, значит, окончательно списал в нежелательные свидетели всех троих. А свидетели, как известно, долго не живут.

Что мне может грозить? Насильно перенести точку привязки они меня никак не заставят. Артефакт? Ерунда. Это мир для жизни, а не для выживания. Зачем системе подыгрывать бандитам? В конце концов, даже в тюрьме точка не привязывается, насколько я понял. Тебе попросту не дают умереть и таким образом сбежать раньше времени. А это, как ни крути, разные вещи.

Значит, запускать отсчет неожиданной смерти рано. Во-первых, палево. Может в суматохе удастся убиться естественным путем. А во-вторых, надо же увидеть, чем все закончится? Зачем мне лишняя неопределенность?

Перенеся точку в небольшой поселок, в часе езды от Балок, я откинулся на спинку сиденья и стал дожидаться нападения.

Спустя четверть часа карета внезапно остановилась. Внезапно, но не для меня. Я хорошо расслышал щелчки арбалетов, и даже хрип одного из охранников позади. Спокойно открыв дверцу, я вышел наружу и сладко потянулся. При этом незаметно оглядываясь по сторонам.

Все трое служащих почты валялись на своих местах мертвыми со стрелами в груди. Прямо в сердце. Кто бы ни напал, их как минимум трое и они профи. Справа заметил шевеление ветвей. Слева из-за куста вышло двое коренастых гномов с досками в руках, и направились прямиком ко мне.

Э, да это не доски, а колодки. Меня в них заковать собрались? Пора рвать когти. И я, приветственно помахав гномам рукой и радостно улыбнувшись, сорвался с места и зигзагами помчался к ближайшим кустам.

— По ногам! Не дать уйти! — услышал я знакомый крик за спиной.

Ах ты одноухая сволочь. Не послушался меня, а зря.

Ворвавшись в кусты и начал метаться между стволами деревьев, уходя с линии стрельбы. Впереди меня в мох воткнулась стрела, затем еще одна.

Мажут, но мажут по ногам. Надеяться на шальную стрелу в жизненно-важный орган, судя по всему, не приходится. Действительно профи. Возможно, на этой их осторожности и выеду? И я прибавил темпа.

Но стоило мне пробежать по прямой пару десятков метров, как я покатился кубарем со стрелой в правой ноге. Не теряя времени, я дернул за древко, пытаясь ее резко вытащить, но стрела сидела плотно. Даже услышал, как наконечник противно заскрежетал по кости. Хорошо, что я не чувствую боли. Еще рывок, еще. Кровь из раны хлестала фонтаном, а я как заведенный рвал на себя стрелу, словно зверь в капкане. Наконец-то я ее вытащил, но встать на ноги уже не смог. В глазах потемнело.

Но ненадолго. Да и привычных рож убийц перед внутренним взором я не увидел. Наоборот, очень скоро я прошел в себя. Закованным в колодки. Или кндалы?

— Что, добегался, гаденыш? — довольно ощерился знакомый эльф, наклонившись прямо к моему лицу. — Можешь не надеяться подохнуть от кровопотери. Они лечебные. И противоядие тебе вкололи, а то что-то ты очень уж слишком самоуверенный.

Блин, накаркал, получается. Я сидел, согнутым в три погибели. Голова торчала из прорези в колодке, как, впрочем, и руки-ноги. Еще и кляп. Похоже, одноухий не хочет, чтобы я еще и этих его наемников зашугал. Правда, работают они четко. Пожалуй, самое время устроить этим гадам сюрприз. Надеюсь, все-таки, удивятся они, а не я и абилка отработает, несмотря на целебные колодки. Это ж надо было до такого додуматься? Заодно проверю, засчитывается ли в таком случае соучастие. Запускаю отсчет и пытаюсь разглядеть бандитов. Однако из моего положения, видны только чьи-то огромные грязные ботинки. Скорее всего один из гномов.

— Грузить его что ли? — пробасили над головой.

— Да. Трупы надежно спрятали?

— Обижаешь. Что мы, глупота несмышленая? Я чего сказать хочу. С каретой понятно, хотя я бы не топил, а спалил. Но может коников продать сподручнее? Чтоб, значится, сильнее запутать?

— Не твоего ума дело.

— Животину пошто топить?

— Грузи и поехали.

— В город или в схрон?

— К нам. Посмотрим, что он запоет.

— Времени мало. Мелкий он. Искать начнут.

— Нам много и не надо, чтобы потолковать и по делу прояснить. А непонятливым окажется — можем и повторить.

Меня резко подняли прямо за колодки и я неудобно повис, словно мешок с песком. Однако это было только начало. Колодку привязали к лошади. Ну ясно, они же гнали за каретой верхом. Откуда у них повозке взяться. Люто неудобно. Если бы чувствовал боль, то выл бы сейчас, не смотря на кляп.

Зато обзор с высоты лошадиного роста открывался более менее. Вот только из-за крупа лошади мне виднелась лишь придорожная кромка леса. Тронулись и поскакали в сторону Балок. Интересно, как быстро сработает моя абилка?

Терпеть это издевательство пришлось полчаса. До места мы так и не доехали. Единственное, что незадолго то срабатывания свернули с дороги на неприметную лесную тропку. Уже неплохо.

Темнота без лиц. А жаль. Комбинация могла стать имбой. Но судя по всему, система такого не любит. Туннель света и я в поселение, которое проезжал меньше часа назад. Ну здравствуйте.

Оглянувшись, я понял, что дорога проходит не через центр поселка. Что делать? Идти к местным властям? А почему нет? Как минимум усложню жизнь гадам. На их совести не только мое похищение, но и убийство почтовиков при исполнении. А также порча казенного имущества и животины.

Добравшись до центральной площади, я заметил пожилого хоббита, потягивающего трубку на лавочки у свой норы. Может и не своей, но какая разница?

— Уважаемый, не подскажете, как называется это место?

— Однако. Шебутной вы народ, возрождаемые. Это ж как нажраться нужно было, чтобы поутру у почтенных хоббитов такое вопрошать? Совсем нынче молодежь испортилась.

— Так поможете или как?

— Блотон, молодой хоббит. Промысловое поселение Болотон. А ты чай по пьяни в окрестных болотах утоп?

— На мою почтовую карету бандиты напали. Охранников и возницу перебили, а я здесь незадолго точку возрождения установил. На всякий случай. Вот и пригодилась, — решил я не скрывать от деда подробностей моего тут появления. А зачем, раз я к рейнджерам иду заявление подавать? Правда историю немного подправил. Мало ли?

— Ох беда-то какая. Извиняй, пацан. Так тебе срочно к мэру надо. Такое душегубство с рук спускать никак нельзя! Пошли, провожу, — резво вскочил старикашка.

Что-то многовато встреч с мэрами у меня сегодня, хмыкнул я про себя, и потопал за провожатым, то и дело оказываясь к клубах табачного дыма. Курить трубку он так и не перестал.

— Я староста этого промысла Кульпин, к вашим услугам, — представился лысеющий коренастый хоббит в рабочем комбинезоне.

— А этот сказал, что вы мэр, — неопределенно кивнул я за спину, так как заходить внутрь дедок не стал.

— Местные старики меня так кличут. Помнят еще времена до эпидемии, когда тут впятеро больше хоббитов жило. Так чем обязан?

— На почтовую карету, в которой я ехал из Ойла, напали бандиты в четверти часа езды отсюда в сторону Балок. Двоих охранников и ямщика убили из арбалетов.

— Тебя я так понимаю тоже?

Врать или правду сказать? Бандиты обо мне уже осведомлены, так что смысл скрывать от представителя власти и запутывать следствие?

— Меня ранили, когда я пытался сбежать в лес. Заковали в кандалы. Лечебные. Короче, пытались похитить. Но я все же сумел умереть.

— Ничего себе дела, — староста даже присвистнул. — Серьезные разборки. Что-то ты не договариваешь? У меня есть три рейнджера. Охрану тебе дать не могу. Я должен гонцов в Ойл и Балки с докладом отправить. Чтобы место преступления проверить, всего один рейнджер и остается. Да и тебе лучше постараться поскорее убраться отсюда. Лишние проблемы мне тут не нужны. И без того рабочих рук почти не осталось.

— А когда следующая карета?

— Какая тут следующая? Единственная она тут и была. Туда сюда постоянно моталась. Через пару дней новую запустят. Кабы не позже.

— А дилижанс?

— Так он тут не останавливается даже. Не положено.

— И как мне выбираться? Может с вашим гонцом?

— Верхом скакать хорошо умеешь?

— Не пробовал.

Староста посмотрел на меня с таким выражением, что сразу понял, как влип. Придется идти пешком. На дороге меня искать не должны. Может снова со следователем отправиться?

— Я могу вашему рейнджеру место преступления показать. А потом пешком в город пойду. Это часа три-четыре?

— Если бежать, то и за два справишься, — с заметным облегчением ответил хоббит.

Видно очень ем не хотелось, чтобы меня тут искали бандиты. А то, что карету захватили из-за меня, он прекрасно понял, сразу видно.

— Пошли к ребятам, обрадую их, — проворчал Кульпин, натягивая шляпу.

После короткого рассказа старосты в рядах трех рейнджеров поселилась не радость, а откровенное уныние.

— Ясно. С этим что делать? — кивнул старший из тройки.

— Вызвался показать место. Потом пешком в Балки собрался. Сами разбирайтесь. Мне тут бандитов не надо, — хмуро отрезал староста и тут же ушел.

— Слушай, твое присутствие только хуже сделает. Не серчай, но тебе-то все равно — возродишься. А у нас по одной жизни. Тут вчера отряд заявился таких же, как ты. Идут что-то там добывать в руинах посреди болот. Искали хоббита. Да кто же из местных согласится пойти на верную смерть? А без хоббита в команде им край, как я понял. Так может ты того, с ними пойдешь? Мы никому ни слова, если что.

— Так выходит, я этих, что в болота идут, под удар подставлю?

— Они сплошь прожженные долговязые авантюристы, что им будет? Возродятся на крайний случай. Расскажи им сам что и как. Если им позарез хоббит нужен — возьмут, никуда не денутся. А мы тем часом спокойно дела поделаем. Подкрепление пришлют, новую карету запустят. Вернешься на все готовое. И нам спокойно и тебе все выгоды. Что скажешь? — и такая в его глазах надежда была.

В общем, согласился я. Ребят понять можно. Раз бандиты начали убивать, значит, дело серьезное. И уж мне ли об этом не знать? Но я-то на это подписался за огромные деньги и вполне сознательно, имея за душой такую вещь, как бессмертие. А вот им еще пожить охота. Все же неписи системой реализованы пугающе правдоподобно.

Глава 45. Пить, жрать и ржать

Упомянутая командиром рейнджеров команда состояла из четырех человек. Точнее, один гном, один эльф и двое людей. И все они сейчас смотрели на меня с нескрываемой радостью.

— Командор! Вы нашли нам помощника! — радостно пробасил гном, резво вскочив с жалобно скрипнувшей под ним табуретки.

— Надеюсь, тебя здесь больше не увидеть, парень, — обратился рейнджер ко мне. — Проблем у нас за последние годы было предостаточно.

— Удачи, командор. Если что, буду выбираться сам.

— Спасибо. Извини, если что.

И он поспешно ушел, не обмолвившись даже словом с озадаченной четверкой. Радость на их лицах заметно подувяла, и ее место заняло непонимание.

Похоже, рейнджер не хотел мне мешать, если я надумаю врать. Естественно, если подумать, то что ему до какого-то там отряда авантюристов, ищущего среди болот приключения на свою задницу. В конце концов, одним больше, одним меньше. Однако оставлять в полном неведении своих возможных соратников на ближайшее время, мне как-то совсем не улыбалось. Ведь они мне ничего плохого не сделали. Или не успели.

— Парень, что за дела тут происходят? Ты, часом не из наших?

— В смысле?

— Ты из реала или местный?

— А-а-а. Из ваших, из ваших. Тут неподалеку почтовую карету захватили, всех перебили, вот я тут и возродился.

— Да уж, не повезло, — почесал затылок гном. — Дыра та еще.

Если он и с местными представителями власти столь же прямолинеен, то понятно нежелание рейнджера общаться. Какой лягушке понравиться, если хают ее болото?

— Ха, ему, может, и не повезло, а вот нам как раз таки совсем наоборот. В одном выгодном дельце поучаствовать хочешь? Я, кстати, Ден, — протянул мне руку один из людей.

— Бильбо. Насчет везения я не уверен. Карету захватили, потому что им был нужен именно я.

— Ого. Мы конечно знаем, что на хоббитов порой идет настоящая охота, но чтобы до такой степени, — захохотал гном.

Мне кажется, или мы говорим на разных языках? Как-то они слишком легкомысленно отнеслись к моему сообщению. Заметив мое удивление, гном откашлялся и спросил.

— Ты считаешь, что присоединившись к нам, ты вызовешь огонь на отряд?

— Что-то типа того.

— Не беда. Возрождение никто не отменял. И мы еще посмотрим, рискнут ли они напасть на Жару Глубин. Слыхал, про такой клан? А какому клану ты успел насолить, что на тебя охоту открыли?

— Вообще-то на меня местные неписи охотятся, — невинно ответил я.

Гном аж крякнул при этих словах.

— Как неписи? — непонимающе уставился на меня Ден

— Помолчи, — отмахнулся от него гном своей здоровенной лапищей. — Расскажешь поподробнее?

— Вообще-то нет, — изобразил я смущение.

— Ясно. Ну, то, что ты не простой овощ ясно уже по выбранной расе. Думаю, ты нам подходишь. Если что, наши нас и под землей найдут. Через реал передадим все что нужно. Короче, не проблема. Сам-то согласен с нами пойти? Терять тебе нечего — только что возродился. А то нам без хоббита хоть бери и назад возвращайся. А местные уперлись — говорят, дураков нет.

— А чего из города хоббита не захватили?

— Так там та же история. Никто не хочет идти на риск. Рипнуться можно очень легко.

— Я имею в виду почему игрока не взяли?

— Так где ж его найти? Мало кто идет в хоббиты. А те, что все-таки идут, сваливают в столицу и дальше. Они нарасхват у таких, как мы.

— Раз игроки-хоббиты в таком дефиците, то почему раса такая не популярная, как ты описал?

— Потому что большинство — овощи, — в сердцах гном смачно сплюнул прямо на посыпанный опилками пол гостевой норы. — По опасным местам никто не лазит. Живут в городах в свое удовольствие. Развлекаются. По минимуму чтобы финансы сводить и все. А кому понравится быть меньше всех? Не знаю даже что тебя самого на подобное сподвигло. К тому же таких местечек, где без хоббита швах, не так уж и много. Так что? Добычей не обидим. По деньгам наравне со всеми, если что из добычи, то ты в общей круговой очереди. Каждая пятая вещь — твоя. Ну и поменяться потом можно будет.

У меня вдруг проснулось дежавю. Вспомнилась собака-улыбака. С другой стороны, подстроить эту встречу было никак невозможно. Предположить, что я буду переносить точку возрождения из Ойла в попутные села, можно было только в случае, если мне абсолютно плевать на собственную безопасность. Либо если знать, что у меня точек несколько. Однако, в этом случае, смысл заманивать меня в подобную авантюру нулевой. Так что хватит параноить.

— Согласен. Когда в дорогу?

— Вот поедим и выходим. Пока что держи авансом пять серебра, у тебя же сейчас в карманах пусто. А местный банк тут работает всего по часу утром и вечером. Я, кстати, Рон, эльфа звать Билом, с Деном ты уже, выходит, как бы познакомился, ну а этот молчун у нас Ник. Нам тут всем не больше двадцати пяти, а ты я вижу, вообще еще под защитой договора.

— Есть такое дело.

— Что же ты такое умудрился устроить, что до тебя неписи, ничем не брезгуя, пытаются добраться? — бросил на меня хитрый взгляд гном.

Но я сделал вид, что ничего не услышал. А вот денежки в карман прибрал.

Сборы у ребят заняли минут пять от силы, и мы дружно, так как в гостиннице ничего кроме пива и кофе не подавали, потопали в местную харчевню, расположенную, само собой, внутри другого холма. Даже странно, что в Ойле я такого не видел. Там сплошь обычные деревянные дома. А ближе к центру — каменные.

За столом в основном шутили, что я бы мог за свое серебро им тут банкет горой на пару дней устроить. Еще бы. Грибная юшка, свиное жаркое с картошкой и сладким перцем, салат и полулитровая кружка кваса мне обошлись в серебряную монету. В то время, как подобные заказы всем остальным обошлись в пятнадцать-двадцать серебряных круглишков.

— Слухи про то, что хоббиты меньше едят, сплошные враки, — хохотнул Ден. — Они просто меньше платят!

— Что-то я не уверен, что в нашего нового другана все это влезет, — усмехнулся в бороду гном Рон и тут же ополовинил литровую кружку с пивом. — Ты, кстати, в этом с нами идти собрался?

— А что?

— Так-то ничего, вот только срать ты как будешь? После такого стола, представляешь какой будет стул? — и заржал на всю нору.

— Кстати, точно. Мне те гаврики теперь еще и за трусы должны! — хлопнул я себя ладонью по лбу. — Надо бы их на счетчик поставить.

— Ого, а тебе в должники лучше не попадать, — хохотнул Ден, смачно пережевывая кусок отбивной.

— Серьезно, тут магазин есть? С походной одеждой?

— Надеюсь. А то ждать, пока ты полукилометровый крюк по болотам навернешь, не особо охота. Кстати, если вдруг в трясину попадешь и с перепугу обделаешься, то хотя бы возродишься уже просравшимся, — хлопнул меня по плечу Рон.

— Я не из пугливых, — осклабился я в ответной улыбке.

— Плохо дело. Значит, у нас остается только одна надежда — на магазин.

Мне все больше нравились эти ребята. Надеюсь, это не ловушка, потому что после такого я начну подозревать всех подряд, даже девчонок. Как они там, кстати? Надеюсь, я успею решить тут все дела за пару дней.

— А куда мы направляемся?

— Мертвая Гать, может, слыхал? — гном даже малость посерьезнел и прекратил жрать. — Старый гоблинский форт. Похоже, гоблины там постоянно спавнятся, потому что иначе взяться им больше неоткуда. До земель фронтира отсюда добрых полтысячи километров. Сам понимаешь, все проходы и коридоры внутри рассчитаны именно на них, мелких, зеленых жаб-переростков. Так что без твоей помощи, чтобы нам туда забраться надо дня два-три потратить, что не реально. Потому что, когда мы себя обнаружим, гоблины в первую же ночь вылазку устроят и всех повяжут. Разве что после последнего штурма они еще ворота не закрыли и ловушек новых не понаставили. Но тогда еще хуже, потому что ловить нам в таком случае тупо нечего. Главная ценность там — особый болотный газ. Копиться долго, но для магов один из ценнейших ингредиентов, если ты не в курсе. Ну и для гоблинских шаманов тоже. Еще грибы редкие порой попадаются, но тут уж как повезет. Порой можно одним грибочком весь поход окупить. Опять же гоблины могут успеть чего-то приличного накрафтить.

— Ясно. Идти туда далеко?

— Часа три. Мы с рассветом выходить собирались, но когда хоббита в команду так и не нашли — нажрались вусмерть. До вечера успеем, не проблема. Заночуем в болоте, а завтра утром сразу пойдем в рейд.

Доев все подчистую, их компания вывалилась на улицу и направилась к норе-магазину. Четверка тут же разошлась по довольно просторному помещению, разглядывая полки и перекрикиваясь, а я направился к прилавку, за которым стоял упитанный хоббит лет пятидесяти в темном костюме и белоснежной рубашке с бабочкой. Он сильно контрастировал со всеми виденными мною ранее в этом поселении персонажами.

— Привет, трусы у вас продаются? Мне такие, чтобы в походе не бегать далеко.

— У нас есть все, молодой хоббит. Хотя я бы не рекомендовал вам связываться с подобными компаниями, — надменно ответил тот, опасливо косясь на моих новых знакомых.

— Это бригада рабочих. Я на болотах себе нору строить собрался. Никто другой не брался, — полюбовавшись офигевшим выражением лица продавца непрошенных советов, с которого сразу слетела вся спесь, я широко улыбнулся и добавил. — Шутка. Так что там насчет трусов?

— Вторая полка слева от вас. Имеются даже размеры для невоспитанных и самоуверенных малолеток. Те, что повышенного комфорта стоят золотой, — выпалил тот и поспешил к гному, который уже орал на весь магазин.

— Продавец, почем твоя складная лопата? Сталюка у нее хоть годная?

— Черная или зеленая? — с полдороги уточнил продавец сварливым голосом.

А я размышлял над тем, идти ли мне в банк или снова брать аванс у Рона.

— Сколько, сколько?!! — как раз разорялся тот на другом конце норы. — Да за такие деньги я тебя ней прямо сейчас закопаю вместе с твоим магазином!

— Я в банк, — шепнул я Дену, стоящему у одной из полок неподалеку.

— Нафига? У Рона возьми — у него общак на походные нужды. Потом из добычи отдашь. Всяко больше выйдет.

— Да он так по поводу цен разоряется…

— Он же гном. Они на этом все поголовно повернутые. Или роль отыгрывает, я даже не знаю. В любом случае не трать время, нам до темноты надо на место добраться. Чтобы заякориться и по быстрому в реал до утра свинтить. И так тут гору времени угробим.

Глава 46. Болота закатною порой

Рон купил для всех длинные жерди, которые всем тут же, у магазина и раздал. Ясно, значит болото не просто название, а самая натуральная трясина.

Из поселка направились на запад по едва заметной тропке. Которая, уже через четверть часа быстрой ходьбы, стала больше похожа на чавкающую жижу. Ну, а что поделать? Вокруг уже простирались заросшие камышом и осокой болота. Кваканье жаб раздавалось со всех сторон, а комары радостно начали пробовать пятерых путников на вкус.

Идти мне оказалось намного легче, чем другим. Потому что к моим босым ногам грязь почти не цеплялась, в то время как обувь всех остальных мигом превратилась в громоздкие комки болота вперемешку с глиной и травой. Мат стоял такой, что даже я кое-что новое узнал.

Странно, что на него цензура не распространяется. Или для совсем уж малолеток это тоже запикивают? Интересно, а штрафы самим матерщинникам в таком случае прилетают? Думаю вряд ли.

Зато когда на дороге стали появляться лужи, мне, как самому мелкому и без высоких сапог, пришлось попотеть, чтобы не ухнуть под воду с головой.

— Никогда бы не подумал, что анекдот про утонувшего в луже хоббита — чистая правда, — подколол Бил, наблюдая, как я старательно тыкаю палкой в лужу. — Или ты порыбачить решил?

Откуда у остроухих такое извращенное чувство юмора? Попробовал бы сам с моим ростом босиком тут пройтись.

— Ага, раков ловлю.

— Ты это, осторожней. Может, чего ценного есть? Можешь мне на хранение сдать.

— Ты что, фетишист что ли? — прищурился я. — Обычно же от женского белья пруться.

— Чего? Ты о чем?

— Все вы в курсе, что у меня из ценностей имеется. Я их при вас и покупал. Так как, сдавать на хранение или старыми запасами перебьешься?

— Вот ты язва, Бильбо. Я же пошутил!

— Да я вот тоже, понимаешь. Только прыгая тут, как жаба, видимо чувство юмора потерял. На обратном пути поищу. И тебе советую.

— Кстати, — оживился гном. — Классное погоняло! Фетишист.

— Иди ты знаешь куда, Рон.

Дорога становилась все хуже, так что прыгать пришлось уже не только мне одному. Разговор заглох сам собой. Особо широкие и глубокие лужи приходилось перемахивать, опираясь на шест. И вот когда уже дорога превратилась в сплошную водную гладь между двумя стенами камыша, мы добрались до развилки.

Сплошная лужа, в которую превратилась дорога, сворачивала налево, и выглядела пошире, чем та, что справа, больше напоминающая неширокую тропу. Зато последняя казалась относительно сухой. Однако нам, как оказалось, нужно было вообще вперед, где дороги и вовсе не оказалось. Одни ненадежные кочки посреди затянутой тиной и ряской водной глади. Вот оно — Зеленое болото. Так что дальше я чаще прыгал, чем шел. В некоторых местах практически плыл.

Спустя час, мы добрались до узкого настила шириной в три бревна. Все обрадовались, хотя чемы было абсолютно не ясно. Уже через четыре пролета этот мостик обрывался. Видимо здесь было самое гиблое место.

— Отлично. Значит возвращаться не придется, — довольно прогудел гном. Они с Деном даже радостно ударили руг другу по рукам.

— А что, тут настолько непроходимая трясина?

— Да. Но главное не в этом. Хорошо, что настил на месте. Если в Форт приходят гоблины с сильным шаманом, то сразу начинают разведку окрестностей и эти мостки растаскивают на стройматериалы мигом. В таком случае нам еще человек пять-семь подкрепления ждать пришлось бы. Это потерянный день. Еще и добычи на всех меньше вышло бы. Так что пока что удача на нашей стороне.

— А тут еще и разные гоблины появляются?

— Ну да. Если с шаманом некромантом, то суши весла и беги куда видишь.

— Какие еще некроманты? Трупы же пропадают через две минуты.

— У гоблинов способность делать так, чтобы труп не пропал. Они потом и мясо жрут, и кости грызут неделями. Так вот, некоторые шаманы умеют нежить подымать. Люди тоже пробовали. Надо только гоблина в фамильяры себе заполучить. Вот только эти твари злобные и себе на уме. Короче, дохлый номер. Насколько я слышал, игроки-некроманты рано или поздно кончают реролом.

— Или психушкой, — хохотнул Ден.

— А про сильную нежить слышать вообще не доводилось, — невозмутимо закончил Рон. — Завтра тебе инструктаж проведем и яд выдадим, не боись.

— Ничесе. Все серьезно у вас, однако.

— А ты думал. Это хоть и мирная локация, к тому же считай что песочница, но легких боевых локаций в системе не бывает. Потому что особой разницы, кроме опыта, между новичками и такими как мы почти нет. Прокачка — это не про систему, сам знаешь.

— Ага, я заметил.

Оставшуюся часть пути я проделал практически вплавь. Остальные ползли по по грудь в воде и по пояс в болоте. Так что мне опять было в какой-то мере проще. Наконец впереди показался холм. Или правильнее сказать — остров? Скрюченные деревья и гнилые зубы башен форта маячили на багровом от закатных облаков небе.

Выбравшись на сухую траву, я первым делом спросил у Рона.

— А почему бревна до форта не проложили?

— Растаскивают. Даже если самые слабые гоблины приходят — все разбирают и только сильнее успевают окопаться. А грибы нарасти, наоборот, не успевают. И газ накопиться тоже. Так что уже давно никто даже не пытается сюда настил тянуть. Нашли дорогу без омутов и трясин и нормас. По ней все вброд только теперь и ходят.

— И что дальше?

— Спать. И в офлайн. Пока комары не слетелись. Вот средство от них. Мажемся и ложимся. Все равно покусают, но утром уже как-то разберемся. Главное засветло смыться. Ты через двенадцать часов онлайн быть сможешь?

— А куда я денусь? — грустно ответил я.

Ну да, они-то сейчас в реал уйдут. А вот мне тут всю ночь комаров кормить.

— Все точку свою переместили сюда? Если кого ночью болотная тварь сожрет, ждать не будем. Сами в клане объяснять будете, что, как и почему!

Если это и ловушка, то очень уж грамотная. Но у меня внутри откуда-то появилась уверенность, что Рон не врет. Переместив точку из придорожного рабочего поселка на гоблинский остров посреди болот, я начал тщательно намазываться выданным гномом средством. Надеюсь, оно рабочее. Остальные уже закончили и начали укладываться прямо на траву.

— Через двенадцать часов, Бильбо, не забудь поставить будильник! — бросил напоследок гном и лег.

Через пару минут вокруг уже валялось четыре, замерших в разных позах и сладко посапывающих во сне, фигуры. И стремительно темнело. Хорошо, хоть мне это нисколько не мешало. А вот облепившая все тело мокрая одежда, так и пила тепло из моего молодого и голодного организма. Почему мы не поели перед сном? Точнее я. С этими-то все ясно. Может порыться в сумке у Рона? И отхватить штраф за то, что мародерю спящего. Лучше потерплю. Точнее тоже попробую уснуть.

Повозившись, я кое-как устроился на довольно мягкой траве, но от холода начали постукивать зубы. Появилась даже мысль утопиться в болоте или запустить свой скилл, чтобы возродиться в сухой одежде. С этими мыслями я и уснул. Усталость все-таки взяла свое.

Глава 47. Кто ходит в гости по ночам

Проснулся я от противного комариного писка. И холода. Надо мной раскинулось невыносимо огромное звездное небо. Яркие мириады звезд светили так ярко, что казалось до них можно дотянуться рукой. Луны видно не было. Только звезды и чернота ночного неба. Вот только любовался я ночными красотами не долго.

Потому что понял, что у меня жутко чешутся руки. А так же ноги и лицо. Все, что не было защищено одеждой. Подорвавшись как ужаленный, а точнее искусанный комарами, я начал отмахиваться от назойливой мошкары. Похоже средство от комаров все же рабочее, потому что судя по количеству звенящей нечисти, они должны меня сожрать еще до заката.

Хотя по настоящему действенным средством оказалась покрытая высохшей болотной грязью одежда. Которая отдельно доставляла. Во мне боролось два желания: поскорее сбросить эту грязь с себя и желание жить. А голышом меня мигом прикончат полчища мелких кровососов. Как заставить себя не чесаться? Боль ничто по сравнению с этим противным зудом.

Так, хватит ныть. Что у нас по времени? Судя по всему, до рассвета еще очень далеко. Выспался я, как ни странно, отлично. Значит прошло часов пять плюс-минус. А теперь вопрос: чем заняться хоббиту на болотах кишащих комарами все оставшееся до общего сбора время. Ребята опытные, так что наверняка появятся в последний момент, чтобы зря не кормить комаров лично.

Лечь и попытаться читать — не вариант. Комариный писк сидит где-то в подкорке и заставляет отмахиваться. А ведь у меня была возможность выбрать плюшку, позволяющую по настоящему уходить в себя. Кстати. Я ведь могу умереть, перенестись в пещеру и почитать там. А потом таким же макаром вернуться обратно. Как вариант вполне подойдет. Но, пожалуй, сперва стоит слегка осмотреться. Форт ведь тут рядом, наше лежбище скрывает от него лишь небольшой холм с глиняным скосом, под которым мы и устроились.

И я, крадучись, двинулся к каменной стене форта, которая вся поросла болотным лишайником и бородатым мхом. Вопрос, откуда взялось посреди топи столько камня и зачем, оставался на совести дизайнеров локации.

Вблизи стены выглядели не такими уж неприступными. Хватало и щелей и выступов. Взобраться на шестиметровую высоту можно, так что неясно зачем нужен я. С другой стороны, гоблины наверняка не будут сидеть, сложа руки, обнаружив незваных гостей. Тем более, что столкнуть такого альпиниста вниз дело не хитрое. И если количественное соотношение хотя бы пять к десяти, попытка взобраться на верх ничем хорошим не кончится.

С такими мыслями я шел вдоль стены, отмахиваясь от комарья и внимательно осматривая древнюю кладку. Ну и наверх не забывая поглядывать. Часовых видно не было. Хорошо, что мое ночное зрение позволяет мне четко видеть даже в полной темноте, что уж говорить про звездную ночь, пусть и безлунную.

Обойдя форт почти по кругу, я наткнулся на грязный поток, вытекающий из-под стены и воняющий нечистотами. Так-так-так. Проход перекрывает густая решетка из ржавых стальных прутьев, толщиной в мою руку. Забавно. У не этим ли путем мне предстоит с рассветом совершит вылазку внутрь. Судя по размерам, даже мне придется ползти, так что никто кроме хобитов тут пройти не сможет. И зачем тогда ждать рассвета?

Присев на корточки и просунув руку внутрь, я прижался к решетке и установил точку возрождения, как можно дальше в глубь прохода. Вонь стояла неимоверная. Но что поделать? Зато, когда я там появлюсь, буду в чистой одежде и не покусанным. Вот только чистым мне предстоит быть не долго. Запустив абилку, продолжил исследование периметра стены. Не сидеть же возле этой вонючей сточной канавы. Еще успею насладится ее ароматами до отвала.

Можно было немного ускорить процесс, попытавшись утопиться в болоте, но у меня были серьезные сомнения в приятности процесса, так что от такой идеи я сразу же отказался.

Замкнув круг, я присел рядом с равномерно посапывающими соратниками. Комариный звон то и дело наводил на мысль, что идея поплавать в ближайшем омуте не самая плохая. И тут свет померк. Отлично, менее получаса прошло. Хорошо бы научится определять время по звездам о положению солнца. В подобные моменты может пригодится.

Возродившись в зарешеченном туннеле, я оказался мордой к той самой решетке. Твою же налево. Вот это я встрял! Ползти неизвестно сколько ногами вперед совсем не хотелось, но и развернуться никак не получалось. Умирать еще раз нет никакого смысла. Кто сказал, что в следующий раз я появлюсь головой в нужном направлении.

Рассказав системе все, что я думаю о таких приколах, и переместив на всякий случай точку возрождения наружу, я пополз по сточной канаве ногами вперед. Вонь стала более концентрированной, зато комары совсем исчезли. Что может водиться в той грязи, по которой я сейчас ползу на брюхе вообще не хотелось. Да что за день такой сегодня? Точнее, ночь.

Первых метра три я преодолел за пару минут. Затем дело пошло легче, и вскоре я обнаружил, что туннель расширяется. Что не могло не радовать. Вот только радость была не долгой. Мои пятки уперлись в каменную стену. Тупик? Как так-то? И ведь не рассмотришь заднице что там происходит.

Спокойно! Нечистоты откуда-то текут. Так что надо искать проход. И я начал ногами прощупывать стены прохода, позади себя, начав с потолка. И тут же обнаружил там провал, из которого, судя по осклизлым стенкам, как раз и текут нечистоты. Приехали. Вверх ногами я точно не смогу ползти. И что дальше?

Продолжая автоматически шарить ногами по сторонам, я вдруг обнаружил, что сам туннель вовсе не обрывается в этом месте, а сворачивает налево. Ура! Все не зря. Очевидно же, что эта каменная кишка должна куда-то вести, раз нею пользуются рейдовики. Иначе, нафига им тогда сдался хоббит, которому нужно еще и платить наравне со всеми?

После пяти минут возни, я оказался за поворотом туннеля, который не только стал шире, но и потолок заметно поднялся. Я уже мог поглядывать куда ползу, прижавшись к одной из стенок и заглянув вниз, так, сказать. Насколько я мог рассмотреть в абсолютной темноте, проход дугой уходил вправо все сильнее расширяясь. Пожалуй, вскоре стоит попытаться развернуться лицом вперед.

А главное, пол стал сухим. Зловонная жижа осталась за поворотом туннеля, что не могло не радовать. Хотя сам я теперь пах совершенно не розами. Вскоре я смог подняться на четвереньки и все-таки развернуться вперед головой. По ходу движения.

А затем каменные стены совсем исчезли, и я оказался в самой натуральной норе. Пол и стены туннеля теперь состояли то ли из глины, то ли из плотной земли. Видимо, я миновал внешние стены форта и теперь полз внутри них под землей, глубоко внутри холма. По пути то и дело попадались пятна лишайника, слабо мерцающего фиолетово-розовым светом. Интересно, он правда светится или это мое ночное зрение его так расцвечивает. Из-за каких-нибудь свойств, например.

Пару раз с дороги пришлось смахивать паутину. К счастью обошлось без гигантских пауков. То ли хозяева сетей оказались мелкими и благоразумно спрятались, то ли давно ушли. А вот красавец-гриб, выросший у одной из стенок пещеры, не заметить было не возможно. Он словно светился внутренним светом и как бы говорил: «Съешь меня!»

Я конечно не Алиса в стране чудес, но жрать хотелось зверски. Если гриб меня убьет, то я просто окажусь снаружи форта. А вот если возвеличусь в размерах? Или наоборот уменьшусь? В любом случае, почему бы не попробовать? Что я теряю?

Вымазанными руками касаться еды не хотелось, и я начал чавкать, поедая его, словно свинья трюфель. Кстати, очень даже вкусно. Ядовитые грибы должны горчить, насколько я слышал? Короче, умял я гриб с огромным удовольствием.

Желудок довольно заурчал, а в голове появилось воспоминание от системы.

«Воздействие на замороженный вами параметр. Даете согласие?»

Чего? Это еще что за прикол? Что я замораживал? Ах да. Интеллект и абсолютная память. И эта мутная штуковина, которой непонятно как пользоваться — диалектика. И на что может повлиять гриб? Да на что угодно. И оно мне надо? Но ведь скорее всего он будет повышать? Или нет? А вдруг он расширяет какие-нибудь чакры за счет уменьшения интеллекта? И вот что делать? Так, кто не рискует, тот не пьет шампанское. Даю согласие.

И ничего не произошло. Вот ведь зараза. Это что, я даже не узнаю где чего у меня прибыло, и где чего убыло? Мда. Интересно, может я уже малость отупел? Прислушавшись к собственным ощущениям, я так ничего не смог понять. Никаких изменений не ощущалось. Надо двигать дальше, а то так и рассвета дождаться можно.

Но незнакомые грибы лучше больше не жрать. Будем считать это решение признаком повысившегося интеллекта. Или как минимум мудрости. Оставшийся путь на четвереньках я преодолел за несколько минут. И вскоре оказался на краю огромного колодца.

Точнее туннель вышел внутри него. Выглянув наружу, я, не смотря на свое ночное зрение, не увидел дна. Метрах в тридцати ниже моей норы, его застилал черный непроглядный туман. И сверху точно такой же, но метрах в пятнадцати. А еще я заметил, что стены колодца пронизаны множеством других выходов, словно сыр дырками. И куда они ведут оставалось только догадываться. Проверить их все попросту невозможно. Я насчитал девять штук, не считая моего собственного.

Что делать дальше? Вверх, вниз, в соседний туннель или назад? Ползать по другим норам смысла особого нет. У ребят из отряда наверняка есть план всех этих проходов. Или как минимум одного из них. Вылезать наружу вряд ли стоит — только тревогу подыму раньше времени. Значит назад или вниз. Назад вернуться проще всего умерев, все равно решетка мне не даст выбраться наружу. Значит вниз. Проверю, что там такое за этим черным туманом.

Осмотрев кладку колодца, я понял, что спуститься будет не сложно. Камни оказались не скользкими и довольно угловатыми. Для моих мелких пальцев вполне хватало места, чтобы уцепиться. Еще я заметил цепочку отшлифованных множеством рук камней, ведущую к соседнему отверстию. А вот и стандартный путь. Но нам туда, пожалуй, рано. Моя команда еще в реале десятые сны видит. Вниз!

Ползая по стенкам словно муха, я добрался до кромки тумана за четверть часа. По пути немного отдыхал в двух норах, которые внешне ничем не отличались от той, из которой выполз я сам. Углубляться в них я не стал. Дно колодца манило меня своей загадочностью. Не просто же так оно укрыто непроницаемой пеленой. Точнее непроглядной. Надеюсь.

Вот мои мохнатые пятки коснулись колышущейся тьмы. Неприятных ощущений нет, и это радует. Точнее вообще никаких. Решительно продолжив спуск, я погрузился в туман. Единственным серьезным минусом оказалось то, что я перестал видеть камни перед собой, и пришлось искать опору для рук и ног на ощупь. Слой тьмы оказался толщиной метра три. Вынырнув ниже него, я увидел, что до земли осталось всего пяток метров. И все оно усыпано костями.

Бр-р-р. Меня аж передернуло. Однако мое внимание привлек черно-коричневый постамент в центре, на котором возвышалась какая-то жуткая тварь, напоминающая комок глины утыканный костями. Это я удачно зашел. Похоже, тут можно получить дар стихий. И скорее всего смерти.

Но есть проблема. Если что у меня и является оружием, то это подавление. А применить его я могу, лишь как следует проведя разведку. Ну и десять раз умереть как минимум от этого чуда в перьях. Точнее, костях. И я полез наверх.

К ближайшему туннелю. Чтобы заякориться. Возможно, это большая ошибка, но что делать? У меня еще часа четыре, как минимум. Надо прояснить этот постамент. Перенеся точку восстановления я снова полез в клубящуюся тьму.

Однако, когда до дна оставалось меньше двух метров, раздался сухой электрический треск и комок земли ловко соскользнул с постамента. Издавая едва слышное шуршание, он быстро направившись в мою сторону. Его скорость оказалась для меня весьма неприятным сюрпризом. От такого не особо-то и побегаешь. Похоже, мне вообще не светит даже просто добраться до центра, чтобы коснуться камня и узнать, что тут предлагают за победу над подобной монстрятиной.

Глава 48. Особенности прикормки магических существ

Спрыгнув на землю, я бросился бежать по кругу вдоль стены, но не успел сделать и пяти шагов, как на меня навалилось что-то холодное и рыхлое, суставы выкрутило самым невероятным образом, в рот набилась земля, обрывая крик и я оказался в темноте. Только запах свежевырытой могилы по прежнему стоял в носу. Такое впечатление, что катком размазало по асфальту. Я мог только в очередной раз порадоваться, что не ощущаю боль в полную силу.

Зато парящий перед внутренним взглядом монстр предстал во всей своей красе. Можно даже рассмотреть несколько торчащих из него черепов. Парочка мелких, один человеческий и еще один вытянутый, возможно лошадиный.

Подпись снизу сообщала, что долговременная выносливость у этого чуда природы двенадцать. Так и запишем.

Снова спустившись ниже уровня черной завесы, я обнаружил монстра на том же месте, где он подмял меня под себя. Из его земляного бока торчала моя собственная кисть. Блин, жесть какая. Это во что он превратится после того, как прикончит меня десяток раз? Я даже вздрогнул.

Продвинувшись по стене как можно дальше от монстра, я спрыгнул и приготовился убегать.

На этот раз я заметил, что эта гора земли вперемешку с костями скорее катится, собирая на себя валяющиеся вокруг останки, как ежик листву на иголки. А треск оказался вовсе не электрическим. Его издавали сталкивающиеся друг о друга кости. Мой забег к постаменту оборвали на полпути. И опять запах земли.

На пятом кругу меня приветствовали две мои собственные головы с закатившимися глазами, торчащие из монстра в самых неожиданных местах. Да и сам он словно подрос, однако став чуть-чуть более неповоротливым. Или я сам себя пытаюсь в этом убедить? Интересно, если я такой же фокус повторю тысячу раз, он вообще сможет двигаться? Хотя зачем ему, ведь тварь скорее всего покроет собой все дно. Зато теперь я знал, что обучаемость у него низкая, так что у меня теперь в запасе подавление минимум по одному параметру.

Новые характеристики закончились на девятой моей смерти. Оказалось, что у костлявой твари кроме базовых характеристик, есть еще и регенерация равная восьмерке. Жесть. Как такое убивать? Святой водой? Напалмом? А общая сумма параметров ставила на подавлении с превращением жирнющий крест. В два раза мне его не перевесить. Однако самому подавлению все же было где разгуляться.

Физические параметры громадины сильно превосходили, мои собственные, однако даже на скорости нервной реакции равной шести можно было сыграть, предварительно опустив ее подавлением другим параметром. Плюс восприятие у твари здорово подкачало. Хотя, на что ей здесь любоваться? Разве что на грибы, которых тут оказалось полно. В том числе парочка таких же, как недавно съеденный мною.

Интеллект пятерка и обучаемость три давали мне четыре параметра для понижения. Один на скорость нервной реакции, чтобы пятеркой стала, и я по ней мог тоже подавление провести, а вот дальше надо думать.

Сделать тварь вообще необучаемой или абсолютно тупой? А смысл? Убить она меня и без интеллекта вполне сможет. Восприятие у нее четверка, значит я могу снести ее до единички. Полуслепой комок земли и костей, мечущийся по дну колодца. Что мне это даст? Могу попытаться проскочить до постамента и узнать что дают. Вот только получить дар я не смогу. А так хочется укусить себя за локоть.

Есть еще вариант уменьшить какой-нибудь из физических параметров. Вдруг эта аморфная масса не сможет перемещать свою тушу при упавшей силе или ловкости? Пожалуй, замедлить таким образом ее получится. На сутки. Но не понятно что резать. Кратковременную динамику? Или напрямую скорость?

Пожалуй лучше ослеплю — так надежнее. Приняв решение, я спрыгнул в объятия твари и отправился на перерождение. В десятый раз. Быстро спустившись вниз я применил подавление на реакцию, а потом трижды на восприятие. Тварь осталась сидеть на том же месте, не шевелясь. Не заметила? Я начал тихо спускаться вниз, как всегда переместившись по стенке на противоположный от нее край колодца.

Спустившись, я стал едва переставляя ноги приближаться к постаменту, не сводя взгляда с огромного комка земли, утыканного костями и моими собственными окровавленными останками. Зрелище не для слабонервных. Подойдя к постаменту, я коснулся холодного камня рукой на стыке черного и коричневого.

Скала. Твое тело превращается в скалу на две недели. Его невозможно повредить или переместить. При желании ты можешь вернуться в нормальное состояние в любой момент. Применение дара стихий не чаще одного раза в сутки.

Ничесе. Это ведь неубиваемость. Хотя, если враги захотят, то могут устроить вокруг тебя лагерь и сторожить до тех пор, пока тебе самому не надоест стоять истуканом. В любом случае штука вкусная. Вот только как можно прикончить гору земли вперемешку с костями и моими собственными потрохами — непонятно.

И что дальше? Набрать грибов и выбираться? А каких именно? И куда я их дену? Ведь потом все равно умирать, чтобы выбраться из-за решетки. Кстати, пожалуй я тут малость увлекся. Действительно пора наверх.

Когда я уже был готов нырнуть головой в черную пелену, от монстра пришло ментальное сообщение. Я его не услышал, а почувствовал, как порой сообщения системы. Н вспомнил, а именно получил.

«Я признаю твою победу и готов вознаградить тебя. Но мой дуал — смерть ненавидит тебя. Поэтому дар алтаря тебе не получить, пока не победишь и его. Но я, как земная составляющая, могу, в качестве награды, улучшить то, что ты уже имеешь. Теперь ты можешь, признать поединок товарищеским и отменить негативное воздействие на соперника».

— А можно негатив на себя тоже отменять?

«Нет».

Попытаться все равно стоило.

— Спасибо. Наш поединок товарищеский. Отменяю эффект подавления.

«Не надо было. Беги. Я едва удерживаю своего собрата!»

Комок, казалось, начал словно бы разваливаться на части. Кости и куски моих тел, словно пытались выбраться из него и полезть за мной на стену. Повторять не понадобилось, и я начал резко взбираться наверх, попутно доламывая ногти.

Когда я добрался до нужной пещеры, пальцы на руках стерлись до крови. Немного передохнув и перенеся точку возрождения я направился вглубь пещеры. На выход. К сожалению мой путь лежал через сточную канаву. До решетки не больше четверти часа, так что я решил запустить абилку заранее.

Снаружи занимался рассвет. Еще раз перенеся точку уже за пределы форта, я стал дожидаться перерождения, стараясь не обращать внимания на мерзкий запах.

Тучи на востоке слегка порозовели, а комары почти исчезли. Что еще нужно хоббиту для счастья? Правильно! Только сообщение о повышении на одну десятую. Я стоял, как громом пораженный. Это как? А можно еще? И темнота.

Возродившись, я отошел подальше от вонючего стока. Даже ноги в ближайшей болотной луже сполоснул. Все это время я не переставал прислушиваться к своим ощущениям, но как понять, что ты стал умнее?

Насколько я понимаю, система должна увеличить выделенные мне вычислительные мощности. На один процент, ага. Но курочка, как говориться, по зернышку. Мне надо срочно понять, как я получил эту прибавку. Судя по всему без грибов тут не обошлось. Да уж, не простые грибочки растут в местных подземельях. А ведь вокруг той помеси земли со смертью, осталось полно грибов.

Интересно, если я вернусь и… гм… дружески его еще раз ослеплю. Оно обидится или как? Мда. Я бы, наверное, обиделся. А портить отношения не охота. Во-первых, земля для меня родная, а во-вторых, от идеи получить в дар скалу я отказываться не намерен. И хорошие отношения с земляной составляющей будет совсем не лишним.

Но грибы! Две штуки это две десятых. Если как следует прочесать все местные туннели, то можно интеллект и до одиннадцати прокачать. Жесть. Так, с жадным блеском в горящих глазах, я и вернулся в лагерь. Мужики продолжали беззаботно дрыхнуть. Рон даже похрапывал. Ну сколько можно?! Там куча всего вкусного, а они тут бока пролеживают!

Глава 49. Главное прикинуться шлангом

Вспомнив про конспирацию, я первым делом натянул под брюки заранее припрятанные в лагере трусы и как следует вывалялся в болоте. Зачем остальным знать, что я уже успел побывать внутри? Еще чего доброго возникнут лишние вопросы о моих реальных возможностях.

А четверо моих соратников все продолжали сладко спать. И ведь не разбудишь. Кстати, насчет комаров я поторопился. Исчезли они не все, так что парочку самых наглых пришлось все-таки прибить. Послонявшись немного по окрестностям и один раз поскользнувшись, свалиться задницей в лужу, я решил, что хватит дурью маяться и, улегшись рядом с остальными, занялся чтением.

Первым проснулся Рон, спустя где-то час. Затем зашевелился молчаливый Ник. Я неохотно отложил чтение и тоже «проснулся».

— Привет! Какие планы? — сразу решил взять быка за рога.

— Ждем остальных. Можешь пока размяться, — радостно усмехнулся Рон, а вот Ник почему-то был мрачен.

— Ты чего такой живчик? Не наркоман часом? — желчно проворчал он, поглядывая исподлобья.

— Чего? — ошарашено замерев, уставился я на внезапно заговорившую часть отряда.

— Не обращай внимания. Он сова у нас, по утрам всегда такой.

— Ты Рон приглядись, приглядись. Чтоб потом не пожалеть. Сильно уж бойкий сегодня этот хоббит. Точно говорю — наркоман!

— Чего ты пристал ко мне со своим наркоманом? Других слов не знаешь?

— Он имеет в виду, что в форте есть гриб, который интеллект поднимает до максимума. Потом, правда, настолько же его срезает. Три часа ходишь тупой, как дерево. Говорят, после такого люди иногда в систему вообще заходить перестают. А иногда еще и срабатывает постоянное увеличение, но там совсем уж крохи. Короче на тех, кто не сваливает навсегда в реал, этот гриб действует, как наркота. Они ради него на все готовы. Даже с гоблинами корешаться и свои команды тупо им сливают. За один гриб. Реально наркоши.

— Ничего себе.

Вот это я поел грибочков. И что теперь? Вообще-то ничего такого я за собой не чувствую. Особенно желания целоваться с зеленокожими недомерками в десна.

— Ага, — мрачно кивнул командир.

— А в каком смысле на максимум?

— До десятки интеллект скачет. Прикинь, какая там эйфория начинается? Ведь при инициализации его больше, чем на пятьдесят процентов от реала подымать нельзя. Да никто и не спешит. Ведь реально не поумнеешь. А потом десятку еще и фиг подтвердишь. Там обычно жесть с этим.

Это получается, мне поначалу вообще нифига не повысило? А потом и не понизило. Но зато плюсануло и, вообще-то, вполне себе не мелочь.

— Так, может, там нормально плюсует, раз народ на такое конкретно подседает?

— Я точно не знаю. Вроде от самого интеллекта сильно зависит, и от обучаемости, и еще фиг знает от чего. К тому же добавляет обычно только первый раз и то если повезет. Еще и повторно действует только спустя полгода. А так хоть ужрись грибами — без толку.

— Что-то ты много про это все знаешь, — буркнул Ник.

— Меня еще наркоманом назови, псих, — засмеялся Рон.

— Что, грибочки обсуждаете? — спросил их незаметно подошедший Ден. — Мне маг один говорил, что срабатывание повышалки сильно от удачи зависит. Как и для продуктов из этого гриба.

— Не бывает никакой удачи, — проворчал Ник. — А типочка этого я бы предупредил, как следует.

Вот гад. Как было классно, когда он молчал. Хорошо, что я вымазался после возрождения. А то бы сейчас доказывал, что я не верблюд. Однако с грибом хреново вышло. Эти четверо на него, похоже, твердо рассчитывают.

— Слушай, Бильбо. Даже если ты сюда только за грибом пришел, то давай сразу договоримся. Никаких подстав. Никакой другой добычи ты не получишь, но и проблем у тебя не будет. В список тех, кого с собой не брать мы тебя в таком случае занесем, сам понимаешь. Но это же не черный список, так что… Но надеюсь ты нормальный пацан. Этот гриб — главная добыча. Он на интеллект только пока свежий влияет. Первую минуту. Потом гаснет и все, только в переработку. На десять доз временной повышалки манны. Или на одну постоянную, но там совсем мизер.

— Постоянное повышение все равно лучше, мне кажется, — неуверенно заметил я.

— Не скажи, — хмыкнул гном. — Там вероятность провала при изготовлении больше пятидесяти процентов. А сам гриб редкость. Плюс другие не менее редкие ингредиенты. Так что цена такому зелью получается фантастическая. А при изготовлении временных, и вероятность выше, и сам эффект приличный. В бою намного полезнее, да и когда свитки клепаешь, вроде тоже.

— У магов все дорого, не заморачивайся. Главное гриб принеси в целости и сохранности, — хлопнул меня по плечу Ден. — он всегда прямо в первом же туннеле растет. Он светится, так что не промахнешься. Главное потом со стены в пропасть не урони. И сам не свались в темноте.

— О чем вы тут без меня языками чешете? — наконец проснулся и эльф. — Давайте начинать, а то потом нормально все прочесать не успеем.

— Ха, самый умный? Последним приперся, а теперь еще и торопит всех, — слегка возмутился Ден, но явно чисто для порядка.

— Вот тебе сумка для гриба. Положишь его внутрь, но следи, чтобы не помялся, пока ползать по всяким там узким ходам будешь. Про веревку потом объясню. Света там нет почти. Только лишь гриб светится и немного лишайники, но их там тоже мало. Пошли, покажем вход, — и Рон направился прямиком к уже знакомой мне сточной канаве.

А я размышлял, что мне делать? Сказать, что съел гриб или попытаться добыть другой на дне колодца? Вроде ребята нормальные. Не считая Ника. Да и в черные списки к ним не охота. Может, как-то снова с ними сюда выберусь. Через полгода. По грибы. Это все еще проверить не помешает. Может это все басни про сроки и прочее. Тем более, у меня удача имеется, что весьма удачно.

— Вот, перенесешь внутрь точку, я тебя прикончу, если не против, ты возродишься внутри за решеткой. Поползешь вперед до поворота. Там эта жижа с потолка течет, так что дальше будет относительно сухо. За поворотом на полдороги обычно гриб и растет. Выкручиваешь его аккуратно и в сумку. Дальше ползи очень осторожно. Потому что потом обрыв. Но сам понимаешь — ничерта же не видно. Если вместе с сумкой свалишься — все, минус большая часть добычи. Так что, как нащупаешь провал, то это как раз центральный колодец и будет. Тебе надо по стене на ощупь проползти ко второму выходу, который ведет наверх, почти к самым воротам. Ползти надо вот под таким углом, — и Рон показал правой рукой примерно на два часа.

— Так может, я с собой факел возьму или еще чего?

— Факел внутрь поробуй еще засунь. Ячейки решетки видишь какие мелкие. Рука не каждого хоббита пролезет. К тому же от огня уже паруумников взрывались. Там газ какой-то, — отрицательно покрутил лохматой головой гном.

— А некоторые инвалиды умудрялись гриб спалить, — добавил Ден. — Прикинь.

— Короче, слушай дальше. Снова переносишь точку, только не к самому краю, а то мало ли. И там же оставляешь сумку с добычей. Один конец веревки уже привязан к сумке. Второй берешь в зубы и лезешь налегке. Если сорвешься вниз — не проблема. Главное, пока летишь, не забудь веревку выплюнуть. Хотя там длина такая, что Ты сумку вниз сдернуть не должен. Как возродишься, смотай веревку аккуратно кольцами, снова конец в зубы и по новой. Попыток у тебя полно, но желательно до обеда справиться.

— А почему бы гриб сперва наружу не вынести по туннелю?

— Так он сквозь решетку не пролезет! Не тупи, Бильбо!

— А, ясно. Тогда я могу от колодца назад вернуться за светом. Может у вас что-то магическое имеется? Если я в колодце все, как следует, рассмотрю, то гораздо надежней получится. И возможно даже быстрее.

— Свитков для магического света у нас нет. Слушай, уже много раз такое делали. Или ты смерти боишься?

— Темноты он боится, — ехидно хмыкнул Ник.

Уже прогресс. Значит я у него уже не наркоман. А про темноту смешно, да. Чем дольше мне расписывали план проникновения в форт, тем сильнее я осознавал, что еще очень большой вопрос, что именно ценнее: нечувствительность к боли или возможность видеть в полной темноте. Это получается, что только я там рассмотрел все входы-выходы без малейшего труда. А остальные видели сплошную непроглядную тьму и ползали по одному найденному маршруту, как мухи по варенью.

— Не боюсь я темноты. Хотел предложить, как лучше.

— Все уже придумано и проверено до нас. Как доберешься до второго туннеля, вытягиваешь к себе сумку и ползешь по нему до самого конца. Он выходит под крышей одного из зданий у ворот. Осмотришься и, если никого из гоблинов поблизости нет, то спрыгиваешь вниз и снимаешь засов с ворот. Распахиваешь их настеж и сразу к нам. Мы тебя увидим и пойдем на штурм. Только засов, на всякий случай, с собой прихвати. А то бывали приколы… Все ясно?

— Вроде все. Стоп, а если я в колодец свалюсь и выживу? Там хоть падать долго?

— Не переживай, не выживешь. Там на дне голодная неубиваемая тварь. На нее пару раз рейды под сотню человек организовывали. Только зря время и деньги потратили. Подробностей я не в курсе, но выжить тебе точно не светит. А какая там глубина я даже и не знаю…

— Ага. Ну ок. А от вони у вас ничего магического не предусмотрено?

— Вот народ брезгливый пошел. Это рейд. Розы нюхать в городе будешь. На заработанные вместе с нами денежки, — бросил насмешливо эльф.

— Конечно, не тебе же в это дерьмо лезть, — проворчал я, аккуратно присев на корточки перед решеткой. — Мне за такое удвоенная добыча должна полагаться. Так и запишите, на следующий раз, если что.

— Давай уже, переноси точку, герой-первопроходец. Только не приседай, в ляж головой к решетке. Чтобы внутри в нужном положении появиться. Тебе все равно по этой дряни на пузе метров двадцать ползти предстоит.

Я тяжело вздохнул и тут же пожалел об этом, закашлявшись. После чего перенес точку и обернулся к товарищам.

— Готово.

Рон, при помощи одной из жердей, протолкнул через решетку сумку и отодвинув ее как можно дальше вглубь туннеля повернулся ко мне, доставая нож. Все, сейчас меня прикончат, и я точно узнаю, ловушка это или нет. Как бы там ни было, из-за решетки меня потом еще попробуй выковыряй. Так что нечего лишний раз параноить.

Глава 50.Шантаж — дело тонкое

— В сумке пузырек с ядом. Держи наготове, когда будешь пробираться по второму туннелю к воротам. А перед выходом зажмешь пузырек в зубах. Если увидишь что-то странное или подозрительное, типа гоблина в черном балахоне или вообще что угодно — лучше раздави стекло и прими яд. Близкое знакомство с шаманом-некромантом — не лучшая идея, уж поверь. После этого у тебя будет около минуты-полторы. Хотя лучше бы конечно, чтобы не понадобилось. Вещь не дешевая.

— Понял.

— Удачи, — и Рон всадил мне нож в грудь по самую рукоять.

И похоже, что попал точно в сердце, потому что умер я мгновенно. Мельком взглянув на немного виноватую физиономию гнома, я чисто автоматически забросил его в абсолютную память. Пятерка в ловкости немного удивила. Хотя, это же гномы. У них упор, по идее, совсем на другое. У меня у самого пятерка, так что нефиг.

Главное, что возродился я на этот раз, как надо. Ползти по туннелю мордой вперед получалось, не столько быстрее, сколь удобнее. Во всяком случае, в поворот я вписался, почти не снижая скорость. Разве что без дрифта. Представив, как жидкая дрянь летит фонтаном из-под моих ладоней, я заржал. Не, с этим дерьмом пора завязывать. На игры в супермарио я не подписывался.

За поворотом я еще прибавил ходу. Для спешки есть весомый повод — на дне колодца меня ждут сразу две цели. Два светящихся гриба дающие буст на интеллект. И один я все-таки попробую схавать — вдруг снова прокнет повышение? А второй отдам пацанам. Пускай не плачут. Я ж не крыса.

Все-таки они меня взяли к себе в отряд, хотя я их предупредил о риске связываться со мной. Опять же, я от этого похода получил намного больше, чем они от меня. А ведь еще даже не вечер.

Добравшись до края колодца, я тут же начал спускаться к самому нижнему выходу. Где и оставил сумку для грибов вместе с мотком веревки и пузырьком с ядом.

Теперь самое сложное. Как их добыть? Портить отношения с земляной составляющей местного босса подземелья совсем не хочется. Мой внутренний компас после десятка убийств указывал теперь еще и на него. Жутковатая помесь элементов земли и смерти находилась сейчас по центру колодца. Значит, вернулся к себе на пьедестал. Надо запомнить, что для компаса вот такие непроницаемые для обычного взгляда штуки, типа тумана — вообще не помеха. Хотя, чему удивляться? Ему и толща земли вместе со скалами не помеха, чего уж там. Орка я по-прежнему чувствовал в Пещерах Крика.

Как только я вынырнул снизу из черного тумана, у меня в голове сразу раздался голос.

«Ты теперь постоянно будешь здесь шастать, надоедливая малявка?»

Элемент смерти соизволил заговорить. Во всяком случае, голос совсем не тот, что прежде. Это у бедолаг самое натуральное раздвоение личности. Жаль я не психолог. Мог бы их уговорить, что они безобидные зайки, и пускай скачут по лужайке.

— Привет, я на минутку. Мне бы во-о-он те два грибочка и ты меня очень долго не увидишь.

«Договариваться с тобой? Зачем, если я могу просто тебя убить?»

— А я могу снова ослепить тебя и без проблем получить все, что мне нужно.

«Попробуй, а я просто раздавлю то, что тебе нужно и проблема исчезнет».

Мда, шах и мат. Стоило один раз расслабить булки и сболтнуть лишнего, и вот, пожалуйста.

— Ты же не просто так начал этот разговор? Что тебе нужно?

«Ты мог бы получить очень многое, принеся клятву извечной повелительнице».

— Мне тоже издалека начинать, или ты сразу меня в задницу поцелуешь?

«Это отказ?»

— А есть сомнения? Да ты оказывается затейник. Не скажу, что мне нравится ход твоих мыслей, но когда-нибудь потом, сидя в таверне и попивая ром, я вспомню о тебе. И поржу. Спасибо.

«Ты зря столь пренебрежительно относишься к хозяйке».

— К твоей хозяйке.

«Ты так самоуверен? Молодость проходит. И жизнь конечна».

— Если ты разуешь глаза и посмотришь внимательно, то поймешь, что не по адресу. Моя молодость впереди, а не позади. Это как минимум. Слушай, у меня есть встречное предложение. Я пообещаю, что не буду сюда водить друзе