КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406449 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147276
Пользователей - 92516
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
plaxa70 про Абрамов: Школьник из девяностых (СИ) (Фэнтези)

Сразу оценю произведение - картон, не тратьте свое время. Теперь о том, что наболело. Стараюсь не комментировать книги, которые не понравились или не соответствуют моему мировозрению (каждому свое, как говорится), именно КНИГИ, а не макулатуру. Но иной раз, прочитав аннотацию, думаешь, может быть сегодня скоротаю приятный вечерок. Хренушки. И время впустую потрачено, и настроение на нуле. И в очередной раз приходит понимание, что либеральные ценности, декларирующий принцип: говори - что хочешь, пиши - что хочешь, это просто помойная яма, в которую человек не лезет с довольным лицом, а благоразумно обходит стороной.
Дорогие авторы! Если вас распирает и вы не можете не писать, попросите хотя бы десяток знакомых оценить ваш труд. Пожалейте других людей. Ведь свобода - это не только право говорить и писать, что вздумается, но и ответственность за свои слова и действия.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
citay про Корсуньский: Школа волшебства (Фэнтези)

Не смог пройти дальше первых предложений. Очень образованный человек, путает термех с начертательной геометрией. Дальше тоже самое, может и хуже.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Хайнс: Последний бойскаут (Боевик)

Комментируемый рассказ-Последний бойскаут

Я бы наверное никогда не купил (специально) данную книгу, но совершенно она случайно досталась мне (довеском к собранию книг серии «БГ» купленных «буквально даром»). Данная книга (другого издательства — не того что представлена здесь) — почти клон «БГ» по сути, а на деле является (видимо) малоизвестной попыткой запечатлеть «восторги от экранизации» очередного супербоевика (что «так кружили голову» во времена «вечного счастья от видаков, кассет и БигМака»). Сейчас же, несмотря на то - что 90 % этих «рассказов» (по факту) являются «полной дичью» порой «ностальгические чуства» берут верх и хочется чего-нибудь «эдакого» в духе «раннего и нетленного»., хотя... по прошествии времени некоторые их этих «вечных нетленок» внезапно «рассыпаются прахом»)).

В данной книге описан «стандартный сюжет» об очередном (фактически) супергерое, который однажды взявшись за дело (ГГ по профессии детектив) не бросает его несмотря ни на что (гибель клиентки, угрозу смерти для себя лично и своей семьи, неоднократные «попытки зажмурить всех причастных» и заинтересованность в этом «неких верхов» (против которых обычно выступать «… что писать против ветра...»). Но наш герой «наплевал на это» и мчится... эээ... в общем мчится невзирая на «огонь преследователей», обвинение в убийстве (в котором наш ГГ разумеется не виновен, т.к его подставили) и визг полицейских сирен (копы то тоже «на хвосте»).

В общем... очень похоже на очередной супербестселлер того времени — «Последний киногерой». Все взрывается, стреляет, куда-то бежит... и... совсем непонятно как «это» вообще могло «вызывать восторг». Хотя... если смотреть — то вполне вероятно, но вот читать... Хм... как-то не очень)

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
загрузка...

Чернокнижник (fb2)

- Чернокнижник 888 Кб, 266с. (скачать fb2) - Виктор Яковлевич Коновалов

Настройки текста:



Первичный бульон, водоросли и агрессивные одноклеточные. Ха! А как вы себе представляли Конец света? Задача — эволюционировать и выйти на сушу, чтобы перегрызть глотки противников и выжить в Новом мире.

Привет, я Данила, живу за счёт наивных клиентов агентства экстрасенсов. Но пришла расплата: меня поймали какие-то бандиты. А тут ещё и Конец света накатил, в общем, всё как всегда: человечество уничтожено, оставшиеся в живых перекинуты в Игру… вот только мне не удалось стать седобородым магом, (да что там!) даже гномом: ядро, цитоплазма и вакуоли — звучит, как насмешка.


*

Пролог

Тесная комнатушка, свет, едва прорывающийся через плотный табачный дым… Да уж, не так я представлял себе своё будущее. Конечно, не самый плохой вариант, но… Мои мысли прервала всхлипывающая женщина, сидящая напротив:

— Ну, как?!

— Кхм, что?.. — я не сразу поймал нить разговора. — Ах, да, сеть нестабильна, но ваш муж скоро выйдет на связь.

Через несколько секунд я закатил глаза, пару раз кашлянул и проговорил низким голосом:

— Он вас слушает.

— Петенька! Ты здесь?! — женщина напротив чуть было не закричала, вцепившись в мои руки.

— Да, он стоит рядом со мной, говорите.

До чего же она ненормальная! Все ладони мне исцарапала!

— Петенька, ну как ты там? — спросила женщина, вытирая платком выступившие слёзы.

— Он отвечает… ага… понял… Ваш муж говорит, что всё у него прекрасно, он там, — я многозначительно указал на потолок, — занялся выращиванием цветов: розы, тюльпаны, лилии…

— Странно, а ведь Петенька никогда не любил работать в саду, даже в деревню к моей маме никогда не ездил.

Кажется, женщина начала что-то подозревать.

— Из-за чего, говорите, он на тот свет попал?

— Из-за инфаркта… — недоумённо ответила клиентка.

— Всё ясно: малоподвижный образ жизни привёл к плачевным последствиям, вот он и решил его изменить, хотя бы там.

— Надо же… — покачала головой женщина, и, покраснев, добавила. — Спросите у него насчёт Андрея, просто прошёл уже год после смерти Петеньки…

Речь женщины прервал рингтон моего старенького телефона. Звонил Миха, администратор нашего центра.

— Одну секундочку, очень важный звонок, — сказал я клиентке и приложил трубку к уху, второй рукой перебирая «магические» чётки. — Что случилось?

— К нам ворвались какие-то ребята в камуфляжной форме, ищут тебя, — донёсся шёпот нашего администратора.

— Понял, — я бросил трубку и вскочил со своего места, быстро собираясь и при этом общаясь с изумлённой клиенткой. — Петя полностью одобряет ваше увлечение Андреем и желает вам любви и счастья, с ним всё хорошо, к сожалению, помехи в сети не позволяют продолжить разговор, — и уже у выхода из комнатки бросил, — деньги оставьте у администратора, берегите карму и отпустите уже дух Пети!

Я выскочил в длинный коридор и бросился к чёрному выходу, на ходу напяливая старую куртку. Из кармана выпала пачка — сигареты рассыпались, я с сожалением бросил взгляд на пол и махнул рукой: мешкать было нельзя. Сзади послышались низкие мужские голоса, я обернулся: несколько громил бежали за мной, держа в руках полицейские дубинки. Ну всё… я попал. И кому же так не понравились сеансы связи с умершими родственниками? Русская мафия? Бандиты какой-то другой национальности?..

Я выскочил в открытую дверь запасного выхода и тут же впечатался в огромную тушу накаченного лысого мужика.

— Добегался! — его насмешливый голос не предвещал ничего хорошего.

Ещё двое ребят в белых рубахах скрутили мне руки и потащили в сторону чёрных джипов, стоящих неподалёку. Это точно мафия! Ну, Данила, и нарвался же ты.

— Слушайте, да ведь я простой экстрасенс! Отпустите меня, давайте договоримся! Могу всем бесплатные сеансы провести!.. Или вам деньги нужны?

— Да заткнись ты! — лысый бандит ткнул меня дубинкой меж рёбер, и, надо сказать, довольно ощутимо. — Нафиг не сдались нам твои деньги и тем более сеансы!

— Ну хоть скажите, за что меня поймали.

— Нам приказали — мы сделали, и точка.

Понятно, видимо, узнать подробности получится только у заказчиков моего похищения, если только эти братки меня не в лес увезти собираются.

Вроде не в лес: посадили меня на заднее сиденье, в отличии от «обречённых», которых, насколько я знал из фильмов, засовывали прямо в багажник. Правда с обеих сторон сели два дюжих молодца, сжав моё гораздо менее выдающееся тело в тиски, ну да ладно, я потерплю.

Ехали мы долго, все мои вопросы лысый, усевшийся на переднем сиденье, пропускал мимо ушей. И почему нельзя было всё мирно решить? Так ведь нет, нужно целое похищение организовывать. Да и кому я вообще сдался? Я, если подумать, и не обманывал особенно никого… просто говорил людям то, что они хотят услышать, пусть и за деньги.

Наконец джип остановился. Я посмотрел в окно — какой-то заброшенный завод с территорией, обросшей кустарником и травой. Конечно, не лес, но от этого мне не легче.

— А зачем мы здесь остановились? — осторожно спросил я.

— Тебя мочить будем! Ахаха! — да уж, чувство юмора у бандитов то ещё.

А если серьёзно, похоже, он не шутит. Заброшенный завод где-то загородом, рядом ни одной живой души… Может, попытаться убежать в лес? Он как раз начинался совсем рядом со зданиями цехов. Но вырваться из цепких рук двух бандитов в глаженных белых рубахах не представлялось возможным. Ну что ж? Нужно попытаться подобрать удобный момент.

Лысый сказал в рацию:

— Мы на месте.

Рация издала шуршание, через которое прорезался голос:

— Понял, ждём.

Джипы рванули с места и заехали на территорию у завода.

Остановились мы рядом с главным зданием с обвалившейся краской и сколотыми ступенями, ведущими к высокой металлической двери. Меня буквально вытолкали из машины, после чего под конвоем повели ко входу в цех.

Металлическая дверь со скрипом отворилась, за ней оказался пыльный коридор с зашарпанным столиком вахтёрши в самом его конце. Я внимательно оглядывался по сторонам в поисках вариантов для побега, но ни окон, ни других выходов на улицу видно не было.

Мы медленно шли по довольно широкому коридору, минуя множество комнат и дверей. Вдруг напротив одной из них лысый подал знак рукой, и мы остановились.

Через несколько секунд дверь открыли с противоположной стороны: перед нами оказалось два человека в белых халатах, стоящих… в кабине лифта. Да, это была вовсе не комната, а лифт, ведущий, очевидно, куда-то вниз, под землю. Бандиты обменялись кивками с неизвестными и направились к выходу, оставляя со мной двух людей в качестве конвоя, которые и ввели меня в кабину. Мужчина средних лет, которого я тут же мысленно квалифицировал как учёного, нажал на кнопку, и дверь медленно закрылась.

Я был в шоке от происходящего: братки из девяностых вместо того, чтобы прихлопнуть меня где-нибудь в лесу, привезли на какой-то заброшенный завод, переоборудованный в бог знает что.

— Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? — поинтересовался я. — И перестаньте уже скручивать руки: никуда я отсюда не сбегу при всём своём желании.

Мужчина в белом халате кивнул бандитам, те тут же меня отпустили.

— Иванов Данила Петрович, вы попали в государственное учреждение «Отдел № 26». Вскоре вам проведут подробный инструктаж.

— А зачем нужно было ко мне бандитов подсылать? — недовольно пробурчал я, потирая ноющие плечи.

— Во-первых, это не бандиты, а сотрудники ОМОН, во-вторых, мы знаем, что вы имеете проблемы с законом и всё равно попытались бы скрыться при виде полиции, в-третьих, было решено скрыть операцию под видом похищения, чтобы не дать наблюдателям от других стран (а они есть, вы не сомневайтесь) возможности собрать лишние данные на «избранных».

— Как всё серьёзно… — с ухмылкой сказал я. — И зачем я вам нужен? Сразу предупреждаю, сеансы платные, работать даром не буду даже из чувства патриотизма.

— Сергей Геннадьевич, это точно не ошибка? Они выбрали именно его? — спросил второй учёный, сделав акцент на последнем слове. Признаться, довольно обидно.

— Для меня это до сих пор остаётся загадкой, среди лучших: выдающихся учёных, военных, артистов, меценатов, политиков — затесался этот… кхм, экстрасенс. Но ошибки нет, код расшифровывали профессионалы.

— Попрошу повежливее, между прочим, у меня дед по папиной линии был чернокнижником, его в деревне за это чуть не утопили.

— Не нервничайте, молодой человек, может, всё обойдётся, не исключено, что всё это лишь фальшивка.

— Вы о чём? — спросил я, но ответить Сергей Геннадьевич не успел: двери лифта открылись, и меня передали другим учёным, которые оказались менее разговорчивыми.

Я находился в огромном подземном комплексе: параллельно высокому, в несколько этажей, своду шло множество коридоров, по которым туда-сюда сновали люди в белых халатах, военные в форме и простые гражданские.

— Впечатляет… — изумился я, ведомый несколькими учёными по одной из многочисленных лестниц на второй этаж.

— Да уж, не представляешь, сколько денег из госбюджета вложено в одно только строительство, а уж сколько в разработки… — ответил мой ровесник, молодой учёный, который затесался в нашу группу минутой ранее.

— Куда меня ведут? — нельзя упускать такого сговорчивого собеседника.

— Твоё имя значится в списках, которые были получены на орбитальной станции. Мне, конечно, не всё рассказывают, но был слушок, что это касается неких природных катаклизмов…

— Да ну, это же чушь! — усмехнулся я. — С вами что, инопланетяне связались? На русском вам сообщение прислали?

— Нет, конечно, не на русском. Где-то год назад в Тихий океан упал неизвестный объект, к сожалению, мы не успели добраться до него раньше наших американских «коллег», но зато разведка сработала на ура: насколько я понял, там содержались данные о некоем кайнорском языке, достаточные для того, чтобы расшифровать недавнее сообщение.

— И что получается, скоро нас ожидает мировой коллапс? И причём здесь списки?

— Ты попал в число людей, которые получат второй шанс, — тихо, чтобы не было слышно встречным людям, проговорил учёный.

Конец света, инопланетяне, какой-то второй шанс… События сегодняшнего дня перевесили всё, что происходило со мной за двадцать три года. Но у меня сложилось впечатление, что всё это попросту развод, а приволокли меня сюда ради… не знаю, опытов? Вдруг, этот комплекс направлен вовсе не на исследования связей с пришельцами, а на банальную продажу частей тела?.. Я не имел ни малейшего желания насильно стать донором, ведь мне ещё жить и жить. Может, попытаться сбежать? Но как? Выход я знал лишь один, и тот после многочисленных коридоров, подъёмов и спусков найти будет крайне сложно. А если взять заложника, как это обычно бывает в фильмах? Вот, хотя бы этого, который мне тут на уши лапшу про пришельцев вешает. И кому вешает? Мне! Человеку, который уже пять лет зарабатывает на жизнь своими «экстрасенсорными способностями», я, конечно, верил, что они у меня есть… но надо признать: пока что большая часть моей работы складывалась из откровенного вранья. Нет. Тут везде военные, меня застрелят ещё до того, как я попытаюсь схватить учёного. В общем, ситуация складывалась не из простых: я под землёй в каком-то неизвестном комплексе, без возможности самостоятельно выбраться наружу, вокруг — военные и учёные, а ещё этот разговор про инопланетные списки…

Вскоре мы оказались перед ничем не примечательной дверью, в которую мой новый знакомый вежливо постучал, а после приоткрыл, осторожно заглядывая внутрь.

— Заходи, — обратился он ко мне.

Я осторожно переступил порог и оказался в довольно просторном кабинете, добрую половину которого занимал письменный стол, заваленный документами, бумагой, канцелярскими принадлежностями и несколькими телефонами на проводах. Серьёзно, на проводах? Хотя я где-то слышал, что только так можно защитить каналы связи… За столом на высоком кожаном кресле сидел худощавый профессор и курил кубинскую сигару, вальяжно откинувшись на мягкую спинку.

— Ага, вот и последний из наших, кому улыбнулась удача… хотя, может быть, наоборот, — с грустью проговорил руководителей «Отдела № 26» Афанасий Сергеевич Белый, если верить табличке у входа в его кабинет.

— Афанасий Сергеевич, кто-нибудь мне объяснит, наконец, что здесь вообще происходит? — у меня появилась робкая надежда, что привезли меня сюда вовсе не из-за здоровой печени и почек, во всяком случае, для этого совсем не обязательна встреча с начальством.

— Конечно, присаживайся, — и руководитель показал мне на мягкий офисный стул напротив, — ты попал в списки людей, которые после мировой катастрофы и гибели всего человечества попадут в некий новый мир, где они должны будут продолжить развитие разумной жизни.

И сказал он это как-то буднично, настолько безучастно, что я, ей-богу, в очередной раз посчитал всё это просто шуткой. Ну, если этому солидному человеку хочется, чтобы я поддержал эту игру, то пожалуйста.

— Насколько мне известно, информация получена из довольно ненадёжного источника, — с сомнением проговорил я, внимательно осматривая морщинистое лицо Афанасия Сергеевича, которое, кажется, вообще не выражало эмоций.

— В начале мы тоже приняли её за фальшивку, подсунутую конкурентами, однако всё оказалось серьёзней некуда: американцы, британцы, французы… да, в общем, все развитые страны, начали поиск «избранных». В течение этой недели сейсмологи наблюдают неестественные процессы в движении земных плит, ты, наверное, слышал про катастрофу в Японии. Да? Ну так вот, это только начало, вскоре весь мир будет буквально погребён под своими же обломками.

— А почему именно я? — создавалось ощущение, что он не шутит.

— Нас тоже интересует этот вопрос… Из России, да и из всего мира, в списках оказались только учёные, некоторые политики, военные, представители интеллигенции, люди искусства и религиозные деятели. И среди них ты, уж прости, обычный шулер из какого-то непрезентабельного заведения.

— У меня, между прочим, дед…

— Да, да, маг, чернокнижник или кто ещё похлеще. Ты не думай, всю информацию про тебя мы изучили вдоль и поперёк. Конечно, мне как учёному не положено это говорить, но дед твой имел кое-какие способности, которые мы не смогли объяснить, даже привлекая людей, знавших его лично… А вот ты всего лишь мошенник, но не мне тебя судить, к тому же если ты попал в список, значит, как-то выделился. Не хмурься, знаю, каждый зарабатывает так, как может. На вот, закури.

Клубы дыма медленно разносились по комнате… Афанасий Сергеевич знал толк в сигарах, также он знал о моей слабости к курению и сумел-таки успокоить разъярившегося внутри меня «вольного художника», непонятого и оклеветанного. Мы курили и вели непринуждённую беседу, было видно, что уставший от работы профессор хочет просто посидеть и поболтать, я же не имел ничего против, да и собеседник попался интересный.

— И как вы относитесь к тому, что вскоре всё человечество будет стёрто с лица земли? — спросил я.

— Я-то? А я не беспокоюсь: в то время, как ты будешь бороться за выживание в другом мире, я буду спокойно отдыхать где-нибудь меж облаков, лениво покуривать (надеюсь, там сигары не запрещены) и наслаждаться зрелищем. Это тебе выпала непростая доля спасения рода человеческого, тебе и беспокоиться.

— Интересное мнение… а как же семья, друзья, работа на худой конец?

— Достойные люди тоже окажутся в раю, так что скучно мне не будет, — с улыбкой ответил Афанасий Сергеевич.

Но как только профессор взглянул на часы, улыбка сползла с его лица.

— Конец света ожидается на днях, но, кажется, убьёт меня не он, а этот завал на работе, — посетовал глава «Отдела № 26». — Ты иди к остальным, познакомься, ведь вам предстоит вместе защищать честь рискующей в скором времени исчезнуть Родины… И это… обычным сотрудникам ни слова, мне в последние дни работы не нужны сходящие с ума или впадающие в депрессию, режущие вены и заодно всех окружающих.

— Конечно, но дело в том, что я не знаю, куда идти.

Афанасий Сергеевич поднял трубку телефона и сказал:

— Проводите Данилу до зала № 4.

Я распрощался с душевным профессором, вышел из его скромного офиса и тут же был встречен каким-то военным, который и должен был показать мне дорогу. Мы несколько минут шли через коридоры, лестницы и проходы; практически не разговаривали: военный оказался молчаливым и нехотя отвечал на мои редкие вопросы по поводу подземного комплекса. Всё, что мне удалось узнать: отдел изначально являлся научным центром, затем, после падения НЛО в Тихий океан, часть его мощностей было направлено на изучение ситуации, расшифровку, а затем и на поиск людей, значившихся в списке. К слову, были найдены все «избранные» из нашей страны, но часть из них располагалась в «Отделе № 27» под Хабаровском. Всего же таких людей было сто сорок семь: по одному на каждый миллион жителей. Вот уж действительно, один на миллион…

Наконец мы вошли в большой зал, в котором находилось несколько десятков человек, занятых самыми разными делами: кто-то обедал, кто-то играл в шахматы, шашки, другие интеллектуальные игры, компьютеров и телефонов ни у кого не было, что объяснялось секретностью отдела № 26. Меня представили высокому уже седеющему майору, который, видимо, и был лидером «избранных».

— Данила! Весьма наслышан… здесь, можно сказать, настоящие легенды про тебя ходят: то ли ты карточный шулер, то ли чёрный маг, то ли вообще из блатных.

— Экстрасенс, товарищ майор, — расставил я все точки над i.

— Ещё интереснее, — похлопал меня по плечу майор, представившийся Михаилом Александровичем, — Ребята и девчата! Представляю вам сто пятидесятого «выжившего», единственного мага в нашей скромной команде.

Со всех сторон на меня уставились десятки глаз: кто-то глядел с интересом, кто-то оценивающе, кто-то и с откровенной неприязнью. Но в целом, коллектив встретил меня скорее положительно: сказывался высокий процент интеллигентов и просто образованных людей.

Я пошёл вслед за майором, направляющимся к компании военных, которые играли в покер за одним из дальних столов. Пришлось отвечать на многочисленные вопросы, то и дело сыплющиеся на меня со всех сторон, в основном они сводились к следующему: действительно ли я экстрасенс? как долго я обманываю людей? сколько зарабатывают нынче чёрные маги?.. В общем, мои попытки убедить окружающих, что сверхъестественные силы передались мне от дедушки, не увенчались успехом: народ, как ни крути, собрался образованный, поэтому мне пришлось отшучиваться, говоря, что дела у экстрасенсов нынче идут довольно неплохо, поток людей стабильный, а «обманываю» я их уже пять лет.

Наконец, мы с майором подсели за столик военных. Официант принёс яблочный сок: алкоголь здесь был строго запрещён, и мы тоже присоединились к игре.

Не даром я числился экстрасенсом: обманывать людей у меня всегда получалось лучше всего, и уже через полчаса я до нитки обчистил остальных игроков. Играли мы, конечно, не на деньги, а на сушки (на реальные сушки), но я всё равно получил удовольствие от, пусть и лёгкой, но всё же победы и заслужил некоторое уважение со стороны азартных вояк.

Насколько я понял, военные здесь были сосредоточены вокруг двух столов. За первым и, определённо, самым многолюдным главенствующее положение занимал Майор, за вторым — какой-то накаченный дядька полубандитского вида, которого все называли Тараном. Между ним и Майором чувствовалась вражда… да что там! Казалось, они готовы были измордовать друг друга прямо сейчас, но всё-таки военным удавалось держать себя в руках, хотя порой сторонники двух «лагерей» перекидывались колкими фразочками.

После налаживания отношений с военными я пересел к нескольким учёным, играющим в Эрудита. Лучшие умы страны умело переставляли фишки, образовывая всё новые и новые, часто вообще незнакомые мне слова (да что там, почти всегда). Здесь победа мне не светила, поэтому я попросту сидел и с деланным вниманием слушал их неспешную беседу, ловя на себе всё больше и больше любопытных взглядов и даже иногда вставляя пару комментариев по знакомым мне темам.

— Молодой человек, не наскучило ли вам сидеть с нами? — спросил пожилой учёный, которого в этой компании называли Петровичем.

— Да вы что? Нисколько, напротив, мне очень интересно. К сожалению, из-за сложной материальной ситуации, высшего образования я не получил, но частично восполнил пробелы при помощи книг. Отец рано погиб, а у матери, кроме меня, было ещё трое детей, поэтому мне пришлось пойти на, пусть и не совсем честную, но прибыльную работу предсказателя. И вы знаете, получил с её помощью довольно неплохие знания в области психологии.

Конечно, я немного приукрасил свою биографию, да и проблем с деньгами давно уже не было: младшие братья и сёстры учились в вузах, старший работал программистом, мать жила в подмосковном коттедже… А мне уйти с работы экстрасенса мешала банальная жадность.

— Вот именно на таких людей и нужно равняться, — обратился пожилой учёный к своим коллегам, а в особенности к недобро поглядывающему на меня дядьке, — в сложной ситуации он поставил семью превыше карьеры!

— А как по мне, обманывать людей и прикрывать это недостаточностью средств явно не то, чем стоит гордиться.

— Палыч, опять ты за своё! — воскликнул третий учёный. — Вы не обращайте внимания, Палыч ко всему так относится, за исключением разве что своих чисел и формул.

Смех учёных прервал голос, доносившийся из динамиков:

— Внимание! По последним данным, которые расшифровали буквально только что, вы попадёте игровой мир, где вам предстоит развиться из простей…

В этот момент, кажется, сотрясся весь комплекс, электричество отключилось — громкая связь оборвалась, а комната погрузилась в темноту. Все сидели в тишине, пока молчание не нарушил майор, который объявил:

— Без паники! Сейчас выясню, что произошло.

Судя по звукам шагов, он направился в сторону выхода. Однако майору не суждено было выйти из зала № 4, комплекс в очередной раз сотрясся — и через секунду вся наша команда была погребена под многотонным слоем земли и бетона.

Выберите персонажа

Именно эта надпись была первым, что я увидел, когда очнулся.

Глава 1. Первичный бульон

Выберите персонажа

Именно эта надпись была первым, что я увидел, когда очнулся.

Я находился в каком-то большом помещении, ограниченном полупрозрачными стенами. Рассмотреть, что же конкретно происходит за его пределами, не представлялось возможным, только размытые контуры, напоминающие то ли облака на небе, то ли туман, стелящийся над водной гладью… Но самое главное — я не видел себя. Нет, я точно чувствовал руки и ноги, но опущенный вниз взгляд почему-то упорно отказывался различать мои конечности, как и остальное тело. А ещё эта надпись перед глазами… Что там по громкой связи объявили? Что-то насчёт игрового мира. Конечно, я немного по-другому представлял себе Конец света: восстание роботов, резкое повышение температуры, окончание запасов пресной воды, вторжение инопланетян, в конце концов…

Итак, выберите персонажа… И как его выбрать? Как только в моей голове пронеслась эта мысль, надпись тут же исчезла, вместо неё появился ряд из множества шаров разного размера и цвета. Я присмотрелся к одному из них — под шаром вспыли какие-то обозначения. Приблизив изображение, оказавшееся 3D-моделькой, я сумел прочитать:

Размер: 5

Выносливость: 5

Сопротивляемость урону: 3

Ментальная сила: 0

Что это? Какие-то физические характеристики? Неожиданно перед глазами всплыла подсказка:

Характеристики тела — начальные качества игрока. При выборе тела важно учитывать направления развития. Желаете посмотреть ваши направления развития?

— Конечно, желаю! И да, что такое направления развития? — Неясно, подумал ли я это или произнёс вслух, но… игровая система?.. всё прекрасно поняла. Ряд из, как оказалось, тел пропал, вместо него появилась таблица.

Направления развития дают возможность получить навыки в тех или иных сферах. Выбрать новое направление развития можно каждые 10 уровней. Ваши направления и навыки:

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (Для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 1 уровень

Управление (базовое) — 1 уровень

Эм, Система, можно получить более подробную информацию?

Род — фракционное направление россиян, усиливает членов фракции при непосредственной угрозе её территории (заблокировано, открывается при переходе на стадию Суша, можно улучшить в центре фракции (откроется при переходе на стадию Каменный век). Внимание! При совершении перехода в другую фракцию (так называемом предательстве) направление временно блокирует часть навыков носителя (уникально, действует с первого этапа), невозможно получение направления другой фракции.

Экстрасенсорика — уникальное личное направление игрока. Большинство навыков зависит от ментальной силы.

Управление — базовый навык направления Экстрасенсорика, позволяет игроку брать под контроль более слабые (ментально и по уровню) цели. Зависимость — ментальная сила.

Ну вот! Я же говорил, что у меня дед по папиной линии был чернокнижником и мне свой дар передал, а никто не верил. Итак, то есть эти непонятные разноцветные шары — варианты моего будущего тела… Эх, я надеялся на что-то другое, что-нибудь наподобие двухметрового бородатого волшебника или друида в длинными костлявыми пальцами и горящими глазами… Ну да ладно, значит, нужно выбрать модельку персонажа, у которого эта самая ментальная сила будет максимальной, дабы полностью раскрыть своё личное направление.

Перед глазами снова появился ряд тел. Для удобства я воспользовался встроенным фильтром (хвала тому, кто его создал, иначе выбор бы порядочно затянулся), в итоге с максимальным десятым уровнем было только одно тело, при том остальные характеристики оказались минимальными:

Размер: 1

Выносливость: 1

Сопротивляемость урону: 1

Ментальная сила: 10

Также я обнаружил ещё три тела с ментальной силой в девять условных единиц, но каждое из них обладало большими показателями размера, выносливости или сопротивляемости. Если с сопротивляемостью и выносливостью всё было понятно, то вот что насчёт размера? Конечно, визуально данное тело было больше других, но всё ли так просто?

— Система, на что влияет размер тела?

Размер тела — характеристика, влияющая на параметр Объём эволюции (количество возможных модификаций тела).

То есть с маленьким показателем размера тела его преобразования будут минимальными? С одной стороны, я лишусь возможности повысить выживаемость за счёт острых когтей, длинного шипованного хвоста и перепончатых ног, с другой, моё личное направление развития — Экстрасенсорика, и если его игнорировать, можно запороть всю прокачку, ведь состязаться в живучести с военными, у которых, вероятно, личные направления на этом и завязаны, мне будет не по силам. Решено! Я выбрал небольшой жёлтый шарик с максимальной ментальной силой. Надеюсь, он сможет вырасти в опасного мага-ментала, промывающего врагам мозги и заставляющего их совершить суицид.

Выбор сделан! Открывается Лаборатория модификаций.

Комната вокруг меня поменяла окраску, теперь за невидимыми стенами бушевал настоящий океан. В центре этой самой Лаборатории находился выбранный мной шарик, справа — начальные физические характеристики и количество неких очков эволюции, слева — таблица с многочисленными элементами тела. Так, стоп, а где руки, ноги, голова, в конце концов? Вместо них на выбор предлагались россыпи фасеточных глаз, одиночные зрительные приборы, жгутики, шипы и совсем непонятные мне приспособления…

Хм, драконы, маги и гномы отменяются. Похоже, меня ждут одноклеточные и бактерии.


Я приблизил шарик — высветились внутренние органы. В том числе и некое подобие скелета, хотя, если вспомнить биологию, у одноклеточных его не было… После непродолжительного изучения позвоночника я выяснил, что это был вовсе не скелет, а, скорее, зонирование тела, которое показывалось в виде отрезка, разделённого на равные части… В общем, гораздо проще называть его позвоночником. Так вот, можно ли видоизменить этот самый позвоночник? Например, удлинить его. Получилось! Правда, уменьшилась и толщина тела: показатель размера увеличиваться не мог.

Так, ядро… В подсказках высветилось, что этот орган отвечает за сердечно-сосудистую и нервную системы. Мда, с биологией у тех, кто создал эту игру (или даже целый мир) всё плохо. Кроме того, в клетке находились две вакуоли, отвечающие за пищеварение и дыхание. Оказалось, что все внутренние элементы можно улучшать за очки эволюции, также имелась возможность изменять их форму, размер, способ взаимодействия друг с другом и с окружающим миром…

Скорее всего, моим ближайшим местом обитания будет Первичный бульон, поэтому форму тела я постарался сделать максимально аэродинамической (или вододинамической?). Теперь нужно разобраться с очками эволюции и модификациями тела. Свободных очков эволюции имелось десять, если учесть, что один только простенький жгутик стоил 4 единицы, становились понятны вся сложность и неоднозначность выбора модификаций, коих здесь были десятки… Когда я перенёс жгутик и прицепил его к задней части одноклеточного, справа, там, где находились физические характеристики, появилась ещё одна, «скорость» с показателем 1. Интересно, а что если немного продолжить позвоночник…

Требуются очки эволюции: 1

Хорошо. Появившаяся кость как раз заходила внутрь жгутика. Справа высветились две характеристики: выносливость и скорость, притом показатели последней увеличились до 2. Довольно интересно, получается, что при должном сочетании элементов, можно повысить одни характеристики за счёт других. Теперь позвоночник достаёт до жгутика, а значит, сила его движения увеличивается, что отражается на скорости перемещения.

Теперь органы чувств и рот… На выбор имелось довольно много различных вариантов глаз, но я остановился на дешёвом одиночном, пусть он не очень надёжный, зато можно сэкономить свободные очки. Так, пищеварительная система… они оказались разделены на три типа: плотоядные, всеядные и травоядные. Думаю, стоит выбрать всеядность, она казалась наиболее универсальной и полезной. Справа появилось значение урона, равное 2 единицам. Я попробовал поменять тип системы на плотоядный — урон увеличился. Но поразмыслив над всеми за и против, всё же решил вернуться к первоначальному выбору.

Очков эволюции оставалось всего 2. Что же выбрать? Нужно что-нибудь из элементов защиты… За такую цену я мог взять два шипа или один, но чуть большего размера и со способностью отравлять жертву ядом. Кроме того, в таблице имелся ещё один раздел — улучшения. Существовало огромное количество модернизаций клетки: возможность пускать ложноножки, создавать дополнительные вакуоли, делать любую часть тела способной создавать электрический заряд или яд… Решено. Я выбрал маленький шип, который поместил чуть выше единственного глаза, и улучшил вакуоли, чтобы увеличить скорость дыхания и пищеварения, что заметно бафнуло мою выносливость и скорость. К слову, когда я закончил с модификациями, объём эволюции, который в теории ограничивал меня, практически заполнился (в Лаборатории модификаций имелась соответствующая шкала). Боюсь, в ближайшее время я почувствую все недостатки выбранного тела с единицами в значении всех физических характеристик, кроме ментальной силы. Очень надеюсь, что у меня будет возможность их увеличить.

Всё, теперь в игру.

Выберете имя персонажа!

Точно, про имя-то я и забыл. Нагибатор2000? Сын Мерлина? Пьяный Гном?.. Нет, я же экстрасенс. Пусть будет… Чернокнижник, в память о деде, от которого я и унаследовал дар, позволивший мне оказаться в числе «избранных». Выбрав имя, я нажал на кнопку «В игру», и мир вокруг меня резко почернел.


Почему всё такое тёмное? Разглядеть, что же находится вокруг, можно было только частично. Какие-то неясные контуры и свечение. Перед глазами появилось сообщение:

Внимание, вы попали в Микромир! Задача на этом этапе — в среднем по фракции достичь пятнадцатого уровня, выжить и выйти на поверхность.

Глобальная задача в игре — остаться единственной выжившей фракцией!

Нет! В смысле, выжить?! Я ведь даже не могу понять, где нахожусь. Довольно странное и одновременно пугающее чувство, когда ты без рук и ног, способный управлять только жгутиком, барахтаешься в полумраке Микромира, безуспешно щёлкая ртом, похожим на клюв. Так, где здесь меню? Верните меня обратно! Вдруг на периферии зрения я обнаружил едва различимую кнопку.

Желаете выбрать Лабораторию модификаций? (Внимание, выбор возможен только на вашей базе!)

— Да, желаю выбрать!

Вокруг меня неожиданно выросли полупрозрачные стены. Я оказался в уже знакомом мне месте. Нужно разобраться, в чём же причина плохой видимости. Я нажал на глаз на модельке персонажа, появилось описание:

Глаз #3 — одиночный зрительный прибор, улучшает видимость в темноте.

Очевидно, без основных глаз он абсолютно бесполезен… Придётся его поменять. Теперь уже внимательнее читая описание, я остановился на Глазах #11, стоящих три очка эволюции. Однако для того, чтобы их выбрать, пришлось убрать шип — показатель урона снизился.


Снова зайдя в игру, я сразу же почувствовал разницу. Вокруг меня раскинулся мир, полностью состоящий из воды, откуда-то сверху долетали лучи света, причудливо преломляющиеся о поверхность, вероятно, океана. Вода приятно холодила тело, я дёрнул жгутиком и неожиданно для себя резко поплыл вперёд. Справа появилась 3D-мини-карта, место, в котором я находился, обозначалось как «База серых», всё остальное занимало сплошное белое пятно — неисследованная зона. Однако, приблизив карту, я заметил, что в нескольких местах виднелись окрашенные полоски, постоянно разрастающиеся в стороны. Кто-то из моей фракции уже начал исследовать мир.

Что же представляла из себя база? Довольно объёмное пространство в форме шара, окружённое каменными стенами, впрочем, с большим количеством проходов. Засмотревшись на мини-карту, я неожиданно на что-то наткнулся. Перед глазами высветилось:

Еда, мясо.

Кусок сероватого цвета, плавающий в воде — вот еда для микроорганизмов. Ну что же, я уже начинал чувствовать голод, поэтому стоило попробовать. Цапнув своим клювом мясо, я почувствовал довольно приятный вкус, тут же Система зачислила немного опыта, приближая мой уровень ко второму. Приятно. Через полчаса, которые прошли в плавании по базе и поедании мясных и растительных кусочков, я получил следующий уровень.

А вот, кстати, и один из союзников. Рядом со мной проплыла довольно большая клетка, увешанная шипами и защищённая чем-то наподобие панциря. Подсвеченная синим надпись гласила:

Иван, фракция серых. 4 уровень

Игрок, заметив меня, приветливо махнул жгутиком.

Игрок Иван интересуется, какое у вас настоящее имя.

Странная система сообщений… С другой стороны, голосовых связок у одноклеточных не предусмотрено, поэтому спасибо, что хоть таким образом можно общаться.

— Данила.

Жгутики военного дрогнули, а его единственный глаз внимательно уставился на меня — Иван получил сообщение.

— Иван, твой персонаж заточен под броню?

Через несколько секунд перед глазами высветилось:

Игрок Иван говорит, что вы правы, и спрашивает, зачем вы выбрали такое мелкое тело.

— Моё личное направление — Экстрасенсорика, поэтому я остановился на максимальном количестве ментальной силы.

Игрок Иван удивлён, что вы действительно оказались кем-то вроде экстрасенса.

Вероятно, военный выразился более эмоционально, но Система, по-видимому, использовала фильтр сообщений. Интересно, изменяются ли мою фразы…

Рядом с нами буквально из воздуха появилась ещё одна клетка. Она была раза в два больше меня, но до размеров Ивана сильно не дотягивала. Игрок, видимо, все свободные очки эволюции вложил в скорость и теперь практически всю поверхность тела облепливали жгутики разного размера и цвета.

Кислый, фракция серых. 1 уровень

Игрок Кислый обращается к игроку Иван: «Ваня, вот тебе и Конец света».

Игрок Иван отвечает игроку Кислый: «Какого здесь происходит? Почему мы попали в какой-то Микромир, и что это ещё за задача выжить и выйти на поверхность?»

Нет, так дело не пойдёт, постоянно читать сообщения от Системы жутко неудобно.

— Система, можно преобразовать сообщения в звуковые от первого лица?

Желаете выбрать навык Ментальная передача (Внимание, навык работает только в отношении союзников!)

— Да, конечно, хочу!

Я тут же услышал слова Кислого, которые, однако, были прочитаны механическим безэмоциональным голосом:

— Радуйся, что жив остался, в отличии от нескольких миллиардов человек.

Пока военные общались, я решил найти что-то похожее на интерфейс. Система тут же высветила:

Чернокнижник, фракция серых. 2 уровень

Здоровье: 13/13

Очки эволюции: 5

Физические характеристики:

Размер: 1

Выносливость: 1

Сопротивляемость урону: 1

Ментальная сила: 10

Скорость: 2

Урон: 2

Направления развития и навыки (3 свободных очка):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 1 уровень

Управление (базовое) — 1 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 1 уровень

То есть за новый уровень мне дали 4 свободных очка улучшения навыков и 5 очков эволюции. Насколько я понял, когда создавал персонажа, элементы тела из одного и того же раздела занимают равное количество объёма эволюции. То есть жгутики за 4 очка эволюции и за 20 «весили» одинаково. Это радовало, в противном случае я мог оказаться в ситуации, когда у меня скопилось бы большое количество очков эволюции, использовать которые я попросту бы не смог.

— Система, как повысить физические характеристики?

Физические характеристики повышаются за счёт модификаций, за исключением размера, который увеличивается на единицу каждые десять уровней.

— Свободные очки в Экстрасенсорику, Управление и Передачу информации.

Надеюсь, теперь можно будет различить, кто тебе говорит, ведь до этого все сообщения читались механическим голосом. К тому же очень неплохо было бы ускорить их передачу.

— Иван, ты меня слышишь? — обратился я к военному.

Большая клетка уставилась на меня своим единственным глазом.

— Данила, а вот это ты классно придумал! — раздался тот же механический голос, но теперь хотя бы с немного изменённой тональностью и улучшенной выразительностью.

— И я тоже вас слышу! — встрял в разговор Кислый, чей тембр оказался немного выше.

— Вот они, плюсы уникального личного направления, однако проблема осталась: сообщения всё ещё читаются Системой, да и время передачи оставляет желать лучшего.

— Так ведь их и улучшить можно, — заметил Иван. — Представляешь, какие возможности у нас будут на поверхности? Ведь целая группа, благодаря тебе, мысленно общаться сможет!

— В смысле, на поверхности?.. — не понял я.

— Ну как же? После Микромира будет поверхность, даже умники изначально расшифровали послания так, будто мы с самого начала будем на суше выживать… А! Так ведь ты, Чернокнижник, самым последним на объект попал, вот и не знаешь, — ответил мне Кислый. — Кстати, почему у тебя ник такой длинный? Будем звать тебя просто Чёрным.

— Вы про этап Суша?

— Именно, Чёрный, — ответил Кислый.


С ребятами мы сразу же сошлись, оказалось, что мы с Кислым земляки, оба из Самары, и даже учились в одной школе, правда, в разных классах: я был младше военного на несколько лет. А Иван? Кажется, с Иваном мог бы подружиться каждый: простой деревенский парень, с детства мечтающий об армии, добрый, немного наивный, уверенный, что никто из его друзей и родственников не умер, а всё это — лишь какое-то правительственное задание, он сразу стал для меня «своим». Куда более интересная история жизни была у Кислого: после не слишком удачной сдачи экзаменов в школе и, соответственно, провала при поступлении в институт, он отправился служить, да там и остался, но уже по контракту, в своей части Кислый познакомился с прапорщиком Михаилом, который агитировал солдат получить высшее образование в каком-то подмосковном институте военной разведки. Кислый настолько сдружился с Михаилом, что без раздумий отправился в Подмосковье и вскоре находился уже под непосредственным началом у друга. Так они и шли по службе, пока, наконец, их, уже находящихся в звании майора и лейтенанта, ни отправили в некий секретный комплекс. А потом произошло то, что я уже видел: сбор «избранных» со всей страны и обрушение опоры бункера.

Следующие несколько часов наша компания провела за поеданием разбросанных по базе кусков мяса и растений. Попытки убедить Ивана, что происходящее вокруг — это действительность и нынешнее место обитания некогда гордого существа человека, раз за разом разбивались об его веру в армейское руководство, которое «уж точно бы не могло допустить какой-то там Конец света». В общем, вскоре мы с Кислым забили: если хочет, пусть так и продолжает думать. Изредка нам попадались другие члены нашей фракции, которые, впрочем, не спешили присоединяться к нашей группе и стремились поскорее отправиться на исследование внешнего мира. Мы же решили подольше задержаться в безопасном месте, накапливая опыт и свои знания о новой реальности.

Наконец, Кислый, позже всех зашедший в Игру, получил третий уровень. Как показала практика, дальнейшее поедание кусков мяса и растений опыт практически не приносило, поэтому наша троица отправилась к главному выходу из базы серых, местность вокруг которого оказалась исследованной лучше всего. Но, прежде чем выйти, стоило разобраться с модификациями.

Я открыл Лабораторию, чтобы вложить полученные семь очков эволюции в развитие персонажа. Все мы были достаточно молодыми и представляли, как должна выглядеть связка в ММОРПГ: хилер, танк, ддшник и маг, либо лучник. К сожалению, никто из нас не обладал какими-либо лечебными навыками, но тем не менее было решено, что Иван, имевший направление развития Бульдозер (видимо, благодаря соответствующему складу фигуры до Катастрофы, если верить Кислому) будет выкачивать максимально возможную защиту, чтобы иметь возможность прикрыть нас, более хлипких союзников. Кислый получил личное направление Диверсант, что давало ему неплохой бонус в развитии себя как быстрого и дамажущего микроорганизма. А я? Я пока и сам не знал, в каком направлении мне развиваться, поэтому попросту решил улучшить свою ментальную силу. Но найти соответствующие модификации оказалось довольно непросто. Среди частей тела их почему-то не было, как и среди улучшений клетки; покопавшись в интерфейсе, я обнаружил, что навык можно повысить только путём прокачки ядра одноклеточного. Все семь очков эволюции я вложил именно в него, но мне тут же пришло системное сообщение:

Дальнейшее улучшение ядра невозможно. Причина: недостаточный уровень игрока.

Печально, но всё-таки повысить ментальную силу мне немного удалось, пять очков эволюции улучшили характеристику на единицу. Оставшиеся два я решил вложить в скорость клетки, увеличив уже имеющийся жгутик.

Теперь нужно разобраться с навыками. Четыре свободных очка… Вложив их в Ментальную передачу, я смогу упростить общение с другими игроками, но Управление… описание навыка меня действительно заинтриговало: взять под контроль своих врагов или же простых НПС… Развитие умения позволит догнать моих союзников не только в плане защиты, но и живучести за счёт подконтрольных одноклеточных. Но всё-таки я решил улучшить на две единицы в Экстрасенсорику, повысив тем самым эффективность всех навыков этого направления, а два очка оставить на будущее: вдруг Система предложит какой-нибудь интересный или же необходимый навык.

Как только я вышел из Лаборатории модификаций, пришло системное сообщение:

Внимание! Ваша фракция понесла первые потери: игрок Павел, оставшееся количество игроков можно увидеть в соответствующем меню!

Оставшееся количество членов фракции серых: 149.

Я тут же нажал на появившуюся на периферии зрения кнопку. Открылась таблица, которая, к сожалению, не давала никакой подробной информации о союзниках, только их оставшееся количество и средний уровень. Обидно, надеюсь, эта смерть даст остальным понять, что лучше всего ходить на вылазки одной кучей. И пусть сейчас об этом мало кто думает, в дальнейшем это неизбежно.

— Ужас! Кто-то погиб! — воскликнул появившийся рядом Иван. Было видно, что парень серьёзно поработал в Лаборатории: его клетка, и так обладающая огромными размерами, внешне стала ещё больше: практически весь корпус покрывал хитиновый панцирь, из которого вырастали острые шипы, а многочисленные жгутики были в прозрачной, будто пластиковой, оболочке, защищающей их от повреждений. Вот они — плюсы большого размера клетки, подкреплённые личным направлением развития, которое, видимо, давало уникальные модификации: подобного панциря из хитина у себя в Лаборатории я не видел. Вскоре появился и Кислый, установивший на своём сиреневом одноклеточном новый рот, усеянный россыпью острых зубов, и некое подобие ласт, заменяющих многочисленные и малоэффективные жгутики.

— Готовы? — спросил я. — Тогда вперёд!

Глава 2. Вылазка

У восточного выхода столпилось несколько одноклеточных, обсуждающих смерть одного из членов фракции. Приблизившись к союзникам, я услышал:

— Я знал Павла десять лет… Действительно, художник с большой буквы!.. Нет, я понимаю, что буквально несколько часов назад погибла вся Земля, все родственники и друзья, но, кажется, что это всё далеко, что этого, может, и не было вовсе, а Павел… Так, постойте, вы тоже слышите сообщения?!

Все одноклеточные резко посмотрели в нашу сторону, сообразив, что появление нашей группы как-то связано с этой метаморфозой.

— Эм, Чернокнижник, насколько я понимаю, ваших рук дело, что Система начала читать наш диалог?.. — спросил у меня игрок с ником Филолог.

— Можно просто Чёрный, и да, так действует мой навык Ментальная передача, — ответил я союзнику.

Филолог оглядел меня и моих товарищей, особенно внимательно Ивана и Кислого, чьи клыки и шипы внушали определённое уважение, и продолжил:

— Вижу, что ваши друзья имеют некоторые боевые навыки… Дело в том, что все мы здесь, — и он окинул взглядом плавающих рядом одноклеточных, — деятели науки и искусства, поэтому не обладаем теми направлениями развития, которые непосредственно требуются для боя. Как вы знаете, Павел, мой друг… погиб, но с ним были ещё несколько союзников, которые так и не вернулись назад. Мы боимся, что их может постичь та же участь…

— И вы хотите, чтобы мы, рискуя своими жизнями, сплавали за ними? — закончил за Филолога Кислый.

— Нет, никто и не думает отправлять вас на верную смерть, мы поплывём с вами, — поспешил заверить нас игрок с ником Сэм, чувствуя гневные нотки в голосе военного.

— Ну что ж, мы не против, — добродушно сказал Иван.


Филолог отметил на карте примерное направление нашей вылазки, и мы организованно проплыли через главный вход на базу серых. Передо мной открылся потрясающий вид: прозрачная вода, через которую проходили лучи яркого дневного солнца, наполненная огромным количеством водорослей, кусков еды, останков недоеденных организмов, просто океанским мусором… Глубоко внизу виднелись очертания верхушек кораллов, гигантских, будто площади городов-миллионников, по всей видимости, мы находились на самом мелководье, у берега. Другое дело, что для нас в теле одноклеточных расстояние до дна казалось просто огромным, и мы вряд ли смогли бы его преодолеть даже за несколько недель непрерывного плавания. Даже на мини-карте дно не было обозначено, хотя, возможно, оно скрывалось где-то в области сплошного белого пятна, покрывающего всю неизвестную территорию вокруг базы.

Роль лидера неожиданным образом выпала именно мне: трое учёных и двое художников, отправившихся с нами на вылазку, не обладали никакими боевыми навыками и даже не претендовали на командование, а в нашей троице с первых же минут общения я занял центральную позицию. Иван был обычным рядовым, привыкшим исполнять все приказы начальства, а Кислый хоть и обладал довольно богатым опытом управления небольшими группами, но, по его же словам, был экспертом по части диверсий и скрытных операций, но никак не полноценной вылазки на неизвестной территории.

На первый взгляд, поиски пропавших казались довольно простой задачей, ведь Система отмечала на общей карте все исследованные области, да вот только понять, какой именно из многочисленных коридоров нам нужен, было проблематично. Оставалось надеяться на то, что Филолог обозначил верное направление.

— Внимание! Справа! — раздался в моей голове голос Кислого. После увеличения Экстрасенсорики, наконец, стало получаться угадывать, кто говорит, но до идеала было ещё далеко: механический голос читал сообщения медленно, и редко удавалось понять эмоции говорящего.

Я повернулся — из-за небольшого скопления кусков растений и погибших водорослей к нам выплыли несколько НПС-одноклеточных. Они явно не ожидали увидеть довольно большую группу противников, а потому резко остановились, внимательно наблюдая за нами. Я прочитал появившиеся над их телами описания.

Поплавок. 3 уровень

Поплавок. 1 уровень

Поплавок. 4 уровень

Поплавок. 3 уровень

Интересно, почему именно такие имена?.. На реальные рыбацкие поплавки они не походили вовсе, скорее, на длинные изогнутые конусы. Я бы назвал этих существ карандашами. На первый взгляд НПС не представляли для нас никакой опасности, а потому я решил немного пофармить опыт.

— Заходим с двух сторон, Иван, бей в того, у которого четвёртый уровень, Кислый, погрызи одноклеточных, чтобы уплыть не могли.

Дать возможность набрать опыт не только военным, но и мирным членам нашей группы, как по мне, являлось правильным решением, ведь всё-таки мы из одной фракции, и если сейчас навыки и направления развития наших союзников бесполезны, то в дальнейшем могут очень сильно пригодиться.

Когда группа окружила одноклеточных, почему-то не спешивших уплывать от нас, я, стоя рядом с Филологом, поспешно добавил:

— И да, самого мелкого оставьте мне, попробую приручить его! Поехали!

Иван резко, насколько ему позволяло бронированное тело, въехал в противника, протыкая шипами его хилое тельце, Кислый вцепился в голову второму микроорганизму, стремясь отгрызть НПС многочисленные глаза, в этот момент мы с учёными накинулись на остальных. И тут произошло нечто необычное: поплавки раскрыли спрятанные в их телах крылышки и, подхваченные течением, резко взмыли вверх, не оставляя нам ни единого шанса поймать их. Хотя нет… Пришло время использовать Управление! Только как? Я напрягся, представляя, как ловлю самого мелкого поплавка невидимой сетью — вроде получилось! Но только НПС стремительно бился в моей сети, вот-вот готовой порваться под напором одноклеточного. Я, стараясь не упустить жертву, открыл профиль и вложил одно свободное очко навыков в Управление. Дело пошло заметно легче, и вскоре перед глазами появилось системное сообщение:

Поплавок (1 уровень) подчинён!

Поздравляем! Вы подчинили свою первую жертву!

Успешное использование навыка: Управление + 1

Заглянув в профиль, я с удовлетворением отметил возросшую шкалу опыта, до четвёртого уровня оставалась примерно одна треть.

— Чёрный, теперь это твой пет? — удивился Кислый, читая описание над поплавком.

— Видимо, да… — ответил я, мысленно подзывая пета к себе.

— Получается, ты можешь создать армию из НПС? — восхищённо спросил Сэм.

— Возможно, когда-нибудь смогу, но сейчас у меня вряд ли получится взять под контроль даже второго…

И действительно, я чувствовал, что подчинить ещё кого-нибудь не выйдет, ментальная сила и так была максимально сосредоточена на том, чтобы удерживать одного поплавка.

Желаете открыть профиль вашего пета?

А почему бы и нет? Перед моими глазами всплыло окошко:

Поплавок. 1 уровень

Пет игрока Чернокнижник, фракция серых.

Направления развития: направления не выбраны!

— Система, что такое варианты развития пета и какие доступны для выбора?

Направления развития пета — рамки автоматического выбора навыков и модификаций. С увеличением уровня Управления игрок получает возможность выбирать навыки своего пета самостоятельно.

Доступные варианты (2):

Скорость (рекомендуется)

Выносливость

Сопротивляемость урону

Урон

— О чём тут думать? Скорость и выносливость.

Почему именно выносливость, а не урон или живучесть? Для того чтобы максимально улучшить рекомендованный показатель скорости, ведь при развитой выносливости мой пет сможет максимально долго сохранять высокий темп плавания. Вот только как это может пригодиться мне? Об этом, действительно, стоило подумать, пока что на ум приходило лишь использование поплавка в качестве приманки или же отвлечения противников.

Немного разочарованные тем, что большинство НПС сбежало, а того, что удалось поймать Ивану на всех не хватило, мы продолжили поиски пропавших союзников. Вокруг раскинулся, кажется, бесконечный массив воды, населённый НПС-созданиями, и, возможно, даже другими фракциями, с представителями которых мы пока не встречались. После стычки с поплавками и неожиданным фокусом, припасённым ими на случай опасности, мы старались действовать осторожней, по возможности избегать стычек с несколькими организмами за раз и уж тем более с теми, кто превышал нас по уровню. Сейчас наш путь лежал, пожалуй, по самой безопасной из всех исследованных местностей вокруг базы серых, если гнёзда НПС-созданий или же просто странные и подозрительные области помечались на карте соответствующими символами, то место, где оказались мы, не было обозначено вообще. Возможно, где-то в глубине и скрывались тайны и опасные НПС, но здесь, относительно близко к поверхности, их не наблюдалось. Нырнуть глубже нам не позволяла плохая сопротивляемость урону, только Иван мог более или менее выживать при низкой температуре и более высоком давлении.

Проплывая через бесчисленное множество водорослей разных видов, стаек микроорганизмов, чаще всего предпочитающих от нас уплыть, останков убитых и недоеденных НПС, мы порядочно устали и начали скучать, даже привалы и перекусы разбросанными в океане кусками мяса и растений не помогали развеять скуку.

Один из учёных, оказавшихся биологом со странным ником Амёба, рассказал, что все эти мясные и растительные «шарики» вполне могут оказаться клетками разложившихся в воде организмов, и мы выполняем типичную роль одноклеточных — избавление природы от останков мёртвых тел. Уж не знаю, стоило ли этому радоваться, но для Амёбы, видимо, было невероятно интересно играть роль любимых им одноклеточных. Наверное, учёный был единственным, для кого наш поход по безопасной и уже исследованной зоне являлся познавательным.

Мы уже давно достигли края отмеченной на мини-карте области и плыли вдоль него, выбрав направление наугад. Ещё через полчаса Кислый начал бросать недовольные комментарии: «наверняка они уже приплыли назад» или даже «чёрт с этими писателями, или кто они там… Эволюция есть эволюция, выживает сильнейший!» Остальные члены группы тоже заметно нервничали. Но вдруг Амёба, обладавший самым прокачанным зрением, произнёс:

— Кажется, я вижу стаю одноклеточных вокруг какого-то… коралла?

Когда мы немного приблизились, он добавил:

— А внутри точно кто-то есть! Определённо, кто-то есть!

Теперь я тоже смог рассмотреть необычное действо, происходившее неподалёку от нас: в небольшой пещере, внутри ярко-жёлтого коралла небольшого размера, забились несколько одноклеточных, обозначенных на мини-карте как союзники, их окружили четверо здоровенных НПС с общим названием острозубы. Враги не могли пролезть через узкий вход, а потому, злобно скалясь, кружили вокруг коралла, ожидая, когда жертвы сами выплывут к ним.

— Ой! Что это?! — крикнул один из художников, застывший рядом со мной.

Я обернулся и увидел какой-то кусок панциря, плавающий неподалёку от острозубов.

Останки игрока Павел.

— Покойся с миром, друг! — тихо проговорил Филолог, подплывая к, если так можно выразиться, недоеденному трупу одноклеточного.

Пока учёные прощались со своим умершим, а вернее, вырванным из панциря и сожранным агрессивными острозубами, другом, я совещался с Иваном и Кислым по поводу спасение загнанных в ловушку союзников.

— Зрение у них ни к чёрту, — сказал Кислый, — иначе бы нас уже заметили. Это можно использовать.

— Да, но вдруг они обладают развитым нюхом? — ответил Иван. — Я слышал, что, например, акулы могут учуять кровь на многие километры от себя.

— Ты видел где-нибудь в Лаборатории органы нюха? — заметил Кислый. — Да и крови вроде как у нас нет, только цитоплазма.

— Но ведь есть и уникальные модификации, которые не доступны другим… — с сомнением сказал я. — Хотя ты прав, нужно максимально использовать их плохое зрение.


Драка с острозубами казалась довольно плохой идеей: уровни одноклеточных в среднем были около седьмого, а потому необходимо придумать другой способ вызволения союзников из ловушки. И у меня как раз появилась одна интересная идея…

Поплавок медленно плыл ко всё ещё кружившим вокруг коралла острозубам. Наконец, один из них насторожился и устремил взгляд в направлении приближающегося пета. Вскоре и оставшиеся хищники замерли и уставились на поплавок; главный НПС что-то прорычал, и все острозубы устремились к моему пету, который в последний момент взмыл вверх, будто дразня НПС. Мы поспешили к кораллу: Ментальная передача имела ограниченный радиус действия, и докричаться до союзников было невозможно.

— Вылезайте и бегите! — заорал Филолог, когда мы приблизились на достаточное расстояние. Союзники уже и сами просекли, что нужно как можно быстрее спасаться, и поспешно выплывали наружу.

В этот момент я управлял поплавком, который стремительно уходил от довольно быстрых острозубов, то взмывая всё выше, к поверхности, то, подхваченный течением, нырял в глубину океана. Постепенно мне удалось увести острозубов на безопасное расстояние, и союзникам не о чем было волноваться. Вдруг совсем рядом с нами раздался дикий рык… Острозубы резко отстали от поплавка и рванули прямо к нам.

— Что это?! — крикнул Кислый.

— Быстрее! Бежим! — закричал Филолог и первым бросился в сторону нашей базы.

Кто же привлёк внимание острозубов? Я, понимая, что уйти у нас не получится, огляделся — из глубины к нам медленно всплывал микроорганизм.

Пастух, легендарный противник. 10 уровень

Видимо, именно это существо и подсказывало подслеповатым острозубам, где находятся жертвы.

— Внимание! Все нападаем на Пастуха! — приказал я, стараясь, чтобы голос звучал как можно уверенней. — Если не убьём его, нас сожрут острозубы!

Мои союзники нырнули вслед за мной, чтобы одной кучей раздавить НПС. Пастух перестал рычать, видя, что на него надвигаются сразу же одиннадцать соперников, его малочисленные жгутики заработали с утроенной силой — Пастух спешил скрыться на глубине.

— Он нас боится! — крикнул я, первым вгрызаясь в толстое тело, не забывая при этом и о поплавке, который снова привлёк внимание острозубов, переставших получать подсказки от Пастуха.

На легендарного противника набросился весь наш отряд: Иван пытался проткнуть НПС шипами, Кислый один за одним разгрызал его многочисленные глаза, остальные старались оторвать от микроорганизма куски плоти. Вдруг произошло нечто совсем неожиданное — в НПС будто воткнули оголённые провод. Мгновение — и заряд, резко скопившийся на Пастухе, вырвался наружу. Меня буквально оторвало от противника, я почувствовал, как теряю сознание. Последнее, что я увидел, была моя верхняя челюсть, оставшаяся в теле НПС и красная полоса здоровья, появившаяся около мини-карты.


— Чёрный!.. Данила! Очнись!

Я открыл глаза — передо мной навис Иван.

— Не ори ты так! Что произошло? — с трудом проговорил я, чувствуя боль в районе головы, а вернее, передней части тела, ведь как таковой головы у меня не было.

— Пастух долбанул нас током, и тебя как самого хилого чуть на тот свет не отправил!

Только сейчас я заметил многочисленные системные сообщения:

Внимание! Ваш запас здоровья близок к нулю!

Желаете выбрать навык Эвакуация?

Повреждено ядро!

Повреждена нервная система!

Поздравляем! Вы участвовали в убийстве легендарного противника Пастуха!

Награда: уникальная модификация Наэлектризованное ядро

Вы получили новый уровень: 4!

Награда:

свободные очки эволюции: 9

свободные очки навыков: 4

— В следующий раз будьте осторожнее, молодой человек, — сказал некто находящийся рядом с Иваном. Я прочитал появившуюся надпись:

Паук, фракция серых. 2 уровень

Видимо, Паук был в числе спасённых нами союзников: раньше его я не видел. И, что странно, он реально напоминал паука: несколько, вероятно, уникальных заострённых ножек, красные глаза и паутинная железа, выделяющая материал, из которого Паук быстрыми движениями плёл клейкую нить и… облепливал ею меня!

— Что вы делаете?! — лёгкое головокружение как ветром сдуло, я попятился назад.

— Да не волнуйтесь вы так, — ответил Паук. — Я врач, хирург, но в теперешних условиях вынужден использовать подобные методы лечения.

И действительно, паутина, приятно холодившая оболочку моей клетки, довольно быстро поднимала шкалу здоровья, вскоре я получил сообщения:

Работоспособность ядра восстановлена на 75 %!

Нервная система полностью восстановлена!

Работоспособность цитоплазмы восстановлена на 90 %!

— Теперь самое неприятное, — продолжил Паук, с удовлетворением глядя на проделанную работу. — Возможно, будет немного больно.

Кислый поднёс к доктору какой-то осколок сероватого цвета… Да ведь это же моя верхняя челюсть! Да, именно она, оторванная во время электрической атаки. Паук взял челюсть и, вооружившись острыми ножками, начал пришивать её на место. Немного больно?! Нет! Это было сравнимо с операцией без наркоза, я орал благим матом, чувствуя, как коготки с нитью раз за разом прорезают оболочку моего тела. Даже шкала здоровья просела, но это была необходимая жертва: кто знает, сколько ещё времени потребовалось бы на регенерацию недостающей верхней челюсти.

— Так, а где мой пет? — ментально я чувствовал, что поплавок до сих пор жив и находится где-то совсем рядом.

— Да вот же он, — Иван немного отплыл, показывая полуживого пета. — Когда ты отключился, он продолжил уводить острозубов, а потом, видимо, сумел оторваться и вернулся назад. Но всё-таки пару раз его куснули.

— Паук, можно тебя попросить подлатать поплавка?

— Конечно, в чём вопрос? Да и мне за это опыта система насыплет, — добродушно ответил хирург.


Наша немного побитая, но довольная команда, возвращалась на базу серых. Становилось заметно темнее: близился вечер. Учёные и художники болтали о своём, Кислый и Иван, уставшие за этот день больше других, предпочитали плыть молча. Я же, пока обстановка оставалась спокойной, решил распределить очки навыков. Открыв системные сообщения, я нашёл предложение о взятии нового умения, от которого я, признаться, изначально просто отмахнулся: не до того было.

— Система, что такое Эвакуация?

Навык Эвакуация — уникальный пассивный навык направления Экстрасенсорика, в случае смерти позволяет игроку переноситься в тело ближайшего от него пета. Вероятность успеха зависит от уровня ментальной силы и состояния игрока. Внимание! Уровень навыка нельзя повысить!

— Вот это здорово, по сути, у меня появлялся шанс на вторую жизнь! Конечно, я беру этот навык, при том, что у меня ещё и соответствующая физическая характеристика раскачана по максимуму. Система, открыть профиль.

Чернокнижник, фракция серых. 4 уровень

Здоровье: 14/20

Очки эволюции: 9

Физические характеристики:

Размер: 1

Выносливость: 1

Сопротивляемость урону: 1

Ментальная сила: 11

Скорость: 3

Урон: 2

Направления развития и навыки (4 свободных очка):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 4 уровень

Управление (базовое) — 3 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 2 уровень

Эвакуация (уникальное)

— Система, два свободных очка навыков — в ментальную передачу, два — в управление.


Наконец, мы доплыли до базы. Солнце, судя по освещению, уже близилось к закату, мы еле разбирали дорогу во вдруг ставшей тёмной воде. К счастью, Амёба обладал ночным зрением, именно он и довёл нас до дома, в котором уже скопилась практически вся фракция, спасаясь от ночных обитателей и холода. Нас сразу же обступили союзники, расспрашивая про операцию спасения, но мне было не до них: из-за низкого показателя выносливости я очень сильно устал и конец пути преодолевал за счёт поплавка, который подталкивал моё тело сзади. Такой поворот событий я не учёл, оказалось, что даже у учёных выносливость была сильно выше моей, и порой привалы приходилось делать для того только, чтобы я хоть немного отдохнул, а это довольно опасно: микроорганизмы не дремали, и на нашу группу в любой момент мог напасть агрессивный высокоуровневый НПС, наподобие Пастуха. Кстати, перед сном стоит посмотреть, что же за уникальную модификацию я получил.

Желаете выбрать Лабораторию модификаций?

— Да, — с трудом ответил я Системе.

Меня тут же перенесло в помещение с полупрозрачными стенами, за которыми на этот раз бушевала настоящая буря. Итак, что у меня по очкам эволюции? Девять… В связи с последними событиями я планировал полностью переделать персонажа, благо на отказ от тех или иных модификаций не накладывался штраф. Убрав все улучшения, я получил двадцать одно очко эволюции. Сразу же семь потратил на максимально допустимое на уровне улучшение ядра, затем открыл меню модификаций и нашёл уникальное улучшение, выпавшее с Пастуха.

Улучшение «Наэлектризованное ядро» — ядро вашей клетки получает возможность накапливать и выпускать заряд в Первичный бульон (безопасно для союзников).

Стоимость: 7 очков эволюции.

Базовый урон: 3.

Зависимость: уровень улучшения, уровень ядра.

Ну раз уж мне для поднятия ментальной силы нужно развитое ядро, вполне себе подходящий вариант оружия. После установки урон повысился до 7 единиц. Так, теперь пищеварительная система и жгутики. У меня осталось всего лишь семь очков эволюции, поэтому ничего не оставалось, кроме как купить простенькие, но довольно зоркие глаза, открывшиеся на четвёртом уровне, за две единицы и новую пищеварительную систему с одной единицей урона, которая появилась на третьем, тоже за две. А вот что делать со жгутиком? Оставалось всего три очка эволюции, поэтому выбрать что-то стоящее казалось довольно сложной задачей. Неужели придётся вынимать очки из ядра?

Пролистывая огромное количество вариантов, я вдруг остановился на одном, не самом примечательном, на первый взгляд, жгутике.

Жгутик #32

Стоимость: 3

Скорость: 1

Особые характеристики: возможна фиксация

Эта самая фиксация и привлекла моё внимание. Да, номинально, выбрав такой вариант, я получаю очень низкую скорость, что при моей жуткой выносливости становилось настоящим наказанием, но если обратить внимание на особые характеристики…

Я вышел из Лаборатории и тут же позвал к себе пета, которого в этот момент с интересом изучали биолог Амёба и химик с ником Эльф. У поплавка, получившего второй уровень и автоматическое улучшение позвоночника, а значит, и выносливости, форма тела стала напоминала зонтик, который был загнут не только снизу, но и сверху. Идея заключалось в том, чтобы использовать способ перемещения, когда поплавок толкал бы меня в спину, увеличивая тем самым скорость. Благодаря развитой выносливости, особых трудностей при плавании со мной он испытывать не должен, по крайней мере, в теории.

Я подплыл к пету и попытался зафиксировать жгутиком его позвоночник. Получилось! Мысленно скомандовав поплавку раскрыть крылья, я взмыл вверх!

Глава 3. Рота одноклеточных

Рано утром я услышал голос Ивана:

— Чёрный, просыпайся, тут что-то важное происходит!

Твою ж… Какого меня будят?! Я, можно сказать, был разорван на части, сплю, срастаюсь потихоньку, никому не мешаю…

Открыв свои заспанные глаза, я хотел протереть их ладонями, но тут же понял, что сделать это не получится ввиду их отсутствия. Я огляделся: вокруг столпилось довольно много одноклеточных, которые, впрочем, не обращали на меня никакого внимания, используя при этом мой навык Ментальной передачи для какого-то ожесточённого спора. И это было обидно, мной буквально воспользовались предприимчивые союзники, устроив рядом настоящие дебаты. Я им не бесплатный радиопередатчик! Хотя… надо сказать, опыт за это начислялся беспрестанно.

Прежде чем поинтересоваться, что происходит, я глянул в свой профиль — здоровье полностью восстановилось. И это, признаться, радовало. Я прислушался.

Грубый низкий голос, почему-то показавшийся мне знакомым, декламировал:

— Куда ты лезешь?! Не забывай, кто был избран главой фракции ещё в «Отделе № 26». Тут не может быть каких-либо иных вариантов. Поэтому исполняйте приказ, товарищ математик!

— Ты, Майор, не горячись, никто тебя, родимого, подсиживать не собирается, просто мы требуем, чтобы с мирными игроками было такое же обращение, как и с твоими ребятами. Никто из нас на роль мяса не подписывался и под танки не полезет. Пусть вон лучше твои подчинённые во фронте прут: у них хоть какая-то защита есть. Тоже мне, возомнил себя диктатором!

— Был тут уже один такой смелый, из ваших, кажется, и где он сейчас? Да если бы не мои ребята, за ним отправились бы и остальные пятеро, так что не…

Иван, видя, что я пришёл в себя, продолжил:

— Майор хотел гражданских поставить в первых рядах на рейде, мол, пусть пофармят больше. А Палыч вдруг начал бунтовать, типа Майор собирается пустить их на мясо, поэтому они отказываются ему подчиняться. А Майор… ну, ты ведь знаешь Майора, ему палец в рот не клади — откусит по локоть… хорошо бы не по плечо. Да и гражданские молодцы, конечно… будто не одупляют, что уж глава-то точно никем просто так жертвовать не будет!

Не знаю, как остальным, но мне, в отличии от полностью лояльного к Майору Ивана, казалось, что замечания Палыча вполне себе адекватные. Действительно, зачем ставить вперёд заведомо слабых членов фракции? Разве затем только, чтобы не жертвовать «своими» ребятами, полностью подконтрольными Майору силовиками…

В этот момент раздались возгласы:

— Да вы что? Своих же!..

— Разнимайте их!

Иван резко рванул в сторону, где, похоже, начался поединок между своенравным военным и сварливым математиком, я дал команду фактически приросшему ко мне поплавку и поплыл за танком, расталкивающим кричащих одноклеточных.

Майора и Палыча уже разняли. Надо признать, учёному пришлось тяжело: оторванный жгутик, прокусанная в двух местах оболочка клетки… Но и Майору досталось: половина его фасеточных глаз буквально расслоилась под действием выпущенного математиком яда, остальные тоже были в тяжёлом состоянии. К месту драки тут же подплыл Паук и, оценив последствия, поспешил зашить раны учёного, наскоро приложив целебную паутину к глазам Майора.

Взбешённого Палыча увели. Напоследок математик бросил злой взгляд в мою сторону и что-то проговорил, его слов, к сожалению, было не разобрать. И причём здесь я? Может, поведение учёного объяснялось моей дружбой с Кислым, правой рукой Майора? Хотя, скорее всего, просто личная неприязнь. Он на меня ещё в бункере недобро смотрел. А ведь, похоже, у Палыча действительно была поддержка «невоенной» части фракции… С такими людьми лучше всё-таки дружить.

Тем временем ко мне подплыл Майор, только теперь удалось внимательнее его оглядеть: глава фракции серых, пусть и не общепризнанный, обладал внушительными размерами, зубастой пастью, кажется, способной одним махом оттяпать половину моего тельца, и одним огромным жгутиком, раскачанным, по-видимому, до максимума. Его фасеточные глазки тут же уставились на меня… Где-то внутри появилось чувство неловкости, даже страха.

— Чернокнижник, ты ведь с нами, — судя по отсутствию вопросительной интонации, Майор не потерпел бы никакого ответа, кроме утвердительного. Да я, в общем-то, и не против.

— Конечно, товарищ майор.

— Тогда собирайся, выходим через несколько минут! Это всех касается! — обратился военный к окружающим нас клеткам.

— Извините, Михаил Александрович… куда мы собираемся? — этот момент я как-то пропустил мимо ушей.

— Лучше просто Майор, имена наши остались там, в прошлой жизни… А собираемся мы на нормальную организованную вылазку. Прокачиваться лучше одной группой: так можно уложить крупных противников. Пойдём в небольшой рейд. Набралась целая рота, сто человек: остальные оказались солидарными с Палычем и, как маменькины сынки, засс… испугались и решили остаться здесь. А твой навык просто необходим при координации целой группы.

Участвовать в вылазке, которую возглавляют военные, способные тебя защитить, или же остаться с ненавидящим меня Палычем на базе?.. Ха! По-моему, ответ был очевиден. Да и вряд ли без моего навыка у Майора получится руководить целой сотней игроков… В общем, лучше держаться у большей кормушки, нежели с гордыми, но мало на что способными учёными. На этапе Простейшие всё решала грубая сила, острота клыков и количество жгутиков, но никак не мозги.


Выживание невозможно без развития. Для улучшения своих навыков необходимо постоянно двигаться вперёд, особенно в Первичном бульоне. Наша первая вылазка началась только через полчаса: потребовалось время, чтобы определить будущие роли и наскоро переработать клетки в Лаборатории модификации в соответствии с ними.

Безоговорочным лидером в сотне был Майор, о своих навыках он предпочёл умолчать, однако знакомые военные шепнули мне, что они, видимо, связаны с бывшей службой силовика, который больше пятнадцати лет проработал в разведке. Действительно, при общении с ним порой чувствовались страх и непреодолимое желание выполнить всё, что он прикажет. Боюсь, в скором времени, когда военный прокачает свои навыки, отказаться от выполнения его поручений будет невозможно. Наверное, в будущем стоило подумать над средством защиты от подобного воздействия…

Интересно, что навыки Майора работали вовсе не на ментальной силе: в этом случае военный напоминал бы по телосложению меня, самого меленького и беззащитного представителя фракции серых, напротив, его выносливости и урону позавидовал бы любой ддшник. Выходило, что направления военного были рассчитаны на доминирование в силе физической. Поистине, уникальный случай.

Майор, проплывая около нестройного ряда разношёрстных одноклеточных, декламировал:

— В вылазке все беспрекословно выполняют мои приказы! Без обсуждений! Я не потерплю никаких соплей и трусости, собственноручно руки-ноги… кхм… жгутики и шипы вырву и местами поменяю! Всем выстроиться в соответствии со своими ролями!


Мы направились к восточному входу, главному на нашей базе, группа держалась ближе к поверхности воды: мало кто имел достаточную сопротивляемость урону, чтобы плавать глубже, там, где вода становилась заметно холоднее, а давление усиливалось. Но и на поверхность выплывать пока что боялись: один из учёных, присоединившийся к военным, предупредил, что это может закончиться мгновенной смертью от солнечных лучей.

Видимо, недаром вчера в Лаборатории модификаций за полупрозрачной стеной бушевала настоящая буря: судя по огромному количеству кусков мяса и останкам НПС, плавающих рядом с нашей базой, ночью в океане разразился шторм, унёсший жизни многих одноклеточных. К счастью, он не коснулся нас, защищённых каменными стенами базы, только к восточному входу течение выбросило куски хитина и другие части убитых НПС.

Держались клином: на передовой плыли военные с прокаченной сопротивляемостью урону, их Майор назвал танками, отбор в танки проходил по личным направлениям развития, выбранные игроки практически все свободные очки эволюции должны были вкладывать в сопротивляемость урону. С флангов располагались самые быстрые одноклеточные с большим уроном и учёные с деятелями культуры, решившие примкнуть к нам, их Майор явно недолюбливал и, кажется, был готов использовать в качестве пушечного мяса. Но выбора у них особого не было: либо с Палычем, мало что понимающем в ведении боя, либо с презирающим всех «умников» Майором.

Примерно в центре клина, чуть ближе к тылу, находилось «командование», в которое входили сам Майор, Леший, один из самых уважаемых силовиков, и я в качестве связиста и потенциально единственного мага во фракции. К сожалению, Ментальной передачи не хватало на то, чтобы охватывать всю сотню, но, к счастью, оказалось, что Кислый как диверсант мог выбрать навык, улучшающий информирование группы, что позволило увеличить радиус действия моей способности, которая теперь покрывала большую часть роты.

Из числа самых выносливых и скоростных Майор отобрал разведчиков, которые должны были улучшить зрительные органы и сопровождать группу, проверяя сектора с флангов и тыла, дабы вовремя сообщить о нападении. Впереди также плыли семеро разведчиков, в число которых входил и Кислый. Им выпала самая сложная задача — направлять всю роту, как называл нашу сотню Майор, ведь конкретной цели рейда не было, единственная установка военного описывалась четырьмя словами: «Найдите гнездо слабых НПС». Признаться честно, это немного напрягало: мне казалось, что подобные операции всегда должны начинаться с прочёсывания местности и составления чёткого плана… Но Майор, видимо, решил пойти ва-банк, чтобы утереть нос Палычу и не допустить его возвышения.

Всё шло довольно неплохо, по крайней мере, для меня: фракция нуждалась в моих навыках. Это признавали не только военные, но и некоторые учёные, хотя, конечно, скептицизм к «магическому» направлению у многих оставался даже сейчас, в игровой реальности… Уже через десять минут я получил новый уровень Ментальной передачи! Ещё пару часов активного использования навыка целой ротой, и я точно получу следующий уровень.

Появились и проблемы. В скором времени обнаружились неудобства придуманного мной способа передвижения. Конечно, сцепка с поплавком работала неплохо, да вот только пета постоянно приходилось контролировать, отслеживать все его действия… Да и если поплавка убьют? А ведь сделать это несложно: уровень пета только-только перевалил за второй, никакой защиты или внушительного запаса здоровья у него не было, а скорость сильно снижалась, ведь ему приходилось толкать меня. Надеюсь, что в скором времени у меня появится возможность усилить свою выносливость, а до тех пор лучше находиться под защитой военных… особенно если вспомнить тех острозубов, чуть было не разорвавших на части нашу небольшую группку.

— Внимание! Вижу одноклеточных на двенадцать часов! — неожиданно раздался голос Сокола, игрока, входившего в передовой отряд Кислого.

По появившемуся на мини-карте обозначению я понял, что мы наткнулись на гнездо НПС, которых Система назвала циклопами.

— Рота, стоп! — скомандовал Майор. — Кислый, подойти к гнезду и доложить более точную информацию!

Через несколько минут в общем канале связи донёсся едва различимый голос Кислого, прерываемый помехами (разведчики отошли на порядочное расстояние):

— Гнездо находится рядом с огромной каменной стеной, краёв с обоих сторон не видно, сверху оплыть также нельзя. Тоннелей много. Вижу НПС среднего размера уровнем до пятого, в среднем — третий. Примерное количество — тридцать, но, возможно, внутри тоннелей есть ещё.

— Понятно. Считаешь, осилим? — спросил Майор.

— Думаю, да, НПС не обладают видимыми средствами защиты, единственное, что могут быть довольно быстрыми: имеется множество жгутиков.

— Количество тоннелей и их ширина?

— Тоннелей очень много, в самые большие за раз пролезет около пяти-семи клеток.

— Рота! Делимся на десять частей, в каждой хотя бы по два танка и ддшника! Отряд Кислого — в первый взвод! — скомандовал Майор и продолжил чуть тише, обращаясь ко мне и Лешему. — Данила, мы с тобой пойдём в составе центрального взвода, чтобы не потерять связь с остальными, Леший, присоединишься к десятому как командир.

— Так точно! — отчеканил Леший, отправляясь к своему взводу.

Пока Майор орал на зазевавшихся учёных, которые не присоединились ни к одной из десяток, я, стоя рядом с Иваном, танком нашего взвода, пытался добиться от него хоть какой-то информации о Лешем, фактически правой руки главы фракции.

— Ну что ты ко мне пристал? — жалостливо спросил парень после очередного вопроса. — Что о нём можно сказать? Капитан ОМОНа, известный в узких кругах… Почему Леший? Так его ещё до Катастрофы прозвали из-за пристрастия к охоте в Сибири. Ну, знаешь, болота, топи и так далее…

— Понятно, а какие у него с Майором отношения?

— Да друзья они вроде, Леший Майору полезен: тот против него никогда не попрёт, уважает слишком. А спец он хороший, грамотный.

Наконец, Майор разобрался с распределением по взводам и подплыл к нам.

— Всё, вперёд! — скомандовал военный.


Когда мы приблизились к гнезду циклопов, я, наконец, смог разглядеть сплошную каменную стену, распространявшуюся в обе стороны до самой зоны видимости. Из чего она состояла? Это был довольно сложный вопрос, ведь ни кораллов, ни просто обтёсанных океанской водой камней в ней обнаружить было нельзя. Скорее, она напоминала давно застывшую лаву когда-то извергнувшегося вулкана. Огромное количество тоннелей, как мне показалось, были вырыты, а вернее, высверлены, какими-то трудолюбивыми организмами, возможно, самими же циклопами. Существовал также вариант, что лава, излившаяся в океан, поглотила многочисленные водоросли и другие морские растения, которые выгорели внутри неё, образуя полости.

Нас никто не встречал, даже бывшие снаружи циклопы поспешили скрыться внутри своего убежища при виде нашей роты. Медлить не стали, Майор распределил проходы между десятками, и мы вплыли внутрь тёмного тоннеля.

Проблемы начались с самого начала. Первая и самая главная — отсутствие видимости. Мало кто имел ночное зрение, а те, кто и обладал им, различали лишь расплывчатые очертания стен тоннеля. Судя по докладам командиров взводов, более или менее нормально себя чувствовала только первая десятка, в основном состоявшая из разведчиков с прокачанным зрением.

Мне было особенно тяжело, во мраке я не мог увидеть даже плывущего рядом Майора, всё-таки дешёвые глаза имели ряд ограничений… Я даже хотел извернуться и попытаться подключиться к зрительному органу поплавка, но либо не хватило навыка Управления, либо подобное сделать нельзя было в принципе, в общем, плыл я наугад в прямом смысле этого слова.

Вдруг в голове раздался голос Амёбы, направляющего в нашем взводе и единственного из всех нас, кто был способен хоть что-то видеть в тоннеле.

— Все внимание! В боковых ответвлениях справа и слева будто что-то движется!

А вот и вторая проблема… Кажется, на нас напали!

Через мгновение пет просигнализировал мне о повреждениях, секунда — я тоже почувствовал, как на моём боку сомкнулась чья-то маленькая челюсть. Вот же гад! Остальные члены нашего взвода уже во всю бились с нападавшими, вернее, пытались это делать. Если судить по репликам, половину которых составляли матюги, драться в темноте у нашего взвода получалось довольно-таки плохо. Тем временем я пытался скинуть с себя прицепившегося НПС, но тот не сдавался, всё больше вгрызаясь в моё тело. Полоса здоровья постепенно уменьшалась. Слева напал ещё один, вцепился в меня в опасной близости от глаз, но тем хуже для циклопа, его-то я точно достану. Я дёрнулся и вошёл клыками в мягкую оболочку НПС, тот забился, но подыхать не собирался.

Нужно было срочно что-то предпринять. Позвать на помощь соседние взводы? Нет. Когда они доплывут, то застанут только пожирающих наши трупы мелких хищников. А что, если?.. Я зажмурил глаза и попытался представить себе, как накапливаю в ядре электрический заряд. Напряжение достигло максимума… и вдруг я выстрелил настоящими мини-молниями в первичный бульон! Эффект превысил все мои ожидания: в тоннеле будто починили освещение, яркая вспышка вырвала из темноты с два десятка циклопов, которых тут же ударил ток. К сожалению, урона хватило только на то, чтобы добить парочку уже полудохлых НПС, но зато мои союзники поняли, где находятся враги, и уже через десять секунд в живых не осталось ни одного из них. И, хвала создателям Системы, я, хоть и проворонивший даже тех врагов, что вцепились в моё тело, получил приличный опыт за «помощь союзникам».

— А ведь мы были на волоске, — выдохнул Иван, пытаясь сдёрнуть со своих шипов ошмётки разорванного НПС.

— Пятый взвод, что у вас там? — сквозь помехи, вызванные каменной преградой, до нас долетел голос Лешего.

— Всё нормально, отбились от нападавших, — ответил Майор.

— Чёрный, ты буквально спас нас! — воскликнул Амёба, поедая недавно приобретёнными ложноножками останки одноклеточных.

— Сможешь и дальше путь освещать? — спросил Майор.

— Вряд ли получится с высокой частотой, но изредка, думаю, смогу, — с сомнением ответил я.


Накапливание заряда — выстрел. В очередной раз тоннель озарили несколько десятков мини-молний, на долю секунды выхватывая из мрака развилку. Тоннель всё больше расширялся, а теперь вот вообще раздвоился.

— Фу! — поморщился один из писателей, попавших в наш взвод: из правого ответвления медленно выплывал полуразложившийся труп какого-то длинного одноклеточного, большую часть которого покрывала хитиновая раковина.

— Недоеденный обед циклопов? — предположил Иван, когда мы снова погрузились во мрак.

— Скорее всего, — подтвердил его слова Амёба.

Мы выбрали левое направление. Постепенно тоннель уводил нас всё глубже и глубже, стало заметно холоднее. Связь с крайними взводами была потеряна, возможность переговариваться осталось лишь с четвёртым и шестым, изредка в сеть попадала третья десятка. У них новостей не было: только бесконечный тёмный тоннель… Лишь шестой взвод наткнулся на нескольких циклопов, которые, впрочем, быстро скрылись из виду.

Наконец, когда уже начали раздаваться предложения повернуть назад, вспышка молнии не выхватила из мрака створки тоннеля. Он закончился, и уже довольно давно! Мы оказались в огромной пещере, свода которой разглядеть не удавалось.

— Что делать? — спросил Иван.

— Будем ждать остальных, наверняка, часть тоннелей вела именно сюда, — задумчиво ответил Майор.


Минуты тянулись, как часы. Я временно прекратил выброс молний, чтобы не выдавать нашего местоположения. Когда начинало казаться, что вокруг тебя — лишь пустота и ни одной живой души, мы перекидывались парой фраз, которые хоть немного снижали напряжение.

Странная ситуация: мог ли я сутки назад предположить, что буду висеть в толще воды в необъятной пещере и ждать таких же одноклеточных, чтобы продолжить рейд на циклопов? Возможно, где-то там, наверху, Афанасий Сергеевич, теперь уже бывший глава «Отдела № 26», покуривая кубинскую сигару, усмехается: «А я говорил!»

— Нас кто-нибудь слышит?! — откуда-то издали донёсся слабый голос одного из союзников.

— Слышим вас! Номер взвода? — с явным облегчением откликнулся Майор.

— Девятый, а ваш? — голос послышался уже ближе.

— Пятый, плывите к нам! — не выдержал Иван, нервничавший больше остальных.

Через десять минут к нам также присоединились первая и третья десятки. Прождав, наверное, ещё с четверть часа, Майор скомандовал:

— Видимо, остальные уже не приплывут. Нужно заканчивать с этими циклопами.

Мы медленно начали спускать на глубину, туда, где, судя по карте, находилось гнездо циклопов.

— Данила, светани-ка! — скомандовал Майор, когда температура стала приближаться к крайним значениям, при которых большая часть нашей фракции могла попросту погибнуть.

Я уже начинал замерзать, полоска хп, и без того сильно просевшая после боя с циклопами, постоянно уменьшалась, однако, сделав над собой усилие, я выбросил электрический заряд в воду… Майор матюгнулся: прямо под нами шевелилась чёрная склизкая плоть какой-то твари гигантских размеров! Признаться, я тоже выругался. Живая чёрная жуть с тянущимися во все стороны ложноножками…

Матка циклопов, легендарный противник. 45 уровень

— Твою ж… это ведь первое многоклеточное существо, которое мы встретили! — поражённо воскликнул Амёба.

— Майор, я думаю, нам не стоит лезть на рожон… — заметил я, глядя на впечатляющий уровень НПС.

— Отставить разгово… — военный не договорил: существо осветилось красным по всей поверхности тела и разорвалось сразу же в нескольких местах, выпуская наружу маленьких циклопов первого уровня, которые тут же поплыли наверх, к выходу из пещеры.

— Вот это да… — восхищённо проговорил Амёба, но в шоке находился не только биолог, все мы застыли как вкопанные, наблюдая за чудом рождения в новом мире.

Наш ступор прервал возглас Ивана:

— Да ведь оно движется!

Я тут же развернулся на сто восемьдесят градусов и наткнулся взглядом на вздымающееся к нам щупальце, издающее ярко-красный свет.

— Бежи-и-им! — заорал Амёба.

Я тут же отдал команду поплавку и резко рванул вверх, подгоняемый работающими на максимум крыльями пета.

Сразу же два пугающих системных сообщения поочерёдно всплыли перед моими глазами:

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Пегой. Оставшееся количество членов фракции серых: 148.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Эра. Оставшееся количество членов фракции серых: 147.

Я выбросил в воду электрический заряд, подсвечивая своим союзникам направление. Вскоре мы оказались в тоннеле, из которого выплыли полчаса назад. Останавливаться не стали, под отборную матерщину, сыплющуюся со всех сторон, со всех ног, а вернее, жгутиков и плавников, мы рвали к выходу из этого чёртового лабиринта, в конце которого забредших путников ожидал вовсе не халявный опыт, а настоящее чудовище, одним махов прихлопнувшая сразу двоих одноклеточных.

Вот она, новая реальность, за два дня мы потеряли уже троих. А сколько ещё нам предстоит пережить в этом жестоком мире микроорганизмов? А что дальше? Поверхность, суша… Вряд ли этот этап будет легче, если, конечно, до него дойдёт хоть кто-нибудь из нашей фракции.

Глава 4. Муравейник, или Разборки военных

Рота воссоединилась, из тоннелей вернулись остальные взводы, к счастью, не пострадавшие. Циклопы попались только нескольким из них, да и то агрессии НПС не проявляли, в большинстве случаев просто скрывались в многочисленных ответвлениях лабиринта. В конечном счёте, пути, выбранные взводами, заканчивались тупиками или же примыкали к соседним тоннелям, которые также обрывались. Видимо, этим и объяснялось нападение на наш пятый взвод: циклопы попросту защищали свою матку.

После настоящего провала рейда положение Майора пошатнулось, в рядах союзников слышались разговоры о потерях, сомнения в руководстве операцией. Кто-то даже меня обвинял, но это, видимо, уже становилось традицией.

Однако Майора, кажется, ничего не могло остановить. В то время, как мы парили в водном массиве, восстанавливаясь после тяжёлого рейда, он уже советовался с Кислым по поводу очередной цели нашего похода. И его можно понять: если бы мы вернулись на базу сейчас, большое количество игроков неизбежно перешло бы в лагерь Палыча, что для жадного до власти Майора было сродни поражению. К тому же недовольство и даже злость союзников, потративших полдня на довольно авантюрную операцию, не принёсшую ровным счётом ничего, кроме смерти наших товарищей, стоило перенаправить в другое русло.

— Итак, следующая наша цель — лагерь НПС у нашей базы! — скомандовал Майор. — Да, я понимаю ваше недовольство, но и вы поймите: я не располагаю никакой дополнительной информацией о новом мире и не могу гарантировать успех рейда.

— Не, Майор, мы пас! — донёсся со стороны роты недовольный возглас.

— Так, кто говорит?! — рявкнул военный.

Из общей кучи выплыли несколько одноклеточных, ники которых мне показались незнакомыми, впереди них плыл некто Таран. Огромная клетка в здоровом панцире и большим количеством тонких и острых ножек, единственное незащищённое место — глаза и пасть. Незащищённое, конечно, лишь в сравнении с остальным телом.

— Таран… — злобно проговорил Майор. — Я думал, мы с тобой всё решили.

— А нихрена! Что ты за командир такой? Ты, блин, ещё бы больше людей положил в тоннелях… Короче, пшёл ты к черту, не должен такой человек руководить! Блин, да тот же Палыч бы справился с командованием лучше! Правильно я говорю? — обратился Таран к окружающим его клеткам. Со всех сторон послышались утвердительные реплики.

И тут я вспомнил, кто такой Таран. Кажется, это было давно, ещё в другой жизни, но на самом деле всего каких-то два дня назад. Тогда, в «Отделе № 26», лидеры двух лагерей военных были готовы устроить драку, и сейчас я лицезрел продолжение их разборок.

Таран и его группка угрожающе надвигались на Майора, рядом с которым тут же оказались Иван, Кислый, Леший и ещё несколько самых преданных военному союзников. Остальные застыли на месте, ожидая развязки противостояния, так и не выбрав чью-либо сторону.

Хм, намечается крупная драка, а значит, нужно делать ноги… Я, конечно, в душе больше за Майора, но всё-таки не настолько, чтобы ввязываться ради него в потенциальный замес. Да и что я смогу в нём сделать? Пусть лучше сами решат, кто там из них плохой командир… Я с невозмутимым видом начал отплывать назад, чтобы меня, не дай бог, не посчитали сторонником Майора и не надавали по шапке, но и откровенно бежать не хотелось: всё-таки определённый авторитет у меня имелся. Таким образом я оказался рядом с Амёбой, который замер, внимательно наблюдая за противостоянием.

— Кто такой Таран? — тихо спросил я у учёного.

— Таран?.. — задумчиво проговорил биолог. — Старый соперник Майора… Они в одном институте учились, а потом поссорились то ли из-за девушки, то ли из-за карьеры… А может, и то, и другое… Ну и вот, по злому року оба оказались в числе выживших, хотя, похоже, скоро один из них покинет это самое число, причём насильственным образом. А вообще, Таран — пренеприятнейший тип, жёстче нашего Майора.

Между тем, два вожака оставили свои свиты, которые образовали круг довольно большого диаметра; к ним присоединились остальные члены фракции, создавая настоящую арену для поединка. Мы с Амёбой поспешили занять зрительские места поближе к «гладиаторам». Поединка было не избежать: каждый соперник имел свои счёты с противником, и сейчас, в условиях новой реальности и экстремальной ситуации, все противоречия выплеснулись наружу.

Таран явно был вкачан как танк: толстый панцирь, большие размеры, отсутствие видимых модификаций, способных нанести серьёзные увечья. Майор же, напротив, обладал серьёзным потенциалом ддшника: огромная челюсть с длинными острыми клыками и невероятная скорость, достигаемая за счёт работы длинного жгутика, но защиты не имел вообще. Уровень обоих противников был пятым.

Таран сразу же выбрал работу вторым номером, единственный вариант для медлительного танка. Его острые ножки сложились по всей поверхности тела, образуя дополнительное препятствие для челюстей противника. Майор медленно плавал вокруг Тарана, выжидая момент для атаки. И такой вскоре представился. Таран не успел повернуться за резко дёрнувшимся в сторону Майором, и тот со всего размаху влетел… нет, не в беззащитное «лицо» врага, а прямо в панцирь, по которому тут же пошла трещина. Когда Таран попытался захватить Майора ножками, тот уже отплыл на безопасное расстояние.

Таран, понимая своё превосходство в массе, изменил тактику и начал надвигаться на Майора, пытаясь загнать его к стенке «ринга». Но Майор снова подгадал момент и врезался прямо в «лицо» Таран, которое он случайно оставил без защиты ножек. Но, как оказалось, не так уж и случайно: Майор влетел прямо в вовремя появившийся из-под оболочки клетки шип. Остановиться он уже не успевал — шип проткнул военного и остановился в опасной близости от ядра его клетки. Но Майор выжил, более того, он всеми силами пытался вцепиться в Тарана.

Таран, видя, что противник и не думает дохнуть, всё ближе подбираясь к его «голове», матюгнулся и попробовал снять Майора с шипа, но безрезультатно. Наконец, военный, ещё больше загоняя острие в своё тело, добрался до Тарана и вгрызся в его клетку. К месту битвы рванул Паук и ещё один врач нашей фракции с простым ником Док, но их тут же остановили: поединок шёл до смерти одного из противников.

Через полминуты всё закончилось. Таран, буквально выскобленный из своего панциря, переваривался в вакуоли Майора, под ником которого теперь красовалась цифра шесть. Но и военный сильно пострадал во время поединка и едва был способен самостоятельно передвигаться. Однако благодаря стараниям Паука и его коллеги, быстро залатавших рану Майора, уже через десять минут военный пришёл в норму.

После боя никто больше не рискнул высказывать своё недовольство, а тем более в открытую идти против командования. Майор доказал, что сила находится в его руках, а точнее, в клыках.


Рота плыла по направлению к гнезду муравьёв, тихо обсуждая недавние события. Кто-то горевал по умершим товарищам, кто-то с боязнью тихо обсуждал бой двух сильнейших одноклеточных нашей фракции. Я плыл рядом с Амёбой и слушал довольно занимательный рассказ учёного, содержащий его теорию произошедшего. Биолог считал, что конец света был обусловлен желанием некоего внеземного разума испытать землян и отобрать лучших из них для каких-то своих целей. Под «внеземным разумом» учёный понимал инопланетную расу существ, гораздо более развитую, чем люди. Для чего же им нужно было осуществить отбор? Об этом биолог ещё не думал… В общем, я ещё раз убедился, что специалист в своей сфере очень часто является полным профаном в другой, а биологам не стоит пробовать себя в философии.

Успешное использование навыка: Ментальная передача + 1

Вы получили новый уровень: 5!

Ну наконец-то! Постоянная работа Ментальной передачи не прошла даром.

— Система, варианты новых навыков направления Экстрасенсорика.

На данном уровне вам предлагаются следующие варианты навыков:

Ментальная защита

Ментальная атака

Медитация

Рывок

Бездонный колодец

Монах

Я пробежался взглядом по ряду из названий, и выбрал наиболее интересующие меня способности. Так, я давно уже хотел обезопасить себя от воздействия Майора. Недавние события говорили о том, что военный намерился установить чуть ли не диктатуру, воздействуя на союзников своими навыками и просто запугивая. Пока что вариантов противостоять этому я не видел, поэтому для начала решил просто обеспечить себе неуязвимость от внушения.

— Система, выбираю Ментальную защиту. Информация о ментальной атаке и медитации.

Ментальная атака — навык направления Экстрасенсорика, значительно упрощает взятие под контроль НПС/игрока.

Медитация — навык направления Экстрасенсорика, ускоряет восстановление ментальной силы игрока.

— Хорошо, беру ментальную атаку и улучшаю её на одно очко, оставшееся — в личное направление.

Перед моими глазами неожиданно всплыло сообщение:

Успешное использование навыка: Ментальная защита + 1

Ничего себе! То есть прямо сейчас я подвергаюсь обработке Майора? Неожиданно, зато у меня появилась действенная защита.

— Система, мой профиль.

Чернокнижник, фракция серых. 5 уровень

Здоровье: 15/22

Очки эволюции: 11

Физические характеристики:

Размер: 1

Выносливость: 1

Сопротивляемость урону: 1

Ментальная сила: 12

Скорость: 1

Урон: 8

Направления развития и навыки (4 свободных очка):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 5 уровень

Управление (базовое) — 6 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 6 уровень

Эвакуация (уникальное)

Ментальная защита — 2 уровень

Ментальная атака — 2 уровень


Спустя полчаса мы подплыли к огромным зарослям из водорослей, распространяющимся до самого конца исследованной зоны на мини-карте. Вчера вечером я слышал много разговоров об этом месте: попавшие сюда разведчики сразу же подверглись нападению одноклеточных, вооружёнными лапками с шипами на концах, которые, по словам моих союзников, обладали огромной физической силой; на глазах у разведчиков муравьи буквально порвали небольшую стайку заплывших в чужие владения организмов. К счастью, слабой стороной муравьёв была скорость, поэтому манёвренные разведчики смогли без труда скрыться. Однако «Муравейник», именно так называлась область, соседствующая с нашей базой, в дальнейшем мог стать источником настоящего нашествия: стоило только Системе добавить развившимся муравьям модификации для быстрого передвижения, и эта колония была способна снести с лица земли наше поселение. Поэтому решать проблему нужно было сейчас. Именно так и обосновал Майор нашу атаку на НПС.

— Вижу несколько одноклеточных на тринадцать часов! — раздался голос Кислого, который снова прочёсывал окружение со своим отрядом разведчиков.

Майор скомандовал медленно приближаться к НПС.

Вскоре небольшие водоросли сменились настоящими гигантами Микромира: в мутной воде показались огромные стебли какой-то морской травы, по размерам (относительно нас) близкой к пятиэтажке, вокруг плавали куски мяса и растительности, которые по всей площади были облеплены теми самыми муравьями.

Присмотревшись к НПС, я заметил, как они, оторвав кусочки мяса или растения, заплывают в водоросли, возвращаясь назад уже без еды, похоже, что внутри находились маленькие муравьишки, которые ещё не могли самостоятельно добывать себе пищу. Вернее, я надеялся, что внутри именно муравьишки, а не гигантская матка, способная одним ударом прибить половину нашей роты…

Увидев нашу группу, НПС, собирающие ресурсы, поспешили спрятаться в водорослях.

— Нападаем на Муравейник, всем приготовиться! — неожиданно скомандовал Майор. — Фланги, окружаем Муравейник и готовимся вклиниваться с боков, танки, единой кучей бьём в центр! Разведчики, оставаться на местах, следить за окружением!

Ослушаться Майора никто не посмел, вскоре группа разделилась, постепенно рассредоточиваясь вокруг водорослей, на месте осталось только «командование», в которое по-прежнему входили Майор, Леший и я.

— Вперёд! — скомандовал Майор, и защищённые толстой оболочкой танки ворвались в муравейник.

Спустя полминуты послышались испуганные голоса военных:

— Что там шевелится?!

— Блин, меня кто-то укусил!

— Ребят, сзади!

Вскоре раздался крик, потом ещё.

— Что там?! — воскликнул Леший.

В ответ раздалась ругань и возгласы вступивших в бой танков.

— Отступаем! — долетел до нас голос Ивана, вклинившегося в водоросли в числе первых.

Майор хотел было поставить на место молодого военного, рискнувшего взять на себя командование, но его остановил Леший:

— Миша, пусть отступят, тут им ддшники могут помочь.

Танки попёрли назад, преследуемые всего лишь несколькими НПС… Действительно, я увидел лишь пятерых защитников Муравейника, да вот только их уровень был примерно в три раза больше среднего показателя нашей фракции. Монстры, каждый из которых в несколько раз превышал габаритами даже Ивана, самого здорового из моих союзников, лезли на танков, стремясь проткнуть их защищённые хитином тела длинными шипами и поглотить внутренности при помощи ложноножек, выбрасываемых из тела. Хп танков стремительно уменьшалось. Если ничего не предпринять, вскоре их строй должен был посыпаться.

— Ох, ё… — в нерешительности проговорил Майор.

Но ситуацию спас Леший, который крикнул:

— Ддшники, атакуйте муравьёв с флангов! Танки, отступайте на глубину!

— Кто говорит? — послышался голос одного из военных, руководящего отрядом танков.

— Действуйте! — приказал Майор, поняв план друга.

Оставшиеся без прикрытия в виде водорослей и атакованные с двух сторон манёвренными одноклеточными, муравьи растерялись, в этот момент танки начали отплывать на глубину, туда, где вкачанные на максимальный урон муравьи имели бы меньше преимуществ из-за более низкой температуры. Но свой манёвр они не завершили. Леший приказал:

— Теперь резко вверх!

Потеряв из виду танков, защитники муравейника переключились на ддшников, лавирующих между их лапками, поэтому не могли заметить влетающих в них снизу противников. Танки врезались в пятерых муравьёв, нашпиговывая их длинными шипами и замедляя движение, в этот момент немного отступившие ддшники снова напали на НПС, уже начинающих пожирать танков при помощи своих ложноножек.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Сиплый. Оставшееся количество членов фракции серых: 145.

Несмотря на потери, перевес оказался на нашей стороне: шипы всё больше проникали в клетки муравьёв, их хп, судя по всему, таяли с огромной скоростью, и вскоре гиганты должны были пасть, но… но из водорослей им на подмогу уже мчались более мелкие собратья, руководимые шестым защитником, менее здоровым и высокоуровневым.

Муравей. 5 уровень

Несмотря на относительно небольшие размеры и уровень, он явно вкачивался в огромный урон: идентичные старшим муравьям лапки с шипами, такое же расположение жгутиков и двух плавничков, однако челюсть и зрительные органы особи пока что немногим отличались от органов простых обитателей муравейника.

Оценив наши шансы, я понял, что надвигающиеся сорок муравьёв могут стать решающим фактором в бою. Необходимо выиграть время на то, чтобы мои союзники расправились с гигантами. Я активировал навык Ментальной атаки, пытаясь подчинить направляющего НПС. Но у меня ничего не получилось. Видимо, сил не хватало, хотя… Я отвязал жгутик от поплавка и приказал ему идти прямо на толпу муравьёв.

Мой пет был растерзан буквально за несколько секунд, за которые я снова активировал Ментальную атаку и одновременно со смертью поплавка взял под контроль направляющего НПС!

Муравей (5 уровень) подчинён!

Успешное использование навыка: Ментальная атака + 1

Успешное использование навыка: Управление + 1

Разъярённое одноклеточное тут же изменило направление движения и всадило шипы в плывущих рядом бывших товарищей, выводя из игры сразу четверых НПС. На подмогу моему новому пету уже рвали Майор, Леший и находящиеся поблизости разведчики, я же, напротив, поспешил отплыть на безопасное расстояние, так как в ближнем бою шансов выстоять даже против одного средненького муравья у меня было немного.

Тем временем один за другим погибли два гиганта. Освободившиеся союзники начали помогать с убийством оставшихся или присоединились к противостоянию с новыми силами Муравейника. Дело пошло гораздо лучше: мой пет резал НПС направо и налево, Майор, кажется, вообще не замечал тел муравьёв, на огромной скорости тараня любого встречного, Леший активно использовал ложноножки, налетая на противников и захватывая их внутрь своего тела, где они, лишённые кислорода, быстро погибали…

Вскоре остался только один гигант, самый здоровый и живучий монстр из Муравейника, он чуть было не убил Ивана, проткнув того насквозь длинной ножкой. К счастью, врачи были начеку и все свои силы пустили на лечение танка. Он вскоре оклемался, но в драку, по настоянию Паука, не лез, восстанавливая силы поеданием останков муравьёв, которых за последние полчаса скопилось огромное количество.

Наконец, был побеждён и последний муравей. Прокачавшиеся танки, часть из которых была уже на четверть переварена гигантами, активно захватывающих противников ложноножками, выстроились в очередь за медпомощью. Настало время поработать четверым врачам фракции серых. В это время ддшники устремились внутрь муравейника, где, по словам Амёбы, должны были храниться личинки муравьёв.

— Будьте осторожнее! — наставлял покалеченный учёный союзников. — Мы не знаем, как устроена колония, в Муравейнике вполне может оказаться очередная матка.

Я оставил Майора и Лешего и поплыл вслед за ддшниками, подталкиваемый чудом выжившим петом. К сожалению, моя скорость в данный момент была невероятно мала, и я всерьёз опасался, что добычи на меня не хватит.

Наконец, я преодолел крупный массив водорослей. Передо мной открылся прекрасный вид… Нет, матки внутри не оказалось, зато весь Муравейник был усеян десятками, нет, скорее, сотнями личинок, уже уничтожаемых и поедаемых моими союзниками. Страшно подумать, что было бы, если бы мы немного повременили с разорением гнезда НПС и дали возможность вылупиться всем этим муравьишкам…


Возвращение на базу оказалось не таким триумфальным. Прокачавшиеся и уставшие клетки еле доплыли до нового дома, меня так и вовсе пришлось тащить моему пету и Ивану. К счастью, теперешний вес моей клетки был довольно мал, и военный с муравьём не испытывали особых трудностей при переносе обессилившего тела. Встретили нас упрёками, мол, потеряли четверых союзников. Уж не знаю, кто слил информацию, но в лагерь Палыча донесли, что одного из них убил лично Майор и не просто убил, а показательно съел. Ввязываться в новый спор с идейными противниками никто не имел ни малейшего желания, поэтому вскоре члены лагеря учёного оставили нас в покое, так и не сумев переманить на свою сторону никого.

Всё, на что у меня хватило сил, — открыть Лабораторию модификаций и попробовать хоть как-то увеличить свою выносливость, из-за низкого уровня которой я сдыхал уже во второй раз за два похода. Но тут выявился очередной недостаток моего нового тела — маленький размер. Объём эволюции практически заполнился уже после добавления одного единственного шипа рядом с глазами, остальные свободные очки я вложил в улучшение только что приобретённого жгутика #21 и покупку улучшения Крепкие кости, которое, наконец, усилило мою выносливость, правда, даже после прокачки, всего на две единицы.

Разобравшись с модификациями, я отключился. Завтра нас ждали новые рейды, противники и находки.

Глава 5. Задание Майора

После похода на Муравейник прошла целая неделя. За это время Майор проанализировал ошибки рейда и немного изменил собственную политику во фракции. Нет, отказаться от власти добровольно военный был не в состоянии. Однако на одних только силовых методах долго продержаться бы у него не получилось, и Майор это прекрасно понимал. Поэтому уже на следующий день после атаки на Муравейник он вызвал Палыча, признанного лидера гражданских, за границы фракции «разговаривать». Вернулись спустя полчаса. Никаких ран на их телах я не увидел: видимо, действительно говорили. Палыч объявил, что гражданские переходят под управление Майора, обязующегося соблюдать их интересы. В качестве гарантии математик входил в состав «командования» в качестве зама по внутренней политике.

Таким образом, у фракции серых, уже через двое суток после начала игры захваченной силовиками, установившими настоящую милитократию [*диктатура военных], постепенно выстраивалась вертикаль власти: Майор и два его зама: Леший как полевой командир и Палыч, ответственный за внутренние дела и неофициальный лидер всех гражданских.

Далее по вертикали шли командиры отделений. Да, именно отделений. Майор, переговорив со своими замами, кардинально поменял систему прокачки нашей фракции. У нас элементарно не хватало сил на то, чтобы совершать набеги на более-менее сильных противников без потерь, к тому же ближайшие развитые колонии одноклеточных находились на порядочном расстоянии от нашей базы. Поэтому было решено разделиться на группы по пять-шесть человек и разорять слабые гнёзда, а также прокачиваться за счёт исследования местности. Перед фракцией стояла задача увеличить средний уровень как можно быстрее, именно на это и шёл главный упор.

Майор, желая укрепить мою лояльность, назначил меня командиром одного из отделений, в которое входили Иван, Паук, Амёба и Амазонка. Первые мне были уже знакомы. Но вот кем была Амазонка?

Во время знакомства с единственной представительницей прекрасного пола в отделении я был немного шокирован. Свете было пятьдесят! До катастрофы она довольно успешно играла в московском театре, но настоящим увлечением женщины, как это ни странно, стали компьютерные игры. Однажды Гриша, внук Светы показал бабушке свои достижения в онлайн-игре, и эта игра настолько заинтересовала женщину, что уже через пару дней они вместе с внуком открывали всё новые и новые просторы цифрового мира. Так родилась Амазонка, гроза европейского сервера одной из самых популярных ММОРПГ. Хобби Светы имело для женщины большое значение. Настолько большое, что при попадании в новую реальность в качестве личного направления развития она получила вовсе не актёрское мастерство, а направление Гладиатор. Именно Света стала главным ддшником нашей группы. Клетка Амазонки обладала двумя плавниками, которые позволяли ей развивать огромную скорость, мощной челюстью и жалом, добивающим покоцанных противников.

В ходе уничтожения сотен куколок из Муравейника остальные члены моего отделения тоже неплохо прокачались. Иван развил панцирь и теперь был похож на плавучий бастион, защищённый электрическим полем, пусть и довольно слабым, однако эффективным против нескольких противников, которые должны были потратить большое количество времени, пробиваясь через броню танка. Паук увеличил количество ножек до восьми и прокачал паутинные железы, секрет которых теперь не только лечил союзников, но и дамажил врагов. Амёба, и раньше активно использующий ложноножки, теперь и вовсе походил на одноимённое одноклеточное, разве что пару плавников пришлось установить, чтобы не уступать в скорости союзникам. В среднем уровень моих подчинённых был восьмым, а мой… мой оставался крайне низким, шестым. С чем это связано? После прекращения организованных походов, когда огромное количество игроков постоянно общалось между собой, мой навык Ментальной передачи перестал приносить сколько-нибудь существенное количество опыта. Из-за недостаточной прокачки Управления и Экстрасенсорики я не мог подчинить себе новых НПС, а опыт, который зарабатывал муравей, лишь частично передавался мне. С каждым днём, постоянно отхватывая даже от небольших НПС, я всё больше и больше сомневался в правильности выбора высокой ментальной силы в ущерб всем остальным характеристикам организма.

Через неделю после зачистки Муравейника, которую мой отряд провёл в непрерывной прокачке и фарме всего, что только можно, Майор дал совместное задание нам и разведчикам Кислого: исследовать Великую стену (именно так называлась преграда из застывшей лавы, заслонившая от нас весь юго-запад) и по возможности понять, с какой стороны находится выход на сушу. По совету Палыча, на плечи которого лёг просчёт общей прокачки всех членов фракции серых, Майор уже сейчас начал подготовку к следующему этапу. Пусть и медленную, но необходимую.

Для начала мы с Кислым направили наши отряды к гнезду циклопов, оно находилось как раз в этой самой Великой стене. Да, именно к тем одноклеточным, чья матка чуть было ни прихлопнула тридцать человек неделей ранее… Дело обстояло вот в чём: через несколько дней после рейда Леший рискнул проверить, представляет ли многоклеточное опасность для нашей фракции. Его отделение, поддерживаемое несколькими отрядами, напало на собирающих еду низкоуровневых циклопов и уничтожило их. Из тёмного тоннеля долетел далёкий вой — матка почувствовала смерть детёнышей, но вот сделать она ничего не могла: стены тоннелей, как объяснил Амёба, были слишком узкими для огромного существа, и протиснуться в них матка оказалась не в состоянии. В общем, мы быстро сообразили, что гнездо можно использовать как место для перманентного фарма опыта за счёт зачистки низкоуровневых НПС.

Сегодня у бесчисленного числа тёмных провалов находилось на редкость большое количество циклопов, тащивших трупы каких-то одноклеточных своей матке. Все в нерешительности уставились на нас с Кислым, ожидая указаний… И, кажется, у меня был подходящий план.


Из-за коралла ко входу в гнездо циклопов выплыло полупрозрачное бесформенное тело зеленоватого оттенка. Циклопы оживились, один из них, самый высокоуровневый, осторожно подплыл к мёртвому, на первый взгляд, одноклеточному… и вдруг вцепился в него!

— Блин! — зачем-то прошептала Амазонка, осторожно выглядывая из-за коралла.

— Можешь говорить нормально, нас всё равно не услышат, — напомнил я женщине. — Молитесь, чтобы Амёба не выдал себя.

И учёный вытерпел. Циклоп оторвал от его тела кусок плоти и просигналил своим, мол, можно забирать добычу. Сразу же несколько десятков НПС подплыли к нашему Амёбе и потащили его к одному из тоннелей. Секунда — и вокруг учёного выросло облако ярко-зелёного цвета. Облако быстро распространялось, вскоре охватив всех циклопов.

— Пора! — крикнул Кислый, первым выскакивая из-за коралла.

Сразу же девять игроков и один муравей набросились на шарахающихся в ядовитом облаке НПС. Единственный глаз циклопов разложился практически сразу после атаки, и теперь они, судорожно дёргая ножками, пытались найти вход в подземелье. Уничтожение слепых низкоуровневых существ не составило особого труда.

Пока Паук латал дыру в теле Амёбы под отдалённый вой разъярённой матки, мы с Кислым обсуждали план дальнейших действий.

— Так, нам нужно просто исследовать стену? — начал я. — И попытаться понять, где вообще суша. Если Великая стена образована потоком лавы, то у берега она должна становиться толще… Но определить мы это никак не можем.

— Это плохо, — задумался Кислый.

— Так, господа, — вклинился в разговор Амёба, не без помощи хирурга уже залечивший свою рану. — Есть у меня небольшая задумка: если тоннели в Великой стене действительно образованы водорослями, выжженными в лаве, то вполне логично предположить, что они должны становиться уже по мере приближения к поверхности. Ведь на мелководье, как правило, растут не самые большие подводные растения!

— Биолог, да ты гений! — воскликнул Кислый.

— Ну не стоит, я и сам об этом знаю… Здесь всё упирается в рельеф дна, ведь для нас с вами даже след какого-нибудь сухопутного существа может показаться гигантским каньоном… Поэтому предлагаю поплавать вдоль Великой стены и на глаз сравнить толщину тоннелей.

— Тогда отправляемся на юг, туда, где территория исследована меньше всего, — заключил я.


Опыт капал беспрестанно — мы исследовали «белые пятна» карты Первичного бульона. После получения шестого уровня я полностью улучшил жгутик и Крепкие кости, что позволило мне хоть как-то компенсировать недостаток скорости и выносливости. Одно свободное очко навыков вложил в Ментальную защиту, три — в Ментальную атаку, чтобы в будущем (я надеялся, недалёком) получить возможность взять под контроль ещё одного НПС.

Основными направлениями развития пета, который, кстати, уже получил седьмой уровень, пришлось взять рекомендованный урон и выносливость, чтобы улучшить эффективность работы плавничков и острых ножек муравья. К сожалению, из-за этого страдала сопротивляемость урону, но в противном случае пет элементарно бы не смог плыть вместе с основной группой и неизбежно отставал, не имея достаточной средней скорости. С идеей создать из муравья нечто похожее на пятерых гигантов, сражающихся сразу же с несколькими десятками моих союзников, пришлось распрощаться. Зато теперь пет вполне мог подталкивать меня в том случае, если бы я устал от плавания или был покалечен.

— Вижу какие-то тоннели! — послышался голос Сокола, направляющего нашей группы.

— Опасность? — спросил Кислый.

— Нет, просто пустые тёмные провалы.

— Сейчас и проверим теорию Чёрного, — предложил Амёба.

И действительно, обнаруженные Соколом тоннели оказались гораздо уже тех, в которых обитали циклопы, на первый взгляд, раза в полтора. Для верности мы решили углубиться внутрь, дополнительным стимулом было полное отсутствие других пещер поблизости, что казалось, по меньшей мере, странным.

Я активно выбрасывал в воду электрические заряды: органами, способными излучать свет, так никто и не обзавёлся. Нужно будет, кстати, разобраться с этим неприятным моментом. Несколько разведчиков, обладающих прокачанным ночным зрением, плыли немного впереди, чтобы предупредить группу о возможной опасности. Наконец мы очутились у небольшой развилки. Пока несколько подчинённых Кислого проверяли каждое из ответвлений, наша компания медленно парила в водном массиве и от безделья разговаривала на отвлечённые темы.

— Думаете, то, что произошло, действительно было Концом? — спросила вдруг Амазонка.

За семь дней существования группы я уже довольно неплохо изучил своих товарищей и, признаться, даже проникся историями их жизни. Амазонка, например, очень скучала по своему внуку, который, скорее всего, погиб в тот самый день, когда мы попали в Новый мир.

— Не может быть такого! — твёрдо ответил Иван, который всё ещё не терял уверенности в силе уже давно несуществующей армии и своего собственного командира, неделю назад отправившегося на тот свет. — Ведь это бы значило, что погибли мама, папа… Ксюша…

— Что за Ксюша? — сразу же заинтересовался Амёба, до этого с интересом изучавший стенки тоннеля, испещрённые многочисленными трещинами и маленькими проходами.

Иван пробурчал что-то, связанное с пищеблоком и дополнительными порциями пюре, и отвернулся, показывая, что ему тяжело говорить об этом.

— А вот мне особо некого было терять… — сказал Паук. — Жил я один, работал в горячих точках, поэтому с женой и с детьми как-то не сложилось. Столько за жизнь повидал: оторванные руки, ноги, сходящие с ума солдаты…

— Мда… — отозвался Кислый. — Я вот тоже жениться на своей девушке не успел: всё время командировки, задания… Нас когда с Майором на какой-то объект отправили, я твёрдо решил: приеду — женюсь… Но приехать домой не получилось, даже позвонить не дали! Секретность превыше всего. Я их понимаю, конечно, но…

Голос Кислого начал звучать всё тише и тише. Что происходит?.. Я, по инерции всё ещё посылая в воду электрические заряды, попытался сфокусировать взгляд на разведчике. Ничего не получилось. Сознание начало покидать моё хиленькое одноклеточное тельце. Перед глазами всплыло сообщение Системы:

Внимание, ваш организм атакован вирусами #54!

Иммунная система работает над уничтожением угрозы!

Что-то у иммунной системы не очень получалось работать над устранением вирусов: изображение начало раздваиваться, ядро перестало посылать электрические заряды в воду. Наконец, я отключился.


Шёпот. А вокруг темнота. Неразборчивая речь на непонятном мне языке, которая была еле слышна… И больше ничего.

Вдруг в бездне возникло свечение, я поплыл к нему, повинуясь какому-то ментальному принуждению.

— Скрылнт биолн… скрылнт биолн! — речь становилась всё отчётливее, вот только разобрать то, что хочет передать мне неизвестный, было нельзя.

— Я… я не понимаю!

Мой голос тут же растворился в безумном шёпоте, доносившемся теперь со всех сторон.

— Скрылнт биолн!..

Я остановился у самого источника свечения, который тут же начал расширяться, стремясь поглотить меня.

Желаете использовать навык Ментальная защита?

— Пока что нет, — сказал я Системе, и очередная вспышка буквально прошила меня, вырывая из тёмной бездны.

Я перенёсся наружу. Да, моё сознание оказалось у выхода из тоннеля, хотя тело, по всей видимости, находилось внутри. Окинув взглядом пространство, я заметил, что весь юго-восток находился во мраке. Что перекрывало дорогу солнечным лучам? Я поднял взгляд и замер: прямо у поверхности воды чернело нечто гигантское… и это нечто плыло в нашу сторону.

Справа снова появилось свечение, зовущее меня на юг, к неизведанным территориям, откуда и слышался шёпот:

— Скрылнт биолн… скрылнт биолн!

Я немного понаблюдал за огромным нечто и послушно поплыл в указанном направлении. Вернее, полетел, ведь моё тело осталось во многочисленных тоннелей Великой стены.

Путь лежал через тень, отбрасываемую гигантом, рассмотреть которого пока что не удавалось. Рядом со мной проносились десятки одноклеточных, их становилось всё больше и больше: уже известные мне циклопы, муравьи, представители нескольких других видов, которые встречались нам во время многочисленных рейдов, и даже совершенно неизвестные существа…

Я хотел было устремиться вслед за НПС, не замечающими меня, чтобы понять, что из себя представляет этот гигант, к которому все эти организмы и направлялись. Но свечение тянуло сознание дальше, призывая не отвлекаться и не сбиваться с курса.

И я на огромной скорости устремился вдоль Великой стены.


Спустя несколько минут я заметил, что Великая стена постепенно искривляется, ограждая южное направление, именно из этого «крюка» и доносился зов на неизвестном мне языке.

Вскоре я долетел до источника сигнала. Средний по величине провал тоннеля в застывшей когда-то давно лаве. Вроде бы, ничего необычного.

Случайно я глянул вниз… Там чернело дно! Вернее, подо мной и раньше находилась твёрдая поверхность, да вот только на такой глубине, что достигнуть её не представлялось возможным, сейчас же океанское дно находилось в моей зоне видимости! Выходит, это верное направление? Суша располагалась на юге. Вот только как преодолеть Великую стену, закрывавшую выход?

Тем временем свечение настойчиво манило меня внутрь обнаруженного тоннеля.

Я устремился вперёд, и… и перед глазами всплыло системное сообщение:

Вирусы #54 успешно удалены из организма!

Да твою ж!.. И ведь надо было иммунной системе прямо сейчас справиться с атакой! Я из последних сил рванул к тоннелю, уже понимая, что не успею. Шёпот резко стих, а я вдруг понял, что нахожусь в своём теле.


Знакомые голоса:

— Чёрный!.. Какого хрена происходит?! Где свет?

— Что с ним?

— Не отвечает!

— В-в-всё н-н-нормально, ребята… — сквозь силу проговорил я, с трудом наэлектризовывая ядро. — На меня напали какие-то вирусы, но, похоже, иммунная система справилась.

Заряд ушёл в пространство, и я увидел крошечные шарики, постепенно выталкиваемые из моего тела цитоплазмой. Паук выругался и, осторожно обходя неподвижные комочки, принялся обматывать меня целебной паутиной. Амёба проговорил:

— Вот они, вирусы… Какие мелкие, я ведь даже и не заметил, как они из трещин в стене повылезали.

Тем временем просевшая шкала здоровья начала медленно восполняться, моё самочувствие постепенно улучшалось.

Внимание! Вам была установлена модификация Передатчик, затраты на установку взял на себя игрок XXX!

Имя игрока прочитать не удалось, и не потому, что Система его не отобразила, а по причине моего незнания символов, которые обозначали ник. Они не были похожи на ни один из известных языков… И что это за Передатчик такой? И какой-то игрок…

— Разведчики! Быстро назад! — скомандовал Кислый и обратился к нам. — Надо уходить: не известно, сколько здесь ещё этих вирусов.

— У меня будто было видение… — проговорил я, глядя на неподвижные комочки. — Там, с юго-востока, к нам плывёт какое-то многоклеточное, а ещё дальше Великая стена образует крюк, и в одном из тоннелей обитает… Нечто. Мне ещё какой-то Передатчик установили… Но самое главное — я видел океанское дно!

— В смысле? — не понял Кислый, до этого не особо следивший за моим, казалось бы, бредом.

— Да, океанское дно! Думаю, суша на юге.


Отплыв подальше от трещин в стенах, мы дожидались разведчиков и поплыли к выходу из этого странного тоннеля.

— Амёба, мне пришло уведомление Системы, что некий игрок установил мне модификацию Передатчик. Как это вообще возможно? — спросил я у учёного, когда поравнялся с его клеткой.

— Уж не знаю, кто тебе модификацию эту установил, но известно, что вирусы могут передавать генетическую информацию своему носителю, поэтому подобное вполне возможно… — расплывчато ответил Амёба, изучая тело одного из вирусов #54, которое он взял с собой.

— И чем это мне грозит?

— Может быть, ничем, а может, тебе в организм установили злокачественную опухоль, и жить тебе осталось всего ничего… — задумчиво проговорил Амёба, крутя вирус в своих ложноножках.

— Ты серьёзно? — вздрогнул я.

— Понимаешь, насколько я понял, новая реальность не совсем точно копирует нашу, и некоторые вещи лишь кажутся похожими на то, что мы привыкли видеть. Вот, например, этот вирус… Если верить твоему системному сообщению, он связан с неким игроком, но мы-то, учёные, знаем, что вирусы невозможно контролировать или даже управлять ими. Как такое могло произойти? Неизвестно. Тебе установили какую-то модификацию, она может оказаться как чем-то вроде болезни, так и полезным органом, позволяющим… не знаю… защищаться от тех же вирусов. Нам только предстоит изучить Новый мир…

— Понятно, — остановил я тираду биолога, который уже перешёл на построение своих собственных научных теорий, и мало нуждался во мне как в слушателе. К тому же мы только что выплыли из тоннеля.

Сокол матюгнулся. И было из-за чего. Существо, которое я обнаружил во время галлюцинации, было уже здесь, прямо рядом с нами…

Останки мухи обыкновенной.

— Серьёзно?! Это всего лишь муха? — воскликнул Иван, осматривая тень от гиганта, площадь которой ничем не уступала площади большего сечения нашей базы.

— В такие моменты чувствуешь всю свою ничтожность… — заметил Паук.

— Хватит разглагольствовать! — скомандовал я. — Сейчас там целый пир начинается, а значит, куча халявного опыта.

Оба наших отделения перестроились. Впереди поплыли Кислый и Сокол в качестве разведки, основную группу возглавлял Иван как основной танк, к нему мы добавили ещё и Амёбу, обладателя лучшей регенерации и приличного запаса здоровья. С флангов расположились самые быстрые одноклеточные из числа разведчиков Кислого, в центре — самые дамажущие и я со своим петом седьмого уровня.

В нас тут же влетела стайка циклопов. Малыши явно не рассчитали свои силы: Кислый и Сокол сагрили одноклеточных и повели ровно на танков, выставивших вперёд свои шипы и клыки. В итоге ровно половина стайки так и осталась на панцире Ивана и в цитоплазме Амёбы, остальных же перебили ддшники и мой пет, даже я одного успел прихлопнуть, вонзив в его тельце свой острый клюв. Мелочь, а ведь приятно.

Мы всё ближе приближались к трупу мухи, уже можно было различить крылышки и мерзкие волосатые ножки гигантского насекомого. Иван вовсю матерился: выяснилось, что у парня боязнь насекомых, особенно больших и волосатых, а именно к таким, очевидно, и относилась муха обыкновенная.

Гусеносец. 6 уровень

Гусеносец. 9 уровень

Гусеносец. 10 уровень

Гусеносец. 7 уровень

Гусеносец. 4 уровень

Так, а эти противники уже посерьёзнее. Гусеносцы обладали внушительными наростами в области глаз и длинными тельцами, с лёгкостью душащими незадачливых жертв. Четверо НПС, до этого спешащие к огромной туше, плавающей в океане, резко переключились на нас и тут же рванули в ддшников. Перестроиться мы не успели, а потому дамагерам прилично досталось. Но и гусеносцы, отпрянувшие назад, не досчитались одного из собратьев. Танки и Амёба попёрли в лобовую, ддшники тут же зашли с флангов, в это время я скомандовал пету нырнуть вглубь, желая повторить манёвр, применённый Лешим неделю назад во время атаки на Муравейник.

— Вперёд! — скомандовал Кислый.

Отвлечённые танками, противники не успели среагировать на влетевшего снизу муравья, который проткнул ножками сразу двоих. Одного из них тут же добила жалом Амазонка, а второй попал в вязкую цитоплазму Амёбы и, не имея возможности выбраться, быстро был расщеплён кислотой, выпущенной биологом. Мне сыпануло немалое количество опыта за помощь союзникам, совсем чуть-чуть не хватало до седьмого уровня.

Воодушевлённый удачным началом боя, я тоже присоединился к атакующим, но тут же был укушен гусеносцем десятого уровня и с половиной хп поспешил присоединиться к союзникам, добивающим более слабого НПС, оставляя здоровяка на Ивана с Амёбой.

Вскоре с гусеносцами было покончено, остальные НПС поспешили отплыть, признавая за нами право сильного на добычу.

Разведчики постоянно следили за обстановкой, отгоняя самых наглых микроорганизмов, основная же группа подплыла поближе к телу мухи, на животе которой зияла огромная рана. Из раны в воду текла склизкая оранжевая жидкость.

— Это типа её кровь? — брезгливо проговорила Амазонка.

— Похоже на то… Идём внутрь? — сказал Амёба.

— Что?! — из-за спины донёсся испуганный голос Ивана. — Погодите. Вы… вы серьёзно? Внутрь этой дряни?!

— Именно. Мой друг, известно ли тебе, что внутри «этой дряни» могут содержаться довольно интересные микроорганизмы, очень уязвимые в условиях всеобщего затопления и смерти носителя? — увлечённо ответил Амёба. — Я даже молчу о редких модификациях…

— Кислый, что ты думаешь? — спросил я.

— Думаю, глупо терять столь прекрасную возможность для фарма. Да ведь и интересно: существо не из Первичного бульона, можно, сказать, совсем из другого мира… Иван, ты с нами?

Танк, немного подумав, ответил:

— Я, конечно, ненавижу всяких там мерзких существ, но оставаться здесь в одиночку… Да и в самом деле, куда вы без меня?

Осмотревшись, мы удостоверились, что основная масса НПС выжидающе держится на приличном от нас расстоянии, жадно глядя на мёртвую муху, или, движимая голодом, уже вовсю дерётся друг с другом. По команде Кислого мы поплыли к распоротому животу насекомого.

Мои товарищи с интересом и брезгливостью рассматривали непривычно гигантскую муху вблизи, а я всё думал о произошедшем видении, зове «Скрылнт биолн!» и неизвестном существе, установившем в мой организм странную модификацию, информация о которой в Системе отсутствовала.

Глава 6. Внутренний мир мухи

Кровь, бьющая из вспоротого пуза, текла всё медленнее, и наконец стихнувшее оранжевое течение позволило нам проникнуть внутрь. Мы осторожно вплыли в, как сказал Амёба, артерию насекомого. Кровь твари смешивалась с поступающей в организм водой, тем не менее её довольно высокая концентрация осложняла обзор.

— Амёба, куда дальше? — спросил Кислый, с интересом осматривая раздваивающийся тоннель, чьи ответвления уходили в противоположные стороны.

— Это зависит от того, что конкретно нам нужно… — неуверенно ответил биолог, внимательно вглядываясь в структуру стенки артерии, опутанную редкой чёрной паутинкой. Я тоже обратил внимание на эти странные образования, еле заметно утолщающиеся по мере продвижения внутрь организма.

— Нужен опыт, а значит, враги, — коротко сказал Кислый, прерывая мои размышления: диверсанту уже не терпелось отправиться вперёд. Оно и понятно, как только мы вплыли в пузо насекомого, НПС, отогнанные нами, тут же набросились на добычу.

— Обычно различные паразиты концентрируются рядом с важнейшими органами тела, однако не могу утверждать, что мы сможем их обнаружить… — продолжил размышления Амёба.

— Думаю, стоит разделиться, — сказал я. — В таком случае мы сможем проверить большее количество частей тела носителя.

— В этом есть смысл, — ответил Кислый после секундного раздумья.

— Тогда твоя группа отправится исследовать брюхо и внутренние органы, моя — постарается пройти к мозгу существа. Там ведь тоже могут оказаться паразиты?

— Конечно, — заверил меня Амёба.

Распределив участки, мы проплыли вместе ещё с минуту и разделились у очередной развилки. Выпускаемые мною электрические заряды освещали кривые, с бороздками, стенки артерии, будто сооружённые пьяными строителями за весьма условную плату, моих товарищей, чьи фасеточные глаза бегали из стороны в сторону, чтобы вовремя среагировать на опасность, и проплывающие мимо куски плоти, вырванные из тела мухи то ли страшным ударом о водную поверхность, то ли из-за каких-то иных повреждений. Изредка мы отрывали от этих кусков небольшие частички и восполняли недостаток пищи в организмах, переваривая мясо в вакуолях. Только Иван не смог себя пересилить и даже отворачивался от нас во время трапезы.

— Зря ты, Иван, брезгуешь, — заметил Амёба. — Лучше поесть сейчас, потом времени может не остаться.

— И что ты мне предлагаешь? Муху жрать? — недовольно спросил Иван.

— Да ты уже её ешь! — засмеялся Паук. — Мы плывём по артерии, в воде содержится кровь этого прекрасного существа… Ты ведь пил воду?

Если бы у одноклеточных был рвотный рефлекс, Ивана бы непременно вырвало. Но так как рвотного рефлекса у Ивана не имелось, нам представилась возможность наблюдать за довольно странной картиной: здоровая, закованная в хитиновый панцирь клетка безуспешно пыталась выплюнуть наружу содержание пищеварительных вакуолей, чуть ли не раздирая себя на части.

— Хахах, Иван, перестань, это бессмысленно! — наконец прокричал Амёба, дёргаясь в беззвучном смехе и опираясь на стенку тоннеля. Гогот поддержали разведчики, тоже услышав разговор по каналу связи.

И тут произошло нечто странное: чёрная ниточка «паутинки» шевельнулась, еле заметно перемещаясь ближе к биологу…

— Эм… — начал я, медленно отплывая назад.

— Что такое? — спросила Амазонка.

Видимо, это движение заметил только я. Ну что ж, пугать и так напряжённых союзников не хотелось, будем надеяться, что мне просто показалось.

— Нет, ничего. Надо плыть дальше.


Артерии едва заметно начинали сужаться, а концентрация крови только увеличивалась, что начинало мешать обзору. Мало того, выбрать, какое именно из многочисленных ответвлений артерии нам нужно, представлялось крайне сложной задачей. К счастью, с нами плыл биолог, который по одному только ему известным признакам угадывал примерное направление движения. Паутинка, облепливающая стенки артерии, всё больше расширялась и утолщалась, но больше не двигалась.

Весёлые разговоры прекратили, все плыли тихо, внимательно глядя по сторонам. Я изредка отправлял своего пета на разведку, но ничего опасного или необычного ему обнаружить не удавалось, или же просто муравей этого не видел. В общем, напряжение с каждой минутой только нарастало.

Если судить по еле слышавшимся голосам отделения Кислого, им приходилось ещё тяжелее.

— Амё… опять раздел…оннеля! Куда теперь?

— Какое из ответвлений толще? — как можно чётче проговорил биолог.

— …авое!

— Вам туда!

Неожиданно в канале связи раздались матюги.

— Что у вас?! — крикнул я.

— Отступ…стрее!

— Чёрт! Твою ж…

Мои союзники всполошились. Амазонка тут же устремилась назад, но её остановил Паук:

— Куда ты? Мы от них на большом расстоянии, вряд ли уже успеем, если даже если что-то серьёзное.

— Ну как же так?.. — неуверенно произнесла Амазонка. — Убьют ведь!

Больше слов союзников мы не слышали. Я, пытаясь придать голосу уверенности, заключил:

— Видимо, не достаю до них Ментальной передачей.

Мы поплыли дальше, каждое мгновение ожидая пугающего сообщения Системы о смерти наших товарищей. Но таких сообщения пока что не было… Все заметно нервничали.

— И всё-таки нужно плыть назад! — решительно прервала молчание Амазонка.

— Смысла нет, — сказал хирург. — Сейчас они могут оказаться в любой части организма мухи. Мы знаем только, что их примерное местоположение — брюхо.

— Да, я их вёл поближе к сердцу, — добавил Амёба, — но вот, где конкретно были разведчики, не имею понятия. Я всё-таки больше по микроорганизмам специализируюсь, ну и постепенно на растения начал переориентироваться… ещё до Конца.

Союзники продолжали спорить, а я думал об абсурдности сложившейся ситуации: в теле мухи, плывущей где-то на мелководье у самого берега, мы потеряли нескольких союзников… Чёрт, да если биолог прав, и всё это — дело рук внеземного сверхразума, то я уверен, сейчас он сидит где-то на своей планете и ржёт над нами.

Примерно через пятнадцать минут, когда отделению всё же удалось успокоить Амазонку, и мы снова поплыли молча, раздался удивлённый голос Амёбы:

— А где, собственно, Иван?

— Так вот же… — я обернулся назад, но танка там не оказалось.

И куда же он мог деться? Я огляделся: широкие створки тоннеля, заполненного водой вперемешку с оранжевой кровью, уходили в обе стороны, и никаких второстепенных ходов…

— Иван! — позвал танка Амёба.

Ответа мы не получили. Зато раздался крик Паука:

— А!!! Помогите!

Я резко повернулся в сторону нашего хирурга и увидел странную картину: целый пласт из уже мёртвой плоти сам собой отклеился от тоннеля, в образовавшееся отверстие тут же хлынула вода, течение повлекло за собой и врача, успевшего зацепиться многочисленными ножками за створки артерии и заткнуть таким образом проход.

К нему тут же бросился Амёба, но неожиданно пласт мяса, болтающийся до этого на небольшом отростке, свернулся и с размаху ударил по хирургу, проталкивая его внутрь и ныряя следом.

Цепун. 5 уровень

— Что это за цепун?! — крикнула Амазонка, подплывая к образовавшемуся в артерии отверстию, давление за которым уже практически сравнялось с тем, что было в артерии. А значит, и скорость течения резко упала.

— Видимо, какой-то организм-паразит, максирующийся под мясо… — предположил я, на время прекратив выброс электрических зарядов, чтобы скопить достаточное количество для одного мощного, способного осветить пространство за отверстием.

Настоящая молния вырвала из темноты удаляющегося цепуна, из последних сил тащившего буквально режущего его на части хирурга. Оставляя за собой алые ошмётки, НПС рвал вперёд. Да вот только доктор оказался не так прост: он выпустил паутину и ловко начал обматывать ею противника. Вскоре цепун замер неподвижной куклой в тёмном пространстве, а Паук за полминуты проглотил то, что осталось от паразита, врезаясь в белый кокон острыми зубами вдруг расширившейся челюсти. Мы радостно закричали, празднуя победу, но тут же были прерваны Амазонкой:

— Ребят, не хочу вас отвлекать, да вот только цепун, похоже, был не один…

И действительно, очередной электрический разряд выхватил из мрака ещё семерых НПС, полукругом обступающих нашего доктора. Расстояние между хирургом и врагами стремительно уменьшалось: паразиты были достаточно быстрыми тварями.

— Быстрее! Все к нему! — крикнул я и ринулся вслед за своими союзниками.

Амёба и Амазонка тут же выплыли из артерии и рванули на помощь к хирургу. Я тоже приблизился к отверстию, но оглушающий удар в спину заставил меня замереть. Что-то скрутило моё маленькое тельце и потянуло назад. Какого?! Пет тут же ринулся ко мне, вонзая лапки в… чей-то хвост?!

Длинночервь. 14 уровень

— Ребят… Помогите мне!!! — заорал я, чувствуя, как это нечто вытягивает меня из артерии во второе отверстие, только что образованное новым цепуном, отклеившимся от створки артерии с противоположной стороны.

Но ребята не успели: как только меня вытянуло за пределы тоннеля, цепун снова присосался к стенке, пряча от моих союзников проход. Я изо всех сил бил электричеством в хвост, мой пет уже прогрыз упругий панцирь длинночервя и вклинился внутрь существа, помогая себя острыми лапками.

— Чёрный, где ты?! — вдруг раздался в эфире голос Амазонки.

— Ещё один цепун в артерии, я за ним, меня какая-то тварь схватила! — выкрикнул я, тоже пытаясь прокусить панцирь длинночервя.

Но сопротивление моё продлилось недолго: мгновение, и тело прошила игла. Прорезав как по маслу оболочку, пройдя цитоплазму и врезаясь в ядро, она мгновенно лишила меня сознания.


Опять грёбанное видение! И главное, как? Ведь никаких вирусов рядом со мной не было… Или это из-за Передатчика, установленного мне неизвестным XXX? Тем временем моё сознание отделилось от тела, застывшего в мёртвой хватке здорового паразита (благо сейчас я хорошо видел даже в темноте), и рвануло в сторону, прямо через плоть мухи, пожираемой со всех сторон множеством НПС. На этот раз я не мог управлять передвижением…

Кстати говоря, я наконец рассмотрел насекомое, ярко освещённое лучами солнца, со стороны: муха, распластав крылья, покачивалась на гигантских волнах океана, её тело, начиная с верхней части брюха и заканчивая головой, было распорото. Из раны в воду текла оранжевая кровь твари, привлекая внимание десятков НПС, всё в большем и в большем количестве прибывающих на пир. Начались первые стычки: одноклеточные побольше отгоняли мелкие организмы. Но еды было ещё много, поэтому крупное побоище откладывалось.

Но сознание не останавливалось, некая сила несла меня вперёд, туда, где совсем недавно я уже был, к пещере с обитающим в ней XXX.

— Скрылнт биолн… скрылнт биолн! Скрылнт биолн… скрылнт биолн! — опять этот шёпот, врывающийся в мозг, будто ритм барабана, мерно выстукиваемый деревянными палками.

Меня несло вдоль Великой стены, которая проносилась рядом с такой скоростью, что многочисленные её тоннели сливались в чёрную рванную полосу. Вскоре я увидел океанское дно. А затем и свечение в тоннеле… Прямо из него мне навстречу двигалось рыжеватое щупальце, напоминающее конечность осьминога.

В момент, когда, казалось, я должен был врезаться в него, неизвестная сила остановила моё сознание, заставило замереть на одном месте. Опять шёпот:

— Скрылнт биолн… Ровр канд ист левел. Кроввн станд!

— Что?.. Я не понимаю! — отчётливо проговорил я. — Я бы рад поболтать, да вот только сейчас моё тело внутри чёртовой сдохшей мухи догрызает какой-то червь… Звучит, конечно, здорово и даже забавно, но…

Шёпот прервал мои разглагольствования:

— Скрылнь биолн! Ло станлд кроввн…

И только я хотел ответить, неизвестная сила рванула меня обратно, к телу. Скорость была такой, что я даже не понял, как очутился внутри мухи. Мгновение — и я открыл глаза, а вернее, один глаз: второй открываться отказывался, и что-то мне подсказывало, что его попросту выдавил червь, до сих пор сжимающий тело. Хорошо хоть не сожрал. Кстати, о черве: тварь продолжала меня тащить по внутренностям насекомого.

— Ребят! На помощь! — крикнул я в канал связи, но вот ответа не последовало.

Я напрягся и выбросил заряд. Молния осветила длинное тело твари, которое, судорожно извиваясь, достигало довольно высокой скорости и мчало червя вместе со мной и петом вперёд. Муравей был едва живой, но оценить его состояние более подробно мне не удалось: вывернуться из ловушки или хотя бы немного повернуть тело оказалось попросту невозможно.

Почему меня не съели? Идей не было. Но на вряд ли из жалости и человеколюбия… Между тем, мы всё больше отдалялись от союзников. Нужно было что-нибудь предпринять для своего спасения. Ничего лучше, чем просто вонзить клыки в отколотую часть панциря твари, придумать не удалось.

— Твою ж! — проскулил я буквально через мгновение: тиски сжались до такой степени, что чуть было не выдавили второй глаз.

Внимание! Ваш запас здоровья близок к нулю!

Повреждено ядро!

Повреждена нервная система!

Повреждена пищеварительная система!

Порванная вакуоль отозвалась резкой болью, в цитоплазму тут же попали кусочки непереваренной плоти мухи, благо организм быстро вытолкал их наружу. Нет, сопротивляться всё-таки бессмысленно. Остаётся только ждать и надеяться, что мои союзники мне помогут… да что уж там! Умереть бы без мучений хотя бы…

Тем временем червь практически преодолел полость внутри какого-то органа насекомого и теперь, по всей видимости, мчался прямо к его стенке, не снижая скорости. Я зажмурился, ожидая удар, окончательно обнуливший бы шкалу моего здоровья, но удара не последовало.

Я осторожно открыл единственный оставшийся глаз и запустил слабый электрический заряд в воду. Передо мной открылась странная картина: чёрная паутина, покрывавшая здесь всё пространство, раздвигалась в стороны, пропуская нас внутрь. Я бы даже сказал, что это была не паутина, а некая пульсирующая масса, находящаяся в непрерывном движении и представляющая собой что-то вроде единого организма.

Вдруг в конце образовавшегося тоннеля показался свет. Через секунду червь вынес меня на освещённое пространство. Щурясь, я смог наконец понять, где нахожусь. Это был мозг! Мозг мухи. Сероватая масса, в которой копошились десятки мелких паразитов, среди которых оказались и цепуны, сверху — разорванная плоть головы, пропускавшая солнечные лучи. Ну а в центре всего этого…

Мозгоед, легендарный противник. 50 уровень

Не, вы серьёзно? Опять противник запредельного уровня? Выглядел паразит довольно странно: само тело мало чем отличалось по габаритам от клетки Ивана, представляло собой шар, защищённый растрескавшимся хитиновым панцирем, от которого в разные стороны отходили сотни отростков чёрного цвета, которые переплетались между собой, врезались в мозг, в стенки сосудов и распространялись, видимо, на весь организм мухи. Вот только пульсировала и подавала хоть какие-то признаки жизни лишь часть из них, около трети отростков представляли собой наполовину атрофированные органы, местами начинающие засыхать и трескаться. Да и сам Мозгоед не двигался, казалось, что тварь вот-вот отправится на тот свет вслед за своим носителем, который, видимо, под конец жизни полностью подчинился паразиту. Так, а зачем тогда ей нужны мы с муравьём?..

Неожиданно червь одним движением своего массивного тела толкнул меня в сторону легендарного противника, а сам учтиво (я практически в этом уверен) поспешил отдалиться. Тем временем мелкие червяки, цепуны, твари другого рода и названия, поедавшие остатки мозга мухи, окружили меня с оказавшемся рядом муравьём, закрывая пути отступления.

И что? Это они меня в жертву всем своим кланом приносят? Или хотят накормить это полуживое легендарное существо? А может, и то, и другое сразу… Вдруг панцирь Мозгоеда, издав треск, окончательно лопнул, частички хитина разлетелись в стороны, а наружу вылезло длинное тонкое щупальце с кислотно-зелёным шипом на самом его конце. Щупальце приблизилось к муравью и в мгновении ока вонзилось в его тело, едва не добивая бедную клетку. За полупрозрачной оболочкой виднелась зелёная жижа, выплёскиваемая в цитоплазму муравья.

Мозгоед (личинка). 1 уровень

Мозгоед (личинка). 1 уровень

Мозгоед (личинка). 1 уровень

Всё ясно: мы должны были исполнить роль сосудов для выращивания маленьких паразитиков, представляющих собой шарики с двумя жгутиками, быстро расплывающимися внутри муравья. Через минуту перед моими глазами всплыло сообщение:

Муравей теперь не является вашим петом (новый владелец — Мозгоед (личинка). 1 уровень)

Это вообще как? Управление над муравьём перехватили мелкие твари? Вернее, одна из них.

Между тем щупальце вылезло из цитоплазмы муравья, круг из стоящих на страже тварей разомкнулся, образуя проход. И муравей, совершая неловкие движения, болтая острыми ножками и без конца дёргая жгутиками, поплыл через освободившийся коридор. Пока он двигался между сомкнутыми рядами тварей, по меньшей мере, троих из них случайно проткнул насквозь, а одного цепуна и вовсе порвал на части, пытаясь вытащить из его тела ножки. Мда, личинке Мозгоеда ещё только предстоит разобраться с управлением.

Так, а ведь сейчас моя очередь… Щупальце медленно надвигалось к моему телу, я начал пятиться назад, пока наконец не наткнулся на загородившего проход цепуна. Вариантов не оставалось, я скопил всю возможную энергию и направил молнию в сторону блокирующих путь отступления тварей. Несколько мелких паразитов тут же подохло, но их место заняли более высокоуровневые, которые начали теснить меня в сторону своего вожака.

И тут в меня вонзился шип Мозгоеда.

Я судорожно соображал, что делать, чувствуя, как внутрь моего тела попадают личинки этого монстра. Мерзкие твари начали копошиться в цитоплазме, залезать в вакуоли, медленно продвигаясь к ядру…

— Активировать ментальную атаку!!! — заорал я, чувствуя, как замерли в одно мгновение все личинки.

Мозгоед, личинка (1 уровень) подчинён! — 15 организмов

Поздравляем! Вы стали преемником легендарного существа Мозгоед (50 уровень)!

Награда: легендарный навык Манипулятор (направление Экстрасенсорика)!

Новое легендарное направление: Паразит (доступно на 10 уровне)!

Вы получили новый уровень: 7!

Это всё, конечно, очень здорово, но я только отстрочил свою смерть… Вокруг плавала куча паразитов, столпившихся рядом со своим корчившимся в предсмертной агонии лидером. Твари ждали.

— Система, навык Манипулятор?

Манипулятор — легендарный навык направления Экстрасенсорика. Даёт возможность улучшить эффективность Управления над существами с развитой ментальной силой.

— Очки навыков в Манипулятора.

Надеюсь, я не ошибся с выбором, сейчас времени на обдумывание просто не оставалось: паразиты начинали что-то подозревать. Настало время применить всё своё актёрское мастерство! Я резко дёрнулся и, виляя, поплыл сквозь плотный ряд организмов, неуклюже задевая их жгутиком. Так вроде всё получается… Неожиданно у меня на пути вырос какой-то здоровый организм.

Нюхач. 9 уровень

Нюхач, представляющий собой шарообразную клетку со множеством присосок, уставился на «захваченного» личинками игрока. Вдруг одна из его присосок дёрнулась и застыла на моей клеточной оболочке, за которой находился маленький зеленоватый паразит. Внезапно присоска дёрнулась и окрасилась в синий — Нюхач коротко рявкнул, и НПС, до этого пропускающие меня, начали медленно наседать… Да твою ж!..

Ну хорошо, пора испытать новый навык!

Мгновение — и все пятнадцать мозгоедов порвали мою клеточную оболочку и с размаху влетели в окружающих врагов. Я тут же активировал навык Ментальная атака, помогая своим петам захватить управление над паразитами.

Поздравляем! Ваши петы захватили 14 существ:

Нюхач. 9 уровень

Длинночервь. 5 уровень

Длинночервь. 6 уровень

Длинночервь. 8 уровень

Стальной глаз. 4 уровень

Стальной глаз. 7 уровень

Крыс. 10 уровень

Успешное использование навыка: Ментальная атака +2

Успешное использование навыка: Управление + 2

Успешное использование навыка: Манипулятор +4

Внимание! Ваш пет Мозгоед (1 уровень) погиб!

Ну вот, немного не рассчитал… Длинночервь четырнадцатого уровня оказался мне не по зубам, его иммунная система буквально растворила мозгоеда.

— Ну что? Теперь поборемся!

Длинночерви, руководимые петами, тут же вгрызлись в соседние клетки, Нюхач обвил меня своими присосками, защищая от налетевших цепунов, пока стальные глаза расчищали дорогу из разбитой головы мухи. Огромные шары, покрытые толстым слоем хитина, сталкивались друг с другом, перемалывая нерасторопных паразитов. Здоровый крыс в это время схватил Нюхача за две выставленные им перепонки и рванул к выходу.

Но не тут-то было. В бой вступили более высокоуровневые противники. Уже известный мне длинночервь четырнадцатого уровня, обвив один стальной глаз, довольно успешно начал прогрызать его панцирь, стремясь добраться до слабой сердцевины существа. В этот момент куча цепунов налетели на двух петов-червяков. Пока третий длинночервь безуспешно пытался согнать мелких тварей со своих собратьев, его буквально разорвал на части Нюхач пятнадцатого уровня. Дело принимало нежелательный оборот…

Вдруг в канале связи раздался возглас Ивана:

— Чёрный!!! Ты слышишь меня?!

— Иван, брат, я в голове мухи, тут полный пи…ец! Быстрее сюда!


Через пару минут, когда из всех моих пятнадцати мозгоедов оставалось в живых только семеро, я активно запутывался в присосках уже мёртвого Нюхача, увиливая от пытавшегося цапнуть меня длинночервя, послышались голоса союзников:

— Он здесь!

— Амазонка, грызи проход!

Чёрные засыхающие ветки мёртвого Мозгоеда рассыпались, и в головную коробку ворвалась вся моя группа!

Глава 7. Враг у ворот!

Выжило только четыре мозгоеда. В подчинении у меня осталось трое длинночервей: два шестого и один восьмого уровней — и крыс. Большая бордовая клетка с толстой оболочкой, из которой торчала пара когтистых плавников, имела огромное количество хп и была невероятно живучей. После того как нюхачи порвали оболочку крыса, высосали половину цитоплазмы и отколупали маленькие фасеточные глазки, он остался в живых, за несколько минут срегенерировал органы зрения и снова бросился в бой. А после боя при помощи Паука пет сумел восстановить здоровье буквально за полминуты.

Как меня нашли союзники? И главное, куда делся Иван? Во время нашего путешествия по артерии Ивана, как в последствии и Паука, поймали: цепун оторвался от стенки сосуда, а образовавшееся течение выбросило танка за пределы тоннеля. Пока Иван разбирался с налетевшими на него паразитами, явно не рассчитывающими на то, что их добыча может дать сдачи (да ещё какой…), мы уплыли на порядочное расстояние, и Ментальная передача уже не доставала до танка. Ивану, оказавшемуся в полной темноте, пришлось пересилить себя и прогрызть стенки артерии мухи. Корчась от брезгливости и безуспешно пытаясь выплюнуть куски мяса, танк поплыл за нами, но где-то на полпути свернул не в тот тоннель и в и тоге оказался в головной коробке даже раньше основной группы. Именно там я его и услышал.

После зачистки паразитов и фарма в среднем по уровню, что на данном этапе развития было довольно прилично, мы благополучно вернулись на базу, избитые, еле живые… в общем, всё по стандарту.

Следующая неделя прошла относительно безынтересно: активный фарм продолжался, я успешно осваивал новые навыки и взаимодействия с мозгоедами, Майор продолжал увеличивать свою власть, не брезгуя применять способности внушения, которые уже довольно серьёзно прокачали мою Ментальную защиту.

Недоеденные останки мухи в итоге прибило к Великой стене рядом с нашей базой, труп тут же взяли под контроль отряды Майора и Лешего. Дни и ночи одноклеточные стояли на страже мяса, что превратилось практически в неиссякаемый источник опыта, ведь не обладающие развитым интеллектом одноклеточные чуть ли не каждый день пытались провраться к спокойно плавающему куску плоти и дохли от клыков и шипов моих союзников.

Наконец останками заинтересовались и более серьёзные противники.


Несколько десятков острозубов в среднем тринадцатого уровня были замечены разведчиками неподалёку от нашей базы. Их вёл вожак шестнадцатого уровня. По-хорошему, не стоило бы вступать в бой… к тому же поблизости от дома. Однако перетащить муху, уже начинающую подгнивать мы не могли. Бросить тоже было жалко: каждый день на трупный запах приплывал не один десяток организмов, перманентное убийство которых благоприятно сказывалось на общей статистике по фракции. Наш средний уровень перевалил за девятый. Оставалось всего каких-то шесть уровней, и нам откроется новая фаза развития, уже на поверхности.

Утром всю базу разбудил крик Сокола:

— Плывут!

Разъяснения не требовались, остававшаяся на базе сотня одноклеточных проснулась и, быстро заняв свои позиции, выдвинулась наружу.

Я плыл в окружении четырёх паразитов, которые находились под управлением моих петов-мозгоедов. За последнюю неделю крыс и длинночерви серьёзно подкачались, постепенно переориентируясь на жизнь без носителя. Я боялся, что вне мухи они вскоре подохнут, не обладая способностями для выживания вне хозяина, однако мои опасения не подтвердились: через пару дней у всех появились пищеварительные вакуоли, а челюсти видоизменились, и теперь петы были способны к нормальной охоте.

К сожалению, право выбора направлений их развития принадлежало не мне, но мозгоеды не подвели: длинночерви, принадлежавшие к одному виду одноклеточных, уже сейчас серьёзно отличались друг от друга: один приобрёл острые клыки с ядом, другой — толстую клеточную оболочку, третий обзавёлся плавниками и немного уменьшался в длине, существенно прибавив при этом в скорости.

Паразиты явно действовали заодно, будто между ними существовала ментальная связь. Хотя, возможно, я и был источником этой той самой «ментальной связи».


Успешное использование навыка: Ментальная передача + 1

Наконец-то! В последнее время повышение этого навыка проходило всё реже и реже: мы занимались в основном только зачисткой маленьких гнёзд одноклеточных и охраной мухи, никаких общих рейдов Майор не проводил…

Мои размышления прервала Амазонка:

— Ну что, Чёрный, готов к бою?

— Конечно, в чём вопрос? — с усмешкой отозвался я.

— Я это к чему… Чувство у меня нехорошее. Такое ощущение, что нас ждёт опасность, что ли… — неуверенно проговорила Амазонка.

— Конечно, всё-таки острозубов довольно много…

— Да нет, ты не понял. Будто есть что-то ещё…

— Все по местам! — вдруг раздался рык Майора, и Амазонка тут же бросилась к остальным ддшникам, так и не договорив.

Я огляделся: мы находились неподалёку от Великой стены на довольно большом открытом пространстве. Слева от нас — гниющая муха, запутавшаяся в водорослях, позади — база.

— Чёрный! — подозвал меня к себе Леший. — Находись рядом со мной, чтобы связь не прервалась.

— Слушаюсь, командир… — с улыбкой ответил я.

За последние несколько дней мы довольно неплохо сошлись с Лешим. Он оказался простым сибирским мужиком, к тому же (и это был большой плюс), верил во всякую потустороннюю чушь… кхм, потустороннюю жизнь, конечно. По вечерам Леший травил байки, его любимой была история о том, как однажды в лесу он встретил то ли оборотня, то ли самого чёрта. Нечисть заживо сожрала его пса и чуть было не закусила самим мужиком. Благо двустволка не подвела: раненое чудище, истекая чёрной кровью, убежало, оставив Лешему на память клок смоляной шерсти. Я скептически прослушал эту историю, но, чтобы не нарушать образа, сказал, что бывает и не такое, подтвердив высказывание парой историй про неупокоённые души, чуть было не захватившие моё тело во время сеансов связи с умершими.


Наша фракция рассредоточилась по позициям. Танки, за последнее время обросшие практически непробиваемыми хитиновыми панцирями, сомкнули ряды, образовывав единый клин, на острие которого встал Иван как самый мощный и защищённый. Парень очень гордился своей ролью, несмотря даже на наши шутки по поводу самого жирного и вкусного куска мяса во всей фракции. Ддшники выстроились на флангах, два десятка спряталась в водорослях. Последних Леший назвал засадным полком. Название почему-то вызвало у меня ассоциацию с Куликовской битвой. Вот только где здесь связь?.. Пока я пытался вспомнить школьную программу истории, Майор с Лешим продолжали раздавать указания и готовить нашу небольшую армию к бою.

Худо-бедно, но удалось распределить даже учёных и деятелей культуры, частично пополнившие ряд дд, частично — танков. Командный центр в обновлённом составе уже по традиции располагался за крепкими спинами (точнее, телами) наших союзников. Идеалистов здесь не было, добрую половину игроков составляли люди, хотя бы косвенно связанные с гос. структурами, все отлично понимали, что не пристало начальству впереди всей роты в атаку идти: так вообще без управление можно остаться, а там и до поражения недалеко.

Несколько минут мы простояли в полной тишине. Напряжение нарастало. Леший постоянно держал связь с разведкой. Голос Сокола, пробивающийся сквозь помехи, сообщил, что тридцать острозубов на полной скорости движутся прямо в нашу сторону, разведчики плывут на безопасном расстоянии.


Наконец на юге качнулись водоросли: наружу начали показываться клыкастые монстры. Первой появилась огромная клетка шестнадцатого уровня — вожак.

Тридцать здоровенных острозубов, каждый из которых размерами нисколько не уступал Ивану, а по ударной мощи дал бы нехилую фору Майору и ребятам из засадного полка, обладали действительно разрушительной силой… Надежда была только на тактические навыки Лешего и элементарное численное превосходство. Надеюсь, силовик вовремя сможет оценить ситуацию и скомандовать отступление, если ситуация выйдет из-под контроля, всё-таки давить противника мясом не очень-то хотелось. Да и ради чего? Но, опять же, зная Майора, для которого отступление равносильно поражению…

Острозубы не стали ждать, вожак, быстро оценив ситуацию, резко рванул прямо в лобовую. За ним устремились остальные организмы. По рядам танков прошла волна перешёптываний: создавалось ощущение, что живая волна буквально сметёт защитников базы.

— Держать строй! — заорал Майор, видя, как несколько танков дёрнулись в сторону.

Успешная использование навыка: Ментальная защита +1

Неплохо… Страх перед Майором перевесил ужас перед надвигающейся лавиной. Кажется, во время его команды вздрогнул даже Леший, что и говорить об остальных союзниках…

Тем временем одноклеточные, возглавляемые здоровенным вожаком, со всей скорости влетели в строй. Послышался хруст хитина, крики и трёхэтажная матерщина бывалых вояк. Танки держались изо всех сил, но напор был слишком велик.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Кан. Оставшееся количество членов фракции серых: 144.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Миха. Оставшееся количество членов фракции серых: 143.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Бат. Оставшееся количество членов фракции серых: 142.

Одноклеточные всё-таки проврали строй и вклинились внутрь, начав там настоящую резню. Смыкая свои челюсти на телах игроков фракции серых, дырявя их панцири, разрывая вакуоли, выдирая глаза, они внесли в ряды танков настоящий хаос.

— Сгруппироваться! Ддшники, в атаку! — крикнул Леший.

Как и учил полевой командир, танки тут же начали сбиваться в группки по пять-семь клеток и, ощетинившись клыками и шипами, сильно усложнили врагам задачу вскрыть их защиту. В этот момент с флангов налетели ддшники, вырезая нескольких монстров, чьи расчленённые тела тут же начало уносить течение. Мои петы тоже рванули в атаку, при себе я оставил только крыса, который в крайнем случае мог бы заблокировать нападение на командный штаб.

Длинночерви, ведомые мозгоедами (уже не маленькими шариками-личинками, а довольно развитыми клетками, имеющими вид клякс, чьи щупальца медленно распространялись по всему телу носителей) начали обвивать острозубов, отсекая их от общей группы. На заблокированные организмы тут же наплывала группка танков, которая затаскивала их внутрь своей сферы и буквально разрывала на части. Ддшники тоже не отставали, лавируя между врагами и потихоньку кромсая монстров.

Однако острозубы не сдавались, ломясь вперёд, они вырывали куски плоти у зазевавшихся ддшников и танков и отбивали своих раненых. Погибли ещё двое игроков нашей фракции, но и НПС несли серьёзные потери: из тридцати острозубов в живых оставались только двенадцать.

— Время пришло… — Леший с Майором переглянулись. — Засадный полк!

Из-за прикрытия водорослей тут же вырвалось двадцать отборнейших ддшников фракции серых; им уже не терпелось вступить в бой. Вёл их Кислый, отрастивший себе пять плавников, которые позволяли ему достичь огромную скорость, недоступную ни другим союзникам, ни тем более неповоротливым противникам. Он первый врезался во всё ещё живого острозуба-вожака, прогрызаясь к его ядру.

Очевидно, что преимущество было на нашей стороне: острозубы, отсечённые друг от друга здоровенными танками, из последних сил отражали удары, сыплющиеся на них со всех сторон. Вожак, истекая цитоплазмой, пытался рыками скоординировать собратьев, но это ему удавалось с большим трудом.

Внезапно НПС, повинуясь какому-то неслышимому нам приказанию, резко рванули в стороны, убегая с поля боя! «Бегут!.. Ура!.. Добивай их, ребзя!» — послышались радостные крики моих союзников. Но вот мне ситуация показалась странной… Взглянув на Лешего, я понял, что и полевой командир находился в недоумении. Действительно, с чего это вдруг они все разом побежали? Решили, что дальше драться бесполезно?..

— Внизу!!! — послышался откуда-то с юга крик одного из разведчиков, всё это время наблюдавших за периметром, чтобы не пропустить новое нападение.

Я глянул вниз и обомлел. Сквозь мутную толщу океана к нам поднималось нечто…

Гор, легендарный противник. 70 уровень

Майор выругался, Леший скомандовал немедленное отступление. Вся фракция ринулась в сторону базы, под защиту каменных стен.


Мы столпились у входа в дом и наблюдали за тем, что происходило на поле недавней битвы. Гигантское существо, представляющее собой некое подобие шипастой рыбы, медленно плыло к гниющей мухе, не обращая на нас ровным счётом никакого внимания.

Пробившийся в первые ряды Амёба восхищённо проговорил:

— Какой красавец! Да ведь это же настоящее хордовое!!! Невообразимо, на что только не способна новая реальность! Вот бы его исследовать…

— Так, Амёба, я, конечно, понимаю: учёный интерес, все дела… но, если ты к нему подплывёшь, боюсь, залатать тебя мы уже не сможем, — заметил Паук, отрываясь от лечения изрядно помятого танка, стоявшего в длинной очереди союзников, ожидающих помощи врача.

— Жаль… — искренне расстроился Амёба, не отрывая восторженного взгляд от Гора.

Действительно, Гор поражал своими размерами. Подплыв наконец к мухе, он оторвал остатки головы насекомого и, прожевав их, начал активно поедать остальное тело. Выглядело это, мягко говоря, неприятно. Уж насколько я привык к различным, прямо сказать, мерзким вещам… Но огромная шипастая рыба, чьё тело практически целиком покрывали кровоточащие язвы, из которых вперемешку с кровью сочилась чёрная жидкость (по словам Амёбы, яд), отрывающая кусок за куском от тела полуразложившейся мухи… Амазонка брезгливо отвернулась, её примеру последовали некоторые другие игроки.

Интересно, как пиршество выглядело со стороны, оттуда, из «большого мира»? Наверняка ведь оно напоминало обычный обед маленькой рыбки, которая нашла в море ещё более мелкую мошку… Если на ситуацию взглянуть под другим углом, то всё выглядит вполне естественно и нормально. Ладно, кого я пытаюсь убедить? Это невыносимо мерзко.

Дожевав муху, Гор, выпустив в воду вокруг себя целое облако грязно-чёрного яда, начал опускаться на глубину. От насекомого не осталось и следа, только куски разорванных крыльев поблёскивали на солнце, лучи которого пробивались сквозь водную поверхность.

Если вдуматься, то с таким же успехом этот самый Гор мог бы прихлопнуть всю нашу фракцию. Что его могло остановить? Только нежелание тратить время на кучку одноклеточных, в которых и мяса-то практически нет. В сравнении с Гором даже Иван выглядел как… как микроорганизм на фоне обычной рыбины.

— Чёрный, теперь ты видишь? А ведь я говорила, что чувствовала угрозу… — нарушила ход моих мыслей Амазонка.

— Точно! И что же это было? Женская интуиция? Какой-то навык?

— Скорее второе, с новым уровнем моего основного направления Гладиатор открылась возможность взять классное умение Чувство опасности. Правда, сейчас оно только второго уровня, поэтому действует довольно слабо, но подобные события я предсказать уже способна.

— Хм… — я задумался. — Какой-то читерский навык получается? Интересно, какой эффективности от него можно добиться в дальнейшем? Не дойдёт ли всё до того, что ты будешь предсказывать движение противника и его удары?

— Хах, тогда даже Майору придётся… — Амазонка осеклась, вовремя сообразив, что шутка про высшее начальство, обладающее явно авторитарными замашками, может не зайти публике, а в особенности этому самому начальству.


Разочарованные результатом боя, игроки постепенно возвращались на базу. Снаружи осталась только небольшая группа часовых, в число которых определили и Амёбу, который, впрочем, был только рад этому. Несмотря на строгий запрет Паука даже приближаться ко всё ещё не рассеявшемуся облаку яда, биолог планировал отраву по возможности изучить или даже получить её от системы в качестве уникальной модификации.

Вообще, у него были все шансы подохнуть ещё при приближении к облаку… но я настолько устал за день, что спорить с фанатичным учёным не стал: авось, сам не дурак, когда поймёт, что чёрная вода вокруг тела вдруг начнёт разъедать клеточную оболочку, и отплывёт назад. Хотя, зная Амёбу…

Между тем я хотел немного поразмыслить над дальнейшим развитием клетки: в сумме за восемь уровней я накопил довольно много очков эволюции, которые при грамотном распределении по модификациям могли бы серьёзно повысить мои характеристики. Признаться, до этого я особо не заморачивался с прокачкой: уяснив, что догнать бравых вояк с их огромными шипами, бронёй и плавниками у меня всё равно не получится, я особо и не парился. Увеличивай запас здоровья или не увеличивай, а какой-нибудь Майор, если он, конечно, прорвётся сквозь моих петов, расчленит меня за пару секунд.

Однако тот же Амёба, имеющий основное направление Ботаник, существенно увеличивающее его возможности в соответствующей области, но никак не в бою, развил из себя первоклассного танка с невероятной регенерацией. Паук, врач-хирург, в поединке был способен нашпиговать своими острыми ножками чуть ли не любого ддшника, да вот даже Палыч выдержал бой с Майором и даже чуть было не растворил ему глаза… В общем, при должном выборе модификаций и органов я мог бы попробовать добиться определённого результата, пусть даже объем эволюции серьёзно ограничен.

— Система, профиль!

Чернокнижник, фракция серых. 8 уровень

Здоровье: 28/28

Очки эволюции: 17

Физические характеристики:

Размер: 1

Выносливость: 4

Сопротивляемость урону: 1

Ментальная сила: 12

Скорость: 5

Урон: 8

Направления развития и навыки (0 свободных очков):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 6 уровень

Управление (базовое) — 9 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 7 уровень

Эвакуация (уникальное)

Ментальная защита — 6 уровень

Ментальная атака — 9 уровень

Манипулятор (легендарное) — 8 уровень

Итак, я открыл Лабораторию модификаций.

Немного поколдовав над строением клетки, я, учитывая предыдущий опыт, остановился на довольно усреднённом варианте, компромиссе между аэродинамикой и защитой от физического воздействия. Развитие ядра дало мне возможность увеличить ментальную силу ещё на единицу, засчёт чего повысился и урон от электрического удара, который я тоже прокачал на максимум.

Внимание! Уникальная модификация Наэлектризованное ядро перешла на уровень Молния (уникально)

Быстро пробежавшись глазами по описанию полученного навыка, я улыбнулся (мысленно, конечно, бесформенное нечто, в форме которого я существовал в Лаборатории, вряд ли могло улыбаться). Теперь я мог не просто выпускать хаотичные слабые заряды вокруг себя, но бить по конкретной цели.

Купил и полностью раскачал два плавника, присоединив их к «скелету» организма, а для повышения выносливости, от недостатка которой я страдал с самого моего появления в новом мире пришлось выбрать навык Обмен веществ и раскачать цитоплазму. На остаток очков эволюции я приобрёл средненький по показателям хитиновый панцирь, который установил на самых уязвимых, на мой взгляд, местах: носовой части организма и со спины.

Результат, конечно, был не ахти, но всё-таки изменения в сравнении с моим прошлым тельцем оказались серьёзными. Теперь (во всяком случае, я на это надеялся) у меня появлялась возможность противопоставить врагам не только зомбированных петов, но и кое-что ещё.

Глава 8. Поиски поверхности

Несколько дней пролетели в безумной гонке за выживание, кажется, со всем окружающим миром. Мой отряд врывался в гнёзда НПС, разрывал на части матку или вожака, добивал остальных… Я активно развивал свою клетку, но теперь уже не только в рамках Экстрасенсорики, но и как настоящего бойца, бьющего во врага молниями, прошивающими их тела насквозь.

Наконец я получил десятый уровень, появилась возможность взять новое направление, но вот определиться с ним я пока что не мог. Прочитав описание предложенного мне ещё пару недель назад Паразита, я понял, что сейчас он совершенно бесполезен. Это, конечно, было довольно печально: всё-таки легендарное направление, выпавшее из мощного противника… но использовать его сейчас значило бы потратить впустую очки навыков и свободное место.

Из боевых направлений ничего сверхинтересного система мне не предложила, но я не сильно отчаивался, активно качая навыки Управление и Манипулятор для лучшего контроля над мозгоедами, которые с каждым днём всё больше разрастались внутри НПС-клеток, увеличивая и без того высокую силу петов.

Приятным бонусом к десятому уровню стало увеличение размера клетки. Это было весьма кстати, ведь с каждым разом острее ощущалась нехватка объёма эволюции, в особенности в сравнении с союзниками, всё больше обраставшими различными модификациями и улучшениями.


После атаки острозубов и потери трупа мухи прошло пять дней.

Мы с диверсантов, вытянувшись (насколько это позволяли наши одноклеточные организмы), парили в водном массиве рядом с главным выходом из базы, перед нами медленно плавал Майор и командовал:

— Итак, нужно думать над тем, что делать после достижения пятнадцатого уровня. Ваша задача — выяснить, где конкретно находится поверхность, и найти к ней безопасный путь. Почему именно вы будете это делать? Кислый — неплохой разведчик, диверсант, к тому же тебя, Чёрный, если что, сможет у врагов отбить! Кхе-кхе. — Майор с усмешкой глянул на крыса, обогнавшего по размерам самого военного, и добавил. — Ну или наоборот… А если серьёзно, вы должны максимально быстро и осторожно разведать обстановку, вам необходима связь. Плюсом за вами я отправлю Сокола и ещё пару ребят-разведчиков, чтобы в случае чего они смогли вас подстраховать. Кислый, как у тебя с навыком Передатчик?

— Как вы и командовали, развил. Теперь Ментальная передача Чёрного примерно в два раза большую площадь охватывает.

— Отлично. Как уже выяснил Чернокнижник, предполагаемое нахождение суши на юге/юго-востоке. Пока Сокол с командой будет исследовать Великую стену, вы продвинетесь дальше….

Успешное использование навыка: Ментальная защита + 1

— Так точно! — отчеканил Кислый.

Я недоумённо поглядел на вдруг замершего диверсанта и запоздало добавил:

— Майор, всё в лучшем виде будет.

Ох, и не люблю я эту солдатчину… да и вообще, не пристало нам, гражданским, честь отдавать. Хотя Майор, видимо, даже в таких моментах активно применял свои навыки, внушая подчинённым уважение и страх: недаром у меня сработал навык защиты. Уж не знаю, понимал ли Майор, что все его старания разбиваются о мой блок, но в последнее время подобные атаки подозрительно участились…

— Тогда вперёд! — заключил Майор.


Как и в один из первых дней игры, в океане снова бушевал настоящий шторм: лучи солнца едва пробивались сквозь вдруг почерневшую гладь воды, кучи песчинок, останков микроорганизмов, ещё живых клеток и другого мусора беспрестанно кружило вокруг нашей небольшой команды. Кислый плыл чуть впереди, внимательно осматривая местность, рядом с ним извивались два длинночервя: всё больше обрастающий бронёй танк и ощетинившийся полупрозрачными плавниками-крыльями «разведчик». Меня окружали длинночервь, развивающийся в дд, и необъятного размера крыс. Тяжёлый НПС с трудом поспевал за командой; но мозгоед, намертво приросший к его ядру, тем не менее успевал попутно следить и за нашим тылом.

Откуда-то сзади изредка доносились обрывистые фразы разведчиков Сокола, неспешно исследующих пещеры Великой стены. Иногда сквозь помехи ребята выходили с нами на связь. Обменявшись парой шуток и помянув недобрым словом Нептуна, Водяного и даже самого Чёрта за беспорядок, устроенный сегодня в океане, они снова углублялись во мглу пещер.

Я наслаждался редкими минутами спокойствия в игре, когда не было нужды рвать изо всех жгутов не пойми куда или же оборонять трупы одноклеточных от других НПС. Кислый же, напротив, сильно нервничал. И не потому только, что обстановка оказывала на диверсанта некоторое давление: всё-таки он должен был постоянно осматривать окружение во избежание неожиданной атаки, путь даже маловероятной во время шторма, когда все хищники попрятались в свои пещеры, пережидая непогоду.

Успешное использование навыка: Управление + 1

Я удовлетворённо кивнул, прочитав сообщение, и снова погрузился в мысли.

В последнее время Кислый сам на себя не походил: когда мы встретились в первый день игры, я увидел перед собой живого, общительного парня, теперь же диверсант будто ушёл в себя. С чем это было связано?

Думаю, что, в отличии от меня, далеко не все союзники приняли Новый мир. Они потеряли семьи, друзей и любимых людей, непонятная сила забросила их отделённые от тел сознания в игровую реальность… даже военные порой срывались, что и говорить о гражданских, десятилетиями сидевших в лабораториях и уютных кабинетах.

Кислый потерял любимую девушку, на него, молодого лейтенанта, вдруг обрушилась ответственность за подконтрольный ему отряд, жизни союзников… да и Майор, надо сказать, довольно неплохо обрабатывал диверсанта, особенно в последние дни, когда глава фракции серьёзно усилил свои навыки. Не заметить это было весьма проблематично: мой навык Ментальная защита рос беспрестанно, другие же подобным умением не обладали — напряжение внутри фракции росло медленно, но верно.

Что до меня, то никакого негативного эмоционального состояния я вроде и не испытывал. Ну да, погибла семья. Да вот только общение у нас было довольно холодным… Друзья? Здесь они тоже есть: Иван, Амазонка, Паук, Кислый, Амёба… Новая реальность — возможности абсолютно другого уровня. Мог бы я, обычный шарлатан, пусть и не обделённый определёнными способностями… предположить, что когда-нибудь окажусь в числе избранных, которым дан второй шанс? Вот только шанс на что?..

Вдруг я почувствовал ментальный сигнал от мозгоеда, сидевшего в крысе. Паразит пытался указать мне куда-то налево. Я посмотрел по направлению, но увидел лишь сплошную серую пелену с кружащимся в ней мелким мусором.

— Кислый, что-нибудь видишь слева?

Диверсант резко повернулся и замер.

— Что там?.. — я до сих пор не мог различить ровным счётом ничего, кроме сплошной пелены: органы зрения у моей клетки явно не дотягивали до уровня диверсанта.

— Там… фракция бордовых.


— Какая ещё фракция бордовых?.. — проговорил я и осёкся.

Облако из пузырьков воздуха и песчинок камней, раздробленных о кораллы, повинуясь буйному течению, вдруг отступило, значительно улучшая обзор. Передо мной открылась удивительная картина: на значительном расстоянии от Великой стены разворачивалась настоящая битва. Огромное зелёное нечто, то и дело рассыпающееся на мелкие частички и собирающееся в единое целое вновь, рубилось с десятками одноклеточных, вполне себе организовано нападающих на чудовище.

Колония кра, легендарный противник. 42 уровень

Lokk, фракция бордовых. 14 уровень

Miсk, фракция бордовых. 13 уровень

Susan, фракция бордовых. 11 уровень

— Это что вообще такое? — я с ужасом уставился на Кислого, который тоже был в ступоре. — Это тоже игроки?

— Похоже на то… — проговорил диверсант, прячась за телом крыса.

— Мы с ними не выйдем на контакт? — недоумённо спросил я, но на всякий случай последовал примеру товарища.

— Нам лучше остаться незамеченными. Тут нужно подходить с осторожностью, дип. миссии, всё такое… А вдруг они неправильно нас идентифицируют и атакуют? Если выживем, нас Майор заживо сожрёт (и это не фигура речи).

Вообще, слова Кислого показались довольно логичными. Всё-таки первые живые игроки, а не НПС; тут нужно наладить нормальную связь, как минимум, потребуется человек, хорошо владеющий английским, и кто-нибудь из начальства… Да и не в состоянии игроки фракции бордовых сейчас вести переговоры: Колония кра только что чуть было не поглотила замешкавшегося Lokk`а. Действительно, пока что лучше не проявлять излишнюю активность, тем более у нас есть не менее важное задание — поиски суши.

— Сокол, заметили живых игроков на востоке, ники на латинице, фракция бордовых. Дерутся с целой колонией организмов, — коротко обозначил я ситуацию.

Сквозь помехи раздались матюги.

— Вы серьёзно?! — разведчик был, мягко говоря, удивлён.

— Нет, блин, шутки шутим! Как можно скорее сообщить начальству! — раздражённо вклинился в разговор Кислый.

— Приняли, будете выходить на контакт?

— Нет, слишком опасно. Продолжаем миссию.

— Разумно, — отметил Сокол. — Тогда Лёша, Санёк и Гром остаются с вами, а мы с Рыжим поплывём докладывать Майору.


Пока Кислый обозначал маршрут оставшимся разведчикам, я, осторожно выглядывая из-за тела крыса, наблюдал за продолжением битвы.

А посмотреть было на что.

Десятки, если не сотни одноклеточных под странным общим названием кра, составляли одну большую колонию. Соединяясь между собой при помощи каких-то хитрых органов, разглядеть которые я не мог, они создавали огромную структуру, названную Системой Колонией. Колония представляла собой некий довольно-таки статичный шарообразный каркас из намертво склеившихся между собой кра и их сородичей, целой кучей нападающих на игроков фракции бордовых и пытающихся затащить их внутрь Колонии. Игроки довольно успешно отбивались от мелких одиночек, видимо, решив взять врага измором, ожидая, пока его ресурсы закончатся.

Внезапно произошло нечто совершенно странное. Колония выстрелила щупальцем, состоящем из десятков скреплённых кра, и схватила игрока с ником Susan, тут же затаскивая его внутрь каркаса. Видимо, девушка (насколько я понимаю, это женское имя) продержалась недолго, будучи атакованной буквально со всех сторон, она была буквально съедена заживо.

А ведь кра-таки дают сдачи… И что на это ответят игроки?

Вместо того, чтобы ринуться в бой, мстя за погибшего товарища, фракция бордовых… просто отступила. Что? И как они вообще планировали убить это чудовище, сотканное из сотен мелких организмов? Я недоумённо смотрел на отплывших игроков, которые вдруг застыли, окружая Колонию.

Кра вовсю праздновали свою победу: мелкие НПС ускорились, лавируя между друг другом и создавая хаотичный радостный круговорот сотен тел, действующих как одно целое…

Но всё оказалось не совсем так. Неожиданно треть из них резко рванула во все стороны, стремясь уплыть от собственной Колонии; оставшиеся в каркасе задёргались, пытаясь выбраться из, как оказалось, ловушки. Тем временем по всему телу зеленоватой Колонии уже вовсю распространялась ржавая желтизна яда, постепенно поглощая всех заблокированных НПС. Тех же, кто пытался сбежать, встречали окружившие Колонию игроки фракции бордовых.

Наконец, вся конструкция покрылась жёлтым налётом. Мгновение — и Колония из уже полумёртвых кра лопнула, являя на свободу…

Susan, фракция бордовых. 16 уровень

Видимо, именно она и выпустила яд, ставший причиной уничтожения этого монстра. Признаться, я был поражён. План (если это действительно был план) казался довольно рискованным, но вместе с тем и гениальным. Susan рискнула жизнью, чтобы уничтожить мощного противника, и риск оправдал себя.

Пока игроки фракции бордовых добивали оставшихся в живых НПС, я растолкал Кислого, с изумлением следящего за боем.

— Ты это видел, Чёрный?! — проговорил диверсант, выходя из оцепенения.

— Да. Бордовые не лыком шиты, надеюсь, нашим удастся с ними договориться, заиметь такого врага — себе дороже, — заметил я.

— Нужно отправляться дальше, со своим отрядом я договорился: они немного отстанут, чтобы лучше исследовать какую-то крупную пещеру, из которой буквально несколько минут назад выплыл хитиновый панцирь здорового НПС. Площади, которую покрывает твоя Ментальная передача, по идее, должно хватить, а дальше посмотрим.

— Согласен. Вряд ли в бурю на нас кто-нибудь нападёт, видимость сейчас просто нулевая.


Десятки чёрных провалов тоннелей… А я ведь их помню ещё из видения. Правда, тогда на огромной скорости они сливались в практически непрерывную полосу. Сейчас же приходилось преодолевать это расстояние вплавь. Конечно, усиленный организм довольно неплохо справлялся с такими нагрузками, однако я постепенно начинал чувствовать усталость.

Сейчас передо мной стоял вопрос, что делать дальше. С одной стороны, необходимо выполнять приказ Майора и искать выход на поверхность, с другой, я очень хотел повстречать того самого XXX, который столь настойчиво приглашал меня заглянуть к нему в гости. Зачем? Это я и хотел узнать.

Однако проблему решил Кислый, который вдруг сказал:

— Чёрный, что это такое на мини-карте?

Я взглянул на 3d-модельку и обнаружил, что юго-восточная часть шарика будто была срезана… то есть вообще полностью отсутствовала!

— Эм… конец карты? — задумался я. — Как в компьютерных играх…

— А что это значит? — спросил Кислый. — Это значит, что мы с тобой нашли выход на поверхность!

XXX, до логова которого по моим расчётам было ещё довольно прилично, может и подождать… Перед нами вот-вот откроется очередная тайна Нового мира, поражающего и пугающего, но тем более интересного.

Однако для начала нам предстояло перебить небольшую стайку организмов, неожиданно выскочивших на нас из ближайшей пещеры. Организмы, видимо, сами удивились нашей встречи, но тем не менее ощетинились многочисленными шипами, готовясь к атаке.

Не, ну это даже не интересно: противник слишком слаб. Крыс просто навалился на врага и несколькими ложноножками поглотил сразу треть стайки. Раны, оставленные шипами одноклеточных на теле пета, зарастали прямо на глазах, окончательно закрывая съеденным клеткам дорогу наружу. НПС попали в несколько пищеварительных вакуолей, где тут же начали растворяться в кислоте, безрезультатно пытаясь выбраться. Остальных противников разорвали налетевшие на них длинночерви, пара жертв досталась и нам с Кислым.


Быстро разобравшись с мелкотнёй, вырвавшейся прямо на нас из огромного чёрного тоннеля, мы хотели было следовать дальше, к краю карты. Однако были остановлены отрывистым рыком, донёсшимся вслед стайке НПС… Буквально через пару секунд раздался ещё один рык, на этот раз даже громче предыдущего: существо, его издавшее, приближалось к нам. Через мгновение раздалось рычание, кажется, уже нескольких десятков глоток…

Очевидно, стайка НПС напала на нас вовсе не из-за агрессивности, перемешанной с глупостью: просто то, что их преследовало, показалась одноклеточным гораздо более опасным, нежели мы с Кислым и петами…

— Кислый, думаю, стоит валить, — заметил я, внимательно всматриваясь в тёмный провал.

— Согласен, — бросил уже рванувший в сторону диверсант.


Как только наш отряд проплыл ещё несколько тоннелей, рыки слились в сплошной протяжный вой, из чёрного провала, застревая и пихаясь, вырвалась настоящая лавина из наших старых знакомых — острозубов. Только сейчас их было в разы больше…

Расплываясь в разные стороны под напором своих собратьев, давивших в спины передним рядам, острозубы, кажется, даже не заметили нас, устремляясь единой кучей вперёд, туда, где заканчивалась мини-карта. Мы медленно переглянулись с Кислым: он тихо выругался.

— Предлагаю немного поменять курс, — выразил я общее мнение, поспешно вплывая в ближайший тоннель.

Кислый, следующий за мной, попытался выйти на связь с разведчиками:

— Лёха! Слышите меня?! Приём!.. Бл… Я же их просил не заплывать далеко в пещеру: вся связь к хренам накрылась. Ну ничего, как только выберемся отсюда, я им проведу инструктаж по выполнению приказов начальства… Итак, Чёрный, какие у нас перспективы?

— Пойдём назад — сожрут сразу же. Оставаться тоже нельзя: как только нас заметят, вырваться уже не сможем. Поэтому только вперёд!

Наша небольшая группа поспешила углубиться в темноту провала.

Хорошо, что я учёл горький опыт выживания в пещерах и в трупе гигантской мухи и всё-таки не поскупился взять себе органы зрения с возможностью видеть в темноте. У петов проблем с этим тоже не было: мозгоеды, подключившиеся к ядрам длинночервей и крыса, прекрасно обрабатывали информацию, поступающую из фасеточных глаз бывших паразитов. Кислый так и вовсе прокачал ночное зрение ещё в первые дни пребывания в Новом мире. Поэтому наша команда, не сбавляя темп и не выдавая своё присутствие освещающими путь молниями, рвала вперёд.

Тоннель постепенно закручивался влево и на нашу удачу уже через несколько минут вывел нас на нужный курс, к краю мини-карты. Только теперь мы двигались к цели внутри Великой стены, а не снаружи, среди, наверное, сотни агрессивных острозубов.


Внезапно тоннель закончился. Мы оказались на открытом пустом пространстве, просвечиваемом лучами дневного солнца. Буря уже стихала, в немного мутной воде вверх то и дело улетали пузырьки воздуха, кружили частички водорослей… А перед нами открывалась сплошная тёмная стена, сквозь которую, будто в дымке, виднелась огромная равнина, постепенно уходившая вверх, к поверхности.

Не сговариваясь, мы рванули к стене. Но были отброшены назад невидимой силой, будто магнитным полем. Перед глазами высветилось:

Недостаточный средний уровень фракции! Требуется 15 (фракция серых: 10)!

— Ну что ж, поздравляю, можно возвращаться! — с чувством выполненного долга проговорил Кислый.

— Да, выход мы с тобой обнару…

Я не договорил. Огромная бледно-розовая клешня вырвалась, кажется, из неоткуда и отбросила наши клетки в разные стороны, словно щепки. Здоровье просело наполовину, если бы не крыс, который в последний момент прикрыл моё тело и немного смягчил удар, боюсь, всё могло бы закончиться гораздо печальнее.

Я, пытаясь сфокусировать взгляд, с ужасом посмотрел назад. Прямо за нашими спинами на Великой стене восседал гигант.

Страж, легендарный противник. 90 уровень

Кусок чёрного мяса, из которого во все стороны торчали десятки лап с острыми клешнями, очевидно, был кем-то вроде босса, охраняющего выход из… первичного бульона? Верхняя часть туловища возвышалась над поверхностью воды, нижняя — занимала огромное пространство, бока Стража едва виднелись в мутной после бури воде океана.

На следующий замах лапой я уже успел среагировать: длинночервь-разведчик обвил мою клетку и рванул в сторону, пока двое других помогали уйти с линии атаки более медлительному крысу. Я глянул в сторону Кислого: еле живой диверсант вилял между опускающимися в воду лапами и продвигался в сторону спасительной пещеры.

Внезапно Страж зарычал, содрагая всю Великую стену. На его рёв тут же откликнулись десятки НПС… И, кажется, я знал, кто ответил гиганту.

Мы отчаянно рванули к выходу, но уже через минуту неподалёку показались первые острозубы, приплывшие на зов Стража. Они тут же включились в бой, а, вернее, в охоту на нас. Однако Страж явно был не слишком разборчив: за несколько следующих ударов он уложил сразу шестерых своих слуг, чьи раздробленные клетки тут же окрасили воду в зелёный — цвет цитоплазмы острозубов.

Тем не менее новые противники всё прибывали. Я с ужасом понимал, что вскоре здесь окажется вся та куча НПС, лавина из которых, промедли мы хоть пару минут, непременно снесла бы нас в считанные мгновения, вырвавшись из чёрного провала пещеры.

— Кислый, быстрее! — заорал я, приближаясь к заветному тоннелю и уворачиваясь при помощи длинночервя от очередного удара клешнёй, отколовшего целый кусок Великой стены; объятый целым облаком из крошки и песка он тут же начал опускаться ко дну.

Между матом, донёсшимся со стороны диверсанта, которого острозубы всё дальше отрезали от тоннеля, я сумел разобрать что-то типа:

— … у меня скорость… в разные стороны… спасайся! — после чего диверсант, наконец, прекратил попытки прорваться ко мне и кинулся в противоположную сторону, в обход Великой стены. За ним тут же бросилось несколько острозубов, но догнать диверсанта им было не под силу.

Я же, недолго думая, влетел в тоннель, за мной последовали петы и три преследующие нас острозуба. Тут же створки пещеры позади треснули: в полумрак протиснулась клешня Стража. Застряв в проходе, она наглухо закрыла путь.

Так, то есть сейчас за мной гонятся всего лишь трое противников. Повернувшись к острозубам и выбрав самого здорового из них, я скопил электрический заряд…

Молния! Острозуб десятого уровня оказался прошит насквозь, задело даже двух его собратьев, плывущих рядом. На последних тут же бросились петы, оставляя недобитка на меня. Острозуб, пусть и потерявший много цитоплазмы, быстро сумел срегенерировать себе новую клеточную оболочку и бросился в атаку. Но его ждал очередной выстрел молнии, после чего я пошёл в рукопашную, вгрызаясь в только что проделанное отверстие в клетке врага и прорываясь к самому его ядру. Острозуб был обречён. Остальных противников уже доедали мои петы.

Что делать дальше? Нужно как можно скорее двигать вперёд, в сторону нашей базы. Что я и сделал, рванув в темноту под треск разваливающихся под ударами Стража створок тоннеля.


На выходе вместо Кислого меня встретили мои старые знакомы НПС… Погоня продолжилась. По прямой у меня было явное преимущество в скорости, но вот только острозубы хорошо знали местность и действовали организованно. Каждый новый тоннель мог оказаться местом засады, часто так и было. Длинночерви, фактически тащившие не только меня, но и крыса, конечно, обладали серьёзной выносливостью, но в скором времени запас их сил должен был подойти к концу, и тогда…

О том, чтобы оторваться от преследования, не могло идти и речи: одна группа острозубов сменялась другой и так без конца. А между тем привести на свою базу столь серьёзного врага означало бы подвергнуть союзников большой опасности. Погоня отставать и не думала, напротив, НПС прекрасно понимали, что уйти нам не получится.

Мы рвали вдоль Великой стены на север. Теперь у меня была новая задача — найти XXX в надежде на то, что неизвестное разумное создание сможет помочь с уничтожением хвоста… Но хватит ли у XXX сил остановить пятнадцать (а именно столько острозубов не отказались от преследования, продолжающегося уже больше получаса) НПС в среднем около десятого уровня? Надеюсь.

Вспоминая по памяти маршрут (на мини-карте мой ментальный полёт не обозначился), я наконец свернул внутрь довольно большого крюка, образованного Великой стеной, именно там и располагалась пещера неизвестного существа.

Вот только знаков XXX не подавал, а понять, какая из множества расположенных вокруг пещер нужная, не представлялось возможным. Тем временем мы уходили всё дальше от предполагаемого места обитания неизвестного, рискуя лишиться его помощи.

По какому-то наитию я вдруг произнёс:

— Эм… Скрылнт биолн?..

Позади тут же раздался хруст: гигантское щупальце, вырвавшееся из ближайшего тоннеля, размололо нескольких острозубов и, схватив ещё пятерых, одним нажимов разорвало их на части, выплёскивая в воду клеточные внутренности. Оставшиеся преследователи рванули в разные стороны, но уйти удалось только троим: ещё два щупальца, схлестнувшись, вмяли клетки в пупырчатый кожный покров XXX.

Глава 9. XXX

— Скрылнт биолн… Ровр канд ист левел. Кроввн станд! — раздался в моей голове низкий механический голос, то и дело уходивший в шипение.

— Спасибо за помощь… — начал я разговор с XXX. — Но каким образом я вообще должен что-то понять? Это какой язык хотя бы?

Вместо ответа два гигантских щупальца, кроша Великую стену, втиснулись обратно в тоннели, третье тем временем рвануло ко мне и петам и обвило наши клетки. Я зажмурился, ожидая, что XXX сожмёт конечность, отправляя меня на тот свет (или как он называется в Новом мире?), но этого не произошло. Щупальце плавно понеслось ко входу в соседнюю пещеру, внутри которой внезапно вспыхнул яркий свет.


Подтолкнув нас внутрь тоннеля, щупальце скрылось. Я тут же окружил себя петами, чтобы прикрыть от возможной атаки, однако пока что всё было спокойно.

— Скрылнт биолн… — ожидающе прозвучало в голове, и я, повинуясь гиганту, медленно поплыл в сторону яркого света.

Что же было его источником? Через полминуты плавания я понял, что свет испускал громадный, почти человеческий по форме, глаз, буквально зависший в полумраке. По размерам глаз превышал крыса, моя же клетка была даже меньше полностью белого зрачка неизвестного существа.

И тут появилось сообщение Системы:

XXX, фракция лиловых. 110 уровень

Я похолодел. Это живой игрок?! Как такое возможно? Прошло только несколько недель нашего пребывания в игре… В моей фракции средний уровень был тринадцатым, у бордовых, которых мы встретили утром, по всей видимости, тоже около того… Но сто десятый?! Да XXX при желании перебьёт всю нашу фракцию в одиночку. А таких, как он, ещё сто с лишним человек… Похоже, наша фракция уже была в аутсайдерах, и это на первом-то этапе. Я просто не представлял, каким образом возможно развиваться с такой скоростью, чтобы уже сейчас иметь сто десятый уровень. Было ещё кое-что: название фракции у XXX почему-то обозначалось красным, тогда как ник и уровень оказались записаны белыми буквами, как и у меня…

Вспомнив уроки школьного английского, я выдал нечто похожее на приветствие. Но в ответ прозвучало непонимающее:

— Урлдаш уше?

Видимо, английский XXX не знал. Ну или не знал его я…

— Тордол, — спокойно произнёс XXX.

Полминуты я непонимающе парил в водном массиве, рассматривая это странное существо. Глаз XXX крепился к небольшой (в сравнении с самим глазом, конечно) извивающейся трубке, уходившей куда-то в темноту и, видимо, соединяющейся с телом. К сожалению, его-то видно и не было, но, если судить по огромным щупальцам игрока, можно с уверенностью сказать, что тело было просто невероятных размеров. Скорее всего, XXX был больше и уж точно сильнее даже Стража девяностого уровня, охраняющего выход из Первичного бульона. Вопрос напрашивался сам собой: почему XXX до сих пор сидит в пещере, вместо того чтобы сломать об колено (вернее, щупальце) Стража, закусить острозубами и выползти на сушу?

Внезапно пришло оповещение:

Внимание, ваш организм атакован вирусами #146!

Так, видимо, существо опять пытается установить мне какой-то непонятный орган. Ну или заразить смертельной болезнью, чтобы я разнёс её по всей фракции… Тоже вариант. Кстати, в Лаборатории модификаций мне так и не удалось обнаружить тот самый Передатчик, который создали вирусы ещё тогда, в пещере; и это было немного странно.

А почему, собственно, нет оповещения о работе иммунной системы? В прошлый раз ей удалось справиться с вторжением инородных тел, а сейчас она даже не начала работу. Возможно, это как-то связно с самими вирусами, имеющими другой порядковый номер и, видимо, более высокую маскировку от иммунитета.

Ощущения от работы многочисленных мельчайших созданий, находящихся в опасной близости от ядра, было не из приятных. Чем-то это напоминало неудачную атаку мозгоедов, попытавшихся сделать из меня зомби, вот только перехватить управление над вирусами, как над мозгоедами, я не мог: XXX значительно превышал меня по ментальной силе и навыкам, позволяющим ему контролировать петов. Да что там, существо, очевидно, превышало меня вообще по всем навыкам…

Внимание! Ваш Передатчик получил модификацию: Лингвистика (легендарное), затраты на установку взял на себя игрок XXX!

— Теперь ты можешь меня понимать, — произнёс XXX.

От неожиданности я не нашёлся, что ответить игроку запредельного уровня, вдруг заговорившему на чистом русском. Или это я стал понимать его язык?..

Тем временем низкий механический голос медленно продолжил:

— Долго же ты добирался… Хотя что такое две недели в сравнении с… Ладно, об этом потом. Наверное, у тебя есть ко мне какие-то вопросы?

О да, вопросов у меня накопилась уйма!

— Ты, блин, вообще кто? какая страна? каким образом вы развились до сотого уровня всего за несколько недель?

— Вопросы закономерные… — глаз моргнул. — Начнём по порядку, Чернокнижник. Моё имя Рош Зе Рол, звёздная система Ваг-3, планета Гоща. И, как ты мог догадаться, это отнюдь не ваша планета.

— Твою ж!..

Я разговариваю с представителем инопланетной разумной жизни! Да ещё и в игровой реальности…

— Да, это поразительно. Пять лет я ни встречал ни одного игрока… — Система, по-видимому, автоматически изменила единицы времени, вряд ли срок вращения планеты Роша вокруг своей звезды был равен нашему, земному, году. — И вот ты. Другая раса, другая система. Да ещё и с магическим направлением. Если бы не оно, вряд ли бы я тебя обнаружил. Но ведь ты не один здесь?..

— Ну да, у нас фракция, тут ещё много должно быть таких… — туманно ответил я: не раскрывать же перед незнакомым сверхмощным существом все карты. Да и что говорить, Рош Зе Рол меня настораживал: где его союзники, почему он остался в Первичном бульоне, а не вышел на поверхность?.. И ещё меня довольно сильно напрягал тот факт, что существо знает о моих навыках. Вирусы передали информацию? Или Рош сам считывает?

— Ясно, видимо, прибыла новая партия… Что же тогда произошло с первыми? — игрок ушёл в себя, что-то обдумывая.

— Рош Зе Рол, можешь мне ответить, что из себя представляет Новый мир? — отвлёк я инопланетянина от размышлений. — Вы ведь попали в него, как и мы, после Конца света?

— Да, именно так. Но вот знаю я лишь немногим больше твоего… Я тебе всё покажу, — глаз резко дёрнулся, перевернувшись на сто восемьдесят градусов. Белый зрачок вдруг почернел и завертелся по кругу, вгоняя меня в оцепенение: — Не нужно сопротивляться (при всём твоём желании это бесполезно). Я не хочу тебя убить или загипнотизировать. Просто показать кое-что весьма важное…


Темнота. Я дёрнул плавником, но не почувствовал сопротивления воды. Ясно, опять галлюцинации от Рош Зе Рола… Я уже начал привыкать ко всем этим фокусам. И всё-таки, настоящий инопланетянин! И тоже в Игре. Совершенно иная форма жизни, иной вид! Всё это просто поражало.

Вдруг перед глазами появилось изображение. Веки открылись, и я будто оказался внутри чьей-то черепной коробки. Всё происходило от первого лица, но будто в тумане, с периодическими помехами и тряской картинки.

Передо мной было странное футуристическое ложе ядовито-красного оттенка, с исходившими в разные стороны отростками, похожими на какие-то растения, отростки периодически выплёвывали в воздух серый дым, который хозяин тела с жадностью поглощал. Снизу показалась… лапа? Тонкая конечность, обмотанная синеватой кожей, раздваивающаяся в одном из многочисленных вздутых суставов. Отслаивающийся коготь нажал, кажется, в совершенно случайном сегменте красного ложа — сегмент тут же пожелтел, выстреливая вверх плоской отражающей поверхностью.

И я увидел изображение хозяина воспоминания (а то, что это было именно воспоминанием, я уже почти не сомневался). Худое существо без головы, две пары узких глаз — в центре бледного туловища с выпирающими прямо из кожи белёсыми костями; две «руки», каждая из которых разделялась ещё на два отростка. Ноги, обмотанные грязными тряпками, хотя бы отдалённо напоминали человеческие, правда, вместо стоп из-под импровизированных штанов в пол врезались по три толстых когтя. Мда… Рош Зе Рол в реальности выглядел куда менее угрожающим, чем в игровом мире. Конечно, когти у него что надо, но сам по себе инопланетянин выглядел если и не смертельно больным, то во всяком случае помятым жизнью, щуплым и немощным. С другой стороны, узнать габариты существа невозможно: сравнить не с чем. Рош вполне мог быть размером как с муравья, так и с земную многоэтажку.

Тем временем инопланетянин причесал клочки чёрных волос, выглядывающих из его жилистой спины, и закрыл «зеркало». Развернувшись, Рош быстрым шагом отправился к дверному проёму, находящемуся в противоположном конце комнаты.

Двери из странного металла, по структуре напоминающего красное дерево, лязгнули и автоматически разъехались в стороны. Перед существом появился целый город! Тысячи полусфер, напоминавших дом Роша, располагались на ветвях гигантского раскидистого дерева, то ли искусственного, то ли в действительности живого. Тут и там сновали прозрачные шары с сидящими в них представителями той же расы, что и Рош, некоторые из них, пролетая совсем рядом с существом обменивались с ним странным жестом, чем-то напоминавшим американское «о`кей».

Дом Роша находился у самой верхушки дерева-города, давая возможность рассмотреть всю округу. Инопланетянин вышел на небольшой балкончик и огляделся. Город находился посреди бескрайней пустыни. До линии горизонта не было видно ровным счётом ничего, помимо бесконечной красной равнины с потрескавшейся землёй. Вальяжно скрестив лапы, Рош расположился на удобном креслице, затем посмотрел на находившийся рядом прибор, на котором замерли неизвестные мне красные символы, и сверил показания со вторым прибором меньшего размера, прицепленным к одной из его конечностей. После чего, неторопливо попивая бледно-розовый напиток, дожидавшийся инопланетянина на столике, Рош поднял голову вверх, откуда послышался отдалённый гул.

С неба на город уже падали пять объятых алым пламенем метеоритов.

Когда метеориты приблизились к городу, Рош откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.


Следующий кадр был уже из Первичного бульона. Рош находился в окружении вытянувшихся союзников:

— Крыл, с востока к нам плывут сорок зеленоглазок, нужно собрать команду и отбить направление.

Видимо, фракция лиловых, как и наша, успешно обошла блок Системы на голосовые сообщения и общалась без особых проблем, используя навык, схожий с моей Ментальной передачей.

Крыл, здоровенный организм с толстым хитиновым панцирем, ответить не успел: к компании подплыла ещё одна клетка, выкрикнувшая:

— Рош, там Гро снова отказывается своих высылать, говорит, мол, опять их на убой пошлём.

— Да чтоб его! Мы же обо всём договорились ещё в прошлый раз! Даже Шлоз согласился сотрудничать! — вскипел Рош, отправляясь следом за посыльным.


Гро оказался толстой клеткой с тремя лапками, из которых то и дело вырывались электрические заряды, проходящие в угрожающей близости от Роша и его подчинённых, показательно сохранявших спокойствие и не обращавших внимания на мини-молнии. Две противоборствующие стороны выстроились друг напротив друга. Напряжение нарастало, Рош сверлил взглядом Гро, тот отвечал ему тем же. Неподалёку находился и третий лагерь, возглавляемый тем самым Шлозом, по всей видимости, сохранявшим нейтралитет.

Вероятно, во фракции лиловых в своё время тоже были внутренние разногласия, только вот они оказались куда более серьёзными, нежели разборки Майора и того же Тарана. Наши лидеры просто сошлись в схватке один на один, смерть одного решила исход противостояния, дав возможность избежать настоящей гражданской войны. Палыч, помахавшись с превосходящим его силой противником, не стал привлекать к бою своих сторонников, прекрасно понимая, что для выживания необходимо держаться вместе, и в итоге даже присоединился к бывшему врагу, добившись выполнения своих требований.

Лиловые же не смогли сохранить единство. Пять лет назад их фракция развалилась на три лагеря, которые перешли к открытой вражде.

— Да, — вдруг раздался механический голос Роша из реальности. — Ты всё правильно понял. Мы давно расшифровали послание из космоса, заранее знали о Конце света, осознавали, что предстоит ста пятидесяти избранным, но всё-таки по-настоящему готовы к этому не были. В число счастливчиков попали трое членов Совета четырёхсот Щгоргла, нашего города: я, Гро и Шлоз. Каждый из нас стремился к власти, у каждого были сторонники, у меня даже пара рабов-воинов попало в Игру… Система общественных отношений нашей расы не позволяет нам менять политический лагерь, поэтому примирение, как нам казалось, было просто невозможным. В городе действовали законы, другие партии, здесь же у нас развязались руки. Начало гражданской войны было вопросом времени.

От каждой из двух противоборствующих сторон выделилось по три внешне самые мощные клетки и, не сговариваясь, накинулись друг на друга, пытаясь разорвать противника на части. После трёхминутной ожесточённой борьбы в живых остался только Крыл, подчинённый Роша.

— Тогда нам удалось решить спор о защите фракции от зеленоглазок. Гро проиграл и по договорённости выступил на нашей стороне. Но вот обиду он затаил…


Следующий кадр: ночь, Рош просыпается от неожиданного уведомления Системы, продублированного голосовым сообщением, функции, предусмотрительно подключенной инопланетянином:

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Крыл. Оставшееся количество членов фракции лиловых: 120.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Шер. Оставшееся количество членов фракции лиловых: 119.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Глон. Оставшееся количество членов фракции лиловых: 105.

На Роша уже летели три ощетинившиеся шипами клетки, подосланные политическими противниками.

Инопланетянин, быстро сообразив, что к чему, рванул в сторону ближайшего выхода.

— Да, Гро решил использовать грязный приём… — раздался задумчивый механический голос. — Когда вся фракция спала, он со своим лагерем просто перерезал моих сторонников, но поспешил, и дал мне возможность сбежать. В ту ночь он убил всех, кто был мне верен.

— И что ты стал делать? — история инопланетянина меня поразила. Уж насколько ненавидели друг друга Майор, Таран, Палыч… но убивать своих же союзников, когда те спят?..

— Мне оставалось пытаться выжить и искать возможность отомстить…

— Ты мог присоединиться к соседней фракции? У вас же что-то вроде городов-государств было.

— На тот момент мы ещё не встречали других игроков, да и не приняли бы меня: государства на нашей планете находились в состоянии постоянной вражды, считалось, что нарушить клятву своему городу невозможно, иначе гранда (так называются представители нашей расы) сразу же поражала молния бога Глурла. Поэтому перебежчиков казнили либо те, от кого они сбежали, либо те, к кому. Последние считали их шпионами, потому как если перебежчик сумел избежать кары Глурла, это значило, что он вовсе и не предатель, а подосланный шпион.

Плюсом ко всему у меня была ещё одна проблема: не было возможности модифицировать свою клетку вне базы. Пока что не было…

Нравы грандов показались мне весьма странными: с одной стороны, их главной ценностью была верность собственному городу, партии, господину, предательство исключалось как таковое, оно было попросту невозможным; с другой, кровным врагом считался каждый, чья присяга отличалась от твоей. Убить своего соседа, друга, брата, служившего другому политическому лидеру? Конечно! И без раздумий. Это и погубило грандов: они не смогли достигнуть компромисса.

— Ты абсолютно прав. К сожалению, всё именно так и было, — вторил мне Рош, не стесняясь читать мои мысли. — Я спрятался в тоннелях Великой стены, ушёл от преследования и начал думать, что делать дальше.


Картинка сменилась. Теперь Рош находился в огромной пещере, освещённой многочисленными ростками искрящихся красным водорослей, вросших прямо в каменные створки. Здесь и там плавали полуразложившиеся трупы одноклеточных, которых Система обозначила как «фракцию алых». Очевидно, Рош был на их базе.

— Так, а это кто? — спросил я, недоумевая. — И почему они все мертвы? Это ты их так?

— Нет, я здесь не при чём, — спокойно ответил Рош. — В своих скитаниях по тоннелям я наткнулся на фракцию, обитающую в Игре ещё до нас, грандов. Но вот вопрос о том, почему они все мертвы, действительно интересный. Смотри, у некоторых клеток ещё можно различить уровень.

Я внимательно посмотрел на зависшее в воде тело зубастого организма и смог прочитать тусклую надпись:

Останки игрока YYY, фракция алых. 19 уровень

Имя, как и никнейм Роша разобрать я не мог: символы, его обозначавшие, мало походили даже на иероглифы. Но вот уровень… Потом я, следуя за взглядом Роша из воспоминания, осмотрел ещё несколько трупов.

— Так, ведь в среднем они куда выше пятнадцатого уровня!

— Именно, — усмехнулся инопланетянин. — Раз за разом в этот мир направляются фракции. Каждый раз сто пятьдесят игроков борются за выживание с такими же игроками из их мира. А ты что думал, Система лжёт? Нет, того, кто отстал в развитии, не эволюционировал, ждёт смерть! Полное уничтожение всех членов фракции! Так было и до нас, и, как оказалось, после. И эти вот, плавающие на своей базе животами кверху, не вышли на поверхность. Их обогнали, и Система посчитала фракцию алых неспособной к эволюции. А что обычно происходит с тем, кто не может приспособиться?.. Хаха!

Напор Роша меня начинал пугать. Видимо, пять лет одиночества не прошли для него бесследно… Крышу инопланетянину немного всё-таки накренило…

Тем временем Рош из воспоминания начал беспорядочно поедать трупы валяющихся на базе игроков, хищно врезаясь зубами в их полусгнившие тела. Инопланетянин поспешил перемотать воспоминание дальше, минуя столь неприятный момент.


Теперь он находился среди причудливо извивающихся водорослей ярко-розового цвета. Прямо перед Рошем, опутанное морскими травами, зависло странное существо, похожее на маленькую синеватую капельку.

Хранитель, легендарный противник. 100 уровень

Система спросила у Роша:

XXX, ты первый, кто смог преодолеть Тёмные тоннели и найти меня, готов ли ты принять дар?

— Готов! — хрипло крикнул Рош из воспоминания.

Что-то инопланетянин совсем плох… Взглянув на очки его здоровья, я обомлел: до полной смерти оставалось всего лишь два хп. Мда, эти самые Тёмные тоннели изрядно помотали Роша.

Капелька, опутанная розовыми водорослями, вдруг вспыхнула красным и врезалась в Роша. Инопланетянин потерял сознание, но в последний момент я успел прочитать высветившееся:

Поздравляем! Вы стали первым игроком, открывшим дар Хранителя!

Получено достижение: Хранитель мутагена!

Вы стали обладателем легендарного направления Мутация!

Вы получили новый уровень: 20!

Вы получили нов…


Я всё больше окунался в воспоминания Роша. Следующий кадр — заражение вирусами разведчиков фракции лиловых, столь неудачно выбравших пещеру для исследования. Корчась в агонии, они до последнего пытались добраться до смеющегося инопланетянина. Несколько ударов щупальца — и клетки порваны на части.

— Так, погоди, Рош, — не понял я. — А как же разведчики не заметили по мини-карте, что эта пещера уже исследована тобой?

— В этом-то и заключалась главная проблема… Система жива. Она чувствует, видит, постоянно модифицируется. И я для неё постепенно переставал быть частью фракции лиловых.

Новое видение. Ночь. Рош, орудуя на этот раз уже несколькими огромными осьминожьими конечностями, влезает в убежище фракции лиловых. За ним стройными рядами следуют десятки вирусов, врезающихся во всё, что движется.

Рош искал своего личного врага, не обращая внимания на заражённых, которые, истекая цитоплазмой, с дикими криками корчились в агонии. А вот и Гро, вжался в стену, испуган… Здесь воспоминание пошло рябью, постепенно приостанавливаясь и не давая мне возможность увидеть, что же было дальше. И ведь это уже не в первый раз…

— А дальше, — неправильно понял мои мысли Рош, который внаглую продолжал их чтение. — Дальше я увидел, что обозначение фракции в моём профиле изменило цвет, став красным. Вначале я не придал этому особого значения, но потом это стало определённой проблемой.

Следующий кадр: гигантская чёрная поверхность края мира, два щупальца Роша медленно обвиваются вокруг тела Стража, слышится хруст его панциря, костей и хрящей. Часть клешней оторвана, другая переломана, третья — съедена. Течение бросает из стороны в сторону трупы десятков острозубов, заливающих воду зеленоватой цитоплазмой. Ну и силище же у Роша… Он просто аннигилировал преграду на пути к выходу на Сушу. Резким движением разорвав всё ещё живого Стража на несколько частей, Рош, даже не глядя на поверженного врага, направился в сторону чёрной поверхности, плавно дёргая длинными щупальцами, будто морская каракатица.

Внезапно перед его глазами появилось сообщение Системы:

Переход на этап Суша невозможен. Причина: отсутствие у игрока фракции

А вот и плата за уничтожение собственных союзников…

Взбешённый Рош взревел. Инопланетянин начал со всей силы бить о чёрную поверхность, что, впрочем, не принесло заметных результатов. Рош из реальности поспешил окончить показ воспоминаний, возвращая меня в свою пещеру.


— Собственно, зачем я тебе всё это показал? Понимаешь, Чернокнижник, я обречён жить в Первичном бульоне. Совершенно один, уже пять лет. Выбраться на сушу я не могу, умереть — тоже: здесь просто нет никого, кто бы был сильнее меня… Изо дня в день я вижу одно и то же: пещера, Великая стена, тоннели, слабые НПС… Уже начал задумываться о самоубийстве… Но мне жаль терять всё то, чего я достиг. Легендарные улучшения, противники, направления развития, уровень… Поэтому я дал себе слово найти наследника, а уж потом можно и пировать на облаках с богами.

Стоп. Уж не я ли тот самый наследник?..

— Правильно, ты, — ответил Рош на мою мысль. — И ты, конечно, согласен?

Обрести способности гигантского мегасущества, одной левой разделавшегося со Стражем?! Какие тут могут быть вопросы?

— Я и не сомневался, — ухмыльнулся Рош. — Я ведь всё вижу. Ты действительно достоин этого. Выходец из бедной семьи, выбравшийся из грязи и заработавший неплохое состояние, избранный инопланетной расой верный друг и товарищ, помогающий своим союзникам… Не будем тянуть! Просто замри на месте и не отводи взгляд от моего глаза. Это важно!

Я замер, внимательно наблюдая за тем, что будет делать Рош. Вдруг его белёсый глаз моргнул и лопнул, выпуская наружу нечто полупрозрачное, бледное. Будто призрак. Это нечто медленно поплыло в мою сторону… Я не отрывал взгляда от лопнувшего зрачка инопланетянина, боясь сорвать операцию.

Вдруг солнечный луч, прорвавшись через одно из ответвлений пещеры гиганта скользнул по его зелёной коже и на мгновение осветил призрака. И уж больно он по форме напоминал самого Роша! Того самого, что ещё до Катастрофы смотрелся в зеркало в своём доме-полусфере. Сгорбленное создание без головы с раздваивающимися конечностями… Да! Это он.

Погодите, что-то здесь не чисто… Я осторожно перевёл взгляд на тело гиганта.

Останки игрока XXX

Останки игрока… а где же тогда сам игрок? В полупрозрачном уязвимом состоянии. Мне кажется, или для того, чтобы передать силы, вовсе необязательно лично выходить из тела и направляться в сторону «наследника»?..

Говорит, пять лет сидел здесь в Первичном бульоне, потому что его не выпустила Система… Хм… А не моя ли клетка, находившаяся в составе фракции серых, является выходом для Роша?.. Ну а что? Используя серьёзное преимущество в навыках, вырвать из моих рук власть над телом и жить себе спокойно, прикидываясь Чернокнижником, а через некоторое время преспокойно выползти на Сушу…

Вдруг перед глазами всплыло сообщение:

Успешное использование навыка: Ментальная защита + 1

Вот же гад! Он пытается мне что-то внушить! Призрак вдруг остановился и резко изменил направление движения, пытаясь вернуться в своё тело. Понял, что ситуация вышла из-под контроля! Из глаза к Рошу уже потянулись несколько спасительный присосок, пытаясь помочь инопланетянину.

Ну уж нет! Хах!.. Молния бога Глурла, говоришь? А как тебе разряд от меня, тварь?

Молния буквально испепелила бледное тельце. Оно распалось на десятки прозрачных волокон, тут же начавших растворяться в солёной океанской воде.

Вы убили игрока XXX!

Получено достижение: Убить дракона!

Награда: легендарное направление Мутация!

Награда: подраздел направления Мутация Передатчик!

Награда: легендарный навык Вирусы (базовое)!

Награда: уникальный навык Дух предков!

Награда: легендарная модификация Третье око!

Награда: уникальная модификация Змеиная кожа!

Вы получили новый уровень: 11!

Вы получили новый уровень: 12!

Вы получили новый уровень: 17!

Ха! Ну что ж, Рош действительно не соврал, что сделает меня своим наследником, пусть даже и не по доброй воле…

Глава 10. На Сушу?

Ну что, новая реальность! И кто теперь имба?! Доминируй, властвуй, унижай — вот правила самых жёстких ребят в Первичном бульоне. Убил самого Роша! Ну ладно. Мне сильно повезло, что инопланетянин сам раскрыл себя, показав воспоминания с зеркалом, в котором его было прекрасно видно… А уж отличить в «призраке» направляющегося к моей клетке с совсем неясными целями безголовое существо с раздваивающимися руками не составило особого труда.

Так, какое Система достижение дала? «Убить дракона». Здесь главное не стать драконом, следуя известной китайской пословице. Рош перебил остатки своей фракции и оказался в ловушке. Он не смог справиться со своей силой. Но я должен это сделать… А может, всё-таки не стоит? Хах…

В общем, разбираться с полученными возможностями пришлось долго, поэтому часть из них я решил освоить уже на суше. Да, вы не ослышались, именно на суше, ведь средний уровень фракции вот-вот должен был достигнуть пятнадцатого. Я рассказал Майору и Палычу о том, что произошло с нашими предшественниками, не захотевшими вовремя выйти на поверхность и оставшимися плавать в одной из пещер Великой стены животами кверху. Командование решило действовать незамедлительно. От прибывшего на базу парой часов ранее Кислого была получена информация о месте нахождения выхода на поверхность, оставалось только прокачаться. О переговорах с обнаруженными представителями фракции бордовых пришлось забыть: сейчас главным было выживание.

Палыч тут же отправил всех низкоуровневых игроков к пещерам циклопов, где для них приманивались целые стайки НПС, тут же пускаемых в расход под отдалённый вой матки. Отряды военных, отдыхавшие на базе, были сдёрнуты с места и, руководимые Лешим, отправились в небольшой рейд на засевших в одной из пещер морских червей. Майор плавал то туда, то сюда, раздавая бесчисленное количество приказов и отправляя те или иные группы либо на исследования, либо на зачистки. Мой отряд под руководством Амёбы присоединился к военным, я же получил возможность отдохнуть от сумасшедшего дня. И этой возможностью я воспользовался наилучшим образом: завис посреди полупустой базы и продолжил разбор наград за убийство Роша.

Очки навыков я уже кое-как распределил: основной упор сделал на развитие своего главного оружия — контроля, в особенности, это коснулось навыка Манипулятор. Мозгоеды показали свою высокую эффективность и повышение уровня умения давало им серьёзные баффы к мышлению и увеличивали автономность петов, что давало мне возможность во время боя не контролировать каждое их движение, а просто назначить цель и ставить задачи.

— Система, открыть профиль!

Чернокнижник, фракция серых. 17 уровень

Здоровье: 200/200

Очки эволюции: 150

Физические характеристики:

Размер: 2

Выносливость: 7

Сопротивляемость урону: 14

Ментальная сила: 16

Скорость: 12

Урон: 75

Направления развития и навыки (0 свободных очков):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 13 уровень

Управление (базовое) — 16 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 10 уровень

Эвакуация (уникальное)

Ментальная защита — 8 уровень

Ментальная атака — 9 уровень

Манипулятор (легендарное) — 15 уровень

Мутация (легендарное) — 3 уровень

Вирусы (базовое) — 2 уровень

Передатчик (подраздел направления Мутация)

Лингвистика — 1 уровень

Третье око — 1 уровень

Я не стал развивать новые навыки, использовать которые пока что не было никакой возможности. Как оказалось, следующее направление развития можно получить только на тридцатом уровне, поэтому я очень надеялся, что легендарная Мутация оправдает мои высокие ожидания… И действительно, у Роша получалось создавать целые орды вирусов, сумевших заразить всю фракцию лиловых… Почему бы мне не попробовать в будущем сотворить нечто похожее? Также у меня имелись определённые мысли по поводу сочетания Мутации с Экстрасенсорикой. Ведь потенциально открываются просто невероятные возможности по модификации петов…

Появился также некий подраздел, Передатчик. Как я понял, он содержал в себе все легендарные модификации, которые теперь можно было улучшать не только в Лаборатории за очки эволюции, но и за очки навыков. Да вот только что дают эти самые «легендарные модификации»? На вопрос о Третьем оке и Лингвистике Система ответила молчанием. Данных не было. И если насчёт Лингвистики всё казалось довольно очевидным, то вот насчёт Третьего ока… С его помощью Рош показывал воспоминания, мог вытащить меня из клетки и перенести к своей пещере, был способен перекинуть свою «душу» в чужое тело… И я уверен, на этом возможности легендарной модификации не исчерпываются. В общем, очередная загадка, с которой придётся разбираться самостоятельно.

И да, в очередной раз проявились минусы маленькой клетки… Во время редактирования организма в Лаборатории модификаций объём эволюции заполнился практически мгновенно, особенно после приобретения Третьего ока и змеиной кожи. Правда, из-за ока тут же скаканул уровень ментальной силы, а змеиная кожа серьёзно увеличила сопротивляемость урону, что не могло не радовать… Да вот только куда деть столько свободных очков эволюции, целых сто пятьдесят? Ведь свой организм я больше улучшать не мог.

Вот тебе и имба… Уровень большой, легендарные направления и модификации имеются, а толку от них пока что ноль. Видимо, с доминированием, властвованием и унижением придётся немного повременить, оставив эту привилегию Майору и подконтрольным ему военным.

Теперь моя клетка имела довольно странный вид: вытянутая вдоль, имеющая четыре плавника с небольшими шипами на краях, обтянутая грубой кожей, по структуре действительно напоминавшей змеиную, между фасеточными глазами располагался небольшой шрам в виде креста — наклёвывавшееся Третье око. Под глазами — пасть с выступающими наружу клыками.

Надо сказать, окружённый тремя извивающимися длинночервями пятнадцатого уровня и крысом восемнадцатого, я имел довольно грозный вид. Дело в том, что петы получили часть опыта, доставшегося мне от убийства Роша. Обзаведясь клыками и двумя щупальцами, оканчивающимися острыми когтями, крыс ещё больше стал походить на грызуна. Длинночерви же продолжали раскачку в указанных мозгоедами направлениях: танк, ддшик и манёвренный разведчик, но всё-таки серьёзно уступали мощью крысу, превратившемуся в настоящую гору мяса с невероятной регенерацией.

Закончив наконец с развитием клетки, я решил немного поспать.


Кажется, прошло только несколько минут, но, судя по бьющим на базу через отверстия в камне лучам утреннего солнца, спал я около десяти часов. Мда…

Ко мне тут же подлетел Иван:

— Чёрный, ты вовремя проснулся, передовая группа выдвигается через час, — в голосе танка читалось уважение, парень явно был впечатлён успехами своего командира.

— Куда? — недоумённо спросил я у Ивана.

— Ну как же? На сушу!

Я тут же открыл окошко, в котором обозначался средний уровень фракции… Действительно, пятнадцатый. Майор, Палыч и Леший здорово поработали! Буквально за ночь мы достигли цели и были готовы к следующему этапу.

В сопровождении петов и Ивана я подплыл к восточному выходу из базы, где уже виднелось несколько десятков членов фракции, активно обсуждающих многочисленные ночные рейды.

— А вот и Чёрный!.. Привет!.. Здорово!.. — донеслось со всех сторон. А ведь приятно, чёрт возьми…

Вчера вечером я вкратце рассказал свою историю Палычу как заму главы фракции. Математик меня сухо поздравил и отправился разруливать очередной управленческий вопрос: один из отрядов уже вернулся на базу, ошибочно посчитав, что, достигнув пятнадцатого уровня, дальше он может не качаться. После этого чуть более подробно события, происходившие в пещере Роша, я описал знакомому певцу с ником Вячеслав и художнику Геру, видимо, именно они и раструбили о моём успехе на всю фракцию серых. Вряд ли это сделал Палыч, испытывающий ко мне личную неприязнь ещё с самой первой встречи в «Отделе № 26», впрочем, чувство было взаимным.

Мой отряд вошёл в состав передовой группы, состоящей из тридцати одного игрока. Именно она должна была расчистить дорогу для оставшейся части фракции. Нам предстояло вступить в бой со Стражем или найти более безопасный путь к суше. По замыслу Майора, именно передовая группа была ядром прорыва, поэтому здесь находилось всё командование: оставшаяся часть фракции выдвигалась чуть позже под руководством старого друга Майора, силовика с ником Дэн.

Шесть отрядов: два, состоящих из военной элиты, и четыре гражданских, отбор в которые прошли лучшие игроки, не уступающие мощью союзникам с армейским прошлым. Значительная же часть оставшихся военных сосредотачивалась в небольших группках, которым отводилась роль резерва на случай боя со Стражем. Они двигались чуть поодаль и немного другим маршрутом, чтобы иметь возможность зайти к врагам с тыла.

Как-то даже непривычно было покидать стены уже ставшей родной базы, зная, что никогда больше сюда не вернёшься. Даже грустно немного… Кто знает, что ожидает нашу фракцию на суше?

Майор скомандовал выдвигаться, и мы стартовали.


Передовая группа находилась уже на порядочном расстоянии от базы. Вдруг сквозь помехи послышался дикий вопль одного из союзников, будто раздираемого на части… Обернувшись, я обмер. На столпившихся у входа игроков из основной группы надвигалась настоящая лавина. Лавина из сотен острозубов.

Они плыли с запада, огибая всю нашу базу, с огромной скоростью надвигаясь на пытающихся убежать игроков. И впереди всей этой орды плыло небольшое одноклеточное… Оно определённо вело за собой НПС! Организм, с такого расстояния всего лишь тёмная точка, то останавливался, дразня передовых острозубов, едва не цапающих его своими челюстями, то без труда снова отрывался от них. Кто это такой?! Неужели игрок?

Внезапно перед глазами появились первые сообщения о смертях союзников, попавших в кольцо НПС:

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Смир. Оставшееся количество членов фракции серых: 137.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Левокрыс. Оставшееся количество членов фракции серых: 136.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Дядя Ёж. Оставшееся количество членов фракции серых: 135.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Андрей. Оставшееся количество членов фракции серых: 134.

Мы тут же рванули на помощь своим, но были остановлены Майором:

— Отставить, ребята!.. — выдавил из себя военный. — Мы ничего не сможем сделать… Нужно уходить.

— Ну как же так? — воскликнула Амазонка, подплывая к силовику. — Бросить своих! Да вы с ума сошли!

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Дэн. Оставшееся количество членов фракции серых: 133.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Вячеслав. Оставшееся количество членов фракции серых: 132.

— А что мы можем сделать? — спросил военный, глядя на в нерешительности парящих в водном массиве союзников.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Ген. Оставшееся количество членов фракции серых: 131.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Лось. Оставшееся количество членов фракции серых: 130.

Сделать действительно было ничего нельзя… Мощь просто несопоставима. И уровни, и количество — всё на стороне противника. Будь у нас время на постройку обороны, хоть какие-то шансы ещё оставались бы, но сейчас, разделённые и неподготовленные, мы могли погибнуть все.

Острозубы без особого труда проврали наспех выстроенные заслоны у входов на базу и рванули внутрь, разрывая на части игроков. Это конец.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Перец. Оставшееся количество членов фракции серых: 129.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Зелёный змий. Оставшееся количество членов фракции серых: 128.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Батон. Оставшееся количество членов фракции серых: 120

Долг начальства не только управлять, но и брать на себя ответственность за решения. Как бы ни было паршиво самому Майору, он просто должен спасти хотя бы остатки людей. И пусть многие его возненавидят, но каждый из нас понимал, что выбора у силовика нет, и где-то внутри благодарил небеса за то, что принимать такое решение выпало не ему.

Усилием воли оторвав взгляд от происходящей резни, мы молча поплыли вдоль Великой стены, читая бесчисленное количество сообщений о всё новых смертях наших товарищей.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Чел. Оставшееся количество членов фракции серых: 112.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Туча. Оставшееся количество членов фракции серых: 111.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Сэм. Оставшееся количество членов фракции серых: 100.

Множество знакомых ников вытеснялись всё новыми и новыми… Слева послышались всхлипывания Амазонки.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Лёша. Оставшееся количество членов фракции серых: 93.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Айболит. Оставшееся количество членов фракции серых: 92.

Смотреть на поток из сообщений, который и не думал останавливаться, было невыносимо. Но Система не предусматривала механизм их отключения, вынуждая нас наблюдать за уменьшающимся количеством членов фракции серых. С каждым погибшим от клыков ненасытных острозубов мы лишались именитого учёного, прекрасного бойца, талантливого поэта или художника…

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Фантаст. Оставшееся количество членов фракции серых: 41.

Именно на этой цифре прекратили всплывать сообщения о смертях. Мы тут же огляделись, ещё раз пересчитывая игроков в передовом отряде: тридцать один. Значит, с базы удалось сбежать только десятерым. Вернее, четырём: шесть разведчиков Кислого снялись с места ещё до нашего выхода.

Группа остановилась. Все уставились на командование. Палыч покачал туловищем, мол, не мои полномочия, предоставляя выбор двум военным.

— Так, — сказал Леший. — Имеет смысл дождаться выживших здесь, в относительно безопасном месте.

— Да. Грек, поработаешь маяком, — обратился Майор к одному из членов второго отряда. — Врубай свет.

И Грек, небольшая по размерам клетка, основным оружием которой был ослепляющий НПС прожектор, врубил. Сутки уже близились к полудню, солнечные лучи вовсю дырявили поверхность океана, убивая мрак ночи, но луч Грека оказался в несколько раз ярче них. Игрок медленно водил прожектором из стороны в сторону, указывая дорогу спасшимся. И, возможно, тем же острозубам, поэтому Леший поспешил перестраховаться и выставил наблюдательные посты.

Спустя четверть часа приплыли шестеро одноклеточных, все выжившие с базы. Ещё через пять минут начали подплывать разведчики. Вначале Сокол и Рыжий, после сам Кислый, полуживой и еле двигающий двумя изодранными плавниками. Ещё через полчаса — покромсанный Гром, которого тут же начал латать Паук, уже закончивший с лечением Кислого.

Оказалось, что разделившиеся по двое разведчики обследовали окружение базы, чтобы в случае опасности предупредить группу и занять оборону. На запад поплыли Лёша и Санёк. Назад они не вернулись. А вскоре оттуда пришла смертоносная лавина острозубов. Гром с Кислым, отправившиеся к югу, попали в засаду озверевших после многочисленных чисток и эволюционировавших в самых настоящих хищников циклопов, которые загнали игроков в пещеру и заставили их разделиться. Кислый бегал от НПС ещё около сорока минут, пока наконец циклопы не отстали, изрядно помяв разведчика. Грому пришлось хуже: его едва не съели.

В общем, фракция серых едва избежала полного уничтожения. Что это было? Случайное нападение давних врагов? Попытка Системы зачистить главных аутсайдеров Первичного бульона? Но ведь у тех же бордовых средний уровень вряд ли превышал наш… И что это за таинственное одноклеточное, ведущее врага к нам в дом? Кем была та мелкая клетка? НПС?.. А может, игроком? Другая фракция, решившая разобраться с конкурентами грязными методами, даже не попытавшись договориться? Или предатель…

Я спросил у нескольких игроков, видели ли они какую-то клетку, плывущую впереди острозубов. И каждый из них дал отрицательный ответ, только Кислый сказал, что, подплывая к базе, действительно заметил какой-то организм, но скорее не направляющий лавину, а бегущий о неё. Всё это было крайне странно…

Уничтожена основная часть фракции или нет, сдаваться не был намерен никто. Смерть товарищей послужила лишь дополнительным стимулом для дальнейшего движения. Теперь во что бы то ни стало мы должны были выйти на сушу, сломав враждебную нам Систему об колено! Вопрос был только в том, сможем ли мы справиться со Стражем и подконтрольными ему острозубами.


У нас с Кислым уже был, мягко говоря, неприятный опыт встречи с этим монстром, потому диверсант предложил Майору потратить пусть и немного больше времени, но найти другой путь, чтобы избежать битвы с гигантом, практически неизбежно закончившейся бы поражением. После получасового плавания вдоль каменных хребтов такой путь всё-таки нашёлся.

Идентичный с уже исследованным нами пустой водный массив, с одной стороны ограниченный чёрной поверхностью, обозначавшей выход из Первичного бульона, с других — каменными глыбами. Страж был и здесь. Вернее, два. Но каждый их них всего лишь пятидесятого уровня.

— Хах! Всего лишь… — усмехнулся Кислый моим словам.

Мы остановились поодаль, зажатые между двумя параллельными хребтами, и обдумывали план действий.

Говорил диверсант:

— В принципе, можно справиться со Стражами. Но основную опасность представляют острозубы, которых они призовут… Если это произойдёт, то пробиться будет практически невозможно.

— Может, и не понадобится пробиваться, — немного подумав, сказал Майор. — Вы с Чёрным, кажется, говорили, что Стражи эти довольно неповоротливы…

— Да, — подтвердил Кислый. — И острозубы не сразу приплывают, нам тогда вообще без проблем удалось до стены добраться: Страж нас даже не заметил. Но вот на обратном пути начались проблемы…

— А нам обратно и не нужно, — заметил военный. — Леший, что думаешь?

— Думаю, задумка неплоха, но все ли успеют доплыть? Что делать с медлительными танками?..

Действительно, часть нашей группы элементарно не могла поддерживать высокую скорость передвижения и неизбежно бы отстала от плывущих впереди ддшников. А если сохранять низкий темп, то существовала опасность отправиться вслед за уничтоженной частью фракции…

Вдруг мне в голову пришла идея:

— А что если…


Мы с Кислым, сделав небольшой крюк, сидели теперь в одной из пещер прямо под тушами греющихся на под солнечными лучами Стражей и наблюдали за группой, готовящейся к рывку. Крыса я оставил с основными силами: он был слишком неповоротливым, трое длиночервей парили рядом.

— Ну… Долго они ещё там? — диверсант начинал нервничать.

— Думаю, скоро. Майор уже всех выстроил, видимо, ждут, когда Стражи отвлекутся…

Наконец, Амёба выстрелил зелёным ядом в воду. Это был сигнал. Мы тут же рванули из пещеры на открытое пространство прямо перед Стражами. От неожиданности НПС не сразу среагировали на появление каких-то одноклеточных буквально из-под их ложа. Однако вскоре воду прошила увесистая клешня, впрочем, удар прошёл мимо: мы с Кислым и петами быстро отпрянули в разные стороны. Тогда Стражи, будто сговорившись, начали бомбардировать нас всеми своими клешнями.

Мы довольно успешно ускользали от ударов тварей, уворачиваясь от их крепких конечностей. В это время группа Майора, стараясь держаться в тени каменного хребта, быстро двигалась к выходу. Всё шло довольно неплохо…

Вдруг один из Стражей, безуспешно пытаясь зацепить рванувшего в сторону длинночервя, замер и окинул взглядом охраняемое им пространство.

— Только бы не заметил! — проговорил Кислый.

Но нет, НПС заметил… И уже через мгновение послышался его дикий рёв.

Диверсант выругался. И было отчего. Задрожала Великая стена, раздались рыки десяток глоток. Буквально через минуту-две здесь будет каша… Десятки, если не сотни, агрессивных НПС, пытающихся добраться до осмелившихся вступить на их территорию игроков, заполонят всё вокруг. При этом сверху воду будут бомбардировать Стражи, размалывая клешнями любого попавшегося под удар, не разбирая ни чужих, ни своих.

Я глянул на группу. Майор уже понял, к чему всё идёт, и всеми силами пытался ускорить передвижение, но до заветной цели было ещё далеко.

Нужно срочно что-то предпринимать!

Я осмотрелся, соображая, как выйти из ситуации. Но ничего, что могло бы остановить приближающихся острозубов, здесь попросту не было… Или было?! Я поднял взгляд вверх на одного из разъярённых НПС.

Нет, захватить такого гиганта шансов никаких. По уровню Страж превышал меня почти в три раза. Однако так ли необходимо его захватывать?.. Ведь тому же Майору удавалось заставлять своих подчинённых исполнять приказы, не имея над ними полного управления.

Вряд ли у босса прокачана ментальная сила, да и зачем она ему вообще нужна? У меня может получиться! Должно получиться… иначе от фракции серых в живых не останется вообще никого. Сердце замерло. Время будто замедлилось. Я ещё раз прокрутил в голове идею и… скомандовал двум длинночервям разорвать их собрата-ддшника.

Пет за секунду превратился в ошмётки, за которыми показался живой мозгоед. Красноватый комок с расходившимися во все стороны щупальцами, часть которых оказалась оторванной во время убийства носителя, выглядел как некое инопланетное существо, барахтающееся в океане. Собственно, он ведь и был именно таким существом…

Мозгоед. Ваш пет, 10 уровень

Длинночервь-разведчик обвил меня и мозгоеда, и вместе мы взмыли вверх, прямо к гиганту, пытающемуся поймать нас клешнями.

Расстояние до Стража всё уменьшалось. Пора! Я выстрелил молнией прямо в центр туловища НПС, проделывая в нём внушительную дыру, в которую тут же влетели мы с петами. Мозгоед мгновенно присосался к кровоточащей чёрной плоти гиганта, пытаясь подключиться к его нервной системе. Я активировал Ментальную атаку, помогая пету.

Невозможно подчинить НПС Страж!

Причина: недостаточная ментальная сила

Невозможно внушение!

Причина: недостаточная ментальная сила

Так, нашей общей с мозгоедом мощи не хватает. Время стремительно заканчивалось: Страж уже пытался распороть себе брюхо, чтобы достать нас, букашек, вторгнувшихся в его организм. Я бросил взгляд на длинночервя-танка. Последний взгляд. Ведь уже через полминуты на его месте осталось только кровавое облако с расплывающимися кусками органоидов. Убивший товарища длинночервь-разведчик вырвал из остатков его плоти второго мозгоеда, который тут же по примеру первого присосался к внутренностям Стража. Я снова активировал Ментальну атаку.

Пара секунд томительного ожидания.

Невозможно подчинить НПС Страж!

Причина: недостаточная ментальная сила

Поздравляем!

Вы можете провести внушение!

Успешное использование навыка: Ментальная атака + 2

Успешное использование навыка: Управление + 2

Успешное использование навыка: Манипулятор + 3

«Ну а вот сейчас действительно будет каша…» — подумал я, выплывая из туловища Стража вместе с единственным оставшимся в живых длинночервём.


Основная группа, понимая, что уже не успевает добраться до выхода, рванула в нашу сторону. В этот момент я мысленно командовал Стражу, временно ставшему нашим союзником.

НПС, повинуясь внушению, вдруг повернулся ко второму гиганту и со всей силы рванул его вниз с каменной платформы. На оказавшегося в водной пучине и потерявшего ориентацию в пространстве монстра тут же набросились мы с Кислым. Добил его Страж-союзник, обрушившись на барахтающееся тело сверху и врубая в него несколько острых клешней.

Как только из ближайших тоннелей показались первые острозубы, Страж, следуя приказам мозгоедов, вбил в Великую стену несколько конечностей, надёжно фиксируя положение. Остальные клешни, будто мельница, начали вращаться, кроша вываливающихся из тоннелей под напором задних рядом НПС. Мясорубка заработала.

Но из отдалённых проходов уже показались новые острозубы, недоумённо наблюдавшие за тем, как босс крошит их собратьев. Наконец, до них дошло, и организмы, вновь собираясь в единую лавину, рванули в атаку.

Но не тут-то было! К ним во фланг с криками и матом уже влетали сорок игроков фракции серых, жаждущих отомстить за погибших товарищей. Майор первым врезался в направляющего НПС, сбивая его с курса. Началась настоящая бойня. Мы сбились в кучу, прикрывая тыл Стажа, который в это время разбирался с острозубами, лезущими из тоннелей.

Десятки одноклеточных рванули прямо на нас, но всё, что их ждало, — это выставленные вперёд шипы, непробиваемые хитиновые панцири, яд Амёбы, ослепляющий луч Грека и бьющая навылет молния.

Я чувствовал, что постепенно теряю управление над НПС… Ещё несколько минут и эта махина, вновь обретая самостоятельность, ударит нам в спину. Нужно было заканчивать как можно быстрее.

— Понял тебя, Чёрный. Действуем! — скомандовал игрокам Леший.


Вы получили новый уровень: 18!

Сообщение высветилось перед глазами, когда я разнёс на части ядро последнего противника.

Поле боя заполняло около сотни острозубов, разорванных, наполовину сожранных, вспоротых или вовсе расчленённых. Откуда-то справа раздался кровожадный вопль. Кричал обычно смирный и тихий Иван. Этот вой дружно подхватили остальные члены фракции, и я с радостью присоединился к ним. Мы это сделали! Остался всего лишь один шаг — преодолеть границу, разделяющую фазы развития: Первичный бульон и Сушу.

Мне вновь предстояло пожертвовать своими петами. Поплавок, муравей, два червя и вот теперь мозгоеды… Паразитам как можно скорее нужно увести от нас Стража, пока ментальная связь с ним не прервалась окончательно.

Победоносно расталкивая в стороны трупы НПС, мы поплыли к чёрной поверхности. Сорок один игрок, единственный оставшийся в живых длинночервь и крыс. А где-то позади, забравшись на Великую стену, уходил на север гигант, освобождая для нас путь.


Поздравляем, вы преодолели этап Простейшие!

Фракция серых, приветствуем вас на Суше!

Глава 11. Старые знакомые

И снова Лаборатория модификаций, позволяющая видоизменить персонажа. Моя зеленоватая клетка посреди множества окошечек с десятками вариантов улучшений…. Так, а ведь их набор поменялся. Вместо вакуолей, щупалец, шипов и ложноножек предлагалось выбрать лапы, хвосты и даже целые системы органов. Также радовал тот факт, что объём эволюции существенно подрос, позволяя мне получить необходимые модификации… Да что уж там, выбрать хотя бы что-то! Потратить сто пятьдесят очков эволюции в Первичном бульоне у меня так и не вышло.

Итак, для начала удалим всё, что мне не пригодится на новом этапе… В топку пошли плавники и улучшения вакуолей и ядра. Немного подумав, я вовсе убрал и сами органоиды: зачем они мне, если я стану многоклеточным организмом? Вопрос в том, что произойдёт, если их не убрать? Мгновенная смерть? Продолжение этапа одноклеточных, но уже на суше с таким же микроскопическим телом? Или по полям Нового мира будет бегать здоровенная клетка? В общем, лучше не рисковать.

Одно важное изменение в Лаборатории модификации касалось классификации. Если в Первичном бульоне органоиды одного вида занимали равное количество объёма эволюции, то теперь все органы разделялись на три ранга. Первый — самый дешёвый и занимающий меньше всего объёма, третий — наиболее дорогой и объёмный.

Итак, поехали. Самое главное — мозг. Раньше его роль отводилась ядру, которое хоть и условно, в рамках игрового мира (понятно, что клетка думать не может), исполняло функции этого важнейшего органа. Вероятно, моё сознание как раз и находилось именно в ядре.

Так, в качестве вариантов предлагалось несколько разновидностей головного мозга, идущих вкупе с нервной системой… А на что это вообще влияет? Игра ведь не может изменять моё сознание, увеличивая или уменьшая реальные знания… Или может?

Оказалось, что всё-таки нет. При выборе первого попавшегося варианта справа высветились две характеристики: восприятие и ментальная сила. Стоп, что это ещё за восприятие?

Восприятие — физическая характеристика, отвечающая за скорость анализа информации, поступающей в организм.

Так, ну не сказать, что эта новая характеристика для меня как мага первостепенна. Хотя, если подумать, она напрямую влияет на увеличение реакции, а значит, и на эффективность всех применяемых навыков… Но всё же самое главное — от головного мозга и нервной системы зависела ментальная сила. Поэтому выбрать стоило наиболее эффективный и дорогой орган третьего ранга. Что я и сделал.

Если с нервной системой более или менее всё ясно: сеть из полупрозрачных нитей тут же протянулась по всему телу, то где расположить мозг? Сейчас моё существо представляло собой вытянутый комок, лишённый органов. Нужно ли создавать голову для мозга? Или логичнее разместить его в самом центре тела как наиболее важную часть организма? А где тогда будет сердце? Ладно, размещу его пока в центре существа, потом разберёмся. Я немного вытянул орган вдоль, чтобы ограниченного места хватило на другие необходимые части тела.

После покупки мозга иконка с вариантами почему-то не исчезла. Система, справка?

Ваше личное направление Экстрасенсорика (магическое направление) позволяет выбрать два головных мозга.

Странно… Но почему бы и нет? Это позволит разгрузить орган и увеличит необходимые мне физические характеристики.

Второй купленный образец автоматически оказался меньших размеров, именно его я и разместил в специально созданной «голове». В открывшимся окошечке с функционалом настроил показатели следующим образом: всё, что связано с магическими навыками — в основной мозг, остальное — в дополнительный.

Модификация Молния без особых проблем перекочевала в новое тело, фиксируясь на основном мозге. Третье око, тоже подключённое к нему, удачно разместилось на шее существа. Немного подумал и закинул в него все возможные очки эволюции, раскачивая орган по максимуму (на данный уровень персонажа): пора было разбираться с новым функционалом. Теперь Третье око выглядело как небольшой «кошачий» глаз, повёрнутый на девяносто градусов и имеющий белый зрачок. Криповенько…

Далее позвоночник, при отказе от его использования я был бы обречён существовать в образе какого-нибудь слизня… Позвоночник здесь был стандартным, видимо, дальнейшее его изменение всецело зависело от набора модификаций и улучшений. После его установки по всему телу забелели тонкие кости, обраставшие мышечными тканями. Змеиную кожу тоже решил оставить — она существенно увеличивала устойчивость к урону.

Сердечно-сосудистая система… Ну здесь можно взять стандартный вариант первого ранга: я не боец, да и постепенно заполняющийся объём эволюции ограничивал свободу действий. После небольших манипуляций удалось разместить сердце так, чтобы оно не мешало основному мозгу. Не стал сильно напрягаться и на счёт дыхательной системы: взял стабильный недорогой вариант.

Моя новая пищеварительная система второго ранга позволяла сжирать и переваривать всё, что угодно. Всеядность, пусть она и обошлась в чуть большее количество очков эволюции, объективно позволяла стать менее зависимым от обстоятельств. Из минусов — снижение урона в сравнении с вариантом развития хищника и почему-то меньшая выносливость относительно травоядного существа. Видимо, таким образом Система уравновешивала прокачку, давая травоядным хоть какой-то бонус… Варианты рта тут же подобрались из тех, что соответствовали всеядности. Выбрать пришлось один из представленных во втором ранге: могут возникнуть проблемы с пережёвыванием жёсткой пищи, зато неплохой урон.

Мочевыделительную систему установил одну из самых недорогих. А как вы хотели? Новая реальность несла за собой вполне бытовые проблемы. Мне даже интересно, как тут дела с размножением? Хах! Вряд ли, конечно… особенно если учесть, что абсолютно все члены фракции серых имели разный вид.

Так, чуть не забыл! Руки и ноги. И если с ногами проблем особо не было: выбрал дешёвые, но надёжные, то вот с руками они возникли… Среди многочисленных модификаций их попросту не было. Что за ерунда? Но, похоже, я знал ответ: в ближайшее время нам предстояло стать стаей животных… С цивилизацией придётся повременить. Снова.

Но я не я, если как-нибудь не извернусь и не обойду запрет. И действительно, немного покопавшись с настройками удалось найти обходной путь. Взять модификацию Гибкие конечности, купить самые простенькие ноги и изменить положение пальцев. Вот и всё, какая-никакая кисть готова!

Вместе с этим закончился и объём эволюции.

Вроде со всем разобрался. Передо мной находилось моё будущее тело. Более всего оно походило на какого-то странного зелёного гуманоида: обтянутое грубой змеиной кожей, с толстыми руками (а по факту вторыми ногами), болтающимся неприкрытым достоинством, глазами без зрачков, двумя ноздрями-дырками, зубастой звериной пастью и пугающим Третьим оком на шее.

Красавец, одним словом, все гуманоидки будут моими. Теперь можно и в бой!

Тут же высветились характеристики:

Чернокнижник, фракция серых. 18 уровень

Здоровье: 300/300

Очки эволюции: 90

Физические характеристики:

Размер: 2

Восприятие: 19

Выносливость: 6

Сопротивляемость урону: 14

Ментальная сила: 20

Скорость: 12

Урон: 75

Направления развития и навыки (4 свободных очков):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 13 уровень

Управление (базовое) — 18 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 10 уровень

Эвакуация (уникальное)

Ментальная защита — 8 уровень

Ментальная атака — 11 уровень

Манипулятор (легендарное) — 18 уровень

Мутация (легендарное) — 3 уровень

Разносчики (базовое) — 2 уровень

Передатчик (подраздел направления Мутация)

Лингвистика — 1 уровень

Третье око — 5 уровень

Так, Третье око после прокачки в Лаборатории модификаций получила только пятый уровень. Не очень-то много, если учесть, что вложил я в него кучу очков эволюции… Придётся думать над тем, чтобы прокачивать его в качестве навыка. Кроме того, базовые Вирусы заменились на другой вариант — Разносчики. С этим нужно было разобраться позже.

— Система, три свободных очка эволюции — в Экстрасенсорику, одно — в Третье око.

Ну всё, вот теперь точно в бой!


Внезапно я почувствовал своё тело… Руки, ноги, голову. Чернота сменилась плотной синей пеленой, ужасно щиплющей глазные яблоки (век-то у меня не было). При попытке вздохнуть в нос тут же попала солёная морская вода. Поперхнувшись, я оттолкнулся от дна руками и выпрямился, вставая на задние конечности.

Протерев глаза ладонями и прокашлявшись, я убедился, что нахожусь по пояс воде на отмели то ли моря, то ли океана.

Позади — бесконечная гладь бушующей стихии, над головой — синее небо с ярко светящим полуденным солнцем, впереди — лес. Самый настоящий хвойный лес! Высоченные ели-гиганты, пробивающие верхушками кучерявые белые облака… Нет, серьёзно, ели визуально были чуть ли не с девятиэтажные дома… Это я такой маленький, или всё-таки лес в Новом мире будет повыше нашего?

Позади послышался шум воды — на сушу медленно выходил крыс. Рядом молнией проскочил длинночервь и, вынырнув, быстро подполз ко мне, обвиваясь вокруг ног. Петы, как и я, претерпели существенные изменения.

Крыс серьёзно прибавил в массе. Получив во время битвы двадцатый уровень, он увеличил размер тела на единицу. В добавок к этому мозгоед, сидящий внутри него, подобрал какую-то совсем уж необычную модификацию, позволившую пету стать ещё больше. Теперь крыс, обросший серой шерстью, передвигался на четырёх лапах, в холке раза в полтора превышал мой рост.

Длинночервь, приобрётший восемнадцатый уровень, напоминал удава, переливающегося на солнце чёрной бронированной кожей, его хвост заканчивался выдвигающимся из тела костяным шипом. Я поморщился: не так давно в теле мухи меня такой вот шип чуть было на тот свет не отправил. Воспоминание не из приятных.

Ещё одной неприятностью была потеря двух мозгоедов, оставшихся в теле Стража. Их участи я бы не позавидовал: с большой вероятностью НПС, вновь обретя контроль над телом, вспорет себе живот и вырвет паразитов.

Спустя несколько секунд перед глазами появились сообщения Системы:

Ваш пет мозгоед (12 уровень) погиб!

Ваш пет мозгоед (13 уровень) погиб!

Из четырнадцати подчинённых в головном отделе мухи личинок выжили только две, находящиеся сейчас в длинночерве и крысе. И это стало серьёзной потерей для меня как мага. Единственная надежда была на недавно обретённое легендарное направление Мутация, которое могло бы мне помочь нивелировать отсутствие мозгоедов.


Задумавшись, я даже не сразу сообразил, что нахожусь на берегу в полном одиночестве, если не считать петов… А где, собственно, моя фракция?

Внезапно откуда-то со спины раздался голос:

— Чёрный, блин, где ты в Лаборатории руки-то смог найти?

Я обернулся — передо мной стоял Кислый. Диверсант полностью оправдывал своё направление развития: тёмное существо среднего роста, похожее на лису, с маскировкой «под лес», подкралось ко мне совершенно незаметно.

— Есть там один интересный способ… — усмехнулся я.

Из океана вдруг вынырнул фыркающий Иван, который напоминал теперь бурого медведя без головы, со всех сторон окованного зеленоватой бронёй. Кроме того, танк имел три пары конечностей, заканчивающихся стальными когтями.

Качнулась одна из сосен — на песок спланировал небольшой зверёк. Между вытянутыми в стороны конечностями у него располагались пласты кожи, как у белки-летяги.

— Сокол! — донёсся радостный возглас Кислого, прочитавшего никнейм существа, появившийся после того, как оно себя обнаружило.

Постепенно вокруг нас начали собираться союзники: приполз на своих восьми лапках Паук, прибежала на мощных ножищах Амазонка, оставившая себе жало; выбрасывая вперёд ложноножки, выплыл из океана и Амёба, решивший не отказываться от столь дорогого ему образа микроорганизма и только создавшего «головной» мозг и усилившего оболочку тела… Пришёл Палыч, как и я, имеющий образ гуманоида, только гораздо большего по массе и защищённого небольшим хитиновым панцирем.

Огромные крыс с Иваном были видны издали, и вскоре рядом собралось порядка тридцати игроков.

— Так, а где остальные? — спросил Палыч.

— Нужно их найти как можно скорее!.. — озабоченно проговорила Амазонка, со страхом глядя в сторону леса.

В ответ на вопросительные взгляды союзников Паук пояснил:

— Женская интуиция, перекочевавшая в навык Предчувствие опасности…

Найти-то нужно. Но вот где? Я вышел из толпы превышающих меня размером в полтора, а то и в два раза игроков и прошёлся по берегу, пытаясь поймать в зону действия Ментальной передачи оставшихся союзников. Но либо радиуса навыка не хватало, либо игроки попросту не пытались найти нас, посылая голосовые сигналы… Напряжение постепенно нарастало.

Послышался голос Сокола:

— Ребят, там в лесу что-то похожее на… эм, прожектор?

Я повернулся в указанном направлении и действительно увидел, как между плотно растущими елями пробивает яркий луч. И, кажется, я знал, кто является его источником. Не имея иной возможности связаться с нами, игроки решили послать сообщение таким вот нехитрым образом. Луч Грека замигал, активно призывая нас поторапливаться.

Команда заняла привычные позиции: разведчики проверяют местность, танки ломят впереди основной группы, ддшники — с флангов и по центру, готовые в случае чего принять удар вместе с танками, самые хилые игроки — с тыла. Однако хилых у нас и не осталось. Каждый игрок, даже из учёных или деятелей культуры, мог постоять за себя и за своих товарищей, поэтому позади всей группы поставили активно сопротивляющихся этому Паука и Дока, единственных выживших врачей фракции, которых берегли как зеницу ока. Позади Кислый, временно занявший место Лешего, поставил и меня, чтобы я, находясь под защитой танков, мог без проблем управлять длинночервём и крысом, которые вместе с Иваном расположились на передовой.

Таким составом и вбежали в лес.


Внезапно в канале послышались приглушённые крики Майора, Лешего и маты дерущихся игроков. Мы не зря приготовились к бою: по всей видимости, он уже начался.

Пробираясь сквозь плотные ряды сосен, мы с трудом двигались в сторону наших товарищей. Однако уже спустя пару минут лес перешёл в довольно обширную поляну, посреди которой росло странное дерево, толстое, раскидистое. По выражению биолога, похожее на баобаб.

Поляна Старца

Именно так обозначила Система это место на мини-карте.

Так вот, вокруг этого Старца-баобаба и держали оборону одиннадцать игроков фракции серых. На них нападали странные пучеглазые существа, чем-то напоминающие…

Циклоп. 23 уровень

Циклоп. 16 уровень

Циклоп. 20 уровень

Циклоп. 15 уровень

— Да как же они надоели, ****! — выругался Гром, которого эти существа чуть было не прихлопнули в Первичном бульоне. — Всё никак не отстанут!

Останавливаться мы не стали, тут же врываясь на поляну и буквально растаптывая нескольких подвернувшихся под ноги тварей. Остальные циклопы, орудуя шестью тонкими, но будто бы стальными, ножками, поспешно скрылись за ближайшими соснами, признавая за нами численное преимущество. Однако что-то мне подсказывало, что с этими существами мы встретимся ещё не один раз…

Перед глазами вдруг всплыло сообщение:

Фракция серых!

Ваша первая задача: найти место для Логова!

Награда: новая база, открытие фракционного направления

Глобальная задача на этапе: выжить и уничтожить доминирующий вид в местности! (Вид: циклопы)

Награда: этап Каменный век, открытие технологий


— Это поразительно! — декламировал Амёба, пока Майор, Леший и Палыч переговаривались насчёт наших дальнейших действий. — Представляете, аморфные слабые существа в ответ на наши рейды вдруг начали активно эволюционировать, став вначале опасными хищниками, чуть было не сожравшими разведчиков, а теперь вот и вовсе вместе с нами вышли на Сушу! Невероятно!

Я смотрел на ситуацию с меньшим восторгом. Воспоминания того злосчастного рейда неизбежно приводили меня к мысли о том, что вместе с циклопами на поверхность должна была выбраться и их матка… Вот только как это существо смогло преодолеть каменную преграду Великой стены? Это оставалось для меня загадкой. Подобных мыслей придерживались и остальные игроки, но утихомирить биолога такими доводами не удалось: оно и понятно, учёный получил возможность не просто анализировать, а по-настоящему участвовать в ускоренном процессе эволюции, изучению которого он посвятил всю свою жизнь.

— Так, ребята! — наконец-то обратился к нам Майор, подходя к Старцу-баобабу, чтобы его было лучше видно. — Я немного покопался в интерфейсе и нашёл инструмент для создания того самого Логова, он оказался доступен главе фракции. Вопрос теперь в том, какое выбрать для этого место.

Действительно, локация базы крайне важна. Ведь в дальнейшем именно от её грамотного расположения зависело выживаемость и без того немногочисленных игроков. Разместить базу в лесу прямо рядом с этим баобабом? Тогда ночью можно ожидать массового нападения тех же циклопов, которые перегрызут нас, пока мы спим. Даже дозор не поможет избежать лавины из НПС, достаточно вспомнить опыт Первичного бульон. Создать Логово на пляже рядом с морем (или океаном, мы так и не поняли, какие масштабы у водоёма)? Тогда все эволюционирующие создания будут появляться прямо у нас под носом. И ладно если это будут слабые НПС или игроки, только-только накопившие пятнадцатый уровень, необходимый для выхода на поверхность. А если наружу приспичит выйти тому же Стражу? Да он за пару минут размажет нас по этому самому пляжу. А стихийные бедствия?

В общем, идею Майора разместить базу на поляне и мысли Лешего по поводу пляжа тут же наткнулись на вполне объективные доводы со стороны Палыча и других учёных. Военные, поразмыслив, согласились с ними. Майор скрипя сердцем всё-таки был вынужден отдать право выбора места своим подчинённым. Недобро посмотрев на Палыча, он сказал:

— Ладно уж, только думайте быстрее, нам до вечера нужно ещё местность прошерстить и часовых поставить.

В «штаб», тут же созданный Палычем, кроме него самого, вошли несколько учёных, в том числе и Амёба с Пауком.


Учёные обсуждали варианты, я стоял неподалёку и внимательно слушал дискуссию.

— Итак, — говорил Амёба. — Прежде всего, нам нужен источники воды и еды… Поэтому я склоняюсь к тому, чтобы найти какой-нибудь пресный водоём. Там и охотиться можно будет: местным же созданиям тоже где-то нужно пить.

— Но что с защитой? Если там будет водопой местных НПС, то нам не поздоровится, — заметил Федя, до Катастрофы довольно известный путешественник, а сейчас мускулистый организм с шестью конечностями, как и я, догадавшийся создать руки.

— Разумно, — резюмировал Палыч и обратился к разведчикам: — Нам нужно безопасное место с доступным выходом к реке или озеру, рядом не должно быть крупных гнёзд НПС. Сокол с Рыжим, исследуете север, Кислый и Гром — запад. Так, восток закрыт: там море… Нужно кого-нибудь отправить на юг.

Хм, а ведь это было бы довольно интересно:

— Палыч, в принципе, я могу пойти.

— Отлично! — Палыч даже не глянул в мою сторону. — Тогда даём вам время до заката солнца, остальные игроки пока что исследуют местность вокруг поляны Старца, и ещё: нужно найти гнездо этих самых циклопов…


Мы с крысом, ломающим мелкие деревца и редкие кусты, и длинночервём, извивающимся между стволами толстых сосен, двигались на юг. Пока что ничего интересного вокруг не происходило, и я, защищённый петами, которые под управлением мозгоедов постоянно осматривались по сторонам, готовые среагировать на любую потенциальную опасность, размышлял о происходящем. Мы попали на Сушу, но, как оказалось, это лишь промежуточный этап эволюции, по факту, сейчас мы находимся на уровне развития зверей, стаи, ищущей себе Логово. Значило ли это, что дальше нам предстояло «встать» на путь развития человечества и пройти стадии каменного, бронзового, железного веков и, наконец, века полимеров, в котором и существовали люди в момент Катастрофы? Если это так, то настоящая Игра только-только начинается… Но что же всё-таки произошло? Где мы оказались? Ответы на эти вопросы откладывались на неопределённое время.

Что мне ещё не давало покоя, так это история Роша. Да, его фракция погибла, погрязши во внутренней борьбе. Но что произошло с теми, кто всё-таки выбрался на поверхность? Ведь не одни же они попали в Новый мир. Были и другие города-государства, представившие своих избранных. Не выйдет ли так, что мы оказались в мире, уже заселённом раскаченными и развитыми инопланетянами? Ведь у них было пять лет форы перед нами. Тот же Рош, живший в Первичном бульоне, имел сто десятый уровень, страшно подумать, какой будут иметь те, кто выбрался на Сушу.

Но конкурировать нам придётся не только с инопланетянами, если они всё-таки здесь есть, но и, прежде всего, с представителями человечества, которые должны были выйти на поверхность вместе с нами. Другой вопрос, так уж ли нужно с ними конкурировать? Не проще ли объединить силы для совместного выживания? Все противоречия между государствами остались в прошлом, и вполне можно создать если не единое государство, то хотя бы конфедерацию из таких государств…

Вдруг по Ментальной поступил сигнал мозгоеда, сидящего в длинночерве. Я оторвал взгляд от заинтересовавшего меня растения с пурпурными ягодами, обозначенного Системой Клюквинадой (живот уже изрядно бурчал: не ел я с самого утра), и осмотрелся. Через пару десятков метров лес обрывался. Начиналось широкое поле.


Я осторожно вышел из-под прикрытия деревьев и обомлел. Поросшая зелёной травой холмистая степь со всех сторон была ограничена высокими соснами и елями, зелёная полоска которых виднелась у самого горизонта, посреди неё высилась настоящая гора с чёрными провалами прорубленных внутри пещер. Рядом с неё виднелись многочисленные полуразрушенные постройки. А по периметру гору огибала широкая неспешная река.

Перед глазами высветилось:

База сиреневых

Заброшенный город


Кажется, теперь я знаю, где будет располагаться Логово фракции серых…

Глава 12. Логово

— Заброшенный город! Подумать только… — удивлённо воскликнул Амёба, когда союзники подходили к обнаруженной мной базе сиреневых.

Действительно, это было довольно интересно и столь же загадочно. Исчезнувшая с лица Суши фракция, выбравшая, надо сказать, просто прекрасное место для своей базы, оставила нам послание, недвусмысленно говорящее о том, что случается со слабым в Новом мире. Полное уничтожение и разруха. Кажется, теперь я начинаю понимать, куда делись инопланетяне, попавшие в игру за пять лет до нас. Во всяком случае, часть этих инопланетян…

— А почему не люди? — не понял Иван.

— Вряд ли кто-нибудь из тех, кто попал в Новый мир вместе с нами, смог бы за столь короткий срок развиться до такого серьёзного уровня… — ответил Паук. — Мы сейчас даже Логово не построили, до целого города, пусть и не очень большого, нам ещё ой как далеко.

— Группа Кислого, прошерстить заброшенные постройки, остальные пока что осматриваем гору, — скомандовал Майор. — Палыч, где предлагаешь устанавливать базу?

— Думаю, прямо на месте определимся. Но локация, надо сказать, отличная: река — естественная защита с трёх сторон, четвёртую занимают разрушенные постройки, да и лес рядом. Я уж молчу про саму гору…

Про то, кто обнаружил город, математик решил умолчать. Обидно… Ну да ладно, я запомнил.


Отвесные склоны… Забраться будет довольно сложно. Однако наши предшественники как-то умудрялись влезать по уступам: об этом говорила небольшая башня, построенная на пологой вершине горы.

В течение получаса мы бродили по локации, но найти путь наверх всё никак не удавалось. Наконец, когда солнце уже клонилось к горизонту, со стороны города раздался радостный возглас Рыжего:

— Ребят, смотрите, что я нашёл!

Мы тут же бросились к игроку, выбравшему для себя образ длинной сороконожки, орудующей своими многочисленными конечностями с такой скоростью, что различить их в сплошном дёргающемся потоке не представлялось возможным.

Рыжий находился рядом с одной из сохранившихся каменный построек и приглашающе указывал внутрь здания, в котором, как оказалось, располагался лаз два на два, прикрытый подгнившими брёвнами. Майор тут же скомандовал Рыжему исследовать тоннель, вместе с ним я отправил длинночервя, который так же без особых проблем мог продвигаться по прорубленным в камне проходам.

Через несколько минут в канале послышался голос Рыжего:

— Да тут настоящая сеть из тоннелей, куда двигаться? К горе?

— Да, попробуй найти проход наверх, но смотри только, не заблудись, не хватало нам ещё тебя искать, — подключился к управлению Палыч.

Майор, бросивший недовольный взгляд на своего заместителя, всё больше лезущего в управление, был вынужден подтвердить слова математика.

— Окей. Чёрный, мы тогда с длинночервём разделимся, он пусть поищет ближайшие выходы на поверхность, а я наверх, — снова раздался голос разведчика.


Через некоторое время вся фракция, оставив нескольких союзников в качестве часовых, входила в пещеру, скрытую за обломками, из которой минутой ранее выполз мой пет, отыскавший-таки выход наружу. Пещера располагалась в паре десятков метров вверх по склону горы, в этом месте довольно пологому.

Грек тут же врубил прожектор и мы, ведомые длинночервём, начали углубляться по обнаруженному проходу вниз, но лишь для того, чтобы затем, свернув на развилке, начать восхождение к вершине горы.

Сороконожка, бежавшая впереди всей группы по тоннелю, вскоре приобрётшему вид спирали, резко остановилась. Разведчик указал направо, в одно из ответвлений подземного хода, в конце которого виднелись лучи клонившегося к закату солнца:

— А вот, видимо, и создание, которое рыло эти самые ходы…

Я повернулся и замер: на некотором отдалении от нас находился обглоданный скелет огромного существа с толстым черепом и плоскими передними лапами, которые, видимо, и предназначались для создания тоннелей. Система даже не идентифицировала скелет как останки конкретного организма: по-видимому, погибло оно очень давно.

Рядом раздался голос Ивана:

— Надеюсь, такую же живую тварь мы не встретим…

— Вряд ли, — заметил Амёба. — Если бы здесь был кто-то живой, на нас бы уже вышли. Я думаю, что все обитатели города вымерли, но вот монстр этот крайне интересен… Представляете, ведь существо высекало тоннели прямо в камне!


Предположение Амёбы о смерти всех обитателей заброшенной базы оказалось верным. Буквально через пару минут мы оказались в настоящем могильнике. Большая пещера с вырубленными в стенах окнами была завалена разлагающимися трупами десятков различного вида существ, лежащих друг на друге, пытающихся вылезти из этого места, раздирающих товарищам глотки в попытке добраться до спасительного выхода… А уж какой здесь стоял смрад!

Биолог, вместе с другими учёными рассматривая погибших, сделал вывод:

— По всей видимости, прошлые обитатели базы. Те самые сиреневые.

— Почему они все померли? — спросил Майор. — Да и откуда у них плоть, если от монстра в ответвлении остались только кости?

Химик Эльф, изучающий один из трупов, буквально вывернутый наружу, с вырванными из суставов костями и вытаращенными пустыми глазницами, сказал:

— Думаю, здесь случилась какая-то эпидемия… Если бы было нападение, то сиреневых просто пожрали, а так, микробы или что-то типа того… А насчёт плоти, тут ничего удивительного нет: здесь довольно сухо, хищники к трупам пробраться не смогли, а то существо, что рыло тоннели, видимо, обглодали какие-нибудь залетевшие внутрь птицы или забравшиеся по скалам твари.

Майор скомандовал:

— Третий и четвёртый отряды, убрать пещеру.

О том, чтобы утолить голод, съев трупы существ, не могло идти и речи, хотя мы и не ели с самого утра… И дело тут даже не в брезгливости, хотя и она играла не последнюю роль. Трупы были, мягко говоря, не первой свежести, питательных веществ в них осталось крайне мало, но вот микробов… Заболеть и вот также погибнуть, корчась в предсмертной агонии на холодном каменном полу, не хотел никто.

Что же случилось с бывшими обитателями Чёрной горы (именно так была названа локация на мини-карте)? Мой опыт выживания в Новом мире подсказывал: могильник — ещё одно свидетельство работы эволюции, пусть даже гиперболизированной и изуродованной Системой. Как и погибшая база одноклеточных в Первичном бульоне, сиреневые на Суше оказались в числе аутсайдеров, за что и поплатились смертью.

Пока союзники, недовольные и морщащиеся от амбре, стоящего в могильнике, выбрасывали разлагающиеся трупы в прорубленные в пещере окна, мы поднялись на следующий уровень. Здесь также располагалась пещера, но на этот раз абсолютно пустая. Чуть далее виднелся выход на широкий уступ скалы — некий аналог балкона, немного правее — продолжение пути к вершине.

Вид с уступа открывался просто изумительный. Мы поднялись уже довольно высоко и теперь могли осмотреть локацию с высоты птичьего полёта. Широкое зелёное холмистое поле, лес, окружающий нас со всех сторон, река, обвивающая гору, разрушенный город, шагающий по берегу в нашу сторону гигантский гуманоид… Стоп. Что?

Болотный великан. 53 уровень

— Всем отойти от уступа! — скомандовал Майор. — Лучше пока оставаться незамеченными, с этой тварью разберёмся позже.

Несколько отрядов глава фракции отправил наверх, часть — вниз, чтобы осмотреть остатки тоннелей и убедиться, что в спину нам не выйдет выживший сиреневый или какой-нибудь монстр по типу того, что шагал сейчас по берегу реки, обозначенной Системой как Черёмуха. Логово было решено создать прямо здесь. Место, если не считать расположенный этажом ниже могильник, было прекрасным. Достаточно защищённое, все проходы скрыты, в крайнем случае держать оборону в узких каменных тоннелях можно очень долго. Даже запасной выход имелся. В одной из стен начинался средний по величине лаз, резко спускающийся вниз, проходящий под рекой и оканчивающийся небольшой постройкой на холме на противоположном берегу, прямо рядом с лесом.

Могильник? По-видимому, зараза прекратила своё действие, либо на представителей нашей фракции она подействовать не могла. Вероятнее всего, Система, разобравшись с отстающими, увела угрозу от Чёрной горы. Но вот с трупами и гнилью нужно было что-то делать. Завалить могильник мы не могли: через него проходил спиралевидный тоннель, ведущий от подножья к вершине горы. Поэтому было решено убрать трупы из пещеры и по возможности отмыть её от запёкшейся крови и кишок. Но это потом, сейчас же нам предстояло создать Логово.


Майор, стоящий посреди пустой пещеры, замер на мгновение, разбираясь с интерфейсом, затем, крякнув, мысленно нажал на кнопку.

Перед глазами высветилось:

Поздравляем, фракция серых!

Вы создали Логово!

Открыто фракционное направление развития — Род!

Что из себя представляло это самое Логово? На мини-карте локация тут же приобрела характерный серый цвет, но вот внутри пещеры не изменилось практически ничего: только посреди неё прямо из пола вырос небольшой каменный постамент. Для чего он предназначался, было неясно, зато появилась возможность получить данные о фракционном направлении развития:

Род (уникальное фракционное направление серых) — усиливает игроков на 15 % во время военных действий, на 30 % — при непосредственной угрозе территории фракции. Внимание! При совершении перехода в другую фракцию (так называемом предательстве) направление временно блокирует часть навыков носителя (уникально), невозможно получение уникального направления другой фракции.

Нехилый такой бафф получается! И главное, очень необходимый для нас сейчас, когда большая часть игроков так и осталось в Первичном бульоне, будучи вырезанными острозубами.

С нижнего этажа послышался голос Дока, в числе одной из групп занимающегося разбором могильника:

— Блин, что это?

Спустившись вниз, я увидел своих союзников, толпившихся вокруг небольшого светящегося шарика, парящего в воздухе над одним из скрюченных трупов.

Артефакт фракции сиреневых

— Как только Логово создали, буквально из воздуха появился, — пояснил Док.

Иван осторожно дотронулся до шара когтем — тот мгновенно лопнул, разлетаясь на десятки осколков.

— Эм… Я случайно, — заверил нас танк и поспешил скрыться за спинами союзников, что выглядело ещё комичнее: танк был шире и выше любого игрока фракции, кроме разве что крыса.

Вдруг на ближайшей стене высветилось изображение. Что-то наподобие дерева развития… Открытый прямоугольник — Логово, от него в разные стороны расходятся четыре отрезка к другим прямоугольникам, уже «закрытым». Первый — огонь, второй — кувшин, третий — топор, четвёртый — лук. Слева всплыло обозначение:

Требуется открытие этапа Каменный век.

Осколки от разбитого артефакта взмыли вверх и врезались прямоугольник «топор», тем самым открывая его.

— Так, а это уже интересно… — проговорил Палыч. — Получается, артефакты позволяют исследовать технологии, не доступные на данном этапе развития?

Раздался голос путешественника Феди, входившего в группу по выбору идеального места для базы:

— Ну так с огнём и луком проблем тоже не должно возникнуть…. Да я прямо сейчас без проблем костёр сварганю.

Вперёд выступил игрок с ником Корж, с которым лично я знаком не был, но слышал от Амёбы, что до Катастрофы он был историком-археологом, специализирующимся на Древнем мире. Археолог заговорил:

— Я и керамику из глины могу замутить… но вот в чём вопрос: раз Система даёт возможность развивать технологии, которые, по идее, нам уже доступны, то и какие-никакие упрощения использования «открытых» должны быть… Ну вот, допустим, — тут Корж повысил голос, обращаясь к Системе, — я хочу сделать каменный топор!

Перед изумлённым археологом тут же появился полупрозрачный макет обычного каменного топора. Справа высветилась надпись:

Камень-1

Палка-1

Верёвка-1

— Так, если с камнем и палкой всё ясно, то где взять верёвку? — спросил Майор.

— Ну тут либо из стеблей растений, либо из травы высушенной… Можно даже без верёвки: просто просверлить отверстие в камне и залить смолой, — ответил Федя.

— В таком случае, нужно попытаться найти ещё артефакты, — заговорил Палыч. — Думаю, на базе их должно быть большое количество. Поэтому предлагаю ещё раз осмотреть территорию Логова, чтобы поискать похожие светящиеся шары.

Сзади послышался неуверенный голос Ивана:

— Все эти технологии, конечно, очень важны… Но уже вечер, а мы так и не нашли никакой еды. Не знаю, как вы, а я капец как голоден!

Ивана тут же поддержали несколько десятков игроков. Действительно, после нашего появления на Суше этим утром мы не ели вообще ничего. И если в Первичном бульоне проблем с добычей пропитания вовсе не было: хочешь есть — прикончи плывущего мимо НПС или довольствуйся кусками плоти и растений, плавающих в воде, то сейчас еда стала самым необходимым ресурсом, благо источник пресной воды мы уже обнаружили.

На страже Логова оставили несколько разведчиков, разместившихся на вершине горы в небольшой башне, оставшейся после сиреневых, и седьмой отряд, который должен был сторожить несколько выходов из подземных тоннелей. За главного остался Палыч, кроме него, на базе орудовали Федя, чуть ли не единственный игрок, сведущий в вопросах выживания в дикой местности, археолог Корж, знакомый с древними технологиями, и механик Белый, на плечи которых легла подготовка костра для жарки мяса.

Откуда взять мясо?

— Болотный великан в ста метрах на восток, идёт к лесу, — раздался в канале голос Сокола.

А вот, собственно, и добыча.


Великан — огромный гуманоид с непропорционально длинными лапами, свисающими чуть ли не до вспухших колен, браво шагал по холмам теперь уже нашей территории. В правой его лапе была зажата дубина — целый ствол сосны, одежду великан не носил, и на разумное существо походил крайне мало, что и говорить о человеческом разуме. Собственно, для нас, существ, ещё меньше напоминавших людей, прошедших через Первичный бульон, это уже не имело значения. Новый мир — новые правила. Хочешь выжить — будь готов убить и съесть. Тем более, что, завидев нас, монстр мгновенно кинул свою булаву в Ивана, бегущего впереди группы. В танка будто врезался таран: игрок с криком мгновенно отлетел в сторону.

— В-в-всё нормально, ребят… — донёсся из ближайшего оврага его голос.

От группы тут же отстал Док и подбежал к помятому танку, мы же продолжили атаку. Великан рванул в нашу сторону… но был свален с ног обвившим его ступни длинночервём, скользнувшим из растущей неподалёку высокой травы.

И вот здесь наш план пошёл наперекосяк… Вместо того чтобы спокойно себе лежать и ждать, пока мы не прибежим и не прикончим его, великан, заревев, согнулся и рванул моего пета своими ручищами. Послышался противный хруст: это разорвался на две половины длинночервь. Вот же тварь! Я с испугом ждал сообщения о смерти червя и мозгоеда, но его почему-то не последовало.

Между тем болотный великан, вскочив на ноги, рванул в сторону леса, сотрясая всю округу своими громыхающими прыжками.

— Паук, помоги! — крикнул я хирургу, подбегая к разорванному длинночервю.

Так, стоп. Вместо истекающих кровью кусков тела пета и мозгоеда, судорожно пытающегося соединить недостающую часть с основной своими отростками, я увидел нечто совершенно странное. Нет, конечно, частей действительно было две, да вот только каждая из них теперь имела собственное обозначение:

Длинночервь. Ваш пет, 12 уровень

Длинночервь #2. Ваш пет, 6 уровень

Эм… Вот этот бьющийся в агонии кусок тела — клон моего пета? Забавно получается, оказывается, эти существа размножаются делением…

— Паук, погоди, — остановил я врача, который, орудуя своими стальными ножками уже хотел было сшить две части. — Это, вроде как, теперь два отдельных организма.

Паук удивлённо посмотрел на меня, потом на петов, читая обозначение Системы. Его чёрные глазки ещё больше округлились:

— Неожиданно… — только и смог выдавить из себя Паук.

Тем временем раздались крики — у самой опушки наши союзники всё-таки смогли поймать болотного великана, да вот только он, выкорчевав ещё одно дерево и размахивая им, и не думал сдаваться. Хирург наскоро облепил петов лечебной паутиной, и мы бросились на подмогу товарищам, оставляя залечивающих раны длинночервей на попечении мозгоеда.

Добежав до леса, Паук тут же прыгнул на загривок гиганта, размахивающего стволом и не ожидавшего нападения со спины. Я долбанул молнией по икре великана, заставляя его запрыгать на второй ноге, потирая ручищей рану, чем и воспользовался Майор, врезаясь всей своей тушей в туловище твари.

Издав рёв, болотный великан с грохотом упал на землю. Буквально через мгновение на его шее сомкнулись челюсти чудом не оказавшегося примятым телом Паука, обрывая жизнь монстра.


Я с удивлением посмотрел на обозначение новой локации, всплывшее на мини-карте:

Болото волхвов

Так, насколько я знаю, волхвы — кто-то наподобие шаманов, служащих языческим богам… Пока мои союзники решали, как тащить огромную тушу к Чёрной горе, я, подозвав крыса, решил немного пройтись по обнаруженной локации. В деле разделки тел гуманоидов я не эксперт, а так хоть опыта за исследования подкоплю.

Лес, так бодро обступающий опушку, уже через несколько десятков шагов начинал редеть, местность понемногу становилась всё болотистее, пока вовсе не переходила в настоящую трясину. Чтобы не завязнуть, я сдвинулся к реке и теперь шёл по небольшой полоске берега, наблюдая за постепенным превращением леса в чернеющую топь.

Вдруг мозгоед, сидящий в крысе, подал мне ментальный сигнал. Я обернулся в указанном направлении, но ничего, кроме нескольких холмов и деревьев, часть из которых уже погибала, объятая трясиной, часть ещё держалась на твёрдой почве, не увидел. Однако крыс присел на своих толстых лапах, призывая меня влезть на его спину. Я послушно сел, и пет уверенно прыгнул прямо в болото, без особых проблем продвигаясь по вязкой поверхности, используя широкие ступни как снегоступы, вернее, болотоступы.


Обогнув один из холмом, мы тут же наткнулись на торчащий из земли тотем с вырезанными на нём мордами странных существ.

Дом мага — гласила надпись на мини-карте.

— Чёрный, ты где? — послышался голос Амёбы. — Мы уже уходим!

Я окинул взглядом небольшую локацию: несколько холмов надёжно скрывали её от случайных путников со всех сторон, по центру в довольно сухую землю был вкопан тотем, на севере в одном из холмов чернел провал пещеры, вокруг которого было сооружено странно здание из необтёсанных поленьев. В воздухе кружило несколько артефактов почему-то чёрного цвета, не реагирующих на касания, с юга располагался полусгнивший ствол широкого лесного дерева, напоминавшего Старца-баобаба:

Старейший

Рядом были разбросаны непонятные приспособления из дерева и камня, даже пара металлических изделий имелось…

— Чёёёрный!!! — опять донёсся до меня голос Амёбы.

«Ладно, завтра разберёмся с этим местом,» — подумал я и отправился к своим союзникам.


Жаренное мясо! Не думал, что когда-нибудь буду в таком восторге от несолёного куска плоти гигантского болотного гуманоида. Но в сравнении с тем, чем нам приходилось питаться до этого, в Первичном бульоне, некое подобие шашлыка, приготовленное Евгением, просто завораживало мои вкусовые рецепторы. Вот они — плюсы какой-никакой, но цивилизации. Кстати, после того как путешественник создал костёр, на дереве развития, которое так и осталось на стене наполовину убранного могильника, открылась соответствующая технология. За этот вечер Грек нашёл ещё один артефакт в одном из ответвлений подземных тоннелей, который, правда, открыл технологию выплавки железа, в данный момент нам вовсе не нужную, ещё несколько артефактов были найдены между трупами, оставшимися в могильнике, и в большом здании посреди разрушенного города, но из более или менее актуальных технологий среди них оказались лишь костяное сверло, копьё и гончарный круг, которые Федя, Корж и Белый смогли бы создать и без артефактов.

Во время разбора с интерфейсом, открывшимся для Майор, Палыча и Лешего, которых Система посчитала лидерами фракции, математик обнаружил показатель количества исследования за одни сутки, который сейчас был на нуле. Собственно, и исследовать пока мы ничего не могли: требовался переход на этап Каменный век. Что требовалось для перехода? Стать доминирующей силой в местности, уничтожив преследующих нас с самого Первичного бульона циклопов.


В огромном костре, вокруг которого разместилась вся фракция, потрескивали шишки, десятки искр улетали вверх, к чёрному, в звёздах, небу. Костёр развели у самого подножья Чёрной горы, рядом с заброшенным городом, и вся местность была как на ладони.

— Нужно как можно скорее найти их логово, — заметила Амазонка, поедая кусок лодыжки убитого великана, неумело орудуя когтистыми ногами и даже хвостом-жалом: руки создали ещё не все члены фракции.

— Этим и займёмся завтра утром, — заверил нас Майор, имеющий вид гигантского перекаченного волка с шестью конечностями, две малоразвитые из которых были руками, закидывающими куски жаренного мяса в гигантскую пасть, где они перемалывались прямо с белеющими костями, издавая характерный хруст.

Глава 13. Дом мага

Первое, что я увидел, проснувшись на следующий день, было отнюдь не голубое небо с плывущими на нём кудрявыми облаками, а морда крыса на фоне потёртой крыши одного из полуразрушенных зданий. Отмахнувшись от пета, который, широко раззявив пасть, пялил на меня в оба глаза, едва не роняя слюну на мирно покоящееся тело хозяина, я встал на ноги и потянулся.

Ночевать было решено прямо у подножья горы: тёплая погода и отсутствие какой-либо угрозы нападения позволяли нам отказаться от тёмных каменных пещер в пользу более удобных домиков бывших обитателей локации, пусть даже покосившихся и кое-где подгнивших.

Вчера вечером, наевшись до отвала, мы разбрелись по ближайшим зданиям, выставив по локации дозорных. Их уже заменили свежие игроки, и теперь я мог видеть плетущихся на базу усталых разведчиков Кислого, обсуждающих виденное ночью.

— Я чуть было не поседел… — говорил Рыжий. — Сижу я, значит, на горе, смотрю себе по сторонам, благо луна яркая — всё видно… И вдруг откуда-то сзади неразборчивый шёпот! Я оборачиваюсь — никого. В следующий раз треск — опять пусто. Стрёмно капец: сижу один, рядом со мной могильник! После такого постоянно по сторонам глядел, но звуков больше не повторялось. Только под утро, когда уже солнце вставало, раздался еле слышимый голос и глухие (по камню) удаляющиеся шаги. Ушло…

— Это ещё ничего, — заметил Гром. — Я на юге был, за рекой, в том самом здании, которое проход в гору прикрывает… Всё шло нормально примерно до часу-двух ночи. Я уже было попривык к дозору, нашёл себе удобное место, и тут раздаётся посвистывание! На что похоже? Ну знаете, свистульки раньше продавали… Птица какая-нибудь? Не… Я аккуратно выглядываю в окно, вижу: фигурка, будто человеческая, по берегу идёт и на дудочке играет. А за ней куча чёрный тварей плетётся! Ведёт их фигурка по берегу и вдруг в воду! А они за ней… Так все в Черёмухе и скрылись. Ночью-то мне страхово было идти смотреть, а утром проверил: следы есть. Вот это, бл*, страшно…

— Леший, можно вас на минутку! — раздался голос Сокола.

Проходящий рядом замглавы фракции, постепенно приобретающий вид реального лесного монстра, с длинной зеленоватой шерстью по всему телу, обернулся к разведчикам:

— Что такое?

— Леший, нужно в дозор по два человека сажать, ночью творится всякая бесовщина. В следующий раз этот крысолов к нам в тоннели заберётся…

— Ладно, решим вопрос, идите пока отдыхайте, — заверил игроков Леший и направился к Майору, который уже сидел вместе с Палычем вокруг кострища и обсуждал план дальнейших действий.

Я же, поздоровавшись с уставшими разведчиками, в компании крыса и теперь уже двух скользнувших из ближайшей тени длинночервей направился к Пауку. От ближайших вылазок Палыч меня освободил, чтобы я смог исследовать Дом мага, обнаруженный вчера вечером в болотах. Фракции нуждалась в любой помощи, и освоение магии могло очень помочь ей в дальнейшем. Проблем с недолюбливающим меня Палычем не возникло: математик понимал, что личное лучше оставлять на потом, к тому же мои навыки уже неплохо помогли фракции, достаточно вспомнить хотя бы Ментальную передачу (позволяющую игрокам обходиться без голосовых связок даже сейчас), да и временного подчинённого Стража, убившего своего собрата и расчистившего путь из Первичного бульона… За главного в моей группе я оставил Амёбу. Руководимый биологом, отряд должен был выдвинуться на исследование местности уже с минуты на минуту, но я немного перенёс время, чтобы воспользоваться помощью хирурга и осуществить одну интересную задумку.

При делении длинночервя треть его уровней переносилась клону. Поэтому основной червь имел теперь двенадцатый уровень. Но ведь это не предел… Я чувствовал, что без проблем могу подчинить ещё нескольких петов, даже не обладая свободными мозгоедами. Если Система предоставляет такую возможность, почему бы ею не воспользоваться?


— Итак, я рублю, ты сразу же обматываешь паутиной! — скомандовал я доктору.

Паук кивнул, приготовившись, и я саданул молнией.

Длинночервя разорвало пополам, из-под ошмётков показались щупальца мозгоеда, скрывшегося внутри носителя. Паук тут же заработал стальными ножками, обрабатывая раны червей.

Длинночервь #3. Ваш пет, 4 уровень

Так, основного пета делить пока больше не будем, иначе разросшемуся паразиту не хватит места внутри носителя. Но вот двух других вполне можно, благо мозгоед, недавно получивший тринадцатый уровень, практически целиком контролировал всех клонов, утративших не только чувство боли, но и зачатки собственного сознания.

В конце операции перед нами лежали основной длинночервь восьмого уровня и семеро его клонов первого-второго. При помощи Паука они уже практически полностью залечили раны и были готовы двигаться по команде мозгоеда.

Поблагодарив доктора и пожелав игрокам удачи в вылазке, я взобрался на спину крыса и отправился в сторону Болота волхвов.


Шелест травы и треск шишек под ногами, тени от величественных сосен и чуть меньших по высоте елей… И гнилостный запах от болота. Дом мага, скрываемый за холмами и плотно растущими деревьями, трудно было заметить даже при ярком свете степенно идущего к зениту солнца.

Для начала я решил осмотреть тотем, находившийся прямо посреди достаточно сухой локации. Вырезанные в стволе сосны морды демонов и каких-то совсем уж непонятных созданий смотрели на меня своими выпученными глазами, раскрашенными облупливающейся чёрной краской. Ничего особенного в них не было. Обойдя территорию и рассмотрев разбросанные по ней инструменты, мне удалось отыскать несколько артефактов развития, которые тут же открыли нам несколько технологий каменного века и даже железного. Артефакты с чёрным оттенком, как и вчера, разбиваться отказывались, медленно кружась в воздухе.

Ничего опасного, по всей видимости, здесь не было, поэтому я отправил длинночервя с клонами в лес, чтобы под охраной здорового крыса, они смогли немного поохотиться и поднабрать уровни.

Подойдя к Старейшему, облюбовавшему себе тенистую окраину локации, я ничего особенного уже не ждал. Заброшенная база какого-то давно погибшего мага, казалось, не представляла из себя чего-то особенного. Как же я ошибался…

Как только я подошёл к полусгнившему толстому дереву, из его чернеющего дупла показалась чья-то волосатая морда.

Лесовик. 4 уровень

НПС, окинув взглядом локацию и обнаружив на ней странное гуманоидное существо с зелёной кожей, поспешил скрыться внутри. Я подбежал к Старейшему и, забравшись по его гнилому стволу к дуплу, заглянул внутрь. Темнота.

Тогда я выпустил небольшой заряд. Дерево оказалось полым, и эта полость внутри ствола почему-то оказалась слишком уж глубокой… Я выглянул наружу и сравнил высоту дерева с провалом, который удалось увидеть внутри него. Так, а вот это уже интересно. Открывшийся внутри Старейшего проход уходил куда-то под землю…

Спустившись внутри дерева на несколько метров и зацепившись когтистыми конечностями за его ствол изнутри, я ещё раз выстрелил молнией, теперь уже большей мощи. Сбежавшего лесовика обнаружить не удалось, зато внизу, уже под землёй, обнаружилась небольшая пещера, примерно пять на пять метров, облицованная камнями, дно которой подтапливала вода из болота.

Я спрыгнул вниз, выпуская очередной заряд, выхвативший из темноты подрагивающую тёмную поверхность, расположенную в одной из стен ямы…

Поздравляем! Вы нашли Портал (класс 1)

Я осторожно взял один из каменных осколков и зашвырнул его в анархически переливающуюся субстанцию. Камень пролетел через стенку, но звука падения слышно не было. Рискнуть? Или не стоит? Надеюсь, с противоположной стороны меня встретит не какой-нибудь здоровенный монстр, только что получивший камнем по голове…

Эх, была не была! Если лесовик четвёртого уровня через него прошёл, то и я должен. Разбежался и… врезался во вдруг ставшую твёрдой поверхность.

Вы не можете воспользоваться Порталом. Необходимо: магия 2 ранга

Так, ясно, пройти пока что нельзя. Вот только что это за ранги магии и как их можно получить?

Выбравшись из прогнившего Старейшего, я продолжил исследование локации, мысленно держа в голове возможную опасность, исходящую от Портала. Ладно, если опять вылезет низкоуровневое существо, ну а если какой-нибудь здоровый НПС? Отпускать своих петов было довольно опрометчивой идеей, в следующий раз буду держать их рядом. К тому же неплохо было бы изловить хотя бы одного такого лесовика…


Оставались только небольшое здание и пещера. Домик не представлял из себя ничего интересного: только старая лежанка бывшего обитателя локации, пустые горшки с какими-то травами и смесями, разбор которых я оставил на потом, старое кострище…

Но вот пещера. Она выглядела жутковато. Конечно, вряд ли там скрывалось что-то опасное: в противном случае хозяин дома не стал бы его строить прямо у тёмного провала в холме. Однако, держа в голове портал под гнилым Старейшим, я всё-таки решил позвать петов, которые в случае чего могли бы меня защитить.

Петы прибежали через пятнадцать минут, немного прокачавшиеся и довольные: видимо, наелись до отвала.

— Кого поймали? — спросил я у крыса, не ожидая впрочем ответ. — Пойдёшь со мной в пещеру. А вы сторожите вход.

Последняя фраза была обращена к восьмерым длинночервям, активно набирающими уровни, но пока что неспособными постоять за себя. Руководимые мозгоедом, они расползлись по локации, прощупывая каждый её уголок.


Под прикрытием крыса вошёл в пещеру, выпуская слабые заряды молний и освещая себе путь. Проход постепенно уводил всё ниже и ниже. Справа мелькнул какой-то предмет, торчащий из каменного свода. Факел… Я стрельнул в него молнией — он запылал, выхватывая из темноты тоннель, тут и там обвитый паутиной. Через десять шагов показался новый факел, который я тут же поджёг, как и прошлый. Бывший обитатель локации хорошо позаботился о своём жилище: факелы встречались постоянно, что упростило мне задачу исследования: всё-таки непрерывно выпускать молнии и лишь на миг освещать тоннель не очень-то удобно.

Паутины между тем становилось всё больше, а сама она утолщалась… Через несколько минут, когда мы ушли довольно глубоко под землю, в черноте будто что-то мелькнуло… И я бы мог поклясться, это были два красных глаза!

Наконец, ещё через двадцать шагов зажжённый факел выхватил из тьмы окончание тоннеля и часть довольно крупной пещеры. Я осторожно запустил в пространство молнию, пытаясь обнаружить обладателя красных глаз, но никого живого в пещере обнаружить не удалось. Вскоре я зажёг факелы, расположенные по её периметру, и перешёл к исследованию.

Снова эти странные чёрные шарики, летающие в воздухе… Какие-то кости, символы, покрывающие стены и даже пол, отчасти белые, частично красные, паутина… Посреди пещеры — небольшой каменный постамент, покрытый слоем пыли и крошки. Из пещеры в стороны уходят три тоннеля, два боковых — в небольшие пустые комнатки, а центральный — ещё глубже под землю.

На всякий случай осмотрев вдоль и поперёк небольшие полости, заваленные какими-то черепками и прочим мусором, я остановился перед чёрным провалом третьего тоннеля. Факела здесь не было, пришлось вырвать из стенки один из тех, что освещали пещеру. Собравшись с силами, я подозвал крыса и шагнул вперёд, держа наготове костлявую руку, чтобы вовремя пустить разряд в обитавшего здесь представителя паукообразных. О том, что здесь обитает именно такое НПС, сомнений уже не было: паутины становилось уж слишком много.

Этот тоннель был длиннее предыдущего и уходил ещё глубже под землю. Если я верно определил направление, то мы уже должны были выйти из-под болотистой местности, миновать реку и двигаться где-то под её противоположным берегом. Обработка гладких до этого стен всё ухудшалась, ещё через десять шагов на них начали попадаться те же символы, что я видел в предыдущей пещере. Белого здесь было крайне мало. Только красный, цвет крови. А ещё паутина. Много паутины…

Удар! Меня крутануло с такой силой, что тело чуть было не врезалось в потолок. Факел выпал из руки и, упав на пол, тут же был погашен рванувшимся за защиту хозяина крысом. Хрустнувшая грудина отдалась болью, а глаза, лишённые век, уже всматривались в темноту, пытаясь определить местоположение нападающего. Мозгоед верно оценил угрозу, и теперь ведомый им крыс изо всех сил бился между стенами, пытаясь добраться до врага и впечатать его в каменный свод. Я тут же подсветил пространство, пытаясь помочь пету, но нападающего и след простыл. Ну как простыл?.. Скрываться ему теперь негде: путь только один. И он впереди.


Теперь мы шли ещё медленнее, в каждое мгновение ожидая нападения. Дышать было тяжело: похоже тварь сумела-таки проломить мне пару костей. Приходилось надеяться на регенерацию и слабый слух неизвестного, ведь не услышать мои хрипы мог только глухой. Выдавала наше местоположение ещё и молния, практически перманентно бьющая в пространство, поэтому ни о какой скрытности говорить, в общем-то, не приходилось.

Впереди послышалось угрожающее шипение. Я тут же выстрелил молнией в сторону звука, на мгновение выхватывая из темноты огромное чёрное существо.

Арахнид. 31 уровень

Так, а это уже довольно серьёзно. Видимо, удар, сломавший мне пару костей, был лишь предупреждением: такие ножища не то, что меня, крыса смять смогут без особого труда. Паук стоял прямо у входа в ещё одну пещеру и явно не собирался пропускать нас дальше. Но отступать я не думал. В принципе, справиться с таким существом нам с крысом под силу, в любом случае отказываться от локации, в которой находилось множество интересных и явно магических вещей, я не имел ни малейшего желания. А работать и жить в ней по соседству с таким монстром себе дороже.

Арахнид снова зашипел, ожидающе глядя на меня. Противник опасный, действовать надо на упреждение. Поэтому я первый рванул в атаку. Но молния, вырвавшаяся через мгновение, зацепила лишь одну из восьми лапок арахнида, отпрыгнувшего в сторону. А он быстр…

Дальше в дело вступил крыс, со всего маху влетевший прямо за арахнидом в пещеру, и, пользуясь преимуществом в массе, начавший брыкаться из стороны в сторону, бегая по каменному полу и стремясь затоптать тварь. Но арахнид будто испарился. Я остановил крыса и прислушался — тишина.

Куда он скрылся? Выстрел молнии. Синяя вспышка вырвала из темноты здоровенного паука… нависшего над моей головой! Поняв, что его обнаружили, арахнид сиганул вниз и пригвоздил меня к земле. Его ножки тут же рванули к туловищу и горлу, пытаясь разодрать крепкую змеиную кожу.

«Вот я дурак..» — пронеслась в моей голове запоздалая мысль. Пройти Первичный бульон, выйти на Сушу, выжить в многочисленных схватках с НПС, чтобы подохнуть по собственной же глупости, не желая потратить чуть больше времени и зачистить локацию при помощи союзников!

Я судорожно пытался сделать хоть что-то, извиваясь, словно червяк и уворачиваясь от ударов арахнида, но ни Ментальная атака, ни молния не приносили никакого результата. Оставалось последнее средство. Я сконцентрировался… На шее что-то шевельнулось. Внезапно мозг почувствовал нерабочий до этого орган и начал принимать бегущие от него по нервам сигналы. Третье око!

Время замедлилось. Третье око видело будто в тумане: всё вокруг тёмное, безжизненное… Вот в мою сторону бежит крыс, красное пятно внутри него — Паразит. Нейронные связи активно передают информацию, он уже понимает, что не успеет помочь хозяину.

Надо мной навис огромный желтоватый силуэт. Монстр зол. В его голове мысли… Рой мыслей. «Убить!.. Разодрать!.. Переломить это вторгнувшееся в Дом существо!» Но, кроме агрессии, было что-то ещё. Страх. Страх за то тёплое, маленькое, беззащитное, что шевелится сейчас в его животе. В её животе…

Выбора не оставалось. Прикрывая голову руками и пытаясь сгруппироваться, увиливая от вбивающихся к каменный пол стальных лап, я саданул молнией в живот твари. Прямо в этот маленький комочек.

Тварь захрипела, тут же отскакивая от меня и судорожно пытаясь закрыть рану на пузе. Но Третье око видело, что жизнь внутри него уже угасает. Арахнид взревел и снова кинулся в мою сторону, стремясь раздавить чужака, убившего ещё не родившегося детёныша. Но тут уже пришла очередь крыса. Здоровый пет врезался прямо в летящего на меня паукообразного, откидывая его к стене. Не давая врагу опомниться, крыс врезал его в каменный свод и впился челюстью в голову, которую отпустил только после того, как НПС перестал дёргать своими лапками.

Вы получили новый уровень: 19!

А я всё лежал на каменном холодном полу, пытаясь продышаться и прийти в себя. Мда, я был буквально на волосок от гибели, одна ошибка — и громадное НПС уже нависает над моим тельцем, пытаясь вбить голову в каменный пол пещеры…

Кстати, о пещере. Немного восстановившись, я поднялся на ноги и пустил несколько молний, осветивших пространство. Пещера была небольшой, практически целиком изрисованной символами и знаками. Посреди неё на полу располагался каменный помост, окружённый белой окружностью. Прямо рядом с этим помостом лежал труп какого-то странного существа.

Останки игрока CCC (фракция сиреневых)

Никнейм закономерно прочитать не удалось. Видимо, это белое создание, напоминающее йети, когда-то являлось владельцем Дома мага, погибшем при не вполне ясных обстоятельствах так же, как и вся его фракция в Чёрной горе.

Странно, что арахнид не съел труп мага. Видимо, мы не ошиблись, и в телах действительно оставались какие-то микроорганизмы, способные нанести вред живому НПС, и огромный паук это почувствовал. В руках ССС держал потухший факел. Я осторожно вырвал из трухлявых конечностей палку и поджёг её, освещая пространство. Свет тут же разорвал мрак пещеры.

Где-то в углу ненастный крыс дожирал тело арахнида. Пет вопросительно поглядел на меня, приглашая присоединиться к трапезе, я качнул головой: мяса в болотном великане оказалось столько, что запасов должно хватить ещё на пару дней, поэтому утром мы снова устроили небольшой пир, лакомясь шашлыками из гуманоида. Я был сыт.

И всё-таки вот бы узнать, что произошло в тот день, когда фракция сиреневых полегла из-за настоящей эпидемии. Все разом и, по-видимому, в мучениях… Да и по локации Дом мага у меня оставалось ещё уйма вопросов. Что это за портал? Как активировать чёрные артефакты? Зачем эти символы, покрывающие стены пещеры? Для чего нужны каменные платформы?..

Я ещё раз взглянул на труп ССС.

— Система, информация по навыку Дух предков.

Дух предков (уникально) — тёмный навык; позволяет связаться с погибшими игроками-магами. Внимание! Требуется время на перезарядку (время зависит от уровня навыка и направления, а также от ментальной силы)!

Та самая способность, которая выпала с Роша ещё в Первичном бульоне и о которой я спокойно забыл, отложив её до лучших времён, сейчас могла серьёзно помочь. Пора вспомнить старое ремесло! Экстрасенс Данила Иванов снова в деле! Данила… как же странно слышать собственное имя после всего случившегося. Нет. Данила остался в прошлом… Теперь за дело принимается Чернокнижник!

Вложив в новый навык все свободные очки, я размял конечности и приготовился «колдовать». Однако ничего особого делать и не пришлось. Как только я активировал Дух предков, с трупом, лежащим прямо передо мной, начались странные изменения… Мгновение — и из его глаз и рта вырвались яркие потоки синеватого света, тело с хрустом дёрнулось, вправляя сломанный позвоночник, и… начало подниматься в воздух.

Дух CCC. Фракция сиреневых, [60 уровень]

— Кто посмел нарушить мой покой?! — раздался страшный потусторонний голос.

Успешное использование навыка Дух предков: +1!

Глава 14. Дух и разносчики

Я отпрянул в сторону, прячась за телом крыса, и приготовился к удару молнией, если дух окажется агрессивным. Пет зарычал и угрожающе уставился своими маленькими глазками прямо на призванного с того света CCC.

— Можешь не прятаться за своим животным! Выйди и приготовься умереть, как воин!.. — CCC вдруг сморщился и ещё раз хрустнул позвоночником. Тон духа резко поменялся: — Господи, ну почему опять в это тело? Ты не мог меня в другое вызвать? Ох уже эти начинающие маги… А ведь поверил же! Ахаха!

Висящий в воздухе «йети» с вырывающимися из глаз и рта лучами света, вероятно, при жизни был большим шутником.

— Кстати, забыл представиться, — продолжил CCC, — Кей-Си Эд. Извиняюсь, моего уровня Лингвистики не хватает, чтобы прочитать твой ник…

— Чернокнижник, — кашлянув, проговорил я, с удивлением глядя на Кей-Си.

— Так вот, Чернокнижник, у меня не так много времени на разговоры, скоро время действия твоего умения закончится, а в следующий раз его можно будет применить только через пару недель, поэтому вопросы только по существу… Ну или за жизнь можем побазарить, если вопросов у тебя нет, а то мне Там, — Кей-Си многозначительно посмотрел наверх, — уже надоело: одни и те же морды…

Я поспешил остановить духа, который, кажется, мог говорить, не переставая:

— Кей-Си, что произошло с твоей фракцией?

— А что с ней могло произойти? Все померли. Ахах! Тут типа какая система: на Суше новый этап развития — только после уничтожения одного из противников. Тех, кто стал аутсайдером, либо другие фракции перерезают, либо сама Игра. Нас вот убила каким-то уж очень изощрённым способом: эпидемия, кости будто сами из суставов выходят… Жуть, в общем! Я тут до последнего пытался связаться с демоном, но и меня достало. Сглупил, нужно было в Портал прыгать и валить ко всем чертям…

— Так, а что это за Портал?

— Обыкновенный… Я тут ещё парочку нашёл, но они достаточно далеко. Прокачиваешься до третьего ранга магии и вперёд, прыгаешь между мирами, собираешь всякие полезные растения, убиваешь существ для ингредиентов… Ну там не то, чтобы прямо целые миры… так, просто отдельные локации с НПС, скрытые от обычных игроков.

— А демон?

— Есть тут один такой… гад редкостный! Я ему пять душ в своё время в жертву принёс, а когда помощь нужна была, он такой: «Кей-Си, братан, ну я же демон, ничего личного… Давай ещё три души»! Три души?! Три! Где, блин, я тебе ещё три души возьму, когда у меня позвоночник к хренам из тел рвёт?! — «йети» показательно плюнул на каменный постамент, рядом с которым я и нашёл его труп. Правда, слюны у сгнивающего тела не было, что ещё больше разозлило Кей-Си.

— И где его найти?

— Ну пока что у тебя даже первого ранга магии нет, а нужен второй… Да и найди себе лучше нормального демона, тот, что в Старце обитает, совсем неадекватный!

Ага, то есть с тем деревом, рядом с которым произошла наша стычка с циклопами, не всё так чисто… В Старейшем — Портал, в Старце — какая-то тёмная сущность…

— Как же мне начать получать ранги магии?

— Для этого тебе нужно заиметь собственное… «место силы», что ли? Ну, в основном они расположены рядом с магическими деревьями. Да вот даже мой Дом мага можешь взять. Мне-то он не понадобится больше… Надо сказать, тебе очень повезло: Старейшие крайне редко попадаются, а между тем они одни из самых мощных Хранителей…

— И как «приватизировать» Дом мага?

— Да, в общем-то, Система тебе сама должна это предложить, когда ты локацию зачистишь, — Кей-Си посмотрел на останки обглоданного трупа арахнида. — А, ты уже?.. тогда просто подойди к Старейшему и ответь на сообщение Системы. Так… время поджимает, постараюсь побыстрее. Ранги магии существенно влияют на твою силу, чтобы их увеличивать, нужно собирать чёрные артефакты. Их можно найти в различных «местах силы» или подбирать с побеждённых противников, если они имели какое-то отношение к магии… Ладно, дальше сам разберёшься. Вызови меня ещё как-нибудь, поболтаем!..

Последние слова донеслись из уже падающего на землю трупа Кей-Си. Через мгновение лучи, бьющие из глаз и рта, погасли, на месте вызова духа осталось только его скрюченное тело. Я стоял в углу пещеры, сжимая в руках факел, и пытался осознать то, что произошло. Почему я не спросил его о Том свете? Куда попадают умершие игроки?.. Как-то всё очень быстро произошло, да и времени, надо сказать, было в обрез. Ничего, судя по таймеру, появившемуся рядом с навыком, следующий призыв можно было совершить через две недели. Тогда и спросим.


Как только я подошёл к Старейшему, перед глазами всплыло сообщение:

Поздравляем! Вы можете стать обладателем локации Дом мага!

Конечно же, я согласен.

Мгновение — и на мини-карте локация обозначилась серым цветом, а под названием появилась приписка «Маг Чернокнижник. Фракция серых». Неплохо, даже как-то приятно… Теперь нужно понять, как получить ранги магии. Я посмотрел в профиль — ничего нового в нём не появилось. То есть требуется ещё какое-то действие…

Тогда я осторожно подошёл к болтающемуся под лучами полуденного солнца чёрному шарику и дотронулся до него ладонью. Шарик тут же лопнул, пугая извивающихся рядом длинночервей, я же для интереса активировал Третье око и обнаружил, что из скорлупы вырвалось небольшое искрящееся облачко и через мгновение рвануло в мою сторону, врезаясь прямо в грудину.

Вы получили первый ранг магии. Внимание! Вы можете изменить магическую специализацию!

Перед глазами открылось окошко с очередным «деревом развития». Слева обозначались ранги снизу вверх от первого и до десятого. Справа — ветви, соединяющие множество прямоугольников. Выбрать нужно было один из трёх, расположенных на первом ранге. Внизу высветились подписи:

Светлая магия (заблокировано)

Посвятите себя служению Солнцу! Благословляйте союзников на подвиги или ведите свою собственную армию на врага! Рассейте Тьму ночи, испепелите демонов и укажите забредшим истинный путь!

Внимание! Возможна трансформация одного навыка на выбор!

Внимание! При выборе специализации блокируется часть навыком «чёрной магии»

Внимание! При выборе специализации улучшается отношение со стороны светлых существ

Внимание! При выборе специализации ухудшается отношение со стороны тёмных существ

Серая магия

Зачем выбирать между Светом и Тьмой? Вы хитры и изворотливы, так действуйте так, как вам выгодно!

Внимание! Возможна трансформация одного навыка на выбор (как в «светлый», так и в «тёмный»)!

Внимание! При выборе специализации в дальнейшем становится невозможным переход на крайне светлую или крайне тёмную специализацию

Чёрная магия

Новый мир диктует новые правила. Это не вы плохой, просто все остальные слабовольны и трусливы! Так вступайте же на дорогу Мглы и разрушений, Тьма нуждается в вас!

Внимание! Возможна трансформация одного навыка на выбор!

Внимание! При выборе специализации блокируется часть навыком «светлой магии»

Внимание! При выборе специализации ухудшается отношение со стороны светлых существ

Внимание! При выборе специализации улучшается отношение со стороны тёмных существ

Так, собственно, почему заблокирована первая специализация?

Причина блокировки специализации: ваши предыдущие действия не соответствуют критериям специализации.

Ну если сама Система толкает меня к соответствующему выбору… На самом деле, стоит серьёзно подумать над вариантами. Да, светлая магия для меня заблокирована, однако, если судить по едва виднеющимся ответвлениям, которые становятся всё более мутными при движении вверх по таблице, при выборе серой магии в дальнейшем появится возможность постепенно перейти на сторону Света… Да и сохранение нейтральных отношений со всеми НПС — золотая середина. С другой стороны, на крайне светлый путь выйти я уже не смогу, а ведь если он так трудно достижим, то и с определённой вероятностью даёт множество интересных бонусов… Но вот крайне тёмный путь для меня при выборе чёрной магии открыт. Блокировка части навыков «светлой магии»? А есть ли у меня хоть какой-то светлый навык? Если подумать логически, то все они направлены на силовое ментальное воздействие, кроме, разве что Ментальной передачи. Да и она скорее уж нейтральна относительно Света и Тьмы. А ещё эта трансформация навыка на выбор…

Решено! Раз уж моё личное направление развития — Экстрасенсорика, позволяющая подчинять живые существа и управлять ими, я выбираю чёрную магию!

Поздравляем! Вы выбрали первый ранг специализации!

Возможна трансформация навыка (на выбор) в «тёмный»

Не знаю даже… Допустим, я хочу преобразовать Третье око.

Невозможна трансформация навыка. Причина: навык уже принадлежит к чёрной магии

Хм, интересно… А что если?..


Навык Манипулятор успешно трансформирован! Новое наименование: Тёмный манипулятор

Как только перед глазами появилось системное сообщение, справа послышались какие-то звуки. Я обернулся и обомлел: стоящий рядом крыс упал навзничь безвольной куклой. Неподалёку обмяк и первый длинночервь… Что я наделал?! Надеюсь, это временное состояние, потерять двух сильных петов, и, что ещё важнее, сидящих в них мозгоедов, ой как не хотелось.

Оба пета неожиданно вспыхнули. Яркое пламя за мгновение поглотило их тела, появился запах горелого мяса. Я в ступоре стоял около горящих животных, рядом извивались семь маленьких длинночервей, управление над которыми пришлось перехватить мне: паразиту, горящему в ярком пламени, в тот момент, мягко говоря, было не до них. Потушить огонь оказалось не чем, приблизиться к пламени тоже не получилось: температура оказалась просто огромной. Оставалось только ждать.

Когда костры догорели, на их месте показались две тушки моих петов, преспокойно лежащих на выгоревшей чёрной траве. Вот только с ними произошли какие-то странные изменения… Длинночервь серьёзно увеличился в размерах, его тёмная броня приобрела какой-то уж совсем пепельный оттенок, два глаза-бусины покраснели, а из вырвавшегося из хвоста шипа на землю закапал ярко-зелёный яд.

Крыс так и вообще напоминал восставший из мёртвых гигантский труп, вернее, множество трупов, сшитых руками гениального Франкенштейна. Гнилая плоть, торчащие из пуза наточенные кости, длинные когти и такие же красные глаза. Я прочитал обозначенные над петами наименования.

Крыс. Ваш пет, 25 уровень

Тёмный мозгоед. Ваш пет, 17 уровень

Червь. Ваш пет, 9 уровень

Тёмный мозгоед. Ваш пет, 14 уровень

Так, теперь понятно, что произошло. Дело было вовсе не в Крысе и Черве (которые теперь стали чем-то вроде уникальных НПС, а последний так и вовсе сменил название), а сидящих в них преобразованных Системой паразитах. Вопрос в том, насколько сильнее стали петы…


Итак, что делать дальше? Хоть я и получил определённую автономность от фракции, но Палыч, безусловно, потребует результатов. Да, сделано уже немало: удалось получить в собственность интересную локацию, обнаружить Портал, вызвать дух мага сиреневых и получить первый ранг магии… Но Портал оказался закрытым, дух только подтвердил мои собственные мысли о дальнейшем развитии фракции, да и от полученного магического ранга пока что толку никакого… Нужны результаты и развитие. И как можно скорее, ведь это только в нашей фракции в живых остался сорок один игрок, другие же с большой вероятностью вышли на Сушу пусть и в усечённом, но всё же в гораздо большем относительно нашего составе. Численное преимущество в будущих битвах явно не на нашей стороне. А битвы будут: если вспомнить слова духа, жить мирно в Новом мире не получится…

Где находятся чёрные артефакты, так необходимые для получение новых рангов? В особых магических местах. Следовательно, нужно постараться собрать их как можно больше, пока они находятся в свободном доступе. Кроме Дома мага, можно попробовать поискать на Поляне Старца, заодно и исследовать часть леса, который, как показали ночные события, далеко не так прост.

Но до это я планировал сделать кое-что ещё…


К сожалению, Рош так и не показал воспоминание, где он создаёт вирусы. И я очень слабо представлял себе этот процесс. Сложности добавляла и замена навыка на Разносчики.

Вполне логично предположить, что направление Мутация должно работать с некой базой, подопытными организмами. Не из воздуха же мне создавать этих самых разносчиков… Следовательно, нужны НПС. Я глянул на мелких длинночервей. Сойдёт.

Чтобы ничто мне не помешало, а возможные звуки не привлекли к скрытой в болоте локации хищников, я вошёл внутрь пещеры. Факелы всё ещё горели, однако понятно, что оставалось им не долго. С открытыми нам технологиями вряд ли удастся создать такой же факел: элементарно не откуда взять топливо… Хотя я ещё поговорю с нашими мастерами, возможно, они что-нибудь подскажут. Отметив про себя, что неплохо было бы взять глаза с ночным зрением, я вошёл внутрь.

Пришлось потушить практически все факелы, экономя столь важный ресурс. Я спустился в самую глубокую часть тоннеля, попутно собирая чёрные артефакты, и в нерешительности остановился перед каменным постаментом, рядом с которым лежал труп мага лиловых. Стоит ли его отсюда вытаскивать? Наверное, нет: в сухой пещере Кей-Си неплохо сохранился, запаха практически не было. К тому же я планировал выйти с ним на связь через две недели, когда откатится умение Дух предков.

Для эксперимента я взял длинночервя второго уровня, остальных же отправил на поедание того, что осталось от Арахнида. В это время Крыс сторожил вход в тоннель в небольшом домике, построенном вокруг пещеры, снаружи, а Червь стоял на страже в первой пещере чуть ближе к поверхности. В общем, я был в безопасности: пройти сверкающих красными глазами трансформированных петов, находящихся под управлением практически разумных мозгоедов, ой как непросто.

Три горящих факела — в вырубленные в стенах отверстия, подопытного — на каменный постамент. Я был готов к эксперименту. Так, а что делать дальше?

— Эм?.. Активировать мутацию!

Перед глазами на мгновение мелькнула тьма. Спустя секунду я попал в уже знакомое место — Лабораторию модификаций. За полупрозрачными стенками искрились солнечные лучи, отражающиеся от неспешно текущей реки, ветер качал высокие сосны — красота… В общем, в Лаборатории всё как обычно. Была только одна небольшая разница: вместо моего собственного организма передо мной находился длинночервь.

Маленькое существо с мизерным мозгом, беззащитное и неопытное. Второй уровень, характеристики почти по нулям, но явно заметно преобладание скорости, как и у старшего Червя.

Слева — вкладки с модификациями, большая часть из которых заблокирована. Видимо, доступ к ним будет повышаться с ростом уровня направления Мутация. Всё, что оказалось открытым — модификации, улучшающие кожный покров, и отдельная вкладка «Разносчики», выведенная в особый раздел «Контролируемая Мутация».

Ага, то есть навыки направления дают возможность разблокировать одноимённые разделы, которые доступны для установления подопытным… Хм, мне открывается неограниченные возможности по управлению самим ходом эволюции! По идее, из любого создания можно создать то, что тебе нужно. Танк? Хилер? Ддшник? Без проблем.

Когда я открыл вкладку «Разносчики», моя радость сошла на нет. Дал знать о себе низкий уровень навыка: доступно оказалось всего лишь три модификации.

Яд А

Воздействие на нервную систему

Яд Б

Заражение микроорганизмами (Внимание! Необходимо создать микроорганизмы)

Хоботок

Мда… Не густо. А если учесть тот факт, что создать микроорганизмы я пока что не могу, а значит, Яд Б переходил в разряд бесполезных, то и вовсе всё печально. Всего лишь две доступные модификации… Плюс ко всему, изменять тело, продавать уже установленные органы или заменять их на другие я пока что не мог.

Ладно хоть стоимость модификаций маленькая: за Хоботок, Яд А и усиление кожи длинночервя заплатил всего лишь десять очков эволюции. Затраты взял на себя, благо свободных очков было уйма, да и использовать малые запасы пета не очень-то разумно, оставлю их лучше в распоряжении НПС и Тёмного паразита, которому непосредственно и подчинялся мелкий длинночервь.

Выберете имя пета

А вот это, кстати, довольно удобно. Таким образом можно отличить мутировавших особей от ползающих рядом обычных петов. Мудрить не буду, назову его просто — Малярийный. Вид преобразованного длинночервя действительно напоминал здоровое насекомое из Африки, переносящего опасное заболевание (статью о нём я когда-то случайно нашёл в интернете).

Выйдя из Лаборатории, я обнаружил изменившегося пета, который тут же соскользнул с каменного постамента, осторожно огибая труп Кей-Си и пряча хоботок. Орган с ядом я решил установить на хвосте, там, где у повзрослевших особей начинает создаваться костяной шип, видимо, именно это место Система посчитала наиболее удачным.

Теперь, когда я наконец-то понял, что из себя представляет Мутация, можно приступить к следующему шагу — исследование местности вокруг локации и, что ещё важнее, поиску чёрных артефактов. Для перехода на второй ранг магии и выбора специализации следующего уровня требовалось двести единиц, из которых я собрал уже около тридцати. Заодно было бы неплохо протестировать трансформировавшихся петов и мутирующего Малярийного.


Была у меня идея подкачать Червя и ещё раз его клонировать. Однако, пораскинув мозгами, я понял, что в таком случае получу очередного низкоуровнего обычного НПС, ведь преобразование Червю даёт именно паразит, сидящий внутри него. Поэтому с делами в локации было покончено. Вопросы остались только по довольно обширным запасам каких-то трав и порошков, хранившихся в домике рядом с пещерой. Вероятно, Кей-Си имел навыки или даже направления, позволяющие ему заниматься алхимией, я же пока что в этом ничего не понимал, а потому оставил запасы до лучших времён.

Внезапно снаружи дома послышался приглушённый рёв. Я осторожно выглянул в окно, приказывая петам умолкнуть. Прямо из болота, перемахнув через холм, на мою поляну выскочило огромное существо.

Свирепый лось. 60 уровень

Осмотревшись, НПС на пару секунд остановило взгляд на доме и принюхалось, втягивая тяжёлый воздух своими широкими ноздрями. Со стороны болота снова раздался рёв, и лось, фыркнув, в два прыжка преодолел локацию и снова скрылся между деревьями.

Что же там всё-таки рычит, раз уж такая махина шестидесятого уровня предпочитает избежать встречи с неизвестным существом?.. А мне, однако, повезло, что во время поисков места для Логова я не наткнулся вот на такого же монстра. Даже сейчас, имея преобразованных петов, я скорее всего был бы вбит копытами в землю… Уж молчу про того, от кого убегает свирепый лось.

Но в Новом мире для выживания нужно рисковать. Поэтому, прождав в домике ещё с четверть часа, я всё же решился на выход в лес.


Идея состояло в том, чтобы обойти болото с запада по неисследованной территории. Далее я планировал сделать небольшой крюк и исследовать Поляну Старца, затем, уже ближе к вечеру, с севера вернуться в город. Глянув на мини-карту, я удовлетворённо хмыкнул: во все стороны от нашего Логова потянулись раскрашенные в цвет условных обозначений полосы — союзники во всю исследовали окружение. Оно и понятно, нам нужно как можно раньше найти гнездо циклопов, так настойчиво пытавшихся нам отомстить за резню, устроенную ещё в Первичном бульоне. Именно циклопы на данный момент являются ключевой целью фракции (вернее, их тотальное уничтожение). Однако пока что никто не обнаружил даже примерное место их обитания.

Я задумался и чуть было не пропустил движение впереди: между зарослями разросшегося камыша мелькнул чёрный силуэт. Я осторожно подобрался к камышу и пригляделся: к реке с небольшой возвышенности спускалось несколько пучеглазых тварей. Циклопы…

Похоже, здесь был их водопой: на свободном от растительности склоне виднелось множество следов от острых ножек тварей. Понятно, что нападать на них сейчас себе дороже: вероятно, где-то рядом находятся и другие существа. Но вот проследить за циклопами всё-таки стоит. Я оставил под прикрытием высоченных зарослей громоздкого Крыса и мелких длинночервей и в компании Червя и Малярийного, осторожно подобрался поближе.

Их оказалось существенно больше, чем я предполагал. Десятки циклопов бегали между редкими стволами, таскали убитых НПС… а немного правее на длинном склоне расположились их собраться, выстроенные в клин, острие которого указывало прямо в направлении Чёрной горы.

Похоже, я нашёл гнездо доминирующего вида. И вид этот готовился нанести по нам превентивный удар.

Глава 15. Бойня

Твою ж… Они уже выстраиваются для атаки. И не на абы кого, а именно на нас. Сомнений в этом нет никаких. Циклопы, замершие в строю, кажется, даже не моргали, их взгляды были нацелены вперёд, на видневшуюся за верхушками сосен Чёрную гору.

Сорок один игрок и несколько петов против чуть ли не сотни НПС, готовых убиться, но выбить нас из игры… При этом большая часть игроков сейчас даже не на базе. Фракция активно исследует местность, и готовиться к нападению попросту некому. Необходимо как можно быстрее рвать назад, чтобы предупредить игроков.

Я, стараясь не шуметь, медленно отошёл к оставленным под прикрытием обильной растительности петам.


Уже знакомая местность, пологий берег реки, граничивший с болотом, редкие ели и покосившиеся сосны. Вряд ли циклопы пойдут здесь: слишком узкая тропа. По болоту НПС, обладавшие крайне малой площадью острых ножек, тоже не пройдут, скорее увязнут в трясине и утонут. Поэтому будут лезть через лес с запада. Это почти наверняка.

У нас нет никаких инструментов для того, чтобы выстроить укрепления. Единственное, что мы можем сделать — поджечь лес. Однако, во-первых, воздух довольно влажный, лес живой, деревья не высушены солнцем, и огонь их вряд ли возьмёт; во-вторых, в таком случае циклопы просто обойдут горящее место, а на равнине вокруг Чёрной горы гореть нечему.

Уйти из локации? Тогда циклопы могут укрепиться на нашей базе, не подпуская нас ни к дереву развития, ни к Лаборатории модификаций. Создать новое Логово мы не можем. Получается, выход один — оборона. Да и, признаться, место просто прекрасное: узкие тоннели горы. Даже просто найти их — уже целое испытание. В таких проходах небольшое количество игроков может долгое время держать оборону даже перед превосходящими силами противника. Когда-то триста спартанцев сражались в ущелье против многотысячной армии персов. Правда, с ними была куча илотов-рабов, а один из греков указал персам обходной путь, после чего небольшое войско просто-напросто было смыто врагами… Ладно, пример не самый лучший, но факт остаётся фактом: используя особенности местности, можно успешно воевать даже против сильного противника.


Перед Чёрной горой отдыхали первый и второй отряды, в состав которых входили Майор и Леший. Игроки сидели вокруг костра и активно болтали, используя недавно созданные голосовые связки, позволяющие обходиться и без моего навыка Ментальной передачи.

Завидев меня и бегущих рядом преобразованных Червя и Крыса, игроки помахали руками, а кто-то даже крикнул:

— Только вчера было два червя, а теперь уже восемь, как они так быстро размножаются?

— Чёрный, ты что с крысой сделал? Продал его душу дьяволу, а потом выкупил назад, но уже подпорченную? Ахаха! Какой же он гнилой, как бы не завонял тут всё…

Но мне было не до шуток. Подбежав поближе, я доложил Майору о надвигающейся опасности. Силовик тут же посерьёзнел и начал расспрашивать про уровень и количество врагов. После моего ответа поникли и все остальные игроки.

— Первый отряд, передать приказ всем выбравшимся в рейды, чтобы немедленно возвращались назад. Леший, ты со своими ребятами пока думаешь, где можно встретить противника и разрабатываешь план сражения.

— Да что тут думать? — тут же ответил Леший. — Спрячемся в Горе, все выходы заложим всяким мусором. Дай бог не найдут входы. А если найдут, будем их в тоннелях встречать.

— Хорошо, займись организацией преград.

— Так точно! — отчеканил Леший и в окружении четырёх подчинённых выдвинулся к разрушенному городу, в котором после повторного исследования локации мы обнаружили ещё один лаз, ведущий в сеть подземных тоннелей.

Майор повернулся ко мне:

— Кислый со своими разведчиками отправлен к морю, поэтому вернуться они смогут нескоро. Кому-то нужно их заменить. Проследишь за передвижениями циклопов. В крайнем случае максимально тянешь время, отвлекаешь, запутываешь и так далее. Понимаю, что опасно, но нам позарез нужно время.

— Понял, займусь, — сказал я, ожидающе глядя на сообщения Системы. Но уровень Ментальной защиты не поднялся, хотя обычно в таких случаях Майор активно использовал навыки внушения. Крайне странно… Хотя, возможно, силовик не сомневался в моей готовности рискнуть ради спасения всей фракции, поэтому не стал подкреплять свой приказ использованием навыков.


Я сидел на верхушке высоченной сосны в нескольких сотнях метров от Чёрной горы. С неё открывался прекрасный вид на округу. Река, текущая с запада на восток, плавно огибающая гору и где-то вдали впадающая в синеватую гладь моря, а может, даже и океана… зелёное полотно леса, то тут, то там разрываемое высокими холмами, широкими равнинами и неспешными потоками воды, а на горизонте — горный хребет, огибающий лес с юго-запада, на многочисленных равнинах виднелись стайки НПС, поедающих зелёную растительность или же друг друга. Игра жила и, кажется, мы здесь были лишними. Именно об этом нам, очевидно, и хотели сообщить циклопы, которых я только что обнаружил.

Передовой отряд НПС, виляя между стволами, уже шёл по направлении к нашему Логову. Собрать всех игроков и укрепить позиции… На это может понадобиться не один час. Что же делать? Циклопы будут здесь уже через тридцать минут.

Я соскользнул с сосны, срезая когтями длинные полосы коры, и оказался в окружении петов, ждущих меня на земле. Толку от мелких длинночервей было немного, поэтому их я отправил к Дому мага, надёжно скрытому в болотах. В трясине обитали небольшие создания по типу жаб и лягушек, а также всякое комарьё, на которое мелкие длинночерви и отправились охотиться. При себе я оставил Крыса, Червя и Малярийного, во время похода к гигантской сосне отравившего странное многоглазое создание, которое явно не рассчитало свои силы, попыталось прыгнуть на мою спину с ближайшей ели и прорезать кожу длинным хоботком. Система назвала существо болотным клещом, и, как оказалось, у него была весьма плачевная сопротивляемость ядам… За убийство НПС Малярийный получил сразу несколько уровней и теперь уже мог постоять за себя.

Какой план? Передовой отряд, по примерным подсчётам, состоял из двадцати-тридцати циклопов пятнадцатого-двадцать пятого уровней. Шансов выстоять даже против трети тварей никаких. Силовые методы не подходят, поэтому нужно воспользоваться, пожалуй, единственным преимуществом настоящего игрока перед НПС — хитростью. В чём слабость циклопов? На первый взгляд, ни в чём. Жилистые тела, пронизанные мышечными пучками, острые лапки, способные проткнуть противника насквозь, единственный глаз, защищённый костями, охватывающими его по периметру.

Поразмышляв, я обнаружил две слабые стороны НПС: маленький угол обзора из-за особого строения черепа и невозможность передвигаться по болотам из-за малой площади ножек. Это и нужно использовать.


Крыс со всех ног бежал от разъярённых циклопов. Я придерживал руками Червя и Малярийного, которые то и дело норовили соскользнуть с щетинистой спины НПС, и лупил молниями по догоняющим нас противникам. Передовой отряд возглавлял вожак двадцать пятого уровня, с уже довольно сильно обуглившейся головой и едва не продырявленным глазным яблоком. После очередной молнии, чуть было не лишившей его зрения, хищник впал в ярость, Третье око давало возможность прочитать эмоцию: «Разорвать! Убить! Перегрызть глотки!». В общем, я добился своего: теперь передовой отряд забыл о задаче разведать путь к Чёрной горе и всеми силами пытался поймать одного наглого зелёного гуманоида, сидящего на гниющем звере.

Я внимательно глядел на мини-карту. Крыс рвал ровно в направлении, заблаговременно, ещё до провокации, указанном мною. Именно там, где лес уже изрядно начинал редеть, а запах разложения достигал предела, и раскинулась топь. Уже сейчас под лапами пета раздавались характерные хлюпанья, и я всерьёз опасался того, что циклопы свернут назад, осознав всю грозившую им опасность. Но, по всей видимости, простить подобную выходку вожак не мог и поэтому даже не обращал внимания на такие мелочи, как возможная смерть его самого и всех собратьев.

Внезапно позади раздался визг. Я обернулся: один из циклопов судорожно пытался вылезти из трясины. Итак, первый готов. Чтобы не дать врагам времени опомниться, Крыс немного притормозил, дразня НПС. В этот момент я снова выстрелил в вожака, но уже более осторожно, чтобы ненароком не выбить его единственный глаз. Если бы это произошло, то погоня могла прерваться, чего допустить никак нельзя. И вожак снова повёлся. Взревев, он ускорился и прыгнул на Крыса. Однако в месте, куда упал циклоп, моего пета уже не было.

Один за одним НПС проваливались в болото, почва попросту не выдерживала давления, создаваемая тонкими ножками тварей. Передовой отряд становился всё меньше и меньше.

Вы получили новый уровень: 20!

Размер + 1

Весьма кстати. Видимо, тонущие в болоте противники засчитывались как убитые мной и петами. Два очка навыков я добавил в Экстрасенсорику, улучшая тем самым эффективность всех навыков направления, ещё два — в Разносчики: Малярийный уже показал свои возможности, поэтому умение виделось довольно перспективным.


Между тем противников осталось лишь половина, и я уже мысленно потирал руки. Ещё бы! Перебить больше двадцати циклопов, не неся потери. Однако моему плану не суждено было реализоваться в полной мере. Внезапно послышался отдалённый гулкий рёв, и все циклопы замерли на месте, повинуясь невидимому командиру. И, кажется, я знал, кто это был… Матка.

Ещё один рык — и все циклопы, тут же потеряв ко мне интерес, бросились назад. Эх! И как не вовремя она почувствовала гибель своих детёнышей. Ничего… Вожак от меня не уйдёт. Я остановил Крыса и саданул слабой молнией в уходящего НПС, тот огрызнулся, но не посмел ослушаться матку. Прекрасно. Тогда я скопил заряд побольше и следующей молнией прорезал незащищённый затылок твари. Вожак, издав хрип, медленно завалился на бок, из раны в его голове тут же потекла алая кровь. Оставшиеся твари рванули на меня, но Крыс успел отскочить в сторону, минуя острые клыки циклопов.

Часть врагов, подхватив своего вожака, потащила его назад, к выходу из опасного болота. Оставшиеся отгоняли меня и петов. Ладно, передовой отряд уже достаточно повреждён и замедлен. Пора возвращаться к Логову, куда уже должны были выдвинуться основные силы.


Они шли с запада. Настоящая лавина из десятков циклопов, готовых перерезать всю нашу фракцию. Мы сидели на самой вершине Чёрной горы и наблюдали за округой. Вот они заполняют равнину, достигают реки и бегут к городу.

— Не дай бог найдут тоннели… — проговорил Иван.

— Вряд ли, — заметил Федя, мы с Белым всё камнями заложили, кроме того, что на противоположном берегу Черёмухи, но там не видно ни одной твари.

Я тоже надеялся, что в одно и то же место снаряд два раза не бьёт, и ситуация, случившаяся в Первичном бульоне, больше не повторится. Тогда мы лишились большей части игроков фракции, теперь размениваться попросту некем.

— Так, не высовываться! — рявкнул Майор, когда Иван подошёл чуть ближе к уступу.


Циклопы уже давно вошли в город и рыскали по округе, пытаясь обнаружить ненавистных противников. Уже около получаса мы сидели как на иголках, Майор, готовясь к худшему отправил практически все отряды на нижние этажи, чтобы встретить врага в узких проходах тоннелей.

На крайний случай у нас было заготовлено и пара сюрпризов… Но только на крайний. Пока что циклопы безуспешно пытались найти путь внутрь Чёрной горы. Хотя…

— Идут! — заорал Сокол по Ментальной передаче. Разведчик сидел на противоположном берегу Черёмухи, откуда ему открывался вид на всю восточную часть горы.

В эфире тут же раздались матерящиеся голоса, в том числе и Майора, который скомандовал:

- ***! Все по местам! ****… Приготовиться к обороне!

Я вместе со своей группой рванул на нижние этажи, к сети подземных тоннелей. Когда мы достигли первой развилки, нам навстречу вылетел Кислый, который и стерёг восточный выход.

— У нас есть две минуты, — коротко сказал диверсант.

Я кивнул и поставил группу рядом с уже выстроенными игроками, отправив вперёд, к танкам, Ивана и Крыса. В эфире раздалась команда Майора:

— Четвёртый и шестой отряды, остаться на юге!

Уже появляющиеся на развилке игроки недоумённо поглядели на нас и, повинуясь главе, поспешили отойти назад.

Ожидание… Время перед боем будто замедлилось и неспешно текло, давая нам возможность насладиться последними мгновениями безопасности и покоя. Диспозиция выглядела следующим образом: с востока по узкому тоннелю двигались циклопы; мы стояли в западном проходе, а два отряда остались в южном, который, заворачиваясь, вёл к городу. Именно на месте пересечения этих тоннелей и решено было дать бой.

Рядом с нами появился Леший:

— Амёба, готов?

— Так точно, — подтвердил биолог и немного отдалился от игроков, выходя навстречу к приближающемуся врагу, чьи рыки уже слышались из тёмного тоннеля, освещённого лишь лучами, проходящими через несколько бойниц-воздуховодов, и прожектором Грека.

— Чёрный, твоя молния тоже может помочь. Нужно подпустить их как можно ближе к Амёбе, а после оттащить биолога назад.

— Понял, — сказал я и, вскочив на Крыса, проехал чуть вперёд, останавливаясь рядом с учёным.


Вот и враги. Впереди растянувшейся чуть ли не на сотню метров армады бежал здоровенный циклоп сорокового уровня. Я активировал Третье око. Внутри существа таилась огромная мощь, оно прямо-таки излучало силу и ярость, но вот с мыслительной активностью дела обстояли куда хуже… Пучки мышц стремительно сокращались, толкая жилистое тело циклопа вперёд, на амбразуру в виде нас с Амёбой. Правда, о том, что два низкоуровневых игрока и один подгнивающий НПС впереди — это именно амбразура, вожак пока что не догадывался. Не догадывались об этом и несколько десятков тварей, бегущих рядом со своим лидером.

Подпустив врага расстояние в десять метров, я применил Ментальную атаку.

Невозможно подчинить НПС Циклоп!

Причина: недостаточная ментальная сила

Поздравляем!

Вы можете провести внушение!

Вожак мгновенно остановился и проткнул стальными лапами двух ближайших собратьев. В узком тоннеле тут же образовалась давка из тел НПС, ещё более возросшая после нескольких ударов моей молнией по конечностям наиболее наглых существ. Я повернулся к биологу — теперь его очередь. Биолог кивнул и сделал залп.

Целое облако чёрного яда рвануло из нескольких резервуаров прямо на надвигающегося противника. Яд этот биолог исследовал ещё в Первичном бульоне после того, как гигантский Гор выкрал у нас труп мухи.

Облако достигло противника. Раздались даже не рыки, а настоящие визги тварей, сливающиеся в одну сплошную какофонию, из-за которой, кажется, из ушей могла пойти кровь. Дело в том, что одноглазые циклопы были крайне уязвимы для воздействия любых видов яда, мгновенно лишающего их зрения. Такой трюк мы уже проворачивали, правда, в меньших масштабах, во время фарма у гнезда тварей, и вот сейчас на Суше пришло время повторить хитрость.

Но медлить нельзя. Для верности пустив в чёрный туман, объявший весь восточный тоннель, несколько молний, я помог биологу забраться на Крыса и рванул к своим.


Облако начало рассеиваться, а это означало, что вслед захлебнувшейся первой атаке вскоре будет и вторая. Циклопы, кажется, понимали, что обновить ядовитую занавесу мы не сможем (Амёба попросту не успеет накопить достаточное количество вещества), а потому не очень-то торопились, выжидая безопасный момент. Суммарно мы убили не так уж и много противников, ещё часть лишилась зрения и отступила, либо же осталась умирать в тоннелях. Однако была и хорошая новость: удалось тем или иным способом, но избавиться от передового отряда, наиболее мощного и опытного.

Теперь же нам предстояло долгое бодание в узких тоннелях с примерно равными силами противника. Конечно, грамотно подобранное место сражения сильно ограничивало циклопов в плане количества задействованных боевых единиц, но вот резервы у НПС сильно превосходили наши.

Весь яд ушёл по бойницам-воздуховодам вверх или развеялся в тоннеле, и впереди вновь показались циклопы. Танки сомкнули ряды и приготовились встретить первый удар. И он незамедлительно последовал. Двадцать циклопов со всего размаху въехали в стоящих плечо к плечу игроков. Танки выдержали первый наплыв. Твари, потеряв импульс от прыжка, завязли между толстыми телами мощных игроков, и этим воспользовались ддшники, начавшие перерубать не успевших отойти циклопов. Я, обезопасив себя Червём и Малярийным (остальных длинночервей решил не бросать в бой, а оставить в безопасном Доме мага), бил молнией направо и налево, пытаясь не задеть своих, что в узком тоннеле было довольно сложно.

За первым ударом последовал второй, третий… Танки всё больше проседали по хп, Док и Паук метались между рядами союзников и в спешке лечили самых покоцанных, однако их совокупного лечения уже не хватало. Циклопы пёрли сплошной нескончаемой волной, готовые задавить нас мясом. Повсюду валялись раздробленные и расчленённые тела тварей, каменный пол пещеры заливала кровь. Но противник не останавливался, НПС, невзирая на опасность, пёрли вперёд.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Ром. Оставшееся количество членов фракции серых: 40.

Танки начали проседать. Место убитого игрока тут же занял Амёба, обладающий впечатляющей регенерацией, в его зелёное полупрозрачное тело тут же воткнулись несколько стальных ножек циклопов. Но Амёбе только это было и нужно. Секунда — и лапки тварей растворились внутри биолога, из шипящих разлагающихся конечностей прыснула алая кровь.

Но всё-таки напор противника был очень сильным. Танки начали отступать.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Стальной гном. Оставшееся количество членов фракции серых: 39.

— Пора? — в эфире раздался голос Майора.

— Рано, — ответил ему Леший.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Огр. Оставшееся количество членов фракции серых: 38.

— Ждать больше нельзя! — снова Майор. — Четвёртый и шестой отряды, в атаку!

Буквально через несколько секунд во фланг к атакующим нас циклопам вломилась десятка свежих игроков, схоронившихся в южном тоннеле. Дело пошло куда лучше. Зажатые в западном тоннеле, циклопы были вынуждены перераспределить силы. Напор на танков ослаб, что дало докторам возможность немного подлечить самых побитых игроков.

В эфире раздался крик механика Белого, входящего в состав четвёртого отряда:

— Ребят, скоро нам кранты! Помогайте!

По команде Майора мы рванули в атаку.

В стороны летели оторванные ножки, вырванные глаза, кишки из распоротых тел… Циклопы, потеряв свой авангард, уже не могли противостоять прущим на них организованным игрокам. Вскоре мы зажали последних уцелевших тварей, от которых через полминуты остались лишь растоптанные тела.

Победа. Да, мы еле выдержали атаку НПС, потеряли троих союзников и большую часть хп оставшихся. Но скоординированные действия и грамотное командование позволили одержать верх над врагами. Кто сказал, что генеральные сражения бывают без потерь? А то, что это было именно генеральное сражение, никто не сомневался: в этой атаке погибли наиболее высокоуровневые циклопы. Матка элементарно не сумеет создать достаточное количество новых солдат, ну а если даже и успеет, то прокачаться они точно не смогут. Дело за малым — в ближайшее время убить легендарную Матку циклопов. Но такое ли это малое дело?..

Выставив караулы из наименее потрёпанных игроков, мы сели подкреплять силы за ужином, благо ещё оставались некоторые запасы мяса от болотного великана. Оставшаяся часть дня прошла в малоприятной, но необходимой работе: чистка тоннелей. В противном случае от разлагающихся в подземельях останков тел могла начаться эпидемия: влага, исходящая от реки, способствовала распространению микроорганизмов и вирусов.

Часть мяса циклопов решили сохранить впрок. Федя, Корж и Белый занялись копчением, для чего за пару часов соорудили занятное приспособление: в одном из холмов выкопали траншею к верхушке, которую покрыли палками, обмазанными глиной, снизу развели большой костёр. Дым от костра по получившемуся тоннелю уходил вверх, где его поджидало распотрошённое мясо.

Понаблюдав за приготовлением пищи, я отправился на противоположный берег Черёмухи, где должен был заменить Кислого и Сокола. Меня ждала бессонная ночь в карауле. Но самое страшное уже позади: циклопы уничтожены, и теперь в моём профиле под именем красовался недавно полученный двадцать третий уровень. Звуки двухчасовой бойни припугнули местных обитателей, поэтому ночь обещала быть спокойной. По крайней мере, в тот вечер я на это очень надеялся.

Глава 16. Крысолов

Полночь. Я сидел в деревянном строении в окружении петов, в том числе и призванных мною из болот длинночервей, которые за время пребывания в Доме мага сумели немного подкачаться и теперь имели по три-четыре уровня. Полная луна освещала живописный пейзаж, ночью преобразовывающийся в нечто таинственное и загадочное. На западе высилась Чёрная гора, где-то внутри неё дрыхли мои союзники, а наверху, в небольшой башенке, осматривали округу Грек и Иван.

Вспоминались истории, рассказанные утром разведчиками, проведшими всю предыдущую ночь в дозоре. Поэтому я морально уже готовил себя к встрече с незваными гостями. Конечно, вряд ли НПС будут агрессивными, однако лучше всего предусмотреть все варианты. В крайнем случае я планировал прыгнуть в тоннель, скрытый в небольшом погребе, который вёл к самой верхушке Чёрной горы. Но это последнее средство, ведь так я выдам местоположение входа в сеть подземных тоннелей, и в будущем на защиту этого маленького форпоста придётся кидать куда большие силы.

Этой ночью Майор решил отправить меня дежурить одного: большая часть союзников сильно пострадала во время драки с циклопами, и я был одним из немногих, кто остался совершенно невредимым. Кроме того, рядом со мной горели красные глаза Крыса и Червя, в случае чего готовых защитить своего хозяина. Наша совокупная мощь, пожалуй, превышала силы двоих дозорных.

Пока что всё было спокойно. Только где-то в лесу порой раздавались отдалённые рыки и вой местных обитателей, впрочем, не решавшихся подходить к недавним поселенцам локации… Это продолжалось несколько часов.

Внезапно на Чёрной горе вспыхнул прожектор Грека. Зачем игрок привлекает ночных обитателей? Я присмотрелся: луч света выхватил из мглы ползущую по склону тварь со множеством конечностей…

Серый пилигрим. 60 уровень

Ещё через мгновение НПС рвануло в сторону и скрылось. Прожектор последовал за ним, но обнаружить существо снова у Грека не получилось. В эфире сквозь помехи раздался еле слышимый с такого расстояния мат Ивана:

- ****, а я тебе говорил, что что-то слышу!

— Найти не могу… — а это уже Грек.

Я врубил Третье око, прошаривая взглядом восточный склон Чёрной горы. Внезапно, буквально на мгновение, у самой вершины мелькнула желтоватая точка.

— Ребят! — заорал я. — Оно уже прямо рядом с вами!

В эфире раздались выкрики:

— Твою ж!.. ****! Грек, врубай!

Снова вспыхнул прожектор.

— Мужчины, что тут у вас происходит? — по голосу похоже на Амазонку.

— Амазонка, сюда быстрее, бей хвостом! *****!

- ***… Упустили…

Похоже, ночные приключения только начинаются.


И действительно, буквально через полчаса между высокими деревьями показалась одинокая чёрная фигура, тихо играющая на дудочке. Я затаился и стал ждать приближения неизвестного. Чёрная фигура между тем неспешно вышла на открытое пространство и направилась к Черёмухе.

Свет полной луны, внезапно прорвав тучи, осветил незнакомца, и мне удалось прочитать его никнейм.

Крысолов, легендарный противник. 100 уровень

Так, ясно, высовываться себе дороже: это существо в разы сильнее нас с петами. Но кто это вообще? Крысолов напоминал мужчину, правда, невероятно высокого… да и дудочка — вполне себе человеческий музыкальный инструмент, но я сильно сомневался в том, что какое-нибудь из существ внутри Системы смогло бы эволюционировать в нечто похожее на нормальных людей, разве что в некое их подобие, как например болотный великан.

Тем временем Крысолов подошёл к воде и заиграл уже значительно громче. Рядом со мной тут же дёрнулись мелкие длинночерви, повинуясь притягательной музыке. Хорошо, что мы с Тёмным мозгоедом успели среагировать и усилить ментальное воздействие на существ, вот-вот готовых поддаться внушению.

Крысолов даже не знал о нашем существовании, а мои петы уже были в шаге от того, чтобы перейти на сторону этого странного создания. По всей видимости, НПС — невероятно сильный менталист, использующий свой инструмент для воздействия на живых существ. Но на кого оно направлено сейчас? Поблизости нет ни одного живого создания, даже серый пилигрим уже скрылся из виду. Не просто же так Крысолов играет на дудочке, стоя на открытом пространстве перед заселённой четырьмя десятками игроков Чёрной горой.

Я оказался прав. Внезапно воды реки разошлись в сторону, и на поверхности показалось нечто чёрное и действительно огромное. Какой там Иван или Крыс… тварь, вылезающая на поверхность, кажется, была величиной с танк. Я силился прочитать её наименование. Наконец, луна вновь осветила берег реки и над «танком» появилась надпись:

Сущность. 221 уровень

Боже… Тварь будто была слеплена из нескольких десятков небольших чёрных тел. Во все стороны торчали когтистые лапы и лысые головы, скрепленные в единый организм. Сразу вспомнился рассказ Грека о неизвестном, который вчера ночью завёл в воду каких-то монстров… Похоже, это был Крысолов вместе с теми, кто вошёл в состав Сущности.

Что же произошло под водой Черёмухи за эти сутки? Я в очередной раз подивился изобретательности Игры: это не Колония кра, в которую одноклеточные соединялись добровольно и без проблем могли отделиться и плавать самостоятельно, тут очевидно насильственное превращение в одну огромную марионетку. И если у Колонии был аналог из нашего мира — например, кораллы, то ничего из того, что хотя бы отдалённо напоминало Сущность, я вспомнить не мог.

И самое главное: всё это время буквально под нашим носом находилось крайне опасное существо двести двадцать первого уровня! Выйди оно на поверхность несколькими часами ранее, без проблем бы задавило половину нашей ослабшей и покоцанной после нападения циклопов фракции, а то и вовсе бы вычистило Чёрную гору от засевших там игроков.

Чудовище, напоминающее огромный ком, раззявило гигантский рот и взревело. С Чёрной горы в нашу сторону тут же ударил прожектор Грека.

— Вырубай свет! — заорал я по ментальной связи. — Тут какая-то огромная хреновина из воды выскочила!

Прожектор тут же выключился. В канале снова послышались матюги вконец разнервничавшегося Ивана. Тем временем Крысолов, продолжая играть, пошёл по направлению к лесу. Сущность, тяжело ступая по илистому берегу, направилось следом.

Фух, похоже, Крысолов имел несколько другие планы на марионетку и не собирался использовать её против нас.

— Грек, спустись на моё место, я прослежу, куда они идут.

— Понял, — сквозь помехи донёсся голос игрока.

Я дождался, когда из погреба покажется рогатая голова Грека, и на Крысе отправился следом за ломающим сосны НПС, оставив в помощь Греку всех червей: вдруг из воды ещё что-нибудь вылезет.


Крыс еле слышно ступал по мягкой земле, заваленной иглами, шишками и ветками. Впрочем, даже если бы пет ломил через лес, не разбирая дороги, услышать нас казалось очень непростой задачей: буквально в пятидесяти метрах впереди играл Крысолов и подминал под себя стволы хвойных плетущийся за ним монстр.

Куда они направлялись? Я не знал. Очень скоро мы вышли за границы исследованной моими союзниками территории и продолжили двигаться на юг. Тут же закапал опыт за разведку. Через полчаса массив деревьев неожиданно прервался, и мы оказались на безлесной равнине.

Лёгкий ветер поочерёдно пригибал к земле множество колосьев, запуская по полю настоящие волны; луна, вышедшая наконец из-за туч, освещало широкую равнину, по которой шли Крысолов и огромная шарообразная Сущность. Я остановился полюбоваться: будь здесь кто-нибудь из фракционных художников, обязательно бы захотел запечатлеть столь странную и одновременно притягательную картину. Между тем Крысолов немного свернул влево и теперь шёл параллельно лесу. Мой пет скрылся за деревьями и побежал следом, чтобы не отстать от преследуемых.

Спустя ещё тридцать минут я выяснил пункт назначение Крысолова. Прямо посреди поля рядом с какой-то маленькой речкой в землю был вбит столб, напоминающий тот, что я уже видел в Доме мага, вокруг виднелись небольшие шалашики. Немного поодаль рос очередной Старец.

На мини-карте высветилось название:

Логово зелёных

А вот и первые соседи на Суше. Интересно, из какой они страны?.. Впрочем, вскоре это потеряет значение: Крысолов, Сущность и несколько десятков выползших из ржи на звук дудочки здоровенных жуков, обозначенных Системой травяками, направлялись прямо к поселению игроков. Зелёные выбрали не самое удачное место для базы, и сейчас им предстояло за это поплатиться. Никакой естественной защиты, открытое пространство и мелкая речушка… Вся их фракция как на ладони… или на лапе — это уже зависит от того, кто нападёт на этих несчастных первым.

Почему Крысолов выбрал зелёных, а не нас? Видимо, «доминирующим видом» для местных оказалось именно это легендарное существо. Правда, вероятнее всего он единственный представитель своего вида. Страшно подумать, что вместе с этим Крысоловом орудуют ещё несколько его собратьев… Система действовала чётко: для выживания нам нужно убить матку циклопов, зелёным — Крысолова, иначе НПС сами сделают первый ход.

Пока я раздумывал над изменчивостью Нового мира, Сущность уже приблизилась к Логову. И только сейчас из шалашей повыскакивали первые зелёные. По моим подсчётам, их было куда больше, нежели членов нашей фракции, порядка сотни игроков уже выстраивались для обороны собственного дома. Сущность, не останавливаясь, врезалась прямо в кучу зелёных, раскидывая их направо и налево. На упавших и покалеченных наползали травяки, за пару секунд оставляя от игрока только белеющие в свете луны кости.

Крысолов благоразумно отошёл на безопасное расстояние и наблюдал за схваткой, задумчиво играя на дудочке. Крики, ругань и хруст ломающихся тел. Зелёные были обречены. Они сражались до последнего, понимая, что отступать некуда: без доступа к Логову фракция продержится лишь немногим больше. Через десять минут Сущность подхватила последнего оставшегося в живых игрока и с силой бросила его в воздух. Зелёный, отчаянно визжа, приземлился прямо передо мной, пропахивая зубастой пастью ещё с метр земли, и через полминуты обмяк. Я тут же юркнул за ближайшее дерево, рядом с которым остался Крыс, и продолжил наблюдение уже оттуда.

Сущность не стала трогать ни Старца, ни вкопанный в землю тотемный столб, вместо этого произошла совсем уж странная вещь. Крысолов перестал играть, гигант ещё с минуту стоял и тупо пялился себе под ноги, и вдруг начал буквально на глазах рассыпаться. В стороны летели десятки чёрных тел, основная их масса осела на нижние ряды, сминая собратьев насмерть.

Чёрный пилигрим. 10 уровень

Чёрный пилигрим. 12 уровень

Чёрный пилигрим 20 уровень

Высветилось перед глазами обозначение тварей.

Многие монстры, освободившись из власти Крысолова, тут же бежали в сторону леса, используя для этого лишь две задние конечности, в отличии от серого пилигрима, больше напоминающего помесь арахнида и осьминога и двигающегося на шести или даже восьми лапах. Некоторые из покалеченных отползали от продолжающего рушиться остова, другим везло меньше… Вскоре на поле осталось лишь пара десятков трупов чёрных пилигримов, на которые уже наползали кучки жуков-травяков.

Крысолов неспешно убрал дудочку за пазуху и направился в сторону Старца. Только сейчас я наконец смог его рассмотреть: НПС было высоким, одетым в длинный плащ, из-под которого то и дело показывались ступни с острыми когтями, голову прикрывал капюшон… Собственно, это всё. Вероятно, Крысолов не хотел, чтобы кто-нибудь смог его разглядеть.

И меня он скорее всего так и не заметил или заметил, но просто не подал виду. Небрежно пнув ногой оторванную голову одного из зелёных, незнакомец вдруг подпрыгнул и на секунду завис в воздухе, после чего, повинуясь невидимой силе, в мгновении ока врезался прямо в Старца, будто проникая внутрь дерева. Я прочитал название, высветившееся на мини-карте, и сделал вывод, что в данном случае дерево зовут не Старец, а Мудрец, что в принципе значения не имеет.

Между тем никнейм Крысолова пропал из зоны видимости Системы. Получается, что НПС сделало своё дело и теперь могло спокойно отдохнуть, чего очень хотел и я… Но во время наблюдения за этим странным существом у меня появилась одна очень интересная идея.

Я открыл профиль.

Чернокнижник, фракция серых. 23 уровень

Специализация: чёрная магия

Ранг: 1 [52/200]

Здоровье: 410/410

Очки эволюции: 405

Физические характеристики:

Размер: 3

Восприятие: 20

Выносливость: 9

Сопротивляемость урону: 14

Ментальная сила: 23

Скорость: 15

Урон: 75

Направления развития и навыки (0 свободных очков):

Род — заблокировано (фракционное) — 1 уровень (для разблокировки требуется Логово)

Экстрасенсорика (уникальное, личное) — 18 уровень

Управление (базовое) — 18 уровень

Ментальная передача (пассивный навык) — 10 уровень

Эвакуация (уникальное)

Ментальная защита — 8 уровень

Ментальная атака — 13 уровень

Тёмный манипулятор (легендарное) — 18 уровень

Дух предков (уникальное) — 6 уровень [перезарядка через 13,3 дня]

Мутация (легендарное) — 7 уровень

Разносчики (базовое) — 8 уровень

Передатчик (подраздел направления Мутация)

Лингвистика — 1 уровень

Третье око — 6 уровень

Я уже немного поработал над развитием навыков, кроме того, часть очков эволюции потратил на небольшую трансформацию: подкачал себе дыхательную и кровеносную системы. Оказалось, что до этого два моих мозга работали не в полную силу, ведь дешёвые органы попросту не справлялись с нагрузкой. Получив двадцатый уровень, я смог наконец приобрести системы второго ранга, что существенно усилило не только выносливость и скорость, но и сами мозги, что тут же повысило ментальную силу и восприятие. Кроме того, радовал и прогресс в плане развития рангов магии, благодаря тщательному обыску Дома мага и Чёрной горы с её окрестностями собрана четверть от требуемых двухсот артефактов. Теперь же моей целью были те самые магические локации, о которых говорил вызванный мною из мёртвых Кей-Си, и именно такой, очевидно, и оказалась Поляна Мудреца.

Проблема состояла в том, что в ближайшее время накопить артефактов до второго ранга я не смогу. И это крайне плохо, ведь в противном случае я бы обрёл возможность вызывать демонов. А ведь Крысолов — это и есть самый натуральный демон, живущий в Мудреце. Я с сожалением ещё раз глянул на количество необходимых чёрных артефактов и закрыл профиль.

Активировав Третье око, осмотрел поляну. Мудрец пылал ярко-красным, прямо-таки излучая магическую энергию. Где-то внутри него с трудом удалось различить и спящего Крысолова, который, помимо алой энергии, помечался Системой в качестве очень сообразительного существа. Надеюсь, если я подойду к поляне, Крысолов не выскочит из своего убежища… С другой стороны, тот демон, что обитал в Старце, не вышел даже во время нашей схватки с циклопами.

Я осторожно подошёл к толстому дереву и начал собирать магические артефакты, разбросанные по локации. Всего их набралось пятнадцать штук. Для верности осмотрев поселение зелёных и не найдя в нём ничего интересного, кроме артефакта, открывшего, насколько я успел заметить, технологию постройки шалаша, я хотел было уже возвращаться домой. Вдруг мой взгляд пересёкся со взглядом Крыса, пет молча скосил глаза, указывая мне за спину. Я медленно обернулся.

Крысолов, легендарный противник. 110 уровень

— Так, так, так… — прошипел демон, сверкая жёлтыми глазами из-под чёрного капюшона. — Незваные гости из фракции серых.

— Эм… — я не знал, как обратиться к существу. — Товарищ Крысолов, вы ничего такого не подумайте… Я тут просто локации соседние исследовал и вот на ваш дом наткнулся.

— Конечно, исследовал он. Ты за мной с самой Чёрной горы по лесу на своей крысе ехал. Думаешь, я не заметил тебя?

— Ладно, раскусили… А я разве могу до второго ранга магии с демонами общаться?

— Опять эти низкоуровневые маги! Честное слово, уже надоело всё вам объяснять… На втором ранге ты можешь вызывать демонов туда, куда тебе угодно, если обустроишь для этого место. Ну… всякие там руны, знаки, травы и так далее. А сейчас что мне может помешать с тобой разговаривать, если я сам этого хочу? И не только разговаривать, а, быть может, и голову тебе оторвать за беспокойство!

Я попятился назад, оценивая примерное расстояние до пета, который мог бы мня увезти от демона. Между тем Крысолов продолжал разглагольствовать:

— Вот жил пару лет назад толковый маг, Кей-Си… из сиреневых, кажется. Ох и натворили мы с ним дел! Это ведь он мне подсказал, как можно этих огромных тварей лепить. И, как видишь, знания пригодились. А вообще, так этим зелёным и надо: без спроса заселили мою поляну, съехать отказались, а маг их местный ещё и требовать что-то стал, мол, я должен им помочь, пятое-десятое… Должен! Нет, ну ты подумай, я ДОЛЖЕН! А ты принёс мне жертву? Да хоть свою никчёмную душонку Тьме продал? Эти светлые маги совсем умом тронулись! Ладно хоть ты, я смотрю, выбрал не бабский Свет, а брутальную Тьму…

— Я ведь, кстати, буквально вчера с Кей-Си разговаривал… — видимо, маг сиреневых был другом Крысолова. На это и надо давить.

— Серьёзно? Ну и как он Там? — оживился демон.

— Да я особо не успел спросить, больше всё по техническим вопросам спрашивал… Но вот через две недели навык откатится, могу и вас пригласить с ним пообщаться…

— Да? Это будет просто прекрасно! — видимо, Крысолов заглотил наживку.

— Раз уж у нас завязалась такая беседа, у меня есть небольшое предложение…


Меня ожидала долгая дорога до Чёрной горы. Идти пришлось около часа, к тому же на полпути, в лесу, нам пришлось свернуть с разведанного пути: в паре десятков метров от нас я заметил здоровое существо, пытающееся сломать толстую сосну, на которой затаился зверёк поменьше. Луну снова заволокли тучи, и я не смог прочитать наименования этих НПС, поэтому благоразумно решил просто обойти их стороной, мне и так уже хватило ночных приключений.

Вернулся домой под самое утро, переплыл реку и сразу же попался Палычу, поедающему у костра мясо вместе со своим третьим отрядом.

— Ну и как это называется? — спросил меня угрюмый гуманоид. — Покинуть боевой пост, подставить своих союзников…

— Палыч, я ведь не просто так по лесу за белками бегал! Ночью к Черёмухе подошёл Крысолов, вывел из реки…

— …Сущность. Я это всё знаю! Мне Грек с Иваном рассказали, — Палыч явно не в духе… Хотя я вообще не мог вспомнить день, когда математик был в настроении.

— Ну а потом он эту хреновину повёл на юг. Там поле с ещё одним магическим местом, Поляной Мудреца… Так вот, Крысолов при помощи Сущности полностью перебил всю фракцию зелёных, а их там под сто игроков было…

Палыч, округлив глаза без век, вытаращился на меня. Примерно то же самое сделали и трое других игроков (пятый член третьего отряда погиб в бою с циклопами).

— Фракцию живых игроков?.. — проговорил математик. Очевидно, у меня получилось его удивить.

— Да. Оказалось, что они заняли его локацию, а там ещё и маг был не особо сообразительный. В общем, мы с Крысоловом после этого поговорили. Он оказался демоном, и нам очень повезло, что с ним довольно близко общался Кей-Си, которого я вчера вызывал. К тому же у меня из-за выбора чёрной магии бонус к общению со всеми тёмными НПС. В общем, я выяснил одну очень интересную вещь…

Услышав то, о чём я договорился с демоном, Палыч хитро улыбнулся и потёр свои шершавые ладони. Затем похлопал меня по плечу и сказал:

— Грек, доложи Майору и Лешему, что через полчаса мы выдвигаемся на запад, к гнезду Матки циклопов!

Глава 17. Большая охота

Тридцать игроков, взяв в руки палки и копья, шли по направлению к болотам. Разведчики, выдвинувшиеся полчаса назад, уже нашли идеальное место для готовящегося нападения. Сухая поляна, со всех сторон окружённая плотно растущими деревьями, как нельзя лучше подходила для атаки на Матку. Никто, правда, её пока не видел, но было вполне очевидно, что обитает она в гнезде циклопов, как и тогда, ещё в Первичном бульоне.

Вылазка обещала быть крайне опасной, и, кто бы мог подумать, приманивать Матку отправили меня и Кислого. Диверсант обладал хорошей скоростью и вполне мог убежать от громадного существа, но вот выбор меня в качестве приманки Леший аргументировал просто: ты, мол, с Кислым уже сработался во время вылазок в Первичном бульоне. Конечно, блин, сработался… Лавируя между огромными клешнями Стражей и клыками острозубов — как тут не сработаться? Впрочем, перечить заму главы фракции, пользующемуся доверием Майора, было невыгодно… да и мужик Леший хороший, думаю, он знает, что делает.

В общем, план такой: мы с диверсантом отправляемся к гнезду, ждём команды Майора и привлекаем внимание НПС, а дальше… дальше со всех ног бежим к своим и молимся, чтобы нас не сожрали.

Позади раздавались матюги и приказы начальства: фракция обустраивала место для засады. Я вопросительно посмотрел на Кислого, тот закатил глаза:

— Снова нас посылают на самую грязную работу…

Но делать нечего, мы ещё раз окинули взглядом поляну, чтобы примерно представлять, в какое конкретно место привести Матку, и отправились в путь.


К гнезду мы подошли с севера. Ещё за несколько десятков метров до цели Кислый заметил нескольких низкоуровневых циклопов, пытающихся перетащить труп гигантского свирепого лося. Я изумлённо поглядел на существо, буквально вчера чуть было не втоптавшее меня в землю в Доме мага, а сейчас лежащее на холодной земле со вспоротым брюхом… Нет, конечно, это сделали не циклопы, они, вероятно, просто нашли тело в лесу, но тот, кто победил высокоуровневое здоровенное создание, должен быть где-то рядом… В любом случае, поближе рассмотреть место драки было невозможно: циклопы могли предупредить свою Матку о приближающихся чужаках, а в случае смерти своих детёнышей легендарное НПС, очевидно, получала какие-то сигналы, поэтому и вариант с убийством циклопов тоже отпадал. Стараясь не шуметь, мы с Кислым сделали небольшой крюк и снова вышли на широкую безлесную полосу.


В прошлый раз с берега я не мог разглядеть место обитания циклопов, но теперь гнездо пристало перед нами во всей красе. Высоченный холм с чёрными провалами пещер. Одна из них была особенно громадной и, очевидно, как раз предназначалась для Матки. Циклопов поблизости не оказалось: вероятно, большая часть вида полегла в тоннелях Чёрной горы, что очень радовало.

Снова пещеры?.. Ну ладно хоть я наконец приобрёл себе глаза второго ранга с возможностью видеть в темноте, что, кстати, стоило довольно большого объёма эволюции, заполнившегося сразу после покупки. А вот Крыс таким зрением не обладал, поэтому его мы оставили снаружи. В случае обнаружения большого количества циклопов пет должен был предупредить меня, послав ментальный сигнал.

Мы зашли под тёмные своды тоннеля. Видимо, Матке нравилось занимать различные скрытые места, но на Суше с этим были определённые проблемы: Великой стены с множеством пещер здесь не оказалось. И даже тоннель, по которому мы шли, вскоре закончился.

Я осмотрел довольно большую пещеру, от которой во все стороны исходило множество проходов. Прямо посреди неё на каменном полу развалилось гигантское существо.

Матка, легендарный противник. 120 уровень

В прошлый раз рассмотреть НПС у меня не получилось: когда в твою сторону движется гигантское щупальце, один удар которого до этого вынес сразу двух игроков, особо не насмотришься… Сейчас же, осторожно выглядывая из-за сталагмита, я наконец смог это сделать. Размером Матка была, наверное, не меньше состава, толкающего вагоны… Параллелепипед с огромной пастью и множеством щупалец, вырывающихся со всех сторон — примерно так я мог бы описать это странное существо. Сама же структура тела чем-то напоминала немного подплавленное желе, но, несмотря на то что корпус и щупальца переливались жидковатой тёмно-зелёной субстанцией, на каменный пол она не стекала.

Использовать голосовые связки было крайне рискованно: мы не знали, насколько хорошо слышит тварь, да это, в общем, и не требовалось. В эфире раздался голос Кислого:

— Короче, ждём команды Майора и приманиваем эту хреновину.

— Нужно её будет посильнее разозлить, а то, боюсь, она может на нас вовсе не среагировать, а бежать до места засады тут довольно далеко…

— Не бойся, — ухмыльнулся диверсант. — С этим проблем не будет.


Ментальная передача, усиленная навыком Кислого, имела большой радиус действия, но достать до поляны всё-таки не могла. Поэтому команду главы фракции нам передал посланный поближе к Гнезду Грек:

— Всё готово, ребят, можем начинать.

— И ОН тоже здесь? — спросил я у игрока, выделяя голосом местоимение.

— Да, всё по плану.

Диверсант с воем выскочил из-за сталагмита и на четырёх конечностях побежал в сторону Матки. Я остолбенело наблюдал за тем, как маленький, похожий на волка Кислый кружит вокруг здоровенного существа, которое, кажется, даже не проснулось. Но диверсант был не так прост. Заметив, что реакции на него нет никакой, Кислый вдруг впился лапами в одно из щупалец Матки и через несколько секунд оказался уже на спине гиганта. Затем диверсант приблизился к фасеточным глазам твари и с размаху всадил когтистые лапы сразу в два зрачка.

Матка страшно взревела и, вскочив на ноги, одним движением скинула Кислого со спины. К счастью, диверсант был к этому готов и приземлился на все четыре лапы, быстро отбегая в сторону выхода, где его уже ждал я.

Матка не могла стерпеть подобной провокации от жалких лилипутов и, отчаянно ревя, кинулась следом за нами. Неожиданно тварь совершила огромный скачок и приземлилась туда, где мы с Кислым стояли буквально секунду назад. Очевидно, в плане скорости Матка мало чем уступало даже диверсанту, поэтому я спешно побежал в сторону выхода и вскочил на подоспевшего ко мне Крыса.

Обернувшись, увидел странную картину: НПС остановилось, грозно шипя на раздражителей, и через несколько секунд прямо из-под её полужидкой кожи наружу начали вылезать маленькие циклопы, мгновенно бросившиеся в атаку на замершего в удивлении диверсанта.

— Кислый, бежим! — заорал я, пуская по мелким противникам несколько молний.

Разряды скользнули между тварями, вынося сразу десять врагов, отчего Матка разозлилась ещё больше. В два скачка НПС преодолело тоннель и со всей скорости кинулась за мной и Кислым, ломая сосны и ели и разгоняя в стайки небольших существ, мирно поедающих зелёную растительность.


Я сидел на Крысе и с ужасом глядел за спину: огромное существо тянуло к нам свои многочисленные щупальца, лишь чудом не доставая до задних лап моего пета. Диверсант, обладающий большей скоростью, сумел немного оторваться, но вот я сильно рисковал. Всё-таки нужно было отправить на задание кого-нибудь побыстрее: массивный Крыс едва справлялся с такой нагрузкой. Поэтому, когда пет начал задыхаться, я соскочил с его спины и побежал самостоятельно, приказывая Крысу свернуть в густой лес, где он мог бы отсидеться и восстановить силы. К счастью, Матка не придала этому особого значения и продолжила погоню за мной и Кислым, даже не посмотрев на уставшего «скакуна».

Добежав до полянки, мы резко отскочили в стороны и обежали приготовленную ловушку, став с противоположной её стороны, чтобы подзадорить Матку. Но тут произошло то, чего мы боялись, — в самый последний момент НПС остановилась, принюхалось и внимательно осмотрелось по сторонам. Сидевшие за ближайшими деревьями игроки, вжались в землю, но Матка что-то заподозрила и не спешила делать шаг вперёд.

Пришло время для секретного оружия! Я взглянул направо: из-за толстой сосны вышел Крысолов, тут же начиная играть на заранее приготовленной дудочке. Матка сопротивлялась около минуты, но силы демона были велики. Вздрогнув в последний раз, НПС послушно зашагало вперёд, буквально через несколько метров проваливаясь в огромную яму, прикрытую тонкими ветками и зеленью. Упав вниз, существо напоролось на наточенные брёвна, которые пробили пузо Матки и застряли где-то во внутренних органах.

Подготовить колья, кстати, оказалось довольно сложной задачей. Для этого десять игроков в течение двух часов орудовали каменными топорами, пока остальные двадцать шесть практически вручную копали яму, колупая мягкую землю палками. Способ подсказал Корж, по его словам, примерно так раньше и охотились на мамонтов, победить которых другим путём было довольно тяжёлой задачей.

Теперь же наша фракция дружно запускала в ревущее НПС копья с костяными наконечниками, пытаясь попасть в голову существа. Наконец, истёкшая кровью Матка испустила дух. К ней тут же рванули Иван и Эльф, которых я остановил словами:

— Ребят, вначале нужно заплатить демону…

Да, именно заплатить. Не по доброте же душевной Крысолов согласился нам помогать. Одного знакомства с Кей-Си и бонуса к отношению со стороны тёмных НПС мало, демону требовалась жертва, которой, к счастью, мог стать не только живой игрок, но и легендарное существо. Поэтому теперь мы лицезрели акт высасывания души из умерщвлённого тела Матки. Для этого Крысолов подошёл к морде твари, до последнего пытавшейся вылезти из не слишком глубокой ямы и начал шептать какие-то заклинания. Через полминуты веки существа сами собой открылись, а из фасеточных глаз вдруг выбились потоки серебристого света, похожие на те, что испускало тело Кей-Си во время призыва духа.

Демон продолжал читать заклинания, воздух вокруг него всё больше накалялся, шипя электрическими разрядами. Вдруг на лбу существа появилась замысловатая руна, будто разрезанная остриём копья, и фасеточные глаза Матки разом лопнули, брызгая во все стороны белёсой жидкостью. Потоки света прервались, а Крысолов довольно проговорил:

— Приятно иметь с вами дело, оплата принята, — уже на опушке леса он обратился ко мне. — Чернокнижник, если что будет нужно, заглядывай на поляну Мудреца. Только про жертвы не забывай! И да… жду приглашения на следующий вызов Кей-Си, нам есть о чём с ним поболтать. Бывайте!

Демон ушёл, а перед глазами высветилось сообщение Системы:

Поздравляем! Вы уничтожили доминирующий вид и прошли этап Звери!

Приветствуем вас на этапе Цивилизация!

Награда: превращение Логова в Базу, разблокировка научных исследований, народ

Глобальная цель на этапе: стать единственной выжившей фракцией в мире

Подсказка: получение нового набора технологий происходит после уничтожение одной из фракций противников

И исследования, и база, и некий народ… Я, конечно, приму участие в разборе всех нововведений, но для начала нужно заняться ещё кое-чем. Дело в том, что во время побега от Матки я снова наткнулся на труп свирепого лося, которого циклопы так и не смогли перенести на достаточное расстояние. И, что странно, Система отметила его рога отдельно от всего тела. При этом Кислый, которого я спросил о такой странности, сказал, что ничего подобного он не заметил.

Я прошёлся назад по ещё более расширенной благодаря здоровенной Матке безлесной полосе, по пути подобрав отдохнувшего Крыса, и остановился перед трупом лося, который уже начала поедать стайка небольших остроклювых птиц. Их, впрочем, без проблем удалось отогнать.

Недовольно вереща, НПС уселись на ветки ближайшей сосны и внимательно наблюдали за странным поведением змеекожего двуногого, который почему-то не стал обгрызать толстые слои вкусного мяса с костей умершего лося, а попытался отодрать совершенно невкусные и твёрдые рога существа.

Действительно, меня мало интересовало мясо, благо теперь, после уничтожения циклопов и Матки, еды у нас предостаточно: вяленное мясо, по словам Феди, хранится порядка месяца. Но вот рога…

Рога свирепого лося

+ 2 к направлениям и навыкам, связанных с трансформациями

За эти сутки мне удалось серьёзно прокачаться: сказалось и выстраивание чуть ли не товарищеских отношений с демоном, и убийство Матки, за приманивание которой нам с Кислым сыпанули гору опыта… В итоге я добрался до двадцать шестого уровня, но свободные очки пока что не тратил. «+2 к направлениям и навыкам, связанных с трансформациями»… Что бы это значило? Уж не увеличение ли самой Мутации и всех её навыков?

Я подозвал Крыса, который, немного помучавшись, всё-таки смог отгрызть рога. Правда при этом из его рта выпало пара острых зубов… ну да ничего: пет обладал прекрасной регенерацией, и для полного восстановления ему потребуется от силы час.

А вот что делать с рогами дальше? По какому-то наитию я приложил их к своей голове и открыл профиль. Есть! Действительно, уровень Мутации увеличился, повысился и уровень Разносчиков, а это значит, что при грамотном распределении свободных очков навыков, я наконец-то мог более или менее свободно использовать это направление. Другое дело, что ходить с рогами лося постоянно было глупо и неудобно… Но оно и не требовалось, ведь в остальное время увеличение Мутации мне без надобности.

Вокруг бегали игроки, таская мясо и выдернутые из тела копья, командование разбиралось с новыми возможностями, открывшимися на этапе Цивилизация. Я вопросительно поглядел на Палыча и, получив от него утвердительный кивок, направился в сторону Дома мага, по пути разбираясь со свободными очками.

— Система, доступные мне навыки направления Мутация.

Лекари

Броня

Разведка

Жаль, что нельзя посмотреть конкретные модификации, которые идут в комплекте с каждым навыком… Сейчас у меня есть двенадцать свободных очков, то есть раскачать можно одно-два умения. В противном случае брать их бесполезно: количество доступных органов и улучшений для петов будет минимальным.

Лекари отбрасываются сразу же: врачи фракции неплохо справляются со своими задачами, да и регенерация у петов на достаточном уровне. Броня была бы весьма кстати для улучшения Крыса, но у меня есть большие сомнения по поводу целесообразности такого выбора: уровень пета уже перевалил за тридцать пятый. Насколько полезны будут модификации, открытые даже на двенадцатом уровне навыка, для такого здорового существа?

А вот разведка нам не помешала бы: сколько раз в лесу на меня и союзников неожиданно нападали НПС? Достаточно вспомнить свирепого лося, который, покинь я Дом мага чуть раньше, непременно бы меня растоптал. Итак, беру Разведку, закидываю в неё семь свободных очков навыков, два добавляю в Мутацию, повышая уровень направления до девятого, а ещё пару оставлю на всякий случай про запас.

Если честно, разведка требовалась не столько для отслеживания НПС, сколько для внутренней работы во фракции. Я не забыл про уничтожение нашей базы в Первичном бульоне, когда мне «привиделась» клетка, которая привела в наш дом острозубов. Чем больше я разбирался с механиками Игры, тем более осознавал, что трюк с внушением провернуть просто. Достаточно вспомнить хотя бы мои приказы Стражу и лидеру циклопов, которые, не задумываясь, нападали на своих собратьев.

Да и по циклопам, два раза чуть было не сожравших Кислого, были определённые вопросы… Я очень надеялся, что ошибаюсь, но, похоже, в нашей фракции орудовал крот.

До Дома мага добрался без особых проблем: дикий вой истекающей кровью Матки распугал основных хищников Чёрной горы, и без того постоянно подвергающихся давлению со стороны фракции серых. Расставив защиту в виде Крыса и подоспевших из леса червей, принялся за работу. Так, разведчики… Понятно, что они должны быть не особо заметными, чтобы, не привлекая внимания, выполнять свои задачи. Посмотрев на длинночервей, я покачал головой: эти уже вымахали так, что ни о какой скрытности речи идти не могло. Пришлось выбираться в лес за поиском других подопытных.

И такие вскоре попались: рядом с болотом летало море мошкары разного размера и вида. Выбрав на удачу несколько высокоуровневых комаров и тут же подчинив их при помощи Ментальной атаки, я снова отправился в пещеру.


Хмыкнув, примерил рога лося, которые мгновенно приросли к голове, по-видимому, чтобы не мешаться при проведении операции… Во всяком случае, я на это надеялся: ходить с ними было бы жутко неудобно. Сразу же вырос уровень направления Мутация и всех его навыков. Можно приступать.

Как бы сэкономить время и модифицировать всех НПС разом? Я точно не знал, поэтому просто разложил комаров на каменном постаменте и активировал Лабораторию модификаций. Вокруг тут же выросли полупрозрачные стены, за которыми на этот раз бушевал ветер, раскачивающий верхушки многочисленных елей и сосен, а где-то вдалеке виднелось чернеющее море.

Всё-таки изменять можно было только одного пета за раз. Передо мной замерло тонконогое тело комара, который, впрочем, таковым вскоре быть перестанет. Благодаря серьёзному росту уровня направления я наконец-то приобрёл возможность выбора из гораздо более широкого набора модификаций, в том числе из пополнившейся уникальными вариантами категории «Разносчики» и появившегося раздела «Разведка».

К сожалению, изменять форму тела и продавать уже имеющиеся улучшения я всё ещё не мог, поэтому сразу приступил к покупке новых модификаций, благо объём эволюции у комара оказался довольно большим. (Читай на Книгоед.нет) Из раздела «Разведка» выбрал один очень интересный орган, Передача, представляющий собой красные окуляры, крепящиеся к глазам и дающие возможность проецировать всё, что видит пет. Нечто подобное я уже видел в Первичном бульоне, когда Рош показывал свои воспоминания при помощи Третьего ока. Тут же для полного набора приобрёл и Микрофон, позволяющий передавать всё, что слышит пет.

Но для того чтобы система заработала, необходимо развить и Третьего око, пока что имеющее слишком малый уровень для подобных операций. Я открыл свою Лабораторию модификации, убрал несколько улучшений со змеиной кожи, понижая тем самым сопротивляемость урону, сменил наконец лапы на настоящие руки, тем самым ещё немного освобождая объём эволюции, после этого вложил два очка навыков в Третье око и прокачал его в Лаборатории, поднимая уровень до десятого.

Связь между [комаром] и вами налажена

Возможна проекция

Для проекции доступна память

Прекрасно, теперь у меня появилась возможность видеть и слышать то же, что видит и слышит комар… После приобретения дорогих модификаций объём эволюции пета заполнился практически до конца, и его остатков хватило только на одно простенькое, но довольно полезное улучшение для лапок — присоски, позволяющие незаметно цепляться за тело НПС или даже игрока…

Теперь имя.

— Пусть будет Слышащим, — сказал я Системе и вышел из Лаборатории.

Желаете применить улучшения для остальных подопытных (4 комара)?

— Конечно.

Глава 18. Гоблинский народ

Нашей фракции предстояло переработать всю стратегию развития, исходя из тех нововведений, что стали доступны после перехода на следующий этап развития — Цивилизацию. Во-первых, это исследования. Рядом с деревом технологий, которое находилось на месте бывшего могильника, появилась шкала науки. Она обновлялась каждые сутки, начисляя нам десять условных единиц. Насколько я понял, интенсивность исследования зависела от количества уничтоженных нами фракций и от наличия особых зданий, но пока что мы никого не победили, а постройки, увеличивающие науку за сутки, нам не были недоступны.

Самое главное — это, конечно, народ. Ещё во время создания Логова я с сомнением глядел на довольно большое поселение вокруг Чёрной горы, именуемое городом. Как фракция, пусть даже каким-то чудом сумевшая сохранить большинство игроков, могла заселить такую уйму зданий? Заняв локацию, мы использовали всего лишь два десятка домиков неподалёку от входа в сеть в подземные тоннели, при этом все остальные постройки оставались пустыми, а между тем в них мы нашли множество инструментов, уже испорченные продукты, дрова для каменных печей…

И ответ прост — у сиреневых были дружественные НПС, составляющие их «народ». Теперь таковым предлагалось обзавестись и нам. Для создания одного представителя народа, вид которого затем приобретут и остальные существа, предлагалось выбрать ответственного. Майор, посмотрев доступный главе фракции интерфейс, задумчиво проговорил:

— Не совсем моё поле деятельности…

— А давайте Чёрному права отдадим, он в этом должен хорошо разбираться, — вдруг раздался из толпы голос Амазонки, тут же поддержанный несколькими десятками союзников.

— Действительно, — сказал Майор, не обращая внимания на недоумённый взгляд Палыча. — Думаю, здесь лучше него специалиста не найти.

Майор потрепал загривок довольно урчащего Крыса и переслал мне системное уведомление.

Вы можете создать дружественный вид

Ну что ж, раз уж на меня неожиданно свалилась такая задача, то нужно очень постараться… Система, я готов.


Меня перебросило в Лабораторию модификаций, за полупрозрачными стенками которой постепенно начинался настоящий шторм, идущий со стороны волнующегося моря. Передо мной, как когда-то давно, в день попадания в Первичный бульон, расположился ряд из разноцветных шариков, отличающихся физическими характеристиками.

Итак, что же нам нужно от союзных НПС? Прежде всего, военная поддержка, ведь наши противники могли сохранить гораздо большее количество игроков. С другой стороны, ориентироваться исключительно на физическую мощь нельзя, ведь это поможет только на начальных этапах гонки. Зачем нам десятки мощных, но тупых созданий, когда с противоположной стороны будет проводиться обстрел из гранатомётов? Поэтому прежде всего ориентируемся на наличие интеллекта, который оказался одной из физических характеристик вместо отсутствующей здесь ментальной силы.

Итак, тело выбрано, теперь в Лаборатории высветились таблицы с модификациями и улучшениями. Всего Система выделила двести очков эволюции, на которые я тут же прибрёл системы первого ранга; исключением стал мозг, на котором было решено не экономить. Немного повозившись с формой тела, я остановился на некоем подобии гуманоида с длинными руками, у которых я постарался развить мускулатуру, чтобы существо могло бросать недавно исследованные нами копья, ведь физической силы у него, мягко говоря, будет немного, особенно на начальных уровнях. Вместо брони, огромной массы, когтей и вырывающихся из тела шипов нужно использовать смекалку и оружие.

В итоге получился довольно интересного вида НПС, которого я назвал гоблином за характерные длинные острые уши и клыки. Уже на выходе из Лаборатории модификации передо мной вдруг высветилось сообщение об ошибке:

Выход невозможен. Потратьте все очки эволюции!

Так, но ведь я это только что сделал: остатки очков ушли на развитие глазных яблок… Вдруг справа замигал объём эволюции, заполнить который до конца не получилось. Похоже, Система глюканула… Это случилось в первый раз за всё время игры, поэтому я не знал, что можно предпринять. Потыкавшись в меню и случайно зайдя в свой профиль, я вдруг остановил взгляд на свободных очках эволюции. Их оставалось ещё довольно много даже после улучшения Слышащих-разведчиков… Погодите-ка, а что если?

— Использовать Мутацию!

Видимо, это действительно глюк. Моя попытка купить гоблину небольшой бронированный панцирь, покрывающий добрую треть туловища, неожиданно увенчалась успехом. Я снова открыл профиль — очки действительно потратились у меня. Так, пока Система не очнулась, нужно пользоваться моментом. Я быстренько поменял системы первого ранга на второй, создал гоблину ядовитые железы, расположенные на левой руке, чтобы, по моей задумке, он мог бы отравлять копья или ножи…

Объём эволюции заполнился, и только теперь справа внизу высветилась кнопка «Завершить создание». Ещё раз окинув взглядом получившегося гоблина, я вышел из Лаборатории модификации, надеясь, что моё багоюзерство отразится не только на одном существе, но и на целом виде…


— Чёрный, ты своих клонов создал, что ли? — воскликнул Паук, когда из воды Черёмухи показались первые союзные гоблины.

— Это вышло случайно, — засмеялся я.

десятки существ небольшого роста, стройными рядами поднимающиеся к городу, имели со мной ряд схожих черт, прежде всего, форму тела. Средний их уровень был около десятого, что, очевидно, соответствовало взрослому существу. Достаточно предусмотрительно: я даже представить себе не мог, что бы мы делали с пятьюдесятью (а именно такое количество союзных НПС вышло из Черёмухи к Чёрной горе) маленькими гоблинами.

Изменения, проведённые мной, отразились на всём виде. Теперь каждый гоблин щеголял в бронированном панцире, а на левой руке виднелись жилистые каналы для яда. Самый рослый НПС, вероятно, выбранный Системой в качестве вожака гоблином бросил короткий взгляд на стопившихся в городе игроков и, определив главного, подошёл к Майору.

— Встречайте пополнение фракции, — раздался его хрипловатый голос. — Двадцать мужчин, двадцать женщин и десять детей.

— Надо же, всё подсчитано, — засмеялся Амёба.

— Я им максимальные мозги вкрутил, — заметил я.

— А, так вы, можно сказать, создатель, — поклонился мне вожак. — Позвольте представиться, Клык Первый, вожак и лидер гоблинского народа. Жду указаний.

Последние слова снова были обращены к Майору, который недоумённо замер, оглядывая пятьдесят НПС, заполонивших собой всю улицу.

— Эм… Товарищ Майор, мы всё ещё ждём… — повторил Клык Первый.

Майор вздрогнул и, наконец, скомандовал:

— Пока что обустраивайтесь в ближайших домах, далее распишем вам план действий.

— А с вами приятно иметь дело, — усмехнулся Клык и обратился к своим подчинённым: — Семьи с детьми занимают самые крепкие дома, остальные найдите что-нибудь, находящееся в удобоваримом состоянии… Нужно будет всё здесь в порядок привести.

— А не переборщил ли ты с мозгами? — тихо спросил у меня Кислый, когда мы уже расходились по своим делам. — Клык этот уж больно наглый, как бы его Майор не прихлопнул.

— Да не, всё нормально. Просто с ним нужно чётко и по делу… Уверен, наше командование справится.


Гоблины оказались настоящей находкой для нашей фракции: сообразительные, трудолюбивые, они тут же выпросили у учёных исследовать несколько инструментов для строительства и под руководством механика Белого принялись обустраивать свои жилища.

В плане дисциплины всё было не так однозначно… Клык с первого взгляда определял, кто перед ним находится, и уже в зависимости от ранга игрока выбирал, подчиняться ему или нет. Например, Майора, Лешего и Палыча лидер гоблинов слушался беспрекословно, хотя порой и мог вставить несколько язвительных комментариев. А вот с немного наивным Иваном Клык вёл себя развязно, мне даже казалось, что скорее он указывает военному, а не наоборот.

Ко мне же у гоблинов было особое отношение, граничащее чуть ли не с сыновьей любовью. Каким-то не вполне ясным образом в головах этих созданий сложилось понимание того, что именно я создал их вид и даже потратил собственные очки эволюции для модернизации и защиты тел хиленьких гоблинов. Поэтому в случае непослушания со стороны союзных НПС игроки тут же просили меня повлиять на своих «клонов». И мне, признаться, льстило подобное отношение как со стороны союзников, так и со стороны гоблинов.

Через некоторое время комиссия, созданная для определения задач и целей развития гоблинского народа, в которую вошли Палыч, Амёба, Федя, Корж, я и ещё несколько учёных, составила следующий план. Две гоблинки, в том числе и жена Клыка Первого Кассиопея, занимались воспитанием и прокачкой десятерых детёнышей. В этом им помогали Амазонка и Софья, вторая выжившая женщина нашей фракции, в прошлом довольно известный художник и искусствовед. Двадцать три взрослых гоблина под руководством историка Коржа, путешественника Феди и механика Белого обустройствали город и инфраструктуру и должны были развиваться в ремесленников и земледельцев. Недавно мы, наконец, исследовали культивацию ржи и теперь могли выращивать зерновые, которые в условиях Нового мира росли в десятки раз быстрее — неплохая альтернатива охоте. Оставшиеся пятнадцать гоблинов, исключительно мужчины, во главе с Клыком Первым качались в настоящих солдат, постепенно приобретая всё более выраженные физические отличия от своих собратьев.

В течение нескольких дней вся эта ватага активно качалась, разворовывая ближайшие гнёзда слабых тварей под руководством Кислого и других разведчиков. К концу первой недели пребывания на Суше Федя, Белый и Корж, возглавившие постепенно создающееся производство, наконец-то смогли наладить изготовление более лёгкого варианта копья — метрового дротика. Специально для небольших гоблинов длину оружия решили уменьшить, чтобы проблем с его использованием у НПС не возникало вовсе.

Федя принялся обучать существ применять новый для них вид оружия, и к концу дня тренировок у гоблинов выходили броски довольно неплохой точности: восемь из десяти дротиков попадали в покосившуюся сосну, заменяющую мишень. Возвращаясь из Дома мага, где я упражнялся в применении недавно созданных разведчиков, наладить связь с которыми оказалось довольно сложной задачей, я заметил, что гоблины почему-то не используют ядовитые железы.

— У вас на левой руке есть выход для яда, смазывайте им острие, — посоветовал я гоблинским воинам, вырывающим из сосны дротики с костяными и каменными наконечниками.

Клык Первый задумчиво посмотрел на когти своей левой руки, с которых тут же соскользнула капля чёрной отравы. Яд приземлился на траву, которая мгновенно начала сереть и рассыпаться, исходя тёмным дымом. Гоблины столпились вокруг прожжённого растительного покрова равнины, несколько НПС попробовали повторить фокус своего вожака.

После использования отравленных дротиков от покосившейся сосны остался лишь гнилой чёрный остов, вокруг которого радостно прыгали гоблины, потрясая метательными копьями. Федя, постепенно принимающий вид шестирукого бородатого гуманоида, чьи конечности имели разный вид и использовались хозяином для некоторых производственных операций, удовлетворённо покивал и даже пожал лапу Клыка Первого.


Вечером планировалась первая серьёзная вылазка отряда гоблинов, во главе которой Леший поставил меня, как чуть ли не единственного игрока, пользующегося непоколебимым авторитетом у НПС. К сожалению, воссоединиться со своей группой пока что не удавалось: Амазонка вместе с Софьей и гоблинками активно прокачивали малышей, имевших теперь по третьему-четвёртому уровню. Вслед им ожидалось пополнение в виде ещё нескольких малышей: гоблины время зря не теряли… Работы у Амазонки ещё очень много. Впрочем, женщина, до Катастрофы имеющая двоих детей и троих внуков, чувствовала себя как нельзя лучше.

Амёба вместе с химиком Эльфом заняли один из отдалённых домиков для своей собственной лаборатории и теперь активно исследовали флору и фауну Нового мира, но ничего конкретного о своих разработках пока что не сообщали. Со стороны их здания порой слышались и взрывы добытых из растений химикатов, и рявканье пойманных тварей, и матерщина вперемешку с научными терминами…

Хирург Паук вместе со вторым лекарем нашей фракции Доком взяли себе трёх гоблинов-учеников: врачей на всю команду не хватало, а теперь к фракции прибавились ещё и пятьдесят гоблинов. И хоть НПС могли восполнить свою численность за счёт рождения новых особей, терять столь серьёзную силу нам не хотелось, и новые врачи в дальнейшем могли спасти не одну жизнь.

Даже Иван оказался занят: Майор отправил его на зачистку одной из локаций на юге в составе третьего отряда, где не оказалось своего танка.

Гоблины под моим руководством должны были исследовать северные территории, со стороны которых не раз приходили странного вида существа, похожие на лошадей, названные белыми пилигримами. Они были довольно пугливыми и не позволяли приблизиться к себе. И у Палыча с подачи историка Коржа появилась идея фикс приручить этих созданий, чтобы упростить земледелие, а, может, и создать настоящие конные отряды. Было ещё кое-что: тайна серого пилигрима, появляющегося практически каждую ночь и пытающегося приблизиться к дозору. Исследование места обитания лошадей, имеющих схожее название, могло пролить свет на эту загадку.


Поход продолжался уже несколько часов, и пока что вокруг было довольно спокойно и тихо. Шёл дождь. И только он, пожалуй, давил на нервы, становясь всё сильнее и постепенно превращаясь в настоящий ливень. Вообще, здешние локации заселены в основном небольшими существами, не рискующими напасть на довольно большой отряд, состоящий из пятнадцати гоблинов, меня и Крыса.

Поправляя наспинный джид [чехол для дротиков], сделанный Белым из кожи убитых циклопов, Клык Первый вдруг сказал:

— Лес заканчивается.

И действительно, деревья теперь располагались на большем расстоянии друг от друга, которое с каждым пройденным метром всё увеличивалось. Вскоре мы вышли на безлесную равнину. Если судить по мини-карте, нам нужно было перебраться на противоположную её сторону.

Светлая долина

Именно так называлась локация. Посреди неё, на небольшом холме возвышались каменные развалины, отдалённо напоминающие Стоунхендж, разве что меньшие по размеру.

Кромлех

Рядом с так называемым Кромлехом прямо посреди равнины виднелась довольно широкая яма. Не вполне ясно, каким образом она могла образоваться здесь, на ровном месте, где не было ни гор, ни расщелин… Внезапно из ямы раздался громкий шум, походивший на звук взлетающего самолёта.

Шумящая яма

Блин, серьёзно? Система, это такой прикол давать очевидные названия, не говорящие ровным счетом ни о чём?

Через минуту из ямы выскочило красивое благородное создание. Абсолютно белая лошадь с длинной густой гривой и таким же хвостом. Белый пилигрим… Лошадь осмотрелась и, видимо, не заметила нас, уже через секунду она устремилась на запад, где до самого горизонта ширилась безлесное пространство, покрытое высокой травой.

Я осторожно вышел из-за ели… А ведь долина действительно светлая: каким-то невероятным образом лучи солнца, уже клонившегося к закату, пробивались сквозь плотные слои туч и освещали пространство вокруг. Да что там говорить, здесь даже не было дождя, хотя буквально в нескольких десятках метров отсюда капли прошивали лесной покров и продолжали мочить моих товарищей.

— Да это же настоящий рай посреди леса! — воскликнул гоблин по имени Берсерк, вступая на мягкую траву.

— И дождя этого проклятого нет, — раздался довольный голос его собрата по кличке Хвост.

Я в полной мере разделял радость НПС, вышедших наконец-то на сухую локацию. Но куда больше меня интересовал непосредственно кромлех, расположенный буквально в ста метрах от нас. Старые обросшие мхом камни, сложенные в причудливые фигуры, кажется, подсвечивали отдельные лучи, выглядело это будто знак свыше, как отдельный прожектор, показывающий путникам дорогу. Я активировал Третье око — весь кромлех осветился ярко красным светом. Хм… магическое место. Как я уже успел понять, в таких очень часто водятся всякие интересные существа, с которыми неплохо бы наладить контакт.

Я оставил союзников, расположившихся на отдых, и направился к кромлеху.


Камни так и излучали нечто таинственное и старинное… К тому же внутри обнаружились магические артефакты, так необходимые для моей раскачки. Собирая их, я и не заметил, как наткнулся на вдруг появившуюся из ближайшей глыбы высокую фигуру в длинном белом балахоне.

Седобородый старец, легендарный противник. 140 уровень

— Путник, приветствую тебя в моём доме! — раздался старческий, но тем не менее громкий и мощный голос.

— Здравствуйте, — я немного поклонился, внимательно изучая незнакомца.

Седобородый старец более всего напоминал небезызвестного Мерлина. Босой, в длинной мантии, абсолютно чистой и белой. Из широких рукавов выглядывали крепкие сухие руки старика, из подбородка вырывалась густая и, что логично, седая борода. Подняв взгляд немного выше, я увидел лицо старца… добродушное выражение которого вдруг сменилось на удивлённое, а затем и на угрожающее.

— Чёрный маг!.. — прошипел НПС.


Твою ж… Как я мог забыть о такой маленькой детали, идущей вкупе с моей магической специализацией, как ухудшение отношений со всеми светлыми существами. А этот Седобородый, очевидно, именно к ним и относился, достаточно посмотреть на название долины и на одеяние старика.

Старец не стал выдерживать драматической паузы и тут же дёрнул своей костлявой рукой в сторону моей шеи. Его запястье мгновенно прошила молния. Под ор и ругань светлого существа я бросился от кромлеха назад, в сторону леса. Но Седобородый старец не даром имел столь высокий уровень. Мгновение — и из-под земли выросла полупрозрачная стена, преградившая мне путь. Маг уже надвигался на меня, хохоча во весь голос.

К счастью, я захватил с собой джид, наполненный острыми дротиками. Взял по какому-то наитию, и вот, пригодилось… Секунда — и костяной наконечник воткнулся в худощавое тело старика, ещё через мгновение молния пробила препятствие, выставленное магом, и я бросился дальше. Получилось! Нет, остановить высокоуровневого мага обычным броском доисторического оружия было попросту невозможно, но вот задержать и отвлечь внимание… Именно это и помогло мне преодолеть защиту: маг инстинктивно снизил количество ментальной силы, расходующееся на поддержание стены.

Погоня продолжилась, белые пилигримы, совершая какие-то совсем уж дикие скачки, по-лошадиному, ржали, стремясь затоптать посмевшего войти на их территорию чёрного мага. К счастью, мне навстречу уже бежал Крыс, который, подхватив меня, тут же бросился назад, к уже выстраивающимся для обороны союзникам.

Как только пет вбежал в специально оставленный для него коридор, в сторону Седобородого старца и белых пилигримов полетели десятки дротики с отравленными наконечниками. Да уж, Белый, несколько дней прикрепляющий наточенные костяные болванки к древкам, не обрадуется, когда узнает, что мы израсходовали все снаряды… Нужно будет гоблинов-воинов научить самостоятельно делать хотя бы элементарные виды вооружения, иначе могут возникнуть большие проблемы с производством.

Между тем, оказавшись под градом из острых дротиков, Седобородый маг благоразумно отступил. Его примеру последовали и белые пилигримы, которые, зло фыркнув, поскакали за своим лидером назад, к кромлеху. Мы не стали искушать судьбу и поспешили скрыться за плотно растущими соснами, чтобы обойти долину стороной. Ещё долго нам вслед долетали проклятия старика, переносимые всё возрастающим ветром даже сквозь деревья… И что-то мне подсказывало, что разозлённый Седобородый от меня просто так не отстанет.


Первый блин комом. Белые пилигримы оказались подчинены недружелюбному Седобородому старцу, поэтому о том, чтобы изловить парочку и попытаться приручить, не могло идти и речи. Однако гоблины прошли боевое крещение, и на базу вернулись пусть и уставшие, но довольные.

Глава 19. Дома и стены помогают

Утро… После вчерашнего похода вставать совсем не хотелось, однако дела не ждали. Фракция постепенно прокачивалась, накапливала опыт и исследовала технологии, необходимые для развития. И пусть после нескольких удачно проведённых операций я и приобрёл определённую самостоятельность и мог теперь действовать так, как считаю нужным, однако наши противники не спали, а значит, спать не мог и я.

В скором времени бороться придётся уже не с самой природой, но с другими фракциями, о которых мы пока что ничего не знали. А что если в рядах будущих противников окажется несколько магов, куда более прокачанных, чем я? С большой вероятностью борьба с ними будет лежать именно на моих плечах, ведь большинство союзников не обладают ровным счётом никакой защиты от магии.

Прокрутив в голове всё вышесказанное ещё раз, я, кряхтя, поднялся с подстилки из уже подсыхающей травы, собранной на равнине, с недавнего времени всё больше заполняющейся посевами. На завтраке Майор определил задачи на ближайшее время: «Все не занятые в производстве и… [здесь военный посмотрел на меня] освоении магии должны прочёсывать местность, чтобы найти ближайших соседей». Именно от этого сейчас и зависело, застрянем ли мы на этапе Каменного века или сможем пройти дальше.

Съев уже начинающее надоедать вяленое мясо, которое к тому же вдруг стало портиться (похоже, Федя с Коржом всё-таки что-то напутали в способе приготовления), я направился к своему Дому мага. Работы предстояло очень много: необходимо наконец разобраться со связкой Слышащие-Третье око, которая просто так функционировать отказывалась. Кроме того, нужно улучшить и остальных петов, благо свободных очков эволюции осталось ещё достаточное количество.

День обещал быть спокойным: буря отступила от побережья, ближайших НПС нам удалось успешно вытеснить из локации, а Седобородый, обещавший мне отомстить, был в нескольких десятках километров к северу и вряд ли знал о моём местоположении.

Но, как всегда, Игра вероломно вмешалась в мои планы…


Надев рога свирепого лося, тут же вошёл в Лабораторию модификаций одного из Слышащих. За последние несколько дней я, кажется, проверил все возможные варианты, из-за которых система разведчик-Третье око могла не работать, оставалось только одно — ошибка в функционировании органов НПС.

Попробовал активировать Третье око прямо в Лаборатории — перед глазами высветилось сообщение:

Связь игрок-пет не работает. Причина: отсутствие у Слышащего магической энергии

Так вот в чём дело… Действительно, как магический орган может работать в теле, количество ментальной силы у которого находится на нулевом уровне? И как же мне это обойти? Попросту поискать подопытных, которые смогут активировать Передачу? Ну нет. Это довольно долго, а бегать по лесу за другими НПС и выбирать среди них подходящих у меня нет ни желания, ни времени. Попробую воспользоваться более тяжёлым, но эффективным путём — найти варианты среди модификаций.

Крылья, жала, яды, хитиновые панцири, глаза, ножки, улучшения для опорно-двигательного аппарата, мозг, Передатчик, кожный покров, защитные линзы… Стоп! Передатчик? Эта модификация находилась в разделе вместе с вариантами смены мозга, после улучшения направления Мутации ставшими мне наконец доступными.

И этот самый Передатчик был мне очень и очень знаком, а именно по той, кажется, ужасно далёкой, истории с Рошом из Первичного бульона, также известном как XXX. Тогда инопланетянин установил мне Передатчик и смог буквально вырывать душу из тела, перенося её к собственной пещере… или это были очень точные галлюцинации?

Мысленно скрестив пальцы (сделать это я не мог ввиду их отсутствия в Лаборатории), я выбрал модификацию. Передатчик тут же оказался установлен на тело НПС в качестве улучшения для его маленького мозга.

Снова пришло системное сообщение:

Невозможна полноценная работа модификации Передатчик. Причина: низкий уровень ментальной силы подопытного.

Альтернатива: Передатчик даёт +1 к ментальной силе, но теряет свои основные функции.

Хорошо, пусть будет альтернативный вариант, мне он и нужен.

Поздравляем! Ментальная связь с петом (Слышащий) установлена!

Успешное использование направления: Мутация +2!

Открыт и автоматически выбран навык направления Мутация: Магия

Успешное использование навыка: Магия +1!

— Неплохою. Система, применить улучшения для остальных Слышащих.

После того как перед глазами высветилось сообщение, подтверждающее выполнение моего последнего указания, я закрыл Лабораторию модификации бывшего комара, чтобы открыть её уже для Крыса.

Камеру пришлось сразу же отдалить: пет был просто гигантского размера. Что интересно, в Лаборатории он появился сразу же с Тёмным мозгоедом, уже давно захватившим власть над телом Крыса и заменившим его сознание. Я видел контуры органов и целых систем животного, плавные очертания разраставшегося паразита, каждую кость и, если приблизить тело, каждую артерию. Справа высвечивались характеристики Крыса, из которых особенно впечатляла сопротивляемость урону — сороковой уровень. В общем, это был настоящий бастион на коротеньких, но мощных лапках.

У Крыса было довольно мало свободных очков эволюции: благодаря большому размеру он не испытывал проблем с недостатком объёма возможных модификаций, поэтому, видимо, очки эволюции придётся тратить свои. Однако для начала я хотел поэкспериментировать с состоянием тела существа… Совокупный уровень направления Мутация был тринадцатым, и я наконец получил доступ к удалению и замене органов, а также изменению самого тела.

Первым делом удлинил щупальца Тёмного мозгоеда, выпуская их из отверстий в грудине гниющего Крыса примерно на полтора метра с каждой стороны. Немного подумал и оснастил щупальца несколькими сочащимися ядом шипами, а их оболочку укрепил. Подкрутил масштаб и приблизил камеру к паразиту. Его конечности уже достигли небольшого мозга Крыса, полностью очистив черепную коробку от серого вещества, а вот спинной мозг ещё сохранил свою автономность, что я тут же исправил, запустив одно из щупалец прямо в позвоночник и протащив его там с полметра. После установил Тёмному мозгоеду Передачу и Микрофон, соединяя их с моим Третьим оком, что позволяло мне смотреть от лица пета.

Свободных очков эволюции становилось всё меньше, а я планировал их сохранить ещё и для модификаций червей, поэтому, установив Крысу несколько бронированных полусфер на самых уязвимых местах: живот, шея и затылок, вышел из Лаборатории модификаций, тут же отправляя пета на защиту входа в пещеру.

Червь, уже успевший раскачаться до двадцатого уровня, в длину теперь был метров пять. К счастью, у него имелись собственные запасы свободных очков эволюции, на которые я купил те же Передачу и Микрофон, новый яд для выскакивающего из хвоста костяного шипа и длинных острых клыков. Для интереса улучшил пету челюсть, которая, открываясь, теперь становилась ещё шире, и сейчас Червь мог бы одним махом проглотить меня.

Только я успел укрепить кожный покров пета, как перед глазами высветилось системное сообщение:

Тёмный мозгоед (Крыс) хочет передать вам воспоминание

Я не сразу понял, что это было. Однако, похоже, Передача уже начала работать. И работала она, как надо.

— Система, принять воспоминание.

Меня тут же выкинуло из Лаборатории. Я оказался в небольшой пристройке рядом с пещерой в Доме мага. Вернее, это был не я, а Крыс. Светло, ветер шевелит верхушки сосен и елей… к сожалению, запах вместе с воспоминанием не передавался, поэтому ощутить аромат гниющего болота я не смог. И для чего пет передал мне эту… видеозапись? Простая проверка связи?

Крыс вдруг сфокусировал взгляд на нескольких соснах. Ну, деревья и деревья… Немного почерневшие, утопающие в болоте — таких тут много. Однако между соснами вдруг показалась чья-то фигура. Неизвестный, скрытый в тени, замер на месте, будто осматриваясь, и уже через несколько секунд отступил назад, прячась за деревьями. На этом воспоминание оборвалось.

Я не придал этому особого значения: мало ли кто это мог быть. Игрок это или не игрок понять невозможно, а то, что в лесу обитает множество НПС — так это вполне очевидный факт. Однако, закончив с преобразованиями Червя, я на всякий случай и его отправил ко входу в пещеру, чтобы в случае опасности они вместе с Крысом могли отбиться вместе.

Установив Передачу и Микрофон вместе с Передатчиком, дающим одну единицу ментальной силы, Малярийному и немного подкачав его ассортимент яда, я перешёл к остальным червям. Шестеро небольших длинночервей пятого-седьмого уровней не обладали никакими дополнительными улучшениями, да и тратить на них свободные очки эволюции мне не особо хотелось. Установил всего лишь одну модификацию для крови петов, улучшающую их сопротивляемость урону и дающую неплохую регенерацию. Зачем? Через мгновение выстроенные вряд длинночерви были разрублены пополам. Так… Шесть четвёртого уровня и ещё шесть второго. Следующая молния ещё раз прошила червей, создавая таким образом целых восемнадцать особей первого-третьего уровней. Корчась, но не чувствуя никакой боли (Тёмный мозгоед давно уже отключил сознания этих существ), длинночерви всё-таки зарастили свои раны и уже через несколько минут вились по окровавленному полу пещеры, едва не заползая на труп Кей-си.

Снова сообщение:

Тёмные мозгоед (Крыс) хочет передать вам воспоминание

Пометка: срочно

А вот это уже интереснее.

— Принять.

Вокруг снова появились подгнивающие деревьев, колыхаемые неспешным ветром… Только вот между ними на этот раз виднелись несколько четырёхногих существа с белоснежной гривой.

Белый пилигрим. 33 уровень

Белый пилигрим. 37 уровень

Белый пилигрим. 23 уровень

Белый пилигрим. 15 уровень

Кони угрожающе заржали и медленно пошли в сторону моей локации, внимательно осматривая окружение.


Семеро здоровенных НПС шагали по поляне прямо в сторону домика, закрывающего вход в пещеру. Да как они меня нашли?! Седобородый сам не явился, зато свиту свою отправил. И слава богу, Системе и чёрной магии, что старика здесь нет, иначе шансов у меня совсем бы не осталось. Собственно, их и так немного: семеро белых пилигримов, четверо из которых превышают меня по уровню, без труда растерзают всех петов, а затем и меня.

Какие есть варианты? Сбежать? Не выйдет: эти мутировавшие кони, конечно же, догонят Крыса. А до Чёрной горы, где сейчас находился весь второй отряд в полном составе и половина гоблинов, бежать прилично… Затаиться и молиться, чтобы НПС не нашли вход в пещеру? Пожалуй, это единственное, что я мог бы сделать в данный момент. А если белые пилигримы всё-таки найдут вход?.. Тогда нужно постараться забрать как можно больше тварей, прежде чем их мощные челюсти не сомкнутся на моей шее.

Я тут же приказал Крысу и Червю отойти вглубь тоннеля, ближе к последней пещере, в которой сам и находился, и активировал Третье око, «перемещаясь» в тело Крыса. Перед самым выходом из Лаборатории модификаций я всё-таки улучшил его небольшие чёрные глазки, давая им возможность видеть в темноте. Сейчас это было как нельзя кстати: пет прекрасно видел вырубленный в камне коридор, в конце которого был свет.

Через некоторое время в этом свете появилась голова одного из белых пилигримов. Чёрт!.. За первой показалась вторая и третья… Пилигримы принюхивались, с хрипом втягивая воздух в широкие лошадиные ноздри и тихо ржали, злобно глядя внутрь тоннеля. Затем один из них, видимо, вожак, первым ступил в чёрное пространство подземелья, неспешно шагая по гладкому полу.

В это время Крыс и Червь спешно отползали назад, через несколько секунд они миновали первую пещеру и оказались в тоннеле ко второй, где уже находился и я с остальными петами.

Мы были в ловушке. Другого выхода из подземелья я так и не обнаружил, и теперь чувствовал себя на месте того самого арахнида, загнанного в угол и яростно сражающегося за свой дом, которого мы убили неделю назад. Другое дело, что так же безрассудно нападать на пришельцев я и не думал.


Вскоре в тоннеле показалась высокая фигура белого пилигрима. К счастью, здесь здоровенные лошади могли передвигаться только друг за другом. Судя по бегающим из стороны в сторону глазкам НПС, в темноте оно видело крайне плохо, что тем не менее компенсировалось прекрасным нюхом твари. Уже через мгновение белый пилигрим почуял запах игрока и грозно заржал, предупреждая толкающихся позади него собратьев.

Бой начался. На моей стороне были знание локации, чёрная маги, темнота… и вдруг вспыхнувшие во мраке символы, покрывающие весь тоннель. Я недоумённо осмотрелся и вдруг почувствовал прилив энергии. Взглянув на характеристики в профиле, я ахнул: ментальная сила получила бафф в семь условных единиц… Дома и стены помогают.

Тут же начал действовать: через секунду под внушение попал пилигрим двадцатого уровня. Ещё через мгновение тварь врезалась прямо в спину вожака, туловище которого уже прошивала моя молния. НПС грозно заржал и, не глядя, лягнул обидчика. Разница в уровнях была огромной, и попавший под внушение пилигрим врезался в стену и потерял половину хп. Оставшейся половины его лишили остальные лошади, вгрызаясь в тело поверженного собрата.

Но время я зря не терял. Молнии били, не переставая, а Крыс уже мчался на вожака тридцать седьмого уровня. Прыжок. И здоровенные пет, оплетая противника длинными щупальцами, повалил его на землю. Следующего НПС проткнул ядовитым костяным жалом Червь и тут же дёрнулся в сторону шеи белого пилигрима. К сожалению, укусить врага у пета не получилось: Червя отогнал стоящий позади НПС тридцать третьего уровня.

Крыс и вожак пилигримов катались по полу тоннеля, отчаянно пытаясь побороть друг друга. Мы с Червём с трудом сдерживали стоящего позади них раненого противника, чтобы тот не смог помочь своему лидеру. Вожак вгрызался в тело Крыса и вырывал из него целые куски гниющей плоти, Крыс же, практически мгновенно регенерируя мясо, сминал менее габаритного противника, старательно ломая его кости и подбираясь к позвоночнику.

Второй пилигрим всё-таки сумел отбросить Червя и, впитывая несколько моих молний, с силой врезал копытом прямо в голову Крыса. Копыто пробило затылочную броню и прошло внутрь черепа, застревая между толстыми костями. Если бы у пета ещё оставалось сознание, этот удар мог бы оказаться смертельным, но, к счастью, Тёмный мозгоед уже давно очистил черепную коробку от ставшего ненужным мозга и перехватил управление над телом. Белый пилигрим недоумённо посмотрел на как ни в чём не бывало продолжающего борьбу существо, в голове которого торчало его толстое копыто, и уже через мгновение был брошен Крысом на каменный пол. В сторону отчаянно заржавшего НПС, который, срываясь на чуть ли не визг, пытался вытащить свою конечность и головы пета, тут же рвануло одно из щупалец мозгоеда, овивая шею врага.

Толпившиеся позади четверо белых пилигримов, не обращая внимания на извивающийся на полу ком из Крыса и двух НПС, рванули прямо на меня, ступая копытами по своих же собратьям. Под напором высокоуровневого противника я отступил в пещеру, где на рвущегося вперёд НПС из мрака бросился Малярийный, впиваясь зубами в сонную артерию врага. Червь тут же овил конечности пилигрима и, сдавив их, сломал как минимум две коленные чашечки. Моя молния завершила дело, обугливая морду твари и прошивая электричеством его нервные окончания.

НПС упал. И на меня выскочил следующих противник, врезая копыто прямо в грудину.

Повреждено левое лёгкое!

Повреждён первый мозг!

Твою ж!.. Я катался между бьющими о каменный пол пещеры копытами, бросая в атаку на противника всё, что у меня было. На белого пилигрима напали Червь, Малярийный и все восемнадцать мелких длинночервей. Удар! Я захрипел: тело прошила острая боль, копыто с хрустом смяло локоть левой руки. Молния!.. Но из правой конечности выскочил лишь небольшой заряд, который высокоуровневый противник даже не почувствовал. Сказалось повреждение первого мозга, на котором и сосредотачивалась вся магия.

К счастью, черви, овившие уже всё тело белого пилигрима, заползающие в его ноздри и глазницы, добились своего. Через несколько секунд НПС взревел и упал на меня.

Повреждено правое лёгкое!

Дышать сразу стало тяжелее. И не только из-за повреждений, но и из-за тела здоровенной лошади, которая, похоже, сломала мне пару рёбер. Как только я попытался вылезти из-под трупа, живот пронзила боль. Точно, перелом, да ещё и со смещением…

Ваш пет длинночервь (2 уровень) погиб!

Ваш пет длинночервь (2 уровень) погиб!

Ваш пет длинночервь (3 уровень) погиб!

Ваш пет длинночервь (1 уровень) погиб!

А это уже следующее НПС. Белый пилигрим пятнадцатого уровня принялся рвать петов, не успевших спрятаться во мраке пещеры, за что и поплатился: его шею прошило костяное лезвие Червя, впрыскивая внутрь яд.

Морщась от боли, я всё-таки выполз из-под тела лошади и тут же попался под копыта ещё одного пилигрима, который, ворвавшись в пещеру, начал кружить по ней, стремясь затоптать скрытых в темноте противников. Я едва успел отскочить от удара конечности, которая, пройдя в нескольких сантиметрах от моей головы, оставила на каменном полу длинную трещину.

Что делать? Молния мне не доступна, внушение тоже… Остаётся понадеяться на клыки и когти. Когда мимо снова промчался обезумевший белый пилигрим, я зацепился за его загривок и запрыгнул на спину врага. Сразу стало понятно, что мощную шею ревущей вперёд лошади сжать не получится. Тогда я просто дотянулся до морды твари и впился когтистыми пальцами прямо в её глаза. НПС страшно заверещало и уже через несколько секунд на полном ходу врезалось в покатый свод пещеры, в кровь разбивая голову и передние конечности. В последний момент я спрыгнул с лошади и, неудачно кувыркнувшись в воздухе, больно приземлился на колени. Впрочем, если бы я этого не сделал, удар был бы куда сильнее.

Взглянув на белого пилигрима, едва дёргающего задними копытами в луже крови, я понял, что в пещере остался только один противник… и тут же получил удар в спину. Отлетев на несколько метров и ударившись о стену, я прочёл очередное сообщение о повреждении внутренних органов:

Повреждён второй мозг!

Видимо, сотрясение. Еле встав на ноги, я едва не упал вновь: жутко кружилась голова. К счастью, последнего противника отвлёк Червь, которого белый пилигрим усердно пытался разорвать пополам, прижав хвост пета копытом, а челюстью прокусив его тело. Но Червь вместе с Тёмным мозгоедом держались и даже пытались проткнуть ногу НПС, мотая из стороны в сторону костяным шипом, из которого сочился зелёный яд.

На помощь к Червю тут же бросились все оставшиеся в живых петы, обвивая брыкающуюся лошадь, заползая в глазницы и уши, прогрызая зрачки и барабанные перепонки, протискиваясь в гортань и устремляясь к мозгу. Белый пилигрим отпустил Червя и изо всех сил ударился о стену, стараясь придавить мелких противников. Вскоре он понял тщетность таких попыток, вдруг принюхался (глазные яблоки уже были съедены петами) и повернулся в мою сторону. В следующий миг НПС рвануло в последнюю атаку. Я заорал и, шатаясь, побежал в сторону от рвущего на меня существа, чья масса превышала мою раз в шесть-семь. Ориентируюсь по запаху, конь тут же свернул за мной. Но добежать уже не успел. Один из длинночервей прогрыз-таки кость и добрался до мозга НПС. Белый пилигрим рявкнул и, споткнувшись, полетел на землю. Голова твари врезалась в пол в полуметре от меня.

Вы получили новый уровень: 28!

Сердце стучало, как бешеное, перегоняя кровь по организму. Повреждённые лёгкие с трудом втягивали в себя воздух, пропитанный ароматом крови. Корчась от боли, кажется, во всём теле, я медленно сполз по стенке.


Кое-как оклемался только спустя полчаса. Морщась, вышел из пещеры в тоннель и тут же замер, осматривая пространство: на полу валялись три тела. Одно из них принадлежало переломанному и смятому вожаку, второе, кажется, совершенно синее, — задушенному щупальцем Тёмного мозгоеда белому пилигриму. А вот третье существо оказалось разорванным на части Крысом. Между длинными рваными ранами белели кости, виднелись внутренние органы и зеленоватые конечности засевшего внутри паразита. А ещё кровь и кишки: Крыса, пилигримов и даже самого мозгоеда…

Померли?! Я ведь не получал сообщение о их смерти… Или просто не обратил на него внимания, уворачиваясь от копыт НПС?.. Какой бы великолепной регенерацией не обладал Крыс, но выдержать бой с двумя существами, превосходящими его по уровню, не смог даже он.

Внезапно красноватый орган (кажется, это было сердце) дёрнулся. Потом дёрнулся снова, а вскоре и вовсе забился. Разорванное лёгкое вдруг стало срастаться, а длинное щупальце Тёмного мозгоеда, проникающее в спинной мозг, начало обвивать отлетевшие в сторону позвонки и кусочки рёбер. Ткани съезжались и будто скреплялись невидимой нитью, вновь вырастающая броня на затылке вытолкнула из черепной коробки копыто белого пилигрима, а чёрные зрачки снова показались в глазницах.

Уже через четверть часа с окровавленного пола встал полностью восстановившийся Крыс. К слову сказать, за это время я едва смог восстановить первый мозг и рёбра и принялся за починку лёгких, оставляя сотрясение и вмятый локоть на потом.


Как эти твари нашли мою локацию? Конечно, Седобородый — довольно высокоуровневый и, несомненно, мощный маг, но даже он не мог быть вездесущим.

Я поднялся по тоннелю вверх и вышел в небольшой домик у пещеры, оставляя лежащие внизу трупы своим петам, с жадностью принявшимся за трапезу. Окинул взглядом полянку: ветер раскачивает верхушки деревьев, вокруг сыро и пахнет болотом, в воздухе кружит комарьё… а между отдалёнными соснами виднеется фигура, скрытая в тени.

А не этого ли неизвестно видел Крыс за несколько минут до нападения белых пилигримов?

Глава 20. Неизвестный

Я тут же подозвал Крыса и Червя и осторожно выглянул в окно в надежде, что неизвестный выйдет из тени. Однако фигура не спешила покидать укромное место, продолжая наблюдение за моей локацией. Вообще, ситуация, когда в Дом мага могли нагрянуть свирепый лось, здоровенные белые пилигримы или какой-то неизвестный НПС или даже игрок (а это вполне мог оказаться и он), мне совершенно не нравилась. Возможно, когда-нибудь я позабочусь о защите Дома, выстроив вокруг локации частокол… Но пока что подобный план неосуществим.

Рядом раздались шипение Червя и отдалённо напоминающие хрюканье звуки, обычно издаваемые Крысом. Я не решался первым выйти к неизвестному и обнаружить себя, ровно так же не решался сделать этого и он. Если затаившееся существо связано с нападением белых пилигримов, то сейчас оно, очевидно, ждёт, когда побитые, но довольные и сытые лошади, облизывая окровавленные морды, выйдут из пещеры. Боюсь, неизвестного ожидает неприятный сюрприз… Седобородый? Вряд ли. Что ему мешало лично явиться в мою пещеру и со сто процентной вероятностью зачистить локацию?

Вдруг из Старейшего вылез лесовик. Маленькое существо, деловито оглядываясь, спрыгнуло на землю и отправилось ровно по направлению к моему дому. Я давно не видел, чтобы из дерева вылезали гости из другого измерения, а потому с интересом смотрел на приближающегося лесовика десятого уровня. Подойдя поближе к пещере, он наконец меня заметил и от неожиданности замер на месте, после чего коротко поклонился и поспешил в противоположную сторону. В этот момент неизвестный оживился. Для него ситуация выглядела следующим образом: какое-то существо вылезло из дерева, подошло к дому, кого-то там увидело, поклонилось и убежало. И, конечно же, в доме вряд ли находились лошади.

Я послышал шелест листвы: неизвестный, по-видимому, понял, что в случившемся замесе победили вовсе не белые пилигримы, а их цель, и уже вовсю ретировался с места преступления. Пора! Я скомандовал Червю остаться со своими клонами, вскочил на Крыса и рванул за скрывшимся за деревьями существом.

Войдя под кроны деревьев, мы остановились. Я, стараясь говорить уверенно и громко, спросил:

— Кто здесь?! Выходи. Я тебя видел.

Но такой дешёвый трюк не прошёл. Вокруг не было слышно ни единого шороха, только далёкие рыки и вой, которые не могли принадлежать неизвестному.

— Не хочешь по-хорошему? — усмехнулся я, активирую Третье око.

Картинка вокруг сразу поменялась. На глаза будто надели солнечные очки: деревья посерели, солнечные лучи, и без того едва проникающие под кроны высоких елей, стали более тусклыми, а вот живые существа, напротив, будто излучали энергию. Крыс, а в особенности Тёмный мозгоед, чьи очертания проглядывались под телом носителя, горели оранжевым, мои руки светились ярко-красным… И буквально в двадцати метрах от нас виднелось бледно-жёлтое существо, мастерски спрятавшееся за толстой сосной. Существо, не обладавшее магическими силами, тем не менее явно имело силы физические… Ей богу, не будь у меня Третьего ока, даже бы не заметил его. С маскировкой, надо сказать, у существа дела обстояли как нельзя лучше.

Указав Крысу направление, я приготовился к удару молнией, и, чтобы отвлечь внимания, сказал:

— Где ты, гад? Я ведь найду тебя…

Однако неизвестный был явно не глуп. Услышав шаги приближающегося к нему Крыса, он мгновенно рванул вглубь леса.

Погоня только начиналась.


Я указывал направление Крысу, безошибочно определяя местоположение преследуемого, то и дело норовившего спрятаться за естественными препятствиями. Впрочем, вскоре он отказался от этой идеи, видя, что все попытки затаиться оборачиваются провалом, и решил оторваться бегом. Однако если на открытой местности Крыса вряд ли можно было назвать сверхбыстрым бегуном, то здесь, в лесу, он мог дать фору многим… Дело в том, что расстояния между стволами всё ещё давали возможность моему немаленькому пету проходить без особых трудностей, кусты же и мелкие деревья он просто сминал. А вот неизвестному приходилось обегать любой кустик и молодую поросль, трухлявые останки и упавшие ели, которых здесь, на болотистой местности, было очень много.

Наконец, бесконечный массив деревьев сменился топью. Однако и здесь неизвестный не мог оторваться, хотя, очевидно, в этом и заключался его расчёт. Крыс даже не замечал трясины: его вес равномерно распределялся по площади огромных лап, и обегать приходилось только совсем уж водянистые участки. Но и неизвестный был не так прост: обладая несомненной ловкостью, это существо попросту перескакивало с кочки на кочку, минуя таким образом болото.

Взглянув на мини-карту, я обнаружил, что мы двигаемся на северо-запад и уже давно вышли за пределы исследованной территории. Где-то на юге осталось разорённое гнездо Матки, в которое наши умельцы совершали экспедиции за, как оказалось, ценными минералами (после растирания и смешивания с водой они давали клейкую смесь). Чуть дальше на северо-востоке находилась обнаруженная вчера вечером Светлая долина, откуда и пришли белые пилигримы. Если честно, я думал, что именно туда и убегает неизвестный, ведь если он связан с нападением, то вполне может рассчитывать на защиту Седобородого. Однако пока что неизвестный и не думал сворачивать, прыгая по болоту на дальше на северо-восток.

Через некоторое время мы миновали трясину и снова вышли в лес, который, впрочем, вскоре закончился. Местность, постепенно теряя покров из сосен и елей, переходила в довольно высокие холмы. Здесь у неизвестного было явное преимущество, которым он не преминул воспользоваться, уносясь вверх по склону с такой скоростью, что мне снова не удалось разобрать его наименование и даже понять, игрок это или НПС.

А тут ещё и сверху донёсся какой-то странный звук, похожий то ли на рявканье, то ли на посвистывание. Я поднял голову и чертыхнулся: на фоне яркого солнца виднелась здоровенная птица, которая нас тоже заметила.

Пепельный грач, 63 уровень

И хоть противник не был какого-то сверхвысокого уровня, у него было одно немаловажное преимущество — он умел летать. И если я обладал хоть каким-то оружием против крылатых целей и своей молнией мог неплохо снести хп любому грачу, то вот Крыс здесь был практически бесполезен. Да, где-нибудь в лесу, под прикрытием деревьев, где у птицы нет возможности развернуться, пет без проблем бы поймал грача. Но только не здесь, на открытой местности. С другой стороны, возвращаться назад в лес в мои планы не входило: это бы свело на нет любые шансы поймать неизвестного, который бежал теперь в низине между холмами. Именно в эту низину я и направил Крыса, накапливая заряд для удара.

Пепельный грач с оглушительным «Гра!» рванул на Крыса, приготавливая свои стальные когти, сверкающие в лучах дневного солнца. Однако к нему навстречу уже летел искрящийся поток электронов. Но я промазал… Вернее, попал не туда, куда следовало бы. Тем не менее НПС рявкнуло и снова взмыло вверх, оставляя за собой след из чёрного дыма от обугливающегося хвоста. После выстрела, подпалившего перья и нарушившего аэродинамические свойства тела пернатого, птицу повело в сторону, однако грач сумел выправить полёт и уже заходил на следующий круг.

Я подгонял Крыса, который, свесив язык, и так бежал на полной скорости, тяжело втягивая воздух широкими ноздрями. Тем не менее Тёмному мозгоеду удалось использовать резервы организма носителя, и Крыс ускорился, постепенно приближаясь к уже выдыхающемуся неизвестному, с трудом скачущему по склону следующего холма.

Пепельный грач переключился на другую цель и теперь пикировал уже на неизвестного. До моих ушей донёсся его вопль: существо заметило птицу. Мне всё больше казалось, что преследуемый был вовсе не НПС, а именно игроком, и долетевшие до меня крики, разобрать которые я не мог из-за закладывающего уши ветра, разыгравшегося на открытом пространстве, только подтверждали мои догадки.

Преследуемый начал отчаянно вилять из стороны в сторону, усложняя задачу пепельному грачу достать его. Птица с повреждённым хвостом снова заверещала, пытаясь выцепить увёртливого игрока. Поймать его грач не сумел, зато существенно снизил скорость преследуемого, и теперь Крыс без проблем держал темп убегающего.

Мы поднимались по склону вверх и устремлялись вниз, снова и снова повторяя эту последовательность, постепенно приближаясь к видневшейся в отдалении кромке леса. Пепельный грач вскоре отстал, так и не сумев схватить ни ловкого игрока, ни швыряющегося молниями гуманоида на крысе.


Наконец мы достигли кромки леса. Неизвестный мгновенно скрылся за высокими елями. Я тут же активировал Третье око, чтобы не потерять цель из виду. Однако вместе с бледно-жёлтого пятном, улепётывающим теперь со всех ног на северо-восток, передо мной высветились десять стоящий полукругом существ, часть из которых оказалось прямоходящими и держащими в руках копья.

— Stop! — вдруг раздался грозный голос их командира, вышедшего вперёд строя.

Перед глазами высветилось:

Lokk, фракция бордовых. 31 уровень

Поздравляем, состоялась первая встреча с соседней фракцией!

Вы получили новый уровень: 29!

Сказать, что я был в шоке, значит не сказать ничего. Наконец-то мы встретили первых соседей… Вернее, правильнее было бы сказать, первых живых соседей: зелёным, разгневавшим Крысолова, повезло меньше. Я помнил фракцию бордовых ещё по Первичному бульону, где некая Susan разделалась с Колонией кра. Кажется, этот самый Lokk тоже участвовал в том сражении. Однако в Первичном бульоне мы так и не пересеклись: не до того было, началась усиленная прокачка для выхода на Сушу.

Бордовые тоже весьма удивились, в нерешительности глядя на сидящего на здоровенном Крысе игрока с никнеймом на кириллице. Их было пятеро, каждый в руках сжимал простенькое копьё, а рядом с ними сидели какие-то странные существа, напоминающие помесь собаки с кем-то из семейства кошачьих (хотя я слабо себе представлял, как такое вообще возможно).

К сожалению, неизвестный уже скрылся за деревьями, и поймать его не представлялось возможным, но я не сильно расстраивался по этому поводу, ведь передо мной стояли наши… А кто они, собственно? Вероятно, бордовые тоже разобрались с механикой Системы и поняли, что выстраивать длительные союзнические отношения в условиях, когда выживает лишь одна фракция, — довольно странная идея. Как бы Lokk прямо сейчас не кинул в мою голову копьё: мозг и так ещё не до конца восстановился после сотрясения…

Однако игрок пока что агрессии не проверял, напротив, смотрел на меня с интересом, что нельзя было сказать о его союзнике.

— Who are you? — зло просил второй бордовый по имени Oscar, напоминающий перекачанного примата с длинными клыками и одним глазом посреди лба. — And where is your base?

— Oscar, can you be more polite? He`s our neighbor, — приструнил его Lokk, гуманоид высокого роста с длинными худыми конечностями.

— Yes, boss… But what about beige players? I don`t see your politeness with them.

— Are you going to tell all secret information, Oscar? — с недовольным видом вмешался в диалог David, отдалённо напоминающий бесшёрстного медведя.

Нет, так дело не пойдёт. Я, конечно, учился в школе и кое-что по-английски понять могу, однако для полноценного разговора этого не хватит. Открыв профиль, я вложил четыре свободных очка навыков в Лингвистику. Пятый уровень навыка в совокупности с моим багажом знаний исправил ситуацию.

— Да какая тут секретная информация? — Oscar только отмахнулся.

— Эм… — сказал я. — Мне не хотелось бы вас перебивать, но мы так и будем стоять на одном месте?

— Да, извини, братан, — Lokk ткнул кулаком в плечо Oscar`a. — Тут нужно у нашего главного спросить… ты, случаем, не спешишь никуда?

— Да вроде нет, — ответил я Lokk`у: неизвестного я всё равно упустил.

— Отлично! — сказал командир. — Тогда мы тебя проводим до перевалочной базы, она тут буквально в двадцати метрах, а Oscar пока сгоняет до Холмов.

— Эй, почему я?! — недовольно проговорил игрок.

— За базар свой, — усмехнулся David.

Я с сомнением взглянул на Lokk`а. Командир, видимо, понял, о чём я думаю, поэтому поспешил заверить:

— Нет, трогать тебя никто не будет. У нас тут заварушка с другими соседями… В общем, никому воевать ещё и с вами не нужно. Нам сейчас гораздо интереснее сотрудничество, поэтому если главный даст добро, будем организовывать переговоры… Вам ведь это тоже интересно?


Перевалочная база, а вернее, просто несколько шалашей с кострищем по центру, действительно, находилась неподалёку. Albert и Killer21, четвёртый и пятый игроки небольшой группки Lokk`а, вскипятили воду в небольшом глиняном кувшине и заварили какую-то лесную траву. Получившийся напиток, по вкусу напоминающий обычный чай, разлили по сосудам поменьше и раздали всем сидящим вокруг костра.

И хоть чай был вкусный, а бордовые, отложив оружие в сторону и отпустив своих питомцев побегать вокруг шалашей, весело болтали, я не терял бдительности. Поэтому, когда Lokk, видимо, подумав, что атмосфера меня расслабила, начал задавать незначительные вопросы о фракции, отвечал я предельно осторожно.

— Слушай, братан, как это мы с вами не встретились раньше? Вы ведь недалеко отсюда живёте? — отхлёбывая из кружки, как бы невзначай спросил командир.

— Ну относительно… Мы, конечно, исследовали местность, но до вас я добрался прямо-таки случайно.

— Кстати, да. Чер-нок-ниж-ник [моё имя давалось бордовым особенно сложно], а как ты вообще оказался у нашей перевалочной базы? — прищурившись, спросил Killer21.

— Можно просто Чёрный. Гнался за одним не очень доброжелательным существом. Вы, кстати, никого не видели?

— На самом деле, было кое-что… — задумчиво проговорил Albert. — Какое-то НПС, похоже то ли на лисицу, то ли, даже не знаю, пуму… пробежало рядом. Мой Рекс его едва не цапнул, но уж больно тот увёртлив.

Я покачал головой, но решил полностью бордовым не доверять: кто его знает, может, эта пума — на самом деле один из их соратников, решивший таким вот образом забрать мага потенциального противника.

Между тем Lokk всё не отставал со своими расспросами:

— Сложно было с доминирующим видом расправиться? Нам вот повезло: на обитавших на Холмах тварей напали белые лошади из соседней локации, оставалось просто добить оставшихся.

Уж не про белых ли пилигримов он говорит?..

— Да, — вступил в разговор David. — Местное существо оказалось довольно дружелюбным и согласилось нам помочь.

Я всё больше и больше подозревал бордовых в связях с Седобородым.

Lokk вопросительно уставился на меня, ожидая ответа на вопрос. Поразмыслив, я сказал:

— Разобрались с ними мы довольно быстро. Дело в том, что циклопы (это и был доминирующий вид) сами на нас напали и потеряли в бою почти всех особей. Но вот для боя с их здоровенной Матки пришлось использовать знания наших предков, охотившихся на мамонтов.

— Хах, хитро! Никого из ваших, я надеюсь, не убили?.. — спросил Lokk.

Теперь ясно, к чему эти расспросы: бордовые хотят вытянуть из меня информацию о количестве игроков во фракции… Думаю, сообщать им, что из всех ста пятидесяти союзников выжило только тридцать восемь, не стоит.

— Только несколько игроков, — ответил я и не соврал, ведь большинство убитых были на счету у напавших на нас в Первичном бульоне острозубов.

— Очень прискорбно, — изобразить грусть у Lokk`а получилось довольно неплохо, вопрос в том, по поводу чего он расстроился: из-за убийств или их малого количества.

— И что же, у вас достаточное количество игроков осталось? — спросил Killer21.

На что они надеются? Задавать такие вопросы в лоб просто смешно. Видимо, считал так и Lokk, который с недовольным видом взглянул на подчинённого.

— Он хочет спросить, есть ли у вас силы для совместных операций против бежевых. Мы как раз заинтересованы в подобном сотрудничестве, — попытался выпутаться из ситуации David.

— Такие вопросы нужно задать нашему начальству. Я здесь, к сожалению, некомпетентен.

После знакомства с группой Lokk`а у меня остались довольно приятные впечатления, если говорить о самих игроках. Видно, что ребята довольно дружные и общаться с ними легко, даже несмотря на их наивные попытки выпытать стратегическую информацию. Тревожило меня другое.


Видимо, поняв, что разболтать меня не получится, бордовые наконец расслабились и начали говорить о своём. Я тоже подключался к беседе, когда тема казалась мне знакомой. Говорили об охоте, о поиске новых пригодных для одомашнивания животных (насколько я понял, собаки, бегающие вокруг перевалочной базы, именно к таковым и относились)… Травили байки о странностях и мистике, встреченных отрядом Lokk`а в своих походах, Killer21 всё время переводил тему на «опасность», исходящую из локации под странным названием Визжащие горы.

Я тоже рассказал историю про серого пилигрима, многоногое существо, практически каждую ночь пытающееся подобраться к разведчикам и снова и снова ускользающее, когда его пытались поймать. Бордовые только головами покачали, а Albert, выругавшись, пробурчал что-то типа:

— Как бы к нам такое не пожаловало…

Наконец из-за ближайшей ели показался довольный Oscar, вернувшийся от начальства. Игрок, выбравший для себя тело здоровой гориллы, отдышался и доложил:

— Босс, приказали организовать переговоры, ответственным за это дело выбрали вас.

Lokk улыбнулся, поднялся на свои длинные ноги и, размяв шею, обратился ко мне:

— Ну что, дорогой друг, мои предложения: встречаемся здесь завтра в полдень, от каждой стороны трое переговорщиков и пятеро охранников. Также, если вам интересна покупка ремесленных изделий, инструментов или еды, мы готовы обменять их на оружие. Я слышал, что вы, русские, в нём разбираетесь.

Я тоже улыбнулся и ответил:

— Моё предложение: встречаемся на нейтральной территории, допустим, в локации, откуда я и пришёл, — я взглянул на мини-карту, — Зелёные холмы, ближе к южной лесополосе на случай, если снова нападёт Пепельный грач. Время меня устраивает, производство оружия у нас налажено довольно неплохо, — здесь вы не ошиблись. Мы принесём примеры работ, а вы захватите с собой ремесленные инструменты.

— Ну что ж, — сказал Lokk. — Нас это устраивает.

ударили по рукам. Я, поддавшись уговорам бордовых, выпил ещё пару кружек чая и отправился назад к Чёрной горе.


В голове бесконечным потоком вились мысли. В основном они касались бордовых и того самого неизвестного, что ускользнул от меня прямо у перевалочной базы. Я вспоминал всё произошедшее за сегодняшний день, снова и снова пытаясь понять, был ли неизвестный игроком или всё-таки НПС. Если это игрок, то какое отношение он имеет к фракции бордовых? Мог ли Albert попросту принять его за реальное НПС, учитывая тот факт, что прошмыгнул мимо отряда неизвестный достаточно быстро, или бордовые предпочли скрыть от меня какую-то информацию?..

Ещё страшнее казались предположения, что белых пилигримов на меня натравил не НПС или бордовый, а кто-то из своих. Сразу вспомнился микроорганизм, ведущий за собой настоящую орду из острозубов, которого остальные мои союзники попросту не видели…

События, происходящие вокруг, становились таинственнее, загадка шла за загадкой, и всё происходящее заплеталось, кажется, в причудливый Гордиев узел. Вопрос состоял в том, смогу ли я разрубить его или застряну между нитями навсегда.

Похоже, пришла пора применить секретное средство, о котором я не говорил ни своему отряду, ни Кислому, ни уж тем более командованию, относительно которого у меня имелись некоторые сомнения…

Послышался тоненький писк: в шерсти Крыса показалась фигурка Слышащего, спрятанная до этого между колтунами слипшихся волос. Комар получил приказание и взмыл в воздух.

Глава 21. Всё тайное становится явным

Новость о том, что я встретил бордовых, мгновенно облетела всю фракцию. Пришлось терпеть бесчисленное количество расспросов как от командования, так и от обычных игроков. Но, собственно, что я мог сказать? База бордовых находится на северо-востоке, в локации под названием Холмы, воюют с некими бежевыми, местоположение которых мне неизвестно, также у них налажена связь с Седобородым… В общем-то, на этом всё.

Несмотря на скудность информации, встреча с другими игроками растрясла моих союзников, постепенно привыкающих даже к не самым благоприятным условиям существования на уровне первобытного общества.

Конечно, отравиться на встречу с бордовыми хотели абсолютно все. Однако Майор распорядился иначе:

— Переговорщиками буду я, Леший и Кислый. В качестве охраны с нами пойдёт отряд Чёрного.

Подобное решение многим показалось странным. И если насчёт моего отряда вопросов не возникло (всё-таки я уже общался с соседями, да и кое-какой авторитет во фракции мне удалось заработать), то вот невключение в состав переговорщиков представителя от гражданских игроки приняли в штыки. По всему выходило, что на встречу с бордовыми должен был идти Палыч: он и в экономике фракции больше разбирается, и куда выше по социальной иерархии, чем тот же Кислый. Однако я понимал Майора: в последнее время своенравный математик всё больше увеличивал собственные полномочия, постепенно занимая центральную позицию в отношении всего, что касалось внутренней жизни фракции, и даже посягая на святое — военные операции. Такой шаг военного был призван ослабить Палыча, а подкреплён он был поддержкой всё ещё сильного лагеря военных и (неожиданно) гоблинов во главе с Клыком Первым.

В итоге Майор всё-таки протащил кандидатуру Кислого, но что-то мне подсказывало, что затаивший обиду Палыч просто так этого не оставит. Ну как что-то? Он сказал это практически прямым текстом прямо в лицо военному. Акт неподчинения был чреват возобновлением противостояния силовиков и гражданских, которых, как ни крути, было физически больше.

Я, вроде как, принадлежал к лагерю военных: так уж сложились обстоятельства, однако хитрый беспринципный Палыч во главе нашей фракции мне виделся куда более притягательной фигурой, чем прямолинейный и конфликтный Майор. Поэтому в случае открытой борьбы я серьёзно подумывал о переходе на сторону математика, заодно переманивая за собой весь свой отряд и большинство гоблинов.


До места переговоров мы добрались довольно быстро, благо территория уже исследована, а лёжки крупных НПС разграблены во время многочисленных рейдов. Нас уже ждали. Бордовые немного обустроили место, соорудив там некое подобие высокого шалаша и разведя несколько костров. Переговорщиками от них выступали уже известный мне Lokk и два других высокопоставленных игрока Hedgehog и Chief, невысокие гуманоиды, обшитые панцирями; охранниками — уже известная мне группа Lokk`а, к которой прибавился пятый игрок, настоящий громила, размерами ничуть не уступающий Ивану.

Пожав друг другу руки, переговорщики вошли в шатёр, мы же расселись у кострища и изредка поглядывали на бордовых, сидевших с противоположной стороны. Было довольно прохладно, влага после вчерашнего дождя ещё не впиталась в землю, а потому мы активно согревались, держа руки и лапы (и даже огромные ложноножки в случае Амёбы) у костра.

Тем не менее бдительность терять было нельзя: зная Майора, я мог с уверенностью утверждать, что в том случае, если собеседники не согласятся на его условия, он вполне мог применить силу. Тех худощавых игроков, что сидят сейчас в шатре, он вынесет без особых проблем (там ещё и Леший с Кислым помогут), поэтому я мысленно уже распределял охранников бордовых между сидящими рядом союзниками на случай столкновения.

Через полчаса из шатра выглянул Кислый. Мы вопросительно посмотрели на него, но он только рукой махнул, мол, всё сложно. Диверсант подбежал к нам, взял примеры оружия, которым мы собирались торговать, и снова скрылся в шатре.

Подошли бордовые, поделились своим травяным чаем и кружками. Для того чтобы удостовериться в его безопасности, отвар попробовал Амёба, обладающий прекрасной защитой от ядов.

— Ну и как? — спросила Амазонка.

Биолог только руками всплеснул, снова заливая горячий напиток в открывшуюся в полупрозрачном теле пасть. По-видимому, чай не отравлен, поэтому уже через несколько секунд вся моя группа с наслаждением потягивала крепкий отвар из керамических сосудов.

Вообще, все давно отметили, что тёплое время года, в которое нам повезло попасть на Сушу, постепенно подходило к концу. Было не совсем ясно, сколько тут длится год, однако можно было с уверенностью утверждать, что осень, а за ней и зима придут очень скоро. Уже сейчас случались довольно прохладные дни, особенно это ощущалось утром, когда солнце ещё не успевало нагреть воздух, а на траве блестела роса, и вечером, после захода здешнего светила.

Пока появилось свободное время, я раздумывал над тем, на что потратить четыре очка навыков, полученных за достижения двадцать девятого уровня. Сложность состяла не столько в определении тех умений, где бы эти очки пригодились, сколько в вопросе о выборе нового направления развития, которое станет доступным на тридцатом уровне. Не лучше ли пока что оставить запас для того, чтобы в дальнейшем сразу вложить его в новые навыки?


Переговоры закончились. Уставшие Майор, Леший и Кислый присоединились к нашему отряду. Леший объявил:

— В общем, если вкратце, ситуация такая: бордовые сейчас воюют с бежевыми, им нужна поддержка, лучше всего военная. Нас они уверяют, что после совместного уничтожения врага на новый этап выйдут и они, и мы, поэтому это большой плюс, учитывая наше кхм… количество. Также договорились по поводу торговли. Насколько я помню, Федя с Белым говорили, что у нас проблемы с производственными технологиями… Здесь Майор, — Леший взглянул на товарища, — долго, так сказать, сбивал цену. Вроде, в конечном счёте решили так: партия оружия на партию инструментов, и, соответственно, технологий этих самых инструментов.

— Кстати, бордовые — абсолютно нормальные ребята, — заметил Майор. — Всё все прекрасно понимают: лучше временно объединиться и надавать по шапке остальным противникам, а там уже друг с другом разбираться. А потом, кто ж его знает, может, даже и разбираться не придётся… — Майор отхлебнул чай из протянутой ему кружки. — Ммм… Леший, нужно будет у бордовых заказать партейку: уж больно вкусно.

— Посмотрим, — ухмыльнулся Леший, потирая руки. Было видно, что переговоры прошли как нельзя лучше, во всяком случае, по мнению замглавы фракции.

— Товарищ Майор, а вы точно уверены, что бордовые нас не кинут? — с сомнением спросил Паук.

— Точно, — коротко ответил силовик.

Успешное использование навыка: Ментальная защита +1!

Игроки моей группы тут же закивали и начали поздравлять Майор, Лешего и Кислого с успешными переговорами, а я внимательно глядел на военного, только что в очередной раз применившего свои навыки внушения. Зачем он это сделал? Неужели сам не уверен в заключённом союзе, но не хочет терять авторитет во фракции, особенно во время усиления позиций Палыча?

В голове сразу встали образы микроорганизма, приведшего во фракцию острозубов, и неизвестного, чуть было не обрёкшего меня на съедение белыми пилигримами… Да не, глупость какая-то. Зачем Майору заниматься подобным? Просто силовик решил в очередной раз перестраховаться и немного подкрепил свои слова внушением.


Как бы то ни было, но торговый договор командованию заключить удалось, и по всему выходило, что договор довольно выгодный. Действительно, дротики и копья в обмен на разные инструменты, которые потом мы могли бы создавать самостоятельно.

Первую партию предстояло забрать прямо сейчас. И, что самое неприятное, тащить её предстояло вручную именно нам. Майор и Леший сослались на важные управленческие дела и поспешили к Чёрной горе, оставляя нам в помощь Кислого, который, недовольно взглянув на командование, был вынужден подчиниться.

Под ногами и лапами хрустели упавшие шишки, ветки и даже целые стволы деревьев, прохладный воздух был пропитан ароматом хвои. Мы направлялись в сторону перевалочной базы бордовых.

Впервые за долгое время я оказался в составе своей группы, кроме того, рядом шёл Кислый. За время многочисленных совместных рейдов я довольно крепко сдружился с диверсантом, а потому не мог не замечать изменений в его поведении. С каждым днём когда-то весёлый и активный Кислый всё больше закрывался в себе. Конечно, на него сильно влиял Майор, но ведь и до Катастрофы диверсант служил вместе со своим командиром… Я прямо-таки чувствовал негативную энергию, тягучую, будто жвачка, исходившую от Кислого.

Нет, я ведь её действительно чувствовал: вокруг будто стояло чёрное поле, в центре него и жил диверсант. Видимо, так на него отразилась потеря семьи и возлюбленной. Если в Первичном бульоне понимание того, что весь наш мир оказался уничтоженным, пришло ещё не вполне, то теперь, после нескольких недель пребывания в Игре, это понял даже Иван, до последнего не теряющий надежду. Другого объяснения у меня попросту не было.

Тем временем мы в сопровождении Lokk`а и David`а подошли к перевалочной базе бордовых, где и находилась партия инструментов. Lokk пересчитал образцы и удовлетворённо хмыкнул, видимо, бордовые не ошиблись с примерными расчётами объёма товара, хотя аппетиты Майора, кажется, готового выбить всю партию вовсе бесплатно, показались им завышенными.

Инструменты — сильно сказано. Скорее, деревянные ручки с различными каменными и костяными набалдашниками, предназначенными для бурения, рубки, заточки и прочих радостей производственного процесса. Но что есть, то есть. Мы взяли носилки, сложенные из еловых веток, на которые и грузился товар, и направились в сторону Чёрной горы.

На прощание Lokk пожал протянутую руку и негромко мне сказал:

— Как же ты удачно появился, братан! Chief намекнул, что я вполне могу рассчитывать на повышение за организацию и проведение переговоров! Как раз и место недавно освободилось…

— А кто такой этот Chief? Ваш главный? — поинтересовался я, вспоминая невысокого гуманоида, защищённого бронёй, не запоминающегося ничем, кроме разве что холодного, прошивающего насквозь взгляда.

— Не, это, можно сказать, правая рука Главы. Но, — здесь Lokk понизил голос, — мужик очень жёсткий и влиятельный. Впрочем, вскоре вы всё сами узнаете: ваше командование приняло решение о совместном участии в военных действиях против бежевых, а Chief как раз руководит всем, что связано с войной.


Не знаю, как ко всему происходящему относились мои союзники, особенно после внушения Майора, но я почему-то не до конца доверял бордовым. Меня не покидала мысль о том, что они как-то связаны с нападением белых пилигримов. Во-первых, фракция точно сотрудничала с Седобородым (а какое ещё могущественное существо жило рядом с их базой?). Во-вторых, они «не заметили» убегающего от меня незнакомца, хотя прошмыгнул он буквально перед носами игроков. В-третьих, это предложение присоединиться к войне с бежевыми… Мы ведь даже не знаем, кто они и где обитают. И что самое главное, Майор его принял! По-моему, крайне необдуманный поступок.

Я тащил носилки вместе с Кислым, аккуратно обходя толстые стволы деревьев. Диверсант неохотно реагировал на мои расспросы, а потому я пытался изучить его состояние при помощи магических способностей. Третье око позволяло разглядеть бледно-жёлтый силуэт диверсанта, понять общее направление его мыслей. И как раз это показалось мне странным. Мыслительный процесс протекал крайне медленно, особенно для довольно сообразительного Кислого, а идеи, возникающие в голове диверсанта, носили чуть ли не суицидальный характер.

Кислого что-то тяготило, но как понять, что именно?


Целый день я старался быть рядом с диверсантом, и выяснил один интересный момент: Кислый довольно часто контактировал с командованием. Даже не так. Очень часто, переговариваясь с ним каждые час-два.

Всё стало на свои места, когда перед глазами высветилось сообщение Системы:

Слышащий хочет передать вам воспоминание

Просмотрев видеофрагмент, я впал в ступор. Только спустя несколько минут удалось сопоставить факты и составить план дальнейших действий. И выполнить этот план нужно незамедлительно.

Всё произошло вечером.

Моя группа возвращалась из леса, где удалось разыскать несколько сухих деревьев, поваленных ураганом, одно из которых и тащил Иван. Древесина предназначалась для костров, которые ежедневно разводились для приготовления ужина.

Войдя в черту поселения, мы оказались в одном из закоулков, с двух сторон ограниченном стенами покосившихся домиков. Вообще, с планировкой пространства у бывших обитателей Чёрной горы были определённые проблемы: главная улица, которая у нас обычно имела вид прямой линии, здесь постоянно виляла, огибая здания и развалины.

Перед нами показались несколько игроков и гоблинов, в числе которых был и Кислый, союзники столпились вокруг домиков, переоборудованных в некое подобие цехов. Все собравшиеся внимательно слушали Федю, объясняющего принцип устройства основных видов оружия, а именно копья, дротика и боевого топора. Палыч загорелся идеей стать поставщиком вооружения не только для бордовых, но и для остальных фракций, которые ещё только предстояло найти. Экспортировать копья и дротики можно было даже бежевым. Ну а что? До Катастрофы такое проделывали множество раз. Технологии? Ну так ведь их можно и покупать.

Я попросил игроков моего отряда остановиться здесь и позвал Кислого. Диверсант удивлённо глянул на меня, отложил копьё, и приблизился к группе. В этот момент я открыл профиль и вложил половину очков, полученных за двадцать девятый уровень, в Ментальную защиту, тут же активируя навык и мысленно направляя его на Кислого.

Вообще, я не знал, как использовать умение на других игроках, но, похоже, всё сделал правильно. Диверсант вдруг замер и медленно осел на землю. Внутри него происходила борьба опутавших разум пут и моей магии. Я передал управление над всеми червями Тёмным мозгоедам и напряг ментальные силы, увеличивая напор… Вокруг все замолкли и с интересом и даже страхом наблюдали за происходящим.

Наконец, операция завершилась. Кислый обмяк и завалился на бок. Я представлял такое развитие событий, а потому вложил остатки очков в Третье око и попытался проникнуть в разум диверсанта, только что освобождённый от воздействия. Перед глазами мгновенно высветилось:

Ошибка!

Несколько разведчиков из группы Кислого дёрнулось в мою сторону, но путь им тут же перегородили Иван, Крыс и Амёба.

— Спокойнее, молодые люди, — предупреждающе проговорил биолог.

Тем временем я соображал, что же делать дальше. Попытаться привести Кислого в чувства? Или…

— Система, установить диверсанту Передатчик! Затраты на мой счёт, — скомандовал я, вспоминая действия Роша из Первичного бульона.

Через несколько мгновений после списания очков эволюции, Третье око вдруг осветилось жёлтым. Передо мной появилась настоящая проекция, видимая и остальным игрокам. Проекция была довольно-таки плохонькая, качество изображения страдало, что объяснялось относительно низким уровнем Третьего ока, но даже это заставило стоящих рядом игроков раскрыть рты от удивления.

Лежащий на земле диверсант, так и не приходя в себя, вдруг раззявил пасть и заговорил. Похоже, Кислый пребывал некоем подобии транса: его голос был хриплым и негромким, но тем не менее довольно твёрдым:

— Я должен признаться.

Проекция вдруг изобразила картину Первичного бульона. Где-то вдали виднелась База, окружённая каменными перегородками.

Воспоминание показывалось от лица диверсанта.

Кислый обернулся: позади него мчалась чёрная лавина, состоящая из многочисленных шарообразных острозубов. Бешенные микроорганизмы рвали вперёд, ведомые жаждой мяса. Диверсант замер, будто бы дразня НПС. Когда их вожак приблизился к Кислому и, казалось, вот-вот должен был впиться клыками в его тело, диверсант вдруг рванул прямо к нашему дому, увлекая за собой всех острозубов.

— Вот же урод! — воскликнула Амазонка и бросилась в сторону лежащего на земле диверсанта. — Да там же несколько десятков игроков погибло!

— Предатель… — сплюнул на землю Гром, состоящий в группе Кислого.

Ещё несколько игроков, высказывая диверсанту своё негативное отношение через трёхэтажный мат, схватили боевые топоры и направились к Кислому, намереваясь нарезать его на куски.

— Стойте! — крикнул я. — Амёба, Паук, держите их… Тут не всё так просто. Слушайте дальше.

Кислый, лёжа на земле, продолжил:

— Острозубов я нашёл рядом с выходом на Сушу, там, где сидел Страж. Это место мы исследовали вместе с Чёрным. Оставалось просто заманить НПС, а дальше они всё сделали сами.

Изображение на проекции вдруг поплыло и изменилось. Теперь там была локация Чёрная гора, а вернее, подземный ход под ней, ведущий на поверхность.

Кислый оглянулся и удостоверился, что рядом никого нет. Затем прислушался: из-за небольшого завала раздавались рявканья рыскающих в поисках входа тварей. Диверсант приблизился к завалу, наспех сложенному из разного мусора, камней и палок, и выглянул в небольшое отверстие, оставленное, видимо, в спешке. Циклопы заметили диверсанта и рванули к завалу, тут же принимаясь его разбирать, а Кислый побежал по тоннелю прочь.

— Что, однако, выясняется… — проговорил Паук. — Он и циклопам путь показал! Но…

Его перебил Кислый, монотонным голосом продолживший своё повествование:

— Следующее задание далось особенно тяжело. Я уже еле держался, психика не выдерживала… а ещё целью был мой товарищ, Чёрный. Я был в шаге от того, чтобы всё рассказать, но Он успел раньше…

*Перед Кислым возвышался Седобородый, внимательно изучающий диверсанта. После минутного раздумья Светлый НПС сказал:

— Ладно. Будут тебе белые пилигримы. Но смотри, если обманешь…

— Не обману, — твёрдо сказал диверсант.

— Ты-то понятно… Как бы этот твой Кислый из-под контроля не вышел.

— Не выйдет, я его уже несколько недель обрабатываю.*

Столпившиеся вокруг игроки начали перешёптываться:

— Кто это Он?.. Кто-то типа Чёрного, что ли?.. Да не может такого быть… А я вам сразу говорил, что с Кислым что-то происходит!..

Диверсант молчал, лёжа на земле. Я сделал предупреждающий жест рукой, прося тишины.

— Итак, Кислый. Мы понимаем, что делал ты это не по своей воли. Ответь на вопрос: кто тебя обрабатывал и заставлял выполнять указания?

Диверсант, всё ещё пребывая в трансе, открыл пасть. Но вместо голоса из неё вдруг вырвался наконечник копья, воткнувшегося в затылок и прошедшего через голову Кислого насквозь.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Кислый. Оставшееся количество членов фракции серых: 37.

Все разом обернулись в сторону, откуда был совершён бросок. В переулке между домами возвышалась фигура, уже через мгновение скрывшаяся в полумраке.


Гордиев узел постепенно распутывался. Несколько оставшихся нитей вели теперь к убегающему в темноте существу, за которым гналось около двадцати игроков и гоблинов. Кто был этот неизвестный, столько времени водящий за нос всю фракцию, включая меня, мага, специализирующегося на ментальном воздействии?

И хоть единственного свидетеля, а заодно и исполнителя, он успел прикончить, скрыться у незнакомца не получится.

— Бежать некуда! Сдавайся, урод! — словно подтверждая мои мысли, прокричала, а скорее, даже прорычала бегущая рядом Амазонка.

Впереди неспешно текла Черёмуха, освещённая светом яркой луны, а среди нас были и те, кто без особых проблем переплывал её за пару минут. Однако неизвестный понял, что терять ему попросту нечего, а потому, подбежав к берегу, сиганул прямо в воду, вскоре показываясь с противоположной стороны реки.

Здесь я немного отстал: Крыс плавал довольно медленно, а потому, когда мы оказались на южном берегу Черёмухи, неизвестный, а следом за ним и часть игроков уже скрылись за деревьями. Впрочем, для таинственного заказчика многочисленных убийств, устроенных Кислым, всё уже было решено. Через полминуты раздался возглас Феди:

— Поймали!

Подбежав к основной группе, я увидел довольно странную картину: поляна, вокруг стоят игроки и гоблины, а по центру Федя, Амазонка и Гром удерживают здоровенного игрока, который, кажется, вот-вот отгрызёт одну из многочисленных лап бывшего путешественника, сломает пополам хиленького по сравнению с ним Грома и отбросит в сторону Амазонку, вырываясь на свободу. Однако на помощь союзникам вовремя подоспели несколько гоблинов, хватая жертву за ноги и не давая ей сбежать.

Я взглянул на «неизвестного». Мощные задние лапы, когтистые передние, широченная спина, накачанная шея и огромная пасть…

Это был Майор.

Глава 22. Разоблачение

Кто бы мог подумать, что предателем окажется сам глава фракции серых? Конечно, у меня были мысли по этому поводу, особенно после выяснения некоторых обстоятельств… Да и свои навыки внушения Майор применял направо и налево, поэтому вполне мог обработать Кислого до такой степени, что диверсант полностью потерял способность действовать самостоятельно, ведь он и без того являлся подчинённым Майора и, безусловно, доверял ему.

Как я мог не заметить происходящую в течение нескольких недель обработку? Сила Майора, хоть она и имела ментальное воздействие, от природы являлось чем-то иным, нежели моя магия. Я понимал, что силовик использует свои навыки, без труда защищался от них сам, но вот отследить, как они влияли на моих союзников, не мог.

Известие о поимке Майора сильно подорвало дух игроков. Фракция казалась сплочённым организмом, действующим, как единое целое, но как после такого можно доверять хоть кому-нибудь? Правильно говорят, рыба гниёт с головы. А голова нашей рыбы оказалась гнилой с самого начала.

Больших трудов стоило удержать особенно вспыльчивых игроков от убийства Майора, хотя такие предложения (и при том самые изощрённые) высказывали очень многие. Та же Амазонка хотела утопить силовика, историк Корж предлагал привязать Майора к двум согнутым соснам и таким образом разорвать его тело пополам, Гром, особенно тяжело перенёсший известие о Кислом, вынужденно подстроившего убийства большей части фракции, кричал что-то о коле, на который просто необходимо было посадить предателя… В общем, я многое узнал об обычно спокойных игроках.

Я, как и остальные, ненавидел Майора за совершённые им преступления, однако хотел узнать всю правду, поэтому настаивал на суде. И моя идея нашла достаточную поддержку, поэтому Леший, как никто другой настаивающий на казне, был вынужден согласиться.

Всю ночь Майора продержали в подвале одного из домиков под постоянной охраной из нескольких крупных вооружённых игроков: силовик обладал впечатляющей физической мощью, и опасность того, что он попытается выбиться на свободу, существовала всегда.

А на утро я снова получил сообщение:

Слышащий хочет передать вам воспоминание

Оно было не менее впечатляющим, чем первое, и только увеличило моё желание во всём разобраться на суде… Так ли всё просто со сложившийся ситуацией?

Суд, кстати, должен было проходить на берегу Черёмухи, где уже обустраивали место для зрителей и участников. Судьёй решили назначить Лешего как бывшего соратника Майора, а после известия о его предательстве одного из главных сторонников казни без следствия. Выбор Лешего, по мнению многих игроков, автоматически предполагал вынесения наиболее жёсткого решения, что и стало компромиссом с теми, кто требовал немедленного самосуда. Прокурором выдвинули меня: как-никак это именно я раскрыл всё это хитросплетение из предательства, внушения и многочисленных убийств. Адвокатом?.. Майор, в сущности, был уже обречён, поэтому можно обойтись и без него: всё-таки у нас авторитарное мини-государство. Нормы права, которыми пренебрегал Майор, не действовали и в его отношении.


Солнце в зените — время начинать.

Игроки расселись по лавкам, притащенным от кострищ, Леший, для официальности облачённый в шкуру одного из белых пилигримов, уселся за отдельное место судьи, с противоположной стороны разместился я. В центр затолкали Майора, который, впрочем, не очень и сопротивлялся. Для безопасности силовика связали, но так как наши верёвки были сплетены из гибких веток хвойных и в теории Майор мог их разорвать, рядом стояли несколько охранников с копьями.

— Итак, можно начинать, — сказал Леший. — В начале определимся, зачем мы здесь вообще собрались. Слово Чёрному.

Я встал с места и, прокашлявшись, начал:

— Как всем нам уже известно, Майор, теперь уже бывший глава фракции, на протяжении всего пребывания в Игре ментально обрабатывал Кислого (могу сказать, что обрабатывал он практически всех игроков). Находясь под воздействием Майора, диверсант подстроил нападение острозубов, унёсшего жизни девяносто шести игроков, показал путь в подземные тоннели циклопам, в ходе сражения было убито трое наших товарищей, а также привёл в Дом мага белых пилигримов, последний эпизод обошёлся без жертв.

Вокруг послышались матюги и шум, кто-то снова начал призывать к казне.

— Тишина! — повысил голос Леший. — Чёрный, продолжай.

— Конечно… Кислый был убит копьём, брошенным Майором, чтобы замести следы. Мы собрались здесь, чтобы выяснить цели подсудимого. Сами подумайте, зачем главе фракции совершать такие поступки? Что побудило Майора физически уничтожать собственную же фракцию? Здесь уже не идёт речи об элементарной борьбе за власть, как это было с убийством (и последующим поеданием) Тарана. Всё гораздо серьёзнее, и мы можем говорить о полной зачистке фракции серых в принципе. Возможно, Майор сам хочет рассказать о своих намерениях.

Взгляды тут же устремились на массивную фигуру силовика. Майор, сплюнув на землю и зло оглядев собравшихся игроков, покачал головой:

— Пошли к чёрту!.. — за что сразу получил удар рукоятью копья по затылку.

— Хорошо, — я предполагал такой ответ, поэтому уже приготовил доказательства. — Итак, предлагаю посмотреть один довольно занятный видео-фрагмент с переговоров, прошедших вчера днём.

Третье око осветилось жёлтым цветом, создавая проекцию. Многие игроки уже видели такой фокус, однако вокруг всё же раздались удивлённые возгласы. Я намеревался показать первое воспоминание Слышащего.

— К сожалению, из-за проблем, вызванных, видимо, ментальным полем подсудимого, звук на записи оставляет желать лучшего. Однако в целом слова вполне различимы.

*Перед игроком сидели трое переговорщиков от фракции бордовых, справа и слева от него виднелись две фигуры союзников. Всё происходило в шатре, пространство освещали лучи полуденного солнца, вырывающиеся через небольшие прорехи в крыше. Lokk нервно перебирал в руках какую-то веточку, Hedgehog сидел неподвижно, предусмотрительно скосив взгляд куда-то влево, видимо, немного опасаясь представителя серых. Chief же, напротив, являл собой уверенность и твёрдость:

— Какова цена? — коротко спросил переговорщик.

— А что вы мне можете предложить? — спросил носитель Слышащего.

— Мы с вами имеем дело уже несколько лет. До Катастрофы вопросов не возникало.

— Зачем мне сейчас какие-то деньги, не имеющие больше никакого значения? В моих руках вся фракция!

— Давайте говорить откровенно: не вся, а только лишь её четвёртая часть. К тому же один наш общий знакомый, обитающий тут неподалёку, шепнул, что есть определённые проблемы с неким магом из ваших… Lokk говорит, что Чёр-ный до сих пор не устранён.

Lokk утвердительно закивал и заговорил:

— Нам едва удалось его остановить, ещё бы чуть-чуть, и он бы вашего Кислого поймал. Кстати, Седобородый крайне недоволен убийством его белых пилигримов.

— Это уже мои проблемы, — жёстко ответил носитель. — Разберёмся.

— Предлагаю не нарушать нашего соглашения. Нам больших усилий в своё время стоило связаться с вами… — сказал Hedgehog.

— Не представляю, как бы вы разобрались с фракцией серых, не будь меня в числе избранных, — заметил носитель Слышащего.

Ответил ему Chief:

— Не стоит набивать себе цену. Итак, наши предложения: место замглавы по военной части, полная неприкосновенность, плюс некоторая информация, касающегося всего происходящего вокруг… — Видимо, носитель изобразил удивление. — Да, да, до Катастрофы нам удалось получить доступ к зашифрованному сообщению, и, поверьте мне, то, что мы выяснили, имеет довольно важное значение… Скажите честно, вы хотите выжить?

— Что от меня нужно? — немного подумав, спросил носитель.

— Максимальный урон фракции серых — только и всего. Вы уже многое сделали, продвиньте идею присоединение к войне с бежевыми, пусть солдаты от серых немного, так сказать, завялят мясом наших противников… Когда сил у серых уже не будет, на них нападём мы.

— По рукам, — чувствовалось, что носитель доволен переговорами.*

— Как видите, подсудимый имел связи с иностранными представителями задолго до Катастрофы. Попав в Игру, он продолжил свою подпольную деятельность, заполучив пост главы фракции и неограниченные ресурсы. Как итог — три четверти наших товарищей уничтожены. Но преступное прошлое подсудимого тем или иным способом могло быть раскрыто. Стоило мне увеличить свои ментальные силы, и я бы вполне мог это сделать, да и один из коллег предателя был способен сопоставить факты и раскрыть тайну этого человека. Именно поэтому он с самого начала имел планы перейти в другую фракцию. Выжить любой ценой — вот его главная задача.

Вы получили новый уровень: 30!

Похоже, Система щедро вознаграждала за использование Третьего ока…

— Это ясно, — заметил Амёба. — Но, Леший, вы же присутствовали на тех переговорах.

Леший встал со своего место, его лицо, уже практически полностью заросшее шерстью, изображало крайнее удивление:

— Да, был… Но этот фрагмент будто вырезан. Ничего не помню. Совершенно… Вот мы сидим, происходит знакомство, обмен поверхностной информацией, мол, кто такие, что хотим… Вот обсуждаем присоединение к идущей войне, а вот торговлю… Кажется, теперь я ещё кое-что вспоминаю! Чёрный, помнишь, вы с Кислым нашли этих бордовых в Первичном бульоне? Майор тогда всё-таки с ними встретился и переговорил. Видимо, там он и получил указания.

Бывший глава фракции вдруг прошипел:

— Всё, вы меня раскрыли! Хватит пустых разглагольствований, — силовик обратился к стоящему позади него Ивану с копьём, — давай, бей! Прямо в голову бей! Да не ссы ты, чё как баба?

— Думаю, на этом можно завершать наше заседание, — сказал Леший.

— Постойте! — крикнул я уже начавшим вставать со скамей игрокам, и без того ошарашенным происходящим. — Есть кое-что ещё…

То же помещение, те переговоры, только теперь с другого ракурса. Второй Слышащий находился уже с противоположной стороны, на одном из бордовых, вероятно, на его плече. По рукам, нервно перебирающим какую-то веточку, можно было понять, что это Lokk.

Я посмотрел на Майора:

— А вот теперь мы можем и закончить наше разбирательство. Итак, подсудимый виновен. И имя его, — я резко повернулся в сторону замглавы. — Леший!

В это мгновение изображение на проекции поменялось.

*Слышащий поднял свои маленькие глазка вверх и взглянул на троих переговорщиков от серых. Слева тупо пялился на землю Кислый, справа — сидел Майор, окидывающий остекленелыми глазами пространство шалаша. А в центре спокойно восседал Леший:

— По рукам, — сказал довольный замглавы.*

В следующую секунду произошли сразу несколько вещей. Первая — Леший, обладающий прекрасным аналитическим умом, сорвал с себя шкуру белого пилигрима и рванул в сторону Черёмухи. Вторая — вокруг раздались десятки криков: «Догоняй! Бей! Сейчас убежит!», и все собравшиеся начали вскакивать со своих мест. Третья — Майор, всё ещё находившийся под властью Лешего, вдруг повернулся, одним рывком разрывая верёвки, выхватил копьё из рук остолбеневшего Ивана и бросил это копьё прямо в меня.

Тело прошила острая боль. Силовик попал не в голову, а всего лишь в туловище… Но именно там и находился главный мозг, разорванный теперь острием копья. В своё время я побоялся устанавливать его в голову, стремясь защитить орган, это и стало роковой ошибкой. Я упал навзничь, краем глаза отслеживая стремительно уменьшающуюся полоску хп и уже понимая, что удар был смертельным. Через несколько секунд перед глазами высветилось сообщение:

Вы умерли

А дальше?.. Дальше темнота.


[Дальнейшее повествование идёт от лица Ивана]

Когда я в детстве переходил дорогу, мама всегда говорила: «Не щёлкай клювом, дурачок». А я только что прощёлкал… Куча информации, какие-то хитросплетения, подчинение… Как же тут мозги не сломать? Кто бы мог подумать, что для Майора эти верёвки, будто скотч? Он порвал их просто мгновенно, и никто из нас не успел среагировать. Десятки лет на службе, в том числе и спецназе (об этом ходило множество слухов), вдолбили на подкорку сознания Майора нерушимые рефлексы.

После он вырвал копьё из моих рук и с огромной силой кинул его в Чёрного. Буквально через несколько секунд перед глазами высветилось страшное сообщение:

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Чернокнижник. Оставшееся количество членов фракции серых: 35+1.

К чему бы это «+1»? Как будто одного из наших союзников Система таковым уже не считала. На Майора мы тут же, конечно, набросились. И прямо копьями в голову… Как он и просил, в общем. Урод! Хотя, вроде как, и не виноват он вовсе. В общем, мне нужно время на подумать.

Внимание! Погиб игрок вашей фракции: Майор. Оставшееся количество членов фракции серых: 34+1.

Во всей этой суматохе с убийством Чёрного, а потом и Майора, мы совершили фатальную ошибку. Время было упущено, и Леший переплыл Черёмуху, скрываясь за деревьями. Он столько времени водил за нос всю фракцию, а напоследок сумел забрать единственного игрока, который смог раскрыть его планы… Помню, как тогда, ещё до Катастрофы, в «Отделе № 26» многие не понимали, почему обычный шарлатан, прикидывающийся экстрасенсом, попал в число избранных. И что теперь могут сказать все эти учёные, художники, военные и писатели? «Обычный шарлатан» спас остатки фракции, пусть и ценой собственной жизни.

Покойся с миром, Чёрный.

Эпилог

Что? Я умер? Очень странно. А где небеса, где кучерявые облака, между которыми шныряют маленькие крылатые ангелы? Где глава «Отдела № 26» Афанасий Сергеевич, покуривающий кубинские сигары и следящий за Игрой?

Ничего этого не было. Просто темнота. И что? Вы хотите сказать, это и есть Конец? Ради этого мы столько пыжились до Катастрофы и после неё? Ради пустоты?!

Вдруг в темноте высветилось сообщение Системы:

Произошло автоматическое срабатывание навыка Эвакуация

Ближайший пет — Слышащий

Эвакуация? Этот навык я взял совершенно случайно после того, как чуть было не помер в битве с Пастухом. Легендарное создание спокойно пасло острозубов в Первичном бульоне, но ему не повезло попасться на игроков нашей фракции… Судя по описанию навыка, после смерти я должен переместиться в тело ближайшего пета, которым сейчас оказался разведчик.

Стоп! То есть это означает, что…

Пространство вокруг внезапно осветилось, постепенно принимая привычную форму. Сверху проносились зелёные ветви елей, где-то далеко внизу виднелась мягкая лесная почва. Я хотел протереть глаза, но вдруг почувствовал боль: комариные лапки чуть не поцарапали роговицу. Сидеть было мягко и удобно: присоска, которой я оснастил всех разведчиков, работала исправно.

Я повернул голову немного вправо и чертыхнулся. Мои опасения подтвердились — Слышащий, в тело которого я попал, был прицеплен к Лешему.

Желаете выбрать новое направление развития?

Рекомендуемый вариант: Паразит

— Подтвердить выбор.

«Ну что, тварь? Игра только начинается», — усмехнулся я, уносимый Лешим всё дальше в лес, в сторону фракции бордовых.