КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 434800 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205373
Пользователей - 97336

Впечатления

fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Несбё: Королевство (Детективы)

Блокировка бесплатных ознакомительных фрагментов, это нечто.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
greysed про Храмцов: Новый старый 1978-й (Альтернативная история)

редкое говно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Cloverfield про Храмцов: (Альтернативная история)

Пятой нет.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грошев: Новый Вектор. Часть 1 (Боевая фантастика)

Грошев-10-Новый вектор-Часть-1 / 14-09-2020
Походу я опять «заболел» этой СИ и долгий карантин (период когда вообще не хочется читать что-либо) уже закончился)). Теперь — что бы я не читал «на бумаге» (помимо этого), каждый день я нахожу время что бы сесть за электронную читалку...

Как я уже неоднократно писал (здесь) эта часть «вычитывается» во второй раз (поскольку в первый — я так и не соизволил написать никаких комментов). Второе же «чтение» проходит «в теплой и дружественной обстановке» и с дикой скоростью прочтения)) Не знаю — и вроде эти части ничем не отличаются друг от друга, но именно здесь (Вы) узнаете что некое (присущее ГГ) слабоумие (знакомое по предыдущим частям) вызвано отнюдь не вольностью автора, а некими процессами «физики тела» нашего («дороггого, понимаш) главгероя.

В данной части автор не только железно мотивирует его прошлое поведение, но и дает некую картину «бессмертия», за которое приходится (все же) платить... Все происходящее напоминает некий маятник, по обоим сторонам которого находятся, то жуткий нерациональный раздолбай (забывающий все и вся и теряющий хабар каждый 5 минут), то «бывший босс» скурпулезно считающий барыши (при виде всего великолепия окружающего мира).

Понятно что читателя могут весьма раздражать эти крайности, однако на мой (субъективный) взгляд, это не только придает некую логику, всем тем безумствам ГГ (которые я раньше считал тупостью), но и становится некой «вишенкой на торте». Так что, в этой части СИ «заиграла некими новымси красками» (если учитывать не только «привычные» психо-физиологические изменения ГГ, но и его «несколько нестандартные» изменения «в плане телесном»))

Что еще хотел сказать... Уже говорил (но повторюсь), в этой части нам представлена некая иная ипостась (ГГ) который (в отличие от прошлых бессмысленных походов) нацелен только на получение прибыли... причем данную прибыль (как это не парадоксально) приносит ему группировка Долг. Понятное дело, что благодаря спойлеру (от автора), мы уже предполагаем чем окончится «финал» (этой части), но некое ожидание «неприятной развязки» (все же) несколько «снижает пыл читателя». В самом деле (лично я) думаю, что этот прием (знание концовки части, до прочтения всей книги) несколько не оправдан, т.к у меня (опять лично) несколько раз появлялось желание перейти к части следующей и пропустить «досадные события в конце»... Впрочем — (несмотря на это) книга должна быть дочитана, т.к следующая часть (будет) очень плотно «завязана» на концовку. Чтож... читаем дальше))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грошев: Зона дремлет (Боевая фантастика)

Грошев-09-Зона дремлет / 04-09-2020
Странное дело — каждый раз когда (после очередной неудачной книги) вообще не хочется читать (что-либо), мне «на помощь» приходит именно эта СИ))

И ведь (я) уже читал эти части (а некоторые даже не раз), и знаю «что здесь все тоже самое» что и в остальных ...надцати частях)) И тем не менее! Эта СИ «практически бессмертна»)) При этом ее можно (даже) «бросить» фактически на любом моменте, что бы потом (долго и нудно) его искать и в результате (все равно) ошибиться и перечесть какую-либо другую часть)). Забыть ее — а потом внезапно «вернуться» через пару месяцев))

Конкретно же эта часть (по сравнению с предыдущими) является бесспорным образцом логики (как в поступках ГГ, так и в развитии сюжета в целом). Ради разнообразия ГГ не «забывает» ради чего он идет «из точки А в Б», а если и забывает — то (практически тут же) вспоминает! Так что — очередного бессмысленного хождения «с поиском приключений» (здесь, слава богу) нет)) В остальном — очередное «познание себя» (в части своих способностей»), новые знакомства и «новые друзья» (которых можно просвятить на тему разных ужасов зоны и найти в ответ — «искреннее понимание и благодарность»)).

В остальном — все очень тихо и мирно... Почти иддилия (пусть и с некоторыми «мелкими неприятностями») пронизанная некой неосознанной тревогой (грядущего собятия, некой беды) ожидаемых ввиду наступления супервыброса (который ожидается «на днях»). В целом — весьма отличная часть, без всяких ерничаний! Читаем дальше!!!

P.S В этой части находится некий спойлер (сон) в котором Велес увидит «нового обитателя Зоны» (о которой мы «вспомним» аж в 14-й части под несколько смелым названием «Нах»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

В поисках эликсира бессмертия (СИ) (fb2)

- В поисках эликсира бессмертия (СИ) (а.с. Дневник подруги чародея-2) 497 Кб, 138с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Олечка Миронова

Настройки текста:



Глава 1 Письмо

По бескрайнему синему небу плыли легкие пушистые белые облака, а солнце, находясь в зените светило на всю мощь. Море в его лучах играло серебренным блеском, и отливало бирюзой. Легкие волны омывали песчаный берег, который тянулся вдоль всего побережья, и края его не было видно. Деревья тянулись к небу своими длинными тонкими стволами, на макушках которых располагалось всего несколько листьев, но они были огромные, длинные и состояли их множества тонких пластинок-иголочек, эти странные деревья местные называли пальмами, и их плоды употребляли в пищу.

Воздух был пропитан множеством ароматов тропических цветов, которые смешивались и придавали приятные нотки дыханию. А яркие расцветки цветов манили насекомых.

Диковинные птицы, населяющие остров, пели на различные мотивы, сливаясь в одну прекрасную мелодию, разносящуюся на многие мили вокруг.

Здесь сезоны не сменяли один другой, тут было вечное лето. Одинокая мужская фигура сидела на берегу, ветер развевал его длинные, чуть ниже плеч. черные как смоль волосы, а обнаженная белая спина говорила о его происхождении из других мест, ибо местный народ обладал смуглой кожей.

Дармен перебирал песок, пропуская теплые песчинки сквозь пальцы, а его взгляд был устремлен далеко на горизонт, туда, где заканчивалось море. Он размышлял о жизни, слишком многое случилось в его жизни за последний год. Он узнал, что принадлежит к королевскому роду, очень далекого от сюда королевства Энерей. Нашел хорошего друга, в виде старушки и узнал, что не последний маг на этой земле, хоть тот и потерял свои силы. А еще он встретил любовь всей своей жизни, юную графиню Энджин Марамолли, хотя уже леди Бурдоро, но он все же предпочитал ее так не называть, для него она была маленькая графиня, только его графиня.

Это было излюбленным местом Дармена, ему нравилось быть здесь, с этими туземцами, он был абсолютно непохожим на них, что, впрочем, не мешало ему, а скорее наоборот. Местный народ воспринимал его как посланника свыше, так как он во многом помогал им, например, с помощью магии, он сделал их хижины прочнее, или тот факт, что с его приходом, на деревню перестали нападать хищные дикие звери, так как он обнес ее невидимому человеческому глазу магической сеткой, что неспособна их пропустить. Дармен любит море, шум волн и шелест пальмовых листьев, ему приятен теплый климат, именно поэтому он привел девушку сюда.

Когда-то он был черным чародеем, сейчас же от этого осталось только любовь к черному цвету, он больше не творил зло, не занимался плохими делами, а на жизнь он зарабатывал, показывая фокусы местному населению. За это они давали ему еду, которой он делился с Энджин. Впрочем, в этих землях и так было полно тропических фруктов, из-за чего голодными они точно не остались бы.

Но голод был совсем не той проблемой, которая его беспокоила. Его главной проблемой была Энджин. Его любимая девушка была смертной, и это его пугало. Когда он покидал земли Энерей, он думал, что справится с этим, что спокойно переживет смерть девушки, когда придет время. Но сейчас, проведя с ней достаточно многое время, находясь с ней в близких отношениях, он понимал, что теперь все с точностью наоборот.

Его сердце еще помнило боль утраты своей первой любимой, и он отчетливо понимал, что ему снова придется пройти через это. Вот только в этот раз, он не знал, чего боится больше, своей боли, или того, что девушка умрет. Будучи бессмертным, он смотрел на жизнь иначе, а годы делали его мудрее.

В последнее время чародей все чаще и чаще приходил сюда, и оставаясь один на один с морем, думал об этом, и понимал, что ничего не может изменить. Он сотни раз прокручивал в голове все известные ему заклинания, зелья и обряды, но не находил даже отдаленно похожее на нужное ему, ничто не могло продлить ей жизнь.

В целом, он был счастлив, как и его спутница. Жизнь на берегу моря была совсем не такой как в королевстве, здесь никто не перешептывался за спиной, и не смотрел косо на странную пару, не называл его бродягой, а Энджин не тыкали тем, что она должна горевать, по отошедшему в мир иной законному супругу. И вообще, тут не было столь ненавистного ему этикета, но и тут он понимал, что не сможет жить здесь всегда, хотя бы из-за девушки, он обещал показать ей мир, и намерен сдержать это обещание, а для этого вновь придется вернутся в свет. Но сначала, ему обязательно нужно все хорошо обдумать, ведь мир такой большой, а жизнь любимой, так коротка.

Солнце уже переместилось на горизонте, и на побережье начал опускаться закат. Чародей понял, что на сегодня ему придется оставить свои мысли, потому как задержись он до темноты, Энджин начнет волноваться, как не тверди ей, что ему ничто не угрожает. Дармен поднялся на ноги, взял с песка свою рубашку с сапогами, и пошел босиком вдоль берега к деревне. Легкие волны обрушивались на его ноги и щекотали их, от чего у него поднималось настроение.

Деревня Машалак находилась на побережье одноименного с ней моря, и будучи островом, омывалась со всех сторон этим самым морем. Правил тут отнюдь не король, а вождь, чего Энджин никак не могла понять, ведь для нее не было иного правителя, кроме как королевской династии.

Еще здесь не жили в замках, их даже не строили, и люди не делились на богатых или бедных, все были равны и жили в одинаковых хижинах. Они строились в некотором удалении от берега, на границе с тропическим лесом, или даже в его углублении. Хижины были из стволов местных пальм, и их же листьев, а крышу покрывала солома в несколько рядов, что делало ее не пропускающей дождь. В хижинах не делали окон, только дверной проем, чтобы во время шторма, ее не продувало насквозь. Так же все эти домики были на воздухе, строились на сваях, имели свободное пространство между землей и полом, что бы во время прилива не затопляло дом.

В одном из таких домиков и жила Энджин, она даже привыкла к нему, там было все необходимое. Место для сна сделано из насыпи все той же местной соломы, и покрыто нежным покрывалом. Еще в хижине был небольшой стол, за которым по местному обычаю нужно было есть сидя на полу, да и вообще здесь не было ни у кого стульев, разве что у вождя, и то он лишь отдаленно его напоминал.

Но к чему Энджин не могла никак привыкнуть, так это к местной одежде. Местные девушки ходили практически полностью, оголив себя, лишь с узкой полоской ткани на груди, и яркой короткой по бедра юбке. Для графини, выросшей в свете, где были корсеты и пышные платья, все это было дико, но тем не менее она подчинилась уговорам Дармена, и сняла с себя пуританское платье, как он его называл. И конечно же избавилась от туфель, тут таких не было ни у кого, здесь носили сандалии или в большинстве своем ходили босиком.

Сейчас девушка стояла одетая в яркое традиционное одеяние народа Машалак и смотрела в даль, на кромку песка возле воды, точно зная, что ее любимый придет именно оттуда. Ее волосы играли рыжиной в закатном свете солнца, и казались сейчас золотыми, а не привычно светло русыми. Мимо нее проходили местные жительницы и радостно приветствовали ее. Во всяком случаи Энджин так догадывалась, так как языка она не знала, но по интонации, порой различала смысл и то, что от нее хотят. А вот Дармен наоборот, прекрасно понимал, все, что здесь говорили, его магическая природа давала ему способности говорить на всех языках мира. А почти год назад, когда чародей ее сюда только привел, она даже не думала, что люди в других королевствах разговаривают иначе, а считала она это место именно другим королевством.

И вот уже изрядно потемнев на улице, от моря начинал подниматься ветерок, и волны усиливались. Все еще прекрасно различая силуэты, девушка и увидела один в дали, сразу поняв, что это ее чародей. Она пошла ему навстречу, как делала последние пару месяцев, когда ее любимый стал уходить из деревни.

Энджин подошла к мужчине, и тот обнял ее, поцеловав в лоб.

— Как ты провела сегодняшний день, моя дорогая Энджин? — спросил Дармен.

— Хорошо, впрочем, как всегда. — ответила девушка.

— Идем скорее домой, скоро начнется шторм. Море неспокойное сегодня. — сказал чародей, разжимая объятия.

И пара взявшись за руки спешно пошла к маленькой хижине, стоявшей на некотором отдалении от всех остальных. Они поднялись в нее, и оказались в кромешной тьме. Чародей взмахнул ладонью, и хижину заполонили сотни маленьких светящихся звездочек, осветив ее мягким желтым светом.

Дармен незамедлительно присел на постель, пытаясь утянуть за собой девушку, но та протестовала.

— А кушать? Я тебе салат приготовила, и нам принесли жаренную куропатку. — пыталась накормить любимого Энджин.

— Я ел фрукты, и не голоден. Лучше иди сюда. — ответил чародей, вновь пытаясь притянуть девушку к себе. И на этот раз удачно.

Дармен стал целовать девушку, гладил ее плечи, и хотел было уже стянуть повязку с ее груди, как через прикрытый шторой дверной проем, в хижину влетел голубь.

— Нет, сегодня определенно не мой день. — выругался мужчина, отодвинувшись от девушки и протягивая руку вперед.

Ему на ладонь приземлился запыхавшийся, уставший после долгого перелета почтовый голубь. Прилети он чуть позже, вообще не известно долетел бы, так как на улице уже во всю разыгралась непогода, шел сильный дождь, морские волны с сильным ревом обрушивались на берег, начался привычный для этих мест шторм. Теперь он мог продлится не один день.

Голубь принес весточку от мисс Помпи, той самой милой старушки из королевства Энерей, ставший верным другом Дармена, и покидая те земли, чародей заколдовал голубя, благодаря наложенным на него чарам, птица могла отыскать Дармена с Энджин в любом уголке мира.

Дармен извлек крохотный тубус, привязанный к ножке голубя, и достал оттуда во много раз свернутое письмо. Он еле заметно дрожащими от волнения руками развернул его, ведь в своем последнем письме, он откровенно написал старушке о том, что его так волнует, и сейчас очень ждал, и одновременно с этим боялся ответа.

Идеально выведенные буквы на пожелтевшей от дороги бумаге гласили:

«Здравствуй, мой дорогой друг Дармен!

Давеча я получила твое письмо, и внимательно прочитав его, я поняла всю глубину твой проблемы. Вопрос и вправду серьезный, и требует скорейшего решения, а потому, я немедленно отправилась в старую часть города, к старому дому своих предков. Как тебе было известно ранее, я являюсь дальним потомком волшебника, а в нашем старом родовом имении, сохранились записи тех времен.

Так вот, среди бумаг своего пращура, я нашла интересные записи, связанные с эликсиром вечной молодости. Согласно давней легенде, во времена драконов, такой эликсир действительно существовал, и называли его тогда, эликсиром бессмертия. Вот только, когда исчезли драконы, исчезло и снадобье, а его рецепт был известен только драконам, а потому он утрачен навсегда.

Так же в найденных мною записях, я узнала, что мой предок был очень заинтересован поисками мифической страны драконов, куда согласно легенде, они ушли, оставив людей. Но успехов на этом поприще, он разумеется не добился.

Мой добрый друг, я искренне за тебя переживаю, и надеюсь, что ты со всем справишься. И пусть тебя не подведет вековая мудрость, а драконы охраняют твой путь.

На этом я прощаюсь, и жду от тебя новых писем. Не забудь передать от меня Энджин пожелания всего наилучшего.

Ваша мисс Помпи.

P.S. Я нашла небольшую карту, в которой ничего не смогла разобрать, но для тебя я думаю это не составит труда, а потому высылаю ее тебе.»

Прочитав письмо, Дармен аккуратно свернул его, так и не взглянув на прилагающуюся карту и убрал в карман своего плаща. Лежавшего рядом с ложем.

— Что там? — спросила девушка.

— Ничего. Ничего важного, просто старушка соскучилась, и решила узнать, как у нас дела. — улыбнувшись соврал Дармен.

Он часто так делал, предпочитал не говорить девушке о плохом, не посвящать ее в проблемы, а как настоящий мужчина решать их у нее за спиной, до того, как они ее коснутся. Энджин была для него всем, и малейшая грусть на ее миленьком личике приносила ему боль, как от сотен игл, воткнутых ему в плоть.

— Так на чем мы остановились? — произнес чародей, вновь прильнув к девушке, осыпая ее сотнями поцелуев.

— Кажется на этом… — прошептала девушка, целуя его в ответ.

На улице бушевала страшная буря, но куда более сильная буря бушевала в сердцах влюбленных, которые не спали в эту темную ночь, освященные сотнями мерцающих звездочек, светивших лишь им одним, на всей земле.

Утро выдалось ничем не лучше вечера, за пределами хижины по-прежнему дул леденящий ветер, несмотря на теплый климат местности. Дождь и вовсе казался нескончаемым, заставляя неугомонное море все сильнее биться о берег, превращаясь в белую пену, и нанося урон деревне.

Дармен проснулся вперед своей любимой девушки, а потому, решил сейчас незаметно для нее написать ответное письмо мисс Помпи, и как только позволит погода отправить его.

Он уже было взялся за магические чернила, чтобы начать писать, но его взгляд упал на лежащий рядом плащ, и он вспомнил про карту в кармане.

Он незамедлительно вынул ее, и выдохнув развернул. Это была очень старая карта песочного цвета, с нанесенными на нее уже не существующими королевствами, что говорило о ее очень древнем происхождении. Рассмотрев ее внимательнее, Дармен предположил, что она была составлена во времена чародеев, еще до великой войны магов.

Он еще раз прокрутил в голове содержания письма мисс Помпи, сопоставил с имеющийся картой, и, вновь убрал ее в карман, вернувшись к написанию ответного письма.

«Здравствуйте, мисс Помпи.

Спасибо за проявленный интерес к моей проблеме. Я обязательно займусь детальным изучением

присланной вами карты, и отправлюсь на поиски легендарного Элефора.

Дармен»

Написав наспех короткий ответ, он прикрепил его к голубю, но не отправил, так как погода не позволяла этого пока сделать. Но зато, когда придет подходящее время, голубь просто улетит.

Мужчина взглянул на ничего не подозревающую мирно спящую девушку, а в его голове уже зрел план. План, который ей точно не понравится.

Девушка проснулась лишь спустя пару часов, улыбнулась потянувшись, и удивленно посмотрела на хмурого и крайне серьезного чародея.

— Я должен уехать на какое-то время. — монотонно и в тоже время строго произнес Дармен.

— Хорошо. И куда мы поедим? — спросила Энджин.

— Я разве сказал мы? — ответил вопросом на вопрос Дармен.

— Нет… — тихо произнесла девушка.

— Вот именно. — твердо сказал Дармен, что бы иных мыслей у девушки не возникло. Но они все же появились.

— Я думала, что мы вместе. Вместе везде. Понимаешь? — робко залепетала Энджин.

— Да, мы вместе. Но сейчас нам нужно на какое-то время расстаться. — отвернувшись от девушки, лицом к стене произнес чародей.

— Расстаться… — чуть заметно шевеля губами произнесла юная графиня.

— Не на всегда, а временно. Это вынужденная мера, там куда я пойду может быть очень опасно. Понимаешь? — вновь повернувшись к девушке, смотря прямо ей в глаза и взяв ее за руки сказал Дармен. Сейчас он говорил очень мягко, как с маленьким ребенком, что бы девушка все поняла и не обиделась на него.

— Я хочу пойти с тобой. Я не хочу расставаться… — сказала Энджин, а по ее щекам потекли слезы.

— Моя милая Энджин, моя любимая Энджин, ну как ты не понимаешь, что мое путешествие будет полно неизвестности, опасность может поджидать меня там на каждом шагу, и я не могу так рисковать тобой. — Дармен по-прежнему пытался объяснить Энджин всю серьезность ситуации, и все больше убеждался, что все бесполезно.

— Но ведь ты чародей, черный чародей, последний в своем роде, кто может представлять для тебя опасность? Разве кто-то может быть сильнее тебя? — недоумевала плачущая девушка.

— Драконы. — Дармен произнес всего одно слово, и увидев непонимающий взгляд девушки, пояснил. — Там, куда я пойду, возможно живут Драконы, и они сильнее меня в разы, а потому могут представлять для меня опасность, не говоря уж о тебе.

— Ты идешь в Элефор? — утерев слезы, и округлив глаза от удивления спросила Энджин?

— Да. Но, откуда ты знаешь об Элефоре? — теперь очередь удивляться Дармена.

— Об этом знают все жители королевства. Мифическая страна Элефор, населенная Великими Драконами. — спокойно ответила Энджин.

— Страна значит мифическая, но при этом ты так спокойно реагируешь на то, что я отправляюсь на ее поиски. — саркастически скривив рот спросил Дармен.

— Год назад, ты тоже был не более чем мифическим персонажем. Я уже ничему не удивляюсь. — так же состроив гримасу ответила девушка.

— Ну да. — все что и оставалось ответить чародею.

Дармен обнял Энджин, прижав к себе, и какое-то время они так сидели молча, пока тишину не нарушил тихий голос юной графини:

— Я иду с тобой.

— Я тебе, о чем сейчас говорил? Нет. Это опасно, ты останешься здесь. — резко и строго сказал Дармен.

— Но я хочу пойти с тобой! — девушка, как ребенок настаивала на своем.

Энджин вновь расплакалась, чародей встал с постели и отошел к дверному проему, который находился дальше всего от ложа, он от злости и безысходности своего положения ударил кулаком по стене, и глухо произнес:

— Хорошо, твоя взяла.

— Урааа! — Энджин чуть было не запрыгала от радости, вновь напомнив Дармену своим поведением маленькую девочку, тот же мысленно взмолился драконам, что бы те даровали ему сил, терпеть эту несносную девчонку, которую несмотря ни на что он искренне любит, и ни капли не жалеет о том, что когда-то связался с ней.

— Будешь своевольничать, превращу в хомячка, засуну в карман, света белого у меня не увидишь. — угрожающе сказал чародей. Вообще-то он не мог так сделать, но девушка-то об этом не знала.

— Я обещаю, что ничего такого не будет. — сказала Энджин, улыбаясь подходя к Дармену.

— Ты даже не представляешь, как я на это надеюсь. — сказал в слух Дармен.

А про себя чародей подумал, что неприятности ему в очередной раз обеспечены, и все потому, что он так и не научился ей говорить «нет». Даже когда это необходимо. Но про себя он поставил мысленную галочку, что в будущем ему все же нужно будет научится. Сейчас он только предполагает, что его ждут опасности, а что если это действительно случится? Его «нет», могло бы спасти ее, но теперь она идет с ним.

— Спасибо! — сказала тихо девушка, и встав на носочки потянулась, чтобы поцеловать своего любимого мужчину.

Дармен с удовольствием ответил на поцелуй, он вообще очень любил, когда Энджин вот так просто относилась к их с ним отношениям, позабыв об столь ненавистному ему этикету, что долгое время ей просто насильно вкладывали в голову. За последнее время, девушка действительно стала более открытая, более естественная, не такая замкнутая и трясущаяся от любого шороха, и мнения света, когда он ее только повстречал. Ему нравились эти перемены, он действительно был счастлив в такие мгновения.

— Ладно, где там твои вчерашние куропатки? — спросил Дармен оторвавшись от губ девушки.

— На столе, и они уже совсем холодные. А разогреть невозможно, там вон какой ливень. — смутившись ответила графиня.

— Точно, а то я так привык к горячим изыскам. — дотронувшись пальцем по носу девушки произнес, улыбаясь мужчина.

Дармен щёлкнул пальцами, и куропатка, лежащая на столе в миг, вспыхнула огнем, который тут же погас, наполнив хижину приятным ароматом жареного мяса.

— Я ведь чародей, а ты порой об этом забываешь. — сказал мужчина, ведя девушку за руку к небольшому круглому столику.

Они разместились на подушках, лежащих на полу и принялись есть обжигающе горячее мясо, при этом постоянно переглядываясь.

Глава 2 Козни

В это же время в королевстве Энерей

Над королевством сгустились тучи, и лил сильный дождь, дороги размыло, но одинокая карета продолжала ехать через и без того темный лес. Элеонора Марамолли сидела в экипаже вместе с какой-то женщиной, старше ее самой почти в двое, при этом явно недворянского происхождения.

— Когда же мы наконец-то приедем. — смотря в окошко дверцы негодовала графиня.

— Да уже скоро, вон в Травельский лес въехали. — сказала женщина.

— Я весь день в дороге, сколько можно ехать. Еще этот кучер недотепа, где его только нашли, уже несколько раз карету заносило на дороге. — гневалась благородная.

— Так дождь же идет неделю, дороги размыло, тут немудрено, любой экипаж может увязнуть, даже королевский. — женщина пыталась успокоить капризную леди.

— И что, мне нужно возносить за это мольбы великим драконам. — вновь гневно огрызнулась Элеонора.

— Успокойся, доченька, все будет хорошо. — протянув руку к графине сказала женщина.

— Доченька? Я надеюсь тебе хватит мозгов не ляпнуть это при короле? Или еще перед кем ни будь. — резко оттолкнув руку женщины сказала графиня Марамолли, собрав при этом всю свою злобу в эти слова.

— Простите леди, я забылась. Такое больше не повторится. — кротко сказала пожилая женщина, и обхватив себя ладонями прижалась к спинке кареты.

Сибилла Дороне очень любила свою дочь, и с детства ей во всем потакала, из-за чего Элеонора выросла очень капризным ребенком с непомерными амбициями и чувством собственного превосходства, поставив себе цель во что бы то ей это не стало стать леди, вырвавшись из мира крестьян. И вот однажды судьба повернулась так, что Элеонора Дороне в один миг стала леди Элеонорой Марамолли выйдя замуж за Питера Марамолли, тем самым навсегда позабыв о своей настоящей семье. Она строго настрого запретила своей родной матери называть ее дочерью, и вообще где-либо упоминать о их родстве, а также приходить в гости, или видеться вообще.

Но эта же самая судьба и отвернулась от Элеоноры, когда ее муж узнал, что долгое время воспитывал не свою родную дочь, а некогда нагулянную до брака своей непутевой женой, после чего выгнал ее из дома, сохранив при этом прекрасные отношения с дочерью Энджин.

Будучи всеми преданной, а восприняла она это именно так, Элеонора вдруг вспомнила о существовании своей матери Сибиллы в деревне Кроут, что стоит на самой окраине королевства Энерей, куда та ее сама же и сослала стоило ей получить некую власть, дабы мать не наболтала тут лишнего.

И вот теперь они вместе ехали ко дворцу короля, дабы поведать ему о несправедливости творящейся в его владениях. А мать она взяла с собой не более чем с правами прислуги, и то, лишь для того, чтобы подтвердила правоту ее слов. В таком деле лишний свидетель никогда не помешает.

И вот к счастью вечно всем недовольной Элеоноры, их экипаж выехал на дорогу, ведущую к воротам замка, и если бы не опустившаяся ночь, то уже в окошко можно было бы разглядеть дворец.

Карету остановили на подъезде к главным воротам, дверь открыл стражник и спросил:

— Приветствую, госпожа. Куда путь держите?

— Не видно, что ли? К королю, раз во дворец еду. — наорала на стражника графиня, и подумала про себя, что одних тупиц держат, из-за которых одни неудобства.

— Король не принимает гостей в это время, вам придется развернуть экипаж и отправится на постоялый двор, а утром уже просить об аудиенции. — сообщил храбрый рыцарь на воротах.

— Да как ты смеешь со мной так разговаривать? Ты ничтожество, немедленно доложи своему начальству, что приехала родственница короля. — в гневе кричала Элеонора, да так громко, что и докладывать не потребовалось бы, ее и так, наверное, слышало все королевство.

— Что же вы сразу не сказали, что вы родственница короля? Приношу вам свои искренние извинения и прошу меня простить! Я немедленно открою вам ворота. — залепетал ошалелый стражник, ведь перечить родственникам короля недопустимо, и те имеют право появляться во дворце в любое время, для них всегда есть приготовленные комнаты.

Карета неспешна въехала на территорию дворца, и двинулась по мощеной белым камнем дорожке. Сибилла с укором смотрела на дочь, и к счастью для нее в темноте этого было не видно. Просто пожилая женщина не могла понять, как ее дочь стала такой.

Карета меж тем уже остановилась у входа в замок, из которого с зонтом в руке поспешно вышел дворецкий, и открыв дверцу экипажа укрыл от дождя вышедшую оттуда женщину. Он проводил ее во внутрь замка и хотел было вернуться в карету за второй женщиной, как его остановила гостья:

— Не сахарная, не растает, дойдет и так. Ты лучше немедленно доложи его высочеству, что прибыла Элеонора Марамолли.

— Извините госпожа, но король не принимает гостей в такой час. — вежливо сообщил слуга.

— Передай его высочеству, что дело важное и не терпит отлагательств. — так же вежливо ответила Элеонора, собрав все свое терпение в кулак.

Вообще то раньше терпению и хладнокровию этой женщины могли позавидовать многие, казалось она всегда носила маску безразличия, но потом все изменилось, и она стала выплескивать свой гнев на окружающих, чаще всего ни в чем не виноватых.

Дворецкий пристально посмотрел на женщину, и подумав, что не знает, насколько близкой родственницей является эта женщина, решил не рисковать, дабы еще больше не словить от нее гнева, произнес:

— Как прикажите графиня, я немедленно доложу о вашем визите королю. Вот только я не знаю, как о вас ему сообщить. — он хитро решил выведать имя госпожи, а там уже решить беспокоить короля или нет.

— Элеонора Марамолли. — гордо произнесла женщина, а после добавила, театрально всплакнув. — Я мать супруги погибшего виконта.

— О вас будет немедленно доложено его высочеству. — поклонившись произнес слуга, и немедленно удалился, оставив женщину со служанкой.

К моменту возвращения дворецкого, в зале была уже и Сибилла Дороне, которой было явно очень неуютно в королевском замке, в отличие от своей дочери, которая вела себя так, будто это ее дворец, и она тут вовсе не нежданный ночной гость.

— Его высочеству было доложено о вас, и он остался крайне недоволен вашим присутствием во дворце, но несмотря на это он соблаговолил вас принять. — отрапортовал дворецкий, уже при этом ведя себя гораздо храбрее, понимая, что эта женщина теперь не ко двору.

Элеонора же в миг помрачнела еще больше, недоумевая, как это она, Элеонора Марамолли, завсегдатай лучших салонов королевства, теперь в опале у короля.

— Пройдемте за мной, его высочество ожидает вас в своем кабинете. — сказал дворецкий, и развернувшись быстрым шагом пошел прочь, не дожидаясь ответа графини.

Саму же графиню, это возмутило еще больше, что даже дворецкий, никто, последний человек, и тот ведет себя с ней, будто она никто. Но будучи при этом умной женщиной, она решила все стерпеть, подумав про себя, что, когда настанет ее час, нужно будет не забыть внести в список раздачи платы за свое унижение, и этого хама.

Они шли по тускло освещенному коридору, при этом явно не парадному, а скорее запасному, как догадалась Элеонора, что бы ее никто не видел во дворце. Подойдя к дубовой двери кабинета, дворецкий стукнул в нее, а затем открыл, пропуская вперед Элеонору и Сибиллу.

Король Зимак Энерей стоял за своим столом. Это был мужчина около сорока лет, высокого роста, хорошего мужественного телосложения. Он был одет в белую рубашку, и темно вишневый кашемировый сюрко и мантию. На голове с короткой стрижкой и козьей бородкой была надета золотая корона с рубинами, которые совсем не гармонировали с голубыми глазами правителя.

Кабинет был крайне роскошно обставлен: стол из массива сосны, резное кресло, огромный драпированный диван в углу с множеством подушек, канделябры с позолотой, шерстяной ковер с незатейливыми узорами на полу, стены покрывал бархат. От всего этого великолепия, у женщин просто перехватил дух, Элеонора никогда ранее не бывала здесь, а уж ее мать и подавно не видела роскоши.

— Как ты посмела явиться во дворец, после всего? — гневно рявкнул король, мгновенно прервав любование интерьером.

— Мой сир, я не понимаю, чем вызван такой гнев! — эмоционально, с нотками кротости сказала Элеонора, опустив свой взгляд в рисунок на ковре.

— Не понимаешь? Да разве что, только последний конюх нынче не говорит о тебе. Ты позор всего света, и при этом посмела явиться вот так ко мне, да еще на ночь глядя. Это сверх наглости. — казалось гневу короля не было предела.

— Меня оговорили, ваше высочество! — посмотрев прямо в глаза королю сказала Элеонора.

— Да ты никто, тебя и оговаривать не нужно. Принесла в подоле мужу чужого ребенка, обманом вынудила его жениться, за что он тебя и выгнал. Так где именно тебя оговорили? — спросил король, так же пристально глядя на Элеонору.

Графиня никак не рассчитывала на такой прием, она думала, что об этом никому не известно, ведь год назад покидая замок Марамолли, она потеряла все связи со светом, и совсем не знала, что там творится. И теперь она понимала, что ее план рушиться на глазах, а потому, нужно было импровизировать по ходу действий.

— Мой сир, вы правы лишь отчасти. Я действительно от рождения не обладаю никаким титулом, или властью, я всего лишь бедная дочь прислуги. — стала говорить Элеонора.

— Ну хоть с чем-то ты согласна. — перебил ее король.

— Да мой сир, но на этом правда заканчивается. Все остальное что говорят люди ложь. Девятнадцать лет над граф Марамолли объезжал свои владения, и заметив меня работающей в поле, воспользовался своим физическим превосходством, и обесчестил меня силой. . - тут графиня пустила слезу, да еще такую, что сложно было не поверить в правоту ее слов.

— Продолжай. — сказал король.

— Через какое-то время, я поняла, что была беременна, и собрав всю свою храбрость я пошла к графу сказать об этом, мне больше ничего не оставалось. Вы ведь понимаете, что меня ждало, ребенок вне брака, меня выгнали бы из деревни, мне некуда было бы идти, а потому я пошла просить помощи. Хоть и понимала, что ждать мне ее особо не с чего, что мне может дать человек, так подло со мной поступивший. Но тем не менее я пришла к нему в замок, и все рассказала. — продолжала сочинять Элеонора, а ее мать стояла рядом и делала вид, будто бы все что она говорит, чистая правда, хоть и знала, что все сказанное с первого по последнее слово ложь.

— Что же было дальше? — спросил его высочество, когда графиня сделала паузу.

— Дальше он выслушал меня, и испугавшись, что я начну болтать об этом, ради сохранения своей собственной репутации, а никак не моей, он сказал, что жениться на мне. Мы поженились очень быстро, так как на служанок из полей никто не обращает внимания, он сказал в свете, что я из другого графства, и что я графиня. Меня обучили этикету, поведению, манерам — так я стала леди Марамолли. Со временем у нас родился еще один ребенок, наш сын Джозеф. — закончила свой лживый рассказ Элеонора.

— Но почему же он тогда тебя выгнал сейчас? — недоумевал король.

— Об этом я могу лишь догадываться сир, но предполагаю, что ему просто надоело терпеть рядом ненавистную ему женщину. Теперь, когда предмет нашего с ним конфликта, а именно наша с ним дочь Энджин, покинула стены родового замка Марамолли, и стала принадлежать к королевской семье, и находиться под ее защитой, все что бы я не сказала не имело бы больше никакого смысла или силы. И исходя из этих мыслей, он просто нагло и бесцеремонно выставил меня ни с чем на улицу. Мой сир, — Элеонора упала на колени, и продолжила вновь, пустив слезу. — Мне совсем некуда пойти, весь этот год я скиталась от двора ко двору, кто бы меня приютил, Сибилла тому свидетельница, но нет у меня больше терпения чувствовать себя столь униженной и оскорблённой, ведь человек столь меня опозоривший дважды, продолжает жить в достатке и уюте, не зная бед. Я все делала для этого замка, воспитывала наших с ним детей…

— Я никогда не думал, что Питер, настолько жестокий человек, он всегда был на хорошем счету в свете. — король поверил Элеоноре, чему та была безумно счастлива.

— Накажите его мой сир, пусть справедливость восторжествует, ведь я отдала ему все свои лучшие годы… — продолжая стоять на коленях, без тени зазрения совести лепетала лживая графиня.

Король вышел из-за стола и обошел по кругу графиню, после чего остановился перед ней, и слегка подавшись вперед взял ее за подбородок и произнес:

— Ты и сейчас выглядишь на удивление неплохо, даже получше иных придворных фавориток.

Графиня улыбнулась, поняв, что произвела на короля положительное впечатление. Сегодня она принципиально надела одно из самых роскошных платьев, предварительно выменянного у портнихи на изумрудный перстень, одно из немногих украшений, оставшихся у нее, в день, когда она покидала замок Марамолли.

— Выйди. — приказал король Сибилле, и вновь обратив свой взгляд на Элеонору.

Его высочество Зимак Энерей не отличался особым честолюбием, или благочестием. У него было множество фавориток, и при этом он был не прочь одарить свой милостью других дам, а тут уж сами драконы благоволили ему, приютить и утешить бедную страдающую графиню.

Глава 3 Корабль

Дармен и Энджин стояли на берегу острова Машалак в ожидании торгового судна, которое должно было забрать их с острова. На Энджин вновь было надето простенькое серое дамское платье, в котором она чувствовала себя гораздо увереннее, чем в местном традиционном одеянии. А вот Дармен напротив, был разочарован, что отражалось на его лице.

— Что? — спросила Энджин смотря на недовольно ухмыляющегося Дармена.

— Раньше мне нравилось больше. — хитро улыбаясь ответил мужчина.

— Ну ты… — сказала девушка, легонько ударив своим кулачком его по предплечью.

— Смотреть было приятней. — сказал Дармен, и под ее укорительным взглядом добавил смеясь. — Я такой какой есть, другим не стать.

Энджин отвернулась от него, встав к нему боком, и устремив свой взгляд в море. Чародей же щёлкнул пальцами, в миг увеличив вырез на платье девушки, но оставив его при этом достаточно невинным.

Юная графиня оторвала свой взгляд от моря и уже было приготовилась высказать своему любимому мужчине все, что она сейчас о нем думает, как услышала крики местных жителей. Вдалеке показался корабль, и он стремительно приближался к острову, а потому слова так и остались не высказанными.

— Наше судно. — сказал Дармен, смотря на девушку, которая уже не выглядела столь решительно, как несколько минут назад.

По правде говоря, Энджин очень боялась этого путешествия, а именно плавания по морю. В детстве ей часто рассказывали истории о дальних кораблях, как они попадали в шторм и разбивались в щепки. Тогда, она видела корабли лишь на картинках, впрочем, как и море, ведь в окрестностях королевства Энерей не было морей. А проживя на острове некоторое время, девушка быстро поняла, что детские сказки не врут, и море действительно очень опасно, оно коварно, обманчиво и сильно. Юная графиня не раз видела шторм, а потому сейчас очень боялась, что он может застигнуть их во время плавания.

Когда Дармен решил показать ей этот остров, то просто перенес ее сюда с помощью магической телепортации. В один миг они оказались тут, без дорог и путешествий. Сейчас же они покидали остров как положено, на корабле. Чародей вообще очень редко использовал заклинание телепортации, он после него чувствовал некоторое недомогание, да и пешком ходить он любил больше.

Видя, как сильно занервничала девушка, когда судно пришвартовалось, Дармен обнял ее сзади, и прошептал на ухо:

— Все будет хорошо.

— Я надеюсь. — сказала девушка тихо-тихо, наверное, скорее успокаивая саму себя, и накрыла своими руками, его руки.

В любой другой день они могли бы так долго стоять, и смотреть в даль, но только не сегодня, а потому Дармену пришлось расцепить объятия, и просто взяв девушку за руку отправиться в сторону судна, дабы поговорить с капитаном.

Корабль возвышался над берегом, имел массивный корпус из маренного дуба, и особенно выделялась гальюнная фигура в виде огромной птицы, с широко разведенными крыльями. Паруса были спущены, но цвет их все же можно было хорошо разглядеть, они были белоснежные.

По спущенному на берег трапу туда-сюда сновали моряки, беря у местного населения экзотические фрукты, дабы потом продать их в своем королевстве. С каких именно земель прибыл корабль было неизвестно, впрочем, это было и не столь важно, сейчас нужно было просто покинуть остров.

Дармен хотел было тоже подняться по трапу, но его остановил моряк, дежуривший у подъёма.

— Куда? Вход местному населению запрещен. — буркнул моряк.

— А я что похож на местное население? — огрызнулся в ответ чародей.

— Пусть поднимется. — крикнул с кармы капитан судна.

Дармен прошел на трап, демонстративно зацепив плечом наемного морячка. Он поднялся один, Энджин осталась ждать его внизу. Палуба корабля имела довольно ухоженный вид, и была изготовлена из мэхогони, как и верфи, а потому все здесь красноватого оттенка, ведь красная древесина не красится, а лишь покрывается лаком.

Дармен подошел к капитану, который стоял около бизань-матчи. Это был еще молодой мужчина для такой должности, не более сорока лет, но уже с проявлениями седины на волосах и бакенбардах, что говорило о его обширном морском прошлом. Он имел невысокий рост, но плотное телосложение. Капитан был одет в униформу, а значит работал так же наемным моряком на службе в каком ни будь королевстве, и судно ему не принадлежало, впрочем, это никак не повлияет на исход их разговора.

— Что ты хотел, странник? — незамедлительно спросил капитан судна, стоило Дармену к нему подойти.

— Уплыть с этого острова. — честно сказал Дармен.

— Это торговое судно его высочества Керона Агабая, из очень далекого отсюда королевства Агабая. И мы не берем на борт чужаков. — ответил на просьбу капитан.

— А если чужак хорошо заплатит? — хитро спросил Дармен, зная, что ради денег люди пойдут на нарушения даже приказов самого его величества.

— Ах-ха-ха! — рассмеялся капитан, а затем сказал. — Что ты можешь мне дать? Пригоршню медных?

Дармен ухмыльнулся, и незаметно произнес заклинание, после чего достал из карманов своего плаща целую горсть золотых монет и рубинов, вперемешку с изумрудами и топазами. От этого зрелища у капитана округлились глаза, и начала интенсивно вырабатываться слюна, отчего он мысленно уже подсчитывал сумму и представлял себя богачом.

— Ну так что? — вопрос Дармена вывел капитана из оцепенения.

— Милости просим на борт вас и вашу даму! — радушно сказал капитан судна и потянул руки к сокровищам, но Дармен их уже положил обратно в свои карманы.

— А нет, ты получишь их, когда я сойду в порту. — разумно сказал чародей, зная, что плаванье предстоит дальнее, а его магия богатства не долговечна. И когда она иссякнет, у капитана ничего не будет, и он выкинет их за борт за обман.

— Хорошо-хорошо! Как вам будет угодно. И да, меня зовут Аларик, если что, обращайтесь сразу лично ко мне. — залепетал капитан судна, понимая, что никуда его денежки с его судна не денутся, ему конечно хотелось бы получить их раньше, но так и быть, он пойдет на уступки этого богатого господина.

— Вот и договорились. — сказал Дармен, и развернувшись зашагал прочь, за Энджин.

— Я распоряжусь, что бы вам приготовили каюту! — крикнул ему вдогонку капитан, рассчитывая, что, если он будет услужлив, ему заплатят еще больше.

Дармен не обернулся и ничего не ответил на это, лишь улыбнулся сам себе, понимая, что он вновь выиграл, а человеческая алчность проиграла.

Энджин было очень страшно, когда корабль расправил свои гигантские белые паруса, и потихоньку начал отчаливать от берега. Девушка стояла на шкафуте, взяв за руку любимого и облокотившись на фальшборт. Чем дальше от берега отдалялся корабль, тем сильнее она сжимала ладонь Дармена, она очень боялась этого плавания, лишь тот факт, что единственный в мире чародей будет рядом, хоть немного ее успокаивало.

Отойдя на довольно приличное расстояние от берега острова, так что его уже не было видно, корабль набрал большую скорость около двух узлов. Этому способствовал усилившийся ветер, он раздувал паруса, и они неслись к порту.

Они довольно долго простояли на палубе, потом погуляли по короблю, так как «подкупленный» капитан разрешил им ходить везде, где господа того соблаговолят.

Когда их экскурсия закончилась, они спустились в отведенную для них каюту. Она представляла собой небольшое помещение, где находилась узкая кровать, небольшой круглый столик с парой стульев, и маленькое окошко.

— Ты плавал раньше на кораблях? — спросила вдруг Энджин, удивившись, почему не спросила этого ранее.

— Много-много раз. — улыбаясь ответил Дармен.

— На таких кораблях? — спрашивая это, девушка крутила головой, подробнее рассматривая каюту.

— И на таких, и на многих других. За свои почти девятьсот лет я много на чем путешествовал. — окунаясь в мысли о прошлом произнес Дармен.

Но тут их разговор прервали, постучав в дверь. Вошел моряк с подносом в руках, на котором лежало какое-то аппетитно пахнущее блюдо и свежевыпеченный хлеб, а также бутылка вина и два бокала.

— Позволите? — спросил вошедший незнакомец, указывая на столик.

— Да, конечно. — ответил Дармен.

Моряк прошел и поставил поднос на столик, после чего вновь вернулся к двери, и прежде чем выйти, произнес:

— Капитан просил передать, если вам что-то понадобиться, вы можете рассчитывать на его содействие.

— Хорошо, я понял, ты свободен. — как-то по-хозяйски Дармен приказал моряку удалиться, поддерживая своим тоном и манерами легенду о богатом господине.

— Как вкусно пахнет. — тихо сказала Энджин.

— Судовой повар всегда вкусно готовит, и при этом в довольно суровых условиях. — согласился Дармен.

Они не стали садиться за столик, а взяли поднос на постель, которая представляла собой узкую койку. На тарелке оказалась приготовленная рыба в каком-то странном, незнакомым для девушки соусе. Хлеб был еще теплым и очень нежным, практически таким же, как в родном замке Марамолли пекла кухарка, и по утрам угощала юную графиню, только здесь еще были добавлены какие-то пряности, что придавали хлебу дивный аромат.

— Будешь? — спросил девушку Дармен, держа в руках бутылку с вином.

— Нет. — тихо ответила девушка, при этом еще и отрицательно помотав головой.

— Как хочешь. — скривив рот произнес чародей, и не наливая вина в бокал, стал пить прямо с бутылки.

Всего через несколько минут с ужином было покончено, а неизвестный соус тщательно подобран с тарелки, и теперь только Дармен сидел, облокотившись на стену каюты спиной и пил вино.

— Папенька опьянел бы уже с половины такой бутылки. — произнесла девушка, когда Дармен почти допил всю бутылку.

— Я не пьянею. — сказал чародей, и заметив не понимание на лице своей любимой, добавил, — Я не запьянею даже если выпью десять таких бутылок, мой организм не восприимчив к алкоголю, это сущность чародея.

— Тогда зачем ты его пьешь? — не понимая спросила девушка, помня, как граф иногда пил после приемов, чтобы успокоить нервы, так как свет их сильно выматывал.

— А разве пьют для того, чтобы опьянеть? — спросил мужчина, держа вино в руке. — Вот почему ты пьешь сок? Или молоко?

— Ну… — начала тихо говорить девушка, но ей не дали.

— Мне просто нравится его вкус. — сказал чародей, и поставил на пол пустую бутылку. — Давай спать.

Они с трудом уместились вдвоем на узкой койке, впрочем, это было не худшем местом их ночевки за последнее время, что они провели вместе скитаясь, до того, как переместились на остров Машалак.

Дармена разбудил сильный шум. В каюте было темно, но окно при этом было открыто и билось створкой о стену каюты. За бортом бушевала страшная гроза: шел сильный ливень, раздавались раскаты грома, и периодически сверкала молния. Корабль сильно качало из стороны в сторону, так что стол и стулья скользили по полу от одной стены до другой. От этих ударов проснулась и Энджин, которую мгновенно охватила паника.

— Что происходит?! — тут же вскрикнула девушка, которую от страха начинало трясти.

— Ничего страшного, успокойся. — как можно спокойнее сказал чародей, чтобы успокоить любимую, но сам уже понимал, они попали в шторм, которого так боялась юная графиня.

— Аааа! — вскрикнула девушка, когда корабль снова сильно накренило в сторону, и стол пролетел мимо нее, лишь чудом не задев, а из окошка в каюту плесканула вода.

— Тихо-тихо. — прошептал Дармен, прижимая испуганную девушку к себе. — я сейчас перенесу нас от сюда и все это останется просто плохим сном.

— Стой! Нет! — возмутилась девушка, резко подскочив на постели. — Ты не можешь этого сделать.

— Почему? — искренне не понимая спросил Дармен.

— Ты не можешь оставить здесь всех этих людей. — серьезно произнесла девушка. — Ты должен им помочь.

— Я никому ничего не должен. Их корабль — их проблемы. — безапелляционно ответил Дармен.

— Но ведь ты можешь им помочь. — не унималась девушка, сейчас ее собственный страх был ей куда безразличнее, когда на кону стояло несколько безвинных жизней моряков.

— Могу. Но зачем мне это? Мы просто исчезнем, как будто бы нас тут и не было вовсе. — настаивал бессердечный черный чародей.

— Но так неправильно. — возразила девушка.

— Моряком больше, моряком меньше, кто их считает, пусть рыбок кормят. — черный маг был по-прежнему равнодушен к их судьбе.

— Дармен. — произнесла Энджин, строго посмотрев на возлюбленного.

За дверью в каюту послышались голоса и топот шагов, а также грохот валящейся с стороны в сторону мебели.

— Будь здесь, а я схожу посмотрю, что там происходит. — сдавшись, сказал Дармен.

— Мне страшно. — прошептала Энджин, уткнувшись носом в плечо чародея, не желая оставаться одной в каюте. Она хотела пойти на верх с ним.

— Все будет хорошо, не переживай. Наверняка этот корабль уже и раньше бывал в такой ситуации и команда прекрасно знает, что делать в подобной ситуации. — сказал Дармен, не будучи сам в этом уверенным.

Он осторожно убрал руки девушки с своих плеч и пошел к двери, чтобы посмотреть, как обстоят дела на самом деле, и чем все это грозит.

— Никуда от сюда не уходи. — сказал Дармен, и не дожидаясь ответа, поспешно вышел из каюты.

Энджин решила не противиться его приказу, тихо сидела, свернувшись комочком, и знала, что этот выбор она сделала сама. Могла бы уже быть в другом безопасном месте, а потому она должна быть сильной.

На палубе все оказалось в разы страшнее, чем Дармен себе представлял, будучи в трюме. Волны с страшной силой бились о борт, заставляя корабль крениться то в одну сторону, то в другую, и моряки хватались за все выступающие предметы, чтобы не свалиться в море, но это им не особо помогало, так как многие уже оказались в открытом море.

Дармен внимательно посмотрел вокруг себя, пытаясь отыскать капитана, и поговорить с ним. Тот обнаружил себя довольно быстро, он стоял около бизань мачты, плотно обхватив ее.

Дармен держась за фальшборт, быстро подошел к нему, и увидел трясущегося от страха мужчину, напуганного ничуть не меньше Энджин.

— Что ты здесь делаешь? — перекрикивая шум моря сказал Дармен капитану.

— Все пропало, мы все погибли. — лепетал себе под нос Аларик.

— Ты должен быть за штурвалом, следить за курсом и координировать работу команды. — возмутился Дармен.

— Уже ничего не имеет значение, море убьет нас, и поглотит. Этот корабль теперь имеет один порт — дно морское. — отчаявшись сказал капитан.

— Нет, если бы ты вел себя, как подобает капитану. Посмотри на свою команду, они цепляются и пытаются что-то сделать, но у них нет четкого плана, потому что ты, трусливый заяц, который просто прячется. — сказал твердо Дармен. — Немедленно иди за штурвал и веди корабль, попытайся спасти его.

Капитан смотрел на него так, будто бы, это он, Дармен сбредил, а не капитан. И вот только Дармен хотел силой увезти за штурвал Аларика, как сильная волна сломала грот-мачту, и та упала, проломив шканцы и фальшборт.

— Мы все погибли… — продолжал бездумно повторять капитан судна, и тогда чародей понял, что он уже ничего не добьется от этого испуганного человека, а потому ситуацию нужно срочно брать под контроль самому, иначе они все точно погибнут.

В ушах гремело от раскатов грома, а от сопровождающих их молний начинало рябить в глазах. Дармен и сам вымок до нитки уже, его не раз окатило волной, а с неба казалось сейчас выльется столько воды, что хватит на еще одно такое же море.

Дармен хотел было пойти к штурвалу, но быстро понял, что понятия не имеет какой курс у корабля, да и с такими волнами, это действительно сейчас не имеет особого значения. В первую очередь нужно успокоить море.

Дармен прошел на кормовую палубу, забрался на самую выступающую часть корабля — транец, он же срез кормы, и наступив одной ногой на гакабортные огни, стал водить руками над морем, и шептать заклинания, но оно его не слушало.

Море было по истине достойным соперником, такое же древнее и сильное, такое же упрямое и такое же магически манящие, как и он. Они вполне могли бы договорится, но никто из них не хотел сдавать свои позиции сильнейшего. А потому эти две великие силы противостояли друг другу несколько долгих минут, которые казалось тянулись вечность. Прежде чем, море ослабило волны.

Когда Дармена уже практически покинули все силы, море сжалилось, и шторм затих вовсе, ливень с неба прекратился. Чародей слез с транца, и сел на палубу, прислонившись к корме, и смотрел на повреждения корабля.

А разрушения оказались колоссальными, вообще было удивительно, как корабль до сих пор держался на плаву. Мачты упали, пробив борта, паруса свисали лохмотьями, большинство из них вообще унесло в море. В котором в добавок еще плавало много обломков, за которые цеплялись выжившие моряки. Те. Кто остался на борту, пытались им помочь, и спускали канаты.

В этой суматохе нашелся и капитан, который теперь стоял гордо у штурвала, будто бы это он сейчас усмирил шторм и спас корабль.

Впрочем, к счастью Дармена, во всей этой неразберихе и хаосе, никто не заметил его занимающегося магией, а значит его тайна по-прежнему в безопасности.

— С вами все в порядке? — спросил Дармена какой-то подошедший моряк.

— Да. Просто укачало волнами. — слегка улыбнувшись сказал чародей.

Моряк кивнул, и пошел дальше выяснять, не нужна ли кому помощь. Дармен же наконец смог подняться на ноги, и побрел в трюм, ему нужно было убедиться, что с Энджин все хорошо.

— Дармен! — стоило мужчине открыть дверь, как девушка бросилась ему на встречу.

— Не висни так. — пробормотал Дармен, и девушка в миг отскочила от него, только сейчас заметив в каком он состоянии.

— Чувствую себя, как выжитый лимон. — признался Дармен, у которого действительно все силы ушли на борьбу со стихией.

Он добрел до койки, и рухнул на нее. Девушка металась, вокруг не зная, что ей делать. И как ему помочь.

— Не мельчиши, я спать. Когда проснусь, все будет в норме… — только успев договорить последние слова, чародей провалился в сон.

Энджин перестала ходить кругами, и села на поднятый с пола стул. Она не знала, чем себя здесь занять, а потому подошла к окну, от которого дул легкий морской ветерок.

В каюте мирно спал чародей, а время неустанно шло вперед, близилась ночь, и девушка легла рядом с любимым.

Новый день встретил их отсутствием качки, это девушка поняла сразу же как проснулась, при этом проснулась уже одна, Дармена в каюте не было.

Поняв, что они уже не в открытом море, девушке стало значительно спокойнее, а поэтому она решила наконец-то подняться на палубу, и заодно найти там чародея.

Стоило ей это сделать, как ее вновь охватил страх, она не ожидала увидеть корабль в таком состоянии. Если честно, она вообще не думала над тем, как должно было бы выглядеть судно, попавшее в шторм.

По палубе туда-сюда сновали моряки, носили стройматериалы, передавали друг другу инструменты, в общем усердно латали свое судно.

К девушке незаметно подошел капитан, тем самым напугав ее еще больше, отчего она вскрикнула.

— Прошу меня простить миледи, я вовсе не хотел вас напугать. — сказал Аларик.

— Вам не за что извиняться, господин капитан. — сказала Энджин.

— Я вижу вы шокированы. — продолжил говорить капитан, несмотря на то, что девушка даже не смотрела в его сторону.

— Да, я не думала, что кораблю нанесен такой урон. — честно сказала девушка.

— Ах это. Не стоит об этом беспокоиться, сейчас мы находимся в пристани торгового острова Даром, где наш корабль быстро залатают, и мы сможем без всякого риска продолжить наше плавание. — сказал капитан.

— Это радует. — сказала девушка, и огляделась во круг. Они и в правду находились в каком-то порту, рядом стояли другие корабли, а на берегу виднелись дома.

— Да, благодаря моим четким действиям мы пережили эту бурю, и смогли отделаться наименьшими последствиями. Но все же, я потерял трех отличных моряков. — солгал капитан, желая в глазах девушки выглядеть героем.

— Ах! — девушка закрыла ладонью рот, она не думала, что есть жертвы.

Будучи умной женщиной, Энджин быстро сообразила, что не будь на этом корабле Дармена, последствия могли быть еще куда более катастрофичными.

— Я бы посоветовал вам вернуться в каюту, на палубе сейчас может быть не безопасно. — сказал Аларик, и девушка решила воспользоваться советом льстивого капитана, так как было не известно, чего ждать от этого места, но не успела.

— Уже проснулась, любимая? — спросил поднимающийся по трапу Дармен.

— Да. — кротко ответила Энджин. Прошел уже год, а она так и не привыкла к такому обращению, и очень смущалась, когда он ее так называл.

— Так себе, этот ваш торговый остров, капитан. — недовольно сказал Дармен, принципиально делая это высокомерно.

— Ну, это один из лучших торговых портов. — сказал Аларик.

— Видал и получше. — агрессивно возразил Дармен.

На самом деле чародей не злился, совсем не был разочарован портом, по которому прогулялся утром, когда проснулся полный сил. Просто он так развлекался, и ему нравилось выводить из себя этого продажного и трусливого капитана.

— К сожалению, не могу сказать того же. — чувствуя свою никчёмность сказал капитан.

— Так не говори того, чего не можешь, капитан. — резко оборвал его Дармен. — Надеюсь ремонт судна не займет много времени.

— Что вы, нет конечно. Уже к вечеру мы вновь отправимся в плавание. А утром достигнем Агабая. — по-прежнему стараясь быть учтивым сказал капитан, которому уже хотелось выкинуть за борт высокомерного Дармена, но вспоминая о драгоценностях в его карманах, он был готов терпеть все.

Дармен и Энджин спустились в каюту, где чародей уже мог не прикидываться. Перед этой девушкой, он привык не прятаться за маской, а быть самим собой.

— У меня есть для тебя подарок. — сказал чародей, беря за руку девушку и разворачивая ее к себе лицом.

Чародей залез рукой в карман своего плаща и достал оттуда небольшой блокнот в коричневом кожаным переплете, который был перевязан таким же кожаном шнурком. Он протянул его девушке со словами:

— Я подумал, что тебе не хватает его. И купил новый.

— Спасибо. — Энджин очень обрадовалась подарку, ей действительно очень не хватало своего дневника, который она в спешке забыла в замке Марамолли.

Дармен был рад, что угадал с подарком, ведь он все утро бродил по базару в поисках подарка, и это было единственное, чему он решил, она действительно будет рада.

Этим же вечером девушка сделала свою первую запись в новом дневнике:

«Мой новый дорогой дневник, я очень надеюсь, что здесь будет больше хороших записей, чем плохих. Мы отправились в опасное приключение, но я уверена, что все будет хорошо. И тому доказательство, сегодняшний шторм, мы пережили его, а значит переживем и все остальное.

Вот только я до сих пор не знаю цели нашего путешествия.»

Глава 4 Королевство Агабая

Дармен и Энджин стояли на палубе, когда их корабль входил в порт в королевстве Агабая. С палубы открывался шикарный вид на замок, который располагался недалеко от берега. Все у подножья замка утопало в саду, а то что возвышалось над ним было великолепно. Светлые камни, арчатые окна с множеством мозаик, — казалось все в этом замке идеально.

Стоило Энджин на него взглянуть, как ей вспомнился дом, ибо дворец очень напоминал ей ее собственный. Он был конечно не такой большой, которым она любовалась сейчас, но тоже имел множество башенок с куполами, которые блестели в свете солнца.

Влюбленные любовались открывавшимися видами, и совсем не заметили подошедшего сзади капитана судна, что тому пришлось кашлянуть, что бы на него обратили внимание.

— Аааа, капитан! — только что заметив его сказал Дармен. Ну или заметивший его куда ранее, а все это время просто испытывал его терпение, а сейчас делал удивленный вид.

— Доброе утро, господин, и госпожа. — сказал капитан, слегка поклонившись.

— Доброе утро, Аларик. — произнес в ответ Дармен, и вновь стал смотреть на замок.

— Вот мы и прибыли в порт. В порт королевства Агабая. — переминаясь с ноги на ногу сказал капитан.

— Да, не очень-то у вас роскошный дворец. Впрочем, теперь понятно, почему и корабль у вас такой простенький. — сказал Дармен, даже не глядя на капитана.

— Видать господин родом из более богатых мест. — произнес капитан, уже явно намекая на деньги, ему уже не терпелось получить плату за плавание.

— Да, ты абсолютно прав, друг мой. Что ж, наверное, пора уже и отплатить тебе за наше плавание. — сказал чародей, незаметно произнеся заклинания.

Дармен опустил обе руки в карманы своего плаща, и вынул их оттуда уже полные монет и драгоценностей. У Аларика аж глаза на лоб полезли от такого зрелища, а потому руки он протянул трясущиеся. Дармен с чистой совестью всыпал в его ладоши золото, рубины, изумруды, несколько алмазов и сапфиров.

— С-с в-вами п-приятн-но иметь д-дело. — заикаясь от своего несметного богатства произнес капитан судна.

— С вами тоже. — ответил Дармен, и взяв девушку за руку поспешил к трапу.

Мысленно чародей уже представлял физиономию этого капитана, когда все его драгоценности исчезнут даже прежде, чем ему успеют сказать, что они подделка.

Дармен и Энджин спустились по трапу, и уже шли по пристани, когда им в до гонку крикнул с корабля Аларик:

— Если вам понадобится еще куда-то плыть, обращайтесь ко мне!

Дармен ничего не ответил на это, и они поспешили в королевство, чтобы там затеряться среди людей.

Первая цель была достигнута, они покинули остров Машалак, и теперь находились в королевстве среди образованных людей, а значит теперь перед ними вставала задача номер два — найти картографа.

А если что-то или кого-то нужно найти в королевстве, смело нужно идти в таверну, что Дармен с Энджин и сделали.

Таверна представляла собой небольшое помещение, в котором находились несколько длинных столов с лавками и несколько маленьких со стульями, а также стойка, за которой находился трактирщик. В целом помещение выглядело не богато и имело обшарпанный вид, впрочем, как и его посетители.

Дармен вошел в таверну с видом победителя и хозяина, чего не скажешь о его спутнице, ее пугало скопление пьяных мужчин, но при этом она знала, что с чародеем она в безопасности, а потому, держалась как можно ближе к нему.

Дармен прошел к стойке, сев на лавку, и внимательно посмотрел на трактирщика, это был не молодой полноватый мужчина, с большим животом, и широкими усами.

— Я ищу картографа, где в вашем королевстве можно такого найти? — спросил Дармен.

— Я не разговариваю с чужаками. — злобно ответил трактирщик, протирая грязной тряпкой стакан.

— А с клиентами? — скривив рот поинтересовался чародей.

— А ты разве мой клиент? — с усмешкой переспросил трактирщик.

— Ваше лучшее блюдо, и самое дорогое вино. — сказал Дармен.

Трактирщик осмотрел чужестранца, и повиновался ему, приступив к выполнению заказа. Энджин села рядом с ним, и перед ней тоже поставили тарелку с зайчиком и местной крупой.

Приступив к поглощению пищи, Энджин не заметила, как к ней подошел пьяный мужчина средних лет, и такими же усами, как у трактирщика. Он схватил девушку за предплечье, и потянул на себя, от чего та вскрикнула.

— Милая, идем со мной. — сказал пьяный мужчина, приняв девушку за трактирную шлюху.

Дармен резко вскочил с места, и подхватив одной рукой наглеца за горло, прижал его к стене, приподняв над полом, и злобно произнес:

— Никто и никогда не смеет прикасаться к моей женщине.

Пьяный мужчина захрипел, а Дармен продолжал его душить, при этом повторив свой вопрос громко, на всю таверну, тем более, что теперь все внимание было приковано лишь к ним:

— Мне нужен картограф, где его найти?

В таверне стояла полная тишина, были слышны лишь хрипы наглеца и шорох его попыток высвободиться.

— Он живет на правой окраине королевства, рядом с плантациями тыкв, в большом светлом доме, с круглыми окошками. — сказал молодой парень из зала.

Дармен отпустил мужчину, и тот съехав спиной по стене вздохнул с облегчением. Чародей вернулся к стойке за девушкой, и на последок подбросил в воздух целую горсть золотых монет.

— Кролик был плохо прожарен. — сказал чародей ошалевшим завсегдатаем. При этом трактирные девицы заметно оживились, но было уже поздно, богатый клиент ушел.

Покинув таверну, Дармен и Энджин отправились на правую сторону королевства, вот только тех самых тыквенных полей, которые были им указаны как ориентир, они не наблюдали.

Королевство Агабая на удивление оказалось довольно большим и раскидистым. Если смотреть в даль, то насколько хватало зрения тянулись небольшие домики, при этом преимущественно однотипные. Энджин это очень удивило, ведь в ее родном королевстве Энерей дома были наоборот разнообразны, и сильно отличались один от другого, а даже если домики были похоже, их владельцы старались его изменить, чтобы придать ему индивидуальность и заметно выделиться на фоне соседей.

— Прошу меня простить, дамы, но не могли бы вы, заблудившимся путникам подсказать, где у вас находятся тыквенные поля? — спросил Дармен у мимо проходивших женщин.

Дамы были прилично одеты, в пурпурные платья, носили одинаковые прически, держали в руках похожие сумочки, по-видимому и одеваться в этом королевстве нужно было тоже одинаково. Они были приблизительно одного возраста где-то между сорока и пятидесятью, и напоминали своим видом не особо богатых аристократов, а в целом это королевство вообще нельзя было назвать богатым.

— Боюсь вам придется идти еще довольно далеко, они находиться в пяти милях от сюда. — сказала одна из женщин, при этом с сочувствием посмотрев на чужаков.

— Благодарю! Может вы нам еще укажите, в каком направление стоит двигаться? — Дармен решил уточнить, в ту ли сторону они идут.

— Вам нужно идти вон туда. — сказала вторая дама, при этом указав рукой направление.

— Еще раз благодарю, вы нам очень помогли. — сделав мужской поклон, Дармен еще раз поблагодарил дам.

Энджин очень редко доводилось видеть его столь любезным, обычно он был резок и грубоват, мог съязвить или унизить собеседника, но она к этому уже давно привыкла.

— У них что, один картограф на все королевство, и тот живет не понятно где. — возмутился Дармен, когда они прошли еще немного.

— Может он лучший? — девушка попыталась сгладить ситуацию.

Дармен ничего не ответил на это, а лишь молча потопал дальше. Они шли вперед, а казалось, что стоят на месте, ибо ландшафт оставался неизменным, а улочки при этом постоянно пересекались одна с другой, и сейчас главным было не сбиться с курса. Они прошли еще около часа.

— Может передохнем? — спросила девушка, понимая, что дальше идти уже не может.

— Мы так до ночи не дойдем. — возмутился чародей, но при этом остановился, осматриваясь во круг. В недалеке виднелась скамеечка, к которой он и пошел, Энджин побрела следом за ним.

Они сели на скамеечку, и стали молча смотреть на деревушку, в даль, при этом понимая, что тыквенных полей по-прежнему не видно. В ушах приятно звенела трель кузнечиков и шелест крыльев каких-то насекомых, а потом они услышали приближающиеся голоса.

— Они не могли далеко уйти. — говорил один голос.

— Мисс Варловски сказала, что они пошли в этом направлении, а видела она их около часа назад. — сказал второй голос.

— Около часа назад мы спрашивали куда идти. — в пустоту сказала Энджин, просто так вспомнив об этом.

— Капитан. — вскрикнул Дармен, мигом сопоставив все в голове

Не успела девушка и слова вымолвить, как чародей схватил ее и одним прыжком перемахнул через невысокий забор, возле которого они сидели, и оказался в саду, перекинув туда же Энджин, подобно марионетке.

Дармен бросился к стене домика, плотно к ней прижавшись, так, что со стороны дороги их было не видно, и как раз вовремя. Из-за угла вышли двое рыцарей, которые внимательно все осматривали на своем пути.

— Что? — тихо спросила Энджин, стоя у стены и ничего не понимая.

— Они ищут нас. Время, прошло больше трех часов. Драгоценности капитана превратились в пустоту, и тот по-видимому обратился в местные органы власти, и теперь нас разыскивают королевские стражники. — объяснил Дармен ей всю суть их теперь не легкого положения.

— И как мы теперь найдем картографа? — спросила девушка.

— Невыполнимых задач не бывает, просто она еще больше усложнилась. — подметил Дармен, провожая взглядом идущих мимо стражников.

Они постояли еще какое-то время, пока голоса окончательно не стихли, а затем собрались уходить, но тут к ним с заду дома подошла девушка.

— Они вас ищут? — спросила незнакомка.

Дармен медленно развернулся, и увидел молодую девушку лет двадцати, в простом светлом крестьянском платье, и рыжими волосами, заплетенными в косу. У девушки были пухлые розовые губки, курносый носик и нереально яркие зеленые глаза.

— Ну почему же сразу нас? — спросил чародей, боясь, что девушка позовет стражников.

— Вы подходите под описание, которое дают люди короля. — настаивала незнакомка.

— Ну хорошо, допустим это мы. И что ты сделаешь? — теперь спросил чародей, делая угрожающую позу.

— Вы обвели вокруг пальца капитана Аларика, это правда? — вновь спросила зеленоглазая.

— Допустим. Я вот не пойму, ты что, радуешься, что ли? — пристально смотря за выражением лица незнакомки, спросил Дармен.

— Идемте в дом, на улице сейчас не безопасно. — сказала девушка, и повела их за собой.

Дармен и Энджин поспешили за ней, при этом так и не поняв мотивов ее поступка. Они вошли в дом, который оказался очень простеньким, в нем было две комнаты и кухня.

— У меня свои счеты с Алариком. Когда-то он обманул меня, и теперь любая его неприятность-моя радость. Так что, теперь я помогу вам. — произнесла девушка, пройдя в комнату.

— Интересная логика. — сказал Дармен.

— Меня зовут Лейся. А вас? — любопытствовала зеленоглазая.

— Я Дармен, а она Энджин. Мы из королевства Энерей. — объяснил Дармен.

— Никогда о таком не слышала. — призналась девушка.

— В мире очень много королевств, о которых вы не знаете, впрочем, как и я. А потому, мне нужно найти картографа. — сказал чародей.

— Вам нужно уезжать от сюда, иначе стражники вас поймают, он как раз живет на окраине. Я провожу вас до картографа, а дальше вы сами. — сказала Лейся.

— Договорились. Только как ты это сделаешь? — уточнил Дармен, не понимая, что может сделать молодая девушка против королевской стражи.

— Идемте. — сказа Лейся, и через дом повела их во двор.

Двор был дощетчатым, но при этом очень большим, в нем была лошадь, и много сена, а также стояла телега.

Лейся взяла лошадь, и подвела ее к телеге, запрягая, а потом подняла лежащие рядом вилы и начала кидать сено в телегу.

— Ложитесь. — сказала зеленоглазая, указывая на телегу.

— Туда? — переспросил Дармен.

— Вы хотите найти своего картографа или нет? Тогда не задавайте лишних вопросов. — сказала хозяйка домика.

Дармен взял Энджин за руку и повел ее к телеге, уже понимая план Лейси, но не был уверен в том, что все получиться.

После того как странники улеглись, зеленоглазая закидала их сеном сверху так, что со стороны это выглядело как будто бы тут просто копна сена.

— И ни звука. — сказала Лейся, садясь на козлы.

Телега не спеша двинулась по дороге, но ее неровности из-за большой подушки сена не чувствовались. Они ехали молча, как и было велено, вот только хотелось чихать, от сенинок щекочущих нос.

Через какое-то время, телега остановилась, и к Лейси подошел стражник.

— Куда направляетесь? — спросил он.

— К бабушке, что живет за тыквенными полями, везу сено ее коровам. — спокойно ответила девушка.

— А ты не видела тут двоих чужаков, мужчина с лохмами, весь в черном, и с ним немая девчонка. — спросил стражник.

Из-за очень тихого характера девушки, и того, что всегда говорил Дармен со всеми, многие принимали Энджин за немую, так как всегда молчала.

— Нет, не встречала. А что они натворили? — делая вид, что не знает спросила зеленоглазая.

— У капитана, торгового судна его величества, украли деньги и драгоценности. — объяснил стражник.

— Ааа… Как такое могло произойти? — спросила Лейся.

— Ну, по словам капитана, он подобрал их на острове аборигенов, уж как они туда попали я не знаю. По исходу плавания, мужчина расплатился с ним драгоценностями и золотом, а потом, незаметно для капитана выкрал его обратно. — сказал стражник.

— Вот, что за люди. — возмутившись сказала девушка на телеге.

— По правде говоря, капитану особо никто и не поверил. Забрать-то он с острова забрал людей, их видели, а вот насчет несметных драгоценностей… В общем поговаривают, что они ему по пьяни померещились, а несколько монет может ему тот чужестранец и дал, так он их уже давно и пропил сразу. Не зря у него на судне вечно ром и вино пропадают. — тихо сказал стражник, явно любящей посплетничать с молоденькими девушками.

— Так тогда зачем ищите их? — спросила девушка.

— Знамо зачем, приказ королевской семьи, лучшее судно. — сказал мужчина.

— Ну так что, я могу ехать? — спросила девушка, указывая рукой вперед.

— А, да-конечно. И если все же встретите их, незамедлительно доложите. — на прощание произнес стражник.

— Непременно. — сказала зеленоглазая и поехала дальше по дороге.

Спустя около трех часов, телега с сеном выехала на самую окраину королевства Агабая, туда-где начинались тыквенные поля.

Лейся остановила телегу возле самых полей, рядом с небольшим домиком, и начала руками скидывать сено.

Дармен сел на телеге, а Энджин продолжала лежать на сене и улыбалась.

— Что? — спросил чародей у возлюбленной.

— Никогда еще так не приходилось ездить. — смеясь сказала девушка.

— Мы приехали. Здесь живет моя бабушка. Вам нужен вон тот дом. — сказала Лейся, указывая на дом через пару других, от того, возле которого они остановились.

Дармен слез с телеги и помог выбраться оттуда юной графине. Затем они стряхнули с себя сено.

— Спасибо. — сказал чародей, обращаясь к Лейси. — Вот только отблагодарить нам тебя нечем.

— Нет уж, как вы раздаете золото я уже наслышана. Да и не нужно ничего, если честно. Я всегда рада помочь хорошим людям. — сказала зеленоглазая, и пошла за калитку домика.

Дармен и Энджин побрели в сторону указанного им дома, при этом продолжая стряхивать с себя сенинки, которые то щекотали, то кололи. При этом больше всего неудобства они причиняли девушке.

Они подошли к домику, он был окружен небольшим зеленым забором, с отвалившейся калиткой. Сам домик был светлого цвета, покрашен, но краска то тут то там отвалилась, и проступали коричневые кирпичи.

Дармен прошел до самого дома, и занес кулак, чтобы постучать в дверь, но та оказалась не заперта, и от стука открылась совсем.

Он ухмыльнулся, и переступил через порог.

— Может не стоит? Мы вторгаемся в чужой дом. — сказала Энджин.

— Мы не вторгаемся, дверь была не заперта, а значит, никто не против если мы зайдем. — возразил Дармен.

Девушка предпочла промолчать на это, так как поняла, его не переубедить. Они вошли в дом, хозяина не было видно, а потому, они прошли дальше, в глубь. С кухни веяло выпеченными пирожками, а потому чародей незамедлительно туда свернул, и нагло без раздумий, взял со стола пирожок, и откусил его.

— Ты что, они же чужие! — воскликнула девушка, озираясь по сторонам, когда Дармен протянул и ей пирожок, сворованный со стола.

— И что? Я есть хочу, или по-твоему, я никогда не воровал еду? — саркастически спросил чародей.

— Но это же неправильно, она чужая. — продолжала протестовать Энджин, наотрез отказываясь от ворованного пирожка.

— Ну хорошо, я его не украл, а просто взял без спроса. — попробовал чародей еще раз предложить голодной девушке пирожок.

— А это ни одно и тоже? — не унималась правильная графиня.

— Не хочешь — не ешь. — Дармен решил с ней больше не спорить.

За этой милой беседой их и застал хозяин дома. Это был старичок лет семидесяти, высокий и худой, в клетчатом комбинезоне.

— Вы кто такие? Что вы здесь делаете? — спросил старичок.

Дармен от неожиданности чуть тем самым, ворованным пирожком не подавился.

— Мы ищем картографа. — прокашлявшись сказал чародей.

— Это я. — сказал старичок. — Милая леди, угощайтесь, пирожки вкусные, с малиновым вареньем, мне их сестра принесла. — сказал картограф, обращаясь к девушке.

— Спасибо. — сказала девушку, и теперь с чистой совестью взяла пирожок, при этом по-детски показав Дармену язык, мол видишь, как нужно.

— Так кто вы и зачем я вам нужен? — спросил старичок своих чужестранных гостей.

— Мы из далекого от сюда королевства Энерей, и у нас есть одна очень древняя карта, не могли бы вы нас сориентировать, как нам по ней найти искомую страну. Дело в том, что многих королевств, отмеченных на этой карте уже не существует. Извините. — произнеся последнее, Дармен указал на пирожок в его руке.

Картограф пристально посмотрел то на Дармена, то на Энджин, а затем сказал:

— Ешьте на здоровья, мне их сестра приносит каждый день. Я слыхивал о таком королевстве, оно и впрямь очень далеко от сюда. Дайте-ка мне сюда вашу карту, попробую вам помочь. — сказал серьезно картограф.

Дармен протянул ему карту, и тот надев очки, начал ее изучать. Он внимательно ее осмотрел, затем вышел из кухни и спустя пару минут вернулся с лупой, после чего вновь всю ее внимательно осмотрел, даже понюхал.

— Где вы ее взяли? Этой карте уже не одна сотня лет, я бы сказал больше тысячи лет. Такие манускрипты давно не используют. Просто удивительно, что она до сих пор в таком идеальном состоянии. — удивленно произнес картограф.

— Я же говорил, карта древняя. Скажем, мне она досталась по наследству, а что, с ней что-то не так? — теперь уже задумался Дармен.

— Да, не так. Это особенная карта, на ней нанесены не реально существующие королевства, а мифические, или связанные с какой-либо легендой. Такие карты составлялись индивидуально для определенного человека, и найти нужное вам место, можно только при условии, если вы знаете, что в ней зашифровано. — сказал картограф.

Чародей задумался, теперь ему стало понятно, почему он не мог понять названия государств, тогда он решил, что их уже не существует, а все оказалось еще сложнее.

— Вот, молодой человек, смотрите. Вот здесь написано: «Абиньера». Вам это о чем ни будь говорит? — подозвав чародея и ткнув пальцем в карту, спросил картограф.

— Нет. — честно ответил Дармен.

— Вот что за молодое поколение, ничего не знаете. — сокрушался дедушка. — Абиньера — это цветок, похож на ромашку, только имеет чуть голубоватый оттенок, и произрастает лишь в одном единственном королевстве — Агабая. Вы сейчас находитесь здесь.

— Значит, сейчас мы находимся в королевстве «Абиньера»? А точка, которая нам нужна здесь, получается, мы совсем недалеко от нужного места? — решил еще раз уточнить Дармен.

— Если вы ищите Элефор, то да. — подтвердил картограф.

Дармен обрадовался, ведь согласно древней карте, сейчас их от страны драконов отделяло лишь одно королевство. Отправившись в Агабая по воле случая, он даже не мог предположить, что настолько приблизится к своей мечте.

— Вы зря так радуетесь. — сказал картограф, глядя на улыбку на лице Дармена.

— От чего? — спросил чародей.

— Элефор, она же страна драконов, это миф, ее невозможно найти. Когда великие драконы покидали мир, они покинули его навсегда, и я не думаю, что, уходя, они оставили карты, как их найти. Но даже если предположить, что весь этот бред правда, вы все равно туда не попадете. Видите, эту надпись: «Лабаратти»? Так вот это означает ледяная земля. — сказал картограф.

— И? — подала голос Энджин.

— Это место невозможно пройти, там стоит сильнейший холод, какой ты только способна представить. — сказал Дармен.

— И единственные кто там способен выжить, это бубаки — ледяные монстры, как их называют. Хищники, берущие силы из холода. — сказал картограф, еще сильнее напугав девушку.

— И что, туда совсем не пройти? — решила еще раз спросить Энджин, уже заранее зная ответ.

— Нет. — огорченно сказал Дармен, понимая. Что Элефор так и останется несбыточной мечтой.

— Говорят ледяная земля, это край света, там, где она начинается, заканчивается мир. — сказал картограф.

Энджин никогда ранее не слышала о ней, впрочем, проведя много времени с Дарменом, она поняла, что вообще ничего не знает о мире, ее мир был лишь салоны и балы, а он на самом деле куда больше и интереснее. И опаснее.

Дармен и Энджин покинули дом картографа в грустном настроение. Вечером, когда они устроились на ночлег на лесной опушке, Энджин написала:

«Я не знаю, что значит для Дармена Элефор, но таким подавленным я его еще никогда не видела, и теперь я не знаю, куда мы пойдем дальше, он не обмолвился со мной ни словом с момента ухода от картографа. Надеюсь новый день принесет нам новые хорошие известия.»

Глава 5 Справедливости больше нет

Элеонора Марамолли торопливо шла по дворцовому коридору, спеша к его высочеству. Это была очередная их тайная встреча, с момента появления Элеоноры в замке, король поселил ее в близлежайшем постоялом дворе, и теперь она каждую ночь, в сопровождении стражников, тайно посещала его апартаменты.

Вот и сегодня она шла к нему, только в этот раз совсем не в благом расположении духа, а наоборот, с намерением наконец-то решить свой вопрос. Быть любовницей короля конечно престижно, и многие в королевстве хотели бы быть на ее месте, но это отнюдь не долгосрочная должность, тем более в ее возрасте, и она надоест королю со дня на день, а потом снова окажется на улице.

— Элеонора, душа моя! — воскликнул король, когда женщина вошла в его спальню.

— Мой, сир! — приседая в реверансе сказала Элеонора.

— Ты сегодня припозднились. Могу я узнать причины? — поинтересовался король, беря виноград с подноса.

Это комната не была его основной спальнею, а скорее комнатой для интрижек, о ее существование многим было не известно. Она представляла собой небольшое помещение, с отделкой на стенах красным бархатом, на полу пушистым ковром, с небольшим столиком, который был накрыт фруктами и вином, а также кровать. Вот и вся скромная обстановка, как и освещение, оно тоже было тусклым, от нескольких свечей.

Графиня сегодня действительно заставила себя ждать, она никак не могла собраться с мыслями и решить с чего ей начать разговор.

— Мой король, у меня болела душа от несправедливости. — вымолвила лгунья.

— Что снова случилось? — поинтересовался король, подходя и обнимая графиню.

— Вы обещали мне, что я смогу вернутся в свой замок, но так ничего и не сделали для этого. — сказала Элеонора.

— Я как раз над этим думал. — теперь солгал король, на самом деле, он даже не вспоминал о том своем обещании.

— Мне неприятно жить за ваш счет, я бы хотела вернуться в свой замок, я чувствую себя ничтожной. — вымолвила графиня, когда Зимак уже расшнуровал ее корсет.

— И чего же ты хочешь, моя дорогая? — воскликнул король, которому сегодня совсем не нравилась ее холодность.

— Справедливости. — незамедлительно ответила графиня, а затем подумав, чуть погодя добавила. — Как могу я радоваться жизни, и отдавать вам всю себя без остатка, зная, что тот, кто сделал мне столько зла, все еще на свободе.

Король отошел к окну, взглянул на полную луну, а затем резко обернулся, сказав:

— Стража.

И в тот же миг, стражники, дежурившие возле дверей покоив, вошли во внутрь.

— Ваше высочество. — сказали они хором, поклонившись.

— Немедленно отправьте отряд к замку Марамолли, и притащите сюда мне этого мерзавца-графа. — приказал король.

— Слушаемся. — снова хором ответили стражники.

— Хотя постойте. Вы же бестолочи. Мне его и впрямь сюда притащите. В темницу его киньте, пусть там посидит. — уточнил свой приказ король.

Уже ничего не отвечая, лишь поклонившись, стражники покинули комнату. Его высочество Зимак Энерей вновь все свое внимание перевел на стоящую в комнате женщину, которая теперь была куда теплее и приветливее на ласку.

Это утро для Элеоноры Марамолли началось как нельзя лучше. Ведь утром она проснулась, точно зная, что ее ненаглядный муженек провел эту ночь в королевской темнице, где точно было куда менее уютно, нежели в королевской постели.

Элеонора быстро собралась, даже не приняв ванну, она твердо вознамерилась сделать это у себя в замке, а не тут, в захудалом постоялом дворе.

— Поторапливайся! Что ты как копоша?! — кричала Элеонора на свою мать, которая еле несла ее чемоданы, полные нарядов, так любезно подаренные королем.

Карета выехала с постоялого двора еще на рассвете, и теперь Элеонора в окошко наблюдала красивейший вид, королевство Энерей в лучах розового рассветного солнца. Но ей было все равно, она никогда не умела замечать краски природы, впрочем, были исключения. Краски переливов драгоценных камней. Вот и сейчас, казалось бы, прекрасное утро, и она в прекрасном расположении духа, но все равно не было у нее ощущения счастья. Только жажда власти, еще большей власти.

Замок Марамолли встречал ее своими серыми стенами, и они были единственными, кто ее встречал. После ночного переполоха, когда стражники увезли хозяина, слуги сбились в кухне, и не знали, что им делать.

— Почему мой экипаж не был встречен? — тут набросилась она на слуг.

— Леди Элеонора…. Мы не ждали вас. — замямлила кухарка.

И это было чистой правдой, с тех пор как графиню выгнали из замка, слуги усвоили, что она больше сюда не вернется, и теперь находились в еще большей растерянности.

— Вы что тут все онемели? — графине вновь пришлось повысить голос.

— Нет, леди. — все горничные одновременно сделали кликнет.

— Тогда что вы тут все еще стоите? Немедленно подготовить мне комнату, и ванную. — дала приказ вернувшаяся хозяйка.

— Слушаюсь. — сказала Карина, и хотела уже было ринутся выполнять приказ, но заметила стоящую позади хозяйки пожилую женщину, и притормозила.

Элеонора, увидев, что уже все слуги смотрят ей за спину, решила сразу обозначить место матери.

— Это Сибилла, она тут новая горничная. А теперь, все за работу. — уже своим привычным холодным тоном сказала графиня.

Элеонора взглянула на засуетившуюся прислугу, и с чувством полного удовлетворения развернулась, чтобы пойти в свои апартаменты. Проходя мимо стоящей в дверях матери, она слегка согнула в ее сторону голову, и тихо сказала, так, что кроме их двоих этого никто слышать не мог:

— А ты что, надеялась на радушный прием? Прислугой была, прислугой и останешься.

С этими словами графиня покинула кухню, отправившись к себе.

Когда до мисс Помпи дошли известия о возвращении графини Элеоноры Марамолли, она не поверила своим ушам. Но когда она узнала, об исчезновении еще и графа Марамолли, то и вовсе обескуражило.

Спустя несколько дней по королевству прошел слух о несчастной Элеоноре, загубленной Питером Марамолли, и что теперь ему грозит заключение.

Старушка немедленно взялась за перо и чернила, чтобы об всем рассказать Дармену и Энджин.

«Мои дорогие, Дармен и Энджин!

Я не люблю сообщать плохие вести, но боюсь мне придется это сделать. В вашем родном королевстве Энерей творится что-то невразумительное. Элеонора Марамолли вернулась в замок, и более того, она теперь его единственная хозяйка. Ваш папенька, Питер Марамолли взят под стражу, и на данный момент находится в заключении в королевской темнице. Все, что мне удалось выяснить, за ним ночью пришли королевские стражники и увезли его, обвинив в преступлении давних лет. Король полностью поддерживает вашу маменьку, которая и выступает в роли обвинителя, а значит даже страшно представить какие последствия ждут Питера. К сожалению, это все, что мне удалось узнать. Надеюсь на ваше скорейшее возвращение в графство, и на то, что вы принесете справедливость.

Ваша мисс Помпи.»

Старушка прикрепило письмо к ножке заколдованного голубя, и тот полетел на поиски адресата, под слова своей хозяйки:

— Поспеши родной, прошу, поспеши.

Глава 6 Легенда о бубаках

Дармен всю ночь провел в размышлениях, что же ему делать дальше. Взвесив все за и против, к утру он пришел к решению.

— И что мы будем делать? — спросила Энджин после завтрака, который, впрочем, было сложно таковым назвать, на самом деле они просто перекусили вчерашними пирожками, взятыми у картографа.

— Мы попытаемся пройти. Если не выйдет, всегда можно остановиться и вернуться. — сказал Дармен.

— Но ты сам вчера говорил. Что это невозможно! — непонимающе воскликнула Энджин.

— Нельзя сдаваться даже не попробовав. — сказал мужчина.

— Значит, все же идем в Элефор? — решила лишний раз уточнить девушка.

— Да. — твердо сказал Дармен. — Этот путь непреодолим для обычного человека, коем я не являюсь. Холод убивает, но не думаю, что он сможет сделать это со мной.

— Я иду с тобой. — так же твердо сказала девушка.

— Вставай. Нам пора идти, у нас впереди трудный путь. — произнес Дармен, оставив ее высказывание без внимания.

Девушка поднялась с травы, и уже в дороге дожёвывала свой пирожок. Она не понимала, куда они идут, но решила не спрашивать, ибо видела, Дармен сегодня в плохом расположение духа.

Они шли по лесу, им то и дело попадали различные зверюшки, например, белочка на дереве, или филин на ветке, в траве сидела полевка, а из кустов выпрыгнул зайчик. К ним то и дело подлетали небольшие цветные птички, которые напевали веселую мелодию.

— А когда я гуляла в лесу королевства Энерей, я не встречала никогда столько животных. — сказала Энджин.

— И здесь бы не встретила. Они чувствуют магию, чувствуют меня, чародея во мне, и это их притягивает. Раньше, много тысяч лет назад, волшебники могли разговаривать с ними, но потом забыли это, а звери помнят, а потому тянутся ко мне. — объяснил Дармен.

— Ааа… — разинув рот только и смогла ответить на это Энджин.

Они прошли еще дальше, в глубину леса, и вышли на тропинку, по которой и пошли. Им попадали кусты с различными ягодами, грибы. Девушка остановилась, чтобы нащипать ягод, и уже даже сорвала несколько из них, когда Дармен ударил ее по руке, отчего ягодки высыпались из ладони.

— Ты чего? — спросила пораженная такой наглостью девушка.

— Отравится хочешь? Они ядовиты. — накричал на любимую Дармен.

— Я же не знала… — захныкала Энджин.

Чародей сорвал синие ягоды с другого куста, и протянул их девушке, со словами:

— Вот, их ешь. Они съедобные, вкусные и сладкие.

Девушка утерла слезы и взяла ягодки из ладони чародея. Распробовав их вкус, она и сама принялась их щипать. На них со всех сторон смотрели зверюшки, и Энджин решила спросить:

— А ты можешь с ними разговаривать?

— А-ха… Нет, эту способность потеряли еще задолго до битвы волшебников. Да и черные чародеи никогда не обладали такими способностями. — признался чародей.

Дальше их поедание ягод прошло в молчание, Энджин вдруг подумала, что черные чародеи очень отличаются от белых волшебников. И ей даже показалось, что порой Дармен сожалеет о том, что не является белым волшебником, хоть и тщательно скрывает это под броней своего тяжелого характера.

Они отправились дальше в путь, по тропинке, которая вывела их в деревню. Вокруг дорожки тянулись домики, каждый был диковиннее предыдущего, что говорило о том, что королевство Агабая они покинули. Но теперь вставал резонный вопрос: где они?

Мимо них проезжал мужчина на телеге, запряженный красивой, черной как смоль лошадью. Он остановился, и заговорил:

— Вы тоже приехали к нам на праздник?

— Э… Да. — сказал Дармен.

— Ну тогда, нам по пути, садитесь, я подвезу вас. — сказал добродушный мужчина.

Дармен взглянул на Энджин, та пожала плечами, и они молча пришли к выводу, ехать непонятно куда, всяко лучше, чем идти так же непонятно куда.

Они забрались в телегу, и свесив ноги с нее, поехали в глубь деревни. Домики продолжали удивлять своим разнообразием, палисадники цветами.

— По правде говоря, мы не шли на ваш праздник, а забрели сюда совершенно случайно. — признался Дармен.

— Это тогда вас сами драконы привели сюда. — сказал довольный непонятно чем, мужчина.

— А сюда, это куда? — спросила Энджин.

— А сюда, это в деревню Лароки. Последняя жилая земля на краю света. — ответил неизвестный мужчина.

— Что, так прямо и на краю света? — переспросил Дармен.

— Да. Дальше только ледяные земли. — пояснил незнакомец.

Энджин вздрогнула от его слов, ибо они означали, что теперь их впереди ждали лишь трудности. Впрочем, это будет позже, а сегодня, кажется какой-то праздник.

— А что у вас за праздник? — спросила девушка.

— Сегодня день огня. — радостно ответил мужчина.

— И что он означает? — уточнил Дармен, который совсем не понимал, чему этот неизвестный мужчина так радуется.

— Сегодня, мы разводим костры, много костров, чтобы отпугнуть от наших земель бубаков. — пояснил незнакомец.

— Да простят меня драконы, но кто такие бубаки? — спросил Дармен.

Он конечно же и так знал, кто это такие, и не раз о них слышал, но ему хотелось узнать, что говорят о них здесь, в месте, которое, как нельзя ближе с ними соседничает.

— О, да я смотрю вы совсем из далека. Только, если вы к нам не на праздник, а дальше дороги нет, то куда же вы шли? — опешил мужчина, явно потеряв ход мыслей.

— Мы гостили в Агабаи, решили прогуляться по лесу, нам рассказали, что он славится своими дарами. А в итоге, заблудились, и вот отыскав хоть одну тропу, незамедлительно пошли по ней, выйдя в деревню. — соврал чародей.

— Ах, Агабая. Знаем такое королевство, ходим туда обменивать наш урожай на различные изделия. — согласно кивнув отрапортовал мужчина.

— А разве, ваша деревня, не входит в состав королевства Агабая? — спросил Дармен, который уже и сам запутался. Ведь по архитектуре, не было ничего общего, а с другой стороны, какое еще может быть здесь королевство, если вот уже все, край.

— Нет, что вы, мы не являемся частью Агабая, и никогда не были ею. Мы здесь живем сами по себе, просто маленькая деревушка на краю мира. — пояснил мужчина.

— Кстати, о крае земли. Вы так и не ответили на мой вопрос, так кто же такие бубаки? — вновь вернулся к интересующей теме Дармен.

— Ах, да. Бубаки, это ледяные монстры. Они единственные живые существа, способные выжить в ледяной земле. — ничего нового не сказал незнакомец.

— А известно, как они выглядят, эти бубаки? — спросил Дармен, который действительно понятия не имел об их облике, но подумал, что может здесь, столь близко, кому-то удалось их увидеть.

— Сохранились легенды. В которых говорится, что бубаки в высоту не меньше трех метров, имеют сильные мощные лапы с когтями, и толстый белоснежных мех, способный защитить их от холодов. — сказал мужчина, показывая руками, толщину меха.

— Ой! — вскрикнула Энджин.

— что вы, милая моя, вам абсолютно нечего боятся, бубаки никогда не покидают ледяные земли, они боятся тепла. Впрочем, именно по этой причине, мы и проводим праздник огня, мы разжигаем огромные костры, чтобы их было видно из далека, а жар шел на большие расстояния, еще больше наводя страх на бубаков. — гордо рассказал смыл праздника мужчина.

— А были ли смельчаки, что отправлялись в ледяные земли? Например, за шкурой, этого самого бубаки? Какая королева не хотела бы такую шубку… — с сарказмом спросил Дармен, заранее зная предполагаемый ответ.

— А вы хорошо знаете женщин! — рассмеялся мужчина, — Действительно, история помнит такие моменты. Десятки юношей, ради руки принцессы, отправились за край земли, ибо та возжелала шкуру мифического зверя, и тот, кто ей ее принесет, станет ее мужем. Никто тогда не вернулся. — с сочувствием сказал управляющей лошадью.

— Позвольте еще вопрос. А известно ли, что находится там, дальше, за ледяными землями? — спросил Дармен, в надежде услышать одно лишь слово «Элефор».

— Что вы, там ничего нет. Только холод. лед, снег и страшные чудовища. Не зря же, называют край света. — с улыбкой сказал незнакомец, и остановил лошадь.

Дармен слез с телеги, помог Энджин спустится, а после хотел было уже пойти прочь, как услышал слова за спиной.

— Лишь глупые сказочники верят, что за краем земли начинается земля богов, яко бы там живут некогда покинувшие земли драконы. — сказал все тот же незнакомец, и поехал дальше.

Дармен улыбнулся сам себе, решив, что карта не врала, и они на верном пути. Он решил не думать о предстоящих трудностях, нужно идти к цели во что бы то это ему не встало.

Пройдя пару шагов, они оказались на украшенной разноцветными флажками площади, где люди со всех сторон несли хворост в ее центр. А по краям стояли столы с различной едой, от вида которой, у Энджин сразу свело живот.

— Попробую что-нибудь раздобыть. — сказал чародей на ухо девушке, и хотел было уже пойти на промысел, как та схватила его за руку.

— Ты можешь, хоть на празднике не воровать? Есть же другой способ, можно просто попросить. — сказала честная девушка.

— А тебе так все и дали. — саркастически скривив рот в усмешке подметил Дармен. — Что ж, давай, карты тебе в руки.

Девушка, подтолкнутая им в спину, пошла к столам. А мужчина, скрестив руки на груди остался ее ждать. Энджин было страшно, но она верила в правильность своих слов, и хотела в том же убедить любимого, а потому была обязана вести себя смело.

Энджин подошла к столу, на котором стоял яблочный сок в стаканах, пышные булочки, и жаренные свиные ребрышки на тарелках, от которых так приятно пахло дымом.

— Угощайся, милая. — сказала полная женщина за столом, протягивая девушке стакан с соком.

— Извините, но мне нечем заплатить. — краснея ответила девушка, и от стыда опустила глаза в пол. Она впервые поняла, как это мерзко и стыдно выклянчивать еду, и более того, она сейчас понимала Дармена, которому было проще ее украсть. Но тем не менее, она обещала себе быть сильной, а потому посмотрела пышной даме прямо в глаза.

— Ну что ты, милая, не нужно денег, угощайся так, тем более, что сегодня праздник, вся еда и так бесплатная. Посмотри на себя, вон какая бледная и худенькая. — сказала женщина за столом, и вновь протянула стакан, точнее на этот раз два. — Он ведь с тобой.

— Спасибо. — сказала Энджин, и взяла стаканы, в то время как женщина махнула рукой Дармену, что бы тот подошел к ним.

Чародей, молча признав поражение, подошел к столу, у которого стояла его любимая, и женщина протянула ему тарелку полную жаренных ребрышек, что тот, аж растерялся, точно не рассчитывая на такое.

— Бери, или окаменел что ли. — сказала пухлая женщина, и передав тарелку, сложила в кулек не менее пухлые булочки. — Вот, кушайте на здоровье.

— Спасибо. — практически хором ответили возлюбленные, и пошли прочь от стола.

Они уселись под кроной большого клена, и начали есть ароматные ребрышки, от которых сало стекало по пальцам, впрочем, такие мелочи этикета уже давно не заботили девушку, но все же она на мгновение представила, что бы сказала маман, уведя ее за таким занятием, и громко рассмеялась.

— Ты чего? — спросил Дармен, не понимая причин столь резкого изменения настроения, но тем не менее заражаясь от нее улыбкой.

— Я вдруг подумала, что бы сказала на это маменька! — смеясь еле произнесла Энджин, при этом показывая напрочь перепачканные в сале и специях пальцы.

— Это моветон, дорогая! — сказал, коверкая голос Дармен, уже смеясь не меньше Энджин.

Сейчас Энджин смеялась, вспоминая маму, как та настойчиво заставляла ее всегда следовать правилам ненавистного этикета. Порой, вечерами, она вспоминала ее совсем по другим причинам, она скучала по ней, потому что любила ее. Да, она хотела выдать ее насильно за муж, да, она обвинила ее во всех своих неудачах, даже более того, она сказала, что вовсе не хотела бы, что бы у нее была дочь…

Но все же она была ее мамой, и Энджин не могла вот так просто взять и забыть о ней навсегда, просто вычеркнуть ее из своей жизни, даже несмотря на все зло, что она ей сделала. Девушка хотела бы встретиться с ней, поговорить сейчас, когда эмоции улеглись, она очень хотела верить, что все то, что в тот день сказала ее маменька было просто на эмоциях, и на самом деле она ее любила. Энджин очень хотела верить, что ее мама хорошая.

Доев безумно вкусные ребрышки, и выпив не менее вкусный сок, они решили убрать булочки на будущее, все же во льдах они им пригодятся больше.

— Я давно хочу спросить, а зачем мы идем в Элефор? — вдруг спросила Энджин.

— Что бы увидеть живого дракона. Хочу верить, что я не единственное мифическое существо на этой земле. — соврал Дармен.

— Ясно. Это для тебя так важно, что ты готов идти через ледяные земли? — спросила доверчивая девушка.

На самом деле, он бы никогда не пошел туда ради себя, и возможно, не пошел вообще ни ради кого, но эта девушка стала во всем его исключением, и в этот раз тоже. Он был готов рисковать своей жизнью, ради ее.

— Да, для меня это очень важно. — задумавшись сказал Дармен, имея в виду совсем другой смысл этих слов, нежели поняла девушка.

— Когда мы пойдем? — спросила любопытная возлюбленная.

— Ну сейчас всех бубаков разгонят, и пойдем как раз. — улыбаясь ответил Дармен.

В последнее время он часто улыбался, и даже смеялся, хотя раньше ему казалось, что он навсегда разучился радоваться жизни. Но как оказалось на поверку, просто рядом нужно иметь именного того самого человека, который будет заставлять тебя улыбаться, и для него этим человеком стала юная графиня Марамолли.

На площади началось оживление, люд заголосил, к большой копне хвороста и валежника подошел мужчина, как раз тот, что подвозил их на телеге и начал говорить свою речь:

— Вот уже много сотен лет, в этот день мы разводим ритуальный костер, чтобы защитить нашу деревню от страшных бубак. Так не дадим и в этом году ледяным монстрам причинить вред нашей деревне. Я, Росик Фаран, старейшина этой деревни, заявляю, не бывать ледяным монстрам на нашей плодородной земле.

Сказав эту речь, старейшина поджег хворост, и за считаные секунды разгорелся огромный костер, да такой огромный, что даже Дармен за все свои года не видел подобного. А жар от него шел такой, что даже на расстоянии нескольких миль невозможно было находиться. И только сейчас, оглядев пристально место, Дармен заметил, что все дома стояли на некотором отдалении от площади, как бы специально так построенные, что бы их не коснулся огонь.

— Здесь что-то не так. Он не сказал всей правды. Они не просто так жгут этот костер. — вдруг сказал Дармен.

— Не понимаю. — сказала Энджин, действительно не понимая хода мыслей любимого.

— Посмотри, как построены дома? Они идут вокруг площади только с одной стороны, а со второй стороны их нет. — Дармен указал рукой на эту закономерность.

— И что в этом такого? Ну построили люди так. — пожала плечами девушка.

— Хорошо. Смотри, видишь те дома, они все на большом расстоянии от площади, что бы огонь до них не дотянулся? — спросил Дармен, и девушка кивнула. — Хорошо. Они построены уже очень давно, так как они старые, что значит о том, что они так строились много сотен лет назад. В начале деревни, мы с тобой видели новые домики. Вопрос, почему они не строят их с этой стороны площади? Тут много места, и при этом хорошего, но тем не менее, они строят их в дали, где место не столь прекрасно. — попытался навести на мысли девушку Дармен.

— И что в этом такого? Старейшина и сам сказал, что много веков уже они жгут костры. А насчет строительства, ну, может они любят трудности. — нашла свой ответ девушка.

— Какая же ты глупая. Подумай, почему им вдруг пришло в голову жечь эти костры? И самое странное, эта деревня не принадлежит ни одному королевству, почему? Почему, та же Агабая не претендует на право их владением? Почему, никто не хочет здесь править? — донес свои мысли Дармен до любимой.

Энджин задумалась, понимая, что вопросов действительно намного больше, чем ответов. Вот же и вправду глупая, как же она раньше то не поняла и не заметила, корила себя девушка.

— И что ты думаешь об этом? — спросила Энджин.

Теперь очередь задуматься Дармена, он интенсивно работал мозгом, вспоминая все, что он когда-либо слышал о Лабаратти, и эти размышления привели его к некоторым заключениям.

— Старейшина нам сказал, что они жгут костры, чтобы отпугнуть бубараков. От сюда возникает резонный вопрос, зачем на земле, где тепло, и их нет, их отпугивать? — сказал вслух Дармен.

— Потому что они здесь есть? — тихо сказала девушка, начиная оглядываться.

— Именно. Какими бы ледяными монстрами они не были, они живые твари, а значит они хотят есть. А где по-твоему у них ближайшая еда? — сказал Дармен подтверждая догадку Энджин.

— Какой кошмар! — вскрикнула девушка, зажимая рот ладошкой.

— Поэтому Агабаи и не нужны лишние проблемы, например, пропадающее население. Они просто бросили эту деревню на произвол судьбы, и местные жители пытаются обезопасить себя огнем, так как согласно древним легендам, бубараки боятся тепла и огня. — сказал чародей.

— Они могут на нас напасть прямо здесь? — спросила девушка.

— Не сегодня. Этот костер их не подпустит. Нужно кое-что проверить, пойдем к той милой пышечке, что так любезно угостила нас едой. — сказав это, Дармен поднял с травы тарелки, и зашагал к столу. Энджин поспешила за ним, дабы не пропустить что-то важное.

— А мы вот тарелки вернуть пришли. — улыбаясь сказал Дармен, и Энджин сразу поняла, что эта улыбка была наигранной, на самом деле он был сейчас как никогда серьезен и внимателен.

— Благодарю, они нам как раз будут нужны для следующего праздника. — убирая тарелки сказала женщина.

— А когда следующий праздник? Старейшина сказал, что не даст монстрам напасть в этом году, но не упомянул, что праздник ежегодный. — подметил Дармен.

— А он и не ежегодный, мы проводим его каждый месяц, как его проводили наши предки, а до них их предки. А говоря, в этом году, он просто имел в виду текущий год. — пояснила женщина.

— Надо же как интересно! — восхищённо сказал Дармен, вновь играя на публику. — А зачем вы так делаете?

— Так что б на нас бубараки не нападали. — опешив от тупости своих собеседников сказала женщина за столом.

— И часто они на вас нападают? — уже серьезно спросил Дармен, при этом смотря прямо в глаза собеседнице, будь сзади нее стена, то так бы и пригвоздил бы к ней взглядом.

От этого взгляда пухленькая женщина покрылась мурашками, ей явно стало страшно, и она явно сказала то, что не должна была.

— Мне пора идти. — как бы подтверждая эти мысли женщина решила покинуть это место, но не тут-то было.

Дармен ловким движением перепрыгнул через стол, и схватил женщину за локоть, после чего с помощью магии сделал ее послушной, а точнее обездвижив ее, как когда-то проделал этот трюк с мисс Франциск.

— Я повторю свой вопрос. И часто на вас нападают ледяные монстры? — спросил уже злобно чародей.

— Случается пару раз в год, бывает скотину забьют, а бывает и на людей нападут. Мне нельзя это вам говорить, чужакам нельзя об этом рассказывать. Отпустите меня пожалуйста. — залепетала женщина.

— Отпущу. Ответь только еще на один вопрос. Если здесь так опасно, то почему вы здесь живете? Почему не переедите в другое, более безопасное место? — спросил чародей, действительно не понимая этого.

— Мы не можем. Мы хранители края земли. Быть здесь нам завещали наши предки, когда те, были назначены хранителями. Мы следим, чтобы оттуда, никто не пришел. — объяснила женщина.

— Хорошо. Ты свободна. — сказав это, чародей снял чары, и женщина поспешно ушла.

— Элефор там. — уверенно сказал Дармен.

— Почему ты так в этом уверен? Она же и словом о нем не обмолвилась. — не поняла Энджин.

— Прошли столетия, и люди забыли, зачем они здесь, они лишь помнят, что должны быть здесь и должны охранять. Согласно древним легендам, драконы, покидая земли людей, оставили хранителей, завещав им охранять путь в священную страну, и не пропускать туда никого. — объяснил Дармен. — Идем, нам пора.

— Что? Мы что, вот так просто уйдем? Ты же слышал, эти монстры они нападают на них, им нужно помочь! — воскликнула Энджин.

— Кому? Монстрам? Думаешь нам тоже стоит похитить пару коров? А что, неплохая мысль, кто знает, что там впереди. — с усмешкой сказал Дармен.


Энджин с укором посмотрела на Дармена, ее с первого дня их знакомства бесила эта его манера общаться, все всегда нужно было перевернуть.

— Ты же понял, о чем я. — надув губки сказала девушка.

— Да понять-то. Я понял. Только зачем? Это было здесь из покон веков, это их устои, их традиции. И я не думаю, что они сами хотели бы что-то изменить. — сказал серьезно чародей.

— Что значит не хотят изменить? Их похищают, ты это понимаешь? А если бы ты жил в такой опасности? — не унималась девушка.

— Так я и живу. — спокойно ответил Дармен, впрочем, в этот раз действительно правду. — Не лезь со своим уставом в чужую жизнь.

— Но ведь я хочу помочь. — уже чуть не плача сказала девушка. — Давай хотя бы поговорим со старейшиной.

Тут Дармен сдался, и они пошли искать того мужчину. Что подвозил их на телеге. Искать долго его не пришлось, он стоял возле одного из столов и поедал какие-то сочные фрукты.

— Так значит вы тут старейшина? — начал разговор чародей.

— Ах. Это снова вы. Да. Как вам наш праздник? — спросил мужчина.

— Очень даже ничего, такой костерок огромный развели. И как помогает? — серьезно спросил Дармен.

Старейшина аж поперхнулся ягодкой, а после прокашлявшись, растянул рот в улыбке чеширского кота и сказал:

— Помогает от чего?

— Я все знаю. — стоя в властной позиции твердым голосом господина сказал Дармен.

— Ч-что з-знаете? — немного заикаясь спросил старейшина, а после уже добавил снова, выставив зубы, — У нас тут совсем нечего знать.

— Не нужно передо мной разыгрывать спектакль, я могу вам помочь. — сказал Дармен.

— Нам не нужна помощь. — сказал старейшина.

— Уверены? — спросил вновь Дармен.

— Полностью. Я не знаю кто вы и откуда, но шли бы вы свой дорогой. И не совали свой нос в чужие дела. — сказав это старейшина резко развернулся и пошел прочь.

Энджин опустила плечи, поняв, что Дармен был прав, и они действительно не нуждаются в их помощи, или попросту не примут ее из-за своего упорства.

— Убедилась? — спросил Дармен, по-прежнему стоя в той же повелительной позе, скрестив руки на груди и смотря сверху в низ, отчего девушка почувствовала себя совсем никчемной.

— Да. — тихо произнесла девушка.

— Вот и замечательно. Отдохнем тут еще часик и отправляемся в путь. — сказал Дармен.

Чародей пошел бродить по деревне, а девушка вернулась к дереву, под которым они кушали, и достав дневник, начала писать:

«Почему люди такие упрямые? Почему, из-за своих принципов, они отказываются принять помощь, даже если она могла бы спасти жизни? Это так глупо…»

Глава 7 На пути к землям Лабаратти

Они отправились в путь, в самый таинственный и загадочный путь в своей жизни. На всей земле найдется разве что с десяток смельчаков за всю историю, кто решался на этот маршрут.

Элефор, легендарная мифическая страна драконов. Большинство лишь задаются вопросом, а есть ли она на самом деле? Ее называют страной богов, страной великих, найти Элефор, значит найти само счастье. Но Дармен уже нашел свое счастье, для него Элефор, это лишь возможность сохранить его, и потому он пойдет на все испытания и муки, лишь бы добраться до него.

Дармен и Энджин покинули деревню, и прошли раскинувшиеся за ней поля, подойдя к густому и зелёному лесу. Дармен обернулся, и провел рукой по небу, на котором в тот же миг на мгновение вспыхнули сотни мелких мерцающих огоньков, и тут же погасли.

— Что это? — спросила в удивлении Энджин.

— Ну, то что они не хотят. Что бы мы им помогли, это не значит, что мы не можем помочь им без их ведома. Это невидимый купол, он никого не пропустит в деревню. — сказал Дармен, и Энджин тут же бросилась к нему обхватив за шею, и чмокнув в щечку.

— Спасибо, ты у меня самый лучший! — сказала она ему на ушко, болтая ногами в воздухе. Так как он приподнял ее за талию.

— Ага, и самый никчемный черный чародей на земле. — сказал Дармен, опуская девушку.

Взявшись за руки, они пошли вперед, навстречу неизвестности. Впрочем, неизвестность была на удивление приветливой.

Лес радовал своими красками, пели птички, сквозь кроны деревьев пробивался приятный солнечный свет, и они шли, разговаривая ни о чем, при этом постоянно смеясь.

Неизвестно сколько они прошли, прежде чем заметили, что листьев стало гораздо меньше, и они не были уже такими зелеными. Веточки стали то и дело полупустыми с серыми листочками, цветы с ягодами и вовсе пропали, как и пение птиц, они смолкли.

Дармен уже шел чуточку впереди девушки, которая начала потихоньку отставать, так как устала, и пройдя еще несколько часов, было принято решение остановится передохнуть. Они уселись на упавший ствол дерева, и достали из кулька булочки, оставленные с праздника.

Энджин жевала булочку, при этом стараясь сильнее натянуть рукава своего платья на пальцы. Заметив это, Дармен щёлкнул пальцами, и на девушке вмиг оказалось теплое пальто.

— По-моему так лучше. — сказал чародей, которому еще не было холодно, впрочем, он изначально не был одет столь же легко как его возлюбленная. А прибывал в своем излюбленном плаще.

— Спасибо. — сказала девушка.

Чародей улыбнулся в ответ, подумав, что он просто не представляет, как можно жить, не владея магией, когда ты в любой момент можешь заставить обстоятельства подстроиться под тебя.

Оглядевшись вокруг, Энджин поняла, что от прежнего радушного леса не осталось и следа. Он теперь выглядел весь серым, на ветках совсем не осталось листьев. Только пустые стволы, трава под ногами стала коричневой. Даже солнце, и то уже не так ярко светило.

Температура воздуха и ландшафт менялся на глазах, это всего лишь за несколько часов ходьбы.

Отдохнув около пула часа, они вновь отправились в путь. Вообще сложно было сказать, как Дармен ориентировался в этом лесу, который явно был волшебным, так как в нормальном лесу таких изменений быть не может. И будучи сам волшебником, он прекрасно понимал, что от волшебных мест можно ждать чего угодно.

Пробиваться сквозь острые ветки и упавшие стволы стало сложнее, им в лицо подул сильный холодный ветер. А спустя еще какое-то время, местами стал появляться на земле горками снег. Стало еще холоднее, и за спиной Дармен услышал вскрик девушки. Обернувшись, мужчина увидел, что его магия исчезла, и девушка вновь оказалась в тоненьком платье на сильном ветру. Он поспешил повторить заклинание, но в этот раз облачив ее в еще более теплое пальто, сапоги и шапку. Впрочем, теперь он и себя не оставил без внимания, так же сменив плащ, на более теплое пальто.

Они двинулись дальше, и теперь уже пробирались через заснеженные сугробы, так как голой земли больше не осталось, снег был везде, и чем дальше они шли, тем больше его становилось. Ветер стал совсем ледяным, и тоже со снегом. Это была настоящая зима.

Дармену и раньше приходилось бывать в таких холодных местах, а вот для девушки все это было дико, странно и непонятно, ведь в ее родном королевстве тоже есть зима, но она там совсем другая. У них никогда не бывало морозов или снега. Зима в королевстве Энерей это просто холодный сезон, когда ничего не цветет, на деревьях нет листьев, и часто идет холодный дождь.

Энджин стало страшно, она подумала, что впереди станет еще холоднее, и она просто не дойдет, замерзнет. А еще, она вдруг представила Элефор, ведь ей никто не сказал, что там будет тепло, а что, если, там, куда они идут стоит такой же холод. От этих мыслей она совсем поникла, но вслух решила ничего не говорить.

— Мы в ледяных землях. — сказал Дармен.

— Я заметила. — пробубнила девушка, а после спросила. — А п-чему ты не можешь просто перенести нас через них? Как ты делал это раньше. В других местах, одно мгновение, и мы в Элефоре.

По правде говоря, Энджин уже давно хотела это спросить, но никак не решалась, а сейчас, понимая, что это путешествие никому не приносит ничего кроме неудобств, решилась озвучить свой вопрос.

Дармен остановился на мгновение, а потом резко развернувшись лицом к лицу проговорил:

— Я могу перенестись только туда, где я бывал ранее. Я должен четко представить то место, куда мне нужно, должен вспомнить его. А вспомнить место, где я никогда не был невозможно. — объяснил чародей, и так же резко развернулся обратно, не дожидаясь ответа Энджин.

Они шли все дальше и дальше, лучи солнца уже совсем не светили, а теперь и вовсе начало темнеть, приближалась ночь. А еще они устали, и голод начал о себе давать знать. Поэтому было принято решение остановиться на ночлег.

— Что значит, остановиться на ночлег? — не понимала Энджин.

— А то и значит, привал. Сегодня дальше не идем. — сквозь пургу кричал Дармен.

— Как здесь можно ночевать? Посмотри вокруг. — Энджин развела руки в стороны, показывая лишь заснеженный лес, а в ушах выл ветер.

Дармен что-то проговорил, потом создал невидимый купол, хотя невидимым его можно было назвать лишь отчасти. Снег продолжал идти с неистовой силой, но теперь он рассыпался, ударяясь об невидимою крышу, приблизительно в двух метрах от земли, и падал как бы съезжая с нее. На земле же образовался круг также около двух метров в диаметре, где перестал падать снег, а тот что там уже был начал интенсивно таять.

— Добро пожаловать в маленький кусочек… — тут Дармен замялся, он хотел сказать лета, но лето у него не вышло, там просто было немногим теплее, нежели за стенами невидимого купола. — Тепла.

Энджин посмотрела на это чудо, и радостно захлопав в ладоши, как ребенок, ринулась к куполу. Не успел Дармен крикнуть ей «Осторожно», как девушку откинуло невидимой силой на снег, отчего та упала в сугроб на спину.

— Магическое поле, оно как щит, ничто не пропустит во внутрь. Ни снег, ни ветер, ни тебя. — сказал Дармен, протягивая руку девушке.

— Мог и предупредить. — недовольно буркнула девушка.

— Так я тебе кричал. — сказал Дармен.

Он провел ее под купол, будучи его создателем, только он мог проходить сквозь него. Внутри и впряду оказалось намного теплее, и девушка сняла шапку. Дармен щёлкнув пальцами расстелил на земле теплый плед.

— Так намного лучше. — подметила девушка, усаживаясь на него.

— Пора перекусить. — сказал Дармен.

— Ага, только нечего. Мы съели все пышки еще на прошлом привале. — с горечью сказала девушка.

— Ты и вправду думаешь, что я пошел бы в такой тяжелый путь без еды? — дразня спросил Дармен.

Мужчина снял свою сумку через голову с плеча, и открыл ее, доставая булочки и куриные ножки.

— Где ты их взял? — воскликнула девушка, ранее будучи уверенной. Что у них нет еды.

— Ты правда хочешь это знать? — спросил играючи Дармен.

— Пожалуй нет. — заключила Энджин, уже и так догадавшись, что пока она сидела под деревом, ее любимый обчищал столы.

Впрочем, ей сейчас совсем не хотелось на него злится, ведь если бы он этого не сделал, то сейчас они были бы голодными. А там на празднике и так было полно еды, а значит они никого не обделили. И с этими мыслями она начала уплетать окорочок.

— Ты что, так и будешь есть его холодным? — спросил Дармен, и щёлкнув пальцами в миг превратил их в горячие и дымящиеся.

— Спасибо. — сказала девушка, которая теперь с трудом могла его держать, так как он обжигал ей пальцы.

Порывшись в своей сумке, чародей извлек оттуда еще один бумажный кулек, и не разворачивая его, произнес заклинание, отчего тот сразу тоже стал горячим, и вокруг запахло запечённым картофелем.

— Ты просто читаешь мои мысли! — воскликнула девушка, потянувшись к кульку.

Они ужинали под невидимым куполом, где было хорошо и тепло, а сверху над ними бушевала метель, и сбоку уже намело большие сугробы.

Они провели вечер в пламенных объятиях друг друга. После чего девушка уснула, а вот чародею в эту ночь спать не придется, ему нужно следить за временем. Его магия имеет короткий срок, а значит, когда она закончится, исчезнет купол, и они рискуют замерзнуть, и остаться навсегда погребенными под толщей снега. Чародею необходимо периодически продлевать свои заклинания, что бы они были в безопасности до самого утра.

Глава 8 Ледяная земля

Утро началось с теплых булочек, аромат которых и разбудил Энджин, впрочем, как и чай. Она улыбнулась, и тут же спросила:

— А где ты взял чай?

— Ну кружки с чайником я наколдовал, а вот вода настоящая, я растопил снег. А листья у меня были. — объяснил Дармен.

Девушка с подозрением посмотрела на протянутую кружку, но взяла ее. Отвар приятно пах, и даже через кружку был обжигающим.

— Что ты на него смотришь? Пей давай, нам опять идти по холоду. — сказал Дармен, отпивая из своей кружки.

После чая, когда Дармен вновь облачил их в теплую одежду, он снял купол, и в тот же миг похолодало.

— А я и забыла уже, как там холодно. — пробубнила недовольная Энджин, которая даже представления не имела, что все это тяжелое путешествие ради нее.

Они шли дальше в лес, в его глубь, порой становилось совсем невыносимо холодно, но они шли бесстрашно вперед.

Наверное, и дальше шли бы, если бы не услышали страшный рев. Девушка тут же встала на месте, как парализованная от страха.

— Ч-что эт-то? — заикаясь спросила она.

Не успел Дармен ответить, как рев повторился, а теперь еще и ветки в дали затрещали.

— Бежим! — крикнул Дармен. И схватил девушку за руку, таща за собой.

Бежать по колено в снегу было очень сложно, еще совсем плохо видно куда именно бежать, глаза слезились от ветра, и снег падал стеной. Чародей прижал ее к дереву, и почувствовал бешенный ритм ее сердца.

— Что это? — вновь спросила Энджин.

— Это бубаки. — тихо сказал Дармен, и тут же добавил. — Все будет хорошо, мы от него убежим, спрячемся, он нас не заметит.

Чародей пытался всячески успокоить бедную девушку, но и сам понимал, что не очень-то у него это получается. Особенно, когда рев вновь послышался, и на этот раз значительно ближе.

— Нам нужно бежать. — сказал Дармен ей над ухом, и резко дернул в сторону, как раз в тот момент, когда лапа зверя рассекла дерево, где только что была Энджин.

Девушка вскрикнула, но побежала, что есть мочи. Ноги в снегу утопали по самое колено, в сапогах было мокро, но обращать на это внимания времени не было, а потому девушка падала, вставала, и тянущая Дарменом, бежала дальше. Они спрятались за другим деревом, чтобы перевести дыхание, но и эта попытка не удалась, зверь нагнал их, и лапой ударил по спине Дармена.

Мужчина вскрикнул, так как удар был тяжелый и неожиданный, он резко оттолкнул девушку в сугроб, отчего та упала, а сам обернулся лицом к монстру.

На Дармена смотрела огромная белая морда. Покрытая длинной шерстью, из ноздрей которого шел пар, от теплого дыхания. А с острых клыков в открытой пасти капали слюни. В высоту чудовище превосходило мужчину почти в два раза, а в ширину, так и во все четыре, отчего сразу можно было предположить исход битвы, будь Дармен обычным человеком.

Чародей быстро сгенерировал в руках сгусток энергии и отправил его в монстра, но удар оказался совсем не таким, на какой рассчитывал Дармен. Бубака лишь слегка качнулся, и вновь заревел. Будь это заклинание применено в другом месте, оно превратило бы в груду камней каменную стену, а человек, на которого его направить отлетел бы на несколько метров в сторону, и скорее всего, погиб бы.

По-видимому, это волшебное место слегка уменьшало силы Дармена. Он это заметил уже давно, когда его чары стали спадать не через обычные три часа, а здесь держались лишь два.

Монстр занес огромную когтистую лапу над Дарменом, но тот успел увернуться, хоть и не без ущерба, бубака разодрал ему руку. Чародей вновь сгенерировал энергию. И отправил всплеск, и в этот раз монстр устоял, более того, он разозлился еще больше. И теперь нападал более яростно.

Дармен отбежал в сторону, уводя монстра подальше от Энджин, он понимал, что он выживет в любом случаи, а вот девушка нет, и эти мысли заставили его тоже более отчаянно сопротивляться.

Дармен начал набирать сгустки энергии один за другим, и отправлять их прямо в грудь монстра, и это принесло успехи, тот качнулся и завалился на спину. Тогда чародей подбежал к нему, и забрался на него сверху, еще сильнее прижимая к земле. Мужчина вновь применил заклинание, чтобы не дать сопернику подняться со снега, а потом использовал парализующее заклятие, и монстр перестал шевелиться, теперь можно было вздохнуть свободно, и подумать, что делать дальше.

Подумать не вышло, заклинание потеряло действие через пару минут. И бубака начал предпринимать попытки сбросить мужчину и подняться. Чародею ничего более не оставалось, чем дальше отправлять волшебную энергию в чудовище, до тех пор, пока его сердце не остановилось, и он не перестал шевелиться.

В этой схватке победил чародей, и кто знает, сколько еще таких монстров ждет их впереди, а чародей израсходовал почти всю энергию.

Дармен поднялся на ноги, зажимая рукой предплечье, что бы остановить кровь, сейчас было не до раны, ему нужно срочно найти Энджин, пока та не замерзла. А найти девушку оказалось довольно сложно, пока он бился с бубакой он уводил его дальше, при этом снег продолжал идти стеной, и теперь было непонятно где Энджин, он стал звать ее.

— Энджин!

Ответа не последовала, и он вновь закричал на весь лес:

— Энджин!!!

В ответ ему был лишь вой ветра, и треск сучьев, что он ломал, пробираясь сквозь деревья, и продолжая повторять:

— Энджин!

— Энджин!

И вот удача ему улыбнулась, он услышал тихое:

— Я здесь…

Он моментально определил откуда пришел ответ, и направился туда, найдя девушку, почти полностью заметённую снегом. Дармен быстро его стряхнул, вытащив ее из-под сугроба, и понял, все намного хуже, чем он думал. На девушке было лишь ее летнее платье, магия, что давала теплую одежду иссякла, и неизвестно сколько уже времени она провела в таком виде на морозе.

Девушка была очень бледная и холодная, ее ресницы покрывал иней, как и волосы. Она еле шевелила губами, и было непонятно, что она пытается сказать.

— Помолчи, не трать силы. — сказал чародей, прислонив палец к ее губам.

Чародей собрал все свои силы, и наколдовал магический купол, в который теперь не попадал снег и ветер, правда он был гораздо меньше того, в котором они ночевали накануне. Дармен покинул сферу, и пошел собрать хворост, он быстро вернулся, и положив его в центре, разжег огонь. Он хотел сделать его магическим, увеличив тепло от него, но не получилось.

Даже обычный костер, быстро нагрел воздух внутри купола, и теперь девушка начала оттаивать, приходя в себя. Ее начало трясти, знобить, и чародей прижал ее к себе ближе, чтобы еще больше согреть.

— Р-роза з-замерзла… — прошептала девушка.

— Что? — не понял чародей.

— Р-роза з-замерзла. — вновь повторила девушка, и только сейчас Дармен заметил зажатую в руку девушки розу, которую подарил ей при их первой встрече.

— Выберемся от сюда, наколдую новую. — твердо пообещал чародей, и девушка попробовала улыбнуться.

А про себя он подумал, «если выберемся», так как уже давно понял, что он заблудился, и совсем не знает куда идти. Куда не посмотри, вокруг лишь снег и деревья, тут можно бродить месяцами, и не найти выхода, да и есть ли он, выход вообще? Чародей прибывал в полном отчаянии духа, он чувствовал, что поставил на кон все, и проигрывает.

Дармен, уставший после бессонной ночи, и вымотанный после битвы с бубакой, незаметно для себя уснул. Даже во сне ему снился этот ненавистный холодный лес.

Дармен стоял посреди леса, но ему совсем не было холодно, хотя на него валил снег, и он не знал в какую сторону идти. Вдруг, к нему неожиданно подлетел маленький дракончик, и стал вести за собой, указывая путь. Чародей шел за ним точно по пятам, и уже вскоре вышел из леса на поляну. Дракончик повернулся к нему, и громко сказал:

— Просыпайся, а то замерзнешь!

Дармен проснулся как раз вовремя, стоило ему открыть глаза, как волшебный купол исчез. Он было хотел создать новый, но быстро понял, что слишком слаб, и силы лучше на него не тратить, а потому наколдовал теплый плед, в который завернул Энджин и понес ее, так как та идти самостоятельно не могла.

Ветер выл с неистовой силой, в ушах закладывало от шума, а глаза продолжал слепить снег, который был тут по всюду. Любой человек оказавшийся здесь, просто заблудился бы, но Дармен теперь четко знал, куда ему следовало идти.

Несмотря на то, что на первый взгляд все вокруг было одинаковым, он мог различить особые ориентиры, которые видел во сне, и следовал по ним.

Несколько раз он проваливался в снег, при этом чудом удерживая хрупкую девушку на руках. Приблизительно через час его магия иссякла вновь, и применить новое заклинание он не смог, его чары полностью пропали. Но к счастью для Дармена, снег закончился, и уже не налипал на лицо, а через некоторое время пропал и под ногами, ветер начал стихать.

Когда спустя несколько часов ослабший Дармен вышел на теплую лесную поляну, он вздохнул с облегчением, и положил замерзшую девушку на траву, под лучи солнца.

Чародей улыбнулся сам себе, все вокруг него было таким же, как когда они входили в волшебный лес, как будто бы и не было той жуткой холодной зимы в его центре.

Мужчина решил попробовать применить простейшее заклинание, но не смог, его магия на этой стороне леса не работала, или был настолько слаб, что совсем ничего не мог.

— Не получится. — нарушил его размышления мелодичный женский голос.

Дармен резко обернулся на голос, и увидел красивую светловолосую девушку, одетую в белое платье необычного покроя, при этом одеяние отливало серебром.

— Твоя магия, ворон, здесь не действует. — вновь сказала девушка, вплотную подойдя к чародею.

— Кто вы? — спросил настороженно Дармен, он никак не ожидал встретить здесь людей, и теперь был не уверен в том, что находиться в нужном месте.

— Я Элия, дракон воды. — сказала девушка, и Дармен понял, что ему напомнило ее платье, его блеск напоминал блеск воды.

— Что за бред, ты не дракон, ты человек. — сказал чародей, понимая, что ничего не понимает, и что над ним хотят подшутить.

— И все же ты лишь человек… — с горечью сказала девушка в белом.

Она чуть отошла от него, взглянула на лежащую на траве Энджин, и провела над девушкой рукой, отчего у той порозовели щеки.

— Какие вы люди глупые, неужели вы и вправду думали, что мы просто драконы? Огромные летающие и огнедышащие? Особенно ты, ворон? Как ты мог не понять? — спросила Элия, повернувшись к Дармену. — Это я тебя привела сюда.

— Ты? Привела меня сюда? Да я тебя в первый раз ви… — начал было говорить Дармен. Но осекся, вспомнив свой короткий сон, в котором ему показал направление маленький дракончик.

Чародей взглянул на девушку, и та ему улыбнулась:

— Ну вот ведешь, наконец то и ты понял.

— Но как ты… — хотел спросить Дармен.

— Неважно как, главное, что я недолжна была этого делать. Нам запрещено показывать путь сюда чужакам, но ты особенный, и я нарушила закон. Об этом никто не должен узнать. — строго сказала девушка, которая тоже явно была куда старше, чем на вид.

— Я понял. — сказал Дармен. И тут же решил уточнить. — Чем я особенный? В вашу эпоху волшебников было много.

— Да много, и ты особенный не потому, что являешься одним из них. Ты ворон, а это редкий дар, он проявляется только у потомков драконов. — сказала Элия.

— Ах-ха-ха… — рассмеялся Дармен. — Ну а вы то, каким боком мне в родстве?

— Помнится мне, до недавнего времени, ты и о своем родстве с королем не знал. — мелодично сказала Элия, и Дармен тут же понял, что девушка не шутила.

Впрочем, опровергнуть сказанное ему было нечем, он и вправду ничего толком не знал о своем роде, удалось только выяснить, что отец король, а мать ведьма, от которой он и унаследовал свой дар. Но драконы в роду, даже для него, это было уже слишком.

Глава 9 Элефор

Когда Дармен вновь поднял взгляд на Элию, той уже не было, лишь белый дракон взмыл в небо и теперь удалялся куда-то за лес.

— Мы вернулись? — спросила лежащая на траве Энджин приподнявшись на локтях.

— Что? — Дармен не понял о чем она спрашивала.

— Мы вернулись обратно? В деревню Лароки? Лес. — уточнила девушка, указывая на зеленый лес.

— Ах, ты об этом. Нет, мы не вернулись, а совсем наоборот, мы дошли. — гордо сказал Дармен, забыв при этом упомянуть с чей помощью они дошли.

— Элефор?! — восторженно спросила Энджин, соскакивая на ноги, как будто бы всего несколько часов назад не умирала от обморожения.

— Да! — так же радостно подтвердил чародей.

И они взявшись за руки пошли туда, куда всего несколько минут назад полетел дракон, которого, Энджин к сожалению не видела.

Они шли, а Дармен раздумывал о случившимся, в его голове все перепуталось. Он не мог понять, что имела в виду Элия, говоря, что он особенный, ведь дар перевоплощения в животных присутствовал у многих сильных чародеев, и что теперь, все они потомки драконов?

Так же Дармена очень заботило то, что Элия ясно дала понять ему, драконы враждебно настроены на не званых гостей своего мира, а значит, шансы на мирное получение эликсира тают на глазах.

О том, что он будет делать, если драконы не дадут ему снадобье он не думал, а стоило бы. В его радужных мечтах все было просто, они придут в Элефор, встретятся с верховным драконом, Дармен попросит у него эликсир, и тот с улыбочкой ему его отдаст. Глупо, только сейчас Дармен понял, как ошибался, а понять стоило бы еще раньше, например, когда они чуть не погибли в ледяных землях, ведь это он тоже не предвидел. Впрочем, как и то, что его дар волшебника здесь абсолютно не действует, а значит, он уязвим и полностью беззащитен.

— О чем ты думаешь? — спросила Энджин.

— О том что ждет нас впереди, за этим лесом. — частично не раскрывая правды ответил мужчина.

Девушка резко остановилась, отчего Дармен чуть не споткнулся, обернулась и, посмотрев ему прямо в глаза спросила:

— А зачем мы вообще сюда шли? Ты так и не сказал мне ни слова.

Только Дармен хотел ей что-то ответить, как из-за деревьев послышался шорох, и им навстречу вышли пятеро мужчин в странной одежде. Они были необычайно красивы, молоды, высокого роста, плечистые и мускулистые, с коротко стриженными белыми волосами, и в зеленых туниках, открывающие одно плечо и часть груди, на которой висел кулон в виде дерева в круге.

— Мы хранители леса, а вы вторглись в него. — сказал мужчина стоящий в центре.

Энджин незаметно для Дармена, оказалась позади его, и сейчас наблюдала за происходящим из-за его плеча.

— Мы приносим вам свои искрение извинения, мы не знали что это запрещено. — любезно сказал Дармен, отчего Энджин осталась в недоумении, ведь в ее понимании он должен был поразить их вспышкой света, и они спокойно бы двинулись дальше.

— Незнание чего-либо не снимает ответственности, и следующего за этим наказания. — продолжил мужчина по центру.

Дармен не знал чего ему ожидать от этих людей, если они вообще были людьми. Ни в одном королевстве не было данных о законах мира драконов, и что делали с теми, кто их нарушал. Ровно, как и не было известно ни одного человека, вернувшегося с Элефора.

— Я не знал, что людям запрещено сюда приходить, но тем не менее я не собираюсь немедленно разворачиваться и уходить, у меня имеется довольно весомая причина находиться здесь. — спокойным и ровным голосом произнес Дармен, глядя прямо в глаза своему оппоненту.

— Что ж, ты смелый волшебник, даже несмотря на то, что потерял свои способности. — в ответ произнес все тот же мужчина.

— Что значит, потерял свои способности? — немедленно встряла Энджин, для которой все услышанное было в новинку и вызвало в ней шок.

— То и значит. — буркнул в ответ Дармен.

— А значит это, юная леди, что ваш спутник более не является чародеем. — пояснил все тот же незнакомец. — Я Орион, верховный хранитель леса, а это мои помощники.

— Приятно познакомиться! — саркастически прошипел в ответ Дармен, и даже сделал пафосный поклон, ибо потеря магии вовсе не означала изменения его жуткого и надменного характера. — И раз вы решили нам представиться, стало быть, это означает, что нас не убьют немедленно.

— А ты и вправду невыносим, Дармен. — вновь заговорил Орион.

— А вот я кажется вам не представлялся, но тем не менее вы знаете мое имя. — уже с удивлением произнес Дармен.

— Ну хоть чем-то тебя можно удивить, а то я уже было подумал, что за свои века ты совсем стал не восприимчив к этому чувству. — вновь говорил центральный красавец, в то время как остальные стояли молча и неподвижно. — Я все знаю, знать-это наша особенность. Когда вы двое переступили черту леса, мы все о вас узнали, от рождения и до сего момента.

— Интересная способность, хотел бы я такой обладать. — признался бывший чародей.

Орион улыбнулся в ответ, но произнес совсем не дружелюбным голосом:

— Вы должны немедленно проследовать за нами к верховному правителю Элефора, он решит вашу дальнейшую судьбу.

— Замечательно, он-то мне и нужен. — оптимистично произнес Дармен, отчего Орион в очередной раз убедился в смелости и решительности бывшего чародея, а так же в его упорстве на пути к поставленной цели.

Верховный хранитель леса двинулся в перед, и Дармен с Энджин последовали за ним, остальные же хранители замыкали сей шествие.

Лес закончился довольно быстро и их взору предстал красивейший город в мире. Огромный белый дворец, с дюжиной высоких тонких шпилей и огромными окнами утопал в экзотических растениях. Все вокруг было зеленое и пахло морской свежестью, от маленького моря или огромного озера, Габриель не знал, как назвать этот источник воды. Они шли по дороге, вдоль которой росли кипарисы и периодически попадали арки увитые розами. Другие дома, что они могли видеть тоже были величественными и выглядели как небольшие дворцы, такие же белые, правда относительно их главного дворца, потому как если их сравнить с замками, которые Энджин приходилось видеть в своей жизни, эти превосходили их в несколько раз, как по размеру, так и по красоте. Впрочем, по богатству тоже, ведь приглядевшись, девушка ахнула от изумления, вся черепица замков была сделана из чистого золота, как и водостоки, ручки дверей, а так же многое другое.

Дармен же шел словно не замечая всей этой роскоши, он был по прежнему погружен в свои мысли, и теперь по настоящему боялся, что не получит заветное снадобье. Но от грустных мыслей его как всегда отвлекла Энджин, восторженно воскликнув:

— Смотри — драконы!

И в правда, глянув в сторону, куда девушка указала рукой, он их увидел. Пять небольших дракончиков были на круглой площадке выложенной плиткой, где два из них вздымались в воздух, а три сидели на камнях. При этом все они были разного цвета.

— Это детеныши, они только начинают учиться летать. — пояснил Орион, заметив куда устремлены взгляды его арестантов.

— Это прекрасно! — прошептала девушка, которой впервые из ныне живущих за тысячелетия посчастливилось увидеть живых драконов.

— Да. — мечтательно согласился верховный хранитель леса.

— Они все такие разноцветные! — продолжала восхищаться девушка.

— Цвет определяет их будущее. Вон те два серых будут хранителями земли, зеленый — хранителем леса, белый — воды, а красный — огня. — пояснил Орион.

— Аааа… Стойте! Как это хранителем леса? Вы же сказали, что вы хранители леса? Вы летаете на них? — изумилась девушка, даже не представляя еще более удивительной истинны.

— Ах-ха… — рассмеялся Орион, а затем сказал серьезно. — Нам нужно идти к верховному правителю, после, милая леди, если стечение обстоятельств позволят, я вам все подробно расскажу.

И они двинулись дальше, как и предположил Дармен, именно к тому великолепному белому дворцу. Золотые крыши и шпили сверкали в свете солнца, придавая этому месту еще более сказочный вид.

Внутри дворца их ждало не менее роскошное великолепие, стены были расписаны яркими красками, вдоль которых тянулись белоснежные мягкие диваны, на низеньких резных столиках стояли чаши с фруктами и сладостями, отчего у Энджин свело желудок, ведь она не ела уже несколько дней.

Они быстро прошли вдоль этого зала, и оказались в коридоре с лестницей, но подниматься по ней не стали, наоборот, прошли в неприметную дверь под ней.

Впрочем, неприметной была только дверь, помещение же снова оказалось роскошным, только на этот раз напоминало рабочий кабинет. Вдоль стен стояли шкафы со свитками перевязанные золотистыми нитями, и книги, с такими же золотистыми корешками. На полу была белая мраморная плитка, на которой лежал яркий ковер, с неизвестными узорами. В центре зала был письменный стол из массива какого-то местного дерева, за которым сидел пожилой мужчина с длинной серебристой бородой и волосами. Он что-то писал пером, но увидев вошедших отложил его в сторону и пристально посмотрел на гостей.

— Прошу меня извинить за то, что отрываю вас от дел, но обстоятельства вынуждают меня незамедлительно обратиться к вашей мудрости, о верховный владыка. — сказал Орион, и слегка поклонился.

— Да, я заметил. — ответил незнакомец за столом. — Только не понимаю зачем, ты знаешь правила не хуже меня.

— Да верховный, но правила были написаны несколько тысячелетий назад, и ни разу не были применены, так как земли Лабаратти еще никому не удавалось преодолеть. — затушевался Орион. — И я подумал, может быть стоит рассмотреть этот случай как особый.

— Мне казалось, что правила когда-то и писались исключительно для таких случаев. — произнес старик, и вновь взялся за перо, более не замечая не званых гостей.

— Ему около тысячи лет. — произнес хранитель леса, в упор смотря на седовласого старика. — Не бывало много для обычного человека, пусть и волшебника.

Старик, на какое-то время так и замер с занесенным пером над листом бумаги, а затем пристально посмотрел на Дармена.

— Ему восемь сот шестьдесят пять лет, и он чародей, при этом довольно сильный. Хотя рассказ не будет полным, если я не упомяну тот маленький факт, что он бессмертен и способен перевоплощаться в ворона. Я думаю, что это единственная причина по которой он смог сюда добраться. — пояснил Орион.

— Этого не может быть! — громко произнес седовласый человек за столом, опуская перо в чернильницу.

— Ошибки быть не может, вы же знаете мой дар. Как верховный хранитель леса я могу видеть все прошлое человека вошедшего в лес. — безапелляционно сообщил Орион.

— Да, мне это прекрасно известно. Тогда получается, ты сын Агадалии. — с замиранием сердца произнес старец.

— Ага, и мой брат. — произнесла появившаяся в дверях Элия.

— Что за бред вы здесь несете? — спросил ошарашенный их разговором Дармен.

— Помолчи. — сказал седовласый. — Мне нужно подумать.

— Замечательно, вы тут обсуждаете вообще-то меня, и при этом говорите, что бы я заткнулся. — сказал театрально всплеснув руками Дармен.

— Да уж, характер у вас безусловно похож. — сообщил седовласый, а затем продолжил. — Меня зовут Парион, и как вы поняли я верховный правитель Элефора, а еще дедушка Агадалии, твоей матери.

— Вы что издеваетесь надо мной? Год назад я узнал, что мой отец был королем Энерея, мать ведьмой, а теперь вы мне говорите, что я еще и внук правителя мифической страны драконов? И по-вашему, я должен в это поверить. — негодовал Дармен.

— Подумай сам, драконы бессмертны и только они обладают даром перевоплощения, разве это не является ответом на те все многочисленные вопросы, что ты сам себе задавал все эти годы? — спросила Элия.

— Отвечает, но это выше моего понимания. Если вы дедушка моей матери, то тогда сколько же вам лет? — по-прежнему отрицая действительность говорил Дармен.

— Много, очень много. Давай я рассажу тебе обо всем завтра, а сегодня отдохните. — сказал верховный правитель.

— А я провожу вас в ваши комнаты. — залепетала Элия, и взяв Энджин за руку потянула ту прочь из кабинета. — Идем.

Дармен еще мгновение постоял неподвижно, по-прежнему не веря в реальность происходящего, но решив, что мало чем может изменить происходящие, подчинился и пошел вслед за девушками.

Покинув кабинет, Элия повела их вверх именно по той самой лестнице, что они видели, поднимаясь сюда. Перила лестницы были из чистого золота, а ступени из белого мрамора. Да и вообще все вокруг было белоснежным, как и комната, в которую их привела девушка.

— Кстати, я Элия, хранительница воды. — войдя в комнату представилась незнакомая для Энджин блондинка.

— Я Энджин. — в ответ сообщила девушка.

Приятно познакомится! — с улыбкой сказала Элия, которая и ранее уже знала имя оппонентки, впрочем, как и все ее прошлое.

Блондинка в серебристом платье развернулась и покинула комнату, а гости тем временем принялись ее разглядывать.

было довольно просторное помещение светлых тонов. Белые стены украшали картины, на полах лежали пушистые ковры с длинным белым ворсом. Даже постель и та была заправлена белоснежным бельем и пушистым покрывалом, лежа на котором можно было почувствовать себя на облаке.

Так же в комнате находился небольшой круглый столик и пара пуфиков, так же отделанных белым мехом. Лишь золотые ножки мебели выделялись на фоне всего этого.

— Странное место. — сказала Энджин.

— Да уж, мне белого уже в лесу хватило, лучше бы они любили черное. — за возмущался мужчина.

— Но тогда здесь было бы мрачно! — возразила девушка, не поняв, что тот шутил.

Дармен развалился на мягкой постели, и теперь выделялся как никогда раньше. Черные волосы разметались по белым подушкам, и выглядели тут совсем лишними, а Энджин взглянув на все это ахнула:

— Не может быть!

— Что? — не понял чародей.

— Неужели ты не заметил? — с удивлением спросила девушка, которая впрочем, и сама только догадалась.

— Не заметил что? — начиная злиться, уточнил Дармен, который пальцами перебирал ворс покрывала.

— У тебя кожа белая, как эта комната, да что там комната, как все это место. — с восторгом сообщила девушка.

— Ну-у-у…. О том, что я бледный тебе вроде было известно и раньше. — протянул разочарованный Дармен, который рассчитывал услышать что-то феноменальное, что-то, что ускользнуло от его глаз.

Энджин громко и тяжело вздохнула полной грудью, потом громко выдохнула и выпалила на одном дыхании:

— Посмотри на них, они все тут такие же бледные, как и ты. Просто из-за светлых волос и одежд это не бросается в глаза.

Дармен продолжал неподвижно лежать на постели, рассматривая балдахин, явно не воспринимая слова девушки всерьез, или вовсе посчитав их глупостью молодой особы. Энджин понимая, что ничего не добилась своими словами, решила разжевать ему подробнее.

— Это означает, что все слова их верховного правителя правда, ты действительно один из них! — с восторгом заключила Энджин.

Дармен резко поднялся на постели, теперь и он начал интенсивно соображать сопоставляя факты своей жизни с словами Париона. Необычайно долгая жизнь, даже несмотря на тот факт, что он является волшебником, способность к перевоплощению, случаи которой единичны среди магов, теперь еще и его феноменально бледная кожа нашла свое объяснение. По всему выходило, он является потомком вида драконов.

В дверь неожиданно постучали, и три молодые девушки в белых туниках внесли подносы с едой. Они поставили их на столик и удалились.

Так как у Дармена давно с голоду сводило живот, он решил отложить свои раздумья на потом, тем более что верховный правитель обещал сам все рассказать.

Покончив с трапезой, Энджин достала из котомки свой дневник и остатки розы, лепестки которой она положила между страницами.

«Мой добрый друг и вечный спутник, вот мы и прибыли с тобой туда, о чем только могут мечтать обычные смертные. «Элефор» — безумно красивая и богатая страна, любой король хотел бы обладать такими богатствами, но это наверное и правильно, что они спрятаны тут, иначе бы это привело к войне. Но эта загадочная страна хранит не только богатства, но и тайны. Надеюсь, что в ближайшее время я все узнаю, а еще у меня есть подозрение, что мой любимый чародей, один из рода драконов. Я знаю как глупо это звучит, но слишком многое совпало, и я не знаю, радоваться мне этому, или наоборот огорчаться.»

Глава 10 История Агадалии

Утром верховный жрец ждал гостей из внешнего мира у себя в беседке, на поляне, от куда открывался роскошный вид на водопад. Дармена и Энджин проводила туда Элия, это было одним из ее самых любимых мест в мире, ведь там была вода — ее стихия.

— Оставь нас. — твердо сказал Парион, который уже некоторое время в ожидании ходил из стороны в сторону.

— Ну, деда! — за возмущалась сразу-же жрица воды.

— Вот что, с тобой делать? Ладно Элия, ты все равно знаешь эту историю. — разрешил остаться дедушка.

— Ну, а вы что стоите? Присаживайтесь. — сказал верховный и указал на мягкий диван внутри беседки, на котором уже расположилась Элия.

Дармен и Энджин, которые до сих пор так и не произнесли не слова, так же молча прошли на указанное место и присели на диван, только каждый по по-своему: Энджин села на краешек, а Дармен развалился по хозяйски, ничуть не смущаясь того факта, что он тут всего лишь гость, да и при этом незваный.

Верховный правитель тяжело вздохнул, и начал свой рассказ:

Около тысячи лет назад, когда мы еще жили во внешнем мире, у меня родилась дочь Марио, ее стихией был воздух, она росла прекрасной и умной девушкой. Когда она достигла своего брачного возраста, то вышла замуж за дракона воды Диего, свадьба была пышной, и Марио выглядела очень счастливой.

У них началась прекрасная семейная жизнь, они во всем друг другу помогали, всегда и везде были вместе, казалось, что счастливее пары на всем свете не найти.

Шли годы, во внешнем мире началась война, и Диего был вынужден проводить много времени на работе, усмиряя конфликты, Марио же оставалась одна. Девушке наскучило быть все время одной, и она стала проводить время в окружении людей. Она завела себе подруг, и была у нее одна девушка, Леара, которая стала ее лучшей подругой, та, с которой Марио делилась всеми своими мыслями и секретами.

И вот однажды, Марио пожаловалась подруге, что из-за войны, муж ее совсем не замечает. Леара посоветовала Марио спровоцировать мужа на ревность.

— Тебе нужно подружиться с парнем, и тогда твой муж поймет, что может потерять тебя, и вновь начнет уделять тебе время. — сказала Леара.

— Возможно, но я никогда особо не общалась с смертными мужчинами, и совсем не знаю, где и как с ними знакомиться. — призналась Марио.

— Это не страшно, у меня как раз сейчас из странствий вернулся старший брат, я вас и познакомлю. — радостно сказала Леара.

Марио воодушевленно согласилась, даже не представляя себе, как это событие в будущем изменит ее жизнь. Да и не только ее, а всех драконов в целом.

Леара сдержала слово, и уже спустя два дня познакомила подругу с братом. Барбен оказался очень красивым молодым человеком, его торс покрывали ребристые мускулы, голубые глаза сияли словно озера, исполинский рост и отточенные манеры сделали свое дело. Марио и не заметила как невинная затея перешла в реальную жгучую страсть между ними, дракон воздуха все меньше и меньше времени проводила дома, она постоянно пребывала в состоянии эйфории рядом с Барбеном.

Спустя пол года Марио поняла что беременна, и что ребенок этот от человека, а не дракона. Она очень испугалась гнева дракона воды, и поспешила с этой новостью к своему возлюбленному Барбену, в надежде на защиту с его стороны.

Барбен оказался подлецом, и сказал что ему не нужна ни Марио, ни ее ребенок. Дракон воздуха, одолеваемая страхами и горем бежала прочь от обоих, и нашла прибежище в горах, в доме одной пожилой женщины, там она и отходила положенный ей срок, после чего родила на свет прекрасную маленькую девочку, и нарекла ее Агадалия.

Спустя неделю после рождения Агадалии начались проливные дожди, они лили изо дня в день, горные реки вышли из берегов, и воды стало столько, что она поднялась аж до самого домика на горе. Марио быстро поняла, что это ее нашел муж, ибо ему была подвластна стихия воды. Марио ничего не оставалось, как покинуть убежище, что бы отвести гнев супруга от ни в чем ни повинного ребенка, которого она оставила старушке на воспитание.

Марио вышла из домика и пошла навстречу воде, которая стала отступать перед ее ногами, и когда девушка подошла к обрыву, осталась только полная река, в которую она и бросилась.

Через пару мгновений вода полностью сошла на нет, лишь внизу текла мелкая горная речушка. Воды забрали Марио и смыли ее позор.

Верховный правитель был в ярости, когда узнал о мести Диего, и выгнал его из семьи. Страшная война чародеев подходила к завершению, и верховный правитель драконов, принял решение покинуть этот жестокий мир людей, уйти навсегда, и увести всю стаю драконов. При этом, зная о том, что у него родилась внучка, он стал искать ее что бы забрать с собой, и нашел.

Маленькая Агадалия росла в том самом домике среди гор, где была скрыта от посторонних глаз. Старушка, что ее воспитывала, назвалась ее бабушкой, сказав, что ее мать скончалась во время родов. Агадалия даже не догадывалась о своем великом происхождении. Владыка Парион выяснив, что девочка не унаследовала дара дракона от матери, а была простым человечьим дитём, принял решение оставить ее жить среди таких же смертных людей, как и она, но все же применив к ней особое заклинание, которое должно было отслеживать девушку.

Прошли годы, Агадалия росла ничем не отличаясь от других детей, но потом она открыла в себе способности к целительству. Девушка прекрасно разбиралась в травах, и всегда знала, какую и как нужно заварить, что бы помогло от той или иной болезни.

Когда бабушка умерла, Агадалия отправилась в самое сердце королевства Энерей, а именно в графство Бурдоро. Там она встретила замечательного юношу Самира, и до беспамятства влюбляется в него. Парень ответил ей взаимность, и даже когда она рассказала ему о том, что «слышит» травы, принял это, и они образовали новый союз. Их брак был счастливым, Самир любил Агадалию, и вскоре эта любовь дала плоды — у них родилась дочь. Прекрасное светловолосое дитя, с бледной как снег кожей очень отличалось от других деток, но тем не менее девочка была любимицей. Нарекли ту девочку Элия, и она унаследовала драконью сущность от своей бабушки Марио.

Тут рассказ верховного правителя прервался, он налил себе ароматного чая в кружку, и отпил, что бы смочить горло.

Взгляды Дармена и Энджин были прикованы к Элии, всем было понятно, что парой мгновений ранее Парион говорил именно о ней, девушка лишь улыбнувшись пожала плечами в ответ.

Верховный поставил кружку на стол, и продолжил:

Слухи о способностях Агадалии к целительству разлетелись по всему королевству, к тому времени волшебников уже не осталось, война их истребила, а потому король Альберт Энерей быстро узнал о ведьме и ее странном дитя.

Король, будучи одержимым идеей стать чародеем, решил, что горная целительница откроет ему свои тайны и раскроет его дар. Он принимает решение похитить женщину и ее странного ребенка.

Осуществить задуманное ему удалось лишь на половину, маленькая Элия уже проявляла способности драконов, а именно дар предвидения, а потому предупредила родителей, что их ждет опасность, и им нужно бежать. В силу детского возраста, она не могла сказать точно, что произойдет, и насколько это страшно, она знала лишь одно — нужно немедленно бежать.

Родители не восприняла слова дочери всерьез, но тем не менее решили ей подыграть, мать сказала супругу, что им с дочерью необходимо укрыться от разбойников в лесу.

— А как же ты, мама? — спросила маленькая Элия.

— О, я тоже спрячусь, только в другом месте. — соврала Агадалия.

Девочка же поверила, а потому спокойна ушла с отцом в лес, мать же принялась заниматься домашними делами. Но не прошло и пары часов, как в дверь вломились королевские стражники, и силой выволокли из дома Агадалию, а затем увезли.

Вечером домой вернулись Самир и маленькая Элия, но мать они не обнаружили. Соседи им сказали, что стражники ее увезли, тогда Самир понял, что дочь не выдумывала, когда предупреждала их об опасности. Быстро посмотрев на происходящую ситуацию, Самир принял решение спасать дочь, ведь та с самого начала говорила, что «плохому человеку» нужны они оби.

Ночью отец и дочь покинули деревню, они шли в некуда, просто бежали прочь от опасности. Агадалия же была заперта в замке Энерей, где ее принялись мучать, дабы та раскрыла свои секреты. Возможно она бы это и сделала, если бы знала.

Верховный правитель драконов к тому времени тоже почувствовал неладное, он уже собирался навсегда запечатать границу миров, но в последний момент передумал, и вернулся в мир людей, где быстро отыскал Элию и ее отца. Парион сразу увидел в девочке дракона воды, и подумал, чего только судьба не преподносит под час. Стихия убившая ее бабушку, стала ее стихией.

Парион отправился на поиски своей внучки Агадалии, но опоздал, а потому нашел лишь ее безжизненное тело. Его горе было очень сильным, но при этом у него был и лучик радости, маленькая Элия, которую он и забрал с собой.

О том, что Агадалия родила еще и мальчика, чародея, что впитал всю ее боль и жажду мести, верховный не знал, и даже не догадывался об этом.

Вернувшись в земли Элефор, владыка запечатал проход вечными холодами, создав тем самым земли Лабаратти, а на страже поставил бубаков — ледяных монстров.

С тех пор два мира не соприкасались, и каждый жил обособленно: люди со своими пороками и войнами, драконы в покое и умиротворении.

После того как верховный закончил свой рассказ, в беседке наступила тишина, каждый думал о своей роли в этой истории.

— Получается, вы мой прадедушка? — нарушил молчание Дармен.

— Да. И я не знаю, радоваться мне этому или нет. Ты часть Агадалии, а значит, часть нашего мира. Но ты и часть короля, его сын, его кровь, его алчность и порочность, его злость и ярость. Ты ведь не будешь отрицать то, что и сам не отличаешься благородством или, что не совершал ничего недостойного? — выпалил на одном дыхании верховный, который действительно совсем запутался, и всю предшествующую ночь размышлял об этом.

Будучи верховным драконом, Парион мог заглядывать в прошлое, что он и не замедлил сделать, просмотрев жизнь своего правнука.

Он видел его преступления, видел, что тот убивал, предавал, подставлял неповинных. Но при этом он видел и то, как ему было плохо, что он раскаивался, видел и то, что его жизнь изменилась, те немногие моменты, когда Дармен искренне помогал людям.

Сейчас верховный правитель Элефора был как чаша весов, он не знал как ему быть, какая часть добра или зла его правнука перевесит.

Наверное, Парион и дальше бы об этом размышлял, если бы очередной вопрос Дармена не вывел его из этого состояния:

— Вы забрали сюда Элию, а что стало с Самиром?

— Он ушел с нами, его более ничто не держало в том мире. — верховный мог ожидать какого угодно вопроса, но только не этого.

— Хочешь увидеть моего папу? — спросила Элия.

— Он до сих пор жив? — спросил Дармен, мысленно подсчитывая возраст Самира, который был старше его.

— Да, он был наделен даром бессмертия. — за правнучку ответил Парион.

— Значит это правда, легенды не лгут — вы владеете эликсиром бессмертия? — то ли спросил, то ли подтвердил свои мысли Дармен.

— Да, а знаешь ли ты, отчего пошла эта легенда? — спросила Элия.

— Нет. — признался Дармен.

— Порой среди наших было сложно найти себе пару, и тогда ее выбирали из людей смертных, но не так как бабушка Агадалия. И если действительно была сильная и крепкая любовь, человеческую половинку наделяли даром бессмертия, что бы не разбивать сердце дракона. — рассказала Элия красивую историю легенды.

— Значит вы моя семья? — вновь толи спросил, толи утверждал Дармен.

— Да! — радостно завизжала Элия.

— Элия! — одернул ее верховный.

— Что? Он же мой брат! — радостно говорила дракон воды.

— Я еще не решил, достоин ли он быть частью нашей семьи. А пока я думаю, он просто гость, и при этом незваный. — строго оборвал владыка.

— Ты еще в темницу их посади деда! Ладно я поняла. — опустив глаза в пол, под строгим взглядом Париона сказала Элия.

— Идите, я позову когда приму решение. — сказал владыка, и все трое молча пошли прочь.

Верховный тяжело вздохнул провожая их взглядом, и как бы он не тянул время, как бы не убеждал сам себя в том, что ему нужно подумать и все взвесить, ибо его правнук не отличается правильностью жизни, он знал, что примет его в семью, несмотря на тысячи лет разлуки, потому что он его кровь.

А вот как быть с девушкой, которую тот привел, он действительно не знал, она была им совсем чужой — смертной.

Глава 11 Бал в замке Марамолли

Король пребывал в прекрасном настроении, когда спускался в темницы своего замка. Вообще-то он делал это крайне редко, если припомнить, то за всю свою жизнь он спускался туда всего пару раз. Но сегодня был особенный день, и более того, там находился особенный гость.

Король, вместе со своей охраной спустился в мрачные подземелья, при этом отметив про себя, что самому ему точно не хотелось бы находиться тут, тем более по ту сторону решетки.

Из заключенных здесь находился всего лишь один единственный человек, и волей случая, принадлежал он к благородному сословию. Некогда бывший господин, граф, а ныне грязный, вонючий, похожий на бродячего нищего лежал на нарах в душной камере, в которой даже окна не было, так как королевская тюрьма находилась глубоко под землей.

Камеру охраняли двое гвардейцев, при виде короля которые немедленно вытянулись по струнке смирно.

— Приветствуем ваше величество! — отчеканили гвардейцы заученную фразу.

— Оставьте нас. — приказал король гвардейцам и охране, те немедля повиновались.

Заключенный при виде коронованного посетителя поднялся, и подошел к решетке, покорно склонив голову.

— Ваше высочество. — сказал заключенный, поднимая голову.

— Граф, ну как же так вышло? — спросил король.

— Ваше высочество, я уже больше недели нахожусь здесь в заключении, но до сих пор так и не знаю в чем меня обвиняют. — сказал граф Марамолли.

— Ну что ж, я вам сообщу это. Вас обвиняют в жестоком обращении с женщиной более низшего происхождения. — спокойно сказал Зимак Энерей.

— Но это ЛОЖЬ! — воскликнул граф.

— Почему же? Ваша жена мне все рассказала. — настаивал на своем король.

— Она все выдумала, вы даже не представляете на что способна эта тварь ради собственной выгоды. Ни единому ее слову нельзя верить. — произнес Питер.

И граф рассказал королю всю правду, как его супруга хотела «продать» их дочь ради вливания в королевскую семью, которая как выяснилось позже, и не дочь ему вовсе. Как она строила козни и плела интриги, как спускала его состояние ради дорогущих украшений и платьев, как распоряжалась судьбами окружающих ее людей в угоду ей самой.

Король все внимательно выслушал, еще какое-то время помолчал, видимо делая некоторые умозаключения, после чего сделав серьезное лицо заговорил:

— Знаете, а я вам верю.

— Я так рад, так рад, что теперь все разрешится, а то я уже и надежды не чаял выйти от сюда. — радостно сказал граф.

— А вы и не выйдете. — с улыбкой сказал король.

— Что простите? Я наверное сейчас вас не правильно понял ваше высочество? — посерьезнев сказал граф.

— Нет, вы все правильно поняли, граф. Я вам верю, но освобождать вас не собираюсь. — четко и однозначно сказал король.

— Но почему? Я не понимаю… — растерянно произнес Питер.

— А тут-то и понимать особо нечего, граф. Я знаю о чародее, Дармен кажется? Или что, вы думали что ваша тайна погибнет вместе с этим недотепой виконтом? Неужели вам всем и в голову не пришло, откуда у него была древняя магическая книга с изображением цветка «Забира»? Я дал ему ту книгу, я был тем, кто через третьи руки внушил ему мысль о всевластие и едино правление, что бы он нашёл мифического чародея, о котором уже давно ходили слухи. Мне оставалось только прибрать к рукам мага, но этот дурак не смог даже в этом поспособствовать. Впрочем, и сейчас события складываются не так уж и плохо, я бы даже сказал наоборот, даже лучше, чем планировалось. — с улыбкой сказал король.

— К чему вы это говорите? — спросил Питер.

— Чарой связался с твоей дочерью, и исчез. Ты выгнал из дома гулящую жену, но вот незадача, та вернулась обратно, и попросила меня о помощи, предоставив при этом совсем другую историю развития событий. Впрочем, меня правда мало интересует, главное, что она попросила избавить ее от мужа тирана, что я, как защитник своих подданных и сделал, поэтому вы тут. Я думаю, новость о заточении самого графа Марамолли уже разлетелась по всему королевству, и скоро достигнет твоей дочери, а она в свою очередь незамедлительно примчится на выручку своему любимому папеньке, не забыв, при этом взять в помощники неуловимого чародея. Вот собственно и все. Я признаться, даже не ожидал такого подарка от графини, но Элеонора сама того не зная, любезно предоставила мне козырь, в вашем лице. — довольный собой сообщил Зимак.

— Но это подло! — негодовал граф. — То, что вы делаете, недостойно короля!

— Ох, вот только не нужно мне говорить, что правильно, а что нет. За всю историю существования королевства Энерей, каждый король имел черные дела, и каждый раз, история это забывала, делая его благородным человеком в лице своего народа. Но меня история запомнит больше всех, я верну магию в королевство Энерей. — гордо раскрыл свои планы король.

— Дармен никогда не будет вам служить, вы подлый человек. — разочаровавшись в своем правителе сказал граф.

— Служить? А кто говорил о службе? Я убью его, и завладею магией. — сказал Зимак. — Впрочем, он и не таким служил, вы даже малой доли не знаете о нем. Знаете, о некоторых говорят, у него руки в крови? Вот тогда он весь в ней вымыт. — сказал король.

— Вы лжете! — граф не мог поверить словам своего правителя, ибо видел как волшебник боролся со злом, и не дал Валианту завладеть королевство и поработить ни в чем не повинный народ.

— Какой же ты наивный, прям как твоя дочь, я уж начинаю думать, что единственный здравомыслящий человек в твоей семье — это твоя жена. Кстати о ней, она сегодня устраивает бал в честь своего триумфального возвращения в свет, на который мне уже пора идти. Бедняжку ведь должен кто-то утешить… — сказал король, и уже отойдя на пару шагов от камеры, не оборачиваясь обронил. — Вспомни историю королевства Энерей, и подумай, с кем ушла твоя дочь.

Впервые за долгое время замок Марамолли утопал в украшениях, а его столы ломились от яств. Кареты подъезжали одна за другой, и леди в красивых платьях, бросив своих кавалеров, спешили к виновнице торжества.

Новость о возвращение Элеоноры Марамолли разлетелась на все королевство, и сначала жители восприняли ее с недоумением, так как всем была известна не так давно произошедшая трагедия в семье графа, и последующие за ней события. Благородные семьи и простые крестьяне со всех сторон осуждали падшую графиню, всему свету было известно о ее прегрешениях и страстях, лживости и коварстве. Но после того как королевство облетела новая новость, о том что король приказал заточить графа Марамолли за жестокое обращение с супругой, жители задумались, а была ли графиня именно такой, как о ней говорили, и пошли новые пересуды и сплетни. Наверное клубок недопонимая и дальше бы нарастал, если бы не третья новость, из которой жители узнали о том, что графиня устраивает бал, в честь возвращения в свет, вот тогда-то все и вспомнили, как раньше графиня была щедра на приемы, и поспешили на мероприятие.

Так как информацию лучше всего получать из первых уст, все спешили к графине, в итоге возле Элеоноры уже образовалась некая давка, все толпились и жались, но каждый хотел послушать рассказ графини. А графиня слов не жалела:

— Ох, знали бы вы, через что пришлось пройти! Сколько боли и унижения вытерпеть за все годы совместной жизни…

— Бедняжка! — вздыхала графиня Волжская. — Не уже ли Петер вас бил?

— Не произносите его имя, оно как плети оставляет на мне неизгладимые раны… — со вздрагиванием отвечала графиня.

— Как вы только терпели это столько лет!? Я поражаюсь вашей выдержке. — сочувственно вздыхала леди Малиса.

— Я терпела только ради детей, вы же знаете, какая Энджин была ранимая девочка, но мужу даже это было безразлично. Она ведь была еще ребенком, а он решил выдать ее за муж за виконта. Я ведь говорила ему, она еще совсем дитя, но он даже слушать меня не хотел. Это бессердечный человек. — говорила графиня заранее подготовленный текст.

— Но сейчас ведь все образовалось, граф за решеткой, где ему и место. А вы еще молоды, красивы, и вполне обеспечены, значит сможете еще устроить свое счастье. — пыталась подбодрить графиня Доломе.

— Мое счастье, это мои дети. Но этот тиран отдал дочь убийце ее мужа, человеку который сделал ее вдовой в день же свадьбы. Я сейчас даже не знаю где моя малышка… — на этих словах графиня пустила слезу.

— Ох, бедная, бедная графиня! — завывала рядом старая леди, искренне веря каждому ее слову.

Сегодня графиня Марамолли была на пике популярности как никогда, все внимание было обращено лишь на нее одну. Свет безоговорочно верил сказанной ее ложью, тем самым еще больше делая ее жертвой.

В разгар празднования прибыла еще одна карета, из которой вышел самый желанный гость любого бала. Его высочество Зимак, как и его подданные, прибыл высказать дань сочувствия графине.

— Госпожа Марамолли, я очень сожалею о случившимся, и со своей стороны сделаю все возможное, что бы справедливость восторжествовала. — поцеловав ручку графине сказал король.

Обычно королевские особы этого не делают, но сегодня был особый случай, ведь как король своего королевства, он должен следить за порядком в нем, и во время карать провинившихся. И сейчас в лице своего народа, он был правителем, который не справился со своими обязанностями, а потому должен был завоевать их расположение.

— Ваше высочество, я так польщена, что вы прибыли на мой скромный бал. — лепетала графиня Марамолли.

Затем они перекинулись еще парой формальных любезностей, и заиграла музыка, начался танец. Король разумеется пригласил на вальс потерпевшую графиню, та как известно не могла отказать, и они вышли в центр зала.

Король положил руку на талию графини, та обняла его за плечо, и они закружились в танце. Другие пары быстро заполнили зал, и он превратился в яркую фантасмагорию бальных платьев.

Лицо графини находилось на очень близком расстоянии от лица короля, так что он ощущал тепло ее дыхания, в купе с ароматом ее духов, которые сильно его возбуждали. В танце он прижимал графиню к себе довольно близко, но быстро понял, что это могут заметить окружающие, что ему было совсем не нужно, но с нарастающем желанием обладать было уже тяжело справится.

— В вашем замке ведь много пустующих комнат? — тихим шёпотом спросил король.

— Разумеется, ваше высочество. — быстро сообразив о чем говорит король, ответила Элеонора.

И пока другие не прекращали кружится в танце, они постепенно покинули зал, что заметила только что прибывшая на бал мисс Помпи.

Старушка незаметно поспешила за удаляющуюся парой, в надежде разузнать, в чем же на самом деле дело, так как она знала истинную правду, и единственная на сегодняшнем балу не верила графине Марамолли.

Но к сожалению, когда старушка вышла в коридор, пара уже пропала, но она не расстроилась, и решила прислушаться у каждой двери, вдруг повезет. Нет, она, конечно, знала, что подслушивать это не хорошо, но сейчас не было другого выхода, а правду нужно было узнать, что бы помочь Питеру, а потому, переборов свои моральные принципы старушка прикладывала ухо к двери и слушала, к счастью кроме нее в коридоре больше никого не было.

Первые четыре двери успеха не принесли, и когда она хотела было приложить ухо к пятой, она услышала женские стоны. Они разносились через пару дверей от нее, из под неплотно закрытой двери. Это был кабинет Питера Марамолли, и случайно зацепившийся взгляд в щель поразил ее. Она увидела происходящую близость между Элеонорой и королем.

В ужасе прикрыв рот ладонью, старушка поспешила прочь. Она даже предположить не могла насколько Элеонора падшая женщина. Она ждала заговора, лжи, но никак не этого. Более того, сейчас она понимала, как эта женщина добилась заключения супруга. И как они могли, прямо на балу, а если кто из придворных увидит, это же такой скандал в свете. Впрочем, графине не привыкать, но король? О чем он думал, когда поддался под чары этой змеи?

Старушка быстро спустилась по лестнице, и покинула замок, думая лишь об одном, кода уже Дармен и Энджин вернутся. Она отправила им письмо уже довольно давно, но ответа до сих пор так и не было.

Глава 12 Сложный выбор

Дармен и Энджин уже неделю жили в Элефоре, но их дальнейшая судьба по-прежнему не была решена. Верховный жрец до сих пор не озвучил своего решения, и они не знали радоваться этому или огорчаться. Их жизнь в замке проходила размеренно, они не были ограничены в передвижениях, и могли гулять по королевству, компанию им часто составляла Элия, которая безумно любила рассказы о внешнем мире, в котором родилась, и о котором совсем ничего не знала, а потому донимала их вопросами.

Энджин очень понравилась Элия, они подружились, чему оби девушки были безмерно счастливы. С братом у нее тоже сложились хорошие отношения, впрочем, на этом радость от присутствия чужаков заканчивалась.

Остальные жители хоть и не высказывали своего недовольства открыто, в своих личных помыслах не приветствовали незваных гостей. Они считали, что чужаки принесут в их мир разлад и смуту, как это уже когда-то было. Не зря же верховный жрец много сотен лет назад принял решение не иметь ничего общего со смертными, и покинуть их мир, при этом надежно защитив от вторжения свой. И веками великие драконы жили не зная пагубных страстей, они прибывали в роскоши и благодати, не замечая ее, ибо не было среди них зависти и корысти, только мир и покой царил в Элефоре.

Но теперь все могло измениться, смертные уже не раз пытались отыскать величайшее королевство на свете, что бы воспользоваться, а точнее безжалостно украсть их богатства. Вот только до сегодняшнего момента никому не удавалось преодолеть земли Лабаратти, так и погибали там алчные люди с мыслями о золоте, которое лежало в Элефоре, как земля под ногами. Дармен был особенным, наполовину человеком, наполовину драконом, и это еще больше усложняло ситуацию.

Верховный жрец мучился от мыслей о грядущем, как правитель он понимал, что должен как можно скорее принять решение, но тем не менее продолжал оттягивать этот момент.

Наверное, он и дальше бы продолжал делать вид, что ничего не произошло, если бы утром к нему не пришли жрецы.

— Верховный владыка, мы обращаемся к тебе с просьбой от лица всего нашего народа. Вот уже неделю среди нас живут чужаки из внешнего мира, и вы до сих пор не приняли решение согласно великому свитку законов Элефора. — сказал жрец водных драконов.

— Мудрейший Алан, я еще не разучился считать дни и следить за временем. Что касаемо великого свитка, я прекрасно знаю что там написано, ибо написал его сам, так что не нужно мне напоминать о его содержании. — гневно сказал верховный правитель, которому был не приятен весь этот разговор, но он понимал, что его жрецы правы, народ ждет исполнение законов.

«Будь он неладен, этот великий свиток.» — подумал про себя владыка, который действительно много сотен лет назад, когда только нашел этото место и решил создать тут новое королевство, скрытое от людей, он создал так же свод законов и строгих правил королевства Элефор. Великий свиток законов Элефор содержал не только правила внутреннего порядка королевства, но и один особый пункт, который был написан на всякий случай, что делать, если к ним в королевство смогут проникнуть люди из внешнего мира. Во времена написания того закона, он даже помыслить не мог, что в будущем этим самым незваным гостем окажется его правнук, а согласно написанному, верховный жрец должен был казнить смертных чужаков.

Возможно с Дарменом ситуация еще не была столь однозначной, в его случае закон можно было обойти, ведь в нем частично течет кровь драконов, а дракон не может быть чужаком. Впрочем, даже этот факт может его не спасти, а уж о девушке и говорить не приходится, она однозначно попадает под написанное. Почему верховного заботит судьба какой-то там смертной девчонки, даже он не мог себе толком объяснить. Наверное, он все же любил своего внука, и хотел принять его в семью, но при этом он видел, что девушка дорога ему, и он не сможет принять новость о том, что та погибнет, а потом спокойно жить среди тех, кто убил его любимую.

Все эти мысли сильно отягощали его сердце, он даже чувствовал себя плохо в последние дни, совсем не ел и исхудал. Но после слов жрецов, ему пришлось вновь воспринять духом, и быть властным правителем, готовым к принятию серьезных решений.

— Соберите совет и пригласите на него наших гостей, а народу сообщите, что я принял решение и сегодня его озвучу. — громким голосом сказал верховный.

— Как скажите, великий. — поклонившись жрицы покинули кабинет своего правителя, и тот остался в полном одиночестве со своими мыслями.

Впрочем, думать уже было поздно, совет собран, и он неспешна пошел в большой зал, где уже на своих местах сидели жрецы.

— Все собраны, великий! — сказал один из жрецов.

Дармен и Энджин тоже уже были там, и когда верховный проходил мимо них, он даже как-то замедлил, задержав свой взгляд на девушке, ему искренне было ее жаль, и еще больше стыдно, что именно он решил ее судьбу.

— Я собрал всех вас здесь по известной вам причине. Многие столетия мы жили отдельно от внешнего мира и жили бы так дальше, если бы мой правнук не нашел сюда дорогу. — сказал верховный, и жрецы ахнули, ведь никто до этого момента не знал о том, что Дармен внук Агадалии.

Впрочем знала Элия, но именно сегодня она отправилась собирать редкие травы для целебных зелий и не знала о совете, что было даже лучше, не к чему ей слушать то, что здесь будет озвучено. Но с другой стороны, именно Элия могла бы выступить в защиту не званых гостей.

— Тише. — сказал верховный, и зал умолк, после чего он продолжил. — Как вам известно, когда-то я написал свод законов и объединил их в великом свитке, сегодня я не собираюсь их нарушать, мы чтили их столетиями, будем чтить и дальше. Но задумайтесь, правомерно ли будет применить этот закон относительно человека, в котором течет наша же с вами кровь драконов? Не будет ли нарушением, если мы бросим одно из нас?

Зал молчал, каждый думал о сказанном правителем, потом начали шептаться, и наконец несколько жрецов заговорили.

— Если он действительно ваш правнук, мы будем почитать его так же как и вас. — сказал жрец в синем.

— Драконы должны жить среди драконов. — согласился жрец, который приходил утром к правителю.

— Что ж, тогда Дармен член нашей с вами семьи, и Элефор отныне его дом. — громогласно сказал верховный, а затем в надежде, что все позабудут о девушке замолчал.

Но молчать пришлось не долго, так как кто-то из жрецов быстро опомнился, и склонив голову в почтении спросил:

— Владыка, но ведь девушка не является потомком драконов, она обычная смертная. Человеку не место среди нас.

Верховный тяжело вздохнул, грозно посмотрев на «выскочку» отметив про себя, что нужно будет подыскать ему работу посложнее. Вот и настал тот момент, которого он боялся больше всего.

— Ты прав Карон, девушка нам чужая и ей не место здесь. Властью данной мной, я изгоняю Энджин из Элефора. — а потом собрав в себе всю свою внутреннюю силу, он повернулся к девушке и посмотрев ей прямо в глаза разъяснил свое решение. — Завтра ты покинешь Элефор, вернувшись в земли Лабаратти, где в последствие и умрешь.

После этих слов верховный незамедлительно пошел прочь из большого зала, уже за спиной слыша возмущение и крики Дармена. Он хотел вернутся, сказать что это лишь слова, что все будет хорошо, что вместе они что-то придумают, но он не мог. Решение принято и пути назад нет.

Приблизительно через час Дармен в бешенстве ворвался в кабинет верховного правителя, напрочь позабыв о почтении и уважение к правителю, сейчас им движели лишь эмоции.

— Что значит, она должна погибнуть? — с криком Дармен чуть не набросился на своего прадеда, чудом себя сдержав.

— Это значит ровно то, что ты услышал. Девушка вернется в ледяные земли и замерзнет там, навечно унеся с собой тайну Элефора. — грозно ответил верховный, ему трудно сейчас давался этот тон, он понимал эмоции внука.

— Для тебя тайна, которую может она никогда никому и не раскроет, дороже чей-то жизни? — спросил холодным ровным тоном Дармен.

— Эта тайна цена жизни всех драконов. — так же ровно ответил верховный. — Ты слишком глуп и самовлюблен что бы понять это. Я и так сделал тебе услугу, я мог выгнать ее прямо сейчас, но принял решение, что она покинет страну завтра, что бы сегодня вечером вы могли попрощаться.

— Вот спасибо, радость-то какая. Мы-то и не чаяли такой отсрочки. — саркастически сказал Дармен.

— Это все что я мог. Прости. — искренне произнес верховный.

— Она не такая, ей не нужны богатства, или слава той, что побывала в Элефоре, она не сказала бы не кому, даже не намекнула бы. И вы могли оставить ее здесь, тогда она никому бы не угрожала. — Дармен попробовал объяснить, что Энджин хорошая, в надежде, что верховный изменит свое решение.

— Не имеет значение, какая она, есть закон, и он должен быть соблюден. Людям не место в стране драконов, она должна вернутся в свой мир, и по пути погибнуть, унеся тайну. — строго сказал Парион.

— Закон это лишь рекомендация записанная на бумаге, а каждый случай должен рассматриваться индивидуально. — философски сказал чародей.

— Я все сказал. — произнес, как отрезал прадед.

— Если она уйдет, то тогда уйду и я. — твердо сказал Дармен.

— Нет! — взревел Парион. — Ты этого не сделаешь. Она уйдет, а ты останешься с нами.

— Либо мы остаемся оба, либо вместе уходим. — решительно сказал Дармен.

— Тогда вы оба погибнете. — произнес владыка.

— Почему? Я бессмертный. Я чародей, но здесь по каким-то причинам моя магия не действует, но когда я вернусь вновь в земли Лабаратти моя магия начнет ко мне возвращаться, и когда выйдем в внешнем мире, я снова стану полностью ей обладать. — уверенно сказал чародей.

— Ты ошибаешься, магия исчезла не временно, Элефор тут не причем. Она не вернется к тебя во внешнем мире. И бессмертен ты теперь только в пределах Элефора. — разочаровал прадед внука.

— Ты хочешь сказать, что я больше не волшебник? — с чувством полной никчёмности и низменности спросил Дармен.

За всю свою долгую жизнь, он никогда не думал о том, что может потерять свою силу, или о том, что настанет такой период, когда он не сможет колдовать. Для него магия была естественна, она сопровождала его всю жизнь, он не знал другой жизни. Да он даже не мог представить, как это, жить как обычный человек. Да, был период, когда он хотел умереть, он жаждал этого, и перепробовал много чего, но каждый раз оставался жив и невредим. Но лишится магии, об этом он даже не мог помыслить, и сейчас был просто поражён, его состояние как бы парализовала эта мысль. Смертен, на это он был согласен, но магия…

— Ты лжешь. — не зная кому он больше это сказал, верховному, или себя убеждал, Дармен продолжал отрицательно трясти головой. — Ты лжешь, я тебе не верю.

— Мне жаль, но это правда. — сказал верховный дракон.

— В который раз за сегодня тебе жаль? — огрызаясь спросил чародей. — Это все, на что ты способен, говорить, что тебе жаль?

— Прости, но мне правда жаль, что все так вышло. — искренне признался верховный.

— Когда я отправился на поиски Элефора, я понятия не имел о том, что я один из вас, мне не нужно было ваше сокровище, я не хотел здесь оставаться или что-то уносить от сюда. — сожалеющим голосом ответил Дармен, осознавая самую большую ошибку своей жизни.

— Зачем же ты тогда пришел? — с интересом спросил Парион.

Дармен уже отошел к входной стене, но затем обернулся и подошел вплотную к столу правителя, при этом нагло сев на стол и заглянув верховному в глаза, сказал:

— Я отправился на поиски легендарной страны Элефор, потому что там живут наши боги, бессмертные драконы, некогда правящие нашим миром. Вы ушли, но оставили легенды, в которые мы верим до сих пор, и одна из этих легенд гласит, что драконы не только бессмертны, они хранители эликсира бессмертия. В нашем мире говорят, что пары капель волшебного снадобья достаточно, чтобы любого человека сделать подобным драконам, даровать ему вечную жизнь. — сказал Дармен. — Я лишь хотел, что бы Энджин жила вечно.

После этих слов чародей поднялся и покинул кабинет, больше не проронив ни слова, а Парион остался еще больше подавленный, чем раньше. Его внук преодолевший такие препятствия пришел просить помощи, а он лишил его последнего. Какой же он после этого правитель, как теперь смотреть людям в глаза зная такое. Его сердце было не на месте. Он во всем винил лишь себя, это было мучительно. Слова Дармена как острейший нож резали его, и каждый раз вспоминая их, он чувствовал эту невыносимую боль.

Девушке, которой он должен был дать бессмертие, он отобрал у нее даже ее короткую смертную жизнь. Как дорого порой обходится желание вечности.

Дармен вернулся в комнату, где его ждала перепуганная Энджин, но он прошел мимо нее не сказав ни слова, даже не обняв, да и вообще казалось не обратив на нее ни какого внимания.

— Он оставил свое решение в силе? — тихо спросила девушка.

— Да. — коротко ответил Дармен, который думал над словами верховного.

Особенно чародей размышлял о том, что он потерял способности колдовать навсегда, и это его очень «убивало». Он не мог представить своей жизни без магии, как это жить и не колдовать, он уже неделю не колдует и это невыносимо, все делать самому, но тут к счастью и делать-то особо нечего. Драконы более низшего ранга, или те, кому «посчастливилось» родиться без дара стихии, были слугами и обслуживали стихийников. Это было тысячелетиями, и они не чувствовали от этого себя ущербными. А вот Дармен себя таковым теперь чувствовал.

Много лет он мечтал найти семью, и вот он ее нашел, но жить от этого легче не стало. Да и сколько ему теперь жить, прадед сказал, что он не только потерял магию, но и стал смертным. Но вроде пока он находится в Элефоре, ему ничто не угрожает.

Ему нет, но его Энджин, его любимая Энджин должна будет покинуть его, оставить навсегда, и это мучало его не меньше чем потеря магии, если не больше.

«Как же одно связано с другим» — думал чародей. — «Будь у меня магия, я бы смог вытащить Энджин из Лабаратти, если бы нам посчастливилось, мы бы даже не встретили бубаков, и вышли бы в Агабаи».

Дармен передумал сотни вариантов развития событий, если уйти с другой стороны королевства, может там вовсе нет земель Лабаратти, но каждый раз говорил себе, что это бред, ледяные земли окружают Элефор, а что там за ними с другой стороны вовсе не известно. Он думал о том, а что если верховный врет насчет магии и его бессмертия, и тут же вспоминал его глаза, в них была тревога за него, как ни как, он его родной правнук, хоть и называл он его просто внук.

— Все будет хорошо. — еле слышно шепнула на ушко чародею Энджин, и обняв легла рядом.

— А по-другому и быть не может. — улыбнувшись ответил Дармен, но знал, что хорошо уже точно не будет.

Они лежали и разговаривали как не в чем не бывало, и каждый думал о своем. Энджин верила, что все разрешится, а Дармен размышлял о том, как будет дальше жить без магии и Энджин среди чужаков.

Да, чародей принял решение отпустить девушку, он понимал, что если уйдет, то погибнет вместе с ней, а спасти ее он не может. Но оставаясь здесь, он пообещал себе, что камня на камне не оставит в Элефоре, его жители навсегда забудут о том, что такое спокойная жизнь. Он отомстит им за гибель Энджин, и такой кары они еще не знали, ибо никогда не видели мести черного чародея. Может он и лишился магии, может он и стал смертным, но он по-прежнему умен, расчетлив и коварен, способный плести такие интриги, что свет переворачивался.

«Мифический Элефор навсегда запомнит, как убил мою любимую девушку» — с этой мыслью Дармен уснул.

Глава 13 Проказы Элии

Стоило Элии вернутся в замок, как она тут же узнала последние новости о незваных гостях. Девушку просто взбесило то, что прадедушка решил бросить Энджин, да что там бросить, просто уничтожить! Она незамедлительно отправилась к нему, что бы требовать его изменить свое решение, но тот оказался не приклонен. Но Элия не спешила сдаваться. Девушка быстрым шагом шла в комнату своего брата, и влетела в нее без стука.

Дармен и Энджин лежали на постели, впрочем девушку это не смутило. Она быстро окинула взглядом комнату, на поиск посторонних, и не обнаружив таковых произнесла:

— Дармен, нам нужно поговорить.

— Может не сейчас? — спросил чародей, которому очень не хотелось оставлять Энджин одну.

— Нет сейчас. Живо поднимайся, бери свои вещи и следуй за мной. — безапелляционно произнесла Элия.

Дармен видя взвинченную сестру, решил, что ей лучше сейчас не перечить, и повиновался.

— Я скоро буду. — сказал Энджин.

— А вот я бы так не сказала. — неожиданно произнесла Элия. — Будь здесь до нашего возвращения и никуда не уходи. Верховный не назначил точного времени твоего ухода, а значит, до завтрашнего вечера ты можешь быть тут.

После этих слов брат с сестрой покинули комнату, и шли по полупустому коридору замка.

— Куда мы идем? — спросил Дармен, который не знал, чего от него хочет сестра.

— Сюда. — сказала девушка открыв одну из дверей. — Нам нужно поговорить.

Стоило им оказаться внутри, как девушка быстро заговорила:

— Мне все рассказали. Дедушка не прав, и не желает никого слушать. Но я могу вам помочь.

— Как? Ты же сама сказала, что он не желает никого слушать. — ее же собственными словами возразил Дармен.

— Ты можешь пойти с ней и защитить ее. — сказала девушка.

— Это невозможно, верховный сказал, что стал смертным и потерял магию навсегда. — с горечью произнес Дармен.

— Он солгал. — решительно ответила Элия.

— Что? — недоуменно переспросил чародей.

— Ты как был бессмертен, так им и остался. А насчет магии, ты ее лишился лишь временно. — подтвердила сестра первые мысли Дармена.

— Вот ведь, старик! Я ему сразу не поверил, но он был так убедителен, что если я уйду с Энджин, то погибну. — размышлял Дармен разочаровываясь в себе, и думая, когда он стал таким доверчивым.

— Здесь он не лгал. Если ты сейчас пойдешь с Энджин, то действительно погибнешь. Что бы вернуть магию, нужно провести обряд. — сказала Элия.

— Что за обряд? — спросил Дармен.

— Если возьмешь меня с собой во внешний мир — скажу. — поставила ультиматум сестра.

— А ты шантажистка! — заулыбался Дармен.

— Вся в тебя, братец. — улыбнулась в ответ Элия.

— По рукам. — согласился Дармен.

— Отлично! — хлопнув ладонью о ладонь брата ответила Элия. — Идем, нам нужно торопиться.

Сестра повела брата на улицу, вокруг замка, а затем подойдя к двери, что охраняли двое драконов, применила магию, и те уснули.

— Ты ведьма? — не понимая спросил Дармен.

— Все драконы маги, или, по-твоему, от куда эта способность у тебя? Или что, люди уже забыли, кем были первые волшебники? — ответила Элия, открывая дверь, которая была надежно заперта, но у девушки был ключ, да и магический замок, она ловко взломала.

За дверью шла длинная лестница, которая как бы обхватывала высокий бетонный столб в центре. Лестница состояла из не одной тысячи ступенек, но Элия просто перенесла их с самой нижней на самую верхнюю, где перед ними была еще одна дверь, с не менее сложным замком, но и с ним Элия быстро расправилась. Казалось эта девушка всю жизнь взламывала замки.

Они оказались в просторной круглой комнате, с тремя постаментами в виде драконов по кругу, на одном из которых лежала кая-то древняя книга.

— Это же… — начал говорить Дармен, догадываясь, что за книга лежит на постаменте.

— Древняя магическая книга, когда-то ее написали драконы, впрочем их было три. — сказала Элия.

— Я знаю что три. — ответил Дармен, доставая из сумки еще две книги.

— Положи их так же на постаменты, и встань по центру между ними. — сказала Элия.

Дармен сделал как она велела, после чего девушка подошла к нему, и указала на древние письмена на круглом полу, как раз вокруг Дармена.

— Читай их. — сказала девушка.

— Я не знаю этого языка. — признался Дармен, который впервые видел эти символы.

— Читай их сердцем, читай их мудростью великих драконов, чья кровь бежит по твоим венам. Читай их. — после этих слов девушка отошла в сторону.

Дармен стал вглядываться в символы и пытаясь прочесть их, к его удивлению он начинал понимать их значение, а спустя пару мгновений, он каким-то чудесным образом знал произношение каждого из них.

Он стал читать надписи вокруг себя, и книги раскрылись зашуршав страницами. Дармен продолжил чтение, а книги еще быстрее зашелестели, а потом и вовсе поднялись в воздух с постаментов.

Тест заканчивался, Дармен уже сделал полный оборот вокруг себя, но когда он снова вернулся к тому месту, откуда начинал читать, символы выбитые на бетонном полу начали меняться прямо на глазах. _Читай на Книгоед.нет_ Символы просто как бы отрывались со своих мест и перескакивали меняясь местами друг с другом, создавая абсолютно новый текст с совсем другим содержанием. Книги при этом перестали шелестеть страницами и все остались открытыми, каждая при этом на своей странице.

Дармен продолжил чтение и уже читал только что ложащиеся буквы перед собой. Он прекрасно понимал текст, хотя до сегодняшнего момента он никогда в жизни не видел этих символов. По-видимому, Элия была права, это было заложено у него в крови дракона.

Когда он закончил читать текст, книги опустились обратно на постаменты и одновременно захлопнулись, а символы на полу снова стали неподвижны.

Элия отошла от стены, которая все это время наблюдала за происходящем. Она улыбаясь подошла к Дармену и взяв его за руку, произнесла:

— С возвращением.

— И это все? Не чувствую что бы что то изменилось. — признался брат сестре пожав плечами.

— А ты проверь. — стоя вплотную сказала Элия.

Дармен не долго думая сделал привычный взмах рукой, которым он обычно создавал россыпь звезд-огоньков для Энджин, и все получилось. Круглую комнату, и без того светлую, озарили миллиарды маленьких сияющих звездочек.

— И в правду с возвращением. — воодушевленно произнес Дармен.

Элия радостно обняла брата, и шепнула ему на ухо:

— А теперь уходим, пока нас не заметили, вход сюда воспрещен. Идем за Эндж и во внешний мир. — сказала Элия.

— Стоп, стоп, стоп. — заговорил Дармен, отстраняя счастливую сестру. — не так быстро, у меня есть еще один вопрос, или просьба, даже не знаю.

— Что еще? — возмутилась Элия.

— Я шел сюда за эликсиром бессмертия, и если я уйду без него, получается все это было зря. — признался Дармен.

— Так, учитывая, что ты и так бессмертный, эликсир для Энджин? — уточнила сестра.

— Да. Она единственная, кого за много сотен лет я смог по настоящему полюбить, но она умрет, и я не знаю как это пережить. Я не хочу, что бы она умирала, хочу, что бы она жила вечно. — искренне сказал чародей.

— Есть проблемка. Мы не владеем эликсиром. В последний раз его варили много-много веков назад, когда мы жили среди людей. Он изначально и был придуман именно по этой причине, о которой ты говорил. Когда дракон выбирал себе пару из смертных, ее поили эликсиром бессмертия, и человек становился бессмертным, но не приобретая при этом дара волшебника. Но когда мы покинули внешний мир, надобности в эликсире больше не было, и его никто не готовил. В общем, у нас его нет. — ошарашила Дармена Элия.

— Как это нет? Я прошел через ледяные земли, сражался с бубакой, что бы в конце пути узнать, что ничего нет? — Дармен был разбит, все его надежды пали, рассеялись как туман по утру.

Да, он может вывести Энджин через земли Лабаратти, возможно даже сможет на некоторое время сохранить ее молодость, но она все равно останется смертной, и ему придется всю жизнь жить с мыслью, что для него очень скоро настанет тот час, когда он останется один. Ведь много лет назад он закрыл свое сердце на замок, поклялся сам себе никогда в него никого не впускать, и нарушил все, снова сам себя обрек на мучения. Стоило только промелькнуть маленькой надежде, и снова ничего, лишь пустота. Он прислонился к колонне и медленно «стек» по ней на пол, в полном отчаянии.

— Мне жаль. Но мне кажется можно кое что попробовать. Ведь драконы, что тогда варили эликсир, живут и сейчас среди нас. Они конечно же откажутся его сварить, но ведь и ты не всегда добром просишь. — прикусив губу сказала Элия свои мысли вслух.

— Ты клонишь к тому, что я должен их заставить? — брат быстро понял сестру. Между ними вообще быстро сложились такие отношения, будто бы они всю жизнь знали друг друга, понимали с полуслова.

— Именно. Хотя наше общество и не приемлет применение силы. Но порой другого выхода нет, ведь так? Добровольно они точно его делать не будут. — сказала Элия.

Дармен поднялся на ноги и взмахнув рукой убрал звездочки, после чего забрал одну книгу с постамента.

— Я думаю, ты не будешь возражать? — сказал он толи спрашивая у Элии, толи ставя ее перед фактом.

Элия и Дармен покинули круглую башню, только теперь чародей сам переместился, магия к нему вернулась в полном объёме.

На Элефор уже опустилась ночь, и в полной темноте Элия отвела Дармена в замок дракона леса. Драконы леса являлись целителями.

— У вас совсем нет охраны? — спросил Дармен.

— У нас не от кого охранять. Никто не ворует, не вламывается, мы живем спокойно. В Элефоре вообще ничего не охраняют кроме двух мест: башни с книгами и колодца в лесу, и то не от посягательств, а от глупости, что бы никто не пострадал от необдуманных действий. — ответила Элия.

— Ну мы упустим тот факт, что ты как раз вламываешься в чужой дом, но предположим, что это я на тебя так плохо влияю. С книгами понятно, а что за колодец? — заинтересовался Дармен.

— Колодец это портал во внешний мир. Можно мгновенно перенестись от сюда в мир смертных. — спокойно ответила Элия.

— Погоди. — Дармен схватил сестру за руку. — Ты хочешь сказать, что мы можем вернутся в мой мир минуя ледяные земли?

— Ну в общем-то да. — ответила Элия.

— А зачем вам этот портал, если вы навсегда покинули земли людей? — спросил Дармен.

И Элия задумалась, для нее наличие этого колодца было естественно, она всегда знала что он там есть. Ну есть и есть, никто им не пользовался никогда.

— Я не знаю. — сказала Элия. — Он был там всегда, и я не помню, что бы им кто то воспользовался хоть раз.

— Не помнишь или не знаешь? — скривив рот спросил Дармен.

— Не знаю. Говорят его создали еще до того, как наш мир закрыли. Владыка не разрешает никому к нему приближаться. Я не знаю как он работает. — призналась сестра.

— Ну ладно, обсудим это позже. Где твой целитель? — в предвкушении спросил Дармен.

И Элия применив магию открыла дом дракона леса, после чего они вошли внутрь. Замок был просторным, и они направились в сторону покоев, так как было уже поздно, и его хозяева наверняка уже спали.

И их предположение оказалось верным, в спальне они нашли спящими дракона леса и его супругу. Элия разбудила целителя, не потревожив при этом супругу-дракона земли.

— Что вам нужно? Что-то случилось? — забеспокоившись спросил дракон.

— Случится, если помогать не захочешь. — тут же огрызнулся Дармен.

— Нужно поговорить. — спокойнее произнесла Элия.

— Пройдемте на кухню. — предложил целитель.

И все трое отправились прочь из покоев, мало при этом волнуясь о тишине, так как на драконицу земли было применено усыпляющее заклинание.

— Что вам нужно? — спросил дракон, садясь за стол, и щелчком пальцев разжигая огонь под чайником.

— Нам нужен эликсир бессмертия. — выпалила Элия.

— Это не возможно. — произнес дракон леса.

— Тебя не спрашивали о возможностях, он мне нужен. И ты его нам сделаешь. — решительно сказал Дармен.

— А то что? — огрызнулся в ответ дракон, который явно не испугался.

— А то я не оставлю и камня на камне от твоего замка, навсегда похоронив под его руинами твоих любимых. Ясно? — грозно спросил Дармен.

— А ты чужак мне сразу не понравился, вот уже и угрожаешь. Только мы бессмертные, ничего у тебя не выйдет. — улыбаясь ответил целитель. — Но с другой стороны хоть какое-то разнообразие в нашей скучной тысячелетней жизни.

Дармен и Элия переглянулись и потом во все глаза уставились на дракона леса, который как ни в чем не бывало сидел за столом и наливал отвар каких-то трав.

— А что вы на меня так смотрите? Вон, лучше травяного чая выпьете, а то нервные какие-то, а он успокаивает. — сказал целитель. — Я кстати Жакар.

— Ты нам поможешь? — спросила Элия не веря своим ушам.

— Да. А почему собственно нет? Эликсир ведь для девушки? — спросил он.

— Да. — ответил Дармен.

— Его ведь для этого и придумали, что бы любимые всегда были рядом. — сказал целитель. — Я приготовлю эликсир и вернусь.

На этих словах он покинул кухню, удалившись в лабораторию, а Элия и Дармен воспользовались его советом, и стали пить чай. Они разговаривали не о чем, просто как обычные брат и сестра обсуждали самые разнообразные темы, в основном о внешнем мире, ведь Элия его совсем не помнила, она была маленькая, когда ее забрали, и сейчас она безумно хотела как можно больше о нем узнать.

Жакар вернулся когда за окном уже расцвело и давно был день. Он принес два флакончика эликсира и оба поставил на стол перед Дарменом. На каждом из них было по одному символу, такому как были начертаны на полу в башне.

— Почему два? — спросила Элия.

— Я решил предоставить тебе выбор. — сказал целитель, обращаясь к Дармену. — Зеленый это жизнь, он сделает твою любимую бессмертной. Синий это смерть, он сделает смертным тебя. Один для нее, и один для тебя, выбирать тебе каким воспользоваться.

Дармен посмотрел пристально на Жакара, и тот вновь заговорил:

— Не все выбирали вечность для любимых, кто то предпочитал сам стать как они. Может была не уверенность, что они смогут пронести свою любовь через тысячи лет, и хотели сохранить ее на отведенный для этого жизнью срок, или еще по каким-то причинам, но эликсиров всегда было два.

— Я никогда не слышала о втором. — призналась Элия.

Целитель улыбнулся и произнес:

— Я подписал флакончики, что бы ты не перепутал. Надеюсь ты умеешь читать наш язык?

— Да. — коротко ответил Дармен, убирая флаконы в карман своего плаща.

— Тогда вам следует поторопится, скоро вашу девушку заставят покинуть Элефор, учитывая, что башню с книгами вы уже посетили. — сказал целитель.

— Откуда вам известно про башню? — удивленно спросил Дармен.

— Это единственное место которое могло вернуть вам силу, а учитывая, что вы пришли и мне тут угрожали, она к вам вернулась, не так ли? — спросил дракон леса.

— Да, верно. — согласился чародей поднимаясь из-за стола. — Можно еще вопрос?

— Конечно. — ответил Жаккар.

— Колодец в лесу, как им воспользоваться? — смело спросил чародей, в надежде на честный ответ.

— Очень просто. Вы в него спуститесь. — коротко объяснил целитель.

— И? Что дальше? — спросил Дармен, ничего не поняв.

— А дальше ничего, просто спуститесь и все, тут же моментально окажетесь в другом месте. Правда портал соединяет лишь два места, попасть куда захотите не выйдет. Вас вынесет в королевстве Лалабек. — подробнее объяснил целитель.

— Спасибо. — искренне поблагодарил дракона воды Дармен.

— Тебе спасибо. — сказал целитель, и видя недоуменный взгляд чародея добавил. — За эмоции.

Чародей улыбнулся в ответ, и они вместе с Элией покинули замок дракона леса.

Глава 14 Волшебный колодец

Дармен и Элия спешили во дворец, им нужно было как можно скорее найти Энджин. К их счастью, девушка так и оставалась в комнате, но припозднись они еще на пару минут, все уже не было бы столь радужным, так как приближенные жрицы уже пришли за ней.

— Подождите. — громким и властным голосом сказал Дармен, и его слова разлетелись по всему дворцу, будто бы их произнес сам верховный. — Я хочу попрощаться.

И жрецы переглянувшись друг с другом, поклонились внуку верховного, после чего отошли в сторону.

— Мы будем ждать вас внизу, нам приказано сопроводить девушку до начала земель Лабаратти. — сказал один из жрецов.

— Хорошо. Мы спустимся через час, не беспокойте нас это время. — приказным тоном сказал чародей.

— Как скажите. — произнес другой жрец, они явно боялись перечить близкому родственнику владыки.

Дармен и Элия вошли в комнату, и быстро заперли ее на магический замок, после чего мужчина обнял перепуганную девушку, которая уже явно смерилась со своей участью.

— Скорее. — сказала тихо Элия подходя к ним и беря их обоих за руки.

— Что происходит? — спросила Энджин.

— Побег. — радостно, в предвкушении приключения ответила Элия.

И все вокруг них в один миг исчезло превратившись в цветные вспышки, настолько яркие, что Энджин зажмурилась, но это не помогло, картинка была не только в пространстве, но и у нее в голове.

Кода вспышки закончились, в глазах стало темно, и Энджин упорно отказывалась их открывать.

— Энджин давай, открывай глаза, нам нужно идти! — кричал на девушку Дармен, а та лишь отрицательно мотала головой. — Энджин, если мы не поторопимся, будет в стократ хуже.

— Там очень ярко. — причитала девушка. — Этот свет слепит.

— Все уже прошло. Хотя я конечно соглашусь, почему они и в правду настолько яркие? — спросил Дармен обращаясь к сестре.

— Нормальные они, и совсем не слепят, хотя у драконов несколько иное зрение. Разве у тебя не так? — спросила Элия брата.

— Нет, просто все начинает кружить вокруг, отчего краски сливаются, а когда оказываюсь на месте, картинка снова четкая. — сообщил Дармен.

— Ого! — восхитилась Элия.

— Энджин, у нас совсем нет времени! — Дармен кричал на девушку.

Энджин пришлось открыть глаза, ей было очень страшно, так как для человеческих глаз вспышки и вправду были невыносимо яркими, просто Элия и Дармен не так это заметили.

— Убедилась, что все уже прошло? — спросил Дармен.

— Да-а. — протянула Энджин с любопытством и страхом осматриваясь вокруг себя. — Где мы?

— Это Элефорский лес, нам нужно идти, да и побыстрее. — ответила Элия.

— А куда идти? — снова спросила Энджин.

— Давай мы тебе по дороге расскажем, у нас всего час на все. — ответила дракон воды.

— И это при условие, если они не догадаются раньше. — подхватил Дармен, как всегда на пессимистичной нотке.

— И не говори. Побежали. — скомандовала Элия.

— Почему было нельзя переместится сразу к колодцу? — спросил Дармен.

— У него силовое магическое поле, которое защищает от любых перемещений. Так что придется идти пешком, я и так перенесла нас максимально близко к нему. — пояснила Элия.

— Магическое поле возле чего? Мне кто ни будь объяснит, что происходит? — снова подала голос Энджин, когда они пробежали уже довольно приличное расстояние.

— Защитное поле волшебного колодца, с помощью него мы переместимся во внешний мир. — ответила на бегу Элия.

— Мы все возвращаемся во внешний мир? То есть вместе покидаем Элефор? — не верила своим ушам Энджин.

— Да, если точнее, мы сбегаем нарушая приличное количество законов великого свитка. — отрапортовала Элия.

— Значит мы не идем в земли Лабаратти? — спросила Энджин.

— Нет, мы перенесемся через портал между двумя мирами. — сказала дракон.

Затем они остановились, что бы перевести дух, и тут чародей решил кое-что уточнить:

— Кстати, далеко еще до этого портала?

— Часа два бегом. — ответила Элия. — И еще снять стражу.

— Значит по нашему следу пойдут намного быстрее, нужно быть к этому готовым. Они тоже не могут переместиться непосредственно туда? — уточнил Дармен.

— Нет, если не снять поле. Но я не думаю, что они это сделают, так как тогда бы они сильно облегчили нам задачу. — логически подумав сказала Элия. — Побежали?

И они побежали дальше, что кстати довольно тяжело давалось Энджин, хоть девушка и провела последний год вне замков и балов, бегать она не привыкла, а потому постоянно загребала за коряги и падала.

Дальше около часа они то шли быстро, то снова бежали, то снова шли, и уже достигли цели. Перед их глазами появились мужчины в серых туниках, они стояли по периметру окружности колодца.

Колодец к слову не просто так назвали, портал действительно выглядел как обычный колодец, круг на земле выложенный из камней.

— Дальше что? — спросил Дармен, когда они оказались рядом с колодцем, но были за деревьями, в не поле зрения стражников.

— А дальше, братец, придется биться. — сказала Элия. — Но я попробую взять хитростью. С человеком мы намного слаб же, у нас есть уязвимое место.

После этих слов дракониха посмотрела на Энджин, и та почувствовала себя виноватой. Элия как будто бы прочитала ее мысли, и быстро поправилась сказав:

— Я хотела сказать, что они могут нанести тебе вред, наша битва.

Энджин улыбнулась в ответ, хоть и поняла, что все равно, не будь ее здесь, они куда быстрее бы решили проблему.

— Будьте здесь и не высовывайтесь. — произнесла Элия.

Дракон воды вышла из-за деревьев и пошла навстречу охранникам, как будто бы она шла сюда одна.

— Здравствуйте, уважаемые хранители портала! — сказала девушка.

Охранники переглянулись, так как знали, кроме охраны и верховного что именно охраняют в лесу было неизвестно. Впрочем, так считала лишь охрана и правитель, для народа же наличие портала давно перестало быть тайной, о нем знали практически все, и все продолжали делать вид, что ничего нет.

— Здравствуй, великая Элия. — ответил один их хранителей, решив, что Элии наверняка все известно, ведь она внучка самого правителя.

— Погода сегодня выдалась на удивление жаркой, и дедушка прислал меня вам на смену, что бы вы могли отдохнуть. — произнесла Элия.

Дармен, который наблюдал за происходящем из укрытия, тоже почувствовал, что температур воздуха изрядно поднялась, а на небе пропали облака. Он быстро понял, что сестра, будучи драконом воды, подчиняет себе стихию погоды, а именно тучи, дожди, испарение. И сейчас она убрала с неба все тучки, повысив при этом испарение с объектов на земле, тем самым подняв температуру воздуха, сделав погоду невыносимо душной.

— Вы правы великая Элия, погода сегодня и впрямь чудная, каких-то пару мгновений назад было свежо, а теперь стало очень душно, но это не дает нам поблажек, мы по прежнему не можем покинуть свой пост. — любезно ответил хранитель на приглашение девушки.

— Я практически дочь нашего с вами правителя, разве я не могу заменить охрану? Или моего слова вам недостаточно? А может, вы мне не доверяете? Так я скажу владыке, что народ сомневается во мне. — начала говорить Элия, пытаясь нагнать страх на стражей.

— Что вы, великая, мы не капли не сомневаемся в вас, и безмерно вам доверяем, как самому владыке. Просто нам правда неловко, что мы будем прохлаждаться, а вы нести службу. — подал голос другой хранитель.

— Ах вот в чем дело, тогда это напрасно, ваша мессия очень важна для безопасности всего нашего народа, и пусть даже временно заменить вас, будет честью для меня. — сказала Элия, пристально глядя на пятерых хранителей.

А погода между тем становилась еще жарче, парило невыносимо, и хранители уже начали обдувать себя ладонями, после чего в итоге сдались, но не совсем:

— Хорошо, великая Элия, мы сходим в замок, возьмем с собой холодного сока и немедленно вернемся, а что бы с нашей стороны это не выглядело совсем бессовестно, Арманд останется с вами.

— Отлично! — согласилась улыбающаяся Элия. Как ни как, один противник всяко лучше пятерых.

Хранители покинули вверенный им объект, и через некоторое время скрылись из виду, а Элия между тем болтала с оставшимся.

— А часто сюда кто ни-будь приходит кроме хранителей? — спросила Элия.

— Нет, великая, только владыка и появляется. — ответил Арманд.

— А ты когда ни-будь видел, как колодец работает? — не унималась Элия.

— Нет, им не пользовались уже много веков, в последний раз, когда он был в действие, это когда вас маленькой через него принесли сюда. — сказал хранитель.

И Элия открыла для себя нечто новое, ранее она не знала, что попала сюда именно через этот портал, она всегда думала, что пришла через Агабаю, как и все остальные, а потом просто между ними появилась ледяная земля. Впрочем, заполнять белые пятна истории своего королевства было некогда, и Элия подала Дармену сигнал, когда решила, что другие охранники ушли уже достаточно далеко, что бы понять что здесь происходит.

Дармен вышел из укрытия и направился к Арманду, и тот ничего не подозревая с улыбкой на лице, стал его приветствовать:

— Дармен, рад видеть вас! А как ваша подруга, она уже покинула земли Элефора?

— Нет еще, только собирается. — с саркастической улыбкой ответил чародей, и выставив ладони вперед отправил в несчастного хранителя вспышку энергии, отчего тот отлетел в ближайшее дерево, и со всей силы удара стукнувшись об него потерял сознание.

— Ну ты братец… А полегче нельзя было? — спросила Элия.

— Извини, не рассчитал силы, после их «спячки» я немного под растерялся. Но да ладно, он все равно бессмертный, так что ничего ему не будет когда очнется. — отчеканил Дармен.

— Начинаю понимать, почему во внешнем мире тебя не очень-то любили. — сказала Элия.

— Кстати, зачем они пошли за соком в замок? Разве не проще было его наколдовать тут? — спросил Дармен, зная что наколдовать еду проще простого. Да, она не такая на вкус, но в сложных ситуациях способна выручить, заменив настоящие продукты.

— Они не могут этого. Они лишь хранители, это их миссия в нашем мире, и вся их магия заключается лишь в том, что бы охранять и выслеживать противника. Они боевые драконы и мирная магия им не подвластна. — ответила Элия.

— Погоди, ты хочешь сказать, что не все драконы одинаково могут колдовать? — спросил пораженный Дармен, который с каждым днем все больше и больше удивлялся открывающемуся новому миру.

— Ну да, драконы леса — это целители, их магия связана с растениями, зеленью. Драконы ветра — они отвечают за ветер в общем, а драконы огня — за огонь. И так далее, не буду же я сейчас всех перечислять. — отмахнулась Элия.

— Хорошо, ладно, только одно уточни. Исходя из того что ты сказала, ты дракон воды, значит твоя магия связана с водой, ты управляешь реками, осадками, можешь наколдовать стакан воды, я так понимаю. Но, как ты тогда усыпила хранителей башни с книгами, открыла замок — это не имеет отношение к воде. — запутался Дармен и решил прояснить непонятное ему.

— Верно, я дракон воды и управляю лишь водой, но я прямой предок владыки, и во мне, как и в тебе, течет кровь всех драконов, плюс, мы наполовину люди, и были изначально рождены как волшебники, а им как тебе известно подвластна магия всего, но лишь в ограниченном количестве. Мы же с тобой брат уникальны, нам досталась кровь владыки и смертных, поэтому ты невероятно сильный чародей, но лишенный стихии дракона, я же наоборот принадлежу стихии воды, но владею магией ограничено. — сказала Элия, а потом поразмыслив некоторое время добавила. — Ты только представь, какая мы сила вместе?

— Да уж… — ответил Дармен, впрочем он особо не обратил внимания на последние слова девушки, так как из за деревьев послышался шум.

Верховный вместе с хранителями и другими драконами приблизился к колодцу. Он выглядел по настоящему рассерженным, его глаза так и метали молнии.

— Немедленно объясните мне, что здесь происходит? — сказал верховный.

— Я же сказал, что не дам тебе избавится от Энджин. — сказал Дармен.

— Да, а что мне помешает? — спросил верховный, к которому хранители немедленно привели Энджин.

Только сейчас Дармен понял, что все это время девушка так и стояла абсолютно некем не защищенная за деревьями, и приближаясь драконы ее тут же заметили.

— Ты мне так и не ответил, так что же мне помешает? — снова спросил верховный.

— Не что, а кто. Я помешаю, ты ее и пальцем не тронешь. — грозно сказал Дармен.

— Даже не пытайся, это бессмысленно. А ты Элия, как ты могла нарушить законы Элефора? — обратился владыка к своей внучке.

— К чему соблюдать законы, если из-за них должна погибнуть невинная девушка? — вопросом на вопрос ответила Элия.

— Эта как ты выразилась не в чем не повинная девушка может поставить под угрозу все существование Элефора. — возразил владыка. — И кажется ты прекрасно знаешь, что всем запрещено сюда приходить.

— Отпусти Энджин. — сказал Дармен, про которого просто все позабыли, пока слушали перепалку верховного и Элии.

— Нет. Я немедленно отправлю ее в ледяные земли. И закончим на этом. — строго сказал верховный правитель.

— Я сказал отпусти ее! — повысил голос на верховного Дармен.

— Не смей мне указывать, что мне делать, а что нет! — взревел владыка.

— Отпусти, иначе… — начал говорить чародей, но Парион его перебил:

— Иначе что?

— Иначе пожалеешь. — твердо, но спокойно произнес Дармен.

В голове чародея уже назревал хитроумный план, а потому он взял верх над эмоциями, и теперь его рассудок был чист и открыт.

— Теперь ты мне угрожаешь. — хмыкнув сказал верховный, который заметил перемену во взгляде противоборствующего чародея.

Чародей, не долго думая неожиданно пустил мощный импульс энергии в верховного, а так же драконов и хранителей, отчего те пошатнулись, часть из них даже отлетели. Только верховный быстро взмахнув ладонью защитил себя и стоящих за спиной. Ответный поток энергии не заставил себя долго ждать, и Парион отправил в Дармена импульс, который тот успешно отвел.

Элия так же не осталась стоять в стороне, она применила магию воды, использовав весь потенциал дракона водной стихии на максимуме. На поляне, где всего несколько минут назад было невыносимо жарко и солнечно, теперь лил дождь. Небо заволокло непроглядными тучами, которые сверкали молниями и оглушали раскатами грома, а дождь лил с такой неистовой силой, что в паре метров от себя было сложно что либо разглядеть. Впрочем, с такой силой дождь лил только на той стороне, где был владыка, со стороны же Дармена лишь моросил легкий дождик.

Дармен вновь пустил поток энергии, но теперь не объёмный, а направленный в одну точку — верховный. Целью чародея было заставить того отпустить девушку, в локоть которой он вцепился как краб клешнями в жертву.

К сожалению эта попытка не принесла удачи, а наоборот еще больше разозлила верховного, и тот исправил неравное положение, отчего теперь и над Дарменом разразился ливень. Верховный как правитель мог управлять всеми стихиями, только он был способен на это, что и делало его превосходящем других, его сила была безгранична. Дармен снова собрался с силами, хотя теперь это давалось гораздо сложнее, и отправил сильный поток ветра в сторону верховного. Тот, как и другие драконы на его стороне не ожидали этого, а потому их в буквальном смысле сдуло. Элия же просто стояла разинув рот, пока Дармен щелчком пальцев полностью изменил погоду, убрав тучи и дождь, вернув солнце и тепло.

Чародей просто подошел к Энджин, которая единственная стояла на ногах, магия просто обошла ее стороной. Верховный в паре метров от них прохрипел:

— Этого не может быть, не может…

Дармен услышал это, но отвечать не стал, у него просто катастрофически не было на это времени, нужно было скорее бежать, возвращаться во внешний мир.

Дармену конечно следовало прыгнуть первому, но он понимал, если он это сделает, Энджин ни за что не решится на это, а потому он решил просто силком засунуть девушку в колодец. Колодец к слову и при более детальном рассмотрение был колодцем. Камни выкладывали его стены в глубину насколько хватало видимости, на дне была вода.

— Ты сейчас прыгнешь в колодец. — твердо сказал Дармен Энджин.

— Я? Нет, я не буду. — возразила девушка.

— Да ты, я сказал прыгнешь, значит прыгнешь. — безапелляционно заявил Дармен.

— Зачем? Нет, мне страшно. — сказала Энджин, которая действительно буквально тряслась от страха, впрочем, может и от холодной мокрой одежды.

— Что ж, я хотел по-хорошему, но с тобой порой просто невозможно. — на этих словах чародей схватил упирающуюся девушку за талию, перекинул через бортики колодца и отпустил.

— Ааааа… — Энджин с шумом упала в воду, после чего ее крик смолк.

Дармен посмотрел пристально на Элию, а потом перевел взгляд на уже поднимающегося верховного правителя драконов, после чего сказа «Теперь я», прыгнул в колодец.

Он упал в холодную воду колодца, почувствовав, что с головой погрузился в нее, после чего попытался всплыть, и когда он это сделал, он по прежнему был в колодце, только рядом теперь была Энджин.

— Энджин! — воскликнул чародей обнимая девушку.

— Как ты оказался в низу, если не прыгал сверху? — спросила, округляя глаза девушка.

— Значит это другой колодец, а если бы не ты, я бы решил, что это все еще тот колодец. Ладно, будем выбираться. — сказал чародей, и применив магию, быстро взобрался по стенкам на верх, держа при этом Энджин.

Рядом с его могущественной силой, девушка всегда была как хрупкая кукла, он мог легко поднимать ее одной рукой, а потому во многих ситуациях она не становилась обузой, как сейчас, например, так как не доставляла особых затрат силы.

Дармен вылез из колодца, сразу поняв, что находится в неизвестной для себя местности. Вокруг были скалы, горы и снова скалы, верхушки которых при этом уходили далеко за облака. Впрочем, разглядывать местность пока времени не было, волшебник помог выбраться своей возлюбленной как раз во время, перед тем как всплыла Элия.

Дракон воды выскочила из колодца с невероятной силой, а как только ее ноги коснулись твердой почвы, она отправила сильный поток энергии в колодец, чем полностью уничтожила его.

— Зачем ты это сделала? — закричал Дармен, которому совсем не понравилась выходка сестры.

— Зачем? Ты еще спрашиваешь? Они же могут нас догнать здесь, через колодец. Я лишь закрыла им путь. — спокойно ответила девушка.

— Ты уничтожила портал, который связывал два мира веками, и так спокойно об этом говоришь. Я поражаюсь тебе. — взявшись за голову сказал Дармен, которому действительно было жалко колодец.

— Я думала, ты скажешь мне «спасибо». - надув губки сказала Элия.

— Они бы и так не пошли за нами, они боятся внешнего мира, если ты этого до сих пор не поняла. — сказал Дармен, а через некоторое время добавил. — Спасибо, но только за то, что вытащила нас от туда.

— Ну хоть за это. — огрызнулась сестра.

— Энджин, милая. — сказал Дармен подойдя к любимой, и проведя ладонями по силуэту девушки моментально высушил ее одежду, отчего та перестала трястись от холода.

— Все закончилось? — спросила Энджин.

— Да, мы снова свободны. Остается только выяснить кому пришло в голову строить колодец в скалах. — ответил чародей, имея в виду, что нужно понять где они, в каком королевстве, так как пока ему на ум ничего не приходило.

Они еще, какое то время посидели на руинах портала, гадая где же могут находится, но так и не придя ни к чему определенному, решили что лучше все узнать это у местных жителей, на поиски которых они и пошли.

Глава 15 Графство Бурдоро

Вот уже несколько месяцев в графстве Бурдоро не было власти, так как ее единственный представитель находился в заключение в темницах замка Энерей. Графиня Элеонора Марамолли являлась единственным представителем семьи Марамолли которая могла взять на себя обязанности по обеспечению порядка в графстве. А потому она не упустила возможности воспользоваться выпавшим ей шансом возглавить целое графство, ибо власть манила эту женщину с самого рождения.

Рано утром графиня выехала из родового замка супруга и отправилась на городскую площадь Бурдоро, где должен был собраться народ, заранее предупрежденный глашатаем о визите новой хозяйки.

Графиня покинула владения замка Марамолли, и если раньше она смотрела на окружающие замки с завистью, то сейчас она ехала с переполняющим ее чувством превосходства.

Простые крестьяне и титулованные особы уже собрались возле площади и ждали графиню, они ждали ее с нетерпением, как чуда, что она наконец-то все расставит на свои места.

Карета остановилась возле подъёма на площадь, и графиня с гордо поднятой головой прошествовала на площадь, недовольно фырча при этом, что подол ее роскошного платья пачкается о пол.

Новость о несчастной Элеоноре быстро разлетелась по всему королевству, и все сочувственно перед ней склоняли голову в знак скорби перед ее горем, а потому то, что сказала графиня, никто не ожидал.

— Теперь я ваша новая правительница, и просто в ужасе от того, насколько графство пришло в запустение при правлении моим супругом. Вот уже несколько месяцев здесь никто не платил налоги, и у вас всех набежала солидная за должность. Для того, что бы я могла обеспечить вам комфортную жизнь, я вынуждена собрать всю просроченную плату, и штраф за неуплату… Жители аристократического происхождения заплатят больше золотых монет, а крестьяне дадут больше сельхоз хозяйственной продукции. — сказала свою речь графиня, и жалость с лиц собравшихся слетела в один миг.

— Но леди графиня, если нам сейчас уплатить все просроченное, то это очень большая сумма, а крестьянам, так и вовсе придется отдать все запасы, им не останется на что жить. — возмутился граф Дорне.

— Меня это не интересует, оплата налога должна была поступать без перебоев, но вы почему-то решили, что в отсутствие власти, можно больше не платить, что ж, теперь вы заплатите сполна. — лилейным голосом произнесла Элеонора.

— Но ведь было не кому платить, графа Марамолли отправили в заключение, о том что вы вернулись, мы узнали совсем недавно, да и вы женщина к тому же… — начал говорить граф Жорден, так же не довольный указом новой правительницы.

— И что, что я женщина? — спросила Элеонора.

— Согласно древней традиции, женщина не может управлять графством. — выкрикнул из толпы какой-то крестьянин.

— Значит пришло время изменить традиции. — грозно произнесла графиня Марамолли, и народ вздрогнул в страхе, еще никто не позволял себе менять традиции с исчезновения великих драконов.

Среди жителей графства прошелся шепот разговоров, но графиня быстро их приструнила:

— Молчать! Налог должен быть уплачен к концу этой недели, я лично проконтролирую, что все жители благородного происхождения его уплатят. С крестьянами надеюсь, вы сами разберетесь.

После этих слов графиня Марамолли прошествовала обратно к карете, и кучера ударив по лошадям, помчались прочь, оставив на площади шокированных жителей.

Крестьянам действительно нечем было отдать такое большое количество продукции разом, но графиня была непреклонна, а потому каждый разочарованно шел домой. Надежды на светлое будущее начали рушиться.

Элеонора Марамолли вернулась обратно в свой замок, и тут же незамедлительно велела прибыть портнихе, что бы пошить новое платье.

Неделя, отведенная на сбор налогов прошла довольно быстро, Элеонора к слову больше делами графства не занималась, хотя налоги принимала, в промежутках между развлечениями. Но сегодня она решила сделать исключение, и отправится осматривать свои владения.

Графство Бурдоро растягивалось на многие мили, и объехать все за один день было не реально, но графиня все же решила это сделать. В дорогу она надела роскошное платье с кружевами, болотного цвета и на голове ей сделали красивую прическу с множеством локонов и кос, весь ее вид говорил о том, что она скорее едет на королевский бал, нежели на осмотр земель.

Проезжая мимо крестьянских деревень и угодий, она была сильно недовольна, почему крестьяне так медленно работают, и почему в полях нет юных девушек и молодых юношей.

Не прошло и полдня, как графиня начала злится невесть на кого, просто она устала от всей этой тряски в карете, а потому решила остановиться в ближайшем замке, который не заставил себя долго ждать.

Граф Лоренцино не ожидал визита новой правительницы, а его жена так и вовсе растерялась, впрочем даже в чужом доме Элеонора взяла борозды правления в свои руки.

— Ну что, вы так на меня смотрите? Чаю налейте, с пончиками, да побыстрее. — с порога заявила графиня Марамолли.

— Да, госпожа, как прикажите. — затараторил Эдвард Лоренцино, а потом «гаркнул» на супругу. — Что ты все стоишь? Не видишь что ли, к нам важная особа пожаловала, поторопи слуг.

— Да леди, я мигом. — присев в реверансе сказала графиня Юлиана Лоренцино.

Супруга графа скрылась за углом комнаты, а Элеонора прошла к мягкому дивану, и без приглашения вольготно села на него, с таким видом будто бы она не простая графиня, а сама королева.

— А скажите мне, граф, как идут дела в ваших владениях? — спросила Элеонора.

— Хорошо идут, леди Марамолли. — ответил граф Лоренцино.

— А чем занимаются молодые крестьяне? — продолжила свой допрос хозяйка графства Бурдоро.

— Так знамо чем, дома по хозяйству занимаются, пока родители в полях и на фермах. — гордо ответил граф Лоренцино.

— Так нечего им дома сидеть, пускай тоже в поля идут и работаю наравне со всеми. — сказала, как отрезала графиня Марамолли.

— Но как же так, где ж это видано, а дома-то кто тогда будет за личным хозяйством приглядывать. — возмутился граф.

— У них на это есть ночь. — сказала Элеонора.

Граф хотел было возразить на это, но графиня Марамолли взмахнула рукой, дескать «молчать». Элеонора в последнее время вообще взяла привычку обращаться с равными ей по титулу, как с простолюдинами.

Юлиана и две ее служанки все это время стояли в стороне, дабы не мешать отдыху графини, и по всему было видно, что ее нежданный визит никому не принес радости.

После обеда, хорошо отдохнув графиня вновь села в карету и отправилась в путь, только в этот раз в обратный, к себе в замок, осматривать владения более у нее не было настроения.

По возвращению же, она немедленно издала указ, в котором теперь приказывала всем юным крестьянам работать наравне со взрослыми, вызвав тем самым еще больше негодования.

И все бы ничего, если бы на этом нововведения закончились, но нет, графиня посчитала, что этого мало, и решила увеличить рабочий день, так как когда она возвращалась домой, было еще светло, а на полях никого не было, тем самым еще больше настроив простой люд против себя.

Аристократы радовались, что их миновала такая плачевная участь, но не долго. Через несколько дней Элеонора приказала собрать всех на площади вновь, и озвучила им новый приказ:

— С сегодняшнего дня, все налоги повышаются, а это значит, что теперь вы, господа графья будете больше платить золотых монет, а ваши крестьяне давать продовольствия.

— Но госпожа графиня, налоги не поднимались уже много лет, и ни одно другое графство их не повышает. — сказал граф Себастьян.

— Меня не интересует жизнь в других графствах, я как хозяйка Бурдоро в праве вносить свои распоряжения. — ответила графиня Марамолли.

По площади, как и в прошлый раз, пробежал шумок, но на этот раз больше никто не стал высказывать своего мнения, поняв, что переубедить взбалмошную графиню бесполезно.

Графиня Марамолли уехала, и народ разошелся. Да только ведь этим же вечером собрались благородные в доме графа Клорне, и стали они обсуждать, что нужно рассказать королю Энерею, о том, что твориться в графстве, дабы тот приструнил возомнившую себя королевой графиню. На том и порешили, в пятницу поехал граф Горден к королю.

Ранним утром субботы, нарушив крепкий сон о грезах власти, графиню Марамолли разбудила прислуга.

— Ты что себе позволяешь?… Кто ты такая, что бы вот так врываться ко мне в покой… — кричала графиня на служанку, и била ее кулаками.

— Госпожа графиня… — пыталась хоть слово сказать горничная.

— Да ты хоть представляешь, что я с тобой сделаю… Да я тебя… — продолжала кричать гневная графиня.

— Леди, вам срочное письмо… — в промежутках, когда графиня переводила дух, бедная девушка пыталась объяснить свой поступок.

— И что? Когда я проснулась бы, я его сама прочла бы…Ты кем себя возомнила, или ты думаешь, что какая-то там писулька мне дороже собственного отдыха… — не останавливалась Элеонора.

— Нет, леди… Просто оно… — снова мямлила несчастная.

— Что оно? — рявкнула графиня, да так, что аж стекла задребезжали.

— От короля… — сказала девушка, закрывая лицо от очередного удара, которые до этого сыпались от графини, только на этот раз его не последовало.

— Король прислал мне срочную записку? — спросила в миг успокоившаяся и побледневшая графиня.

— Да, леди. Гонец только что ее принес, и передал, что его высочество велел отдать его вам немедленно. — наконец-то все объяснила горничная.

— Дай сюда. — велела графиня, протягивая руку за письмом.

Графиня просто вырвала письмо у служанки из рук, а потом вновь недовольно прикрикнула на нее:

— Ну что ты стоишь как каменная, посвети немедленно!

И горничная быстро метнулась за свечой, а после стала аккуратно подсвечивать госпоже, стараясь при этом не подпалить ее волосы, которые так и норовили упасть на огонь.

Леди Элеонора быстро прочла записку, и с каждой новой строчкой она становилась все более хмурой, это явно свидетельствовало о том, что новости были для нее не благими.

— Иди и вели немедленно собирать экипаж, пришли ко мне прислугу, я еду во дворец. — приказала Элеонора слегка дрожащими губами.

— Как прикажите, леди. — и сделав книксен горничная удалилась.

Не прошло и пары часов, как Элеонора подъехала к дворцу, настроение ее при этом лишь ухудшилось, она не знала чем вызвала гнев короля, но из письма точно поняла, что он ею очень не доволен.

Она вошла в кабинет короля с опущенной головой, в знак смирения даже надела простое темное платье, не забыв, правда при этом выставить напоказ в огромном декольте свою роскошную грудь, на которую король тут же обратил внимание. Но сегодня ей это не помогло, так как его высочество быстро перевел взгляд с груди на листок бумаги у него на столе.

— Ваше высочество, я прибыла, как только узнала о вашем письме… — начала лилейным голоском щебетать Элеонора.

— Как дела в графстве Бурдоро? Ведь теперь им правишь ты, пока твой сын еще ребенок. — сказал король, четко обозначив границы ее правления, что это только до тех пор, пока ребенок мужского пола из семью Марамолли не повзрослеет.

— Все прекрасно, ваше высочество, в графстве мир и порядок. — ответила Элеонора соблазнительно улыбаясь.

— Если у тебя все в порядке, то почему мне на тебе приносят жалобы? — гневно спросил король.

— Ну вы же знаете этих крестьян, ваше величество, они всегда чем-то не довольны. — спокойно сказала графиня, уже поняв о чем будет разговор.

— Крестьяне? Нет, дорогая моя, мне на тебя жалуются графья, говорят, что ты замучила их своими поборами, меняешь старые уклады, заставляешь работать детей, а ведь только второй месяц как ты правишь графством. — укоризненно сказал Зимак Энерей.

— Ваше высочество, так я ж для вас стараюсь. — сказала Элеонора, театрально рухнув на колени возле ног короля.

— Ради меня? Что ты такое несешь? — король не понимал о чем графиня.

— Ваше высочество, но ведь чем больше людей заняты работой, тем больше мы получим сырья, продукции, тем богаче будет ваше королевство. Да и повышенный налог с благородных ведь тоже попросту не пропадет, ведь все в королевскую казну пойдет. — хитро объяснила свои действия Элеонора, которая когда все это вводила, совсем не думала о королевстве в целом, лишь о себе одной.

Король на какое-то время задумался, а потом повернувшись к Элеоноре взял ее двумя пальцами за подбородок и произнес:

— Жаль, что ты не принцесса, я бы на тебе женился, вот моя супруга совсем не заботится о королевстве. Впрочем, о чем это я, нам ведь и так хорошо вместе? — сказал король, и нагнул голову, что бы поцеловать Элеонору.

После некоторого времени безудержной страсти, Зимак одевался в свой камзол, а Элеонора, зашнуровав свой корсет, который выбрала предусмотрительно с застёжкой спереди, обдумывала, как сказать королю о новом плане. Решив, что после доставленного королю удовольствия она может попросить у него одну незначительную мелочь, она произнесла:

— Ваше высочество, я ведь можно сказать сейчас владею всем графством Бурдоро, мой сын, как вы сами сказали еще ребенок, и при этом смею заметить маленький, и вот о чем я подумала, негоже ведь жить семье с таким влиянием в каком-то маленьком графском замке на окраине.

— И что ты хочешь? — спросил король.

— Замок Бурдоро значительно превосходил мой по размерам, и был гораздо более благоприятно расположен, но как вам известно, он был разрушен при довольно странных обстоятельствах, поэтому туда я переехать не могу. И я подумала, может вы позволите мне возвести новый замок. — томным голоском сказала Элеонора, и с замиранием сердца стала ждать решения короля.

— Ты права, нужно возвести новый замок правящий семьи Бурдоро. — вынес свой вердикт Зимак буквально через пару мгновений. — Средства возьми из налогов.

Графиня всегда умела добиваться своего, она брала хитростью, и даже расчетливый король порой попадал на ее удочку, впрочем, ему было совсем безразлично строительство замков и расходы любовницы, он как ядовитая кобра выжидал свою жертву, которая превосходила все куши мира.

Глава 16 Тайная война с Элеонорой

Графиня во всю трудилась на стройке нового замка, а точнее снова объезжала свои владения в поисках самого удачного места для расположения замка. И вроде она через три дня наконец-то его нашла, вот только место это законно принадлежало графу Фортезу, и он явно не желал расставаться с этой землей, а графиня в свою очередь не хотела строить замок на руинах бывшего замка Бурдоро. Ей хотелось вид на озеро, и что бы фруктовый сад рядом был, и солнечное место при этом, и не далеко от замка короля и прочих влиятельных графов, дабы на бал долго не добираться.

Граф Фортез противился этому сколько мог, но указом короля Энерей, все же был вынужден отдать часть своих земель графине Марамолли под строительство замка.

А замок к слову графиня задумала феноменальный, с множеством окошек и башенок, с несколькими огромными бальными залами, где каждый будет обустроен в определенной цветовой гамме, что бы устраивать там праздники по различны случаям. Столовая была задумана с сводчатым прозрачным потолком и подвешенными на тросиках свечах, которые как бы парили в воздухе. В общем, весь проект дворца говорил о том, что в нем собирается жить особа королевских кровей.

Мисс Помпи, как и многие не могла смотреть на творившееся в графстве, но в отличии от других, сидеть в стороне не собиралась, а потому организовала группу противоборству графине. Она решила, как могла, втыкать палки в колеса, как говорится, пусть этим она ничего и не добьется, но зато насолит взбалмошной Элеоноре и хорошенько подпортит той настроение.

Сегодня состоялось первое собрание недовольных новой властью, и как бы это странно не выглядело, на него пришли не только обычные крестьяне, но и аристократы.

— Я очень рада, что нас так много. — сказала мисс Помпи, увидев всех собравшихся в ее небольшом домике, который с трудом всех вмещал. — Надеюсь вместе, мы сможем изрядно подпортить жизнь этой наглой и лживой графине. К слову о лжи, сегодня среди нас есть бывшая гувернантка Энджин, дочери леди Элеоноры.

Названная гувернантка вышла из-за стола, за которым сидела, и прошла в центр комнаты, где стояла мисс Помпи, что бы ее все хорошо слышали.

— Это правда, я с детства воспитывала маленькую Энджин, и то, что сейчас графиня говорит о том, что всегда любила и заботилась о Энджин, это неправда, она никогда не уделяла должного внимания девочке. Все воспитание целиком и полностью было на мне, я можно сказать полностью заменила ей мать, леди Элеонору волновали лишь приемы и салоны, и то, как миледи Энджин всегда вела себя, строго следуя этикету. — сказала гувернантка.

— Франциска, расскажите нам еще, пожалуйста, о замужестве юной Энджин. — попросила мисс Помпи.

— О, это целая история, которая поведает всем присутствующим о лжи леди Элеоноры. — сказала гувернантка. — Как вам всем известно, граф Питер Марамолли решил выдать за муж свою дочь, стоило той вступить в брачный возраст, за престарелого Виконта, что бы породнится с его высочеством королем Зимаком Энереем, при этом абсолютно не думая о счастье своей дочери. Так вот, это все вы знаете лишь со слов графини Марамолли, и я уверяю вас, это ложь.

И тут среди присутствующих пробежался возглас удивления, можно даже сказать недоверия, ибо поверить словам какой-то там гувернантки, после слез графини было сложно.

— Тогда что же было правдой? — спросила графиня Мопме, которой, что бы уплатить налоги, пришлось отдать часть драгоценностей.

— А правдой было то, что бедняжку Энджин действительно выдали замуж без ее согласия, насильно, ради титула и родства с королевской семьей. Только вот инициатором всего этого была леди Элеонора, а ее муж противился этому, сколько мог. Но коварная женщина была непреклонна, и супруг дал согласие, впрочем, потом он очень мучился угрызениями совести, хотел даже отменить свадьбу, да только вот графине было все равно, она шла напролом, и никого не хотела слушать, думая лишь о собственной выгоде. Я работала там тогда, и видела все это. — рассказала Франциска.

— Это уму не постижимо. — сказал граф Диего.

— Да, это все очень страшно. — сказала мисс Помпи.

— А есть еще какие-то доказательства столь зверского поведения графини Марамолли? — спросила графиня Констанция.

— Да, это может подтвердить и другая прислуга, что жила в то время в замке Марамолли. Например горничная Оливия. — сказала хозяйка домика.

Оливия, как Франциска вышла из-за своего места и подошла к импровизированной трибуне, неловко начав говорить:

— Я пришла сюда, что бы бороться против графини, она всегда была злой и коварной женщиной. Все что сказала мисс Франциска чистая правда, любой из слуг замка это подтвердит. Я понимаю, что уважаемым графьям очень тяжело поверить во все сказанное, ведь вы видели леди Элеонору совсем с другой стороны, блистающую на балах и устраивающей приемы, но поверьте нам, она лживая женщина, ловко меняющая маски. Я бы хотела сказать слово в защиту графа Питера Марамолли, он очень хороший, добрый и поистине благородный человек, которого нагло оклеветали, и посадили в темницу только со слов графини.

— Как вы и сами могли заметить, графиня Марамолли очень изменилась в последнее время, и не в лучшую сторону. Раньше, она вам улыбалась и устраивала приемы только ради выгоды, а теперь ей это не нужно, сейчас она приблизилась к королю, и совсем заморочила тому голову, ваши жалобы не принесли успехов. Более того, как вам известно, граф Фортез лишился части земель из-за прихоти леди Элеоноры, и король снова закрыл на это глаза. Его высочество Зимак потакает каждой прихоти графине Марамолли, а значит надеется на его справедливость нам не придется. — сказала речь мисс Помпи.

— И что вы предлагаете? — спросил тот самый граф Фортез, что лишился лакомового кусочка земли.

— Я предлагаю начать незримую войну с графиней. — четко сказала мисс Помпи. — Мы можем устраивать ей мелкие неприятности, выводя ее тем самым из равновесия, и быть может, она этого не выдержит и, сбежит.

— Не думаю я, что эта женщина способна сдаваться. — сказал какой-то крестьянин из присутствующих.

— Как бы хуже не стало. — поддержал его другой.

— Да хуже уже некуда. — сказал первый.

Люди начали переговариваться, спорить, но все больше и больше народу приходило к выводу о том, что графине действительно стоит противостоять насколько это возможно.

На том они и решили, что будут ей мстить, сколько продержатся, столько продержатся, и хотели было уже расходиться, но графиня Люсия задала волнующий многих вопрос:

— Мисс Помпи, а скажите, известно ли вам, что случилось с замком Бурдоро? Энджин, ведь стала леди Бурдоро, и овдовела в день своего бракосочетания, замок Бурдоро был разрушен, а вдова исчезла.

Мисс Помпи ждала этого вопроса, и очень боялась, она не знала, что говорить людям: правду или солгать? Сказать правду, это значило раскрыть секрет Дармена, напомнить людям о том, что чародеи живут среди нас, пусть и один из них. Готовы ли они к этому? Вопросов было больше чем ответов, но все же мисс Помпи решила, что правда будет лучше лжи, которой в последнее время и так слишком много.

— Известно. — сказала старушка. — Замок был разрушен битвой волшебников.

— Ааах — прокатилось по комнате.

— Что вы такое говорите, маги исчезли давним-давно. — сказал кто-то из крестьян.

— Нет, это тоже правда, я видела мага. — сказала Оливия, и все смолкли.

— Теперь, если позволите, я все расскажу. — сказала мисс Помпи.

И старушка рассказала им о Дармене, который раз в сто лет приходит навестить первый замок Энерей, и как однажды он встретил на улице Энджин, и как тронули его ее слезы, и как он помог ей избежать брака, убив виконта, который хотел свергнуть короля и завладеть миром. Она все рассказала, и ей поверили.

— А я ведь видела его. — сказала мисс Франциска. — Когда мы с Энджин возвращались от портнихи, перед праздником дня Колиндора, нам на улице встретился странный человек, мужчина в черном, абсолютно лишенный хороших манер.

— Да-да, это и был Дармен, сама судьба их столкнула в тот день. — подтвердила мисс Помпи.

— Это что-же получается, если бы не этот странный человек, то наша маленькая Энджин сейчас бы страдала будучи за мужем за виконтом Валиантом Бурдоро? — сложила в голове и так понятные всем вещи гувернантка.

— Именно. — подтвердила старушка.

— Тогда я ему благодарна, он получается спас нашу Энджин. — с улыбкой сказала Франциска.

— Кстати, о Энджин, вы нам так и не сказали, где она сейчас? — напомнила графиня Люсия.

— Энджин Марамолли, теперь уже Энджин Бурдоро, нашла свою истинную любовь, и отправилась в путешествие под названием «счастье». - сказала довольная мисс Помпи.

— И кто же ее избранник?

— Почему нас не пригласили на свадьбу?

— Кто тот счастливчик, что заполучил Энджин?

— А где играли свадьбу?

— А он из нашего королевства?

— Ее супруг богат? Имеет титул?

Вопросы сыпались один за другим, так что мисс Помпи не успевала на них отвечать, казалось что судьба всеми любимой Энджин заботит их куда больше чем своя собственная. А может просто, в столь темные дни, им хотелось порадоваться хоть за кого-то, и просто поверить, что счастье близко, только руку протяни.

— Ну не молчите же, скажите нам! — никак не могла успокоиться графиня Люсия Долме.

— Вас не пригласили на свадьбу, потому что ее не было, а избранником Энджин стал тот самый чародей. — одним предложением ответила на все вопросы старушка.

Все в комнате затихли, они ожидали чего угодно, но только не такого ответа. Они были поражены.

— Вот ведь тихоня Энджин, был единственный чародей на весь мир, и тот ей достался. — первой вернулась в реальность графиня Гордена.

— Но мы за нее счастливы! — тут же подхватила графиня Куракская.

На этой прекрасной дружеской ноте все гости покинули дом старушки, оставив ту в полном одиночестве, лишь со своими мыслями.

— Где же вы мои дорогие? Почему не пишите… — спрашивала в пустоту мисс Помпи стоя у окна.

Утро началось для графини снова не сладко, а точнее наоборот слишком сладко, так как повариха пересластила ей кофе, да так, что его в рот было не взять.

— Извините, леди Элеонора, я не представляю как это могло произойти. — пыталась объясниться горничная, что принесла завтрак.

— Немедленно замени! — кричала графиня.

— Да, леди. — сделав книксен горничная пошла заменять кофе, широко при этом улыбаясь.

После того, как все проблемы относительно завтрака были решены, графиня Марамолли решила наведаться с визитом к жрецу, все же сейчас он единственный не попадал под ее власть, ибо обладал суверенитетом.

Карета неспешно двигалась по лесной дороге, и графиня уже предвкушала встречу, как неожиданно что-то хрустнуло, и карета остановилась, завалившись на бок, отчего женщина чуть не упала.

— Что это еще такое? — спрашивала гневно графиня высунувшись сквозь окошко кареты.

— Колесо отлетело, госпожа графиня. — сказал кучер.

— Так делай, давай! Я тороплюсь. — отдала приказ графиня.

— Сейчас все быстро исправим, только колесо найдем. — сказал кучер.

Графиня фыркнув вновь скрылась в карете, а кучер сказал громко своему напарнику, так что бы госпожа слышала:

— Я пойду поищу колесо, а ты оставайся тут и охраняй графиню, не ровен час дикие звери нападут, а ты знаешь что они голодные, съедят запросто.

— Давай, я глаз с госпожи не спущу. — ответил второй, подмигнув первому.

И кучер пошел в лес на поиски колеса, которое сам же заблаговременно подкрутил, что бы оно свалилось с оси.

Прошло минут пятнадцать когда графиня вновь появилась в окошке кареты:

— Ну что, нашли колесо?

— Нет, леди, горд его ищет. — ответил Стефан, помощник кучера.

Графиня снова недовольно фыркнув скрылась в глубине кареты, но не прошло и десяти минут, как она вновь явила свой голос:

— Ну и где он? Сколько можно искать, оно не могло далеко укатится.

— Да кто ж его знает, госпожа графиня, может и не далеко, а может с пригорка так и вовсе в реку укатилось. — ответил кучер.

Время шло, терпение графини заканчивалось, а тут еще Стефан как раскричится:

— Горд! Горд, ты слышишь меня?

— Ты чего орешь? — гневно спросила Элеонора.

— Так уже больше получаса нет кучера, вот беспокоюсь, не дикие ли звери его поймали, да загрызли. — серьезно ответил помощник кучера.

— Так иди и посмотри, может колесо заодно найдешь, раз этот остолоп не может. — сказала Элеонора.

— Так я бы пошел, леди, ну а если звери к вам подойдут, как вы отбиваться то будете? — спросил Стефан.

— Так ладно, оставайся здесь. — сказала Элеонора.

А кучер Горд меж тем нашел давно колесо, и лежал теперь на солнечной полянке среди лесных ягод, и наслаждался их ароматом и вкусом. Все местные знали, что в этих лесах отродясь не было хищных зверей.

— И что нам теперь, до ночи тут стоять? — вновь за возмущалась графиня, которой все это уже изрядно надоело.

— Ну от чего же до ночи? Пока не поедет, какой ни будь экипаж, и не поможет нам. — сказал Стефан.

— Это возмутительно. Это немыслимо. — кричала графиня Марамолли.

— Да что же вы так разволновались, леди, вон Горд идет, и колесо несет! — сказал Стефан.

И вправду из-за деревьев показалась мужская фигура, которая спешно приближалась к карете.

— Ты где был? Быстрее искать не мог, бестолочь ты этакая? — вновь обрушился гнев леди Элеоноры на кучера.

— Простите нерадивого, госпожа графиня, я его по всюду искал, а оно на дереве было. — стал наигранно оправдываться кучер.

Графиня гневно посмотрев промолчала, видимо из-за злости кипевшей внутри она и слово вымолвить не смогла. Прошло еще какое-то время, прежде чем графиня вновь выглянула в окно, и увидела, что кучера так и стоят, ничего не делая:

— Остолопы, что вы все стоите? — крикнула графиня Марамолли.

— Так мы думаем, как вам сказать, что мы не можем сделать колесо пока вы находитесь в карете. — сказал кучер.

— Я что еще должна выйти? Вы вообще обнаглели? — Элеонора была шокирована.

— Просто понимаете леди, нас всего двое, а карета и так тяжелая, а тут еще Ваш вес, который к слову тоже немаленький. — сказал помощник кучера.

— Это ты что же, хочешь сказать, что я толстая? — произнесла ошарашенная такой наглостью графиня.

— Что вы госпожа, вовсе нет, он хотел сказать, что вы всего лишь пухлая. — с улыбкой во весь рот сказал Горд.

Элеонора была в бешенстве, но будучи умной женщиной, она понимала, что если эти двое не могут поднять карету, то не могут, и неоткуда лишняя сила не прибудет, а потому быстро вышла из кареты, что бы это все закончилось как можно скорее, отметив про себя забыть в этом месяце выплатить им жалование, которое она к слову и так урезала до минимума.

Экипаж дальше не поехал, графиня потеряла всякое настроение, а потому предпочла вернуться домой в свой замок, где ее уже ждал ужин.

— По вашему это можно есть? — голос графини эхом разлетался по всему замку.

— Все приготовлено как всегда, леди. — тихо роптала горничная.

— Как всегда, только в этот раз кухарка наверное высыпала всю баночку со специями. — раздувая ноздри говорила графиня Марамолли.

— Я выясню что случилось и доложу вам, графиня. — все так же роптала прислуга.

— Это лишнее. Передай кухарке, что я вычту это из ее жалования, что б в следующий раз была внимательнее. — ледяным тоном сказала Элеонора.

— Да, госпожа. — сделав книксен сказала горничная, которая уже ломала голову над тем, запомнила ли графиня, скольким она сегодня грозилась вычитать из жалования.

Часы переходили в дни, а дни в недели, а графиню по прежнему везде поджидали неприятности, отчего та даже подумала что навлекла на себя гнев драконов.

В королевском замке должен был состоятся бал, и его высочество Зимак Энерей отправил гонца с приглашением графине Марамолли, которого встретил дворецкий.

— У меня пригласительный для леди Элеоноры. — сказал гонец.

— Давай-те я передам. — сказал дворецкий.

— Это невозможно, у меня приказ лично в руки. — сказал гордо выпрямившись гонец.

— Боюсь тогда вам придется надолго тут задержаться. — сказал дворецкий. — Графиня Марамолли вместе с сыном отправилась в гости в салон, а вы наверное догадываетесь, насколько это затяжные мероприятия.

— А… А вы точно передадите ей письмо, как только она вернется? — спросил гонец, которому совсем не хотелось тут быть до ночи.

— Конечно-конечно, стоит только ее прекрасной ножке переступить через этот порог. — залепетал дворецкий.

Гонец не долго думая отдал письмо и был таков, даже не убедившись в правдивости слов дворецкого. А графиня меж тем принимала ванную этажом выше, и даже не подозревала о лжи дворецкого.

Согласно пригласительному бал должен был состояться через три дня, и три дня все слуги молчали, и только в день бала, горничная примчалась в комнату леди Элеоноры и принесла пригласительный, уверяя при этом, что гонец его только что принес, и все слуги это подтвердили.

Леди Элеонора была в бешенстве, до бала оставались считанные часы, а у нее нет ни платья, ни прически, она абсолютно не готова.

— Торопитесь, что вы как бестолочи! — визжала графиня на прислугу.

Но даже несмотря на столь короткое время, графине удалось собраться почти вовремя, и графиня довольная собой спускалась в холл, что бы покинуть замок. Но удача вновь отвернулась от нее, горничная что несла таз помоев споткнулась и опрокинула жидкость прямо на роскошное фиолетовое платье графини.

— Аааааааа…. - раздался пронзительный крик графини, чье платье было напрочь испорчено, а с прически стекали ручейки и лежали картофельные очистки.

Служанка поднималась с пола, наигранно извиняясь, ведь сие действо было заранее спланировано.

— Двадцать ударов плетьми. — холодно произнесла леди Элеонора. — И отправить работать на самую черную работу к скотине.

Горничная к слову вынесла все удары и не проболталась о замысле, так как понимала, если даст сейчас слабину, поймают всех, и тогда, справедливости уже точно не будет.

Графиня в тот вечер все же приехала на бал, но правда к его окончанию, а потому король был ей крайне недоволен.

— Вы опоздали, и хочу заметить довольно сильно. — сказал король.

— Прошу меня простить за дерзость, ваше высочество, но смею заметить, что всему виной ваш гонец, он слишком поздно доставил письмо. — ответила Элеонора приседая в реверансе.

— Я конечно наслышан о длительных сборах женщин, но что бы вам трое суток было мало. — ухмыльнулся Зимак Энерей.

— Что простите, ваше высочество, вы сейчас сказали? — теперь пришла очередь удивляться графине.

— Я отправил вам приглашение три дня назад, так что не ищите себе оправдание графиня. — произнес недовольный король.

— Но… — хотела было возразить графиня, но король ее перебил:

— Могли бы и вовсе тогда не приезжать, раз вам не дорого мое общество.

После этих слов король ушел с какой-то молодой особой, а бал был официально закрыт.

Ехав домой в карете, графиня размышляла над всем, что произошло с ней в последнее время, и отдельные кусочки начали наконец-то складываться в один большой пазл.

— Вот дура… — сама себе сказала леди Элеонора, которая поняла, что ее просто водили за нос.

И с сегодняшнего дня все графство Бурдоро могло навсегда забыть о том, что такое спокойная жизнь, графиня приняла вызов.



Оглавление

  • Глава 1 Письмо
  • Глава 2 Козни
  • Глава 3 Корабль
  • Глава 4 Королевство Агабая
  • Глава 5 Справедливости больше нет
  • Глава 6 Легенда о бубаках
  • Глава 7 На пути к землям Лабаратти
  • Глава 8 Ледяная земля
  • Глава 9 Элефор
  • Глава 10 История Агадалии
  • Глава 11 Бал в замке Марамолли
  • Глава 12 Сложный выбор
  • Глава 13 Проказы Элии
  • Глава 14 Волшебный колодец
  • Глава 15 Графство Бурдоро
  • Глава 16 Тайная война с Элеонорой