КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398171 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169244
Пользователей - 90549
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Положий: Сабля пришельца (Научная Фантастика)

Хороший рассказ. И переводить его было интересно.
Еще раз перечитал.
Уж не знаю, насколько хорошим получился у меня перевод, но рассказ мне очень понравился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Lord 1 про Бармин: Бестия (Фэнтези)

Книга почти как под копир напоминает: Зимала -охотники на редких животных(Богатов Павэль).EVE,нейросети,псионика...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Соловей: Вернуться или вернуть? (Альтернативная история)

Люблю читать про "заклепки", но, дочитав до:"Серега решил готовить целый ряд патентов по инверторам", как-то дальше читать расхотелось. Ну должна же быть какая-то логика! Помимо принципа действия инвертора нужно еще и об элементной базе построения оного упомянуть. А первые транзисторы были запатентованы в чуть ли не в 20-х годах 20-го века, не говоря уже о тиристорах и прочих составляющих. А это, как минимум, отдельная книга! Вспомним Дмитриева П. "Еще не поздно!" А повествование идет о 1880-х годах прошлого века. Чего уж там мелочиться, тогда лучше сразу компьютеры!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: Лыжник (Попаданцы)

Вот Вам еще одна книга о «подростковом-попаданчестве» (в самого себя -времен юности)... Что сказать? С одной стороны эта книга почти неотличима от ряда своихз собратьев (Здрав/Мыслин «Колхоз-дело добровольное», Королюк «Квинт Лециний», Арсеньев «Студентка, комсомолка, красавица», тот же автор Сапаров «Назад в юность», «Вовка-центровой», В.Сиголаев «Фатальное колесо» и многие прочие).

Эту первую часть я бы назвал (по аналогии с другими произведениями) «Инфильтрация»... т.к в ней ГГ «начинает заново» жить в своем прошлом и «переписывать его заново»...

Конечно кому-то конкретно этот «способ обрести известность» (при полном отсутствии плана на изменение истории) может и не понравиться, но по мне он все же лучше — чем воровство икон (и прочего антиквариата), а так же иных «движух по бизнесу или криманалу», часто встречающихся в подобных (СИ) книгах.

И вообще... часто ругая «тот или иной вариант» (за те или иные прегрешения) мы (похоже) забываем что основная «миссия этих книг», состоит отнюдь не в том, что бы поразить нас «лихостью переписывания истории» (отдельно взятым героем) - а в том, что бы «погрузить» читателя в давно забытую атмосферу прошлого и вернуть (тем самым) казалось бы утраченные чуства и воспоминания. Конкретно эта книга автора — с этим справилась однозначно! Как только увижу возможность «докупить на бумаге» - обязательно куплю и перечитаю.

Единственный (жирный) минус при «всем этом» - (как и всегда) это отсутствие продолжения СИ))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Михайловский: Вихри враждебные (Альтернативная история)

Случайно купив эту книгу (чисто из-за соотношения «цена и издательство»), я в последующем (чуть) не разочаровался...

Во-первых эта книга по хронологии была совсем не на 1-м месте (а на последнем), но поскольку я ранее (как оказалось читал данную СИ) и «бросил, ее как раз где-то рядом», то и впечатления в целом «не пострадали».

2-й момент — это общая «сижетная линия» повторяющаяся практически одинаково, фактически в разных временных вариантах... Т.е это «одни и теже герои» команды эскадры + соответствующие тому или иному времени персонажи...

3-й момент — это общий восторг «пришельцами» (описываемый авторами) со стороны «местных», а так же «полные штаны ужаса» у наших недругов... Конечно, понятно что и такое «возможно», но вот — товарищ Джугашвили «на побегушках» у попаданцев, королева (она же принцесса на тот момент) Англии восторгающаяся всем русским и «присматривающая» себе в мужья адмирала... Хмм.. В общем все «по Станиславскому».

Да и совсем забыл... Конкретно в этой книге (автор) в отличие от других частей «мучительно размышляет как бы ему отформатировать» матушку-Россию... при всех «заданных условиях». Поэтому в данной книге помимо чисто художественных событий идет разговор о ликвидации и образовании министерств, слиянии и выделении служб, ликвидации «кормушек» и возвышения тех «кто недавно был ничем»... в общем — сплошная чехарда предшествующая финалу «благих намерений»)), перетекающая уже из жанра (собственно) «попаданцы», в жанр «АИ». Так что... в целом для коллекции «неплохо», но остальные части этой и других (однообразных) СИ куплю наврядли... разве что опять «на распродаже остатков».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

По запаху крови (fb2)

- По запаху крови (а.с. Блейдд-1) (и.с. Миры fantasy) 853 Кб, 452с. (скачать fb2) - Алексей Ворон

Настройки текста:



Алексей Ворон По запаху крови

Архидиакон Оксенфордский Вальтер предложил мне некую весьма древнюю книгу на языке бриттов…

Гальфрид Монмутский «История бриттов»

Я был гранью меча, был в воздухе каплей дождя,

Я был светом сияющих звезд и словом на старых страницах,

Я был книгой начал…

Прежде, чем осознать вечность, я был околдован Гвидионом,

Великим магом бриттов, создавшим меня из своих чар.

«Cad Goddeu»

Тысячи лет назад, когда страны имели другие очертания и иные названия, сгинувшие в веках, древняя Европа просыпалась от колдовского сна. Наступало время раздела земли, доставшейся людям в наследство от древних народов, время междоусобных войн, жестокости и кровопролитий. Мир медленно выползал из плена древних мифов и легенд, сказок и волшебства в суровую реальность современности.

Эти события произошли в те давние времена, которые так плохо отражены в летописях, что историки до сих пор не могут прийти к единому мнению о том, как все было на самом деле. Я же ни в коем случае не беру на себя роль историка, я всего лишь очевидец. Мне пришлось побывать при дворах королей нескольких государств, я слышал раскаты грома над Великой Горой, я видел, как пылает Вечный Город, как под воду уходят последние обломки легендарного континента, как раскрываются холмы и взмывает в небо спиралевидный замок. Собственные глаза и уши, а также подробные рассказы друзей позволили мне написать эту историю. Но прежде всего она написана благодаря одному моему другу, у которого умение читать чужие мысли было самым мирным и безопасным из всех его талантов. Спустя многие годы после этих событий он поведал мне то, о чем я не мог знать — раскрыл мысли и чувства героев моего повествования. А то, что мне так и не удалось узнать, дополнила моя фантазия.

Иногда мне хочется все забыть, но я еще слышу завывание ветра в горах, кожа лба до сих пор чувствует прикосновение холодных пальцев, навсегда оставивших на ней свои отпечатки, а грудь, где было прежде сердце, сожженное на жертвенном огне, все еще зияет черной, обугленной пустотой.

Глава 1 Мглистые Камни

Я родился на самой прекрасной в мире земле, что лежит западнее Европейского континента и омывается со всех сторон морями и океанами. В то туманное время многие народы давали ей разные названия, самое известное из которых — Альбион. Кельты зовут эту землю И Вэл Инис — Медовый Остров — так сладко и романтично. А другие называют ее Страной Зеленых Холмов, а еще — Островом Вели и Оловянными Островами, всех названий не перечислишь, да и незачем.

Наше маленькое племя ютилось среди лесистых гор Эринира — небольшого северного государства кельтов, расположившегося в землях Круитне. Некоторые по ошибке путали наше племя с круитне или пиктами, как их стали называть позднее, хотя мы были значительно крупнее и выше ростом, чем эти дикари. Во главе Эринира стояла династия из народа Туата де Дананн, который спустя тысячу лет люди превратят в сказку и назовут эльфами. Мы их звали Дивным Народом. Светлый король Эохайд, сын Энгуса, был лучшим из всех известных мне правителей и носил титул Белого Владыки. Его мать была кельтской принцессой, а отец — чистокровным Туата де Дананн из самого древнего королевского рода Оллатаров, того самого рода, чьего прародителя кельты почитали богом. Король Эохайд был одним из последних людей, носящих в себе кровь Оллатаров. Конечно, еще были его дети, но они уже не унаследовали внешность дивного Народа. Слишком много человеческой крови. Слишком много человеческих чувств.

Король Эохайд приютил наше племя, позволил нам жить и охотиться в его лесах, не взяв с нас никаких обязательств и не ограничив нашу волю. Но наше племя само взяло на себя обязанность охранять от проникновения извне горную цепь, называемую Волчьей Заставой и служащую своеобразной пограничной стеной. Ни один человек или зверь не мог пройти незамеченным через наши поселения, и мы представляли собой серьезный заслон на южной границе Эринира. Здесь, на севере Медового Острова, мы долго жили в мире и согласии, пока история не изменила свой ход.

Северные земли Круитне были мирными и спокойными. К югу же от Эринира остров полыхал войнами. Люди никак не могли поделить пышные пастбища, зверей в лесу, еду, золото, женщин, оружие и бог знает что еще. Но моему племени были чужды человеческие войны. Мы участвовали в них только тогда, когда кто-нибудь накладывал на нас Гвир — магическое порабощение нашей воли. Бывало еще, что мы воевали просто из-за преданности, как это случилось, когда спустя много лет наше племя встало под зеленые знамена Светлого короля Эохайда. Но никогда члены нашего племени не убивали людей просто так, ради золота или земель. Золото, так же, как другие металлы, не представляло для нас ценности. Остров изобиловал оленями и прочей живностью, которой хватало для всех желающих, а понятие власти было нам не знакомо. Мы занимались мирной охотой в окрестных лесах, считали вполне достойным занятием угон скота и бдительно охраняли границы Эринира от беспокойных южных соседей, находящихся в состоянии вечного дележа своих территорий. Впрочем, от них нас отделяли обширные труднопреодолимые болота, что значительно облегчало нашу работу.

И вот, пока мы пребывали в мире и спокойствии на нашей благодатной земле, откуда-то с юга начали приходить грозные вести. Сильное и могущественное войско какого-то племени стало слишком агрессивно завоевывать Земли вокруг себя, не довольствуясь обычным грабежом и желая установить свою власть над всем островом. Король Эринира обратился к нашему вождю с просьбой выслать разведчиков на юг, чтобы те могли собственными глазами увидеть, что там происходит. Наш вождь Мохх, самый сильный и уважаемый член племени, отправил в это путешествие своего сына Шеу и меня. Нас считали самыми ловкими и сообразительными, и за это нам была оказана честь — послужить Эринирскому королю.

Мы передвигались в основном по ночам под грозным присмотром Зловещей луны, а днем отсыпались. Горные ущелья сменялись лесами, а те, в свою очередь, холмами и болотистыми равнинами. Легко и быстро мы преодолели расстояние от Эринира до Земли Рудаука. В долине, что лежит у отрогов Снежных Гор, расположилось войско короля Рудаука, отважившегося бросить вызов новой силе на Острове. Никем не замеченные, мы поднялись на высокий холм, поросший кустами дрока, и сели передохнуть и обсудить наши дальнейшие планы.

У подножия холма возвышались два узких длинных камня, словно персты, указывающие в небо, соединенные сверху перекладиной, призрачно мерцающей в лунном свете. Они напоминали ворота разрушенного древнего святилища. Подобные камни с незапамятных времен стоят по всему острову. Люди дают им разные имена. Наше племя их называет Мглистые Камни, а в племенах Рудаука их знали Камнями Великанов. Местные жители, давно привыкшие к этим странным строениям, не обращали на них особого внимания, и никому не казались странными стоящие в открытом поле ворота.

Предательский свет желтой луны озарял необъятные просторы Земли Рудаука, ее пастбища, леса и поля, многоводные реки, холмы и горы. Лежащая перед нами страна тихо досыпала последние мгновения мира.

Мы встрепенулись и приникли к земле, когда вдруг посреди ночи из ворот, образуемых гигантскими камнями, выехали три всадника. Они осмотрелись и подали какой-то сигнал. А потом началось! Никто в эти ворота не входил, зато из них постоянно выезжали один за другим странные всадники. Не было слышно ни ржания лошадей, ни смеха или людских голосов, лишь изредка глухой звон оружия разрывал тишину. Всадники все прибывали, отряд за отрядом, они выезжали из ворот, и черная колонна бесшумно неслась по равнине к темнеющей вдали башне, окруженной бесчисленными военными шатрами. А выставленные на далеких границах посты и охранные пограничные маги спокойно спали, ни о чем не подозревая. Не сработало ни одно заклинание, ни одна ловушка, ни один разведчик не предупредил свою страну о надвигающейся опасности.

Отряды завоевателей внезапно возникли в самом центре страны и нанесли быстрый и смертоносный удар по незащищенному лагерю Рудаука. Воины вскакивали в своих шатрах, разбуженные лязгом оружия и жутким воем, заменявшим врагам боевой клич. Путаясь спросонья в своих одеждах и ища оружие, они погибали, так и не успев узнать, что же произошло. Вражеская армия, неся с собой смерть и разрушения, ворвалась в страну.

Когда летнее солнце взошло над горизонтом, осветив разрушенную башню и селение, оставшиеся в живых после ночной бойни люди с ужасом рассматривали своих завоевателей. Это были рослые, широкоплечие витязи в одеждах, расшитых медными бляхами, в шлемах, увенчанных звериными рогами, а некоторые и черепами различных животных, из-под которых виднелись грозные лица, раскрашенные синей краской. Все они обладали оружием из металла — довольно дорогостоящими мечами, копьями и дротиками с железными наконечниками.

Наше племя пользовалось кремниевым оружием, и мы считались лучшими мастерами по его изготовлению. Но, конечно, как это ни горько признавать, металл обладал куда лучшими свойствами, чем кремний. Однако мои сородичи испытывали природный антагонизм к металлу. Уж не знаю, по каким причинам, но меня самого бросало в дрожь, если я брал в руки предмет из этого мерзкого материала.

Я ненавидел металл. Ни самое лучшее оружие из него, ни драгоценные украшения из золота и серебра не привлекали меня. Но в чем я абсолютно уверен, так это в том, что, оказавшись в бою даже безоружным против любого витязя, вооруженного пусть самым лучшим в мире мечом, я выйду из этого боя победителем. В отличие от большинства других племен, мы не искали искусственных способов усовершенствовать себя, а умело пользовались тем, что дала нам природа.

Но вернусь к описанию той отвратительной сцены, которая разворачивалась на равнине перед укрывшим нас с Шеу холмом. Как бы зловеще ни выглядели сами воины, их кони вызывали еще больший ужас. Кони, или угасы, так их называли сами наездники, казалось, явились сюда из, ночного кошмара. Они были крупнее и сильнее обычных лошадей, а вместо гривы у них топорщился небольшой гребень, похожий на драконий, шипы которого со стороны всадника были подрезаны. На макушке шипы гребня достигали полфута в длину, последний шип на лбу больше напоминал длинный рог, которым угасы могли защищаться. Широкие раздутые ноздри выпускали пар, из верхней десны спускались два длинных клыка. Отливающая на солнце чешуя угасов была неуязвима для ударов простого дротика или стрелы. Вместо копыт у них были огромные лапы с когтями, которые позволяли им двигаться бесшумно. Но главное достоинство угасов было в их неимоверной скорости и способности легко передвигаться по крутым, горным склонам, заросшим лесами, непроходимыми для лошадей. От этих жутких животных исходил такой мерзкий запах, что его чувствовали даже мы с Шеу, находясь на вершине зеленого холма.

Командиры отрядов быстро отдавали приказания, дисциплинированные воины беспрекословно повиновались. Военнопленных убивали, среди мирных жителей отбирали рабов и быстро переправляли их с небольшой охраной куда-то на северо-восток Приглядевшись к внешнему виду воинов, можно было сделать вывод, что это два разных племени. Носившие черепа животных и размалеванные синей краской были каким-то особо воинственным племенем поэннинцев, многочисленные народы которых расселились по горной цепи Медового Острова, называемой Хребтовиной. Более хорошо вооруженные всадники были думнонами жителями юго-западной части острова.

Старший и самый почтенный из думнонов выделялся как наружностью, так и одеянием. Он был облачен в боевые доспехи (большая редкость по тем временам), инкрустированные драгоценными камнями, а за спиной развевался алый плащ, говоривший о его королевском сане. Это был Дунваллон, сын Клотена, король Думнонии — старый, закаленный в боях витязь, участвующий, несмотря на почтенный возраст, во всех битвах своей армии, сражающийся, как дикий зверь, в ее авангарде. Армия короля Рудаука была полностью разбита, а он сам жестоко убит на наших глазах. Его отрубленная голова была привязана к седлу короля Дунваллона, увешанному, помимо нее, множеством подобных трофеев.

Проследить за королем Дунваллоном и его воинством нам не удалось, они скрылись в тех же воротах, откуда и вышли. И сколько мы потом ни обшаривали, ни обнюхивали и ни скоблили холодную поверхность гигантских камней в поисках какого-нибудь волшебного устройства, открывающего их в другой мир, нам ничего не удалось обнаружить. Это были всего лишь врытые в землю камни. Входя в эти ворота, мы неизменно выходили из них с другой стороны все на той же поляне.

Мы догадались проследить за колоннами с рабами и скотом, которые двинулись пешим ходом на северо-восток от бойни, в сопровождении небольших вооруженных отрядов. А спустя несколько дней мы миновали Поэннинский Проход, и стало ясно, что их цель Поэннин — большое воинственное племя, обитающее в Хребтовине.

Мы вышли вслед за воинами к горному поселению — городу Поэннину, носившему то же название, что и его племя, расположившемуся в устье реки у подножия высоких скал. В долине перед рекой раскинулись обширные пастбища, где к многочисленным стадам, охраняемым мужчинами и мальчишками, воины добавили и пригнанный скот. К городу вела широкая дорога, проходящая по бревенчатому мосту через реку. И над всем этим возвышалась скала, в основании которой, наполовину выдолбленный в ней, наполовину достроенный, расположился замок, обнесенный рвом и высокой насыпной стеной, хорошо укрепленной, с въездными воротами со стороны города. С севера и юга крепость защищали высокие горы, а с востока — глубокое озеро.

Для обычных людей крепость была неприступна, но, конечно, не для таких, как мы с Шеу. Даже в отвесных скалах мы умели найти проходы и могли пробраться в самые недоступные места. Никем не обнаруженные, под покровом ночи мы подслушивали, вынюхивали, высматривали, разведывали все, что могло помочь нам определить слабые и сильные стороны опасного врага. Здесь мы узнали, что Поэннинская крепость принадлежит сыну короля Дунваллона. Король думнонов пользовался этой неприступной крепостью как надежным хранилищем приобретенных богатств и укрепленным гарнизоном для набегов на другие поселения. Поэннинские племена, более многочисленные и дикие, чем думноны, тем не менее признавали власть короля Дунваллона.

Нас все же заметили, несмотря на всю нашу осторожность. Но мы уже разузнали все, что нужно. Врагам не удалось нас поймать. Мы ушли наверх, в скалы, и, спустившись с другой стороны по узкой тропе в горной расщелине, помчались домой на север, дабы рассказать нашему королю обо всем увиденном и услышанном.

Глава 2 Кийя

К западу от Медового Острова за Внешним Океаном лежат несколько островов — все, что осталось от пережившего многочисленные катастрофы Красного Континента. Когда начались землетрясения, одними из первых покинули континент воинственные и устрашающие племена фоморов. Они отправились на восток и основали там свою Темную Империю, держа в страхе весь Мир и беспрерывно воюя с оставшимся на континенте северным государством Туата де Дананн, единственным достойным противником, способным противостоять фоморам. Вскоре землетрясения выгнали и Туатов. Им пришлось покинуть разрушающийся Красный Континент и перебраться на остров Эйре, откуда они продолжали вести войны со своим древним врагом. Победив фоморов и уничтожив их Империю, Туаты заняли и другие ближайшие острова, где прежде обитал их враг.

Люди еще много столетий не желали покидать Красный Континент, обреченно наблюдая, как в результате землетрясений откалываются куски суши и гибнут соседние государства. Однако и им пришлось переселяться в другие земли. Их родной материк после страшной катастрофы развалился и погрузился в пучину вод, оставив на поверхности океана лишь острова, одним из которых и была Антилла. Несколько городов и храмов на небольшом острове — вот и все, что осталось от огромной Империи Магов, былое могущество которой сохранилось спустя тысячелетия лишь в легендах.

Кийя знала эти легенды. Она приказала высечь их для потомков на стенах храма. Она старалась, как могла, соответствовать древним легендам. Великая Царица Месторской династии, Верховная Жрица, Главный Маг Антиллы, земное воплощение Богини Гелионы, Кийя лежала под высоким балдахином, расшитым золотом и жемчугом, в своей опочивальне. Она не открывала глаза, зная, что стоит ей пошевелиться, и десяток рабынь бросятся к ней, чтобы помочь ей подняться. А попробуй она остановить их, сославшись на желание еще поспать, как тут же прибегут лекари и знахари, обеспокоенные излишней сонливостью своей государыни.

За окном шумел утренний дождь, и было так приятно поваляться под шелковым покрывалом, вспоминая неловкие ласки Друза, нового телохранителя. Она не позволяла мужчинам оставаться у нее на ночь, потому что любила просыпаться одна. И Друз, незнакомый еще с привычками своей царицы, ушел ночью расстроенный и обиженный. Ну что ж, пусть раб знает свое место и не строит иллюзий относительно госпожи. Это был первый мужчина после долгого одиночества, после многомесячного траура, который во всей Антилле соблюдала она одна. Да и могла ли царица объявить траур по рабу? Кийя прогнала горькие мысли. Нет, все в прошлом, нужно жить дальше. И, поклявшись, что ни один мужчина больше не задержится в ее спальне надолго и не привяжет к себе, она заставила себя думать о государственных делах.

В опочивальню не доносились звуки проснувшегося дворца, никто не смел и близко подойти к ее дверям. Рабыни, обязанные проводить ночь в бдениях в царицыной спальне, а поутру — умывать, одевать и приводить в порядок свою владычицу, не шевелились, боясь даже дышать, лишь неотрывно смотрели на женщину с закрытыми глазами.

Никто не знал, сколько ей лет. А сколько лет может быть царице, владычице величайшего из государств, Верховной Жрице и наместнице Богини Гелионы, когда она просыпается в шелковой постели под нежную мелодию утреннего дождя? Какая разница, пока она здорова и хорошо выглядит, пока нет еще предательских морщин, пока тело гибкое, а глаза блестят?

Кийя потянулась, и спальня взорвалась хлопками, плеском, топаньем, девичьими голосами. Обнаженное тело с оливковой кожей тщательно омыли, умаслили благовониями. Красивое лицо покрыли белилами и нарисовали его заново, не такое, как у Кийи — живое и веселое, а такое, как у Гелионы — строгое и надменное. Бритую, как у всех жриц, голову Кийи покрыли головным убором, фигуру с пышными формами затянули в полупрозрачное платье, поверх которого надели другое, длинное и просторное, ниспадавшее до самой земли, с очень широкими рукавами, доходившими до локтей. На шею надели ожерелье из драгоценных камней и орихалка, покрывшее грудь, плечи и спину, как маленькая пелеринка. И вот перед рабынями уже не женщина по имени Кийя, а Богиня, Жрица и правительница Антиллы — Гелиона. Гордо неся на голове высокий венец, Гелиона идет к своим сановникам, царедворцам и вельможам, поднявшимся чуть свет, чтобы не опоздать к началу утреннего заседания. Начинается новый день первого весеннего месяца в Великой Антилле.

Но перед тем как предстать перед ожидающими ее царедворцами, Кийя вышла на балкон, с которого открывался великолепный вид. На пологом склоне сквозь марево утреннего дождя колыхалось море крыш, башенок, куполов, Шпилей священного Города Солнца, построенного по подобию поглощенного пучинами вод Халидокеана — древней столицы Красного Континента. А дальше, за блестящими стенами Города Солнца, темнели на горизонте горные вершины, столпившиеся вокруг самого большого пика, подпирающего небо. Ему дали имя в честь другой вершины, поднимавшейся некогда над погибшим Красным Континентом. И, похоже, эта могучая гора Атлас унаследовала от своей тезки не только имя и красоту, но и вздорный характер. Каждое утро Кийя с тревогой смотрела на клубы дыма, извергаемые вулканическими недрами Атласа. Грозные боги вулканов громыхали все чаще, все больше обрядов приходилось совершать, все больше приносилось жертв. Желая напомнить богам об их долге, Кийя прислонила к божественному кристаллу мизинец левой руки с отрезанной фалангой, которую она принесла им в жертву, заплатив таким образом за свою магическую силу.

Управление государственными делами не самое легкое занятие, особенно для женщины, вынужденной думать не только о том, как накормить страну и удержать власть, но и как защитить ее рубежи, уберечь от завоевателей, жаждущих заполучить сокровища богатейшего государства. А враги, как назло, не дают ей покоя, с тех пор, как в Антилле власть получила женщина, словно испытывая ее способности.

Прежде, до катастрофы, во главе империй стояли потомки древних архонтов, они правили разумно и устраивали совместные суды и советы. Теперь же сохранилось только два государства: Антилла и Гадир, оба потрепанные землетрясениями, потерявшие значительную долю своих владений, богатств и знаний. И нет между ними прежнего мира и взаимопомощи, а, наоборот, каждый смотрит на другого с алчностью и агрессией. Гадир — страна людей, получивших у антильцев прозвище «змееголовые», давно зарится на южные границы Антиллы.

От завоевательной политики, поддерживаемой на протяжении веков ее предками, Кийе пришлось отказаться. Она не могла предводительствовать в военных кампаниях. Пока ей удавалось решать все военные и внешнеполитические конфликты путем переговоров и другими дипломатическими средствами. Но сколько еще трудностей ей придется вынести, как долго удастся продержаться? И все же пока Антилла — сильное государство, богатое и неприступное. Плодородные земли дают по три урожая в год, леса изобилуют птицами и животными. Плоды всего этого изобилия исправно поставляются в священный Город Солнца. И его владычице придется делать все, чтобы так оставалось и впредь.


Царица восседала на троне из огненного орихалка, драгоценного металла, сплав которого был известен только в Антилле, и выслушивала одного за другим сановников с докладами. Дождь прекратился, и хотелось выйти на свежий воздух, пока еще на город не опустилась жара. Кийя рассматривала своих царедворцев, стоящих перед ней на ступенях, каждый на отведенном для него месте. Люди в драгоценных одеждах, соответствующих их сану, с лицами-масками, покрытыми белилами.

Промежуток в ряду сановников напомнил об одной маске, отсутствовавшей уже более шести месяцев. Воспоминание вызвало привычную тупую боль. Такая же равнодушная и горделивая, как и другие, маска по имени Анарауд. Но под белой маской скрывалось не смуглое лицо антильца. Бледную кожу и светлые волосы Туата де Дананн могли видеть лишь те, кто смывал вечером с лица Анарауда грим, снимал с него золотую парчу. И Кийя, словно рабыня, не раз делала это сама.

Кийя опустила лицо, чтобы никто не заметил набежавших слез. Нет, не успеет она до жары прогуляться, солнце высушит сад, и придется ей печься на горячих лучах, под разгоняющими перегретый воздух опахалами рабов. Надо менять распорядок дня. Это из-за Анарауда она заставила всех работать по утрам, когда только и мог думать и действовать Туат, не привыкший к жаре. Потом, когда солнце разогревало дворец, он размякал, превращаясь в стонущее и расплывающееся по воздуху привидение. И уже до вечера с ним невозможно было ничего сделать.

Анарауд обладал таким острым и смелым умом, что Кийя постепенно возложила на него многие дела, с ним одним она советовалась, одному ему доверяла. На утренних докладах она досыпала свои сны, предоставляя ему решать, думать, действовать. Она долго, как могла, поддерживала в нем жизнь с помощью магии, делясь с ним своей жизненной силой. Теперь его нет. Семь лет, прожитых в Городе Солнца, привели его к печальному итогу. Северный житель переболел всеми известными тропическими болезнями и умер у нее на руках. Теперь Кийе самой приходится все делать, обо всем думать самостоятельно, принимать решения. Прожив несколько месяцев без него, она поклялась себе, что отныне не будет больше трогательной и влюбчивой Кийей, что от былой царицы останется только бездушная маска Гелионы. Без чувств и без жалости будет она мудро править страной, руководствуясь лишь интересами своего народа.

Магия, доступная Кийе, была могущественна и строилась на крови Туатов — белой крови, как было принято ее называть. Благодаря своему происхождению, Анарауд помогал Кийе в магии, делясь с ней своей кровью.

На островах, куда переселились Туата де Дананн с Красного Континента, их государства пропадали одно за другим или становились недосягаемыми, численность Дивного Народа все уменьшалась, он словно исчезал с лица земли. На всех невольничьих рынках восточного континента посланники Кийи безуспешно искали полукровок. О настоящих Туатах она даже не мечтала, но кто-нибудь, носивший в себе хотя бы долю белой крови, был ей жизненно необходим. Удерживать власть, защищать рубежи от разъяренных соседей без магии было слишком сложно.

Среди своих министров царица увидела и долгожданного Дорена, вернувшегося после долгого морского путешествия к далеким островам. Услужливый Дорен, назначенный Главным Советником после смерти Туата, подсказал Кийе новое направление для ее поисков. На одном из диких островов, куда переселился Дивный Народ, есть маленькое государство, где правит людьми король-Туат. Его дети — дочь и сын — носители белой крови. О сыне, кончено, мечтать не приходится, он единственный наследник старого короля, а вот о дочери стоило подумать. У Антиллы есть царевич который, конечно же, нуждается в достойной невесте. Можно осчастливить маленький Эринир, предложив ему великую честь — пригласить его принцессу стать супругой наследника могущественного государства. Анарауд добровольно, из любви к Кийе, отдавал ей свою кровь, желая сделать ее сильной и могущественной. Как быть с принцессой, царица успеет придумать. Но заполучить такую редкость в любом случае не мешало. Породниться с Туатами, влив их древнюю кровь в свой род, было весьма престижно. Это должно укрепить положение Месторской династии на троне Антиллы. Другие династии, правившие прежде, еще во времена существования всего континента, нередко брали принцесс из Дивного Народа в жены своим правителям.

В результате этих рассуждений, Дорен, как представитель Антиллы и доверенное лицо царицы, отправился с тайной миссией в Эринир к королю Эохайду и вернулся спустя несколько месяцев с положительным ответом. И теперь Кийя с интересом слушала доклад Дорена, позабыв про надвигающуюся жару.

— Король Эохайд принял меня с почтением. Выслушав мое предложение, он размышлял три дня и дал мне согласие на этот брак. Я должен вернуться за принцессой Морейн и лично привезти ее в Антиллу.

— А как выглядит эта принцесса? — не выдержал царевич Ахетон, позабыв о правилах и подав голос без разрешения матери.

Дорен бросил вопросительный взгляд на царицу, может ли он отвечать ее сыну. Та, помедлив, утвердительно кивнула. Как бы ни выглядела невеста, Ахетон не осмелится противоречить матери.

— Принцесса Морейн сильно Отличается от нас, как и все северные жители, мой господин. Она светлокожа и стройна. В общем, внешне она походит на Анарауда. — Дорен испуганно запнулся, бросив тревожный взгляд на царицу, запретившую при ней упоминать это имя, вызывающее в ней боль. Непроницаемая маска Гелионы не шелохнулась. Дорен отважился продолжить: — Одним словом, принцесса Морейн юна и прелестна, и вам, мой господин, она, несомненно, понравится.

Царевич Ахетон, по-видимому, удовлетворился таким ответом и не решился продолжить дальнейшие расспросы при матери. Он еще успеет поговорить с Главным Советником наедине. Гелиона приказала удалиться всем, кроме Дорена.

— Можешь добавить что-либо к уже сказанному?

— Да, моя госпожа. — Дорен подобострастно поклонился. — Принцесса — носитель крови Туатов. Я подносил к ней ваш талисман, он светился, хотя и очень слабо. — Дорен с очередным поклоном передал царице кристалл в золотой оправе. — Она не унаследовала внешность своего народа. Хотя оба ее родителя полукровки, глядя на нее, в это трудно поверить. Она хорошо образована, но, как мне сказали, к магии имеет очень слабые способности.

— Неужели у Дивного Народа не осталось настоящих волшебников, способных обучить их последнюю принцессу? — презрительно спросила Кийя. — Кто же ее учит, Эринирская королева?

— Эти Туаты так долго правили варварами, что сами стали на них похожи, — насмешливо произнес Главный Советник. — Принцесса и ее брат воспитывались у кельтских жрецов — друидов, при полном попущении со стороны родителей. Это, кстати, сказалось и на ее характере. Она взбалмошна и непослушна. Мы быстро научим ее покорности. А отсутствие магических способностей нам только на руку. — Гелиона и помыслить не могла, что ей достанется не колдунья-соперница, а беспомощная девчонка. — Но ты сказал, что у нее обычная внешность? В племенах Дивного Народа принято одаривать родившегося ребенка каким-нибудь талантом. Большинство девочек получают от своих родителей в Дар красоту, реже — магию. Если принцесса не красавица и не волшебница, чем же тогда одарила ее мать?

— Нам нетрудно будет узнать это, когда принцесса окажется в нашей власти, — ответил Дорен.

Гелиона сдержала улыбку, ее новый Главнтй Советник вполне справлялся с отведенной ему ролью.

Глава З Предсказание Веды

Итак — принцесса. Юная и прелестная, в жилах которой течет кровь самых древних королей Дивного Народа — Оллатаров, правда сильно разбавленная не менее благородной кровью кельтов. А что, как не кровь, определяет судьбу королевских дочерей? «Юная и прелестная» — так отозвался о девушке мудрый советник властной царицы. И он, конечно, был прав.

Морейн не блистала классической красотой, но юность и обаяние искупали ее отсутствие. А живость, веселый нрав и взбалмошность делали принцессу необычайно привлекательной в глазах мужчин. Возможно, те, кто был близко знаком с красотой Дивного Народа, испытали бы разочарование при виде дочки Эохайда, но таких, к сожалению, осталось немного. А для местных кельтов, среди которых она выросла, Морейн была почти божеством, воплощением древних легенд о прекрасных племенах. Бледная нежная кожа, никогда не покрывающаяся румянцем, продолговатые глаза неестественного бирюзового цвета, тонкий лисий носик, опахала ресниц, гибкий стан, и все это завершается вьющимися светлыми волосами цвета осенней листвы. И может ли свободный кельт не воспламениться страстью при виде такого чуда, резвящегося, словно дикая козочка, по оврагам и долинам вокруг королевского замка? Ее брат и королевский сын Серасаф неотступно следовал за ней и не позволял своей беспечной сестренке гулять одной среди неблагонадежных кельтов.

Впрочем, не стоит полагаться на мое мнение о ней. Я, как большинство влюбленных, склонен преувеличивать достоинства и не замечать недостатки своей избранницы.

Целыми днями принцесса по велению королевы пропадала у старой жительницы Эринирского леса — жрицы Веды, которая безуспешно обучала свою подопечную основам магии. Мечтам королевы — вырастить из дочери волшебницу не суждено было сбыться. Прелестная девушка была умна и сообразительна, но при этом ленива до неприличия. Веде не удалось увлечь ее даже любовной магией, на которую так падки юные девицы. А зачем? И так вокруг полно воздыхателей, внимание которых принцесса, конечно, относила на счет своего милого личика и вовсе не связывала с королевским происхождением.

Морейн легко давались языки, она могла читать древние манускрипты и свитки, разбирала руны Туатов и кельтские огамические знаки, греческие буквы и египетские иероглифы. Она с удовольствием изучала целебные травы, была неравнодушна к древним легендам дивного Народа и к истории людей, к которым относила и себя. Она излазила с Ведой все окрестные овраги, изборожденные овечьими тропами, в поисках нужных растений. Но к колдовству девушка была почти неспособна. Ругаясь и кряхтя, Веда напрасно пыталась вбить в ее безалаберную головку основы магии.

Морейн, или Морана, как стали ее звать впоследствии, не была избалована вниманием родителей — равнодушного отца, которого ей редко приходилось видеть, и суровой матери, разочарованной в собственной дочери. Родительскую ласку ей заменили ворчание старой Веды да братские подзатыльники Серасафа.

На опушке леса, под сенью великолепных старых дубов, стояла сплетенная из веток и травы ветхая хижина под тростниковой кровлей. Лучи утреннего солнца озаряли поляну, сверкал в серебряных бусинах росы. Сюда по утрам приходила принцесса, чтобы постигать под надзором старухи древнюю мудрость.

Морейн усаживалась на земляной пол и прислушивалась к треску огня в очаге. Весь свод хижины был завешан пучками из сушеных трав, цветов и веток. В помещении стоял терпкий аромат, было так приятно сидеть здесь, делая внимательный и заинтересованный вид, и под нравоучительное ворчание старухи предаваться собственным бесхитростным мыслям. Но мечтательность девушки вызывала в старой жрице только раздражение.

— Неужели юная бездельница не может найти себе какое-нибудь полезное занятие? — проворчала Веда.

Морейи встала и взялась за веник. А старуха опять заворчала:

— Вырастет из тебя не принцесса, а служанка.

— Но у тебя же болит спина, я просто тебе помогаю, — оправдывалась девушка.

— Давай, давай, учись подметать, если это у тебя получается лучше, чем ворожба. Кто знает, может, в будущем пригодится, — подтрунивала старуха.

Тогда ли, или в каком другом разговоре заронила она в душу девушки эту глупую идею: узнать свое будущее. Морейн вцепилась в эту мысль и не отставала от старухи, пока та не согласилась, может быть, в надежде, что удастся обучить принцессу хоть этой несложной магии.

— Только учти, — злорадно предупредила Веда, — у принцесс будущее редко связано с теми глупостями, что роятся у тебя в голове. Образы, которые ты увидишь в пламени, укажут на твою судьбу, но будет ли там твой суженый или смертельный враг — определить ты должна сама. Хватит ли у любопытной девушки опыта и разума, чтобы разобраться в видении, которое может показать вовсе не человека, а лишь знак или образ? Если да, то пусть бездарная юная колдунья соберет все свое мужество и силы и готовится узнать свою судьбу…

Целый день под строгим надзором старухи Морейн перебирала травы и веточки, предназначенные для вещего огня, учила магические слова. Затем села к очагу и долго жгла в нем травы, шепча заклинания. Веда кряхтела, ворчала что-то о молоденьких дурочках, которые доверяют свою жизнь не разумному выбору, а неверному пламени.

Когда воздух в комнате сгустился и пропитался пряным ароматом полыни и можжевельника, Веда плеснула в огонь масляную жидкость из цветной склянки. Принцесса, не моргая, смотрела в слепящее пламя, от запаха горелых трав кружилась голова. И вот в пламени очага мелькнул силуэт, за несколько мгновений Морейн не удалось подробно его рассмотреть. Но она была уверена, что узнала бы его среди тысячной толпы. Он стоял к ней спиной, золотые волосы были рассыпаны по плечам, он обернулся и, улыбнувшись, исчез. Потрясенная девушка еще долго сидела перед очагом, вглядываясь в яркое пламя в надежде вернуть видение. Мимолетный взгляд, тонкая улыбка, разве недостаточно этого для юного сердца, чтобы разжечь в нем пожар? Сидя на земляном полу в плетеной хижине на опушке леса, принцесса, обхватив колени, тихонько раскачивалась в такт дивной мелодии, зазвучавшей в ее душе. Старуха, бросив на девушку презрительный взгляд, вышла. Бесполезно объяснять юной девице, что есть на свете и другие вещи, кроме любви. С годами она узнает это сама.

Серасаф, закончив собственные занятия с друидами, забирал сестру с собой на охоту или прогулку по лесу. Юноша недолюбливал Веду и побаивался ее. Он не подходил к хижине, а ждал сестру у опушки леса. Морейн выбежала к нему, жестикулируя от возбуждения, начала рассказывать о гадании. Потом они, весело болтая, пошли в сторону замка, пробираясь через поваленные ветром деревья. Серасаф, наследный принц Эринира, как и положено отпрыску древнейшей династии Оллатаров, справедливо считал, что любовь — чувство, недоступное для королей, и поэтому сестре нужно думать о том, как быть достойной своего происхождения, а не о глупой болтовне свихнувшейся старухи. Да и как можно за одно мгновение разглядеть в человеке и благородство характера, и доброту, и ум, и чистое сердце, и многое другое, что описывала ему пылкая сестра? Но он напрасно пытался втолковать это мечтательной девушке.


До этого дня я только слышал о детях нашего короля. Поэтому я продолжал вести мирную и безмятежную жизнь в родных горах, пока наш вождь Мохх не пригласил старую Веду для совершения какого-то обряда. В нашем племени не было собственных жрецов, и мы пользовались услугами приглашенных друидов, и чаще всего — Веды. Она приходила и раньше, всегда одна, но в этот раз любопытная принцесса, несмотря на возмущенную ругань старухи, увязалась за ней.

Они пробирались по тропкам, ведомым одной старухе. Морейн не боялась леса, но будь она одна, давно бы заблудилась. Дорога извивалась, поворачивала и уходила от просторных зеленых равнин и лесов вверх через вересковые пустоши, пока не вывела их к горам. И здесь, на склоне, их встречали Шеу — сын вождя нашего племени и я. Белый плащ Веды я заметил, когда они шли среди кустарника, и обратил внимание Шеу на то, что за старухой следует женщина в зеленом платье. Шеу пожал плечами:

— Старуха дряхлая, наверное, взяла помощницу.

Увидев нас, Морейн для надежности вцепилась в старухин плащ, но та грубо одернула ее:

— Не показывай им своего страха.

— Зачем ты только потащила меня сюда? — шептала Морейн, позабыв, что сама увязалась за старухой.

— Можешь отправляться обратно.

Но идти обратно одна она, конечно, не решилась. Из-под опущенных ресниц девушка настороженно рассматривала нас. Мы были вооружены копьями и длинными кремниевыми ножами, заткнутыми за пояс. Она брезгливо осмотрела наши длинные клокастые волосы, которые патлами свисали вперемешку с цветными нитями. Похоже, ее насмешила моя короткая шерстяная юбка, гетры и грубые ботинки из оленьей кожи. Кельты, живущие в долине, одевались иначе. Если бы я знал, что старая Веда приведет с собой королевскую дочь, я бы оделся посолидней, как мой товарищ Шеу, который был в длинном запахнутом плаще из овечьего меха. Рядом с ним я выглядел, словно ободранный щенок. Шеу важно поклонился старухе с принцессой и сказал:

— Мохх, вождь нашего племени, приветствует тебя, почтенная Веда, и тебя, дочь Светлого Короля. Он просит вас принять его приглашение. Следуйте за нами.

Шеу пошел вперед, за ним последовала Веда. Я жестом пригласил девушку идти за ее спутницей. Тут это и случилось со мной. Лишь один мимолетный взгляд, и я навсегда утонул в бирюзе ее глаз. Любовь не вкрадывалась в мое сердце робко и постепенно, будто испуганный зверек на незнакомую лужайку. Она ворвалась в меня одним прыжком, как волк в смертельном рывке, ударом клыков пронзив мою душу. И я стоял, остолбеневший и сраженный новым, неизведанным чувством.

Девушка пошла передо мной по горной тропе, забираясь все выше. А я, как мальчишка, не мог оторвать глаз от ее белых ножек в замшевых сапожках, мелькавших из-под зеленой бархатной юбки. В одном месте Морейн споткнулась и упала бы, если бы я не подхватил ее под локоть. Она вновь встретилась со мной глазами, отвела их, не выдержав моего пристального взгляда, и поспешила вслед за старухой, пытаясь схватиться за ее юбку.

Мы поднялись на небольшое плато, где в горах, испещренных многочисленными пещерами, ютилось наше племя. Мои сородичи вышли нам навстречу и, завидев Морейн загалдели. Ее узнали — некоторые из нас спускались в долину и водили дружбу с местными жителями.

Мохх, наш вожак, сидел на большом валуне перед входом в пещеру. Старуха поклонилась ему, обратившись с благодарственной речью. Морейн вновь вцепилась в ее плащ, не зная, как себя вести. Кланяться вождю какого-то дикого племени ей, дочери самого короля, не пристало. Но толпящиеся вокруг горцы пугали ее. Хорошо еще, что они говорили на кельтском диалекте и Морейн их понимала.

В честь нашей гостьи мы устроили настоящий праздник. Пестро разряженные девушки и юноши бойко плясали под пронзительную музыку. Нашему восторгу не было предела когда Морейн, не выдержав, вскочила с места и, втиснувшись в круг, пустилась в пляс с остальными. Мы скакали в буйном хороводе, положив руки друг другу на плечи. Я плясал, позабыв обо всем, как будто в этом танце была вся моя жизнь, потому что моя рука сжимала хрупкое, прохладное плечо принцессы, а ее распущенные волосы хлестали меня по лицу, когда она резко поворачивала голову. Я захлебывался ее яблочным запахом — запахом крови Туата де Дананн.

А потом, когда стемнело и зажгли костры, молодежь, рассевшись вокруг них, начала петь. Я не пел, потому что не мог отвести взгляд от девушки. Яркие искры костра взлетали в темное небо и растворялись среди звезд, и Морейн была похожа на лунное видение. Она присоединилась к хору, и все вдруг замолкли, и ее голос звучал один в ночной тишине, разливаясь эхом в расщелинах гор. Десятки пар глаз, сверкающих отблесками костра, не отрываясь, пристально и восхищенно смотрели на певицу. Легенды о волшебных голосах дивного Народа жили среди кельтских племен, и Морейн казалась нам феей из древних сказаний.

Еще долго продолжался праздник и пир, и все вокруг плясали, пели и смеялись, а я все не мог отвести взгляд от девушки. Морейн то опускала глаза, то поднимала их и улыбалась мне, и тогда я улыбался ей в ответ. Она не жеманничала, как некоторые кельтские девицы, но, похоже, чувствовала себя чуточку неловко. Потом приковыляла старая Веда, закончившая свои обряды в одной из пещер, и, заметив наши взгляды, наклонилась и что-то сказала девушке. Я не слышал ее слов, но наше племя, как я уже говорил, умеет читать мысли, правда, весьма поверхностно. Но не надо было уметь и это, чтобы понять, о чем старуха сказала принцессе. Лицо Морейн исказилось гримасой ужаса, с которой она, правда, довольно быстро справилась, придан себе равнодушный и невозмутимый вид. Ей это так хорошо удалось, что я понял: мое первое свидание закончилось. Веда сказала ей, что я — волк, хотя Морейн могла бы и сама догадаться об этом. Многие узнают нас по нашим глазам янтарного цвета.

— Приглянешься ему, он и утащит тебя из твоего хрустального дворца в свою грязную пещеру, — зашипела зловредная старуха.

— О, Великая Богиня! Зачем же ты притащила меня к этим жутким волколакам? — прошептала Морейн.

— Я? да ты без спросу за мной потащилась. Сама виновата. Не ссорься с ними, и они тебя не тронут.

Остаток праздника Морейн сидела, стиснув руки на коленях. Я видел, что она в любой миг готова вскочить и бежать без оглядки. Мне даже стало жаль ее — убежать от волка невозможно. Обычно старая Веда, когда приходила к нам, ночевала у кого-нибудь в пещере, но девушка, по-видимому, уговорила ее уйти. Мы с Шеу и еще двумя парнями: Мэлом и его братом проводили их вниз по крутой тропе. Здесь мы с Шеу остались, а два волка пошли дальше, они должны были сопровождать наших гостей до хижины Веды, обеспечив им безопасность. Я видел их среди чернеющего кустарника. В ночной тишине было слышно, как старуха ворчала и жаловалась на усталость, а девушка хныкала и ныла, что хочет домой.

Когда их голоса смолкли, мы остались с Шеу вдвоем под желтой луной и молча стояли, не в силах отвести глаз от коварной властительницы ночного неба. Потом я сказал другу просто и буднично:

— Ну вот, Шеу, это случилось и со мной.

Шеу ответил с неожиданной для него серьезностью и совсем не то, что я ждал от него:

— Бежать тебе надо, бежать прочь от этих эринирских ведьм. Разве не знаешь ты, что любовь к подобным тварям может погубить тебя? — Шеу помолчал, потом с надеждой в голосе спросил: Может, ты ошибся? Что в ней такого? Обычная рыжая девица, каких полно. В деревне я видел девочек и получше.

Но я только покачал головой в ответ. Нет, я не ошибся. Волки, увы, никогда не ошибаются. Полюбив однажды, воля обречен на это чувство всю свою жизнь, и неважно, кто его избранница. Мы — однолюбы.

— Она даже хуже других, — не унимался Шеу, — избалованная бездельница, она и делать-то ничего не умеет, замучаешься ты с ней.

— Разве не слышал ты, как Морейн пела? — спросил я мечтательно.

— Ну вот, я же говорил, ведьма! Околдовала она тебя. А пела, ну и что? — Шеу скорчил презрительную гримасу. — Все они так поют, подумаешь. А будешь ходить за ней, тебя или ее брат проткнет копьем, или, чего доброго король узнает, и я не могу даже представить что тогда будет.

— Мы могли бы бежать с ней на север, там, в горах, есть где-то другие поселения волков.

Шеу хмуро покачал головой:

— Она не сможет полюбить тебя.

Мы пошли обратно к нашим пещерам, но я, оставив Шеу, свернул к истоку, где берет начало горный ручей, превращающийся ниже в бурную речку. В горах, на небольшом плато, где ручей низвергался, образуя великолепный водопад, находилось святилище, в котором друиды совершали свои обряды. Дух ручья, почитаемый местными кельтами за божество, никогда не отказывал мне в совете, вернее, не отказывала. Я склонился к сверкающим струям, опустив руки в прохладную воду, и позвал:

— Сень!

Она ответила сразу, как будто ждала меня, тихим юным голосом:

— Что тебе не спится по ночам, молодой волк?

— Разве ты не знаешь, Сень, что ночь — это наше время? — ответил я, стараясь попасть в ее насмешливый тон.

Она тихо рассмеялась. Сень была веселым и добрым духом, она любила с нами общаться, не прося у нас никаких даров. А может быть, ей хватало того, что приносят деревенские жители к святилищу, моля ее о здоровье и счастье. Но я, поддавшись настроению, сорвал с шеи ожерелье из цветных камушков и, бросив в струи, прочитал молитву, которую слышал от молодого мужчины из человеческой деревни, приносившего сюда свои дары:

— Благословенная хранительница жизни, подари мне сердце этой женщины!

Сень звонко расхохоталась, обрызгав меня с ног до головы водой:

— Мне не нужны твои дары, волк. Сердца Туата де Данани мне неподвластны.

Ее маленькая волна выплеснула ожерелье к моим ногам. Но я не поднял его. Что отдано богам, нехорошо забирать назад. Мокрые камешки переливались в лунном свете, и тогда я обратился к луне, вечной спутнице волков:

— Я принесу тебе любую жертву, выполню любое твое приказание, если ты поможешь мне!

Но желтая бездельница молчала, стыдливо прикрывшись клочком серого облака.

Я бросился к раскидистому буку, стоящему в нескольких шагах от истока. Дриада, жившая в нем, была милым, обаятельным существом. Мне не нужно было проводить жреческих обрядов, чтобы пообщаться с духом дерева. Такие, как я, могли просто взывать к нему.

— Пили-пала! — позвал я ее.

Она не ответила. Дриады, как и люди, спят по ночам. Но мне некогда было ждать утра. Яуселся у подножия дерева прислонившись спиной к шершавой коре, и затянул длинную заунывную песню, призывающую обленившийся дух дерева снизойти ко мне. Наконец, я услышал заспанный, возмущенный голос:

— Волки! Что у вас за привычка будить по ночам мирных лесных духов?

— Мне нужна твоя помощь, Пили-пала, — настойчиво произнес я.

— Что же тебе понадобилось среди ночи, волк? — спросила дриада Пили-пала уже более мирным и даже несколько насмешливым голосом.

— Принцесса Морейн!

Я услышал шелест листвы. Дриада свесилась с ветки так, что напротив моего лица промелькнули ее зеленые глаза, поблескивающие в ночи. Пили-пала была очень тоненькой и изящной, самой красивой дриадой в наших лесах. Она потрогала мое лицо влажными, как листья, ладонями, видимо, хотела убедиться что я не в горячке, и рассмеялась:

— Морейн — девчонка из королевского замка? И ты тоже попался на колдовской голосок этой наивной дурочки?

— Она не дурочка, просто она еще очень молоденькая, — возразил я обиженно и ревниво спросил: — А кто еще попался, кроме меня?

— Ну, примерно половина всех пастухов в Эринирской долине, — с издевкой ответила дриада. — Да ты не волнуйся, принц Серасаф стережет ее невинность, как самое большое сокровище Эринира. Но для чего ты разбудил меня? Что я могу сделать?

— Околдуй, зачаруй, запутай ее душу в наших лесах и подари мне, — проговорил я жарко, чувствуя, как проступает озноб. Пили-пала смеялась, раскачиваясь на ветке. Ее зеленые глаза проносились мимо меня, и казалось, что передо мной висят сразу несколько дриад.

— Тебе легче соблазнить меня, молодой волк, чем эту маленькую ледышку из королевского замка, — сказала она, смеясь, и шлепнула меня по щеке легкой ладонью.

— Кажется, в этом меня уже опередил мой друг Мэл, — буркнул я, несколько озадаченный ее вольным поведением.

Она расхохоталась еще громче. Я схватил ее за руку сдернул вниз с ветки, она взвизгнула и прекратила хохотать. Потом уселась рядом и сказала:

— Посмотри на небо, волк! Ты видишь, какие изумительные звезды? Ты слышишь, как завывает ветер? Дикая Охота несется по Эринирскому лесу. Старая Беда уже разожгла в очаге вещий огонь. Твоя глупая девчонка уже сгубила свою душу. Не следуй за ней, иначе пропадешь и ты.

Внезапно она, прижавшись ко мне своим тонким холодным телом, серьезно и страстно прошептала:

— Послушай моего совета, благоразумный волк! Не ищи счастья там, где его нет, не пытайся обмануть звезды, не губи свою душу и никогда не буди спящих дриад.

Пили-пала исчезла, а я остался сидеть в тишине под ее деревом и всматриваться в звезды.

Эта была одна из тех редких, потрясающих ночей, в которые рождается надежда и, расцветал, наполняет сердце теплым, светлым чувством печали. В такие ночи открываются холмы и вырывается в наш мир Дикая Охота. Всадники на белых конях и белые собаки проносятся со свистом, визгом и лаем, пугая спящих людей своим гомоном. Они несутся, как ветер, по зеленым лугам, поднимал магический вихрь, в котором друиды пытаются черпать силу. Это была колдовская ночь, когда звезды заводят на небе свои таинственные хороводы, обманывают и обещают исполнить самые сокровенные желания.

Теперь моя жизнь потекла дальше под звездой по имени Морейн. Я засыпал с ее именем на устах и просыпался благословляя день, позволивший мне думать о ней. И, конечно, я зачастил в Эринирскую долину. По пути я всегда подходил к источнику и шептал:

— Сень, помоги мне!

Она смеялась, брызгая на меня водой:

— Чем же я могу помочь тебе, молодой любовник? Разве что умыть твою чумазую физиономию, чтобы ты не испугал свою возлюбленную?


Этот лес был их владением, и я заходил сюда без спросу, подглядывая за сокровенными тайнами эринирской жизни, Я порой завидовал изящному юноше, для которого Морейн так самозабвенно танцевала и пела, с которым делилась своими нехитрыми девичьими секретами и без конца смеялась, наполняя лес звоном нежного голоска-колокольчика. Перед возвращением в замок Серасаф отчаянно пытался придать благопристойный вид своей сестре, заставляя ее мыть в ручье ноги и обуваться, вытаскивал травинки и сухие листья из ее волос.

Благодаря моему умению быть незаметным под сенью леса я мог безнаказанно следовать за ней, слышать ее речи, видеть ее действия, и вскоре я знал о своей возлюбленной почти все. Но я вовсе не стремился быть невидимым. Я приходил на опушку леса, стоял, прислонившись к дереву, жевал травинку и наблюдал за девушкой. Я ни разу не подошел к ней и не заговорил. Заметив меня, она смешно пугалась и цеплялась за своего надменного братца.

В один из дождливых летних дней я наблюдал из-за деревьев, как Морейн, разувшись, танцевала под струями воды, утопая босыми ногами в грязи, а ее брат восхищенно кружил вокруг нее.

— Если этот златокудрый витязь, которым ты бредишь, не будет носить тебя на руках, я вызову его на поединок.

Морейн даже подпрыгнула от восторга, услышав, что брат заговорил с ней на любимую тему.

— Я же говорила тебе, у него не кудри, а прямые волосы. 33

Тем более, — ответил Серасаф и рассмеялся.

Морейн возмущенно бросилась на него с кулаками. И зачем она только поддерживает этот разговор, разве не знает, что у брата это просто повод для насмешек. Где же ему понять ее восторженную натуру.

Я уже был наслышан о предсказании старой Веды и о наивной влюбленности Морейн в того, кто промелькнул в ее воображении. Меня это особенно не смущало, я верил в свою звезду и думал, что буду счастлив. Я не торопил время, желая дать Морейн возможность привыкнуть ко мне. Я надеялся вызвать симпатию у своей возлюбленной, но, на крайний случай, у нашего племени был обычай похищать девушку, не пожелавшую добровольно разделить любовь волка. Конечно, происхождение принцессы все осложняло, но и это не остановило бы меня.

Не знаю, почему однажды я решил выйти из своего укрытия. Серасаф метнулся ко мне, направив на меня свое копье. Я был безоружен, не считая заткнутого за пояс ножа, и от неожиданности попятился. Но Морейн, схватившись за копье, отвела его от моей груди.

— Не надо, Серасаф, он не враг, — сказала Морейн брату.

Подобрав в траве туфли сестры, Серасаф взял принцессу за локоть и потащил ее в сторону замка.

— Где ты только находишь таких приятелей-оборванцев? — недовольно процедил молодой принц.

Морейн принялась меня защищать:

— Не говори так про моих друзей.

— Что, златокудрый красавец уже позабыт? — спросил Серасаф насмешливо.

Морейн вцепилась в брата и с опаской оглянулась на меня.

Много ли нужно влюбленному, чтобы сделать желанные выводы? Наивная болтовня, адресованная вовсе не мне, дала мне тем не менее повод совершить все те глупости, которые последовали за этим подслушанным разговором. Утопая в сладких мечтах, я смотрел вслед двум изящным, словно осинки, силуэтам, вдыхая яблоневый аромат и еще не зная, что юношу уже никогда не увижу в этой жизни, а свидание с девушкой произойдет слишком поздно, чтобы можно было что-либо изменить.


В замке их ждало известие: Антилла оказала Эриниру великую честь, пожелав сделать Морейн своей царевной.

Морейн горько плакала. Ей не хотелось покидать родину. Ни бессчетные богатства, ни будущая власть, ни золотые дворцы Антиллы не увлекали ее воображение. Она хотела, как прежде, бродить с Серасафом по лесам и оврагам, встречать холодный рассвет на стенах Эринирского замка, спускаться с Ведой к туманным топям за таинственными травами. Увезти ее с родной земли все равно, что вырвать сердце. Но отец был непреклонен. Его холодные глаза равнодушно скользнули по заплаканному лицу дочери. Потом Серасаф пытался объясниться с Морейн за него.

— А чего ты хочешь? Куда ему тебя девать? — оправдывался сын за отца. — На Эйре Туата де Дананн исчезли, другие королевства перестали поддерживать с нами связь. Не хочешь же ты, чтобы тебя выдали за одного из этих варварских корольков с нашего острова, что погрязли в бесконечной войне с поэннинцами. Антилла все же лучше, чем континентальные королевства, и намного сильнее их. Могла ли ты рассчитывать на брак с прямым наследником такой великой страны? Не все же тебе водиться с местными оборванцами, ты все-таки дочь короля…

Конечно, моя маленькая пещера принцессе, избалованной комфортом и роскошью отцовского замка, была бы не по вкусу. И какие бы симпатии я ни вызывал у девушки, она, со свойственной их семье надменностью, никогда не допускала и мысли, что опустится до меня.

— Верно, верно, — вздыхала Веда, приглашенная в замок для сборов Морейн, и украдкой вытирала слезу, — не для этого же дикаря я тебя растила. И то! Скорей бы тебя увезли отсюда подальше, а то торчит здесь все время, только глаза сверкают, того и гляди, утащит тебя в горы. Уж в Антилле-то он тебя не достанет, волку ни за что не перебраться через море. Как горько ни рыдала Морейн, в положенный срок она, в сопровождении небольшой свиты, с подлинно королевским достоинством ступила на борт корабля, чтобы стать антильской царевной.

Глава 4 Смерть короля

Король думнонов был уже стар. Время смыло с лица Дунваллона былую красоту и юношескую беззаботность. На челе появились глубокие морщины — следы пережитых страстей, стремительных побед, вечной борьбы и тревог, подобно шрамам от ударов меча, они избороздили его лицо. Длинные седые усы безжизненно висели, словно ободранные кошачьи хвосты. Он снова победил. Сидя у костра перед королевским шатром, король отрешенно наблюдал за сыновьями, делившими между воинами добычу, взятую у Племени Копий.

— Не стоило это племя двухнедельного голода в их болотах, — разочарованно произнес Рикк, изучая небогатое содержимое телег.

— И не говори. Все самое лучшее жрецы уже сложили в священный костер, — тихо ответил Каэль. Такие вещи нельзя было говорить вслух.

Вслушиваясь в звуки молодых голосов, старый король погрузился в воспоминания. И он когда-то был таким же юным и беззаботным, как его мальчишки. Как пламенело тогда сердце, как рвалась душа, сжигаемая страстью и любовью к прекраснейшей в мире женщине, надменно отвергнувшей его. Друид Мэлгон, отец Меленасс был сильным магом из племени Туатов. Он смеялся в лицо молодому королю осмелившемуся посвататься к его дочери.

Разве мог король Дунваллон допустить, чтобы Меленасс осталась для него недоступной? Отвергнутый и оскорбленный, он обратился за помощью к своему друиду, и тот напомнил ему легенду о Темном Властелине, страшном и могущественном короле-чародее Балоре, правившем некогда империей фоморов, самой древней и таинственной державой, давно канувшей в небытие. Предание говорило, что человек, которому хватит мудрости, чтобы оживить изваяние чародея, и отваги, чтобы осмелиться вступить с ним в сделку, сможет воспользоваться магией Балора. Разве дано этим мальчишкам понять ту страсть, которая толкнула их отца на поиски легендарного острова, где высится каменная статуя Балора? Его сыновьям, разменявшим свою жизнь на войны, пиры и распутство, и не снилась такая любовь, ради которой уничтожают страны, сжигают сердца, пробуждают от вечного сна Древнего Врага. Какую немыслимую цену пришлось заплатить Дунваллону за любовь Меленасс. За силу, способную противостоять магии друида Мэлгона, Дунваллон согласился выполнить два требования Балора: отдавать фомору в жены своих дочерей и возвратить жизнь его Зверю.

Зверь или Враг, как его называли Туаты, был известен еще в древних королевствах Дивного Народа. Зверь короля фоморов, изгнанный из Верхнего Мира вслед за Балором, получил теперь возможность возродиться среди людей. Да какое дело было до этого Дунваллоку? Разве одна-единственная женщина не стоила целого мира?

Потом король думнонов явился в дом Мэлгона требовать то, что принадлежало теперь ему по праву сильнейшего. Но он не хотел убивать друида. Он надеялся, что тот, осознав, насколько могуч Дунваллон, отдаст ему дочь добровольно. Дунваллон пытался убедить его:

— Мэлгон, давай решим все миром. Я не хочу быть убийцей отца своей жены. Неужели ты еще не понял, какой силой я обладаю?

Но Мэлгон не снизошел до простого кельтского короля:

— Я давно все понял, король Дунваллон. вступивший в сделку с фомором. Я не позволю использовать мою дочь для твоих темных дел.

Мэлгон первым нанес удар, Дунваллон только защищался. И как бы ни плакала над телом отца Меленасс, ее судьба была решена. Но умирающий друид послал вслед дунваллону проклятье, которое тогда рассмешило молодого короля. Горечь этого осуждения дано было понять Дунваллону лишь в старости.

Перед свадьбой Меленасс, рыдая, позабыв про свою гордость, на коленях умоляла Дунваллона отступиться от нее. Она не могла принять предложение короля думнонов, потому что ее сердце уже было отдано двоюродному брату, прелестному Туату, чьей невестой она была.

— Я заплатил за тебя слишком высокую цену, Меленасс, — ответил ей король.

Свадьба состоялась, Меленасс стала женой Дунваллона. Он окружил ее почетом и роскошью, сделал королевой своей страны, дал ей прекрасного сына, которого назвал в честь бога — Белином. Но она жила затворницей, ни с кем не разговаривала, всю жизнь смотрела на мужа затравленным зверем, каждый раз давая ему понять, насколько он низок и недостоин ее. А через двенадцать лет, прожитых в его доме, она сбежала от него. Ее так и не удалось найти. Дунваллону пришлось объявить жену погибшей, чтобы скрыть свой позор. Конечно, самые близкие подданные знали правду, но, слава богам, его окружали преданные люди, и они молчали.

Муки совести, ставшие особенно частыми гостями в последние дни, терзали душу старого короля. Но он не сожалел ни об убитых людях, ни о разрушенных храмах, ни о разоренных городах. Дунваллон молил богов о последнем свидании с единственной любимой женщиной, ставшей когда-то его женой, но оставшейся по-прежнему недоступной. Но боги не откликались на его молитвы…

Из ближайшего шатра донесся раскатистый смех его старшего сына Белина, визг женщины и плач ребенка. Детский плач больно резанул по сердцу. Детский плач, так часто сопровождавший его войны, навсегда покинул собственный дом короля. Он давно уже не слышал детского плача, равно как и смеха. Проклятие друида Мэлгона, вызвавшее когда-то у короля насмешку, теперь вступало в свою силу. Подлый старик! Он наказал бездетностью не самого короля, справедливо рассудив, что тот, кто не имеет детей, неспособен оценить их великое значение. Друид наложил свое проклятие на его сыновей. Тогда Дунваллон, бездетный и беззаботный, насмехался над этим проклятьем, теперь же ему, старому человеку, так хотелось этого бесхитростного счастья сжимать в своей грубой руке маленькую мягкую ладошку, подбрасывать и ловить легкое тельце ребенка, слушать его заливистый смех. Но, увы, сыновья не подарили ему внуков. Они были лишены потомства. Конечно, они уже и сами заметили это. При той распутной жизни, которую они вели, их женщины отяжелялись крайне редко. Еще реже рождались живые младенцы, и ни один из них не дожил до года. Но молодость и беззаботность придавали этому мало значения, и переживал только старый король. У него самого много детей, но кому они оставят в наследство его трон, его королевство, кровью и потом сколоченное для них на человеческих костях?

После побега Меленасс Дунваллон женился на Конвенне, одной из своих рабынь, успевшей к тому времени родить ему сына Бренна. Дочь Поэннинского вождя была захвачена в качестве заложницы в одном из набегов на Хребтовину. Этот брак сделал Бренна законным наследником, а его мать новой королевой. По такому случаю между Поэннином и Думнонией был восстановлен мир. Вождь Поэннинского племени был рад породниться с могущественным Дунваллоном и простил ему прежние обиды. Были у Дунваллона и другие Сыновья от наложниц и рабынь. Гвидион, Рикк, Каэль и Ллеил должны были стать самыми преданными и верными товарищами своим королевским братьям. Дунваллон растил их вместе с принцами Белином и Бренном, стараясь внушить им любовь и преданность друг другу.

Когда Поэннинский вождь умер, не оставив иных наследников, кроме своей дочери Конвенны, принц Бренн сделал смелый вывод, что является единственным законным претендентом на власть в Поэннине, и направился в Хребтовину, чтобы доказать это ее жителям. Бренн явился сюда в сопровождении своих братьев и воинов, силой и отвагой он убедил вождей поэннинских племен в своем превосходстве, ни один из них не смог победить его в поединке. А тех, кого состязания не убедили, кто поднимал голос против молодого наглеца, явившегося захватить власть в их стране, поэннинцы больше никогда не видели.

Поэннинские племена во главе с принцем Бренном встали под знамена его отца короля Дунваллона и приняли участие в завоевании новых земель и дележе богатой добычи…

Дунваллон отвлекся от своих воспоминаний, привлеченный шумом у костра. В ожидании ужина воины хвастались друг перед другом своими победами и трофеями, весело обсуждали законченный бой с Племенем Копий. Быстрый бой, успешный, с малыми потерями. Каждый пытался доказать другим, что он был лучшим в сегодняшней битве, перебивая и не слушая друг друга, они восхваляли свои достоинства.

— Я нанес решаюIций удар по Копьям, убив их вождя, после этого они разбежались кто куда, — хвастливо говорил Каэль, потрясал отрубленной головой вождя Племени Копий.

— А скольких всего ты убил? — спросил Рикк.

— Мне некогда было считать, — буркнул Каэль. Смелый и отважный воин считать не умел.

Зато я нашел их стадо, которое они прятали в болотах — веско добавил Рикк.

— Конечно, тебя ведь вело чувство голода! — язвительно заметил Каэль.

— Скажи спасибо, что Копья не успели сожрать свое стадо, — Рикк умел в любом событии находить положительные стороны, — после мучных лепешек мой живот взывает к моей совести и требует настоящей пищи.

— Кроме жратвы, Рикк, тебя сегодня будет интересовать что-нибудь еще? — спросил Бренн. — Или мне одному придется заниматься пленниками и другими делами?

— Нет, Бренн, пока я не утолю главную свою страсть, ни о чем другом даже слышать не хочу, — прогнусавил в ответ Рикк, в нетерпении вдыхая ароматный запах жарящегося мяса.

Принц Бренн, по обыкновению, начал хвастать перед новичками своим мечом. достав его из ножен, Бренн рассекал клинком воздух и срубал чахлые деревца. Когда все деревья и кусты вокруг были превращены в пни, принц начал предлагать желающим подержать меч в руках. Тяжелый двуручный меч Бренна могли поднять далеко не все витязи, а уж сражаться им мог только его хозяин. Настоящие воины одобрительно цокали, ощупывая клинок, шириной с ладонь, изогнутую гарду, восхищались изысканной черненой рукоятью с навершием в виде человеческой головы. А те, кто мог его поднять, удивлялись отличной балансировке, странной для такого огромного меча.

Бренн пользовался невероятной популярностью среди племен поэннинцев и думнонов. Жестокий, своенравный, хитрый и безрассудно храбрый, он больше разумного и осторожного Белина подходил на роль короля. А то, как он ловко и быстро подчинил себе племена поэннинцев, только лишний раз доказывало это. Но Дунваллон уже объявил своим преемником Белина, и будущее спокойствие государства теперь зависело от того, признает ли Бренн старшего брата своим господином, сможет ли довольствоваться положением вождя в Поэннине, или его поманит призрачный блеск королевской короны, под властью которой находилось теперь множество племен, включая и его собственное. Если он не признает брата, если провозгласит себя королем, позовет за собой своих воинов, то вряд ли Белину удастся удержаться, даже несмотря на поддержку друидов. Дунваллон и сам знал по собственному опыту, что жречество встанет на сторону сильнейшего. друиды не захотят лишиться своего влияния.

К королю подошел его третий сын Гвидион, присел, тревожно заглянул в старческие глаза отца. Дунваллон в который раз поразился необычной выразительности взгляда Гвидиона. Его серые глаза умели быть ласковыми и нежными к отцу и любимым братьям, жестокими к врагам и холодными, как лед, ко всем остальным.

Гвидион, чьей матерью была пленная принцесса, родился в затяжном военном походе в пещере одного из многочисленных холмов Земли Рудаука. Женщина умерла сразу после родов, и расстроенный Дунваллон принес младенца в лагерь, отдав его на выхаживание друидам, сопровождающим войско.

Дунваллон безошибочно разглядел в маленьком мальчике острый ум и необычайную внутреннюю силу и сделал его своим преемником, но не в деле управления государством, а в более ценном искусстве — управлении людьми. Гвидион превзошел в магии отца, возможно потому, что обучался этому с детства у друидов, а, может быть, он унаследовав что-то и от матери.

В детстве Гвидион мало чем отличался от братьев — резвился с другими детьми, объезжал пони, сражался на деревянных мечах и участвовал во всех шалостях, на которые только были способны избалованные мальчишки. Вопреки весьма распространенному мнению о магах и жрецах, Гвидион не был тщедушным и невзрачным юношей. Братья походили друг на друга врожденной богатырской статью, звериной грацией и присущей варварам необузданной дикостью. И все же он отличался от своих братьев, как лед от огня. В противовес их буйным характерам и вспыльчивости, ледяное спокойствие никогда не покидало Гвидиона ни в битве, ни на военных советах или хмельных пирушках. Ни горе, ни радость не оставляли на бесстрастном лице молодого жреца никаких отпечатков. Он всегда оставался уравновешенным невозмутимым и отстраненным от мира стеной равнодушия. Даже жрецы, среди которых он вырос, признали его превосходство.

Гвидион стал друидом и магом в том возрасте, в котором его сверстники ходили еще в учениках и не прошли освящение. Конечно, многие утверждали, что это произошло исключительно благодаря влиянию его отца короля, но вряд ли был на свете человек, который решился бы сказать это в лицо магу. Гвидиона боялись больше, чем грозного короля и властного Белина, и даже больше, чем безжалостного Бренна. Заняв почетное место Королевского Друида еще при жизни своего отца, Гвидион успешно справлялся со своими нелегкими обязанностями.

В битве с Племенем Копий Гвидион не участвовал. Он только что вернулся из путешествия на восточный континент и поспешил разыскать лагерь отца, чтобы поделиться впечатлениями. Король давно рассказал ему о друиде Мэлгоне в надежде, что молодой маг сможет найти способ, как снять изложенное проклятие. Самое сильное из всех проклятий, когда человек, умирая, направляет свои последние силы не на прощание с этим миром и вступление в новый, а на своего врага.

Гвидион обошел всех прорицателей на острове, но помощи у них не нашел. Впрочем, он сам был друидом и понимал, что никто не захочет помочь убийце жреца. Если бы Дунваллон не был всесильным королем и магом, его, возможно, и самого теперь не было бы в живых. Друиды не прощают таких преступлений.

Гвидион покинул Медовый Остров и отправился в далекую страну, где, по слухам, в некоем храме вещал оракул, чьи предсказания и советы были самыми верными в мире. И вот теперь он вернулся, чтобы передать отцу нерадостную новость. Оракул назвал цену за наследника для короля, и цена эта слишком высока. Гвидион сказал королю:

— По словам оракула, за одного-единственного ребенка твоему сыну придется заплатить жизнью отца, матери и кого-то из братьев, да еще и жениться на собственной сестре.

Король не сдержал разочарованного вздоха. Трудно осознать, что ты должен умереть, чтобы дать жизнь другому. Еще труднее заплатить за нее собственным сыном. Из жен и наложниц, давших ему детей, в живых осталась только королева Конвенна — его вторая жена и мать Бренна. Ею король безжалостно пожертвовал бы ради долгожданного наследника династии. Но неразрешимой задачей была дочь. Все девочки, родившиеся у него, отвозились в подземные чертоги Владыки фоморов. Было принято считать при дворе, что они становятся там жрицами в каком-то храме, и лишь король и Гвидион знали о том, что ни одна из них не выжила. Они приносились в жертву по страшному соглашению с королем фоморов. Как мог он не догадаться, что за простыми условиями Балора скрывается такое коварство? Если бы он спрятал одну из дочерей, теперь еще можно было бы на что-то надеяться. Но он искренне верил Балору и тщательно соблюдал условия договора. Дунваллон повесил голову, осознавая, что по его собственной вине стало невозможным исполнение предсказанного оракулом. Утомленный путешествием Гвидион ушел в свою палатку отдыхать.

От группы мужчин, окруживших костер, на котором жарили быка, отделились двое и, подойдя к королю, сели перед ним на корточки. Рикк и Бренн, его сыновья, принесли отцу ароматное мясо и эль, поставили перед ним угощение. Губы старика тронула улыбка, когда он поднял взгляд на размалеванные лица братьев. Раскрашивать себя синей краской, добываемой из листьев вайды, было принято в поэннинских племенах, но сыновья короля, хотя и происходили по отцу из думнонов, все равно делали это из озорства.

— Пленники уже убиты? — спросил король. Ему было все равно.

— Нет еще, — весело ответил Рикк, облизывая пальцы, перепачканные в мясном жире. — Мы хотели сначала поесть и отдохнуть.

На губах Бренна зазмеилась улыбка. Король всматривался в дорогие ему черты лица. Еще недавно это был красивый мальчик с золотыми, как у его матери, волосами. Но время исказило эти черты до неузнаваемости, превратив сына в злого и коварного воина, сильнейшего на всем острове, не знавшего себе равных ни по силе, ни по уму, ни по жестокости. Король жестом отпустил братьев. Они вернулись к галдящему и чавкающему сборищу вокруг костров.

Дунваллон снова углубился в свои безрадостные мысли. Шестьдесят пять лет — не так уж много для здорового, полного сил мужчины. Но не так уж и мало для того, кто жил в постоянной борьбе, не щадя себя. Дунваллону казалось, что он живет уже вечность. Да, пора, давно пора добровольно уступить власть более молодому и сильному, пока сыновья сами не захотели этого или вожди подчиненных королю племен не решили сменить старого и дряхлого владыку на молодого воина.

Король вздрогнул, почувствовав знакомый холодок, повеявший из-за шатра. Как всегда, когда никого не было рядом, его окатывала эта волна холода. Король знал — это ожидание смерти — и не боялся ее, как не боялись ее воины, идущие в бой. Что такое смерть? Лишь переход в иную прекрасную и беззаботную жизнь на Яблочном Острове. Нет, не смерти страшился старый маг и король. Он боялся оставить детей одних, без своей защиты, беспутных и неустрашимых, проклятых самими богами. Смогут ли мальчишки удержать королевство? Смогут ли сами не передраться между собой за власть?

Дунваллон сознательно сближал их, хитростью и магией он заронил в их сердца любовь и преданность друг другу. Но долго ли поссорить братьев? Стоит только найтись предмету для раздора, как это уже было однажды, когда младший из сыновей Ллеил привез в Поэннинский замок пленницу из Кельтики. Синие глаза Альвики мало кого могли оставить равнодушным, а ее ослепительная красота, точеная фигура и длинные волосы цвета пшеницы свели молодого воина с ума. И сам Дунваллон был бы не прочь завладеть этим прелестным созданием. И ему не давали покоя скромно опущенные ресницы Альвики, ее нежный смех и высокий голос. Его раздражал возбужденный шепот и горящий взгляд Ллеила. Разве можно быть такими юными, такими счастливыми и влюбленными? Но старый мудрый король знал цену подобному влечению, а его сыновья еще не умели справляться со своими страстями. Даже Белин, такой рассудительный, имеющий неограниченный выбор женщин среди рабынь и благородных дам, смотрел на возлюбленную младшего брата посоловевшими, томными глазами.

Альвика жаловалась Ллеилу, что его братья ее преследуют. Дунваллон решил удалить Альвику из замка, пока она не стала причиной раздора между братьями. Альвика исчезла, но ссора все же произошла. Дунваллон вспомнил, как выбежал на шум в холл Поэннинского замка, увидел двух сражающихся братьев, опешил, потрясенный. Два его мальчика пытались лишить друг друга жизни. Бледный и заплаканный Ллеил набрасывался с мечом на рассвирепевшего, как бешеный бык, Бренна.

— Ну, давай же, убей меня, что же ты медлишь? — срывающимся голосом кричал Ллеил, слезы застилали ему глаза.

— Нужно было спрятать свое сокровище понадежнее, братец, — проревел Бренн, пытаясь выбить меч из рук Ллеила.

Дерущихся разняли, Бренн ушел. Ллеил рвался из рук братьев и, захлебываясь рыданиями, кричал вслед Бренну:

— Будь ты проклят! Когда-нибудь ты тоже будешь страдать так же, как я. Когда-нибудь вокруг тебя тоже рухнет весь мир.

После исчезновения Альвики король Дунваллон заставил всех своих сыновей жениться. Всех, кроме Гвидиона. Отдавать приказы Королевскому Друиду не мог даже его отец и король…

И вновь старик вернулся к реальности, точно пробудился от тягостного сна. Его внимание привлек нарастающий шум. Будь он помоложе, он давно бы вскочил, затрубил в боевой рог, поднял бы свое войско. Но все тот же холод сковал его члены, крик застыл в горле, старик сидел, не шевелясь. Топот конских копыт, крики бойцов, лязг железа — как порыв ветра налетело Племя Копий на расслабившийся лагерь.

— Фью-и! фью-и! — кричали всадники врагов. проносясь по лагерю. Их копья летели в растерявшихся поэннинцев и думнонов.

И когда только они успели собрать разбитые отряды? Племя Копий не рассчитывало победить, их было слишком мало. Образовав группу воинов-мстителей, они хотели только умереть в бою с честью, унеся с собой как можно больше вражеских жизней.

Охмелевшие витязи Дунваллона не сразу оправились от неожиданного удара. Не понимая, что происходит, они искали впопыхах оружие, выбирались из палаток. Белин выскочил из своего шатра, бессмысленно затряс хмельной головой, пытаясь разглядеть происходящее. Глаза выхватывали отдельные эпизоды, которые никак не хотели складываться в общую картину. Белин видел надвигающийся на него бронзовый диск лошадиного нагрудника, летящие в разные стороны клочья пены, перекошенное гримасой ужаса детское лицо. Белин сосредоточенно пытался свести увиденное в единое целое, но не смог понять, что прямо на него мчится лошадь, неся на себе визжащего мальчишку. За мгновение до столкновения Рикк выдернул застывшего брата из-под копыт лошади.

В этот же момент маленький наездник спрыгнул с лошади и покатился кубарем под ноги Белину. Лошадь врезалась в шатер, смяла его. Братья услышали жалобный крик оставленной в шатре женщины. Мальчишка вскочил и вцепился в ногу Белина зубами. Тот отшвырнул его и пригвоздил к земле копьем.

Пока Белин расправлялся с мальчишкой, поэннинцы, поднятые Бренном, успели уничтожить врага. Растерянно озирались братья по сторонам, кругом лежали убитые и раненые думноны и поэннинцы. Перед королевским шатром беспомощно лежал старик с торчащим из живота копьем. Король уже не надевал защитных доспехов, слишком тяжелы казались они для его дряхлого тела. Гвидион осторожно осмотрел рану отца и безнадежно покачал головой:

— Поздно. Его пронзили копьем в самом начале нападения, он потерял слишком много крови, чтобы выжить.

Король хрипел от боли и умоляюще смотрел на сыновей, жестом руки упрашивая их остановить мучительную агонию. Говорить старик уже не мог, изо рта хлынула кровь. Белин выхватил кинжал милосердия, которым кельты добивали врагов, если желали избавить их от мучительной смерти, и перерезал горло отцу, прекратив таким образом его страдания. Самый младший брат Ллеил начал всхлипывать и размазывать по грязным щекам слезы. Но лица братьев оставались невозмутимыми, и, устыдившись своей слабости, Ллеил взял себя в руки. Пленники были заживо погребены в наскоро сооруженном кургане вместе с королем думнонов, чтобы служить ему на том свете.


Новый король Белин вводил новые порядки. Его разумная военная политика принесла мир и спокойствие в окрестные земли. Он не уничтожал другие племена, не сжигал их города, не убивал их детей. Понимая, что жестокость и убийства порождают только ответную ненависть, Белин ослабил военный напор своей армии, ограничиваясь взятием заложников, назначением дани и воинской повинности для других племен своего острова. Он хотел создать крепкое государство привлечь вождей на свою сторону, чтобы мощное королевство Медового Острова могло противостоять Кельтике — стране, лежащей по ту сторону моря Удд на огромном восточном континенте. Белин придерживался старого правила: король должен заниматься королевством и не покидать свои земли, а завоевания для него пусть делают другие, преданные ему вожди.

Войска возглавил Бренн, еще при жизни отца проявивший себя как хитрый и умный предводитель, способный управлять этой необузданной, вспыльчивой и дикой ордой, которая называется армией. Но теперь костяк армии составляли поэннинцы. Проницательный и рассудительный Белин не мог не признавать за принцем его необыкновенных способностей вести войны. Бренн приносил королевству новые земли, рабов, богатую добычу. И хотя думноны и смотрели на поэннинцев с некоторым презрением, как на более дикий народ, но и они с радостью служили под началом Поэннинского вождя.

Прежний король оказался прав в своих ожиданиях относительно взаимоотношений между братьями. Король Белин видел в Бренне постоянную угрозу своему трону. Военная мощь, которая стояла за Бренном, всеобщее почитание и уважение, смешанное со страхом, несокрушимая вера в отвагу своего предводителя делали Бренна в глазах воинов достойным любого места, которого тот пожелает. Гвидиону пришлось стать своеобразным громоотводом между двумя братьями.

Белин и Бренн жили в относительном мире, поделив между собой функции в королевстве. Белин по совету Гвидиона старался найти Бренну какое-нибудь занятие, желательно подальше от собственных земель. И войско поэннинцев под предводительством Бренна наводило ужас по всему острову, а затем и на континенте. Так было в теплые месяцы. Когда же наступала зима, Белин, как и его отец, перебирался в Поэннин — надежное укрытие. Тогда Поэннинская крепость превращалась в источник необузданных и жестоких страстей. Там, где собиралась вместе вся семья, атмосфера накалялась. Гвидион старался не покидать братьев, загнанных морозами в свое горное логово.

Бренн недолюбливал всю эту свору незаконнорожденных братьев. В отличие от Белина, давшего им всем приют, ему еще предстояло стать королем и доказать другим претендентам, что у него прав на трон больше, чем у них. И то, что его мать была пленницей, хотя позже отец и женился на ней, сделав ее королевой, играло не в его пользу. Только с Гвидионом Бренна связывали нежные братские чувства, они были погодками и с детства дружили обособленно от остальных братьев. Бренн чувствовал искренность мага и отвечал ему тем же. Возможно, это было связано еще и с тем, что Гвидион был единственным из братьев, в ком Бренн не видел конкурента на престол.

Во время боя, когда братья вставали против врага плечом к плечу, они представляли собой единую, могучую, непобедимую силу. Но в своем зимнем убежище, расслабившись от обжорства, пьянства и лени, они плели интриги и затевали мелкие склоки и споры. Бездействие не шло им на пользу, так же, как воинам, остававшимся в Поэннине в мирное время. Люди Поэннинского вождя затевали бесконечные ссоры и драки с королевскими отрядами думнонов. Белин уже понял свою неуместность в этом диком логове и занялся строительством надежных гарнизонов по южному берегу острова, куда он собирался перебраться в будущем. К тому же, в отличие от отца, он не любил Поэннин — мрачную пещерную крепость среди гор и озер.

Гвидион же, напротив, старался все свое время проводить в Поэннине. Где-то поблизости в горах было святилище друидов куда он надолго удалялся. Гвидиону незнакомы были ни желание всесилия, терзавшее его отца, ни жадность и жестокость, свойственная Бренну, ни слабость Белива к плотским утехам. Лишь одна страсть горела в сердце Гвидиона — жажда знаний. Он стремился изучить и понять природу мироздания, постичь суть магии, узнать истину, стать равным богам. Ему открылись тайны Балора, Короля фоморов, сделавшие Гвидиона всемогущим, а его братьев непобедимыми.

Балор передал магу три дара. Первый — Камень Власти, открывающий проходы между странами и континентами, благодаря которым фоморы в прошлом держали в повиновении весь Мир. Древние каменные мегалиты, выстроенные особым образом и сориентированные по небесным светилам, искривляли пространство и позволяли перемещаться из одного места в другое за одно мгновение. Фоморы называли эти камни «Великий Путь». Они стояли на землях Племени Копий и думнонов, в горах Круитне и на многочисленных северных островах, на Эйре и в далекой Антилле, на восточном континенте и во многих других местах. Второй дар — кони фоморов, называемые угасами, значительно превосходившие обычных лошадей в скорости и выносливости. Их чешуя и когтистые широкие лапы наводили на мысль, что произошли они вовсе не от лошадей, а от более древних животных, в изобилии населявших наш мир в далеком прошлом, но ставших большой редкостью сегодня. Последним даром Балора был Меч Орну, одного из древних королей фоморов.

Гвидион, хотя и был неплохим воином, все же предпочитал оставаться в тылу и в бой вступал в исключительных случаях. Меч Орну Гвидион подарил любимому брату — Поэннинскому вождю Бренну.

Беззаботные братья упивались силой и властью, данной им фоморами, и только Гвидион слышал раскатистый смех каменного короля. Балор хохотал, когда смотрел на племена людей, пыжащихся и завоевывающих себе новые земли с помощью магии фоморов. Балору оставалось только ждать, когда Зверь, рожденный на земле с разрешения Дунваллона, вырастет и окрепнет, а затем победит того, кто дал ему жизнь, и, придя к власти, откроет фоморам дорогу в Верхний Мир. И тогда каменное изваяние оживет, облачась плотью, а Империя фоморов восстанет из мрака и снова будет править миром.

Глава 5 Антильская царевна

За долгие недели пути Морейн успела так утомиться однообразным видом бескрайних вод, что уже полдня стояла на палубе, рассматривая медленно приближающийся остров. Корабль вынужден был делать сложные маневры, чтобы не застрять в иле, покрывающем все подводное пространство вокруг Антиллы. Пока корабль заходил в гавань и разворачивался, чтобы причалить к пристани, принцесса с замирающим сердцем вглядывалась в сверкающий вдали Город Солнца.

Наконец корабль пришвартовался, матросы спрыгнули на берег, рабы раскатали по трапу дорогой ковер. На пристани вокруг большого помоста с троном, на котором восседала царица в высоком венце, толпились придворные в золотых одеждах, сверкающих на солнце.

Дорен, привезший принцессу в Антиллу, указал ей на стоявшего возле трона златовласого юношу в длинном роскошном одеянии.

— Это Ахетон, царевич Антиллы, твой будущий супруг, — сказал Дорен, а затем торжественно добавил: — Теперь тебя будут звать царевной, а не принцессой. Смотри, моя царевна, перед тобой — твоя новая страна Великая Антилла, самое могущественное, богатое и сильное государство в мире.

Главный Советник спустился по трапу первым и, распростершись перед троном, приветствовал свою госпожу. «Ну и порядки», — подумала Морейн, привыкшая лишь к легким поклонам, принятым в Эринире. Она приблизилась к помосту и слегка поклонилась. Юноша подошел к ней и ответил на поклон. Его белое раскрашенное лицо под золотыми завитками парика показалось Морейн маской. Щемящее чувство разочарования заползало в ее душу. Его по детски пухлые губы, резкие юношеские движения и некоторая неуклюжесть не оставляли сомнений. Слезы отчаяния подступили к глазам.

«Не он! Не он!» — кричало ее сердце.

Царевич несмело взял ее за руку. Когда Морейн почувствовала его влажную от волнения ладонь, ей стало противно. Никто не сказал принцессе, что ее выдают замуж за юнца. Она-то воображала, что отдаст свою любовь сильному и зрелому воину. А этот юноша никогда не воцарится в ее сердце, навсегда отданному витязю из Видения. Принцессе пришлось справиться с подступившими слезами. Еще не хватало, чтобы эта надменная женщина, в чьей власти ей придется теперь жить, заметила ее недовольство.

А Гелиона тем временем с интересом рассматривала свою невестку. Необычная, запоминающаяся внешность принцессы несла в себе черты многих предков, но кровь Туатов, ради которой ее выбрали, угадывалась с трудом. Ни глаза, ни волосы, ни черты лица не выдали бы в ней потомка Дивного Народа, только что-то неуловимое в походке, в жестах, в дерзком взгляде вызывало в людях щемящее чувство утраты. Может быть, слишком тоненькая с узкими плечиками фигурка и была единственным напоминанием о Туата де Дананн. Морейн стояла, покорно позволив царице изучать себя, как рабыню на рынке.

Гелиона была несколько разочарована внешностью принцессы, не унаследовавшей от своих родителей редкой красоты. Но одновременно с этим она испытывала внутренне торжество: наконец-то выродилось это племя, больше не будут сходить с ума по ним мужчины, больше не будет опасных соперниц у женщин. Мать принцессы, выбирая Дар для дочери, отказала ей в красоте, принесшей ей самой много горя, и остановилась на другом. Даром Морейн был чудный голос, однажды услышав который Гелиона запретила ей петь навсегда.

Когда после всех приветствий Гелиона спросила сына, что он думает о своей невесте, тот взволнованно произнес:

— Что можно думать о горном ручье или листопаде? Если это не видение, сотканное из утренней росы и тумана, я хочу на ней жениться.

Гелиона поморщилась, глупость сына ее раздражала. Она-то видела принцессу насквозь. «Слишком горда, слишком независима, — думала Гелиона, — ну ничего, это можно исправить». Если бы Гелиона могла предвидеть будущее, она бы добавила: «Слишком обидчива, слишком злопамятна, слишком мстительна».


Морейн поместили в золоченую комнату, напоминающую ей шкатулку для драгоценностей. С тех пор ее больше никогда не оставляли одну. Даже по ночам в ее спальне оставались рабыни.

В двенадцатый день последнего летнего месяца, тщательно выверенный астрологами и жрецами, в утренний час, пока Морейн еще способна была переносить жару, антильский царевич Ахетон ввел свою невесту в прекраснейший в мире храм Бога Солнца. Его огромные размеры и величие должны были вызывать в людях набожность и благоговение. Внешняя поверхность этой колоссальной постройки была выложена серебром и увенчана пышными акротериями из сверкающего золота. Вокруг храма стояли золотые изваяния всех когда-либо правивших царей и цариц. Внутренние стены, пол и потолок сверкали и переливались от многочисленных драгоценных камней, золота и серебра.

Но все это великолепие, которым так гордились местные жители, оставило совершенно равнодушным сердце эринирской принцессы. Не радовали ее ни прекрасные изваяния, ни светящиеся кристаллы, ни те драгоценности, которыми была украшена она сама по случаю свадьбы. Бедная Морейн оплакивала свои длинные кудри, предварительно обрезанные безжалостной Гелионой. Что же до поклонения местным богам, то Морейн мысленно уже окрестила антильцев язычниками и приняла решение, о котором, правда не осмелилась никому сообщить, что будет тайно придерживаться веры предков. Ей ли, потомку богов, верить в глупые языческие предрассудки!

На остриженную голову Морейн был водружен парик и венец. Бледное лицо покрашено белилами и разрисовано, превратившись в незнакомую маску — красивую и бездушную. Стоя перед золотым алтарем, Морейн старалась не плакать, чтобы черная подводка глаз, удлинившая их до висков, не потекла самым непристойным образом.

Высокий жрец в торжественных синих одеждах надел супругам на левые предплечья по золотому браслету, пожелал здоровых детей и счастливой семейной жизни и отпустил их с миром. Царская свадьба гуляла и пировала еще два дня, а с ней ликовала вся Антилла, получившая в жены своему наследнику принцессу Туатов.

Потом потекла безрадостная, размеренная жизнь, скованная бесчисленными предрассудками, обрядами и ритуалами, принятыми в золотом дворце, абсолютно чуждыми и непонятными Морейн. Все ее действия, от приема пищи до отхода ко сну, подчинялись строгому распорядку дворца, где каждый шаг до мельчайших подробностей просчитывался астрологами и жрецами.

А Морейн ждало еще одно испытание. Спустя месяц после свадьбы царица Гелиона взяла царевну с собой в Храм Инкал, расположенный на расстоянии нескольких миль от города.

Храм был выстроен в виде пирамиды со срезанной верхушкой. Внутрь вел узкий ход в толстых стенах, показавшийся Морейн расщелиной в скале. С потолка свисали, словно сталактиты, большие блестящие кристаллы, а приглушенный, отраженный свет создавал мутное розовое марево. Посреди храма возвышался постамент из красного гранита. На постаменте стояла огромная глыба кристаллов, на которой лежал череп, выполненный с чрезвычайным искусством из прозрачного кварца. От черепа исходила сияющая аура.

Как завороженная, Морейн не могла отвести глаз от этой красоты. Гелиона легким прикосновением вывела девушку из оцепенения. Она приказала жрицам в голубых одеждах искупать Морейн в небольшом бассейне, одеть ее в белый хитон и усадить под глыбу кристаллов. Сама она при помощи жриц проделала то же самое. Усевшись напротив невестки, волшебница долго медитировала и молилась. Потом она начала объяснять девушке суть предстоящего обряда инициации, для того, чтобы посвятить богам кровь Морейн.

— Ты удостоишься самой великой чести на земле и приобщишься к таинству познания, — торжественно, нараспев произнесла Гелиона. — Боги услышат твои молитвы, усиленные действием кристаллов и магией крови.

Однако когда Морейн узнала, что ей предстоит разрезать себе руку, вместо ожидаемого благоговения она взвизгнула и, вскочив на ноги, бросилась к выходу из храма. Потрясенные жрицы силой вернули отступницу на место. Удивленная царица долго пыталась убедить девушку в необходимости этого обряда.

— Это нужно для безопасности нашего государства. Боги благословят Антиллу за твое самопожертвование и дадут нам силы для защиты от наших врагов. — И, подумав, что, может быть, Морейн еще не прониклась патриотизмом к своей новой родине, Гелиона добавила: — А ты станешь любимейшей избранницей Великих Богов, и они будут внимать твоим молитвам и разговаривать с тобой.

В качестве примера самопожертвования для блага народа Кийя продемонстрировала невестке собственную левую руку с отрезанной фалангой мизинца. Это кровавое действие было совершено ею при обряде инициации, чтобы за эту жертву боги дали ей большую магическую силу, которая поможет ей уберечь страну от врагов. Сама Кийя с содроганием вспомнила обряд посвящения, в котором удавалось выжить далеко не всем. Он проходил в горном святилище, где будущие неофиты лежали скрюченные в узких каменных норах без еды и питья, терзаемые скользкими тварями. Затем несколько недель пребывания в трансе под воздействием дурманящего зелья, во власти кошмарных видений, которые сполна давали вкусить ощущение подлинной смерти. Но она пережила эти сильнейшие страдания в ходе длительного, болезненного обряда, а эта девчонка не хочет потерпеть даже краткую боль ради блага народа. Но Морейн с отвращением посмотрела на изувеченный палец царицы и наотрез отказалась участвовать в подобных обрядах. Тогда Гелиона поднялась и подала знак жрицам.

Вокруг Морейн закружился хоровод голубых одежд, послышался нежный звон бубенцов. Сильные руки жрицы запрокинули назад голову девушки и, несмотря на ее отчаянное сопротивление, влили ей в рот кислую, пахучую жидкость. Голубой хоровод кружил, бубенцы звенели все громче, свет померк, и вот уже сама Морейн, послушно скинув с себя одежды, принялась ходить по кругу. В тусклом свете она видела темные очертания животных и причудливые тени, слышала какие-то неразборчивые голоса и странную музыку.

Потом ударили в огромный металлический гонг, и храм наполнился его оглушительным ревом. Морейн снова оказалась в белых одеждах у алтаря, послушно подставила руку под изогнутый ритуальный кинжал. Кровь капала тонкой струйкой на кристаллическую глыбу, наполняя ее розовым сиянием. Дальше присутствие принцессы не требовалось, и несколько жриц, поддерживая Морейн под руки, отвели ее в одну из храмовых комнат, предназначенных для медитации. Она провалялась там несколько дней, пока дурман не покинул ее сознание.

К Гелионе снова вернулась прежняя сила. Если бы не раздражающее поведение невестки, она могла бы чувствовать себя счастливой. Но Морейн не поддавалась ни уговорам, ни угрозам, она упорно отказывалась добровольно участвовать в магических обрядах. А как было бы хорошо, если бы антильская царевна, приняв посвящение, с благоговением орошала алтарь своей кровью, вознося молитвы. Тогда бы магия Гелионы была еще сильнее и чище. Пока же Морейн орошала слезами свою подушку, устраивала истерики и скандалы. Кийя, вынужденная каждый раз опаивать Морейн дурманящим напитком, чтобы заставить ее выполнять обряды, чувствовала себя злой ведьмой, совершающей насилие над беззащитным существом.

Каждый раз, когда холодное лезвие взрывало болью ее руку, Морейн давала собственную клятву над хлынувшей струйкой алой жидкости, что сбежит из этих раскаленных солнцем дворцов, найдет когда-нибудь и будет преданно любить своего златовласого витязя, и отомстит жестокой царице.

Ахетон, видя слезы жены, ума не мог приложить, чем может быть недовольна женщина, окруженная роскошью и богатством, услужливыми рабами и придворными. Подданные ее уважают, муж любит, ну что ей еще надо? Морейн молила его:

— Ахетон, давай уедем куда-нибудь вдвоем, в горы или в лес. Я не могу больше жить среди этой пустыни. Ну, хоть на один день. Мне нужен воздух и прохлада.

— Конечно, в городе нет ни гор, ни лесов. Но воздух здесь достаточно свежий. А утром и вечером есть прохлада. Кругом фонтаны, цветы и деревья, чего тебе не хватает? — Ахетон, обожавший свою родину, искренне не понимал, чего требует эта женщина.

— Но я задыхаюсь здесь, я умираю, — рыдая, говорила Морейн.

— Я позову лекаря, — был ответ.

И лекарь с поразительным постоянством докладывал Гелионе, что невестка ее то устраивает скандалы, терзая своего супруга и приближенных капризами, то впадает в меланхолию, молчит по нескольку дней и постоянно плачет. Ей нужны развлечения, положительные эмоции и отдых.

Однако развлечения не помогали. Все кругом для нее было чужим. Готовая на любые жертвы ради незнакомца, явившегося ей в Видении, она так и не смогла смириться с новыми условиями ради нелюбимого мужа. Говорить же с ним о происходящем в храме было бесполезно. Он почитал свою мать, являющуюся для него, как и для других антильцев, воплощением Богини Гелионы и просто не мог понять, что так мучает Морейн. Ее ведь не приносят в жертву богам вулканов, как многих других людей. Ну, подумаешь, небольшой разрез на коже. У него тоже руки в шрамах, это обычный обряд: приносить в жертву богу немного своей крови. Радовалась бы, не все люди удостоены такой чести.

Проигнорировав очередную попытку Ахетона развлечь ее рассказами о великом Красном Континенте и цивилизации магов, населявшей его, Морейн молча смотрела в окно, вглядываясь в синюю даль. Где-то там, за горизонтом, на холодном Севере, куда улетают птицы, в домике на опушке леса греется у очага ворчливая старуха. Как хотелось вбежать в комнату, сесть на пол перед очагом, протянуть к теплому огню озябшие на морозе руки и пропустить мимо ушей очередную отповедь о том, что не к лицу принцессе носиться как угорелой и ползать по полу, точно крестьянка. Видела бы ее теперь старая Веда, степенно ходящую золотую куклу, контролирующую каждое свое движение, каждый жест.

Морейн погружалась в воспоминания о прошлой жизни среди гор и зеленых лесов и вздыхала. Где тот светловолосый странник с лукавыми глазами, как он найдет ее здесь, за запертыми дверями, узнает под этой бессмысленной маской? И сердце рвалось в Эринир, туда, где весной распускаются цветы, просыпаются леса, идут звенящие дожди. Там Великая Богиня в храме с белыми колоннами сплетает людские судьбы в майские венки и пускает их по горным ручьям. Морейн вырвется отсюда, вернется на Медовый Остров, бросится в ноги Великой Богине и вымолит, выпросит у нее счастье.

А жизнь шла своим чередом, радуя и огорчая событиями. Такая размеренная скучная жизнь, опутанная золотой сетью дворцов Города Солнца, стала казаться Морейн привычной. Она пыталась найти свое место в этой жизни, смириться с теми условиями, в которых оказалась по воле своего отца.

Не раз задавала она себе скорбный вопрос: почему отец отправил ее в этот золотой плен? Неужели его презрение к дочери, так не похожей на него, было настолько сильно, что он решил избавиться от нее таким жестоким способом? Знает ли Эохайд о том, что его дочь в чуждом ей мире живет, как пленница, страдая от множества бессмысленных ограничений? Знает ли о жестоком отношении к ней этой ведьмы, сосущей из нее кровь и жизненную силу? Лишь одно предположение не приходило в голову отчаявшейся девушке: под разрушительным натиском поэннинцев и думнонов на Медовом Острове оставалось все меньше безопасных мест. Эохайд, заключивший соглашение о ненападении с королем Белином, не строил иллюзий. Захват маленького Эринира был лишь вопросом времени. У Белина, провозгласившего себя королем Медового Острова, ведущего завоевательные войны во всех направлениях, просто не доходили руки до мелких северных государств.

Глава 6 Под знаменами Поэннинского вождя

Племя нэпп, расселившееся по Поэннинской Долине, давно признало власть Поэннинского вождя. Времена набегов соседей-разбойников минули, нэппы согласились на все условия, лишь бы прекратить жестокие кровопролития, которые учиняли поэннинцы. Людям хотелось мира для себя своих детей, да и многие здешние жители были связаны кровными узами с поэннинцами, нередко увозившими с собой после очередного набега дочерей и сестер нэппов.

В целом Нэпп только выиграл, признан над собой власть сильного Поэннина. Никто больше не разорял их земель, не грабил их святилища, не захватывал крепости, не уводил в рабство женщин и детей. Поэннинцы не только обирали, но и защищали свои земли. Молодежь Нэппа с радостью шла в королевские Войска на службу, обещавшую сытую жизнь и богатую добычу.

Одному из младших сыновей Тедига давно уже грезились подвиги и победы под знаменами прославленных и доблестных витязей короля Белина и принца Бренна. Наслушавшись от бардов отца прекрасных сказаний о древних героях, юноша бредил битвами и поединками во имя величайшего короля. Харт, а именно так звали славного молодца, несмотря на свой юный возраст, уже прослыл лучшим бойцом на мечах во всем Нэппе.

Была, правда, еще одна причина, почему Харта так влекла королевская служба, и причина эта заключалась в старомодных обычаях Нэппа, по которым вся земля отца делилась поровну между сыновьями, в результате чего обширные владения Тедига должны были превратиться во множество маленьких клочков земли. Доблестная служба в армии короля-завоевателя, покорявшего одну страну за другой, приносила не только славу и признание, но и богатую добычу, позволявшую обеспечить свою безбедную и независимую жизнь, купить земли и построить дом. А отважному Харту ох как нужны были и золото, и земли, потому что бессердечный отец юной красавицы Оланы не соглашался выдать дочь за безземельного воина, наследство которого было весьма сомнительно, поскольку многодетный Тедиг до сих пор вынуждал свою жену рожать чуть ли не каждый год. Что, естественно, не увеличивало долю самого Харта в отцовском наследстве. А Олана, ах, Олана, так благосклонно относившаяся к мечтательному и статному сыну Тедига, была так юна, так красива, что бедному Харту приходилось все чаще сражаться с другими претендентами на ее общество. Но, выиграв в поединке, можно было получить лишь симпатию Оланы, но не ее отца. Чтобы заручиться его расположением, требовалось нечто более материальное, чем доблесть и отвага беззаботной юности.

Имелся и еще один шанс получить руку и сердце светловолосой красавицы, став воином королевской армии. В Хребтовине, как и в Нэппе и в других ближайших племенах, был древний обычай, чтимый несчастными влюбленными, а потому такой живучий. Браки своих детей могли устраивать только родители, чье мнение о благополучии дочери или сына редко совпадало с планами их самих. Но если на празднике, посвященном победоносному возвращению войска, девушка назовет своим избранником доблестного воина, заслужившего признание за храбрость, проявленную в бою, то король объявит ее наградой победителю. Никакой, даже самый упрямый отец не решится оспаривать приказ короля, чем и пользовались нередко влюбленные. Правда, были случаи, когда награждаемый оказывался не рад своему счастью, но тут уж не везло самой награде: вместо жены она вполне могла стать наложницей или рабыней. Поэтому не так много отчаянных женских голосов звучало перед выстроившимися в широкий ряд витязями, приветствуемыми королем после победоносного возвращения.

Сама Олана была не в восторге от мысли, что ей придется бежать из родительского дома и добираться одной до Поэннина, потому что у одинокой женщины, да еще такой красивой, вообще было мало шансов добраться куда-нибудь невредимой. Ей было страшно представить себе, как едет она в мужской одежде через Поэннинскую Долину в эти черные и неприветливые горы. Восторженному Харту не хватало рассудительности, чтобы оценить всю абсурдность такой идеи, но разумная Олана, конечно, понимала, что это путешествие не для нее. К тому же идти на конфликт с родным отцом, обеспечивающим ей привычную и удобную жизнь, она не хотела. Поэтому вариант, в котором Харт возвращается с богатой добычей, ей нравился гораздо больше, о чем она, правда, не стала ему говорить, не желая разочаровывать его в своей любви.


Маленький городок, обнесенный частоколом, носил солидное название Каер Непп и был единственной крепостью во всей Долине. По его грязным улицам ехал не спеша небольшой отряд всадников, добродушно перебранивавшихся между собой и отпускавших грубые шутки в адрес прижавшихся к стенам домов женщин. Витязи были отлично одеты и вооружены, что вызывало у зевак восторженные крики одобрения и восхищения. Одним из всадников был пронзительно рыжий Гер по прозвищу «Огненная Голова», предводитель маленького племени Узкой Лощины, обитавшего в Хребтовнне. Еще когда сын короля Дунваллона Бренн боролся за власть над поэннинцами, отец Гера, старый вождь Узкой Лощины, добровольно перешел на его сторону, оказав ему поддержку. С тех пор племя Узкой Лощины, на которое была возложена оборона одного из горных проходов, находилось в особом почете у Поэннинского вождя. Гер, занявший место отца после его смерти, так же преданно и верно служил Бренну.

Огненная Голова, ближайший подручный командующего королевскими войсками принца Бренна, спрыгнув с угаса, пошел к лавке с вывеской в виде бочонка с такой неповторимой грацией, какую может придать походке только непомерное количество крепкого эля. У лавки стояла прелестная юная девушка, вцепившаяся в своего столь же юного спутника, забывшего обо всем на свете и с раскрытым ртом взирающего на королевских угасов. Гер, громко рыгнув, сделал девушке такой изящный комплимент, что Харт был вынужден схватиться за меч и вызвать наглеца на бой. Витязи разразились дружным хохотом, видя молодого петушка, отчаянно бросающегося на их гиганта в доспехах. Между прочим, в тех самых доспехах, которые носил когда-то сам король Дунваллон. Ими наградил Огненную Голову король Белин за какой-то немыслимый подвиг. Доспехи, правда, достались Геру уже без драгоценной инкрустации, и их пришлось перековать, король Дунваллон был меньше Гера раза в полтора.

К хохоту поэннинских витязей присоединились и местные зеваки. Но Харту было не до смеха. Его понятия о чести, впитанные из старинных сказаний, не позволяли витязю, которым он себя мнил, если не по званию, то по духу, простить обидчика своей возлюбленной.

Гер Огненная Голова находился в том прелестном состоянии, когда все потребности человека сводятся лишь к одному желанию, заключенному в кувшине, а лучше даже в бочонке с хорошим элем. Впрочем, и качество эля уже не имело значения. К тому же объем выпитого Гером крепкого напитка приближался к той точке, когда он обычно падал без чувств в ближайшую лужу, и поэтому ему очень хотелось доползти до какого-нибудь сеновала или другого сухого места, где бы он мог, прикончив предварительно содержимое бочонка, отоспаться этак дня два. В любом случае, бой с местным мальчишкой никак не входил в планы Огненной Головы. Он попытался сначала отмахнуться от Харта, как от назойливой мухи, но, уяснив, что воинственный юнец всерьез намерен встать между ним и вожделенным бочонком, Гер проревел все известные ему ругательства, схватил свою огромную палицу с шинами и закованной в металл рукоятью и занял боевую позицию. Благородная кровь Харта, хоть и бедного, но гордого до безрассудства, вскипела, и вот на маленькой площади Нэппа начался поединок.

Горожане, так же, как все жители скучных провинций, жадные до развлечений, потянулись на площадь. Из каждой узкой улочки налил веселый люд. Многие узнали в Харте городского любимца, другие тайно ненавидели своих завоевателей, толпа подначивала юношу, призывая проучить нахала, и лишь редкие доброжелатели советовали молодому герою закончить дело миром, пока не произошло непоправимое. За убийство королевского воина, независимо от причины, полагалась смертная казнь, вершившаяся без суда и следствия. Но поэннинские витязи ничуть не беспокоились за судьбу своего товарища, зная его огромную силу и мощь. Огненная Голова был одним из самых грозных бойцов в армии Поэннина. Они поудобней уселись на широких спинах своих драконовидных коней и приготовились наслаждаться зрелищем.

Сделав несколько пробных выпадов, чтобы оценить силу противника, Харт начал драться по-настоящему. Его учил сражаться сам отец, старый Тедиг, прославленный воин, известный в далекой юности как лучший боец Нэппов. Но бедному юноше не довелось узнать, что такое настоящая школа, где обучение проводят лучшие бойцы, а тренировки проходят на поле боя с настоящим врагом. Харт был среднего роста, ловкий и подвижный, а его противник, гигант с широкими плечами, хотя и двигался медленно, словно во сне, но удары наносил нешуточные. И вот уже Харт только пятился, подставляя меч (щита у него отродясь не было) под сокрушающие удары. Через несколько мгновений на шлем Харта обрушилась вражеская дубина, отбившая поднятое им в свою защиту оружие.

Юноша, которому в жизни не доводилось принимать на себя подобные удары, упал на землю без чувств, его шлем отлетел к ногам прекрасной Оланы, грязь забрызгала ее платье. Доблестный Гер достал топор и уже собрался занести его над обнажившейся шеей поверженного врага, но внезапно вспомнил о манящей мечте бочке эля, дорогу к которой теперь Никто не преграждал. С твердым намерением преодолеть оставшееся расстояние до лавки, обещавшей самое большое наслаждение в мире, Гер нетвердо шагнул , покачнулся с трудом удержавшись на ногах, удивленно посмотрел на застывших зрителей. Горестно осознав роковую неизбежность грязной лужи, Гер упал неподалеку от Харта и забылся мертвецким сном. Харт же, пришедший в себя через некоторое время и обнаруживший рядом бездыханного противника, с трудом поднялся и под радостные вопли зрителей объявил себя победителем. Один из королевских всадников слез с угаса, приблизился к Харту. дружески похлопал его по плечу и произнес длинную речь:

— Ты достойно и смело сражался, отважный витязь, и хотя твоя победа случилась лишь благодаря невероятному количеству эля, выпитого моим другом за завтраком, это все же настоящая победа. А потому я предлагаю тебе примирение. А если ты обезглавишь моего товарища, на что ты, безусловно, имеешь право, как победитель, то я, Стан, воин Узкой Лощины, служащий в войске Поэннинского вождя, буду вынужден убить тебя, а твою голову вывесить на стену Поэннинской крепости, по указу нашего короля Белина, властителя Медового Острова. Но если ты оставишь моего друга мирно отсыпаться, то я с удовольствием принесу извинения твоей красавице за него и приглашу тебя отобедать с нами на каком-нибудь постоялом дворе. Если, конечно, во всей Поэннинской Долине таковое заведение имеется.

После того, как Стан, расшаркиваясь и жеманничая, витиевато извинился перед Оланой, Харт озадаченно пытался понять, не является ли это извинение новым оскорблением девушки. Но, несмотря на свои сомнения, Харт был чрезвычайно польщен таким вниманием и уважением к нему со стороны поэннинского витязя и, с трудом скрывая детский восторг, ответил высокомерно. как, впрочем, и положено настоящему победителю:

— Хотя твой друг и вел себя недостойно, я прощаю ему оскорбление благодаря твоим извинениям и дарую ему его никчемную жизнь.

В душе Харт ужасно радовался такому повороту дела, ему совсем не хотелось закончить только начавшуюся и такую приятную жизнь в грязной луже посреди площади. О чем он и поведал своим новым знакомым ближе к вечеру, сидя с ними за кружками эля в трапезной единственного во всем Нэппе постоялого двора. Гер уже излечил свой недуг новой порцией вливания и теперь весело ржал над своей неудачей в поединке.

— А ты неплохой боец! — рявкнул он, дружески ударив кулаком в плечо Харта с такой силой, что тот с трудом удержал равновесие и не свалился с лавки. — Не думал, что этакий смазливый юнец сможет так отчаянно драться.

— Я всю жизнь учился этому, чтобы вступить в вашу армию под знамена великого короля Белина, — с достоинством произнес Харт.

Подвыпившие воины разразились приступом хохота. В их среде встречались всякие люди — и дикари, неспособные связать двух слов, и сынки мелких князей, выучившие редкие ругательства. И хотя Харт получил хорошее образование и разговаривал на высокопарном языке бардов, они были уверены, что быстро обучат воспитанного мальчишку своему жаргону.

— Если бы я был в более устойчивом состоянии, — мирно прогудел Гер, — я бы с первого удара размазал тебя по этой грязной луже. Но, если с тобой немного позаниматься, — Огненная Голова скептически осмотрел Харта, — из тебя еще может получиться поэннинский витязь.

— Тебе крупно повезло, парень, — произнес коренастый мужчина средних лет с длинными усами, заплетенными в косички и заправленными за уши. — Я разрешаю Огненной Голове взять тебя в свой отряд. Смотри, Гер, этот красавчик уведет у тебя всех девок, если ты не сможешь поставить его на место. А ты не сможешь, потому что для этого тебе придется протрезветь, а протрезветь я тебе не позволю.

С этими словами он вылил остатки эля из кувшина в кружку Гера и потребовал у прислуги новую выпивку. Это был Рикк, незаконнорожденный брат короля, единственный человек в Поэннине, способный перепить Гера Огненную Голову. Рикк служил под началом принца Бренна и был самым веселым и безалаберным человеком в этой компании. Его красивое лицо уже носило на себе отпечаток бурно прожитых лет. Драки, женщины, обжорство и попойки, сменяя друг друга непрерывной вереницей, не давали бравому витязю возможности передохнуть и наложили преждевременные морщины на его невысокий лоб.

Таким образом, юный Харт оказался помощником одного из поэннинских вождей Гера Огненной Головы. Через два дня под завистливыми взглядами старших братьев Харт собрался в дорогу, простился с любимой матушкой и добродушным отцом, со всеми другими домочадцами и, клятвенно пообещав навещать их как можно чаще, навсегда покинул Нэпп и отправился навстречу большим приключениям, И хотя в его памяти еще были свежи слезные прощания с милой Оланой, позволившей ему перед расставанием много того, о чем раньше он не мог даже мечтать, жизнерадостность и предвкушение новых событий быстро вытеснили любовное томление из здорового молодого организма. Даже любимого коня, старого верного друга, Харту очень хотелось поменять на поэннинского угаса. Через три дня он уже въезжал в ворота самой мрачной крепости Хребтовины.


Обширные владения аллоброгов раскинулись по обе стороны Леманского озера, самого большого в кельтских землях на Восточном Континенте. Тучные пастбища, множество селений, обширные охотничьи угодья — все это находилось во владении вождя аллоброгов Сегина, объявившего себя царем Лемана после завоевания соседних племен. Удобные, легко обороняемые земли, защищенные горами и глубокими реками, казались почти неприступными.

Пологие склоны, покрытые пышной растительностью, спускаются к воде, а дальше за озером простираются плодородные поля. К северу тянется неприступный горный хребет Юра, где среди скал затерялось древнее капище, построенное прежней цивилизацией из гигантских камней.

Из узкого горного ущелья Юры высыпали в тихую долину войска поэннинцев. Вой людей и рев боевых рогов оповестили окрестности о грядущей беде, нарушал мирную тишину. Угасы неслись по зеленой равнине к большому селению аллоброгов, разгоняя зазевавшихся пастухов, не успевших скрыться со своими стадами за большими воротами крепостной стены.

Это был первый боевой выезд Харта, и кровь бурлила в нем, как вода в горном водопаде. Харт мчался вслед за предводителями желая во что бы то ни стало проявить себя в этом бою героем и доказать великану Геру и насмешливому принцу Бренну, что, несмотря на свой юный возраст и неопытность, он может сражаться наравне с самыми прославленными витязями.

В Хребтовине Харт почти не видел своего кумира — Поэннинского вождя. Только, когда Бренну представляли новобранца, принц бросил на него беглый взгляд прищуренных глаз и презрительно скривил губы. Тренировал Харта Гер, друг и наставник, обучавший его драться, пить и выживать в этом непростом обществе вспыльчивых и воинственных дикарей. Новые события и друзья закружили юношу веселым вихрем настоящей мужской жизни.

Перед походом Бренн показал себя во всей красе. Он произнес перед воинами такую напыщенную, пламенную речь, что Харту хотелось немедленно броситься в бой и доказать своему предводителю, что он достоин всех тех высокопарных слов, которые были сказаны Бренном. Потом начался поход, жуткий переход сквозь Мглистые Камни, и вот Харт вместе со всем поэннинским воинством мчится по Леманским землям, завывая и вопя от восторга и по-мальчишечьи срываясь на визг. Рядом несся отчаянный вояка Убракий, новый друг Харта.

— О-у-у! — завывал Убракий, рассекая воздух мечом.

— О-у-у! — вторили за ним друзья любимый клич поэннинцев.

Всадники на скаку поджигали жавшиеся друг к другу лачужки местных жителей, срубали боевыми топорами головы мечущихся перед запертыми воротами людей, забрасывали через крепостную стену горящие головни. Когда вся земля перед укреплением уже была залита кровью, а живых врагов не осталось, всадники, разочарованно озираясь вокруг, начали спешиваться и собирать трофеи, так, по мелочи, настоящие богатства ждали их внутри крепости.

Стена из толстых заостренных бревен была раза в полтора выше человека. С обратной стороны к ней были приставлены лестницы, головы осажденных то и дело мелькали над стеной и быстро скрывались.

Угасов отвели к деревьям на противоположной стороне поляны под надзор слуг. Воины готовились к осаде, не длительной и изнуряющей, а молниеносной и разрушительной, как порыв ветра. Такова была тактика Бренна, его войско не способно было вести долгие малоэффективные войны. Его отряды налетали одним мощным набегом и, если им сразу не удавалось сломить врага, чаще всего отступали, чтобы подготовиться к новому удару. Бренн встал напротив ворот крепости, широко расставив ноги, вытащил прославленный Меч Орну и заорал:

— Трусы! Есть среди вас мужчина, способный выйти со мной на бой один на один? Если кто-нибудь из вас победит меня в честном бою, клянусь, мое войско уйдет и больше никогда не будет беспокоить ваши земли. Есть у вас хоть один воин, способный, не намочив штаны, сразиться со мной? Или вы все превратились в женщин, попрятались за эти хилые стены, которые я разнесу одним ударом своего меча. Или вам некого выставить против меня? Тогда всех вас ждут смерть и позор!

Ответа не последовало. Выждав паузу, Бренн бросил многозначительный взгляд на стоящего позади брата Рикка и продолжил:

— Эй ты, трусливый петух, прозвавший себя царьком этой грязной лужи! Перед тобой вождь Великого Поэннина! Ты можешь сдаться и признать власть моего брата Белина, короля Медового Острова. Тогда мы обойдемся без кровопролитий и убийств.

Со стен в оратора полетели куски навоза и грязи. Тогда Бренн приказал своим людям изготовить таран. Мощный ствол дерева, выкорчеванного здесь же, на опушке двумя здоровяками Гером и Рикком, был быстро освобожден от веток и пущен в дело. Десятки рук раскачивали таран, ударяя им в ворота крепости. Со стен в осаждающих летели камни Таран бился о ворота, пока те не рухнули, по их упавшим створкам ворвались внутрь крепости поэннинцы.

Самые возвышенные и геройские намерения Харта были реализованы в обычной кровавой бойне. Противник уступал напавшим витязям и в вооружении, и в силе. Аллоброги не имели ни доспехов, ни кольчуг, ни достаточной воинской выучки, чтобы противостоять такому врагу, как Поэннин.

Харт отчаянно сражался, не жалея собственной жизни. Он уже мог бы привязать к своему седлу не одну дюжину отрубленных вражьих голов. Проехавшись с этим трофеем по Каер Нэппу, он произвел бы невероятное впечатление на его жителей. Он уже был героем. Героем, впервые услышавшим звуки победы: визг женщин, плач детей, стоны умирающих. Харт вновь и вновь мужественно повторял любимое выражение своего предводителя Поэннинского вождя: «Правда — на стороне победителя!»

Сегина, вождя аллоброгов, именовавшего себя царем Лемана, приволокли к Бренну. Круглолицый темноволосый мужчина злобно вращал глазами. Бренн, прославившийся своей невиданной жестокостью, был беспощаден к врагам. Тот, кто не пожелал добровольно признать его власть, должен был поплатиться за свое упрямство в назидание другим. Его размышления о судьбе поверженного врага были прерваны появлением нового персонажа. Рикк тащил за руку упирающуюся и плачущую девушку в дорогом платье. Возмущенный ее непокорностью, Рикк занес хлыст для удара, девушка, вскинув руки, прикрыла лицо. На тонких запястьях зазвенели браслеты. Сегин дернулся в руках державших его воинов и захрипел.

— Это дочь нашего царька, — прогмусавил Рикк, кивнув в сторону пленницы, — красотка пряталась в доме и хотела лишить нас своего общества.

Бренн медленно поднял голову. От его усмешки Харт поежился. Принц подошел, аккуратно убрал с лица девушки непослушные пряди волос и стал с интересом рассматривать ее. Поэннинцы, побросав дела — грабеж и насилие, придвинулись поближе к своему вождю в ожидании развлечений.

— Ты можешь избавить своего отца от мучительной смерти, — проговорил Бреин мягким, кошачьим голосом, — если будешь умной и покорной.

— Негодяй! — завопил Сегин. — Воюй с мужчинами, а не с женщинами.

Бренн расхохотался:

— Кто сказал, что я собираюсь с ней воевать?

На правой руке Бренн носил перстень с огромным необработанным камнем. Его грань была такой острой, что ею можно было царапать дерево. Бренн провел тыльной стороной руки по щеке царевны. Алая полоска взбухла на матовой коже. Девушка отшатнулась и прошептала:

— Пощади моего отца, доблестный воин, я сделаю все, что ты хочешь.

Бренн довольно оскалился и прошипел:

— Всем бы нашим врагам таких любящих дочерей!

Неожиданно, выхватив свой меч, он развернулся и снес голову Сегину. Царевна вскрикнула и застонала, бессильно повиснув в руках Рикка.

— Твой отец умер самой легкой смертью из всех, которые я мог бы ему предложить, — почти ласково произнес Брени и слизал кровь с щеки царевны, — Я рассчитываю на твою благодарность за мою доброту. Теперь я ваш законныЙ правитель! — крикнул Бренн немногочисленным оставшимся в живых аллоброгам, жмуiцимся к стенам своей поверженной крепости.

Даже черная ночь была рада согреться в пламени костров. Под нестройное, но зато громкое пение гуляла, не зная удержу, дикая свадьба. Стол ломился от еды, которую без устали готовили новые рабы. Толстая стряпуха Тара не отходила от котлов с бурлящим варевом. Один из этих страшных витязей с размалеванным синей краской лицом, узнав, что она готовила для убитого царька еду, пообещал оставить ее в живых, если она угодит вкусам захватчиков. Плача от страха, Тара, несмотря на почтенный возраст, суетилась вокруг котлов, зорко следя за своими помощниками. Таре очень хотелось жить. Она лично подносила Рикку еду, с надеждой заглядывал в глаза усатому обжоре.

Харт пил, подначиваемый Гером, который, несмотря на количество принятой жидкости, все еще отлично держался, обнимая одной рукой Харта, другой пышненькую, как булочка, женщину, доставшуюся ему при дележе добычи вместе с другим хламом.

Бренн, смыв с себя кровь и грязь битвы, переоделся в чистую одежду, найденную в доме Сегина, и сидел теперь за пиршественным столом, увешанный украшениями царя. На его голову был водружен обруч с немыслимыми по размерам драгоценными камнями. Конечно, потом Белин отберет у брата эту царскую корону, но здесь можно было позволить себе все. Таким же нарядным выглядел и Рикк, сидевший по правую руку от брата и с завистью поглядывавший на его невесту. Впрочем, с не меньшим интересом он смотрел и в сторону Харта с Гером, где собралась веселая компания, явно предпочитавшая обществу принца кувшины с горячительным напитком. Бренн, не в пример Геру, пил мало и даже когда был весел, от его веселья веяло холодом, словно из могилы. И хотя Рикк был предан своему брату, незамысловатое общество Гера Огненной Головы и Харта, прослывшего среди бойцов знатным рассказчиком, было ему больше по душе. Слева от Бренна сидела, не шевелясь, в оцепенении его невеста. Царевна ни разу не решилась даже поднять глаза на предводителя дикарей, убившего ее отца. А Бренн насмешливо разглядывал красавицу и, кривя губы, склонялся к ней и шептал ей на ушко шутки, от которых у девушки пробегали мурашки по спине.

Харт уже не чувствовал холода, наслаждаясь подозрительным пойлом, которое поверженное племя почему-то называло вином, а также теплом костра и обществом верных друзей: Гером, Убракием и удравшим из-за свадебного стола Рикком. Место Рикка занял другой брат — Ллеил, который что-то озабоченно говорил Бренну, поднимая на него жалостливые глаза. Тот рассердился, махнул на него рукой, резко встал и, бесцеремонно схватив царевну за руку, под гиканье воинов увел ее в лачугу, служившую царю аллоброгов дворцом. Ллеил остался за столом в грустном одиночестве, выпил остатки вина из кубка жениха, положил голову на руки и заснул.

Костры еще долго горели, но вино и усталость взяли свое, все, кроме дозорных, улеглись спать.

«Теперь я — герой!» — сказал себе Харт, укутываясь в меховое одеяло. Он боялся, что другие воины, слышавшие во время боя его мальчишечий визг, будут смеяться над ним, но никто не смеялся. Вождь сам подошел к нему и, хлопнув по плечу, сказал при всех:

— Я видел, скольких ты уложил, ты настоящий герой!

Все слышали, как Бренн его похвалил. Все знали, не тот мужчина, у кого низкий бас и длинные усы, а тот, кто в бою дерется, как зверь. Харт был достаточно пьян, чтобы не обращать внимание на плач новобрачной и каркающий хохот, переходящий в кашель, доносившийся из царского дома. Но когда плач перешел в вопли, а затем в отчаянный визг, он не выдержал и зажал уши руками.

Утром Поэннинский вождь вышел, покачиваясь, на крыльцо, растерянно оглянулся по сторонам. Он хотел дать приказ трубить в рог, но передумал и сам начал пинками будить своих воинов, спящих прямо на земле, вкладывая в каждый удар сапога всю свою обиду на любое еще живое существо. Воины просыпались, разбуженные воплями других, и спешно вскакивали, не желая попасть под тяжелый сапог своего взбесившегося вождя.

Богатая добыча, много золота, железного оружия, скота и рабов заставляли Бренна спешить. Все это добро нужно было переправить в Поэннин, пока соседние племена не решили принять участие в его дележе. Но сам он с частью своего войска не собирался покидать крепость. Ее удобная позиция и стены, которые он намеревался дополнительно укрепить, давали ему возможность расположить здесь свой лагерь, откуда было бы удобно совершать набеги на рассеявшиеся по горным склонам незащищенные селения аллоброгов.

Тара уже суетилась среди бурлящих котлов и вертелов с мясом, Рикк вчера похвалил ее, пообещав взять с собой в Поэннинский замок. Она юркнула в царский дом, где в погребе хранились кое-какие запасы специй и старого вина, еще не растащенные новыми хозяевами. К тому же она надеялась проведать дочь убитого Сегина, свою любимицу, которую она нянчила с детства. Как бы плохо ни складывались события, они обе живы и отправятся вслед за новым хозяином на Медовый Остров. И Тара будет, как и прежде, обхаживать свою царевну, ставшую теперь замужней женщиной.

Харт продирал глаза, пытаясь разобраться, что происходит и почему его так бесцеремонно пихает в бок нога Гера.

— Вставай, лежебока, — гудел Гер, — или ты думаешь, что я за тебя буду делать твою работу?

Харт попытался подняться, больно стукнулся головой о крышку стола, под которым он спал, и пополз на четвереньках, путаясь в собственном одеяле из шкур. Выбравшись наружу, он увидел, как толстая Тара вышла из царского дома и обессилено присела на ступеньках. Она хотела закричать, но к горлу подступила рвота, лишив ее голоса. Тара, скорчившись на земле, скребла ногтями холодную влажную почву. Стены в спальне новобрачных были завешаны человеческими внутренностями.

Глава 7 Палящее солнце Антиллы

Что знаете вы, люди, о той дикой звериной страсти, которая полыхала в сердцах нашего племени? Когда усилия разума оказываются тщетны, мы часто бываем склонны в отчаянии доверить свою судьбу воле случая. Как мог я добровольно расстаться с той, чей голос все еще звучал в звездной ночи, наполняя дивными звуками мою душу? Море не могло остановить меня. Это выдумки людей, что мы боимся воды или огня. Мы не обычные волки. Я не прислушался ни к мудрым советам духа ручья, ни к увещаниям обольстительной дриады, ни к ворчанию старой Веды. Я бы не изменил своего решения, даже если бы передо мной возникла сама Великая Богиня, которой поклоняются Туаты, и призвала меня остановиться. Конечно, я бросился вслед за своей мечтой, уплывающей от меня по синим волнам Внешнего океана.

Обнаружив, что принцесса исчезла, я помчался вдогонку. Я шел по запаху ее крови, вслед за яблочным безумием, которое привело меня к западному морскому побережью. Я оказался здесь слишком поздно, чтобы определить ее дальнейший путь. Мне пришлось вернуться домой и выведать у духа воды, живущего в нашем ручье, куда отправился корабль, увезший Эринирскую принцессу. Сень могла это узнать, ведь духи общаются между собой. Она не хотела мне говорить, но потом, решив, видно, что мне все равно не преодолеть море, проболталась. От нее же я узнал, что Антилла расположена на большом острове в нескольких неделях пути на Запад. Я опустил руки в ручей и спросил:

— Скажи мне, Сень, будет ли она когда-нибудь моей?

— Принцессы предпочитают принцев, а не жалких оборванцев милый волк, — Сень обрызгала меня ледяной водой.

— Ну что ж, прощай, Сень. Пожелай мне счастья, — попросил я.

— Ты делаешь глупость, волк, — сказала Сень, — я желаю тебе вернуться живым.

Сесть на корабль, отбывающий в Антиллу, практически невозможно. Все необходимые контакты с внешним миром антильцы поддерживают сами, иноземные корабли не принимают, опасаясь вторжения. И немудрено, слава о богатствах этой страны превосходит даже легенды о племенах Дивного Народа.

Антильские корабли, пришвартованные в западном порту, имели непревзойденную охрану, и я отчаялся пробраться туда. Однако мне удалось узнать, что антильские судовладельцы с удовольствием покупают рабов, которых свозили в этот порт желающие получить антильское золото. Я не строил планов, как мне добраться до Морейн, для начала нужно было просто попасть в Город Солнца.

По моей просьбе мой товарищ Шеу продал меня в рабство антильскому купцу. Работорговец, предварительно ощупав мои мышцы и осмотрев зубы, остался вполне доволен сделкой, тем более что плату за меня Шеу взял не золотом, которое он не мог даже держать в руках, а тканями и безделушками. Шеу понял меня и не осудил, уже зная, что отговаривать бесполезно. Полученное за меня добро он должен был отдать нашему племени в качестве компенсации за то, что я покинул своих.

Таким образом, я, по собственной беспечности, оказался среди рабов на длинном и узком антильском корабле. Трудность заключалась в том, что путешествие на корабле длится много недель, а это слишком большой срок. Людям моего племени необходимо перевоплощаться в зверя хотя бы один раз в лунный месяц. Но есть старый способ, достаточно вредный для организма и труднодоступный для раба. В ночь полнолуния, когда я бы непременно сорвался, я напился до бесчувствия, что стоило мне наутро десяти ударов розгами, которыми здесь наказывали ослушников. С трудом я дотянул до конца путешествия, потому что, кроме необходимости преображения, я испытывал еще и панический страх перед безбрежной гладью воды, присущий всем моим сородичам. Морская болезнь сделала меня совершенно непригодным к работе, и я валялся в трюме, оглашая корабль жалобным воем.

Вдоль длинных бортов судна гребцы на скамьях орудовали тяжелыми веслами под монотонные песни, распеваемые рулевым на носу днями и ночами напролет. Это длинное плаванье прошло в полузабытье, словно кошмарный сон.

Я очнулся от оцепенения только тогда, когда после долгого и мучительного путешествия меня выставили на невольничьем рынке Города Солнца — столицы Антиллы. Палящие лучи прожигали мою непривычную к жаре кожу насквозь. Горло пересохло, а голова гудела. Вокруг я видел множество довольных, жирных, лоснящихся лиц, разглядывающих меня, словно редкую диковину. Покупатели торговались с купцом, привезшим меня на корабле. Он, недовольный ценой, ткнул меня палкой с хлыстом в спину, заставляя повернуться перед публикой. Тут я не выдержал и сорвался, преобразившись в зверя. Вопреки моему убеждению, что меня тут же прикончат, как только узнают, что я оборотень, моя трансформация вызвала в толпе ажиотаж и восхищенные вопли, цена взлетела. Работорговец был в восторге, ему удалось продать меня за десятикратную цену, а заодно и избавиться от неблагонадежного раба.

Мой покупатель по имени Кхот благодаря своему сходству с жирненьким кабанчиком вызвал у меня симпатию. Приземистый и лысый человек с большим пузом и блестящими маленькими глазками на смуглом лице оказался держат чем столичного цирка, где проходили бои гладиаторов. Мои способности к перевоплощению показались ему достойными для развлечения местной публики. Как я потом узнал, в Антилле не было оборотней, и я оказался редким экземпляром, который можно демонстрировать за деньги.

В сопровождении четырех солдат я со связанными руками волочился рядом с паланкином своего нового хозяина. Кхот, возбужденный предстоящей наживой, взахлеб рассказывал мне о своих недостойных конкурентах, которые теперь, конечно, умрут от зависти. Он благодушно выглядывал из белого паланкина, раскачивающегося в такт шагам четырех загорелых рабов, несших его. К своему ужасу, я разглядел на шеях рабов железные ошейники. Несколько поразмыслив, я, как мог с моими начальными знаниями антильского языка, объяснил владельцу цирка, что ошейник и другие металлические предметы, охватывающие мое тело, помешают преображению. Отчасти это было правдой, металл не останавливает трансформацию оборотней, но существенно мешает ей, делая этот процесс неконтролируемым и прерывистым. Кхот серьезно выслушал меня, покачал головой, повздыхал и сказал:

— Что ж, я не знаю, в чем нуждаются оборотни. Но, будь уверен, я предоставлю тебе все необходимые условия, чтобы ты мог зарабатывать для меня деньги.

Тогда, набравшись наглости, я ответил на ломаном антильском:

— Мясо, женщина, прогулки.

Кхот захохотал, и его живот, видневшийся в окно паланкина, долго колыхался в такт смеху, вызывая у меня самые аппетитные ассоциации — из-за морской болезни я давно не ел.

Пока мы шли, я, пользуясь случаем, с интересом разглядывал столицу Антиллы. Город Солнца — поистине прекраснейшее и величественнейшее зрелище! Город Солнца вожделенная мечта многих воинственных государств из-за легенд о его несметных богатствах — превзошел на деле самые невероятные рассказы.

Снаружи он был опоясан тройным кольцом высоких крепостных стен. Вокруг внешней стены проходил широкий ров, наполненный водой, по которому сновали бесчисленные лодки с местными жителями. Стены эти были отделаны орихалком и медью, сверкающими на солнце, вероятно, специально, чтобы дразнить иноземцев своим откровенным богатством. Еще два водных кольца проходили на некотором расстоянии друг от друга в середине города, деля его на три части. В центре располагался большой остров, на котором находились царские дворцы, главный храм и какие-то правительственные здания. В средней части между двумя кольцевыми каналами был жилой район для зажиточных граждан с прекрасно отделанными большими зданиями из белого, красного и черного камня.

Внешнее кольцо города, примыкавшее к внутренней крепостной стене, было отдано под различные хозяйственные, увеселительные и прочие строения. Здесь размещались трущобы ремесленников и бедных жителей, казармы военных, охранявших город, общественные купальни, лавки торговцев и рынки, самые различные мастерские и кузницы, таверны и гостиницы, тюрьма, а также несколько цирков, один из которых принадлежал моему упитанному хозяину. Внешний и внутренние рвы были соединены каналами, по которым осуществлялась доставка грузов. Множество мостов, переброшенных через эти каналы, тщательно охранялись заставами, не позволяющими праздному люду беспокоить зажиточных горожан из средней части города.

Когда мы, наконец, добрались до обширных владений Кхота, первым детом он направил меня в купальню для рабов. Там я испытал сильнейший шок — меня попытались побрить! Все они здесь старательно брились, и я понимал, что в такой жаркой стране в этом был определенный смысл. Но я не мог этого вынести, как и любой зверь, с которым бы попытались так поступить. Два раба-цирюльника, погибшие от моих клыков, вполне убедили в этом господина Кхота, который со знанием дела разглядывал их растерзанные тела, после чего сообщил мне, на какую сумму я нанес ему ущерб и с живостью поинтересовался:

— А на сцене перед зрителями ты сможешь это повторить?

— Я повторю это где угодно, только оставь меня в покое, — поспешно пообещал я, с ужасом посматривая на железные ножи, служившие антильцам бритвами. Но, видя в маленьких глазках Кхота сомнение, я прорычал ему в лицо: — Я дикий зверь, а не девушка! Побрить меня ты сможешь, только убив!

К моему удивлению, он не только позволил мне остаться в моем первоначальном виде, но и не наказал меня за убийство. Потом я понял, что на фоне других, чисто выбритых и намазанных сверкающей золотой краской гладиаторов, мои волосатые ноги и нечесаные космы придавали мне особый колорит, подчеркивая в глазах антильцев мое варварское происхождение. Впрочем, все дальнейшие месяцы Кхот не переставал ворчать, что я распространяю по его цирку блох, которые плодятся в моей шерсти, а другие гладиаторы начинали подозрительно воротить носы при моем появлении, хотя меня, как и других, заставляли ежедневно мыться.

Итак, мне предстояло выходить на бой с таким же, как я, рабом, и убивать его под свист и улюлюканье публики. Я был молод и самоуверен, и встреча с противником один на один — кто бы он ни был — меня не пугала. Что же до убийства, то мы, волки, привычны к мысли, что в любом бою с врагом один из нас должен погибнуть, либо он, либо я. Мне нужно было найти Морейн, поэтому я должен был жить.


Гладиаторы располагались в хороших сухих помещениях с выбеленными стенами и деревянными полами, спали на настоящих кроватях, которые я впервые увидел здесь в Антилле, сытно ели, ежедневно ходили в купальни — антильцы были просто помешаны на чистоте. В таких роскошных условиях мне не приходилось жить никогда. После моей пещеры рабские казармы антильского цирка казались мне царскими апартаментами. В свободное от тренировок и выступлений время мы могли заниматься чем угодно, конечно, в пределах циркового поместья. За его стены впускали только некоторых, пользующихся особым доверием гладиаторов. Я долго не мог попасть в их число.

Мои товарищи меня не любили и сторонились. Слава волколака сделала свое дело, никто не хотел общаться с оборотнем. Все знали, что тот, кто выходит со мной на бой, не имеет шансов выжить. По их мнению, это был нечестный бой. Зато у зрителей я пользовался неизменным успехом, а уж если им удавалось увидеть мое преображение, вырастающие клыки, проступающую шерсть, то овации длились бесконечно. Цирк Кхота затмил собой все другие и стал приносить ему огромные барыши.

Я побеждал безоружного человека только за счет лучшей реакции, стремительного прыжка и острых, словно кинжалы, зубов, которые неминуемо смыкались на шее противника. Кхот убеждал меня:

— Что за брезгливость? Разрезал горло, и все. Ты должен разодрать его, выпотрошить, сожрать на глазах у зрителей. Вот это будет зрелище! — и, видя мою насмешку, добавил: — Смотри, не подчинишься, я перестану тебя кормить, и тебе придется удовлетворить свой аппетит на арене.

Эта идея очень нравилась Кхоту, хотя он так никогда ее и не воплотил. Я ел много мяса, и он жаловался, что я его разорю, но все же не ограничивал меня в еде.

Спустя несколько месяцев мой номер успел надоесть зрителям. Кхот начал выставлять против меня вооруженных противников, и мне стало труднее. Хотя мой рост выше среднего, но рядом с огромными, играющими мышцами силачами я производил впечатление подростка. Впрочем мое преимущество заключалось не в силе мускулов а в молниеносной реакции, в угадывании удара и умении ловко уходить от него. Я могу долго выматывать противника обманутого моей кажущейся уязвимостью, вкладывающего всю свою энергию в каждый удар. Как бы силен ни был боец, когда-нибудь и он устает и начинает ошибаться. Моя же выносливость значительно превосходит человеческую.

Зато я, наконец, приобретя определенное доверие Кхота смог свободно разгуливать по городу, изучая все его чудеса. Город Солнца открывался передо мной, как волшебная шкатулка, таящая в себе самые невиданные сокровища.

За время, проведенное в обществе Кхота и его рабов, я приобрел некоторый налет цивилизованности и уже не пялился изумленно на окружающих, как это было в первый день моего приезда в Антиллу. Я важно прохаживался между рядами торговцев, сопровождаемый любопытными взглядами. Несмотря на антильскую одежду, я резко отличался от местных жителей. Меня узнавали, приглашали зайти, пообщаться. Как я уже говорил, в этой стране не водились оборотни, и поэтому антильцы не испытывали к ним ненависти или страха, как кельты. Меня воспринимали скорее как ловкого фокусника или шарлатана, просили развлечь их, продемонстрирован один из моих трюков. Нередко меня приглашали и в таверны, где в веселой компании всегда находился кто-нибудь, готовый поставить мне кувшин вина, ведь мне нечем было расплатиться.

Я, пользуясь расположением горожан, старательно собирал сведения о жизни в царском дворце. Узнать какие-нибудь подробности о Морейн было довольно трудно. В отличие от большинства других стран, в Антилле не существовало сплетен и пустословий, у его жителей не было желания почесать языки и обсудить жизнь дворца. Даже наоборот, при упоминании о царице люди испуганно оглядывались и замыкались в себе. Мне удалось узнать только то, что антильская царевна живет во дворце на центральном острове Города Солнца. А потом пришла весть, что Ахетон, сын царицы Гелионы, скончался. Я потерял сон покой, стал хуже драться, Изводясь мыслями, что Морейн может вернуться на Медовый Остров, а я навеки останусь под палящим солнцем Антиллы. Не знаю, чем бы все это закончилось, если бы однажды посмотреть бой не явилась сама царица в сопровождении свиты.

Этот бой не был особо примечателен, если не считать того, что я, пытаясь разглядеть царскую свиту, отвлекался и пропустил один-два скользящих удара, оставивших на моем теле несколько царапин, а в конце, убив своего врага, несмотря на убедительные знаки, подаваемые мне Кхотом, наотрез отказался перевоплощаться в волка и терзатъ несчастное тело убитого. Мысль о том, что среди царской свиты может находиться Морейн, которая увидит меня за таким кровожадным занятием, была мне невыносима. Вряд ли после этого я мог бы рассчитывать на ее взаимность.

Возмущенный Кхот не находил слов, чтобы выразить мне свое негодование, измышляя всевозможные наказания, которым он подвергнет меня за ослушание. Но вечером того же дня он с прискорбием сообщил мне, что получи за меня от царицы огромный выкуп и вынужден со мной расстаться. Гелиона пожелала видеть меня в своей личной охране.

Этой же ночью я оказался во дворце, где сбылась давняя мечта Кхота, меня безжалостно побрили и так долго мыли в купальнях, что я был близок к обмороку. Масла и благовония, которыми пропитались вода и воздух, так пронзительно и тоiвнотворно пахли, что надолго отбили у меня нюх. Единственным утешением было то, что мыли меня прелестные рабыни. Впрочем, я и прежде не был лишен женского общества. Кхот тщательно следил за тем, чтобы его гладиаторы ни в чем не нуждались.

Итак, я, чистый, выбритый и благоухающий, как девушка в борделе, предстал перед командиром царских телохранителей — здоровым детиной с бычьей шеей по имени Друз, который, глядя сверху вниз, недовольно осмотрел меня и недоуменно пожал плечами, не понимая, чем я смог привлечь его царицу.

— Возможно, ее заинтересовала моя способность перевоплощаться в волка, подсказал я ему.

— Твои способности оборотня здесь никому не интересны, лениво сообщил Друз. — Кстати, по приказу царицы ты должен ежедневно принимать напиток, подавляющий трансформацию.

Друз предупредил меня, что любая попытка отказаться от напитка или перевоплотиться будет наказана смертной казнью. Пожалуй, если бы не Морейн, ради которой мне необходимо было оставаться во дворце, я прямо сейчас попытался бы обратиться в волка и вырваться отсюда до того, как в меня вольют первую порцию этой вонючей жидкости.

— Ты знаешь, что, ежедневно принимая напиток, я протяну только несколько лет? — спросил я Друза.

Он сочувственно покачал головой — царские приказы не обсуждаются.

— Но ты мне не очень подходишь, — обнадежил он меня. — Возможно, мне удастся убедить царицу, что ты недостаточно силен для телохранителя, и она вернет тебя обратно в цирк.

Поскольку это не входило в мои планы, мне пришлось в человеческом облике доказывать, что я достоин быть в царской охране. На первом же обучении мне удалось убедить Друза, что, несмотря на мои не слишком крупные габариты, я все же достаточно силен и могу представлять существенную угрозу врагу. Через две недели я уже был включен в график дежурств царских телохранителей.

Прожив много месяцев в антильской столице, я никогда не был в ее центре и практически не видел дворцовой архитектуры города. Теперь же, оказавшись в царском дворце, я был настолько поражен его непостижимой красотой и роскошью, что понял, наконец, насколько примитивна и бедна была моя родная пещера, куда я все еще мечтал привести Морейн. С интересом рассматривал я все, что меня окружало. С интересом, это мягко сказано с восторгом с потрясением, с изумлением! Ничего подобного я никогда не видел. Даже замок моего короля Эохайда — прекрасней шее строение на всем Альбионе — казался лачугой, по сравнению с этим дворцом.

Залы тянулись один за другим, соединенные великолепными резными дверями, инкрустированными драгоценными камнями. Царские чертоги были залиты светом, исходившим от кристаллов. Зарядившись за день солнечной энергией, они отдавали ее ночью в виде света, сверкавшего на покрытых орихалком и мозаикой стенах. Картины на полу были так искусно выложены из разноцветной плитки, что я, впервые войдя в один из залов, долго топтался на месте, боясь наступить на прекрасных бабочек под ногами. Этим я вызвал улыбку и расположение Друза.

Колонны из оникса и топаза, огромные окна из прозрачного кварца, изящная золотая и серебряная мебель, картины и ковры на стенах — все это сверкало, переливалось и казалось мне божественно красивым. Белые мраморные лестницы спускались в цветущие сады с фонтанами, бассейнами и беседками, дающими тень. Деревья, усыпанные плодами, пальмы, лианы, вьюны окружали дворец. Воздух был наполнен несмолкаемым гомоном вездесущих птиц.

Мне казалось, что я попал на волшебный Яблочный Остров, куда отплывают на хрустальных ладьях души умерших людей, чтобы жить там в блаженстве и счастье. Я был подавлен этим великолепием и красотой, почувствовав вдруг свою ущербность. Морейн, купаясь в этой роскоши, конечно же, не пожелает даже узнать меня. Зачем антильской царевне нужен нищий дикарь из варварской страны?

Странный обычай был в этом дворце. Вельможи и знать рисовали на лицах маски, скрывая под ними свои чувства носили в жару огромные головные уборы с париками и тяжелые трапециевидные платья, расшитые драгоценностями, делающие их обладателей похожими друг на друга. Эти странные наряды резко контрастировали с простой одеждой горожан которую я видел во внешнем кольце города. Перед царицей было принято простираться ниц, и все эти тучные люди, кряхтя и сопя, бросались перед своей властительницей на пол, звеня побрякушками. Рабы же одевались крайне легко. Женщины в облегающие сарафанчики, мужчины — в короткие юбки из легкой ткани. Воины добавляли к этому сандалии и кожаные пояса. Еще у телохранителей имелись кольчуга, шлем и наколенники, которые полагалось надевать во время военных действий. Эту груду металла я даже не взял в руки. В обычные дни на голове полагалось носить кожаный шлем с высоким плюмажем. Вооружены мы были длинными деревянными копьями с железными наконечниками. Я старался не касаться металла, с содроганием взирая на этот наконечник, маячивший у меня над головой. Хорошее оружие было увешано таким огромным количеством разноцветных перьев и раковин, что телохранители скорее походили на ряженых во время Самайна, чем на солдат. Думаю, что если бы какой-нибудь кельт встретил меня в таком виде, то долго хохотал бы надо мной и вряд ли догадался бы, что я воин. А если бы мне пришлось применить оружие, боюсь, я не увидел бы врага за собственными перьями.

В вечер первого же дня моего дежурства за мной явилась охрана и проводила меня по длинным сверкающим залам и коридорам в великолепную розовую опочивальню. На роскошной кровати сидела обнаженная и стройная женщина с оливковой кожей. Она подняла на меня свои глаза с поволокой.

Я довольно ухмыльнулся, будучи уверенным, что передо мной рабыня, предназначенная для ублажения царских воинов Я уже две недели не общался с женщинами со дня моего грандиозного купания и собирался было спросить у своих товарищей по оружию, как здесь решают эту проблему.

Не тратя понапрасну слов, я набросился на нее и, не обращая внимания на ее удивленные восклицания и жалкие попытки остановить меня, овладел ею. Впрочем, она и не хотела меня останавливать, потому что стоило ей только закричать, как на ее зов тут же явились бы своры телохранителей, дежуривших в коридоре. Потом, отдышавшись она объявила мне, что передо мной сама Антильская царица Гелиона, и долго смеялась над моим изумлением, звеня браслетами на смуглых руках. Мне было позволено называть ее Кийя. В общем, она очень скрасила мою и так неплохую и сытную жизнь в царском дворце. Тайные страсти Кийи, известные лишь немногим ее телохранителям, разделявшим с ней постель, в достаточной мере удовлетворяли мои хищные наклонности. Кийя оказалась абсолютно распущенной, страстной любовницей. Видимо, ее постоянное превосходство над окружающими вызывало в ней потребность испытывать унижения хотя бы в постели, чему я, как мог, способствовал.


Среди окружавших меня масок Морейн не было. Осторожными вопросами я выяснил, что антильская царевна, как вдова, проводит дни в уединении в Храме Инкал, где она должна в течение года молиться и совершать траурные обряды. Она никого не видит, кроме жриц и Гелионы, и даже не выходит из Храма.

Морейн появилась только через много месяцев на какой-то церемонии, где царица Гелиона принимала всех своих приближенных. Если бы не запах, нежный запах любимой женщины, я бы не узнал принцессу. Такой же нелепый желтый треугольник с безжизненной маской, как и другие. Но это была она, я чувствовал яблочный запах ее крови, слышал ее мысли, улавливал ее дыхание. Мое сердце рвалось наружу, но я не имел возможности даже подать ей знак, что я здесь, И хотя я, как все рабы, не носил ни этих безобразных платьев, ни масок, Морейн не замечала меня. Она вообще никого и ничего не видела вокруг, погруженная в какое-то оцепенение. Гелиона перестала жалеть свою невестку. Она была жестоко разочарована в царевне. Морейн не смогла ни стать жрицей, ни родить государству наследника. Теперь это была просто вещь, источник магической крови, который надо было использовать благоразумно и экономно, но безжалостно. Никого больше не интересовали ни ее капризы, ни слезы, ни чувства. Морейн никогда не любила антильского царевича, но, пока он был жив, она могла вести более или менее полноценную жизнь, участвовать в приемах и скудных развлечениях, положенных ее сану. Все, что осталось от Ахетона в памяти Морейн, — это его скрюченное в позе зародыша тело, намазанное красной охрой, уложенное на высокий постамент в царской гробнице.

После смерти Ахетона жизнь Морейн превратилась в бессмысленную карусель. Белое и золото слилось в сплошную грязную полосу. В этом кружении Морейн перестала различать маски, вкусы и запахи. Она уже не страдала от жары, потому что перестала чувствовать что-либо. Она, как марионетка, без осознания выполняла все ритуалы и церемонии, все, что от нее требовалось. Мысли и воспоминания больше не посещали ее и не мучили по ночам. Она жила в странном, сгустившемся до плотности ваты, пространстве. Это продолжалось долгие месяцы, но Морейн больше не замечала течение времени.

И это бессмысленное состояние однажды было прервано, будто кто-то разбудил ее от вечного сна. Резко кольнуло под сердцем беспокойство. Ощущения, чувства и запахи нахлынули на нее в один миг, и она с удивлением обнаружила себя, поднимающуюся по широкой белокаменной лестнице в свите Гелионы. Морейн почувствовала, что за ней следят, как за случайно забредшим в лес путником наблюдают из-за деревьев дикие звери. Она даже выбилась из общего движения, потеряла свое место в свите, беспокойно оглянулась. Кругом белые маски. И среди этих бездушных масок Морейн отчетливо ощущала присутствие охотника. Ощущала, но не видела. Весь день она провела как на иголках под моим пристальным взглядом. Я даже успел насладиться этим прелестным чувством хищника, выслеживающего свою жертву.

В один из приемов у царицы Морейн, стоя подле ее трона, оказалась напротив всех масок, выстроившихся в ряд. Ее глаза внимательно изучали белые лица, пытаясь отыскать среди них следящего. Устав от разглядывания чужих людей, она отвела взгляд и случайно посмотрела направо от трона, туда, где столпились телохранители Гелионы. И тогда, встретившись со мной глазами, Морейн с трудом сдержала восклицание, но не выдала себя, лишь едва заметно кивнула мне. Я даже не понял, испугалась она или обрадовалась моему присутствию.

С этого дня Морейн больше не впадала в спячку. Как и у меня, единственная осознанная мысль принцессы была о том, как нам переговорить. В присутствии посторонних это было невозможно. Теперь, встречаясь, мы разговаривали глазами.

«Здравствуй!» — говорил мне взгляд Морейн.

«Я так долго искал тебя», — отвечал я, улыбаясь.

«Ты смешной», — мимолетная улыбка пробегала по ее губам, и я видел, что она смеется над моим плюмажем из перьев. Когда она подходила близко, я улавливал ее мысли, и эти мысли были мне приятны.

Дни тянулись, а я все не мог найти возможность переговорить с Морейн. В ее комнатах всегда присутствовали рабыни, по дворцу она передвигалась в окружении рабов и охраны, подойти к ней незамеченным было невозможно. Я изводился тягостным ожиданием случая остаться с ней наедине.


Частые землетрясения вынудили Гелиону на паломничество в храм на горе Атлас, где она должна была провести обряды, чтобы задобрить грозных богов. Стоило лишь задрожать земле — и повсюду на острове совершались отчаянны попытки умилостивить богов, людей сталкивали прямо в кратеры вулканов, в гибельную пропасть, где бушевала разъяренная стихия. Гелиона без свиты и охраны, в сопровождении только приближенных жриц и жрецов, покинула дворец и пешком отправилась в горы.

Я провел этот день в тренировках под неусыпным наблюдением Друза. Вечером, как только стихли звуки, я бесшумно выскользнул из казарм для охраны и быстро направился в то крыло дворца, где жила антильская царевна. На лестнице, ведущей сад, я увидел, вернее, почуял ее, она стояла в тени колоннады.

Я подошел и, взяв ее за руку, молча повел за собой. Морейн покорно шла, не отнимая руки. Спустившись по лестнице, мы вышли на выложенную плиткой дорожку сада. Луна в синем антильском небе светила все ярче, и мы хорошо видели друг друга. Легкий ветерок охлаждал наши измученные жарой тела. Мне было легче переносить жару, положение раба позволяло мне ходить почти раздетым и без маски. Морейн же была вынуждена носить этот золотой кокон, который и весил-то немало. Мы молча стояли, держась за руки, и смотрели друг другу в глаза. За все время нашего знакомства у нас впервые появилась возможность поговорить, и я, проделав для этого такой длинный, трудный путь и выдержав столько испытаний, не знал, что ей сказать.

— Значит, ты не забыла меня и узнала? — прошептал я, наконец.

— Разве я могла забыть твою звериную грацию, Блейдд? Даже легкий налет культуры не изменил тебя.

Я еще не успел привыкнуть к манере Дивного Народа высокопарно выражаться, и ее слова показались мне откровенным признанием. Морейн дотронулась тонкими пальцами до кожаного ошейника на моей шее и сказала:

— Блейдд, бедный, что она с тобой сделала?

Ободренный ее словами и действиями, я поймал ее руку и прижал к своим губам.

— Со мной нельзя ничего сделать против моей воли, — произнес я срывающимся голосом. — Я сам позволил его надеть.

— Зачем? — изумилась Морейн. — Зачем свободный волк захотел надеть на себя ошейник?

— Чтобы найти тебя!

— Блейдд, неужели? — Она подняла на меня ошеломленный взгляд. Похоже, Морейн только сейчас поняла, что наша встреча неслучайна.

— Другого способа попасть в этот город не было, — ответил я. — Иноземцы могут войти в него только в качестве рабов.

Мне было неприятно и неловко видеть перед собой белую непроницаемую маску, под которой страстно хотелось разглядеть любимые черты. Я спросил с деланным равнодушием:

— Твои рабыни крепко спят?

— Они не проснутся до утра, даже если бить над ними в барабаны. Что ты с ними сделала? — спросил я с улыбкой.

— Ничего, — пожала плечами Морейн, — напоила снотворным.

И Веда еще считала свою ученицу бездарной!

Я отвел антильскую царевну в ее апартаменты, которые состояли из двух смежных помещений. Первая просторная комната сияла при свете кристаллов и свечей темным золотом. От второй, где находилась спальня царевны, ее отделяла резная деревянная решетка, покрытая позолотой или бронзой. Вдоль этой решетки на разбросанных на полу цветных подушках и одеялах сладко спали четыре женщины. Посередине второй комнаты стояла кровать под воздушным балдахином, а у стены с окном — инкрустированный туалетный столик и маленькое кресло. В него я посадил Морейн. Взял губки для протирания лица и кувшин с водой и начал осторожно смывать с нее маску. Мне это нередко приходилось делать для Кийи, и я вполне справлялся со своей задачей. Морейн безропотно сидела, позволяя мне все это, она поняла, что мне трудно воспринимать ее в карнавальном наряде.

Я снял с нее головной убор из сотен золотых косичек и этот громоздкий балахон. Она осталась лишь в обтягивающем платье из полупрозрачной вуали. Я отошел в сторону, чтобы получше рассмотреть ее. О, если бы вы знали, какое это было горькое зрелище! Прошло всего два года с нашей последней встречи, но мне показалось, что Морейн постарела лет на десять. Не было больше той жизнерадостной кельтской девочки. Ее щеки ввалились, глаза потускнели и выцвели на антильском солнце. Ее тонкие руки безжизненно упали на колени, а глаза, казавшиеся теперь огромными на изможденном лице, были полны безысходности. И по этому тоскливому взгляду я понял, а вернее почувствовал, что она больна. Мы, волки, чувствуем общее состояние человека. Жизнь вытекала из запястий Морейн тонкой струйкой. Полная луна освещала сквозь окно лицо принцессы, придавая ее образу еще большую хрупкость и трагичность. Вдруг из глаз Морейн потекли слезы, и я, не выдержав, бросился к ней и сжал ее в своих объятиях. Она плакала на моем плече, горько жалуясь на свою жизнь. Потом спохватилась и сказала:

— Блейдд, что же ты наделал? Зачем нужна такая жертва?

— Ты не рада меня видеть? — спросил я.

— Я не рада видеть тебя рабом, — ответила Морейн. — для твоего племени это еще ужасней, чем для людей.

— Я нашел тебя, и это главное, — прошептал я, вдыхая ее нежный аромат.

— Но как? Как тебе удалось найти меня?

— Я шел за тобой по запаху твоей крови, — сказал я и добавил: — Такому сладкому и манящему. — Увидев ужас в ее глазах, я сразу почувствовал угрызения совести и поспешил загладить свою вину.

— Это шутка, Морейн, — я постарался принять самый невинный и безобидный вид, — ты не должна меня бояться.

И я рассказал ей кратко историю моих скитаний и жизни в антильском цирке. Я думал, стоит ли говорить Морейн, что личная стража Гелионы представляет одновременно и ее своеобразный гарем, но все же решил не скрывать этого. И Морейн впервые улыбнулась, а потом засмеялась. Колокольчик ее голоса отозвался дрожью в каждом моем нерве.

— Вот уж никогда не думала, что дикий волчонок попадет в гарем этой коварной львицы.

«Волчонок» — называла меня Морейн, как, впрочем, и Кийя. Но они обе были не правы. Я был уже не волчонком, а волком. И я мог бы загрызть их обеих, даже не преображаясь в волка. Из-за сдерживающего напитка, который заставляла меня принимать Гелиона, мои нервы расшатались, и я с трудом себя контролировал, но не стал расстраивать Морейн, и так исстрадавшуюся здесь. Но она сама сообразила это и осторожно спросила:

— Ты ведь должен оборачиваться в волка, как же ты это делаешь во дворце?

— Веда говорила мне, что ты боишься волков, — ухмыльнулся я, но, увидев на ее лице испуг, сразу добавил: — Не бойся, Гелиона опаивает меня каким-то зельем. Если я даже захочу, то не смогу преобразиться, пока действует эта проклятая отрава. Но ты должна знать, я бы никогда не стал этого делать при тебе, чтобы не напугать тебя.

Но, видимо, Морейн все же была напугана. Ей было не по себе в комнате наедине с оборотнем. Я чувствовал, что сомнения гложут ее.

— Блейдд, — Морейн запнулась, гiодбирая слова, — я должна знать, это правда, что вы убиваете детей и женщин?

Ну вот, опять! И где она только наслушалась этих сказок? Что за мрачное проклятие преследует всю жизнь бедных волков, что за вечные подозрения? Убитых волками людей уж наверняка не больше, чем медведями, но нет же, медведей, этих лесных чудовищ, никто не трогает, а вот волки — они убийцы! Да если волк и убил кого-нибудь, так только либо спасая свою жизнь от свирепого охотника, либо умирая от голода Я уж не говорю о самих людях, которые истребляют себе подобных, вырезая под корень целые племена и селения, без всяких на то причин. Ни один волк не убьет человека ради золота, власти или удовольствия. А что касается детей и женщин, это вообще гнусная ложь. Если волк и убивает кого-то, забредшего в лес, то жертвой чаще оказывается мужчина, к тому же охотник, пришедший сюда, чтобы умертвить кого-нибудь из нас, причем опять же не из чувства голода. Ну, конечно, очень больному обессиленному волку легче убить ребенка, чем вооруженного воина. Но, луна свидетель, это такая редкость. В нашем племени не было ни одного волка, убившего ребенка.

Что же касается женщин, то наш бурный темперамент вынуждает нас устраивать себе определенную личную жизнь, и не всегда это удается сделать среди соплеменниц: женщин в наших племенах почему-то меньше, чем мужчин. Я вспомнил прелестное лето, когда мы с Шеу немного развлекались в селениях у речной долины, но, клянусь, все девушки остались живы. Хотя из-за странной наклонности Шеу к перевоплощению после любви нас потом и близко не подпускали к этой долине.

Но я не стал делиться с Морейн приятными воспоминаниями и честно солгал, что никогда и ни при каких обстоятельствах полки не убивают людей, и все это гнусные выдумки. Морейн недоверчиво улыбнулась. Похоже, она все-таки не поленилась расспросить Веду о наших повадках.

Я знал, что Гелиона вернется через несколько дней, и мне, возможно, больше не удастся пообщаться с Морейн, и поэтому хотел выложить ей все свои планы.

— Не беспокойся, я придумаю, как нам убежать отсюда, — сказал я, а Морейн снова начала плакать.

— Это безнадежно, Блейдд. Может быть, тебе и удастся это сделать, но не мне. Царица никогда не отпустит меня, — и Морейн показала мне свои перевязанные руки. — Она не может обходиться без моей крови.

Бедная принцесса рассказала мне о своих страданиях. Я был поражен той жгучей ненавистью к Гелионе, что бушевала в сердце Морейн. Она не переносила боли и знала, что царица медленно убивает ее. Теперь, когда у Морейн появилась надежда, ее ненависть вспыхнула с еще большей силой.

Я пообещал, что вытащу ее отсюда, пусть мне для этого придется даже перегрызть горло самой Гелионе. После того, как Морейн рассказала мне, что делает с ней царица, я возненавидел эту проклятую ведьму.

Все это время, пока мы разговаривали, я сжимал хрупкое тело девушки в своих объятьях, вдыхая запах ее кожи, наслаждался ее близостью. Вдруг она отстранилась от меня, то ли сообразила, что мои объятья не так уж невинны, то ли решила, что с меня достаточно.

— Я тебе неприятен? — вспыхнул я.

Она не ответила и надула губки.

Не то чтобы я был очень обижен. При всей моей самоуверенности мне и в голову не приходило, что я легко смогу соблазнить надменную принцессу. Я отлично понимал, что в этом чужом мире я был единственным ее другом. Я давал ей надежду, она нуждалась в моем обществе, но это вовсе не означало, что она нуждалась в чем-то еще. Я сказал ей, стараясь не выдать голосом свое ущемленное самолюбие:

— Ну что ж. Я пришел сюда, чтобы вернуть тебе свободу, и я сделаю это.

Я решил не досаждать ей, тем более что ее рабынь можно было бы опоить в другой раз. А ее запах все больше беспокоил меня, и, опасаясь не сдержаться, я хотел уйти. Но она схватила меня за руку и снова прижалась ко мне.

Я не спрашивал ее, любила ли она своего мужа, оплакивала ли его. Мне было все равно. Я рванулся вслед за ней по зову сердца, чтобы быть рядом. Но она сама начала мне рассказывать о нем. Она говорила, глотая слезы, что не знает любви. Даже редкая близость с мужем происходила в присутствии рабов и жрецов, которые строго рассчитывали по звездам дни, когда это нужно делать. И Морейн не испытывала от этих отношений ничего, кроме неприязни и стыда.

— Останься! — прошептала она, испугав меня своей запоздалой невинностью. — Я хочу узнать, что такое любовь мужчины.

Но перед тем как стать моей, она попросила меня принести ей Гвир — магическую клятву волка, отдающего свою волю. Горячее, испепеляющее желание сжигало меня, и я безрассудно дал ей эту клятву. В моей памяти навсегда запечатлелся именно этот момент, когда маленькая заплаканная женщина, такая любимая и желанная, такая несчастная и одинокая, кладет мне на лоб свою нежную руку и хладнокровно порабощает меня. Несколько мгновений назад она сокрушалась о моем рабстве у Гелионы, а теперь сама бессердечно поработила мою душу. Говорят, все волки, давшие Гвир, всегда чувствуют руку хозяина на своем лбу. И даже сейчас, когда я уже совершенно свободен, я ощущаю эти холодные тонкие пальцы, вонзающие свои ногти в кожу моего лба. Впрочем, тогда я и так был готов выполнить любое ее желание и был рад любому ее прикосновению, даже если бы она вырвала у меня сердце.

Несмотря на несколько лет замужества, принцесса была совершенно не искушена в любви. Моя дикая страсть, так нравившаяся Кийе, пугала Морейн, и мне приходилось сдерживаться и контролировать себя, Я старался, как мог, восполнить ту нехватку нежности и любви, которую, по недосмотру этого бесчувственного истукана — ее мужа, испытывала в своем одиночестве Морейн. Эти несколько дней, а вернее, ночей безумного счастья, нежности и любви остались самым светлым воспоминанием в моей жизни.

Потом вернулась Гелиона, и все пошло по-прежнему. Я видел Морейн только издали, А по ночам, когда я встречался с Кийей в ее опочивальне, мне хотелось размозжить ей голову, чтобы она не истязала Морейн, которой становилось все хуже. Но смуглое тело Кийи сводило меня с ума, и я, возвращаясь по ночам к себе опустошенный и обессиленный, проклинал себя за свою страсть к этой ведьме. Мне еще повезло, что в Антилле не водятся волколаки, и Гелионе ничего не известно про возможность отнять у них волю, иначе бы она опередила в этом мою возлюбленную.

Я непрерывно искал способ побега, незаметно собирая различные сведения, но чем дольше я занимался этим, тем к более печальным выводам приходил. Антилла уделила немало времени разработке своей неприступности, и покинуть ее было так же трудно, как и пробраться сюда.

Морейн порой вновь погружалась в забытье, и тогда я, рискуя быть замеченным, пытался переговорить с ней и приободрить ее, и чувствовал, что ум ее снова пробуждался от оцепенения.

Однажды ночью я пробрался к ее окну и уговаривал ее впустить меня, но Морейн сказала, что не хочет объедков от чужой любви. Я убеждал ее, что это Кийе достаются объедки от нашей любви, но она была неприступна. Я думал, что она боялась вызвать гнев царицы, хотя, мне кажется, я рисковал больше, чем Морейн. Во всяком случае, для Гелионы моя жизнь была менее ценной.

С нашего острова и большого континента приходили тревожные вести. Там полыхали междоусобные войны. Говорили, что могущественный король со своей армией завоевывает все новые земли, превращая их жителей в вечных рабов. Я подозревал, что речь идет о поэннинцах и думнонах, но Антилле все племена, населяющие Медовый Остров, были известны под одним названием — варвары. Слухи оказались настолько ужасны и противоречивы, что я не особенно в них верил. Морейн тоже.

Потом пришло известие о болезни Эринирского короля. Гелиона предприняла все возможное, чтобы ее невестка не узнала об этом. Но слухи от купцов на базарах, привезших товары из далеких стран, просочились к прислуге и раб дворца, а от них ко мне. Я сразу понял, что это редкий шанс для Морейн вырваться из плена дворцов. Зная царицу гораздо лучше Морейн, я сам разработал план ее поведения. Царевна должна была попросить государыню отпустить ее повидать отца и, как и ожидалось, получила отказ. Царица полагала, что Медовый Остров, ставший центром развязавшейся войны, слишком опасен для антильской царевны.

Когда царице донесли, что невестка второй день отказывается от пищи, ни с кем не разговаривает и не встает с постели, обеспокоенная Гелиона сама пошла ее проведать и спросила, что это значит. Морейн с трудом сползла со своего золотого ложа и, опустившись перед царицей на колени, сказала:

— Как я могу есть, когда отец мой лежит на смертном одре? Как может дочь жить и принимать блага этой жизни, когда ее отец умирает в разлуке с ней? Если я не попрощаюсь с ним, то у меня не будет права жить дальше.

Такой намек на самоубийство подействовал на Гелиону лучше, чем слезы и мольбы. Слишком боялась она потерять источник своей магической силы. Она разрешила невестке съездить к отцу. Морейн чуть все не испортила, когда стала умолять царицу отпустить с ней меня. Конечно, Гелиона отказала ей, дав ей в сопровождение того же Дорена, которому она теперь доверяла еще больше, чем прежде, и целый отряд антильских воинов под его командованием. Кроме того, Дорен получил строжайшее указание вернуть антильскую царевну обратно, хотя бы ему для этого пришлось применить силу против самого Эринирского короля.

В ночь перед отъездом Морейн вновь опоила рабынь снотворным зельем и, выскользнув из своей комнаты, бросилась меня разыскивать. Мы встретились на той же лестнице, но вернуться в свои покои она не согласилась. Она трепетно прижималась ко мне, орошая мое плечо слезами, и мне кажется, это была единственная ночь, когда она по — настоящему меня любила.

Утром я как телохранитель Гелионы сопровождал ее на пристань, откуда отчаливали два царских корабля, один из которых был наполнен воинами. На корабль Морейн погрузили сундуки и тюки с подарками от Антильской царицы Эринирскому королю. Морейн последний раз опустилась перед свекровью на колени, и та, увидев залитое слезами лицо невестки, размякла и обняла ее.

Я смотрел вслед антильской царевне и знал, что эти слезы предназначались только мне.

Глава 8 Рыбий Хвост

На праздничной пирушке в трапезной Поэннинского замка подвыпившие воины горланили песни и обсуждали готовящийся поход. Новость о том, что они идут войной на последний оплот Туатов, облетела войска поэннинцев и думнонов радостной вестью. Рассказы о чудесах и богатствах владык Дивного Народа люди слышали с колыбели.

— Говорят, все женщины Туатов сказочно красивы, — прогудел Гер.

— Думаю, на твой вкус они окажутся слишком тощими, — смеясь, ответил Стан, воин из его племени.

— Ну, есть же и среди них такие, кто любит поесть, — уверенно возразил Гер, — зато у них белые волосы, глаза сверкают, как звезды, а на каждом пальце по перстню с драгоценными камнями.

— Так тебя больше привлекают глаза или перстни? — крутя ус, спросил Рикк, предпочитавший обществу своих суровых братьев дружную попойку вояк.

— Я-то смогу воспользоваться и тем и другим, — промычал Гер, заливал в себя новую кружку хорошего поэннинского эля. — А вот тебе, Рикк, придется ограничиться перстнями, да и те сдашь жене.

Сидящие за столом дружно захохотали. Все знали, что, живя в замке, Рикк ведет себя, как верный муж и отличный семьянин, а, оказавшись за крепостными стенами, способен заменить собой целый полк по части ухаживания за дамами.

— Не ссорьтесь, каждый получит по красотке и по большому кушу, — вмешался Убракий, запивая свои мечты из оловянной кружки.

Слуги только и успевали подносить новые кувшины с элем. Жареные поросята на тарелках быстро превращались в горки костей.

— Всем не хватит, — загоготал Рикк, — у них всего одна осталась, сама королева, да и та старуха и полукровка. Если ее удастся взять живой, Гвидион наверняка заберет ее себе, как все самое редкое и бесполезное. Да и вообще, кто вам сказал, что там есть Туаты? Даже Эринирский король и принц полукровки. Нет, Туаты все давно вымерли.

— А говорили, что у Эринирского короля есть еще дочь, — разочарованно протянул Стан.

— Дочка давно укатила в неизвестном направлении, — усмехнулся Рикк, облизывая губы. — Ее выдали замуж. Вот повезло какому-то негодяю!

— Как жаль, — мечтательно проговорил Харт, который вместе с Убракием только что вернулся из караула, и поэтому им приходилось спешно догонять остальных в количестве выпитого и съеденного, — интересно было бы посмотреть, как выглядят настоящие Туаты?

— Как русалки, только вместо хвоста ноги, — не сдержался Убракий.

Взрыв хохота раздался даже за соседними столами, где сидели другие воины. Все помнили те события, из-за которых Харт получил прозвище Рыбий Хвост и чуть не лишился собственной головы.

Харт густо покраснел и бросил обиженный взгляд на Убракия, тоже, друг называется. Пунцовые щеки Харта не остались незамеченными, что только прибавило веселья. Харту было неприятно вспоминать историю, заставившую его натерпеться столько страхов. Но и без напоминания друзей она часто вставала у него перед глазами. Это было в Кельтике, когда после долгой битвы измученные победители расположились на ночь лагерем на берегу моря. Оставив за собой руины прибрежного города, побросав одежду и оружие, одни валялись, подставляя голые тела вечернему солнцу, другие буйно резвились в пенистой волне.

Богатая добыча горячила сердца воинов, скорое возвращение домой поднимало настроение. Они жгли костры, пили терпкое местное вино, барахтались в теплых, прогретых за день морских волнах. Безмятежное и счастливое состояние мужчин, возникшее благодаря удачному завершению похода и большому количеству выпитого вина, располагало к романтичному настроению. Скоро командование решит, как и в каком порядке войско отправится домой.

Харт валялся на песке, подложив руки под голову и наблюдая за появляющимися на небе звездами. Он предавался мечтам о том, как по возвращению домой сам король назовет его героем. А что, Харт ничем не опозорил имя своих предков, он яростно сражался, не боясь смерти, он, безусловно, достоин самых высоких наград. Вот его старший братец умрет от зависти, когда узнает, что он, Харт, получил, например, земельный надел. Он будет взимать поборы со своих крестьян и сможет построить крепость. Потом заберет к себе Олану. Харт представил белокурую девушку из родного Нэппа с длинными до пояса волосами. Теперь, если щедрый король отблагодарит его по заслугам, Харт сможет жениться на Олане. А может, и не на Олане. Харт обиженно вспомнил, что, когда войско вернулось с победой над аллоброгами, Олана так и не явилась просить короля выдать ее замуж за одного из воинов. Сердце юноши наивно билось тогда в тревожном ожидании, что вот-вот выйдет перед войском его возлюбленная и дрожащим голосом объявит себя наградой герою. Харт фыркнул: в конце концов, у поэннинского воина всегда есть из кого выбирать подружку, из каждого похода приходят новые партии рабов. За год службы под началом Гера в войске Поэннинского вождя многие нежные мечты юноши, внушенные ему отцовским бардом, выветрились. Он успел привыкнуть к тому, что война — кровавое и жестокое занятие. А под командованием такого бессердечного человека, как принц Бренн, война превращается в омерзительную кровавую резню. Харт стал настоящим бойцом, жестоким и хладнокровным, посвятившим жизнь своему королю.

Со стороны воды послышались возбужденные крики. Воины, отвлекшие Харта от лирических воспоминаний и созерцания звезд, тащили что-то к берегу, призывая на помощь других. Что-то, запутанное в рыбацкую сеть, вытащили на берег и поволокли по песку к костру предводителя. Харт присоединился к другим любопытным и в свете костра увидел ее.

Она была изящна, как лилия. Ее белая кожа была почти прозрачной, а глаза — темными, как морская пучина. Волосы, длинные и светлые, как у Оланы, закрывали почти все ее тело. И это тело, о боги, заканчивалось рыбьим хвостом, покрытым серебристой чешуей.

«Русалка, русалка», — ржали довольные воины, побросавшие своих подружек и вино и теснившиеся вокруг костра, стараясь получше рассмотреть чудо.

Харт оказался совсем близко от русалки. Она билась в сетях и с ужасом оглядывалась по сторонам. Рикк и Гвидион, склонившись над ней, настороженно рассматривали находку. Бренн, вызванный из своей палатки воплями людей, присел перед ней на корточки и некоторое время разглядывал, кривя губы в подобии улыбки. Она испуганно таращила глаза и тяжело дышала, приоткрыв розовые пухлые губки. Принц дотронулся до ее щеки кончиками пальцев, русалка дернулась всем телом, но державшие ее витязи не позволили ей отшатнуться.

— Ну, ну, рыбка, не бойся, ты такая красивая, мы тебя не обидим, — растягивая слова, проговорил Бренн. — Как тебя зовут?

Русалка молчала, переводя глаза то на стоявших вокруг воинов, то на трех братьев, склонившихся над ней. И вдруг ее взгляд остановился на Харте. Юноше показалось, что русалка заглядывает ему прямо в душу. Ее бездонные глаза молили его о помощи, и Харт почувствовал себя неуютно среди полупьяной толпы грубых неотесанных мужланов.

— Какая неучтивая девушка, — обиженно проворчал Бренн, обращаясь к своим братьям, — она не хочет даже разговаривать с нами.

Бренн отвел волосы русалки в сторону, открыв ее обнаженное тело. Присутствующие даже позабыли закрыть рты от восторга. Девушка обладала редкой красотой, ее тело было таким белым, что казалось, будто оно светится изнутри. Маг нагнулся к сидевшему на корточках принцу.

— Это такая редкость, — сказал Гвидион. — Я даже не был уверен, что они существуют. Отдай ее мне, брат.

Принц поднял на него свой тяжелый взгляд. Потом перевел глаза на другого брата и сказал:

— Рикк, зачем нам эта рыбка, у нее ведь нет ног, — Бренн засмеялся собственной шутке и, обращаясь к русалке, угрожающе продолжил: — Если ты будешь и дальше такой недружелюбной, я отдам тебя нашему чародею для его коллекции нелюдей.

Принц провел тыльной стороной руки по ее щеке, оцарапав кожу русалки острым камнем перстня. Внезапно Бренн отлетел назад и свалился на спину. Он вскочил на ноги и, тряся рукой, возмущенно заорал:

— Эта бестия обожгла мне руку!

Храбрые витязи, державшие русалку, отпустили ее и попятились назад. Она пыталась неуклюже двигаться, перевернулась на живот и приподнялась на руках. Ее мокрые волосы разметались по песку. По щеке стекала бледно-розовая кровь. Бренн опять направился к ней.

— Осторожно, брат, — предостерег его Гвидион, — она может быть колдуньей, чем она тебя стреканула?

— Не знаю, — зло ответил Бренн и опасливо попятился, потом подобрал с земли длинную ветку и поджег ее в костре. — Ну что, маленькая морская ведьма, раз ты не хочешь говорить на моем языке, поговорим на твоем, — прошипел он.

С этими словами принц ткнул горящей веткой в обнаженное плечо русалки. Она дернулась и издала странный звук, похожий то ли на свист, то ли на визг. Сердце Харта болезненно сжалось. Догадавшись, что она не умеет разговаривать, он дернулся было вперед на ее защиту, но Гер, стоявший рядом и внимательно наблюдавший за своим дружком, с силой схватил его за плечо:

— Стой, дурень! Наш вождь не любит, когда ему мешают развлекаться.

И Харт не решился выступить, горестно наблюдая, как вождь издевается над беспомощным существом, лежащим перед ним на песке. К игре подключился его брат Рикк. Боясь дотронуться до русалки руками, он копьем пытался перевернуть ее на спину, отпуская непристойные шутки. Несколько раз он неловко кольнул ее. Русалка издавала те же жалостливые пронзительные звуки, металась по песку и пыталась увернуться от копья и горящей ветки. Воины дружно ржали, подначивая своих предводителей, и одобрительно подвывали, когда копье Рикка оставляло новый розовый след на белом теле. Гвидион подошел к расшалившимся братьям и, схватив их за руки, остановил:

— Все, хватит, вы мне ее испортите.

Бренн, взяв у Рикка копье, перепачканное кровью русалки, осторожно, чтобы не порезаться, понюхал розовую жидкость.

— Пахнет рыбой, — сплюнув, сказал он, — пойдем, Рикк, поищем что-нибудь более теплокровное.

Харт, будучи не в силах более выносить это зрелище, а может быть, пытаясь скрыться от тягостного взгляда перепуганного насмерть создания, ушел в сопровождении Гера к своему костру. Гер сообщил ему, что принято решение остаться на берегу на ночь, а завтра, выспавшись и приободрившись, сделать быстрый переход к Мглистым Камням. Прислушиваясь к крикам и хохоту разгулявшихся воинов, друзья принялись за жареное мясо и терпкое вино. Харт совсем повесил голову.

— Да ладно тебе, небось твоя Олана не хуже русалки, — хохотнул Гер, — особенно местами.

— Неужели тебе ее не жалко? Он ведь мучил ее за то, что она не отвечала, а она просто не умеет говорить, — у Харта наворачивались слезы.

— Ну, ты даешь, приятель! С такими взглядами тебе надо было не в армию идти, а в храм — жрецом какой-нибудь милосердной богини.

— Что плохого в том, что я жалею беззащитных людей?

— Людей? — Гер расхохотался, — Харт, может, ты плохо разглядел ее? Она даже не человек. Мерзость, нелюдь, нечисть. И потом, это же война, а она пленница.

— Чем же виноваты пленники? — не успокаивался Харт.

— Ты еще спрашиваешь? Они виноваты тем, что они слабые, а мы сильные. Нечего было сдаваться в плен. Знаешь, как поступают гордые Туаты, когда попадают в плен? Они протыкают себе горло кинжалом, чтобы избежать унижений. В конце концов, кто бы возмущался. Ты сам берешь пленников и способствуешь нашей силе. Что-то ты не очень протестовал, когда кто-нибудь пытал других рабов, — Гер ухмыльнулся, — и вообще, ей еще повезло, что у нее хвост вместо ног. Что еще с ней можно сделать, разве что уху сварить.

Харт возмущенно вскочил и схватился за меч. Гер, обхватив его за плечи, усадил на место. Вырвав из рук товарища меч, он отбросил его в сторону.

— Ну, не глупи, парень, я же шутя, спьяну, — сказал Гер, озабоченный решительным взглядом Харта. — Ты сам подумай, чем ты можешь ей помочь? Вождь подарил ее жрецу, а не тебе.

— Что он с ней сделает? — прошептал Харт.

— Убьет, конечно, — понизив голос, ответил Гер. — Я не видел никого, кто бы выжил, попав в плен к нашему чародею. — Гер тревожно оглянулся и добавил: — Слушай, давай лучше спать, а? Завтра рано вставать, а переход будет долгим.

Харт покорно улегся, наблюдая, как Гер пыхтит, разглаживая длинные усы, и укладывается поудобней. Он не знал, сколько времени пролежал без сна. Постепенно звуки гулянья стихли, и воины улеглись спать, оставив бодрствовать только дозорных. Большинство костров было погашено.

Харт лежал на спине. Бесчисленные звезды усыпали черное небо над его головой, и каждая из них казалась отражением ее глаз. Он приподнялся и оглянулся. Осторожно пробираясь мимо валяющихся в беспорядке воинов, Харт подобрался к горящему костру принца. Братья спали в небольшой походной палатке, у которой была выставлена охрана. Харт уже собрался уходить, как вдруг заметил какое-то шевеление неподалеку. Он подобрался ближе, стараясь не выходить из тени. На песке, запутанная в рыбацкую сеть, лежала русалка. Харт услышал ее тяжелое дыхание. Он наклонился к ней и увидел ее глаза, сверкнувшие в ночи. Она тихо и жалобно заныла. Харт осторожно дотронулся до нее. Взгляд русалки проникал ему в сердце. Где-то в дальних уголках его души тосковало и молило о помощи одинокое, израненное существо, брошенное на растерзание диким сухопутным чудовищам.

«В воду, в воду, — молило оно. — Я больше не выдержу, к утру я умру, мне нужна вода».

Харт сглотнул слюну, чувствуя, как пересохло в горле и легкие прилипли к ребрам. Он схватил сеть и потащил ее в сторону воды. И тут же почувствовал острие копья у себя между лопатками. Гресс, телохранитель Поэннинского вождя, позвал на помощь часовых, и вскоре вокруг поднялся переполох. Из палатки вышел заспанный маг. За ним появился Бренн, тотчас приказавший отрубить юноше голову. Несколько человек заломили Харту руки, другие копьями заставили стонущую русалку откатиться на прежнее место. Харта трясло так, что это стало заметно окружающим. Гвидион, наклонившись к нему, услышал его беспокойный шепот: «В воду, в воду, я умираю». Глаза Харта потемнели, и на мага смотрели огромные русалочьи зрачки без белков. Гвидион жестом остановил воина, собирающегося убить наглеца по приказу Поэннинского вождя. Он велел оттащить несчастного подальше от русалки и уложить его на песок. Харт был в беспамятстве. Ему давали воды, но он не мог пить. У него начался жар. Бренн только пожал плечами: за попытку украсть чужого пленника преступника следовало бы убить. Но вместо этого Гвидион склонился над метавшимся в агонии человеком и, водя вокруг его головы руками, что-то шептал. Харт перестал трястись и обмяк. Перепуганный Гер, видя, что буря миновала, склонился над больным другом и, заглянув в его открытые глаза, отпрянул.

— Смотри, мой господин, — прошептал он друиду в ужасе, — у него глаза, будто у русалки. Она его околдовала, пыталась заставить помочь, — Гвидион повторил это еще раз громко, чтобы все слышали и ни у кого не было вопросов, почему преступника оставили в живых. Понятное дело, кто же устоит против чар и магии.

Утром русалка умерла. Но Харт узнал об этом только к вечеру, когда очнулся. Гвидион и друиды-лекари, которых всегда брали в военные походы, с трудом его откачали, отпоили, отколдовали.

Войска уходили к Мглистым Камням. Угасы умели нести на себе всадников так, что даже обессилевшие, они не падали на землю. Этим и объяснялось то чудо, что Харт ехал верхом несмотря на свое полуобморочное состояние. Тело русалки валялось в обозе среди прочего добра, принадлежавшего магу.


Страх перед колдовством навсегда поселился в сердце Харта. Он не сказал никому, что голос русалки до сих пор звучит в его голове, она разговаривает с ним. Больше всего Харт боялся, что об этом узнает Гвидион, коварный чародей, который непременно займется изучением его внутренних голосов. Нет, нет, пусть лучше его будут звать Рыбий Хвост, хотя это и не самое элегантное прозвище, чем он позволит жрецу ковыряться в его мозгах, вывертывая наизнанку их содержимое.

Харт очнулся от тягостных воспоминаний и влил в себя очередную кружку эля, стараясь хоть на время стереть из памяти тягостный взгляд русалочьих глаз, преследующий его всегда, когда он был недостаточно пьян. Еще две-три кружки — и память избавится от чужого образа, и Харт сможет, наконец, расслабиться в обществе друзей.

В трапезной было тесно и душно. Люди сидели на скамьях, на столах, на полу, многие здесь же и спали среди объедков, свиней и собак, Когда в крепость приезжал король со своими отрядами думнонов, все помещения замка превращались в казармы.

Белин считал необходимым появляться время от времени среди воинов в Поэннине, чтобы напоминать им, кто в действительности является верховным правителем их страны. И хотя он теперь не нуждался, как прежде, в сильной и защищенной крепости своего брата, он был его частым гостем. К тому же Гвидион, Королевский Друид, имел какую-то странную привязанность к Бренну, всюду следуя за ним. И король вынужден был подчиняться древним законам, приезжая в Поэннин не столько к Бренву, сколько на поклон к своему жрецу.

Белин с ностальгией вспоминал времена, когда они неслись на угасах вслед за своим отцом, и было так легко жить и сражаться, зная, что справа его всегда прикрывает неистовый Бренн, слева — весельчак Рикк, а где-то сзади, невидимый для бойцов, надежный и всесильный, возвышается Гвидион. Рикк по-прежнему был предан и весел, Гвидион все так же надежен и всесилен, а Бренн становился все более отчужденным и мрачным. В каждый свой приезд в Поэннин Белин с неприязнью ощущал, как отдаляется его брат. Но менялся не только характер Бренна. Его внешность, точно выгоревшая на солнце ткань, становилась неприятно блеклой, почти бесцветной, будто кто-то высасывал из него краски, превращая в альбиноса. И сама крепость, казалось, становилась все более мрачной, вслед за своим хозяином погружаясь в призрачную жизнь.

Глава 9 Падение Эринира

Мир оплакивал короля Эохайда Оллатара из Племени Дивного Народа, лежащего посреди траурной залы на покрытом зеленым плащом возвышении. На его груди поверх скрещенных рук тускло мерцала большими изумрудами золотая корона Оллатаров. Королева, закутанная, как и ее дети, в серый траурный плащ и потерявшая со смертью мужа всякий интерес к жизни, стояла у гроба безвольной тенью, выполняя положенные ритуалом действия.

Никто уже не упоминал о том, что Эохайд был полукровкой. Он воплотил в себе лучшие черты Дивного Народа, чего нельзя было сказать о его детях, не унаследовавших ни поразительной красоты, ни особого склада ума, ни магических талантов своих предков. Брат и сестра, последние потомки Оллатаров, самого великого рода королей Туатов, стояли рядом, понурив головы в серых капюшонах.

Серасаф, любимый сын, приближенный к отцу, был погружен в транс от горя. Морейн искренне плакала не столько от собственной печали, сколько от жалости к матери и брату. Траурная и торжественная обстановка, всеобщее горе, дурманящие благовония действовали на нее удручающе. А когда она скользила взглядом по лицу мертвого отца, каждый раз сердце болезненно сжималось от острого чувства утраты. Никогда ей больше не увидеть его звездного взгляда, плотно сжатых губ, величественной осанки, не услышать голоса, наполняющего душу благодатью.

По окончанию ритуала Морейн увлекла брата на крепостную стену, где их никто не слышал, с удовольствием вдохнула свежий весенний воздух после душного траурного зала, наполненного дымом обрядных благовоний. Взяв брата за руки, она с трепетом заглянула ему в глаза и попросила:

— Серасаф, позволь мне не возвращаться в Антиллу.

К своему удивлению, она встретила поразительное упрямство со стороны брата. Серасаф настаивал на возвращении Морейн в страну, куда ее отправил отец. И только когда принцесса показала свои израненные руки и рассказала новому королю о том, какую роль отвела ей Гелиона в своей магии, Серасаф смягчился.

— Кругом идут кровавые войны, Морейн. На Альбионе все меньше земель, неподвластных Белину, объявившему себя королем Медового Острова, — сказал Серасаф, с тревогой вглядываясь в горизонт, где темнели горы Волчьей Заставы. — И. хотя мы заключили перемирие с королем Белином, я очень сомневаюсь в его надежности.

— Вы вступили в союз с этим негодяем?! — в сердцах воскликнула Морейн.

— Не союз, сестра, перемирие. Соглашение о ненападении с их стороны, только и всего. Мы им малоинтересны, они просто хотят обезопасить себя от объединения мелких королевств и племен против них. Но мы не можем полагаться на обещания этих шакалов и, конечно, готовим наше войско к войне. Уже несколько племен, с которыми Король Медового Острова заключал подобные соглашения, лежат в руинах после нашествия армии поэннинцев, дикого племени, принадлежащего его младшему брату. Серасаф нервно потрогал кинжал на поясе, прошел несколько шагов и взволнованно продолжил: — Пока король и бешеный выводок его братьев сидят на своей неприступной скале, мы можем быть спокойны. Но как только их войска пересекут Волчью Заставу, я призову в Эринир еще одного владыку Туата де Дананн с его армией.

Серасаф не отрывал взгляда от горной цепи на горизонте, погруженный в собственные мысли. Может ли он поделиться с сестрой своими тревогами и опасениями, рассказать ей о страшной миссии, возложенной на него? Нет! Серасаф горестно вздохнул. Это только его долг, нечего взваливать его на слабую женщину.

Он вспомнил суровый взгляд миндалевидных глаз своего учителя, рассказавшего ему о том, что в мир вернулось зло. Зверь фоморов, древний Враг Туатов пришел на землю. По преданию, убить Зверя фоморов может только Туат из рода Оллатаров, только клинок, выкованный Гоибниу Кузнецом, способен нанести смертельную рану Врагу. Гоибниу Кузнец давно покинул Верхний Мир, но у дивного Народа осталось немало оружия, вышедшего из-под его молота, которое даже теперь превосходило все современные клинки по прочности и надежности. Узнав о рождении Зверя, тайная страна Туатов обратилась за помощью к королю Оллатару. Старый Эохайд, словно звездная тень, мерцал на своем тропе в Эринирском замке и слышать не хотел ни о каких поединках. Обязанность короля, говорил он, спасать не мир, а свое королевство. Он взял людей под свою защиту и должен думать только о них. И Туатам не оставалось ничего иного, как обратить свои взоры к юному наследнику Эринира, принцу Серасафу. Крови Оллатаров в нем было еще меньше, чем в отце, но он хотя бы был боеспособен.

С тех пор, как пылкий и отважный Серасаф узнал о Звере, он проводил все свое время в тренировках. Он знал, что когда-нибудь должен будет выйти с мечом Гоибниу Кузнеца против древнего Врага и сразить его. Он много раз обсуждал свои будущие действия с посланником скрытой страны Туатов, воином-магом, обучавшим его.

Серасаф вглядывался в туманную даль, пытаясь представить, как приближаются к его замку войска поэннинцев, среди которых, по предположению Туатов, рожден Зверь. Ему еще нужно будет выйти навстречу противнику, узнать древнего Врага среди других воинов и вызвать его на бой. Серасаф знал, какая ответственность возложена на него, знал и не мог ни с кем поделиться ею. А одному так тяжело нести на себе этот груз. Он поднял взгляд на сестру и устало произнес:

— Пока мы не получим известий с Волчьей Заставы, ты можешь жить в Эринире, но после тебе придется покинуть мой замок. И, если ты не хочешь возвращаться в Антиллу, я должен подумать, куда тебя отправить.

— Да, насчет Волчьей Заставы, — Морейн попыталась использовать подходящий момент, — в рабстве у Гелионы находится один из твоих подданных, волчонок из пограничного племени, ты должен его выкупить.

Серасаф сурово свел брови:

— Мало того, что я не знаю, как мне удастся выпроводить без тебя этого жирного антильца, который уже прожужжал мне все уши о том, что вам пора возвращаться, а ты хочешь еще, чтобы я занимался выкупом какого-то дикаря?

— Дикаря? Кажется, именно на таких вот дикарей ты возложил ответственность за безопасность своего государства, не так ли? — Морейн судорожно искала доводы. — Наш отец никогда бы не оставил без помощи своего подданного.

— Если бы наш отец знал, как этот подданный пялился на тебя в лесу, он приказал бы отрубить ему голову. И я понимаю, почему именно этот волк оказался в Антилле — он потащился туда за тобой! — Серасаф почти кричал, выдержанности отца ему явно не хватало. — Запомни, Морейн! Если ты хочешь остаться в моем, моем королевстве, тебе придется вести себя так, как я считаю нужным. А сейчас отправляйся к матери, у меня и без тебя полно дел.

Серасаф пошел вниз по лестнице, пытаясь утихомирить свой гнев. Морейн осталась на стене в одиночестве. Она смотрела ему вслед, думая о том, как изменился ее брат. Он возмужал и посуровел, между бровями пролегла глубокая складка. По его усталому и не по возрасту серьезному взгляду чувствовалось, какое бремя ответственности он несет. От прежнего Серасафа осталась только легкая походка, доставшаяся ему в наследство от матери.

Морейн не пошла к королеве. Что ей делать в траурных покоях рядом с этой женщиной, превратившейся в безжизненный призрак? Выскользнув из замка, принцесса отправилась по знакомой тропинке в лес, где на небольшой полянке ютилась под деревьями хижина Веды. Земля вокруг заросла чертополохом и крапивой. Цепляясь юбкой за колючки, Морейн пробралась сквозь заросли и отворила ветхую дверь. Внутри никого не было. Очаг посреди дома был пуст и холоден. Его не разжигали уже очень давно. Осмотревшись, принцесса поняла, что старуха покинула свой дом навсегда. «Мне даже никто не сказал, что она умерла», — всхлипнула Морейн. Никто не вспомнил о лесной старушке.

Морейн рыдала, скорчившись на заросшем мхом земляном полу. Все, все изменилось. Уже никто не будет здесь ее любить, она никому не нужна. Веда умерла, для брата она только обуза, а ее мать покончит с собой, как только закончится траур. Так делают почти все Туаты после смерти своих супругов. Окончательно замерзнув, она выбралась из хижины, собрала сухих веток, нашла трут и долго неумело терла его, пока не удалось раздуть огонь. Наконец посреди заброшенной хижины заполыхало пламя. Морейн уставилась на мерцающие искры поленьев, вспомнив о давнем гадании в этой хижине. Вот бы узнать, как сложится дальше ее жизнь. Возможно, Серасаф захочет снова выдать ее замуж.

— Ну, нет, — произнесла Морейн вслух, — второй раз я не позволю загнать себя в эту западню!

Она уже приняла решение, что будет идти навстречу своей собственной судьбе и никому не даст в нее вмешиваться. Быть может, уже скачет к ней долгожданный витязь, ветер треплет его волосы, он ищет глазами Морейн и вот-вот найдет ее, ей осталось лишь еще немного подождать, сейчас они встретятся взглядами.

Морейн отшатнулась от пламени, которое едва не лизнуло ее лицо. Как могла она так задуматься? Что за странный морок? Ощутив в своих глазах слезы, она недовольно дернула плечом. «Ты уже не в том возрасте, милая, — сказала она себе, — чтобы плакать из-за несбывшихся надежд». Морейн с небывалым рвением принялась наводить порядок в заброшенной хижине. За этим занятием ее и нашли слуги, посланные Серасафом, которому донесли, что принцесса не вернулась к ужину.


С Волчьей Заставы известий не поступало, горные хребты, окружающие долину, оставались непокоренными. Но на третий день после похорон Светлого Короля загорелись дальние деревни и поселения, а к вечеру вся Эринирская земля была наполнена ужасным воющим войском Поэннинского вождя.

Этого не может быть! О, Великая Богиня, что ждет несчастных жителей этой страны: унизительный плен, жестокое обращение, тяжелые работы, а может быть, и что-нибудь похуже, о Поэннинском племени ходили самые ужасные и кровавые слухи. Но нет, Эринир выстоит, как стоял сотни лет, еще до восшествия на его трои королей-Оллатаров. И, когда Морейн поделилась своими мыслями с братом, Серасаф успокоил ее: конечно Эринир не сдастся, а он, новый король, выйдет на бой с могущественным предводителем вражеских войск.

— Не бойся, Морейн. Мне известно средство, которое поможет одолеть нашего врага, — уверенно говорил Серасаф, пока слуги натягивали на него доспехи. — Я давно ждал этого боя, я давно готовился к нему.

Морейн успокоилась, и ее спокойствие продлилось целых два дня, по истечении которых вражеское войско уже стояло у стен Эринирской крепости. Все окрестные поселения и города были разгромлены, и королевский замок остался единственной еще не сдавшейся твердыней. Серасаф был в отчаянии, он думал, что достаточно убить предводителя врагов, как вся армия чужаков разбежится кто куда. Но ему никак не удавалось встретиться на поле битвы с Поэннинским вождем, к тому же выяснилось, что ведет войска сам король Белин, а кроме него, еще и несколько его братьев. Против крохотного Эринира и юного Серасафа, словно многоголовый дракон, стояла огромная армия, возглавляемая сразу шестью сыновьями Дунваллона. И даже, если бы удалось убить кого-то из них, это бы не обезглавило армию противника. Серасаф, не успевший еще взойти на трон после похорон отца, умел реально смотреть на жизнь: война проиграна в позорно короткие сроки. Ни союзники, ни друзья не успели прийти на помощь, а у Эринира уже нет сил и времени дожидаться их поддержки.


В алом шерстяном плаще король Белин неподвижно стоял, опираясь на длинный меч и наблюдая за стенами замка прищуренными глазами. В отличие от своего отца, Белин редко принимал участие в захватнических войнах, он посылал на них своих братьев, направляя их безудержную энергию в нужное русло. Но в этот раз, по настоянию Королевского Друида, ему пришлось отправиться во главе своего войска. Гвидион во что бы то ни стало хотел избавиться от Эринирского короля и его наследника — принца Серасафа. И то, что по материнской линии Белин происходил из Туатов, по мнению Гвидиона, могло пригодиться в войне с оплотом Дивного Народа. Белин не придерживался веры своих предков. Выращенный отцом, он относился к Туатам даже с большей ненавистью и презрением, чем Дунваллон. Так же, как Гвидион, он боялся той угрозы, которую несли его семье Оллатары.

Теперь, когда падение Эринира было предрешено, Белин с чувством детского озорства предвкушал, как встретится там с королем и принцем Туатов и посмотрит в их глаза. Он найдет в их замке святилище или алтарь, бросит вызов Великой Богине Туатов и будет равнодушно смотреть, как его люди разнесут на куски ненавистную святыню.

На этой войне король чувствовал свою неуместность. Командовал войсками Бренн. Словно бог войны, он носился на угасе, успевал всюду, замечая все, подбадривал своих воинов, когда пламенной речью, когда личными участием. От мирной, сытой жизни, которую Белин вел после смерти отца, он несколько располнел, но все же находил время для тренировок, особенно когда посещал Поэннин, где это было основным занятием его обитателей. Он и теперь был в неплохой форме и готов в нужный момент выполнить отведенную ему на этой войне роль.


Серасаф вывел свое войско навстречу врагу, жаркая сеча разгорелась под стенами замка. Морейн нервно расхаживала по приемной зале отцовского дворца. Вдруг витражное окно зазвенело и осыпалось сотней разноцветных искр. Мимо Морейн тяжело прогудела случайная вражеская стрела, вслед за которой в залу порвался шум битвы и звериный вой. Даже во дворце становилось опасно. Распахнулась дверь, и вошел Серасаф в забрызганных кровью доспехах, помятых в некоторых местах так, что краска, покрывавшая их, растрескалась и осыпалась. Зеленый цвет Эринира смещался с багровым цветом вражеской крови и тусклым металлическим блеском доспехов.

— Мы проиграли! — крикнул Серасаф на всю залу.

Затем он подошел к принцессе и протянул ей старинный кинжал с зеленой малахитовой рукоятью.

— Когда враги войдут в ворота замка, проткни этим кинжалом свое горло. Не бойся, ты не успеешь почувствовать боль. — Увидев хлынувшие из глаз принцессы слезы, он прижал ее к себе и сказал: — Морейн, они жестоки и кровожадны, если ты попадешься к ним живой, тебя ждет унизительное рабство или страшная смерть. Не забывай о своем происхождении, будь достойной наших предков. Туата де Дананн не сдаются в плен живыми. Я должен быть со своими воинами. Прощай!

И он, поцеловав принцессу в лоб, покинул залу. Ушел, оставив ее одну, поглощенный собственными мыслями о предстоящей последней битве. Принцесса с тоской смотрела вслед родному брату, в венах которого текла та же кровь, что и у нее. В ее руках остался кинжал в золотых ножнах дивной красоты с резной рукоятью, покрытой кровью то ли врагов, то ли родного брата.

Морейн вышла на крепостную стену и выглянула в бойницу. Это было неосторожно, вражеская стрела легко могла пронзить ее. Но завоеватели считали замок уже своим, вопрос о его сдаче был только вопросом времени. Победный колокол уже звучал в их головах, будущая добыча поделена, участь пленников решена. Зачем стрелять по своему добру? Холодный и мокрый ветер больно хлестал ее по лицу. Морейн всматривалась в грязную воду рва, окружающего замок, и чувствовала, что решимость покидает ее.

Вся земля вокруг замка, насколько хватало глаз, бурлила битвой. Все меньше было видно зеленых островков в черном месиве. К главным воротам подъехали трое всадников на жутких огромных конях. Один из них, в ярком алом плаще и шлеме, увенчанном золотыми шипами, зловеще сверкнувшими на солнце, заставил своего коня сделать несколько шагов вперед. Рядом с Морейн послышалось короткое восклицание. Она обернулась и увидела мать, впервые вышедшую из своей комнаты со дня похорон короля Эохайда. Королева постарела и поблекла, но лицо ее выражало решимость. Воин в алом плаще кричал что-то о том, что бой проигран, о сдаче замка, о выдаче короля и королены. Мать приказала Морейн следовать за нею и, бросив последний взгляд на поле битвы, ушла.

Принцесса вернулась под своды дворца и направилась в королевские покои. В коридорах было непривычно тихо, звуки битвы больше не нарушали гробовую тишину дворца. В одной из комнат королевы собрались неск6лько близких к ней женщин, решивших, как и она, не сдаваться в позорное рабство, а принять торжественную и гордую смерть.

Непродолжительное затишье сменилось новой бурей. Король Белин начал штурм замка. Немногочисленные витязи под зелеными знаменами короля Эохайда (Серасаф даже не успел изготовить собственные знаки) отчаянно дрались, уже не надеясь на победу. Все, что им оставалось, — с честью погибнуть на поле боя. Антильские воины во главе с Дореном, привезшим принцессу, сражались в первых рядах эринирцев, и все до одного погибли в самом начале битвы. Их изрубленные тела остались лежать в кровавом месиве, оставленном поэннинцами перед замком.

Со свистом рассекал воздух клинок, выкованный когда-то Гоибниу Кузнецом, его сжимала рука воина из рода Оллатаров. Серасаф в помятых доспехах сражался сразу с несколькими противниками, всей защитой которых были кожаные куртки с нашитыми медными бляхами. Его собственный панцирь защищал его от ударов их боевых топоров, но свой зеленый щит он уже потерял. Все, чего он хотел, это пробраться к кучке нескольких хорошо вооруженных воинов, окруживших короля. Пусть он сможет убить только одного из них, главное, правильно выбрать цель, и он считал бы свою миссию выполненной.

Серасаф заметил, как один из них указывает на него пальцем, что-то поясняя остальным. Вот ему удалось отшвырнуть двух наседавших на него усатых мужланов. Увернувшись еще от одного топора, Серасаф бросился вперед захлебываясь от страшного ощущения: где-то рядом Зверь.

«Кто? Кто?» — стучала мысль, как удары сердца. Но в сече некогда рассматривать врагов с дико размалеванными лицами, они все казались жуткими чудовищами. Наметив в жертву стоящего ближе других рыжего громилу, Серасаф занес меч. Лезвие со звоном ударилось о неожиданно подставленный клинок. Вместо рыжего гиганта перед ним оказался король. Его голубые глаза встретили взгляд Серасафа. Что-то в этих лазурных глазах заставило молодого Туата замешкаться, он потерял мгновение и пропустил удар. Свист воздуха, рассекаемого мечом, оглушил Серасафа, и наступила тишина. Из-под шлема с золотой короной раздался презрительный смех. Король обернулся к воинам, наблюдающим за поединком, и сказал:

— Последний Оллатар оказался мальчишкой!

Воины захохотали и устремились к проломленным воротам вслед за своим завывающим грозным войском.


Женщины в королевских покоях прислушивались к неистовому реву, доносившемуся со стен замка: крики торжества и вой нападавших слились с воплями ужаса и отчаяния побежденных. Королева держала в руке амулет из бирюзы. Все кончено, надежды нет, ждать больше нечего. По приказу королевы пять женщин беспрекословно проткнули себе горло кинжалами. В комнате среди трупов остались только мать и дочь. Морейн сжимала рукоять подаренного братом кинжала, готовая по приказу королевы сделать то же, что и другие. Эринирская королева откинула с лица капюшон траурного плаща, бросила на дочь равнодушный, мимолетный взгляд.

— Тебе рано умирать, — сказала она, ты еще не выполнила свой долг.

Морейн с ужасом посмотрела на мать, уж не лишилась ли она рассудка от горя, как предполагал Серасаф.

— Удар этого клинка предназначается не тебе, — сказала королева и отвела руку с кинжалом от горла дочери.

Потом королева спокойно села в свое кресло и поведала принцессе странную историю. И ни враг, бушевавший на стенах замка, ни ужасные события самой истории не нарушили обычного хладнокровия королевы.

— Ты должна сдаться в плен живой. Пока ты еще не имеешь права на смерть, ее нужно заслужить.

Потрясенная Морейн, с детства привыкшая повиноваться своей деспотичной матери, не смела с ней спорить. Королева презрительно наблюдала за дрожащей девушкой, все еще сжимающей зеленую рукоять кинжала.

— Это твой долг, Морейн, я не оставляю тебе выбора, — жестко произнесла королева, потом продолжила более мягко — Приготовься к тому, что я умру на твоих глазах, и не вини того, кто убьет меня. Я бы все равно последовала за своим королем по окончанию траура. А теперь поклянись, что ты будешь жить, несмотря ни на что.

С этими словами королева поднялась с кресла, подошла к дочери и повесила на ее шею свой бирюзовый амулет. Умереть сейчас, последовать за своим братом казалось принцессе лучшей участью, чем та, которую уготовила ей мать. Морейн, прошептав: «клянусь», опустилась на пол и разрыдалась, оплакивая свою судьбу, завидуя умершим женщинам.

Шум, крики и лязг металла приближались, и принцесса, дрожа всем телом, вжалась в угол комнаты, ожидая врагов. Двери разлетелись в щепки, в комнату ввалились огромные люди в рогатых шлемах. Их возглавлял витязь в алом плаще с окровавленным мечом в руках. Старая королева рванулась ему навстречу и наткнулась грудью на выставленный вперед меч. Витязь удивленно извлек лезвие из обмякшего тела, с головы до ног закутанного в серый траурный плащ. Воины наполнили помещение, отшвыривали мертвые тела, срывали со стен расшитые золотом и серебром гобелены. Крушили и ломали все, что попадалось им под руки, пока, наконец, один из них не обнаружил среди парчовых занавесей и бархатных подушек перепуганную и заплаканную женщину. Предварительно сдернув с ее шеи украшение и засунув его в свой карман, воин вытащил визжащую от страха Морейн в центр комнаты и швырнул в ноги своему Предводителю.

— Неужели у старика была такая молодая жена? А он не дурак! — воскликнул вожак. Острием меча, перепачканным в крови королевы, он убрал волосы с лица принцессы, чтобы получше рассмотреть ее.

— Я дочь короля Эохайда, — пролепетала Морейн, поднимая глаза на варвара.

Он расхохотался, из-под густых бровей сверкнули голубые глаза.

— Какой приятный сюрприз! — насмешливо воскликнул Белин. — А мы и не надеялись застать тебя в замке.

Воины радостно загоготали. Подхватив принцессу под руки, ее рынком поставили на ноги. Король огляделся и, остановив взгляд на одном из воинов, воскликнул:

— Харт! А ты как здесь оказался? Разве твое место не в свите Бренна? Или ты опять решил быть поближе к плененным красоткам? — Он мечом задрал юбку принцессы, обнажив колени, и рассмеялся: — Хвоста нет, бояться нечего. Давай, забирай девку, отведи ее к брату, да смотри, отвечаешь за нее головой. А то эти Туаты такие прыткие. — И он указал на залитые кровью тела мертвых женщин.

Лицо того, с кем разговаривал предводитель, оскалилось в улыбке под черепом какого-то животного. Схватив принцессу за локоть, Рыбий Хвост повел ее по коридорам замка.

Морейн с надеждой вглядывалась в непроницаемое лицо сурового воина. Но если антильцы скрывали свои чувства под масками, то кельты научились и без масок делать свое лицо непроницаемым, в совершенстве овладев этим искусством. Ни слезы, ни мольбы принцессы отпустить ее не вызвали на лице Харта никаких эмоций.

Стан! Где наш вождь? — спросил Харт, остановив одного из воинов, который вместе с приятелем тащил золотую статую, стоявшую прежде посреди фонтана во внутреннем дворе.

— Все собираются в тронном зале, там будут делить добычу. Пойдем с нами, все идут туда. — Стан с завистью оглядел добычу Харта.

— Где ты подцепил такую красотку? 3десь их полно, но все с окровавленными шеями.

— Эта, наверное, не успела.

— Рыбий Хвост, давай меняться. Я тебе золотую девку, а ты мне живую.

— Ну, нет, — захохотал Харт, — моя меньше весит, и к тому же идет сама.


Ведя принцессу между рядами поэннинцев и думнонов, Харт расталкивал любопытных копьем, освобождая дорогу. Воины, видя непривычно легкое, облегающее платье Морейн, улюлюкали ей вслед и выкрикивали непристойности. Они оттесняли друг друга, стараясь пролезть вперед и посмотреть на живую эринирскую принцессу. Присутствие Харта, конвоирующего женщину, вызывало новый всплеск эмоций.

Морейн с трудом понимала речь этих людей. Они разговаривали на кельтском наречии, несколько отличающемся от того, которое использовал народ Эринира. Воины произносили множество слов, о значении которых Морейн хотя и догадывалась, но никогда прежде не слышала их.

Морейн была потрясена ужасными изменениями, произошедшими в тронном зале ее отца. Теперь зал поистине представлял собой картину войны. Свирепые воины-варвары, победившие в кровавой битве, не имеющие ни капли жалости, беспощадно разоряли прекраснейшие творения людей и Туатов, собранные в этом зале, и делили добычу.

Разрубленные деревянные статуи лучших ваятелей, куски прекрасных мраморных скульптур, осколки ваз валялись вдоль стен зала, куда их сгребли воины, как мусор, Чтобы они не мешались с ценностями: золотом, драгоценными камнями, оружием. Мелкие украшения, такие, как гривны и браслеты, делились сразу, по мере обнаружения. В том самом зале, где всегда царил благоговейный покой, куда в прежние времена съезжались лучшие люди из самых разных стран, чтобы постичь мудрость Туатов, теперь царил дикий, неистовый разгул, сопровождаемый жутким воем, возбужденными криками победителей и воплями пленников.

Проведя принцессу через весь зал, воин подвел ее к возвышению, на котором стоял Королевский трон — трон, на который так и не успел сесть ее бедный брат. Теперь на нем восседал другой человек, тот самый, что убил ее мать. Он сидел в полном, тяжелом вооружении, на плечах у него был алый плащ, разорванный и заляпанный грязью, а на голове красовалась одна из золотых корон властителя Эринира. Рассыпанные по плечам темные волосы с серебряными прядями придавали красивому лицу победителя налет грубого благородства, так часто вводившего в заблуждение его жертвы. Морейн было нетрудно догадаться, что это и есть Белин, король Медового Острова. Он что-то бурно обсуждал со склонившимися к нему людьми. Увидев приближающуюся принцессу, он указал им на нее. Они обернулись, радостно скалясь. Лишь один из них продолжал что-то раздраженно говорить королю, нервно жестикулируя. Девушку поставили за его спиной и ждали, когда он удосужится обратить на нее внимание. Морейн бессмысленно разглядывала его сутулую спину в грязном плаще, стянутые в хвост кожаной лентой белесые волосы, потерявшие свой первоначальный цвет то ли от пыли, то ли от возраста.

Принцесса не стала дожидаться, пока к ней обратятся. Картины варварских разрушений, жестоких убийств и Пьяного буйства вызвали в ней прилив такого отчаянного гнева, что она не могла уже сдерживаться. Решив нарушить материнский указ, Морейн призналась себе, что не сможет провести свою жизнь среди таких ублюдков, вступив с ними в смертельную игру. Гордо выпрямившись, она сделала последнее отчаянное усилие, чтобы придать себе вид спокойного достоинства, подобающего дочери великого короля, и гневно обратилась к восседающему на троне главарю:

— Ты, именующий себя королем этой своры грязных свиней, ты, лжец, нарушивший свое слово о ненападении, как осмелился ты надеть на свою недостойную голову корону светлейшего из королей, когда-либо правивших в этом мире, как посмел ты осквернить этот трон?

В зале наступило молчание. Брови короля изумленно поползли вверх при виде ярости этой беззащитной маленькой женщины. Морейн стояла, прямая как стрела, в ожидании смертельного удара в наказание за свою дерзость, готовая открыто принять его.

Стоявший к ней спиной человек, слушавший ее речь не шевелясь, теперь начал медленно поворачиваться. Морейн встретила взгляд его светлых прищуренных глаз, вздрогнула, увидев, как его губы расползлись в змеиной улыбке. Он больше не был красив, но она сразу узнала его. Видение из огня, разожженного много лет назад старой Ведой, явилось перед принцессой, зловеще усмехаясь. Вместо привлекательного златовласого витязя, каким он казался ей прежде, перед ней стоял жуткий альбинос. В его белом, как саван, лице было что-то хищное и отталкивающее. Морейн достаточно было недолгого взгляда на Поэннинского вождя, чтобы понять, что перед ней человек, терзаемый душевными муками и находящийся в вечном раздоре с самим собой. Она усмехнулась, вспомнив слова Веды о наивных юных сердцах, видевших в будущем только счастье. «Оно и к лучшему», — заключила для себя Морейн.

— Ты закончила? — сухо спросил король, которого ничуть не задела гневная речь девушки.

Но мужество уже покинуло Морейн, и она окончательно растеряла свой пыл. Вместо громкого возмущения, она смогла выдавить из себя только жалкое лепетание.

— Дорогая принцесса, — заговорил Бренн, растягивая слова, как будто пробуя их на вкус, — какой сюрприз ты преподнесла нам. Если бы мы знали, что застанем здесь тебя, мы бы не мешкали под стенами этого замка. Жаль только, что мы недолго сможем наслаждаться твоим приятным обществом. Такие разговорчивые женщины долго не живут. Посмотрим, так ли мужественно ты умеешь переносить наказания за свои поступки, как безрассудно и смело их совершать.

Король, перебив своего брата, спросил принцессу, откуда она взялась и почему ему не было известно о ее нахождении в замке.

— Я приехала из Антиллы неделю назад на похороны короля, — тихо промолвила принцесса.

— Из Антиллы? — воскликнул король одновременно со жрецом, стоящим подле трона. Что же ты там делала?

— Я была замужем за царевичем Ахетоном, сыном антильской царицы.

— Вот так удача! — обрадовался король. — Мы поймали невестку Антильской ведьмы. А почему ты сказала «была»?

— Царевич умер полтора года назад.

— Ну что ж, значит, на нас некому будет обижаться за то, что мы захватили пленницу, — весело сказал альбинос своим братьям.

— Осторожнее с ней, брат, — предостерег Гвидион, — она могла многому научиться у своей свекрови.

Бренн отступил на шаг, нервно дернув рукой. Подошел огненно-рыжий великан с огромной палицей наперевес, скользнул по Морейн маслянистым взглядом и проговорил раскатистым, как гром, голосом:

— Я вижу, вы все-таки умудрились найти хоть одного живого пленника в этом замке мертвецов.

— Не зарься, Гер, эта добыча уже поделена, — ответил ему один из стоящих у трона воинов.

— Да я и не зарюсь, — усмехнулся Гер. — Ты же знаешь, Рикк, такие тощие меня не интересуют.

— Что с моим пленником, которого я тебе доверил? — перебил его король, раздраженный фамильярностью Гера. — Почему ты его не привел?

— Я как раз и собирался сказать: Эринирский принц умер.

Морейн почувствовала горький ком в горле. Бедный Серасаф, он умер не сразу, ему пришлось испытать на себе грубое обращение этих варваров. Позволят ли ей хотя бы похоронить его? Слезы побежали по ее щекам.

— Как умер? Я же приказал связать его и отобрать у него оружие! — возмущенно завопил король. — Неужели вы позволили ему покончить с собой?

— Но он не перерезал себе горло, нет, — прогудел Гер, оправдываясь и делая жуткие гримасы. — Он умер от раны, нанесенной тобой, мой король.

Король растерянно оглянулся на брата-жреца, стоящего в тени позади тропа:

— Как же наша клятва принести Оллатара на жертвенник богам?

Гвидион посмотрел на дрожащую, словно осиповый лист, принцессу и тихо произнес:

— У нас осталось еще одно отродье из этого проклятого семейства. Мы принесем ее в жертву нашим богам в благодарность за победу. Надеюсь, они не погнушаются женщиной.

Бренн подошел к принцессе вплотную, обдав ее запахом нота и крови.

— Теперь ты мне особенно дорога, — сказал он, нежно убрав непослушную прядь с ее лица. — Надеюсь, ты не умрешь раньше времени и не разочаруешь меня, как твой отец, умерший от страха еще до нашего прихода, и братец, не вынесший легкой царапины. Моему богу нужен живой Оллатар!

— Нет! — воскликнул король, вставая со своего места. — Ее нужно сначала допросить. У нас наконец-то есть хотьодин живой человек, побывавшей при дворе Гелионы. Может быть, она пригодится нам, как заложница.

Морейн, увидев в короле защитника, обратила к нему все свое внимание, но того больше не занимала эта тема.

— Наши боги умеют ждать, — сказал ей Бренн и провел по ее шее тыльной стороной ладони. Острый камень на перстне принца оставил на нежной коже кровавую царапину.

— Надо же! — воскликнул Бренн. — А еще говорят, что у Туатов кровь белая.

— Туаты любят называть себя белыми, чтобы подчеркнуть свое превосходство, — пояснил Гвидион, — но вообще — то они ничем не отличаются от нас.

— Кровь Туатов так сладко пахнет, — произнес Бренн мечтательно и, обхватив принцессу одной рукой за плечи, начал слизывать кровь с ее шеи. Морейн почувствовала приступ тошноты и передернулась от отвращения.

Гвидион, бросив на Бренна и его жертву встревоженный взгляд, наклонился к королю и озабоченно прошептал:

— Нужно убить ее, пока не поздно. Зачем ты его остановил?

— Разве не ты, мой добрый брат, бредишь тайнами антильских дворцов? — спросил Белин.

— Но я не хочу рисковать, оставляя в живых Оллатара, — ответил Гвидион.

Король хмыкнул, пожав плечами:

— Я убил ее брата одним ударом, а он был хорошим воином. Так неужто нам страшиться какой-то девчонки. Посмотри — она сейчас сама умрет от страха.

Но хвастливая бравада короля не успокоила Гвидиона:

— Мой король, ты, слишком доверчив. Лучше принести ее в жертву и быть уверенными, что нам уже ничто не угрожает.

— Мы успеем сделать это позже, — раздраженно возразил король. — А пока золото Антиллы еще не в наших сундуках, нам лучше иметь заложницу.

Глаза Гвидиона чуть потемнели, как бывало всегда, когда он сердился. Недальновидность венценосного брата давно стала источником его тревог.

— Прикажи хотя бы изъять все древние клинки, мой король — произнес Гвидион спокойным ровным голосом, — а я пойду взгляну на труп Оллатара.

Харт отвел принцессу к небольшой кучке пленников, дожидавшихся своей участи. Морейн опустилась на пол рядом с ними. Пленников одного за другим подводили к трону. Посреди королевского чертога на мраморном полу в растекающейся луже крови воины складывали отрубленные головы побежденных врагов. Морейн с ужасом смотрела на этот кошмар и думала: «Конечно, со мной они так не поступят. Никто не осмелится убить принцессу Оллатаров». Но что-то ныло под сердцем, подсказывал ей, что королевское происхождение вряд ли послужит ей надежной защитой.

Морейн тайком разглядывала завоевателей. Обильное возлияние и возбуждение в преддверии дележа добычи придавали их лицам еще больше свирепости. Их разговоры и песни, которые они орали во все горло, не слушая и перебивая друг друга, были полны непристойностей и кощунства.

Воинственное и дисциплинированное обычно воинство превратилось в стадо разъяренных и потерявших человеческий облик разбойников. Но Бренн, который видел в этом диком разгуле лишь доказательство молодецкой отваги, снисходительно позволял своим воинам отпраздновать победу и отдохнуть после сражения.


На следующий день, когда воинство проспалось после вчерашней попойки, рабов и пленников отправили пешими по старому разбитому тракту. Морейн позволили ехать в телеге с высокими плетеными бортами, куда посадили еще нескольких женщин, отобранных для короля и его братьев. Одна из женщин узнала принцессу и вцепилась в нее, заливаясь слезами. Морейн уже выплакала все слезы и теперь, когда близкая опасность миновала, погрузилась в размышления о своей горькой судьбе. В том, что королева приказала ей жить не из-за материнской любви, принцесса не сомневалась. Ни одна мать не пожелает своему ребенку такой участи, на которую королева обрекла дочь. Она направила свое дитя в эту жуткую страну, как жертву на алтарь своей богине.

Повозку нещадно трясло, и к концу дня все женщины были в ужасном состоянии. А впереди был еще долгий путь. Единственным утешением для Морейн было то, что ей не пришлось идти пешком, как остальным пленникам. Она бы не выдержала такой трудной дороги по горным ущельям и болотным гатям.

Спустя несколько дней они подъехали к Черным Горам, за которыми начинались владения поэннинцев. Сквозь прутья повозки женщины видели большие и маленькие селения, жители которых приветствовали возвращение своей армии. К середине седьмого дня отряды с пленниками вошли в столицу Поэннина. Спутниц Морейн увели, а перед ней самой вновь возникла довольная и раскрасневшаяся физиономия Харта.

Глава 10 Поэннинская крепость

Харт втолкнул принцессу в огромную пыльную комнату с одним узким окном под потолком. Морейн огляделась. Посреди комнаты стояла кровать с облезлой позолотой и резной сундук из почерневшего дерева. У дальней стены находился холодный заброшенный очаг. Все это было таким запущенным к запыленным, что Морейн сделалось жутко. Но все же она радовалась хотя бы тому, что, наконец, осталась одна.

Так, разглядывая вокруг себя голые каменные стены и предаваясь тяжким думам, провела она остаток дня. Обед ей не принесли, и, когда за окошком стемнело и избалованный желудок Морейн взвыл от голода, она решила подойти к двери и напомнить о своем существовании. Должны же тюремщики кормить заключенных и выводить Их по естественным нуждам, рассудила Морейн, видимо, они просто забыли о ней.

Она тронула дверь и с удивлением обнаружила, что та не заперта. Принцесса осторожно выглянула в темный коридор, освещенный единственным факелом. Там никого не было. Морейн выскользнула из своей комнаты и с замиранием сердца двинулась к лестнице с потрескавшимися ступеньками, спустилась по ней и, снова никого не обнаружив, направилась в сторону доносившегося шума.

Выйдя на широкое крыльцо из ладно сбитых новых досок, она увидела двор, где горели костры, было полно людей, звучали песни. Кругом мелькали лица поэннинских витязей, которых она уже видела в Эринире. Как и тогда, они были пьяны и веселы. Но это веселье было другого рода. Они тоже праздновали победу, но это был праздник возвращения домой, к своим семьям, он не походил на тот дикий разгул, который ей уже довелось наблюдать. И песни, распеваемые этими людьми, были куда приличней прежних.

Между гуляющими сновали слуги с кувшинами эля и большими мисками, наполненными едой. Посреди двора были накрыты длинные столы, Заставленньхе яствами и кубками. Во главе стола восседал величественный король в парадной Одежде, Окруженный своими братьями, вождями и жрецами. Шел пристойный праздничный пир. Никто не обращал внимания на стоящую в дверях женщину. Морейн увидела Харта, единственного, кого она знала по имени, кроме короля и его братьев, и окликнула его. Он, с трудом сохраняя вертикальное положение пробрался к ней между слугами.

А, Морана, — произнес он ее имя на поэннинский лад заплетающимся языком, — ты уже соскучилась по нашему невежественному обществу?

— Я просто проголодалась, — проговорила Морейн как можно жалостливее и бросила на воина взгляд, призванный растопить его жестокое сердце. — Мне не принесли еду.

— Может быть, ты думаешь. что тебя и здесь будут обслуживать, как принцессу? — Харт радостно рыгнул. — Пошла бы да поела. Кухня — вон, — он неопределенно махнул правой рукой в темноту.

Потом выхватил у пробегающего мимо слуги здоровый кусок жареного мяса и сунул его в руки Морейн.

— На, ешь, — промычал он, медленно сполз по стене и захрапел.

Морейн решила убраться подобру-поздорову подальше от шальных гуляк и вернулась к себе.

На следующий день Морейн вновь беспрепятственно покинула свою комнату и отправилась бродить по крепости. Вокруг огромные каменные стены, посреди двора жгут костры, всюду грязь, в которой вперемешку валяются собаки, поросята и вдребезги пьяные воины, не проспавшиеся после ночи. Харт спал, прислонившись к стене в том самом месте, где вчера его покинула Морейн. От людского пота и конского навоза стоял удушливый смрад. То, что местные жители с уважением называли замком, напомнило Морейн огромный, увеличенный до невероятных размеров скотный двор какой-нибудь зажиточной кельтской деревушки. Столы уже убрали, среди обрывков тумана и кислых запахов конюшни сновали слуги. Утреннее солнце лениво согревало землю.


Жрецы, пришедшие в крепость из горного святилища, готовились под началом Гвидиона к свершению благодарственных обрядов в честь победы над Эриниром. Морейн, зная кельтские обычаи, постаралась не попадаться на глаза королевскому Друиду, чтобы лишний раз не напоминать ему о своем существовании. Она выходила только за едой, а остальное время, дрожа от страха, ждала, что вот-вот распахнется ветхая дверь и ворвавшиеся жрецы в длинных тогах поведут ее на священный костер. Но никто не вспомнил о перепуганной пленнице, обряды были исполнены, а она все сидела одна в своей заброшенной комнате, обливаясь слезами страха, горя и ненависти.

Вскоре вновь зазвучали военные сигналы, и армия, разделившись на две части под предводительством Бренна и Рикка, направилась собирать дань в покоренные племена. Король со свитой отбыл в свои южные владения. В Поэннинской крепости остался лишь небольшой гарнизон. До Морейн никому не было дела.

К своему удивлению, Морейн узнала, что ее холодная и неуютная комната не тюремная камера, а один из лучших покоев замка, в котором когда-то жила королева Конвенна.

Свобода Морейн в пределах крепости никак не ограничивалась, и она могла обследовать замок и его окрестности. Центральное здание замка было наполовину выдолблено в скале, частично достроено огромными неотесанными камнями. Разрушенные части стен были отремонтированы плотно пригнанными друг к другу бревнами, в результате чего это неуклюжее огромное здание казалось заплатанной юбкой, К тому же из-за формы самой горы оно имело несимметричный вид, да еще второй этаж был перекошен относительно первого, и создавалось впечатление, что он вот-вот съедет на землю. Снаружи к зданию прилепилось множество галерей, соединенных между собой. Площадь перед этим несуразным строением была вымощена плоскими камнями, в трещинах между ними росла трава. Многие камни провалились от времени, на их месте образовывались ямы, скрытые грязью.

Вокруг центрального здания сгрудились постройки из бревен и прутьев, в которых размещались казармы, кузницы, плотницкие мастерские, конюшни, а также помещения для рабов и дома для тех слуг, кому не хватило места в главном здании. Мастерские, склады и амбары, различные хозяйственные постройки, скотный двор — все это находилось внутри крепости, так что она представляла собой маленький город и была способна к продолжительной, независимой от внешнего мира, жизни.

Справа к центральному зданию замка было пристроено помещение, напоминавшее походную палатку гигантских размеров и служившее кухней. Здесь готовили пищу для всех обитателей крепости. На земляном полу питаемые пылающим торфом и валежником, полыхали очаги, над которыми бурлили котлы, подвешенные к деревянным стропилам. У дальней стены стояла большая каменная печь, почерневшая от копоти. Часть помещения была отгорожена для прислуги. Любой, кто приходил сюда, мог получить миску с пахучим жирным варевом.

Рабы питались отдельно в сбившихся друг к другу за кухней дырявых сараях, где они жили. Исходя из того, что ее кормят на общей кухне, Морейн сделала благоприятный для себя вывод: рабыней ее не считают. Ни одна из женщин, с которыми ее везли в плетеной телеге из Эринира, на кухню не заходила. Имя Морейн здесь произносили на поэннинский лад — Морана. Толстая стряпуха по имени Тара с нежными коровьими глазами проявила к ней почти материнскую благосклонность.

— Несчастная принцессочка, — жалостливо скулила она вокруг девушки, подкладывая ей кусочки получше, — куда же занесло тебя, бедняжку.

И, видя, какое отвращение вызывает у Морейн местная пища, Тара старалась оставить ей что-нибудь с королевского стола. По вечерам, когда у Тары выдавалось свободное время, она сопровождала Морейн на ее прогулках по крепости и рассказывала ей страшные истории о нынешних и прежних обитателях замка. Морейн сначала внимательно слушала, охая от ужаса, но потом привыкла к этим историям, понимая, что сплетни и вымыслы сплелись в них с реальностью, и где что, не разберешь. Тара сама путалась в своих рассказах, приписывая одни и те же поступки то королю, то кому-нибудь из его братьев. Но больше всех она боялась мага-жреца и самозабвенно рассказывала о его страшных жертвоприношениях и темных обрядах, о пещере в горах, где живые мертвецы томятся мыслями о страшной мести за свои страдания, о жилище самого друида, сложенном из человеческих голов, с которыми он разговаривает по ночам.

— Ох, убьют они тебя, дочка, — причитала Тара, едва поспевал за быстрой Морейн.

— Я нужна им как заложница для войны с Антиллой, — беспечно ответила принцесса.

— Да? А что ты будешь делать, когда война закончится, они вернутся, а ты станешь ненужной? — покачала головой Тара.

— Вернутся ли? — усмехнулась Морейн.

Несмотря на свое ужасное положение, она видела в короле почти союзника, собирающегося воевать с ее врагом — царицей Гелионой. Но принцесса понимала, что даже если она расскажет королю и его братьям все, что знает об Аитилле, это вряд ли поможет им победить всесильную Кийю. Впрочем, Кийя теперь была не так уж могущественна. Морейн не знала, насколько сильна была эта волшебница без белой крови.

«Это даже интересно, — подумала. Морейн, — кто из них победит: обессилевшая колдунья или бешеный предводитель варваров».

А Тара опять завздыхала и заохала.

— Я ведь жива до сих пор, — оптимистично заявила Морейн, — не расстраивайся.

— Подожди еще. Вот нагрянут морозы, и они засядут в этом логове до весны, вот тут и начнется разгул, — с придыханием проговорила Тара.

На мгновение Морейн показалось, что если она, вопреки всему, останется жива, то больше всех в этом будет разочарована сама Тара, с таким воодушевлением стряпуха рассказывала принцессе все эти истории. По ее горящим от возбуждения глазам Морейн поняла, что пожилая женщина — сумасшедшая, и перестала верить в ее сплетни.

— К лету здесь почти не остается живых рабов, — загадочно проговорила Тара, страшно выпучивая глаза.

— Я не рабыня, — Морейн передернула плечами, — не забывай это.

До зимы еще несколько месяцев. За это время что-нибудь изменится, может быть, придет на помощь Владыка, о котором упоминал Серасаф, или ее выкупит Гелиона. Впрочем, возвращаться в Антиллу Морейн хотела еще меньше, чем оставаться здесь.

На этих прогулках с Тарой принцесса пришла к неутешительному выводу, что выйти из Поэннинской крепости незамеченной невозможно. В замок вели два входа. Один — через главные ворота, к которым шла дорога от города, другой — калитка в стене, за ней виднелись горы. По словам Тары, за стеной была крутая горная тропа, ведущая в скалистое ущелье. Оба входа тщательно охранялись. Морейн несколько раз попыталась приблизиться к воротам, и всегда ей преграждали путь копья охранников. Не вступая в переговоры, они не грубо, но достаточно убедительно дали Морейн понять, что ей не следует к ним приближаться.

За главным зданием находился внутренний двор, служивший плацем для военных учений и тренировок, и размещался маленький неухоженный парк. Деревья росли плохо и наполовину высохли. Дальше, за парком и двором, разлилось озеро, а посреди него расположился остров, как большой зверь, свернувшийся посреди лужи. Вечером и утром по поверхности озера стелился тонкий туман, и тогда казалось, что зверь спит в разлитом молоке. За озером нависали отвесные скалистые обрывы, непреступные и мрачные. Озеро это звалось Черным, и Тара поведала Морейн о жутком чудовище что живет в нем, выползает иногда по ночам на берег и пожирает зазевавшихся людей.

Морейн утешало только то, что подобные истории в различных вариантах ей уже приходилось слышать при дворе ее отца от странствующих бардов. Видимо, Тара наслушалась их в королевских покоях от певцов, которых, наверняка, приглашает к себе король, чтобы развлечься в долгие зимние вечера. Но, когда Морейн поделилась этим предположением с Тарой, та насупилась и обиделась.

— Да, король любит слушать бардов, здесь-то они и узнали все эти истории и слагают теперь свои песни, — упрямо ответила Тара.

«Что ж, — подумала Морейн, — если я поменяла медленную смерть в антильской золотой клетке на мучительную, но быструю, то утешением мне будет хотя бы то, что последние дни я проведу среди гор и туманов, родных моему сердцу.

А что касается любви короля к песням, то об этом, пожалуй, стоит подумать. Потомок Туатов наверняка имеет тонкий слух и особенно чувствителен к музыке…»

Кроме Тары, никто с Морейн не общался, и, поскольку днем стряпуха была занята на кухне, принцесса целый день проводила в одиночестве. Предоставленная самой себе, она слонялась по бесконечным коридорам и залам своего нового жилища. Высокие слюдяные окна заросли пылью и паутиной. А те окна, из которых слюда выпала, были затянуты бычьим пузырем или завешаны тряпкой, отчего во всем замке гуляли сквозняки. В высоченных залах даже в полдень стоял полумрак. Свечи, к которым она привыкла в замке отца, в Поэннине почти не использовались Помещения освещали чадящие торфяные факелы, развешанные на стенах и расставленные в треножниках.

Каких-нибудь двадцать-тридцать лет назад замок был озвучен детским смехом и сопровождающим его визгливым переполохом нянек и слуг. В то время многие вожди, состоявшие на службе у хозяина замка и проживающие по необходимости в его доме, держали при себе свои семьи. Внутренний двор, теперь заросший и заброшенный, прежде был самым шумным и веселым местом, где за надежными стенами в безопасности и под присмотром прислуги резвилась малышня. А теперь жители замка старались отослать своих детей в племенные поместья, чтобы, не дай бог, они не попадались на глаза несчастному королю, похоронившему четырех собственных младенцев, или его братьям, никогда не имевшим детей или потерявшим их.

Морейн не знала этих тайн и, присев на каменное ограждение в заброшенном саду, дивилась тишине, стоявшей здесь. Большой несуразный дом тяжко вздыхал. Окружавшие ее стены с подслеповатыми окнами, казалось, спрашивали: что случилось с этим веселым миром, куда ушла из него радость? Морейн не знала ответа, но чувствовала, что-то произошло в этом замке, что-то страшное, от чего щемило сердце чужой застаревшей болью.

Но все же этот плен казался Морейн раем по сравнению с жизнью в Городе Солнца. Она быстро освоилась в огромной крепости, созданной совместными усилиями людей и природы. В ее пределах Морейн была абсолютно свободна, и никто не навязывал ей распорядок дня и образ жизни. Она, наконец, смогла снять с рук повязки, на коже остались лишь розовые шрамы. При воспоминании о Гелионе у Морейн снова появлялась ноющая боль в запястьях, а легкие сжимались, как будто им не хватало воздуха.

«Только бы не кончалось лето», — молила принцесса. Но лето летело яростным галопом, неумолимо приближая осень. Еще совсем недавно листья на деревьях только рас пускались, и вот уже в них поблескивало первое золото. А прекрасные спасители с сияющими глазами так и не появлялись.

Перед сном Морейн выходила на галерею, с которой открывался вид на озеро. Звезды казались холодными и ужасающе чужими, бледная луна имела какой-то болезненный, мертвенный оттенок, ночной ветер порождал странные и страшные шорохи. Жуткие истории, рассказанные старой рабыней, всплывали в памяти, и Морейн уже чудился где-то там, в уходящих в темноту коридорах, шелест невидимых черных крыльев и вздохи зверя, затаившегося посреди озера. И хотя Морейн не слишком доверяла россказням сумасшедшей женщины, она все же сожалела, что ветхая дверь ее комнаты не запирается.


Посреди лета в замок вернулся король в сопровождении своего брата-друида. На следующий день после их возвращения в комнату принцессы вломился Рива, телохранитель мага, внося с собой запах перегара, пота и войны. Оторопел, удивившись, как преобразилась комната под присмотром новой хозяйки, и воскликнул:

— Ну, ты здесь расположилась не хуже королевы! Пойдем, тебя хочет видеть мой господин.

Морейн похолодела. Вот и началось. Она торопила эту встречу, чтобы прояснить свое будущее, но сейчас испугалась и замешкалась.

Рива, схватив ее за локоть, потащил за собой.

— Грубость обращения свойственна всем варварам? спросила она его. — Или ты просто боишься меня?

— Бояться тебя? — Рива расхохотался. — Я вижу, тебя еще не усмирила жизнь в замке.

— Но меня не обязательно тащить. Я и так иду за тобой.

Воин отпустил ее локоть и, развернув к себе лицом, проговорил серьезно и доброжелательно:

— Послушай доброго совета, женщина! Умерь свою неуместную гордыню и больше не бросай вызов нашему королю. То, что однажды позабавило его, второй раз может вызвать в нем гнев. У тебя и так мало шансов выжить, не уменьшай их своим вздорным поведением.

Морейн молча выслушала его совет и приняла к сведению, решив быть теперь воплощением покорности. Рива привел ее в пиршественную залу, где король принимал посетителей, творил суд и расправу, а в свободное от этих дел время устраивал пиры для вождей подвластных ему племен и гостей. Это было центральное помещение замка, самое большое и такое же нелепое, как дом, в котором оно находилось. Голые каменные стены, небрежно сложенные из булыжника и торфа, пропускали воздух сквозь многочисленные щели, Самые большие трещины были завешаны гобеленами или пледами, пол выложен каменными плитами. Посреди залы располагались два ряда потухших очагов, в которых лежали отсыревшие полуобгорелые поленья. Завершением грубого и скудного убранства пиршественной залы служили большие распашные двери, выполненные из чистого золота и украшенные искусными вставками из драгоценных камней. Они совершенно не вязались с остальной обстановкой, и было сразу ясно, что двери эти сняты с других петель иного, прекрасного, но, увы, разрушенного и разграбленного дворца какой-то далекой страны. Морейн машинально отметила это про себя.

В дальнем от входа конце залы во мраке стоял трои, на котором восседал король Белин, рядом с ним, по обыкновению скрестив на груди руки, прислонился к стене Гвидион. Вдоль стен стояли воины и слуги, готовые в любой момент выполнить приказ своего господина.

От входных дверей до трона короля Морейн долго шла, проходя сквозь лучи света с танцующими пылинками, падающие сквозь узкие окна. Ее шаги гулко разносились под высокими сводами. Морейн казалось, что в конце залы ее ждет приговор. Свет и темнота сменялись по мере того, как принцесса проходила под узкими оконцами. И когда она входила в луч света, в ней зарождалась надежда: судьба не случайно привела ее в этот замок, Великая Богиня помнит ее молитвы, Эринирская королева не желала зла дочери. Выходя из-под луча и оказываясь в тени, она видела черные от копоти каменные стены, сердце сжималось от страха наполняясь безысходностью. Морейн загадала: если она остановится в луче света — сбудутся все ее желания, если ей прикажут встать в тени, она будет молить Великую Богиню о скорой и безболезненной смерти.

Морейн была рада, что встреча с друидом происходит в присутствии короля. Она надеялась, что человек, в венах которого течет белая кровь, проявит к ней благосклонность и при необходимости защитит ее. Белин не унаследовал от своих древних предков гибкости и изящества, но царственная осанка компенсировала недостатки его начавшего полнеть грузного тела. Зато лицом он походил на Туатов больше, чем Морейн и Серасаф вместе взятые. Его голубые глаза лучились светом, а ранние морщины придавали красивому лицу величественность. Прямые черные волосы с частой сединой были рассыпаны по плечам и схвачены серебряным обручем с драгоценными камнями. Белин одевался с роскошным изяществом, чем выделялся на фоне простоватых братьев.

Король прервал свое долгое молчание и заговорил гулким, как гонг, завораживающим голосом:

— Тебя привели в королевский чертог, а не в подземелье только потому, что я надеюсь на твое благоразумие. Ты ведь не захочешь, чтобы тебя пытали, и согласишься добровольно помочь нам?

Морейн сжалась от страха: что бы ни подразумевал король под словом «помочь», она, разумеется, согласна. Принцесса уже успела наслушаться россказней старой сплетницы об узниках подземелья и готова была на все, лишь бы не оказаться среди них.

Она напомнила королю об их общем происхождении. Король одной с ней крови, он заступится за нее, он не позволит братьям обращаться с ней, как с простой рабыней. Он, конечно, должен понимать, какую ценность представляет она, последняя наследница древнего рода.

Но, увы, Морейн быстро поняла, что сходство с Туатами у Белина ограничилось только внешностью. Он был груб и насмешлив, как остальные братья, он презирал своих предков, и у него не было жалости к Морейн.

— То, как с тобой будут здесь обращаться, зависит только от того, насколько полезной нам ты сможешь оказаться, — сказал он и кивнул Гвидиону, предлагая тому начать допрос.

Гвидион изучал женщину, стоявшую перед троном в луче света, словно специально выделившем ее на фоне мрачной залы, чтобы подчеркнуть неуместность здесь этого нежного и трогательного создания. Вот она, принцесса Оллатаров. Не такой он представлял ее себе. Он опасался ее чар, ее красоты, а перед ним стоит простая испуганная пленница, неспособная даже защитить себя. Гвидион был настороже, ее беззащитная внешность не должна ввести его в заблуждение. Если она пустит в ход какое-нибудь волшебство, он, конечно, сразу почувствует его и сможет блокировать.

Гвидион попытался проникнуть в ее мысли, услышал какие-то монотонные фразы, прокручиваемые в ее мозгу, напрягся, опасаясь, что Морейн готовит заклинания. Он вслушивался, стараясь понять слова и, разобрав их, едва сдержал улыбку. Морейн твердила детский стишок, надеясь таким наивным способом защитить свой разум от вторжения мага.

— Если я обнаружу, что ты пытаешься ворожить, я сожгу тебя живьем на этом огне, — Гвидион кивнул в сторону факелов.

— Я не умею ворожить, я не колдунья, — страстно заверила его женщина, отчаянно пытающаяся вызвать доверие и расположение к себе.

— Мы это проверим, равнодушно произнес друид.

— Неужели вы думаете, что я была бы сейчас здесь, если бы могла хоть немного колдовать?! — воскликнула Морейн.

Она уже поняла, что на допросе главенствует друид, И посвятила все свое внимание ему. Гвидион нравился ей меньше других. Остальные братья казались ей обычными людьми, пусть дикими и грубыми, но все же людьми с недостатками и слабостями, которые можно было бы изучить в будущем и как-то использовать. Маг же был непроницаемым и холодным, как смерть. Морейн смотрела в его бездушные глаза и понимала, что добиться у него симпатии сложнее, чем у безбрежного моря.

Гвидион начал допрос. Он засыпал ее малозначительными вопросами о жизни в Эринире, о ее брате Серасафе, об умершем короле и придворных жрецах, о встрече с другими Туатами из тайных стран. Морейн удивилась таким вопросам, начала отвечать, но воспоминания о погибших близких заставили ее страдать, слезы начали душить ее так, Что она расплакалась и не смогла толком говорить. Жрец долго сверлил ее взглядом, а потом велел Риве увести пленницу. Вернувшись к себе, Морейн успокоилась, стала обдумывать и анализировать допрос, пытаясь понять, почему жрец так много расспрашивал ее о том, чему имеются и другие свидетели, и не задал ни одного вопроса об Антилле, ради которой ей сохранили жизнь.


— Не понимаю, что за ерунду ты выспрашивал у этой женщины? — король был сердит и разочарован допросом. — Зачем ты позволил ей распустить нюни и так быстро ее отпустил? У меня нет времени, я не собираюсь надолго задерживаться в ваших диких горах. Тебе что, жалко ее стало? — в голосе Белина появилась издевка.

— Нет, мой король, — ответил жрец с улыбкой. — Когда человек во власти эмоций, он виден мне, как на ладони. Мне нужно было изучить ее, прежде чем задавать важные для нас вопросы. Я хотел узнать, что она представляет собой, какие у нее слабые места. Можно ли доверять ее показаниям, можно ли использовать их с толком? Разревевшись, она потеряла защиту, я прочел ее мысли. Завтра я буду разговаривать с ней уже о деле.

— Не затягивай, — буркнул в ответ король.

— Пока она еще жива, мне хотелось бы использовать ее знания и возможности в моих целях, — сказал друид.

Король равнодушно махнул рукой:

— У тебя есть время. До войны с Антиллой я не позволю никому и пальцем ее тронуть.

— Неразумно держать ее здесь так долго, — тревожно возразил маг.

— Почему?

— Привезти Оллатара в наш замок было не слишком умной идеей, — ответил жрец.

— Ты боишься ее? — насмешливо спросил король.

— Боюсь? — удивился Гвидион. — Не смеши меня. Чего мне бояться бездарной девчонки, которая не смогла выучиться даже мелкой ворожбе у лучшей колдуньи мира в Антилле. Но меня беспокоит один вопрос: с какой целью она явилась сюда?

— С какой целью? — не понял король. — Да она же здесь не добровольно. С какой целью пленники сдаются в плен?

— Вот именно, об этом я и спрашиваю, — не унимался Гвидион. — Почему все остальные предпочли смерть, а она сдалась?

— Она труслива, — презрительно сказал Белин. — Наверное, не смогла сама себя убить.

— Зачем тогда накинулась на тебя с оскорблениями в тронном зале Эринира? Ведь это была верная смерть.

— Да она просто не сдержалась, — Белин пожал плечами. — От страха взбесилась, вот и все.

Но Гвидион задумчиво покачал головой:

— Она труслива и истерична, но не глупа. И меня не оставляет странное чувство, что, не пожелай она того, мы не привезли бы ее сюда.

— Думаешь, она заслана к нам Гелионой? — спросил король.

— Или Туатами, — закончил за него Гвидион. — Меня волнует ее происхождение. Король и принц Оллатаров погибли, королеву убили, а последняя из Оллатаров, оставшаяся в живых, оказывается не где-нибудь, а в Поэннине. Не кажется ли тебе это странным совпадением?

Король рассмеялся:

— У нас тут много странных совпадений, не так ли? — и уже с тревогой спросил: — Ты ведь не обнаружил в ней магических способностей?

— Магических — нет, — задумчиво произнес жрец и вошел в луч света, в котором еще недавно стояла Морейн перед троном. Свет был ярким и слепил глаза. — Не забывай, брат, она из Дивного Народа, а они обладают многими дарами, не являющимися магией, но способными доставить массу неприятностей людям.

— Не вижу, чем бы она могла угрожать нам, но, конечно, тебе виднее, Гвидион. Можешь сам решить, как поступить с ней, — ответил король.

— Я уже говорил тебе, нужно выведать у нее все, что она знает об Антилле, и убить, — холодно напомнил Гвидион. — Разумеется, она всего лишь слабая женщина, но, окажись в ее руках клинок Гоибниу Кузнеца, кто знает, чем это закончится. Даже царапина, нанесенная ею, может оказаться смертельной.

Король покачал головой:

— Нам ли бояться женщин. Все оружие Кузнеца надежно спрятано, а она такая хилая, что вряд ли даже сможет поднять меч, не то, что им биться.


Гвидион метался в лихорадочном сне. Он в отчаянии стоял у окровавленного тела Бренна. Неужели он не уберег, брата, не спас его? Он не выполнил волю отца. Боль сжала его сердце, когда он наклонился над принцем, убирая мокрые от крови волосы с его лица. Враг был где-то здесь в темноте теперь он охотился на Гвидиона. В груди у жреца похолодело, и почему-то не хватало сил, чтобы воспользоваться своими магическими способностями. Он стоял, безоружный и беззащитный, вглядываясь в скользкую темноту. На мгновение ему показалось, что он падает в черный колодец. Вдруг из мрака выплыла Эринирская принцесса, выхваченная лучом света, в руке она сжимала кинжал. Страх Гвидиона сменился ненавистью. Он схватил ее за руку и притянул к себе, пытаясь нащупать ее шею. Морейн отчаянно сопротивлялась и что-то быстро говорила, будто в бреду. Гвидион знал, что необходимо прислушаться к ее словам, в них таилось что-то важное, но ему не удавалось уловить их смысл. Вдруг Морейн закричала, указывая ему за спину. И маг, резко обернувшись, увидел силуэт. Тот шагнул ему навстречу и, попав в полоску лунного света, сверкнул отполированными белыми доспехами. Миндалевидные глаза незнакомца внимательно смотрели на друида из-под забрала крылатого шлема. Страх, липкой волной накатившийся на Гвидиона, сковал его мысли, его движения, его голос.

Гвидион проснулся среди ночи в холодном поту, вскочил на постели, никак не мог стряхнуть с себя кошмарный сон. «Я что-то сделал не так, — подумал он. Сон — это предупреждение». Но о чем предупреждал сон, он не мог понять. Гвидион, великий предсказатель, легко читающий чужие сны, не мог разгадать собственное видение. Но он знал, сны всегда сбываются.

«Человек, лежащий с закрытыми глазами, не обязательно должен быть мертв», — попытался утешить себя Гвидион.

Он зажег свечу, оглядев комнату и убедившись, что в ней никого нет, решил одеться. Он прокручивал в уме подробности сна, надеясь вспомнить, что говорила ему Эринирская принцесса.

«Кто же ты, Морейн? — спросил он у луны. — Что за белую тень привела ты с собой?»

На следующий день король вновь потребовал к себе Морейн. Ей позволили сесть, и Гвидион больше не сверлил ее прожигающим взглядом. Его интересовали укрепления города Солнца, расположение въездных ворот и подъемных мостов, солдатских казарм и конюшен, количество и вооружение охраны, стоящей на стенах, укрепления и планировка самого дворца. Морейн не смогла полностью удовлетворить его любопытство. Она слишком плохо знала и сам город, уж не говоря, о его военной стороне.

«Волчонок бы пригодился им гораздо больше, чем я», — подумала она.

Но вывод о неприступности города могла сделать даже далекая от военного дела женщина. Разница между уровнем развития Антиллы и Поэннина была так велика, что Гелиона вполне оправданно называла кельтов варварами и дикарями. Зато Морейн смогла осветить все особенности магии Гелионы. Участвуя во многих ее обрядах и магических ритуалах, она в достаточной степени представляла себе, на что та способна. Казалось, Гвидион был несколько подавлен информацией о военной мощи Антиллы и магической силе ее Верховной Жрицы.

— Как ты считаешь, она действительно воплощение Великой Богини Гелионы или это сказка, придуманная для подданных? — спросил Гвидион.

Морейн сузила глаза и проговорила с жаром и верой:

— Существует только одна Великая Богиня, мой господин, и у нее другое имя.

Гвидион хмыкнул от неожиданной резкости в голосе Морейн, а Белин рассердился:

— Ты такая же язычница, как и антильская ведьма!

Морейн удивленно посмотрела на него. Туаты обычно придерживаются веры предков. Туата де Дананн — племя, давшее кельтам богов — поклонялось своей Великой Богине, в которую пламенно верила и Морейн. Хорошо еще, что принцесса не видела, с какой ненавистью Белин рубил деревянную статую Великой Богини в Эринирском замке, и не знала, что у короля особые отношения к Богине Туатов. Он не признавал Богиню своих предков и одновременно боялся, что она никогда не простит ему этого. Великая Богиня не отпускает от себя потомков своего племени.


Вскоре король вновь покинул Поэннин, но уже без друида. Гвидион, наконец, получивший возможность заняться своими делами, углубился в научные изыскания. Теперь, когда принцесса осталась в его распоряжении, он собирался воспользоваться ее знаниями и происхождением. В хранилище Гвидиона имелось несколько книг древних магов дивного Народа, на которые наложены неподвластные людям чары. Чтобы бессмысленные надписи обрели свое истинное значение, книгу должен был взять в руки тот, в ком течет кровь Туатов. У Гвидиона не нашлось собственных средств заставить заговорить древние руны, а его венценосный брат не хотел иметь ничего общего с магией своих предков. Зато дочь короля Эохайда должна была отлично справиться с такой задачей. С этой целью Гвидион и велел Риве привести принцессу в свои личные покои, где бывали очень немногие жители замка.

Сердце Морейн замирало от страха и любопытства. Вновь ей предстояло приблизиться к манящей и недоступной магической силе. Морейн вошла вслед за Ривой в малоприметную дверь в одном из коридоров замка. За дверью тянулись темные пещеры, переходя одна в другую и образуя анфилады. Морейн поняла, что они оказались внутри горы, частью которой являлся замок. Единственным освещением был факел в руках Ривы, дающий неверный свет, от которого разбегались во мрак смутные отблески, вырисовывая на неровных стенах причудливые и таинственные тени. Сверху свисали каменные сосульки, и с них канала вода, отдаваясь гулким эхом.

Пройдя сквозь несколько подобных пещер, они очутились в просторном чертоге, посреди которого возвышался огромный каменный трон. К нему вели широкие потрескавшиеся ступени. дальше тянулся узкий коридор с множеством дверей. Рива толкнул последнюю, дубовую, окованную железом дверь и жестом приказал принцессе войти. Она оказалась на маленькой площадке между двумя лестницами. Одна вела наверх и заканчивалась очередной дверью, другая круто уходила вниз в темноту. Из нижнего прохода тянуло гнилью и страхом.

Рива начал подниматься наверх, а Морейн немного задержалась на этой площадке, невольно представляя, как однажды ей придется спускаться вниз по лестнице, нырявшей во мрак. От этих мыслей ей стало не по себе, и она поторопилась вслед за своим проводником. Обшарпанная сырая лестница упиралась в низкую незапертую дверь. Нагнувшись под ее аркой, Морейн вошла, а Рива остался снаружи.

В свете факелов принцесса разглядела полукруглую комнату-пещеру с узким, как бойница окном, продолбленным в толще горы. Посреди комнаты стоял огромный стол из почерневшего дерева. В кресле с высокой спинкой и позолоченными подлокотниками торжественно восседал жрец в длинных одеждах. На спинке кресла сидел крупный уродливый ворон, тяжелоклювый и мрачный. Он открыл один глаз и неодобрительно сверкнул на Морейн черной бусинкой.

Стены комнаты были увешаны гобеленами, а весь пол застилали мягкие и пушистые ковры, отчего все звуки становились приглушенными, а помещение казалось уютным и теплым. Вдоль стен стояли сундуки, покрытые тканью. Кроме входа, в комнате было еще три двери, ведущие в какие-то внутренние помещения. У дальней стены находилось большое возвышение, застеленное шкурами и разноцветными подушками. Посреди комнаты на небольшом каменном постаменте полыхал очаг, огонь в котором поддерживал тщедушный юноша, юркнувший за одну из дверей, когда вошла гостья.

Все вокруг было завалено книгами, свитками, баночками, ступками и прочими предметами, не оставляющими сомнений в роде деятельности хозяина. Это был рабочий кабинет друида, его лаборатория и библиотека. «И спальня», — добавила про себя Морейн. Гвидион чуть заметно ухмыльнулся, и Морейн запоздало спохватилась: она забыла маскировать свои мысли. И снова начала твердить про себя детский стишок, и опять заметила ухмылку жреца.

Изучив обстановку, Морейн с удовлетворением убедилась, что отрубленных человеческих голов здесь нет. «Тара сама выдумала все эти глупости», — оптимистично подумала принцесса.

Морейн легко справилась с возложенной на нее обязанностью, каракули в древней книге послушно выстроились в руны, но читать их была способна только она сама. Гвидион, даже выглядывая из-за ее плеча, когда она читала книгу, видел только бессмысленную вязь. Пришлось Морейн самой переводить книгу на греческий, на котором Гвидион и вел все свои записи. Так Морейн оказалась среди его помощников, сначала только корпя над древними языками, а потом и над другими трудами, до которых у самого мага не доходили руки.

Помощник и ученик мага, юноша по имени Инир, происходил из знатного рода одного из поэннинских вождей и был взят Гвидионом в обучение. Коротко стриженный, белобрысый, с еще ломающимся голосом, Инир изо всех сил старался угодить своему наставнику и господину в надежде получить посвящение и стать друидом. Он очень стеснялся своих коротких волос, не желавших отрастать после перенесенной болезни. Короткие стрижки носили рабы и слуги, а Инир был благородного происхождения и не забывал объяснять это каждому, кто еще не был с ним знаком.

Между Иниром и Морейн с первого же дня установились напряженные отношения. Иниру не хотелось уступать свою работу этой странной женщине, а обнаружив, что в знании языков и умении толковать сложные места в рукописях она превосходит его, юноша начал почти по-детски ревновать к ней мага. Стоило только Гвидиону обратиться Морей с какой-нибудь просьбой, как Инир, опередив девушку пытался сам выполнить его пожелание. Но в целом Инир был не злобен и не завистлив, а потому искренне старался быть лучше Морейн, но не вредил ей.

Кроме Инира и Ривы, в кабинете Гвидиона появлялось еще одно живое существо. Огромный черный ворон, взъерошенный и злой, любитель восседать на спинке кресла своего хозяина. Звали птицу — Ворон. Он часто улетал куда-то через узкое окно и тем же путем возвращался. Гвидион позволял Ворону садиться к себе на плечо, птица что-то шептала ему, глаза жреца светлели, а лицо добрело. Он кормил Ворона мышами и прочей мелкой живностью, позволяя есть со своих рук. К другим людям Ворон относился с презрением и ненавистью. Руки Инира, которому приходилось ухаживать за птицей, были изодраны в кровь. Риву Ворон побаивался, неодобрительно поглядывал на его секиру, но и тому иногда доставалось. Однажды Ворон клюнул Риву в плечо, оставив ему на всю жизнь глубокую, вечно гноящуюся рану. Клюв у птицы был твердый, как меч.

Инир был бы рад, если бы Гвидион приказал принцессе ухаживать за своим любимцем, вот в чем он, бесспорно, уступил бы ей первенство. Но Гвидион не доверил ей свою жестокую птицу и был удивлен, обнаружив, что Ворон не только не обижает Морейн, но даже испытывает к ней симпатию. Ворон садился к ней на плечо и никогда не ранил ее когтями. Инир злился: он чистит клетку Ворона, кормит его мелкой дичью, ухаживает за ним, убирает помет, который птица оставляет, где попало, и никакой благодарности. А эта женщина ничего не делает, только погладит черное чучело по голове своим тонким пальчиком, поиграет с ним на глиняной дощечке, где Ворон любит оставлять следы, что-то пошепчет ему, и вот уже птица сидит у нее на плече, спрятав свою огромную голову в пышных волосах принцессы. Ей, Морейн, достается его нежное воркование, ему, Иниру. — только суровый взгляд черных бусин из-под взъерошенных перьев. Но случались и более странные вещи. Однажды, когда Инир в очередной раз разругался с Морейн и, позабывшись, повысил на нее голос, Ворон слетел со спинки кресла, где до этого дремал, и, налетев на юношу, клюнул его в руку.

Гвидион довольно часто отсутствовал. Его исчезновения порождали среди жителей замка множество легенд, никто никогда не видел, как он выходил через ворота или калитку в крепостной стене. Морейн подозревала, что друид пользуется каким-нибудь тайным ходом, неизвестным большинству обитателей крепости.

Гвидион оставлял задание Морейн, строгие наставления ученику и исчезал. Тогда Морейн под надзором Инира принималась изучать книги и свитки, собранные жрецом. Чего здесь только не было! Сразу становилось понятно, что Гвидион настоящий ученый маг, а не какой-нибудь дремучий колдун, действующий исключительно по наитию, Морейн многое бы отдала за то, чтобы получить возможность прочитать и изучить всю имеющуюся здесь литературу. Она разворачивала один за другим манускрипты: «Записки о некрономике» какого-то греческого автора, свитки египетских врачевателей с рецептами целебных снадобий и анатомическими рисунками, астрономические наблюдения, описание культов непостижимых и жутких божеств Ктулху, Молоха, Балора и других. На сундуке были аккуратно разложены и прикрыты влажной тканью куски потрескавшихся глиняных табличек с клинописью, особо оберегаемые хозяином, В отдельном ларце хранилась бесценная «Книга из сапфиров». По словам Инира, она принадлежала прежде некоему Ною, и Гвидион получил ее у персидского царя в обмен на непробиваемые доспехи из антильского орихалка, подаренные друиду гадирским послом.

На высоком налое, стоящем под окном, так, что лучи света падали прямо на его поверхность, лежали кожаные листики на которых Гвидион делал свои записи по самым разным вопросам.

— Гвидион ведет летопись Медового Острова, — пояснил Инир.

Морейн прочла: «Высшей целью является познание средоточия всего сущего, проникновение в тайны природы жизни, смерти, бесконечности и вечности».

— Ого, как высоко вы целите, Королевский Друид! — прошептала она. Принцесса сравнивала двух друидов: свою наставницу Веду и поэннинского мага Гвидиона, дивясь их различию. Теперь Веда казалась ей необыкновенно дремучей со своей архаичной кровавой магией, бесконечными заклинаниями, которые ленивой девушке приходилось заучивать наизусть. Гвидион же изучал магию без ограничений и рамок, наложенных жречеством, пренебрегая необходимостью отказываться от записей и полагая, что сможет сохранить их в тайне. Все просто и логично, без жутких приговоров и маленьких кровавых жертв, как это было у Веды. Несмотря на страх перед Гвидионом, Морейн прониклась к нему уважением и восхищалась его глубоким умом и познаниями.

Спокойная рабочая обстановка пещерного кабинета нравилась Морейн и действовала успокаивающе. Перелистывая пропитанные воском пергаменты, она погружалась в тайны вселенной, и ей начинало казаться, что это самое интересное и самое увлекательное занятие в ее жизни. Как и Инир, Морейн жалела о наступлении ночи, потому что надо было прерывать чтение и возвращаться в реальность. Гвидион приходил вечером в свой кабинет и бесцеремонно выставлял Морейн за дверь. Она уходила уже без сопровождения Ривы, брела из пещеры в пещеру, сидела на потрескавшихся ступенях каменного трона в старинном чертоге, потом возвращалась в свою спальню и, растянувшись на огромной кровати, предавалась мечтам.

В отсутствие мага Морейн донимала Инира вопросами. Он уже понял, что нет предела любопытству этой женщины. Ученику друида пристало знать множество легенд и рассказов, и он с удовольствием принимался нараспев, как настоящий бард, бубнить давно заученную историю своего племени:

— Давным-давно предок поэннинцев высадился на берег Медового Острова с ватагой молодых варваров. Местные племена, не желавшие делить с новыми поселенцам плодородные земли, оттеснили их в пустынные горы, которые казались незаселенными. Обрывистые, местами заросшие лесом, горные хребты среди голых бесплодных пусто шей, почти непригодных для жизни, неприветливо встретили странников. Но у людей не было выбора, измученные долгими поисками, они захотели остаться на этой земле. Вскоре они обнаружили горных жителей — странную расу необычно высокого роста, превышающего нормальный на два-три фута. Их прозвали великанами…

— Великанов не бывает, — смеясь, перебила его Морейн.

— Не бывает?! — воскликнул Инир, возмущенный таким недоверием. — Да знаешь ли ты, что наш вождь, принц Бренн, собственноручно убил одного из них?

Морейн рассмеялась:

— Это он сам тебе сказал?

— Эх ты, неверующая, — обиженно проговорил Инир. — Нашему вождю незачем придумывать несуществующие подвиги. А великана я и сам видел. Это был последний великан в наших горах.

— Ты, наверное, был еще маленьким ребенком, Инир, когда любой верзила может показаться великаном, — предположила Морейн. — А если бы ваш хвастливый вождь убил великана, то он тут же вывесил бы его отрубленную голову на стену своей крепости на обозрение всем.

— Да он и хотел, но Гвидион… — Инир осекся и смутился, словно сболтнул лишнее, сделал суровое лицо и сказал: — Я не буду тебе ни о чем рассказывать, если ты мне не веришь.

Ладно, ладно, ну, пожалуйста, Инир, я верю, — жалобно заныла Морейн, уже обнаружившая, как убедительно это действует на ученика друида, — но куда же они теперь подевались, твои великаны, как же храбрым поэннинцам удалось их одолеть?

Инир продолжил свою повесть певучим голосом:

— Великаны были вырождающимися остатками какой-то прежней цивилизации, неорганизованными и дикими. Преследуя их, предки поэннинцев уходили все глубже в горы и там обнаружили старую полуразрушенную башню с укреплениями давно заброшенную. Башня была наполовину высечена в скале, наполовину достроена большими каменными глыбами и соединена с несколькими пещерами. Она представляла собой лучшее укрепление, какое только встречалось этим людям, и, без сомнения, была выстроена когда-то племенем великанов, что легко определялось по величине примыкающих к ней строений.

— Это ты про вашу крепость? — вновь перебила Морейн, не выдержав долгого молчания.

— Ну да, — кивнул Инир и продолжил: — Люди обосновались среди этих развалин. Племя разрасталось, и вскоре от подножия горы до речного берега вырос город, который нарекли Поэннином. А спустя три столетия вся Хребтовина уже была заселена многочисленными племенами поэннинцев.

— А эти пещеры и есть древний замок? — поинтересовалась Морейн.

— Да, — Инира распирало от гордости за свое племя с такой невероятно длинной, в несколько столетий, историей.

— А что за каменный трон стоит посреди пещеры?

— До того, как пристроили дом, в большой пещере была тронная зала, а на троне восседал какой-то древний король, — восторженно ответил Инир и пояснил: — Трон раньше был покрыт резьбой, но теперь она стерлась. Наш вождь собирается восстановить пещерный замок, да все некогда.

«Конечно, если все время разорять соседей, тут уж не до восстановления собственного дома», — ехидно сказала Морейн сама себе.

Но на большинство вопросов Морейн было не так легко ответить. Ее интересовали в основном запретные темы, вызывавшие в Инире смятение и растерянность. Три внутренних двери в кабинете друида так и остались для Морейн тайной. Ей запрещалось открывать их. Морейн чувствовала, что за одной из дверей, где-то там, в толще горы, теплится странная жизнь, полная горестных стонов. Иногда ее слуха достигали едва уловимые вздохи, подобные шелесту листвы. Слава Великой Богине, ей не приходилось оставаться одной в этой подозрительной пещере, рядом всегда находились Инир или Гвидион. Морейн пыталась разузнать у Инира, что скрывается за дверями, ведущими во внутренние покои, но ученик вертел головой и смешно округлял глаза.

— А куда ведет нижняя лестница? — полюбопытствовала как-то она.

Инир пробормотал в ответ:

— Тебе это незачем знать.

Морейн успела заметить в глазах Инира тщательно скрываемый страх. После подобных вопросов ученик мага надолго замыкался в себе или удалялся за одну из внутренних дверей и громко возился там, демонстрируя любопытной женщине свое неодобрение.


Теперь Морейн знала, что понравиться Гвидиону или вызвать его симпатию ей не удастся. Он был неразговорчив и отвечал на вопросы лишь коротким мычанием, выражающим «да» или «нет». Но одну слабость Морейн в нем все же обнаружила. Глаза Гвидиона загорались живым огнем, когда Морейн с искренним восхищением расспрашивала его о каком-нибудь редком свитке или фолианте. Тогда Гвидион, словно забывая о своей привычке быть холодным и равнодушным, увлекался, рассказывал о том, каких трудов стоило добыть ту или иную ценность. Ради знаний он рисковал жизнью, отправляясь в опасные путешествия. Некоторые рукописи были привезены из вавилонской библиотеки, другие — из тайных храмов египтян, за иные свитки не один человек расстался с жизнью, за некоторые книги были уплачены безрассудно высокие цены.

Иногда Гвидион думал, что Морейн вполне могла бы стать его помощницей. Он не видел в ней большого магического дара, но и не ставил целью плодить вокруг себя волшебниц. Зато ее познания в астрологии и древних языках ему бы очень пригодились.

— Ты становишься бесценной, Морана, — мягко говорил Гвидион, просматривая исписанные принцессой пергаменты, — что я буду без тебя делать?

Морейн наклонила голову, улыбаясь:

— Может, тебе не обязательно оставаться без меня?

— Все было бы по-другому, Морана. если бы не твое происхождение. Боюсь, оно погубит тебя, — проронил Гвидион холодно.

— Или спасет, — прошептала Морейн и спохватилась: Гвидиону пока незачем это знать. Окрыленная похвальбой сурового друида, Морейн вышла в заброшенный парк. Прислонившись к старому дереву, она позволила ветру разметать ее волосы, вдохнула свежий запах осени, который уже появился, хотя листья еще не начали опадать, подставила свое лицо теплым лучам солнца. Она уже не боялась жить среди этих людей и привыкла к огромной пещерной крепости. Теперь Морейн думала, что ее дальнейшая судьба, назначенная ей Эринирской королевой, в общем-то, не так уж плоха. Почему бы маленькой северной принцессе не остаться в этих диких горах среди камней и туманов и не провести свою жизнь в черной крепости Поэннина, изучая полуистлевшие манускрипты, постигая древнюю мудрость?

Большая бархатная бабочка кружила вокруг Морейн, сбитая с толку весенним запахом яблоневых цветов. Девушка протянула руку, бабочка, аккуратно сложив свои ажурные черные крылья, села ей на ладонь. Морейн поднесла ее к глазам, пытаясь вспомнить несложную магию, которой обучала ее Веда. Что-то говорила старуха ей про эту черную красавицу, кажется, она должна выполнять желания, но, что для этого надо делать, Морейн забыла.

— Ты такая же, как я, позабытая всеми и беззащитная, — сказала ей девушка, — но в отличие от тебя, я переживу эту зиму.

Она аккуратно посадила бабочку на ветку дерева в надежде, что ветер не сдует ее.

Глава 11 Заточение

Я изнывал и плавился под безжалостным солнцем Антиллы. Я знал, Морейн приложит все силы, чтобы никогда не возвращаться в Город Солнца. Мы договорились, что если ее отец не позволит ей остаться, она обратится за помощью к Шеу, который поможет ей скрыться в бесчисленных пещерах наших гор до моего возвращения. Теперь, когда я остался один, единственным моим желанием было покинуть этот благодатный горячий остров, променяв его на свой дикий край. С отъездом Морейн я вдруг ощутил, какая невыносимая жара царит в Городе Солнца. как тягостны дни рабства, как ненавистны хозяева, Я тосковал в этой изнеженной, изящной жаре по холодным, суровым землям Круитне.

Сказывалось долгое отсутствие перевоплощения, я принимал сдерживающий отвар уже много месяцев, с тех пор, как Кийя захотела видеть меня в своей личной охране. Если магический напиток принимать без перерывов, то оборотень вряд ли протянет больше двух-трех лет. Но Кийя ничего не хотела слышать об этом, она была уверена, что я сбегу сразу, как только обрету силу хищника. В общем, она была права. Вся моя душа стремилась на Медовый Остов на волю, в горы, в лес, хоть к морю — все равно куда, ишь бы подальше от золотого чертога, от расслабляющего розового дурмана царской опочивальни, от этой женщины, смуглой и скользкой, словно оливка.

Но выхода не было, пахучий дымящийся отвар, подавляющий преображение, сковывал мой свободный разум, жара давила, и исчезало всяческое желание сопротивляться бездумному течению ленивой дворцовой жизни. Я так же, как когда-то Морейн, начинал впадать в забытье.

Слабая надежда на то, что мой король выкупит меня из мучительного рабства, поданная мне Морейн, казалась теперь напрасной мечтой. Но все же, с трудом преодолевая дурман безразличия, я ждал возвращения антильских кораблей, которые могли принести мне спасение.


Антильские корабли вернулись в конце лета лишь с теми воинами, что были оставлены в порту. Дорен и его приближенные отправились сопровождать принцессу в Эринир и находились там, когда он пал. Антильцы встали в ряды защитников замка и погибли в неравном бою. Город Солнца взволнованно встретил эту новость.

Царица осудила неразумное поведение своих подданных, вставших на защиту чужого государства и короля. Она не знала, как внезапно умели появляться поэннинцы и, конечно, не могла предположить, что у Дорена и его людей не было времени покинуть Эринир, и они были вынуждены защищать свои жизни и жизнь антильской царевны. Хорошо еще, что корабли — эти глаза и руки отдаленной от мира Антиллы — вернулись невредимыми.

Гелиона горько сожалела о потерях. Вновь она осталась без умного, преданного и хитрого Главного Советника, без вздорной царевны-полукровки, усиливающей ее магию. Но самое ужасное было то, что король варваров мог расценить участие антильцев в бою за Эринир как нападение с ее стороны. Она проклинала эту бессмысленную самоотверженную гибель своих подданных, способную спровоцировать варваров. Нет, конечно, она их не боялась. С чего бы ей опасаться этих отсталых дикарей, неспособных пересечь Океан. Но ее смущали донесения разведчиков о гадирцах, слишком часто посещавших Медовый Остров с тайными визитами. И еще ее волновала судьба Морейн, царица надеялась вернуть ее, заплатив выкуп. Она раздумывала, как ей лучше поступить: направить ли на Медовый Остров своих послов, или обратиться к гадирцам с просьбой выступить посредниками в этих переговорах. Несмотря на глубокую взаимную ненависть, Аатилла и Гадир оказывали порой друг другу помощь в контактах с внешним миром.

Новость о захвате Эринира вырвала меня из оцепенения. Воспоминания о битве в Землях Рудаука и о последовавшей жестокой расправе над пленными были еще слишком свежи в моей памяти, и я отлично представлял себе, что могло произойти с моей Морейн. И я, не выдержав, сорвался. Я бросился к Кийе, сметя охрану ее покоев и раскидав всполошившихся рабынь, кинувшихся при виде ее озверевшего любовника на защиту своей госпожи. Я схватил Кийю за плечи и начал трясти ее, что-то крича. Меня оттащили от нее запоздавшие охранники. Я орал, требовал, чтобы меня отпустили на Альбион спасать Морейн. Опомнившись от шока, Гелиона разобрала, наконец, в моем бессвязанном рычании имя антильской царевны. Она сделала какие-то пассы руками над моей головой и изумленно отпрянула: на моем лбу проступили светящиеся голубые отпечатки пальцев Морейн. По лицу Гелионы я увидел, что она догадалась и о Гвире, и о моих чувствах к Морейн. Она оскалилась, как дикая кошка, и зашипела:

А ты надеялся, что она вернется за тобой, волчонок?

— Она бы не вернулась, это был побег, — проговорил я мстительно, понимал, что это уже не повредит Морейн.

Кийя побледнела и ответила с ненавистью в голосе:

— Ну что ж, твоя полоумная царевна сама избрала свою судьбу, променяв мой дворец на логово таких же дикарей, как ты. Надеюсь, они заставят ее пожалеть об этом.

Я зарычал и, вырвавшись из рук державших меня охранников бросился на царицу, рассчитывая покончить с ней одним ударом клыков. Скорость моего прыжка значительно опережала реакцию охраны, и мои зубы неминуемо сомкнулись бы на смуглой шее Кийи, отомстив таким образом и за мое рабство, и за страдания Морейн. Но Кийя, к моему удивлению, проявила невиданную резвость. Взвизгнув, она, позабыв о своей гордой осанке и царском достоинстве, метнулась за внушительную тушу растерявшегося вельможи. Десятки копий уперлись в мое тело, заставив опуститься на колени. Мои бывшие товарищи не оставляли мне надежды.

Знаете ли вы, на что способна разъяренная, обманутая женщина? А если она еще облечена властью и к тому же ведьма? Впрочем, она сама была виновата в своей слепоте. Безграничный эгоизм и привычка к всеобщему повиновению сделали ее безразличной к чувствам других. Я же поступил очень глупо, выдав себя с головой. Если бы я сдержался, то, может быть, смог бы найти какой-то выход или доводы для убеждения Гелионы отправить меня спасать Морейн. Но эта мысль пришла ко мне слишком поздно. Теперь же, по приказу царицы, меня кинули в каменный мешок, откуда выбраться невозможно.

Я бросил последний взгляд на ненавистное низкое небо. Свет померк, и я оказался в глубоком темном колодце. Воняло гнилью и нечистотами. Мои глаза сразу привыкают к темноте, я вижу ночью не хуже, чем днем. Прижавшись к стенке, сидел какой-то грязный, заросший человек. Я молча опустился напротив. Сдерживающее магическое питье мне больше не давали. После долгого воздействия подобной отравы оборотни переживают особенно тяжелое и болезненное преображение. Чем дольше принимаешь сдерживающий отвар, тем ужаснее будет срыв, который, увы, не замедлил произойти. Я был не один в этом колодце, и легко можно представить, что произошло с человеком, оказавшимся в замкнутом помещении с голодным и безумным волком. И я остался в одиночестве.

Мысли о судьбе моей возлюбленной так долго затмевали все другие, что только спустя несколько дней я вспомнил о своем племени. Что стало с ним? Я не сомневался: ни один из волков не покинул своего короля, вся стая вышла на поле боя. А значит, никто не выжил. Никто, кроме меня.

Что мог сделать для своего освобождения из каменного колодца волк, вооруженный только клыками и ненавистью? Ничего, только выть, рычать да злобно скрести когтями холодный камень. Никто уже не наденет по мне траура, разве что одинокие вершины скал, под которыми осталось мое жалкое убежище. Время тянулось, как густой кисель, лишая меня надежды.

Глава 12 Возвращение Поэннинского вождя

Суровое поэннинское лето неизбежно приближалось к концу, холодный осенний ветер приносил пряные запахи, новые тревоги и дурные предчувствия. Все ждали возвращения войск с данью. Уже прискакали вестовые с донесениями о том, что обозы, полные добра, а также скот, рабы и заложники скоро появятся в Поэннине. Все обитатели крепости суетились и были заняты делами. Тара уже второй день пропадала на кухне, поглощенная заботами. Гвидион все чаще отлучался в горы.

Инир возился в углу, раскладывая высушенные лечебные травы по полотняным мешочкам. Морейн сидела в хозяйском кресле, в которое Ворон никому не позволял садиться кроме нее и Гвидиона, и наблюдала, как птица ходит по глиняной дощечке, приготовленной заботливым Иниром для мага. Ворон оставлял на мокрой глине следы, а Морейн пыталась прочесть их. Инир сердился, когда Ворон портил его работу, но еще больше его злило, что молодая бездельница даже не пытается ему помочь. Морейн видела — Ворон тоже тревожится, он не спит целыми днями, как прежде, а суетится, чистит перья, летает под потолком, тяжело взмахивая крыльями, а иногда неожиданно громко для приглушенной коврами пещеры начинает кричать: «Крра! Крра!»

Однажды с утра вся крепость наполнилась пронзительными звуками труб и гомоном. Морейн вышла на крыльцо и, прислонившись к стене, наблюдала, как слуги и воины разбирают прибывающие обозы. На площади собрались вожди и все королевские братья, с ними вернулся и король, присоединившийся к поэннинским войскам где-то на горных перевалах.

Морейн заметила Харта и рыжего верзилу по прозвищу Огненная Голова. Там же стоял и Бренн, которого она не видела со дня падения Эринира. Принц, нервно жестикулируя, что-то рассказывал Гвидиону, одновременно отдавая приказания своим людям и хлыстом подгоняя рабов. Вожди отчаянно спорили с королем, отстаивая свои доли в привезенном провианте и добре, требуя вмешательства друида.

Слуги уже выносили столы, проталкиваясь с ними между воинами и как бы напоминали им, что пора заканчивать споры и начинать пир. Бренн заметил принцессу и, сделав ей церемонный поклон, усмехнулся. Морейн резко развернулась и бросилась в дом, чтобы скрыть слезы. Вбежав свою комнату, она упала на кровать и разрыдалась. Она вспомнила своего брата и убитых в Эринире людей, пытаясь разжечь в себе если не ненависть, то хотя бы злость. Но вместо Серасафа ей виделись светлые, лукавые глаза Бренна и его кошачья ухмылка. От злости на саму себя Морейн сжала кулаки, больно вонзив в ладони ногти. Она просидела в своей комнате до вечера, так и не решив, желает она новой встречи или боится ее. Детская любовь, пронесенная сквозь кровавую завесу антильских дворцов, не смогла отступить перед ужасом, внушаемым всем ее избранником. Морейн вспомнила клятву, которую давала себе, когда ее кровь окропляла кристалл в Храме Инкал. Не эта ли клятва заставила ее повиноваться материнскому приказу проникнуть в Поэннинский замок?

«Нет, нет, — шептала себе Морейн, — они убили моих родственников, разрушили мой дом, растоптали мою страну, я не могу поддаваться чувствам, я должна выполнить свой долг». И тут же уточнила сама себе: «Не Бренн убил мать и брата. Между нами нет крови».

А вечером, выйдя на террасу, она вдруг обнаружила, как в темном небе причудливо кружатся звезды в своем непостижимом хороводе. Прохладный ветерок, набежав, растрепал ее волосы, в воздухе запахло осенней листвой и кострами, и Морейн удивилась: какой прекрасной может быть последняя летняя ночь. На мгновение ей показалось, что над озером забрезжил розовый свет. Она вгляделась в темноту, но свет исчез. Она запела этому свету, как лучу надежды. Ее голос разливался по замку серебряным колокольчиком, распугивая ночные кошмары. Молочный туман, нахлынувший с озера, растекался по каменным коридорам крепости и, проплывал мимо женщины, целовал ее колени.


Возвращение поэннинского войска сделало жизнь в крепости шумной и суетливой. Бренн с раннего утра истязал своих воинов, заставляя их упражняться в боевом искусстве. На внутреннем дворе перед озером возобновились тренировки над водой гулко разносились лязг железа и выкрики бойцов.

Морейн слонялась по пещерному кабинету мага, не находя в себе сил, чтобы сосредоточиться на работе. Окно в пещере выходило на обратную сторону горы, и сюда не доносились звуки крепости. Эта благостная тишина, так нравившаяся Морейн прежде, теперь вызывала в ней раздражение, суетливый Инир — тоже. В пещере поэннинскюго друида принцессе стало скучно.

Глиняные вавилонские таблички со сложными и туманными указаниями на астрологические периоды для различных опытов никак не поддавались Гвидиону. Он привез их из рискованного путешествия в надежде завладеть тайнами вавилонских астрологов. Но ему не удавалось растолковать некоторые значения в расположении светил. Морейн не могла читать клинопись, но не хуже друида разбиралась в астрологии. Она просидела целый день подле Инира, переводящего ей сложный язык. Она уже догадалась, что ссылки нарочно запутаны, оставалось только восстановить их настоящее значение.

Инир смущался и краснел, когда она поднимала на него глаза. Но и сама Морейн вела себя не лучше, когда в пещеру друида заглядывал Бренн. Роняя все из рук и забывая, где она находится, Морейн поддавалась смятению. Однако Бренн редко посещал жреца при ней. Чаще братья встречались в таинственном помещении, куда вела нижняя лестница. Нередко Бренн бывал там один. Морейн слышала странные, приглушенные толстой дверью звуки, доносящиеся оттуда, рык, похожий на кашель или карканье, а иногда и стоны. А однажды слуха принцессы достигли истошные вопли и визг. Морейн уже поняла, что в нижней комнате происходят странные вещи, но, что за существо живет там и издает эти жуткие звуки, она пока не выяснила. Иногда ей казалось, что бессердечный друид держит в плену какого-то несчастного узника.

Инир на расспросы о странном обитателе таинственного помещения не отвечал, обижался, когда Морейн начинала донимать его излишней любознательностью. Принцессе пришлось смирить свое любопытство и оставить на время расспросы. Инир уже почти перевел ей всю табличку, когда в комнату неожиданно ворвался Рива:

— Инир! Господину нужна твоя помощь, быстрее!

Инир выскочил из комнаты вслед за воином. Морейн осталась одна. Впервые одна в загадочном кабинете мага с тремя таинственными дверями! Видно случилось что-то серьезное, может быть, кто-то ранен или болен, если Гвидион, позабыв о Морейн, вызвал Инира к себе на помощь.

Морейн подошла к входной двери, приоткрыла ее и прислушалась к звукам снаружи. Донеслось тихое звериное рычание. Она плотно прикрыла дверь и вернулась к сундуку, на котором лежали ее таблички, села за работу. Ей и прежде приходилось бывать здесь в одиночестве, но за одной из трех внутренних дверей всегда возился бдительный Инир, а у входа пыхтел дородный Рива. Еще ни разу не было такого, чтобы ее оставили совсем одну без присмотра, и, наверное, уже не будет. Только Морейн решила, что оправдает доверие жреца и будет благоразумной, как вновь услышала шорохи и вздохи из-за ближайшей двери. Ей стало страшно, она подошла к подозрительной двери и прислушалась. Звуков больше не было. Морейн надавила на дверь, та поддалась, открыв темную короткую лестницу.

Что бы там ни было, Морейн, конечно, сможет удержать это в тайне. Никто и не узнает, что она сюда заглядывала. Она разожгла факел от очага и начала осторожно спускаться по неровным ступеням. Узкий проход расширился и превратился в большую пещеру. Морейн вошла в нее, высоко подняв факел, чтобы лучше разглядеть обстановку.

Из темноты на свет факела выплыло белое женское лицо с закрытыми глазами. Морейн отшатнулась, но, не выдержав, снова поднесла факел. В его неровном свете она разглядела странное тело, заканчивающееся чешуйчатым рыбьим хвостом, помещенное в огромный прозрачный сосуд наполненный желтоватой жидкостью, в которой распластывались и колыхались длинные русалочьи волосы. От стенок сосуда к существу тянулись склизкие белые жилы, опутывающие руки, туловище и лицо русалки. Морейн развернулась, и факел высветил другой сосуд, сквозь прозрачную стенку которого на нее смотрели немигающие глаза маленького коренастого человека, Его пышная борода топорщилась во все стороны. Он тоже был обтянут белыми жилами и казался подвешенным на них.

Дрожа от страха, Морейн медленно пошла в глубь пещеры, освещая все новые сосуды с существами внутри. Некоторые расы были ей знакомы: давно вымершие или исчезнувшие, ставшие почти мифологическими, эти создания словно спали в своих прозрачных темницах.

Морейн подолгу разглядывала каждого, содрогаясь при мысли о его судьбе. Их страдания, казалось, обволокли ее, и Морейн не могла понять, живы ли они. Вот черноволосая, смуглая женщина с раскосыми глазами и острыми ушками. Ее раса давно исчезла с острова. Длинные черные волосы колыхались в жидкости, подобно русалочьим, и, казалось, что они шевелятся. Ногти женщины были черными и длинными, и Морейн вспомнила ужасные легенды, связанные с этой темной расой. Желтоватая жидкость и оранжевый свет пламени делали кожу женщины еще более смуглой. Морейн знала по легендам, что за плотно сжатыми губами должны таиться тонкие клыки и раздвоенный змеиный язык. Она поспешила отойти подальше от страшного сосуда.

Наконец, она дошла до конца пещеры. Последним был огромный короб с прозрачными стенками, и Морейн пришлось поднять факел высоко над головой, чтобы разглядеть находившееся в нем существо. Огромный заросший человек с распухшим бородатым лицом и волосатыми руками стоял, ссутулившись, опутанный бесчисленными жилами. Он был выше Морейн раза в полтора, а то и больше.

«Похоже, это великан, о котором говорил Инир», — подумала она и решила уходить отсюда, пока ее отсутствие в пещере друида никто не заметил.

Она пошла обратно, стараясь не задевать странные сосуды и бросая на них мимолетные взгляды, по мере того, как факел выхватывал из темноты то один, то другой.

«Великая Богиня, — подумала Морейн, — да здесь собраны представители всех рас, когда-либо существовавших на нашем острове».

Ей стало не по себе. Она задержалась на мгновение у ближайшего к выходу сосуда, в котором была помещена русалка. Даже мертвая, она обладала необыкновенной, притягательной красотой. Внезапно веки русалки дрогнули и поднялись, а сама она подалась вперед к передней стенке своей темницы. Морейн вскрикнула от ужаса и бросилась прочь, задыхаясь от страха и мчавшегося за ней вслед стона русалки. Выбежав, она быстро захлопнула за собой дверь. Потом загасила факел и прижалась к стене, пытаясь восстановить сбившееся дыхание и оправляя растрепанные волосы. А когда дыхание восстановилось и исчезли яркие пятна, мелькавшие перед глазами, она увидела сидящего в своем огромном кресле грозного жреца.

Гвидион поднял на нее глаза, темные и бездонные, как кромешная ночь. Морейн похолодела еще больше. Она представила, как будет висеть в огромном прозрачном сосуде с желтой жидкостью на сотнях белы нитей, поддерживающих в ней ненавистную жизнь, и сжалась от ужаса. Гвидион поднялся со своего места и подошел к ней.

— Тебя, кажется, что-то напугало, любопытная Эринирская принцесса? — спросил он ледяным голосом.

Страшная мысль посетила вдруг Морейн.

— Там не хватает Туатов, — пролепетала она, содрогаясь от своей догадки, боясь взглянуть в глаза рассерженному магу.

— Как ты сообразительна, Морана, — тихо ответил Гвидион приближаясь к ней.

Внезапно в окно влетел Ворон и, тяжело приземлившись на ковровый пол между Морейн и Гвидионом, начал бить крыльями и напрыгивать на мага.

— Я вижу, ты нашла себе защитника, — сказал Гвидион, невольно отступал под натиском грозной птицы.

Морейн заметила, что глаза его посветлели.

— А насчет Дивного Народа, дорогая Морана, — Гвидион зловеще усмехнулся, отталкивая ногой чересчур развоевавшегося Ворона, — ты слишком многое о себе мнишь, полукровка, если думаешь, что достойна занять это место!

И внезапно снова рассердившись, он пнул Ворона и гневно сказал ему:

— Если я прощаю кому-нибудь нарушение порядка, то только потому, что сам так решил. В этой пещере я хозяин! — И, обращаясь к Морейн, добавил: — В следующий раз тебе может повезти меньше.

Ворон обиженно оправлял и чистил крылья в углу пещеры, косясь на друида. Потом сел на плечо принцессе, спрятав голову в ее волосах, и тихо жаловался на что-то. Морейн гладила его пальчиком по голове и шептала ласковые слова. Гвидион хмыкнул:

— Хороша парочка, ничего не скажешь. — Помолчав, он добавил: — Надеюсь, Морана, благоразумие или страх заставят тебя молчать.

Морейн закивала головой с таким усердием, что Ворон чуть не свалился с ее плеча. Конечно, она будет воплощением благоразумия, лишь бы больше не видеть, как надвигается на нее тень друида с потемневшими глазами. Она и не представляла прежде, что может испытывать такой суеверный ужас. Если бы не Ворон, неизвестно, чем бы все это закончилось.

Гвидион молча указал ей на дверь. Морейн мгновенно покинула его жилище. Она спустилась по лестнице и выскользнула в пещеры, вышла в их центральный чертог и с удивлением обнаружила на каменном троне расстеленную шкуру. «На троне восседал древний король», — вспомнила она слова Инира и решила поскорее уйти из пещерного замка.


Волшебный голос, звучащий по ночам, всколыхнул жителей Поэннинской крепости, и вскоре рассказы воинов о ночной певице дошли до королевских покоев. Король приказал найти певунью и привести ее в пиршественную залу, где собиралась знать, чтобы скоротать вечер за едой, разговорами и развлечениями. В прежние времена. когда еще были живы королевы, такие пиры озарялись женским обществом, сопровождавшим вдову короля Дунваллона или очередную жену Белина, пришедших послушать песни бардов и поднести меда знатным гостям. Но со дня смерти красавицы Гвенлиан, последней жены короля, которую Белин убил в пьяном приступе ревности, знатные дамы редко посещали пиршественную залу. Из всех невесток, взятых когда-то Дунваллоном в жены своим сыновьям, жива была лишь супруга Рикка, который ревностно следил за тем, чтобы она не появлялась в этом грубом обществе. На этих мрачных сборищах воинов бывали только рабыни, умевшие петь или танцевать либо другим способом вынужденные развлекать гостей.

В этой зале Морейн уже не раз бывала прежде, когда король допрашивал ее об Антилле. даже множество факелов, закрепленных на стенах, неспособны были полностью разогнать мрак. Посреди залы на полу полыхали два ряда очагов, безнадежно пытаясь согреть огромное, холодное помещение. Дым, не успевавший уйти сквозь маленькие оконца и отверстие в крыше, висел черными клубами у стропил. Зала была наполнена звоном посуды, пьяным гамом, визгом и рыком собак, грызущихся из-за костей, выкрика ми подравшихся. Вдоль стен стояли длинные столы, за которыми тесно сидели гости. В конце залы на возвышении размещался отдельный стол для короля, его братьев и особо знатных гостей.

— Вот певунья, которую ты велел привести, мои король — сказал воин с поклоном, подталкивая принцессу к королевскому столу.

— Так вот кто развлекает весь наш двор своими песнями! — удивился Бренн. — Эринирская принцесса паясничает перед моими людьми, будто уличная певица.

Король, не менее удивленный, приказал принцессе что-нибудь спеть. Слуга поставил перед Морейн стул и предложил несколько инструментов. Она выбрала кифару и начала перебирать струны. Кифара несогласованно нежно вздыхала, Морейн была неважным музыкантом. Промучив какое-то время инструмент, принцесса призналась себе, наконец, что играть она толком не умеет.

Дождавшись, когда нетерпение и раздражение зрителей достигли приемлемого, на ее взгляд, предела, она слегка улыбнулась позаимствованной у Бренна змеиной улыбкой и пристально взглянула в глаза королю. Прежде чем он успел возмутиться, Морейн запела.

Голос разнесся под сводами огромной залы, заставил замолчать присутствующих. Его высокие и низкие перепады на одном дыхании складывались в причудливую и изумительную мелодию: смесь антильского храмового нения с веселыми мотивами кельтов и нежными песнями Туатов. Казалось, будто двери старой залы распахнулись, и в них ворвался сверкающий вихрь осенней листвы, снежных хлопьев и распустившихся яблоневых цветов. Голос наполнял сердца счастьем и горем, любовью и безысходностью, как туманом, и слушателям казалось, будто они плывут в этом тумане навстречу самой Богине Грез. Околдованные принцессой люди сидели и стояли, позабыв, где они находятся, погруженные в сказочные видения.

Голосом Морейн взывала к Белину прекрасная богиня презираемого им народа.

— Ты наш, ты принадлежишь нам, в твоих венах течет наша кровь, — пела она. Все пустое, ты тратишь жизнь понапрасну.

И сквозь черные от копоти каменные стены Белин видел витые белые колонны дивного замка, того замка, где мерцают звезды, и из их млечного света выходит ему навстречу, приветливо раскинув руки, отвергнутое им божество и несет ему прощение.

Плескались волны, погружая Харта в свою безграничную синеву, унося его к глубинным тайнам моря. Он плыл в толще воды, сверкая серебристой чешуей. Он вырвался, наконец, на свободу и наслаждался теперь бездумным счастьем плыть по волнам навстречу покою.

Бренн не видел ни залы, ни певицы. Стены темного туннеля, в который было погружено его сознание, расступились, перед его взором стояли синие, как горные озера, глаза Альвики и окровавленный вереск, и сердце щемило старой, загнанной внутрь болью.

Зверь вжался в глубину своего убежища, стараясь закрыться от этих звуков. Голос напоминал ему о прошедших временах, когда великие народы правили миром. Когда войны шли не за земные богатства и территории, а за высокие идеи. Когда прекраснейшие из живущих на земле существ — Туата де Дананн были сильными и могущественными. О, какие это были воины — достойные противники! Как он гордился, что мог противостоять им. Что за горькая участь — бороться с этими жалкими смертными, с этими людишками, которые даже не вступают в борьбу, а безропотно идут к нему, как на бойню, цепенея под взглядом его глаз. Их смерть не приносит радость победы. Нет предвкушения борьбы, нет ощущения опасности, нет риска погибнуть в этой борьбе. И только этот голос так тревожно напоминает о том, что самая прекрасная и удивительная битва, в которой он был сражен рукою пылкого Оллатара, уже миновала, осталась в прошлой жизни. Но это было, было…

Как раненый зверь, решивший до последнего вздоха бороться за свою жизнь, Гвидион отчаянно сопротивлялся чарам вцепившись в подлокотники так, что побелели костяшки пальцев, Он выдрал себя из теплого, завораживающего потока. Оглядывал гостей и братьев, он впервые понял, какую опасность таит в себе эта женщина. О, боги, он ошибся, ее нужно было убить еще в Эринире. Он узнал эти дивные чары, он читал о них в древних манускриптах. Любой, кто услышит этот голос, уже не сможет противостоять его владельцу. Это растаявшее общество было сейчас в абсолютной власти Мораны, и она могла отдавать любые приказы. Гвидион был слишком уверен в своей собственной силе, а ведь Морейн сама подсказала ему об опасности, упомянув как-то, что мудрая Гелиона запретила ей петь в ее дворце. Она-то сразу поняла, какими силами способна управлять принцесса.

Мысли Гвидиона метались, пытаясь отыскать пути дальнейших действий, а глаза из-под полуопущенных век тщательно изучали певицу. И тут он сделал еще одно потрясающее открытие: «Морана находится под действием своих же чар и скорее всего не подозревает, какая власть ей дана».

Гвидион оглянулся на братьев. Глаза Бренна застыли, словно стеклянные, лицо короля было растерянным. Харт, сидевший подле Гера, смотрел на Гвидиона черными русалочьими глазами и не видел его. И Гвидион не посмел разрушить это чудо, не смог заставить певицу замолчать, а, может быть, не захотел обрывать эти звуки, лучшие из тех, что приходилось ему слышать в своей жизни.

И когда последний звук смолк под сводами залы, никто не проронил ни слова; в полной тишине сидела одинокая принцесса со своей молчаливой кифарой. Встряхнул головой, как будто избавляясь от чар, король. И вся зала тут же оживилась всеобщим гомоном и восхищением. А среди столпившихся за дверью слуг, кроме восторженных восклицаний и одобрительных слов, не раз прозвучало имя Богини. В общем восхищении никто не услышал тихий рев растревоженного Зверя.

Видя, в какое состояние привела певунья гостей, Гвидион приказал ей спеть что-нибудь веселое. Морейн на мгновение задумалась, потом, отложив в сторону бесполезную кифару, запела такую веселую песню, что гости пустились в пляс, аккомпанируя певице хлопками ладоней. Закружившись среди них в танце, Морейн сама поддалась безудержному веселью. Людям казалось, будто мрачные стены отступили и зала наполнилась золотым пчелиным роем, летним солнцем, праздничными лентами базарных каруселей. Перед одними кружилась в диком танце фея, окруженная волнами разноцветных юбок. Кто-то видел Морейн такой, какой она привыкла быть в пору своей жизни в антильском дворце: красивой золотой куклой с тысячью масок. Другим явилась сама Великая Богиня в звездном сиянии с белыми птицами на плечах. Увлекшись радостной песней, Морейн позабыла свои горести. Опьяненная собственным весельем, она пела во весь голос, пританцовывая в такт песне.

— Горько же ты оплакиваешь своих родных, развлекая их убийц, — внезапно произнес Бренн.

Принцесса отшатнулась и замолкла, вся ее радость рассеялась, словно утренний туман. Она поникла, и на глаза ее навернулись слезы. Чтобы не расплакаться при всех, она выбежала из залы, стоявшие в дверях воины почтительно расступились перед ней. Убегая, она не успела заметить трепетное волнение и восхищение в глазах околдованного ею короля. Гвидиону не удалось убедить Белина запретить пленнице петь. Не помогли никакие доводы: ни о чарах этой музыки, ни о возможных последствиях. Король упрямо желал слышать этот голос снова и снова. Оставалось радоваться хотя бы тому, что он согласился слушать Морейн только в присутствии своего брата-жреца и в небольших компаниях.

Этот голос звучал под сводами замка и будил Белина среди ночи. Он снова пытался заснуть, но Морейн с рассыпанными по плечам волосами, подсвеченными осенним солнцем, снова пела ему о дальних странах, где среди гор высятся прекрасные замки дивного Народа. Она скользила между витыми колоннами белого дворца. Она ускользала, оставляя за собой мерцающий звездный шлейф. Белин бежал вслед за ней, боясь потерять из виду тонкий силуэт, захлебываясь безнадежностью. Он знал, что ее невозможно догнать. Он знал, что в переходах замка ускользает от него не Морейн, а лишь символ утраты. Утраты, оставившей в человеческих сердцах неизгладимый след и вечную тоску по яблоневому аромату.

Нет больше дивного дворца — он сам приказал разрушить его. Нет больше дивного короля — он сам убил его. Ему никогда не догнать мерцающий силуэт, между ним и Морейн — кровь. Кровь Туатов — кровь ее матери и брата, которых он убил. Во всем виноват он один, а ведь он меньше других хотел этой войны, его заставили обстоятельства и братья. Внезапно он осознал, что мерцающая Великая Богиня никогда не дарует ему прощения. И от горечи у спящего короля текли слезы. Морейн заставила его почувствовать раскаяние, впервые в жизни он сожалел о чем-то. О чем-то, что он давно потерял, о ком-то, кого так неуловимо напоминала ему Морейн.

Наконец Белин проснулся, стряхнул с себя чужой дурман, посмотрел на спящую рядом розовощекую женщину, представил на ее месте Морейн с разметавшимися по подушке волосами и тонким профилем. Нет, он этого не хочет. Ему нравятся мягкие, ласковые женщины. Он уже не юнец, которому все равно, с кем проводить ночь. Он, как зрелый мужчина, тонко понимал томительную нежность женщин высоко ценил настоящую страсть. Холодность и надменность Морейн не вызывали отклика в его теле. Он знал таких женщин, как принцесса, которые, даже поклонившись, заставляют тебя почувствовать себя униженным, даже отдавшись, остаются недоступными. Он любил живых, пылких, горячих женщин, а не ускользающие видения. Зачем же она преследует его, занимает его мысли, похищает его сны?


Покачиваясь, Рикк направлялся в свои покои, придумывая на ходу оправдания столь позднего возвращения. Его супруга Квелин не умела ждать, зато ей хорошо удавались истерики и сцены ревности. Увы, любимая жена неспособна была оценить, какую жертву он приносит ей, отрываясь по вечерам от кружки эля и теплой компании своих друзей.

Квелин выросла в этом замке, когда хозяином в нем был дед Бренна. Вся ее жизнь прошла среди поэннинских витязей, и была она такой же, как все они, смелой и отчаянной.

Ее отец Маддан, вождь одного из племен Хребтовины, справедливо полагал, что править поэннинцами должен сильнейший, поэтому поддержал молодого Бренна, явившегося после смерти деда завоевывать его место. Но пока новый вождь Поэннина благодарил и одаривал своих приверженцев, его незаконнорожденный брат Рикк похитил единственную дочь Маддана.

Рикк даже остановился на мгновение, вспомнив, как в самую темную ночь из калитки в стене Поэннинской крепости выскользнула и упала в его пылкие объятия бесстрашная Квелин. Потом было много дорог и чужих жилищ, где они прятались от отца Квелин и разъяренного Бренна, возмущенного предательством брата, нанесшего удар по его еще не слишком устойчивой власти в Поэннине. Но король Дунваллон сжалился над влюбленными, и по его просьбе Маддан простил их, а Бренн позволил беглецам вернуться в крепость.

Квелин не в чем было упрекнуть мужа: живя в замке, Рикк вел себя пристойно, чем нередко вызывал у своих друзей насмешки. За все время их совместной жизни было только два случая, когда Рикк, по примеру своих братьев, привозил с собой из похода какую-нибудь красотку. Даже королевы смирялись с существованием у их супругов наложниц но не Квелин. Она умела расправляться с соперницами и при этом быть убедительной. Первую девушку она просто приказала убить своим слугам. Рикк не понял урока и привез из следующего похода еще одну рабыню. Тогда Квелин сама на глазах у изумленного Рикка вырезала из груди красавицы сердце и бросила его в ноги неверному супругу.

Одернув полог, Рикк ввалился в комнату, распространяя вокруг себя запах пота и перегара, с удовольствием рассмотрел на постели красивое тело Квелин, отливающее медью в свете очага, и тут же был атакован расспросами жены:

— Тебе она тоже нравится? Ну, признавайся, неужели эта полукровка так замечательно поет, или вы просто слишком много пьете?

Рикк не сразу сообразил, о ком спрашивает жена, а, поняв, удивился: неужто можно сравнивать его черноокую Квелин с этой бледной колдуньей. Может быть, он не был так уж откровенен с женой и в глубине души считал, что Морейн имеет свои прелести, но все же ей не равняться с Квелин.

— Куда ей до тебя, малышка, ты у меня такая красавица, — прогнусавил Рикк заплетающимся языком, пытаясь стянуть с себя одежду.

— Можно подумать, это тебя когда-нибудь останавливало, — приподнявшись на локте, промурлыкала Квелин. Внезапно ее посетила идея: — Я хочу, чтобы она пришла ко мне и спела.

Квелин не раз встречала в замке эринирскую пленницу, но никогда не снисходила до общения с ней. Мало ли в замке появляется и исчезает красавиц, всех не упомнишь, всех не пожалеешь. Но теперь придется разузнать поподробнее об этой поющей принцессе, заставившей говорить о себе весь замок. Уж Квелин-то сможет хладнокровно оценить все ее достоинства. К тому же это неплохое развлечение для вечно скучающих за прялками и шитьем дам.


Морейн с волнением шла на встречу с Квелин. Она не знала, чем опасна для нее эта дама, но личный опыт подсказывал, что от женщин ей не приходилось ждать ничего хорошего. Обычно они настораживались только от одного упоминания о Туатах. Невероятная красота дивного Народа уже давно вошла в легенды и вызывала у женщин других племен сильное раздражение. И хотя Морейн не унаследовала от матери этой сказочной красоты, общая нелюбовь женщин к дивному Народу ей доставалась в полной мере. Она уже видела эту востроглазую, чернявую красавицу, проходившую мимо нее с таким надменным видом, как будто Морейн просто тень на стене. Квелин ей напоминала породистую кобылу, запертую в загоне, но рвущуюся на свободу. Она была красива, энергична и груба. «Лучше бы она и на самом деле была кобылой, — подумала Морейн, я бы быстро ее приручила».

Морейн вошла в женские покои. Завешанные коврами и драпировками, они были более уютными, чем другие залы замка, и показались Морейн ужасно безвкусными. Но ковры защищали от сквозняков, огонь в очаге пылал во всю мощь, пахло тканями и женскими притирками, все это создавало ощущение покоя и умиротворенности.

Квелин сидела в высоком кресле в окружении своих служанок и жен мелких вождей. Ее пышные волосы были высоко подняты и стянуты на голове золотым обручем. Темно-синее платье великолепно оттеняло черные глаза. Светясь и сверкал драгоценностями, она надменно оглядела бедное платье Морейн. Одежда, в которой принцессу увезли из Эринира, была слишком легкой для осенних холодов, и Тара дала ей грубую тунику из шерсти.

— Не слишком ты хорошо выглядишь для эринирской принцессы — сказала Квелин вместо приветствия.

«Ты такая же, как все», — обиженно подумала Морейн. Да это платье мало ее радовало, но еще хуже то, что не было другого, на смену. Придворные дамы, сидящие на скамьях вокруг Квелин, снисходительно смотрели на Морейн. Они во всем копировали Квелин, которая занимала в замке самое высокое положение среди женщин, поскольку ни король, ни Поэннинский вождь в данный момент женаты не были. Среди местных дам она была почти королевой. Для болезненно горделивой Морейн не остались незамеченными ни промелькнувшая насмешка на губах женщины со светлыми волосами, ни презрительный взгляд другой дамы в ярком клетчатом платье. Пожалуй, Квелин даже была лучше этих льстивых мышек, потому что выражала собственное мнение.

— Если бы тебе приходилось выживать, как мне, и радоваться по утрам, что все еще жива, — сердито ответила Морейн, — ты придавала бы меньше значения одежде.

Квелин усмехнулась. Она и не ждала от пленной принцессы покорности, но все же была обескуражена ее ответом.

— Спой нам, пожалуйста, — попросила Квелин уже более дружелюбно, — мы хотим знать, чем ты развлекаешь наших мужчин.

По ее приказу одна из женщин подала Морейн арфу и пододвинула кресло.

— Она мне не нужна, — сказала принцесса, отодвигая арфу, — я умею только петь.

«Почему бы мне не завести хоть одну подругу?» — подумала Морейн и запела.

Когда чудесные звуки смолкли, Квелин вздохнула:

— Как жаль, что мне нельзя слушать твое пение так часто, как это делает король. Я никогда прежде не слышала такого прекрасного голоса.

— Тебе достаточно попросить меня, Квелин, и я буду приходить к тебе, когда захочешь, — ответила Морейн, довольная, что ей удалось растопить сердце надменной дамы.

— Ты приходи ко мне, когда сможешь. Не только, чтобы петь, а просто поговорить. И знаешь что, — Квелин поднялась со своего кресла, подошла к Морейн и, взяв ее за руку, отвела в сторону от своих дам. — Я бы дала тебе хороших платьев, но не думаю, что в нашем замке это пойдет тебе на пользу. Пожалуйста, возьми мой плащ, иначе ты замерзнешь в своем пледе.

Губы Морейн обиженно дрогнули, но она была благодарна Квелин хотя бы за то, что та сказала ей это тихо, тайком от других женщин.

— Прости, Квелин, я не возьму у тебя ничего.

— Что, гордость не позволяет? — насмешливо спросила Квелин. — Я не хотела тебя обидеть, но вряд ли кто-нибудь, кроме меня, догадается, что тебе нужна зимняя одежда.

Но Морейн ничего не взяла. Она действительно мерзла, но, видимо, еще не настолько, чтобы преступить свою гордость. Принцесса Эринира и Автиллы не будет брать у поэннинской дамы поношенные вещи. Пусть лучше ей дадут одежду, положенную рабам, чем получать подношение от сжалившейся Квелин.

Но вопреки ожиданиям Морейн дружба между ней и женой Рикка завязалась. Осторожная и хрупкая дружба двух женщин, одна из которых была намного знатней другой по происхождению, но значительно ниже по нынешнему положению. Обе они испытывали друг к другу легкое презрение и в то же время нуждались в общении. Бездетная Квелин совсем закисла среди своих дам, выслушивая одни и те же сплетни и рассказы. Всеми развлечениями, положенными ей, были размеренно скучные песни бардов, редкие праздники и охота. Морейн же рассказывала такие захватывающие истории о чуждой золотой Антилле, о коварной волшебнице и царице Гелионе, властвующей в Городе Солнца, о диких обрядах, совершаемых ею в странном храме пирамиде. Квелин наслаждалась умом и красноречием Морейн, а та была рада, что в Поэннинском замке у нее появляются новые друзья. И Квелин старалась не думать о том, что эта дружба может скоро прерваться.

Отныне Морейн не приходилось скучать в одиночестве, жизнь наполнилась событиями. Ей находилась работа у Гвидиона, ее ждала Квелин, по вечерам король жаждал услышать ее чудный голос.

Под заунывные осенние ливни было так приятно греться у очага, прислушиваясь к вою ветра и шуму дождя. Теперь Морейн была частой гостьей в пиршественной зале. Она усаживалась в кресло, стоящее в опасной близости от пламени. На сквозняке огонь колыхался, норовя лизнуть платье женщины. Псы спали у ее ног, словно охранники. Королю нравилось общество Морейн, он желал не только слушать ее пение, но и разговаривать с ней. Он садился в кресло напротив и под злобные взгляды Гвидиона расспрашивал ее об Антилле.

Братья проводили время за настольной игрой, споря, ссорясь и обсуждая предстоящую военную кампанию. Король что-то тихо говорил Морейн. Зала наполнялась ее переливчатым смехом. Бренн бесился, наблюдая, как Морейн хохочет над какой-то шуткой короля. В присутствии пленной принцессы Белин становился необыкновенно остроумен и разговорчив.

— Ей слишком весело живется здесь, тебе не кажется? — зло спросил Бренн у Рикка.

— Тебе-то что? — ответил Рикк. — Или ты боишься, что ее смех разгонит призраков, которых становится все больше в твоем замке?

Бренн с грохотом поднялся, уронив кресло, почувствовал, как накатывает злость. Его раздражали ее смех и пение, ее присутствие, ее запах. Его бесило то, что она нравится всем остальным: людям, птицам, собакам. Но самым отвратительным ему казался посоловевший взгляд короля, когда тот смотрел на Морейн.

«Надеюсь, Белину хватит ума не жениться на ней», — подумал Бренн. После пяти браков Белин несколько успокоился и переключил свой любовный пыл на рабынь, словно позабыв, что у страны нет королевы.

Любимец Бренна, свирепый и злой пес по кличке Пан, бежал вслед за своим рассерженным хозяином и подпрыгивал, норовя на ходу лизнуть его в щеку. Вспомнив, что за несколько лет замужества в Антилле Морейн так и не родила стране наследника, Бренн несколько успокоился. Пока все складывалось удачно, и между ним и троном был только Белин.

Бренн пришел к себе. Укладываясь спать, он потрепал любимого пса. Пан был единственным, кому Бренн верил безоговорочно. От всех остальных — братьев, друзей, женщин — он ждал предательства и измен.

— Ты один мне предан, в тебе одном я уверен, — сказал ему Бренн. Пан, вытянув свое лохматое тело подле принца, чутко дремал, даже во сне служа хозяину.

Глава 13 Охота

В комнате Гвидиона стало холодно, и хотя Инир затянул окно бычьим пузырем, а огонь в очаге жарко пылал, Морейн все равно куталась в свой старый плед и мерзла. Не отрывая взгляда, она смотрела на камни, разложенные на дощечках. Она по-прежнему билась над произведением хитрых вавилонских астрологов, пытаясь выстроить расположение звезд в нужном порядке, чертила на глиняной дощечке астрологическую схему, описанную в переведенном Иниром трактате.

Юноша возился где-то во внутренних покоях. Когда Гвидиона в кабинете не было, Инир умудрялся делать все с невероятным шумом. Потом он затих, и Морейн углубилась в свои расчеты, радуясь наступившему покою. Толстая свеча в тяжелом оловянном подсвечнике тускло освещала мокрую глину.

Устав стоять склоненной над сундуком с дощечками, Морейн забралась с ногами в просторное хозяйское кресло, закуталась в плед и представила, о чем думает здесь маг. Поскольку никакие чужие умные мысли ее так и не посетили, она погрузилась в собственные размышления, не слишком серьезные зато приятные и в меру лирические.

Ее мечтательную дремоту прервал мягкий стук в окно, как будто ветку дерева качал ветер. Принцесса подняла глаза, и крик ужаса застыл у нее в горле. Сквозь полупрозрачную пленку окна на нее смотрели человеческие глаза. Морейн сжалась от страха, вспомнив о странном обитателе нижней пещеры, и с содроганием вообразила, что это, может быть, его дух не выдержал истязаний и покинул свое тело. Она хотела вскочить и броситься прочь, но сила неведомого существа не позволила ей пошевелиться. Сердце Морейн бешено стучало, миндалевидные глаза, не мигая, смотрели на нее. Их взгляд, казалось, пронзает насквозь душу девушки.

Но старая Веда не напрасно тратила время на обучение Морейн. Принцесса научилась не бояться любых существ и знала, как вести себя при их появлении. Страх, охвативший ее в первые мгновения, теперь проходил, уступая место спокойствию, пусть не хладнокровному, зато позволяющему не поддаваться панике.

— Защити меня, Великая Богиня! — прошептала Морейн. — Я не буду ничего бояться.

Набравшись смелости и вспомнив уроки Веды, она закрыла глаза, прислушиваясь и пытаясь понять, кто смотрит в ее окно, стараясь не поддаваться страху, леденящему ее сердце. Принцесса, сидя в кресле друида, сосредоточилась и, попросив прощения у существа за свою дерзость, наконец решилась вновь посмотреть в окно. Самое главное было не отрывать взгляда от этих прозрачных миндалевидных глаз.

«Спиной к ветру, глазами на Восток…» — услышала она чей-то шепот. Морейн сжала пальцами подлокотники кресла.

«Спиной к ветру, глазами на Восток…» — снова раздалось в голове принцессы. Голос продолжал звучать, Морейн не могла разобрать слов. Внезапно глаза исчезли, пленка бычьего пузыря натянулась, что-то начало биться в окно. Желтая пленка стала вспучиваться в разных местах и, наконец, прорываться. В разрывы показались длинные черные когти. Морейн закричала от ужаса. Из-за одной из внутренних дверей высунулся Инир.

— Ты чего так шумишь? — поинтересовался он и, увидев перекошенное лицо Морейн, испуганно спросил: — Что случилось?

Принцесса, онемев от ужаса, показала ему на окно. Разорванный пузырь висел клочьями. Инир насторожился, но ученику друида не пристало бояться. Он пододвинул сундук к окну и, поднявшись на него, рассмотрел обрывки пузыря.

— Так это, наверное, наш Ворон, — обрадовался он своей догадке. — Я и забыл про него, бедняжку. Окно затянул, а про него забыл, вот он и порвал пленку, — пояснил он Морейн. — А ты такая трусиха — сразу орать. Наверное, и его спугнула.

Объяснение Инира принцессу не убедило. Она видела человеческие глаза. Но, когда она сказала об этом Иниру, он рассмеялся:

— Ну и воображение у тебя, Морана. — Инир прислонил обрывок пленки к своим глазам. — Ты что-нибудь видишь? — Он передал кусок пузыря принцессе. — Посмотри, она не прозрачная.

Вернувшийся Гвидион внимательно выслушал Морейн. Он покачал головой, расстроился.

— Что это было? Ты знаешь? — спросила Морейн.

— Ничего, ничего, — ответил Гвидион со вздохом, — только Ворон.

Потом, нагнувшись к ней, успокаивающе похлопал ее по руке и мягко произнес:

— Все в порядке, Морана.

Переведя разговор на другую тему, Гвидион сообщил Морейн, что король пригласил ее на охоту.

Охота! Как весело она проходила в окрестностях Эринирского замка. Самой Морейн никогда не удавалось загнать зверя да она и не пыталась это сделать, предоставляя мужские игры мужчинам. Ей нравился сам дух охоты, когда веселая компания оказывалась среди лесных просторов. Буйная скачка в погоне за зверем, триумф победителя, веселые охотники, наперебой пытающиеся развлечь своих спутниц, дружное пиршество среди костров, где все равны. О, Великая Богиня, как давно это было, как будто в прошлой жизни! Неужели ей опять предстоит мчаться по лесу на резвом скакуне?

Морейн, позабыв о страхах, пережитых в пещере Гвидиона, торопилась к Квелин, чтобы сообщить ей радостную новость. Но та не разделила веселье принцессы:

— Вряд ли развлечения Поэннинского вождя тебе понравятся так же, как охота Эринирского короля. Если бы это было приглашение, я бы посоветовала тебе отказаться, но думаю, что это приказ.


Ранним утром угасы жадно вдыхали широкими ноздрями морозный воздух, в нетерпении топчась на месте. Они, словно охотничьи собаки, рвались в погоню. Квелин в кожаных брюках и развевающемся шерстяном плаще сидела на своем драконьем коне верхом, как мужчина. На угасе, в отличие от лошади, невозможно удержаться иначе. Это военное животное, не предназначенное для праздных прогулок. Завидев принцессу, Квелин приветливо махнула ей рукой. Морейн была разочарована тем, что ее усадили не на угаса, а на обычную лошадку, к тому же весьма смирную. А ей так хотелось опробовать этих драконьих коней, промчаться с невероятной скоростью по осеннему полю.

Король в сопровождении братьев и свиты стоял в отдалении, весело перебраниваясь с друзьями. Бренн гордо кружил вокруг на угасе: это его земли, он здесь хозяин, он поведет охоту. Толпились вооруженные воины, суетливая прислуга, несколько женщин — пестрая и галдящая толпа, кичащаяся богатством и роскошью, громыхающая оружием. Люди, угасы, лошади, собаки, все вперемешку.

Затрубили рога, охотники сорвались с места, подняв вихрь пожухлой листвы, и ринулись прочь со двора через главные ворота. Распугивая местных жителей, они промчались мимо города в сторону леса.

Пока прислуга разбивала лагерь на опушке, у знати началась охота. Рабы подняли выводок вепрей, и Бренн, изготовив копье, бросился вперед в сопровождении своей гикающей, воющей и рычащей стаи. Лес зашелся безумием, его обитатели в ужасе бежали от ломящейся толпы. Морейн осталась на опушке, с завистью глядя вслед уносившимся всадникам. среди которых была и Квелин.

К обеду охотники вернулись потные, довольные и голодные. Несколько окровавленных туш невезучих вепрей водрузили на вертела над разведенными прислугой кострами. Посреди поляны был затеян веселый пир, где, позабыв о холоде и грязи, оголодавшие мужчины набивали свои животы мясом.

Морейн наблюдала за веселящимся на краю поляны королем. Его развлекал Убракий, демонстрируя какие-то ошеломляющие приемы по захвату добычи. Он наскакивал на огромную тушу убитого и уже изжаренного кабана и в очередной раз протыкал копьем, мызывая хохот у зрителей перекрываемый громоподобным ревом Огненной Головы.

Квелин сидела на коленях у разомлевшего мужа, хвасталась своей невероятной отвагой, проявленной на охоте. Рикк смеялся, не веря ей. Квелин призывала окружающих и Морейн в качестве свидетелей. Подтвердить ее подвиги соглашался только Каэль, принесший на своем копье тушу самого большого вепря и теперь с полным основанием считающий себя лучшим охотником. Получив всеобщее признание, Каэль стал необыкновенно веселым и дерзким и был готов разделить свою радость со всеми остальными.

Бренн смотрел отсутствующим взглядом на охмелевших родственников сам он практически не пил. Гвидион не ездил на охоту, и без него принцу было скучно.

Морейн наблюдала за Бренном, пытаясь придумать повод привлечь к себе его внимание. Бренн обладал редкой способностью быстро менять свое настроение. Только что он был разъярен, клокотал от гнева, а в следующий миг мог стать веселым и добрым. Несколько мгновений назад он развалился под деревом, вытянув длинные ноги, расслабился как сытый кот, лениво пил из рога забродивший мед, а сейчас его тело было напряжено, будто у хищника, готового к прыжку.

«У него взгляд отчужденный, словно у Гвидиона, — подумала Морейн, — но маг сам отталкивает от себя мир, чувствуя свое превосходство, а у Бренна такой вид, будто мир отталкивает его. Он должно быть безмерно одинок». Морейн поймала его отрешенный взгляд, но Бренн, казалось, даже не видел ее, как будто смотрел сквозь принцессу своими бледными глазами под белесыми, словно покрытыми инеем, ресницами. Сердце Морейн болезненно сжалось, она могла бы развеять одиночество этого ледяного витязя.

— Пора продолжить охоту, — внезапно произнес Бренн, прервав свое долгое молчание, и нетерпеливо махнул рукой стоящим неподалеку мужчинам.

Воины подвели перепуганного юношу-раба, которого предусмотрительно прихватили заранее, зная странный нрав своего господина. Морейн, потрясенная, не верила своим глазам. Хотя ей много приходилось слышать при дворе о жестокости Поэннинского вождя, она даже не могла себе представить, что можно охотиться на людей. Порыв сочувствия всколыхнул ее сердце.

— Неужто славный поэннинский витязь будет охотиться на этого бедного мальчика, неспособного еще даже выйти на бой?! — возмущенно воскликнула Морейн. — Не лучше ли тебе избрать себе врага более сильного и достойного, чем ребенок?

Юноша, не зная, какое место на самом деле занимает Морейн при дворе, бросился в ноги своей заступнице.

— Госпожа, умоляю тебя, защити меня, — заплакал он.

Бренн расхохотался:

— Ты выбрал самого могущественного покровителя при нашем дворе, раб.

Повернувшись к Морейн, Бренн сказал:

— Дичь — не враг, моя принцесса. Ей незачем быть сильнее меня, чтобы доставить мне удовольствие.

— Только трус может так говорить! — воскликнула Морейн.

Можно было подумать, что ей нравится распалять его ярость. Кровь бросилась ему в лицо, сделав его багровым.

— Может, нам и правда найти более достойный предмет для нашей охоты, как ты думаешь, Морана?

— Конечно, — подхватила Морейн, вступая в очередную игру, — выбери кого-нибудь, кто может противостоять тебе.

— Но кто же может действительно противостоять человеку в лесу, — Бренн обернулся к братьям, — как вы думаете?

— Только эти скользкие твари из ее племени, — подхватил его тон Каэль, указывал пальцем на Морейн. Каэль, так же как Рикк, нередко составлял компанию брату в его диких развлечениях.

— Да брось, — Бренн улыбнулся, — неужели этот хилый народец действительно способен соперничать с нами?

— Если бы этот, как ты выразился, народец не вымирал, а был в прежней силе, то вы бы не властвовали над всем Островом, — вызывающе произнесла Морейн.

— Не смеши меня. Твой братец, насколько я помню, не смог противопоставить нам ничего, кроме вялых взмахов меча, и тут же расстался с жизнью. — Бренн помахал по воз духу ладонями, словно отбиваясь от насекомых, и откинулся назад на землю, изображал убитого.

— Встретился бы ты с ним один на один, да еще и в лесу я бы посмотрела, кто из вас там расстался бы с жизнью, — запальчиво ответила Морейн.

— Какая разница, — спросил Бренн, поднимаясь, — в лесу или на поле боя? Он уже проиграл свою битву, потому что оказался слаб. Я ненавижу слабых.

Внезапно дыхание Бренна сбилось, и он закашлялся.

— Насколько я знаю, ты так и не решился помериться с ним силой, — презрительно заявила Морейн, позабыв о том, как ее радовал этот факт прежде. — Серасафа убил король, а ты прятался за его спиной. — Бренн откашлялся и остановил на Морейн удивленный взгляд, будто только заметил ее, а она мечтательно продолжила: — Лес, он полон жизни, он родной дом нашему племени, и в лесу тебе с нами не тягаться.

Она не заметила предостерегающего жеста Квелин, которая не решилась высказать вслух свои опасения.

— Да-а? — довольно протянул Бренн. — Как ты думаешь, Рикк, стоит нам проверить слова заносчивой девчонки?

— Если ты пустишь по ее следу собак, вряд ли она будет по-прежнему думать, что ее племя превосходит наше, — Рикк зловеще расхохотался, не обращая внимания на попытки Квелин остановить его.

Морейн запоздало опомнилась. Она оглянулась, ища глазами короля. Белин стоял на другой стороне поляны, отрабатывая с Убракием новые приемы боя на мечах.


То, что показалось сначала забавной игрой, теперь превратилось в кошмарную охоту, где преследуемой жертвой оказалась она сама. Морейн жалела о брошенном вызове и готова уже была вернуться и попросить прощение за свою дерзость. Если бы король был поблизости, он не позволил бы братьям устроить на нее травлю. Боги, какая глупость бегать по лесу преследуемой охмелевшими охотника ми и их собаками. Ей надо пробраться лесом к другой стороне поляны, где она видела короля, и рассказать ему, какую жестокую игру затеял его безумный брат.

Морейн остановилась, прислушалась к доносящемуся шуму, пытаясь определить, в какую сторону ей идти. Пока принцесса раздумывала, на ее глазах небо внезапно потемнело, сгустились тучи, закрыв собой заходящее солнце. Боги грозно расхохотались громом, угрожая обрушить на землю свое проклятье. Поднялся ветер, зловеще завывая в голых ветках осенних деревьев. Стало холодно. До слуха Морейн донесся собачий лай, и принцесса решительно двинулась ему навстречу. Собак она боялась меньше, чем людей.

Впереди, между стволами деревьев, мелькнула чья-то тень, послышалось звериное рычание. Морейн в нерешительности остановилась, пытаясь издали увидеть, кто приближается к ней. На расстоянии нескольких десятков шагов она уже смогла разглядеть того, кто двигался ей навстречу. Рыскающее по лесу существо издавало жуткий звериный хрип, в сумраке его глаза засветились, словно отражал закат. Чуть не задохнувшись накатившимся на нее ужасом, Морейн прижалась к старой липе, не зная, заметил ли ее преследователь. Он двигался рывками, останавливаясь и прислушиваясь.

— Спиной к ветру, глазами на восток, — всплыли в ее памяти слова и сами сорвались с уст Морейн, — стоит старый Лесной Князь. Прен Дук, Великий дух леса, дай защиту для Туата де Дананн!

И, сама сомневаясь в своем происхождении и не уверенная, в том что Прен Дук почувствует в ней жалкие остатки белой крови, Морейн отчаянно вжалась спиной в грубую мерзлую кору дерева. Неведомое существо мчалось прямо на нее и, безусловно, уже должно было ее видеть. Но в нескольких шагах от Морейн оно остановилось в нерешительности, шумно втягивая ноздрями воздух и злобно взвыв, пробежало мимо. Морейн не смогла разглядеть его в сгущающейся темноте. Она тихо возносила благодарственные молитвы древней богине Туатов, о которой вспоминала слишком редко для того, кто так нуждается в ее помощи.

Простояв под липой некоторое время и убедившись, что преследователей рядом нет, принцесса решилась выйти из-под защиты дерева. Безусловно, охотники бросили свою глупую игру, решив, что достаточно напугали заносчивую девушку. Морейн вдруг почувствовала, что лес меняется, как и она сама. Лес, показавшийся сначала таким неприветливым, теперь манил ее своим очарованием. Ветер стих. Образ ее мыслей несколько изменился после общения с липой. «Как примитивны люди, — подумала принцесса. — Неужели мой несчастный народ так быстро позабыт ими, что они решили устроить охоту на Туата в лесу». Наивные вояки, они отпустили ее в лес, ее, принцессу Туатов, которой не страшны ни волки, ни медведи.

Принцесса зажмурилась, вдыхая пряный запах осеннего леса. Она присела на поваленное ветром дерево и задумалась, что ей делать с неожиданно свалившейся на нее свободой. Услышав шум воды, она пошла на ее поиски и вскоре набрела на светлый студеный ручей, выбегающий из-под корней дерева. Морейн опустилась на колени перед ручьем и, зачерпнув ладонями ледяную воду, напилась и умылась.

Вскоре стало светлее благодаря взошедшей луне. Бесшумно ступая по рыхлой листве, вышла к ручью белая косуля, остановилась в двух шагах от девушки, склонила голову к прозрачной воде. Морейн замерла, восхищенно рассматривая прекрасное животное, казавшееся серебряным в Свете луны. Косуля подняла голову от воды, внимательно посмотрела на принцессу, словно изучая ее, внезапно метнулась в сторону и помчалась между деревьями. Морейн, не отдавая себе отчета, бросилась за ней. Так она бежала по ночному лесу, не разбирал дороги, вслед за мелькающим впереди силуэтом белой косули, пока деревья не расступились перед ней и не открыли впереди поляну, посреди которой стоял частокол из заостренных, врытых в землю бревен.

Косулю уже не было видно, она скрылась в чаще темного леса. Принцесса подошла к большим воротам, они оказались запертыми, рядом с ними была низенькая калитка, Морейн бесстрашно толкнула ее, и та со скрипом поддалась.

Посреди двора стоял небольшой аккуратный домик, сложенный из бревен, с маленьким светящимся оконцем, затянутым бычьим пузырем. Все еще находясь в состоянии бесстрашия перед лесом и всем, что в нем может встретиться, Морейн смело постучала. Услышав какое-то невнятное бормотанье и, не поняв слов, она отворила дверь.

Морейн вошла и очутилась в небольшой комнате с закопченным потолком. Ярко пылал очаг. У стены стояла широкая сосновая скамья. Стол был накрыт для трапезы. Повсюду горели яркие еловые лучины. Стены были увешаны пучками трав и веточек. В комнате никого не было. Тот же голос откуда-то из дальнего помещения дома велел гостье садиться.

Из внутренней комнаты, громко шаркая ногами, вышла старуха. На ней была длинная до полу туника, обшитая красивым узором по воротнику, подолу и рукавам, а также просторная безрукавка из дорогого меха куницы. На голове старухи, поверх распущенных седых волос, сверкал массивный золотой обруч с изумрудом на лбу, который, словно третий глаз, переливался и искрился над бровями. Если бы не этот сверкающий камень, Морейн сразу бы узнала старуху, но обруч с изумрудом — древним знаком Туатов — смутил ее. Старая колдунья Веда не удивилась, увидев принцессу.

— А-а-а, — протянула она, — полукровка. Ты теперь принцесса или рабыня? Что, кланяться тебе или гнать прочь?

Кланяться Веда не стала, а внимательно рассматривала Морейн обходя ее кругом, трогала скрюченными пальцами ее жалкое одеяние и растрепанные волосы.

— И где же теперь твои дорогие платья, твои сверкающие изумруды, твоя атласная кожа? — старуха горько посмеивалась. — Где же теперь твоя надменность, твоя гордость, твое достоинство? — И вдруг она закричала срывающимся голосом: — Как посмела ты опозорить древний род своих предков? Почему не пронзила свое горло кинжалом. как сделали это другие?

Морейн отшатнулась к входной двери. Она успела отвыкнуть от неприветливости и ворчания Веды. Они не виделись столько лет, а старуха не сказала ей даже ласкового слова. Но Веда, видя, что уже довела девушку до слез, подобрела.

— Садись за стол, принцесса Морейн, для тебя накрыто.

Морейн села, с удовольствием отметив, что старухина стряпня похожа на эринирскую. Принцесса успела проголодаться и попробовала все блюда. Старуха внимательно наблюдала за ней, подсовывая ей все новые лакомства и нахваливая свою стряпню.

Несмотря на грубость хозяйки, принцесса искренне радовалась встрече с лесной жрицей. За оконцем шелестела ночь. Приглушенно ухал филин. Пряный запах еды, уютный треск огня в очаге — неожиданная передышка в ее личной войне.

— Похоже, ты ждала меня, Веда. Откуда ты узнала, что я приду?

— Ветер нашептал мне, что по лесу бегает дочка Эохайда, преследуемая охотниками-людьми, чьей добычей она стала по собственной трусости. — Казалось, старуха была действительно расстроена поступком Морейн.

— Ты же сама все знаешь, Веда. Зачем упрекаешь меня? Мне нужно было больше смелости, чтобы остаться живой, чем чтобы умереть. Если бы не приказ моей матери, я бы совершила то же, что все остальные женщины.

— Нет, этого я не знала. Зачем же твоя мать так жестоко поступила с тобой? — Старуха покачала головой, пожевала пустым ртом. — Хотя нетрудно догадаться, она решила сделать из тебя жертвенное животное. Ты, как трусливая лань, не годишься ни на что другое.

Морейн поежилась, ей и самой приходили в голову такие мысли, но она гнала их от себя прочь.

— Позволь мне остаться у тебя, хотя бы на время, — Морейн была уверена, что в лесу она не пропадет.

— А зачем ты мне здесь? По дому я справляюсь сама, помощники мне не нужны, только лишний рот.

— Ах, так! Лишний рот! — возмущенно вскричала принцесса. — Быстро ты позабыла, как мои родители кормили и поили тебя и давали тебе приют. — Увидев, что старуха хитро улыбается, принцесса спросила: — Зачем же ты впустила меня, да еще кормишь даром? Вон рыщут по лесу охотники, выдай меня им, может, они тебя и отблагодарят.

— Знаю я их благодарность, — презрительно сморщилась Веда.

— А ведь ты сама заманила меня сюда, — догадалась Морейн, вспомнив белую косулю, и, вцепившись в руку старухи, умоляюще проговорила: — Помоги мне, дорогая Веда.

— А-а-а, — обрадовалась старуха, — вот я и дорогой стала. Может, ты и на коленях меня попросишь? Небось твои коленки уже успели загрубеть и привыкнуть.

Морейн молчала, соображал, как ей надо себя вести с колдуньей, чтобы та помогла ей.

— Думай, думай, девочка, — угадала старуха ее мысли, — может, и помогу тебе, только помощь бывает разная. Вопрос в том, чего ты хочешь: просто выжить или у тебя имеются какие-то другие пожелания?

— Погадай мне, как в прошлый раз, — Морейн вспомнила о своих видениях, — я хочу знать, что меня ждет.

Веда расхохоталась:

— Ишь ты, какая хитрая. Да и что ты хочешь увидеть, а? Есть ли вообще у тебя будущее? Я гадать тебе не буду, но, если хочешь, можешь сделать это сама. Ты училась у хороши магов, неужели ты была настолько ленива, что ничего не запомнила? Выбери сама себе веточки для огня и бросай их в очаг, да будь внимательна, сосредоточься, — ворчливо добавила Веда, как в старые времена.

Морейн прошлась вдоль висевших веточек и принюхалась. Все еще обостренное чувство помогло ей найти по запаху нужные связки. Старуха погрустнела, задумалась, перебирая подол своего передника, что-то зашептала себе под нос. Морейн присела перед очагом на колени, аккуратно положила сладко пахнущие, засушенные связки можжевельника и полыни в огонь, плеснула жидкость из поданного Ведой кувшина. Жидкость полыхнула ярким пламенем, принцессе на мгновение показалось, что оно приняло форму двух быков, упершихся друг в друга рогами.

— Что это значит? — воскликнула Морейн.

— Смотри, не отвлекайся, потом поговорим, — буркнула старуха, неотрывно глядя в пламя. Морейн, как зачарованная, смотрела на пламя, которое взвилось, заполнив собой весь очаг, и расступилось, открыв для принцессы какое-то подобие стола, на котором, весь залитый кровью, лежал Бренн с закрытыми глазами. Морейн почувствовала ком в горле и уже сквозь слезы увидела, как пламя вновь воссоединилось и сколько она ни всматривалась в огонь, видений в нем больше не было. Она повернула заплаканное лицо к старухе.

— Опять ревешь, — усмехнулась та, — ну что из тебя за боец? Видно, и вправду придется тебе помочь бежать.

— Нет! — воскликнула Морейн. — Я передумала. я остаюсь. — Она посмотрела в смеющиеся глаза старухи и сказала: — дай мне приворотное средство!

Старуха потеряла на мгновение дар речи, а потом захохотала:

— Да ты, видно, совсем ослепла! Не знаешь, как он проявляет свою любовь? — Старуха усмехнулась. — Разве что дать тебе отвар для короля, а? Чтобы ты лучше выполнила поручение матери, послушное дитя. Небось дерущиеся быки в огне — это братья? Точно, тихоня? Такая невзрачненькая, а сумела поссорить двух лучших женихов в этих диких горах. — Веда противно захихикала. — Возьмешь средство для короля?

— Возьму, — мгновенно согласилась принцесса.

— Маленькая лгунья, — зло прошипела старуха, — я вижу тебя насквозь. Если ты намерена провести остаток жизни в объятиях этого кровавого чудовища, убившего твою семью, я ничем не смогу тебе помочь. Поняла?

— В пламени я видела его мертвым, что это значит? — спросила Морейн, стараясь делать равнодушный вид и не реагировать на оскорбления Веды.

— Не знаю, — покачала головой старуха, — не каждый лежащий в крови человек мертв. Но лучше бы это было так.

Морейн направилась к двери.

— Куда это ты? — спросила старуха, хватая Морейн за рукав.

— Ему нужна помощь, — ответила Морейн.

Веда покачала головой:

— Помощь нужна не ему, а тебе. Подумай хорошенько, Эринирская принцесса, чего ты хочешь. Отбрось шелуху, выбери из всех своих желаний одно — самое важное, самое значительное. Посоветуйся не только со своим маленьким, глупым сердечком, но и со своей головой. Спроси свою душу, какое предназначение начертано для нее Великой Богиней. Вспомни своего отца, своего брата, вспомни то, что говорила тебе перед смертью Эринирская королева. Подумай и скажи мне, чего ты хочешь, и я помогу тебе.

Морейн остановилась у двери в замешательстве, вспомнила, как уходил в последний бой Серасаф в помятых, облупившихся доспехах, как Белин изумленно вынул меч из тела Эринирской королевы, как стекали струи крови по волосам Бренна в недавнем видении. Изумруд во лбу Веды тускло мерцал, напоминая девушке о короне, которую носил ее отец, король Эохайд.

— Ты уже отказала мне в помощи, — наклонившись к старухе, проронила она.

И прежде чем Веда успела ей что-то ответить, Морейн резко развернулась и выскочила за дверь, не обращал внимание на кричащую ей что-то вслед старуху.

Веда вернулась в комнату и тихо позвала:

— Можешь выйти, Гвен, она ушла.

Пригнувшись под низкой притолокой, из внутренней комнаты вышел высокий человек, укутанный в плащ. Он сел на скамью и устало опустил голову.

— Что ты думаешь о ней, Гвен? — спросила Веда на удивление почтительным и ласковым голосом, какого Морейн от нее никогда не слышала.

— Она — человек, — грустно ответил Гвен, — нашей крови в ней мало.

— А что сказал Мидир? — последнее слово Веда произнесла с трепетом и безграничным уважением.

— Он не успел изучить Морейн, его спугнула внезапно появившаяся птица Поэннинского жреца, — ответил Гвен.

— Ты думаешь, она не справится?

— Не знаю. То, что дерево узнало ее, а Прен Дук открыл ей вход в наш мир, говорит о том, что она обладает силой. Но сила эта спрятана где-то глубоко, так глубоко, что сама Морейн о ней не знает. О каких глупостях вы с ней говорили? — Гвен вопросительно посмотрел на старуху. — Боюсь, все наши усилия будут напрасны. Трудно поверить, что она дочь Эохайда.

— Не суди ее слишком строго. Она измучена и напугана. И ты правильно заметил, она всего лишь человек, и то, что ты называешь глупостями — это обычные человеческие чувства, — мягко проговорила Веда, убирая со стола грязную посуду и ставя чистую для гостя. — Гвен, она женщина, а не воин, чего ты от нее хочешь, чтобы она рвалась в бои, как молодой конь?

— Увы, — вздохнул Гвен, — и это на нее мы возлагали столько надежд.

— Может быть, тебе стоило ей показаться? Ты наверняка смог бы повлиять на нее, — уважительно проговорила старуха.

— У меня еще будет такая возможность, — ответил Гвен. — Быть может, позже, когда ее глупые человеческие чувства сменятся боевым духом Туатов и желанием бороться.

— Что-то я с трудом представляю себе эту девочку, охваченную боевым духом, — покачала головой Веда. — Она не предназначена для боя.

— Если я не ошибся в ее силе, возможно, в нужный момент белая кровь сыграет свою роль и разбудит в ней дух нашего народа, — торжественно произнес Гвен. — Что ты видела в огне?

— Видения не очень ясные, из Морейн не выйдет предсказательницы. Но все же есть вероятность того, что она поссорит братьев, и они убьют друг друга…


В темноте слонялись охотники, они провели в лесу уже полночи в безрезультатных поисках пропавшей девушки.

Белин закрыл лицо руками, представив, как напуганная женщина мечется между деревьями, утопая в грязи, и падает, настигнутая черной тенью. «Нет, — подумал король, — это пора прекратить. И как мог я, в ком тоже течет белая кровь, позволить так унизить принцессу Туатов». Ему самому захотелось выхватить меч и с боевым кличем броситься в лес на ее спасение.

Кто знает, не судьба ли послала ему Морану. Два последних в Поэннине Туата-полукровки, наверное, не случайно встретились в этой мрачной крепости. Король встал. Расхаживая вокруг костра, он прислушивался к доносившемуся из леса лаю собак и перекрикиванию людей. «Интересно, — подумал король, — посмеет ли кто-нибудь возразить мне, если я женюсь на пленнице, как это сделал мой отец? Да и кому какое до этого дело? Никто не сможет отнять у нее ее происхождение, а значит, она всегда остается принцессой». Никого действительно не интересовала личная жизнь короля, никого, кроме его брата, принца Бренна. Да и того волновал только один вопрос — наследник. Пока король не дал законного наследника королевству, Бренн будет спокоен, но кто знает, как изменится его поведение, если у короля родится здоровый ребенок? Впрочем Белин об этом уже не мечтал. Пять жен и сотни женщин не смогли дать ему живого ребенка, и он уже смирился что в этом только его вина. Размышления короля были прерваны появившейся из леса процессией, во главе которой шел разъяренный Бренн.

— Рыжая ведьма! — возмущался он. — Она исчезла! Просто растворилась в лесу.

Белин усмехнулся:

— Только идиот может отпустить Туата в лес и надеяться поймать его там.

— Но, Белин, ведь это только сплетни наших дворовых. Неужели ты и вправду думаешь, что она способна использовать эти колдовские штучки? — Бренну было стыдно перед другими охотниками, что он так опростоволосился.

— Не знаю, — мстительно произнес король, наслаждаясь растерянностью брата. — Но я бы не пропал в лесу, а ведь во мне меньше белой крови, чем в ней.

Охотники уже заждались отправления домой. Белин решил оставить нескольких воинов для дальнейших поисков пропавшей принцессы. С ними остался и Бренн, несмотря на возражения короля.

— Привези ее мне живой, — сказал Белин брату и зло добавил, — если не найдешь ее, ты ответишь мне за свою выходку.

Бренн озадаченно смотрел вслед черным всадникам, скрывшимся в ночи. «Не к добру Белин вспомнил о ее происхождении, а заодно и о своем», — подумал он.

Не зная, что предпринять, Бренн приказал воинам искать принцессу в лесу с собаками, хотя думал, что если Белин окажется прав, то это, конечно, не поможет. Оставив Харта сторожить угасов и на тот случай, если Морейн, незамеченная остальными, выйдет на поляну, вся группа разбрелась по лесу.

Бренн ругал себя за глупую шутку. Но кто же мог предположить, что эта бестия задумает колдовать в лесу. Да нет, этого просто не может быть. Если бы она была способна на это, то давно бы уже проучила своих обидчиков. Конечно же, глупая девчонка просто заблудилась и теперь сидит где-нибудь под деревом, перепуганная до смерти. Хорошо еще, что не слишком холодно, попади она в лес в феврале, до утра можно было бы и закоченеть. «Дуреха, дрянь, — ругал ее Бренн. — Теперь меня высмеют мои же братья. Если мы ее не найдем, все решат, что я упустил добычу, не смог поймать девчонку в лесу». Бренн рассерженно пнул старый пень. Только бы она не набрела на какого-нибудь дикого зверя. И, как будто в подтверждение его тревожным мыслям, раздался где-то очень далеко волчий вой. Бренн перехватил копье и закричал своим товарищам, чтобы те были внимательнее. Он помчался в ту сторону, откуда, как ему казалось, раздался этот звук, и вскоре выбежал к старой, раскинувшей свои голые, озябшие ветки, липе. Перед деревом сидела освещенная осенней луной Морейн и раскладывала на мокрой листве какой-то странный узор из маленьких веточек. Бренн стал пробираться за деревьями, боясь спугнуть девушку.

— Я слышу тебя, Бренн, — громко сказала Морейн, и когда он вышел из тени деревьев, добавила: — Вы, люди, не умеете ходить тихо по лесу: листья шуршат, ветки трещат.

— А что умеете вы, нелюди? — зло проговорил Бренн.

Подойдя ближе, он стал разглядывать фигурки, выложенные из палочек. Неожиданно он сделал прыжок в сторону девушки и, обхватив ее руками, повалил на землю. Сжав одной рукой ее горло, он разметал копьем палочки, разрушив их стройный узор.

— Ах ты, маленькая ведьма, что за жуткий обряд ты здесь затеяла? — Видя, что она задыхается, он отпустил руку.

Ты всегда начинаешь сразу душить? — спросила она, ощупывая свою шею, — или, может быть, сначала спросишь у меня, что случилось? Я не умею колдовать, успокойся.

— Тогда что за руны ты пыталась сложить из этих сучьев? — спросил Бренн, несколько успокоившись, но на всякий случай раскидал ветки подальше от девушки так, чтобы их трудно было собрать.

— Нельзя же быть таким суеверным, мой принц. Я просто устала и присела отдохнуть, а эти ветки валялись кругом, и я с ними играла. Увы, — Морейн подняла на него глаза, — я не обладаю магией, иначе бы я не сидела здесь.

Бренн, чувствуя неловкость за свой малодушный страх, пытался все же найти ему причины.

— Если ты не обладаешь магией, как могла ты скрыться от моих охотников и собак так надолго, где ты была?

Морейн вдруг почувствовала усталость и холод. Развеялись последние следы восхитительного дурмана, в котором она находилась с момента своего исчезновения у Липы. Воспоминания о чудовище с горящими глазами, промчавшемся мимо нее, нахлынули на принцессу, и она начала рассказывать о нем Бренну, расплакавшись от пережитого страха. Бренн несколько опешил, когда рыдающая девушка трепетно прижалась к нему. На поляну выбежала собака, привлеченная голосом своего хозяина. Увидев такую непозволительную вольность в отношении его господина, Пап вцепился зубами в плащ Морейн. Бренн уже хотел отпихнуть от принцессы Папа, пока он не загрыз бедную девушку, но свирепый пес вдруг завилял хвостом, пытаясь лизнуть Морейн в лицо. Она отбивалась от него, повизгивая. Ошеломленный Бренн понял, что они играют. «Странно, — подумал он, — я сам натравливал на нее Папа».

Бренн протрубил в рог, призывая других вернуться на поляну к угасам. Усталая процессия двинулась в сторону замка.

Глава 14 Самайн

Новые союзники Поэннина — гадирцы — никогда не оставались в замке дольше, чем требовала беседа с королем, какая бы погода ни бушевала за его стенами. Поэннинцы привыкли к этой странности своих новых союзников и не удивились, когда гадирские посланцы потребовали немедленной встречи с королем. К тому же в преддверии приближающегося праздника Самайн Гвидион сам стремился поскорее избавиться от гостей.

Морейн была удивлена, когда ее пригласили в качестве переводчика. Прежде эту работу выполнял сам друид.

— Разве ты не знаешь их языка? — изумилась Морейн и испугалась: в Антилле о «змееголовых» ей приходилось слышать самые отвратительные вещи.

— Когда я сам занимаюсь переводом, это мешает мне сосредоточиться и читать их мысли. Если переводить станешь ты, я смогу, не отвлекаясь, углубиться в собственную работу.

— Ты им не доверяешь? — поинтересовалась Морейн.

— Я должен проверить, насколько они искренни, — уклончиво ответил друид. Морейн никогда прежде не видела жителей Гадира, хотя и была о них много наслыiпана. В Город Солнца не пускали иноземцев, даже послов встречали в его окрестностях.

Морейн была приятно удивлена, обнаружив, что «змееголовые» не так ужасны, как ей представлялось прежде. Гадирские посланники Икха и Двир, похожие друг на друга, как две капли воды, были невысокими и смуглыми. Черные жесткие волосы, низкие лбы, раскосые глаза и желтая кожа, вот и все, что заставляло антильцев делать такое неблагоприятное сравнение со змеями. Странный разрез глаз придавал лицам гадирцев коварное выражение.

Послы были недовольны тем, что на их тайных переговорах присутствует женщина, да еще и знающая их язык. С тех пор как в Антилле воцарилась Кийя, в Гадире стали недолюбливать женщин, особенно умных и всезнающих, какой и показалась им принцесса. Но в ее поэннинском имени Морана они не смогли угадать имя антильской царевны Морейн, ее же лица прежде никто из них не видел.

Переводя речи Икхи и Двира, Морейн с холодеющим сердцем вникала в коварный план послов. Гадир хотел привлечь поэннинцев для отвлекающего маневра, втянуть Антиллу в войну на два фронта, в качестве платы предоставив варварам на разграбление Город Солнца и все его окрестности.

— Антильские сокровища не представляют для нас ценности, шелестящим голосом говорил Икха, — моей стране нужна только земля Антиллы. В окружении бескрайних вод главная ценность для нашего быстрорастущего населения — эта земля. Вы получите все, что на земле, а мы получим землю.

Морейн понимала, что это не так. Она знала, что гадирцы всегда считались жадными до сокровищ, они нередко грабили прибрежные поселения. Город Солнца неприступен, и совершенно ясно, что Гадир заманивает поэннинцев и пытается использовать их в своих целях. Но, боясь выдать себя, Морейн только переводила слова Икхи, решив поделиться с королем собственным мнением после окончания переговоров. А Икха все говорил, щуря свои раскосые глаза на бледное лицо Бренна, описывал местность и дороги, ведущие к Городу Солнца, и переправы на бурных речках, и крутые горные перевалы, и огромные стоячие камни, установленные в антильских горах какой-то древней расой.

Когда переговоры закончились и начался, по обыкновению, пир, Морейн заметила, как старательно слуги подливают гостям крепкий поэннинский эль. Гвидион сверлил послов темным, тягучим взглядом. Уже заплетающиМс языком Икха сообщил забытую прежде новость:

— Эта глупая антильская ведьма просила послов Гадира поговорить с королем варваров о выкупе за ее невестку.

Заливаясь пьяным смехом, Икха пообещал:

— Гадир даст за антильскую царевну выкуп вдвое больше против любого, предложенного Гелионой.

Морейн, не моргнув глазом, перевела все это Белину. Она бы пропустила этот пьяный бред гадирца, не будь рядом Гвидиона, который, безусловно, все понял, и коротко усмехнулся.

— Может, это был бы лучший способ избавиться от нее, — криво улыбаясь, проронил Бренн.


На другой день, когда гадирцы покинули замок, Морейн яростно доказывала королю и его братьям, что не все, обещанное Икхой, так доступно. Город Солнца невозможно взять никакой осадой или приступом. Бренн элился:

— Ты быстро позабыла про свой неприступный Эринир. У него тоже были каменные стены и окованные железом ворота. Однако он нал под нашим натиском за три дня, или даже быстрее, — Бренн рассмеялся, — я уже не помню.

Морейн дернула плечом, почувствовав, как подступают предательские слезы обиды и горьких воспоминаний.

— Силы были неравными, это ты тоже, наверное, не помнишь, — сказала она.

— Какая разница? — скривил губы Бренн. — Все крепости сдаются моему войску рано или поздно. Мне остается только забирать сокровища и женщин, — Бренн говорил это со злой насмешкой, пытаясь задеть Морейн. — Как и ты, Гелиона будет стоять на коленях и просить пощады.

Морейн сердито сжала губы. Хотя она не могла припомнить подобную сцену, но не решилась сказать об этом Бренну, чего доброго он решит исправить упущение. В этой войне она была на стороне Поэннина, мстительно представляя, как падет Город Солнца, как будет рыдать и молить о пощаде ненавистная Гелиона. Но она понимала, что не менее вероятна и обратная ситуация. Упрямство и самовлюбленность заведут Поэннинского вождя в ловушку, где он и погибнет вместе со своим диким воинством.


Вокруг Поэннинского замка горели костры, сжигая в своем пламени старые вещи и горести, которые люди не хотели брать с собой в новый год. Наступали дни Самайна — дни безвременья, когда граница между верхним и нижним мирами становится совсем тонкой. Поэннинцы встречали Самайн не так, как это было принято в Эринире: другие обряды, другие молитвы, другие жертвы. В мрачной крепости Хребтовины и праздники казались зловещими. Со всей округи согнали скот. Жрецы, обретя невероятную важность, проводили обряды очищения.

Остров черным чудовищем уснул на поверхности озера, подставляя ветру свою колючую спину. На берегу у воды горели костры, варилось в котлах мясо, пестрели полосатые женские юбки и мужские цветные плащи вперемешку с длинными белыми одеяниями жрецов. На берегу Черного Озера был сооружен помост, расставлены столы. Жрецы, вернувшиеся со своих тайных служб, пели ритуальные песни вокруг высоких костров. Кружили хороводы ряженых.

Холодно и неуютно на осеннем ветру, скорее бы все закончилось и наступила ночь. Тогда погасят костры и все огни, и король со своими людьми вернется под своды замка в пиршественную залу, разогретую очагами, укрытую от ветров и злых духов. Начнется самый торжественный момент праздника — возжигание священного огня, от него зажгут другие и факелы, и дом оживет новым светом.

Бренн сидел, нахмурившись, подле короля, ему тоже не терпелось покинуть берег озера. Наконец Королевский друид закончил свои обряды, направился к Белину и братьям. Бренн поднялся навстречу Гвидиону, отвел его в сторону, что-то взволнованно объясняя. Живописная, вырази. тельная внешность и ледяное спокойствие жреца еще резче подчеркивали бледность и нервозность альбиноса. Когда они стояли рядом, то казалось, что природа специально создала две противоположности в дополнение друг другу.

Король поднял свою свиту и повел в дом. Квелин помахала рукой принцессе.

— Становится холодно, Морана, пойдем! — крикнула она.

Морейн уже собралась последовать за ней, но увидела, как Бренн садится в лодку, и направилась к берегу по шуршащей гальке.

— Ты не идешь в дом? — равнодушно спросила Морейн.

Бренн раздраженно обернулся и промолчал. Тогда она, стараясь не выдать голосом своей обиды, спросила:

— Составить тебе компанию?

Бренн демонстративно не замечал Морейн, может быть, надеясь, что это обидит ее, и она уйдет. Но она растерянно стояла на берегу, наблюдал за ним. Не дождавшись от него приглашения, Морейн сама забралась к нему в лодку, намочив юбку в холодной воде. Бренн удивленно вскинул брови, но ничего не сказал. Он легко работал веслами, и вскоре их лодка оказалась далеко от берега. Остров мрачной тенью приближался к ним. Бренн молчал, погрузившись в собственные мысли. Морейн склонилась к воде, опустив руку. И, чувствуя неловкость от возникшего молчания, решила заговорить:

— Какой странный сегодня вечер.

Поняв, что ответа она не получит, Морейн продолжила:

— В это время у нас, на севере, уже морозы.

Бренн молчал. Морейн окончательно смутилась под пристальным взглядом его бледных глаз.

Спускались сумерки. Легкий ветер доносил запах костров, лодка медленно огибала остров. На берегу начали гасить костры, и в потемневшее небо взвились серые столбы дыма. Голоса гуляющих стихли, на озеро опустилось безмолвие. Бренн продолжал грести, не отрывая взгляд от Морейн. Она, не зная, куда деваться от этого взгляда, уже начала жалеть, что напросилась ему в попутчики.

— Какой мрачный закат, — тревожно проговорила Морейн — Я замерзла.

Она действительно стала замерзать. Плащ, который дала ей Тара, согревал плохо. Бренн, наконец, оторвал от нее тяжелый взгляд и поднял глаза к небу. Вечер переходил в ночь, небо погасло. Полная луна только изредка успевала глянуть на землю сквозь сгустившиеся тучи. Поверхность воды была абсолютно черной, как крыло ворона.

Морейн несколько раз померещился бледный розовый свет, мерцающий на острове меж деревьев. Ей стало страшно и захотелось в теплый замок, полный гомона, лая, песен, в общество доброго и веселого короля.

Она взглянула на Бренна, он перестал грести и застыл, словно каменный. Морейн, наклонившись, дотронулась до его руки. Он вздрогнул от прикосновения. Морейн вдруг услышала его надрывное дыхание и испуганно одернула руку. Казалось, ему не хватало воздуха, он задыхался и издавал сиплые звуки, его начал душить кашель. Зрачки его глаз сузились, превращаясь в вертикальные полоски, кровь подступила к ним, и сквозь бледно-серую радужную оболочку засветился красный огонь. Волосы свисали клочьями, мокрые от пота. Черты лица преобразились до неузнаваемости. На высоком лбу вспухли две фиолетовые вены, щеки ввалились еще больше. Узкие губы вздулись над выступившими вперед желтыми клыками, Светящиеся в темноте красные глаза, не мигая, смотрели на Морейн. Она почувствовала, как по спине под платьем стекают струйки пота. Он пристально смотрел на нее. Она вскочила и, с трудом удерживаясь на раскачивающейся лодке, оглянулась: кругом вода, бежать некуда. Лесное чудовище, встреченное ею на охоте подалось вперед напряглось, приготовившись к прыжку. Морейн инстинктивно бросилась в воду.

Если бы она не была в состоянии истерики, платье не замедляло движений и ноги не сводило от холода, возможно, ей и удалось бы доплыть до земли. Она с трудом удерживалась на плаву, стараясь разглядеть в темноте берег. Черную воду было трудно отличить от такого же неба, но она поплыла, как ей казалось, к берегу, предпочитая утонуть в ледяной воде, чем снова оказаться в лодке. Сзади раздался хриплый хохот, похожий на карканье, и послышались удары весел. Лодка быстро нагнала ее и плыла рядом на небольшом расстоянии. Морейн видела ее, но все равно плыла дальше, в надежде, что ее крик услышат люди на берегу.

Когда силы ее были уже на исходе, выглянула луна, осветив на миг все вокруг, Морейн поняла, что плывет к острову. Она развернулась и поплыла в другую сторону. Лодка обогнула ее, преграждая путь. Морейн пришлось развернуться снова, чтобы не попасть под весло. И эти вынужденные повороты окончательно выбили ее из сил.

Луна опять скрылась за тучами, и Морейн уже не могла определить, где берег. Теперь она не плыла, а только пыталась удержаться на поверхности, что удавалось ей все хуже. А лодка все кружила вокруг нее, весла ударяли о воду. Каждый удар был все громче, все оглушительнее. Чудовище наблюдало с лодки, как тонет его жертва. Оно слышало сбившееся дыхание женщины, похожее то на всхлипы, то на стоны. Оно старалось дышать так же сбивчиво, как принцесса, желая попасть в такт ее дыханию, чтобы лучше чувствовать ее страх, ее смертельную агонию. Жизнь, стоящая на краю бездны, волновала его.

Луна выглянула опять, но Морейн больше не надеялась отыскать берег. Последний раз промелькнула перед глазами лунная дорожка, черная вода накрыла ее. Она уже была почти без сознания, когда чьи-то руки подхватили ее и вытащили из воды. Морейн почувствовала, как ее спина ударилась о дно лодки. Бренн нагнулся над ней, схватив ее, перевернул так, что вода полилась у нее из горла, потом стал бить по щекам, пытаясь привести ее в сознание. Морейн мутило она уже не чувствовала своего тела, но, увидев серые глаза нагнувшегося над ней человека, она облегченно вздохнула.

Бренн молча сел за весла и начал грести. Морейн сделала усилие, пытаясь приподняться, но не смогла. Ей оставалось только молиться о том, чтобы они направлялись в сторону замка.

Когда лодка врезалась в прибрежную гальку, Бренн помог мокрой девушке подняться и перелезть через борт. Морейн успела сделать несколько шагов, прежде чем потеряла сознание. Ему пришлось подхватить ее и нести дальше на руках. Дойдя до парка, он позвал слуг, но никто не откликнулся. Бренн почти бегом преодолел парк и внутренний двор и вошел в теплый освещенный холл, где толпились люди, среди которых был и Харт, поджидающий своего вождя. Бренн положил бесчувственную женщину на пол и приказал Харту искать Гвидиона.


В тяжело натопленной комнате на огромной кровати под несколькими одеялами из овечьих шкур Морейн казалась совсем маленькой. Бренну было душно в этом помещении, а те изменения, которые внесла в него Морейн, вызывали в нем раздражение. Он впервые был в этой комнате после смерти матери и с трудом мог избавиться от неприятных мыслей, которые она вызывала. Он вспомнил, как Конвенна точно так же металась по подушкам на кровати под тяжелым бархатным балдахином. Его мать, бывшая пленница отца, на которой Дунваллон женился после побега его первой жены, пыталась утопиться в Черном Озере. Ее успели выловить, но она простудилась, у нее начался жар, усилия лекарей были напрасны. Бренну хотелось, чтобы на этот раз все было по-другому. Он зашел сюда только узнать о здоровье принцессы и был подавлен нахлынувшими воспоминаниями, которые давно заставил затаиться в глубине сердца.

Морейн билась в агонии со вчерашней ночи, так и не приходя в сознание. Жар все усиливался, лицо было мокрым от пота. Гвидион и помогающий ему лекарь-жрец провели возле постели больной остаток ночи. Здесь же сидел и перепуганный Инир. Притирания и отвары не помогали. Выживет ли больная, зависело теперь только от ее собственных сил, но теперешнее ее состояние не внушало никаких надежд. Она часто дышала и кашляла. Бренн хотел нагнуться к ней, Гвидион бросил на него сердитый взгляд и отстранил от постели.

— Что ты сказал королю? — спросил он Бренна.

— Сказал, что она упала с лодки, — Бренн с надеждой посмотрел в глаза Гвидиону, — кажется, это правда.

Друида раздражали виноватые глаза брата. Гвидион приготовил питье, Инир хотел приподнять голову женщины, чтобы напоить ее. Бренн оттолкнул его, выхватив у него из рук глиняную миску, хотел сам напоить Морейн, расплескал половину жидкости. Гвидион взял у брата миску, поднял голову больной, дал ей выпить остатки лекарства, Бренну не сказал ни слова. Тот ушел, сердясь на себя за свою неловкость, на Морейн — за ее болезнь, на Гвидиона — за его молчаливое осуждение.

У Морейн начался бред. Гвидион сначала не обратил внимания на ее прерывистые всхлипы, но потом, вслушавшись в лихорадочный и быстрый шепот, он выставил всех из комнаты, оставшись с больной наедине.

В бреду Морейн рассказала то, что так долго и тщательно скрывала от него, маскируя мысли детскими стишками. Теперь Гвидион знал, почему Морейн позволила привезти себя в Поэннин.

Он всматривался в черты ее лица, качал головой и вздыхал: «Как я был слеп!» Если бы он послушался внутреннего голоса и настоял на ее казни прежде, скольких проблем ему удалось бы избежать. Теперь было уже поздно. Он больше не видел в ней врага. Просидев у постели больной весь день он обдумывал возможные варианты дальнейших событий. Все они ему не нравились, Гвидиону очень не хотелось в них участвовать, но изменить что-либо он уже не мог. Он вынес, наконец, свой приговор Морейн и нашел средство вылечить ее.


О том, что во время болезни к ней заходил Бренн, принцессе сказ Инир. Ученик Королевского Друижа, не отходивший от ее постели на протяжении всей ее болезни, этот белобрысый юноша с большими влажными глазами и по-детски пухлым ртом был безнадежно влюблен в Морейн. Он давал ей питье, приготовленное Гвидионом, он кормил ее, ухаживал за ней, сжимаясь в комочек от мысли, что Морейн может умереть. Первое, что она спросила, очнувшись, приходил ли Бренн. А узнав, что заходил лишь раз много дней назад, расстроилась, уткнулась в подушки, а потом прогнала Инира. Он невольно сравнил ее с Вороном — такая же неблагодарная.

Инир брел к своим пещерам, бесился, вспоминая, как Морейн в бреду звала на помощь Бренна. Сколько всего мог бы рассказать ей Инир, он навсегда отбил бы у нее желание даже видеть альбиноса. Но нет, Инир не мог это сделать, не мог нарушить клятву, выдать тайну, предать Гвидиона. Инир не умел предавать.

Но Морейн не нужны были рассказы Инира. Она и сама о многом догадалась. То, что Бренн безумен, Морейн поняла еще при первой встрече. Это не испугало ее, безумцем можно управлять — рассудила она. Но в нем было еще что-то, чего ей долго не удавалось понять. Теперь она узнала, что Бренн — оборотень. Оборотень! Морейн сжалась под одеялом, вспоминая горящие красные глаза с вертикальными зрачками. Она не боялась оборотней, она многое знала о них. Но решимости бороться с ним в ней поубавилось.

«Все, — сказала себя Морейи, — я больше не хочу влачить это жалкое существование, рисковать своей жизнью. Я всех прощу и изменю свою жизнь к лучшему».

Поднявшись с постели, она удивилась, обнаружив на себе длинную рубашку из плетеного кружева. Наверное, ее дала Квелин. Морейн не нашла своей грубой туники, на ее месте лежало платье: простое, но новое и красивое. Квелин каждый день заходила к больной, помогая Иниру ухаживать за ней. Морейн надела темно-зеленое шерстяное платье, расчесала волосы, пожалела, что нет зеркала, в которое можно было бы полюбоваться на себя, и вышла в коридор. Стены качнулись перед ней, поплыв красными пятнами, она оказалась еще слишком слабой, чтобы ходить. Но спустя два дня она уже входила в королевскую залу, бледная, но живая. Белин поднялся ей навстречу, забыв про этикет, подошел, испугался: Морейн казалась почти прозрачной, невероятно худой. Он сказал ей:

— Я рад видеть тебя здоровой. Ты заставила нас поволноваться.

Морейн кротко улыбнулась, сделав попытку поклониться.

— Нет, нет, — остановил ее Белин. — Иди сядь, ты еще очень слаба.

Он подвел ее к креслу у очага, помог ей сесть, спросил:

— Теперь объясни мне, Морана, как ты оказалась в воде?

— Лодка качнулась, и я упала, — ответила Морейн, не поднимая глаз.

— Тебе попался плохой гребец, если на ровной воде у него качалась лодка, — заметил король и бросил на Бренна уничтожающий взгляд. — В следующий раз, Морана, осторожнее выбирай себе попутчика.

Прощаясь с королем, перед тем как покинуть пиршественную залу, Морейн сказала Белину тихим, теплым голосом:

— Спасибо тебе за заботу, мой король, — она провела пальцами по его щеке. — Только настоящему, поистине благородном мужчине дано испытывать сочувствие к слабому существу.

Принцесса ушла. Озадаченный Белин растерянно стоял посреди залы, пытаясь понять, можно ли рассматривать слова Морейн как признание.

Глава 15 Тайна Эринирской королевы

Морейн приняла решение: Белин узнает то, что перед смертью рассказала ей мать. Оставалось только подобрать удачное время, когда возле короля не будет ни Бренна, под насмешливым взглядом которого ей было бы неловко говорить, ни Гвидиона. Друид мог испортить всю так тщательно продуманную и отрепетированную ею сцену, предназначенную только для Белина.

К счастью Морейн, оба брата часто отсутствовали. Бренн вынужден был ездить в новую пограничную крепость за Черными Горами, куда были оттеснены враждебные племена селгов, и готовить ее к длительной защите. Друид покидал свое логово тайными, одному ему известными горными проходами, отправляясь в лесное святилище или по каким-то другим, неведомым жреческим делам. Дождавшись отсутствия обоих братьев в замке, Морейн набралась храбрости и явилась к королю во время его обеда.

«Я бы никогда так не поступила, — сказала она себе, — но такова воля моей матери, я вынуждена ей подчиниться». Утихомирив таким образом свою податливую совесть, Морейн вошла в задымленную пиршественную залу.

Король Белин, уверенно орудуя длинным ножом, поглощал жареного поросенка под дружное чавканье трех оставшихся в замке братьев и других своих приближенных. Встретившись с посоловевшим взглядом короля, Морейн еще раз подумала, что удачно выбрала время. Король еще не забыл о глупой выходке брата и относился к Морейн с большей симпатией и жалостью, чем прежде. Он даже чувствовал вину за то, что не усмотрел в тот вечер за Морейн, церемонии и обряды отвлекли короля от нее на какое-то время. Он вспомнил о ней, только когда Харт Рыбий Хвост вбежал в эту самую залу и, подойдя к Гвидиону, начал взволнованно говорить с ним. Белин услышал слова Харта, вскипел дикой яростью, ведь он приказал Бренну не трогать пленную принцессу. Теперь она стояла перед ним все еще слишком бледная после болезни, трогательная и взволнованная. Он уже перестал удивляться способности этой женщины беспрепятственно проникать в любые помещения. Никто никогда не пытался ее остановить.

— Твой голос уже восстановился, Морана? — спросил Белин.

Морейн состроила капризную гримасу и потрогала себя за горло, вытянув шею. Со времени болезни принцесса еще ни разу не пела для короля.

— Не знаю, смогу ли я когда-нибудь петь, — проговорила она жалобным голосом.

— Это так жестоко с твоей стороны, Морана, лишать меня твоего прекрасного пения и общества. — В отсутствие предостерегающего Гвидиона король вел себя с принцессой, как деревенский ухажер. — Ну же, я понимаю, тебе есть за что сердиться на меня, но разве я не достоин прощения, — произнес он, улыбаясь.

— Трудная задача, мой король, решить, достоин ли убийца матери прощения ее дочери. Разве что моя безграничная преданность тебе послужит искуплением твоей вины?

В зале повисло гнетущее молчание, на какой-то момент прекратили грызться даже собаки. Белин был ошеломлен этим неприкрытым вызовом, даже оскорблением. Он и думать забыл, что у Морейн могут быть другие причины осуждать его, кроме недостаточного внимания к ней с его стороны. За такие слова кто-нибудь другой мог бы лишиться головы. А Морейн каким-то чудом умудрялась выживать, не раз бросая в лицо королю или его братьям оскорбления. Ее дерзкое поведение вызывало в Белине одновременно и восхищение, и страстное желание отрезать ей язык. Теперь он пытался понять, что движет этой женщиной. Зачем она явилась к нему и пытается испортить ему обед?

— Ну-ка подойди сюда, — грозно проронил Белин, отбросив шутливый тон. Морейн молча подошла. — Неужели ты думаешь что я поверю в твою преданность убийце твоих родителей? — лицо короля стало непроницаемым.

Морейн почувствовала его нарастающий гнев. Пришло время сделать решающий ход. Она давно ждала удобного случая. Она заговорили медленно, чтобы каждое слово дошло до короля и его братьев:

— А ты знаешь, мой король, что испытывает человек к тому, кто на его глазах убил его мать? — Морейн выдержала паузу. — Что ты сделал бы с тем, кто совершил подобное?

Братья молчали, Каэль так и замер с открытым ртом, из которого торчал кусок непрожеванного мяса. Есть больше никому не хотелось. Король с ненавистью посмотрел на женщину. Как смеет она так разговаривать с ним, да еще в присутствии его подданных? Морейн увидела, как свирепеет король, и заторопилась:

— А я могу показать тебе этого человека!

— Что-о? — Белин чуть не вскочил. — Да откуда ты вообще можешь знать об этом?

— Это произошло на моих глазах, — горестно промолвила принцесса, отогнав тяжкие воспоминания, которые не должны были испортить ее игру.

— Кто же он? — прорычал Белин.

Как Морейн не хватало куска отполированного металла для более эффектного продолжения.

— Ты! — воскликнула Морейн и, увидев перекошенное лицо Белина, пожалела о том, что вообще начала этот разговор. Она молилась, чтобы король не проткнул ее своим кинжалом.

Белин был ошарашен. Во что она играет, эта сумасшедшая? Он молча сверлил ее взглядом. Морейн, не получив ответа, была вынуждена продолжить:

— Когда в Эринире вы ворвались в комнату, где укрывалась я с несколькими служанками, старая женщина в сером плаще бросилась тебе навстречу, помнишь? Ты проткнул ее мечом, чтобы убрать с дороги. Это была твоя мать — Меленасс.

Потрясенный Белин не мог вымолвить ни слова. Через некоторое время он глухо спросил:

— Ты можешь это доказать?

— Ты помнишь талисман Туатов, который всегда носила твоя мать, талисман из голубого камня, подаренный ей ее отцом, друидом Мэлгоном. — Король молча кивнул. — Этот талисман сейчас находится у одного из твоих воинов, он содрал его с меня. Прикажи его принести. Пусть Убракий отдаст его тебе.

Белин указал пальцем на сидевшего в отдалении за общим столом Убракия.

— Ты снимал голубой камень с кого-нибудь из женщин в Эринирском замке?

Убракий замялся, но, встретившись взглядом с Морейн, сказал:

— У каждого есть такое право. Это моя добыча.

— С кого ты его снял?

— С нее, — Убракий кивнул в сторону принцессы.

— Принеси его немедленно!

Убракий вытер жирные от еды руки о штаны и, поклонившись, вышел из залы.

— Почему же он оказался у тебя? — спросил король.

— Она сама отдала его мне. «Только бы этот чернявый не подарил камень какой-нибудь из своих наложниц», — подумала Морейн.

— Зачем, зачем она отдала его тебе? — Белин терял самообладание. — Если бы я увидел на ней талисман, я бы не убил ее.

— Поэтому она и отдала его мне, чтобы ты не убил меня но твой воин оказался проворней, он первым заметил талисман и сорвал с меня, — ответила Морейн.

— Но боги, почему она спасла тебя, погибнув сама?! — воскликнул король.

— Многие матери гибнут, спасая своих дочерей.

Смысл сказанного доходил до короля медленно. За время всего спектакля ни одни из братьев, сидевших за столом не произнес ни слова. Молчание длилось долго. Морейн, не понимая, почему не следует никакой реакции, тоже молчала.

В залу вернулся Убракий. Он подошел к королю, поклонился и положил на стол талисман Эринирской королевы. Белин взял камень в руки. Морейн и братья не отрывали глаз от своего короля. Белин долго смотрел на медальон, потом прижал его к губам. Каэль махнул рукой на стоявшего около королевского стола Убракия, все еще надеющегося получить свой трофей назад. Воин обиженно удалился.

У Морейн отлегло от сердца: король все понял, но ждал талисман. Теперь он сидел, сжав в кулаке голубой камень, и смотрел застывшим взглядом в туман, навсегда скрывший от него замок с витыми колоннами. Прекрасная Богиня ускользнула, теперь она никогда не простит его — убийцу своей матери, королевы Туатов, той, чей облик всегда принимала Великая Богиня. Теперь он знал, кого так неуловимо напоминала ему Морейн, почему она вызывала в нем такое горькое ощущение утраты. Он взял ее за руку и заглянул ей в глаза, желая увидеть в них ускользнувшую надежду. Их мать не позволила Морейн умереть, значит, она верила в него, своего сына. Она надеялась, что он не оставит свою сестру без внимания, вернет ей все то, чего Морейн была лишена по его вине. Белин очень хотел оправдать доверие матери, сделать все, чтобы развеялся туман, окруживший его.


Харт с трудом продрал глаза. После обильного пира и дружной попойки в честь короля и его вновь обретенной сестры он уютно уснул, положив голову на теплый хребет блохастого пса, но, как всегда, сапог Гера безжалостно уперся ему в бок:

— Вставай, счастливчик!

Рыбий Хвост осторожно выполз из-под стола. Наученный многочисленными шишками, Харт, просыпаясь, всегда проползал некоторое расстояние на четвереньках.

— Тебя назначили телохранителем принцессы, — Гер глумливо улыбался. — Она сама тебя выбрала, — добавил он, сделав ударение на слове «сама».

Харту оставалось только удивляться, как это он превратился вдруг в телохранителя Думнонской принцессы, каковой была охотно признана Морейн растроганным королем. Она и раньше поражала Харта своей неразумной отвагой, ведя опасную и безрассудную игру с Белином и его братьями. Теперь же, видя, как преображается вчерашняя пленница, Харт мог только качать головой. Как же быстро женщины умеют менять внешность, получив в свое распоряжение новый гардероб, кучу разноцветных склянок и пару рабынь.

Сменив свою бесформенную тунику на изящные приталенные платья из дорогих материй, Морейн вдруг стала необычайно женственна и красива. Когда она впервые вышла в новом серебристом платье, украшенном речным жемчугом, бедный Харт, верный телохранитель, ожидавший свою новоиспеченную госпожу за дверями ее покоев, застыл. Он так и стоял, не в силах оторвать глаз от ее обнаженных рук и длинной шеи. Харт не знал, что Морейн, впитавшая вкус и умение изящно одеваться с молоком матери, смогла искусно объединить в одежде изысканность Туатов, антильскую роскошь и небрежность поэннинских модниц. Способность соображать вернулась к Харту, только когда прекрасное видение, протянув тонкую руку, фамильярно похлопало его по щеке.

— Эй, очнись, красавчик, — засмеялась Морейн.

Надо сказать, что культуру трех наций Морейн объединила не только в одежде, но и в манере поведения. Нахватавшись грубых слов и жестов у жителей Поэннина, она непроизвольно использовала их в своей изысканной речи и плавных движениях. И это, по мнению Харта, придавало ей еще большее очарование.

Морейн снова почувствовала себя, как прежде, красивой и самоуверенной. Шорох юбок, блеск меховой накидки, уложенные мелкими локонами волосы загадочным образом создавали восхитительное видение. И, как последний мазок волшебной кисти, завершал картину сверкающий разноцветными камнями обруч на голове — подарок Белина.

Принцесса не давала покоя своему телохранителю. Казалось, она решила возместить себе ущерб за долгое прозябание в бездействии и бесправии. Ей срочно потребовался угас, собственный, как у поэннинского витязя, который бы признавал ее и слушался. Угаса она хотела немедленно, ей нет дела до того, что их приручают месяцами.

В вонючей конюшне Морейн, подоткнув подол юбки, чтобы не испачкаться в навозе и грязи, налаживала отношения с новым животным. Угас пускал из широких ноздрей пар, недоверчиво косился на женщину, стараясь не показывать своего интереса к ней. Но нежный тихий голос так располагал к себе, что угасу казалось, что к нему пришел старый друг. Не выдержав, он дружелюбно лизнул принцессу в щеку. Морейн чуть не стошнило, но она незаметно вытерла пахучую желтую жижу с лица. Не стоит показывать свое отвращение животному, если хочешь его приручить.

С помощью Харта Морейн взобралась на угаса. Она подружилась с животным слишком быстро, подозрительно быстро. Неприятный холодок пробежал по спине у Харта. Он незаметно от Морейн сделал охранный жест. Достойная сестричка королю! «То ли еще будет, — злорадно подумал Харт. — Если она умеет так быстро приручать угасов, что же она может сделать с людьми?»

Морейн умела ладить с животными и располагать их к себе. Она легко научилась держаться в седле и управлять угасом. С восторгом врывалась она в холодный утренний туман, чувствуя силу и мощь животного. Измученный капризами и новыми забавами своей подопечной Харт следовал за бесноватой принцессой, которая уже полдня с невероятной скоростью носилась на своем угасе по промерзлым склонам вокруг замка, отрабатывая воинственный клич поэннинских витязей: Морейн училась выть.

Принцесса спешила упрочить свое новое положение при короле, пока в замок не вернулся друид, в котором она видела угрозу своему мирному существованию. Белин выполнял все ее желания. Комната Морейн превратилась в настоящие королевские покои. Любое ее требование беспрекословно исполнялось. Сердце оттаяло, обиды и страх отступили, она вновь обрела семью.

Теперь дошла очередь и до острова, мерцающего по ночам бледно-розовым светом. Он давно будил в Морейн любопытство и бередил душу. Никому, кроме Гвидиона, не позволялось плавать на остров без разрешения хозяина замка. Но Бренн был в отъезде, и Морейн сильно сомневалась, что, возвратившись, он не только разрешит ей там побывать, но и вообще одобрит ее новое положение при короле.

Морейн планировала пробраться на остров тайком, под покровом темноты и тумана. Бедный Харт, разбуженный среди ночи, сонно потащился за своей взбалмошной госпожой во тьму. Морейн забралась в лодку, несмотря на бурные протесты Харта, и приказала ему грести, пригрозив, что поплывет одна, если он не согласится.

Затянутое тучами небо и кромешная темень скрывали нарушителей.

Харт греб изо всех сил, то и дело оглядываясь через плечо на приближающуюся черную тень острова. Наконец под днищем заскрежетала галька, лодка причалила, телохранитель помог принцессе выбраться на берег. Они обошли остров, заросший густым, колючим кустарником, и вернулись к лодке, так и не найдя прохода в живой ограде. Ночная свежесть и близость воды давно развеяли сон Харта, но он все равно был зол на Морейн. И что только в голове у этой сумасбродки? Ни одна порядочная женщина его страны никогда бы не решилась выйти из дома в такую пору, да еще остаться среди ночи наедине с мужчиной, да к тому же отправиться на этот жуткий остров, нарушив волю вождя. Или она больше не считает необходимым исполнять указы хозяина крепости? Но не держать же ее было силой и не будить среди ночи короля, чтобы испросить его разрешение. И как ей только не страшно в этой кромешной темноте бродить вдоль непроходимого кустарника. Конечно, можно было бы проложить сквозь него путь топором или мечом, но у Харта волосы вставали дыбом от одной только мысли об этом. Главное, не надо думать о колдовстве, только не это. Что может понадобиться этой странной женщине на этом страшном острове, о, Добрый Бог, зачем его сюда занесло? Харт шептал все известные ему молитвы-обереги.

— Все, Морана, прохода нет, надо возвращаться, — почему-то шепотом, будто боясь кого-то разбудить, проговорил Харт, направившись к лодке. Никто не ответил. Харт оглянулся. Темнота.

— Морана, — позвал он, — я тебя не вижу, иди к лодке. — Послушав тишину, испуганно добавил: — Ты где?

Он бросился к тому месту, где только что стояла принцесса, налетел на колючую стену, изодрал руки в кровь о шины. Никого.

— Эй, Морана! Пожалуйста, ответь! — Харт бросился вдоль воды, выставив перед собой меч. — Морана, Морана, где ты?

Ответ не приходил. Тишину нарушало лишь шуршание озерной волны по прибрежному галечнику. Харт несколько раз обошел остров, спотыкаясь и падая то в воду, то кустарник. Каждый раз, проходя мимо места высадки, он проверял, на месте ли лодка. И это было единственным ориентиром в темноте.

Харт вспомнил легенды об утопленниках и в глубине души уже смирился с тем, что Морейн забрал дух озера или Пик, как его называли в Нэппе, которому и должны были отдать то, что упало в воду. В собственном племени Харта никто бы не решился спасать тонущего, ведь ясно же, что Пик выбрал его своей жертвой. На месте Гвидиона Харт, несмотря на всю свою симпатию к Морейн, вместо того, чтобы ее лечить, велел бы сбросить ее обратно в озеро. А со стороны Морейн было слишком смело отправляться в это путешествие и дразнить водяного. Случись такое с Хартом, он не то что подходить к воде, даже умываться бы перестал. Очевидно, что в темноте Пик вышел и забрал ее с собой. Интересно, убедит ли это объяснение короля? Боги, что скажет король, когда узнает, что Харт не оправдал оказанного ему доверия, не смог сохранить его новоявленную сестру, которой Белин вдруг стал так дорожить?

Только страх перед гневом короля удерживал Харта на острове, с которого, будь его воля, он бежал бы без оглядки. Впрочем, Харт даже не мог предположить, что именно дух озера и спугнул чудовище, не позволив ему убить в его владениях потомка Туатов, к которым всегда благоволили водные божества. Взаимоотношения дивного Народа с духами воды Харту были неизвестны. Время шло, а найти принцессу ему так и не удалось. Оставалось только одно: рубить проклятый кустарник.


Когда Харт направился к лодке, за спиной Морейн что-то шевельнулось, и, оглянувшись, она обнаружила, что ветки расступились, будто пропускал ее внутрь острова. Она шагнула в образовавшийся проход, позвав за собой Харта. Он не ответил. Принцесса остановилась, чтобы его подождать, но ветки вновь сомкнулись непроходимой стеной. Ночной запах цветов, сладкий и нежный, ворвался в сознание. Морейн оказалась в заросшем неухоженном саду.

Сад был живой, перелетали ночные птицы с ветки на ветку, прыгали в траве лягушки, легкий ветерок шевелил листву, звенели соловьиные трели. Выглянула луна, осветив дорожку, вдоль которой среди бурьяна и травы росли дивные цветы. Морейн была поражена великолепием сада и даже не отдавала себе отчет в том, что в это время года не может быть ни летних птичьих трелей, ни распустившихся цветов.

Несмотря на запущенность, сад был сказочно красив. В свете луны бутоны цветов переливались, трава мерцала ночной росой.

Морейн двинулась в центр сада. На клумбе в высокой траве она разглядела цветок с закрытым бутоном. Присев на колени и склонившись над ним, она нежно коснулась его стебля. Цветок потянулся к ней и раскрылся, осветив своим сиянием сад. Принцесса узнала редчайшее растение Туатов, легендарный цветок Дивинио, сводящий людей с ума своей красотой. И вырастить его можно было, только если чья-нибудь душа, вместо семени, зарывалась в землю. Тот, кто срывал цветок, убивал тело, принадлежащее душе. Призрачный цветок нежно сиял в серебристом свете луны. Его лепестки трепетали от ночного ветра. Цветок доверчиво склонился на колени к женщине. И Морейн, очарованная и потрясенная его неземной красотой, не могла отвести от него глаз.

— Вот кто бередит по ночам мою душу, — ласково прошептала ему принцесса.

Вдруг кровь вскипела в ней, застучала в виски, будто рвалась наружу. Голова закружилась, уши заложило, звуки смолкли. Она получила чей-то безмолвный приказ сорвать растение. Цветок испуганно отшатнулся и прижался к земле, сомкнув лепестки. В Морейн боролось болезненное желание выполнить приказ и жгучее предчувствие беды, если она сделает это.

— Ну, нет, — сказала неведомой силе Морейн. — Я не подчиняюсь чужим приказам.

Она посмотрела на цветок, оправившийся от испуга и слегка приподнявший бутон, ей показалось, что это ее душа беззащитно раскачивается на тоненьком стебле.

— Не бойся, — прошептала Морейн, — я справилась.

Тень мелькнула у нее перед глазами, что-то больно ударило ее в грудь. С диким карканьем сорвался на нее запоздавший хозяин. Ворон бил ее крыльями, отгоняя прочь от своего сокровища, грозно крича. Морейн, инстинктивно прикрываясь руками, пыталась увернуться от налетающей на нее птицы.

— Все, все, я все поняла! — закричала Морейн, отбиваясь от Ворона. — Оставь меня! Я ухожу!

Вскочив с земли, она бросилась прочь, не разбирая дороги. Кустарник бесшумно расступился и, пропустив свою гостью, сомкнулся за ее спиной. Харт чуть не разрубил принцессу мечом, занеся его для рубки веток. Морейн затрясла перепуганного воина за плечи, пытаясь убедить его, что это она, а не привидение, и повлекла его за собой к лодке. Но перед тем как сесть в нее, остановилась и прислушалась. Тишина. Ни шелеста листвы, ни пения птиц. Луна спряталась за тучами. Наверное, так и должно быть.

Харт не сказал ни слова, усиленно гребя веслами, желая поскорее отдалиться от острова. Он и знать не желает, где шлялась эта проклятая девка и почему у нее руки в крови и платье разодрано. Чтобы она там ни делала, это его не касается. Никогда он не будет пособником в колдовстве. «Ну и семейка, — думал Харт, — сестрица под стать братьям. Отличная пара Гвидиону. Он тоже любит наведываться на остров по ночам. Вот пусть и возит ее туда». А ему бы только добраться до теплой постели и, забравшись под одеяло, уткнуться в подушку. Правда, придется перед этим выпить чего-нибудь ободряющего.

Морейн опустила окровавленную руку в ледяную воду, горько вздохнула: «Ворон, Ворон, что за сокровище ты там бережешь? Я чуть не навредила тебе, мой единственный друг».


Белин принял изменения в своей жизни с легким сердцем. Казалось, он всегда любил Морейн, как сестру. Она заняла странное место при его дворе и даже в его зале: в глубоком кресле возле очага, с собаками у ног, могла сидеть только сестра короля. Для королевы это место было бы не слишком почетно, да и не положено супруге короля проводить столько времени в обществе чужих мужчин. Наложница короля не заслуживает подобного места в центре зала. Только сестра короля могла с таким осознанным достоинством освещать своим присутствием это грубое общество.

Вопреки ожиданиям Морейн, Гвидион отреагировал на новость довольно спокойно. Он узнал все тайны Эринирской принцессы, еще когда она болела, прислушиваясь к ее лихорадочному шепоту. Ему было все равно, он предоставил события их собственному течению, не пытаясь больше ничего изменить.

Бренну новость понравилась меньше, У него был вид кота, у которого из-под носа выкрали добычу. Он скривил губы, насмешливо осмотрев новый наряд принцессы.

— Я счастлив за Белина, сестричка, — процедил он сквозь зубы.

Но все же Бренн не смел больше оскорблять Морейн, видя, как расположен к ней король.

А Морейн уже оправилась от прежних страхов. Покровительство короля, всеобщее восхищение и признание сделали ее необычайно храброй. Ей казалось, что так все и должно быть, что все сложилось удачно. Теперь у нее появилась возможность видеть Бренна ежедневно, и она мягко и ненавязчиво пыталась наладить дружеские отношения. Но он воспринимал в штыки любую ее попытку заговорить. А попыток она сделала немало, достаточно, чтобы, наконец, понять, что он не стремится сблизиться с нею. Вопреки здравому смыслу, она прощала ему обиды и все еще надеялась на что-то. Она дотрагивалась рукой до белоснежного алтаря Туата де Дананн, увезенного в качестве военной добычи из Эринира и украшавшего теперь трапезную короля. Чувствуя холодный камень, как и прежде, Морейн произносила тайные слова, просила Великую Богиню исполнить ее желание.

Но покуда Богиня не торопилась выполнять прихоти принцессы, Морейн, по мере возможности, старалась исполнить их сама.


Внутренний двор замка, вымощенный растрескавшимися камнями, примыкал к колоннам террасы. Ранним утром по двору стелился туман, он протекал между колоннами и растворялся где-то в закоулках коридоров. Бренн встречал зарю в галерее, откуда открывался великолепный вид на озеро и горы. Свежий утренний ветер приятно холодил его тело. Только сумасшедшим известно то благостное состояние, когда безумие отступает, галлюцинации растворяются в воздухе, преследовавшие тебя голоса умолкают, память становится ясной и разум, твой собственный разум, остается один, без спутников и товарищей, навязывающих тебе свою волю. Отступают стены черного, засасывающего туннеля, беспросветного и бессмысленного.

Это состояние длилось недолго, и Бренн старался насладиться им в полной мере. Сейчас он отдавал себе отчет, кто он и что с ним происходит. В отдаленном гомоне пробуждающегося дома он находил отдохновение своему уставшему разуму.

Солнце еще не показалось, но снежные вершины дальних гор уже начали окрашиваться одна за другой в розовы цвет. Вскоре все они засияли светом на фоне еще темного неба. Мрачная и могущественная красота Поэннина наполнила сердце Бренна восхищением и гордостью за свой край. В такие минуты ему казалось, что он сам часть этой земли — гора или, может быть, старое дерево, сотни лет стоящее на склоне этой горы. Его терзает буря, гнут ветры, студят морозы, а он все стоит и будет стоять вечность, потому что это его горы, его земля, его страна. Он рожден, чтобы быть Королем этого Острова.

Когда все небо ожило новым светом, Бренн направился во внутренний двор, где вот-вот должны были начаться утренние тренировки. Свернув к лестнице, он увидел Морейн. Она стояла, облокотившись на перила, закутанная в серебристые меха. Бренн растерялся на миг и даже подумал, не свернуть ли ему, чтобы пройти обходным путем и выйти в парк по второй лестнице, но тут же одернул себя. Не хватало еще, чтобы он в собственном доме пробирался тайком, словно вор.

— Я могу подумать, что ты преследуешь меня, принцесса. — Бренн умел произносить слово «принцесса» таким тоном, что оно звучало, как оскорбление.

Морейн обиженно ответила:

— Я вовсе не ожидала тебя здесь встретить. С этой галереи открывается такой захватывающий вид, что трудно от него оторваться. Но, если тебе неприятно мое присутствие, я уйду.

Морейн действительно уже собиралась уйти в дом, потому что замерзла, но засмотрелась на то, как диск луны светлеет, уступая на время свои владения дневному светилу. И именно в этом временном отступлении принцесса видела торжество своей Богини. Так и она сама готова была отступиться от многих своих планов на время, ибо, как и Луна, считающая небо своим владением, Морейн давно уже решила, что Бренн будет принадлежать ей.

Вид озябшей девушки вдруг вызвал в Бренне прилив сочувствия. Он прижал Морейн к своей груди и прошептал:

— Сразу видно, что ты настоящая северная принцесса.

Его горячее дыхание обожгло Морейн висок. Она чувствовала жар его тела, слышала, как бьется его сердце рядом с ее. Поддавшись теплу объятий, она прижалась к нему еще сильнее, В свете зари два темных силуэта стояли по колено в молочном тумане, плавно текущем из ниоткуда в никуда. Горячая волна всколыхнула душу женщины, впервые оказавшейся в объятиях своего возлюбленного, она прижалась губами к его шее, обвив его руками. Но Бренн взял Морейн за плечи и отстранил ее от себя, встряхнув головой, будто рассеивая охватившее его наваждение.

— Тебе мало одного раза, Морана? Ты еще не поняла, кто я?

— Оборотень, ну и что? — тихо ответила Морейн, пытаясь опять прижаться к Бренну. — Я не боюсь оборотней. Тебе необязательно меня пугать.

— Я не хочу, чтобы Белин однажды обнаружил твой растерзанный труп и обвинил меня в убийстве. — Бренн держал ее за плечи, не позволяя прикоснуться к себе.

— Если ты этого не хочешь, то не убивай меня. — Морейн посмотрела в его серые глаза и вздрогнула, вспомнив, как наливались они кровью.

— Разве это зависит от меня?! — заорал вдруг Бренн, оглушив Морейн своим криком. Потом продолжил более спокойно, злясь на ее упрямство: — Неужели ты не понимаешь? Обнимал тебя, я слышу, как будут лопаться твои ребра, любуясь твоим лицом, я вижу гримасу боли и ужаса. — Бренн сжал ей плечи с такой силой, что она вскрикнула от боли. — Обрати свое внимание на кого-нибудь другого. Разжигая во мне страсть, ты приближаешь свою смерть.

— Каждый прожитый день приближает нашу смерть, — прошептала Морейн.

— Ты и вправду сумасшедшая, — Бренн с силой оттолкнул ее и быстрым шагом направился в сторону лестницы, ведущей во двор.

Морейн потеряв равновесие, ударилась о стену, бессильно сползла по ней на каменный пол и закричала вслед удаляющемуся силуэту:

— Поговори со мной об этом!

Бренн, не оглянувшись, скрылся за поворотом. Холодный туман проплывал, охлаждая тело и разум женщины, унося с собой воспоминание о тепле объятий. Когда Белин, направляясь на утреннюю тренировку, обнаружил заплаканную сестру в одной из галерей замка, она уже окончательно замерзла.

— Что это ты расселась на холодном полу?

Поняв, что сестра его не замечает, он нагнулся и несколько раз встряхнул ее за плечи, чтобы привести в себя.

— Морана, что случилось?

Белин уже собрался пощечиной вывести ее из состояния оцепенения, но Морейн очнулась, вытерла набежавшие слезы, вскочила и ушла, не сказав ни слова.

Проходя мимо Харта, мирно дремавшего неподалеку, принцесса бросила ему:

— Хилый из тебя телохранитель.

— Что-нибудь случилось? — обиженно спросил Харт, хотя отлично знал причину раздражительности принцессы, потому что в гулкой галерее замка даже на почтительном расстоянии был слышен разговор Морейн с Бренном.


Морейн бросила на него разъяренный взгляд. Харт поспешил вслед за надменной принцессой, сокрушаясь. Разве это справедливо? Девушка бегает за мужчиной, потерян всякий стыд, а тумаки достаются ему, Харту. Разве ж он виноват, что у Поэннинского вождя другие интересы? И куда только смотрит король? Если бы сестра Харта вела себя так бесстыдно, он сам бы выпорол ее за это.

Белин пожал плечами и не стал тратить время на поиски причин странного поведения своей сестры. Однако, встретившись на ристалище с братом, рассказал ему о том, в каком состоянии обнаружил Морейн.

— Не сомневаюсь, что ты нашел способ утешить эту дурочку, — зло проговорил Бренн, занимая исходную позицию для начала боя. — Ты же у нас мастер по утешению бедных девушек.

Белин недоуменно посмотрел на брата. А Бренн продолжил:

— Морана больше не может находиться в моем замке, Белин. Надеюсь, ты понимаешь, как это опасно для нее.

— Что ты ей сказал? Это из-за тебя она плакала? Только тронь ее! — угрожающе проревел Белин и, перепрыгнув через ограждение, встал напротив брата, приготовив меч для удара.

Противники стояли друг против друга, фыркая и раздувая ноздри, как быки перед боем, распаляя свою ярость. Белин набросился на брата.

— Да я даже пальцем не дотронулся до нее! — воскликнул Бренн, удивленный напору брата и вынужденный отступать.

Он знал, что Белин слабее его, и был поражен его яростным натиском. Бренн не хотел серьезной схватки и старался только обезоружить возбужденного противника. Но Белин, словно взбесившийся бык, наступал, всерьез пытаясь поразить брата. Смертельную схватку неожиданно прервал бросившийся между братьями Гвидион. Оттолкнув их в разные стороны, он властно воскликнул:

— Белин, брат мой, разве ты забыл заветы нашего отца? Разве ты, Бренн, не давал присяги своему королю? Как могли вы поднять друг на друга мечи? Мы просто тренировались, — угрюмо пробормотал король, оттирая со щеки кровь.

— Мы просто тренировались, — повторил Бренн, ощупывая плечо и кривя улыбку.

Глава 16 Замок Туатов

Придворные дамы, а их было не так много, пытались загладить свое прежнее пренебрежение к Морейн, действуя проверенным на Квелин методом: лестью. Опытная в дворцовых интригах Морейи всегда распознавала лесть. И если лесть мужчин заставляла блестеть глаза и придавала ее лицу хитрое и самодовольное выражение, то лесть женщин вызывала в ней только презрение. Морейн прощала даже самые жестокие оскорбления тем, кого любила, но не умела быть снисходительной к тем, кто был ей безразличен. Она так и не смогла забыть презрительных взглядов и насмешек этих дам. Никому из женщин, кроме жены Рикка, не удалось заслужить благосклонность принцессы. Прежняя ее собеседница — Тара теперь сама избегала общения с так необычайно высоко вознесшейся бывшей приятельницей.

Раб-резчик изготовил новые фигурки для гвиддбуйлла: белые — из кости, а черные из гагата — любимого поделочного камня кельтов. У поэннинцев эта игра была очень популярна. Мужчины проводили ночи напролет, сражаясь друг с другом. Живя в Эринире, Морейн с Серасафом устраивали настоящие баталии на клетчатом поле.

Морейн обучала Квелин игре. Фигуры на доске были расставлены. Квелин старалась уловить каждое слово Морейн, ведь, научившись этой игре, она сможет составить компанию своему мужу.

— Старайся освободить третью от края линию для перемещения короля, — говорила певучим голосом Морейн, — и не увлекайся уничтожением противника, лучше обороняйся сама.

Внезапно нежный голос оборвался на полуслове. Квелин оторвала взгляд от игровой доски и удивленно посмотрела в застывшее лицо Морейн. Глаза принцессы наполнились белым светом, напугав Квелин. Морейн поднялась, неловко задев доску, фигуры бесшумно рассыпались по мягкому ковру. Не проронив ни слова, она покинула женскую залу.

— Морана, что случилось?! — закричала ей вслед Квелин, но не получив ответа, обиделась.

Увидев, что принцесса куда-то направляется, Харт безропотно потащился за ней. Если бы он мог видеть ее глаза, возможно, он забил бы тревогу, остановил ее силой, позвал бы кого-нибудь на помощь. Но Харт держался на почтительном расстоянии, не желая напрашиваться на очередную вспышку гнева принцессы, ставшей в последние дни необычайно нервозной.

Морейн шла, как во сне, избегая людных коридоров и галерей. Когда Харт увидел впереди подозрительное сияние, он встревожился и опередил свою госпожу. Свет исходил от странного белого огня, разведенного на небольшом постаменте. Белое пламя переливалось множеством вспыхивающих искр.

Харт прижался к стене, стараясь держаться в тени, принцесса, наоборот, шла открыто вперед, не оборачиваясь. Тогда-то Харт и увидел ее светящиеся глаза; он бросился между ней и огнем, но не успел. Возникший перед ним человек, укутанный в плащ, взял девушку за руку и смело шагнул в огонь, а следом за ним белое пламя поглотило и принцессу. Харт уже успел догадаться, что все это как-то связано с ненавистной ему магией, но звать на помощь было некогда. Он, грязно выругавшись, отчаянно ринулся в пламя вслед за своей госпожой.


Глаза нещадно болели. Морейн терла их, пытаясь понять, что же вызвало такую боль. Только что она объясняла старательной Квелин, как выстраивать защиту на игровой доске, и вдруг заболели глаза, а все вокруг исчезло в непроницаемом для взгляда тумане. Морейн жалобно позвала Квелин, но, не получив ответа, стала звать на помощь своего телохранителя. Она беспомощно протягивала вперед руку и пыталась нащупать хоть что-нибудь: стену или человека.

Постепенно белая пелена, стоящая перед глазами, начала рассеиваться и Морейн с ужасом обнаружила, что находится не в поэннинском замке, а в незнакомом ей месте, и окружена странными людьми. Перед ней была дверь, возле которой стояли два человека в длинных плащах со скрывающими лица капюшонами. Морейн попыталась заговорить с ними, но один из них молча взял ее за плечо и развернул в другую сторону.

Оглядевшись, Морейн поняла, что стоит на небольшом балконе, окруженном перилами. Ее балкон был лишь маленькой частью огромного чертога, белые сверкающие стены которого уходили в невероятную высоту, откуда лился нежный приятный свет. Вдоль стен она увидела такие же небольшие балконы с дверями.

Все это было похоже на какой-то странный сон, Морейн трясла головой, пытаясь вспомнить, как попала сюда, но ей удалось воскресить в памяти только один момент. Она отчаянно пытается высвободить свою руку из чьих-то цепких пальцев, но они, как наручники, сомкнулись на запястье и тянут ее навстречу яркому свету. Ее размышления были прерваны дивным голосом, зазвеневшим под сводами зала:

— Кто ты?

Морейн застыла от изумления, она даже не поняла смысл вопроса. Короткая фраза была произнесена на древнем языке голосом, который мог принадлежать только чистокровному Туата де Дананн. Морейн повернулась на этот голос и увидела, что на таком же балконе, только у противоположной стены, стояло красивейшее в мире создание, глаза которого сияли, как ночные звезды. Потрясенная принцесса впервые видела чистокровного представителя своего племени. Стройный длинноволосый мужчина неопределенного возраста в белой сверкающей одежде смотрел на Морейн суровым взглядом, не предвещающим ей ничего хорошего.

— Кто ты? — повторил он свой вопрос более громко настойчиво.

Морейн с трудом оторвала он него взгляд и посмотрела вниз. На мраморном полу со странными геометрическими рисунками стояли люди, все внимание которых было обращено к ней. Чистокровных Туатов среди них было не меньше, чем полукровок, сохранивших в себе черты своего племени. Были и другие люди, совершенно непохожие на дивный Народ, но по некоторым трудноуловимым чертам принцесса все же догадалась, что и они дальние потомки Туатов.

— Если ты не понимаешь меня, я повторю свой вопрос на кельтском: кто ты? — надменно произнес Туат, перейдя на общий язык, который Морейн знала ничуть не хуже родного.

— Не утруждай себя, Туата де Дананн. Я знаю язык дивного Народа. — Морейн, наконец, справилась с потрясением. — Я просто не понимаю, что происходит. Где я?

— Вопросы буду задавать я, а не ты. — Туат сделал не терпеливый жест рукой, откинув назад прядь золотых волос.

— А я не буду отвечать на вопросы неизвестно кому, — вспылила Морейн, не ожидавшая такого сурового ответа от столь прекрасного существа.

По залу прошла волна возмущения. На середину зала вышел человек в белых латах и крылатом шлеме. Обращаясь к принцессе, он грозно произнес:

— Недостойная женщина, разве ты не видишь, перед тобой сам Белый Владыка Летней Страны, Туата де Дананн, Гвен Лианар. Ты находишься на суде Белого Союза, как подсудимая, и тебе следует правдиво отвечать на наши вопросы.

«Слово „белый“ звучит слишком часто», — подумала Морейн.

Она перегнулась через перила, чтобы получите рассмотреть говорившего. Он был в великолепном горностаевом плаще, накинутом поверх белых лат, и выглядел куда более важно и солидно, чем Владыка. Черты его лица плохо угадывались из-за шлема, из-под забрала сверкнули миндалевидные глаза. Трудно было определить, является ли он чистокровным Туатом.

— Последним из известных мне Белых Владык был мой отец, король Эринира Эохайд Оллатар, и я — его единственная наследница, — заносчиво произнесла Морейн. порядочно испугавшись, она все же сумела овладеть собой и не выказать своего страха. — Никакого Белого Союза я не знаю, его суд не признаю и отвечать на ваши глупые вопросы не буду.

— Что ж, — сдержанно произнес Гвен Лианар, если подсудимая не желает высказываться в свою защиту, нам придется вынести приговор, не заслушав ее.

— Какой приговор? — воскликнула Морейн. — Да по какому праву вы меня здесь судите и в чем хотите обвинить?

— Если ты желаешь говорить, то отвечай на наши вопросы. Кто ты? — повторил Гвен размеренным звенящим голосом.

— Уж наверно вам известно, кто я, если вы притащили меня сюда. — Зрение принцессы восстановилось окончательно, и она внимательно изучала окружающих людей, переводя взгляд с одного лица на другое.

— Конечно, мы знаем твое имя, Морейн, дочь Эохайда Оллатара. Меня интересует твоя сущность. — Гвен Лианар уточнил: — Ты Туата де Дананн или человек?

Морейн насупилась. «Начинается, — подумала она, — опять этот дурацкий вопрос». Гвидион говорил ей, что никакого различия между Туатами и другими людьми не существует. Они лишь одно из людских племен. Но Морейн решила не высказывать здесь это спорное мнение.

— Мои отец и мать были только наполовину Туатами, значит, и я тоже.

— Я хочу получить от тебя более точный ответ, настаивал Гвен.

— Посмотри вокруг, — сказала Морейн, — эти люди все полукровки, спроси, какая у них доля белой крови.

— Не важно, Морейн, какая доля крови, важно только, чья у тебя душа, — торжественно произнес Гвен Лианар.

— Я не знаю, — промямлила Морейн, гадая, по каким же критериям можно определить душу.

— Не знаешь?! — возмущенно воскликнул Белый Владыка. — Последняя представительница Оллатаров даже не знает, Туат ли она.

Морейн окончательно растерялась. «Что же им надо, — соображала она. — Кем мне надо назваться, чтобы они меня отпустили?» Туат тем временем тихо переговаривался с человеком в белых латах, называл его Мидиром.

— Может быть, ты поможешь мне разобраться в этом, — не выдержала принцесса, — и скажешь, в чем вы меня обвиняете?

— В том, что ты предала своих родителей и свой народ и встала на сторону древнего Врага. И в зависимости от того, человек ты или Туат, мы решим, по чьим законам тебя судить. «Ну, вот, — подумала Морейн, — значит, судить будут в любом случае. Ну, человеческие-то суды мне хорошо известны».

— О каком древнем враге ты говоришь, не понимаю. Уж не моего ли брата ты имеешь в виду? Но разве он вам враг? — наивно спросила она.

— Все Поэннинское логово — наши враги, — не выдержав, вмешался выскочка в белых латах по имени Мидир. — Весь выводок проклятого короля Дунваллона. А то, что возглавляет их человек, носящий нашу кровь, делает его только более ненавистным.

— Если мы для вас только «носящие кровь», то как же мне называть тебя? Полутуат? Или Туат на две трети? — Морейн деланно рассмеялась, хотя ей было совсем не весело — Нет, на две трети не бывает. Может, четверть Туата? Что ты там скрываешь под своим шлемом? Может, в тебе вообще нет древней крови?

— А может, ты замолчишь, наконец?! — Гвен Лианар повысил голос. Распоясанность Морейн ставила его в тупик. Он привык общаться только со своим кругом, где речь всех была красивой и пространной. А Морейн разговаривала с ним, словно трактирщица. И как это ей только удавалось на изящном языке дивного Народа?

— Вот мы и получили ответ. Она причисляет себя к ним! — воскликнул Мидир. — Мы обвиняем тебя в трусости, слабости и в том, что ты предала свой народ, своих предков и Эринир и перешла на сторону врага-захватчика.

— А где были вы, когда Эринир сражался с захватчиками? Где были вы, когда мой брат пал от руки врага? Вы не пришли нам на помощь! Какое же у вас право обвинять меня в трусости и предательстве, если сами вы предали своих союзников и соплеменников? Никто из вас не попытался спасти плененную дочь вашего владыки, а теперь вы упрекаете меня в слабости? Где же ваши витязи и воины, которые готовы были бы сражаться с врагом? Почему они молчат? — Морейн обвела присутствующих гневным взглядом.

— Ты же знаешь, принцесса, что нападение было молниеносным, мы даже не успели собрать войско, — раздраженно начал Гвен Лианар, недовольный тем, что допрос перешел в обвинение допрашивающего.

— А-а, все-таки принцесса, — перебила его Морейн, — и, между прочим, ваша принцесса. Я наследница Оллатаров, если кто запамятовал. Это Оллатары всегда носили титул Белых Владык, и Летняя Страна признавала нашу власть. Вы, преданные короля Эохайда, теперь хотите избавиться от верховной власти Оллатаров и стать самостоятельными?

— Кто бы говорил, Морейн, о власти. Наш король Эохайд восседал на троне, ты же всего лишь рабыня у своих завоевателей. И ты еще требуешь власти?

— Я была не рабыней, а пленницей! Если ты, Белый Владыка, когда-нибудь окажешься в Поэннине. то узнаешь в чем заключается разница. Но сейчас и это изменилось. А если бы вы пришли на помощь своему королю или хотя бы спасли меня, а это уж точно было в ваших силах, учитывая, как вы ловко выдернули меня сюда, мне не пришлось бы попасть и в плен.

— Даже если бы ты была свободна, Морейн, мы не признали бы своей королевой полукровку.

— Да, полукровка, — зло проговорила Морейн, которой эта комедия нравилась все меньше. — Я полукровка, Эринирская принцесса, обвиняю тебя, Владыка, именующий себя Белым, тебя, выскочка, трусливо скрывающий свое лицо, так и не представившийся мне, и вас всех в том, что вы трусы и изменники, предавшие короля Оллатара и его детей. А еще я обвиняю лично тебя, красавчик, в том, что ты похитил сестру короля Белина. И если за первое преступление судить тебя уже некому, то за второе ты ответишь перед Белином и его братьями, и судить тебя, будь уверен, будут по человеческим законам. А если они тебе плохо известны, то сходи, полюбуйся на крепостную стену Поэннина, где вывешены на обозрение желающих головы преступников.

Все это Морейн гневно произнесла на одном дыхании и тут же начала жалеть о собственной дерзости. «Надо было попытаться мирно выяснить, что им надо, — подумала она, — а не лезть на рожон».

Гвен Лианар сделал рукой какой-то жест, и двое охранников, стоявших за спиной принцессы, крепко ухватив ее за локти, вывели через дверь на лестницу. Через два пролета лестница закончилась длинным коридором, в конце которого была дверь и стоял еще один воин-полукровка. Он с интересом осмотрел ее с ног до головы, а затем легонько втолкнул в дверной проем. За спиной принцессы тихо закрылась дверь.

Комната была чистая и небольшая, окон в ней не было, скамья и стол составляли все ее убранство. Ровный желтоватый свет шел от небольших светильников на потолке. На скамье сидел хмурый Харт. Морейн так ему обрадовалась, что даже не подумала о том бедственном положении, которое верный телохранитель разделил с ней. Она кинулась к нему с радостным воплем

— Харт, милый, слава Великой Богине, хоть ты со мной! — Потом, сообразив, что Харт, наверное, не так уж счастлив от этого, добавила: — Прости, как же ты здесь очутился?

— Я видел, как кто-то втащил тебя в белый огонь, и ринулся следом. Потом я долго ничего не видел, кто-то скрутил меня, связал мне руки, и я очутился в этой комнате. Оружие у меня забрали. Ты знаешь, кто они?

— К сожалению, знаю. Это Туата де Дананн, — ответила Морейн.

— Да? Долго же они не приходили, чтобы спасти тебя, — хмыкнул Харт, — так долго, что ты успела придумать собственный вариант спасения.

— Придумать?! — возмутилась Морейн, но не стала ничего доказывать и принялась освобождать руки Харта. Как глупо было связать только одного из двух пленников.

Она долго возилась с шелковыми веревками на запястьях Харта, но так и не смогла развязать ни одного узла.

— Очень скользкие, — пожаловалась она Харту.

— Я пытался развязать их зубами и перетереть о край стола, но тоже не смог, — сказал он.

— Все понятно, — догадалась Морейн, — штучки моих дорогих соплеменников. Эти веревки может развязать только Туат.

— Опять магия, — брезгливо поморщился Харт. — Но ты же Туат, вот и развязывай.

— Самое смешное, Харт, что меня обвиняют как раз в том, что я не Туат, а человек. А эти веревки развязать может только тот, кто их завязывал. — Морейн сокрушенно вздохнула. — Слушай, Харт, можешь ты мне объяснить, почему так? Когда-то Гвидион хотел казнить меня за то, что происхожу из Дивного Народа, теперь сами Туата де Дананн обвиняют меня в том, что я человек.

— Ты сама-то себя кем считаешь? — спросил Харт.

— Великая Богиня! Какая разница? Показалось вдруг одному племени, что оно превосходит остальные в силе, красоте и магии. Но другим племенам так почему-то не кажется, — сердито ответила Морейн, а затем с надеждой спросила: — Может, удастся как-то выкрутиться, а? Может, наше исчезновение заметят, и Гвидион сможет определить, где мы?

— Конечно, заметят, не бойся. Твой брат перевернет все вверх дном, нас обязательно найдут.

Харт был плохой актер, и Морейн сразу расслышала тревожные нотки в его голосе, но не успела ничего сказать, как дверь бесшумно открылась, и воин, оставленный охранять пленников, вошел и, ухватив ее за локоть, молча вывел из комнаты. Харт запоздало закричал и начал стучать в запертую дверь, требуя взять его вместе с принцессой.

Морейн провели по коридору и лестнице и вывели на то же возвышение, огороженное перилами. Напротив стоял прямой, как стрела, блистающий Белый Владыка, а количество народу в зале значительно уменьшилось. Осталось семь человек, среди которых были пять чистокровных Туатов и тот выскочка в белых латах. Седьмой была Веда.

— Морейн, — торжественно начал Гвен Лианар, — мы обсудили твое дело и приняли решение…

Но Морейн не стала его слушать, она закричала:

— Веда, и ты здесь! Слава Великой Богине! Скажи же им скорее, чтобы они меня отпустили. Я никому не причинила вреда.

Сморщенное лицо старухи осталось беспристрастным. Она молчала, а Гвен продолжал:

— Ты заслуживаешь смерти. — Белый Владыка жал длинную паузу, предоставив Морейн возможность осмыслить приговор. — Но, если ты готова искупить свою вину, мы пересмотрим это решение.

— И как же у вас принято искупать вину человека перед Великими Туатами? — тихо спросила Морейн, боясь выдать голосом приближение слез, накатившихся не столько из-за сурового приговора, сколько от равнодушия старой Веды.

— Ты должна перейти на нашу сторону — на Сторону Света! — торжественно произнес Гвен Лианар, делая ударение на последнем слове.

«Свет и Тьма — старые сказочки, которыми бредили еще древние Туата де Дананн, — подумала Морейн, — мне нужно вернуться в Поэннин живой, а с этими дурацкими сторонами пусть потом разбирается Гвидион, он жрец, ему положено».

— Что же я должна сделать, чтобы вы, добренькие Туаты, простили меня? — К Морейн вернулась надежда, а с ней и обычная способность язвить.

— Ты должна будешь сражаться на нашей стороне против Древнего Врага, — произнес Гвен.

— Против Древнего Врага? Сражаться? Я как раз всю жизнь для этого тренировалась. Но скажите на милость, смелые, красивые и отважные мужчины, — Морейн обвела присутствующих самым обворожительным взглядом, на какой была способна, проигнорировав при этом недовольную гримасу Веды, — зачем вам в вашем, безусловно, героическом сражении нужна я, слабая женщина, да к тому же неспособная держать в руках даже меч?

Обнаружив, что присутствующие не реагируют на ее женское обаяние, так хорошо действующее на поэннинцев, принцесса, скрыв разочарование, бодро продолжила:

— Итак, где этот ужасный враг, которого я должна сокрушить?

— Не паясничай, Морейн, — раздраженно произнес Гвен, — и знай, что мы предложили тебе это только потому, что твоя душа все же не человеческая, как ты считаешь по глупости а принадлежит дивному Народу. Ты — последний Оллатар из племени дивного Народа. Ты, конечно, слышала древние легенды о Звере фоморов, о Древнем Враге, о чудовище, которое приходит в наш мир, чтобы захватить его. Зверь кровожаден, жесток и опасен. Последний раз Зверь появлялся в нашем мире несколько веков назад, и король Эли Оллатар, сын короля Гленвара, сражался с ним и победил его. А до этого два его младших брата погибли в поединке с Врагом. Зверя нельзя убить обычным оружием, только наши клинки, выкованные Гоибниу Кузнецом, способны нанести ему смертельный удар. Согласно легендам лишь воин из древнейшего королевского рода Оллатаров может сразить его. Поэтому, Морейн, ты и нужна нам. Ты последняя представительница этого рода, только ты можешь убить Зверя.

Морейн очень старалась не выдать своих сомнений как в правдивости древних легенд, так и в собственных способностях сражаться с кем-то «кровожадным, жестоким и опасным», особенно с тем, кто легко убил двух великих воинов Туатов несколько веков назад.

— Послушай, Белый Владыка, сказала она, — это же смешно. Если ваш враг убил двух Оллатаров, значит, они не всегда побеждают. Я же не воин, я никогда никого не убивала, и, знаешь, при виде чудовища я, скорее всего, упаду в обморок.

— Значит, тебе придется научиться сражаться и не падать в обморок! — раздраженно воскликнул Туат. — У тебя не будет выхода, Морейн, потому что, если ты не убьешь Зверя, он убьет тебя.

— А если он меня не убьет, это сделаете вы, — закончила за него Морейн. — А где мне взять клинок Оллатаров?

— Среди трофеев твоего новоиспеченного брата Белина наверняка отыщутся и клинки твоей семьи, — заметил Гвен.

— Ага, отыщутся. Только они хранятся у Гвидиона, который наложил на них магические заклятья, а меня и близко не подпускает к ним.

Видя, что Гвена задевает ее вызывающий тон, Морейн старалась придать своему голосу дополнительную вульгарность, желая хоть таким образом выразить возмущение происходящим.

— Тебе придется достать такой клинок, и побыстрее, — ответил Белый Владыка.

«Отлично, — подумала Морейн, — а для этого мне придется вернуться в замок. Только бы добраться до Белина, уж он-то покажет этому выскочке. как воровать чужих сестер да еще запугивать их всяческим зверьем».

— И сколько же у меня есть времени на то, чтобы раздобыть меч и выучиться хотя бы отрывать его от земли? — поинтересовалась Морейн. — Когда он собирается прийти на землю, этот ваш Зверь?

— Он уже здесь! — произнес Гвен Лианар так грозно, что Морейн невольно обернулась в поиске неведомого врага.

— Да? — спросила она дрожащим голосом. — А у меня, как назло, и клинка с собой нет. И где же он?

— Это брат короля Белина — принц Бренн, вождь Поэннина! Оборотень, который с каждым днем набирает силу, и чем дольше мы будем тянуть, тем труднее будет его убить.

Морейн пришлось взяться за перила, чтобы не упасть. Кровь ударила ей в виски, а перед глазами встало искаженное жутким оскалом лицо Бренна, которое она видела на Черном Озере. Неужели все ее догадки оказались правдой? Вот почему Гвидион так опасается ее. Он тоже знает, что она Оллатар, и боится за своего брата.

Больше Морейн не смеялась над Белым Союзом. Теперь она его ненавидела так же сильно, как и королевские братья. «Проклятый убийца, думала она, — у тебя ничего не выйдет. Я выкручусь, вырвусь из твоего плена, я предупрежу Бренна. Только бы мне убежать отсюда». Гвен напряженно наблюдал за реакцией принцессы. Ее глаза зажглись ненавистью и решительностью. Гвен наклонился к стоявшему поблизости Мидиру и тихо сказал ему:

— Ты чувствуешь ее силу? Боевой дух в ней все-таки есть, и, мне кажется, что разжигает его только ненависть.

Мидир смотрел Морейн прямо в глаза, и ей трудно было скрывать свои мысли.

— Я вижу ненависть в твоих глазах. Похоже, ты уже встречалась со Зверем? — спросил Мидир.

— Уже дважды я встречалась с вашим врагом, — произнесла принцесса, пытаясь справиться с чувствами и не выдать своего отношения к присутствующим.

— То, что ты осталась жива, Морейн, лишний раз подтверждает наши предположения, ты Туата де Дананн и способна противостоять Врагу.

— Ну что ж, — сипло проговорила Морейн, — если я приму ваше предложение, что я получу за это?

— Чего же ты хочешь? — удивился Гвен. — Если враг будет повержен, мы победим, разве этого мало?

— А что ждет меня? — вскричала принцесса. — Самовлюбленный Туат, ты подумал о том, что со мной сделают его братья? Ты сможешь меня спасти или станешь праздновать победу, пока меня будут резать на кусочки? У меня никого не останется, мой брат никогда не простит мне этого. Что я буду потом делать, где жить?

— Ах, это. — Белый Владыка замялся. — Ну, я смогу предоставить тебе часть своего дворца.

— А часть узурпированной у моего отца власти ты не хочешь мне предоставить? — язвительно поинтересовалась Морейн.

— Не забывайся, Морейн, — воскликнул Гвен, — ты слишком многого хочешь!

— Ах, вот как! Значит, для того, чтобы сражаться вместо смелого Туата, я гожусь, а чтобы быть королевой — нет?

— Замолчи! — Гвен начал терять терпение. Он считался хорошим оратором, но чувствовал, что неспособен участвовать в этой унизительной перепалке. И где только Эринирская принцесса могла нахвататься подобной вульгарщины?

— Морейн, — не выдержав, вмешалась Веда, — не устраивай здесь балаган, это суд, а не трактир. Ты не можешь так вести себя с нашим правителем. Тебе должно быть известно, что он из уважаемого и древнего рода Дивного Народа не менее знатного, чем Оллатары.

— Да какая разница: знатного, не знатного, — устало заметила принцесса, — все равно вымирающего. Боги лишили Дивный Народ своего покровительства.

«Не надо с ними ссориться. Надо, чтобы меня отпустили», — в очередной раз подумала она и решила сбавить тон.

— То, что вы от меня хотите, не так легко сделать, на какую помощь я могу рассчитывать?

Туат недоуменно молчал. Мидир, сверля ее своими миндалевидными глазами, произнес:

— Мы предоставим тебе защиту и убежище после того, как ты убьешь его. Мы поможем тебе справиться с магической защитой мечей. Я имею доступ в Поэннинский замок и смогу руководить тобой.

Морейн вдруг вспомнила о Белине:

— Почему вы выбрали меня, а не Белина? Ведь по матери он тоже Оллатар и к тому же воин.

— Думаешь, мы так глупы, что не проверили Белина? Он никогда не поднимет руку на брата, — ответил ей Мидир.

— Вы что, и Белина вызывали в этот зал? — не сдержала изумленного восклицания Морейн.

— Конечно, год назад, — подтвердил Гвен. — Мы должны были убедиться, что он на стороне врага.

— Ну и как, убедились? — полюбопытствовала. Морейн.

— Да, — Гвен замялся. — Белин ревел, как зверь. Его пришлось связать, чтобы он не вырвался.

— Почему же вы его отпустили после того, как открыли ему свой союз? — спросила Морейн.

— Мы бы ни за что не отпустили, — ответил Мидир, — но ему удалось бежать.

— И как ему это удалось?

— Неважно.

Морейн задумалась. Ее брат тоже был пленником в этом замке. Возможно, его держали в той же комнате, он стоял на этом же балконе и все-таки сумел убежать. Она исподлобья оглядывала зал. Как ему это удалось? Может быть, и у нее есть такой шанс. И тут страшная догадка пронзила ее. Год назад здесь был Белин! Восемь месяцев назад Поэннин напал на Эринир, единственное государство, о котором было известно, что в нем правят Туата де Дананн. Она вцепилась в перила балкона руками так, что костяшки пальцев побелели, а Гвен понял, наконец, кому предназначается ненависть, сверкавшая в ее глазах. Голос Морейн срывался на визг, ополоумевшая, она кричала:

— Вы, вы виноваты в смерти моих близких! Вы похитили Белина, а потом упустили его! Поэннин не нарушал соглашения с Эриниром. Он просто защищался! Белин решил, что это мой отец устроил его похищение, что это он готовит убийство Бренна. В Поэннине не знали о существовании других поселений Туатов. Это из-за вас разрушен мой дом, убит мой брат! Вы, вы жалкое отродье, примазывающееся к чужой славе! Я скорее убью тебя самого, Гвен, чем подниму руку на своего родственника! Я считаю вас убийцами моей семьи! И знаете что, — Морейн вдруг перестала кричать и совершенно успокоилась, — я вам не верю. Вы просто сборище сумасшедших. Древний Враг — это только сказка, а Бренн — обычный оборотень. Нельзя же их всех уничтожать из-за ваших навязчивых идей о свете и тьме.

Голос подала Веда.

— Может быть, Морейн, ты отказываешься потому, что влюблена в Бренна? — спросила она с издевкой.

Наступила мертвая тишина. Туаты смотрели на принцессу с ужасом и отвращением, как будто перед ними стоял сам Враг в своем истинном обличье.

— А может быть, я просто не предаю тех, кого люблю, . хотя ты, наверное, этого не поймешь, — устало ответила Морейн.

Гвен не выдержал первым:

— Ведь это неправда, Морейн? Он же убил твою мать и брата. Между вами кровь твоих родственников.

— Между нами нет крови! Моих родственников убил Белин, а толкнул его на это ты. Кровь между мной и тобой! — с ненавистью в голосе произнесла Морейн.

Она уже поняла, что упустила шанс решить все миром.

Ее снова отвели в комнату, где томился Харт. Морейн устало опустилась на скамью, ей захотелось забыться крепким сном без видений, дать своему разуму отдохнуть, а уже потом осмыслить то, что сообщил ей Туат: Бренн — Древний Враг.

— Этого конечно, не может быть, — прошептала она.

— Ты о чем? — спросил обеспокоенный Харт, с тревогой наблюдавший за вошедшей принцессой.

— Я все испортила, Харт, — виновато проговорила принцесса. — Погубила тебя и себя. Надо было хотя бы для вида согласиться со всеми их требованиями, а я сорвалась.

— Что же они требовали? — поинтересовался Харт.

— Они хотели, чтобы я убила Бренна.

Харт недоуменно поднял брови, выразив молчаливый вопрос.

— Трудно объяснить, Харт, — устало произнесла Морейн, не зная, имеет ли она право говорить об услышанном своему телохранителю. — По какому-то идиотскому стечению обстоятельств, убить Бренна можем только я или Белин. Ну, Белина они уже как-то попросили об этом, после чего он по ошибке разнес в щепки Эринир.

— Бренну очень повезло, ухмыльнулся Харт, — судя по тому, как ты бегаешь за ним, смерть ему явно не грозит.

Морейн смутилась и, наверное, покраснела бы, если бы ее лицо было способно покрываться румянцем.

— Неужели все об этом знают? — расстроено спросила она.

— Не все, — утешил ее Харт, — только я. Я же хожу везде за тобой, мне волей-неволей приходится кое-что видеть.

— Теперь это неважно, Харт. Я вспылила и отказалась его убить. А надо было сдержаться и притвориться, что я согласна.

— Ты молодец, Морана! Наш король наверняка ответил им так же. Лучше принять смерть за правое дело, чем сделать вид, что ты предатель, ради своего спасения.

— Но мы были бы уже дома, и король с братьями что-нибудь да придумал, — сокрушалась Морейн. — Гвидион вычислил бы, как найти этих Белых, и нам бы больше ничего не угрожало.

— А Бренн бы узнал, что ты вступила в сделку с его врагами и предала его, — продолжил за нее Харт. — После этого тебе точно уже не на что было бы рассчитывать.

— Да мне и так не на что рассчитывать. Ты что, не знаешь, что он оборотень?

— Знаю. Ну и что? — Харт нервно передернул плечами. Он давно привык к оборотням, но все равно побаивался их. — В наших войсках полно оборотней.

Морейн очень хотела расспросить Харта, что именно он знает о Бренне, но сдержалась.

— Слушай, может, они решили заморить нас голодом? — Желудок Морейн напомнил о своем существовании. — Вполне в духе Дивного Народа.

— Я мужик, Морана, и то не думаю о еде. А тебе поголодать вообще полезно, а то растолстеешь на королевских харчах, — Харт ловко уклонился от попытки Морейн дать ему оплеуху. — Не вешай нос, девочка. Раз твой брат выбрался, значит, и мы сможем. В крайнем случае, знай, что принять смерть от руки врага почетно. Ты сможешь с достоинством вступить на Хрустальную Ладью.

— Ты меня утешил, — усмехнулась Морейн. — И вообще, Харт, ты же знаешь, я в это не верю. Ваши жрецы навязывают вам ложную веру, чтобы вы были смелыми бойцами и не боялись умирать.

— Ты уже отреклась от своего происхождения, Морана, еще полдня поголодаешь и примешь нашу веру, — оптимистично заявил Харт, но на душе у него тоже было неспокойно.

Никто не заходил к ним. Морейн отчаянно проклинала себя за несдержанность, сгубившую ее и ни в чем не повинного Харта, который, как мог, пытался утешить и развеселить принцессу, проявляя при этом изрядную фамильярность. Он подсел на лавку к Морейн, накинул на нее сверху свои связанные руки, и она оказалась в его объятьях. Морейн положила голову ему на плечо и со вздохом сказала:

— Ты, видно, отчаялся спастись, Харт, если стал называть меня девочкой. И, наверное, уверен, что не придется расплачиваться за объятия.

— Я же делаю это, чтобы поддержать тебя, — искренне возмутился Харт и, помолчав, добавил: — Ты уж не говори об этом Белину.

Морейн выбралась из его объятий и начала нервно расхаживать по комнате, раздражая Харта своим мельтешением. Он закрыл глаза, чтобы не видеть ее нервных движений, и вдруг почувствовал, как наплывает на него прекрасное лицо русалки с темными глазами без белков, и вливается в его мозг ее нежный, плакучий голос. Харт погрузился в этот дурман и перестал поддерживать беседу.

Морейн не сразу поняла, что Харт в трансе, и успела испугаться.

— Что с тобой? — начала трясти его за плечи Морейн. Харт очнулся, встряхнул головой:

— Опять! Надо же, и здесь она до меня добралась. Даже умереть спокойно не даст.

— Что опять? Кто до тебя добрался? — Морейн была напугана.

— Да, — вяло проронил Харт, — это старая история. — А ну-ка рассказывай, — приказала принцесса.

— Ты слышала когда-нибудь о том, что твои братья поймали нечто, похожее на русалку?

— Да, что-то такое слышала, — сказала Морана и вспомнила бледное лицо прозрачном сосуде в одной из тайных пещер Гвидиона. — Кажется, она умерла без воды.

— Да. Но перед этим она околдовала меня. Никто не понимал ее языка, и Бренн ее за это… — Харт осекся, — в общем, она стала говорить как бы внутри меня, потом я заболел и почти умер. Жрец, то есть Гвидион, меня долго лечил.

Морейн подумала, что, возможно, русалка. как и многие другие существа, обладала способностью мысленного общения, а суеверный Харт принял это за колдовство.

— Но это еще не все, — продолжил Харт, — об этом так многие знают. А вот о чем я никому никогда не говорил, так это то, что я до сих пор слышу ее голос, и она разговаривает со мной. Иногда я даже вижу ее мысленно. Только ты не проболтайся об этом Гвидиону, — тревожно добавил он.

— Вряд ли у меня теперь будет такая возможность, — сокрушенно вздохнула Морейн и спросила: — А сейчас ты опять слышал ее голос?

Харт кивнул.

— А ты можешь ей что-нибудь сказать?

— Ну да, я же разговариваю с ней, — ответил Харт растерянно.

— Ну, так попроси ее сообщить Гвидиону, что мы в опасности, — приказала принцесса.

— Ты что, Морана, это же у меня просто болезнь, результат колдовства. — Харт почувствовал ужасную неловкость оттого, что поделился с посторонним человеком своей тайной. — Она же давно умерла и уже не может никому ничего сообщить. К тому же Гвидион не знает ее языка.

— Если она говорит с тобой, значит, может говорить с кем угодно. — Даже в ожидании казни Морейн не решилась рассказать Харту о тайной пещере с сосудами. Перспектива встретиться с разъяренным Гвидионом пугала ее больше, чем самая ужасная смерть. — Ну, пожалуйста, Харт, попробуй, нам нужен любой шанс. Вдруг это поможет.

Харт посмотрел на нее недоверчиво, поерзал на лавке, усаживаясь поудобнее, его лицо стало чрезвычайно важным и серьезным.

«С таким лицом у него точно ничего не выйдет, — подумала Морейн, разглядывая углубившегося в свои мысли Харта. — Надо же так давно знать человека и даже не подозревать о его способности принимать такой умный вид».

Пока ее телохранитель глубокомысленно молчал, Морейн погрузилась в воспоминания. «Мне легче было бы приручить самого Зверя, чем этого строптивого безумца», — подумала она, вспомнив, как Бренн обнимал ее однажды в галерее. Как глупо умирать из-за человека, который даже не сможет оценить ее преданность. Она стала тихо напевать грустную мелодию.

Дверь открылась, и в проеме показалась озадаченная физиономия охранника-полукровки. Он удивленно смотрел на Морейн, потом подошел и остановился напротив. Харт весь подобрался, готовый ринуться на защиту принцессы. Но охранник стоял, не отрывал взгляда от глаз Морейн, и вдруг начал покачиваться в такт музыке. Морейн указала пальцем на Харта и, не переставая петь, попросила: «Развяжи».

Охранник повиновался. Как только у Харта освободились руки, он, не успев даже размять затекшие кисти, нанес молниеносный удар своим тяжелым кулаком в висок замершего перед ним полукровки. Охранник рухнул к ногам Морейн.

— Когда ты запела, я подумал, что ты сошла с ума от страха, — неуверенно проговорил Харт. — Ты в порядке?

— Да. Ты видел, как на него подействовало мое пение? — спросила принцесса.

— Да я видел подобное и раньше, оно на всех так действует.

Морейн удивленно вскинула брови: «Это интересно, надо будет потом проверить». Они растерянно стояли посреди комнаты и соображали, что им делать дальше.

— Ты не знаешь, Харт, как королю удалось вырваться отсюда?

— Нет, — покачал головой Харт, — я ничего не слышал об этой истории. Зато я знаю, как спасемся мы: ты начнешь петь и прикажешь им открыть переход.

— Ничего не выйдет, Харт, — вздохнула Морейн, — охранник — полукровка, а на чистокровных Туатов мой голос вряд ли подействует. Ведь это не магия.

Харт был разочарован. Ну не вечно же стоять здесь, а то, чего доброго, Белый Союз пришлет сюда своих воинов. Харт подобрал оружие бесчувственного охранника. Деловито осмотрел его большой меч, а короткий велел взять Морейн. Потом осторожно приоткрыл дверь и выглянул, в коридоре никого не было. Они вышли и направились в сторону лестницы.

— Ты помнишь, где был переход? — спросил Харт. — Где ты очнулась?

— Не уверена, но, кажется, прямо в их зале, — ответила Морейн.

— Да, меня тоже вели по какой-то лестнице, пока я ничего не видел. Плохо, там наверняка полно этих недоносков.

Морейн сказала:

— Так ведь там и шел допрос, я не видела никакого белого огня.

— Значит, переход действует не всегда, нужно что-то сделать, чтобы он заработал, — Харт с сомнением посмотрел на Морейн. — Придется идти туда и разбираться на месте.

Они направились вверх по лестнице и, стараясь не шуметь, подошли к приоткрытым дверям. Из-за них доносились возбужденные голоса. Харт, незаметно выглянув, изучал обстановку. Людей было не много, но почти все мужчины и неплохо вооружены. Посередине зала стоял небольшой постамент, напомнивший ему тот камень, который он видел в коридоре Поэннинской крепости, когда Морейн входила в белое пламя. Белый Союз бурно обсуждал свои дальнейшие действия. Большинство настаивало на казни Морейн. другие же предполагали, что ее можно использовать в качестве заложницы. Только Мидир, Веда и Гвен выступали за ее освобождение.

Белый Владыка, стараясь перекричать всех, заявил:

— Морейн все равно не устоять против проявления своей сущности, а то, что она до сих пор жива, — лишнее доказательство тому, насколько она сильна! Достаточно небольшого воздействия на ее судьбу, и Морейн изменится. Мидир, — Владыка обратился к тому, кто был в крылатом шлеме, — помоги ей раздобыть клинок.

— Захочет ли она этой помощи? Возможно, она даже не пожелает дотронуться до меча, — предположил Мидир.

— Неужели ты не найдешь способ заставить ее взять в руки клинок? — ответил Гвен с улыбкой. — Ты управлял и более стойкими душами.

— Но отпустить ее значит подвергнуть риску всех нас, первым делом она побежит жаловаться своему братцу, — вмешался один из присутствующих Туатов.

— Ну и что? В прошлый раз им не удалось проследить нас. Мы закроем портал, и они не смогут до нас добраться, — самоуверенно ответил Мидир. Туата де Дананн были возбуждены и потеряли бдительность. Неожиданно с балкона, где прежде стояла Морейн, спрыгнул вооруженный человек, и один из них, стоящий ближе других к выходу, оказался его заложником. Меч, отобранный Хартом у оглушенного охранника, теперь упирался Гвену в подбородок.

— Не подходите, — крикнул Харт, — иначе я убью этого красавчика! — Обращаясь к своему пленнику, он добавил: — Давай, Белый, зажигай свой огонь, нам пора домой.

Морейн, успевшая слезть с балкона, стояла, неумело выставив перед собой короткий меч, стараясь не упускать никого из виду. Она первая заметила странные движения Мидира. Он не тянулся к мечу или другому оружию, его руки делали едва заметные пассы. Но Морейн не успела предупредить Харта. Внезапно ее телохранитель покачнулся, схватившись руками за виски, выронил меч. Владыка мгновенно оказался подле своего защитника. Харт быстро опомнился и успел подобрать меч раньше, чем к нему приблизились враги. Он скользнул быстрой тенью и оказался подле Морейн.

Они стояли спина к спине, держа мечи наготове. Харт не строил иллюзий. Будь за его спиной любой воин Поэннина, он бы не сомневался в успехе. Два Поэннинских витязя всегда устоят против десятерых воинов из любого племени. Будь он даже один, у него были бы шансы. Но когда за спиной находится перепуганная женщина, которая меч — то держала с трудом, он был слишком уязвим. Если бы они стояли спиной к стене, может быть, он смог бы, прикрыв Морейн, сражаться против этих людей. Но они стояли посередине зала, окруженные врагами. А еще был этот странный человек, закованный в белый металл.

Морейн испугалась не на шутку. Было бы обидно умереть от меча собственного народа, на поддержку и помощь которого она так долго рассчитывала. Напротив нее застыла Веда, жалостливо прижав руки к груди. «Это ты будешь виновата в моей смерти», — мстительно подумала Морейн. Гвен, сдерживая своих разъяренных людей, попытался вразумить принцессу:

— Остановись, Морейн, мы можем договориться.

— Договориться о чем? Из-за тебя я потеряла свою прежнюю семью. А теперь, когда я обрела другую, ты хочешь, чтобы я уничтожила и ее? Нет, нам не о чем договариваться, — Морейн злилась на свой дрожащий от подступивших слез голос. Если прежде она еще и была готова сделать вид, что принимает условия Белого Союза, то в присутствии Харта уже не имела права даже изображать предательство.

— Как ты не понимаешь, — говорил Гвен, стараясь быть спокойным. — Рано или поздно тебе все равно придется убить его, или он убьет тебя.

— Белин уже много лет живет с ним в одном доме, и никто никого не убил, — ответила Морейн. — И я смогу.

У Белина человеческая душа, она может вынести близость Зверя. Душа Туата долго не выдержит такого соседства. Скоро ты услышишь зон крови.

Разговоры о «зове крови» Морейн не понравились, но она заставила себя не думать об этом. Любое сомнение в своей правоте выбьет ее из колеи, сделает слабой и трусливой. Нет, что бы там ни было с Бренном, сейчас они с Хартом должны просто спастись. Силой или уговорами, но они должны покинуть этот сверкающий дворец.

Пока Туаты стояли в нерешительности, Харт внимательно изучал обстановку, пытаясь определить, является ли постамент посреди зала источником белого пламени. Но вот один из воинов выхватил меч и шагнул к принцессе. Харт развернулся, собираясь его остановить, но тут же натолкнулся на преградившие ему путь белые доспехи. Морейн в отчаянии выронила меч, который больше мешал ей, чем помогал, и испуганно смотрела на приближавшегося к ней воина.

Белый огонь вспыхнул так неожиданно, что на мгновение она ослепла от его света. В центре огня стоял знакомый силуэт, протягивающий ей руку. Никогда до этого Морейн не была так рада видеть Королевского Друида. Она бросилась в объятья Гвидиона, и белый свет поглотил ее. Когда боль и ослепление прошли, Морейн обнаружила себя в коридоре Поэннинского замка, показавшегося ей родным и уютным. А у противоположной стены она увидела Харта, он тер глаза и непристойно ругался. Она с радостным воплем кинулась к нему.

— Что, опасности сближают? — Голос Гвидиона раздался над ее ухом.

— Гвидион! — Морейн повисла у него на шее. — Ты спас нас. Они собирались нас убить и… и… — она, наконец, разрыдалась на плече у друида, дав волю слезам, давно рвущимся наружу.

Морейн, в отличие от многих женщин, обладала удивительной способностью в самые ответственные моменты жизни не впадать в истерику и не терять присутствие духа, зато потом компенсировала себе долгое спокойствие бурным потоком слез.

— Вряд ли они собирались убить тебя, Морана, тогда бы они закрыли свой портал, и я не смог бы прийти тебе на помощь. Раз они оставили его, значит, собирались вернуть тебя обратно, — сказал Гвидион, пытаясь избавиться от вцепившейся в него девушки.

По коридору неслись слуги и воины, а впереди всех бежал, позабыв о своем королевском достоинстве, ее брат. Он вырвал принцессу из рук мага и так долго тряс ее, что у Морейн началась новая истерика. Она, захлебываясь слезами, бессвязно жаловалась Белину на своих обидчиков. Харт, как мог, давал объяснения жрецу, но большую часть событий он знал только по рассказам принцессы, и Гвидион вскоре понял, что допрашивать придется и ее. Пока Морейн рыдала в объятьях своего брата, Гвидион отогнал всех от того места, где был переход, и занялся исследованием следов магии.

Морейн вспомнила сморщенное личико старой Веды. Там, в зале Белого Союза, некогда было думать об этом, нужно было защищаться, бороться. Теперь же, оказавшись в безопасности, она с горечью ощутила боль предательства. Веда, заменившая ей и деспотичную мать, не умевшую быть ласковой, и сурового отца, сказавшего Морейн за всю жизнь всего несколько слов, была единственным существом, по которому Морейн скучала. Теперь же Веда находилась в стане врагов. И принцесса горько и безутешно плакала на плече у брата.

— Морана, бедняжка, все хорошо, все хорошо не плачь, — шептал Белин, растерянно гладя сестру по волосам, — ну ведь все уже закончилось. Да что они с тобой сделали?

— Они ее плохо кормили, — пояснил Харт королю.

Глава 17 Клинок Оллатаров

В королевской зале братья сидели, греясь у пылающих очагов, и ожидали Морейн, чтобы выслушать ее рассказ. Гвидион был подавлен не столько покушением на принцессу, сколько тем, что, как и в прошлый раз при похищении Белина, ему так и не удалось выяснить, где находится место, из которого совершал свои набеги воинственный Белый Союз. И он не знал, как защитить Поэннинский замок от их вторжений.

Распахнулась дверь, шелестя юбками, вошла Морейн, наполнив залу блеском и дурманящим яблоневым ароматом. Пан сорвался с места, бросился ей навстречу, льстиво пригибаясь перед ней на передние лапы. «Даже верный пес потерял от нее голову», — подумал Бренн, раздраженно наблюдая, как треплет его собаку принцесса. Морейн уселась в кресло, Пан виновато подбежал к хозяину, лизнул ему руку и вернулся к женщине, положил свою голову ей на колени.

Гвидион был необыкновенно приветлив и добр с Морейн, стараясь, чтобы допрос выглядел, как задушевная беседа. Рассказав все Гвидиону, принцесса облегченно вздохнула. Она больше не волновалась. Умиротворенная спокойствием и уверенностью друида, она знала, что умный и всесильный маг сможет найти выход из любой, даже самой неприятной ситуации.

— И еще они сказали, что у меня душа Туата. И рано или поздно я не выдержу близости Зверя, или он не выдержит. В любом случае, из-за моей души мы должны будем убить друг друга, — сообщила жрецу Морейн, лаская лохматую голову Пана. Пес, осознавая свое превосходство, с нахальством любимчика злобным рыком отгонял других собак от кресла принцессы.

— Глупости, — Гвидион казался абсолютно спокойным. — Души у всех одинаковые. Это выдумка Туатов, чтобы доказать самим себе собственное превосходство. Кровь другое дело, она, возможно, будет провоцировать тебя. Но, если ты станешь обращаться ко мне за помощью, я научу тебя справляться с «зовом крови». Самое главное для тебя — не прикасаться к оружию дивного Народа, как это делает Белин, и тогда ничего не случится. — Гвидион заглянул Морейн в глаза. — Они ведь не дали тебе никакого оружия?

Морейн покачала головой:

— Нет. Человек в крылатом шлеме сказал, что он поможет мне обрести клинок Гоибниу Кузнеца, но не знаю, как.

Гвидион наклонился к сидящей в кресле принцессе и, взяв ее лицо в свои ладони, пристально посмотрел в глаза и проговорил медленно, нараспев:

— Морана, мы бы не напали на Эринир, если бы знали, что он непричастен к охоте на Бренна и к похищению Белина. Они нас спровоцировали, они виноваты в смерти твоих близких. Ты веришь мне?

— Верю, — прошептала Морейн, утопая во взгляде его посветлевших глаз. В этот момент она верила Гвидиону, как никому другому в своей жизни. — Ты, Гвидион, можешь не сомневаться во мне. Я не подниму руку на родственника, каким бы плохим или хорошим он ни был.

— Обещай мне, Морана, что не притронешься к оружию Туатов, что бы ни случилось. Если ты вдруг увидишь где-нибудь это оружие, даже не подходи к нему, позови меня. Тогда все будет в порядке.

— Да, да, обещаю, — заверила его Морейн.

Языки пламени в очаге колыхались и распластывались, где-то в горах выл ветер, угрожая неведомым путникам. Бренна бесило внимание, которое все вдруг стали оказывать Морейн. Никогда прежде Гвидион не проявлял к сестре короля такой заботы. Бренн заливался потом, не зная, куда деть оказавшиеся вдруг неуклюжими влажные руки, и торопил время. Скорей бы выступить в поход, а когда он вернется, король покинет его Замок и увезет с собой свою сестру. Не будет больше волнующего яблоневого аромата, вскипающего раздражения и странного чувства, как будто все времена года наступили одновременно: и пронизывающий холод зимы, и изнуряющая жара лета, и безумие наивной весны, и безнадежное томление осени…


День выступления в поход на Антиллу приближался. В последний раз явились послы Гадира, чтобы обсудить план совместных действий. Вернуться на родину они должны были вместе с поэннинским войском, пройдя через Мглистые Камни, как наблюдатели со стороны союзника. Гвидион уже знал, что Икха надеется получить секрет прохода через Камни фоморов.

Гадирские послы до начала похода предпочли жить на своих кораблях, пришвартованных в морском порту, по первому зову отправлялись на длинных лодочках по реке в Поэннинские горы, но оставаться в крепости не хотели. Никто, впрочем, и не настаивал. Ежедневное общество гадирцев никого не прельщало. Несколько недель, оставшихся до похода, проходили в ежедневных учениях, сборах и военных советах.

Морейн приходила в отчаяние, представляя, как коварная Гелиона нанесет сокрушительный удар по поэннинским войскам. Справедливо решив, что среди братьев только Гвидион способен здраво рассуждать, не думая о чужих богатствах, Морейн пыталась убедить его в неблагоразумности этой затеи. Но Гвидион упрямился и не желал вникать в ее доводы. Антилла манила его не меньше других.

Разочарованная принцесса покинула его комнату, спустилась на площадь между двумя лестницами и уже собиралась было выйти в пещеры, как вдруг услышала шорох, доносившийся снизу. Она спустилась на несколько ступенек, увидела, что дверь внизу не заперта, в щель пробивается слабый свет.

«Я только загляну туда», — подумала Морейн, подходя к двери.

В тусклом свете очага она увидела Бренна. Он сидел за столом, положив подбородок на скрещенные руки, и смотрел немигающими глазами на пламя. Морейн ждала, но ничего не происходило, наконец, она не выдержала и решила зайти в комнату. Она протиснулась в узкую щель и хотела подойти к Бревну, но не заметила двух ступенек сразу за дверью, споткнулась и неуклюже растянулась на полу у ног принца. Бренн засмеялся:

— Я и не мечтал увидеть тебя здесь, Морана.

Он поднялся со стула и, засучивая на ходу рукава, медленно подходил к Морейн. Она испугалась и стала отползать от него, не успев подняться с колен. Уткнувшись спиной в стену, она поняла, что оказалась в углу, и протянула вперед руки, растопырив пальцы, пытаясь, то ли остановить надвигающуюся на нее тень, то ли заслониться от нее. Бренн подошел вплотную, ее руки уперлись ему в живот. Он взял их за запястья и, заведя назад к стене, привязал руки Морейн к ржавому кольцу. Потом, отойдя на пару шагов, остановился, чтобы полюбоваться принцессой.

— Ты, кажется, давно хотела посмотреть, что здесь находится, — сказал он, смеясь, — теперь ты сможешь разглядеть все подробности.

Бренн разжег несколько факелов от очага и вставил их в настенные скобы. Приблизившись к Морейн, он опустился рядом с ней на колено. Его лицо оказалось на одном уровне с ее. Бренн провел рукой по ее шее и щеке, дотронулся пальцами до губ.

— Скажи, Морана, что мне надо с тобой сделать, чтобы ты оставила меня в покое? — тихо спросил Бренн внезапно осипшим голосом. Она возмущенно мотнула головой, чтобы не чувствовать на лице его рук.

— Немедленно отвяжи меня, Бренн, — повелительно сказала она, но ее голос сорвался, выдавая страх.

Бренн усмехнулся и, поднявшись с пола, сказал:

— Возможно, побыв здесь некоторое время, ты, наконец поймешь, как абсурдно твое присутствие в этом замке. Дай волю своей фантазии, представь, что делает в этой комнате Зверь, когда вырывается наружу.

Бренн вышел.

Сидеть на каменном полу было холодно. Морейн с трудом поднялась, привязанные к кольцу руки сковывали движения. Она огляделась. У противоположной стены стоял каменный постамент, над которым висело такое же железное кольцо, как то, к которому были привязаны ее руки. Поверхность постамента, так же как каменный пол, была покрыта бурыми пятнами. Входная дверь и косяки были окованы железом. На стене вокруг двери были выбиты магические руны фоморов. Морейн плохо разбирала их переплетающийся узор, но все же смогла прочитать имя Балора и некоторые слова. Она догадалась, что вокруг дверного проема начертано охранное заклинание, которое не должно позволить Зверю покинуть эту комнату. Воображение Морейн успело нарисовать ей самые отвратительные сцены, которые могли бы происходить здесь. Она попыталась зубами развязать веревки, но ей это не удалось, узлы оказались тугими. Дверь была приоткрыта, и она знала, что ее крик будет услышан наверху. Быть может, Инир или Рива спустятся к ней. Ей было стыдно кричать, она не хотела, чтобы кто-нибудь увидел ее в таком положении, но зловещая обстановка комнаты действовала на нервы. Морейн закричала. И чем дольше никто не приходил, тем больший страх охватывал ее. Через некоторое время она уже выла от ужаса.

Наконец дверь отворилась, вошел Гвидион. Увидев плачущую Морейн, он рассмеялся и, выглянув наружу за дверь, позвал:

— Бренн! А ну иди сюда!

Послышался стук каблуков по ступеням. Бренн вошел в комнату, насмешливо посмотрел на Морейн.

— Зачем ты это сделал? — спросил Гвидион.

— Эта женщина так и рвется к Зверю в когти, — усмехнулся Бренн, усаживаясь на стул. — Она подсматривала за мной, я хотел ее проучить.

Гвидион улыбнулся.

— Смотри, как бы сам король тебя не проучил за это, — и, посмотрев на Морейн, сжалился, — ладно, отвяжи ее, с нее достаточно.

— У нее теперь куча слуг, — зевнул Бренн, — пусть они ее и отвязывают.

— Ну, нет, — сказал Гвидион, подойдя к Морейн, — еще не хватало, чтобы об этом начал говорить весь двор. Тогда тебе точно не миновать скандала.

Он ловко и быстро развязал веревки на запястьях Морейн. Она всхлипнула.

— Бренн не желал тебе зла, он просто пошутил, — сказал Гвидион. — Кажется, наш король просил тебя не оставаться с Бренном наедине. Любопытство, Морана, еще никого до добра не доводило. Уходи отсюда и больше не суй свой лисий носик в наши дела.

— Нет, нет, — встрял Бренн, наоборот, здесь тебе очень рады. Если соскучишься, приходи, ты очень украшаешь эту стену, — он указал на кольцо, к которому недавно была привязана Морейн. — К тому же мне надо чем-то кормить Зверя.

Морейн резко развернулась и выбежала за дверь, не сказав ни слова.

— Надо же, ушла, не дослушав, — разочарованно протянул принц, — а я хотел попросить ее надеть красное платье. Красный цвет пробуждает аппетит.

Гвидион рассмеялся:

— Ты дошутишься, Бренн. Оставь ее в покое, а то Белин начнет беситься.

— Вот и хорошо, ему давно пора в его южные земли. Пусть уезжает и увозит с собой свое бесчисленное семейство, — зло пробурчал Бренн.

— Вряд ли он уедет до нашего выступления на Антиллу, придется тебе еще потерпеть, — ответил Гвидион. — К следующему лету его крепости будут закончены и, может быть, он, наконец, оставит тебя в покое.


Семейный ужин плавно перетек в военный совет. Морейн все не уходила, игнорируя удивленные взгляды братьев, которые явно указывали ей на дверь. Но мягкосердечный Белин позволил ей остаться и даже высказаться. Морейн в который раз начала доказывать, что высокие стены Города Солнца невозможно взять приступом:

— Даже если вы будете перебрасывать через стены горящие факелы, они упадут на вымощенную камнем площадку между внешней и внутренней стеной, и их быстро погасят солдаты, тем более что с водой в городе проблем нет.

Рикк сосредоточенно размышлял:

— Мы подожжем ворота. Или сможем использовать таран.

— Ворота обиты железными пластинами, а за воротами решетка. Даже если пробьетесь через ворота, то пока будете возиться с решеткой, вас просто расстреляют из луков.

— Что же делать? — растерянно спросил Рикк, обращаясь к своему брату.

— Неприступных стен не бывает, — ответил Бренн. — Кажется, я стою пока во главе армии, а не Морана. Мне и решать, можно взять город или нет.

Морейн поднесла к губам кубок с изысканным антильским вином, привезенным гадирцами в подарок королю Медового Острова. Она вела спор с Рикком и Гвидионом, вступать же в перепалку с Бренном у нее не было никакого желания. Вмешался Белин, раздраженный самоуверенностью Бренна:

— Никто за тебя и не собирается принимать решения, но с твоей стороны было бы разумно как можно лучше подготовиться к осаде на основании показаний очевидца.

— На основании жалкого лепета глупой женщины, это ты хотел сказать? — вспылил Бренн, с трудом сдерживаясь. — Ты можешь посадить ее вместо себя на троп и дать ей в руки власть над своей Думнонией, но здесь, в моем замке, я не желаю видеть женщин на военных советах.

За столом повисло неловкое молчание. Никто не хотел вступать в спор с Бренном, особенно когда он не в духе. Король растерялся: явное оскорбление его сестры вынуждало его ответить Бренну, но и ему не хотелось ссориться с предводителем собственной армии за две недели до начала похода. Морейн поставила на место кубок, звякнув им о соседний, молча поднялась и направилась к выходу. Если здесь некому за нее заступиться, то сама она не намерена терпеть оскорбления.

— Ты напрасно выгнал ее, — сказал Белин брату. — Она говорила только по делу и ничем не мешала нам.

Бренн молчал, разглядывал матовый отпечаток губ на глянцевом крае серебряного кубка, оставленного Морейн. Пан, покинутый принцессой, вернулся к своему хозяину и улегся у его ног. Брени отпихнул ногой пса и внезапно заорал:

— Ей не место на военном совете!

Не найдя, на ком выместить свой гнев, Бренн схватил драгоценную вазу, военную добычу из Эринира, и швырнул ее об стену. Ваза разлетелась на мелкие осколки. Морейн, уже дошедшая до дверей залы, обернулась на резкий звук и застыла на мгновение. Разбитый алтарь Великой Богини, а это был именно он, а не ваза, как думалось этим варварам, показался ей крушением всех надежд. Безумное святотатство так потрясло ее, что она не могла сдержать рыданий. Она метнулась в сторону осколков, присела и дрожащими руками стала брать их по очереди, рассматривал каждый и прощаясь с ним. Руки ее были в крови от порезов острыми осколками, но она не замечала этого. Среди ослепительно белых кусочков сверкнуло что-то зеленое. Она отодвинула большой осколок, подняла и быстро спрятала в широких складках юбки кинжал с малахитовой рукоятью, так любимый Серасафом. Затем испуганно оглянулась, не заметил ли еще кто-нибудь ее находку, но обеденный стол, за которым шло обсуждение, стоял далеко, и из-за него таких подробностей не было видно, а около нее никого не оказалось. «Надо выкинуть эту опасную вещь подальше отсюда», — подумала Морейн и выбежала из королевской залы.

Прикрыв дверь своей спальни, принцесса достала опасное сокровище. Она множество раз видела этот кинжал на поясе Эринирского принца и знала, как он был дорог ему. Именно его дал Серасаф сестре, когда отправлялся на свою последнюю битву с врагом. Легкой походкой он ушел навстречу смерти, будучи уверенным, что принцесса Туатов выполнит свой долг. Она рассматривала красивую рукоять и ножны — работу древних мастеров. «Это единственная память о брате, нельзя его выбрасывать». И она спрятала свою находку под шкурами на кровати.

Кажется, ничего особенного не произошло, но ее сердце билось чаще, чем всегда, а голову посещали странные мысли. Серасаф сам вложил ей в руки кинжал, потом его убили, клинок исчез, а теперь неожиданно отыскался. Ряд событий явно неслучайны. А Бренн, он так оскорбительно ведет себя с принцессой, как будто сам напрашивается на неприятности.

Морейн затрясла головой, нет, это уже слишком. Она сама недавно так рьяно защищала его перед лицом врага, готова была умереть, чтобы спасти его жизнь, Она металась по комнате, кровь ее вскипала.

«Зов крови!», — вспомнила она слова Гвена. Руки нестерпимо жгло, и казалось, только спрятанный кинжал может снять это жжение.

Она опять достала свою драгоценность и, вынув кинжал из ножен, приложила лезвие к горящей коже. Металл приятно охладил ладони. Блики от пламени из очага играли на его поверхности, и принцесса, вглядываясь в их отражение, увидела на клинке мерцающие звездным светом миндалевидные глаза, смотревшие на нее с надеждой. Видение было настолько явным, что Морейн оглянулась, ожидая увидеть за своей спиной Мидира. Принцесса прижалась к стене и, сжав рукоять кинжала, постаралась сосредоточиться. С ней что-то происходит, что-то, чего никогда раньше не было. Надо взять себя в руки. Зон крови — не души, не сердца, а только крови. Просто физиологическая потребность, с которой можно бороться. «Белый Владыка, — полыхнула в ее голове мысль, — я не сбежала от него. Он сам отпустил меня. Отпустил и наложил заклятье». Или оно всегда было над ней, а кинжал лишь разбудил его?

Морейн проскользнула в коридор и направилась во владения друида. Конечно, мудрый Гвидион поможет ей, когда поймет, какая опасность угрожает его брату. Она отдаст ему проклятый клинок, и он снимет с нее страшные чары. Он поможет ей избавиться от этого страшного ощущения, как будто кровь, проклятая кровь, вскипает в ней, стуча в виски, закладывал уши, заставляя метаться.

Она поднялась по узкой лестнице, налегла на тяжелую дубовую дверь, отворившуюся под ее усилиями со страшным скрипом, и вошла в хорошо освещенную комнату, увешанную коврами. Здесь никого не было, сладко пахло какими-то травами. «Инир варит новое зелье», — подумала принцесса. Из-за внутренней двери вдруг вышел Бренн, удивленно и насмешливо вскинул брови, увидев ее. Морейн развернулась, всколыхнув волну юбок, и бросилась прочь. Но Бренн нагнал ее у самого выхода, захлопнул дверь, не позволив выйти.

«И почему это я все время убегаю от него, — подумала Морейн, — ведь охотник не он, а я». Не в добрый час он встретился ей. Ненависть и обида жгли ее сердце, а пальцы, нащупав в складках платья холодную рукоять, уверенно сжали ее. И Морейн, медленно отступал в глубь пещеры, чтобы оставить себе побольше пространства, не сводила горящих глаз с противника. Враг! Древний Враг стоял перед ней. Бренн почувствовал, что Морейн заманивает его, но истолковал это по-своему. Вот он сделал шаг навстречу. Принцесса выхватила клинок. По тонкому лезвию кинжала заструились светящиеся руны, перебегая на ее руки.

— Иди сюда, — прошипела она, выставляя кинжал вперед и с наслаждением представляя, как лезвие вонзится в ненавистную плоть. «Сейчас он заплатит мне за все унижения!»

— Морана, успокойся, — рассмеялся Бренн, видя, как принцесса ощетинилась, словно показывающий клыки котенок. — Я не трону тебя. Ты стала такой воинственной недотрогой.

Его дружелюбный тон насторожил Морейн. Нет, нельзя поддаваться хитрости Врага. Он сделал еще один шаг к ней, и она бросилась вперед. Клинок, сверкнув, метнулся навстречу врагу. Морейн почувствовала, как железной хваткой сжались на ее запястье сильные пальцы. Мгновенная боль в руке, и кинжал бесшумно упал на застеленный коврами пол. Бренн расхохотался, притянув к себе девушку. Она, извиваясь и визжа, колотила в его грудь кулаками, царапала и кусала. Бренн швырнул ее на пол.

— Ты совсем одичала, бедняжка. Это надо же, кидаться на меня с таким обеденным ножиком, — Бренн уже не смеялся, он был зол на взбалмошную женщину, которая умудрилась испортить его такое мирное настроение и исцарапать ему лицо.

А он еще хотел извиниться перед ней за свою грубость на военном совете. Хотел первым сделать шаг к примирению. В груди вскипала злоба. Он оглядел пещеру, у стены лежала связка валежника. Бренн выбрал из лежащих на полу прутьев самый длинный.

«Трусливая дурочка», — подумал он, видя ужас в глазах отползающей от него принцессы.

— Что же ты больше не кидаешься на меня, где твое осиное жало? Можешь сходить за ним, — проговорил Бренн и закашлялся. Дыхание сбилось, сердце пыталось вырваться наружу, он слышал рев пробуждающегося Зверя, но овладеть собой уже не мог. «Идиотка, зачем ты меня разозлила?» Бренн ударил. Крик Морейн резанул по ушам. Она сидела на полу, сжимал рукой окровавленное плечо. Бренн с наслаждением смотрел, как на коже под тонкими пальцами Морейн вспухает алая полоса. Мысли Бренна неслись талоном. Надо взять себя в руки, остановиться, И тут он увидел, как из-за внутренней двери высунулось и тут же исчезло лицо Инира, выглянувшего на крик. Прут просвистел мимо лица женщины — Бренн успел изменить направление удара. Если приступ нельзя остановить, то можно хотя бы спасти от него Морейн.


Вызванный принцессой Гвидион посмотрел вслед удаляющемуся брату. Превозмогая боль, разрывающую его на части, Бренн бросился вниз по лестнице в свое убежище. Гвидион нагнулся над бездыханным телом своего ученика, дотронулся до сонной артерии. Он успел вовремя. Легко подняв мальчика, как пушинку, маг уложил его на свою лежанку.

Гвидион выхаживал и не таких больных. Котелок на очаге вовсю кипел, Инир очнулся, лежал, не шевелясь, наблюдал за жрецом, старался сдерживать стоны.

— Ничего, Инир, ты справишься, главное, что ты жив, — заботливо проговорил учитель.

Сквозь неприкрытую дверь доносился рев Зверя, но Гвидион не пошел вниз, мстительно представив, как корчится и извивается от боли тело брата, не удовлетворившее го кровавые потребности Зверя. Прервать мучение могла только несчастная, жертва или Гвидион, умевший остановить преображение.

Бренн пришел сам, спустя нёкоторое время, бледный и злой. Инир уже спал, выпив отвар из мака и белены.

— Раньше ты лучше себя контролировал, — холодно сказал Гвидион брату.

— Ты не мог прийти? — обиженно спросил Бренн.

— Я лечил мальчика, — ответил маг, указывал на спящего Инира, — он мог умереть.

Бренн промолчал. Он и сам был расстроен, но глупо оправдываться как мальчишке: я, мол, не хотел. Инир сам виноват, нечего было подглядывать за ним и Морейн. Бренн намеревался рассказать Гвидиону о клинке, который нашла принцесса но, встретив в брате отчуждение, передумал: «Справлюсь и без тебя».


Бренн обнаружил принцессу в королевской зале в обществе нескольких братьев. Как всегда, она сидела у огня, позволив псу положить голову себе на колени. Пан и ухом не повел на появление хозяина. Братья бурно обсуждали предстоящую кампанию. Пытаясь придать себе самый невозмутимый вид, Бренн подсел к ним и, не обращал внимания на их хмурые взгляды, подключился к разговору. Но Белин прервал беседу и, обращаясь к принцу, сказал:

— Бренн, до начала войны с Антиллой тебе лучше жить в Каершере.

Бренн удивленно посмотрел на короля и, стараясь сохранять спокойствие, возразил:

— Я подготовил Каершер к обороне. Оставленные там отряды отлично справляются со своей задачей и без меня. Если ты хочешь, чтобы я шел на войну во главе армии, то предоставь мне самому готовить ее к походу. Я никуда не собираюсь уезжать за две недели до начала военных действий.

— Ты можешь остаться здесь только при одном условии: постоянно принимай питье, сдерживающее перевоплощение, — повелительным тоном произнес король.

— Да в чем дело, Белин?! — возмущенно вскричал Бренн. — С каких пор ты стал давать мне подобные указания? Раньше тебя не слишком беспокоил этот вопрос.

— Тебе опасно быть рядом с Мораной, — хмуро ответил король.

— Ах, вот оно что! Интересно, о чьей безопасности ты больше заботишься: моей или ее? Она сама постоянно вертится у меня перед носом, выжидая, когда Зверь сможет на нее напасть.

Белин ударил кулаком по столу:

— Выбирай. Или ты сегодня же покинешь этот дом, или пусть Гвидион готовит тебе отвар.

Бренн заорал:

— Ты не посмеешь выгнать меня из моего собственного дома! Позволь напомнить тебе, мой король, что ты здесь гость, как и она, — Бренн указал пальцем на Морейн, — как и все остальные. Я здесь хозяин! А если здесь и есть кто-то лишний, так это твоя сестра.

— Ты должен сделать выбор, Бренн, — жестко ответил король. Бренн растерянно оглянулся на Гвидиона, который прежде всегда поддерживал его в спорах с коронованным братом. Но Гвидион повторил слова Белина:

— Ты должен сделать выбор, Бренн.

Бренн яростно вскочил, стул за его спиной с грохотом отлетел. Еще никогда король так открыто не указывал ему на дверь, а Гвидион не был с ним так холоден. И все это из-за какой-то трусливой женщины да избитого слуги. Бренн обвел глазами присутствующих, не встретив ни в ком сочувствия. Неужели они все не понимают, насколько он превосходит их в силе? Что они будут делать, если он сейчас поднимет свои поэннинские племена или вернет Зверя? Кидаться на него со своими жалкими мечами? Через несколько мгновений в этом зале не останется никого живого. Бренн встретился взглядом с холодными глазами Гвидиона. Нет, еще не время. Друид пока сильнее его, он сможет остановить преображение с помощью магии. Не зная, как поступить, разрываемый яростью и злостью, Бренн вышел из залы.

Они хотят, чтобы он уехал? Пожалуйста! Только, что они будут делать, когда придет время выступать? Что будет делать Гвидион, когда остынет и поймет, что выгнал брата из-за своего мальчишки? Поедет за ним следом? Не может же он оставить Зверя без присмотра. Бренн усмехнулся, ему еще предстоит увидеть виноватые глаза надменного жреца в своем Каершере. Неужели они уверены, что он примет их предложение? Не дав своим людям ни собраться, ни попрощаться с близкими, принц в тот же вечер выехал за ворота Поэннинского замка.

Глава 18 В хороводе звезд

Метель заметала следы, оставляемые угасами. В призрачном свете луны кавалькада неслась на север, подгоняемая жестким, пронизывающим ветром. Пушистые белые хлопья липли к лицу, попадали в глаза, уносились прочь снежным вихрем — вихрем дикой тоски по несбывшемуся счастью, которое пригрезилось ему в утреннем тумане замковых галерей. Впервые Бренн возненавидел того, кто сидел в нем. Или, быть может, он сам был частью кого-то. Кого-то, кто, по словам Гвидиона, вскоре будет властвовать в его теле, а он сам станет лишь его оборотной стороной, изредка вырывающейся на свободу.

Зверь, чудовище, проклятое всеми, даже собственной матерью. Все сгорит, ничего не останется. И эта странная женщина, с непостижимым отчаянием встающая на его пути, когда-нибудь проклянет его, как и другие, и тоже сгорит в огне его злобы. Он один, бессмертный и непобедимый, будет восседать посреди огромного чертога на каменном троне с потрескавшимися ступенями в гордом одиночестве, растоптав в себе все человеческое. И острая боль пронзает сердце, заставляя его жалобно ныть в человеческой груди. Так было и раньше, он умеет побеждать эту боль. Нельзя размениваться на мелкие чувства, когда стремишься к господству над миром, когда идешь по Великому Пути. Зверь вернется иным, холодным и безжалостным, а она будет сама виновата, если не уберется с его дороги.

А боль опять возвращалась и билась в такт отрывистому бегу угаса, послушного и преданного, готового нести своего хозяина хоть на край света. Боль будила сознание, заставляя человека оглядываться по сторонам. Бренн видел темный туннель, вновь и вновь затягивающий его. Сколько раз он пробуждался, пытался подтянуться, вырваться из этого омута, но снаружи ничего не было, не за что было ухватиться, чтобы удержаться на поверхности. Все напрасно.

Свет луны скользнул по черному краю туннеля, осветив его гладкую поверхность, вихрь блестящих снежинок ворвался внутрь, а над головой Бренн вдруг увидел звезды и понял, если он сейчас дотянется до скользкого края, то сможет вцепиться в него мертвой хваткой и уже не выпустит его.

Мелькает внизу белая с черным земля, уносясь прочь с невероятной скоростью. Всадники, вырванные из теплых постелей, жмутся к широким спинам своих черных коней, пытаясь укрыться от кусачего ветра. Вдруг угас принца без предупреждения изменил направление и, описав большую дугу, помчался в обратную сторону. Спутники Бренна еще некоторое время двигались по инерции, потом, замедлив ход, развернулись и, удивленные, припустились вдогонку за своим предводителем.

Ему надо было торопиться, поэтому он въехал через главные ворота, хотя знал: стража донесет о его возвращении королю. В другой ситуации он воспользовался бы северным входом, к которому ведет крутая горная тропа, но, чтобы до него добраться, нужно время, а его-то как раз у Бренна не было. Надо успеть до того, как проснется Зверь, а Бренн уже чувствовал, как сознание притупляется, уже слышал сдавленный рык пробуждающегося чудовища. Бренн бежал по пещерам, ведущим в покои Гвидиона.

— Скорее! — крикнул Бренн, распахнув дверь, — приготовь мне напиток!

Гвидион не стал спрашивать: какой напиток. На его очаге уже висел котелок с бурлящей пахучей жидкостью. Он быстро перелил варево в бронзовый кубок. Так же молча, не задавая вопросов, Гвидион протянул кубок брату. Бренн, захлебываясь и обжигаясь, выпил кипяток, чувствуй, как отступает угроза, засыпает Зверь. С благодарностью посмотрел на жреца. Им не нужно было ни вопросов, ни ответов, ни слов прощения. Они всегда понимали друг друга. Гвидион чувствовал что происходит с братом, догадался, что тот будет нуждаться в его помощи, держал наготове зелье. Бренн это понял. Гвидион с грустью смотрел на него: была бы его воля, он остановил бы брата.

— Ты, конечно, не согласен со мной? — нахмурился принц.

— Мне не жаль Морану, мне жаль тебя, — ответил Гвидион.

— Кого из нас? — вдруг ощетинился Бренн.

— Тебя, тебя, — серьезно ответил маг, — в отличие от тебя, я вас не путаю. Ему не нужен этот напиток, ты сам знаешь. Я должен присматривать за Ним, но помогать Ему я не обязан.

Бренн резко поднялся и вышел. Он сам принимает решения, мнение Гвидиона его не интересует. Теперь какое — то время он будет один, сам по себе, без власти Зверя.

Гвидион разжег на огне веточки можжевельника и вереска, комната наполнилась пахучим дымом. Сколько он знал людей, которые погибли, и все они погибли по собственной вине. Гвидион, так долго живущий среди людей, не понимал, почему они так поступают. Но все же он решил пойти к королю, чтобы добавить к уже полученному Белином известию о возвращении Бренна сообщение о том, что принц согласился усыпить Зверя и теперь безопасен.

Бренн надеялся найти Морейн в галереях или в саду, но там никого не было. Неудивительно, в такую погоду даже Ворон забился в какую-нибудь расщелину или пещеру. Видимо, Морейн была в своей комнате, это все осложняло.

У двери в покои принцессы, вытянув свое длинное лохматое тело, спал Пан. Свирепый и клыкастый пес был не менее опасен, чем охранники-люди, зато более бдительным и уж точно трезвым. Морейн смело доверяла ему свой сон. Пан поднял голову на своего хозяина, Бренн наклонился к нему, потрепал за ухом:

— И ты здесь, вероломный предатель?

Пес вскочил, виновато завилял хвостом, лизнул шершавым языком руку хозяина. Бренн вошел в жарко натопленную очагом комнату, закрыв за собой дверь, прощенный Пан умиротворенно улегся на прежнее место.

Морейн еще не ложилась. Увидев Бренна, она вскочила, напряглась, готовая к нападению, оглянулась по сторонам, словно ища возможности для отступления.

— Что тебе нужно? — натянуто спросила она.

— Как приветливо ты меня встречаешь, — насмешливо произнес Бренн, но переменил привычный тон и стал серьезным: — Не бойся, я не причиню тебе вреда.

Он старался успокоить сбившееся то ли от бега, то ли от волнения дыхание, боясь испугать женщину.

Морейн бросила тревожный взгляд на дверь и инстинктивно нащупала холодную рукоять кинжала. Это движение не ускользнуло от опытного глаза Бренна, он протянул вперед руки в примирительном жесте и поспешил сообщить:

— Я выпил напиток, сдерживающий преображение. Если ты вздумаешь вонзить в меня кинжал, то знай, ты убьешь человека, а не Зверя.

Морейн недоверчиво отпустила рукоять, но потом снова сжала ее. Бренн сказал, улыбаясь:

— Я вижу, ты не отдала клинок Гвидиону. Значит, ты ждала меня. Приятно осознавать, что тебя где-то ждут.

— Что тебе нужно? — повторила она свой вопрос.

— Поговорить, — Бренн старался казаться спокойным и приветливым.

— Нам не о чем говорить! — воскликнула принцесса.

— Ты ошибаешься, у нас много общих дел. Если ты боишься говорить со мной здесь, мы можем пойти к Гвидиону.

— Чем плохо здесь? — спросила Морейн, хотя была уверена что плохо. Замкнутая комната, где ее никто не услышит, была не лучшим местом для беседы со смертельно опасным врагом. Другое дело — в пиршественной зале, где она могла спокойно сидеть под защитой короля, бросая надменные, колкие фразы. А здесь единственный охранник — бессовестный Пан. Вспомнив про него, она усмехнулась:

— Глупо было полагаться на твоего Пана. Как ты посмел войти сюда?

— Морана, я понимаю, у тебя есть все основания бояться и не доверять мне, — вздохнул Бренн.

— А у тебя таких оснований нет? — разозлилась Морейн. — Ты, конечно, доверяешь мне и не боишься меня?

— Нет, не боюсь. Но не потому, что уверен в своей силе, а потому, что доверяю тебе.

Бренн протянул к ней руку и медленно, чтобы не испугать принцессу, разжал ее пальцы и вынул кинжал. Огонь из очага блеснул на холодном металле. Бренн с интересом рассматривал его, вспоминая, как однажды побежали по клинку светящиеся руны.

— Надо же, в этом маленьком клинке моя смерть. И в этой тонкой нежной руке, — добавил он и аккуратно вложил в ладонь Морейн кинжал. — Смотри, насколько я тебе доверяю! — Не выпускал руки принцессы, Бренн направил кинжал в свою грудь и приближал его, пока не почувствовал укол холодного лезвия. Он убрал свою руку.

Морейн воскликнула:

— Ты сошел с ума! Даже царапина смертельно опасна!

Она швырнула кинжал на каменный пол к очагу. Бренн усмехнулся и ответил, растягивая гласные:

— Я знаю.

Он нагнулся, подобрал кинжал и повесил его на пояс Морейн.

— Я не хочу, чтобы ты боялась меня.

— Бренн, я буду бояться тебя, даже если в моих руках окажется меч самого Ллуда.

Бренн улыбнулся:

— Ты вряд ли его поднимешь, мечи богов очень тяжелые, — со знанием дела пояснил он. — Что же нужно, чтобы ты перестала бояться?

— Быть от тебя подальше!

— Хорошего же бойца нашли Великие Туаты, — рассмеялся Бренн, — главное, храброго. Бежишь от врага прочь, вместо того, чтобы вызвать его на бой?

— Ты мне не враг, Бренн. Ты знаешь это, — сказала Морейн, немного успокоенная мирным поведением гостя. — Я отказалась выполнять их приказ. Я не хочу тебя убивать.

— Отлично, я тоже. Значит, мы оба останемся живы, два бывших врага заключили мир, теперь нам надо обсудить условия нашего сосуществования, — произнес Бренн таким тоном, словно он и впрямь был на переговорах с опасным врагом, но тут же добавил более дружелюбно: — Вот видишь, как быстро я нашел тему для разговора.

Морейн судорожно соображала, к чему клонит Бренн и чем может обернуться для нее дружеское расположение принца. Никто не мог заранее предсказать быстрые перемены настроения Бренна, и она знала по собственному опыту, что самая милая беседа может привести к грубости и оскорблениям, а опасный разговор на повышенных тонах может закончиться неожиданно мирно.

— Нам действительно нужно поговорить, но в другом месте, не здесь, — Бренн чувствовал свою неуместность в этой комнате среди изящных вещиц и дорогих благовоний. — Ты такая хрупкая, а я неуклюжий и грубый. Я сам себя боюсь, когда ты рядом.

Морейн, не отрываясь, смотрела в огонь, просто так, чтобы не видеть Бренна и не выдать своего волнения. Он говорил такие убедительные, долгожданные слова низким, внезапно охрипшим голосом. Огонь ласково потрескивал в очаге, а за слюдяным окном шумел и свистел холодный ветер, стараясь дотянуться до Морейн и сквозь окно, и сквозь щели в стенах. Бренн стоял за ее спиной, она слышала его теплое дыхание, чувствовала его силу.

Бренн развернул ее и притянул к себе, прижался губами к виску ощутив, как бьется ее кровь, запертая в тонкой вене. Почувствовав, что теряет самообладание, он сказал:

— Если хочешь прогнать меня, то сделай это сейчас. Потом я уже не уйду.

Бренн умел быть убедительным и красноречивым, он мог быть вкрадчивым и по-кошачьи ласковым. Ему приходилось убеждать орды людей, склонных к согласию куда меньше, чем Морейн. Да и трудно ли убедить влюбленную женщину, говоря ей те слова, которые она давно мечтала услышать. Бренн привык брать крепости быстрым и стремительным набегом, Морейн же была той твердыней, в которой предатель давно уже приготовил ключи для победителя.

То ли сквозняк, струящийся сквозь щели в стенах, то ли неуловимый дух, воспрянувший в тайной надежде, пронесся по комнате и задул огонь в очаге. Поленья тлели, переливаясь огненными искрами. Морейн еще долго не могла избавиться от напряжения, вызванного паническим ожиданием того, что напротив ее лица в темноте вспыхнут два огненных глаза, или заструятся по ее тонким рукам древние руны. Но два врага притаились, пораженные такой неожиданной близостью, и не выдали своего присутствия в эту безумную ночь.

В высоком черном небе созвездия, встрепенувшись, кружились и менялись местами, изумленно разглядывал сквозь мутную слюду окна Поэннинского замка сплетенные тела…

Итак, они стали любовниками, и мне еще предстояло смириться с этой мыслью. «Принцессы предпочитают принцев», — сказала мне когда-то Сень, дух маленького ручья. О, она хорошо разбиралась в людях. Моя коварная возлюбленная так легко и непринужденно предала меня, даже не вспомнив о моем существовании. Пока я метался в каменных стенах своей темницы, обреченный на медленную смерть, Морейн предавалась иллюзорному блаженству в объятиях самого ужасного человека Острова. Тот, перед кем пасовали лучшие кельтские витязи, позволил ей стать его госпожой.

Морейн не слишком тяготили нравственные устои и мысли о королевской чести ее брата, она спешила любить и быть счастливой. Но Бренн был вовсе не тем сокровищем, о котором может мечтать женщина. Бешеные вспышки то злобы, то ревности, которыми он и сам не умел управлять, приводили к самым неприятным для Морейн последствиям. И я, со злорадством обманутого любовника, думал, что она не однажды пожалела о своей странной привязанности к этому чудовищу, к оборотню, который привык сначала наносить удары, а потом обдумывать причины, их вызвавшие. Но она ни разу ни с кем не поделилась своими проблемами, никому не пожаловалась, даже своему брату. Не знаю, кто из них обладал большим терпением, но отлично могу себе представить, как мало они подходили друг другу. Сумасшедший Бренн терзался страстями, на которые холодная от природы Морейн была абсолютно неспособна отвечать. Знаю только, со слов Гвидиона, что ссорились они постоянно и бурно, а затем так же страстно мирились. Но эти ссоры, в отличие от прежних, были скрыты от глаз посторонних, не выходя за двери опочивальни, и знал о них только вездесущий маг.

Однако в замке спало напряжение, вызываемое их бесконечными скандалами и опасностью взаимного убийства, установились временные мир и тишина. Временные, потому что Белин, с удивительной слепотой не замечавший перемен в поведении брата и сестры, однажды все-таки прозрел. Но это случилось значительно позже, когда уже горели города Антиллы и Бренн был слишком далеко, чтобы его мог настигнуть праведный гнев короля.

Пока же в замке вовсю шли приготовления к войне, все были заняты. Братья не придали значения изменениям в характере Бренна, зная, что сдерживающий преображение напиток уменьшает на время его вспыльчивость. На поведение Морейн и прежде не обращали внимания, кто будет отслеживать настроения переменчивой женщины: то она плачет, то смеется. Лишь рядовые воины, изводимые ежедневными тренировками, с удовольствием заметили, что их вождь больше не требует от них ранних подъемов, которые были весьма затруднительны, учитывал ежевечерние пьянки. Никого в замке больше не интересовали великолепные рассветы в Поэннинских горах.


Харт прослыл героем, сбежавшим из плена Дивного Народа, без устали рассказывал в воинской трапезной о своих немыслимых подвигах по спасению королевской сестры, каждый раз дополняя эту историю новыми подробностями, порой весьма пикантными. По этому поводу за его здоровье был выпит не один бочонок крепкого эля. В благодарность за преданность и отвагу король решил оставить Харта подле принцессы и не отправлять его в Антиллу.

Эту новость сообщил Харту его преданный друг Гер. Рыбий Хвост выронил из руки кружку с элем и бессильно плюхнулся на скамью. Как бы ни была хороша и весела Морейн, как бы ни почетна была должность ее телохранителя, разве есть на свете женщина, на которую можно променять войну с богатой добычей. Друзья весело посмеивались, но и у них было тяжко на сердце. Харт был не только верным другом и веселым рассказчиком, он был надежным воином, в котором можно было не сомневаться. Не раз в бою, окруженные врагами, они стояли втроем: Гер, Убракий и Рыбий Хвост, отражая нападающих мечом, секирой и шипованной дубиной. Никому Огненная Голова так не доверял, как Харту. Убракий вздыхал, это ж надо, принцесса-самозванка забрала себе лучшего бойца, Харт сокрушался: лишить его такой добычи!

Харт набрался смелости и решил серьезно поговорить с Морейн. Он сказал ей, краснея от неловкости:

— Не знаю, сможешь ли ты меня понять, Морана, но нет для меня большего наказания и горя, чем остаться в тылу, когда мои друзья будут сражаться на поле боя. Нет для меня большего унижения, чем следить за женской юбкой, пока другие будут проливать кровь.

Морейн усмехнулась:

— И тебе туманит разум богатство Антиллы. А ты не думал о том, что, следя за моей юбкой, ты, может быть, единственный останешься в живых?

— Это будет для меня еще большим унижением, моя принцесса. Я должен разделить участь моих товарищей, какой бы она ни была, — запальчиво ответил Харт. — К тому же я верю своему вождю, он строит планы, а я, не рассуждая, иду за ним.

— Рассуждать было бы полезно, Харт, — грустно ответила Морейн. — Но разве я посмею причинить тебе столько горя. Иди на свою глупую войну вслед за своим алчным вождем.


Любовники прощались в покоях принцессы. Морейн знала, что у поэннинских женщин не принято провожать своих мужчин дальше дверей дома. Считалось плохой приметой прощаться на глазах у других, проявляя свою слабость. Бренн спешил, все уже собрались перед главными воротами замка.

Принцесса не уронила ни слезинки, и это задевало Бренна. Вот уже и второй раз его окликнули — пора идти. А он все не мог разомкнуть объятия, потерять ритм ее пульса.

— Бренн! Оторвись от нее, наконец! Тебя давно ждут, — заглянул в комнату Гвидион. Оруженосец Бренна сам не решался потревожить своего господина.

— Когда я вернусь, все будет по-другому, — пообещал Бренн на прощание, вышел и зашагал прочь по коридору, не оглядываясь.

Морейн закрыла за ним дверь, чтобы не видеть, как он удаляется от нее.


Витязи в полном вооружении собирались на священный обряд перед новым походом. Церемониям не было конца благословение оружия, разжигание священного огня, длительный обход жрецов, искупительные жертвы богам, чтобы они не забирали жизни поэннинских воинов.

Прощаясь, Бренн обнялся с королем, а потом, взяв его за локоть, сказал так, чтобы слышали остальные братья:

— Береги свою сестру. Я вернусь и женюсь на ней.

«Этого только не хватало», — подумал Белин и резко ответил:

— Я никогда не допущу этого!

— Я не спрашиваю твоего разрешения, Белин, — процедил Бренн сквозь зубы.

У Белина хватило ума не портить настроение витязю, уходящему на войну, и он промолчал. «Вернись сначала живым, — подумал он, — и еще неизвестно, что ты застанешь здесь по возвращении».

Воинство требовало, чтобы место рядом с провожающим их королем заняла его сестра. За ней спешно послали.

Не зная, что нужно говорить, принцесса решила повторить слова короля. Гулкое эхо разнесло ее голос по самым дальним уголкам крепости. Морейн пожелала воинам вернуться с победой и живыми. Публика выражала шумное одобрение, кричала. Принцесса поняла, что от нее ждали что-то еще. И тогда она, повысив голос, запела. Единственным звуком, который она издавала, был поэннинский вой. Пришедшая в неистовую радость армия подхватила этот вой и по сигналу своего предводителя двинулась прочь от стен крепости. «Плохая примета, — подумал Бренн, — она не должна была меня провожать».

Поэннинское войско быстро двигалось в сторону Мглистых Камней. Во главе воинов ехал Бренн, окруженный братьями и мелкими вождями. Гвидион озабоченно сказал брату:

— Ты спятил, Бренн? Зверь не должен жениться!

— Значит, наши с ним интересы разошлись, — Весело ответил Бренн. Но Гвидион не разделил его веселости:

— Ваши с ним интересы расходились и прежде! Интересно, знает ли Морана, сколько раз ты был женат, а главное, чем браки обычно заканчивались?

Бренн нагнулся к брату и угрожающе произнес:

— Хотел бы я посмотреть на того, кто решится ей об этом сказать.

Гвидион прищурил глаза:

— Можешь посмотреть на меня. Я скажу ей об этом!

— Тебя, Гвидион, моя личная жизнь не касается, — зло прошипел Бренн. — Не смей вмешиваться в мои отношения с Мораной!

— Надо было заводить с ней отношения раньше, пока она числила себя пленницей, — глаза Гвидиона потемнели. — Твои брачные планы приведут к ссоре с Белином, а я не могу этого допустить. Зачем ты все усложняешь? Все было так хорошо продумано.

— О, да! — воскликнул Бренн. — У вас все было отлично продумано! Только Морана не вписывается в ваши великие планы, не так ли?

— Кажется, прежде ты не возражал против власти над Медовым Островом. — ледяным голосом произнес жрец.

— Я и сейчас не возражаю, — улыбнулся Бренн, — просто пути к Власти могут быть разными.

— Ну, хорошо! Женись! Быстрее избавимся от лишней помехи! — ответил Гвидион.

— На этот раз все будет по-другому, — горячо пообещал Бренн. — Я буду принимать твой отвар.

— Мои отвары будут действовать все меньше с каждым разом. Зверь не торопит время, потому что Он не чувствует течения времени, и у Него в запасе вечность. Но если Он поймет, что Ему угрожает опасность, Он возьмет над тобой власть раньше, чем ты успеешь опомниться.

— Ты ведь сильнее Его, Королевский Друид, насмешливо ответил Бренн, — ты мне и поможешь. Ты же всегда говорил, что из любого положения можно найти выход. Вот и придумай что-нибудь.

— Ты слишком многого требуешь от меня! — возмущенно воскликнул Гвидион. — Почему ты думаешь, что я встану на твою сторону? Не забывай, я приставлен к Нему, я должен защищать Его.

— Значит, тебе придется выбирать между нами, — резко ответил Бренн и погнал угаса.

Завыли боевые рога, забряцало оружие, разнеслись по ущельям воинственные песни, которыми кельты разжигали свой свирепый дух. Война вползала, вливалась в сердце Бренна, в его легкие, в его вены, изгоняя яблочный дурман, освобождая его сильное тело даже от самой памяти о Морейн. Зверь, загнанный внутрь чудодейственным напитком, теперь мог освободиться, расправить затекшие члены, наполнить грудь свежим воздухом, остро пахнущим войной и кровью. Кровь! Ее будет много. Зверь возместит себе сполна вынужденное заключение.

Глава 19 У стен Города Солнца

Гадир совершил коварное нападение на южные границы Антиллы. Город Солнца был вынужден отправить свои войска на южное побережье, оставив лишь немногочисленные отряды в гарнизонах да охрану на городских стенах. Кийя была потрясена, когда узнала, что на северо-западе острова загорелись селения. Антильцы даже не сразу смогли понять, кто и откуда на них напал.

Поэннинские орды неожиданно появились где-то в холодных Горах и довольно быстро приближались к столице, легко расправляясь с малочисленными защитниками, не забывал при этом грабить селения и храмы, убивать или порабощать мирное население. Вернуть войска с южного побережья Кийя не могла, гадирцы представляли куда большую опасность, чем эти варвары и грабители. Но часть отрядов ей все же пришлось оттянуть с юга и отправить навстречу поэннинцам.

Понять, что это двойное нападение было спланировано заранее, не составляло труда. Но Кийя даже не могла предположить, что гадирцы в своем страстном желании захватить богатые земли Антиллы, опустятся настолько низко, что пойдут на сговор с разбойниками.

Отряды, призванные уничтожить поэннинцев, были полностью разгромлены.

Кийя стояла на стене Города Солнца, наблюдал, как необъятная толпа варваров хозяйничает в предместьях ее столицы. Придворные, кто преданно, кто испуганно, а кто и с тайным злорадством, взирали на нее, ожидал решения своей мудрой госпожи. А Кийя не знала, что ей делать. В другом случае она отправилась бы в горы в Храм Инкал в надежде получить там ответ, но сейчас это была уже не ее территория. Злость и растерянность не давали ей сосредоточиться. Она с таким трудом удерживала власть в этой стране, трудилась, как пчелка, на благо народа, позабыв о собственной жизни, принеся себя в жертву своей родине. Какие-то неизвестные племена дикарей врываются на ее остров, и вот уже подданные шепчутся за ее спиной: нам нужен настоящий полководец, ей не справиться с двумя войнами сразу. Кийя сглотнула горький ком, подступивший к горлу: как ей сейчас не хватает любившего ее Туата. Какой совет он дал бы ей? Кийе захотелось упасть в объятия Анарауда, расплакаться, как маленькая девочка, и позволить ему, умному и сильному, все решить за нее.

Царица с достоинством обернулась к покорно склонившимся придворным и воинам и сказала:

— Боги посылают нам это испытание, чтобы проверить нашу веру. Властью, данной мне Богами, я обещаю вам: Город Солнца не будет взят. Несмотря на то что из-за вашей Лени у меня до сих пор нет носителя белой крови, я все равно обладаю еще достаточной силой, чтобы защитить себя и своих подданных.

Она решительно и величественно направилась к лестнице. Пусть боги докажут ей, что они существуют. Пусть они защитят ее город или дадут ей достойно умереть.


Пройдя за шесть дней расстояние от Мглистых Камней в Холодных Горах до столицы Антиллы, поэннинцы уже почти три недели томились под стенами Города Солнца.

Бренн был в отчаянии. Он привык вести войну быстрыми набегами, а не торчать на одном месте в ожидании, пока его воины растеряют боевой пыл и азарт. А именно это и происходило. Поснимав с себя всю одежду, непривычные к такой жаре кельты плавились и обгорали под палящим солнцем. Уже несколько раз они пытались взять этот ослепительно сияющий город приступом, но его железные ворота не удавалось ни сжечь, ни пробить тараном, а скользкие, отвесные стены были такой высоты, что подняться на них под тучей вражеских стрел не представлялось возможным. Поэннинцы были довольны небывало богатой добычей, собранной по окрестным селениям, и их уже не возбуждали недоступные богатства легендарного города.

Бренн лежал под навесом из полосатой ткани, растянутой на деревянных столбиках, и обдумывал свое положение. Уйти, оставив нетронутыми несметные богатства, лежавшие у него под носом, было ему не по душе. Можно было бы вернуться сюда позднее с новыми силами, но удастся ли вновь договориться с гадирцами о совместном нападении? В этот раз они были заинтересованы, чтобы поэннинские войска отвлекли на себя часть антильской армии и внимание Кийи, но, добившись этого, пойдут ли они на повторное нападение? Скорее всего, это им будет уже не нужно.


Эту безрассудную вылазку спровоцировал, как ни странно, Гвидион. Обычно рассудительный и бесстрастный, он, в предвкушении новых знаний, которые можно будет найти за блистающими стенами Города Солнца, вдруг потерял голову. Что-то неудержимо тянуло его туда, разум рвался за высокие стены. Он знал, отчетливо чувствовал, что должен попасть в Город Солнца. Если ворота неприступны и их невозможно взять обычным способом, то ему придется проявить свои магические способности.

Из четырех отрядов, посланных на осаду ворот, не вернулся только один, возглавляемый Гвидионом. Воинам Бренна и двум другим отрядам не удалось проникнуть внутрь, несмотря на продуманный план и военную хитрость. Четвертый же отряд под предводительством неудержимого мага странным образом проник в северные ворота и оказался в узком проходе между двумя стенами, легко простреливаемом сверху через бойницы.

Сгруппировавшись и ощетинившись во все стороны копьями и топорами, бойцы продвигались по этому извилистому проходу в поисках новых ворот на противоположной стене. Внезапно из земли поднялись толстые перегородки, сбитые из досок, и перекрыли собой весь проход от стены до стены, разделив отряд на маленькие группы.

Гвидион и несколько воинов были окружены с четырех сторон стенами, и витязи метались от одной к другой, рубя их топорами, изрыгая проклятия и осознавая, что попали в западню. Что стало с остальными членами отряда, они не знали, но справедливо полагали, что те оказались в такой же ситуации.

Солдатам царицы было нетрудно, опуская последовательно перегородки, извлекать незадачливых кельтских витязей из маленьких тюрем. О дальнейшей их судьбе можно и не гадать. При всей своей женственности и любвеобильности Кийя была жестокой и беспощадной правительницей и сурово покарала дерзких завоевателей.

Окровавленные и измученные пытками воины были вывешены на городские стены умирать на глазах у своих соплеменников, которые, к их чести, предприняли множество отчаянных попыток приставить к стенам лестницы, чтобы снять товарищей. Но лучники Города Солнца не позволили им достать ни одного несчастного, своими меткими выстрелами умножив число погибших.

Бренн, не обращал внимания на тучи стрел, свистящих вокруг него, обошел всю стену, внимательно высматривая своего брата среди несчастных жертв. Гвидиона там не было.

Поняв, что попытки спасти товарищей безуспешны, Бренн приказал своим воинам расстрелять их из луков, чтобы избавить несчастных от долгих мучений. Обычай Антиллы вывешивать пленников умирать на глазах их сородичей Бренн взял на вооружение и не преминул воспользоваться им впоследствии.

Отсутствие Гвидиона на стенах города давало Бренну надежду, что его брат жив. Вскоре эта надежда была подкреплена пришедшим от Кийи сообщением, принесенным дрожащим от страха тщедушным человечком. Великая Царица предлагала кельтскому войску немедленно удалиться, оставив все награбленное добро и пленников перед воротами города. После этого она согласна вести переговоры об обмене кельтского жреца Гвидиона на свою невестку — антильскую царевну Морейн.

Бренн рычал и изрыгал бесполезные угрозы. Даже безрассудному и отчаянному воину было понятно, что его войску не удастся проникнуть сквозь неприступные для дикарей стены Города Солнца. Но была и еще одна проблема: Гвидион унес с собой Камень Власти, открывающий в Мглистых Камнях переход между Антиллой и Медовым Островом. Без него кельтское войско покинуть Антиллу не могло.


Если бы я был обычным человеком, мой разум, наверное, давно бы повредился. Но моя волчья сущность удержала меня от полного безумия. Не могу точно сказать, сколько прошло времени до того дня, когда в мой каменный колодец спустили этого заключенного. И хотя я был рад появлению рядом живой души, я понимал, что этот человек обречен. Меня насторожило, что он был совершенно непроницаем для чтения мыслей, но мне он все равно чем-то понравился. Во-первых, я сразу понял по запаху, что он кельт. Во-вторых, он был абсолютно спокоен. Он не выл, не сыпал проклятьями, не умолял о прощении, как я или другие пленники, а уселся поудобней и начал внимательно разглядывать меня.

Я спросил его, какой сегодня месяц, он ответил, и, к моему удивлению, я понял, что пробыл здесь почти полгода. Я сообщил ему, что я с Альбиона, и назвал свое имя. И еще я честно сказал, что я волк и, увы, никак не смогу остановить свое преображение, которое произойдет, если я буду сдерживаться, самое позднее недели через две, может, три. Он в ответ улыбнулся, и темный колодец вдруг озарился солнечным светом, который никогда не попадал сюда. Такой светлой и обаятельной была его улыбка, проникающая в самые глубокие тайники души, что мне показалось, будто какое-то кельтское божество спустилось сюда, чтобы спасти меня. Божество сказало:

— На такой большой срок я не собираюсь здесь задерживаться. Меня ждут дела.

Я усмехнулся в ответ:

— Меня тоже ждут не менее важные дела, но продолжительность пребывания в этой тюрьме зависит не от нашего желания, а от прихоти царицы.

— Спасибо тебе за откровенность, Блейдд. Я тоже скажу тебе, кто я, — он улыбнулся, — я маг, который всю жизнь занимался тем, что возился с оборотнем, причем гораздо более опасным, чем ты.

Озадаченный, я некоторое время молчал. Когда нам сбросили еду, он отдал мне свою порцию, сказан, что он не нуждается в ней, а мне надо поддерживать силы, Я не стал расспрашивать его о том, за что его посадили сюда. И так было понятно, что кельтский маг что-то не поделил со вздорной Кийей. И я сказал ему об этом, попросив рассказать только, какие новости приходят с нашего Острова.

— Новости с Медового Острова пришли под стены города вместе с поэннинским войском, — сказал маг. — И именно это мы и не поделили с царицей. Я Королевский Друид.

Тут только я понял, что передо мною враг. Враг мой, враг поверженного короля Эохайда, а значит, и моего племени, враг, взявший в плен мою возлюбленную. Я не знал тогда, что он легко читает самые сокровенные людские мысли. Пока я сдерживал клокочущую во мне ярость и пытался продумать свои дальнейшие действия, он безмятежно сидел, положив одну руку на согнутое колено. Я заметил его ледяное спокойствие и, видя, что передо мной умный человек, был озадачен его бесстрастием. Он жестом заставил засветиться Гвир на моем лбу. Я же, возмущенный такой бесцеремонностью, вскочил, захрипел и начал преображаться. Однако его воля удержала меня в человеческом обличье. Его вид не был внушительным. Полагаясь на свое боевое искусство, я думал, что легко справлюсь с ним. Но он удержал меня от нападения одной своей волей. Напоровшись на непроницаемую и невидимую стену, разделившую нас, я, несколько озадаченный, снова опустился на каменный пол напротив него. Он сказал:

— Не бесись, Блейдд. Я тебе не враг, не враг и Моране, хотя она, возможно, и считает так по глупости.

Я насупленно молчал. Наконец, не выдержав, глухо спросил:

— Вы хорошо с ней обращаетесь?

— Лучше спроси, хорошо ли она обращается с нами, — усмехнулся маг.

— Что это значит?

И он рассказал мне, кем стала Морейн при дворе короля Белина. Я долго пытался осмыслить услышанное. Потом он сказал:

— Она беспокоилась о тебе. Я знаю, что ты дал ей Гвир, поэтому возьму тебя с собой. Я собираюсь выбраться из этого колодца, а ты должен мне помочь.

Я с радостью согласился. Моя душа взмыла в небеса. «Она беспокоилась обо мне!» Я ликовал. Получалось, что Гвидион приходится Морейн сводным братом, и я готов был ему помогать, даже если бы он не обещал мне спасение. Теперь же все встало на свои места. Я и прежде не питал к Кийе особой любви, потом она стала моим врагом, и я ее возненавидел. Войска Медового Острова, бушевавшие сейчас под стенами города, были теперь на стороне Морейн.

Что может быть лучше, чем бежать к своим, к таким же диким, как я, кельтам, отрезающим головы своим врагам, грабящим и разоряющим мирные поселения Антиллы, жаждущим захватить и разрушить ненавистный мне Город Солнца! От радости я чуть не рассказал Гвидиону о своей страсти к Морейн, не подозревая, что он давно уже прочел мои мысли.

Гвидион сообщил мне, что Кийя наложила на него магические чары, лишающие его возможности применить собственные силы. Мне была знакома эта тактика коварной женщины. Вместо того чтобы выйти с врагом в открытый бой и испытать себя, она лишала врага его оружия и при этом считала себя победительницей в честном сражении.

План Гвидиона был таков: он не мог выбраться из колодца самостоятельно, однако у него был камень, который должен был помочь ему переместиться в пространстве. Он собирался расколоть его. Одна из половинок должна была остаться у Гвидиона, вторую же кто-то должен был установить в надалтарном камне Мглистых Камней. Я всегда был далек от тайных знаний, поэтому ничего не понял. Тогда Гвидион разложил на грязном полу свой плед, разгладил его руками и подобрал с пола несколько обглоданных маленьких косточек.

— Смотри, плед — это земля, — сказал он, положив две косточки на плед на небольшом расстоянии друг от друга. — Кости — каменные порталы, которые в ваших краях называют Мглистыми Камнями, но настоящее их название — Великий Путь. Ты можешь пройти от одного к другому обычным способом, например пешком или верхом. Но можно сделать по-другому.

С этими словами Гвидион взял пальцами за плед в двух местах, где лежали кости, и соединил их между собой.

— Вот видишь, я могу соединить две точки пространства напрямую, и тогда не нужно будет бесконечных переходов и дорог. Ты исчезаешь в одном месте и мгновенно появляешься в другом.

— Да, я уже видел, как вы это делаете, — сказал я.

Гвидион удивленно вскинул брови:

— Когда же ты успел?

— Давно, в Землях Рудаука, — потупился я, пожалев о своей болтливости, — еще ваш батюшка был жив.

Маг молчал, сверля меня темными глазами. Потом усмехнулся:

— Пронырливый волчонок! Так это ты следил за нами тогда? Мы сбились со следа и не смогли обнаружить разведчиков. Мне надо было догадаться, что так шастать по горам могут только волки-оборотни.

Помолчав, Гвидион продолжил:

— Чтобы осуществить переход, Мглистые Камни необходимо оживить, поместив в надалтарных местах куски искажающего пространство камня. Вот он, Камень Власти, — Гвидион снял с шеи длинный кожаный ремешок с небольшим мешочком и достал из него серо-голубой камень величиной с куриное яйцо.

Мне необходимо было добраться до брата жреца и отдать ему кусок магического камня — самую большую ценность, полученную Гвидионом от короля фоморов.

Еще сутки до следующей выдачи еды мы просидели вместе. Сначала мы по очереди долбили камень, пытаясь его расколоть. Когда нам это удалось, Гвидион завернул мой кусок камня в тряпку и повесил его на вынутой из его туники веревке мне на шею. Наконец, мы смогли отдохнуть, я, изголодавшийся по новостям и просто разговорам, засыпал его вопросами и наслаждался обществом умнейшего человека.

Когда нам сбросили еду, Гвидион крикнул тюремщикам, что волк сдох. Ему спустили веревки, к которым он привязал мое бездыханное тело. Меня подняли и положили к стене на другие трупы, приготовленные для сожжения. Несмотря на жуткую вонь, мне без труда удавалось изображать дохлого зверя.

Я улучил момент, когда тяжелая тюремная дверь приоткрылась, пропуская конвой с очередным заключенным. Серая тень метнулась между ними так быстро, что они не успели ничего предпринять. Мне вслед неслись только изумленные крики. Я достаточно хорошо знал внешнюю часть города, где находилась тюрьма, еще по своей прежней жизни в Цирке Кхота. Быстро и легко ориентируясь, я выбирал относительно безопасные и удобные улицы для продвижения к крепостной стене. Я не направился к лестнице, ведущей наверх, а, запрыгнув на крышу низкой солдатской сторожки, переметнулся на другое строение и через миг уже мчался по внутренней стене города.

Расстояние между стенами было достаточно большое, но строители, возводившие их, не рассчитывали на буйных, упивающихся свободой волков, вздумавших перепрыгивать со стены на стену. Только оказавшись на средней стене, я впервые услышал свист стрел — охрана, наконец, очнулась от оцепенения. Да что мне ваши стрелы, я ведь оборотень, убить меня труднее, чем обычных волка и человека вместе взятых.

Я знал, что в любом случае достигну намеченной цели живым, и ничего не боялся. Еще один прыжок, и я уже на внешней стене, где больше всего охраны. Но и здесь люди были не готовы к встрече с диким хищником. Прыгни на них воин, он напоролся бы на копья. От меня же они шарахались как от огня.

Остался только один прыжок, самый трудный. С внешней стороны стены не было никаких пристроек, позволяющих спуститься по ним. Нужно было прыгать и при этом не попасть в ров с водой и острыми кольями на дне. Со стены я уже видел темное море людей, держащих осаду города. Я прыгнул.

Ров мне удалось преодолеть, но высота была все же слишком большая, даже для волка, а, может быть, сказались уже имеющиеся раны. Я повредил заднюю лапу, и это замедлило мое движение. Десятки стрел впились в мою незащищенную спину. Однако, превозмогая боль, весь окровавленный, я все же бежал, потом шел, потом полз к заветной цели лагерю кельтов. Красная пелена застилала глаза, и, когда меня обступили вооруженные люди, я потратил последние силы на перевоплощение.

— Гвидион, — произнес я с трудом. — Бренн.

В сгущающемся сумраке на меня наплыло белесое лицо, и мое обоняние уловило оборотня.

— Камень на груди, — прохрипел я, захлебываясь кровью, — ты знаешь, где установить его.

И, почувствовав, как врезалась в шею, а потом ослабла веревка, на которую Гвидион повесил обломок камня, я потерял сознание.


Пряный запах травяной настойки резко ударил в ноздри. Потом я услышал голоса и почувствовал боль в спине и ноге. Открыв глаза, я увидел, что лежу под натянутыми шкурами в походной палатке. Какой-то человек, заметив, что я пришел в себя, громко заверещал:

— Господин, господин, твой оборотень очнулся! — и ринулся прочь из-под навеса.

Вскоре под навес, наклонившись, вошел Гвидион, приветливо улыбаясь. Он бесцеремонно осмотрел мои раны, не переставая улыбаться, позвал визгливого человечка, приказал ему сменить мне повязки. Потом мне принесли мясо, и я впервые после нескольких месяцев заточения в каменном колодце сытно поел, не испытывая угрызений совести.

Хотя я был еще очень слаб, не столько из-за ран и потери крови, сколько из-за долгого голодания и ограниченности движений, я сполз со своего ложа и побрел к кострам, вокруг которых сидели воины.

Как я уже говорил, войска короля состояли в основном из двух племен: думнонов и поэннинцев, но со времени войны в Земле Рудаука различия между ними стали не так заметны. Разве что прежняя привязанность поэннинцев к черепам и замысловатым рисункам, наносимым на лицо и торс, отличала их от думнонов. Множество наемников из других племен, завоеванных позже, окончательно стерли грань между южными и северными народами.

У ближайшего костра сидели, судя по размалеванным лицам, поэннинцы. Огромный рыжий детина пригласил меня присесть и дружески протянул кожаный бурдюк с вином. Сидевший рядом с ним светловолосый юноша, мужественно пытающийся отрастить усы, как у его старшего товарища, настороженно подвинулся, освобождая мне место. Третьим их компаньоном был чернявый крепкий мужчина, увешанный золотом.

— Пей, ней, герой, — промычал низким басом рыжий великан, — еще никому не удавалось оказать Королевскому друиду такую услугу. Ты сделал карьеру раньше, чем успел вступить в нашу армию. — Он дружески пнул своего соседа: — Смотри, Харт, у нас может появиться еще один претендент на звание самого смазливого мальчишки в моем отряде.

Безусый парень вспыхнул и зло посмотрел на говорившего. Но рыжий, подогретый вином, не мог остановиться:

— Ты новенький и, наверное, не знаешь, что наш Харт собрался жениться на одной из антильских пленниц, только еще не решил, на какой. — Дружный хохот донесся до нас от других костров.

— Правильно, правильно, кричали оттуда, — пусть Рыбий Хвост женится и не отбивает у нас женщин!

Рыжий детина хлопнул по плечу третьего в их компании человека:

— Смотри, Убракий, Рыбий Хвост покраснел, как девица.

Посмотрев на зардевшегося и сердитого Харта, я не смог сдержать улыбки.

— Почему тебя зовут Рыбий Хвост? — спросил в его, чем вызвал новый взрыв хохота и разъяренный взгляд Харта.

Поняв свою ошибку, я сокрушенно произнес:

— Извини, я не хотел тебя обидеть.

Окружающие вновь захохотали. Харт Рыбий Хвост, вскочил, схватился за меч и заорал:

— Давай, вставай, я научу тебя, как нужно вести себя с поэннинскими витязями.

Я сделал примирительный жест, пытаясь его успокоить:

— Но я не хочу с тобой драться, Харт.

Харт, расставив широко ноги, стоял в боевой стойке, раздувая ноздри и не оставлял мне выбора. Я уже собрался подняться, сожалея про себя, что раненая нога делает меня слишком неловким, как вдруг рыжий детина, не вставал с земли, схватил Харта за руку и дернул вниз с такой силой, что тот рухнул подле него. Харт отчаянно трепыхался в медвежьих объятьях гиганта.

— Пусти меня, Гер, ты не имеешь права мешать поединку.

— Успокойся, ты, дурачина, — проревел Гер. — Нашел себе самого слабого и беззащитного соперника и рвешься в бой? Как не стыдно нападать на раненого. — Махнув мне рукой, он добавил: — Сиди, не волнуйся, он просто пытается объяснить новичку, что занимает не последнее место в нашей подвыпившей стае.

— Кто же в вашей стае вожак? — спросил я. — Гвидион?

Гер удивленно поднял брови, хмыкнул и покачал головой.

— Кто бы он ни был, наш вожак, тебе лучше держаться от него подальше. Впрочем, знать тебе, конечно, положено, а то еще оплошаешь. Наш предводитель — Поэннинский вождь, — он кивнул в сторону полосатой палатки, стоявшей в отдалении, — принц Бренн, брат короля, это ему ты отдал камень, когда прибежал к нам.

Я вспомнил отвратительного альбиноса, склонившегося надо мной, когда я терял сознание. Он был оборотнем, и мне захотелось подробней расспросить об этом Гера, но, вспомнив его совет держаться от их вожака подальше, я промолчал. Харт тем временем наконец успокоился и принялся за вино, бросая на меня злобные взгляды. Убракий, молчавший до сих пор, сказал мне:

— Не обращай на них внимания, они не просыхают уже третью неделю. Видишь, перед стеной выставлены столбы? — Он махнул рукой в сторону Города Солнца.

Когда я бежал из города, столбов еще не было. Теперь на расстоянии двух полетов стрелы от стен стоял ряд столбов. Я присмотрелся к ним и увидел, что на каждом из них висят грозди обезглавленных человеческих тел. Убракий с гордостью продолжил:

— Наш вождь отомстил антильской ведьме за погибших в ее городе поэннинцев. Он не мог сделать это сразу, потому что она оставила в заложниках его брата. Но, как только Гвидион благодаря тебе вернулся, Бренн приказал ставить столбы. За каждого нашего воина, погибшего на стенах города, он обезглавил по десять антильцев.

Гер ткнул Убракия в спину и сказал мне:

— Давай-ка, лучше расскажи о себе. Тебя как звать? Говорят, ты долго жил в этой сверкающей громаде, — он кивнул в сторону Города Солнца, и, понизив голос, добавил: — Расскажи, как ты спас нашего мага. Ходят слухи, что ты был в плену у антильской ведьмы. Ты ее видел?

— Видел, — я вздохнул, — и не раз.

— Ну, давай рассказывай, — гудел Гер, и вдруг заорал: — Эй, земляки, волк будет рассказывать про антильскую ведьму!

От других костров к нам потянулись люди. Мужчины освобождали себе место, бесцеремонно расталкивая сидящих. Те, кому места все-таки не хватило, толпились вокруг, опираясь на копья. Я рассматривал их. Привычные светловолосые, белокожие люди — полная противоположность смуглым антильцам. Когда я разглядывал их обветренные лица, длинные усы, заброшенные за уши, стянутые в хвосты волосы, простую одежду, мне показалось, что я вернулся домой, на Медовый Остров. Их раскрасневшиеся от солнца или вина лица выражали дружелюбие и почти детское любопытство. Я заметил среди них барда с маленькой арфой в руке, он явно собирался сочинить песнь по моему рассказу.

Вдохновленный таким вниманием этих великих воинов, я даже не вспомнил, что именно эти люди, казавшиеся мне теперь родными, разгромили Эринир, очевидно, уничтожив мое племя.

Я начал свой рассказ об оливковой женщине, правившей этой страной, о волшебном Городе Солнца, прекрасном и ужасном в своем совершенстве, о чуждой нам цивилизации язычников, поклонявшихся богам, живущим на высокой горе. Когда я рассказывал о жертвах, бросаемых в кратер вулкана, до нас вдруг донесся тихий гул и подземный рокот. Лица людей исказил суеверный ужас. Я же, привыкший к подобным звукам, достаточно частым на Антилле, остался спокоен, А гул все нарастал, казалось, что в недрах горы ревут от злости грозные боги. Растолкав людей, к нашему костру подошли три человека: Гвидион, выражавший своим видом абсолютное спокойствие, уже знакомый мне альбинос и воин с усами, заплетенными в косички.

Я никогда не испытывал суеверного ужаса, наверное потому, что я и есть один из самых страшных людских ужасов. Но с приближением альбиноса я вдруг почувствовал, как шевелятся волосы у меня на загривке. Этот оборотень чем-то отличался от других, вызывая даже у меня приступ липкого страха. Он вышел в центр толпы к костру, так, чтобы его было хорошо видно, встал, разведя плечи, бросил на окружающих презрительный взгляд, сделал рукой жест, прося тишины, и заговорил:

— Королевский Друид, мой брат Гвидион, которому подвластна вся мудрость мира, говорит, что боги Антиллы недовольны нашим присутствием. Вы все слышите — они угрожают нам. Над горой, где они живут, появился темный дым, — Бренн повернулся в сторону мрачного Атласа, и все вдруг заметили, что белые облака, покрывающие вершину горы, потемнели и приобрели пепельный цвет. Тем временем вождь продолжал: — Вы также убедились, что Город Солнца неприступен. Боги считают, что с нас довольно уже взятой добычи, и решили не отдавать нам священный Город. У нас нет способа взять его — это цитадель богов. Мы дошли до края мира. Так считает мой брат Гвидион, — Бренн кивнул мне, — ты согласен с этим?

От неожиданности я растерялся и пробормотал:

— Да, город неприступен.

— Вот, пожалуйста, это мнение того, кто немало прожил там и знает город изнутри. Наши трофеи очень велики, такого количества добра нам еще никогда не удавалось взять, где бы мы ни воевали. Вы все теперь богаты! — Толпа радостно загудела в ответ. — Армия Антиллы, та, которая ушла на юг острова, узнала об осаде их столицы и возвращается. Возможно, когда они вернутся, и мы победим их, нам удастся взять и город, если у нас хватит выдержки и сил. Но их численность превосходит нашу. Кроме того, мы не можем воевать с богами этой горы. Пусть вожди племен решат: будем ли мы дожидаться возвращения антильской армии и вступать с ними в бой, чтобы, несмотря на недовольство местных богов, все-таки попытаться взять этот проклятый город или поделим трофеи и уйдем домой, оставив эту неприступную крепость на будущее, чтобы вернуться сюда когда-нибудь более подготовленными.

Поднялся ужасный галдеж. Крики «Домой! Домой!» перемешивались с воплями «Проклятые антильцы!» и уж совсем нецензурной бранью в адрес упрямого города. Никто не хотел рисковать богатой добычей, вступая в новый бой с приближающейся армией. А уж о громыхающих богах Атласа и говорить не приходится. Бренн продолжал свою высокопарную речь, которая время от времени прерывалась раскатами подземного грохота, от чего на лицах Кельтов появлялись гримасы ужаса. Теперь уже вся поэннинская армия дружно вопила: «Домой! Домой!»

Гвидион ушел, а альбинос и его усатый брат остались отдавать приказания командирам отрядов. Наутро войска должны были отправиться на север в горы к Мглистым Камням, которые Гвидион называл Великим Путем.

Меня поразила способность альбиноса переиначивать в глазах армии свои промахи. По его словам выходило, что не он своим неумелым расчетом привел армию к неудачному завершению похода, а, наоборот, их хитрый и умный вождь сумел обвести вокруг пальца даже богов, выудив у них богатую добычу. Все вокруг засуетились, забегали. Бренн, поманив меня пальцем, сказал:

— А тебя, волк, хочет видеть мой брат.

Я поплелся к костру, у которого сидел одинокий Гвидион. Он неотрывно смотрел в пламя и, казалось, не замечал ничего вокруг. Но когда я подошел, он жестом указал мне на место возле себя.

— Я вижу, ты уже поправляешься. Как нога?

— Отлично! — соврал я.

— Это хорошо, — произнес Гвидион, не поднимая на меня взгляда, — завтра тебе надо будет пройти по Великому Пути.

Подошли два его брата, уселись вокруг костра. Гвидион взял меня за плечи и, развернув к ним, сказал:

— Позвольте вам представить: Блейдд, волколак, бывший разведчик Эринирского короля, мой отважный спаситель и телохранитель нашей ненаглядной Мораны.

Альбинос произнес, растягивая слова:

— Ну, так давай перережем горло эринирскому разведчику.

Гвидион улыбнулся:

— Нет, нет, Бренн, он недосягаем для тебя, Я не такая уж неблагодарная тварь, чтобы отдать тебе на растерзание того, кто рисковал ради меня жизнью. Прошлое забыто, — Гвидион развернул меня к себе и заглянул мне в глаза, — не так ли, Блейдд?

Что я мог сказать ему? Что я помню, как мерцали звезды в глазах Светлого короля Эохайда? Что мое племя воевало с Поэннином? Что проклятый альбинос не понравился мне с первого взгляда, и я просто мечтаю вонзить в его горло клыки? Я не успел ответить, Гвидион встряхнул меня за плечи и примирительно произнес:

— Ну, ну, Блейдд. Прошлого не вернуть, жизнь идет дальше, теперь ты на нашей стороне, так же, как Морана, — и улыбнулся мне своей ослепительной, умиротворяющей улыбкой, от которой, казалось, осветилось вечернее небо.

— Конечно, Гвидион, я на вашей стороне, — ответил я, совершенно искренне, чувствуя, как запутывается мое сознание в посветлевших глазах друида, даже не заметив, что предал своего короля и свою погибшую стаю.

— Ну, вот и отлично, — сказал Гвидион, — теперь ты один из нас. Вернешься с нами в Поэннин и будешь служить в нашей армии. Кстати, у нас служит много оборотней, и ты наверняка найдешь себе друзей.

— Почему ты назвал его телохранителем Мораны? — недовольно пробурчал Бренн.

— Он отдал Моране свою волю, Бренн. Ты же не будешь спорить, что лучшего телохранителя, чем волколак, который отдал ей Гвир, нам никогда не сыскать, — улыбаясь, ответил Гвидион.

— Это надо отметить! — воскликнул третий брат, сидевший до этого молча, и приложился к кожаному бурдюку. — Давай, Гвидион, выпьем в этой отличной компании оборотней а то у меня пересохнет горло от ваших разговоров.

— У тебя, Рикк, горло никогда не пересохнет, — пробурчал Бренн, отнимал у Рикка бурдюк с вином.

Когда окончательно стемнело и братья ушли спать под полосатый навес, я направился к палатке, в которой очнулся. Но она уже была свернута, поэннинцы спали на земле под открытым небом, завернувшись в одеяла.

Я побродил среди спящих или укладывающихся воинов в поисках волколаков и вскоре набрел на одного из них, устроившегося неподалеку от палатки Поэннинского вождя. Получив разрешение разместиться возле него, я улегся на землю. Одеяла для меня не нашлось, но в такой жаркой стране, как Антилла, в этом не было особой необходимости.

Мы познакомились с волком, его звали Гресс. Я видел на его лбу бледно-голубые, почти выцветшие отпечатки чьих-то пальцев. Гвир снят с него, но когда-то воля Гресса принадлежала не ему. У нас, волков, не принято расспрашивать друг друга о былом. И так понятно, что если волк состоит у кого-то на службе, то в прошлом у него предательство, горе, потери.

— Много в армии волков? — спросил я.

Есть, — неопределенно ответил Гресс.

Мы немного поболтали, но Гресс был не слишком разговорчив и быстро заснул.

Когда я проснулся, поднималось хмурое утро. Все уже были на ногах, звон оружия мешался с общим гомоном. Мой новый знакомый сидел подле меня, поглощая свой завтрак. Рядом со мной на земле лежал кусок сырого мяса. Гресс кивнул на него:

— Ешь, это тебе. Если будешь спать по утрам, останешься без завтрака.

Я поблагодарил его. Действительно, кругом все уже поели, костры потушили, и мне негде было бы получить свою порцию. Мимо нас провели колонну антильцев со связанными руками.

— Как много пленных, — сказал я.

Гресс посмотрел на меня, прищурив глаза, и процедил:

— Их было гораздо больше, но вождю надо было развлекаться.

И, предупредив мой вопрос. Гресс поднялся на ноги и закинул за плечи котомку с пожитками. Он был уже полностью собран, и я с удивлением увидел у него за спиной меч.

— Ты пользуешься железным оружием? — спросил я его.

— Как все, — безразлично ответил Гресс.

— Но ты же волк! — воскликнул я.

— Ну и что, — Гресс вынул свой меч из ножен и протянул его мне.

Я взял из его рук меч и, почувствовав холод металла, содрогнулся.

— Как тебе удается держать в руках железо? — спросил я с отвращением.

— Очень просто, Блейдд. Так же, как людям. Мы выдумали, что металл вредит нам. Да, он замедляет перевоплощение, но только если на тебе ошейник, пояс или доспехи. А когда он просто в руках, он не мешает. Поначалу было чуточку неприятно, но быстро привыкаешь. Все наши волки пользуются каким-нибудь оружием. В бою, когда кругом идет настоящая сеча, оно очень даже пригодится, одними клыками не обойдешься. И ты привыкнешь, если захочешь.

В это время пронзительно завыли военные рога. Бренн выстраивал свои отряды. И тогда произошло еще одно чудо в моей жизни. Поскольку я был ранен и истощен, длинные пешие переходы были мне не под силу. Посадить меня в телегу было невозможно, потому что лошадь непременно бы понесла, почувствовав за спиной волка. Нам, оборотням, незнакомо чувство наездника. К прочим достоинствам угасов прибавлялось еще и то, что они легко переносили оборотней. По приказу Гера, Харт Рыбий Хвост посадил меня сзади себя на угаса. Харт был возмущен до глубины души, сочтя это оскорблением. Но, услышав от Гера, что я буду вместо него телохранителем Морейн, повеселевший Харт заявил:

— Того, кто избавит меня от этой взбалмошной юбки, я готов таскать хоть на собственном хребте.

Я уже собирался вступиться за Морейн, возмущенный такой характеристикой моей возлюбленной, но меня замутило от вони, исходящей от угаса, и я, боясь свалиться на землю, вцепился в Харта смертельной хваткой, несмотря на его бурные протесты. Но потом, немного привыкнув, я был потрясен этим волшебным ощущением: перемещаться на высоте человеческого роста от земли, будто в сказочном полете. Поэннинское войско двигалось к горной гряде на горизонте в очень быстром темпе. Я летел, как птица, щуря глаза от набегавших от ветра слез.

Мы поравнялись с угасами королевских братьев. Все принцы были в отличном настроении, довольные возвращением домой, богатой добычей, малыми потерями. Они громко переговаривались, хохотали. Они были чужими мне. Граница между нами, казавшаяся вчера очень тонкой и прозрачной, была теперь, как крепостная стена. С трезвой головы я мог разумно оценить ситуацию. Гвидион был братом короля, Королевским друидом, стоявшим для меня на недосягаемой высоте. Такой же стала теперь и Морейн. Она сестра короля, она ровня этой воинственной троице: розовощекому хохотуну Рикку, вспыльчивому альбиносу и неприступному Гвидиону. Я же не принадлежал к этому обществу ни при каких условиях.

— Ты не жалеешь, что покидаешь Антиллу, так и не найдя того, что искал? — спросил Бренн мага.

— Кто знает. Кое-что я все же нашел в Городе Солнца, — и Гвидион кивнул в мою сторону.

Бренн скривил губы:

— Мало тебе в Поэннине было оборотней, что ты искал за тридевять земель еще одного?

— Кто знает, — повторил Гвидион и, припустив угаса галопом, умчался вперед колонны.

Братья последовали за ним.

Я всматривался им вслед и понял, что авангард колонны уже подошел вплотную к скалам. У их подножия я увидел четыре гигантских камня, стоящих по сторонам света, и несколько камней поменьше. Подъехав ближе, я разглядел, что два камня перекрыты сверху длинным бревном, образуя таким образом проем, в который могли пройти рядом два всадника и даже проехать телега. Как я узнал позже, это и был тот главный переход, которым пользовались много веков назад, еще до крушения основного континента, фоморы.

У камней нас встречали два отряда поэннинцев во главе с Каэлем и Ллеилом, оставленные для охраны прохода. В арке уже происходила суета, у алтарного камня стоял сосредоточенный Гвидион. Он был так напряжен, что я даже на расстоянии, почувствовал, как вокруг него сгущается энергия. Вот он шагнул в проход и исчез, потом снова появился и, отойдя в сторону, начал командовать продвижением армии. Всадники проезжали между двумя камнями и терялись из виду, так же, как это было в Землях Рудаука.

Я был уже наслышан о Мглистых Камнях и от Гвидиона, и от Гресса, кое-что узнал о них еще раньше в Поэннине, когда служил королю Эохайду, но, впервые входя в переход, немного струсил. Я снова вцепился в спину Харта, от чего он возмущенно взревел. Мимо промелькнуло отрешенное лицо Гвидиона, поддерживающего для нас пространство и время. Мир подернулся пеленой, наклонился и заскользил куда-то в бездну, а я провалился в светящееся облако и помчался сквозь него под угрожающий вой боевых рогов. Потом на меня нахлынуло бледное небо Альбиона и запах морозного воздуха, и лес в снежной пелене, и колючий ледяной ветер.

Уже успевшие переправиться воины заворачивались в теплые кельтские плащи и пледы. Мы отъехали в сторону и вместе с другими наблюдали, как из Поэннинских Мглистых Камней один за другим выезжают сначала всадники на угасах потом телеги с обезумевшими лошадьми, за ними шли ошеломленные рабы, погоняемые воинами, и пехота. Вот вышли последние люди. Рикк и Каэль, спешившись, стояли у камней, тревожно вглядываясь в пустоту. Наконец из нее вышел, вернее выпал на руки братьям, утомленный и обессиленный Гвидион, сжимавший в руках свой Камень Власти. Его уложили на телегу, вокруг него засуетились люди. Отряды выстроились, и колонна углубилась в заросшие лесом горы вслед за Поэннинским вождем.

Глава 20 Померкшее светило

Войско расположилось вдоль западной стены Поэннинской крепости. Перед рвом был сооружен деревянный помост для короля и встречающей знати. Я так и сидел на угасе позади Харта и, пытаясь ничего не упустить из виду, высовывался из-за его спины, досаждая ему своей вертлявостью, пока он, наконец, не потребовал, чтобы я спешился.

На помост вышел король Белин в блестящей на солнце золотой короне. Я не видел его несколько лет с тех пор, как следил за войском его отца в Землях Рудаука. Белин постарел, но кровь Дивного Народа не позволяла годам уродовать его лицо, он был по-прежнему красив. А рядом с ним среди других придворных стояла Морейн, сверкая украшениями и сияя своей неповторимой красотой. Впрочем, какая женщина не покажется красавицей, если на ее голове переливается золотая корона. Ее вьющиеся волосы были рассыпаны по плечам поверх великолепного алого плаща, отделанного мехом. Она улыбалась своему войску, вернувшемуся домой, стоя, как и прежде в Эринире, подле своего брата, одной с ней крови. Ком горечи подкатил к моему горлу, когда я вспомнил Серасафа, другого брата Морейн. Вспоминает ли она его? Легко ли ей было сменить одного брата на другого? Серасаф и Белин такие разные, и все-таки оба они королевских кровей, оба они Туаты. Я хотел крикнуть Морейн, что я здесь, но не мог понять, видит ли она меня на таком расстоянии.

Белин церемонно вскинул руку и начал речь. Он приветствовал победителей, великих героев, вернувшихся с богатой добычей. И в ответ ему выли и ревели счастливые победители, искренне верящие в свою победу. Они прошли всю Антиллу, воспользовавшись отсутствием ее армии, грабя мирные поселения, и, простояв у неприступных стен Города Солнца почти месяц, позорно бежали, узнав о возвращении антильского войска. Но кельтские воины были уверены, что они победили. Они поздравляли друг друга, орали воинственные кличи в ответ на приветствие короля.

Девушки понесли вдоль рядов кубки с элем, с помоста что-то опять вещал король их, обещал устроить пир в стенах крепости. Потом глашатай объявил о какой-то девушке, желающей осчастливить одного из витязей своей персоной. Войско радостно оживилось. Несчастные влюбленные, родители которых не давали согласия на их брак, могли исполнить свою мечту лишь двумя способами. Жених мог похитить девушку, что было чревато возможностью мести со стороны ее родственников. Правда, эта месть осуществлялась не так часто. Если жених был не слишком беден, то обычно после кражи невесты ему позволяли оставить себе уже лишенную чистоты девушку. Другим, более мирным способом, был обычай у девушек объявлять себя наградой за храбрость своему возлюбленному, вернувшемуся с войны, перед королем, вождями и всем войском. Бдительные родители, подозревающие своих дочерей в подобных наклонностях, запирали их по домам перед возвращением войска. Но те отчаянные девицы, которым удавалось вырваться и добраться до победителей, могли быть уверенными в своем будущем.

Вышедшая перед войском девушка сбросила плед, оставшись в одной тунике, пошла босая по грязному снегу между рядами воинов под общее улюлюканье и, опустившись на колени перед наездником, объявила себя его наградой. Тот поднял ее к себе на угаса, закутал в свой плащ и под визг и вой воинов поцеловал. Еще две отважные девицы проделали то же самое, осчастливив двух зардевшихся всадников из отряда Рикка. Гер рядом ворчал, что его отряд девушки обходят стороной, несмотря на такое количество красавчиков, какого нет больше ни в одном племени. Харт, повернувшись ко мне, сказал:

— Я ждал этого от своей девушки два года. Теперь Олана вышла замуж за другого, и я больше ее не жду.

— Что же ты сам не предложил ей вступить в брак? — спросил я.

— Ты не понимаешь, — встрял Гер, — каждый мужчина мечтает, чтобы девушка перед всем войском и королем объявила его самым достойным и отважным витязем. А Рыбий Хвост, может, и рад был жениться на своей Олане, да не про него была невеста.

Харт уже открыл рот, чтобы огрызнуться на Гера, но вдруг охнул и воскликнул:

— О, Добрый Бо