КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411744 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150500
Пользователей - 93855

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Стрельников: Миры под форштевнем. Операция "Цунами" (Альтернативная история)

довольно интересная книга. при чтении создается впечатление, что это продолжение или часть многокнижной эпопеи ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).

Битва за город (fb2)

- Битва за город (а.с. Огребенцы-3) 1.59 Мб, 481с. (скачать fb2) - Денис Юрьевич Петриков

Настройки текста:



Денис Петриков Огребенцы 3: Битва за город

Часть первая: Рождение победителя

Глава 1: Самый важный скилл

Глава, в которой один обычный день гоблинского плена начинается.

Открыв глаза, Юра понял, что знает большую тайну. Ту тайну, о существовании которой он никогда не думал при жизни, а подумать, пожалуй, стоило.

До попадания в этот мир, молодой человек пересмотрел множество фильмов про супергероев, и конечно же, в процессе просмотра, да и после него, множество раз мечтал овладеть суперспособностями. Ведь стоило герою такие способности заиметь, как вокруг вчерашнего дрыща начинали голодными стаями крутиться грудастые красавицы, деньги и материальные блага немедленно заполняли карманы, а подлые супостаты выползали из своих нор лишь затем, чтобы позорно огрести. Не мало разжигало хотелку и то, что для получения перечисленного всего-то и надо, что заиметь укус паука или же съесть ведро просроченной виагры, искренне полагая, что поглощаешь леденцы от кашля.

Увы, увы, блага, злодеи и накаченные силиконом девицы доставались не ему, а очередному прыщавому счастливчику, на которого снизошло геройское благословление.

И вот, лёжа на грязном тряпье, постеленном поверх не самых мягких досок, Юра осознал, что знает как именно супергерои получают свои способности. Актом просветления на него снизошла та страшная тайна, которую подлые киношники никогда не покажут наивным зрителям, дабы те не потеряли единство с образом, а то и вовсе, придя домой после сеанса, не забились в дальний угол сортира, нервно стуча зубами от увиденной на экране страшной правды.

А тайна это такова — суперспособности обретались путём вливания в тело лошадиных доз трандюлей! Хотите уклоняться от пуль? Не вопрос, примотать скотчем к стулу и залить два литра отборных трандюлей внутривенно. Необходима способность замедлять время? Получите клизму трандюлей высокой очистки. Хотите бегать со скоростью молнии? Утяжелители по двадцать кило на каждую ногу и стаю натасканных собак следом, хотя это уже, скорее, народные методы.

Правильность данного вывода всецело подтверждал его же личный опыт. Вот три месяца назад Юра совершенно не умел уворачиваться от летящих в него камней. Точнее умел, но при условии, что камни эти попаданец видел. Вот только видеть он их никак не мог, зрения у него не было, да и сейчас нет, пусть порядком восстановившиеся глаза уже способны отличить день от ночи.

Как оказалось, даже без способности видеть научиться уворачиваться от летящих камней совсем несложно, по крайне мере в этом мире. Всего-то и требуется, чтобы очередной гоблин, следуя своему святому гоблинскому долгу, периодически кидал в тебя камень. Кстати, пятый только за текущее, недавно начавшееся утро. И кидал со всей своей гоблинской дурью. Это в книжках про попаданцев вчерашние задроты, поднабравшись скиллов в первый день, запускают руки в прелести девственных эльфиек на второй. Реальность она слегка другая… Так вот, впитав в себя определенное количество трандюлей путём принятия телом упомянутых камней, Юра получил суперспособность от этих камней уворачиваться. Хотя назвать данную способность «супер» слегка неправильно, обычная это способность, общедоступная так сказать, но до этого неиспользуемая за ненадобностью.

Здесь размышления о природе суперспособностей пришлось прервать, так как обострившийся за последние месяцы слух сообщил о приближающихся к яме неуверенных шагах. Да и до этого метров за десять от неё как-то нехорошо галдели и шушукались монстры. Натренированное восприятие до кучи сообщило, что подходящее к яме существо весит не более пятидесяти килограмм и шагает осторожно, с опаской.

Проанализировав происходящее, Юра сделал нехитрый вывод:

«Бригада гоблинов, задача которой поддерживать Котлован в порядке, получила нового работника и, как всегда в таких случаях, старожилы решили начать утро с «позитива». И вот, уверенный в своей безнаказанности молодняк идёт унизить заблудшего, «деды» же будут стоять в сторонке и дожидаться представления».

Ситуация попахивала проблемами и не только в переносном смысле, однако вместо активных действий попаданец лишь зевнул, потянулся и слегка откинул тряпьё, служившее ему одеялом.

Шаги приблизились, под весом подошедшего скрипнула закрывающая яму железная решётка.

Если дикие гоблины прикрывали срам в меру разношёрстного гоблинского интеллекта, который весьма сильно разнится в зависимости от уровня и вида монстров, то в лагере Зелёной фракции ходить с голым задом не полагалось никому. Если, конечно, не было желания по этому заду огрести. Новоприбывшим гоблинам немедленно выдавали обувь, кожаные или холщовые штаны и разной степени качества и самопальности верх брони. В общем, если вдруг дикий гоблин захочет нагадить вам на голову, то особых технических препятствий он при этом не встретит. А вот местным гоблинам приходилось для начала справиться с завязками на штанах и штаны эти снять.

Шуршание завязок прекратилось, решётка скрипнула ещё раз.

«Гоблинский пукан наводится на цель…» — заключил всё также невозмутимый Юра, после чего незаметным движением взял лежавший под боком камешек.

Имелся у молодого человека один знакомый гопник и гопник этот, в кажущиеся уже очень далёкими первые месяцы в этом мире, показывал товарищам нехитрый фокус. Он брал небольшой камешек, вот точно такой как сейчас у Юры в левой руке — сантиметра два в диаметре, и похожим на щелбан движением выстреливал его в пустую винную бутылку, отчего та немедленно разбивалась. Правда делал описанное он всего пару раз, чисто понтануться: винные бутылки в этом мире тара ценная.

Тогда этот финт казался молодому человеку чем-то недостижимым, а вот сейчас он, скорее всего, смог бы извести за раз и несколько поставленных друг за другом бутылок, притом «выстрелом» с любой из рук.

Улыбнувшись, попаданец вытянул руку перед собой и прицелился на звук набирающих воздух гоблинских ноздрей, хозяин которых собирался этот воздух уплотнить и с его помощью вытряхнуть из пищевода порцию свежего гоблинского дерьма. И всё бы наверно так и случилось, если бы лежавший в яме пленник не «выстрелил» приготовленный заранее камень.

По ноздрям Юра не попал, ноздри от попадания спасла жопа, а вот жопу от Юры не спас никто.

Слух, который на текущий момент чуть ли не полноценно заменял попаданцу зрение, сообщил следующее: получив «пробоину в корме», гоблин пронзительно взвизгнул, подпрыгнул от боли и нежданчика, после чего провалился ногами в решётку, которая, не сказать, что мелкая. И судя по новой порции воплей, в процессе провала пострадали гоблинские яйца, что есть плохо. Нет, Юре не было жалко монстра, но вывод из строя «трудовой единицы» мог выйти ему боком, а оправдания вроде «он делать всё сам, он есть сильно любить садо-мазо» вряд ли кого-нибудь убедили бы.

Со стороны донеслась волна самоотверженного хохота и улюлюканья. Неудачливый каратель тем временем, постанывая, освобождался от решётчатого плена и судя по достигшему носа запаху, всё же слегка обделался, правда исключительно в штаны, которые предательски натянулись в процессе падения.

Юра же, абсолютно не парясь по поводу произошедшего: вряд ли кто-то будет его наказывать, а если и будет, повлиять на это он всё одно никак не сможет, потянулся, зевнул, скинул с себя служившее одеялом тряпьё и занялся утренней гимнастикой.

Судьба явно планировала вылепить из вчерашнего задрота что-то этакое, отчего назначила «падавану» целый консилиум «гуру-сенсеев», те же, в свою, очередь прописали ему комплекс из всё укрепляющих упражнений. Упражнения эти молодой человек делал добросовестно, так как если он их не делал, ему тупо переставали давать есть, а в остальном всё исключительно добровольно. Добрые сенсеи даже дали команду застелить дно ямы ровным деревянным настилом, отчего Юрины апартаменты набирали по местной шкале комфорта не менее трёх звёзд. Будь яма на метр шире, можно бы было дать и четыре.

Внутренние часы не подвели, не успел попаданец закончить с довольно замороченной практикой, во время которой он растягивался, выкручивался и сопел, мучительно пытаясь ощутить некие струящиеся по телу энергетические потоки, как сверху послышались тяжелые шаги, после чего закрывающую яму тяжёлую решётку волоком отодвинули в сторону.

Не успела пыль от осыпавшейся земли осесть на досках настила, как над головой раздался грубый голос:

— Мне велено тебе передать, что ты должен учиться, есть и работать, сегодня твой работа сектор двенадцать.

Говорил голос с чудовищным акцентом и что особенно удивительно, говорил на русском языке:

Открывшего решётку огра Юра не видел по причине отсутствия зрения, но то, что имеет дело с огром не сомневался из-за специфического запаха и легко узнаваемого «баварского акцента».

— Не, не, всё не так, чурка ты нерусская, — одевая поверх нательного белья штаны и куртку из плотной ткани, авторитетно обратился к огру пленник. — Правильно говорить не «твой работа сектор двенадцать», а «твоя работа в секторе двенадцать». «В» это типа предлог. Или не предлог… — засомневался молодой человек. — Вот смотри, — продолжил он, — если на вашем, на «чукотском» будет: «Хастар арарае мисари ша». Ферштейн?

Огр засопел от напряжения. Учить огров русскому языку по мнению Юры было занятием сомнительным. Если среди гоблинов попадались действительно смышлёные особи, да и горные и пещерные тролли порой отличались смекалкой, то огры представляли собой передвижные хранилища тупняка и грубой силы. Но если партия сказала надо, то комсомол, как говорится, ответил «есть!». Отчего содействовать обучению данного монстра молодому человеку всеми силами полагалось.

— А что такое «Чурка»? — наконец переварив услышанное, спросил огр.

— Как что, ты… Чурка в древнерусском языке означает — несмышлёный огр, — не моргнув глазом, выдал попаданец. — И это, заканчивай тупить, лестницу давай, натянув ботинок, потребовал пленник.

— Лестницу… Я не чурка, я Горри, — слегка обиделся монстр. Горри умный! Давать лестницу. Лестницу… — подзавис монстр на знакомом слове.

— Шартайка, — подсказал Юра на языке монстров.

— Шартайка! — обрадовался огр и, собственно, опустил на дно ямы грубо сколоченную деревянную лестницу.

— Э-э… — хотел он было обратиться к молодому человеку, но тот в мгновение ока выскочил из ямы и сноровисто направился к выходу из Котлована.

— Э-э… — глубокомысленно и с требовательной интонацией запротестовал огр.

— Иди в учебный центр и задай вопросы учителю, сам же сказал, что мне работать надо, — на ходу выдал Юра.

— Э-э… хорошо… — не стал спорить монстр.

«Учебным центром называлось большое бревенчатое сооружение на севере лагеря. В данном непрезентабельном здании пленные попаданцы самоотверженно обучали монстров своему родному языку. Зелёная фракция делала некоторым из захваченных попаданцев предложение от которого они не могли отказаться — три месяца поработать такими вот учителями, а после целыми и невредимыми отправиться в город. Альтернативой же была смерть… И пусть для таких как Юра она не означала забвение, процесс этот был чудовищно мучительным и снабжённым массой неприятных штрафов. Обещание монстры держали: отчего-то Зелёная фракция старалась излишне не злить попаданцев, или как говорили местные — заблудших. И для чего это делалось молодой человек догадывался, но помалкивал.

Игнорируя окрики гоблинов, вероятно тех, что подбили новичка наложить в его «апартаменты» и которые сейчас приводили в порядок пустующие ямы, Юра поднялся по пологому земляному спуску и подошёл к воротам, преграждающим выход из Котлована. Проблем это действие у него не вызвало, так как он давно выучил расстояние, направление и расположение закрытых толстыми решётками ям, да и говорить, что молодой человек был слеп абсолютно пожалуй неверно. Точнее слеп то он был, но магия и всё такое.

«Котлован» оправдывал своё название и действительно являлся здоровенной ямой метров сорока в диаметре и четырёх глубиной. Внизу, на ровном дне, имелось полтора десятка ям поменьше, где содержалась определённая часть пленённых Зелёной фракцией попаданцев. Место это Юре нравилось, ведь даже в самые сильные дожди ямы здесь не подтапливало, чем его первое узилище похвастаться не могло. Заодно находилось оно почти в центре гоблинского лагеря, что также несло определённые преимущества.

Кроме отвесных стен, Котлован до кучи обнесли двухметровым частоколом, единственные ворота в котором ответственно охраняли несколько не самых глупых гоблинов. А если гоблин умный, то он — скотина зелёная, обычно ещё и вредный сверх меры.

— Шатриме хитрум? — насмешливо обратился к застывшему перед воротами попаданцу один из гоблинов. Сказанное примерно переводилось как «Стой, кто идёт».

Юра, приняв виноватый вид и перейдя на язык монстров, который за последние месяцы освоил довольно неплохо, потупившись произнёс:

— Доброго уважаемые, тут, это, так водички попить хочется, что и поесть бы не отказался, а там и поспать до обеда не помешает…

В пересчёте на земные дни, куковал Юра в гоблинском плену уже где-то с полгода, а может и больше. Первые дни здесь он не считал, уж больно хреновыми они были. За это время попаданец усвоил немало важной и не очень информации, усвоил он и то, что вся наша жизнь театр и если не желаешь засыпать голодным и побитым — Играй.

— В гробу отоспишься, а поесть, я подозреваю, ты сегодня будешь со дна сортира выковыривать, — насмешливо, но беззлобно, хмыкнул один из охранников.

— А что, — пожал плечами Юра, — на дне сортиров много всего попадается. Вон, на той неделе командир второй роты присел по большому и выронил в дырку какой-то шибко ценный артефакт…

— И что, тебя заставили его вылавливать? — поинтересовался другой гоблин.

— Не совсем. Если кратко, о случившемся узнал командующий Аринтон и вылавливать мне пришлось не артефакт, а командира второй роты…

Охранники самоотверженно загоготали, после чего сменили гнев ни милость и принялись открывать ворота. Увы, но положение молодого человека нередко зависело от настроения монстров. Например, охраняющие ворота гоблины запросто могли не выпускать его отсюда часок — другой. В принципе, даже случись подобное, Юра вполне успевал выполнить сгруженную ему обязаловку, вот только это в первый месяц за счастье было уже то, что над ним не издевались или же он не сидел на дне сырой ямы, а сейчас свободное время хотелось проводить интересно и с толком.

Котлован предназначался для пленников длительного содержания, каковых в лагере Зелёной фракции имелось немного: текучка кадров и всё такое. Заодно, общаться с соседями Юре запрещалось. Точнее пообщаться, конечно, можно, вот только не нужно, дабы не рисковать с таким трудом добытыми преференциями. Однако никто не запрещал ему разговаривать с пленниками свежепойманными. Попаданец подозревал, что неглупое командование использовало его как некую «визитную карточку», должную показать, что, если не делать глупостей и идти на сотрудничество с администрацией, то можно жить «долго и счастливо», ну или относительно «долго» и кое-где «счастливо». Вот только до «свежака» ещё предстояло добраться, так как топать до нужного места приходилось через половину лагеря.

Пройдя ворота Юра растерялся, как терялся множество раз до этого. А что ещё прикажете делать «слепому инвалиду», которого внезапно телепортировали на станцию метро Киевская, да ещё в час пик. За воротами кипела жизнь, отчего в уши моментально ударило множеством суетливых звуков: деловито покрикивали гоблины, пыхтя тащили что-то тяжёлое огры, доносилась дрожь от наполненных уверенностью шагов троллей.

«Мало того не протолкнуться, так небось понаставили за ночь всякого хлама, — вздохнув по своей нелёгкой доле, подумал молодой человек.

Строение лагеря Зелёной фракции можно было условно сравнить с нарисованным ребёнком солнышком. Тем самым кружочком, из которого во все стороны выходят палочки — лучики. Дабы приблизить абстракцию к реальности, на конце каждого лучика необходимо нарисовать еще по одному кружочку, и всё это хозяйство, с лучиками, кружочками и сторожем дядей Ваней, обвести одним большим кругом, который являлся не чем иным, как окружающей это место стеной.

Внутри лагерь был разбит на множество «отсеков», которые создавали укреплённые брёвнами земляные насыпи с натыканными поверх острыми кольями и всякой прочей, несовместимой со здоровьем всячиной. Подобное было сделано для эффективного контроля и обороны. Иногда данное решение доставляло неудобства, так как на текущий момент в лагере Зелёной фракции было сосредоточенно около тридцати пяти тысяч гоблинов, огров и троллей и это при том, что диаметр лагеря составлял чуть более километра. Подобный размер для такой массы монстров, со всеми их складами, казармами, курятниками, тренировочными площадками и прочей всячиной, это, считай, даже не кильки в банке, а скорее тара с мелкозернистой икрой. А ведь монстры — они не китайцы, им простор подавай…

Разгадка данной головоломки крылась в том, что последние месяцы лагерь рос не в ширь, а в глубь. Впрочем, в данном росте имелась одна большая загадка, ибо первоначально место лагеря было сыроватым, если не сказать находилось на откровенном болоте, а потом вдруг стало сухим и прекрасно подходящим для создания многоярусной сети пещер и переходов. Жаль только, что попаданцу вход в них был заказан. Подобное расширение несло в себе одно весомое преимущество, а именно, защита лагеря имела гораздо большую надёжность, нежели чем защита, например, той же Желтой фракции. Шестидесятитысячная масса гнолов и прочей мохнатой сволочи, как ни пыталась сжиматься и концентрироваться, давно покрыла собой площадь в добрых пол десятка квадратных километров. Нежити в этом смысле было проще: Серая фракция изначально сидела под землёй и вылазила из своих просторных пещер лишь ночью, дабы ясно показать кто в доме хозяин, ведь на горе теплокровным фракциям, число нежити по самым скромным подсчётам давно переваливало за двести тысяч. Сама же территория фракций походила на разделённую на три больших куска круглую пиццу, в центре которой лакомой вишенкой лежал Озоторг с его терявшимися в общей массе монстров семью тысячами попаданцев.

Выйдя с территории Котлована, Юра оказался перед местом, соваться в которое вслепую было себе дороже, ибо, если какой-нибудь дурной тролль решит отвесить ему пинка, можно запросто заиметь внеплановый перелом. Увы, прецеденты имелись. Похоже настало время применить магию…

Влив всё своё «Я» в слух и обоняние, молодой человек быстро «нащупал» недалеко от ворот группку из нескольких гоблинов. Судя по диалогу на шипящем наречии монстров, те дожидались десятника, дабы под его командованием плодотворно поработать от забора до обеда, но тот почему-то задерживался, что зелёных особо не расстраивало.

Изображая ожидание и стараясь ощутить себя пустым местом, Юра начал потихоньку перемещаться к данной группе, как вдруг, метрах в тридцати от него, визгливо и со вселенским возмущением заорали:

— Захарай, захарай! Маритара захарай!

На языке монстров прозвучавшее означало «Человек, человек! Хватай человека!».

Мысленно пожелав кричавшему слетать на перерождение раз двадцать, молодой человек форсировал события. Оставив затею «подключиться» к ожидающим бригадира гоблинам, он поймал луч внимания кричавшего монстра и с лёгкостью перехватил его зрение. Кричавший гоблин от принудительно наложенной магии охнул, упал на пятую точку и принялся растерянно озираться. Юра же, видя теперь со стороны себя и часть площадки, служившей чем-то вроде перевалочной базы для грузов и живой силы, как пуля рванул к проходу ведущему в юго-западную часть лагеря.

Большинство присутствующих на площадке монстров случившееся проигнорировали, продолжая спокойно заниматься своими делами и лениво провожали взглядом бегущего попаданца, либо же поглядывали на крикуна, как обычно поглядывают на клинических идиотов — самодовольно и с легким сочувствием.

Однако же нашлось в этом месте с пяток новоприбывших монстров, которые о местной «достопримечательности» не знали, отчего ринулись Юру ловить. Один из огров, что тащил куда-то здоровенную охапку жердей, бросил свою ношу на землю, схватил из охапки палку потолще и зашвырнул её в бегущего молодого человека. Но бегун, словно имея на спине глаза, ловко перекувыркнулся, увернувшись и чудом избежав удара далеко не лёгкого дрына. Увы, стоявшему рядом гоблину повезло меньше: снаряд буквально снёс его с места. Впрочем, зелёный оказался крепок, так как спустя секунду вскочил и разразился яростным потоком трёхэтажных матюков.

Юра тем временем пробежал половину необходимого пути и зашёл в слепую зону, так как крикун — гоблин, глазами которого он сейчас смотрел на мир, дико тупил и зачем-то неотрывно пялился на ворота Котлована, словно ожидая, что оттуда хлынет нескончаемый поток злобных заблудших.

«Ай, *****», от души «чертыхнулся» молодой человек, налетев на кучу деревянных ящиков и болезненно ударившись об них лицом. От полученного шока ментальная связь с «глазами» прервалась, отчего мир вокруг в мгновение превратился в серо-красную муть.

— Цобако! — вскакивая выпалил попаданец и собрался было срочно «слинять» в невидимость, что есть не очень хорошо, так как невидимость — она не резиновая и скорее всего не раз понадобится в течении дня.

— Внезапно откуда-то сбоку коротко и задорно свистнули и что главное, свистнули знакомо. Юру не надо было приглашать дважды: поймав луч внимания, он подключился к глазам дружественного монстра. Тот же, понимая что требуется человеку, сначала коротко зыркнул на поднимающего новый дрын огра, после на двух оголтелых гоблинов, бегущих вязать «нарушителя», а после уставился на ведущий в нужное место проход.

— Эхайте! (Спасибо) — выпалил Юра и припустил в нужном направлении, ловко перепрыгнув по пути выкопанную зачем-то канаву, которой ещё вчера вечером здесь не было.

Как всякий крутой навык, «Похититель взглядов» имел кучу тонкостей и ограничений. Первое, хотя и не главное, это уровень. Если цель превышала уровень пользователя навыка на 10 и более уровней, начинались проблемы с шансом прохождения умения и каждый следующий десяток уровней эти проблемы усугублял. По Юриному личному опыту, с его 20 уровнем «подключиться» к монстру 31 уровня удавалось через раз, а к 51+ так вообще без шансов.

Главное же препятствие в использовании данного умения имело мало общего с игровой механикой. По крайне мере игр, где работа скилла упиралась бы в волю и в уровень развития личности, молодой человек при жизни не встречал. Как итог, даже среди монстров ниже его по уровню встречались такие, кто мог запросто обрывать «подключение». И не только обрывать, но и отправить вдогонку ментальную отдачу. Впрочем, подобных было немного, в основном монстры имели психическое развитие уровня детей двенадцати — пятнадцати лет. Ко всему, чем увереннее в себе Юра становился, тем меньше монстров могли сопротивляться его «Похитителю взглядов».

Нашлось место и для преимуществ, притом весомых, а именно, данное умение не потребляло маны, оно имело возможность «подключиться» к восприятию цели незаметно и главное, если цель была не против «подключения», то все требования и недостатки аннулировались.

Добежав до прохода с другой стороны площадки, молодой человек удержался от того, чтобы показать преследователям неприличный жест и ушёл в невидимость. Потеряв цель, преследовавшие его монстры растерянно остановились и принялись оглядываться по сторонам, силясь понять почему основная масса их собратьев не среагировала на нарушителя. Им конечно же скоро объяснят, что Юра здесь вроде любимой собаки командующего Аринтона — бегает, особо не мешает, если у тебя плохое настроение можно, и даже нужно, эту собаку пнуть, но ни в коем случае нельзя калечить, а если настроение хорошее можно и кость бросить, пусть грызёт, не убудет.

Покинув сортировочную площадку, Юра вошёл в широкий проход, образованный двумя земляными стенами. Дабы не натыкаться на всякий хлам и снующих здесь монстров, он начал двигаться вдоль одной из стен, придерживаясь за подпирающие земляную массу брёвна. Беспрепятственно добравшись до конца коридора, попаданец остановился, так как впереди имелась развилка и очередной гоблинский блокпост, пройти который на ощупь было проблематично.

Выйдя из невидимости, молодой человек встал у стены и принялся впитывать происходящее. Перед ним имелось двое ворот, в те, которые направо, его пропустят без проблем, ибо там находился сектор его текущих робот, а вот налево — к месту где держали свежепойманных попаданцев, пускать его вроде и не положено, по крайне мере, попасть туда удавалась не всегда.

Как упоминалось выше, у способности «Похититель взглядов» имелось два режима — «принудительный» и «тихий». В принудительном режиме цель чувствовала, что некто вторгся в её ментальное пространство, а вот в тихом она оставалась в полном неведении относительно того, что кто-то смотрит на мир её глазами. Недостаток «тихого» режима заключался в длительной настройке на цель, или, если по рабоче-крестьянски, в долгом касте умения.

Внезапно Юрины ноги самопроизвольно согнулись в коленях и согнулись весьма вовремя, так как там, где мгновение назад находилось его левое плечо, пролетел ударивший в стену позади камень.

— В зад себе запихни свои камни мудила! — разразился молодой человек порцией ругани, ибо по опыту знал — в текущей ситуации нет ничего хуже неуверенности. — Ещё раз кинешь, будешь вместе со мной толчок чистить…

Последнее не являлось пустой угрозой, так как попаданец вполне мог наябедничать по инстанции, вот только ябедничать слишком часто не стоило, ведь нытиков и ябед нигде не любят.

Нового броска не последовало. Подождав немного, Юра сосредоточился на сопении одного из огров и начал каст «Похитителя взглядов». Благо огр никуда не торопился и спустя пару минут молодой человек увидел мир чужими глазами.

Тем временем на развилке начал разгораться горячий спор. Группа огров толкала куда-то телегу гружёную свежеобтёсанными брёвнами, гоблины-дежурные на воротах, зная что и почём сейчас в лагере, транспорт тормознули и взялись доказывать ограм, что те ошиблись развилкой, так как строительство идёт в другом — соседнем секторе, а впереди Котлован, склады и амбары. Огры же оказались парнями простыми и заняли позицию: «Мы, это, съездим посмотреть и если ошиблись, вернёмся», что в принципе вполне себе вариант. Однако гоблины придерживались другого мнения, а именно: «Нефиг смотреть, вам дебилам серожопым ясно сказали куда толкать свою телегу». И так как ни одна из сторон не желала уступать другой из-за природного упрямства, то спор кипел и потихоньку накалялся.

Юра же, постояв ещё с минуту и хорошенько осмотревшись вокруг чужими глазами, никем не остановленный, ловко прошмыгнул мимо занятых спором монстров.

Больше на пути к его текущей цели препятствий не предвиделось и минув территорию обширной тренировочной площадки, молодой человек вышел к цели — к яме очень похожей на ту, на дне которой ночевал он. Здесь, правда, не было ям — камер, зато имелось множество расставленных по периметру земляной стены металлических клеток. Данное место также было обнесено бревенчатым частоколом, у распахнутых ворот которого сейчас маялся бездельем гоблинский караул.

Здешним монстрам было велено беспрепятственно пропускать молодого человека внутрь. Несмотря на это, входить он не спешил, помявшись пяток минут у входа и перехватив зрение одного из караульных, дабы предварительно изучить обстановку вокруг.

Большинство клеток пустовали и лишь у одной расхаживали два тролля-охранника. Третий тролль — белокожий, хорошо экипированный и с громадным, похожим на кусок расплющенной рельсы тесаком на поясе, сидел недалеко от клетки на массивном трёхногом табурете.

Юра обрадовался: белокожего тролля звали Белка, и был он «большим человеком», а если точнее, командиром первого штурмового взвода. Белка являлся если не Юриным другом, то уж точно хорошим знакомым, отчего попаданец, минув оживившихся караульных, направился прямиком к троллям и охраняемой ими клетке.

Подойдя, он сразу отправил сидящему на табурете троллю запрос на «подключение». Запрос этот тролль без раздумий принял, после чего молодой человек обзавёлся новыми глазами. Радовало и то, что понятливый монстр не вертел головой по сторонам, а смотрел именно туда, куда требовалось молодому человеку.

— Эй, эй, парень, ты кто? И какого хрена здесь вообще происходит? — не дав попаданцу поздороваться с товарищем, отвлёк его беспокойный и напуганный голос. Говорил голос на родном, на русском.

Молодой человек взглянул в направлении говорившего, отчего тот моментально умолк. Отчего умолкнуть имелось: Юрины глаза выглядели откровенно жутко — белёсые, мутные и расфокусированные, неподвижно глядящие в одну точку.

— Парень, парень, — залепетал человек в клетке, — это они тебя так? С нами тоже так поступят? А? — беспокойно залепетал узник.

— Они меня изнасилуют, изнасилуют… — загундел второй — женский голос. — Привяжут и будут насиловать, а после я как свиноматка буду делать им маленьких гоблинов, — завсхлипывала пленница.

— Да заткнись ты, — рявкнул на неё первый голос, — у них здесь столько водки нет, чтоб тебя насиловать. А на трезвую голову на тебя даже эти чудища не полезут.

— Да пошёл ты! Козёл безрогий… — плаксивым тоном огрызнулась женщина.

— Эй, парень, парень, ты по русски говорить? — обращаясь к Юре, возобновил попытку расспроса мужчина.

Юра тем временем рассматривал сидящих в клетке попаданцев глазами Белки. Тролль, не торопясь, переводил взгляд с одного узника на другого, делая это не по их активности, а взглядом статиста — по очереди, справа — налево. Узников оказалось четверо и когда взгляд тролля сфокусировался на единственной женщине, молодой человек невольно прибалдел. И от чего прибалдеть имелось.

В Юриной команде, кроме уничтожающего винные бутылки гопника, имелся весьма неглупый философ. Женя — так звали данного индивида, уделял много сил и внимания попыткам разобраться во всех тонкостях этого нового и весьма непростого мира. От Жени Юра знал, что пусть и кажется, что попаданцы переносятся в этот мир в своих, порой порядком изменённых физических телах, это совершенно не так. На эту планету отправляется лишь информационная сущность человека или, если понятнее, личность. Многие говорят душа, но по словам Жени это неверно, ибо душа и личность есть вещи слегка разные. Хотя кто их разберёт, без забористого косяка подобные вопросы загадочны и туманны. Важно не это, а то, что новое тело собирается Хранителями уже здесь, под местные реалии и задачи.

Кто такие Хранители? Если провести аналогии с компьютерными играми — контрольные программы, плотно вплетённые в массив основного кода. Хотя никакие они не программы, а сущности весьма могущественные и непонятные.

Но и это не важно, как говорилось, Хранители собирают тело под новые реалии и довольно часто, пусть и не всегда, новое тело сильно отличается от прижизненного. Как минимум оно лишено каких-либо функциональных недостатков, как максимум — моложе и привлекательнее. Порой меняется внешность, в редких случаях даже раса. По местным тавернам ходит зажигательная байка, о махровом фашисте загремевшем в этот мир в теле негра. Кстати, о неграх, один из пленников как раз он и есть. И не ниго, а самый настоящий афро — чёрный как гудрон мускулистый мужчина.

«Гуталин!» — моментально окрестил чернокожего мужчину Юра.

Но имелся и более редкий вариант получения физической оболочки, а именно, она стопроцентно соответствует прижизненной, пусть и начинает быстро меняться в лучшую сторону. Обычно под данный вариант попадали те, кто ну о-о-о-о-очень сильно косячил при жизни. Ну о-о-о-о-очень! Например Юра, который, прежде чем помереть от игрового передроча, весил сто двадцать кило при росте метр шестьдесят. Кстати, он и сейчас метр шестьдесят и весит немало, где-то под девяносто. Вот только он уже давно не толстый, а слегка квадратный и пугающе сильный физически. Однако в этот мир молодой человек попал именно в том виде, какой имел при жизни — жирный, рыхлый и с геморроем в известном месте. И все перечисленное мучительно паршиво приходило в норму в течении нескольких первых недель. Так сказать, в назидательно-воспитательных целях.

Как, где и чем, косячила «Фифа» Юра не знал, но в одном он не сомневался, «косячер» у неё был размера XXL.

Одного взгляда хватило что-бы понять, сидящая в клетке женщина при жизни не колола ботекс разве что только в пятки, а в остальные места его накачали столько, что хватило бы на маленькую ботексную лавочку. Вон, в верхнюю губу его явно перекололи, отчего та лопнула и всё из неё вытекло, но даже воспалённая, верхняя губа выглядела вдвое меньше нижней. Было ясно и то, что когда при жизни «фифа» входила в помещение, сначала в дверной проём входили ОНИ — две огромные, вздёрнутые, под завязку наполненные силиконом груди. А последней заходили ОНА — аппетитная, формой грецкого ореха, жопа. На лице же «звезды офиса» тройным слоем дорогой косметики значилось, что если ты — планктон, не обладаешь кошельком толщиной в кирпич, то подержаться как за первое, так и за второе, тебе не светит.

Изучая «фифу», Юра даже как-то рассочувствовался, понимая, что в этом мире ей придётся писец как тяжко, ибо все её прошлые ценности и идеалы не стоят здесь ровным счётом ничего.

— Что ты пялишься на меня, педрило мутноглазое? Все вы мужики одного хотите… — не преминула возмутиться «фифа», так как Юра, пусть и расфокусированно, смотрел в её сторону.

Что-то подсказывало попаданцу, что пленница всё также считает себя прижизненно неотразимой, видать сказывается отсутствие общения с зеркалом. Вполне вероятно, она даже забыла, что одета в грязный засаленный балахон, какие монстры выдают пойманным попаданцам после полной конфискации их имущества.

— Расслабься «красавица», здесь на тебя в голодный год за мешок картошки никто не полезет, — поражаясь своей же наглости и решительности, с ходу выдал молодой человек.

Выдал и на миг расстроился, так как затосковал по своей женщине и по совместительству первой настоящей любви. И у задротов она случается, жаль, что не при жизни.

— Парень! — услышав родной язык, прильнул к решётке клетки заговоривший первым пленник — мужчина лет тридцати пяти, на вид незамысловатый работяга. — Что здесь происходит то? Что за мутанты нас повязали? Расскажи, а?

— Рассе! — рявкнул один из троллей-охранников, да так, что задрожал воздух.

«Работяга» побледнел и отшатнулся от решётки, нерешительно замолкнув. Замолкла и «фифа», принявшись хныкать и мять через робу внушительного размера груди: видать силикон просился прочь из тела, но выход найти не мог, отчего зудел и чесался.

Закончив осмотр пленников, Белка принялся смотреть на клетку в целом, так чтобы Юре были видны все пленники разом. Стоит отметить, что смотреть на мир чужими глазами занятие дико неудобное, но на безрыбье…

Не спеша отвечать на вопросы соотечественника, молодой человек изучал оставшихся двух пленников и по мере изучения у него зрело два насущных вопроса. Первый — почему четвёртый из сидящих в клетке попаданцев не удосужился ввести новичков в курс дела, ведь Юрин навык «Чувство цели» ясно говорил, что сидящий в углу суховатый мужчина имеет 20, а то и 25 уровень. Выглядел «бывалый» мрачно и отстранённо, оно и ясно, перспективы его ожидали нерадужные.

Ответ на этот вопрос Юра нашёл быстро: вероятнее всего родной язык «бывалого» был не русский. К гадалке не ходи знает местный, но что толку, ведь язык, на котором разговаривают люди на текущем континенте не знают «свежие». Далее следовал второй вопрос: каким образом к монстрам в лапы угодили двое, а может и трое, негр пока помалкивал, новичков. Судя по задаваемым «работягой» вопросам, появились они не в городе, что странно, ведь из городов рядом только Озоторг, в котором новичков положено заботливо адаптировать и осторожно вводить в суть трандица, в который они попали.

И здесь Юра осёкся, ибо вспомнил, что лично ему знакома группа американских спецназовцев, полным составом появившихся на окраине континента, после чего янки с боями и приключениями с месяц пробирались к ближайшему городу.

— Ерисата шамараша ашин ересин хасане? (Где вы взяли эту зелень?) — обратился Юра к Белке.

Сидящий в дальнем углу клетки суховатый мужчина вздрогнул и с удивлением посмотрел на молодого человека. И верно: попаданец говорящий на языке мобов зрелище исключительное.

Белка подтвердил Юрины подозрения: негра, «фифу» и работягу «повязали» возле заброшенных руин у границы Зелёной фракции. Троица, прикрыв наготу модными юбками из коры и веток, с большими глазами пробиралась по лесу.

«А ведь им очень повезло наткнуться на патруль Зелёной фракции, — подумал Юра, — напорись они на обычных мобов, их бы просто-напросто грохнули».

— Естемери харай? (А этот?) — кивнул молодой человек на сидящего в углу попаданца.

— В составе группы напал на наш патруль, была стычка, с обоих сторон потери, этого оглушили и взяли в плен, — охотно объяснил монстр. — По мне, надо было его сразу грохнуть, но бюрократия, чтоб её, без допроса не полагается, — дополнил Белка.

Юра про себя вздохнул: собрата было жалко, но сделать что-либо он был бессилен: если бы не выданный по квесту особый статус, он сам не прожил бы в лагере монстров и пяти минут, по крайне мере вне подобной клетки. Тем не менее, необходимо было попробовать повлиять на судьбу новичков. Отчего-то молодой человек был уверен, что командующий Аринтон внемлет просьбе сделать для них исключение и отправить в город за «красивые глаза».

— Так, я это, к Аринтону… Ты не в курсе, он в штабе или куда пошёл после планерки? — обратился Юра к троллю.

— Сиди уже, — ухмыльнувшись своим огромным ртом, ответил Белка. — Командующий скоро придёт, ему тоже любопытно посмотреть на этих троих.

Юру услышанное несказанно обрадовало и стоило поторопиться: когда ещё он сможет нарубать бонусов вот таким вот — бессовестно халявным способом.

Система модифицировалась, прорабатывалась и усложнялась, хотя нет, не совсем так, она изначально была весьма продуманна и совершенна. Правильнее сказать, что Система подстраивалась под своих подопечных, становилась для них более логичной и понятной. И самое главное, она «нежно» намекала, чего именно хочет от попаданцев. Правда, если не понимали «нежно», то намекали грубо и грубо настолько, что засовывание лома в известное место казалось в сравнении невинной шалостью.

Некоторое время назад к возможности вызывать текстовую информацию, добавилось окно графических характеристик. К счастью, или же к сожалению, никаких шкал и процентов перед глазами не маячило, да и глупо всё это. Зато теперь, по желанию, можно было видеть что-то вроде графика — многоугольника, каждый из углов которого отражал взаимоотношение тебя-любимого с некоторым аспектом окружающего мира. Точнее не всего мира, а с той его частью, которой заведовала Система. Но не изломанная геометрическая фигура будоражила нынче умы попаданцев, а круг, в котором она находилась. По кругу этому гуляла шкала характеристики «Расположение мира». По умолчанию она была пуста и в зависимости от твоих действий начинала расти либо зелёным — вправо, либо же красным — влево. На деле, основная характеристика, отражаемая данной шкалой, не являлась чем-то сильно осязаемым и ясным. Довольно точно её можно охарактеризовать как «Внешняя удача». Люди, чьё значение находилось в зелёном, начинали замечать, что неприятности с ними случаются реже, а приятности чаще. Тайничок там какой найдут, вражеская стрела удачно застрянет в походной фляге, не сработает опасная ловушка и подобное. Но сказать, что жизнь при этом превращалась в одно большое счастье было никак нельзя. Жизнь, как и раньше, пыталась всунуть поджопник при первой подходящей возможности, но только делала это нежнее, что ли.

«Рабочий класс» волновала характеристика второстепенная. Именно ради неё данную информационную панель вызывали перед сном, трепетно поигрывая анусом при одной только мысли о красном цвете, ведь данный график ясно показывал, насколько этой ночью будет сладостен и спокоен твой сон, так как спалось в этом мире весьма специфически.

Одним из самых простых и действенных способов «добавить зелёнки» была помощь новичкам и чем «свежее» те были, тем больше накидывали «положительной кармы». Правда с помощью всё обстояло не так просто, как хотелось бы, но, если следовать правилу «Дай голодному удочку, а не рыбу», то всё обычно обходилось хорошо.

— Парень, парень, ты чего подвис то? — волнуясь и опасливо косясь на монстров, зашептал «работяга».

— По делу я подвис, думаю, что вам — неудачникам рассказывать стоит, а что нет, — ответил стоящий перед клеткой Юра.

— Они меня изнасилуют? — моментально прильнула к решётке «фифа».

— С какого перепугу они должны тебя насиловать? — слегка ехидно переспросил Юра.

— Ну, они же гоблины?.. Или кто они там?

— Жил был один японский мальчик, — слегка задушевно начал говорить молодой человек, — мальчика этого не любил папа, не любила мама, не любила собачка и даже хомячок и тот не любил. А когда мальчик подрос, его ещё и не любили девушки. Возможно, не любили потому, что у него была родинка под левым глазом, хотя скорее причина крылась в том, что он был редким мудилой. Но мальчик не унывал и начал искать себя в разных делах и наконец сделался популярным мангакой. Это чувак такой, который японские комиксы рисует. Так вот, в его комиксах мобы насиловали всё что движется, а то, что не движется, толкали и тоже насиловали. Но лично нам важно то, что в отличии от тебя, местные монстры творения упомянутого мангаки не читали. Кстати, многие вроде меня, этого мангаку здесь очень ждут, дабы засунуть ему в одно место пачку его драгоценных комиксов. Короче, посмотри на того тролля, — повернувшись, указал Юра на Белку, — что ты чувствуешь?

— Э-э-м, — неуверенно протянула «фифа».

— Ненависть ты чувствуешь, жгучую, неприкрытую ненависть, — ответил за пленницу молодой человек. — И он к тебе испытывает то же самое. И если говорить прямо, от твоего убийства он получит на три порядка больше удовольствия чем от присовывания кое-чего в кое-куда. А если углубиться в подробности — члены монстрам нужны только чтобы писать. Не всем, но таких, которым не писать, вы встретите не скоро. И вас бы давно убили, если бы не железные порядки в этом месте, по которым таких как вы сначала необходимо допросить, а уже после решить, что с вами делать.

— Парень, парень, — оживился мужчина, — так все эти штуки, ну как в игре, я о табличке, которая всплывает, когда глаза закрываешь, это игра, да? И монстры…

— Ага, игра блин, прям не оторваться, — буркнул Юра. — Вас звать то как?

— Меня Эдик — ответил «работяга».

— А меня Жанет, — вставила «фифа».

— Жанет — рубль двадцать за миньет, — передразнил пленницу мужчина. — Жанна её звать, — пояснил он Юре.

— А того? — кивнул Юра в сторону молчащего негра. Негр сохранял спокойствие и с любопытством наблюдал за происходящим. Четвёртый же пленник пребывал в апатии, смотря перед собой лишённым воли взглядом. Видать уже «умирал» до этого, и сейчас находился в ожидании «повторения банкета».

— Мы зовём его Лулумба, он ваще дикий. Ну в смысле реально из джунглей. Вон, губастая английский знает, но Лулумба по англицки не рубит…

— Я не губастая, базар фильтруй! — возмутилась Жанна.

— Хорошо, хорошо, — согласия Эдик, — жопастая знает английский…

Пленница зашипела от злости и вытянула в сторону мужчины руки, с явным намерением расцарапать его ухмыляющееся лицо. И надо заметить, длина ногтей позволяла.

— Да пошла ты, — взорвался на неё Эдик, — если бы не ты, мы бы здесь не сидели! «Давай подойдём, давай подойдём»… Подошли блин, «время спросили»… Вон, Лулумба эту нечисть за километр приметил и потащил нас в другую сторону. А ты, дура…

Жанна на это надулась, но проглотила.

— Не ругай её, — вступился за пленницу Юра, — если бы вы наткнулись на «диких» мобов, вас бы точно убили, а вы бы на них наткнулись. Так это, почему Лулумба ваш «дикий» то?

— Он это, я же говорил, английского не знает. Он типа не американа-негр, а лесной. Лопочет на своём лулумбском, не понять ничего. Он нам одёжку из говна и коры состряпал и по лесу водит, как лесник пятого разряда. Так это, парень, что с нами будет то?

— Меня Юрой зовут. А будет с вами следующее: скоро сюда придёт местный босс, посмотреть на вас и, если сильно понравитесь, поболтать о всяком. После поболтать вас либо убьют, либо отпустят. И я склоняюсь ко второму, но рекомендую сильно не выёживаться, дабы досрочно не произошло первого.

— Да тут попробуй, повыёживайся, — опасливо покосился Эдик на тролля.

Молодой человек продолжил:

— Как в первом варианте, так и во втором, вы попадёте в город, скорее всего в ближайший, зовётся он Озоторг, там много наших, да и вообще есть организация, которая таким как мы помогает, всё будет нормально.

— Эй, эй, помедленнее на поворотах, — возмутился Эдик, — что значит «как в первом, так и во втором»… Так это игра что ли? Умирай сколько хочешь. А сохранения есть?

— Видишь вон того милого тролля? — опять указал Юра на Белку. — Если он пристроит тебя яйцами на табуретку и ударит кулаком сверху, по яйцам в смысле, тебе будет ну очень больно. Так вот, помножь эту боль на тысячу и это будет сотая доля ощущений при местной смерти. А в остальном да, ты теперь без пяти минут «Маклауд», и нет, сохранения отсутствуют, разве что яйца после будут как новые…

— Так мы, типа, эти — попаданцы? — с какой-то торжественностью, заключил сидящий в клетке мужчина.

— Они нам поесть-то дадут? — Жанна, казалась, пропустила мимо ушей всё сказанное выше.

— Дадут, дадут и чашечку капучино после. На нем ещё пенка будет с рисунком сердечка, — кисло скривился Юра.

— Слышь, это, — оживился Эдик, — а ты чё бывалый такой? Ну, мобы тебя не трогают, и держишься как мой прораб на планёрке, хотя на вид совсем зелёный… — цепко оглядел попаданца мужчина.

— Здесь так держаться — самый важный скилл, без него никак, — вздохнул Юра и понял, что на самом деле копирует манеру одного человека, или точнее монстра. — Ладно, не отвлекаемся, — продолжил он. — Вы как давно в этот мир попали?

— Четвертый день идёт… — чуть подумав, ответил Эдик. — Первый день мы вообще никакущие были, второй отсиживались — офигивали с происходящего, да и боялись выйти из подвала того, на третий, ближе к обеду, выдвинулись, но далеко не ушли, зелёные нас повязали. У, сволочи… — пленник осторожно потрогал ушибленный затылок.

— Значит уже познакомились с местными сновидениями?

— Ещё как познакомились… — подтвердил Эдик. — Сплошная харекришна, а не сновидения.

Жанна на теме местного сна страдальчески засопела.

— Короче, слушайте, — продолжил Юра, — чтобы спать по ночам хорошо, необходимо учиться, развиваться, исследовать и убивать монстров. Только не здесь, монстры позже. И не вздумайте, слышите меня, не вздумайте совершить самоубийство! За суицид здесь можно получить билет в один конец и чей этот конец, вам лучше не знать. Чаще читайте советы наблюдателей, они первое время много путного пишут… Вы же табличку статуса вызывали? — спросил молодой человек, на непонимание собеседников.

— Это которая с навыками и прочей хренью? — переспросил Эдик.

— Она самая. Так вот, там есть пункты Белый и Чёрный наблюдатели…

Про наблюдателей дорассказать не удалось, так как Белка подскочил со стула, отчего картинка прыгнула, а после перед взором предстало грозное лицо командующего Аринтона.

Юра замер и моментально позабыл о том, что надо что-то там просить. Аринтон имел характер твёрдый и взвешенный и в делах важных не был подвержен переменам настроения. А вот в делах неважных… Усложнить Юре жизнь как раз к таким — неважным, делам относилось.

— И какого ты здесь делаешь, проныра этакий? Если мне не изменяет память, твой зад уже с полчаса должен находиться в учебном центре, — рявкнул на попаданца орк.

Юра засопел и промямлил что-то про опережение программы.

— Марш отсюда, — коротко закончил диалог Аринтон.

— Я это, они совсем недавно здесь, их бы отпустить, — замямлил, указывая на клетку молодой человек.

— Я что-то непонятно сказал? — переспросил орк.

Попаданец понял, что прозвучало последнее предупреждение и ему вот-вот привалит неприятностей, отчего вздохнул и рысцой бросился к воротам.

— Парень… — потерянно выпалил вдогонку Эдик.

— Передайте моим, что у меня всё хорошо, — уже на бегу, крикнул Юра.

— Каким твоим?

— В городе всё узнаете…

Минув насыпь и ворота, Юра покинул тюремную секцию. Аринтон же хмыкнул и перевёл свой тяжелый взгляд на пленных.

— Парень… — сжимаясь и теряясь под пристальным взглядом высшего орка, только и смог прошептать Эдик.

Глава 2: Время перемен

Глава, в которой один обычный день гоблинского плена заканчивается.

Юра не мог уверенно сказать, чем день сегодняшний отличается от дня вчерашнего, как и от любого другого, проведённого в гоблинском плену дня, но что-то в этом дне было не так. Минимум исключительным его делало то, что по пути в учебный центр количество монстров, которые окликнули его на «поболтать», превысило число зелёных дебилов пытавшихся отвесить ему пинка или же зашибить камнем. Один такой дебил даже получил от Юриного знакомого огра подзатыльник, от которого добрых пару метров чертил рожей по пыльной земле.

Но нет, дело не в монстрах, дело в предчувствии, какое бывает перед переменами, вот только какими эти перемены будут — плохими или хорошими, тот ещё вопрос.

Войдя в неказистое бревенчатое здание учебного центра, попаданец предстал перед сидящим за столом гремлином. Вот с кем, с кем, а с этими монстрами следовало дружить, хотя бы потому, что они не глупее людей, поголовно владеют магией и обременены кое-какими админскими полномочиями, пусть последнее тщательно скрывают.

— Опаздываете молодой человек, — недовольным голосом проскрипел сидящий гремлин.

— Опаздываю, — виновато потупился Юра.

— За опоздание полагается наказание, — задумчиво произнёс монстр. — А, ладно, иди, хватит с тебя наказаний. Да и наставник тобой доволен, — «вахтёр» махнул на попаданца гусиным пером, словно отгоняя назойливую муху.

— Заерах в третьем классе, — крикнул он в спину поспешившему убраться с его глаз молодому человеку и что-то пометил пером в лежавшем на столе толстом журнале.

— Спасибо, — придерживаясь стены, поблагодарил гремлина Юра.

Пройдя длинный коридор и на ощупь отсчитав третий проход, он зашёл в нужное помещение, постоял в дверном проёме прислушиваясь, после чего уселся на длинную деревянную скамью у стены. Следовало подождать, так как судя по услышанному внутри разговору, наставник был занят обучением монстров. Вздохнув, Юра посочувствовал учителю, так как ученики попались «минус 100 балов в тесте IQ для ДЦПшников».

— Аларин асанай ане эхара. Переведите сказанное на язык монстров, — требовательно обратился к ученикам-гоблинам непривычно мохнатый гремлин, внешность которого являлась помесью Горлума из Властелина колец и спившегося от не лучшей жизни Пикачу.

Трое гоблинов переглянулись в немом совещании, после один из них ответил:

— Шрайтама шерайх хен асаран…

Гремлин от услышанного скривился словно взял в рот что-то кислое, после чего недовольно произнёс:

— Ага, то есть вы, например, ловите заблудшего пришедшего на территорию Зелёной фракции и спрашиваете у него «Зачем ты пришёл в деревья?» На что он вам наверняка ответит «Как зачем, чтобы удариться об деревья головой…» Аларин асанай ане эхара?» на языке людей значит — «Зачем ты пришёл в лес?» И если бы вон тот, ухмыляющийся человек не жертвовал для вас — недоумков своё время, вы бы никогда не сдали у меня зачёт, — кивнул монстр на сидящего у двери попаданца. — Ладно, свободны, а ты задержись, — гаркнул учитель одному из гоблинов, как всегда безошибочно вычислив монстра, к глазам которого подключился Юра.

Вытащив из стопки книг на столе нужную, гремлин полистал её, открыл на нужном месте и сунул оставшемуся гоблину, не забыв для профилактики отвесить зелёному подзатыльник. Подзатыльники Заерах — так звали гремлина, отвешивал пушечные, уж это молодой человек знал отлично, так как в первые месяцы обучения ловил их столько, что потом полдня в ушах звенело.

Хорошо зная, что от него требуется, Юра принялся читать написанное. Своего письма у монстров не было, так что грамматические правила и их примеры были записаны транскрипцией на языке людей данного континента. Впрочем, как знал молодой человек, на соседних континентах язык был тем же, разве что некоторые слова произносились по-другому, да и ударения ставили по-своему, но не более.

После прочтения полагались вопросы, однако сегодня вопросов не имелось. Не сказать, что в Юре проснулся лютый полиглот, как и не сказать, что был он «сиди, я сам открою». Просто жизнь среди носителей языка очень сильно освоению этого языка способствовала, да и голова в этом мире работала на порядок лучше. Хотя дело тут скорее всего не в мире, а в том, что либо голова работает, либо ты регулярно полируешь задницей холодный пол точки воскрешения.

Занятие тем временем шло своим чередом.

— Шатермах?

— Королевство.

— Мишара?

— Лошадь.

— Аша мишара?

— Осёдланная лошадь.

— Муарама масимарашь?

— Э-э… — обалдел молодой человек. Ибо произнесённое имело крайне неприличное значение.

— Х-м-м… — задумчиво протянул гремлин и положил перед Юрой небольшой жетон красноватого металла.

— Похоже учить тебя мне больше нечему, — с нотками торжественности заключил монстр, после коротко гаркнул:

— Свободен…

Жетоны имелись трех видов — серый, желтый и красный. За любой из них Юре давали то количество еды, которого более чем хватало на плодотворный рабочий день. Однако за простецкий — серый можно было разжиться максимум подобием перловой каши на воде, а за красный — самый лучший, полагалось мясо, местный гарнир — обычно похожие на клубни картошки, да и еще немного сухофруктов насыпали.

Поблагодарив учителя, именно он оценивал старание ученика и стимулировал их пищевым довольствием, попаданец направился к строению офицерской столовой. В ней полученный жетон можно было обменять на еду. Монстры занимающие командные должности ели отдельно, и это радовало, ибо общая гоблинская «столовка» — адово место, где такому как Юра не только поесть сложно, но еще бы зубы не потерять. Нет, порядки здесь строгие и ведут себя монстры на редкость дисциплинированно, так уж оно — фракционное подчинение работает, вот только пнуть попаданца, это как сорвать свисающее через соседский забор яблоко — вроде и не положено, но очень заманчиво.

Без приключений добравшись до нужного места, благо недалеко, Юра зашёл под обширный навес, огороженный со всех сторон щитами из плетёного ивняка: капитальных стройматериалов на всё не хватало. Внутреннее строение данное место имело простое и практичное, с одной его стороны находилась кухня, состоящая из батареи приземистых кирпичных печей, на которых готовили и подогревали еду и, собственно, пространство предназначенное для едоков — заставленная деревянными столами и скамьями площадка. Кухню и «зал» разделяла длинная деревянная стойка, на которой высились горы чистой и не очень посуды.

На кухне правил махровый матриархат, а именно здесь заведовали бойкие гоблинши и пара необъятных троллих. Среди огров, как ни странно, имелись только мужские особи, но над этим вопросом молодой человек предпочитал голову не ломать.

Женские особи монстров встречались значительно реже мужских и при этом были крупнее, сильнее и умнее, отчего без труда могли поставить зарвавшихся самцов на место. Но при этом они обладали и положенными женщинам качествами — заботливостью и хозяйственностью. Несмотря на то, что какое-либо сексуальное влечение, как и возможность естественного размножения, у мобов отсутствовали, монстры мужского пола были не прочь пофлиртовать с кухарками, за что им частенько перепадало что-нибудь вкусное.

Сейчас столовая пустовала, так как основная масса офицеров имела строгий график, отчего позавтракала рано утром и теперь придёт сюда только вечером — ужинать. Обед в лагере отсутствовал как понятие: ели монстры строго два раза в день, утром и вечером. Правда с точки зрения монстров, поесть утром — это поесть где-то между рассветом и серединой дня, а поесть вечером, с середины дня до поздней ночи.

Подойдя к отгораживающему кухню длинному столу, Юра принял вид скромный и нетребовательный, разве что слезливых глаз голодного котёнка не хватало.

Одна из гоблинш, с видом домохозяйки, которую оторвали от просмотра заключительной серии Санта-Барбары, отошла от печи и взяв со стола деревянную миску, постучала в неё ногтем, дабы привлечь внимание попаданца. И судя по звуку ударов о сухое дерево, продырявить этим ногтем кевларовый бронежилет задача посильная.

Происходящего вокруг молодой человек не видел, но содержание столовой знал прекрасно, отчего ориентировался ловко и умело. Причина «слепоты» крылась в том, что кухарки, все как одна, имели уровень 35+, отчего подключаться к ним было стрёмно. Ведь даже при «тихом» подключении, в случае неудачи монстру сообщалось о неудавшийся ментальной атаке. И понятное дело, такие атаки монстров не радовали, а не радовать монстров, отвечающих за поесть, себе дороже.

— Что будешь? — недовольно спросила гоблинша.

— А что есть? — заинтересованно спросил Юра и подал кухарке красный жетон. Подав же, осознал, что его, вероятно, накормили бы по первому разряду будь даже у него жетон попроще. Нет, день сегодня положительно необычный.

— Из мяса — кабанятина или рыба, гарнир как обычно, фляга воды и сушёные фрукты прилагаются, — перечислила гоблинша, убирая жетон в карман фартука.

— Мне рыбу и как обычно, — без раздумий ответил попаданец.

— Это правильно, а то мохнатые опять реку отобьют, кто знает сколько будем без рыбы сидеть, вот тогда и наешься кабанятины.

Юра на сказанное энергично закивал. И дело здесь было вовсе не в особой любви к рыбе, а в том, что кабана он не ел принципиально, ведь тех кабанов — которые животные, гоблины давно выжрали в радиусе километров тридцати от лагеря, остались лишь сгоняемые в этот район Системой кабаны — которые монстры, разумные монстры. Не сказать, что молодого человека в этом вопросе терзали высокие морально-нравственные идеалы, но всё же есть разумное существо было как-то противно, да и ко всему кабанятина была откровенно грубая.

Другое дело рыба, которая, первое — свежая, второе — мало-мальски приправленная, а третье, лично для Юры, с солью. Соль ему окольными путями передавали товарищи, точнее не ему, а как взятку фракции. Правда, из тех пятидесяти килограмм соли, которые монстры ежемесячно «случайно» находили недалеко от города, Юре перепадало максимум грамм двести, но и то в радость. Вообще, за подобные передачи можно не хило огрести от Хранителей, но практика показала, что Юрин особый статус помогал и здесь, а может товарищи нащупали какой баг, неизвестно.

Да и с рыбой действительно случались перебои. Тридцати пяти тысячная масса монстров подчищала близлежащие поля и леса словно стая голодной саранчи. Серьёзно осложняло добычу съестного наличие конкурентов в виде почти вдвое большего количества гноллов. Тем не менее, снабжение лагеря работало как часы: каждое утро, еще до рассвета, большое число поисковых отрядов растекалось на многие километры вокруг, дабы к вечеру вернуться с разнообразными ресурсами. Отдельной статьёй в добыче пропитания стоял рыбный промысел, так как в двадцати километрах к югу текла большая река, являвшаяся практически неисчерпаемым источником рыбы. За удобный доступ к этой реке, как знал молодой человек, между Зелёной и Желтой фракцией постоянно случались жестокие стычки, а то и самые настоящие тяжёлые бои.

Получив еду и воду, Юра, не торопясь, но и не зевая, закинул в себя среднего размера жареную рыбину и порцию похожих на варёную свеклу клубней, не забыв запить всё это дело из выданной на день деревянной фляги. Поев, он поблагодарил поварих и направился в двенадцатый сектор, а именно в ту его часть, где располагались гоблинские казармы. Топать пришлось почти через половину лагеря и здесь госпожа фортуна решила показать, что дама она непостоянная. Группа обозлённых гоблинов, видать из тех, которые отходили после воскрешения, получив по голове от заблудших, решила взять попаданца на гопстоп.

Довольно неприятно, когда тебя окружает толпа монстров и начинает излагать свою версию твоего появления на свет, в которой твоя мама проститутка, папа алкаш, а сестру они имели дружным скопом. И очень хочется пройтись кулаками по гнусным рожам, ведь и силёнки имеются и навык давно наработан, да только зелёная сволочь только этого и ждёт. Бивали Юру в первые месяцы плена, ох бивали и после ещё и виноватым оказывался.

Но это было давно, когда он терялся, палился и тупо не знал, что в подобной ситуации делать. А делать всего-то требовалось следующее — молча проходить мимо кучи обделённых жизнью неудачников, игнорируя поток их злобы не только внешне, но и будучи полностью безразличным к нему ментально. Это как с приставшей в подворотне собакой, чем меньше на её лай реагируешь, тем быстрее она от тебя отстанет.

Гопота «проглотила» и лишь от бессилия кинула вслед несколько камней, от которых молодой человек без труда увернулся. И здесь Госпожа удача оценила Юрин рост и старания: один из брошенных гопотой булыжников угодил прямиком в затылок спешащего куда-то тролля. И не просто тролля, а одного из подчинённых Белки. А если тролль подчинённый Белки, то он есть как минимум сто восемьдесят килограмм обученной убивать живой массы. Увы, насладиться зрелищем не удалось: Юра слегка опаздывал, да Машенька уже наверняка заждалась…

Машенька очень напоминала Марину — мага и целительницу Юриной команды. Но если Марина, при всей своей внешней скромности, являлась сорока килограммовым куском гексогена, то Машенька была девушкой скромной, доброй и слегка неуверенной. Машенька была Машенькой, той самой, которая из «Маша и медведи». Но не из тех медведей, где обожравшаяся амфетамина малолетняя ДЦПшница мешает жить трудяге — медведю, а из других, старых, добрых и нашенских.

Маша была вторым и последним человеком в лагере зелёной фракции, которому Хранители присвоили Особый статус. Суть Особого статуса в том, что монстры к вашей скромной персоне нейтрально — недоброжелательны с возможностью улучшения статуса до просто нейтрального и дружественного. Зачем подобного «Кота в мешке» всучили ему — Юре, молодой человек догадывался, точнее предполагал, что он тот «Ёж», который без пинка не летает, но вот зачем в подобное втянули Машеньку, тот еще вопрос. Хотя может втянули, чтобы ее лишний раз не грохнули. Ведь Машенька была «доборщицей», а с доборщиками Хранители, как известно, нянчатся и подкидывают им всякие ништяки, которых им так не хватало при жизни.

— Привет Маш, — добравшись до места и поморщившись от доносившейся от стены вони, поздоровался с девушкой Юра.

— Ты меня видишь? — удивилась русоволосая пигалица.

— Нет, но Хрюша так пыхтит, что за километр слышно.

Хрюшей Машенька окрестила выделенного ей в охрану тролля, сам тролль немедленно на это имя согласился и невероятно им гордился — вот она, магическая сила милых девушек.

— Всё Хрюш, мы идём работать, до после обеда, — обратилась попаданка к троллю на языке монстров, переврав в процессе слово «идем» и неправильно поставив ударение на «работать», но Машеньке, в отличии от Юры, всё прощали.

Неразговорчивый тролль коротко рыкнул, погрозил Юре кулаком, намекая, что если с вверенным ему объектом что-то случиться, то Юра научится повороту головы на 360 градусов, правда только один раз, после чего отправился по своим тролльим делам, а именно, завтракать и тренироваться.

— Ну что Маш, поехали? — обратился молодой человек к девушке. Пигалица кивнула и приняла запрос на подключение.

Юра «огляделся». Сектор двенадцать находился у самого края лагеря, более того, одна из стен, это место огораживающих, как раз и была его внешней границей.

Внешняя оборонительная стена была построена по той же технологии, что и внутренние перегородки — вкапывалось два ряда грубо обтёсанных древесных стволов, а в пространство между ними засыпалась и утрамбовывалась земля, глина и щебень, в общем всё то, что поднималось из глубины в процессе создания разветвлённой сети пещер и переходов.

Внешнюю стену от внутренних перегородок отличали лишь размеры: она имела высоту чуть более четырёх метров и была укреплена внушительного размера брёвнами: огровская дурь творила чудеса, ибо построить подобное за полгода даже из земли и дерева было воистину трудовым подвигом.

Оглядев Машиными глазами массивную четырёхметровую стену, по широкому верху которой ходили зоркие гоблинские караулы и томились бездельем отряды дежурных лучников и арбалетчиков, молодой человек «перевёл взгляд» в противоположную сторону, на стоявшее напротив внешней стены здание казарм. Казармы походили на положенный плашмя спичечный коробок, разве что слегка подлиннее и вмешали в себя что-то около двух сотен гоблинов. Многое в лагере Зелёной фракции от Юры тщательно скрывали, но да услышит умеющий слушать, а слушать Юра за последние месяцы научился, отчего знал, что именно внутри многочисленных казарм находятся спуски на подземные ярусы лагеря. На точность данной информации указывал и объём Юриной работы, ибо породить столько дерьма двести гоблинов не смогут даже если будут весь день только есть и гадить. Кстати, о дерьме…

Вернув взгляд обратно на стену, точнее на её основание, Юра подождал, когда в тоже место посмотрит и Машенька: девушка чутко следила за направлением Юриного взгляда, после чего молодой человек узрел его — гоблинский сортир.

Узкое длинное здание зияло множеством входов, попахивало и вызывало чувство здорового отвращения. Под сортиром имелась здоровенная вытянутая яма, и дабы не мешать «трудовому классу» гадить, яма была слегка длиннее строения сверху. То есть, чтобы добраться до него — гоблинского дерьма, вовсе не обязательно заходить внутрь, а достаточно лишь откинуть большой люк у торца здания. Для удобства доступа под люком даже имелась ведущая до дна бревенчатая лестница, до дна, правда, ещё предстояло докопаться.

— Юр… — виновата протянула Маша, — можно я сегодня только смотреть буду, ладно?

Этот вопрос в течении последних четырёх месяцев девушка задавала ему регулярно, хотя мысль заставить её таскать тяжеленные вёдра с дерьмом, Юре в голову не приходила ни разу. Причина подобного отношения крылась не столько в широте души попаданца, сколько в том, что феминизм — он хорош, например, в офисной работе, а когда требуется оперативно выгрести восемь тон гоблинского дерьма, равенство полов не работает совершенно. Но Машина совесть требовала, отчего вопрос звучал регулярно.

— Можно Маш, конечно, можно, — кивнул молодой человек и уверенно направился к стоявшей рядом с сортиром тележке с встроенной в неё бочкой и висящими на ручках деревянными вёдрами.

Взяв тележку и подкатив её к яме, Юра открыл закрывающий яму деревянный люк, поморщился от пахнувшего в лицо смрада, после чего пристроил тележку поудобнее, открыл закрывающую бочку крышку, снял вёдра и, собственно, занялся процессом. Машенька тем временем стояла чуть в стороне и добросовестно обеспечивала зрительный обзор. Вообще, когда словно смотришь кино с самим собой в главной роли, это не есть сильно удобно, если не сказать, слегка сносит крышу. Но человек, похоже, способен привыкнуть и адаптироваться ко всему, было бы время.

Каждое ведро имело объём литров пятнадцать, встроенная в тележку пузатая бочка вмещала в себя двадцать вёдер. Работал Юра сноровисто и быстро, отчего не успела Машенька заскучать, как бочка оказалась под завязку полной. Захлопнув крышку и зафиксировав её задвижкой, не дай боже «ценный груз» расплескаться, молодой человек подождал пока девушка усядется на небольшую площадку перед бочкой, взялся за ручки и покатил «говномобиль» к заданной цели.

Катать туда-сюда триста кило на колёсах первые месяцы было тяжко даже с телом заблудшего, которое отличалось от прежнего минимум тем, что укреплено магией. Но то первые месяцы, сейчас же транспорт казался невесомым, разве что поднапрячься приходилось во время подъёма наверх внешней стены по специально сделанным сходням.

— Посторонись! — двигаясь поверху стены, периодически орал Юра, видя Машиными глазами кривящиеся лица охраняющих стену монстров — дозорных. Благо стена была широкая, метра четыре, а земля под ногами ровной и хорошо утрамбованной. Монстры на стене кривились от неприятного запаха, тихо матерились, но дисциплинированно уступали дорогу, оно и понятно, всё же при исполнении.

— Юр, приехали, вон, зелёная тряпка повязана, — сообщила Маша.

Доехав до отмеченного места, молодой человек подождал пока девушка слезет, после чего открыл крышку и приступил к выполнению действительно сложного «фокуса». Необходимо было, накренив телегу боком, вылить дерьмо в подготовленную с той стороны стены канаву, да вылить так, чтобы сильно не заляпать подпирающие земляную массу столбы. Выполнить данную процедуру «чисто», можно было только одним способом — просто взять и всю конструкцию с опорой на одно колесо медленно опрокинуть. И сделать это, надо сказать, было куда тяжелее чем клацать мышкой по виртуальной действительности при жизни. Трать очки работы мой верный герой, куй виртуальные ништяки, а я пока посижу, кофейку попью… Но, как говорилось выше, на текущий момент Юра был офигенно сильным физически.

Проделываемая работа являлась чем-то большим, чем просто сплавить куда-то отходы жизнедеятельности монстров. Как только канава под стеной будет заполнена, на смену выйдет бригада огров, задача которых присыпать канаву землёй. Сразу за ними пойдет отряд гоблинов-садовников, что плотно высадят поверх засыпанного дерьма семена быстрорастущего, крепкого и до неприличия колючего растения. Найдётся работа и троллям, а именно, тролль — инспектор, пройдётся после и оценит качество выполненной работы. Вот такое вот — безотходное производство.

Закончив, Юра закрыл крышку бочки, подождал пока «глаза» займут положенное место и покатил бочку обратно. Всего на загрузку и «рейс» у него ушло около двадцати минут. Времени по внутренним часам было примерно одиннадцать, работать предстояло до четырёх, после молодого человека ждал короткий отдых, еда и суровые тренировки. Вряд ли сегодня он и Маша успеют выгрести яму до дна, но что не успеют сегодня, то доделают завтра, а то и послезавтра, после чего последует день-два перерыва, пока очередной гоблинский сортир не заполнится до краёв.

— Слушай Юр? — обратилась к попаданцу сидящая на «козлах» девушка. — Ты как-то говорил, что, прежде чем лишить зрения, на тебя задействовали расходинк, ну, который должен был восстановить тебе глаза через три месяца. Но ты тогда не знал, какие месяцы имелись в виду — наши или местные. Я вот думаю, мы с тобой уже месяца четыре знакомы, а сам ты здесь и того дольше. Так что, получается эти расходники магические не всегда работают?

— Говорил, а расходник называется «Отложенное восстановление», — вздохнул молодой человек. — Вот только после, любимый тобой Кассиопея, наюзал на меня ещё какой-то расходной пакости, да будет пуст его бездонный карман! Может «заморозку» какую, а может продление. Чувствую, они с Аринтоном мной недовольны, что-то такое.

— А в статусе, в «Текущих эффектах» что пишет? — поинтересовалась девушка.

— Ничего не пишет: эффекты расходников там не отображаются, если только они не баффы и дебаффы.

— Ну ладно, допустим, — болтая ногами, рассуждала Машенька, — а квест от Хранителей? Тебе же для первой ступени надо выучить язык монстров, а говоришь ты на нём просто отлично, по моему мнению.

— Слезай, приехали, — скомандовал Юра заболтавшейся попаданке. — Да кто этих хранителей разберёт, — вздохнул молодой человек. — Но вообще да, меня сегодня даже учитель в учебном центре похвалил. Но знаешь, Кассиопея тот ещё жучара, я даже допускаю, что он каким-то образом смог заморозить мой квест…

— Юр… — умоляюще протянула скучающая во время процесса вычорпывания дерьма Маша, — а расскажи что-нибудь из того, что тебе наставники рассказывают.

— Какой из них? — страдальчески хмыкнул молодой человек.

— Кассиопея, — без раздумий потребовала девушка. — Он мне иногда всякие вкусности приносит, — стесняясь, призналась она Юре, — жаль, что он здесь бывает редко.

— Ну, для кого жаль, а кто потом сутки встать не может… А что рассказать?.. — задумался молодой человек. — Последний раз он рассказывал мне о битве за Белый город и рассказанное, по идее, должно нас печалить…

— Белый город, это где можно целый месяц спать без кошмаров? — уточнила Машенька. — Ну, так другие говорят, я эти кошмары ни разу не видела.

— Да счастлив блаженный, — вздохнул Юра, захлопывая крышку бочки. — В прочем, я тоже на сон не жалуюсь, вот только дело не только в нём. На высоких уровнях на пребывание в этом мире накладываются штрафы, например, что-то вроде терзающей душу ностальгии. Вроде как хочется вернуться в место, где было хорошо, как в детстве и место это, не этот мир. Так вот, в Белом городе это чувство также исчезает, но только на один месяц, а после откат в год.

— Вот оно как… — понятливо кивнула девушка, усаживаясь на телегу. — Но ведь наши, получается, его не взяли.

— «Не взяли» неприлично мягко сказано, нашим ввалили по первое число, — хмыкнул Юра. — Кассиопея целый вечер злорадствовал на тему «Как заблудшие могут быть настолько унылы?» И представь себе, заодно рассказывал мне, как надо было действовать чтобы выиграть. У меня складывается ощущение, что он искренне считает, что в ближайшие пару лет я отсюда не выберусь. Э-э-э-х, ухнем! — напрягся молодой человек, толкая тележку вверх по сходням.

— А почему проиграли, сил не хватило?

— С нашей стороны участвовало пятнадцать тысяч человек и это много, ведь заблудших на континенте всего тысяч так пятьдесят, хотя может и больше, точно не знаю. По словам Кассиопеи, основная масса народа подтянулась с соседних материков.

— Хм, а почему заблудших пятьдесят тысяч, а участвовало всего пятнадцать? — с непониманием поинтересовалась Маша.

— Эх, деревня, — вздохнул Юра, ожидая пока попаданка слезет, — я же как-то говорил, что туда раньше 80, а лучше 90 уровня, соваться нечего. Я не знаю сколько на Орингеле заблудших 100 уровня, пару тысяч наверно. Да и сотники уже не привязаны к одному материку: шарятся по всей планете. Уф, — утёр молодой человек пот со лба, вылив за стену очередную бочку. — Короче, мероприятие, ни много ни мало, планетарного масштаба, — подытожил он.

— Несправедливо это, — возмутилась девушка, усаживаясь на «штурманское место», — что только высокие уровни в таких мероприятиях участвуют. Ну и ладно, а демонов сколько было?

— Высокоуровневых демонов было семь тысяч. И ты это, сплюнь… Сразу видно на респ не летала ни разу. Навоюешься ещё. И ты для начала хоть одного гоблина без помощи Ашам завали, вот тогда и поговорим…

Машенька при упоминании своей тёмной стороны надулась.

— Так вот, — продолжил Юра, толкая тележку в обратный путь, — у Белого города есть пять уровней защиты. От пятого к нулевому.

— Это шесть… С нулевым. — возразила девушка.

— Может и шесть, — не стал спорить молодой человек, — суть не в этом. На нулевом уровне защиты нет вообще. Магические барьеры, ловушки, защитные големы и механизмы, — всё бездействует. Обороняющаяся сторона не получает усиливающего эффекта, а нападающие дебаффа, время каста флагов практически нулевое. Внутрь города открываются тайные проходы и, представь себе, главные ворота нараспашку! Их банально нельзя закрыть. Бери — не хочу…

— И почему не взяли?

— Пожадничали, схалтурили и сделали всё на отшибись.

— Нет, всё твой наставник со своей колокольни говорит, — засомневалась Маша, — не могут быть сотники такими глупыми.

— Может и так, — и здесь не стал спорить Юра, — но ты сама посуди. Во-первых, собрать и организовать в слаженную боевую массу пятнадцать тысяч человек — адова задача. Кассиопея часто повторяет, что у заблудших с этим вечные проблемы, по причине того, что мы — махровые индивидуалисты. И тем не менее, по его словам, в этот раз с данной задачей мы справились и справились неплохо. А вот далее была допущена фатальная ошибка, которая на первый взгляд не ошибка, а очень даже разумное действие: командование решило прощупать защиту города крупномасштабной боевой операцией. Вроде как «А вдруг возьмём?.. А если не возьмём, то будем точно знать, чего нам не хватает». И все пятнадцать тысяч, без големов и миньонов, без поддержки воздушного флота, без артиллерии, затратив минимум расходников, пошил в атаку. Прощупали блин, — расстроенно махнул рукой Юра и взялся за вёдра.

— А дальше то, что было? — сжав кулачки от волнения, спросила девушка.

— Да всё просто: демоны без труда отбили атаку и перешли в контрнаступление, серьёзно проредив ряды нападающих. Уж они-то вложились в битву от души. Большинство побитого народу улетело на родные материки, многие потеряли ценные предметы и похерили квесты, да и просто запал иссяк.

— Это, Юр, а почему наши атаковали без всех этих перечисленных штук, ну големов там и расходных предметов?

— Потому что всё перечисленное стоит лютое количество золота и кристаллов, ну и времени в придачу. Получается проиграли оттого, что поскупились и понадеялись на халяву — все вместе и каждый в отдельности. Не пожелали вложить в операцию всё что есть и даже немножечко сверху. С ценными расходниками знаешь как тяжело расставаться? Караул. Тридцать секунд счастья и минус пару тысяч золотом…

— И я всё равно не понимаю, — сомневалась Машенька, — Белый город, его же брали раньше? Неужели нельзя было обратиться к прошлому опыту.

— Наверно причины имелись, я даже могу «выдумать» тебе несколько, — работая вёдрами, ответил молодой человек, — вот только предлагаю переживать по более близким к телу проблемам.

— Эх, нет в тебе романтики, — возмутилась девушка.

— Маш, не верти головой, — попросил забывшуюся попаданку Юра.

— А, да, извини, — виновато осеклась девушка.

За разговорами и рабочим процессом четыре часа пролетели незаметно.

«Ещё пару ходок и с работой на сегодня можно будет завязывать», — удовлетворённо подумал молодой человек.

— Юр, ты как думаешь, мы за завтра с этим местом закончим, а? — заинтересованно спросила Машенька.

— Закончим, не сомневайся. Должен же быть у таких солидных людей как мы лишний выходной.

Вывалив очередную бочку, Юра спустил тележку со стены и покатил её к открытому люку, и здесь глазами Маши он увидел неприятную сцену. От здания казарм двое гоблинов под руки тащили к яме с дерьмом третьего, явно намереваясь бросить его вниз. Гикая и выкрикивая ругательства, вслед за ними следовала вереница ещё из пяти гоблинов.

На текущий момент на площадке было пусто, лишь изредка заходили в сортир выходившие из казармы монстры или же какой зевака или посыльный транзитом проходили это место. Основная масса монстров в дневное время находилась на заданиях или же тренировалась на многочисленных тренировочных площадках, отчего получилось, что кроме упомянутых гоблинов, Юры и Машеньки на площадке никого не оказалось. Со стены за происходящим с интересом наблюдали караульные, но они, без весомых причин, своих постов не покинут.

Юра сцене удивился, так как сцена была, мягко говоря, исключительная. Командующий Аринтон пресекал дедовщину жесточайшими методами. В первые месяцы становления Зелёной фракции доходило до того, что ярых нарушителей бросали в яму, обливали маслом и сжигали на глазах многочисленных зрителей. Любые серьёзные конфликты между монстрами решались через арбитров в виде десятников и сотников, которых специально инструктировали и обучали судейским функциям. Но даже при всём перечисленном, молодой человек вмешиваться в происходящее не хотел, и дело было не в трусости: точнее всего отражала ситуацию пословица «В чужой монастырь со своим уставом не лезут».

— Юр, за что они его так, а? — сочувственно протянула Машенька.

— Не знаю, но лучше не вмешиваться. И ты не сомневайся, им за самоуправство влетит, те же дозорные после смены доложат.

И здесь конвоируемый гоблин, полными обиды и бессилия глазами, посмотрел на Машу. Не сказать, что все гоблины для Юры были на одно лицо, но всё же различал он их не очень хорошо, однако этого гоблина помнил. Нормальный монстр, человечный что ли, за что и не любимый остальными.

«Да это же Карась!» — узнал молодой человек одного из своих знакомых, а узнав, осознал, что именно данный монстр помог ему с утра на перевалочной площадке, тогда, когда его силились повязать свежие гоблины, а дурной огр кидался в него дрынами.

Бросать своих не следовало, но и подставляться сильно не хотелось, отчего Юра выбрал нечто среднее.

— Вы охренели! — стремясь привлечь побольше внимания, заорал попаданец, — я оттуда полдня дерьмо вычерпывал, а вы мне новое закидываете. К десятнику валите со своими разборками!

Группа монстров замедлилась и остановились.

— Десятник не вернёт нам наш хартемас! — зло рявкнул один из тащивших Карася монстров и глянул на Юру наполненными яростью глазами. И ты не ссы, доставать тебе его не придётся, мы эту гниду там и утопим.

«Во дела… Попал Карась и одним дерьмом он не отделается», — моментально поняв суть происходящего, присвистнул про себя Юра.

Узнал он и говорившего гоблина — талантливый душегуб — командир разведывательного отряда, отправившего на тот свет не один десяток заблудших.

Покрутившись среди монстров, Юра открыл для себя много нового и интересного, например то, что монстры могли эволюционировать по нескольким веткам возможностей, а именно — повышать уровень, получать или развивать умения и даже менять оболочки на более продвинутые. Самым быстрым способом получения перечисленного являлось использование кристаллов с заблудших. «Хартемас» — так монстры называли кристаллы, остающиеся после смерти попаданцев. Полученные кристаллы мобы делили по-разному и, что интересно, делили довольно разумно и демократично. В диких сообществах право на добычу получали те, кто убивал или добивал заблудшего. В более продвинутых общностях, хартемас отдавался вождям и те решали, как его использовать, например усиливали кого-то из талантливых членов племени или же рубили ништяки скромно, но для всех сразу.

В лагере зелёной фракции раздел хартемаса подчинялся военной дисциплине и социалистической честности, при этом не было греха страшнее, чем украсть и использовать чужие кристаллы. Как знал Юра, отряды вроде Стилета — так звали гоблина, с которым он вёл диалог, копили выбитые с заблудших кристаллы и набрав определённое их количество, апали весь свой отряд сразу. В этом смысле раздел дропа походил на действия четких игровых конст-пати, где все члены команды доверяют друг другу и своему капитану, заодно понимая, что от силы товарища напрямую зависит личное благополучие. В прочем, так делали не все, кто-то предпочитал апать отдельных бойцов или же меняли кристаллы на лучшее снаряжение у фракционного казначея, существовал в Зелёной фракции и такой раздел внутренней экономики. В основном так поступали потому, что набрать столько кристаллов, сколько «набивали» Стилет и компания, было весьма не просто.

— Я не специально! — завопил удерживаемый под руки Карась, — я никогда не держал хартемас, мне очень интересно было, я взял один кристалл подержать, а он вспыхнул и все кристаллы исчезли! Я не обращался к Теням, клянусь!

— Рассказывай гнида! — рявкнул Стилет и потащил виновного в направлении открытого люка.

Юра начал действовать, руководствуясь при этом не головой, а скорее сердцем и интуицией. Оставив тележку, он в два прыжка подскочил к люку, поддев его ногой, захлопнул и встав сверху, заорал на процессию.

— Ты дебил зелёный, с такими делами надо лично к командующему Аринтону идти! Тебя разжалуют до сборщика.

— А я и пойду к командующему, но сначала грохну эту бесполезную скотину, а ты — выкидыш тифозной проститутки, мне не указ!

Стилет коротким ударом врезал Карасю под дых, отчего тот охнул и безвольно осел на землю. Обездвижив виновника таким вот простым способом, гоблин обернулся к остальным и указав рукой на Юру, коротко скомандовал: — Не убивать и не калечить, оглушить и оттащить в сторону.

«Плохо», — мелькнуло в голове у Юры.

Оружие у сторон отсутствовало: внутри лагеря его имели право носить лишь офицеры, охрана внутренних ворот и караульные на стенах, остальные монстры получали снаряжение непосредственно перед заданиями. Как знал Юра, Монстры в команде Стилета давно перевалили за тридцатник, и у всех имелись магические и боевые навыки. Подобное у мобов редкость, но при вступлении во фракцию перед монстрами открывались дополнительные возможности получения и развития навыков. И сейчас молодого человека очень волновал один вопрос — пятеро гоблинов, вышедших за двумя тащившими Карася — члены команды Стилета или же прибившиеся следом зеваки? Если члены, шансы нулевые, а если зеваки…

Оставив пленника, Стилет бросился на попаданца, следом кинулся второй державший до этого Карася гоблин. Пятёрка мялась: пусть с виду остальные монстры явно хотели поучаствовать, но хотеть одно, а участвовать другое, отчего активных противников пока имелось двое.

Шестое чувство сообщило, что бросившиеся в атаку гоблины задействовали усиливающие навыки.

Ориентироваться в драке смотря на себя со стороны было чертовски неудобно, пусть даже Машенька знала своё дело прекрасно и Юра рискнул!

Отскоком увернувшись от Стилета, он сконцентрировал намерение и атаковал принудительным подключением второго гоблина. Повезло: навык, который в текущей ситуации сработал как ментальная атака, дезориентировал противника. Сориентировавшись скорее интуитивно, нежели полагаясь на мельтешащую картинку, Юра врезал в гоблинскую челюсть. Гоблин был крепок и тренирован, но разница в силе была такова, что десяток — другой уровней роли не играли.

Минус один.

Отправив противника в нокаут, Юра без раздумий ушёл в невидимость и отправил Машеньке запрос на подключение, девушка приняла его почти мгновенно. Стилета магический маневр не смутил: ориентируясь по движению воздуха и пыли, поднимаемой шагами попаданца, гоблин атаковал раскрытой ладонью в корпус. И «стилетом» его прозвали не зря. Гася удар, Юра провернулся словно волчок, не дав наполненной магией руке монстра нанести телу серьёзные повреждения, а после, использовав энергию своего же поворота, влупил кулаком в корпус противника. По ощущению, удар словно был нанесён по тракторной покрышке: Стилета отбросило, он ловко перекувыркнулся и тут же вскочил на ноги. Попаданца же выбросило из невидимости, так как любая атака стелс-режим принудительно отменяла.

Петляя, монстр бросился на противника, планируя нанести удар ребром ладони в висок, что при задействованных навыках тянуло на удар обухом топора.

Прочитав удар, Юра понял, что имеющегося восприятия не хватит на уверенный блок или уворот, отчего закрыл голову локтями, и «выстрелили» себя коротким прыжком навстречу подошедшему почти вплотную гоблину, одновременно нанося удар коленом. Левая рука вспыхнула болью, но кости выдержали, а после Юрино колено врезалось в солнечное сплетение монстра. Защита была пробита, Стилет отлетел, прокатился по земле, и, постанывая, остался на ней лежать.

— А ну зовите кого из офицеров! — рявкнул молодой человек, обращаясь к пятерым растерявшимся гоблинам, так и не решившимся вступить в драку, чем окончательно погасил их пыл.

Карась, держась за ушибленную грудную клетку, встал и поплёлся к попаданцу.

— Юрша, я честно не специально использовал хартемас, честно. Наверно это какой-то скрытый навык, я не знал, — всхлипывал монстр. — Юрша, ты настоящий друг! Я не забуду, клянусь, — перевирая Юрино имя на манер языка монстров, растроганно произнёс Карась.

Свет перед глазами вспыхнул, соединение с Машиным зрением прервалось, вместо картины мира, принудительно выскочила светящиеся табличка, текст на которой прокручивался по мере его прочтения.

** «Внимание!»

«Вы завершили первую часть обязательного задания: «Свой среди чужих, чужой среди своих — стадия 1».

Выполнена часть задания — Завоюйте доверие монстров.

Выполнена часть задания — Выучите язык монстров.

Выполнена (2+) дополнительная часть задания — Заведите друзей среди монстров.

Вы переходите ко второй части задания!»

** «Внимание!»

«Происходит изменение статуса. Хранители рекомендуют вам немедленно переместиться в безопасное место или же воспользоваться навыком невидимости. До начала изменения статуса одна минута».

** «Внимание!»

«Вы приступаете к выполнению обязательного задания: «Свой среди чужих, чужой среди своих — стадия 2».

Первая часть задания — на выбор:

— Внесите ощутимый вклад в победу над Жёлтой фракцией.

— Внесите ощутимый вклад в победу над Серой фракцией.

— Помогите Зелёной фракции уничтожить заблудших города Озоторга.

Вторая часть задания — Очки фракции. Наберите 300 очков фракции заблудших или же 1000 очков фракции монстров. За дополнительные очки будет начислена дополнительная награда.

Дополнительная часть задания — совершите поступок достойный восхищения и всеобщего обсуждения внутри фракции.

Вы получаете доступ к очкам фракции, в том числе к очкам фракции монстров.

Важная информация: Очки фракций за убийство заблудших 3+.

В случае отказа или невыполнения задания, вы будете принудительно отправленны в штрафную зону». **

Юра так увлёкся чтением, что совершенно забыл о предупреждении выше. Да и не понял толком он, какое-такое предупреждение и в зачем оно выдано.

** «Внимание!»

«Происходит балансировка навыков.

Навык «Похититель взглядов» удаляется.

Вы получаете бонус к навыку «Чувство цели».

Вы получаете бонус к навыку «Предвидение».

Вы получаете бонус к ментальным характеристикам.

Для полной балансировки Хранители рекомендуют вам воспользоваться кольцом портала…» **

Дальше было написано что-то ещё, но Юра не дочитал. Голову разбила сильнейшая боль, табличка исчезла. Казалось, на череп свалилось целое здание. Сознание начало куда-то проваливаться, остатки его сообщили, что тело бьют множество ног и до кучи лупят ещё чем-то тяжёлым сверху.

— Юра, стойте, нет! — раздался отчаянный девичий крик.

Шаги Машиных ног, удар, вскрик боли, падение тела о землю. Секундная пауза. Нечеловеческое рычание.

«Ну вот, Ашам проснулась, — сообщило угасающее Юрино сознание, — теперь писец всем…»

Пронзительный, режущий слух, звук заряда магической атаки. Удары по телу прекратились, резко запахло озоном.

А после… После Юра умер.

* * *

Командующий Аринтон стоял у края здоровенного котлована. Создавалось впечатление, что некто огромным черпаком аккуратно вычерпнул здоровенного размера полусферу земли. Здание казарм двенадцатого сектора отсутствовало почти полностью, во внешней стене напротив уничтоженной казармы имелась здоровенная, метров двадцати, дыра. Будь здесь Юра, он бы, наверно, порадовался отсутствию ненавистного гоблинского сортира, но Юры здесь не было, а Аринтона уничтоженный сортир волновал слабо, точнее не волновал вообще.

— Впечатляет, — обратился орк к стоявшему рядом человеку. Странному человеку, если учитывать место, в котором происходило действие. Да и одежда его не подходила лагерю Зелёной фракции — строгий чёрный пиджак, того же фасона брюки, охотничьи сапоги и треугольник белоснежной рубашки на груди.

— Но как нам это использовать? — поинтересовался Аринтон.

— Это решать вам: я и так слишком приблизился к границе дозволенного, — ответил элегантный мужчина, от внешности которого веяло элегантностью и презрением.

Аринтон на это лишь молча кивнул.

— И конечно же ты не можешь просто взять и отправить её в лагерь вражеской фракции, она здесь не для этого. Побочно, ты можешь использовать её лишь побочно.

И на это Аринтон ответил молчаливым кивком.

— А второй?

— Второй не моя забота, в прочем, как и не твоя. Вторым занимается Главный. Учитывай мнение хранителей.

Аринтон кивнул в третий раз.

К стоящим у края ямы подскочил гоблин — адъютант. Со страхом поглядывая на мужчину, гоблин вытянулся по струнке и выпалил:

— Юрша очнулся!

— Подозреваю… — обратился было Аринтон к франту, — но того и след простыл, словно не было этого элегантного мужчины и не могло быть, как и не мог координатор тёмной партии Администраторов обделывать таким вот образом некие свои дела.

— Яму засыпать, стену восстановить, остальное решит строительный отдел, — не выказав ни грамма растерянности, коротко обратился Командующий к группе стоящих позади монстров.

— А Юрша? В яму его? — спросил адъютант.

— Никаких ям, он больше не пленник. Выделите ему комнату в офицерских казармах.

— А кто он? — нарушив от удивления субординацию, удивлённо спросил адъютант.

— Хотел бы я знать… — безразлично ответил Аринтон и задумчиво посмотрел куда-то на север, туда, где окружённый возведёнными недавно стенами, находился начальный город попаданцев Озоторг.

— Хотел бы я знать… — повторил он.

Глава 3: Новые роли

Глава, в которой соревнование объявляется открытым.

Юра разбился на бесчисленное количество частей и тут же, сразу, каждая эта часть начала испытывать невыразимую боль мучительной неполноценности. Следом навалилось осознание столь глубокой своей ничтожности, что немедленно захотелось выть и вцепиться в голову ногтями, жаль только ни ногтей, ни головы в наличии не имелось. Вместе с этим, в один момент сдуло все те щиты удобных иллюзий, которыми человеческое сознание прикрывается от ледяного безразличия космоса. А после Юрин «ментальный анус» крепко сжался, настолько крепко, что окажись вдруг в этом анусе титановый лом, быть ему раскрошенным в мелкую пыль. Естество ждало самого мучительного — чувства протягивания себя, целого и каждой части в отдельности, через нечто в миллион раз уже иголочного ушка. Протягивания, скручивания и уплотнения, с которыми не могла сравниться ни одна испытанная при жизни боль. Однако, этого, пережитого при первой смерти в этом мире отвратного процесса не последовало. Вместо него сознание провалилось в темноту, на которой всё и закончилось, или, точнее сказать, началось.

* * *

«Это потолок или пол»? — открыв глаза, задал молодой человек сам себе вопрос, на который долго не мог ответить, а потом и забыл о нём вовсе.

Провисев в тупняке минут пять, разум породил новый вопрос:

«Я умер или нет?»

Вопрос не был праздным, так как при первой своей смерти Юра чувствовал себя настолько хреново, что не то, что думать, дышать не хотелось. А сейчас вроде ничего, бодрячком, только тупит как 386 пентиум.

Забыв ответить и на второй вопрос, разум задал следующий:

«Где я?»

Этот новый вопрос подтянул вопрос первый, так как взгляд уткнулся в ровные строганные доски, очень похожие на те, из каких был сделан настил на дне его ямы.

«Это точно потолок!» — отчего-то обрадовался Юра.

Рядом шмыгнули носом.

Повернув голову, молодой человек обнаружил сидящую на стуле Машу. Маша спала, уронив голову на грудь и тихо при этом посапывая.

«У Эриты грудь больше…» — непонятно с чего подумал Юра и очень захотел свою женщину увидеть.

«Так, я думаю не о том…» — возмутился какой-то второй — новый Юра.

«А когда я последний раз дрочил?» — игнорируя попытку настроиться на серьёзный лад, сгенерировал какую-то чушь разум.

«Офигеть, я ни разу не дрочил в этом мире!» — в этот раз обалдел какой-то третий Юра.

«Я схожу с ума…» — заключил Юра четвёртый.

«Да ну вас всех, я спать», — послав подальше «консилиум» в своей голове, решил молодой человек и закрыл глаза.

* * *

Юре показалось, что он провалился в сон буквально на мгновение, но, когда он открыл глаза, Маши рядом уже не было, зато разум ощущался ясным и целым. По крайне мере, глупые вопросы он сам себе не задавал.

Рядом кто-то копошился. Повернув голову, попаданец столкнулся взглядом с метущим пол гоблином. Гоблин замер, выронил совок и веник, вытянулся по стойке смирно, развернулся и выскочил из комнаты.

«Однако», — подумал Юра, отбросил одеяло и уселся на кровати.

По ощущениям что-то было не так…

«Да я же вижу! Зрение вернулось!» — охнул молодой человек, жадно осматривая помещение, в котором находился.

Ничего примечательного в данном месте не оказалось: небольшая комната метра три на четыре, кровать, стул, заменявший стол внушительный пень, впрочем, весьма искусно обтёсанный. Одна из стен была закрыта стеллажами, на стеллажах стояли пара книг и лежала сложенная одежда.

Юра по привычке принюхался, пахло Машей…

«Ага, я в общежитии при штабе, здесь живут гремлины и занятые штабной работой гоблины», — понял он.

Из коридора донеслись звуки тяжелых шагов, прошли секунды и в проёме показался белокожий тролль.

Мир, увиденный своими глазами, воспринимался по-другому и сейчас, разглядывая двухметрового великана, молодой человек подумал, что встреть «такое» в ночном лесу, можно не только обделаться, но и часть шифера с крыши растерять.

— Ну и что ты на меня уставился, как на девку румяную? — зайдя в комнату, Белка проигнорировал хрупкий для его веса стул и уселся прямо на стол.

— Э-э-м, — растерялся Юра.

— Пациент скорее жив, чем мертв, — цепко оглядев попаданца, заключил тролль. — И я понимаю, что когда еще удастся помахать членом перед симпатичной ящеркой, но ты бы штаны одел что ли. Или я выйду и не буду вам мешать…

— В смысле? — не понял молодой человек.

— Маша побежала в штаб отпрашиваться и скоро вернётся назад. Она очень волновалась, что когда ты проснёшься, то забудешь где у тебя голова, а где жопа. Отчего захочешь позвать маму, а вместо этого испортишь её постель. Вот и попросила меня покараулить. Но торчать здесь мне было скучно, отчего я сидел в дежурке, травил с гоблинами пошлые анекдоты.

— Так, — попытался собраться молодой человек и переведя внимание на своё тело, обнаружил, что он действительно сидит голым. Оглядевшись более осмысленно ещё раз, Юра увидел висевшие на спинке кровати штаны, рубаху и пояс. На полу его ждали новенькие сапоги с высоким голенищем.

— Заканчивай стебать больных на голову инвалидов, — взяв со спинки штаны и начав одеваться, обратился к троллю попаданец, — лучше расскажи, что было?

Разговаривать с Белкой было легко и интересно. Данного тролля с первых дней в этом мире очень стесняло тело монстра, точнее сказать головной мозг. Эволюционировав из лесного тролля в горного и получив доступ к фракционному развитию, Белка без раздумий кидал в интеллект все добытые поинты развития, отчего на текущий момент являлся Эйнштейном среди троллей. Правда по словам самого Белки, который хорошо «провентилировал» тему прокачки интеллекта, для троллей существовал некий предел, в который он на текущий момент уткнулся.

Ещё Белка относился к тому редкому типу монстров, которые помнили свою прошлую жизнь. По словам тролля, в прошлой жизни он был разумной рептилией и жил на планете, где люди отсутствовали даже в перспективе. Впрочем, техносферы у его цивилизации не было и была она воинственной и кровожадной, так как постоянно воевала с разными, не менее кровожадными соседями, в основном ужасающими колониями разумных насекомых. Но подпорченный Голливудом Юрин разум, воспринял данные факты весьма спокойно, да и тело больше волновали дела текущие, нежели баланс сил на далёких планетах.

— Рассказать, что было? — задумался тролль. — Ну, вряд ли ты услышишь что-то новое, но давай попробуем. Ты навалял решившим устроить самосуд Стилету и его товарищу, после, видать от счастья, завис пуская слюни. Внезапно монстры стали воспринимать тебя как обычного заблудшего, а обычного заблудшего, да еще посреди лагеря Зелёной фракции, конечно же, необходимо немедленно прибить. Чем присутствующие и занялись, вдарив тебе для начала ведром по башке. Ай, яй, яй… — с притворным сочувствием загримасничал монстр своим большим ртом. — Маше подобное отношение к тебе не понравилось, — продолжил он, — и она от своего, не сильно большого на мой взгляд ума, решила за тебя вступиться. Но увлечённые твоим забиванием гоблины разок ей врезали. Маша отрубилась, после чего проснулась Ашам, а проснувшись, выкинула то, чего от неё никто не ожидал. Видать запала на тебя… Любовь у неё правда специфическая и её приступ никто из вас не пережил, — залыбился тролль.

— А сама то она в порядке? — поинтересовался Юра. — Ах да, я же её видел. Хм, главный вопрос, почему в порядке я?.. Слушай, а может я теперь, типа, монстр?

— Больно страшный ты для монстра, — хмыкнул Белка, у которого имелись свои понятия о внешней красоте. — Маша в порядке, — продолжил говорить он. — Ашам удивительна: влупив магией по площади, она одновременно телепортировалась за пределы зоны поражения. Правда сразу вырубилась после, видать от ментального истощения, но всё равно впечатляет. И нет, ты не монстр, вот тебе повод к размышлению…

Белка, который сейчас был без брони, сунул руку в карман своей необъятной куртки и порывшись в нём, вытащил небольшой белый кристалл с человеческий палец размером, после чего бросил его Юре.

— Это от кого? — спросил молодой человек.

— От тебя…

— Его надо разбить! — возмутился попаданец.

— А смысл, — пожал плечами монстр, — ты чувствуешь потерю энергии? Оставь, пригодится, или мне отдай, я на интеллект пущу… — с надеждой протянул тролль.

— Так, — в энный раз с момента пробуждения «такнул» Юра, пытаясь собраться с мыслями, — где я появился после смерти? Как монстр? В земле?

— Не-а, появился ты в подземном храме, есть у нас такой. Тебя туда раньше не пускали, но сейчас могу устроить экскурсию… И да, твой плащ и ЭТО появились вместе с тобой и сейчас лежат в ящике под кроватью.

— Какой плащ? — не понял молодой человек.

— Маскировочный…

— А, блин, — только и смог выпалить попаданец, спрыгнув с кровати и немедленно под неё заглянув. Вытащив обнаруженный внизу продолговатый ящик, он немедленно открыл его, увидев внутри накидку из мягкой серой ткани, а под накидкой…

Бережно взяв в руки Четвёртое сокровище тьмы, Юра немедленно почувствовал необъяснимую уверенность и исходящий от арбалета холод. Бережно проведя рукой по покрытому витым узором металлическому прикладу, молодой человек машинально нажал на первый курок. Арбалет ожил, взводящая тетиву рельса щёлкнула захватом, схватила металлический тросик тетивы и плавно, но быстро, взвела оружие.

— Эй, эй, остынь неразумный! — заволновался тролль.

— Вы заправили его карцибелом? — удивился Юра, ибо если данным арбалетом не пользоваться, он медленно «разряжался».

— Ничем его никто не заправлял, его даже трогать боялись. Пришлось мне тащить, я чуть не обосрался от страха пока его нёс! — недовольно сообщил тролль.

— Хм?.. — выдал Юра и в холостую спустил тетиву вторым курком. Белка при этом нервно подпрыгнул на столе.

— Надо глянуть статус, — заключил молодой человек.

Статус, однако, глянуть не удалось: в дверном проёме, с полными раскаяния и вины глазами, стояла Машенька.

— Юра извини, — завсхлипывала она. — Я, это, не специально. И ты как? Тебе «Облегчение» помогло?

— Какое такое «Облегчение»? — не понял молодой человек.

— Ну, которое «смерти», — всхлипнула девушка.

— Та-а-а-а-к… И что ещё тебе говорил этот серолиций жук? — начал понимать суть происходящего молодой человек.

Маша на заданный вопрос замотала головой, всем своим видом показывая, что на этом запас тайн в её загашнике исчерпан.

Загадка вменяемого Юриного самочувствия оказалась раскрыта, вместе с этим он почувствовал к безжалостному наставнику невольную благодарность. «Облегчение смерти» не являлся исключительным расходным предметом, однако занимал первые строчки рейтинга в плане востребованности. Имелся такой предмет и у Юры, правда по причине того, что ему офигенно повезло. Хранился он в городе у товарищей и берёг его молодой человек не для себя.

— Так… — пародируя Юру, — такнул Белка, — если вы не собираетесь делать маленьких заблудших, давайте сходим поедим.

— О чем это он? — немедленно забыла о терзающей её вине Маша и с подозрением посмотрела на молодого человека.

— Это он о своём, видать ностальгирует, — убрав плащ и арбалет в ящик и положив туда заодно энергетический кристалл, произнес Юра и принялся надевать сапоги.

— У меня, в отличии от тебя — нелинявшего головастика, — при жизни было восемь жён! — гордо сообщил Белка.

Препираясь и перешучиваясь с троллем, Юра вышел из двухэтажного здания общежития. Маша, о которой товарищи, казалось, забыли, потерянно вышла следом. Вообще, покидать административный сектор девушке полагалось только с телохранителем, так как ходить по лагерю одной для неё было весьма опасно, но сейчас попаданцев сопровождал Белка, так что всё должно было быть нормально.

— Тушёная кабанятина и разлетающиеся в кровавые ошмётки черепа врагов — вот то, ради чего стоит жить! — разглагольствовал разговорчивый сегодня тролль.

Юра слушал в пол-уха, Юра наслаждался светом и тем, что этот свет нёс на его восстановившуюся сетчатку. Периодически он счастливо закрывал глаза, так как стоило это сделать, как немедленно обострялся слух, осязание и интуиция, которые чётко сообщали сколько шагов надо сделать до того или иного места и в какую сторону двигаться к той или иной цели.

Выйдя из административного сектора, троица попала в весьма оживлённый переход. Туда-сюда сновали гоблины, толкали телеги или тащили что-то тяжёлое огры, более редкие тролли периодически салютовали Белке и Юре, не забывая кидать на Машеньку презрительные взгляды.

«Какого чёрта здесь происходит?» — осознав происходящее, поразился Юра.

Не требовалось острого зрения чтобы понять, что отношение окружающих монстров к его скромной персоне сильно изменилось, став самым что ни на есть уважительным. Никто злобно на него не косился и не шарил взглядом по сторонам ища удобные для броска камень или палку. А стоило ему посмотреть на монстра пристально, как тот невольно подтягивался, словно рядовой перед командиром.

— Заметил, да? — прокомментировал Юрину растерянность наблюдательный Белка. — По фракционной градации у тебя сейчас статус старшего офицера… — довольно сообщил он.

— Чего? Это как? — поразился молодой человек.

Здесь Юра боковым зрением заметил, как один из гоблинов нагибается за комком слежалой земли, вероятно намереваясь запустить его в Машеньку.

— А ну бросил камень мудила! — рявкнул на него попаданец.

Гоблин от окрика подпрыгнул и испуганно бросился наутёк. Но убежать далеко ему не дали: гоблина сгреб в охапку идущий по своим делам огр, после чего подтащил замеревшего от страха монстра к троице и бросил его на землю перед товарищами.

— Новенький… — уважительно переминаясь перед Юрой и Белкой, сообщил огр.

— Ты сначала головой думай, а потом рукам волю давай, а то у нас в говновновозах вакансия освободилась, пристроим на недельку, — приняв грозный вид, морально навалился на сжавшегося от страха гоблина Белка. — На первый раз прощаем, свободен, — рявкнул тролль и благодарственно похлопал по плечу подсобившего огра.

Юра знал, что подобным жестам одобрения старший офицерский состав обучает лично командующий Аринтон.

Больше на пути к офицерской столовой троица приключений не встретила. По пути Белка сообщил Юре, что проспал он примерно сутки. Узнал Юра и то, что Командующий Аринтон ночь и утро отсутствовал и вернулся в лагерь недавно, сразу отправившись разбираться с последствиями вчерашних событий.

Пройдя за отгораживающие это место плетёные щиты, Юра почувствовал насколько он голоден. Внутри, пустовавшего сейчас зала, Белка усадил молодых людей за стол, подмигнул попаданцам и приняв деловой вид, отправился обхаживать местных троллих. Видать шушуканье и пощипывание за титанические ягодицы принесло нужные плоды, так как вернулся тролль со внушительного размера глиняным горшком.

— Тушеная утка с овощами, — гордо сообщил Балка, поставил горшок на стол и отправился за ложками и тарелками. Для себя он прихватил немаленькое такое блюдо и ложку, разительно напоминающую по виду и размеру сапёрную лопату. Последняя без всякого труда входила в его здоровенный рот.

Подождав пока товарищи положат себе сколько надо еды, тролль забрал себе горшок, который едва опустел на четверть, вывалил на тарелку остальное и принялся, чавкая и порыгивая, есть. Но он тролль — ему можно.

У Юры имелось множество вопросов, да и очень хотелось прошерстить окно статуса, но есть хотелось больше, отчего процесс расспросов и самоанализа пришлось отложить. Не удалось придаться ему и после, так как стоило еде закончиться, как их «настигли» два вбежавших в столовую гоблина.

Один из них остался мяться рядом с Юрой, а второй подскочил к Белке и прильнув к уху тролля, принялся что-то настойчиво в него шептать. «Шептун» у гоблина был явно прокачан, так как о чём идет речь не смог разобрать даже острый Юрин слух. Ну и ладно, молодой человек балдел от полного желудка и возможности разглядеть окружающее.

«Боги, какие-же они страшные!» — рассматривал он кухарок и радовался, что те носят подобия рабочих комбинезонов и фартуки поверх них.

— Дела, дела, — вздохнул Белка, обращаясь к Юре. — Маш, ты идешь со мной, тебя хочет видеть командующий, да и от тебя — ящерка, что-то хотят, — подмигнул тролль молодому человеку, после чего встал и направился к выходу.

— Юр, ты извини меня, ладно, — вставая и направляясь за троллем, жалобно протянула Машенька.

— Нет смысла переживать по минувшему, — стараясь выглядеть безразличным, ответил молодой человек. — Да и девять из десяти, что грохнули бы меня и без твой помощи. Иди, не переживай.

Маша радостно кивнула и устремилась за ожидающим её троллем.

— Вас велено, это, проводить в офицерские казармы, — обратился к Юре мнущийся подле стола гоблин.

— Ну раз велено, веди, — привыкая к новому статусу, ответил молодой человек.

Технически говоря, офицеров в лагере Зелёной фракции имелось столько, что ни в какие отдельные казармы они бы не влезли. Каждый небольшой отряд имел десятника, который уже являлся младшим офицером. Младший офицерский состав жил в обычных казармах, но в отдельных их частях и жил попросторнее основной массы монстров, дабы обычные бойцы не забывали мечтать стать генералами.

В офицерских казармах жили исключительно старшие офицеры — командующие подразделений и отрядов особого назначения. Располагались данные казармы ровно в том месте, которое недавно покинул Юра — в административном секторе, разве что на другом его конце.

Добравшись до нужного места без всяких приключений, попаданец нерешительно застыл перед большим, сложенным из гладко обтёсанных брёвен, двухэтажным зданием. Нерешительность его была вызвана тем, что ещё вчера он бы дважды подумал, прежде чем к этому месту приближаться, а вот сегодня…

— Слушай, — обратился молодой человек к гоблину-проводнику, — а на кой меня сюда позвали? Видеть меня кто хочет?

Гоблин, натужно соображая, заморгал глазами: увы, далеко не все монстры обладали интеллектом уровня Белки. Сообразив что-то, он, наконец, выдал:

— Ну так это, комнату вашу показать…

В Юриной голове сложились нехитрые пазлы, но всё же личная комната в данном месте казалась ему перебором. Даже монстры, получавшие старших офицеров, перебирались сюда далеко не сразу, а лишь после получения определённых заслуг перед фракцией.

У входа в здание стояла группа монстров, подойдя ближе попаданец узнал среди них Стилета.

Если Белка командовал Первой штурмовой ротой, состоящей из пятидесяти отборных троллей, то Стилет являлся командиром первого разведывательного отделения. При этом среди монстров он пользовался не меньшим уважением чем белокожий тролль-интеллектуал.

Пробежав взглядом по присутствующим, Юра понял, что у входа собрались командиры разведчиков и диверсантов — пронырливые и не в меру сообразительные гоблины. И все они поглядывали на него весьма недружелюбно.

— Я надеюсь ты не настолько туп, чтобы не понять — тебе здесь не рады? — процедил прислонившийся к дверной балке Стилет.

«Заимел блин «дружбана» на свою голову», — вздохнул про себя Юра.

Выглядел Стилет помято, оно и понятно: пусть после смерти монстры восстанавливают энергию быстрее заблудших, да и наверняка оставшиеся после Стилета кристаллы разбили, но всё же минимальные штрафы никто не отменял.

«У него точно есть навык «Быстрое возрождение», — изучая недруга, подумал Юра, — обычно монстры возрождаются от пяти дней, до двух недель, а этот, вон, уже права качает».

Не без помощи наставников молодой человек усвоил одну важную и, казалось бы, очевидную вещь: монстры — они не люди и забывать об этом нельзя ни на секунду. Это перед человеком можно извиниться, пробуя наладить таким образом нормальные отношения, здесь же извинения сочтут за слабость, слабость породит неуважение, а неуважение в лагере Зелёной фракции есть штука катастрофическая.

— Что-то ты сегодня какой-то серый Стилет? Я тебя вроде по печени бил, а не по яйцам, — сплюнув на землю, с напускным спокойствием бросил монстру Юра.

— Ах ты гнида! — рявкнул гоблин и кинулся на попаданца с кулаками.

«А навыки то, реально апнули», — подумал молодой человек, уходя в невидимость и легонько толкая своего проводника в направлении входа.

Юрин навык «Чувство цели» весьма ясно сообщил, что сил у недруга нет от слова совсем и пусть он показушно брыкнул перед остальными, но вот бегать по казармам за человеком не будет точно. Да и на зрителей сцена должна произвести некоторое впечатление: собравшиеся здесь монстры не дураки и должны понять, что, избегая драки таким вот образом, Юра не трусит, а делает обессиленному Стилету некоторое одолжение.

Проскочив в задние и пройдя по коридору метров десять, молодой человек вышел из невидимости и, не парясь, дождался гоблина-проводника. По обе стороны коридора через каждые несколько метров имелись проёмы без дверей и судя по их внушительным размерам, первый этаж занимали тролли. Что творилось внутри комнат видно не было: пусть двери и отсутствовали, но проёмы закрывали плотные тканевые занавески.

Гоблин-проводник, обогнав Юру, дошёл до середины коридора и движением руки поманил за собой направо, на ведущую на второй этаж лестницу.

Планировка второго этажа также не отличалась замысловатостью: всё тот-же длинный коридор с однотипными занавешенными проёмами. Единственное, что привлекло внимание — в конце коридора несколько гоблинов-рабочих крепили к косяку добротную деревянную дверь.

— Нам туда, — указал на рабочих проводник.

Подойдя к нужному входу и войдя в не до конца закреплённую дверь, молодой человек оказался в небольшой комнате очень похожей на ту, в какой он проснулся недавно. У застеклённого мутноватым стеклом окна стояла новая на вид деревянная кровать — явление в лагере редкое, ведь монстры, по наблюдению Юры, предпочитали спать на полу вне зависимости от своего статуса. Кроме кровати у стены стоял шкаф и пара вместительных ящиков, один из которых запирался на замок.

«Ах вот вы какие — пять звёзд!» — прослезился про себя Юра, так как после накрытой решёткой ямы, данное место казалось вершиной комфорта.

Гоблин-проводник поклонился и выскочил из комнаты, оторванные от работы гоблины застучали деревянными молотками, окончательно фиксируя дверную коробку.

«И всё же, что-то здесь не так…» — оглядывая своё новое жильё, подумал молодой человек.

«Судя по рассказу Белки, я стал причиной ЧП местного масштаба, — размышляя он. — По мне так первым делом после пробуждения меня должен был вызвать Командующий, ввалить по первое число и пояснить новые обязанности. Уж у кого, а у Аринтона даже вши и те работают на благо фракции».

Внезапно анальный детектор сообщил, что ровно через 0,1 секунды его тушка получит по хребту чем-то не особо мягким и дружелюбным. Удары по спине с близкого расстояния штука подлая, так как увернуться от них сложно. Единым движением втягивая голову, поднимая плечи, разворачиваясь и отпрыгивая, попаданец начал уходить в сторону. Но вместо ожидаемого удара по спине, нечто подсекло его толчковую ногу. Тело потеряло опору и начало падать словно срубленное с одного удара дерево.

Вот только грохаться на пол словно брошенный мешок с картошкой Юра не собирался. Расслабившись и перегруппировавшись, он, сделав в падении пол-оборота корпусом, соприкоснулся с полом открытой ладонью и оттолкнувшись рукой, попытался вернуть себя в вертикальное состояние.

«Шаолинь хренов», — беззлобно матюгнулся молодой человек, увидев за своей спиной вышедшего из невидимости мохнатого словно обезьяна гоблина. Лицо напавшего монстра окаймляла буро-рыжая борода, отчего гоблин действительно разительно напоминал обезьяну. Внезапный противник был вооружён коротким, обмотанным кожаной лентой шестом. Юра знал, что обмотка удерживала пластинки мягкого, но очень тяжёлого металла и получить по хребту данным шестом себе дороже.

Шрам, так звали гоблина, крутанул шестом, после чего тупой его конец устремился в грудь поднимающегося на ноги попаданца. Имея пока сомнительное сцепление с полом, молодой человек всё же попытался уклониться и сблизиться с противником, дабы свести на нет преимущество шеста, однако подлец — гоблин не стал препятствовать сближению, отпустил шест, ловко схватил Юрину тушку за куртку и с искусством мастера айкидо, впечатал её в доски пола. Здание казарм вздрогнуло, воздух из Юриных лёгких куда-то улетучился, а новый, как бывает при сильном ударе спиной, заходить в тело не желал.

Уже имея представление о техниках дыхания, молодой человек принялся двигать диафрагмой, дабы компенсировать ушиб и заставить лёгкие работать. В грудь его тем временем упёрся тупой конец шеста.

— И какого лысого ты не пришёл вчера на тренировку? — зло зыкнув своими жёлтыми глазами, рявкнул на него гоблин.

— Я как-бы умер… — задыхаясь, с трудом выпалил Юра.

— И ты, лужа огровского поноса, считаешь это оправданием? — Шрам надавил шестом на грудь попаданца с такой силой, что ещё чуть-чуть и затрещат рёбра.

— Через десять минут жду тебя на тренировочной площадке седьмого сектора. Опоздаешь — получишь волчий билет, — убирая шест, произнёс гоблин, после чего растворился в невидимости.

— Сволочь, — пробурчал Юра.

— Я всё слышал! Через семь минут на площадке и не дай тебе бог опоздать… — раздался из коридора голос наставника.

«Это всё неспроста…» — вставая и пытаясь выровнять сбитое дыхание, подумал попаданец.

* * *

Наваляв Юре в офицерских казармах, Шрам не стал лютовать и занялся ровно тем, чем должен заниматься хороший учитель боевых искусств — откручивать руки ученика от жопы и прикручивать их к плечам, образно говоря. Да и сейчас матёрого гоблина больше интересовали не Юрины навыки, а его новые, обретённые с возвращением зрения, возможности. Ведь раньше ученик обучался либо вслепую, либо смотря на мир чужими глазами.

Прогнав базовые атаки и уклонения, молодой человек не успел толком взяться за спарринги с учениками-монстрами, как на тренировочной площадке появился очередной гоблин-посыльный, который, как немного ранее Белке, принялся шептать что-то на ухо Шраму.

Из-за влияния этого мира Юрины извилины уже не напоминали одноколейную железную дорогу, отчего сообщили, что его подозрения оказались верными — как поход в казармы, так и тренировка, пусть и не являлись бесполезным времяпрепровождением, но конкретно сейчас имели целью чем-то его занять и протянуть время, а вот для чего протянуть, он вероятно скоро узнает.

— Тебя — криворукую пародию на настоящего воина, хотят видеть в штабе, отчего на сегодня всё, — сообщил Юре Шрам и потеряв к попаданцу всякий интерес, занялся другими учениками.

Получив свободу, Юра отправился в штаб, в третий за сегодня раз оказавшись в административном секторе.

Здание штаба было единственным солидным каменным зданием в лагере Зелёной фракции. Впрочем, гоблины просто взяли и разобрали ратушу среднего размера деревни, жители которой были отселены за пределы зоны фракционного противостояния. Разобрав, собрали в слегка расширенной версии, вышло неплохо.

Минув охраняющих вход монстров, Юра отметился у дежурного гремлина, который направил его в зал совещаний. Предвкушая нечто важное, попаданец открыл дверь и, войдя в просторное помещение, узрел следующее: командующий Аринтон не торопясь расхаживал по центру зала; вдоль стен, по стойке смирно, друг против друга стояли две шеренги монстров и если первая, состоящая из шестерых бравого вида троллей, вызывала чувство здорового уважения, то вторая шеренга производила впечатление смешанное, если не сказать жалкое. Пятеро гоблинов выглядели напуганными и со страхом поглядывали на расхаживающего по центру зала орка. Лишь только Карась — одним из гоблинов был он, светился счастьем словно маленькое солнце.

Гоблинов Юра узнал, а узнав застонал про себя, если не сказать, завыл волком. Четверо из пяти стоявших в шеренге гоблинов являлись рекордсменами по издевательству над ним — «слепым инвалидом». Они были теми, кто за последние полгода стимулировали выработку литров и литров Юриной желчи и заодно сгенерировали на теле попаданца бесчисленное количество синяков.

Шеренгу из пятерых троллей возглавлял Белка, а вот гоблинов пока не возглавлял никто…

Глядя на кислое Юрино лицо, командующий Аринтон довольно ухмыльнулся, оголив острые орочи зубы и кивком указал молодому человеку на место напротив Белки, во главе отряда гоблинов. Юра, зная, что спорить или качать права бесполезно, молча занял указанное место.

Подойдя к кафедре у стены зала: за ней Аринтон обычно начинал планёрку, орк взял с неё странный предмет, при виде которого Юра вздрогнул, так как почти забыл о его существовании. Когда молодой человек увидел этот артефакт в первый раз, ему показалось что это веер, сейчас же предмет напоминал короткий меч с толстым чёрным лезвием и с похожей на рукоять полицейской дубинки ручкой. Сделав хлёсткое движение, орк превратил меч в большой веер, развернув с полтора десятка тонких пластин — перьев, а после, новым хлёстким движением, собрал их обратно в единое лезвие.

— Магический артефакт высокого класса, — держа «веер» перед собой, начал говорить Аринтон, — имя артефакта «Заклинатель ветров», тип — оружие. Был получен после убийства редкого невозрождающегося босса. По мнению Теней, участвующие в убийстве босса стороны внесли примерно равный вклад в победу, отчего свойства предмета были заблокированы до момента пока одна из сторон не одержит победу над другой, или же добровольно не откажется от претензии на владение, — Аринтон посмотрел сначала на Белку, а после задержал взгляд на Юре и стоящих рядом с ним гоблинах. Один из гоблинов такого стресса не выдержал и громко испортил воздух. Командующий на это лишь ехидно хмыкнул.

— Само собой вариант, в котором вы режете друг другу глотки меня не устраивает, — продолжил Аринтон обращаясь к Юре и Белке, — отчего я объявляю соревнование.

Подойдя к кафедре, орк положил на неё артефакт и взял небольшую деревянную коробку. Показательно потряся её, Аринтон подошёл к Юре и открыл крышку. В коробке лежали две абсолютно одинаковые бумажные трубочки. Понимая что требуется, молодой человек взял одну из них. Действие повторилось и теперь уже Белка потянул своими толстыми пальцами вторую трубочку.

— Разворачиваем, — дал команду Аринтон.

— Серая фракция, — прочитав написанное на развёрнутом листке, произнес Юра.

— Жёлтая фракция, — сообщил Белка.

— С этого момента создание двух отделений «Особых операций» объявляю завершённым, — объявил Аринтон. — Задача отделений собрать как можно больше знаков выпавшей по жребию фракции. Время на выполнение задания — 120 дней. По итогам, командир отделения набравшего наименьшее количество знаков фракции обязан добровольно передать «Заклинатель ветров» конкуренту. Вопросы есть?

— Это нечестно, — пробурчал, оглядывая своих «орлов» Юра.

— «Нечестно»… Забудь это слово, — рявкнул на попаданца Аринтон. — Жизнь вообще нечестная штука и тем не менее, мир редкостно справедлив, ибо это — Закон. У него — указал Аринтон на Белку, — в отличии от тебя не будет доступа к предмету финального комплекта. И, кстати, я не запрещаю тебе действовать в одиночку, — пожав плечами, произнёс орк. — И ещё, начальное снаряжение лишь то, какое имеется у вас сейчас, из хранилища фракции не получите и ржавого гвоздя. Хотите улучшить экипировку, крутитесь сами. Вопросы?

— Нет вопросов, — понимая, что спорить или плакаться бесполезно, ответил Юра.

— Соревнование объявляю открытым, — объявил Аринтон. — Приказ — к выполнению приступить.

Глава 4: Бить или не бить, вот в чём вопрос

Глава, в которой Юра понимает, что схалтурить будет сложно.

Став командиром отряда из четырёх злостных хулиганов и одного инвалида на голову — Карась имел прочную репутацию местного юродивого, Юра вышел из штаба и обессиленно опустился на край широкой лестницы. Настроение было поганым. По известным законам жанра, заимев подобный «квест», он, конечно же, должен был немедленно возгореться желанием всех победить, обогнать и натянуть, после чего ринуться в бой за награду в виде пожизненного абонемента на бесплатное посещение всех имеющихся на планете борделей, или что-там в конце давали? Но желание почему-то отсутствовало и бежать за что-то там соревноваться и кого-то там убивать не хотелось совершенно. Не знай он характер Аринтона, от отказался бы от «Заклинателя ветров» прямо там, в зале совещаний.

«Хочу в город, к друзьям и Эрите, и катитесь вы все в «серые дали» со своими квестами и заданиями», — садясь на ступени, буркнул про себя Юра.

Так он сидел какое-то время, то ни о чём не думая, то тихо матеря Хранителей и Аринтона.

Но вот «ребёнок в душе» отрыдался, вопли стихли и стали слышны более взвешенные и взрослые аргументы. Первый из них касался Эриты.

Кассиопея периодически передавал попаданцу письма от товарищей, из них Юра знал, что Эрита получила Особый статус и её не торопясь готовят на замену текущему главе гильдии искателей приключений, правда сколько эта подготовка продлиться — год, два или десять, неясно. В этом ли заключался некий «Особый выбор», которым мотивировали его Хранители, Юра не знал, зато знал он то, что если облажается, у его половины могут возникнуть проблемы.

Также было ясно молодому человеку и то, что сейчас дочка лорда имеет куда больше свободы и разрывать отношения с ним не обязана, более того, если верить письмам, а не верить им оснований не имелось, разрывать упомянутые отношения не хочет и очень его ждёт. Последний факт прибавлял +200 к творческой потенции и + 100 к выработке сперматозоидов.

Вот только всё это к полученному от Аринтона заданию прямого отношения не имело, хотя и имело отношение косвенное — набивать знаки фракции ему всё одно придётся. Идею убивать заблудших Юра отверг как заведомо недопустимую.

Далее следовало решить, что делать с вверенным ему в подчинение «Калеч-командесом». Пусть предложенный в награду атакующий артефакт высокого класса на дороге не валяется, и рядом с дорогой тоже, но отчего-то молодой человек был к нему редкостно равнодушен. Да и плевать сколько там знаков Жёлтой фракции наколошматит Белка, его — Юрина задача, добыть 1000 знаков Серой фракции и перейти к третьей стадии основного квеста, а там, гляди, и перспектива возвращения в город к друзьям и любимой замаячит.

Хорошо понимая суть квестовой и фракционной системы в силу своей "задрот-смекалки", Юра почти не сомневался в двух моментах: первое — набитые его подчинёнными знаки фракции скорее всего пойдут в его личный и квестовый зачёт. Второе — знаки набитые товарищами, к данному зачёту не будут иметь ровно никакого отношения. Впрочем, и первое и второе он скоро проверит.

Из первого пункта следовало, что эксплуатировать монстров необходимо по полной, вот только эксплуатировать их в текущем состоянии задача ещё та. Это в компьютерной игрушке за вечер можно набить тысячу итемов, переведя на это два доширака и пол литра кофе, здесь же за каждой единичкой скрывается враг, который запросто может тебя убить. И Юра уже не тот прижизненный имбицил, для которого смерть и боль есть вещи гипотетические — киношные и далёкие. Реальные это вещи, близкие и охрененно нежеланные. Короче, ему и «Калеч-командесу» срочно нужны навыки, уровни и снаряжение. Офигенно срочно, вот только где их взять?

«Хм, а могу ли я сгонять в город?» — задал себе попаданец далеко непраздный вопрос.

«Статус, — напомнил он сам себе и тут же парировал: — нет, статус позже, на более спокойную голову, сейчас стоит сделать другое. И решено — в жопу этот веер, или что он там есть, цель — закрыть текущий квест и свалить отсюда».

Подняв голову, Юра увидел мнущихся в стороне пятерых гоблинов, а увидев понял, что он почти на час вывалился из реальности.

«Мне в голову ударило какое-то дерьмо, — поразился молодой человек своему упадническому настроению, — ещё вчера я ночевал в яме, и каждый зелёный идиот мог кинуть в меня камень, сегодня же я буду спать на удобной кровати и мне подчиняются пятеро гоблинов. По крайне мере должны подчиняться…»

Юра знал, что фракционное подчинение есть что-то вроде настоятельной рекомендации и, если монстры сильно не хотят что-то делать, никакое подчинение их не заставит. Это тебе не игровые миньоны, а вполне себе личности со своими чувствами и желаниями».

«Шмыга, Акробат, Ушастый, Садист и Карась», — перечислил молодой человек в уме имена мнущихся рядом гоблинов, а после подумал, что всё не так плохо как ему показалось на первый взгляд ибо хулиганы нередко индивиды находчивые, самостоятельные и неглупые, вот только энергия их направлена слегка не в то русло.

Нашёлся ещё один положительный момент: если Акробат, Ушастый, Садист и Карась — было переводом имён с языка монстров, то Шмыгу звали Шмыгой именно по-русски и обозвать так худощавого, с тёмно-зеленой кожей гоблина, умудрился именно Юра. Имя гоблину поначалу понравилось, новое и весьма звучное на языке монстров, но вот когда Шмыга узнал, что оно значит, Юра узнал, что прежде чем языком трепать, не вредно и головой подумать.

То-есть, изначально Шмыга любителем поиздеваться не был и страдал от его гнева молодой человек в каком-то смысле залуженно. Ещё Шмыга слыл гоблином сообразительным и инициативным, отчего прекрасно подходил на роль старшины отряда.

— Я же сказал вам, сбор завтра с утра на этом месте, — подойдя к монстрам, обратился к ним Юра.

— Ну, это, — замялся Акробат — невысокий, жилистый и очень ловкий гоблин, — Белка повёл своих тренироваться сразу… — промямлил он.

После сказанного монстры в ожидании потупились, а Юра внимательно оглядел своих подчинённых.

«Для них это редкий шанс подняться из основной массы монстров, и они не хотят его упускать…» — внезапно понял он.

— Слушать меня, — уверенно начал говорить попаданец, — Белка повёл своих «Орлов» не тренироваться, а отрабатывать командное взаимодействие, они и так уже тренированные дальше некуда: командующий Аринтон выбрал из первой штурмовой роты самых сильных бойцов и отдал их в подчинение Белки.

— Так это, мы что выиграть не сможем? — простонал Ушастый.

Уши данный монстр действительно имел немаленькие. Ранее он выделялся тем, что частенько умудрялся достать Юру именно тогда, когда удара молодой человек не ждал. Сейчас же Юра отчего-то решил, что и с остротой чувств у Ушастого всё в порядке.

— Так, давайте привыкать к дисциплине, без крайней надобности попрошу меня не прерывать, — строго продолжил Юра, копируя манеру Аринтона и вспоминая наставления Кассиопеи. — Посмотрим правде в глаза — бойцы Белки опытны, тренированы и наверняка имеют отличное личное снаряжение. Не надо быть шибко умным чтобы понять: перегнать их по количеству знаков фракции мы не сможем…

Монстры от услышанного приуныли, однако Юра, не теряя бодрого тона, продолжал:

— Забудьте о победе в объявленном командующим соревновании, сейчас наша задача другая — стать боеспособным отрядом, который внесёт ощутимый вклад в победу Зелёной фракции и завоюет уважение окружающих и командующего Аринтона. Задача ясна?

Сказанное произвело на слушателей эффект подобный магическому: гоблины приободрились и моментально воспрянули духом.

— Да!

— Так точно.

— Ясно, — в разнобой выпалили они.

— Ну, если ясно это, — продолжил попаданец, — то надеюсь ясно и то, что за два дня к выполнению данной задачи мы не приблизимся. Да и за месяц, наверно, тоже. А вот за два месяца должны, точнее обязаны. Повторяю, сбор завтра утром на этом месте, перед сбором получите на складе личное снаряжение, я хочу на него посмотреть. А мне пока надо решить кое-какие вопросы и хорошенько подумать головой.

— А у меня нет снаряжения… — расстроенно пробубнил Карась.

— Ты, Карась, завтра главное себя не забудь, я уже рад буду, — не удержал серьёзный тон молодой человек.

Собравшиеся монстры сдержанно загоготали.

— Текущая задача — отдохнуть и подбить знания о Серой фракции. Буду рад идеям и предложениям. Свободны.

Приободрённые гоблины начали расходиться, кто-то на прощание поклонился, кто-то не стал, однако все они, даже вредный и гордый Садист, выглядели довольными.

Юра же «выдохнул».

«Тяжело в учении, легко в бою…» — подумал он и немного расстроился, ведь сделать предстояло многое. Обозначить цели было куда легче чем к ним двигаться, пусть, если верить Кассиопеи, первое есть действо даже более важное чем второе, но кто этого демона знает, у него всё не как у людей.

Вздохнув ещё раз, молодой человек отправился упомянутые цели воплощать.

* * *

Здесь было жарко, да и грохот вокруг стоял адский, не иначе филиал ада, разве что серой не пахнет.

Хотя ерунда всё это, ведь пока выходило, что никакого ада и рая нет вовсе и никакие сорок девственниц, как куча чертей с вилами, Юру нигде не ждут. А ждёт путь души во вселенной, "вверх" или "вниз", и сильно косячить на данном пути не стоит, а то ад курортом покажется.

Утерев пот со лба, молодой человек заорал:

— Где главный мастер?

— А-а-а? — оторвался от токарного станка огр.

«Это не фантазии, это пипец какой-то», — оглядев сцену «монстр-токарь третьего разряда», невольно подумал Юра.

Где монстры раздобыли дорогостоящее оборудование в виде нескольких токарных станков, пресса, циркулярок и прочей всячины было загадкой. Не иначе Кассиопея постарался. Но факт оставался фактом — мастерская находилась на пике допустимого местной религией прогресса. Вот при жизни Юра думал, что прогресс есть штука естественная и неудержимая, а тут выяснилось, что прогресс — это религия и ничего кроме.

— Главный мастер, говорю, где? — перекрикивая удары молотков о раскалённое железо, заорал попаданец.

Станки — станками, а старую добрую кузницу никто не отменял.

— Грох? — наконец понял, что от него требуется огр. — Там, — махнул он своей здоровенной рукой в сторону одной из дверей в стене мастерской.

С громким стуком войдя в указанную дверь, молодой человек облегчённо выдохнул: здесь было не так шумно и совсем не жарко. Юра ожидал увидеть гоблина, однако из-за необъятного стола на него строгим взглядом смотрел зеленокожий, поросший клоками желтоватой шерсти гремлин.

Сбавив градус наглости и решительности, молодой человек поклонился и выдал:

— Здрасте.

Гремлин молча указал взглядом на стоявший напротив стола стул.

Усевшись, Юра принялся шарить взглядом по заваленному какими-то чертежами, деталями и тонким измерительным инструментом столу.

— Ближе к делу молодой человек, — внезапно басистым голосом, заговорил монстр, — время — деньги… Так у вас говорят вроде?

— Мне бы бумаги клочок и карандаш, записать надо… — собственно перешёл к упомянутому делу Юра.

Получив от гремлина требуемое, молодой человек быстро написал на бумаге размеры болтов к Четвёртому сокровищу тьмы, после чего передал «техзадание» монстру.

Гремлин, мазнув взглядом по написанному, с интересом произнёс:

— Я вижу у вас статус старшего офицера молодой человек, отчего по регламенту я обязан принять у вас задание и приступить к его выполнению, но учитывая ваше необычное положение… В общем, мне нужны либо подробности, либо письменное разрешение командующего.

— Подробности следующие, — понимая, что врать себе дороже, слегка приуныл Юра и в общих чертах рассказал суть своего положения и о полученном от Аринтона задании, не забыв упомянуть и то, что всё снаряжение он обязан добывать своими силами. Закончив говорить, попаданец вздохнул и положил на стол энергетический кристалл, выпавший с себя — любимого.

Гремлин взял кристалл в руки, покрутил и убрал в карман фартука.

— Пятьдесят болтов, — коротко заключил он.

— Мало! — охнул Юра.

— Мы не на базаре, — пожал плечами монстр, — и даже не в Озоторге, — продолжил он, — материалы, резаки, машинное время, здесь всё это в дефиците и стоит дороже. У меня даже подходящей стали для заказа нет, придётся точить болты из более дорого рендила, а после закаливать в масле. Зато конечный продукт выйдет на две трети тяжелее стальных.

— Понял, согласен, — обречённо вздохнул попаданец. — Надо срочно… — дополнил он.

— Двадцать завтра с утра: поставлю ночную смену, остальные тридцать через два дня, — безапелляционно заявил мастер.

— А это, в оплату карцибел и камни ментальной силы принимаете? С нежити… — на всякий случай пояснил молодой человек.

— Принимаем, — кивнул гремлин, — вот только курс тебя сильно расстроит. Сам же знаешь, эти кристаллы для нас бесполезны, их ценность лишь в возможности обмена с жителями королевства. Если бы не фракционные допущения, мы вообще обязаны их разбивать. А вот от хартемаса я бы очень не отказался, могу даже предложить за них кое-какой эксклюзив, — хитро прищурившись, глянул на попаданца монстр.

Я бы и сам от него не отказался, — буркнул Юра и сделал в уме пометку подумать о шахер-махере карцибела и камней ментальной силы через товарищей.

Договорившись с мастером, он покинул сектор мастерских и по-заправски направился к следующей своей цели. Монстры-охранники, контролирующие переходы между секторами, пропускали попаданца беспрепятственно, а то и уважительно козыряли, чем приподнимали испорченное после встречи с Аринтоном настроение.

Дойдя до седьмого сектора, молодой человек направился на тренировочную площадку, увы Шрама на ней не оказалось. Оно и верно — время клонилось к вечеру. Узнав от убиравших инвентарь гоблинов, что тренер покинул это место буквально пять минут назад, Юра поспешил в офицерскую столовую, дабы попытаться застать монстра там.

Повезло. Зайдя за плетёные щиты и слегка напрягшись от царившего здесь сейчас гомона, попаданец быстро приметил рыжебородого гоблина, а приметив расстроился: Шрам сидел за одним столом со Стилетом и другими гоблинами-офицерами, что сегодня с утра выразили Юре своё презрение.

Но расстроиться одно, а сдаться другое, отчего Юра взял у резко подобревших гоблинш ужин и устроился в компанию к знакомым троллям. Как ни странно, но с этими монстрами он изначально ладил лучше чем с гоблинами, возможно от того, что гоблины имели характер шебутной, а тролли, в основной своей массе, обладали характером индийских боевых слонов — само разрушение в битве и размеренное спокойствие вне её.

— Мохнатые совсем оборзели, — жуя, жаловался один из троллей соседям по столу, — заходят на нашу землю охотиться, — сетовал монстр.

— Ты ещё скажи, мы на их территорию не заходим, — хмыкнул другой тролль.

— Ну, мы же ходим к ним за славой и трофеями, а они воруют нашу еду. Первое хорошо, второе плохо… — возразил первый монстр.

— А чем вы занимаетесь? В смысле на территории Жёлтой фракции? — поглядывая на Шрама, дабы не пропустить, когда тот закончит есть, с интересом спросил Юра.

— Мы? Мы ничем не занимаемся. А, нет, занимаемся. Но не там, а здесь. Мы охраняем отряды собирателей. Или не охраняем… — взялся отвечать первый монстр.

— Мы — командиры отрядов прикрытия, наша задача обеспечивать безопасность собирателей в проблемных областях, — живо пояснил второй тролль, видать обладающий неплохим уровнем интеллекта.

Закончив говорить, тролль обглодал мясо с кабаньего ребра и закинул обглоданное ребро в рот, громко захрустев довольно крепкой костью.

— Ага, — подтвердил первый тролль, остальные, сидящие за столом монстры, гордо закивали.

— Слушайте? — внезапно возник в голове у Юры интересный вопрос. — А что вы делаете с оставшимися после гнолов кристаллами?

— Химисара хартемас? — уточнил второй тролль.

— Ага.

— Разбиваем…

— Как разбиваете? — подивился попаданец.

— Вот так… — вытянув свою массивную лапищу, тролль сжал здоровенную ладонь в кулак.

— Это вроде негласного соглашения между Зелёной и Жёлтой фракцией, — пояснил он. — Сначала по привычке разбивали, а после… Ну и после тоже.

— Оно есть это, как его? — задумался первый тролль. — Соглашение, во! — обрадовался он тому, что мысль нашла мозг.

— Вроде же Аринтон и Эллегия люто друг друга ненавидят? — подивился Юра.

— Ненавидеть то они другу друга ненавидят, только вот нежить от этого слабее не становится, — покачал головой второй — сообразительный тролль. — И мы как-то сами собой договорились, что с гнолов кристаллы разбиваем, а с нежити несём в казну фракции. Ну и мохнатые тоже от наших кристаллы оставшиеся бьют. Точнее даже не договаривались, а как-то оно само вышло, на уровне инстинктов…

— А командующий в курсе?

Тролли переглянулись.

— Думаю, в курсе. Но ты ему это, не говори если что, — пошкрябов когтями по лысине, попросил за всех сообразительный тролль.

Здесь Юра заметил, что Шрам закончил есть, попрощался со знакомыми и бодро направился к выходу из столовой.

— Ладно, удачи вам, — бросив недоеденный ужин, подскочил с места молодой человек.

Тролли проводили его взглядом, а после долго смотрели на Юрину тарелку с остатками каши. Наконец один из монстров задумчиво произнёс:

— И как же он с голоду не помирает, так мало есть то?..

Остальные тролли согласно закивали и вернулись к еде.

Выскочив из столовой, Юра принялся панически оглядываться. Шрам как сквозь землю провалился.

«Чтоб он подавился невидимостью своей, нелюдь мохнатая!» — чертыхнулся про себя попаданец.

Внезапно колени самопроизвольно согнулись. Удар, который должен был прилететь под колено, болезненно ударил по бедру. Одновременно с этим из невидимости вышел краснобородый гоблин.

«Как же долго я этого ждал», — возликовал про себя молодой человек и видя хорошее «окно» для контратаки, попытался влепить кулаком по мохнатой роже.

Шрам сместил голову совсем чуть-чуть, так, что Юра даже почувствовал кулаком жесткость бороды на лице монстра, а спустя мгновение молодой человек охнул, так как гоблин «ввинтил торпеду» под его правый бок.

— Гых, — отскочил от противника попаданец, сжав зубы от боли.

Не напряги он заранее грудные мышц, откачивать его пришлось бы долго.

— Хе, хе, я тоже считаю, что вечер замечательный… — довольно лыбясь, произнёс Шрам. — Я надеюсь, ты следил за мной не для того, чтобы продемонстрировать свои жалкие навыки? И это, пошли в офицерские казармы, я так понимаю, теперь ты там обитаешь?

Вокруг начали собираться любопытные до движухи монстры, в основном гоблины: отряды собирателей уже с час как начали активно возвращаться в лагерь, отчего живой массы вокруг резко прибавилось. Несколько дней назад, Юра, пожалуй, не рискнул бы ходить в это время по лагерю, предпочитая пораньше схорониться в своей «трехзвёздочной» яме.

Не дожидаясь согласия ученика, Шрам зашагал к намеченной цели, попаданец поспешил следом.

— Шрам, — набравшись решимости, обратился молодой человек к монстру, — а почему тебя зовут шрам? У тебя вроде шрамов особых то и нету?

— Как нету? — возмутился гоблин. — Знаешь какой у меня рубец через обе ягодицы! Сейчас покажу, — и монстр показательно схватился за завязки штанов.

Юра от такого поворота событий опешил.

— Да шучу я, — оставив штаны в покое, хмыкнул гоблин. — Ты бы это, чувство юмора подтянул, авось твоя криворукость не так бы в глаза бросалась. А почему Шрам? Да при жизни меня так звали. Только большего не спрашивай, большее не помню. Я не Белка, — грустно вздохнул монстр.

— Хотя, может и к лучшему это, — сделав паузу, дополнил он. — Ладно, жалуйся. Надеюсь, ты меня не за жизнь поболтать караулил?

— Тут такое дело… — замялся молодой человек.

— Дело твоё я знаю. Ты может в силу своей природной тупости не замечаешь, но о твоём соревновании с Белкой уже весь лагерь знает. Зелёная фракция разбилась на две части, в хорошем смысле, огры и тролли болеют за Белку, гоблины же пускают скупую слезу по тебе — руки-грабли и твоим инвалидам…

— Шрам, тебя послушать, так мне на свет появляться не стоило… — возмутился Юра, на грубый тон монстра.

— Ничего личного, я просто не очень заблудших люблю, — ехидно скривился гоблин. — Представь, на второй день, как я в этот мир попал, милую барышню в лесу встретил. Подошёл я к ней, значит, такой растерянный и "зелёный", и не поверишь — переборол злобливость, исключительно поинтересоваться что — почём, как мне раз и стрела в бок прилетела, не от барышни правда, от товарища её. Но и барышня в стороне не осталась — посохом мне по черепушке вломила, отчего моя черепушка слегка проломилась. Знаю я, что вы при смерти мучаетесь сильно, но и нам — монстрам, знаешь каково по неделе в безмолвной тьме висеть? Первые пару дней ещё ничего, а на третий уже согласен жопой на раскалённой сковородке сидеть, чем в этом…

— И ты, конечно, проглотил? — зная злопамятность и навыки данного монстра, поинтересовался Юра.

— Зачем «проглотил», я слегка оклемался, а потом нашёл засранцев этих. Знаешь как та барышня орала, когда я ей суставы выламывал. Весь вечер «хрустел», оторваться не мог, — довольно залыбился гоблин.

Юра же в очередной раз напомнил себе, что монстры — они не люди и стоит только его статусу смениться, как ему тоже много чего повыкручивают.

— Ладно, вернёмся к делу, — продолжил Шрам, — тебе, вероятно, надо срочно обучиться секретной технике убийцы нежити? Чтобы вот ты был такой криворукий, а после пары секретов на ушко, косил мертвецов штабелями…

— Нет, — покачал головой молодой человек, — моя «природная тупость» подсказывает, что толку с этого не будет. Да и я, скорее всего, на занятия к тебе в ближайшее время ходить не буду, сам знаешь почему.

— И?.. — здороваясь со знакомыми монстрами, вопросительно протянул Шрам.

— Мне необходимо сделать кое-какие дела в городе, — чуть подумав, произнёс попаданец. — После разведать пару посильных делянок в лагере Серой фракции. В общем, надо чтобы мои, как ты выразился «инвалиды», это время, где-то недели две, не чувствовали себя брошенными, а ещё лучше навыки подтянули. Ты бы взялся за них, а?

— Я, Юрша, был относительно тебя сильно неправ, — в своей манере, ехидно залыбился гоблин, — с чувством юмора у тебя всё в порядке… Ты хоть представляешь сколько у меня работы в лагере? Как бы с рассвета до ужина, а после ужина я предпочитаю партийку в шахматы или же себя-любимого потренировать, а не очередным дебилам руки править. За тебя я взялся лишь из-за личного указания командующего Аринтона, не просьбы Юрша, а указания… Ещё вопросы есть?

— Я попрошу Валда позаниматься с тобой ещё немного… — осторожно произнёс молодой человек.

— Сколько занятий? — в мгновение растеряв всю чванливость, выпалил Шрам и тут же попытался вернуть себе былую серьёзность.

«Вот сволочь зелёная! — возмутился по себя Юра, — не иначе он всё продумал и ломал комедию с самого начала».

— Я не думаю, что смогу уговорить его на много, он ко мне то всего пару раз в месяц заглядывает. Максимум два занятия, думаю…

— По рукам, — не став изображать ломку и торг, согласился гоблин.

Валд не был попаданцем, он был жителем королевства и заодно обычным школьным учителем. Слегка обычным. И Юру удивляло то, что как Кассиопея, так и Аринтон серьёзно его недолюбливали. Но нелюбовь эта не могла скрыть того уважения и признания, которые эти два монструозных монстра испытывали к этому странному человеку.

Ещё Валд был читером: местные жители также имели доступ к магии, пусть в их случае она не поддерживалась Системой, отчего «естественная магия» обычно выглядела значительно скромнее «игровой». Но не в случае с Валдом, ибо свободная телепортация в этом мире есть привилегия Богов. Впрочем, Валда его читерство волновало слабо, плевать он на него хотел с высокой горы. Если бы не пошатнувшееся здоровье жены, о способностях его наверно никто никогда и не узнал бы.

Однако Шрама в Валде интересовало не это. Мужчина являлся носителем боевого искусства, которое можно охарактеризовать как «природное айкидо». И если айкидо земное обычно ограничивалось использованием собственного тела и энергии противника, то местная версия не гнушалась всевозможных видов холодного оружия. Правда до этой ступени Юре было еще далеко, так как занятия его по известным причинам почти прервались.

И каково же было удивление молодого человека, когда спустя две недели после его пленения, Валд объявился в лагере зелёной фракции. Обнаружив своего «падавана» в плену, мужчина направился прямиком к командующему Аринтону. К удивлению Юры, эти два очень разных характера быстро договорились в том, что обещанный Юрой карцибел будет выплачивать Аринтон, а за это Валд продолжит изредка заниматься с Юрой и слегка натаскает одного из выбранных Аринтоном тренеров-монстров. Выбор командующего пал на Шрама, который был весьма крут и до встречи со «школьным учителем» и, вероятно, Юра не понимал своего счастья, так как после встречи с Валдом гоблин стал считать темноволосого суховатого мужчину истинным богом боевых искусств.

— Решено, — просияв, согласился Шрам, — засуну твоих инвалидов в утреннюю и вечернюю группы. Буду пахать по шесть часов в день с перерывом на осознание собственной ничтожности. И это, я на тебя надеюсь… Если нужен будет карцибел для Валда, ты только скажи… — с явно приподнятым настроением, предложил монстр.

Дойдя до офицерских казарм, молодой человек попрощался с довольным тренером и войдя в дверь, оказался в коридоре первого этажа. Здороваясь и одновременно обходя обсуждающих что-то в проходе троллей, он поднялся на второй этаж и разминувшись с парой ухмыляющихся гоблинов, открыл незапертую дверь в свою комнату, а открыв насторожился, почувствовав знакомый запах.

«Сволочи…» — грустно вздохнул Юра, глядя на наваленную посреди пола кучу гоблинского дерьма.

* * *

Что что, а убирать дерьмо Юра за полгода научился. Так сказать, вкачал 100 уровень в этом вопросе. Налюбовавшись на кучу и расстроившись от того, что «жидкая часть продукта» уже впиталась в струганные доски пола, попаданец покинул казармы, после чего за короткое время раздобыл ведро, тряпку, совок, скребок и бутылку со специальным травяным составом. Последний убирал запах дерьма лучше, чем глоток одеколона ромашка устранял запах вчерашнего перегара. Заодно Юра побывал в гостях у Машеньки, где выслушал новую порцию извинений и забрал свой арбалет и маскировочный плащ.

Отдраив пол и громко крикнув в коридор предложение засранцам поиметь самих себя, молодой человек разделся, улёгся на застеленный простынёй матрас из сухого мха и чуть не вырубился от разновидности ментального оргазма.

Удержавшись чтобы не заснуть: набегался он за день солидно, попаданец закрыл глаза и вызвал окно статуса. Местные «программисты» пусть и периодически дорабатывали данную часть Системы, однако имели непреодолимую тягу к краткости и лаконичности. А может тупо в играх не шарили, непонятно.

**Уровень: — 21.

Специализация: — Диверсант.

Звание — «Этот хитрожопый русский».

Ярость — начинающий. Сосредоточение — начинающий.

Физические характеристики — высокие.

Ментальные характеристики — средние.

Удача: — высокая.

Навыки: Стрельба — опытный; Скрытность — начинающий; Ощущение цели — начинающий «+»; Предвидение — новичок.

Особое умение: — пожиратель плоти.

Особый бонус: — при убийстве монстра есть шанс получить неоднозначный предмет.

Временный бонус — На один час вы способны значительно понизить удачу цели. Бонус необходимо истратить в течении одного астрономического года или же до получения 30 уровня.

**Активные квесты**

**Прочая информация**

Белый наблюдатель — (пусто)

Чёрный наблюдатель — (пусто)**

Из нового после полета на респ было лишь изменение «ощущение цели» с «новичок» на «начинающий «+».

Развернув описание навыка Юра, прочитал следующие:

**Ощущение цели — начинающий «+»

Вы способны получать общее представление о слабых и сильных сторонах цели. Точность и количество информации зависит от уровня цели, навыков цели, вашего сосредоточения и ваших ментальных характеристик.

«+» — ваш навык способен предоставить вам дополнительную информацию, тип и количество информации зависит от типа цели.**

«Пойди туда, не знаю куда, узнай то, не знаю что. Но и за то спасибо», — прокомментировал молодой человек написанное.

Не найдя здесь важных изменений, он развернул подменю «Активные квесты».

**Активные квесты:

«Свой среди чужих, чужой среди своих — стадия вторая».

Тип квеста — особый.

Первая часть задания:

— Внесите ощутимый вклад в победу над Серой фракцией.

Вторая часть задания:

— Наберите 1000 очков фракции монстров. За дополнительные очки будет начислена дополнительная награда.

Необязательная часть задания — совершите поступок достойный восхищения и всеобщего обсуждения внутри фракции.

В случае отказа или невыполнения задания, вы будете принудительно отправлены в штрафную зону». **

«От сволочи», — матюгнулся про себя попаданец и тут же подумал, что в последнее время чересчур часто кастерит Хранителей. Пусть местные ментальные надсмотрщики это и заслужили, но вот как бы подобное отношение не встало боком.

Расстроило то, что после получения задания от командующего Аринтона, квест автоматом выбрал Серую фракцию. Порадовался же Юра исчезновению пункта об очках с заблудших. В первоначальном варианте квеста, за каждого убитого заблудшего даже обещали давать сразу по три очка фракции.

«А ведь я, похоже, слегка неверно понял основную задачу, — нахмурился попаданец. — Набить 1000 очков фракции — это дополнительная часть задания, основная же — «Внесите ощутимый вклад в победу над Серой фракцией». Очень всё это попахивает геморроем, ибо оставляет широкое поле для неопределённости. «Ощутимый вклад», это блин сколько? 1000 или 10000? Печально в общем».

Решив не расстраиваться, хватит с него плохого настроения, молодой человек развернул подменю «Прочая информация», где перешёл в отсутствующий ранее раздел «Фракционное противостояние».

**Фракционная принадлежность — Зелёная фракция.

Очки фракции: Командные — 8740/Личные — 0**

.

«Ага, как я думал: очки набитые товарищами в зачёт не идут, возможно из-за того, что они принадлежат сейчас к другой фракции».

Сосредоточившись, Юра вызвал дополнительное графическое подменю, главным элементом которого была похожая на изломанный ромб геометрическая фигура. Из центра её выходили лучи, длина которых с одной стороны показывала отношение с одной из сил этого мира, а с другой определяла форму грани между двумя лучами.

— Бляяяядь! — простонал нечто непечатное молодой человек.

Одна из граней многоугольника провалилась практически к центру, зато лучи показывающие отношения с монстрами и демонами наоборот отлипли от центра и значительно выросли, вот только легче от этого не стало.

В увиденном требовалось разобраться немедленно, ибо оно определяло многое, если не сказать почти всё. Подскочив с кровати, попаданец торопливо оделся и выскочил из офицерского общежития на тёмную уже улицу. Никем не останавливаемый несмотря на наступивший с темнотой комендантский час, он весьма быстро добрался до места, служившего ему «домом» почти полгода. Переговорив с охраной у ворот ямы, Юра получил доступ внутрь и подойдя к одной из ям, посмотрел вниз сквозь толстые прутья решётки.

Внизу, прислонившись спиной к земляной стене дремал мужчина. Мужчину, как знал Юра, звали Курт и был он немец.

Разглядев в полутьме силуэт сидящего, молодой человек невольно отшатнулся и застонал, ибо почувствовал жгучую, ничем неприкрытую ненависть и желание убивать.

«Хренова Система», — простонал про себя попаданец

— Эй? — окрикнул он немца.

Пленник вздрогнул, проснулся и посмотрел вверх на окликнувшего его человека и стоило только взглядам встретиться, как Юре стало не по себе от глубины и темноты затянувшей его задницы.

«Поход в город отменяется! Нежить, вот кому я задам «несколько вопросов…» — идя к выходу из котлована, пробормотал он.

Глава 5: В гости к нежити

Глава, в которой сначала шла полоса очень чёрная, а потом пошла белая.

— Да шли бы они нахер! — рявкнула высокая стройная женщина и занеся ногу, опустила подошву походного сапога на массивный круглый столик. Бедный предмет мебели разлетелся в щепки, словно был сделан не из морёного дуба, а из дешёвой земной пластмассы.

Таверна замерла. Множество мужских глаз уставились на не самого титанического вида женщину, понимая, что вроде бы как заблудшим не положено нападать на местных и не только не положено — дело это наказуемое. Вот только если сейчас вякнуть на взорвавшуюся фурию, то её конечно потом накажут, жаль только твой искалеченный труп это уже не порадует…

— Тише Алиса, тише, побереги силы, они нам ещё понадобятся, — почти шёпотом, но при этом властно и спокойно, произнёс сидящий перед грудой обломков индус — тонкий, чёрный как мулат и обладающий при этом надменной внешностью восточного принца.

Стоило только индусу выразить намёк на возмущение, как гнев женщины сдулся словно проколотый мяч, оставив после себя лишь сморщенную оболочку сильного недовольства.

Индус же, достал из-за пазухи кошель и поймав взглядом глаза ошалевшего трактирщика, показательно кошелём тряхнул, отчего кожаный мешочек звякнул своим золотым содержимым. Трактирщик слегка успокоился, как успокоились и присутствующие.

— Срань, галимая срань, — скрипела зубами названная Алисой. — Сначала нас отматросили демоны и вот, стоило нам добраться до этого сраного квеста, как нас поимели Хранители. Знаете ли, я ведь очень скучаю по своей дочурке, а когда семейное воссоединение подкреплено хорошей наградой, что может быть лучше. Это как хеппи-энд в мыльной опере — все плачут и попукивают от счастья.

— Тебе действительно неинтересно увидеть дочь? — с любопытством глядя на товарища, спросил человек-скала — массивный, буквально состоящий из силы и твердости скандинав.

— Да срать я на неё хотела…

Под пристальными взглядами индуса и скандинава женщина фыркнула и опустилась на стул.

— Что вы на меня пялитесь? — прошипела она и в её шипении проскочило что-то вроде вины.

Скандинав с некоторым ехидством произнёс:

— Ну, лично мне интересно, правда ли тебе насрать на родного ребёнка или всё же ты, как всякая несостоявшаяся личность, просто пытаешься держаться подальше от любого вида ответственности.

— Да, всё именно так, — буркнула Алиса.

— Ларс, приберись здесь пожалуйста, — попросил скандинава индус и, встав, отправился в угол таверны, где с лёгкостью подхватил замену разбитому столику.

Скандинав тем временем принялся сноровисто собирать обломки и разбитую посуду. Словно дожидаясь этого, к нему подскочили две женщины — работницы таверны и принялись помогать убирать разлитое и разбитое. Не прошло и пяти минут, как внешний порядок был восстановлен, а спустя ещё пять минут на столе появились тарелки, мясные закуски и миска с лёгким салатом.

— Хозяин, пива, — громко крикнул трактирщику Ларс.

— И бутылку самого крепкого вина! — добавила следом Алиса.

— Пиво, два чая и кружку успокаивающего отвара, — дополнил и подправил заказ индус, не повышая при этом голос, но отчего-то сказанное прекрасно услышали все в зале.

Алиса на это что-то буркнула, но возражать не стала.

Заказ принесли. Индус повелительно подвинул успокаивающий отвар Алисе, а сам взял одну из поданных кружек чая. Скандинав завладел большой кружкой с пивом, провёл над ней носом и довольно произнёс:

— За что я люблю Виринтел, здесь даже в захолустном приграничном городке пиво высочайшего качества. А за что я люблю местное пиво, оно, в отличии от земного, не есть химозная бодяга, в которую ещё и поссали сверху, — выдав сию мысль, скандинав с удовольствием отхлебнул из кружки.

— Ты хочешь сказать, что в 80ых в Осло было плохое пиво? — с сомнением спросил индус.

— Ага, — кивнул Ларс, — сначала Макдональдсов понастроили, а потом пиво испортилось. Мне сначала казалось, что это я постарел и стал всем недовольным нытиком, а нет, местное пойло расставило всё на свои места.

Двойные двери скрипнули и внутрь, привлекая к себе невольные взгляды мужчин, вошла очень красивая женщина. Темноволосая, смуглая и изящная, вероятно еврейка, она молча села за стол и обвела товарищей безмолвным взглядом, после, также безмолвно кивнула и подтянув к себе свободную чашку с чаем, обхватила её двумя руками и принялась маленькими глотками пить.

— Молчи Низа, молчи, только твоего мнения мне и не хватало, — прошипела Алиса.

— Хранители отменили квест на встречу Алисы с дочерью, — сообщил Ларс молчаливой Низе.

Низа отставила кружку и посмотрела на индуса.

— Вслух пожалуйста, — холодно и строго, попросил женщину Принц — так звали индуса.

— И что мы будем делать дальше? — мягким, очень приятным голосом, но словно переступая через себя, спросила женщина.

— Мы отправимся в Озоторг, где Алиса пообщается со своей дочерью… — холодно и спокойно, произнёс индус.

— Смысл? — спросил Ларс, взглянув на закипающую от недовольства Алису.

— Сколько лет назад мы взяли 100 уровень? — кисло скривив губы, обратился к товарищам Принц.

— Да много… — пожав своими необъятными плечами, ответил за всех Ларс.

— Десять лет назад, мы взяли 100 уровень десять лет назад, — обвиняющим тоном сообщил товарищам Принц. — А теперь следующий вопрос: через сколько лет после взятия 100 уровня, Хранители обычно выдают Финальный квест?

Сидящие потупились, даже красавица Низа, красота которой должна служить индульгенцией от всякой вины, и та виновато посмотрела на дно своей чашки.

— От двух до пяти лет. Вот только нам, от чего-то, данный квест до сих пор не дали…, и я промолчу отчего, — опять ответил за всех индус.

— Мы отправимся в Озоторг, где Алиса «подберёт один из своих хвостов», — не предполагающим возражений тоном, продолжил Принц. — И не кривись так, я навёл справки через гильдию: твоя дочь серьёзный состоявшийся человек — полная твоя противоположность. Сцен она тебе устраивать не будет точно.

— Отправимся сразу? — уточнил Ларс.

— Нет, — покачал головой Принц, — задержимся в Аинторге, провернём кое-какие торговые дела. Новая атака на Белый город потребует больших затрат.

— Сделай запрос на сопутствующие квесты, — предложил Ларс.

Индус кивнул и закрыл глаза. Так, сосредоточенно нахмурив своё красивое лицо, Принц молчал около пяти минут. Лишь его зрачки под закрытыми веками суетливо бегали, перебирая заголовки доступных квестов.

— Хм, — наконец выдал он, — есть интересный вариант. Из плюсов — цель задания совсем недалеко от Озоторга, время не лимитировано и условия простейшие. Из минусов — неопределённый уровень сложности. Награда — расходный предмет на выбор.

— Надо брать, — оживилась Алиса. — И в чём суть? — спросила она.

Индус опять закрыл глаза и спустя десяток секунд произнёс:

— Надо убить особого монстра, даже имя есть — его зовут Юрша…

* * *

Давным-давно, в одной далёкой галактике и заодно в другой жизни, Юру забанили. Косяк за ним правда числился скромный. Так, мелочь: с помощью нехитрого бага лишний раз заходил в инстанс зону. Все заходили, и он заходил. Да и инст был вкусный, с заходом с 60 уровня и это когда две трети игроков сервера только приближались к 50, а требуемый 60+ имели лишь самые ошалелые задроты. Такие как Юра…

Администрация, в ожидании фикса из узкоглазой республики, конечно же вывесила предупреждение, что все, кто данным багом воспользуются, будут прилюдно расстреляны из говномётов и забанены на тысячу лет. Но народ ходил, ибо то был старт игры и лишние пару процентов за тридцать минут сильно решали. Папки не верили, что высокое начальство прирежет «курочек», несущих золотые яйца, точнее несущих в игру килотонны и баксометры реала.

Но как оказалось, яйца у администрации имелись, или даже не яйца, а вольфрамовые шары для боулинга. Топ сервера лег в бан, пусть месячный, но лег крепко. Не спасли вопли, слёзы и литры вылитых на клавиатуру соплей, ибо нефиг.

Попав в бан и с трудом удержавшись от суицида, Юра завел второй аккаунт и ринулся качать саппорта, дабы после иметь возможность одаривать положительными эффектами своего основного чара.

И вот, пока любимый лучник размышлял о бренности бытия, грудастая бафферша первого уровня была создана и отправлена на виртуальные просторы косить местных мобов, и здесь молодой человек осознал, насколько он привык к хорошему шмоту и насколько шмот этот решает.

И пофиг, что бафферу требовалась роба, а не лёгкий доспех, а лук для данного класса так вообще бесполезен. Колец и серёжек, вполне хватило бы их! Ведь среди одетой на лучнике магической бижутерии уже на то момент имелась редкая и очень полезная. Постоянно хотелось пойти на мобов пожирнее, но мобы те немедленно гнули симпатичную баффершу в неприличные позы вроде той, в какой находился сейчас Юра.

«Ацтой!» — грустно подумал попаданец, с одной стороны вспоминая себя прошлого, а с другой жалея себя — нынешнего.

К счастью ли, или к сожалению, та игра закончилась, а новая Юрина жизнь безжалостно требовала прокачки и в прокачке этой снаряжение решало не меньше, чем в прошлой жизни.

Проявив характер и ещё до рассвета вырвавшись из страстных объятий набитого мхом матраса, молодой человек проник в штаб, правда вполне официально, записавшись у сонного гремлина на приём и засел в "засаду" у рабочего кабинета Аринтона. Повезло: командующий прибывал сегодня в хорошем настроении и даже оценил Юрин ранний подъем, отчего внимательно выслушал и безжалостно обломал.

— Сказано было, с этого момента снаряжение добываете сами. Склады фракции для вас закрыты, а твои прошлые пожитки давно распределены между отрядами, — безапелляционно заявил орк и выставил Юру из кабинета.

Претензия же молодого человека заключалась в том, что в плен он попал не с голой задницей, а в весьма приличной броне, с медальоном сокрытия среднего уровня и с несколькими весьма полезными колечками, даже фиал — местный магический светильник и тот имелся.

Вздохнув по утрате, попаданец подбил свои пожитки. Из снаряжения у него имелись — неплохая кожаная куртка и штаны, новенькие сапоги, арбалет, который невероятно крут, вот только болтов к нему пока всего два десятка и магическая маскировочная накидка высокого уровня. В дополнение к накидке, Юра располагал личным пассивным навыком сокрытия, который вполне себе неплохо заменял магические артефакты подобного свойства, а если прибавить к этому навык невидимости, который пусть и сосёт манну как тайская проститутка, но на практике полезен невероятно. Как итог выходило: он очень даже прилично снаряжён и к разведывательный деятельности подготовлен целиком и полностью, вот только требовалось ещё и атаковать…

Выйдя из здания штаба на уже порядком посветлевшую улицу, молодой человек обнаружил вверенное ему подразделение. Гоблины присутствовали в полном составе, даже Карась и тот не опоздал. Хотя закрадывалось подозрение, что сегодня с утра его «заботливо» разбудили и даже дали тонизирующих пинков для бодрости.

Подойдя к монстрам, Юра принял командный вид и не торопясь оглядел подчинённых.

Шмыга оказался мечником. Высокий, почти метр семьдесят гоблин, был облачён в стёганую броню, на которую во множестве нашил небольшие стальные пластины и кольца. Юра знал, подобные элементы защиты ходили по лагерю Зелёной фракции сродни денег. Из оружия тёмно-зелёный гоблин имел короткий меч и видавший виды кинжал, тоже короткий.

Акробат оказался копейщиком, на плече он держал добротного вида двухметровую пику, а одет был в простую кожаную броню, такую, которая многослойная дублёная кожа, без специальных прокладок и нашивок. Дополнительных элементов на его броне имелся самый минимум, отчего следовало, что характером Акробат обладал не особо деловым.

Садист в свою очередь был лучником, броня отсутствовала: лучникам и арбалетчикам её выдавали в последнюю очередь — кожаной курткой обойдёшься. Зато надетая на монстре куртка выглядела так, словно Садист обобрал среднего размера группу металлистов, настолько много на его куртке виднелось нашитых пластин, колец и всякой разной проволоки. А вот лук у Садиста оказался что надо — тугой и хорошо выполненный, да и стрел в маршевом — заплечном колчане имелось в достатке.

Удивил Юру Ушастый. На большеухом гоблине была надета маскировочная накидка, правда не самого лучшего качества, оружие отсутствовало, зато за плечами имелся солидного размера рюкзак.

«Вероятно мастер — диверсант», — предположил попаданец и решил уточнить данный вопрос сразу по построению.

Карась сюрпризов не принёс. Оружие отсутствовало, одет он был во вчерашние холщовые штаны и брезентовую куртку. На поясе, однако, висела пузатая сумка, но особой надежды она не внушала. И всё же, несмотря на сонный вид и периодическое почёсывание задницы, Карась выглядел котом, притащившим хозяину жирного голубя. Мол на, поешь хозяин, хватит себя дошираками травить, помрёшь же, кто мне молока нальёт.

Юра ошибся, сюрприз у Карася имелся.

— Юрша! — дождавшись окончания осмотра, просиял гоблин. — Я принёс тебе очень нужную вещь!

Закончив короткое вступление, гоблин полез в сумку и достал оттуда любопытную, цвета пожелтевшего фарфора маску. Овальной формы, без узоров и прочих наворотов, только круглые дырки глаз и вытянутая прорезь рта. Несмотря на это, маска с первого взгляда создавала впечатление некоего удобства и гармоничности. Сияя словно рыбак подцепивший спиннингом бутылку коньяка, Карась протянул маску Юре.

— Я подумал, что Юрше надо маскироваться, ведь он не такой как мы. И если Юршу увидят другие заблудшие, у него потом возникнут проблемы, — гордо сообщил гоблин.

Карась дураком не был, точнее, он был гением, но как тот аутист, который просчитывает в уме сложнейшие уравнения, а шнурки на ботинках завязать не может.

«А ведь шарит же!», — подумал Юра и машинально принял маску из рук гоблина.

«Хм…» — навык «Чувство цели» немедленно сообщил попаданцу, что тот держит в руках магический предмет. Данное свойство упомянутый навык приобрёл после 20 уровня, но особо потестировать бонус пока не удавалось.

Позабыв о расспросах и построении, молодой человек закрыл глаза и в предвкушении вызвал свойства предмета. Но вместо свойств немедленно выскочила назойливая табличка:

** Вы получили предмет — «Маска запретных желаний».

Внимание, проклятие активировано!

Не забывайте соблюдать поставленные условия.

Привязка предмета осуществлена. **

— Карась, мать твою! — открыв глаза, застонал Юра. — Ты где эту маску взял?!

— Э…, ну это, у Шернаха вчера выпросил. Говорю — для важного дела, чтобы соревнование с троллями выиграть. Она ему с нежити досталась, только толку от неё не было, вот я и уговорил отдать… — залепетал гоблин.

— Ждите, — простонал попаданец, предчувствуя что вляпался в очередную кучу дерьма, да так, что по самые уши. Закрыв глаза опять, молодой человек наконец получил доступ к свойствам предмета.

** Маска запретных желаний.

Позволяет полностью перевоплотиться в выбранную цель. Для доступа к перевоплощению необходима часть цели, будь то волос, ноготь или личная вещь. (Внимание, подходят не все вещи).

Ограничения:

— Эффект возможно использовать не более одного раза в сутки, длительность эффекта одиннадцать часов.

— Невозможно перевоплотиться в цель уровень которой превышает ваш на 10 и более уровней.

— Только для посторонних этому миру сущностей. Только для заблудших.

— Внимание, перевоплощение не меняет вашу принадлежность (демон, монстр, заблудший, администратор).

Эффект проклятия:

— Раз в сутки предмету необходимо «скармливать» камень ментальной силы от среднего ранга и выше. В случае невыполнения условия ваша удача понизится на минимально допустимое значение сроком на четырнадцать дней. Также вы навсегда потеряете право владеть Маской запретных желаний. **

От прилетевшего подгона судьбы захотелось выть и есть землю. Насколько важна в этом мире удача Юра знал по собственному опыту, ведь у него она была высокая и анализируя свою жизнь в этом мире, молодой человек понимал, что не будь она таковой, он слетал бы на респ не раз и не два. Кое-кто даже называл удачу самым важным навыком. О людях, получивших на удачу дебафф, по местным тавернам ходило множество историй, в основном с довольно печальным концом. Например, популярна была байка про ловеласа из числа заблудших, который словил подобное проклятие от своей бывшей. Как оказалось, пусть костей в члене нет, сломать его вполне можно, если сильно не повезёт… Пусть байка попахивала бредом, но вот суть отражала отлично. И попаданец не сомневался: если Система обрушит его удачу в минусовые значения, он не проживёт и недели.

Также становилось ясно отчего для получившего маску монстра данный предмет был не более чем странной диковинкой. Юра не сомневался, что прошлый владелец даже не мог вызвать описание предмета: пункт «только для заблудших» работал соответствующее. Самое же обидное находилось в пункте «перевоплощение не меняет вашу принадлежность». Суть его заключалась в том, что, если заблудший перевоплотится в монстра, генерируемая Системой враждебность никуда не денется. Из-за этого пункта молодой человек не сомневался, смени он с помощью маски внешность и отправься в Озоторг, восторга у тамошних заблудших он все одно не вызовет.

Однако маска открывала новые возможности, которые грозили утечь из рук уже завтра, если он не достанет требуемый для владения ежедневный кристалл ментальной силы.

И здесь Юра понял, что он уже не тот человек, который попал в гоблинский плен полгода назад, так как даже «получив ништяком по хребту», он не расклеился и более того, думает как жить с привалившим счастьем дальше.

— Спасибо Карась, ты настоящий друг! Тащи ещё приключения на мою бедную голову, — обречённо простонал попаданец, отчего собравшиеся гоблины примерно поняли суть произошедшего.

— Отойдём в сторону, сейчас построение и инструктаж, — убирая маску в наплечную сумку, обратился к подчинённым молодой человек.

«Одной разведкой я сегодня не отделаюсь», — направляясь к свободной площадке, подумал Юра.

* * *

Проведя построение и инструктаж, молодой человек осознал, что он — большой молодец. Не договорись Юра с Шрамом об интенсивных тренировках подчиненных, информация о том, что ближайшие две недели командир действует исключительно в одиночку, вряд ли бы повлияла на моральный дух монстров положительно. В таких делах безделье и чувство брошенности есть величайший враг любых перспектив. А для мобов, в которых многое от детей, отсутствие цели и направления есть большой швах, как для подростка, который без рыбалки, секции и батиного ремня находит завлекательную перспективу в виде разлагающего мозг косяка.

Ещё он обзавёлся мечом, который, до лучших времён, взял в пользование у Шмыги. Раньше Юра обычно брал в дополнение к арбалету хороший кинжал, иногда стреляя у Коли «Кинжал братоубийцы», но сейчас подобной халявы не предвиделось, да и против нежити последний был бесполезен. Меч здесь сподручнее, а ещё лучше хороший топор с широким лезвием с одной стороны и острым «клювом» с другой. Благодаря совместным стараниям Шрама, Валда и Аринтона, на текущий момент Юра способен вскрыть подобным «консервным ножом» самую крепкую мёртвую черепушку. Жаль только такого «ножа» в наличии не имелось.

Проведя построение, во время которого были обозначены текущие цели и задачи отряда, молодой человек зашёл в офицерские казармы, где прихватил недостающее снаряжение. Далее он отправился в мастерские, в которых получил на руки два десятка выточенных за ночь болтов. Болты оказались что надо — ощутимо тяжелее стальных и очень жёсткие — выточенные из неизвестного на земле металла.

Здесь Юра обнаружил, что лоханулся — складывать болты ему оказалось некуда: вариант запихать их в наплечную сумку выглядел сомнительно. Пришлось сделать крюк к Машеньке, благо девушка оказалась на месте. Выслушав суть проблемы, попаданка конфисковала у Юры половину болтов и штаны, отправив его погулять. Благо под кожаными штанами имелось подобие кальсон, да и монстрам было без разницы — может это у людей мода такая, в кальсонах ходить, однако придя в таком виде в офицерскую столовую, молодой человек комплексовал.

Поев и прихватив флягу с водой и немного вяленого мяса: сухофруктов не дали по причине их отсутствия, попаданец вернулся в общежитие при штабе, где получил из рук Машеньки модифицированные штаны с нашитыми на бедра отделениями для болтов. Всего на оба бедра можно было разместить двенадцать болтов, по три в каждом кармашке, как итог вытаскивать их требовалось аккуратно, но и за то огромное спасибо.

— Маш, а у тебя есть зеркало? — поблагодарив девушку за работу, спросил Юра.

— Ага, — кивнула та и извлекла из под сложенной на полках одежды небольшое зеркальце.

Как знал Юра, данный предмет вызывал нездоровый интерес со стороны любопытных до безделушек гоблинов, отчего требовал к своему хранению осторожности и внимания.

— Ой, какая маска у тебя интересная, — возгорелась любопытством девушка, увидев извлечённый из наплечной сумки артефакт.

— Ага, подарок, а не маска, сейчас надену и стану весь такой зелёный и весёлый… — проворчал Юра.

— Дай посмотреть, — потребовала девушка.

«Предмет привязан, беды быть не должно», — подумал молодой человек и передал маску Машеньке.

Та покрутила её в руках, примерила, точнее приложила к лицу и вкрадчиво произнесла:

— Подари, а?

Пусть маска и выглядела простой на вид, однако обладала при этом неким потусторонним изяществом.

— Свойства посмотри… — вздохнув, попросил Юра. — Это магический предмет, — пояснил он.

— Ого, — просмотрев описание предмета, подивилась девушка. — Юр, тебе надо достать снимающий проклятие расходник, — став серьёзной, по-деловому предложила она.

— Надо то надо, вот только где его взять?..

— На складе фракции их есть две штуки…

— А ты откуда знаешь? — подивился молодой человек.

— Память у тебя… Я же говорила, кроме того, что мы с тобой туалеты чистили, я ещё гремлинам помогаю — переписываю там всякое. Так вот, иногда копирую описи снаряжения и предметов, в том числе расходников, ошибок правда много делаю грамматических, — вздохнула девушка. — Я точно помню, они мне попадались, на проклятие которые. Но конечно за просто так тебе их не отдадут, даже как командиру, только на обмен.

— Хм, ясно, спасибо, буду иметь в виду, — кивнул Юра, забрал маску обратно и поручив девушке держать зеркальце, приложил артефакт к лицу. Гром не грянул, земля не провалилась, однако произошло нечто: маска потеряла вес и стала неким «плотным голографическим изображением». То есть зависла пред лицом будучи непроницаемой для посторонних взглядов, но при этом пропуская через себя любое материальное воздействие.

— Обалдеть! — подивился молодой человек, ощупывая лицо прямо через маску.

— Да, удивительно, — подтвердила девушка, — и очень удобно, — дополнила она.

— Только как теперь её снять то?

Снять «Маску запретных желаний» оказалось довольно просто. Всего-то и надо было сконцентрировать на ней внимание и пожелать снять предмет, после чего артефакт обрёл материальность и под своим весом упал в руку.

Попрощавшись с девушкой, Юра отправился к северным воротам.

На воротах царило оживление. Если покинуть лагерь будучи своим было сравнительно просто, то чтобы попасть за его стены, требовалось пройти несколько дотошных проверок.

Пропущенный караулом за внешнюю стену, молодой человек, оглядел унылую вырубку: лес вокруг лагеря вырубили на добрые полкилометра.

Отчего-то растерявшись, он отошел слегка с сторону, дабы не мешать суетящимся здесь монстрам и глядя на зеленеющий вдали лес, предался смешанным чувствам. Полгода он мечтал оказаться за внешней стеной и вот, он за ней. Полгода он ждал свободы и вот — иди куда хочешь, точнее куда надо, что всё равно хорошо. Но положенной радостью и не пахло, а свобода воспринималась не более чем инструмент необходимый для выполнения текущих задач. Да и она, наверно, таковой и являлась.

«На свете счастья нет, но есть покой и воля», — отчего-то вспомнил молодой человек часто повторяемую Кассиопеей строчку какого-то неизвестного ему стихотворения и подумал, что автор, наверно, какой-нибудь неземной поэт.

Вспомнив, вздохнул, надел маску и уверенной рысцой направился в сторону территории Серой фракции.

* * *

Если провести между лагерями враждующих фракций прямые линии, то получится практически равнобедренный треугольник с гранью примерно в восемьдесят километров. Однако треугольник не самая лучшая фигура для восприятия зоны фракционного противостояния, лучше подходит поделённый на три сектора круг. В центре круга находится окружённый буферной зоной Озоторг. Начинается буферная зона за несколько километров от городских стен, и монстры в неё не заходят.

Чтобы попасть из лагеря Зелёной фракции на территорию гнолов, необходимо двигаться в восточном направлении, если же требовалось оказаться на территории нежити, то в северном. Имелось в фракционном противостоянии несколько важных моментов, первый — при заходе на территорию вражеской фракции налагался понижающий способности дебафф. В местных реалиях он заключался в повышении гравитации процентов так на тридцать, а может и не на тридцать, а может и не гравитации, но по словам Юриных знакомых монстров, на вражеской территории словно что-то давило на плечи и как итог уставал ты быстрее. На этом дебафф не заканчивался, так как касался он и артефактов, обеспечивающих эффект сокрытия и маскировки — они работали хуже примерно на упомянутую треть.

Вторым важным моментом являлось то, что Серая фракция предпочитала действовать ночью, а Жёлтая и Зелёная днём. Командующий Аринтон приложил громадные усилия дабы сконцентрировать силы подконтрольной фракции в одном месте и сконцентрировать очень компактно. И это оказалось действительно мудрым решением, так как на текущий момент от нежити доставалось главным образом гноллам, главный лагерь которых занимал куда большую площадь и был куда хуже защищён. К тому же Жёлтая фракция имела три десятка промежуточных лагерей, которые активно атаковались как нежитью, так и заблудшими. Лагерь же Зелёной фракции являлся «пирогом», попытка откусить от которого вполне могла стоить кусающему некоторого количества зубов.

Нельзя сказать, что принятое Аринтоном решение несло в себе лишь положительные моменты. Противостояние в нынешних реалиях это не только потери, но и прибыль в виде выполненных квестов, кристаллов, дропа и трофеев, которые играли важную роль в деле развития фракции. Да и монстры возрождались, пусть они теряли часть снаряжения и получали штраф на боеспособность, но численность их не уменьшалась.

Впрочем, сильно обделены зелёные не были: начиная с раннего утра множество боевых и диверсионных отрядов отправлялись на территорию гноллов дабы всесторонне испортить тем жизнь. Хватало и стычек с заблудшими: между нападением на собирателей-гоблинов и собирателей-гноллов, попаданцы обычно выбирали первых, так как вторые на практике оказывались куда опаснее. Вокруг же собирателей гоблинов, постоянно крутились огры и тролли, которых в составе фракции имелось сравнительно немного, но вот их боевая мощь не шла ни в какое сравнение с гоблинской.

И всё же присутствовала некая однобокость, а именно, Зелёная фракция практически не сталкивалась с Серой, а Серая фракция толком не могла дотянуться до заблудших, которые банально предпочитали на её территорию на соваться. Дабы хоть как-то компенсировать данный перекос, Система на территории нежити генерировала для заблудших довольно вкусные квесты, а вот зелёную фракцию особо под землю не гнали, да и гноллы туда без сильной нужды не лезли, а вот Юре, похоже, придётся…

Покинув лагерь, молодой человек бежал через лес, оставляя за спиной километры территории Зелёной фракции и поражаясь своей же скорости и выносливости. Бег по лесу, это не бег по беговой дорожке: расход энергии там и там отличаются в разы. А ведь ещё необходимо смотреть куда ногу ставишь, не забывать поглядывать по сторонам, прислушиваться и вливать некоторую часть внимания в шестое чувство отвечающее за работу навыка «Предвидение». Ведь когда ты на полном расслабоне, данный навык работать не будет. Но с чем с чем, а с этим у Юры проблем не возникало: за полгода натаскали нелюди зелёные…

Несколько раз попаданец натыкался на дружественные отряды собирателей, замечая их издалека, и предусмотрительно обходя монстров стороной во избежании лишних вопросов. Чем активнее ты двигаешься, тем слабее работает эффект маскировочного плаща, но всё же даже на бегу артефакт высокого класса отлично подстраивает твою тушку под общий фон леса, да и пассивный навык сокрытия работает на полную.

На четвёртом встреченном отряде гоблинов молодой человек спалился, точнее был замечен: вероятно, у одного из монстров имелась способность магического радара. Гоблинский отряд собирателей, это вам не куча старушек с лукошками, тут и охрана, и дозор, и засада из пары лучников в придачу. Ко всему, это уже не те гоблины, геноцид которым Юра устраивал полгода назад, этих вышколенных и обученных монстров давно считают за весьма опасных противников даже опытные отряды заблудших.

Заметив подозрительную активность, несколько гоблинов — мечников отделились от отряда и бросились за попаданцем, пара лучников сделала то же, но двигаясь слегка позади, дабы иметь возможность прикрыть ближников. Добытчики же прекратили выкапывание кореньев и вытащив оружие, сбились в защитную формацию.

Юра остановился и выкрикнул полученный на выходе из лагеря пароль на сегодняшний день.

Гоблины замедлились и настороженно подошли к снявшему маску попаданцу. Произошёл обмен дополнительными паролями, который особо и не требовался, так как монстры с ходу считали дарованный Системой офицерский статус.

Благополучно расставшись с собирателями, молодой человек отправился дальше. Следующие десять километров пути были пройдены без приключений, и все же он слегка запыхался.

До территории нежити оставалась пара километров и ступить на эту территорию желательно было бодрым и полным сил. Остановившись и осмотревшись, Юра устроился в корнях большого раскидистого дуба и начал практиковать восстанавливающую силы дыхательную технику. Правильному дыханию его учили как Кассиопея, так и Валд. Практики демона были глубже, Валда же практичнее. Решив, что торопиться сегодня не стоит, попаданец выбрал практику от серолицего наставника, которая, кроме восстановления сил, солидно расширяла восприятие. Закрыв глаза, Юра принялся дышать, чередуя медленные глубокие вдохи с быстрыми и периодически делая паузы на задержку дыхания. Спустя пять минут, во время очередной паузы, обострившийся за период отсутствия зрения слух, уловил звуки битвы. То, что одна из сторон в ней была своей, можно было понять по громким, присущим гоблинам, гортанным выкрикам. Кричали громко и кричали о помощи.

«Метров триста, а то и более», — вскакивая на ноги, прикинул молодой человек.

Рисковать Юра не любил, да и вообще, вопреки законам жанра, всякого вида драк старался избегать даже научившись в них участвовать. Но ситуация требовала вмешательства по нескольким причинам. Первая и самая важная — он давно усвоил железное правило Системы — если ты не будешь искать приключений сам, тебе их назначат. Второе — включилось великое русское «наших бьют». И пусть «наши» зелёные словно военная техника на параде, но Наши же… Третье — любой местный замес, это не только возможность дать или получить люлей, но и шанс раздобыть ценные трофеи. Будучи заблудшим, отжать у монстра личную вещь очень и очень сложно, как и сложно монстру облегчить карманы заблудшего. А вот когда дело касается разборок между монстрами, тут всё просто: необходимо лишь наложить лапу на желанный ништяк и успеть проорать «Моё!» до того, как хозяин улетит на респ, точнее даже и орать ничего не надо. И кое кто сейчас не только имел принадлежность к монстрам, но и нуждался в трофейном снаряжении.

Быстрыми перебежками, от зарослей кустов к большому валуну, от валуна к овражку, от овражка к стволу дерева, Юра быстро приблизился к цели. Увидев источник криков и шума, он ушёл в невидимость, пробыв в ней не более десяти секунд, за которые, словно мячик, проскакал по лестной подстилке метров пятьдесят и упал на землю рядом с большим стволом полуистлевшего дерева. Подождав пока маскировочный плащ подстроится под окружение, он из невидимости вышел.

Оглядев участников и происходящее, молодой человек примерно понял, что здесь произошло.

До территории нежити оставалось всего-ничего, пара километров не более, а вот до территории гнолов данная точка находилась чуть ли не на максимальном удалении. Да, здесь не встретишь собирателей гнолов, зато их боевые отряды заходят сюда с упрямой регулярностью, проходя по краю территории нежити, дабы после мохнатым катком проредить вражеские силы. Но и зелёные не дураки: на границе постоянно курсируют отряды из огров и троллей — главной разрушительной силы фракции. Жаль только их числа для полного обеспечения безопасности собирателей сильно не хватает.

Похоже, случилось здесь следующее: хорошо натасканный отряд гноллов, и не каких-нибудь там ремесленников, животноводов или собирателей, а гноллов-воинов, не менее сорока голов, перешёл границу фракции со стороны нежити и слегка углубившись во вражескую территорию, выпиливал встреченные отряды собирателей пока не наткнулся на так называемый «манок» — беспечный с виду отряд, который прикрывала состоящая из огров и троллей засада «карателей». Состоял такой отряд обычно из двух — трёх троллей командиров и десяти — пятнадцати огров. Чтобы втоптать в землю команду заблудших или же небольшой отряд Жёлтой фракции такого количества монстров было более чем достаточно, но вот дать отпор серьёзному карательного отряду сил не хватило.

Гноллы напали на отряд «манок», который оперативно начал драпать в сторону засады. Завязалась жестокая битва, при виде которой любой нормальный человек моментально осознал бы свою хрупкость и слабость, ибо гнолл-воин — это мохнатая туша почти двух метров ростом, обладающая крепкой, обычно жёлто — серой шкурой и длинными, до согнутых колен ручищами. Огры же не особо отличаются ростом, обычно под метр восемьдесят, зато очень широки в плечах и невероятно сильны физически. Тролли не так сильны, как огры, зато выше, массивней и обладают сверхбыстрой регенерацией и невероятно крепкими костями. И вся эта нечеловеческая сволочь заканчивала сейчас резать друг-другу плоть, ломать кости, а то и просто рвать мясо зубами.

Зелёные проигрывали: гноллы смяли отряд прикрытия и лишь несколько закованных в броню и истерзанных до кровавого фарша троллей всё ещё держались за счет своей невероятной регенерации.

Перебив огров и не торопясь, осторожно и с удовольствием добивая троллей, отряд мохнатых растянулся и разделился, большая его часть заканчивала карать неудавшихся карателей, а меньшая, из семерых монстров, ринулась за остатками торопливо отступающих гоблинов.

Будь у Юры побольше болтов к арбалету, он бы для начала хорошенько оторвался по специализации, но, увы, боеприпасы требовалось жёстко экономить.

Разобравшись в ситуации, попаданец схватил лежавшую рядом с ним сухую палку, применил невидимость и бросился навстречу гоблинам, буквально просочившись сквозь их бегущую массу. Участок леса попался удачный, деревья здесь росли реже, отчего почва была плотнее и местами даже поросла невысокой травой. Минув гоблинов, Юра ушел чуть в сторону и остановился, осторожничая и пропуская мимо себя размахивающих внушительного размера тесаками и «вороньими клювами» гноллов. Один из них, выше и массивней товарищей, поравнявшись с сокрытым невидимостью попаданцем, резко остановился и принялся принюхиваться.

Теоретически, пассивный навык на скрытность должен неплохо подавлять запахи, но противник 30+ и возможно есть что-то ещё.

«Артефакт на обнаружение сокрытия!» — понял Юра.

Разобраться в ситуации молодой человек врагу не дал. Стараясь не шуметь, он подскочил к монстру и бросил тому под ноги подобранную ранее палку. Монстр оказался не из простых: нюх и сверхчеловеческое восприятие помогли ему почувствовать врага, отчего проигнорировав нехитрый трюк, гнолл размахнувшись прочертил топором там, где доли секунды назад находилась Юрина голова.

Противник гноллу попался неудачный: попаданец быстрее двигался, легко просчитывал движения врага и в силу сотен тренировочных боёв с монстрами не испытывал парализующего разум страха. Выхватив из ножен меч, он увернулся от удара, зашел гноллу за спину и со всей имеющейся дури ударил по коленям врага, намереваясь разрезать держащие суставы связки и мышцы. Что-то пошло не так…

Юра осознал, что не знает свой текущей силы! Точнее знает, но вот в пылу боя рассчитать её не потрудился.

Вместо того чтобы прорезать связки, широкий меч отрубил одну из ног монстра полностью, на второй ноге в рукояти меча что-то хрустнуло, после чего клинок обломался в месте крепления лезвия с рукоятью. Гнолл тонко взвизгнул от боли и неуклюже развернувшись, попытался достать выброшенного из невидимости противника помесью топора и кирки. Молодой человек, отбросив бесполезную рукоять меча, перехватил руку врага за запястье и ускорил падение мохнатого тела подломив ступнёй оставшуюся ногу, после чего с хрустом выкрутил схваченную руку, отобрав в процессе топор с острым треугольным лезвием или как говорили в обиходе "клюв", который ловко перекрутил и обрушил лезвие на череп уложенного на землю монстра. Хрустнуло знатно и тошнотворно, но не до этого.

Действие заняло секунды, однако последний из преследующих гоблинов гнолл уже развернулся и размахивая мечом, ринулся к непонятно откуда взявшемуся человеку.

Вражеский меч Юре понравился. То была не кривая, похожая на здоровенный тесак поделка, какими вооружены две трети Жёлтой фракции, а очень даже качественное кузнечное изделие.

Не столько думая головой, сколько повинуясь интуиции и следуя наработанным комбинациям, попаданец выдернул клюв из вражеского черепа и перехватив чужое оружие двумя руками, со всей дури запустил его в следующего противника. Остаться безоружным Юра не боялся совершенно: его текущий стиль боя наравне с холодным оружием, был ориентирован на удары кулаками, захваты и выламывания. Наставники сходились во мнении, что его рост и комплекция данному типу очень подходит. Впрочем, долго оставаться с пустыми руками он не собирался.

Гнолл, явно 30+, не уступал в ловкости и прыти предыдущему, отчего почти увернулся от брошенного в него клюва. Почти, но не полностью. Весивший за пяток кило клюв ударил монстра в плечо тупой стороной, перекрутился и полетел дальше. Юре хватило и этого. В два прыжка он сблизился с ошеломлённым на миг противником и распрямляясь с полуприсяди, ударил гнолла кулаком снизу-вверх, под грудную клетку, вкладывая в удар резкий разрушительный импульс. Захрустели рёбра, монстра подбросило вверх, подлетев, он начал падать спиной на землю.

«Блин, это не я слабый, это мои наставники реальные монстры!» — промелькнуло в голове у попаданца.

Ещё молодой человек осознал, что с момента попадания в гоблинский плен никогда не бил противников в полную силу, а сила, как выяснилось, имелась.

От правильно выполненного удара, сердце монстра разорвало в груди, выронив меч, он упал на землю уже мёртвым.

Юра, однако, не зазнавался: ведь сейчас на его стороне внезапность и правильно выбранная расстановка сил, которые совсем не вечны.

«Четыре секунды до невидимости!» — поднимая с земли упавший меч — довольно длинный и широкий, с удобной полуторной рукоятью, подумал молодой человек.

Внезапно тело само бросило себя вправо, тут же, совсем недалеко от уха, просвистела стрела.

Оглядев поле битвы и вознося хвалу спасительному навыку, попаданец сорвался с места и принялся бежать, пока просто бежать, подальше от ринувшихся на него пятерых гноллов, тех, которые до этого преследовали гоблинов. Другие полтора десятка мохнаты монстров — те, что всё ещё добивали троллей, были заняты упомянутым делом метрах в сорока от Юриной текущий позиции, но двое из них — лучники, заметили нового участника событий и попытались достать его из своих луков.

Юра же, поняв, что лимит удачи напрягать не стоит, петляя между деревьями протянул штрафные четыре секунды, (после атаки из невидимости в неё нельзя уйти в течении десяти секунд), дождался отката и применив навык сокрытия, бросился в сторону десятки убегающих гоблинов. Гоблины же, увидев, что происходит нечто новое, замедлились. Пятеро сагреных на Юру гноллов потеряв цель слегка растерялись, но быстро опомнились и, пусть с лёгкой нерешительностью, опять бросились за гоблинами.

Мыслительный процесс в ситуации форсмажора работает специфически, если работает вообще. План молодого человека заключался в том, чтобы добежать до отступающих гоблинов, а там посмотрим… Помнил он и про столь необходимые кристаллы, вот только удастся ли их поднять, тот ещё вопрос. Но вдруг в голове прокрутилась очень сжатая мыслеформа, выжимка из которой звучала как «меч».

Сделав петлю и отступив под прикрытие жидкого кустарник, попаданец взглянул на меч в своих руках и подумал следующее.

«А может?..»

Подумав, пожелал перевоплотиться во владельца данного меча, но тут же подумал, что делать подобное во время боя глупо и опасно, да и неизвестно как поведёт себя невидимость, в которой он сейчас находился. Увы, умные мысли часто приходят после неумных.

Мир на секунду поплыл, голова закружилась, а после всё изменилось. Теперь молодой человек видел, слышал и обонял совершенно по-другому. По-другому он чувствовал и своё тело, да и само тело выглядело новым. Лямки рюкзака нехорошо натянулись, висящий под рюкзаком арбалет болезненно врезался в спину.

«Одежда!» — простонал от собственной тупости Юра.

С одеждой всё оказалось в порядке, точнее её не было вообще, точнее не было прежней, а имелись лишь принятые у гноллов короткие штаны.

Помянув свою дурь матерным словом, Юра принялся действовать, точнее вытворять дурь следующую. Всё ещё сокрытый невидимостью, он бросился следом за пятёркой гноллов. Ситуация тем временем изменилась, гоблины остановились и решили принять бой. Судя по крикам, какая-то заминка возникла и у основной, добивающей троллей массы мохнатых. Попаданец подробности игнорировал, точнее времени на них у него не было. Подскочив к пятёрке гноллов со спины, он, в этот раз незамеченный, из невидимости резанул ближайшего гнолла по шее, после чего, уже видимый, ринулся на следующего.

Перевоплощение работало: сильные мохнатые руки сжимали трофейный меч, а кривые ноги пусть и слушались, но свои были роднее. Прежде чем монстры расчухали подставу, серьёзное ранение в бок получил ещё один гнолл. Юра же, помня, что он не супермен и вообще попал, опять применил тактику «делаем ноги» и опять, исключительно с дуру, начал экспериментировать, пожелав выйти из перевоплощения. Точнее не совсем с дуру, а от промелькнувшей мысли, что гоблины не признают его за своего. Мир поплыл, голова закружилась, ноги заплелись, и молодой человек упал, распластавшись на земле и получив по затылку уехавшим по инерции арбалетом.

Упав, он сразу вскочил и ринулся бежать, и здесь, скорее по привычке, попробовав уйти в невидимость. Положенные десять секунд штрафа ещё не прошли, но невидимость применилась!

«Это баг!» — возликовал про себя попаданец.

«Сам ты баг ходячий! Болты хоть не растерял?» — спросила некая другая его часть.

Штаны с болтами вернулись на родину. Бегать надоело, хотелось задействовать арбалет. Но первое — болтов мало, а второе — оружие не заправлено карцибелом.

Тем временем гоблины вступили в бой с тремя с половиной оставшимися гноллами. Коротко оглядевшись, Юра понял причину их внезапной смелости — на подмогу первому отряду спешил пришедший на шум битвы второй отряд собирателей в полном составе, то есть около пятнадцати монстров. Кружа вокруг гноллов словно собаки вокруг медведя, гоблины кидали дротики, стреляли из луков и пытались пробить крепкую шкуру мечами и пиками.

Подбежав к месту сражения и сняв в процессе маску, которая была отправлена в объёмный карман куртки, молодой человек с ходу перерубил одному из врагов ногу, а после, когда враг начал падать, попытался снести ему голову. Похожая на бычью шея провернуть желаемое не позволила, но гноллу хватило: упавшее на землю тело немедленно затыкали острыми предметами гоблины.

Боязнь, что его попытаются атаковать свои, оказалась напрасной, гоблины с ходу считали офицерский статус, да и многие монстры знали попаданца в лицо.

Воткнув трофейный меч в землю и подхватив с земли оброненный убитым врагом клюв, Юра швырнул его в спину последнего из оставшихся на ногах гнолла, с остальными уже справились гоблины. Не убил, но ошеломил, после чего мохнатого ловко приняли на пики союзники. Часть дела была сделана.

Обернувшись в сторону основной битвы, попаданец увидел, что оставшиеся гноллы быстро отступают. С юга, по поросшему малиной склону, в их сторону торопясь двигался новый отряд троллей и огров. На вскидку силы теперь были равны количественно, но не качественно, ибо один прилично снаряжённый тролль с легкостью раскладывал двух — трёх гноллов-воинов. А если взять в расчёт Юру и два десятка растерявшихся от внезапной победы гоблинов, то командир гноллов однозначно принял правильное решение.

«Была не была», — подумал попаданец и бросился в сторону отступающих монстров, сбросив на ходу рюкзак и снимая висящий под ним арбалет. По пути он сделал крюк к месту гибели первых двух гноллов, тела тех уже впитались в землю и как положено, оставили после себя по паре красных и синих кристаллов.

А вот наконец и долгожданная удача: первый убитый монстр оказался гноллом — старшиной, намётанный глаз определил, что оставшиеся после него кристаллы — среднего уровня. Заодно рядом с кристаллами лежал небольшой шарик расходного предмета.

«Прорвёмся», — подобрав трофеи и сноровисто открутив на бегу крышку на прикладе арбалета, удовлетворённо подумал Юра.

«Пять болтов — пять трупов», — после перебежки на сближение поставил он сам себе задачу и выбрал цель в виде ближайшего из отступающих гноллов. Дистанция не сказать, что солидная — метров сорок, вот только последний раз молодой человек стрелял довольно давно.

Первый курок, болт, прицелиться, или даже скорее привычно направить арбалет на врага, выстрел. Ноги противника сбились с темпа, заплелись, после чего монстр неуклюже завалился на лесную подстилку.

— Первый, — удовлетворённо подытожил попаданец взводя тетиву и вкладывая новый болт в ложе.

* * *

Пошатываясь от усталости, Карась зашёл в общие казармы и чуть ли не ползком добравшись до своей койки, упал на неё недвижным трупом.

— Плохо то как… — хныкая, простонал гоблин.

Тренировка оказалась адом, Шрам — чудовищем. Увидев новых учеников, суровый наставник самолично проверил навыки каждого из них, после чего все монстры получили индивидуальные упражнения, перед которыми, правда, прошли получасовую общую разминку. Карась получил самое простое задание: ему необходимо было раз за разом тыкать тупым концом длинной палки в пузатое, выполненное из соломы и мешковины чучело.

Во время самой тренировки Шрам подходил к нему чуть ли не каждые десять минут, сперва отвешивая подзатыльник, а после указывая на очередную ошибку. Всё ему было не так — то спина кривая, то голова болтается, то удар недостаточно резкий, то шаг вперёд неверный, то баланс страдает. Да и как ему не страдать, когда через два часа непрерывного тыкания Карась начал валиться от усталости и таки свалился…

Поднятый в вертикальное положение безжалостными пинками наставника, гоблин получил новое задание. Необходимо было кидать сделанные из упругого материала шары в среднего размера мишень. Мишень стояла метрах в двадцати от Карася и показав основные принципы правильного броска, Шрам его более не донимал, но нехорошо улыбнувшись предупредил, что если спустя пару дней он не начнёт нормально попадать в цель, смерть будет для него избавлением.

Утренняя тренировка длилась три часа, однако Карася отпустили лишь через четыре. Теперь, после нескольких часов отдыха, предстояла тренировка вторая — послеобеденная, которая есть более продвинутый уровень. Но отчего-то гоблин думал, что к спаррингам его пока не допустят, а тыкать ему опять палкой и кидать шары в мишень.

Заставив себя сесть на кровати и достать из-под неё личный ящик, Карась извлёк из него немного вяленого мяса, после чего опять упал на кровать и принялся неторопливо жевать заначку.

Общие казармы напоминали тесный склад, пусть основная масса монстров сейчас отсутствовала, но всё же здесь было довольно шумно. Кто-то отдыхал завершив трудное задание, кто-то отходил после смерти или ранения: вторые и третьи коротали время за настольными играми, споря и покрикивая.

«Час отдохну и схожу нормально поем», — прикончив кусок мяса, подумал гоблин.

Царящий вокруг гомон смолк, температура резко упала на несколько градусов.

Позабыв об усталости, Карась испуганно подскочил с кровати, тонко и жалобно заскулил, а после бухнулся на колени.

Перед ним стоял высокий человек в чёрном словно безлунная ночь плаще, с длинными, ниже плеч, тёмными волосами и вытянутым строгим лицом. Перед ним стоял бог!

Время остановилось, всё замерло, лишь жалкому монстру и могущественному существу было позволено дышать, думать и двигаться.

— Ты отдал маску? — сверля Карася излучающими холод серебряными глазами, спросил Старший администратор.

— Будто вы на знаете отдал ли я её или нет… — жалобно и одновременно возмущённо простонал монстр.

— Всё знать слишком скучно… — покачав головой, ответил Старший администратор. — Так отдал или нет? — переспросил он.

— Я сделал всё как было сказано, отдал и ничего не сказал про вас, — пролепетал Карась. — С Юршей всё будет хорошо? — жалобно спросил он.

Администратор на это лишь улыбнулся и дотронулся указательным пальцем до головы монстра. Карася словно прошиб электрический ток и от «тока» этого он вырубился.

* * *

Расходник оказался не совсем расходником:

** Копилка фракции.

Фракция заблудших: 0

Жёлтая фракция: Заработано всего 12, из них бонусных 2. Доступно к обмену 12. Потрачено за период 0.

Серая фракция: 0

Доступны функции обмена и передачи.

** Меню обмена **

Для обмена необходима магическая сумка **

«Ага, — переваривал увиденное Юра, — в начале стычки троих гноллов я убил чисто и троих ранил, добили же их гоблины, при этом двоих из трёх раненых приписали мне. После были пятеро гноллов убитых из арбалета. Всего десять. А два бонусных очка я вероятно получил за голла-лейтенанта. Для начала неплохо, жаль только фракция не та».

Зайдя в меню обмена, попаданец обалдел от длинного списка расходных предметов. По мере чтения крепнущий в его естестве хомяк-нагибатор поднял зверскую бучу, требуя немедленно затариться приведёнными в списке ништяками. Пусть большинство из них работало лишь в зоне фракционного противостояния, облегчить жизнь доступные к обмену расходники могли очень и очень солидно.

И ещё молодой человек знал, что монстрам подобное не доступно, монстры меняли добытые очки на навыки и всякие одноразовые полезности вроде сокращения времени воскрешения и уменьшения теряемой при смерти энергии. Ещё был доступен обмен снаряжения у фракционного казначея, правда цифры там требовались солидные. Подумав о последнем моменте, Юра прикинул, что вероятно отжатый у гнолла-лейтенанта меч был получен именно таким способом.

«А не смогу ли я менять знаки фракции на болты к арбалету?» — параллельно с чтением списка подумал Юра.

«Какие болты! Тут гранаты по полтиннику продают, а ты — неразумный о каких-то болтах думаешь!..» — застонал от возмущения хомяк.

«Сумки нет магической…» — возразил Юра.

«Вот у нежити и отожмём. Сам же слышал, что личи с ними часто ходят. Это раньше у мобов стырить ничего нельзя было, а сейчас — бери лопату, грузи вагонами», — парировал хомяк.

«Вот ты личей убивать и пойдёшь…» — заявил на это попаданец. Хомяк же от озвученной перспективы притих.

В расходниках действительно имелось немало вкусностей, тут тебе и баффы\дебаффы и ловушки разные и некие разрушительные гранаты хаоса. Особенно заинтересовал Юру расходный предмет «Сообщение» и цена не кусалась, всего два жалких знака фракции. Но, блин, где взять магическую сумку? У нежити данный предмет действительно встречался, возможно потому, что она — нежить, специализировалась на магии. Вот только гоблины с серыми особо не воевали, отчего подобные трофеи брали нечасто. Те трофейные сумки, которые имелись в лагере Зелёной фракции, обычно снимались с трупов гноллов-командиров, а гноллы, в свою очередь, снимали их с высокоранговой нежити, которую ещё убить надо было.

Кто-то похлопал молодого человека по плечу. Вздрогнув, попаданец оторвался от просмотра списка и открыл глаза. Битва и преследование гноллов закончились, монстры подбивали трофеи и потери, а Юра пускал слюни по новым возможностям.

— Тут, это, трофеи разделить надо… — обратился к нему тролль-командир. Рядом в ожидании мялись два гоблина, также командиры своих отрядов.

— Мужики, тороплюсь очень, — виновато начал молодой человек, — я, это, меч заберу и кристаллы с убитых мной монстров. У меня арбалет на красном хартемасе работает, без него никак. Меч, понимаю, ценный, но мой поломался… Вы это, подбейте дроп, то есть трофеи, если я что должен останусь, то в лагере рассчитаемся.

Делёж трофеев между монстрами был делом сложным и почти сакральным и в нём, при всей своей прошаренности, Юра до сих пор толком не разобрался. Точнее сложного ничего и не было: часть трофеев монстры делили между собой, а часть сдавали на склад фракции. На складе предметы оценивались, после за некоторые из них выплачивалась компенсация, а некоторые возвращались добытчикам. Часть же предметов изымалась в пользу фракции безвозмездно. И с какими предметами как необходимо поступать, попаданец по сих пор толком не понимал, твёрдо зная лишь, что обязательны к сдаче расходные и магические предметы.

Тролль, хотя и выглядел смышлёным, на несколько минут подвис.

— Хм-м-м… — протянул он. — Меч… — собравшиеся монстры цепко оглядели полученный с гнолла трофей. — Если свой сломался, значит можно, — выдал за всех тролль. — Кристаллы тоже можно, — продолжил он. — Тут, говорят, ты какой-то расходник поднял? — подозрительно обратился он к попаданцу.

Как знал Юра, друг друга монстры в вопросах дропа никогда не обманывали. Может Система не позволяла, а может так принято было, непонятно. Они и сами данный момент толком прояснить не могли, но вот человеку видать слегка не верили.

— А, да это копилка фракции, — молодой человек протянул троллю магический предмет. Тот принял его и какое-то время изучал.

Сложно сказать как устроены мозги у монстров, но от Белки попаданец знал: чтобы узнать свойства предмета, глаза им закрывать не требовалось.

— Понятно… — осознав, что он держит в руках, кивнул тролль и вернул копилку обратно. — У нас по-другому, без копилки этой, — пояснил он и продолжил:

— Ну это, меч ты конечно забирай, но на склад зайди, может что ещё сверху получишь. Барахла правда мало взяли, — вдохнул монстр, — да ещё наши потеряли много. А кристаллы надо разбить… А, не, тебе не надо, да…

Тролль ещё раз похлопал Юру по плечу и направился к ожидающему его отряду. И здесь произошло интересное: один из гоблинов-командиров подошёл к попаданцу и не особо афишируя процесс, ссыпал ему в руку солидную горсть карцибела.

— Химтара ирих. (Не проиграйте) — обратился он к молодому человеку, после чего командиры гоблинов также вернулись к своим отрядам.

«Однако», — подумал Юра, прикидывая насколько выстрелов хватит полученных кристаллов. Выходило под сотню, ещё бы болтов столько в наличии имелось. Кстати, благодаря помощи гоблинов, из пяти потраченных боеприпасов удалось найти и вернуть в строй два.

Поняв, что дела здесь закончены, попаданец отправился к границе серой фракции. Трофейный меч в старые ножны не влез, отчего его пришлось обмотать выпрошенными у гоблинов тряпками и подвязать к заплечному мешку. Конечно, при данном способе носки оперативно достать оружие не выйдет, зато нести вполне ничего.

И вот, спустя пару километров, старое доброе наблюдение о том, что жизнь — она в полосочку, подтвердилось. И сейчас ну точно шла полоса белая.

Свет перед глазами моргнул одиночной вспышкой: так обычно бывает, когда происходят какие-то системные изменения и не лишним будет заглянуть в окно статуса.

Схоронившись в вырванных из земли корнях упавшего дерева, Юра закрыл глаза, дабы вызвать статус, но вместо него выскочило назойливое системное сообщение:

** Вы зашли на территорию Серой фракции.

Эффективность усиливающей магии снижена на 50 %.

Эффективность магии сокрытия снижена на 30 %.

Вам присвоено временно звание «Особый враг нежити». Бонусы звания:

— Магический урон, получаемый на территории Серой фракции, снижен на 25 %.

— На территории Серой фракции шанс получения расходных предметов, вами и вашим отрядом, увеличен на 100 %. **

Увиденное можно было считать удачей и доказательством того, что у него не совсем всё так как у монстров. Конечно, снижение эффективности усиливающий магии штука болезненная, вот только тогда, когда эта магия на тебе есть.

В первый момент особый трепет вызывал бонус «На территории Серой фракции шанс получения расходных предметов, вами и вашим отрядом, увеличен на 100 %». Но слегка взвесив за и против, практичная часть Юриного разума холодно возразила, что когда общий шанс получения расходников равен «нихрена», то «нихрена X2» это всё одно то же «нихрена».

А вот показавшееся сначала несущественным снижение магического урона, после некоторых раздумий заставило сильно задуматься. В каком-то смысле читерство Системой даже приветствовалось, особенно когда оно происходило из смекалки и находчивости. При этом имелось у Системы строгое правило — на конкретном баге читерить по-крупному дозволялось только лишь один раз… Система любила находчивых, но не любила халявщиков, а когда Система тебя не любит, легче удавиться самому — дешевле выйдет.

Арбалет, которым владел Юра, назывался «Четвёртое сокровище тьмы» и являлся предметом финального комплекта. Правда большинство плюшек у него пока были заблокированы, дабы нубас дел не наделал, однако само владение финальным предметом давало бонус в виде снижения получаемого магического урона на 50 % и заодно полного иммунитета к дебаффам.

Но поразмыслив, Юра решил, что пусть 75 % звучит очень круто, всё же полным иммунитетом здесь и не пахнет. Пахнет лишь возможностью дожить до второй, а может и третьей плюхи, прилетевшей со стороны равного по уровню лича. Да и не только магией здесь жизнь портят.

Переборов соблазн ещё раз перечитать список фракционных расходников, молодой человек выбрался из корней, отвязал от рюкзака меч, пока предпочитая его арбалету и перейдя в режим повышенной осторожности, продолжил движение к цели. Цель у него имелась.

До попадания в гоблинский плен, Юра не день и не два зачищал с товарищами местное подземелье, точнее даже не подземелье, а разветвлённую сеть сыроватых пещер. Расположены данные пещеры были как раз на территории Серой фракции и попаданец не сомневался, что на текущий момент они, так или иначе, связанны с нежитью. Сомнения подтвердились и подтвердились даже как-то чересчур.

Дойдя до оврага с текущим по его дну мелководным ручьём, молодой человек сориентировался по группе крупных валунов и поняв, что до цели недалеко, словно призрак подкрался к нужному месту. Приметив растущие на кромке оврага заросли молодого орешника, он выбрал их своим укрытием, затаившись метрах в пятидесяти от цели.

Многое изменилось. Большой земляной вход со свисающими с потолка сырыми корнями исчез, вместо него появился самый настоящий, выступающий из отвесной стены оврага каменный форт. Выполненное в готическом стиле сооружение слегка напоминало железнодорожный тоннель, с выстроенными зачем-то по бокам красивыми башенками. Вход в тоннель закрывали две массивные створки — сейчас распахнутые, сам же вход охраняла нежить. И очень скоро Юра разочарованно понял, что ловить ему здесь нечего…

Перед входом, на замощённой крупным булыжником площадке, на подобии деревянных носилок лежало нечто напоминающее… Да хрен знает с чем можно сравнить эту вызывающую рвотные позывы кучу плоти. Словно одна большая рана, слегка зажившая и страдающая, масса похожая на несколько сшитых и сросшихся человеческих тел, глядела во все стороны жуткими, с кулак размером, белёсыми глазами. Глаза периодически начинали шарить по сторонам, отчего масса плоти спазматически подёргивалась.

Кроме занятий по боевой подготовке, Юра посещал обязательные для монстров-командиров лекции посвящённые матчасти, отчего знал, что зовётся данное чудо «Глаз-дозорный». Создавались такие вот «глазики» из захваченных в плен монстров или заблудших. Благо «дух» благополучно улетал на респ, разве что кристалла не оставалось.

«Свезло так свезло мне с выбором фракции. Белка небось только за сегодня загеноцидит с полдесятка отрядов собирателей-гноллов», — грустно подумал молодой человек и принялся изучать препятствие дальше.

По сторонам от лежащего на носилках «глаза» парами стояли закованные в чёрную броню Рыцари смерти. Перед собой двухметрового роста монстры держали упертые в землю здоровенные двуручные мечи. Всего рыцарей имелось четыре, на вскидку всё те же 30+, однако попаданец не согласился бы сойтись в бою и с одной из этих напитанных тёмной магией консервных банок. Каждый из них являлся для него практически мини-РБ. Удручало и то, что пробей он Рыцарю смерти из арбалета черепушку, такой выстрел не будет для данного монстра смертельным: необходимо буквально раскромсать противника на части. Задача вполне посильная для пары подготовленных троллей, но не для него.

«Глаз» видит через невидимость вплоть до среднего уровня, а через мою увидит и подавно, — прикинул расклад Юра. — Радует лишь то, что радиус обнаружения у него скромный — метров двадцать», — подытожил он.

Раздумывая что и как делать, попаданец пролежал в засаде около двадцати минут. Наконец мысли его обратились к арбалету. После недавнего возвращения Четвёртого сокровища тьмы, он обнаружил недоступные ранее возможности, а именно, теперь имелась возможность взводить арбалет используя собственную силу, но не ту которая физическая, а ту, которая жизненная. Вот только пользоваться данной возможностью следовало лишь в самом крайнем случае, ибо уже на втором взводе, выполненном за счёт собственных внутренних сил, молодой человек начинал чувствовать зверскую усталость.

Вздохнув и собравшись данное место покинуть, Юра решил прежде просмотреть статус арбалета. Особой надобности в этом не было, но вдруг… Иногда МО — так звали куратора «финалки», оставлял ему в примечаниях короткие послания.

** Четвёртое сокровище тьмы — предмет комплекта Сокровищ тьмы.

Особое умение: Энергетическая стрела (пользуйся, променяешь меня на маску, на задворках вселенной достану! И ты уже должен мне за плащ).

Особое умение: Выстрел презрения (недостаточно сосредоточения, заблокировано до 50 уровня).

Особое умение: Выстрел повелителя силы (недостаточно ярости, недостаточно сосредоточения, заблокировано до 100 уровня).

Особое умение: Выстрел повелителя тьмы (недостаточно ярости, недостаточно сосредоточения, заблокировано до 100 уровня)

Привязка предмета — активна.

Уровень синхронизации с предметом — средний, при росте уровня синхронизации доступны дополнительные возможности.

Лояльность предмета к владельцу — высокая.

(Внимание, при падении лояльности предмета до 0, возможно поглощение предметом вашей информационной сущности) **

— Э-э-э, — забыв, что он фактически находиться на «острие ножа», выдал молодой человек. Причина лёгкого офигения крылась в пункте «Особое умение: Энергетическая стрела (пользуйся, променяешь меня на маску, на задворках вселенной достану)».

«Что значит «променяешь на маску»? Маска предмет финального комплекта?» — поразился Юра.

От Чингисхана — «папки-нагибатора» сотого уровня, молодой человек знал, что, если вдруг заблудшему, при наличии одного финального предмета попадал в руки другой, иногда Система давала возможность сменить собираемый комплект. Правда подобное случалось редко, уж слишком хорошо охранялись финальные сеты и не менее хорошо были спрятаны. Тем не менее редко, не значит никогда. Но почему в описании маски не сказано, что она — «финалка»?

Сняв артефакт с лица, Юра ещё раз проглядел его свойства, ничего не изменилось. Но если МО «говорит», то отсутствие информации ещё ничего не значит: возможно требовались дополнительные условия вроде длительности владения или количества перевоплощений. А может предмет дремал из-за владения «Четвертым сокровищем тьмы» или Хранители что намутили, кто знает…

А после Юру накрыла волна бесконечного восхищения собственной тупостью и невольной благодарности МО. Во владении Четвёртым сокровищем тьмы имелись не только плюсы, но и минусы. Когда у тебя в руках предмет финального комплекта, все остальные магические артефакты созданные Системой тухнут как сет. Однако, что плащ, что маска работали! Куратор делал ему неприличное одолжение, если не сказать — шатал правила Системы.

«А не выйдет ли мне это боком?», — подумал молодой человек и посмотрел на маску в своей руке.

Он уже «скормил», точнее вплавил в неё, оставшийся после гнолла-разведчика кристалл ментальной силы.

Закрыв глаза ещё раз, Юра развернул подменю умения «Энергетическая стрела». Появилась дополнительная информация, доступ к которой ранее отсутствовал.

** Энергетическая стрела.

Игнорирует 50 % физической защиты цели. Блокирует физическую и магическую регенерацию. Разрушает магическую структуру. Мощность умения зависит от наличия в ложе болта, уровня вашей ярости и количества загруженного карцибела. **

С полученной информацией ещё предстояло разобраться. Примерно зная как работают подобного рода умения, молодой человек предположил, что можно как заряжать энергией болт, так и стрелять ей же без болта, но последнее, вероятно, куда более расточительнее по затрате всего и вся. Также очень вкусными звучали пункты «Блокирует физическую и магическую регенерацию. Разрушает магическую структуру». Неприлично вкусно, особенно когда имеешь дело с нежитью. «Белая полоса» положительно продолжалась!

Ещё раз осмотрев охраняемый нежитью вход, Юра решил, что ловить здесь нечего, разве что можно попытаться подпортить врагу жизнь и заодно опробовать новый навык. Но не встанет ли оно боком?

«А чем я займусь после того, как наведу здесь шухер? — начал размышлять молодой человек. — Вернусь в лагерь? Нет, рановато, ещё и обеда то нет, часа три у меня есть точно, а бегать туда-сюда тоже риски».

Исследуя данное подземелье в его первоначальном варианте, он с товарищами, среди множества ответвлений, нашел пару ведущих на поверхность неприметных лазов. Девять из десяти что, переделывая подземелье Хранители данные лазейки оставили, так уж у них принято, чтобы жизнь раем не казалась, вот только найти желаемое задача та ещё.

Прикинув, что ближайший из этих выходов должен находиться метрах в пятистах севернее данного места и что в памяти даже имелся вполне приличный ориентир — потеснившая дубраву березовая роща, Юра открутил крышку на прикладе арбалета, ключ он, кстати, получил вместе с первой партией болтов, и досыпал внутрь приклада десяток полученных от гоблина-командира кристаллов. Досыпав, взвёл тетиву и опасливо взглянул на охраняющих вход монстров: не услышали ли те произведённого захватом щелчка, но нет, всё спокойно.

Выбравшись из под куста орешника, попаданец подобрался чуть ближе к цели, вложил в ложе болт, вскинул оружие и прицелился в лежавшую на носилках тошнотворную массу. Применять невидимость он не стал, дабы уйти в неё сразу после выстрела.

Когда не умеешь играть на гитаре, довольно сложно выдавить из неё какую-либо мелодию, а вот когда умеешь — мелодия рождается словно сама собой. Так и с местными навыками, вроде и кнопок никаких нет, и интерфейса, однако, когда навык доступен, сознание вполне неплохо с ним управляется, а вот внятно объяснить как оно происходит сложно. Нацелившись на «Глаз», Юра пожелал использовать навык на полную мощность — гулять так гулять. Вложенный в ложе болт засветился ярким белым светом, после чего некая «магическая интуиция» услужливо сообщила, что «баки» с яростью слиты в ноль, а загруженный в арбалет карцибел переработан в разрушительную энергию целиком и полностью.

Спуск…

Арбалет щёлкнул тетивой. Во одно мгновение Юрина позиция соединилась с целью яркой световой линией, которая упёрлась точно в желаемую цель. «Глаз» не разорвало на части, но острое зрение стрелка уловило, что луч буквально прожёг в нежити дыру сантиметров восьми диаметром. Оставшийся после выстрела световой след провисел в воздухе с полсекунды, а после начал быстро и очень красиво рассеиваться. Навык порадовал, а вот оставленный им след не очень… Только таблички «стреляли отсюда» на хватало.

Рыцари встрепенулись, перехватили свои внушительного размера двуручники и сделав несколько шагов вперёд, начали крутить закованными в чёрные шлемы головами, очень быстро остановив взгляды на месте, в котором начинался энергетический след. Вот только Юры там уже не было. Нырнув в невидимость, он короткой перебежкой сместился метров на двадцать и залёг в захватившей склон оврага высокой траве, решив понаблюдать за происходящим ещё немного.

Зрелище он увидел ещё то. Первое, что произошло, спустя положенные секунд тридцать «Глаз-разведчик» обмяк и впитался в землю. И это было реально круто! Ведь дабы угробить данного монстра, его необходимо либо раскромсать на части, либо повыкалывать ему все глаза, а тут уложил с одного выстрела, пусть какого, но одного! А после тело ощутило лёгкую дрожь земли, словно на поверхность стремился вырваться неудержимый селевой поток. И он вырвался! Обтекая Рыцарей смерти, бурлящей массой растревоженных термитов, из прохода повалила нежить, не меньше сотни. «Потрошители», так звали появившихся на поверхности прытких мертвецов, которые словно пена из растревоженной бутылки шампанского, хлынули на поверхность. Похожие на суетливые серые мумии, монстры принялись растекаться в разные стороны, неприятно лязгая закреплёнными на руках и ногах стальными когтями.

«Да вы, блин, прикалываетесь!» — «икнул» про себя попаданец, ушёл в невидимость и не раздумывая драпанул подальше от растревоженного гадюшника.

Глава 6: Копия

Глава, в которой посреди белой полосы нашлось место глубокой чёрной яме.

Пусть в душе у Юры и свербел червячок плохого предчувствия, но все же свербение это не отменяло приподнятого настроения. Всего полчаса назад он считал себя брошенным всеми неудачником. Ну, пусть не совсем неудачником, и не таким уж брошенным: члены его команды и главное Эрита, ждут, надеются, любят, но всё же текущий квест довольно сильно напрягал и никто ему — страдальцу, с выполнением данного квеста помогать не собирался. И тут выясняется, что Куратор сделал ему царский подгон, о наличии которого он — «задрот 100 уровня», стыдно сказать, даже и не сразу понял.

Если у тебя в руках предмет финального комплекта, все прочие магические артефакты, созданные Системой, работать на тебе не будут. Имелась, правда, у данного правила лазейка — магические предметы, созданные коренными жителями планеты, работали, пусть и присутствовало ограничение на их количество. Однако встречались подобные предметы редко и чаще всего сильно уступали по мощности «игровым». Количественное же ограничение вызывалось тем, что магия есть подобие вибрации и слишком много «излучателей» банально вызывали резонанс. Недаром та же Система ограничивала лимит «игровых» предметов в пять штук на нос, остальные будь добр убери в магическую сумку.

Пробираясь сквозь лес, Юра размышлял о привалившем ему бонусе:

«Кас говорил, что МО тот ещё вредина и что все команды, собиравшие Четыре сокровища тьмы, квест проваливали, а то и просто отправлялись в небытие. А тут мне делают такой подарок… Не слишком ли это?»

Молодой человек толком не осознавал источник смутной тревоги, искренне считая, что он вполне заслужил поблажку, так как без неё будет ну пипец как туго. Попробуй тут без приличной маскировки передвигаться по местности, где все мечтают тебя убить, а то и сотворить что-нибудь более неприличное. Невидимости то хватает максимум на пять минут. Правда это если всю и сразу. Если же использовать её понемногу, суточный лимит многократно возрастает. И всё же на практике полностью заменить маскировочный плащ высокого уровня невидимость не могла, скорее данный навык и магический артефакт друг друга гармонично дополняли.

А тем временем нехорошее предчувствие не исчезало…

«Надо бы поменьше пользоваться данной поблажкой. Эх, связаться бы с Эритой и попросить у неё фамильный плащ. Может всё же рискнуть пробраться в город? Вон, Аринтон там сколько времени пробыл и ничего. Ага, так он мне маскировочные артефакты и отдал, сволочь зелёная…» — осторожно пробираясь через лес, размышлял попаданец.

Сначала среди раскидистых столетних дубов начали попадаться редкие молодые берёзки, а после цари леса и вовсе закончились, уступив место густой берёзовой роще. Как-то эти деревья точно связаны с русской душой, ибо Юра отчего-то остановился и несколько минут прислушивался к шуршанию мириады маленьких листьев.

«Либо здесь когда-то сильно выгорел участок леса: берёзовая поросль захватывает пустую землю быстрее, либо Администраторы перетащили откуда-то нехилый кусок земли и воткнули его посреди дубравы», — прислушиваясь и оглядываясь, обнаружил в себе «ботаника» молодой человек.

«Кстати, а откуда я это знаю? — задался он вопросом. — Не иначе «Человек-топор» рассказывал?»

Воспоминание о наставнике, который вёл в Озоторге общие курсы по подготовке городских дебилов к жизни искателей приключений, вызвало на губах невольную улыбку.

Осмотревшись, Юра двинулся дальше, но пройдя совсем немого, опять был вынужден остановиться. Раньше молодой человек мог похвастаться очень острым зрением, точнее не раньше, а после попадания в этот мир. Посидев полгода без зрения, он стал обладателем не менее острого слуха. И сейчас слух этот уловил гулкие удары чего-то острого о древесный ствол.

«И кто у нас здесь дровишки заготавливает? Может нежить головой о берёзу бьётся?» — удивлённо подумал попаданец.

Изначально Юра планировал обойти берёзовую рощу по кругу, дабы понять её размер, определиться с ориентирами и только потом начать углубление к её центру по спирали, однако теперь приоритетом стало разведать источник звука.

«Насколько я помню, местных жителей из зоны фракционного противостояния давно выселили. Более того, Культ вознесения выпустил декрет, предписывающий на территорию фракций не соваться. Крупных дорог это конечно не касается, вот только до них далековато будет, хотя и просёлочных здесь хватает», — размышлял молодой человек, словно лесной зверь, подкрадываясь к источнику звука.

Различив среди деревьев инородные лесу объекты, он применил невидимость и быстрой перебежкой приблизился к «находке», а приблизившись, упал в траву и поправив капюшон маскировочного плаща, вышел из невидимости неподвижной кочкой.

На большой, лишённой деревьев поляне, стояла небольшая, ветхая на вид часовня. Строение выглядело очень уютно и одновременно загадочно — красного кирпича, с витражными окнами, местами побитыми; поросшее красноватым плюющем до самой покрытой тёмно-синей черепицей крыши. Одна из дверных створок была выломана, а вторая сиротливо распахнута.

Вокруг часовни расположился состоящий из нескольких больших палаток полевой лагерь, а перед ней, из кирпича и каменных плит, был сложен походный очаг, на котором стоял большой пузатый котёл. Юрин нос уловил приятный запах каши с мясом.

Слегка удручило то, что ради появления данного очага, некто расхерачил угол упомянутой часовни: кирпич был взят явно из этого угла.

Рубящего дрова человека попаданец приметил сразу и конечно о своём присутствии заявлять не стал, решив для начала понаблюдать и разобраться что к чему.

На вид «рубаке» было лет сорок — небритый, не первой свежести, но довольно крепкий мужчина. Кожаная куртка, штаны и сапоги выглядели ношеными, но добротными, броня и защитные накладки отсутствовали, при этом на поясе, кроме топора в руках, который, кстати, самый обычный — для рубки дров, в такт ударов, болтались ножны с мечом.

Исходя из имеющихся об этом мире знаний, молодой человек мог уверенно сказать, что плохих людей здесь имелось порядком меньше, чем на земле. Понаблюдав за местной действительностью, он даже пришёл к нехитрому выводу, что большая часть земных злодеев — есть злодеи от пустой головы. Да, на земле детям с малых лет долбят о каких-то там «хорошо» и «плохо», но при этом не утруждаются объяснить глубинной сути данных понятий и присущих им причинно-следственных связей. Кстати — более чем практических и осязаемых. Мол ребёнок для таких вещей ещё не дорос. А когда ребёнок «дорос», то выясняется обычно, что объяснять уже поздно, и что «плохо» отчего-то выглядит в глазах молодого поколения более привлекательным чем «хорошо».

В этом мире детей дебилами не считали и с ранних лет вдумчиво раскрывали суть закона равновесия и причинно-следственных связей. Мол, косячишь в молодости, не обижайся на геморрой в старости.

И тем не менее злодеи имелись и в этом мире, только были они больше идейными. Понимали, знали, но осознанно выбрали злодейский путь в силу ли характера, обстоятельств или своей гнилой сути. Да и человек скотина такая, что оправдание всегда найдет. Коля вот рассказывал об охотившемся на свежих попаданок насильнике, который искренне считал, что следует воле богов. Мол, заблудшие прилетают в этот мир за испытаниями и почему бы им их не устроить приятным для себя способом. Гопник ему, конечно, втолковал, что он не прав и цели у богов слегка другие. Говорят даже, после той беседы упомянутый индивид при виде полицейской дубинки невольно начинал плакать и зачем-то хватался за ягодицы. Вот только чем дольше Юра за «рубакой» наблюдал, тем больше склонялся к мнению, что на злодея тот не тянет. Так — маргинал среднего пошиба. Прикрути плохо — украдёт, но убить не убьёт.

Мужчина тем временем закончил с рубкой, набрал охапку дров и понёс её к очагу. Закинув пару поленьев внутрь, он открыл крышку котелка и не торопясь принялся помешивать содержимое большой деревянной ложкой.

— Лемон, толстая твоя задница! — помешав кашу, крикнул мужчина в сторону одной из палаток. — Хватит дрыхнуть! Ты как бы должен стоять в дозоре…

— Я не дрыхну, я размышляю о бренности бытия, — ответил из палатки недовольный басистый голос.

Изнутри послышалась непонятная возня, закрывающий вход полог приоткрылся и на свет появилось пухлое краснощёкое лицо. С ненавистью оглядев происходящее снаружи, лицо недовольно посопело, а после из палатки выбрался крупный мужчина. Пусть жирок на его боках и имелся, но всё же назвать мужчину толстым язык не поворачивался, пожалуй самым «круглым» в названном Лемоном было как раз его румяное лицо.

Зевнув, он, повозившись одной рукой, пристегнул к поясу меч, на который почему-то взглянул с какой-то унылой неприязнью.

Здесь Юра обратил внимание, что одна из рук «толстяка» основательно забинтована.

— Я каменщик, а не мародёр! — недовольно обратился Лемон к склонившемуся над котлом мужчине. — Зачем мне эти дозоры? От кого? — возмущался он. — Зверья здесь нет, а нежить по ночам чуть ли не жопы нам обнюхивает, но не трогает, чтоб её…

— Ты — кусок дерьма, притом бесполезный! Так себя покалечить ещё суметь надо… — ухмыльнувшись, ответил ему мужчина. — Не забыл хоть регенерирующий состав выпить? А то, гляди, не только денег за добычу не получишь, так Шахан с тебя ещё за жратву вычтет.

— С кем не бывает… — пробурчал Лемон. — А за то, что я вашу жратву ем, ещё доплачивать надо! — скривился он, но возмутившись, заинтересованно повёл носом в сторону котла.

Наблюдая за перепалкой, Юра примерно понял кто перед ним, а поняв, заинтересовался местом, которое грабили Чёрные искатели приключений. А грабили они его точно: одна из палаток скорее напоминала навес, в приоткрытом входе которого виднелись заколоченные ящики и какие-то тюки.

Получив необходимый минимум информации, попаданец применил невидимость и обойдя стороной очаг со спорящими на новую тему мародёрами, вошёл в часовню.

Так и есть, внутри часовня оказалась пустой, а в её пыльном полу имелась большая, уходящая вниз винтовая лестница.

Внимательно её оглядев и вздохнув по отсутствию обнаруживающих ловушки артефактов, молодой человек ступил на каменные ступени и спустившись вниз на десяток шагов, невидимость отменил.

Еще через пару метров вниз лестница погрузилась во тьму, но Юру данный факт смутил мало. Пусть у него не было навыка «Ночное зрение», да и подобного свойства зелья отсутствовали, но за время слепоты, он научился буквально ощущать пространство всем телом.

Спустившись ещё немного, попаданец увидел внизу яркий свет и услышал легкое постукивание. Вот постукивание стихло, а после что-то с грохотом бухнулось о камень, аж в ноги отдалось. Голоса. Пауза тишины, треск, пауза, громкий стук. Внизу явно работала группа людей, что-то строя или наоборот ломая.

Применив невидимость и прикинув, что мана потрачена почти на половину, Юра преодолел оставшиеся три метра и тихонько вошёл в просторный арочный проём. Войдя, он на секунду замер от навалившегося на восприятие света и простора, но быстро сориентировавшись, приметил у стены сваленные в кучу какие — то скамьи, стулья и прочую мебель. Подойдя к данной куче поближе и присев за поваленной на пол большой тумбой, он отменил невидимость и принялся изучать происходящее вдумчиво и неторопливо.

Подземный зал, в котором молодой человек сейчас находился, являлся копией классического для Виринтела храма. Притом храма значимого, расположенного в большом городе, потому богато оформленного и обставленного. Местная религия придерживалась мнения, что не только сознание определяет реальность, но и реальность сознание, чем активно пользовалась, оформляя вверенные ей религиозные сооружения. Ко всему Культ вознесения являлся организацией состоятельной и влиятельной, отчего мог себе многое позволить, да и строили местные на века.

Однако в данный момент зал имел к Культу отношение посредственное, или даже не имел никакого, ибо был он копией… Как знал попаданец, созданием подобного рода мест занимались как Администраторы, так и Хранители. И если первые выполняли свою работу с присущей им божественностью, никогда не повторяясь и создавая свои творения с нуля, то Хранители ограничивались пусть не тупым, но копированием. Очень хорошо здесь подходит пример современных игр. Так в игре, в которую пред смертью играл Юра, 95 % окружения отрисовал искусственный интеллект. Игровые же дизайнеры рисовали лишь самый «изюм» и «сливки», вроде обителей рейдовых боссов, данжев, замков, крупных городов и прочего — подобного. И заодно, кстати, поправляли косяки за «железными помощниками».

Но это всё лирика и теория, сейчас же Юру интересовали реалии.

Подземный зал имел в длину добрые полсотни метров и заканчивался положенным подобному сооружению алтарём. Но не тем алтарём, который жертвенный. Алтарём здесь называли величественно оформленную перегородку, отгораживающую закрытую для обычных прихожан часть храма. Перед алтарём имелась длинная стойка с вмонтированной по центру кафедрой. Точнее уже не имелась: сделанную из крупных брусков анрийского дуба стойку разобрали почти полностью. Перед стойкой находилось свободное пространство, а после шли ряды предназначенных для прихожан деревянных скамеек, но и это тоже было раньше, сейчас же за сваленными у стены скамьями и прочей мебелью прятался Юра, а с расчищенного пола несколько мужчин осторожно сбивали среднего размера каменные плитки.

Если название дерева Юра помнил — Анрийский дуб являлся местным растением с очень красивой древесной структурой, то названия покрывающего пол камня он не знал. Выглядел тот очень красиво, даже завораживающе, отчего сомневаться в его редкости и высокой стоимости не приходилось.

— Осторожнее Мирман, — обратился к одному из каменщиков сидящий перед алтарём бородатый мужчина.

Обратив на говорившего внимание, попаданец вздрогнул: сидящий на стуле бородач ему не понравился: от уже немолодого, но очень крепкого на вид мужчины исходило напрягающее ощущение силы.

Бородач тем временем продолжил:

— Знаешь, как оно бывает, вот ломаешь ты этот прекрасный пол и думаешь, а разобью я пару — тройку этих чудесных плиточек, какая разница, только быстрее закончим. Осточертел мне уже этот лес и этот подземный зал, давно бы в город, к грудастой красавице в шумном кабаре, развлекаться и тратить выручку. И я скажу тебе Мирман, — болтал от безделья бородач, — я полностью разделяю подобные стремления. Но обидно, слышишь меня, чертовски обидно, когда в том же Рандарисе толстосумы отсыпают за один такой кирпичик сорок монет серебра, а ты, отдавая им последний, понимаешь, что не разбей этот чертов десяток плиток, был бы на четыреста монет богаче. В доле мужики, мы все в доле, так что осторожность и трудолюбие, вот наши флаги, они и только они.

Работающие, а их кроме бездельника — бородача Юра насчитал девять человек, на речь особо не реагировали, слушая её словно радиопередачу.

— Так вы поняли меня парни?

— Поняли босс, — ответили за всех отколупывающие плитку мужчины.

Какое-то время все работали молча, наконец один из мародёров — невысокий мускулистый мужчина занятый отдиранием от алтаря пластинок слоновой кости, обратился к сидящему:

— Шахан, босс… А вот продадим мы всё здесь добытое, пройдёт три месяца, ну, через столько, по вашим словам, это место примет изначальный вид, так сюда, это, можно будет ещё раз наведаться?

— Можно мужики, конечно, можно, — лениво покачиваясь на стуле, ответил бородач, — но вот только без меня… — закончил он, состроив кислую мину.

— А почему без вас босс?.. — выждав паузу и поняв намёк заинтересованно спросил мародёр.

— Есть здесь ребята посообразительнее тебя Мазар, так что не буду корчить из себя хитрожопого начальника и объясню всё ясно и по порядку и заодно втолкую тебе — дурная твоя голова, почему моя доля треть от всего здесь добытого. Первое, это место ещё надо было найти и за информацию о нём я заплатил некоторое количество золотых монет. Второе, вы хнычете, что вам надоела лесная жизнь, понимаю… А каково мне? Я наведывался в данное место в течении последних четырёх месяцев. Ну, допустим не сидел безвылазно, но пару дней в неделю торчать здесь приходилось. А ведь рядом мертвецы бродят, ну не жуть, а? Так вот, придя сюда в первый раз, я разломал топором уже разобранную нами кафедру, после чего стал терпеливо ждать пока она примет свой изначальный вид, точнее, когда Хранители проверят это место и приведут его в состояние эталона. Ибо без кафедры — антураж не тот… И вот оно случилось — учинённый мной вандализм исчез. Следуя правилу проверенное — значит хорошее, я опять разломал кафедру и опять принялся ждать. Не здесь, конечно, а приходя сюда каждую неделю. И вот спустя три месяца случилось чудо. Опять… Итак, теперь мы знаем, что Хранители проверяют это место раз в три месяца и также мы знаем, что таким как мы им на глаза лучше не попадаться. Далее я быстренько набрал бригаду из вас — криворуких идиотов, не обижайтесь парни, но уж больно много вы всего портите, и вот мы здесь — спокойные и уверенные, что в ближайшие пару месяцев нас никто не потревожит.

— А почему я не хочу приходить сюда снова? — после небольшой паузы продолжил бородач. — Ну так представьте, отлучились вы на недельку, а приехав обнаружили свой дом подчистую разграбленным. Именно под чистую, кафедра — это мелочи. Не знаю как вы, а я бы принял меры…

— А какие меры босс? Монстров что ли следить подрядил? — спросил другой, занятый на плитке работник.

— Запомните ребята, авось когда наберёте свою команду расхитителей божественной халявы. Хранители смотрят на наш мир глазами богов и заблудших. Ими и только… Монстры сами по себе, пусть и вбито в них многое крепко. И пока наш маленький бизнес не увидели заблудшие, дело в шляпе.

— Босс, а что ты можешь сказать об особом монстре внизу? И тебе не жалко нам всё это рассказывать? — спросил вышедший из-за перегородки алтаря молодой беловолосый парень. Юра чуть было не потёр глаза от удивления, так как подумал, что парень двоится и двоится как-то очень странно. Одна копия задала Шахану вопрос, а вторая помогала первой нести деревянную балку. Но задействовав мозг, молодой человек быстро понял, что перед ним братья-близнецы.

— Я недавно назвал всех здесь идиотами, так вот братишки, к вам это не относится, и если вы не будете зазнаваться, то сможете сделать неплохую карьеру искателей приключений.

— Чёрных искателей приключений… — дополнил второй брат.

Бородач неодобрительно покачал головой:

— Эй, ну зачем говорить такие вещи, я с самого начала вам сказал, что всё будет максимально прилично. Никакой порчи здоровья монстров и заблудших.

— За порчу здоровья заблудших хранители наказывают редко, а то и не наказывают совсем, — вставил первый брат.

— Говорю же, смышлёные парни, — кивнул на это Шахан. — Вы только не забывайте, что после определённого уровня заблудшие сами кого хочешь накажут. Слышали историю о нападении на Митунгский порт? Когда четверо заблудших 100 уровня за полчаса утопили два фрегата и заставили удирать сверкая пятками настоящую армию пиратов.

«Не два фрегата, а один, второй Коля утопил», — обиженно подумал Юра, узнав, что местное сарафанное радио давно затёрло факт их участия в данном инциденте.

— Босс, так что там с особым монстром? — напомнил один из близнецов.

— А, да. Короче, подумайте сами, — вернулся к поднятой ранее теме бородач, — ну узнаете вы от меня полезные мелочи и что? Запомните ребята, пусть без знаний никак, но и только на одних знаниях далеко не уедешь. Здесь и решимость нужна, и сила, и с людьми работать надо уметь, и жилка коммерческая приветствуется. В общем, не любитель я темнить, так что слушайте: когда умирает особый монстр, Хранители проверяют место и факт его смерти и это только в том случае если грохнули монстра не заблудшие. Когда заблудшие, они и так в курсе. Отсюда вывод, пока та хрень внизу жива, можете спать спокойно.

— А если сюда заявятся заблудшие? — спросил один из работников.

— Не заявятся, они нежить как огня боятся. Хотя если бы с меня разок кожу сняли и кровь слили, я бы тоже боялся. Знаете, зачем мертвецы с заблудших кожу живьём сдирают? Чтобы в крови адреналина и всяких гормонов под завязку было. Хлопнет лич стаканчик такой вот крови и ему хорошо как после стакана аварейского ликёра.

— Босс, а босс, а ты откуда такие подробности знаешь? — поинтересовался отбивающий плитку каменщик.

— Опыт сынок, опыт, связи и звонкая монета.

Рассказывал бородач хорошо, да и рассказывал весьма полезные вещи, отчего Юра был настроен просидеть здесь минимум час — другой, но увы кое-кто его желания в расчёт не брал.

Свет перед глазами моргнул яркой вспышкой, намекая, что получен квест или произошло какое-то системное изменение. Применив на всякий случай невидимость, попаданец закрыл глаза и принялся читать информацию на назойливо выскочившей табличке.

** Хранители оценили ситуацию и вынесли своё решение:

Вмешательство Администратора не требуется.

Вмешательство Инквизитора тени не требуется.

Информация о виновных будет передана в гильдию искателей приключений.

Внимание! Вами получен обязательный квест:

«Прогоните мародёров и расхитителей».

Награда будет начислена после выполнения анализа эффективности ваших действий» **

Юра выдохнул. До попадания в гоблинской плен ему немного рассказывали о подобных ситуациях. Система обычно очень бережно относилась к местным жителям, например, отвесь местный фермер пинка забредшему на его огород троллю, монстр под два центнера весом не только проглотит, но и преисполнится чувством вселенского раскаяния. Однако у всего существовали рамки приличия и за рамки эти лучше было не заходить. И Юре очень не хотелось наблюдать как бестелесное, похожее на сгусток чёрного тумана нечто, развешивает по стенам кишки собравшихся здесь людей.

Вздохнув по переизбытку приключений на собственную задницу, молодой человек отменил невидимость, схватил из кучи мебели стул и выйдя на середину зала, запустил этим стулом в сидящего перед алтарём бородача. Действие довольно спорное, но отчего-то ничего лучше ему в голову не пришло.

От бородача и до этого исходило ощущение силы, какое исходит от владеющих боевыми навыками людей. И дело здесь было не в умении «Чувство цели»: на местных данное умение толком не работало. Сработало некое подобие звериной интуиции, той, которая осмотрительно предупреждает «вот здесь можно огрести».

Интуиция не подвела: вскочив, бородач ловко увернулся от летящего в него не с последней скоростью стула. Стул же, не найдя цели, с треском разбился о каменный пьедестал, на котором стояла разобранная сейчас кафедра.

Двенадцать пар глаз уставились на попаданца. Подземный зал захватила могильная тишина, которую нарушила неприлично громко капнувшая с чьего-то лба капля пота.

— Лавочка объявляется закрытой, валите отсюда. Явка с повинной в гильдию сильно упростит вам жизнь… — довольно уверенно произнёс Юра.

Повисла кажущаяся бесконечной пауза.

— Ты не заблудший… — прищурившись на сокрытое маской лицо попаданца, с интересом произнёс подскочивший со стула бородач.

«Что значит не заблудший?!» — сохраняя внешнее спокойствие, панически подумал про себя Юра.

По словам той же Эриты, когда местный житель сосредотачивал своё внимание на заблудшем, внутри что-то как бы ёкало. Выходило, что принадлежность к монстрам либо «ёканье» отменяло, либо получивший особый статус попаданец воспринимался местными как-то не так.

— Я кажется ясно выразился, валите отсюда, — твёрдо повторил молодой человек. — Это воля Хра…

Договорить он не успел. Бородач не телепортировался, но точно применил какой-то связанный с пространством навык. Он словно смазался, многократно ускорившись и в мгновение оказался прямо перед попаданцем. Навык «Предвидение» не сработал, заодно в Юрино лицо с завидной скоростью летел тяжёлый кулак. Наработанные боевые инстинкты сообщили, что удар его минимум вырубит, максимум убьёт: сила в боссе мародёров имелась.

Мозг спинной перехватил управление у мозга головного. Будучи ниже своего противника почти на голову, молодой человек начал разворачивать корпус и делать шаг вперёд, стремясь сблизиться с противником и одновременно уклониться от чужого удара. До этого, начав говорить, Юра держал в руках незаряженный арбалет, сейчас же левая его рука осталась на оружии, а правая хлёстко выбросила себя вперёд, использовав для этого лишь несколько самых необходимых мышц, а после выброшенная рука превратилась в рычаг, в который тело вбросило разрушительный импульс. Основанием ладони Юра ударил противника под подбородок. Рука бородача тем временем распрямилась, а кулак пролетел над плечом попаданца.

Раздался неприятный хруст, голова Шахана неестественно отлетела назад. Удар под подбородок был нанесён с такой силой, что ноги чёрного искателя приключений оторвались от пола, тело пролетело несколько метров и тяжело бухнулось на спину.

Юра понял, что убил человека.

«Мать вашу…» — охнул про себя он.

И здесь Юру парализовало. Зрение отключилось, в возникшей темноте принудительно появилась светящаяся табличка.

** Внимание!

Вы убили постороннюю системе сущность.

Внимание!

Вы произвели недопустимые действия.

Происходит анализ причинно-следственных связей…**

Парализовало не только тело, мысли словно стали свинцовыми, отчего еле ворочались в голове. Юра не мог сказать сколько времени прошло, доли секунды или несколько минут, но наконец текст изменился.

** Ваши действия признаны правомерными.

Ваши действия признаны полезными.

Квест «Прогоните мародёров и расхитителей» выполнен.

Вы заслужили достойную награду, для получения награды пройдите через кольцо портала или воспользуйтесь магической сумкой». **

Паралич исчез, заодно молодой человек осознал, что выпал из реальности буквально на доли секунды.

«Какая награда, мудилы вы бестелесные, я человека убил!» — простонал про себя Юра.

Поднявшееся за первую часть дня настроение моментально упало до предела.

Собравшиеся охнули, кто-то выронил на пол молоток, отчего зал наполнил резкий гулкий звук.

Вероятно, убитый имел среди собранной им команды авторитет очень сильного человека, отчего нападать на попаданца никто не спешил, а ведь оружие у присутствующих имелось.

— Сказано вам, уходите отсюда… — упавшим голосом, снимая маску, в которой ему словно стало тесно, произнёс Юра и направился к алтарю, точнее к тому, что от него осталось. Проходя мимо убитого босса, он старался не смотреть на лежавшего на полу человека.

Какая-то часть его попыталась было оправдаться, что произошедшее есть случайность и самооборона, но отчего-то замолкла, чувствуя, что оправдания только усилят душевный дискомфорт.

Легко запрыгнув на небольшой каменный подъем, молодой человек увидел то, что ожидал увидеть: за алтарём имелась следующая, ведущая вниз винтовая лестница.

Не обращая особого внимания на пришедших в движение мародёров, которые побросали свой инструмент и с опаской оглядываясь на попаданца, устремились к выходу на поверхность, Юра начал спускаться по обнаруженной здесь лестнице.

Мысли запутались и превратились в какую-то липкую паутину. Думать о произошедшем не хотелось, при этом какая-то часть сознания поразилась накрывшему его дискомфорту. Вон, на экране телевизора положительные герои косят злодеев пачками, сияют при этом от счастья и, дуя на дымящийся ствол пистолета, хватают за зад очередную грудастую красавицу. Но либо телек врал, либо Юра никакой не «мачо-герой», ибо Юре от произошедшего стало хреново.

Лестница закончилась, выйдя из прохода на свет, молодой человек оказался в большом круглом зале. Отчего-то помещения именно такой формы Хранители предпочитали делать логовом местных РБ.

Попаданец огляделся. Гладкий ровный пол и высокий потолок заливал магический свет, он же освещал непонятную желе-подобную массу в центре.

«Неужели слизень?» — безразлично подумал Юра, так как всё его естество охватила какая-то болезненная апатия.

«А что я собственно сделал? Вон, даже Хранители награду дали…» — взялся оправдывать разум спонтанное убийство.

И всё же что-то изменилось, что-то ушло или было потеряно, что-то, что уже никогда не станет прежним.

Зная, что рейдовый босс не сагрится пока к нему не подойдёшь ближе пятнадцати метров, молодой человек приблизился к хозяину зала, замер и собрался было вызвать информацию о цели. Внезапно лежавшая в центре помещения полупрозрачная масса вздрогнула, помутнела и начала меняться. Не прошло и минуты, как перед попаданцем стояла точная его копия, правда без оружия и с белёсыми безжизненными глазами.

«Ну и красавец…» — всё также безразлично, оценил метаморфозу Юра и информацию о боссе вызывать раздумал. Вместо этого, обходя РБ по дуге, он направился ко второму, ведущему из зала проходу. Изменившийся босс остался к его действиям равнодушен и лишь неотрывно провожал гостя белёсыми глазами.

Попав на новую лестницу и спустившись по ней, Юра вышел в грубо вытесанный подземный коридор. Свет здесь имелся, пусть куда менее яркий чем в зале выше. Ещё коридор выглядел сделанным на отшибись — изломанный и с кривыми стенами, на полу у стен даже лежали грубые каменные блоки. Пройдя немного вперёд и разорвав рукой перекрывавшую проход прочную и совсем нелипкую паутину, молодой человек положил арбалет на пол и сев на каменный блок, обхватил голову руками. Не будь он в состоянии упадничества, наверное заметил бы, что остатки порванной паутины непонятным образом исчезли.

«Что-то я расклеился», — подумал Юра и попытался собраться с мыслями. Мысли, однако, подчинялись слабо.

«Странно, монстры ведь тоже разумны, да и рано или поздно мне придётся убивать демонов. Убивать или быть убитым… Демоны то повесомей этого бородача будут, в каком-то смысле.

И здесь Юра осознал всю продуманность и могущество Системы. Убивая монстров, он не только не чувствовал раскаяния или душевного дискомфорта, на глубинном уровне он знал, что делает всё правильно и как бы не выглядела форма — выигрывают от происходящего все. Сейчас же он чувствовал, что крупно накосячил.

— Интересно, ты был таким изначально или настолько вырос в этом мире? — раздался рядом знакомый голос.

Попаданец вздрогнул и поднял голову, перед ним стоял МО.

Куратор Четвёртого сокровища тьмы улыбался улыбкой Мона Лизы, а его сочащаяся тьмой мантия вызывала непонятный глубинный страх.

Странно, но появление во плоти могущественного и опасного Куратора особого трепета у Юры не вызвало, пусть и заставило частично позабыть о раскаянии и печалях.

— Запомни это чувство, — продолжил говорить МО, — оно делает тебя человеком. Порой люди задают резонный вопрос: а какой вообще смысл проявлять человечность? Какой смысл в чести, совести, раскаянии, помощи ближнему и прочей, мешающей получать удовольствие от жизни «ерунде»? Так вот Юра — только человек имеет право на вечность, нелюдей же ждет забвение.

— Мне то что, — проворчал на это молодой человек, — будто в этой сраной «игре» есть выбор…

— Хочешь я расскажу тебе тайну. Ту тайну, которую таким как ты знать не положено? — сменив улыбку с загадочной на зловещую, принялся расхаживать по коридору МО, отчего его мантия начала оставлять после себя медленно рассеивающийся след тьмы.

— Ты КОПИЯ… — от услышанного Юра вздрогнул, Куратор тем временем продолжил. — Копия, у которой есть шанс стать оригиналом. Не требуется много ума чтобы понять — предыдущей твоей жизнью многие недовольны. Считай происходящее переаттестацией. Если ты её сдашь, то сольёшься со своим оригиналом, пополнишь его новым ценным опытом и станешь с ним одним целым. Весьма замечательная перспектива… Однако же если ты облажаешься — тебя ждёт забвение. Я понимаю, что твоего мелкого умишки не хватит осознать всю чудовищность второго варианта, но призываю относиться к происходящему серьёзно. Ставка больше чем жизнь…

— Тебе то с этого какая выгода? — буркнул молодой человек.

— А какой смысл в том, чтобы, например, прочитать хорошую книгу? Может в том, чтобы познать себя относительно её содержания? Или в том, чтобы почувствовать себя живым? А может в банальном удовольствии от сюжета…

МО прервался и посмотрел куда-то вверх, словно глядя сквозь потолок подземелья, после чего продолжил:

— Ах, эти двое такие эгоисты, в прочем, жаловаться глупо — они хозяева этого мира. Меня хотят вышвырнуть из Системы, — посмотрев на Юру, поморщился Куратор, — обидно сознавать, но выбор здесь за тобой… Ладно, мне пора, не скучай…

— Постой, — встрепенулся попаданец, — ты как-то говорил, что можешь отправить меня обратно. Так это была ложь?

— Могу — да, отправлю — нет. И ты бы собрался… — закончив говорить, названный гость «вспыхнул» облаком чёрного тумана, который быстро рассеялся словно и не было здесь никого.

Но Юра собраться не смог, даже после столь важного визита и разговора, он так и сидел, обхватив голову и прибывая в обрывках каких-то мрачных и путанных мыслей.

Внезапно резко стало сыро и холодно. Взглянув под ноги, молодой человек обнаружил, что пол подземного тоннеля покрыт быстро густеющим беловатым туманом.

Подхватив с пола арбалет, он вознамерился было быстро отсюда ретироваться, но увы, было уже слишком поздно. Туман взметнулся от пола и после неаккуратного вдоха, попал в лёгкие. Сон навалился мягко и неотвратимо, позабыв о печалях, Юра безвольно опустился на камень, выронил оружие, после чего завалился на пол, на котором и остался лежать неподвижно.

Туман тем временем начал быстро рассеиваться, не прошло и минуты, как в ставшем прежним проходе показалась высокая фигура в серой хламиде. Подойдя к лежащему на полу попаданцу, лич внимательно осмотрел добычу и нагнулся в желании поднять оброненный рядом с телом арбалет, но остановился, замер и распрямившись, посмотрел на ведущую на поверхность лестницу. Глаза лича нехорошо сверкнули и сузились, а после случилось нечто, вот только Юру это уже не волновало.

Глава 7: В город

Глава, в которой Юра отправляется в город.

Открыв глаза, Юра первым делом вспомнил об убитом им человеке, но сон сделал своё дело, расставив всё по своим местам. Проснувшись, он твёрдо решил, что о случившемся необходимо помнить, но бесполезно сожалеть. Ещё следовало что-то срочно сделать с контролем обретенной им силы. Увы, «экспресс прокачка» имела свои недостатки: наставники исходили из того, что его противники будут сильнее, быстрее и полностью недостойны какого-либо сочувствия, отчего использовать при встрече с ними потребуется всё что есть и даже немного сверху.

Далее пришло осознание того, что в будущем предаваться раскаянию необходимо как-то более собранно и осмотрительно, так как он, вероятно, угодил в полную задницу. Однако оглядевшись, Юра понял, что задница возможно далеко не полная, а может даже и не задница вовсе, ибо лежал он на мягкой подстилке и смотрел на высокий, украшенный лепниной и росписью потолок.

«Хм…» — «глубокомысленно» оценил происходящее попаданец.

Приподнявшись и дополнительно оглядевшись, молодой человек обнаружил, что сидит на полу подземного храма, точнее в уже знакомом предбаннике к помещению с РБ. На полу, рядом с ним, лежал его арбалет, а сам он, одетый, спал на плотной походной циновке в проходе между двумя рядами скамеек. Продолжая изучение зала, Юра обернулся и увидел сверкающую редкими металлами перегородку алтаря, целую стойку, кафедру и стоящего за кафедрой монстра-нежить…

Осознав увиденное, он пришел в положение стоя как-то очень сразу, не забыв при этом подхватить лежавший на полу арбалет. Последовала серия отработанных до автоматизма движений и вот в голову нежити уже смотрит кончик арбалетного болта.

«Хранители полностью устранили учинённый мародёрами погром, — подытожил увиденное попаданец, — но вот что здесь делает этот ухмыляющийся, мать его, монстр и почему я всё ещё жив?»

Стоявший за кафедрой мертвец, а столкнулся он именно с нежитью, там временем не двигался и лишь хитро улыбался, поглядывая на Юру внезапно разумными белёсыми глазами.

Поиграв в гляделки с худым, похожим на засушенного алкоголика монстром, молодой человек опустил арбалет и медленно приблизился к нежити. В его довольно ясной после сна голове сложились два и два, отчего он понял, что скорее всего имеет дело с «инфом». Инфами заблудшие называли монстров, задача которых заключалась в передаче некоего объёма необходимой информации, будь то информация о месте, зоне или РБ. Обычно инфы были не агрессивны, заодно заблудшие не испытывали к ним ненависти, вот только кое-кто сейчас не испытывал её к монстрам вообще.

«Скорее всего бородач убивал его, чтобы не мешался. По сути, данные монстры самая бесправная часть Системы», — подумал про себя Юра.

— Предоставь информацию, — коротко обратился он к монстру.

— Может тебе ещё денег дать, подсос ты гоблинский?.. — залыбившись, ответил мертвец.

— Э-э-э… — «уронил челюсть на пол» попаданец.

— Вали отсюда, тебе здесь не рады, — закатив глаза, дополнил наезд «инф».

— Слышь, «эскимо сушёное», ты случаем не опух? — опомнившись, выдал Юра.

Моб на это лишь принялся безразлично изучать потолок.

— Слушай, а если я тебе граблю отстрелю, ты сговорчивее будешь? — поднимая арбалет, поинтересовался молодой человек.

Монстр оживился и зло произнёс:

— Давай, отстрели, а я посмотрю, как тебе потом от Теней прилетит…

Тенями монстры называли Хранителей.

«Однако…» — подытожил попаданец и арбалет опустил.

— Вали… — коротко напомнила нежить.

Закрыв глаза, Юра начал ровно и глубоко дышать, абстрагируясь и собираясь с мыслями. Сейчас это удалось хорошо, отчего спустя минуту он спокойно развернулся и покинув помещение с охреневшим монстром, направился на поверхность.

Поднявшись по винтовой лестнице и выйдя на поляну перед часовней, он увидел примерно то, что ожидал увидеть, пусть ожидания слегка отличались от реальности.

Палаточный лагерь никуда не делся, хотя и почти полностью обезлюдел. Перед очагом сидели двое увиденных им ранее беловолосых братьев-близнецов, которые сейчас что-то жарили на большой сковородке. Юрин желудок, уловив запах жаренных овощей и солонины, напомнил, что мышцы есть и в пищеварительной системе и неплохо бы дать им работу.

«Вот он — цинизм человеческий: стоит желудку опустеть, как печали и сожаления отходят на второй план», — обвиняюще подметил некий «сторонний наблюдатель».

Проглотив самоупрёк, Юра с интересом посмотрел на братьев. На вид им было лет девятнадцать — двадцать, собственно, как и ему. Сейчас на хорошо сложенных, среднего роста молодых людях была одета кожаная броня, а на поясе висели короткие мечи. Рядом с очагом, на каменной плите лежал большой механический арбалет. Не такой крутой как Убийца троллей, а с нынешним Юриным оружием так и сравнивать его неприлично, но всё же арбалет выглядел вершиной доступных в этом мире технологий. Взводился он двумя синхронно поднимаемыми рычагами и при хорошей сноровке стрелка обладал неплохой скорострельностью, для арбалета, конечно.

— О, ты проснулся? — обратился к нему один из братьев.

— Мы решили, что рискованно вытаскивать тебя на поверхность: пусть ты какой-то странный для заблудшего, но похоже нежить тебя не жалует, — произнёс другой брат, отчего молодой человек понял, что их голоса действительно очень похожи.

При жизни Юра не сказать, что был человеком общительным, но и особо забитым тоже не был. И всё же неуверенность при общении с незнакомыми людьми он испытывал. За полгода гоблинского плена ему эту неуверенность ампутировали под корень, ибо общение с гоблинами требовало наглости, подвижного ума и некоторой бестактности, да и окреп молодой человек морально — пообтёрся, пообтесался и нахлебался лиха заодно. Вот и сейчас никакой неуверенности он не испытывал.

— Сколько я проспал? — подойдя к очагу и посмотрев на солнце, обратился к братьям Юра.

Судя по солнцу день приближался к вечеру.

— Больше суток… — в унисон ответили близнецы.

«Так, выходит, чтобы скормить маске кристалл, времени у меня всего до полуночи», — беспокойно подумал попаданец.

— Ты нам должен, притом крупно… — вырвав собеседника из раздумий, сообщил один из братьев.

— Именно что крупно. Мы хотим за услугу твой маскировочный плащ… — дополнил второй.

— Эй, эй, ребята, давайте по порядку, — подойдя ближе, взмолился молодой человек. — И это, у вас вода есть? Так пить хочется, что похоже и правда двое суток провалялся…

«И не только пить…» — проанализировал намёки мочевого пузыря разум.

Отказавшись пока от предложенной фляги, Юра извинился, после чего сходил по всем видам нужды. Кстати, невидимость хороша не только тем, что из неё можно атаковать врагов. Обладатели сего ценного навыка могут делать некоторые вещи, не только не опасаясь вражеского удара в спину, им даже кусты искать не надо…

Вернувшись к очагу, молодой человек взял флягу, из которой немедленно выдул почти половину. Вернув её владельцу, он спросил:

— Почему вы не ушли? Хранители предупреждают только один раз…

— Нам можно, мы — мстители, — ответил один из братьев, после чего обратился ко второму, — Алекс, сходи за тарелками, уверен сэр — странный заблудший не откажется от еды.

— Что за мстители? — спросил Юра, подумав отчего-то о супергероях из марвеловских фильмов. Но тех мстителей в этом мире быстро бы натянули по самый Голливуд.

Оставшийся у очага брат на вопрос не ответил, молча дождавшись вернувшегося с тарелками Алекса.

— Ты слышал об инциденте с нежитью, когда мертвецы захватили людей — местных, и использовали их для своих тёмных ритуалов? Точнее захватили не мертвецы, а бандиты из наших, мертвецы же с ними сотрудничали, обойдя таким образом запрет на не причинение вреда, — обратился к Юре, неназванный пока брат.

— Откуда он мог это слышать? Гильдия не афишировала случившееся, — накладывая еду, прокомментировал сказанное Алекс.

Но Юра слышал, точнее читал в письмах товарищей. Опустить этот момент они никак не могли, так как данные события были напрямую связаны с его единовременным ростом на девять уровней.

— Я в курсе всех подробностей, — коротко ответил он.

— Ого, а ты и правда особенный? Ты, кстати, монстр? — спросил Алекс.

— Нет, я заблудший, но сейчас сражаюсь за Зелёную фракцию, отчего воспринимаюсь по-особому, — сообщил молодой человек. — Так что за мстители? И, кстати, как вас зовут?

— Я — Алекс, а это Яран — младшенький, родился позже меня на две минуты, — подмигнул Алекс брату. — Нежить убила наших родителей и сестру, — став серьёзным, сообщил он Юре. И мы решили отомстить…

— Это плохо для вас закончится… — покачал головой молодой человек.

— Может быть, — кивнул головой Яран, — но мы не настолько глупы и отчаянны, как ты наверняка подумал. Приняв решение о мести, мы не помчались сюда, а направились к богу в посольское представительство…

— К Ксену? — удивился услышанному Юра.

— Да, — кивнул один из братьев, и молодой человек понял, что, похоже, запутался как кого из них зовут.

— Мы сказали ему, что виновные должны понести наказание и что это наказание должны свершить мы. А боги должны пойти нам на встречу, так как в случившемся есть и их вина.

Получив ложку и тарелку с едой, Юра принялся с аппетитом есть, внимательно при этом слушая.

— Личи, которые заведовали похищениями и экспериментами, возродились, — продолжал рассказывать Алекс, вроде это был он. — Всего их десять — девять обычных и один старший, но тогда мы этого не знали, всё это нам рассказал бог.

— И предоставил возможность их убить, правда только возможность… — вставил Яран.

— Да, Ксен дал нам десять особых болтов для арбалета, как ты мог заметить, я арбалетчик, — указал Алекс взглядом на лежавший на камне арбалет. — Каждый болт способен убить виновного навсегда, без права на возрождение, — продолжил он. — Ещё он дал нам волшебную карту, на которой всегда отмечены наши цели. Удобно, правда?

— И один наш враг не познает мести, — обвиняюще обратился к Юре Яран, — так как мы потратили один из данных Ксеном болтов на тебя. Точнее, на пришедшего за тобой лича. Он, конечно, возродится, так как не входит в число виновных, но божественные болты убивают с одного выстрела любую нежить, а после исчезают вместе с ней. Твой плащ нужен нам не просто так, без него нам трудно завершить начатое, если вообще возможно.

Какое-то время молодой человек жевал и переваривал услышанное, собеседники также работали ложками.

— Бросали бы вы это дело, — удивляясь собственному отношению, покачал головой Юра.

Впрочем, удивляться было нечему: потерпев неудачу братья не отправятся на холодный пол точки воскрешения, они станут землёй и пылью. Отчего-то попаданцу стало грустно от этой мысли, близнецы ему явно нравились.

— Зачем вы сунулись за мной? — после молчаливой паузы продолжил он. — И зачем помогли, потратив столь ценный болт? Я же убил вашего босса?

— Ну… — виновато почесал голову Яран, — это получилось почти случайно. Мы вроде и не собирались так далеко заходить.

— Ага, — подтвердил второй брат, — сначала мы сунулись за тобой из любопытства: думали ты будешь сражаться с особым монстром внизу. Но тебя там не оказалось. Мы хотели спуститься за тобой ниже, так как всё равно собирались исследовать тот коридор, как вдруг что-то случилось, нас накрыло какое-то оцепенение, мы помним смутно.

— Да уж, — скривился Алекс. — Знаешь когда я последний раз гадил в штаны? Шестнадцать лет назад и вчера.

— И не только гадил… И не только он… — хмыкнул Яран.

«Вероятно их накрыло аурой МО», — понял Юра.

— Когда мы отошли от произошедшего, наше любопытство только окрепло, такие вот мы нелогичные, — продолжил рассказ Алекс. — Короче, мы сунулись за тобой вниз, на уровень пещерного лабиринта. Сунулись и столкнулись нос к носу с личем, а там уже особого выбора и не было: лич противник грозный, пришлось использовать болт. Ко всему, нежить знает о нас и активно пытается поймать, ведь за последние несколько месяцев, мы убили четыре цели из десяти.

— А что до Шахана, — перехватил слово Яран, Юра заметил, что братья, ведя диалог, часто и непринуждённо менялись, словно двумя ртами говорил один человек, — мы были в Озоторге когда он пустил клич о наборе команды. Нам хотелось потереться рядом с ним: он опытный мародёр и знает кучу всего о монстрах. Ещё он знал нашего отца, так что проблем со вступлением в отряд у нас не возникло, более того, нас приняли первыми. Как итог, мы много чего узнали — болтун он незатыкаемый, да и человек неплохой. Тебе приказали убить его Хранители?

— Нет, случайность, — помрачнев, буркнул попаданец.

— Ясно… — опять в унисон ответили братья.

— Мы похоронили его там, — указал рукой на север Алекс, — в ста шагах… А тебе помогли так как ребята мы не вредные, да и ты произвёл впечатление нормального парня — не кичился силой и сделанным.

— Так ты отдашь нам свой плащ? — подытожил Яран.

— Отдам, точнее попытаюсь, — кивнул Юра, — но у меня есть к вам встречная просьба. Вы забрали кристаллы оставшиеся после убитого вами лича?

— Ага, — кивнул Яран, — и если ты проверишь свой нагрудный карман, то найдёшь их там.

«Высокий уровень!» — достав кристаллы, оценил их попаданец.

— Я могу их взять? — спросил он.

— Конечно, — ответил Яран, — ты же должен знать, что местные хранить карцибел и камни ментальной силы не могут: два — три дня и они рассеиваются.

Достав из кармана куртки маску, Юра молча вплавил в неё камень ментальной силы, после чего снял с себя маскировочную накидку и протянул её старшему брату.

— Передаю в постоянное владение, — стараясь вложить в слова как можно больше намерения, торжественно произнёс попаданец.

Расставаться с накидкой не хотелось, но и жмотиться в текущих обстоятельствах было никак нельзя. Мир требовал великодушия, которое итак хотелось проявить, а вот удастся ли, другой вопрос.

Алекс надел полученный плащ на плечи и стоило ему это сделать, как маскировочный эффект пропал: сейчас на нём была обычная, из материала похожего на чёрный щёлк, накидка.

— Плохо, — покачал головой Алекс и сняв артефакт, отдал его Юре. Плащ моментально ожил, словно щёлкнули невидимый переключатель.

— Болт потрачен зря, — хмыкнув, пошутил Яран.

— По-другому и быть не могло, — принимая накидку, — принялся объяснять Юра. — Данный плащ — артефакт высокого класса, полученный в награду с РБ, то есть с особого монстра, его и другим то заблудшим передать проблема, а местному жителю и подавно. На местных артефакты, созданные системой, обычно работают, но только если они не выше среднего уровня и само-собой без привязки.

— Да, мы знаем, — кивнул Алекс, — Шахан рассказывал. Мы просто не думали, что твой плащ настолько хорош.

— У вас нет денег на снаряжение? — спросил молодой человек, прикидывая, что два маскировочных плаща среднего уровня, это где-то сто золотых монет, что есть сумма весьма немалая.

— Мщение штука дорогостоящая, — кисло улыбнулся Алекс. — Что было, мы уже потратили на снаряжение. У нас есть плащи, но они низкого качества, по сравнению с твоим — небо и земля… И медальоны на сокрытие есть, но тоже не очень. Мы кое-что выгребли из карманов Шахана, ему теперь всё одно, а нам пригодится. Хотя, по совести, всё взятое с него твоё. Ты же его убил…

— Не хочу я с его барахлом связываться, себе оставьте, — проворчал Юра. — Сделаем так, — продолжил он, — я хочу смотаться в город, но у меня с этим некоторые проблемы, отчего надо вернуться в лагерь Зелёной фракции и попробовать кое-что у кое-кого выклянчить. Если это удастся, я куплю вам две маскировочные накидки и два медальона сокрытия среднего уровня: деньги у меня имеются. Правда средний уровень — он тоже разный, более чем на среднее из среднего не надейтесь, но и это уже сто пятьдесят монет, да и достать сложно. А вот если с походом в город не выгорит, то тогда за меня туда пойдёте вы. Я дам вам несколько писем, которые надо будет передать моим товарищам. Они раздобудут для вас снаряжение и передадут некоторое его количество для меня. Идёт?

— Конечно идёт! — после того как братья переглянулись, ответил Алекс. — И это, похоже будет неправильно кое-что тебе не отдать. Кстати, твой меч и рюкзак там — внизу, в храме, в углу у входа лежат.

Встав, Алекс подошел к одной из палаток, зашёл в неё и пробыв внутри какое-то время, вернулся со среднего размера одноручным мечом, который передал Юре. Попаданец осмотрел предмет, магия в нём отсутствовала, ножны также выглядели обычными, а вот удобная, под одну руку рукоять, была выполнена из шершавого на ощупь зеленоватого металла и создавала ощущение лютого эксклюзива. Вытащив лезвие из ножен, молодой человек узрел выполненное из итаниума тонкое тёмно-синее лезвие. Местный аналог земного титана, отличался большой прочностью и весом. Данный меч, безусловно, стоил больших денег и даже не сто и не двести золотых монет.

Отчасти он понимал почему близнецы отдают ему столь ценный предмет — попытка продать данное оружие может вызвать некоторые неприятности, так как официальные структуры дотошно заинтересуются формой его получения, а неофициальные дадут мало, а то и не дадут вообще, отобрав трофей силой. А вот всё режуще — колющее попавшее в руки к заблудшим, автоматом легализуется и дальнейших проблем не вызывает. Но всё же подгон выглядел слишком щедрым: таким мечом и самому помахать не грех.

— Это меч Шахана, правильнее будет если его заберёшь ты… — произнёс Яран. — Своё мы не отдадим, но и чужого нам не надо. Чужое приносит неудачу, а она для нас смерть, — дополнил он.

Юра спорить не стал: сожаление — сожалением, а отказываться от хорошего оружия в его ситуации было неразумно. Даже Система и та наказывала как за излишнюю жадность, так и за чрезмерную щедрость. Правда сам он данным мечом пользоваться не собирался — легковат, да и напоминание… А вот Шмыге он подойдёт на 120 %, его то меч попаданец угробил.

— И ещё, — обратился к Юре Алекс, — ты можешь сказать нам что это за штуковина?

Засунув руку за пазуху, старший брат вынул из внутреннего кармана блестящую металлическую пластину размером примерно шесть на пятнадцать сантиметров и протянул её попаданцу. Юре пластина из похожего на серебро металла отчего-то напомнила перфокарту, так как в ней имелось множество небольших прямоугольных отверстий.

Взяв пластину в руки, молодой человек сразу понял, что перед ним магический предмет. Чтобы посмотреть свойства предмета требовалось закрыть глаза. При определённой сноровке можно было, правда, закрывать только один глаз, но то было весьма неудобно.

— Откуда это? — поинтересовался Юра.

— Осталось после убитого нами лича, того, что пришел за тобой, — сообщил Алекс.

Сидя у очага, молодой человек пусть и казался расслабленным, на деле же он не терял бдительность ни на миг. Вот и сейчас, решение закрыть глаза казалось Юре не сильно разумным.

— Момент, — бросил он братьям, встал, и отойдя на несколько шагов, ушёл в невидимость и лишь после вызвал свойства предмета.

** «Серебряный» ключ для доступа к городу монстров Иеру.

Особенность предмета: телепортация ключа невозможна, в случае смерти владельца, ключ не отправится за ним на точку воскрешения.

Текущий владелец: Химаран Шимаха. **

Открыв глаза, Юра отчего-то почувствовал, что держит в руках «ядерную бомбу». Бомбу, которую ему вряд ли удастся подорвать…

* * *

Проговорив с братьями около часа, Юра забрал из помещения подземного храма свой рюкзак и отобранный у гнолла-лейтенанта меч. Ещё, пропустив мимо ушей порцию ядовитой, хорошо подобранной брани от нежити-привратника, он спустился в зал с РБ и вызвал описание монстра. Обычно к рейдовым боссам прилагалось ощутимое количество текстовой информации, но с этим всё оказалось не так. Статус монстра гласил кратко:

** Пересмешник — неопознанная сущность. Уровень — 28. Статус — Рейдовый босс; Проверяющий силу.

Способности, слабости и сопротивления — не опознаны.

Сила рейдового босса возрастает в геометрической прогрессии пропорционально количеству участников рейда. **

Одно молодой человек понял сразу — перед ним «соло РБ». Ещё не вызывало сомнений то, что способности босса генерировались в зависимости от способностей его противника. Но это всё потом: босс интересный — спору нет, вот только к боссам надо подходить со свежей головой, полным сил и желательно с прикрытой бронёй задницей. Заодно разница в семь уровней неплохо остужала горячую молодую голову. Хотя не такую уже и горячую: уж больно много на неё за последний год холодной воды вылили.

Ещё Юра выпросил у близнецов трофей с лича. Братья расстались с ключом без сожалений, так как понимали, что использовать они его не смогут. Впрочем, Юрины попытки задействовать предмет также успехом не увенчались. Ещё он изучил полученную от администратора карту, ту, которая показывала местонахождение причастных к смерти людей личей. Выполненная из материала похожего на гибкий пластик, карта показывала сейчас лагерь, лес и прилегающие окрестности. По краям карты имелось шесть подвижных, указывающих за пределы текущей территории стрелочек. Как человек с детства знакомый с планшетом и даже заставший голографические экраны, карта у попаданца особого восторга не вызвала, а вот информация, что при спуске под землю содержание на ней меняется и она начинает показывать подземные коммуникации, очень заинтересовала. Имелся у карты и ограничивающий недостаток — работала она лишь в зоне фракционного противостояния.

Далее он озвучил свои сомнения в том, что братьям удалось убить четырёх личей, ибо лич противник опасный и ко всему любящий тесную компанию из более слабых мертвецов. Секрет успеха оказался прост и крылся он в полученных от Администратора болтах. При попадании в цель, магический болт убивал противника и перед тем как исчезнуть, сбрасывал агрессию окружающих монстров и отменял сам факт нападения на фракцию. Точнее не факт, а необходимость ответных действий. Выходило чертовски удобно, почти читерски — монстры тебя атаковать не могут так как ты не заблудший, меткий выстрел и они опять не могут тебя атаковать…

Правда по словам братьев, сообразительные личи ситуацию расчухали и во время последнего устранения виновного, они чуть не погибли, так как лич атаковал первым. В зоне фракционного противостояния монстрам подобное дозволялось. Так, например, зелёные патрули вязали всех встреченных в фракционной зоне местных и доставляли их на допрос в лагерь. Правда для подобных действий требовалось личное указание или разрешение главы фракции и вероятно относительно братьев личи такое разрешение получили, отчего близнецам немедленно требовалось «прокачать стелс режим».

И вот, договорившись о месте, где молодой человек мог найти близнецов или хотя бы оставить для них послание, он попрощался с Алексом и Яраном, после чего, торопясь, отправился в лагерь Зелёной фракции.

Смеркалось, благо территорию Серой фракции Юра уже покинул, а территория Зелёной выглядела пустынно, так как дружественные монстры, за исключением специально обученных и снаряжённых ночных патрулей, уже вернулись в лагерь.

К северным воротам попаданец вышел уже в темноте. Из далека лагерь дышал какой-то силой и притягательностью: кольцо внешней стены было основательно подсвечено с помощью излучающих свет минералов, а у ворот горели большие яркие костры. Сняв скрывающую лицо маску и приготовившись к процедуре досмотра, молодой человек устало подошел к воротам. И здесь случилось нечто: радостно, словно найдя бриллиант в куче навоза, из ворот вывалилась ватага гоблинов, окружила попаданца, после чего, в окружении торжественного конвоя, повела, точнее торопливо потащила по территории лагеря, галдя и переругиваясь с охранявшими переходы между секциями караульными.

— Что стряслось то? — слегка испугавшись подобной встречи, обратился Юра к выглядевшему главным гоблину.

«Может это из-за того, что я отсутствовал почти двое суток? Но вроде временной лимит мне никто не лимитировал».

— Тебя срочно хочет видеть командующий Аринтон, — радостно ответил ему гоблин. — Нет, срочно он хотел видеть тебя два дня назад, а сейчас хочет видеть тебя очень срочно. Даже нет — очень, очень срочно. Тому отряду, который тебя найдет и приведёт к нему назначена хорошая награда. Отчего многие искали тебя по всей территории фракции и даже на вражеских территориях, но повезло найти нам! — просиял гоблин.

«Однако», — растерянно подумал молодой человек и решил голову пока не забивать, а дождаться встречи с Командующим. И встреча эта очень скоро состоялась.

* * *

Юре казалось, что на него смотрит не человек и даже не орк, а голодный такой волчара и что он — Юра, есть аппетитный, пришедший на волчий пир барашек. В жёлтых глазах Командующего горело предвкушение, какое бывает при приближении к решению очень важной и заодно геморройной задачи.

— У тебя есть копилка фракции и доступ к расходным предметам? — скорее утвердительно, нежели чем задавая вопрос, спросил Аринтон.

— Даже не думай… — выпалил попаданец и поразился своей же наглости, ибо Аринтона он уважал, побаивался и называл исключительно на Вы.

Несколько минут назад орава гоблинов буквально затолкала его в кабинет Командующего, после чего почтительно ретировалась, оставив молодого человека стоять перед заваленным картами, книгами и отчётами большим столом и сидящим за ним грозным орком.

— Даже не думай, что?.. — сверкнул глазами Аринтон и пристально посмотрел на попаданца, отчего Юра стушевался и моментально позабыл, что он серьёзный парень 21 уровня.

Проглотив застрявший в горле ком, он всё же собрался и твёрдо произнёс:

— Я не буду вредить другим заблудшим с помощью фракционных расходников.

Аринтон посмотрел на собеседника внимательно и как-то по-новому, после чего встал и направился к попаданцу. Вообще, с чувством собственной важности у Командующего всё было в порядке, точнее оно отсутствовало у него как таковое. В наличии имелось здоровое самоуважение и жёсткое требование порядка и военной субординации. Заодно, как подозревал Юра, с длиной члена у грозного орка также всё было в полном порядке. Это к тому, что в необоснованном рукоприкладстве Аринтон замечен не был. Однако пару подзатыльников Юра от него всё же словил, правда по собственной нерасторопности и наглости. Вот и сейчас, он нехорошо сжался, предчувствуя пушечную такую затрещину.

Командующий встал и выйдя из-за стола, взял у стены стул, после чего поставил его рядом со стоящим попаданцем и похлопав молодого человека по плечу, коротко попросил:

— Присаживайся, есть разговор.

Юра присел…

— Я не собирался просить тебя вредить заблудшим, — вернувшись за стол, начал говорить орк, — и, представь себе, даже не планировал ставить каких-то конкретных задач, кроме той, которую ты уже получил. Надеюсь, нежити достанется и без моих указаний. Но есть задача, которую необходимо выполнить срочно, и от её выполнения польза будет нам всем. А именно, требуется оперативно прокачать Машу до двадцатого уровня…

— Какую Машу?.. — тупанул Юра, так как ожидал услышать что угодно, только не это.

Аринтон покачал головой и продолжил:

— Ты сейчас 21 уровня. Чтобы она могла эффективно получать опыт с тобой в группе, ей необходим 12 уровень. По моим расчётам, он будет у неё через две недели…

— Двенадцать уровней за две недели — это фантастика! — проявил скептицизм молодой человек.

— Когда за тобой стоит сила целой фракции — это реальность… — оголив свои острые зубы, широко улыбнулся Аринтон. — За те два дня, что ты шлялся по лесам, её прогнали по рейдовым боссам подходящего уровня и у неё уже 4 уровень. Правда с 5 пойдёт хуже, но всё же.

— Она же не принадлежит к Зелёной фракции… — подивился попаданец.

— Не принадлежит, — кивнул Аринтон, — но, хвала богам, в небольшой группе монстров опыт ей идет отлично. Так вот, после 12 уровня, я хочу задействовать тебя и доступные тебе расходники.

Юра, как «природный задрот», ход мыслей командующего понял, отчего принялся прорабатывать варианты и узкие места.

— Но у меня сейчас двенадцать знаков Жёлтой фракции и всего три Серой. Чтобы взять ту же «гранату хаоса» среднего уровня требуется двести! И ещё, это, магической сумки нет…

Командующий был в курсе всего, что могло помочь или навредить фракции, отчего он, конечно же, помнил список доступных расходников и способ их получения.

— Ого, двенадцать знаков за мохнатых, — хмыкнул Аринтон. — Я знал, что ты тайный фанат Белки, но, чтобы настолько. Он, кстати, за два дня набил двести десять очков… Ладно, ладно, не кривляйся, как набить тебе знаки, я придумаю и само-собой это не отразиться на твоём с Белкой соревновании. А магическая сумка ждёт тебя в шкафу — второе отделение от пола, — кивнул командующий на большой шкаф у стены.

Подойдя к шкафу, Юра открыл створки и увидел лежавшую между рядами пухлых папок магическую сумку. Взяв желанный предмет, он вызвал его свойства, убедившись, что перед ним «бесхозный» артефакт среднего уровня — предел мечтаний большинства попаданцев до 50 уровня, после перекинул лямку через плечо и зайдя в фракционное меню выбрал:

«Сообщение: — позволяет телепатически связаться с находящимся в особой зоне человеком. Стоимость 2 знака фракций. (Необходимо иметь чёткий ментальный образ объекта вызова)».

От направленного внимания пункт подсветился, но как-то тускло, словно сработав в холостую.

Открыв сумку, молодой человек опустил в неё руку и принялся шарить по дну объёмистого такого бочонка, в очередной раз поражаясь, как подобное вообще возможно. Магические сумки безбожно нарушали привычные законы физики и пространства и заодно в них практически останавливалось время. Не найдя желанного, он подошёл к окну и заглянул во внутреннее пространство, осмотрев пустую камеру с чёрными словно сажа стенками.

Расходник отсутствовал…

Попробовав повторить процесс обмена ещё пару раз, выбирая в том числе и другие расходники, Юра результата не добился, зато обнаружил, что подобным образом — словно в полсилы, пункты в меню выбора подсвечиваются при попытке выбрать расходник на который не хватало знаков фракции.

— Может хранители заблокировали тебе доступ к сумке? — хмуро наблюдая за потугами попаданца, спросил Аринтон.

— Нет, — ещё раз просмотрев свойства предмета, возразил Юра, — этот предмет без привязки, такой достаточно только надеть, и он завязывается на тебя и твою команду.

Но что-то явно было не так: возможность обменять расходники через фракционное меню отчего-то не работала.

— Сдаюсь… Может попробуем другую сумку? — спустя минут пятнадцать потуг и «шаманства», взмолился попаданец.

Аринтон молча взял со стола колокольчик и громко в него позвонил. Не прошло и пяти секунд, как дверь отворилась и в неё нерешительно заглянул гоблин — адъютант. Зайдя, монстр вытянулся по стойке смирно и вопросительно уставился на Командующего.

— Позови Армаха… — дал указание орк.

— Так точно! — выдал гоблин и буквально подпрыгнув на месте, исчез со скоростью близкой к телепортации.

— Зачем вы взялись качать Машеньку? — оставив сумку в покое, набравшись решительности спросил Юра.

Он, конечно, знал, что 20 уровень являлся чем-то вроде «вехи». Обычно на нём открывался доступ к новым возможностям и заодно заканчивался адаптационный период, в течении которого Хранители не генерировали на твою голову совсем уж бездонные жопы. Но вот конкретно зачем данный финт ушами нужен сейчас и срочно, вопрос…

Грозное обычно лицо Аринтона расплылось в хитрой улыбке.

— У тебя есть ко мне претензии в общем? В том смысле, что я заставляю тебя делать то, что делать тебе сильно не хочется? Я имею в виду нечто большее чем чистка сортиров и бегание по лесу в поисках «дохлятины». Строго говоря, и то, и другое ты делать Должен…

Здесь Юре очень захотелось включить ПМС и «бедного родственника», но, строго говоря, его действительно не заставляли делать каких-то ужасных вещей. Порой было тяжело, скорее даже пипец как тяжело, но всё же проходил день, и он понимал, что нет ничего смертельного в том, что тебе на голову вылили ведро дерьма или же ты три тонны этого дерьма выгреб. Обычные трудовые будни, обычного попаданца…

Оценив отразившийся на лице собеседника мыслительный процесс, Аринтон продолжил:

— Вот, вот и это при том, что таких как ты пинать надо с утра до вечера. Машеньку же, в отличии от тебя — лоботряса, надо беречь. Мне нужна небольшая услуга от Ашам, услуга, оказанная в пределах лагеря. Я не уверен, но есть подозрение, что после 20 уровня Ашам станет более разумна и сможет делать в том числе и осмысленные действия. Не попробуем — не узнаем. Да и 20 уровень ей однозначно не помешает…

Возразить было нечего, более того, стоило рубить дивиденды.

— Мне нужен расходник на снятие проклятия… — осторожно начал молодой человек.

— Зачем? — спросил Аринтон и пояснил: — Ты уже три дня как самостоятельная фигура и, если это не касается фракционных дел, отчитываться мне не обязан, однако подобные расходники важный фракционный ресурс. Ни раз и не два, командиры отрядов ловили от гноллов-шаманов проклятия, которые не снимала даже смерть, и я не могу разбрасываться столь востребованными предметами по одному только твоему «хочу».

Юра молчал. Рассказывать Аринтону про маску отчего-то не хотелось, как и не собирался он говорить про полученный ключ. На край, если не удастся достать камни ментальной силы нужного уровня, обратиться к командующему можно: он теперь вроде как нужный человек, но это на край, а пока молодой человек предпочитал держать свои дела при себе. Он здесь не навечно и неизвестно, когда «лютые друзья» станут «лучшими врагами».

Командующий, расценив молчание по-своему, предложил:

— Поможешь Машеньке вкачать 20 без больших косяков — получишь данный расходный предмет. Идёт?

— Идёт… — сразу согласился Юра.

— Кстати, — прищурился на попаданца орк. — А что это у тебя за мечи такие? Ты ограбил оружейный магазин?

Юра не знал кем был Армах, которого они сейчас ждали, но Аринтон явно занимал чем-то время. Сняв рюкзак и отвязав скрутку с отжатым у гнолла-лейтенанта мечом, он передал оружие Аринтону, а после отцепил с пояса меч полученный от близнецов, и отдал его следом.

Оценив первый меч, орк одобрительно кивнул головой:

— Самое оно. И по весу, и по длине, и по прочности, — произнёс он. — Дай догадаюсь — та зубочистка, с которой ты отправился за пределы лагеря, сломалась?

Не дождавшись ответа, Аринтон извлёк из ножен второй меч.

— Ого, — присвистнул орк, — когда Косиопей говорил мне, что ты буквально притягиваешь события и неприятности, я, признаться, не поверил. Но глаз и интуиция адмирала флота работает и здесь.

— Адмирала флота? — переспросил Юра, знающий, что Кассиопею на самом деле зовут Косиопей, а Кассиопеей он представляется заблудшим для удобства.

— Правильнее сказать — командующего армии, так как в прошлой моей жизни космический флот и армия были синонимами, — изучая тёмный клинок, сообщил орк, — но, если он сам тебе об этом не рассказывал, то и я не буду. Да и это, признаться, грустная история. Где взял такой меч? — сменил тему Аринтон.

— Трофей. Убил человека — тёмного искателя приключений… — мрачно сообщил попаданец, испытав внезапную потребность поделиться пережитым.

— Ну, коли ты всё ещё сидишь передо мной, правда, я подозреваю, была на твоей стороне, — серьёзно посмотрев на собеседника, произнёс орк.

— Знаешь, — продолжил он, — при жизни я убил такое количество людей, что всех уже и не помню, а память у меня — не жалуюсь. Сложно сожалеть о том, чего не помнишь, не правда ли… Однако первое своё убийство я не забуду никогда и не потому что оно первое, а потому, что тогда я словно потерял часть души. Впрочем, чтобы что-то потерять — это надо иметь. Так что не слушай тех, кто будет говорить тебе, что произошедшее ерунда — возможно им просто нечего было терять… — задумчиво произнёс Аринтон.

Юре, от этих, в общем-то общих слов, всё же стало немного легче.

В дверь постучали, после чего она открылась и в помещение заскочил знакомый уже гоблин-адъютант, а за ним, важно и чинно, вошёл зеленокожий гремлин — лысый, худой и с шикарной серой бородой — ну точно мастер Йода в молодости.

Войдя в кабинет, гремлин первым делом «пощупал взглядом» лежавшие на столе мечи, ибо гремлины, как известно, подобны гномам — большие мастера и охочие до всякого барахла парни. Далее вошедший осмотрел висящую на Юрином боку магическую сумку, а после, наконец, выдал:

— Квесты посмотри, бестолочь… — кинул он попаданцу и развернувшись, чинно вышел из кабинета.

Гремлины фактически являлись фракцией во фракции и подчинялись Аринтону лишь формально, отчего останавливать визитёра или просить у него разъяснений орк не стал. Да похоже, всё и так стало ясно.

— Бестолочь… — хмыкнув, просмаковал Аринтон данную молодому человеку характеристику.

Юра тем временем вошёл в статус.

**Активные квесты** — развернуть.

**«Свой среди чужих, чужой среди своих — стадия 2»

«Прогоните мародёров и расхитителей» (выполнен, в стадии получения награды) **

Сосредоточив внимание на втором квесте, Юра развернул подменю.

**«Прогоните мародёров и расхитителей»

Вы не только покарали главу мародёров, но и отбили у остальных желание заниматься воровством и вредительством. Хранители даруют вам наиболее необходимое на данный момент — пространственную сумку высокого уровня. Для получения награды пройдите через кольцо портала или же награда будет получена при следующей смерти. Не затягивайте с получением награды, так как следующая награда заменит собой текущую. **

«М-да, действительно идиот, — «похвалил» себя молодой человек. — Но с другой стороны, столько всего навалилось, попробуй тут всё упомни…»

— Я не могу воспользоваться вашей сумкой, так как за мной уже числится личная, — виновато сообщил Аринтону Юра. — Чтобы её получить, мне необходимо пройти через кольцо портала… Например в Озоторге, — с разгорающейся надеждой говорил он. — Но у меня враждебный заблудшим статус, я не могу туда идти, особенно в «Улей», где портал находится.

— Хм… — протянул орк. — Монстрам нельзя соваться в город, — продолжил он. — Ты не монстр, но при твоей текущей принадлежности я сомневаюсь, что всё будет просто. Скорее всего тебе сильно ограничат время или же выдадут задание на твоё убийство… Есть ещё второй вариант: фракция разведала несколько особых монстров, или как вы их называете — рейдовых боссов, в обитель которых ведут порталы, но то билет в один конец: после входа зону, с боссом необходимо сразиться. И все они злобные машины для убийства уровня 30+, так что начать, пожалуй, стоит с города.

Открыв один из ящиков стола, Аринтон достал оттуда небольшой медальон на цепочке и броском передал его попаданцу.

— Забирай своё барахло и выметайся. Перед тем как отправиться в город, зайдёшь ко мне, я выпишу тебе разрешение на снаряжение для похода в город и последующей прокачки Маши. Свободен, — приняв свой обычно-грозный вид, рявкнул Командующий.

Данному указанию скрывающий радость Юра поспешил последовать.

* * *

— Ю-ю-р, вот объясни, как тебе везёт всякие такие штуки доставать? — обиженно протянула Машенька, крутя в руках Серебряный ключ.

Выйдя из штаба, молодой человек решил заглянуть в гости к девушке, надеясь, что та ещё не спит. Машенька не спала, хотя и собиралась, а вид у неё был столь усталый, словно упомянутых Аринтоном боссов она душила лично.

— Сплавить бы кому такую «удачу», как кота в мешке… — ответил на это попаданец, оторвавшись от изучения красивого обруча в своих руках. Свойства данного предмета гласили следующие:

** «Фиалковая диадема».

Пассивное умение: Искажающий щит.

Активное умение: Щит пространства.

Возможно развитие предмета. С ростом вашего уровня и уровня предмета возможно появление новых умений.

Текущий владелец: Маша Соколова. **

Развернув подменю, Юра прочитал:

** Искажающий щит — раз в час отражает одну направленную на вас атаку. Эффект активен при количестве маны от 20 % и выше.

Щит пространства — активирует пространственный щит поглощения атаки. Для вызова эффекта необходим положительный баланс маны. Расход маны пропорционален количеству поглощённого урона. **

«Ништя-я-я-к…» — протянул про себя молодой человек и хотел было шутливо обвинить собеседницу в некоем магнетическом притяжении разного рода приятностей. Но осёкся… Машенька заслужила, Машеньке положено. Возможно, сдай его родители в психушку словно ненужный балласт, ништяков бы в этом мире прилетало побольше. Вот только Юра вряд ли бы согласился прожить половину сознательной жизни заколотым антидепрессантами растением. И грех твой невелик, просто в твоей голове живёт кто-то второй, тот, кого окружающие не понимают, искренне считая его инородным телом, а тебя сумасшедшим.

«Интересно, а Машенька тоже Копия или Копии только такие неудачники как я? Вполне логично, что «доборщики» отправляются сюда лично… Марину вон, во тьму внизу и близко не тянет, да и Машеньку тоже. Надо при случае спросить у МО как оно работает», — отчего-то подумал Юра.

Странно, но никаких душевных терзаний и падения ЧСВ сказанное Куратором не вызвало. Юра чувствовал себя живым, живее чем при жизни. Если сравнивать полноту переживаний, то копией был тот — прошлый задрот, а он — настоящий.

— А что ещё выбили? — обратился к девушке охочий до снаряги и дропа попаданец.

— Броню тяжёлую, такую всю чёрную и железную и два расходника, а остальное только кристаллы, — прикрыв рот ладошкой, протяжно зевнула Машенька. — А, кстати, — встав с кровати, она подошла к висящей на вешалке куртке и порывшись в карманах, протянула молодому человеку четыре ярких синих кристалла с мизинец размером. — Я забрала для тебя камни ментальной силы, — зевнув ещё раз, сообщила она.

— Маша, ты золото! — принимая дар, «прослезился» Юра.

— Я знаю… — явно засыпая, опять зевнула девушка.

Вернув диадему и забрав ключ, молодой человек попрощался с попаданкой и накрыв магический светильник не пропускающим свет кожухом, вышел из комнаты.

Выходя, он обернулся дабы попрощаться, но понял, что Маша уже спит. В голову отчего-то полезли мысли определённого содержания, а именно, что соседка по лагерю девушка одинокая, симпатичная и более чем взрослая, пусть местами сильно непосредственная, и неплохо бы было за ней приударить. Ужаснувшись подобным мыслям, Юра попытался понять их источник и очень скоро пришёл к нехитрому выводу, что достиг того состояния, когда из-за отсутствия женского общества и некоторых сопутствующих этому обществу действий, его начало тянуть на женщин вообще.

«Это недотрах… Срочно в город…» — выбросив Машеньку из головы, вздохнул Юра, вспомнил Эриту, вздохнул ещё раз и осторожно прикрыв дверь, отправился в офицерские казармы.

Кассиопея научил его упражнениям позволяющим перенаправлять половую энергию в физическую бодрость. Возможно, из-за этого во время пребывания в состоянии пленника на прекрасный пол не тянуло, как и не тянуло передёргивать затвор. Но видать после изменения статуса организм почувствовал свободу и затребовал своё.

Подойдя к казармам, молодой человек поздоровался с куковавшими у входа знакомыми троллями и поднявшись на второй этаж, направился в конец коридора. Уходя два дня назад, он запер за собой дверь, так что сегодня куча гоблинского дерьма лежала снаружи, перед дверью.

«И ведь навалили недавно, видать узнали, что я вернулся», — задействовав «эксперта по дерьму 100 уровня», подумал попаданец и открыв дверь, через дерьмо безразлично переступил, решив оставить уборку на утро. Воняет то в коридоре, вот пусть остальные тоже понюхают, может ума прибавится.

Увидев её — деревянную кровать, Юра понял, что пусть перед этим проспал больше суток, устал он всё же солидно. Хотелось есть, но поход в столовую было решено перенести на завтра, да и он перекусил у Машеньки чуток недозрелыми яблоками.

Вытащив из-под кровати ящик, молодой человек положил на его дно Четвёртое сокровище тьмы, а положив, хотел было закрыть крышку и задвинуть имущество под кровать, но остановился и непонятно отчего поднял арбалет и положил на дно ящика Серебряный ключ, после хотел отправить туда же маску, но раздумал, решив, что чего доброго МО обидится и выкинет какую пакость.

Задвинув ящик под кровать, Юра разделся, сменил нательное бельё на свежее и разобрал рюкзак. Далее он поставил меч Шахана в угол — у двери, а «Рубаку» — так он решил назвать отобранный у гнолла-лейтенанта меч, пристроил между окном и кроватью.

Наконец улёгшись, он закрыл глаза и моментально вырубился, оказавшись в местном подобии сновидения, где безмятежно дремал, паря под согревающим мягким светом. Там — внизу, беспокойным океаном колыхалась жаждущая пожрать его сущность тьма. Но он всё делает правильно, и тьма сегодня обломится, как обломится она завтра и послезавтра. Вероятно, кто-то считает, что скормить его жалкую «Копию» тьме — это нормально, но Юра так не думает. И это пусть анимешные герои страдают ПМСом на тему реальности своего существования, у него — Юры, такой проблемы не стоит, а стоит перед ним цель — стать целым, единым и настоящим. Хорошая цель, которой ещё пару дней назад у него не было. А если есть хорошая цель, то все препятствия рухнут, а те, что не рухнут, он поломает к чёртовой матери…

Убаюканный светом разум погас, после чего потекли часы похожего на сон блаженного отдыха.

* * *

Чем более сладок сон, тем тяжелее возвращение в реальность — данная истина спорна, так как есть она истина частная — сильно зависящая от реальности и продолжительности сна. Однако в текущей ситуации данное утверждение соответствовало действительности на все сто. Насильно вырванный из блаженного мира сновидений, Юра почувствовал, что принял удар кроватью по хребту, ну может не удар, но лежит он на полу, накрытый покрывалом, а его мечта — подруга — кровать, в перевёрнутом виде лежит сверху.

Панически сдернув покрывало, попаданец направил своё внимание в сторону света: висящий под потолком несильно яркий магический светильник на ночь он не закрывал. Увидев то, что этот светильник сейчас освещает, Юра ощутил, что волосы зашевелились не только на голове.

В детстве на него произвёл болезненное впечатление фильм ОНО. Это где милый такой клоун преследует милых таких детишек. Порция кровищи и разврата прилагалась. И вот он — Юра, лежит под кроватью, а перед ним, буквально в метре, над открытым ящиком, беснуется жуткий клоун. Беснуется словно находясь перед жаровней с горячими углями и неспособный выхватить из тех углей раскалённую железяку.

«Это не клоун… Это нежить!» — слегка оклемавшись, сообщил попаданцу приходящий в себя разум.

«Грохнуть клоуна — победить детские страхи!» — дополнил какая-то другая, не до конца проснувшаяся его часть.

«Где-то здесь был меч…» — вспомнил он и тут же понял, что на мече лежит.

Тонкотелый, суетливый, похожий на мумию мертвец с зачем-то измазанным белой краской лицом, оторвал взгляд от ящика и уставился на попаданца горящими красными глазами. Анус дрогнул, но выдержал. А дальше, как говорится, понеслось.

С улицы раздались шум и крики, они же донеслись из коридора. В миг, мертвец вцепился когтистой лапой в борт кровати и словно невесомую отшвырнул её в сторону. Мгновение и Юрино горло схватила цепкая, словно стальная рука, после чего тело его резко взлетело вверх и оказалось прижато к стене.

«Быстро! — невольно поразился попаданец скорости и силе нежити. — Да эта хрень однозначно под сорокет! — панически подумал он.

— Ш-а-а-а-а-а-а, — открыв зубастую пасть, прошипел ему в лицо мертвец, после чего недовольно заговорил на языке монстров:

— Убери его, мы не можем взять, повелитель приказал вернуть, убери! Любой ценой вернуть! — свободной рукой мертвец указал на лежащий в ящике арбалет, под которым лежал Серебряный ключ.

«Так ящик то подбрось, он и выпадет, зачем арбалет трогать… Или совсем мозги отсохли?» — попытался было выпалить молодой человек, но понял, что не может, так как горло его, словно тисками, сжато когтистой лапой.

Мертвец либо правда был туп неимоверно, либо переволновался от близости желанной цели, но вместо того, чтобы хватку ослабить, он её усилил. Юра же, мгновенно сообразив, что прекращение кровотока в мозг ничего хорошего ему не принесёт, принялся действовать. Свободными руками он сделал резкое, похожее на хлопок движение, правда ладони его не встретились, а в разнобой ударили нежить в районе локтевого сустава. Уроки Валда не прошли даром и Юра легко выбил сустав из сумки, с хрустом вывернув руку противника в неестественное положение, а после, имея отличный упор спиной в стену, со всей дури пнул нежить ногой в корпус. Размыкаясь, ослабшая когтистая лапа болезненно полоснула его по шее. Тут же, параллельно с пинком, целой левой рукой, мертвец попытался ударить Юру когтями по лицу. Выставив блок и отбив удар отлетающего мертвеца, молодой человек опять поразился силе и прыти противника.

От пинка мертвец пролетел через всю комнату и ударился спиной в дверной косяк. Стоило ему осесть на пол, как тело его предательски растворилось в воздухе.

«Невидимость, чёрт!» — понял ситуацию попаданец.

Хреново, когда козыри есть и в чужой колоде.

Схватив лежавший у ног меч, Юра также ушёл в невидимость, пригнулся и тут же, перекатом, бросил себя вперёд, одновременно распрямляясь и делая мечом широкий размашистый удар по воздуху. Может повезло, а может просто комната не особо большая, но лезвие чиркнуло мертвеца по талии, после чего из невидимости выбросило обоих противников. Имелось у Системы такое правило.

Здоровой рукой мертвец ловко схватил Рубаку за лезвие, отчего меч словно «приварился» к его руке. Юра не растерялся: подсечкой он сбил мертвеца с ног — пусть тот нечеловечески силён, но весит жалкие шестьдесят кило. Противник ещё падал на землю, а молодой человек уже летел следом, выполняя похожий на приём реслинга финт. Пусть не такой эффектный, зато по страшному убойный: упав сверху, он со всей дури впечатал локоть в переносицу врага. Череп монстра хрустнул и проломился, враг затих.

Вскочив на ноги, Юра оставил пока меч и подскочив к ящику, схватил арбалет и Серебряный ключ. Запихав последний в карман, он был вынужден резко обернуться к распахнутой двери. Противника он не видел, но навык «Предвидение» просигналил, что сейчас кто-то огребёт и этот кто-то он.

Направив арбалет в проход, Юра целиком вложился в умение «Энергетическая стрела» и вдавил оба курка сразу, не зная толком что из этого выйдет, так как болта в ложе не было, а остатков карцибела в прикладе вряд ли хватит на что-то путное.

Вероятно, адреналин и эмоции сделали своё дело, так как арбалет выдал разрушительный световой луч почти мгновенно. Первому мертвецу, который уже замахивался на Юру когтистой лапой, насквозь прожгло грудь, а второму, заходящему в дверной проём за первым, «срезало» часть головы. Машинально подняв оружие, попаданец заблокировал арбалетом слабеющую когтистую лапу и почувствовал, что ноги его подкашиваются. Выстрел высосал его жизненную энергию почти подчистую, тело жаждало отключиться и похоже не сильно прислушивалось к мнению разума.

Собрав волю в кулак, он отшвырнул потерявшего напор мертвеца к проходу, бросил арбалет, схватил меч и из последних сил снёс дезориентированному мертвецу голову. После пошатнулся, осел на пол и начал отключаться.

«Поспать не дали, нелюди», — отчего-то обиженно подумал на прощание Юра.

* * *

Пусть местный сон и есть прибывание в некоем другом состоянии реальности, это вовсе не значит, что любая отключка сулит автоматическое в него попадание. На то он и сон, что требуется естественным образом уснуть. Сейчас же, сознание всплыло из какой-то безмолвной пустоты, а всплыв, какое-то время просто изучало происходящее вокруг, отстранённо и без эмоций.

Юра ехал в экипаже, хорошо сделанном и дорогом, это было видно по качеству внутренней отделки и чувствовалось по мягкости рессорной подвески. Ехал не один: рядом с ним сидел немолодой, прилично одетый мужчина с морщинистым лицом и с очень идущей ему клинообразной бородкой. Напротив сидела пара молодых людей, стройная девушка лет девятнадцати-двадцати, рыжеволосая, с бойкими голубыми глазами, круглым румяным лицом и некоторым количеством рыжеватых веснушек в тон копны непослушных волос. Веснушки придавали ей вид деревенской простушки, однако в глазах, наряду с детским восторгом, с которым она отчего-то разглядывала попаданца, блестели ум и проницательность.

Рядом с рыжеволосой «веснушкой» сидел плечистый, интеллигентного вида мужчина, с приятным, до синевы выбритым лицом, кареглазый и обладающий дотошно-цепким взглядом.

Девушка, или скорее женщина, просто Юра называл девушками всех молодых женщин не растерявших ещё девичью лёгкость, увидев, что попутчик очнулся, преисполнилась каким-то восторженным предвкушением. Мужчины же молчали и довольно спокойно поглядывали на попаданца.

«Может это сон?» — подумал Юра и потрогал зудящую шею. Шея болела и была перебинтована плотной тканевой повязкой.

Пробежавшись взглядом по себе — любимому, молодой человек обнаружил, что одет в походные сапоги — довольно дорогие и приличные, верх и низ лёгкой кожаной брони — качественная и дорогая «многослойка», а на его голову давит местного исполнения шлем из соединённых кожей пластин металла. На коленях лежал арбалет, а заплечный мешок и Рубака, с подобранными к нему ножнами, находились сбоку, у дверцы экипажа.

— Вы заблудший? — сгорая от любопытства, спросила девушка.

— Да, — всё ещё будучи чуток не в себе, ответил Юра. Впрочем, ответил вполне осмысленно, следуя наставлению Кассиопеи, который учил его, что если не знаешь что говорить, лучше говорить минимум, но правды.

— Но вы не воспринимаетесь как заблудший, — с интересом и подозрением, спросил сидящий рядом с девушкой молодой мужчина.

— У меня Особый статус, а подробности — секрет выданного мне задания, — опять честно ответил Юра. — У вас есть с собой тир среднего достоинства? — обратился он к попутчикам, следуя пришедшей в голову мысли.

Если золото и серебро являлись валютой Системы и ходили по всей территории планеты, то тиром звалась местная денежная единица. Дабы обеспечить её конкуренцию с «игровыми» деньгами, все кроме попаданцев платили со сделок с использованием «золота» и «серебра» небольшой налог. Тем не менее, местные считали эти небольшие, сделанные из практически вечного материала монетки, очень надёжной валютой, ибо её стабильность обеспечивала самая могущественная сила на планете.

Попутчики оказались людьми состоятельными, так как самая мелкая из найденных в их кармане монет имела достоинство большого тира, что равнялось десяти серебряным монетам. Получив в руку большую, сантиметров пяти в диаметре монету из розоватого металла, попаданец на секунду засомневался, а после вытянул руку перед собой и одной рукой, большим и указательным пальцем, полученную монету согнул.

Девушка пискнула от восторга, мужчины также выглядели впечатлёнными: обычный человек вряд ли бы смог сделать подобное без вспомогательного инструмента.

— Я могу разогнуть обратно… — предложил Юра.

— Нет, нет, — запротестовала девушка, — я хочу её как сувенир! — после чего бестактно выхватила монету из Юриных пальцев.

— Как я попал в эту карету? — обратился к попутчикам молодой человек и машинально похлопал себя по груди, после чего вытащил из-за воротника обнаруженный на шее медальон.

Это точно был он — принадлежащий Аринтону «Медальон средней луны» — так назывался данный артефакт, позволяющий монстрам и демонам замаскироваться под обычного человека.

На вопрос взялся ответить сидящий рядом немолодой мужчина:

— Вас посадили к нам монстры, притом в весьма настойчивой форме. Но вы не переживайте, мы не прочь помочь хорошему человеку. Ещё нас просили вам передать, что, если вы очнётесь до города, у вас во внутреннем кармане лежит записка, которую вам необходимо прочитать.

— Хм, — засунув руку за пазуху, изрёк попаданец. — А если бы я не очнулся до города? — спросил он.

— Тогда нам следовало передать вас монахам культа…

Осмыслив услышанное, Юра недовольно подумал:

«Это больше похоже на выходки Кассиопеи, нежели на взвешенные действия Аринтона. Хотя сказать, что оно сильно рискованно тоже нельзя: в общежитии культа с меня вряд ли бы сняли медальон. Да и наверняка знали, канальи, сколько мне спать осталось…»

Вместе с письмом он извлёк из внутреннего кармана Серебряный ключ.

— У вас с собой столько магических артефактов! И таких необычных… — восхищённо воскликнула девушка.

— А вы можете определять наделённые магией предметы? — с интересом спросил попаданец, следуя местному высокому этикету, в котором незнакомых людей принято было называть на вы. В том числе и детей после десяти лет. В этом его поднатаскала Эрита.

Рыжеволосая собеседница энергично закивала головой и протянула руку с немым требованием передать ей артефакт на посмотреть. При этом настойчиво-молящее выражение её лица не предусматривало отказа.

— Эта штука опасна, лучше вам её не трогать, — спокойно произнёс молодой человек и убрал ключ за пазуху. Девушка обиженно надулась, мужчины же высказали немое одобрение.

Противостоять женским чарам Юру научила Жаклин, пусть и прозанимался он с ней всего четыре местных месяца. А отказал он по вполне объективным причинам — Системная поисковая магия могла найти как нужную вещь, так и тех, кто с этой вещью взаимодействовал. Особенно сильна в вопросах поиска была тёмная магия. Вопрос же точности и скорости нахождения желаемого состоял лишь в том насколько «Надо» и как много ресурсов в это «Надо» ты готов влить. И судя по недавним событиям, Серой фракции было именно что «Надо», да так «НАДО», что кое где пригорало.

— Я не шучу, — добавил попаданец и оставив пока письмо непрочитанным, полез в наплечный мешок, желая кое-что проверить. Как он и подозревал, маска оказалась в мешке.

— Вот, можете посмотреть мою маску, — протянул он артефакт девушке.

Та охнула от восторга и, как и до этого монету, жадно выхватила предмет из рук попаданца. Юра же, временно потеряв интерес к попутчикам, принялся читать написанное на языке монстров письмо. Судя по строгому, буква к букве, почерку и своеобразной манере обращения, писал Аринтон.

* * *

«Ты, прежде чем что-то подобное в лагерь тащить, головой думай и меня предупреждай! Произошедшее, однако, ясно показало, насколько мы, и главное я, были самоуверенно слепы, за что вынужден сказать тебе спасибо.

С утра Маша твоей рукой вплавила один из камней ментальной силы в маску. Кроме тех четырёх, что она дала тебе вчера, я прибавил ещё три с убитых тобой Серых ликвидаторов, проверь карманы.

В городе не задерживайся, пока ты отсутствуешь, я приостановил соревнование, Белка в трауре…

P.S. — Вернёшься без сумки, отправишься через портал в логово РБ…»

* * *

«Понятно, видать Машенька всё рассказала, — подумал Юра, — но оно теперь к лучшему…»

— А можно посмотреть ваш арбалет? — с сожалением возвращая маску, попросила девушка.

Она сменила тактику и сейчас её взгляд засверлил Юру немым обожанием, которое, вот-вот, если он будет жесток, сменится на горячую девичью слезу. При этом губки собеседницы вытянулись трубочкой и мелко задрожали. Отказать было нельзя…

— Я бы очень не рекомендовал вам его трогать, — безразличный к «атакам», покачал головой попаданец: — Если вы ему не понравитесь, вас долгое время будут преследовать кошмары.

«Веснушка» опять надулась, вероятно считая, что собеседник либо сильно преувеличивает, либо нагнетает таинственность.

— Вы, я вижу, воспитанный и волевой человек: не многих хватает отказывать моей дочери, — обратился к Юре пожилой мужчина, — если бы не Мирон, я бы наверняка попытался вас сосватать, — улыбаясь и шутя, кивнул он на пару напротив. — Кстати, мы до сих пор не представились, меня зовут Валдис — я глава крупного строительного объединения, это моя дочь — Кирина и её жених Мирон, — молодой мужчина выполнил лёгкий поклон головой. — Мирон главный редактор и журналист популярного столичного журнала «Виринтел сегодня».

— Увы, увы, — обращаясь к Кирине, обаятельно заулыбался Юра, — моё сердце уже занято. И я, как среднестатистический заблудший, согласен минимум на дочку лорда…

Собеседники заулыбались, а розовощёкая Кирина сменила гнев на милость и перестала дуться.

— Какой у вас уровень? — с интересом спросил молодой мужчина, которого, как выяснилось, звали Мирон.

— Двадцать первый…

— Ложь! — выстрелив в Юру гневным взглядом, выпалила девушка.

— Доченька, будь спокойнее, — строго произнёс Валдис, — подобные нашему гостю попутчики вовсе не обязаны говорить тебе всю правду. Молодость… — повернувшись к попаданцу, пожилой мужчина виновато улыбнулся.

Юра же, уже некоторое время удивлялся самому себе. Главным образом удивляло его то, что он не чувствовал в общении с этими людьми никакого стеснения и неуверенности. Чуть подумав, он заключил, что причин столь уверенного его поведения три. Первая — ещё до попадания в гоблинский плен он успел походить с Эритой в театральный кружок, где слегка подкачал актёрское мастерство и социализацию. Вторая причина крылась в наставниках: те не только учили его ломать чужие рёбра, но и уделяли внимание обычной беседе, в которой высказывали своё мнение на Юрины косяки и человеческую природу в целом, да и просто учили говорить и слушать. Последняя же причина крылась в том, что попаданец внезапно осознал, что ему абсолютно безразлично что о нём подумают и как к нему отнесутся эти незнакомые люди. Данное безразличие отменяло необходимость подстраиваться, выделываться и угождать. И тем не менее, будучи по-хорошему безразличным, он получил уважение собеседников практически автоматом.

— И всё же, это правда, — спокойно пожал плечами Юра. — А с чего вы решили, что я вру? — обратился он к девушке.

— Как маска, так и арбалет в твоих руках, части финальных сетов, при том разных… — приняв авторитетный вид, сообщила Кирина. — А квесты на финальные сеты раньше сотого не выдают…

— Ну я же сказал, что я — среднестатистический заблудший, — опять обаятельно улыбнулся молодой человек, поняв в процессе, насколько ему за полгода осточертело общество монстров и что он банально балдеет от происходящего. — Кстати, продолжил он, — а как вы определяете суть магического предмета? Видите свойства?

— Ф-ф-ф, — фыркнула девушка, — я же не заблудшая, как я могу видеть графическую информацию?.. Я вижу энергию. Точнее не вижу, это что-то вроде побочной картинки, ну как объяснить. Перед глазами у меня маска или арбалет, а в воображении всплывает магическая структура. Что-то вроде такого шара из энергии разных цветов. По его размеру и структуре я могу определить силу и некоторые особенности магического предмета, например очень точно время перезарядки и тип магии, хотя, признаться, не знаю как именно конечная магия будет выглядеть. Предметы финального комплекта отличаются тем, что видимый мной шар, кстати очень большой, соединён с Куратором уходящей куда-то «пуповиной», я не могу проследить куда. У обычных магических предметов такой пуповины нет — они есть магические механизмы, черпающие энергию из эфира и энергетического поля планеты…

«Ну ничего себе попутчица…» — охнул про себя Юра.

— Вы видели предметы финального комплекта до этого? — с интересом спросил он.

— Один раз… — слегка снизив градус уверенности, ответил девушка. — Отец потратил много сил и денег чтобы развить мой дар. В конце концов, способность высокоуровневого магического оценщика вещь, в том числе, прибыльная.

— И какой из имеющихся у меня финальных предметов на ваш взгляд сильнее? — задал Юра, возможно, не очень корректный вопрос.

— Маска… — без раздумий ответила Кирина. — В маске энергии куда больше, — пояснила она. — И если твой арбалет — шар всепоглощающей тьмы, то маска — шар тьмы «сверкающей».

Услышанное удивило:

«Странно это. Кассиопея говорил, что «Четыре сокровища тьмы» самый сильный финальный комплект в Системе. Может сила разнится от предмета к предмету. И почему маска не «выстрелила» как финалка?»

— А ключ? — решил поэксплуатировать попутчицу попаданец.

— Ключ — это та пластина?

— Ага…

— В пластине нет ничего сверхъестественного, за исключением очень сложной структуры. Это не столько магический предмет, то есть, магический конечно… Хм-м-м… Ключ — преобразователь энергии. Я не могу сказать точно, можно его подержать?..

— И всё же не стоит, — покачал головой Юра. — Вчера за ним явилась орда высокоуровневой нежити, не стоит вам оставлять на себе его магический отпечаток.

— Расскажите подробности? — словно пистолет, выхватил из кармана пиджака блокнот и ручку Мирон.

— Ну, разве что попозже… — отчего-то смутился молодой человек. — Кстати, а сколько нам осталось до Озоторга? — спросил он.

— Будем через полчаса, — сообщил пожилой Валдис.

— Вы говорили, что связаны со строительством? — обращаясь к Валдису, попытался увести тему в сторону Юра. — В городе предвидится крупная стройка или открываете филиал компании?

— Скорее первое, — улыбнулся пожилой мужчина. — Спешу отхватить лакомый кусок от подряда на доведение до ума подземного города.

— Какого такого города? — удивился попаданец.

Почти под каждым крупным городом королевства имелся город подземный. Правда лет так с триста подземной инфраструктурой особо не пользовались — надобность в ней отпала. Ко всему, Озоторг являлся городом, практически полностью сотворённым Администраторами и какие-либо, предназначенные для местных, жилые коммуникации под ним отсутствовали. Имелся исполинских размеров многоуровневый подземный данж, но что-либо доводить до ума в нём не требовалось.

— Вы не в курсе? — удивился Валдис.

— Не в курсе чего?..

— Боги создали под Озоторгом подземный город, доступ в который имеют только местные жители. Из того что я слышал и читал, созданные нами до Вознесения подземные города — жалкая пародия на творение Богов. Однако многое требует окончательной отделки и объём работы весьма немалый… — довольно объяснил Валдис и принялся рассказывать что-то про объёмы, про то, что одного раствора для штукатурки необходимо полсотни тон и прочее — разное. Но Юра его уже не слушал, в голове Юры сложилось дважды два.

«Подземный город для местных жителей имеет смысл только в одном случае — если в Озоторг войдут монстры…» — мрачно подытожил попаданец и вспомнил описание гранат хаоса. Те не затрагивали местных и не работали ниже уровня земли.

До этого многие склонялись к мнению, что фракционное противостояние будет иметь постоянный характер и что система фракций есть полезное и эффективное нововведение стимулирующее развитие попавших в Озоторг заблудших. Однако узнав фракционную кухню изнутри, Юра начал понимать, что, после того как монстры поднаберут силы, их спустят друг на друга.

«А победитель получит право напасть на Озоторг…» — мрачно подытожил он и тут же попытался отбросить беспокойство. Мол, когда это будет… Это вышло плохо, так как Юра нынешний, в отличии от Юры прошлого, не жил одним днём, а думал в том числе и наперёд.

— Так вы расскажете про нежить? — вырвал его из раздумий Мирон.

— Нет, не стоит, да и там ничего интересного. Давайте я лучше расскажу вам про свою последнюю встречу с Чёрными искателями приключений. Не самыми отъявленными, но всё же…

— С удовольствием послушаю, — улыбнулся мужчина и приготовился записывать.

— Отчасти это история с грустным концом… — вздохнул молодой человек.

* * *

До города он добрался без приключений, а с попутчиками расстался практически друзьями. Под конец ему выдали три визитки, одна из которых, строгая и лаконичная, гласила: «Строительное объединение «Розалия», другая, приятного розового цвета, сообщала: «Аларина Кирин — магическая оценщица», а последняя, скромная, но презентабельная: «Расен Мирон. «Озоторг сегодня». Журналист». На визитках отсутствовали номера телефонов, как, впрочем, и сами телефоны в этом мире, зато имелись почтовые адреса до востребования.

Дождавшись пока экипаж въедет в город, Юра вывернул наизнанку обнаруженную в заплечном мешке маскировочную накидку, чем превратил её в обычный дорожный плащ, накинул капюшон и простившись с попутчиками, применил невидимость, дополнительно подняв градус своей загадочности, после чего прямо на ходу выпрыгнул из экипажа. Сориентировавшись, он осторожно из невидимости вышел: местным применять её в городе запрещалось, и соблюдая максимум предосторожностей, направился к дому.

Заблудшие, а Юра точно встретил их несколько, либо не реагировали на него вообще, либо реагировали повседневно. Но это вполне соответствовало тому Системному сообщению, которое он получил при пересечении городской черты. Решив всё же не искушать судьбу, молодой человек вышел на людную вечернюю улицу, поймал двуколку, благо предусмотрительный Аринтон не забыл насыпать в его карманы некоторое количество денег и назвав адрес, поехал домой с ветерком и комфортом.

Юра волновался. А как тут не волноваться, когда ты взял и пропал на полгода. Тут запросто могут сказать — прости и прощай, у меня другой… Однако где-то внутри себя он твёрдо знал, что Эрита не та женщина, в глазах которой ты потеряешь ценность лишь прекратив обеспечивать её комфорт и уровень потребления.

— П-р-р-р-р, приехали, — сообщил пассажиру немолодой кучер, по виду отставной военный.

— Спасибо, — поблагодарил и расплатился молодой человек, после чего подошёл к калитке в заросшей плющом витой ограде, что отгораживала от мостовой их небольшой сад с уютным двухэтажным особнячком в центре.

«А она вообще сейчас живёт здесь? — растерянно подумал попаданец. — Нет, дом то она продала вряд ли, но вполне могла для удобства переехать на служебное жильё…»

Терзаемый неопределённостью, Юра повернул ручку калитки: собачка замка послушно ушла в сторону, пропустив его на уютную, петляющую между рядов кустарника, мощёную дорожку. А вот дверь в дом оказалась заперта.

Вернувшись в сад и найдя под одним из булыжников запасной ключ, он отпер дверь и вошел в прихожую. С первого шага шестое чувство ощутило уют и некое присутствие — покинутым дом не был.

«Сегодня день роста, Эрита писала, что выходной у неё один раз в неделю, а в остальные дни она в гильдии до семи, следовательно дома будет где-то через час», — подумал Юра и принялся раздеваться, размышляя в процессе, что если его половина не придёт, то, возможно, стоит наведаться к Коле, а лучше даже к Жене, а вот к Марине наверно не стоит, так как она съехала с общежития Культа на квартиру и живёт вроде сейчас не одна.

Переодевшись в найденный на положенном ему месте домашний халат, молодой человек отправился не куда-то, а в ванную, где запустил магическую колонку и принял горячий душ, прослезившись в процессе от воспоминаний о количестве вылитой на него в гоблинском плену ледяной воды. Особенно доставалось в первые месяцы, когда на улице стояла промозглая весенняя погода.

Смыв с себя грязь и плохие воспоминания, он, вооружённый махровым полотенцем, подошёл к висящему на стене ванной комнаты большому зеркалу и невольно засмотрелся на отражённого в нём человека.

Юра не раз видел себя и до этого, но как-то частично, в маленькое Машино зеркальце, сейчас же он узрел себя целиком и почти полностью.

Приземистый, пухленький толстячок «помер» уже на втором месяце прибывания в этом мире. На место толстячка пришёл низкорослый широкоплечий крепыш с приятным мужественным лицом. Но и этот — не последней хлипкости индивид, не выдержал гоблинского плена.

В первую очередь Юру поразили его мышцы. Нет, они не выпирали и не бугрились как у пережравшего анаболиков бодибилдера: тело выглядело гладко-бугристым и вполне гармоничным. Но стоило лишь мышцы напрячь, как немедленно создавалось впечатление, что там, под кожей, находится плетение из сотен стальных тросов и тросиков. Еще он подрос, как ввысь, так и в плечах. Он теперь настоящий «великан» ста шестидесяти пяти сантиметров ростом! Резкие и до этого подбородок и скулы, приобрели героические черты Би Джей Бласковича. Подбородок был отцовский, а вот верхнюю часть лица словно срисовали со строгого, но симпатичного директора советского гастронома, коим, как знал попаданец, являлся его дедушка по материнской линии. Портили картину «супер-огребатора» лишь густые, давно нестриженые волосы. Ещё, что как радовало, так и расстраивало, положенная суровому мужику щетина отсутствовала. Неделю назад его побрила Маша и с этого времени ничего путного на лице так и не выросло, ну и ладно.

Одевшись и заклеив найденным в ванне пластырем почти зажившие порезы на шее, регенерирующего состава на них не пожалели, Юра спустился на первый этаж, ванна в их доме была на втором, перетащил свои пожитки в виде брони и снаряжения в спальню, после вернулся на кухню, порылся в холодильнике, или точнее в охлаждаемом зачарованным элементом шкафу, нашел в нём сыр, хлеб и масло, и расслабленно усевшись за кухонным столом, принялся жевать наскоро сделанный бутерброд.

Закинув в топку немного еды и запив «топливо» водой, он закрыл глаза, вызвал статус и зайдя в меню «Прочая информация» выбрал пункт «Текущая зона».

** Текущая зона — Озоторг.

Вы находитесь на враждебной территории.

До автоматической отмены нейтрального статуса 22 часа 25 минут.

В случае атаки заблудшего или же снятия маскировочного артефакта, нейтральный статус будет отменён немедленно.

Бонус зоны: мана, ярость и сосредоточение восстанавливаются на 100 % быстрее.

Штраф зоны: наложение усиливающей магии полностью заблокировано. **

«Могло быть и хуже, жаль только всего сутки дали, — вздохнул попаданец. — С другой стороны у посещения города должен быть откат, либо месячный, либо недельный, тут главное чтобы Аринтон медальон не конфисковал, этот может…»

Входная дверь скрипнула и отворилась, кто-то вошёл в дом. Юре захотелось вскочить и броситься навстречу, но от какого-то внезапного страха делать этого он не стал. Вошедший на несколько секунд настороженно затих, после послышались торопливые шаги и в дверном проёме кухни возникла стройная фигура Эриты. Сейчас на девушке был одет строгий военный камзол, а на поясе висела длинная, с позолоченной рукоятью шпага.

Оглядев Эриту, Юра заулыбался и отчего-то подумал, что к такой женщине на хромой кобыле не подъедешь, и что ему очень повезло, ведь на момент их знакомства его кобыла пусть и была плешивой и слегка больной на голову, но хотя бы не хромала.

— Юра! — вскрикнула девушка и бросилась навстречу. Теперь уже и молодой человек, вскочив со стула, уверенно направился к ней.

Подхватив Эриту за талию, он слегка приподнял её над полом и закружил в несколько оборотов.

— Юра, ты… — только и смогла вымолвить девушка.

Странно, но они мало целовались, а в так называемый засос или с какими-то там языками, не целовались вообще. Однако губы играли в определённой сфере их жизни довольно важную роль.

Легко поцеловав девушку в губы, Юра посмотрел ей в глаза и в глазах этих прочитал что можно, или, скорее даже, нужно. После ещё одного лёгкого поцелуя в губы, он поцеловал её в шею, а после направился ниже, встретив довольно прочный бастион в виде воротника камзола. Новая встреча двух разгорающихся возбуждением пар глаз и на пол полетели дорогие серебряные пуговицы. Но это уже другая история…

Глава 8: Иеру

Глава, в которой провидение вспоминает, что Юра давно не огребал.

Проснувшись, Юра помянул про себя Систему, Хранителей и Администраторов трёхэтажным матерным выражением, а после пожелал им заняться групповым нетрадиционным сексом с участием посторонних предметов.

Рядом, обхватив его руку и уткнувшись в плечо лицом, тихо посапывала Эрита. Молодой человек отчего-то подумал, что несмотря на полгода разлуки, в эту ночь расстояние между ними резко сократилось. И дело здесь вовсе не в страстях телесных, которые бурлили этой ночью так, что он не раз и не два благословил решение купить отдельный дом, а в том, что он более не чувствовал неполноценности рядом с этой решительной, умной и волевой женщиной.

Увы, времени придаваться приятным мыслям не имелось, так как из блаженного сна его вырвало некое Системное изменение.

Стоило лишь закрыть глаза, как перед внутренним взором выскочило назойливое Системное сообщение:

** Внимание! Серой фракцией совершено некритическое нарушение!

Хранители считают необходимым предупредить вас об опасности. Хранители настоятельно рекомендуют вам немедленно покинуть территорию Озоторга.

Внимание! Вами получен квест: «Выжить».

Условие выполнения квеста:

— Доживите до рассвета.

— За каждого убитого до наступления рассвета врага, вам будет начислена дополнительная награда. **

Подняв глаза к потолку, с которого лил свет тусклый ночной светильник, Юра искренне попросил прощение за предшествующие мысли в адрес Хранителей, ибо выходило, что поторопился. Но осознав в процессе раскаяния лаконичную суть полученного квеста, он подумал, что возможно каяться рановато, а надо бы добавить матюков в определённый адрес. Перед смертью, так сказать.

Стараясь не разбудить Эриту, молодой человек начал осторожно освобождаться из её объятий.

— Что случилось? — проснувшись и приподнявшись на кровати, спросила девушка.

Юра же, уставился на её грудь и отчего-то заулыбался как идиот.

— Да ничего серьёзного, не переживай, — стряхнув «растерянность», произнёс он. — Меня пришла убивать нежить, надо срочно валить из города.

— Нежить? Но мы же в городе… — промаргиваясь и потирая глаза, недоверчиво произнесла Эрита.

— Ну, когда ты спёр у владыки тьмы его кольцо, без которого у него походу член не стоит, то город не аргумент… — вскочив с кровати и принявшись торопливо натягивать нательное бельё, сообщил девушке Юра.

— Какое кольцо? Юр, ты о чём?

— Минуту назад Хранители написали мне предупреждение, что за мной в город пришёл отряд нежити и потребовали, чтобы я из города слинял… — без лишней лирики разъяснил попаданец.

Эрита, окончательно проснувшись от услышанного, скинула одеяло и подскочив к стоящему на ночном столике магическому светильнику, коснулась пальцем большого матового шара на нём. От этого нехитрого действия светильник зажегся, залив комнату ярким светом. Процесс надевания штанов брони был временно парализован, так как молодой человек принялся беззастенчиво пялиться на свою половину. Странно, но полгода назад его на это не хватало, стеснялся…

— Ты хочешь мне что-то сказать? — хмыкнула на разглядывание девушка, поднимая с пола свой ещё вчера целый служебный камзол. Не найдя в его карманах необходимого, она подняла форменные брюки и невольно замерла, глядя на порванный кожаный ремешок.

— Юр, откуда в тебе силища такая? Стальная пряжка не выдержала!

— Это не силища, это накопилось… — одевая верх брони, страдальчески скривился попаданец. — И ты бы прикрылась, а то я штаны застегнуть не могу… — пошутил он.

Эрита же, не обращая внимание на юмор, достала из кармана форменных брюк небольшой металлический свисток и подула в него.

— Через десять минут здесь будет команда быстрого реагирования гильдии… — накинув взятый из шкафа халат, сообщила она Юре.

— Этрит, я сейчас словно в параллельной вселенной живу, — произнёс молодой человек, закончив с сапогами и проверяя прочее своё снаряжение, которое предусмотрительно притащил в спальню с вечера.

— Это разборки между фракциями, чем здесь поможет гильдия? — продолжил он. — Я вообще начинаю склоняться к мнению, что всё это противостояние закончится одним большим трындецом с зачисткой Озоторга от заблудших. И то, что Хранители позволили нежити сунуться в город — первые звоночки. Впрочем, в колокол в виде создания подземного города уже ударили…

— Они защитят тебя, нежить ничего не сможет сделать местным, особенно в городе, — уверенно произнесла девушка.

Закончив со снаряжением, Юра вздохнул, подошёл к Эрите, обхватил её за талию, прижал к себе и между поцелуями произнёс:

— Меня сейчас может защитить только один человек — я сам. Постараюсь вырваться в город как только смогу, у меня теперь свободы поболее, так что жди сообщений.

Поцеловав девушку ещё раз, он отпустил её, надел на плечи мешок и арбалет, прицепил к поясу Рубаку и ещё разок матюгнул Систему: в шкафу внизу имелся замечательный комплект запасной брони со встроенными в неё крепежами для арбалета, карманами для болтов и главное, она была идеально подогнана под его комплекцию. Но тут же Юра понял, что эпически тупит, так как старая броня на него сейчас банально не налезет. По ночному замечанию той же Эриты, его руки стали в полтора раза толще.

— Оу, милая, а болты к «сокровищу» дома есть? — уже собираясь спуститься из спальни вниз, в их просторную кухню-гостиную, спросил Юра.

— Да, — кивнула Эрита, выскочила из спальни вперёд него и буквально через полминуты вынесла из комнатки для снаряжения две обмотанных провощённой бумагой болванки, небольшую поясную сумку и сделанный из плотной кожи футляр в виде цилиндра примерно двадцать на тридцать сантиметров. Сгрузив всё это на стол кухни, она заодно выложила из кармана пару бутыльков, после чего вытянула в Юрину сторону руки и сосредоточилась, собираясь наложить усиливающую магию.

— Магия не ляжет, заблокировано Системой… — прервал её молодой человек и принялся снимать заплечный мешок, дабы сгрузить в него часть принесённого снаряжения. Увы, только часть, нагребать много было никак нельзя.

Болванки представляли собой связки по сто болтов: Четвёртое сокровище тьмы стреляло металлическими стержнями определённого размера, футляр же являлся многофункциональной аптечкой, снаряжённой практически на все случаи жизни, кроме, разве что, оторванной головы. В нём имелись зелья, мази, регенерирующие составы и прочая снедь вроде бинтов, иголок и ниток. А вот небольшая поясная сумка и бутыльки заставили Юру вопросительно посмотреть на свою половину.

— Зелье ночного видения, на улице темно, — пояснила девушка, указывая на флаконы, — а здесь, — кивнула она на поясную сумку, — медальон на сокрытие, обнаруживающие ловушки артефакты и прочие мелочи вреде фиала и зажигалки. Я предвидела что ты придёшь ненадолго, отчего собрала заранее.

— Спасибо, — радуясь про себя, что о нём помнили, кивнул Юра, — но я не возьму, лимит на пять предметов, помнишь? У меня сейчас всё не как у людей. Арбалет пусть и финалка, но он за обычный артефакт, — пояснил молодой человек на непонимающий взгляд Эриты. — Однако правило на пять предметов работает и, если я возьму что-то ещё магическое, «отключиться» всё кроме арбалета, — дополнил он.

Ещё он хотел добавить, что проверял данное утверждение буквально вчера, перед сном, зайдя к Маше, у которой кроме выбитой на днях диадемы имелись кое-какие магические побрякушки, но предусмотрительно решил о Маше умолчать, принявшись запихивать в сумку упаковку болтов, аптечку и предложенные зелья ночного видения.

Хомяк в душе тихо постанывал и требовал грести по максимуму, но пусть Юрина спина была широка, превращаться в «улитку» не следовало.

Надев на плечи арбалет, к которому были прикреплены удобные кожаные лямки, он надел следом потяжелевший рюкзак, попрыгал, поморщился от некоторого неудобства, виновато посмотрел на Эриту, вздохнул, кивнул и развернувшись, направился к входной двери.

Собираясь уже повернуть дверную ручку, молодой человек на прощание обернулся и встретился взглядом с растерянными и полными тревоги глазами Эриты, отчего растерялся.

«Это не встреча, а чёрт знает что…» — расстроенно подумал он.

Очень хотелось просто поговорить, поесть за одним столом, да и много чего хотелось и не только того, что было ночью.

— Иди, — понимая его сомнения, произнесла Эрита.

Увы, расстаться по-человечески им не дали. Раздался треск, с которым, проламывая совсем не хлипкую деревянную дверь, к Юриному лицу устремилась сжатая словно кинжал рука с длинными белыми когтями. Юра уже знал эти когти и покрытые до локтей окостеневшей кожей руки, вот только сейчас они уже не казались такими грозными и непобедимыми. А ещё он вдруг стал очень зол. Очень, очень…

Уклонившись не без помощи навыка «Предвидение», одной своей рукой он схватил вражескую «граблю» за запястье, а другой ударил основанием ладони по локтевому суставу, с хрустом превратив руку нежити в нечто не сильно пригодное для атаки. Ловко уклонившись от второй пробившей дверь руки, попаданец отпустил первую руку врага, и используя дверь как опору рычага, переломил вторую выше локтевого сустава.

«Надавав врагу по рукам», он сделал пару шагов назад, выйдя из прихожей в ведущий на кухню коридорчик, и вытянув и из ножен на поясе меч, зачем-то воткнул его лезвием в пол прихожей.

Далее Юра действовал очень быстро. Стащив с плеч рюкзак и арбалет, он обернулся к растерянно застывшей от увиденного Эрите и командным голосом произнёс:

— От невидимости гранаты, быстро.

О гранатах следовало подумать раньше, но разве тут всё упомнишь.

Девушка на это понимающе кивнула и мигом исчезла в предназначенной для снаряжения подсобке.

Отдав команду, попаданец быстро сдернул с себя маскировочный плащ, который, надев арбалет и мешок обратно на плечи, принялся зачем-то заматывать на лямку наплечного мешка.

Эрита тем временем вернулась с деревянной коробкой, из которой на ходу достала несколько, размером с яблоко, картонных шаров. Взяв из её рук три таких шара, Юра убрал два из них в нашитые на крутку брони карманы, а один без раздумий с силой бросил в пол кухни. С хлопком по первому этажу дома разлетелась мелкая серебристая пыль.

— Иди наверх, — старясь говорить мягко, но требовательно, обратился он к Эрите, которая ясно поняла, что это не просьба, а приказ.

Улыбнувшись на прощание, она развернулась и исчезла на лестнице, молодой человек же понял, что улыбаться ей совсем не хотелось, просто Эрита постаралась хоть как-то его подбодрить и поддержать.

Всё описанное заняло буквально секунд пятнадцать и то, что эти пятнадцать секунд ему дали, Юра посчитал большой удачей.

Вдохнув и выдохнув, он взял в руки меч и настроившись на бой, сделал несколько шагов к входной двери, из которой тем временем вытянулись пробившие её искалеченные «грабли». Здесь молодой человек одёрнул себя, так как заметил, что начинает слишком полагаться на навык «Предвидение».

Данный навык являлся довольно читерским умением, но всё же имел довольно строгое ограничение. На конкретного противника или серию атак от группы врагов, он срабатывал только один раз. Заодно знать и предвидеть удар не есть гарантия от него уклониться.

Тишина…

Провалив внезапную атаку у двери, враг отчего-то медлил и не предпринимал того, с чего по мнению Юры следовало начать.

Предположив, что на него напал монстр заряженный на поиск, попаданец пожалел, что не прикончил врага окончательно. Вероятно то был шанс, выпавший по причине того, что нежить, действуя без командира вроде лича, славится редкостным отсутствием логики.

Отбросив сожаления и пользуясь передышкой, молодой человек применил одну из имеющихся в его арсенале техник дыхания, позволяющую собраться и накопить силу для яростного рывка или атаки.

Прошло ещё с полминуты, а после началось! Дверь с треском разломилась, ибо в неё с разбегу ударил покалеченный немного ранее мертвец, синхронно с этим с кухни послышался звон разбившихся окон.

За исключением первого мертвеца, который выбил дверь своим телом, что с точки зрения Системы считалась атакой, остальные противники ворвались в дом под покровом невидимости. Но стоило им попасть под действие распылённого в воздухе порошка, как преимущество сокрытия было потерянно.

Сделав шаг в сторону двери, Юра размашистым ударом меча снёс голову калеке-мертвецу. Вбежавший следом за «калекой» мертвец на мгновение замер, ведь скрывающая его невидимость предательски исчезла.

Мельком обернувшись, молодой человек глянул через коридор в кухню, успев заметить минимум двух ворвавшихся через разбитые окна монстров. И слово «минимум» было здесь ключевым.

«Что-то вас ребята многовато на меня — красивого», — оценил расклад сил Юра и бросился на вошедшего через дверь мертвеца. Тот опомнился и вероятно от широты своей несвежей души, попытался размашисто полоснуть Юру по лицу: мертвяки вообще проявляли нездоровый интерес к шее и лицу попаданца. Поздно. Сапогом пнув противника в живот, Юра швырнул его на пол и проскакивая мимо, метко ткнул лезвием Рубаки в лобешник твари.

Минус два, а может плюс…

Связываться с мертвецами на кухне молодой человек не собирался, предпочитая менее идиотичные способы самоубийства. Например, выскочить через дверь и попытаться оторваться от преследователей бегством.

Предстоял опасный момент, ведь его броня, как и он сам, основательно покрыты блокирующим невидимость порошком, отчего воспользоваться полезнейшем из навыков пока не выйдет. Максимально вложившись в предвидение, которое вроде бы как должно откатиться, попаданец выскочил из дома и бросился через сад к калитке.

Увы, нежить взялась за дело серьёзно…

Спасительный навык предупредил, что удар из невидимости летит спереди и в шею. Резко пригнувшись, Юра живым тараном ударил плечом в невидимой корпус нежити, да так, что противник немедленно отправился в полёт, сбив с ног стоящего позади собрата, при этом из невидимости выбросило обоих. Одновременно с этим в мозг хлынула порция жестокой боли: караулящий в кустах третий мертвец, колющим движеним ударил Юру под грудную клетку, пробив броню и достав когтями до мягкого. Будь броня похуже, кто-то бы сейчас слегка умер, а так тело сообщило, что резко против подобных приключений, пусть и фатального ущерба внутренним органам не нанесено.

Перехватив меч, молодой человек хлёстким ударом достал лезвием шею ранившего его мертвеца, практически отрубив тому голову. Играло на руку то, что тонкотелые мертвяки с окрашенными белой краской лицами и горящими красными огоньками глазами, броню не уважали принципиально.

Анальным детектором понимая, что вот, сейчас, его должны настигнуть мертвецы ворвавшиеся в дом через кухню, Юра резко обернулся. Враги отсутствовали и размышлять о причине их задержки времени не имелось. Рванув к калитке, он перехватил рукоять меча двумя руками и вложив в удар всю имеющуюся в распоряжении силу, обрушил лезвие Рубаки на двух поднимающихся на ноги мертвецов, разрубив обоих от плеча до середины груди, после чего врезал нанизанным на меч противникам нового пинка, отправив нежить ещё разок удариться о калитку.

Перепрыгнув через беспорядочно машущие руками тела, Юра калитку отворил и выскочив на мостовую, бросился бежать по освещённой редкими фонарями улице.

Пробежав вдоль оград особняков около полусотни метров, попаданец осознал, что его настигает цокот копыт и шум приближающегося экипажа.

— Вон, вон, монстр, вижу монстра! — закричал молодой человеческий голос.

И за монстра, судя по всему, считали Юру.

«Ну не нубас, а… — отчего-то расстроился поведению собрата молодой человек. — Тут не орать, тут стрелять надо!»

А далее в голову пришло логичное:

«Хранители отменили мой нейтралитет и заодно надавали квестов на заварившуюся движуху, не случайно же сюда этот экипаж примчался. И понятно же, сволочи, предупредили меня с задержкой…».

«Меньше надо было их материть…» — добавила какая-то другая часть сознания.

Мельком обернувшись, он обнаружил, что его практически нагнал не экипаж, а запряжённая двойкой лошадей двуколка. Сидящие в двуколке заблудшие, вероятно растерялись и сбавив ход, вели транспорт параллельно тротуару, держась метрах в двадцати от бегущего куда-то «монстра». Юра же, вложив меч в ножны, на бегу принялся отцеплять замотанный на лямку рюкзака маскировочный плащ.

Внезапно слух, да и некая телесная интуиция сообщила, что кроме едущих в экипаже заблудших его настигает новая напасть. И как оказалось, настигает не только его. Боковым зрением попаданец увидел, как перед замедлившимся экипажем из невидимости вышел Серый ликвидатор — так звали пришедших по его голову монстров, который на ходу ловко схватил за упряжь скачущих лошадей. Лошади испуганно заржали и потащили вцепившегося в кожаные ремни мертвеца, но при этом принялись послушно останавливаться. Одновременно с этим из двуколки раздался пронзительный девичий крик, блеснуло оружие.

Матюгнувшись и отбросив размышления о том, отчего мертвецы взяли в приоритет двуколку, молодой человек оставил в покое заупрямившийся плащ, выхватил из кармана блокирующую невидимость гранату и бросил её слегка позади остановившегося транспорта. Бросил хитро, так, чтобы самому не попасть в облако реактива, но, чтобы в него с большой вероятностью попали те, кто прибежит сюда следом. А то, что прибегут, он не сомневался.

Приблизившись к двуколке, Юра увидел, что уже не успевает: запрыгнувший в транспорт мертвец, схватил одного из находящихся внутри заблудших и вышвырнул того на мостовую. Падающее тело колющим ударом когтистой руки, принял другой вышедший из невидимости мертвяк. После такого не выживают…

Подскочив к занятому убийством мертвецу, тот с остервенением рвал когтями плоть упавшего в его лапы человека, молодой человек вжикнул выхваченным из ножен мечом, отправив иссохшую голову скакать по асфальту. Заметив попаданца, другой — остановивший лошадей мертвец, нырнул под ноги животных и выскочив перед Юрой, набросился на него в прыжке, собираясь заключить в объятия когтистых лап. Ход, надо сказать, сомнительный.

«Те, что напали на меня в общежитии, по уровню были толще», — мелькнуло в голове у молодого человека, который резким колющим выпадом всадил широкое лезвие Рубаки в облитую белой краской рожу. Потеряв энергию и волю, мертвяк крутанулся и безвольно шмякнулся на мостовую.

Расправившись с противником, Юра намеревался было заняться содержимым двуколки, а именно помочь находящимся в ней собратьям, так как пусть они и враги, но враги свои и временные. От задуманного пришлось отвлечься, так как к месту событий примчалась новая пара мертвецов. Подскочив без невидимости, удачно попав под реактив брошенной до этого гранаты, они набросились на попаданца. Выполнив размашистую комбинацию, совмещённую с похожим на танец движением, молодой человек лезвием меча отбил летящие в него когти первого мертвеца и росчерком прорубив грудь второму, тут же вынужденный уклоняться от новой атаки первого. Не желая рисковать: уж слишком прыткой была нежить, он отскочил от противников и бросился под колёса двуколки, успев подметить, что внутри её происходила неразборчивая в полутьме возня. И это не считая режущего уши женского крика.

Мертвецы затупили и это радовало! Один из них тормознул перед двуколкой, а второй принялся оббегать её кругом. Юра же, проскочив под транспортом, бросился на встречу оббегающему мертвецу и увернувшись от когтистой лапы, свистящим росчерком снёс нежити голову, после чего направился к оставшемуся на дороге врагу. Из транспорта тем временем доносились возня и крики, притом от последних резало уши, ибо кричали так, словно там кого-то убивали, точнее не словно…

Оставшийся мертвец уже опробовал Рубаку, отчего потерял некоторую часть своей прыти. Увернувшись от атаки, молодой человек подрубил ему лодыжку, после в развороте облегчил корпус от одной из рук, а следом сделал ниже на голову. Расправившись с текущими угрозами, он ловко запрыгнул в двуколку, перебарывая в процессе желание немедленно прикончить непонятно как доживших до сего момента попаданцев. Один из них — похожий по комплекции на Юру мужчина, держался лишь за счёт хорошей брони, упрямства и мужества: сдавив мертвеца захватом профессионального борца, он лишил того возможности махать руками, однако и сам потерял способность сделать что-то большее. Мертвец брыкался и периодически пытался кусать «борца» за плечи и шею, раздирая зубами воротник многослойной кожаной брони. Серая от страха, одетая в стёганку девчушка лет семнадцати вжималась в сиденье и похоже вот-вот должна была потерять сознание от парализовавшего её страха.

Юра ударил дважды, первый раз навершием меча по черепу нежити, череп этот проломив, а второй, перехватив меч, кулаком по лицу незнакомого попаданца, старательно дозируя при этом силу. Результат порадовал — нежить убита, «борец» в нокауте. Не обращая внимания на девчушку, молодой человек убрал в ножны меч, торопливо отмотал от лямки наплечной сумки маскировочный плащ и резко встряхнув его словно вытряхивая пыль из покрывала, накинул артефакт на плечи.

«Давай родимая!» — взмолился Юра и применил невидимость.

Некоторое количество блокирующего данный навык реактива как витало вокруг, так и имелось на его одежде.

Невидимость дала…

Спрыгнув под её покровом с двуколки, молодой человек рысцой бросился бежать из города, не забыв кинуть печальный взгляд на оставшиеся на земле кристаллы. В начале улицы замелькали фонари и факелы, к двуколке, и что более важно к его с Эритой дому, спешили люди.

«Почему за мной не выскочили ворвавшиеся на кухню мертвецы? Надеюсь, с Эритой всё в порядке, у неё же тоже особый статус, пусть и другой», — на бегу подумал Юра, но успокоил себя тем, что его половина в первую очередь местный житель. Интуиция предположение приняла, чем подтвердила его верность.

Выбежав на хорошо освещённую южную дорогу из города, попаданец отменил невидимость и со всех ног побежал вдоль аллеи цветущих раскидистых лип, привлекая удивлённые взгляды редких ночных прохожих. Проскочив пару улиц, он остановился, прижался к стволу большой, растущей на пересечении улиц липы, решив отдышаться и оглядеться по сторонам. В какой-то момент взгляд различил метрах в пятидесяти, под светом уличного фонаря размытый силуэт, какой бывает, когда в невидимости делаешь какие-то сильно активные действия. Ещё спустя мгновение молодой человек понял, что силуэт не один, а в тревожном свете ночного освещения мелькает настоящий поток сокрытых невидимостью монстров.

Дело попахивало полётом на респ, так как двигался поток в его сторону.

Немедленно нырнув в невидимость, Юра, словно испуганный кот, ринулся с пустынной ночной улицы на непримечательную аллейку между рядами двухэтажных особнячков.

«Надо выбросить ключ! Я не оторвусь…» — пришла в голову спасительная мысль.

«Голову лучше выбрось…» — парировал хомяк-нагибатор.

Решив пока с данным решением повременить, попаданец резко свернул на новую темную аллею, отменил сокрытие и петляя по узким улочкам между обнесёнными оградой особняками, постарался сбить нежить со следа. Периодически он нырял в невидимость, меняя направление и делая солидные крюки, благо текущий район был ему отлично знаком.

Первые опасения оказались преувеличенными: преследователей видно не было, он оторвался. Что в принципе нормально, ведь поисковая магия не была всесильной. Чем ближе ты приближаешься к цели, тем более размытым становится указатель на неё. Вроде бы должно быть наоборот, однако Системный баланс работал именно таким образом. Безусловно имелись в данном правиле и исключения, как-то же его нашёл первый мертвец, но всё же местными исключениями из «пулемёта на постреляешь».

«Вот только я сомневаюсь, что им потребуется много времени, чтобы найти меня снова», — приструнил расслабон Юра и отдышавшись, бросился бежать дальше.

«Для начала надо вернуться к своим, а после с Аринтоном решить, что делать с ключом», — уже на бегу решил молодой человек, сориентировался и побежал к ведущим из города юго-западным воротам, которые, как он знал, на ночь пока не закрывали.

* * *

Эрита улыбалась. Если бы сейчас со стороны её увидел кто-то посторонний, он бы наверняка заключил, что сидящая за кухонным столом женщина была самым счастливым во вселенной человеком. Впрочем, глубокой проницательности для данного заключения не требовалось. Счастьем Эриту наполняло осознание того факта, что она не ошиблась, как в себе, так и в Юре. Уверенность, что мужчина, с которым она провела эту, уже подходящую к концу ночь, не предаст и что можно двигаться дальше, будучи уверенной, что рядом всегда будет крепкая опора и поддержка.

И всё же, наряду со счастьем, она испытывала странную меланхолию. Возможно от понимания того, что их совместная жизнь будет сумбурна и обрывочна, что, возможно, он уйдёт из этого мира куда раньше, что возможно… Так много этих чёртовых «возможно»!

— Как ты думаешь, всё будет хорошо? — обратилась девушка к сидящему за кухонным столом мертвецу.

Смотрящий перед собой пустым взглядом монстр не ответил, как и не ответили трое других, сидящих за кухонным столом монстров.

Эрита вздохнула и подняв палец, покачала им вверх-вниз. Вместе с пальцем закивали головы монстров.

— Вот и я, тоже думаю, что всё будет хорошо, — с лёгким кокетством, согласилась с «чужим мнением» девушка.

«Старик слишком торопится передать мне свои полномочия, — уже про себя вздохнула она. — Конечно, я его понимаю: за триста лет можно устать от чего угодно, а когда впереди у тебя целая жизнь обычного человека…»

Закрывающие разбитые окна тонкие занавески тихо развевались от ночной прохлады, с улицы доносились прерывистые трели сверчков и запах зацветающих по всему городу лип.

«Команда быстрого реагирования опаздывает, надо будет завтра задать им взбучку», — поморщилась Эрита, оглядела сидящих за столом белолицых мертвецов, после чего, похожим на разрез движением, сделала резкий росчерк раскрытой ладонью.

Мертвецы дернулись и безмолвно, словно потерявшие нити куклы, попадали со стульев.

«Жаль, я ничем не могу помочь Юре, — вздохнула Эрита. — Прав он, конечно же прав, по-настоящему ему сейчас может помочь только один человек — он сам…»

* * *

Юра чувствовал себя добычей, Юра вёл себя как добыча, Юра был добычей. Остановиться — значило умереть. Остатки невидимости он потратил на ведущих из города воротах, и их бы, вероятно, давно закрыли, но похоже согнанные Хранителями к воротам заблудшие банально не знали как опустить тяжёлую, в человеческую руку толщиной, металлическую решётку. А может ключей от комнаты управления у них не было, хрен знает.

Ещё Юра чувствовал себя виноватым, так как принёс на эти самые ворота смерть. В игровой терминологии случившееся называлось «Сбросить паровоз», вот только к чёрту такие паровозы! Ко всему, у него сложилось впечатление, что, либо он стал слишком сильным, либо находящиеся в Озоторге заблудшие, всё это время занимались пинанием неких, не очень приличных органов…

Преследовавшие его монстры с лёгкостью смели заслон из двух десятков заблудших, породив в процессе панику и хаос, в мешанине которых молодой человек беспрепятственно выскочил из города, потратив в процессе последнюю блокирующую невидимость гранату и срубив пару мёртвых голов.

Покинув город и на ходу залив в себя бутылёк зелья ночного видения, Юра просто бежал. Бежал быстро, старательно контролируя дыхание и используя энерго-экономный бег, когда ноги отрываются от земли лишь на столько, чтобы максимально быстро продвинуть тебя вперёд, проделав при этом максимально короткий путь. Нет, он скорее летел, проклиная в процессе свои короткие ноги.

Следом бежала нежить. Периодически нежить опасно нагоняла, заставляя бежать ещё быстрее. Бегать нынче Юра умел, жаль только солидная часть его выносливости словно вытекала через колотую рану в боку. Её бы смазать спасительными мазями и забинтовать тугой повязкой. Вот бы ещё преследователи подождали в сторонке пока он будет перечисленным заниматься…

Фиолетовое небо светлело, но светлеть оно будет долго, около часа и лишь после, на севере, из-за горизонта начнет лениво выползать ласковое летнее солнце. Жаль только нежити на него начхать. Или не начхать? Она вроде ночью прибавку к статам получает.

Наконец, примерно в километре, замаячила тёмная стена леса. Пусть принявший настойку ночного видения Юра видел сейчас практически как днём, но отчего-то лес показался ему монолитной чёрной массой. Расстояние до леса сокращалось. В нём, стоит ему зайти под покров старых раскидистых деревьев, начнётся территория Зелёной фракции. Чем и как это поможет неизвестно, да и в то, что преследователей притормозит штраф вражеской зоны, верилось слабо.

Бежать, бежать, бежать.

Юра бежал по дороге, когда надо бежать быстро, дорога лучший вариант. Впереди, перед лесом, замаячила непонятная тёмная масса. Проведя по лбу рукавом, стирая лезущий в глаза липкий пот, молодой человек пригляделся и понял, что дорога перекрыта. Медленно, словно идущие с водопоя слоны, от леса по дороге шагали трёхметровые трупы-гиганты, раздутые как утопленники и лишь силуэтом напоминающие людей. Вокруг гигантских трупов суетились Потрошители — предшествующая Серым ликвидаторам шустрая и не менее опасная нежить, разве что не обладающая невидимостью и смертоносными когтями. Впрочем, за неимением биологического оружия, Потрошители таскали стальное.

В сотый раз за сегодня, молодым человеком овладело острое желание выбросить чёртов ключ и в сотый раз он это желание отмёл из-за какого-то уже неразумного в текущей ситуации упрямства.

Резко свернув с дороги в поля, Юра побежал к лесу, приняв нехитрое решение оббежать перекрывший дорогу «кордон». Словно притягиваясь к нему магнитом, идущая по дороге нежить начала смещаться, идя на перехват.

Проскочив участок поля, на котором озимую рожь уже собрали, но ещё не распахали под новый засев, Юра выскочил на пашню, почти сразу матюгнувшись от потяжелевших от налипшей земли сапог и на бегу обернулся, оценив бегущую за ним тёмную ленту мертвецов, голов пятьдесят, не меньше. Серые ликвидаторы давно исчерпали весь доступный им лимит невидимости, отчего бежали без неё, бежали как звери, отталкиваясь от земли руками и ногами, порыкивая и повизгивая и, в отличии от преследуемого ими человека, не чувствуя усталости.

Нежить впереди, точнее уже сбоку, также не дремала. Обгоняя медленные колоссы «Толстяков», так называл пузатых великанов Юра, к нему текла суетливая масса Потрошителей, где-то сотня, а то и больше. Эти также не утруждали себя человеческой походкой, отталкиваясь от земли как руками, так и ногами.

«Вашу, ма-а-а-ть», — только и смог простонать про себя попаданец, после чего вложил все силы в заплетающиеся уже ноги и «включил третью передачу». На очередное требование пригорающего пукана выбросить ключ, хомяк виновато ответил, что поздно и не поможет…

С первым из бегущих от дороги потрошителей, Юра разминулся с дистанцией метров так в десять. Нежить разочарованно завизжала и прибавила ходу. Ноги, которые, казалось, не могли бежать быстрее физиологически, на физиологию наплевали и побежали быстрее.

До леса оставалось совсем недалеко, двести метров… Сотня… Пятьдесят… По лесной подстилке бежать будет легче чем по распаханной земле, жаль лишь что не только ему.

«Рюкзак, надо сбросить рюкзак», — промаргиваясь от лезущего в глаза пота, подумал молодой человек, но сбрасывать рюкзак не стал, так как даже небольшое замедление, случись оно от борьбы с лямками, означало смерть.

Навык «Предвидение» заставил тело бросить себя в сторону. Догнавший его прыткий мертвец, собрал силы и прыгнул, намереваясь сбить добычу с ног. Тратя те капли маны, которые восстановились за время бега от города, Юра применил невидимость, чем слегка сбил с толку преследователей. Выскочив с поля на нетронутую плугом землю, он пробежал метров двадцать, оказавшись под покровом раскидистых зелёных крон. Мана закончилась, невидимость слетела, плащ и навык сокрытия на такой дистанции роли не играли, да и нежити явно указывало направление к цели что-то ещё.

«Всё, можно!» — дал себе разрешение молодой человек и на бегу потянул руку во внутренний карман, дабы выбросить ключ на землю. Если монстры ориентируются на него, это даст небольшой, но шанс, а если нет, то шанса не будет.

«Ну зачем я оставил свои расходники у Коли! Если бы применить сейчас «Облегчение смерти», Эрите то оно теперь не понадобится», — успел похныкать по своей огребаторской доле Юра.

Помирать не хотелось. Очень, очень. Даже пипец как очень.

Внезапно ноги за что-то зацепились, прошло мгновение и вот уже лицо бегуна чертит носом лесную подстилку. Охнув, попаданец приподнялся на карачки и только собрался прямо из этой, знакомой каждому с детства позы, рвануть дальше, как его настиг трындец, а именно, тело сгребла в охапку здоровенная рука.

Обладатель руки что-то прокричал, и на попытку Юры вырваться, сдавил тело ещё сильнее.

— Да не дергайся ты, дуралей! — на языке монстров буркнула державшая его «нежить», после чего молодой человек осознал, что схватил его вовсе не мертвец, а тролль.

М-М-М-Б-б-б-у-у-у, — рассек воздух гулкий и протяжный рев боевого рога. Сразу же, за звуком этим, лес вспыхнул огнями сотен факелов, которые двинулись из глубины леса в сторону полей. Тролль же, торопливо начал отступать к огням. Мотая головой, молодой человек понял, что его подобрал не одиночный монстр, а целый отряд прикрытия, так как словно ниоткуда возникли ещё несколько троллей, в броне и маскировочных плащах. Трое из них, отступая, уже махали здоровенными мечами и молотами, превращая в фарш нагнавший попаданца авангард нежити.

Первая, родившаяся после осмысления произошедшего мысль, прозвучала как:

«Аринтон сволочь!»

Вторая же:

«Спасён, я спасён!»

Отбивший его отряд троллей зашёл за движущуюся вперёд линию фронта Зелёной фракции. Плотной, дисциплинированной линией, к границе полей двигались хорошо снаряженные огры и тролли, а за ними, кучками, шли державшие факелы, луки и арбалеты гоблины. Юру поставили на ноги, кто-то сунул ему в руки небольшую бутылочку.

— Пей, — скомандовал ему один из стоявших рядом троллей.

Смертельно уставший и слегка потерявшийся в пространстве попаданец, послушно выпил предложенное.

«Ну всё, писец с утра обеспечен», — поглощая горькую, обжигающую горло жидкость, подумал Юра.

Напиток не содержал алкоголя и являлся восстанавливающим бодрость и ясность ума зельем. Имелось у него и очень полезное свойство сводить на нет отдачу от ментального истощения, которое кое-кто уже чувствовал, так как потратил ману в нулевые значения. Однако подобные напитки имели неприятное, похожее на похмелье свойство, которое усиливалось если мешать их с другими зельями. А ведь Юра уже принял настойку ночного видения.

Затуманенный от сверхнапряжения разум прояснился, дыхание начало выравниваться, исчезло желание упасть на землю и помереть, ну или хотя бы уснуть.

— Хватит мух считать, они по ночам не летают, — гаркнул кто-то позади попаданца.

Вздрогнув, Юра обернулся и увидел стоящего рядом Аринтона. В пластинчатой воронёной броне орк выглядел грозно и страшно, а в свете слепящих глаза факелов и того паче.

— Старший офицер Юра Сидорович, принимайте командование операцией, — чётко произнёс орк.

— А, что? — услышав свою фамилию, в которой в этом мире не было особой надобности, попаданец отчего-то растерялся.

— Почему отвечаешь не по уставу? Требуется ответить «Так точно, командование операцией принял», — грозно рыкнул Аринтон, но при этом в глазах его забегали насмешливые огоньки.

— Ну, кончай уже тупить, а… — более неофициально добавил он.

Юра, до которого наконец дошла явная и скрытая суть происходящего, по-военному ответил:

— Старший офицер Зелёной фракции Юрий Сидорович, командование операцией принял.

Свет перед глазами моргнул, сообщая о некоем Системном изменение. Но смотреть информацию молодой человек не полез, он и так примерно знал, что хочет сообщить ему Система. Да и написанное не сильно важно, важно лишь то, что ему, как командиру, будет «капать» часть идущих с убитой нежити знаков фракции.

Аринтон развернулся и словно потеряв интерес к происходящему, направился в глубь леса. Юра же, придя в себя и понимая, что от него сейчас требуется, пошёл вперёд — туда, откуда прибежал недавно и откуда сейчас доносились крики монстров, лязг оружия и где во множестве мелькали между деревьями режущие напитанные зельем глаза огни факелов.

Далее события происходили словно во сне. Он, окружённый плотной «коробочкой» хорошо снаряжённых и подготовленных троллей, оказался на линии фронта, где происходило методичное перемалывание преследовавшей его нежити.

По началу разогнавшийся клин мертвецов прорвал растянувшуюся линию «зелёных» и ринулся было к тому месту, где Юра принимал у Аринтона командование, но был перехвачен множественными страховочными отрядами Зелёной фракции. Далее же, цепочка фронта сжалась, сомкнулась и взяла нежить в большое, но непреклонно сужающееся кольцо. И пусть молодой человек играл в заранее проработанной операции роль «свадебного генерала», помахать мечом пришлось, так как единичные, особо прыткие монстры, изредка прорывались через прикрывающую его массу элитных отрядов.

Вражеской невидимости опасаться не приходилось: участвующие в операции дружественные монстры, по крайней мере те, которые находились ближе к попаданцу, были под завязку напичканы магическими артефактами, в том числе и блокирующими невидимость.

Почти болезненным воспоминанием в Юрином уме отложился процесс уничтожения пятерых, отправленных по его душу «Толстяков», которых сначала утыкали горящими стрелами, отчего те начали напоминать жуткие чадящие глыбы, а после буквально растерзали, подломив ноги и раскромсав дергающиеся, никак не желающие подыхать туши.

Юра до сих пор не знал, чем же так ценен Серебряный ключ, но не успели основные силы Зелёной фракции разделаться с текущим отрядом нежити, как разведка доложила о приближении новых. Две кучи мертвецов, голов по сто каждая, двигались к опушке леса с северо-запада и юго-востока. Похоже нежить полноценно блокировала Озоторг, на случай если добыча попытается выскочить окольным путем. Все эти подробности молодой человек узнавал от постоянно подскакивающих к нему с докладами адъютантов.

Светало. Ночь теряла свои права, но, как и предполагал Юра, солнце нежить не остановило. Словно мотыльков на свет одного единственного огня, её тянуло к попаданцу непреодолимой силой. Следуя заранее проработанной схеме, завершив первый бой, «зелёные» начали торопливо отходить с сторону лагеря. Новое сражение произошло буквально в паре километров от него, когда растянувшиеся мертвецы, лавиной нахлынули на организованно отступающих монстров.

Закон лавин таков, что они либо сметают всё и сразу, либо столкнувшись с препятствием гаснут, растекаются и теряют силу. Так произошло и сейчас: тысячная масса Зелёной фракции, без труда и особых потерь, приняла и перемолола около двухсот настигнувших её мертвецов.

С пониманием того, что война дело тяжёлое, Юра, уставший и вымотанный до предела, вошёл в лагерь уже поздним утром, сложил полномочия встретившему его у входа Аринтону, после чего буквально дополз до офицерских казарм, и дойдя до своей комнаты, в которой благо убрались и даже не насрали, переоделся, обработал рану на боку и, не забыв вплавить в маску кристалл ментальной силы, упал на кровать, чтобы моментально и надолго заснуть.

Вот так — блистательным провалом, завершился его поход в город.

* * *

Проснувшись, Юра отчего-то подумал, что «загрузился ни с того места», так как немедленно вспомнилось первое естественное пробуждение в этом мире. На редкость паршивое пробуждение. Прям как сегодняшнее…

Выработанная мышцами за вчерашнюю ночь молочная кислота не просто рассасывалась, похоже она текла по венам вместо крови. А кровью, как известно, снабжается в том числе и мозг. Так вот, мозгу молочная кислота не нравилась! И не нравилась настолько, что он, похоже, решил переехать. А так как черепная коробка есть емкость замкнутая, мозг не нашёл лучшего решения, чем взять перфоратор и покинуть черепной плен с его помощь.

Ещё болел бок. И болел он зверски, словно туда ввинтили штопор и периодически за него дергали, пытаясь вытащить самым варварским из способов.

— Ой-й-йо-о-о… — простонал попаданец и оставил сомнительную попытку с кровати подняться.

— Что, бо-бо, да?.. — раздался сбоку ехидный знакомый голос.

Повернув голову, Юра увидел сидящего на массивном табурете Белку. Тролль довольно лыбился, оголяя здоровенные зубы и, казалось, занимал собой половину комнаты. А может и правда занимал, комната-то небольшая.

— Ты то, какими судьбами здесь? — повернувшись к окну и увидев, что за окном светло, предположительно позднее утро, и утро явно следующего дня, спросил кривящийся от головной боли молодой человек.

— Что значит, почему я здесь? — возмутился тролль. — Я, знаете ли, преисполненный чувством глубочайшей тревоги за твою недобитую тушку, сижу, переживаю, даже посрать отойти не могу, а ты — неблагодарный человечишка… — Белка состроил обиженную гримасу и отвернулся.

— А если серьёзно? — не поверил ни единому слову Юра, зная, что белокожий тролль-альбинос слишком практичен чтобы сказанное было правдой.

— Эх, — махнул рукой Белка, — словно желая показать, что его вера в человечество навсегда утеряна.

— Ну, во-первых, мне нечем заняться, — спустя паузу, произнёс тролль, — а во-вторых, тебя хочет видеть Командующий и меня, дабы я не бездельничал, отправили дожидаться пока ты проснёшься. Но поверь, не связывай нас крепкая боевая дружба, наверняка отправили бы кого-нибудь другого… — многозначительно закончил собеседник.

— Можешь меня к нему отнести, сам я не пойду… — буркнул молодой человек, который слегка на Аринтона злился.

Вроде бы как выяснилось, что его использовали как приманку в полном случайностей и допущений плане. И одно из этих допущений, что он — Юра, запросто мог отправиться на респ.

— Ты в курсе о ключе? — повернувшись к троллю, спросил попаданец.

— Ага, — ответил Белка.

— Кстати, а где он?

— Ну понятно где, у тебя под подушкой…

Вероятно, сказанное являлось шуткой, но всё же Юра заставил себя изменить положение тела и проверить услышанное. Серебряный ключ действительно лежал там…

— Почему Аринтон не забрал его? — обратился он к троллю.

— А зачем? — вполне искренне, подивился тот.

— Он же нужен нежити. И если нежить его вернёт, то скорее всего восстановит некие утерянные возможности! — возмутился молодой человек и застонал.

От шевеления извилинами перфоратор задолбил с новой силой.

— Ну так позаботься чтобы он не попал к ней в руки. И ты же знаешь правила, не стоит нарушать волю судьбы… — пожал плечами Белка.

Пообщавшись с монстрами, Юра приметил, что они очень серьёзно относились к воле проведения. Впрочем, как и к воле Системы, не особо разделяя первое и второе. Если судьба что-то доверила конкретно тебе, спорить с её волей у монстров считалось дурной приметой.

— А может есть прямое Системное указание — оставить ключик в твоих руках… — дополнил Юрины размышления сообразительный тролль. — Да и опять же, с чего ты взял, что забирать у тебя ключ и оставлять его на территории фракции есть хороший вариант? По мне, так Командующий старательно избегает конфликтов с нежитью, по крайней мере серьёзных. Ладно, харе валяться, вставай и пойдём, мне и так надоело слушать твое сопение…

— Да щас! Встал и побежал… — обдумывая услышанное, буркнул молодой человек. — Надо, пусть сам приходит.

— Наглец… — протянул Белка, — но вообще да, ты же у нас герой ночной битвы — «Юрша недобитый», — опять залыбился тролль.

— Ладно, похоже не удастся мне на тебе навариться… — хмыкнул он и полез в карман своей необъятной кожаной куртки, из которого достал небольшой бутылёк. Держа его словно капризную гранату, уж больно хрупким был сосуд для здоровенной лапы, Белка осторожно передал его попаданцу.

— Держи, зелье отменяющее побочный эффект других зелий. Ценная штука, я тебе скажу, — вздохнул монстр. — Тело, конечно, ещё поболит — ему положено, а вот голова прояснится, — дополнил он.

— Ах ты сопля беложопая! — приподнявшись, возмутился Юра, но от боли во всевозможных местах застонал и опустился на кровать.

— Я попрошу… — притворно возмутился тролль.

Зная, что попало к нему в руки, молодой человек немедленно содержимое бутылочки выпил. Теперь, минут так через двадцать, «похмельный синдром» должен отпустить. Надо бы ещё залить в себя пару литров воды и, кстати, некоторое её количество из себя вылить. Но мочевой пузырь пока держался, голова болела, а вставать не хотелось, отчего молодой человек решил ещё полежать и подождать пока слегка отпустит.

— Аринтон не боится, что нежить нападёт снова? — возвращаясь к теме ключа, обратился к Белке попаданец.

— Боится, — кивнул тролль, — но сейчас лагерь на военном положении. Ты, кстати, знаешь почему монстры, за исключением караульных и охраны, до этого ходили по лагерю без оружия?

— Да много причин, чтобы друг друга не поубивали и всё такое.

— Ага, в первую очередь это делалось ради порядка, ибо армия без порядка — хуже пьяного борделя. Ты тот период в яме просидел, да и до тебя тяжело бывало: первое время идиотов и драчунов было, караул. Особенно среди гоблинов. Ещё эти мелкие черти очень азартны и постоянно проигрывали друг другу выданное снаряжение. А если монстр что-то у другого монстра в азартную игру выиграл, это, считай, как трофей с врага поднял. Отчего Аринтон и постановил — снярягу выдавать перед заданиями, а после сдавать на склад. По мне, причина беспорядков крылась ещё и в том, что фракционные отношения долго Системой устаканивались и балансировались, уж я-то прочувствовал… Дебилы — дебилами, а в какой то момент как-то сразу оп, и поумнели! Не все, но многие. Но сейчас всё уже по-другому и наверно пора было и без нападения оружие раздать. Короче, все монстры, которые во фракции больше полугода, получили оружие и снаряжение на руки. В том числе раздали блокирующие сокрытие артефакты, особенно караульным на стенах хорошего надавали. Но в ближайшие дни новой атаки не жди, нежити сейчас не до нас.

— Это ещё почему? — поинтересовался молодой человек, чувствуя, как «перфоратор» в голове потихоньку затихает.

— Система решила дать Серой фракции увесистого такого пинка, дабы её командование побольше думало своими усохшими мозгами. Аринтон, вот, сильно сомневался, что мертвецы сунутся за тобой в город, ан нет, сунулись. Так вот, ещё вчера Система выдала заблудшим глобальный квест, а сегодня с утра они отправились его выполнять. И знаешь, пока ты в яме сидел, ваши тоже времени не теряли. Слаженность отрабатывали, командное взаимодействие, и прочее, вроде связи между отрядами и полевой координации. У-у-у, сколько крови нам попортили, — погрозил тролль своим кулачищем невидимому оппоненту. — Короче, с раннего утра, этого утра в смысле, ты почти сутки дрыхнул, из города их тысячи три вышло. Наверно все, кто не совсем доходяги воевать отправились. Первый раз на моей памяти такое.

— А откуда ты всё это знаешь? Про квест-то? — подивился Юра, найдя уже в себе силы приподняться на кровати.

— Боеспособная армия, ящерка, — авторитетно начал отвечать Белка, — это сложный механизм из множества хорошо подогнанных «шестерёнок». И одна из этих шестерёнок — разведка. И работает наша разведка чётко и со здоровым энтузиазмом, так как не только я не хочу отправиться обратно в те болота, из которых меня вытащила сюда Система.

— Бессмысленно всё это, — чуть подумав, скептически покачал головой Юра. — Ну нарубят заблудшие мертвецов, позакрывают выданные квесты, получат награды…

— Что ты подвис-то? — удивлённо посмотрел на молодого человека тролль, ведь тот внезапно замер с открытым ртом и закрытыми глазами.

— Подожди… — отмахнулся от Белки попаданец, торопливо вызвавший окно статуса.

Первое, что бросилось ему в глаза было:

** Уровень: — 23. **

Немедленно родилась мысль:

«Офигеть!»

Далее родилось:

«Маше теперь нужен 14…»

А после:

«Вообще, 22му уже пора было, но 23… Нет, это не за мобов точно, это за квест!»

Развернув подменю «Активные квесты», Юра развернул последний.

** «Выжить»: — Задание выполнено.

— Дополнительное задание перевыполнено многократно. В результате ваших действий и действий ваших союзников, убито противников — 464.

Выберите один из вариантов награды:

1 — Незначительное увеличение навыка и поднавыков «Скрытность».

2 — Незначительное увеличение навыка и поднавыков «Ощущение цели».

3 — Незначительное увеличение навыка и поднавыков «Предвидение».

— Вами получена дополнительная награда:

1 — Опыт.

2 — Эффекты звания «Особый враг нежити» усилены:

Магический урон, получаемый на территории Серой фракции, снижен на 27 %.

На территории Серой фракции шанс получения расходных предметов, вами и вашим отрядом, увеличен на 150 %. **

Дочитав, молодой человек без раздумий сосредоточил внимание на пункте: «Незначительное увеличение навыка и поднавыков «Предвидение». Пункт подсветился и исчез, как и исчезла прочая информация по данному квесту.

Настроение как-то сразу улучшилось. Всё же когда дают, это совсем не то, когда отбирают…

— Юр, ты как, с нами? — осторожно дотронувшись рукой до плеча попаданца, поинтересовался Белка.

— Да с нами, с нами. Мне здесь ништяков привалило!

Слово «ништяков», в связи с отсутствием аналога в языке монстров, было произнесено на русском.

— Кого, кого? — осторожно поинтересовался тролль?

— Не кого, а чего, — довольный как слон, поправил Юра.

— Хм. Так ты готов идти к Командующему? Выглядишь как новенький. Ну почти…

— Да подожди ты к этому нехорошему орку идти, — чуть остыв от градуса радости, — запротестовал молодой человек. — У меня тут мысль была одна.

— Которая «ништяк»? — немедленно уточнил любящий подколки Белка.

— Скорее наоборот, — нагнав серьёзности и заставив себя подняться с кровати, произнёс Юра.

— Вот смотри, — начав одевать штаны и куртку, продолжил попаданец, — ну убьют эти три тысячи заблудших кучу нежити, ну закроют полученные квесты, может даже шмотом каким разживутся. Ну этим, наградами всякими, — пояснил он. — А Зелёной фракции-то что? Мертвецы через неделю возродятся и всё по новой. Я в происходящем вообще особого смысла не вижу, в смысле для монстров. Заблудшие-то понятно, опыт «игровой» и жизненный.

— Юра, Юра, — неодобрительно закачал головой Белка, — и я считал тебя сообразительным человеком… — изобразив на морде запредельную степень отчаяния и разочарования, закатил глаза к потолку тролль.

«Ну артист», — подумал молодой человек, но отчего-то понял, что монстр отчасти серьёзен и он действительно что-то упускает.

— Зачем, по-твоему, нужна вся эта суета? В смысле резня между фракциями? Ну сидели бы по лагерям, ну гоняли бы заблудших, друг-другу-то зачем жизнь портить? А? — обратился монстр к собеседнику.

— Квесты, опыт, новые навыки и снаряжение? — неуверенно переспросил одевшийся и усевшийся обратно на кровать Юра.

— Верно, — кивнул монстр, — но всё же, мне кажется, суть ты упускаешь. Скажи, ящерка, а какой опыт ты имеешь в виду?..

— Боевой, — чуть подумав, выдал попаданец.

— Уровни Юра. Уровни и опыт, который эти уровни повышает. Между фракциями происходит перераспределение уровней, — делая упор на вес сказанного, произнёс Белка. — Мы тоже теряем при смерти опыт и получаем его при убийстве врагов. И теряют фракционные монстры больше, чем получают. Численность фракций практически устаканилась, приток новых монстров в последние месяцы иссяк и вот-вот начнётся новая фаза, в которой вся происходящая до этого резня покажется цветочками. Фаза, главной задачей которой будет как можно больше убить и как можно меньше умереть самому. И Аринтон, вложивший огромные силы в превращение зелёного балагана в боеспособную армию, действует очень и очень дальновидно. И мне бы сейчас не штаны в лагере протирать, а набивать опыт и знаки. Понимаешь? Фракция, Юра, для меня шанс не задерживаться в этом тупорылом теле…

Юра понимал. Понимал он в том числе и то, насколько однобоко смотрел на ситуацию до этого.

— Ну, вперёд, — выходя из комнаты, поманил его за собой Белка, — за магической сумкой! — торжественно произнёс он.

«Сумка… Блин…» — коротко пронеслось в голове у хромавшего за троллем попаданца. А после молодой человек понял, что очень серьёзно попал.

* * *

Ну это, вот… — неуверенно указал командир гоблинов-проводников на переливающуюся водной гладью поверхность портала.

Проводники вели его на север почти весь день. Отряд покинул территорию Зелёной фракции, а после полностью преодолел земли Серой. Нежить они не встретили, та была активна в основном ночью, да и видать зализывала раны после крупномасштабной атаки заблудших. Как узнал Юра пару дней назад, в той операции попаданцы получили запредельный бонус к скорости восстановления маны, ярости и сосредоточения. Особенно разгулялись маги — самый манозависимый класс. Заблудшие основательно почистили подземные туннели и дошли практически до подземного царства нежити, на подходах к которому слегка огребли и довольные вернулись в Озоторг с чувством отмщения за ночной позор, к которому Юра, кстати, приложил руку, благо предусмотрительно скрыв при этом свой фейс волшебной маской.

Выйдя за пределы Серой фракции, отряд шёл ещё несколько километров, после чего гоблины подвели его к неприметному, затерянному среди крупных булыжников лазу в земле. Кто и как должен был найти данный вход, Юра до сих пор не понимал. Ведь найти его случайно — фантастика с нулевыми шансами. Впрочем, поисковые квесты никто не отменял, да и бродящие с заданиями искать необычное и интересное гоблины-поисковики ведь нашли как-то.

РБ молодой человек выбрал сам. Аринтон внезапно оказался не таким кровожадным, пусть и отказаться от захода к боссу через портал никак не вышло. Перебрав длинный список, а Юра и подумать не мог, что гоблины смогут разведать такое количество боссов, он выбрал подходящего на его взгляд РБ около 25 уровня. Рейдовые боссы монстров интересовали слабо, так как они не получали с них ни опыта, ни лута. Заодно «особые монстры» нападали на обычных сразу, лишь завидев, а не как на заблудших, при сокращении дистанции в десять — пятнадцать метров. И да, отряд разведчиков, зашедших к боссу, добыл информацию о нём исключительно ценой собственных жизней.

Далее, после выбора цели и обсуждения деталей и снаряжения, Аринтон заставил Юрину совесть страдать. Притом страдать сильно. Вот при жизни, совесть Юру как-то сильно не беспокоила, не модно было в современном мире быть совестливым. Пока ты, дуралей, с совестью мучаешься, другие рвут куски от пирога жизни. А вот в этом мире совесть проклюнулась и начала уверенно расти, плюя по мере своего роста на весьма разумные при жизни аргументы.

Открыв ящик своего стола, орк достал из него небольшой чёрный шарик с серебристыми прожилками и положив его перед попаданцем, произнёс:

— Если поймёшь, что не тянешь, используй это… Заодно полученный тобой ключ останется в логове босса, по мне это замечательный вариант, — произнёс Аринтон. — Логова особых монстров — особые зоны, на которые не распространяется поисковая магия. Вот пусть он там и полежит, пока мы не поймём, что с ним делать, — дополнил он.

По мнению Юры, выданный расходник он не заслужил точно. Хотя бы потому, что при походе в город следовало сначала смотаться за сумкой и только потом крутить любовь и нежить. В общем, неожиданно для себя, молодой человек стал сильно виноватым, ведь Аринтон положил перед ним итем телепортации.

Многотысячная орава гоблинов, огров и троллей убивала и была убитой, но за более чем земной год существования фракций, «Зелёные» выбили с врагов всего один такой расходный итем…

Взяв расходник, молодой человек решил, что РБ следовало убить любой ценой. Это стало вопросом принципа, ведь он больше не дармоед, только и умеющий, что втыкать в компьютер. Юра желал быть победителем. Все думают, что побеждать легко, были бы силы и желание. Однако на практике это не всегда так и сейчас попаданец знал: для победы недостаточно одних лишь сил, порой необходимо ПОЗВОЛИТЬ себе победить.

Спустившись в показанный гоблинами лаз, он попал в белоснежный, залитый магическим светом коридор, идеально ровный, с гладкими стенами белого мрамора или похожего на мрамор камня. Пройдя метров двадцать коридора, Юра и сопровождающие его гоблины вошли в просторный подземный зал со стенами из всё того же белого мрамора. Хранители изменили любви к круглым помещениям и сделали портальный зал квадратным — простым и незамысловатым.

«Ну, с РБ-то зал точно будет круглым», — осматривая портал, подумал Юра.

Снарядили его отлично. Кроме снаряжения, с собой у него имелся запас еды и питья на двое суток. Зачем так много? Да затем, что всякое бывает…

Вздохнув, попаданец поблагодарил проводников, поёжился, вздохнул ещё разок, после чего обречённо шагнул в похожую на сверкающую водную гладь поверхность.

Секунды погружения в «сухую воду», кратковременная потеря сознания и он почувствовал себя лежащим на холодном камне пола.

Первое, что сделал Юра, придя в себя — полез за пазуху во внутренний карман куртки брони. Серебряный ключ никуда не делся. Хотя в описании предмета и было сказано, что артефакт не телепортируется и не улетает за хозяином на респ, однако на прохождение через кольцо портала данное правило не сработало. Что в принципе нормально, ведь прохождению через портальные кольца больше подходит термин перенос, нежели телепортация.

Положенная по квесту магическая сумка лежала рядом, на каменном круге портального выхода. Схватив треугольник из плотной кожи: доставшийся ему артефакт имел фасон сумки пастуха, молодой человек хотел было посмотреть свойства предмета, но вспомнив где находится, дело это отложил и принялся оглядываться.

«Чтоб меня»… — увиденное в зале породило не совсем конкретную мысль.

«Красивая блин…» — прозвучала мысль следующая.

«Её, простите, убивать надо или «шпилить?» — данную, довольно пошлую мысль, можно считать заключительной в серии, так как поднявшись с холодного чёрного камня, попаданец подобрал арбалет, накинул на плечи лямку полученного артефакта и направился к центру просторного круглого зала, с высоким потолком и множеством создающих дополнительное кольцо красивых резных колон.

Подойдя к РБ на допустимую дистанцию, безопасное расстояние Юра чувствовал интуитивно, он невольно залюбовался парящей в полуметре от пола невероятно красивой обнажённой женщиной, очень скоро поняв, что несмотря на аппетитные формы, женщина эта бесполая. На внушительной и очень упругой на вид груди, отсутствовали соски, как и не было половых органов, лишь гладкая белоснежная кожа. И всё же беловолосая, с божественно выверенными пропорциями женщина, невольно будила в нём здоровое мужское желание.

«Ну, так как дрочить я вроде бросил, придётся её убить…» — хмыкнув, собрался попаданец и вызвал статус босса.

** Алария Зет Аливинай — Ангел/Старший ангел/Архангел. Уровень — 25. Статус — доброволец.

Защита — низкая/средняя/высокая.

Атака — низкая/средняя/высокая.

Количество жизненной силы — низкое/среднее/высокое.

Особые характеристики: — ангел, продвинутое сопротивление атакующей магии.

Способности: — телепортация, продвинутое наложение дебаффов.

Сопротивления: — ментальная атака.

Слабости: — тёмная магия, огонь.

Примечание: нечувствительное к боли духовное тело

Особенности: Склонна к сочувствию. Очень щедрая награда. Рейдовый босс повышенной сложности.

Ограничения: Максимальное количество участников рейда не должно превышать семь человек.

История: Алария Зет Аливинай — боевая жрица храма Алирая планеты Минзест. Добровольно передала свою копию на благо Системы. **

Прочитав слово «копия», молодой человек невольно вздрогнул и открыл глаза.

«Это «матрёшка», без вариантов…» — обречённо подумал он.

Вошедшие в логово босса монстры, конечно же не могли увидеть графическую информацию, отчего сделали неверные выводы о силе РБ. По их утверждению, босс активно раскидывал сон, слепоту и паралич, но при этом не отличался шустростью и силой атаки, отчего гоблинам даже удалось нанести ему некоторые повреждения. Вот только сражались они с первой стадией босса, которая отличается от последней как дрезина от бронепоезда.

Оглядевшись по сторонам, попаданец увидел в одной из стен проход. Надежда найти в нём выход из зоны была слабой, однако исследовать его конечно же стоило. Зайдя в примеченный коридор, он прошёл по нему метров десять и вышел в небольшую, освещённую магическим светом комнату. На её полу стояло несколько массивных каменных скамеек, а в одной из стен имелся ещё один небольшой проход. Что крылось за ещё одним коридорчиком Юра догадывался, но всё же решил догадку проверить. Так и есть, туалет.

«Комната подготовки, где можно собраться с духом и где могут переждать лишние участники рейда», — оценил находку молодой человек, который был хорошо знаком с такими местами по Улью.

В нубозоне Улья, подобные помещения существовали дабы новички могли перевести дух и обделаться не в штаны. Здесь же, это была дань высокой сложности рейдового босса.

Вернувшись в комнату подготовки и ожидания, Юра начал думать, что делать дальше. С одной стороны, он очень неудобный противник для босса, главным образом за счёт обладания Четвёртым сокровищем тьмы, которое полностью защищало своего владельца от любых дебаффов на которых, похоже, специализировался босс. С другой стороны, опыт и интуиция настойчиво нашёптывали, а точнее кричали, что третью, а то и вторую стадию, в одиночку он не осилит в жизни.

«Сюда надо Жеку с его тёмной магией и Колю с Первым сокровищем тьмы и вагончик баффов в придачу»… — грустно подумал попаданец.

Вспомнив о тёмной магии, к которой у босса слабость, он вспомнил лича, а вспомнив, достал из внутреннего кармана Серебряный ключ.

Аринтон расщедрился и перед выходом из лагеря выдал Юре блокирующий слежение расходник. Применив его, молодой человек получил суточный иммунитет к поисковой магии.

«Хм, а может…» — пришла в голову новая мысль.

Под влиянием этой мысли, Юра достал из кармана нашитого на кожаную куртку брони маску.

В последние дни ему настолько хватало приключений, что он практически забыл об особом свойстве данного артефакта, используя его лишь для маскировки и не забывая ежедневно вплавлять в маску кристаллы метальной силы.

Надев артефакт на лицо, попаданец посмотрел на ключ в своей руке и вознамерился перевоплотиться в его владельца. Сознание на миг замылилось и провалилось, после голова закружилась, тело потеряло контроль, отчего Юра упал со скамейки на пол. Слегка придя в себя, он приподнялся, и сидя на каменном полу, принялся ошарашенно оглядываться. Мир потерял краски, став абсолютно серым, исчезли запахи и лишь из основного зала с РБ тянуло чем-то очень неприятным и раздражительным.

Оглядевшись, Юра увидел лежавший на скамейке арбалет. Оружие подсвечивал непонятный неясный свет, такой же свет исходил и от ключа, выпавшего на пол из отвратительного вида тонких серых рук.

«Постойте… А что, если…» — поразила разум внезапно родившаяся мысль.

«Почему я не подумал об это раньше, это же так очевидно!» — родилась мысль следующая.

«Ничего не очевидно: перевоплощение вовсе не подразумевает возможности использовать ключ», — возразил внутренний монолог.

«Это финалака, дурень, пробуй!»

Молодой человек поднял с пола Серебряный ключ, встал и пожелал задействовать магический предмет. Рука, словно обладая двигательной памятью, сделала продолжительное, сверху-вниз движение, словно проводя через невидимый считыватель электронную карту доступа.

В воздухе, или точнее в пространстве, осталась световая черта. Она быстро увеличилась в размерах, а после расширилась и превратилась в круг диаметром примерно в полтора человеческих роста. Прошли секунды и созданный ключом световой круг заколыхался переливающийся поверхностью «сверкающей воды».

«Офигеть!» — обалдел от произошедшего попаданец.

«Идти или не идти?» — подумал он.

Варианта имелось три — сразиться с боссом, использовать выданный Аринтоном итем телепортации, и новый из доступных, изучить содержимое портала. Выбор был очевиден…

Ну, я же сейчас типа «монстр», а портал ведёт в город монстров, чего мне опасаться? В крайнем случае слиняю с помощью расходника, — подбодрил себя молодой человек, переложил итем телепортации из поясной сумки в боковой карман и взяв со скамейки арбалет, уверенно шагнул в висящий над полом портал. Новая порция непередаваемых ощущений, краткосрочная потеря сознания и Юра почувствовал, что опять лежит на камне портального выхода. Правда сейчас камень не был холодным: пусть вокруг царили свежесть и прохлада, поверхность согревало тёплое летнее солнце.

Первое, за что зацепилось внимание, была его рука, точнее сжимаемый в ней ключ. Рука стала прежней — человеческой.

«Перевоплощение отменилось и теперь я смогу воспользоваться им только через сутки», — услужливо сообщил разум.

Спеша понять в какую задницу он загнал себя на этот раз, попаданец поднял с камня арбалет и принялся оглядываться, невольно замерев от открывшегося ему восхитительного вида.

Юра стоял на высокой, вырубленной в скальном массиве террасе, с которой вниз уходила изломанная, высеченная в горной породе лестница — широкая и аккуратная. Впереди, вдалеке, сверкали белоснежными шапками тяжёлые древние горы. Словно жадный, невероятных размеров великан, сгребает своими исполинскими руками накопленные сокровища, так и горы, казалось, стремились охватить лежавшую внизу изумрудную долину. Но зелень и изумрудные луга занимали лишь предгорья, на дне же долины находился удивительный город.

Острому взгляду попаданца открылись дворцы и величественные храмы; просторные мощеные площади и сеть питаемых горной водой каналов, через которые были перекинуты горбатые каменные мосты; он восхищённо оглядывал вытянутые островки уютных островерхих домиков, толпящихся вдоль застеленных брусчаткой извилистых улочек и «озера» зелёных парков и садов. На северной стороне города, находилось большое, похожее на снежинку невероятных размеров, сооружение.

«Порт воздушных кораблей!» — немедленно понял его назначение Юра и с ходу насчитал не менее двух десятков воздушных судов не самого маленького размера.

Подойдя к лестнице, он обнаружил, что стоит на вершине ступенчатой террасы и что внизу, на её ступенях, находится множество портальных выходов. Сплетающие трассы каменные лестницы ведут вниз и выходят не к городской стене, которой у города не было, да и не нуждался он в ней: лучше всяких стен это место защищали непроходимые горы. Лестницы сливались, вливались в большое красивое здание, а после, широкой дорогой, вели к разбитому на окраине города шумному рынку, с множеством рядов и палаток. И даже сюда доносился царящий на этом рынке шум и гомон.

«Город монстров! Да вы шутите?..» — поразился попаданец, ожидавший увидеть некий подземный «клоповник» вроде того, каким являлся город монстров в башне двенадцати испытаний.

Внезапно Юра вздрогнул: поднимаясь по лестнице, ему навстречу двигалась процессия из трёх человек. Точнее не совсем человек.

Правая рука опустилась в карман и сжала итем телепортации, дабы в случае опасности немедленно сделать ноги. И пусть это действие означало навсегда потерять Серебряный ключ, это был не такой плохой вариант. Лучше если ключ останется здесь — бог знает где, подальше от Серой фракции.

Шедший впереди процессии высокий серокожий мужчина являлся демоном. Он был одет в изящную, с серебром мантию и производил ощущение ума, властности и силы. Позади него шествовали двое закованных в воронёную, с красными элементами броню, людоящера. А может рептилоида, а может… Молодой человек о подобных монстрах даже и не слышал. В руках людоящеры держали длинные копья, наконечники которых сверкали в свете яркого полуденного солнца.

Юра нехорошо вздрогнул. Если демон воспринимался навыком «Чувство цели» словно пустое место, то людоящеры находились за пределами измерений. Уровень монстров был не меньше 100, а возможно и больше, так как 100 для мобов не предел. Но при всём перечисленном, враждебности попаданец не чувствовал.

— Да, действительно что-то необычное… — не обращаясь ни к кому конкретно, зайдя на площадку, пробормотал демон на всеобщем-планетарном.

— Имя? — обратился он к Юре на языке монстров.

— Юрша… — растерянно выдал молодой человек.

— Монстр? — строго спросил демон.

— Нет, заблудший с особым статусом, — честно ответил Юра. — Сейчас за монстров, — осторожно добавил он.

— Сними маску… — строго попросил демон, смотря ни столько на попаданца, сколько на арбалет в его руках.

И только сейчас молодой человек вспомнил, что лицо его всё ещё скрыто маской, что не удивительно: будучи надетой она не ощущалась совершенно.

Причин отказывать не было, а вот причины не нарываться имелись, отчего маска была снята.

Внимательно осмотрев попаданца с головы до ног, демон пространно кивнул и развернувшись, направился к каменной лестнице вниз. Ударив копьями в камень, развернулись и направились за ним следом людоящеры.

Словно что-то забыв, у лестницы демон остановился, обернулся и произнёс:

— Добро пожаловать в город монстров Иеру…


Конец первой части.

Часть вторая: Другой уровень

Глава 1: Самый сложный квест

Глава, в которой много всего.

Юра побаивался. Не бояться было сложно. Спустившись почти до самого города, попаданец попал в некое подобие бутылочного горлышка. Лестница вывела его на длинный мост, перекинутый через небольшое естественное ущелье. За мостом стояло красивое, похожее на заострённую с обеих сторон лодку, вытянутое здание. Было в нём что-то восточное, но при этом нечто незнакомо-неповторимое.

Пройдя мост и зайдя в здание-лодку через большой, без дверей вход, молодой человек оказался в длинном просторном коридоре или даже скорее помещении. Оглядевшись, он быстро понял, что попал в место, играющее роль самого обычного КПП и устроенного таким образом, что пожелай кто попасть в город от портальных выходов, ему непременно придётся через это здание пройти.

Опасливо пройдя мимо двух стоявших у стен людоящеров-стражников, Юра пошёл между рядами письменных столов. За столами сидели уже знакомые ему гремлины и новые, очень похожие на людей существа. Точнее даже не похожие, а вылитые люди, разве что краснокожие, лысые и с маленькими рожками на голове. Не зовись демонами серокожие антиподы заблудших, попаданец немедленно отнёс бы этих — сидящих за столами мужчин, именно к демонической расе.

Имелось в стене коридора и некоторое количество дверей. Вдруг одна из них открылась и в помещение вошла женщина, от одного вида которой молодой человек чуть не заработал тяжёлую форму спермотоксикоза. Краснокожая дама обладала поистине притягательными, божественно подогнанными формами, дополняли которые вьющиеся чёрные волосы и наделённое природной страстностью лицо. Если встреченный недавно РБ обладал эталоном женственности, то данный, направляющийся к Юре монстр, являлся квинтэссенцией сексуальности.

Словно загипнотизированный кролик, молодой человек смотрел на покачивание стройных бёдер, невольно дорисовывая остальное, сокрытое сейчас довольно приличным платьем. Он слышал о подобных — обладающих гипнотической сексуальностью монстрах от Кассиопеи. О том, как они очаровывают нестойких духом заблудших, подходят, вот так, просто, ласково кладут руку на твое лицо, целуют, обхватывают и погружают в полную страстного запаха грудь и лишь после вонзают в затылок короткий сподручный стилет.

От последней, родившейся в воображении сцены, Юра опомнился, подтянул слюну, закрыл рот и обращаясь к насмешливо разглядывающей его женщине, смущённо произнёс:

— Извините, я первый раз в жизни вижу демонессу. Вы очень красивы и естественно сексуальны.

После он усилием воли отбросил похоть и придал себе виноватый вид.

Женщина, задержав взгляд на арбалете, внимательно оглядела его, улыбнулась и очень приятным голосом произнесла:

— А для своего уровня ты хорош… Извиняю. И я не демонесса. Демонами у нас принято называть Ищущих. Такие как я зовутся дьяволами. И ещё. В этом городе проблемы не ищут гостей, но всё же их вполне посильно найти самому. Расслабься юноша. И конечно не стоит пялиться на чужие бёдра, — подмигнула ему женщина и протянула руку с раскрытой ладонью, на которой лежала блестящая вещица.

Взглянув на предмет в руке дьяволицы, молодой человек увидел, что ему предлагают взять оправленный в чёрный металл красный драгоценный камень — сверкающий и многогранный. Заодно к оправе крепилась цепочка из черного же металла, позволяющая надеть данный медальон на шею.

— Бери, — произнесла женщина. — город накрыт защитным барьером, без данного предмета в него не попасть.

— Почему вы пускаете меня, я всё же заблудший? — из любопытства и осторожности, принимая камень, поинтересовался попаданец.

Отвечая на вопрос, женщина пояснила:

— Любой, кто нашёл путь в этот город — его дорогой гость. Не пустить тебя мы не можем. Однако Система предоставляет нам индивидуальную статистику на каждого прибывшего сюда. Исходя из неё, мы всё же изредка ограничиваем свободу некоторых из гостей, так как они естественно опасны. Уж ты-то должен знать какими бывают монстры…

Юра кивнул.

— У вас есть какие-либо строгие правила? — осторожно поинтересовался он.

— В Иеру действует лишь один закон — закон здравого смысла, — ответила дьяволица. — И нарушают его здесь редко… Но всё же, данное место не есть идиллия и я не рекомендую тебе бродить по нашим улицам ночью.

Показав обольстительной улыбкой, что разговор окончен, женщина развернулась и направилась обратно к двери. Юра же, невольно проводил взглядом удаляющуюся, формой сердечка попу, которую подчёркивала весьма тонкая талия и из которой, точнее из поясницы, рос почти касающийся пола длинный красный хвост!

Пережив первый удар по мужским инстинктам, молодой человек удовлетворённо осознал, что предложи ему дьяволица порцию горячей любви, он бы смог отказать, пуская слюни, но всё же смог. И сопротивляться подобным чарам следовало не только из-за верности Эрите, а в том числе ради отсутствия в теле остро заточенных предметов…

«Не зря из меня Жаклин котлету делала…» — подумал Юра.

Надев полученный медальон, он подбодрил себя и направился к выходу в город. Никто не пытался окликнуть его или задержать, да и сам попаданец чувствовал вполне дружественную атмосферу.

У самого выхода Юра приметил встретившего его властного демона. Одетый в чёрную с серебром мантию, демон о чём-то спорил с высокой стройной женщиной в белой хламиде и с накинутым на голову капюшоном. Рядом со спорящими стояли трое стражников-людоящеров, внимательно за женщиной следивших.

В тот момент, когда молодой человек проходил мимо, женщина отчего-то обернулась и взглянула на него, заставив попаданца вздрогнуть: кожа на её вытянутом лице выглядела ну точно как у рептилии — тёмно-зелёная, с неравномерным сотовым узором.

«Ящерка», — невольно сглотнув, окрестил зелёнокожую женщину Юра.

Выйдя из здания, он облегчённо выдохнул и направился по ступенькам вниз, дабы, пройдя последнюю сотню метров, войти на шумный местный рынок.

— Постой, — окликнули его на языке монстров.

Обернувшись, молодой человек увидел, что его нагоняет спорившая с привратником Ящерка.

Стоило женщине приблизиться, как попаданец невольно сжался. А что ещё прикажете делать, когда навык «Чувство цели» услужливо сообщает, что стоящее рядом с вами существо может без труда раздавить вас одним пальцем.

«Да здесь есть хоть кто-то меньше сотого?» — захныкал про себя попаданец.

Сверля его серебристыми глазами с чёрными вытянутыми зрачками, Ящерка поинтересовалась:

— Мы первый раз здесь. Мы сделать сложное задание и получить доступ в Иеру и нам очень надо знать где здесь мастерская магических камней?

— Я тоже здесь первый раз, — ежась от исходящего от собеседницы давления, ответил Юра.

От услышанного «рептилия» расстроилась неимоверно.

— Строгий демон не только не сказал нам, где искать мастерскую магических камней, но нам ещё поставили метку ограничения, — пожаловалась «ящерка» и вытянула из длинного рукава тонкую ручку, всё в которой было как у человека, за исключением тёмно-зелёной крокодиловой кожи.

Молодой человек увидел на её запястье светящуюся магическую печать. Внезапно в его голове родилась идея, пришедшая из длительного общения с монстрами. А именно, что при всём уме и коварстве, которые у монстров совсем не редкость, ребята они порой сильно непосредственные, отчего иногда с ними лучше по-простому, как с детьми. С очень опасными такими детьми…

— Вам надо спуститься на рынок и спросить о мастерской магических кристаллов в любой крупной лавке. Лучше выберите ту, которая этими кристаллами торгует, — прикинув, как бы действовал он сам, посоветовал Ящерке попаданец.

Зеленокожая женщина от услышанного просияла и закивала.

Юра же, отчего-то не желая находиться рядом с данным существом, начал спускаться по ступеням вниз. Анальный детектор настойчиво сообщал, что за хрупкой внешностью скрывается настоящее стихийное бедствие, да ещё эта метка, судя по всему, показывающая, что полного доверие к Ящерке нет.

«Помниться, Кассиопея рассказывал о единичных монстрах, для которых выпилить среднюю команду сотников, как разок чихнуть. Может эта из таких?» — подумал попаданец.

Женщина же, словно укусивший добычу варан, не отставая посеменила следом.

— Как вы получили доступ в это место? — спросил Юра, решив, что коли оторваться пока не выходит, стоит попытаться добыть информацию.

— Нам очень понадобились магические камни, без магических камней мы не можем себя контролировать. А когда мы себя не контролируем, нас часто наказывают Тени. Когда нас наказывают, нам плохо, — охотно затараторила женщина. — Раньше хватало простых камней, а теперь подходят только очень хорошие. Мы узнали, что лучшие мастера камней живут в этом городе и получили сложное задание на магический ключ. Самое сложное задание в нашей жизни. Выполняя его, мы много путешествовали, убивали и говорили. Нам даже понравилось говорить. Ещё отдали много денег и сокровищ. Очень трудный квест. Самый трудный квест.

— А какой у вас уровень, — остановившись перед входом на рыночные ряды, с интересом спросил попаданец.

— 123, — также охотно ответила женщина.

«Херасе…» — охнул про себя молодой человек.

Впрочем, это было нормально. Системный баланс был устроен таким образом, что заблудшие не могли оказаться на вершине «пищевой пирамиды». Как бы сильны они не были, всегда имелись те, кто мог прийти по их души и души эти получить. Вот только до «высокоуровневого контента» ещё предстояло дорасти и сейчас попаданец чувствовал себя нубасом попавшим в высокоуровневую локацию. Еще, как он слышал, монстры 100+ были редкостью. Крайне опасной редкостью… А монстры 140+ являлись чем-то средним между легендой и страшилкой на ночь.

Юра хотел спросить что-то ещё, но вдруг обнаружил, что «ящерка» стоит метрах в двадцати от него, среди снующих по рыночному ряду монстров.

«Постойте, она же была позади? Телепортация? Нет, наверно я просто задумался».

Покрутив головой по сторонам, молодой человек рефлекторно потёр глаза, а когда убрал руки, то чуть не вскрикнул, обнаружив в пяти сантиметрах от своего лица, тёмно-зелёное лицо Ящерки и смотрящие на него чёрные щёлочки глаз.

— Можно мы поставим на тебя магическую метку? Если нам понадобится помощь, мы найдём тебя, — вкрадчиво спросила женщина.

— Не надо на меня ничего ставить! — запротестовал попаданец.

— Хорошо, — послушно кивнула женщина, — но найти то нам тебя можно? — заморгала она и её пугающие глаза наполнились мольбой.

— Можно, только осторожно, — кивнул Юра, — и пожалуйста скажи, ты телепортируешся?

— Я не ты, я — мы, — покачала Ящерка головой, — и мы не телепортировались, мы применили на тебе гипноз, прости нас пожалуйста. Мы не поверили, что у такого слабого ты есть ключ. Но ты умный и говорить нам полезное.

«Вот тебе раз, выходит арбалет не панацея и не каждый дебафф есть магия», — расстроился попаданец.

Кивнув на прощание, женщина развернулась и направилась в сторону рынка. Юра же некоторое время не решался ступить на шумный рыночный ряд, предпочитая для начала изучить местный контингент со стороны.

«Боги, да кого здесь только нет!» — разглядывая ряды накрытых навесами лавок и сидящих в промежутках между ними лоточников, поражённо подумал он.

Среди торговцев преобладали гремлины и гоблины, только последние, в отличии от гоблинов Зелёной фракции, выглядели настоящими хитрожопыми Эйнштейнами. Встречались за лотками демоны и краснокожие дьяволы, но они не выглядели завсегдатаями рынка, а скорее пришил сюда дабы что-то однократно продать.

А вот публика по шумным рыночным рядам бродила самая разнообразная. Имелись здесь мускулистые зеленокожие орки, тела которых дышали войной и силой, разношёрстные в буквальном смысле зверолюди, которые, как и орки, встречались обоих полов, как мужчины, так и женщины. Немало увидел Юра серокожих демонов и краснокожих дьяволов, в достаточном количестве имелись гоблины и гремлины, но почти не встречалось огров, гноллов и троллей. Встречались люди, вот только навык «Чувство цели» намекал, что под человеческой внешностью скрывается разная нечисть. Увидел он и встреченных ранее людоящеров, как и множество разновидностей человеко-рептилий. Имелись монстры не вписывающиеся вообще ни в какие привычные категории, так от палатки к палатке бродило похожее на оленя существо, которое старательно пыталось никого не задеть своими золотыми рогами. На шее существа висел мешок, из которого торговцы вытаскивали предлагаемый оленем товар — какие-то палочки и связки трав.

«Интересно, он их сам собирает или его кореша отправили?» — разглядывая оленя, подумал молодой человек.

Почти на метр выше основной массы торговцев и покупателей, мимо Юриной позиции прошествовало древовидное существо, тело которого состояло из множества сплетённых ветвей.

Во всём увиденном сильно напрягало одно: монстры либо воспринимались как пустые места, либо «давили» 100+ уровнем. На изучающего движуху попаданца, они поглядывали и порой поглядывали с интересом, но не более.

Вздохнув, Юра ступил на брусчатку рынка, и начал двигаться вдоль ряда, стараясь не лезть под ноги грозным оркам и не сталкиваться со спешащими куда-то гремлинами. К счастью, к подобной толкотне он привык в лагере Зелёной фракции, отчего чувствовал себя настолько уверенно, насколько вообще можно себя чувствовать в полностью незнакомом месте и обстановке.

Очень скоро о страхе и неуверенности молодой человек позабыл, так как увлёкся изучением предложенных здесь товаров. Пройдя текущий ряд и свернув на следующий, он понял, что рынок делится на сектора. В текущем торговали драгоценными камнями, рудой в больших плетёных корзинах, непонятными порошками и жидкостями, в общем разной алхимической и производственной снедью. В покинутом же ряду предлагали разного рода минералы, светящиеся кристаллы, перегонные кубы и какие-то незнакомые попаданцу приспособления.

Всё же пару раз столкнувшись со спешащими куда-то монстрами, благо спасали банальные извинения, Юра вышел на новый ряд, оказавшись в месте, где торговали травами, зельями, лекарствами и просто съестными припасами. Перед сидящими у лотков монстрами были разложены нескончаемые батареи бутылочек и мешочков. Владельцы же крытых лавок зачастую ограничивались вывешенными на деревянных щитах длинными списками, а под их навесами стояли внушительного размера шкафы и магические холодильники.

Пройдя ряд и завернув на новый, молодой человек слегка обалдел от царящего здесь засилья магической энергии. В данном ряду торговали магическими артефактами. Низкий уровень, средний и высокий, имелось всё и что поражало, имелось примерно в равных пропорциях. В том же Озоторге предметы высокого уровня приходилось буквально вырывать из лап конкурентов на аукционе или же платить баснословные деньги в магазинах.

Остановившись перед сидящим у расстеленного на земле покрывала лоточником, Юра какое-то время разглядывал три десятка лежавших на покрывале разнокалиберных медальонов, после чего спросил:

— Уважаемый, а медальоны на сокрытие среднего ранга у вас есть?

Одетый в синюю мантию краснокожий мужчина из рода дьяволов, протяжно затянулся из курительной трубки на длинном мундштуке и выпустив клуб ароматного дыма, ткнул пальцем в один из лежавших с краю медальонов.

— Средний уровень, тридцать пять золотых… — коротко ответил монстр.

— Подержать можно? — спросил попаданец, на что получил утвердительный кивок.

Взяв медальон в руки, он оценил его навыком «чувство цели» после чего вызвал свойства предмета.

Каждый ранг можно было смело делить ещё минимум на три уровня и медальон в Юриной руке относился к высокому из среднего. Отчего следовало, что тридцать пять золотых цена за него не просто вменяемая, а откровенно дешёвая. А ведь он на рынке, где до кучи можно поторговаться. В магических магазинах Озоторга за подобную вещь попросили бы примерно сотню злотых.

— Спасибо, — положил медальон на место молодой человек, — я прицениваюсь, — пояснил он и направился дальше.

Чего здесь только не было — плащи, медальоны, кольца, колокольчики, обручи, диадемы, обнаруживающие ловушки цилиндры и разворачивающие поле обнаружения колышки. Вместо того чтобы перечислять, проще сказать, что здесь имелось всё. Несколько лавочек торговали исключительно расходными предметами, на которые попаданец долго пускал слюни.

Расходники штука ценная и эта ценность происходила не только из того, что их трудно достать. Нередко главной проблемой являлась не цена, а то, что в предложении банально отсутствовал нужный. Особенно когда горят сроки важного квеста, который не выполнить без определённого расходного предмета.

Постояв перед одним из лотков, Юра по очереди вызывал свойства расходников, скромно навызывав на сумму около двадцати тысяч золотых. Примерно столько стоила хорошая воздушная яхта. Прикинув сколько будет стоить вся, сделанная из досок с множеством выемок витрина, он невольно начал оглядываться по сторонам, ища взглядом бегущую сюда толпу бандитов, жаждущих ограбить тщедушного гремлина-продавца. Бандиты отсутствовали. Имелись лишь «скромные» покупатели с уровнем от 100+.

Поговорив с гремлином-продавцом, молодой человек узнал, что некоторые расходные предметы всё же нельзя купить за деньги, а доступен лишь их обмен на другие расходники.

И всё же чего-то здесь не хватало.

«Оружия. Здесь нет оружия — ни обычного, ни магического, — наконец понял, чего не хватает попаданец. — Вероятно оно просто на другом ряду», — разрешил данную головоломку он.

Отчего-то разум привык, что как вспомогательные, так и атакующие артефакты должны находиться вместе.

Понимая, что всё одно ничего купить не удастся, так как денег у него с собой нет, Юра решил посетить оружейный ряд, после чего с обходом рынка заканчивать и выдвигаться в перспективный сейчас город. Ещё не плохо бы было поговорить с кем-то на тему куда он попал и как себя здесь вести. Слегка задумавшись над данным вопросом, он внезапно уткнулся носом в чью-то грудь и грудь женскую, пусть ощущения были такие, словно ударился лицом о кусок танковой резины.

Подняв взгляд, попаданец столкнулся с горящими янтарным блеском глазами.

«Попал!» — коротко подумал он, разглядывая желтошерстного зверочеловека, судя по чертам лица и наличию небольшой груди — женщину.

«Кошка…» — по общему впечатлению, окрестил он монстра.

Однако, как ни странно, убивать его не собирались.

— Ты заблудший? — требовательно спросила женщина. Употреблять термин «самка» Юре отчего-то не хотелось.

— Да, — осторожно произнес он, изучая высокую, на голову выше его, короткошерстную женщину. Бедра собеседницы скрывали просторные, до колен, кожаные штаны, а вот небольшая мускулистая грудь была открыта.

«Везёт мне сегодня на женское общество…» — сглотнул слюну молодой человек, вот только слюна выделилась совсем не от «этого»…

Врут, беззастенчиво врут хентайшики, нихрена эта грудь не возбуждала. Чтобы возбудиться на такое, необходимо было быть идиотом, притом идиотом очень смелым! Кошечки, дающие всем подряд в японской порноанимации, на деле оказались мохнатыми машинами для убийства, от одной ауры которых можно было стать импотентом крепко и надолго.

— Отлично, — кивнула Кошка, — сколько возьмёшь за чтение статуса?

— Я не знаю, — смещаясь в сторону, дабы не мешать «людскому» потоку, растерянно пожал плечами Юра, — а сколько берут обычно?

— Обычно берут, сколько дают, но меньше одного серебряного давать не принято, — спокойно разъяснила Кошка.

— А почему я, другие не могут? — указал он взглядом на окружающих монстров.

— Могут, но не текстовую информацию, а те, что видят текстовую, видят её не так как мне надо. Найдём место поспокойнее, — схватив молодого человека подмышку, потащила его куда-то женщина.

И тащила, надо заметить так, что сопротивляться было бесполезно.

Очень скоро Юра оказался в безлюдном закутке между двух находящихся на окраине рынка складов и царивший здесь «интим» уверенности ему не прибавил.

Отпустив «добычу», Кошка вынула из небольшой магической сумки на поясе скрученную тетрадь и карандаш, после чего требовательно обратилась к попаданцу.

— Ну?

— Я не смогу наверно, разница в уровнях слишком большая, — неуверенно ответил Юра.

— Сможешь, я открыла информацию…

Кивнув, попаданец закрыл глаза и сосредоточился на собеседнице.

— Эй, вы здесь что делаете? — раздался сбоку резкий строгий голос.

Открыв глаза, Юра увидел двух людоящеров, в чёрных воронёных доспехах и с красными наплечниками и налокотниками. Подобные этим монстры встречались ему и на рынке, вероятно они выполняли роль городской стражи.

— У нас ничего такого, — растеряв часть грозности и уверенности, начала оправдываться Кошка. — Он же заблудший, да ещё и редкий… Мне статус узнать надо, вот я попросила. Не посреди же рынка это делать…

Людоящеры посмотрели на попаданца, тот подтверждая сказанное кивнул, после чего стражи порядка удалились.

— Уф… — выдохнула Кошка. — За тобой приглядывают, — обернувшись к молодому человеку, пояснила она.

— Это плохо? — немного заволновавшись, спросил попаданец.

— Это нормально, — ответила женщина. — Или ты видишь вокруг толпы заблудших? Обычно вас доставляют в этот город по частям или в виде кристаллов.

«Кристаллов…» — вспыхнула в Юриной голове «лампочка».

«А ведь ещё есть полный магического шмота рынок и наверняка в городе найдётся много чего полезного. Надо понять зачем сюда летала нежить…» — подумал он.

— Так что там со статусом? Посмотришь? — оживилась Кошка.

— Да, давай, — кивнул молодой человек и продолжил прерванный процесс.

— Записывай… — без труда вызвав текстовую информацию, которая, к его удивлению, скорее напоминала версию заблудших, нежели монстров, он начал чётко произносить:

** Имя — Занрена. Уровень: — 101.

Специализация: — Штурмовик; Ассасин.

Звание — «Жёлтая молния, Ужас срединного континента».

Ярость — высокая. Сосредоточение — среднее.

Физические характеристики — предельные.

Ментальные характеристики — средние.

Удача: — низкая.

Навыки: Ближний бой — абсолютный; Владение оружием — мастер; Скрытность — опытный; Тихое убийство — опытный; Штурмовой напор — мастер; Стальная кожа — опытный.

Особые умения: — запредельное ускорение, ошеломляющий страх,

Особый бонус: — чем больше страха испытывают ваши враги, тем скорее восстанавливаются ваши ярость и сосредоточение. **

— Разверни — «Удача: — низкая», — волнуясь, попросила Занрена. Так, как оказалось, звали Кошку.

У Юры данный пункт не имел подменю, но в случае Занрены оно имелось:

** Удача: — низкая.

Вам не хватает великодушия, как на поле боя, так и в повседневной жизни.

Вы практичны, холодны и жестоки, Богам скучно следить за вашим прогрессом. Внесите в свои действия больше разумного хаоса. **

— В-и-и-и-и! — завизжала Занрена от радости.

Мохнатая машина для убийства куда-то исчезла, теперь перед Юрой стояла радостная женщина. И даже ничего, что оголённые в улыбке зубы, разительно напоминают две смыкающиеся внахлёст циркулярные пилы.

— Ну наконец-то я узнала, что им надо, — вернув себе серьёзность, обратилась Занрена к попаданцу. — А то эта череда неудач меня достала. Я-то и в Иеру прибыла именно за этим: местная магическая гильдия славится своими чтецами и провидцами.

— А демоны не видят графическую информацию? — с интересом спросил молодой человек.

— Видят, но не так. Когда они «читают» монстров, у них отображаются только уровень, навыки и сопротивления. Плюс они не могут разворачивать подменю.

«Ага, как и у меня, когда я смотрю на обычного монстра», — подытожил Юра.

— А если попросить обычного заблудшего? Ну, в смысле, перебороть злобливость? — спросил он у собеседницы.

— Не вариант, — покачала головой Занрена, — точнее перебороть злобливость не проблема, проблема открыть информацию так, чтобы заблудшие видели её как видят свой статус. Система не даёт открыть данные враждебным сущностям, а заблудших с принадлежностью к монстрам найти практически невозможно. Большая удача, как у меня сегодня…

— Странно, — задумчиво произнёс Юра, — я не раз смотрел статус обычных монстров, в том числе и дружественных, но он и близко не был похож на твой.

— А он и не будет похож. Так статус у монстров может выглядеть лишь после 100, — пояснила Занрена. — 100… — вздохнула она. — Можно сказать, что наша жизнь начинается с этого уровня, до этого мы рабы Системы. Но если смог достичь, то получи немного свободы. Дальше финальный квест…

Настроение Кошки явно приподнялось, отчего она охотно выдавала весьма полезную информацию.

— А что после финального? Вы уходите из этого мира?

— Кто как. Можно идти дальше, а можно получить тело демона. Это высшая из доступных форма эволюции. Но финальный квест для нас очень сложен, даже сложнее чем для заблудших. И риски большие. Если облажаешься, приходиться начинать чуть ли не сначала. В смысле, с низких уровней. Кстати, купель для перерождения находится именно в этом городе, да и кроме того, посещение Иеру обязательное условие для выполнения Финального квеста.

«Ага, а не может ли это быть причиной, почему нежить так стремится вернуть данный ключ?» — мелькнуло в голове у попаданца.

— Слушай, — взмолился Юра, — если ты не торопишься, помоги мне по одному вопросу.

— Хм… Могу выслушать, а там посмотрим, — пожала плечами Занрена.

Максимально сжато, попаданец пересказал Кошке суть фракционного противостояния и то, как в его руки попал Серебряный ключ. Возможно, раскрывать карты не следовало, но тыкаться вслепую и не воспользоваться знакомством также было глупо. Рассказ женщину явно заинтересовал, но не в практическом плане, а скорее как новая и полезная информация.

— Слушай сюда, — уверенно заговорила собеседница, — ключ нельзя получить раньше 100, но уже владея им, его можно передать кому-то другому, уровень здесь роли не играет. Того лича использовали как посыльного, а ключом, скорее всего, владел глава фракции нежити. И да, потеря весомая, будь у меня такой ключ, я бы за него рвала и резала.

— А у тебя такого нет? — подивился попаданец.

— Не-а, я прилетела сюда на воздушном корабле. Ладно, слушай, моё мнение таково: нежить приходила сюда для торговых операций, судя по всему, главы не могут покинуть фракционную зону, отчего и пришлось отправлять смышлёного, но видать не сильно удачливого лича. Уточни этот момент у своего командующего. Остальное тебе предстоит выяснить самому, обратись в Информационную гильдию.

— Спасибо, — поклонился Юра.

— Тебе спасибо, — напустила на себя серьёзный вид Занрена.

Порывшись в висевшей на поясе магической сумке, она достала из неё длинный кожаный футляр. Передав его попаданцу, женщина приняла надменно-довольный вид и не прощаясь, развернулась и закоулок покинула.

Растерявшийся от такого прощания, молодой человек потупил, после чего открыл похожие на небольшой тубус ножны и увидел в них рукоять длинного метательного ножа. Вынув из ножен напоминающее железный прут оружие, попаданец вызвал его свойства:

«Ну нихрена себе подгон! Это куда круче чем серебряная монета будет», — охнул он.

** «Клык — метательный нож».

Попав в цель, Клык поглощает часть энергии врага, достаточной чтобы по требованию вернуться в руку владельца. (свойство телекинеза)

Один раз в сутки Клык способен вернуться в ножны, независимо от того, где был обронен или оставлен до этого. (необходима зарядка ножен карцибелом)

Текущий владелец: Юра Сидорович. **

«Вот так ништяков привалило! И уже привязался», — обалдел Юра от такого подгона. Вздохнув, он решил оставить радости на потом и убрав метательный нож в магическую сумку, вернулся на шумные рыночные ряды.

Арбалет, маска, ключ, плащ, — таков был его магический арсенал на момент входа в логово РБ. С появлением магической сумки появилась возможность тасовать артефакты.

«Кстати о сумке, а сколько в ней отделений? А, ладно, попозже гляну», — выйдя на торгующий оружием и бронёй ряд и стараясь не попадать под ноги монстрам, подумал молодой человек.

Данный ряд не уступал ряду магических предметов, однако цены на действительно стоящие вещи заставили задуматься, что квесты и убийство боссов не такой уж и плохой способ добычи снаряжения.

Остановившись перед лавкой-навесом специализирующейся на лёгкой броне, Юра побеседовал с продавцом-гремлином и в процессе беседы выяснил, что отличная, подходящая на его тушку многослойка, обойдётся ему в четыреста золотых монет, что по Озоторгским ценам весьма недорого. И пусть четыреста золотых были для попаданца 20+ деньгами неподъёмными, для скромных олигархов вроде Юры цена выглядела приемлемой. Вот только его «капитал» остался в «офшоре», отчего в кармане сейчас не звенело даже скромной серебряной монетки.

Обнаружив, что он уже вполне адаптировался к перемене обстановки и что анус больше не стремится предательски расслабиться от одного только вида снующих вокруг высокоуровневых монстров, молодой человек решил с осмотром рынка заканчивать, дабы найти в городе спокойное местечко, перекусить и заняться поиском информации. Куковать здесь предстояло почти сутки: раньше воспользоваться свойством маски не удастся, а ещё по ночным улицам ему посоветовали не шляться…

«Может продать метательный нож, наверняка здесь есть приличные гостиницы и таверны», — подумал Юра, выходя на очередной рыночный ряд, где торговали вполне безопасной магической утварью.

«Голову продай, она, по ходу, тебе за ненадобностью», — пресёк разбазаривание трофейного имущества хомяк.

«Плиточку бы магическую купить, чаёк греть… И зажигалку с фиалом», — всплакнул по голодранской доле попаданец.

— Ха, заблудший, живой и без охраны… — не успел Юра охнуть, как его взяли в коробочку четыре плечистых орка.

Не общайся молодой человек долгое время с Аринтоном, точно бы обделался. Орки подавляли всем, начиная от мышц, заканчивая ментальной массой и желтоватыми клыками. Благо хоть оружия у них при себе не было. Оружие, как заметил попаданец, местные монстры предпочитали носить в магических сумках и только стражники в чёрно-красной броне щеголяли им открыто и грозно.

Один из орков сгрёб Юру в охапку словно собутыльника, отказ которого поучаствовать в предстоящей пьянке не принимается и повёл в таинственное куда-то. Пара минут и растерявшийся попаданец оказался в очередном безлюдном переулке между складами.

«Ну всё, крышка», — глядя на обступивших его высокоуровневых монстров, подумал Юра.

Даже невидимость и та при текущей разнице уровней была полностью бесполезна. Играл, пожалуй, лишь арбалет, но голову снесут прежде…

— Сколько берешь за статус?.. — настойчиво, но всё же по орочьи вежливо, поинтересовался один из орков.

— А? — растерялся попаданец. — Ну, сколько дадите, но не меньше серебряного с носа, — набравшись смелости, сообщил он «клиентам».

— Пойдёт, — согласился орк, после чего работа началась…

* * *

Орками дело не закончилось, не закончилось оно и теми, кто был после орков. Клиентура состояла главным образом из упомянутых зелёных головорезов и зверолюдей. И те и другие являлись главными врагами заблудших уровня так после восьмидесятого. Потолкались в очереди на статус пара людоящеров, трое дьяволов, которые, как оказалось, являлись полноценными монстрами, одна дьяволица, пытавшаяся, покрутив бёдрами, проскочить без очереди, за что её из этой очереди чуть не выбросили: монстры 100+ это вам не пришибленные компьютером девственники.

Ещё Юра понял, что удача — она как волна: накатывает, обдаёт тебя порцией лазурных брызг, а после медленно уходит. Щедрость подобную той, какую проявила Кошка, он больше не встретил. Впрочем, жаловаться было грех. Как понял молодой человек, монстры платили в зависимости от ценности полученной в процессе чтения статуса информации. Так орк, который с Юриной помощью наконец разобрался, как работает хитрый ослабляющий навык с отложенным действием, не поскупился и дал попаданцу целый золотой. Ещё пару золотых отсыпали монстры, у которых, как и у Кошки, имелись проблемы с удачей. Правда этих фортуна решила обходить стороной из-за запредельной жестокости. В среднем же давали от одной, до горсти серебрянных монет, не считая и сгружая всю имеющуюся в кошельках «мелочь».

Ещё, считав почти полсотни статусов, молодой человек обнаружил, что уровень монстров колеблется от 100 до 115 с перекосом в меньшую сторону. Лишь у одного красноглазого вампира, да, имелись здесь и такие, он был 118. Выходило, что ящерка со своим 123 являлась пока абсолютной рекордсменкой, а может приврала, кто её знает.

Итого, к моменту, когда солнце начало клониться к горизонту, а шумный местный рынок собираться к закрытию, в бюджете попаданца имелось пятнадцать золотых и двадцать четыре серебряных монеты. Насколько большой суммой денег это количество было здесь, ещё предстояло выяснить, в Озоторге же на пару золотых можно было безбедно жить и есть месяц, притом местный, в котором сорок дней.

Отбившись от оставшихся клиентов относительно честным заверением, что он будет на рынке завтра, Юра, наконец, ступил на мощёную городскую улицу.

Здесь он не стал выдумывать велосипед и направился к стоянке гужевого транспорта, дабы воспользоваться одной из стоявших здесь двуколок. Судя по увиденному с портальной террасы, Иеру представлял собой город не сильно большой, но всё же город полноценный: плотно застроенный и не менее трех километров в диаметре.

— Уважае… — обратился молодой человек к вознице ближайшей к нему двуколки и невольно проглотил оставшуюся часть слова.

Сидящий на козлах «человек» в капюшоне развернулся, после чего на попаданца уставились два здоровенных круглых глаза.

— Ну, что тебе? — на языке монстров произнесла помесь лягушки, хамелеона и человека.

— Да мне бы в таверну какую приличную… — опомнившись, осторожно произнёс попаданец.

— Ну так садись, коли в таверну, — проворчал «Жаба».

— А сколько берёте то?

— Да сколько наездим, столько и возьму. Думаю, надо тебя в «Уютный дом» отвезти, — оглядев Юру, заключил Жаба, — там демоны обычно останавливаются, тебе с ними проще будет. Два серебряных выйдет.

По Озоторгским меркам цена была космическая, по местным же, вероятно, разумная.

— Идёт, — кивнул Юра и ловко запрыгнул на пассажирское сиденье.

— Но-о-о-о-о-о, пошла чернявая, — легонько подстегнул возница чёрную кобылу, отчего двуколка начала двигаться по извилистым местным улицам.

Юра какое-то время вертел головой по сторонам, оглядывая уютную малоэтажную застройку, расположенную по обе стороны улицы. Подняв взгляд на клонящееся к горизонту вечернее солнце, он прикинул, что до темноты ещё примерно часа полтора, отчего стоит попытаться успеть побольше, а то мало ли, как оно там завтра повернётся.

— Скажите уважаемый, а в Информационную гильдию мы заехать успеем?

Правя лошадь, возница смерил взглядом солнце, после чего повернул к молодому человеку свои глазищи-яблоки и выдал:

— Энто к нашим ищейкам и всезнайкам? Что же не успеем то, энти до темноты у себя торчат.

— Тогда к ним, — обрадовавшись, попросил попаданец.

Жаба кивнул, отвернулся и подхлестнул лошадь.

— Скажите уважаемый…

— Лаари меня зовут, — повернувшись, стрельнул своими глазами по пассажиру возница.

— Лаари, скажите…

— Да на Ты можно, что выкаешь мне как неродной…

— Скажи Лаари, а у вас здесь не опасно, заблудшему-то?

— Заблудшему опасно, заблудшего сразу прихлопнут. У мухи, которая орку в утренний кофе упала, и то больше шансов выжить. А вот такому как ты, хм… Да вроде спокойно у нас, но ручаться не могу.

— Система ограничивает? — решил уточнить Юра свою догадку.

— Да нет здесь Системы, свободная зона, — повернув на очередном перекрёстке, ответил возница.

— Как нет?! — поразился молодой человек.

— Да так и нет… — пожал плечами Лаари.

— А почему у вас порядок такой?

— А отчего ему не быть? Что мы звери дикие что ли… — опять сверканул на пассажира глазами-яйцами Лаари. — Есть у нас правда Администратор свой, — чуть подумав, пояснил монстр. — Если сильно набедокуришь, ой-йой будет. Минимум — доступа в город лишат, максимум — ой-йой… Стража есть, сыск магический, а Системы нет, Система здесь не работает, свободная зона.

— Как не работает, а статус, магия? — засомневался попаданец.

— Дык я не о том, это всё, как и везде. Я о том, что Тени за тобой не приглядывают. А может и приглядывают, но не контролируют. Да сам всё поймёшь. Пр-р-р-р-р, приехали. — натянув вожжи, произнёс возница. — Две серебряных монеты с тебя, а если тебя ждать, давай четыре. Больше получаса ждать не буду, но и меньше тоже. Так как?..

— Подождите пожалуйста, — попросил Юра и отсчитал четыре серебряные монеты.

Оглядевшись, попаданец увидел, что двуколка встала у обочины широкой мощёной дороги, с одной стороны которой находился зелёный парк, а с другой, охватывая его полукругом, стояли представительные трёхэтажные здания делового стиля. Имелись на зданиях большие таблички яркой эмали, на которых значилась улица и номер дома, но вот какие-либо вывески отсутствовали.

— Сюда, сюда, — понимая сомнения пассажира, подтвердил Лаари и кивком указал на трехэтажное здание бело-серого камня, перед которым имелась накрытая навесом пологая лестница. Тяжёлый каменный навес удерживали красивые колонны, которые словно приглашали войти внутрь.

Покинув транспорт, молодой человек по лестнице поднялся и толкнул створку тяжелой, обитой потемневшей медью двери.

Он ожидал увидеть гильдейскую стойку, окошечки для регистрации и может даже небольшую очередь, но ничего такого здесь не было. Посреди большой, в половину первого этажа комнаты, стоял окружённый несколькими шикарными кожаными диванами стол. Остальная же часть помещения представляла собой «изящный хламовник» и была заставлена шкафами, сервантами, сейфами, ящиками, какими-то похожими на стоячие часы механизмами со множеством стрелок и циферблатов. Короче не гильдия, а чёрт знает что.

За столом, вольготно сидя на диванах и явно занимаясь ужином, расположились двое — дышащий элегантностью темноволосый демон в мышиного цвета пиджаке и женщина, от вида которой Юра чертыхнулся и поблагодарил Систему за отсутствие в этом мире снов, так как от одного вида довольно откровенно одетой дьяволицы, имелся шанс промучаться всю ночь жестокими эротическими кошмарами.

Оторвавшись от ужина, пара цепко впилась глазами в мнущегося на пороге попаданца.

— Ты пришёл заровнять этот город к чертям собачьим? — глядя на висящий на Юрином боку арбалет, поинтересовался демон.

— Ох, Кейн, о чем ты говоришь? Посмотри на него, он же маленький… И не смущай клиентов, а то опять останемся без денег… — затараторила дьяволица, обольстительно улыбнулась и взглядом поманила молодого человека к столу.

Юра обольщению не поддался, но к столу поманился.

— Клиент? — изучая попаданца, бестактно спросил демон.

— Клиент… — ответил молодой человек, тщательно вытерев ноги о лежавший на полу коврик. Далее он снял и повесил на вешалку у двери заплечный мешок, не став, однако, оставлять Четвертое сокровище тьмы, после чего неуверенно прошёл по шашечкам отполированного до блеска паркета и присел на диван подальше от дьяволицы.

Краснокожая бестия, решив, вероятно, поиграться с добычей, моментально перескочила к Юре и схватив за руку, прижалась к нему своей немалого размера упругой грудью. В нос попаданца ударил сладковатый запах естественного феромона, после чего в штанах что-то зашевелилось. Вот только Юра пришёл сюда не за этим и на поводу животных желаний идти не собирался. Собрав волю в кулак, он попытался взять себя в руки. Однако понял, что инстинктам проигрывает. Может магии, может химии, а может собственному телу, но проигрывает.

Названный Кейном демон вздохнул и собирался было урезонить подругу, но не успел. Дьяволица прижалась к молодому человеку ещё плотнее и коснулась переложенного на колени арбалета.

— Ха-а-а-а-а! — болезненно охнула она, и показала, что опасается местных жителей Юра совсем не зря.

Мягкое нежное тело в одно мгновение стало стальным, после дьяволица, оттолкнувшись от пола буквально одними носками, вылетела из-за стола и сделав нечеловеческий прыжок, приземлилась на пол у стены, уставившись на Юру полными страха глазами. Всю её похотливость при этом словно ветром сдуло. Внезапно ноги женщины подкосились, она упала на колени, судорожно дёрнулась, после чего её вырвало.

— Сама виновата, — коротко подытожил демон и взяв со стола чашку с чаем, не торопясь и с удовольствием из неё отхлебнул. — Чаю? — отсалютовал он чашкой попаданцу.

— Не откажусь… — опомнившись от произошедшего, произнёс молодой человек.

Тяжело дыша, дьяволица встала и внимательно посмотрела на Юру, тот же, в свою очередь, немедленно подумал, насколько обманчивы и переменчивы бывают женщины. От похотливой самки не осталось и следа: жёлтыми глазами его разглядывал волевой и очень серьёзный «человек».

— У него не может быть такого высокого уровня синхронизации, но он есть. Эта чёртова железка пожирает своих владельцев, он же с ней как рыба в воде. Захоти, натворит дел не меньше чем Бешеный, — сверля попаданца взглядом, произнесла дьяволица.

— Но он же не хочет… — подмигнул гостю демон.

Не пояснив о ком и о чём шла речь, он налил из закутанного меховой шубой чайника чаю и подвинул чашку с ароматным напитком к попаданцу. После прибавил к чашке корзинку с похожим на овсяное печеньем. От печенья пахло свежей выпечкой и оно, в купе с чаем, будило голод не хуже, чем дьяволица минутой ранее будила похоть и страсть.

— Спасибо, — принимая чашку и беря из корзины печенье, поблагодарил мужчину молодой человек.

— Я уберусь здесь, — произнесла дьяволица, недовольно махнула хвостом и подойдя к двери в противоположной от входа стене, открыла её и исчезла в соседней комнате.

— Возницу лучше отпустить. Я подозреваю, получасом ты не отделаешься, — отхлебнув из чашки, сообщил попаданцу демон.

— Откуда вы знаете? — удивился сказанному Юра.

— Эта магия называется «дедукция», — улыбнулся мужчина.

— Шайна, бросай тряпки, твоя блевотина не испортится, принеси нашему гостю нормальной еды, а то моё печенье за три серебряных за пакет, рискует не дожить до утреннего чая! — прокричал в открытую дверь Кейн, так звали мужчину.

— Мотылёк? — крикнул в потолок демон.

— Да? — за его спиной, словно из разогретого воздуха, возник бледный словно смерть юноша. Не демон, с виду человек, только блин ну очень бледный.

Подобного этому индивида Юра видел сегодня на рынке и даже читал ему статус. Перед ним стоял высший вампир и судя по увиденному во время чтения, способности вампиры имели ещё те…

— Скажи вознице чтобы не ждал, хотя нет, предупреди, что клиент освободится через час, пусть покатается.

— А ты не налегай на моё овсяное печенье! — бестактно, словно выхватив из кобуры пистолет, пальцем указал Кейн на жующего попаданца.

— Хорошо, — поперхнувшись и чуть не подавившись, согласился Юра.

— А что делать с пришедшим за ним хвостом? — взглядом указав на молодого человека, спросил у демона бледный юноша.

— А кто там?

— Местные следилы…

— Да ничего не делать, можешь разве что предупредить, если сунутся в дом — яйца оторвём, — махнул рукой Кейн.

«Какие ещё следилы?..» — вздрогнул молодой человек, но просить подробностей не стал.

— Хорошо, — кивнул Мотылёк и растворился в воздухе.

Из открытой двери, где, судя по всему, находилась кухня и склад, вышла Шайна, несущая в руках поднос с несколькими тарелками. Полминуты и перед Юрой стояла тарелка с аппетитно пахнувшим супом и миски с овощами и тушёным мясом.

— Верх брони снять, арбалет кормить не надо, так что можешь его на коленях не держать, — прервав попытку попаданца воспользоваться гостеприимством данного дома, скомандовал Кейн.

Данным указанием гость не преминул воспользоваться. Дьяволица тем временем принеся из кухни тряпку и ведро с водой, начала сосредоточенно вытирать с пола блевотину. Сейчас она напоминала обычную фигуристую домохозяйку.

Спустя несколько минут на одном из диванов материализовался бледный Мотылёк, налил себе чаю, оказывается местные вампиры потребляли не только кровь, и подвинув к себе миску с печеньем, показал Кейну неприличный знак с участием среднего пальца, после чего принялся безжалостно печенье потреблять.

— Кровосос… — следя глазами за исчезающими в вампирском чреве печеньками, простонал Кейн.

Закончившая с уборкой Шайна, бухнулась на диван и раскинула на его спинку руки, чем приподняла свою внушительную грудь. Тяжело вздохнув, дьяволица посмотрела на работающего ложкой гостя. Впрочем, ни взгляд, ни поза, ни даже грудь, никаких чувств у Юры сейчас не вызывали. Вся имеющаяся в излишке кровь циркулировала в желудке и для интимных мест её попросту не хватило.

«Интересно, а можно нанять дьяволицу, чтобы она отметелила меня будучи в обнажённом виде. Очень бы помогло не возбуждаться на их прелести в будущем», — наворачивая овощное, подумал попаданец.

— Можно… — кивнул ему Кейн, отчего молодой человек подумал, что озвучил мысль вслух.

— «Дедукция» и ничего кроме, — обаятельно улыбнулся демон, который, по-видимому, обладал способностью читать чужие мысли.

— Так может вы знаете зачем я сюда пришёл? — отложив ложку, с интересом спросил Юра.

— За информацией… — ещё раз улыбнувшись, произнёс демон. — Но мы не труппа цирковых актёров, так что придётся тебе поработать языком. Не в том смысле, — подмигнул он, указывая взглядом на мрачноватую Шайну.

— Эта столетняя девственница не даст… — оторвавшись от печенья, вставил Мотылёк.

Скорость, с которой дьяволица схватила со стола солонку и швырнула её в бледного подростка, заставила попаданца в очередной раз вспомнить, где и с кем он находится.

«Хочу домой, к Эрите, подальше от этих маньяков», — грустно подумал молодой человек.

Кейн на это улыбнулся словно Чеширский кот.

— Приступим, — увидев, что гость наелся, — демон сменил тон на деловой. — Что именно вы хотели у нас узнать? Отмечу, что всё сказанное здесь, останется между нами. И это не только заверение, подкреплённое многолетней репутацией: данный уютный хламовник накрыт несколькими магическими барьерами и под завязку напичкан защитной магией.

Чуток разомлевший после сытной и вкусной еды попаданец, откинулся на спинку дивана, погрузившись в его мягкие объятия и принялся собираться с мыслями. Собравшись, он оглядел собеседников и почувствовал, что испытывает к тем некое доверие. Интуиция ли, навыки присутствующих, или еда и устроенная хозяевами клоунада, всё говорило, что доверять им можно.

Заставив себя вырваться из мягких объятий дивана, Юра подошёл к вешалке, вытащил из внутреннего кармана брони Серебряный ключ, вернулся и положив артефакт на стол, произнёс:

— Я попал в Иеру с помощью данного ключа, однако он не мой. Его текущий владелец Химаран Шимаха — лич, возможно старший. Мне необходимо узнать, зачем он посещал данный город, с кем встречался и сможет ли он попасть сюда снова.

Мотылёк присвистнул и произнёс:

— Попасть в Иеру с помощью чужого ключа, ты полон сюрпризов…

— Подробности, желательно все и сразу, — разгоревшись каким-то заразительным рабочим возбуждением, потребовал Кейн.

И требуемые подробности молодой человек ему предоставил.

* * *

Добравшись до гостиницы, а «Уютный дом» оказался не столько таверной, сколько комфортабельной гостиницей, Юра осведомился у стоящего за стойкой дьявола о стоимости ночлега. Узнав, что сутки стоят десять серебряных монет, что в двое дороже приличной Озоторгской гостиницы, но вполне вменяемо по его текущему бюджету, согласился и, получив ключ, поднялся на второй этаж по широкой, застеленной ковром лестнице, отпер дверь с номером одиннадцать.

Зайдя в номер, молодой человек невольно замер и подумал, а не спуститься ли вниз и не дать дежурному ещё денег. Обстановка была шикарной, но не в плане безвкусного выпендрежа, когда всё покрыто слоем золота, из которого, кстати, в этом мире канализационные трубы делают. Хорошие выходят трубы, вечные. Всё здесь имеющееся производило впечатление настоящего произведения искусства, будь то огромное венецианское зеркало в шикарной резной оправе, раскидистая изящная люстра с сотней магических кристаллов или же массивная, из ценной породы дерева, кровать. А с красивым узором ковёр, а бархатные алые шторы… Особняк лорда Митунга, который до этого являлся для Юры эталоном роскоши и комфорта, померк и свернувшись калачиком, захныкал в уголочке.

Восхищённо озираясь, попаданец принялся стягивать пыльные сапоги, которые немедленно выставил за дверь номера, дабы не портить ими царящую здесь идиллию.

Только он снял броню, оставшись в одном нательном белье, как в дверь номера требовательно постучали. Открыв дверь, молодой человек обнаружил за ней хозяйственного вида женщину — людоящера. Одетая в робу и фартук, похожая чем-то на смесь человека и вставшего на задние ноги крокодила, она требовательно предложила:

— Стираться будем? В шкафу чистые халаты есть.

«Ну, я думаю, если бы меня хотели грохнуть, то давно бы грохнули и менее замороченными способами чем стиркой нательного белья», — подумал Юра, после чего согласно кивнул.

— Как разденешься, оставишь всё рядом с сапогами, я постираю и почищу, — деловито потребовала работница. — Есть будешь? Ужин четыре серебряные монеты…

— Нет, спасибо, — отказался сытый молодой человек, — а вот завтракать точно буду.

— Ну, завтракать тебе в наш ресторан, это внизу, у стойки, налево. Он, кстати, до полуночи работает. Хотя больно ты неоперённый в него вечером ходить.

Не объяснив какие именно непристойности и развратности поджидают попаданца в ночном ресторане, работница развернулась и исчезла за поворотом коридора. Юра же, закрыл дверь, разделся и проделал с одеждой требуемое. Не сказать, что бельё на нём было грязным, но гоблинская стирка штука относительная.

Переложив большую часть барахла из карманов брони и наплечного мешка в магическую сумку, он отправился в ванную комнату, где наполнил огромную, вытесанную из стопудового куска мрамора ванну, после чего погрузился в царство телесного оргазма.

«Это круче чем подруга-кровать после полугода холодной ямы»… — размокая, подумал попаданец.

Полежав в горячей воде минут пятнадцать, он слил воду и обмылся под душем, решив в процессе не забивать голову откуда в мире победившего средневековья напор и горячая вода. Далее, молодой человек обтёрся необъятным махровым полотенцем и надел похожий на мантию халат, который в его случае с трудом застёгивался на широкой груди и слегка волочился по полу из-за не самого титанического роста. После чего направился к ней — кровати пяти с половиной звёзд и спиной бухнулся на мягкий матрас.

Матрас оказался нифига не мягким, а очень даже упругим. Ровно таким, на каком отлично высыпаешься, не млея от излишней мягкости.

«Самое оно», — подумал Юра и собирался уже дать светильникам голосовую команду на отключение: не магия, а чистый хайтек, как в дверь постучали.

«Наверно опять людоящер-работница», — заключил попаданец, поднялся с кровати и открыл дверь.

На пороге стояла Ящерка…

Высокая тонкая рептилия требовательно сверлила его своими чёрными щёлочками-глазами.

— Э?.. — включив «уровень интеллекта «бог», выдал растерявшийся попаданец.

— Мы хотим есть… — сообщила ему Ящерка.

Юра за день устал, или, правильнее сказать, сильно зае-мотался. Короче, на данное заявление, молодой человек молча закрыл дверь, подошёл к кровати и улёгшись на неё, коротко произнёс:

— Ночь.

Свет погас.

Какое-то время он старательно пытался заснуть, однако раскаченная в этом мире интуиция настойчиво сообщала: Ящерка всё ещё там, немым изваянием стоит за дверью.

«Да чтоб этих монстров с их перекошенными мозгами черти драли! Одна в штаны без спроса лезет, другой пожрать приспичило…» — выругался про себе попаданец, поднялся с кровати и произнеся на языке монстров:

— День, — зажёг освещение и подойдя к двери, открыл её.

Ящерка недвижной статуей стояла за дверью.

— Спустись в ресторан поешь… — обратился он к зеленокожей женщине.

— У нас нет денег… — заморгала рептилия.

На немое возмущение смотрящего не неё попаданца, она пояснила:

— У нас много магических артефактов, но сейчас рынок и магазины закрыты. Мы редко едим, раз в месяц, не чаще, но сегодня у нас был насыщенный день и нам очень захотелось есть. Под вечер… — виновато заморгала она.

— Так подожди до утра, — пробурчал Юра, которому резко стало плевать, что перед ним стоит монстр 123 уровня.

— Нам очень хочется есть сейчас… — требовательно заморгала Ящерка.

— А что ты ешь?

Рептилия высунула из рукава просторной хламиды свой маленький пальчик и ткнула им в попаданца.

Юра от жеста опешил и подумал, не кроется ли за ним очередное покушение на его верность Эрите. Но посмотрев в глаза Ящерки, понял, что монстр перед ним прост как рессора от КАМАЗа и Ящерка хочет сказать ровно одно — она ест человечину…

* * *

Просторный зал ресторана гостиницы был пуст и лишь за барной стойкой стоял краснокожий дьявол-бармен. Он ловко полировал бокалы бархатным полотенцем, всем своим видом намекая, что в какую бы точку бесконечного космоса вы не попали, все встреченные вами бармены будут заниматься одним и тем же — ловко полировать тонкого стекла тару, придавая ей весь возможный блеск.

Усадив Ящерку подальше от бармена, Юра подошёл к краснокожему мужчине за стойкой и указав взглядом на ходячую проблему, произнёс:

— Она хочет есть, и она хочет человечину, что мне делать?

Мужчина, а дьяволы мужчины в отличии от шалавистых дьяволиц обладали взвешенным и спокойным характером, оглядел попаданца, после осмотрел Ящерку, а после спокойно произнёс:

— Это разновидность Горгоны — очень опасные монстры, которые предпочитают пожирать трупы своих побеждённых врагов.

— И чем мне её кормить? — растерянно поинтересовался попаданец.

— У нас есть мороженое мясо заблудших, двенадцать серебряных монет порция…

Юра от услышанного чуть не сел прямо она пол.

«Ну да, а чего я хочу? Это же город монстров…» — растерянно подумал он.

Бармен, вероятно понимая, что творится в голове у собеседника, пояснил:

— Вы не подумайте, мы держим подобное только для специфических гостей вроде неё, — кивнул он на Ящерку. — А так его у нас почти никто не ест.

«Ага, слово «почти» здесь ключевое», — подумал попаданец.

Какое-то время Юра тупил или, точнее, изображал пародию на размышление, пытаясь оправдаться шаблонами вроде «ну это же естественно», «ей же по природе положено», «она же монстр»…

«Да хрен я буду кормить кого человечиной! — пресёк душевные терзания молодой человек. — Оставлю ей деньги и пойду спать, пусть сама покупает», — нашёл он оптимальный вариант.

Но и этот вариант отчего-то душе не нравился.

— Есть альтернатива, но дорогая… — пришёл на помощь бармен.

— Какая? — вспыхнул надеждой Юра.

— Леанария… Это рыба такая. Рептилии её очень любят и главное хорошо наедаются.

— Сколько?

— Десять золотых, — вздохнул бармен. — Редкая, трудно ловить и доставлять, — пояснил он.

Юра задумался. Десять золотых были деньгами солидными и будет ли завтра достаточное количество клиентов на статус, вопрос открытый. С другой стороны деньги были лёгкие, почти шальные. По словам Коли, если деньги достались трудовым потом, их необходимо ценить и тратить осмотрительно, с деньгами же легкими, требовалось расставаться так же — легко. Иначе деньги «обидятся» и идти к тебе не будут. Конечно, всё это было оправданием, но данное оправдание попаданцу нравилось. Да и нужны человеку оправдания, такая вот человек «оправдательная обезьяна».

— Давайте, — вздохнул Юра и достал из отделения магической сумки десять золотых монет.

Стоит отметить, что одет он сейчас был крайне странно — халат, махровые тапочки, арбалет за спиной и перекинутая через плечо магическая сумка. В сумке, кстати, оказалось целых три отделения: одно похожее на бочонок, второе — широкая «труба» двух с половиной метров и последнее совсем маленькое, для денег и мелких предметов, такое, чтобы не искать полчаса. Переключались отделения концентрацией намерения. Чертовски удобно, завидуйте недруги.

— Ожидайте, надо достать и разморозить, минут двадцать… — забрав деньги, сообщил бармен и налил из одного из кранов два больших бокала розоватой жидкости.

Взяв их, Юра принюхался. Алкоголем не пахло, пахло чем-то фруктовым и свежим.

Вернувшись к Ящерке, он поставил один из бокалов перед ней, а сам принялся потягивать из второго похожий на грейпфрутовый сок напиток, очень вкусный и освежающий.

— Скоро принесут, — сообщил он женщине.

Рептилия взяла бокал, поболтала в нём раздвоенным змеиным языком и выпила примерно половину.

— Мы благодарим тебя… — виновато произнесла она.

— А, ерунда, — вздохнув, махнул рукой попаданец.

Хомяк же, достав гвоздь и кусок кафеля, принялся чертить первым по второму, издавая плаксивый звук голодающей жабы.

Молчали. Юра принялся обдумывать планы на завтра, Ящерка же замерла виноватым изваянием.

Наконец, появившийся из-за двери за стойкой гоблин-официант положил перед Ящеркой большой металлический поднос с лежавшей на нём сырой рыбиной сантиметров сорока длиной. Рыбина была объёмистая, Юра бы такую в одно лицо не уговорил точно.

Поначалу рептилия растерялась и изобразила на лице безмолвное «Вы мне что подсунули, где человечина изверги?», но после принюхалась своим приплюснутым носиком, воткнула в рыбину острый коготок, облизала его раздвоенным язычком, а после… После было то, что Юра предпочёл забыть, ибо так есть сырую рыбу нельзя, даже если очень хочется есть.

— Я оплачу тебе номер, — буркнул он хрустящей сырыми костями зеленокожей женщине и отправился спать.

«Такие приключения как сегодня, необходимо строго дозировать»… — вернувшись в номер и упав на кровать, подумал попаданец, зевнул и со спокойной совестью закрыл глаза.

* * *

Внезапное пробуждение не порадовало. Кассиопея, не раз и не два, делал упор, что крепкий сон огромная слабость заблудших. А Юра — дурак, мимо ушей пропускал. Хотя… Нет, изменить что-то вряд ли бы вышло.

Запах гари, запах палёной плоти, дикая боль. Чудовищно дикая боль.

То, что осталось от Юры после чудовищного, разбившего двуспальную деревянную кровать в щепки, магического удара, грубо извлекли из-под тлеющих обломков. Впрочем, осталось довольно много. Магический удар разнес попаданцу ноги и пройдя чуть правее, срезал левую руку, вот она — дань спать косо и развалившись. После чего огненная магия врезалась в каменную стену и взорвалась, обдав большую часть помещения пламенем и жаром. Начался пожар. Но незнакомого демона, вытащившего Юрино тело из горящих обломков, огонь и дым, казалось, не трогали и не волновали.

Сильнее боли терзал лишь страх смерти, именно он заставил проваливающееся сознание задержаться.

Видел только один глаз, второго, скорее всего, уже не было. Демон что-то яростно кричал, сжимая рукой Юрино горло. Что за идиот? Если хочешь поговорить, незачем выбивать ушные перепонки магией и сжимать горло так, что вот-вот хребет треснет. Да и хрен с ним, с горлом, он всё равно скоро умрёт от полученных повреждений.

«Лучше бы это была игра», — решив всё же провалиться в забытьё, подумал на прощание разум.

Внезапно демон отпустил тело попаданца и резко развернулся. Угасающий разум успел заметить размытый зелёный силуэт, после чего отпустивший его демон стал короче на половину корпуса, которую веером кровавых ошмётков разбросало по заполненному дымом помещению. Оставшаяся же половина неуклюже завалилась и бухнулась на пол.

Над Юрой склонилась Ящерка. Довольно спокойно она осмотрела его своими глазами-щелочками, после чего достала из своей магической сумки какой-то предмет и вонзила его в сердце покалеченного и обожжённого человека. От удара Юра умер. Юра умер, но смерть не наступила…

Глава 2: Спонтанный выбор

Глава, в которой Юра встречает хипарей и режет пути отхода.

Чёртова светящаяся табличка не заставила себя ждать. Текст гласил следующее:

** Внимание!

Вам доступны следующие варианты:

— Прекратить сбор комплекта предметов «Четыре сокровища тьмы».

— Сменить сбор комплекта предметов «Четыре сокровища тьмы» на комплект предметов «Четыре сокровища бездны».

— Продолжить сбор комплекта предметов «Четыре сокровища тьмы». **

«Гондоны, ждали пока я помру, чтобы втихую подвинуть МО», — зло подумал Юра.

Но после злость куда-то ушла, провалилась, рассеялась, остался лишь выбор.

«Продолжить сбор комплекта предметов «Четыре сокровища тьмы» — сосредоточив внимание на пункте, выбрал молодой человек.

Выбрал без всякой логики и размышлений, не задумываясь о выгодах и потерях, другого выбора словно и не было.

Табличка мигнула, вспыхнула светом, а после навалилась тьма и в той тьме не было ничего, ни мысли, ни времени, ни пространства.

* * *

Юра пришел в себя. В памяти всплыла боль, оторванные конечности, гарь, пламя и страх.

«Жуткий сон…» — глядя на высокий каменный потолок, подумал он.

«Таких снов не бывает», — возразила более обстоятельная часть разума.

«Ага, не бывает, тогда почему я не на респе?»

Вопрос не являлся праздным.

Приподнявшись, молодой человек обнаружил, что лежит на кровати, укрытый тонким белым покрывалом. Было холодно, что неудивительно, ведь кровать одиноко стояла в огромном пустом зале, три стены которого представляли собой гладкий серый камень, а четвёртая отсутствовала вовсе. Выходило что-то вроде огромного ангара, вход в который поддерживали высокие массивные колонны — гладкие и симметричные. Там, в промежутках между колоннами, виднелась синяя даль и белоснежные вершины далёких гор.

«Маска!..» — вспомнил Юра.

Заиметь порцию новых неприятностей очень не хотелось.

Покрутив головой, он обнаружил рядом с кроватью небольшой каменный столик, на котором лежало Четвёртое сокровище тьмы и слегка подгоревшая магическая сумка. Подпалены ерунда, исчезнут при следующем прохождении через кольцо портала. Но вот кое-чего похоже не хватало…

«Походу маскировочный плащ сгорел», — всхлипнул хомяк.

«Главное я не сгорел! — парировал попаданец. — А вот где ключ?»

Перед визитом Ящерки, Юра переложил почти все свои мелкие пожитки в магическую сумку, которую повесил у изголовья кровати. Плащ был повешен на её спинку, ключ же находился во внутреннем кармане оставленной на вешалке брони.

Оклемавшееся после сна сознание намекнуло, что стоит не о барахле волноваться, а о себе — любимом подумать.

Опасливо вытащив из-за покрывала левую руку, молодой человек обнаружил, что та на месте.

«Нет, ну точно сон…»

Не менее опасливо отбросив покрывало полностью, он увидел, что и с ногами также всё в полном порядке, разве что ноги, да и часть плеча, имеют непривычный розоватый цвет, словно кожа новорожденного младенца.

Подвигав левой рукой, Юра почувствовал небольшую боль и слабость. Примерные ощущения передали ему и ноги.

Проанализировав увиденное и поняв, что всё же не приснилось, он пришёл к логичному заключению:

«Всё же огребон имел место быть. Да здравствует магическая медицина! Или чем там меня откачали? Надеюсь, с Ящеркой всё в порядке, без её вмешательства меня ну точно бы грохнули. Интересно, кем был тот сбрендивший демон?»

Задавшись данными вопросами, молодой человек посмотрел на арбалет. Оружие, конечно же, молчало и поблескивало тёмным матовым металлом.

— У-у-у-у-у… — погрозил он арбалету кулаком и требовательно произнёс:

— Я тебя не подвёл, и ты меня не подведи…

Но вышло отчего-то слегка жалобно.

Встав с кровати, Юра обнаружил на её спинке белый халат из плотной ткани, а на полу пару кожаных тапок. Одевшись и обувшись, он огляделся ещё разок, надел на плечо магическую сумку, взял в руки арбалет и, пошатываясь от слабости, побрёл к колоннам.

Выйдя на вырубленную в почти отвесной скале террасу, Юра увидел лежавшие внизу лес, изумрудные луга и, собственно, город. Вдалеке, за пятачком суетливого местного рынка, виднелись тёмные точечки портальных выходов и белое здание-лодочка.

«Я с другой стороны города, а это место вырублено прямо в горном массиве», — понял попаданец.

Было холодно и пусть к холоду Юра привык, давно заработав звание «морж поневоле», мёрзнуть не хотелось, отчего он покинул террасу и поковылял к примеченному ранее проходу в одной из боковых стен. За коротким, вырубленным в камне коридором, оказался туалет, которым молодой человек не преминул воспользоваться. Вот только туалет — это конечно хорошо, но куда идти дальше? Улететь как птица или смыть себя в унитаз?

Вернувшись на террасу и осмотрев её более внимательно, он обнаружил с краю уходящую вниз лестницу. Не сказать, что она была сильно запрятана, но после пережитого можно и не такое проглядеть.

Ступив на лестницу и попав на подобие вырубленного в отвесной скале серпантина, молодой человек начал по нему спускаться, старясь при этом держаться ближе к стене, дабы не грохнуться вниз с километровой высоты. Непонятно кто построил это место, и кто в нём жил, но высоты этот кто-то не боялся точно.

Идти пришлось недолго, через пару десятков метров серпантин вывел его на просторную, ровную площадку. Создавалось впечатление, что из отвесной горной стены вынули подобие конуса, отчего образовалась полукруглая плоская площадка с обступающими её скошенными стенами. Данное место было весьма хаотично завалено каменными блоками, как обработанными, так и не очень.

Побродив между завалами блоков, попаданец вышел на относительно чистое место. Здесь, у большого деревянного стола, стоял среднего роста русоволосый мужчина. Занят он был тем, что молотком и зубилом выбивал из куска гранита ровный каменный кубик. Куча же подобных кубиков, которым, вероятно, предначертано стать брусчаткой мостовой, лежала здесь же, рядом, на каменном полу.

— Подойди сюда и подожди. Можешь пока выпить сока или воды, — обернувшись, кивнул мужчина на стоящий рядом небольшой столик и пару простеньких стульев рядом. На столике стояли кувшины и чашки.

Сказано это было монотонным, почти механическим голосом.

Выглядел мужчина как самый обычный человек, даже навык «Чувство цели» реагировал на него также как и на местных, точнее не реагировал совсем. Юра было даже подумал, что перед ним обычный работник каменоломни, настолько по-простецки, если не сказать по-деревенски, выглядел мужчина с короткими вьющимися волосами, одетый в серую робу и в серый же фартук.

Однако кое-кто получил от реальности некоторое количество трандюлей, отчего начал понимать, что реальность эта не так проста, каковой порой кажется. И что сильные мира сего, в отличии от земного тлена, авторитетом не давят, понтами не обвешиваются, да и вообще плевать хотели на стереотипы самовлюблённых людишек.

— Вы Администратор? — присаживаясь на стул, осторожно спросил попаданец и тут же приметил, что на столике между кувшинами лежит Серебреный ключ. Хотя может другой это ключ, не тот с помощью которого он попал в город.

— Совершенно верно, — монотонно ответил мужчина, превращая в процессе гранитный булыжник в относительно ровный куб.

— Это мой ключ? — кивнув на лежавший на столе артефакт, спросил Юра.

— Да ты не стесняйся, налей себе сока. Знаешь, он особенно вкусен, когда хорошенько поработаешь. Странная это штука — удовольствие. Им легко перенасытиться, но трудности и лишения лишь обостряют его. Возьми зелёный кувшин, в нём сок местной горной ягоды. Кисловат, но тебе понравится.

«Ну точно ИнфоБот», — оценил ровный спокойный голос молодой человек, после взял кувшин и налил один из пустых стаканов почти до краёв: скромничать не хотелось по причине пробуждающейся жажды. Напиток действительно оказался вкусным и освежающим, да и ему с детства нравилось кисло-сладкое.

— Это не твой ключ, — закончив работу и отложив инструмент, вытирая руки влажной тряпкой, ответил на заданный ранее вопрос Администратор, — но да, с помощью данного ключа ты попал в Иеру. А ведь попадать тебе сюда никак не положено…

От сказанного попаданец напрягся, в воздухе «запахло» неприятностями.

— И да, — продолжил мужчина, — обратно ты его не получишь. Следовало бы немедленно выбросить тебя из Иеру, но вот беда, если считать, что ты воспользовался ключом в результате Системной ошибки, то автоматом выходит, что ошибку допустило вышестоящее начальство.

Администратор внимательно посмотрел на Юрину магическую сумку, отчего молодой человек понял, что имеется ввиду его маска.

— Не то, чтобы у меня не хватает духа спорить с начальством, — продолжил мужчина, — дело здесь сильно в другом…

В чём именно дело, попаданцу не сообщили, так как сделав паузу, хозяин этого места сменил тему:

— Как я сказал выше, в этом городе тебе не место, и я надеюсь, что ты и сам уже это понял. Однако ты сумел попасть в Иеру и вышвырнуть тебя сейчас будет несправедливо. Я дам тебе временный личный ключ, он позволит пользоваться доступом в город ровно двадцать один день, после ключ превратится в бесполезную, пусть и наполненную магией железку. Очень ценную железку… Ведь когда ты достигнешь 100 уровня, она заработает снова.

— Вы вернёте ключ прежнему владельцу? — кивнул молодой человек на лежавщий на столе артефакт.

— Нет, для прежнего владельца ключ потерян. Если он захочет попасть в Иеру, пусть делает это без помощи магии.

«Двадцать один день… — подумал Юра, — всё не так плохо, как могло обернуться», — подытожил он.

— Я хотел спросить, — чуток расслабившись, произнёс попаданец, — я попал в Иеру через портальный выход, а как мне вернуться обратно? Куда будет вести открытый здесь портал?

— Находясь в Иеру, ты не откроешь ключом портал, — кивком показав, что вопрос ему ясен, охотно начал отвечать Администратор, — всё что тебе требуется, это взять ключ в руку и пожелать вернуться обратно, после чего ты телепортируешся в место, где был открыт портал. Да, пусть ключ нельзя телепортировать, но, когда ты телепортируешся с помощью ключа, данное правило неактивно. Если же ты хочешь венуться не один, то тебе необходимо взять соратника за руку, если требуется прихватить с собой груз, то необходимо взять его в руки или, например, сесть на него. Но здесь есть тонкость, чтобы проделать вышеописанное, ключ необходимо зарядить карцибелом пропорционально количеству переносимых лиц или весу груза.

Закончив объяснять монотонным голосом работника справочной, мужчина опустил руку в нашитый на рабочий фартук карман, и вынув из него другой Серебряный ключ, протянул его попаданцу.

— Спасибо… — бережно принимая серебристую прямоугольную пластину, поблагодарил Администратора Юра.

— Ещё вопросы есть? — спросил у него мужчина.

— Да, на меня этой ночью напали и кажется убили. Но я отчего-то не почувствовал мучения местной смерти, да и появился здесь. Это местная точка воскрешения?

— Мучения смерти ты не почувствовал, потому что не умирал, — спокойно и монотонно начал объяснять мужчина. — Горгона «заморозила» твоё умирание специальным артефактом, после тебя доставили в местную больницу, где оказали всю доступную помощь, а доступно, как ты можешь судить по отросшим ногам и приращенной руке, было очень и очень многое. Ещё, у нас не принято, чтобы к гостям города врывались ночью и делали из них покалеченное жаркое, отчего ратуша взяла на себя расходы за твое лечение, сам ты вряд ли бы расплатился. Далее случившимся заинтересовался я, а заинтересовавшись, быстро выяснил, что ты — низкоуровневый «безбилетник», да и ко всему, обладатель предмета из комплекта Четырёх сокровищ тьмы. Именно из-за арбалета в твоих руках, тебя чуть не убили прошлой ночью.

Юра молчал, не решаясь требовать подробностей.

Администратор налил себе сока и выпив, спросил:

— Ты знаешь, что на жаргоне сотников значит «устроить карусель»?

— Нет… — пожал плечами молодой человек.

— Слушай и запоминай. Обычно, когда заблудший умирает далеко от города, его переносит не в город, а на ближайшую точку воскрешения. Если он умирает на ней или около неё ещё раз, то теперь уже стопроцентно отправляется в ближайший город. Монстры, за редким исключением, не могут заходить в город, но данное правило при большом желании могут нарушать демоны. Если же ты прилетел после смерти в город и умер уже в нём, то тебя снова телепортирует на ту же точку воскрешения, если ты умер на ней или возле неё второй раз, то теперь переносит на другой, обычно соседний материк. Итого, при очень большом желании и наличии поисковых артефактов, заблудшего можно убить четыре раза подряд. Или, точнее, с минимальным временным промежутком. Подобное и называется «карусель». Если единичная смерть, при всей своей мучительности не имеет для разума каких-либо разрушительных последствий, то две смерти подряд уже серьёзно бьют по желанию жить, три подряд — отправляют в бездну примерно половину заблудших, четыре подряд не переживает почти никто.

Довольно давно, примерно семьдесят лет назад, команда высокоуровневых демонов устроила «карусель» команде низкоуровневых заблудших. Подобное, при всей жестокости, Системой не запрещается. Да и демоны были так называемые «Звери» — это не души людей попавшие в тела демонов, а монстры на завершающем этапе эволюции. Из пяти членов команды заблудших перенести «карусель» смог только один. Его звали Бешеный и он был выдающимся заблудшим. Бешеный поклялся отомстить и клятву свою он сдержал. Но на момент, когда Бешеный приблизился к мести вплотную, в этом мире остался лишь один из причастных к «карусели» монстр и месть настигла его в этом городе. Городе, который в тот день был разрушен практически полностью…

— А что стало с этим Бешеным? — поинтересовался Юра.

— Увы, он заключил с МО сделку. За силу и возможность уничтожить врага навсегда, МО забрал его сущность.

— Но почему пытались убить меня? — отчего-то молодому человеку казалось, что одного лишь владения арбалетом для случившегося было недостаточно.

— Ты знаешь, что демоны могут иметь в этом мире детей?

— Нет… Точнее я не задумывался над этим, — честно признался Юра.

— Могут, но в отличии от заблудших, их репродукция по умолчанию заблокирована. А когда ты чего-то лишён, оно начинает играть для тебя повышенную ценность. Хранители могут даровать демону возможность иметь детей только в одном случае, знаешь каком?

— Нет.

— Ну, вообще, эти бестелесные сволочи до кучи ещё и квестов надают, — на секунду став более человечным нежели ИнфоБот, подмигнул молодому человеку Администратор, — но всё же главное условие одно — настоящая любовь. При этом родившиеся у демонов дети — обычные люди, в смысле местные — смертные без привязки к Системе. И вчера тебя пытался убить отец погибшего во время мести Бешеного ребёнка…

* * *

Спускаясь вниз по изломанной, вырубленной в отвесной скале лестнице, Юра размышлял на тему, какие всё же Админы сволочи. Вместо того, чтобы телепортировать его — недобитого инвалида в город, Администратор, закончив разговор, повернулся к рабочему столу передом, а к лесу, то есть к Юре, задом и как ни в чём не бывало, продолжил выбивать кубики брусчатки. У кого-то тут можно сказать судьба решается, а он… Эх…

А ведь только до земли предстояло спускаться примерно километр, а после ещё пару топать до города. Конечно, кое-кто уже давно не нубас 1 уровня, а заряженный парниша 23. Но, когда тебе с вечера оторвало ноги, а с утра не принесли чашечку кофе с круасанчиком, бодрость, надо заметить, совсем не та.

Наконец лес у подножья перестал выглядеть однородной массой, отчего молодой человек понял, что прошёл две трети пути. Обессиленно опустившись на ступеньки, он посмотрел на всё ещё далёкий город и отчего-то подумал, что место это дышит каким-то неосязаемым уютом. Жилые домики играли в полуденном солнце своими черепичными крышами — кирпично-красными, зелёными и тёмно-синими, величественные же храмы и архитектурные комплексы сверкали червонным золотом или же поблёскивали потемневшей от времени медью.

«Двадцать один день…» — устало опустившись на ступени, подумал Юра.

Возвращаться в лагерь Зелёной фракции пока не хотелось и пусть его чуть не убили прошлой ночью, интуиция говорила, что подобное повторится вряд ли. Да и где для него сейчас полностью безопасно? Пожалуй нигде.

Усевшись на ступени, молодой человек принялся копаться в магической сумке и размышлять о главной своей проблеме.

«Если верить Админу, покинув Иеру с помощью уже своего ключа, я появлюсь в логове РБ и мне придётся либо использовать итем телепортации, либо сражаться с боссом. Ну что за… Не мог изменить точку выхода, нехороший человек! Вот бы найти в помощь кого-то своего уровня, но в городе, походу, таких и нет».

Достав из сумки флягу, вяленое мясо и грубые гоблинские лепёшки, Юра принялся не торопясь перекусывать.

— Эх, заключать с шефом пари себе дороже, — раздался позади расстроенный голос.

Обернувшись, молодой человек увидел высокого бледного юношу. А может и не юношу: возраст Мотылёк имел абсолютно непонятный — по нечеловечески неопределённый.

Внезапного визитёра попаданец не испугался в силу знакомства и некоторой пришибленности последними событиями.

— Я поставил на то, что Салар вышвырнет тебя из города и проиграл… Теперь месяц придётся ходить за продуктами, — вздохнув, сообщил ему вампир.

— Этого русоволосого хрена зовут Салар? — поинтересовался Юра.

— Ага, вот только я бы на твоём месте не рисковал называть его «хреном».

— Мне можно… — закинув в рот остатки лепешки, произнёс молодой человек. — Есть новости? — спросил он.

— Новости есть, но их сложно назвать удовлетворительными. У нас есть имя и вид монстра, но, как ни странно, они оказались бесполезны. За последний месяц в городе побывало примерно с десяток старших личей и все они воспользовались выходами порталов, не любят личи летать по воздуху, видать к земле сильно тянет. Ещё, ребята они скрытные, в общем, имя Химаран Шимаха нигде не всплывало. «Нигде» в нашем случае, это не было названо извозчикам или же указано при регистрации в гостиницах. Занимались личи разным и, как ни странно, никто из них не проявил особого интереса к городскому рынку. Это точно — торговцы одни из наших надёжных информаторов. В основном личи посещали магическую гильдию, мастерские и частных торговцев из числа нежити, ну и прочее — разное. Это по словам извозчиков. Но, чем конкретно занимался твой лич, никто сказать не может, так как неизвестно, какой из десяти является нужным нам Химараном Шимахой.

Юра слушал не перебивая, вампир тем временем перешёл к главному:

— Выяснить какой из личей нужный, можно лишь одним способом — получив доступ к регистрационной информации ратуши. Она позволит узнать точное время прибытия нужного нам лича в город, а имея точное время, можно будет выяснить чем конкретно этот Шимаха занимался.

— Это как? Чем поможет время? — слегка не понял суть Юра.

— Да всё просто, — взялся объяснять мотылёк, — например был у нас этот Шимаха на третьей неделе текущего месяца с утра в день роста. Зная эту информацию, велик шанс узнать от извозчиков куда и на какое время наш лич ездил. А дальше приметы подтянутся: нежить она вся на одно лицо, но побрякушки и мантии хорошие любит, по ним и сориентируемся. Конечно, стопроцентного результата мы тебе не дадим, но всё же какой-никакой шанс появится…

— А сколько времени вам понадобится, чтобы вычислить маршрут Шимахи? — помня, что время ограничено, поинтересовался молодой человек.

— Ты начинаешь слегка не с того, с чего следует. Начинать надо с вопроса, во сколько тебе обойдётся доступ к регистрационной информации…

«И правда…» — мысленно согласился попаданец.

Пока с него не взяли ни монеты, отдельно отметив, что потребуют оплату лишь за конкретную информацию или же когда деньги понадобятся непосредственно для продвижения работы. Сейчас выходил второй вариант.

— Вытащить информацию из регистра ратуши будет стоить десять тысяч золотом… — с интересом наблюдая за реакцией попаданца, произнёс мотылёк.

Охать, ахать и материться от услышанного Юра не стал, а вот задумался крепко.

Да и он, конечно, подозревал, что десятью золотыми монетами не отделается, но десять тысяч…

После продажи добытого в Митунге элиса, у него на двоих с Эритой осталось что-то в районе трёх с половиной тысяч золотых, да и, по сути, информация нужна не ему, а Аринтону, вот он пусть и платит. Но, откровенно говоря, молодой человек сомневался, что в казне фракции найдётся требуемая сумма. Золотые и серебряные монеты относились к ресурсу, не слишком часто попадающему в руки монстров, а если и попадающему, то тут же идущему на разные нужды, в основном торговые операции с местным населением или же демонами. Как знал Юра, на данный момент золото Зелёной фракции активно утекало в карман Кассиопеи, правда в нём оно не залёживалось, так как демон регулярно привозил Аринтону разное нужное снаряжение, оборудование и материалы.

«За месяц Аринтон быть может и набрал бы десятку, или же выдал мне артефактов на продажу. Вот только высокоуровневых предметов у Зелёных не сильно то и много. Наверно придётся продавать расходники. Двадцать один день…».

— М-м-м-м-м, — промычал Юра и почесал затылок.

— Из того, что можно продать, у меня есть только метательный нож, от его продажи выйдет что-то в районе двух тысяч золотом, — вздохнул молодой человек, понимая, что местные низкие цены начинают работать против него. — Этого хватит чтобы хотя бы начать двигаться в нужном направлении? — обратился он к Мотыльку.

Вампир на заданный вопрос, принялся терпеливо объяснять:

— У нас довольно гуманные цены, ведь работаем мы ради удовольствия, а деньги берём лишь чтобы оставаться на плаву. Да ты и сам должен понимать, что набивать золотом матрасы, занятие в этом мире сомнительное. Всё, что можно было сделать, оперируя предоставленной тобой информацией, мы уже сделали без денег или же за свой счёт. Десять тысяч золотом — сумма взятки за требуемую информацию. За свои услуги мы возьмём с тебя отдельно и вряд ли это сумма превысит полсотни золотых.

— Взятки? А Система? А, да, она же за монстрами не следит… Точнее… У вас же здесь свободная зона? — подивился Юра, столь «неигровому» понятию.

— На счёт того, что Система не следит за монстрами, ты слегка неправ, — улыбнулся Мотылёк, — с 100 уровня, мы, как заблудшие, каждый со своим персональным надсмотрщиком. Но ты уже должен почувствовать, что свободы с повышением уровня заметно прибавляется и мы в данном правиле не исключение. Передача должностным лицом нужной информации поступок, конечно, нехороший, но совсем не смертельный. И да, Свободная зона, отчего судья нам лишь наша совесть. Ты, надеюсь, в курсе, что тот, кто даёт взятку, кармует даже больше, чем тот, кто берёт? Ведь он не только нарушает, но и соблазняет… — подмигнул собеседнику вампир.

Кармавать, точнее косячить, Юра не хотел, да и не мог он пока «пуститься во все тяжкие» — денег не было.

«Есть ещё итем на телепортацию…» — осторожно намекнул Хомяк.

Сия щедрость зелёного грызуна проистекала из того, что итем на самом деле был не Юрин, а фракционный. И если он найдет способ запилить босса, то его, конечно же, придётся вернуть.

«Ага, а как я из логова РБ выберусь?» — задал он хомяку вполне резонный вопрос.

Хомяк на вопрос лишь пространно пожал плечами и по глазам его было видно, что мохнатая сволочь уже поставила дроп с РБ на приходный баланс.

Но всё же прощупать почву стоило.

— Ещё у меня есть это… — порывшись в магической сумке, молодой человек протянул Мотыльку итем телепортации.

Вампир принял предмет, присвистнул и произнёс:

— Работает по всей территории планеты, погоди…

Произнеся это, бледный юноша бесцеремонно растворился в воздухе, прихватив с собой ценный расходник.

Прождав вампира минут так десять, Юра начал подозревать что его, возможно, кинули. Выбросив из головы этот, довольно печальный вариант, он поднялся и поковылял по лестнице вниз.

Лишь через час с копейками, когда молодой человек уже спустился с гор и вышел на мощёную камнем дорожку, петляющую между густых столетних сосен, рядом с ним из воздуха возник Мотылёк.

— Наш информатор в ратуше согласен взять данный расходник вместо денег, — возвращая попаданцу чёрный, с серебристыми прожилками шарик, услужливо сообщил он.

Юра расходник принял и как-то тупо на него посмотрел, а после вернул вампиру и коротко произнёс:

— Я согласен…

Вампир взял предмет, кивнул и исчез.

«Да, я идиот…» — сам себе констатировал Юра.

Хотелось попинать себя ещё, но он отчего-то чувствовал, что поступает правильно, ведь время ограничено и необходимо действовать, а уж судьба-злодейка какой-нибудь вариантик ему предложит и ещё посмотрим, кто об кого убьётся — Юра об РБ или РБ об Юру…

* * *

Юра не надеялся увидеть вампира-посыльного так скоро, ожидая новостей к вечеру, а то и завтра, однако, Мотылёк объявился буквально через четверть часа.

— Информация получена, есть результаты, — лишь соткавшись из облака горячего воздуха, сообщил бледный юноша. — Отчего-то наш Шимаха предпочитал телепортироваться в Иеру поздно, почти ночью, отчего извозчики его хорошо запомнили. Шеф взялся лично опросить свидетелей, жди подробностей.

— Постой! — выпалил молодой человек собравшемуся было слинять вампиру.

— Да? — в ожидании замер тот.

— В городе есть демоны от 20 до 30 уровня? Точнее до 34.

— Тебе нужен кто-то, чтобы помочь убить особого монстра? — поинтересовался вампир.

Вчера попаданец рассказал компании сыщиков-информаторов о своих затруднениях с боссом.

— Да.

— М-м-м…

На этом, не сильно информативном звуке, Мотылёк бесцеремонно растворился в воздухе.

Юра на бестактность не обиделся, а лишь вздохнул и продолжил свой путь. Лес подходил к концу, уже виднелась опушка и лежавшие за ней зелёные луга. Приятно пахло хвоей, травой и какими-то цветами, очень хотелось остановиться и часок просто полежать на земле.

Собрав волю в кулак, молодой человек заставил обессиленные и побаливающие ноги работать, желая побыстрее дойти до города, в котором можно будет по-человечески поесть и, наверно, поспать.

В голове крутилась показавшаяся поначалу гениальной схема, а именно, как избежать битвы с РБ. По словам Администратора с помощью ключа имелась возможность телепортировать из Иеру не только себя-любимого, но и кого-то другого. А что, если, попросить кого-то из местных или гостей города перенести его в некое куда-нибудь. Туда, где появится определённая свобода действий. А после из этого «куда-нибудь», вернуться в город. Но чем дольше Юра данный вариант обдумывал, тем больше находил в нём недостатков. Монстры в городе собрались со всей территории планеты и не факт, что он сможет договориться с кем-то со своего материка, а если и сможет, то наверняка появится за тысячи километров от нубского с точки зрения мобов 100+ Озоторга. Далее время: его ключ будет активен лишь 21 день, а разные прочие риски… Нет, овчинка выделки не стоит. На самый край, вариант рабочий, но всё же лучше найти способ убить РБ. А для этого для начала необходимо заработать денег. Вчера он видел весьма полезные для предстоящего фарма расходники по не самой обременительной цене. Например, итемы блокирующие телепортацию и регенерацию присущих ангелам духовных тел.

Новый визит вампира застал его примерно в полукилометре от города. Увидев бледного юношу, попаданец остановился, застонал от боли в ногах и опустился на камень петляющей между зелёных холмов дорожки.

— Я нанял для тебя двуколку, она будет здесь буквально через пять минут, — участливо поглядывая на побитого клиента, сообщил вампир. — С тебя четыре серебряных монеты… — добавил он.

Новость о едущем навстречу транспорте, приободрила и порадовала.

— И похоже тебе повезло и не повезло одновременно… — принимая серебро, произнёс Мотылёк.

— Это как? — достав из сумки флягу и отпив из неё, поинтересовался Юра.

— В городе застряла команда низкоуровневых демонов, я бы сказал демонят…

— И? — оживился молодой человек.

— Клинический случай… — хмыкнул вампир. — Они остановились в таверне «Приют пилигримов», если поторопишься, застанешь их за обедом.

Закончив говорить, Мотылёк в своей бесцеремонной манере растворился в воздухе.

Решив не нагнетать суету и разобраться во всём на месте, попаданец принялся дожидаться обещанную двуколку. Вампир не соврал: запряжённый двойкой лошадей транспорт действительно подошёл ровно через пять минут. Возницей в этот раз оказался средних лет мужчина — демон. Пусть и попривыкший к местным реалиям, молодой человек от вида демона слегка напрягся, имелись у него связанные с демонами не очень приятные воспоминания, но оглядев безразличного серокожего возницу, он расслабился: всё же Особый статус, да и народ здесь культурный.

— «Приют пилигримов», — залезая в двуколку, назвал адрес Юра.

Демон кивнул и подстегнул лошадей.

— А чем вы здесь занимаетесь, ну кроме того, что извозчиком работаете? — начав издалека, поинтересовался у возницы молодой человек.

Демон смерил пассажира цепким взглядом, улыбнулся и ответил на вопрос слегка не в тему, пусть и ответил ровно то, что интересовало Юру.

— Ты никогда не уставал от всёй этой Системной суеты, когда хочется просто пожить без всех этих заданий, заблудших, монстров и прочего?

Молодой человек согласно кивнул.

— Вот и я устал и решил какое-то время пожить здесь. А работать извозчиком мне просто нравится: на жизнь хватает, да и работа интересная.

— И как долго позволяет так жить Система?

— У всех по-разному, — пожал плечами демон. — Я выполнил финальный квест и перед уходом решил пожить здесь, таких как я во времени не ограничивают, хоть триста лет живи. Хотя «ностальгия» давит, с этим ничего поделать нельзя.

«Триста лет… Столько здесь живёт Кассиопея. Интересно, он тоже выполнил финальный квест? Надо будет спросить при случае».

Не успел попаданец задать извозчику и пары интересующих его вопросов, как шустрая двуколка остановилась перед большим, серого камня зданием. Первый этаж смотрел на улицу огромными арочными окнами, а на втором имелось подобие длинного общего балкона, на который, вероятно, можно было попасть из номеров.

Узнав, что денег не надо, так как заплачено, Юра поблагодарил демона, спустился на мостовую и, подойдя к входу в таверну, толкнул створку тяжёлой резной двери.

Стоит отметить один важный момент — одет молодой человек был весьма специфично. Белый, слегка похожий на больничный халат был перетянут на талии широким поясом, тоже белым; на босых ногах красовались кожаные тапочки; за плечами висел арбалет, благо лямки из грубой кожи благополучно пережили ночные события. Дополняла картину маслом висящая на боку опалённая кожаная сумка.

Зайди Юра при жизни в таком виде, например, в Макдональдс, менеджер, широко улыбаясь сбрендившему гражданину, немедленно принялся бы звонить сначала в милицию, а после в психушку. Мол, заберите клиента, только арбалет конфискуйте, а то больно солидно железяка выглядит, сразу видно — вещь серьёзная, психам такую давать нельзя. Но в Иеру жители были проще, отчего никто никуда и не во что звонить не стал, хотя свою порцию любопытных взглядов попаданец заработал.

Таверна ему понравилась, простая и практичная мебель из благородной тёмно-коричневой древесины, высокий светлый потолок, большие окна и облокотившийся на стойку хозяин-людоящер, оглядывающий свои владения ленивым взглядом. Посетителей было немного. За большим столом шумно обедала компания орков: зелёные порыгивали, порыкивали, хрустели костями жареной птицы, но в целом производили впечатление парней приличных. Читая газету за чашкой позднего кофе, у окна сидел сморщенный гремлин. За другим столом группа из пяти гоблинов уничтожала зажаренного целиком поросёнка и посасывала из больших деревянных кружек пиво.

«Вот алкаши зелёные, — разглядывая гоблинов, подумал Юра, — Аринтона на вас нет. Он бы быстро втолковал вам ценность ЗОЖ и ФП».

Впрочем, алкоголь действовал на монстров не так как на людей, отчего пьянели они меньше, похмельем не мучились и зеленее и уродливее чем есть не становились. Да и по виду компания что-то отмечала, а не набиралась от наличия лишних денег.

А вот нужные Юре личности сидели в углу таверны, переговаривались и с унылым видом ковыряли ложками в небольших мисках.

«Хипари…» — немедленно окрестил демонят молодой человек.

Демонов имелось четверо — два серокожих парня и две девушки, тоже серокожие. На вид лет по семнадцать — восемнадцать, но не двадцать точно. Парни носили длинные, ниже плеч волосы, у одной из девушек волосы были убраны за воротник простенькой стёганки, отчего их длину определить было сложно, а вот вторая девушка оказалась лысой, и лысой настолько, что в её лысину можно было использовать в качестве зеркальца, до того это лысина выглядела блестящей и отполированной.

Оружие при демонятах отсутствовало, на плечах троих сидели дешманские стёганки, такие, которые из пропитанного водоотталкивающим составом брезента, с прослойкой из грубого, устойчивого к разрубанию материала и лишь один из парней красовался приличной многослойной кожаной бронёй. Имелись висящие на боках сумки, точно не магические, а не сильно пухлые наплечные мешки, лежали на полу у стены.

«25–28 уровень», — готовый прыгать от счастья, с помощью навыка «Чувство цели», определил примерный уровень демонят попаданец.

— Эй, ты же вроде тот заблудший, что вчера статусы на рынке читал? — оторвавшись от кружки с чаем, обратился к Юре один из орков. — Вчера же сам сказал, что на рынке с утра будешь, а не появился, непорядок… — возмутился зелёный.

Все Юрины наставники как один утверждали, что человек, который ничего не боится — минимум глупый человек, максимум мёртвый человек. Однако, те же наставники учили его, что бояться надо правильно и главный недостаток страха в том, что он лишает разум гибкости. Юра вот припалился, ибо когда на тебя наезжает 100+ орк, не припалиться нельзя физиологически. Но припалившись, гибкости не потерял, отчего с ходу ответил:

— Да мне тут прошлой ночью слегка здоровье подпортили, пришлось с утра посетить горы: уж больно на высоте воздух целебный… Короче, сегодня не вышло, но завтра с утра буду.

Попаданец не врал. На пути в город он размышлял чем бы ему заняться в ближайшие дни и пришёл к выводу, что стоит дней на несколько открыть лавочку «Статус-сенсей: читаем статус по фотографии». Требовалось заработать денег и прийти в себя после ранения и последующего лечения. В каком-то смысле силёнок сейчас имелось на четверть прошлого себя.

Орк на это цепко оглядел попаданца, после чего удовлетворённо кивнул и вернулся к чаю и разговорам, Юра же направился к стойке со скучающим людоящером, боковым зрением ловя завистливые взгляды демонят. Отчего-то он понял, что зависть порождена его способностью заработать себе денег.

— Доброго вам дня уважаемый, — положив перед ящером заранее подготовленный золотой, поздоровался с хозяином молодой человек. — Мне бы поесть хорошо, с горячим супом, зеленью какой и мясом варёным или тушёным, лучше рыбой или птицей. После ранения я, восстанавливаюсь.

— Сделаем, — беря золотистый кругляш, произнёс людоящер, после чего прокричал в ведущий на кухню проход. — Рашим, комплексный из сегодняшнего меню по высшему разряду организуй.

— Что-то ещё? — обратился к клиенту людоящер.

«Интересно, а этот Рашим таджик или гоблин?» — отчего-то подумал попаданец.

— Меня очень интересует сидящая в углу компания демонов, — понизив голос, вслух спросил он у хозяина.

— Ну, если интересует, то подойди к ним и спроси. Я о своих клиентах за их спинами не сплетничаю… — недовольно скривив свою вытянутую морду, возмутился людоящер.

Юра же не растерялся и включил «Болтолога 100 уровня».

— Полностью ваш подход одобряю и именно так и сделаю. Но я не о том. Мне бы к ним, как бы это выразиться, подкатить надо. Ну не подкатить, поговорить, и желательно, чтобы их лица при этом не были такими кислыми как сейчас. А для этого, я подозреваю, их бы надо угостить чем вкусным. И здесь просто никак не обойтись без вашего совета…

Выслушав данную тираду, монстр сменил гнев на милость и наклонившись поближе к попаданцу, весьма охотно сообщил:

— Эти мелкие одну траву жрут, салаты там всякие, ну каши иногда с голодухи заказывают, первое время пророщенное зерно ели, но сейчас у них на него денег не хватает.

— У вас и такое есть?

— А то, демоны до проростков и зелени любители, видать по старой памяти. Короче, веганы они, мясо вообще не едят, одни салаты.

Салаты Юра в этом мире и сам зауважал. Да что сказать, Кассиопея приложил огромное количество сил, дабы привести его рацион в норму. Демон привил «падавану» формулу «Мясо дает силу, но есть его надо в меру. Фрукты, овощи и зелень дают бодрость и есть их можно сколько влезет». Хотя сам демон отдельно отметил, что при жизни был суровым веганом. Ну не суровым: мясо на его планете редко, но ели, в основном в ритуальных формах, когда мужчина сам убивал дичь, дабы принести её в дом. Вот такой вот каменный век при наличии межпланетного сообщения.

В этом же мире, по словам Кассиопеи, тело заблудшего, как и тело демона, имело особый метаболизм и зашлаковать его было практически невозможно. А силы в этом мире требовались как нигде, отчего и еда должна соответствовать. Но демонята, похоже, крепко держались за прижизненный рацион. Ну да, судя по их кислым лицам, клизма куриного бульона очень бы не помешала.

«Ну точно хипари»… — заключил молодой человек.

— Ну так чем их угостить то? — спросил он у хозяина-людоящера.

— Ну понятно чем — борщом… Есть у нас веганский.

«Веганский борщ для хипарей…» — добавил про себя Юра.

— Давай, за мой счёт, — согласно кивнул он.

— Рашим, четыре тарелки веганского борща угловому столику, — отсчитывая сдачу серебром, прокричал на кухню хозяин.

Услышав это, демонята оживились, удивлённо посмотрели на Юру и принялись шептаться. Молодой человек же включил прокаченную в гоблинском плену наглость и прихватив по пути стул, направился к серокожей молодёжи. Бесцеремонно поставив стул у торца стола, он повесил на его спинку арбалет, сел и сходу заявил:

— Привет неудачники, я — заблудший, главный враг демонов, но сейчас вроде как нейтрал и у меня есть для вас работа. Необходимо убить рейдового босса 25 уровня, тип — матрёшка, принадлежность — ангел, сложность — максимальная, награда — будете есть свои проростки до 100 уровня.

Демонята от такого нахрапа обалдели и пооткрывали рты, Юра же принялся ждать еду и реакцию собеседников.

Обычно в местных тавернах заказанного ожидали долго, от пятнадцати минут до получаса, так как здесь либо разогревали свежеприготовленное, либо, чаше всего, готовили сырое и свежее. Видать заказанный Юрой суп уже был приготовлен, так как симпатичная, максимально пуритански одетая дьяволица, поставила перед попаданцем большую миску с ароматным супом. Нос сообщил, что суп — луковый, на бульоне домашней птицы, да и вон оно там, мясо плавает. С благодарностью посмотрев на людоящера за стойкой: луковый суп есть суперсредство в деле восстановления сил, молодой человек мазнул взглядом по удаляющейся дьяволице, но так, для поднятия аппетита, ибо никакое, даже самое приличное платье, не способно было скрыть положенную данному виду сексуальность, после чего принялся за суп. Демонята тем временем с каким-то сакральным ужасом разглядывали плавающие в супе куски мяса и уплетающего этот суп попаданца.

Трое из них, а именно сидящие за столом парни и обладательница заправленных под стёганку волос, вопросительно уставились на лысую девушку.

«Да вы шутите, у них ещё и матриархат!» — заключил про себя поглощающий суп Юра.

— Вокруг города нет монстров, как обычных, так и особых. На этом материке вообще нет ничего связанного с Системой… — пытаясь выразить осторожное сомнение, произнесла «лысина».

Смачно рыгнув и рыгнув, стоит отметить, абсолютно невольно, пусть и слегка войдя в роль уверенного и нахрапистого фармера, Юра достал из магической сумки Серебряный ключ и небрежно бросив его на стол, пояснил:

— РБ ждёт меня рядом с точкой выхода.

А пояснив, вернулся к супу.

Демонята какое-то время тупили на ключ, после тупили на Юру, а после на Юрин суп, вероятно почти готовые завязать с веганством, ибо суп пах и цвёл, а лучшая реклама, как известно, личный пример.

— Ты хоть знаешь сколько в него надо загрузить карцибела, чтобы переместить нас четверых к точке выхода? — подал голос один из парней.

Юра собеседника проигнорировал, так как шокированно смотрел на дно миски. Внушительная такая бадейка супа была уничтожена им менее чем за две минуты.

«Хорошо, что здесь нет Кассиопеи».

Вспомнив наставника, молодой человек опасливо оглянулся.

Кассиопея полгода приучал его тщательно пережёвывать пищу, а за нежелание работать челюстями, отвешивал несовместимые с жизнью подзатыльники.

«Кстати о кристаллах… — вспомнил о маске молодой человек. — Что-то я совсем расслабился, точнее законтузился».

Всё ещё игнорируя вопрос, он достал из магической сумки маску, после чего сменил отделение, для чего требовалось сумку закрыть и извлёк на свет четыре кристалла ментальной силы среднего ранга. Один из них был вплавлен в маску, остальные убраны обратно.

«Осталось на три дня…»

С карцибелом и камнями ментальной силы была засада: на местном рынке они продавались, уж их то Юра приметил, но в отличии от остального снаряжения, стоили энергетические кристаллы втрое дороже чем в Озоторге. Вероятно, сказывалась специфика города.

— Это мои проблемы, — положив руки на живот и чувствуя как энергия буквально растекается по телу, наконец ответил попаданец на заданный ему вопрос.

Демонята же неотрывно смотрели на лежавшую на столе маску.

Дабы вывести собеседников из прострации, Юра убрал артефакт в сумку.

— А… — опомнилась лысая девочка.

«Блин, они точно 25+? Заблудшие 15+ и то посмышлёнее будут».

— У нас нет оружия, мы всё продали, чтобы как-то оставаться на плаву… — произнёс один из парней.

— Работать не пробовали? — с интересом спросил попаданец.

— В городе дефицит рабочих мест, да и половина местных работают ради удовольствия, живя при этом на сбережения. Мы с нашими уровнями никому не нужны… — прокомментировала «лысина».

— А тебя как зовут? — обратился к лысой девушке Юра.

— Кара… — ответила девушка.

«Надеюсь не на мою голову…» — хмыкнул про себя молодой человек.

К их столику, ловко неся здоровенный поднос, подошла знакомая уже дьяволица и расставила перед демонятами тарелки с овощным супом.

«Никакой это не борщ», — взглянув на суп, отчего-то расстроился попаданец.

Справедливости ради стоит отметить, что людоящер за стойкой употребил термин «капустный суп», Юра же перевёл как «борщ» по причине того, что капустный суп, который готовили гоблинши в лагере Зелёной фракции, здоровски напоминал земной борщ, как вкусом так и цветом. Этот же суп действительно содержал в себе крупнонарезанную капусту и похожие на картофель корнеплоды, но положенная борщу свекла в нём отсутствовала.

По лицам собеседников было видно: от супа они бы не отказались, но гордость, опасливость и розовые тараканы в голове не позволяют им принять угощение.

— Вы нужны мне полными сил, а то глядя на ваши кислые от голодухи лица, мне плакать хочется, — попытался замотивировать собеседников попаданец.

— Голод полезен человеку… — возразил молчавший до этого паренёк-демонёнок.

К их столику опять подошла дьяволица-разносчица и поставила перед Юрой большую тарелку с салатом и её — бадейку с тушёной с овощами печенью. Печень пахла специфически, но при этом мастерски подобранные специи, заставляли слюну извергаться фонтаном. Хозяин таверны, а может повар, своё дело знали — подобное блюдо есть большое подспорье в деле восстановления сил.

Нанизав на вилку небоскреб из салата и закинув следом порцию печёнки, молодой человек согласно кивнул:

— Полностью согласен.

Вообще, кивнул он искренне, так как тот же Кассиопея, с помощью подзатыльников и какой-то матери, втолковал ему, что к голоду человеческое тело приспосабливалось миллионы лет, а к доширакам и энергетикам лишь четверть сотни, чего для приспособления абсолютно недостаточно, о чём кое-кто и так подозревал, но всё равно ответ прозвучал как издёвка.

И всё же, то ли аргумент оказался весомым, то ли собеседники банально хотели есть, но Кара кивнула и демонята взялись за ложки.

— У нас нет оружия… — ещё раз напомнила Кара.

— Это тоже моя проблема, — оторвавшись от еды, произнёс молодой человек и принял кисловатый вид. Такой, чтобы собеседники поняли, что он не донатор-олигарх и попотеть, дабы одеть их — голодранцев, придётся.

— Мне необходимо знать ваши специализации и навыки, — дополнил Юра.

— Я не хочу идти на особого монстра, — внезапно всхлипнул один из длинноволосых парней, а всхлипнув, захлюпал носом и расплакался. — Я не хочу умирать!.. — засопел он и закапал слезами в оплаченный Юрой суп.

— Соберись Гис! Не время рыдать, — рявкнула на него Кара.

Получив ментального подзатыльника, демонёнок себя пересилил и хныкать перестал.

— Мы были на РБ лишь однажды, и все умерли… — повернувшись к Юре, пояснила Кара.

— Как вы вообще до 25+ докачались? — прервав от возмущения уничтожение второго, с неподдельным интересом спросил молодой человек.

— В данже стартового города, а после по квестам, — отхныкавшись и вернувшись к еде, пояснил Гис.

— А в Иеру как попали?

— Мы взяли сложный квест, — начала объяснять Кара, — по его условию, нам необходимо было сопроводить монстра на другой материк. Корабль летел с посадкой в Иеру. Мы сошли на землю, хотели посмотреть этот знаменитый город, а там… Ну, увлеклись и опоздали на корабль…

«Настоящие хипари!» — с трудом удержав сочувственную мину, подытожил Юра.

— Чтобы как-то сводить концы с концами, мы заложили часть снаряжения: думали найдём работу или какое-нибудь задание и заработаем деньги на билеты. Но работы для нас не нашлось, а Системы здесь не активна, отчего не нашлось и задания… — закончив говорить, потупилась девушка.

— Ну так в чём проблема, — уговорив салат и печёнку, оживился попаданец. — Вот он я — ваш счастливый билет. Хватайте меня и любите меня!

— Мы не пойдём на босса, особенно сложного. Мы боимся и не доверяем тебе. Ты наверняка хочешь нас обмануть, нас все обманывают… — расстроенно подытожила Кара.

— Обманывают вас потому что вы лохи и неудачники… — беззлобно хмыкнул молодой человек.

Бывает, что два дурака договариваются об общем деле куда быстрее чем два умных человека, но то дураки, а два неуверенных и нерешительных человека толковой каши не сварят. И если надо уболтать и организовать подобных демонятам шлангов — уверенность, наглость и здоровая вера в свои силы, вот они — залоги успеха. Знал это Юра от Аринтона, который в перерывах между ямой и чисткой сортиров, учил его командовать гоблинами.

Ещё, не стоит убеждать кого-то в своей благонадёжности, дольше выйдет. Необходимо заманивать словно последний аферист, подсаживать и завлекать, пусть и с полным соблюдением взятых обязательств. Да и попаданец чувствовал: собеседники уже на крючке, пусть и сами этого не понимают.

И напоследок, перед ним были демоны. Да, демоны неоперившиеся. Но скоро они заматереют, вкачают 50, а там Система доходчиво объяснит им: хотите жить хорошо и счастливо — убивайте заблудших.

Демонята от наезда слегка опешили.

— Когда человек в беде, другие люди должны ему помочь. Это залог здорового общества, — обиженно произнёс безымянный пока демонёнок.

— С хрена ли кому-то помогать неудачникам и хипарям? Мог бы я справиться один, в жизни бы к вам не подошёл, — честно ответил Юра. — Хочешь, чтобы тебе помогли, стань достойным чужой помощи, приложи силы, чтобы стать востребованным… — уверенно произнёс он.

Этому его не учили, это были его собственные мысли. Собственное мироощущение. А может и не собственное, да и бог с ним.

— Кто такие «хипари»? — осторожно уточнила Кара значение незнакомого слова.

— Хипари — это те, кто не хочет положить в свой карман половину очень щедрой награды с босса, лишь потому, что на боссе этом необходимо попотеть… — пояснил попаданец.

— Мы отказываемся, — уверенно ответила за всех Кара.

Её товарищи закивали.

— Моё дело предложить… — пожал плечами Юра.

«Ваше дело согласиться…» — добавил он про себя.

— В ближайшие дни я буду сидеть на местном рынке, зарабатывать вам и себе на расходники и снаряжение. А вы пока думайте… И знаете, вы реально неудачники. Прежде чем отказываться, необходимо хотя бы узнать, что за босс, узнать мои возможности и рассказать о своих. Я ни раз и ни два видел, когда не самая сильная группа запиливала очень сложных РБ за счёт правильно, или же удачно подобранных умений и навыков. В общем, где меня найти вы теперь знаете…

Церемониться и убеждать не хотелось. Хотелось спать, да и настроение после вчерашнего было так себе. Встав, Юра обернулся и столкнулся нос к носу с Ящеркой.

«Не было печали, да купила бабка порося…» — хмыкнул он про себя.

— Нам нужна твоя помощь… — требовательно прошипела Ящерка.

— Горгона… — пискнул за Юриной спиной кто-то из демонят. Да и остальные посетители таверны притихли, даже грозные орки, и те смотрели на зеленокожую женщину с опаской.

Молодой человек обернулся, компания за покинутым столом сменила цвет лиц с серого на цвет полежавшей на солнце газеты.

«Хм, надо бы узнать, чем так опасны эти горгоны», — подумал про себя попаданец.

— Ты же обещала не ставит на меня магическую метку… — абсолютно не испугавшись монстра, обратился к женщине Юра.

Ящерку подменили, зрачки-щёлочки стали виноватыми, а глазки без бровей часто заморгали.

— Ну, нам нужна твоя помощь… — замямлила она.

— Да я не отказываюсь, ты как-никак спасла меня прошлой ночью от полёта на респ, — вздохнув, произнёс попаданец.

Приободрившись, Ящерка пошарила в магической сумке и протянула Юре скрученный пергамент.

Развернув его, молодой человек пробежался глазами по замудрённого вида анкете, из первых пунктов которой следовало, что зовут зеленокожую женщину Назариша, лет ей 114, а вот дальше шла непонятная магическая хиромантия. Кстати, в отличии от первых пунктов, незаполненная. По крайней мере что значит «Распределённая масса материнской энергии на каждую дочернюю сущность, указать примерно в %» он не знал точно.

— Нам дали эту анкету в магической мастерской. Нам надо её заполнить, чтобы для нас сделали хорошие камни контроля и камень сдерживания, — сообщила ему зеленокожая женщина.

Что и как в эту анкету писать, попаданец не знал и близко, однако голова у него работала хорошо.

«Надо вернуться в эту магическую мастерскую, взять за задницу какого-нибудь не сильно занятого клерка или кого вроде него, дать ему денег и с ним заполнить эту анкету, а если не выгорит с мастерской, то стоит обратиться в магическую гильдию, уж они-то точно сделают», — заключил молодой человек.

— У тебя деньги есть? — обратился он к Ящерке.

— Да, мы продали несколько ненужных артефактов и у нас есть пять тысяч золотом.

Со стороны демонят донеслась звонкая капель, с какой на стол полилась хлынувшая от зависти слюна, да и сам и Юра подумал, что, возможно, рановато расстался с расходником, ведь можно было подзанять у Ящерки. Однако подумав, он решил, что всё к лучшему, а то, гляди, в оплату долга потребует, например, ногу, а то и что повкуснее…

— Ладно, поехали и надо сделать всё побыстрее, а то я спать хочу, — зевнув, заявил молодой человек Ящерке, после чего таверну покинул, оставив серокожим демонам множество вопросов и сомнений.

Глава 3: Ростовщик

Глава, в которой Юра узнаёт, что мёртвые ростовщики, не обязательно хорошие ростовщики.

Юра понимал, что у него проблемы. Правда проблемы не здесь и сейчас, а когда-нибудь и потом. Но Юра нынешний уже не был живущим одним днём нубасом, он неумолимо подбирался к званию чёткого парня, а чёткие парни, как известно, думают наперёд. И отсрочка в 20–30 лет для них не повод расслабиться, отложив проблему в дальний ящик, мол, когда это будет. Действовать необходимо уже сегодня, уже сейчас. Задействовать мозг, выработать тактику и стратегию, составить план развития, в общем, сделать всё то, чтобы через двадцать лет огребли проблемы, а не он. Ведь рано или поздно, вся эта мохнатая и не очень сволочь придёт по его душу.

Навыки высокоуровневых монстров поражали, в них имелось всё чтобы сверхэффективно убивать таких как он. Телепортация, ментальные штучки, манипуляция пространством, отключение органов чувств врага, прохождение сквозь материальные и магические преграды, сложные дебаффы и проклятия, да и просто чудовищная физическая сила. И если на низких уровнях ко всему этому были прикручены масса ограничений и условий, то монстры 100+ от разного рода тормозов были практически избавлены.

Ещё молодой человек понял, почему Кассиопея так настойчиво раскачивал ему навык «Предвидение», который на высоких уровнях должен развиться до навыка «Великое предвидение». Существовали умения, от которых было очень сложно увернуться и невозможно блокировать, но всё же можно было предвидеть.

Хотя нет, всё не так плохо, нечего нагнетать панику: в Иеру явно собрались лучшие из лучших. Слушая монстров, Юра начинал понимать, что квест на получение Серебряного ключа ненормально сложный и Ящерка, которая умудрилась сделать его всего за полгода, настоящий уникум.

Безусловно, заблудший 100+ очень серьёзный парень, а группа заблудших 100+ и того паче. И будут они крушить и резать, побеждать и втаптывать в грязь, пока не наткнутся вот на такую вот Горгону. А когда наткнутся, отправятся на респ с шансом 110 %. Ящерка, кстати, немым изваянием стояла позади сидящего в конце рыночного ряда попаданца, подрабатывая от безделья и своей зелёной благодарности телохранителем. Странным таким телохранителем, который с самого утра пребывал в бездеятельном оцепенении.

Прочитав статус очередному монстру и получив за это десять серебряных монет, попаданец обернулся и посмотрел на стоящую позади зеленокожую женщину.

«Обалдеть», — вспомнив прочитанный вчера во время заполнения анкеты статус Ящерки, подумал Юра.

Возможно с точки зрения прожаренных аниме, фэнтези и всякой прочей фантастикой мозгов современного населения, способности Ящерки не выглядели запредельными, но здесь, когда на кону твои жизнь и здоровье, к подобному приходилось относиться серьёзно. Ящерка являлась мастером ментальной атаки, вплоть до полного погружения разума врага в «виртуальную» копию мира. А разные мелочи вроде иллюзий, так это для неё как два пальца. Обычно обладающие подобными способностями монстры очень слабы физически, но здесь не тот случай. Сила в хрупком с виду теле была заключена чудовищная.

До кучи, сейчас Ящерка находилась в «собранном» — разумном состоянии. Имелось у неё несколько «разобранных» режимов, когда она распадалась на сотни маленьких змей. Недостатком данных режимов являлось то, что в них она практически теряла разум и могла натворить дел.

Вырвав из размышлений о привязавшейся рептилии, перед Юрой остановился высокий, стройный и тонкий как леопард зверочеловек.

— Дело есть… — довольно бестактно начал разговор «леопард».

— Полон внимания, — расслабленно ответил молодой человек.

Напрягаться, когда рядом ящерка, а по рынку ходит городская стража, неразумно. Как и неразумно надеяться на их защиту. Главное, за него отомстят…

— Как долго ты будешь на рынке? — перешёл к делу «леопард».

— Дней семь точно, а дальше по обстоятельствам.

— У моего вождя проблема с навыком, нужна твоя помощь. Но он сможет попасть в Иеру не раньше, чем через месяц. Надо помочь. Мы заплатим, очень щедро заплатим.

— Я бы и рад, но есть проблема — я заблудший 23 уровня. Проблема не в том, что заблудший, а в том, что уровень маленький. Местный Администратор дал мне двадцать один день, а после меня выставят из города…

— Хм… — наморщил мохнатый лоб зверочеловек. — С какого ты материка?

— Гинтарион…

— Ориентир?

— Озоторг.

— Хм… Далековато. Ладно, может получится притащить его сюда побыстрее. Надо найти кого-то кто сможет передать ему ключ. Я ещё подойду…

Развернувшись, зверочеловек ушел.

Пока клиенты делились на два типа, первый — те, кто не мог разобраться с условиями сложных навыков, когда для использования навыка, например, требовалось чтобы цель имела определённый уровень маны или здоровья. Или же, когда навык/бафф/дебафф состоял из двух частей. Сначала накладывалась одна, а после, при соблюдении определённых условий, можно было наложить вторую. Например, один из утренних клиентов — орк, имел навык под назва