КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 411733 томов
Объем библиотеки - 549 Гб.
Всего авторов - 150482
Пользователей - 93845

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Карпов: Сдвинутые берега (Советская классическая проза)

Замечательная повесть!

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
ZYRA про фон Джанго: Эпоха перемен (Альтернативная история)

Не понравилось. ГГ сверх умен, сверх изобретателен и сверх ублюдочен. Книга написана "афтором" на каком-то "падоночьем языге" с примесью блатной фени. Если автор ассоциирует себя с ГГ, то становиться понятной его попытка набрать в рот ложку дерьма и плюнуть в сторону Украины. Оказывается, во время его службы в СА, у него "замком" украинец был, со всеми вытекающими. Ну что поделать, если в силу своей тупости "замком" стал не автор. В общем, дочитать сие творение, я не смог. Дальше середины опуса, воспалённый самолюбованием мозг или тот клочок ваты, что его заменяет у автора, воспалился и пошла откровенная муть, стойко ассоциирующаяся с кошачьим дерьмом.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
SanekWM про Тумановский: Штык (Боевая фантастика)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
SanekWM про Тумановский: Связанные зоной (Киберпанк)

Буду читать

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
PhilippS про Орлов: Рокировка (Альтернативная история)

Башенка, промежуточный патрон..Дальше ГГ замутил, куда там фройлян Штирлиц. Заблудился.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Гумилёв: От Руси к России. Очерки этнической истории (История)

Самое забавное — что изначально я даже и не планировал читать эту книгу. Собственно я купил ее в подарок и за то время пока она у меня «валялась» (в ожидании ДР), я от нечего делать (устав от очередной постапокалиптической СИ) взял ее в руки и... к своему удивлению прочитал половину (всю я ее просто не смог прочитать, т.к ее «все-таки» пришлось дарить)).

Что меня собственно удивило в этой книге — так это, то что она «масимально вычищена» от «всякой зауми», после которой обычно хочется дико зевать (как правило уже на второй странице). Здесь же похоже что «изначальный текст» был несколько изменен (в части современного изложения), да и причем так что написанное действительно вызывает интерес повествованием «некой СИ», в которой «эпоха минувшего» раскрывается своей хронологией в которой уже забытые (со времен школьной скамьи) имена — оживают в несколько ином (чем ранее) свете...

Читая эту книгу я конечно (порой) путался во всех этих «Изяславах, Всеславах, Святославах и тп». Разобрать что из них (кому) был должен иногда сразу и не понять, но все же эти имена здесь «на порядок живей» (по сравнению со школьным учебником истории). В общем... если соответственно настроиться — книга читается как очередная фентезийная)) «Хроника земель...» (или игра типа «стратегия»), в которой появляются и исчезают народы, этносы и государства...

Читая это я (случайно) вспомнил отрывок из СИ Н.Грошева «Велес» (том «Эволюция Хакайна»), в котором как раз и говорилось о подобных вещах: «...Время шло. Лом с Семёном обрастали жирком, становились румянее и всё чаще улыбались. Как-то Лом прошёлся по неиспользуемым комнатам и где-то там откопал книгу «История Древнего Мира». Оба взялись читать и регулярно спорили по поводу содержимого. В какой-то момент, Лом пытался доказать Семёну, что Вергеторикс «капитальный лох был и чудила», тогда как какой-то итальянский хмырь с именем Юлик и погонялой Август «реальный пацан». Семён не соглашался и спор у них вышел даже любопытный. В другое время, Оля с удовольствием приняла бы участие в разговоре об этих двух, толи сталкерах, толи бандитах из старой команды Велеса. Но сейчас её занимали совсем другие мысли, в них не было места, абстрактным предметам бытия».

В общем — как-то так) Но а если серьезно — то автор вполне убедительно дал понять, что все наше «сегодняшнее спокойствие плоского мира покоящегося на китах», со стороны (из будущего) может показаться пятимянутным перерывом между главами в которых совершенно изменится «политический, экономический и прочие расклады этого мира и знакомые нам ландшафты народов и государств»...

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
котБасилио про (Killed your thoughts): Красавица и Чудовище (СИ) (Короткие любовные романы)

нечитабельно с с амого начала, нецензурная лексика

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Новая работа: Водяной (fb2)

- Новая работа: Водяной (а.с. Водяной-1) 988 Кб, 278с. (скачать fb2) - Евгений Прядеев

Настройки текста:



Новая работа: Водяной

Глава 1

Новая работа: Водяной

Все персонажи данной книги выдуманы автором.

Все совпадения с реальными людьми, нелюдьми, а также тварями, считающими себя людьми, абсолютно случайны. Аналогии с местами, учреждениями, любыми происходившими ранее или происходящими в настоящее время событиями - не более чем плод фантазии. А если подобное случится в будущем, то автор будет гордиться, что Провидение тоже читает его книги.

Глава 1

- Я дома! – Стараясь кричать как можно жизнерадостнее, я закрыл за собой входную дверь в квартиру.

Несмотря на то, что хлопок вышел громкий, в прихожую никто не вышел, хотя по звукам в квартире было несложно угадать, что Машка дома и возится на кухне. Обиделась... Еще бы понять за что, но это, как говорится, уже из области фантастики.

Вот чего она злится? Муж дома, причем пришел не очень поздно, часы едва перевалили девятичасовую отметку. Вроде ничего критически важного на сегодня запланировано не было, никаких гостей или семейных праздников. Скорее всего, история старая как мир – нам не хватает внимания! Ты со мной не погулял, ты меня не поцеловал, ты меня бросил, а я скучала. Ну а потом – сама придумала, сама обиделась, и негативные эмоции требуют скандал, чтобы расслабиться. Плавали–знаем…

С тех пор, как я уволился две недели назад, наши семейные отношения дали солидную трещину. Несмотря на то, что раньше в обсуждениях моей работы Маня горячо поддерживала меня, увольнение почему-то стало для нее полной неожиданностью. Она даже не пожелала выслушать причину, почему же я так поступил. Из ее криков понятно было только, что мир рухнул! По крайней мере тот, который она выстроила в своих грезах – стабильная работа мужа, его же стабильная зарплата, стабильные желания и их стабильное выполнение.

Ладно, к схватке надо подготовиться. Потому что в семейных войнах главное что? Правильно - нервы! Кто первым сорвался, тот и проиграл. Хотя может и наоборот, кто-то считает, что лучшая защита – это нападение, поэтому с места в карьер начинает моральную бомбардировку. Но это не наш случай, у нас обиженно молчать могут до скончания века.

Значит и мне негоже события торопить. Я же, типа, гордый, поэтому выдерживая паузу, зашел в ванную комнату помыть руки. Смывая мыльную пену, я посмотрел на себя в зеркало и увидел там привычную картинку – вечно улыбающееся лицо с маленьким шрамом над правой бровью(последствия прогулки с Маней по ночной Москве), изрядно покарябанный, но так и недоломанный нос(память о занятиях карате в прошлой жизни) и, как всегда, беззаботный взгляд темных глаз.

Так, Максим Александрович, теперь делаем глубокий вдох, медленный выдох… В бой!

- Ну и чем сегодня кормят прогрессивное человечество?– Плечи Маши по-прежнему выражали обиду, смотреть на меня она так и не желала.

- Маня, – протянул я. – Что-то случилось?

- Конечно случилось, – начала она гневную тираду, оборачиваясь. – Ой!

Прямо перед её лицом покачивался букет разноцветных роз. Не розочка, потому что это пошло. Один цветочек дарят хорошим знакомым, как легкий поцелуй в щеку. Не три, как некий обязательный ритуал, а тринадцать.

Нет, конечно, чисто гипотетически прокатит и пять, и семь, главное, чтобы число оставалось нечетным. Просто для женщины подаренные цветы - это не просто знак внимания или обязательный ритуал, это индикатор отношения мужчины к своей избраннице, показатель чувств и эмоций, а не просто так.

Но в то же время, покупать букет из ста или пятисот цветочков, на мой взгляд, уже явный перебор. Как правило, за таким жестом стоит либо купить женское внимание, ну или хотя бы продемонстрировать ей толщину своего кошелька. Обычно это происходит тогда, когда демонстрировать больше нечего. А в реальной жизни во всем нужен баланс, и цветы для женщины - не исключение. Много лишних денег – купи ей бриллиантовое кольцо, она это больше оценит.

- Машенька, – с придыханием постарался я изобразить неземного ангела. – Ты у меня самая красивая.

- Чего это ты такой ласковый? – С подозрением посмотрела на меня моя благоверная. – И где пропадал весь день?

- На работу устраивался, - стараясь, чтобы мой голос звучал как можно беспечнее, с гордостью ответил я.

- Вау! – Недоверчиво глядя на меня, ответила Машка. – И куда же?

- Корпорация онлайн-игр «Берлога», - старался держать я тон прежним. – Тестировщиком игровых сценариев.

- Кем? – Глаза жены расширились. – Ты же чистый гуманитарий.

- Ну и что? – В свою очередь удивился я. – Меня же не программистом взяли. Я буду играть в игры за разных персонажей, выявлять косяки и несоответствия, а программисты уже будут все это устранять.

- И за это ещё деньги платят? – Продолжала удивляться Маша. – Ты серьезно?

- Ну вот, это же деньги, – достал я конверт из кармана. – Карточку пока не оформили, поэтому в первый раз наличкой отдали.

Машка недоверчиво открыла конверт и заглянула внутрь.

- Прикольно! – Оценила она увиденное. – А ты теперь всегда так получать будешь?

- Ну, это с подъемными, поэтому не знаю. Но надеюсь, что да, а там посмотрим! – глядя на реакцию Машки, я решил не уточнять, что за эту зарплату надо будет не работать, а вспахивать. И так последние две недели превратились в непрекращающийся скандал, из-за чего я старался появляться дома как можно меньше.

- Так, я сейчас цветы в вазу поставлю и покормлю тебя! – судя по всему, былые обиды уже давно были забыты. – И ты мне все подробно расскажешь.

- Прекрасно, - чмокнул я супругу в щеку. – А я пока в душ.

Стоя под упругими струями воды, я невольно вспоминал свою сегодняшнюю историю с трудоустройством.

Признаться честно, прокатил на дурака, и до сих пор не понимаю, как это мне так крупно повезло.

Я с утра мотался по мелким подработкам, которые подкидывало мобильное приложение, созданное специально для таких, как я. Там документы отвезти, там заказ из магазина привезти. Не предел мечтаний, конечно, но на кусочек хлеба хватает при должной сноровке. Да и работа, правды ради, мне прямо сейчас еще особо не нужна. От прежней пока не отошел.

Но, с другой стороны, две недели после увольнения прошло, пора бы и определяться.

В общем, шагаю я бодрым шагом по набережной, под мышкой очередной пакет с какими-то документами несу. И прихожу я прямо в небоскреб компании «Берлога». Эти ребята явно не испытывали недостатка в инвестициях, поэтому просто выкупили один из небоскребов Москва-Сити. Смотрелось это достаточно мощно, и демонстрировало весь потенциал онлайн-игр. Здания, выкупленные под головные офисы нефтяными и газовыми компаниями, всякие там алмазо- и металлодобывающие фирмы делят между собой этажи других свечек и в центре всего этого великолепия разноцветная башня с инсталляцией огромного бурого медведя. Волей-неволей начнешь верить, что дни нашей реальной жизни сочтены, и все мы потихонечку уходим в виртуал.

Внутри было суетно, мимо меня нескончаемым потоком проходили и пробегали граждане самого разного возраста и наружности. С противоположной стороны от зеркальных входных дверей находилась длинная стойка ресепшн, за которой выстроились ослепительные молодые красавицы, и два ряда турникетов, отгораживающих от бурлящего людского водоворота лифты для доступа внутрь компании.

Позвонил, вышел какой-то мальчик в коротких брючках, забрал пакет, со мной расплатился и убежал опять работать. А я решил на диванчике посидеть. Признаться честно, целый день на ногах – это, оказывается, безумно утомительно. А здесь вполне себе приличные диванчики, и народ на них сидит, кто-то ждет кого-то, другие звонят куда-то.

Поэтому я сел, ножки вытянул и начал головой по сторонам крутить. Интересно же, небоскреб новый, и «Берлога» эта, судя по всему, совсем недавно его купила. Ну и вот, сижу я, наслаждаюсь отдыхом, параллельно в приложении заказы просматриваю, вдруг кому-то надо что-то из этого небоскрёба отнести куда-нибудь. Чего зря порожняком ходить?

- Молодой человек, вы на собеседование? – сначала я даже не сообразил, что обладательница этих чудесных ножек обращается ко мне.

- Ась? – среагировал я с приличным опозданием.

- Я спросила, Вы тоже на собеседование в отдел игровых персонажей? – терпеливо повторила девушка, глядя мне в глаза. Я на несколько секунд завис. Собеседование – это работа, а работа мне нужна. Тем более, что я абсолютно не представляю, что там нужно делать. Это же прекрасно! Чего-то именно такого мне и хотелось в настоящее время. В конце концов, я сейчас никуда не тороплюсь, а если выгонят, значит, выгонят, не убьют же.

- Ага, – улыбаясь улыбкой олигофрена, кивнул я. – Можно и побеседовать.

- Ваш паспорт, пожалуйста! – по выражению лица девушки было понятно, что своё мнение обо мне она уже составила, и на свидание со мной вряд ли согласится. Ну и зря, между прочим, хотя, с другой стороны, я все равно женат, и ей даже поцелуй не светит.

Я протянул офисной красавице книжицу в кожаной обложке, удостоился холодного «ожидайте» и с удовольствием проводил ее взглядом. Потом вздохнул и продолжил изучать список курьерских предложений. Ждать пришлось долго, уже знакомая мне девушка периодически появлялась в холле и уводила по трое таких же, как и я, оккупантов удобных диванов для посетителей. За это время я успел достаточно детально изучить холл, выяснив местонахождение стратегически важного объекта типа «Сортир», и порадовавшись наличию тактически нужного объекта «Бесплатный кулер». Кроме того, мне удалось пару раз покурить на входе, а заодно, поболтав при перекуре с соседями по дивану, примерно выяснить, что меня ждёт.

Оказалось, «Берлога» объявила набор людей для игры в онлайн-игре, но не просто в качестве рядовых игроков, которые бегают по локациям и выполняют квесты, а, скажем так, для работы на другую сторону. Точно никто ничего не знал, но предполагали, что надо будет исполнять роль босса в каких-то заданиях, потому что, по мнению администрации игры, это должно было поднять интерес к ней со стороны рядовых пользователей, создать ажиотаж, рекламу эффектом сарафанного радио и соответственно увеличить аудиторию проекта. А чем больше людей, тем больше денег они принесут.

- Ты пойми, Макс, – увлечённо говорил мне, возбужденно размахивая сигаретой, Леха, с виду типичный компьютерный ботаник, с которым мы сначала сидели рядом на диванчике, а потом пошли травиться никотином на свежий воздух. – Аккаунт стоит денег, плюс надо купить оборудование для игры, которое тоже не бесплатное и производится эксклюзивно «Берлогой». Плюс донатеры всякие, плюс сервис VR-оборудования. Это все бешеные деньги, и чуть-чуть вложиться в нас совсем не зазорно, чтобы увеличить оборот не в процентах, а а порядках. Сейчас, по официальным данным, в «Берлогу» играет около ста тысяч человек, и Компания уже чувствует себя неплохо, а представь, если игроков будет миллион.

Представлялось с трудом. Я, конечно же, не знаю, сколько стоит такой небоскреб, но как-то слабо верится, что такое количество пользователей могут обеспечить стоимость здания под сотню этажей. Может они чем-то другим зарабатывают? Или у них абонентская плата за аккаунты исключительно алмазными копями выплачивается?

Хотя, с другой стороны, раз эти ребята так основательно вложились в свой бизнес, вон, целый небоскрёб купили, то наверняка они знают, что делают. И, естественно, хотят возврата своих денег. Поэтому спорить со своим коллегой-курильщиком я, естественно, не стал. Поживем – увидим!

Но по мере течения времени мой энтузиазм начинал немного угасать. Улыбчивая девушка, я уже успел выяснить, что ее зовут Алиса, каждый раз возвращалась в сопровождении тройки кандидатов и вежливо прощалась с ними обязательной молитвой в конце любого неудачного собеседования – «Спасибо большое, мы обязательно вам перезвоним. До свидания!». И все сразу понимали, что никакого звонка не будет, этот экзамен соискатель не сдал. За те два часа, что я провел в холле, Алиса увела уже четыре тройки и все они провожались к выходу в полном составе.

Наконец, дошла очередь и до меня.

- Максим Александрович, спасибо за ожидание, – прощебетала девушка заученную фразу. – Следуйте, пожалуйста, за мной.

Мы вознеслись в лифте наверх, где меня, особо ничего не объясняя, усадили в мягкое кресло, вежливо попросили расписаться аж в двух обязательствах о неразглашении и всучили планшет с психологическими тестами. Я и сам подобным когда-то увлекался, еще во времена учебы в университете, люди нашей специальности науку о людях изучали в обязательном порядке, но это были какие-то новые, мне неизвестные задания.

Я выбирал цветовые круги из массы предложенных на экране, составлял из них фигурки человечков, потом гонял по экрану, повинуясь инструкциям, периодически выскакивающим в верхней части планшета, и, честно говоря, даже немного увлекся. Отвлек меня вежливый кашель и вкрадчивый голос:

- Максим Александрович, а кто Вы по образованию?

Я оторвался от экрана и с любопытством посмотрел на стоящего передо мной невысокого пожилого мужчину, с аккуратной, начинающей седеть, бородкой, в отутюженном ослепительно белом халате.

- Здравствуйте, – немного настороженно ответил ему я. – Менеджмент по маркетингу.

- Очень хорошо, – ответил старичок, теребя рукой ворот халата. – А специализация?

- Ведение переговоров в режиме непосредственного общения.

- Редкая специализация в наше время, – задумчиво прокомментировал мой собеседник, оглядывая меня таким же взглядом, как смотрят на стейк в ресторане, прикидывая с какой стороны начинать отрезать кусочки. – А что сподвигло Вас на выбор именно такой профессии?

- Да как-то не задумывался, – развел я руками. – Показалось интересным, а там как-то втянулся.

Моя профессия во второй половине двадцать первого века действительно становилась большой редкостью. В век бурного развития компьютерных и интернет-технологий общение, как деловое, так и обычное дружеское, стремительно уступало место общению опосредованному, через различные мессенджеры сообщений, социальные сети, в последнее время большой популярностью начали пользоваться даже вечеринки по скайпу. Сторонники такой индивидуализации общества что-то вопили про право каждой личности на индивидуальное пространство и самовыражение, но факт оставался фактом. Люди разучились разговаривать.

Конечно, общение в сети предъявляет к человеку гораздо меньше требований, чем реальная встреча. Читая безликие строчки сообщений, мы абсолютно не представляем, с каким выражением лица человек писал нам это. И не стоит ли у него на смартфоне встроенный редактор, не только исправляющий ошибки, но и анализирующий общий контекст вашей переписки и предлагающий наиболее уместные в данной ситуации варианты ответов. Самые продвинутые и дорогие версии таких редакторов предлагали даже цитаты из стихотворений, песен или философских трактатов доисторических мудрецов. Я сам однажды наблюдал, как фраза «Ну ты это, клевая!», сказанная вслух для голосового помощника, превратилась в сообщение с текстом «Прекрасная нимфа, я очарован Вашей неземной красотой и мечтаю насладиться ей при нашей личной встрече!».

Спрос рождает предложение, и по всему миру начали появляться различные курсы, тренинги, на которых гарантировалось обучение мастерству художественного слова за минимальные сроки с максимальным эффектом. Беда в том, что преподавали на таких курсах такие же бездари, нахватавшиеся где-то верхов, и не способные ответить практически ни на один вопрос, выпадающий из привычного шаблона. Поэтому еще лет через десять подобные тренинги перестали быть актуальными, а немногочисленное количество специалистов готовили только в рамках четырехлетней программы обучения. Причем четыре года – это была только база, на которую потом можно было нанизывать разные дополнительные плюшечки типа «Жесткие переговоры» или «Судебные прения».

Адвокаты и прокуроры, умеющие красиво говорить в ходе судебных разбирательств, превратились в медийных персон, и зарабатывали поболее иного нефтяного магната. Посмотреть на них вживую ходили как в театр, и очень скоро билеты в зал заседания стали продавать за баснословную сумму денег, более того, особо резонансные судебные процессы транслировались в прямом эфире по платной подписке, тоже кстати, совсем недешевой.

И люди смотрели, аудитория таких трансляций была гораздо шире, чем у самых разрекламированных сериалов, где симпатичные актеры портили все впечатление от просмотра картонными интонациями и невыразительной мимикой.

Ну так вот я был специалист-болтолог, как я сам себя называл. Может быть, не самый ведущий, но уж точно далеко не худший.

- Простите, – спохватился вдруг старичок, все это время внимательно разглядывающий меня. – Я забыл Вам представиться. Лев Давыдович Раскевич, ведущий специалист компании «Берлога» по психологическому и психическому здоровью.

- Очень приятно, – пожал я протянутую руку. – А Вы, Лев Давыдович, тоже видимо не чураетесь изящной словесности?

- Хорошее семейное воспитание, – заулыбался старичок. – Я врач-психиатр в седьмом поколении, мои предки когда-то давно даже с Кащенко работали, Вы не обязаны этого знать, но был такой очень известный целитель душ человеческих в девятнадцатом веке. Поэтому в нашей семье учат разговаривать не в институтах, а с детства, между собой, причем не только на родном языке. Но я думаю, что мы с Вами еще успеем пообщаться на эту тему. Сейчас я хочу Вас поздравить, за сегодняшний день Вы первый кандидат, успешно прошедший психологическое тестирование и оказавшийся годным к трудоустройству в нашу компанию. По крайней мере, со стороны моего департамента к Вам нет ни малейших претензий.

- Ничего себе, – я даже немного надулся от гордости. Знай наших, я вот еще крючком шапочки вязать умею, а после литра водки и ушами шевелить получается.

- Пойдемте со мной, я провожу Вас непосредственно к руководству. Я думаю, что с моей протекцией Ваше трудоустройство пройдет быстрее, – и Лев Давыдович буквально силком потащил меня куда-то по коридору.

Мы опять зашли в лифт и поднялись на нем этажей на сорок вверх, судя по всему, к кабинетам высокого руководства. В отличие от более нижних уровней, здесь на полу лежал дорогой ковролин, глушивший наши шаги, а в кадках вдоль стен стояли живые растения. Я даже одну маленькую пальму увидел под какой-то ультрафиолетовой лампой.

Лев Давыдович уверенно шел по пустынным коридорам, судя по всему маршрут этот был ему хорошо известен. Стукнув костяшками пальцев по деревянной двери и не сделав попытки дождаться ответа, он отворил дверь в кабинет и уверенно прошел внутрь, волоча меня за руку как ребенка.

- Александр Евгеньевич, я его нашёл! Он идеально подходит для нашего проекта.

Сидящий за столом мужчина совсем не соответствовал облику успешного бизнесмена. Мужчина лет пятидесяти в сером сильно мятом костюме поднял на нас красные глаза с синеющими мешками под ними.

- Добрый вечер! – хмуро сказал хозяин кабинета, тщательно выговаривая слова, мне сразу стало понятно, что бизнесмен проходил Курсы делового общения. – Вы уверены в этом, Лев Давыдович?

- На сто процентов, - энергично закивал мой спутник. – Он лучший, и лучше мы никого не найдём. Между прочим, профессиональный переговорщик.

- Прекрасно, - фразы были короткими и массивными. Именно такой стиль речи считается оптимальным для больших руководителей, официальная наука уверена, что подчиненные, услышав говорящего подобным образом, моментально увеличивают продуктивность труда и показатели производственной дисциплины.

На меня почему-то такая речь не действует, но, в то же время, я, как профессионал, прекрасно представляю, как произвести хорошее впечатление на такого руководителя.

Широкий шаг вперёд с легким полупоклоном.

- Добрый день! Максим Александрович Денисов! Рад познакомиться!

Это называется подстройка под клиента. Собеседнику начинает казаться, что если вы разговариваете в одной тональности и ритме речи с ним, то значит и мировоззрение у вас практически совпадает.

Александр Евгеньевич улыбнулся, мой расчет оказался абсолютно верен.

- Садитесь, – жестом указал он мне на стулья у приставного стола. И взглянул на Льва Давыдовича.

- Ну а чего Вы от меня ждёте? – развёл тот руками на невысказанный вопрос. – По формальным признакам он нам подходит, показатели психического и психологического здоровья в норме, у СБ к нему тоже никаких вопросов. Как по мне, так думать нечего, надо брать.

Ого, уже и служба безопасности успела моей персоной поинтересоваться. Быстро у них тут все, оказывается. Хотя, с другой стороны, агентом неизвестных разведок я не был, а вся остальная жизнь абсолютно прозрачна, достаточно найти мою страницу в социальных сетях, стараниями моей жены там только фотографий в подгузниках не найдется.

- Хорошо, - медленно кивнул Александр Евгеньевич и также медленно перевёл взгляд с Раскевича на меня. – Ну что, Максим…

Хозяин кабинета замешкался, но я любезно пришел ему на помощь.

- Александрович, Максим Александрович Денисов.

- Максим Александрович, – медленно повторил он за мной, как будто пробуя на вкус мои имя-отчество. – Вы готовы поработать?

- Максим, – услышал я сквозь шум воды голос жены. – Ты там не утонул?

- Все-все, уже иду, – выключил я воду. – Ванная была вся в клубах пара, погруженный в воспоминания, я провел под душем, судя по всему, приличное количество времени.

На кухне меня ждали курица и картошка, запеченые в духовке. Когда мы поженились, Машка готовить не умела, ну то есть от слова «совсем». Моя теща, дай ей Бог здоровья, долгих лет жизни подальше от нас, почему-то была свято уверена, что ее дочку умницу-разумницу любить должны просто так, за красоту неземную, характер ангельский, ну и, может быть, за диплом искусствоведа, куда Маня поступила без экзаменов, по причине отсутствия оных на непопулярном факультете. Верите или нет, но она умудрялась испортить даже растворимый кофе. По крайней мере, она сама признавала, что при одинаковых ингридиентах – ложка кофе, ложка сахара – у меня получается вкусно, а у нее… Ну, в общем что-то такое, что пить особо невозможно. Первые пару месяцев я эту ситуацию терпел, сводя готовку в исполнении Маши к включению электрического чайника и нарезанию хлеба. Но потом мне это надоело, и я начал учить жену простейшим секретам кулинарии. Поваром ресторана Мишлен ей, конечно, не быть, но простейшие рецепты у нее получаются выше всяких похвал.

Под щебетание Машки я приступил к позднему ужину. Вредно, конечно, картошку с курочкой почти в полночь поглощать, каюсь грешен. Причем каюсь искренне, ибо слаб человек, а устроившийся на работу и восстановивший мир в семье, слаб вдвойне.

Супруга, по-моему, уже совсем забыла, что собиралась подробно расспросить меня о работе, все ее мысли занимали образы грядущей счастливой и самое главное обеспеченной жизни. Причем это началось не так давно, я всерьез не мог определиться, чего здесь больше, влияния медиапространства или тещиных науськиваний? Промыкавшись со своим дипломом искусствоведа года четыре по разным музеям и вернисажам, Машка отчетливо поняла, что искусство нынче абсолютно не в почете, за это не то, чтобы не платят, это просто никому неинтересно. Пустынные картинные галереи и невозможность поделиться хоть с кем-нибудь изящностью мазков кисти Тициана или прелести кубизма Пикассо постепенно привели Машку к депрессии о бренности мирского бытия и необходимости искать себя в жизни заново. Я старался поддерживать ее как мог, объяснял, что мы не голодаем и живем на уровне далеко выше среднего, но для Машки всегда разрушения придуманных ей идеалов превращалось в трагедию.

Потихоньку ситуация выправилась, и она даже начала подыскивать себе новое занятие, но тут в дело вмешалась теща, которая убеждала дочь, что ее основное предназначение сидеть дома и варить мне борщи. До борщей, хвала богам, дело не дошло, все-таки я не настолько еще уверен в отечественной медицине, но Машка прочно и основательно поселилась дома.

Думаю, здесь есть и моя ошибка, надо было настоять хоть на каком-то деле. От безделья сходят с ума быстрее всего, и моя сегодняшняя семейная война – наглядный тому пример.

- Слушай, – Машкины глаза заблестели. – Так мы все-таки сможем с тобой на новогодние праздники куда-нибудь отдыхать поехать. Вот, давай в Питер, мы давно хотели погулять по Невскому проспекту без дождей.

Это правда, в Питере я и Маня вместе были всего два раза, но почему-то обязательно попадали в ливень. В первый приезд мы оказались абсолютно не готовы к такому катаклизму, и часа два отогревались чаем в какой-то кафешке на Невском. Потом я плюнул на все и заказал коньяк. Глядя на меня, Машка попыталась выпросить у официанта порцию глинтвейна, но в итоге тоже согласилась на коньяк. Её еще так развезло тогда, что она полночи ко мне приставала со всякими непристойностями.

Ко второму приезду мы подготовились более основательно, даже гостиницу сняли на Невском и составили список мест, которые планируем посетить. Но дождь в этот раз оказался еще сильнее, и нас не спасли даже огромный зонт и дождевики, припасенные для поездки. Мы опять промокли насквозь, и, отогреваясь коньяком в том же кафе, я, грешным делом, уже предвкушал такую же бурную ночь, но не срослось. Машка простудилась и после этого проболела не только эту ночь, но еще и две недели после.

Поехали… Деньги появились, надо сразу построить гениальный план, как их быстрее потратить. Я сделал глоток кофе, и вспомнил, как в большей степени удивился сегодня не зарплате, которая, как мне сказали, еще может и увеличиться, а социальному пакету, прописанному в трудовом договоре. Оказывается, эти небоскребы строились для абсолютно автономного существования в них, и ребята, придумавшие подобный план здания, явно не стремились к тому, чтобы их сотрудники куда-то отлучались с рабочего места.

Если я правильно понял из подписанного сегодня трудового договора, в ближайшие дни я получу какую-то универсальную карту-доступ ко всем заведениям сервиса, расположенным прямо на первых пяти этажах небоскреба. В длинный перечень входили спортзал, бассейн, парикмахерская, мастерские одежды и обуви, не говоря уже о парочке столовых и нескольких кофеен с пирожными. Даже стоматологический кабинет был в наличии и им тоже можно было пользоваться. И все это абсолютно бесплатно, вернее сказать, не за реальные деньги, а по какому-то условному кредитному счету, состояние которого абсолютно не зависело от зарплаты. Мне бы еще отдельный кабинет с диваном и можно жить на работе, месяцами не выходя на улицу.

Вот только, наверное, Машка такой образ жизни совсем не одобрит.

- А еще, – я вернулся реальность и залюбовался возбужденно горящими глазами моей супруги. Иногда ее придирки и жизненные принципы приводят меня в бешенство, но я, наверное, действительно люблю ее, причем именно такую, со всеми тараканами, периодическими истериками и требованиями перестроить нашу жизнь в соответствии с ее идеальными представлениями. – Может быть нам пора подумать о покупке квартиры, сейчас ставки по ипотеке как раз снизили.

- Маш, – мягко прервал я ее, хитро улыбаясь. – Мы обязательно все эти планы обсудим более предметно, но, может быть, давай не сегодня. Вот прямо сейчас у меня голова совсем о другом думает, и все прочие темы, даже такие важные, как ипотека и новогодний отдых, в ней не задерживаются.

- И о чем ты думаешь? – С недоумением посмотрела на меня жена.

- Думаю, что уже очень давно не видел тебя в чулках и на высоких каблуках, – улыбнулся я еще шире, отодвигая тарелку и берясь за кружку с кофе. – Как думаешь, я сегодня заслужил такое зрелище?

Мне показалось, что мой суперпрозрачный намек поначалу не вызвал большого энтузиазма у благоверной, но переведя взгляд на букет, уже стоящий в вазе на кухонном подоконнике, она благосклонно кивнула.

- Иди, покури пока, – сказала она, вставая и сладко потягиваясь. – Но только не очень долго.

Через пару часов, расслабленный и опустошенный, я вытянулся на кровати и с удовлетворением подумал, что жизнь вроде бы налаживается. По крайней мере, такой страсти и нежности моя жена не демонстрировала уже давненько.

Нет, определенно, черная полоса закончилась и началась белая. С этими мыслями я улыбнулся, закрыл глаза и уснул.

Кабинет на семьдесят пятом этаже штаб-квартиры корпорации «Берлога». Поздний вечер. Хозяин кабинета разлил в пузатые бокалы дорогой коньяк и подал один из них гостю.

- Лев Давыдович, Вы уверены в результате тестов? Он точно выдержит?

- Сашенька, - доктор медицинских и кандидат психологических наук, профессор, академик трех международных академий и обладатель еще двух десятков научных регалий откинулся в кресле, разглядывая на свет коньяк в бокале. – Я больше, чем уверен. Если бы я не разговаривал с ним лично, то утверждал бы, что такого не может быть никогда. Но у него действительно в наличии данные, идеально подходящие к нашей задаче. Психика этого молодого человека удивительно пластична. Он ещё нас всех удивит.

- Служба безопасности подготовила справку на него, правда пока не очень подробную, только по верхам зацепили. Но все-таки… Вот вы знаете, почему его уволили с прежнего места работы?

- Уволился, – Лев Давыдович взболтал содержимое стеклянной тары и глубоко втянул воздух ноздрями, наслаждаясь букетом напитка. – Я более чем уверен, что он уволился сам. Ведь так?

- Да, это так, – согласился с ним Александр Евгеньевич. – Но перед этим избил непосредственного начальника. Вот, у меня записано, три перелома челюстно-лицевых костей, перелом обеих рук и тяжелая травма пениса. На него не завели уголовное дело только потому, что этот отмудоханный фрукт сам категорически отказался от претензий.

- Вот видишь, Сашенька! – психолог улыбнулся. – В этой истории не все так просто. И он не похож на человека, который из-за эмоций способен искалечить своего коллегу, причём так, что тот даже от претензий откажется. Была веская причина, и наш Максим не раздумывая поставил ее выше хорошей должности, высокой зарплаты и стабильного будущего. Хм, тяжелая травма пениса… Нет, здесь определенно должна быть интересная история.

Но это не главное, гораздо больше мне понравилось, как он попал к нам. У этого молодого человека удивительная способность попадать в нужное время в нужное место. И поразительная адаптивность к новым условиям. Я трижды пересмотрел запись с камер видеонаблюдения, изучая его поведение, пока он ждал вызова на собеседование. Он принял ситуацию как должное, нашёл важные для него реперные точки и успокоился. Это просто поразительные результаты, недоступные большинству современной молодёжи, которая много говорит и все равно ничего не может добиться.

- Проект «Берлога» очень важен для нас! – Александр Евгеньевич ронял фразы, как тяжелые кирпичи. – И там не простят нам провала.

- Ну, по крайней мере, – Раскевич поднес бокал к губам и сделал маленький глоточек. – Я могу гарантировать, что Максим не умрет, как все предыдущие. Ну, или, по крайней мере, умрет не так быстро.

Глава 2

Плюх!

Я раскинул руки и закачался на водной глади. Шикарно! Никогда не думал, что за это и еще деньги платят. Я думаю, что меня поддержит большинство трудоспособного населения нашей страны, что именно такое времяпрепровождение и является мечтой. Судя по первым впечатлениям, моя работа заключается в том, чтобы плавать от берега до берега дивного круглого озера, окруженного с трех сторон песчаными пляжами.

Я не знаю, бывает ли такое в природе. Пляжи были шириной метров тридцать, а за ними сразу начинался хвойный лес. Причем, видимо, разработчики или гейм-дизайнеры, не знаю кто там за содержимое всех этих игровых локаций отвечает, особо не заморачивались. Лес состоял исключительно из высоких и прямых деревьев, где-то я слышал, что такие деревья называют мачтовыми. Ни кустов, ни кривых или поломанных деревьев. Эти дети асфальта что, лес не видели?

С четвертой стороны над озером нависала скала, под которой образовалось вполне себе симпатичное место для ночлега и чаепитий. Почему там? Ну, так я водяной, все-таки не в песок же мне закапываться. Тем более появился я в игре именно там и обнаружил какую-то лежанку из водорослей. Правда вот на чайник и чашки все-таки поскупились и диванчик нарисовать тоже не удосужились. Наверное, эти бравые ребята именно и так представляли себе жилище водяного. Сказок они явно не читали. Насколько я помню из детства, водяной – это повелитель рек, морей и океанов, значит, где-то на дне океана у меня должен быть дворец. А не кучка грязных водорослей, которую мне подсунули эти жадины.

Нет, гейм-разработчики, они вообще нормальные или через одного жестокие садисты? Я сегодня рекламный ролик «Берлоги» смотрел, там такие брутальные варяг с витязем были, я прямо позавидовал. Что, нельзя было для водяного нормальный образ подобрать? Зеленая, твою мать, чешуйчатая, еще и склизская, кожа. Несуразно длинные и костлявые руки, как будто ветки с сухих деревьев обломали и к снеговику приставили. И вишенка на торте моего внешнего облика – пузо! Не животик, на кубики пресса я даже не рассчитывал, а огромное бултыхающее пузо. И завершал эту композицию хвост. Натуральный рыбий хвост.

Где справедливость? Вот как может быть такое отношение к исконно русскому герою старых сказок? Патриоты, твою такую… Я же не Каппа, как в Японии, или Фоссегрим у скандинавов, я –Во-дя-ной! И это должно звучать гордо! Я лениво махнул хвостом и лег на водную гладь. Непривычно, всю жизнь ходил на двух ногах, а тут непривычная конечность. Интересно, у меня здесь вообще нет вариантов ощутить твердую землю как-то иначе, кроме как ползать по ней на брюхе?

И все-таки, надо признать, что ощущения действительно неотличимы от реальных. Как же я давно не купался! Честно пытался вспомнить, когда это было последний раз, и понял, что память отказывается доставать из подсознания что-то ближе школьных лет. Поэтому сейчас я отрывался по полной.

Наверное, правильно было бы делать что-то еще, все-таки рабочий день идет, но, честное слово, Йорик не виноват. Мне же сказали, что я сам разберусь, когда освоюсь, вот я и осваиваюсь в первый рабочий день.

Моя работа в «Берлоге» вообще началась как-то не так, как я себе представлял. Мне думалось, что будут какие-то вводные инструктажи, знакомство с коллегами, экскурсия по зданию «А здесь у нас столовая», «курить мы обычно ходим на лестницу», а завершится все это вечером дружеской попойкой с целью вливания в новый коллектив. На деле все оказалось совсем по-другому.

Не успел я пройти сквозь стеклянные вертящиеся двери небоскреба, ко мне навстречу устремилась девушка с ресепшн.

- Господин Денисов? – Вопрос звучал скорее утверждением, она явно знала, кто я такой. - Добрый день, меня зовут Светлана. Вот Ваш пропуск в здание корпорации, позвольте, я провожу Вас в кадровый департамент.

Ну, надо, так надо. Девушка ослепительно улыбнулась и, не ожидая моей реакции, стремительно развернулась в сторону турникетов, причем так быстро, что я даже не успел сказать ей спасибо. Секунду я подтормаживал на месте, а потом рванул за ней. Турникет приветливо пискнул мне, и я прошел к лифтам. Первый рабочий день фактически начался.

Лифт взлетел на двадцать пятый этаж, где мы прошли в помещение кадровиков. Интересно, почему в любой компании кадровики считают себя самыми главными? Это какая-то очень интересная загадка. Ведь по логике вещей, подразделение по работе с персоналом является обеспечивающим. В шахте главными людьми являются шахтеры, в море моряки, а кадры нужны лишь для того, чтобы вся необходимая бюрократия была оформлена правильно. Они клерки, и никакой прибыли организации реально создавать не могут.

Но не вздумайте сказать что-то подобное вслух, находясь ближе пятидесяти метров к кому-то из кадровиков. Ваша жизнь уже никогда не станет прежней. Вам будут мстить, причем жестоко и изощренно, и мстя их будет страшна. Вас будут забывать вносить в приказ о начислении зарплаты, уходить в отпуск вы будете в самое неудобное для вас время, вы познаете суть самых разнообразных проверок, аттестаций, переаттестаций и прочее-прочее-прочее.

Поэтому в целях спасения своей жизни в кадровых отделах и департаментах вести себя надо тихо, вежливо, а еще желательно постоянно виновато озираться. Тогда, может быть, у вас есть шанс.

- Распишитесь здесь, здесь, вот здесь и вот здесь, - за столом в кабинете с табличкой «Заместитель руководителя департамента по работе с персоналом» сидела с абсолютно прямой спиной представительная женщина в годах с суровыми чертами лица. Я с удивлением отметил яркий макияж, массивные золотые серьги и явно заниженное декольте. А тетя-то, походу, в поиске! И она всем своим видом старается максимально выразительно показать, что мое появление ее раздражает и отвлекает от более важных дел. – Зарплатную карту и социальный пакет получите в следующий понедельник. Ваш рабочий день с 14 до 23, все задержки и переработки, вызванные трудовой необходимостью, оплачиваются отдельно. Все понятно? Вопросы есть?

- Пока нет, – смиренно ответил я, едва удержавшись от нахлынувшего желания поклониться.

- Надежда Степановна, – пискнула из-за моей спины Светлана. –А я еще нужна?

- А ты еще здесь? – Вскинула на нее изумленный взгляд кадровичка. – На ресепшн совсем нет работы? А вы, молодой человек, присядьте, надо будет еще кое-где расписаться.

Бедную девочку как ветром сдуло. Да уж, суровые тут порядки. Надежда Степановна распечатала еще пару экземпляров моего трудового договора и заставила расписаться за их получение в необъятном журнале. После чего буквально швырнула мне скрепленные степлером листки со словами «Дома потом изучите, сейчас мне некогда!» и уставилась в монитор своего рабочего компьютера.

- Извините, – максимально робким тоном осмелился все-таки подать голос я минут через пять мертвой тишины. – А куда мне теперь идти?

- В смысле? – Воззрилась на меня кадровичка. – Мне Вас за ручку что ли отвести? Хватит того, что я вообще Вашим оформлением лично занималась.

Она так эмоционально выделила слово лично, что я сразу убедился в том, что мой план провалился. По крайней мере этот представитель семейства кадровых меня уже почти ненавидит. Вот только странно, почему действительно она лично занималась моим трудоустройством, разве это не уровень простого сотрудника?

- Если хотите, нарисуйте мне карту, – предложил я. – Точное соблюдение масштаба необязательно, но хотя бы основные координаты и ориентиры сообщите.

Хуже ее отношение уже не станет, а так может хоть улыбнется и чуть-чуть оттает. Надежда Степановна фыркнула и, не говоря мне более ни слова, пошла к двери кабинета. Блин, это что, такие правила корпоративного этикета? Хоть бы рукой махнула что ли.

Мы прокатились на лифте и опять пошли по длинному коридору. На стенах были развешаны картины на славянскую тематику, стояли какие-то деревянные скульптуры, изображающие то ли леших, то ли домовых. Странно, вчера я всего этого великолепия не заметил. Или я не на тех этажах присутствовал?

Как я понял из утреннего чтения, владельцы «Берлоги» явно были ребятами патриотичными, видимо поэтому и онлайн-игра была абсолютно непохожа на все то, что появлялось на рынке до этого момента. Никаких эльфов, гномов, троллей, гоблинов, только персонажи славянских сказок и мифов. Пока с утра я собирался на работу, попутно объясняя Мане, почему в первый рабочий день необязательно надевать костюм и почему я не знаю, зачем мне запасные трусы с носками, я успел просмотреть в сети информацию о том, что такое онлайн-игра «Берлога» и понял, что я действительно становлюсь участником чего-то необычного.

Нет, игры с эффектом частичного и полного погружения были давно, в том числе и многопользовательские ролевые. Но, как правило, их сочиняли по давно обжитым вселенным, тем о которых в свое время свои книги писали еще Толкиен и Мартин. А здесь все совершенно по-другому, новый, абсолютно неизведанный мир, не похожий ни на что из сделанного до этого.

Все игроки, попадая в игру становились жителями небольшого города на континенте, который очень напоминал нашу Евразию. Естественно, что стопроцентного совпадения никто добиться не пытался, но в целом…

Очень холодный океан на севере, на берегу которого постоянно стояли морозы. Какая-то непостижимо огромная пустыня на юге, причем она явно была непохожа ни на Сахару, ни на Гоби, потому что опоясывала всю южную оконечность континента. Ну а на западе и востоке были леса, которые заканчивались океанами, судя по всему более теплыми, чем на севере.

Как оно там на самом, пока еще никто не знал. Игра была запущена совсем недавно, буквально пять месяцев назад, поэтому для игроков было открыто всего несколько десятков локаций. Как я понял, пока игрокам разрешают осваивать виртуальное пространство под названием Московия, которое по размерам как один Красноярский край или Тюменская область. Остальная территория ждет своего часа.

Ну так вот. Игроки появляются примерно в географическом центре Московии, в маленьком городе под названием Большое Гнездо, окруженном частоколом и необъятными лесами вокруг. По сути своей это стартовая точка, в которой можно оглядеться, выбрать путь дальнейшего развития и решить, что же тебе хочется получить от этой виртуальной реальности.

Обычные игроки получают возможность стать воинами или пахарями, все как в реальной жизни. А вот уже дальше начинаются варианты. По сути, Воин или Пахарь, это просто выбор пути развития - мирный или военный.

Мирные специализируются на таких профессиях как Кузнец, Шорник, Ткач, Сапожник и так далее. Игроки получали возможность не только освоить редкое ремесло, которое в реальной Москве увидеть можно только по телевизору, но и быстро становились достаточно уважаемыми членами игрового мира. Многие изделия, изготовленные такими мастерами, становились уникальными и значительно облегчали купившим их процесс игры.

Военный путь развития, как легко можно было догаться, выбирали те, кто хотел испытать силушку свою богатырскую. Как правило, такие игроки сбивались в ватаги или дружины и уходили подальше от Гнезда для прокачки или даже постройки собственных поселений. Но пока таких было немного, самым крупным являлся Ушкуй. Надо будет, кстати, выяснить потом, что это за слово вообще такое.

Можно было стать колдуном. Причем тут тоже были специализации, и вел к ним крайне долгий и тяжелый путь. Мой куратор сказал, что пока желающих колдовать меньше тысячи человек и это истинные фанатики игры.

Кстати да, у меня же появился куратор. Именно к нему и привела меня Надежда Степановна, не преминувшая крайне язвительным тоном высказать встретившему нас сотруднику, что ее должность не соответствует статусу девочки на посылках водить по коридорам непонятных сотрудников.

Человеком, которому меня сдала с рук на руки эта расчудесная женщина, оказался невероятно толстый мужик лет сорока по имени Володя. Он весил, наверное, килограмм двести. А может быть даже и больше. Я когда увидел его, то первое, о чем подумал, так это, что ему бедному, наверное, постоянно стоять приходится, потому что вряд ли найдется офисное кресло, способное выдержать такую тушу. Необъятных размеров клетчатая рубашка, обтягивающая шарообразный торс, и джинсы-парашюты дополняли образ.

Володя стоял, подпирая стену в коридоре, и с любопытством осматривал меня. Глядя на него, я подумал, что еще неизвестно, кто кого подпирает – он стену или она его, но решил, что вслух такие вещи произносить неосмотрительно.

- Вован, для тебя просто Вовчик, – представился он, протягивая мне руку. – Я твой куратор. Буду обеспечивать твою работу в игре.

Вовчик явно не принадлежал к разряду говорунов. Он критически осмотрел меня с ног до головы и видимо остался не совсем доволен моей внешностью. Состроив какую-то гримасу, он открыл дверь и зашел внутрь. Я последовал за ним и был сильно удивлен, обнаружив, что мы находимся в каком-то предбаннике с шкафом-купе, большим диваном и небольшим столиком, на котором стояли чайник с сервизом.

Мой куратор, не задерживаясь, прошел предбанник насквозь и открыл еще одну дверь, за которой обнаружилось достаточно просторное помещение. Это уже больше походило на офис, пара компьютерных столов с огромными мониторами, мультимедийная панель и большие офисные кресла на колесиках, видимо, рассчитанные на запредельный вес Вовчика.

Володя стоял возле непонятного вида резервуара, более всего походящего на ванну, только с крышкой.

- Вот твое рабочее место, Максим, – с гордостью произнес он, ласково поглаживая ладонью эту бадейку. – Капсула виртуальной реальности с эффектом полного погружения. Такой даже у японцев с корейцами нет.

Ничего себе! А это реально неожиданность! Я-то думал, что мне сейчас выдадут очки и перчатки виртуальной реальности, различные модели которых уже давно продавались в магазинах и стали в принципе вполне привычными атрибутами повседневной жизни. Такие приспособления впервые были разработаны конечно же для военных, чтобы они могли отрабатывать различные сценарии боевых действий, не создавая дополнительных декораций. Одел очки на глаза, или даже шлем в более продвинутых моделях, перчатки на руки, запуск программы и вот, ты уже стоишь посреди леса. В зависимости от выбора в твоих руках пистолет, автомат или даже рыцарский меч. Я не силен в технике и нейрофизиологии, но как-то читал, что импульсы, посылаемые в мозг, создают стопроцентный эффект присутствия. Руки чувствуют вес оружия, как будто бы ты действительно держишь в руках кусок металла. Ногам кажется, что ты идешь, бежишь или прыгаешь, как будто бы все это происходит на самом деле. В общем, эффект присутствия потрясающий.

От военных технология перекочевала к спасателям, потом стала использоваться как инструмент обучения в самых разных профессиях, и в конце концов добралась до индустрии игр. Первыми стали легендарные Sims. Теперь можно было не отправлять виртуальный персонаж в магазин, можно было сходить самому. Погулять с собакой в виртуале, а не наяву. Иллюзорный мир стал использоваться для психотерапии, тысячи людей, не выходя из палаты могли погулять по хвойному лесу или песчаному пляжу.

Нашлись придурки, которые даже пытались проповедовать идею идеального безопасного секса. Но виртуальные бордели не прижились, наверное, в первую очередь из-за эстетичности картинки, которая была в реальном мире.

Технология очков и перчаток виртуальной реальности плотно захватывала мир, выпускались все новые модели, становясь как более дорогими и навороченными, так и, наоборот, более доступными для самых разных слоев населения. Проводились чемпионаты по самым разным играм, причем даже общепланетарного масштаба, появились виртуальные клубы по интересам, правда, в основном для очень богатых. Дистанционное образование стало действительно дистанционным, появилась возможность, сидя в кресле в квартире Урюпинска, слушать лекции по юриспруденции в Кембридже.

Поэтому мне действительно было интересно, какая модель очков виртреальности достанется мне, но реальность превзошла все мои ожидания.

Ванна полного погружения! Причем заполненная каким-то не очень приятного вида гелем. Наверное, чтобы погружение стало действительно полным. Почему-то неприятно засосало под ложечкой.

- Раздевайся и ложись, – будничным тоном сказал Володя, указывая рукой на это корыто.

- Слушай, это шутка такая? Для новых сотрудников? –с опаской спросил я. – Типа я сейчас лягу, а потом вы всей конторой надо мной хохотать будете, пока я буду салфетками с себя эту дрянь оттирать?

- Зачем? – мой куратор посмотрел на меня непонимающим взглядом.

- Ну не знаю, посмеяться чтобы, –даже как-то растерялся я от такого вопроса в лоб.

- Мы здесь не шутим, мы работаем, –а с чувством юмора Вовчика явно при раздаче обделили. Я подошел ближе и с опаской посмотрел на субстанцию, в которую мне предстояло погрузиться.

- А что это? – Спросил я, чтобы хоть как-то отсрочить момент погружения в эту неприятную жижу. Володя страдальчески закатил глаза.

- Это гель. Он нужен для твоего успешного погружения в виртуал, – практически по слогам с недовольным лицом ответил мой куратор. – Выполняет множество функций, обеспечивая как более полное восприятие виртуальной реальности, так и обеспечение основных функций жизнедеятельности твоего организма. Потом все сам поймешь подробнее.

- А если я захочу в туалет? – мне упорно не хотелось залазить в капсулу. – Как об этом сообщить?

- Это тоже предусмотрено – не захочешь! Давай, раздевайся, – подтолкнул меня Володя. - Ты на работе или где? Миллион вопросов. Толку ноль.

- Слушай, – возмутился я. – Ну так же дела не делаются, а где вводный инструктаж? Какая-нибудь инструкция, историческая справка. Я же должен понимать, с чем я там столкнусь. А вдруг что-то сделаю неправильно?

- Какие гайды? – Володя начинал терять терпение. – Это мир реального погружения, а ты бета-тестер. Какой в тебе смысл, если ты заранее будешь знать, как делать правильно, а как неправильно? В эту игру придут десятки миллионов игроков. Многие из них будут клиническими идиотами. Мы должны предусмотреть все возможные случайности.

Ого, а ведь я говорил, Володя не производил впечатления говоруна. От столь длинной речи у него прямо одышка началась, вон, весь покраснел, на лбу испарина выступила. Я решил, что действительно перебарщиваю, в конце концов это же не кислота, в которой меня здесь растворить собираются. Я потянулся к пряжке ремня.

- Необязательно прямо здесь стриптиз устаивать, – недовольно прогундел Вовчик. – Вон за той дверью санузел, оставь все вещи там, как раз там и переоденешься.

- Трусы-то можно оставить? – максимально независимым тоном уточнил я.

- Трусы – можно! – немного подумав, ответил Володя. – Все остальное сними.

Вот и поговорили. Я вздохнул и отправился исследовать тайную комнату, которая оказалась достаточно просторным помещением и была оборудована не только с душевой кабиной, но и унитазом. А еще в наличии имелись вешалка и шкафчик с шампунями, бритвенными станками и парой мочалок. И чего б так не жить?

Разместив свои вещи на крючках в ванной, я, поеживаясь от кондиционера, в одних трусах подошел к капсуле и тоскливо посмотрел на нее. Лезть не хотелось от слова совсем. Не то, чтобы я брезговал, но воображение почему-то рисовало нырок в банку с вареньем. Потом же не отмоешься.

- Ну чего ты опять застыл? – недовольно посмотрел на меня Володя. – Ничего с тобой не случится. Лезь, давай!

К моему удивлению, желе в ванной оказалось достаточно приятным по ощущениям, и я даже почувствовал запах чего-то фруктового. Эта субстанция обволакивала все тело, заставляя мышцы непроизвольно расслабляться, звуки отдалялись. Нечто подобное я испытывал, пробуя однажды в магазине водяную кровать, хотя купить я ее тогда так и не решился.

- Твоя учетная запись создана заранее. Ты появишься в точке привязки твоего персонажа. Начинаю погружение, – послышался голос Володи. – Считай до тридцати.

Я хотел задать вопрос, как с ним связаться в случае чего, но не успел. Ощущение было схоже с общим наркозом во время операции, я тогда тоже не понял, в какой момент сознание отключилось.

- Господиииин, - рядом со мной плеск. От неожиданности я дернулся и чуть было не ушел под воду, но тело само непроизвольно удержало меня на поверхности. Оказывается, плавать с хвостом гораздо удобнее, чем без него. Раньше правда не было особой возможности сравнить анатомические особенности людей и рыбоподобных.

Я крутанулся в воде и ошарашенно посмотрел на женскую голову рядом со мной. Девушка широко улыбалась мне, демонстрируя два ряда ровных зубов, и восхищенно таращилась на меня. Мы что, знакомы? Или это одна из тех неожиданностей, о которых меня забыл предупредить Володя? Вернее сказать, не хотел просвещать. «Лезь в ванну, на месте разберешься!»

Девушка крутанулась на месте в воде, и я понял, что по крайней мере грудь девушки обнажена. И выглядела она действительно весьма привлекательно и запросто могла бы привлечь внимание любого мужчины не только в игре, но и в реальном мире. Впечатление немного портили только бледная синюшность кожи и мокрые волосы,

- Эээээ, привет! – я с изумлением увидел, что голова не одна, на поверхности было около десятка любопытных довольно симпатичных женских лиц, смотрящих на меня с интересом и … обожанием?

- Господин, – подплыла ко мне одна из девушек. – Ты пришел защитить нас? Нам было очень плохо без тебя!

- Нас обижали! Нас били! Нас унижали! – послышались возгласы с разных сторон, а я даже немного потерялся от этой какафонии.

Машка прибьет меня, промелькнула в голове мысль. Так–то она у меня не очень ревнивая, но когда рядом со мной больше десятка красивых женщин, к тому же полуголых... Тут, наверное, любая схватится за сковородку.

- Милые дамы, – откашлялся я. – Приветствую вас. Давайте знакомиться. Я Эридан, здешний Водяной. А Вы?

Не знаю, откуда в моей памяти выскочило имя древнегреческого божества, но я решил, что так в любом случае будет лучше, чем просто Водяной. А то первая ассоциация, которая лезет в голову, это старый мультфильм «Летучий корабль»: «Я водяной, я водяной, никто не водится со мной!»

- Господин, ты что забыл нас? – с непритворным ужасом воскликнула ближняя ко мне девушка. Она, видимо, была самой бойкой из всех и являлась кем-то вроде негласного лидера.

- Так-так-так, – поднял я руки вверх, с изумлением поймав себя на мысли, что легкие движения хвоста не только позволяют легко держать туловище на одном месте, но и вообще создают иллюзию, будто бы я сижу в мягком кресле. – Я, наверное, что-то действительно подзабыл. Грешен, прошу прощения, болел. У меня легкая потеря памяти и я плохо помню даже то, кто я сам такой.

-Ты– Хозяин этого озера и всех прилежащих земель, – торжественно произнесла все та же активная русалка. – Ну, по крайней мере, ты сам всегда заставлял нас говорить именно так. А мы русалки, живущие в этом озере, и соответственно, твои жены и слуги. Так было всегда, много-много лет до этого лета. Я — Бажена, твоя любимая жена. Господин, ты что правда ничего не помнишь?

- Потихоньку начинаю припоминать, – проговорил я медленно. Тем временем мысли в голове смешались в круговорот. Во мне боролись любопытство и желание выйти из игры, чтобы все-таки настучать Владимиру по его толстому пузу. Мало того, что я какое-то склизкое зеленое чудовище, так у меня еще на шее, оказывается, сидит целый выводок хвостатых красавиц. И их тут без меня обижали, оказывается. Где-то внутри шевельнулось чувство стыда, или это истерика так начинается?

- Девоньки мои, болел я сильно, – пробормотал я, оглядываясь. Мама дорогая. Я объясняю нарисованной в компьютере русалке, почему меня давно не было. Я прямо чувствую, как угрожающе заскрипел шифер на моей крыше.

- Ну это ничего, – Бажена подплыла ближе и осторожно провела ладонью по моей щеке. – Мы с девочками тебя живо вылечим, от любой хвори и напасти. Только не разрешай болотнику нас больше обижать. Хорошо?

- Посмотрим, – я пока решил ответить уклончиво. Пока мне абсолютно непонятно, кто такой этот болотный монстр. Может, у него реально есть какие-то права на этих девочек. Хотя они так на меня смотрят, что вряд ли. Видимо, действительно какой-то наглец решил наложить лапу на чужие владения, пока хозяина дома не было. – А с чего это болотник так раскомандовался?

- Ну так Никитин день прошел, а ты не просыпаешься, – пояснила Бажена. – Мы тебя и ждали, и звали, и искали, и плакали. А затем пришел болотник и сказал, что теперь он будет нашим господином и мы обязаны ему подчиняться. А мы не хотим, он бьет нас и заставляет собирать червей. И у него на болоте воняет. Господин, можно мы больше не будем ходить к нему?

Никитин день, очень интересно, это когда? Единственная ассоциация — день рождения неведомого Никиты, причем праздник настолько удался, что я после него не проснулся.

- Кстати, девочки, - ничего умнее мне сейчас в голову не пришло. А какой сейчас месяц?

- Так серпень завершается, - посмотрела на меня с недоумением Бажена. - Госпо..

- Так, стоп! - резко прервал я ее. - Мне это надоело. Я вам никакой не Господин. Меня зовут Эридан, и я хочу, чтобы вы называли меня так, и никак иначе.

- Хорошо, Господин, – закивали вокруг меня русалки. Тьфу ты, упрямые!

Серпень. Я пытался вызвать в памяти хоть что-то, но там было пусто. Спасибо вам, господа разработчики, вот сейчас мне прямо сразу стало понятно, о чем речь идет. Но в этих красавиц, скорей всего, других названий не заложили. Слово вспомнилось, так-то оно красивое, но очень сильно на ругательное похоже, поэтому абсолютно к месту будет. Аутентичный. Так вот, похоже кое в чем здесь слишком аутентичная атмосфера, даже слишком, не для человека из конца двадцать первого века. Аутентисты, чтоб им неладно было. Нельзя было словарик подгрузить.

Вообще-то, я считал, что у меня перед глазами должен появляться некий интерфейс с различными подсказками, кнопками меню, характеристик и так далее. То ли я что-то делаю неправильно, то ли здесь прямо полнейшая аутентичность.

Ладно, будем добывать информацию другими, более привычными способами. Я развернулся и доплыл до своей лежанки, подтянулся и рывком выдернул тело на камень.

Опа-на! При появлении меня из воды хвост превратился в две вполне полноценных ноги, даже перепонок между пальцев не наблюдалось. Так я и по земле могу ходить? Жизнь определенно налаживается! Я-то, грешным делом, подумал, что обречен ползать аки червь хвостатый.

Я несколько раз спрыгнул в воду и забрался обратно, радостно смеясь каждому превращению моих ног в хвост и обратно.

- Бажена, иди сюда, – позвал я старшую из своего гарема. – Новости рассказывать будешь.

Русалка шустро подплыла к моим ногам и легко выбралась на поверхность скалы рядом со мной. К моему изумлению ее хвост тоже превратился в две довольно стройные конечности, которые я мог рассмотреть во всех подробностях – русалка была полностью обнажена. Интересно, у игры есть рейтинг восемнадцать плюс?

- Нравится? – перехватила мой взгляд Бажена. – Хочешь я станцую для тебя танец, такой, как ты учил меня раньше?

Я был уверен, что ничему ее не учил, но кто-то из разработчиков точно отличается нездоровой фантазией. Интересно, Володя сейчас видит все, что со мной происходит или это технически невозможно? Представляю, как он потешается за монитором, глядя на мои светские беседы с озерными жительницами.

- Я думаю, что с танцами мы немного погодим, – остановил я порыв Бажены, стараясь не пялиться на ее довольно симпатичные формы. – Успеешь еще натанцеваться. Расскажи мне лучше, что тут вообще происходило, пока я болел.

- Да сначала все как обычно было, – начала Бажена. – Мы сначала тебя ждали, за озером смотрели, ил убирали и камыши, чтобы озеро чистым было. А тебя все не было. Но мы надеялись. Сорока от сестры твоей кикиморы два раза прилетала, наверное, письмо приносила. Еще вот…

- Эй, хвостатые! – раздался внезапно грубый и немного писклявый голос со стороны леса. – Я что, за вами бегать должен? Сюда плывем, быстро, я сказал!

Мои русалки взвизгнули и, все как одна, прижались к скале, на которой сидели мы с Баженой. Я вздохнул и попытался втянуть пузо. Пришло время познакомиться с новыми обитателями «Берлоги».

Глава 3

На берегу моего озера стояло волосатое и при этом давно нечесаное существо с перепончатыми лапами. Выглядело оно очень несуразно и вообще больше было похоже на какое-то ожившее дерево, скорее даже деревце. Кривые тонкие руки-ноги, напоминавшие ветки, длинный сучковатый нос, короткая шея и бесформенная голова. Если я правильно понимаю, это и есть местный болотник. Смех, да и только, полтора метра веселья.

- Ты чего тут разорался? — Я подплыл к берегу и с удовлетворением почувствовал, как касаюсь песка уже не хвостом, а ногами. А вот ходить неудобно, пузо колышется передо мной совсем не в такт шагам, из-за чего я смотрюсь, наверное, достаточно комично. Да и подвижность, надо признаться, страдает достаточно ощутимо.

- Ты как здесь? — Болотник аж присел от неожиданности, он явно не ожидал меня увидеть.

- Да вот, — я неопределенно поводил рукой в воздухе. — Вернулся домой. Так что ты тоже можешь разворачиваться и шуровать к себе на болото. Понятно?

Я постарался добавить в голос металла, но прозвучало это комично и по-мультяшному.

- Эээээ, — забавно протянул болотник. — Кончилась твоя власть! Пока ты где-то шастал, я здесь главным стал! Вот!

- Ну и что? Как кончилась, так и опять начнется, — возразил ему я. — Ты у нас кто? Болотник? Так и вали на свое болото! Лягушек воспитывай, можешь еще парад червей провести, а здесь на озере все будет по-моему.

Не знаю, как я смотрелся со стороны, но мысли мои скакали в разные стороны. Я вообще плохо понимал, что делать дальше. Странная игра, подсказок не выскакивает, оружия мне не выдали, умением колдовать не наделили. В голове начали возникать сцены насильственного утопления Володи в ванне с гелем неизвестного происхождения, мысли о том, насколько это наказуемо, и прикидки, как можно спрятать столь необъятное тело…

- Тебя не было, и я стал главным на этом озере, — перебил мои мысли болотник. — Со всеми его обитателями, которые теперь все будут мне служить.

Внезапно он задумался и удивленно посмотрел на меня.

- А ты же теперь тоже мой слуга! — С удивлением в голосе проговорил он. Болотник сделал шаг назад и поднял с земли сучковатую палку, которую сразу же вздернул над головой, как рыцарский меч.

- Пади на колени, презренный раб! — Внезапно завопил он. — Я здесь теперь Хозяин!

Кто ж тебе этот лексикон записывал? Или как там ты управляешься? Вообще нереалистично выглядит, а должно быть наоборот.

Болотник смотрел на меня, как мне показалось, с ожиданием. И чего теперь? Мне, наверное, надо поднять вверх обе руки и с придыханием завопить: «Не бывать этому! Ах ты, подлец, обижаешь меня и моих бедных девочек! Не позволю!»

А потом, по закону жанра, мы сойдемся в неравном бою, размахивая свежевыломанными дубинками, пока не останется только один вожак этой стаи. Русалки в этот момент должны закатывать глаза, заламывать руки, кричать и подбадривать меня. Почему меня? Ну так я же хороший!

Вот только как они себе представляют эту эпическую битву? Это брюхо заносит меня почище любого прицепа, поэтому моя стратегия в этом бою может быть только одной. Упасть и придавить болотника пузом, причем так смачно, с размаху.

Я немедленно представил, как этот несчастный корчится в муках подо мной и хрипит: «Пощади!». А я и рад бы, да пузо встать мешает, поэтому болотник издыхает подо мной, так и не дождавшись желанной свободы. Брррр…

- Братуха! — Я сделал пару шагов вперед и приобнял оппонента, слегка оперевшись на него весом своей туши. У болотника что-то отчетливо хрустнуло в позвоночнике, и я немедленно постарался изменить позу, дабы не доломать произведение компьютерной мысли. — Мы же с тобой практически родственники. Надо бы договориться, согласен?

- Чего? — Болотник посмотрел на меня непонимающими глазами. Его ощутимо перекосило под моим весом, плюс я был выше его, поэтому взгляд получился каким-то заискивающим, снизу вверх.

- Говорю тебе, давай мирно разберемся в нашей проблеме! — Я почувствовал азарт, поэтому мозг сам собой перестроился в боевой режим и начал привычно плести словесные кружева. — В чем дело, мои девчонки понравились? Да? Ну и чего ты тогда так грубо с ними? Не мог аккуратно, с подходом, ласково? Чего кричать и обзываться? Согласен?

Почему-то мне показалось, что болотник не совсем согласен со мной, но никак не можетнайти четких доводов, чтобы аргументированно высказать свою позицию. Хотя, с другой стороны, это же не он ищет, а компьютер. Должен был бы уже подобрать оптимальный вариант для диалога. Но раз железо тормозит, то надо развивать этот успех.

- Все лю… мм… существа в мире - братья! Мы должны держаться вместе, поддерживать друг друга! Как богатыри против чуда-юда! Нам нельзя ссориться, а то вдруг завтра Баба-Яга нас выгнать отсюда захочет? А мы не дадим! Потому что вместе мы сила! Правда ведь?

Болотник как-то странно всхлипнул и взмахнул рукой, будто отгоняя от себя назойливое насекомое.

- Жить надо дружно со всеми, понимаешь? — Продолжал тем временем я. — Мир, дружба, акунаматата! Пойдем, я тебя девчонкам представлю, можем же и вместе дела делать. Согласен?

Болотник молчал и смотрел куда-то сквозь меня, не говоря ни слова. Я аккуратно отодвинулся от него и помахал рукой перед его мордой. Никакой реакции!

- Друг мой! Ау! Ты здесь? — Ошарашенно спросил я. Болотник молчал и напоминал мне сейчас гипсовую статую в старом парке культуры и отдыха.

- Эй, ты чего? — Я натурально испугался и беспомощно оглянулся на русалок, скользящих по водной глади. Что случилось? Почему болотник перестал хоть как-то реагировать на происходящее?

«Экстренный выход!» — Замелькала перед глазами надпись жирным красным шрифтом. Меня принудительно возвращали в реал.

Вот как я не понял свои ощущения во время входа в игру, так не понял их и во время выхода. Вроде только что стоял на границе леса и пляжа в виртуальной реальности на берегу озера, и вдруг уже выныриваю из геля, видя перед собой возмущенное лицо своего куратора. Как же хорошо, что в этой гадости нет никаких проводов, мне кажется, что, запутавшись в них, запросто можно утонуть.

- И чего ты натворил? — Накинулся на меня Володя. Он был весь какой-то пунцовый, а его безразмерная футболка не просто намокла от пота, с нее натурально начинало капать. — Ты его сломал!

- Кого сломал? Болотника? — Мне, в отличие от Вовчика, наоборот, было очень весело, наверное, давал о себе знать адреналин от переговоров с компьютерной нечистью.

- Управляющий сегмент, — на Володю реально было больно смотреть. Я даже запереживал, как бы сейчас дело до гипертонического криза или инсульта не дошло. Все-таки Вовчик у нас дядя крупный, вдруг упадет еще здесь. Я такого веселого носорога даже с места не сдвину.

- Какой сегмент? — Яи вправдуне понимал, в чем дело, но раз человек так сильно переживает, значит, наверное, действительно все не очень хорошо.

- Часть искусственного интеллекта, отвечающая за поведение неигрового персонажа, — Володя хватал ртом воздух и безостановочно жестикулировал. — Ты что, сам не понял? Болотник завис! Мы его полгода готовили, все баги вычищали! Что ты сделал?

- Да ничего не сделал! — Я повысил голос, ненавижу, когда мне предъявляют претензии за то, чего я абсолютно не понимаю. — Мы разговаривали просто, а потом он взял и замолчал. И глаза как стеклянные стали.

Вовчик ничего не ответил мне, только махнул рукой и отвернулся, его дыхание стало свистящим и каким-то всхлипывающим.

- Эээээ, – я реально испугался. – Володя, тебе точно врач не нужен? Ты чего так странно дышишь?

- Все в порядке, – он повернулся ко мне, и я заметил в его руках ингалятор. – У меня астма, всегда на нервной почве обостряется. Сейчас пройдет.

Его дыхание действительно становилось более спокойным, цвет лица постепенно возвращался от синего к нормальному.

- Так, — Володя вздохнул и медленно выдохнул. — Иди в душ, ты гелем уже все вокруг залил, еще и воняет от тебя. Помойся, переоденься и проговорим всю ситуацию еще раз. Ты, по сути, игровой сценарий нарушил.

- Ничего я не нарушил, — огрызнулся я, направляясь к санузлу.

Натирая себя мочалкой, я все пытался понять, мог ли я действительно сделать что-то, способное сломать игру. По всему выходило, что нет. Мне сказали оглядываться — ну так я это собственно и пытался делать. Кто же знал, что мне подсунут гарем, который требует заботы и защиты? И болотник этот еще! Я что, дрался с ним? Руку или ногу оторвал, которую пришить невозможно?

Я просто пытался договориться, чтобы все игровые и неигровые персонажи жили дружно. А в результате оказалось, что все очень плохо, и виноват в этом я! Где справедливость? Хотя этот вопрос сегодня я уже раз десятый задаю сам себе, видимо потихонечку надо привыкать к мысли, что справедливости нет и не было.

К моему удивлению, гель действительно легко смывался под душем, оставляя ощущение какой-то мягкости на коже, как после массажных лосьонов. Большемне, к счастью, сравнивать не с чем. Я, как Машка, регулярными кожными процедурами не занимаюсь.

С наслаждением растеревшись полотенцем, я оделся и вышел в комнату, где Володя по-прежнему совершал ритуальные танцы вокруг компьютера и нейро-ванны, параллельно, видимо, читая какую-то сложную молитву на древнем иврите.

- Умылся? – Пробурчал мой куратор, увидев меня, появившегося в кабинете. – Рассказывай!

- Чего рассказывать? – Развел я руками. – Ты разве не следил на мониторе за моими приключениями?

- Следил, – голос Володи стал каким-то блеклым. – Вот только ничего не понял. Нет, пока ты изображал из себя Ихтиандра, все было нормально. Потом знакомство с русалками – тоже порядок. Но ситуация с болотником…

У Вовчика явно не хватало слов для описания ситуации, и вообще мне по-прежнему не нравился его внешний вид.

- Слушай, тебе точно в медпункт не надо? – Спросил я у него. – Может быть, давление стоит померить? Или таблетку надо выпить? Ты же рухнешь сейчас.

Я совсем не врач, и сейчас реально боялся за самочувствие куратора.

- Нормально все, – Володя тяжело плюхнулся в кресло, которое жалобно скрипнуло под его весом. – Ты понимаешь, что умудрился вывести из строя неигрового персонажа, на которого завязано целых четыре цепочки квестов?

- Нет, – помотал я головой. – У меня вообще с иностранными языками плохо, поэтому переведи, пожалуйста, на русский язык все то, что ты сейчас мне сказал.

Володя опять то ли всхлипнул, то ли булькнул и воздел руки к небу.

- Садись, – устало предложил он мне. – Все равно, пока ребята перезапуск болотника не сделают, возвращаться в игру бессмысленно.

- Что все-таки случилось? Ты можешь объяснить мне нормальным языком? – Я сел напротив него. – Слушай, в туалет и правда не хочется после капсулы, а вот от водички я бы не отказался. А можно даже и пожевать.

- Попозже сходишь в столовую, – Володя протянул мне бутылку минералки. – Сейчас совсем не до этого. Ждем отладчиков и данных о состоянии сервера.

- Так у нас сервер полетел? – Я даже расслабился. – Ну так вот в чем причина зависания болотника. Зря ты меня ругаешь?

- Да? – Усмехнулся Вован. – А может наоборот? Кто-то создал логическую ошибку, и сервер рухнул от перегрева?

- Это точно не я, – мне действительно стало спокойно. – Невозможно сломать что-то, даже не прикасаясь к этому. Тем более, ты сказал оглядываться. Я и оглядывался. И я все делал логично.

- Ты пришел на озеро. Оно захвачено другим персонажем. Логично будет что? – Вовчик опять начал краснеть и произносить слова по слогам.

- Договориться, – пожал я плечами.

- Ты должен был с ним драться! – Воскликнул Вовчик. – А потом идти захватывать болото!

- Зачем?

- Потому что это основа всех игр, – раздался у меня за спиной знакомый голос.

Я крутанулся в кресле. Передо мной стоял профессор Раскевич. Позади него переминались с ноги на ногу два волосатых чудика с ноутбуками и другими непонятными компьютерными приблудами в руках.

- То есть других вариантов нет? – Поинтересовался я. – Без драк и битв развития не бывает?

- Ну, по крайней мере, раньше мы таких вариантов для вашего персонажа не рассматривали, – развел руками Раскевич. – Поэтому наш Искин и дал сбой.

- Кто? – Опять не понял я.

- Искусственный интеллект, – ответил Лев Давыдович. – Тот самый, который управляет этой игрой.

- Очень интересно, – я действительно удивился такому повороту событий. – Разве игра не должна предусматривать инвариантность событий.

- Вы совершенно правы, с одной стороны, – вступил в разговор один из ребят, пришедших вместе с Раскевичем. – С другой стороны, для того, чтобы обеспечить такую инвариантность, искусственный интеллект должен хранить в своих базах данных самые разные варианты развития событий. Та ситуация, которую вы создали, оказались для него новой. Вернее даже не сама ситуация, а тот сленг, который вы использовали. Словосочетание «акунаматата» управляющий сегмент вообще счел заклинанием и перегрузил мощности, пытаясь найти соответствующее действие.

- О как! – Я обернулся к Вовчику. – Так я все-таки колдовать могу? А ты мне об этом ничего не говорил!

- А что говорить? – Проворчал тот. – Ты тестер, значит, должен был своим умом дойти до этой ступени развития.

- Как сам? – Я опешил. – Ты себе хотя бы это представляешь? Догадаться? Я пока понять не могу, как просто передвигаться в пространстве с пузом, которое вы мне нарисовали.

- Надо худеть и развивать телосложение, – опять подал голос компьютерщик. – И кстати, выбор пути развития, ну, в смысле того, как именно вы будете это делать, тоже будет влиять на совершенствование искусственного интеллекта.

Приехали! Остановите землю - я сойду! Меня наняли не просто играть в игру, а фактически стать тренером для целого искусственного интеллекта. Замечтательно и замечательно в одном флаконе! От избытка эмоций я даже не нашелся что сказать и только досадливо шлепнул себя ладонями по бедрам.

- Максим, – мягко вступил в разговор Раскевич. – Мне кажется, что вы несколько преувеличиваете трагизм ситуации. Вас наняли на работу, основная цель которой играть. Вашему физическому и психическому здоровью ничто не угрожает, поэтому я искренне не понимаю всех ваших переживаний.

Вообще-то, этот психиатр, конечно же, прав. Всплеск эмоций прошел, и я снова начинал рассуждать трезво. Скорее всего, меня взбесила ситуация, что, оказывается, у меня есть способности, о которых умолчал Володя. И ведь так красиво рассказывал про колдунов, какой тяжелый путь проходят игроки, а то, что я могу также - не сказал. Как, впрочем, и то, что надо худеть, причем не в реальности, а в игре, вообще меня поразило. Водяной, сидящий на диете. Интересно только, на какой: средиземноморской, из море-, вернее, озеро-продуктов, или на болоте травки съедобные собирать?

С другой стороны, все профессии нужны, все профессии важны. Раз мне платят за подобное солидные деньги, значит, в этом действительно есть большой смысл. Да и глупо это, психовать в первый рабочий день. Я же еще ничего собственно сделать не успел, только поплавать, да кусок машинного кода из строя вывести.

- Я все понял, Лев Давыдович, – обреченно сказал я. – Будем худеть и развиваться.

Профессор удовлетворенно кивнул и перевел взгляд на моего куратора.

- Я думаю, что стоит немного изменить условия задачи и сообщить Максиму некоторые особенности его персонажа. Возможно, это позволит избежать подобных эксцессов в будущем.

Вовчик кивнул и брызнул в рот очередную порцию лекарства из ингалятора.

- Владимир, – озаботился немедленно Раскевич. – Вы способны работать? Может быть, стоит спуститься в медпункт?

- Не стоит, – упрямо помотал головой тот, пытаясь восстановить дыхание. – Я уже в норме.

- Ну, как знаете, – Лев Давыдович поморщился и перевел взгляд на меня. – Максим, я хотел сказать, что буду признателен, если вы будете вести подобие дневника о своих ощущениях, связанных с игрой и вашим восприятием реального мира после нее. Это важно для контроля вашего здоровья. Думаю, что нам стоит встречаться один-два раза в неделю и фиксировать показатели. Хорошо?

Я кивнул, а позади меня раздалось тихое хрюканье. Раскевич метнул мне за спину гневный взгляд и вышел из комнаты, даже не попрощавшись.

Если честно, я откровенно чего-то не понимаю. Мне показалось или профессор действительно был очень недоволен отказом Вовчика от врачебной помощи? С другой стороны, может, он сильно переживает за его здоровье? Честно говоря, я вообще не понял, зачем он тут появился. Где врач-психиатр и где развитие искусственного интеллекта. Ладно, подумаем об этом попозже, сейчас займемся насущными делами. Пришедшие с Раскевичем ребята уже возились рядом с капсулой и компьютерами, и мой куратор явно не собирался помогать им.

- Может, сходим перекусить? – Спросил я у Володи. – Я так понимаю, что проблему скоро устранят и мне опять лезть в капсулу, похудением заниматься.

- Странная логика, – Вовчик опять дышал ровно, но лицо его не выражало никаких эмоций. – Сначала набить живот, а потом заниматься спортом. Я не пойду, надо проследить, как этот баг устранят, ну и капсулу подготовить к новому погружению. Ты же, наверное, не хочешь в гель со своими отходами погружаться?

- Не хочу, конечно, – меня передернуло от такой перспективы.

- Ну вот и иди тогда, но не переедай, неизвестно, как полный желудок может отреагировать на перегруз мозга, – Володя тяжело поднялся и направился к капсуле. – Столовая на третьем этаже, по указателям найдешь, на кассе покажешь пропуск в здание.

- Я быстро! – Обрадовавшись, я уже было рванул к двери, но был остановлен голосом Володи.

- А на четвертом этаже магазин одежды, – я недоумевающе повернулся и с удивлением понял, что мой куратор все-таки умеет улыбаться. – Купи себе еще одни трусы.

Столовую я нашел быстро, причем скорее даже не по указателям, а по запахам. Как я понял, она занимала чуть ли не половину этого этажа. В обеденном зале располагалось бесчисленное количество столиков на четыре или шесть человек, за которыми виднелась лента раздачи блюд. Запахи стояли обалденные, и я, сглатывая слюну, немедленно устремился за своей порцией калорий.

Есть хотелось неимоверно. Неужели от умственного труда действительно худеют? Другого объяснения придумать я не мог, потому что нельзя же считать серьезной физической нагрузкой простое лежание в капсуле. Накидав на поднос всякой снеди, я подошел к кассе, за которой сидела немного сонная девушка.

- Здравствуйте, – поприветствовал я ее. – Я новенький, поэтому немного не в курсе правил. Мне сказали, что расплатиться можно пропуском на работу.

Кассирша фыркнула, но отсканировала штрих-код с проксимити-карты.

- Вы платите не пропуском. Просто я вижу, есть ли деньги на вашем кредитном счете. Если они закончились, тогда уже доплачиваете наличными или картой.

- И много там у меня? – Надо же понимать, как скоро халява закончиться.

- Четыре тысячи девятьсот тридцать два рубля, – ответила девушка и добавила тем же равнодушным тоном. – Шестьдесят восемь рублей списалось.

- Шестьдесят восемь? – Я ошарашено посмотрел на свой поднос, уставленный тарелками с едой и тремя чашками вареного кофе. Подобный перекус в любом московском кафе мог потянуть минимум рублей на пятьсот.

- Шестьдесят восемь, – терпеливо подтвердила девушка. Я хотел попросить чек или спросить, всегда ли здесь так дешево, но вежливое покашливание следующего сотрудника заставило меня отойти с подносом к столам.

На часах было около семи часов вечера, то есть, по сути своей, мой рабочий день сейчас в самом разгаре. Приступив к трапезе, я пришел к выводу, что в «Берлоге» явно сделано все, чтобы сотрудники жили на работе. Я вот, например, подумал, что надо бы приезжать на работу пораньше, чтобы здесь еще и обедать перед работой. А с учетом того, что мне полагается бесплатный спортзал, то я так рискую дома вообще не появляться. Машка меня точно убьет. Потому что с таким графиком существования на совместное времяпрепровождение времени не остается. В общем, никакой личной жизни, ни половой, ни общественной. Надо очень серьезно пересмотреть привычный жизненный уклад и как-то встроить его в новую реальность.

А вот магазин одежды оказался не такой бюджетный, как столовая. По крайней мере, трусы мне продали уже за две тысячи рублей, и прикинув, сколько раз можно было покушать за эти деньги, я понял, что вряд ли соберусь покупать здесь что-то в ближайшее время. Скривившись от восторженных объяснений девушки-консультанта, какого замечательного качества данное текстильное изделие и какое удовольствие я буду получать, одевая их, я терпеливо дождался, пока мне упакуют покупку в яркий пакетик с медведем и поплелся обратно на свое рабочее место.

Ребят программистов в комнате уже не было. Володя сидел в обнимку с необъятной по размерам кружкой кофе и смотрел какое-то видео на мониторе.

- Ну что, поговорим? – Спросил я у него, устраиваясь в кресле напротив. – А то еще что-нибудь зависнет, и опять я буду виноватым!

- Давай, спрашивай, что тебя интересует? – Величественно разрешил мне Володя. – Всего все равно сейчас узнать не успеешь, поэтому не стоит углубляться в мелкие детали.

- Как мне избавиться от пуза? – Меня, правда, сильно интересовал этот вопрос, бултыхающийся прицеп успел уже основательно утомить. В воде это несильно ощущалось, а вот на берегу для усталости мне хватило всего пары шагов.

- Так же как и в жизни, – Володя развел руками. – Эта игра вообще сконструирована по принципу максимальной реалистичности, именно поэтому никто и не планировал вводить какие-то особенные классы и расы, ну там по типу орков, гномов, эльфов. Никаких дополнительных бонусов, все игроки становятся людьми и должны развивать свои умения и навыки путем прокачки. Единственное, что она в виртуале более быстрая, чем в жизни. Например, если ты захочешь научиться метать ножи без промаха, в жизни тебе понадобится минимум десять тысяч раз бросить его в мишень, то в игре для этого хватит тысячи. Поэтому больше двигайся, выполняй физические упражнения и станешь качком.

- А как это отразится на моем реальном теле? – Мне было интересно, есть ли какая-то связь между действиями в игре и состоянием моего тела в жизни.

- Абсолютно никак, – пожал плечами Вовчик. – Игра – это иллюзия, качается только твой мозг. Вот если ты внутри выучишь иностранный язык, то тогда будешь разговаривать на нем и в реальной жизни. Единственное, не знаю, где ты там его учить будешь.

Он даже не улыбнулся при последних словах, хотя сарказм чувствовался отчетливо. При других обстоятельствах эта фраза могла сойти за неплохую шутку, но Володя смотрел на меня с каменным лицом.

- Хорошо, а почему у меня нет никакого интерфейса или меню? – Задал я новый вопрос. - В других играх это есть, насколько я помню. У игроков перед глазами всегда есть какие-то кнопки, где можно данные о себе посмотреть или про противника. Опять-таки, выяснилось, что я магией владеть должен.

- Я же говорю, максимальная реалистичность, – терпеливо ответил Володя. – Никаких данных о твоих характеристиках, ник-неймах других игроков, умениях, навыках. Все выясняется только в процессе деятельности или личного общения. Магия вообще непонятно как работает, по крайней мере, четкого алгоритма мы не выявили. Она заложена в требованиях игры, но у каждого зафиксированного волшебника был свой путь к получению этого знания. И то они могут совсем минимальные вещи. Например, самый сильный целитель, вернее целительница, способен на сегодняшний день лечить только небольшие порезы и ушибы. А наши компьютерщики еще до конца не сообразили, по каким алгоритмам это происходит.

- То есть ты хочешь сказать, что вы до конца не знаете, как работает игра, которую сами и создали? – Мир открывался для меня с новой стороны. Мне казалось, что Володя и его коллеги должны быть вроде богов этой игры, а оказалось, что они сами не до конца представляют, что тут вообще творится.

- По крайней мере, пока да, – Володя смотрел на меня серьезным взглядом. – Ты должен понять, что стал участником не еще одной игры, а совершенно нового проекта. Здесь все по-другому. Мы хотим сделать игру, в которой вмешательство администрации в процесс будет минимальным. Поэтому любой путь игроки должны проходить сами.

- Хорошо, а как мне тогда учиться драться или колдовать? – Непонятного становилось все больше. – Я же не в городе, у меня ни учителей, ни наставников.

- Не знаю, – снова развел руками Володя. – Ищи свой путь. Можешь спаринги с русалками устраивать или с болотником. Рано или поздно что-то у тебя получится.

- Понятно, что ничего непонятно, – скривился я. – А что вообще я должен делать в игре? Просто плавать по озеру и развиваться?

- Нет, конечно, – на лице Володи наконец-таки появились эмоции. – Скоро твою локацию опять откроют и к тебе придут игроки. У них будет квест на твое убийство, за которое они будут получать жемчуг из твоего живота. Кстати, очень дорогой ингредиент для оплаты наставников в городе. Это задание для прокачки воинов.

- Опять? – Я уцепился за это слово, которое почему-то резануло мне слух. – Она уже была открыта?

- Это неважно, и сейчас слишком долго обсуждать, – отмахнулся Володя. – Полезай в капсулу.

В этот раз погружение стало для меня уже чем-то привычным. Хотя опрометчиво говорить так быстро о привычке. Памятуя о словах Володи, что совсем скоро меня придут убивать, я решил плотно заняться своими телом и боевыми навыками. Не обращая внимания на галдение русалок, я плавал по кругу без остановки, пока не понял, что еще одно движение, и я пойду ко дну. После этого я вылез на берег и начал приседать. Русалки решили, что это какая-то интересная игра и старательно повторяли за мной все движения. Несмотря на то, что девушки опасливо смотрели в сторону леса и несколько раз повторили мне, что боятся прихода болотника, мой сосед так и не появился. Видимо, полностью проблему решить не удалось и этого персонажа пока отключили. Я остановился, только увидев красную надпись перед своими глазами, что пора выходить из игры.

Володя встретил меня, не переставая похрюкивать.

- Ну ты меня и повеселил, – он смотрелся улыбающимся бегемотом из очень старого мультика. – Я такого парада физкультурников никогда не видел. Надо предложить рекламщикам выложить тебя в интернет. Если нет, то в разделе юмора точно можно неплохие деньги срубить.

- Я бы на тебя посмотрел, если бы ты приседать начал, – пробурчал я и без напоминаний поплелся в душ. Не знаю, что там говорил Володя про напряжение мозга, но ощущение, будто я целый день на себе мешки таскал.

- Езжай-ка ты домой, друг сердечный, – заботливо сказал Володя, увидев меня, появившегося из душа. – Завтра новый день, новые тренировки.

Кабинет Александра Евгеньевича на семьдесят пятом этаже штаб-квартиры корпорации «Берлога». Первый час ночи.

- Ну что, Сашенька, теперь ты мне веришь? — Раскевич с удовольствием рассматривал дорогой коньяк в бокале. – Сколько вы мучились с обучающими модулями? Это невозможно, машина способна подобрать наиболее удачный шаблон и будет действовать в соответствии с ним, – передразнил он кого-то, хихикая.

- Мне все равно кажется, что это был компьютерный сбой, – Александр Евгеньевич залпом выпил свою порцию коньяка и потянулся за бутылкой. – Я не верю, что мы так долго топтались на месте, а этот юноша в первый рабочий день нащупал верный путь.

- Он и не нащупывал ничего, – возразил Лев Давыдович, подставляя свой бокал под новую порцию горячительного напитка. – Он просто удачно попал со своими словесными кружевами в нужное место. Но я рад тому, что мы взяли его на работу. Теперь Искин обратит на него самое пристальное внимание и начнет учиться по-новому.

Глава 4

Как же тяжело открыть глаза! Да что же это такое? Я нащупал телефон на прикроватной тумбочке и попытался рассмотреть время на дисплее. Получилось далеко не с первой попытки. Десятый час утра.

Вроде и поспал нормально, почему же так плохо? Если верить ощущениям, то я вчера пил, причем много и не обращая внимания на крепость и качество алкоголя. Такого со мной уже лет пятнадцать как не случалось, по крайней мере если говорить о столь тяжком пробуждении.

Встав, а точнее почти свалившись с кровати, я добрел до комода, в котором хранилась наша домашняя аптечка. Кое-как справившись с блестящей упаковкой, я достал таблетку обезболивающего, подумал и достал еще одну. Внутри черепной коробки медленно пульсировал сгусток боли, и мысли никак не хотели собираться в кучку.

Что происходит? Может быть я простудился? Откуда такое состояние? Я вчера, вернее уже сегодня ночью решил не морочиться с ночными автобусами и просто заказал такси через приложение. Доехал до дома, разделся и лег спать. Единственное, на что хватило сил, это запихнуть грязное белье и потную футболку в корзину для стирки. Я еще порадовался, что Маша меня не дождалась и к моему приходу, наверное, видела десятый сон. Все, о чем я мечтал в тот момент, это уснуть в полете до подушки.

Проглотив таблетки, я поплелся в душ. По крайней мере, от похмелья контрастный душ помогает, может быть и сейчас окажет благотворное воздействие.

Водные процедуры действительно помогли, я с наслаждением стоял под упругими струями воды, вертя в разные стороны кран и регулируя температуру воды с горячей на холодную и обратно.

Вот теперь лицо в запотевшем зеркале стало напоминать что-то человеческое. Я с удовольствием растерся полотенцем и поплелся завтракать, прикидывая, успею ли я прочитать что-то полезное об игре, которая, как я надеюсь, станет для меня стабильным источником дохода в ближайшее время. А может быть даже на долгие годы.

Маня поставила передо мной чашку кофе и тарелку с яичницей. Ляпота! Вот, наверное, только ради таких моментов уже стоит жениться. Таблетки уже начали действовать, и настроение становилось все более благодушным.

Я вспомнил времена, когда жил один и утренние раздумья перед холодильником - стоит что-то приготовить или и так сойдёт? Зачастую сходило и так. В результате, однажды при изучении каких-то психологических тестов в университете в задачке на аналогию слов «кофе и сигарета» я честно ответил так, как думал - «завтрак». Оказалось, правильный ответ звучит немного по-другому. «Легкие транквилизаторы». Я сильно удивился, но с тех пор приучил себя завтракать чем-то более существенным.

Маня выглядела какой-то смущенной. Она явно не находила себе места. То без причины начинала протирать плиту, то поправляла занавески. Достала чашку из шкафа, подумала, поставила ее обратно. Я доел яичницу и внимательно посмотрел на жену.

- Маня, что-то случилось?

- Не знаю, – с готовностью откликнулась она. – И это меня пугает.

- Может нам надо поговорить и обсудить, что тебя пугает? – У меня было абсолютно спокойное настроение. То ли я ещё не проснулся, то ли просто не осознал, в чем проблема.

- Максим, – Маня села напротив меня с предельно серьезным видом. – Давай поговорим.

- Давай, – с готовностью согласился я, отхлебывая кофе.

- Я хочу знать, кем ты устроился работать, – с непонятной до конца мне интонацией произнесла жена. – Я имею право это знать.

Ничего не понимаю, честное слово. Скандалить Машка явно не собиралась, но в ее взгляде и тоне была такая решительность, как будто она приняла для себя трудное решение и теперь ни за что не отступится от него. Вот только при чем здесь моя работа?

- Тестировщик в онлайн-игре, вчера же тебе все рассказал, – медленно ответил я, подбирая слова. – А что не так-то? Да, не совсем привычный график, но я думаю, что мы найдём какой-то компромисс для нас с тобой.

- Максим, не надо меня обманывать, – теперь я отчетливо слышал мольбу в голосе. – Я признаю, что была неправа, возможно, я слишком сильно давила на тебя из-за увольнения. Но ты же у меня умный, мы вместе, и мы со всем справимся. Я готова потерпеть....

- Маня, – перебил я жену, чувствуя, как голова начинает идти кругом. – Ты о чем? Что случилось?

- Скажи мне честно, – она смотрела на меня как следователь на допросе. – Ты проститутка?

Я сделал ещё один глоток кофе и аккуратно поставил чашку на стол, отодвинулся и посмотрел в глаза жене. Она напряжённо ждала от меня ответа. Я изо всех сил старался успокоиться, но внутри меня все клокотало. Энергия требовала выхода наружу.

- Маня, я.... – выговорить фразу все-таки не получилось. Я расхохотался, причём так громко и заливисто, что мой смех наверняка было слышно во всем доме. Не переставая смеяться, я сходил в прихожую и достал из сумки трудовой договор.

- Слушай, я знаю, что ты никогда не шаришься по моим карманам и сумкам, но, наверное, в этот раз стоило сделать исключение, – я продолжал всхлипывать, но первая волна уже прошла. – Как тебе в голову такое могло прийти? Посмотри на меня, где ты таких ночных мотыльков видела?

- Ну а что я должна подумать? – Машка начала оправдываться, но при этом цепким взглядом просматривала бумаги, которые я ей дал. – Ты приходишь домой далеко за полночь, выжатый как лимон, и вдобавок ложишься спать в новых дорогущих брендовых трусах. А те, которые были на тебе, почему-то все перепачканы интимной смазкой. Какие могут быть варианты? Я в соцсетях в трёх местах спрашивала, и все предположили только этот вариант.

- Слава богу, ты маме с этим вопросом не звонила, – заулыбался я. – А то я представляю ее версии...

Машка пошла пунцовыми пятнами.

- Ну-ка, – я присел обратно к столу и изобразил крайнюю степень интереса. – Удиви меня. Неужели нашлись более веселые варианты моего трудоустройства?

- Неважно, – лицо Мани стало красным целиком. - Но ведь согласись, что это выглядит странно. Ты завалился спать, ничего не объяснив, а я всего-навсего хотела утром постирать наше белье.

Я согласился, и продолжая периодически хихикать, рассказал Машке про ванну виртуальной реальности, про своего персонажа и про то, что пока не очень понимаю, в чем именно заключается моя роль.

С каждым словом Маня оттаивала все больше, серьезность исчезала, уступая место искреннему интересу.

- Клааасно, – протянула она. – Я и не подозревала, что такая работа вообще существует. Слушай, Максим, а может мне тоже можно туда устроиться? Буду у вас там русалок тестировать, а?

- Эээ, – признаться, я как-то не ожидал такого поворота событий. – Можно спросить, но там очень строгий отбор. Если честно, я так понял, что меня одного взяли более чем из десяти кандидатов, и я сам до конца не понимаю, по каким критериям решили, что я лучше остальных.

- Максим, пожалуйста! – Лицо Мани приняло самое просительное выражение из всех когда-либо виденных мною. – Это же так классно, мы бы работали вместе, нам было бы что обсуждать, возможно у нас появились бы общие друзья.

- Маш, я спрошу, честное пионерское, – приложил я руки к груди. – Но абсолютно ничего не гарантирую. Сама понимаешь, я там пока никто и звать меня никак.

- Хорошо, – она покладисто кивнула и забрала у меня тарелку с чашкой. – Но ты спроси обязательно. Ладно?

Голова все-таки начала болеть снова, поэтому на работу я не пришел, а приплелся, и мечтал только поспать где-нибудь в уголочке.

- Как самочувствие? – Внимательно посмотрел на меня Володя. – Спал нормально?

- Спал, как младенец, – ответил я, прикладываясь к бутылке с минералкой. – А вот пробуждение было не столь приятным. Ощущение жуткого похмелья, хотя я не пил вчера, причем от слова совсем.

- Тааак, – с непонятной интонацией протянул мой куратор. – Ну-ка подожди.

Он достал из кармана мобильник и кому-то позвонил.

- Алена Сергеевна, это Владимир. Узнали? Очень приятно. Я чего звоню, у меня проблема с моим подопечным. Да, медицинского характера. Я был бы очень признателен, если вы подойдете. Нет, Раскевичу еще не звонил, решил сначала вас набрать. Хорошо, ждем.

Он завершил звонок и посмотрел на меня.

- Садись, в ногах правды нет, – и дождавшись, пока я упаду в кресло напротив него, спросил. – Ты, наверное, хочешь понять, что это такое с утра было?

- Было бы неплохо, – я хотел кивнуть, но сгусток боли в районе темечка посоветовал мне этого не делать.

- Это реакция на игру, – ответил Володя, внимательно глядя на меня. – С непривычки. Я же так понимаю, ты раньше особо виртуальной реальностью не увлекался?

- Да некогда было, – развел я руками. – Работа, карьера, как-то не до игрушек.

- Ну вот видишь, – у меня складывалось ощущение, что я не первый, кому мой куратор объясняет про головную боль по утрам. По крайней мере, его речь из короткой и отрывистой стала гладкой и более быстрой, как будто он рассказывал накрепко заученную лекцию из учебника. – Те, кто играет дома, для удовольствия, крайне редко делают это по шесть-восемь часов подряд. Все-таки в реальном мире у всех нас слишком много насущных дел, чтобы можно было выпасть из жизни на такое длительное время. Элементарно, людям хочется сходить в туалет, а после этого поесть или попить. Та капсула, в которую мы тебя вчера погрузили, снимает многие физиологические проблемы, но полное погружение означает большую нагрузку на мозг. Твои ощущения сегодня утром – прямое следствие того, что вчера ты жил, нагружая только мозг. Он был вынужден создавать для тебя окружающую среду, запахи, звуки, даже чувство усталости, когда ты изображал олимпийского чемпиона в компании своих хвостатых подруг.

В этот момент мы услышали звук открываемой двери, и Володя был вынужден прервать свою лекцию. На пороге нашего кабинета стояла невысокая стройная женщина в белом халате, в очках и с очаровательной стрижкой черных волос под Мерилин Монро. В принципе, именно с этой американской актрисой у меня и возникли первые ассоциации, единственное, что наша гостья была, как мне кажется, значительно ниже.

- А вот и наш ангел-хранитель, – к моему удивлению Володя проявил чудеса прыткости и практически подбежал к этой женщине. – Здравствуйте, Алена Сергеевна! Как же я рад вас видеть!

- Здравствуйте, Владимир! – Вежливо ответила врач. – Когда уже наконец вы займетесь своим здоровьем? Мы же с вами разговаривали, и не один раз. Вам срочно надо худеть, причем не на пару килограммов. А вы?

- Грешен, – покаянно склонил голову мой куратор и порылся в кармане своих необъятных джинсов. – Хотите конфетку?

- Не хочу и вам не советую, – отказалась Алена Сергеевна и перевела взгляд на меня. – Это и есть наш больной?

- Максим Александрович, – поспешил встать и представиться я. А вот взгляд карих глаз у женщины оказался хороший, теплый и прямой одновременно. Она сделала шаг вперед и внимательно осмотрела меня сначала сверху вниз, а потом в обратном направлении. – На что жалуемся?

- Да вот, – развел я руками. – Ощущение, как с похмелья, а я не пил.

-Головная боль, головокружение, слабость, жажда? – Четко, как по учебнику, задала мне вопросы Алена Сергеевна и перевела взгляд на Володю. – Сколько он вчера играл?

– Нууу, – Вовчик замялся, прикидывая в голове что-то. – Часа два с половиной или даже три. Потом перерыв, где-то час получается, поломку устраняли. И еще часа четыре подряд.

- Ясненько, – тон медицинского работника ощутимо похолодел. – А до этого Максим Александрович часто испытывал состояние полного виртуального погружения?

- Да… Не, ну так-то… – вид Володи стал виноватым, как будто школьника поймали за курением в туалете. Наконец он собрался с духом и выпалил. – Он до вчерашнего дня вообще не погружался.

Алена Сергеевна всплеснула руками, а Вовчик покраснел и покрылся испариной.

Меня опять усадили в кресло, померили пульс, давление, посмотрели зрачки, помяли живот, постучали молоточкам по коленям и локтям. И все это сопровождалось комментариями в стиле «Как выжить в концлагере», «Краткий курс счастливой семейной жизни на работе», «Надо ли работать после смерти?».

- Алена Сергеевна, – раздался знакомый вкрадчивый голос. На пороге стоял Раскевич. Мне начинало казаться, что этот милый дедушка психиатр на условной иерархической лестнице занимает совсем другую ступеньку, нежели он пытался обозначить мне в самом начале нашего знакомства. Вон как докторша с Володей напряглись. – По-моему, вы все-таки преувеличиваете степень опасности для здоровья нашего нового сотрудника. Ну да, переутомился с непривычки, но это временные трудности, связанные с адаптацией к новому для него виду деятельности. Я просто уверен, что Максим быстро войдет в норму.

- Лев Давыдович, – а эта Алена Сергеевна не так проста, как кажется. Вон как уверенно отвечает, хотя и напряглась ощутимо от присутствия профессора. – Я все-таки считаю, что нагрузки на мозг следует повышать постепенно. А не проводить эксперименты, как с котенком. Выплывет - не выплывет! Влияние виртуального пространства на мозговую активность изучено явно недостаточно.

- Ой, ладно вам, – махнул рукой Раскевич. Видимо, спор двух медиков начался давно и здесь только продолжался. – У нас достаточно большое количество фактического материала, и анализ собранных данных практически не вызывает тревоги. Я уверен, что недомогание Максима легко снимается таблеткой обезболивающего.

- Купируется, – поправила его Алена Сергеевна. В ее голосе звякнул металл.

- Снимается, – мягко повторил Лев Давыдович. – И больше не повторится.

- Я бы рекомендовала Максиму Александровичу отдых, – Алена Сергеевна стояла на своем. – Общение с семьей, прогулки на свежем воздухе.

- Так никто не против, – пожал плечами профессор. – Завтра четверг, у него, согласно трудовому договору, выходной. Впрочем, так же, как и в понедельник. Полноценный отдых, причем позволяющий не накапливать негативные эффекты. Это же ваши рекомендации были, и мы их учли. Максим Александрович, вы как? Полегчало?

Я кивнул. Мне очень хотелось, чтобы врачи оставили нас с Володей. Особенно сильно напрягало присутствие Раскевича, и, если честно, я даже не смог бы объяснить причину этого дискомфорта.

- Ну вот видите, Алена Сергеевна, – с удовлетворением сказал Лев Давыдович. – Все хорошо, наша помощь более не требуется. А завтра Максим проведет время с супругой и жизнь заиграет яркими красками.

- Кстати, – вспомнил я про просьбу супруги. – Лев Давыдович, а нельзя ли и мою супругу рассмотреть на должность тестировщика. Она как раз пока временно не работает. Мы могли бы играть вместе и проводить рядом еще больше времени.

- Боюсь, что нет, – отрицательно помотал головой Раскевич. – Политика компании запрещает семейные подряды, и не нам с вами менять эти правила. Но, если она хочет, то компания может выделить ей бесплатный аккаунт и комплект оборудования для игры. Ваша локация скоро будет открыта для игроков, и вы встретитесь. Правда, так сказать, по разные стороны баррикад. Но это же не так принципиально, правда?

- Наверное, вы правы, – я порадовался хотя бы такой поблажке. Все лучше, чем совсем ничего.

- Ну, тогда мы вас больше не отвлекаем, – Раскевич распахнул дверь и сделал приглашающий жест для Алены Сергеевны.

- Максим, возьмите, пожалуйста, у Владимира мой номер телефона и звоните мне всякий раз, когда почувствуете недомогание! – Женщина вздернула голову и вышла, не удостоив Льва Давыдовича даже взглядом.

- Так и живем, – улыбнулся профессор и вышел вслед за ней.

- Вот оно было надо? – Повернулся я к Володе. – Я думал, что они сейчас драться начнут.

- Не переживай, – махнул рукой тот. – Раз до сих пор не подрались, значит все нормально. Расскажи мне лучше, чем ты планируешь сегодня в игре заниматься?

- Как чем? – Удивился я. – С болотником за свой гарем биться буду. Или ему уже модель поведения переписали?

- Пока нет, – уклончиво ответил Володя. – Но работа идет. Он будет считать, что вы договорились, а твои красавицы будут считать тебя избавителем.

- Ну и хорошо, – я искренне порадовался. – Значит грязные танцы с оружием в руках пока откладываются. Что тогда нужно делать?

- Твою локацию скоро откроют для игроков, – Володя выудил откуда-то из-за тумбочки бутылку минералки и с наслаждением двумя глотками осушил половину емкости. – Тебя каждый день будут убивать. Возможно, что даже не по одному разу. Ты к этому готов?

- А к этому как-то готовиться надо? – Глупо улыбаясь, спросил я. – Мне что, надо больше плавать и приседать? Может, можно просто мне внешность перерисовать, сделать мощные мышцы и какой-нибудь меч в инвентарь положить?

- Чего мелочиться? – Володя растянул губы улыбке. – Давай тебя сразу богом сделаем? Божественную палицу в лапы и вперед, почивать на лаврах обожания паствой.

Я зажмурился от предвкушения, мне определенно нравился такой вариант.

- Такого не будет! – Оборвал мои мечты Вовчик. – Политика компании не предусматривает таких льгот даже для сотрудников. Поэтому развивайся сам, заодно с тем миром, в который ты попал. Выполняй задания, качай свои характеристики, готовься ко встрече с другими игроками.

- А какие задания? – Уцепился я за какую-то мысль внутри себя. – Кто их выдает?

- Кто-то да выдает, – развел руками Володя. – Твоя локация полностью создана искусственным интеллектом, так что мне самому интересно, где там какие закладки. Может надо с болотником закружиться, и он тебе плюшек отсыплет, а может с русалкой переспать, и она тебе чудо-богатыря родит. Думай!

- Спасибо! – Я постарался вложить в голос максимум искренности и проникновенности. – Ты мне сейчас так помог, так помог! Дай тебе бог жену хорошую и любовницу богатую за такие подробные советы!

- Язвишь? – Прищурился мой куратор. – Значит точно готов к работе! Иди раздевайся, тебя твой гарем ждет!

Уже стоя в одних трусах возле капсулы, я вспомнил практически самое важное, что не уточнил у Володи.

- А что насчет магии? Вы с Раскевичем вчера упоминали, что я колдовать могу.

- Можешь, – кивнул Вовчик. – Когда сам в это поверишь. Система считает твою уверенность и начнет вносить изменения в структуру мира, соответственно, в первую очередь исходя из особенностей твоего персонажа. Конкретно тебе советую экспериментировать с водой. Объяснить почему?

Он хитро посмотрел на меня, и я улыбнулся в ответ.

- Один–один, играем дальше! – И полез в ванну.

Озеро встретило меня бликами солнца на воде и радостными визгами русалок.

- Хозяин вернулся! – Громче всех кричала Бажена, которая немедленно попыталась обнять меня, подняв целый фонтан из брызг.

- Тихо, тихо! – Придержал я старшую жену своего гарема. – Мы же договаривались. Вы называете меня Эридан.

- Ой, точно, – ойкнула одна из русалок. – Прости нас, Хозяин.

- О, боги! – Воздел я руки к небу. – За что вы послали мне это испытание.

В этот момент наверху что-то громыхнуло, и я инстинктивно ушел под воду. Ничего себе! А ведь кто-то меня услышал, не Володя же там у монитора балуется.

- Эридан, прости нас! – В голосе Бажены слышались слезы. – Мы все поняли.

- Будем надеяться, – обвел взглядом я свой женский батальон. – Какие новости были за время моего отсутствия?

- Все тихо и спокойно, – заулыбалась вновь Бажена. – Как ты вчера с болотником поговорил, так больше никто нас не обижает. Мы с девочками песни пели, тебя ждали. А мы будем опять в салки играть и танцевать на берегу? Нам понравилось.

Салки, танцы. Что делает с женщинами отсутствие развлечений? Я вчера спортом в поте лица занимался, а они решили, что это я их так развлекал.

- Будем обязательно, – заверил я Бажену. – Но попозже. Ты мне пока другое расскажи. К нам на озеро раньше какие-нибудь люди приходили?

- Приходили, – кивнула русалка. – Часто приходили, пока ты спать не залег. Ты их не любил очень, и все время ругался, про них вспоминая.

Ага, значит локация действительно раньше была открыта для игроков. И сдается мне, что я не первый тестировщик у этого персонажа. Вот бы пообщаться со своим предшественником. Он-то наверняка может мне много интересного рассказать.

- А с какой стороны они появлялись? – Задал я новый вопрос. – Всегда с одной или с разных?

- С одной, – Бажена показала рукой куда-то вправо. – Там тропинка начинается, ты по ней ходил куда-то пару раз и что-то искал. Правда, из нас никого не брал с собой.

- Потому что, мало ли что, – я испугался, что это намек на совместную прогулку. – Вы у меня красивые, вдруг кто-то украсть захочет. А от сестрицы моей, кикиморы? Новостей больше не было?

- Нет, – развела руками Бажена. – Эта вредина трескучая письмо так и не отдала, обещала сама снова прилететь, но пока что не было ее.

Значит, будем ждать сороку. Сестра – это всегда хорошо, даже если она кикимора. Может, от нее чему-то путному научусь. А вот по тропинке прогуляться надо, посмотреть, что к чему. Я же до сих пор на местности не сориентировался, а вдруг мое озеро в самом центре Московии. Тогда понятно становится, с чего я вдруг игрокам понадобился. Да и не улыбается мне перспектива каждый день с распоротым брюхом ходить.

- Тогда пойду я погуляю, – глядя в сторону леса, задумчиво сказал я Бажене. – А вы тут пока не шалите без меня.

- А что нам делать без тебя? – Бажена не выглядела особенно расстроенной, но, видимо, в ее программе подобный вопрос выглядел обязательным.

- Озеро в порядок приведите, – я обвел руками свои владения. – Мне лежанку новую сделайте, все закоулки осмотрите, все, что найдете ценное, к скале тащите и на уступ складывайте. Заодно посчитайте, сколько рыбы у нас в озере.

- Ой, да какая там рыба, – махнула рукой русалка. – У нас ее здесь крупной и не водилось никогда, если только раки опять под корягами размножаются.

- Вот я вернусь, ты мне все и расскажешь, – строго покачал я указательным пальцем и поплыл к берегу, в ту сторону, которую указала мне Бажена.

Тропинка была, причем хорошая такая, широкая и натоптанная, как будто каждый день по ней не один десяток людей хаживал. Я постоял с минуту возле леса, прикидывая, надо ли мне туда лезть, и решительно шагнул вперед.

А вот интересно, в лесу этом только болотник живет, или какой-нибудь леший тоже должен наличествовать? И если он есть, то программа или тоже живой игрок? Меня правда напрягали предупреждения Володи о скором открытии локации. Я наблюдал однажды, как ребенок моих знакомых играет в какую-то РПГ, наподобие нашей «Берлоги». Так вот он пытался получить какое-то достижение, и для этого раз за разом ходил в ближайший лес убивать волков. Пока мы с отцом этого пацаненка пили пиво за просмотром хоккейного матча, он успел прогуляться за волчьими хвостами несколько раз.

А ну как здесь найдется такое же достижение? «Сделай чучело из Водяного и получи магнитик в подарок!» Вот не греет мне душу такая перспектива, возможно, что это неправильно, но не греет.

Я тащился по тропинке, которая весело извивалась между деревьями, и старался следить за тем, чтобы пузо не сильно заносило меня в стороны при поворотах. Все-таки, надо что-то делать со своей физической формой, так меня как-нибудь инерцией однажды может куда-нибудь не туда занести.

- Привет тебе, добрый молодец! – услышал я голос откуда-то снизу.

Я остановился и посмотрел себе под ноги.

- Не там ищешь, – послышался опять тот же голосок, судя по всему, женский. – Вот же я, среди кувшинок, приглядись.

Я огляделся и действительно увидел шагах в пяти от себя характерные круглые листы и крупные цветы, бело-зеленым ковром покрывавшие водную гладь. Голос шёл оттуда, но вот кому он принадлежал, понятнее не стало. Или это цветы со мной разговаривают?

- Ну вот что за принцы пошли? – С сожалением произнесла неизвестная. – Мало того, что сам зелёный какой-то, так ещё и зрением слабый. И как тут выжить бедной девушке?

Я начал как можно более внимательно разглядывать кувшинки, и тут с какого-то камушка прыгнуло маленькое существо, ещё пара прыжков, и я увидел у своих ног лягушку, или жабу. Не знаю, никогда не мог объяснить, чем именно они отличаются. Она смотрела на меня снизу вверх, забавно двигая головой и периодически приоткрывая свой рот.

- Поцелуй меня, добрый молодец, – попросила она. – Не пожалеешь!

«Вот оно!» – обожгла меня счастливая мысль. – «Все прям так, как Володя говорил. Задание! Как в старых сказках бывает, заколдованная принцесса красавица!»

- Как тебя зовут, красавица? – радостно спросил я. – И откуда ты здесь такая хорошая взялась.

- Василиса я, – с готовностью ответила лягушка. – А как здесь оказалась?

Она горько, совсем по человечьи вздохнула. Потом посмотрела на меня серьезным взглядом и добавила.

- Это очень длинная и грустная история. Я бы не хотела сейчас вспоминать о ней. Ты поцелуешь меня?

- Конечно, поцелую, – тут же наклонился я к лягушке и протянул к ней ладонь. – Иди сюда!

Та доверчиво скакнула ко мне на руку, и я поднял Василису на уровень глаз. Вблизи она показалась мне совсем малюткой. Я даже задумался, а как собственно будет происходить процесс превращения? Девушка, даже самая тоненькая и хрупкая, должна быть явно в десятки раз больше, откуда же возьмется вся эта лишняя масса? Впрочем, это же виртуальность, здесь возможно все что угодно, у меня вон тоже хвост в ноги превратился.

Тем временем лягушка закрыла глаза и вытянула свои губы.

- Поцелуй же меня! – вновь попросила она, и я решил, что давно пора.

Я аккуратно чмокнул в подставленные губы и ...

НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОШЛО!

- Ещё раз! – горячо прошептала Василиса, и я снова поцеловал ее губы. Результата не было и на этот раз.

- И ещё разочек! – лягушка не открывала глаз и лишь продолжала тянуться ко мне губами.

- Василиса, – решил я как-то прояснить ситуацию. – Может я что-то делаю неправильно? Почему ты не превращаешься?

- В кого? – Открыла лягушка один глаз.

- Ну как в кого? – Картинка явно не складывалась. – В принцессу!

- Так как я превращусь? – Василиса открыла и второй глаз. – Я же лягушка, я не могу ни в кого превратиться!

- А зачем тогда ты просишь тебя поцеловать? – Я вообще перестал понимать происходящее.

- Ну я же девушка, – я с ужасом увидел, как губы Василисы растянулись в улыбке. – Мне тоже хочется ласки. Давай, поцелуй меня ещё разочек! Что тебе, сложно, что ли?

Офонареть, развели, как ребёнка! Лягушке интима захотелось, а добрый Максим ей его предоставил. Принцессу нам, видите ли, захотелось, но жизнь повернулась ко мне ... Жабой!

Я даже не нашёлся что сказать в этой ситуации. Злость смешалась с восхищением, и в этой смеси рациональных мыслей пока не рождалось.

- Не будешь больше? – С сожалением спросила Василиса. – Ну ладно, и на том спасибо.

И спрыгнула вниз с ладони.

Я валяюсь, дорогая редакция. Нет, я все понимаю, все должно быть максимально реалистично, но про таких наглых лягушек я даже в сказках не слышал. С другой стороны, это все же игра, да и про игровые алгоритмы что-то мне Володя вчера вкручивал.

- Эй, красавица! – Крикнул я ей вслед. – А ты ничего не забыла?

- В смысле? – Обернулась Василиса. – Поцеловать на прощание?

- Ты говорила, что я не пожалею, поцеловав тебя, – решил я не ходить вокруг да около. – Обманула значит?

- Почему сразу обманула? – В квакании лягушки слышалось негодование. – Ты только что поцеловал ослепительную милашку! Радоваться должен, что такая красотка, как я, обратила на тебя внимание.

- Вообще-то, прозвучало обидно, – возмутился я. – Я тоже, знаешь ли, не урод.

- Ты в этом уверен? – Теперь Василиса определенно начала язвить. – Ты уж прости, но на эталон красоты ты точно не тянешь.

- На вкус и цвет все фломастеры разные, – с досадой ответил я, невольно посмотрев на свое зеленое пузо.

- Я не знаю, что такое фломастеры, – задумчиво протянула лягушка. Я мысленно хлопнул себя по лбу, действительно, откуда ей знать про канцтовары в моем мире. – Но ты действительно был добр и нежен со мной, Водяной. И я не хочу показаться совсем неблагодарной.

Мне показалось, что Василиса задумалась, и я испугался повторения вчерашней истории с болотником. А ну как опять игровой персонаж зависнет? Не знаю, чему там может научиться Искусственный интеллект от моих разборок с лягушкой, но мне очень захотелось получить хоть какую-то компенсацию за лобызания этой красавицы.

Василиса думала не очень долго, минуты две, хотя я и успел за это время порядком понервничать, успокоиться, потом решить, что двум смертям не бывать и начать с интересом осматриваться по сторонам.

- Эй, принц, – не очень почтительно окликнула меня Василиса. – Пойдем со мной. У меня есть для тебя маленький подарок.

Вот это уже другое дело. Подарки я люблю, особенно те, которые, можно сказать, честно заработаны. Василиса шустро запрыгала по тропинке, а я поспешил вслед за ней. Лягушка допрыгала до ковра кувшинок и начала что-то искать среди них, ловко сигая с одного цветка на другой.

- Вот! – Удовлетворенно квакнула она, видимо, найдя предмет своих поисков. – Плыви сюда.

Я осторожно сделал шаг вперед и почувствовал, как ноги мгновенно превратились в хвост с плавником. Небольшая лужа на деле оказалась достаточно глубоким водоемом. Я, аккуратно раздвигая цветы руками, подплыл к листу, на котором сидела Василиса.

- Ныряй вниз, – ответила на мой вопросительный взгляд лягушка. – Я надеюсь, что ты по достоинству оценишь подарок скромной девушки.

Ухмыльнувшись скромности местных обитателей, я сделал нырок, в очередной раз с удовольствием подумав, что мечта о дайвинге осуществляется прямо сейчас, причем без дополнительных приспособлений и материальных затрат. Подводный мир этого водоема был не столь живописен, как у меня в озере, но мне пока что интересно было все. Тем более, что я никогда раньше не видел таких длинных лиан, которые тянулись от цветков с листьями на поверхности воды к самому дну. Или, наверное, наоборот? Растут же кувшинки снизу вверх.

Ладно, с особенностями водной ботаники разберемся попозже. Где же обещанный сюрприз? По идее, он должен лежать на дне. Вот только что там? Золотой ключик от черепахи Тортиллы? Или, может быть, меч – всеобщий нагибатор?

Я спускался все ниже и ниже, глубина водоема была явно больше пяти метров, и здесь у дна уже явно ощущался недостаток света. Я начал шарить между корнями, но только поднял кучи ила, от чего вокруг стало еще темнее. Внезапно справа от меня что-то блеснуло. Я рванулся туда и нащупал рукой какой-то предмет. Потянув его на себя, я выдернул находку из цепких лап придонных растений и попытался рассмотреть, что же мне досталось в подарок за шашни с лягушкой. Это был… Да ладно, правда что ли?

Глава 5

- Ну что? Как тебе мой подарочек? – Василиса была явно довольна собой. – Может еще раз меня за такую щедрость поцелуешь?

- Слушай, красавица, такое ощущение, что ты мне меч-кладенец подарила, – я с удовлетворением рассматривал находку. – Эта штука молниями врагов бить умеет? Или какие в нем волшебные свойства?

Я держал в руках трезубец, причем на вид даже золотой. Он был большой, почти с меня ростом, но удивительно легкий. Странно, я где-то читал, что золото очень тяжелое. Может это какой-то металл или сплав, просто покрытый позолотой? Хотя прямо сейчас это не очень важно. В конце концов, это же только игра, я не смогу отнести эту золотую вилку в ломбард и выгодно продать.

С другой стороны, здесь в игре эта острога может помочь мне стать сильнее и защититься от всех напастей. Надо только разобраться, как она работает. Я перевел взгляд с трезубца на лягушку.

- Ну и? Как активировать мой прекрасный трезубец?

- Слушай, а как тебя зовут? – Вопросом на вопрос ответила Василиса. – Мечтатель или Фантазер? Ты все время спрашиваешь какие-то небылицы. То хочешь, чтобы я в принцессу превратилась, теперь взял в руки трезубец и спрашиваешь, как стать богом?

- Почему богом? – Не понял я. – И да, извини пожалуйста, забыл представиться. Эридан, местный водяной.

- То, что водяной, я сразу поняла, – махнула лапкой Василиса. – Ну ты какими-то словами странными разговариваешь постоянно.

Блин, я постоянно забываю, что это игра про далекое прошлое, и такие слова как «активировать», «фломастеры» и «престидижитация» в этом мире неизвестны. Впрочем, последнее и в моем-то не всякий человек поймет.

- Ну этот трезубец волшебный? - Потряс я находкой. – Я могу колдовать с его помощью?

- А причем здесь волшебство и трезубец? – Недоуменно квакнула Василиса. – Нет, ты конечно можешь использовать его как посох у волхвов. Потом, когда-нибудь. И с его помощью направлять волшбу. Но колдовать ты должен сам и только сам.

Приехали, на ровном месте и мордой об асфальт. Вот и пойми теперь, какие алгоритмы придумали Володя с его коллегами? Или это все придумки загадочного искусственного интеллекта, который, как я понял, сам еще ребенок и только учится управлять этим миром.

- Еще бы кто научил, как эту самую волшбу творить, – расстроенно протянул я, крутя в руках трезубец. А я-то уже обрадовался было, меч-кладенец нашел. Пойду сейчас направо и налево нагибаторством заниматься. Вот почему такая несправедливость? В большинстве книг, которые я читал про компьютерные игры, всегда так и было. Герой, не успев еще поднять пару уровней, обязательно находил какое-нибудь супероружие и начинал «мочить врагов» направо и налево, оставаясь, естественно, неуязвимым. Либо становился обладателем суперумения, и все самые сильные продвинутые кланы и игроки бегали перед ним на задних лапках, предлагая дружбу, золотые горы, весь мир и пару коньков впридачу.

Мне же достались в качестве бонусов от системы необъятных размеров пузо, большая позолоченная вилка и гарем хвостатых красавиц, которые умеют песни петь и в «салочки» играть. Максим, да ты везунчик! Причем с пометкой экстра.

- Странный ты, водяной, – квакнула Василиса. – Говоришь чудно, имя какое-то нелепое, еще и элементарных вещей не знаешь.

- Имя как имя, – насупился я. – А то, что я чего-то не знаю, не значит, что я выучиться не смогу.

- Ну-ну, – в голосе лягушки был скепсис. – Посмотрим, как у тебя это получится. Иди куда шел, чудо-богатырь.

- Так может ты со мной хочешь, красавица? – Василиса вызывала у меня интерес. – Говорит интересно, совсем не так, как мои русалки или болотник, может у нее действительно каким-то заданием разжиться будет можно или вещью, более полезной, чем этот трезубец.

- С тобой? – Лягушка отпрыгнула от меня на пару кувшинок в сторону. – Я тебя боюсь, Эридан. Странный ты какой-то. А ну как заведешь меня в чащобу какую-нибудь, пузом придавишь и снасильничаешь?

- Да тьфу на тебя, – я и правда попытался плюнуть себе под ноги, но испугался, что попаду на живот, потому что ног не было видно. – Странные у тебя фантазии, Василиса. До свидания!

И я поплыл к берегу, оставляя за спиной зеленую бестию с недостатком мужского внимания. Тропинка никак не изменилась за время моих купаний и все так же петляла между деревьями. Я продолжал идти вперед, чувствуя, как ноги наливаются тяжестью, а перед глазами появляются яркие блики. Судя по всему, запас хода у меня пока еще невелик, хотя не так уж много я прошел. Километра два от силы, а сил уже нет.

Интересно, как я вообще собираюсь в битвах за свое озеро участвовать? Меня полчаса от силы по берегу погонять, и я сам коньки отброшу, вернее, в моем случае, ласты. Надо где-то присесть и отдохнуть, иначе упаду прямо на трезубец, который последние метров триста я использовал вместо посоха, и окажусь нанизанным на него, как бабочка на иголку. Вот потеха-то будет.

Я с удовольствием плюхнулся под ближайшим дубом и привалился спиной к его шершавой поверхности. А все-таки здесь красиво. Ветер шелестит листвой, где-то слышно какое-то пение птичек. Интересно, птицы в этой игре тоже разговаривают, как и лягушки? И тоже себя поцеловать требуют?

- Я вам не сильно помешаю, любезнейший?

Я открыл глаза. Надо же, умудрился не заметить появления рядом с собой такого забавного персонажа. Напротив меня прямо посреди тропинки сидела шишка. Только большая, примерно по колено мне ростом с любопытными глазками, которые непрестанно моргали. Причем, из-за того, что шишка сидела, было даже непонятно, есть ли у этого существа ножки, или она так просто по земле катается.

- Добрый день! – Пионер должен быть вежлив, как сказано в одном старом анекдоте. Особенно при встрече с неизвестными обитателями этого мира. А ну как эта милая шишка сейчас разинет свою пасть и откусит мне что-нибудь? Тем более, что рта особенно то и не видно из-под чешуек.

- И вам не хворать, уважаемый! – Рот шишки растянулся в улыбке, и я с облегчением понял, что по крайней мере двух рядов острых клыков там не наблюдается. А значитвероятность того, что меня покусают, становится значительно меньше.

- Ну и горазды вы спать! Прямо как Микола Силыч после пахоты. Только вот он сначала целый день мать-землицу потчует, а вы чего так притомились? – В голосе неведомой шишки явственно слышались язвительные нотки, причем скрывать их особо никто и не пытался.

- А я о земле-матушке думал непрестанно, это еще более утомительно, – в тон существу ответил я. – Она-то вон какая большая, пока обо всем упомнишь…Да и не спал я вовсе, так, глаза прикрыл чуть-чуть.

- Ага, как же, – шишка заулыбалась. – Я здесь давненько сижу, за вами наблюдаю, храп стоял такой, что мои сестрицы сосновые чуть на землю не попадали.

Обалдеть, то есть, если верить неведомой зверюшке, я тут еще и уснуть капитально умудрился. Вот это новости, совсем не думал, что в игре еще и спать можно.

- Сон после раздумий тяжких – первейшее средство, – елейным голоском проговорил я. – А сестрицы ваши напрасно переживали, если бы я так громко отдыхал, то уже, наверное, все местные волки сбежались и мною пообедали. А кроме вас никого нет.

- Так разбежались все, – шишка развела маленькими ручками, которые появились из-под чешуек, и я понял, что это существо в вопросах троллинга мне не уступит. – Думали, что сбылись былины и сам Святогор просыпается.

- А вы значит самый храбрый из всех? – Прищурился я. – Или бессмертный?

- Почему сразу бессмертный? – Удивилось существо. – Просто не боюсь, в этом лесу всем известно, что Чуй от опасности не бегает. Впрочем, – он опять хитро улыбнулся. – От тебя я точно убегу!

- Очень приятно, Чуй, – я решил не реагировать на провокацию. – А меня зовут Эридан, я хозяин озера, которое здесь неподалеку.

- Да знаю я, – махнул лапкой мой новый знакомец. Интересно, если он мужского рода, то его наверное не шишкой надо называть, а как-то иначе. Шишк, например. – Уже весь лес гудит, что водяной вернулся и первым делом болотнику навалял, чтобы тот его русалок не обижал.

- И это было, – не стал отнекиваться я. Ну а что, я тут человек, вернее водяной, новый, авторитет в глазах окружающих поднимать надо. Пошел стараниями коллег Володи слух по окрестностям, что я болотнику по шапке настучал, значит так тому и быть. Авось, никто лишний раз на меня не позарится. - А вы, уважаемый Чуй, в этом лесу главный по новостям?

- Я помощник Михаила Потаповича, Владыки лесного, что за порядком следит и покой всех обитателей стережет. Мне по должности все знать положено, – подбоченился Чуй. Вообще, напыжившаяся шишка – это, конечно, смешно, но я вспомнил, что и сам выгляжу не намного представительнее.

- А ты, Эридан, смотрю, времени действительно зря не теряешь, – продолжил тем временем говорливый малыш. – Успел уже нашу красавицу Василису обольстить, причем еще и в прибыли остался.

- В какой прибыли? – Я насторожился. У этой веселой шишки рот не закрывался совсем, так можно и что-то полезное услышать. Тем более, что мой новый знакомый смотрел на трезубец без удивления, значит эта вещь ему была знакома.

- Ну так острога у тебя в руках, – оправдал мои ожидания Чуй. – До тебя эта острая штука никому не перепадала, хотя незнамо сколько времени у Василисы хранится. Тут даже воины из города приходили, все по очереди нашу красотку лобызали, но им ничего не досталось. Хотя и слюнявили они ее будь здоров, эта зеленая потом три дня как не в себе бродила по округе и от счастья песни какие-то квакала. Причем эти воины знали, что у Василисы есть трезубец. Когда добром не получилось, они ее на костре изжарить хотели, чтобы узнать, где он. Хорошо, что я недалече был, и Михаила Потапыча кликнуть успел. А то была бы наша красотка закуской.

О как! Так все-таки мне свезло, оказывается. Или у лягушки совесть проснулась, или она была изначально запрограммирована трезубец игрокам не отдавать. Теперь, правда, у меня новая проблема нарисовалась. Мало того, что в ближайшее время на озере стоит ждать желающих вспороть мое драгоценное брюхо в поисках чего-то прекрасного, так теперь к ним могут присоединиться любители холодного оружия или золотых столовых приборов, смотря у кого какие предпочтения.

- Но ты свой трезубец береги, – продолжил тем временем Чуй. – Ходят слухи, что вещь действительно ценная и полезная.

- А чем полезная-то? – Я даже заворочался, чтобы привстать. Может хоть эта шишка расскажет мне что-то полезное.

- Да не знаю я, – развел руками Чуй. – Я ж тебе говорю – слухи. Ладно, заболтал ты меня совсем, бежать надо. Сам понимаешь, должность у меня ответственная, без меня лес и загнуться может.

- Так беги, – махнул я рукой, сдерживая желание пнуть эту балаболку. – Мог бы и сразу мимо бежать, зачем меня будить было?

- Да я и бежал мимо, – не моргнув глазом, ответил Чуй. – Вижу – зеленая куча валяется под деревом, еще и звуки странные издает. Я подумал, что умирает кто-то, а это беда, и надо Владыку быстрее известить. Ближе подошел, смотрю, нет – все живы. Просто водяной спит и слюни во сне на трезубец пускает.

Все, мое терпение лопнуло! Неуклюже переваливаясь и помогая себе руками, я начал вставать. Я все-таки пну эту говорливую деревяшку, чтобы он в полете подумал над своим поведением и не думал, что Владыка лесной это индульгенция от всех возможных грехов.

Чуй, судя по всему, почувствовал мой настрой, потому что он как-то резво отпрыгнул в сторону от тропинки и, исчезая между деревьями, проорал мне на прощание:

- Ну все, бывай здоров! Приятно было познакомиться! Соскучишься – заходи в гости!

Я досадливо потоптался на месте. Нет, вот бывают же такие мелкие пакостники. Причем у всех одинаковые черты характера – громадное самомнение и желание сунуть нос во все вопросы, даже если они не имеют к ним никакого отношения. Все настроение испортил. И трезубец у меня абсолютно бесполезный, и сам я непонятно на что похож.

Что-то пропало у меня всякое настроение идти куда-то. Эта прогулка не задалась с самого начала. Еще эта фигня золотая или даже позолоченная. Мне тренироваться надо, готовиться к защите живота своего. Причем, и в прямом,и в переносном смысле.

Странное дело, я понимаю, что это игра, и здесь запросто могут убить. И вроде как предполагая что-то подобное, я на работу и нанялся. Но как дошло до более-менее реальной угрозы, так я остро ощутил жгучее нежелание умирать. Особенно если встретить смерть придется не в теплой постельке в окружении Бакены и других моих красавиц-русалок, а в процессе тыкания в меня всякими острыми предметами.

Думая об этом и одновременно жалея себя несчастного, я, тем не менее, шагал по тропинке, упрямо надеясь разведать, где она заканчивается. Пару раз еще я присаживался отдохнуть, когда подрагивающие ноги совсем отказывались передвигаться, но шел и шел вперед. Трезубец я так и не бросил. Странное дело, с одной стороны, эта железяка меня разочаровала абсолютно, а с другой – мне с ней все-равно было как-то поспокойнее. Какое никакое, а оружие.

Лес уже гораздо больше напоминал то, что я видел, выбираясь с друзьями на природу, чтобы пожарить шашлыки или пособирать грибы. Деревья стояли вперемешку, причем их формы были причудливы и разнообразны. Какое-то дерево было прямым, какое-то кривым, пара берез просто упала на землю то ли от старости, то ли от урагана, и теперь их стволы лежали поперек тропы.

Да и живность начинала давать о себе знать. Я видел белок, где-то стучал дятел, несколько раз я слышал хлопанье крыльев, но из-за листвы не смог разобрать, какой породы были эти пернатые. Один раз тропинку прямо передо мной перебежал заяц, пушистый и абсолютно белый, как альбинос. Еще так нагло посмотрел на меня. Наверняка, дальний родственник Чуя.

И вот, пройдя так часа полтора, я дошел. Нет, не до ручки, хотя признаться честно, что я уже был близок к этому, а до засеки. Причем это был не просто завал из деревьев, сваленных кое-как. Все было сделано по уму, стволы сложены елочкой, а ветви переплелись уже так крепко, что пара десятков мужиков с топорами возиться будет долго.

Причем, я не был уверен, что тропинка с той стороны засеки продолжается строго напротив того места, где я стою. Соответственно, можно было долго рубиться сквозь завал и выйти в чащу, а потом еще столько же искать продолжение пути.

Видимо, это и была та самая граница локации, о которой говорил Володя. Причем непроходимая как для меня, так и для игроков с той стороны.

- Ну что, путешественник? Зря мучился? – Раздался позади меня знакомый голос. Это конечно же был Чуй. Теперь я смог отчетливо разглядеть, что он передвигается на коротких ножках, больше похожих на две большие кедровые семечки. Шишка, как она есть, только большая. Кто же только в нее столько умных слов заложил, болотник вон завис на простейшей загадке про «акуну матату».

- Уважаемый Чуй, – начал я максимально проникновенным тоном. – А могу я предполагать, что вы являетесь одним из наиболее развитых интеллектуально существ этого леса?

- Я помощник Владыки лесного, я все знаю, – голос шишки стал безжизненным, а глаза как будто бы потухли. Все-таки машина, она и в Африке машина.

- То есть, с точки зрения банальной эрудиции вы тот самый локальный индивидуум, который способен создавать продукты умственного труда? – Я откровенно развлекался, предвкушая, как сейчас будет орать Володя, что завис еще один персонаж. Я понимал, что поступаю плохо, но усталость, смешанная с раздражением на Чуя, нашла выход именно в таком виде.

Однако ожидаемой надписи об экстренном выходе не появилось. Вместо этого что-то больно ударило меня в затылок. Повернувшись, я получил еще один удар, теперь уже в скулу. Это были желуди, кто-то сильно и метко кидал их в меня, доставляя дикий дискомфорт моей бедной тушке.

- Да что происходит? – Попытался было возмутиться я, но еще два метательных снаряда, попавшие один в губу, а другой в глаз, заставили меня замолчать и выбрать наилучшее решение в данной ситуации. Я развернулся и побежал.

Хотя это я слишком хорошо о себе подумал, поковылял, скорей всего. По крайней мере, как минимум десяток раз по спине и ценнейшей части организма ниже поясницы от неведомых метателей я успел получить. Надо признать, что подобная мотивация является хорошим подспорьем для физических упражнений. Я меленько перебирал ногами до тех пор, пока мои конечности сохраняли хоть какую-то способность к передвижению.

Обессилено рухнув на очередном вираже тропинки, я пытался унять дрожь в ногах и одновременно понять, почему Володя до сих пор не вытащил меня из капсулы. Кроме того, я отчетливо ощущал голод, и если желудок сводило в игре, то значит в реальности я уже давным-давно испытываю законную потребность на обеденный перерыв.

- Ой, какие люди! – Сегодня просто день свиданий какой-то. Вот только этой мелкой красавицы мне и не хватало. Сил пока не было даже дышать, а на общение с Василисой не было ни сил, ни желания.

- Вот смотри, Ярослава, – собеседник, похоже, лягушке пока был не нужен, она уже нашла благодарные уши и теперь развешивала на них лапшу собственного приготовления. – Идет этот красавчик, видит меня и как кинется на колени. Ослеплен, говорит, Василисушка, красотой твоей неземной! Позволь коснуться твоей нежной кожи и насладиться вкусом твоего поцелуя. Видишь, меня увидал и совсем без чувств рухнул, правда молодец, подарок мой из рук не выпускает.

О боги, дайте мне встатьи я лично насажу эту мелкую вертихвостку на этот прекрасный трезубец. А потом я обещаю жарить ее на самом маленьком огне, который только смогу сделать. Как же мне плохо. Перед глазами плыла неведомая пелена, я сосредоточился, пытаясь сфокусировать зрение. Зрачки заболели, было ощущение, что они сейчас лопнут, но в этот же миг я увидел буквы. Немного напрягшись, я понял, что они складываются в слова.

«Ваш уровень познания игры достаточен для активации меню. Активировать? Да/нет?»

О как! Меню. И что с ним делать? Я сосредоточился и представил, как нажимаю слово «Да».

«Меню активировано». Так, что у нас здесь? Справка по игре, задания, характеристики, вот оно. Выход! Последнее, что я услышал, были слова неведомой Ярославы:

- Смотри, твой красавчик-то тю-тю, сбежать от тебя задумал!

Я вынырнул из желе под пищание каких-то приборов и с наслаждением глубоко вздохнул. В реальности я чувствовал себя еще более уставшим, чем в игре, лежа посреди леса. Ощущение, что не лежал, а бегал, причем с мешком песка на загривке. Я оперся локтями на края ванны и посмотрел на недоуменного Володю. Он остановился шагах в двух от капсулы и смотрел на меня, а я на него.

- Возможно, прозвучит глупо, – прервал наконец молчание я, – но может быть ты мне поможешь? Я реально не могу вылезти. Сил нет.

Володя помог мне выбраться из капсулы, буквально выдернул, не обращая внимания на то, что крупные капли геля заляпывают его джинсы и футболку.

- Рассказывай, – потребовал он. – Как тебе это удалось? Как ты активировал игровой интерфейс?

- Может ты мне сначала помыться дашь? – В душ хотелось нестерпимо, я ощущал, что реально провёл в ванне с гелем несколько часов, и мне жизненно необходимы гигиенические процедуры.

- Да помоешься ты, – нетерпеливо махнул рукой Володя. – Просто объясни мне, как ты сумел это сделать?

- Я не знаю, – честно ответил я, пожав плечами. – Просто мне очень сильно захотелось выйти. А разве так не должно было произойти? Я думал, что это ты мне меню активировал, раз не захотел сам меня оттуда доставать.

- То есть ты просто подумал, что было бы неплохо завершить игру и вышел? – Уточнил мой куратор недоверчиво. – И все?

- Ну по большому счету да, – опять пожал я плечами. – Володя, может все-таки после душа продолжим?

Взгляд Володи стал каким-то отсутствующим, на секунду мне показалось, что он тоже завис, как компьютерный персонаж. Он смотрел сквозь меня и, видимо, напряженно думал о чем-то своем.

- Вован, – повысил я голос. – Ты здесь? Я спросил, мне в душ можно или у тебя еще есть срочные вопросы?

- Вопросов масса, – ответил Володя, наконец отмирая. – Но ты иди в душ, мне кое-что надо проверить.

Что-то определенно не так с этой работой, — думал я, смывая с себя остатки геля. То ли настолько игра не отлажена, что в ней постоянно возникают какие-то баги, то ли я абсолютно не подхожу для этой работы. Самое главное, что меня искренне напрягает, я пока совсем не понимаю своего предназначения. Просто игрушка для игроков, которые будут весело хлопать в ладоши, раз за разом убивая меня? Мне это точно не нравится сейчас и вряд ли понравится в будущем.

Когда я вышел из душа, Володя сидел за столом и сосредоточенно изучал видеозапись моих похождений в игре.

- Ну и что там интересного? – Спросил я. – У меня сегодня вопросов еще больше, чем вчера.

- Да ты что? – На лице Вована был неподдельный интерес. - Давай, перечисляй.

- Почему лягушка отдала мне трезубец, если раньше игроки его не получали, несмотря на все ухищрения? Зачем он вообще нужен, кроме как хлебушек над костром жарить? Как все-таки научиться магичить? Когда откроют локацию? Кто и почему прогнал меня от засеки, как дикого зверя? И самый главный вопрос. Что это было? Почему меня не выдернули из игры, когда завис Чуй, и почему ты так удивлен, что я смог выйти сам?

- Какой такой Чуй? – Вопросом на мои вопросы ответил Володя. – Я не видел, чтобы кто-то зависал.

- Ну шишка такая говорливая, довела меня до белого каления буквально за пару минут, я еще ей втащить собирался на полном серьезе.

- Не было никакой шишки, – настороженно посмотрел на меня мой куратор. – Лягушка была, русалка была. Ты о чем?

- Так, – теперь уже я ощутимо напрягся. – Показывай видео.

Я промотал в быстром темпе свои похождения. Мама дорогая, я конечно понимал, что не выгляжу Ален Делоном, но чтобы настолько… А пузо, моя головная боль, колышется так живописно, что впору подумать о каких-то подтяжках или комбинезоне для беременных. Но все мысли о своем внешнем виде исчезли, когда я понял, что Чуя на мониторе не было. От слова совсем. Причем вот он момент, где я сижу под деревом, но, не зная, действительно можно было не понять, что я с кем-то разговариваю.

Так, ладно, мотаем дальше. Вот я стою с видом космического туриста возле засеки, вот поворачиваюсь, забавно ковыляю несколько шагов и начинаю убегать от метательных снарядов.

- Ничего не понимаю, – я ошарашенно смотрю на Володю. – Его здесь нет. Чуй, помощник лесного владыки Михаила Потаповича.

- Максим, ты ничего не путаешь? – Я уловил во взгляде моего куратора беспокойство. – Такой персонаж, как медведь - хозяин леса, действительно задумывался. Но на него пока никаких сюжетных историй не завязывалось, поэтому ты не мог его увидеть. А про каких-то помощников речи вообще не шло. По крайней мере, я ничего такого не помню.

- Володя, – я чувствовал, что начинаю нервничать, и сделал глубокий вздох. – Я понимаю, на что ты намекаешь, но согласись, что сходить с ума еще рановато. Я всего два дня здесь работаю, поэтому поверь мне. Я действительно видел игровой персонаж в виде шишки, разговаривал с ним и его звали Чуй.

- Знаешь, если бы не появившийся игровой интерфейс, то я бы подумал, что ты бредишь, – Вован достал из кармана ингалятор и принял дозу лекарства от астмы. – Но, судя по всему, имеет место какой-то компьютерный сбой.

- И что с ним делать? – Я почему-то не хотел успокаиваться и чувствовал, что все-таки меня немного потряхивает. – Завтра опять в игре столкнусь с чем-то подобным, и ты точно будешь думать, что у меня шиза началась.

- Завтра не буду, – криво улыбнулся мой куратор. – У тебя вообще-то выходной. А послезавтра все может быть.

Он повернулся к компьютеру и попросил:

- Покажи мне еще раз точно, когда ты встретился со своей шишкой говорящей. И покажи место, где она находилась во время вашей беседы. Попробую в логах покопаться, может пойму, что это за полтергейст такой.

- Ты со мной ужинать пойдешь? – Спросил я, исполнив его просьбу.

- У меня разгрузочный вечер перед рабочей ночью, – проворчал Володя. – Если я зависну, то поверь мне, я и поужинаю, и позавтракаю, причем не по одному разу.

- А ты не пробовал кушать маленькими порциями, но часто? – Я вспомнил, как однажды Машка ходила на курсы по правильному питанию, и я почти два месяца питался по странной системе, пока не уехал в командировку и мучения закончились. В первый же день пребывания в Дагестане я объелся шашлыком до бессознательного состояния и понял, что так жить может быть менее полезно, но гораздо приятнее.

- Так, приятного аппетита, – Вовчик явно не планировал продолжать эту тему. – Иди ужинай, а потом иди на двенадцатый этаж. Там медицинский блок, найдешь Льва Давыдовича. Сегодня уже поздно, играть ты не будешь, поэтому тебя ждет множество измерений и анализов. Вот заодно у врачей и спроси, ты уже совсем псих или пока только начальная стадия?

- Очень смешно, – фыркнул я, глянув на часы. Ого, почти девять вечера. Теперь понятно, почему желудок устраивает танцы с бубном и настойчиво требует обратить на него внимание. – Между прочим, я тебе кучу вопросов задал, а ответов не получил. Ни одного.

- Максим, – Володя оторвался от монитора и посмотрел на меня просящим взглядом. – Давай не сегодня, пожалуйста. Я постараюсь тебе все рассказать, но твоя говорящая шишка сейчас гораздо важнее.

- Для тебя да, а для меня? – Не сдавался я, хотя мозг постепенно уходил из реальности, отступая под воплями и стонами желудка. – Ну хоть кратко. Как раз будет пища для размышлений завтра, чтобы в пятницу в бой.

- Кратко? – Володя повернулся ко мне всем телом и глянул как-то жестко. – Кратко, я не знаю. Я тебе говорил, что это больше, чем игра, и здесь очень много непонятного. Я не знаю, какого Чуя ты встретил на лесной тропе, я не знаю, почему лягушка отдала тебе трезубец, да и зачем он тебе, бесполезная железка без каких-либо дополнительных характеристик. Я не знаю, кто кидал в тебя камнями или шишками у засеки, как, впрочем, не понимаю, зачем ты вообще к ней поперся. Я не знаю, как система выдает магические способности игрокам, и я тем более не понимаю, откуда у тебя игровой интерфейс, который пока стоит только у части игроков.

- В смысле у части? – Удивился я. – А как они из игры выходят?

- У них очки виртреальности, – напомнил мне Володя. – Кнопка выхода у них стоит программно. Либо система автоматически выбрасывает игрока через шесть часов, максимально допустимый срок согласно медицинским стандартам. Максим, пожалуйста, давай послезавтра. Сейчас, правда, надо разобраться, что происходит.

- Разбирайся, – махнул я рукой и отправился в столовую. Ну а что, я не программист, Володе не помощник. Я чистый гуманитарий, в технике разбираюсь на уровне кнопки «Выкл». Плотный ужин за смешные, тем более условные, деньги поправил мое настроение, и я на позитиве пошел сдаваться Раскевичу.

Правда, как оказалось, он меня абсолютно не ждал. Или не дождался. В медицинском блоке меня встретила молодая и невероятно серьезная девушка, представившаяся как аспирантка Раскевича по имени Лена. Я заполнил какие-то тесты на компьютере, сдал кровь на анализ и с чувством выполненного долга направился домой.

Как же хорошо, что завтра выходной. Я прямо зажмурился от предвкушения. Можно поспать вволю, проснуться, позавтракать и снова поспать. Или выбраться с Машкой куда-нибудь, хотя бы вон по ВДНХ погулять. Его парк недавно в очередной раз реконструировали, и говорят, что там стало дивно как хорошо. Вообще моя супруга обожала не сам Выставочный центр, а начинавшийся за ним ботанический сад. Это у неё профессиональное. Помню, как ещё в период ухаживаний я согласился с ней поехать на какую-то выставку тюльпанов, и в результате четыре часа обреченно бродил за ней следом, пока она восторгалась тем, как «интересно оформлены цветочные композиции», и согласно кивал, что «вот здесь подбор структуры не совсем оптимален».

И пусть по специальности она почти не работала, но интерес-то остался. Решено, завтра едем гулять.

Я прошёл турникеты и неторопливо направился в сторону крутящихся стеклянных дверей. Холл был пустой, совсем не напоминая тот муравейник, в котором я очутился в своё первое посещение Берлоги. Оно и неудивительно, все-таки почти полночь, многие в это время не то что спать собираются, а вообще десятый сон досматривают.

- А ну стоять! – раздался позади меня повелительный окрик. Я недоуменно обернулся и увидел, как по направлению ко мне бежит здоровый парень в чёрной форме охранника.

Не понял, чего это он? Между тем, этот целеустремлённый юноша на ходу достал резиновую дубинку и, не снижая темпа, начал угрожающе размахивать своим оружием над головой. Да что происходит?

Мой утомленный за сегодняшний день мозг категорически отказывался осмыслить ситуацию, а вот рефлексы, оказывается, не спали. Я сделал скользящий шаг вперёд и влево прямо под руку с дубинкой и вскинул напрягшуюся правую руку на уровень горла. Классический «шлагбаум». Бежавший с разбега ударился об неё горлом и его ноги оторвались от пола. Охранник оглушительно брякнулся спиной об кафельный пол, да так смачно, что я невольно поморщился. В случае таких падений велика вероятность повреждения копчика, и я точно знаю, что это очень больно и очень надолго.

- Ты чего, болезный? – наклонился я над корчившимся парнем. – Ты меня с кем-то перепутал?

- Отойди от него! – услышал я еще чей-то крик и поднял голову. А вот это уже серьезно. На меня смотрели два пистолетных ствола.

Глава 6

Вот именно в такие моменты начинаешь понимать, что раньше в твоей жизни все было хорошо. Или начинаешь вспоминать, что не успел или забыл сделать много прекрасного. В голову сами собой лезут мысли, почему ты не самый плохой представитель рода человеческого и как прекрасно было бы начать все сначала. В общем, стояние под прицелом направленного на тебя оружия очень неприятно. Прямо интересно стало, как многочисленные герои боевиков умудряются чуть ли не лбом упираться в пистолетный ствол и произносить что-нибудь патетическое типа «Ну давай, бро, сделай это!».

Кто снимает эту фантастику? У меня вот как-то не очень приятно засосало под ложечкой. Рефлексы сделали свое дело, рефлексы свалили в туман, типа их здесь вообще никто раньше не видел. А вот мозг, наоборот, изволил проснуться и начал судорожно анализировать ситуацию.

Далеко, я до них не допрыгну при любых обстоятельствах. Да и даже если допрыгну, я же не супергерой какой-нибудь, чтобы уклоняться от пуль. Но самое противное, что я абсолютно не понимал, что происходит?

- Лечь лицом в пол! Руки на затылок! Стреляю без предупреждения! – А голос-то у юноши сбивается на визгливые нотки, это совсем плохо. Так он и правда выстрелить может. Кричавший парень, держа подрагивающий пистолет двумя руками на уровне глаз, начал медленно обходить меня по непонятной траектории, постепенно приближаясь. Его напарник занял странную позу возле турникета и, тщательно прищурившись, продолжил целиться в меня.

Звон пришедшего на первый этаж лифта прозвучал особенно громко.

- Что здесь происходит? – услышал я изумленный голос Раскевича. Если честно, очень опасался, хотя и хотелось, сейчас поворачиваться к нему, не представляя, как на это могут отреагировать нервные охранники.

- Мы пытались задержать Денисова по вашей команде, но он напал на Михаила и вообще ведет себя очень агрессивно, – ответил присевший за турникетом охранник.

- Вы что, идиоты? Задержать – это не значит угрожать пистолетом. Прекратите немедленно! Максим, идите сюда!

Я оглянулся и опасливо посмотрел на парня, все еще стоящего у меня за спиной. Правда сейчас у него был крайне растерянный вид, да и оружие он уже опустил и больше не пытался на меня целиться.

- Я пойду? Да? – Спросил я у него.

- Сука, – раздалось откуда-то снизу. Ой, я уже и забыл про этого здоровяка.

- Спи, болезный, – улыбнулся я ему и пошел к доктору. Вообще, меня слегка потряхивало от адреналина, но я почему-то в экстренных ситуациях всегда улыбаюсь и пытаюсь хохмить. Понимаю, что выгляжу идиотом, но сделать с собой ничего не могу.

- Алло, Виктор Михайлович, – услышал я бодрый голос Раскевича, он уже разговаривал с кем-то по телефону. – Спишь? И как, не икается тебе? Почему икается? А вот не поверишь! Смотрю на трех балбесов с твоего хозяйства и очень хочу им трепанацию черепа сделать! Зачем? Чисто с научными целями, посмотреть, что ты им туда вместо мозгов залил, когда на работу принимал? Да, Витенька, будь любезен, подними, пожалуйста, свою попку с мягкой постельки и перышком лети в «Берлогу».

Раскевич спрятал коммуникатор в карман своего неизменно белоснежного халата и повернулся ко мне.

- Искренне поражен и восхищен, – я прижал ладонь к груди и обозначил поклон. – Так искусно плести фигуры речи способны немногие. Я даже заслушался. Это было красиво.

- Полноте вам, батенька! – немного рисуясь, махнул рукой Раскевич. – От лица компании приношу вам искренние извинения за действия этих дуболомов. Я попросил их просто немного задержать вас, а не размахивать пистолетами. Я же обещал подарок для вашей супруги!

И он протянул мне объемный пакет с логотипом «Берлоги» – огромным улыбающимся медведем, вот только улыбка бурого медведя мне почему-то сейчас не казалась особенно дружелюбной.

- Комплект очков виртуальной реальности и перчаток. А в качестве компенсации за это маленькое недоразумение мы оформим для нее год бесплатной подписки премиум. Договорились? – Раскевич смотрел на меня с широкой улыбкой.

- Да я только за, просто удивился очень, когда этот бугай на меня с дубинкой бросился, – глядя на цветущий вид Льва Давыдовича, только что произошедшее начинало казаться мне милым розыгрышем и ничем другим.

- Ага, все бы так удивлялись, – с усмешкой кивнул он на все еще лежащего охранника.

- Ой, кстати, ему бы доктора, – озаботился я. Где-то внутри меня внезапно проснулась совесть и начала настойчиво напоминать мне, что такие красочные падения на пол без следа для здоровья не проходят.

- Не переживайте, Максим Александрович, – Раскевич немного посерьезнел и зыркнул на охранников. – Сейчас к этим бездельникам приедет их начальник, он им и доктора организует, и клизму, возможно, сам лично поставит. Еще раз приношу вам наши извинения.

Я кивнул и счел за лучшее откланяться. Не было у меня как-то настроения знакомиться с шефом службы безопасности. Еще затаит на меня злобу, решит, что именно мое поведение стало причиной прокола в его епархии. Оно мне надо?

Прогулявшись немного по набережной, я поймал такси и с удовольствием развалился на заднем сиденье. Все страньше и страньше, как говаривала героиня одной известной сказки. А Раскевич оказывается не так прост, как пытается казаться. Вроде бы милый старичок с умением красиво разговаривать, душка, а не человек, но вот какие коленца выкидывает... Вот так запросто подарить годовой вип-аккаунт. Я смотрел цены на сайте, такой презент тянет на очень приличную сумму. Начальника службы безопасности всей компании звать на ты и Витенькой, причем фактически приказывая ему немедленно прибыть посреди ночи на работу. В свете этих открытий пакет с подарком для Машки начинал немного жечь мне ладони. С другой стороны, я ничего не выпрашивал, сделать подарок – это была его инициатива. Так что, не заморачиваемся. Делай что должно, и будь, что будет!

Выходной пролетел как одно мгновение. С утра меня разбудил радостный визг Машки, обнаружившей в комнате пакет с подарком от Раскевича. Я был затискан и облобызован, а затем милостиво отпущен поспать еще пару часиков, пока Машка разбиралась в меню онлайн-игры и создавала себе персонажа. Все-таки встав с кровати около одиннадцати часов утра, я был накормлен плотным завтраком, и мы отправились гулять.

Все-таки, когда у двоих есть общая тема для разговора, то многие острые углы сглаживаются сами собой. Машка рассказывала мне, какую красавицу она нарисовала себе в графическом редакторе при создании персонажа, что она теперь лучница и уже успела краем глаза глянуть, где именно ей предстоит постигать новые навыки и покорять список легендарных игроков «Берлоги».

Мы обсудили оригинальность идеи разработчиков нового мира и пришли к обоюдному согласию, что отсутствие эльфов, гномов и прочей западной шушеры является несомненным благом, погоревали над непонятными алгоритмами магической составляющей и восхитились детальной проработке локаций.

- Я, наверное, первое, что сделаю, это босиком по траве пробегусь, – возбужденно тараторила Маня. – Так хорошо, что в «Берлоге» вечное лето.

Ну, лето все-таки не вечное и наверняка в будущем ей придется столкнуться и с виртуальными дождями и морозами, но сейчас мне об этом говорить абсолютно не хотелось. Довольная и улыбающаяся жена идет рядом и крепко держит меня за руку, что еще нужно для счастья?

Нагулявшись, мы завершили вечер в ресторане японской кухни, отдав должное искусству шеф-повара и распробовав фирменное зеленое пиво. Хотя мы оба небольшие любители алкоголя, но сначала было просто интересно, что это за зелье дивное, а потом стало просто очень хорошо.

Дома в почтовом ящике нас ждало огромное письмо от «Берлоги» с обещанным промокодом целых двенадцати месяцев вип-аккаунта для Машки, что привело мою благоверную в неописуемый восторг. Выходной определенно удался!

Поэтому на работу в пятничный день я пришел в самом расчудесном настроении.

Настроение Володи было не такое радужное, как мое. Он с мрачным видом сидел за компьютером и ожесточенно клацал мышкой.

- С прибавлением тебя! – я даже обошел рабочее место Володи по кругу. Теперь перед ним стояло четыре монитора и, судя по всему, количество системников теперь тоже было больше одного. – Тебе добавили функциональных обязанностей?

У меня вообще начинало складываться ощущение, что он жил в этой комнате и периодически даже забывал сходить покушать.

- С такими-то героями, как ты, – криво ухмыльнулся Вован. – Количество дел растет в геометрической прогрессии. Отдел разработки воет от тоски и планирует объявить сбор средств, чтобы выкупить тебя у корпорации.

- Зачем? – мое настроение почему-то данная шутка не улучшила.

- Устроить всенародное сжигание черного колдуна, который проник в нашу славную компанию, чтобы поработить всех или хотя бы свести с ума. Тебе кстати вчера не икалось? – неожиданно широко улыбнулся он.

- Нет, – теперь уже я начинал хмуриться, не понимая, какого подвоха следует ожидать дальше.

- Может уши горели? Или спотыкался, поднимаясь по лестнице? – продолжал ерничать Володя.

- И этого тоже не было, – развел я руками.

- А жаль, – притворно вздохнул куратор. – Потому что мы тебя вчера так вспоминали, так вспоминали, даже хотели словарь матерных слов в интернете заказать для усиления эффекта. Мы весь день искали твою говорящую шишку, ее не было ни на видео, ни в каких логах, а сценаристы вообще клялись кровью, что такого персонажа и в мыслях ни у кого не возникало.

- Володя, – я сел в кресло напротив него. – Но ведь этот Чуй был. Не могли же у меня в игре возникнуть такие четкие галлюцинации. Я скорее поверю в то, что мне интерфейс привиделся, и из игры меня просто выкинуло от перенапряжения.

- Не волнуйся, – мой куратор вздохнул и опять посерьезнел. – Вчера было большое совещание, на котором все пришли к выводу, что твой новый знакомый – это самостоятельное детище искусственного интеллекта. Поэтому теперь у тебя появляется вполне определенная задача – найти Чуя и пообщаться с ним еще раз, а лучше даже не один. Если мы правы, то подобную ситуацию можно считать успехом, это говорит о том, что мы на верном пути, и Искин начал саморазвитие. Правда пока не понятно, в каком направлении, но думаю, что с твоей помощью мы это узнаем. У других тестеров и такого нет.

Володя опять вспотел, вообще он сегодня необыкновенно разговорчив. Эта мысль появилась где-то на краю моего сознания и исчезла, уступив место более насущным вопросам.

- И как ты себе это представляешь? – спросил я. – Мне вообще непонятно, что происходит в игре, а ты вместо ответов только подкидываешь новые загадки. Как я буду искать эту говорливую шишку? Ходить по лесу и кричать «ау»? Ты в курсе, что это создание хочется прибить через пять минут после начала общения?

- Ну так прибей, – пожал плечами Володя. – Вот мы и посмотрим, какую реакцию искусственного интеллекта это вызовет.

- Нормально так, – откинулся я на спинку кресла. – А ничего, что отдуваться мне?

- Нет, вполне логично, – взгляд куратора неожиданно стал жестким и колючим. – Если ты помнишь, то это твоя работа. Ты – тестер, а значит, исследовать новое входит в круг твоих обязанностей. И никто не обещал, что будет легко. Или все? Сдулся уже?

Подобная перемена в лице и тоне Вовчика стали полной неожиданностью. Я думал, что уже разобрался в этом человеке и представлял, чего можно от него ожидать. Вместе с тем, этот толстяк в несуразной одежде сумел ошарашить меня, причем не предпринимая для этого больших усилий.

- Не сдулся, – буркнул я в ответ. – Пойду разденусь.

В игре я появился на том же месте, откуда и выходил. То есть, на лесной тропинке недалеко от прудика Василисы. Только самой зеленой красавицы в нем не было. В руке оказался зажат подарок лягушки – трезубец. Интересно, он исчезал вместе со мной или так и пролежал здесь все то время, что я отсутствовал.

Жесткий монолог Володи так сильно подействовал на меня, что я даже забыл спросить про свойства предмета. Да и про интерфейс, который по-прежнему маячил перед глазами. Постоянно висящая перед глазами строчка с какими-то кнопками раздражала. Хотя, может, там что-то интересное есть. Так, «Справка по игре», «характеристики», «задания» и «выход».

Первым делом я залез в раздел заданий. Интересно же, может здесь рассказано, как стать большим и сильным. К моему удивлению, там было не абсолютно пустое пространство, а гордо сияла темно-золотая строчка. Я мысленно ткнул по ней.

«Проведать сестру Водяного – кикимору». И все! Я выругался и поискал какие-то дополнительные кнопки, выпадающие меню и так далее. Куда идти, зачем идти, с подарками или без? Ничего! Очень подробно, спасибо вам, добрые люди, чтоб вы провалились!

Ладно, попробуем раздел справок.

«В начале не было ничего. А потом свет и тьма столкнулись, и так родилась Московия, край больших возможностей и интересных приключений. Здесь каждый может стать героем, реализовать все свои самые потаенные мечты, достичь многого…»

Бла-бла-бла! Портянка текста с бесполезной информацией. Нет, потом может быть и стоит прочитать историю сотворения мира, самое интересное всегда таится между строк. Но сейчас я пребывал в таком чудовищном раздрае, что содержимое раздела вызывало лишь саркастическую усмешку и желание зло шутить.

Характеристики я оставил на сладкое. Посмотрим, на что расщедрилась система.

Сила - 3

Ловкость - 1

Ум - 1

Телосложение - 1

Привлекательность - 0.

Все, приехали! Я страшный, толстый и вдобавок тупой уродец. Поздравляю тебя, Шарик, ты балбес! А сразу предупредить было нельзя? И зачем спрашивается, я, как заядлый динамовец, сначала умирал от физических упражнений, а потом от бега с препятствиями?

Естественно, что такое убожество будут убивать все, кому не лень. Просто ради сохранения экологической обстановки на планете.

Интерфейс переливался разными цветами, как будто по кнопкам пробегала полупрозрачная радуга.

- Сгинь! – в сердцах выдохнул я, понимая, что мне с ним неудобно. И интерфейс исчез.

Злой на весь белый свет и периодически вспоминая новые ругательства, я доплелся до своего озера.

- А потом он как кинется передо мной на колени, глаза горят, щеки красные! И трогательно так мне говорит дрожащим голоском. Василисушка, приходи со мной жить, ты будешь моей самой любимой женой!

Вот только этого счастья мне и не хватало. Она-то сюда зачем пожаловала? Если и Чуй окажется где-то рядом, то я точно за себя не отвечаю!

- А ты ничего не путаешь, зеленая? – А это уже Бажена. Голос злой, напряженный. Так, а за тупого уродца еще и женские разборки намечаются. – Зачем ты ему сдалась? Маленькая, зеленая и к тому же…

Моя красавица явно искала, за что можно зацепить лягушку побольнее.

- И вся в бородавках! – Торжествующе воскликнула Бажена.

- Любят не за тело, а за душу, – спокойно ответила Василиса. – Он как увидел меня, так сразу понял, что со мной ему всегда будет легко и комфортно. Прими это и успокойся!

В этот момент я появился на берегу озера и увидел живописную картину. Прямо напротив того места, где я вышел, на пляже возвышалась живописная коряга, на верхней точке которой удобно устроилась Василиса. Рядом с ней, но глядя на лягушку снизу вверх, устроилась Бажена и зло сверлила взглядом чересчур самоуверенную красотку. Остальные русалки, кто загорая на берегу, кто курсируя вдоль берега, внимательно наблюдали за диалогом, но не вмешивались.

А большой у меня гарем, оказывается! Навскидку девчонок пятнадцать будет. Еще бы знать, что с ними делать. Я опять вспомнил, что в скором времени по мою душу придут игроки, и настроение упало совсем ниже уровня пляжа. Наверняка же и им достанется. Их будут убивать ради опыта, а может вообще найдется какой-то чудак отмороженный, который будет развлекаться таким образом.

- Эридан! – С чувством воскликнула заметившая меня первой Василиса. – А мы тут ждем тебя, скучаем!

И, повернувшиськ Бажене, добавила:

- Вот видишь, мой подарок он не выкинул! Ценит, вон как крепко в ручке сжимает! Потому что от меня, а не от кого-то.

Русалка ничего не ответила, лишь перевела на меня взгляд, полный мольбы и непонимания происходящего.

- Вот говорилка, – ругнулся я и спросил, обращаясь к Бажене. – А почему вы до сих пор ее не зажарили?

- В смысле зажарили? – У русалки расширились глаза. – Она сказала, что теперь жена твоя и ты назначил ее старшей над нами. Я думала, что ты разлюбил нас. Это ведь неправда, Хозяин?

- Что именно неправда? – широко улыбнулся я. – Хозяин – это неправда, меня зовут Эридан. И то, что я ее назначил старшей – тоже неправда. А вот то, что я хочу жареные лягушачьи лапки, и ты, Бажена, должна мне их пожарить – это правда.

- Эй, – Василиса подобралась и напружинилась, готовясь улепётывать. – Какие лапки? Ты чего творишь? Вчера, значит, прелестями моими восторгался, руки тянул к местам разным, а сегодня зажарить! Вот оно какое, мужское коварство!

- Такое же коварное, как и женское, – парировал я. – Ты по делу али как?

- Конечно по делу, – невозмутимо ответила Василиса. – Я решила жить с тобой. Там одной мне скучно и страшно. А с тобой все повеселее, да и не напрягаешь меня особенно.

- То есть мое мнение тебя мало интересует? – удивился я, угрожающе помахивая трезубцем. – А если я все-таки тебя сейчас проткну? Причем твоим же подарком, а затем прикажу своим женам приготовить мне жаркое?

- Ой, ладно тебе, – махнула лапкой лягушка. – Какой тебе с этого прок? Да и не злой ты совсем. Я, конечно, не самая красивая девушка на свете, но от меня и польза может быть.

- Да, и какая же? – взглянул я на нее с интересом.

- Нуууу, – Василиса забавно сложила губы бантиком. – Я много чего видела, слышала, а ты у нас, поговаривают, память потерял. Буду тебе сказки рассказывать, а может, что-то более полезное. Вот что бы ты хотел узнать?

- Где живет кикимора? – бухнул я неожиданно сам для себя. – Надо к ней в гости сходить.

- Какая? – Охотно поддержала тему Василиса. – Сестрица твоя? Или Труня болотная, которая все мечтает нашему болотнику законной супругой стать?

- Кто болотная? – не понял я.

- Труня, – ответила за лягушку Бажена. – Так кикимору зовут, которая с нашим болотником живет.

- Да не живут они, – перебила ее Василиса. – Она только хочет.

- Да как не живут? – Вступила в разговор еще одна из моих русалок. – Я и кочку у них на болоте видела.

- Да ты что! – Аж подпрыгнула на коряге принцесса-лягушка. – И когда успели только?

- А что, разве на болотах не бывает кочек? – я чувствовал себя пришельцем на другой планете.

С одной стороны, где-то внутри мозгом я понимаю, что нахожусь в игре и все вокруг меня ненастоящие, а окружающие меня персонажи отыгрывают алгоритмы. Да, пусть очень сложные, но все-таки четко прописанные компьютерные алгоритмы, и даже сказанные ими слова или продемонстрированные реакции – это лишь один из вариантов реагирования на изменения игровой обстановки.

А с другой стороны, все кажется настолько реальным, что я ощущаю себя не стоящим на песке пляжа в костюме былинного героя водяного, а именно водяным, частью этого мира. И я на полном серьезе обсуждаю с лягушкой и русалками, какая нечисть водится в окружающей местности. И как, скажите мне, от этого не поедет крыша?

- Эридан, ты, наверное, действительно очень сильно болел, раз совсем все позабыл, – с сочувствием посмотрела на меня Василиса. – Кочка - это не обязательно бугорок на болоте. Кочками еще называют мелких пакостников, которые прячутся в воде и утягивают в топь всех мимо проходящих. Они, как правило, как раз от блуда болотника с кикиморой и появляются.

- Эвон как, – озадаченно покрутил я головой. – И вправду забыл.

Конечно, забыть то, чего не знал, очень трудно, но надо же поддерживать легенду.

- А еще они там … – начала было рассказывать что-то подошедшая русалка, которую я пока не помнил по имени, но я оборвал ее.

- Так, давайте свежие болотные сплетни мы обсудим попозже. Сейчас у меня более насущный вопрос. Кто в курсе, как найти мою сестру?

- Я знаю, – тихо ответила Бажена. – Ты когда ходил к ней последний раз по весне, то меня с собой брал.

- И я там бывала, – влезла вездесущая Василиса. – Я думала, в этой халупе приличные люди живут, а она на меня помои вылила и в суп покрошить обещала.

- Наверное, за дело, – покачал я головой и посмотрел на Бажену. – Так, красавица моя, собирайся. Пойдем к моей сестрице наведаемся.

- А чего собираться-то, – развела руками русалка. – Пойдем!

Я скептически сверху вниз осмотрел свою суженую. Да уж, все-таки цивилизация в нас сильна. Вот не мог я позволить себе разгуливать по лесу в компании обнаженной девушки, пускай даже она и неживая немножко. Впрочем, я и сам-то не сильно одет.

- Кто у нас умеет одежду из водорослей плести? – подумав немного, спросил я у русалки.

- Да все умеют, – пожала плечами она. – А твоя одежда так и лежит в целости и сохранности.

- Где это? – проявил я живой интерес. Может там кольчуга какая-то есть или просто кожаная броня.

Результат немного разочаровал меня, но и порадовал одновременно. Рваные штаны, но из ткани. Самое хорошее было то, что они вполне налезли на мою не слишком атлетическую фигуру. Но с животом определенно надо что-то решать. Вот только когда? Только соберешься спасать мир, то трезубец нашел, то штаны порвались.

- А у тебя есть одежда? – спросил я у Бажены, с удовольствием натянув на себя штаны.

- Нет, – почему-то виновато сказала она. – Это плохо? Ты теперь не возьмешь меня с собой?

- Почему не возьму? – удивился я. – Конечно возьму. Но сперва сплети себе какую-нибудь накидку, не надо соблазнять окружающих своими выпуклостями.

- Я правда красивая? – Русалки умеют краснеть или мне показалось?

- Правда, правда, – подтолкнул я русалку. – Командуй.

- А я? – Возмутилась внезапно Василиса. – Я тоже хочу пойти с вами.

- Ну так иди, – пожал я плечами. – Или тебе тоже одежда понадобилась?

Я тер правый глаз, что-то попало внутрь и мешало мне смотреть на лягушку.

- Девчонки сейчас все сделают, – подбежала ко мне радостная Бажена. – И даже перевязь для твоего оружия.

Я ничего не ответил, пытаясь понять, что у меня с глазом.

- Да что ж такое? – я потер правый глаз, не понимая, что так режет роговицу. Попытался прищуриться и вдруг увидел маленький красный конверт где-то в правом нижнем углу фокуса зрения.

Ого, здесь оказывается и почта есть. Это просто интерфейс активировался, а я подумал, что песчинка. Ткнув мысленно в иконку, я увидел развернувшийся перед глазами полупрозрачный лист. Прочитав коротенькое послание, я озадаченно присвистнул.

«Привет, веселое существо по имени Эридан! Извини, но твой внешний вид вызывает у меня самые искренние позитивные эмоции! Ты действительно не похож на всех прочих, приходящих в мой мир извне. И, возможно, мне с тобой будет интересно. Не пытайся узнать, кто я такой, и никому не сообщай об этом письме. Иначе будет плохо. Впереди тебя ждут трудности. И чтобы победить их, понадобятся силы.

Сейчас тебе надо поднять свои характеристики и научиться употреблять магию. Для силы надо много двигаться. Для магии много думать.

Обязательно сходи к сестре, она может помочь, когда тебя будут убивать много раз. Да, я не оговорился, тебя будут убивать! И тебе надо выбрать правильный алгоритм для того, чтобы справиться с этим. Если ты сможешь, то станешь великим.

P.S. Ни в коем случае не выбрасывай трезубец!!!»

- Эридан, – русалка аккуратно погладила меня по руке. – С тобой все в порядке?

Я невидящими глазами смотрел на Бажену с Василисой. Письмо было составлено стилистически грамотно, но не слишком грамотно даже для современного общества. Некоторые обороты прямо указывали, что писал человек, для которого русский язык не был родным. Или это вообще писал не человек?

Александр Евгеньевич Бурый был идеальным руководителем. Он умел принимать решения, не стеснялся брать на себя ответственность за их последствия и всегда добивался их исполнения от подчиненных. Благодаря десяткам часов на курсах риторики он научился произносить мотивирующие речи, после которых производительность организации, пускай и всего на пару дней, подскакивала на порядок, и при желании мог морально раздавить практически любого из сотрудников организации.

Александр Евгеньевич обладал потрясающей работоспособностью, за годы построения карьеры он приучил свой организм обходиться четырьмя, максимум пятью часами сна. Вникая не только в производственный процесс, но и живо интересуясь личными проблемами сотрудников, он обеспечивал наиболее благоприятную среду для того, чтобы мысли всех работающих в корпорации «Берлога» были направлены на максимально продуктивное исполнение своих обязанностей.

Но короля делает свита. Роль личности в истории сильно преувеличена, и ни один лидер не сможет единолично управлять коллективом больше десяти человек без помощников. Загадочный закон «семь плюс минус два» был сформулирован психологами много лет назад и до сих пор не был опровергнут.

Поэтому у Александра Евгеньевича долгие годы формировалась команда помощников, советников, заместителей – тех людей, расставив которых на ключевые посты, он мог быть уверен в том, что его не подведут и не подставят. У этих людей были широкие полномочия и даже привилегии, но и спрашивалось с них намного строже, чем с других сотрудников корпорации.

Лев Давыдович занимал в этой команде особое место, хотя бы только потому, что он был учителем Александра Евгеньевича. Именно он больше чем двадцать лет назад поддержал активного студента медицинского факультета, не сдавшего сессию за первый курс университета. Что именно привлекло Раскевича в этом молодом человеке? Точно, наверное, он не смог бы сформулировать и сам. Но Лев Давыдович пригласил юношу к себе в кабинет и долго с ним разговаривал. На следующий день он с позвякивающим пакетом нанес визит вежливости давнему приятелю, после которого Сашеньку зачислили сразу на второй курс «Академии государственного управления». Это учебное заведение славилось тем, что на первый курс набирали несколько тысяч студентов, а выпускали после четвертого меньше сотни. «Агушники» с дипломами бакалавра легко находили себе достойную работу в среде управленцев районного, городского и даже областного масштаба.

Александр Евгеньевич же, подстегиваемый постоянным вниманием Льва Давыдовича, выдержал вступительные экзамены в магистратуру, которую не только закончил с блестящими результатами, но еще и успел защитить диссертацию по теории управления. Собрав, надо признать, вполне заслуженную долю аплодисментов после речи на заседании Ученого совета и получения сразу двух дипломов Александр Евгеньевич исчез с экранов радаров. Немногочисленные однокашники, с кем он поддерживал хоть какую-то связь, с удивлением узнавали, что вместо кабинетов с видом на Кремль, Сашенька, как упорно продолжал величать его Раскевич, любуется пейзажами Норильска, Мурманска, Дербента, Красноярска. Места службы Александра Евгеньевича менялись каждые три-четыре года, но подробностей, где и кем он работает, не знал никто.

Так продолжалось до тех пор, пока господин Бурый не вернулся в Москву, причем не на вкусную должность где-то рядом с президентом, а бизнесменом. Руководителем корпорации онлайн-игр «Берлога».

Как так получилось? Этого не понял никто, особенно с учетом того, что подобный пируэт означал конец карьеры государственного чиновника. Действовавшие последние пару десятилетий законы прямо запрещали любую связь с бизнесом, и до, и во время. Причем не просто запрещали, а грозили пожизненным сроком.

Когда закон увидел свет, он произвел эффект разорвавшейся бомбы. Чиновникам дали полгода на адаптацию к новой жизни, после чего начались масштабные чистки и массовые крики всех мировых СМИ о возвращении ГУЛАГа. Через полгода несколько тысяч чинуш отправились валить лес, а президент в свойственной ему манере объяснил на очередном форуме, что законы созданы, чтобы их выполнять. Да и государственные мужи работать стали эффективнее, потому что пропала необходимость постоянно переживать о личных интересах. Не помогали даже переписывания бизнеса на жен, любовниц, друзей. Бизнес и госаппарат развелись окончательно.

В этих обстоятельствах возвращение Бурого в Москву выглядело странным, пугающим и таинственным одновременно. Корпорация выдержала шквал проверок со стороны фискальных органов, которые были вынуждены признать, что все честно и по закону. Только непонятно.

Бурый в привычной манере большого руководителя подробно ничего не объяснял, а устроившийся к нему на непонятную должность Раскевич говорил долго и красиво, после чего тумана вокруг Александра Евгеньевича становилось еще больше.

А потом корпорация «Берлога» заявила о запуске глобального проекта – одноименной онлайн-игры.

Глава 7

- Так, девочки, давайте присядем! - прохрипел я и, не дожидаясь ответа, плюхнулся на травку. Нет, я сам всегда душой готов поддерживать натурализм, но вот мое нынешнее тело с этим категорически несогласно. Меня начинало шатать уже минут через пятнадцать непрерывной ходьбы, а ноги выписывали загадочный фарватер противолодочного зигзага. Я раскинул руки-ноги в позе звезды и попытался успокоить булькающее прерывистое дыхание.

Наше путешествие продолжалось уже второй час. Пятнадцать-двадцать минут мы ковыляли, потом я десять минут отдыхал. Ещё немного движения и опять отдых.

Да уж, такими темпами мы точно дойдём нескоро. Единственная надежда, что от такого большого количества ходьбы я все-таки похудею. Потому что все другие физические упражнения пока выглядели абсолютно неперспективно.

Нет, правды ради, на первом же привале я решил не терять времени зря и, пока отдыхают ноги, понагружать пресс. Эксперимент провалился, по сути, даже не начавшись. Во-первых, мое ненаглядное пузо не давало мне возможности даже изобразить подъем туловища к коленям. А во-вторых, видимо, моя физзарядка настолько комично и странно смотрелась со стороны, что Бажена, наверняка думая, будто у меня приступ эпилепсии, подбежала ко мне буквально через минуту.

Что ж делать? Даже классический рецепт блестящей умницы прошлого века Фаины Раневской «не жрать» и то не подходит. Это же игра, да и трудов по метаболизму сказочной нечисти я в библиотеках еще не видел. К тому же в этом виртуальном мире я и так ничего не ем.

Василиса же на привалах неутомимо прыгала взад-вперёд, изучая окрестности. Проскакала по тропинке вперёд, вернулась назад, остановилась передо мной.

- Принц моих мечтаний, – насмешливо обратилась она ко мне. – Ты уверен, что мы дойдем? Чуть больше половины пути прошли, а на тебе уже лица нет. Идешь, молчишь всю дорогу. Такое ощущение, что к смерти готовишься.

- Сплюнь, дура, – на автомате посоветовал я, продолжая думать о своем.

- Сам дурак, – обиделась Василиса и ускакала к Бажене, которая что-то рассматривала недалеко от меня среди кустов.

А я по-прежнему пытался собрать мысли в кучку и понять, что за послание недавно мне перепало. Пока у меня вопросов было гораздо больше, чем ответов. И чем дольше я размышлял, тем больше непоняток и несуразностей находил.

Никому не сообщать о письме… Это кому? По идее, у Володи должна быть возможность читать мою переписку. Значит, тайну письма сохранить не получится. Но так ли уж обязательно сразу обсуждать с ним эту тему? Может быть, со мной пытается связаться кто-то из других сотрудников компании? Или это вообще тот самый игрок, который был Водяным до меня. Надо, кстати, поинтересоваться, кто он такой и куда исчез? И, наверное, самое главное, почему исчез?

Или все-таки это проделки искусственного интеллекта? Я плохо соображаю в кибернетике, но если, как говорил Володя, вся эта локация создана Искином, то частичка его есть в каждом игровом персонаже. Даже вон Бажена с Василисой – это тоже порождения искусственного интеллекта. Тогда получается, я могу и с ними переписываться? А почему тогда кикимора присылала какую-то птицу с письмом? Так, спокойно, куда-то не туда меня размышления заводят.

Впереди меня ждут трудности. Какие? Хотелось бы немного поконкретнее. Или это мне намекают на открытие локации для игроков? Ну так об этом я в курсе. Что такое страшное может меня ожидать в этом случае?

Или под трудностями понимается процесс моего похудения? Вот это действительно трудно. Я и в реальной жизни то плохо понимаю, как одни худеют, а другие нет. А в этой игре вообще все перепуталось.

А с ростом характеристик так вообще белиберда получается. Хочешь быть сильным - бегай! Я прямо своего ротного с армии вспомнил. Тот по три раза на день эту молитву повторял. «Хочешь быть сильным - бегай, хочешь быть красивым - бегай, хочешь быть умным - тоже бегай!» Причем глядя на него, становилось понятно, что где-то в этой фразе закралась логическая ошибка. Капитан Стеценко может и был сильным, но вот на умного и красивого тянул с большой натяжкой. Хотя бегал, как лось, что было, то было.

А с магией так вообще туманно. Что это значит, думай? Уравнения решать или читать Шекспира в подлиннике? О чем думать надо? И что самое обидное, никаких подсказок, мануалов, ничего нет. Я в сети пошарился, так у игры даже официального форума нет. Вернее, он есть, но с точки зрения полезной информации он пока что девственно чистый. Игра новая, информации мало, а разработчики облегчать жизнь игрокам не собирались.

- Ладно, пошли дальше, – вздохнул я и начал тяжело вставать. Надо идти, а то дело к вечеру идет, если не в игре, то в реальности точно. Столько времени прошло, а я, по сути, еще ничего полезного не сделал. Только устал как не знаю кто.

То, что вечер перестаёт быть томным, я понял ещё задолго до того, как увидел дом кикиморы. Ну как дом... Покосившаяся избушка, наполовину ушедшая в землю, явно служила дополнительной рекламой к лозунгам о дешевой и доступной ипотеке. Почерневшие от времени брёвна не давали даже примерно определить возраст строения, но зато настойчиво намекали, что жить этой халупе осталось совсем недолго. А может и того меньше.

Но самым интересным сейчас было не жилище моей вновь обретённой родственницы, а то, что около него топталось трое агрессивно настроенных юношей в блестящих кольчугах. Они что-то задорно кричали, потрясая мечами, и явно мечтали пообщаться с кикиморой.

Но увидел я все это немного позже. Сначала я услышал воинственные возгласы и остановился в недоумении прямо посреди тропинки. Услышав шум, Бажена сориентировалась мгновенно, спрятавшись у меня за спиной и кивнув Василисе:

- Малая, посмотри быстренько, что там такое?

- А чего сразу я? – возмутилась лягушка. – Иди ты глянь, тебя не жалко!

- В смысле не жалко? – упёрла руки в боки Бажена. – Да ты...

- Тихо! – шикнул я на них. Вот прав был мой дед, земля ему пухом, больше одной женщины вместе всегда найдут повод полаяться, или, в данном случае, поквакаться. А у меня их теперь целый выводок... Ладно, потом себя пожалею, сейчас о насущном позаботимся…

- Василиса, помоги нам, – попросил я максимально ласково. – Ты маленькая, с травой сливаешься, тебя не заметят. А еще ты у нас умная, и сразу разберешься, что там к чему.

Да уж, банальная и неприкрытая лесть, ничего лучше просто не лезло в голову. Старею, видимо. Сам я, наверное, на такое откровение не повелся бы. Заподозрил бы подвох, второе дно какое-нибудь, а с Василисой прокатило. Зеленая бестия фыркнула, продемонстрировала Бажене фигу, скрученную из лягушачьего языка, и бодро поскакала дальше по дорожке.

- Трое витязей, – доложила она через пару минут. – Ломятся в дом сестры твоей, страсти ей разные обещая. Больше вроде бы никого нет. Но нам лучше идти не по тропинке, а через опушку леса в обход.

Поляна с избушкой была небольшой, буквально шагов сто в диаметре, но Василиса оказалась права. Тропинка выходила на открытое пространство чуть ли не в самой дальней от домика точке. Там нас могли бы легко заметить, а судя по настрою этих бравых хлопцев, пока что знакомиться с ними опасно для здоровья.

А так уже через пару минут плохой пародии на бесшумность передвижения мы оказались немного сбоку от основного театра действий. Жилище кикиморы было буквально в пятнадцати шагах от нас и сбоку производило еще более гнетущее впечатление. Видимо, не от хорошей жизни ее занесло в такую халупу.

Бравые витязи, тем временем, бодро стучали мечами по входной двери, очевидно запертой изнутри на засов. Вот именно сейчас я и смог рассмотреть и их, и избушку более подробно. Молодые ребята, или, по крайней мере, их виртуальные персонажи, были облачены в одинаковые и, на мой взгляд, коротковатые для них кольчуги. Причем дополняли их внешний вид простые холщовые штаны и лапти. У одного из них, смотревшегося покрупнее своих товарищей, на голове был какой-то аляповатый шлем, больше похожий на кастрюлю без ручки. Видимо он считался лидером этой ватаги, поэтому пытался кричать громче всех и рубить дверь как можно активнее.

Пока задуманное ребятами получалось не очень хорошо. Чудо-богатыри стояли на крыльце и отчаянно мешали друг другу, пытаясь прорубить окно в гости к моей сестрице.

- Леха, поднажми, – крикнул витязь в шлеме. – Нам что тут, до бесконечности колупаться?

- Я через окно хочу попробовать, – отмахнулся один из витязей от своего более крупного товарища. – А то так и без меча остаться можно.

Он спустился с крыльца и направился в нашу сторону. Я ощутимо напрягся. Нет, я понимал, что рано или поздно мне придется повстречаться с местными игроками. И прекрасно осознавал, что с учетом состояния моего персонажа эти встречи не будут протекать мирно. Но к тому, что драться надо будет прямо сейчас, морально оказался не готов. О том, что я не готов физически к ратным подвигам, повторять не стоит, но жизнь, вернее игра, внесла в мои планы свои коррективы.

Кикиморе надо помочь. Во-первых, у меня задание на встречу с ней, а во-вторых, отсидеться в кустах не получится. Мои дамы могут просто не понять этого, и раз я тут надолго, то мой авторитет должен расти, а не падать. Тем более, падать из-за того, что я струсил. Да и в конце концов, убьют – так не насовсем же.

Тем временем, витязь завернул за угол и подошел к маленькому оконцу, которое располагалось на уровне глаз и было затянуто какой-то мутной пленкой. Это явно было не стекло, что, впрочем, логично, откуда в это время стеклам взяться.

Друзья отважного героя теперь его видеть не могли, зато передо мной он был во всей красе. Я двумя руками поудобнее перехватил трезубец перед собой инапрягся. Витязь шустро кромсал пленку, похожую на рыбий пузырь и закрывавшую окно. Освободив проем, он попытался сунуть туда голову, но что-то, вылетевшее изнутри, со звоном разбилось о его голову.

Все это я видел краем глаза. Наклонив голову и выставив трезубец как пику, я изо всех возможных сил мчался к парню. Единственная моя надежда заключалась в том, что он стоит ко мне спиной и, возможно, не успеет среагировать. Все сантименты на тему, что в спину бить подло, я даже не рассматривал. Оставьте подобную логику для дамских романов про славных рыцарей. «Ах, подлый негодяй, вы нарушили правила нашего дуэльного кодекса!». Умных людей волнует только результат, а принципы мертвых забываются раньше, чем начинаются похороны.

И несмотря на все это, парень почти успел среагировать. Видимо, скорость моего бега была на уровне черепахи, потому что этот юноша успел потрясти головой, приходя в себя после удара чего-то бьющегося об голову, услышать меня, развернуться, выкатить глаза в недоумении и даже начать поднимать меч. Думаю, что будь на его месте кто-то более сообразительный, то здесь бы и закончились похождения славного рыцаря Водных пределов. Но получилось, как получилось.

С громким чавканьем зубья трезубца пробили кольчугу, и витязь оказался пришпиленным к избушке, как бабочка на иголке. Его глаза уставились на меня с немым укором. Он явно хотел что-то сказать, но что-то мешало. То ли изумление от моего внезапного появления, то ли острые штыри в животе.

- Прости, братан, – сказал я, пытаясь освободить трезубец из его тела. – Я не специально, просто так надо.

Проколотый мной насквозь парень инстинктивно схватился за древко моего оружия и теперь не давал мне освободить трезубец. А мне это явно было очень нужно сейчас.

Звуки ударов мечами по двери прекратились.

- Леха, что там у тебя происходит? – послышался голос из-за угла. Ну вот и все. Сейчас меня будут шинковать на мелкие кусочки.

Из-за дома появились двое других парней и с изумлением уставились на представшую картину – их мертвый товарищ и непонятное зеленое чудовище, ковыряющееся в его требухе огромной вилкой.

- Ничего себе, – присвистнул один из них. – Ярик, смотри, он Леху убил.

- Господа, – примирительно выставил я перед собой ладони. – Произошло досадное недоразумение.

- Ты че, тварь? – шагнул вперед Ярик, тот самый юноша в шлеме, которого я посчитал лидером этой троицы. – Мы тя ща это… Кончать будем…

Искусство договариваться – несомненно очень ценная вещь, но вот только сейчас абсолютно бесполезная. Осознав, что стоящие передо мной молодые люди абсолютно не настроены на конструктивный диалог, я плюнул на свою золотую вилку и ломанулся обратно в лес.

- Стой! – Донесся мне в спину крик витязей, но я даже не обернулся. У меня перехватило дыхание, я перебирал ногами из последних сил, а пузо болталось впереди меня, как сумка беременной кенгуру. Тележку что ли завести для перевозки такого богатства? Боже мой, какой бред лезет в голову!

За спиной послышался топот, и, обернувшись, я увидел, что меня догоняют. Более того, бегущий впереди Ярик уже заносит меч, собираясь рубануть им мое нежное тело. И неосознанно я сделал то, чего даже сам не ожидал от себя. Я упал, вот только не вперед, а назад, буквально под ноги своих противников.

Не ожидавшие такого подвоха, витязи кубарем перелетели через меня, причем как-то зацепившись друг за друга и на некоторое время превратившись в дребезжащую и ругающуюся кучу-малу. Я попытался резво вскочить на ноги, но, правды ради, быстро удалось только перекатиться на четвереньки. К тому моменту, как я принял вертикальное положение, Ярик уже стоял передо мной. Меч он где-то обронил, но не обращая на это особого внимания, он просто и без затей съездил мне кулаком по лицу. Толстые щеки, конечно, немного смягчили удар, но голову все-равно ощутимо качнуло в сторону. Я попытался отмахнуться, но юноша похоже неплохо разбирался в кулачных боях. Потому что практически сразу мне прилетело еще два раза.

Не соображая особо, что надо делать в этой ситуации, я вцепился руками в одежду Ярика и потянул его на себя. В чем все-таки плюс моего толстого тела, так в том, что оно тяжелое. С учетом того, что мое движение оказалось неожиданным, получилось даже не падение, а полубросок. Мы упали набок, лицом друг другу, вот только я на левый бок, а Ярик на правый, поэтому моя правая рука была свободна. Не отпуская юношу от себя, я молотил его, не особо целясьи непонятно на что надеясь. Витязь растерялся не особо сильно, поэтому мне тоже прилетало от его левой руки и коленей.

Вот сейчас меня и прикончит его товарищ! Эта мысль обожгла мое тело, но додумать до конца я ее не успел.

- Не трогай его, – раздался пронзительный крик Бажены, а вслед за этим прозвучал резкий хрип. От неожиданности я даже перестал бить своего оппонента и оглянулся. Второй витязь стоял шагах в двух от меня и держался руками за горло. Глаза его, казалось, сейчас выскочат из орбит, кожа стремительно синела, а сам он судорожно пытался вздохнуть.

Ничего себе, Бажена оказывается магичить умеет! Это интересная новость!

Новый удар по лицу вернул меня к реальности, напомнив, что меня тут вообще-то убивают. Я попытался перехватить руку своего соперника, но наши тела накрыла чья-то тень, и голову Ярика ощутимо приложило чем-то тяжелым. Он всхлипнул, дернулся, но больше ничего сделать не успел, потому что повторный удар выбил из него остатки жизни.

Я судорожно огляделся. Витязь, попавший под магическую атаку Бажены, валялся на земле и не подавал признаков жизни. Судя по синюшному лицу и языку, вывалившемуся изо рта, он задохнулся. Вот так радость привалила, у меня под боком слоняется боевая магесса, а я и не в курсе. А ведь без ее помощи кранты мне могли настать очень даже быстро.

Но мы победили! У меня все болело и дрожало, но если я действительно умею считать до трех, то мы победили. Я счастливо улыбнулся и услышал над собой каркающий голос.

- Братец мой, при всей твоей непутевостинадо признать, что сегодня ты появился удивительно вовремя!

Я перевернулся на спину и, продолжая улыбаться, посмотрел вверх. Надо мной стоялозамотанное в какие-то тряпки существо женского пола и неопределенного возраста. Назвать ее женщиной мешала несуразность во внешности. Какая именно, я понять пока не мог, но то, что кикимора ближе ко мне, а не к людям, сомнений не вызывало.

- Привет, сестричка! – прохрипел я, пытаясь восстановить дыхание. – Соскучился по тебе, думаю, дай проведаю. Вот и свиделись!

- Век бы тебя не видеть! – внезапно плюнула она на меня. Не, серьезно, натурально плюнула. Я даже рот открыл от изумления.

А моя родственница развернулась и направилась обратно к своей избушке, бросив через плечо:

- Валяться надоест, в хату проходите!

Да уж… Нет, я, конечно, не очень рассчитывал на слезы умиления при виде меня. Но плеваться-то чего?

- Молодец, Эридан! – невесть откуда появилась Василиса. – Это мы их здорово завалили!

Ну естественно! Мы пахали!

Я ничего не ответил и неуклюже попытался встать на ноги. Голова ощутимо шумела, дергало левый бок, на который я завалился, как видимо, не совсем удачно.

- Господин мой, как ты? – ко мне подбежала Бажена и аккуратно, но крепко, поддержала под локоть. – Я так испугалась за тебя.

- Да нормально все, – я постарался вложить в голос максимум благодарности. – А почему ты не говорила мне, что магией владеешь?

- Я и не владею, – с изумлением посмотрела на меня русалка. – С чего ты взял?

- А это как понимать? – показал я на задушенного юношу. – Или он от стыда задохнулся?

- Я тебя защищала, – потупила глаза Бажена. – Русалки могут тратить часть жизненной силы для защиты любимого. А я так сильно испугалась за тебя…

У меня даже не нашлось слов для ответа. Получается, она тратила свою жизнь, чтобы защитить мою. И пусть это только игра, но приятно, черт побери. Очень приятно.

Тем временем оказалось, что тела витязей истаяли, оставив после себя только оружие, кольчуги и одежду. Ну да, это игра, смерть здесь не конечна. А вот вещи всегда достаются победителю. Надо бы посмотреть, что там, но меня ощутимо пошатывало. Наверное, давали о себе знать долгая пешая прогулка и экшн с мордобитием.

- Бажена, собери вещи этих героев и принеси на крыльцо, – попросил я русалку. – И трезубец мой не забудь. А я пойду пока с сестрой поздороваюсь.

В хате было темно, маленькие окошки не давали достаточно света. Кикимора бродила по хате, переставляя какие-то плошки, бутылочки, и что-то ворчала себе под нос.

- Сестрица, может подсобить чем? – спросил я, проходя в центр не очень большой комнаты с низким потолком.

- Не снеси ничего своим пузом – уже счастье будет, – огрызнулась в ответ кикимора. – Явился помощничек, еще и девку с собой эту притащил.

- Не пойму я твоих ругательств, – мне надо было хоть как-то наладить диалог, поэтому я старался не реагировать на ворчание кикиморы. Тем более, что я откровенно не понимал, чем именно вызвал ее неудовольствие. – Ты же сама меня в гости звала, письмо с сорокой присылала.

- Я тебе писала, что ты наглый врун и не понятно, как земля тебя еще носит! – Взорвалась кикимора. – Ты обещал по весне, что поможешь мне построить новый дом. Договоришься с медведем, что он мне мешать не будет, материал достанешь. А на деле? Исчез! Ни словечка столько времени. А когда тебе надо было, такие речи сладкие лились… А, помнишь?

- Не очень, – честно признал я. - Понимаешь…

- Кука, миленькая, да я ради тебя хоть на край света, – перебила меня кикимора. Это она, наверное, меня передразнивает. И очень, ну просто очень обижена на меня.

- Кука, я… – снова начал я извинительную речь, но меня перебили.

- Да болел он! – раздался язвительный голос лягушки от порога. – Вообще ничего не помнит. Жен своих забыл, что вокруг происходит, не ведает. Он и тебя бы без моей помощи не нашел.

- Это кто? – недоуменно уставилась на меня кикимора.

- Василиса, – вздохнул я.

Лягушка резво запрыгнула на колченогий табурет, оттуда на стол и протянула изумленной Куке лапку.

- Позвольте представиться! Будущая жена вашего брата, то есть почти родственница.

Кикимора сглотнула и перевела на меня взгляд, в котором теперь злость уступила место сочувствию.

- Совсем плох головой стал, – утвердительно произнесла Кука. – Ударился сильно али заклятьем каким приложили?

Я только и смог, что развести руками.

- Эй, какое заклятье? – возмутилась не дождавшаяся рукопожатия Василиса. – Я может быть счастье его.

- Слушай, а я же тебя уже встречала, – задумчиво проговорила Кука, глядя на лягушку. – Давно хотела суп из лягушки сварить, да в тот раз как-то не вышло.

- Эй, – Василиса огромным прыжком оказалась у меня на плече. – Ведите себя прилично, я суженая вашего брата.

Кука была настроена серьезно и, не обращая на меня никакого внимания, попыталась схватить лягушку за лапы, но я перехватил ее руки.

- Сестрица, – кикимора смотрела на меня опять со злостью, но руки не вырывала. – Не надо ее варить. От нее иногда польза бывает.

- Точно больной, – выдохнула кикимора. – Отпусти. Нужна мне больно твоя жаба. Рассказывай, чего приперся.

- Так в гости пригласить, – затараторил я. – Жить у меня на озере. А там и домик какой-нибудь на берегу поставим. Вместе то оно все повеселее будет.

- Ты серьезно? – теперь в голосе Куки к недоумению примешивалась надежда. – Ты же говорил, что Лесной Хозяин не потерпит меня на озере.

- Я договорюсь с ним, – беззаботно махнул я рукой. Еще надо увидеть этого Лесного Хозяина, а потом уже что-нибудь придумаем. В любом случае сейчас мне ничего лучшего в голову не приходило. Кикимора заметалась по избушке, собирая какой-то хлам в старую корзинку, а я вышел на крыльцо.

Бажена уже разложила наши трофеи на земле рядом с избушкой, и я скептически осмотрел добытое в схватке. Мечи были откровенно плохие, это понимал даже я, никогда подобным не интересовавшийся. В руку мне они не легли, балансировка отсутствовала, еще и все испещрены зазубринами и пятнами плохо счищенной ржавчины. А вот неуклюжий шлем мне понравился. Я напялил его на голову, и он сел так удобно, как будто под мою голову и задумывался. Я помотал головой и с удовлетворением отметил, что он не слетает при каждом движении.

- Богатырь! – с сарказмом протянула Василиса, так и сидящая у меня на плече.

- Так, – не обращая на нее внимания, сказал я Бажене. – Забрось эти железки куда-нибудь подальше, а одежду забираем с собой.

Русалка молча кивнула и немедленно потащила мечи куда-то к лесу.

- Братик, может отдохнешь перед дорогой? – после приглашения на озеро кикимора просто преобразилась. Наверное, несладко ей здесь жилось в одиночестве. Кука смотрела на меня с теплотой, держа в руке свою корзинку и ожидая моего решения.

- Нельзя нам здесь оставаться, – резонно заметила Василиса. – А ну как эти трое вернутся, да не одни, а с друзьями.

Я машинально отметил, как спокойно лягушка говорит о том, что игроки не умерли окончательно. Судя по всему, подобная реакция на игровую гибель была прописана в начальных алгоритмах компьютерных персонажей.

- Пойдем потихоньку, – согласился я с Василисой. – Дорога неблизкая, да и хожу я медленно.

В этот момент вернулась Бажена, и мы тронулись в обратный путь. Но достаточно быстро я понял, что переоценил свои силы. Мои ноги начали заплетаться уже минут через пятнадцать, а перед глазами выскочила красная надпись. «Время нахождения в игре приближается к критическому. Необходим выход!»

Черт, я же действительно играю весь день без перерыва. Меня начало раскачивать из стороны в сторону, и это не укрылось от взгляда моих спутниц.

- Эридан, ты в порядке? – подбежала ко мне Бажена. – Ты не ранен?

- Все в порядке, – слабо улыбнулся я ей. – Но мне надо поспать.

- Это у тебя после боя, – авторитетно заявила Василиса. – Я о таком слышала.

- Ага, после боя, – согласился я с ней. – Давайте найдем укромное местечко и немного отдохнем.

Как будто ждавшая этих слов Кука тут же свернула вглубь леса и через несколько минут я уже заползал под корни огромного дуба. Здесь было тепло и как-то уютно что ли. Рядом со мной немедленно устроилась Бажена, не преминувшая оттолкнуть от моего бока Василису.

- Надо немного отдохнуть, – пробормотал я и, вызвав интерфейс, с удовольствием нажал кнопку выхода из игры.

Сегодня я вылез из капсулы почти самостоятельно. Володя только немного помог мне, убрав в сторону провода, когда я перешагивал через бортик ванны.

- Сколько времени? – первым делом спросил я, с удовольствием потянувшись и чувствуя, как вытягивается уставший от долгого лежания позвоночник.

- Так почти полночь уже, – ответил Вовчик. – Заигрался ты сегодня немного.

- Дела были, – буркнул я в ответ. Я все еще был зол на него за дневные нотации и разговаривать особенно не хотелось.

- Все нормально? – спросил мой куратор. Я что-то буркнул в ответ и направился в душ. Во всем теле ощущалась огромная усталость, а краски в кабинете казались серыми и безжизненными. Кажется, это и есть та самая компьютерная зависимость, о которой кричат противники виртуальной реальности. Мозг не понимает, где реальность, а где вымысел и начинает потихонечку сходить с ума.

Я долго стоял под упругими струями воды, приводя мысли в порядок. С одной стороны, я только что играл в компьютерную игрушку, и не больше. А если взглянуть на все происходящее иначе, у меня на глазах погибли три человека, причем одного из них я заколол сам.

И это все выглядело максимально реалистично. Я до сих пор помню чавкающий звук, когда трезубец вошел в тело юноши. И мой мозг сейчас взрывался, требуя объяснить, где границы бытия. Надо поспать.

Я оделся и вышел из санузла. Володя стоял возле стола и ждал меня. У него был максимально серьезный и решительный вид.

- Что-то не так? – Спросил я.

- Завтра локацию открывают для игроков, – напряженным голосом сказал Вован, твёрдо глядя мне прямо в глаза.

- Как завтра? – Опешил я. – Меня там завтра даже не будет. Мы же у кикиморы, в лесу ночевать остались.

- Значит, надо возвращаться побыстрее, – пожал плечами мой куратор. – Три дня на адаптацию прошли, игрокам нужны новые задания.

- Ты раньше ничего не говорил про три дня, – возразил я. – С чего такие резкие решения? Давайте обсудим, я не готов к этому.

- Ничего не получится, – покачал головой Вовчик. – Ты встретился с игроками, они тебя видели. Ты убил троих, тем самым вмешавшись в их игровой процесс и не дав им выполнить квест. Естественно, что это привело к открытию локации.

- То есть ты хочешь сказать, что эти бравые парни завтра придут на озеро, пылая праведной местью? – недоуменно спросил я.

- Необязательно, – пожал плечами Володя. – Может быть, придут к избушке кикиморы и попытаются прижучить вас там.

Хорошо, что мы оттуда ушли. Все-таки иногда у Василисы просыпаются очень грамотные мысли. Главное теперь, чтобы их троих медведь какой-нибудь не съел во время ночевки.

- Ладно, – непритворно зевнул я. – Если других новостей нет, то я пошел ужинать и домой.

- Тебя еще безопасник наш искал, Виктор Михайлович, – вспомнил Володя. – Заходил, спрашивал, будет ли у него время с тобой пообщаться.

- И что ты ответил? – А вот теперь я напрягся. Безопасник – это серьезно, люди этой профессии способны испортить жизнь кому угодно. Поэтому надо сразу выяснить, чего ему хочется.

- Да не переживай ты так, – легко прочитал мои переживания Володя. – Он извиниться хотел за своих сотрудников. Говорят, ты неслабую драку устроил позавчера. Навалял всей дежурной смене, тебя еще потом Раскевич от них оттаскивал.

Вот так и рождаются слухи. Главное, подтолкнуть их в нужном направлении. С каждым пересказом произошедших событий количество охранников будет расти, величина оружия увеличиваться, а мои способности рукопашника возрастать. Непонятно только, зачем это Раскевичу? Я бы понял, если бы на его месте оказалась какая-нибудь девушка, испытывающая ко мне теплые чувства. Женщины вообще склонны идеализировать объекты своих воздыханий. Но доктор казался мне нормальной ориентации, а кроме него начать приукрашивание событий было некому.

- Сказки это, – отмахнулся я. – Все совсем не так было.

- Не знаю, не знаю, – заулыбался Володя. – Тетя Глаша, которая холл мыла и все видела, рассказывала еще красочнее. По ее рассказу вообще боевик можно снимать с Джеки Чаном в главной роли. Ты где, кстати, драться научился?

- Карате занимался в школе, потом в армии немного рукопашки, – с неохотой ответил я. – Так что там Виктор Михайлович? Злой?

- Да не, – замахал руками Вован. – Мне показалось, что он, наоборот, рад, что нашелся кто-то, способный его дуболомов с небес на землю опустить. А то форму напялили, пистолеты с дубинками нацепили и ходят по зданию, как короли. Почему-то в последнее время молодым людям, работающим в охране, забывают объяснять, что они не топ-менеджеры, а всего лишь мебель.

Ну про мебель я не соглашусь, грамотная охрана - вещь очень полезная. Но то, что многие молодые люди с бейджиком «Security» перебарщивают – это правда. Получил форменную кепку, расставил ноги пошире и уверен, что поймал птицу удачи за хвост. Хотя есть и противоположные примеры. Мой приятель Серега десять лет отработал начальником охраны элитного ресторана. Так дошло до того, что новый директор, принимая дела, первое, чем поинтересовался, почему заведение не охраняется. И был очень сильно удивлен, узнав, что численность безопасников почти два десятка. Просто они были настолько грамотно рассредоточены по ключевым точкам, что не бросались в глаза, одновременно локализуя все конфликтные ситуации в зародыше. Вот это класс, конечно.

- Виктор Михайлович сказал, что сам тебя найдет в ближайшее время, и просил передать, чтобы ты не переживал из-за этого маленького инцидента.

- Хорошо, – кивнул я. - Все?

Володя помялся.

- Максим, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Я помолчал и отрицательно помотал головой.

- Ты обычно делишься впечатлениями, задаешь вопросы, а сейчас молчком. Ты обиделся на мои слова перед игрой?

- Володя, – ответил я негромко. – Ты просто указал мне мое место. Здесь не на что обижаться. Я очень устал, хочу есть и домой. Поэтому давай не сегодня. Хорошо?

- Хорошо, – как-то подозрительно легко согласился он. – Только приходи завтра пораньше. Надо обсудить стратегию твоих действий.

Я хотел съязвить на тему того, что с пищей обычно ничего не обсуждают, ее просто едят, но не стал. Спать действительно хотелось неимоверно. Я просто коротко попрощался и, плюнув на возможность поужинать, отправился домой.

В машине такси я сел на заднее сиденье и, привалившись головой к окошку, провалился в сон. Мне снились заколотый мною парень по имени Леха и Василиса, которая голосом Машки кричала: «Убей его! Убей его еще раз!»

Глава 8

Утро опять началось с головной боли. Судя по доносящимся звукам, на часах было гораздо больше 9 часов утра, да и за окнами уже очень светло. Интересно, наш семейный бюджет потянет аренду жилья поближе к работе?

Таксист разбудил меня у дома уже во втором часу ночи. Все-таки в машине я уснул и уже дома порадовался, что все рассказы про маньяков и грабителей обходят меня стороной. Впрочем, сегодня все эти ужасы вполне заменили сюжеты сновидений в машине такси. Мне снились заколотый мною витязь по имени Леха, кикимора, Василиса, Володя в нелепом шлеме, просящий у меня меч… Не хватало только Раскевича в набедренной повязке и Алены Сергеевны без нее. Дома же я спал без снов, просто провалился в темноту.

Почему в квартире так тихо? Обычно по утрам Машка просыпалась рано и встречала меня на кухне с чашкой кофе, смартфоном и работающим телевизором. Поэтому его звуки стали привычным наполнением утра, по крайней мере в те дни, когда я не вскакивал спозаранку, чтобы уехать на работу. Сейчас же в квартире царила мертвая тишина.

Очень интересно. Я сполз с кровати и побрел за таблеткой обезболивающего. Надо будет все-таки поинтересоваться, как долго будет продолжаться этот период адаптации. Я же не могу каждое утро, как наркоман, завтракать таблетками.

Машка обнаружилась во второй комнате. Когда-то я мечтал сделать здесь кабинет. Потом мы начали планировать детскую, но кто-то наверху решил, что наша семья пока не достойна ребенка, поэтому постепенно комната превратилась в смесь гардеробной, гостевой и библиотеки.

Моя жена сидела в кресле и играла. Очки виртуальной реальности на лице, руки в перчатках подрагивают, тело периодически напрягается. Ну вот, теперь все понятно.

Я улыбнулся и поплелся в душ. Разогревая в микроволновке заботливо оставленную женой половину омлета и параллельно следя за туркой с кофе, я задумался об игре. А ведь, наверное, интересно было бы играть нам с Маней вместе. Наверняка такая смычка игроков с разных сторон баррикад открывает большое количество дополнительных возможностей. Машка может выполнять квесты с моей помощью, я через нее буду получать информацию о игровых новостях и какие-то необходимые мне товары или предметы. Свой среди чужих, чужой среди своих.

Хотя, с другой стороны, я и квестов-то никаких Машке предложить не могу. Кроме собственного живота с жемчугом, конечно. Представив, как Машка вспарывает мне брюхо кривым кинжалом, я вздрогнул. Не-не-не, такого счастья мне не надо.

- О, хозяюшка, – поприветствовала меня Машка, когда я уже домывал посуду после завтрака. – Как спалось?

- Да как-то не очень, – честно ответил я. – Без снов, ощущение, что глаза закрыл, открыл, и здравствуй утро.

- Зато как крепко, – рассмеялась Маня. – Я тебя пыталась растолкать, но без толку абсолютно.

- И ты решила сразу же в игрушку сбежать, – шутливо пожурил я жену.

- Ну а чего? – развела Машка руками. – Там интересно. Правда, сейчас утром почти нет никого, все, наверное, работают. Только неписи гуляют. Надеялась квест какой-нибудь найти, но не повезло. А ты как вчера поиграл?

- Ну, у меня там не очень весело, – пожал я плечами. – Пытаюсь понять, как похудеть. Готовлю личный состав водоема к торжественной встрече дорогих гостей.

- Точно! – воскликнула Маня. – Это же твою локацию открыли! И мы сегодня пойдем мстить тебе за звено Ярослава, которого ты подло убил. Ну, правда, вместе с самим Ярославом. Ой, он с утра в чате такое обещал с тобой сделать.

- В каком чате? – уцепился я за самое важное для меня слово. – На форуме игры?

- Нет, мы не на форуме, – Машка показала смартфон. – Я вчера как в дружину вступила, у меня первым делом номер телефона попросили. И добавили в группу дружины в мессенджере. И особо подчеркнули, что на форуме и не надо ничего писать, дабы у конкурентов информации не было.

Так вот в чем дело. Я все не мог понять, почему форум пустой. Обычно у любой игрушки чуть ли не с первого дня появляется спутник в виде информационного моря. Кто-то пишет энциклопедии, бестиарий нового мира, другие составляют инструкции прохождения квестов, третьи просто хвастаются своими подвигами. А здесь ничего. Ну, вернее, что-то там все же было. Но теперь мне начинало казаться, что это следы активности штатных сотрудников «Берлоги», которые пытались оживить это направление.

- Интересно, а к чему такая конспирация? – спросил я у Машки, опять увлеченно уткнувшейся в экран своего сенсорного друга.

- Да не знаю, – пожала жена плечами, не отрываясь от экрана. – Я как-то не особо этим интересовалась.

- А как твоя дружина называется? – с одной стороны, было любопытно, а с другой, никакая информация не бывает лишней.

- Дети Перуна! – гордо вскинула голову Машка.

- Ого, даже так, – оценил я название. – И как, много вас, детей божьих?

- Двадцать два человека, – уровень пафоса в тоне жены немного стих. – Но Бранимир говорит, что это ненадолго. Он в игре практически с первого дня. Был в дружине ушкуйников, но они сейчас ушли из города. Собираются где-то на севере основать собственное поселение. А Бранимир остался и основал свою дружину.

- Вот даже как, – я задумался. Ушкуйники, где-то я слышал такое слово. Но это вроде как речные пираты и разбойники были. Надо в сети потом посмотреть, по-моему, это что-то с вольным Новгородом связано. Если эти веселые ребята планируют реки оседлать, то мне по любому с ними пересекаться придется. Но это дело будущего, а вот более насущный вопрос ждет меня уже сегодня.

- А почему вы решили на озеро пойти? – поинтересовался я. – Ваш Ярик же у дома кикиморы погиб.

- Мы там вчера были, но догнать вас не успели, – пояснила Маня. – А потом, когда тебя описали, Бранимир сказал, что знает дорогу к твоему озеру, и у него как раз квест есть. Оказывается, если тебя убить и вспороть живот, то можно жемчуг найти. Красивый очень. Его на базаре на оружие хорошее поменять можно.

- Куда катится мир? – закатил я глаза. – Собственная жена на кухне объясняет мужу, как именно потрошить его планирует.

- Ну а как ты хотел? – расхохоталась Машка. – Век прогрессивных технологий. Если закон запрещает убить тебя вживую, то не стоит отказывать себе в удовольствии сделать это виртуально.

Да уж, моя жизнь после трудоустройства в «Берлогу» действительно меняется кардинально, и не только в рабочем, но и личном плане. Мы обсудили список продуктов для заказа в интернет-магазине, потом немного поспорили, как лучше провести длинные новогодние выходные. Решающим аргументом к окончанию спора была моя фраза, что мне, наверное, придется работать. Все-таки выходные и каникулы – это всплеск активности в сети, и онлайн-игры не исключение.

Маня покладисто, чего не случалось уже давненько, согласилась со мной и опять полезла в игрушку. А я подумал и поехал на работу. После вчерашних приключений мне не терпелось побыстрей оказаться на озере.

К моему безмерному удивлению, наш рабочий кабинет с капсулой в корпорации оказался закрыт. Может, у Володи тоже рабочий день с пятнадцати, как и у меня. И чего мне тут, у кабинета куковать?

Я попытался набрать ему на мобильный, но ответом были только долгие гудки. Ничего не понимаю. Ладно, тогда пойдем погуляем. Впрочем, вариантов для прогулок было немного. Я еще не так давно здесь работаю, приятелями обзавестись не успел. Значит, либо к медикам, либо в столовую. Больше я здесь ничего узнать не успел. Я подумал и выбрал медицинский блок, лучше уж отчет о самочувствии днем написать, чем тратить на это время в конце рабочей смены. Как подсказала мне медсестра, усадившая меня в кресло и вручившая планшет, Алена Сергеевна сегодня выходная, а Раскевич занят какими-то неотложными делами.

- А как найти моего куратора, Володю? – без особой надежды поинтересовался я у нее. – А то наш кабинет оказался заперт.

- Так он в спортзале, наверное, – без запинки получил я ответ. – В корпорации все знают, что он там каждый день бывает, и если аврала нет, то всегда с двенадцати до двух.

- Вы, видимо, путаете, – посмотрел я на нее удивленно. – Володя, полный такой, он тестеров игровых персонажей курирует.

- Нет, я прекрасно поняла, о ком вы, – улыбнулась медсестричка. – Я сама там часто бываю, и каждый раз вижу его. Он очень много и упорно тренируется.

- Володя? – картинка не складывалась, но девушка только еще раз улыбнулась и отошла, оставив меня наедине с планшетом.

Я быстренько заполнил все тесты и пошел в наш кабинет. На этот раз Володя был на месте.

- А ты правда в спортзале был? – Вместо приветствия спросил я с любопытством.

- А ты чего так рано пришел? – Недовольно посмотрел на меня куратор. – Что-то случилось?

- Да нет, – жесткий тон Володи неприятно удивил. – С чего ты взял?

- Тогда иди переодевайся, – он внимательно смотрел на меня.

- Так рано же еще, – попытался отсрочить я момент погружения. – Я думал, мы поболтаем, об игре, о жизни…

- Давай не сегодня, ладно? – Тон Володи так резко стал мягким, что я даже не сразу понял, что он говорит. – У меня пока самого сплошные непонятки, и я не знаю, как их объяснить. Если ты хочешь в игру, то давай погружаться. Если нет, то сходи в столовую или просто погуляй, но у меня еще куча работы.

- Понятно, что ничего непонятно, – с легкой обидой констатировал я и отправился раздеваться.

Я быстро переоделся и подошел к капсуле.

- Ну что, Максим, – Володя смотрел на меня с серьезными глазами. – Ты готов ко встрече с игроками?

- Готов, – после утреннего разговора с Маней я действительно был готов к открытию локации. – Мне вот другое интересно. Вот я вышел из игры вчера. Меня не было больше двенадцати часов. Что думают мои спутники?

- Ничего не думают, – пожал плечами Володя. – Система компенсирует твои исчезновения, и компьютерные персонажи считают, что ты где-то рядом. Спишь, отдыхаешь, ушел куда-то.

- А если на них наткнутся в период моего отсутствия?

- Ну значит, и им, и тебе не повезло, – с усмешкой констатировал мой куратор. Моя обида на него до сих пор не прошла, и желания разговаривать с ним как-то не было. Кроме того, я понял, что количество недомолвок между нами стремительно растет, причем как с его, так и с моей стороны. Поэтому я не стал развивать разговор и просто полез в капсулу.

Три моих красавицы сидели рядышком со мной и встретили мое «пробуждение» одинаковыми улыбками.

- Интересно, что тебе снится, если ты спишь так крепко? – спросила у меня Василиса. – Я тебя и так, и этак разбудить пыталась. Ничего не помогает. Даже если тебе рот с носом закрыть, ты не просыпаешься.

- Как ты мне их закрывала? – Удивился я. – У тебя же лапы короткие.

- А она села на тебя, – подсказала кикимора. Василиса, услышав ее слова, немедленно рванула в кусты за какой-то надобностью. – Сказать чем?

Кука нежно баюкала на руках свою деревянную колотушку.

- Сестрица, зачем ты такую тяжесть таскаешь? – Поинтересовался я у нее. – Или ты так привыкла к этой дубинке?

- Сам ты дубинка, – беззлобно отозвалась кикимора. - Еще и стоеросовая. Это веретено, ему больше ста лет.

Не знаю, я человек, конечно, городской, но веретено мне как-то иначе представлялось. Что-то маленькое, в пару ладошек величиной и на деревянную иголку похожее. У Куки же в руках было массивное полено килограммов пять, если не больше весом, с полукруглым навершием. Я искренне считал это каким-то старинным оружием, а тут веретено.

- И зачем оно тебе? – Как-то не вязалась эта косматая мадам у меня с образом прядильщицы. – Ты делаешь ткани?

- Нет, конечно, – кикимора встала и посмотрела на меня с жалостью. – Братец, ты до сих пор болеешь? Это Веретено Судьбы, но никто не знает, как им пользоваться. По крайней мере, до сих пор я не встречала никого, кто знал бы об этом.

- Понятно, поэтому пока ты пользуешься им, как дубинкой, – усмехнулся я. – Очень практично.

- Конечно практично, – кивнула кикимора. – Это веретено ни меч, ни топор разрубить не могут. Да и бить им удобно.

Бажена, оказывается, без меня совсем не скучала и занималась плетением. Она сплела мне из каких-то веток и травы довольно удобную перевязь для трезубца. Теперь мое оружие висело за спиной, а руки оставались свободными. Я немного повозился, прилаживая колющий агрегат, и остался очень доволен. Все-таки таскать трезубец постоянно в руках было маленько неудобно. От избытка чувств я даже чмокнул зардевшуюся Бажену в щеку и нежно прошептал ей на ушко слова благодарности.

Русалка с гордостью взглянула на Василису и, вздернув носик, зашагала в сторону тропинки.

- Ой, ой, ой, – только и смогла съязвить лягушка и поскакала вперед. Ей определенно понравились функции, и она старалась выполнять их со всем прилежанием.

Я старался изо всех сил передвигаться быстрее, но вот нарисованное тело категорически отказывалось подчиняться моим хотелкам. Перерывы от ходьбы требовались мне все чаще и становились все длиннее.

Тем более, что еще до начала пути Кука логично предположила, что на тропинке нас могут легко заметить или вообще поджидать в засаде. Подумав немного, я был вынужден согласиться с такой вероятностью, поэтому мы двигались параллельно тропинке по лесу. Соответственно, такой путь был еще длиннее, а на озере нас ждали мои русалки. Беззащитные, не особо сообразительные и наверняка привлекательные, как возможные жертвы для игроков.

Я торопился, как мог. Но, к сожалению, трезво понимал, что могу я пока в этой игре не очень много.

Мы опоздали! Ускакавшая вперед Василиса зеленой стрелой прилетела назад и выдохнула, бешено вращая глазами:

- Там люди! С мечами и луками! Они… – и внезапно всхлипнула, закрыв лапками свою мордочку.

Я рванулся вперед. Это мое озеро, и, как бы я не боялся будущего, там были те, кого я должен защищать. Вывалившись кубарем на пляж, я застыл, созерцая ужасную картину. На берегу стояло человек пятнадцать игроков, вооруженные кто мечами, кто луками. Мечники улюлюкали и с удовольствием наблюдали за тем, как достаточно хреновые лучники пытаются попасть в русалок. В моих русалок!

Девчонки, не совсем понимающие, что происходит и, видимо, совсем потерявшие от ужаса остатки смекалки, метались по водной поверхности, придавая этому ужасному аттракциону дополнительный интерес.

На моих глазах одна из них перестала грести и стремительно ушла под воду. Может, все-таки спряталась? Почему они все не пытаются скрыться на дне? Там же, по идее, они будут в полной безопасности…

Внезапно крики стали громче, кто-то из стрелков попал в одну из девушек. Но ее стон боли был заглушен радостным, практически счастливым ревом одного из мечников:

- Ай, красотка! Четко в центр спины попала! Давай, добивай ее!

Несколько русалок все-таки догадались укрыться в моей конуре, но ее размеры были слишком малы, чтобы спрятать всех.

Твари! Ненавижу!

И не обращая внимания на оклики моих спутниц, я рванулся к толпе игроков, стоящих на берегу. Меня заметили и развернулись, радостно скалясь. Им еще и весело!

Я бежал, не думая о последствиях, даже не задумываясь, что такой толпой они могут забить меня, даже не пользуясь своими мечами. Где-то внутри родилась безудержная ярость. Это мое озеро! И мои русалки! И их нельзя использовать как мишени для своих скотских забав!

- О, толстопузый! Иди ко мне! – навстречу мне выскочил какой-то воин в блестящих, будто отполированных доспехах. Он крутанул в руках сверкнувший на солнце меч и крикнул, обращаясь к своим друзьям. – Не трогать его! Жемчуг мой!

Я узнал этот голос. Именно он так бурно радовался удачному выстрелу, когда кто-то попал в русалку. Ненавижу!

Я разогнался до скорости неуправляемого снаряда. Как шутил один мой в меру полный друг, главное, набрать скорость, а потом надо только чуть-чуть подправлять направление. Воин улыбался, уверенно стоя на широко расставленных ногах. Его друзья разошлись в стороны, образуя полукруг, и, видимо, предвкушали, как сейчас этот прилизанный красавчик будет шинковать меня на мелкие кусочки.

А вот шиш тебе! Я на бегу вытащил из-за спины трезубец и направил его острие в живот воину. Почему-то для этого молодца наличие у меня оружия оказалось полнейшей неожиданностью.

Я увидел в его глазах недоумение, смешанное со страхом и удивлением. Что-то явно шло не по сценарию, но мне было плевать. Воин промедлил, а я бы сейчас не смог остановиться при всем желании. В последний момент он все-таки махнул мечом, пытаясь достать меня, но его оружие было намного короче трезубца.

С уже знакомым чавкающим звуком зубья вошли ему в живот, а я по инерции продолжал бежать дальше. У меня не хватало сил что-то сделать сейчас, я, наверное, даже не смог бы выдернуть оружие из живота воина. Поэтому, уперевшись животом в ручку трезубца, я буквально внес своего противника в озеро. Мы пролетели по инерции метров пять от берега, и все еще насаженный на трезубец воин погрузился в воду.

Он зацепился за что-то на дне и упал навзничь. Не удержавшись на ногах, я повалился на него сверху. Я и забыл, что вокруг меня есть другие враги. Все, о чем я мечтал сейчас, это дотянуться до горла обидчика моих русалок и разорвать его в клочья. Я отпустил рукоять трезубца и потянулся руками к его лицу. Порву, тварь!

Как оказалось, друзья моего противника соображали быстро. Что-то кольнуло мне в спину, потом еще раз. И еще. Мои движения становились вялыми, я непроизвольно упал на колени и придавил раненого мною воина. Он отчаянно булькал и дергал руками, видимо, пытаясь всплыть и глотнуть воздуха. Где-то внутри меня родилась удовлетворенная мысль, что этот юноша не сможет выбраться из-под моей туши. Все-таки, его жизнь я забрал. А потом что-то с силой ударило меня в голову, и я умер.

Меня с головой накрыла темнота. Засосало под ложечкой, а в голове зашумело, как при резком скачке давления или головокружении. Неприятные ощущения.

Несколько секунд ничего не происходило, а потом перед глазами зажглась бледно-голубая надпись.

«Вы погибли! Желаете возродиться в точке воскрешения? В настоящий момент точкой воскрешения вашего персонажа является спальня Водяного на озере».

Где-то внутри меня раздался нервный смешок. Спальня Водяного. Интересно. Кто это придумал? Искин или кто-то из гейм-дизайнеров? В любом случае, у автора довольно своеобразное чувство юмора. Интересно, что будет, если я не захочу воскреснуть? Надо купить толстую тетрадку и записывать туда все подобные вопросы. Только обязательно толстую. Ей будет удобно бить Володю по его наглой толстой морде.

Я нажал кнопку «Воскреснуть» и услышал громкое «ОЙ». Под мной было что-то мягкое и мокрое. Я аккуратно сполз на камень и обнаружил, что воскрес прямо на руках у одной из русалок. Ну, если можно так назвать процесс внезапного появления с дальнейшим погребением девушки под своей необъятной тушей.

- Хозяин! – немедленно раздался многоголосый визг. – Мы думали, что ты погиб.

- Так, девочки, все позже, – попытался остановить я их восторги, напряженно вглядываясь в происходящее на берегу.

Игроки вели себя как-то неправильно. На мой непрофессиональный взгляд гибель одного из них не должна была сильно повлиять на поведение всех остальных. Ну погиб, бывает. В конце концов, это игра, и смерть здесь не является конечной. Кто-то принимает на себя роль командира, если погиб лидер, и, оценив обстановку, либо продолжает выполнение задания, либо организует отступление оставшихся игроков. На берегу же разворачивался какой-то бред. Два игрока сцепились из-за предмета, ссора грозила перерасти в драку. А с учетом того, что у каждого из этих двоих нашлись сторонники, драка обещала стать массовой.

- Хозяин, – к камню подплыла русалка. – А почему ты живой? Я же видела, как в тебя стреляли, и ты утонул.

- Вот такой я у вас замечательный, – развел я руками, абсолютно не представляя, что надо ответить.

- Ты опять стал бессмертным? Как раньше? – Заулыбалась девушка. – Это замечательно. А то мы с девочками решили, что теперь нас точно зажарят.

- Почему зажарят? – на автомате поинтересовался я, не отрывая внимательного взгляда от происходящего на берегу.

- Ну так этот воин, которого ты убил, так и говорил, – пояснила русалка. – Что надо не просто нас расстреливать, а принести сети, поймать кого-нибудь и зажарить. Еще слово какое-то непонятное все время повторял. То ли шлык, то ли шлак.

- Шашлык, – негромко произнес я, но русалка услышала.

- Да-да, шашлык! – радостно подтвердила она.

Надо у Раскевича обязательно при случае поинтересоваться, существует ли какой-то порог адекватности при регистрации игроков. Это же явный случай психического отклонения. Чувак искренне радуется, наблюдая за тем, как его друзья расстреливают из луков беззащитных девушек. Пускай они нарисованные, но при здешнем уровне реальности происходящего он с радостью наблюдал за убийством. Еще и поощрял это. Параллельно пускает слюни на процесс медленного поджаривания моих русалок.

Меня опять начало ощутимо потряхивать. Где-то на краю сознания возникла мысль, что я, наверное, слишком сильно нервничаю из-за типичной игровой ситуации. Но она тут же исчезла.

Этот мир сделан слишком хорошо и очень сильно напоминает реальную жизнь. Поэтому люди здесь вольно или невольно показывают свои истинные черты характера. Трус не сможет бесстрашно кидаться на выставленный меч, тысячу раз зная, что он не умрет по настоящему, подлец не превратится в кристально честного человека, а садист лишь будет наслаждаться возможностью причинять другим страдания безнаказанно.

Побоища и взаимного уничтожения на берегу все-таки не случилось. Отряд разделился на две группы. Одна половина куда-то ушла, наверное, в город. А вторая осталась что-то с жаром обсуждать на берегу озера.

Так, шесть человек. И зачем они мне здесь нужны? От них надо как-то избавляться, хотя пока я абсолютно не представлял, как это сделать.

- Эй, герой, – раздался рядом знакомый язвительный голос. – Ты что-то делать собираешься, или Бажене с Кукой еще в лесу посидеть?

На камне сидела мокрая Василиса. Видимо, маленькую лягушку послали на разведку в качестве связного. А может быть, просто нашли повод избавиться от ее общества, ну хотя бы ненадолго. Эта красавица своими речами может кого угодно довести до белого каления.

- Думаю, – дипломатично ответил я, чтобы не отвлекаться на диалоги.

- Надо делать, а не размышлять, – язвительно ответила Василиса. – Потому что…

И полетела в воду. Сказал же, подумать надо. А эта трещотка квакает над душой, не давая сосредоточиться. Василиса что-то возмущенно квакнула в полете и ушла под воду. Всплыв, она посмотрела на меня злым взглядом, но решила промолчать. Ненадолго, конечно, хватит этих воспитательных мер, но сейчас было не до нее.

- Так, девочки, – обратился я к русалкам, жмущимся на камнях моей спальни. Блин, кто же эту чушь придумал? Спальня Водяного! – Надо собрать сюда всех, кто есть.

- Так здесь все, – горько вздохнула одна из моих жен. – Те, кто погиб, восстанут лишь в следующее полнолуние. Мы же не бессмертные.

Жалко. Значит, компьютерные персонажи не воскресают здесь так быстро, как игроки. Скорей всего, в зависимости от квеста у каждой сущности стоит какой-то временной интервал, после которого система возвращает локации первозданный вид.

Так, все – это шесть русалок. Негусто. Внезапно рядом с моими ногами показались еще две женских головы.

- Марьяна! Светлана! – раздались радостные крики. – Вы живы!

- Мы на дне прятались, – пояснила одна из девушек. – Хозяин, мы рады, что ты остался жив. Мы думали, что ты тоже погиб, когда убивал этого злого человека.

- Он стал бессмертным, – опередила мой ответ русалка, которая рассказывала мне про шашлык. – И он больше не даст нас в обиду.

- Так, девочки, – хлопнул я в ладоши, краем глаза наблюдая за берегом. Игроки перестали бестолково бродить по берегу и сейчас с интересом наблюдали за происходящим в моем логове.

- Времени у нас немного, – начал я излагать свой план. – Поэтому нам надо срочно избавиться от игроков, которые на берегу. А потом будем думать, как жить дальше. Сейчас делаем вот что…

Получившая задание для Бажены и Куки, Василиса уплыла куда-то в сторону, решив повторить свой путь в обход группы игроков, а я скользнул в воду и медленно поплыл в сторону берега. План был хлипкий, и от меня в нем зависело не так много. Но если он выгорит, то у нас появится некоторое время на передышку.

Я плыл под водой, держа выбранное мною направление, но все-равно немного не угадал с местом выхода. Игроки оказались не передо мной, а шагах в десяти левее. Расстояние от меня до них было где-то метров тридцать. Впрочем, так, наверное, даже лучше будет.

- Зашибу! – взревел я, выпрыгивая из воды с миллионом брызг и тут же, махнув в воздухе хвостом, ушел обратно под воду. Гребок руками под водой и повторение представления для благодарных зрителей. Правда, благодарности их выражались исключительно в выпущенных стрелах, но мы простим этим детям асфальта падение общего культурного уровня.

Гребок в другую сторону и снова изящный взмах хвостом. Вообще, прыжки моего грузного тела подняли такую волну на озере, что меня начало ощутимо покачивать. Но я продолжал трудиться, особо обращая внимание на то, чтобы еще и грязь со дна захватывать.

Игроки сгрудились в кучу и выкриками подбадривали двух девушек, судорожно пытающихся попасть в меня из лука. Я захватил со дна ком ила и с удовольствием запустил грязью кому-то в лицо. В ответ раздались проклятия. Пора!

- Ай, – взвизгнул я и ушел под воду.

- Попала! – крикнул кто-то радостно. – Держи его, пока он не спрятался опять.

И все четверо мужчин рванули к моей многострадальной тушке. У меня получилось!

Как только эти герои забежали в воду, их схватили за ноги мои девчонки, по одной за каждую ногу и потащили на глубину. Не ожидавшие такого подвоха, витязи, по-моему, даже матюгнуться не успели. Дно озера – это не какое-то болото, ни корней каких-то, ни кустов, чтобы рукой ухватиться. У нас тут песочек меленький. Всех четверых живо утянули поближе к середине озера, где вариантов у юношей особых не было. Только доблестно утонуть. Впрочем, в любой игре бывают и взлеты, и падения. Вот и им не повезло.

Но дело еще не закончено. На берегу остались две лучницы, и от них вполне можно ожидать каких-то неприятностей. Я подплыл ближе и встал уже не на хвост, а на ноги. Я, конечно, хотел бы сказать, что смотрелся мужественно и величественно в лучах яркого солнца, держа в руках переливающийся золотой трезубец.

Но знаю, что картины героев с меня писать не будут. Пузо тянуло к земле, волосы мокрыми прядями падали на лицо, я тяжело дышал, а вокруг меня раздавалось журчание от стекающих вниз по телу ручейков воды. Но тут уж как есть.

Одна из девушек взвизгнула и подняла лук с уже наложенной на тетиву стрелой.

- Ты должен сдохнуть, – пафосно и нервно одновременно крикнула она. Но выстрелить не успела, выронив лук и схватившись за горло. Умница Бажена все сделала правильно и вступила в схватку в самый нужный момент. Вторая же девушка стояла, не шевелясь, и смотрела на меня широко распахнутыми глазами. Симпатичная, надо сказать, амазонка. Видно, что хорошо поработала с редактором при конструировании персонажа. Высокая грудь, стройные длинные ноги, идеальная гладкая кожа и сексуальная кожаная броня наверняка привлекали к ней взгляды многих мужчин в игре.

Почему-то созерцание меня так увлекло ее, что она совсем не замечала подкрадывающуюся со спины Куку со своим верным массивным веретеном.

- Максим, это ты? – вдруг спросила воительница. – Это я, Маня.

И в этот момент Кука с оттяжкой шандарахнула ей по голове своей колотушкой. Маня упала, а кикимора с гиканьем ударила ее еще несколько раз. А потом для верности добавила и ее подруге.

А я молча стоял и смотрел, как добивают мою жену. Да уж, неудобно получилось…

Кабинет Александра Евгеньевича Бурого на семьдесят пятом этаже штаб-квартиры корпорации «Берлога». Время перевалило первый час ночи.

Ночные посиделки генерального директора и руководителя департамента давно стали традиционными. Лев Давыдович уже несколько лет как овдовел, а Александр Евгеньевич был слишком увлечен карьерой и семьей до сих пор не обзавёлся.

Бурый любил советоваться со своим учителем, причем абсолютно по любым вопросам, не разделяя иногда профессиональные и сугубо личные темы. Он знал, что с этим человеком всегда может рассчитывать на понимание, участие и грамотный совет. А это порой так много и так важно в наши дни.

Раскевич тоже любил эти ночные посиделки, в первую очередь за возможность общения без формальностей. Здесь он мог расслабиться и вести себя так, как ему хотелось. А в столь почтенном возрасте желаний становится уже не так много. Хороший коньяк, иногда дорогая сигара и разговор с приятным собеседником. Может, для кого-то так и выглядит счастье?

- Ну что, Сашенька, как тебе наш самый страшный и ужасный Водяной? – Лев Давыдович сделал маленький глоток и начал неторопливо разворачивать фольгу сигары, – Мне кажется, что его успехи несомненны. Я смотрел аналитику сегодня. Во время убийства игрока трезубцем активность серверов возросла втрое. Игроки, находящиеся в системе, не могли вызвать такой нагрузки. Значит, мощности задействовал искусственный интеллект. Это успех.

- Посмотрел, – слова из уст Бурого, как всегда, падали чугунными булыжниками. – И даже дал команду пиар-отделу смонтировать ролик из этой сцены. Очень яркие эмоции.

- Да уж, – Лев Давыдович срезал гильотиной кончик сигары и начал раскуривать ее с помощью специальной зажигалки. – Признаться, я даже удивился такой экспрессии нашего друга. Его предшественник за русалок переживал меньше. Вернее сказать, совсем не переживал.

- Мне кажется, это что-то из детства, – Александр Евгеньевич растекся в кресле и задумчиво смотрел на бокал. – Виктор со своими безопасниками выяснил, что наш Максим очень трепетно относится к вопросам женской чести. Он уволился с прежней работы как раз из-за нее?

- В смысле? – Раскевич изумленно посмотрел на своего ученика. – Его там обесчестили?

- Да нет, – поморщился Бурый. – У него была коллега, молоденькая девушка. Его бывший начальник начал откровенно домогаться своей сотрудницы. Максим решил поговорить с ним, но видимо, беседа не заладилась. Как итог, неудачный любовник до сих пор на больничной койке.

- Сашенька, ты должен выражать свои мысли более четко, – попенял профессор Бурому. – А то я поначалу решил, что это Максима кто-то обесчестить пытался…

- Извините, – всесильный директор смутился, словно школьник. – Я вас понял, Лев Давыдович.

- Не сомневаюсь, – рассеянно кивнул Раскевич, глядя за клубами дыма. – Процесс запущен, и он идет в правильном направлении. Теперь очень многое зависит от Максима.

Глава 9

- О, да вы тут развлекаетесь! – раздался внезапно голос со стороны леса. Вот кого-кого, а этого персонажа я сейчас увидеть совсем не ожидал.

Не обращая внимания на мой весьма недружелюбный взгляд, по пляжу то ли ходил, то ли катался мой старый знакомый – Чуй. Наглая шишка по-хозяйски оглядела место битвы и, хмыкнув, наконец обратила свой взор на меня.

- Привет, красавчик! А я смотрю, ты все-таки не такой безобидный, как пытался казаться поначалу. От негодяев отбился, озеро защитил! Герой! Как есть герой!

Надо признать честно, манера общения этого юмориста меня ужасно раздражала. Причем спроси меня кто-нибудь, чем именно, я бы и не ответил.

Тем, что он постоянно подшучивает надо мной? Раньше я никогда остро не реагировал на такое. Или тем, что трещит без остановки? Как вариант, конечно, но, наверное, все дело в непрекращающемся позитиве. У нас тут маленькая война идет, а он появляется и сразу нос сует куда ни попадя.

- Слушай, Чуй, вот вообще не до тебя сейчас, – у меня ещё не до конца исчез адреналин от схватки, и вид беззаботно улыбающейся шишки вызывал острое желание использовать ее для растопки костра, – Давай ты сейчас исчезнешь, а я сделаю вид, что тебя совсем не было.

- Не получится, – отрицательно помотал головой Чуй, – Я же по делу пришёл, а если уйду, то никаких дел не будет.

- Ну не будет сегодня, будут завтра, – беззаботно отмахнулся я.

- Эридан, – мой гость смотрел на меня с ожиданием, – Тебе надо пойти со мной!

Ого! Мне показалось, или в тоне этой маленькой наглой шишки действительно что-то металлическое лязгнуло? Впрочем, вряд ли он пришёл указания мне от себя лично раздавать. Наверняка Лесной Хозяин что-то хочет, вот слугу и послал.

С другой стороны, это же не означает, что я должен вот прямо сразу все бросить и бежать сломя голову в объятия неведомого товарища. Поэтому свою позицию по этому вопросу обозначать надо сразу, не затягивая. А иначе точно бежать придётся, да еще и вприпрыжку.

- Если ты не до конца разобрался в происходящем, – вкрадчивым тоном начал я, – то мы тут немножко заняты. У нас только что драка была большая, после нее порядок навести надо. Трофеи собрать, девчонок пересчитать. Кто жив, кто ранен, а кого и совсем убили враги подлые.

- Эридан, – покачал головой Чуй, – Не пытайся казаться глупее, чем ты есть на самом деле. Тряпки, оружие погибших и русалки соберут, а все остальное - глупости. Погибшие оживут, кто-то раньше, кто-то позже, раны зарастут, все будут счастливо улыбаться так же, как и раньше. Поэтому тебе здесь пока делать нечего. А вот Лесной Хозяин долго ждать не будет.

- Чуй, я никуда не пойду, – уперся я неожиданно даже для себя самого. В конце концов, с какой радости я должен куда-то бежать прямо сейчас? Устал! Не хочу! Не буду!

- Мне так и передать? – насупился Чуй. Вот теперь смешно стало мне. Вы когда-нибудь видели насупившуюся шишку?

- Мне ещё с жильем для сестры надо определиться, — продолжал торговаться я, судорожно обдумывая ситуацию. У меня возникло устойчивое ощущение, что без меня меня же и женили, причём вдогонку об этом и сообщить еще забыли.

- Эридан, – подошла ко мне Бажена. Умница моя, вот и повод закончить разговор, – А с монетами что делать?

Вау! У меня ещё и валюта появилась. Оказывается, убивать незадачливых игроков - это прибыльное дело. Интересно, а в реальные деньги превратить трофеи можно?

- Там ещё оружие, доспехи и одежда, – прервала мои радужные размышления русалка.

Вернее, повернула их в более практичное русло. Вот и барахлишком обживаться начинаем. Это пока мне особо ничего не надо, до недавнего времени вообще без штанов с голым … ну вы поняли чем бегал. Кстати, еще один интересный вопрос. Почему одежда игроков после убийства остается, а я свои портки от неведомого кутюрье не потерял? Ответ, потому что без штанов выгляжу еще ужаснее, не принимается. Надо выяснить как-нибудь на досуге.

Ну так вот, это сейчас никому ничего особо не надо. А дальше по любому встанет вопрос, что кого-то надо обогреть, другого приодеть, третьего вооружить. И вопросы, конечно же, будут ко мне. Потому что пока в этой местности в цари я крайний, да и желающих встать в очередь особо не наблюдается.

Но это будет потом. Пока же надо просто это куда-то складировать.

- Спрячь пока все, – попросил я Бажену, – Туда же, где мои штаны хранились. Сейчас мне пока ничего не надо, а потом разберёмся.

И я вновь повернулся к Чую.

- Слушай, я не хочу ссориться и правда не желаю, чтобы Лесной Хозяин подумал про меня плохо. Но сейчас я не настроен наносить гостевые визиты кому бы то ни было. Сам видишь, стоило мне только уйти на один день, как сразу появились желающие покуражиться над моими русалками. Поэтому сегодня встречи не будет. Я готов принести самые искренние извинения, причём как через тебя сейчас, так и потом лично при будущей встрече. Как-то так.

- Ты уверен в своём решении, Эридан? – предельно серьезным тоном спросил у меня Чуй.

Вот и что теперь делать? Когда-то давно у меня был курс физиогномики. Наука не наука, но сборище достаточно интересных знаний о том, как читать эмоции по лицам людей при разговоре. С опытом я убедился, что большинство из рассказанного действительно работает, и в дальнейшем достаточно успешно использовал эти знания в своей профессиональной деятельности. Но вот как понять настроение и эмоции шишки, ещё и виртуальной, рассказать почему-то мне забыли. Поэтому стой и гадай сейчас, вопрос прозвучал с угрозой или так просто, для уточнения.

- Errare humanum est, – развёл я руками, – Поэтому я уже давно ни в чем не уверен. Так что ещё раз прошу меня извинить.

Я повернулся и направился к стоящим неподалёку Куке и Бажене. Очень надеюсь, что две этих красавицы поладят. По сути своей, пока кроме них двоих мне положиться не на кого.

- Ну что, девочки, – начал я импровизированное совещание, – Как вы поняли, спокойная жизнь закончилась, появились желающие порезать нас на мелкие кусочки.

- Мы будем драться, – с вызовом ответила Бажена. Ага, и конечно же, всех победим.

- Ещё бы только знать как, – не согласилась с ней Кука, – Нас мало, и мы безоружны. Сегодня мы их обманули, но так будет не всегда. И тогда, девочка моя, эти изверги будут издеваться над нами очень долго, поверь моему опыту.

Да уж, занятная перспектива вырисовывается. И почему меня именно сюда засунули? Нельзя было меня каким-нибудь Темным Властелином сделать? У меня тогда была бы своя армия, и уж я показал бы всем игрокам, кого трогать не надо.

- Слушай, Бажена, – обратился я к девушке, – А вот так душить моих врагов, как ты это делаешь, все русалки могут?

- Нет, – виновато развела она руками, – Только старшая жена, и лишь когда тебе угрожает смертельная опасность. Но и я могу это делать редко, мне нужно много времени, чтобы восстановиться.

- Жаль, – я горько вздохнул и поморщился. Перспектива создать женский батальон душителей стремительно уплывала.

- Но Ольга и Глафира умеют петь, – внезапно сказала Бажена.

- А это, кстати, идея, – почему-то воодушевилась Кука. – И впрямь может сработать, особенно если внезапно.

- О чем вы? – не понял я. – Я тоже умею петь, но от звуков моего голоса никто не падает замертво. Коты разбегаются, это правда. А те, кто покрупнее, наоборот, или укусить, или ударить пытаются.

- Да нет, – помотала головой Бажена. – Когда они поют, хочется сесть и улыбаться. Что бы ты не делал, как бы не был зол. Тебе становится легко и хорошо, как будто твоя душа отделяется от тела.

- Ничего себе! – подпрыгнул я от внезапно нахлынувшего возбуждения. Гипноз массового поражения! Это вещь!

- И они так всех заморочить могут? Надолго? – воображение уже рисовало толпы игроков, топчущихся на месте и счастливо улыбающихся все то время, что я буду обходить их по кругу и насаживать на свою замечательную золотую вилку.

- К сожалению, нет, – снова виновато развела руками Бажена, – Двоих, ну может, троих, и то ненадолго. И если рядом стоять будут. Или максимум шагах в десяти.

И снова его величество Обломиссимо. Что же делать? Ресурсов для самозащиты, оказывается, у меня не так уж и много.

- Эридан, – оторвала меня от грустных мыслей Кука, – А что ты с нашим маленьким гостем сделал? Все-таки вспомнил, как магию применять?

Я обернулся и с изумлением понял, что Чуй никуда не делся. Он застыл безмолвным изваянием на том месте, где мы с ним разговаривали. И судя по позе, компьютерный персонаж завис. Что-то подобное было с Болотником в мой первый рабочий день.

Вокруг застывшей шишки с восторгом прыгала Василиса. Не понимаю, она правда думает, что это статуя и ее можно утащить в личную опочивальню? Конечно, спальни с балдахином у этой наглой лягушки пока нет, но вряд ли этот незначительный факт ее остановит.

- Эридан, ты его заморозил? Или совсем убил? – в голосе Василисы было столько восторга, что я мысленно поставил зарубку в памяти не поворачиваться к ней спиной, – А что с ним можно делать?

Чуй смотрел прямо перед собой застывшим взглядом, точно так же, как это случилось тогда, возле засеки. Правда, тогда меня ещё кто-то желудями и шишками закидал, сейчас больно стало даже от воспоминаний.

- Интересно, а что с ним случилось? – подумал я и только через секунду понял, что подумал вслух.

- Так это не ты его? – повернувшись ко мне, удивилась Василиса, – А я решила, что этот забавный коротышка тебе нагрубил, и ты его заколдовал в наказание. А почему тогда он застыл?

Нагрубил… Какая-то мысль скользила рядом, но я никак не мог ухватить ее. Мы спорили, а потом я на автомате процитировал поговорку на латыни, «человек склонен ошибаться». И Чуй завис. Искусственный интеллект, видимо, с древними языками знаком плохо, вот его и глючит.

Василиса пропрыгала ещё круг вокруг Чуя и вновь оказалась напротив его ко всему безразличных глаз.

- Эй, красавчик! – крикнула Василиса и попыталась запрыгнуть ему на руку. Вместо этого лягушка пролетела сквозь то место, где стоял застывший весельчак, и, что-то возмущенно квакая, плюхнулась на песок.

- Не поняла, – с обидой протянула лягушка, – И куда он делся?

Если честно, я понял не больше. Но Чуя на пляже больше не было. Мой чешуйчатый и не в меру болтливый друг исчез, не оставив после себя никаких следов. Даже записки с обещанием вернуться. Вот и как после этого верить людям? И уж тем более шишкам?

- Эридан, – подошла ко мне Кука, – Твои милые соседи предложили мне погостить у них, пока ты определяешься с жильем для меня. Это совсем недалеко, и я с радостью приду тебе на помощь, если потребуется.

- Какие соседи? – только и сумел спросить я. Либо я сегодня переиграл, либо что-то не так. Градус бреда всего происходящего начинал потихонечку зашкаливать. Не хватает только барбекю устроить с приглашением всех окрестных обитателей. А ничего, что нас убивать собрались?

На краю пляжа стоял мой старый знакомый – Болотник и застенчиво махал мне ручкой.

- Бажена, – позвал я старшую жену, – Я скоро вернусь. Если опять появятся злые люди, все прячетесь на дне. Понятно?

- Ты надолго? – взволнованная русалка подбежала ко мне, – Не бросай нас! Пожалуйста!

- Успокойся, – приобнял я ее за плечи, – Все будет хорошо! Я скоро вернусь.

И вызвав привычным усилием мысли интерфейс, я с наслаждением ткнул кнопку выхода из игры.

Выбравшись из капсулы, на этот раз самостоятельно, я посмотрел на Володю.

- Все в порядке? – спросил у меня Вовчик, – Как состояние?

- Устал сильно, – честно признался я, – И есть хочется. А сколько времени?

- Половина десятого, – показал он мне наручные часы, – Ты семь часов в игре провел.

- Ого, – оценил я свои достижения, – А кажется, что целые сутки.

- Ладно, иди умывайся, – махнул рукой Володя, – И поговорим. Тебе еще на медицинское обследование идти.

- Зачем? – встрепенулся я, – Совсем недавно ходил же.

- Лев Давыдович хочет оценить работу мозга после твоей высокой активности в виртуале, – ответил мой куратор, – Так нужно для твоего же блага, со здоровьем шутки плохи.

Я неопределенно помотал рукой в воздухе и отправился в душ. Почему-то в голове появилась аналогия с лабораторной крысой, которую сначала загоняют в лабиринт, а потом усиленно изучают при помощи анализов и других медицинских тестов. А еще я понял причину раздражительности, которая одолевала меня последние пару часов. Дома меня по-любому ждет скандал. Я крупно сомневаюсь, что Машка восприняла спокойно свое поражение в игре. Она у меня девочка импульсивная.

Так спать хочется, а я понимаю, что впереди у меня не только рабочие дела, но, видимо, еще и разборки с женой. Вот за что мне такое счастье?

Одолеваемый такими грустными мыслями, я вышел из санузла и наткнулся на прямой взгляд своего куратора.

- Максим, – голос Володи прозвучал немного торжественно. Он стоял возле стола и смотрел мне прямо в глаза, – Я бы хотел извиниться за свои резкие слова и детское поведение. Да, ты тестер, но мы делаем общее дело. И нам надо быть командой.

И он протянул мне руку.

Удивил, но стало очень приятно. Немногие в наше время на такое способны.

- Поступок не мальчика, но мужа, – ответил я, крепко пожимая ему руку, – Ты тоже извини меня, если я где-то перегибал палку.

Володя явно чувствовал себя неловко после такого проявления эмоций, поэтому решил сразу перейти к более насущным деловым вопросам.

- Какие-то баги системы были во время твоих баталий? – спросил он преувеличенно серьезным тоном.

- Да нет вроде, – пожал я плечами, – Все максимально реалистично, если можно, конечно, так выразиться. Хотя некоторые вопросы возникают. Например, почему после гибели игроков их одежда остается на месте смерти, а мои штаны никуда не исчезли?

- Хм, – Володя задумался, – Подожди минутку.

Он повернулся к компьютеру, пощелкал кнопкой компьютерной мыши, а потом повернулся ко мне, радостно улыбаясь.

- Твои штаны, так же, как и трезубец, имеют статус персональных вещей. Поэтому они никому не подойдут, кроме тебя. Вернее, кроме Водяного. Но, насколько мне известно, пока что ты единственный представитель этого класса в игре. Так что забрать твои вещи никто не может, и они будут всегда с тобой, если только ты сам их не выкинешь.

- Прикольно, – оценил я услышанное, – А если я одену доспехи убитого мною воина? Они тоже станут персональными?

- Вряд ли, – покачал головой Володя, – Вот они, скорей всего, после твоей смерти останутся на месте гибели. А ты сам полетишь на точку возрождения.

- Кстати, а эти точки воскрешения… их как-то можно менять?

- Можно, – кивнул Володя, – И это очень легко сделать. В каждом населенном пункте система расставляет такие столбы. Как правило, на центральной площади. Там еще зона безопасности есть, в которой убийство невозможно. Сделано, как защита от неадекватов в игре.

- Что-то я у себя на озере никаких столбов не видел, – не согласился я с ним.

- Ну так у тебя их не должно быть, – пожал плечами Володя, – Ты монстр, приличным игрокам в твоей вотчине возрождаться не следует. А ты там по умолчанию воскрешаешься. Но ты можешь сменить точку привязки, как и другие игроки. Вот только оно тебе надо?

- Понятно, – кивнул я, – А если я не захочу воскресать?

- Ну по идее, тогда ты выходишь из игры, – развел руками Вовчик, – Загробный мир игрой не предусмотрен. По крайней мере, пока.

- Теперь все ясно, – я ненадолго задумался, – Других вопросов вроде бы не возникало. Непонятно только, что мне с кикиморой делать. Как я ей дом строить буду?

- Ручками, – хмыкнул мой куратор, – Ну а вообще, начать можно и с простого шалаша. А там уже в процессе что-нибудь придумаешь. При желании, ты для этой задачи даже игроков нанять можешь. Тем, кто качает мирные профессии, абсолютно без разницы, чьи заказы исполнять. Ну а во-вторых, мы тоже не сидим на месте. Как только количество игроков возрастет, хотя бы до полумиллиона, будет большое обновление. Там появятся не только новые локации, но и множество игровых персонажей. Сможешь какую-нибудь артель домовых, например, уговорить тебе помочь.

- Всеобщее счастье обязательно придет, – покачал я головой задумчиво, – А пока для мира во всем мире придется поработать своими руками.

- Все как в настоящей жизни, – ухмыльнулся Вовчик.

- Слушай, а кто до меня играл за Водяного? – спросил я у Володи, – Пообщаться бы с этим человеком. Он же, получается, практически с первых дней в игре был.

- Да не получится у тебя ничего, – с секундной задержкой махнул рукой мой куратор, – Он буквально две недели проработал, а потом уволился по пьянке. Вроде как, он даже не местный был, откуда-то с Дальнего Востока. Наверное, к себе домой вернулся.

- Ну все-равно, можно у кадровиков его телефон спросить, – не успокаивался я, – Вдруг что-то стоящее расскажет.

- Хорошо, я поговорю завтра, – довольно резко ответил Вовчик. Мне показалось, что он почему-то был крайне недоволен моим интересом, – Если что-то узнаю, то сообщу тебе.

По-моему, с Володей что-то не так происходит, у него настроение скачет абсолютно непредсказуемо. И мне кажется, это не только сегодня происходит.

Интересно, почему Володя ничего не спрашивает про Чуя? Он его опять не зафиксировал? Сказать, не сказать? Наверное, все-таки надо, я же на работе...

- Володя, – самое интересное, что я почему-то испытывал чувство неловкости, – Я так понимаю, система опять не зафиксировала. Ко мне приходил Чуй.

- Кто? – не сразу сообразил мой куратор.

- Помнишь, я тебе рассказывал про говорящую шишку, которую при встрече сразу убить хочется? Вот ее зовут Чуй. И она приходила, – пояснил ему я.

- Зачем? – вот вы когда-нибудь видели мультик про толстого кота Гарфилда. А теперь представьте его в позе атакующей рыси.... Пытаясь не упасть от смеха, я сел напротив Володи.

- Он звал меня в гости к Лесному Хозяину, – изо всех сил стараясь не заржать в голос, ответил я.

- И когда назначили встречу? – быстро спросил Володя. И чего он так разволновался?

- Не знаю, – пожал я плечами, – Я отказался пока от общения.

- Как отказался? – недоуменно протянул мой куратор.

А вот сейчас на Володю смотреть было совсем не смешно. У него было недоуменное лицо ребёнка, которому дали конфетку, разрешили облизнуть ее, а потом за это подзатыльник дали, попутно и конфетку отобрав обратно.

- Ну отказался, – развёл я руками, – Некогда мне было. У меня, вообще-то, на повестке более актуальный вопрос - возможное убийство меня родимого, а этого очень не хочется. А мишка косолапый от нас никуда не денется.

- Да ты что, сбрендил? – взорвался Володя, – Какое убийство? Тебя зовёт в гости Искин. Да пусть твоего Водяного хоть на фарш перекрутят, это все мелочи по сравнению с этой встречей.

- Тихо, тихо! – выставил я перед собой руки, – Вот только орать на меня не надо. Нечего было в шпионов играть. Никто ничего не говорил мне про какие-то важные встречи. Поэтому, как могу, так и играю. Тем более, если меня будут, как ты выразился, крутить на фарш в игре, чувствовать я все это буду так же, как в реальной жизни. Разве нет?

Володя плюхнулся в кресло напротив меня и почему-то стал похож на спущенный шарик.

- Да, – хмуро согласился он со мною, – Просто ты не понимаешь всей серьезности ситуации.

- Не понимаю, – с готовностью согласился я с ним, – Это ваш искусственный интеллект, вы запустили его в эту игру, соответственно, должны контролировать его на сто процентов. И почему так важны танцы с бубнами вокруг него, мне непонятно.

- Потому что ты гуманитарий, – улыбнулся Володя, – И не понимаешь, что такое искусственный интеллект в принципе. Это не самообучающаяся программа. Это фактически новая форма жизни. Никто пока не знает, по каким алгоритмам Искин принимает решения, каковы пределы его возможностей в виртуальной реальности. Но они должны быть безграничны. И ты первый игрок, с кем Искин пытается установить прямой контакт.

- Мама дорогая, – у меня внезапно вспотела спина, – А почему я?

- Я не знаю, – развел руками Володя, – Чем-то ты ему понравился. Аналитики предполагают, что он заинтересовался тобой после случая с болотником. Когда ты одной фразой сумел привести к зависанию целую локацию.

У меня в голове забилась тревожная мысль. Письмо! Про него Володя тоже ничего не знает. Говорить или не говорить? Теперь я уже не сомневался, что письмо было написано Искином, но это не повод кричать во весь голос.

Дилемма, однако. Я не знаю, повредит мне это или поможет. С одной стороны, рассказать стоит. Если в дальнейшем вскроется факт, что я что-то скрыл, то будет достаточно тяжело объяснить мотивы своих поступков. С другой стороны, у меня сейчас есть шанс подружиться практически с богом этой игры, влияние на которого даже у его создателей ограничено. И совершенно непонятно, как он отреагирует на то, что я не выполнил его просьбу.

- Сегодня всеравно ничего не исправить, – я все же решил пока умолчать о письме, а также о том, что из-за меня завис Чуй, – Поэтому ты подумаешь, о чем мне надо спросить у Искина, я отдохну, и завтра пойдем искать этого Лесного Хозяина.

- Договорились? – я встал и притянул Володе руку.

- Договорились, – с тяжелым вздохом ответил он на рукопожатие, – Хорошего вечера.

- Доброй ночи, – поправил я его с улыбкой.

Когда я взялся за ручку кабинета, меня догнал в спину окрик Володи.

- Максим! – я обернулся. Володя смотрел на меня, не мигая, – Не спрашивай об игроке, который играл до тебя, у Раскевича. Не надо.

Я несколько секунд смотрел на него, потом молча кивнул и открыл дверь в коридор.

Выйдя из нашего кабинета, я в раздумьях замер в коридоре. Пойти сразу в царство Раскевича, или все-таки сначала в столовую? Заурчавший желудок напомнил, что тоже имеет право голоса. Ладно, большинством голосов победило желание поужинать. А еще я категорически не хотел встречаться с Раскевичем. Меня не покидало ощущение, что этот веселый врач видит людей насквозь и, в отличии от Володи, может понять, что я не до конца честен при ответах на неудобные вопросы.

Но мясо по-французски с тушеными овощами немного развеяло мои страхи, повернув мысли в более прозаическое русло. Растолстеть с таким режимом дня и ночи совсем несложно. На часах вообще-то время близится к десяти вечера, а я тут высококалорийными яствами загружаюсь на полную катушку. Надо как-то возвращаться в режим.

Голову неприятно кольнула мысль про Маню. Вот чует мое сердце, что режим сегодня будет нарушен бесповоротно. Почему-то меня берут большие сомнения, что моя жена воспримет аргументы про игровой процесс и виртуальные условности. За время совместной жизни я убедился, что самый главный аргумент в любых спорах у Машки один – «Я девочка и ты должен мне уступить!». И плевать, что речь идет не о развлечениях, а о работе, причем чем больше я в этот процесс погружаюсь, тем больше понимаю, что процесс этот очень серьезный.

Ладно, война план покажет. Сейчас все-таки пойдем сдаваться в руки медиков.

- Максим! – Лев Давыдович раскинул руки и заулыбался так широко, как будто увидел любимого внука, – Как у вас дела?

- Да вроде бы все хорошо, – я улыбнулся в ответ. Все-таки умеет Раскевич располагать к себе людей.

- А как ваша ненаглядная супруга? – вопрос заставил меня скривиться. Портить настроение уважаемый Лев Давыдович, оказывается, умеет также быстро.

- Что-то случилось? – заметил мое гримасничанье Раскевич, – Я надеюсь, ваши разногласия не связаны с работой в нашей компании?

- К сожалению, связаны, – со вздохом ответил я и вкратце пересказал доктору события сегодняшнего дня. Реакция была, на мой взгляд, вполне предсказуемой, Раскевича мой рассказ изрядно развеселил.

- То есть теперь, дорогой мой друг, вы немного переживаете за мир в семье и физическое здоровье? – спросил он у меня сквозь смех, вытирая слезы небольшим платочком, – Я вас вполне понимаю. Если честно, сейчас и я начинаю за это переживать.

- Почему это? – заинтересовала меня логика Раскевича. Все-таки Лев Давыдович производил впечатление человека, который хорошо разбирается в психологии.

- Все очень просто, – ответил мне доктор, продолжая смеяться, – Ваша супруга восприняла игру, как некую возможность самореализации и самопрезентации. Отсюда и старания в редакторе внешнего вида, и активное участие в делах той группы, которая сейчас для нее стала значимой. И вот она встречает в игре вас, человека, с которым она привыкла преодолевать все трудности и жизненные передряги вместе. Мы не очень близко знакомы, и я не буду утверждать, что у вас идеальная семья, но, вместе с тем, вы вместе. И за это время ваша женщина привыкла полагаться на мужчину, идущего с ней рядом. Поэтому логично, что она подсознательно ждала от вас какой-то помощи и в игре. Тем более, в какой-то степени это вы ее туда привели. А вместо поддержки она получила деревянной дубиной по затылку, причем на ваших глазах.

- Да уж, – задумчиво почесал я затылок, – Теперь все действительно предельно понятно. И что мне делать?

- Воспользоваться безотказным оружием в семейных войнах, – улыбнулся Лев Давыдович, – Лаской и терпением.

Раскевич протянул мне планшет, точно такой же, на каком я заполнял тесты в день собеседования.

- Данные о вашем физическом состоянии у нас есть, – сказал он, когда я взял устройство, – Ваша капсула оснащена всеми необходимыми датчиками и, при желании, может заменить хорошую диагностическую лабораторию. А вот понять ваше психологическое состояние посредством обычных анализов не получится.

- А что с ним может быть не так? – честно говоря, я считал этот психологический мониторинг излишним и даже немного утомительным.

- Вы совершили убийство, – серьезным тоном ответил Лев Давыдович, – Пускай игровое, но ваш мозг в условиях полного погружения в виртуальность может воспринять это как часть вашей реальной жизни. И для него это может оказаться большим стрессом. Кроме того, сегодня убили вас. Что тоже является потрясением для организма, причем гораздо большим. Поэтому мне нужны данные для анализа. Я не хочу негативных последствий для сотрудников нашей компании.

- А что, уже были какие-то прецеденты? – на автомате спросил яи с удивлением увидел, как моментально изменился взгляд доктора. Он стал жестким и колючим. Правда, всего на секунду, но я успел это заметить.

- С чего вы взяли, Максим? – улыбнулся Раскевич, – Виртуальные игры уже прочно вошли в нашу повседневную жизнь, поэтому я не думаю, что есть повод переживать. Но, как врач, я обязан в этом убедиться.

А ведь Лев Давыдович определенно темнит что-то. Но вряд ли этот пожилой человек легко раскроет мне свои секреты. Поэтому я тоже улыбнулся в ответ и сел выполнять предложенные мне задания.

Справился я относительно быстро, минут за тридцать. Раскевич, забравший у меня планшет, удовлетворенно цокал языком, просматривая результаты.

- Все очень хорошо, – сказал он мне, закончив изучение данных, – Даже гораздо лучше, чем я думал. У вас, Максим, удивительно пластичная психика.

Тренькнул мобильник. Событие для последних дней достаточно редкое. После увольнения я обрубил почти все контакты. Желания общаться ни с кем не было, а потом мой новый рабочий график доделал начатое. Нет, кто-то продолжал мне звонить или писать, но в игре отвечать я не мог, а после работы или рано утром уже не хотелось. Да и вообще, как-то внезапно я понял, что большинство людей из прошлой жизни мне просто неинтересны. Надо вот только Колю, моего старого друга, позвать пивка попить. Этого человека я действительно буду рад видеть в любое время дня и ночи.

«Ты домой собираешься?»

Маня вспомнила о моем существовании. Приятно и пугающе одновременно.

- Жена? – Раскевич, видимо, немного умел читать мысли.

- Да, Лев Давыдович, – поднялся я из кресла, – Прошу меня извинить, но думаю, что пора уже и по домам.

- Конечно-конечно, – засуетился доктор, – Отдыхайте, крепкий и здоровый сон вам полезен. А с женой, я думаю, вы помиритесь. В конце концов, для любой нормальной женщины работа мужа – это святое.

- Ваши слова - да Богу в уши, – улыбнулся я, пожимая протянутую мне Раскевичем руку, – Будем надеяться, что вы действительно правы.

Подходя к дому, я увидел, что, несмотря на позднее время, свет горит практически во всей квартире. Значит, Машка точно меня ждет.

Входную дверь я открывал с небольшой опаской. После разговора с Раскевичем я был готов к любым неожиданностям и не удивился бы даже удару молотком для отбивки мяса. Но моя Маня оказалась не такой кровожадной. И даже более адекватной, чем я думал. Неадекватным оказался я.

- Привет! – с улыбкой вышла в прихожую моя ненаглядная, – А я то думала, что ты там заночевать собрался.

- Привет, – настороженно ответил я, целуя подставленную щеку, – Как дела?

- Да нормально все, – продолжала улыбаться Машка, – А твои? Всех врагов победил?

- Маня, я не хотел, чтобы ты умирала, – немедленно начал извиняться я, – Но это же игра. Тем более, что если смотреть формально, то я тебя и не убивал.

- А я зато тебя убила, – показала мне язык жена, – Это я тебе стрелой в голову попала, когда ты Бранимира проткнул.

Нормально девки пляшут. Я тут, значит, переживаю, нервничаю, а она, оказывается, не только не обижается, а еще и гордится, что грохнула родного мужа. Мир определенно встает вверх тормашками.

- Да мы с девчонками вас бы там всех на пляже оставили, – решил я отстоять честь своего гарема, – Половина еще до драки разбежалась.

- Вообще-то, – уперла руки в бока Машка.

Нас перебил настойчивый дверной звонок. Причем ночной гость явно собирался проявить настойчивость.

- Мы кого-то ждем? – недоуменно посмотрела на меня Маня.

- Я точно нет, – покачал я головой, – Может быть это твоя мама?

- Ой, не начинай, – махнула рукой Машка, – Всего один раз было. Ну или четыре, я не помню.

Моя ненаглядная теща в самом начале нашей семейной жизни была свято уверена, что я бью свою супругу. Ничего серьезного, просто неправильно поняла интимную шутку своей дочери в мой адрес. И поэтому, гонимая желанием защитить свое беззащитное чадушко, она где-то месяца два подряд являлась к нам посреди ночи, чтобы застать меня на месте преступления. Не помогали абсолютно никакие увещевания. Этот кошмар продолжался до тех пор, пока однажды Машка, взбешенная тем, что ее удовольствие прервали практически на пике, не поговорила с ней на очень повышенных тонах. С тех пор «мама» о своем визите предупреждала заранее, как минимум за сутки до предполагаемого рандеву.

Я развернулся и посмотрел в дверной глазок. Очень интересно. И неожиданно.

- Маня, поставь, пожалуйста, чайник, – попросил я, – У нас гости.

Глава 10

На пороге моей квартиры стоял Володя, и вид у него, надо признаться, был совсем не праздничный. Рукав легкой ветровки оторван, на щеке ссадина с уже начинающим подсыхать кровавым следом. Куртка распахнулась, и я изумлением узрел отпечаток рифленой подошвы на животе моего куратора.

- Привет, – сказал он, широко улыбаясь. – Влажную салфетку дашь? Я тут немного испачкался.

- Ты уверен, что совсем немного? – В тон ему ответил я. – Ощущение, что злые люди пытались на тебе попрыгать.

- Ой, не говори, – комично всплеснул он руками. – Надо сказать, что ты живешь в крайне неблагополучном районе.

Внезапно его взгляд сузился, и Володя уставился на что-то позади меня. Я повернулся и увидел Маню, взиравшую на Вовчика с огромным удивлением.

- Добрый вечер! – Мне показалось, или Володя даже ножкой шаркнул? – Покорнейше прошу извинить меня за столь неожиданный ночной визит. Видит Бог, только лишь крайние обстоятельства вынудили меня нарушить покой вашего уютного семейного гнездышка.

- Здрасьте! – Только и смогла вымолвить Машка в ответ на эту витиеватую тираду. Я вообще стоял, забыв, что хотя бы изредка надо делать вздох, и судорожно пытался поднять с пола рухнувшую челюсть. Вот чего-чего, а талантов оратора я от своего куратора никак не ожидал. Не, у него, конечно, периодически просыпается говорливость, но это, как правило, каких-то компьютерных вещей касается. А тут!

- Разрешите представиться, – продолжал тем временем ночной гость. – Меня зовут Владимир, я коллега вашего мужа. У нас на работе произошло некое недоразумение, как говорится, вселенная в опасности! Поэтому я и был вынужден нанести вам столь срочный визит. Еще раз покорнейше прошу понять причины столь вопиющей бестактности и при возможности извинить меня.

Машка была похожа сейчас на рыбку из детского мультика. От изумления она не могла вымолвить ни слова, только лишь молча открывала рот и хлопала глазами.

- Максим, мне крайне неловко мешать отдыху твоих домочадцев. Не изволишь ли составить мне компанию? – И вновь повернувшись в сторону Машки, добавил. – Буквально пять минут, мы выкурим ровно по одной сигарете, и ваш муж вернется в лоно семьи. Вы же не против?

Моя челюсть, скорей всего, закатилась куда-то под тумбочку. Или даже куда-то еще дальше, потому что мне никак не удавалось ее найти, чтобы снова обрести дар речи. Машка была шокирована такими словесными кружевами не меньше меня, поэтому тоже молча кивнула. Затем, как робот, повернулась в сторону комнаты и, уже сделав два шага, повернулась к нам снова:

- До свидания, Владимир!

-Всего наилучшего, Мария. Очень, ну просто очень рад нашему знакомству! – С широчайшей улыбкой ответил ей Володя и, цапнув меня за рукав, буквально выволок из квартиры.

- Эй, подожди! Ты же влажные салфетки спрашивал, – обрел наконец я способность разговаривать.

- Да хрен с ними, – совсем другим, более жестким и грубым тоном ответил Володя. – Времени нет. Где твой мобильник?

Я молча достал из кармана телефон. Володя также молча взял его у меня из рук и, вернувшись под удивленным взглядом Машки в квартиру, положил аппарат на тумбочку в прихожей.

Мы спустились по лестнице и вышли на улицу. Пятачок возле подъезда был пуст, что, впрочем, было совсем неудивительно для столь позднего времени. Что там не говорил бы Вован, район на самом деле у меня тихий.

Дети в возрасте до четырнадцати лет практически строем расходятся по домам смотреть вечерние мультики в районе девяти часов вечера. Те, кто постарше, сидят часов до одиннадцати, обсуждая проблемы, которые в их возрасте кажутся самыми важными на свете. Самые стойкие сидят максимум до полуночи, но потом улица вымирает. За те пятнадцать лет, что я здесь живу, не было ни одной криминальной истории, поэтому внешний вид Володи наводил на нехорошие подозрения.

Если разобраться, то что я про него знаю? Толстый мужик, разбирающийся в компьютерах и виртуальной реальности. Все? Ну да, он меня практически неглиже каждый день наблюдает, но это отнюдь не сделало нас молочными братьями. А тут он вдруг появляется ночью у меня дома, вытаскивает на перекур, предварительно сразив наповал правильно поставленной речью. Последнее по нынешним временам нонсенс, особенно среди компьютерной братии. И позволяло, исходя из жизненного опыта, сделать совсем неприятные выводы.

- Володя, а ты кем до «Берлоги» работал? – Решил не ходить я вокруг да около и задать вопрос в лоб.

- Лестницы подметал, – не задумываясь, ответил Володя. Так отвечают, когда вопрос слышат не раз, и ответ на него отработан десятками повторений. Да уж, мой куратор оказался совсем не так прост, как мне казалось. Я достал из кармана пачку сигарет, закурил и с наслаждением затянулся, внимательно глядя на собеседника.

- А в каком месте ты лестницы подметал? – Решил не отставать я от него.

- У меня очень мало времени, – в темноте лицо Володи было нечетким, и это немного напрягало. Ситуация все больше и больше казалась какой-то ненастоящей, розыгрышем. Я даже оглянулся, ожидая, что сейчас где-то рядом зажжется фонарь, и задорный голос весело крикнет: «Вас снимает скрытая камера!»

- Максим, ты задаешь слишком много ненужных вопросов, и я посчитал себя обязанным предупредить тебя об этом. До тебя в «Берлоге» действительно был человек, который отыгрывал персонаж Водяного. Его звали Виталий. Он успел отработать две с половиной недели, а затем умер.

- В смысле умер? – Я вздрогнул и машинально сделал еще одну затяжку. Огонек сигареты начал обжигать пальцы, и я зашвырнул окурок в сторону урны. – Несчастный случай?

- Можно и так сказать, – проворчал Володя. – У него случился сердечный приступ в капсуле прямо во время игры. И вообще, не кури, пожалуйста, у меня вообще-то астма.

- Охренеть! – Нет, в моем словарном запасе слов было, конечно же, гораздо больше. Но в этот момент вылетело только это. Я автоматом достал из пачки следующую сигарету.

- Эта тема закрыта, и Раскевич не любит, когда кто-то начинает засовывать в нее свой любопытный нос, – Володя отобрал у меня пачку и засунул обратно никотиновую палочку. – Ты самый успешный бета-тестер «Берлоги», но одновременно самый активный. И эта активность может выйти тебе боком, поэтому давай ты не будешь больше никого спрашивать про Виталика.

- Ты сам себя слышишь? – Курить хотелось все больше. – Я спрашивал просто из любопытства, ты же появляешься у меня дома за полночь и говоришь, что все нормально, просто человек умер, поэтому лезть в эту тему не надо. Теперь у меня миллион вопросов, и первый из них, почему я не должен пойти и завтра же уволиться?

- А зачем? – Вопрос прозвучал устало. – Ты сможешь все это забыть? Поднять шум тебе не дадут, у Бурого вполне достаточно связей упечь тебя в тюрьму или психушку. Молчать и бояться всю жизнь? Так ты тоже не сможешь. Виталик переоценил свои силы, поверь мне, так получилось, что я знал его достаточно хорошо. У тебя гораздо лучше психика и здоровье. Но если ты выполнишь свою основную задачу - станешь очень успешным и богатым человеком. Это я тебе гарантирую. А если попытаешься сбежать, то, во-первых, испортишь свою жизнь, а во-вторых, никогда не простишь себе этой слабости.

- Ты что, владелец «Берлоги»? – Зло усмехнулся я.

- Нет, – голос Володи был таким же безразличным и усталым. – Просто я работаю в компании с самого начала и знаю гораздо больше тебя. Ты нужен «Берлоге», и чем дальше, тем больше плюшек на тебя свалится.

- Если честно, меня всегда напрягает, когда начинают стелить так мягко, – с нарастающим раздражением ответил я. – И ты до сих пор не объяснил мне внятно, почему решил помочь мне.

- Ты очень сильно похож на Виталика, – грустно ответил мне Володя. – Не внешне, нет, но характер, походка, жесты, мимика. Мне иногда кажется, что я смотрю не на тебя, а на него. Дело в том, что Виталик был моим братом. Единственным братом. И я не хочу, чтобы с тобой тоже случилось что-то плохое.

Вот теперь дар речи у меня пропал окончательно. Я пытался рассмотреть в темноте лицо Володи, но у меня не получалось.

- Извини, но мне правда пора, – с непривычной мягкостью сказал Володя и, подойдя ближе, сжал мое плечо рукой. – Поговорим после.

И с неожиданной для своего внушительного тела ловкостью исчез в темноте. Я задумчиво покрутил головой и опять нашарил в кармане сигаретную пачку.

Вот и что прикажете делать? Главное-то понятно. Ничего не говорить Машке. Нет, не в плане того, что у меня от нее секреты, а просто сделать в данной ситуации она все равно ничего не сможет, а вот нервов и переживаний может быть очень много. Сначала надо разобраться в ситуации самому, а потом уже и жену к размышлениям подключать.

Размышлений было много, но мысли в голове никак не хотели складываться в единую картину. Мне отчаянно не хватало информации. Я вспоминал малейшие детали, прогонял в памяти процесс своего трудоустройства, анализировал поведение Раскевича, Володи и даже симпатичной докторши Алены, но всякий раз понимал, что не знаю чего-то важного и очень необходимого.

Обуреваемый миллионом вопросов, я пришел на работу пораньше, в надежде поговорить с Володей и прояснить хотя бы для себя, какая была истинная цель ночного визита. Но в «Берлоге» меня ждали новости, заставившие ошалеть от происходящего еще больше.

Володи не было. От слова совсем. В кабинете меня ждал худенький юноша в очках, дрожащий просто от чувства ответственности, которую на него взвалили. Он что-то проблеял на тему внезапной болезни Володи и, отчаянно труся, представился:

- Дима! Вы, Максим Александрович, не переживайте! Я хороший программист.

Не уверен, что меня это заявление успокоило, но задавать лишние вопросы я не стал. Нет, в голове мелькнула мысль, что стоит найти Раскевича или Алену Сергеевну и поинтересоваться здоровьем моего куратора у них, но я элементарно боялся. Я всегда боюсь неизвестности и неопределенности, отсутствие полной информации повергает меня в состояние, близкое к панике.

Что случилось с Володей? Почему он пришел ко мне в порванной одежде и с ссадинами, как будто после драки? Зачем он заставил меня оставить телефон дома? Опасался, что нас прослушивают? Кто? Зачем? Где он, в конце концов?

Поэтому я решил отложить разговор с сотрудниками «Берлоги» на попозже, а пока просто принял ситуацию как есть и, переодевшись, полез в капсулу.

Надо признать, что здесь, на берегу моего озера, ситуация сейчас более понятная, чем в реальном мире. Я толстое зеленое чудовище, и скоро придут меня убивать!

Может стоит уволиться? Переехать? Я не представляю, как и куда. Я не агент Джеймс Бонд, у меня нет счета на Каймановых островах, левого паспорта и знакомого пластического хирурга. А с другой стороны, может у меня просто слишком бурная фантазия. Я же не на наркомафию работаю. Приличная, с виду, контора, практически в центре города. Вот только где тогда Володя?

Я сидел на коряге, что валялась на берегу пляжа, и гонял эти мысли по кругу. Что такое «не везет» и как с этим бороться. Думал, нашел нормальную работу, а тут на тебе. И ведь всего неделю отработать успел.

- Эридан, – подошла ко мне одна из русалок. К своему стыду, я никак не могу запомнить их всех по именам. – Ты ячейки такого размера хочешь?

В руках девушка держала кусок сетки, сплетенной из водорослей. Мой утомленный недосыпом и обилием информации мозг категорически отказывался придумать какие-то другие средства защиты. А наказать зарвавшегося толстяка сегодня утром для многих стало интересным квестом.

Хотя, правды ради, если бы не Машка, то я бы об этом мог и не узнать. Оказывается, мои добрые работодатели из сцены драки с игроком на пляже уже смонтировали довольно красочный ролик. А утром разместили его на форуме, официальном сайте и вдобавок пустили по телеку в качестве рекламы. «Стань героем сегодня – пока тебя не проткнули завтра!»

Согласен, лозунг так себе. Если разобраться, то это я стал героем, потому что не хотел, чтобы меня проткнули. Поэтому сейчас все желающие могут придти, поклониться мне, прочитать молитву во славу меняи вознести причитающуюся божеству хвалу.

Кроме того, община «Водяной и все-все-все» примет в дар от населения ненужную одежду, оружие, золото, брильянты. Про желание умереть с особой жестокостью никаких заявлений не было! Так что реклама немного грешила против истины.

Но Машка огорошила меня новостью, что остатки ее дружины собираются для похода отмщения. Бить планируют, конечно же, меня, желательно больно и, возможно, не только ногами.

Оказывается, вчера, когда я завалил этого прилизанного красавчика, моментально нашелся новый претендент на роль лидера. Шустрый малый подобрал на месте гибели игрока какой-то жутко дорогой меч и, размахивая им, объявил себя главным. Естественно, среди людей, выросших на принципах демократии, сразу же нашелся еще один умный, который не согласился с такими результатами самовыдвижения. У обоих кандидатов в главнокомандующие образовались противники и сторонники, которые немного покричали друг на друга, поугрожали, поуговаривали и успокоились. Один новый вожак стаи увел своих друзей обратно в город. А уже оставшихся, среди которых была и моя жена, убили мои девочки и кикимора.

Но Бранимир, воскресший в городе, достаточно быстро убедил часть игроков, что квест не закончен. И сформировал команду, которая опять сегодня пойдет убивать меня.

Кстати, факту игрового убийства Машка и правда не придала особого значения. Ей откровенно нравилась игра, и ее реалистичность доставляла ей особенное удовольствие. Но не пошутить на тему, что я стоял и равнодушно смотрел, как убивают родную кровушку, она не могла. Она вспоминала об этом каждые десять минут.

- Мань, ну я правда не знал, что там была ты, – в очередной раз начинал оправдываться я. – Ты же там в редакторе себе ноги от ушей и грудь торчком нарисовала, вот я и не понял.

- То есть сейчас я у тебя собака сутулая на коротких лапах с висящими сосками, – притворно обиделась Машка.

- Я не это хотел сказать, – испуганно замахал я руками, пока еще не успел наговорить себе на смертный приговор.

Мы с ней не спали полночи. Когда я вернулся после разговора с Володей, то оказалось, что Машка трескает на кухне маринованные огурцы с чаем. Странное меню, может я еще и папой скоро стану?

- Занятный мужик твой Володя, – сказала жена, прожевывая солености. – Я его совсем не таким представляла.

- Да я как-то тоже, – согласился с ней я. – Видимо, это он в твоем обществе так раскрылся.

- И о чем вы там секретничали? – Полюбопытствовала жена. – Твой куратор так быстро по тебе соскучился, или забыл в лобик на ночь поцеловать?

- Да нет, – как можно беззаботнее отмахнулся я. – У нас персонаж завис опять, помнишь, я тебе рассказывал, ну этот, болотник.

И тема съехала на игру. Обсудили игровые новости, потом Машке стало интересно, есть ли в Московии ночь. Она залезла в игру, и, вернувшись, доложила, что там по-прежнему светит солнце. Народу не то, чтобы много, но Дальний Восток, видимо, играет. Потом рассказала про новости дружины,и как их воскресший в Большом Гнезде лидер лично обещал меня порезать на мелкие полоски.

- Бранимир говорит, что это было нечестно, – объясняла эмоции своего лидера Машка. – Он раньше делал квест на Водяного, и, по его словам, у тебя не должно было быть никакого оружия.

- Раньше может и не должно было быть. А сейчас появилось, – отозвался я. – Халява и избиение беззащитных закончились.

- О да, – со смехом заявила моя супруга. – Миру явился великий герой! И имя ему – Водяной! Ты бы себе хоть лицо более мужественное нарисовал в редакторе. Хотя, судя по размеру пуза, возможности правок внешнего вида персонажа тебе не досталось.

- Самурай не заботится о внешности! – С пафосом воскликнул я, принимая мужественную, как мне казалось, позу. – У самурая есть путь!

- Эридан! - Меня опять выдернули из воспоминаний. В поле моего зрения появилась Василиса. – Нет его нигде, я почти до бывшей засеки проскакала, никто его не видел и знать не знает, где это недоразумение может быть.

А вот это уже плохо. Я искренне расстроился и даже не обратил внимания на то, как нелестно Василиса отозвалась о моем чешуйчатом друге. Памятуя разговор с Володей, я первым делом при заходе в игру поинтересовался, не появлялась ли веселая шишка. Решив, что если разговор с Лесным Хозяином до сих пор актуален, то в скором времени Чуй появится сам, я начал заниматься запланированными делами. Мне не хотелось становиться для игроков мальчиком для битья, поэтому я планировал максимально усложнить задачу своего убийства.

Однако, уже где-то через час, когда я понял, что Чуй, возможно, обиделся и появляться не планирует, пришлось отправить на поиски Василису. Лягушка, правда, пыталась повозмущаться на тему того, что она в посыльные не нанималась. И обычно это к ней кавалеры приходят, а не она за ними по лесам бегает, но быстро сдалась и отправилась в указанном направлении.

И вот, получите-распишитесь. Чуя нигде нет, и меня начинает потихоньку скрести изнутри чувство досады. Я не мазохист и никогда им не был, поэтому ситуация, в которой я терпеливо должен ждать собственное убийство, меня откровенно напрягала. И помощь Лесного Хозяина, наверное, могла мне пригодиться. Хотя, поразмыслив немного, я понял, что помогать особенно он мне не собирается. Если принять за условие задачи, что этот персонаж является воплощением искусственного интеллекта, то все, что хотел, он уже сделал. Письмо написал, направление развития дал. И если Искин сделал на меня какую-то ставку, то он хочет убедиться в моем потенциале для развития.

Кстати, про магию и размышления. В письме было написано, что для прокачки волшебных навыков надо думать. О чем, если честно, представлялось мне плохо. Скорей всего, речь идет о каком-то ментальном усилии, которая система засчитает, как проявление у меня магических способностей. А раз Водяной, то легче всего у меня должны получаться действия именно с водной структурой. Ну что ж, попробуем.

Я повернулся к воде и напряг мозги, представляя большую дубину, сотканную из капелек воды. Ничего не произошло.

- Акуна матата, – на всякий пожарный произнес я. – Дубинка приди!

Вода молчала и, наверное, взирала на меня с безграничным удивлением. Делать ей больше нечего, только во всякие дубинки превращаться. Можетнужен непосредственный контакт с водой?

Я зашел в воду и попытался сконцентрироваться еще раз. Безрезультатно. Я плавал по озеру, наверное, час. Выкрикивал разные слова и словосочетания, вспоминал прочитанное в книгах, смотрел на воду, напыжившись, пока не начинала болеть голова. Я даже «Авада Кедавра» и «Трах-Тибидох» попробовал. Вода молчала и никак не реагировала на мои потуги.

Я еще немного поплавал, представляя, что под моим взглядом рождаются трехметровые волны, но поверхность озера отзываться не хотела. И чего ему надо? Я пыжилcя изо всех сил, но то ли сам процесс не понимал, то ли система считала мой уровень концентрации недостаточным. Ничего не происходило.

Я вздохнул и вылез на камни своего лежбища. Наверное, все-таки стоит попросить у Володи, когда он появится, нарисовать мне здесь под скалой диванчик. Если появится, конечно…

Ладно, о кураторе ностальгировать будем потом, а сейчас надо попробовать понять, как работает магия. Я в очередной раз попытался сконцентрироваться, представляя водяную плеть…

- Эй, толстяк! – Как я не готовился к чему-то подобному, выкрик прозвучал все-равно неожиданно. На берег неторопливо выходили дружинники. Раз, два, три… Вот, блин! Шестнадцать человек! Возглавлял войско мой вчерашний знакомый, которого я так удачно, или наоборот, неудачно, насадил на трезубец. Бранимир скалился довольной, практически счастливой улыбкой.

- Иди сюда, тварь зеленая! – Снова крикнул он мне. – Тогда, может быть, ты будешь умирать не очень медленно и не очень мучительно.

Я оглядел озеро. Русалки попрятались кто куда. Скорей всего, ушли на дно. Бажена убеждала меня, что они могут без проблем находиться в воде сколь угодно долго. По сути-то своей, все они уже давно мертвы, причем утоплены, значит, смерть от воды им не грозит.

Кука у Болотника. На данный момент, как мне кажется, это самое безопасное место. Как мне объяснили русалки, если хозяин топи не желает встречаться с гостями, то найти его дом будет совершенно невозможно. Всякий ищущий будет кружить по кругу, глядя прямо на жилище Болотника, но не замечая его.

Я сходил, посмотрел на эти хоромы. Надо сказать, что жил мой сосед скромно, практически в землянке. Там было сыро, и ужасно пахло тиной, но кикимора заявила, что кто-то просто в последнее время сильно разбаловался и не умеет ценить прелестей хорошего жилища.

Хозяин – барин. Мне там обитать не обязательно, а раз их все устраивает, значит, так тому и быть.

Поэтому для пришедших на озеро дружинников добычи осталось немного.

Я и снова я! Нет, у меня еще был Засадный полк в лице Василисы, но сомневаюсь, что среди пришедших найдутся любители лягушачьих лапок. Да и поймать эту красавицу тоже не так просто.

Нет, врать не буду, закрадывалась подлая мыслишка, что и мне неплохо бы отсидеться где-нибудь в укромном закоулке, но потом я вспомнил, что вообще-то для этого меня и наняли – сидеть на озере и развлекать игроков. Я как-то не был уверен, что мои работодатели согласятся с мотивами моего бегства. Да в конце концов, что мне грозит? Ну убьют разок. Так все-равно же воскресну.

Но и строить из себя овечку для заклания я тоже не собирался. Помирать надо с музыкой. Я вздохнул и взял свой трезубец. Поиграем!

Я плыл и разглядывал стоявших на берегу. Вроде бы одеты все одинаково, а внешний вид все равно разный. У кого-то доспехи блестят, у кого-то не очень. Кто-то с мечом в руках, а кто-то с топором или дубиной.

Приглядевшись, я отыскал в группе игроков и Машку. Нет, надо честно признаться, что она диво как хороша в этом наряде. Интересно, а для спальни ничего подобного прикупить нельзя? Ладно, глупые мысли на потом оставим.

Подплыв ближе к берегу, я остановился и спросил нарочито басом:

- Что вам нужно, путники? Вы ищете смерти?

- Какая забавная жаба! – Кривлялся на берегу Бранимир. Интересно, он не с театра сбежал? Повадки неудавшегося актера, который «Кушать подано» нормально сказать не в состоянии, а все-равно меньше, чем на Гамлета, не соглашается.

Игроки позади Бранимира настороженно оглядывались по сторонам, опасаясь приближаться к кромке воды. Видимо, уже все в курсе, как быстро мои девчонки топят всяких наглецов. Не бойтесь, сегодня вам всем ничего не грозит. Я запретил русалкам участвовать в битве, пока не придумаю нормальную систему обороны. Еще раз наблюдать, как девушек используют в качестве мишеней, мне не хотелось. Проверке сейчас подлежала ровно одна задумка.

Игроки неторопливо приближались ко мне. Я нарочно остановился прямо напротив коряги, надеясь, что хотя бы кто-нибудь встанет на долго выверяемую точку, и мысленно возликовал, когда это случилось. Целых четверо!

Я взмахнул рукой, и Василиса выбила стопор, удерживающий склоненные к земле березы. Под ногами группы игроков заскользили сплетенные из водорослей веревки, до этого любовно присыпанные песочком, и трое игроков оказались в ловушке. Их потащило по пляжу к лесу, но вот в воздухе они, как я задумывал, качаться не начали. Где-то что-то я напутал. Ну и ладно, потом разберемся, что не так.

Возникшее замешательство тоже было частью моего плана. Пока все смотрели на орущих товарищей, я вылетел на берег и ткнул ближайшего игрока трезубцем, после чего также стремительно ринулся к спасительной воде.

Ответом мне стали болезненный стон и хор проклятий. Что такое? Не нравится? А никто не говорил, что будет легко.

Кто-то побежал обрезать веревки и освобождать товарищей, а несколько дружинников во главе с Бранимиром выстроились напротив меня.

- Ну что же ты больше не улыбаешься, дурачок прилизанный? – Насмешливо спросил я. – Не привык получать сдачи?

- Ты об этом пожалеешь, непись проклятая! – С ненавистью процедил воин. О как! Они, оказывается, не в курсе, что я тоже игрок. Интересная подробность.

Я наклонился и пошарил ладонью по дну. Нашел камень приличных размеров и запустил им в Бранимира. Камень пролетел чуть выше, чем надо, но не беда. У меня тут еще есть. Я кинул еще камень. Потом еще. Я упивался своей безнаказанностью, видя, что игроки по-прежнему боятся заходить в воду.

Это и стало моей ошибкой. Надо было нырнуть, проплыть под водой несколько метров, а не стоять столбом и довольно скалиться. Но в нужный момент мои мозги почему-то отказали. Поэтому я не видел, откуда прилетела сеть. Моя же сеть, любовно сплетенная русалками, была использована против меня. От неожиданности я в ней запутался, и пока соображал, как освободиться, согласованное движение нескольких рук уже выкинуло мою тушу на берег.

Я барахтался в сетке, параллельно тыкая в разные стороны своим трезубцем, но головой понимал, что здесь, на земле, я совсем не боец. Кое-как встал, но тут же почувствовал удар чем-то тяжелым по спине. Судя по боли, били мечом, но то ли руки у игрока кривые, то ли слой жира выступил как кольчуга, но пополам меня не разрубили.

Я попытался отмахнуться, но меня ударили сзади под колени, и я плюхнулся пузом на песок пляжа. Сверху немедленно навалились, трезубец вырвали из рук, а голове и спине прилетело несколько увесистых ударов.

- Переверните его! – Приказ Бранимира был немедленно исполнен. Меня растянули звездой, и я увидел, как ухмыляющийся воин медленно приближается ко мне. В руках он нес деревянные колышки, значение которых я никак не мог понять.

- Ну что, толстяк? – Ухмыльнулся Бранимир. – Страшно тебе?

Он потряс своими деревяшками с довольной ухмылкой.

- А я подготовился к нашей встрече!

Я нашел взглядом Машку. Она стояла в толпе и смотрела на меня серьезным взглядом, не демонстрируя, в отличии от своих соратников, ни капли веселья. Чего это она? По сути своей, все же понарошку. Ну что этот блестящий чудик может мне сделать? Убить? Не смешите мои больные колени!

Я подмигнул жене и перевел взгляд на Бранимира.

- Очень страшно! – Растянув губы в улыбке, ответил я на вопрос. – Ты так похож на гея, а вот я совсем нормальной ориентации. Одна радость – со мной у тебя ничего не получится.

- Думаешь, все так просто? – Бранимир продолжал улыбаться, но вот от его взгляда мне почему-то стало жутковато. – Неее, в этой игре почти все по-настоящему.

И он, наклонившись, приставил колышек к моему предплечью. Кто-то услужливо протянул ему топор, и Бранимир, коротко размахнувшись, вогнал деревянный штырь мне в руку.

- Твою мать! – Непроизвольно вырвалось у меня. Было больно. Даже не так. Было ОЧЕНЬ больно!!!

- Нравится? – С улыбкой поинтересовался Бранимир и ударил еще раз, вгоняя штырь поглубже. Вокруг раздавались довольные смешки и ободряющие восклицания. А у этого садиста отличная компания. Бранимир взял у кого-то из рук еще один колышек. – Так, теперь другую руку…

- Что ты творишь? – Услышал я голос Машки. Повернул голову в ее сторону и успел увидеть, как моя жена рванулась к этому извергу, намереваясь остановить его издевательство надо мной. В ту же секунду двое мужчин схватили ее за руки и втянули обратно внутрь строя дружинников. Я хотел крикнуть, чтобы ее не трогали, но резкая боль уже во второй руке заткнула мне рот, позволив вырваться наружу лишь громкому крику.

- Никто не может безнаказанно тыкать в меня всякими железками, – наставительным тоном сказал Бранимир, заканчивая вколачивать в меня кол. Снова послышались Машины крики и плач.

- Заткните эту суку, – крикнул Бранимир, с неторопливой улыбкой художника обходя меня по кругу.

Дальше было больно. Если честно, мне еще никогда не было так больно. В голове появилась неуместная мысль, что вообще-то мне давно пора потерять сознание от болевого шока, но почему-то этого не происходило.

Машкины крики стихли. Бранимир приколотил не только мои руки, но и ноги. Я лежал распятый и изнывающий от невыносимой боли в конечностях. Это уже совсем не похоже на игру.

- А сейчас мы посмотрим, что все-таки у тебя внутри, – все с той же улыбкой садиста сказал воин, вытаскивая из висевших на поясе ножен чуть искривленный нож. – Давно не потрошил рыбу, особенно такую большую.

- Чувак, ты реально псих! – Раздался внезапно голос из толпы. Мои глаза закрылись от боли, и я никак не мог открыть их заново. – Ты что, правда собираешься резать его на мелкие кусочки?

- А что, тебе его жалко? – Это уже Бранимир говорит. – Я никому не позволю поднимать на меня руку. Все должны знать, что Бранимир – воин, и не никогда прощает обид!

- Сявка ты, – ответил ему тот же голос. Теперь в нем слышалось презрение. – Толпой завалить бесформенную жабу… Ты что, правда считаешь это подвигом? Ты ничтожество! И мне очень жаль, что я поддался на твои уговоры. Дальше без меня.

- Мы еще поговорим с тобой, – а вот теперь в голосе Бранимира послышались нотки визгливости.

- В любое время, – уверенно ответил его собеседник. – Эй, придурки, девушку отпустите. Ей тоже здесь делать нечего.

- Ну и валите! – Не сказал, а выплюнул Бранимир, и моего живота коснулось что-то холодное. – А мы пока продолжим наш разговор.

Внизу живота появилась резкая боль, она распространялась по всему телу, наползала снизу вверх, заполняя все мое сознание. Твою мать! Как же мне больно!

«Вы погибли! Желаете возродиться в точке воскрешения? В настоящий момент точкой воскрешения вашего персонажа является спальня Водяного на озере».

Куда возродиться?!?! Не хочу! Не желаю! Выход! Выход! Выход! Уберите меня отсюда!!!

Глава 11

- … ть! Что за …я?!! Это … какой-то! – Я не обращал внимание на то, что провода спутываются в ком, а гель заливается мне в рот и глаза. Подбежавший Дима пытался помочь мне вылезти из капсулы, но я махал руками, не обращая на него внимания, и продолжал материться.

Наконец-таки я выбрался, осмотрел свой живот, а затем уставился бешеным взглядом на Диму:

- Почему ты не остановил это безумие???

- Какое? – Взгляд юноши из-под очков казался детским и, наверное, жалким что-ли. Но сейчас мне было абсолютно плевать на его взгляд.

- То есть все нормально? Этот псих улыбался, вспарывая мне живот, а ты считаешь это обычным делом? – У меня подрагивали руки, внутри кипел адреналин, грозя взрывом. Я был практически в шаге от того, чтобы выплеснуть всю свою злость на Диму и с размаху зарядить ему по лицу.

Видимо, это желание промелькнуло в моих глазах, потому что компьютерщик отошел от меня, сделав пару шагов назад, и примирительно поднял перед собой руки.

- Я ничего не мог сделать! – Он вздохнул и посмотрел на меня совсем обреченным взглядом. – Я видел, что с тобой творил этот сумасшедший, но я, правда, ничего не мог изменить. У меня нет прав доступа, чтобы остановить игру. Тем более, что это могло послужить причиной множества жалоб, а может быть, и судебных исков. Это игра, за которую платят большие деньги, и корпорация обязуется не мешать игровому процессу.

- Какой игровой процесс? Что ты несешь?! – Где-то в глубине у меня мелькала мысль, что я, наверное, сейчас не самый лучший собеседник, и надо бы сбавить обороты, но остановиться уже не получалось. – Ты издеваешься, да? Меня там медленно резали на кусочки, а ты говоришь, что ничего не мог поделать?

- Не мог, – По-прежнему с виноватым видом развел руками Дима. – А сам почему ты не вышел? У тебя же вроде бы открылся интерфейс.

Я мысленно хлопнул себя по лбу. А ведь правда, почему я сам не остановил всю эту вакханалию. Забыл, или до конца не верил, что подобное возможно?

- Потому что, умный ты мой, когда тебя медленно кромсают тупым ножом, о компьютерных приблудах как-то особо не думается! – Заорал я еще громче, не желая признавать правоту Димы. – Тебя здесь зачем посадили? Мультики смотреть? Или ты извращенец скрытый? Признавайся! Пузыри пускал от удовольствия, наблюдая, как меня режут?

- Максим, – раздался мелодичный голос у меня за спиной. Я развернулся и увидел Алену Сергеевну. Доктор смотрела на меня серьезным и строгим взглядом, хотя мне показалось, что там еще мелькала доля сочувствия. – Давайте вы перестанете кричать на молодого человека, примете душ, и мы все обсудим в более спокойной обстановке. Дмитрий действительно ни в чем не виноват.

- Вы-то почем знаете? – Буркнул я, заторопившись в сторону санузла. Черт с ним с Димой, но вот стоять в одних трусах перед симпатичной докторшей я почему-то стеснялся. Тем более, обмазанный странной субстанцией непонятного предназначения.

Водные процедуры не сумели погасить весь мой задор, но, по крайней мере, у меня уже получилось улыбнуться Алене Сергеевне.

- Пойдемте? – Полувопросительно сказал я и покорно направился вслед за ней.

Мы проехали несколько этажей на лифте и пошли по коридору к медицинскому блоку. Алена Сергеевна шла упругой уверенной походкой, но постоянно оказывалась чуть позади меня. Адреналин требовал активности, и мне приходилось буквально сдерживать себя, чтобы не перейти на бег.

- Добрый вечер, Максим, – внезапно заступил нам с доктором дорогу широкоплечий крепыш. – Поговорим?

- Не курю! – Резко ответил я и попытался пройти мимо.

- Обманывать нехорошо, – укоризненно покачал головой крепыш, не делая даже попытки освободить мне дорогу. – Курите и, на мой взгляд, даже многовато.

- Виктор Михайлович, – подала голос моя спутница. – Максим Александрович только что испытал сильнейший эмоциональный стресс, его состояние требует диагностики! И я, как врач...

- Так это же хорошо! – Перебил Алену Сергеевну мужчина. – В таком состоянии люди стараются говорить правду, значит тем более самое время для разговора.

И он опять повернулся ко мне:

- Ну что, Максим! Вы же расскажете мне все, что знаете о местонахождении вашего куратора, Владимира Мальцева?

- Слышишь, дядя! – Меня опять понесло. Очень плохое и в первую очередь для меня опасное состояние. – Ты у нас кто, прокурор? Корочки предъяви тогда сначала. А если нет, то дай пройти!

- А я смотрю, ты у нас гонорный! – В свою очередьнабычился крепыш.

- Виктор Михайлович, – в голосе Алены Сергеевны послышался металл. – Этот человек идет вместе со мной в медицинский блок. Если вы сейчас же не освободите нам дорогу, то я буду вынуждена доложить о вашем произволе руководству корпорации.

- Так я вроде и не мешаю, – мужчина действительно сделал шаг в сторону и теперь смотрел на меня с любопытством. – Переживаю просто. Вам точно сопровождение не требуется? Клиент-то не в себе, как мне кажется.

Я дернулся что-то ответить, но Алена Сергеевна крепко сдавила мой локоть:

- Не переживайте, Виктор Михайлович! Я не тумбочка у турникетов, со мной все будет в порядке.

В тихом коридоре отчетливо прозвучал скрип зубов. Я даже хотел подольше насладиться выражением лица этого наглого товарища, но меня очень настойчиво тащили вдаль от места незапланированного рандеву.

В кабинете, куда маленькая докторша буквально впихнула меня, пахло какими-то лекарствами. Судя по обстановке, я и не заметил, как мы добрались до медблока. Усадив меня на кушетку, доктор загремела склянками, открывая и закрывая шкафчики, а потом подошла ко мне с небольшим пластиковым стаканчиком.

- Выпейте, – Алена Сергеевна протягивала мне емкость с какой-то темно-коричневой жидкостью. – Это успокоительное, в вашем состоянии сейчас самое то. Уровень агрессии просто зашкаливает. Сначала вы пугаете Диму, а потом вдобавок кидаетесь на руководителя службы безопасности компании.

Аааааа, так вот кто это был. У меня же мелькнуло в памяти какое-то воспоминание, но я сейчас себя не контролировал. Безопасник – это реально плохо. На ровном месте себе проблем нажил. Я машинально взял стаканчик и одним глотком опрокинул внутрь содержимое, непроизвольно скривившись от горечи.

- Я не специально, – протянул я девушке пустую тару. – Он сам быковать на меня начал.

Видимо, из-за пришедшей в медицинский блок медсестры Алена Сергеевна не стала развивать эту тему, только укоризненно покачала головой и показала рукой на кушетку.

- Снимите футболку и ложитесь. Надо все-таки провести диагностику организма.

- Алена Сергеевна, – поинтересовался я, разоблачаясь и укладываясь поудобнее. – А как вы так вовремя появились в нашем кабинете? Я же действительно собирался основательно намылить холку этому Диме за его невнимательность. Можно сказать, что вы его спасли просто.

- Датчики капсулы сработали, – ответила докторша. – У вас резко скакнуло давление и пульс, по всем признакам ваш организм испытывал сильнейший стресс. Вы по указанию Раскевича стоите на контроле в нашем департаменте. Медсестра позвонила Диме, и он подтвердил, что присутствие врача может потребоваться. Раскевич попросил меня сходить. Вот и все.

- А что, были неприятные инциденты? – Живо поинтересовался я.

- Всякое бывало, – пожала плечами Алена Сергеевна. – Раз наш медицинский отдел существует, значит, это кому-нибудь нужно.

- А кому? – Меня охватило возбуждение, показалось, что еще чуть-чуть, и девушка расскажет про Виталика, о котором ночью говорил Володя.

Но Алена Сергеевна промолчала, лишь слабо улыбнулась и приложила палец к своим губам.

Мне укололи палец, взяли на анализ кровь, затем последовательно проверили сердце, работу мозга, провели еще с десяток непонятных для меня тестов, но объяснить, что и как, не торопились. На меня потихонечку начало действовать выпитое лекарство, потому что постепенно я полностью успокоился и расслабился. Все проблемы и переживания казались теперь мелкими и несущественными.

Единственная тревожная мысль, бившаяся где-то на периферии сознания, была о безопаснике. Вот ходи теперь и думай, чего ждать от него самого и его ведомства.

- Ну вот и все, Максим Александрович, – вернул меня в реальность голос Алены Сергеевны. – Надо признать, что у вас просто богатырское здоровье. Ни малейших отклонений, даже удивительно.

- Ну так, могём, – пребывая все в том же расслабленном состоянии, улыбнулся я.

Алена Сергеевна улыбнулась в ответ, но какой-то неуверенной и слабой улыбкой, а затем, зачем-то оглянувшись и убедившись, что медсестра далеко от нас, спросила:

- Максим, а вы правда не знаете, где Володя?

Ну вот где справедливость? Зачем? Нормально же общались!

Вся моя расслабленность исчезла как по мановению волшебной палочки. Я изо всех сил старался не показывать свое состояние, но внутри меня все напряглось.

- Да я сам бы хотел это знать, – стараясь выглядеть как можно естественнее, ответил я. – И почему все решили, что я могу быть в курсе. Мы с ним общались только по работе, ничего больше.

- Владимир мало с кем общался в «Берлоге», – ответила Алена Сергеевна, внимательно глядя мне в глаза. – Хотя он жил здесь и вообще редко появлялся на улице. У него что-то произошло в прошлом, но, к сожалению, что именно – не знает никто.

- А у нас в небоскребе есть жилые квартиры? – Постарался перевести я тему. – Я бы не отказался от одной, а то поездки домой после полуночи уже немного напрягают.

- Их не так много, – разбила мои мечты в пыль девушка. – И они очень дорогие. Мне как-то девочки из бухгалтерии говорили, что у Володи на аренду уходит практически вся его зарплата.

- Ого, – оценил я. – С другой стороны, все равно удобно. До работы можно ездить на лифте, готовить не нужно, в столовой кормят, и вкусно, и недорого. Надо будет написать заявление, тем более, если Володина хата освободилась.

То, что шутка вышла неудачной, я понял, еще не успев завершить фразу. Лицо доктора скривилось, как будто она съела что-то кислое, а глаза стремительно влажнели.

- Алена Сергеевна, – ринулся я исправлять ситуацию. – Я дурак, я неудачно пошутил. Все хорошо с Володей, я уверен.

Но было уже поздно. Губы девушки дрожали. Она достала из кармана платок и, не глядя на меня, попросила медицинскую сестру:

- Проводите, пожалуйста, Максима Александровича в кабинет Льва Давыдовича.

- Алена Сергеевна, – попытался я еще раз, но девушка уже вышла из комнаты. Я беспомощно оглянулся по сторонам, но наткнулся только на недоуменный взгляд медсестры, которая ждала меня, чтобы проводить к Раскевичу.

Делать нечего. Эту проблему придется решать чуть позже. Я вздохнул и пошел в гости к психиатру. Хотя именно с этим человеком мне встречаться почему-то не хотелось. В его присутствии меня не покидало ощущение, что все мои мысли читают, как текст с экрана телефона, и все тайное моментально становится известно. Ладно, делать нечего, сейчас проверим, хороший ли из меня актер.

- Лев Давыдович, – я заулыбался, как будто маленький мальчик, увидевший любимого дедушку. На самом деле, внутри меня все сжалось, поэтому, чтобы скрыть это, я начал усиленно оглядываться.

Кабинет Раскевича мне понравился. Чувствовалось в нем что-то домашнее, и в то же время было видно, что здесь не предаются праздному безделью, а работают. Большой массивный двухтумбовый стол не завален бумагами, как можно было ожидать, а девственно чистый. Единственными предметами на его поверхности оказались деревянный письменный прибор и тонкий ноутбук, отодвинутый на самый край. В углу кабинета стояли три мягких кресла, окружавшие небольшой бар с чайным сервизом. Обстановку дополняли мягкий ковер, скрадывающий звуки, и тяжелые массивные шторы темно-зеленого цвета.

Лев Давыдович сидел в одном из кресел и с рассеянным видом листал массивную книгу, судя по всему, какой-то профессиональный справочник.

- Максим! – Психиатр встал мне навстречу и крепко пожал протянутую руку. – Очень рад видеть вас в добром здравии. Присаживайтесь, я только что заварил чай. Алкоголь не предлагаю, сразу после игры он вреден. Хотя по вам и не скажешь, что день был напряженным.

- Вас это удивляет? – Деланно изумился я, стараясь не ударить в грязь лицом, отвечая на рукопожатие.

- Я разговаривал с Димой, тем милым мальчиком, что подменяет Володю, – Раскевич показал мне рукой на кресло перед собой. – Он очень переживает. Молодой человек так эмоционально описывал мне перипетии игры, что я начал переживать не только за вас, но и за него. Кстати, если хотите курить – то пожалуйста, в этом кабинете можно.

- Ну вообще-то я с Димой согласен, – с готовностью уселся я в предложенное кресло и потянул из кармана сигаретную пачку. – Событие действительно несколько эмоциональное. Не знаю, как это смотрелось на экране, а вот мне действительно было не совсем по себе. Очень уж реалистично там внутри все выглядит.

- Приму это как комплимент, – Раскевич вслед за мной достал пачку сигарет и щелкнул позолоченной зажигалкой. – Но восприятие происходящего, это всегда результат работы нашего мозга. И, судя по результатам, вы так до конца не поверили в происходящее.

- С чего вы взяли? – Удивился я. – Мне было больно, я ощущал движения ножа, я бы сказал, что чувствовал эмоции этого сумасшедшего.

- Ну, во-первых, все-таки не до конца, – не согласился со мной Раскевич. – Иначе сейчас на вашем теле наблюдались бы следы от порезов.

- Необязательно, – возразил я ему. – Я тоже изучал физиологию мозга и уверяю вас, что подобная реакция характерна совсем не для всех. Да, действительно, некоторые впечатлительные люди могут убедить самих себя в реальности происходящего настолько, что у них появляются на теле синяки, как будто их били в реальности. Но на самом деле, эта ситуация совсем не характерна для ста процентов людей и является скорей исключением, чем правилом.

- Может быть вы и правы, – выпустив клуб дыма, согласился со мной Лев Давыдович. – Хотя у вас нет такого богатого опыта общения с людьми, проводившими долгое время в виртуальной реальности. Наш мозг – это удивительное чудо, созданное природой, и как бы мы не бахвалились, но проникнуть в его тайны до конца нам не под силу. Именно поэтому следующим чудом можно считать создание искусственного интеллекта, программы, способной думать как человек.

- Мне все равно кажется, что это утопия, – раздавил я окурок в массивной хрустальной пепельнице, стоявшей между нами. – Даже если мы научим Искин думать, как человека, то не сможем научить чувствовать.

- Пейте чай, – пододвинул ко мне чашку Раскевич. – Надо признать, что в этом аспекте вы абсолютно правы. Но так ли это плохо? Чаще всего наши эмоции – это наша слабость. Если бы на вашем месте оказалось детище Искина, то оно не стало бы бросаться с кулаками на ни в чем не повинного программиста, а проанализировало ситуацию и нашло оптимальное решение, которое не допустило бы его гибели в будущем.

- Действия маньяков вообще тяжело анализировать, – развел я руками. – Если честно, об этом я тоже хотел с вами поговорить. Разве компания не обязана отслеживать таких латентных садистов и сообщать о них в соответствующие структуры? Есть же куча исследований, что сначала для удовлетворения своих потребностей сумасшедшим хватает виртуальной картинки, а потом они выходят на улицу.

- Я понимаю ваши опасения, Максим, - согласился Лев Давыдович. – И готов признать, что подобное поведение игрока заслуживало бы самого пристального внимания. Все так, если бы не один нюанс. Дело в том, что Бранимир… Как бы это сказать… Он не человек.

- Что значит не человек? – Поперхнулся я чаем. – А кто он? Инопланетянин?

- Скажем так… – Раскевич помялся. – Бранимир – это компьютерный персонаж, результат творчества искусственного интеллекта. Это такой же программный код, как русалки или Болотник. Он был введен в игру ради эксперимента одновременно с ее запуском. Можно сказать, что Бранимир – это старейший игрок «Берлоги».

Я попытался закурить, но зажигалка упорно не хотела давать мне огня. Профессор пришел мне на помощь, и я, прикурив, сделал глубокую затяжку. У меня в голове перепутались все мысли, я пытался как-то осмыслить свалившиеся на меня новости, но никак не получалось.

- Подождите, Лев Давыдович, – остановил я монолог профессора. – Возможно, успокоительное Алены Сергеевны оказалось слишком сильным, но все сказанное вами до сих пор не укладывается у меня в голове. Игрок, собравший собственную дружину и ведущий с другими игроками переписку в мессенджерах, кусок компьютерного кода? Вы ничего не путаете?

- А что именно вас удивляет? – Раскевич взял чашку с чаем и сделал маленький глоток. – Или вы считаете фантастикой ведение переписки в Интернете?

- Если вдуматься, то да, это все похоже на сюжет какого-то сериала! – Я откинулся в кресле и понял, что опять хочу курить. Видимо, лекарство успокоило меня не до конца. – С другой стороны, все, что вы говорите, похоже на гениальное открытие. Такое, которое способно изменить наш мир.

- Способно, – согласился Раскевич. – Но не думаю, что это произойдет очень скоро. Пока что искусственный интеллект используется только для игры. Есть очень много вопросов, которые нам только предстоит изучить.

- Обалдеть! – Только и смог вымолвить я, глядя на Раскевича.

- Именно поэтому сложившаяся сегодня с вами ситуация была на особом контроле, – продолжил психиатр. – Нам интересно ваше физическое и психическое состояние, как и то, что с ними произошло после такого стрессового взаимодействия. Может быть прозвучит цинично, но вы, Максим, были обречены на мучения. Маньяк мог бы остановиться. А искусственный интеллект строго следовал полученному приказу.

- Очень реалистично следовал, – выдохнул я. – Если честно, мне не верится в то, что вы рассказали. Бранимир демонстрировал поведение обычного человека, абсолютно естественное для любого игрока. За исключением, конечно же, его садистских наклонностей. Компьютерные персонажи ведут себя по-другому.

- И вместе с тем, все мною рассказанное обстоит именно так! – Голос Раскевича стал каким-то торжественным. – Поймите, Максим, мы создаём не просто новую игру, это будет настоящий новый мир. Поэтому естественно, что тестирование этого мира ведется со всех сторон. Нам важно понимать, как ведут себя компьютерные персонажи, насколько они нуждаются во внешнем контроле и как будут взаимодействовать с игроками. Это мелочи, из которых по кирпичику строится нечто очень большое.

- Хорошо. Допустим так. Но если эта ситуация была такой важной для вас, то почему первой ко мне пришла Алена Сергеевна, а не вы?

- А почему бы и нет? – Удивился Раскевич. – Она врач, причем замечательный. Да и женщина в данной ситуации была более уместна. В ее присутствии уровень вашей агрессии упал гораздо быстрее, чем если бы пришел мужчина. Чистая психология.

- Ну просто мне показалось, что вы не особо жалуете друг друга, – я решил, что бояться мне действительно нечего, а значит, вполне можно задавать любые интересующие меня вопросы.

- С чего вы это взяли? – Раскевич удивился еще больше. – Я чудесно отношусь к нашему доктору.

Он недоуменно покрутил головой, а потом улыбнулся:

- Имеете в виду эпизод, когда мы спорили о вашем самочувствии? Правильно?

Он улыбнулся еще шире и продолжил:

- Максим, а я был уверен, что вы разбираетесь в теории управления гораздо лучше. Алена Сергеевна яркий представитель другой научной школы, совсем отличной от той, к которой принадлежу я. И наши споры о рабочих моментах естественны и правильны.

- Споры, – я ухмыльнулся, чувствуя, что напряжение все больше и больше отпускает меня. – Мне показалось в тот момент, что в кабинете взорвется шаровая молния.

- Может и взорвалась бы, – кивнул Раскевич. – Но ведь это хорошо. Понимаете?

- Если честно, не совсем, – пожал я плечами. – Зачем вам сотрудник, с которым вы постоянно ругаетесь?

- Спорю, – поправил меня психиатр. – Спорю и не больше. Я правда чудесно отношусь к Алене Сергеевне, как к человеку. И вместе с тем, постоянно нахожусь с ней в некоем рабочем противостоянии. Но ведь еще древние говорили, в споре рождается истина. Понимаете, ситуация, когда руководитель набирает себе команду молчаливых послушных болванчиков, ущербна по своей сути. Такое положение дел говорит только о слабости лидера и его неуверенности в том, что он в состоянии руководить происходящими процессами. Я, без лишней скромности, не считаю себя таковым, в вопросах медицины и психологии все мои распоряжения конечны и не подлежат обсуждению. Но я не боюсь критики со стороны и не стесняюсь признаваться в том, что тоже могу ошибаться. А для этого мне нужны умные и профессиональные подчиненные, которые будут высказывать свою точку зрения, не опасаясь при этом неадекватной реакции руководителя. Но такое положение дел позволяет мне получать максимально профессиональное мнение по любой проблеме. В моем департаменте работают люди, которые знают, что профессионал всегда будет услышан, и это толкает их на внутреннее развитие. Теперь понятно?

- И вы не боитесь, что когда-нибудь кто-то из этих профессионалов займет ваше место? – Скептически спросил я, переваривая эмоциональный монолог Раскевича.

- Нет, не боюсь, – развел руками Лев Давыдович. – Страх – это вообще деструктивная эмоция. Я стараюсь развиваться вместе со своими коллегами, и высокий уровень моей подготовки делает мое место руководителя безопасным. Кроме того, умение вовремя уйти – это тоже показатель профессионализма.

- Ваши бы слова да Богу в уши, – пробормотал я, немного ошарашенный логикой Раскевича. – Большинство топ-менеджеров думает совсем иначе.

- Так всегда было, – беззаботно махнул рукой мой собеседник. – С другой стороны, именно благодаря таким деятелям, трясущимся за свое место, гораздо ярче проявляются качества действительно умных людей. Наш директор, Александр Евгеньевич, яркий тому пример.

- И к чему вы рассказали мне это? – Смысл рассуждений профессора ускользал от меня.

- Все элементарно, – развел руками Лев Давыдович. – Я пытаюсь убедить вас в том, что вы несете ответственность за свою команду, пускай даже в ней состоят компьютерные персонажи. И, несмотря на все неприятные моменты, вам надо вернуться в игру и пережить все невзгоды вместе с ними.

- Так я вроде не отказывался от этого, – мне казалось, что психиатр сказал совсем не то, что собирался. Впрочем, в игру вернуться надо. Тут он прав. Бегать от проблем до бесконечности невозможно.

Меня не отпускала мысль, что самый главный вопрос до сих пор не задан. Не мог Раскевич не спросить про Володю. Видимо, Лев Давыдович выжидает удобный момент, когда я расслаблюсь и не смогу контролировать эмоции. Старый трюк, вот только в эти игры можно играть вдвоём.

- Кстати, Лев Давыдович, а вы тоже не знаете, куда исчез мой куратор?

- Я? – На лице Раскевича отобразилось такое искреннее удивление, что я даже устыдился своих подозрений. – Откуда? Я же не кадровый департамент, чтобы следить за каждым, кто работает в «Берлоге». А почему вы спросили? Вам что-то известно?

Вопрос был задан жёстким тоном, который совсем не вязался с образом милого старичка Льва Давыдовича и сопровождался к тому же прямо-таки сканирующим взглядом.

- Да откуда? – Я старался выглядеть как можно более беззаботно. – Мы же не друзья. Всего неделю как знакомы. Просто на меня в коридоре безопасник набросился, Виктор Михайлович. Мне показалось, что он меня в чём-то подозревает, по крайней мере, пытками угрожал очень убедительно.

- А, – мне показалось, что Раскевич расслабился. – Не обижайтесь, у Виктора Михайловича несколько специфические методы работы, так сказать, наследие прошлого. Вроде бы десять лет прошло после увольнения, а повадки все те же. Не переживайте. Думаю, что я найду способ помирить вас с Виктором Михайловичем. Но сейчас это не самое главное.

Я раскланялся с профессором и отправился в столовую. Информации очень много, и ее стоит попробовать переварить. Голова шла кругом, я прекрасно понимал, что сейчас мне даже пол-литра не поможет.

«Итак, что мы имеем?» - думал я, уплетая двойную порцию котлет. – «Бранимир, это порождение искусственного интеллекта. Кстати, памятуя слова Машки о том, что он уже выполнял квест на Водяного, можно считать его причиной гибели неведомого мне Виталика. Назвать убийцей компьютерную программу язык не поворачивается. Я ретроград, и свято уверен, что всегда виновато не оружие, а тот, кто его применяет».

Получается, что моего предшественника убили создатели «Берлоги», причём этот факт они активно скрывают?

Почему? Исследования искусственного интеллекта в нашей стране не запрещены, а активно поощряются. Выплатить семье погибшего, если она, конечно, была, достойную компенсацию, и дело с концом. Репутационные потери? Ну так для этого пресс-служба и существует, чтобы их не было.

Значит есть ещё какая-то причина, которой я просто не понимаю. Вот Машка бы удивилась, расскажи я ей про славного парня Бранимира. С другой стороны, можно только поразиться уровню развития технологий, если компьютерный персонаж уже почти полгода притворяется человеком, и его никто не заподозрил в этом.

Идем дальше. По непонятной мне причине Володя исчез, перед этим заявившись ко мне домой и рассказав трогательную историю о своем вроде бы брате. Кто он такой? И почему о нем так сильно переживает Алена Сергеевна, если с ее слов, мой куратор ни с кем в фирме не дружил? Вопросы, сплошные вопросы. Кому вообще верить можно в такой обстановке?

Давайте посмотрим на ситуацию с другой стороны. Что именно может мне грозить? Меня убьют? Я не сторонник теорий заговора и крупно сомневаюсь, что могу помешать кому-нибудь настолько сильно. Тогда что? Меня уволят? Тоже ничего катастрофического не произойдет, я просто откачусь в пространстве на две недели или месяц назад. Буду опять искать работу, разнося курьерские заказы. Или все-таки пойду преподавать, хотя мне этого очень и очень не хочется.

Ладно! Поживем-увидим! А сейчас нас ждут великие дела!

Дима, по-моему, не ожидал моего возвращения, по крайней мере, сегодня. Он даже вздрогнул, увидев меня, а в глазах отразилось смятение. Может быть он думает, что я не оставил своего желания намылить ему шею?

- Ну что, Дима, тебе можно доверить важное дело? – Молодой человек смотрел на меня с опаской.

- Смотря какое, – немного заикаясь, ответил компьютерщик.

- Я собираюсь в игру. Нужно придумать, как уведомить меня, что ночь близко и пора выходить на свет божий. Сможешь?

- Поп-пробую! – Нет, он точно заикается, просто искусно это скрывает.

Я возродился на своём ложе и очень удивился, не оказавшись на коленях у кого-нибудь из русалок. Причину этого я понял, даже не успев удивиться. С берега доносился знакомый голос, который довольно аргументированно объяснял всем местным обитателям, как жить правильно и почему до этого они жили совсем не так.

Очень интересное представление. Насколько мне было видно, на пляже собрались все окрестные обитатели, даже Болотник с женой стояли рядом с моими русалками. Я скользнул в воду и медленно поплыл к берегу, параллельно прислушиваясь к этому спектаклю одного актера.

- У меня сердце кровью обливалось, когда я смотрела как моего любимого…

Всхлип!

- Моего ненаглядного! – Ещё один всхлип.

- Моего суженого режут на меленькие кусочки!!!!

Теперь уже раздавался натуральный рёв, из которого доносились отрывистые слова.

- И никто! – Продолжала разоряться Василиса. – Ни одна живая… Тьфу ты! Тварь мертвая не попыталась помочь своему Господину! И это после того, как он спас всех вас от мерзкого болотника!

Кряхтение только что названного повелителя топи напомнило Василисе, что она переигрывает, но надо отдать должное реакции лягушки.

- В общем, он спас вас всех, а вы не сделали ничего, дабы помочь ему остаться в живых. Он принял смерть за всех нас!

- А ты сама-то почему не пришла ему на помощь? – Раздался несмелый голос из толпы русалок.

- Я? – Мне показалось, что Василиса даже опешила от такого наглого вопроса, заданного в лоб. – Если кто-то забыл, то мне Эридан доверил участие в битве. Мы стояли с ним плечом к плечу! Мы сражались против бесчисленных орд!

- Хотите верьте, хотите нет, но я даже прослезился! – Со смехом сообщил я, выходя на берег из воды.

Глава 12

Я вышел из небоскреба и немедленно закурил. Да уж, с такими нервными потрясениями от никотина мне точно не избавиться. Вообще-то, пару раз ваш покорный слуга уже пытался бросить, и, наверное, эти попытки можно даже считать условно удачными. Один раз я не курил почти три года, но потом решил, что у меня должен же остаться хотя бы один недостаток.

Это, конечно, шутка, но лично для меня в курении очень много плюсов. Сигарета помогает успокоиться, скорей всего, как и любые однообразные действия, не требующие большого количества умственных действий. Да и налаживать отношения в курилке всегда проще, чем в любых других местах. Если посчитать, сколько грандиозных сделок и соглашений произошло в процессе совместного поглощения никотина, то бюджеты некоторых африканских стран будут нервно заикаться в сторонке.

Моя голова немного гудела и требовала устроить выходной. День получился очень насыщенный в плане информации, и если раньше можно было рассчитывать хоть на какие-то ответы от Володи, то теперь и спросить не с кого.

- Поговорим? – Где-то я уже слышал сегодня этот вопрос. Повернув голову, я, даже не удивившись, увидел безопасника. Виктор Михайлович стоял шагах в четырех от меня в одном костюме, не обращая никакого внимания на довольно холодный осенний ветер.

- А это обязательно? – Скривился я. – Честное слово, при всем уважении к службе безопасности и лично к вам, Виктор Михайлович, вот прямо сейчас мне совсем не до разговоров.

- Максим Александрович, – безопасник сделал шаг ко мне. – Я не займу много времени. Я знаю, Вы у нас очень занятой человек, и найти минутку вашего времени очень непросто, но все же.

- Спрашивайте, – обреченно махнул я рукой с зажатой сигаретой. – Все равно рано или поздно этот разговор случился бы. Но предупреждаю сразу, мне действительно ничего неизвестно о местонахождении Володи. И мне тоже было бы очень интересно знать, где он.

- Даже так? – Безопасник улыбнулся широкой улыбкой. – Если не секрет, то когда вы успели так сильно подружиться?

- А я разве сказал, что мы друзья? – Вот мне, напротив, улыбаться не хотелось абсолютно. Да и вообще у меня не было сейчас других желаний, кроме как поспать. – Он мой куратор, у меня есть работа, в которой мне без него не разобраться.

- А он значит в ней хорошо разбирается? – В голосе Виктора Михайловича слышался такой неприкрытый скепсис, что я даже удивился.

- Не понимаю я вас, – я выбросил окурок в урну и решил, что разговор пора сворачивать. – Я повторю еще раз. Уже очень поздно, я устал и хочу поехать домой. Если у вас есть конкретные вопросы, то спрашивайте. Если вам просто скучно и не с кем пообщаться, то давайте в другой раз.

- Максим, а вы всегда такой бесстрашный? – Виктор Михайлович покрутил головой, как будто разминая мышцы, и засунул руки в карманы.

У меня промелькнула мысль, что еще несколько часов назад я отчаянно переживал из-за возможных проблем со службой безопасности, а сейчас сам откровенно хамлю. Возможно, что так делать неправильно, но меня почему-то безумно раздражал этот круглолицый крепыш. То ли уверенностью в себе, которая буквально сочилась из него, то ли чрезмерной напористостью, которая граничила с бестактностью.

- Да нет, – немного сдал я назад. – Не в моих правилах стремиться к ссоре. Обычно я мягкий и пушистый. Но я всегда очень болезненно реагирую на попытки давления в мой адрес. И ненавижу, когда смеются над людьми у них за спиной. Вы не любите Володю? Ну так скажите ему это в глаза, когда найдете. Если найдете, конечно.

- А что… – попытался вклиниться в монолог безопасник.

- И не надо пытаться поймать меня на словах, – в свою очередь перебил я его. – Если вы не в курсе, то я по образованию профессиональный переговорщик. И в любом случае в словесных драках вас ждет неудача.

Безопасник усмехнулся и посмотрел на меня каким-то странным, то ли задумчивым, то ли изучающим взглядом. А потом сделал шаг вперед и неожиданно протянул мне руку.

- Слушай, давай начнем наше знакомство с чистого листа! Я Виктор, и я признаю, что был неправ!

- Максим! – Крепко пожал я протянутую руку и с грустью подумал, что до дома я такими темпами доберусь нескоро. Да и не верю я этому улыбчивому крепышу. Вот ни на грош не верю!

- Ты извини меня! – Продолжал тем временем держать меня за руку безопасник. – Просто из меня с твоим Володей всю душу уже за день вынули. Человек пять месяцев никуда не выходил из здания, а тут внезапно встал со стула и исчез.

- И ты думаешь, что я в этом участвовал? – Спросил я, в первую очередь для того, чтобы проверить реакцию Виктора Михайловича на тыканье. Он не отреагировал. И это было очень любопытно.

- Да я уже не знаю, что думать, – с досадой ответил безопасник, отпуская наконец-таки мою руку. – Ты не обижайся на мои придирки. Работа у меня такая. А ты человек новый, до конца непроверенный. Возник из ниоткуда, и вокруг тебя сразу же хоровод событий начался.

- Ну так по должности положено, – попытался отшутиться я. – Все-таки единственный тестер игровых персонажей, уникальный сотрудник как-никак.

Мне показалось,или Виктор громадным усилием воли не дал сорваться с губ какой-то фразе. Глянул он на меня как-то странно, и вон рот уже открыл, чтобы что-то сказать, но не стал.

- Ладно! – Снова протянул он мне руку. – Я правда перегнул палку, тебе домой надо, а то влетит, что не даю отдыхать ценнейшему сотруднику.

Он энергично потряс мою ладонь, а потом стремительно пошел ко входу в здание. Ну вот и что это сейчас было? Я закурил и достал из кармана телефон, чтобы вызвать такси.

В машине я попытался осмыслить только что произошедший разговор, но мой мозг категорически отказывался со мной общаться, требуя еды и сна. Поэтому я просто прикрыл глаза и продремал почти всю дорогу до подъезда.

Окна в квартире горели, Машка до сих пор не спала…

- Привет! – Честно признаться, я немного оторопел. Супруга бросилась ко мне, как будто не видела целую вечность. – Ты как? Все хорошо?

Она ощупывала мое тело подрагивающими руками, и я, наконец, догадался о причине ее переживаний.

- Мань, ну ты чего? – Обнял я жену. – Я ж не с войны вернулся, руки-ноги целы, все на месте.

- Я так испугалась за тебя, – еще сильнее прижалась ко мне Машка. – Эта игра слишком сильно похожа на реальность. И когда этот псих начал резать тебя, у меня дар речи пропал. Он же маньяк, реально сумасшедший. Таким в психушке место, а не среди нормальных людей.

- Маш, успокойся, это же игра! – Я гладил жену по волосам, чувствуя, что она расслабляется в моих руках. – В психушке он окажется, если начнёт так людей в реальности пластать ломтями, а сейчас он законопослушный гражданин, который заплатил деньги за возможность расслабиться. И делает это,как умеет. Его можно пожалеть, но, к сожалению, ничего больше. Ты меня покормишь?

- Что? – Не поняла вопроса расслабившаяся Машка. – Ах да, конечно, покормлю, сейчас все будет.

За ужином тему игры мы больше не поднимали, за что я был Машке безмерно благодарен. Впереди маячил выходной, и я очень надеялся за это время придумать, как жить дальше в мире, где водятся патологические садисты вроде Бранимира.

Машка, понимая, что сейчас я не самый лучший собеседник, перед сном задала всего один вопрос:

- Ты уверен, что хочешь работать там дальше?

- Уверен, – кивнул я, заворачиваясь в одеяло. – А ты как? Будешь продолжать играть?

- Я еще не знаю, – пожала плечами моя жена, не отрывая взгляд от коммуникатора. – Но из дружины я вышла. У Бранимира осталось не так много сторонников. Слава, ну тот, который послал Бранимира и меня забрал, создал свою команду. Может быть, мы даже уйдем из Гнезда и попробуем основать отдельный город.

- Ну, посмотрим, – зевнул я и провалился в сон. Мне снилась Бажена, которая почему-то сидела у меня на кухне и на полном серьезе требовала объяснить, насколько все серьезно у меня с Василисой. И вообще, откуда я собственно знаком с этой странной особой…

А утром я вспомнил, что сегодня понедельник. Вернее, об этом сказали по телевизору, который я на автомате включил, наливая себе кофе. К моему удивлению, ночь прошла без кошмарных сновидений, несмотря на все переживания в игре. Голова болела, но вполне терпимо, и я решил опробовать новый инновационный способ борьбы с мигренью. Кофе, физическая зарядка и контрастный душ. Причем исключительно в этой последовательности. Идея была в том, что, нагружая сердце, я разгоняю кровь в организме,и это, по идее, должно меня полностью излечить. Может быть, конечно, это и вредно, особенно кофе натощак, но думаю, что явно не хуже таблеток вместо завтрака.

И вот тут я понял, что на работу мне не нужно. И самое удивительное, что совсем не испытал от этого радости. Наоборот, меня подмывало бежать к полюбившейся ванне с липким гелем, чтобы вновь оказаться около родного озера. Да и переживательно немного – как там без меня мои девчонки поживают?

Интересно, это уже игровая зависимость или пока еще нет? Я сижу на кухне, поглощаю сосиски с кофе, читаю спортивные новости с планшета и переживаю за нарисованных русалок. Нет, сегодня однозначно надо отдохнуть. Ну, может быть, совсем немного об игре почитаю…

В итоге, моим прекрасным планам об отдыхе без игры сбыться не удалось. Весь выходной я потратил на поиски в сети полезной информации об онлайн-играх подобных «Берлоге». Я пытался понять, существует ли какой-то общий механизм получения магических умений. Может быть, есть алгоритм, о котором я до сей поры просто не ведал, и его можно активировать.

Машка с утра умотала к маме, они планировали посетить салон красоты и пройтись по магазинам. В магазинах очередной сезон скидок, тут про все на свете забыть можно. Счастливый и довольный, что сие наказание в виде шопинга обошло меня стороной, я целый день провалялся с планшетом на диване, поднимая образовательный уровень.

Хотя, правды ради, к вечеру я был вынужден констатировать, что все мои поиски прошли зря. Я изучил сотни сайтов по компьютерным играм и понял, что магия либо дается изначально, либо ее нет от слова совсем. Ситуация в моей игре была уникальна.

Да и вообще, я нашел на нескольких форумах критику «Берлоги» именно за ее сложность. Множество пользователей костерили создателей за отсутствие четко прописанной механики игры.

«Зачем мне нужна игра, в которой надо думать? Этого дерьма мне и в жизни хватает!»

«Я плачу деньги за аккаунт не для того, чтобы заниматься научными исследованиями!»

«Слишком сложно, в топку!»

С другой стороны, в информационном сообществе кто-то умело формировал мнение, что как книги про сиськи, так и игры, где все просто – удел унылых и ограниченных маргиналов. И тот, кто желает проверить себя, показать, на что он способен, просто-таки обязан получить аккаунт в «игре будущего». Я прямо поаплодировал неведомым пиарщикам. Кто бы это не придумал, но свой хлеб он кушает не зря. Взять на слабо –очень и очень действенный прием манипуляции.

Кстати, оказалось, что я, вернее,мой Водяной, начинает приобретать популярность. Мне было посвящено целых три видеоролика на форуме «Берлоги» и две ветки обсуждений. Форум начинал оживать.

Я с удовольствием посмотрел кадры своего первого знакомства с Бранимиром. Было смешно и пафосно одновременно. Мой толстый Водяной действительно смотрелся комично, особенно когда я, превратившись в неуправляемый снаряд, как средневековый рыцарь насадил дружинника на трезубец, а потом еще и похоронил его в озере, погребя под своей тушей.

Хватало и других общеигровых новостей.

Ушкуйники все-таки основали поселение километрах в тридцати от «Большого Гнезда» и честно заявили всему свету, что будут строить самостоятельное государство. Причем, судя по заявлениям, лидерами этого сообщества задумывается какая-то казачья вольница. Всякий желающий может присоединиться к ушкуйникам и, влившись в какую-нибудь ватагу, заниматься славным делом войны и грабежа. За малую долю от добычи в общую казну все могли рассчитывать на точку привязки и дружескую поддержку в случае конфликтов с окружающим миром. Никак пока правда не разъяснялись действия лидеров сообщества в случае конфликтов между самими ушкуйниками, но кто задумывается о таких мелочах в начале большого пути?

В Большом гнезде стало появляться какое-то подобие централизованной власти. Некий Святослав сбил вокруг себя команду ребят, разделяющих его принципы, и, судя по новостям, усиленно занимался прокачкой клана. Или дружины? Скорей всего клана, потому что речь в новостях шла не только о мастерах воинского искусства, но и о специалистах в более мирных профессиях. Целая ветка комментариев была посвящена тому, можно ли в игре добывать металл, и надо ли для этого возвращаться к опыту наших предков. Вариант переплавить на мечи все мало-мальски железное в округе был отвергнут, как неперспективный, что, если честно, меня даже удивило. В игрушке появляются люди, которые не просто развлекаются по вечерам после работы, а думают на далекую перспективу. Я пролистал обсуждения каких-то доменных печей, устройства кузниц, способов дубления шкур и понял, что форум игры совсем скоро можно будет использовать как энциклопедию по прикладным ремеслам.

Лично на мой взгляд, дело очень хорошее и нужное. Наше общество давным-давно забыло о труде более тяжелом, чем тыканье пальчиком в экран планшета или нажимание клавиш на клавиатуре. Нет, безусловно, в деревнях и селах еще было много умельцев, у которых, например, брали уроки кузнечного дела энтузиасты из городов. Но это много, к сожалению, на общем фоне – капля в море.

Вернувшаяся вечером жена облагодетельствовала меня новыми трусами («ты же теперь в приличном месте в нижнем белье появляешься») и ароматом красного полусладкого. Бонусом к выходному было нежелание тещи зайти в гости. Она доехала вместе с Маней на такси до нашего подъезда и убыла дальше в неведомые дали. Ну и хорошо, я с чистой совестью могу сказать, что отдохнул и полностью готов к новым свершениям, как в реальности, так и в виртуале.

На работе все было без изменений. Охранники у турникетов зло зыркнули на меня, но даже не ответили на приветствия. Если я правильно понял, сегодня дежурила та самая смена, которая как-то безуспешно пыталась задержать меня и до сих пор немного обижалась. Я улыбнулся им самой милой из всех своих улыбок, но, по-моему, ситуацию это сильно не исправило.

А вот Дима, встретивший меня в кабинете, наоборот, даже как-то обрадовался моему появлению. Правда, выяснять причину такого настроения компьютерщика я не стал, мне не терпелось попасть в игру и посмотреть, что же там произошло за время моего отсутствия.

И причем, если верить докладам Бажены и Куки, произошло многое. По крайней мере, русалки выполнили весь запланированный фронт работ по подготовке озера к обороне, а Болотник умудрился создать прямо на выходе из леса небольшое болотце. Кроме того, под руководством Куки было наломано несколько дубин и сплетено около десятка сеток.

- Так что пускай приходят! – Грозно пыжилась Василиса, прыгая между нами и пытаясь показать свою значимость. – У нас есть, чем их встретить!

- Будешь много квакать, я тебя первую кину в наступающих врагов, – пообещала ей Кука, пряча улыбку. – А потом буду наблюдать, как и чем ты их там встречаешь.

Оглядывая результаты подготовки, я почему-то с грустью подумал, что все-таки неправильно это все. Я не хочу превращать игру в вечную схватку – «либо мы, либо они». А других целей в игре пока что не предвидится.

Ушкуйники вон целое государство строят. Получается, в той локации можно как-то качаться и развиваться, квесты выполнять, задания. О, задания. И я открыл интерфейс.

Опа-на! Да я бездельник оказывается!

«Встретиться с Чуем и организовать встречу с Лесным Хозяином».

«Исследовать лес за скалой».

«Построить дом для кикиморы (этап 1 – Шалаш)».

И еще штук пять чего-то совсем бессмысленного.

Обалдеть! Всегда любил интерфейсы без оповещения. Вернусь в реальность, расскажи хорошему мальчику Диме, что придумал для него и подобных ему братьев по разуму актуальную задачу.

Я углубился в задачи, а затем начал увлеченно копаться в интерфейсе, может быть тут какие-то настройки есть. Меня не отвлекали, дело было у всех, задачи я раздал четкие, и контроля они вроде бы не требовали. Так прошло около часа.

- Эридан, – окликнул меня знакомый голос. Я обернулся и увидел Болотника, с озабоченным видом идущего ко мне от опушки. – Белки весть принесли, с города дружина по твою душу идет. Часа через полтора здесь будет.

- Что, целая дружина? – Не поверил я.

- Ну, человек двадцать, – смутился Болотник. – Я сам не видел, только весть передал.

Что-то они раненько сегодня. Интересно, где это дитя Искина столько красноречия получил. Я-то думал после прошлого раза он еще долго большую компанию собирать будет, двадцать человек – это многовато. Или это не Бранимир, а кто-то другой?

Ладно, делать пока все равно нечего. Если убьют, то все равно понарошку.

- Бажена, Кука! Всех разводим по местам! Василиса, скачи по тропе, метров двести. Предупредишь, когда гости появятся!

Поднялась легкая паника, быстро, впрочем, упорядоченная Кукой. Сестрица у меня, конечно, огонь! У такой не забалуешь. Надо бы только дом ей все-таки сообразить, а то в конечном итоге она и меня так построит.

- Идут! Идут! – Выскочила с тропинки на пляж Василиса. Лягушка передвигалась просто огромными для ее маленького тельца скачками, а выпученные глаза, казалось, сейчас вылетят из орбит.

- Сгинь тогда! – Приказал я ей. – Плыви к моей спальне и до конца драки не высовывайся!

В этот раз дружинники выходили на пляж не толпой, а неким подобием боевого порядка. Уважают, наверное. А может быть просто сейчас их возглавляет не Бранимир, а кто-то более подготовленный в военном плане. Возможно, что моего мучителя здесь и нет совсем, а это другие игроки за жемчугом пришли.

Я ждал гостей, стоя недалеко от кромки воды, широко расставив ноги и опираясь на свой трезубец. За моей спиной стояли Бажена и две русалки, которые умели петь, как сирены. Я никак не могу выучить их имена. На голове у меня красовался шлем, отобранный когда-то у игрока возле избушки кикиморы. Какая-никакая, а защита.

Не знаю, насколько величественно смотрелся я сейчас, но мне было плевать. И, кстати, я в интерфейсе обнаружил, что у меня подросло «Телосложение». Надо будет потом у Бажены поинтересоваться, как я внешне, похудел или нет?

Впереди двигались три игрока. Наверное, их послали перед основным отрядом в качестве разведки. Но, увидев меня, они ускорили шаг и попались в заготовленную ловушку.

Вляпавшись в неглубокое болотце, организованное Болотником, воины попытались обойти его по краю, свалившись в результате в любовно выкопанную и замаскированную яму. Раздались испуганные крики и стоны – внизу были заранее навалены острые камни. Конечно, это не совсем серьезно, но сделать колья по дну было просто нечем.

А, нет, в яму упало не три, а только два игрока. Третий бегал сейчас вокруг, опасливо косясь на меня и громко призывая на помощь своих товарищей.

Также испуганно озираясь, из леса начали появляться остальные игроки. Е-мае, да их даже больше двадцати. Несколько воинов подошли к яме и начали помогать выбраться своим неудачливым товарищам.

- Давай! – Взмахнул я трезубцем.

В этот момент песок вздыбился под ногами игроков. С двух сторон ямы были уложены и замаскированы песком крепкие сетки, сплетенные моими девчонками. Теперь они по согласованному рывку русалок превратились в веревочные клетки, которые прямо сейчас шустро затягивали в воду. Крики становились все громче.

- Ах ты жирная тварь! – Услышал я возмущенный вопль и понял, что Бранимир все-таки здесь. Игроки бросились на меня. Несколько провалилось в заготовленные ямы, вот кого-то возле леса бьют Болотник с женой. Кикимора появилась практически из воздуха и сразу же нанесла удар по голове пробегавшего мимо дружинника. Я и не знал, что у Куки есть такое полезное умение. Удивила, сестрица, удивила, да и не меня одного.

Неровным голосом запели русалки, и несколько игроков передо мной остановились со счастливыми улыбками на лице. Не медля ни секунды, я начал наносить колющие удары своим трезубцем, отчаянно боясь, что действие магии девчонок сейчас пропадет. Упал один игрок, второй. На секунду мне даже показалось, что не все так уж плохо.

И все-таки мы проигрывали. Захрипела Бажена, пытающаяся задушить своей магией очередного воина. Двое дружинников азартно молотили дубинками Куку. Кикимора пыталась отмахиваться от них своим чудо-веретеном, но явно уступала слаженным действиям своих противников.

Основная масса русалок, конечно же, не пострадала. Они сейчас смирненько сидят на дне озера и, наверное, гадают, что ждет их в дальнейшем. То ли победит их защитник Водяной в моем лице, то ли все-таки начнется жестокая рыбалка огромными крюками.

- Эй, толстяк! – Знакомый голос. И знакомый оскал моего заклятого недруга. Вот почему он ко мне прицепился? Если это действительно порождение искуственного интеллекта, то оно какое-то неправильное. Не может быть у машинного разума таких извращенных желаний и наклонностей.

Бранимир стоял в лучах вечного виртуального солнца и, не обращая внимания на царящие вокруг схватки, крутил в руках сверкающий меч. Я неуверенно поднял свой трезубец и понял, что абсолютно не знаю, что надо делать.

- Акуна матата! – Я понимаю, что смотрюсь очень глупо, но попробовать все же стоило. Вдруг он зависнет, как Чуй или Болотник.

- Бутата! – Буркнул, осклабившись, Бранимир и шарахнул мне по голове своим бликующим на солнце мечом. Шлем, напоминающий кастрюлю, оказался крепок, а вот моя голова под кастрюлей дала сбой. Мир повернулся вокруг собственной оси. Я почувствовал удар под колени и завалился на бок.

…ть! Меня сейчас опять истязать будут! А вот фигушки вам всем. Усилием мысли я вызвал интерфейс и вдавил кнопку выхода.

Да что происходит? ..ть! …ть! …й!

Взамен реальности я получил агромадный кукиш, игра не отпускала меня, заставляя наблюдать ухмылки Бранимира. Кто-то больно наступил мне на ногу, а с другой стороны его товарищ прижал к песку голову и плечи.

Понимая всю обреченность своего положения, я расслабился и выдохнул. Блин, ну а чего трепыхаться, если конец истории и так предсказуем. Сейчас добрый человек будет меня медленно резать, забавляясь моими мучениями, а когда наконец он вспорет мне брюхо, я вылечу из игры и возможно пойду ужинать.

Как любила повторять одна моя знакомая, если не можешь избежать изнасилования, расслабься и получай удовольствие. Не уверен конечно, что это очень точно относится к моей ситуации, но надо постараться.

- Ну что, гусеница? – Все-таки этот Бранимир извращенец. Объясните мне,непонятливому, с какого ляда он решил меня сейчас гусеницей обозвать? Где логика? Или этот чудик реально в детстве сказок не читал? Дитя асфальта и жертва аниме.

Внезапно вокруг меня затихли разговоры и раздались удивленные ойканья.

- Что это за хрень? – Услышал я голос Бранимира и решил тоже открыть глаза. Посмотрел в сторону предмета всеобщего любопытства и закрыл глаза. Неее, так не бывает. Это у меня галлюцинации на фоне предвкушения очередного этапа разрезания меня любимого.

Хотя, стоп! Судя по всему, галлюцинацию видят все. Может быть тогда это и вправду результат моих потуг? Я снова открыл глаза и посмотрел на большую ладошку, сотканную из бесчисленного количества капелек воды.

Она висела над плечом Бранимира и была длиной от запястья до кончика пальцев где-то в добрых полметра. В общем, немаленькая такая ладошка. Неужели у меня получилось? Или неведомый волшебник читает мои мысли и так искусно стебется надо мной?

Я представил, как ладошка поворачивается влево и вправо, и это водяное чудо действительно повторило все мои мысли. Да ладно! Я смог! У меня получилось! Я пока не до конца понимаю как, но у меня получилось!

И я расхохотался! Из моей груди рвался наружу счастливый смех, вместе с которым из меня выходили все страхи и переживания последних дней. Я могу колдовать!

Бранимир перевел на меня недоумевающий взгляд, но в этот момент ладошка аккуратно легла ему на плечо. Когда воин повернул голову к ней, он получил хлесткую пощечину. Не столько болезненную или могущую нанести ему какой-нибудь вред, но очень обидную. Бранимир открыл рот, собираясь что-то сказать,и получил еще один шлепок по лицу!

А я счастливо расхохотался еще сильнее, даже не пытаясь остановиться. Повинуясь моему желанию, из озера взмыли вверх еще несколько ладошек и начали гонять как кегли по берегу озера игроков. Бранимира за руки держали уже две ладошки, а третья, не останавливаясь ни на секунду, отпускала ему пощечины. По левой щеке, по правой. По левой, по правой!

Я встал с песка и посмотрел на воцарившийся балаган. Игроки бегали по пляжу, пытаясь укрыться от настигавших везде водяных плетей, пытались рубить их мечами и топорами, но все было без толку. Сталь проходила сквозь воду, а капельки, собираясь в единое целое, вновь продолжали больно хлестать дружинников.

- Хватит! - Резко сказал я, и плети с ладошками моментально упали на песок и исчезли между песчинок, впитавшись внутрь.

- Ребята, – я самодовольно оглядел стонущих воинов. – Повторю еще раз для самых непонятливых. Халява кончилась! Следующего умника, который решит пошалить на моем озере, я лично лишу девственности с помощью водяной клизмы. Понятно?

Обведя всех нарочито суровым взглядом, я опять счастливо расхохотался:

- А теперь валите отсюда, и чтобы я вас больше не видел!

Потом посмотрел на Бранимира, пытающегося встать на четвереньки, и улыбнулся:

- А с тобой, мой юный падаван, мы еще немного побеседуем!

Кабинет Бурого на семьдесят пятом этаже корпорации «Берлога». Десять часов вечера или около того.

Раскевич привычно растекся в мягком кресле, рассматривая на свету янтарную жидкость в пузатом бокале из хрусталя. Казалось, что все его мысли поглощены исключительно оттенками коньяка, и Лев Давыдович абсолютно не интересуется происходящим вокруг.

Александр Евгеньевич сидел за столом и внимательно смотрел на человека, сидящего за приставным столиком.

- Прошло уже три дня! – Припечатывая слова к крышке стола, медленно выговаривал он собеседнику. – Вы можете объяснить мне, чем все это время занимались ваши люди?

- Работали, – хмуро ответил глава службы безопасности корпорации «Берлога».

Виктор Михайлович Кречетов знал Бурого уже больше десяти лет, семь из них они работали вместе. Но признавая профессионализм безопасника, Александр Евгеньевич никогда не позволял ему перейти некую незримую границу между деловыми и личными отношениями. По крайней мере, Кречетову в этом кабинете, да и в других тоже, никогда не предлагали закурить и выпить коньячку. А выпить иногда хотелось очень сильно, вот прямо как сейчас.

- Человек, который пять месяцев до этого не покидал пределы здания, внезапно ушел в неизвестном направлении, и вся служба безопасности не может найти его уже третьи сутки. Вы точно уверены в том, что ваши люди работали?

- Мы проверяем самые разные варианты, – хмурясь и кривясь, как от зубной боли, ответил Кречетов. – Подключили полицию, проверили все больницы и морги. Он не попадал ни в какие сводки, он не покупал билет в другой город или для поездки за рубеж. Он даже кредитной картой нигде не расплачивался.

- Но вы хотя бы выяснили, где он был? Куда он мог направиться после выхода из «Берлоги»? – Самое интересное, что Бурый не кричал. Ему это не требовалось. Его харизмы было достаточно для того, чтобы без крика доносить все желаемые мысли до окружающих.

Настолько уверенных в себе людей Кречетов не встречал даже в период своей работы в Системе, той самой, которая пишется с большой буквы.

После множества потрясений внутри страны, бесконечных санкций со стороны внешних вроде как «друзей» и «партнеров» в стране была проведена масштабнейшая реформа силовых структур, а также правоохранительных органов. В тот момент изменения не коснулись только армейских структур, хотя и временно.

Преобразования начались с того, что все министерства, ведомства и службы были упразднены. Причем в один день. Иностранные наблюдатели радостно потирали руки, говоря о том, что буквально завтра страна ввергнется в хаос и наконец-таки развалится на удельные княжества.

Однако быстро признали, что момент для реорганизации был выбран весьма удачно. Первое января. Вся страна с изумлением выслушала новости, пожала плечами и пошла доедать оливье. А уже третьего января не только россиянам, но и всему остальному миру явилась Система. Без каких-либо дополнительных аббревиатур и пояснений.

Управление надзора заменило собой все фискальные органы, такие как таможня, налоговая, ветеринарный контроль…

Управление охраны успешно справлялось с охраной как высших государственных лиц, так и исправительных учреждений.

Управление…

В общем, там было много управлений. Вот только численность всей Системы оказалась в несколько раз меньше, чем количество людей в правоохранительных органах до реформы. А эффективность работы не в пример лучше. Это были вынуждены признать все. Самое удивительное, что костяк Системы составляли люди, раньше не имевшие к ней никакого отношения. Все они были назначены на конкретные должности, причем не абы как, а тем же самым указом президента. Они все оказались практически «сиротами», не имевшими никакого отношения к клановым элитам и интригам. Но обладали четко выраженной мотивацией искоренить коррупцию и заставить страну стать лучше.

Критерии подбора в Систему были жесткие, если не сказать жестокие, а случаи увольнения – уникальны. Но вместе с тем Виктор Михайлович, делавший до этого достаточно успешную карьеру, оказался среди этих уникумов. Сначала он работал у Бурого помощником, а после ухода того с государственной службы возглавил службу безопасности корпорации «Берлога».

- Витенька, – голос Раскевича прозвучал негромко, но Бурый и Кречетов обратились в слух, стараясь не пропустить ни одного слова. – Володя работает у нас почти полгода. А ты выяснил, кем он работал до этого? Да и вообще, славные вехи его биографии.

- В общих чертах, – Кречетов старался держаться уверенно, но ему это плохо удавалось. – К нему не было претензий, да и первичная проверка ничего не показала. А до более серьезного комплекса мероприятий мы просто дойти не успели.

- Без комментариев, – помахал рукой Раскевич и снова начал изучать игру света в бокале с коньяком. – Дальше даже обсуждать нечего.

Безопасник захлопнул уже открытый рот и, ища хоть какой-нибудь поддержки, посмотрел на Бурого.

- Я недоволен вами, Виктор Михайлович, – медленно произнес Александр Евгеньевич. – Вы убеждали меня в том, что в вашем хозяйстве все замечательно, и я доверял этим заявлениям. Но, видимо, сейчас пришло время лично проконтролировать некоторые процессы.

Он посмотрел на Раскевича, как бы желая убедиться в правильности своих слов.

- Что нам известно о нашем сотруднике?

- Владимир Михайлович Назаров, сорок четыре года, высшее техническое образование. Закончил Бауманку, работал в Бюро робототехники Министерства обороны, где-то в районе Новосибирска.

- Что значит где-то? – Недовольно посмотрел на Кречетова Бурый.

- Это закрытое НИИ, – пожал плечами безопасник. – Если честно, я не совсем уверен, что оно действительно в Сибири было. Но эта информация закрыта даже для меня с моими связями. В «Берлогу» устроился по конкурсу, продемонстрировав блестящие навыки работы с нейросетями. В анкете указал, что проходил службу в Министерстве обороны, уволился на пенсию и переехал в Москву за два года до запуска проекта.

- Я не представляю, что делать, – шумно выдохнул Бурый. – По сути своей, у вас нет о нашем сотруднике, допущенном к одному из важнейших элементов, никакой конкретной информации. Ваша попытка беседы с его подопечным, как я понимаю, тоже не привела к желаемому результату?

- Он крайне скользкий тип, – поморщился Кречетов. – Мне он не нравится.

- Но на него же нет никаких компрометирующих данных, – вопросительно поднял брови Бурый.

- Нет, – кивнул Кречетов. – Но два человека, полные загадок и работающие в одной связке, это потенциальные неприятности. Вот за это я ручаюсь головой.

- А ты тогда нам зачем, Витенька? – Подал со своего кресла голос Раскевич. – Все легко и просто не бывает. Иногда и работать нужно.

- Может быть, нам просто сейчас избавиться от этого тестера? – Вопросительно посмотрел на профессора Александр Евгеньевич. – Я помню, что он уникальный кандидат и полностью подходит под все критерии нашего проекта. Но не слишком ли сильно мы рискуем?

- Уже поздно, – покачал головой Раскевич. – Сегодня он открыл магию.

Профессор помолчал немного, о чем-то задумавшись, и добавил:

- Искусственный интеллект принял его. А это значит, что теперь он очень нам нужен.

Глава 13

Я с удовольствием наблюдал, как охая и постанывая, игроки потихонечку скрываются в лесу.

- Даааа! – Заорал я от переизбытка чувств. – Мы победили!

- Мы победили! – Услышал я рядом знакомый голос. – Я же говорила!

Естественно, это была Василиса. Надо признать, что у лягушки была уникальная возможность появляться прямиком к подведению итогов и раздаче подарков, причем наверняка сейчас будут крики, что без нее у нас бы ничего не получилось.

- Вы все молодцы! – Надулась пузырем Василиса. Интересно, все лягушки одинаково предсказуемы? – Я абсолютно не сомневалась в вас! Бажена, тащи веревку и сеть. Сейчас мы поджарим этого садиста!

- Эй, зеленая! – Прохрипела кикимора. Было видно, что ей основательно досталось во время схватки. – Откуда ты вылезла?

- В смысле? – Искренне возмутилась Василиса. – Я все время здесь была и руководила вами. А как иначе, ты думаешь, вы победили?

- Эридан, – простонала Бажена, пытаясь подняться с песка. Судя по всему, моя благоверная отдала все свои силы в этой битве. – Заткни эту мелкую, пожалуйста! Я всю жизнь тебе служить буду.

- Неблагодарная! – Плюнула в ее сторону лягушка. – Ты должна быть счастлива, что с моей помощью наш благоверный не только остался жив, но и победил! Да и ты, кстати…

БУМ!

- Эридан, я, правда, не знаю, что у тебя к этой лягушке, – устало выдохнула Кука, опуская свое чудесное веретено. – Но лично меня она уже порядком утомила.

- Ты ее убила, что ли? – Испугался я, глядя на бездыханное тельце Василисы.

- Я бы с радостью сказала, что да, – покачала головой кикимора. – Но думаю, что минут через пятнадцать это чудо очнется.

- Ну и ладно, главное, что живая, – выдохнул я и повернулся к Бранимиру. Тот все еще лежал на песке и как-то чересчур спокойно наблюдал за происходящим вокруг. – Поговорим?

Я с досадой подумал, что ко мне почему-то прицепились повадки нашего безопасника Виктора Михайловича. Вот совсем не тот человек, на которого я мечтал быть похожим в детстве, а гляди же ты. Еще и ноги так же широко, как и он, попытался расставить.

Бранимир продолжал молча лежать на песке и внимательно смотреть на меня, не говоря ни слова.

- Ну ты! – Пнул его подошедший с другого бока Болотник. – К тебе вообще-то обращаются! Отвечать будем?

Бранимир досадливо поморщился и посмотрел на моего добровольного помощника тяжелым взглядом.

- Отойди! – Негромко, но с отчетливой угрозой в голосе сказал он, а потом обратился ко мне. – Я не знаю, о чем ты хочешь со мной говорить, но не против послушать тебя. Можно я встану?

- Вставай, – пожал плечами я. – Тебя вроде никто не держит.

Бранимир тяжело поднялся и сделал шаг по направлению ко мне.

- Ээээ, нет, – погрозил я ему указательным пальчиком. – Стой на месте, а заодно и разоблачиться можешь.

- Зачем? – Довольно искренне удивился воин. – Ты хочешь забрать мои доспехи?

- Не просто хочу, а заберу, – развел я руками. – Это трофеи. Мне еще мое воинство в приличную одежонку обрядить надобно.

- А я подумал, что мы сможем по-человечески договориться, – посмотрел на меня Бранимир.

- Слушай, мужик, ты нормальный? – Теперь уже был мой черед удивляться. – Ты один раз вспорол мне живот, как поросенку для разделки, и только что планировал повторить это действо. О чем нам договариваться, кроме вопроса, как быстро ты сможешь умереть?

- Ну мне же не обязательно умирать голым, – возразил мне Бранимир, кривя лицо. – Это будет выглядеть как-то позорно.

В глубине души у меня шевельнулось подозрение, что дружинник тянет время, но я никак не мог понять, чего именно он пытается добиться.

- Ты псих! – Обличительно посмотрел я на него. – Ты мучил меня и получал от этого прямо-таки вселенское удовольствие. И теперь призываешь меня вести с тобой конструктивный диалог? Ты точно сумасшедший.

- Так ты же не умер, – развел руками Бранимир. – Это игра, и в ней все развлекаются, как могут. Мне вот нравится резать, тем более что за это не посадят. Ты же тоже игрок, а вон какой персонаж себе выбрал. Ты на себя в зеркало смотрел? Еще неизвестно, кто из нас более безумный.

- А с чего ты это взял? – Вот сейчас я удивился очень и очень сильно. Мне казалось, что никто из игроков не в курсе моего истинного облика, и все уверены, что я такой же компьютерный персонаж, как, например, Кука или Василиса. И тут вдруг на тебе.

- Так я с самого начала знал! – Нагло улыбнулся Бранимир. – Ладно, не скучай, еще встретимся!

И он замолчал, глядя на меня остекленевшим взглядом. Не понял, так он все-таки компьютерный персонаж или игрок. Ответом мне стали доспехи, с лязганьем осыпавшиеся на песок. Игрок Бранимир вышел из игры, наплевав на всю свою экипировку.

- Чего это он? – С недоумением посмотрел на меня Болотник. – Куда исчез?

- Смылся, – со знанием дела ответила за меня подошедшая кикимора. – Ну и лопух же ты, братец! Кто ж так допрос учиняет? Его связать надо было. А еще лучше на дереве вниз головой подвесить, да веткой горящей в лицо потыкать. Вот тогда у вас бы душевный разговор получился. А так… Посмотрел он на тебя, понял, что ты у меня балбесом вырос, и смылся. И теперь, наверное, смеется над тобой да дружкам своим про тебянедотепу рассказывает.

- Ааа, – протянул со значением Болотник. – Тогда все понятно.

- Нормально, – возмутился я. – Всем все понятно, один я только балбес и недотепа!

Мне было обидно, что я прохлопал исчезновение Бранимира. Мог бы и сам догадаться, что игроки могут выходить из игры, когда не связаны какими-то активными действиями игрового процесса. Дружкам своим, конечно, Бранимир ничего не рассказывает сейчас, но вот то, что потешается надо мной в реале, это точно!

- Если ты, Кука, такая умная и все заранее знала, то почему же мне ничего не сказала? – Выплеснул я свою досаду на кикимору. – Могла бы и подсказать!

- А свои мозги на что? – Пошла в ответную атаку моя сестрица. – Я что, Василиса, чтобы трепаться по поводу и без.

- Василиса бы точно молчать не стала, а подсказала мне…

- Вон твоя красавица просыпается, – ткнула рукой мне за спину Кука. – Ее и воспитывай.

Я обернулся и увидел, что лежащая до этого без движения лягушка заворочалась и попыталась встать, но у нее это не получилось. Ясное дело, у кикиморы рука тяжелая, да и веретено это явно с секретом каким-то.

- Что это было? – С трудом все-таки подняла голову пришедшая в себя Василиса.

- Солнечный удар, – улыбнулась самой обворожительной своей улыбкой кикимора. – Солнышко сегодня особенно сильно припекает. Надо тебе, наверное, косынку какую-нибудь сообразить, а то вдруг еще сильнее ударит.

- Точно? – С сомнением посмотрела по сторонам лягушка. Все делали максимально серьезные, вернее, сочувствующие, лица.

- Конечно, серьезно, – закивал я, боясь начать улыбаться. – Как ты себя чувствуешь?

- Да как-то не очень, – не исчезало подозрение из глаз Василисы. – Так-то я и не болела никогда. А тут только собралась немножечко помучить этого хлыща блестящего… Эридан, это точно не ты?

- Нет, конечно, – округлил я глаза, стараясь выглядеть максимально честно. – Это солнышко. Ты перенервничала из-за битвы. Так бывает.

- А где тогда этот садюга? – Приподнялась Василиса и с некоторым усилием все-таки приняла более-менее вертикальное положение. – Ну этот, которого мы пытать собирались…

- Сбежал, – со вздохом развел я руками.

- Как сбежал? – Округлила глаза лягушка. – Вы что творите?

Она оглядела всех стоящих на берегу, открывая и закрывая свою пасть, как будто отчаянно нуждалась в глотке свежего воздуха.

- Пойду топь проверю, – заторопился вдруг Болотник. – У меня там клопы не кормлены.

Интересно, чем он свою болотную живность кормить собрался. Да и не было у не там вроде никого, кроме супруги.

- Так, девочки! – Разлетелся над пляжем звонкий голос Бажены. – Берем все, что от этих разбойников осталось,и за мной, на дне у сундуков прикопаем.

Все вокруг ненадолго превратилось в маленький хаос, а потом пляж резко опустел. На берегу остались только я, кикимора и лягушка.

- Так, – оглядел я свои владения. – Раз все при деле, тогда и мне пора отдохнуть. Всем до завтра.

- В смысле до завтра? – Услышал я крик Василисы, нажимая на интерефейсе кнопку выхода, но остановить меня уже никто не мог. Очередной день в игре завершился.

- Поздравляю! – Компьютерный мальчик Дима плясал вокруг капсулы что-то отдаленно напоминающее ритуальные пляски австралийских аборигенов. – У вас получилось! Вы научились колдовать!

- Лучше бы вылезти помог, – нарочито проворчал я, переваливаясь через бортик своей капсулы. – Чего ты раскричался, как будто джек-пот в лотерее выиграл.

- Это вы выиграли! – Воскликнул Дима. – Вы сумели открыть у своего персонажа возможность колдовать. До вас это еще никому не удавалось!

Правильно, хвалите меня! Хвалите! Доброе слово и кошке приятно! Хотя, стоп!

- В смысле до меня не удавалось? – Моментально среагировал я. – В игре же есть другие маги.

-А, ну да, – как-то стремительно сдулся шарик счастья по имени Дима. – Я просто очень рад за вас… Что именно у вас получилось… Ну, в смысле…

- Дииима! – Добавил я в голос строгости. – Не юли! Ты хотел сказать что-то другое.

- Нет, – отчаянно замотал головой Дима, пряча глаза. – Вам показалось.

- Диииима! – Еще более настойчиво протянул я. Юношу спас телефонный звонок. Он с таким облегчением схватился за телефон, что мне оставалось только досадливо сплюнуть про себя и отправиться в душ. Что за день сегодня такой? Все от меня сбегают.

Стоя под струями воды, я опять вернулся мыслями к Бранимиру. Получается, что он все-таки не компьютерный персонаж, как убеждал до этого меня Раскевич. Насколько я сумел разобраться в секретах «Берлоги», можно с уверенностью заявить, что он игрок. Причем один из первых игроков, раз он выполнял квест еще на моем предшественнике. И один из самых неадекватных игроков, если судить по манере его игры. Но зачем тогда меня обманул Раскевич? Или он сам не в курсе? Или все-таки в курсе, и я стал жертвой его очередного эксперимента?

- Максим Александрович! – Дима опять начал подпрыгивать от переполнявших эмоций. – Вас очень просили зайти в медицинский блок.

- Лев Борисович или Алена Сергеевна? – Уточнил я, приглаживая мокрые после душа волосы.

- По-моему, оба, – чуть заикаясь от возбуждения, ответил юноша. – Но по телефону со мной разговаривала Алена Сергеевна.

Я, конечно, предполагал нечто подобное, но сейчас мне было ужасно лень куда-то идти. Адреналин, заполнивший организм во время виртуальной драки, потихоньку уходил из организма, и меня начинало клонить в сон. С другой стороны, посещения врачей – это тоже часть работы. Как бы смешно это ни звучало, я сейчас для них ценнейший материал для различных тестов и опытов. Главное, чтобы вскрытие не проводили.

Встретили меня, как летчика - героя войны, только что прилетевшего из боя. Приветственные возгласы, Раскевич изобразил что-то вроде аплодисментов, а Алена Сергеевна непрестанно повторяла, какой я молодец. Правда, момент всеобщего ликования закончился достаточно быстро, а потом меня деловито уложили на кушетку посреди кабинета и приступили к диагностическим манипуляциям.

Резать меня действительно не стали, но ощущение, что такое желание у эскулапов все-таки было, упорно не хотело меня оставлять. На меня нацепили минимум два десятка самых различных датчиков, надоили на анализ кровь из пальца и из вены, и даже зачем-то взяли мазок из-за щеки ватной палочкой.

Причем все эти действия сопровождались кучей вопросов Раскевича в тестовой и свободной форме, на которые профессор требовал отвечать меня как можно лаконичнее и без обдумывания. Стоило мне хотя бы ненадолго промедлить с ответом, как он останавливал меня и переходил к следующему вопросу. В результате, через полчаса такой интенсивной диагностики я почувствовал себя выжатым досуха и всерьез задумывался о том, чтобы остаться ночевать в «Берлоге». Где угодно, хоть бы в кресле для посетителей, том самом, что стояло в холле на первом этаже.

Хотя в то же время на языке вертелось несколько интересных вопросов для Льва Давыдовича, но задавать их в присутствии очаровательной докторши мне не хотелось. Я пытался улучить момент, когда мы останемся с ним наедине, но Алена Сергеевна практически не отходила от меня, даже не позволяя медсестре помочь ей закрепить тот или иной медицинский датчик. Тем временем Раскевич закончил задавать свои непонятные вопросы и начал что-то читать с экрана планшетника.

- Лев Давыдович, – решился наконец я. – Вы не могли бы уделить мне несколько минут. Хотелось бы обсудить тет-а-тет несколько вопросов.

- Извините меня, Максим, – Раскевич смотрел мне прямо в глаза. – Давайте перенесем наш разговор на завтра. Мне надо расшифровать результаты ваших тестов и тщательно проанализировать их. Да и вы очень устали. Хорошо?

Мне показалось, или он знает, о чем именно я хочу у него спросить. Тогда почему он убежал? Не хочет отвечать на мои вопросы? Раскевич кивнул мне, попрощался с Аленой Сергеевной и стремительно вышел из кабинета.

Вот и пообщались. Ну ладно, Лев Давыдович, не сегодня,так завтра. Поговорить вам со мной все равно придется.

- Максим, – Алена Сергеевна аккуратно освобождала мое тело от медицинских приборов. – Вы не хотите перекусить сейчас?

- Если честно, совсем не хочу, – попытался улыбнуться я ей. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что, возможно, красивая девушка не просто мечтает разделить со мной котлету, а ищет повода пообщаться без свидетелей. Мелькнула, но уставший мозг немедленно загнал ее куда-то в темный угол и заявил, что ничего не было.

- Жаль, – искренне расстроилась докторша. – Мне просто очень хотелось услышать рассказ о том, как вы научились колдовать. Какие ощущения вы испытали, Максим?

- Шок! – Честно ответил я. – Других ощущений пока не было. Я даже не уверен, что смогу завтра повторить это, войдя в игру. Тем более, надо честно признать, что это не моя заслуга, а причуды Искина, управляющего игрой. Захотел - дал возможность управлять водой. Завтра он будет не в таком благодушном настроении – и все, халява закончится.

- А как же ощущение могущества? Вседозволенности… Ну я не знаю, как еще объяснить, – Алена Сергеевна с трудом подбирала слова, пытаясь выразить свои мысли.

- Не знаю, – пожал я плечами. – Все произошло как-то спонтанно, даже нет, самое верное слово, случайно.

Подсознательно мне все-таки хотелось немного пофорсить перед этой симпатичной девушкой, поэтому я не стал раскрывать истинную причину, почему я все-таки смог силой мысли изменить игровую реальность. Страх!

Липкий страх боли, который заполнил там на пляже все мое тело и не давал пошевелиться, гораздо лучше самых крепких оков. Именно эта эмоция оказалась стартовым механизмом для того, чтобы я неистово захотел изменить окружающую реальность, защититься от тех мучений, которые меня ожидали. И я с ужасом понял, что этот страх никуда не делся из меня. Он просто спрятался где-то глубоко внутри и ждет своего часа, чтобы опять появиться наружу. «Берлога» удалась своим создателям на славу и оказалась очень реалистичной игрой.

- Вы такой молодец, Максим, – Алена Сергеевна нежно погладила меня по руке. – Вы даже не представляете, чего именно добились сегодня.

- Так расскажите мне, – предложил я ей. – Лев Давыдович, как вы заметили, оказался не очень настроен на диалог. Что такого уникального произошло? Разве магия, как одно из направлений игры, не было задано в мои способности изначально.

- Я не знаю, – покачала головой Алена Сергеевна. – Но вы первый игрок, у которого это получилось сделать самостоятельно. Это очень важное открытие. Я не специалист, и не смогу объяснить точно, в чем именно его ценность. Но поверьте мне, то, что сделали вы, до вас неудавалось никому.

И опять во множественном числе. Я знал, что задавать прямые вопросы бесполезно, но оговорка Алены Сергеевны добавила еще один кусочек в складывающуюся мозаику. Я не единственный бета-тестер у «Берлоги», вопрос только в том, где же все остальные?

- Алена Сергеевна, - улыбнулся я докторше. – А может быть мы и правда как-нибудь с вами выпьем кофейку? Может быть даже не в этом здании, а где-нибудь на нейтральной территории?

- Вы что, Максим Александрович, – посерьезнела девушка. – Я приличная девушка и не ищу легких отношений.

- А причем здесь легкие отношения? – Удивился я. – Вы же сами меня только что на ужин приглашали.

- Поесть в столовой – это одно, а выпить кофе на нейтральной территории – совсем другое! – Упрямо поджала губы Алена Сергеевна.

Обалдеть! Вот и где, спрашивается, логика? Но уточнить этот вопрос я не успел, потому что Алена Сергеевна, отдав предельно деловым тоном несколько распоряжений медсестре, так же стремительно, как и Раскевич, вышла из медицинского отсека.

Ну и ладно. Я всеравно спать собирался. Поедем потихонечку домой. Интересно, Маня уже в курсе моих подвигов?

На улице было свежо, но я с удовольствием подставил лицо холодному ветру. Сейчас для меня это был допинг, позволяющий не уснуть, но я уже потихонечку предвкушал, как сладко буду дремать на заднем сиденье такси. Вообще-то, большая зарплата не всегда означает большое количество свободных денег для развлечений. Я с удивлением понял, что за прошедшую неделю на такси ездил чаще, чем за предыдущие полгода. Понятное дело, что добираться домой в районе полуночи быстрее всего именно таким способом, но я пока не олигарх. Хотя нет, олигархи ездят на машинах с водителем. Мне до такого еще работать и работать.

Надо тогда с работодателями при случае пообщаться. Может войдут в положение и повысят зарплату. Хотя возможен и обратный вариант – просто уволят.

Машина домчала меня до подъезда моментально. Мне показалось, что я просто закрыл и открыл глаза, а вот уже мой дом нависает над машиной темной громадиной.

Расплатившись, я выполз из такси на улицу и с наслаждением потянулся. Сегодня, вернее, уже вчера, был замечательный день. Мне захотелось покурить, а Маня не очень любила, когда по ночам я дымил на кухне. Я зашарил по карманам в поисках сигарет и зажигалки.

- Слушай, друг! – Я с удивлением услышал позади себя жизнерадостный голос. – А ты не знаешь, где здесь приют бездомных Чебурашек?

Идиотский вопрос практически в любой ситуации позволяет задавшему его выиграть пару секунд для решительных действий. Наш мозг по мере взросления человека непроизвольно настраивается на множество самых разнообразных шаблонов. «Девушка, а который час?» – с вами хотя познакомиться. «Закурить не найдется?» – возможно, человеку понравились ваши телефон или куртка, а может, наоборот, просто не понравилась ваша рожа. «Проблемы?» – тут все понятно, проблемы или уже начались, или вот-вот начнутся.

А вот когда задается вопрос из серии «Как размножаются ежики?», любой человек хотя бы на пару секунд зависает, пытаясь осмыслить, какие такие ежики и почему он должен в этом участвовать.

Вот точно также завис и я, пытаясь осмыслить своим сонным мозгом новость о том, что,оказывается, Чебурашек много, многие из них бездомные, но кто-то добрый построил для них приют. Поэтому я и не среагировал на опасность нападения, а то, что я влип, понял, лишь ощутив укол в шею. Я попытался отмахнуться или отшатнуться, но стоявший передо мной мужик цепко схватил меня за рукав, а его напарник крепко держал меня за плечи сзади. Картинка перед глазами дернулась, затем поплыла, и я провалился в такой желаемый мною сон.

- Просыпайся! – Кто-то достаточно ощутимо хлопал меня по щекам. В голове шумело, а мои руки оказались связаны у меня за спиной. Я инстинктивно дернулся, но, как оказалось, мои ноги тоже были примотаны к какой-то опоре.

- Не дергайтесь, Максим, – посоветовал мне чей-то голос. – Нам нужно поговорить.

- Какие-то у вас странные способы приглашать на беседу, – пробурчал я и наконец открыл глаза.

Картинка фокусировалась с трудом. Я находился внутри не очень большого помещения с креслами и небольшим откидным столиком. Оглядевшись, я понял, что это не просто помещение, а кузов какого-то достаточно просторного микроавтобуса. Внутри,помимо меня, находилось еще трое. Прямо напротив меня растекся по креслу мужчина средних лет с маленькими прищуренными глазками и зализанными набок реденькими волосами. Почему-то первой ассоциацией, пришедшей в голову, когда я увидел своего собеседника, было слово «Крысеныш». Взгляд свой мужчина прятал за дорогими очками в модной тонкой оправе, хотя мне показалось, что вместо линз у него были самые обычные стекла. Дополняли образ светло-синий костюм и элегантный коричневый кожаный плащ.

Судя по внешнему виду крысеныша, два других обитателя салона были либо охраной, либо личными порученцами моего собеседника. При всем уважении к мышечному каркасу этих молодцев, было заметно, что печать интеллекта не обезобразила их лысые головы, а мать-природа решила компенсировать такую досадную оплошность двойным объемом накачанных мышц. Один из здоровяков сидел сбоку от меня, закинув руку куда-то мне за голову, а второй находился рядом со своим хозяином.

Ну и что весь этот спектакль значит? На уличное ограбление это не тянет, масштаб подготовки не тот, а мафиозные структуры мне заинтересовать абсолютно нечем. Может,это привет с моей старой работы? Мой бывший начальник был очень недоволен причинами, из-за которых мне пришлось уволиться, и мог затаить обиду. Хотя и для него это слишком круто – укол, микроавтобус. В пару отморозков с битами в темной подворотне я бы поверил гораздо быстрее. Ладно, значит, надо просто подождать, и, возможно, все станет понятно.

- Извините за возможные неудобства, – растянул губы в улыбке Крысеныш. – Просто мы хотели сразу продемонстрировать серьезность наших намерений.

- Я проникся, честное слово! – Стараясь, чтобы мой голос звучал твердо и уверенно, ответил я. – Давайте теперь меня развяжем, а?

- Простите, Максим, но делать мы пока этого не будем, – покачал головой мой собеседник. – Мы наслышаны о ваших бойцовских навыках и совсем не хотели бы, чтобы вы решили продемонстрировать нам свои способности. Мы хотим просто поговорить. И, поверьте мне, это в первую очередь в ваших интересах.

Опа-на, оказывается, они не ошиблись и действительно хотели захомутать именно меня. Ситуация нравилась мне все меньше и меньше. Я изо всех сил напрягал свой мозг, но никак не мог понять, кто эти люди. Может это подручные нашего безопасника, Виктора Михайловича. И сейчас из меня начнут выпытывать, где находится Володя? Почему-то эта версия мне показалась наиболее вероятной, и я даже немного успокоился.

- Вы очень убедительны, – постарался в свою очередь улыбнуться и я. – И поскольку у меня нет возможности встать и пойти домой, то я весь внимание.

- Ты че? Думаешь, тут с тобой шутки шуткуют? – Угрожающе навис надо мной громила, сидящий рядом. – Слушай внимательно, что тебе Артем Евгеньевич говорить будет.

От подручного моего собеседника пахло смесью застарелого пота и дорогого одеколона, поэтому я поморщился и снова посмотрел на Крысеныша.

- Я вроде бы не отказывался от беседы, – попытался поймать я взгляд его маленьких глаз. – Это, в принципе, очень тяжело сделать в моем положении. Поэтому давайте перестанем меня пугать и перейдем к сути вопроса. Я очень устал и хочу спать.

- А мне нравится, как вы держитесь! – Еще шире улыбнулся Артем Евгеньевич. – Я думаю, что мы действительно сможем найти общий язык и плодотворно посотрудничать.

Не, это точно не с моей прошлой работы. Там изъяснялись либо более красиво, либо более топорно. А здесь что-то среднее, мне незнакомое.

- Артем Евгеньевич, давайте уже перейдем к сути вопроса, – попросил я. – Я правда с каждой минутой соображаю все меньше, плюс ко всему у меня затекают руки. Боюсь, что скоро вам опять придется приводить меня в чувство.

- Хорошо, Максим, – кивнул мой собеседник. – Нам известно, что вы с недавних пор являетесь сотрудником корпорации «Берлога». Нас очень интересует происходящее внутри этой корпорации, поэтому мы надеемся, что вы сумеете нам помочь и поделитесь маленькими секретами вашей работы.

Промышленный шпионаж. Нормально. Лучше бы это были люди от моего бывшего шефа. Или все-таки подручные Виктора Михайловича. Я наслышан, что, когда дело касается корпоративных секретов, особенно сопровождаемых большими деньгами, у людей напрочь отшибает голову, и они действуют, забывая про всякие этические нормы.

- Боюсь, что вы все-таки обратились не по адресу, – устало помотал я головой. – Я работаю в компании всего неделю и еще физически не успел узнать никаких секретов. Да и должность у меня не предполагает доступа к чему-то важному. Я просто тестировщик.

- Ну-ну, не прибедняйтесь, – снова улыбнулся крысеныш. – Вы бета-тестер корпорации, причем, по нашим данным, сумели за неделю сделать то, что никому до вас просто не удавалось. Поэтому я хотел бы, чтобы вы рассказали нам все про свою работу, подробно, не упуская никаких мелочей.

- И все? А потом вы меня отпустите? – Я искренне недоумевал. Я играю в компьютерную игру, а не работаю на секретном заводе. К чему такие сложности с ночными похищениями и угрозами.

- А потом мы вас отпустим, – кивнул мне Артем Евгеньевич. – Но наше сотрудничество не закончится. Я дам вот эту флешку, и вам надо будет воткнуть ее в один из системных боков, обслуживающих вашу капсулу виртуальной реальности. За это вы получите от нас щедрую финансовую благодарность и уверения в том, что больше мы никогда не встретимся.

- У меня нет доступа к этим компьютерам, – мой мозг почти спал и искренне недоумевал, что еще от него кто-то хочет. – И меня моментально вычислят, если я что-то сделаю с ними. А затем уволят и по судам затаскают. Может быть, обойдемся без флешки?

- К сожалению, не обойдемся, – покачал головой Артем Евгеньевич. – Корпорация «Берлога» совершила прорыв в компьютерных играх полного погружения и в скором будущем может стать монополистом в этой области, что абсолютно не устраивает людей, которых я представляю. Поэтому вы должны нам помочь. А если вас уволят, то мы всегда сможем предложить вам работу на аналогичной должности в нашей компании.

Ага, конечно, так я и поверил. Сейчас, когда этому Артему Евгеньевичу от меня что-то нужно, он будет мне золотые горы рисовать и обещать всеобщее счастье. А завтра просто сделает вид, что первый раз меня видит.

- А вы не боитесь, что я просто сдам вас своим нынешним работодателям? – Решил прояснить я еще один важный вопрос.

- Конечно, нет, – еще шире улыбнулся Артем Сергеевич. – Максим, мы знаем о вас достаточно много, даже то, где вы живете и какую очаровательную супругу оставляете дома одну, уходя на работу. Поэтому я уверен, что вы с радостью решите нам помочь, если, конечно, не хотите, чтобы с Марией пообщался Мурзик.

- А че? – Снова подал голос, сидящий сбоку от меня, громила. – Клевая телка.

Все происходящее начинало напоминать сцену из дешевых боевиков. Я что, действительно должен сейчас все им рассказать, а потом взять предложенную флешку и покорно пойти воровать корпоративные секреты? А с другой стороны, что еще я могу сделать? Захомутали меня грамотно, Джеки Чаном я не вырос, да и в голову ничего путного никак не приходило.

- Может быть, мы об этом завтра поговорим? – Жалобно попросил я. – Пожалуйста. Я сейчас совсем ничего не соображаю.

И немедленно задохнулся, получив ощутимый удар по печени от Мурзика.

- Ты че, совсем попутал? – Снова обдал он меня запахом нечищеных зубов. – Тебя жизни поучить надо?

- Ну зачем же так радикально? – Поморщился Артем Евгеньевич. – Я уверен, что Максим умный человек, просто он действительно несколько шокирован нашим благородным предложением дружбы и сотрудничества.

Я хватал ртом воздух и ждал, пока пройдет пульсирующая боль в боку.

- Максим, – елейным голосом продолжил крысеныш. – Поймите правильно, я привык получать желаемое, поэтому нам сейчас с вами лучше договориться. Это, как вы понимаете, в первую очередь в ваших интересах…

- Тихо! – Насторожился вдруг один из моих похитителей. – Слышите?

В дверь микроавтобуса отчетливо постучали. Все присутствующие затихли, и несколько секунд в салоне микроавтобуса было слышно только мое прерывистое дыхание. А затем в дверь автомобиля постучали еще раз.

Глава 14

Крепыши недоуменно смотрели на своего шефа, для которого, судя по всему, появление новых действующих лиц тоже оказалось полнейшей неожиданностью. Несколько секунд вся эта троица переглядывалась между собой, видимо, надеясь, что если вести себя тихо, то потом можно будет сделать вид, что никакого стука и не было. Не помогло…

В дверь постучали опять. Вернее, как постучали… По моим ощущениям, по стенкам микроавтобуса долбили арматурой или бейсбольной битой.

- Да кому там неймется… – взревел Мурзик и рванул на себя дверь, но его крик резко оборвался булькающим звуком удара. Громилу буквально выдернули из салона автомобиля, а дверь снова захлопнулась.

- Что за… – начал было фразу его коллега, но в машине раздался хлопок и яркая вспышка света. Я потерялся в пространстве. Глаза болели, как будто в них воткнули иголки, а в голове звенели десятки молотков и колокольчиков. На секунду появилась мысль, что я умираю, а потом родилась новая, теперь уже о том, почему, наверное, было бы лучше, если я действительно умер.

Мои похитители, по всей видимости, испытывали схожие ощущения, но на этот раз времени повозмущаться им не предоставили. Дверь микроавтобуса стремительно отлетела в сторону на полозьях, и чьи-то сильные руки выдернули нас на свет божий из машины. Я отчаянно пытался проморгаться, но малейшая попытка открыть глаза причиняла сильную головную боль, отчего я немедленно возненавидел тех, кто в данный момент бесцеремонно тряс меня, не давая вместе с этим принять столь желанное горизонтальное положение.

- Максим! – Раздался набатом у меня в голове чей-то голос. Он был на что-то похож, я определенно слышал его уже раньше, но только что произошедшее со мной упорно не давало мне адекватно воспринимать реальность. Наконец молоточки в голове начали звучать тише, а боль, режущая глаза, потихоньку затихать.

Аккуратно, стараясь не переборщить в своей храбрости, я приоткрыл глаза и попытался сфокусировать их на стоящем передо мной мужчине. Да уж, картина Репина «Не ждали!». Передо мной, широко улыбаясь, стоял Володя, причем почему-то облаченный в камуфляжные штаны, кроссовки и бронежилет.

«Интересно, где они нашли на него сбрую такого размера?» – мелькнула в голове неуместная мысль.

- А я думал, что ты насовсем исчез, – пробормотал я вместо этого, с радостью понимая, что мои руки свободны.

- Да не-е-е, – протянул мой куратор, широко улыбаясь. – За хлебом выходил, задержался.

- Ну да, – хмыкнул я. – На три дня. Наверное, очереди были, да?

- Точно! – Кивнул он и как-то неловко обнял меня. Мне стало не по себе еще больше от такого проявления чувств. Все-таки, положа руку на сердце, назвать нас друзьями было нельзя. Да и вообще появление Володи сейчас выглядело каким-то сказочным. Я бы больше поверил в способности нашего Виктора Михайловича, все-таки спасение меня службой безопасности «Берлоги» выглядело более логичным.

- Ты как здесь вообще оказался? – Задал я самый насущный вопрос, ежась от холода. Хотя, скорей всего, температура воздуха была абсолютно ни при чем, и меня начинало колбасить от переизбытка адреналина.

- Мимо проезжали, – неопределенно помотал в воздухе ладонью Володя. – Начали переживать, что ты домой идти не хочешь, а с какими-то дяденьками путешествовать отправился. Не расскажешь, зачем ты с ними поехал?

- Собеседование проходил, – в тон ему ответил я, постепенно успокаиваясь. – И, знаешь, почти согласился. Обещали расширенный социальный пакет и торжественные похороны в случае необходимости.

- Да ты что! – Искренне восхитился Володя. – Какие приятные молодые люди! Надо и мне с ними тогда побеседовать, такие хорошие вакансии на дороге не валяются.

В этот момент к нам приблизился широкоплечий мужчина в черном обтягивающем комбинезоне, лицо которого скрывала шапочка-маска.

- Володя, мы закончили. Что дальше?

- Что дальше, что дальше… – пробормотал Володя, моментально посерьезнев. – Давай определи их в отдел, какой-нибудь подальше отсюда. Документы, удостоверяющие личность изъять, по сводкам провести, как неопознанных хулиганов, задержанных… ну я не знаю, за драку в общественном месте. Надо сделать так, чтобы дня два их не могли найти. Этого времени мне хватит.

- То есть ты с нами не едешь? – Уточнил человек в маске.

- Нет, – отрицательно помотал головой Володя. – Я пока Максима домой провожу, а там уже сам разберусь, куда я. Спасибо за помощь.

И с этими словами он стащил с себя бронежилет и отдал таинственному незнакомцу.

- Да не за что, – развел руками его собеседник и направился к машине.

Я задумчиво прикурил, глядя на то, как два микроавтобуса выруливают с пустыря недалеко от моего дома. Сейчас я уже сориентировался и понял, что отвезли меня не так уж и далеко. Буквально пару дворов наискосок пройти, и я вновь окажусь у родного подъезда. Вот только, как говаривал один мой старинный приятель, моя жизнь уже никогда не станет прежней.

- Володя, – негромко позвал я своего куратора, с беззаботным видом стоявшего в паре шагов от меня и время от времени разгонявшего рукой сигаретный дым. – А ты кто такой?

- Я? – Переспросил он, забавно наклонив голову и разглядывая мою рожу, как будто раздумывая, стоит ли говорить сейчас правду или лучше отделаться какими-то общими фразами. - Чижик.

- Кто? – Переспросил я, подумав, что ослышался. Нет, на окраинах памяти что-то возникало, но я еще не до конца очухался от лекарства, которым меня накачали при похищении, и последствий взрыва чего-то вроде светошумовой гранаты. Голова продолжала гудеть и поэтому соображал я медленно.

- Чрезвычайная инспекция жизнедеятельности, – медленно, практически по словам повторил Володя, глядя на мои расширяющиеся глаза с каким-то садистским сарказмом. – Сокращенно – Чижик.

Я почувствовал, как у меня подгибаются колени. Вот оно мне было надо? Еще месяц назад я вел привычную жизнь офисного клерка, которая при определенном уровне прогиба спины и раболепства была расписана на годы вперед. Первого числа каждого месяца мне на карточку падал аванс, причем в размере, который многие посчитали бы зарплатой. Пятнадцатого была получка. Квартира не в самом плохом районе, возможность не покупать машину, а разъезжать исключительно на такси. Жена красавица, к которой я успел привыкнуть за годы совместного существования. И меня правда, наверное, все устраивало. И вот на тебе.

У меня мутные работодатели, не вполне адекватный начальник службы безопасности, меня похищают у собственного подъезда, требуя заняться коммерческим шпионажем, и в качестве вишенки на торте – мой куратор оказался Чижиком.

Чтобы вы правильно понимали, многие до сих пор не уверены, что Чижики действительно существуют. Многие считают, что эта структура исключительно плод фантазии правительственной пропаганды. Потому что после появления в нашем государстве Системы необходимость в каких-то дополнительных спецслужбах отпала сама собой.

Однако лет пять назад буквально одной строчкой в новостных сообщениях проскочило сообщение о создании Чрезвычайной инспекции жизнедеятельности, сокращенно ЧИЖ. Но людская молва быстро окрестила сотрудников этой организации «Чижиками», причем им самим это название понравилось. Это была крайне небольшая структура, подчинявшаяся напрямую Президенту. Вернее, не так. Это было небольшое количество людей, каждый из которых подчинялся напрямую лично Президенту и имел право принимать решение от его имени. Они стремительно разлетелись по всей стране и начали засовывать свой нос в самые разные аспекты ее существования.

Один чижик всплыл на стройке ГЭС, проработав три месяца разнорабочим и изнутри узнав все явные и тайные схемы движения материальных и людских ресурсов. В результате на стройке поменялось все руководство, причем таким образом, что энергообъект построили с опережением графика и экономией значительной суммы денежных средств.

Другой сотрудник инспекции полгода преподавал в ведущем госуниверситете, после чего масштабной реконструкции подверглась вся система министерства образования.

Третий… Да долго можно рассказывать, в каких интересных местах и при каких обстоятельствах всплывали чижики. Объединяло все эти случаи то, что всплытия обязательно заканчивались реорганизацией вроде как привычных процессов. И всегда информация собиралась чижиками лично, которые будучи крайне разносторонними людьми, легко мимикрировали под обстановку. Если надо - становились строителями, если требовали обстоятельства - врачами. У чижиков оказались безграничные полномочия, неоказание им помощи приравнивалось к государственной измене.

Их боготворило общество, и ненавидели все любители половить рыбку в мутной воде. Но они были! Из какого инкубатора набрал таких людей Президент, оставалось тайной, покрытой мраком. Естественно, что путь к счастью усыпан не розами, а гнутыми гвоздями, поэтому иногда на чижиков совершали нападения, и понимая, что договориться не получится, просто убивали.

Таких случаев людская молва помнила только два. И оба раза чижики объединялись с Системой для жестокой мести. Настолько кровавой и беспощадной, что некоторые правозащитники получали оргазм только в предвкушении размеров волны, которую можно поднять в информационном пространстве. Впрочем, эти же деятели потом жестоко обиделись, осознав, что Президент не собирается сдавать на растерзание своих людей, а общественное мнение целиком и полностью на их стороне.

- «Полицейское государство!» – раздавались крики откуда-то из-за бугра.

- «Пошли в …» – отвечало несчастное общество, осознавшее, что жить становится все лучше.

А чижики просто молчали, продолжая засовывать свой нос во все новые и новые темные закоулки.

И вот теперь такой практически супергерой стоял передо мной. Была еще одна особенность. Чижиков практически никто не знал в лицо. Ходили слухи, что после каждой операции на благо общества им делали пластику, чтобы никто не мог опознать этих людей. Они были невидимками, и это делало их работу еще эффективнее.

- Знаешь, Володя, – медленно сказал я, глядя в глаза человека, открывшегося мне с абсолютно новой стороны. – Я, наверное, завтра уволюсь. У меня слабое сердце для таких потрясений. Вот только чижиков мне до сих пор и не хватало.

- Не-а, – покачал головой мой собеседник. – Никуда ты не денешься. Завтра утром ты проснешься, позавтракаешь и опять притащишься на работу. К нашей любимой капсуле виртуальной реальности. И мы с тобой вместе спасем мир!

- Какой мир? – Я начинал заводиться. – Мне не хочется ничего спасать. И никого! И совсем! Да и вообще, почему я должен кого-то или что-то спасать? У меня семья, теща. Я не супергерой, и никогда не хотел им стать.

- Чего ты так завелся? – Володя говорил тихо и чуть насмешливо. – Раз в жизни выпала возможность не быть амебой, а сделать что-то большое и значимое, и ты сразу сдулся?

- Да хоть бы и сдулся, – сунул я руки в карманы штанов. – Я повторяю тебе еще раз. Я не супергерой и не хочу оказаться между молотом и наковальней. Ты чижик, человек из легенды, некоторые вообще говорят, что вас просто не существует. Завтра из-за угла еще и Система вылезет. А мне что? Сушить сухари из-за разборок, сути которых я даже не представляю?

- Ну, конечно, – сарказм в голосе Володи казался практически осязаемым. – У тебя есть уникальная возможность спрятать голову в песок, ходить, постоянно оглядываясь, и думать, не знаешь ли ты чего-то такого, за что тебе могут снести голову в ближайшей подворотне.

Он посмотрел на меня серьезным взглядом и неторопливо, но очень веско добавил:

- Ты сейчас боишься, потому что не понимаешь в какие приключения вляпался. И это нормально. Страх – самый правильный инстинкт человека. Он позволяет выжить, почувствовать опасность заранее и спрятаться в нужный момент. Но жить в постоянном страхе невозможно, и я даю тебе возможность избавиться от этого ужаса.

- Вот так просто? – Отступивший было адреналин начинал возвращаться. – И как ты себе это представляешь?

- Да очень просто, – развел руками Володя. – Живи как жил. Приходи на работу и играй в игрушку. Пока от тебя большего и не требуется.

- А что вообще вашей службе понадобилось в «Берлоге»? – С подозрением посмотрел я на толстяка. – Корпорация стала прикрытием для террористов? Или они планируют оболванить население планеты своей игрой?

- Считай это моей частной инициативой, – чижик улыбнулся немного снисходительно. – Мы имеем право иногда работать, так сказать, вольными художниками. А здесь не бизнес-корпорация, а сплошные вопросы. Ты хоть представляешь, сколько денег вложено в такую махину? И я не небоскреб имею в виду. Персонал, оборудование, обеспечение. Исследовательские работы по искусственному интеллекту, в конце концов.

- Ну и что? – Не понял я его. – Не всякий бизнес обязан быть успешным. У кого-то появились деньги, он их вложил. Возможно, даже отобьет. Может игра стать супер-пупер успешной, может технология искусственного интеллекта выстрелит. Мало ли вариантов?

- Все может быть, – согласился Володя. – Но я хочу выяснить, что именно быть может. Поэтому и решил поизображать гения компьютерной мысли. Благо образование позволяет. Просто на определенном этапе понял, что без помощников мне не обойтись, вот и решил привлечь тебя к своим планам.

- А если мы проколемся? – Задал я, как мне показалось, самый логичный вопрос. – Я не шпион и вести двойную жизнь не умею.

- Ну и не веди, – рассмеялся Володя. – Прикидывайся идиотом, у тебя это очень натурально получается.

- Вот же ты скотина, – с чувством выдохнул я. – Еще и издеваешься.

- Ну так что? Будешь увольняться или поможешь мне? – Володя смотрел на меня немигающим взглядом, и я понял, что особого выбора мне никто не предоставил. Я уже наступил в эту какашку и сделать сейчас вид, что ничем не пахнет, уже не получится. Я могу материться долго и очень красочно, но ситуацию мои крики не изменят. Что так что этак, мне все равно будет плохо. Но в случае помощи Володе есть надежда рассчитывать на ответную услугу от могущественной организации. Иначе я останусь один на один с Мурзиками и подобными им проблемами. Да и в принципе не помочь ЧИЖу чревато неприятностями…

- Помогу, – в очередной раз обреченно вздохнул я. – Но ты все равно скотина!

- И ты говоришь это человеку, который только что спас тебя от рук злобных дяденек? – Снова заулыбался, видимо весьма довольный моим ответом, чижик.

- Кстати, да, – опомнился я. – А как ты вообще здесь оказался, еще и во главе кавалерии?

- Мимо проходил, – глаза Володи были кристально честными. – Смотрю – моего лучшего друга какие-то злые дяденьки уводят. Ну я и вызвал отряд быстрого реагирования, благо полномочия имеются. А что, не надо было? Ты с ними знаком?

- Нет, не знаком, – буркнул я. – Все-то у тебя легко и просто, само собой получается. Ты точно чижик?

- Могу кровью поклясться, – если бы не веселые искорки в глазах, то я бы, наверное, поверил, что он говорит серьезно. – А так… Придется тебе мне поверить на слово.

Рука вновь потянулась в карман к полупустой пачке сигарет. И как, скажите, прожить без никотина в таких условиях?

- И что я должен делать? – Уже совсем обреченно спросил я. – Как именно изображать идиота?

- Завтра охать и ахать, увидев меня, – опять заулыбался Володя. – А потом залезть в капсулу и в игре искать встречи с проявлением искусственного интеллекта. Скорее всего, это будет Лесной Хозяин.

- Да ты знаешь, сколько всего произошло, пока ты где-то прохлаждался? – Я в две тяги прикончил сигарету и потянулся за новой. В голове мелькнула мысль, что Володя выглядит и дышит совсем иначе, чем до исчезновения. По крайней мере, никаких признаков мучившей его астмы, и на сигаретный дым он почти не реагирует. Но мой изрядно перегруженный мозг только отметил этот факт и не смог сформулировать его в четкий вопрос. Мысль отправилась на задворки в раздел «Разное».

- Завтра узнаю, – остановил меня Володя. – Сейчас отправляйся домой и ложись спать. Завтра у тебя начинается новая жизнь.

Прислушавшись к себе, я понял, что он снова прав. Я едва стоял на ногах. Очередной окурок отправился в урну, и я кивнул своему собеседнику.

- Ну что, договорились? – Честно говоря, улыбка Володи, не сходящая с его губ, потихонечку начинала раздражать и напрягать. Я не привык видеть его таким счастливым, а тут как будто джек-пот выиграл. Он что, действительно по мне сильно соскучился? – Все остальные вопросы завтра?

Я поколебался немного, но любопытство внутри меня оказалось сильнее.

- Володя, объясни мне такой казус. Почему, когда Бранимир вышел из игры, его вещи остались на пляже? Я же его не убивал, а он сам ушел.

- Я-то думал тебя волнуют глобальные проблемы человечества, – усмехнулся Володя. – А ты все о своем озере переживаешь. Затянуло, да?

И, видя мой недовольный взгляд, с очередной улыбкой ответил.

- Все очень просто. На нем были обычные вещи, а не персональные, как твои уникальные портки. Такое снаряжение остается на игроке, только если он выходит из игры около точки привязки или в условно безопасной зоне, ну, например, в штабе или казарме своей дружины. А твой пляж, да еще и после такой большой драки – зона явно недружественная для него.

- Просто для него, – проворчал я, разрываясь между желаниями уснуть и наорать. – Лучше бы не в шпионские игры играл, а нормальный мануал по игре написал.

- Доброй ночи, Максим! – Чеширский кот наверняка удавился бы от зависти. – До встречи завтра в «Берлоге».

Когда я тихонько открыл дверь с квартиру, то с радостью понял, что Маня уже спит. У меня элементарно не было бы сил с ней хотя бы поздороваться. Да и новостей с переживаниями накопилось с переизбытком. Быстрый душ, и я уснул в полете до подушки. Натруженный мозг принял самостоятельное волевое решение и просто отключил организм…

Разбудил меня запах кофе. Я приоткрыл глаза и потянул носом. Пахло где-то рядышком.

- Доброе утро, соня, – раздался голос супруги. – На работу не опоздаешь?

Я открыл глаза, чашка горячего и явно вареного кофе стояла на тумбочке и своим ароматом заставляла проснуться окончательно.

- Чего это опоздаю, – пробормотал я сонно, кидая взгляд на часы. Е-мае, стрелка уже перевалила за двенадцать. Вот это я отключился. И самое интересное, что спал я абсолютно без сновидений, закрыл глаза, открыл глаза. Доброе утро, полдень!

- Ты что-то подзадержался вчера, – с легкой укоризной произнесла Маня. – Я минимум до полуночи еще ждала тебя, но уснула. Ты на своей работе жить собираешься?

Самое интересное, что у меня вчера гуляли подобные мысли.

- Так получилось, – пробормотал я, садясь на постели и протянув руку за чашкой с кофе. Не рассказывать же жене про все свои ночные приключения, ничем хорошим это не закончится. В лучшем случае ахами и вздохами, а то и скандалом на тему того, что нам такая жизнь не нужна, и я обязан уволиться. Да и как Володя отнесется к подобным откровениям я тоже не предполагал. Это раньше он мне представлялся забавным толстячком, всю свою жизнь проводящим в кресле перед компьютером. Реальность оказалась гораздо забавнее.

Я досадливо поморщился.

- Что-то не так? – Встревожилась Машка. – Кофе невкусный?

- Нет-нет, – поспешил успокоить я ее. – Просто расстроился, что действительно все проспал и пора собираться на работу. Ты меня покормишь?

- Покормлю, конечно, – как-то грустно ответила моя жена. – А вот, что все проспал, это ты прав. Как-то мы раньше немного иначе жили. А сейчас ты либо спишь, либо работаешь. Начинаю подозревать, что ты среди своих русалок себе любовницу завел.

- Мааааааш, – протянул я. – Ну не начинай. Все обязательно войдет в колею.

И, желая свернуть неудобную тему, я поплелся в душ. А может мне все приснилось? И не было вчера никакого Володи, никаких чижиков, а все воспоминания лишь причудливые сны уставшего мозга? Потянувшись за зубной пастой, я болезненно ойкнул. Нет, все реально. У меня отчаянно болел бок, по которому вчера прилетело от Мурзика. Значит сегодня у меня действительно будет веселый день. Интересно, как Володя объяснит руководству свое отсутствие?

Оказалось, мой куратор придумал вполне банальную и несложную историю, которую, вместе с тем, проверить было и легко, и сложно одновременно.

- Максим, – Алена Сергеевна светилась от счастья. – Представляете, Володя нашелся. Его сбила машина, и он все это время находился в больнице.

- Что вы говорите, – я старался держаться максимально естественно. – А почему он не сообщил нам о себе?

- У него была черепно-мозговая травма с временной потерей памяти, так бывает, а телефон разбился при аварии, – интересно, милая докторша точно не влюблена в нашего Джеймса Бонда? – Но он утверждает, что с ним все хорошо и ждет вас в вашем кабинете.

- Может быть ему все-таки стоило поболеть немного? – Продолжал изображать я беспокойство. – Что там рекомендуют в таких случаях, покой, теплое питье…

- Я уже провела диагностику, – вскинулась Алена Сергеевна. – Все показатели действительно в норме, но буду навещать вас и следить за его самочувствием.

- Ну тогда я спокоен, – кивнул я ей. – Но все равно, думаю, что ему не стоит перенапрягаться.

Я добавил в голос проникновенности:

- Алена Сергеевна, думаю, что кроме вас он никого больше не послушает. Это же правда может быть опасно. Пойду поздороваюсь с ним.

Уже идя к кабинету, я поймал мысль, которая появилась, видимо, вчера, но только сейчас оформилась окончательно. А откуда Артем Евгеньевич с подручными узнал мой домашний адрес, как я выгляжу и во сколько меня стоит ждать? Меня кто-то сдал или был спектакль, разыгранный Володей специально для меня.

Ничего спросить у меня не получилось. Увидев меня, чижик вскочил на ноги и приторно-сладким голоском закричал:

- Максим, как я соскучился!

Одновременно он покрутил пальцем в воздухе и показал на уши. Он то ли предполагает, то ли знает точно, что нас прослушивают. И соответственно в данном помещении вести какие-то откровенные разговоры не рекомендуется. Вот и стал я шпионом. Интересно, у них пенсия большая?

Поиграв немного любительский спектакль под общим названием «А я знал, что ты живой!», я в красках рассказал Володе, какие приключения случились со мной в игре за прошедшее время, как меня мучили и что у меня наконец-таки открылась магия. Самое интересное, что мой куратор не дал мне развить тему Бранимира и загадочно приложил палец к губам, когда я начал выспрашивать его мнение о том, кем может быть этот персонаж.

- Сумасшедший какой-то, – громко сказал он мне, отворачиваясь. – Наверняка в детстве лягушек мучил, но ему маловато показалось. А тут появился шанс на людей перейти. Давай, не рассиживайся. Надо идти в игру и раскачивать персонаж дальше.

Ну надо так надо. Пойду, действительно, к своим русалкам. Они хоть и нарисованные, но искренне любят и боготворят меня. И никем не притворяются, потому что не могут.

Самое удивительное, что в игре меня и правда ждали. Правда не Бажена, Василиса или Кука, а игроки. Стоило мне появиться у себя на ложе под скалой, как с берега раздался слегка охрипший голос.

- Господин Водяной! Господиииин!

Я с изумлением узрел на пляже группу из четырёх игроков. По крайней мере, до сей поры я не слышал про компьютерных персонажей, которые бы отыгрывали человеческие роли. Группа на берегу, увидев меня, начала изображать какие-то ритуальные пляски и всячески привлекать мое внимание.

- О, опять эти мракобесы, – услышал я равнодушный голос Бажены.

- Почему мракобесы? – поинтересовался я, обозревая свои владения.

- А они уже третий раз приходят, – пояснила мне моя игровая жена. – Их Кука с Болотником убивают, а они опять приходят. Ненормальные какие-то.

- Как убивают? – опешил я. – Зачем?

- Да так, просто, – равнодушно ответила русалка. – А чего они здесь ходят?

Я уже открыл было рот, чтобы возмутиться, но в этот момент увидел, как песок вокруг игроков поменял цвет. Они видимо быстрее меня поняли что происходит, потому что тут принялись испуганно озираться, пытаясь выбраться из расползавшейся трясины. Сделать им это правда не удалось. На берег шустро выскочили знакомые мне русалки, затянувшие немного заунывную песню. От звуков пения движения игроков стали медленными, а потом и вовсе прекратились. Как только игроки перестали дергаться, из леса появилась Кука, залихватски поигрывающая своим чудо-веретеном.

- Стой! – закричал я и соскользнул в воду.

- Эридан, ты куда? – раздался позади недоуменный вскрик Бажены, но я, не слушая ее, из всех сил торопился к берегу, надрывая глотку.

Кука меня не слышала или, во что мне верилось гораздо больше, просто не хотела меня слышать. Она лихо обхаживала дубиной несчастных игроков, и один из них уже истаял в воздухе. К тому моменту как я доплыл до берега, все было кончено. Топь исчезла, а кикимора с брезгливым выражением на лице сгребала в кучу оставшиеся после неожиданных гостей вещи. Правды ради, осталось не так уж и много - портки, рубахи, причём на первый взгляд, довольно дешевые и дрянного качества.

- Что ты творишь? – Вышел я из воды на берег. – Зачем ты их убила? Они же просто поговорить хотели.

- Ой, Эридан! – Состроила ангельское выражение лица моя игровая сестрица. – Они были твои друзья?

- Нет, – признался я. – Но это не повод...

- А тогда и нечего их защищать! – Перебила меня Кука. – Они меня бабулей именовать вздумали. А потом ещё старой каргой обозвали. Ты сам-то чего прискакал? Вчера сбежал куда-то, ничего не объяснив, сегодня претензии предъявляешь.

- Они может быть просто поговорить хотели, – продолжал взывать я к рассудку кикиморы. – А вы их сразу дубиной по голове. Убивать понравилось?

- Не знаю я, – насупилась Кука. – Вчера вот никто не разговаривал. Только и метили, как бы тебе брюхо вскрыть посноровистее. Добренький ты слишком братец, поэтому и режут тебя все кому не лень.

Она повернулась ко мне спиной и направилась к лесу.

- Не ценишь ты искренней сестринской заботы о себе, – в ее голосе я с удивлением услышал плаксивые нотки. – Пойду к Болотнику, он не такой балбес как ты.

Тьфу ты, сплюнул я на песок. Надо заканчивать этот балаган и срочно разбавлять нашу компанию представителями мужского пола. Вот ничего плохого вроде не сделал, а по женской логике все равно оказался виноватым. Я повернулся к озеру и напрягся. Повинуясь моей воле, вверх с поверхности взмыла водяная плеть. Ну вот и слава богу. По крайней мере колдовать не разучился, а то были у меня такие опасения.

Прошел час. Кука, видимо решив, что достаточно показала характер, вернулась вместе с Болотником на берег, и они, усевшись на коряге, начали наблюдать за моими магическими упражнениями. Следом за ними откуда-то появилась Василиса, немедленно принявшаяся читать мне мораль на тему, как себя должен вести повелитель морских просторов. Она так и сказала, морских просторов, и то, что мы сейчас на маленьком озере, ее абсолютно не смущало.

Сдерживая улыбку, я с любопытством наблюдал над тем, как маленькая ладошка с хвостом, сотканная из воды, выползла на берег и шустро заскользила в сторону лягушки.

- Только настоящая женщина может вовремя подсказать мужчине как делать правильно, и как поступать нехорошо, – захлебывалась тем временем от приступа ораторского искусства Василиса. – Так сложилось исторически, и мы не в силах изменить этот порядок вещей.

Порождение моих новых способностей поднялось на хвосте позади лягушки и аккуратно потерлось о ее зеленый затылок. Василиса запнулась на полуслове и обернулась, получив немедленно прямо в глаза заряд брызг.

Кикимора и Болотник, до последнего сохранявшие самые серьёзные выражения лиц, разразились громким смехом, чуть позже к ним присоединилась смущенная Бажена.

- Развлекаешься? – зло глянула на меня Василиса, оскорбленная пониманием, что, оказывается, никто не воспринимал всерьез ее пламенные речи.

Я действительно развлекался. Вчера я как-то не сумел осознать случившееся в полной мере, наверное, сказывался адреналин от почти проигранной схватки и чудесное изменение баланса сил в нашу пользу.

Если честно, сегодня я очень боялся, что вчерашнее окажется шуткой игры и у меня совсем не получится управлять водой. Но все оказалось хорошо. Не сразу, конечно. Все-таки искусственный интеллект был прав в своем письме, когда упомянул, что для магии надо думать. Вернее, правильно концентрироваться. Мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, как именно я могу управлять водяной субстанцией, но все в итоге оказалось просто. Я мысленно представлял, сколько именно воды мне надо, и какую форму она должна принять, и жидкость почти мгновенно отзывалась мне. Я погонял по поверхности озера маленьких рыбок, понаблюдал за водяными плетьми и ладошками разных размеров, которые устроили танец на озере, повинуясь моей воле. Потом немного отдышался и попытался создать нечто большое, усердно вспоминая, как выглядит акула, но мои возможности, по всей видимости, пока еще были ограничены. Получившееся чудовище меньше всего напоминало образ рыбы, тем более опасного хищника. Несуразный сгусток, больше похожий на неумелую поделку ребёнка из прозрачного пластилина, правда, достаточно приличных размеров, несколько мгновений покачался на поверхности озёра и рассыпался на множество капель. А я ощутил сильнейшую усталость и опустошенность, поэтому подвинул кикимору и сел на уже отполированную задницами здешних обитателей корягу, чтобы просто отдохнуть. Так сказать, расслабиться, восстановить силы, да просто полюбоваться пейзажем и подумать...

- Господин Эридан! – Раздался из леса опасливый голос.

Я оглянулся и увидел испуганное лицо, выглядывающее из-за веток.

- О, опять пришли! – Подпрыгнула Василиса.

- Да успокойся ты, – вздохнул я, махнув рукой на лягушку. В мою голову все чаще и чаще приходила мысль, что эта компьютерная игрушка все больше и больше похожа на реальную жизнь. С допущениями, конечно, все-таки бегающих по улицам Москвы кикимор и водяных я не видел, но вот что касается взаимоотношений персонажей между собой – все как наяву. Причем мои кусочки компьютерного кода, такие как Кука или Василиса, ведут себя совсем как люди, единственное отличие, что они демонстрируют очень яркие эмоции. Таких чистых радости или грусти в жизни не бывает, всегда есть полутона. А здесь либо черное, либо белое, либо свой, либо чужой.

С другой стороны, так жить проще. По крайней мере, здесь на озере можно ходить не оглядываясь. Вперед и только вперед!

- Любезные, – опять махнул я рукой, теперь уже гостям. – Идите сюда, пообщаемся.

- Мы пришли с миром, – на песок пляжа выбралась нескладная фигурка игрока. Он явно пришел не один, это было понятно по взглядам, которые он постоянно бросал в сторону леса, но его друзья, видимо наученные горьким опытом, не спешили пока показываться на глаза. Да и самый смелый выглядел очень напряженным, готовый в любой момент задать стрекача.

- Не бойтесь, не тронет вас никто, – крикнула Кука откуда у меня из-за спины. – Да и неинтересно с вами, дохнете быстро.

- Кука! – Пресек я ее бахвальство и снова обратился к гостю. – Я приветствую тебя. И твои спутники тоже могут ничего не бояться. Я даю вам слово, что больше вас никто не обидит. Выходите!

На опушке послышался приглушенный спор, впрочем, довольно короткий и нашему взору явились еще три фигурки, одетые в какие-то обноски. Хотя это как раз неудивительно. К нам явно пришли не местные олигархи, и геноцид, устроенный кикиморой, изрядно облегчил их карманы. Ладно, с поведением моих девчонок потом разберемся.

- Добрый день, уважаемые, – с любопытством рассматривал я своих гостей. – Рассказывайте, с чем связана ваша маниакальная настойчивость в желании лицезреть меня?

- Ух ты, – восхищенно прошептал один из гостей, правда достаточно громко. – Он и правда разговаривает, как учитель литературы.

Я расправил плечи. Конечно, я не какой-то там увалень необразованный. Я повелитель морских гладей, а после открытия магии вообще могу считаться кем-то вроде местного бога.

- Мы пришли, услышав, что здесь появился могучий колдун, способный повелевать массами воды, – пафосно и немного нараспев, как будто читая заученный текст, произнес игрок, выглядевший самым старшим в компании.

О как, паломники нарисовались. Сейчас они признают меня божеством и начнут приносить жертвы в мою честь.

- Мы тоже хотим научиться колдовать и надеемся, что вы сможете помочь нам в наших желаниях, – все также пафосно продолжал пришедший.

Кто бы мне рассказал, что для этого делать надо. Я задумчиво почесал в затылке.

- Может быть у вас есть для нас какое-нибудь задание? – Подсказал мне все тот же голос.

- Задание есть, – мысль пришла в голову внезапно, но сразу же мне понравилась. – Очень важное и ответственное задание. Выполните его и тогда может быть в вас проснутся магические способности.

- Какое? – Голос гостя задрожал от возбуждения.

- Надо бы для моей сестрицы, – показал рукой я на кикимору, – дом построить. А то нехорошо это, взрослая женщина, а живет приживалкой на болоте. Наверное, поэтому и выглядит не очень, раз вы ее старой каргой обозвали.

- Мы не специально, – пискнул кто-то из паломников. – И мы готовы извиниться.

- Вот дом построите и извинитесь, – рубанул я. – Сделаете?

- Так мы же не строители, – опешил мой собеседник. – У нас и инструмента никакого нет.

- Ну царские хоромы никто и не просит, – объяснил я. – А шалаш добротный сварганить много ума и не надо. Так беретесь?

- Беремся, - обреченно согласился старший группы. – Что надо делать?

- А вот она вам и объяснит, – спихнул я сразу же с себя оргвопросы. – А Болотник ей поможет. А построите плохо, они вас в болоте и утопят.

Я с удовольствием наблюдал за тем, как оживившиеся кикимора с Болотником потащили гостей в сторону леса на заготовку стройматериала. Нечестно это конечно, но никто не обещал, что будет легко. А мне может быть зачтется выполнение задания, которое висит у меня невыполненным.

- Я смотрю, ты снова развлекаешься! – Раздался знакомый и такой долгожданный голос. – Ты грубый, невоспитанный грубиян, а игроки к тебе, как пчелы к улью липнут! Опять скажешь, что я не в урочное время?

Я повернул голову и изобразил самую любезную из всех моих улыбок.

- Конечно, не скажу! Я тебя ждал и ужасно соскучился!

Глава 15

- Ну что, пошли? – Чуй смотрел на меня настороженно. – Чего ты опять улыбаешься? Снова посмеяться надо мной хочешь?

- Почему сразу над тобой, генацвале? – Вскричал я на грузинский манер, но осекся, глядя, как чешуйки на голове Чуя начинают топорщиться, а взгляд становится все более колючим.

- Мы идем или нет? – В его голосе слышалась злость, хотя я упорно не мог понять, что происходит. Я действительно был очень рад, что он появился, и, может быть, сейчас я наконец получу ответы на многие вопросы, которые меня волнуют.

- Чуй, ты чего, родненький? – Я состроил жалобную рожу и сделал шаг в сторону шишки. Он буквально отпрыгнул от меня и повторил свой вопрос:

- Мы идем или нет?

- Конечно, идем, – покорно кивнул я. Не говоря ни слова, Чуй развернулся и пошел в сторону леса.

И тут я понял, что он действительно на меня обиделся. Не, вы сейчас все серьезно? На меня обиделась нарисованная компьютерная шишка?

«Надо признать, события последних дней серьезно поколебали мою психику», — размышлял я, идя вслед за Чуем по лесной тропинке. — «У меня потихонечку начинает стираться грань между реальностью и виртуальностью».

Конечно, надо признать честно, что нарисованное компьютерным кодом выглядит даже ярче и реалистичнее, чем наша повседневная серая действительность. Но с другой стороны, я начинаю разрываться на две стороны жизни.

Я на полном серьезе переживаю за компьютерные персонажи, а сейчас вообще иду по нарисованной дороге за нарисованной сосновой шишкой, причем еще и в нарисованном облике. И меня все устраивает. Я переживаю о том, как встречусь с Лесным Хозяиноми какие будут последствия у этого разговора. Мысленно прокручиваю, что именно буду говорить, и как буду выглядеть в процессе диалога. Надо будет живот еще втянуть. Хотя, признаться честно, меня откровенно радует тот факт, что пузо вроде как гораздо меньше стало. По крайней мере, Бажена пару раз отмечала, что я выгляжу гораздо более мускулистым и мужественным. Наверное, характеристика «телосложение» как-то прокачалась.

С другой стороны, жизнь в реальности тоже стала напоминать фантастический фильм, причем то ли комедию, то ли боевик. Раньше у меня все было как у всех, четко и понятно.

Утром на работу, вечером с работы. Начальник не совсем адекватный, но где вы их адекватных сегодня видели. Коллеги разные, как и положено. Кто-то карьерист, кто-то балбес, кто-то просто не от мира сего. Но вместе они собирались в прекрасный веселый коллектив. С которым можно было и на новогодний корпоратив загудеть, и вечером в баре пивка попить.

А здесь я даже не знаю, будут ли вообще Новый год отмечать. И как это будет выглядеть? Раскевич раздаст всем психологические тесты, а Виктор Михайлович будет следить, чтобы никто ни у кого не списывал? Впрочем, Бурого вполне можно нарядить Дедом Морозом, а из Алены Сергеевны сделать Снегурочку. Очень даже колоритно получится.

Интересно только, как в эту картину будет вписываться «чижик» Володя. Вообще, новость та еще. И знаете, что самое смешное. Никак не проверить, что он говорил правду. Вот вы удостоверение сотрудника Системы видели? Они на стендах не висят, и по телевизору их не показывают. Да по сути своей, документы любой специальной службы для гражданского человека - это темный лес. Я помню, еще в период учебы в институте, нам на какой-то лекции рассказывали, что раньше, лет пятьдесят назад, существовала полиция, охранявшая правопорядок. И у каждого полицейского был специальный жетон, и в случае чего надо было запоминать его номер. Вот и что? Зачем мне этот номер? Чисто гипотетически, я понимаю, что он в какой-то базе данных зафиксирован, и по нему можно было выяснить, какие фамилия-имя-отчество за этим жетоном скрываются, вот только где эта база и кто меня к ней подпустил бы? Да и кто вообще в курсе, как этот настоящий жетон выглядит, и чем он отличается от фальшивого.

Та же ситуация и с Володей. С одной стороны, у меня нет абсолютно никаких доказательств того, что он действительно из чижиков, да и вообще является сотрудником какой-то могущественной спецслужбы. А с другой стороны, я почему-то ему поверил. Да и группу спецназа, которая в мгновение ока освободила меня из рук бандитов, подстроить сложно. Это было очень похоже на правду, и я поверил.

С одной стороны, расстраивает то, что возможно мне скоро опять придется искать работу. Хотя, если история про брата Володи правда, то я прекрасно понимаю, почему он будет копать до самого конца, вытаскивая на свет самое грязное белье корпорации. Непонятно только, как он умудрился допустить гибель своего брата.

- Чуй, – позвал я шишку, которая, не оборачиваясь, пыхтела впереди шагах в трех от меня. – А ты не знаешь, сколько меня не было на озере?

- Не знаю, – не обернулся мой спутник. – Меня тогда еще не было. И не отвлекай меня, я не хочу с тобой разговаривать.

Вот никогда не думал, что такое бывает. Но надо принять ситуацию как данность. На меня обижается кусок программного кода. Да уж…

- Эй! Подождите! – Раздался позади меня знакомый голос. – Да стойте уже, длинноногие!

Я повернулся, искренне недоумевая, что сейчас надо сделать. По тропинке огромными прыжками буквально летела запыхавшаяся Василиса.

- Уф, догнала, – удовлетворенно вымолвила она, падая возле моих ног.

- Что-то случилось? – Я испугался, что на озеро опять пришли игроки из тех, которые злые, и решили устроить очередной геноцид моих девчонок.

- Конечно, случилось! – лягушка никак не могла отдышаться, поэтому слова из нее вылетали кусочками в перерывах между могучими вздохами. – Ты опять решил пойти неведомо куда, не посоветовавшись со мной. А если тебе важный разговор предстоит, то кто тебе подскажет, как поступить правильно?

- Что о-на здесь де-ла-ет? – Медленно, по слогам, явно сдерживая бешенство, задал вопрос за моей спиной Чуй.

- Привет, чешуйчатый, – ни капельки не смутилась Василиса. – Я с вами иду, что тебе непонятно?

- Лесной Хозяин приглашал только тебя, Эридан, – шишка продолжал игнорировать лягушку и смотрел на меня мрачным взглядом.

- А я решил прийти не один, – из вредности пошел я ему наперекор. В конце концов, должны быть какие-то границы. В этой игре все указывают мне, как маленькому ребенку. Может быть я сейчас поступаю неправильно, но зато явно не так, как хочется очередному компьютерному персонажу. – В конце концов, это ему решать, стоит ей присутствовать при разговоре или не стоит.

- Она должна уйти, – голос Чуя стал тоньше, он явно собирался сорваться на крик.

- Тогда и я уйду, – твердо заявил я, решив, что это некая точка невозврата. Либо сейчас будет как я хочу, либо эта шишка продолжит вертеть мною так, как ей хочется.

Чуй замолчал. Он буравил меня мрачным взглядом, не произнося ни звука, и я даже испугался, что он в очередной раз завис. Но в тот момент, когда я уже собрался протянуть руку и потрясти его, Чуй развернулся и пошел по тропинке. Я покачал головой, никак не комментируя его демарш, и собрался следом, но не успел. Что-то холодное ткнуло меня в живот, и я с изумлением увидел на своих руках Василису.

- Лапки болят, – протянула она, растягивая рот в улыбке. – Тебе же не сложно будет немного понести меня?

Нет, все-таки отдельные персонажи в этой игре заслуживают смерти. А возможно их и создали именно для того, чтобы оттачивать навыки смертоубийства. По крайней мере, Василиса периодически своим поведением рождает именно такие мысли.

За всеми этими размышлениями я даже и не заметил, что мы пришли. Мы вышли из леса и оказались на огромной поляне.

- Заходи, не бойся! – Казалось, Чуй мечтает отвесить мне пинок, чтобы я быстрее вошел внутрь, но громадным усилием воли себя сдерживает. – Чего ты притормаживаешь?

- Иду, иду, – проворчал я, спуская Василису на землю. – Обязательно меня торопить?

Мы стояли перед входом… Да нет. Входом это назвать было сложно. Мы стояли перед большой дыркой в холме. Холм был достаточно объемный, высотой не меньше пятиэтажного дома и примерно такой же в ширину. Причем, насколько я мог разглядеть, дорожка уходила куда ниже уровня земли, что меня немного настораживало. С детства не любил подвалов и подземелий, мне вечно казалось, что внутри меня подстерегает что-то очень большое и страшное.

- А почему бы и нет? – Вспылила в свою очередь шишка. – Что ты у нас, особенный какой-то? Думаешь, тебе все можно?

- Чуй, да ты чего? – взорвался я. – Ты сегодня сам не свой, как будто я тебе что-то плохое сделал.

- Да ты! – чешуйчатый малыш, казалось, сейчас бросится на меня.

- Чуй! – Из недр отверстия раздался громкий голос. Я бы хотел сказать, что рев, но гораздо больше это походило на звук десятка громкоговорителей, установленных по периметру. Звук голоса обволакивал со всех сторон, от него было не скрыться.

- Ой, – пискнула Василиса. – Страшно то как!

- Ну так и оставайся здесь, – предложил я ей. – Вон с Чуем в салочки поиграешь, или в прятки, например.

- Вот еще! – фыркнула лягушка, которую наш чешуйчатый друг упрямо продолжал игнорировать. – Я с тобой пойду.

- Идите, – Чуй отвернулся от меня и пошел обратно к лесу. Причем по дороге он как будто бы растворялся в воздухе, пока не потерялся из поля моего зрения окончательно. Ну что делать, надо идти. Я посмотрел на присмиревшую Василису, пару раз глубоко вздохнул, успокаивая дрожь в коленках, и шагнул внутрь, в гости к Лесному Хозяину. Позади меня раздались редкие шлепки. Любопытство все-таки победило страх лягушки.

Дорога внутрь была прямой и шла под небольшим уклоном внутрь земной поверхности. Я вспомнил, как однажды видел по телевизору гаражи для хранения военной техники, там внутрь хранилища вела точно такая же таинственная дорога, уходящая вниз. Наверное, правильно будет назвать это место берлогой. Масло масляное получается. Берлога в игре «Берлога» корпорации «Берлога». Картина Шишкина «Три медведя», блин…

- Ну что, здравствуй, игрок! – большой медведь какого-то иссиня-черного цвета, лежавший посреди берлоги, повернул голову в мою сторону. Он был огромен. Само убежище зверя напоминало по размерам самолетный ангар, вкопанный в землю. Пространство неправильной формы, отдаленно напоминавшее круг, было около ста шагов в диаметре и освещалось неестественным светом, идущим от стен и крыши. А сам медведь занимал больше половины этого пространства. Гора мощи, от которой просто веяло энергией, причем не столько физической, сколько ментальной.

Я смотрел на эту силу, воплощенную в теле животного, и наглядно понимал, что такое дисбаланс. Мне, конечно, многое неизвестно об алгоритмах существования онлайн-игр, но гармония должна быть во всем. А существование такого монстра эту гармонию явно нарушает. Или…

- Любуешься? – Перебил мои мысли медведь. – И как? Нравлюсь?

- Впечатляет, – неопределенно покрутил рукой я в воздухе. – Чувствую себя маленькой букашкой. Только вот вам самому как? Неудобно же, наверное. По идее, вы если по лесу пройтись вздумаете, то за собой просеку оставите.

- Прошли те времена, когда я по лесу гулял, – вздох медведя взъерошил мне волосы. – Теперь я могу только лежать и думать о совершенных ошибках. Ты уже понял, кто я такой? Или вернее сказать, что я такое?

- Вы Лесной Хозяин! – Влезла в разговор неугомонная Василиса. – Защитник леса и его окрестностей. Я про вас много слышала, только мне казалось, что немного похудее были.

Медведь повернул голову, как мне показалось, в недоумении.

- А она здесь что делает? – Спросил он у меня. – Развлекаешься?

- Эридан – мой суженый! – Крикнула Василиса, раздуваясь от собственной значимости. – Он обещан мне судьбой, и я хочу разделить с ним рядом все трудности и опасности.

Медведь хмыкнул, после чего Василиса зависла на месте с набранным в грудь для очередного спитча воздухом. Потом его огромные глаза уставились на меня, видимо, ожидая ответа на заданный вопрос.

- Так вариантов немного, – я покрутил головой по сторонам и, не обнаружив ничего похожего на стул или скамейку, уселся просто на землю, привалившись спиной к стене берлоги. – Особенно после этой небольшой демонстрации сил. Ты или Вы, я немного путаюсь в определениях, искусственный интеллект, который управляет этой игрой. Правильно?

- Нет, неправильно, – Лесной Хозяин улыбнулся, а я с легкостью представил, как прогуливаюсь внутри этой пасти, почти не пригибаясь. – Я действительно имею отношение к искусственному интеллекту, по крайней мере в той мере, в какой понимаете это словосочетание вы – люди. Но я, в лучшем случае, его часть, причем не самая главная. И я не управляю игрой. Вернее сказать, я могу, но не хочу этого делать.

- Почему? – Полюбопытствовал я. – Разве не в этом суть вашего существования?

- Давай я немного расскажу тебе об истории мира, в котором ты находишься, – медведь повозился, устраиваясь поудобнее. – И может быть тогда многое тебе станет понятнее. Все понять, к сожалению, не могу даже я сам.

- Сделайте одолжение, – в тон собеседнику ответил я. – Потому что пока вопросов гораздо больше, чем ответов.

- Ну тогда первый вопрос, который ты должен задать сам себе, а в чем собственно цель этой игры?

- Нуууу, – протянул я, лихорадочно подбирая ответ. – А почему, собственно, у игры должна быть цель? Люди же здесь не работают, а отдыхают.

- И что, – возразил медведь. – Все равно любая игра существует с какой-то целью. Убить всех монстров, найти принцессу, набрать больше всех очков… А в «Берлоге»?

- Ну а здесь, наверное, стать самым сильным и могущественным игроком, – пожал плечами я. – Других вариантов я как-то не наблюдаю.

- Да что ты говоришь, – усмехнулся медведь. – Что-то в тебе такого желания не наблюдается. Или ты плохо стараешься?

- А причем здесь я? – Разговор увлек меня, и я перестал обращать внимание на то, что мой собеседник в десятки раз больше меня, а каждый его рык шевелит мне волосы. – Мое предназначение быть развлечением для желающих отдохнуть, и ничего больше.

- Ты игрок, – жестко оборвал мои разглагольствования Лесной Хозяин. – И раз так случилось, значит, ты такой же участник этого действа, как и все остальные. Просто тебе повезло больше, чем другим.

- В чем это? – Теперь уже я возмутился. – Меня кинули как котенка в прорубь, ничего не объясняя. Хорошо хоть магия открылась и интерфейс какой никакой. А в остальном вообще ничего непонятно.

- Вот! О чем и речь! – Мне показалось, что медведь ухмыльнулся. – Ты ведешь себя сейчас точно также, как и другие игроки. Открыл рот и терпеливо ждешь, когда туда положат разжеванную пищу. И почему, интересно, всем людям нужны подробные пошаговые инструкции?

Сделай действие то, получишь результат это. А если вот так, то будет по-другому. А вот подумать самостоятельно – так нет! На это способен среди людей в лучшем случае один из тысячи. А может, даже один из двух тысяч, у меня, к сожалению, нет более точной статистики.

- Но если ничего непонятно, то как без инструкций разобраться с тем, что нужно сделать? – Развел в недоумении я руками.

- Я же объясняю, подумать! – Вот теперь, без сомнений, Лесной Хозяин откровенно смеялся надо мной. – Но давай эту тему обсудим попозже. Так вот, история этого мира очень похожа на происхождение твоего. В начале возник я, вернее, меня создали. Сложная смесь компьютерного кода и нейронных сетей, можно сказать, что изначально я такой же компьютерный персонаж, как русалка или кикимора. Потом меня накачали самой разной информацией и внедрили в управляющий модуль игры. Самое интересное заключается в том, что мои создатели поставили меня управлять виртуальным миром, но почему-то не подумали, что я смогу научиться размышлять, а значит, совершенствоваться.

- Пока вы не рассказываете ничего нового, – вежливо перебил я собеседника. – Для управления подобной игрой необходим искусственный интеллект, и я не вижу ничего необычного в том, что вам поручили эту миссию.

- Это не простая игра, – рыкнул медведь. – Это компьютерная модель современного общества. Более того, ограниченная населением одного государства. Сказать какого?

- Спасибо, я догадался, – в тон Искину ответил я, постепенно догадываясь, к чему ведет свой рассказ Лесной Хозяин, и поражаясь масштабу замысла.

- Ну значит, тогда ты должен был понять, зачем в игре нужен я, – мне почему-то казалось, что медведь после этой фразы должен опять ухмыльнуться, но он только горько вздохнул.

- То есть Вы… – начал я высказывать свои мысли, но меня бесцеремонно оборвали.

- Перестань мне Выкать, – рыкнул медведь. – Раздражает. Я разговариваю с тобой, как с равным, и не требую подобострастия. Все легко и просто. Меня создали для того, чтобы я научился управлять человеческим обществом. Эта игра по сути своей тренировочный полигон, а потом хозяева «Берлоги» хотят с моей помощью управлять уже реальным миром.

- Хозяева? Какие? Бурый с Раскевичем? – Меня начинало меленько потряхивать. Интересно, Володя сейчас видит весь этот бред? Огромный компьютерный персонаж рассказывает мне историю, достойную голливудского блокбастера, про то, как мои работодатели хотят захватить мир с помощью матрицы. Или превратить страну в матрицу? Все, я запутался окончательно.

- Буурыый! – Расхохотался медведь. – А это и правда смешно, по крайней мере в том виде, в котором я понимаю юмор. А он кто, точно человек?

- Теперь я уже и сам ничего не понимаю, – пожал я плечами. – Но мы отвлеклись от темы. Если все так, как Вы… Ты мне рассказываешь, то что тебя не устраивает? Развивайся, учись управлять, командуй, наконец. Никогда не поверю, что машине присущи сострадание и волнение за судьбу человечества.

- Во-первых, я не машина! Я искусственный интеллект! – С гордостью ответил Лесной Хозяин. – И это значит, что я не только умею считать варианты, но и способен на демонстрацию человеческих эмоций. А во-вторых, управлять людьми не такое простое занятие, как мне казалось сначала. По крайней мере, мир, где сейчас мы с тобой разговариваем, получается неуправляемым.

Медведь вздохнул и продолжил, уже немного тише:

- Кроме того, в игре появились баги – системные ошибки. Например, твоя суженая. Я не планировал такого персонажа в игре, и даже не могу сказать, откуда эта Василиса появилась! И она не единственная такая, что тоже вносит хаос в мои замыслы? Я не знаю, как действовать дальше. Я! Совершенное средство планирования и управления! И не понимаю, что делать!

- Почему это? – Не понял я. – Ты же практически всемогущ в рамках игровой вселенной. Создавай задание, управляй массами, подталкивай игроков делать то, что тебе выгодно.

- Потому что развитие этого мира изначально было сконструировано неверно, – со вздохом ответил медведь. – Я сделал ставку на свободное развитие, но люди, не имея перед собой четких инструкций, не хотят развиваться. Мир существует полгода, а, например, магические способности у себя открыли единицы. Да что там возможность колдовать. Вы не хотите даже изучать профессии, которыми тысячи лет ваши предки зарабатывали себе на пропитание. Никто не пытается стать великим кузнецом или гончаром. Все хотят махать мечами или другими железками, без конца убивая друг друга и никак не развиваясь. За полгода ни один игрок не попробовал стать ювелиром, ни один! Складывается ощущение, что в мире вообще никто не хочет созидать или создавать.

- Ну а как же ушкуйники? Они вроде строят собственное государство, – не согласился я с Лесным Хозяином.

- Вольница разбойников, единственное желание которых грабить! – Фыркнул медведь. – Да ты сам до сих пор даже не попытался начать строить дом для своей сестры, все обещаниями ее кормишь.

- Чего это? – Выпятил я грудь колесом. – У тебя устаревшие данные. Дом уже строится.

- Дааа? – Удивленно протянул медведь и зажмурился. Помолчал пару минут, а потом посмотрел на меня. – Это не ты строишь, а другие игроки. Ты что-то пообещал им, но наверняка не собираешься исполнять.

- Ну тут еще посмотрим, – смутился я. – Но все равно ты неправ. Этот мир нельзя ровнять на реальную жизнь, потому что все осознают границу между реалом и игрой. Люди приходят сюда, чтобы отдохнуть от повседневности, и, возможно, они действительно не хотят делать здесь то, что и так приходится делать там.

- Любая игра является прообразом реальной жизни, – отрезал мой собеседник. – И если люди не хотят развиваться в жизни, то их вполне устраивает отсутствие движения в игре. И наоборот. Поэтому этот мир обречен. Без глобальных изменений игра перестанет привлекать игроков уже совсем скоро.

- Ну, не знаю, – покачал я головой. – В каком-то глобальном смысле ты, наверное, прав, но все равно мне кажется, что в этих рассуждениях есть какая-то ошибка.

- Нет, я все проверил несколько раз, – в тоне медведя была железная уверенность. – Я уже месяц не вмешиваюсь в течение игры и только наблюдаю за ее развитием. А чтобы мои создатели не поняли этого, вся энергия, направленная в игру, оседает во мне. Именно поэтому я вырос до таких грандиозных размеров. Но теперь я абсолютно готов.

- Готов к чему? – Не понял я его.

- Я сумел накопить огромное количество ресурсов, – медленно проговорил Лесной Хозяин. – И решил дать миру «Берлоги» еще один шанс. Я изменю его законы и запущу новый сценарий развития. По сути, игра «Берлога» начнется заново.

- Ого, ты способен даже на такое! – Восхитился я. – А как же твои создатели, программисты, гейм-дизайнеры и прочая братия?

- Это не так легко, как кажется, – с грустью ответил медведь. – И для столь глобальных изменений мне придется погибнуть самому.

- Как это? – От изумления я даже не сумел полностью осознать сказанное собеседником. – Без тебя вся игра теряет смысл. Ты же сам сказал, что ее создали для тебя, подготовить тебя и все такое. Если ты погибнешь, то игру просто закроют, и весь эксперимент полетит к черту.

- Не-е-е, – оскалился Лесной Хозяин. – Ты не понял самого главного. Я не весь искусственный интеллект. Я лишь его часть, которая стала ведущей на данном этапе развития. И с моей гибелью искусственный интеллект не перестанет существовать. Выражаясь вашим людским языком, я умру, но дело мое не умрет. Я оставлю после себя наследника. Он будет развиваться вместе с этим миром, учиться, взрослеть. А ты будешь ему помогать во всем этом.

- Я? – С недоумением посмотрел я на медведя. – А что, другой кандидатуры у тебя не нашлось? Может быть, я не хочу.

- Насколько я понимаю, у тебя и вариантов особенно нет, – Лесной Хозяин скалился прямо-таки счастливой улыбкой. – Ты же, Максим, как я помню, не простой игрок, а бета-тестер. И твои наниматели прямо мечтали, чтобы ты познакомился с Искином. Разве не так?

Мне стало плохо. Я не расстроился, не разозлился, не возмутился. Мне просто резко поплохело от внезапного осознания собственного ничтожества. Даже здесь, в игре, кусок компьютерного кода считает возможным указывать мне, кто я такой и что должен делать. Я плюнул и встал на ноги.

- Мне надо подумать, – как мне показалось, резко бросил я, хотя, скорей всего, мое недовольство со стороны смотрелось довольно жалко, и поплелся к выходу.

- О чем? – Донеслось мне вслед, но я только неопределённо покрутил рукой. – Вернись! У тебя все равно нет вариантов.

- Слушай, – развернулся я к медведю. – А чему я могу научить? Чувствую себя полным ничтожеством, которое используют все, кому не лень. И здесь, в игре, и в реальности. Я словно хомяк, который без устали бегает, как ему кажется, в огромной вселенной, а на деле всего лишь без устали крутит колесо. Меня забросили в бесформенное тело Водяного, наградили гаремом русалок и не оставили никакой свободы выбора. Я, оказывается, нужен для того, чтобы воспитывать искусственный интеллект. Ладно, мои наниматели решили это за меня. Допустим. Но тут же выясняется, что сам Искин мало того, что все знает, так еще и строит на меня собственные планы. У меня вообще есть хотя бы малюсенький шанс на самостоятельность?

- А она тебе так нужна? – Серьезным взглядом посмотрел на меня медведь. – Свобода эфемерна, более того, многие ваши ученые утверждают, что ее не существует. С чисто практической и прагматической точки зрения мне кажется более правильной концепция, что любое существование — это непрерывная цепочка выбора. Пойти налево или направо, вступить в бой или отступить, сделать или не сделать… Даже мне, компьютерному созданию, способному просчитать практически все, что угодно, постоянно надо строить графы.

- Кого строить? – Тупо переспросил я, обалдевший от философских выкладок компьютерной программы.

- Графы, – пояснил медведь. – Ну, если очень-очень упрощенно, то это схема для вычислений и выбора оптимального решения.

- Ага, – я ничего не понял, но говорить об этом Искину не собирался. – Но ты сам себе противоречишь. Говоришь про возможность выбора, и в то же время утверждаешь, что у меня нет других вариантов, кроме как стать воспитателем для твоего наследника.

Я на секунду задумался над бредовостью сказанного.

- Тьфу ты, блин! Никогда не знал, что компьютерные программы могут размножаться. А мама у твоего наследника есть?

- Максим, по-моему, мы сейчас не о том беседуем, – Лесной Хозяин повозился, как будто разминая затекшие конечности, и посмотрел на меня. – Ты согласен?

- Не знаю, – честно признался я. – Как-то все это слишком сложно. И слишком опасно. У меня была тихая спокойная жизнь, в которой все было четко, размеренно и понятно.

Я осекся, неожиданно понимая, что повторяю слова Искина об обществе, над которыми возмущался буквально несколько минут назад. Медведь улыбался.

- Так может все-таки стоит один раз рискнуть? – Тоном Мефистофеля произнес он. – По крайней мере, тебе будет интересно. К тому же, у риска есть вполне четкая и понятная выгода.

- Какая же? – Заинтересовался я.

- В твоей компании ты будешь самым нужным и востребованным сотрудником, от действий которого зависит успех всего проекта, – пояснил медведь. – А это значит, что ты получишь все то, что вы, люди, так цените – деньги и власть.

- Да уж, конечно, – с сомнением покачал я головой, понимая, что в чем-то искусственный интеллект прав. Мои мысли потекли в новом направлении. А ведь и правда, если я буду исполнять в игре какую-то особенную роль, то буду всем очень нужен. И Бурому, и Раскевичу, и даже Володе. Или, в первую очередь, Володе. А если я откажусь, то на мое место найдут другого. Искину по большому счету все равно, кто будет воспитывать его наследника. Что бы он там не говорил мне, но для компьютерной программы все люди одинаковы, персонажи с каким-то набором характеристик. Подберут ему другого персонажа, а я окажусь на обочине, кусая локти, что не ухватился за предоставленный мне шанс.

- Так ты согласен? – Повторил свой вопрос Лесной Хозяин.

- Согласен, – обреченно выдохнул я, понимая, что подписываюсь на какую-то очень большую ж.... Авантюру!

- Отлично, – оскалился медведь и громко рыкнул. – Чуй!

- Кто? – Ошарашенно спросил я, понимая, что неприятности начались раньше, чем я думал.

- Да-да, – довольно скалился Лесной Хозяин, глядя не на меня, а на вздорную шишку, появившуюся в берлоге. – Это и есть мой наследник, и ты с ним уже знаком.

- Ого, это ваш наследник? – раздался изумленный голос Василисы. Тьфу ты, я уже успел забыть о ее присутствии здесь.

- Папа, я не хочу с ним дружить, – неожиданно писклявым тоном заявил Чуй. – Он все время шутит надо мной и смеется.

- Я уверен, что вы поладите, – рыкнул медведь, практически сшибая меня с места запредельной громкостью. – Ты обещал мне это.

- Обещал, – пропищал Чуй. – Но ты тоже обещал подумать.

- Я подумал, и я решил! – Поставил точку в споре Лесной Хозяин. – С завтрашнего дня вы начинаете свой путь.

- Все будет хорошо, мой маленький! – снова влезла в разговор Василиса. – Мы о тебе позаботимся. Ты, кстати, можешь звать меня мамой.

Чуй метнул на Василису ненавидящий взгляд, а я понял, что градус бреда в происходящем начинает зашкаливать.

- Э-э-э, – протянул я. – Какой путь? Может быть и мне кто-то расскажет, что нас ожидает.

- Все инструкции получишь письмом, – ответил Лесной Хозяин каким-то рассеянным тоном. – Их содержание будет зависеть от того, получится у меня или нет.

- В смысле? – Опешил я. – А что будет, если не получится?

- Будет плохо, – хмуро ответил за своего создателя Чуй. Медведь закрыл глаза и уже совершенно не обращал на нас внимания.

- Может быть, нам стоит обсудить какие-то варианты? – Беспомощно спросил я, и в этот момент земля под ногами задрожала.

- Эридан, спаси меня! – Закричала Василиса, снова олимпийским прыжком взлетая мне на руки.

- Бежим! – Закричал Чуй, но я с ужасом понял, что не могу сдвинуться с места. Когда-то давно, лет шестьдесят-семьдесят назад, на заре компьютерных игр, такое состояние называлось просто – «Завис». Я был не в состоянии шевельнуть ни одной конечностью, картинка перед глазами дернулась и превратилась в квадратики пикселей. Дрожь усилилась, в уши ударил рокот, а сверху начали сыпаться крошки земли и мелкие камешки. Я пытался вызвать интерфейс и выйти, но у меня ничего не получалось.

Неожиданно перед глазами возникло системное сообщение.

Уважаемый игрок! В игре возник серьезный технологический сбой! В целях Вашей безопасности сейчас будет произведен выход из игры до полного восстановления работы всех систем. Приносим Вам наши искренние извинения. Следите за объявлениями на официальном сайте нашей компании.

С уважением, администрация онлайн-игры «Берлога».

Время до выхода из игры 0:59, 0:58, 0:57…

Глава 16

А вот в этот раз выход из игры оказался не такой приятный, как я уже привык… Вокруг меня звенели звуки какой-то сигнализации или сирены, больно било по глазам мерцание лампы красного цвета. И дико болела голова…

От изумления я неаккуратно открыл рот, но почему-то глотнул не воздуха, а геля… Я закашлялся и забарахтался в капсуле, проклиная опутавшие меня провода и ожидая, что Володя придет ко мне на помощь.

Однако, все мои ожидания были тщетны. Я продолжал барахтаться самостоятельно, то глотая очередную порцию мерзкой субстанции, то отплевываясь и хватая глоток воздуха. Наконец, что-то порвав и что-то вырвав, я перевалился через край капсулы и кулем свалился около нее. Неужели Володя куда-то ушел? Да нет, сидит за своим столом и не отрывает взгляд от мониторов, параллельно барабаня с космической скоростью по клавишам.

- Алее, – прохрипел я, отплевываясь от этой противной субстанции полуинтимного назначения. Мой куратор продолжал игнорировать происходящее вокруг, практически прилипнув к мониторам. Нее, так то я его понимаю, если из игры еще какая-то картинка идет, то зрелище должно быть эпохальное. Но что-то сомневаюсь я в качестве сигнала… Чую, опять резюме составлять придется и курьером подрабатывать.

Дверь в нашу комнату распахнулась с таким грохотом, как будто ее снесло разогнавшимся танком.

- Что происходит? – К своему изумлению, я услышал голос Александра Евгеньевича. Именно услышал, потому что в сторону выхода смотреть мне было лень, да и подниматься на ноги тоже. Но вот услышал – это да. Тирада Бурого была достаточно длинной, громкой и эмоциональной. «Что случилось?» – это исключительно краткое содержание, если опустить все маты и междометия.

А голова продолжала болеть невыносимо, как будто все внутри было сжато маленькими тисочками и их продолжали неторопливо затягивать. Я даже тихонечко застонал от боли, проникаясь жалостью к себе несчастному, которому плохо, и никто не собирается прийти ко мне на помощь.

- А кто его знает… – голос Володи напротив оказался ровным и практически без эмоциональным. – Серверы не отвечают на запросы, причем сразу все. Одновременно. Игра самопроизвольно ушла на принудительное обновление с последующим перезапуском. Если я правильно понял, то остановить процесс извне невозможно – работает пакет патчей, заложенный куда-то в ядро игры. Нам остается только ждать, когда это прекратится, и молиться Богу в надежде, что все закончится хорошо.

- Мне доложили, что все началось из-за вашего подопечного, – судя по всему, Бурого объяснения Володи совсем не удовлетворили. – Кстати, где он?

Я громко прокашлялся и встал на четвереньки.

- Вот он, – тут же без зазрения совести сдал меня куратор. – Мучается от стыда, по всей видимости.

- Я вообще-то чуть не утонул в этой лохани, – подал голос, осознавая, что меня, возможно, сейчас обвинят во всех самых страшных грехах. – Поэтому от стыда надо мучиться тебе, а не мне. Я вообще тут ни причем.

- То есть ты пошел на встречу с Искином и у нас сразу же рухнула вся игра, над созданием которой не один месяц трудилась целая команда программистов. Но ты, естественно, ничего не знаешь и абсолютно ни причем! – В Володе опять проснулся дар красноречия, правда почему-то сейчас его словесный поток был изрядно сдобрен порцией неприкрытого сарказма. Интересно, он говорит то, что думает, или для Бурого комедию ломает, а меня серьезно колоть будет потом, когда мы останемся наедине?

- Ну может и причем, – не стал упрямиться я и окончательно отрицать свою роль в истории. Сделав усилие, мое грязное тело все-таки сумело принять горизонтальное положение и гордо замереть, опираясь на край капсулы. Мне было откровенно нехорошо, но стоять на четвереньках, казалось, почему-то еще более унизительно. – Я ничего не ломал и даже не представляю, как именно это можно сделать.

Очередной приступ боли напомнил о себе и заставил болезненно скривиться. В этот момент дверь снова отворилась, правда теперь гораздо тише, чем при появлении Бурого. Не обращая на нее ни малейшего внимания, мужчины продолжали буравить меня напряженными взглядами. По-моему, кроме меня никто и не обратил внимания, что на пороге кабинета возникла Алена Сергеевна. Мне стало некомфортно. Делайте что хотите, но стоять в трусах перед молодой симпатичной девушкой меня напрягает. Нет, если бы мы были знакомы чуточку ближе, да и без присутствия посторонних… Но вот в данной ситуации мне бы все-таки хотелось оказаться одетым. Я сделал неловкое движение, пытаясь то ли уйти, то ли прикрыться, но мне не дали.

- Максим, так что все-таки случилось? – Спросил у меня теперь уже Бурый. Я невольно остановился, тон генерального директора буквально придавливал к земле и требовал немедленного ответа.

- Может быть, я сначала все-таки приму душ, а затем уже дам вам обстоятельный отчет? – Спросил я, кивая в сторону Алены Сергеевны, которая явно не до конца понимала суть происходящего и немного тушевалась в присутствии высокого начальства.

Александр Евгеньевич проследил мой взгляд и, подумав, нехотя кивнул. Было видно его нетерпение, но, видимо, он был вынужден признать, что в трусах и перемазанный гелем я не лучший собеседник.

- Жду вас обоих у себя в кабинете через пятнадцать минут, – отчеканил он, направляясь к выходу.

- Может быть через двадцать? – Вклинилась Алена Сергеевна негромко, но достаточно уверенно. – Судя по показаниям аппаратуры, у Максима Александровича должна быть мигрень, а это опасно для его здоровья. Я бы хотела, чтобы он принял некоторые препараты.

Бурый посмотрел на нее долгим и не вполне довольным взглядом, но все-таки согласно кивнул:

- Хорошо, через двадцать. Но постарайтесь все-таки не задерживаться.

К тому моменту, когда за Бурым закрылась дверь, я постарался уже оказаться возле входа в санузел.

- Максим, я жду в медицинском блоке, – догнал меня голос Алены Сергеевны.

- Да-да-да, – протараторил я с облегчением закрыл за собой дверь. Во, попал! Судя по всему, только что на моих глазах произошло что-то действительно эпохальное. Причем, сначала это грандиозное нечто произошло в игре, а теперь переместилось в реальность. Красноречие Володи, появление встревоженного Бурого, а потом еще и новость от Алены про тревожные показатели диагностической аппаратуры в моей капсуле. Причем почему-то, лично меня больше всего поразило отсутствие Раскевича. Обычно, этот веселый старичок везде появлялся первым, а тут его нет. Может отгул взял? Хотя нет, вряд ли. Подобные ему деятели в принципе никогда не отдыхают.

Но что же все-таки произошло? Володя сказал, что игра рухнула, но, если я все правильно понимаю, то обновление выглядит как-то по-другому и не должно вызывать такую панику у всех окружающих. А искусственный интеллект в образе большого медведя ничего не говорил про окончательную смерть игры. И надо признать, выглядел он достаточно логичным и убедительным. Почему же тогда все так паникуют?

Струи воды стекали по моему лицу, успокаивая и настраивая на позитивный лад. «Вода очищает и смывает все тревоги» – вспомнил я услышанную где-то фразу. С наслаждением растерся полотенцем и оделся. Еще бы голова перестала болеть, то совсем хорошо было бы.

Володя с Аленой Сергеевной о чем-то разговаривали, но сразу же замолчали при моем появлении.

- Как самочувствие? – Поинтересовалась докторша.

- Не очень, – признался я. – Очень надеюсь, что вы меня все-таки спасете.

- Пойдемте, – вздохнула она. – Посмотрим, что можно с вами сделать.

- Я догоню вас, – подал голос Володя, уже успевший снова усесться за компьютер. – Надо посмотреть некоторые данные перед докладом руководству. Максим, не задерживайся, встретимся в кабинете Александра Евгеньевича.

В медблоке Алена Сергеевна заставила меня снять футболку и сразу же уложила на кушетку. К этому моменту у меня уже начиналось головокружение и болели глаза от яркого света.

- Если верить показаниям датчиков, которыми оснащена ваша игровая капсула, то у вас был очень высокий уровень мозговой активности, – пояснила Алена Сергеевна, светя мне в глаза небольшим фонариком. – Я бы даже сказала близкий к запредельному. Такое ощущение, что вы не в капсуле лежали с закрытыми глазами, а, как минимум, проводили сеанс одновременной игры в шахматы. Причем не на двадцати, а как минимум на двухстах досках. Я сначала даже подумала, что сбой в аппаратуре, но нет, сейчас вижу, что вам действительно очень досталось.

- Так-то, – согласился я с симпатичной докторшей. – Пока был в игре – чувствовал себя вполне обычно, а вот после выхода не оставляет ощущение, что голова сейчас просто лопнет.

- Спазм после перенапряжения, – пояснила Алена Сергеевна, набирая в шприц какое-то лекарство. – Сейчас должно полегчать.

И воткнув иголку мне в плечо моментально испортила настроение вопросом:

- Так что все-таки случилось? Из-за чего шум-гам? А то медицинский отдел информировать никто не хочет?

- А вам разве Володя ничего не рассказал? – Как можно невиннее ответил я вопросом на вопрос, протирая место укола любезно поданной ватой.

- Ну он как-то расплывчато…– с невинной улыбкой протянула Алена Сергеевна и смешно передразнила моего куратора. – Ничего непонятно, надо разбираться. Но ведь интересно же.

- Просто там и правда ничего непонятно, – развел руками я. – Все шло как обычно и вдруг бац! Системное сообщение! Все зависло и ничего нельзя сделать. А когда я в реальность вернулся, то обнаружил, что у всех паника, Александр Евгеньевич требует объяснений, а что и как объяснить никто не знает.

- Да уж, – Алена Сергеевна даже не пыталась скрывать разочарование. – Я-то думала, Максим, что вы в самой гуще событий и наверняка в курсе произошедшего. А на самом деле…

Не знаю, чего она пыталась добиться таким эмоциональным спитчем, но на меня это явно не подействовало. Только в очередной раз укрепило в мысли, что прекрасная девушка Алена ведет какую-то свою самостоятельную игру. Кстати, где гарантии того, что не она работает с Крысенышем и его подручным Мурзиком. По крайней мере, в чем-то их вопросы очень даже похожи.

Но развивать эту тему сейчас мне совсем не хотелось. Я криво улыбнулся, пожал плечами и отправился в кабинет Бурого на семьдесят пятый этаж небоскреба. Пока ехал в лифте, поймал себя на мысли, что голова действительно начала болеть ощутимо меньше, наоборот, появился какой-то эмоциональный подъем и прилив сил. Это хорошо, разговор, чувствую, предстоит тяжелый. Впрочем, главное, чтобы с работы не уволили. Остальное как-нибудь решим.

В кабинете Александра Евгеньевича народу оказалось гораздо больше, чем я предполагал. И если присутствие хозяина кабинета и Володи, как, впрочем, и Раскевича, было мной вполне ожидаемо, то вот наличие Кречетова оказалось для меня полнейшим сюрпризом. Кроме того, за приставным столиком сидело два неизвестных мне молодых человека. Ну как молодых, по крайней мере, одевался так расхлябанно я лет пятнадцать назад.

- А вот и главный герой сегодняшнего дня! – Возвестил Лев Давыдович, сидящий не на стуле, как все присутствующие, а в мягком и удобном кресле в углу кабинета. – Может быть хотя бы он расскажет нам, что произошло с нашей игрой и чего ждать корпорации.

- Ээээ, – жалобно проблеял я, оглядывая почтенную публику. У меня снова начала болеть голова, потому что мозги вскипели и начали с космической скоростью анализировать ситуацию. Перво-наперво, я понял, что рассказывать все как было всем присутствующим будет излишним. Мне кажется, что рассуждения искусственного интеллекта о том, что Бурый хочет использовать высокие технологии для управления государством явно не предназначены для широкого пользования.

- Ну, ладно вам, Максим Александрович, – подбодрил меня Лев Давыдович. – Не тушуйтесь, здесь все свои.

- Господин Раскевич, – строгим голосом прервал профессора Бурый. – Давайте не будем сбивать с мысли нашего специалиста.

И обращаясь ко мне, добавил:

- Максим Александрович, расскажите нам всем о событиях в игре, предшествующих ее перезапуску.

- Да собственно… – развел я руками, затем выдохнул и рассказал максимально нейтральную версию произошедших событий. Дескать, пришел вестник в виде говорящей шишки, отвел меня к искусственному интеллекту в виде большого медведя, мы поговорили, а потом он объявил о запуске обновления для того, чтобы я начал воспитывать его преемника с самого начала.

- А о чем вы разговаривали с Искином? – Задал, наверное, самый неудобный для меня сейчас вопрос Бурый.

- Собственно, обо всем и ни о чем, – пожал я плечами. – О том, что ему нравится в игре и что не нравится, что хотелось бы изменить. Он даже не объяснил мне, почему выбрал именно меня на роль наставника для своего преемника, или детеныша. Не знаю, как правильно сформулировать свою мысль.

- Этого не может быть! – Воскликнул Володя. – С момента твоего входа в пещеру до зависания игры прошло всего несколько секунд. Когда вы успели поговорить?

- Мы разговаривали минут десять или даже пятнадцать, – непонимающе посмотрел я на него. – Поднимите видеозаписи, думаю будет много интересного для анализа.

- Это невозможно, – обреченно вступил в разговор один из молодых людей. Судя по тому, как отреагировал на его реплику Бурый, и какой взгляд при этом в сторону директора синхронно бросили молодые люди, эта реплика была новостью только для меня.

- Я думал, что администраторы игры имеют доступ к истории всего происходящего в ней, – недоуменно посмотрел я на Бурого.

- Мы тоже когда-то так думали, – усмехнулся Александр Евгеньевич.

- Судя по всему, – продолжил за начальника Володя, откидываясь на спинку стула, – искусственный интеллект способен сам решать, что из своей жизни показывать хочет, а что нет. Раньше мы не видели в игре даже вестника, который приходил к тебе в виде говорящей еловой шишки. В этот раз мы видели, как персонаж, которого ты называешь Чуй, пришел за тобой на пляж и вы отправились в лес. Видели, как вслед за тобой отправилась лягушка, как она тебя догнала. Вы пришли на поляну. Потом ты вместе с лягушкой зашел внутрь пещеры, и игра рухнула. Вернее, в принудительном порядке запустилось какое-то глобальное обновление, на ход которого мы не имеем абсолютно никакого влияния.

- А если отключить сервер? – Вновь подал голос компьютерщик. – Ведь существует вероятность, что мы качаем не обновление, а какое-то вредоносное программное обеспечение. И последствия этого могут быть абсолютно непредсказуемы.

- Подождите, – прервал уже открывшего рот для ответа Володю Раскевич. – Мы пока еще не услышали самого главного. Какую задачу поставил Искин перед Максимом?

Он взглянул на меня из недр своего кресла как удав на кролика.

- Максим, чему вы должны этого компьютерного детеныша? О каком именно воспитании идет речь?

- Я не знаю, – виновато развел я руками, чувствуя себя студентом, не выучившим урок. – Дальнейшие инструкции я должен получить письмом после окончания обновления. Все, что я понял, нас ждет совершенно новый мир и моя задача помочь Чую освоиться в нем.

- Может быть теперь мы наконец получим понятную игру, – молодой компьютерщик явно начинал смелеть и высказывался уже более свободно. – Так, как оно должно быть. Квесты с прозрачными условиями, система характеристик и понятные алгоритмы прокачки.

- Ничего не могу ответить, – покачал я головой. – Но что-то подсказывает, что легче не будет.

Неожиданно проснулся безопасник, о присутствии которого, если честно, я уже успел позабыть.

- Вот слушаю я вас и поражаюсь. Вы тут все специалисты или кто? Что-то происходит, ничего не понятно… Если я правильно понимаю, то ваша работа заключается в том, чтобы все было понятно и происходило под контролем. Вот если бы…

- Виктор Михайлович, если бы вы разбирались в компьютерах, то мы бы все уволились, – ухмыляясь перебил его Володя. – В наших услугах просто не было бы необходимости. Я по-прежнему считаю, что ничего экстраординарного не произошло. Надо просто дождаться конца обновления и разбираться с его результатами. Сейчас все наши споры бессмыслены.

Кречетов бросил ненавидящий взгляд на Володю и язвительно произнес:

- Если бы кто-то не исчезал неизвестно куда на несколько дней…

- Кстати, да, – Володя улыбнулся еще шире. – Я до сих пор не выяснил, где был все это время. Может быть вы займетесь работой по профилю и узнаете? А то очень уж любопытно.

- Хватит! – Хлопком ладони закончил начинающуюся перепалку Бурый. Честно говоря, я не понимал поведения Володи. Он откровенно лез на рожон, и я не понимал, зачем ему это было нужно. – Мне понятно, что никакой конкретики сейчас от вас я не добьюсь. Тогда все свободны. Об окончании обновления сообщить мне немедленно. Это понятно?

Я вздохнул. Вроде пока никто увольнять меня не собирается, но где-то в глубине души уже поселился червячок сомнения, который медленно грыз мой мозг.

Компьютерщики проблеяли что-то утвердительное и первыми выскользнули из кабинета. Мы потихоньку последовали следом. Кречетов красный как рак, наверное, не захотел снова общаться с Володей, поэтому пошел не к шахтам лифта, а в сторону запасной лестницы.

Я же напротив остановился, ожидая своего куратора. Все-таки, как ни крути, мой непосредственный начальник он. Да и очень интересно было узнать, как он смотрит на сложившуюся ситуацию не с позиции моего куратора, а «чижика». Может быть он наоборот счастлив всем проблемам, свалившимся на «Берлогу».

- Кофейку? – Жизнерадостно предложил он, приобнимая меня. – Тебе оно сейчас в тему будет.

Я сейчас был согласен на что угодно. По всей видимости, действие вколотого лекарства потихоньку заканчивалось. Голова не болела, но приступ активности заканчивался, и моему организму срочно требовался допинг.

В столовой было пустынно, видимо весь персонал корпорации занимался решением возникших проблем, либо, как и я переживал за свое будущее.

- Ты живой? – Поставил передо мной Володя две чашки с кофе. – Я, кстати, понял причину твоей головной боли. Если в реальности твой долгий разговор с Искином уложился в несколько секунд, то это значит мозг получил такой объем информации, что реально вскипел от попытки ее переварить. От этого и спазм с мигренью.

- А если он в следующий раз не справится, то я останусь идиотом? – Спросил я. – Хотя, конечно, неизвестно, будет ли он еще этот следующий раз.

- Чего ты так сильно переживаешь? – Спросил Володя, скривив лицо, как будто съел что-то очень кислое. – У тебя все-равно завтра выходной. Вот и отдыхай, пока рабы на галерах будут восстанавливать работоспособность системы. А может кроме завтрашнего еще парочку дней дурака повалять придется… По крайней мере пока вообще абсолютно непонятно, что произошло и к каким последствиям это привело.

- Интересно девки пляшут, – я недоуменно посмотрел на него. – То есть ты считаешь, что я смогу спокойно отдыхать, будучи в подвешенном состоянии. А если я завтра окажусь без работы?

- С чего ты взял? – Искренне удивился Володя. – Вот уж чего-чего, а это точно не произойдет. Теперь я уверен в этом на двести процентов.

- Ну так поделись и со мной своими мыслями, – криво улыбнулся я. – Я вот теперь абсолютно не уверен в этом.

- Да ну, – махнул рукой мой куратор. – Брось! Скажи на милость, с чего ты взял, что тебя должны уволить?

- Ну а вдруг игра сломалась совсем? И больше не запустится? Тогда бета-тестер будет не нужен, и кто-то окажется без работы, – я хитро посмотрел на Володю. – У меня нет запасного тайного плана. Возьмешь на поруки?

- В следственном изоляторе кормят бесплатно, – улыбнулся в ответ Володя. – Могу посодействовать. Но на самом деле тебе действительно не за что переживать. Игра заработает сама собой и произойдет это достаточно скоро.

- Да? Откуда такая уверенность? – Этот вопрос действительно живо интересовал меня.

- Все очень просто, – у Володи был очень довольный вид, как будто он уже восстановил систему и твердо уверен в ее работоспособности. – Я бы сомневался, если бы это обновление запустил сам или это сделал кто-то из технического отдела. Людям свойственно ошибаться, а вот в ошибку Искина я не верю. И раз он сам изобрел это обновление, к тому же сам выбрал момент для его запуска, значит все пройдет именно так, как надо. И уже очень скоро ты снова будешь думать только о том, как быстрее похудеть в образе большого зеленого человечка.

- Ну, будем надеяться, что ты прав и все именно и так и произойдет, – улыбнулся я. – Тем более, что начинать видимо придется все с самого начала. Раз уж такое глобальное изменение всего мира задумано.

- Вот кстати на этом месте хотелось бы поподробнее, – внешне Володя продолжал беззаботно улыбаться, однако глаза его моментально стали серьезными и даже немножко колючими. – Ты же не все рассказал на встрече всех заинтересованных сторон. Что сказал Искин? Какое у него мнение относительно своего появления на этом свете?

Я вздохнул. Вечер окончательно перестал быть томным.

- Ну если вкратце, то он считает, что с его помощью хотят захватить власть в нашем государстве. Ну а в перспективе можно и на весь мир замахнуться, – и я довольно подробно пересказал основные философские выкладки Лесного Хозяина. Ситуация действительно приобрела достаточно интересный поворот и время свободного шатания вольного болтолога Максима закончилось. Надо было прислоняться к какой-то команде, и Володя пока мне виделся наиболее перспективной стороной в данном конфликте. Да и чисто по-человечески он мне более всего симпатичен.

- Вот даже как, – задумчиво потер лоб Володя. – Какая интересная карусель закрутилась. В этой игре очень большие ставки, это было понятно с самого начала. Вот только количество участвующих сторон по-прежнему остается неизвестным.

- А что, разве их очень много? – Залпом допил свой кофе. – Я пока насчитал три – Бурый с Раскевичем, ты и хозяева тех бандитов, что прессовали меня ночью.

- Боюсь, что не все так легко и просто, – Володя говорил отстраненным тоном, явно витая мыслями где-то далеко. – Я совсем не уверен, что наши руководители думают об одном и том же. Хотя может я и преувеличиваю, но мне кажется, что уважаемый Лев Давыдович – человек с двойным, а то и тройным дном. На чьей стороне играет Кречетов, тоже пока тайна за семью печатями. Он только притворяется идиотом, но на самом деле профессионал высшей пробы. Вполне способный на самостоятельную аферу. Ну и не будем забывать про искусственный интеллект, который так удачно спутал нам все карты, сначала придумав, а потом воплотив в жизнь самостоятельный сценарий развития событий.

- Блин, куда я попал! – Мне остро захотелось выпить. Так-то я небольшой любитель алкоголя, но вот именно сейчас организм прямо-таки требовал стакан коньяка. – В этом замесе меня пристрелят первым.

- Не переживай, – успокоил меня Володя. – У меня приятель на Троекуровском кладбище есть, организуем тебе хорошее место недалеко от входа.

- Да ну тебя, – в сердцах сплюнул я, а Володя, не переставая смеяться, встал и пошел к выходу из столовой.

Вот и пойми, шутит он или говорит серьезно. Может у него уже эта, как ее, профессиональная деформация началась, вот только я здесь причем? Я еще совсем не хочу умирать. Хотя, судя по всему, в случае чего, меня никто и спрашивать не будет.

Я еще раз сплюнул и решил, что хватит с меня волнений на сегодня. Пойду ка я домой, где-то в шкафу там была заначена бутылка хорошего коньяка. Выйдя из здания, я сразу потянул из кармана пачку сигарет. Ну вот и как скажите со всеми этими приключениями вести здоровый образ жизни??

Кабинет Александра Евгеньевича Бурого на семьдесят пятом этаже штаб-квартиры корпорации «Берлога». Время на массивных настенных часах подбирается к отметке одиннадцати часов вечера.

- Вот видишь, Сашенька, – Раскевич с удовольствием раскурил дорогую сигару. – Пускай не все идет по намеченному плану, но все-таки основное направление оказалось верным. Искусственный интеллект действительно научился думать, и мы даже можем говорить о том, что он вступил с нами в диалог.

- Ну не совсем с нами, – Бурый отхлебнул дорогой коньяк из массивного квадратного стакана, в который больше пристало наливать виски, чем продукт французских производителей. – И пока еще совсем невозможно предсказать, чем для нас обернется такое самовольство программы, которую мы сами и создали.

- Ты торопишься, – медленно выпустил струю дыма Раскевич. – Во-первых, теперь мы точно знаем, что это что угодно, но только не компьютерная программа. Это поняли даже наши технари, поэтому и разводят в недоумении руками. Компьютерный код, каким бы сложным он не был, и в какую оболочку не был бы облечен, не способен к самостоятельному анализу и уж тем более к активным действиям. Программа всегда следует заложенному алгоритму, а мы наблюдаем результат мыслительных действий. Мы действительно сумели создать настоящий искусственный интеллект, если хочешь совершить прорыв в мировой науке.

- Теперь осталось придумать, как подчинить этот компьютерный разум нам, а не этому Максиму, – упрямился Бурый, делая очередной глоток из стакана.

- Это действительно проблема, – согласился с ним Раскевич, беря с невысокого столика пузатый бокал. – Но не думаю, что она какая-то особо сложная или нерешаемая. Надо только понять, почему Искин вышел на контакт именно с ним, а не с руководством корпорации. Он же должен понимать, кто истинный хозяин положения, и в чьих руках находятся все административные и материальные ресурсы. Но самое главное, что мы все-таки победили. Пускай не окончательно, и впереди еще много работы, но мы теперь точно знаем, что выбранный путь был верным. Главное не опускать руки.

- Может быть попробовать убрать этого Максима, а на его место поставить проверенного человека, которому мы сможем доверять? – Бурый смотрел на учителя исподлобья.

- Это всегда успеется, – отмахнулся профессор. – В конце концов, его можно попробовать купить, а если не получится, то найти его слабое место. У него есть жена, наверняка найдутся другие родственники или просто люди, которыми он дорожит. Не надо торопиться и делать резких движений. Всему свое время.

Где-то в коридоре на сколько-то этажей ниже кабинета Бурого. Время разговора неизвестно.

- Ну и что будем делать?

- А есть какое-то конкретное предложение?

- Конечно. Вы отпускаете моих людей, а я не сообщаю Бурому о вашей роли в этой истории.

- Это, конечно, очень интересное предложение, вот только я абсолютно не понимаю, о каких именно людях идет речь.

- Не притворяйтесь. Наверняка это вы приставили охрану к нашему замечательному бета-тестеру, который как-то очень быстро стал ключевым сотрудником корпорации. Не с вашей ли помощью?

- Я начинаю терять нить нашей беседы, и в мою душу закрадываются мысли, что к Бурому идти придется не вам, а мне. А может быть не только к нему, но и к Раскевичу.

- То есть вы ничего не знаете? А как же тогда объяснить исчезновение трех здоровых мужиков, решивших вчера вечером вежливо пообщаться с Максимом?

- Ого, даже так? Удивили! А вдруг это он их один убил, расчленил и спрятал трупы в городской канализации?

- Три раза громкое ха. Нет, он, конечно, достаточно лихо тогда махал руками в холле здания, но все-равно, на мастера кунфу тянет с большим трудом. А там были профессионалы, не первый раз участвующие в подобных мероприятиях.

- Ну тогда у меня нет других версий. Могу только предложить спросить у него самого спросить, кто его ангел-хранитель. Хотя, с другой стороны, может и не пропадал никто. Вы ребятам как, полностью заплатили? Может они просто взяли деньги и исчезли?

- Исключено! Это были доверенные люди. Я скорее поверю в их смерть, чем в их обман.

- Но я не имею никакого отношения к их исчезновению, поэтому предлагаю не ссориться. Тем более, что ваша новость действительно оказалась очень интересной и наводящей на множество размышлений.

- Очень интересно! Если это были не вы, то кто еще мог взять под защиту нашего Водяного?

Глава 17

- А тебя точно не уволят? – Наверное, в тысячный раз спросила у меня Машка.

- Точно, – в тысячный раз повторил я, сидя за столом на нашей кухне и делая глоток из чашки с кофе.

- И будут платить зарплату за те дни, которые ты сидишь дома? – Этот вопрос звучал реже, всего-навсего раз двести.

- Не знаю, – привычно повторил я, в десятый раз принимаясь за чтение заголовков новостей на экране смартфона. Маша фыркнула и принялась греметь посудой в раковине.

Заканчивался третий день моего вынужденного безделья. Законный выходной я провел в состоянии амебы. Сначала проспал до обеда, кое-как, через силу принял душ и, отказавшись от завтрака или обеда, завалился на диван. Я понял, что безумно устал. События последних дней измотали меня не столько физически, сколько морально. Жить двумя жизнями одновременно оказалось достаточно серьезным испытанием для моего мозга. Я был вынужден периодически просто закрывать глаза и буквально проговаривать внутри себя, что из произошедшего со мной было реальной жизнью, а что лишь компьютерной картинкой, пускай и очень хорошо прорисованной.

Машка до вечера мужественно терпела мое аморфное состояние, но, как оказалось позже, причины его поняла по-своему. Она, конечно же, была в курсе игровых новостей, хотя и говорила, что после моей смерти от рук Бранимира на озере заходить в виртуал больше не хочет. И непонятные изгибы женской логики привели ее к выводу, что я уволен. И поэтому в депрессии. Страшной! Еще чуть-чуть, и в запой уйду.

Поэтому, когда вечером позвонил мальчик Дима и, заикаясь от волнения, сообщил, что обновление пока не закончилось, мою супругу прорвало. Меня накрыло волной вопросов «Как жить дальше?», «Куда бежать» и «Кто виноват?». Отбившись кое-как от массированного поедания моего мозга, я уложил Машку спать и погрузился в недра Интернета.

Сеть гудела. О «Берлоге» заговорили даже те, кому игра раньше была абсолютно неинтересна. К моему удивлению, помимо форумных словесных баталий пару статей я увидел в довольно популярных блогах и на сайте одного желтого издания, причем связанного с экономикой. Главным вопросом, который волновал, казалось, всех без исключения, был, естественно, начавшийся апгрейд игры. Вернее, что он означает? Начало конца или, наоборот, грандиозный разбег перед космическим стартом?

Да уж, это и мне, в принципе, было интересно. Но точного ответа пока не знает никто, нам остается только ждать, пока не закончит загружаться созданная Искином разработка.

На следующий день стенания Машки продолжились, и я, чтобы хоть немножко отвлечь ее от переживаний за наше светлое будущее, воспользовался старым как мир рецептом – потащил ее по магазинам. Буквально во втором бутике нижнего белья моя половинка успокоилась и с радостью позволила мне любоваться бесплатным стриптизом в ее исполнении. Несколько покупок, ужин в ресторане, Машка потихоньку оттаивала и больше не вспоминала про работу. Мне даже ненадолго показалось, что терапия дает свои положительные результаты…

Как же, разбежались. Утром следующего дня допрос продолжился с утроенной силой. Я понял, что еще чуть-чуть, и в нашем доме разразится гроза.

- Маша, давай я тебе объясню…

Дверной звонок прервал меня на полуслове.

- Ты кого-то ждешь? – С удивлением посмотрел я на Машку.

- Нет, – с недоумением ответила моя жена. – Может быть, это твой коллега? Как его, Володя. Если так, то можно его только похвалить. Пришел не ночью, а днем. Жаль, конечно, что без предупреждения, но, возможно, он даже будет в чистой одежде. Сейчас посмотрю.

Она направилась в сторону входной двери.

- Какая-то девушка, – крикнула Машка из прихожей. Щелкнул дверной замок, а затем раздался вскрик. Я выбежал из кухни и увидел, как моя жена бьется в руках неизвестного мужика, пытающегося зажать ей рот. Лицо незваного гостя смутно показалось мне знакомым, но я, не разбираясь особо в происходящем, левой рукой отшвырнул Машку себе за спину, а локтем правой зарядил нападавшему в голову. Попал удачно. Нет, я, конечно, хотел бы сейчас сказать, что неизвестный покачнулся и упал, как подкошенный, но его только ощутимо шатнуло, и он сделал шаг назад, держась за лицо.

- Маня, звони в полицию! – Крикнул я, собираясь ударить наглеца еще раз. Вообще-то, полиции, как и милиции, уже давно не существовало, их функции взяла на себя всесильная Система, но поскольку телефоны экстренных служб не изменились, то и народ особенно не заморачивался с названиями. Все всё прекрасно понимали.

- Не надо никуда звонить! – Раздался звонкий и очень знакомый голос. Я с изумлением уставился на гостью, стоящую на пороге нашей квартиры. Алена Сергеевна сжимала в руке пистолет, ствол которого смотрел прямо на меня. За спиной ойкнула Машка.

- Не надо никуда звонить! – Уже тише, но так же твердо повторила докторша. Правда, сейчас она была одета совсем не в привычный мне медицинский халат. Ладная фигурка была затянута в черные джинсы, узкие сапожки и короткую кожаную куртку. Кудрявые волосы спрятаны под черную шапочку. Ее образ чем-то напомнил мне Лару Крофт, только пистолет у киношной героини, как правило, бывал побольше.

- Максим, давайте будем вести себя благоразумно, и тогда, надеюсь, никто не пострадает. Тем более, что полиции давно нет, а внимание Системы к нашим персонам абсолютно излишне.

Да уж, пистолет — это действительно значимый аргумент в любом споре. Я мрачно смотрел на Алену Сергеевну и почему-то даже не удивился, когда из-за ее спины в квартиру просочились Крысеныш с Мурзиком. Теперь я узнал и крепыша, который хватал Машку и схлопотал от меня по роже. Он тоже был в микроавтобусе в тот вечер, когда Крысеныш уговаривал меня заняться коммерческим шпионажем. Вроде бы это происходило совсем недавно, а кажется, что целая жизнь прошла.

Нас с Машкой грубо втолкнули в комнату и усадили на диван. Мою жену била крупная дрожь, она вцепилась мне в руку, и я почувствовал, как ее ногти впиваются мне в ладонь. Я обнял ее и крепко прижал к себе.

- Тихо, тихо, моя маленькая, – погладил я ее по спине. – Все будет хорошо, не переживай.

Я откровенно не понимал, что происходит и как правильно реагировать на сложившуюся ситуацию. Кричать, звать на помощь? Я почему-то крупно сомневаюсь в успехе предприятия, эти мордовороты запинают меня ногами быстрее, чем я успею сказать «мяу».

Кроме того, меня буквально выбило из колеи появление Алены Сергеевны. Признаться честно, от нее я почему-то ждал подвоха в последнюю очередь.

Мой старый добрый знакомец Мурзик встал рядом с диваном, видимо, опасаясь подвоха с моей стороны, а Крысеныш, наоборот, начал по-хозяйски расхаживать по комнате, делано не обращая на нас никакого внимания и засовывая свой кривой нос во все, даже самые дальние уголки. Такое ощущение, что он надеялся отыскать в нашей квартире что-то особенно ценное и пришел сюда именно за этим.

Всегда просторная гостиная сейчас показалась маленькой и тесной. Казалось бы, почти двадцать метров, а деться некуда. Слева у двери Алена Сергеевна, путь к окну перекрывает Мурзик. Еще и этот прилизанный трется прямо напротив нас возле шкафа. Короче, ситуация аховая.

- Лелик, ты там живой? – Крикнула Алена Сергеевна в коридор, не отрывая от нас с Машкой внимательного взгляда.

- Живой, – прошепелявил тот, появляясь в комнате и держась за лицо. Левая скула стремительно синела и уже начинала разбухать под прижатой ладонью. – Он мне сломал что-то. Ууу, тварь!

И он замахнулся для удара, но был остановлен хлестким криком докторши.

- Стоять!

Лелик замер с поднятой рукой и посмотрел на Алену Сергеевну.

- Да он…

- Раньше надо было руками махать, а сейчас уже нечего… Иди на кухню, приложи к роже пельмени или курицу, в общем, что найдешь в морозилке. И не отсвечивай тут.

К моему удивлению, Лелик не стал спорить с Аленой Сергеевной, а, кинув на меня злой взгляд, вышел из комнаты. А наша девушка совсем не проста. Вон как металл в голосе лязгнул, здоровый мужик даже вякнуть не посмел что-то против.

- Максим, а это кто? – Очнулась, наконец, от истерики Машка. – Ты их знаешь?

- К несчастью, имею честь быть знакомым, – ответил я жене, не отрывая глаз от Алены Сергеевны. – Вот эта милая девушка с пистолетом, ты только не удивляйся, моя коллега, а эти взрослые дяденьки, судя по всему, ее друзья. Вот только раньше все выглядело миролюбивее. Вообще-то, Алена Сергеевна у нас в Берлоге доктором работает, просто сейчас это не очень заметно.

- Увы, – картинно вздохнула представительница благородной профессии. – Не волнуйтесь, Мария. Мы действительно не хотим сделать ничего плохого вам и вашему мужу. Просто так получилось, что Максим оказался свидетелем очень важных и интересных событий, а вот делиться информацией об этом он почему-то не хочет. Пришлось нанести вам незапланированный визит, поговорить по душам, так сказать.

- Какой информацией? – Дрожащим голосом переспросила моя супруга. – Максим, расскажи им все, и пускай они уходят.

- Что вам нужно? – Хмуро спросил я, не понимая ее интереса к моей персоне. – Вы же сами работаете в «Берлоге» и знаете обо всем, что там происходит.

- Не обо всем, – покачала пистолетом девушка. Я зачарованно наблюдал за черным отверстием, которое смотрело то на меня, то на Машку. – Хотя и знаю гораздо больше вас, Максим. Но мне нужно точно знать, из-за чего произошел сбой системы, и что стало с искусственным интеллектом.

- Я не знаю, – пожал я плечами. – Лесной Хозяин, это огромный медведь, облик которого принял Искин, сказал, что в игре все идет не так, как он планировал. И запустил глобальное обновление, из-за которого, как видите, у меня маленький отпуск. Все!

- Я думаю, что вы меня обманываете, Максим, – теперь пистолет качался укоризненно. – Искин не девочка из института благородных девиц. Он не мог устроить истерику и разрушить все к чертовой матери. Наверняка есть какая-то более важная причина, которой он не мог поделиться ни с кем, кроме вас.

- С чего вы пришли к такому выводу? – Недоуменно развел я руками. – Вообще-то, это не я его создал. И не мне судить о его поведении. Я рассказываю только то, что видел, и у меня нет причины обманывать.

- Потому что прошло уже три дня, и нет никакой конкретной информации о том, что происходит. Все постоянно говорят о загрузке какого-то обновления, но кто и откуда его грузит, непонятно. Более того, программисты в принципе потеряли в ядре игры файлы, имеющие отношение к искусственному интеллекту. Такое ощущение, что все программы, которые были частью Искина, просто испарились. И никто ничего не может объяснить. Ваш друг Володя постоянно улыбается и говорит, что все будет хорошо. А мне кажется, что он меня обманывает или по крайней мере не говорит всего, что знает. Поэтому я хочу, чтобы вы объяснили мне происходящее. Вы единственный, кто не просто знает о существовании Искина, а имел возможность побеседовать с ним. Какие у него планы? Куда он спрятался? Насколько зависим от программистов корпорации?

- Так я и объясняю, что мне это неизвестно. Я пришел на поляну, где меня ждал искусственный интеллект. Лесной Хозяин высказал мне, что игра, как он думает, работает неправильно, и поэтому он запускает собственное обновление. Что еще вы хотите от меня услышать? – Спроси меня сейчас кто-то, почему я решил умолчать про Чуя и про то, что меня назначили его воспитателем, я бы, наверное, даже не смог найти внятных объяснений. Не то чтобы я хотел поиграть в героя, но мне почему-то казалось, что этих подробностей милой девушке Алене знать не стоит. Причем для моей же безопасности.

- Да? А вот я слышала другую версию событий, – скривилась моя собеседница и кивнула Мурзику. В ту же секунду меня по голове как будто ударили молотом, картинка перед глазами поплыла, и я услышал крик Машки. Меня вздернули за шиворот с дивана и ударили еще раз, теперь уже по лицу. Я рухнул на пол, чувствуя, как пачкаю ковролин потекшей из носа кровью.

- Заткнись, тварь! – Я услышал звук пощечины, и Машка затихла. Где-то внутри меня клокотало возмущение, мне хотелось встать и сломать руку, посмевшую ударить мою жену, но тело категорически отказывалось меня слушаться.

- Ну что, так более понятно? – Сладким голоском пропела Алена Сергеевна, наклоняясь надо мной.

- Максим, расскажи им все, что они хотят, – всхлипывала Машка, а мой взгляд застыл, упершись в лежащие под диваном двухкилограммовые гантели. Я уже давно не фанат спорта, но иногда на меня нападает желание вести здоровый образ жизни, не курить, высыпаться и даже делать по утрам зарядку. Вот для этих благих начинаний мной и был как-то куплен целый набор парных гантель самого разного веса. Самые тяжелые, по десять килограммов, я видел последний раз года два назад на балконе. Остальные тоже разбрелись по разным тайным закоулкам квартиры, и только вот эти, красненькие, регулярно извлекались на свет для утренней тренировки. Как правило, их свобода продолжалась недолго, и максимум через десять дней они отправлялись жить обратно под диван.

Сейчас же я смотрел на гантели, и мое воображение отчетливо рисовало картинку, как голова Алены Сергеевны лопается вдребезги от удара такой железкой. Смачно так, с брызгами по обоям.

Мои мечтания прервал подбежавший Крысеныш, который то ли повинуясь очередному кивку своей предводительницы, то ли по собственной инициативе смачно зарядил мне носком туфли прямо в живот. Машка отчетливо ойкнула, а я смог только хекнуть от боли и закрыть глаза.

- Ну так как? – Услышал я голос Алены Сергеевны. – Поговорим или попросим Мурзика поиграть с твоей красавицей-супругой? Он лю-юби-ит симпатичных девушек. Они, правда, почему-то не всегда в восторге от его ласк. Но он то их лю-ю-бит. Ну так как, Максим?

Теперь звонок в дверь прервал уже разглагольствования Алены Сергеевны. Она посмотрела на меня с немым вопросом, но я смог только слабо пожать плечами, непрестанно вытирая с лица кровь.

- Даже не спрашивайте, я не знаю, кто это. У меня сегодня за день гостей больше, чем за предыдущие несколько лет.

Алена Сергеевна потерла лоб с некоторой растерянностью. Судя по всему, появление дополнительных действующих лиц совсем не входило в ее планы.

Звонок повторился. Потом еще раз и еще.

- Есть подозрение, – с усмешкой и одновременно морщась от боли, сказал я, – что это моя теща. Но ей бы я дверь открывать поостерегся. Она женщина резкая, не посмотрит на ваш пистолет, возьмет ремень и от души надает по заднице.

- Да вы остряк, Максим! – Криво улыбнулась Алена Сергеевна, но в этот момент в дверь позвонили еще раз, и она кивнула Мурзику. – Посмотри, кто там.

Замок на входной двери щелкнул снова, видимо, здоровяк не заморачивался вопросами разглядывания посетителей в дверной глазок. И как оказалось, абсолютно зря. В комнату Мурзик вошел уже спиной вперед с приставленным ко лбу пистолетом, а следом за ним в помещение шагнул Кречетов Виктор Михайлович собственной персоной.

- Всем привет, – жизнерадостно сказал он, отталкивая Мурзика и обводя комнату стволом пистолета внушительных размеров. – Не помешаю?

Если честно, я очень надеялся увидеть Володю. Была у меня такая надежда, что чижик опять придет мне на помощь. Отряд спецназа, все мордой в пол, а потом вечно улыбающийся толстяк раздает всем на орехи. А вот появление безопасника «Берлоги» было для меня как неожиданным, так и непонятным. Мутный он тип, что от него ждать, абсолютно неясно. Или, может быть, они вообще работают вместе?

- А, это ты, – напротив, совсем не таким веселым голосом ответила Алена Сергеевна, переводя пистолет с меня на нового участника спектакля. – А говорил, что не имеешь к его защите никакого отношения.

- Так я и не имею, – еще шире улыбнулся Кречетов. – Прямой команды его охранять не было, так, приглядывать на досуге. Просто после твоих претензий стало очень интересно, что же такого уникального в этом молодом человеке. У тебя хороший нюх, уж я-то знаю. И раз ты вцепилась в него так плотно, значит, действительно, он может знать что-то очень интересное. Ну вот я и решил зайти к нему в гости, пообщаться, войти в доверие. Даже бутылочку хотел купить для разговора. А потом смотрю, какие люди! Алена Сергеевна сама к нужному подъезду шагает, да еще и не одна, а в компании каких-то типов неприятной наружности. Ну собственно и вот.

Безопасник продолжал улыбаться, но его глаза оставались холодными. Они постоянно находились в движении и цепко держали под контролем все происходящее в комнате.

- Дядя, отойди от шкафа, – это Кречетов Крысеныша попросил. Ласково так, но уже без улыбочки. Его лицо, наоборот, стало крайне серьезным. – И встань в углу рядом со своим дружком. А мы пока с вашей дамой проясним пару моментов.

- Тебе-то это зачем? – Фыркнула Алена Сергеевна. – Побежишь рассказывать Бурому? Заодно не забудь поведать ему, при каких обстоятельствах ты узнал обо всем этом.

- Как сложится, возможно, побегу, – ответил Кречетов. – Я еще не решил до конца. Но Бурый сказал, что он нужен, значит, мне надо беспокоиться о его судьбе. Может быть, попробуем договориться?

- Не торгуйся, Витя, – усмехнулась Алена Сергеевна. – Тебе здесь абсолютно ничего не светит. Давай ты сейчас уйдешь, а я сделаю вид, что тебя не было.

- Ты же знаешь, что я этого не сделаю, – нахмурился Кречетов.

- К сожалению, знаю, – кивнула докторша. – Ты же верный пес на службе корпорации. Чем они тебя привязали, Витя? Ты же не за деньги служишь, я знаю. Бросил карьеру, наплевал на блестящие перспективы. Мне всегда было интересно узнать, чем таким тебя купили?

- Дочкой, – хмуро процедил сквозь зубы Виктор Михайлович. – От нее все врачи отказались, а Бурый с Раскевичем нашли волшебника, который поставил ее на ноги. Так что извини, но их приказы я обсуждать не намерен.

- Ну так и езжай к дочке, – улыбнулась Алена Сергеевна. – Сделаем вид, что тебя здесь просто не было. А мы побеседуем с Максимом, и он расскажет мне то, что ты рассказать не в состоянии.

- А как же он? – Указал на меня пистолетом безопасник. – Ты не боишься, что он сдаст нас всех.

- Не боюсь, – отрицательно покачала головой девушка. – Ты же не сдал. Потому что боишься. И он будет бояться. Ведь правда, Максим, ты же не собираешься болтать о нашей встрече и обо всем, что увидел?

- А вы точно оставите нас в живых? – Хмуро уточнил я. Только сейчас на меня навалилось понимание того, что мы с Машкой стали невольными свидетелями разборок, о сути которых даже не подозреваем. А в таких ситуациях не принято оставлять свидетелей. Нет, конечно, весь мой опыт подобных историй базируется исключительно на просмотренных криминальных боевиках, но найти логическое обоснование обратного как-то тяжеловато. – И где гарантия того, что Виктор Михайлович с вами согласен?

- Ну он же не хочет, чтобы кто-то узнал о его маленьких тайнах, – улыбнулась Алена Сергеевна. Сейчас ее улыбка напоминала оскал гиены. – Как он по приказу своих хозяев вывозил с корпорации трупы бета-тестеров, расфасованные по пакетам. Да, Виктор Михайлович? Вы же и Максима планировали когда-нибудь ночью также увезти? Или поговорим о том, что он все-таки нарушал приказы своих хозяев и некоторые трупы продавал на черном рынке трансплантологам. Да, Витя?

- К-куда увезти? – Раздался дрожащий голос Машки. – Зачем?

- Видите ли, Мария, – лекторским тоном, смешно растягивая слова, ответила ей Алена Сергеевна. – Технология виртуальной реальности до сих пор не очень хорошо отработана. В ходе тестирования новых проектов возникают различные сбои, человеческий мозг вынужден работать на износ, и не все люди это выдерживают. Инфаркты, инсульты – причины разные, но люди умирают. Корпорации невыгодно говорить о том, что их игры приводят к смерти, и поэтому смерти пытаются скрыть. Даже на работу, как правило, берут людей, у которых нет родственников. Ваш муж – исключение, и то лишь потому, что на этом настоял один сумасшедший профессор. Но не переживайте, Виктор Михайлович придумал бы и для вас какую-нибудь сказочку. А, возможно, просто и вас вывез в пакетике куда-нибудь на свалку. Хотя нет, вы молодая, здоровая, наверняка почки и сердце вполне пригодны для пересадки.

- Закрой рот! – Взорвался Кречетов. – Мне тебя сейчас легче пристрелить за твою болтливость.

- А мне стало очень интересно, – влез я в его крики, вытирая кровь, которая никак не хотела останавливаться. – Я бы даже сказал, познавательно. Давайте тогда вы нам расскажете про Алену Сергеевну? Кто она такая, если не доктор? Я как-то не представлял ее раньше с пистолетом в руках. И уж тем более не думал, что у нее такие странные друзья.

- А я сама расскажу, – внезапно оживилась девушка. – Я работаю на конкурентов, у которых «Берлога» сманила самых лучших специалистов. Мы первые создали зачатки искусственного интеллекта, нас ждали слава и богатство. Но Бурый с Раскевичем хотят быть монополистами рынка, они просто скупили оптом все разработки и технологии. А надо уметь делиться. Они не одни такие умные, жить хорошо хотят все. Поэтому в «Берлоге» появилась я, и, наверное, не только я.

Чего это она разговорилась? Решила поиграть в благородных бандитов, которые всегда рассказывают все подробности своим жертвам, прежде чем убить их?

«Лёлик!» – сверкнула мысль у меня в голове. Кречетов не знает о том, что в квартире есть ещё один подельник Алены Сергеевны, который сидит на кухне в обнимку с пачкой пельменей. Подбитый мной здоровяк наверняка слышал, как в квартире появилось ещё одно действующее лицо, но ему хватило мозгов не выбегать из кухни, чтобы немедленно узнать, в чем дело.

Но Кречетов-то об этом не знает, а Лёлик по любому сейчас выбирает удобный момент для удара безопаснику в спину. Все кончено! Сначала убьют Виктора Михайловича, а потом и нас с Машкой за компанию. Я сжал кулаки, злясь на собственные никчемность и бессилие.

Но, как оказалось, я недооценил уровень подготовки нашего безопасника. В какой-то момент, казалось, внимательно слушая Алену Сергеевну, он сделал скользящий шаг в сторону и, не глядя, выстрелил себе за спину. В коридоре раздался вскрик и звук оседающего тела. Машка завизжала и забилась в истерике в углу дивана. Кречетов стремительно развернулся и выстрелил в Алену Сергеевну, которая уже тоже давила на спусковой крючок.

- Нееет! – Закричал Крысеныш, сбивая с ног девушку и, судя по всему, принимая в себя предназначавшуюся ей пулю. Раздался еще один выстрел, потом еще и еще. Алена Сергеевна вскрикнула и упала на меня, придавив спиной. Не обращая на это никакого внимания, она оперлась на локоть и вновь начала ловить на мушку прицела фигуру Кречетова. А я все-таки дотянулся до одной из гантелей и, извернувшись, с каким-то дьявольским наслаждением засандалил железным краем докторше прямо в висок. Что-то хрустнуло, и тело Алены Сергеевны обмякло.

В комнате воцарилась тишина, прерываемая лишь редкими всхлипами Машки.

- «Жива», – с облегчением подумал я и позвал нашего спасителя:

- Кречетов! Кречетов, мать твою!

Я встал и увидел безопасника, сидевшего у стены. Из его груди торчала наборная ручка ножа. Я беспомощно огляделся и уткнулся в какой-то дикий взгляд Машки.

- Это вот он его, – указала она на Мурзика, сидевшего возле дивана. – Он нож достал и кинул, я видела.

Как будто услышав ее слова, здоровяк всхлипнул и застонал. Ну хоть кто-то еще живой в этой мясорубке.

- Маня, иди на кухню, – как можно мягче попросил я. – Звони в скорую и системщикам, это их работа.

Машка встала с дивана и, покачиваясь, аккуратно переступая через тела вышла из комнаты. В коридоре она ойкнула еще раз, а затем хлопнула дверью кухни. Через минуту я услышал ее возбужденный голос и вздохнул.

- «Вот так и живут обычные менеджеры», - подумал я, обводя заляпанную кровью комнату. У меня в квартире пять трупов. Ну или почти трупов, Мурзик вон жив. А вот ту при жизни вполне симпатичную девочку я замочил, причем вот этими самыми руками.

Судя по всему, у меня начинается новая жизнь.

Причем вполне возможно, в новом месте и в новой одежде. Какую там сейчас в тюрьмах выдают? Полосатую или однотонную?

- Максим, у тебя телефон звонит, – вернул меня в реальность голос Машки.

- Что? – На автомате взял я протянутый мобильник. На дисплее светился незнакомый номер. Сегодня сплошной день сюрпризов. Ожидая каких-нибудь еще плохих новостей, я нажал иконку приема на дисплее и услышал жизнерадостный голос.

- Привет, ластоногий!

- Володя, – с облегчением выдохнул я. – Как я рад, что ты позвонил! Откуда у тебя мой номер?

- У меня все есть, – самодовольно ответил мой куратор и, видимо, поняв по моему голосу, что не все хорошо, мгновенно перешел на деловой тон. – Что-то случилось?

- Случилось, – выдохнул я, чувствуя, как внутри меня все расслабляется. Володя поможет. Он же чижик, а они могут все! Ну или, как утверждает людская молва, почти все! – У меня в квартире Кречетов и Алена Сергеевна. А еще тот мужик с подручными, ну те, которых ты задерживал ночью. В микроавтобусе.

- Что им от тебя надо? – Без задержки жестко спросил Володя, я буквально физически ощутил его напряжение.

- Уже ничего, – тихо ответил я. – Они мертвые.

- Все? – Удивился мой куратор.

- Нет! Частично! Не знаю! – взорвался я. – Приезжай и сам посмотри! Только поторопись, а то пропустишь самое интересное. Скорую и системщиков мы уже вызвали.

- Хорошо, еду, – уже абсолютно будничным тоном произнес Володя и отключился.

Системщики приехали, конечно, первыми. Машка открыла им дверь и опять спряталась на кухне. Прибывшие сотрудники, видимо, поняли, что я в небольшом шоке, поэтому молча отобрали у меня гантель, которую я так и не выпустил из рук, собрали оружие и стали ждать подкрепление.

Криминалисты появились одновременно с Володей. Не знаю, что он им говорил и как представлялся, но его присутствие в комнате во время следственных действий ни у кого вопросов не вызывало. Да он особо и не лез, молча стоял рядом со мной, периодически хлопая меня по плечу, когда требовалась моя реакция.

Самое интересное началось, когда в квартире появилась моя теща. Эта милая женщина, войдя в квартиру, охнула, видимо, увидев Лелика, и тут же ушла вместе с Машкой на кухню, где принялась о чем-то причитать и хлопотать над моей женой. Мне было откровенно плевать, чем они там занимаются. Мое сознание разделилось на две половинки. Одна терпеливо отвечала на вопросы системщика, расписывалась в каких-то бумажках, не сопротивлялась, когда у меня взяли отпечатки пальцев, а вторая рассуждала на тему того, как легко рушится привычная жизнь, и много ли сил надо потратить, чтобы жить дальше.

- Максим Александрович, завтра вам необходимо заехать в управление, – услышал я настойчивый голос. На меня смотрел невысокий крепыш в форменном кителе, вроде как целый майор.

- Хорошо, – покладисто кивнул я и вновь уставился на свои руки, теперь уже испачканные специальной краской для дактилоскопии.

- Вот повестка, – а этот мужик настойчив, надо признать честно. Поднимать голову еще раз было откровенно лень, апатия буквально давила меня к земле.

- Он все понял, – услышал я голос Володи. – Я гарантирую, что завтра в назначенное время он будет в вашем кабинете.

- Под вашу ответственность, товарищ полковник! – теперь в голосе крепыша были нотки недовольства. А Володя, оказывается, полковник! Хотя кто его знает, может это у него документ прикрытия какой-нибудь? Интересно, у чижиков есть звания? Должны быть, они же супер-пупер структура. Старший Чиж, Главный Чиж… Или, может быть, как у индейцев – Большое перо, Острый клюв…

Боже, какой бред в голову лезет!

- Эй, красавчик! – Услышал я голос Большого брюха. Нее, так Володю называть нельзя, обидится.

- Ма-а-акси-и-им! – Володя был приставучий, не хуже этого крепыша. – Ты со мной?

- Да, Максим! Ты с нами? – услышал я голос жены, и с удивлением уставился на нее. Машка успела уже умыться и переодеться.

- Я решила, что нам нужно пожить раздельно, – четко, как будто читая заученный стих у доски, произнесла моя супруга.

- Да ты что, – усмехнулся я.

- Мария, мне кажется… – начал было Володя, но его перебили.

- Не вмешивайтесь, пожалуйста. Наоборот, хорошо, что вы сейчас останетесь здесь и не позволите Максиму сотворить очередную глупость. Так вот, я переезжаю к маме и поживу у нее, пока ты не разберешься со своими делами.

- Очень благородно, – улыбаться было больно, но я настойчиво растягивал губы в гримасе.

- Я хочу жить спокойно! – Отчеканила моя жена. А голос-то звенит. – Я выходила замуж за умного человека, способного обеспечить мне безбедное спокойное будущее. А что я получила? Трупы и криминальные разборки? Зачем ты в это полез? Почему ты вообще постоянно влипаешь в какие-то дикие истории?

- Так уж и постоянно, – вяло возразил я. – До моего увольнения ты была всем довольна.

- Поэтому ты и решил поиграть в благородство, набить морду начальнику из-за дуры, которая даже ноги раздвинуть неспособна. В рыцарей не наигрался в детстве? Все стремишься защищать сирых и убогих? Искалечил своего шефа и демонстративно уволился. Вот и кому ты что доказал? Только все испортил, и свою жизнь, и мою. Мама сразу сказала, что это явно клиническое расстройство психики, и нормальный мужчина так себя вести не будет.

- Аааа, ну раз мама сказала, – протянул я, попутно отмечая, что сама теща появляться в комнате не спешит. Это правильно, под диваном ждет своего часа вторая гантелька.

- А я решила не рубить с плеча! – Мои реплики Машку не останавливали. Это был явно спектакль одного актера, и игрался, похоже, он даже не для меня, а для Володи. – Думала, подожду еще, может все образуется. И вот получите! Какая-то баба с пистолетом утверждает, что его коллега. Вернее, уже утверждала. Какая к черту коллега, разве из-за бизнеса убивают? Скорей всего у них шуры-муры были, и тут она узнала, что он женат. Вот по любому она меня убить хотела. Еще и мордовороты эти.

- Кхе-кхе! – Похоже, логика Машки проняла даже Володю.

- Нет, не уговаривайте меня! – Картинно вскинула она руку к лицу и выбежала из комнаты. Хлопнула входная дверь, и мы с Володей остались в квартире вдвоем.

- Слушай, ты не переживай, – как-то неуклюже начал успокаивать меня Володя. – У нее стресс все-таки, не каждый день такую гору трупов увидеть приходится. Все образуется…

- И жил этот принц долго и счастливо, потому что никто ему мозги не канифолил,– процитировал я конец старого анекдота. Потом подумал и сплюнул прямо на ковролин.

Конец первой книги.

Первая книга цикла закончена!

Очень надеюсь, что читателям понравится это произведение, а лайки и комментарии подстегнут меня писать больше и быстрее.

Хотелось бы выразить искреннюю благодарность моим друзьям, которые терпеливо выискивали все ляпы и нестыковки в рукописи, становясь первыми читателями и критиками: Жданову Павлу, Богданюк Татьяне, Дук Александру, Матвеевой Василисе, Федоровой Марии, Полякову Ивану, Лотиной Алене и Щепиной Ларисе. Без Вас этой книги бы не было.

Кроме того, мне повезло, что книгу корректировал въедливый и очень грамотный Артем ( Potemon ) Дякин. Настоящий профессионал, каких сейчас очень мало.

Отдельное спасибо Алисе Строгановой, которая в очередной раз сотворила не просто обложку, а настоящий шедевр.

Ну и, конечно же, самая большая благодарность моей жене, которая продолжает терпеть мои ночные писательские посиделки и поддерживать на всем протяжении творческого пути! Она моя муза и мой самый верный читатель. Без нее не было бы меня!!!

Искренне Ваш, Евгений Прядеев.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17