КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412453 томов
Объем библиотеки - 551 Гб.
Всего авторов - 151312
Пользователей - 93981

Впечатления

кирилл789 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

а ещё деревенская девка своей матери, деревенской тётке, указывает, что готовить на завтрак.) а ещё она, в СЕМНАДЦАТЬ лет (!) гуляет. иногда - до озера и обратно. а её "жених, которому ВОСЕМНАДЦАТЬ, тоже там гуляет! в разгар ЛЕТНЕГО РАБОЧЕГО дня! в СЕЛЕ!
и почему-то деревенская девка купается или в платье, или - голышом. других вариантов она не знает.
а ещё, ей показывают застёжку плаща чернокнижника, который нашли у неё в кармане, и спрашивают: "ты зачем с этим чернокнижником связалась?" а девка не понимает почему на неё злятся.)
то есть: мужик дал плащ прикрыться; застёжка с плаща; чернокнижник; злость и бешенство окружения, задающего такие вопросы; у неё в логическую цепочку не связываются.
раньше я думал, что это такой писательский приём. потом думал, что просто неграмотность, необразованность не даёт таким "писательницам" изложить сюжет. сейчас я понимаю, что они просто дуры.
есть несколько признаков таких: если споткнулась, упала, стукнулась; если её бьют всё время;

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Волкова: Академия магии. Бессильный маг (СИ) (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Ведышева: Звездное притяжение (Космическая фантастика)

писала девочка-подросток?
мне, взрослому, самодостаточному, обременённому семьёй, детьми, серьёзной работой, высшим образованием и огромным читательским опытом это читать невозможно.
дети. НЕ НАДО ПИСАТЬ "книжки". вас не будут читать и, что точно, не будут покупать. правда, сначала вас нигде не издадут. потому что даже для примитивных "специалистов" издательств, где не знают, что существуют наречия, а "из лесУ", "из домУ", "много народУ" - считают нормой, ваша детская писательская крутизна - тоже слишком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шилкова: Мострал: место действия Иреос (Фэнтези)

длинное-длинное и огромное предисловие заполнено перечислением 325 государств, в каждом государстве перечисляется столица, кто живёт в государстве, в каждой столице - имя короля, иногда - два короля, имена их жён, всех детей, богов по именам. зачем?
я что, это всё ДОЛЖЕН запомнить?? или - на листочек выписать?
мне что, больше заняться нечем???
автор, вы - даже не знаю как вас назвать. цивильного слова нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Мама (Любовная фантастика)

не был бы женат и обременён спиногрызами, сбегал бы к г-же Богатиковой посвататься.)
превосходно. просто превосходно.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Богатикова: Портниха (Любовная фантастика)

читала жена. читала и хихикала. оказалось, что в тексте есть "мармулёк", а так она зовёт мою любимую тёщу.) а потом оказалось ещё, что разговоры матери и дочери как списаны с их семейных разговоров.
в общем, как я понял Ольга Богатикова станет нашей домашней писательницей. мы любим умных людей.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Малиновская: Чернокнижники выбирают блондинок (Любовная фантастика)

деревенская девка, которую собрались выдать замуж и готовить не умеет? точно фантастика! дальше не стал читать

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Тупик (ЛП) (fb2)

- Тупик (ЛП) (а.с. Улица страха-29) 329 Кб, 90с. (скачать fb2) - Роберт Лоуренс Стайн

Настройки текста:



Р. Л. Стайн ТУПИК

ПРОЛОГ

— Всего лишь несчастный случай.

Эти слова мама всегда говорила, когда за ужином я проливала на себя молоко или подворачивала ногу на улице.

Папа пытался во всём разобраться.

— Натали, почему ты не можешь быть осторожнее? — начинал он заводиться. — Ты всегда такая недотёпа!

По какой-то причине, пролитое молоко выводило его из себя. Но мама всегда оставалась спокойна.

— Всего лишь несчастный случай, — мягко говорила она.

Мне было восемь, когда я упала с дерева и сломала руку.

— Всего лишь несчастный случай. Ты притягиваешь неприятности как магнит, Натали.

Два года спустя я свалилась с велосипеда, когда выпендривалась перед соседской шпаной. Удар пришёлся на мою голову. С сотрясением меня доставили в госпиталь Шейдисайда.

Мама старалась сохранять спокойствие, утешая меня:

— Всего лишь несчастный случай.

Я вспомнила её слова в ту ужасную ночь во время аварии в уличном тупике. Я услышала её голос.

Из-за шока от аварии моё сердце продолжало сжиматься. И когда машина помчалась прочь, скользя шинами по скользкой дороге, я была уверена, что мы поступаем неправильно. Я закрыла глаза и услышала мягкий успокаивающий голос мамы: «Всего лишь несчастный случай».

Наша машина дико вращалась на скользкой дороге, но мы не собирались останавливаться.

Мы должны были сбежать.

Всего лишь несчастный случай.

Это был всего лишь несчастный случай, сказала я себе.

И теперь всё было кончено.

Правда, я понятия не имела, что настоящий ужас только начинается…

ГЛАВА 1

В пятницу вечером родители Талии Блентон уехали в гости, поэтому она устроила вечеринку. Талия пригласила многих старшеклассников Шейдисайдской школы, но здесь были и ребята из другой школы. По крайней мере, мне попалось несколько незнакомых девушек.

Когда я спустилась по лестнице в подвал, то Талия встретила меня с удивлением на лице.

— Натали! Я и не думала, что ты придёшь, — сказала она громко, пытаясь перекричать музыку, разносившуюся из колонок CD-плеера.

— Почему нет? — крикнула я в ответ.

Талия отпила немного коки.

— Я знаю, ты не любишь вечеринки, — она заглянула за моё плечо. — А где Кит?

Я развернулась. Мой парень, Кит Паркер, должен был стоять сзади меня. Я забегала глазами по переполненной комнате и увидела его в другом углу, рядом со столом для пинг-понга, в компании Корки Коркоран и двух других девушек из группы поддержки.

— Я не знаю и половины всех этих людей, — горестно вздохнула Талия. — Надеюсь, они не разгромят мне дом. Я заметила кучку парней в гараже. Мне показалось, у них было пиво. Мои родители убьют меня, если узнают об этом.

Я помахала Дженни Симпсон. Она сидела на подлокотнике красного кожаного дивана и разговаривала с девушкой, лицо которой я не смогла разглядеть. На другом конце дивана сидел Рикки Шорр, который держал над мордой коричневого кокер-спаниеля Талии пачку картофельных чипсов, тем самым дразня его и заставляя прыгать и потявкивать.

— Где Ренди? — Талия перешла на крик. — Разве она не пришла вместе с тобой?

Ренди Моргентау — моя лучшая подруга.

— Нет, я приехала только с Китом, — ответила я Талии.

— Его машина всё ещё на ходу? — Талия неодобрительно покачала головой. — На прошлой неделе он предложил меня подвезти домой. Нам пришлось толкать её в гору!

Я засмеялась и попыталась ответить, но Талия поспешила к лестнице поприветствовать новых гостей.

Мы с Талией не особо дружили до этого года, пока не обнаружили в себе общую любовь к писательству. Талии нравится писать страшные истории. И хотя я не одобряю подобный жанр, надо признать, талант у неё есть.

Я же веду ежедневник и мне по душе сочинять стихи. В этом году мы с Талией проводили очень много времени, мечтая, как покинем Шейдисайд и станем знаменитыми писательницами.

Через комнату мне удалось разглядеть ещё одну свою подругу — Джиллиан Роуз. Она пыталась высвободиться из крепких объятий Карло Беннетта, но тот ловко обвёл руки вокруг её талии. Они оба смеялись и, кажется, им было весело.

Тодд Дэвис, не упускающий возможности выпендриться и проявить грубость, схватил Карло и позволил Джиллиан убежать, но не думаю, что она сама этого хотела. Она ухватилась за Тодда обеими руками и попыталась оттащить его от Карло.

Я подошла к Киту. В руках у него была горстка крендельковых палочек, которые он предпочитал по одной отправлять себе в рот.

— Можно мне одну? — попросила я, на что Кит высыпал всю горсть в мои руки.

— Недостаточно солёные, — объяснил он с набитым ртом.

Кит буквально помешан на соли. Он съест что угодно, где будет соль.

Кит высокий и очень долговязый. Я едва дотягиваюсь до его плеч. У него короткие каштановые волосы со светлыми прожилками и большие карие глаза. Вообще он тихий и редко улыбается. Поэтому много времени я провожу в раздумьях, чем заняты его мысли.

Если честно, у нас в отношениях с Китом всё ещё какая-то неопределённость. Но мне нужно время. Мы встречаемся всего пару месяцев, и свела нас Джиллиан.

Это произошло в начале осени, в обычный пятничный вечер, сразу после футбольного матча «Тигров». Мы с друзьями собирались на школьной стоянке сразу за стадионом, и Джиллиан увидела Кита, в одиночестве шагающего домой. Она схватила его за руку и буквально заставила сесть в нашу машину, чтобы съездить с нами за пиццей.

Мы с Китом отлично провели время в тот вечер. Чем он меня зацепил? Наверное, своей застенчивостью. Своей серьёзностью. Своими глубокими тёмными глазами.

С того самого вечера мы начали встречаться. И Джиллиан никогда не упускала возможности напомнить, что это она нас свела.

— Когда ты найдёшь кого-нибудь и для меня? — всё время спрашивает меня Джиллиан.

Но я не беспокоюсь за неё. Джиллиан очень красивая. У неё длинные каштановые волосы, зелёные глаза и сливочно-белая кожа. А ещё изящная, стройная фигура.

У Джиллиан отбоя нет от поклонников, которые таскаются за ней и пускают слюни как щенки.

А ещё у Джиллиан есть Карло. Конечно, она относится к нему как к лучшему другу, но я знаю, что Карло она интересует больше, чем просто подруга.

Сейчас же Джиллиан смеялась в окружении Тодда и Карло. Кто-то прибавил CD-плееру громкости. Колонки громко забасили в бетонных стенах подвала, отдавая вибрацией. Шум был оглушающий.

Интересно, как долго соседи Талии смогут это терпеть?

Я заметила, как Дженни Симпсон поднялась с дивана и начала танцевать с Питом Гудвином. Несколько других парочек присоединились к ним. Кто-то уронил банку Кока-Колы, которая покатилась по полу в другой конец подвала.

— Эй, ты куда? — воскликнула я, хватая Кита за рукав толстовки.

Он наклонился к моему уху и громко проговорил, стараясь быть услышанным:

— Наверх. У некоторых ребят есть пиво.

Я с отвращением скривила лицо.

— Ты собираешься выпить пива сегодня вечером?

Тёмные глаза Кита озорно загорелись. Он поднял указательный палец.

— Только одну банку, правда, — Кит потянул меня к лестнице. — Пошли со мной. Выпьем вместе.

— Ни за что! — я резко высвободила руку. — Ты же знаешь, я ненавижу пиво. На вкус оно как мыло!

Кит пожал своими узкими плечами. Мне вдруг захотелось дёрнуть его за волосы, ведь Кит не любил, когда я так делаю. Он говорит, что у него портится причёска.

Я наблюдала, как Кит поднялся наверх. Он обогнул целующуюся парочку на верхней ступени и скрылся.

Я пересекла комнату, чтобы взять кусок пиццы из открытой на столе коробки. Пицца была холодной, но съедобной. Я махнула рукой Джиллиан, но она танцевала с Карло и не заметила меня.

Следующие полчаса или около того я провела в разговорах с другими старшеклассниками, пытаясь перекричать музыку. Потом мне стало интересно, когда же вернётся Кит, как вдруг я увидела спускающуюся по лестнице Ренди!

Она обогнула целующуюся парочку и пересекла переполненный танцпол, чтобы добраться до меня.

Ренди высокая и круглолицая. Светлые вьющиеся волосы обрамляют её лицо, и Ренди часто жалуется, что ничего не может с ними поделать. Ренди не такая красивая как Джиллиан. У неё немного кривоватый нос и в свои семнадцать лет она продолжает носить брекеты. Но она самый лучший человек во всём мире. Более того, она моя подруга на всю жизнь.

— Эй, Джиллиан и Карло неплохо проводят вместе время, а? — сказала Ренди, повернувшись к ребятам, чтобы понаблюдать за их танцем.

— Мне кажется, Тодд ревнует, — предположила я.

Ренди хихикнула:

— Ты думаешь, Тодд способен на такие чувства?

Я лишь пожала плечами. Тодд много тренировался и имел внушительную мускулатуру. Почти всем он напоминал какого-то быка. И мне кажется, Ренди тайно была влюблена в него.

— Где ты была? — поинтересовалась я у Ренди.

Она улыбнулась мне.

— В гараже наверху. Встретила знакомых ребят из Мэдисона.

— Кит всё ещё там? — я указала наверх. Ренди кивнула и добавила:

— Он выиграл конкурс.

— Что? Конкурс? — я была удивлена.

— Конкурс, кто больше выпьет пива, — пояснила Ренди.

Я застонала.

Двое незнакомых нам подростков налетели на нас во время танца.

— Простите, — окликнула нас девушка, но танец не прервала.

В подвале становилось всё меньше свободного места, так что нас с Ренди вытеснили к прачечной.

— Ненавижу, когда Кит напивается пивом! — с горечью воскликнула я. — Он выглядит смешно и глупо, хотя считает себя бунтарём.

Не уверена, что Ренди смогла услышать меня. Музыка становилась всё громче, и некоторые ребята громко подпевали песне, пожимая друг другу пятерню.

Я схватила Ренди за руку, и мы зашли в прачечную. Здесь было намного тише.

— Довольно дикая вечеринка, не так ли? — ухмыльнулась Ренди, обнажив свои брекеты. — Я хочу немного оттянуться и потанцевать. Как насчёт тебя?

— Да, вот только если бы я могла затащить Кита сюда обратно, — я закатила глаза. — Мы не виделись с ним с тех пор, как пришли сюда.

Я заметила как к нам через толпу пробирается Талия. Её лицо покраснело, а волосы стали влажными от пота.

— Эй, девчонки, — окликнула она нас. — Почему вы здесь прячетесь?

Я хотела было ответить, но меня прервал какой-то непонятный шум. Талия, Рэнди и я кинулись посмотреть, что произошло.

Пронзительный испуганный вопль девушки затмил громкую музыку. И я вышла на середину зала вовремя — как раз в тот момент, когда кто-то полетел в подвал вниз по лестнице.

ГЛАВА 2

Музыка остановилась. Раздались удивлённые возгласы.

— Что происходит?

— Кто кричал?

— Где музыка?

— Мне показалось, кто-то упал?

Я увидела, как кучка ребят столпилась у основания лестницы. Когда я двинулась к ним, меня окутало тяжёлое чувство страха.

Я вдруг догадалась. Я знала, что это был Кит.

Меня прошиб холод, в горле спёрло дыхание.

Когда я подошла к ребятам, то мельком взглянула на Джиллиан и Карло, теснившихся рядом с толпой. Карло обнял её за плечи. Каштановые волосы Джиллиан влажными клубками спадали ей на лицо. Она прижала ладони к щекам.

Это был Кит. Я была уверена, что это он.

Наконец, мне удалось протиснуться через толпу. Задыхаясь, я чуть не споткнулась о лежащее тело.

Это был Кит.

Он лежал на спине, раскинув ноги в стороны. Левая нога болталась на нижней ступеньке.

Кит ухмыльнулся, глядя на моё потрясённое выражение лица.

— Мне кажется, я оступился, — пробормотал он.

Кто-то засмеялся.

Я тоже с облегчением издала смешок. Моё сердце бешено колотилось в груди, когда я продолжала смотреть на его распростёртое тело. Стоило мне наклониться, чтобы помочь ему подняться, как в нос ударил запах пива.

Кит пролил немного на рубашку. Изо рта разило отвратительным запахом.

Я оттолкнула его руку:

— Ты ужасен, — резко бросила я ему, но Кит лишь засмеялся, как будто я сказала что-то смешное. Затем он попытался встать самостоятельно. Но не удержался. Попытался ещё раз и безрезультатно.

— Кит, сколько пива ты выпил? — требовательно спросила я.

Его глаза были красными. Он прищурился, словно ему было трудно сосредоточиться.

— Ничего не осталось, — печально ответил Кит, качая головой.

— Кит! — я испустила стон отвращения.

— Совсем ничего, — пробормотал он. Схватившись за перила, ему удалось встать на ноги.

Заплывшими глазами Кит пытался разглядеть меня. Внезапно его лицо побледнело:

— Я не очень хорошо себя чувствую, — пробормотал он.

Ребята расступились, освобождая парню путь, и Кит рванул в маленькую ванную комнату в углу подвала. Когда за ним захлопнулась дверь, многие засмеялись. Кто-то снова врубил музыку.

— Я его не узнаю! — воскликнула Джиллиан. — Это, правда, он?

Внезапно рядом с ней и Карло возник Тодд.

— Какой слабак, — фыркнул он, заливаясь смехом. Тодд поднял вверх крепкий кулак и указал на закрытую дверь ванной комнаты. — Натали, твой парень ещё не созрел.

— Ооо, какое длинное предложение, Тодд, — заметил кто-то сзади нас.

Тодд не обратил на это внимания. Он приблизился ко мне.

— Полбанки пива, и твой парень готов разнести дом.

— Прекрати называть его моим парнем, — отрезала я, отшучиваясь. — Я не знаю его. Никогда раньше не видела.

Тодд схватил меня за руку.

— Не хочешь немного потанцевать, Натали?

У Тодда были большие широкие плечи. Он очень много тренировался. У него светлые волосы, лежащие копной на макушке, но сбритые по бокам, голубые глаза и круглое лицо маленького мальчика. У Тодда действительно симпатичная внешность, но выступающий вперёд массивный лоб, делает его похожим на какого-то неандертальца.

Некоторые так и называют Тодда, правда за его спиной. Услышав такое, Тодд действительно мог бы избить человека. И такое уже случалось. Однажды он сильно побил парня, который случайно наступил ему на ногу.

— Мне не очень хочется танцевать, — ответила я Тодду.

По сути, это была правда. То, как Кит повёл себя, словно придурок, перед всеми нашими друзьями, испортило мне всё настроение. Кажется, мне было стыдно. Не только за Кита, но и за себя.

Когда Кит вышел из ванной, он всё ещё был бледен, но чувствовал себя уже получше. Он подошёл к нам и начал пускать шутки, как ни в чём не бывало. Его тёмные глаза всё ещё были застеклёнными, но, казалось, Кит быстро пришёл в норму.

Мы продолжили веселиться где-то в течение часа или даже двух. У Талии была ещё дюжина пицц, да и все незнакомые нам ребята в скором времени вышли из подвала.

На какое-то время я снова потеряла Кита. Я надеялась, что он не вернулся обратно в гараж, чтобы снова напиться.

Когда я болтала с Ренди, Джиллиан и ещё одной девочкой, с которой когда-то была в летнем лагере, неожиданно рядом со мной вырос Кит, который сильно дёрнул меня за плечо.

— Ну как, готова ехать домой?

Я одёрнула руку.

— Ни за что! — резко ответила я.

Глаза Кита широко раскрылись от удивления.

— Что? Почему?

— Я никуда не поеду с тобой. Ты слишком пьян.

— Я в порядке, правда, — попытался заверить меня Кит. — Нет, в самом деле, я хорошо себя чувствую.

Он последовал за мной вверх по лестнице. Я схватила свою красную куртку.

— Не иди за мной, Кит. Я ни за что на свете не поеду с тобой.

Кит отбросил со лба свои влажные каштановые волосы. Его тёмные глаза ещё больше налились кровью.

— Натали, погоди, — Кит схватил меня за руки и подался вперёд, чтобы поцеловать. Я сразу учуяла его кислое дыхание, поэтому резко оттолкнула от себя. — Но, Натали!

— Кит, я позвоню тебе завтра, — отрезала я, поспешив к входной двери.

— Натали, подожди. Подожди! — кричал мне в спину Кит, но я захлопнула перед ним дверь.

Не обращая внимания на Кита, я шагнула во влажную туманную ночь. Низкие тучи закрыли небо. После дождя трава была всё ещё влажной, а на скользкой подъездной дорожке красовалась лужа.

Из подвала доносилась музыка. У входа в гараж я заметила ещё десять или двенадцать человек с серебристыми банками пива в руках, которые тёрлись у открытой гаражной двери.

Стоило мне сделать несколько шагов вниз по улице, как я заметила Ренди, отпирающую переднюю дверь своего тёмно-зелёного «Вольво». На обочине в ожидании стояли Джиллиан и Карло.

Машины ребят с вечеринки были аккуратно припаркованы на обеих обочинах дороги. Через запотевшее лобовое стекло я увидела целующуюся парочку на переднем сидении белого «Бонневиля», припаркованного сразу за машиной Ренди.

Я удивилась, когда увидела Тодда, обошедшего «Вольво» с другой стороны. Стоило мне подойти ближе, как он улыбнулся.

— Собираешься домой? А где Кит?

— Остался внутри, — пробормотала я.

Тодд хихикнул:

— Ты бросила его?

Джиллиан оттолкнула Тодда.

— Какой же ты грубый.

— Но тебе же нравится грубость, — поддразнил её Тодд. Карло, который стоял всё это время рядом, задумчиво закинул назад свои тёмные волосы.

Тодд залез на переднее пассажирское сидение рядом с Ренди. Джиллиан и Карло протиснулись назад.

Взглянув вниз по туманной улице, я заметила развалюху Кита, криво припаркованную на углу. Кит никогда не умел парковаться. Он небрежно поставил машину, заехав на бордюр. И крошечное, временное запасное колесо, которое Кит должен был заменить несколько недель назад, теперь выглядело ещё больше неуместно.

Я повернулась к дому и увидела Кита, плетущегося по подъездной дорожке.

— Натали! Натали, подожди! — крикнул он мне, дико размахивая руками.

— Ренди, я могу поехать с вами? — быстро спросила я.

— Конечно, прыгай, — кивнула подруга на заднее сидение. Она закрыла за собой дверь и завела двигатель.

— Натали, подожди! Я не пьян! — кричал мне Кит. — Подожди!

Я нырнула на заднее сидение рядом с Джиллиан и Карло и захлопнула за собой дверь.

— Поехали! — крикнула я Ренди. — Скорее!

Ренди выехала с обочины, и только тогда я смогла откинуться на спинку сидения.

В тот момент я подумала, что приняла правильное решение. Я поступила умно, не сев в машину с Китом. Я была рада, что еду домой с Ренди и остальными.

Конечно, это оказалось ужасной ошибкой.

Но откуда мне было знать, что через десять минут я отдала бы всё, чтобы не оказаться в машине Рэнди.

ГЛАВА 3

Откинувшись на спинку сидения, я засунула руки глубоко в карманы куртки. Снаружи клубы тумана кружили среди тёмных деревьев. Хотя дождь давно прекратился, лобовое стекло всё ещё было усеяно большими каплями дождя.

Карло положил руку на сидение, обняв Джиллиан за плечи. Тодд возился с радио, переключая от станции к станции. Поняв, что найти хорошую музыку ему не удастся, Тодд сердито щёлкнул по приёмнику.

— Поразительно, как Кит удароустойчив, — хихикнул Тодд. — Когда он свалился с лестницы, то даже ничего не почувствовал!

— Это не смешно, — резко оборвала я его. — Это отвратительно. Иногда Кит ведёт себя как полный кретин.

— Ооо, кажется, кто-то разозлён, — поддразнил меня Тодд.

— Заткнись, — я чувствовала, как начинаю терять терпение. У меня не было настроения отшучиваться. Мне и вправду казалось, что в поведении Кита не было ничего смешного.

Не скажу, что я паинька, требующая внимания, ни в коем случае. Но мне не понравилось, что Кит не обращал на меня внимания всю ночь. И я не видела смысла в том, чтобы напиваться пивом, пока тебя не стошнит.

Ренди промчалась мимо знака «Стоп» и через секунду автомобиль резко подскочил на яме.

— Простите, не заметила, — пробормотала она.

Внезапно я вспомнила, что Ренди тоже была в гараже!

— Ренди, ты в порядке? — осторожно спросила я.

Она кивнула:

— В полном. Правда, нет проблем.

Двойной луч света от фар перепрыгнул на другое дерево. Ренди вжала педаль газа, и шины заскользили по мокрому асфальту.

— Эй, ты водишь как я! — смеясь, воскликнул Тодд.

Глаза Ренди сузились, и ей пришлось внимательно вглядываться в дорогу. Чтобы не потерять управление, она крепко сжала руль.

— Дорога скользкая, — пожаловалась Ренди.

Она промчалась мимо перекрёстка, а потом резко вывернула на Ривер-роад, ударившись плечом.

— Ренди! — вскрикнула я от испуга.

— Ай! Я ударился головой о крышу, — отозвался Тодд. — Я буду судиться с тобой, Ренди. Я подам на тебя в суд!

— Отстань от меня, Тодд, — огрызнулась Ренди, не отрываясь от лобового стекла. — Здесь густой туман. Мне сложно что-нибудь разглядеть.

— Хочешь взять мои очки? — пошутил Карло.

— Только поэтому я отвезу тебя домой первым, — выстрелила Ренди ему в ответ.

Вдоль реки дорога становилась извилистой. Ренди поддалась чуть вперёд, сосредоточившись на дороге. Машину снова подбросило на очередной яме. Мы все вскрикнули от неожиданности.

— Спасибо за доверие, ребята, — пошутила Ренди.

Нащупав ремень безопасности, я крепко пристегнулась. Заглянув через плечо Тодда, я разглядела спидометр. Мы гнали больше шестидесяти!

— Ренди, сбавь скорость, — попросила я. Подруга взглянула на спидометр.

— Ой, я и не заметила, — она расслабила ногу, и стрелка спидометра упала до пятидесяти.

По обе стороны от нас голые ветви больших чёрных деревьев выглядывали из тумана. Большие капли дождя спадали с веток на лобовое стекло, мешая обзору, так что Ренди пришлось включить дворники.

— Вы видели ту девушку из Хардинга? — спросила Джиллиан. — Что на ней было?

— Мало чего, — пошутил Тодд.

— Я имею в виду, она вырядилась так, будто собралась на пляж, — поправила себя Джиллиан. — Кто она? Подруга Талии?

— Она могла бы стать моим другом! — воскликнул Тодд.

— И моим, — хихикая, добавил Карло.

— Отстой, мальчики, — сухо пробормотала я.

Тодд повернулся к Ренди:

— Сначала отвези меня домой. Я живу тут поблизости. Сверни на Кедр, а потом…

— Я помню, где ты живёшь, — перебила его Ренди.

Белая завеса окутала лобовое стекло.

— Что за идиот! — прищурилась Ренди. — Я ничего не вижу.

Ренди ускорилась, и проезжающий мимо автомобиль исчез позади нас. Рядом со мной засмеялись Карло и Джиллиан.

— Что такое? — Тодд повернулся к ним. — Ребята, расскажите и нам.

Не знаю, о чём они там говорили. Да и это было не очень важно.

Я устремила свой взгляд вперёд, сквозь развевающийся туман. Я представила, что тоже сижу за рулём. Стоило Ренди свернуть на право на Кедр, как я тоже почувствовала, что меня заносит в сторону. Когда она нажала на тормоз, я так же опустила правую ногу.

Даже со спины я смогла заметить, что Рэнди была не в форме. Как только она начала зевать, я почувствовала, как у меня скрутило живот. Я так нервничала. Хотела бы я оказаться сейчас за рулём.

Карло и Джиллиан продолжали хихикать. Тодд всё ещё умолял их рассказать ему, над чем они смеются.

Мы подлетели на очередной яме. Затем внезапно вскрикнул Тодд:

— Рэнди, остановись! Поверни налево!

Я не заметила улицу, на которую мы свернули. Было слишком темно и, должно быть, на дороге не было указателя.

Я заметила лишь один знак, который гласил: «Тупик».

Ренди вжала педаль тормоза. Машина начала скользить. Свет фар безумно завращался по туманной дымке.

Я почувствовала, как сильно завалилась на Карло. Машина лишь ускорялась.

Рэнди бешено закрутила руль, пытаясь выровняться. Вжимала педаль газа, всё сильнее и сильнее. Но машина не сбавляла скорость.

Из ниоткуда впереди нас появился другой автомобиль. Казалось, будто он возник из тумана.

Мы с силой врезались в него. Я никогда не забуду этот хлопок от удара бампером.

Я видела, как автомобиль отъехал от нас. Раздался громкий хруст — это разбились его задние фары.

Когда меня отбросило вперёд, я смогла уловить движение тени в заднем окне автомобиля.

От неожиданности я закричала, когда ремень безопасности врезался в мой живот и отбросил обратно на сидение. У меня щёлкнула шея, мышцы взвыли от боли, которая запульсировала вдоль всей спины.

Я закрыла глаза, пытаясь расслабить мышцы, чтобы отступила боль.

Раздался визг шин.

— Что ты делаешь? — пронзительно закричала Джиллиан.

— Тот автомобиль… — начал Карло, но Рэнди перебила его своим криком:

— Тодд, почему ты не сказал мне про поворот?

— Ты сказала, что знаешь дорогу!

Я раскрыла глаза, когда Ренди сдала назад. В зеркале заднего вида я смогла разглядеть её глаза.

Они были дикими, напуганными. Рэнди тяжело дышала, издавая низкие задыхающиеся звуки.

Я откинулась обратно на сиденье. Шея всё ещё болела, но боль постепенно начала стихать.

Рэнди закрутила руль, нажала педаль газа, и машина рванула вперёд.

— Ренди, что ты делаешь? — закричала я.

По мере ускорения автомобиля шины заносило на скользкой дороге.

— Эй! Эй! — воскликнул Карло.

— Рэнди, стой! — вскрикнула я. — Ты должна остановиться! В той машине кто-то был!

— Ты врезалась в машину! Ты врезалась в машину! — визжала Джиллиан.

Рэнди прищурилась, пытаясь разглядеть дорогу через залитое каплями дождя лобовое стекло. Её рот был открыт, лицо исказила гримаса ужаса.

— Остановись, Рэнди! — умоляла я.

— Ты в кого-то врезалась! Ты в кого-то врезалась! — отчаянно повторяла Джиллиан.

Но Рэнди лишь резко крутанула руль, развернув машину, и свернула на улицу Тодда. Мы въехали в темноту, окутанную туманом.

— Ты должна остановиться! — ещё громче закричала я.

— Я не могу! — наконец ответила Ренди. Она перегнулась через руль и вжала педаль газа изо всех сил. — Разве вы не понимаете? Я не могу остановиться! Не могу!

ГЛАВА 4

— Я не могу остановиться! Я не должна быть здесь! — всхлипнула Рэнди, сворачивая на извилистую дорогу.

— Не должна? О чём ты говоришь? — недоумевала Джиллиан.

Рэнди испустила хриплый вздох.

— Я под домашним арестом. Родители наказали меня на две недели. Мне нельзя никуда выходить и уж тем более брать машину.

— Но мы с такой силой врезались в ту машину, — запротестовал Карло. — Там кто-то мог пострадать.

— Было темно, — осадил его Тодд. — Почему ты считаешь, будто в той машине кто-то был? Может быть, она была просто припаркована.

— Нет, я видела, как в ней кто-то двигался, — объяснила я Тодду. — Я кого-то видела. По крайней мере, мне так кажется.

Было слишком темно. Всё произошло так быстро.

Может быть, мои глаза решили сыграть со мной злую шутку? Может быть, та машина действительно была пустой?

— Натали, всё в порядке? — спросила Рэнди, глядя на меня через зеркало заднего вида. — Ты кричала.

— Кажется, я потянула шею или вроде того, — ответила я. — Сейчас мне почти не больно. Мы должны вернуться, Рэнди.

Но подруга покачала головой, плотно сжав губы.

— Не могу, — прошептала она. — Ни за что.

— Мне тоже не следовало быть здесь, — вдруг пробормотала Джиллиан. — Мои родители думают, что я сейчас дома, готовлюсь к экзамену по химии. — Она вздохнула. — Если предки узнают, что я сбежала и попала в аварию, то они убьют меня!

— Но что если человеку в той машине нужна помощь? — продолжала настаивать я. — Как мы можем вот так просто…

— Мой отец с меня шкуру живьём сдерёт, — перебил меня Тодд, испустив горестный вздох. — После того, как ему удалось устроиться на новую хорошую работу, он предупредил меня, чтобы я не ввязывался ни в какие неприятности. Притормози здесь, Рэнди. Мой дом справа наверху.

— Что? Новая работа? Какая новая работа? — поинтересовалась Джиллиан.

— В городской мэрии. Работа с прессой и все такое, — Тодд покачал головой. — Вы думаете, я громила? Что ж, вы не видели моего батю. Когда-то он был полузащитником в команде. Он страшный человек. Он может избить меня. Действительно может.

— У нас у всех есть весомые причины, — я подалась вперёд. — Но послушайте, ребята…

— Ты права, Натали, — резко одёрнула меня Рэнди, замедляя ход. — У нас у всех есть весомые причины, чтобы не возвращаться туда обратно. Твой отец в больнице, не так ли, Карло?

— Да, — тихо ответил тот. Он был таким закрытым, всегда держал всё в себе. Я поймала себя на мысли, что никогда не слышала, чтобы Карло что-то рассказывал про свою семью. Я ведь действительно ничего не знаю о ней!

— Что ж, твоему отцу сейчас плохие новости точно не нужны, — холодно продолжила Рэнди. — Если мы вернёмся туда, у нас точно будут большие неприятности. У каждого из нас.

Она свернула на обочину и остановилась под фонарём, в паре домов от коттеджа Тодда.

— Я хочу, чтобы этот выпускной год был отличным, — дрожащим от избытка эмоций голосом произнесла Рэнди. — Эта авария испортит нам всё. Мои родители очень строгие. Этот несчастный случай разрушит мою жизнь!

— Но произошла авария, — не унималась я.

Тогда Рэнди толкнула дверь машины и вышла.

— Куда это она? — удивилась Джиллиан.

Я пожала плечами:

— Хочет наподдать мне.

Мы наблюдали за Рэнди через лобовое стекло. Засунув руки в карманы пальто, она шагнула в белый свет фар. Она наклонилась и осмотрела капот и бампер.

Через пару секунд она вернулась за руль.

— На бампере всего одна царапина, — сообщила Рэнди. — Вот почему папа купил эту машину. Потому что она прочная и безопасная. — Она вздрогнула. — Отец прибьёт меня, если узнает, что я сегодня натворила.

Я потёрла заднюю часть шеи. Боль отступила, но мышцы всё ещё были напряжены.

— Остаётся только поблагодарить Господа за то, что с нами всё в порядке, — пролепетала я.

— Да. И если мы в порядке, то тот, кто сидел в другой машине, тоже в порядке, — успокоила нас Рэнди.

Я лишь ответила:

— Надеюсь, это так.


Позже той ночью, когда я пыталась заснуть, я возвращалась к той аварии снова и снова. Мысли не давали мне спать.

Странно, но мне уже доводилось побывать в автомобильной аварии вместе с моей мамой. И то же самое тогда, я испытывала после аварии, что и сегодня.

Я наблюдала за всем, будто действие происходило в замедленной съёмке. Я чувствовала сильный толчок. Чувствовала, как в мой живот врезается ремень безопасности.

И я продолжала слышать страшные звуки — тяжёлый металлический скрежет, треск разбитого стекла.

Держала ли я глаза открытыми или закрытыми, но авария всё повторялась и повторялась. Я думаю, это такая защитная реакция нашего мозга, который пытается разобраться со страшными вещами, например, с аварией.

Это шок. Шок для всего тела и разума. Потому и надо постоянно возвращаться к этому, пока не убедишь себя, что всё в порядке, пока не начнёшь чувствовать себя хорошо.

Но лучше я себя не чувствовала. Особенно после того, как вспоминала, с какой скоростью мы ехали…

Но какой у нас был выбор?

Я перевернулась и поправила подушку. Было так поздно. Почти два часа ночи.

— Нужно поспать, — прошептала я сама себе.

Я была уверена, что всё будет хорошо. Нас никто не видел, потому что в том тупике было слишком темно и вокруг не было ни души.

Я закрыла глаза и попыталась представить мягкий клубящийся туман. Такой мягкий и серый. С его мягкими клубнями, касающимися земли.

Туман уволок меня в глубокий безмолвный сон.

Когда настойчивый звонок телефона, лежащего на прикроватной тумбочке, разбудил меня, в мою спальню уже проникал солнечный свет.

Я поднялась, совершенно сбитая с толку. Протерев глаза, я не сразу поняла, что звонит телефон, поскольку спала очень крепко.

Наконец, я поднесла трубку к уху:

— Алло?

Мой голос всё ещё был сонным. Пришлось прокашляться.

На другом конце линии со мной поздоровался Тодд и его слова быстро меня взбодрили:

— Натали, у меня плохие новости.

ГЛАВА 5

Я плотно прижалась к телефону ухом и поднялась с кровати. Во рту была сухость, словно я набила его хлопком.

— Тодд, что стряслось?

— П-погибла ж-ж-женщина, — запинаясь, произнёс он.

— Что? — я не была уверена, что хорошо его расслышала. Я переспросила. — Какая женщина, Тодд? О чём ты вообще говоришь?

— В машине была женщина. Вчера ночью, — тихо ответил он мне. — Я не могу сейчас говорить, Натали. Моя мама рядом. Не хочу, чтобы она услышала.

Я ещё раз прокашлялась. У меня закружилась голова. Утреннее солнце залило всю мою спальню, но от чего-то меня прошибла дрожь.

— Там была женщина? В машине, в которую мы врезались? — дрожащим голосом уточнила я.

— Да. Она умерла, — всё так же шёпотом проговорил Тодд. — Это очень плохие вести, Натали. Я услышал сегодня утром по радио. Полиция говорит, что она погибла в своей машине от удара другой.

— Ооо, — испуганно вздохнула я, и чуть было не выронила телефонную трубку. Наконец, мне удалось восстановить дыхание. — Ты уверен, что это была та самая машина?

— Да. Боюсь, что да, — ответил Тодд. — В том самом тупике, недалеко от Ривер-роад. — Он тяжело вздохнул. — Мой папа позвонил мне из мэрии и сказал…

— Погоди, Тодд, а причём тут твой отец? — прервала я его. — Какое он имеет к этому отношение?

На какое-то время на том конце линии повисла тишина. Я уже начала терять терпение, но тут Тодд резко заговорил:

— Мой отец работает на мэра Колетти. Я ведь говорил вам, что это его новая работа.

— И что? — нетерпеливо спросила я.

— Та женщина в машине, в которую мы врезались, — Тодд тяжело сглотнул. — В общем, это была сестра мэра Колетти.

Я тяжело опустилась на кровать. Закрыв глаза, мне снова удалось увидеть густой клубящийся туман. На этот раз он окутал мою шею и начинал душить всё сильнее и сильнее.

Я раскрыла глаза, избавившись от страшной картины в моём воображении. Потом быстро задышала и, наконец, произнесла:

— Тодд, так ты хочешь сказать, что твой отец…

— Мэр позвонил ему сегодня рано утром, чтобы сообщить об ужасной аварии по всем телеканалам и газетам. Папа сказал, что Колетти сделает всё, что только возможно, чтобы найти водителя, который убил его сестру.

Я молча уставилась на стену. Крошечные розы на обоях, казалось, исчезли под густым туманом. Он снова возвращался, занимал все мои мысли.

Я вдруг захотела, чтобы он окутал меня полностью. Мне хотелось спрятаться в нём, исчезнуть в массивных клубнях и никогда не выходить.

Я не понимала, как мы могли уехать прошлой ночью? Как мы могли врезаться в машину той женщины и оставить её там умирать?

Мы все действовали так эгоистично, так бездумно. Мы поставили наши заботы и страхи превыше спасения человеческой жизни.

Моё горло пересохло и мне с трудом удавалось сглотнуть.

Яркие розы на обоях постепенно начинали выцветать, превращаясь в бледно-розовые пятна. Из моих глаз выступили горячие слёзы.

Могли бы мы спасти её, если бы остались? Смогли бы мы отвезти её в больницу вовремя?

Если бы мы остались…

Если бы мы остались…

Я смахнула слёзы и уставилась на радиочасы. Если бы я могла вернуться назад во времени, подумала я. Если бы я могла отбросить время, чтобы нам выпал ещё шанс. Ещё один шанс, чтобы остаться и помочь той несчастной женщине.

Сестра мэра.

Я опустила глаза и обнаружила, что всё ещё держу телефон в руках. Попрощалась ли я с Тоддом? Сказала ему хоть что-нибудь после того, как он сообщил мне ужасные новости?

Я ничего не помнила.

Я поднесла телефон к уху и услышала лишь гудки. Потом дрожащими руками положила трубку на тумбочку.

Убийцы.

Мы убили человека и скрылись с места преступления.

Такие слова я раньше слышала только в новостях, но никогда не думала, что они будут касаться меня.

Почему мы не остались?

Этот вопрос не собирался оставлять меня в покое.

Если нас поймают, сказала я себе, то у нас будут большие проблемы, чем мы когда-либо имели.

Неожиданно сухой смешок скользнул с моих губ.

Рэнди очень беспокоилась за свой домашний арест. Теперь это не казалось таким уж страшным. Нет хуже наказания для водителя, который скрылся с места аварии, чем быть арестованным, с горечью подумала я.

Что же теперь будет?

Я задумалась, обхватив колени своими ледяными руками, и посмотрела на маленькие розочки.

Что теперь? Что мне теперь делать?

Жить в страхе? Жить в страхе, что тебя поймают? Провести остаток своей жизни, боясь, что полиция выйдет на меня? Провести остаток своей жизни в раздумьях, когда? Когда меня поймают? Когда весь мир узнает о том, что мы сделали? Когда я осознаю, что моей нормальной и счастливой жизни пришёл конец?

Я догадалась, что лишь один телефонный звонок покончит с моим страхом. Один телефонный звонок от полицейского, который скажет: «Мы знаем, что это была ты. Мы знаем, что ты была в той машине, которая скрылась после убийства сестры мэра».

Я спрашивала себя, что мне делать? Что мне теперь делать?

Неужели остаётся только бояться каждый раз, когда зазвонит телефон?

Неужели остаётся только думать, что всего один телефонный звонок разрушит мою жизнь?

И когда я была поглощена этим неприятным вопросом, зазвонил телефон.

ГЛАВА 6

Первый звонок заставил меня подпрыгнуть и закричать. Моё сердце чуть было не выпрыгнуло из груди.

Я тяжело сглотнула, заворожено глядя на телефон. Он прозвенел ещё три раза, прежде чем я сняла трубку.

— Алло? — хрипло прошептала я.

— Натали? Ты проснулась? Я тебя не разбудил?

— Кит! — я облегчённо вздохнула. — Нет, я только недавно встала. Я… Я просто…

Моё сердце так сильно колотилось, что я едва могла говорить.

— Слушай, насчёт прошлой ночи, — виновато начал Кит. — Мне очень жаль, Натали. Я…

— Я не могу сейчас говорить, — прервала я его.

— Я знаю, ты злишься на меня, — продолжал Кит. — Я не виню тебя. Но я должен сказать тебе…

— Нет, Кит, прости, — резко отрезала я. — Я правда не могу сейчас говорить.

— Но мне нужно поговорить с тобой, — застонал он. — Я так отвратительно вёл себя вчера на вечеринке, Натали. Наверное, я выпил слишком много пива и я, правда, не знал…

Я прервала его снова:

— Кит, до свидания. Поговорим позже. Я позвоню тебе, обещаю. Пока.

Я бросила трубку. Я была сильно расстроена и слишком напугана, чтобы слушать извинения Кита.

С ним всегда происходило одно и то же.

Сначала он вытворял что-то безумное и глупое, а я злилась всё сильнее и сильнее, желая убежать от него или расстаться навсегда, а потом он звонил на следующее утро и виноватым голосом просил прощения. И он готов был извиняться хоть сто раз, пока я окончательно не прощала его и не прекращала злиться.

Сегодня утром у меня не было никакого настроения.


Днём мы впятером договорились встретиться в парке Шейдисайда, который располагался за нашей школой. Суббота выдалась ясной, но холодной.

Наши кроссовки утопали в траве, ещё мокрой после вчерашнего ливня.

За школой трое ребят, которых я знала, бегали трусцой по беговой дорожке. Сразу за ней раскинулось футбольное поле, где тренировались спортсмены.

Мы решили двигаться от школы и, в конечном счёте, оказались в чаще леса у берега реки Конононки.

Это было не самое комфортное место для встречи, но наши родители в свой выходной были дома, а в пиццерии нас мог кто-нибудь подслушать.

Мы остановились у деревянного столика для пикника у самого берега. Скамейки были мокрыми, но у нас не было выбора, поэтому пришлось сесть.

Тощая серая белка выбежала опрометью в нашу сторону. Она остановилась в нескольких футах от стола и подняла свои лапки к верху, надеясь у нас что-нибудь вымолить.

Тодд рассмеялся:

— Эй, дружок, никто не клянчит. Ты должен быть готов к зиме!

Белка простояла так ещё пару секунд, а когда ничего не получила, медленно поспешила обратно к деревьям.

Меня пробила дрожь. Поверх футболки я натянула кофту с длинным рукавом, но этого было недостаточно — я всё ещё мёрзла. Наверное, мне стоило надеть пальто или тёплую куртку.

— Кто принёс карты? — пошутил Тодд, пытаясь разрядить обстановку.

Но никто не засмеялся. Кажется, Тодд был единственным, кого ничуть не потрясли и не расстроили новости о том, что мы натворили.

Джиллиан прижалась к Карло. Её длинные каштановые волосы свалились на лицо. Когда она смахнула их, то я заметила, что её глаза покраснели, веки опухли, а лицо стало бледнее, чем обычно.

В руках у Рэнди была нераскрытая пачка «Спасателей жизни» (прим. — Life Savers; карамель с мятным или фруктовым вкусом), которую она вращала в руках. Подруга и пары слов не произнесла за весь день.

Я заметила, с каким трудом ей давался каждый вдох. Она избегала моего взгляда, не сводя глаз с пачки карамелек. У меня возникло такое чувство, будто она отчаянно держится из последних сил, чтобы не расплакаться.

Карло всё время нервно поправлял чёрную оправу своих очков. Он обвёл рукой талию Джиллиан в голубой парке и наклонился к ней, напряжённо шепнув что-то на ухо, сведя брови.

Тодд опёрся о край стола, пытаясь застегнуть рукав своей выцветшей джинсовой куртки. Холодный ветер развевал в стороны его светлые волосы.

— Я замёрзла, — пожаловалась Джиллиан. — Почему мы не могли встретиться где-нибудь в тёплом месте?

— Да, например, во Флориде, — ухмыльнулся Тодд.

И снова никто не поддержал его шутку.

— Поверить не могу, что всё это происходит на самом деле, — тихо пробормотала Рэнди, качая головой. Она нервно теребила капюшон своей красной куртки, который, в конце концов, накинула на голову.

— Это и происходит, — мрачно произнёс Тодд.

— Твой отец больше ничего не слышал? Что думает полиция? — спросила я у него, но Тодд лишь только покачал головой.

— Я больше ничего не знаю. Папа ничего не слышал, — Тодд задумался. — Ну, если только то, что мэр предлагает вознаграждение.

Рэнди громко ахнула.

— Вознаграждение тому, кто хоть что-то видел, — с горечью в голосе договорил Тодд, глядя на Ренди.

— Мы должны пойти и сказать им, — внезапно сказал Карло. Джиллиан удивлённо уставилась на него. — Мы должны, — настаивал Карло более высоким, напряжённым голосом. — Если мы сейчас пойдём в полицию и всё им выложим, они поймут нас.

— Карло, ты что такое говоришь? — удивлённо вскрикнула Рэнди. — Тебе легко рассуждать, ведь это не ты был за рулём.

Я заметила, как голубые глаза Тодда сузились, а выражение его лица стало сердитым.

— Они нас всё равно поймают, — пронзительно вскрикнул Карло. — Это только вопрос времени. Поэтому мы должны пойти и сказать им. Мы должны. В конце концов, это был несчастный случай.

Пока Карло говорил, я не сводила взгляда с Тодда. Лицо его побагровело, и он громко прошипел на Карло сквозь стиснутые зубы:

— Ты сошёл с ума? Совсем рехнулся?

Карло, ошарашенный внезапным гневом Тодда, попытался ответить:

— Я думаю, полиции будет легче…

Но Тодд не дал ему закончить. Он протянул руку через стол и схватил Карло за ворот куртки.

— Если ты стуканёшь на нас, ты умрёшь следующим! — злобно прошептал Тодд. — Ты умрёшь следующим, Карло!

ГЛАВА 7

Джиллиан громко ахнула.

Мы с Рэнди вскочили, схватили Тодда и оттащили его от Карло.

— Не хватай меня! — заорал тот на Тодда. — Ты совсем больной?

Два парня свирепо смотрели друг на друга, тяжело дыша и багровея с каждой секундой.

— Тодд, что с тобой происходит? — требовательным тоном спросила Джиллиан. — Почему ты ведёшь себя так безумно?

— Мы не можем пойти в полицию! — сердито заорал Тодд, всё ещё не сводя глаз с Карло. — Не желаю слышать ни от кого из вас, что нам нужно в полицию!

— Но Тодд, — я хотела заступиться за Карло, но не смогла, потому что Тодд не дал мне договорить. Он отстранился от нас с Рэнди и обвёл всех свирепым взглядом.

— Мой отец потеряет работу! Если кто-нибудь узнает, что я был в машине, что я врезался в машину сестры мэра, мой отец лишится работы. Ты знаешь, какие меня ждут проблемы? — Тодд гневно посмотрел на Карло. — Ты знаешь, какой характер у моего отца? Ты когда-нибудь видел его в ярости? Он никогда не простит меня, если узнает, что я был замешан в этом! Никогда!

Карло не ответил. Он поправил свою куртку и смерил Тодда взглядом. Его тёмные глаза сузились, но Джиллиан прошептала ему что-то на ухо. Наверное, старалась успокоить парня.

Потом Джиллиан обратилась к Тодду.

— Нам всем есть что терять. Мы все расстроены и напуганы. Мы все виноваты в том, что случилось. Но это не повод пускать в ход кулаки, Тодд.

Она продолжала испепелять его взглядом, пока Тодд не потупил глаза в землю.

— Прости, — пробормотал он. — Вы все правы. Я действительно потерял над собой контроль.

— Уж кто-кто, а это я должна была его потерять, — резко вставила Рэнди, сунув руки в карманы куртки. Она начала угрюмо маячить взад-вперёд. — Это я была за рулём. Это я врезалась в ту машину. Я та, кто убил ту женщину.

На какое-то время воцарилось молчание, которое прервала Джиллиан:

— Как я уже сказала, нам всем есть что терять.

— Мой отец не слишком хорошо себя чувствует, — грустно произнёс Карло. — Всякий раз, когда я навещаю его, я пытаюсь привести его в чувство какими-нибудь хорошими вестями. Я пытаюсь его подбодрить, так что я не хочу, чтобы он знал, что мы сделали. Но я всё равно считаю…

— Тодд прав, — прервала его Рэнди. — Мы не можем пойти в полицию. Мы просто не можем. Нам остаётся только надеяться и молиться, что нас никто не видел. Что никто не сможет опознать мою машину.

— И мы должны хранить эту тайну, — добавил Тодд, упираясь в край стола обеими руками. Его глаза перебегали от одного к другому.

Я затянула свои тёмные волосы в хвост и сунула руки в карманы джинсов. Я задумалась над тем, что только что обсудили мои друзья, и не смогла определиться, с кем я согласна — с Тоддом или с Карло.

Мне было так плохо. Потребовалось много усилий, чтобы не расплакаться на глазах у всех.

Я понимала, что было бы правильным решением обратиться в полицию. Из-за нас произошла та авария, с которой мы быстро скрылись. Мы случайно убили ту женщину.

Правильным было бы признаться во всём.

Но с другой стороны, я не могла сдать свою лучшую подругу. Рэнди была за рулём. Большая часть вины, безусловно, лежала на ней. Я решила, что пока Рэнди сама того не захочет, в полицию я не пойду.

Да даже если мы и обратимся, то что хорошего произойдёт?

Наше признание не вернёт сестру мэра к жизни. И мы уже усвоили урок. Наш страх и наши несчастья были достаточным наказанием.

Обращение в полицию разрушит наши жизни. И это никому не поможет.

— Если мы будем держаться все вместе, всё будет хорошо, — заверил нас Тодд.

— Но я всё равно буду бояться, когда зазвонит телефон, — всхлипнула Джиллиан. — Каждый раз, когда кто-то постучит в дверь, я буду думать, что это полиция. Я буду думать, что они выяснили правду и пришли за мной.

— Мы будем жить в постоянном страхе, — добавил Карло, крепко обнимая Джиллиан.

— Нет, не будем, — уверенно произнёс Тодд. — Мой папа работает в мэрии, ведь так? Это значит, что все данные и новости он будет получать первым.

— И что? — не понял Карло.

— А то, что я смогу выяснить, есть ли у полиции что-нибудь против нас, — продолжил Тодд. — Всё, что мне нужно сделать, это спросить у папы как продвигаются поиски убийцы. Он расскажет мне. И мы будем в курсе самыми первыми.

Прикусив нижнюю губу, я задумалась.

— И что он тебе уже рассказал? — спросила я у Тодда.

— Я говорил тебе, — нетерпеливо ответил он мне. — Они понятия не имеют, кто виноват в случившемся, Натали. Не имеют ни малейшего понятия. Всё будет хорошо. Только если мы будем держаться вместе.

— Мы не можем никому рассказать, — поддержала его Рэнди. — Ни одной живой душе. Это должна быть только наша тайна. Только мы должны знать о том, что случилось в том тупике. — Рэнди взглянула на меня. — Кит тоже не должен знать. Он хороший парень, но совершенно не умеет хранить секреты.

— Да, Кит не должен знать, — поддержал её Тодд. Он с вызовом посмотрел на меня. — У тебя с этим какие-то проблемы, Натали?

Я покачал головой и прошептала:

— Нет, никаких проблем.

Я даже и не думала рассказывать Киту о случившемся. Я вообще о нём не задумывалась.

Я вспомнила, что должна ему перезвонить. Он хотел извиниться за то, что вёл себя прошлой ночью как придурок.

Я представила Кита с его шелковистыми волосами, которые мне так нравилось дёргать, и его проникновенными карими глазами.

Смогу ли я скрыть от него эту ужасную тайну? Когда я окажусь рядом с ним, удастся ли мне делать вид, будто ничего не произошло? Что я такая же счастливая старшеклассница, какой всегда и была?

Да. Я сказала себе, что смогу.

У меня не было выбора. Я должна была хранить эту тайну. Мы все должны были держать её в секрете. Только так мы будем в безопасности.

Тодд оттолкнулся от стола. Я уловила холодный проблеск волнения в его глазах.

— Давайте заключим обет, — торжественно произнёс он.

— Что, прости? — изумлённо пробормотал Карло.

— Давайте поклянёмся, — нетерпеливо пояснил Тодд. — Ну, знаете, заключим обет секретности, — ступая по мокрой траве, он замахал руками. — Давайте встанем в форме круга. Все.

Я отошла, наблюдая за остальными. Рэнди уверенно шагнула к Тодду. Джиллиан и Карло заколебались, выражения их лиц были какими-то напряжёнными и озадаченными.

Внезапный порыв сильного ветра зашевелил деревья, заставив их перешёптываться между собой. Почувствовав холодок, я обхватила себя за талию и направилась в сторону Тодда. Мне вдруг показалось, что меня тянет к нему какая-то неведомая сила.

Странная сила. Во много раз сильнее меня. Сильнее всех нас. Она будто затягивала нас в круг. Соединила нас всех вместе, чтобы мы дали клятву молчания.

Ветер усилился, пока я с Рэнди и Тоддом ждали сомневающихся Джиллиан и Карло. Наконец, мы впятером взялись за руки. Рэнди крепко сжала мою левую руку. Холодная и потная рука Карло взялась за правую.

Мы неловко стояли в круге, переглядываясь друг с другом. Никто не произнёс ни слова. Вокруг нас лишь был громкий шелест листьев, вызванный сильным ветром.

Тодд нарушил тишину низким, серьёзным голосом.

— Мы все клянёмся хранить эту тайну, — произнёс он.

Такая простая клятва. Такое простое обещание.

Держа друзей за руки и переводя взгляд с одного на другого, я не имела ни малейшего представления о том, какой ужас эта клятва принесёт.

Я понятия не имела, сколько моих друзей умрут из-за неё.

ГЛАВА 8

После ужина я отправилась в свою комнату. Я достала из комода безразмерный тёплый свитер и надела поверх футболки, в которой обычно ходила дома.

Я не могла согреться. С тех пор, как я вернулась домой из Шейдисайдского парка, меня бил озноб. Сначала я подумала, что простудилась и у меня началась температура, но градусник показывал, что всё в норме.

Я бухнулась на кровать и уставилась на стену, проведя так некоторое время. Я горько подумала, что вечер субботы обещает быть Великим. Чтобы немного его скрасить, я решила заняться домашней работой.

Пока я была в парке, Кит звонил мне ещё раз. Он оставил на автоответчике сообщение, что хочет поговорить со мной. Я предполагала, что это будет за разговор: Кит начнёт извиняться и захочет, чтобы всё стало как прежде.

Я с трудом подавила слёзы. Ведь нормально уже не будет никогда.

Никогда.

Я не стала ему перезванивать.

Часы показывали половину восьмого. Небо за окном стало чернильно-чёрным. Чёрным как смерть, мрачно отметила я.

Наконец, я нашла в себе силы подняться с кровати и пересекла комнату, подойдя к маленькому письменному столу. Вообще-то он детский. Но из всех столов только он смог поместиться в моей крохотной комнате.

Я решила попытаться написать стихотворение. Это заставит меня отвлечься и подумать о чём-то другом.

Я писала стихотворения про каждый месяц в году. Своего рода, бесплатные впечатления от ожидания. Я остановилась на мае.

Весна. Зелёные листья. Мягкий тёплый воздух.

Я издала горький вздох. До мая было ещё далеко. Зима только началась. И я уже дрожала от холода.

Я опустилась на стул, неудобно сложив ноги. Затем вытащила блокнот и пару карандашей.

Я успела написать лишь слово «Май» вверху страницы, как ко мне в комнату зашла мама. В руках у неё была куча свежевыстиранной одежды. Она положила её на кровать и повернулась ко мне:

— Останешься сегодня дома?

Я кивнула и добавила, вертя карандаш между пальцами:

— У меня появилась идея для стихотворения.

— Убери это, хорошо? — мама указала на стопку одежды. — После того, как напишешь своё стихотворение, конечно же.

Мы с мамой очень похожи друг на друга. Мы обе короткого роста, худые, у нас бледная кожа и длинные тёмные волосы, а ещё яркие синие глаза.

Мама пересекла комнату и нежно положила руку на моё плечо, заглянув в блокнот.

— Май, — прочитала она. — Ну что ж, очень поэтичное начало.

— Ха-ха, очень смешно, — я закатила глаза.

— Как прошла вечеринка прошлой ночью? — спросила мама, проводя рукой по моим волосам.

Вопрос застал меня врасплох.

— Не очень, — честно ответила я.

— Не хорошо? — переспросила мама, ожидая услышать объяснение.

— Некоторые ребята из другой школы распивали пиво в гараже, — ответила я. — В конце концов, нас стало много и вечеринка начала выходить из-под контроля.

Мама продолжала играть с моими волосами, как делала это, когда я была маленькой.

Ох, как бы мне хотелось снова стать маленькой девочкой. Я вдруг почувствовала накатывающую грусть.

Как бы мне хотелось заползти на колени и крепко прижаться к маме…

И рассказать ей всю ужасную историю.

К счастью, она отпустила мои волосы, и желание как рукой сняло.

— Кит придёт сегодня? — спросила мама, направляясь к двери.

— Не знаю, — пожала я плечами и вернулась к своему стихотворению.

Мама задержалась в дверном проёме.

— Он оставил тебе сообщение на автоответчике. Ты ему перезвонила?

— Ещё нет, — коротко бросила я.

— Разве ты и Кит… — голос мамы затих. Она знала, что мне лучше не задавать личные вопросы. Это начинало меня сердить.

— Я перезвоню ему позже, — сказала я как можно спокойнее.

Я чувствовала, как мама смотрит на меня, но не обернулась. Через пару секунд я услышала её шаги по лестнице.

Я попыталась сосредоточиться на стихотворении. Но у меня не возникло весеннее настроение, отнюдь.

Я всё никак не могла выбросить несчастный случай с аварией из своей головы. Прошло более двадцати четырёх часов, а я всё ещё слышала тяжёлый удар бампера о другой автомобиль. Я видела, как отскочила машина. В свете фар я смогла различить силуэт женщины в заднем окне.

Я чувствовала, как затрясло нашу машину. Снова почувствовала ту боль в шее. Чувствовала всё это снова и снова.

Я почувствовала ужас. Холодный ужас.

Услышала визг шин, когда наш автомобиль заносило на мокрой дороге.

— Ох, прекрати, Натали! — прокричала я вслух. — Прекрати!

Я сунула свой блокнот обратно в выдвижной ящик. Сегодня у меня не получится написать маленький прекрасный стишок о весне. Не получится.

Я поднялась из низкого стола, повернулась к двери и застыла.

В дверном проёме стоял Кит, упершись руками в бока и буравя меня своим тёмным взглядом.

— Как-как долго ты стоишь здесь? — заикаясь, пробормотала я.

Он шагнул в комнату.

— Я только что приехал, Натали. Твоя мама впустила меня.

— Ну… чего тебе нужно? — холодно спросила я, скрестив руки на груди.

— Нам надо поговорить, — твёрдо сказал он. — Я хочу…

— Нет, пожалуйста, Кит, — взмолилась я, — не сегодня, ладно? Я не очень хорошо себя чувствую и…

— Нет! — резко оборвал меня Кит. — Мы должны поговорить прямо сейчас.

А потом его глаза сузились, и он посмотрел на меня обвиняющим взглядом, добавив вполголоса:

— Я знаю твою тайну, Натали.

ГЛАВА 9

Я почувствовала холодную боль в грудь, словно кто-то проткнул моё сердце сосулькой. Я ахнула.

— Что ты сказал?

Кит всё так же продолжал смотреть на меня осуждающим взглядом.

— Я знаю твою тайну, Натали, — повторил он.

— Но как? — недоумевала я.

— Ты хочешь бросить меня, не так ли? — резко выпалил Кит. — Это твоя тайна, Натали. Ты хочешь бросить меня и начать встречаться с Тоддом.

Я чуть было не засмеялась. Я была так рада, что Кит не узнал нашу ужасную тайну.

— Кит, — мягко сказала я, — ты ошибаешься. Ты совершенно не прав!

Я вскочила и обняла его. Мы стояли посреди комнаты, крепко обнявшись. Я прижалась своей щекой к нему. Это было так здорово, что мне не хотелось его отпускать.

Но когда я, наконец, отступила, то уловила смятение на его лице.

— Что-то не так? — спросил Кит, изучая меня своими тёмными глазами.

Я тяжело дышала. Моё сердце трепетало, словно бабочка.

Я вдруг почувствовала себя такой же нежной как бабочка. Такой же тонкой и ранимой.

Картинка раздавленной бабочки со сломанными и порванными крылышками неожиданно проскользнула в голове.

Я тряхнула головой, отгоняя ужасное видение.

— Нет, я в порядке, — удалось мне выдавить. Я сделала глубокий вдох. — И меня не интересует Тодд. Что вообще тебя заставило подумать, будто у меня есть к нему чувства?

— Вчера ночью ты поехала домой вместе с ним, — ответил Кит, повернувшись к окну.

Я засмеялась.

— Вовсе нет! — сказала я, игриво толкнув Кита. — Я поехала домой с Рэнди, и только потому, что ты был слишком пьян, чтобы садиться за руль.

— Но я видел, как ты болтала с ним, — продолжал стоять на своём Кит. — Потом я увидел, как ты садишься в машину и уезжаешь вместе с ним.

— Но это не так! — запротестовала я. — Я не уезжала с ним. Скорее, Тодд поехал с нами.

Кит хотел было что-то возразить, но я прижала ладонью его рот.

— Послушай, Кит, Тодд мне совершенно неинтересен, хорошо? Если хочешь знать правду, то… я даже немного побаиваюсь его.

— Что? — удивился Кит? — Боишься?

— Он такой грузовик! — воскликнула я. — И мне кажется, что у него сейчас черная полоса.

— Я знаю Тодда всю свою жизнь, — ровным тоном произнёс Кит. — Не думаю, что он слишком страшный. Он нервно запустил руку в свои каштановые волосы. — Натали, я думаю, нам надо кое о чём поговорить…

— Я думала, мы только что закончили это делать! — выстрелила я в ответ.

Кит сильно нахмурился.

— Я хочу сказать… — он замялся.

Его испепеляющий взгляд был направлен на меня. Я заметила, как тяжело ему было сосредоточиться.

У меня было сильное желание рассказать ему про прошлую ночь. Рассказать ему всё. Так сложно было держать всё в себе. В последнее время я могла думать лишь об этом. Я была слишком одержима подобными мыслями.

Как я могла не рассказать Киту?

Но потом я вспомнила нашу клятву в парке. Мы держались за руки и обещали никому не рассказывать о том, что тогда случилось. Обещали молчать. Всегда хранить этот секрет.

Я поняла, что если Кит задержится в моей комнате хоть на минуту, то я проболтаюсь. Я нарушу обет молчания. Если он останется, то я скажу ему, что случилось. Я не смогла бы себя остановить. Все те воспоминания были ещё свежи в моей голове.

— У меня нет времени на разговоры, — запинаясь, промолвила я. — На мне висит куча домашней работы.

Я указал на стол, но Кит задумчиво посмотрел на меня. Подозревал ли он, что со мной что-то не так?

— Пока, Кит. Тебе пора, — сказала я ему, пытаясь говорить легко и как ни в чём не бывало.

Я толкнула Кита в сторону двери.

— Тпру! — он схватил меня за руки и держал их всё то время, пока изучал моё лицо. — Ты едешь в хижину в следующую субботу?

— В смысле? — вопрос Кита удивил меня. Я понятия не имела, о чём это он говорит.

— Ну, вспомни, лесной домик, которым владеет дядя Карло, — объяснил Кит. — Разве Карло тебя ещё не пригласил?

Я покачала головой.

— Ну конечно, я просто забыла.

Дяде Карло Джорджу принадлежал огромный охотничий домик где-то за пределами Вермеер-Форест на севере штата. Это было довольно ветхое и не очень популярное место, однако зимой дядя Джордж разрешал своему племяннику приглашать туда своих друзей на один уик-энд.

Я вспомнила, как в прошлом году выпало много снега, и природа там стала особенно красивой. Нам всем так понравилось бродить по заснеженному лесу, а вечером мы с большим аппетитом поглощали хот-доги и гамбургеры, которые запивали очень мягким и горячим сидром.

Не такой уж и плохой выдался тогда уик-энд.

— А ты поедешь с нами в следующую субботу? — спросила я у Кита.

Тот печально покачал головой.

— Не могу. Родители хотят навестить наших двоюродных родственников.

— Тогда, может быть, я тоже не поеду, — задумчиво произнесла я.

— Нет, тебе следует поехать туда, — настоял Кит. — Тебе определённо нужно там побывать.

Я сузила глаза и спросила, почему это я должна ехать, на что Кит громко ответил мне детским лепетом:

— Потому что твой отвратительный Тодди-Водди будет там!

Он захохотал. Я снова отпихнула его, потом поцеловала, а после долгого и нежного поцелуя мы распрощались.

Позже той ночью я позвонила Тодду.

— Есть какие-нибудь новости? — спросила я.

Тодд отреагировал довольно гневно.

— Ты собираешься звонить мне каждый час, чтобы узнавать последние новости? — огрызнулся он.

— Эй, успокойся, Тодд.

Он застонал.

— Дай мне время, Натали. Не звони мне пока, хорошо? Я ведь говорил, что не могу обсуждать это. Мои брат и сестра рядом, а родители в соседней комнате.

— Я подумала, что ты мог что-нибудь услышать, — пробормотала я.

— Если я что-нибудь узнаю, то обязательно позвоню тебе, — заявил он мне холодно и повесил трубку.

Я сердито положила телефон.

— Какая свинья! — вскрикнула я от негодования и покачала головой. Как Кит мог подумать, что я испытываю какие-то чувства к Тодду? Он был отвратителен.

Через несколько дней у меня появилось ещё больше причин, чтобы испытывать к Тодду неприязнь. И начать сильнее побаиваться его.

Дни, казалось, тянулись медленно. У меня прошли серьёзные тесты по химии и высшей математике. В некотором смысле мне повезло, что у меня на носу были тесты, потому что учёба на какое-то время отвлекла меня от той аварии.

Во вторник Тодд догнал нас с Рэнди возле спортзала. Убедившись, что вокруг никого не было, он сообщил нам, что мэр ещё больше полон решимости выяснить, кто убил его сестру. Он предложил специальные льготы любому сотруднику полиции, который наткнётся на какую-нибудь зацепку.

— Мой отец беспокоится за мэра, — сказал Тодд. — Он был очень близок со своей сестрой. Мэр Колетти не может перестать говорить о ней.

Слова Тодда вызвали у меня холодок по спине. Я поняла, что если мэр настолько одержим, то он не откажется от поисков. Сколько ему потребуется времени, прежде чем он выйдет на наш след?

Сколько?

В пятницу вечером после обеда я занялась своим рюкзаком, собирая вещи на предстоящий уикенд в домике дяди Джорджа. Погода изменилась, стало ещё холоднее. Сильный мороз окутал землю.

Я свернула самые тяжёлые и тёплые свитера, которые у меня были. Домик дяди Джорджа был не самым тёплым местом в мире.

Я всё не могла понять, жду я с нетерпением этого уикенда или нет. Жаль, что Кит не смог поехать, но Рэнди и Джиллиан будут там. И я поймала себя на мысли, что смена обстановки поможет нам забыть ту страшную тайну.

Прошла почти неделя, сказала я себе, когда утрамбовывала вещи, чтобы застегнуть молнию на сумке. Отец Тодда говорил, что полиция до сих пор не имеет доказательств.

Может быть всё будет хорошо, успокаивала я себя.

Может быть, мы сможем продолжать жить дальше.

Потом зазвонил телефон. Это был Тодд. Он звонил, чтобы сообщить плохие новости.

ГЛАВА 10

— Мы должны что-то сделать с Карло, — прошептал Тодд.

— Что, прости? — я не была уверена, что правильно расслышала его. Слова не имели никакого смысла. Я попросила Тодда говорить громче.

— Я не могу, — всё так же прошептал он. — Просто заткнись и слушай, Натали.

Старый добрый Тодд. Он как всегда был мил.

— Мы должны что-то сделать с Карло, — повторил Тодд. По его голосу я поняла, что он был взволнован. Очень напряжён. Я поняла, что никогда не слышала, чтобы он так говорил.

— Что с ним не так? — спросила я, плотно прижимая трубку к уху.

— Карло позвонил мне после обеда, — продолжил Тодд задыхающимся шепотом. — Он сказал, что больше так не может.

— Ты хочешь сказать… — слова застряли у меня в горле.

— Да, — быстро ответил Тодд. — Он говорит, что наша тайна разрывает его изнутри. Он не может спать. Он не может есть. — Тодд тяжко застонал, а потом пробормотал. — Карло всегда был слабаком.

— Ч-что он собирается делать? — запинаясь, пробормотала я.

— Обратиться в полицию, — ответил Тодд.

Долгое время я молчала, пытаясь осмыслить его слова. Наконец я смогла вымолвить:

— Может быть, так будет лучше. Но Рэнди это не обрадует.

— Расскажи мне об этом, — съязвил Тодд. — Слушай, Натали, давай через пятнадцать минут встретимся в «Пиццерии Пита», хорошо?

— А? Зачем, Тодд?

Он проигнорировал мой вопрос.

— Я позвоню всем остальным, — добавил Тодд, всё так же шёпотом. Послышался голос сестры Тодда:

— Ты болтаешь уже пятнадцать минут!

Я ответила, что попробую прийти и повесила трубку. Всё моё тело дрожало. Я только начала чувствовать себя лучше, а сейчас…

Нет особого смысла нам всем собираться, сказала я себе, расчёсывая волосы быстрыми нервными движениями. Я достала из шкафа свою тёплую красную куртку и быстро скользнула в неё.

Если Карло считает, что он должен обратиться в полицию, то мы вряд ли сможем с этим что-то поделать. Может, нам всем следовало поступить как он. Тяжело вздохнув, я спустилась вниз.

Папа взглянул на меня поверх своего журнала о компьютерах и не спускал глаз, сидя в кресле.

— Куда ты собралась?

— Эээ … мы с Рэнди договорились встретиться в торговом центре, — ответила я ему. Отчасти это была правда.

Папа взглянул на часы и нахмурился.

— Я думал, что завтра рано утром ты уезжаешь в охотничий домик.

— Это не займёт много времени, — сказала я. — Просто Рэнди в последнюю минуту вспомнила, что ей нужны кое-какие тёплые вещи.

Отец кивнул и вернулся к своему журналу. До меня донеслось подпевание мамой какой-то песенки. Она расположилась возле обеденного стола, раскладывая семейные фото в новый альбом. Вокруг неё повсюду были разбросаны снимки.

Такая милая, мирная сцена, с горечью подумала я, когда вышла в холод. Если бы только мои родители знали…

Я пришла последней. Рэнди, Джиллиан и Тодд заняли длинную красную кабинку в задней части пиццерии, и я поспешила присоединиться к ним.

На Рэнди был тёплый пуховик. Джиллиан надела красивый лавандовый свитер, прекрасно сочетавшийся с её каштановыми волосами.

По их напряжённым и грустным лицам я поняла, что обсуждение уже началось.

— Мы не можем позволить Карло разрушить наши жизни, — сказала Рэнди, когда я опустилась рядом с ней.

— Но что мы можем сделать? — пронзительно спросила Джиллиан. — Я разговаривала с ним после школы. Я умоляла и умоляла. Я просила его не делать этого.

Если кто и мог убедить Карло не обращаться в полицию, так это Джиллиан.

— И что? Что он тебе сказал? — нетерпеливо спросила я.

Джиллиан опустила глаза.

— Карло сказал, что он всё обдумал. Он сказал, что чувство вины убивает его. Что он больше не может хранить нашу тайну и что он должен обратиться в полицию.

Я взглянула на Тодда. Он не произнёс ни слова с того момента, как пришла я. Он сидел напротив меня, вращая в руках перечницу.

Наконец, он поднял свои голубые глаза. Его лицо оставалось пустым. Совершенно никаких эмоций.

— Может быть с Карло тоже должен произойти несчастный случай? — тихо произнёс он.

Мы с девчонками так и ахнули.

Я пристально всматривалась в Тодда, пытаясь прочесть его мысли. Его голубые глаза внезапно стали холодными, черты лица жёсткими.

Рэнди испустила нервный смешок. Джиллиан в шоке раскрыла рот.

— Ты ведь шутишь, да? — потребовала я ответа. — Тодд, ты шутишь?

— Да, — ответил он, наконец, позволив губам расползтись в тонкой улыбке. — Это просто шутка. Что ещё?

ГЛАВА 11

Ранним субботним утром мы поехали в лесной охотничий домик на джипе Тодда. Красный круг солнца низко повис в небе, светясь матовым светом и заставляя поля блестеть как серебро.

— Это будет прекрасный день, — зевая, сказала Рэнди.

Она сидела впереди возле Тодда. Мы с Джиллиан устроились сзади, сонно поглядывая по сторонам.

— Жаль, что Кит не смог поехать, — сказала Джиллиан, разглядывая пролетающие мимо фермы.

Я кивнула:

— Да, очень жаль.

Тодд хихикнул.

— Помните, как в прошлом году дядя Джордж взял нас на охоту? Кит почти прострели его ногу!

— Что тут смешного? — набросилась я на Тодда. Мой голос прозвучал злее, чем я предполагала.

Усмехнувшись, Тодд покачал головой.

— Ты должна была быть там. Это было очень смешно.

— Но не так смешно, когда после этого ты нацелился на бурундука, — вспомнила Джиллиан. Её каштановые волосы светились словно огонь, когда солнечный свет падал на джип. — Ты гонялся за ним, словно это был твой будущий трофей!

— Как ты узнала об этом? — напрягся Тодд.

— О, маленькая пташка по имени Карло напела меня, — ухмыльнулась Джиллиан. — Карло мне всё рассказывает.

— Да я просто дурачился, — нахмурившись, ответил Тодд. — На самом деле я не пытался застрелить его. Я просто решил немного повеселиться.

— Не слишком весело стрелять в милого маленького бурундука, — пробормотала я.

— Бурундук был злобным, — пошутил Тодд. — Его нужно было прикончить.

Рэнди нахмурилась.

— Так вы, парни, снова собираетесь на охоту и в этот раз?

— Оставите нас, девочек, одних без дела болтаться в домике? — пожаловалась Джиллиан.

— Девушки не охотятся, — ответил ей Тодд. — Девушки остаются дома и ждут, пока мужчины принесут домой еду.

Настоящий неандерталец! Я думаю, Тодд говорил всерьёз.

— Может быть, я лучше охочусь, чем ты, — бросила ему вызов Рэнди.

Тодд хихикнул и покачал головой.

— Конечно, — пробормотал он насмешливо.

— Рэнди, ты серьёзно? Стала бы стрелять в невинного фазана? — удивлённо спросила Джиллиан.

— Возможно, — задумчиво ответила Рэнди. — Прошлым летом мы были на карнавале, и там был тир. Ну, знаете, где вам нужно попасть по движущимся целям из пневматической винтовки. Я была хороша. После этого родители ещё несколько дней дразнили меня. Они сказали, что у меня настоящий инстинкт убийцы.

Я не думала о нашем убийстве, пока Рэнди не произнесла это слово.

Убийцы.

Откинувшись назад, я закрыла глаза и попыталась прогнать нахлынувшие воспоминания.

— Никакой охоты в этот раз, — пробормотала я. — Давайте просто прогуляемся и подурачимся.

Но никто не ответил.

Около десяти часов Тодд вывел джип на гравийную дорожку и уткнулся в охотничий домик.

Мы вылезли из джипа, вытянув руки и ноги, и осмотрели лес вокруг себя. Голые ветвистые деревья отбрасывали кругом длинные, синие тени.

— Действительно прекрасное утро, — сказала Джиллиан. — Почти не холодно.

— Мне кажется, нам не нужно идти на долгую прогулку в лес, — сказала я, повернувшись к домику — длинному, низкому зданию, выстроенному из тёмного бревна. С одной стороны из дымохода валил белый дым. Старые ржавые тачки, доверху набитые брёвнами для камина, стояли рядом с низким крыльцом, протянувшимся вдоль всего фасада здания.

На деревянных перилах на задних лапках стояла белка. Она отпрыгнула в сторону и исчезла в кустах, стоило распахнуться двери. Карло и дядя Джордж вышли поприветствовать нас.

Дядя Джордж был высоким краснолицым мужчиной с седыми усами. На нём была красная фланелевая охотничья куртка с пушистой ушанкой, какую носят охотники в мультфильмах.

Карло был одет в выцветшие синие джинсы и джинсовую куртку. Он широко улыбался, приветствуя нас.

Однако мне казалось, что он выглядел немного бледным и напряжённым. Его чёрные волосы торчали в разные стороны. Солнечный свет заставил его прищуриться в очках. Они с Джиллиан обменялись многозначительным взглядом. Понятия не имею, чтобы это значило.

У дяди Джорджа был громкий голос. Он поздоровался с каждым из нас и повёл в дом.

— Мы с Карло всё утро проторчали над плитой, чтобы приготовить вкусный завтрак.

— А что на завтрак? — спросила я.

— Замёрзшие хлопья, — ответил Карло.

Мы все засмеялись. Кажется, у всех было хорошее настроение.

Я с надеждой подумала о том, что, быть может, это будет не такой уж плохой день.

Домик, каким я его помнила, всё так же был пыльным и изношенным. Дядя Джордж здесь давно не прибирался, но я догадалась, что для охотника, проводяшего несколько ночей во время охоты в лесу, это не имеет никакого значения.

Завтрак был очень вкусным — хлопья, тёплые кексы с голубикой и большие кружки горячего кофе. Дядя Джордж рассказывал забавные истории об охотниках, которые когда-то останавливались здесь.

В широком каменном камине приятно потрескивали полена. Сидя за большим дубовым столом, я ощущала тепло пламени на своей спине.

После завтрака дядя Джордж показал нам наши комнаты, где мы могли разобрать сумки. Пока я перекладывала вещи из своей сумки в сосновый комод, то вдруг подумала о Карло. За завтраком он не смеялся со всеми и не вступал в беседу. Вообще, он всегда был тихим парнем, но сегодня я заметила, что он был не просто тихим, а ещё и угрюмым. Он всё время поглядывал на Джиллиан, пытаясь обратить на себя её внимание.

Они всё-таки обсудили решение Карло с признанием обратиться в полицию? Убедила ли его Джиллиан не делать этого? Или она всё ещё пыталась сделать это?

Я могла только догадываться. Но времени на размышления у меня не было.

Дядя Джордж громко позвал нас всех в оружейную комнату. Он открыл стеклянную дверь стеллажа и раздавал парням ружья, когда я вошла в комнату.

«О, нет, — подумала я с горечью. — Неужели они снова будут охотиться? Какая скука».

— Натали, не хочешь присоединиться к нам в этот раз? — спросил дядя Джордж, подняв на меня глаза.

Я покачала головой. При виде настоящего оружия у меня внизу живота возникло какое-то тяжёлое чувство.

— Может быть, я просто прогуляюсь, — ответила я ему.

— Я тоже, — добавила Джиллиан. — Мы с Натали — слабаки.

— Мы не слабаки, просто мы против насилия, — поправила я её.

— Вы слабаки, — настоял Тодд с ухмылкой на лице. — Даже Рэнди будет охотиться.

— Что? — мы с Джиллиан уставились на Рэнди в полном недоумении, но она избежала наших взглядов.

Тодд начал объяснять Рэнди как правильно следует держать ружьё. Он опустил руки на её плечи, чтобы показать, как надо прицеливаться. Что ж, это выглядело как оправдание для него, чтобы лишний раз коснуться Рэнди. А судя по её довольному лицу, она не была против.

Неужели Рэнди согласилась на это только ради того, чтобы произвести на Тодда впечатление? Интересно. Как ей может нравиться этот большой лось?

Я молча задавалась этими вопросами, глядя на них. Мы с Рэнди были подругами навек. Мы всегда разделяли наши самые глубокие, самые тайные мысли и чувства. Но, не смотря на это, никогда невозможно понять, почему кого-то привлекает кто-то другой.

У Карло на плече небрежно лежало ружьё. Он стоял у двери и тихо разговаривал с Джиллиан.

Дядя Джордж в это время возился с предохранителем на небольшом гладком ружье, которое выглядело поновее, чем все остальные. Он протянул его Рэнди.

— Возможно, тебе будет лучше с этим ружьём. Оно намного легче, — сказал он ей.

— О, нет, всё нормально, — ответила Рэнди, взваливая на плечо другое ружьё.

— Ты, правда, будешь стрелять из него? — спросила Джиллиан у Рэнди. Та пожала плечами.

— Не знаю. Может быть, я дам деру, едва увижу настоящего фазана.

— Никто из нас не увидит настоящих фазанов, пока мы будем торчать здесь, — заявил дядя Джордж. Он быстро направился к двери, закинув ружьё на плечо. — Знаете, большинство охотников уже в лесу до наступления рассвета.

Мы все последовали за ним через парадную дверь. Тодд показал Рэнди как правильно нужно нести ружьё.

Защелкнув замок куртки снизу, я остановилась посреди крыльца.

— Я забыла свои перчатки, — спохватилась я. — Сейчас вернусь.

У меня всегда мёрзнут руки. Я начинаю носить перчатки, как только наступает сентябрь. Рэнди всегда поддразнивает меня по этому поводу.

— Что такого ужасного в холодных руках? — спрашивает она постоянно.

Но я никогда не могу ей что-нибудь ответить. Мне просто неприятно, когда мои руки мёрзнут, вот и всё.

Я забежала обратно в домик и направилась в свою комнату за перчатками. Через несколько секунд я выбежала обратно на крыльцо, как вдруг грянул выстрел.

А за ним последовал ужасный крик.

ГЛАВА 12

— Ой, прости! — закричал Тодд.

Мои глаза перебегали по лицам моих друзей. Я поняла, что кричала Джиллиан.

Тодд уставился на ружьё в своей руке, неуверенно держа его перед собой.

— Оно… оно просто выстрелило! — заикаясь, воскликнул он. — Я не думал, что так…

— Дай посмотрю, — строго нахмурился дядя Джордж. Он опустил своё ружьё на землю и осторожно взял ружьё из рук Тодда, чтобы внимательно изучить его. — Может, с предохранителем что-то не так.

— Я чуть было не упал, — пробормотал Тодд, качая головой. — Я не ожидал, что оно выстрелит. — Тодд опустил руку на грудь. — Сердце частит.

— Повезло, что никто не стоял перед тобой, — успокоил его дядя Джордж. Он ещё немного осмотрел ружьё, а потом передал его обратно Тодду. — Будь осторожен, хорошо?

— Может, Тодду следует идти впереди? — предложила Рэнди. — Как-то не хочется, чтобы он был сзади.

— Шутки в сторону, — напряжённо сказал Карло, бросая быстрый взгляд на Джиллиан. — Я имею в виду, что ружьё выстрелило и это совсем не смешно.

— Карло прав, — быстро согласился с ним Тодд. — С этого момента я буду намного осторожнее, — пообещал он.

Дядя Джордж получил на нас временные лицензии на охоту.

— Их передал мой друг Чак, который работает в ратуше, — объяснил он. — Сезон охоты ещё не открыт, но думаю, что Чак не будет против. Он, наверное, сам решил поохотиться немного в эти выходные.

Дядя Джордж повёл нас по тропинке в лес.

— Там есть поляна, окружённая невысокими кустами и сорняками, — сообщил он нам шёпотом. — Мы спрячемся за кустами и будем выжидать.

— Только посмотрите на это! Что это за следы? — спросил Тодд, указывая на многочисленные следы в грязи. — Неужели их оставил олень?

Дядя Джордж быстро взглянул вниз и ухмыльнулся.

— Это собачьи следы, Тодд. Постарайся сегодня не стрелять в собак, хорошо?

Мы все засмеялись. Даже Карло выдавил улыбку. Кажется, это была его первая улыбка за всё утро.

Влажные коричневые листья хрустели под нашей обувью по мере того, как глубоко дядя Джордж заводил нас в лес. Воздух всё ещё был холодным, но ветер прекратился.

Мне приходилось делать большие шаги, держась рядом с Джиллиан. Мы пинали сухие ветви и корешки деревьев, следуя за остальными по узкой, извилистой дорожке.

Я вспомнила, как однажды заблудилась в лесу. С тех пор мне не нравилась затея бродить по лесу в одиночку.

Это произошло в третьем классе, когда мы выехали изучать природу.

Мы всем классом следовали по тропинке в одном из парков штата в двадцати милях от Шейдисайда. Я засмотрелась на одно растение, которое, как мне сказали, было ядовитым плющом. Не знаю почему, но меня всегда очаровывали растения, которые представляли опасность для людей.

Когда я подняла глаза, то остальная часть моего класса уже ушла далеко вперёд.

Я позвала их и побежала вниз по дорожке, чтобы догнать ребят. Но, наверное, я не туда свернула и оказалась в самой чащи леса в окружении колючих кустарников и дремучих деревьев.

Я звала и звала, но не было никаких признаков присутствия детей или учителей, которые сопровождали нас. Я исцарапала себе все руки и ноги. Отчаянно спеша найти своих друзей, я врезалась в низко растущую ветку дерева и порезала лоб. Тёплая кровь заструилась по всему лицу. Я побежала вслепую, продолжая звать учителей.

Когда я уткнулась в небольшую, грязную поляну, то остановилась, успокаивая дыхание и вытирая кровь со лба. Я прислушалась.

Ни голосов моих друзей, ни криков учителей. Я слышала только шелест в кустах и низкое ворчание какого-то зверя.

Медведь? Волк?

Моё восьмилетнее воображение тогда разыгралось не на шутку. Застыв в испуге, я услышала грозное хрюканье и рычание. Услышала шелест приближающихся шагов.

Я снова побежала. Всё глубже и глубже куда-то в лес.

Я бежала, чтобы спасти свою жизнь.

Ночь я провела на плоском камне, совершенно сбившись с пути. Плакала до боли в боках и слушала. Слушала, как вокруг меня рыскали какие-то животные.

Это была самая страшная ночь в моей жизни. Ночь тысячи кошмаров.

Рейнджеры нашли меня на следующее утро сразу после рассвета. Я замёрзла, разодрала ноги и испачкалась, дрожа от страха. Я никогда больше не позволяла себе отвлекаться в лесу.

Лес — это место, где круглые сутки жили какие-то дикие твари. Место, где люди не могли контролировать ситуацию.

Поэтому моя поездка в домик дяди Джорджа была, своего рода, большим шагом к преодолению детского страха. Я всегда пыталась бороться с ним. Думаю, это важно.

Стараясь держаться рядом с Джиллиан, я не сводила с неё глаз и шагала вслед за остальными. Как и все, я низко присела за кусты в ожидании фазанов.

А потом недоумевала, как смогла потерять её и всех остальных из поля зрения. Наверное, мне надоело сидеть и выжидать появление фазана, поэтому я отвлеклась на своё воспоминание. Я вспомнила, как страшно мне было в лесу тогда, в третьем классе.

Выстрел вдалеке вернул меня к реальности.

Я сидела за сухим кустарником, скрестив ноги. Но выстрел заставил меня подпрыгнуть.

Я огляделась. Внутри меня начинал нарастать приступ паники, когда рядом я не увидела ни Джиллиан, ни кого-либо ещё.

Должно быть, они перешли на другое место. Страх заставил меня двигаться вперёд.

Я открыла рот, чтобы крикнуть, но не издала ни звука, вспомнив, что необходимо молчать. Ни один фазан не прилетит сюда, если я начну надрывать в крике свои лёгкие.

Я приказала себе успокоиться. Теперь я была не третьеклассницей. И здесь не было волков или медведей, прячущихся за деревьями и готовыми наброситься на меня.

Я всегда могла найти дорогу обратно к охотничьему домику. Да, я решила, что так и поступлю. Я вернусь обратно и буду ждать остальных.

Неожиданно я вступила в грязь, но вовремя успела вытянуть руку и схватиться за ствол дерева, чтобы не упасть. Сделав глубокий вдох, я развернулась и зашагала обратно, на этот раз в направлении охотничьего домика.

Я шагала вперёд в течение десяти минут, пока впереди меня не прогремел очередной выстрел. Я остановилась. Сквозь ветви голых деревьев пробивались лучи солнца.

Я поняла, что иду в неправильном направлении. У меня всегда были проблемы с ориентированием.

Отругав себя под нос, я развернулась. Меня встретили коричневые сорняки и узкая дорожка сквозь деревья, через которые мы уже раньше шли. Я с нетерпением двинулась по ней.

— Так и есть, — прошептала я вслух как можно увереннее. — Совсем скоро я вернусь к хижине.

Я прошла по кривой тропинке мимо ряда стройных сосен. Единственная зелень в этом лесу среди серых и коричневых зимних цветов.

Неожиданно мне пришлось остановиться. Я поднесла руки к лицу, когда увидела ноги, растянутые вдоль тропы. Коричневые ботинки были расположены под каким-то неестественным углом.

Волна смятения захлестнула меня, подталкивая вперёд. Подталкивая меня к странной, пугающей сцене.

Тяжело сглотнув, я пригляделась к неподвижной фигуре.

Пыталась разобрать что это.

Пыталась понять, что я вижу.

Затем, один за другим, ужас сошёлся, как паззл. Страшная картина наконец-то прояснилась.

Я увидела разбитые очки Карло, лежащие в грязи. Рядом с ними на земле лежало ружьё. Потом я увидела вытянутую руку, такую бледную и маленькую.

Я узнала джинсовую куртку Карло. Она была забрызгана тёмной кровью.

А на воротнике куртки … на воротнике … на тёмном воротнике…

Ярко-красная плоть…

Разбитые осколки серой кости…

На воротнике больше ничего не было… ничего, кроме костей и крови!

Ничего.

И, не осознавая, что я делаю, я пронзительно завизжала:

— Где его голова? Где его голова?

ГЛАВА 13

Выстрел ружья размозжил Карло череп. Кусочки плоти и острые осколки кости были разбросаны вокруг по траве и сорнякам.

— Где его голова? Где его голова?

Не знаю, сколько раз я выкрикнула эти страшные слова, но через какое-то время моё дыхание спёрло, и меня вырвало.

Склонившись над сорняками, я почувствовала, как сильные руки схватили мои плечи. Я развернулась и лицом к лицу столкнулась Тоддом.

Я отвернулась, не в силах смотреть на тело Карло.

Тодд бросил ружьё на землю. Его голубые глаза стали дикими, рот был раскрыт в немом крике ужаса. Неглубокие, хрипящие вздохи вырывались из горла.

— Натали … — тяжело прошептал Тодд. — Натали … Натали …

Он продолжал повторять моё имя. Его глаза были такими большими, такими безумными. Лицо исказилось, бледные губы задрожали.

— Натали … Натали …

А потом всё его тело задрожало.

Мы оба продрогли до костей. Задыхались от ужаса, и смотрела друг на друга.

Мы оба. Рядом с обезглавленным трупом нашего друга.

Неожиданно глаза Тодда пронзительно уставились на мои.

— Не говори, — произнёс он тихим, угрожающим голосом.

ГЛАВА 14

— Что? — я с трудом проглотила комок в горле. Я не была уверена, что правильно его расслышала.

— Не говори, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Обо всём, что случилось раньше.

Я продолжала смотреть на Тодда. Мой желудок всё ещё был неспокоен, ноги продолжали дрожать.

— Храни клятву, Натали, — сказал Тодд. — Храни нашу тайну. Это не имеет ничего общего с той аварией. Ничего общего.

Я с трудом покачала головой, не понимая, что мне пытается сказать Тодд. Ничего не имело смысла. Ничего.

Его взгляд был таким странным, таким напряжённым. Как будто он пытался смотреть сквозь меня.

— Не говори… об аварии на прошлой неделе, — повторил Тодд. — Натали, ни слова про тот несчастный случай.

Несчастный случай.

Полиция города назвала смерть Карло несчастным случаем.

Я была дома, когда прочитала об этом в газете на следующий день. Родители были так добры ко мне. Так добры, что всё понимали. Они оставили меня одну, когда мне нужно было выплакаться, и оказались рядом, когда я хотела с кем-то поговорить.

Дядя Джордж был опустошён смертью племянника. Он не проронил ни слова. Я думаю, он был в шоке. Когда приехала «скорая», санитары усадили его на носилки. Дядя Джордж не пытался что-либо сделать. Его плечи укрыли одеялом и увезли в карете скорой помощи.

Интересно, увидимся ли мы когда-нибудь ещё?

Остальные ребята едва могли говорить и внятно формулировать мысли, чтобы отвечать на спокойные, но настойчивые вопросы полицейских с мрачными лицами.

А потом, на следующее утро, я читала свежую газету, крепко держа её в руках, чтобы не выронить из-за трясущихся рук.

Я прочитала официальное объяснение полиции.

Несчастный случай.

Карло споткнулся о выступающий корень дерева. Его ружьё ударилось о ствол и выстрелило, разнеся ему череп.

Там было написано что-то ещё, но слова размывались перед моими глазами.

Чёрные слова на серой странице. Слова чёрные, как смерть.

Я не могла прочитать их.

Я не должна была читать их, чтобы знать, что Карло умер. Застенчивый, тихий, добродушный Карло.

Обеспокоенный Карло.

Карло, который твёрдо решил обратиться в полицию, чтобы нарушить нашу клятву хранить тайну.

Карло был мёртв.

И полиция считала, что это был несчастный случай. Всем хотелось верить, что это был несчастный случай.

Но в словах Тодда я слышала угрозу. Его холодные слова заставили меня дрожать.

— Может быть, с Карло тоже должен произойти несчастный случай, — так сказал Тодд, когда мы собрались в «Пиццерии Пита».

А потом с Карло действительно произошёл несчастный случай.

Так во что же мне оставалось верить?

В официальное сообщение полиции?

Или я должна была поверить отчаянному, дикому взгляду Тодда, когда он сквозь стиснутые зубы пробормотал:

— Не говори, Натали, не говори ничего.

Во что мне оставалось верить? Во что?

Карло действительно случайно выстрелил себе в голову? Действительно ли ему просто не повезло?

Полиция знает, что делает, сказала я себе. Они изучат все обстоятельства и улики. Полиция не будет сидеть, сложа руки.

И тогда я подумала, что полиция только хочет, чтобы всё выглядело как несчастный случай. Ведь так проще. Так намного быстрее можно избавиться от дела. Не придётся изучать все улики. Не придётся искать убийцу.

Убийца.

Это гнусное слово раз за разом повторялось в моей голове.

Я видела Тодда. Вчера в лесу. Его лицо было страшно искажено. Изо рта раздавались хрипы:

— Не говори, не говори, Натали.

Неужели Тодд осуществил свою угрозу?

Неужели Тодд организовал Карло несчастный случай, как и предлагал?

Нет. Нет. Я не хотела в это верить.

Я ничему не хотела верить. И я ничего не хотела знать.

Мне показалось, что череп мой рассёкся на части. Я слишком много знала. О сестре мэра. О Карло. О Тодде.

Мои родители ушли. В первый раз они оставили меня дома одну с тех пор, как я вернулась из леса. Мне вдруг стало так тоскливо.

Мне нужно было поговорить. Мне нужно было сказать им всё, что я больше не могла держать в себе. Я не могла всего этого вынести.

— Не говори, не говори, — уродливые слова Тодда повторялись в моей голове.

Моя комната поплыла передо мной. Я протёрла уставшие глаза.

Когда я открыла их, то не могла сконцентрироваться. Однако мне удалось увидеть Тодда, который открыл дверь моей спальни.

— Как ты попал внутрь? — хотела я спросить. — Тодд, кто впустил тебя в мой дом?

Но у меня не было времени.

Тодд грубо схватил меня, и я начала кричать.

ГЛАВА 15

— Отпусти меня!

— Натали, что случилось?

Я прищурилась, пытаясь сосредоточиться.

— Кит? — я поняла, что смотрю на Кита, а не на Тодда. — Я … я …

Его тёмные глаза внимательно изучали меня.

— Натали, с тобой всё в порядке?

— Нет! — я зарыдала. — Нет, я не в порядке!

И прежде чем я сказала это, я притянула Кита к себе и уткнулась лицом в его грудь.

Мы стояли посреди комнаты, крепко обнявшись. Наши сердца стучали почти в унисон.

Мы не говорили. Мы не двигались.

Я просто хотела удержать его. Удержать навсегда.

Наконец, мы отпустили друг друга.

— Я так рада, что ты здесь, — пробормотала я, держа его за руку.

Кит пристально смотрел на меня, изучая моё лицо.

— Я позвонил в звонок, но никто не ответил. Я увидел свет в твоей спальне…

— Я-я не слышала, — пробормотала я, опустившись на кровать. Мы сидели бок о бок, всё ещё держа руки вместе.

— Я думала … То есть я … я … я не знаю, что я думала, — рыдания душили меня. — О, Кит, мне так плохо!

— Я слышал о Карло, — тихо произнёс он. — Как только я услышал о нём, то сразу поспешил к тебе. Я знал, что тебе будет плохо. Это так ужасно, Натали.

Я кивнула. Моё лицо горело.

— Как это произошло? — спросил Кит, осторожно вытирая пальцем слёзы с моих щёк. — Ты можешь говорить об этом? Если ты не можешь, ты не обязана этого делать.

Я поцеловала его в щёку. Он был таким добрым, таким понимающим.

Я никогда раньше не видела Кита таким.

Обычно он старался выглядеть крутым и никогда не позволял себе показывать эмоции. Но Карло тоже был другом Кита. Очень хорошим другом. И я видела, что Кит расстроен не меньше, чем я.

Когда я заглянула в его грустные и тёмные глаза, то внутри меня что-то сломалось. Словно разрушенная плотина, слова вылились из меня.

— Это Тодд убил его! — всхлипнула я.

Кит тяжело сглотнул. Выражение его лица не изменилось. Думаю, я ошеломила его, и он не мог понять до конца, что я сказала.

— Тодд сделал это, — повторила я, крепко сжимая руку Кита. Мои руки вдруг стали такими ледяными. — Прошлым вечером Тодд сказал, что с Карло должен произойти несчастный случай. А потом Карло погиб!

Кит отпустил мои руки и вскочил на ноги. Он тяжело покачал головой. Судя по выражению его лица, он совсем был сбит с толку.

— Натали, что ты такое говоришь? — наконец, смог он вымолвить. — В этом нет никакого смысла. Зачем Тодду убивать Карло?

Я сделала глубокий вдох. И тогда вся история стала похожа на сход лавины. Я не могла больше держать всё в себе. Я забыла о нашей клятве хранить тайну.

И рассказала Киту абсолютно всё.

Его рот разинулся. Кит присел на кровать, когда я рассказывала ему всё, что случилось.

Я начала с самого начала и пыталась ничего не упустить.

Я рассказала ему о том, как мы с Рэнди и остальными уехали с вечеринки. Как мы свернули в тупик улицы. Как мы врезались в автомобиль сестры мэра, и как быстро скрылись с места преступления.

Я рассказала ему и о клятве, которую мы дали в Шейдисайдском парке. Как Карло решил, что не может больше хранить её. Ещё я не забыла упомянуть об угрозе Тодда, когда он узнал о намерении Карло обратиться в полицию.

— И теперь Карло мёртв, — рыдая, выдавила я. — Полиция считает произошедшее несчастным случаем, но я думаю, что всё не так. Я, Рэнди, Джиллиан и Тодд. Мы знаем, что это был не несчастный случай. Мы знаем, что Карло был убит. Мы знаем… — я оборвала себя.

— Всё это так ужасно! Я не могу в это поверить! — воскликнул Кит.

— До сих пор мне удавалось хранить эту тайну, — сказала я трясущимся голосом. — Но я не могла больше держать её в себе. Я должна была рассказать кому-нибудь. Я должна была рассказать тебе, Кит. Теперь я чувствую себя намного лучше. Я …

Звонок в дверь перебил меня. Длинный звонок. Потом ещё один. Кто-то был очень нетерпелив.

— Кто это может быть? — спросила я, вскакивая на ноги. Вытирая горячие слёзы со своих щёк, я направилась к лестнице.

— Я пойду с тобой, — вызвался Кит.

Мы поспешили вниз по лестнице. Я открыла входную дверь.

Тодд удивлённо уставился на нас. Его куртка была расстёгнута, обнажая грязную футболку. Даже в свете уличного фонаря я смогла разглядеть, насколько сильно покраснели его глаза. Лицо его ещё больше вытянулось, когда он увидел Кита.

— Тодд, что ты здесь делаешь? — твёрдым голосом спросила я.

— Я … э-э … просто хотел проверить, всё ли с тобой в порядке, Натали, — тихо ответил Тодд, избегая моего взгляда.

— Нет, я не в порядке, — ответила я, чувствуя, как вниз по щеке пробежала свежая слеза.

Тодд обратился к Киту:

— Ты слышал? О Карло?

Кит холодно кивнул.

— Я до сих пор не могу поверить в это, — дрожа, промолвил Тодд. Он сделал шаг к двери. — Могу ли я войти, Натали?

Я не хотела, чтобы он был в моём доме. Я не хотела видеть его снова. Посмотрев на его бледное лицо, растрёпанные волосы и красные глаза, я поняла, что боюсь Тодда. Ужасно боюсь.

— Уже довольно поздно, — сказала я ему.

Я увидела боль в его глазах.

— Я не задержусь надолго. Я просто подумал, что было бы неплохо поговорить, — Тодд протяжённо вздохнул. — Мне очень жаль. Я не знаю, что я делал. Я не знаю, почему приехал к тебе. Я сел в свой джип и нарезал круги по городу, не останавливаясь и не замечая ничего вокруг. Я, правда, запутался. — Он покачал головой.

Что за фальшивка, подумала я, чувствуя, как нарастает мой гнев. Какое же он всё-таки трепло.

Неужели он подумал, что его жалкий поступок одурачит меня?

А потом я задала вопрос, не совсем понимая, что говорю. Я не могла контролировать свои слова.

— Тодд, это ты убил Карло?

Его глаза округлились и он испустил вздох удивления.

— Чего?

Я почувствовала руку Кита на своём плече, который как бы предлагал отступить. Но я не собиралась отпускать Тодда с крючка.

— Это ты? — закричала я. — Ты убил Карло?

Тодд сузил глаза.

— Да, — холодно ответил он мне.

ГЛАВА 16

Рука Кита сжала моё плечо. Я сделала низкий вздох.

— Конечно, Натали, это я убил его, — сердито ответил Тодд. — Видишь ли, я убиваю своих друзей каждую неделю. Это моё хобби.

Я открыла рот, чтобы что-то сказать, но не нашла слов.

— Как ты могла такое спросить? — огрызнулся Тодд. — Ты знаешь меня с детства, Натали. Неужели ты вправду думаешь, что я мог сделать что-то подобное?

— Тодд, я… — но он не дал мне сказать, продолжая кричать.

— Ты действительно считаешь, что я могу пойти к своему другу, прицелиться в него из ружья и разнести ему голову? Вот какого ты обо мне мнения?

— Тодд, накануне вечером, — слова давались мне тяжело. Я опёрлась на дверную ручку. — Накануне вечером ты сказал, что с Карло должен произойти несчастный случай.

— Я пошутил! — горячо возразил Тодд. — Я же сказал тебе, что шучу. Брось, Натали, ты знаешь меня. И знаешь, какое у меня больное чувство юмора.

Я задумчиво посмотрела на Тодда. Я пыталась понять, была ли речь Тодда заранее подготовленным шагом, чтобы сбить меня с пути. Он и дальше мог кричать и протестовать, но ему не удастся убедить меня, что его угроза была просто шуткой, и что он не убивал Карло.

В соседнем доме на крыльце зажёгся свет. Наш громкий разговор начал привлекать внимание. Пора было заканчивать с ним.

— Мне очень жаль, — тихо сказала я Тодду. — Я запуталась и совсем не соображаю, что говорю.

— Мы все действительно запутались, — встал Кит на мою защиту. — Не могу поверить, что в понедельник в школе я не увижу Карло на его обычном месте, с вскинутыми на парту грязными кроссовками.

— Да, я тоже, — согласился Тодд, внимательно изучая Кита. Я догадалась, что он пытается понять, как много тот знает.

Он пытался понять, рассказала ли я Киту об аварии.

Он долго смотрел на него. Потом повернулся к подъездной дорожке.

— Думаю, мне пора идти. Увидимся в понедельник.

Мы с Китом одновременно пробормотали ему вслед: «До свидания». Тодд подошёл к своему джипу, а когда открыл водительскую дверь, то повернулся к нам:

— Эй, знаешь что, Натали, — его голос был слишком напряжённым. — Вчера утром в лесу не только я один был с ружьём.


— Хотите «коки» или что-нибудь ещё? — Джиллиан открыла дверцу холодильника и наклонилась, обыскать нижнюю полку. — У меня есть несколько яблок.

— Я буду яблоко, — сказала Рэнди.

Джиллиан бросила яблоко через всю кухню, и Рэнди удалось его поймать, вытянув руку.

— Ещё осталась пара кусочков чизкейка, — добавила Джиллиан.

— Подавай всё, что есть, — предложила я. — Устроим пир, пока будем зубрить домашку.

Джиллиан тяжело вздохнула.

— Я была так расстроена всю неделю, что не могла нормально поесть.

— Да, понимаю, — ответила я, просматривая свои тестовые задания по высшей математике. — После похорон Карло во вторник я не могла даже плакать. Будто я выплакала все слёзы.

На мгновение на кухне воцарилось молчание.

Это был ветреный, дождливый вечер четверга. Мы с Рэнди решили собраться у Джиллиан, чтобы проштудировать тест по высшей математике, а заодно подбодрить подругу. В конце концов, она была самым близким другом Карло.

Хотя не думаю, что нам с Рэнди удалось бы привести Джиллиан в чувство. Всё-таки мы и сами не до конца отошли от потери друга, поэтому нам только оставалось притворяться весёлыми.

Дождь громко забарабанил в окно кухни. Где-то в углу дома завыл ветер. Лампочка замигала сначала один раз, потом дважды, но окончательно свет не потух.

Джиллиан положила три яблока и коробку чизкейка на обеденный стол. Я сделала глубокий вдох и попыталась перевести разговор с похорон Карло и того, как сильно мы все были расстроены.

— Вы видели какие яркие следы губ оставила Джина Маркс на щеках Бобби Ньюкирка после уроков возле библиотеки? — спросила я. — Что это было! Там была куча народу. Все просто стояли и глазели на них. А когда они перестали целоваться, все им громко зааплодировали.

— Мне казалось, что мисс Данвик придётся разделять их ломом! — подметила Рэнди, закатив глаза.

— Джин всё равно. Она совершенно без ума от Бобби, — добавила Джиллиан и поставила три банки «коки», после чего села за стол напротив нас. — Не понимаю. Мне кажется, Бобби Ньюкирк просто свинья.

— Да, но он такой милый, — пролепетала Рэнди, откусив яблоко.

— Скажи это ему, — предложила я.

Рэнди пожала плечами. Она провела рукой по своим коротким светлым волосам, отбросив их назад.

— Мне нравятся заносчивые парни.

— Думаю, поэтому тебе так нравится Тодд, — слова невольно скользнули с моих губ. Я заметила, как щёки Рэнди резко порозовели.

— Да, в общем… — она ещё раз откусила яблоко, а потом вытащила кусочек красной кожуры из-под своих брекетов. — В субботу вечером мы с Тоддом идём на свидание.

— Куда? — поинтересовалась Джиллиан, открывая банку с газировкой.

— В кино, наверное, — ответила Рэнди. Она повернулась ко мне. — Ты знаешь, что Тодд неплохой парень, Натали. То, что он иногда бывает жесток, много тренируется и выглядит словно большой медведь, ещё не делает его…

— Отстань, Рэнди! — вскрикнула я. — Я не собираюсь отбивать у тебя Тодда.

Рэнди нахмурилась, но её недовольство тут же исчезло.

— Извини, — пробормотала она.

Я подумала о словах Тодда, которые он произнёс у меня дома в воскресенье вечером.

«В лесу не только я один был с ружьём».

Я всю неделю ломала голову над его словами. Что Тодд пытался сказать мне? Что кто-то другой убил Карло?

Но кто?

У Джиллиан не было ружья.

Рэнди? Рэнди была единственной девушкой, у которой ружьё было. Неужели Тодд пытался сказать мне, что это Рэнди убила Карло?

Как глупо.

Рэнди — моя лучшая подруга. Я знала её как свои пять пальцев.

И Рэнди никак не могла застрелить Карло. Она бы просто не смогла.

Я почувствовала вину за то, что хоть на секунду задумалась об этом.

Но я думала об этом всю неделю. Я видела как Рэнди и Тодд прижимаются друг к другу на похоронах Карло во вторник. Глядя на них в часовне, я почувствовала, как у меня похолодело в животе.

Неужели они убили Карло сообща?

Ведь они оба так отчаянно пытались не попасться после аварии. Поэтому решили, что никто не должен обращаться в полицию, чтобы сообщить о том несчастном случае.

В конце концов, Рэнди была за рулём машины в ту ночь, а ведь её родители даже и не знали, что она взяла их автомобиль.

И Тодд был так напуган тем, что его отец потеряет новую работу в мэрии.

Наблюдая за ними на похоронах, я убедилась, что они вдвоём спланировали «несчастный случай» Карло. И когда я подумала об этом, то сразу почувствовала подавленное чувство вины.

Рэнди и Тодд не были убийцами.

Этих двоих я знала практически всю свою жизнь. Славные, нормальные ребята.

Такие не становятся убийцами, не так ли?

Остаток недели я провела в попытках убедить себя, что Карло действительно погиб в результате несчастного случая.

Сестра мэра погибла в результате ужасного несчастного случая. То же случилось и с Карло.

Но если бы только я могла убедить себя в этом. Если бы я действительно могла поверить в это.

— Чизкейк хорош. Попробуй немного, Натали, — Рэнди отложила своё яблоко в сторону и отломила кусочек пирога вилкой прямо в коробке. Она протянула мне, и я попробовала кусочек сладкого пирога.

— Мы собираемся заняться домашкой или как? — спросила Джиллиан, взглянув в окно. Дождь продолжал лить и, кажется, не собирался останавливаться.

— Да, давайте приступим, — согласилась я. — Мне однозначно потребуется ваша помощь, девчонки.

Математика — мой худший предмет. Признаться честно, я понятия не имела, как попала на курс высшей математики.

— Я возьму свой рюкзак, — Джиллиан поднялась со стула и исчезла в соседней комнате. Несколько секунд спустя она уже тащила из гостиной свою набитую чёрную сумку.

Она уронила её на обеденный стол и расстегнула молнию.

Я учуяла какой-то запах. Дважды вдохнула носом, а потом испустила низкий стон.

— Фууу, чем это воняет? — протянула я, прикрывая нос и рот.

Тошнотворный, кислый запах доносился из рюкзака.

Джиллиан тяжело сглотнула. Рэнди скорчила гримасу отвращения.

— Ох, какая мерзость, — проворчала Джиллиан.

Когда она расстегнула молнию до конца, то большой кусок зелёно-пурпурной пятнистой массы тухлого мяса выпал на стол. Сотни белых личинок облюбовали его со всех сторон.

Я крепко прижала руку ко рту, пытаясь подавить приступ рвоты, но омерзительный запах был таким сильным, что я начала кашлять.

— Кто — кто положил это сюда? — с отвращением пробормотала Джиллиан.

Белые крошечные личинки соскальзывали с куска гнилого мяса на обеденный стол.

— Мне очень плохо, — выдавила я и отпрянула подальше от стола.

Рэнди отбежала в сторону, зажав пальцами нос. Она с отвращением смотрела на то, как личинки начали ползать по поверхности стола.

Джиллиан заглянула в рюкзак и выудила оттуда конверт. Его личинки тоже успели облепить. Из конверта она достала сложенный лист линованной бумаги.

— Это какое-то сообщение, — задохнулась Джиллиан.

Когда она развернула листок, мы с Рэнди тихонько подошли к ней. Я задержала дыхание, но всё ещё ощущала запах зловония гнилого мяса. Этот ужасный запах будто пробирался внутрь меня!

Мы втроём принялись читать нацарапанное послание и ахнули, не веря своим глазам.

ГЛАВА 17

Слова были криво нацарапаны на большом листе бумаги. Послание гласило:

ТЫ СНОВА МОЖЕШЬ БЫТЬ РЯДОМ С КАРЛО. ТОЛЬКО В МОГИЛЕ.

ГНИЛОЕ МЯСО — ЭТО ТЫ. ЕСЛИ ЗАГОВОРИШЬ

Джиллиан крепко держала записку, перечитывая её снова и снова. Рэнди обхватила голову руками, её подбородок задрожал. Она направилась к кухонной двери.

Неприятный запах гнилого мяса начал захлёстывать меня. Я опустила свои глаза на стол, к тысячам личинкам, ползающих по мясу. Почувствовав, как урчит мой желудок, я следом за Рэнди выбежала из кухни.

Я оглянулась назад и увидела, как Джиллиан смяла листок, а потом со злостью швырнула его в стену. Выражение её лица не говорило о том, что она напугана. Скорее наоборот, она была в ярости.

Джиллиан издала рассерженный крик и, сжав руки в крепкие кулаки, вышла к нам в гостиную.

Кислый запах, казалось, следовал за мной. Я с содроганием и отвращением подумала о том, что он пропитал мою одежду. Впитался в мою кожу.

Я начала чесаться, представив белых личинок. Как они поползли по моим плечам, по моей шее, сновали вверх и вниз по моей спине.

Я не могла дождаться возвращения домой, чтобы принять горячую ванну. Но просто так уйти я не могла, ведь нужно было попытаться утешить Джиллиан.

— Это чья-то жестокая шутка, — сказала Рэнди, опустившись рядом с Джиллиан на зелёный кожаный диван в гостиной.

Я села на такое же зелёное кресло напротив них.

— Это не шутка, — с горечью пролепетала Джиллиан. — То, что случилось с Карло, не шутка. Это всё не шутка. Это реальная угроза.

— Кто мог всё это сделать? — недоумевала Рэнди, переглянувшись со мной. — Джиллиан, где ты оставляла свой рюкзак сегодня?

Джиллиан вздохнула.

— Это мог быть кто угодно. Утром я оставила свой рюкзак в музыкальном классе, когда хор спустился в актовый зал на репетицию. Ещё я оставляла его в спортзале на последнем уроке, когда мне понадобилось вернуться к своему шкафчику после урока.

— То есть ты не видела, чтобы кто-то тёрся рядом с ним? — спросила я.

Джиллиан покачала головой, развеяв в стороны свои длинные каштановые волосы.

— Кто мог сделать такую ужасную вещь? — причитала она, размахивая кулаками перед собой. — Теперь рюкзак придётся выбросить. А как вам мои книги и блокноты? Они ужасно пахнут и кишат личинками.

— Это был кто-то, кто знает о нашей тайной клятве, — пробормотала я, а про себя подумала, сколько вообще людей знают о клятве?

— О ней знаем только мы, — нахмурилась Джиллиан. — И Тодд.

— Тодд этого не делал, — быстро вставила Рэнди.

— Откуда тебе знать? — удивилась я.

Рэнди сурово посмотрела на меня.

— Тодд просто не стал бы, — она цокнула языком. Её глаза долгое время буравили меня. — Натали, неужели ты думаешь, что это Тодд убил Карло?

— Я … я … я не знаю, — растерялась я.

— Тодд не убийца, — настаивала Рэнди. — Он так же, как и мы расстроен тем, что произошло. Я знаю, что это так. А ещё больше его расстраивает, что ты обвиняешь его, Натали.

— Я только начала думать, что смерть Карло действительно была несчастным случаем, — всхлипнула Джиллиан, печально качая головой. — Но сейчас… этот…

— Это и был несчастный случай! — одёрнула её Рэнди. — Карло никто не убивал.

Рэнди, казалось, так хотела верить, что Карло умер случайно. Я внимательно изучала её лицо, когда она разговаривала с Джиллиан. Скрывала ли она что-нибудь? Защищала Тодда? Или себя?

— Это просто глупая шутка, которую устроил какой-то придурок, — продолжала упорствовать Рэнди. — Я уверена, что …

— Кит тоже знает о нашей клятве, — прервала я Рэнди.

Они обе посмотрели на меня с испуганными лицами. Рэнди сузила глаза.

— Ты нарушила клятву? Рассказала Киту об аварии? Обо всём?

Я кивнула.

— Я должна была сказать ему, — начала оправдываться я. — Я была так расстроена. Я должна была хоть кому-то выговориться, и я доверяю Киту.

Джиллиан согласно кивнула головой.

— Кит хороший парень. Он не участвует во всём этом ужасе. Его не было с нами в машине. И в прошлую субботу его не было с нами в домике дяди Джорджа.

— Но может ли он хранить секреты? — засомневалась Рэнди, всё ещё не сводя с меня глаз. — Может быть, Кит успел разболтать кому-нибудь из школы про аварию и всё остальное. Может быть, вся школа уже знает, что мы натворили. Если это так, то нас точно поймают. — Рэнди вскочила и сделала несколько уверенных шагов ко мне. — Поверить не могу, что ты всё растрепала ему, Натали.

— Кит будет хранить нашу тайну, — сказала я, пытаясь заставить свой голос звучать уверенно и спокойно. — Никаких проблем.

Почему Рэнди так себя вела? Почему она набросилась на Кита? Мне всегда казалось, что он ей нравится так же, как и мне. Я до последнего была уверена, что она тоже испытывала к нему какие-то чувства.

Я была благодарна Киту, когда он приехал за мной несколько минут спустя. Мы предложили Рэнди проехаться с нами, но она захотела задержаться у Джиллиан.

Последовав за Китом до его машины на подъездной дорожке, глубоко в душе я радовалась, что ухожу. Я просто не могла вынести то напряжение, которое было в доме между мной, Джиллиан и Рэнди.

А ведь раньше мы были близки. Мы всегда доверяли друг другу наши самые сокровенные тайны.

Но теперь доверие исчезло. Его сменило подозрение.

И страх.

Дождь приутих, сменившись холодной моросью. Я застегнула свою утеплённую куртку и зашагала против кружащего ветра.

Кит подёргал дверь с водительской стороны. Он выругался себе под нос, поскольку дверь не поддалась.

— Залезь со своей стороны и открой мою дверь изнутри, — попросил он. — Глупую дверь всегда заедает.

Холодная дождевая вода упала с ветви дерева, брызнув на моё лицо. Я наклонила голову, рванула пассажирскую дверь и юркнула в машину, чтобы открыть дверцу Киту.

— Этот автомобиль нужно уничтожить, — сказала я Киту, когда он сел за руль. — Его надо пристрелить и избавить от мук!

Он повернулся и посмотрел на меня каким-то странным, напуганным взглядом. Я поняла, что сморозила глупость и пробормотала извинения.

— Думаю, у меня какие-то проблемы, — я взяла его за руку и тут же представила себе бедного Карло, растянувшегося на земле. Его размозженную по траве голову. — О, Кит! — я прижалась к рукаву его куртки. — Будем ли мы снова когда-нибудь нормально разговаривать? Не задумываясь, что говорим что-то ужасное?

Он скользнул рукой по моему плечу. Я подняла голову и поцеловала его.

Однако тревожная мысль заставила меня прервать поцелуй. Я резко откинула голову назад.

— Ты никому не говорил о том, что я рассказала тебе? О той аварии?

Кит покачал головой. Его тёмные глаза внимательно смотрели на меня.

— Нет, конечно, нет, — прошептал он. — Я бы никогда никому не сказал.

— Я … я больше не могу так долго держать в себе нашу тайну, — пробормотала я. — Сегодня вечером я…

— Всё почти закончилось, — успокоил меня Кит, пытаясь завести машину. Двигатель застонал и закашлял, но, наконец, с третьей попытки ему удалось завестись.

— Почти закончилось? Что ты имеешь в виду?

Кит повернул голову и глянул в зеркало заднего вида, съезжая с подъездной дорожки Джиллиан.

— Прошло почти две недели. Полиция понятия не имеет, кто убил сестру мэра, — объяснил он мне. — Так сегодня передали по вечерним новостям.

Я откинулась на сидение и протяжённо вздохнула. Я смотрела в темноту, в то время как Кит опустил ногу на педаль газа и автомобиль шумно покатил по улице.

Две недели. Прошло всего две недели. А мне же казалось, что все два года.

— Они не будут продолжать затянувшееся расследование, — успокоил меня Кит. Дефростер был сломан, поэтому он протёр запотевшее лобовое стекло рукой.

— Ты хочешь сказать…

— Я хочу сказать, что ты вне подозрений, Натали, — мягко ответил он мне. — Тебя и остальных не поймают. Всё будет хорошо.

— Ты, правда, так считаешь? — спросила я с нетерпением, изучая его серьёзное лицо, освещаемое мерцающим светом уличного фонаря.

Он кивнул.

— Ужас закончился. Всё позади.

Я закрыла глаза и взмолилась, чтобы всё так и было, чтобы Кит был прав.

Но, к сожалению, Кит был очень неправ.

ГЛАВА 18

В пятницу состоялся тест по высшей математике. Как я и ожидала, всё было плохо. Я потратила очень много времени на первые две задачи, решение которых затянула до конца экзамена.

Когда прозвенел звонок, я даже не успела прочитать условия последних трёх задач. Я поставила ответ наугад и с горечью сдала тест мистеру Колдуэллу.

Пока я собирала свои вещи, то услышала, как некоторые ребята сетовали на контрольную работу.

Рэнди направлялась к выходу из класса с широкой улыбкой на лице. Было видно, что у неё всё получилось.

Эта контрольная была последней на сегодняшний день, так что я планировала поспешить домой, убить пару часов на домашнюю работу, а потом отправиться на каток. Мне нужно было немного развеяться, чтобы привести мысли в порядок. Несколько движений помогли бы не только размять ноги, но и разогреть сердце.

Однако стоило мне повернуть за угол к своему шкафчику, как я увидела Джиллиан, которая ждала меня рядом с ним. На ней был бледно-зелёный свитер и свободные выцветшие джинсы. Её длинные каштановые волосы упали на лицо. На полу в ногах стоял новый синий рюкзак.

Когда она откинула волосы, я заметила, что она плачет.

— Джиллиан, что с тобой? — встревожилась я, оглядевшись вокруг. Вдруг за нами кто-то наблюдал?

Повсюду хлопали дверцы шкафчиков. Коридор заполнился смехом и громкими голосами. Все забирали свои книги или тетради домой на выходные.

Прислонившись к стене, Джиллиан вытерла слёзы обеими руками. Она тяжело дышала, её худые плечи дрожали.

— Я тоже запорола контрольную, — сказала я, качая головой. — Это было несправедливо. Первые задачи были такими сложными.

— Я расстроилась не из-за теста, — пробормотала Джиллиан, смахнув мокрую прядь волос со своего лица. Потом добавила в сердцах. — Мне плевать на глупый тест по математике.

Я бросила свой рюкзак рядом с ней.

— Джиллиан, может нам лучше пойти куда-нибудь и поговорить? — мягко предложила я, но подруга покачала головой.

— Не о чем тут говорить, — пробурчала она. Теперь задрожал и её подбородок. — Натали, я собираюсь обратиться в полицию.

— О чём ты? — мне пришлось отойти в сторону, так как уборщик катил широкую тележку со стульями в сторону актового зала. Тележка создавала слишком много шума, пока её катили по кафельному полу. Не думаю, что я хорошо расслышала Джиллиан.

— Я должна, — пронзительно настаивала Джиллиан. — Натали, я не могу спать. Я не могу есть. Это всё сводит меня с ума.

Я промолчала, глядя на её взволнованное лицо.

Тысячи мыслей роем пронеслись в моей голове.

С одной стороны, Джиллиан была права. Нам всем следовало пойти в полицию, чтобы признаться в содеянном. Так было правильно.

Но с другой, если она расскажет всё полиции, наши жизни будут разрушены. Если бы мы постарались и дальше хранить секрет, то всё могло бы быть хорошо. В том тупике не было свидетелей. У полиции нет никаких зацепок.

Я должна была убедить Джиллиан не делать этого.

Я не имею никакого права удерживать Джиллиан от того, что она считает лучшим.

Так много мыслей. И все они противоречили друг другу.

— Я чувствую, как будто Карло заставляет меня сделать это, — продолжила Джиллиан, смахнув слезу со своей бледной щеки.

— Карло? Что ты имеешь в виду? — удивилась я.

— Я слышу его голос, Натали, — тихо сказала мне Джиллиан. — Я слышу Карло. Я слышу его прямо сейчас. Он велит мне сделать то, что он собирался сделать при жизни. Пойти в полицию и рассказать им всю правду.

— Но, Джиллиан… — я положила руку ей на плечо, но она смахнула её.

— Есть много вещей, которые ты не знаешь, Натали, — Джиллиан закрыла глаза. — Накануне вечером, перед поездкой в домик дяди Джорджа, у нас с Карло был долгий разговор. Он мне всё рассказал. Всё. Это совсем не то, что ты думаешь…

— Что? Джиллиан, о чём ты говоришь? Что Карло сказал тебе? — требовала я ответа.

Но Джиллиан не ответила и продолжила плакать.

— Пойми, нам всем будет лучше, когда полиция узнает, — произнесла она сквозь слёзы. — Всем нам.

— Но что Карло сказал тебе? — повторила я свой вопрос, однако Джиллиан снова не ответила.

Мы обе услышали кашель. Откуда-то из-за угла.

Я быстро направилась посмотреть, кто там был.

Рэнди и Тодд. С напряжёнными, задумчивыми выражениями на лицах.

— Э-э, привет, Натали, — замялся Тодд. — Что такое?

Я не могла понять, они что, подслушивали? Шпионили за нами?

И самое главное — слышали ли они, что собирается сделать Джиллиан?

ГЛАВА 19

— Какой стыд, — проворчал Кит, качая головой. — Она погубит всех вас.

Я каталась рядом с ним и схватила его за рукав свитера. Кататься на коньках у меня получалось лучше, чем у Кита. Мне пришлось замедляться каждый раз, чтобы он поспевал за мной.

— Ты, правда, считаешь, что я должна попытаться убедить её не обращаться в полицию? — спросила я, беря своей рукой в перчатке его ладонь.

Кит согласно кивнул. Мы продолжили скользить, медленно, но уверенно описывая круг. Шейдисайдский каток был довольно многолюдным местом. Мимо нас кружили фигуристы. Как же мне хотелось, чтобы Кит научился кататься быстрее. Медленная ходьба утомляла.

Я хотела мчаться по льду, мчаться от моих мыслей, мчаться от нашего неприятного разговора.

— Ты должна уговорить Джиллиан не делать этого, — Кит слегка наклонился вперёд, стараясь сохранить равновесие. — Вы почти свободны. Если Джиллиан будет молчать, то с вами всё будет хорошо.

— Но то, что она собирается сделать, правильно, — спорила я.

Я не могла определиться, что я думаю на этот счёт. Чаша весов перевешивала то в одну сторону, то в другую.

— Что сделано, то сделано, — сказал Кит. Его тёмные карие глаза были ещё более серьёзными, чем обычно. — Признание в полиции не вернёт сестру мэра.

Или Карло, с горечью подумала я.

— Ты должна поговорить с ней, Натали, — настаивал Кит. — Зачем рушить так много жизней из-за какой-то аварии?

— Джиллиан говорит, что Карло много чего ей сказал, — вспомнила я наш разговор. — В ночь перед своей смертью Карло признался Джиллиан, что собирается обратиться в полицию.

Лицо Кита приобрело удивлённое выражение.

— Что он рассказал Джиллиан?

Я пожала плечами. Мы едва не столкнулись с двумя маленькими детьми. Они были закутаны в тяжёлые куртки и шерстяные шапки, из-за которых неуклюже держались на льду.

— Вы с Карло были такими хорошими друзьями, — сказала я. — Он с тобой разговаривал? Он рассказывал тебе про тот несчастный случай?

Кит покачал головой.

— Он не сказал мне ни слова, Натали. Кажется, на тот момент Карло держал клятву молчания.

Некоторое время мы молча кружили по катку. Я видела, как сильно был расстроен Кит. Лицо его сделалось напряжённым. Глаза в задумчивости сузились.

— Жаль, что он не говорил со мной, — грустно пробормотал Кит. — Хотел бы я поговорить с Карло. Может быть, я смог бы ему помочь. Может быть, я бы отговорил его идти в полицию.

Кит отвернулся. Думаю, у него покатились слёзы, и он не хотел, чтобы я заметила их.

Две знакомые девочки из школы помахали мне с другого конца катка. Я махнула им в ответ и продолжила кружить рядом с Китом.

— Натали, мне уже пора идти, — Кит всё ещё избегал моего взгляда. Я крепко держалась за его руку.

— Нет, останься, Кит, — настаивала я. — Давай ещё немного покатаемся. Вот увидишь, тебе станет лучше.

Кит вырвал руку.

— Нет, правда, — наконец, он посмотрел на меня. Его глаза оставались такими же грустными и беспокойными. Он нервно покусывал нижнюю губу. — Давай поедем. Я отвезу тебя домой.

Я колебалась.

— Думаю, я ещё хочу покататься, — наконец, ответила я. Меня охватило странное чувство вины. Получается, я бросила Кита, когда он так нуждался во мне? — Побудь со мной ещё немного, — умоляла я его. — Ты и не заметишь, как начнёшь чувствовать себя лучше.

Кит покачал головой.

— Я действительно не могу. Я пообещал отцу, что буду дома как можно раньше. Да и у меня нет настроения. Воспоминания о Карло меня немного расклеили. Ничего, если я уеду без тебя?

— Да, я поеду с кем-нибудь из знакомых, — заверила я его.

Кит кивнул, развернулся и медленно и неуклюже покатил к выходу.

— Позвонишь мне попозже? — крикнула я ему вслед, но, кажется, он меня не слышал. Не оглядываясь, Кит вышел с катка. Я проводила его взглядом до скамейки, где Кит начал переобуваться, потом отвернулась и продолжила кататься.

Быстрее. Быстрее.

Пока другие фигуристы, стенд, зеваки за ограждениями не слились в одно пятно света и цвета.

Быстрее. Быстрее.

Холодный воздух с катка освежал моё лицо. Я начинала чувствовать себя намного лучше. Это так успокаивало.

Я вытеснила все мысли из головы. Теперь её заполнила громкая танцевальная музыка из динамиков.

Я подалась вперёд, нарезая круг за кругом, никого не замечая вокруг и слыша только звук барабанов и гитары.

В моём собственном мире я потеряла счёт времени, а когда я остановилась сделать перерыв и посмотрела на большие часы над буфетом, то обнаружила к своему удивлению, что уже было десять часов вечера!

Глазами я пыталась найти кого-нибудь из знакомых, кто мог бы меня подвезти до дома. Но из оставшихся на катке я никого не знала. Вечер выдался не очень холодным, так что я спокойно могла дойти пешком.

От долгого катания мои икры и лодыжки понемногу начинало покалывать. Я сошла со льда, присела на скамейку и сняла свои коньки.

Моё сердце бешено колотилось. Лоб покрылся потом. Но, не смотря на это, чувствовала я себя хорошо. Устала, но зато смогла расслабиться.

Я засунула коньки в сумку, закинула её через плечо и направилась к выходу. Открыв двери, я ступила в холодный, тихий вечер. Не было никакого ветра. Лишь бледный полумесяц царил высоко в небе над голыми деревьями.

Мимо проехал зелёный фургон. После того, как он исчез за углом, улица снова опустела. Наступила тишина.

Я задрожала. Наверное, я переохладилась на катке и подхватила простуду.

Застегнув красную куртку до подбородка, я быстро пересекла тёмную улицу. Мышцы ног всё ещё ныли. Я тихонько отругала себя за то, что растеряла форму.

От недавнего вечернего дождя на тротуаре оставалось немного луж. Я осторожно обогнула их и побежала в направлении своего дома.

Сумка с коньками тяжело била меня по спине, пока я бежала. Стоило мне остановиться, чтобы перевесить её на другое плечо, как вдруг я услышала шаги позади себя.

За мной следили!

От страха сердце тяжело ударило мне в грудь. Я прищурилась в темноту.

— К-кто там? — окликнула я.

Молчание.

Потом я услышала ещё один шаг. Мягкий стук по тротуару.

Ещё шаг.

Преследователей было двое. Я ахнула. Заставила себя отвернуться. Заставила себя бежать.

Мои ботинки внезапно отяжелели. Я могла слышать быстрые шаги позади меня, которые вызывали учащённое биение сердца.

Они не собираются отставать от меня. Кажется, они только ускорялись.

Они догоняли меня.

Больше бежать я не могла. Мне не отделаться от преследователей.

Сумка в очередной раз тяжело стукнула меня по спине, стоило мне резко остановиться.

Я развернулась лицом к своим преследователям. И ахнула от неожиданности, когда они вышли в свет уличного фонаря.

— Что вы здесь делаете? — вскрикнула я.

ГЛАВА 20

Тяжело дыша, ко мне приблизились Рэнди и Тодд.

Я отшатнулась. Мои глаза заметались по безлюдной улице.

Мне угрожала опасность? От этих ребят, которых я считала своими друзьями?

— Почему ты бежала? — спросил Тодд, задержав дыхание.

— Разве ты не слышала, как мы кричали? — спросила Рэнди.

— Я-я думала … — неуверенно начала я, но не нашла, что сказать. Не уверена, что я вообще думала в тот момент.

— Где Кит? — спросил Тодд. — Я думал, вы сегодня будете вместе.

— Он обещал родителям пораньше вернуться домой, — объяснила я. — А мне ещё захотелось покататься на коньках. Поэтому…

Я замолчала.

Тодд не сводил с меня взгляда. Поверх серого свитера он надел громоздкий синий жилет. В тусклом свете уличного фонаря он казался мне ещё больше и страшнее.

Лыжная куртка Рэнди была расстёгнута, обнажая чёрную футболку, а под ней плотно облегающие джинсы. Она, так же как и я, оглядела тёмную пустынную улицу, словно ожидала увидеть ещё кого-то.

— Что вы здесь делаете? — повторила я, чувствуя, как начинаю успокаиваться. — Почему вы преследовали меня?

— Мы преследовали тебя, потому что ты бежала, Натали, — Рэнди закатила глаза. — Поверить не могу, что ты не слышала нас.

— Ты не слишком быстрая, — хихикая, заметил Тодд. — Ты бегаешь как девчонка.

Рэнди снова закатила глаза и пихнула его в бок.

— Не так-то просто бежать с этой тяжеленой сумкой за спиной, — и я потрясла ею перед лицом Тодда. — Вы так и не ответили мне, почему бежали за мной.

— Нам нужно пойти к Джиллиан, — неуверенно произнесла Рэнди, взглянув на Тодда.

— Что? — удивилась я. — Зачем нам идти к Джиллиан?

— Мы должны поговорить с ней, — сказал Тодд. — Мы должны убедить её не обращаться в полицию.

— Так вы всё слышали? — у меня по коже пробежал мороз.

Рэнди и Тодд кивнули.

Тёмное облако закрыло луну. Тень от уличного фонаря удлинилась, а потом исчезла, и мы погрузились в темноту.

— Она послушает тебя, — сказала Рэнди, глядя на меня умоляющим взглядом. — Джиллиан доверяет тебе, Натали. Если ты попросишь её не идти в полицию, возможно, она послушает тебя.

— Не думаю, что мы должны указывать Джиллиан, что делать, — ответила я ей, накинув на голову капюшон. — Мне кажется, Джиллиан должна делать всё, что ей велит совесть.

— Она не может! — вспылил Тодд.

Рэнди положила свою руку поверх его, как будто веля ему остыть.

— Мы должны сообща решить, что делать, — сказала она. — Мы все замешаны в этом.

— Но мы не можем позволить ей разрушить наши жизни! — продолжил Тодд, нахмурив брови. — Я разговаривал с отцом после ужина сегодня вечером. Он сказал, что мэр собирается отказаться от дальнейшего расследования. У копов ничего нет. Так зачем Джиллиан идти и рассказывать им всё?

— Потому что она не может больше терпеть это всё, — заявила я ему слегка дрогнувшим голосом. — Потому что это сводит её с ума.

— Пойдём, поговорим с ней, — взмолилась Рэнди. — По крайней мере, мы можем попробовать. Если нам не удастся её убедить, что ж…

Рэнди замолчала.

— Если нам не удастся убедить её, то мы все вместе пойдём в полицейский участок, — закончил за неё Тодд.

Я всматривалась в его лицо, пытаясь понять, искренен ли он. Точно я не могла сказать. Он продолжал пристально смотреть на меня без всякого выражения.

— Хорошо, — согласилась я, вздыхая. — Давайте попробуем поговорить с ней. Но я не думаю, что у нас что-то получится.

Я последовала за ними до тёмно-зелёного «Вольво» Рэнди. Тот самый автомобиль, на котором мы попали в аварию.

Автомобиль, убивший сестру мэра.

Я вздрогнула, когда «Вольво», припаркованный у обочины недалеко от катка, оказался в поле моего зрения. Неужели я собиралась сесть в него снова?

Тогда я твёрдо сказала себе, что не автомобиль стал причиной аварии. Эта машина — просто машина.

Мы поехали к дому Джиллиан в полной тишине. Рэнди настроила радио на низкой громкости, но никто из нас его не слушал.

Джиллиан жила в высоком доме с белой черепицей на Каньон Драйв. На подъездной дорожке не было машины, но в гостиной горел свет.

Рэнди подъехала к дому, а затем выключила фары и зажигание. Шагая к лестнице, я задалась вопросом, как Джиллиан отреагирует на наш визит?

Рассердится ли она? Послушается ли нас?

Я посмотрела на Рэнди и Тодда. Судя по их лицам, они нервничали ничуть не меньше меня.

Полумесяц выплыл из-под облаков. Бледный свет осветил крыльцо, словно направляя на нас тусклый прожектор.

Тодд позвонил в дверь. Мы ждали, не сводя глаз с белой деревянной двери.

— Уже поздно, — заметила я. — Может, они все легли спать?

— Сейчас всего лишь половина одиннадцатого, — нетерпеливо ответил Тодд, взглянув на часы. — Да и к тому же в гостиной горит свет.

— Джиллиан всегда ложится поздно спать, — добавила Рэнди. — Кажется, она как-то говорила, что её родителей не будет дома в пятницу вечером.

Тодд снова позвонил в дверь, зажав звонок в течение долгого времени.

Я услышала, как звонок разрывается внутри дома. Но я не слышала голосов или чьих-то шагов.

— Пойдёмте, нам никто не откроет, — убеждала я ребят.

— Может быть, она наверху, — предположила Рэнди. Она отступила на землю и взглянула на окна второго этажа. — Наверху темно.

— Ну, пойдёмте, мы можем поговорить с ней завтра, — с нетерпением продолжала я настаивать на своём.

Я спрыгнула с низких бетонных ступенек и прошла вдоль дома. На полпути к машине я сменила направление к квадрату света, который падал из окна гостиной.

Я приблизилась к окну, поднялась на цыпочки и заглянула внутрь.

Сначала я увидела, что в гостиной никого нет. Над светло-зелёным диваном висела картина с цветами. Рядом стоял журнальный столик с высокой стопкой глянцевых журналов.

Ничего необычного.

Но потом мой взгляд скользнул к лестнице, ведущей на второй этаж.

— Оооо, — испуганный стон вырвался из моей груди, когда у основания лестницы я увидела распростёртое тело.

ГЛАВА 21

— Это Джиллиан, — удалось мне выдавить. Рэнди и Тодд подошли ко мне.

Их лица перекосил ужас, когда они проследили за моим взглядом.

Моё сердце буквально выпрыгивало из груди. Я кинулась к входной двери. Рэнди и Тодд побежали за мной.

Джиллиан, пожалуйста, будь жива! Будь жива!

Отчаянные мысли повторялись в моей голове с каждым разом всё чаще и чаще. Я схватила дверную ручку и толкнула её. К моему удивлению, дверь была не заперта. Она легко распахнулась.

Мы втроём ворвались внутрь. Остановились у основания лестницы.

Пожалуйста, будь жива. Пожалуйста, будь жива.

Нет.

Джиллиан смотрела на нас пустыми безжизненными глазами.

У меня вырвался крик ужаса.

— Её шея! — завизжала я.

Джиллиан, наверное, упала с лестницы и приземлилась на живот. Но её шея была повёрнута таким образом, что лицо в ужасе уставилось на нас.

Её руки и ноги растянулись на полу возле нижней ступеньки, а лицо было обращено к нам. Рот застыл в беззвучном крике. Длинные каштановые волосы лежали под головой, словно подушка.

А глаза. Эти холодные, мёртвые глаза. Они глядели на нас с укором. В них было столько шока и боли.

Мёртвый взгляд. Голова, закрученная назад.

Я знала, что никогда не сотру их из своей памяти.

— Я… я позвоню в полицию, — первой среагировала Рэнди.

Она побежала на кухню.

Я ухватилась за Тодда обеими руками. Он повернулся ко мне.

— Другой несчастный случай, — прошептал он. — Ещё один ужасный инцидент.

Полиция приходила и уходила. Я с трудом, но нашла в себе силы отвечать на их вопросы. Мы втроём пересказывали нашу историю снова и снова.

— Ещё один ужасный несчастный случай, — прошептал мне Тодд.

Несчастный случай. Полиция тоже так считала.

Наши родители приехали вскоре после полиции. Я чувствовала себя слишком напуганной, чтобы отвечать на их вопросы, пытаться что-то объяснить им. Мы были слишком ошеломлены и напуганы.

Сначала Карло. Теперь Джиллиан.

В ту ночь я не спала. Мысли переполняли меня.

Карло. Джиллиан.

Они решили обратиться в полицию, чтобы всё рассказать.

Но оба умерли до того, как смогли сделать это.

Два несчастных случая?

Я так не думала.

Ворочаясь в кровати, я принялась корить себя, не смотря на прохладную ночь, температуру и обильный пот.

Натали, почему ты не обратилась в полицию раньше?

Почему ты сразу не сообщила им?

Я подумала, что, обратись я раньше, две жизни были бы спасены. Скажи я правду об аварии, которая убила сестру мэра, и Карло с Джиллиан были бы живы.

Ужасные мысли.

Мои друзья, подумала я. Рэнди и Тодд. Они были моими друзьями. Мы все были хорошими друзьями.

Но я не предполагала, что они были убийцами. Возможно, они всё делали сообща. Они настолько боялись быть пойманными. Боялись, что их тайну кто-то узнает.

Рэнди и Тодд. Да. Они точно орудовали вместе. Сначала толкнули Джиллиан с лестницы, а потом подкараулили меня возле катка. Привели к Джиллиан, заранее зная, что она мертва. А потом сделали вид, что ошеломлены её смертью.

Они претворялись. Они лгали.

Они убийцы.

Я резко села. Меня охватило чувство, что я тону. Тону в собственной постели. Моя грудь тяжело вздымалась и опускалась, кровь пульсировала в висках.

Я решила, что утром первым делом поеду в полицию. Я расскажу им всю историю. С самого начала и до конца. И ничто не остановит меня.

Ничто.

Родители уехали рано утром в Уэйнсбридж на какую-то деловую встречу. Они нацарапали об этом в своей записке, оставленной на столе.

Я залила хлопья молоком, но не смогла съесть их. Я была слишком напряжена и взволнована.

Оставив наполовину полную миску на столе, я поспешила вернуться в свою комнату. Я натянула огромную жёлтую футболку с длинными рукавами и джинсы, в которых я была вчера вечером. Потом схватила свою красную куртку и вышла в ветреное и серое утро.

Родители поехали на встречу в «Бонневилле», но старый «Цивик» всё ещё стоял в гараже. Когда я поднимала дверь гаража, то раздумывала над тем, что скажу полиции.

Я уже прогнала свои слова в голове около ста раз. Но я боялась упустить какие-нибудь детали. Я хотела рассказать всё именно так, как это произошло.

Я успела открыть гаражную дверь лишь наполовину, как вдруг сзади раздался шум приближающегося автомобиля. Испугавшись, я обернулась и увидела знакомый зелёный «Вольво».

Закрыв дверь гаража обратно, я подошла к машине. Рэнди опустила стекло. Её лицо было бледным, глаза красными. Похоже, что она тоже не спала всю ночь.

Интересно, что её привело ко мне? Угрызения совести?

— Рэнди, что ты здесь делаешь? — удивилась я.

— Нам надо поговорить, Натали, — строго сказала она.

— Ни за что, — отрезала я, качая головой.

Глаза Рэнди наполнились удивлением. Она начала что-то говорить, но я жестом руки остановила её.

— Я собираюсь в полицию, — сказала я тихим, спокойным голосом. — Прямо сейчас.

Рэнди не моргала. Она молча смотрела на меня какое-то время.

— Я расскажу им всю историю, — продолжила я. — Я приняла решение. Откати свою машину, чтобы я могла выехать.

Она тяжело сглотнула. Я видела, что она задумалась. Глубоко задумалась.

— Хорошо, — наконец, вымолвила она. — Я поеду с тобой. — Она указала на пассажирское сидение. — Садись, Натали. Поедем на моей машине.

Я колебалась.

— Ты поедешь со мной в полицейский участок?

Рэнди кивнула.

— Вот почему я приехала к тебе. Я тоже решила обратиться в полицию.

Я вглядывалась в её лицо. Неужели она говорила правду?

Ведь это она с Тоддом убила двух наших друзей. И теперь она на полном серьёзе собиралась обратиться в полицию? Или же это был какой-то трюк?

— Я лучше поеду в своей машине, — решительно сказала я.

Ветер опрокинул мусорный бак на подъездную дорожку моих соседей. Этот шум заставил меня подпрыгнуть. Металлическая крышка застучала по подъездной дорожке.

Небо потемнело. В воздухе почувствовалась тяжесть и влага.

— В полиции захотят увидеть мою машину, — заявила Рэнди. — На ней мы попали в аварию. Они захотят осмотреть её. Прыгай внутрь, Натали.

Я не хотела ехать с Рэнди.

Я поняла, что боюсь её. Боюсь свою лучшую подругу.

Но я не могла придумать оправдание. Я напряглась, чтобы что-нибудь придумать, но так нечего и не вышло.

Я продрогла. Полиция захочет осмотреть автомобиль Рэнди. Она была права.

Я глубоко вздохнула, обогнула машину, распахнула дверь и залезла внутрь.

Здесь было тепло. Рэнди включила печь на максимум.

Как только я закрыла дверь, она медленно покатила вниз по дороге.

— Нам следовало поехать в полицию сразу же в ночь аварии, — сказала Рэнди. — Я не спала всю ночь, Натали. Я думала о Карло и Джиллиан. Два друга. Два наших друга мертвы. И ради чего? — Она испустила горестный стон.

Я не сводила с неё глаз. Меня всё ещё не покидали сомнения, что это был какой-то трюк.

— Думаешь, это дело рук Тодда? — спросила я, не задумываясь.

— Я не знаю, что и думать, — дрожащим голосом ответила Рэнди. — Я просто не знаю.

Меня посетила внезапная мысль. А что если я ошибаюсь насчёт Рэнди?

Может, она говорила всё это искренне? Может, Рэнди была так же расстроена и напугана как и я?

Но чувство страха снова вернулось ко мне, когда мы достигли Олд Милл Роад. Рэнди повернула направо, а не налево.

Она направлялась прямиком к улице Страха.

— Рэнди, это дорога не в полицейский участок! — закричала я. — Куда мы направляемся? Куда ты меня везёшь?

ГЛАВА 22

Ужас сковал мой живот. Меня охватил внезапный импульс схватить руль, чтобы «Вольво» крутануло по кругу.

Глаза Рэнди расширились от удивления.

— Ой, вот чёрт, — недовольно пробормотала она, глядя на дорожный знак, наполовину прикрытый невысоким деревом. Она опустила ногу на тормоз, и машина медленно прижалась к обочине.

— Рэнди, что с тобой? — задыхаясь от волнения, проговорила я.

— Я так напугана, что повернула не в ту сторону, — ответила подруга, качая головой. Она сделала глубокий вдох. — Я словно отключилась. Прости, Натали, я совершенно выбилась из сил.

Она подождала, пока мимо нас пронесётся серый фургон, потом сделала широкий разворот и мы направились в обратную сторону, правильную — по Олд Милл Роад.

— Я постараюсь доставить нас в полицейский участок в целости и сохранности, — заверила меня Рэнди, крепко сжимая руль обеими руками. Она наклонилась вперёд и глядела уставилась перед собой в холодное, серое утро.

Печь работала на максимуме, но даже её горячий воздух не мог согреть меня, не мог унять дрожь, охватившую всё тело.

Я надеялась, что буду чувствовать себя лучше после того, как мы расскажем всю нашу историю. Но станет ли всё нормально, как и было?

Мы припарковались на небольшой пустой асфальтной площадке рядом с полицейским участком. Когда мы вышли из машины, начал моросить холодный мокрый снег.

В участке горел свет. Это было небольшое двухэтажное здание, отделанное белой штукатуркой. Входная дверь оказалась тяжелее, чем я думала. Мне удалось открыть её только со второй попытки. Я придержала её для Рэнди, а потом мы направились вперёд, стряхивая мокрый снег со своих волос.

В зале ожидания располагались две длинные деревянные скамейки напротив друг друга. Здесь никого не было. На стенной доске в конце зала мелом было начерчено объявление о предстоящем баскетбольном турнире среди полицейских.

Молодой офицер в синей форме сидел за столом и читал газету. На двух белых брусочках пенопласта стояли две большие чашки кофе.

Когда мы с Рэнди неуверенно подошли к нему, он опустил газету и сделал глоток кофе из одной кружки.

— Вам помочь?

Мы одновременно кивнули.

— Нам нужно поговорить с кем-нибудь, — устало выдавила я. Из головы вылетели все слова, что я отрабатывала в уме так много раз.

У офицера были ярко-голубые глаза. Он провёл рукой по своим кудрявым светлым волосам и снова отхлебнул немного кофе.

— О чём?

— О сестре мэра. Об аварии, — напряжённо ответила ему Рэнди, глубоко сунув руки в карманы куртки.

Голубые глаза офицера забегали от меня к Рэнди.

— У вас есть информация об аварии?

— Мы… мы хотим признаться, — с трудом вымолвила я.

Мои слова заставили его вскочить на ноги. Он чуть было не опрокинул одну из кружек с кофе. Офицер оказался ниже, чем я его себе представляла, но крепкого телосложения. Он с подозрением сузил глаза.

— Пройдёмте со мной.

Мы последовали за ним по короткому коридору вдоль тёмных дверей. За углом в одном из офисов, пробиваясь сквозь стекло, горел свет. Табличка на двери гласила: «Лейтенант Фрейзер».

Внутри раздался мужской кашель. Рэнди бросила на меня нервный взгляд, когда мы зашли в кабинет следом за офицером.

Было слишком поздно, чтобы отступать. Мой живот здорово скрутило, коленки задрожали.

Слишком поздно. Слишком поздно…

Пора было покончить с этим. И предстать перед заслуженным наказанием.

Лейтенант Фрейзер стоял за столом, упершись на него руками, и разглядывал карту города. Это был высокий, хорошо слаженный афроамериканец с очень короткими волосами. На нём был тёмно-синий костюм, красный галстук свободно висел на воротнике. На талии я заметила коричневую кожаную кобуру, из которой торчала рукоятка пистолета.

Он поднял глаза, когда мы вошли с Рэнди в его кабинет.

— Это лейтенант Фрейзер, — представил его нам молодой офицер. — Он занимается делом Колетти.

Фрейзер кивнул.

— Девочки, хотите со мной поговорить? — рукой он указал на два стула, стоявших у стены.

Мы с Рэнди послушно присели.

— Мы… нам надо было прийти сюда раньше, — начала я, чувствуя, как моё сердце бьётся где-то в горле. Я едва могла говорить.

— Мы были там той ночью, — подхватила Рэнди. — Я хочу сказать, мы были теми, кто… ну…

Её голос задрожал. Она нервно закусила нижнюю губу.

Фрейзер вытащил из-за стола серое кожаное кресло и сел в него. Он склонился над столом, изучая нас взглядом.

— Вы были в тупике улицы в ночь убийства Эллен Колетти?

Мы с Рэнди обменялись взглядами.

Я глубоко вздохнула.

— Мы сделали это, — на одном дыхании выпалила я. Лейтенант не моргнул. Не шелохнулся. Я продолжила. — Мы врезались в её машину. Это мы убили её.

Лейтенант поднял руку, прервав меня.

— Ни слова больше. Вам нужны ваши родители и адвокат.

— Нет, — решительно сказала я. — Мы хотим рассказать вам нашу версию. Мы должны рассказать вам.

— Тогда я зачитаю вам ваши права, — торжественно произнёс он. Он зачитал перечень прав, которые мне приходилось слышать на всяких сериалах про полицейских. — Теперь приступим. Что вы девочки хотите рассказать мне?

— Это был несчастный случай! — пронзительно взвизгнула Рэнди. — Просто ужасная авария. Я была за рулём, и мою машину сильно занесло. Я пыталась удержать управление, но мы врезались в неё сзади.

— Мы не думали, что в машине кто-то был, — добавила я уже дрожащим голосом. Я крепко сжала руки, держа их на коленях. Ладони стали ледяными. — Мы, правда, не думали, что удар был настолько сильным. Мы… мы не знали…

Лейтенант Фрейзер замахал обеими руками, призывая нас успокоиться.

— Мы уехали, — испуганно призналась Рэнди. Она принялась покачивать ногой, закинув её на колено. — Мы были напуганы. Нам не хотелось попасть в неприятности, поэтому мы уехали. Я хочу сказать… что … я уехала.

Я открыла рот, чтобы что-то добавить, но ничего не смогла придумать.

Лейтенант Фрейзер сопровождал наш рассказ пометками на маленьком жёлтом листе. Потом нахмурился. Набросал ещё несколько заметок и снова поднял на нас глаза.

— Во сколько часов вы врезались в машину мисс Колетти?

— Я не совсем уверена, что помню, — задумчиво пробормотала Рэнди. — Должно быть, было около полуночи. Мы были на вечеринке и… ну…

— Около полуночи? — уточнил лейтенант Фрейзер, записав слова Рэнди. — А на чьей машине вы ехали?

Я заметила, как побагровело лицо Рэнди.

— На машине моих родителей, — ответила она, опустив глаза.

— Могу я посмотреть ваши водительские права? — потребовал лейтенант, протягивая к ней руку.

Рэнди пошарила в своей сумке.

— Вот они, — она выронила права, когда пыталась протянуть их лейтенанту Фрейзеру. Права упали на стол. Лейтенант Фрейзер долго и внимательно изучал их. Потом снова что-то чиркнул на листе.

— На какой машине вы ехали той ночью, Рэнди? — спросил он, глядя в водительские права, зажатые в руке.

— Я припарковала её возле участка. Думала, вы захотите посмотреть.

Фрейзер согласно кивнул.

— Да, мне бы хотелось, — он поднялся со стула и посмотрел в окно. — Кажется, начался дождь. — п Он подошёл к вешалке в углу кабинета, снял чёрную кожаную куртку и надел её. — Следуйте за мной, девочки.

Мы прошли к боковому выходу на парковку. Небо затянуло тучами, пока оно не стало чёрным как ночью. Мокрый снег перерос в большие капли дождя, которые с шумом падали на асфальт.

Я накинула капюшон. Я пыталась переглянуться с Ренди, но она опустила голову против дождя.

Фрейзер шёл так быстро, что нам пришлось чуть ли не бежать за ним, чтобы не отстать. Где-то рядом с участком залаяла собака. Мимо пронёсся автомобиль с включёнными фарами, хотя уже была середина утра.

Лейтенант Фрейзер остановился возле машины Рэнди — единственной машины на парковке.

— Это твой автомобиль? — уточнил лейтенант, осматривая взглядом машину.

— Да, — кивнула Рэнди и тут же поправила. — То есть моих родителей.

Фрейзер потёр подбородок.

— «Вольво», значит? Симпатичный автомобиль, — он подошёл к передней части машины и нагнулся, чтобы рассмотреть бампер.

— Вмятин не осталось, — заметила Рэнди. — Вот почему мы подумали, что в машине никто не пострадал. Понимаете…

— Вы меняли шины? — прервал её Фрейзер и внимательно посмотрел. — После аварии.

На лице Рэнди застыло удивление.

— Нет. Шины остались, как и были.

Лейтенант Фрейзер поднялся на ноги. Он отвернулся от автомобиля и направился к нам.

— Это шутка? Вы решили разыграть меня? — строго спросил он.

— Что? О чём вы? — растерянно вскрикнула я.

Рэнди ахнула.

— Что вы имеете в виду?

Лейтенант Фрейзер с прищуром посмотрел на нас сквозь дождь.

— Почему вы признаётесь в преступлении, которого не совершали?

ГЛАВА 23

Мы вернулись обратно в участок, но серые облака, казалось, следовали за мной внутрь. Я почувствовала, как будто густой туман сначала окутал меня, потом подхватил и понёс до самого офиса Фрейзера. Я чувствовала себя такой беспомощной и такой растерянной.

Когда мы прошли в кабинет, лейтенант Фрейзер объяснил нам с Рэнди, почему мы не убивали сестру мэра. Но его голос звучал где-то вдалеке от меня, словно он не мог пробиться сквозь густую завесу тумана. И те чёрно-белые фотографии из досье, которое он достал из ящика стола и показал нам, напомнили мне какие-то серые мазки на чёрном фоне.

Лишь малая часть его слов засела у меня в голове, остальное улетело куда-то в космос.

— Мы ищем машину поменьше, — я едва смогла расслышать его слова. — На бампере автомобиля мисс Колетти остались частицы синей краски. Так что её погубил удар синей машины, а не зелёной. Следы шин на асфальте указывают так же на то, что автомобиль был старым. Одно из колёс явно было запасным, потому что оно уже, поэтому следы так сильно различаются.

Я попыталась сфокусироваться на фотографии, которую он нам показывал. Мне потребовалось много времени, чтобы распознать на ней следы шин. Один след был шире, чем второй.

Что это значило? Почему следы так не похожи?

— Это весомая улика, — сказал Фрейзер. — Из-за дождя дорога была покрыта мокрой грязью, так что следы шин были видны достаточно чётко.

Зачем он показывал нам эти фото? И тут я постепенно начала всё понимать! Мой разум наконец-то прояснился.

Это не наш автомобиль погубил Эллен Колетти.

Стоило мне осознать это, как мысли вихрем завертелись в моей голове.

Это был не зелёный «Вольво» Рэнди, а совсем другая машина.

Ещё один автомобиль убил сестру мэра.

До того как мы врезались в неё сзади, была ли она уже мертва? До того, как мы въехали в тот проклятый тупик?

Точно я не знала.

Я взглянула на Рэнди. Она выглядела такой же растерянной, как и я. В замешательстве, но с лёгкостью на душе. Она напряжённо улыбнулась мне.

Я подумала, что теперь мы будем в порядке.

Наша жизнь снова станет прежней. Мы не убивали эту женщину. Мы не убийцы!

Мне вдруг стало так хорошо. Я хотела вскочить со стула в кабинете лейтенанта Фрейзера. Я хотела прыгать, петь, задрать руки и пробежать по офису.

Я могла летать! Теперь я свободна и могу летать!

Конечно, сумасшедшие мысли, но длились они недолго.

Потому что я вспомнила Карло и Джиллиан.

Почему они были мертвы? Почему мои друзья погибли?

Они лишились своих жизней из-за ничего. Изначально не было никакой тайны, ведь мы не делали этого. И теперь мы могли быть свободны.

Но двое из нас, кто сидел в машине Рэнди в ту ночь, были мертвы.

— Мы должны сказать, — начала я, но не думаю, что Фрейзер услышал меня. Он убирал досье обратно в ящик стола.

— У вас, девочки, всё равно есть кое-какие неприятности, — пригрозил он нам. — Вы покинули место серьёзной аварии.

— Наши друзья… — я сделала ещё одну попытку. Я должна была рассказать ему о смерти Карло и Джиллиан. Возможно, это были не несчастные случаи, поэтому я хотела поведать о них лейтенанту Фрейзеру, как вдруг поймала на себе резкий взгляд Рэнди. Её выражение лица как бы говорило мне, что на данный момент мы сказали достаточно.

— Мои офицеры свяжутся с вашими родителями, — предупредил нас лейтенант Фрейзер. — Нам всем придётся встретиться ещё раз. А сейчас позвольте мне задать вам ещё несколько вопросов.

Он спросил нас, видели ли мы другие автомобили в том тупике, видели ли мы что-нибудь ещё, что могло бы помочь ему в расследовании.

Но, к сожалению, мы с Рэнди ничем не могли помочь лейтенанту Фрейзеру. В ту ночь мы были так сильно напуганы, что хотели как можно скорее выехать из того тупика подальше от машины сестры мэра.

Наконец, он проводил нас обратно к залу ожидания. Молодой офицер говорил по телефону. Теперь на его столе стояла только одна белая чашка кофе.

Фрейзер поблагодарил нас за то, что мы пришли к нему.

— Теперь вы можете расслабиться, ведь это не вы убили мисс Колетти, — успокоил он нас. — Но нам всё равно придётся обсудить ваши действия той ночью в присутствии родителей.

Мы с Рэнди с нетерпением поспешили за дверь. Дождь прекратился, но небо всё ещё оставалось тёмным словно ночью.

До «Вольво» Рэнди нам оставалось несколько шагов, как вдруг со стороны проезжей части вышла крупная фигура.

Тодд!

— О, нет, — прошептала Рэнди. — Сегодня утром я сказала ему, что собираюсь ехать в полицию.

Тодд быстрым шагом направился к нам, хлопая огромной чёрной курткой за спиной. По мере приближения, я рассмотрела выражение ярости на его лице.

— Эй! — прокричал он, преграждая нам путь. — Кажется, я говорил вам не соваться в полицию!

ГЛАВА 24

— Я предупреждал вас, — угрожающе произнёс Тодд.

— Тодд, стой! — вскрикнула Рэнди, схватив его воротник куртки обеими руками. — Выслушай меня. Утром я сказала тебе, что поеду в полицию, и я сделала это. Больше я не хочу слышать ни слова.

Он отступил, с удивлением глядя на нас.

— Мы не убивали её! — закричала я. — Тодд, это великолепные новости. Мы не делали этого.

— А? — Рот его распахнулся, голубые глаза уставились на меня в замешательстве.

Рэнди стиснула его в крепкие объятия. В этой куртке Тодд был таким огромным, что её руки едва обхватывали его.

— Мы не убивали сестру мэра! — радостно воскликнула она. — Это не наша машина погубила её.

— Мы должны были прийти сюда именно сегодня, — сказала я Тодду, вытирая холодную каплю дождя со своей щеки. — Мы убедились, что это не наша вина.

— Но… но… — Тодд не знал что сказать. По нему было видно, что он с трудом соображал суть происходящего.

Рэнди встала рядом со мной.

— Давайте поедем ко мне домой и всё обсудим, — предложила она, доставая ключи от своего «Вольво». — Давайте, а не то попадём под ливень.

— Нет, — сказала я громче, чем хотела. — Нет, пожалуй, я хочу побыть одна, Рэнди.

Она схватила меня за руку.

— Ну же, Натали. Дождь собирается окончательно испортить этот холодный, несчастный день. Залезай в машину.

— Нет, в самом деле, — настаивала я. — Вы с Тоддом езжайте.

— Тогда позволь мне хотя бы подбросить тебя домой, — взмолилась Рэнди, переглянувшись с Тоддом.

Я взглянула через плечо на её зелёный «Вольво». Почему Рэнди так рьяно хочет посадить меня в свою машину?

Это заставило меня задуматься.

Она старалась быть дружелюбной? Неужели новость лейтенанта так возбудила её, что она хотела всё обсудить?

Или же была какая-то другая причина? Например, они с Тоддом заранее спланировала всё это?

Моя радость, вызванная новостями лейтенанта Фрейзера, тут же исчезла. Я с содроганием поняла, что не смогу доверять своим друзьям как раньше.

Я всегда буду их в чём-то подозревать. Я всегда буду хотеть узнать правду. О том, как погибли Карло и Джиллиан.

— Спасибо, — поблагодарила я Рэнди, — но я собираюсь немного прогуляться.

Они с Тоддом начали протестовать, но я резко повернулась и зашагала другим путём. Из-за туч показались первые лучи солнца, поэтому я перебежала улицу и продолжила идти, не оглядываясь назад.

Меня занесло в район маленьких магазинчиков. В пекарне на углу было немного посетителей, но остальные магазины пустовали, вероятно, потому, что утро выдалось таким мрачным и ненастным.

Я бесцельно двигалась по Дивизионной улице. Неожиданно снова заморосили ледяные капли, но я не стала поднимать капюшон. Было так приятно от прикосновения холодных капель по разгорячённым щекам. Дождь так освежал, словно смывал всё то, что произошло со мной в последнее время.

Я пыталась разобраться в своих мыслях, но ничего не вышло, и я только ещё больше запуталась. Мне нужно было радоваться, что это не наш автомобиль погубил сестру мэра. Но из головы всё никак не выходили Карло и Джиллиан. Поэтому я не чувствовала какой-то радости или облегчения.

Я вообще ничего не чувствовала.

Когда я перешла улицу, то передо мной пробежала чёрная кошка. Так близко, что я чуть было не споткнулась об неё. Я громко рассмеялась, наблюдая за ней сквозь начавшуюся морось.

— Ты опоздала. Со мной приключились все неудачи, какие только могут быть!

Как по сигналу, дождь стал ещё сильнее.

Всё-таки натянув капюшон, я наклонила голову и кинулась к застеклённой остановке на углу улицы. Дождь стучал по крыше остановки, словно тысяча барабанщиков безжалостно начали отбивать ритм.

Автобус до северной части Шейдисайда пришёл спустя пять минут. Он останавливался через квартал от моего дома.

Стоило мне оказаться в автобусе, как дождь снова сменился моросью. Голые деревья задрожали от резкого ветра. Когда автобус высадил меня и тронулся от бордюра, то поднял волну брызг.

Я опустила голову и большими шагами направилась к дому. Наконец-то я могла рассказать маме с папой о той ужасной ночи. Может быть, тогда я почувствую себя лучше?

Обычно мы всегда чем-то делились друг с другом. Мы не из тех людей, которые все чувства держат в себе. Мы втроём любим поболтать о чём-нибудь отвлечённом.

А тайна, которую я всё это время держала в себе, выставляла меня какой-то предательницей перед родителями. Каждый раз во время ужина или наедине с ними я испытывала сильное желание рассказать им об аварии. И теперь я наконец-то могла сделать это.

Повернув за угол, я увидела свой дом. Я прибавила шагу, но остановилась, когда на обочине увидела машину Кита!

Когда я побежала, мои ботинки поднимали брызги дождевой воды. Я заметила Кита, который вышел из-под крыльца. Он быстро зашагал вниз по дороге, чтобы встретить меня.

— Кит! Ты здесь! — радостно воскликнула я. На нём была выцветшая джинсовая куртка с высоким воротником и такие же выцветшие джинсы. Каштановые волосы намокли из-за дождя. — Я так рада тебя видеть!

Я кинулась в его объятия. Стоя возле его машины, мы долго обнимались, крепко прижавшись друг к другу.

— Где ты была? — спросил он, когда мы разомкнули объятия. — Я волновался.

— Я… я, — эмоции переполняли меня. Пришлось сделать глубокий вдох. — Мы с Рэнди пошли в полицию. Кит, ты не поверишь…

Я одёрнула себя, когда увидела его машину.

Конечно, я видела её тысячу раз. Но теперь, глядя через его плечо, я разглядела машину Кита в новом пугающем свете.

Она была синего цвета. Вернее, голубая.

Сначала мой взгляд опустился на помятый бампер с ржавыми номерами, потом проскользнул к покрышкам.

Я тяжело вздохнула, когда увидела, что крошечная запасная шина всё ещё была на месте правого переднего колеса.

Одна шина широкая, другая — узкая.

В голове всплыл чёрно-белый фотоснимок лейтенанта Фрейзера. Я вспомнила те следы шин на грязной дороге.

Один след широкий, другой — узкий.

Синяя машина.

— О, Кит…

Когда я подняла глаза, то его лицо изменилось. Тёмные глаза смотрели на меня как два холодных шарика. Губы скривились в злой ухмылке.

— Кит, твоя машина! — начала я, но он с силой схватил меня за руку и толкнул вперёд.

— Натали, садись в машину, — приказал он холодным, жёстким голосом, которого я прежде никогда не слышала. — Полезай внутрь.

ГЛАВА 25

Я пыталась освободиться, но он был слишком силён.

— Отпусти! — завизжала я. — Ты делаешь мне больно!

Кит ослабил хватку, но руку не отпустил.

— Извини, — тихо сказал он, притягивая меня к пассажирской двери. — Залезай в машину, Натали. Я не причиню тебе боли.

— Ты уже сделал мне больно, — бросила я ему в ответ, но Кит нетерпеливо повторил:

— Залезай, — и добавил. — Я просто хочу тебе всё объяснить. Вот и всё.

Я сделала шаг в сторону, чувствуя, как сильно колотится моё сердце.

— Куда мы поедем?

— Никуда. Просто прокатимся по округе, чтобы я мог тебе всё объяснить.

Он открыл дверь машины. Я стояла между ним и дверью. Зажатая с двух сторон!

— Садись, Натали! Не смотри так испуганно.

— Но, Кит… — я опустилась на пассажирское сидение. Он захлопнул мою дверь с такой силой, что вся машина затряслась.

Мне хотелось вырваться и убежать отсюда. Я внезапно почувствовала ужас, исходящий от него.

Но как далеко я могла убежать? Если я открою дверь и попытаюсь убежать вниз по улице, то он поймает меня, и я не успею пробежать и половины квартала.

Мне так же хотелось услышать его объяснения. Я должна была знать правду.

Я сказала себе, что выслушаю его. Мы с Китом были так близки. Я должна была выслушать его.

Поэтому я отворила ему водительскую дверь, и Кит сел за руль. Двигатель завёлся только с третьей попытки, и мы выехали на дорогу.

Мы проехали несколько кварталов, прежде чем кто-то из нас вымолвил хоть слово. Дождь неуклонно продолжал идти. Дворники медленно поскрипывали по ветровому стеклу, размазывая сыпавшиеся капли дождя.

— Кит, в ту ночь, когда была вечеринка… — нерешительно начала я. — Неужели ты…?

Слова застряли глубоко в горле.

Кит остановился перед знаком «Стоп», а потом свернул на Ривер-роад, пытаясь разглядеть дорогу через забрызганное лобовое стекло. Но взгляд показался мне каким-то далёким.

— Кит? — кажется, он даже не слышал меня.

Шины заскользили по мокрому асфальту. Выражение его лица нисколько не изменилось.

— Кит, ты хотел мне всё объяснить, — мягко сказала я. Не знаю, что пугало меня больше — его молчание или холодное выражение лица.

Наконец он заговорил неестественно хриплым голосом.

— Всё случилось в ту ночь, когда была вечеринка. Я видел, как ты уехала в машине вместе с Тоддом. Думаю, я… я был слишком пьян, чтобы трезво мыслить…

— Ты хочешь сказать, что сел за руль? — переспросила я. Я знала, что хотел сказать Кит, но мне не хотелось в это верить. Я не хотела слышать, как он скажет это.

— Я знаю, что не должен был садиться в машину, — ответил Кит. Он тяжело всхлипнул. — Поверь мне, Натали, я знаю. Но я поехал за тобой. Наверное, я был очень пьян и не мог трезво соображать. Я ехал очень быстро и, в конце концов, заблудился, а потом заехал в какой-то тупик. Там я врезался в припаркованную машину.

Кит крепко сжал руль. Он не смотрел на меня, а пытался сфокусироваться на дороге.

— Я убил её, Натали. Я убил сестру мэра, — продолжал он, с каждым разом всхлипывая всё сильнее от переполнявших его чувств. Но его следующие слова привели меня в полный ужас, заставив сердце остановиться. Они вышли шёпотом, но я смогла их расслышать так чётко.

Я знала, что никогда не смогу стереть их из своей памяти. Никогда.

— Натали, — прошептал Кит. — Это я убил Карло и Джиллиан. Натали, я убил их всех.

ГЛАВА 26

Всё моё тело задрожало. Я глубоко задышала, стараясь унять дрожь.

— Кит, почему? — я в ужасе смотрела на него, но он не ответил на мой вопрос.

Его глаза глядели так далеко. Он не слышал меня.

— Я был в полной панике! — произнёс он, наконец. — Я вышел из машины. Я видел, что женщина умерла, ведь я так сильно врезался в её автомобиль. Её голова пробила лобовое стекло. Часть её лица… она просто… она просто превратилась в кровавое месиво. Там повсюду была кровь. Много крови.

Я закрыла глаза. Мой живот тяжело сжался, так что я всеми силами пыталась подавить приступ тошноты.

— Улица была пуста. Там никого не было, — продолжил Кит свой рассказ. — Я вернулся обратно в машину. Мне было так страшно. И я совсем запутался. Я не мог здраво соображать. Так что я просто уехал.

Он замедлился на повороте. Мы поднимались по Ривер-роад вверх по склону, к скалам, откуда открывался красивый вид на реку.

Дворники со скрипом скребли по стеклу. Печь с перебоями пускала тёплый воздух к моим дрожащим ногам.

— Я позвонил тебе на следующее утро, — сказал Кит. — Я хотел рассказать тебе, что я натворил. Мне нужна была помощь, но ты отвергла меня. Ты даже не поговорила со мной.

— Я… я не знала, — в шоке пробормотала я. — Я думала, что ты звонишь ради извинений за своё поведение на вечеринке. Поэтому я…

— Мне нужно было с кем-то поговорить, — прервал меня Кит. — В тот вечер я отправился к Карло. Я рассказал ему всю историю. Всю. Я просто должен был сбросить этот тяжёлый груз. — Он горько покачал головой. — Я умолял Карло не рассказывать это никому. Я умолял его держать всё в тайне. Но я только всё усугубил. Мой рассказ обременил Карло. Через несколько дней он позвонил мне. Сказал, что я должен обратиться в полицию. Он сказал, что пойдёт со мной, но я отказался. Тогда Карло заявил, что не может больше всё это выносить. И что он сам пойдёт в полицию.

Кит горестно вздохнул.

— Я совершенно обезумел. Мне было так страшно. Я не хотел, чтобы моя жизнь была разрушена. Я обезумел настолько, что готов был на всё. На всё, что угодно. И потом я поговорил с тобой, Натали.

— Со мной? Об убийстве Карло?

— Нет, — Кит покачал головой. — Ты рассказала мне про Тодда. Как он угрожал убить Карло. Тодд считал, что с Карло тоже должен произойти несчастный случай. И тогда мне в голову пришла хорошая идея, как заставить Карло замолчать навсегда, при этом выставив виноватым Тодда.

Я ахнула.

— Ты был там! В охотничье домике. Ты застрелил Карло. Застрелил его тем же ружьём, — догадалась я.

Кит печально кивнул.

— Он был так удивлён, увидев меня, что выронил своё ружьё. Я выхватил его и выстрелил ему в голову. Я выстрелил своему собственному другу в голову. После этого я положил ружьё в его руку.

Мы сделали крутой поворот на холме, автомобиль застонал, но продолжил движение. Кит вдруг повернулся ко мне.

— Ты понимаешь, как сильно я испугался, Натали? Знаешь, как мне стало страшно от осознания, что я убил собственного друга?

Я тяжело сглотнула. Я не могла что-либо ответить.

— А потом появилась Джиллиан, — Кит снова отвернулся к окну. — Она позвонила мне и сказала, что Карло рассказал ей всю историю.

— Джиллиан, — я бездумно пробормотала её имя, отчего мне захотелось разрыдаться.

— Джиллиан, — мрачно повторил Кит. — Я просил её молчать. Это я подсунул ей гнилое мясо с запиской. Я хотел напугать её, чтобы показать, что не шучу. Но она собиралась доложить на меня в полицию.

— Поэтому ты тоже убил её, — с ужасом поняла я.

— Мне пришлось, — вымолвил Кит. Его лицо внезапно скривилось от боли. Глаза стали какими-то холодными, какими-то далёкими. — Пришлось. Пришлось. Пришлось. — Он повторял это слово, словно какую-то ненормальную песню. — Пришлось. Пришлось. Пришлось.

Он вжал педаль газа. Автомобиль застонал в очередной раз, а затем резко дёрнулся вперёд, набирая скорость.

— У меня осталась последняя проблема, — мрачно произнёс Кит. — Ты.

Страх сковал мои лёгкие, я задохнулась. Не смотря на горячий воздух от печи, моё тело затряслось с новой силой.

— Кит, что ты собираешься делать?

— Мне придётся убить тебя.

ГЛАВА 27

— Кит, остановись! — закричала я, но он проигнорировал меня, специально вжимая педаль газа. Автомобиль резко занесло на повороте, колёса громко завизжали, крутанувшись на мокром асфальте.

Ривер-роад заканчивалась тупиком на краю обрыва. Я поняла, что если Кит не сбавит скорость, мы оба вылетим вниз.

— Кит, пожалуйста! — завизжала я.

Деревья слились в ужасное тёмное пятно с моей стороны. Со стороны Кита я не смогла разглядеть ничего, кроме чёрного неба. Дорога начинала сужаться к краю обрыва. Дождь с новой силой забарабанил по стеклу.

— Кит, нам надо поговорить! — продолжала кричать я.

— Нам не о чем говорить, Натали, — его голос звучал тихо и уверенно. Он сузил глаза. — Ты всё знаешь, Натали. Абсолютно всё.

— Кит, дорога вот-вот закончится! — я с визгом схватилась за ручку двери. — Впереди тупик! Разворачивайся, прошу!

И снова мои пронзительные мольбы он проигнорировал.

— Прощай, Натали, — тихо сказал он. — Я скажу им, что у меня отказали тормоза. Это будет ещё один несчастный случай.

— Нет! — заорала я. — Пожалуйста, Кит, пожалуйста!

Мимо меня пролетел знак «Тупик».

— Кит, остановись! Дорога заканчивается прямо здесь!

Громкий взрыв поразил нас обоих. Он прозвучал словно выстрел. Где-то внутри автомобиля.

Я видела, как широко раскрылись глаза Кита. Он опустил ногу на педаль тормоза, но автомобиль занесло с пронзительным визгом. Он заскользил, закрутился и всё начало выходить из-под контроля.

В тот момент я догадалась, что это была шина. Лопнуло то крошечное запасное колесо.

Кит сильнее нажал на тормоз. Мы приближались к краю обрыва.

Когда автомобиль начал замедляться, я распахнула свою дверь.

Сделала глубокий вдох.

И выскочила.

Я сильно ударилась о землю, приземлившись на локти и колени.

Боль пронзила всё моё тело. У меня перехватило дыхание, и я начала задыхаться.

Я увидела, что приземлилась в мягкую грязь. Грязь помогла смягчить падение.

Всё ещё задыхаясь, я подняла голову.

Я видела машину. Её заносило из стороны в сторону по мере приближения к краю обрыва.

«Прыгай, Кит! — призывала я молча. — Прыгай!».

Но почему он не мог выпрыгнуть?

Опершись на шест, я поднялась из грязи.

Прыгай! Прыгай!

И тут я вспомнила. Дверь со стороны водителя. Её всегда заклинивало. Кит постоянно не мог открыть её.

Машина протаранила ограждение. На удивление звук был тихим.

Ограждение согнулось, а потом отлетело в сторону.

Я увидела, как завращались шины, когда машина съехала со скалы и исчезла из виду.

Через мгновение раздался грохот, скрежет металла и звон разбитого стекла.

А потом произошёл взрыв. Огненный шар ярко-жёлтого цвета поднялся высоко к небу.

Шум дождя перебивал треск пламени у подножия обрыва.

Последняя авария. Эти ужасные слова никак не хотели исчезать в моей голове. Последний несчастный случай.

Я промокла и измазалась в грязи. Рыдая, я крепко ухватилась за шест, пытаясь отдышаться.

Дождь поливал меня с ног до головы. Всё моё тело продрогло.

Я подняла голову и увидела, что держусь за дорожный знак. Я держалась за знак тупика.

«Тупик».

Неужели наступил конец? Конец для Кита и для всего того ужаса, что он сделал?

Рэнди, Тодд и я продолжали жить. Но нам всё равно предстояло понести расплату за то, что мы сделали той ночью.

Наконец-то мы пришли к тупику этого ужаса.

Конец.

Я отпустила знак и зашагала обратно в город.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27