КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454156 томов
Объем библиотеки - 650 Гб.
Всего авторов - 213229
Пользователей - 99957

Впечатления

медвежонок про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

В этой книжке много сюжетных линий. Все они довольно скучные, невнятные. В СССР жили алкоголики, стукачи-доносчики и злые чиновники. Когда в одном колхозе все бросили пить (под воздействием Глав Гера), колхозников арестовали и сослали за полярный круг. Ну и правильно, там водки нет.
Короче, мы и сейчас все живем в СССР.
Без оценки, тк многое просто пропускалось из-за отсутствия интереса к тексту.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
argon про Хайд: К терниям через звёзды (Космическая фантастика)

Не, народ, я всё понимаю, художник так видит, афтар так пишет, но после того, как дошел по тексту до:"... и даже смотрители его побаивались, из-за чего, наверное, ПОДДАВАЛИ самым жестоким истязаниям..." (выделено мной),- подумал мало ли? может автор ашипся, может и впрямь надзиратели так поддают. Однако, по прочтении нескольких абзацев...внезапно:"Бежавшие приковали взгляды к экрану...",- мой ассоциативный аппарат нарисовал картину как люди, прилагая физическиеморальныементальныесампридумайкакие усилия, приковывают... и пришлось воображение притормозить, а чтение прекратить. Фиг его знает, создаётся впечатление, что русский язык автор знает, а вот с общением в этой языковый среде, или чтением художественной литературы у него не очень

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: За наших воюют не только люди (Фэнтези: прочее)

Очередная «краткометражка» от автора порадует читателя очередной фентезийно-попаданческой историей, которая так же (как и прочие) будет начата, но не закончена...

Если серьезно не цепляться к сюжету, данное произведение читается вполне легко и сносно. Как и в других рассказах автора, здесь пойдет история «сплетения» нашей привычной реальности (на этот раз это время 2-й МВ) и некоего фентезийного мира (в котором все оказывается тоже не «комильфо»). Переходя от одной реальности к другой, автор показывает нам непростую жизнь ГГ, совершенно не озаботившись ответить на те или иные вопросы (например какова в итоге цель ГГ и его миссия в нашем мире)

В общем, ГГ сперва начинает удивлять всех своими подвигами на фронте, потом попадает «под карандаш», и... влипает в одно происшествие за другим, по пути «в застенки гэбни» (заинтересованной таким феноменом).
Данный подход мне очень напомнил Злотникова (с его «Элитой элит») и прочих «чудотворцев» из СИ «Блокада» (Венедиктова). Впрочем — если указанные СИ все же были довольно неплохо проработанны, то именно эта вещь (по своей сути) является лишь очередным наброском, без какой либо серьезной мотивировки и финала...

С одной стороны — увлекшись тем, что стал вычитывать все «незаконченные сетевые публикации» я (в итоге) неплохо отдохнул, с другой, чувствую что с данной тематикой «придется пока завязать» ибо процент субъективных претензий уже «заоблачно высок». Хотя... если рассматривать все это (чисто) как фантазию... то почему бы и нет)) Очень «в духе времени» и очень патриотично... только вот опять кажется что это «продукт для подрастающего поколения»))

Продолжение? Ну … может быть когда-то!))

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Санфиров: Вторая жизнь (СИ) (Альтернативная история)

Очередная попытка автора как ни странно, удалась практически «на четыре с плюсом»... При всем обилии незаконченных произведений (из разряда «сетевая публикация»), данная вещь даже была издана (что само по себе, уже о чем-то говорит).

Сюжет данного романа очень прост и прозаичен: автор вместо того что бы «менять реальность», прогрессорствовать и совершать прочие (стандартные) «телодвижения», просто «проводит работу над ошибками»)) Ошибки же он «исправляет» преимущественно в своей личной судьбе, и вся книга (по сути) представляет сплошное описание «личностного роста» и прочих достижений «на ниве соц.труда». Плюс ко всему — несколько настораживает поименование ГГ своим собственным Ф.И.О, словно автор в третьем лице описывает самого себя в «перепрошитой версии 2.0».

В остальном же, никак нельзя сказать что данная книга не интересна... Да — «деяния попаданца» хоть и стандартны, но весьма изобретательны... По мимо них очень хорошо передана атмосфера жизни в провинции и дел творящихся «за подсобкой» социалистической витрины...

Если же мерить все происходящее мерками настоящего времени, то ГГ сразу можно охарактеризовать как весьма делового (не в уголовном смысле) и перспективного молодого человека, который «двигается в правильном направлении» и не тратит свою жизнь на «лирические сопли по поводу и без». Так же в числе «позитивных моментов», хочется отметить, что «тут» все же нет (того) всезнающего попаданца, которому лишь «достаточно шевелить левым мизинцем» (для того что бы «усе було»). Нет... в данном случае, герою «ништяки» не падают с небес, т.к он их «выгрызает сам». Так что хотя бы этим, он никак не похож на «среднестатистического иждивенца из будущего».

Кроме того, хочется отметить что (автору) гораздо лучше удаются именно мужские персонажи (в его произведениях). «Девчачьи» же (героини) у него в основном представлены в образе всяческих фентезийных персонажей (оборотни там или вампирши), обуянных склонностью не столько к магическим подвигам, сколько к подвигам в … иной плоскости)) Так что — мой субъективный вердикт: если хочется почитать что-то «более-менее проработанное», то это туда где ГГ «мужик»)) Если же хочется чего-то другого, милости просим «к дефчатам» и там... потом не плюйтесь господа, т.к здесь «жанр пойдет уже иной»)).

И да... самое занимательное: наткнувшись на одну неказистую «незавершенку» (и «вдоволь потоптавшись на ней» в комментах) я тем не менее (через определенное время) стал вычитывать все другие «нетленки» автора одну за другой)) Так что... несмотря на все субъективные претензии, это о чем-то да говорит.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Фрай: Лабиринты Ехо. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Комментируемая часть-Дебют в Ехо

Давным давно, лет 10-15 назад я открыл для себя эту СИ и прям таки влюбился)) И в самом деле, где еще «стандартный неудачник» может обрести свое место в этой жизни? И плевать что для этого нужно сменить жилье, работу, город... и мир (под этим или другим солнцем). Зато ты обретешь именно все то, чего тебе в «прошлой жизни» так не доставало и все то, о чем ты даже не смел и мечтать))

Именно такой «радужный взгляд» (по прочтении каждой новой части) я имел тогда, и... хотел бы иметь и сейчас)). Самое забавное (при этом), что довольно таки долгое время я собирал недостающие части этой СИ и просто ставил их в ряд на полке)) Одно только эстетическое созерцание этих корешков, приносило мне чисто ностальгические настроения по (тому) времени...

В общем, как там ни было, но на «этих долгих» каникулах, я наконец решил освежить свои впечатления о данной СИ. И разумеется я несколько опасался, что (как это очень часто бывает) все то что ты «когда-то» считал «божьим откровением», «сегодня» может принести только недоумение... Недоумение от того, что как «это» вызывало когда-то подобные эмоции?

И само собой все эти «метания» понятны, ибо мы все растем и меняемся... но порой кое-что из «тех прежних вещей» не только не вызывает чувства отторжения, но и... сохраняет свой первоначальный вид (несмотря на все возможные и небезосновательные претензии))

К числу последних — разумеется я лично отношу данную СИ и эту (ее) часть соответственно. Ну а постольку здесь, содержимое представлено «отдельными рассказами», а не единым томом — то я постараюсь (по мере возможности) охарактеризовать все их «эпизоды» отдельно))

Итак в первой части (данной части) да простят меня за тавтологию, станет описание нового мира (его гос.устройства и прочих особенностей в предисловии) и... первый эпизод «хроники малого сыскного войска». И знаю, знаю... «по ходу пьесы» эта СИ обросла многими «предисториями» (рассказанными в т.ч и от прочих лиц), однако я сейчас имею ввиду именно СИ «Лабиринты Ехо» (а не полную его версию).

Итак — в первой части нам лишь даны некие «вводные» по миру и первая часть впечатлений «Сэра Макса». Все что происходит так или иначе повествует об «обретении им уверенности» в деле обретения себя и (попутно) в истреблении некой нечисти (меняющей свой разряд и категорию от рассказа к рассказу).

И все бы казалось вполне обыденно — ну «вот тебе» (подумаешь!!): очередной Гаррет (Глена Кука) «в отечественной прошивке»... ну что там еще? Магия, ордера и магистры? Новая работа, почет и «уважуха от местных», «респект и презент» от короля? Все довольно обыденно и привычно... за одним единственным исключением!!! То как автор «с полпинка» оживил данный мир и заставил «играть его такими незабываемыми красками» — навеки отделило его «от прочих творений» иных «создателей миров»))

Продолжение (как и раньше) просто вынуждает отложить все дела и...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Арх: Лучший фильм 1977 года (Альтернативная история)

Дальше третьей книги не продрался. Может кому больше повезёт.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

странная хрень

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Ангел Смерти (СИ) (fb2)

Книга 465367 устарела и заменена на исправленную

- Ангел Смерти (СИ) (а.с. Архангел-1) 632 Кб, 172с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алисия Арин

Настройки текста:



Алисия Арин Ангел Смерти

Предупреждение!!!

Все авторские права принадлежат: Алисии Арин.

Произведение защищено законом об авторском праве.

Размещение либо опубликование книги без ссылки на автора и его согласия запрещены.

Email: alisiyaarin@gmail.com

Серия: Проклятье Венаторес.

2019 год.

ГЛАВА 1

Столовая медицинского университета, маленького городка «Залив», как всегда была наполнена толпами студентов различных курсов.

Городок — Залив, населением не более ста тысяч человек, все же кишит молодежью. Это не тихий городок, в котором бы люди хотели состариться, хотя есть и элитные районы, в которых живут сливки общества.

Я учусь в одном из самых лучших университетов страны. И это не потому, что мои родители влиятельны, а потому что у меня есть цель, я должна стать нейрохирургом и научиться делать почти невозможные операции на позвоночнике.

Как всегда я сидела за самым дальним столиком в столовой, в обществе моей подруги Арины. Тихая, спокойная, девочка, мечтающая работать педиатром, она имела славный и слабый характер, который не давал ей возможности проявить и защитить себя. Блондинка, с миловидным лицом и зелеными глазами. Хрупкая и мнительная, что в нашем обществе означало — кролика, который попал в общество гиен. Она была изгоем, точно так же как и я. Нет, я не загнанная девушка, которая не может за себя постоять, просто я должна притворяться, что это так. Жизнь в университете, отличается от моей жизни за его пределами. Здесь я хорошистка, у которой странное отношение к обществу. Я никого к себе не подпускаю, у меня нет друзей.

Встреча с Ариной произошла на первом курсе, на волосы этой девушки пролил сок один студент из стайки детей богатых родителей. Она не могла за себя постоять, она просто стояла и плакала возле обеденного столика. Я долго раздумывала, стоит ли мне в это лезть, но её глаза загнанной в угол овечки, напомнили мне, меня в семилетнем возрасте. Тогда мне пришлось принять решение, я наваляла Гарику, отец которого имеет власть в этом городе и его девушке Миле. Они считают меня ненормальной и обходят при возможности десятой дорогой. После того случая, Арина бегает за мной хвостиком. Она хороший человек и не заслуживает рядом с собой такого человека как я. Но все же, я взяла её под своё крыло.

Сегодня, как и всегда, мои почти черные волосы, были завязаны в тугой конский хвост. Я носила костюмы больше похожие на форму военных. Обтягивающие штаны цвета хаки и футболка камуфляжной расцветки, на ногах удобные кроссовки цвета хаки и это все накрывает медицинский халат, обязательность которого установлена внутренним уставом университета. Мне немного больно сидеть, из-за недавнего ранения ножом, под ребра. Швы были наложены неделю назад и уже почти перестали кровоточить.

Никто не знал об этом.

Ни единая душа.

Я сама залатала себе рану, так как, это мы проходили еще на втором курсе, в моей аптечке всегда имелись инструменты и медикаменты для такого рода операций. Арина как всегда ковырялась в тарелке с лапшой.

— Алисия, ты сегодня сама не своя. — Прозвучал звонкий как колокольчики, голос Арины. Она всегда беспокоилась обо мне и задавала жутко много вопросов, ответы на которые я предоставить не могла. На моём лице расцвела натянутая улыбка, больше из вежливости, чем из благодарности.

— Все в норме. Тест по химии меня доконал. — Я изобразила усталость. Но на самом деле, химию я знала не хуже чем свои пять пальцев. Арина посмотрела на меня, встревоженным взглядом.

— Может тебе стоит поехать домой? Выспаться, ну или просто отдохнуть? — Арина как всегда искренне переживала за меня. Рядом проходящий парень споткнулся о мою ногу, я смерила его раздраженным взглядом, он нервно сглотнул, быстро поднявшись на ноги. Я мысленно усмехнулась, люблю видеть страх в их глазах.

— Да брось. Всё в норме. — Вернулась я к разговору, более ободрено. Взгляд Арины говорил, что она так не думает. Сейчас она должна прочитать мне целую лекцию, о вреде недосыпа и переутомления. Но её опередил звонок на пару, которому я была очень благодарна. Вскочив со скамейки, моя рука потянулась за недопитым кофе, уже на ходу я обернулась.

— Встретимся завтра. — Прокричала я, перекрикивая гул студентов. Арина, как всегда кивнула.

Уверенной, твердой походкой я прошагала в аудиторию. Предмет нейрохирургии являлся одним из моих приоритетов. А всё, потому, что моя мать прикована к кровати. У неё сломан позвоночник в четырех местах. Сейчас она находиться в одном из пансионатов для инвалидов, нашего города. Уже как тринадцать лет, она не двигается. До исполнения мне восемнадцати лет, опеку надо мной несла бабушка, мамина мама. Она скончалась, когда мне было девятнадцать, примерно год назад. После этого мне пришлось устроить маму в пансионат для инвалидов. Она была не против. В пансионате предоставляли отличный, высококачественный уход и постоянный присмотр врачей. Я не могла взять на себя эти обязанности в полной мере, лишь потому, что мне нужно учиться, обеспечивать себя и мать. Моя жизнь отличается от жизни обычного студента. Обычной девушки — в приоритете которой, парни и вся эта ерунда. Я не подпускаю к себе мужской пол, я могу твердо сказать, что призираю его.

После пары, мне пришло сообщение из пансионата, о том, что мама сегодня в удовлетворительном состоянии. А это означает, что сегодня она не просит убить её. Моя мама всегда отличалась от нормальных людей, её психика была расшатана за долгое время до того как она попала в больницу. Но после того как её приковало к кровати всё стало намного хуже. Она каждый раз рассказывает мне о своих ненормальных видениях и снах, об ангелах и демонах, которые бродят по земле, о том, что она общается с ними во сне. Её сложно винить, в том, что с ней происходит. Её участь намного печальнее, чем моя. Не каждый человек сможет выдержать пытку, лежать овощем на кровати, не в состоянии даже пальцем пошевелить. Я пытаюсь к ней наведываться как можно чаще, но выходит это не более двух раз в неделю.

Сегодня один из таких дней…

В моём распоряжении черный внедорожник марки Mercedes, да, он стоит немало, но я могу себе позволить такие вещи. Моя работа полностью обеспечивает меня и мать.

Пансионат находиться на окраине города. Так что, что бы туда добраться, мне нужен час. Каждый раз, я обещаю себе, что буду сдерживаться рядом с мамой, но каждый раз на меня накатывает гнев. Я вдавила педаль в пол, мча так быстро, как только могла. Почти всегда нарушая правила, мне никогда не выписывают штрафы. И это не, потому что у меня есть связи, а потому что у меня есть деньги ну и еще кое-что… Система воспитывает из нас демонов. А я привыкла идти против системы, нарушая все известные законы.

Доехав до пансионата, который находился около озера и леса, я припарковала внедорожник. Здание двухэтажное, поместного типа, располагалось на зеленой, ухоженной лужайке, большое количество лавочек и фонтанов окружали двор. Вот что означает частный пансионат. Государство бы никогда не создало такой. За стойкой ресепшен, меня встречает взглядом Лилия, она как всегда приветливо улыбается.

Понятное дело, каждому из персонала, я плачу помимо установленной стоимости пребывания здесь. Это я делаю лишь для того, что бы к моей маме было особое внимание и уход. Голубые стены с белыми узорами, много света и живых растений в горшках, струились по всем коридорам. Так же здесь есть игровая комната и библиотека, тренажерный зал и еще много всего того, куда мама не сможет добраться… Мама лежала в двух местной палате повышенного класса. Я бы могла оплатить ей и отдельную палату, но тогда бы она все время находилась одна, без общения, которое ей было очень нужно. В её палате лежала женщина за пятьдесят, с кучерявыми седыми волосами, здесь, она оказалась, потому что хромает и плохо передвигается. Но на самом деле все не так уж с ней и плохо, мне кажется, что её сын, просто спихнул её сюда, что бы, не заботиться.

Открыв белую, деревянную дверь, я как всегда застыла в проёме, подавляя желание выбежать из этого здания. Женщина сорока пяти лет, лежала на кровати с удобным матрасом люкс класса, укрытая белоснежным покрывалом. Темные волосы, как всегда чистые струились по её плечам, лицо ухоженное, но уже покрыто морщинами вокруг глаз. Её кровать стоит около окна, предоставляя вид на лес и озеро, мама смотрела в окно, она всегда смотрит в окно. Пройдя к её кровати, осторожным шагом, я опустилась на колени и сжала её ладонь, в своих запотевших ладонях. Мне приходилось сдерживать слёзы, каждый раз. Моя мать находиться в таком состоянии из-за моего отца.

Когда мне было семь, я вернулась со школы. В коридоре лежала мама, а над ней стоял разъяренный отец, он бил её до тех пор, пока она не потеряла сознание и не прекратила плакать. Мой отец — тварь, которую непонятно по каким причинам носит земля. Он избивал мою маму постоянно, когда у него были проблемы на работе либо же просто от скуки, и делал он это мастерски, потому что он военный. Мне тоже попадало каждый раз, когда я пыталась её защитить. Сломанные руки и ноги, вывихнутое плечи, постоянные кровоподтеки на моём теле, это все заслуга моего отца. Он всегда бил туда, где невозможно было заметить. Мама терпела каждый раз, твердя, что он хороший человек, просто сейчас у него такой период. После того как моя мама попала в больницу с переломанным хребтом, отец как хороший человек собрал вещи и уехал, у него были связи что бы развестись без согласия мамы. За тринадцать лет мы не получили от него ни копейки, он оставил нам лишь дом, записанный на маму. Вскоре нам пришлось продать и его, что бы оплачивать дорогостоящие медикаменты для мамы и поддержания её жизнедеятельности. Я переехала к бабушке, до её смерти я жила с ней.

— Привет Лис. — Нежно пролепетала мама. Её голос был слабым, но все же живым. Она всегда называла меня Лис или Лиса. Я не должна плакать, в её присутствии. Это по крайне мере просто не честно. Это не я лежу прикованная к кровати, мама держится и я должна.

— Привет, мам. Как ты? — Прохрипела я, пытаясь придать голосу более нежный характер. Мама повернула ко мне голову, это единственное чем она могла шевелить…

— Ко мне во сне приходил ангел, он говорил, что ты делаешь благое дело, марая свои руки. — Прощебетала благоговейно мама. Мне нужно себя сдерживать каждый раз и терпеть её рассказы. Я натянуто улыбнулась. Моя мама не знает, о чем говорит. — Наверное, он так говорит, потому что ты стремишься стать нейрохирургом и помогать людям. — Добавила она. Я криво улыбнулась и кивнула. Никто не знает вторую часть моей жизни.

— Ты сегодня ела? — Поинтересовалась я, пытаясь сменить тему.

— Ангел сказал, что скоро ты получишь то, к чему стремишься. — Продолжила упрямо она. Не вышло… Я сжала зубы, что бы, не начать орать, на маму.

— А Ангел не сказал, когда ты встанешь на ноги? — Я пыталась смерить свой гнев и сказать это хоть чуточку мягче, чем получилось.

— Нет. — Ответила она, поджав губы.

Я из-за всех сил пытаюсь не грубить и не срываться в её присутствии, она не должна видеть меня такой, какой я стала. Она бы этого не хотела. А я бы не хотела, что бы она терпела восемь лет издевательств, этого ублюдка.

Жизнь — сука еще та.

— Извините, у нас время обхода и капельниц. — Из проема двери, послышался голос медсестры. Сегодня она как никогда вовремя, я больше не могу здесь находиться.

— До встречи мама. — Хрипло прошептала я, целуя её в щеку. Мама лишь улыбнулась.

Разворачиваясь к двери, я полезла в карман штанов за кошельком, достав трехзначную купюру, я сунула её в карман, медсестры, не сбавляя шага. Быстрым шагом, добравшись до внедорожника, я запрыгнула на водительское сидение, откинув голову, мне пришлось собраться с духом и перебороть гнев. Моё внимание привлекло уведомление с почты, на планшете. Я потянулась за ним.

Неизвестный отправитель.

В письме было много информации и документов. Очередной заказ. Но я пообещала себе, что пока не заживет моя рана, не буду работать. Ответив «Не принимаю заказы» Я отбросила планшет, на соседнее сидение. Почти сразу пришло второе уведомление. Планшет вновь оказался в моих руках.

«Прочитайте информацию, вас должно это заинтересовать. Любая сумма».

Выдохнув, я принялась читать.

Документы следственного дела: Обвиняемый в распространение детской порнографии и создании детского притона. Перечисляются неопровержимые доказательства и улики.

Решение суда: Оправдан, по недостаточной доказательной базе. Я пробежала в самый низ.

Статус: Политик. Из моего горла вырвался рык. Ненавижу таких ублюдков, которые избегают наказания. Мои пальцы пробежались по клавиатуре.

«Время и место? Оплата до…»

В основном заказы мне делают родители и семьи людей, которые не смогли добиться правды, от нашей коррупционной системы. Это моя работа. Я наёмный охотник за головами людей, до которых не смогло добраться правосудие. В основном это сливки общества, люди в погонах либо же авторитеты с огромным прошлым за спиной. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, я стала всячески развивать свои физические способности. Я посещала различные спортивные секции, обучающие боевым искусствам, а также владению всяческого вида оружия. Хотя, что бы убить, мне не всегда нужно оружие, я могу это сделать обычной шариковой ручкой.

До восемнадцати лет, я учувствовала во всяческих соревнованиях и всегда занимала призовые места, но денег за победу, не хватало, что бы обеспечить даже себя, а мне еще нужно обеспечить маму и помогать бабушке с её почти мизерной пенсией.

В один из дней, ко мне на соревнованиях подошел мужчина, предложив работу с хорошей прибылью. Я не раздумывая, согласилась. Так я и стала охотницей за головами.

Не стоит путать киллера, наёмника и охотника за головами.

Киллер — почти всегда действует на расстоянии и в его распоряжении оружие, ему все равно кого убивать, лишь бы за это платили деньги.

— Наёмники — это головорезы, без хоть какой либо моральной стороны и гуманности. Им все равно кого убивать, семью с тремя детьми либо инвалида, беременную женщину либо старика, они прикончат любого за кого им заплатят, без каких либо убеждений и угрызений совести. Они с вами пока вы им платите, но как только кто-то предложит большую сумму, они прикончат и вас самих если того потребует ситуация.

Охотники за головами — Это такие как я. Они убивают лишь тех, кто этого заслуживает. Они никогда не идут на компромисс. Они делают это из побуждения справедливости и никогда не убьют невиновного. Нам без разницы как убивать. Всё всегда зависит от ситуации. У каждого свои побуждения к этому делу, моим являться жестокость отца. Я устала быть овцой загнанной в угол, я стала хищником, убивающим волков в овечьей шкуре.

После смерти бабушки, я перестала работать на какое-то время. Но моё имя стало известно в определенных кругах, мне стали приходить заказы. А все, потому что у меня нет не единого промаху, никогда жертве не удавалось сбежать. Я перестала ходить под кем-то и начала работать сама на себя, не привлекая всеобщего внимания.

Я купила дом на окраине города, рядом с лесом, на людях вела себя как обычная девушка, но на самом деле это все всего лишь прикрытие. В особых кругах меня называют «Смерч», это потому что я убираю все на своем пути, после меня не остается признаков жизни.

Спустя три минуты мне пришел ответ.

«Торговый центр Вайт, через три часа, он пробудет в этом городе не более часа. Пятьдесят тысяч долларов».

Слишком короткое время, что бы подготовиться, но я должна убрать этот мусор с лица земли. Вместе с сообщением мне пришла фотография, мерзкое, холеное, полное лицо с двумя подбородками. Мужчина с белобрысыми волосами улыбался.

«Заказ принят».

Отправила я, сбрасывая реквизиты банковского счета записанного на подставное лицо.

Азам моей роботы меня научил тот мужчина, который предложил мне работу, я не знала его имени и видела всего лишь один раз в жизни. Наше общение проходило через интернет либо в крайнем случае, по телефону.

Мне нужно в мой гараж, мало времени, нужно снарядиться. Ударив ногой по газам, машина рванула по трассе. Мой неосновной гараж, находился не так далеко от маминого пансионата, он тоже был оформлен на подставное лицо. Большинство оружия и снаряжения, находились именно там. Хотя и дома находилось оружие, но не настолько много. Я любила пользоваться ножами, но иногда приходилось использовать и пистолеты.

Гараж находился в чаще леса, не привлекая особого внимания. В нем всегда находилось четыре канистры с бензином, на случай разоблачения, я могла сжечь это место, вместе со всеми отпечатками и прямыми уликами. Я никогда не пользовалась одним и тем же оружием дважды, что бы, никто не смог связать меня с прошлыми убийствами. Иногда я подстраивала несчастные случаи, обрезая тормоза машин, пару раз подрывала машины, но я не люблю пиротехнику, слишком много шума.

Гараж пах бензином. Холодные бетонные стены, были усеяны обилием различного типа оружия. Я стащила с себя одежду, сразу поменяв повязку под ребрами и надела черные обтягивающие лосины, которые были очень комфортные для боя и бега, черная водолазка обтягивала моё тело. Поправив высокий хвост, который растрепался, я надела черную маску.

Маска была похожа на медицинскую, оставляя открытыми лишь глаза, темно-карего цвета, она нейтрализует любое воздействие газа и различных препаратов. Надев оружейный ремень, я засунула в него два пистолета с глушителями и нож. Черные, спортивные, кроссовки, были рассчитаны для бега на длинные дистанции. Мне всегда приходиться продумывать всё до мелочей. Всегда нужно быть готовым к непредвиденным обстоятельствам, например к таким как порез под правым ребром. Этот порез мне достался благодаря одному из охранников бизнесмена, который убил свою жену. Родители жены сделали мне заказ.

Он мертв.

Но мне пришлось приложить немало сил, что бы скрыться с того места. Моей задачей всегда было устранить только цель, не вовлекая телохранителей. В этот раз я просто вырубила телохранителя и унесла ноги, мне повезло, что моя кровь не осталась на месте преступления.

Прошло сообщение о переводе денег на банковский счет.

Время действовать.

ГЛАВА 2

До торгового центра я доехала за час, припарковав машину на заднем участке торгового центра. Пройдя через проулок и спустившись по ступенькам в подвал, я оказалась на подземной стоянке с колоннами.

Два выхода, один ведет сразу на улицу, второй через торговый центр. Два пути отхода всегда полезны. Заняв позицию около одной из колонн, я слилась со стенами.

Цель долго ждать не пришлось. Два Гелендвагена припарковались в пяти машинах от меня. Четыре телохранителя, двое из них еще и водители по совместительству, вышли из своих машин, закрывая обзор на пассажира заднего сидения. Я достала пистолет, сняв его с предохранителя, подбираясь ближе. Из машины вышел, короткого роста, полный мужчина, с белобрысыми волосами, это моя цель. Охранники окружили его, закрывая собой. Это не поможет. Я могу сделать выстрел и попасть ему точно в голову. Еще два шага и я уже в зоне досягаемости выстрела. Наведя прицел меж глаз цели, резкая вспышка света ослепила меня. Гудок машины, пронзил мои уши, я спустила курок, оборачиваясь на шум, прямо на меня летела красная Мазда, ослепляя фарами. Выстрел пришелся в лобовое стекло машины. Начался шум.

— Вижу её! — Прокричал один из охранников.

— Вот черт. — Прошептала я.

Они бежали в мою сторону, бросив босса. Перед тем как дать драпу, я прицелилась и выстрелила в лоб мужчины.

Цель ликвидирована.

Мазда влетела в стену, перекрывая выезд, а значит и путь к отступлению. Я бросилась в торговый центр, перепрыгивая сразу по две ступеньки, телохранители были у меня на хвосте. Влетев в торговый центр, меня окружал бутик одежды, обуви и нижнего белья. Выход был перекрыт охранниками. Они все сбредались в мою сторону, из разных уголков помещения. Я попыталась слиться с массой.

Выходы перекрыты.

Я в ловушке.

Быстро окинув взглядом помещение, я нашла туалет. Я точно помню, что там есть окно. Быстрым шагом я бросилась туда, миновав уборщицу. Дверь женского туалета закрыта «Извините, не работает».

Прекрасно.

Мужской туалет находился рядом. Я вошла в него, закрыв дверь на защелку (Как будто это чем-то поможет). Четыре кабинки и пять писсуаров. Окно заколочено, но его можно открыть. Проверив кабинки одну за другой, моя рука опустила пистолет.

Чисто.

Я направилась к окну, когда услышала чей-то хриплый стон. Обнажив нож, мои ноги украдкой направилась за угол последней кабинки, оттуда текла вода. Две разбитые раковины. На полу лежал парень лет двадцати четырех. Его белая футболка, облегала мускулистое рельефное тело. Футболка, была из полосата, чем то вроде ножа. Из отверстий брюшной полости стекала кровь на серую плитку, смешиваясь с водой. Рука парня пыталась зажать раны. Черные волосы цвета вороньего крыла были растрепанны, лицо с ярко выраженными скулами, было бледного цвета, наверное, от потери крови. Голубые насыщенные глаза были едва открыты. Он смотрел на меня, едва удерживаясь в сознании.

— Помоги мне. — Еле слышно прохрипел он. Я ударила ногой дверь кабинки.

— Черт! — Крикнула я.

Парень отключился. Я могу прямо сейчас свалить и бросить его здесь.

Он жертва.

Я убийца.

Но скорее всего, если он умрет, его убийство повесят на меня. В дверь стали ломиться, пытаясь её выбить, что сопровождалось глухими стуками. Я схватила швабру, стоящую в углу и выбила окно, отбивая стекло по бокам рамы, что бы, не порезаться. Сейчас я могла выпрыгнуть в окно и оставить парня тут. Я ненавижу мужской пол, кем бы он ни был, он это заслужил. Все мужчины жестокие и заслуживают смерти. Но если я его заберу с собой, его кровь могут принять за мою и уйдут по ложному следу. Откинув швабру, я выругалась себе под нос.

Подскочив к парню и закинув его руку к себе на плечо, я чертыхнулась. Он тяжелый, но моя физическая подготовка способна это выдержать. Волоча его тело к окну и перебрасывая его ноги через раму, я почувствовала, как трещат понемногу мои швы. В этот момент дверь выбилась и с грохотом упала на плитку. Мне пришлось отпустить парня, его голова свисала с подоконника.

Достав пистолет, я выстрелила в лоб первому охраннику, ликвидирован, если бы он выжил, то рассказал, что здесь я была не одна. Второй охранник в этот момент набросился на меня, ударяя под ребра, ровно туда, где у меня шов. Моё тело согнулось от острой боли, когда он схватил меня за плечо, я выдернула нож из ремня и вступила с ним в рукопашный бой. Одним ударом, я полоснула его в живот, охранник ударил меня в челюсть, моя голова откинулась в сторону парня, его глаза были приоткрыты, а на лице, блуждала странная ухмылка. Еще два удара по ногам и в живот охранника, он не успел сориентироваться, я полоснула его лезвием в сонную артерию. Он труп. Вскочив к окну, я перебросила парня через раму, окно находилось в метре от земли. Вслед за парнем спрыгнула и я.

Внедорожник в двадцати шагах. Запрокинув руку парня себе на плечо, мне пришлось волочить его бессознательное тело к внедорожнику. Швы под ребрами разошлись. Если бы я была одна, меня бы здесь уже не было. Еще десять шагов и моё тело вопило от острой боли. Я открыла дверь и затолкала парня на переднее сидение, затем, сильно прижимая рану, залезла на водительское сидение. Ринувшись с места, с выключенными фарами, на улице темно, мне нужно уйти незамеченной. Проехав две улицы, я свернула в проулок, заглушив мотор. Тяжелое дыхание и острая боль полыхали, заполняя салон внедорожника бесшумным стоном. Кровь парня испачкала сидение, видимо ему тоже несладко. Открыв аптечку и достав бинты, я задрала его окровавленную футболку. На удивление раны были поверхностные, но откуда столько крови? Его рельефный живот, очаровывал, он был идеален. Но я не должна об этом думать.

Вылив на его раны перекись, я наложила повязку из бинтов. Свет во внедорожник поступал лишь от тусклого света фонаря на дороге. Я откинулась на сидении. Два Гелендвагена проехали по дороге. Они искали меня. Закатив водолазку и скинув черную маску с лица, я поморщилась от боли. Сняв окровавленную повязку, моя рука потянулась к бардачку, в нем лежал шприц с жидкостью, схватив его, большим пальцем я ловко скинула колпачок. Кровь из раны сочилась медленно, я вполне дотяну до дома, что бы наложить новые швы. Как только я прицелилась шприцом в плоть рядом с раной, моё запястье схватила, сильная, большая рука. Водолазка, опустилась вниз. Моя голова резко обернулась, парень смотрел на меня, нахмурив брови. Его черты лица скрывались в тени, одни глаза голубым отливом освещались от тусклого света фонаря.

— Это наркотики? — Прозвучал низкий бархатистый голос. Я резко отбросила его руку. Ненавижу когда, ко мне прикасаются мужчины.

— Какое тебе дело? — Рявкнула я. Но парень продолжал пристально смотреть мне в глаза, нахмурив брови. Я закатила глаза и приподняла водолазку, обнажая рану. — Это обезболивающее. — Нервно проворчала я. Парень кивнул с плотно поджатыми губами, я вонзила шприц в плоть, осторожно вводя препарат.

Раз он пришел в себя, пора его попросить удалиться. Я повернулась к нему. Но он отключился.

Прекрасно.

Моя ладонь шлепнула его по щеке, немного сильнее чем того требовала ситуация, что бы привести его в чувство. Но парень не пошевелился. Его дыхание было слабым. Я не могла отвезти его в больницу, это может скомпрометировать меня. Черт, мне придется везти его к себе домой. Выругавшись себе под нос, я завела внедорожник и осторожно поехала по темным улицам. Сейчас мне нельзя привлекать к себе внимание.

Мой дом в часе езды. Дорога выдалась утомительная, но обезболивающее дало мне возможность сконцентрироваться на дороге и здраво мыслить.

Двухэтажный дом, возвышался надо мной, его стены украшала коричневая мозаика, второй этаж имел большое количество панорамных, тонированных окон, сверхпрочное стекло, я неуверенна, что даже танковый выстрел пробьет его. Дом по всему периметру окружают высокие елки, это дает возможность скрыться от любопытных соседей. Я вытащила парня из машины и поволокла к двери, приветствуя как никогда четыре проклятых ступеньки у порога.

ГЛАВА 3

Дом внутри походил на охотничий домик, гостиная с камином из серого камня и стенами из дерева, около камина стоял коричневый, кожаный диван и журнальный столик. Стены увешены оружием, мечами и прочими атрибутами моей тайной стороны жизни. Теплый свет от люстры всегда придавал уют моей берлоге. Около камина на коврике лежал единственный мужчина в моей жизни — Ротвейлер по кличке Бумер. Он бросился меня встречать, выплясывая около меня круги. Свалив парня на кожаный диван, я погладила пса, он почувствовал, что мне не до него и отстранился.

— Охранять! — Приказала я Бумеру, указывая на парня, лежащего без сознания на диване. Сомневаюсь, что он сможет навредить мне, но лучше перестраховаться. Пёс послушно, сел около камина, наблюдая за парнем.

Кухня, которая располагалась по правой стороне от гостиной, большая, совмещенная со столовой. Всё в коричневых цветах, под стать гостиной. В шкафчике над раковиной, был мой личный аптечный пункт. Достав нитки, антисептик и мазь местного обезболивающего действия, я села на высокий стул, располагавшийся около стойки бара. Обработав рану обезболивающим, я сделала десять аккуратных стежков. Наложив повязку, меня осенило, что парень до сих пор лежит в моей гостиной.

Взяв «набор для шитья», я направилась к незваному гостю. Парень все так же лежал без сознания. Подняв его футболку, мне пришлось рассмотреть раны, они были неглубокими, но без швов они будут долго заживать. Надев медицинские перчатки, я продезинфицировала четыре пореза на рельефном точеном прессе. Он вообще человек? Слишком идеальное телосложение.

Не знаю, чем были нанесены раны, но явно чем-то острым и длинным. Взяв иголку с ниткой, я посмотрела на его рельефное идеальное тело, живот тихо вздымался и опускался, парень выбился из сил. Поднеся иголку к его плоти, я остановилась лишь на секунду, себя зашивать было намного проще. Выдохнув, я почти притронулась иголкой к его ране, сильная рука с длинными пальцами схватила мою кисть. Мой взгляд метнулся к нему. Его глаза были темно-синего цвета, не такие как до этого, как цвет океана перед штормом. Он смотрел на меня с недоверием и напряжением, сжимая скулы. Бумер бросился на него, щелкая пастью, около его сонной артерии.

— Бумер, место! — Рявкнула я, пес, ворча, вернулся на место. Парень и глазом не повел, он неотрывно и сконцентрировано смотрел в моё лицо.

— Не делай этого. — Томным низким голосом, прохрипел он. Я отложила иголку на стол, освобождая свою руку.

— Как тебя зовут? — Мой голос казался хриплым и тихим. Парень едко ухмыльнулся и изучил меня взглядом.

— Называй меня Раф. — Более живым бархатистым голосом ответил он, съезжая по спинке дивана. Он изогнул бровь, явно ожидая того, что я тоже представлюсь. Его взгляд был напряжен и сконцентрирован, как будто он боролся с тем, что бы, не отключиться.

— Алисия. — Неуверенно представилась я, нахмурив брови. С чего мне вообще с ним разговаривать? Уголок рта Рафа дернулся в подобии маленькой улыбки, его глаза искрились, создавая морщинки вокруг век.

— Лисёнок. — Слишком довольно для сложившейся ситуации протянул он и отключился.

Прекрасно.

Который раз за сегодня?

Оставив парня, я направилась в дальнюю часть гостиной, лестница из дубовых досок вела на второй этаж. Пройдя два пролета, предо мной расположились три двери. Самая последняя была моей комнатой. Та, что ближе к лестнице справа, предназначалась для мамы, я покупала этот дом с уверенностью, что скоро она оправиться и сможет жить со мной. Надежда умирает последней… Третья дверь располагалась напротив моей, это комната для гостей, хотя их уж точно никто не ждёт. Войдя в свою комнату, я окинула её быстрым взглядом. Она тоже была в стиле охотничьего домика, с личной ванной комнатой, гардеробом и большой кроватью с шелковыми, зелеными как трава простынями. Две прикроватных тумбочки, с ночными светильниками, будильником и ящиками, в каждом ящике было по пистолету. Всегда нужно быть начеку.

Сбросив с себя водолазку, я вошла в гардеробную. На мне был черный кружевной бюстгальтер. Треск стекла в гостиной отвлек мои намеренья одеть футболку. Я выскочила из спальни, послышался душераздирающий скул Бумера. Я осторожно подкралась к подножью ступенек, выглядывая из-за угла. Широкоплечий мужчина в черном пиджаке и бардовых брюках, с мечом в руке, стоял у изголовья дивана, на котором лежал Раф. На стене рядом со мной висел мачете, я схватила его и перепрыгнула лестницу, оказавшись на первом этаже. Мужчина обратил на меня внимание. Он с похотью рассматривал мою грудь, облизывая нижнюю губу. На мне был один бюстгальтер. Этот мерзкий взгляд не на шутку взбесил меня. У него черные, коротко-стриженые волосы, густые черные брови и черные глаза.

Ходячие мускулы.

Он с наглой ухмылкой посмотрел на меня, а затем развернулся к Рафу, который находился в отключке. Мужчина занес меч над его телом. Я бросилась в его сторону, полоснув его ногу мачете. Мужчина зарычал, разворачиваясь ко мне, со злобным взглядом.

— Зря ты это сделала. — Прорычал яростно он. Я закатила глаза.

— Знаешь, сколько раз мне это говорили? — С воинственной ухмылкой спросила я. Занеся мачете над головой.

Мужчина занес свой меч. Наши орудия встретились, со звоном. Я нападала, он защищался. Этот мужчина неплох в фехтовании. Удар. Защита. Удар. Защита. Ладони жгли с каждым ударом все сильнее.

Я выдохлась.

Мужчина начал наступать. Самое главное увести его подальше от Рафа. Странно осознавать, что этот мужчина пришел не по мою душу. Еще два удара и мы оказались около разбитого окна, осколки которого лежали на полу. Это мой шанс. Я стала нападать, лязги меча раздавались эхом по всему дому. Мужчина имел неосторожность, наступить на огромный кусок стекла, торчащий из пола. С острой болью он завопил и упал на колени. Занеся меч над его головой, я посмотрела в его черные как бусины глаза.

— Ты совершаешь ошибку. — Прорычал Мужчина. Я коварно улыбнулась.

— В моём доме, особые правила. — С рыком я нагло улыбнулась. — И ты нарушил одно из них. — Всё что я видела перед собой, это почти состоявшийся труп.

— Он падший ангел. Его следует наказать. — Прорычал с гневом мужчина, указывая пальцем на Рафа.

— Так ты сумасшедший? Тогда я облегчу твою участь! — Со скептицизмом я усмехнулась.

— О, девочка, я вижу твою ненависть к мужчинам. Ты, не та, кем кажешься. — С ухмылкой коварно проговорил Мужчина.

Занеся мачете над головой, я снесла его голову с плеч. Кровь хлынула по деревянным доскам и стенам, голова откатилась в сторону с застывшим ужасом на лице.

— Я же сказала, в этом доме свои правила. — С холодной ухмылкой я закинула мачете на плечо.

Бумер извивался в конвульсиях, его ребра были сломаны. Как такое возможно? Как было возможно разбить сверхпрочное стекло? У меня нет ответа на этот вопрос. Бросившись к собаке, я подняла его на руки и переложила на журнальный стол. Метнувшись за аптечкой, я вытащила ампулы обезболивающего. Он умирает, максимум доживет до утра. В моих силах лишь облегчить его участь. Я вколола ему препарат и переложила на диван, скинув длинные ноги Рафа. Укрыв пледом черное тельце, я обошла диван и оперлась ладонями на кожаную спинку, рассматривая труп мужчины. Кровь перестала литься, из обезглавленного тела. Голова небрежно валялась у порога двери.

Стоит здесь прибраться.

— Ты укрыла пледом пса, но не меня. — Послышался насмешливый протянутый голос Рафа. Я обернулась от неожиданности. Раф сидел, повернувшись ко мне, его тело застыло, смотря точно не в глаза, он втянул воздух со свистом. Проследив за его взглядом, я встрепенулась.

О господи, я же без футболки, резко скрестив руки на груди, я отступила на шаг. Моё тело испачкано кровью. Раф как будто опомнился и стянул с себя белую окровавленную футболку, обнажая своё мускулистое тело. Теперь застыла я, рассматривая его. Он усмехнулся.

— Надень. — На его лице блуждала дерзкая ухмылка. Я резко выхватила футболку, надевая её. Она была на три размера больше меня, но уже не обнаженная, это хоть что-то.

— Почему ты в крови? — Голос Рафа стал более жестким, он встал с дивана и застыл. Бросив на меня странный взгляд, он направился к трупу мужчины. Осмотрев обезглавленное тело, он подошел к голове и схватил её за короткие волосы. Естественно мозг и жидкость плюхнулись на пол, разлетаясь с брызгами по стенам. Раф застыл, рассматривая голову. — Бельфегор. — Прохрипел удивленно он, переводя взгляд с головы на меня и обратно. Мои брови взметнулись вверх.

— Кто бы это ни был, он мертв. А это. — Поморщив носик, я указала на вытекшую жидкость и остатки мозга. — Ты уберешь. Немедленно. — Грозным тоном приказала я. Раф осмотрел гостиную и кивнул. Он просто выпустил голову из рук, она ударилась об пол, наделав еще больше грязи. Я рассмеялась. Он такой неуклюжий.

— Ты защищала меня? — Спросил он хриплым недоверчивым голосом, вскинув вопросительно черную бровь. На самом деле, наверное, это я и сделала, мужчина, скорее всего, убил бы Рафа и свалил. Но признавать то, что я, защитила мужчину никогда не стану.

— Он ворвался в мой дом и размахивал, мечем. Я защищала себя. — Мне хотелось сказать это небрежно, но не совсем получилось. Губы Рафа растянулись в лукавой, знающей улыбке. Он смотрел на меня из-под густых ресниц своими голубыми глазами.

Развернувшись, Раф схватил тело за ноги, волоча по полу и оставляя кровавый след. Я закатила глаза и подошла к нему ближе со спины. Только сейчас я заметила два свежих мясистых шрама, которые доходили от лопаток до середины спины. Я аккуратно дотронулась пальцем рядом с полоской от раны. Раф тот час развернулся и схватил мои запястья. Его глаза стали холодного оттенка, а лицо пылало от ярости, он пригвоздил мои руки к стене, по обе стороны от моей головы. Его дыхание стало тяжелым, а взгляд жестким. Я попыталась вырваться, но он был слишком сильным, для парня, который пять минут назад лежал неподвижно на диване.

— Никогда так не делай. — Прорычал он. Я смотрела ему прямо в помрачневшие глаза и впервые, за долгое время мне стало действительно страшно. Предо мной появился силуэт бешеного взгляда отца, к глазам подступили слезы, я не могла их смахнуть, мои руки все еще были прикованы к стене, руками Рафа. Его взгляд потеплел, глаза распахнулись. По моей щеке покатилась слеза. — Ты что плачешь? — Спросил он с ноткой удивления. Его руки тот час отпустили меня, он попятился назад. Я отскочила от стены, направляясь в кладовку.

— Неси на задний двор, я сожгу тело. — Прохрипела я, ком в моем горле ныл и горел. Я смахнула слезы, остановившись в проеме у кладовки. Теплая рука накрыла моё плечо, я дрогнула от этого прикосновения.

— Прости Лисёнок, я не хотел расстроить тебя. — Прохрипел нежно Раф, я смахнула плечом его руку. Послышались удаляющиеся шаги.

Никогда не доверять мужскому полу, это моё правило.

В моих руках оказались канистры с бензином и коробка спичек.

Задний двор был устелен зеленой травой. Раф положил тело и голову прямо посередине двора. Мы что собираемся хоровод вокруг костра водить? Он либо глуп, либо никогда раньше не сжигал тело. Впрочем, и так сойдет. Облив бензином тело, я бросила спичку, огонь всполохнул, без останков поглощая тело мужчины. Я только сейчас заметила, что всё это время Раф наблюдал за мной, скрестив руки, на обнаженной груди. Он не смотрел на меня как на сумасшедшую, он смотрел на меня озадачено, нахмурив брови, как будто пытался что-то понять. Бросив на него холодный взгляд, я направилась в дом. В кладовке взяв швабру ведро и хлорку с тряпкой, я вручила их Рафу. Обезболивающее перестало действовать, жгучая боль распространялась по всей полости живота. Приложив ладонь к ране, я согнулась.

— Я справлюсь, можешь отдохнуть. — Раф говорил непроницаемо, наблюдая за мной.

Кивнув, я скатилась на диван рядом с почти бездыханным телом Бумера. Пес положил мне голову на ноги, с проблеском отчаянья глядя в мои глаза. Мне приходиться довольно часто видеть смерть, я уже привыкла обыденно относиться к ней. Каждую неделю кто-то умирает от моей руки. Но когда это происходит с кем-то, кем ты действительно дорожишь, сожаление накрывает с головой. Мне нельзя разрешать своим чувствам брать надомной верх. Мои глаза сомкнулись, а сама я провалилась в глубокий сон.

ГЛАВА 4

Пиканье будильника заставило меня открыть глаза. В окна бликами просачивался солнечный свет, а я лежала в своей кровати укрытая шелковым зеленым покрывалом.

Как я здесь оказалась?

В голове начали всплывать события минувшей ночи. Меня сюда отнёс Раф? Я точно помнила, что уснула на диване.

Кто-то справа от меня зашевелился, я, ужаснувшись, повернула голову. На кровати лежал черный огромный комок, ерзая купированным хвостом. Он жив и очень бодр. Но как такое возможно? Вчера я была уверенна, что он умрет к утру. Пёс стал облизывать моё лицо, этого я жуть как не любила, но в порыве эмоций разрешила ему это сделать. И вот я уже вся умытая собачьей слюной звонко смеюсь для этого здорового парня. На мне была все та же окровавленная футболка Рафа. Сбросив её, я приняла быстрый душ, надела еще один камуфляжный комплект костюма, волосы я оставила струиться по своей спине. Выйдя из комнаты, в ноздри ударил ужасный запах гари.

Раф решил сжечь меня живьем в собственном доме?

Я быстро сбежала по ступенькам вниз, окинув взглядом гостиную, признаков крови и остатков мозгов нет. Раф справился со своей задачей, в ноздри всё же бил запах хлорки перемешанный с гарью.

Я осмотрела комнату на предмет отсутствия оружия, все на месте. Доверять незнакомым людям никогда не было моим фетишем. Тихо войдя на кухню, я увидела ужасную картину. Весь пол был в муке, так же как и стены, на полу валялись разбитые яйца, скорлупа которых была растоптана по всей поверхности плитки. Раф стоял в черной облегающей футболке и темных джинсах у плиты, его черные волосы тоже были в муке. Он что-то жарил на сковородке. Я осторожно подошла к нему. То, что было, в сковороде в перспективе могло быть омлетом или блинчиками, но сейчас это угли, от которых гарью пропитался весь дом. Я перехватила ручку сковородки из рук Рафа, он возмущенно посмотрел на меня.

— Достаточно. Ты превратил мою кухню в помойку! — Я не скрывала раздражения, отправляя сковородку в раковину под холодную струю воды. Клубок дыма ударил мне в лицо, мои глаза заслезились от едкого запаха.

— Вообще-то это был наш завтрак! — Возмущенно заявил Раф. Я еще раз окинула сковородку с угольками взглядом.

— Ой, извини, ты собирался это есть? — Съязвила я, делая виноватый вид. Раф выгнул брови, озадачено смотря на меня. Его щеки были в муке, я усмехнулась. Это так нелепо. — Умойся и открой окна, я приготовлю завтрак. — С ухмылкой я покачала головой.

Открыв холодильник, я достала яйца, бекон, помидоры и сыр. Нарезав и смешав это все, я отправила еду на сковородку. Обернувшись, я отметила, что Раф стоит, облокотившись спиной о столешницу, внимательно наблюдая за мной. Проигнорировав его взгляд, я выложила еду на две тарелки и отправила на дубовый обеденный стол. Раф сел напротив меня склонив голову набок, он внимательно изучал моё лицо, я встретилась с ним взглядом, он не отвел свой. Через какое-то время он наколол вилкой омлет и отправил его в рот, его глаза закрылись, а губы расплылись в блаженной улыбке.

— Это вкусно. — Из его горла вырвался странный звук похожий на стон. Странный он какой-то.

— Как я оказалась в спальне? И что ты сделал с Бумером? — Я смерила его испытывающим взглядом. Раф отвлекся от еды и посмотрел с ухмылкой на меня.

— Ну, допустим, я отнес тебя в кровать. — Протянул он, его уголки губ боролись с улыбкой. Я сузила глаза, злобно смотря на него. Он ухмыльнулся. — Собаку я отвез в ветеринарную клинику, с ним будет все в порядке. — Заверил он, возвращаясь к еде. Эта сексуальная ухмылка на его губах, бесила меня.

— Где ты взял одежду? — Продолжила допрос я. Раф не отвлекался от еды.

— Заехал в магазин и украл её. — Не отрываясь от трапезы, он из-под ресниц глянул на меня своими глубокими, как океан, глазами. Моя бровь вопросительно поднялась. Раф вернулся к тарелке, но на его лице таилась странная ухмылка.

— Ты вор? — Раздраженно спросила я. Раф, посмотрел на меня, из-под бровей, с кривой улыбкой.

— Нет. — Ответил со смешком он, продолжая смотреть на меня. — А ты убийца? — Холодно спросил он. Я холодно усмехнулась.

— Да. — С вызовом призналась я, пристально смотря на него, он вернулся к еде, как ни в чем не бывало.

— Понятно. — Вздохнув, он закинул следующий кусок омлета в рот, на его лице не отражалось ни единой эмоции.

— Я уезжаю в университет. Ты должен убраться отсюда, до того как я вернусь. — Предупредила я, закидывая кусок омлета в рот и направляясь к двери.

— Но мне некуда идти. — Послышался его насмешливый голос. Он что издевается?

— Не мои проблемы, парень. — Не оборачиваясь, я выставила указательный и средний палец, продолжая шагать к входной двери. Кажется, я услышала, как он усмехнулся.

Сегодня я решила ехать на своем спортивном мотоцикле. Внедорожник мог быть замечен и вполне возможно его уже ищут. Гараж рядом с домом, отличался от того который находился в чаще леса. В нем не было ничего, что могло бы меня скомпрометировать либо выдать как охотника за головами. Лопаты, грабли, газонокосилка, наборы инструментов и естественно четыре канистры с бензином, на случай срочной ликвидации. Надев защитный шлем, я с рёвом двигателя вылетела из гаража, скользя по забитым утренним улицам. Мотоцикл был лучшим средством передвижения, во время утренних пробок. Уже через тридцать минут, я припарковала своего коня, около университета. Сбросив шлем, я достала из маленького черного рюкзака белый халат, накидывая его на себя и вместе с ним надела маску тихой девушки из неблагополучной семьи. Спустя две пары, я вошла в забитую студентами в белых халатах столовую. Арина как всегда сидела за столиком в самом уголке. Присев рядом с ней, я ощутила что не испытываю боли под ребрами, я даже не накладывала с утра повязку.

— Привет, слышала последние новости? — Прошептала Арина, оглядываясь по сторонам.

— Не люблю новости. — Проворчала я.

— Вчера в нашем торговом центре убили известного политика, который занимался детской благотворительностью. — Прошептала она с сожалением. Теперь так называют организаторов детских притонов? Благодетелями? Я еле сдержалась, что бы, не зарычать. Видимо он был действительно важной шишкой, раз новости о его смерти разлетелись так быстро.

— И что, есть подозреваемые? — Сдерживая наглую усмешку, спросила я. Арина пожала плечами.

— Говорят, что это был какой-то ниндзя в черном костюме. — Прошептала она. Ниндзя? Они серьезно? Моя грудь содрогалась от беззвучного смеха.

— Людей не убивают просто так. Видимо он был не таким уж и святым. — Со вздохом я кисло улыбнулась, делая глоток кофе.

— Ты так добра к людям. — С насмешкой подметила Арина. Я заговорчески ей улыбнулась. Я действительно добра к людям, я избавила мир от очередного урода. Но как говориться, герои всегда остаются в тени.

Со звонком мы отправились на лекции. Нейрохирургия всегда пролетала быстро. Сегодня я села на заднюю парту, мне нужно было немного личного пространства и уединения. Заглянув под футболку, я очень удивилась тому, что моя рана почти затянулась, оставляя тоненькую корочку на плоти. Это действительно странно. Еще странно, то, что моя умирающая собака, сегодня была бодра как никогда. Что бы это ни было, это волшебство, другого слова я не нахожу. Позднее скинув халат, я залезла на мотоцикл и направилась домой.

Отправив мотоцикл в гараж, я обратила внимание на свой внедорожник, четыре проколотых колеса. С утра я не обратила на это внимания, неужели Раф ездил в ветеринарную клинику на моей машине?

Он угробил мои колеса…

Войдя в дом меня, окружала лишь тишина. Бумера нет, скорее всего, он гуляет где-то в лесу. Пройдя на кухню, я заметила, что всё убрано и нет утреннего погрома. Все-таки убирать этот парень умеет, будь то кровь и мозги либо же мука и яйца. Выдохнув, я упала на диван в гостиной, закинув ноги на журнальный столик. Раф ушел и за это я ему благодарна. Мне бы пришлось его пристрелить и закопать на заднем дворе.

Моя жизнь снова станет прежней, я забуду об этом парне. Его спасение, было вынужденной мерой. Массируя пальцами виски, я крепко зажмурилась, эти сутки были самыми тяжелыми за последнее время. Мне нужен перерыв, денег у меня достаточно, что бы купить маленький остров и жить на нем до конца своих лет, еще и детям на прекрасную жизнь останется, детям, которых нет в планах. Единственное что я не могу купить, так это здоровье моей мамы. Её хребет не может быть восстановлен и это сказали лучшие хирурги земного шара. Как ни прискорбно ты можешь купить смерть за деньги, а вот жизнь никак.

Грохот в повале отвлек меня от мыслей. Я точно знала, что упало, верхняя коробка с моими наградами и медалями с соревнований. Между складками дивана был спрятан пистолет, я быстро вытащила его и сняла с предохранителя. Это не крысы и не Бумер. Кто бы это ни был, он что-то ищет. Я подошла к кладовке, рядом с ней была еще одна дверь, ведущая в подвал. Приоткрыв её, я украдкой спустилась по ступенькам, держа пистолет перед собой. Мои медали и грамоты небрежно разбросались по бетонному полу, на котором было куча не разобранных коробок с дома, в котором мы жили с мамой. Я не решалась их выбросить, но и хранить на виду не могла. На деревянном стуле сидел Раф, рассматривая альбом. Я опустила пистолет и отложила на одну из коробок. Раф поднял голову, осматривая меня неестественными голубыми глазами.

— Как дела в школе Лисёнок? — С дразнящей улыбкой спросил он. Я хотела зарычать и начать объяснять, как давно я окончила школу. Но какой в этом толк?

— Что непонятного во фразе, убраться отсюда до моего приезда? — Зарычала я, пронзая Рафа свирепым взглядом. Раф снова опустил голову в альбом.

— Это ты? — Спросил он, как будто не слышал мой вопрос. Я бросилась к нему и выхватила альбом с детскими фотографиями из его рук, захлопнув перед его носом. На фотографии, которую он рассматривал, мне было четыре, мама с папой с обеих сторон держали меня на руках. У отца на фотографии были выколоты глаза…

— Не твоё дело. — Рявкнула я, отбрасывая альбом.

— Странное место для хранения воспоминаний. — Нахмуренно произнес он.

— Вон! — Зарычала я, указывая пальцем в сторону двери.

Раф ухмыльнулся и посмотрел в другую сторону. Мой взгляд проследил за его взглядом, он смотрел на меч, лежавший на полке. Меч, которым вчера орудовал некто Бельфегор. Во мне что-то перемкнуло, я быстро взглядом нашла коробку, с моим первым мечем, одним рывком вытаскивая его, Раф тем временем схватил меч и стал в стойку. Он смотрел на меня со странной дразнящей ухмылкой. Я пожалела, что отложила пистолет. Я напала первой, но Раф одним движением руки блокировал удар, лязги мечей раздались эхом по подвалу. Он орудовал одной рукой, вторая была заведена за спину. Я наносила удар за ударом, он блокировал каждый без особого труда. После, стал нападать он, один удар, второй удар, рукоять меча отдавала вибрацией в ладони. Я защищалась, отступая в дальний угол. Он нанес еще четыре мощных удара, этот парень явно занимался фехтованием, никогда не видела таких ловких ударов, как будто он родился с мечем в руках. Мечи бились со звоном друг о друга, одним движением Раф выбил мой меч из рук, я споткнулась и стала падать, рука Рафа тут же оказалась на моей талии, подхватывая меня. Наши тела почти соприкасались, он тяжело дышал, всматриваясь в мои глаза, он поднёс меч, в миллиметре от моего горла, дерзко ухмыляясь.

— Ты достойный противник. — Прохрипел он, тяжело дыша. Его меч, со звоном упал на бетонный пол.

Руки Рафа, обвили мою талию, прижимая меня к его теплому телу. Взгляд его неистовых аквамариновых глаз сверлил меня. Моё тело хотело прогибаться под него, отдавая всю себя без остатка. Но я не могла этого позволить себе. Двумя руками я оттолкнулась от него, отступая назад. Раф последовал за мной, ленивые, грациозные шаги и непроницаемый взгляд. Он ухмыльнулся и повернул голову к стене. Его внимание остановилось на моей доске для заметок. Естественно это была не простая девичья доска, с желаниями о счастливой жизни. На этой доске была фотография моего отца и данные о его последнем, известном местонахождении. Я пытаюсь его найти уже два года. Но всё безрезультатно, каждый раз, когда мне кажется, что я подобралась к нему, он испаряется. Мне нужно его убить. Отомстить за мать и себя, он не достоин того что бы ходить по этой земле. Раф внимательно изучал доску, потирая подбородок ладонью.

— Что это? — Мрачно спросил он. Я подошла ближе, осматривая доску.

— Это моя цель номер один. — Почти зарычав, ответила я. Раф посмотрел на меня, приподняв бровь, а после положил указательный палец на фотографию отца.

— Кто это? — С интересом спросил он, склоняя голову набок. Сжав скулы, я пыталась не сорваться.

— Человек, чье семя породило меня. — Через зубы процедила я. Раф снял фотографию с доски, на ней отец стоял на фоне танка в военной форме.

— И ты хочешь его убить? — В его голосе было непонимание и замешательство, я сжала кулаки.

— Именно. — Из горла вырвался рык, развернувшись, я, направилась наверх.

Устроившись на диване, я массировала виски. В присутствии Рафа, я чувствую что-то странное. Такого никогда не было, моё тело просит о его прикосновениях, а желание открыться ему, пугает до чертиков. Раф оказался рядом со мной на диване, с любопытством рассматривая меня. Его брови были нахмурены.

— Тебе стоит уехать. Вот, держи. — Я полезла в карман за кошельком и достала пару тысяч, протягивая Рафу, он приподнял удивленно брови. Я всунула деньги ему в ладонь. — Ты можешь снять себе номер в отеле, пока не определишься, что будешь делать дальше. — Устало улыбнулась я.

— Ты хочешь, что бы я ушел? Почему? — Тон Рафа был обиженным. Спокойствие, только спокойствие.

— Потому что это мой дом, Раф. Я не привыкла к непрошенным гостям. — Пытаясь вложить в тон как можно больше убедительности, произнесла я. Раф сунул деньги в карман.

— Сегодня пока тебя не было, приходили люди в форме. Они спрашивали, про твой внедорожник. — Спокойно проговорил он, я вскочила с дивана, смотря на него с распахнутыми глазами.

— Что они спрашивали? Что ты им сказал? — Почти зарычала я. Ухмылка Рафа превратилась в лукавую.

— Они спрашивали, не знаю ли я, где ты вчера была. — Спокойно ответил Раф. Я смотрела на него, ожидая самого худшего. — Я сказал, что твоя машина сломана, и ты ездишь на мотоцикле. А еще я сказал, что ты вчера была со мной и я отнес тебя в кровать. — Таким же непроницаемым голосом продолжил он. Я ударила себя по лбу ладонью.

Ладно, парень создал мне алиби. Но что же подумали копы, под его словами отнёс в кровать? К черту, они ушли и вроде Раф не сглупил. Я кивнула.

— Спасибо. Но тебе пора. — Прохрипела я, массируя виски. Мне нужен отдых.

— До встречи, Лисёнок. — Низко и хрипло произнес он, ленивой, но такой изящной походкой направляясь к двери.

ГЛАВА 5

Контрастный душ привел меня в норму. Мне нужно, что бы мои мозги начали нормально работать. Видимо на какое-то время, мне придется взять отпуск. Может, у полиции и нет прямых доказательств, но они могут следить за мной. Залив кофе в чашку, я нашла мои запасы шоколадных конфет. Отнеся мою высококалорийную еду в гостиную, я вернулась в кухню, наложив в миску Бумера мясо. Я не видела его сегодня, но он был вольной собакой и часто пропадал где-то целыми днями. Расположившись на диване, я открыла коробку конфет, мой слух привлек лай на заднем дворе. Прихватив еду, я сразу же направилась на задний двор. Моё тело замерло в дверном проёме, на газоне лежал Бумер у чьих-то ног. Всмотревшись в тёмный силуэт, который освещала лишь яркая полная луна, я невольно нахмурилась. Черная футболка обтягивала шикарное мускулистое тело, локти парня опирались о траву, придавая рельефности широким плечам.

Раф.

Этот парень, не в своем уме. Он смотрел на звезды, сидя на траве. Я осторожно подошла к нему и села рядом, расположив коробку конфет между нами.

— Почему ты не ушел? — Мой голос был нервным, но не раздраженным, на лице Рафа появилась кривая ухмылка, он повернул ко мне голову, в его неистовых голубых глазах плескались искорки веселья, собирая морщинки вокруг них.

— Ты сказала, что не хочешь, что бы я находился в твоем доме. Я не в твоём доме. — Ответил он непроницаемым тоном, переводя взгляд обратно на звёзды. Что ж, он меня сделал, юридически, именно так я и сказала.

— Ты не можешь оставаться на улице. Сними номер в отеле. — Я была взволнованна, не хотелось бы, что бы он жил у меня во дворе. Это как-то дико.

— В отеле слишком многолюдно. — Ответил он, взирая на звезды. Я сдаюсь, мне нужна передышка, он странный и сложный. Что твориться у него в голове? Я достала шоколадную конфету из коробки.

— Ты голоден? — Поинтересовалась я. Раф перевел свой взгляд на меня, только сейчас я заметила насколько идеально-точеное его лицо освещенное лунным светом.

— Ты хочешь меня покормить? — Его тон был удивленным и недоверчивым. Я кивнула, протягивая ему конфету, но вместо того что бы её взять, он открыл свой изящный рот.

Ну, уж нет, это уже слишком. Он сидел с открытым ртом и закрытыми глазами.

Лаадноо.

Взяв конфету двумя пальцами, я аккуратно положила её ему в рот. Его губы теплые и нежные сомкнулись на моих пальцах. По телу пробежал непонятный приятный ток. Я быстро убрала руку. Раф, с довольной ухмылкой прожевывал конфету.

— Сладкие. — Пробормотал он, ухмыляясь.

— Да парень, шоколад сладкий. — Проворчала я, мой взгляд опустился к пальцам, на которых все еще остался отпечаток его нежных губ.

— Твои пальцы, сладкие. — Протянул низким голосом он, с наглой ухмылкой.

Он идиот или прикидывается?

Я не ответила.

Раф взял чашку с кофе и бесцеремонно отпил половину. Я промолчала, его лицо отображало непроницаемость, но неистовые глаза смеялись, собирая морщинки вокруг. Пальцы Рафа нежно пробежали по моей талии, мои внутренности сжались от удовольствия и озадаченности. Я отпрянула, пронзая его раздраженным взглядом. Раф изучал моё лицо пристальным взглядом, не знаю, что он там увидел, но его брови нахмурились, прокладывая складочку меж ними, а челюсти напряженно сжались.

— Я слышал, как Бельфегор сказал, что ты ненавидишь мужчин. Ты не любишь, когда тебя касаются. Почему? — Озадачено спросил он, пронзая меня хмурым взглядом. В яблочко парень. Но я не собираюсь с ним делиться секретами.

— А еще он сказал, что ты падший ангел, которого нужно убить. — Огрызнулась я. Ноздри Рафа раздулись, он прищурился.

— Это не правда. — Почти прорычал его низкий гортанный голос. Я кивнула, быстро вскочив с травы.

— Конечно неправда, ангелов не существует. — Хмыкнув, я протянула ему руку.

Он озадачено смотрел на неё. Дело в том, что я не люблю, когда ко мне прикасаются без разрешения, но вполне могу соприкасаться с людьми по своему желанию. Я не сумасшедшая и у меня нет гаптофобии. Раф неуверенно положил свою теплую, немного мозолистую, но сильную ладонь в мою и без лишнего труда поднялся. Я потянула его за собой в дом. Он послушно плелся позади, крепче сжимая мою ладонь, я завернула к лестнице и повела его на второй этаж.

— Лисёнок, куда ты меня ведешь? — Послышался настороженный, низкий, бархатистый голос. Я ухмыльнулась.

— В свою спальню Раф. — Закатив глаза, произнесла, проходя один лестничный проём. Его ладонь, крепче сжала мою.

— А зачем ты ведешь меня в свою комнату? — Его тон был немного растерянным.

— Как зачем? Что бы заняться с тобой сексом! — Моё лицо было непроницаемым, я старалась не брызнуть от смеха.

Рука Рафа закрутила меня, прижав к себе, он без лишнего труда пригвоздил меня к стене, поставив свободную руку над моей головой. От него исходил аромат апельсина. Его взгляд был мрачным и завораживающим, мягким и ужасающим одновременно. Как будто он боролся с чем-то внутри. Он пристально смотрел в мои глаза, как будто пытался найти там ответ на свой вопрос.

— Ты действительно этого хочешь? Ты делала это раньше? — Его голос был хриплым и глубоким, пробуждая в низу моего живота бабочек. Я проглотила это чувство, но мои щеки запылали.

— Успокойся Раф, я шучу. — С улыбкой я похлопала его по плечу, поворачиваясь к двери. — И нет, не делала. — Холодно добавила я. Ладонь Рафа отдала импульс в мою руку, сжимая и разжимая её. Странная у него реакция.

Войдя в комнату, я отпустила его руку, он неохотно разжал свою, странно, но я сразу почувствовала одиночество, в котором так привыкла жить. Подойдя к тумбочке, я вытащила ноутбук и села на край кровати в позу лотоса. Я посмотрела на Рафа, он так и застыл в дверном проеме, внимательно наблюдая за мной. Я похлопала ладонью по кровати рядом с собой. Он осторожно подошел и сел рядом, соблюдая дистанцию. Я открыла ноутбук и зашла в поисковик. Открыв вкладку с арендой домов, я принялась изучать предложения. Я решила снять Рафу дом на месяц. Его взгляд определенно был на мне, все моё тело бросило в жар. Нестандартная реакция моего женского организма.

— Почему ты не веришь, что ангелы существуют? — Укоризненно спросил он. Я сжала скулы, сосредоточившись на экране ноутбука.

— Потому что я атеистка. — Нервно ответила я, не отрываясь от экрана. Раф фыркнул.

— Это абсурдно. — Фыркнул он с долей обиды. Я не хочу ему рассказывать, про мать, про то, сколько я молилась господу умоляя поставить её на ноги. Но ничего не произошло. Но мама всё же твердит, что разговаривает с ангелами и демонами. Это выводит меня из себя. Любой разговор на эту тему выводит меня из себя. Я слишком долго топтала пороги создателя, что бы понять, что мне никто не ответит.

— А ты, значит, веришь в господа и ангелов? — Я не скрывала яда в своем тоне.

— Конечно, верю. Я точно знаю, что они существуют! — Он ударил себя кулаком в грудь, задирая подбородок.

— Тогда, где же они все, когда нужна помощь? — Фыркнула я, с отвращением. Я почувствовала на себе мрачный, нахмуренный взгляд Рафа. Он долго молчал, изучая меня.

— У тебя что-то случилось, да? Поэтому ты такая? — С интересом спросил Раф.

— Это не твоё дело. — Огрызнулась я. Раф молчал. Я нашла дом, рядом с пансионатом мамы, в лесу, но вполне приличный. — Вот, я нашла тебе дом. И уже оплатила его аренду на месяц. Ты можешь поехать туда завтра. Я позабочусь, что бы тебе забили холодильник едой и всем необходимым. — Устало пробормотала я. Раф посмотрел на меня, приподняв вопросительно бровь.

— Почему ты мне помогаешь? — Его голос хрипел и лелеял. Я ухмыльнулась.

— Если тебе не нравиться, попроси помощи у ангелов. — С коварной ухмылкой предложила я.

Раф помрачнел и зарычал. Я не ожидала такой реакции. Он бросил на меня гневный взгляд потемневших глаз, играя скулами, его ноздри раздувались. Он встал с кровати и направился к двери, не проронив ни слова. Через минуту я услышала как с грохотом, закрывается входная дверь. Это всё что понадобилось, что бы убедить его уйти? Почему я раньше не завела этот разговор?

Впереди два выходных, за это время мне нужно отдохнуть. Переодевшись в бесформенную футболку, я вскочила в кровать. Сладкий сон и осознание того что я в доме одна, обеспечивают возможность нормально выспаться.

Первым делом, утром, я отправилась на пробежку по лесу. Мне нужно поддерживать сноровку, в последнее время я допускаю много ошибок. Два часа изнурительных тренировок по склонам, привели меня в чувство и развеяли мысли, о странном парне. Я действительно на какой-то момент почувствовала угрызение совести за то, что сказала Рафу. У каждого свои взгляды на жизнь и я не имею права их осуждать, точно так же как и любой другой. Моё кредо по жизни идти против всех, идти по головам ради своих целей. Никаких предрассудков, никаких системных правил, никаких общепринятых законов и морали. Я обвинила парня в его вере, меня же никто не обвиняет в моей надежде поставить мать на ноги.

После тренировки, я принялась менять колеса внедорожника, они были как будто прожженные от неудачного торможения и это странно. Заменив колеса, я приняла душ и открыла планшет, изучая почту. Три заказа, но я не могу пока что работать, по крайне мере не во вред себе. Я не охочусь за деньгами, я делаю это во благо общества. А деньги это лишь благодарность за мои усилия. Заказывая новое окно в гостиную, которое разбил Бельфегор, продавец удивился, извиняясь и ссылаясь на брак, удивился — так же как и я…

ГЛАВА 6

Выходные пролетели незаметно, но мне все же удалось отдохнуть. Рафа я больше не видела, но какая-то часть меня надеялась, что он сидит на заднем дворе и смотрит на звезды. Я открыла шкаф с одеждой. Не знаю, что на меня нашло, но я вытащила черное, короткое, обтягивающее платье. Посмотрев на него, я с яростью отбросила его на кровать. Кружа по комнате, я нервно играла скулами. Что со мной происходит? Я думаю о Рафе. Интересна была бы его реакция, если бы он увидел меня в этом платье. Я могла бы к нему съездить, ведь это я сняла ему дом, риэлтор сообщил, что в него заселился парень. Но зачем мне это? Все мужчины безжалостные подонки. Я бесила саму себя. Но все же надела платье. Оно облегало мою фигуру, делая акцент на талии и груди. Я действительно выглядела неплохо. Мой плоский живот был мягким, а попа упругой. В кубиках пресса нет силы, она заключается в ловкости и знаниях.

Найдя черные кеды на высокой платформе, я вскочила в них. Волосы, которые доходили до поясницы, я аккуратно расчесала и не стала заплетать в хвост. Залезая во внедорожник, я боролась с желанием немедленно снять это платье. Потому, пока не передумала, вжала педаль в пол и помчалась по улицам.

Припарковав внедорожник, я направилась к входу в университет, ловя на себе похотливые взгляды парней и завистливые взгляды девушек. Я чувствовала себя неловко в новом одеянии, моё платье доходило до середины бедер. Накинув халат, я почувствовала себя более, уверенней. Две пары прошли незаметно, я направилась в столовую, где меня ждала Арина. Она как всегда сидела в углу, за последним столиком. Она посмотрела на меня ошарашенным взглядом, видимо я произвела на неё впечатление. Натянув улыбку, я села рядом с ней, поправляя волосы. Она взяла мне кофе и овощной салат, она часто так делает, я ненавижу очереди и могу вообще отказаться от обеда, лишь бы не стоять в них.

— Алисия, ты ли это? — Ошарашенным голосом пролепетала она. Я ухмыльнулась.

— Она самая. — Я коварно оскалилась.

— Ты, ты, ты просто невероятно-прекрасно выглядишь! — Запинаясь от восторга, щебетала она. Я одарила её благодарным взглядом и взяла вилку, что бы приступить к еде. Кто-то сел рядом со мной, резкий запах женских духов, заставил меня перестать дышать. Я обернулась. Рядом со мной мерзко ухмыляясь, села Мила, Гарик сел напротив меня, рядом с Ариной, девочка поёжилась.

— Девушка, что вы сделали с тем чудовищем? — С насмешкой произнесла Мила. Я сжала зубчики вилки в руке, борясь с агрессией.

— Чего тебе? — Процедила я, пронзая Милу раздраженным взглядом.

— Ты ведь знаешь что мой отец начальник местного отдела полиции? Так вот, он сказал, что в твоем доме поселился эффектный парень. — С насмешкой произнесла она. Мои пальцы вжались в острия вилки еще сильнее. Если я не переборю гнев, я могу вонзить эй эту вилку в сонную артерию или глаз. Гарик смотрел на меня с насмешкой, облизывая красные губы. Его волосы имели каштановый оттенок и выглядели так, как будто ему уже давно пора навестить парикмахера.

— И поэтому ты решила сесть рядом со мной? — Из горла вырвался рык.

— Просто решила поинтересоваться, какой чудак сможет быть в твоём обществе. — С издевкой она пронзила меня своими серыми глазами. Мне захотелось выдрать её черные, кучерявые волосы. Интересно как быстро её белый халат на два размера меньше, пропитается кровью?

— Советую тебе прихватить своего осла и убираться, пока еще можете. — Зашипела я, еще немного и вилка проткнет мою плоть на пальцах. Она дерзко улыбнулась своими силиконовыми губами.

Странный девичий вздох, заставил меня перевести взгляд на Арину и Гарика, они смотрели мне за спину разинув рты, туда же устремилась и Мила вместе с остальной частью студентов, нависла мертвая тишина. Я обернулась. Вальяжной походкой, парень в светлых джинсах и черной футболке с мускулистым телом, направлялся в нашу сторону. На его лице была самодовольная ухмылка. Он отличался, от остальных присутствующих, он был без халата. Голубые, нечеловеческие глаза встретились с моими, грациозной походкой хищника он направился ко мне.

Раф.

Он подошел к нашему столику, остановившись около Милы, его руки были в карманах, а взгляд безграничного океана сверлил меня, его губы боролись с улыбкой. Мила истекала ядовитой слюной.

— Привет красавчик. — Кокетливо промурлыкала она.

Раф поморщился и перевёл на неё взгляд. У него было такое выражение лица, как будто у Милы изо рта неприятно пахло. Раф взял её за локоть и поднял с места, отодвигая в сторону. Затем он сел на её место, с лукавой ухмылкой, приятный, аромат апельсина заполонил мои ноздри. Моя челюсть отвалилась. Раф заправил мою прядь волос за ухо, его взгляд гулял по мне, бесцеремонно изучая каждую деталь, его пальцы коснулись воротника халата, он осторожно и трепетно сбросил его с меня, изумленно и жадно выпиваясь в моё тело взглядом. Он дерзко ухмыльнулся. Моё тело предательски заныло, под его взглядом.

— Привет лисёнок. — Прохрипел он, глубоким голосом отыскав мой взгляд. У меня перехватило дыхание, от его непринужденной уверенности. Он всё еще смотрел на меня, в ожидании, что я хоть что-то скажу. Но мой язык не мог пошевелиться, как и моё тело. Он усмехнулся и покачал головой. — Ты такая милая, когда растерянная. — Промурлыкав он, собственнически подтягивая выше вырез моего платья. Это действие мне понравилось и озадачило одновременно.

— Что ты здесь делаешь? — Наконец спросила я, изучая его изящные контуры губ, они расплылись в кривой ухмылке, он пальцем поднял мой подбородок выше, что бы наши глаза встретились. Я удивилась, что за всё это время, я ни разу не отпрянула от его прикосновений.

— Я уезжаю в город ангелов. И уверен, что ты захочешь поехать со мной. — Его тон был уверенным и самонадеянным, глаза прищурено рассматривали моё лицо. Я вернулась в реальность.

— С чего бы вдруг? — Фыркнула я, на щеках Рафа появились ямочки от улыбки. Он приблизился губами к моему уху.

— Потому что я знаю, где твой отец. — Прошептал хрипло он, его горячие губы задевали моё ухо, как будто специально, по моему телу пробежали приятные мурашки. А потом я поняла, что он только что сказал, мои глаза расширились, сердце бешено заколотилось. Раф ухмыльнулся. — Сегодня в пять, я буду у тебя. Ехать нужно сегодня. — Пробормотал он, вставая со скамейки, он подмигнул мне, направившись к выходу.

Не оборачиваясь ему вслед, я судорожно дышала. Пытаясь переварить полученную информацию. Теплая рука накрыла мое плечо, я обернулась. Раф коварно улыбался, а затем нагнулся и поцеловал меня в щеку, моё тело предательски затрепетало. Вилка в моей руке порезала палец. Раф развернулся, я перекинула ноги через скамейку и схватила его ладонь, он сжал её настолько быстро, что мне показалось, что он ожидал, того, что я так сделаю. Я рывком притащила его ближе. Две его ладони облокотились на стол по бокам от меня, наши лица были в трех сантиметрах друг от друга, темный дразнящий взгляд изучал меня. Он точно знал что делает.

— Зачем ты это сделал? — Прошипела я. Раф усмехнулся и нагнулся к моему уху.

— Эта девушка сказала, что ты не достойна меня. — Он говорил о Миле. — Я показал, что это не так. Я установил свои права на тебя. — Прохрипел мне ухо Раф дразнящим голосом, моё тело выгнулось под его тело, рваный вздох, вырывался из моих легких, я полыхала синим пламенем. Раф издал смешок, отстраняясь, он взял мою ладонь и поднес порезанный палец к своим губам. Он накрыл ими порезанный участок пальца, проводя по нему языком слишком интенсивно, я еле сдержалась, что бы, не издать стон, заерзав на месте. Раф отпустил мою руку.

— Ты сладкая, лисёнок. — Протянул он с лукавой улыбкой, развернувшись, он направился к выходу, оставляя меня сгорать.

Мои щеки горели, все взгляды оказались на мне. Ненавижу, когда на меня смотрят. Я схватила свою сумку и направилась прочь из столовой. Войдя в аудиторию нейрохирургии, я уселась на последнюю парту, пытаясь спрятаться от взглядов студентов. Если Раф действительно знает, где находиться мой отец, я не должна упускать такой шанс. Я два года искала его и если сейчас я его упущу, возможно, другой возможности может не представиться. Я твердо решила ехать. Пары заканчиваются в три. Я должна успеть собраться.

В три тридцать я уже подъехала к дому. Я договорилась с Ариной, что она приютит Бумера на некоторое время. Я не знаю, сколько времени займет моя поездка. Сложив в сумку, средства личной гигиены, нижнее бельё и пару нарядов, я приняла душ и обратно надела черное платье. Мне понравилось, как на меня смотрел Раф. Это глупо, но я в последнее время сама себя не понимаю. Ровно в пять Раф стоял на пороге моего дома. Я усадила пса на заднее сидение и бросила сумку в багажник. Раф сел на пассажирское сидение, мы ринулись с места. Мне нужно заскочить еще в пару мест, перед тем как мы покинем город. Я поехала в сторону дома Арины. Раф сверлил меня взглядом.

— Ты не сняла платье. — С самодовольной ухмылкой он бесстыдно рассматривал меня. Мои щеки покраснели, я не знала что ответить. Я повернула голову к Рафу, его глаза пожирали меня. — Мне нравиться. — Прохрипел он. Мои внутренности сжались, от такого заявления. Мои щеки загорелись еще больше, я уставилась на дорогу.

— Как ты узнал, где мой отец? — Мне нужно сменить тему.

— Спросил у Ангелов. — Безучастным тоном ответил он. Стало понятно, что он издевается, обратив на него взгляд, я увидела вполне серьезное выражение лица. Ладно, проехали. В прошлый раз я его обидела, стоит прикусить язык.

Оставив Бумера у Арины, я направилась в сторону леса. Мне нужно заехать в гараж и прихватить пару вещиц, из моего арсенала. Подъехав к гаражу, я вышла из машины и начала собирать оружие в спортивную сумку, так же я бросила туда два бронежилета, пиротехнику и пару гранат. Ну а вдруг?

— Зачем тебе столько оружия? — Послышался удивленный голос Рафа. Я прошагала к машине, забрасывая сумку в багажник и снова возвращаясь в гараж.

— Готовилась к встрече с папочкой уже очень давно. — Язвительно съехидничала я, хватая вторую сумку немного меньшего размера. В ней была наличка, неизвестно в какую передрягу я могу попасть. Деньги имеют власть.

Бросив вторую сумку в багажник, я села за руль и ринулась с места, к выезду города. Мне нужно увидеть маму.

Через двадцать минут я припарковалась около пансионата для инвалидов. Раф изучал здание, а после перевел нахмуренный взгляд на меня.

— Кто у тебя там? — В его голосе слышалось сочувствие. Я бросила на него раздраженный взгляд.

— Это не имеет значения. Будь здесь. — Прорычала я, хлопая дверью внедорожника.

Войдя в пансионат, меня как всегда поприветствовала Лилия — работница ресепшен. Не обращая на неё внимания, я направилась по коридору, открывая нужную мне белую дверь. Как всегда я застыла на пороге, заставляя себя войти. Мама смотрела в окно, её лицо было бледным и усталым. Тихо подойдя, я стала на колени, взяв её ладонь в ладони. Я всегда становилась на колени, что бы наши лица были на одном уровне. И мне кажется еще потому, что я чувствовала свою вину, в том, что не смогла защитить её от отца. Мама перевела на меня взгляд.

— Привет Лис. — Промурлыкала мама едва слышным голосом. Я натянула улыбку.

— Привет мам. Как ты? — Прохрипела я, пытаясь сдержать дрожь в голосе. Мама смотрела сквозь меня.

— Ты привела с собой Архангела? — Удивленно воскликнула мама, смотря за моё плечо. Я обернулась, Раф стоял, облокотившись о дверной проём, с сожалением глядя на меня. Ярость обрушилась на меня в этот же момент. Ненавижу этот взгляд. Мои зубы заскрипели. Я не должна при маме устраивать концерты. Нужно держать себя в руках. — Где твои крылья? — Спросила взволнованно мама, смотря на Рафа. Моё тело напряглось, я не могла сдерживаться.

— Мам, он никакой не Архангел, он обычный парень. — Хрипела я дрожащим от горечи голосом. Мама, плотно поджав губы как будто в протест, качала головой. — Пожалуйста, мама, не надо. — Умоляла я её, по моим щекам струились непрошенные слёзы.

— Где твои крылья? — Она повторяла, раз, за разом повышая истерический голос, всё громче и громче. Я погладила маму по лицу.

— Мама, прошу, успокойся. — Из моего горла вырывались всхлипы. Я понимала, что у неё нервный срыв.

— Нет! Ответь! Где твои крылья! — Вопила она раз за разом. В палату забежали мед сестры, вкалывая маме укол успокоительного. Я вскочила с пола, с яростным взглядом, мои руки схватили Рафа за плечи, тряся его что есть силы.

— Я же просила тебя оставаться в машине! Я просила! — Кричала я, мой крик переходил в рыдания. Раф ошарашено смотрел на маму, не на меня… Её голос стихал от действия препаратов. Я всё еще трясла Рафа за плечи. Он, наконец, посмотрел на меня мрачным взглядом, его скулы играли. — Я же просила! — Я давилась собственным рыданием.

Раф одним движением схватил меня на руки и резко вышел из палаты. Я била его по груди кулаками, но он даже не поморщился. Он просто нес меня по коридорам больницы. Вскоре мои рыдания перешли на всхлипы, руки Рафа обхватили меня теснее, я уткнулась в его шею, вдыхая его необычный аромат апельсина. Открыв водительскую дверь, он осторожно усадил меня на сидение и обошел внедорожник. Мне показалось, что он материться. Открыв дверь, он сел рядом и пронзил меня мрачным взглядом. Я же вцепилась в руль, смотря перед собой. Мной завладел гнев, я повернулась к Рафу, смотря на него с ненавистью.

— Теперь ты доволен? — Рявкнула я, смотря в его мрачно-синие глаза. Его скулы играли, он изучал моё лицо, поджав губы.

— Почему она прикована к кровати? — Голос Рафа был резким и раздраженным. Он злился. Я ударила по рулю ладонями.

— Ты недолжен был это вдеть! — Зарычала я на него. Пальцы Рафа дотронулись до моей щеки, вытирая слезу.

— Прости, я не думал… — Его голос был глубоким и нервным, я прервала его, впиваясь налитым кровью взглядом.

— Что ты не думал? Что ты ожидал увидеть в пансионате для инвалидов? Я просила остаться в машине! — Рявкнула я. Раф не сводил с меня пронзительного взгляда, играя скулами.

— Твоя мама верит в ангелов! — Уверенно произнес он. Я зарычала, готовая его придушить.

— Где же эти гребаные ангелы? Почему они не помогут ей стать на ноги? В гробу я видала этих тварей! — Я не узнала свой собственный голос, походивший на предсмертный крик раненого животного. Раф смотрел на меня с отчаяньем в глазах, его скулы напрягись. Он отвернулся со вздохом и уставился в окно. Я завела внедорожник и ринулась по трассе, покидая город.

ГЛАВА 7

Мне было неуютно и неловко, потому что Раф увидел мою маму в таком состоянии. Я никогда никому прежде не рассказывала о том, что моя мама больна. А Раф увидел мою маму в припадке сумасшествия. Но в его глазах я не видела осуждения либо отвращения и даже жалости. Если честно его взгляд вообще ничего не выражал, он просто смотрел в окно, даже не пытаясь заговорить. Я проехала маленький городок с ветхими домами.

До города ангелов четыре дня езды и это еще с моими навыками вождения и бешеной скоростью. Только сейчас я поняла, что совершенно ничего не знаю о парне сидящем рядом. Я даже не знаю его настоящего имени. И до этого момента, меня это абсолютно не волновало. Я не интересуюсь людьми, которые не задерживаются в моей жизни. Незнакомцы не лезут в мою жизнь с расспросами, я не расспрашиваю их. Но сейчас, когда мне нужно провести с этим парнем как минимум четыре осознанных дня, я должна начать задаваться вопросами. Он странный, абсолютно непредсказуем, порой, кажется с что он не с этой планеты. За пятнадцать часов езды Раф не заговорил ни разу, а я не могла успокоить себя, после встречи с мамой. Мы заехали в один из неприметных городков. Я уверенна что Раф не умеет водить что бы сменить меня, после того что случилось с колесами внедорожника, я не хотела этого даже проверять. Мне нужно было отдохнуть, хотя бы четыре часа, перед тем как снова отправиться в путь. Я колесила по дневному городу, в поисках отеля либо же мотеля. Один из таких мотелей находился на окраине города, возле трассы. Припарковавшись, я схватила две сумки с багажника, у меня не было уверенности в этом городе, не хватало, что бы ночью машину вскрыли уличные воры и лишили меня оружия. Сумки были достаточно тяжелыми, но Раф и не думал мне помогать, он лишь посмотрел на меня задумчивым взглядом и перевел взгляд на одноэтажный мотель, номера которого выходили на улицу. Рядом стояло неприметное маленькое одноэтажное здание с надписью «Администрация». Волоча сумки, я направилась туда. За стойкой администратора, сидела рыжеволосая женщина, её вид был не очень презентабельным, похоже она выпивала, что отображалось на её заплывшем красном лице. Раф остановился рядом со мной, скрестив руки на груди.

— Здравствуйте, мне нужно два номера на пять часов. — Пробормотала, измученно я. Женщина окинула меня странным взглядом, а затем устремилась, не отрываясь смотреть на Рафа, её глаза горели от похоти. О господи. Я щелкнула пальцами перед её лицом. — Соберитесь, пожалуйста! Два номера. — Выплюнула раздраженно я, немного хамоватым тоном. Женщина пронзила меня не одобряющим взглядом, но все же вернулась к экрану монитора. Затем она ухмыльнулась и вновь посмотрела на Рафа, который тоже, кстати, неотрывно смотрел на неё.

— У нас остался только один семейный номер, с двуспальной кроватью. — Она говорила с Рафом, а не со мной. Со стоном я направилась к выходу.

— Пойдем Раф, я найду еще какой-нибудь мотель. — Устало протянула я. Сил действительно оставалось мало.

— Думаю, вы ничего не найдете. В нашем городе всю неделю будет проходить съезд научных сотрудников. — Пробурчала она лицемерно мне в спину. Я откинулась спиной на стену и издала стон, переводя взгляд на Рафа, его губы дрожали, борясь с улыбкой. Я не хочу спать с ним в одном номере, ни говоря уже об одной кровати. Но я действительно утомилась. Направившись к стойке с недовольным лицом, я посмотрела на женщину.

— Ладно, берем. Сколько? — Проворчала я. Женщина посмотрела на меня коварным взглядом.

— Сто долларов. — Она с вызовом посмотрела на меня. В моей голове съехала планка.

— Женщина, вы под чем? За эту халупу? — Рычала недовольно я. Раф положил мне руку на плечо, пытаясь успокоить. Я бросила на него свирепый взгляд.

— Ладно, по рукам. — Проворчала я и положила трехзначную купюру на стойку. Женщина протянула мне ключ, с затертой биркой.

Развернувшись, я направилась к выходу. Рука Рафа легла мне на плечо, отбивая импульсом в моем теле. Ненавижу когда он, так делает. Я бросила на него, ненавистный взгляд. Он убрал руку и с еле заметной улыбкой забрал у меня две сумки. Мы направились к номеру.

Одна комната с кроватью около окна и холодильником, маленький телевизор стоял напротив кровати на деревянной тумбочке, дверь по правой стороне, вела в ванную. Запах был затхлый, пропитанный ванилью и табачным дымом. Скорее всего, здесь останавливаются дальнобойщики. Раф осторожно положил сумки около кровати и подошел к окну, открывая его. Видимо ему тоже не по вкусу такой запах. Я легла на кровать, с голубыми простынями из жесткого как наждак материала. Раф устроился на подоконнике, скрестив руки, он посмотрел на меня измученным, но понимающим взглядом. Я сдаюсь. Он не может спать на полу. Хотя почему это? На газоне заднего двора, он неплохо себя чувствовал.

— О чем ты думаешь? — Прозвучал его низкий, загадочный, бархатистый голос. Я перевела взгляд на соседнее место двуспальной кровати и услышала усмешку. — Ты не хочешь, что бы я спал с тобой? — Его голос стал дразнящим. В моей голове промелькнула двоякость этой фразы, от чего мои щеки обдало жаром. Раф посмотрел на меня, один уголок его губ дернулся вверх, его теперь уже светло-голубые глаза смеялись.

— Не горю желанием. — Протянула устало я. Раф просто кивнул. Еле слышный грохот послышался около окна, я вскочила и полезла к сумке с оружием. Нежная, но сильная рука Рафа, сжала мою кисть, я перевела на него взгляд. Тёмно-синие глаза были полны нежности, дикой для меня. Раф отстранил мою руку от сумки.

— Это просто ветер. — Ухмыльнулся он, я откинулась на кровать, осматривая окно, ветка билась о раму грязного окна. Действительно просто ветер. В последнее время я на взводе и мне нужен отдых. Я стала массировать пальцами виски, пытаясь сконцентрироваться. Раф направился к двери. Я подумала он уходит, но нет. Он закрыл дверь на защелку и вернулся на подоконник. Смотря на меня потемневшим взглядом.

— Что ты делаешь? — Нахмурив брови, спросила я. Скулы Рафа заиграли.

— Я не лягу с тобой в постель, мы слишком мало знакомы. — Его лицо расплылось в улыбке, ямочки на щеках плясали. Он издевался или нет?

— Рада, что мы сходимся во мнениях насчет этого. — Проворчала я, устраиваясь калачиком на кровати.

— Ты можешь отдохнуть, я буду тебя охранять. — Его голос стал более серьезным. Я усмехнулась.

— Ты меня? Все это время я только и делала, что охраняла тебя. — С насмешкой произнесла я. Сначала я выволокла его из мужского туалета, потом обезглавила какого-то придурка, который пытался его убить. Раф хищно ухмыльнулся.

— Пришло время и мне немного потрудиться. — Пробормотал он, оттолкнувшись от подоконника, он грациозно подошел к выключателю, погасив свет. Его силуэт вернулся к окну. Точеное лицо освещал лунный свет, глаза на фоне луны выглядели неестественно красивыми, как будто слабый свет неона жил в его радужках.

— Раф, я не спрашивала раньше. Но кто ты? И почему ты оказался в том туалете? — С зевком пробормотала я. Раф опустил голову, долго не отвечая. Черты его лица немного исказились.

— Я Архангел, у меня забрали крылья и бросили в то место. — Проговорил он холодным отстраненным голосом. Может он ненормальный?

— Понятно. — Устало ответила я и закрыла глаза.

Первым делом, утром, я залезу в базу данных лечебниц для психически-больных и поищу информацию о пропавших или сбежавших пациентах. Он вроде безобиден, но все равно стоит быть начеку. Возможно, он решит что Архангел (то есть он) должен забрать мою жизнь, за плохое поведение и не веру в бога. Но надеюсь, он все же стабилен ну или принимает какие-то лекарства…

Мои глаза открылись от ощущения чьего-то взгляда на себе, я всегда это чувствовала. В глаза ударил яркий свет от люстры. Я прищурилась, сонно осматривая помещение. Неистово-голубые глаза, пожирали меня. Раф сидел на полу рядом с кроватью и сверлил меня странным взглядом. Я резко подорвалась с кровати, Раф наблюдал за моими движениями.

— Ты что смотрел, как я сплю? — Нервно возмутилась я.

— Да, ты красиво спишь, лисёнок. — С довольной ухмылкой промурлыкал он. Его прямолинейность убивает меня, он даже не пытался отговориться. Бросив на него недовольный взгляд, я схватила сумку с вещами и поплелась в ванную.

Ванильное мыло я привезла с собой. Если честно в этом душе было страшно мыться. Но выхода не оставалось. Закрыв ржавый кран, я открыла сумку в поисках подходящей одежды. На мой взгляд, попались джинсовые неприлично короткие шорты, которые еще немного и откроют взор на ягодицы. Зачем я только их взяла? Ладно, мне действительно будет в них удобно, в штанах ноги будут преть от долгой езды. Я надела шорты, ноги в них смотрелись просто невероятно женственно, что абсолютно не соответствовало мне. Хотя я никогда и не пыталась выглядеть подобным образом. Я нашла майку белого цвета с камнями выложенным пистолетом и завязла тугой, высокий, конский хвост. Вскочив в белые кеды, я все еще не понимала, почему я взяла эти шорты и почему я так волнуюсь. Выйдя из ванной, я встретила на себе ошеломленный взгляд темно синих глаз и поняла, почему взяла эти шорты. Мне нравилось, как он на меня смотрел, хотя это недопустимо. Многие так смотрели на меня, но это всегда только раздражало. Раф, быстро заморгал, со свистом втянув воздух, как будто не верил, своим глазам. Одарив его беззаботным взглядом, я направилась к двери.

— Лисёнок, я думал, что платье на тебе смотрится бесподобно. Так вот, я официально заявляю, я ошибался. — Прохрипел низко он, я почувствовала его взгляд на своих ягодицах. Внутри меня пылало упоение его реакцией. Я обернулась и действительно, он смотрел именно туда. Я скрестила руки на груди.

— Думаю, когда общаешься с собеседником, нужно смотреть ему в глаза. — Холодно проворчала я. Но маленькая часть меня была удовлетворена. Раф еще секунду палился на мою задницу и лишь после поднял глаза, темно-синий неизвестный мне взгляд, поглотил меня с головой. Я чувствовала, как волоски стают дыбом на моей шее.

Быстро развернувшись, я направилась к машине, Раф что-то проворчал на непонятном, но красивом языке, схватил сумки и направился следом за мной. Я все еще чувствовала его взгляд на заднице, его странные причитания на другом языке продолжались. Раф закинул сумки в багажник, наградив меня еще одним странным, потемневшим взглядом и прошел к пассажирскому сидению. Как только он сел, я завела внедорожник и выехала на трассу. Его глаза были сосредоточены на моих глазах. Он скрестил руки на груди и надул изящные губы. Из меня чуть не вырвался смешок, но я старалась держаться хладнокровно.

— Что не так? — Возмущенно спросила я. Раф сглотнул, переводя взгляд на мои оголенные ноги.

— Как много парней видели тебя в этом? — Прохрипел низко он, приподняв бровь. Странный вопрос.

— В этих? Только ты. Я их никогда не одевала прежде. — Заявила я с ноткой озадаченности. Все сложнее было сдерживать улыбку. Раф нахмурился и покачал головой.

— Тебе стоит их снять. — Проворчал недовольно он. Мои брови устремились вверх, от удивления.

— Это еще почему? — Фыркнула я. Раф еще несколько секунд изучал мои ноги, а затем перевел помрачневший, хищный взгляд на моё лицо.

— Все мужчины будут на тебя смотреть. Мне это не нравиться. — Раздраженно процедил он, играя скулами. Я решила, что самое время заставить его выбиться из колеи. Я съехала с трассы и заглушила двигатель. Раф посмотрел на меня с удивлением. — Что ты делаешь? — Настороженно спросил он, щуря глаза. Я ухмыльнулась. Мои руки добрались до пуговицы на шортах, расстегнув её, я принялась их стягивать.

— Ты сам сказал, что мне стоит их снять. Уверенна когда я их сниму, взглядов будет меньше. — Издевательским тоном произнесла я, приподымаясь на сидении, что бы стащить шорты.

Рука Рафа, накрыла мою, прикасаясь к низу живота, я дрогнула от теплого, приятного касания. Наши глаза встретились, Раф наградил меня строгим, раздраженным взглядом, убрав мою руку, он потянулся к змейке и движением пальцев застегнул её, моё тело стало ватным, его пальцы скользили в очень близком контакте с интимным местом. Я затаила дыхание, мою грудь и шею обдало жаром. Раф подтянул шорты и застегнул пуговицу, своей ладонью он усадил меня на сидение, держа теплую, массивную ладонь на бедре. Все моё тело предательски пылало. Он дерзко ухмыльнулся, замечая мою реакцию и медленно убрал руку. Раф единственный, кому я до сих пор не переломала руки, за то, что он касается меня. Я вышла из ступора.

— Ты можешь их носить лишь в моём присутствии. — Заявил резко он и откинулся на сидении.

— Это еще почему? — Фыркнула я, заводя внедорожник.

— Потому что если на тебя кто-то будет так смотреть в моём присутствии, я выжгу ему глаза. — Его голос был очень жестким и дерзким. Я приподняла бровь.

— Это как же? — Усмехнулась я и ринулась с места. Скулы Рафа заиграли, он снова уставился на мои ноги, изучая их собственническим взглядом.

— Ты меня поняла? — С хрипцой рыкнул он. Я нахмурила брови, но кивнула. Если он действительно пациент психбольницы, стоит просто согласиться. Хотя мне приятно, что он так повел себя. Но это всего лишь слова. Мой отец тоже много говорил, а потом еще больше делал, противореча своим же словам. — Замечательно. — Протянул самодовольно он, сверкая ясно-голубым взглядом.

Мы проехали еще пару маленьких городов, я становилась ближе к своей цели. Совсем скоро я смогу поквитаться с тем, кто испортил жизнь мне и моей матери. Мне стоит начать задавать вопросы.

— А зачем тебе ехать в город ангелов? — Поинтересовалась я, не сводя взгляд с дороги.

— Мне нужно найти свои крылья. Ангелы сказали, что они были замечены там. — Нервно произнес он. Снова эта заезженная пластинка, про ангелов. Честное слово, я скоро сойду с ума. Ладно, стоит ему подыграть.

— Кто забрал твои крылья? — Спросила неуверенно я, сама не веря в глупость, которую сморозила.

— Падший Ангел. Его имя Армарос. — С ненавистью прорычал Раф, сжимая кулаки. Обстановочка накаляется.

— Как он это сделал? — Мой голос был нервным. Зачем вообще я все это спрашиваю? Сейчас я похожа на психиатра, у которого на приеме пациент больной шизофренией. Раф стал рвано дышать, его скулы сжались, а глаза стали темнее океана перед бурей. Я быстро съехала на обочину и заглушила двигатель. Мне не хватало только припадка. Я положила руки на его рельефную, напряженную грудь. — Эй, все хорошо. Успокойся. Смотри на меня. — Нежно и тихо говорила я, как делала это с мамой. Раф еще минуту учащенно дышал, а после заглянул в мои глаза, в его глазах была неподдельная боль и отчаянье. Я ахнула.

— Он заманил меня в ловушку и вырвал их. — С ненавистью, скрипя зубами, прорычал Раф.

Мне нужно его успокоить. Его костяшки побелели, от сжатия кулаков. Я перелезла через сидение и уселась на подлокотник, обнимая Рафа за шею. Я положила свою голову ему на плечо. Раф сидел, не двигаясь, даже не дышал. От него исходил аромат апельсина, который будоражил меня. Пальцы Рафа пробежались по моей спине, а потом он обнял меня за талию, втянув воздух, он положил свой подбородок мне на макушку. Я напряглась, но уже через секунду меня окутала волна спокойствия и благоговения. Он странно действовал на меня.

— Мне нравиться находиться так близко к тебе. — Прохрипел он мне в ухо, что заставило меня заерзать, от удовольствия. Я хотела сказать, что мне тоже нравиться. Но я такого никогда не скажу мужчине.

— Рада, что могу помочь. — Со смешком призналась я. Раф был не намерен отпускать меня из объятий. — Ты расскажешь, где именно мой отец? — Спросила осторожно я. Не понимая, почему не задала этот вопрос раньше. Как будто я слепо могла ему доверять. Я никому не доверяю. Раф хмыкнул.

— Только после того как мы доберемся до места назначения. Я не хочу, что бы ты натворила глупостей. — Пробормотал он мне в ухо, теплоё дыхание обжигало мою плоть, что заставило меня учащенно дышать. А еще я подумала, что он не хочет, что бы я оставила его и направилась дальше одна. Наверное, это он и имел ввиду.

— Ладно, позволишь мне продолжить поездку? — Растерянно и хрипло попросила я, осознавая, что еще нахожусь в его нежных и трепетных объятьях.

— Нет, не сейчас. — Прохрипел он, отстраняя меня от себя, что бы наши глаза встретились. Его теплое дыхание щекотало мои губы, а глаза, словно два сапфира, пленили моё сознание. Мне стало неуютно и в тоже время, я хотела прикоснуться губами к его губам. Моё сердце бешено колотилось, все внутренности заиграли в диком танце, спускаясь к низу живота. Раф провел теплым пальцем по моей щеке, наблюдая за моей реакцией. — Я хочу кое-что сделать. — У него был хриплый, манящий, низкий голос. Я задрожала от ожидания поцелуя. Но вместо этого Раф привлек меня к себе, его губы оказались на моей шее, оставляя обжигающий поцелуй, моё тело накалилось до предела. Я вонзила ногти в его шею. Раф поцеловал меня еще раз, а после его язык провел дорожку до моей впадинки на ключице. Я затрепетала, из меня вырвался стон удовольствия, мне пришлось сжать ноги, что бы, не растечься. Его рука опустилась к низу моих шорт, он нежно поглаживал большим пальцем оголенный участок ягодицы. Моё тело изогнулось.

— Раф. — Стон отчаянья вырвался из моего горла. Взгляд Рафа вернулся ко мне, он смотрел на меня темными, глубокими, синими глазами. Он прижался лбом к моему лбу, не отводя от меня взгляда, я рвано дышала.

— Я хочу, что бы каждый раз надевая эти шорты, ты вспоминала этот момент. — С дьявольской ухмылкой, он отстранился от меня.

Мои внутренности упали, мне стало неловко, я быстро пересела на водительское сидение, но не смогла сказать ни одного членораздельного слова. Моё тело все еще горело и пульсировало. Я поняла, что взгляд Рафа прикован ко мне, он изучал мою реакцию. Собравшись с мыслями, я завела внедорожник и выехала на трассу. Вот черт. Что это было? Я никогда прежде такого не испытывала! Я что сломалась? Технически неисправна?

Мы проехали еще почти десять часов. Я не стала заводить тему о прошлом Рафа, если этот человек действительно псих, или шизофреник, я не хотела бы быть причиной очередного приступа. Мне нужно заправить внедорожник и купить, что-то перекусить. Я припарковалась в одном маленьком городке, на заправке и направилась в магазин, Раф моча поплелся за мной ленивой походкой. Оплатив бензин, я прошлась по магазину, забрасывая продукты в корзину, батончики, энергетики, воду и пару пакетиков чипсов. Мой взгляд нашел Рафа, тот изучал стойку с тортами. Он смотрел на сладости так, как будто впервые их видел, удивленно и с непониманием. Я осторожно подошла к нему, что бы, не напугать. Он долго изучал шоколадный торт.

— Ты что никогда не пробовал торт? — С ноткой удивления спросила я. Раф обернулся ко мне, нахмурив брови.

— Это съедобно? — С недоумением спросил он.

Этот вопрос поверг меня в шок. Я не знала, как реагировать на такой вопрос. В итоге я просто взяла шоколадный торт и положила в корзину. Расплатившись, мы вышли на улицу к внедорожнику. Мои скулы сжались, я вскипела до предела.

— Черт! — Прорычала я, осматривая колеса внедорожника, все четыре были пробиты чем-то острым. Я оглянулась по сторонам, никого.

— Кто это сделал? — Спросил, нахмурившись Раф. Я бросила на него уничтожающий взгляд.

— Откуда я знаю? — Прорычала я и ударила ногой по одному из колес. У меня в багажнике лежат две запаски, но даже с двумя исправными колесами, ехать было неразумно.

Оглядевшись, я заприметила мастерскую в тридцати метрах от заправки. Странное чувство накрыло меня. Это вполне могли быть рабочие из мастерской, таким образом, выманивая клиентов. Но что же мне делать? Я посмотрела на Рафа, он сидел на корточках, около внедорожника, что-то изучая под машиной. Я подошла к нему, мне не понадобилось много времени что бы понять, что течет бак. Я выругалась себе под нос, за что получила не одобряющий взгляд Рафа. Ладно, выхода нет. Я направилась в автомастерскую через дорогу. Там меня встретил парень лет двадцати пяти, но он смотрел не на моё лицо, а на мои шорты вернее на то, что они не прикрывали. В этот момент я пообещала, что он сильно пожалеет об этом. В ту минуту как я схватила матировку, лежавшую рядом с парнем, теплая сильная рука легла мне на талию. Раф сверлил парня воинственным взглядом.

— Мне не нравиться, как вы смотрите на моего лисёнка. — Прорычал Раф, привлекая меня к себе. На лице парня, с коротко-стриженными, черными волосами, появилась похотливая ухмылка, он облизал потрескавшиеся губы.

— Ступай своей дорогой парень. Эта девушка мне понравилась. — Мерзко прохрипел парень. Я почувствовала, как рука Рафа напрягается на моей талии, он зарычал и завел меня за спину. Мне не только этого не хватало. Не дай бог, его еще покалечат.

— Моя дорога лежит через твой труп. — Прорычал Раф. Я покосилась на него. Он что серьезно? Я сжала монтировку крепче. Похоже, машину нам продеться чинить в другом месте. Парень свистнул.

— Мужики, у нас тут гости. — Крикнул парень.

Из мастерской вывалилось пять лысых, огромных мужчин, в татуировках. Прекрасно. Раф дерзко ухмыльнулся и сжал кулаки. Я, конечно, могла бы сгладить ситуацию, но не после того, как Раф сказал, про труп парня. Мужчины все как один были одеты в синие комбинезоны. Раф сделал шаг вперед и обернулся ко мне.

— Не вздумай влезть. — С приказом рыкнул он, глядя в мои глаза.

Усмехнувшись, я скрестила руки, на своей груди все еще держа монтировку в руках. Ну, посмотрим, на что способен этот парень. В конце концов, я всегда смогу прикончить этих клоунов, если что-то пойдет не так. Если честно я думала, что Раф разведет дискуссию, поэтому очень удивилась, когда Раф сделал шаг вперед, сломал нос ладонью парню и направился к мужчинам. Из носа парня фонтаном текла кровь, он согнулся и громко матерился. Раф прижался к мужчинам как хищник к своей добыче, те уже бежали к нему на встречу. Одним движением руки, он вывернул руку одного из мужчин под неестественным углом, показалась кость, оглушающим писк заставил меня прижмуриться. Двое мужчин пытались одновременно напасть на Рафа, но он пригнулся так быстро, что если бы я моргнула, то не заметила бы этого, мужчины ударили кулаками друг друга по лицам. Один мужчина вытащил нож и тут я напряглась. Я уже хотела бежать на помощь, как к моим ногам прилетел тот мужчина, роняя нож на асфальт. Он свернулся клубочком, что-то крича о ребрах. Последний мужчина забился в угол и стал трястись.

— Пожалуйста, не надо. Я отдам всё, что вы хотите. — Дрожащим голосом, выставив руки, в знак капитуляции умолял он. Сколько раз я слышала эту фразу от моих жертв…

Одним движением руки, Раф схватил мужчину за горло и поднял над землей. Он оглянулся на меня, его глаза были чернее ночи с взглядом настоящего воина. Во мне это пробудило чувства влечения и интереса. Раф что-то шепнул на ухо мужчине и тот послушно закивал. Раф кинул его в сторону как мусор и подошел ко мне. Мои глаза были на уровне его груди, рассматривая напряженные мускулы, мне захотелось к ним прикоснуться. Раф подошел ближе и засунул руку мне в карман шорт, я дернулась, когда Раф быстро отстранился, я увидела в его руках ключи от моего внедорожника. Он бросил ключи мужчине, которому что бы словить их пришлось упасть на землю.

— У вас двадцать четыре часа, если не справитесь, я подожгу это место вместе с вами. — Прорычал Раф, а после направился ко мне, на его лице появилась коварная ухмылка, я поняла, что мой рот открыт от шока.

Вот этого всего я точно не ожидала. Раф истинный боец, то, как он двигался необычайно ловко и завораживающе. Очень сильный боец. Я знала, что он хорошо владеет, мечем, но что бы это… Раф подошел ко мне, от него как никогда пахло апельсином. Я застыла, смотря в его голубые бездонные глаза, он улыбнулся и одним движением вырвал монтировку из моих рук, отбросив её со звоном на асфальт. Раф обернул руку вокруг моей талии и подтолкнул к внедорожнику. У меня пропал дар речи.

— Я же сказал, что в этих шортах ты можешь ходить, только со мной. — Прохрипел с хищной ухмылкой он. — Заберем вещи из машины и где-нибудь остановимся. — Продолжил он. Я никогда не замечала, какая от него исходит жесткая уверенность. Он как командир, которому нипочем любая угроза. Видимо я была слишком зациклена на его странностях.

— И где ты предлагаешь остановиться? — Поинтересовалась я, осматривая ближайшие, пустынные участки.

— В двух километрах отсюда есть мотель и хороший бар. — Заверил он меня. Я пожала плечами и кивнула. Скорее всего, он уже был здесь однажды. Раф взял все сумки, не позволив мне ничего нести. Когда мы шли, вдоль дороги, он обернулся, с ехидной улыбкой. — Мне нравиться, когда ты соглашаешься и не пререкаешься, лисёнок. — Промурлыкал с усмешкой он.

— Я просто утомилась, не надейся, что это будет продолжаться долго. — С невинной улыбкой, я похлопала ресницами. Раф усмехнувшись, покачал головой.

Мы добрались до мотеля, где я быстро расплатилась за номер, с двумя раздельными кроватями. Конечно, было бы неплохо приобрести два номера, но я опасалась, что у Рафа может начаться новый приступ.

Как только мы вошли в номер, пастельных цветов, Раф оставил сумки и ушел, ни сказав и слова. Первым делом, оставшись одна, я достала ноутбук. Четыре письма о заказах. Я даже не стала, открывала их. Войдя в сводку, разыскиваемых людей, я пыталась найти информацию о сбежавшем из психиатрической больницы парне. Но ничего не нашла. И это меня расстроило и обрадовало одновременно. Если он здоров, какого черта, он тогда рассказывает о том, что он Архангел? Я ввела в поисковик слово Архангелы и мне выдало информацию, о семи Архангелах. Я стала читать их имена, Михаил, Гавриил, Уриил, Салафаиил, Иегудиил, Вархиил, Рафаил. На последнем я остановилась. Раф — Рафаил? Нет, этого не может быть. Это бред какой-то. Я принялась читать о нем информацию, Архангел Рафаил был послан на землю, вместе со своим войском, в качестве хранителей людских, но его подчиненные вместо того что бы охранять людей, взяли дочерей человеческих в жены, у них появились дети Нефилимы. Нефилимы — являются детьми ангела и человека. Всё войско Рафаила было приговорено к заточению в аду, до судного дня, до того момента, пока им не вынесут приговор. Рафаил — способен исцелять, он искусный воин и военачальник. С этими словами, входная дверь хлопнула, в неё вошел Раф с двумя пакетами, из магазина одежды. Я быстро захлопнула ноутбук и отложила в сторону.

— Ты что украл эти вещи? — Недовольно спросила я. Раф приподнял бровь.

— Если бы я их украл, откуда бы взялись пакеты? — С ухмылкой спросил он, сверля меня издевательским взглядом. Но я продолжала раздраженно смотреть на него. Он вздохнул и посмотрел в потолок. — Я купил их, понятно? Вот чек! — Его голос был возмущенным, он протянул мне белую бумажку, я не стала её брать.

— Извини, просто хотела убедиться. — Я виновато пожала плечами. Раф кивнул и направился в ванную.

То, что я прочитала в интернете, вызвало во мне сомнения. Но я могла объяснить это так: Раф мог сам дать себе это имя и что самое страшное, он мог оставить у себя на спине порезы, что бы выглядело правдоподобнее, рассказывая историю о том, что ему вырвали крылья. Я все же не хотела в это верить. Через пятнадцать минут Раф вышел из ванной, с его черных волос стекала вода. На нем была серая футболка и светло-синие джинсы, на ногах белые кроссовки. Он однозначно имеет вкус в одежде. Я вспомнила о шоколадном торте и быстро достала его из пакета, в номере имелся нож, я разрезала торт на небольшие кусочки, сверху торт был залит шоколадом. Раф сел рядом со мной на кровать.

— Хочешь покормить меня? — Спросил он с дразнящей ухмылкой. Ну, уж нет, на этот раз я не поведусь.

— У тебя есть руки Раф. — Проворчала я. Его глаза искрились от смеха.

— Да, но у меня они чистые, а свои ты уже испачкала. — Раф посмотрел на мои пальцы, испачканные шоколадом. Я закатила глаза.

— Ты серьезно? — Я с возмущением нахмурила брови. Он самодовольно кивнул.

Ладно, не спорю, я хотела это сделать. Немного замешкавшись, я все же взяла маленький квадратный кусочек торта, шоколад растекся по моим пальцам. Раф открыл изящный рот, его глаза вызывающе дразнили. Я осторожно поднесла кусочек торта к его рту, он нежно взял его губами, я стала убирать руку, но его ладонь обернула мою кисть и приблизила мои пальцы, к своему рту, он поцеловал два моих пальца испачканных шоколадом, а после усердно облизал языком. Я издала стон, на что Раф ответил усмешкой. Я разозлилась, выдернув свои пальцы из его рук, я провела большим испачканным пальцем по его щеке, оставляя шоколад. Раф посмотрел на меня, сужая глаза, похоже он зол. В следующую секунду, на моей губе и носу красовался шоколад, Раф не убрал руку, он поглаживал подушечкой большого пальца мою щеку, от чего моё тело пылало.

— Мне нравиться. — Промурлыкал он, опуская свой палец на мою нижнюю губу.

— Нравиться что? — Настороженно спросила я, Раф нагнулся ко мне очень близко, убрав палец, он придвинулся к моим губам, я ждала поцелуя. Он языком провел по моей нижней губе, слизывая шоколад, я затаила дыхание, но он сразу же отстранился.

— Ты такая же сладкая как шоколад, поэтому мне нравится шоколад. — Промурлыкал он, засовывая еще один кусок торта в рот, с самодовольной улыбкой, его глаза смеялись надо мной.

И это меня действительно бесило. Я никогда не позволяла никому, ничего подобного. Ну, может и приходилось, но этих людей уже нет в живых. Он специально попросил меня покормить его, хотя уже сам испачкал свои руки как свинья. Хитрый, самодовольный, дерзкий, сексуальный парень. О чем я вообще думаю? Мне нужно готовиться к встрече с моим «любимым» папочкой. С этими мыслями я вскочила с кровати и направилась в ванную, смывая с себя шоколад. Когда я вышла из ванной, я увидела в руках Рафа кремовое, кроткое платье, я точно знала, что у меня такого нет. Он смотрел на него, со знающей ухмылкой.

— Что это? — Приподняв бровь, спросила я. Раф резко поднял на меня взгляд.

— Мне кажется, тебе в нём будет очень хорошо. — Хриплым голосом проговорил он. Я осмотрела платье.

— Оно не намного длиннее моих шорт. — Подметила я. Раф одарил меня взглядом хищника.

— Но я же с тобой. Ты можешь его надеть. — Упрямо настаивал он. Я облокотилась на стену и судорожно выдохнула. Мне нужно сконцентрироваться на убийстве отца. Сейчас это самое главное.

— Может быть, я его надену, когда это всё закончиться, Раф. — Устало ответила я. Раф с минуту изучал моё лицо, а после кивнул.

— Мы можем спуститься в бар. — Предложил он.

— Иди, я хочу немного отдохнуть. — Я устало потянулась, плетясь к кровати.

Сев на неё, я откинулась на подушку. Раф сел у моих ног, изучая мои бедра. Его рука дотронулась до моего бедра, по телу разлилось тепло, его глаза изучали каждый сантиметр моего тела. И мне стало неловко, Раф тут же убрал руку, заметив мою реакцию.

— Ты не хочешь, что бы я тебя трогал, да? — Как то, отстраненно спросил он. Я поджала губы.

— Это всё сложно Раф. Я не хочу что бы ты, на что-то рассчитывал. — Мои губы поджались. Глаза Рафа потемнели.

— А что тебе нравиться? Мне нравиться шоколад, а тебе? — С энтузиазмом спросил он. Странная смена темы. Ухмыльнувшись, я одарила его загадочным взглядом.

— Апельсин. — Ответила я и тут же пожалела. Зачем я это сказала? Но, кажется, он ничего не понял. Он нахмурил брови и кивнул.

— Можешь отдохнуть. Я пойду, прогуляюсь. — Раф встал с кровати, грациозно направляясь к двери.

Ничего не ответив, я развернулась к окну. Я что-то чувствую к этому парню. И он странный, моя рана исчезла, собака здорова и он не выглядит так, как выглядят люди с покромсанным брюхом. Но в то, что он Архангел, я ни за что в жизни не поверю.

Кажется, я задремала, на пару часов, мой сон встревожил стук в дверь. Раф бы не стучался. Поправив хвост, я сонно подошла к двери.

— Кто? — Прохрипела я, зевая.

— Алисия Фридман? Это инспектор полиции, мне нужно задать вам несколько вопросов. — Послышался грубый голос мужчины. Я осмотрелась по сторонам. Вот черт, если я сбегу будет хуже. Тем более Рафа до сих пор нет и машина в ремонте. Сон как рукой сняло. Я немного приоткрыла дверь. Мужчина крупного телосложения, в черных брюках и кожаной, коричневой куртке, угрюмо смотрел на меня.

— Какого рода вопросы? — Нахмурив брови, спросила я.

— Собирайтесь, проедем в отделение. — Пробормотал он.

Сцепив зубы, я думала что делать. Если я откажусь, то он может силой меня затащить в участок и тогда я уже не выйду. Тем более я сомневаюсь, что он приехал один. Вскочив в белые кеды, я хлопнула дверью и направилась к выходу. У мотеля стояло три полицейских машины. Я села в ту, на которую указал инспектор. Ни на один из моих вопросов инспектор не ответил, он угрюмо смотрел вперед, пока мы ехали. Участок полиции находился в двадцати минутах езды. Мы прошли через проходную и направились в комнату допроса. Зеленые стены, железный стол и две скамейки. Комната излучала негатив и холод. Я села на скамейку, инспектор сел напротив меня, открывая папку с бумагами.

— Итак, почему я здесь? — Я скрестила руки на груди и приподняла бровь. Я ненавидела сотрудников органов. Инспектор одарил меня презренным взглядом.

— Алисия, хочу сообщить вам, что вашу машину видели на месте преступления. Мне пришла ориентировка из вашего горда. — Пробормотал он. Я вскинула бровь, стараясь держать себя непринужденно.

— Какого рода преступление? — Настороженно спросила я. Инспектор изучал моё лицо, холодными серыми глазами.

— Вы знали Альберта Зильберт? — Ответил он вопросом на вопрос. Я забегала глазами, пытаясь вспомнить, где слышала это имя. Потом до меня дошло.

— Эм, вроде он какой-то политик. Я слышала, что его убили в творогом центре. — Уверенно ответила я, непринужденно пожимая плечами. Инспектор что-то записал на бумаге.

— Вы были знакомы с ним лично? — Голос инспектора действительно пугал. Моя внутренняя охотница ухмыльнулась, не могу сказать, что мы знакомы лично, но вот моя пуля отлично познакомилась с его головой. Я посмотрела на него презренным взглядом.

— Вы издеваетесь? Где я? А где политик? С какой стати нам быть знакомыми? — Фыркнула я. Инспектор нахмурил брови.

— Алисия, ответе, пожалуйста, на вопрос. — Хмуро приказал он, я вздохнула.

— Нет. — Выплюнула я. Инспектор изучал меня с минуту, а потом что-то записал на бумаге.

— Скажите, пожалуйста, где находился ваш автомобиль в прошлый четверг? — Он снова поднял на меня хмурый взгляд. Так, нужно отвечать быстро.

— После пар, я съездила к матери в пансионат, вы можете это проверить. После я отправилась домой, колеса моей машины чудным образом сгорели. Так что автомобиль был в непригодном состоянии и находился около дома. — Спокойно ответила я, пожимая плечами. Инспектор прочел какую-то бумагу, а затем что-то написал в листе.

— Ваш парень говорил то же самое. Прошу прощение за подробности, а именно он встретил вас и отнес в кровать. Что он имел ввиду? — Заинтересованно спросил инспектор, глядя на меня, его глаза смеялись. Я так и знала, что это еще аукнется. Я сжала пальцы и сердито посмотрела на инспектора.

— А сами как думаете? Я молодая девушка, он сексуальный, горячий парень с огромным…

— Достаточно. Я вас понял. — Перебил меня инспектор. Я усмехнулась и посмотрела на листок бумаги.

— Вы это не запишете? — Серьезно спросила я, но мои глаза искрились от смеха. Инспектор недовольно покачал головой.

— Какая цель вашего визита в этот город? — Сменил тему он. Я сцепила зубы, а затем хлопнула по столу ладонями, сердито смотря на инспектора.

— Кстати насчет этого! Я хочу написать заявление, на заправке мне испортили четыре колеса и пробили топливный бак. Я подозреваю, что это сделали ребята из автомастерской напротив! — Зарычала я. Лучшая защита это нападение. Инспектор хмуро посмотрел на меня.

— Вы слишком агрессивно себя ведете, на вас надеть наручники? — Сердито спросил инспектор.

— А я что задержана? — Фыркнула я, вопросительно подняв бровь.

У инспектора зазвонил телефон, он не ответил мне и вышел из кабинета. Я оценила свои шансы на побег, маленькое окошко, в которое даже ребенок не пролезет и железная дверь. Инспектора не было около получаса, я уж подумала, что обо мне забыли, но тут вдруг он вошел, не садясь, он взял бумаги.

— Можете быть свободны мисс Фридман. — Проворчал недовольно инспектор, разрывая бумаги допроса. Я приподняла бровь, но всё же встала и направилась к двери. Инспектор окликнул меня. — Вы должны понимать, что ваша фамилия не всегда будет прикрывать вашу задницу. — Проворчал он, разрывая бумаги на мелкие клочки. Я ухмыльнулась.

— Но на этот раз прикрыла, верно? — С усмешкой спросила я.

— Все обвинения с вас сняты. Но если вы захотите что-то рассказать, позвоните на мой личный номер. — Проворчал инспектор и протянул мне визитку, я положила её в карман.

— Непременно. — Выплюнула я с открытым сарказмом.

— Алисия, как человек вы мне симпатизируете. Но это моя работа, не принимайте на личный счет. — Более дружелюбно проговорил инспектор, смотря мне в глаза. Я кивнула. — Вас отвезут к мотелю. — Добавил он.

Выйдя из комнаты допроса, я направилась на улицу. На дворе уже было темно. Интересно сколько я здесь провела времени? И что сейчас думает Раф? Возможно, он уже половину города объехал в поисках меня. Я села в полицейскую машину и направилась к мотелю. Через тридцать минут, с горем пополам по пробкам мы доехали.

У меня фамилия отца, а он, как известно очень влиятельный военный. Я конечно никогда не пользовалась преимуществами своей фамилии, но она часто прикрывала меня. Самое ужасное, что по какой-то причине, мне не удавалось сменить её. Как только я подавала документы о смене фамилии, они удивительным образом терялись либо здания с документами сгорали.

ГЛАВА 8

Выйдя из полицейского автомобиля, я вдохнула вечерний воздух, в баре играла музыка. Город ожил, но в основном по улицам бродили пьяные люди. Я вошла в мотель и поднялась по ступенькам на второй этаж. Дверь была открыта, но я точно её запирала, наверное, Раф взял запасной ключ. Выдохнув, я поняла, что мне предстоит объясниться, я открыла дверь и впала в ступор. Обнаженный Раф лежал на кровати, его оседлала рыжая бестия, Раф сжимал её ягодицы, а девушка кричала что-то из серии «О боже, о боже». На минуту я застыла в дверях, Раф даже не обратил на меня внимания. По моим щекам потекли слезы. Я не знаю почему. Возможно, он действительно мне нравился. Зарычав, я сжала кулаки.

— Вот черт! — Рявкнула я, захлопнув дверь с грохотом, я сбежала по лестнице вниз.

Выбежав из мотеля, я спустилась в Бар, который располагался в подвале мотеля. Клубки дыма, запах алкоголя и много нетрезвых людей. Я села за ближайший к двери стол, сжимая и разжимая кулаки, мои скулы заиграли. За мой столик подсел парень с белобрысыми волосами и зелеными глазами, он приветливо улыбался.

— Что такая девушка делает в таком месте? — Дружелюбно поинтересовался он, я одарила его своим фирменным взглядом «Тебе лучше держаться подальше».

— А что не видно? — Зарычала я, указывая на диван, на котором я сижу. Парень ухмыльнулся.

— Я Марк. — Произнес дружелюбно он. Мои скулы заиграли, неужели не видно, что я не хочу разговаривать?

— Очень приятно Марк. Я Алисия, охотник за головами. — С кривой ухмылкой, я протянула ему руку. Он рассмеялся.

— А ты забавная. — Смеясь, ответил он и пожал мне руку. Не прокатило. — Думаю в таких шортах, лучше не появляться в этом баре, могут быть проблемы. — Подмигнул он мне. Да что они все прицепились, с этими шортами? Я осмотрелась вокруг, мужчина с кием в руке, жадно осматривал мои ноги, я дерзко усмехнулась.

— А может, я ищу проблем. — Коварно произнесла я, подмигивая. Я встала из-за стола и направилась в сторону мужчины, мне нужно выпустить пар, а лучший способ это — убить кого-то. Мужчина ошеломленно смотрел на меня, его язык показывал неприличные жесты. Теплая сильная рука, легла мне на плечо и потащила в сторону. Запах апельсина ворвался в мои ноздри. Раф смотрел на меня строгим мрачным взглядом.

— Где ты была? Я переживал. — Проворчал он, пронзая меня взглядом. На его серой футболке остался рыжий кучерявый волос, я взяла его и поднесла к его глазам, вскинув вопросительно бровь, мне пришлось высоко задрать голову, потому что он был выше меня на две головы.

— Я заметила, как ты переживал. — Рявкнула я, пытаясь вырваться из его рук, но он крепко обхватил меня ладонями за талию, сверля гневным взглядом. Раф пригнулся к моему уху.

— Ты сама сказала, что бы я ни на что не рассчитывал. — Прохрипел бархатистым голосом он, моё тело ему ответило, прогибаясь под него. Раф посмотрел мне в глаза с хищной ухмылкой. — Выгибаешься. — Пробормотал он, улыбаясь. Я одарила его гневным взглядом, он нагнулся к моему уху. — Та женщина сказала мне, что если девушка выгибается, значит ей приятно. — Пробормотал он. Я оттолкнула его руками и бросилась к выходу.

Марк сунул мне в руку салфетку со своим номером, перед тем как я вылетела из бара. Я пнула ногой мусорный бак. Мои глаза налились кровью. Как я могла быть такой опрометчивой? Я начала доверять этому парню! А он такой же, как и все остальные. Я ненавидела саму себя. Идти было некуда, поэтому я вернулась в номер. Два часа я расхаживала кругами, пытаясь себя успокоить. Раф так и не пришел, скорее всего, он развлекается с очередной подружкой. Как Раф мог так поступить? Он что не с этой планеты? Мало ли что я сказала? Я мысленно зарычала, выключила свет и улеглась в кровать. Почти два часа я ворочалась, представляя, как прострелю голову той рыжей, а следом кастрирую Рафа садовыми ножницами. Но все же я погрузилась в сон.

Входная дверь тихо открылась. Наверняка, это Раф вернулся после феерического секса, я хотела его отчитать, но передумала. Я почувствовала, как тихие шаги скользят к моей кровати, останавливаясь предо мной. Я не захотела смотреть на него. Я почувствовала тепло, как будто кто-то захотел прикоснуться к моей щеке, но передумал. Мокрая повязка упала на моё лицо, закрывая нос, крепкие руки зажали мне рот.

Хлороформ — этот запах я узнаю везде, я сама им пользовалась. Я не успела пискнуть, как отключилась.

ГЛАВА 9

Запах сырости и плесени, ворвался в мои ноздри, я резко подскочила и сразу же рухнула, к моей щиколотке привязана цепь. Упав на холодный, бетонный пол, я осмотрелась, подвал, с тусклым маленьким огоньком свечки освещал пространство. На потолке висели трубы, из которых капала вода. Сколько времени я провела в отключке? И где я? Это два вопроса, которые очень сильно меня волновали. Я услышала звон цепи, в углу подвала, прищурившись, я увидела пять маленьких теней. Они, дрожа, прижимались друг к другу. Вот черт, это же дети! Я встала и сделала два шага, на большее цепи не хватало. Три девочки и два мальчика испуганно смотрели на меня. По моему телу пробежали мурашки, дети были измазаны грязью и очень худые. Я согнулась, опираясь ладонями в колени.

— Привет, я Алисия. — Тихо и нежно прошептала я. Дети прижались друг к другу еще ближе. Они были напуганы. Я сделала шаг назад, давая понять, что не хочу причинить им вреда. — Не бойтесь, я не обижу вас. Как вы здесь оказались? — Так же ласково, как мама разговаривала со мной в детстве, спросила я. Мальчик в синей футболке и синих штанишках, немного придвинулся вперед, что бы осмотреть меня, на вид ему около шести лет. Он был самым смелым из их пятерки.

— Мы не знаем. Нас всех похитили эти люди. — Послышался испуганный голос мальчика. Моё сердце облилось кровью.

— Они вас обижают? — Пытаясь быть более нежной, спросила я, хотя мой голос изрядно дрожал от ярости. Мальчик скривился, как будто, эти воспоминания причиняют ему боль.

— Они говорят, что если мы будем делать, то что от нас хотят, нас не будут обижать. — Послышался голос девочки, в розовом платье с маками. Ей не больше семи лет.

— А что они хотят, что бы вы делали? — Осторожно спросила я, разглядывая детей. Девочка всхлипнула.

— Когда приезжают гости, мы должны с ними играть. — Произнесла девочка дрожащим голосом. Я сжала кулаки. Мне не нужно объяснять, что иметься ввиду под словом играть. Этих детей подсовывают под педофилов. Я осмотрела цепь на своей ноге. Если я раздобуду какой-то острый предмет, то смогу высвободиться. Я посмотрела на детей.

— Не бойтесь. Я нас вытащу. — Заверила я, осматривая испуганные глаза детей. Эти люди не ту похитили. — Как вас зовут? — Поинтересовалась я.

— Я Филипп. — Послышался голос мальчика в синей футболке. — Это моя сестра Мика. — Мальчик указал на девочку в розовом платье. — Это Нора, Лиза и Мирко. — Он указал на трех малышей, им не больше чем пять лет.

— Кто эти люди? — Спросила я. Шаги за железной дверью приближались.

— Тебе нужно сесть. Они не разрешают вставать. — Прошептала испуганно Мика, я сжала кулаки, но села.

Дверь в подвал отворилась, в неё вошли двое громил, с коротко-стрижеными волосами, в костюмах, с белыми рубашками. Я изучала их лица, но я их не знала. Холодный расчетливый взгляд, похожий на взгляд убийцы, не такой как у меня. Этим людям все равно кого убивать. За их пиджаками красовались пистолеты, которые они однозначно специально предоставляли на показ для устрашения. Их ошибка в том, что меня не напугать пистолетом. Скорее всего, в скором времени, именно эти пистолеты убьют их, я ухмыльнулась от этой мысли. Их смерть будет долгой и мучительной. Раньше я использовала гуманность и не заставляла мучиться своих жертв. Но то, что делают с этими детьми… В общем суд принял решение. Осталось лишь привести его в действие.

— Она очнулась. — Проговорил один из охранников, кивая на меня головой. Два охранника подошли ко мне, я всадила свободной ногой, охраннику меж ног.

— Привет мальчики? — С невинной улыбкой спросила я. Охранник согнулся и зарычал. Я смеялась. Разогнувшись, охранник бросился ко мне и ударил со всей силы кулаком в челюсть, еще чуть-чуть и он бы её сломал. Но я не произнесла и звука, моя щека с внутренней стороны ударилась о зубы и почувствовала металлический привкус крови. Собрав её, я плюнула охраннику на кожаную туфлю и коварно ухмыльнулась.

— Ты бьешь как девчонка. Это всё что ты можешь? — С вызовом, насмешливо спросила я. Охранник замахнулся второй раз, я понимала, что сейчас будет очень больно, но второй охранник остановил его.

— Хватит. Ты знаешь, что нам не позволено избивать их. — Прорычал он второму. Я рассмеялась.

— Что щеночки, хозяин отшлепает вас по заднице? — С насмешкой и вызовом спросила я. Лучший способ одержать верх, это вывести оппонента из себя. Охранник посмотрел на меня с яростью, но опустил руку и улыбнулся.

— Думаю, она сильноагрессивная. Нужно позаботиться об этом. — Его голос был таким слащавым, мерзость. Но я нутром чуяла, что он собирается что-то мне сделать.

— Ты прав. — Усмехнулся второй и достал из кармана шприц наполненный жидкостью. Я отпрянула назад, выставляя руки. Охранник заломил меня, так, что я не могла вырваться. Острая игла вонзилась мне в шею, я почувствовала, как моё тело расслабляется и перед глазами все размывается.

— Седативные препараты. — Просветил меня охранник с иглой.

Но я не могла ничего ответить. Моё тело обмякло, а губы не хотели двигаться. Вот черт. Кажется, я попала. Нужно что-то придумать. Где Раф? Надеюсь, он жив. И надеюсь, он не здесь.

Не знаю сколько прошло времени с того момента как я сюда попала. Но могла просчитать по приходу охранников делающих мне очередной укол. Одного укола хватает примерно на восемь часов. Я провела здесь почти четыре дня. Меня выводили в туалет и душ, через каждый укол. Дверь находилась сразу около двери подвала, так что разглядеть здание мне не удалось. В душевой все было сделано из пластика, так что никакой возможности схватить что-то, что бы открыть замок, да и толку было бы от этого мало, я сейчас похожа на овощ. Детей уводили почти каждый день, а после возвращали. Моё сердце обливалось кровью, от их испуганных лиц. Я знала, что за мной никто не придет. Единственный кто мог за меня волноваться эта мама, которая бы молилась ангелам за моё скорое возвращение. На вопросы где я и почему я здесь, никто не давал ответа. Мне просто вводили новый укол и уходили. Единственное что мне давали из пищи это бутылка воды и шоколадный батончик.

Дверь в подвал открылась в очередной раз, я думала, что пришло время укола либо кого-то из детей позовут играть. Но нет, в подвал завели мальчика лет одиннадцати, его посадили рядом со мной и приковали к цепи. Я сразу обратила внимание на его внешность. Глаза фиолетового цвета, большие и глубокие, он не выглядел напугано, скорее даже безучастно. Волосы, отросшие до ушей каштанового цвета, на его лице было безразличие. Он откинулся на стену и достал из кармана мячик, перебрасывая его с руки на руку. Мальчик действительно был странным, от него исходила непонятная энергия. Как только охранники ушли, он перевел взгляд на меня и отрешенно уставился. С минуту он просто смотрел, а потом судорожно выдохнул.

— Привет, я Тим. — Представился он мне. Я не могла ответить, думаю совсем недавно, мне сделали укол. Тим нахмурился и вдохнул воздух, затем его фиолетовые глаза остекленели. И что самое главное, я буквально почувствовала, как из моей крови уходит препарат, как он испаряется из-под моей кожи. Я снова могла двигаться и говорить.

— Привет Тим, я Алисия. Как ты это сделал? — Удивленно спросила я, изучая мальчика взглядом. Он улыбнулся.

— Это пустяки. Ты им сильно насолила, раз они пичкают тебя этой дрянью. — Ответил улыбчиво он. Взгляд Тима выглядел не по годам, в нем было что-то взрослое.

— И все же, как ты это сделал? — Поинтересовалась я. Тим загадочно улыбнулся.

— Если я тебе скажу, ты не поверишь, точно так же как не веришь в Ангелов. — Произнес он и посмотрел на дверь. В голове вскипели мысли. Что это было?

— Ты умеешь читать мысли? — Настороженно спросила я. Тим бросил на меня взгляд фиолетовых глаз.

— Ага, и это тоже. — Пробормотал он и стал играться мячиком. Не время отрицать то, что видишь собственными глазами.

— Ты знаешь, почему я здесь? — Спросила настороженно я. Тим не отрывался от мячика.

— Ага. Ты убила их главного. Но они не знают, что с тобой делать. — Проговорил он и перевел взгляд на меня. — Пока что не знают. — Добавил уверенно он.

По моей спине пробежали мурашки. Так вот кто эти люди! Это люди Политика, которого я убила. В голове начала складываться картинка. Его судили за создание детского притона, но он умер, кто теперь им заправляет? Ладно, это не важно. Нужно выбираться отсюда. И уводить детей. Голова стала работать с нереальной скоростью. Мне в голову пришла мысль.

— Хорошая идея. Может получиться. — Согласился, улыбаясь Тим. Я бросила на него шокированный взгляд, но потом отмахнулась. И посмотрела на детей.

— Мне нужно, что бы в следующий раз, вы стянули сюда какую-нибудь железную заколку или ручку. — Попросила я. Дети посмотрели друг на друга, но затем кивнули. Никто не знал, кто будет следующим. От одной этой мысли мне становилось тошно.

На следующий день пришли за Норой, моё сердце обливалось кровью. Что приходиться переживать этим детям? Я убью всех, кто имеет к этому отношение! Спустя какое-то время Нору вернули, она мне слегка кивнула, значит, у неё получилось. Но то, что произошло дальше, не входило в мои планы. Два охранника направились ко мне, я притворялась овощем. Один охранник снял мою цепь, они подняли меня под руки и поволокли в сторону двери.

Они, похоже, решили, что со мной делать…

И явно ничего хорошего. Меня проволокли по ступенькам наверх, яркий свет от белых ламп ударил мне в глаза, я прищурилась. Белые коридоры расползались как лабиринт, мы повернули в одну из дверей. Бетонный пол и голые стены, посередине комнаты стоял стул. Тусклое освещение, там было окно, на дворе стояла ночь. Меня усадили на стул. Я делала вид, что я овощ, если я пошевелюсь слишком резко, мне введут еще один укол, Тима рядом нет и я не смогу противостоять врагу. Меня не привязывали и это их самая большая ошибка. В комнату вошел парень со светлыми волосами. Я попыталась сдержать рык, когда поняла кто это. Парень с бара, по имени Марк. Что-то он не выглядит так же дружелюбно как раньше. С кривой ухмылкой, засунув руки в джинсы, он подошел почти вплотную, его рука скользнула по моему оголенному бедру. Я сдержалась.

— Искала проблемы? Ну вот, ты их нашла. — С мерзкой улыбкой проговорил Марк. Его глаза блуждали по моему телу, я знала, чего он хочет. Марк сделал два шага назад, заводя руки за спину. — Перед тем как я поимею тебя и прикончу я расскажу тебе интересную историю. — Пробормотал коварно Марк. Я пожала губы. — Ты убила моего отца, теперь я занял его место. За тобой постоянно следили мои люди, этот твой цербер, не отходил от тебя ни на шаг. Нам пришлось проколоть твои шины… Когда мои люди увидели, как твой парень отделал тех ребят с автосервиса, мы поняли, что он является проблемой. Мы проследили, где вы остановитесь и все бы ничего, но тот парень, Раф, кажется, такой странный, не хотел вестись на проститутку. — Усмехнулся Марк, я хотела его придушить. — Представь мою ярость, когда, наконец, он согласился и тут перед отелем появляется инспектор со своей гвардией, я был так зол. Пришлось подождать, пока тебя отпустят. И тут, все сыграло как по сценарию. Ты поднялась в номер, а там твой Раф, резвиться с дамочкой. Когда ты выбежала из номера и зашла в бар, все было уже решено. Но признаюсь честно, я не ожидал, что твой щенок побежит за тобой, бросив наслаждение… Он почти, всё испортил, но ты молодец, ты оттолкнула его и выбежала на улицу. Дальше Жасмин, утешила его в туалете, а после подмешала ему в напиток клофелин. Но этот парень такой крепкий, представляешь восемь доз и ничего! Только спустя два часа, он уснул за барной стойкой. — Посмеивался Марк, мои зубы сжались. Смейся, пока можешь.

— Ты такой же мерзкий, как и твой отец. Я рада, что убила этого ублюдка. — Прорычала я, скрипя зубами. Марк сделал поклон.

— Мерси, приму это за комплимент. — Марк вышагивал туда обратно предо мной. — Этот парень странный какой-то. Представляешь, он говорил что-то о том, что не хочет никого кроме тебя. Но Жасмин знает свое дело. — Коварно усмехнувшись, выплюнул он. Мои кулаки сжались.

— Где мы? — Прорычала я. Марк бросил на меня презренный взгляд.

— Мы за городом. Здесь тебя никто не найдет. — Оскалился он.

— Где Раф? — Из горла вырвался гортанный рык. Марк коварно улыбнулся.

— Он отправился в город Ангелов. Мои люди проследили за ним. Кстати он угнал твой внедорожник. — Усмехнулся Марк.

Слезы подступали к моим глазам. Раф бросил меня. Он уехал без меня, еще и обокрал.

Ему конец.

Я должна выбираться отсюда. Не успела я об этом подумать, как Марк стащил меня со стула и бросил на пол. Его руки полезли к моей пуговице на шортах. Я вырывалась, но он пригвоздил мои руки к бетонному полу, я была слишком слаба. Он сел на мои ноги, расстегивая свои джинсы. Я брыкалась ногами, но все четно, я не ела нормально неизвестно, сколько времени и препарат еще не вывелся из крови до конца. Марк приподнял мою майку и провел пальцами по месту, где был шрам под ребрами. Его рука скользнула под мой лифчик, жесткой хваткой сжимая грудь. Я зарычала. Марк лишь улыбался.

— Я тебя прикончу. — Прорычала я. — Последним, что ты увидишь, будет моё лицо. — Пообещала я.

— Люблю таких дерзких кисок. — Промурлыкал он, прикасаясь к моим губам. Его рука полезла мне в шорты.

Треск разбитого стекла отвлек всех, включая меня. В стекло влетел парень в серой футболке и светлых джинсах, на белых кроссовках виднелись пятна крови. Мускулы напряжены, взгляд жесткий и расчетливый, в голубых глазах полыхает огонь.

Раф.

В его руках красовался меч, который остался от мужчины, которому я снесла голову. Он нашел меня взглядом, грудь под его футболкой была напряжена, он рвано дышал. Охранники бросились на Рафа, одним движением он снес им головы, кровь брызнула мне на щеку. Марк, вскочил с меня, из-за спины он вытащил пистолет и выстрелил в Рафа. Я завопила. Но пуля странным образом отскочила от Рафа как кошка от воды. Это только разозлило Рафа, он коварно улыбнулся и ринулся к Марку. В ту же секунду, Марк, схватил меня за волосы и поднял, приставляя пистолет к виску.

— Я выстрелю! — Рычал Марк, но я чувствовала, как его рука дрожала, он никогда не убивал. Это лишь кажется просто. Я закатила глаза и застонала, скрестив руки на груди.

— Он не выстрелит! — Запротестовала я. Раф остановился. Я поняла, что пора действовать. Одной ногой, я выбила из-под ног Марка почву. Он полетел на бетон, пистолет отлетел в сторону. Раф сразу же ринулся ко мне. Одним движением Раф всадил меч в сердце Марка. Тот, умирая, смотрел в мои глаза, я усмехнулась. Мне суждено стать пророчицей.

— Никто не смеет трогать лисёнка. — Прорычал Раф, грозным голосом.

Бросив меч в сторону, Раф обернулся ко мне и его взгляд потеплел. Раф подошел ко мне почти вплотную, его руки, опустились вниз и дотронулись до низа моего живота. Он что серьезно? Прямо сейчас? Но потом он подтянул мои шорты и застегнул пуговицу на шортах, при этом смотря мне в глаза, его скулы играли.

— Я же говорил лисёнок, что все дело в этих шортах. — Пробормотал лениво он, но на его губах гуляла усталая улыбка. Раф обнял меня и прижал к себе. — Я думал, ты меня бросила. — Прохрипел он мне в ухо. От этого голоса и его объятий мне стало тепло и уютно. Я обхватила его руками, мои ноги обхватили его поясницу, Раф держал меня под коленями.

— Почему ты так подумал? — Устало спросила я. Щека Рафа потерлась о мою, его щетина обжигала, но это было приятно.

— Та женщина сказала, что ты ушла и больше не вернешься. Я сначала поверил ей. — Прохрипел он мне в ухо. Я вздрогнула. — Но потом я вошел в комнату и увидел что ты не забрала сумку с оружием и платье, которое я купил. Это меня насторожило. Я взял твою машину и поехал тебя искать в город Ангелов. Но потом понял, что тебя там нет. — Прохрипел устало он. Я прижала его еще ближе к себе.

— Где твоя логика Раф? Как бы я уехала без машины и оружия? — Возмущенно прохрипела я.

— Не знаю, два дня я был как в тумане. Потом мне стало легче. И я понял, что нужно возвращаться. Я нашел ту женщину, она рассказала мне, где тебя искать. — Голос Рафа задрожал, он вздохнул около моей шеи, а затем поцеловал возле мочки уха, теплые губы оставили отпечаток. — Я соскучился Лисёнок. — Прохрипел он.

— Я тоже соскучилась. — Пробормотала сонно я. Рядом с Рафом я почувствовала себя спокойно. Он усмехнулся и притронулся мягкими губами к моей шее.

— Знаешь, что еще мне рассказала эта женщина. — Прошептал он, моё тело запылало от желания. Я обвила его сильнее ногами. — Она сказала, что от меня пахнет апельсином. — Прошептал он и эти слова прожгли меня насквозь.

— Я рада, что ты об этом узнал. — Хихикнула я. И тут до меня дошло, я посмотрела Рафу в глаза. — Здесь должно быть куча охранников. Нам нужно…

Губы Рафа накрыли мои, жадным поцелуем, я застонала, Раф усмехнулся, не отрываясь от моих губ. Его рука пробежала к моей спине, жадный настойчивый поцелуй углубился, наши языки переплелись. Тело изнывало, от желания, мне хотелось большего. Ладонь Рафа накрыла мою щеку, я поморщилась и пискнула ему в рот. Охранник ударил меня именно туда. Раф тут же отпрянул, его взгляд помрачнел, он осторожно провел по щеке еще раз, рассматривая синяк, издав грудной рык.

— Считай что он труп. — Прорычал Раф, его глаза стали чернее ночи. Я пожала губы и посмотрела на одного из охранников.

— Вообще-то так и есть. Ты снёс ему голову. — Со смешком произнесла я. Раф посмотрел в сторону обезглавленных тел и кивнул. Мне хотелось продолжить поцелуй, но нет времени.

— Раф, нужно освободить детей! — Крикнула я, слезая с его рук. Раф нахмуренно посмотрел на меня.

— Каких еще детей? — Озадачено спросил он.

— Здесь в подвале, шестеро детей. Эти ублюдки подкладывали их под педофилов. — Прорычала я и бросилась к двери. — Ты видел, здесь много охраны? — Спросила я, открывая дверь.

— Они все мертвы. — Устало отрезал он. Только сейчас я заметила, насколько плохо выглядит его лицо. Такое чувство, что он не спал и не ел уже очень долго. Первым делом, когда мы выберемся, я его накормлю.

Мы пробежали по белому коридору и спустились в подвал. Ни души не встретилось на пути. Я с треском выбила дверь в подвал. Вот черт, я вообще не подумала о том, что дети могут испугаться. Маленькие крохи прижались друг к дружке. Все кроме Тима, он один одобрительно улыбался. Раф вошел следом. Он достал нож из кармана и передал его мне. Я подбежала к детям и уже через три минуты пятеро малышей были свободны. Я обернулась к Тиму, моё сердце пропустило удар. Раф стоял над Тимом, занеся меч над ним. Я подскочила к нему и схватила Рафа за руку.

— Что ты творишь? — Прошипела я. Скулы Рафа играли.

— Нефилим. — Прорычал Раф. Я застыла на месте. Раф слишком вжился в роль Архангела.

— Раф, не трогай его. Он мне помог! — Пискнула я, на мои глаза накатились слёзы. Раф посмотрел на меня и тут же отпустил меч.

— Ненавижу, когда ты это делаешь лисёнок. — Проворчал Раф, освобождая Тима от цепей.

— Делаю что? — Раф посмотрел на меня с раздражением.

— Плачешь! — Фыркнул он и откинул цепь с ноги Тима.

— Я не плачу! — Рявкнула я.

— Плачешь, плачешь! Я видел! — Послышался голос Тима, он кивал головой. Я одарила его взглядом «Закрой рот». И он притих.

— Мы не можем их взять с собой. Есть идеи? — Спросил Раф, осматривая детей.

Он прав, нам нужно ехать дальше. Но детей оставлять нельзя. Тут до меня дошло, я полезла в карман шорт. Визитка инспектора. Можно ли ему доверять? Если он увидит все эти трупы…

Ладно, выхода нет.

— У тебя случайно нет телефона? — Неуверенно спросила я, Раф посмотрел на меня презрительным взглядом и полез в задний карман.

— Думаешь, я олух? — С обидой спросил Раф, я хихикнула. Из кармана Раф достал смартфон. — Кому ты собираешься звонить? — Настороженно спросил Раф.

— Инспектору, который меня допрашивал. — Ответила я, Раф нахмурился.

— Он делал тебе больно? — Помрачнев, спросил он. Я закатила глаза.

— Нет! Мы просто поговорили. — Застонала я. Раф кивнул.

Я набрала номер с визитки.

— Слушаю. — Ответил хриплый, сонный голос.

— Эм, инспектор… — Я замолчала, я не знаю его имени. — Это Алисия Фридман. — Проговорила я. Инспектор откашлялся.

— Слушаю Алисия. — Уже бодрым голосом проговорил он. Я понимала, что мне нужно, как-то сделать так, что бы он, не впутал меня в это дело.

— Вы хотите получить повышение? — Интригующим голосом спросила я.

— Говори. — Ответил он. Я закусила губу, формулируя мысль.

— Вы должны дать мне слово офицера, что, после того как я вам расскажу кое что, вы не станете меня преследовать или моего друга и не будете нас подозревать. Я знаю, что для вас много значит форма, вы кажетесь честным. — Проговорила я. Он судорожно вздохнул.

— Алисия, три часа ночи, ей богу! Что случилось? — Проворчал инспектор.

— Дайте слово! — Упрямо настаивала я.

— Даю слово офицера, что не буду к тебе и твоему другу иметь никаких претензий. — Пробормотал он.

— Отлично. Тогда слушайте. Меня похитили люди политика и держали в подвале. Тут еще шесть детей, которых подкладывали под педофилов. Вы можете отследить моё местоположение? — Тараторила я. Инспектор молчал какое-то время, потом выругался.

— Что-то еще я должен знать? — Поинтересовался он.

— Да. Тут много трупов. Ну, в общем, не знаю сколько, но много. Самое главное дети живы. — Ответила я, немного тише.

— Позаботься о безопасности детей, я выезжаю. — Прохрипел он. Он помолчал немного. — Алисия, если там действительно трупы, ты должна уехать. Я не смогу сдержать слово, если застану тебя на месте преступления. — Его тон был непреклонным.

— Я вас поняла. Спасибо. — Вздохнула я. Он сбросил трубку.

Мы с Рафом вывели детей на улицу. Около входа лежало пять трупов охранников. Раф постарался на славу. Мы прошли к трассе, никого не было. Похоже, Раф перебил всех. Это место находилось в захолустном лесу, с одним лишь двух этажным домом. Оставив детей, мы направились к машине. Я так устала что села на пассажирское сидение. Внедорожник кстати был поцарапан, но у меня не было сил ругать Рафа, за плохую езду. Он всё же спас меня.

ГЛАВА 10

Мне удалось поспать пару часов в машине. Когда я открыла глаза, мы как раз припарковались около маленького охотничьего домика. Раф выглядел уставшим и измученным, вокруг его глаз образовались темные, густые тени.

Дом из дубового сруба был маленьким и двухэтажным. Раф схватил сумки и направился к домику, разминая шею. Мы вошли, дом был пуст. Холодильник забит едой, в гостиной над камином находилась голова оленя. Я прошла на второй этаж, это оказалась спальня, с большой кроватью и ванной комнатой. Вернувшись вниз, я нашла Рафа, он стоял на кухне, оперившись бедрами о столешницу, двумя пальцами он массировал переносицу. Я положила руку ему на грудь, Раф застыл на секунду, как будто забыл что я здесь, а после медленно перевел усталый взгляд на меня. Его руки резко обхватили меня за талию, он прижался к моей щеке носом. Запах апельсина был сильнее, чем когда либо, он исходил от его тела. Губы Рафа дотронулись до моей щеки, которая чудным образом перестала болеть. Он щекотал меня своим носом, что вызвало дрожь по всему телу.

— Тебе нужно отдохнуть. Когда ты ел в последний раз? — Прохрипела я. Раф терся об меня носом.

— Торт с тобой. — Пробормотал он. Я пришла в ужас, он ел в последний раз не меньше чем пять дней назад.

— Ты ненормальный. Живо в кровать. Я приготовлю что-то. — Мой тон был рассерженным и категоричным. Раф отстранился от меня и посмотрел мне в глаза, на его губах блуждала авантюрная улыбка.

— Мне нравиться, когда ты такая. — Промурлыкал он. Я смотрела на него испепеляющим взглядом. Он дотронулся пальцем до моего носа. — Именно такая. — Пробормотал он.

— Живо в душ и спать! — Приказала я. Раф улыбнулся, но так устало, что мне хотелось взять его на руки и самой отнести в кровать. Я устало выдохнула и прижалась к его напряженной груди. — Раф, пожалуйста. — Простонала измученно я. Раф убрал руки с моей талии и неспешно ушел. Как будто слово, пожалуйста, имело для него особое значение.

Как только я услышала, что Раф лег в кровать, это сопровождалось скрипом ламелей кровати, я принялась готовить суп с грибами и курицей. Я сама была очень уставшей, но это не сравниться с усталостью Рафа. Почти час я провозилась на кухне и только после этого направилась на второй этаж. Я хотела разбудить Рафа и заставить поесть, но он так крепко и сладко спал. Его рот был приоткрыт и он сопел, это было так мило, он был похож на ангелочка. Я подошла к кровати и укрыла его громоздкое тело, его губы дернулись в сладкой улыбке. Отстранившись, я взяла из сумки шорты из трикотажа и майку, направляясь в ванную. Моё лицо было забрызгано кровью, щеки впали, а под глазами образовались усталые мешки. Набрала полную ванну теплой воды и погрузилась в неё с головой. Мне казалось, что на мне килограммы грязи и пыли. Надеюсь, инспектор нашел детей и их уже вернули родителям. Наконец я сменила одежду. У меня было желание выбросить, эти чертовы шорты, но я не решилась.

Надев розовые шорты и белую свободную майку, которые лежали в сумке, что привез Раф, я свалилась на кровать. Мне было все равно, что он спит рядом, но лежать с ним под одним одеялом я точно не собираюсь. Я погружалась в сон как почувствовала, что теплое покрывало накрывает меня, рука Рафа легла мне на талию и притянула к себе. Мне хотелось отстраниться, но как только я пошевелилась, он начал что-то бормотать во сне, ему снился кошмар. Моё тело напряглось, но я прижалась к нему ближе и тут же его голос стих, его рука обхватила меня медвежьей хваткой.

Он думал, я его бросила.

Он поехал меня искать.

Это не то, что я привыкла ожидать от мужского пола, да и вообще от людей. Я провалилась в сон.

Когда я открыла глаза, Раф сопел мне на ухо, а его ноги переплелись с моими, он так и не разжал объятья, крепко вцепившись в меня. Я проспала семь часов. Пытаясь слезть с кровати, рука Рафа сжала меня еще сильнее, стиснув так, что стало тяжело дышать. «Нет, больше не отпущу» Бормотал он сквозь сон. Я улыбнулась, но мне нужно было дышать. Повернувшись к нему лицом, я провела пальцем по гладко выбритой щеке. Один глаз Рафа открылся и он сонно ухмыльнулся.

— Это был не сон. — Прохрипел он. Я провела большим пальцем по его щеке.

— Нет, не сон. — Прошептала я. Раф привлек меня к себе, я почувствовала что-то твердое своим бедром, мои щеки залились румянцем. Раф, дерзки ухмыльнулся. — Это не телефон? — Сощурив глаза, прохрипела я. Раф открыл второй глаз и покачал головой с самодовольной улыбкой. По телу пробежала дрожь, я опустила глаза от неловкости. Он дотронулся своими губами до моего лба.

— Я знаю, что ты еще не готова. Возможно, когда-то ты расскажешь почему. — Промурлыкал сонно Раф, я с облегчением выдохнула, он прав.

— Тебе нужно поесть. — Прохрипела я, щека Рафа соприкоснулась с моей.

— Шоколад? — Промурлыкал он.

— Нет, Раф! Много шоколада вредно для зубов. — Простонала я, а потом поняла, что он спрашивал не об этом. Он усмехнулся и вдохнул запах моих волос.

— Может быть позже? — Прохрипел он с насмешкой.

— Может быть. — Усмехнулась нервно я. Раф отпустил меня, я встала с кровати, направляясь в ванну.

После приема душа я наконец-то вскочила в комфортную для меня одежду. Обтягивающие штаны цвета хаки и камуфляжную футболку, на голове я завязала конский хвост. Когда я спустилась на кухню, Раф уже сидел с тарелкой супа, я присоединилась к нему.

— Откуда этот дом? И где мы вообще? — Сообразила я. Раф не отрывался от тарелки, он выглядел значительно лучше.

— Дом я арендовал через интернет, пока ты спала. Мы движемся в сторону твоего дома. — Проговорил он, пережевывая еду. Волосы на моей голове стали дыбом.

— Что? Как возвращаемся?! — Крикнула раздраженно я. Раф судорожно вздохнул.

— Я же тебе говорил, что был в городе Ангелов. Когда я туда приехал, твоего отца уже не было. Я это точно знаю. Похоже, он не любит долго задерживаться на одном месте. — Пробормотал недовольно Раф. Мои скулы плотно сжались. Я прекрасно понимала, что Раф прав и скорее всего, отец уже давно умотал. Я откашлялась, перемешивая ложкой суп.

— Ну, а твоё дело? Ты тоже туда ехал туда зачем-то? — Поинтересовалась я. И только сейчас вспомнила, что Раф не совсем адекватен, он искал свои выдуманные крылья. Раф покачал головой и заиграл скулами.

— Крыльев там тоже больше нет. — Сквозь зубы процедил он. Его взгляд почти горел адским пламенем. Я решила сменить тему, пока не наткнулась на еще один припадок.

— Почему ты стал искать меня? — Выпалила я, взгляд Рафа резко напал на меня, его глаза ненавистно прожигали меня насквозь. Мне стало не по себе, от этого пристального голубого взгляда.

— Ты думала, я поступлю иначе? — Прорычал он грозно, от чего моё тело рефлекторно напряглось, ощущая опасность. Я пожала плечами и скривилась.

— Извини, если обидела. Я привыкла, что всегда сама за себя и не жду чьей-то помощи… — Пробормотала раздраженно я, встав и направившись к холодильнику за газировкой.

Достав баночку с колой, я захлопнула холодильник и развернулась. Мой нос уткнулся в грудь Рафа, я подняла глаза, его взгляд помрачнел, а скулы заиграли.

— Так было раньше лисёнок. Теперь все будет по-другому. — С хрипцой промурлыкал он. Его руки обняли мою талию, по мне растеклось тепло, вслед за которым застыл ужас.

Нет, я не должна отступать от своих принципов. Раф такой же, как и все остальные, просто он это хорошо скрывает. Лицо Рафа приблизилось к моему, я оттолкнула его от себя и сделала два шага в сторону гостиной.

— Нет Раф. По-другому не будет. — Прохрипела я, дрожащим голосом качая головой. Он хотел подойти ко мне, но я выставила руку в знак протеста. В глазах Рафа виднелось замешательство.

— Но ты… — Он замолчал, играя скулами. — Я думал, ты хочешь быть со мной. — С болью в голосе признался он. Я потерла свою шею.

— Раф, тот поцелуй, это всего лишь последствия стресса. Я бы не сделала этого в иной ситуации. Прости, мы не можем быть даже друзьями. Я одиночка и другого мне не надо. — Мой тон излучал сожаление, я говорила правду, какой бы презренной она не была. Мне очень не хотелось затрагивать его чувства, но и саму себя я побороть не могу. Раф нахмурил брови, мне казалось, он обдумывает мои слова.

— Жасмин сказала, что если девушка говорит, нет, это означает да. — С улыбкой пробормотал Раф. Я застонала и выругалась. Он с нашей планеты?

— Раф! Жасмин-проститутка! Не стоит предавать значения её словам. — Прорычала я, массируя виски. Мне хотелось узнать, при каких обстоятельствах она ему это сказала, но нет уж, извольте.

— Проститутка? — Раф удивленно вскинул брови и наклонил голову набок. Как же с ним тяжело. Он реально как не из мира сего.

— Это девушка, которая спит за деньги с мужчинами и выполняет все их желания. — Просветила я его, все еще потирая виски. Раф нахмурился.

— Ты имеешь ввиду блудницу, я понял. Но это она мне заплатила деньги! Выходит я…

Мои глаза чуть не вылетели из орбит, я втянула воздух со свистом. Спокойствие.

— Она заплатила тебе деньги? — Крикнула в замешательстве я.

— Ну, она сказала, что у меня…

— Стоп! Не продолжай! Не хочу этого слышать! — Выкрикнула я, выставляя руку. Раф ухмыльнулся.

— Нам нужно ехать.

По дороге я объяснила Рафу о средствах контрацепции, которыми как он сказал пользоваться — это кощунство! Вроде как это убивает не рожденные души и их возможность существовать. Ей богу, этот парень ненормальный. Мне пришлось на планшете показать ему пару роликов о последствиях незащищенного секса. Кажется, Раф удивился количеству болезней передающихся половым путем.

Он что не учился в школе?

Это же рассказывают с седьмого класса. На мой прямой вопрос о том, где он учился, он не ответил. Я подумала, что возможно он учился в православной школе, где некоторые моменты упускают. Так же Раф решил, что он хочет посмотреть фильм и фильм должен быть об ангелах. Мне пришлось долго перебирать всевозможные фильмы в поиске и вот, наконец, я нашла фильм «Константин» Я его когда-то смотрела, но уже даже не помню ничего. Раф внимательно смотрел и комментировал героев. Еще он добавил что человек, который создал этот фильм, скорее всего, знаком с Ангелами. Он часто смеялся над некоторыми, на мой взгляд, серьезными моментами.

Целых два часа я не слышала Рафа, он был поглощен фильмом. В основном мы ехали в полной тишине, Раф кажется, обиделся на меня. Но я знала, что так будет лучше. Он еще раз пытался рассказать мне о Жасмин, но я быстро прикрыла ему рот, так как не была в восторге, от его рассказов, о его сексуальной жизни.

Два дня без сна и мы добрались до моего дома. Я не хотела больше останавливаться ни в одном отеле. С меня было достаточно приключений на мой зад. Въезжая в город, я поняла, что скоро всё встанет на свои места, я забуду об этом приключении как о страшном сне. Мои нервы были на пределе, хотя я и была стойкая к стрессу, но все же меня вымотало маленькое неудачное приключение. В этом во всем есть плюс, я спасла детей и прикончила еще парочку ублюдков.

ГЛАВА 11

Как только мы вошли в дом, я завалилась на диван, стягивая с себя кеды. Раф встал у камина, глядя на свои кроссовки перепачканные кровью. Я подумала, что заберу Бумера завтра и тогда же наведаюсь к матери. Запах дома, немного притупил мою усталость, но раздраженность никуда не делась. Раф долго молчал, смотря сквозь меня, но после приподнял голову и одарил меня жестоким взглядом. Я чувствовала, пахнет жареным.

— Я должен найти свои крылья. — Заявил серьезно он. И ярость взяла надомной верх, скорее всего, это потому что сейчас я была очень податлива раздражению.

— Раф! Прекрати! Ты уже достал меня с этими крыльями! Ангелов не существует! — Вскочив с дивана, распсиховавшись, кричала я. Раф сжал скулы, на его лице дернулся мускул, его глаза превратились в холодный айсберг.

— Я Архангел! — Зарычал гортанно он, ударив себя пальцем в грудь. Я издала рык.

— Хватит нести эту чушь! Ответь, ты больной? Ты сбежал из больницы? Ты сам себе изрезал спину? — Выпалила я, готовая крушить всё, что попадется на моем пути. В этот раз зарычал Раф, причем так, что мне захотелось свернуться калачиком и спрятаться.

— Ты несносная девчонка, у которой проблемы с психикой! Ты не благодарная, хочешь убить отца, а это ведь он дал тебе жизнь! Он что не подарил тебе розового пони на день рождение? Я жалею, что связался с тобой! — Рычал он, его лицо ожесточилось, а глаза стали темнее ночи. Мне было больно, но я не хотела показывать Рафу, свои шрамы. Одно упоминание об отце и я готова была снести ему голову. Раф тяжело дышал.

— Если бы не я, тебя бы убили! Не забывай этого! — Напомнила я, жестоким тоном. Раф глухо засмеялся, показывая свой оскал.

— Да? Не забывай что я тоже спас тебя! Так что мы в расчете! — Фыркнул он с насмешкой. Я вскинула бровь, скрещивая руки на груди.

— Отлично! Можешь проваливать и никогда не возвращаться! Слышишь меня? Никогда! — Прокричала я как конченая истеричка. Раф ухмыльнулся.

— Думаю тебе ещё понадобиться моя помощь. Ты уверенна в своих словах? — С насмешкой спросил он. И у меня поехала крыша окончательно.

— Более чем. Я никогда не попрошу твоей помощи! Ты мне не нужен! — Прорычала я. Раф бросил на меня свирепый взгляд темно-синих глаз и кивнул, сжимая челюсть. Он грациозно направился к выходу, уже у самых дверей он обернулся.

— Архангел такого не прощает. Ты сделала свой выбор. Я не приду к тебе на помощь, даже если ты будешь молить об этом. И еще, я забираю твою машину. — Прорычал он, хлопнув за собой дверью.

— Все чего твоей душе угодно! Можешь не возвращать! — Крикнула я и пнула диван от злости.

Сумки с моими вещами стояли у двери. Но разбирать я их не собиралась. Я прошла в спальню, сбросила с себя одежду, приняла душ и завалилась в кровать. Мой мозг уже не работал.

Проснувшись на следующий день, я полностью осознала правильность своего решения. У меня не хватало духа ранее прогнать Рафа, но мой мозг сделал это за меня. Сегодня суббота, у меня в намереньях навестить мать и забрать своего пса.

Когда я вышла на улицу, то поняла, что моего внедорожника нет. Я не собиралась заявлять об угоне. Если это была цена, за то, что бы этот парень со сдвигом в голове исчез из моей жизни, я готова была её заплатить. Мне придется позже приобрести новый внедорожник, но сейчас я должна ехать к маме. Вскочив на мотоцикл, я помчалась по пустым дорогам, в субботу люди привыкли отсыпаться, поэтому машин почти не было. Оставив мотоцикл на парковке, я направилась в пансионат. Как всегда Лилия мне приветливо улыбнулась, я подошла к ней и положила на стол пару трехзначных купюр. Затем я прошла по коридору и открыла нужную белую дверь. Мама как всегда смотрела в окно, тоскливым взглядом. Эта женщина была сильной, вид за окном дразнил её, но она держалась. Присев на колени, я сжала её ладонь. Мама обернулась ко мне.

— Лис, ты уже вернулась? — Прохрипела она. Я натянуто улыбнулась.

— Да мама. Как ты? — Промурлыкала я. Мама нахмурила брови, смотря за мою спину, стиснув зубы, я обернулась, никого. Я выдохнула.

— Где Архангел? — Хмуро спросила она. Я хотела начать объяснять, что он просто болен и не является Архангелом, но я не хотела еще одного приступа, поэтому просто натянула улыбку.

— Он уехал искать свои крылья. — Пытаясь не зарычать, мило пробормотала я. Возможно маме нужно было иногда подыгрывать. Она еще секунду подумала, её выражение лица стало серьезным, она кивнула.

— Правильно. Надеюсь, вскоре он их найдет. — Твердо заверила она меня. Мои зубы заскрипели, но я быстро это поняла и улыбнулась.

— Конечно, найдет. — Промурлыкала я, поглаживая маму по щеке. Тут мама нахмурилась и к чему-то прислушалась.

— Лис, я слышу его. Он зол на тебя! Что ты ему сказала? — Тон мамы стал суровым. Господи, что я здесь делаю? Я пожала плечами.

— Ничего. Я же сказала, он уехал искать крылья. — Нежно говорила я, поглаживая её щеку. Она с минуту смотрела мне в глаза, а после кивнула.

— Лучше бы это была правда, юная леди! — Проворчала она. В такие моменты я забывала, что мама прикована к постели. Я рассмеялась и поцеловала её в щеку.

— Конечно это правда, мам. — Ласково солгала я.

Просидев с мамой еще час, мы болтали о природе, солнце, животных. Мама расспрашивала о Бумере, я приютила его уже после того как мама оказалась в пансионате. Ровно два года назад. Она просила его привести как-нибудь. Думаю если заплатить денег медсестрам, это будет возможно. И если это порадует маму, я сделаю всё что угодно. После общения с мамой я помчалась в автосалон, мне нужна машина. Мой выбор пал на Lexus RX750. Чудесный черный внедорожник. Забросив мотоцикл в багажник, я направилась за своим псом к Арине. Она жила в бедном районе, её родители педиатры и зарплата у них была маленькая, они еле сводили концы с концами, что бы оплатить обучение дочери. Когда я подъехала, Бумер буквально налетел на меня, сбивая с ног, я оказалась вся в его слюне. За ним из дома, в подранной футболке вышла Арина.

— О, Алисия, я так рада, что ты вернулась. Я так скучала! — Арина обняла меня, я не сразу обняла её в ответ, не люблю сентиментальность. Пес все еще крутился под ногами, высказывая, свою радость. Арина посмотрела за мою спину, на новенький внедорожник. — Ты что занимаешься подпольной трансплантацией органов? Откуда у тебя такие деньги? — Прошептала подозрительно она. Я рассмеялась.

— Нет, я просто убиваю людей за деньги. — Игриво ответила я и она рассмеялась. Я всегда удивлялась тому, что когда говоришь людям правду, они не верят.

— Ой, чуть не забыла. Ты столько денег оставила! Сейчас принесу! — Смятенно пробормотала Арина, разворачиваясь к двери одноэтажного домика, я схватила её за руку.

— Не нужно. Это тебе за хлопоты. — Глаза Арины почти вылезли на лоб.

— Ты с ума сошла? Там же такие деньжищи! — Шокировано прошептала она. Я улыбнулась, сжимая её ладонь.

— Я знаю, как ты хотела пойти на курсы массажиста. Я очень благодарна тебе за помощь. Пожалуйста, оставь деньги себе, отказа я не приму. — Мой тон был непоколебимым. Арина расплакалась и сжала меня в объятья.

— Ты мой ангел. Спасибо тебе огромное! — Всхлипывая, хрипела она.

— Это пустяки. — Пробормотала я, обнимая её.

После короткого разговора, я усадила Бумера в машину, в надежде, что он не испачкает своей слюной сидения. Доехав до дома, я поняла, как ошибалась, от этой собаки осталось болото на сидении и разводы на окне…

Жизнь возвращалась в свою колею, и я была счастлива, что весь этот ужас остался в прошлом. Я собиралась продолжить работу, а так же возобновить поиски отца. Но в первую очередь, мне нужно наверстать пропущенные занятия и восстановить форму. В том ужасном подвале, я совершенно потеряла сноровку и сосредоточенность. Возможно, остатки препарата все еще оставались в моей крови.

ГЛАВА 12

Прошло две недели, с тех пор как я вернулась с незабываемого путешествия. Рафа я больше не видела. Да и не вспоминала о нем, все прошло как страшный сон, после которого остались ссадины и ушибы. За это время я наверстала упущенное, в университете и в физической подготовке. Четырнадцать дней я выжимала из себя все соки и вот результат: моя успеваемость на высшем уровне и я могу вернуться к работе.

Сегодня особый день, профессор нейрохирургии Ринат Альбертович, предложил мне поучаствовать в сложной операции на хребте в качестве ассистента. А значит, я уже на шаг ближе к своей цели. Вскочив в новенький внедорожник, я помчалась к клинике, где будет происходить плановая операция мужчины. Из-за перелома хребта, у пациента отказали ноги, сегодня он может получить шанс вернуться к прежней жизни. Пятиэтажное здание, с красивым дорогим фасадом и белыми стенами, эта клиника, была одной из лучших во всем мире и всё лишь потому, что Ринат Альбертович оперировал именно здесь. Это величайший человек, с мировым именем и еврейскими корнями. Профессор выглядел молодо, хотя ему было давно за пятьдесят, невысокого роста и немного седыми волосами, но его руки были золотыми. Пройдя в клинику, девушка в розовом медицинском халате, поприветствовала меня, после заполнения анкеты и подписания бумаг, меня допустили в операционную. Ринат Альбертович как раз готовился к операции, стерилизуя руки около умывальника.

— Добрый день профессор. — Пытаясь быть милой, проговорила я. Профессор улыбнулся и подал мне рубашку со штанами синего цвета, это была форма для ассистентов.

— Добрый день Алисия, настанет после того как этот мужчина станет на ноги. — Протянул он пожилым сладким голосом. Я немного смутилась, подумав о своей опрометчивости.

— Извините. — Прохрипела, поникнув я. Зайдя за ширму, я надела спецодежду.

— Алисия, ты здесь, потому что я верю в тебя, я хочу видеть твою решительность, а не слышать извинения. — Протянул Профессор все еще сладким голосом, он улыбался свойственно нейрохирургу — таинственной улыбкой. Я подошла к рукомойнику, омывая руки по локоть со специальным раствором.

— Я сделаю все, что бы, ваше мнение не изменилось. — Уверенно произнесла я. Профессор улыбнулся, надевая зеленый чепчик.

Профессор ничего не ответил, он развернулся и медсестра надела ему перчатки с маской. Я проделала то же самое, после того как подготовка окончилась мы вошли в операционную темно-синего цвета, посередине стоял операционный стол, на котором уже лежал пациент на животе, под анестезией. Анестезиолог стоял около капельницы, что-то вкалывая шприцом в бутылку, две медсестры, еще один хирург и его ассистентка кружили около стола. Я подошла к профессору, остановившись около него. На всех были маски, так что, было видно лишь глаза, я могу сказать, что никто из них не был напряжен, в комнате вообще было спокойно. Кардиомонитор издавал звуки спокойного сердцебиения. Профессор потер руки.

— По какому поводу банкет господа? — Игривым голосом произнес он. Я немного насторожилась. — Приступим. Скальпель. — Скомандовал он. Я тут же подала ему скальпель, он сделал первый надрез. Второй хирург посматривал на меня, его серые глаза искрились смехом.

— Как тебе операции с профессором? — Послышался голос второго хирурга. Я пожала плечами.

— Я впервые на операции. — Ответила я тихим голосом. Глаза хирурга заблестели.

— Как? И ты тоже впервые на операции? — Серьезно спросил он, по коже пробежали мурашки, я бросила на него взволнованный взгляд. Хирург издал смешок, его серые глаза дразнящее смеялись, он переглянулся с профессором и тот бросил на меня довольный взгляд.

— Зажим. Алисия, придержи вот здесь. — Скомандовал Профессор, указывая на нерв рядом с хребтом, я так и сделала. Профессор перебирал нервы, рядом с хребтом, а потом бросил раздраженный взгляд на анестезиолога.

— Кто-нибудь может сделать так, что бы, эта штука не билась? Она мешает мне сосредоточиться. — Протянул профессор, указывая на кардиомонитор. Я покосилась на профессора, а после перевела взгляд, на всех присутствующих они все смотрели на меня, их глаза смеялись. Я поняла, что это специфический юмор. Профессор стал дергать нервы и нога мужчины зашевелилась.

— Ничего себе, у кого-то есть телефон с камерой? — Восторженно пробормотал второй хирург и покосился на меня, на этот раз я улыбнулась и покачала головой. Анестезиолог подошел к капельнице. Мои руки переместились, удерживая нерв.

— Господа, вы не припомните случая, что бы кто-нибудь выжил после вливания пятисот миллилитров раствора хлористого калия? Если нет, то у нас проблемы. — Поинтересовался Анестезиолог, его глаза блестели, но вид был серьезен.

— Прими эту жертву, о повелитель тьмы. — Со смешком произнес второй хирург. Все усмехнулись. Я поняла, что они всегда так себя ведут, что бы, не было напряжения.

Операция проходила спокойно, каждый знал свою работу и не мешался под рукой у другого. Профессор предложил мне зашивать, я охотно согласилась. Все наблюдали за моей работой. Я и раньше накладывала швы, но исключительно себе. Моя рука не дрогнула, и каждый шов был просто идеален. Хотя подняв взгляд на профессора и хирурга, я испугалась, они вдвоем нахмуренно смотрели на швы, а после переглянулись. Я подумала, что больше в эту операционную меня не впустят.

— Боже, похоже, ты нашел ювелира. — Произнес второго хирург, смотря на швы. По моему лицу расплылась ухмылка. Я облегченно выдохнула, приятно слышать похвалу.

Все присутствующие с аплодисментами, самим себе, вышли из комнаты, снимая с себя одежду. Я присела на стул, ожидая пока все выйдут, и скатилась по нему, только сейчас на меня накатил ужас, от понимания произошедшего. Спасать жизнь намного тяжелее, чем забирать её. Я облокотилась на колени ладонями, закрывая глаза. Кто-то рядом прочистил горло, от чего я подняла голову. Предо мной стоял парень лет двадцати шести, с серыми глазами, каштановыми волосами и мужественным лицом. На его губах играла веселая улыбка, я не узнала его.

— Удивлен, но ты держалась молодцом. Все остальные кого приводил профессор, еще вначале теряли сознание. — Прозвучал бархатистый голос. Я поняла, что это второй хирург, он был хорош собой. Я натянула вежливую улыбку.

— Спасибо. — Прохрипела устало я. Хирург нахмурил темные густые брови.

— Я заведующий этой клиникой, для тебя просто Арик. Как насчет чашечки кофе? — Протянул улыбчиво он. Я нахмурилась, моё отношение к мужскому полу не изменилось.

— Нет, спасибо. Мне еще нужно успеть к маме, до процедур. — Устало проговорила я, пожимая плечами. Арик протянул мне ладонь.

— Кофе это традиция после каждой операции и ты очень устала. Пойдем, заодно расскажешь о своей маме, я слышал, профессор говорил, что у нее проблемы с хребтом. Может я бы мог чем-то помочь. — Протянул с той же улыбкой он. Я нехотя положила руку ему в ладонь, отказывать заведующему в заведенной традиции означало поставить крест на этой клинике и моем дальнейшем будущем.

Мы спустились в кафетерий на первом этаже и сели за маленький беленький столик, Арик принес две чашки кофе, садясь напротив меня. Я видела, как на него бросают взгляды медсестры, похоже он здесь секс символ, но только не для меня…

— Профессор рассказывал, что ты довольно хорошая ученица, но очень, своеобразная. — Начал Арик, я покосилась на него.

— Профессор так сказал? — Удивленно спросила я. Арик кивнул.

— Расскажи, чем ты увлекаешься? — Прохрипел он, сверля меня теплым серым взглядом.

— Не о чем говорить. Учеба и есть моя жизнь. — Ответила я, пожимая плечами. На самом деле не могу же я рассказать, что я убийца, и мой позывной Смерч? Арик кивнул.

— Я понимаю, что ты хочешь помочь матери. Я бы мог посмотреть её снимки. — Предложил он.

— Извините за то, что я сейчас скажу, но эти снимки смотрели нейрохирурги высочайшего класса, в том числе и профессор, все как один сказали, что сделать ничего нельзя. — Осторожно произнесла я. Арик ухмыльнулся и посмотрел мне прямо в глаза.

— Знаешь, я ведь не просто так занял место заведующего этой клиникой. Да, профессор величайший нейрохирург, но он проводит лишь плановые операции. А мне доводилось работать в экстренных ситуациях и признаюсь, лишь на чистом энтузиазме. — Спокойно произнес Арик. В моих глазах появилась надежда. Арик сделал глоток кофе. — Привези мне снимки, я посмотрю, ничего не обещаю, но возможно есть выход. — Спокойно добавил он. Я кивнула.

— Спасибо. Когда к вам можно попасть? — Поинтересовалась я, более живым голосом.

— Можешь приходить в любое время, я тут почти поселился. — С ухмылкой ответил он. Я улыбнулась.

— Я обязательно к вам загляну. — Крикнула я, уже выходя из кафетерия.

Выйдя из клиники, я запрыгнула во внедорожник и направилась в пансионат для инвалидов. Как всегда меня улыбчиво встретила Лилия, я в приподнятом настроении даже улыбнулась ей в ответ. В этот раз мне было не так тяжело входить в белую дверь. Мама как всегда смотрела в окно, я села на колени и взяла её ладонь в ладони.

— Привет Лис. Как ты? — Мама на удивление была в приподнятом настроении.

— Привет мам. Сегодня я была ассистентом на операции и меня даже похвалили. — Призналась я. Мама улыбнулась.

— Это же здорово. — Промурлыкала она.

— Как ты?

— Ангелы сказали, что Архангел на верном пути. — Пробормотала она, её взгляд стал стеклянный и тут же, моя улыбка сменилась на печальную гримасу. Мне было тяжело слушать эту ахинею, каждый раз всё сводилось к гребаным ангелам.

— Время процедур. — Послышался голос медсестры. Я выдохнула, так как мне нужно было покинуть палату, а значит не слушать этого больше.

Поцеловав маму в щеку, я выбежала из палаты и направилась к внедорожнику. Мне нужно заехать в больницу и получить снимки маминого хребта. Я цеплялась за любую надежду, хотя понимала, что шанс почти равен нулю. В больнице мне пришлось заплатить денег, что бы мне нашли эти снимки. Это еще раз напомнило мне, почему я ненавижу государственных служащих. Впрочем, получив снимки, я направилась домой. Сегодня был сложный день, мне стоило отдохнуть.

ГЛАВА 13

На следующее утро, прихватив снимки я направилась в клинику. Мне нравились частные клиники, потому что в них не пахло хлоркой, как в государственных, этот запах навеивал воспоминания о первых годах, после получения мамой травм, я почти жила в её палате. Я прошла по холлу и сразу же увидела табличку «Заведующий клиникой». Я постучалась, неплотно закрытая дверь отворилась. Я невольно сделала шаг, осматривая кабинет. За большим столом никого не было, я повернула голову, на голубом диванчике спал Арик, накрыв глаза рукой. Я решила, что зайду попозже и развернулась к выходу.

— Алисия, рад, что ты пришла. — Послышался сонный, хриплый голос Арика. Мне стало неловко, за то, что я разбудила его. Натянув улыбку, я обернулась.

— Здравствуйте. — Арик встал с дивана и прошел к столу, опираясь на него. На нем был синий комплект формы хирурга.

— Мне нравиться твоя почтительность, но я не настолько стар, можешь называть меня на ты. — Прозвучал его задорный голос. Я кинула и сделала два шага вперед, Арик указал мне рукой на диванчик, на котором он только что спал. Я присела. — Ты принесла снимки? — Поинтересовался он. Кивнув, я протянула ему тонну снимков рентгена. Взяв снимки, Арик прошел к доске со светом и приложил их туда. Его лицо излучало профессионализм, он бдительно всматривался.

— Что скажете? То есть, скажешь? — Поправила я себя. Арик еще пару минут изучал снимки, ни говоря, ни слова, а после сел на край стола.

— Могу сказать, что возможен, шанс того, что верхняя часть твоей мамы сможет двигаться. Но не хочу тебя обнадеживать. — Произнес серьезно он. Мои брови поплыли наверх.

— Но как? Мне же сказали что шансов нет. — Удивленно спросила я. Арик подошел к доске и указал на верхний перелом.

— Здесь спинной нерв, возможно, есть шанс его восстановить. — Профессионально произнес он. Я осмотрела снимок, но ничего не увидела.

— У тебя были подобные случаи? — С интересом и надеждой спросила я. Арик снова сел на край стола.

— Подобных этому не было, но был похожий случай. И ребенок смог шевелить руками. — Произнес он, на моём лице расплылась улыбка надежды. Арик нахмурился. — Ты должна понимать две вещи, первое, что шанс меньше одного процента, так как прошло много времени, второе, даже если я откажусь от оплаты услуг клиники, сумма препаратов и реабилитации колоссальная. — Произнес вкрадчиво он, сверля меня серым взглядом. Для меня надежда, самое главное.

— Деньги есть. И я достану столько, сколько будет нужно. — Уверено произнесла я. Арик нахмурился.

— Это сумма с семью нулями и в долларах. — Произнес он, осматривая мою реакцию. К счастью у меня имелось достаточно денег.

— Сумма не имеет значения. — Серьезно произнесла я, на моём лице не дрогнул не один мускул, что привело Арика в замешательство. Он же думал что я девушка из неполной семьи, живущей на пособие.

— Что же, если это так, то думаю, мне стоит наведаться к твоей матери и осмотреть её, заодно сделать более свежие снимки. — Он улыбнулся. Кивнув, я взяла ручку с листком и написала адрес пансионата. Арик посмотрел на листок, его лицо было ошарашенным. — Это самый элитный пансионат! Прошу прощение за столь грубый вопрос, но откуда у тебя такие деньги? Я видел твой внедорожник. Я себе не могу позволить такого. — Смущенно произнес он. Я изобразила подобие улыбки.

— У моей бабушки были хорошие сбережения и много участков земли. После продажи, я получила немалые деньги. — Спокойно ответила я. Такая легенда была для всех. Но на самом деле, бабушка жила в двухкомнатной квартирке, с видом на завод. Арик кивнул.

— Извини, за это. — Он выглядел смущенным. Я пожала плечами.

— Ничего. А насчет операции, ты будешь оперировать? — Поинтересовалась я.

— Еще рано говорить об операции, нужно проделать много анализов. Но если все сложиться хорошо, то да, я это сделаю. — Произнес уверенно он. Моему счастью не было границ, я стиснула Арика в объятьях, от чего он рассмеялся и похлопал дружески меня по спине.

— Спасибо тебе. — Слезы счастья и надежды накатывались на мои глаза. Я давно не чувствовала себя настолько живой.

— Мне сейчас нужно идти на операцию. Я оставлю снимки у себя, если ты не против. — Попросил он.

— Всё что угодно. — Довольно произнесла я. Он рассмеялся.

— Думаю, мои желания могут зайти достаточно далеко. — С беззаботным смехом произнес он. Даже если в его словах был подтекст, я его не заметила. Меня окружала эйфория надежды. Я улыбнулась.

— Тогда до встречи. Мне нужно начать заниматься сборами средств. — Прощебетала я и направилась к выходу. Арик улыбчиво кивнул.

После такого заявления Арика, я не могла совладать с собой, я вдохнула воздух и он не казался мне уже таким блеклым и серым. Я подошла к внедорожнику, почувствовав на себе взгляд, я сразу же обернулась. На секунду мне показалось, что я увидела Рафа. Мои ноги понесли меня на другую сторону тротуара, но там уже никого не было. Это странно, видимо мне показалось. Отмахнувшись, я направилась домой.

На пороге так и лежали не тронутые сумки после путешествия. Я схватила сумку с деньгами и бросила её на кухонный стол, Бумер мельтешил около меня. Мне казалось, он чувствует, что я счастлива. Не знаю, могут ли ротвейлеры улыбаться, но мне показалось, что на его морде блуждала улыбка. Денег, которые были в сумке мало, мне нужно обналичить все счета и заехать в пару купленных гаражей. Я понимала что деньги, которые я заработала, могут уйти на операцию и лишь маленькая часть останется. Мне нужно работать в усиленном режиме, что бы обеспечить нашу с мамой беззаботную жизнь. На этом же месте я поклялась себе, что если с мамой будет все хорошо, я прекращу работать, ну или по крайне мере буду это делать лишь в особых случаях, чисто из-за убеждений. Мой мир преобразился красками. У меня была надежда. Даже самый мизерный шанс это шанс, после долгого утверждения, что моя мама на всю жизнь прикована к постели.

В тот же день я проехалась по всем объектам, на которых были спрятаны деньги, а так же обналичила деньги с карточек. Мне еще требовалось многое сделать, но я начала действовать. Если все будет так, как сказал Арик, мне нужно прикончить отца. Что бы моя мама больше никогда не думала о нем, как о живом, как о личности. Я сделаю это красочно и эффектно. Но для начала мне нужно его найти.

Месть как аллергия — имеет свойство копиться, перед тем как выйти наружу.

ГЛАВА 14

На следующее же утро, я уже начала просматривать свою почту. Заказов было невероятно много. Но один из них меня заинтересовал больше других. Коротко говоря, сын миллиардера насиловал и убивал девушек. Это именно тот случай, когда я могла убить его и без денег. И самое главное, завтра он будет рядом с моим городом, в семейном поместье он проводит свою гадскую вечеринку. Как я поняла, были доказательства того, что он со своими друзьями заманивал девушек, в свои роскошные апартаменты и там начиналось самое ужасное, девушек спаивали, насиловали, издевались над ними неприродными способами, а после душили. И как всегда наш гуманный суд, посчитал недостаточное количество доказательств, для обвинения. Одна из девушек, оказалась дочкой влиятельного человека, но даже он не смог добиться признания обвинения. Так что в роли судьи, буду выступать я. И уж тут сомнений нет, он и его дружки ответят за каждый свой поступок своей кровью.

Мне нужно подготовиться и составить план действий. Для начала нужно определиться с оружием и расположением участка. Думаю, это будет нож, так как именно им я могу зверски помучить человека перед смертью. Как проинформировал заказчик, за долгую и мучительную смерть произойдет дополнительная доплата, но даже без этого я бы заставила этого поддонка помучаться. Изучив план поместья, который был зарегистрирован в одной из баз города, естественно перед этим мне пришлось попыхтеть, что бы её взломать, но я нашла все входы и выходы. Так же, я поняла, что всё не так просто как кажется, просто так мне туда не попасть. Куча телохранителей и кирпичных, высоких заборов. Так что я решила действовать по-другому. Я приду к нему на вечеринку. Да-да, именно приду, в качестве девушки. Я никогда не светила свое лицо.

Изучив о нем информацию в интернете, я узнала, что он не пропускает ни одного движущегося предмета мимо своей ширинки. Как раз это и пойдет мне на пользу.

На следующий день, ближе к шести часам вечера, я уже была полностью экипирована и направлялась на своем внедорожнике к поместью ублюдка. На мне было обтягивающее мини платье, красного цвета, которое почти не прикрывало задницу. В чашечки бюстгальтера я вшила два ножа, скорее всего у охранников будут, метало детекторы, а, как известно в чашечках лифчика иметься железо. Это закрытая вечеринка и мне нужно поспеть до того как парни войдут в дом, иначе план провалиться.

Оставив внедорожник недалеко от коттеджа, я отсоединила карбюратор от проводов. Это была моя легенда. Девушка, которая заблудилась за городом, и у которой сломался автомобиль. До этого я специально приобрела телефон, который полностью разрядила. Итак, план готов, пора действовать. Возле трех этажного коттеджа, в готическом стиле, кирпичным и высоким забором, безвкусным дорогим фасадом, стояло два охранника. Всё как я и предполагала. К воротам подъехало красное Порше, а вот и виновник торжества. На высоких красных каблуках, я грациозно направилась к охранникам.

— Ой, наконец-то я нашла хоть одну живую душу. Извините, что отвлекаю, у меня беда. — Кокетливо произнесла я, что бы водитель Порше обратил на меня внимание. Охранники перевели взгляд на меня, пристально разглядывая. Один из них нахмурился.

— Что у вас случилось? — Поинтересовался с мерзкой улыбкой второй. Я сделала унылое лицо.

— Я заблудилась, моя машина заглохла, я не местная и в придачу, у меня разрядился телефон. Просто мой день. — Проворчала я, показывая разряженный телефон. — Вы не могли бы мне одолжить телефон, что бы я вызвала эвакуатор? — Изображая самый невинный взгляд, произнесла я. Дверь Порше открылась, из неё вылез худощавый парень, в дорогом костюме с каштановыми волосами и мерзкой улыбкой. Тебя-то я и ждала. Я изобразила восхищение, глядя на парня. Он прошел ко мне вальяжной походкой.

— Какая прекрасная девушка, это судьба что вы оказались здесь. — Произнес он, все с той же мерзкой ухмылкой. Ты даже и не представляешь, насколько ты прав, мысленно я ухмыльнулась. Парень осмотрел мои оголенные ноги.

— Вы не могли бы мне помочь? Мои родители даже не знают где я. Никто не знает, а уже темно и я вряд ли найду здесь кого-то еще. — Намеренно произнесла я то, что никто не знает где я. Зеленые глаза парня, заблестели с хищным блеском, он думает, что поймал добычу, наивный. Он даже не понимает что добыча это он, и капкан вот-вот захлопнется.

— Где ваш автомобиль? — Спросил первый охранник, который хмурился. Я указала в сторону автомобиля. Охранник прошел к дороге, увидев автомобиль, он вернулся на место и кивнул.

— Что ж, я не могу отказать такой красивой барышне. Уже поздно, вы можете присутствовать на моей вечеринке в качестве гостя, а завтра ваш автомобиль посмотрят мои ребята. — Произнес смазливым, мерзким голосом парень. Я выдавила из себя милую улыбку. Хлоп. Ты попался чувак. Капкан только что захлопнулся.

— Да, было бы просто замечательно. Если конечно я вам не помешаю. — Произнесла кокетливо я. Глаза парня загорелись, он понимал, что я уже в ловушке. Первый охранник бросил на меня взгляд «Девочка беги отсюда со всех ног» Думаю, не всем охранникам нравилось, чем они занимаются, но им платили деньги и они помалкивали.

— Мой дом ваш дом. — Произнес парень. — Я Эдуард. — Представился он, галантно поцеловав мне руку.

— Алиса. — Я немного изменила свое имя.

— Что ж Алиса, добро пожаловать в мою нору. — Со смешком произнес Эдуард, подталкивая меня внутрь.

— Что вы, этот дом просто прекрасен. — Похвалила с восхищением я. Но на самом деле, полная безвкусица.

Как я и ожидала у входа в дом, находилось два охранника с метало детекторами. Они проверили меня, как и ожидалось, аппаратура зазвенела на моей груди, я сделала смущенный вид. Один охранник кивнул и отступил, пропуская меня в дом. В гостиной уже сидели три парня и четыре девушки. Они все удивились моему приходу, на лицах парней появились коварные ухмылки. Опять же мне приходилось изображать саму невинность и добродетель. Эдуард усадил меня на диван, небрежно закидывая руку мне на плечо. Моя зубы сжались, но лицо всё еще было непроницаемым, я знала, что скоро он за все ответит.

— И куда же направлялась такая милая особа? — Спросил Эдуард. Я нарочно поерзала, пусть думает, что мне не комфортно.

— В город Ангелов, у меня там живут родственники.

— Думаю это судьба, что ты оказалась здесь. — С подтекстом произнес Эдуард, переглядываясь с ехидными улыбкой, с друзьями, двое из них были рыжими, похоже, они были близнецами, третий же был блондином с проколотым ухом. Я улыбнулась и пожала плечами.

Дальше началось то, чего я ожидала. Спаивание девушек, в том числе меня. Но я приняла препарат нейтрализующий действие алкоголя и любых наркотических веществ. Девушки же пьянели почти мгновенно, я же делала только вид. Совсем скоро заиграла музыка, девушки начали сбрасывать с себя одежду и танцевать. Я осматривала помещение, вроде все было так, как и должно быть по плану дома. Я сразу же нашла дверь котельной, на её счет у меня отдельный план. Я заметила, что в доме, как и на улице, нет ни одной камеры видео наблюдения и это еще раз говорило о том, что в этом доме часто проходят подобные вечеринки. Я вежливо спросила, где дамская комната, хотя мне уже было известно, что это дверь рядом с котельной, Эдуард указал именно на неё. Изображая опьянение, я направилась туда неровным шагом. Закрыв дверь, я быстро достала два ножа из лифа и закрепила их на бедрах, с помощью специально прикрепленных ремней. Поправив прическу и смыв бачок, я направилась обратно. Все были заняты танцами, и кажется, никто не обращал на меня внимания, это мне и было нужно. Я подошла к столу, на котором находился, надпитая бутылка виски, в моей сжатой руке находился седативный препарат, эти таблетки я заранее измельчила, превратив в порошок. Я точно знала, что они притупляют сознание, но не боль. И вот я уже высыпала содержимое в бутылку, слегка взболтав её.

— Эй! — Послышался голос Эдуарда. Я напряглась. Неужели он заметил? Я быстро обернулась к нему, он подошел и положил руку мне на талию. — Может, уединимся? — Прохрипел он мне в ухо. Я должна была выдохнуть потому что он не заметил, того что я сделала, но вместо этого я едва сдерживала свой гнев. Я пожала плечами, стиснув зубы.

— А почему бы и нет? — Промурлыкала я, едва сдерживая желание прикончить его прямо на этом месте. Эдуард оскалился и потянулся к бутылке с седативными, сделав пять жадных глотков, он поставил бутылку на стол. Это даже больше чем я рассчитывала, у меня есть не более трех минут, что бы увести его отсюда.

— Пойдем, покажу тебе одну комнату. — Прохрипел пьяно он. Я кивнула, изображая опьянение, плетясь за ним. Обернувшись, я отметила, два рыжих пьют из бутылки по очереди, а за ними поспел и блондин. Отлично. Все по плану.

Мы поднялись по винтовой лестнице и вошли в комнату похожую на пятьдесят оттенков серого. Я сжала кулаки, но сделала шаг вперед, изображая восхищение. Дверь за мной закрылась. Эдуард сделал два шага ко мне и жестко схватил за талию.

— Я возьму тебя сейчас же. Ты будешь молить, кричать, вырываться, тебя никто не услышит. — Рычал коварно он мне на ухо, сняв маску джентльмена. Я в ответ сняла свою, показывая свой оскал. Эдуард пришел в замешательство от моей реакции на его слова. Его колени согнулись, он с грохотом упал, не в состоянии встать. — Что? Что это? — Невнятно бормотал он.

Оскалившись еще больше и сбросив шпильки со своих ног, я сделала два грациозных шага к нему, подняв платье, мои руки не спеша достали ножи. Я наклонилась над ним, проводя остриями по его шее. Парень был напуган, думаю, так же чувствовали себя, его жертвы.

— Знаешь, что сейчас произойдет? Ты будешь молить, кричать, вырываться, тебя никто не услышит. — Повторила я его же слова, с коварной улыбкой, сделав надрез на шее. — И в конце ты умрешь. — Добавила я с усмешкой. Парень попытался пошевелиться, но у него не получилось.

— Кто ты такая? Чего тебе нужно? Деньги? Я отдам все! Пожалуйста, не надо! — Почти плакал он. Я рассмеялась.

— Мне нужна твоя жизнь.

— Нет пожалуйста! — Молил он нечленораздельно.

Дальше все происходило очень быстро, я вспорола его вены, вдоль рук, от локтя до запястья. Он будет умирать долго, никто не придет к нему на помощь. Но это еще не конец. Оставив парня истекать кровью, я схватила свои шпильки и направилась вниз по лестнице. Девушки пьяно танцевали на столе. А вот все трое парней, лежали на диване, едва шевелясь. Я подошла к столу и потянула за локоть девушку с каштановыми, длинными волосами.

— Хозяин особняка предложил устроить вечеринку у бассейна. Это на заднем дворе. Вы можете отправиться туда. — С милой улыбкой прошептала я.

Девушки переглянулись, радостно запищали и направились к двери, на которую я указала. Как только я услышала, что дверь захлопнулась, я прибавила звук музыки, что бы охранники за дверью ничего не услышали.

Мне нужно было поспешить. Подойдя к парням, которые были в едва живом состоянии, я ударила каждого в сонную артерию ножом. Смерть наступит очень быстро. Кровь брызнула мне на красное платье, её было почти не заметно. Схватив подушку с дивана, я направилась к котельной. Она находилась в подвале. Моя задача отогнуть трубу и пустить газ. Хоть видео камер тут и нет, но мои отпечатки остались. Зажигая огонек в маленькой затворке, и повернув вентиля подачи газа, я разломала трубу. Прижав подушку к носу, я бросилась к двери. У меня пять минут, что бы удалиться. Потом весь дом взлетит на воздух. Отбросив подушку, я схватила шпильки, в гостиной все еще играла музыка. Никто ничего не подозревал. Парни уже не дышали. Поправив растрепавшиеся волосы, я натянула пьяную улыбку и отворила дверь. За дверью стояло двое охранников, они посмотрели на меня с любопытством, а после переглянулись. Они не ожидали, что кто-то может отсюда выйти.

— Мне нужно подышать. Кажется, меня сейчас стошнит. — Невнятно произнесла я, прикрывая рот рукой.

Охранники переглянулись и кивнули. Но я не могла оставить их в живых, они меня видели. В тот же момент я шпилькой проткнула сонную артерию одного, он не успел даже крикнуть, высунув обувь из его шеи, я моментально ножом вскрыла глотку второму. Они просто не ожидали этого от хрупкой девочки и очень зря. Я направилась к воротам. Там еще два охранника.

У меня две минуты.

Как только я отворила ворота, один охранник бросился на меня, я сразу же ударила его ножом в сердце. Я оглянулась в поисках второго, но его нигде не было. Нет времени, нужно уходить. Улицу освещала лишь луна, я бросилась в сторону внедорожника, пробегая два частных дома. В трех шагах от машины, взрыв, сотряс землю, я обернулась в сторону дома, его охватил огонь. Хруст веток за деревом подсказал, что я не одна.

— Стой! — Прозвучал мужской, грубый голос.

— Вот черт. — Прошептала я, осторожно оборачиваясь. Около внедорожника скрестив руки, стоял второй охранник, который мне показался более человечным. Его лицо было освещено луной.

— Я тебя узнал. Ты ведь Смерч? — Произнес он громким басистым голосом. Я ухмыльнулась и кивнула.

— Слушай, если ты меня знаешь, может не будем ломать комедию, ты отойдешь в сторону и я позволю тебе жить? — Охранник ухмыльнулся и покачал головой, двигаясь в мою сторону, я приготовила нож.

— Именно этого я и хочу. Я починил твою машину. — Охранник указал на внедорожник, а после осторожно посмотрел на нож. — Ты должна меня вырубить. Никто не поверит, если я останусь в живых и дам тебе сбежать. — Хмуро произнес он. Я изогнула бровь.

— С чего мне тебе верить? — Усмехнулась я. Мужчина широко улыбнулся.

— Я полностью одобряю твои действия. Скажу даже больше, сам хотел это сделать, но мне нужны деньги. Ты должна была слышать обо мне, я Мамонт. — Жестко представился он. По коже пробежался холодок. В особых кругах о Мамонте ходят легенды, он пятнадцать лет промышлял этим делом, но после им заинтересовался Интерпол и еще много других органов безопасности. Я кивнула и подошла к нему.

— Была рада повидаться. — Игриво сказала я, ударив его ребром ладони в шею. Он вырубился и упал.

Вскочив во внедорожник, я поняла, что он действительно исправен. Вжав педаль в пол, я рванула через лес, по объездной дороге. Позади, слышались сирены подъезжающих к особняку пожарных машин и полиции. Я скрылась до того как они меня заметили. Мамонт не выдаст меня, такие как мы, никогда не сотрудничаем с органами. Это можно считать, кодексом чести. Да, мы соперничаем за заказы, но если на одного из нас нападут, мы всегда можем попросить о помощи, кинуть сигнал С.О.С. Конечно, таких ситуаций еще не было, но это возможно.

ГЛАВА 15

На следующий день мне на почту пришло сообщение, «Я не ожидал такого целеустремленного работника. Благодарю вас, за отлично выполненный заказ. Торт был очень вкусным.»

Я ухмыльнулась, это было сообщение от заказчика. Не ответив, я поплелась к телевизору в гостиной. По новостям вовсю трубили об убийстве сына, миллиардера. На экране мелькали съемки, с места событий, все усеяно полицией и людьми в штатском, скорее всего это частные сыщики. На экране появился Мамонт. Моя бровь вздернулась вверх.

— Я могу сказать, что человек, который провернул подобное, скорее всего, служил в горячих точках. Никто из охраны не видел, как он попал в дом, я преследовал этого парня, но он вырубил меня и скрылся с места. — Проговорил Мамонт. Его лицо было серьезным и лишь глаза выдавали его, блеск и удовольствие, он не сожалел. На экране появился репортер.

— Известно, что три девушки чудом остались живы, потому что находились в бассейне. Они ничего не помнят, в их крови был найден наркотик и алкоголь. По предварительным данным, сын хозяина особняка был сначала обескровлен, а после его тело сожгло пламя. Его смерть была мучительной, только жестокий человек мог такое осуществить. Мы соболезнуем родным и близким погибшего… — Бла бла бла, я выключила новости.

На счет пришла тройная сумма. Видимо заказчик был доволен моей работой. Мамонт дает показания, которые уводят от меня подозрения. Значит, я остаюсь неприкосновенной, честь и хвала ему за это. Что касается девушек, сомневаюсь, что они когда-то вспомнят обо мне. Думаю, в алкоголе был подмешан наркотик, а если мне не изменяет память, когда они танцевали на столе, то передавали по кругу бутылку с седативным препаратом, рискованно было это делать, но эта ядовитая смесь выжжет на всю жизнь этот день из памяти.

Следующие две недели, я выполняла мелкие заказы, которые не привлекали много внимания прессы. Это были обычные бизнесмены либо убийцы, которым удосужилось избежать наказания суда. Первое время в университете трубили об убийстве сына миллиардера, но после все стихло. Когда я заезжала к маме, она сказала, что Арик был у неё и взял все анализы, после чего сделал новый снимок рентгена. Дела продвигались. И могу сказать, что я уже накопила достаточно денег на нашу с мамой жизнь, так что мне можно было, немного отстранится от работы и залечь на дно.

Оставалось лишь отыскать отца. Но сделать это крайне сложно, я два года гонялась за ним и ни разу не смогла напасть на след.

Анализы мамы придут через пару дней, до этого времени мне нужно придумать, как засечь отца и самое главное добраться до него.

Мои размышления прервал стук в дверь. Я очень сильно удивилась, ближайшие соседи никогда не наведывались ко мне, а больше никто не мог придти. Я достала из-под подушек дивана пистолет и завела его за бедро.

Открыв дверь, предо мной стоял пожилой мужчина, лет шестидесяти, маленького роста, седые волосы и серые тусклые глаза. На его лице читалось отчаянье и страх. Его руки немного тряслись, скорее всего, из-за возраста. Я подняла вопросительно бровь.

— Здравствуйте, Смерч, то есть Алисия. — Прозвучал дрожащий пожилой голос. Я напряглась и сдвинула пистолет из-за бедра, показывая, что готова к встречи. Меня удивило, что этот мужчина знает мое прозвище. Кем бы он ни был, он сделал то, что до этого не делал никто, он меня вычислил. Старик бросил взгляд на пистолет и его коленки подкосились. Моё лицо выражало непроницаемость. Он выставил руки вперед, в знак капитуляции. — Прошу вас, выслушайте меня. Я в отчаянье. — Раздался его голос полный боли и мольбы.

С пистолетом в руке, я поставила руки в боки, сканируя старика взглядом. Тут к ноге подбежал Бумер и обнюхал гостя, после чего гавкнул, это означало, оружия нет. Мой пес обучался у высококлассных кинологов. Я отступила назад, кивая в сторону дивана. Старик прошел на трясущихся ногах и осторожно уселся на диван. Я же стала напротив, опираясь о стенку камина, скрестив руки на груди.

— Что вам нужно? У меня мало времени! — Небрежно выплюнула я. Взгляд старика забегал.

— Вы уже поняли, что я знаю кто вы. Не подумайте, я не собираюсь никому сообщать о вас. Вы делаете нужное дело. Я работаю в клинике санитаром, когда я вас увидел, то не сразу узнал. Один мой знакомый вращался в ваших кругах, он и рассказал мне о вас и вашем прозвище. — Старик смотрел мне прямо в глаза, своим выцветшим серым взглядом. Я кивнула, в ожидании продолжения. — Выслушайте мою историю… Моя внучка вашего возраста, её тоже звали Алисия. Её похитили, а потом убили. Она была милой девушкой, которая ходила в церковь каждое воскресенье, заботилась о пожилых и бездомных животных. — Хрипел старик, на его глаза накатывались слезы. Я решила прервать его.

— Вы хотите, что бы я наказала, её убийцу? — Совершенно равнодушным тоном спросила я. Прежде я никогда не встречалась с заказчиками лично, может это, потому что выдержать все эти истории, достаточно трудно.

— Да. — Хрипло ответил он. — Но дело в том, что у меня нет денег, работа санитаром плюс пенсия еле дают мне сводить концы с концами. Поймите, моя внучка единственное, что у меня было кроме жены. — Его глаза, как и голос, были полны отчаянья. Мой взгляд забегал по комнате, закусив нижнюю губу, я думала. Мне стало жаль этого старика. И в принципе деньги мне всегда были не столь важными, я боролась за справедливость, а деньги — это лишь прибавка к удовольствию. Я сдержанно кивнула.

— Имя будущей жертвы, фотография и информация о месте пребывания. — Холодно и профессионально произнесла я.

Старик заметно заерзал на диване, после чего открыл маленький, деловой, потертый портфель и трясущимися руками достал конверт, передавая его с явной опаской мне в руки. Я не понимала, чего он опасается, я ведь согласилась. Взяв конверт, я вытащила из него фотографии и по моей коже пробежали жуткие мурашки, то, что было на фотографиях, заставляло даже меня придти в ужас. А именно, на фотографиях лежал мужчина с перерезанным горлом, серый оттенок кожи, он явно был уже мертв, и фото, скорее всего, сделано в морге. Я бросила на старика свой взгляд полный замешательства и озадаченности.

— Вы пришли сюда, что бы попросить убить уже мертвого? — Мой голос, превратился в холодный и отстраненный. Этот старик больной. Мужчина посмотрел на меня, выражая страх, каждой фиброй своего тела, видимо именно моё выражение лица напугало его.

— Вы не понимаете. Я точно знаю, что это существо живо. Я видел его пару дней назад. Почему мне никто не верит? Все смеются надо мной. А я говорю правду! — Последнее предложение дед прокричал. Я пришла в бешенство. Этот человек свихнулся.

— Убирайтесь, из моего дома и забудьте сюда дорогу. Даже по фото я могу сказать, что у этого человека не было шансов остаться в живых! — Рявкнула я, указывая пальцем на дверь.

— Вы не понимаете! Он демон! — Кричал старик. Это уже слишком. Мне только еще одного сумасшедшего не хватало. Я подошла к старику, схватив его за руку и поволокла его двери.

— Вон. — Прошипела я, впихивая ему конверт с фотографиями в руку. Следующим действием я захлопнула дверь и зарычала. Перед моими ногами лежала сумка с вещами, которую я так и не разложила с путешествия, со всей силы я ударила её ногой и она отлетела к лестнице.

В последнее время, моя жизнь превратилась в палату психбольницы на пятерых. Ангелы, Архангелы, демоны, Нефилимы и Я, когда же все это закончиться? Я хочу просто жить как прежде. Я спустилась по стене рядом с входной дверью и закинула голову верх, опираясь о стену. Закрыв глаза, я попыталась абстрагироваться от этого мира. Мою тишину прервал стук дверь, открыв один глаз, я покосилась на дверь. Последовал еще стук.

— Если это опять какой-то сумасшедший, который будет мне рассказывать о существовании ангелов и демонов или еще каком-то волшебстве, прошу удалиться. На сегодня я уже получила дозу сумасшествия. — Обратилась я громким голосом к двери. Послышался мужской смешок.

— Я лишь простой нейрохирург, но мои руки действительно волшебные. — Прозвучал веселый голос, я узнала Арика.

В мой руке все еще находился пистолет. Я быстро вскочила с пола и сунула пистолет в диван. Подойдя к двери, я распахнула её. В проёме стоял Арик. На нем были рваные светлые джинсы, черная кожанка нараспашку и футболка с изображением байкерского культа. Я посмотрела за его плечо. Он приехал на байке. Что ж, это меня удивило. Я не думала что он такой опасный парень, больше походил на заучку.

— Извини, проходи. — Прохрипела устало я, приглашая Арика в дом.

Бумер тут же обнюхал гостя, затем гавкнул, все чисто. Войдя в дом, Арик осмотрел помещение, в его глазах читалось восхищение и удивление. Я указала на диван, он с легкостью прыгнул на него. Я села рядом.

— Как ты узнал, где я живу? Где-то на столбе висит объявление с моим адресом? — Нервным голосом спросила я. Это бы все объяснило. Арик покачал головой и игриво ухмыльнулся.

— Твой адрес дал мне профессор. Так как ты не оставила свой номер, мне нужно было с тобой связаться. — Довольно проговорил он. Я нахмурилась.

— Связаться? Зачем? — Мой голос дрогнул. Возможно, он хочет сказать, что не может помочь маме. Арик немного нахмурил брови.

— Ты не говорила, что твоя мама слышит голоса. — Строго проговорил он, мне стало неловко, я пожала плечами. Арик одарил меня понимающим серым взглядом и положил руку на моё плечо. — Пойми я в первую очередь доктор, мне нужно знать о таких вещах. — Его тон стал более, подобен тону доктора.

— Прости. Я не люблю думать об этом. Это что-то меняет? — Тихо и встревожено спросила я. Арик прочитал мою гримасу и нежно улыбнулся. Я почти поверила его улыбке.

— Нет. Это еще раз доказывает мою теорию. Скорее всего, у твоей мамы защемление нерва спинного мозга. От этого кровь плохо поступает в мозг и вполне возможно, что из-за этого она слышит голоса. — Ответил он с загадочным взглядом. — Но я должен спросить. Твоя мама до случившегося слышала голоса? — Его тон стал более строгим. Я нахмурилась, бегая глазами по дому, вспоминая то, что так больно было вспоминать.

— Она всегда была повернута на вере в бога, но, насколько я помню до этого, о голосах она не рассказывала. — Я пожала плечами, наблюдая за реакцией Арика. Он выдохнул, как будто это было облегчением.

— Тогда это еще раз доказывает мою теорию. Скорее всего, она слышит их, потому что думала об этом всю жизнь. Это на подсознательном уровне. Анализы уже скоро будут готовы. — Ответил он, улыбнувшись. — Не хочешь предложить мне кофе? — Поинтересовался он, подняв бровь. Меня передернуло изнутри. Что скрывается за его вежливостью?

— Конечно. Сейчас. — Мило ответила я и направилась на кухню готовить кофе.

Наполнив чашки, достав коробку конфет и печенья, положив это все на поднос, я направилась в гостиную. Резкий шум от лая Бумера, заставил меня дернуться. Бумер метался около двери, разрываясь от лая.

Похоже, у нас гости.

Арик бросил на меня странный взгляд. Я непринужденно улыбнулась и поставила поднос на журнальный столик. Подойдя к двери, я неспешно приоткрыла дверь. Предо мной стоял мужчина в черных брюках и коричневой кожанке. Инспектор. Неужели он не сдержал обещание и приехал меня арестовать? На его хмуром лице появилась понимающая улыбка, он как будто понял, о чем я подумала. Он заглянул в дом и увидел Арика, который попивал кофе, глядя в нашу сторону.

— Я могу войти принцесса? — Произнес басистым, веселым голосом с улыбкой инспектор. Я нахмурилась.

— Смотря, с какой вы тут целью. — Ощетинилась я, скрещивая руки на груди.

— Я не при исполнении. — С улыбкой понимающе ответил он. Я кинула в сторону дивана и отошла с прохода.

Просто день посещений какой-то. У меня, что, сегодня день открытых дверей? Заходите все кому не лень…

Инспектор устроился рядом с Ариком и взял мою чашку кофе. Я решила ничего не говорить, остановившись около камина, поджав губы. Инспектор долго изучал меня, его глаза искрились весельем.

— Ты не рада меня видеть? — С кривой улыбкой спросил он. Я усмехнулась.

Можно написать анекдот, который будет начинаться с фразы: В доме наемного убийцы встретились инспектор, нейрохирург и киллер.

— Думала, что мы с вами больше никогда не встретимся. — Вкрадчиво произнесла я, бросая взгляд на Арика. Ему точно лучше этого не слышать, кажется, инспектор понял и кивнул.

— Вообще-то я тоже рассчитывал на это. В нашем последнем разговоре, так и говорилось. Но так уж вышло, что судьба привела меня к тебе. — С какой-то странной улыбкой заявил Инспектор.

— Что вы имеете ввиду? — Я нахмурила брови. Инспектор прочистил горло.

— Ты не заявляла об угоне автомобиля, почему? — Поинтересовался он. От моего лица отлила кровь. Раф, взял мою машину, что произошло? Все самое плохое читалось на моем лице.

— Потому что её не угоняли. Я сама предложила её Рафу. — Ответила я паническим голосом, мой взгляд был прикован к инспектору. — Что с ним? — Продрожал мой голос. Мой мозг уже перебрал все возможные варианты его смерти, сердце обливалось кровью. Нельзя было его отпускать одного.

— О, нет-нет. Не пугайся принцесса. Похоже, тот человек, о котором ты говоришь, жив. — Произнес взволнованно инспектор, глядя в мои растерянные глаза.

— Жив? Так что же тогда произошло? — В моей голове появилась картинка, как инспектор упек Рафа в тюрьму.

— Твой внедорожник обнаружили в одной из автомастерских, во время рейда. Я сразу узнал номера твоего автомобиля. Её хотели разобрать и продать. Что касается твоего друга, так он обменял твой внедорожник на мотоцикл у одного из этих людей. — Проговорил он монотонным голосом. От сердца отлегло, что Раф не у них и что он жив. Но тут мои кулаки сжались, я пришла в ярость. Я сама его прикончу.

— Он сделал что?! Вы хоть представляете, сколько стоит этот Мерседес?! — Завопила яростно я, нарезая круги вокруг дивана. Инспектор издал смешок.

— Поэтому я и решил привезти тебе его лично. Уж больно было интересно, узнать, почему он поменял такой автомобиль на мотоцикл стоимостью тысячу долларов. — Проговорил он улыбчиво, что полностью отличалось от его поведения в участке. Я вскипела еще больше. Раф идиот! Это я конечно знала. Но не думала что всё настолько плохо…

— Да за этот автомобиль можно сто таких купить! — Зарычала я, все еще нарезая круги вокруг дивана. Арик схватил меня за руку.

— Хватит, у меня уже голова кружиться. — Прошептал он серьезно. Я выдохнула и села на журнальный столик. Инспектор откашлялся.

— Кстати об этом. Думаю, на данный момент ты можешь поделить стоимость автомобиля на два. — Немного ухмыльнувшись, заявил инспектор.

Рванув на улицу, я увидела свой внедорожник, вернее то, что от него осталось. Полностью исцарапан, вмятина в правом крыле около заднего сидения, теперь это просто груда метала…

— Господи малыш, что он с тобой сделал? — Простонала я.

Вернувшись в гостиную, я попыталась усмирить свой пыл, что бы Раф не оказался в моем списке убийств под номером один. Инспектор допивал кофе.

— Извините, забыла представить. Это Арик, он нейрохирург частной клиники, а это инспектор эээ… — Я запнулась понимая что не знаю его имени. Инспектор улыбнулся.

— Просто инспектор. — Он прочистил горло. Они обменялись рукопожатиями. — Нейрохирург? — Инспектор вопросительно посмотрел на меня.

— Да, он сказал, что есть шанс заставить верхнюю часть моей мамы шевелиться. — Я неловко пожала плечами. В глазах инспектора что-то проблеснуло. Но он быстро принял серьезный вид, так что я не могла уловить эту эмоцию.

— Что ж, извините, но мне пора. — Заявил Арик, направляясь к выходу.

— Да конечно, до встречи. — Ответила я ему в след. Он улыбнулся и подмигнул. Когда его взгляд наткнулся на внедорожник, он печально покачал головой. Я повернулась к инспектору.

— Это действительно всё, зачем вы приехали? — Приподняв бровь, спросила я.

— На самом деле у меня здесь есть еще дела. И если ты не хочешь объяснить, что произошло в том здании, то мне пора. — Заявил инспектор, прожигая меня взглядом.

— Извините, но нет. — Ответила я, отводя взгляд.

— Тогда мне пора. Будь осторожна принцесса. — Прохрипел инспектор, возвращая чашку на стол. Я пошла за ним к двери.

— Почему вы называете меня принцессой? — Настороженно спросила я. Инспектор ухмыльнулся.

— Ты очень похожа на мою дочь. Я её всегда так называю. — Ответил он, в его глазах отобразился трепет. Я попыталась ему улыбнуться, он ступил за порог, я закрыла за ним дверь.

После ухода инспектора, я была готова заколотить эту дверь, и провести к ней ток. Что бы никто, не смог в неё постучать. Убрав с журнального стола чашки, я решила отправиться на пробежку со своим псом.

ГЛАВА 16

К внедорожнику я решилась подойти только на следующий день. Восстанавливать его нет смысла, место ему на свалке. Я залезла на водительское сидение, что бы отогнать машину на свалку для автомобилей. Но как только я в неё села, моя решительность исчезла. Аромат апельсина, пронзил мои ноздри и на глаза навернулись слезы. Неужели я соскучилась за Рафом? Да, без сомнений, я скучала по нему. Эти глаза неистово голубого цвета, выражения лица с ухмылкой и постоянные, нелепые фразы. Я скучала по этому парню. Откинувшись на сидении, я вдыхала аромат апельсина. Моё внимание привлекла карточка на пассажирском сидении. Я взяла её в руки и слезы вперемешку с шоком заструились по щекам. Это была фотография! Моя фотография, здесь я улыбалась около клиники. Это тот день, когда Арик сказал, что у мамы есть шанс. Так значит, я действительно видела его? Но зачем он следил за мной? И зачем сделал эту фотографию? На обратной стороне фотографии была надпись. «Мой лисенок». И тут я не выдержала, я разрыдалась. Может он и был не в себе, но он отличался от всех остальных. Он запал мне в душу, хотя я и понимала что, скорее всего, он такой же, как и все остальные, просто ловко скрывает это. Я зарычала, злясь сама на себя, фотография полетела на заднее сидение. Я вылезла из внедорожника и направилась в дом. Мне нужна пробежка. Мне нужно выбить эту ересь из головы.

На следующий день должны были прийти анализы мамы. Я решила, что изначально наведаюсь к ней, а после заеду к Арику в клинику. Я обещала маме, что как-нибудь приведу Бумера в гости. Думаю, этот день настал сегодня. Пёс принял пенную ванну и мне даже удалось хоть и с боем почистить ему зубы. Бабочку на шею он наотрез отказался надевать. Схватив поводок, который, кстати, Бумер тоже недолюбливает, я направилась в машину.

Подъехав к пансионату, я вывела Бумера и направилась к входу. Как всегда за стойкой меня встретила улыбчивая Лилия, но её лицо пришло в ужас, от груды мышц на четырех лапах. Я привязала поводок к стулу и подошла к Лилии, доставая кошелек.

— Алисия, вы знаете правила. — Она делала вид, что ей жаль. Я улыбнулась и положила на ресепшен стодолларовую купюру.

— Лилия, я все прекрасно понимаю. Но моя мама так хотела познакомиться с моим приятелем. Я не могу ей в этом отказать. — Я сделала непроницаемый вид.

Лилия замешкалась, глядя на купюру. Я повернула голову к ротвейлеру, его уже окружили дети со второго этажа. Половина из них была больна ДЦП, вторая половина находилась здесь из-за разных форм болезни, начиная от неспособности ходить и заканчивая умственным отклонением. Они все проходили здесь реабилитацию. Бумер был абсолютно спокоен и даже разрешил оседлать себя какой-то пятилетней девочке. Это было не похоже на моего пса. Но, наверное, ему, так же как и мне, было жаль этих детей, он хотел подарить им хоть какую-то радость. Я обернулась на Лилию, она тщательно изучала пса, а после улыбнулась и положила купюру в карман. Так я и знала. Я улыбнулась с огромным подтекстом и прошла к псу, отвязав поводок, я направилась по коридору. Дверь была открыта, на удивление мама смотрела на дверь, а не как обычно в окно. Я улыбнулась.

— Привет мам, а я сегодня не одна. — Лилейным голосом произнесла я, впуская Бумера в палату. Я отпустила поводок и закрыла дверь.

— Здравствуй друг. — Проговорила улыбчиво мама, когда Бумер стал облизывать её лицо. Он вел себя нежно, но скованно, как будто чувствовал, что мама больна.

— Арик не заходил к тебе? — Спросила я, с сияющей улыбкой. Мама выглядела счастливо, глядя на собаку. Я услышала, как кто-то откашлялся у меня за спиной. Обвернувшись, я увидела Арика, который ошарашено, переводил взгляд с меня на пса и обратно. Я лишь пожала плечами.

— Как тебе это удалось? — Удивленно спросил Арик, указывая головой на Бумера.

— Ну, знаешь, деньги решают все. — Спокойно ответила я. На лице Арика появилась понимающая улыбка. Я села на стул, рядом с кроватью мамы. — Так, каков вердикт док? — Расслабленно спросила я.

— Ну что ж. Все анализы в пределах нормы, противопоказаний для проведения операции нет. — Довольно произнес Арик. С моей души упал камень, я повернулась к маме, она всё еще наслаждалась Бумером, который уже умыл её лицо. Она смеялась, слезы накатились на мои глаза. Именно такой я её помнила, пока отец не разрушил нашу жизнь. Я повернулась к Арику, он внимательно следил за мной. — Хочу предупредить, если операция не поможет, шансов пережить вторую такую операцию, у твоей мамы нет. — Нахмуренно произнес он, его глаза излучали сожаление. Я сжала скулы и кивнула.

— Я все понимаю. — Поникнув, произнесла я. Арик посмотрел на дверь.

— Выйдем? — Тихо произнес он. Я кивнула, оглянувшись на счастливую маму, и поняла, что нужно было привести пса раньше. Мы вышли за дверь.

— Что ты хотел сказать? — Тихо спросила я, оглядываясь по сторонам.

— На самом деле я подсчитал стоимость операции, ты должна будешь оплатить половину сейчас. — Прохрипел он, ему явно было неловко это говорить.

— Это не проблема. Скажи сколько и куда перевести. — Бесстрастно произнесла я. Арик протянул мне бумажку с реквизитами клиники.

— Два миллиона сейчас и два перед операцией. — Произнес неуверенно он, пристально смотря за моей реакцией. Я кивнула.

— Хорошо, через пару часов я положу два миллиона долларов на счет. — Так же беспристрастно ответила я. Арик кивнул.

— Тогда нам нужно подписать бумаги. Ты должна ознакомиться с ними. — Произнес Арик, пропуская меня обратно в палату.

— Слушай, ты сможешь мне объяснить в двух словах, что бы, я не читала это до вечера? — Заныла я. Арик погладил пса по голове.

— Речь идет о том, что ты понимаешь риск операции, и не будешь иметь претензий в случае неудачи. А так же разрешение на операцию и последующие процедуры. — Произнес Арик. Я подумала с минуту, выхода все равно нет. Это шанс и его нельзя упускать. Я подписала бумаги.

— Когда вы перевезете её в клинику? — Поинтересовалась я, отдавая планшет с договором.

— Думаю завтра. Операцию назначим через две недели. — Ответил он, засовывая документы в портфель.

— Отлично. — Я перевела взгляд на маму. Она улыбалась и о чем-то говорила с Бумером.

— Ладно, мне нужно в клинику, что бы поставить всех в известность и начать готовиться. — Произнес Арик, я кивнула, он вышел за дверь.

— Мам, мне нужно ехать. Я должна оплатить операцию. — Произнесла я, подходя к поводку Бумера. Она посмотрела на меня печальным взглядом.

— Может, ты оставишь его? А после заедешь и заберешь? — Умоляюще просила мама.

И что мне было делать? Естественно я согласилась!

— Бумер! Ты за старшего! И не высовывайся. — Прошипела я, направляясь к двери.

Быстро проскользнувши из пансионата, что бы, Лилия не заметила, что ухожу без пса, я направилась к внедорожнику. Дорога домой была быстрой. Я схватила сумку с деньгами, отсчитав нужное количество, отправилась в банк. Если честно мне кажется банки — это одна из разработок ада. Очереди и вечные разговоры о пустом. Отстояв очередь, я внесла деньги и продиктовала нужные данные. Сейчас мне нужно вернуться в пансионат и уведомить директора о том, что завтра мою маму перевозят.

Поговорив с вежливым директором, мужчиной лет пятидесяти, он пожелал нам с мамой успехов, я подписала нужные документы. Пройдя по коридору, я услышала детский смех, доносившийся из палаты мамы. Это меня заставило насторожиться. Войдя в палату, я чуть не упала в обморок, кровать мамы облепили дети от четырех до десяти лет. Бедный Бумер смотрел на меня взглядом «За что ты так со мной?», он лежал в ногах мамы и дети гладили его, как только можно и где только можно. Я улыбнулась, этот пес никогда не получал столько ласки. Мама рассказывала какую-то сказку детям, ей было хорошо. Это заставило меня улыбнуться еще шире. И тут один ребенок привлек моё внимание. Он сидел отстраненно и перебрасывал в руке мячик. Он как будто почувствовал, что я на него сморю и обернулся, фиолетовые глаза встретились с моими. Мальчишка с каштановыми волосами одиннадцати лет.

— Тим? Что ты здесь делаешь? — Ошарашено спросила я. На лице Тима появилась загадочная улыбка.

— То же самое хотел спросить у тебя. — Ухмыльнулся он. Его выражение лица и глаза, говорили о том, что он старше, чем выглядит.

— Это моя мама. — Тим обернулся, и поджал губы.

— Я знаю. — Ответил он, осматривая меня. — Почему ты вернулась? — Нахмурив брови, спросил он. Я открыла рот, пытаясь что-то сказать, но ничего не придумала. Тим ухмыльнулся.

— О, Лис, ты уже познакомилась с Тимом? Милый парень. Он поступил к нам два дня назад. — Ободрено прощебетала мама. Я улыбнулась.

— Да, вполне прекрасный мальчишка. — Ответила я, бросая на Тима взгляд «Только попробуй сказать, что мы познакомились в подвале» Похоже Тим понял и просто кивнул.

— Время процедур. — В палату вошла медсестра и остановилась, распахнув глаза. Она явно не ожидала, присутствия пса и такого количества детей. Я ухмыльнулась.

— Ладно, нам пора. Завтра встретимся в клинике. — Промурлыкала я и поцеловала маму в щеку.

Забрав Бумера, я направилась к ресепшн. Лилия внимательно наблюдала за мной, прищурив глаза. Я улыбнулась и подошла к ней.

— Уже уходите? Как жаль. — Произнесла Лилия, изображая печаль. Уголок моего рта приподнялся.

— На самом деле я уйду, после того как вы мне расскажете о мальчике. Его зовут Тим. Он чем-то болен? — Спросила я, внимательно смотря в глаза Лилии. Она немного подумала, потом бросила взгляд на собаку и видимо решила ответить побыстрее, что бы мы убрались отсюда.

— Этого мальчика два дня назад привез инспектор, из другого города. Вроде бы у него нет родителей. Сказали что у него шизофрения. Мы провели обследование, но не выявили никаких проявлений отклонения. — Ответила она, пожимая плечами. Я нахмурилась.

— Если у него нет родителей, кто оплатил ему этот пансионат? — Недоверчиво спросила я.

— Говорят, что инспектор заплатил свои личные деньги. — В пол шепота пригнувшись, ответила она. Я поняла, что больше ничего не узнаю, поэтому решила не доводить Лилию и выперлась на улицу.

Доехав до дома, я уселась на диван в гостиной и стала массировать виски. Только сейчас я вспомнила о том, что произошло в том чертовом подвале. Тим что-то сделал, и седативные средства перестали действовать, так же он читал мысли. С этим парнем действительно что-то не так. Может, у него и есть какие-то сверхспособности. Я не помню, как его назвал Раф, когда пытался заколоть мечем. Слово крутилось на языке, но я была слишком уставшей тогда, что бы запоминать что-то.

Вот какие еще дела были у инспектора. Но почему он решил пристроить Тима именно сюда? Мне нужно хорошенько выспаться, что бы в голове что-то прояснилось.

ГЛАВА 17

На следующее утро я посетила клинику, маму уже перевезли сюда. И Арик твёрдо заявил, что здесь деньги не помогут, и я могу даже не пытаться провести сюда пса. Мама находилась в палате люкс, с кондиционером, телевизором и просторной кроватью. Рядом на столике лежали препараты и фрукты, а так же стояла ваза с живыми цветами. Мама, кажется, была спокойна. Я подошла к ней и села на свои колени.

— Как ты? Готова к операции? — Прохрипела я. Мама лукаво улыбнулась.

— Все в порядке, ангелы говорят, что я должна молиться и ты тоже. — Прошептала она. Я закатила глаза. — Ангелы сказали, что ты перестала веровать. — Продолжила она.

— Я никогда не верила. — Фыркнула я, мне уже все это надоело. Хотя я знала, что лучше было бы подыграть. Мама нахмурила брови.

— Как же? Раньше ты верила. — Напала она. Ну да, раньше я ей говорила, что хожу в церковь и молюсь, а так же соглашалась с ней, когда она заводила тему об ангелах.

— Мам, давай закроем эту тему? Ангелы если и существуют, то им на нас наплевать. — Выплюнула я, указываю руками на положение, в котором она находиться.

— Архангелу не наплевать. — Зашипела на меня мама. Я сжала скулы, мне все это порядком надоело. — Он почти у своей цели. — Добавила мама. Я поцеловала маму в щеку и отстранилась.

— Рада за него. Мне пора. — Прохрипела я и вышла из палаты.

Из клиники я вылетела со свистом. Сейчас у меня было желание кого-то прикончить и отвлечься от всей этой ерунды. Но мне нужно заняться поисками отца. Я отправилась домой.

Два дня я провела в поисках хоть какой-то информации о нем, но ничего так и не нашла, кроме единственной фотографии в интернете, не было ничего. Самое печальное то, что я даже не знала, кто приближен к нему, что бы попытаться найти его через знакомых. Так же я не знала, кем именно и где он служит. Задача просто невыполнима.

Заварив себе кофе, я завалилась на диван и включила телевизор. Как раз шли новости. То, что я увидела, заставило меня пролить кофе на диван. На экране был мой отец, диктор говорил, что через неделю он приезжает в наш город, что бы навестить местный военный штаб. Вот же гадство. Я искала его два дня и тут он собственной персоной мелькает по ящику. Ну что ж, игра началась. Я знала, где находиться этот штаб, и еще больше меня порадовало то, что он будет выступать с речью на площади. Там-то я тебя и прикончу. У меня неделя на подготовку. И зная, что он военный я должна проработать план до мелочей.

Первым делом на следующий день, после пар, я отправилась на площадь. Мне нужно было изучить место дислокации и все нюансы. К моему удивлению там уже вовсю готовились к приезду отца. Возводили сцену и повсюду бродили мужчины в штатском, легко было догадаться, что они связаны с военными, их походка выдавала их за версту. Площадь, была открыта, поэтому обычные люди тоже бродили по улицам. Теперь, когда я увидела, где стоит сцена, я могла рассчитать траекторию выстрела. Я, конечно, хотела использовать взрывчатку, но сомневаюсь, что сцена не будет проверенна на предмет терроризма. Когда я бродила по округе, я чувствовала на себе взгляд. Но когда обернулась, никого не увидела. Это действительно меня насторожило, странное чувство промелькнуло у меня в голове, как будто надвигается что-то плохое.

После того как я изучила территорию, мне нужно было придумать как протащить оружие на площадь. Я была уверенна, что вместе с охраной будут обученные псы. Отец никогда не допускал ошибок, поэтому к нему трудно было подобраться. В голову не приходило ни одной путной мысли, но когда я вернулась домой, меня осенило. Собаки чувствуют порох и метал. Мне нужно было изменить оружие. И здесь мне на помощь пришло мое медицинское образование. Я могу приготовить яд, это будет даже лучше чем пуля в лоб. Я могу сделать так, что он помучается перед смертью. Так же как мучается моя мама, все это время. Я нашла информацию о приготовлении синтетического яда, вот что значит эпоха интернета.

Спустя пять дней, я, наконец-то приготовила яд и даже нашла возможность испытать его на одной из жертв, моих заказов. Все прошло именно так, как я и ожидала. Сначала человека парализует, потом он начинает блевать, после медленно задыхается. Милая картина того, как папочка будет лежать в гробу синий, появилась у меня перед глазами. Думаю, он этого заслуживает. Я приобрела пластиковый пистолет, ни одна собака не учует его.

* * *

Вот и настал день расплаты.

Расплаты за всю боль, что причинил мне мой отец. Сегодня я намеренна, отдать ему должок ценою в жизнь.

На мне были черные облегающие штаны и черная водолазка, на ногах спортивные черные кроссовки, волосы как всегда плотно завязаны в конский хвост. Сегодня я еду на мотоцикле. Накинув на себя черную, весеннюю, короткую куртку, я надела шлем и рванула в сторону площади.

Когда я оставила мотоцикл, недалеко от площади, я увидела насколько много людей находиться там. Я не понимала, почему люди собираются на этой площади, что такого мог поведать им мой отец? Пока я не поняла что все присутствующие это солдаты, в штатной одежде. Их походка выдавала их. Я сразу словила на себе странные взгляды. И тут я поняла, что все идет далеко не по плану.

Но отступать было поздно.

Как я и ожидала, по периметру была выставлена охрана с немецкими овчарками. Гражданские тоже присутствовали, дети с родителями гуляли по площади, играла увеселительная музыка. Я так понимаю, что сперва будет шоу.

Пистолет находился за спиной, заправленный в штаны. Единственное что меня порадовало, не было личного досмотра. Я прошла мимо военных с собаками без всяких усилий и направилась ближе к углу сцены, там есть проход, что бы выбраться и затеряться в толпе, когда люди устроят панику. Заняв нужную позицию, я, как и остальные стала слушать певцов, которые выступали на сцене. Хотя мысли мои были где-то вдалеке.

Возможно, после того как я покончу со всем этим, я найду Рафа. И вместе мы сможем победить его манию преследования крыльев и будем жить счастливо, хотя это совершенно сказка не обо мне. Пока что я должна сосредоточиться на своей цели.

Выступление всяческих групп и танцоров, затянулось на два часа. Я не рассчитывала, что проведу здесь так много времени. Выступило еще два певца, после которых на сцену вышел мужчина в строгом костюме. Хмурое лицо, вызывало страх, этот мужчина явно убивал и ни один раз. Он взял микрофон.

— Надеюсь, вам понравилось выступление. На этой прекрасной ноте, мы окончим сегодняшний день. — Проговорил он. Вокруг слышались перешептывания. Моё лицо сейчас могло излучать огонь. — Знаю, знаю господа. Все вы желали увидеть прекрасного военачальника. Но, к сожалению, у него появились неотложные дела. И он поспешил уехать.

Мои ноги рванулись с места, до того как этот мудак смог закончить свою речь. Я злилась на себя. Почему я решила подстеречь его здесь? Мне нужно было ехать к штабу. Подлетев к мотоциклу, я рванула в сторону штаба, был маленький шанс, что я перехвачу отца. Двигатель ревел, а мои ладони побелели от натиска на руль. Перед моими глазами мелькали здания и офисы, в конце концов, я свернула на трассу.

Штаб находился в двух километрах от города. Проезжая поля и старые хижины, я все больше теряла надежду. Шанс того что отец всё еще оставался здесь, равен нулю. До штаба оставался километр, как я увидела два черных внедорожника, с тонированными окнами двигающихся мне на встречу. Я свернула с дороги и сразу же поняла, что внедорожники свернули за мной. Похоже, я влипла. Совсем недалеко находился лес, я рванула к нему, у меня был шанс оторваться. Густой лес, не позволит проехать этим внедорожникам, но мотоциклу это вполне под силу. Я чувствовала, как мне наступают на пятки.

И вот я уже в лесу, сворачивая в самую гущу деревьев. Мне пришлось заглушить мотоцикл, что бы, не привлекать внимание. Я забросала мотоцикл ветками и спряталась за кустом. Внедорожники остановились, я затаила дыхание.

— Она не могла далеко уйти. Ищите. — Приказал чей-то бас. — Я вызову подкрепление.

Сомнения в том, что эти мужчины выехали за грибами, отпало само собой. Треск веток, говорил о том, что они обходят меня и идут по ложному следу. Их, по меньшей мере, шестеро, а возможно и десять. Я достала пистолет, ровно десять пуль с ядом. Вполне возможно, что я смогу вырваться. Из-за биения сердца, я не услышала, что сзади кто-то подкрался. Я развернулась, так быстро, как могла. Огромный здоровяк в черной форме и балаклаве стоял предо мной. Он явно был не готов к тому, что я нападу, выстрел пришелся ему в шею. Ровно через секунду он рухнул на землю, задыхаясь от собственной рвоты. Скажем так, вид не из самых лучших. Оттащив здоровяка под куст, я затаилась. Буквально в четырех метрах стояло еще два.

Два выстрела, цель поражена, они рухнули на землю.

Еще двое окружали меня с двух сторон. В одного я выстрелила сразу, второй же успел наброситься на меня. Он схватил меня за волосы и сбил с ног, через силу я приглушила свой хрип, от удара спины. Еще один шаг ко мне и у него в шее уже был дротик с ядом. Я прислушалась к лесу. Чисто. Их было всего пятеро. Схватив мотоцикл, я побрела с ним через чащу леса, вполне возможно, что скоро прибудет подкрепление. Я покатила мотоцикл через лес, отдаляясь все дальше от трассы. Когда я была уже достаточно далеко, на улице потемнело.

Мой разум не мог поверить в то, что я вижу перед собой. И впервые в жизни я радовалась своей глупости. Предо мной стоял дом, который я арендовала для Рафа и самое главное, что я забыла отменить аренду, все это время дом оплачивался. Оставив мотоцикл в гараже, я обнаружила, что все двери были открыты. Видимо Раф не знает о том, как пользоваться замками. Дом был уютным, гостиная, переходящая в столовую и кухню, а так же две комнаты с санузлами. Было видно, что здесь давно никого не было. Рафа здесь больше нет. Свет я решила не зажигать, как будто для меня на подоконнике стояли две свечки и спички.

Вполне возможно, что эти люди все еще прочесывают лес в моих поисках. До утра, я собираюсь остаться здесь. Поджигая свечку, я направилась к дивану в гостиной. Он был бардового цвета. Устроившись поудобнее, я наблюдала, как танцуют тени от огонька свечки и прислушивалась к каждому шороху. Меня окутала усталость. Мои штаны были порваны ветками, а лицо исцарапано. Для себя на заметку, гулять по гуще леса мне не нравиться.

Меня накрыл сладкий сон.

Стук отворившейся двери, заставил меня резко подскочить. Свечка уже догорела, единственное, что я видела, это силуэт мужчины, под лунным светом. Я затаила дыхание, понимая, что имела глупость даже не прихватить нож из кухни. Силуэт не двигался, оставаясь в проеме двери. Проблеск голубых глаз под лунным светом, затем меч, который находился в руке парня, блеснул медью. Моё сердце учащенно забилось, я вдохнула аромат апельсина. Одним щелчком включился свет, я прищурилась, пока мои глаза адоптировались. Без сомнений предо мной стоял Раф. Его белая футболка была в крови, так же как и джинсы, меч тоже был испачкан кровью. Я застыла на месте. Раф смотрел на меня из-под густых ресниц с недовольным видом.

— Что с твоим лицом? — Прозвучал охрипший, бархатистый голос. Раф не двинулся с места, осматривая меня с ног до головы, его взгляд был пристальным и холодным.

— Имела возможность познакомиться с флорой и фауной этого леса. — Фыркнула я, трогая ладонью царапины.

— Эти люди пришли за тобой? — Голос Рафа излучал холод, лицо выглядело непроницаемо. Я осмотрела футболку Рафа еще раз. Похоже, кровь свежая, видимо он с ними успел встретиться.

— Скорее всего, да. — Ответила я, пожимая плечами. Раф кивнул, поджав губы, он отвел взгляд.

Моё желание сказать о том, как я соскучилась, было безгранично. Но, похоже, Рафу было на это наплевать. Он смотрел на меня беспристрастно и холодно. Я вспомнила, про свой внедорожник.

— Ты поменял мой внедорожник на мотоцикл! — Рявкнула я.

Тут же пытаясь продолжить дискуссию, я открыла рот, свет резко выключился и Раф в одно мгновенье оказался около меня, зажимая мне рот своей рукой. Он был настолько близко, что мне хотелось протянуть руки и потрогать его. Я чувствовала, как напряжено его тело, я слышала его ровное дыхание. Раздались приближающиеся шорохи и шарканье обуви.

— Где ключи от твоего мотоцикла? — Почти шепотом произнес Раф мне в ухо, мои коленки задрожали. Я достала из кармана куртки ключи, Раф их забрал, не соприкасаясь с моей кожей. — Я сейчас отвлеку их, а ты поедешь на моем мотоцикле, сразу же после меня, в другую сторону. — Прошептал он. Я кивнула, Раф отпустил свою руку от моего рта.

— Раф, я… — Я не успела договорить, как он опять прикрыл мне рот.

— Ты не должна была сюда приходить. И не пытайся искать меня. — Прохрипел он жестко. Слезы наворачивались на глаза. Я так хотела перед ним извиниться, но он отверг меня. Я просто кивнула.

В следующую секунду, Раф уже выходил из двери, направляясь к гаражу. Я услышала рев двигателя, а за ним, крики мужчин. Они все направлялись к машинам. Началась погоня. Ровно в этот момент я выскочила на улицу и залезла на белый мотоцикл старой модели. Рванув в противоположную сторону, я направилась к дому.

Очутившись около дома, я бросила взгляд на мотоцикл.

М-да Раф, в прошлый раз ты взял мой внедорожник и обменял его на мотоцикл, теперь ты взял мой мотоцикл и на что ты его обменяешь? Может на велосипед?

ГЛАВА 18

Войдя в дом, меня застопорило на том же месте. На диване сидел мальчик и гладил пузо Бумеру. Я подошла ближе и поняла что этот мальчик Тим. Я украдкой подошла к нему, он выглядел непринужденным.

— Эй, что ты здесь делаешь? — Спросила нервно я, нахмурив брови. Тим даже не посмотрел на меня.

— Мне нужно было с тобой поговорить. — Спокойно протянул он, продолжая чесать пузо псу. Я села рядом с ним на диван.

— О чем? — Моя бровь вопросительно поднялась.

— Ты должна предотвратить Авадон. — Проговорил он жутким стеклянным голосом.

— Малыш, что прости? — Озадачено прохрипела я, положив ему руку на спину.

— Ты должна предотвратить Авадон. Ты должна предотвратить Авадон. Ты должна, должна! — Повторял он, раскачиваясь как сумасшедший. Этот парень был шизофреником, почему мне попадаются лишь такие?

— Всё, всё, я поняла. Успокойся. — Шептала я, притягивая его к себе и поглаживая по голове.

Парень продолжал, я не могла его успокоить. Он повторял одно и то же, мне пришлось позвонить в пансионат, после чего его забрала скорая. Меня заверяли, что они не знают, как Тим сбежал и оказался здесь. Ну что я могу сказать? Это мой мир. В нем никто ничего не может объяснить.

Веселый денек.

Сбросив с себя рваную одежду, я включила в доме повышенную систему безопасности. При шаге на участок, человеком весом, более сорока пяти килограммов, будет выпускаться усыпляющий газ.

Я откинулась на кровать, переваривая в голове, события прошедшего дня. Встреча с Рафом, была такой быстрой, я даже не успела его не о чем расспросить, да и кажется, он был не настроен на разговор. Видимо я задела его чувства. Что-то пробудилось во мне, когда я увидела его, то чего я никогда не испытывала.

Кем были те люди? Если бы они знали кто я, вполне могли бы заявиться ко мне домой. Может я проскочила пропускной пункт? И поэтому они помчались за мной. Одно радует, около дома никого нет. А значит, мне пока что ничего не угрожает.

Сегодня я разрешила псу, спать в моей кровати, на случай непредвиденных обстоятельств.

К моему счастью ночь выдалась спокойной, никто не пытался пробраться в мой дом. Это означало одно, эти люди не знали, кто я. Надеюсь Раф смог оторваться от этих монстров. После того как Арик сказал что нет противопоказания для операции, я обрела надежду. Я понимаю, что если все получиться, то мама еще долго будет восстанавливаться. Но я намеренна как можно быстрее, забрать её домой. Я подумала о том, что стоит сделать пандусы на лестнице, этим я и занялась сегодня. Без сомнения за хорошие деньги одна из компаний согласилась проделать эту работу прямо сегодня. Как только они замерили лестницу и отправились изготавливать пандус, я решила посетить пансионат и навестить Тима.

Выходя на улицу, я еще раз себе напомнила, что мотоцикл Рафа стоит отвезти на свалку. Запрыгнув в новенький внедорожник, я помчалась в сторону пансионата. В городе ничего странного не происходило, хотя я была предельно настороженна. Кто знает, что эти люди хотели от меня…

Когда я вошла в пансионат, Лилия посмотрела на меня, нахмурив брови. Она явно не ожидала меня здесь увидеть, после того как маму перевели в клинику. Я подошла к стойке.

— Здравствуй Алисия. Ты забыла какие-то вещи? — Немного замешкавшись, спросила она. Я покачала головой.

— На самом деле, я здесь, что бы навестить мальчика. Его зовут Тим. — Я посмотрела на неё с непроницаемым видом. Лилия нахмурилась.

— Ах, вот оно что. Мы действительно приносим свои извинения за этот инцидент. Ума не приложу, как он вышел. — Лилия покачала головой, с расстроенным видом. — Мне очень неприятно тебе это говорить, но к нему сейчас нельзя. У него обострение и мы ввели ему успокоительное, он спит. — Лилия пожала плечами, делая виноватый вид. Я закусила внутреннюю часть щеки, бегая глазами по холлу.

— Когда он придет в себя? — Поинтересовалась я. Лилия взяла какой-то лист и стала что-то искать.

— Хм, ему ввели тройную дозу. Не раньше, чем завтра с утра. — Ответила она. Я кивнула.

— Ладно, тогда заеду завтра. Может ему нужно что-то? Медикаменты либо еда? — Спросила я, рассматривая холл.

— Нет, все оплатил инспектор. — Ответила она. — Извини, мне нужно работать. — Я кивнула и направилась к выходу.

По дороге домой я решила заскочить в клинику и узнать, как обстоят дела у мамы. Постучавшись в дверь Арика, я поняла, что его здесь нет. Я подошла к медсестре.

— Извините, вы не знаете где заведующий клиникой? — Поинтересовалась я. Медсестра подумала с минуту и посмотрела на часы.

— У него сейчас обход пациентов, на третьем этаже. — Ответила она и направилась по своим делам.

Поднявшись на третий этаж, я прошла по длинному коридору с дверями, заглядывая в каждую палату. Из последней доносились голоса, двух мужчин, я прошла туда и заметила Арика общающегося с пациентом.

— Ох, доктор, вы правы, этих швов почти незаметен. — Подметил пациент. Арик забрал свой телефон из рук пациента. Видимо тот просил сфотографировать свои швы.

— Согласен с вами, это ювелирная работа. Но это не так важно, самое главное теперь вы сможете ходить. — Заверил пациента Арик, тот благодарно улыбался.

— Вы волшебник. — Признался пациент, его глаза столкнулись с моими. — Кажется это к вам. — Кивнул он в мою сторону. Арик обернулся, его улыбка могла осветить это помещение.

— А вот, кстати, та девушка, которая наложила вам швы. — С улыбкой, Арик указал на меня рукой и подозвал к себе. — Алисия, рад тебя видеть. Узнаешь этого парня? — Весело спросил он. Я подошла, всматриваясь в мужчину. На самом деле я не могла его узнать, он лежал лицом вниз на операционном столе. Я пожала плечами.

— Может и узнала бы, лежи он ко мне лицом. — Ответила я, пытаясь натянуть дружескую улыбку. Арик усмехнулся.

— Что верно, то верно. — Ответил он, притягивая меня к себе. Мне не слишком понравился этот жест. Мне пиз*ец как не понравился этот жест! — В прочем я уже окончил. Ты что-то хотела? — Поинтересовался он.

— Да, хотела узнать как дела у мамы. — Ответила я, пальцы на мои ногах, напряженно завернулись.

— Ладно, пройдем в мой кабинет. — Устало предложил Арик.

Пока мы спускались по лестнице, с Ариком все здоровались, а медсестры буквально пожирали его глазами. Видимо он здесь местный плейбой. Мы прошли в его кабинет, я села на голубой диванчик. Арик же уселся за стол, копошась в бумагах. Он поднял взгляд на меня, с ехидной ухмылкой.

— Могла бы заходить сюда и почаще. Я чувствую, что ты меня используешь. — Произнес Арик со страдальческим видом, но его глаза издевались. Я многозначительно приподняла бровь и Арик рассмеялся. — Да ладно тебе, может, прогуляемся как-то? Кафе? Кино? — Он выглядел вполне серьезно. От чего я напряглась.

— Прости, у меня сейчас, правда, нет времени. — Я сделала отчаянный вид, но на самом деле я лгала… Арик кивнул.

— Понимаю, но от кофе завтра тебе не отвертеться. Тебе все равно нужно будет приехать, подписать еще кое какие бумаги. — Ответил он, перелистывая истории болезней.

— Хорошо, я приеду. — Выдохнула я.

— Так, ладно. В общем, у твоей мамы не все так плохо. Но есть риск, из-за того, что травма старая, да и мама твоя уже не молодая. Но я постараюсь сделать всё возможное. — Уже серьезно заверил он меня. Я вгляделась в его лицо, синие мешки, под глазами говорили о том, что он уже давно не спал. Я нахмурилась.

— Ты должен отдохнуть. На тебе лица нет. — Предупредила я. Кажется, Арика это смутило, он заерзал на стуле и накрыл лицо ладонями.

— Знаю, просто в последнее время слишком много работы. Это же не единственная моя работа. Я работаю еще и в других больницах. — Ответил устало он, массируя переносицу двумя пальцами. Я встала с дивана.

— Я наверное пойду, а ты выспись. — Прохрипела я, направляясь к двери.

— До завтра Алисия. — Произнес устало он.

Выйдя из клиники, я направилась домой. Меня смутил тот факт, что Арик еще и подрабатывает. Неужели в такой клинике, маленькая зарплата? Это странно. А еще, я не хочу, что бы он во время оперирования моей матери упал в обморок.

ГЛАВА 19

На следующий день, первым делом я отправилась в пансионат, что бы повидаться с Тимом. В университете три выходных дня, связанных с днем города. У стойки как всегда стояла Лилия. Я подошла к ней как всегда с непроницаемым видом.

— Я могу навестить Тима? — Поинтересовалась я. Лилия замешкалась.

— Да, конечно можешь. — Тихо пробормотала она.

— Отлично. — Я развернулась, что бы уйти. Лилия меня окликнула, я обернулась.

— Алисия, этот парень странный если честно. — Прошептала она, осматриваясь по сторонам. Я усмехнулась.

— Конечно странный, он ведь болен шизофренией. — Фыркнула небрежно я.

— Нет, я не об этом. — Ответила неуверенно она, заерзав на месте. Я приподняла вопросительно бровь.

— А о чем?

— Видишь ли, этот парень он… ну как это сказать. — Она говорила неуверенно, её глаза бегали. Я выжидающе смотрела на неё. Она сдалась. — Этот мальчик читает мысли. И не подумай что я ненормальная. Но после того как его привезли от тебя, он постоянно издевается над медсестрами, рассказывая им о чем они думают. К нему уже не хотят входить в палату. — Прошептала она с отчаяньем. Я сажала скулы. Видимо тогда в подвале это был не стресс, он действительно обладает способностями. Я кивнула.

— Я попробую с ним поговорить об этом. — По крайней мере, попытаюсь…

— Восьмая палата. — Выдохнув, произнесла Лилия.

Направившись по коридорам пансионата, я отыскала нужную мне комнату. Открыв её, я увидела кровать, диванчик и фрукты на тумбочке. Но Тима там не было. Я сделала два шага к окну, что бы посмотреть на вид.

— Я знал, что ты придешь. — Прозвучал детский голос. Я обернулась, Тим сидел за кроватью, играясь мячиком в руке. Я села на подоконник.

— Говорят, ты еще тот забияка. Издеваешься над медсестрами? — Пытаясь сделать серьезный вид, произнесла я. Тим посмотрел на меня, в его фиолетовых глазах искрилась забава. Он непринужденно пожал плечами.

— Мне здесь скучно. — Заныл он, поджимая губы.

— Ты можешь так не делать? К тебе уже не хотят заходить. — Мой тон напоминал мне, тон старшей сестры. Тим хитро улыбнулся, всматриваясь в мои глаза, и кивнул. — Как ты попал ко мне домой? — Настороженно спросила я. Тим принялся снова играть мячиком.

— Пришел. — Коротко ответил он. Ладно, как сейчас не главное.

— Зачем? — Настойчиво спросила я. Тим бросил на меня недовольный взгляд.

— Я же говорил. Ты должна остановить Авадон. — Ответил он, перебрасывая мячик в другую руку. Я села на пол, напротив него.

— Ладно, расскажи, что это значит? — Пытаясь смерить свой пыл, спросила я.

— Я не могу рассказать. Ты скоро сама узнаешь. — Безразличным тоном ответил Тим. Хорошо, что мне больше не придется это слушать.

— Кто ты такой? Я имею ввиду, почему ты умеешь читать мысли? — Неловко спросила я. Кажется, мой вопрос нисколько его не смутил, его взгляд не отрывался от мячика.

— Ты плохо слушаешь. — Пробормотал он. Я все еще выжидающе смотрела. — Ты знаешь кто я. Я потомок Нефилима. — Ответил он, встав с пола и прошагав к двери. Я вскочила за ним.

— Кто такие Нефилимы? — Я уже где-то слышала это слово, но не могла припомнить где. Тим бросил на меня укоризненный взгляд.

— Нефилимы — потомки ангелов и людей. Они вроде как были очень могущественные. Но я Нефилим непонятно в каком поколении. Так что мне досталось совсем мало силы. Я могу читать мысли и очищать сознание. Иногда мне приходят видения. — Ответил безучастно он и прошагал к ресепшен. Лилия бросила на нас, боязливый взгляд. Я все еще плелась за Тимом.

— Она может меня забрать отсюда? — Поинтересовался Тим, указывая на меня пальцем. Мои глаза широко распахнулись.

— Что? — Ошарашено выпалила я. Тим посмотрел на меня своими фиолетовыми глазами.

— Я спрашиваю, я могу уехать с ней? — Повторил настойчиво он. Лилия бросила на меня непонимающий взгляд.

— Нет Тим. Ты должен быть здесь. Что бы она тебя забрала, ей нужно стать твоим опекуном. — Заявила Лилия. Тим бросил на меня взгляд.

— Так в чем проблема? Усынови меня. — Фыркнул он. Я потеряла дар речи.

— Тим, ты же знаешь, что это не так просто как кажется. — Ответила я, покачав головой. Тим нахмурил брови.

— Мне скучно здесь. Я хочу пойти с тобой. — Обиженно произнес он и топнул ногой. Я присела, что бы заглянуть ему в глаза.

— Послушай, я действительно сейчас не могу тебя забрать. Давай мы обсудим это после того как моей маме сделают операцию. — Пытаясь утешить ребенка, промурлыкала я. Тим нахмурил брови, но кивнул. Мне казалось, он взвешивал мои слова.

— Хорошо. Тебе пора. Ты должна попить кофе с секси доктором и подписать документы. — С едкой ухмылкой произнес Тим. Я закатила глаза.

— О боже, Тим! Перестань так делать! — Проворчала раздраженно я и направилась к выходу, напоследок я обернулась. — И перестань донимать медсестер. — С игривой улыбкой добавила я. Тим кивнул и с коварной улыбочкой посмотрел на Лилию.

Если даже на минутку предположить что Тим действительно потомок Ангела и Человека, то в моей голове произойдет катастрофа. Лучше оставить эти мысли на другой раз. А лучше на следующий год. Ведь если все это действительно существует, то я убийца и попаду в ад. Даже если бы я не попала в ад из-за того что убийца, то попала бы из-за того, что надрала задницы ангелами, за то, что мне пришлось пережить.

Я залезла во внедорожник и рванула к клинике. По дороге я заехала в кафетерий и схватила два стаканчика кофе. Тот кофе, который предлагают в клинике, не самый вкусный. С двумя стаканчиками я направилась в кабинет Арика. Открыв дверь ногой, так как руки мои были заняты, я чуть не сшибла Арика, выходящего из кабинета и потеряла равновесие, ровно в ту секунду он меня подхватил за талию, наши глаза встретились. Он улыбался, а я вот была напугана и немного смущена. Олень при свете фар выглядел куда привлекательнее меня в этот момент.

— Я только собирался раздобыть кофе. Ты вовремя. — Произнес Арик, отпустив меня, он взял кофе из моей руки и сделал глоток. Его глаза закрылись, а на губах появилась блаженная улыбка. — Ты просто бог. — Ответил довольно он. — Пойдем на улицу. — Предложил он, закрывая кабинет. Я последовала за ним.

— А как насчет бумаг? — Поинтересовалась я, обступая медсестер. Арик придержал для меня дверь.

— Бумаги сейчас у секретаря, он проинформирует, как закончит. — Заверил он меня, я кивнула и вышла на улицу.

— Выглядишь не очень. — Подметила я, смотря на мешки, под его глазами, которые стали еще больше. Арик устало улыбнулся.

— Ты умеешь делать комплименты. — С насмешкой он устроился на лавочке.

— Как дела у мамы? — Немного заерзав на лавочке, спросила я. Арик сделал глоток и бросил на меня нахмуренный взгляд.

— Думаю, лучше тебе самой подняться и спросить. — Пробормотал он и сделал еще глоток кофе. Я сжала стаканчик.

— Я сейчас не готова. В последний раз у нас был неприятный разговор. — Ответила я, немного неловко.

В последний раз мы с мамой сцепились из-за Ангелов. Арик понимающе кивнул. У него зазвонил телефон, он поменялся в лице, оно ожесточилось и помрачнело. Он поднялся с лавочки.

— Я скоро подойду. — Проинформировал он и направился к парковке.

Рассматривая фасад клиники, состоящий из невероятно зеленой травы, я задумалась, кто мог звонить Арику, что его настроение так резко изменилось? Рядом со мной кто-то сел. Я обернулась, это тот старик, который приходил ко мне с заказом мертвого человека. Моё тело напряглось, я оглянулась в поисках Арика. Я не хотела, что бы он заметил меня с ним.

— Что вам нужно? — Прошептала вкрадчиво я, оглядываясь по сторонам.

— Я видел демона только что. Он следит за вами. — В полголоса произнес старик, указывая за дерево. Я посмотрела, но там никого не было.

— Перестаньте! Это уже слишком! — Рявкнула я.

— Эй, Виктор, ты опять цепляешься к людям с этими историями о демонах? — Послышался строгий голос Арика. Старик заерзал и вжался головой в плечи. Давай дед, расскажи еще, как приходил ко мне с просьбой убить его…

— Но, но, но это же, правда… — Растерянно проговорил он.

— Хватит донимать девушку. Иди, работай! — Приказал Арик, указывая на вход в клинику. Старик в ту же секунду удалился. Я выдохнула и скатилась по спинке скамейки. Арик сел рядом. — Он тебя сильно донимал? Оставишь девушку без присмотра, и сразу лезут всякие. — Возмутился он. Я бросила на него косой взгляд и ухмыльнулась.

— Честно говоря, в последнее время меня только и окружают сумасшедшие, которые рассказывают мне об Ангелах Демонах и Нефелимах. — Устало пробормотала я.

— Нефилимах? — С непонятным интересом спросил Арик. Я хмыкнула.

— Ага. Позавчера вечером ко мне с пансионата пришел мальчик, он вел себя странно… Я сегодня наведывала его, он утверждает, что он Нефилим. А еще он читает мысли. — Добавила я, скорчив рожицу. Арик потер подбородок, как бы обдумывая мои слова. Он явно не разделял моего веселья.

— А кто еще тебе рассказывал об этом всем? — С интересом спросил он.

— Мама, Виктор, этот мальчик, и… — Я замолчала. О Рафе я точно говорить не собиралась. Арик посмотрел на меня, сузив глаза.

— И кто еще? — Спросил он. Мне показалось странным его любопытство. Я отмахнулась.

— Знаешь, это все неважно. Я атеистка. — Фыркнула я и уставилась на фасад.

— Ладно, тогда сменим тему. — Улыбнувшись, предложил он и откинулся на спинку скамейки. — Как твои успехи в учебе? Когда я буду иметь возможность лицезреть тебя на операции? — С улыбкой спросил Арик. Я пожала плечами.

— Тогда, когда профессор посчитает это нужным. Если вообще посчитает. — Пробормотала я, уставившись на свои ноги. Арик ободряюще похлопал меня по плечу.

— Ты отлично справилась в прошлый раз. Просто у профессора сейчас нет возможности брать аспирантов. — Произнес он. Я кивнула. — Ладно, пойдем, подпишешь документы, и я тебя отпущу. — Произнес неохотно Арик.

Подписав бумаги, я глазком взглянула в палату мамы, она спала. Так что я направилась домой. Дома взяв ноутбук, я решила узнать о Нефилимах. Но информация на всех сайтах почти одинаковая. После того как появились Нефилимы, Ангелов отослали в ад, а Нефилимов уничтожили. Если это так, то тут два варианта, либо они уничтожили не всех либо Тим просто шизофреник и скоро я присоединюсь к его рядам.

ГЛАВА 20

Настал тот день, когда маме будут делать операцию. Я нервничала, начиная с поздней ночи, так и не сумев уснуть. Перед тем как оплатить вторую половину операции я решила заехать в клинику, что бы поговорить с мамой. Я не обсуждала с ней, её мнение и мне показалось это эгоистичным. Мама лежала на кровати, смотря в потолок. Я осторожно подошла к ней и поцеловала в щеку. Мама даже не повернулась, видимо, она до сих пор обиженна на меня.

— Мам, я хотела с тобой поговорить. — Прохрипела удрученно я. Мама не ответила. — Я понимаю, что тебе сложно и что я тебя задела. — Виновато пробормотала я. Мама повернулась ко мне с сердитым взглядом.

— О чем ты хотела поговорить? — Строго спросила она. Я заерзала на коленях и взяла её похолодевшую руку в свои ладони.

— Я так и не спросила, как ты относишься к операции? Как ты настроена? — Неуверенно спросила я, глядя маме в глаза, на мои глаза накатились слезы. Взгляд мамы потеплел.

— Милая, я знаю, что ты делаешь все возможное. Я не осуждаю тебя за это. Доктор сказал, все будет хорошо, шанс есть. Не плачь Лис. — Её голос лелеял душу. Я поднесла её ладонь к губам и поцеловала.

— Прости мам. Я должна отъехать. Но привела тебе поддержку. — Тихо и вкрадчиво проговорила я. Из-под кровати вылез Бумер и облизал лицо мамы. Мама рассмеялась и наконец-то заулыбалась.

— Привет друг. — Похихикала мама, когда Бумер терпеливо ждал разрешение на умывание слюной.

— Я скоро вернусь. — Прошептала я. — Бумер, если что прячься. — Приказала я, мне показалось, что он кивнул, но от мамы не оторвался.

Взяв реквизит у секретаря, я направилась вниз. Мне нужно в банк, а это в двадцати минутах езды, по сумасшедшим пробкам. Час простоя в очереди и наконец-то я оплатила вторую часть операции.

Выйдя из банка, я направилась к машине, уже смеркалось. Я почувствовала, что кто-то смотрит на меня. Когда я обернулась, по моим венам пронесся поток страха и неограниченное количество матерных слов. Около меня стояло трое мужчин. Одного из них я уже видела. Это тот мужчина, который лежал мертвый на снимке. Страх сковал меня, а они все приближались. Но это же невозможно! Этот мужчина с черными короткими волосами, черными глазами и улыбкой Потрошителя. Он был широкоплечий, в черных брюках, бардовом гольфе и пиджаке.

У меня нет с собой оружия.

Сорвавшись с места, я побежала по улице, пробегая офисные здания и припаркованные машины. Как назло ни одного человека. Я слышала, как за мной бегут. Резким рывком, меня дернули за плечо, и я покатилась по земле, хватая ртом воздух.

Он был один.

Вскочив на ноги, одним ударом я сломала ему челюсть, струйка крови из его рта, потекла на асфальт. Мужчина не смог устоять на месте и упал, я ринулась дальше. В ту же секунду, мне прилетел удар в спину, я снова упала на колени. Сгруппировавшись, мне удалось быстро встать, нащупывая кирпич на траве, с разворотом я попала кирпичом прямо в висок сопернику, тот упал. Сотрясение ему точно гарантировано. Я бросилась бежать дальше, по аллее парка. Оглядываясь, я бежала без остановки, как вдруг кто-то спереди схватил меня за плечи. Это был тот мужчина с фото. Но как он оказался впереди меня? Он злостно смотрел на меня, его глаза были глазами убийцы. Я попыталась вырваться, но его хватка была каменной, я даже не смогла пошевелиться.

— Достаточно. — Прорычал он, сжимая ярко выраженные скулы. Я ударила его коленом между ног, но тот даже не пошевелился. В следующее мгновенье, я почувствовала, как в шею вонзается игла.

— Черт. — Прошипела я, сползая на землю. В глазах потемнело.

Мои глаза все еще были закрыты, но я четко слышала шум машины. Моё тело подпрыгивало, отбивая такт ям на дороге. Руки были прочно связаны, как и ноги…

Моё тело с двух сторон зажимали мужчины. Я не знаю, сколько мы так ехали, но, в конце концов, машина остановилась. Раздался гул голосов, отдающих эхом. По шагам можно было понять, что их там не меньше двадцати. Я открыла глаза и поняла, что мне их завязали, все так же темно. Пахло сыростью и бензином. Гараж? Но эхо слишком громкое, это помещение больше.

— Вытаскивай её. — Послышался голос мужчины, который меня схватил.

В ту же минуту, кто-то снял с меня повязку и вытащил из машины. Это был какой-то подземный гараж. Здесь было много машин, бетонные стены и куча людей в черной форме с автоматами. Их лиц видно не было, на всех были натянуты черные кепки. Похоже, я влипла. Мужчина со сломанной челюстью, впился пальцами мне в плечо и толкнул вперед. С моих ног сняли веревку, но руки оставили связанными. Мужчина, который меня поймал, с довольной, мерзкой ухмылкой посмотрел на меня.

— Что, даже не закричишь? — С насмешкой спросил он. Я сжала скулы до боли и ничего не ответила. Меня толкнули в сторону двери, в конце подземки. — Что даже не спросишь, где ты? И кто мы? — Продолжал забавляться мужчина с мерзкой ухмылкой. Я бросила на него яростный взгляд.

— Скоро ты умрешь. Какая мне разница кто ты? Думаешь, веночек на могилку закажу? — С ехидной улыбкой, прорычала я. Мужчина лишь засмеялся и покачал головой.

Меня втолкнули через дверь, мы оказались в пролете ступенек. Двое мужчин держали меня за плечи, впиваясь до боли в плоть. Мы спустились на этаж ниже и вошли в коридор, который был освещен неоновыми, фиолетовыми лампами. В коридоре располагались металлические белые двери. По коридору проходили мужчины, с натянутыми на глаза кепками, никто не обращал на нас внимание. Как будто здесь заложник нормальное явление. Я заметила, что у всех строевой шаг. Похоже это военные. Одну из дверей открыли и меня втолкнули в неё, прижав к белой стене. Кто-то развязал мне руки и бросил на что-то мягкое. Помещение оказалось комнатой или камерой. Исходя из ситуации, могу предположить второе. Белые мягкие стены, односпальная, белая кровать и лампа, в комнате была еще одна дверь. Мужчина посмотрел на меня с дикой, мерзкой, ухмылкой.

— Добро пожаловать домой. — Усмехнувшись, мерзко прорычал он. Я поняла, что сейчас ничего не сделаю, мне нужен план. Я откинулась на кровать и закинула ногу на ногу, заводя руки за голову.

— А у вас тут уютненько. Бывала в местах и похуже. — С коварной ухмылкой, я одарила его испепеляющим взглядом. Мужчина нахмурился, ему явно не нравилось, что я веду себя не так, как подобает заложнику. Я видела это в его глазах, ему нравятся крики и боль.

— Наслаждайся. — Буркнул он и вышел за дверь.

Я услышала, как сработало, по меньшей мере, пять затворов механических замков. Похоже, дверь электронная, ручки с этой стороны не было. Я быстро вскочила с кровати и посмотрела что в соседней комнате. Это был санузел с душем.

А что я ожидала увидеть? Запасной выход?

Зарычав, я села на кровать. Интересно который час и сделали маме уже операцию? Хорошо, что я успела оплатить её. Я должна быть там, а не здесь. Ладно, нужно успокоиться и придумать план побега. Только сейчас я поняла, что если со мной что-то случиться, никто не позаботиться о маме. Я выберусь отсюда, если нужно пойду по головам!

Как для того что бы убить меня, комната кажется слишком уютной. Но что им тогда нужно? Я вскочила еще раз с кровати, что бы исследовать комнату личной гигиены. Все что там было, это мыло, шампунь и расческа из пластика. Шланг был встроен в смеситель, так что им не воспользуешься.

Черт, тут нет ничего, чем можно убить, даже ручки. Вернувшись на кровать, я осмотрела комнату, в углу висела камера. Похоже, эти ребята, серьезно подготовились. Я сняла простынь с кровати и накинула на камеру. В этот же момент, дверь открылась, вошло двое мужчин, меня грубо откинули на кровать и сняли простынь, за тем дверь закрылась и они удалились. Прекрасно. За мной следят ежесекундно.

Меня вырубило, хотя я долго сопротивлялась сну. Скорее всего, это из-за препарата который вкололи мне в шею. Не знаю, сколько я проспала, но проснулась я от щелчка затворов двери. Я вскочила, в камеру вошло трое. Мужчина, которого я уже знала, с мерзкой ухмылкой, и два солдата в черной форме. Меня смутило то, что у всех кого я видела, форма была по размеру, а у солдата справа, форма висела, кажется на два размера больше и ужасный запах одеколона бил в ноздри, как будто он искупался в нём. Я хотела съязвить и упрекнуть солдата в этом.

— Тебе принесли завтрак. — Просветил меня Демон! Теперь я называю его так. Я посмотрела на пластиковый поднос с едой. И сразу же перевела взгляд обратно на демона. Я сжала кулаки.

— Ты труп. — Прорычала я.

И бросилась на солдата, который стоял справа, ударяя его в живот, а затем, ломая ему нос ногой, что бы подступиться к демону в костюме. Меня никто не оттащил сразу, но после, демон схватил меня за плечо и с силой втиснулся в плоть пальцами, отшвыривая на кровать. Солдат в мешковатой форме не пошевелился, его руки были заведены за спину. Второй же отскребал свое тело с пола.

— Ты жива, лишь потому, что так нужно. Не испытывай моё терпение. — Прорычал Демон в костюме, а затем они вышли, дверь автоматически закрылась за ними.

Мною было замечено то, что солдаты даже не сопротивлялись и не нападали, они лишь оборонялись. Это странно, видимо таков приказ. Но почему я здесь? Не думаю, что на этот вопрос мне ответят.

Думаю, вскоре я все узнаю и скорее всего, мне это не понравиться.

Похоже, этот мужчина тут главный, я буду называть его демоном, так как его назвал старик. К еде я не притронулась, вполне возможно, что в неё что-то подмешали. Я откинулась на кровать и погрузилась в свои мысли. Маме уже должны были сделать операцию, но я даже не могла узнать как она. Я попала в западню и склоняюсь к мысли, что это те же люди что были в лесу. Возможно, и Раф сидит в одной из этих камер? Но это не имеет никакого значения, пока я сама здесь и не могу выбраться.

Через какое-то время, дверь отворилась, в помещение вошло два солдата, одного из них я уже видела, это тот, что в мешковатой форме, второй же был плотнее, чем тот, что прежде. Я одарила их зловещей улыбкой, похоже, тому солдату хорошо досталось. Следом за солдатами вошел мужчина в белом халате.

Доктор?

У него был чемодан, он положил его на кровать. Я бросила на него испепеляющий взгляд. Они что хотят отдать меня на органы? Эта мысль заставила меня задуматься.

— Здравствуй Алиса, мне нужно провести кое-какие исследования. — Проговорил дружелюбно он. Я нахмурилась. Мужчина заметил моё выражение лица. — Послушай, я не причиню тебе вреда. Просто пара тестов и я уйду. Выхода у тебя нет. — Вздохнул он. Я сжала скулы и скрестила руки на груди.

— Зачем вам это? — Настороженно спросила я. Доктор не обращал на меня внимания, роясь в своем чемодане.

— Это для исследования. — Коротко ответил он.

Так как выбора у меня не оставалось, и меня окружал целый полк военных бродящих по зданию, я разрешила ему провести тесты. На самом деле они были стандартными. Проверка рефлексов, прослушивание легких и измерение давления. После того как док измерил давление, он посветил фонариком мне в глаза и вернулся к чемоданчику оборачиваясь на двух неподвижных солдат с натянутыми на лицо кепками.

— Она слаба. Ей нужно есть. — Рассерженно обратился он к солдатам. Те даже не пошевелились. Выдохнув док, обернулся ко мне. — Алисия, почему ты не ешь? — Расстроено спросил он. Я посмотрела на поднос с едой.

— Я буду, есть только то, что приносят в запечатанных упаковках. — Заявила я, скрещивая руки на груди. Док обернулся к солдатам и кивнул им, как будто молча, отдал приказ.

— Всего хорошего, тебе Алисия. Я закончил. — Проговорил док, закрывая чемодан и направляясь к выходу.

После того как солдаты покинули камеру вместе с доком, мной овладели странные чувства уязвимости и безвыходности. А вдруг я останусь здесь навсегда? Вдруг они не захотят меня убивать, а именно оставят здесь…

Эта мысль пугала меня.

Дверь открылась, два солдата вошли с пластиковым подносом. На нем стояла бутылка воды и энергетические батончики, не посмотрев на меня, они поставили поднос и забрали тот, что принесли ранее. После чего они так же быстро ушли.

После того как я осталась одна, я какое-то время просто смотрела на поднос, но всё же потянулась за водой. Мой язык прилип к нёбу, а горло першило. Первым делом я осмотрела бутылку на признаки повреждений иглой, таких не оказалось. Бутылка была закрыта, я открутила крышку и сделала осторожный глоток. Вода явно была чиста. Проделав с батончиками тоже самое, я съела три штуки. И мне действительно стало лучше, силы постепенно возвращались ко мне. Я решила, что принять душ будет хорошим решением. Первым делом я проверила ванну на предмет камер, стянув с себя одежду, я приняла душ. После того как я вытерлась полотенцем, я ударила себя ладонью по лбу. Мой мозг совершенно перестал рационально мыслить. В бюстгальтере есть железные косточки, я быстро вынула их и лифа. Я не знаю, как они могут мне помочь, но это уже хоть что-то. Спрятав косточки, под штаны цвета хаки, я вернулась в кровать.

Мне нужно придумать план.

Я могла бы воткнуть косточку в сонную артерию солдату, это дало бы мне шанс сбежать. Дверь открылась, я вздрогнула. В комнату вошел демон и четыре солдата, он бросил на меня яростный взгляд.

— Обыскать здесь все. Она слишком много времени провела в ванной. — Зарычал демон.

Солдаты рассредоточились по комнате, я поняла, что мой план почти провалился. Солдат в мешковатой форме остался рядом со мной. Я почувствовала, как косточка лифчика впилась мне в низ живота и немного скривилась от этого. Солдаты вышли из ванной.

— Чисто. — Проинформировал один. И я выдохнула.

Демон бросил на меня недоверчивый взгляд, а после осмотрел комнату. Как вдруг солдат в мешковатой форме схватил меня за руку и прижал за талию спиной к себе, сильная рука почти не давала мне дышать, хотя это и хорошо, жуткая вонь одеколона вонзилась в мои ноздри. В этот же момент, он бесцеремонно залез в мои штаны и достал две косточки от лифчика, показывая их демону. Демон коварно улыбнулся.

Черт.

— Отличная работа четвертый. — Обратился Демон к солдату. Его рука все еще сжимала меня под ребрами, я чувствовала, как он напрягся. Похоже, ему не нравилось привлекать внимание главного. Демон посмотрел в сторону двери. — Она твоя Док. — Рявкнул он, выходя, напоследок он бросил на меня коварный взгляд.

Руки солдата отпустили меня, он отстранился к двери. Я отшатнулась на кровать, в ту же минуту вошел доктор. Он снова проделал свои тесты, измерил давление и посветил в глаза. После он обернулся к солдатам.

— Она в норме. — Констатировал док и забрал свой чемоданчик, направляясь к двери. Солдаты вышли следом за ним. Дверь закрылась.

Зарычав, я пнула кровать ногой, но лучше от этого не стало. Оказывается, кровать прибита к полу. Ну что ж, за то я это выяснила…

ГЛАВА 21

Через какое-то время дверь снова отворилась. В неё вошло двое солдат и демон. На этот раз они не говорили, солдат в мешковатой форме схватил меня за плечо и направил перед собой к двери. Я покорно зашагала.

Как только мы вышли, прибавилось еще два конвойных. Что ж мне льстило то, что вокруг так много охраны. Они считали меня опасной, им действительно есть чего бояться!

Мы прошли по коридору с неоновыми, фиолетовыми лампами и остановились около железной двери. Дверь разъехалась, это оказался лифт. Внутрь шагнула лишь я, два солдата и демон. Демон нажал кнопку первого этажа. Что ж, по крайне мере я буду не под землей. Лифт ехал медленно, как будто специально играя на моих нервах, через минуту он остановился и двери разъехались. Демон вышел первый, такой же коридор с фиолетовыми неоновыми лампами. Солдат в мешковатой форме, все еще сжимал моё плечо и направлял.

У меня, кстати, на него зуб, он точно не станет моим другом. Его я убью вторым, сразу после демона.

Демон распахнул дверь, пропуская меня с солдатом внутрь. Я оценила обстановку. Комната темная, окон нет, бетонные стены, видно было лишь то место, где стоял стул со спинкой и подлокотниками, посередине комнаты и лампу над ним, которая освещала только место рядом со стулом. Солдат толкнул меня вперед, я закатила глаза.

— Почему если комната пыток, то она должна выглядеть как в неудачных сериалах? — Фыркнула я, раздался смешок, в дальнем, темном углу. Мне не ответили.

Как я и ожидала, меня усадили на этот стул, из-за света, бьющего в глаза, не было видно, присутствует ли еще кто-то в комнате, кроме демона и двух солдат. Мои руки положили на подлокотники, а после солдат в мешковатой форме, прикрепил к моим рукам что-то вроде железных браслетов, с железными шипами которые соприкасались с телом, они были прикреплены к быльцам стула. Браслеты не мешали мне, пока я смирно сидела, солдат отступил, но тут подошел второй и бросил кривой взгляд на солдата, а после затянул браслеты так, что шипы впились мне в кожу, едва не протыкая. Каждое моё резкое движение приводило к боли. Я бесстрашно ухмыльнулась, откинулась на спинку стула и закинула ногу на ногу. Я вела себя так, как будто ситуация под контролем.

Но это не так, я просто не хотела показывать своего страха.

Демон стал в пяти шагах напротив меня, по бокам от него стояли солдаты, заведя руки за спину, их головы смотрели вниз, я не могла разглядеть их черты лица под кепками.

— Итак, Алисия, нам нужно кое-что обсудить. — Заявил демон, он сделал два шага ко мне. Я отсканировала его надменным взглядом и криво улыбнулась. Этот человек был скован в своих движениях, так не ведут себя люди, которые владеют ситуацией и тут до меня дошло.

— Я не буду с тобой ничего обсуждать. — С насмешкой заявила я. Моя рука рефлекторно дернулась и в неё впились шипы, острая боль пронзила мою плоть, но я не поморщилась. Нельзя показывать, что я уязвима, даже в такой ситуации, даже если это пипец как очевидно. Демон глухо рассмеялся.

— И почему же? — Спросил он, его черные глаза сверкнули от света ламы. Я коварно улыбнулась.

— Потому что ты пешка. Я буду говорить с главным. — Уверенно потребовала я, изучая его лицо, ни один его мускул не дрогнул.

— Я главный. — Заявил он, но так неуверенно даже нелепо. Я усмехнулась, ерзая на стуле.

— Думаю, главный не будет носиться по городу, что бы поймать меня, а так же бегать ко мне в камеру каждый раз и уж точно не будет вести себя как никчемный человечишка, стоя предо мной. — С насмешкой произнесла я, на моих губах играла подстрекательская улыбка. Демон зарычал и бросился ко мне, он замахнулся кулаком.

— Достаточно Армарос. — Послышался низкий, мужской, властный голос. Он был мне так знаком, но я не могла вспомнить, откуда я его знаю.

Демон зарычал, но отступил, на моих губах появилась самодовольная улыбка, я была права. Из темного угла вышел мужчина в военной, зеленой, форме без пагонов. Седые волосы, широкие плечи, карие глаза, мужественное, воинственное, жесткое лицо, мужчина подошел ко мне размеренными шагами и предстал предо мной… На его лице блуждала кривая ухмылка. Я сжала руки, в кулаки, даже сейчас когда шипы вонзались в мою плоть, гнев брал верх и я не чувствовала боли. Я наигранно-мило улыбнулась и похлопала ресницами, глядя мужчине в лицо. Я не думала, что наша встреча пройдет в таком разрезе. Как раз наоборот, это он должен был занять моё место.

— Ну, здравствуй, папочка. — Со сладкой притворностью раздался мой голос.

Отец сменился в лице, гнев и хладнокровие отобразились на его лице. Он замахнулся и ударил меня кулаком в челюсть, меня пригвоздило к спинке стула, голова откинулась назад, шипы впились в мою кожу. Кровь с привкусом метала, заполнила мой рот.

— Закрой свою пасть, чертеныш. — Прорычал отец и отступил на шаг назад. Я собрала кровь во рту и выплюнула её отцу на обувь, а после коварно улыбнулась.

— Ты не рад меня видеть, папочка? — Насмехаясь, спросила я. Отец зарычал, но отступил на шаг назад.

— Ты такая же жалкая, как и твоя мать. — Выплюнул с отвращением он.

Я дернулась в кресле, но шипы пригвоздили меня обратно к стулу, я чувствовала, как по кистям стекает теплая кровь. Мои скулы напряглись, я откинулась на спинку стула, закидывая ногу на ногу.

— Ты разбил мне сердце, я-то все это время думала, что мой отец самый лучший в этот мире. — Мой тон был пропитан иронией и неприязнью. Отец усмехнулся.

— Итак, нам нужно обсудить некоторые детали. — Проворчал он. Я закатила глаза и застонала.

— Почему плохие парни сначала болтают, а потом убивают? Это же клише. — Съязвила я. Отец бросил на меня раздраженный взгляд.

— Я не собираюсь тебя убивать, пока что. — Холодно ответил он. Я уселась поудобнее, если честно мне было забавно всё это. Хотя я должна чувствовать страх. Но его нет. Я уже не та маленькая девочка, которую легко сломить. Сломанное — не сломить.

— Я слушаю. — Ответила я, скорчив серьезную гримасу. — Расскажи свой план по захвату мира, мне очень любопытно. — С сарказмом продолжила я, отец наградил меня коварным взглядом.

— На самом деле ты здесь, потому что ты мне нужна, для создания нового вида. — Его глаза довольно вспыхнули. Я приподняла бровь.

— Нового вида? — С издевательством спросила я. Отец расплылся в улыбке.

— Рад, что ты спросила. — Довольно проговорил он. — Новый вид Нефилимов. Я называю их Авадон. Это ангелы, скрещенные с демонами. Для этого я хочу, что бы ты призвала Рафаила. — Проговорил довольно он, глядя в мои глаза. Я рассмеялась истерическим смехом.

— Ты серьезно? Тебе стоит обратиться к доктору. Ангелов не существует. — По моим щекам текли слезы смеха смешанные с горечью. Он действительно меня развеселил. Отец посмотрел на меня странным жестким взглядом.

— Раньше ты так не думала Алисия. Ты верила в ангелов. — Слово ангелы отец выплюнул с лицом, как будто только что съел тухлое мясо. — Ты не помнишь, как в детстве молилась одному из них каждый день? — Спросил с упреком он. Я покачала головой. Решил вспомнить моё счастливое детство?

— Я никогда не молилась. — Фыркнула я. Отец расплылся в жестокой улыбке.

— Когда ты была маленькая, твоя мерзкая мать, рассказывала тебе об ангелах и о том, что они помогают людям. — Он остановился, что бы посмотреть на меня. Я приподняла бровь, с ироничной ухмылкой. — И ты из всех возможных вариантов выбрала самого мерзопакостного ангела. Архангела Рафаила. — Он выплюнул это имя, как что-то испорченное. Я сжала скулы до боли в деснах, голова разболелась. — Каждый день ты восхищалась им, рассказывала о нем, ты говорила о нём как о божестве! И твоя мать поддерживала тебя в этом. А ты постоянно молилась ему, прося о помощи и защите. Я бил твою мать за то, что она говорила об ангелах и тебя за то, что ты молишься Рафаилу. — Он смаковал с блаженной улыбкой эти воспоминания. Ублюдок. — Я был поражен, тому, что ты не останавливалась даже с кровоподтеками на теле и сломанными костями. — Отец потер подбородок пальцами, с улыбкой. — Это были лучшие времена. Особенно тот момент, когда я лишил твою маму способности двигаться. — Со смехом и довольным лицом проговорил он. Я зарычала и бросилась к нему, но тут же шипы вернули меня на место. Моё дыхание стало рваным, гнев и ярость взяли верх надо мной.

— Ты больной ублюдок! — Прорычала я. Мои пальцы впились в подлокотники. Отец одарил меня злорадствующей улыбкой.

— Знаешь, а Рафаил тогда хотел спуститься на землю, нарушая все запреты. Но я вовремя все остановил. Я заставил тебя перестать верить в ангелов, доказав тебе то что твоей маме никакой ангел не помог. Такая жалкая, беспомощная девочка, ты была отвратительной дочерью. — Выплюнул он. Все изменилось папочка. Я коварно улыбнулась. Я посмотрела сквозь отца на двух бойцов, мне показалось у того кто в мешковатой форме подкосились колени, но после он ровно стал.

— Рада это слышать. — С меня вырвался удушающий смешок. — Но скажи, почему ты не хотел, что бы я молилась? Хоть я не уверенна, что этому имело место быть. — Спросила я более серьезно. Отец нахмурился и промолчал. Он щелкнул пальцами.

— Внесите. — Приказал он кому-то.

Дверь распахнулась, неоновый свет лишь на секунду осветил комнату. Двое солдат внесли что-то белое в руках, а затем осторожно положили справа в десяти шагах от меня. Я присмотрелась.

О господи.

Белые, огромные, могущественные, пернатые крылья. Каждое перо тесно прилегало друг к другу, от них исходило благоговение и непоколебимость. Даже там, на холодном бетоне, они немного светились белым, освещая темный угол своим светом. Перед моими глазами пронеслось воспоминание.

Маленькая девочка, молиться у своей кровати на коленях Архангелу Рафаилу… Молю, что бы отец перестал нас бить, прошу Архангела защитить нас, молю, что бы у мамы не болели синяки, я истинно верую

Альбом с рисунками, на каждом листе я рисовала Архангела с огромными белыми крыльями.

День, когда я вхожу в дом и вижу маму, лежащую на полу, а над ней отец, избивает ее ногами, а затем меня…

Больница, мама лежит под аппаратом искусственного дыхания, именно в этот момент я перестала верить. Я поняла, что нам никто не поможет, я отреклась от ангелов и поклялась больше никогда не обращаться к ним за помощью. Я сломилась.

Воспоминания сочились сквозь меня. Осознание нахлынуло, Раф — Архангел, а именно Архангел Рафаил. Я застыла с открытым от шока ртом, возвращаясь в реальность. Мои руки сжались в кулаки, а тело превратилось в камень. Я. Не. Заплачу. Отец смотрел на меня с самодовольной, мерзкой улыбкой. Мой взгляд мог испепелять. Это они отобрали у Рафа крылья.

— Как ты их отнял? А главное зачем? — Прорычала яростно я. Отец понимающе кивнул. Понимающе и отец…

— Когда ты была маленькая, я еще только начал исследовать теорию создания Авадон и думал что Рафаил это проблема. Но спустя тринадцать лет, я понял, что как раз он и сыграет главную роль. Его крылья могущественны настолько, что могут быть переданы демону. Нам пришлось искать девушку с таким именем как у тебя, добрую и верующую. Мы заставили её молиться Рафаилу, так же как это делала ты, слово в слово. И ждать долго не пришлось, он спустился сразу же, как услышал молитву. Мы устроили ему ловушку и отрезали крылья, естественно не без помощи ада. Правда один демон потом куда-то пропал… — Взгляд отца лелеял свою проделанную работу, так же как и его голос. Он никогда не разговаривал так со мной. Я коварно улыбнулась.

— Кажется, я знаю о каком демоне, вы говорите. Бельфегор кажется? — Мой голос был полон насмешки, все посмотрели на меня с недоумением. Я натянула невинную улыбку и похлопала ресницами. — Что? Так уж вышло, что я обезглавила его и сожгла. — Я наигранно изобразила печаль, демон и отец переглянулись. — Простите парни, я думала он из какой-то секты и хочет, что бы я вступила в его ряды. Он не хотел уходить, мне пришлось его заставить. — Мой тон искрился весельем. Демон ринулся ко мне, как я поняла, он действительно был демоном… Ведь не мог он просто так ожить, после того как ему перерезали горло? Отец остановил демона, перекрывая проход своей рукой.

— Это сейчас не важно. — Рявкнул отец демону и перевел свой взгляд на меня. — Призови Рафаила, может твоя душа и дрянная, но он должен отозваться… — Настойчиво приказал отец. Я нахмурила брови.

— Зачем он тебе? Крылья у тебя уже есть. — Я кивнула головой в сторону крыльев. Скулы отца напряглись.

— Они не подчиняются и не хотят принимать нового хозяина. Нам нужна его кровь, что бы влить её в демона. — Ответил отец. — Молись! Вызови его! — Зарычал отец грозно. Я рассмеялась, запрокидывая голову.

— Есть две причины, почему этого не произойдет. — С моих уст слетела усмешка. — Первая и самая очевидная я никогда не сделаю то, о чем ты меня просишь просто из противности. Вторая, мы с Рафом немного повздорили. Он не придет. — Мой тон был насмешлив, на лицах отца и демона просочилась тревога. Демон заговорил первым.

— Ты знакома с Рафаилом? — Его голос немного задрожал. Демон его боялся. Я коварно улыбнулась.

— Да. — Ответила я, с игривой улыбкой. Отец и демон переглянулись.

— И что же ты сделала такого? Что он не придет? — Неуверенно спросил отец. Моя улыбка стала еще шире, от понимания, что я захватываю контроль над ситуацией.

— Мы повздорили и он поклялся, что не придет, даже если я буду его звать. — Честно ответила я, но наглая улыбка не сходила с моих губ. Демон ринулся ко мне.

— Ты смогла взбесить Рафаила? — Возмущенно спросил демон, а после схватился за голову. — Александр, эта девочка сущий дьявол в человеческом обличии. — Заявил демон моему отцу. Я истерически засмеялась. Добро пожаловать в мой мир!

— Мне больше нравиться Ангел Смерти. — Усмехнулась я. Отец подошел ко мне.

— Все равно! Молись! — Прорычал отец.

Закусив губу, я пораскинула мозгами. Я кивнула и закрыла глаза. «О великий Архангел Михаил, молю тебя…» Мою мысленную молитву прервал крик демона. Он схватился за голову, падая на колени.

— Она молиться, не Рафаилу. — Со стоном выл демон, держась за голову. — Я чувствую её душу и веру, она сильна. — Стонал он, пытаясь встать с колен. Отец подбежал ко мне.

— Кому ты молишься? — Прорычал он. Я приподняла бровь.

— Михаилу. — С коварной, ледяной улыбкой раздался мой голос. Отец зарычал.

Его рука ударила меня в челюсть, да так, что стул со мной перевернулся, из легких выбился воздух, боль пронзила голову. Отец, стал бить меня ногами, я сдерживала душащие слезы и крики, не давая ему возможности потешаться надо мной, пока острый носок обуви отца бил меня по ребрам. Отец зарычал и отступил. Мой тело подняли вместе со стулом двое солдат и усадили. Я чувствовала боль во всем теле, подавляя всхлипы, я пыталась сидеть ровно. Это была такая же боль, как и в детстве. Через пару минут отец обернулся ко мне, с холодным выражением лица. Мой взгляд потерял фокус, голова кружилась, а все тело стонало от боли. Я сжала скулы, что бы, не заплакать, детские кошмары застали меня врасплох, то, что я так долго подавляла в себе.

— Раз ты не хочешь по-хорошему, сделаем по-плохому. — Фыркнул отец и щелкнул пальцами.

Дверь отворилась и в неё спокойным шагом, вошел силуэт, фигура приближалась ближе, ступая в свет. Моё расплывшееся зрение, не дало возможности сразу разглядеть, кто стоит предо мной. Но когда я сосредоточилась, из меня вырвался рык в вперемешку с диким воплем. Предо мной стоял Арик с мерзкой ухмылкой.

ГЛАВА 22

Арик бросил на меня циничный взгляд, его серые глаза смеялись, а с лица не сходила мерзкая ухмылка. Я доверила ему, свою мать… Самое ценное что имела, что так долго берегла. Я дернулась, но шипы, доставили моему итак искалеченному телу адскую, жгучую боль.

— Ты предатель! — Зарычала я, глядя ему в глаза. Арик издал фыркающий смешок.

— Ничего личного, это бизнес. — Проговорил Арик с безразличием.

— Что ты с ней сделал? — Прорычала я, испепеляя его взглядом. Арик приподнял бровь.

— Я сделал ей операцию, она уже пришла в себя. Кстати операция прошла успешно. — Ответил безразлично он. Я покачала головой, не понимая, что происходит. В голове завертелись шестеренки. Арик говорил, что работает не только в клинике. Он интересовался Нефилимами. Я гуляла в капкане слишком долго…

— Тогда что вам нужно? — Неистово завопила я, и крик раздался жутким эхом по помещению. Отец улыбнулся и щелкнул пальцами. В этот же момент, Арик полез за ноутбуком.

— Я следил за тобой с самого детства. Я знаю, чем ты занималась и как зарабатывала деньги, Смерч. — С насмешкой произнес отец. По коже пробежали мурашки, от осознания того, что я его всё это время искала, а он всегда знал, где я. — Я позволил тебе оплатить операцию матери, перед тем как забрать сюда. Считай это компенсацией. Но если ты не будешь сотрудничать, твоя мать умрет. — Заявил отец, его глаза были пропитаны холодом и жестокостью. Я понимала, он сделает то, что пообещал.

Арик открыл ноутбук, а затем повернул ко мне.

— Это палата твоей мамы. Я послал туда двоих парней, на случай если ты откажешься сотрудничать. — Заявил отец. — У тебя есть минута, что бы взмолиться к Рафаилу.

На экране я видела маму, лежащую на кровати, в палате. Я поняла, что дела плохи, когда на экране появились два человека, в форме, как и все солдаты здесь. Я закрыла глаза и стала молиться. Мысленно я обратилась к Рафу. «Раф, если ты меня слышишь, молю не приходи за мной, не приходи сюда, не вздумай спасать меня. Слышишь?» Мысленно молилась я. Не тяжело догадаться, что меня и маму убьют сразу, как получат то, что им нужно. Демон подтвердил, что я действительно молюсь Рафаилу, он это чувствует… Я продолжала. «Раф, прости меня. Но никогда не приходи за мной. Хорошо?» Я закончила и посмотрела на экран монитора. Из-под кровати выскочил Бумер и стал в защитную стойку, закрывая кровать мамы. В следующую секунду два тела мужчин упали на землю, а вместо них появились два человека в черных масках. С пистолетами в руках они отсалютовали двумя пальцами в камеру.

— Кто эти люди? — Зарычал яростно отец.

— Ты привела туда эту чертову собаку? — Завопил Арик. И тут я услышала родной, низкий, бархатистый голос.

— Поздно Лисенок, я уже тут. — Солдат в мешковатой форме снял кепку и из его рукава выскользнул меч прямо ему в ладонь. Темно-синие глаза, сосредоточено смотрели на меня.

— Раф! — Прокряхтела я, сквозь боль.

— Вы ребята все тут крупно попали. — Голос Рафа казался таким нечеловеческим и жутким, мне больше не хотелось пререкаться с ним.

Кажется только в этот момент, все присутствующие замерли, понимая, что они здесь не одни… Секундой позже Раф обезглавил второго солдата и ринулся ко мне, по пути вонзая меч в сердце Арика, тот кряхтя, упал на бетон, его глаза потускнели. Дорогу моему Архангелу преградил демон, Раф одним движением руки проткнул его живот, мечем, а после обезглавил. Раф подошел ко мне, мечем, ломая браслет, затем стал спиной ко мне, его выражение лица ожесточилось. Я быстро отстегнула второй браслет. Когда я вскочила, острая боль пробежалась по всему телу. Раф бросился к отцу, в этот момент сработала сирена, в дверь вбежало двадцать солдат, с автоматами. Раф прикрыл меня собой.

— Ох, Рафаил, сдавайся по-хорошему. Либо мои парни убьют девчонку. — С кривой улыбкой проговорил отец. Он даже не назвал меня дочерью. Раф зарычал.

Отец взмахнул рукой и в нашу сторону, прилетела очередь выстрелов из автоматов. Раф повалил меня на землю, прикрывая своим телом. Казалось, все пули отскакивали от него, как тогда когда в него выстрелил Марк. Раздались еле слышные выстрелы, непохожие на автоматы. Этот звук мне знаком, пистолет с глушителем, но стреляли точно не в нашу сторону. Я услышала крики мужчин. Десять человек в масках ворвались в комнату, с пистолетами в руках.

— Она здесь! — Крикнул мужской голос.

Раф быстро поднял меня на руки, прижимая к своей груди. Я посмотрела на полную картину происходящего. Двадцать солдат моего отца лежали мертвые на бетоне, отец стоял в углу с автоматом в руке. Вперед вышел широкоплечий мужчина в черном гольфе и черных штанах, на его лице была маска.

— Мы, все, здесь, профессиональные наемные убийцы. Каковы как ты думаешь твои шансы, против нас? Все твои солдаты в этом здании уже мертвы. — Осведомил мужчина в маске. Его голос был знаком, но я плохо соображала. В голове слышался гул. Он указал на меня рукой. Отец кстати тоже нацелился автоматом на меня. — Она одна из нас. Возможно, мы и конкурируем между собой. Но своих не отдадим никому. — Заверил мужчина в маске.

Меня накрыло волной осознания. Все эти люди такие же, как и я. Отец долго метался взглядом, а после бросил автомат со звоном на бетон, подняв руки. Десять выстрелов пришлись ему в тело и голову, он рухнул как мешок с картошкой. Мужчина в маске подбежал ко мне. Раф напрягся и направил меч в сторону мужчины. Мужчина поднял руки и остановился.

— Нам нужно уезжать Алисия, скоро здесь будут копы. — Крикнул мужчина. Я посмотрела на Рафа, он не доверял ему, а после перевела взгляд на мужчину. — Алисия, верь мне. — Прозвучал стойкий голос. Я посмотрела на Рафа.

— Раф, нам нужно уходить. — Прокряхтела тихо я, захлебываясь болью. Он кивнул и направился со мной на руках к выходу. — Раф! Крылья! — Прошептала я в полголоса.

Он резко подобрался к углу, где лежало бездыханное тело отца, и схватил два крыла. Мы рванули по неоновому коридору, вокруг было много трупов. Раф прижимал меня к себе, оглядываясь по сторонам. Мы следовали за мужчиной в маске. Из дверей выбегали парни с пистолетами и в масках, они кивали мужчине и выбегали из здания. Мы вышли на улицу в мои легкие прорвался свежий воздух, одурманивая сознание.

ГЛАВА 23

Мужчина указал рукой на черный внедорожник. Мы с Рафом переглянулись, я пожала плечами. Выхода нет, надо ехать с ним. Раф положил крылья, на переднее сидение. Затем усадил меня на заднее сидение и обошел машину, устраиваясь рядом со мной. Он притянул меня к себе, от чего я пискнула от дикой вспышки боли. Раф сразу же ослабил хватку, но не отпустил. Мужчина сел на водительское сидение и ринулся с места. Как только мы отъехали, он снял маску и развернулся с довольной улыбкой.

— Мамонт! — Пискнула я. Он подмигнул и вернулся к дороге.

— Именно он малышка. — Задорно проговорил он.

— Но как? Почему ты здесь? — Растерянно спрашивала я. Раф, настороженно посмотрел на меня, я улыбнулась и кивнула, давая понять, что ему можно доверять. Раф прищурил глаза, но кивнул.

— Скажем так, меня попросили спасти тебя. Кто, где, как и почему, не имеет значения. — Пробормотал Мамонт, ни сводя глаз с дороги.

— Теперь я тебе должна? — Неуверенно спросила я. Мамонт покачал головой.

— Нет. Ты не должна ни мне, ни кому-то из тех парней. Нам сделали предложение, от которого было невозможно отказаться. Но я не могу рассказать. Просто знай, что этот человек беспокоиться о тебе. — Заявил Мамонт. Мне было сложно здраво мыслить после этих травм. Я прикрыла рот рукой и застонала.

— Мама! — Единственное что я могла произнести.

— С ней все хорошо. Наши люди прибыли вовремя, твоя мама даже ничего не поняла. Я отвезу вас домой. — Заявил Мамонт.

Наконец я подняла голову на Рафа, на его лице блуждало отчаянная печаль и грустная улыбка на губах. Он провел пальцами по моей щеке, она сразу перестала болеть. Его рука скатилась вниз пробираясь под футболку, теплая ладонь накрыла моё стонущее от боли тело, боль растворялась в его касаниях, я растворялась в нём. По моим щекам катились слезы. Он исцелил меня, я это поняла. Его губы дотронулась до моего лба, подарив нежный поцелуй.

— Прости Лисёнок, это я во всем виноват. — Прохрипел он, низким голосом. — Я вина тому, что ты перестала верить в нас. — Прошептал он с отчаяньем. Слёзы покатились по моим щекам, он ведь всё слышал. Я попыталась улыбнуться и обняла его тело своими руками, устроив голову на его твердой груди, я посмотрела в его глаза.

— Так значит ты Архангел? — Прохрипела я. Раф устало улыбнулся.

— Именно это я и пытался тебе доказать всё это время. — Прошептал он, его глаза стали неистово голубыми. Я поморщилась и принюхалась.

— Раф, ради бога сними эту форму, от тебя воняет одеколоном за километр. — Фыркнула я. Раф вскинул брови, но я упрямо смотрела на него. Он кивнул и снял форму через голову откидывая её на пол машины. Его рельефное тело так и просило дотронуться до него, сегодня я имела на это право. Я прислонилась лицом к его обнаженной, теплой, груди. — Кстати мистер Архангел, зачем ты вылил столько одеколона? И забрал у меня косточки от лифчика? — Фыркнула я. Раф устало улыбнулся и обнял меня за талию.

— Ты бы почувствовала мой аромат, поэтому пришлось импровизировать. — Его тон был дразнящим. — А насчет косточек, меня хотели отстранить от твоей охраны, мне пришлось как-то добиться их доверия. — Ответил Раф, его большой палец выводил ленивые круги на моей спине.

— И как давно ты там находился? Что ты вообще там делал? — Мой голос был растерянным. Раф улыбнулся.

— В ту ночь, когда я увел их от тебя, я успел прикончить одного и забрал его форму себе, вместе с жетоном. Так я и попал в штаб. Я знал, что мои крылья там, но они охранялись днём и ночью. — Раф бормотал низко и убаюкивающее. Его скулы сжались, а туловище напряглось, взгляд помрачнел. — Когда я узнал, что тебя поймали, я хотел бросить затею с крыльями и увезти тебя оттуда. Что я и собирался сделать ровно тогда, когда мне приказали вести тебя к главному. Прости. — Прошептал Раф, целуя меня в лоб. Я вдохнула его аромат апельсина.

— Раф тебе не за что просить прощение. Это я повела себя глупо. Я обидела тебя. — Прохрипела я ему в грудь. Тут же руки Рафа, схватили мои щеки и заставили посмотреть в его глаза.

— Я виноват в том, что ты перестала верить. Я должен был спуститься тогда к тебе… Я слышал каждую молитву маленькой девочки. И когда я решился, она перестала молиться. Я не знал, что произошло, но без молитвы придти бы не смог. — Прошептал он низким печальным голосом, вглядываясь в мои мокрые глаза. — Если бы я знал что эта девочка ты, Лисенок… Я не знал, почему ты такая закрытая. Почему ты так ненавидишь мужчин и призираешь ангелов. Прости меня Лисенок. — Шептал он. Я обняла его шею и дотронулась губами к его гладкой щеке, он выдохнул и обхватил меня руками.

— Теперь ты знаешь. Я не такая как ты ожидал, да? Убийца с черной душой? — Моя нижняя губа задрожала, слезы накатывались на глаза. Раф прижал меня к себе еще сильнее и дотронулся губами до моего уха.

— Никогда не говори так. Ты мой ангел. — Прохрипел низко он и по моему телу пробежали приятные мурашки. Он издал усталый смешок. — Мой Ангел Смерти. — Прошептал он, целуя меня в висок. Я улыбнулась, зарывшись носом в изгиб его шеи.

— Ты ведь был там с самого начала. Тебе пришлось видеть… — Я помрачнела и мой голос дрогнул. Раф зарычал и сковал свои руки вокруг меня, прижимаясь ко мне.

— Молчи. Они все мертвы. — Прорычал Раф. Я провела носом по его шее.

— Я так скучала, по тебе. — Тихо призналась я. Губы Рафа дрогнули в улыбке.

— Лисенок, ты даже не представляешь, насколько я хотел все бросить и вернуться к тебе. — Хрипел он низким голосом мне в шею. Я зарылась пальцами в его мягких как шелк волосах.

— Я хотела убить отца и отправиться на твои поиски. — Смеясь, призналась я. Раф усмехнулся рядом с моим ухом.

— Правда? И что бы ты со мной делала? — Губы Рафа осторожно поцеловали мою шею, а после он прикусил её. Из меня вырвался довольный стон.

— Вообще собиралась найти тебе хорошего доктора. — Смеясь, ответила я. Раф усмехнулся.

— Мой лисенок. — Прохрипел низко он, оставляя дорожку поцелуев до моего уха, моё тело выгнулось к нему.

— Молодежь! Я все понимаю, но не в моей же машине! — Послышался строгий голос Мамонта. Я рассмеялась. Раф грустно выдохнул и пожал плечами. Я даже забыла, что здесь еще кто-то есть. Раф оказался всем моим миром. Всем что мне было нужно. Он развернул меня лицом к дороге и положил подбородок на макушку.

— Кстати, я не давал никаких клятв. — Произнес со смешком он. Я улыбнулась и пожала плечами.

— Пришлось импровизировать. — С улыбкой призналась я.

— Почему ты не хотела звать меня? — Голос Рафа был озадаченным.

— Я бы не позволила тебя обидеть. — Заявила уверенно я. Грудь Рафа начала дергаться, я точно знаю, что он сдерживал смех. Он переплел наши пальцы и поцеловал меня в макушку.

ГЛАВА 24

Мамонт припарковался около моего дома. Бумер уже сидел у порога, послушно дожидаясь меня, кто-то его сюда доставил. Раф помог мне выбраться из машины, а затем потянулся на переднее сиденье, за своими крыльями. Мамонт вышел из машины и встал напротив меня. На его лице была слабая улыбка. Он скрестил руки на груди и бросил взгляд на дом.

— Ты мне не расскажешь, кто вас всех нанял? — Мамонт сверкнул улыбкой и пожал плечами.

— Извини малышка, ты же знаешь правила. Заказчика выдавать нельзя. — Ответил он, на его лице блуждала странная ухмылка.

— Все равно спасибо. — Выдохнув, протянула я, устало усмехнувшись. Мамонт рассматривал меня секунду, а затем заключил в медвежьи объятья. Я рассмеялась.

— Тем не менее, мне пора. Мы все собираемся покинуть страну. — Пробормотал он, отпуская меня. Его глаза сверкнули. — Я бы посоветовал тебе сменить место проживания, но я знаю, что ты этого не сделаешь. — Продолжил устало он. Я пожала плечами нахмурившись.

— Была рада тебя видеть. — Призналась я, направляясь в дом. Он подмигнул мне.

Раф уже открыл дверь и вошел. И тут до меня дошло, что почти все охотники в особенности Мамонт, не могут покинуть страну из-за запрета. Если ему разрешили выехать, то тот, кто это сделал, на самом деле очень могущественный и влиятельный человек. Я обернулась, но машина Мамонта уже скрылась в темноте. Загадка, ответ на которую я никогда не получу. Я вошла в дом, садясь на диван. Раф облокотился о камин, он выглядел встревожено. Я посмотрела на крылья, лежащие на журнальном столике, они были около двух метров, мне показалось, что они потускнели. Я подняла глаза на Рафа.

— Ну и что теперь? Как произойдет соединение с крыльями? — Озадачено спросила я. Раф играл скулами, а его голубые глаза помрачнели.

— Их нужно пришить обратно. Но я не смогу довериться никому кроме тебя. — Ответил он мрачным голосом. Мои глаза расширились, я ошарашено моргала. — Они теряют свою силу. Час максимум два и можно будет их выбросить. — Нервно проворчал Раф.

Я распахнула глаза еще больше. Я понимала, что могу пришить ему их, ведь швы я накладывать умела. Мне этого не хотелось, но разве можно быть такой эгоистичной? Я со свистом набрала воздух в легкие и сжала кулаки.

— Хорошо я сделаю это. Сколько времени займет твоё восстановление? — Мой взгляд исследовал необычайно красивые, белоснежные крылья.

— Один час. — Прохрипел неуверенно Раф, я кивнула и направилась на кухню. Раф перегадил мне дорогу, наши глаза встретились, его взгляд был глубоким и печаленным. — Я это не хочу. — Нервно и как то странно проговорил Раф, сверля меня неуверенным взглядом. Я отмахнулась и направилась к шкафчику с медикаментами. У меня дома было все для операций.

— Раф, я не собираюсь разделать тебя на органы. Не переживай. — Усмехнулась я, роясь в шкафчике.

— Ты не понимаешь, если это случиться… — Раф не договорил, я его перебила и развернулась с серьезным лицом.

— Ты столько искал их и сейчас не хочешь? Не будь идиотом! Без крыльев Архангел не Архангел. Просто дай мне сделать то, что я умею. — Фыркнула я, направляясь к кухонному столу и выкладывая нужные медикаменты. Раф рыкнул и что-то пробормотал на непонятном, но красивом языке.

— Ты права. — Вздохнул мрачно он и подошел ко мне, взяв за руку. — Один час я буду в отключке, ты сможешь никуда не встрять за это время? — Голос Рафа был вполне серьезен, так же как и взгляд. Мне стало не по себе, я затопталась на месте. Он видел во мне, лишь девочку, которая вечно вляпывается в неприятности. Я кивнула.

— Не беспокойся. — Удрученно прошептала я, покусывая нижнюю губу. Я указала ему кивком на стол. Перед тем как отойти, Раф без предупреждения накрыл мои губы своими, в мягком и легком поцелуе, так же быстро он отстранился, проведя подушечкой большого пальца по моей нижней губе. Моё тело как умалишенное поддалось ему на встречу.

Раф принес крылья, погладив их, он положил их на стул. Затем он скинул футболку и два мясистых не зажитых шрама, предстали предо мной, они тянулись от лопаток до середины спины. Я поморщилась, представляя насколько ему, было больно, когда вырывали его крылья. Приступ тошноты подступил к горлу, но я сдержалась. Раф лег на стол. Взяв шприц, я набрала препарат для общего наркоза и еще раз взглянула на спину Рафа, он тяжело дышал.

— Послушай, я вколю тебе наркоз, не знаю насколько его хватит, после того как на тебя не подействовала огромная доза клофелина, но ты хоть какое-то время не будешь ничего чувствовать. — Спокойно прохрипела я. Раф нашел мою руку и нежно обхватил пальцами..

— Лисенок, ты уверенна в том, что ты этого хочешь? — Спокойно и низко прохрипел он. Я продезинфицировала его вену на шее, скорее всего, так препарат подействует быстрее.

— Да, Раф. — Четко ответила я и одним движением ввела шприц с препаратом.

Отойдя от стола, я промыла руки, а после обработала их спиртом. Возвращаясь к столу, Раф резко поднялся и схватил меня за талию, его глаза встретились моими, он был напуган либо растерян.

— Не делай этого. Я не смогу… — Голос Рафа потускнел, он рухнул на стол с глухим стуком.

Он под наркозом, пора действовать.

Обработав его раны, я подняла крыло, оно было больше меня, но легкое как перышко. Такое нежное, пушистое, от него исходила сила и благоговение. Обработав часть крыла, которая соединялась со спиной, я взяла иголку. Приставив крыло под правильным углом, я сделала первый шов, картинка перед моими глазами поплыла, сердце бешено стучало. Я почувствовала, как проваливаюсь в небытие.

Открыв глаза, моё состояние было затуманенным. Я сидела на каменных ступеньках и смотрела на свои ноги. Вот черт это не мои ноги, это ноги мужчины. Мой взгляд заметался по пространству похожему на небо, в мою сторону, приближалось что-то с серебряным крыльями за спиной. Я хотела броситься бежать, но меня как будто пригвоздили к бетону. На землю ступил мужчина, с черными коротко-стрижеными волосами, на нем был титановое обмундирование. Его мужественные черты лица излучали решительности и грозность, хмурые черные брови сошлись на переносице.

— Рафаил, ты не можешь спуститься к той девочке. Ты же знаешь правила. — Проговорил мужчина. И тут я поняла, что сейчас я в воспоминаниях Рафа. Я слышала его мысли. «Я не могу остаться сидеть здесь, когда эта девочка так просит меня о помощи. Еще никто так не молился ко мне.» Раф кивнул.

— Понимаю Михаил. Тебе не о чем беспокоиться. — Послышался низки голос Рафа. Я чувствовала, что он лгал. Михаил внимательно изучил его лицо, а после кивнул и улетел, взмахнув серебряными крыльями, воздух вокруг похолодел.

В то же время Раф вскочил со ступенек. И посмотрел вниз, он был над небом, облака плыли под моими ногами. В голове у него раздавалось. «Рафаил, помоги моей маме справиться с болью. Помоги папе перестать быть злым. Защити нас» Эти слова терзали его изнутри. Как будто совесть борется с благоразумием. Раф спрыгнул вниз, преодолевая завесы облаков. «Если эта девочка до сих пор жива, я должен её помочь. Она так долго не молилась мне» Подумал он и полетел с невероятной скоростью вниз, я чувствовала, как ветер щекочет лицо и ласкает крылья. Как будто я это частица его самого. В следующее мгновенье я стояла на сыром бетоне в каком-то заброшенном здании. Раф сделал два шага вперед, что бы осмотреться. Он обнажил меч. Из темноты, со всех сторон выбежали люди в масках. Раф стал в оборонительную позицию. Удар мечем, затем второй удар, двое мужчин упали замертво. Людей было невероятно много. Они все бросались на него. Следующее что я почувствовала, адская боль в спине, как будто все твои кости ломают и вытаскивают наружу. Какой-то мужчина подошел к Рафу уже лежащему на бетоне, его глаза видели лишь ботинки пришедшего. Он едва поднял голову, что бы рассмотреть обидчика. Бельфегор. Он отобрал меч Рафа и полоснул его живот, один раз затем второй. Я почувствовала горькую боль. «Предательство» Вертелось в голове у Рафа. Он думал, что девочка его подставила. Он думал, что я его подставила…

Я почувствовала, как земля уходит из-под ног. Раф упал, разбивая затылком мраморную раковину. Глаза были едва приоткрыты, но я узнала это место. Тот мужской туалет, в котором я нашла Рафа. Я чувствовала, как из тела Рафа уходят силы, как будто это происходило со мной. Стук двери, женский, нежный голосок выругался и дверь защелкнулась на замок. Шаги приближались ближе, открывая кабинки туалета, одна за другой. Из уст Рафа вышел тихий стон. Вода обливала его тело. Приоткрыв глаза, я увидела девушку. Черные штаны, черная водолазка, черные волосы, стянутые в хвост и черная маска на лице. Лишь карие глаза смотрели прямо на меня на Рафа, они были жуткие, но в то же время такие растерянные. Девушка нагнулась ко мне. Это была я. И выглядела я очень даже ничего. Она осмотрела живот Рафа холодным взглядом.

— Помоги мне. — Еле слышно прохрипел Раф. Девушка ударила ногой дверь кабинки. Глаза Рафа закрылись и я услышала отдаленный крик.

— Черт!

Глаза открылись, картинка была перевернута. Девушка, то есть я, дралась с двумя охранниками, четкие взвешенные движения. Один удар в шею, побежала кровь. «Она Ангел» Услышала я мысли Рафа, и мне стало не по себе. Его губы расплылись в легкой улыбке.

Чувство теплой руки, на животе, заставило меня открыть глаза. Пред глазами сидела я с иголкой в руках, в своей гостиной. «До чего же она красивая.» Услышала я мысли Рафа. И если бы я могла, я бы покраснела. По ушам бил лай, который сводил с ума.

— Бумер, место! — Рявкнула девушка, пёс послушно удалился. Глаза Рафа сверлили таинственную спасительницу, он хотел узнать её получше.

— Не делай этого. — Томным низким голосом, проговорил он. Я отложила иголку на стол, освобождая свою руку. «Она не поймет, но раны скоро затянуться» Подумал Раф.

— Как тебя зовут? — Тихо прохрипела я. «Она прекрасна, когда нервничает» Подумал Раф.

— Называй меня Раф. — Более живым бархатистым голосом прохрипел он, съезжая по спинке дивана, боль от ран на спине сводила с ума, болевой шок пронзил каждую клеточку, и я чувствовала, как вот-вот его глаза сомкнуться. Но он ждал, пока она отреагирует.

— Алисия. — Неуверенно прохрипела девушка. Я почувствовала, как в Рафе бурлит нежность и в тоже время отчаянье. Как будто, я была для него единственным маяком для того что бы, не сдаться. «Взгляд манящего хищника, такой соблазнительный, но опасный. Она похожа на лисицу» Подумал Раф.

— Лисёнок — Произнес Раф и его глаза сомкнулись.

Следующую картинку я видела со стороны. Раф маячил по номеру отеля, из которого меня забрал инспектор. Он нервничал. «Где её носит?» Нервно вышагивал Раф по комнате. Он резко выбежал из номера и вошел в Бар. Рыжеволосая девушка, сразу подошла к нему и по-хозяйски обняла его за талию.

— Привет аполлон, я Жасмин. — Послышался кокетливый голос. Раф напрягся и отстранился.

— Извините, вы меня с кем-то перепутали. Я Раф. — Категорично ответил Раф, сверля девушку взглядом. — Вы не видели здесь девушку, с необычайно красивым лицом и скверным характером? — Поинтересовался Раф. Я разозлилась. Скверный характер? Мы об этом еще поговорим… Жасмин, стрельнула в него кокетливым взглядом.

— Полагаю, я могу помочь тебе её найти. — Промурлыкала она. Раф напряженно стоял на месте. — Пойдем, покажешь, где видел её в последний раз. — Проворковала она.

Вот же шлюха!!!

Раф кивнул, они направились наверх в номер. В номере Раф, повернулся к Жасмин, что бы что-то сказать, но Жасмин резко сдернула его джинсы и ловко проникла в его боксеры. Раф застыл, его глаза закатились.

— О господи. — Выдохнул он низким возбужденным голосом. В тот же момент Жасмин увалила его в кровать, снимая одежду. Я хотела закрыть глаза, но не смогла.

Она забралась на него. Все мышцы Рафа были напряжены до предела. Она начала двигаться на нем, затем изогнулась и издала стон. Раф остановился и напряженно посмотрел на неё.

— Почему ты выгибаешься? Я сделал тебе больно? — Серьезно спросил он, насупив брови. Жасмин улыбнулась.

— Нет же глупыш, девушка выгибается, когда ей приятно… — Протянула она, продолжив ерзать на нем. Так вот откуда эта фраза. Что ж спасибо тебе Раф, за то, что я увидела это воспоминание. Меня чуть не вывернуло.

— Черт! — Послышался мой голос и громкий хлопок двери. Раф сбросил с себя Жасмин, тот же час, натягивая джинсы и надевая на ходу футболку. Он вылетел на улицу, оглядываясь по сторонам. Затем он вошел в бар. Вот там он меня и застал. «Опять, эти чертовы шорты. Она когда-то выведет меня из себя, и я не сдержусь». Послышались мысли Рафа, он даже в мыслях рычал, я самодовольно улыбнулась.

Следующее воспоминание, Раф держит меня на руках, рядом лежит, мертвый Марк и два охранника. Поцелуй. «Я никогда не причиню этой девочке вреда. Она моя. Мой лисенок. Я нарушу все запреты, если она этого захочет. Если она попросит, я останусь с ней и не вернусь за крыльями». Мысли Рафа заставили моё сердце биться в эйфории. Он не такой как остальные мужчины. Но он и не человек. Это меня абсолютно не пугает.

ГЛАВА 25

Мои глаза открылись. Руки шили стежок за стежком, пока я гуляла по его воспоминаниям. Моё сердце вырывалось из груди, Раф хочет быть со мной. Это все что мне было нужно. Мой Архангел. Каждый шов я наносила аккуратно, что бы не оставить ни единого шрама. Закончив с крыльями, я нежно провела кончиками пальцев между его лопаток. Раф размеренно дышал. Отойдя на хорошее расстояние, я посмотрела на него по-новому. Величественный, воинственный, могущественный Архангел. Белые крылья, доходили ему до ступней и немного возвышались над головой. Это была незабываемая картина. Я точно решила, что признаюсь ему в своих чувствах, как только он очнется. Мои мысли перебил собачий лай. Я бросилась в гостиную, Бумер лаял на окно. Я осторожно просунула голову и замерла на месте. Вокруг дома выстроилась армия мужчин с черными глазами.

Демоны.

Вот черт.

Они все пришли за Рафом. Я метнулась на кухню, Раф лежал неподвижно. Я посмотрела в окно на кухне, мужчины стояли и здесь. Они окружили дом. Взвесив свои шансы, я поняла, что у меня их нет…

Мне нужно защитить Рафа.

Как раз в этот момент окно в кухне разбилось, в него влетел камень. Я закрыла собой Рафа. Моё сердце бешено стучало. Я не отдам его им. Бумер разрывался как сумасшедший. Запахло серой и дымом, страх окутал моё сознание. Сердце знало, как исправить ситуацию, но разум не мог поверить в то, что я собираюсь сделать. Я закрыла глаза.

— Ангелы хранители, помогите мне защитить Рафаила. Молю вас о помощи. Защитите нас от демонов. — Хрипела я, через слезы. Я понимала, что сейчас нас убьют. Ничего не произошло. Я разозлилась и зарычала. — Зачем вы, черт возьми, нужны, если не можете защитить нас? Так тяжело поднять свои задницы с мягких облаков и спуститься на землю? — Кричала неистово я.

Один из демонов ворвался в окно. Я схватила меч Рафа, лежавший на стойке бара. Одним движением я снесла ему голову. Как вдруг почувствовала какой-то прилив сил и умиротворения.

Бумер затих.

Всё погрузилось в тишину.

Казалось, время остановилось.

Я подошла к окну и не поверила, своим глазам. Десятки ангелов с маленькими пушистыми крыльями, стояли ко мне спиной, взявшись за руки. Они перекрыли дорогу демонам, и те отступали, схватившись за головы, их лица были искажены от боли. Белые туники ангелов освещали темную улицу. Я замерла, даже не дышала. Спустя мгновенье все демоны исчезли. Девушка ангел развернулась ко мне. Её глаза были голубыми, а волосы русыми. Миловидное лицо. Именно так я себе представляла ангела.

— Вообще-то облака не мягкие. Они пушистые. — Прозвенел её голос, как колокольчик.

А затем, всю улицу озарил яркий, белый свет. Я закрыла глаза рукой, что бы, не ослепнуть, а когда открыла, ангелов уже не было. Я обернулась спиной к стене и скатилась на пол, положив меч перед собой. Мой взгляд метнулся к Рафу, его грудь все еще спокойно вздымалась и опускалась.

Спустя час Раф открыл глаза и резко схватил воздух. Его глаза встретились с моими, он вскочил со стола, хлопая крыльями. Он был похож на небесного воина. Я бросилась к нему, обхватив руками за шею, он в тот же миг схватил меня и усадил на стол. Его лоб, соприкоснулся с моим. Он смотрел на меня с болью в глазах и мне стало не по себе, улыбка спала с моего лица.

— Раф, что не так? Я перепутала верх с низом? — Растерянно спросила я. Раф продолжал сверлить меня непонятным взглядом, наши губы были в сантиметре друг от друга. Он на секунду закрыл глаза, а после открыл и горько вздохнул.

— Лисенок, пообещай мне кое-что. — Прохрипел он, нагибаясь к моей шее. Теплое дыхание заставило мою кровь бурлить, я испустила возбужденный вздох.

— Что угодно Раф. — Прошептала я, зарывшись пальцами в его волосы. Его губы были в миллиметре от моей шеи, но не соприкасались с ней, что заставляло изнывать моё тело.

— Пообещай, что больше никого не будешь убивать за деньги. Что начнешь все с чистого листа. — Прохрипел низко он, проводя по изгибу моей шеи носом.

— Да. — Не раздумывая, ответила я со вздохом. Раф не отстранился, но и не приблизился. — Обещаю. — Добавила я.

— Слово, данное Архангелу нельзя нарушить. — Прошептал он мне в ухо и отступил на пять шагов назад.

Я оцепенела, что он делает?

— Раф! Что происходит? — Нервно спросила я. Раф отвел взгляд и посмотрел на свои ноги. Его скулы сжались, а голый торс напрягся.

— То, что я хотел тебе сказать, перед тем как вырубился… — Раф прорычал, не отрывая взгляд от пола. Я застыла. Что-то плохое сейчас случиться. — Крылья вернулись ко мне, я не могу вступать в отношения с человеком. Иначе стану падшим ангелом на всю жизнь. — Прохрипел он с болью, его лицо вытянулось, а взгляд помрачнел. Мои глаза налились слезами, скулы сжались и ком стал в горле, не давая возможности говорить. Я смахнула рукой слезы с щеки.

— Зачем ты взял с меня обещание? Затем что бы потом уйти? — Прокричала я дрожащим голосом. Раф поднял на меня взгляд, холодный, жестокий, безразличный. Я испугалась. Его крылья сейчас наводили ужас на меня, он весь наводил на меня ужас.

— Ты его уже дала. Если не сдержишь, отправишься в ад. — Рявкнул он, сверля меня взглядом.

— Ты… — Я не смогла говорить. Я вскочила со стола, пиная голову демона к ногам Рафа. Он, сжав скулы, посмотрел на голову, а потом перевел непроницаемый взгляд на меня.

— Прости Лисёнок. Я хотел остаться с тобой. Ты сделала выбор за меня. — Прохрипел непроницаемо он. Я бросила в него огненный взгляд.

— Ты не сказал мне этого!

— Я пытался. — Раф покачал головой. А затем посмотрел на меня с сожалением. — В любом случае уже ничего не исправить. Ты дала обещание, и ты сдержишь его. Я не делаю поблажек. Живи человеческой жизнью. А мне пора уходить. — Прорычал он, и взмахнув крыльями вылетел в разбитое окно. Холодный воздух окатил мое лицо. Я упала на колени, сжимаясь калачиком.

— Я ненавижу тебя Раф! — Прокричала я из последних сил.

ЭПИЛОГ

Прошло пять дней с самого ужасного дня в моей жизни. Я узнала всю правду о себе, я узнала кем я была до того как мама лишилась возможности двигаться. Раф оказался Архангелом, в которого я была влюблена и в тоже время ненавидела. Он просто ушел, оставив за собой еще один шрам на моей душе.

Я возненавидела Рай.

Я возненавидела Ад.

Моя жизнь превратилась в разбитый хрусталь, который как не клей, восстановить, не получиться.

Моя мама пришла в себя и действительно она делает прогресс, она уже может шевелить пальцами. Я навещала её, но врачи сказали, что ей нужен покой. Моё сердце искромсано на маленькие кусочки, я никогда не стану прежней Алисией. Я сломилась, пала, разорвалась.

Я клянусь, что больше никогда не помогу ни одному человеку истекающему кровью, будь то Ангел или простой парень.

Через три дня я вспомнила о Тиме, но приехав в пансионат, единственное, что я обнаружила в его комнате, это мячик и записку. «Я знал, что ты сможешь остановить Авадон. Мне жаль, что так вышло с Архангелом. Но я не могу с тобой оставаться. Я должен продолжить свой путь. Возможно, наши судьбы еще когда-то пересекутся. Тим».

Отец мертв, маме стало лучше, всё, о чем я мечтала, осуществилось. Все кроме апельсинового аромата лежащего рядом на подушке. Но как бы это ни было больно, я не могла ничего изменить. Я должна двигаться дальше. И возможно когда-то я смогу жить как прежде, до Рафа. Только вот я дала клятву и не знаю насколько это серьезно. Он оставил меня беззащитной. За это время я нажила много врагов. Без возможности убивать, мне не выжить. Ну, в самом деле, не придет же Раф отправить меня в ад! Или придет?

Оставались вопросы, на которые я не знала ответов. Например, кто же все-таки спас меня? Кто и что предложил охотникам, в обмен на мою жизнь.

И где же ваше чертово: «жили долго и счастливо»?

Конец первой части…


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ЭПИЛОГ