КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415443 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153590
Пользователей - 94627

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Орлова: Перепиши меня начисто (Любовные детективы)

есть одна скучная вещь, которую стоило бы усвоить женскому полу.
читать душераздирающие истории про то "как он меня взял, а потом полюбил" может и можно, конечно, хоть для меня и не понятно - зачем.
но, девушки-читательницы, если мужчина относится к вам, как "захотел - взял, захотел - изнасиловал", никакого - влюбится-женится в вашей жизни не будет.
ты - тряпка, вещь, понадобилось - использовал, не нужна - задвинул в угол. держите это в голове, девушки, когда вот подобное вам будет попадаться в чтиво. крупными буквами держите. чтобы никогда в жизни вот такое понаписанное "знание" не повторять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ABell про Марахович: Отпетые отшельники (Альтернативная история)

Автору конечно обязательно нужно было высказаться об его отрицательном отношении к нынешней власти...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
argon про Ангелов: Налево от дома. Книжная серия «Азбука 18+». (Фэнтези)

Вот как, как Ангелов с этими "энцклопедическими" творениями, изложенными в стиле Луркморья, попал в раздел "Фентези"? Юмор, может циничный и чёрный, стёб и троллинг, но никак не фентези!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Осинская: Хорошо забытое старое. Книга 3 (Космическая фантастика)

хорошая трилогия

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Калинин: Начало (СИ) (Боевая фантастика)

как-то много роялей даже для альтернативки

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Любопытная про Гале: Наложница для рига (Любовные детективы)

Предупреждение 18+ стоит , но ради интереса просто пролистнула после пяти страниц чтива, все остальное. Жесткое насилие над гг и остальными девами…... Это наверное , для мазохисток……Тебя насилуют во все места, да не один мужик, а много, а ты потом его и полюбишь. Ну по крайней мере обложка со страстным поцелуем наверное к этому предполагает.
Похоже аффторши таких «шедевров» заблокированных мечтают , что ли , чтобы их поимели во все места, куда имеют гг, а потом будет большая и чистая любофф. Гадость какая то .Удалила всю папку и довольна.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Гале: Подарки для блондинки. Свекровь для блондинки (Фэнтези)

Начав читать не эротику этого к слову сказаь аффтора, поняла . что читать про тупую блондинку с чуть менее тупым магом просто не в состоянии из-за непроходимой тупизны гг. Скушно , тоскливо и совершенно неинтересно.
Удалила всю папку с этими «шедеврами». И хорошо, что ЭТО заблокировано.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Ваше мнение очень важно для нас (fb2)

- Ваше мнение очень важно для нас 62 Кб, 7с. (скачать fb2) - Alex Onyx

Настройки текста:



Alex Onyx Ваше мнение очень важно для нас

Оки немного трясёт, но не хватало ещё, чтобы это заметила прислуга, толстуха Эмби! Усевшись так — поджав загорелую ножку — Оки прячет под нею дрожащий хвостик.

— Эмби, слушай, тут такое дело… Я кое-кого пригласила.

Толстуха моет посуду, но после этих слов сразу прекращает.

— Кого, миэльфи? — испуганно оборачивается она, как будто этот «кто-то» нагрянет прямо сейчас. Надо сказать, не так уже она не права. С минуты на минуту и должен.

— Эмби, я не обязана тебе докладывать. Ничего не обязана объяснять, понятно? Ты вообще кто?

— Кто? — туповато таращит глаза толстуха. Как всё-таки интересно: она совсем ненамного старше Оки, перигелия на три или четыре, но тётка тёткой. А ведь тоже эльфийка, только из обедневших. Давно и прочно обедневших. Может быть, давно и прочно обедневшие — уже не эльфы? Нет денег — нет магии, нет магии — нет красоты, и вот бедняжка громадна, а не грациозна, и что её ждёт, кроме мытья посуды?

Обычно такие мысли пробегают в прекрасной остроухой голове Оки стайками птичек, которые не летают. Она никогда их не додумывает, и стайки просто исчезают за ближайшим углом.

— Эмби, ты — прислуга, — с достоинством напоминает хозяйка. — Прислуга — вот и прислуживай. Нечего мне тут… выспрашивать, — отчитывает она толстуху, словно не сама только что завела этот разговор.

— Миэльфи, прошу, умоляю, скажи: кто придёт в этот дом? — причитает толстуха, глядя на беспечную девчонку с каким-то священным ужасом, как будто из той прямо сейчас могут посыпаться чёртики, или вырасти антенна, или выпрыгнуть крокоглот.

Но с Оки всё в порядке. Даже слишком в порядке — она настоящая милашка, няшка-эльфяшка, другой просто не бывает. Её блестящие лиловые глазки подчёркнуты ярко-зелёными векторами, острые ушки посыпаны золотистой пыльцой, а острые грудки — серебристыми хлопьями пудры «Эли». В руке у неё — бокал с соком на самом дне. Какой смысл наливать сок в бокал? Да ещё и в таком мизерном количестве?

Кру-то!

Оки любит всё крутое. Эмби любит всего бояться. Ну, может, и не любит, но боится же! Особенно за эту взбалмошную, дерзкую девчонку. Но сколько за ней ни приглядывай, а всё равно она что-то да натворит. Даже не выходя из дома исхитряется! Вот как сейчас. Пригласила кого-то! Родителей не будет всего четыре часа, и вот он, результат…

— Эмби, я вызвала воспра, — спокойно сообщает Оки и отпивает маленький глоток сока.

— Нет, Оки! Нельзя, миэльфи! — машет полными, словно распухшими руками Эмби, как будто это поможет отмахнуться от предстоящего визита.

— А вот и можно. Просто дороговато…

— Нет, нет… — мотает головой бедняга, но, видимо, смиряется и всё-таки замолкает, опуская голову.

— Вот и чудненько. А то «нет» да «нет». Кто тебя спрашивает? — прохладно замечает Оки. — А ты знаешь, что у воспров нет имён?

— Нет, миэльфи. Как же их зовут, когда… когда зовут?

— Так и зовут: воспр. Или: мой милый воспр! Или: восприк, дорогой! — Оки смеётся и наконец-то допивает сок.

— Какой он, миэльфи? — спрашивает Эмби, забирая у неё пустой бокал.

— Ты имеешь в виду, как он выглядит? Вот так, — ленивым, еле заметным движением пальцев Оки разворачивает кисею. В розовом дымчатом ромбике мягко светится портрет вполне приятного джентльмена. Из его аккуратной шляпы выглядывают вполне симпатичные рожки.

Эмби вглядывается, вытягивая шею. Она словно боится подойти поближе, чтобы рассмотреть.

— А может быть, вот так, — касается кисейного ромбика Оки, и джентльмен сменяется на кого-то, весьма схожего с вепрерылом. Толстуха под впечатлением. С глазами, полными почтительного страха, она качает головой. Впрочем, возможно, в пределах своего вида и этот господин не так уж омерзителен…

Коротко хохотнув, Оки схлопывает кисейный ромбик.

— Эмби, послушай… — вдруг произносит она в каком-то совсем уж несвойственном ей, проникновенном тоне. — Это ещё не всё. Всё немножко сложнее…

У Эмби даже уши бледнеют. Они и так довольно бледные, но становятся почти белыми. Кончик её хвоста дрожит из-под простецкого ситцевого платья как осенняя веточка.

— Я дала зарок… Зарок Силам Обещаний и Клятв…

— Оки!

— Не смей орать на меня! Тебе всё равно не понять. У меня есть мечта. И судьба. И мне нужно разобраться в себе. А тебе… тебе ничего не нужно. Нет, нужно! Домыть посуду и… и… и не сметь разбираться в том, в чём ты не разбираешься! Воспр мне поможет. Он укажет мне путь. Я дала зарок о том, что буду…


Неумолимый, как сама судьба, звонок прерывает её откровения. Неуклюже ковыляя на своих толстых ногах, Эмби идёт открывать неизвестному чудовищу…


— Миэльфи… — шепчет Эмби, заговорщицки показывая глазами, что за нею гость, как будто этого можно не заметить.

— Я вас жду, — радушно улыбается воспру юная хозяйка, и как много в её кошачьей грации — от грации светской львицы. Жестом она приглашает его присесть.

Он оказывается вовсе не пугающим и нет, не отталкивающим. Просто он необычный. Очень, очень необычный.

Его большая голова чем-то напоминает бычью, хотя и трудно сказать, чем конкретно. Может быть, потому что ноздри такие крупные? Они не только крупны, но и чрезвычайно чувствительны, настолько, что этого невозможно не заметить: всё время подрагивают, мелко вибрируют, а иногда по ним пробегают мягкие, но энергичные волны. В левую ноздрю продето благородное, некрикливой красоты кольцо — довольно широкое, жёлтого металла. В том, что оно безумно дорогое, мог бы усомниться… да-да, именно. Только безумец.

Волосы у воспра медно-каштановые, вьющиеся, а уши возвышаются над головой, пожалуй, посильнее, чем у эльфов, и тоже крайне чувствительны. Чувствительны до того, что завораживают: они находятся в непрерывном движении, наклоняются, пригибаются, разворачиваются. Порой кажется, они становятся ещё выше, а порой — укорачиваются, сжимаются, как будто пытаясь удержать, не потерять пойманный ими звук.

Большие, немного печальные глаза — два ищущих и неутомимых охотника. И эти охотники не суетливы, их нельзя назвать бегающими, но всё и вся становится их законной добычей довольно скоро и накрепко, если не навек. Воспр не просто смотрит — он улавливает, а улавливая — проживает, оценивает, определяет отношение. Это легко угадывалось по всё время меняющемуся выражению его глаз, по тончайшей мимике.

Что было трудно — так это угадать, как он одет. По его телу пробегали кисейки то одного, то другого фасона, а иногда всё это просто гасло или переплеталось в сложные сочетания, когда уже и не скажешь, что представляет собой эта кисейная мозаика. Оки в своём стабильном кисейном полусарафане выглядела куда проще и сразу это заметила, но усилием воли заставила себя не думать об этом сейчас. Усилие было титаническое, а воли оказалось не так уж много…

Словом, скользнув по гостю хотя бы мимолётным, случайным взглядом, ошибиться было невозможно: он довольно умён, он довольно богат и да — это он, воспр. Воспринимающий вид.


Усевшись в кресло, он коротко погладил подлокотник, задержавшись на декоративной заклёпке, волнообразными движениями пальцев пробежал по обивке сбоку, коснулся пальцами одной руки — пальцев другой, собираясь их сцепить, но словно передумал и ободряюще-приглашающим жестом махнул Эмби.

— Нет-нет, — заволновалась Оки. — Петь буду я. Это я… я пою, — немного смутилась она. Всё внимание воспра обратилось на неё. Он сдержанно кивнул. Оки запела.

Оки владела тремя регистрами: зубным, дробящимся и опережающего звука. Она начала с зубного.

Чуть приоткрыв рот, она позволила с бешеной и всё время меняющейся скоростью вращаться вокруг своей оси передним зубкам. Их острые края соприкасались лишь в малейшей, эфемерной степени, почти не соприкасались, но это давало тончайшие нюансы, изысканно резонирующие и диссонирующие звуки, складывающиеся в причудливую нежную мелодию. Пожалуй, только недоброжелатель мог бы заметить, что иногда вращения идут вхолостую, и мелодия сбивается, но здесь и сейчас таковых, конечно, не было и быть не могло.

Воспр немного закинул голову и, развернув уши в одной плоскости — к исполнительнице, — лишь слегка покачивал головой. Его глаза были полузакрыты. Он словно пропал, исчез, оставив тут, в комнате, только своё внимание.

Эмби замерла и время от времени поглядывала на гостя. Кажется, ему нравится!

Когда Оки допела, толстуха захлопала в свои толстые, как подушки, ладоши. Это было так нелепо! Однако гость, вероятно из уважения и такта, сразу же её поддержал.

Далее юная певица спела в дробящемся регистре.

Из её перламутрового ротика посыпались короткие дробные звуки, похожие на град по крыше, который исполняет марш в то самое время, когда исполняется другой марш, барабанный. Два марша, два ритмических рисунка сразу. И каждый из них был замечателен по-своему, разве что «градовый» местами плыл — звук был недостаточно твёрдым, он как бы немножко увязал сам в себе, терял необходимую для дроби, чёткую форму. Как раз на этих местах воспр прял ушами и едва заметно поводил плечом. Эмби волновалась, но успокаивала себя тем, что это у него от повышенной чуткости и внимания, юную же исполнительницу ничьи плечи и уши не смущали — она пела с закрытыми глазами.

Сразу после очаровательного дуэта маршей Оки перешла к пожалуй любимому своему регистру — режиму опережающего звука. Она открыла заушные воронки, давая возможность выскочить тоненьким звуковым нитям. Звеня, они удлинялись, а когда, наконец, доросли до края прозрачной кисеи на грудке, Оки подкинула их пальцами и принялась ловить губами и «резать» на слова. Успевшие опуститься и не пущенные в дело нити были подкинуты снова, и снова, и снова. Песенка получалась чуточку невнятная, но удивительно лёгкая и приятная, весёлая. Невозможно, нет, невозможно было сказать, какой из регистров лучше. Но трёхрегистровых певиц не бывает, это дурной тон, и для любой начинающей петь эльфийки наступает этот сложный момент, момент выбора…

После «дроби» Эмби ещё как-то сдержалась, а после опережающего регистра не смогла и опять неуклюже зааплодировала. Гость на этот раз, наверное, просто не успел её поддержать.

— Перестань! — нахмурилась Оки. — Это глупо. Всё равно ты ничего не понимаешь… Я хотела бы услышать мнение нашего гостя, а не твоё, — немного помолчав, добавила она.

Гость молчал.

Оки улыбнулась. Улыбнулся и гость.

Эмби улыбаться не стала, она переминалась с ноги на ногу, переводя нетерпеливый взгляд с воспра на Оки и обратно.

Заговорила Оки.

— Послушайте… послушайте, уважаемый воспр, — стараясь быть как можно более вежливой, начала она. — Ваше мнение очень важно для меня. Всё это не так просто! Вы выберете мой путь, когда скажете, какой из регистров — мой. Сегодня я дала зарок: я буду петь так, как скажете вы. Вы должны это произнести. Такова моя судьба… Ваше мнение… — Оки замолкла. На её лиловых глазках выступили слёзки. Воспр по-прежнему молчал.

— Уважаемый воспр, — заволновалась и Эмби. — Вы уж скажите… Пела же. Плачет.

— Я буду петь так, как скажете вы. Такова моя судьба, — повторила, всхлипывая Оки.

Воспр молчал. Водил ноздрями, прял ушами.

— Послушайте! Я деньги заплатила! — Оки развернула кисею. — Вот, вот!

Эмби приковыляла впритык к кисее и сунула своё круглую физиономию чуть ли не в сам ромб.

— Оки! Миэльфи! Но он же не говорящий! Не говорит, не говорит, не умеет, не может!

— Но зарок… Я буду петь, как он скажет…

— Аррррррррррр, — мягко и длинно прорычал гость.

— Что? Что? Аррррррррррр? Я буду петь «аррррррррррр»? — хлопая глазками, Оки попятилась к стене и осела на пол в углу.

— Оки, деточка! — продолжила причитать толстуха, вглядываясь в ромб. Уши её опять побледнели, а хвостик мелко затрясся. — Говорить — не может, но может забрать… Что захочет, что угодно… Тут, вот тут так написано!

Воспр поднялся с кресла. Не отрывая взгляда от Эмби, он вынул широченное благородное кольцо жёлтого металла из своей, пробегающей очередной волной, ноздри.

Подошёл к Эмби.

Бархатно обхватив запястье, приподнял её руку.

И надел кольцо на её безымянный палец.

Любое другое кольцо не наделось бы, просто не налезло бы! Это — да.

— Ох, — сказала Эмби, опуская реснички. Нет, это были не реснички, это были ресницы. Всё у неё было большущее, были большущими и они — густыми, изогнутыми, блестящими, прекрасными.

Воспр щёлкнул по кисее, убирая её. Другой рукой он всё ещё держал Эмби за запястье и сразу же потянул к выходу.

— Я не разрешаю! Ей нельзя! Вам нельзя! Она не домыла посуду! — пищала из своего угла Оки.

— Ар-ха-ха, — отозвался воспр.