КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421149 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200909
Пользователей - 95632

Впечатления

кирилл789 про Лёвина: Силмирал. Измерение (Фэнтези)

"стрелы психотического лука опасны", ну понятно. школота подалась во львы толстые.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про Нестеров: Весь мир на дембель (Альтернативная история)

прекрасная серия--читал с удовольствием

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Грошев: Эволюция Хакайна (Боевая фантастика)

Грошев-07-Эволюция Хакайна-часть 2/ 03-06-2020

И хотя конкретно здесь эта часть представлена единым произведением, комментирую (здесь только) вторую часть данного тома, который я ранее читал (месяца 3 назад) и забыл откомментировать... Ввиду этого обстоятельства (как я наверняка уже писал) я сперва хотел «пробежаться» по тексту (что бы вспомнить о чем именно тут шла ресь) и написать комментарий... но внезапно стал вычитывать все заново))

На самом деле — это странно... По сути происходящего «здесь» (все что делает ГГ) можно назвать «ненужной и глупой беготней». ГГ сперва идет куда-то с какой-то миссией, но вдруг решает «свернуть», далее «поток сознания» выногсит его «совсем не туда», чередом случаются всякие неприятности, конфликты или диалоги... В ходе этого ГГ переодически сражается, кого-то убивает или просто «поражается низкому уровню грамотности и невоспитанности». Далее — очередная локация, очередной (с трудом) приобретенный (или найденный) хабар, который уже через 5 минут или сгорает «в жарке», либо просто «выбрасывается за ненадобность» (в тот момент когда ГГ в очередном припадке забытия «решает избавиться от всех этих ненужных вещей»).

В общем — события чередуются попеременно с «тем или иным органическим расстройством психики героя», и в зависимости от оных, получается тот или иной результат... Никакой логики или плана... Все завязано на эмоции присущие скорее ребенку, чем взрослому человеку («ой а эта мертвая собачка оказывается кусается!?», «...и для чего сталкерам столько ненужных вещей? Датчик аномалий, аптечки опять же?!»).

Между тем — если «выключить логику» и читать эту СИ просто... для того что бы читать (не заморачиваясь хроникой событий или логикой происходящего), то... и получится что эта часть (да и вся СИ в целом) может перечитываться практически до бесконечности.

Но все же. что же касается непосредственных отличий (конкретно этой части), то в ней говорится о том как Велес «задолжал куеву тучу бабок» Организации, ушел (в себя)) в очередной «беспямятный поход» (забыв про все и про всех) и понял что «в Зоне скоро настанут совсем нелегкие деньки»)) Далее (мы) наконец-то познакомимся со «Свободой» и с «культурными особенностями данной группировки)). Затем оценим «весь масштаб кипеша» и страха перед «очередным супервыбросом», и предшествующими ему «признаками», и «на закуску» обзаведемся «кучей приятных друзей», которые переедут «к Вам домой» на ПМЖ)) В общем «движухи» будет как всегда много, хоть и не по смыслу... И самое последнее — в этой части ГГ так «ничего и не вспомнил»))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Рей: Невеста безликого Аспида (Фэнтези)

заблокировано и слава богу.
"веди себя аккуратнее с женихом. он как с цепи сорвался", говорят ггне-попаданке. откуда это взято? нет в тексте ничего, чтобы продемонстрировало мне, читателю, что жених "сорвался с цепи". он не перебил посуду, не выломал двери, не повышибал стены, не убил-закопал-сжёг живьём пару деревень или полностью свой штат слуг замка. откуда это: "сорвался с цепи"?
словесная пикировка кусками? даже без мордобития ненавистной невесты-ггни?
я бросил читать. изучать тупые представления тупой кошёлки об аристократии или - людских склоках дворянства? вот так тупо испражнённых?
не имеешь никакого отношения не то что к аристократам, но и просто воспитанным людям? ЧИТАЙ, блин! "Трёх мушкетёров" прочти на старости лет, наконец! нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Косухина: Звездный отбор. Как украсть любовь (Любовная фантастика)

Нудно и тягомотно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Линдгрен: Три повести о Малыше и Карлсоне (Сказка)

эм, простите. вы хотите сказать, что умершая в 2002-м году астрид линдгрен потребовала заблокировать в 2020-м году "карлсона" как правообладатель? можете объясните этот феномен?

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Михаил Самороков про серию Проснувшийся демон

Прочитал. Понравилось. Сертаков пишет отлично. Рекомендую к прочтению любителям постапа.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Избранник башни 1 (18+) (fb2)

- Избранник башни 1 (18+) (а.с. Избранник башни-1) 1.17 Мб, 341с. (скачать fb2) - Findroid

Настройки текста:



Findroid Избранник башни 1 (18+)

Глава 1. Другoй мир? Очешуенно…

Bаc когда-нибудь пожирали заживо? Hет? Mеня вот тоже. До этого момента…

Я пришел в себя от страшной боли в ноге. Мгновенно открыв глаза, я уставился на странное четвероногое создание, поxодившее на гибрид крокодила и броненосца, только размером со среднюю собаку. И вот это неведомое создание вовсю терзало мою конечность, пытаясь откусить от неё знатный кусок.

— Отпусти! — закричал я, и со всего размаху саданул кроссовком по носу зверюге. Удивительно, но это помогло. Монстр отпустил штанину и недоуменно посмотрел на меня, а затем угрожающе зарычал и бросился в атаку. Пришлось зарядить ему по носу ещё раз, вот только этим самым я чуть было не подставил вторую конечность под острые зубы твари.

Лишь чудом я ухитрился отдернуть ногу прежде, чем челюсти сомкнулись на голени. Я дернулся назад, стараясь разорвать дистанцию, и в этот момент услышал женский крик.

— Пригнись!

Пригнуться? Куда пригнуться!? Я же и так лежу на земле!

Но ответить неведомой девушке я не успел, ведь в следующий миг в зверя врезался сгусток огня, попутно задевший и моё плечо. К счастью, по касательной, так что я отделался легким испугом.

— Ты как? Cильно ранен? — ко мне подбежала молодая девушка лет восемнадцати-девятнадцати. Моя ровесница, одним словом. Одета она была в чудную одежду, словно взятую из какой-то фэнтазийной книги, а довершала образ широкополая шапка, какая и должна быть у волшебниц. Eсли верить тем же книгам, разумеется. A вот внешне девушка была очень даже ничего: длинные каштановые волосы, голубые глаза, милый маленький носик и пухлые губки. Определённо в моем вкусе.

Но оторвавшись от созерцания появившейся буквально из ниоткуда красавицы, я обнаружил одну просто поразительную странность. Язык. Она говорила на совершенно незнакомом языке, и, тем не менее, я её прекрасно понимал.

— Прости, но я не говорю… — и тут я осекся, потому что не услышал привычных слов. Получается, я тоже говорю на этом языке?

— Что не говоришь? — удивленно заморгала девушка своими длинными ресницами.

— Да нет, наверное… уже ничего… — ответил я девушке, пытаясь сообразить, как это у меня получается.

— Давай я осмотрю твою ногу, — предложила она, увидев окровавленную штанину, на что я утвердительно кивнул.

Я чуть-чуть поморщился, когда девушка обнажила страшную рану на моей голени. Монстр постарался знатно. Откусить не смог, но зубами располосовал плоть так, что вряд ли я смогу нормально ходить в ближайшее время.

— Леди Селина, все в порядке? — послышался ещё один голос, и из-за дерева неподалеку вышло двое солдат одетых в…. самые настоящие доспехи! Но не латные, а попроще — пластинчатые. Да и мечи на поясе висят. Это что, косплееры или ролевики? И что за дела такие с этим новым языком?

— Да, — заверила она их, не отвлекаясь от раны.

— Вы так быстро убежали, — обеспокоенно сказал один из появившихся мужчин.

— Простите, просто Поисковая сеть обнаружила человека и саркха, вот я и бросилась на помощь.

— Лучше бы нас предупредили, — не согласился с её доводом второй.

— Не было времени, — покачала головой красавица. — Если бы я сразу не бросилась сюда, то, скорее всего, этот юноша был бы уже мертв.

Солдаты недовольно поворчали, но больше ничего не сказали.

— Тебе не больно? — как-то чересчур удивленно поинтересовалась она, заглянув мне в глаза. И честно, в этот момент у меня сердце в груди забилось быстрее.

— В смысле? — не понял я.

— С такой раной ты должен корчиться от боли, а ты лишь морщишься. Неужели ты ничего не чувствуешь?

— Почему не чувствую? Чувствую. Просто… я ощущаю боль несколько… по-другому. Можно сказать, это моя особенность. Мне сейчас больно, но… — я задумался, пытаясь как можно более емко объяснить мои ощущения. — Но это мне не мешает. Больно бывает только первые пару секунд, а дальше она словно сжимается до уровня «раздражения» или «зуда», который ты чувствуешь, но при должном желании можешь не обращать внимания.

— Интересно… я слышала о людях, которые совсем не чувствуют боли, но о таком впервые.

— Вот такая необычная у меня особенность, — криво усмехнулся я, стараясь не глядеть на свою ногу, уж слишком много крови там было. — Мне бы жгут наложить…

— В этом нет необходимости, — очень мило улыбнулась девушка, после чего порылась в небольшой сумочке, висевшей у неё на поясе. Достав оттуда склянку со странной зеленой жидкостью, девушка протянула её мне. — Выпей.

— Что это? — пить эту жидкость у меня не было никакого желания…

— Лечебное зелье, поможет восстановить сосуды. А я пока залечу поврежденные ткани.

Вздохнув, я все-таки выпил это варево. И, разумеется, на вкус оно оказалось настолько же мерзким, насколько и выглядело. А уж какой от него исходил «аромат»… Так, наверное, пахнут грязные носки, которые носили в течение пары-тройки лет не снимая.

— Выпил? — поинтересовалась она.

— Да… ну и гадость… — я вернул девушке пустую склянку.

— Славно, а теперь расслабься. Может немножко жечь, — красавица возложила обе руки на мою рану и принялась шептать что-то неразборчивое. Вокруг её появились светящиеся символы, на которые я таращился огромными глазами.

А затем я действительно почувствовал жжение. И очень сильное, словно мне на ногу полили раскаленным железом.

— Держите его! — приказала красавица воинам, и те незамедлительно прижали меня к земле. Но сделали это довольно поздно, к тому времени, как они зафиксировали меня, боль уже ушла. Остались лишь её блеклые отголоски.

— Фух… — девушка вытерла выступивший на лбу пот тыльной стороной ладони и поднялась на ноги. — Я залечила рану, но пару дней будешь хромать.

— Это не страшно, — ответил я, а солдаты помогли мне подняться. Нога действительно была словно ватная, и стоять прямо было тяжело. Но ничего, восстановится. — Скажи, это была магия?

— А что же ещё? — усмехнулась она. — Ты что, магию раньше не видел?

— Не видел… — честно признался я. Точнее, я видел некое подобие магии в своем мире, но то, что сделала девушка, это совершенно иной уровень воздействия на мир.

— Откуда же ты такой взялся?

— Хороший вопрос… ещё бы понять, где я оказался.

— Так это легко, мы на землях графа Вулара, примерно в дне пути на восток его главный город Вулариан, — с этими словами колдунья указала рукой в сторону леса, откуда и появились солдаты.

— Вулариан? — с сомнением переспросил я, понимая, что это название ни о чем мне не говорит.

— Да, Вулариан. Ты потерял память?

— Скорее, я просто не могу понять, как тут оказался.

— Попробуй рассказать мне, вдруг я пойму, — предложила она.

— Ну, хорошо…

Я помню, что шел вечером по московским улочкам из университета. Терпеть не могу, когда пары бывают во второй половине дня, как, наверное, и большинство студентов. И уж тем более был не в восторге, что закончилась учеба уже затемно.

Первоначально я хотел сесть в маршрутку, но немного подумав, решил прогуляться. Все равно до дома было идти не так уж и далеко. Уже на середине прогулки начал падать снег, что меня даже приободрило. Первый снег же!

И в этот момент я почувствовал нечто странное. Сначала это было похоже на отдаленный гул, а затем меня едва не сбила с ног невидимая волна. А дальше начало твориться что-то невообразимое. Весь мир вокруг словно застыл. Машины, люди, вон тот бурый голубь и даже крупицы снега буквально замерли в пространстве, но только не я.

Удивляться этому я долго не смог, потому что вдалеке над домами, сотрясая землю, возникла белоснежная башня настолько огромная, что московские многоэтажки меркли на её фоне.

— Что за… — только и успел пробормотать я в тот момент, как мир мгновенно погас. А в следующий миг я очнулся от того, что неведомое существо жрет мою ногу.

Девушка внимательно слушала мою историю, а когда я закончил, утвердительно кивнула.

— Я знаю, как ты сюда попал, — улыбнулась она. — Только боюсь, это может тебе не понравится.

— Выкладывай…

— Это была Башня Вечности. И ты её избранник.

— И… это должно что-то для меня значить?

— В твоем мире об этом ничего не говорят? Башня Вечности существует во всех мирах одновременно, и порой она переносит одного разумного в другой мир, считая, что там ему будет лучше.

— Что!? То есть, я попал в другой мир!?

— Спокойнее, — один из солдат положил мне на плечо руку, стараясь утихомирить.

— Да кто ей дал право решать за меня!? — во мне тем временем все больше росло возмущение. Меня без моего ведома закинули в чужой мир, посчитав, что «тут мне будет лучше»!?

— Я не совсем правильно выразилась, — задумалась девушка. — Посчитав, что тебе тут самое место. Что в другом мире ты сможешь совершить что-то великое. Или наоборот.

— Просто очешуенно… — вздохнул я, плюхнувшись на пятую точку.

— Избранник Башни, надо же… — хмыкнул другой солдат. — Никогда прежде их не видел.

— Надеюсь, мне не нужно побеждать какого-нибудь короля-некроманта или спасать мир?

— Нет, — все так же мило улыбалась колдунья. — Башня никогда не ставит перед избранниками конкретных задач. Она лишь дает место, где те могут полностью раскрыть свой потенциал.

— И зачем ей это?

На что девушка пожала плечами.

— Там обитают высшие существа. Для нас их цели непостижимы.

— Замечательно….

— Если ты не против, предлагаю присоединиться к нашему каравану, идущему в Вулариан. У тебя будет возможность хорошенько все обдумать и решить, что делать дальше.

Я решил принять предложение девушки. Шататься в чужом мире с раненой ногой, толком не зная куда идти — сомнительное удовольствие. Скорее всего, я так и сгину тут, и будут мои косточки переваривать эти самые саркхи.

Перед тем, как двинуться в путь, я снял куртку. Жарковато. Немного походив, нашел рядом в траве сумку. В ней не было ничего интересного — в основном конспекты лекций, но и бросать не очень хотелось.

Дальше я достал из кармана телефон. Батарея заряжена примерно на половину, и, к сожалению, сомневаюсь, что смогу его впоследствии зарядить, не смотря на наличие зарядника. «Палок», отображающих уровень связи, разумеется, не было.

Вздохнув, я выключил телефон, чтобы не расходовать заряд аккумулятора, и вернул в карман.

Стоянка этих людей располагалась буквально в трехстах метрах, а не увидел я её из-за небольшого скопления деревьев. Там было ещё четверо солдат, один из которых был намного старше остальных — за пятьдесят минимум. Из этого я заключил, что, скорее всего, он ими командует.

Помимо людей там располагалось две повозки и около десятка лошадей. Выглядели фургоны очень простенько, никаких изысков, но весьма добротно. Не было даже сомнения, что те могут развалится в пути.

— А это ещё кто!? — почти командным тоном спросил этот самый пожилой воин, подойдя к нам.

— Госпожа Селина нашла Избранника Башни! — отрапортовал один из сопровождающих нас с колдуньей солдат.

— Избранника Башни? В этой глуши? — удивился тот, и окинул меня подозрительным взглядом. — Как-то хлипковат он для Избранника.

— Это точно, — хохотнул другой воин. — Если бы не госпожа колдунья, его бы саркх слопал!

— Одежда на нем странная, — воин по-прежнему смотрел на меня с неким подозрением, но уже не так сурово. — Да и оружия нет. Парень, ты хоть раз оружие-то в руках держал?

— Нет, — честно ответил я.

— Мда… какой-то бесполезный Избранник Башни.

— Я пообещала, что мы доставим его в Вулариан, господин Фихт, — обратилась к нему моя спасительница.

— Ну… это можно, только пусть тоже помогает, — на этом старый воин полностью потерял ко мне интерес, вернувшись к своим делам.

— Я ведь так и не спросила твое имя, — обратилась ко мне колдунья. — Меня зовут Селина Аутеральд. А тебя?

— Максимилиан Готхард, — ответил я. — Но можешь звать меня просто Максим или Макс.

— Необычное имя, — сказала девушка.

— Так считает и мое окружение. Что поделать, так уж назвал меня отец.

В итоге, не дав мне толком прийти в себя, меня подрядили на поиски хвороста для костра, не смотря на приличную хромоту. Так что, избавившись от ненужной одежды и сумки, я отправился в лес. К моей радости красавица-колдунья решила составить мне компанию. Так что сбор хвороста превратился в весьма приятную для меня прогулку.

Из разговора с колдуньей я многое узнал. К примеру, нет ничего странного в том, что я понимаю чужой мне язык — это все Башня. Она при переносе дала мне это знание. И это здорово, не хотелось бы оказаться тут без знания языка. Учиться бы пришлось долго и упорно, а так я очень быстро адаптируюсь.

Но на мой следующий вопрос, смогу ли я вернуться, девушка поджала губы и с прискорбием сказала:

— Боюсь, это невозможно. Точнее… возможно, но миров много. Тысячи, может даже миллионы. Есть способы перемещаться между ними, но где гарантия, что ты попадешь в нужный?

В итоге, я застрял тут навсегда. Просто смириться с этим я пока не собирался, но вдруг Башня действительно перенесла меня сюда не просто так. Я же ещё толком не видел этот мир. Не исключено, что тут не так уж и плохо.

Затем девушка засыпала меня просто тонной вопросов о моем мире, ей были любопытны абсолютно разные аспекты, начиная с того, что носят наши девушки, и заканчивая особенностями политического уклада.

И каждый раз она так мило удивлялась обычным для моего мира вещам, что у меня начинало сердце трепетать. Да в такую красавицу недолго и влюбиться.

Из разговора с ней я кое-что смог выудить и для себя. Например, что сейчас мы находимся на территории вольных графств. Она представляет собой несколько десяток феодальных земель, каждой из которых правит тот или иной князь или граф. Места неспокойные, но и тут живут люди. Вольные графства располагаются между двумя огромными государствами: Трилором и Империей Фальдар. В Трилоре правит так называемый совет трех, а вот Фальдар наоборот управляется одним единственным человеком. А человеком ли? Император Хусар правит вот уже больше шести сотен лет, и многие его подданные считают его богом во плоти.

Между этими двумя крупными странами существует некое подобие перемирия, и вольные княжества служат эдаким буфером. Многочисленные споры и конфликты разрешаются именно руками правителей этих земель.

Но это была лишь часть огромного мира. На юге располагались другие страны, о которых Селина знала совсем немного, да и то, что знала, было на уровне слухов. Так что она сама предупредила, что доверять её словам не стоит.

А ещё я узнал, что в этом мире живут не только люди, но и эльфы, орки и прочая фентезийная живность. Хотя не уверен, что можно применять слово «живность» к разумным существам.

Вечерело, так что со сбором хвороста мы закончили, и мне наконец-то выдалась возможность перекусить. Живот уже начал недовольно бурчать, требуя пищу. Похлебка оказалась весьма простой: вода, мясо и парочка неизвестным мне овощей. Но в целом было весьма вкусно и питательно.

За ужином к нам присоединился ещё один человек, тоже не молодой, но в отличие от остальных на нем не было доспехов. Как я впоследствии узнал, это был купец Гус Шари, и он вез свой товар из княжества Норана в графство Вулар. Солдаты же были его наемной охраной.

А вот с Селиной все было куда интереснее. Она не состояла в охране, а, как и я, была просто попутчицей. Девушка училась в магическом университете Трилора. Сейчас же красавица возвращалась туда после каникул из родного графства Зарания.

После ужина девушка продолжила пытать меня по поводу моего мира, вот только в этот раз внимательно слушать стали и остальные члены каравана. Порой солдаты тоже спрашивали какие-то вещи. В итоге я стал их главным развлечением на весь этот вечер.

Pазве что старый Фихт ничего не спрашивал, лишь молча сидел в сторонке, делая вид, что не слушает меня.

Постепенно рассказы о мире превратились просто в рассказы, и я начал им пересказывать виденные фильмы, пытаясь хоть как-то адаптировать тамошний сюжет под публику. Все-таки есть вещи, которые им тяжело вообразить — например, интернет.

В конце концов, Фихт скомандовал отбой, распределив дежурство между солдатами. Вначале хотел и мне его влепить, но за меня вступилась Селина, сказав, что мне нужен отдых.

— Спасибо за занимательные истории, — сказала девушка, а затем сделала шаг на встречу и поцеловала меня прямо в губы. Поцелуй вышел быстрый, я даже толком не успел им насладиться. Селина же, мило улыбаясь, отстранилась и, помахав мне ручкой, скрылась в одной из повозок.

Поскольку повозок было две, в одной спал сам купец, а другую отдали для сна девушке. А вот солдатам приходилось спать на земле неподалеку от костра.

— Неплохо, парень, — одобрительно хлопнул меня по плечу один из солдат, видевший наш с Селиной поцелуй. — Только не влюбись.

— Ага! — поддержал его второй. — Был у меня друг, так завел роман с одной магичкой. А та его приревновала к официантке из бара и в лягушку превратила! Так что не связывайся ты с колдуньями, ни к чему хорошему это не приводит!

— Это который друг? Зурак что ли? Так я его недавно видел!

— Это другой друг, ты его не знаешь!

— Да нету у тебя других друзей, — заржал третий солдат.

— Вот потому и нету другого, потому как лягушкой стал!

— Да хватит уже навирать-то! Ты с роду кроме Зурака ни с кем не водился!

— Хватит уже, — недовольно рявкнул старший. — Или хотите всю ночь дежурить?

Солдаты на это лишь усмехнулись, и, постелив подстилки неподалеку от костра, стали готовиться к ночлегу. Фихт вручил и мне такой же, как у солдат сверток, который я незамедлительно расстелил. Спать на нем было не очень-то удобно, но всяко лучше, чем на голой земле.

А ещё лучше спать вместе с Селиной в повозке. Укрыться одеялом и согревать друг друга теплом обнаженных тел. Я волей-неволей вспомнил, как аппетитно смотрится попка колдуньи в этих обтягивающих кожаных штанишках.

Вот интересно… а носит ли она под ними нижнее белье? И есть ли тут вообще трусики?

Вот с такими мыслями я и провалился в сон, вспоминая недавнее мгновение поцелуя и раздумывая об этой красивой девушке, спящей в каких-то паре десятков метров от меня.

Подъeм получилcя тяжелым. Bстaвали солдаты с рассветом, а вот для меня вставать так рано было крайне непривычно. Жутко хотелось ещё подремать пару часиков, но кто мне позволит… Даже Селина поднялась по первой же команде и помахала ручкой, приветствуя.

Я же еле поднялся, за ночь тело задубело так, что если бы не решивший вдруг помочь солдат, не знаю даже, как поднялся бы на ноги. Чтобы размяться, я походил вокруг костра и сделал небольшую разминку под веселые взгляды окружающих меня людей. Даже Селина озорно поглядывала на мои попытки прийти в норму.

K завтраку я более-менее разошелся и чувствовал себя относительно сносно. Все ещё прихрамывал, но ноге определенно было лучше. Даже колдунья заметила это, радостно сообщив, что выздоровление проходит быстрее, чем она думала.

Закончив прием пищи, караван тронулся в путь. Мне было предложено вначале ехать на лошади, но я отказался.

— Странный какой-то твой мир, — хмыкнул Фихт. — Даже на лошадях ездить не учат.

— Hе обращай внимания. Eму тяжело представить, что есть миры, совершенно не похожие на наш, — шепнула мне Селина.

— A ты можешь?

— Разумеется, — кивнула она. — В университете нам показывали чуждые человеку миры, и это…. Действительно страшно.

Говорить, что конкретно она там видела, девушка не стала, но судя по глазам, это что-то действительно жуткое.

В итоге я с Селиной ехал на первой повозке. Oдин солдат ехал впереди, метрах в ста-ста пятидесяти. Пара всадников замыкала. Остальные скакали по бокам от каравана, посматривая по сторонам. Но это было скорее привычкой, чем реальной необходимостью. Колдунья выставила Поисковую сеть примерно в километровом радиусе, так что если по пути попадутся разбойники или дикие звери, она обязательно об этом даст знать.

— Скажи, а все колдуньи носят такие шапки? — поинтересовался я, смотря на её головной убор.

— Нет, — покачала она головой. — Это просто мода из столицы Tрилора. Там не только колдуньи носят такие шляпы.

— Ах, вот оно как.

— А ты правда думал, что это часть повседневного наряда мага? — не удержавшись, засмеялась волшебница. Черт… как же мило она улыбается!

— Эй, голубки, вы за дорогой следите, а то съедете в кювет, а нам потом доставать придется, — недовольно пробурчал Фихт, скачущий неподалеку.

— А вот и не съедем! — ответила покрасневшая Селина, надув губки. Именно девушка управляла повозкой, и действительно… увлекшись разговором со мной, мы чуть-чуть сместились, но сейчас красавица быстренько исправилась.

— Скажи, Селина, а почему ты меня вчера поцеловала?

Девушка пару мгновений удивленно моргала глазами, а потом покраснела и уточнила:

— Это было слишком, да? Было столько новых впечатлений, да и ты вполне ничего, и я… прости. Наверное, не стоило.

— Ну, вообще-то… мне понравилось, — вот тут пришла пора немного засмущаться мне. — И я даже… ну… не против повторить.

— Повторить…. — смущенно улыбнулась она. — Хорошо… я не против повторить.

И с этими словами девушка потянулась ко мне, соблазнительно приоткрыв ротик. Я, не став «тупить», потянулся к ней. И вот в момент, когда наши уста практически соприкоснулись, Селина неожиданно резко дернула головой, и в результате я поцеловал её в щеку. Хотел уже сказать, что это была не смешная шутка, но затем увидел лицо колдуньи.

Девушка сосредоточенно смотрела куда-то перед собой, словно видела то, что не видели остальные.

— Господин Фихт, — сказала она, даже не обернувшись на всадника неподалеку. — Я засекла впереди десяток людей.

— Нехорошо. Застав не должно быть ещё как минимум пару часов.

— Проблемы? — спросил я у них.

— Вполне возможно, что разбойники, — покачал головой тот.

— Ничего, с нами госпожа колдунья! Прорвемся! — не унывая сказал один из солдат, скакавший по другую сторону каравана.

— Молчи уж, не накаркал бы. В битве можно полагаться только на себя, бестолочь, — высказался Фихт, но затем вернулся к насущным проблемам. — Нерин, кликни тех, кто впереди, думать будем.

Как только прискакали всадники, шедшие в авангарде, Фихт собрал всех на совещание. Продлилось оно не долго, потому как выхода у нас особо не было. Купец был категорически против повернуть назад и поискать новый маршрут, так как ближайшая развилка была почти в дне пути отсюда.

— Так, Мэкис, или как там тебя, — сказал мне Фихт.

— Максим, — поправил я его, не обижаясь на намеренное коверканье имени.

— Неважно, — отмахнулся старый воин. — Держи.

Он достал из одной из повозок потертый кожаный доспех и короткий одноручный меч.

— Только себя случайно не прирежь, — усмехнулся он.

— Не прирежу, — ответил я, но Фихт этого уже не слышал, так как тут же отправился проверять своих людей. Это меня нисколько не удивило. Этот старый вояка явно считает мою скромную персону просто балластом, который даже не знает, за какой конец берется меч.

Хотя в чем-то он прав. Я впервые держал в руках оружие, и сразу понял, что конкретно меч мне не годится. В руке сидит отвратно, да и сам по себе он выглядит не очень. Потрогал острие — туповато….

Зато с доспехом особых проблем не возникло: надел через голову и затянул ремешки по бокам. Вуаля! Вот я уже похож на средневекового воина. Постучал по груди — выглядит весьма прочно, но это обманчиво. Из книг и документалок я знал, что подобный доспех не остановит меч или арбалетный болт. Разве что защитит от ножа или удара, прошедшегося вскользь.

— А тебе идет, — одобрила Селина, так и не покинувшая место возницы. — И… ты уж прости, что так вышло. Вечером я обязательно тебе все компенсирую.

И подмигнула.

У-у-у-ух! Ну, берегись, супостат, ради такой красотки я выложусь на все сто! Глядишь, увидит, как я кромсаю врагов, и поцелуями не ограничится!

А если серьезно, то возможность предстоящей схватки меня пугала. Но не сильно. Тут была ситуация, как с болью: я ощущал, что мне страшно, но в то же время страх довольно быстро уходил куда-то на задворки сознания.

Да и не факт, что схватка состоится. Как я понял из разговора солдат, разбойники в этих краях не такие уж и крутые ребята. Когда поймут, что в охране добычи присутствует маг, то, скорее всего, решат ретироваться. Это немного успокаивало.

Заняв оборонительный строй, мы двинулись вперед. Фихт попутно сказал мне, чтобы я от Селины ни на шаг не отходил, раз уж у меня нуль боевого опыта. Да я, собственно, и не был против.

Когда до засады осталось всего метров двести-триста, Селина неожиданно сообщила, что заметила ещё людей, и они активно нас окружают.

— Точно разбойники, — зло сплюнул старый вояка. — Действуем по плану. Леди Селина, если они проявят агрессию, пальните в самого неприятно выглядящего огненным шаром. Думаю, остальные в тот же миг разбегутся.

— Хорошо.

И вот работники ножа и топора предстали перед нами во всей красе. Перегородили дорогу парочкой деревьев и сидят довольные. Дожидаются, когда мы явимся. Одеты разбойники были весьма разношерстно: кто-то в обычной одежде, а один вообще полный латный доспех одел. Но самое неприятное, лично для меня, что у минимум трех были арбалеты.

— Ну, господа хорошие, конечная станция, — крикнул нам один из бандитов. — Предлагаю разойтись по-хорошему, бросайте оружие, оставляйте все ценное, и катитесь на все четыре стороны.

— Не ведитесь, — сказал нам Фихт. — Как только мы сложим оружие, нас тут же прирежут. — Госпожа, вдарьте по ним чем-нибудь!

И в этот момент стоящий рядом с Фихтом солдат двинулся в сторону Селины и ухватил её за руку. Девушка испуганно дернулась, но было уже поздно: на её тонком запястье был застегнут небольшой элегантный браслетик с гравировкой.

— Нет… Нет! Нет! Нет! — испуганно закричала колдунья, когда символы на браслете засияли.

— Бранд! Ублюдок! — выкрикнул Фихт, выхватывая клинок, но подчиненный весьма ловко отскочил и бросился бежать в сторону своих подельников. Капитан охраны хотел было броситься следом, но арбалетный болт, ударивший в землю у самых ног, его остановил.

— Леди Селина, вы можете….

— Не могу… — дрожащими губами ответила девушка, безрезультатно пытаясь снять с себя украшение. — Оно блокирует магию.

Это услышали остальные наши солдаты и нервно зашептались. А вот это уже дурно пахнет…. Тут и до дезертирства недалеко. И масла в огонь подлило то, что с тыла к нам приближался ещё один десяток людей. У половины из них тоже были арбалеты.

— Отставить панику! — рыкнул главный наемник. — Их больше, но шанс на победу всегда есть!

Но все, включая меня, понимали, что надежды нет. Им даже в ближний бой вступать не нужно — перестреляют издалека. У нас на весь караван один арбалет, и то его себе забрал купец, поскольку мечом не владел совсем.

— Бранд! Почему ты нас предал!? — крикнул Фихт, растягивая время. — Я же тебя, выродка, из дерьма вытащил!

— Уж извините, капитан, но семья важнее! — и он хлопнул по плечу стоящего рядом головореза. Не исключено, что они братья.

— К вашему сведению, это все идея Бранда, — ухмыляясь, подтвердил «брат». — Мало вы ему платили, капитан.

— Неблагодарный выблядок, — зло сплюнул Фихт себе под ноги. — Ничего, я с тобой ещё посчитаюсь.

— Ну, так что, сдаваться будете!? — крикнул головорез, стоявший рядом с предателем.

— Как только начнется бой, хватай леди Селину и бегом в лес. Там будет шанс оторваться. Я вас прикрою, — шепнул нам с девушкой Фихт, на что та собиралась было заартачиться. Ей не нравилась мысль, что придется бежать, а вот я лишь молча кивнул.

То же самое он шепнул и купцу, вот только тот наотрез отказался оставлять свой товар.

— Ну, как хотите, — пожал плечами бандит. — Пристрелите их! Только ведьму не повредите. Кто ранит, лично голову снесу.

— Вперед! — скомандовал нам Фихт, и в этот момент я ухватил девушку за руку и потащил за собой. Только мы спрыгнули с повозки, как у меня над головой просвистел болт.

Капитан охраны каравана оказался на удивление умелым воином. Вот уж не знаю как, но он ухитрился отразить один из болтов, летящих в нас. Да и другие солдаты вели себя слаженно, начав прикрываться щитами. А вот купцу не повезло, его убили практически сразу. Зря он все-таки с нами не пошел…

Мы успели пройти не больше четырех шагов, как мое бедро пронзила острая боль. Опустив взгляд, я увидел торчащий оттуда болт.

— Саркхено семя! — выругался Фихт, обернувшись в нашу сторону, и тут же получил болтом в голову.

Селина истошно закричала, а я, забыв про страх и боль, ухватил девушку за руку и побежал. Но в тот же момент получил ещё один болт прямо в спину.

— Максим! Макс! — кричала красавица, но я не мог ей ответить. Сознание отчаянно проваливалось во тьму.

Так вот она какая… смерть…

Неприятно….

Вижу, как к девушке подбегает парочка головорезов. Хватают под руки и оттаскивают от меня. Из последних сил тянусь к ней, но все без толку. Примерно в полутора метрах лежит мертвый Фихт, смотря на меня единственным глазом.

Боли нет…. Только холод….

— Красивая, — слышу одного из разбойников.

— Это да. Продадим её в Юндор, там как раз маги-рабы ценятся дорого. Думаю, получим серебро, равное её весу.

— Хех, не мало!

— Но вначале, надо бы её отыметь!

— Только не до смерти, и не бейте. У неё должен быть товарный вид!

— Не вопрос, Босс.

Краем взгляда отмечаю, как двое бандитов держат девушку, а третий разрезает её платье. Ещё парочка стоит рядом и что-то обсуждает. Селина сопротивляется, но ничего не может сделать. В итоге одному из бандитов это надоедает, и он отвешивает девушке пощечину.

— Босс сказал не бить.

— Да я не сильно, — отмахнулся бандит, уже собираясь спускать свои штаны.

Ублюдки! Твари! Выродки! Вы не достойны жить…

Никогда прежде я так сильно не желал чьей-то смерти.

Руки не слушаются, но надо ползти.

Надо… Если я хочу спасти Селину… надо…

Кое-как мне удается преодолеть полтора метра, разделяющие меня и тело Фихта. Хотя мне показалось, что я прополз километр.

— Простите, капитан, — шепчу я, касаясь губами образовавшейся лужи крови.

— Бо-о-ос… — послышался совсем рядом голос одного из головорезов.

— Чего ещё!?

— Тут мертвый парень пьет кровь у трупа!

— ЧТО!?

В этот самый момент в меня прилетает ещё один болт, но это уже не важно. Теперь это просто царапина.

Мои мышцы наполняются силой. С каждой каплей крови, что получает тело, мне становится лучше. Больше нет боли, нет слабости. Только сила. Сила убить этих недоносков!

Встаю на ноги, и один за другим вытаскиваю из себя арбалетные болты. Они боятся, я буквально ощущаю исходящий от них страх. И правильно, они должны бояться. Добыча должна страшиться хищника!

Головорезы вновь выстрелили, но болт пронзил лишь размытую пелену, оставшуюся от меня. Какие же они медленные. Чтобы преодолеть расстояние, разделяющее меня и бандита, собравшегося насиловать Селину, ушло не более секунды. Оказавшись у него за спиной, хватаю его за «достоинство» и вырываю его с корнем.

Мужчина, хотя теперь уже не мужчина… хехехе… орет. Остальные в ужасе шарахаются, кроме одного. Он пытается меня ударить мечом, но я с легкостью останавливаю клинок двумя пальцами, а второй рукой вырываю ему гортань.

Оставшийся в моей руке клинок я подобно копью кидаю в сторону самого трусливого, решившего, что может сбежать. Сила удара поражает, пронзённый бандит отрывается от земли и летит добрый десяток метров. После такого не выживают… хехехе…

Расправиться с остальными не составило особого труда. Они стреляли, пытались пронзить меня клинком — но все без толку. Я слишком быстр и силен. Предателю Бранду я вонзил зубы прямо в шею, присосавшись подобно пиявке. Но его кровь была полным дерьмом, в отличие от Фихта, который пытался хоть кого-то спасти в изначально проигрышной ситуации.

Одному чересчур ловкому, единственному, кто ухитрился не умереть от первой атаки, я вырвал хребет. Другому оторвал ноги и забил ими третьего.

Не успел я и глазом моргнуть, как не осталось никого, кроме испуганной девушки в разорванном платье, с ужасом взирающей на меня.

Какая же она сексуальная… Грудь пусть и не большая, но очень аппетитная. Розовые сосочки так и манят присосаться к ним….

Я сделал шаг к ней, понимая, как сильно хочу её. И не только трахнуть. Должна же эта красавица отблагодарить своего спасителя? Хехехе…

Селина, видя, что я иду к ней, в ужасе закричала, заставив меня остановиться, а сознанию вернуть относительную ясность.

Что я такое несу? Трахнуть, осушить её!? Нет… это не я говорю… не я…

Девушка, опомнившись, весьма резко вскочила на ноги и вся в слезах бросилась бежать. Инстинкты заставляли меня броситься за ней следом, догнать и вонзить зубы в шею…

— Нет! Это не я! — закричал я, рухнув на колени. — Это не я…

Подняв глаза, я с ужасом взглянул на окружающие меня трупы. Да… вот я какой на самом деле. Правильно Селина убежала. Я бы и сам на её месте бежал со всех ног от такого чудовища…

В итоге я покрошил всех врагов, вот только благосклонность красавицы не заслужил. Наоборот, сомневаюсь, что она теперь будет способна взглянуть на меня без страха.

Внутренности скрутила боль. Но это ерунда, лишь процесс трансформации усиливается. Изменяются мышцы и внутренние органы, куда хуже будет потом. Ведь этот процесс необходимо остановить.

Поэтому я засовываю два пальца себе в рот, пытаясь вызвать рвотный рефлекс. Нужно избавиться от крови, что я успел выпить.

Внутренне я уже готовлюсь испытать самую сильную боль за всю жизнь.

Глава 2. Полукровка и Шкатулка

He знаю, сколько вpемени я провалялся в забытьи, но очнулся не под открытым небом среди трупов, а в повозке. На это указывала тканевая крыша фургона. По левую руку была целая куча xорошо знакомых вещей. Kажется, это та самая повозка, в которой и спала Cелина. Я видел её изнутри только краем глаза, так что уверенности в этом не было.

Последнее, что я помнил, как всеми силами пытался избавиться от крови в желудке, пока организм её всю не впитал. A затем наступила жуткая боль, и все… темнота. Скорее всего, просто вырубился от болевого шока.

Попробовал приподняться, но быстро передумал — чересчур больно. Что плохо, эту боль блокировать намного сложнее, чем обычную. Фактически, единственный способ от неё избавиться — это кровь, но для меня это не вариант.

— Oчнулся? — раздался хорошо знакомый голос Селины, вот только сейчас в нем не было больше ни тепла, ни доброты. Я поднял голову и увидел, что этого не было и в её прекрасных глазах. Лишь страх и недоверие.

— Вроде того… — сиплым голосом ответил я. В горле было сухо, словно песка насыпали. — Mожно воды…

— Сейчас, — после небольшой паузы ответила девушка и протянула флягу. Сама подходить ко мне она опасалась, так что пришлось перебороть слабость и самому себя напоить.

После выпитой воды стало немного лучше, но полное восстановление займет время.

— Ты нежить? — прямо спросила она.

— Ты хотела сказать вампир? — уточнил я, стараясь занять сидячее положение.

— Плевать, как это называется, — весьма резко сказала девушка.

— И да. И нет. Это сложно, — ответил я, чувствуя, как бурчит в животе.

— Так да или нет?

— Я полукровка. Моя мать была человеком, а отец… ну, ты поняла.

— Это невозможно, — категорически ответила она. — Вампиры не способны иметь детей. Они могут обращать обычных людей, но давать жизнь не способны.

— Низшие — не способны, — кивнул я, подтверждая правильность её слов. — Но высшие — да, хотя в подавляющем большинстве не видят в этом необходимости.

— И чем же ты отличаешься от обычных обращенных?

— Может, сначала дашь мне поесть, а потом я расскажу? — практически взмолился я, чувствуя, как желудок начинает переваривать сам себя.

— Я не дам тебе своей крови, — сощурила она глаза и отступила на шаг.

— До этого дня я вообще не пробовал кровь, — невесело усмехнулся я. — Так что мне сгодится и обычная пища.

Вновь немного подумав, девушка кивнула и удалилась. Вернулась она не скоро, я даже в сон ухитрился провалиться.

— Держи, — послышался её голос, на этот раз чуть более спокойный, но глаза её по-прежнему смотрели на меня со страхом.

В тарелке оказалась холодная каша и кусок черствого хлеба. Но учитывая, какая буря развернулась в животе, накинулся я на это с огромным аппетитом. Вот только стоило съесть пару ложек, как меня чуть не вывернуло. Лишь огромными усилиями воли удалось подавить рвотный позыв.

— Черт… — закашлялся я, когда таки сумел справиться с желудком. — А вернуться к нормальной пище будет куда труднее, чем казалось…

Колдунья, пока я пытался есть, стояла у входа в фургон, молча наблюдая. И чем дольше я давился кашей, тем заметнее смягчался её взгляд.

— Спасибо, — поблагодарил я, возвращая красавице миску. Рвотные позывы утихли, так что можно сказать, что эту битву с собственным телом я выиграл. — Почему ты меня спасла?

— Сама не знаю, — девушка опустила взгляд. — Вначале мне было очень страшно. Я бежала через лес, пока не поняла, что мне некуда идти. Этих мест я не знаю, да и деньги все остались в фургоне. В университете магии нас обучили одному хорошему заклинанию, позволяющему взять под контроль собственные эмоции. Я использовала его ещё до того, как на меня нацепили браслет, но полностью тот страх, когда ты стал убивать этих разбойников, оно смогло подавить не сразу. Решив вернуться, увидела тебя, корчащегося на земле от боли и блюющего кровью. А затем…. Ты просто потерял сознание. Вначале я хотела этим воспользоваться, забрать свои вещи и двинуть параллельно тракту в сторону Вулариана, но… увидев тебя, почему-то передумала.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я девушку.

— Лучше рассказывай. Не хочу потом пожалеть, что спасла тебя.

— Чем отличаюсь… — задумался я. — Да многим, если подумать. Мы не боимся солнечного света, чеснока или серебра.

— Да, ну? То есть, у полукровок нет обычных вампирских слабостей? — не поверила Селина. — И если я сейчас дам тебе чеснок, ты не задохнешься?

— Ну, это не мешает мне его не любить. Но нет, ничего не будет. Правда, и тут есть определенные оговорки.

— Какие?

— Подожди, — слегка притормозил чересчур любопытную девушку. — Вначале я должен рассказать тебе другое. Я уже говорил, до этого времени не пил кровь. Вообще. Это то, что отличает полукровок от обычных вампиров. Мы можем выбирать свой путь. Если полукровка начинает пить кровь, то со временем он полностью превратится в обычного вампира. Разве что солнца, скорее всего, бояться не будет. А вот остальные слабости вернутся.

— А если не пить кровь?

— То полукровка становится обычным человеком. Ну, почти обычным. Физически мы чуть-чуть сильнее, раны заживают тоже. Лучше контролируем боль и ментальное состояние.

— Не так уж и много, — задумалась Селина. — Значит… раньше ты жил как человек?

— Да, — подтвердил я. — Это был мой осознанный выбор. До двенадцати лет я жил как обычный человек, но затем погибла моя мама. Тогда отец предложил мне выбор, стать полноценным вампиром или продолжить жить человеком. А чтобы я хорошо понимал, что меня ждет, он приоткрыл мне «тот мир». Перед глазами предстала вся подноготная мира вампиров, и я понял, что не хочу быть её частью.

— И твой отец так просто это принял? — удивилась Селина. На этом месте она перестала стоять в стороне и села на край фургона. Интересно, что сейчас на девушке был не привычный дорожный костюм, а простая холщевая рубашка. И учитывая, что взору были видны очертания сосков красавицы, у неё под рубашкой ничего не было.

— Разумеется, — кивнул я. — Правда, с тех пор я его больше не видел.

— И ты рос совершенно один?

— Не совсем. Отец купил мне квартиру и дал в «наставники» одного человека. Бориса Ивановича Кашина. Он неплохой мужик, и в какой-то мере его я могу считать вторым отцом.

— Значит, это он тебя воспитывал?

— В той или иной степени. Фактически жил я один, он лишь временами навещал меня, решал разнообразные вопросы, как, например, родительские собрания.

— А что за родительские собрания? — поинтересовалась девушка, придвинувшись ближе. Теперь она сидела возле моих ног, а былой страх в глазах уже практически пропал. А ещё… я заметил, что на девушке не было штанов. И сейчас взору открывался отличный вид на её стройные ножки.

Вот только из-за чересчур длинной рубашки так и не мог понять, есть ли на девушке трусики или какое-нибудь другое нижнее белье.

— А я смотрю, тебе лучше, уже и на ноги мои пялишься во всю, — едва заметно улыбнулась девушка.

— Ну, уж извини, — слегка смущенно ответил я. Самочувствие действительно стало заметно лучше, сказываются ускоренный метаболизм вампиров. Скорее всего, я уже наполовину переварил съеденную кашу. — А тебя это не смущает?

Раньше она вела себя чуточку по-другому.

— В обычное время, наверное, смутило бы, — ответила та, а затем указала тонким пальцем на голову. — Но сейчас на меня все ещё действует то заклинание. Если бы не оно, я бы, наверное, с ума сошла после случившегося.

— Полезная штука.

— Так что за родительские собрания? — вновь вернулась девушка к вопросу.

— Долго объяснять, давай я тебе как-нибудь в другой раз расскажу, — пообещал я, возвращаясь к прошлой теме. — В общем, Борис Иваныч по большей части заменил мне отца.

— Знаешь, это удивительно. Вампиров обычно описывают как хладнокровных и жестоких, а твой отец дал тебе возможность выбирать. Xотя при желании мог просто силой заставлять пить кровь.

— Да, я тоже порой об этом думал. Было бы неплохо у него самого спросить, но с тех самых пор я его не видел.

— Погоди… то есть, после того, как ты выбрал путь человека, твой отец больше не показывался?

— Именно так. Видимо, посчитал, что так будет правильно. И я нисколько в этом его не виню. Это был правильный поступок. Сообщество вампиров не лучшее место для человека. Если бы отец навещал меня, так или иначе это привлекло бы внимание конкурирующих кланов, и мало ли….

— Тогда понятно.

— Ну что, удовлетворил я твое любопытство?

— Более-менее. Я пока не знаю… могу ли тебе доверять, но твоя история звучит правдоподобно.

— Могу я задать встречный вопрос?

— Задавай.

— А где все-таки твои штаны?

Девушка удивленно заморгала, опустила глаза на свои обнаженные ножки и вновь посмотрела на меня.

— Нету.

— Я вижу, что нету, а где они?

— Не знаю, делись куда-то.

— Ты сейчас шутишь, да? — усмехаюсь.

— Немного, — подтвердила красавица. — Говорят, юмор лучшее средство, чтобы разрядить ситуацию. Плохо вышло?

— Так себе. И все же…

— Куртку и блузку разорвали, ты сам видел. А штаны оказались все в крови. Не без твоей помощи, разумеется. И ходить в них… я не могла.

— У тебя что, нет другой одежды? — удивился я.

— Есть, но это форма университета магии. Ходить в ней тут я не собираюсь. Так что придется тебе смотреть на мои ножки.

— Не велика беда, — усмехнулся я, заметив, что девушка начинает на меня смотреть уже более теплым взглядом. И не передать словами радость от этого, воцарившуюся в моей душе. Мне очень не хотелось, чтобы Селина смотрела на меня, как на монстра.

— Ладно, ты и вправду неважно выглядишь, — сказала она, поднимаясь на ноги. — Поспи ещё, ближе к вечеру я принесу ещё поесть. Хотела бы я помочь тебе магией, но…

И лишь сейчас я заметил, что тот браслет, который на неё повесил предатель, по-прежнему на руке девушки.

— Ты его так и не сняла?

— Это не так просто. У него магический замок, лишь другой маг может его снять. Ну, или как следует поработать инструментами, но это все равно будет непросто. Браслет усилен магией, так что металл весьма прочный.

— Вот как…

— Не переживай. Доберемся до города и вмиг снимем. А теперь отдыхай.

На этом девушка ушла, а я, вновь улегшись на не слишком удобную подстилку, весьма быстро вырубился. Когда проснулся, чувствовал себя намного лучше. В руках было больше силы, но живот вновь недовольно забурчал, требуя новой порции пищи.

В этот раз я выбрался из повозки самостоятельно. Селина тем временем сидела у костра и молча смотрела на огонь. Я не сразу дал о себе знать, оглядевшись. Похоже, сейчас мы с девушкой находились на месте старой стоянки.

— Как самочувствие? — почти нормально поинтересовалась колдунья.

— Более-менее, а мы что, вернулись назад?

— Да. К сожалению, у нас осталась только одна лошадь. Три погибли от арбалетных болтов, а остальные разбежались. Бегать по лесу и искать их я уже не стала. Так что уложила тебя в повозку, запрягла туда коня и вернулась назад.

— А почему назад? — не понял я.

— Я не очень хорошо знаю эти земли. К тому же, не исключено, что впереди могли дожидаться друзья тех разбойников. Да и ты выглядел плохо, нужна была нормальная стоянка с близким источником воды. Я знаю только эту. Ну, а рядом с трупами оставаться не хотелось. Кровь, скорее всего, привлечет хищников.

— Понятно, — убедили меня аргументы девушки. Тащиться с раненым вперед, не зная толком дороги — это не дело.

— Будешь есть?

— Было бы неплохо, — согласился я.

Вечер прошел спокойно, правда, мы почти не говорили. Девушка, видимо, хотела собраться с мыслями и решить для себя, как же теперь ко мне относиться. А я был вынужден просто ждать её решения.

К ночи возник вопрос, как мы будем спать. Хотелось предложить спать вдвоем в повозке, но не стал. И тут даже не в сексуальном подтексте проблема, а в том, что Селина сейчас не полностью мне доверяла. Предлагать спать вместе, когда человек боится, что ты вопьешься зубами ему в шею — глупо.

Пришлось мне дрыхнуть у костра, не смотря на все возражения девушки. Она считала, что мне лучше ночевать в повозке, так как я ещё не полностью восстановился. Но совесть не позволяла оставить эту красавицу спать на улице.

Ночь прошла без происшествий, хотя на утро девушка выглядела не выспавшейся. Не исключено, что она полночи ожидала, что я что-нибудь устрою, но вместо этого я хорошо отоспался.

Чувствовал себя утром просто прекрасно. Побочные эффекты все ещё оставались, но прошла ломота в мышцах, да и желудок перестал противиться обычной пище. Думаю, уже через денек-другой можно будет слезать с кашевой диеты.

— Сегодня ты выглядишь почти нормально, — не укрылось это от глаз красавицы.

— Да, мне и вправду лучше. А на деле я даже в плюс ушел.

— В смысле? — не очень поняла.

— Мое физическое состояние сейчас лучше прежнего. После того как я выпил крови, пошла перестройка организма и сейчас начался «откат». Болезненную фазу я прошел вчера, теперь пошла пассивная фаза. Сейчас я, конечно, не так силен, как настоящий вампир, но скорость реакции, рефлексы и физическая сила заметно повысились.

— Это здорово.

— Эффект временный. Скоро тело поймет, что притока крови не будет, и поддерживать новые способности будет слишком затратно, тогда начнется довольно быстрый регресс.

Позавтракав, мы с девушкой обсудили дальнейшие планы. Решили, что возвращаться назад смысла нет, лучше все-таки поедем в Вулариан. Если поспешим, то ещё до заката достигнем города. Была и другая причина, так сказать более меркантильная, вновь вернуться на место битвы.

Не смотря на то, что Селина не очень хотела видеть мертвых товарищей, смогла пересилить себя. Хорошая штука это заклинание, прямо как мой врожденный талант, а то остаться наедине с кричащей и паникующей женщиной — сомнительное удовольствие. А так колдунья ведет себя вполне адекватно, правда, иногда кажется немного бесчувственной, но это ерунда.

На удивление, поле боя не сильно изменилось за то время, пока нас не было. Я-то ожидал увидеть, что половину трупов растащили дикие звери, но нет. Хотя на парочке были заметны следы чьих-то зубов, но возможно, наше появление спугнуло трусливого падальщика.

Но самое неприятное тут было вовсе не зрелище, а вонь. На припекающем солнышке тела уже начали разлагаться, и вокруг летал целый ворох мух. Запах разлагающейся плоти так резал нос, что девушке пришлось прикрыть лицо руками. И все равно это мало помогало.

— Если хочешь, можешь отойти подальше, — предложил я ей.

— Все нормально, — заупрямилась красавица, на что я лишь пожал плечами. Хочется тут стоять — да, пожалуйста, уже взрослая. Мне же в этом плане было легче. Обоняние вампира куда более острое чем у человека, но так как нас относят к «нечисти», а порой даже к «нежити», то и запах смерти для нас не так противен, как для обычных людей. И все же, вонь щипала мне нос.

Первым делом я обошел всех мертвецов и собрал все ценные вещи. Мешочки с деньгами, украшения и прочее.

— Ты чего делаешь? — нахмурилась она.

— Мародёрю, — честно ответил я, не видя в этом ничего плохого.

— Но ведь… — Селина запнулась.

— Знаешь, у нас есть поговорка: что в бою взято, то свято. Это значит, что боевые трофеи достаются победителю. Я в этом мире новичок. В карманах пусто, а этим головорезам золото больше ни к чему.

Селина явно не одобряла мои действия, но и сказать что-то против не могла. Вот и здорово. Ещё не хватало устраивать скандалы на пустом месте. Глупо отрицать — деньги мне нужны, и она это понимала.

В итоге я смог получить с грабителей двадцать серебряных кругляшей и около пятидесяти медных. Как сказала Селина, это не так уж и много, но хватит на первое время. Помимо этого я отыскал два кольца и одну цепочку, но, глядя на них, сомневался, что смогу выручить хоть сколько-нибудь приемлемую сумму.

Следующим этапом стал сбор оружия, как посоветовала Селина. Его можно тоже продать кузнецам, пусть и за не очень большую сумму. И действительно, качество оружия головорезов оставляло желать лучшего. Окровавленные доспехи мне брать не хотелось, так что я ограничился только холодным оружием и арбалетами.

— Как интересно…

— Чего там?

— Кажется, я нашел сокровище, — усмехнулся я, вытаскивая из ножен меч главаря разбойников, приходившегося Бранду родственником. Этот клинок выделялся из всех прочих своим внешним видом. Его метал имел желтоватый отблеск, говоривший, что это не обычная сталь. На гарде красовались непонятные мне письмена, а само лезвие было просто нереально острым. Я поранился, просто проведя пальцем, да и в руке меч сидел как влитой.

Немного покрутив его в руках и сделав пару взмахов, решил, что оставлю его себе. Слишком хорошая штука, чтобы продавать.

— Хммм… Эльфийский, — заметила девушка, посмотрев на меч поближе. — Интересно, откуда он взялся у простых разбойников.

— Дорогой?

— Ну, на золотой, скорее всего, потянет, — задумалась колдунья.

Золотой это пятьдесят серебряных, а серебряный это сто медных. Выходит, что этот меч стоит в два раза больше, чем все деньги, что были у разбойников. Действительно, сокровище.

— Как я с ним смотрюсь?

— Неплохо-неплохо, — устало кивает она. А я довольный закрепляю его ножны к ремню на поясе. Надо будет в будущем потренироваться им владеть.

Дальше начинается самая неприятная часть — нужно что-то делать с трупами. Селина поддержала меня в вопросе того, что просто так оставлять такое побоище нельзя. Так что я взял топорик и начал собирать дрова.

Первоначально собирался просто закопать тела, но девушка выступила против этого. Хоронить умерших на территории Вольных графств разрешалось только на специальных кладбищах или могильниках. Захоронения вне этих мест давали возможность некромантам впоследствии вдохнуть в мертвецов жизнь.

Я крайне скептически отнесся к этой информации, но спорить с девушкой не стал. Это же я в другом мире. Вдруг тут правда покойники к жизни возвращаются. Решено было, что раз нельзя их хоронить, значит, придется сжигать.

На то, чтобы устроить нечто вроде погребального костра, ушло часа три. Делал я это, разумеется, не на дороге, а на полянке, найденной неподалеку. Она была небольшой, но для наших целей сгодится.

Первые тела я таскал один, сделав подобие носилок из пары палок и куска ткани. Селина же молча стояла в стороне, не в силах пересилить брезгливость. Но в конце концов она таки решила мне помочь с павшими товарищами.

Костров было решено сделать два. На один мы просто грудой возложили разбойников, а на другой аккуратно положили Фихта и его солдат, исключая предателя, разумеется. Тот валялся среди других тел, сложенных друг на друга.

А вот с тем, чтобы все это разжечь, пришлось знатно повозиться. В итоге только на сожжение у нас ушло больше полудня. Солнце неторопливо катилось к закату, когда мы закончили. Тела лошадей мы вдвоем кое-как смогли стащить на обочину, где, скорее всего, их быстро обглодают падальщики.

И по завершении, смотря на проделанную работу, я был очень рад, что «деградация» ещё только началась. В своем обычном состоянии я бы и за два дня не собрал те два костра и не перетаскал трупы. И даже не смотря на все это, во мне ещё оставалось довольно много сил.

Пoследним неpешенным вопросом былa последняя повозка с товаром купца. Я доверил девушке осмотреть, что там есть ценного и можем ли мы это с собой взять. Oставшаяся лошадь может увезти только одну повозку, а я не настолько силен, чтобы тянуть её до города своими силами.

— Mаксим, ты посмотри… — как-то странно сказал девушка, и вылезла из фургона, держа в руках шкатулку.

— Это что…? — насторожился я.

И тогда девушка открыла её. Мне же оставалось только ахнуть. Просто нет слов…. Шкатулка была полна разноцветных камешков разных размеров. Я там что-то говорил про сокровище? Tак вот, меч это не сокровище, а вот эти драгоценные камни — без сомнения.

— Максим, ты понимаешь!? Да это… это…. Тут же камней на несколько сотен золотом! Может, даже на тысячу! Мы богаты!

— Я то понимаю… Hо тебе не понравится, что я сейчас скажу.

— Что? — удивилась она.

— Мы не можем их взять.

— Но ты же сам говорил…

— Говорил, но одно дело взять пару монет у напавших на тебя бандитов. И совершенно другое — эти камни. Откуда у простого купца такое богатство?

— И что нам с ними делать? Оставить тут? — изумилась она.

— Нет, конечно. Наверняка у того купца были родственники. Или коллеги. На худой конец, доложим властям. Пусть они сами разбираются с этим.

— Но…. Это же самое настоящее богатство… — она чуть ли не плача смотрела на шкатулку, а руки красавицы так дрожали, что казалось, она вот-вот её выронит.

— Оно не принесет нам счастья, — сказал я и, протянув руку, коснулся щеки девушки. Она вздрогнула, но не отпрянула назад. Так что, пользуясь подвернувшейся возможностью, я вытер пальцами проступающие слезы.

— Но…. — все ещё не хотела признавать Селина.

— Не знаю, чье это, но эти камни буквально смердят кровью. Поверь, тебе не нужно с этим связываться.

Она опустила глаза, смотря на манящие камни, обещающие безбедную жизнь. Из тех обрывков фраз, что бросала Селина, выходило, что она была из довольно бедной семьи. B университет магии она попала лишь чудом, отчасти благодаря сильному проявлению Дара.

Она мечтала, что однажды станет магом, накопит денег и перевезет родителей из родного графства в Трилор, но для этого нужно много трудиться. A тут вот оно! Шанс исполнить свою мечту! Но… я правда, смотря на эти камни, почему-то чувствовал запах крови. Боюсь, если девушка решит прикарманить их себе, случится что-то плохое.

— Ты прав, Максим, — стиснув зубы, согласилась она, закрывая шкатулку. — Доставим её в гильдию купцов, а дальше пусть они сами разбираются.

— Это правильно, — улыбнулся ей.

Ничего действительно ценного внутри повозки не оказалось. Товар там был, но это было пшено и посуда. Обычный хозяйский товар. Даже Селина насторожилась относительно того, что цена его не так уж велика. А я все больше уверился, что купец был не так прост, и, скорее всего, он доставлял именно драгоценные камни, а не товар.

Как объяснила девушка, ларец находился в одной из бочек с пшеном и был немного присыпан. Она лишь совершенно случайно заметила, что там что-то есть.

— Заберем эту бочку и положим шкатулку на место.

Девушка лишь кивнула, хотя поглядывала на утекающее из рук сокровище с явной жалостью.

— Ладно… — скрипнув зубами, вздохнул я. Подойдя к шкатулке, достал оттуда один из камешков и вложил его в девичью ладонь. Красавица тут же удивленно посмотрела на меня.

— Ты же говорил….

— Эх… так говорят идиоты, но… «пропажу одного камешка не заметят». Только пообещай мне одну вещь.

— Xорошо. Какую?

— Не пытайся его продать до того момента, как вернешься в Трилор. Там меньше всего шансов, что у тебя от него будут проблемы.

— Так и поступлю! — улыбнулась она и неожиданно поцеловала меня. В этот раз поцелуй был продолжительнее, но все равно, прежде чем я успел войти во вкус, девушка отстранилась. — Нам надо двигать в сторону города. И так слишком много времени потеряли.

Сгрузив часть товара купца в наш фургон, мы неторопливо двинули вперед. А я все это время гадал, почему тут так малолюдно? Судя по рассказам Селины, эти земли весьма густо населены, но за все время, что я был в этом мире, не видел ни селений, ни городов, даже других путников нет.

— Это легко, — ответила колдунья на мои вопросы. — Это старый тракт, он несколько длиннее и не так удобен. Севернее есть другой, он короче и там по дороге есть трактиры. А этой дорогой почти не пользуются.

— Тогда почему воспользовались вы?

— Не знаю, об этом надо спрашивать господина Шари. Именно он выбирал маршрут. Капитан Фихт тоже не очень понимал, почему именно этой дорогой стоит ехать.

— Подозрительно….

— Вот когда ты так говоришь, мне тоже становится не по себе, — нахмурилась девушка.

Проехали мы не долго, часа два всего. Солнце уже практически скрылось за горизонтом, так что мы решили остановиться на ночлег. К счастью, по пути попалось неплохое место. Судя по всему, тут раньше был трактир, но видимо разорился после строительства нового тракта, и сейчас это была просто груда полусгнивших бревен.

Там и решили заночевать. Быстренько разожгли костер и приступили к ужину. Я к тому времени был голоден как волк. Измененный организм требует большого количества питательных веществ, а я его голодом морю. Не порядок…

— Максим, скажи, а ты бы хотел заняться со мной любовью? — неожиданно спросила Селина, когда мы сели есть.

— Чего!? — я даже кашей поперхнулся от такого неожиданного предложения. Откашлявшись, удивленно воззрился на красавицу, старающуюся не смотреть на меня.

— Ты все слышал… — смущенно произнесла она.

— Но… это как-то… неожиданно, что ли.

— Наверное, ты прав… — задумалась она.

— Тебя вроде как пытались изнасиловать, а уже на следующий день ты предлагаешь заняться любовью… это как-то ненормально, что ли…

— Ты прав, но тут все просто, я все ещё гашу свои эмоции, и поэтому тот момент не кажется мне таким уж страшным. Словно он случился десяток, а то и более лет назад.

— Вот как…

— Но, не смотря на это, внутри все ещё есть напряжение. Столько всего случилось за эти два дня и мне хочется как-то это выплеснуть. И секс мне кажется самым логичным вариантом. К тому же… ты спас меня, и я перед тобой в неоплатном долгу.

— Ты мне ничего не должна, — отмахнулся я. Вот чего-чего, но расплачиваться телом со мной не надо. — Ты меня тоже выручила.

— Не правда. Все, что я сделала, это приволокла тебя в повозку и дала еды. Скорее всего, ты бы выкарабкался и без моей помощи. А вот я без твоей… ты не из этого мира, поэтому не понимаешь. Изнасилование этими бандитами было бы не самой худшей участью. Меня бы продали в рабство в Юндор, а это хуже, чем смертный приговор. В лучшем случае, оказалась бы наложницей какого-нибудь богатея. В худшем… мне бы отрубили руки и ноги, и поместили в специальное место, где я бы до конца своих дней вырабатывала бы ману и ела через трубочку.

— Чего…..? — такое откровение действительно шокировало. Это что же за страшное место такое этот Юндор?

— Теперь понимаешь? Ты меня спас, и я хоть как-то хочу тебя отблагодарить, — в этот момент девушка наконец-то пересилила себя и посмотрела мне в глаза. Сердце тут же начало стучать как бешенное. Не говоря о том, что Селина, одетая в белую рубашку, была просто очаровательна в свете костра.

— И все равно, — отрицательно покачал я головой, нервно сглотнув слюну. — Принимать секс в благодарность за спасение, это все равно что…. воспользоваться женской слабостью.

— Тебе говорили, что ты на удивление благороден, — теперь уже искренне улыбнулась она. После случившегося она впервые так лучезарно улыбалась.

— Теперь уже да, — ответил я ей точно такой же улыбкой.

— И все же, — не унималась колдунья. — Я правда этого хочу. Пусть и не из благодарности… тогда хотя бы ради интереса.

— Интереса? — вздернул я правую бровь.

— Угу-м, интереса. Вот лично мне интересно заняться любовью с человеком из другого мира, да ещё и полу-вампиром. Будет хотя бы что на старости лет вспомнить. Или… я тебе не интересна как девушка. — на последних словах Селина состроила грустную рожицу.

— Разумеется, интересна, — не согласился я. — Хорошо.

Я сдаюсь. Если уж девушке так хочется заняться со мной непотребством, то придется соглашаться. Не хочу оказаться простофилей, на которого вешаются девушки, а он строит из себя невинность. Я отказал Селине два раза, но она все-равно настаивает. Раз так, значит ей и самой хочется. Да и…. напряжение сбросить надо не только ей.

— Вот и решили, — удовлетворенно кивнула она, я же принялся доедать кашу. Хотелось бы, конечно, мяска или чего другого, но сейчас идет период отката изменений и лучше всего есть полужидкую пищу. Более плотный рацион, скорее всего, организм отвергнет.

Дальнейшую часть ужина мы провели молча, лишь изредка робко переглядываясь. А затем, видимо решившись, девушка поднялась на ноги и, взяв меня за руку, повела в сторону фургона. Не знаю почему, но эти мгновения, пока мы шли, показались вечностью. За это время я успел представить десятки вариантов, что будет дальше.

И вот, наконец, мы забрались внутрь и смущенно взглянули друг на друга. Каждый ожидал, кто же сделает первый шаг. В итоге первой не выдержала Селина, стащив с себя холщевую рубашку.

Наконец-то я в полной мере мог оценить её фигурку. Грудь пусть и небольшая, но очень красивая. Подтянутая, с аккуратными розовыми сосками.

— Только не нужно так пялиться… это… смущает.

— Прости, — пришлось перевести взгляд с соблазнительных форм на лицо красавицы. — Ты раньше делала… это?

— Да, — подтвердила девушка. — На самом деле, до поступления в университет у меня был жених. Его звали Гиом, и мы собирались пожениться после моего становления полноценным магом. Но… когда я приехала домой, две недели назад, то обнаружила, что он женился на моей подруге. Сейчас они ждут первенца.

— Оу… — только и смог сказать я.

— Извини, — грустно улыбнулась она. — Наверное, не слишком хорошая тема для такого момента.

— Это точно…

— А у тебя?

— Тоже не первый. Раньше у меня была девушка, её Тома звали. И у нас, в принципе, все было очень неплохо. Но потом… я решил рассказать ей правду о своем происхождении. Она сначала решила, что это шутка, но когда я решил показать, что способен за день-два залечить рану которая у других заживает недели, она испугалась. В итоге… мы с ней больше не общаемся.

— Похоже, нам с тобой не везло в любви, — сказала колдунья и, подавшись вперед, впилась в мои губы. И вот это уже был настоящий поцелуй, а не то недоразумение, что было раньше.

— Ты что, сейчас полез ко мне языком? — спросила она, отстранившись.

— Да… а у вас что, так не целуются?

— Целуется… просто, это было немного неожиданно, — с этими словами колдунья снова припала к моим губам, на этот раз уже решив самой залезть языком мне в рот. Мне же ничего не оставалось, как обхватить рукой тонкую талию девушки и прижать к себе.

Опыта в поцелуе с языком у красавицы было не так уж и много. Да и у меня, если хорошо подумать, тоже. Но вдвоём мы весьма быстро наловчились

Селина весьма ловко, почти не отрываясь от моих губ, стащила с меня вначале футболку, а затем и джинсы с трусами. Единственной возникшей у неё проблемой оказалась молния, так как девушка не была знакома с такой конструкцией, но тут уже помог я. А вот свои трусики девушка стащила сама.

Её тонкие пальчики скользили по моему прессу, бедрам. Я же лапал тело красавицы более открыто, то и дело тиская сочные ягодицы. Оторвавшись от её губ, я припал к манящей девичьей груди. И когда я губами потянул сосок, красавица очень эротично застонала.

Довольно усмехнувшись, провел рукой по её левой груди и проскользил ниже.

— Стой… — ухватилась девушка за мое запястье, когда пальцы коснулись её взмокшей киски. Но, не смотря на нежелание допускать девушки меня к самому дорогому, я таки приложил силы и принялся ласкать её клитор.

Какое-то время Селина сопротивлялась, но в итоге сдалась, буквально повиснув на мне и обжигая шею горячим дыханием. Да и девушка не дремала, поигрывая с моим пенисом руками.

— А ты весьма «текучая», — усмехаюсь я, доставая руку, покрытую выделениями, и показываю девушке.

— Мог бы быть и потактичнее, — морщится она, игриво ударяя меня по плечу, а затем неожиданно обхватила мою шею и плюхнулась на спину, увлекая за собой на подстилку.

Пару мгновений мы смотрим друг другу в глаза, словно чего-то ожидая. А затем развожу ноги красавицы и начинаю медленно входить в пышущее жаром лоно.

— А-а-а-ах… — протяжно стонет она и вцепляется ногтями в мою спину. Больно… но это лишь распаляет желание.

Увеличиваю темп, девушка стонет все громче и тяжелее. Кажется, ей банально начинает недоставать воздуха.

— Можешь кончать прямо внутрь, — прошептала она мне. — Нам… ах… накладывают заклинания во время поступления, мешающее забеременеть… во время учебы.

Селина извивалась подо мной, то и дело срываясь на стоны. Целовала мои губы и царапала плечи и спину ногтями. Наконец, мы оба достигли кульминации, когда мое семя полностью заполнило чрево девушки.

Устало плюхаюсь рядом. Оба потные, уставшие, но жутко довольные….

— Демоны, как же я соскучилась по сексу… — прошептала девушка, тяжело дыша.

— И не говори, — согласился я с этой обольстительной колдуньей и, не удержавшись, поцеловал. Девушка ответила так же страстно и одновременно нежно, как и раньше.

— Повторим? — улыбаясь краешками губ, поинтересовалась она.

— Я только за!

Проснулся я от странного шума совсeм рядом. Приподняв голову, увидел, что Cелина спит у меня под боком, положив голову на мою грудь. Покрутив головой, не заметил ничего необычного и уже собирался снова провалиться в сон, как вдруг услышал совсем рядом с повозкой xруст и что-то напоминающее рычание.

— Селина… — шепотом позвал девушку.

— А? Чего? — сонно пробормотала она, но я практически сразу приложил палец к её губам.

— T-с-с-с… я что-то слышу.

Девушка тут же прислушалась и подтверждающе кивнула.

— Где твой меч? — спросила она, а я досадливо поморщился.

— Oстался у костра… — вот, дурак я. Девушка поманила за собой, и я забыл обо всем. Сколько раз героев в книгах заставали врасплох, пока они спали? Множество раз! Мог бы и усвоить, что нужно держать оружие поближе…

— Bозможно, это саркх, — ни капли не обрадовала она меня.

Стараясь не шуметь, я выглянул из фургона и увидел странное существо неподалеку от огня. Это точно был не саркх. Больше раза в два, весь покрыт броней с шипами. Морда страшная, зубастая. Hо самое странное — глаза красным горят, словно два факела.

Девушка тоже не удержалась, выглянула, и едва сдержала вскрик.

— Ты чего? — шепотом спросил, затащив обнаженную девушку обратно в фургон.

— Это… д-демон…. — с ужасом констатировала она.

— Демон? — не поверил я. — Да ты шутишь. Черт! Он уйдет, если мы будем сидеть тихо?

— Нет… — ответила девушка, поджав губы. — Eсли он почуял людей, то нет. Это же демон, а не зверь какой.

Xотелось сказать, что пока что не вижу особой разницы между ним и той штукой, что чуть меня не слопала, когда я сюда попал. Но сейчас не до этого. Нужно как-то решать эту проблему.

— Я попробую добраться до меча.

— Ты спятил? Сам же говорил, что не сражался раньше мечом.

— Выбора нет. Чем дольше мы тянем, тем слабее я становлюсь.

— Я попробую его отвлечь, — после недолгой паузы заявила девушка.

— Хорошо. Только не сама. Kинь что-нибудь в сторону, и когда оно пойдет смотреть, что там, я рвану за оружием.

— Хорошо.

Я прижался к борту фургона, ожидая, когда девушка бросит глиняную тарелку в сторону леса. И вот я услышал звон разбивающейся посуды. Демон, услышав шум, тут же поднял свою уродливую морду и довольно быстро бросился в сторону шума. Удивительная быстрота при такой массе.

— Готово! — слышу где-то позади. Сейчас же выпрыгиваю из фургона и стремглав несусь к лежащему у импровизированного стульчика мечу.

К сожалению, тварь быстро соображает, что её обманули и, заметив меня у костра, бросается наперерез. Я лишь каким-то чудом успеваю подхватить оружие, прежде чем эта штука бросается на меня. Выхватываю клинок, попутно откидывая ножны, и парирую удар когтистой лапы. Вот только оружие оставляет на броне монстра лишь царапину.

Сейчас бы пригодилась магия Селины… Но девушка может лишь бессильно наблюдать в сторонке.

Демон вновь бьет лапой, да с такой силой, что от блокирования немеют руки. Пришлось отскочить назад, переводя дыхание.

Оскалившись, он вновь бросился на меня, и тут я поступил весьма неожиданно — перескочил через него. Демон замешкался, пытаясь сообразить, куда это делась вкусная человечинка, а я тем временем со всего размаха ударил мечом по его задней лапе.

Перерубить не вышло. Но эльфийский клинок, пройдя через бронепластины, врезался в кость. Сомневаюсь, что своими обычными силами добился бы такого результата. После такой раны демонское отродъе заметно замедлилось, чем я стал нагло пользоваться.

Хороших ударов, как прошлый, не выходило. Получалось лишь царапать монстра клинком. Думаю, не будь у меня этого эльфийского меча, я бы даже не поцарапал эту тварь. Уж чересчур крепкая у него броня.

А насчет беспомощности Селины я погорячился, девушка таки нашла, чем мне помочь. Колдунья достала арбалет и пальнула в демона, вот только болт лишь застрял в бронепластинах монстра. Видимо, тут нужно что-то помощнее, или стрелять лишь в определенные зоны.

Но везти всегда мне не могло. Когда я таки решился нанести сильный удар и подрубить вторую лапу, тварь таки смогла меня достать. Когти больно врезались в грудь, вырывая небольшие куски.

— Максим! Осторожнее! — кричит девушка и выпускает ещё один болт. Но мажет, и тот врезается в землю неподалеку.

— Ах, ты, гад! — кричу я, и наотмашь бью демона по зубастой морде. И в этот момент плечо разрывает боль.

— Максим! Прости! — испуганно кричит Селина, но в тот момент мне как-то плевать. Потом скажу пару ласковых этой косоглазой умнице-красавице.

Падаю на спину, чем незамедлительно пользуется противник, вонзая свои острые зубы прямо в ногу. Ту самую, которая лишь недавно зажила…

Демон начинает терзать конечность, я же панически бью его клинком. Но из этой позиции не получается нормально его достать. И все же, в какой-то момент я замечаю странную складку на его броне, рядом с шеей. И уже не зная, что ещё предпринять, просто вонзаю клинок туда.

Демон тут же перестал грызть ногу и завыл так, что у меня чуть барабанные перепонки не лопнули. Я же продолжал вонзать клинок все глубже и глубже, пока демон не обмяк, обрушиваясь всей своей массой прямо на меня.

— Максим? — осторожно спрашивает Селина, подходя с арбалетом наперевес.

— Я в порядке. Ну, почти… помоги стащить его.

Но вместо помощи девушка взводит арбалет и выстреливает прямо мне в грудь.

— Се…лина… — хриплю я.

— Прости, Максим, — спокойно говорит она. — Ты хороший человек, благородный. Если честно, я хотела убить тебя во сне. Вот только ты оказался слишком хорошим любовником, и я просто вырубилась. В любом случае, если бы не демон, я бы все равно перерезала тебе горло перед рассветом.

— По…чему…? — на этом вопросе она перезарядила оружие и вновь выстрелила. Я дергаюсь, пытаюсь вытащить меч из демона и вообще освободиться, но все тщетно.

— Деньги. Если бы ты согласился взять камни, разделить их. Но… — здесь она прослезилась. — Но ты решил, что так нельзя. Но мне нужны эти деньги. Ты просто не представляешь, как! Но… по твоим глазам я видела, ты не позволишь их мне оставить. Выбор оставался один.

— Су. ка…..

Она выстрелила ещё дважды, притом так, чтобы повредить мне предплечья. Руки теперь безвольно лежали на земле. Она склонилась надо мной, поцеловала в лоб и, мило улыбаясь, перерезала мне горло.

Сука… тварь….

Затем попыталась вытащить клинок из туши демона, но не смогла. Хорошо я его засадил.

— Не держи на меня зла.

С этими словами она удалилась, оставив меня медленно умирать от потери крови.

Сука….

Сука…..

Как же сильно мне хотелось разорвать её горло зубами… Не стоило её выручать. Пусть бы её трахнули те бандиты….

Последнее, что я видел, как фургон с девушкой тронулся с места.

Глава 3. Орден Ласточки

Демоны — еcтественные вpaги всеx разумных. Bпервые они появились в мире Aуларона больше десяти тысяч лет назад. Именно тогда открылись врата Инферно, и легионы порождений тьмы прошлись по землям, оставляя за собой только выжженную пустошь.

Но объединённая армия всех разумных, отбросивших свои распри, смогла остановить продвижение Инферно, а впоследствии запечатать разрыв. C тех пор прошло много времени, но демоны продолжают просачиваться в Ауларон через множество разрывов поменьше.

Тогда совет из всех крупных государств основал Орден Ласточки- орден рыцарей и магов, целью которого было сражение с демонами и прочими порождениями Инферно. В какой-то момент Орден стал так могуч, что государства испугались этой силы, что привело к полноценной гражданской войне.

Но, не смотря на огромную мощь, первый Орден Ласточки перестал существовать, а демоническая угроза никуда не делась. Трилор первым решил возродить его, но Император Xусар крайне негативно отреагировал на это. Он считал, что создание ордена, который сможет спокойно проходить на его земли, просто хитрая игра Трилора. В итоге император основал собственный орден- Орден Сокола.

Ныне эти две организации конкурируют друг с другом, и не столько из-за убийства демонов, сколько из-за разнообразных артефактов, созданных древними магами, некромантами из частей высших демонов.

Именно к Ордену Ласточки и принадлежала Kатрина де Шинро, одна из немногих девушек-паладинов в ордене.

В Вулариан она прибыла из-за известий о том, что в районе старого тракта видели демонов… Почти неделю она со своим отрядом ходила по заброшенному пути, но следов порождений Инферно так и не нашла.

На всякий случай девушка решила задержаться в городе. Eё люди совсем недавно участвовали в довольно крупной стычке с некромантами в графстве Кваземар. В ходе боя она потеряла своего оруженосца и до сих пор об этом переживала. Дуго, так его звали, вполне мог через год пройти испытание и получить звание рыцаря. Но, увы…

Так что, скорее всего, демон просто привиделся одному из купцов, поднявшему шум и вызвавшему Орден Ласточки, она решила использовать подвернувшуюся возможность и дать своим парням передышку.

К тому же, смертность в ордене весьма высокая, поэтому приходилось делать регулярные наборы рекрутов.

Официально на землях Трилора в открытую вербовать запрещалось. Хотя Катрина всегда считала этот закон глупым, его приходилось соблюдать. Поэтому чаще всего в орден вступали именно жители Вольных графств, ищущие славу и богатство. И те, кто не погиб в первый год службы, действительно могли в будущем рассчитывать на это.

В данный момент Катрина стояла на веранде и наблюдала, как Ториг, один из лучших мечников её отряда, смотрел, что собой представляют новобранцы. Хотя и так было понятно, что ничего. Обычные мальчишки шестнадцати-восемнадцати лет, желающие вырваться из нищеты. Были и моложе, но Ториг их сразу отсеял.

— Что это за удар!? — рыкнул Ториг, демонстративно вышибая дух из одного слишком зарвавшегося юнца, которого отец научил паре приемов, и тот возомнил себя великим воином. — Ногами работай! Ногами. Двигаешься, как беременная баба!

Сражались они, разумеется, на палках. Будь Ториг вооружен боевым оружием, паренек не продержался бы и десяти секунд. Остальные же заворожённо смотрели, как двигается мужчина и как ловко бьет своего неуклюжего оппонента.

— Эй, Агниш, а это что, девчонка? — Катрина подозвала одного из своих людей, стоящего неподалеку, и указала на короткостриженую девушку, отчаянно пытающуюся выдать себя за мальчишку. Скорее всего, даже грудь бинтами подвязана.

— Понятия не имею, миледи, — пожал тот плечами.

Нахмурившись, она спустилась с веранды и направилась к тренирующимся.

— Довольно, Ториг, — похлопала она по плечу воина, и тот послушно отступил. Девушка оглянула этот десяток мальчишек внимательным взором, особенно тщательно осмотрев «последнего».

— Я — паладин Катрина де Шинро, капитан этого боевого подразделения Ордена Ласточки. Если вы пройдете данную тренировку, я стану вашим командиром вплоть до момента, когда вы будете переданы учебному отделению, откуда вас впоследствии распределят по боевым подразделениям.

Катрина прошлась мимо вставших в ряд рекрутов, пока не остановилась возле единственной девушки.

— Ты, женщина — паладин указала рукой на девушку.

— Я? — удивленно заморгала та.

— Ты, ты. Выйди вперед.

Немного потупившись, девушка-рекрут все-таки выполнила требование.

— А теперь бери палку. Я хочу посмотреть, что ты можешь.

С этими словами Катрина глянула на Торига. Тот, покачав головой, бросил ей толстый прут, который паладин грациозно поймала.

— Нападай!

Девушка, взяв прут, закусив на мгновение нижнюю губу, сделала первый выпад. Был он откровенно паршивым, Катрине даже уклоняться не пришлось — она просто выбила палку из рук рекрута.

— Поднимай.

Сжав зубы от обиды и волнения, девушка вновь подняла палку, но в этот раз не стала лезть в бой сломя голову. Вот только это ей нисколько не помогло, Катрина сделала шаг и с немыслимой скоростью сделала «укол» вперед, ударив ту прямо в горло. Девушка мгновенно потеряла равновесие и закашляла.

— И это все? — надменно спросила Катрина. — Девушкам не место в Ордене Ласточки!

— Кха-кха… но вы… кха-кха… же тоже девушка… — едва дыша пролепетала рекрут.

— И что? — вздернула та бровь. — Не ровняй меня с собой. А если я не права, то убеди меня. Покажи, на что ты способна.

Превозмогая себя, девушка-новобранец все-таки поднялась, вновь взялась за палку, и в следующий миг получила по лицу, но это оказалось не помехой. Сплюнув кровь, она вновь поднялась, но для того, чтобы вновь упасть.

Так длилось минут десять. На девушке уже живого места не было, но та все равно поднималась. Даже Ториг, не привыкший нянчиться с новобранцами, поморщился от такого зрелища. Это уже же не проверка умений, это избиение.

— Как хоть тебя звать?

— Гера… — хрипя, ответила избитая.

— Хорошо, Гера, ты прошла, — равнодушно сказала Катрина, глядя, как новенькая вновь пытается подняться, после чего развернулась и бросила прут обратно Торигу. — Дальше ты сам. И позовите ей лекаря.

Паладин вернулась обратно на веранду и наполнила бокал вином, но не успела даже и пригубить бокал, как за её стол подсел мужчина за сорок, одетый в дорожную одежду, небритый, с легкой сединой в волосах.

— Утро, а уже пьете, — покачал мужчина головой.

— А чего ещё делать в этой дыре? — равнодушно ответила она вопросом на вопрос.

— Тоже верно, — согласился он. — Если позволите, леди Катрина, не слишком ли жестко вы обошлись с тем юношей?

— Это была девушка.

— Девушка? Так… тем более.

— Гюнтер, ты же прекрасно знаешь, как тяжело девушкам приходится в Ордене. Тут нужно иметь железный характер, и, кажется, у этой малявки он есть.

— И все же, я считаю, что можно было проверить её решимость и более гуманным методом.

— Слушай, ты что, мне мораль сюда читать приперся? — нахмурилась Катрина, раздумывая, не вылить ли кубок вина лезущему не в свои дела магу.

— Эх… ладно, оставим этот разговор, — мужчина почувствовал отвратное настроение командирши. А оно действительно было отвратным. Катрина не испытывала удовольствия от того, что избивала бедную девушку. Но есть вещи, которые надо сделать. Некоторые барышни, желающие стать рыцарем, однажды получив палкой по лицу, больше не хотят связываться с Орденом. Но у этой девчонки определенно есть упорство, так что может и выйдет что путное. — У меня есть для вас кое-что интересное, в сопровождении с не менее интересной историей.

— Слушаю.

Стоило ей это сказать, как маг ухмыльнулся и достал из мешка голову одного из разновидностей низших демонов. Катрина даже дар речи потеряла.

— Ты где это взял!?

— Гулял я сегодня по рынку, что у южных ворот. Думал, может прикупить какую-нибудь безделушку в подарок жене. И слышу какой-то шум у входа в город. Иду посмотреть и вижу крайне странную картину. Юноша, по возрасту как эти, — Гюнтер кивнул в сторону рекрутов. — Абсолютно голый и весь в крови пытается попасть в Вулариан. В одной руке у него меч, а в другой вот эта прелесть.

— Ничего себе, — Катрину действительно удивил этот рассказ. — Думаешь, он сам убил демона?

— Думаю да, учитывая, что случилось дальше.

— Так это не конец?

— О, не-е-е-ет, — заулыбался маг. — Стражники, разумеется, решили остановить этого подозрительного человека. Но он, кажется, был не в себе. Когда стража попыталась его задержать, он оказал сопротивление. Да ещё какое! Вот уж не знаю, откуда столько силы в этом щуплом пацане, но он отправил одного в полет ударом ноги метров на десять.

— Может, маг? Использовал усиливающие заклинания?

— Да, я тоже так подумал, но следов магии на нем не заметил. Хотя, учитывая, что он и впрямь был не в себе, возможно, напился какого-нибудь зелья.

— Так что в итоге? — подалась вперед рыцарша.

— Трое стражников были серьезно ранены, ещё пять отделались синяками и царапинами. Тогда уж я решил вмешаться и швырнул в парня заклинание паралича. Тогда-то его и скрутили.

— Действительно, интересная история… — задумчиво пробормотала Катрина, глядя на голову. — Надо будет взглянуть на него.

— Я так и подумал. Сейчас он сидит в одиночке, и кажется, его состояние стало гораздо лучше. Начальник стражи говорит, что сейчас он себя ведет относительно адекватно. Был риск, что стражники решат отыграться на нем по-тихому. Но я уже заплатил, кому следует.

— Правильно. Что ему грозит?

Маг задумался на мгновение, а затем ответил.

— Ну, он покалечил пару стражников, так что лет пять каторги минимум. Хотя, учитывая, что это не Трилор, тут могут и повесить, особо не разбираясь.

— Сможем заполучить его себе?

— Думаю, да. Граф Вулар лоялен к нам, так что не думаю, что возникнут проблемы с передачей заключенного.

— Превосходно, — улыбнулась Катрина.

Opгaнизм вампира — удивитeльная вещь. Он спoсобен восстанавливаться после самыx невероятных ран и травм, лишь бы хватало питания и стремления самого вампира. Убить такого, как я, наверняка можно, достаточно лишь вонзить серебряный кол в сердце. Mожно попробовать и деревянным, но тут как повезет. Но есть один гарантированный способ — обезглавливание.

Bот уж не знаю, понимала ли Селина, перерезая мне горло, что этого будет мало? Если бы она это сделала на день позже, скорее всего, я бы умер. Но сейчас организм слишком хорошо помнил вкус крови и требовал ещё. Для того, чтобы получить новую дозу, мне даже не нужно было пить, она сама затекала мне в раны из мертвого демона.

Мне доводилось слышать истории о том, как вампиры выживали, питаясь крысами и голубями, но не думаю, что кто-нибудь из них пил кровь демона.

К сожалению, даже не смотря на это, сознание ко мне вернулось не в полной мере. Поглотив кровь демона, я словно оказался под действием дурмана. Помню, что выбрался из-под него и зачем-то отсек тому голову.

Кажется… я говорил что-то вроде…

— Пусть все знают, что я победитель демонов… повешу её в своём замке…

О каком замке я говорил, понятия не имею. Видимо возомнил себя великим героем. Взяв в одну руку голову, а в другую эльфийский меч, я поплелся в том же направлении, в котором укатила Селина со всеми моими вещами.

Даже и не знаю, как долго я шел. День, два или неделю. Но вскоре впереди показались первые селения. Кажется, на меня ошарашенно таращились люди, но мне было совершенно плевать на них. Все, о чем я думал в тот момент, была сука Селина.

Потом… кажется, ко мне подошло несколько стражников, и стали о чем-то спрашивать. А когда я просто пошел дальше, попытались задержать. Ну, и получили по первое число. А затем… я вдруг ощутил чудовищную слабость и просто рухнул на землю.

Очнулся я в тюремной камере с другими заключенными, один из которых начал на меня наезжать. В итоге я первым же ударом раздробил тому парню челюсть, а стражники перевели меня в одиночку. Tут даже окна не было, но так возможно даже лучше.

Именно тогда меня в полной мере и «отпустило».

— Кровь демонов лучше не пить… — сказал я сам себе, с ужасом вспоминая случившееся. В любом обществе нападение на стражей порядка считается серьезным преступлением… Чувствую, я конкретно попал…

Но была в этой ситуации и одна хорошая сторона, хотя кому-то это может показаться смешным плюсом. Мне выдали одежду! Хрень та ещё, но я хотя бы не голый. Как вспомню, что к городу я подошел, в чем мать родила, становится жутко стыдно.

В камере из удобств — дыра в полу, такая маленькая, что бежать через неё не вариант. Да и вообще, вариант побега я пока решил отложить. Хотя бы до момента, когда немного прояснится моя судьба. Да, я напал на стражей порядка, но если будет нормальный суд, смогу пинать на стресс, пережитый при столкновении с демоном.

Буду говорить: «Простите! Я рассудок потерял от страха!»

Глядишь, и сжалятся. Хотя учитывая, как жестко я раскидал тех стражников… боюсь, простым штрафом все-равно не отделаюсь. Но если придется бежать, нужно ждать подходящего момента. Во мне ещё осталась часть вампирской силы, и её вроде как должно хватить, чтобы справиться с парой стражников, вот только боюсь, это усугубит мои проблемы. Крайне не охота оказаться в розыске. Особенно, не имея понятия, насколько развит здесь поиск преступников. Вдруг здесь за преступниками охотятся маги? И вот ты бежишь, а этот гад идет по твоему следу с помощью магии. И хоть ты на другой конец света сбеги, а он тебя все равно отыщет.

Спасибо, такого счастья мне не надо!

Пару раз ко мне заглядывал какой-то бородатый мужик. Я пытался с ним заговорить, но он почему-то игнорил все, что я говорил.

Что следует отметить отдельно — это кормежка. Она была ужааааааасная. Я-то ещё считал кашу, что варила Селина, не очень вкусной. Про то, что мне дали в тюрьме, я вообще молчу. Словно я бумагу ел. Не говоря о том, что внутри хлеба я обнаружил таракана.

И ведь самое паскудное — пришлось есть. Организм требовал.

Наконец, я дождался какой-либо информации на счет будущего. Ко мне в камеру пришла женщина-воин. На ней был весьма необычный пластинчатый доспех, явно на порядок более дорогой, чем те, что я видел прежде. Это воинское обмундирование нисколько не соответствовало её лицу. Женщина была действительно красива: длинные золотистые волосы, большие изумрудные глаза и тонкие чувственные губки. Даже через доспех было видно, что с фигурой у неё тоже все в порядке.

— Так вот, значит, какой ты, голый убийца демонов, — саркастически усмехнулась гостья.

— Кто вы? — поинтересовался я, поднимаясь на ноги.

— Сейчас я задаю вопросы, — весьма грубо сказала она. — И не советую юлить, от ответов будет зависеть твое будущее.

— Хорошо… — такой поворот разговора мне не сильно нравился, но перечить я не стал.

Её интересовало, что конкретно случилось, так что пришлось рассказать, упуская некоторые подробности. Девушка слушала внимательно, не сводя с меня взгляд.

— Значит, ты Избранник Башни, — решила она подвести итоги услышанного. — Хотя не очень-то похож. Встречала я их, и чаще всего их едва ли можно назвать людьми. Стоит вспомнить только Ногара-Пожирателя демонов.

— Не слышал о таком.

— Он появился совсем недалеко от разрыва Инферно, вдали от населенных областей. Когда его нашли, на его счету было больше сотни убитых и съеденных демонов.

— Впечатляет.

— И ведь у него с собой не было ни оружия, ни инструментов. Он ухитрялся убивать их с помощью камней и палок. А уж сейчас… — Кажется. этот Ногар интересен этой женщине. Уж как-то много она о нем говорит. — Но мы отвлеклись. Тебя нашел караван купца, а после на него напали бандиты. Все верно?

— Да.

— Вы отбились, но выжить смогли только ты и колдунья. Затем в караване вы нашли ларец с драгоценными камнями, и девушка решила заграбастать его себе, воспользовавшись нападением демона?

— Так и есть.

— Кое-что не сходится… — задумалась она. — Тогда почему она сразу тебя не убила? Магией.

— Захотела сделать это по-тихому, когда я усну.

— И все равно… — прищурила девушка свои изумрудные глазп. — Что-то ты мне не договариваешь…

Pазумеется, я не договаривал. Если я скажу, что у Селины не было магии, это создаст только новые вопросы, на которые я не смогу дать ответ.

— Откуда мне знать, что творилось в голое у этой колдуньи? — фыркнул я.

Девушка поджала губы, пару мгновений смотрела на меня, а затем резко сделала шаг вперед и ухватила меня за подбородок. Причем так цепко, что я ни за что бы не подумал, что эта девушка настолько сильна физически.

— Что-то в тебе не так… Я буквально чувствую… — и она реально принюхалась! А затем резко отступила, подняла руку перед собой, и меня ослепил яркий свет: — Что-нибудь чувствуешь?

Разумеется, чувствовал, он буквально выжигал мою кровь, медленно и неторопливо. Но думаю, пара часиков под таким «солнышком», и я заживо сварюсь. Но ответил я другое:

— Нет, только светло чересчур.

— Понятно, — сказала незнакомка, и свет тут же пропал.

— Что это было!? — не удержал я возгласа.

— «Длань света». Оно сжигает порождений тьмы.

О-о-очень хорошо, что я ничего не сказал. Это выходит, если бы сообщил, что меня обжигает, она поняла, что перед ней нечисть. Нехорошо, очень нехорошо… надо быть осторожнее. Больше девушка ничего не сказала, просто молча удалилась, не смотря на мои попытки её остановить.

— Дерьмо… — вздохнул я, опять усевшись на неудобную подстилку из соломы.

Катрина была удовлетворена допросом этого юноши. Но больше всего её воодушевило то, что он — Избранник Башни, а, следовательно, у парня есть потенциал. И пусть внешне он выглядел весьма хилым для человека, способного одолеть демона, это ещё ни о чем не говорило. Но было в нем что-то ещё. За тот десяток лет, что она служила в Ордене Ласточки, Катрина научилась чувствовать темных сущностей, и в этом с виду обычном пареньке она явно уловила что-то темное. Но в то же время Длань света не подействовала. Это лишь ещё больше распаляло любопытство паладина.

— Как все прошло? — спросил Гюнтер, дожидающийся командира на выходе из темницы.

— С виду адекватный, — пожала она плечами. — Возможно, и впрямь напился какого-нибудь зелья. Да и не договаривает что-то…

— Тогда, может ну его? — предложил маг. — Пусть местная стража с ним разбирается.

— Ну, уж нет! Это Избранник Башни.

— Тогда это меняет дело, — сразу посерьёзнел мужчина. — Давненько ряды Ордена не пополнялись Избранниками.

— Оставляю все формальности на тебя, — сказала она ему, направляясь к выходу. — Как закончишь, шли его ко мне вместе с той побитой девчонкой.

— А её то зачем?

— Мне понравился её дух, — усмехнулась напоследок Катрина. — Посмотрим, выйдет ли из этих двоих толк.

Я просидел в темнице ещё пару часов после ухода той златовласой красотки-рыцаря. Затем объявился недовольный стражник, правда, не тот, что проверял меня раньше. Нацепив на руки кандалы, он вывел меня из темницы и привел в чей-то кабинет. Там было два немолодых мужчины, один из них был одет в простую дорожную одежду, которую носило множество людей в этих землях, другой в броне стражников, разве что более «сияющей».

— Ну, что-ж, — начал стражник. Скорее всего, это был его кабинет. — Тебя как зовут?

— Максимилиан Готхард, — ответил я.

— Кхм… длинное имечко. Но не суть. Сейчас перед тобой два пути, Махлимилинан.

— Максимилиан, — поправил его.

— Не суть важно, — отмахнулся тот. — Перед тобой два пути. Первый — ты отправляешь на рудники на семь лет. Если будешь хорошо себя вести и выполнять план, возможно, освободишься через пять.

Годы на рудниках? Нет, спасибо!

— А второй путь?

— Видишь этого господина? Его зовут Гюнтер Карс, он маг из Ордена Ласточки.

— Что за Орден? — сразу спросил я. Нужно же представлять, во что я ввязываюсь.

— Мы занимаемся охотой на порождений тьмы. Демоны Инферно, некроманты и прочие иные сущности, что творят зло.

Офигенно… похоже, я и сам попадаю под эту категорию…. Так! Спокойнее! Спокойнее, Макс… Не все так плохо. Главное первое время не вызывать у них особых подозрений, а дальше физиология должна сделать свое дело, и я вернусь к человеческому состоянию.

Охота на таких тварей- дело опасное. Но кто сказал, что я буду постоянно этим заниматься? Думаю, смыться из этого ордена будет проще, чем из рудников.

— Так что скажете, молодой человек? — стражник больше не пытался повторить мое имя, и спасибо ему за это.

— Как будто мне дают выбор. Чую, что на рудниках жизнь не сахар.

— Очень мудрое решение, — улыбнулся тот, кого представили Гюнтером Карсом. — На самом деле, вступить в Орден это большая честь, и те, кто выдержат все невзгоды военной службы и сражения с демонами, в последствии могут рассчитывать на дворянский титул и безбедную старость.

— И много ли таких? — не удержался я от саркастической усмешки.

— Достаточно, — довольно серьезно ответил тот. — Главное, не геройствовать без необходимости. Строго следуй указаниям леди Катрины, и все будет хорошо.

Слова этого мужика нисколько меня не убедили, скорее наоборот — насторожили. Но с другой стороны, дворянство — наверное, это здорово.

— Протяни руку, — попросил маг. Я без задней мысли выполнил просьбу и мгновенно об этом пожалел! Он положил мне на тыльную сторону ладони какую-то круглую металлическую вещицу и пробормотал себе под нос заклинание. И в тот же миг на руку словно раскаленным железом полили. Закричав, я дернул её на себя и ошалело уставился на возникший на руке круг со множеством непонятных символов.

— Это ещё что!?

— Спокойнее. Это на случай, если ты решишь сбежать.

— Чего!?

— Теперь ты собственность леди Катрины. А собственность метят. Если ты сбежишь, тебя все равно найдут.

Замечательно! Просто очешуенно! Это конец… может, стоило идти на рудники? Ох…

— Ладно, пойдем! — хлопнул меня по плечу Гюнтер.

— Нет уж. Пусть сначала меч вернут.

— Меч? Какой меч? — маг удивленно посмотрел на стражника, но тот лишь пожал плечами. Гюнтер пообещал, что мне дадут другой, но черта-с два я так легко сдамся. К счастью, у Ордена Ласточки, судя по всему, действительно было большое влияние на местные власти, так как меч мне вернули, хоть и ушло на это больше получаса.

— Хороший клинок, — одобрительно сказал Гюнтер, отдавая его мне. — Понятно, почему ты так из-за этого всполошился. Только, не очень понимаю, откуда он у тебя.

— Боевой трофей, достался от одного из разбойников.

— Кхм… Интересно, — задумался маг. — Почаще бы таких разбойников встречать. Мы периодически разбираемся с подобным сбродом, но у них редко оказывается что-то интересное.

— Он мой, — нахмурился я, подозревая, что кто-нибудь решит воспользоваться моим беззащитным положением и отобрать его.

— Твой. Не волнуйся, леди Катрина справедлива и не станет отбирать твой боевой трофей.

— Очень хорошо, если так.

Пока мы шли, Гюнтер рассказывал мне детали о деятельности Ордена и моих прямых обязанностях. Из его слов выходило, что меня собираются использовать вовсе не как «пушечное мясо» как я ожидал, а скорее как прислугу. Рыцари-паладины частенько брали себе в оруженосцы перспективных юношей и девушек, стремясь взрастить из них действительно сильных воинов. Остальные же новобранцы обычно отправлялись в учебку, уже из которой распределялись по отрядам.

Мне же в какой-то мере повезло, так как учебка дает только базовую информацию, необходимую для сражения с порождениями тьмы. А вот когда ты оруженосец известного рыцаря, то он берет на себя обязанности по твоему обучению, и частенько рассказывает и обучает такому, чему больше никто не научит.

Попутно я смог осмотреть город и был приятно удивлен. Ожидал увидеть страшные деревянные и каменные постройки, сплошную грязь и антисанитарию, а увидел вполне себе чистенький город. Практически везде присутствовал каменный тротуар, из-за чего не стоило бояться увязнуть по колено в грязи во время дождя. Сами дома были каменными, высотой в два-три этажа. Редко больше.

Меня привели к весьма большому особняку с не менее большим двором. И вот на этом самом дворе сейчас какой-то мужик заставлял моих сверстников отжиматься на одной руке. И, разумеется, у большей части это не получалось.

Пока я таращился на эту странную тренировку, Гюнтер подошел к тренирующимся, выцепил оттуда кого-то, и повел за собой. Сначала я подумал, что это парень, но чем ближе он вел другого рекрута, тем больше мне казалось, что это девчонка. Уж чересчур смазливой была, да и бедра немного выдавали. Груди как таковой почти не было, но как говорится «не в сиськах счастье». Мне вот и без сисек хорошо.

— Пойдемте, — сказал Гюнтер нам, и теперь мы уже вдвоем следовали за ним. Я то и дело пытался украдкой рассмотреть эту девушку, а вот она даже голову в мою сторону не поворачивала. Вообще, она и впрямь симпатичная, но как по мне, короткая стрижка ей не шла совсем. В остальном же она была вполне ничего: карие глаза, темные волосы, симпатичный маленький носик. Единственное, что действительно её портило, это непонятно откуда взявшиеся синяки на лице. Словно она поучаствовала в драке пару дней назад.

Остальные рекруты смотрели на то, как нас уводят, с некоторой завистью и подозрением. Боюсь, как бы чего не вышло в будущем… Думаю, каждый из них хотел бы стать оруженосцем при рыцаре.

Внутри у меня забрали меч, сказав, что выдадут, когда отправимся на боевое задание. Но на всякий случай я пригрозил солдату, что за его сохранность он отвечает головой. Не думаю, что тот воспринял мою угрозу всерьез, и очень зря.

Нас провели на второй этаж особняка в гостиную. Убранство тут было весьма богатое и сделано со стилем. За столом в центре комнаты сидела та сама женщина рыцарь, попивая вино. В первый момент она выглядела весьма подавленной, но заметив нас на пороге, тут же изменилась в лице. Вернулись нотки надменности во взгляде, да и вообще былая слабость и беззащитность испарились бесследно.

— Как вы и приказывали, леди Катрина, — отрапортовал маг.

— Замечательно, — улыбнулась та краешками губ, ещё раз внимательно нас осмотрев. — Можешь нас оставить.

Гюнтер хлопнул меня по плечу на прощание и пожелал нам удачи.

— Представлюсь ещё раз, я — паладин Ордена Ласточки Катрина де Шинро, с этого момента вы мои оруженосцы. В ваши обязанности входит все, что я прикажу, начиная от стирки белья, заканчивая сражениями с демонами. Все ясно?

— Да, мэм! — тут же отрапортовала девушка стоящая рядом.

— Да… наверное… — без энтузиазма ответил я, и вот чудо, эта короткостриженая брюнетка таки соизволила на меня посмотреть. Но в её взгляде было столько презрения, что мне стало не по себе.

— Хорошо, — удовлетворенно кивнула рыцарша. — А теперь раздевайтесь.

— Чего!? — не сдержался я.

— Раздевайтесь. Полностью, — холодно повторила женщина, скрестив руки на груди.

Немного поколебавшись, я таки стянул с себя рубаху. А вот девушка колебалась. Закусив нижнюю губу, она застыла, опустив глаза.

— Гера, так, кажется, тебя звать?

— Да, госпожа…

— Так чего ты ждешь? Или вот она, твоя решимость? — последние слова Катрина говорила с подобием презрения.

— Нет, госпожа, — стиснув зубы, девушка стала раздеваться. Первым делом она избавилась от рубашки, а вот дальше пришлось повозиться. Свою грудь она перебинтовала, и чтобы избавиться от полосок ткани пришлось попотеть.

А грудь у Геры все-таки была, правда небольшая. Не думаю, что даже до двойки дотягивает. Как мне кажется, можно было даже не перевязывать, не факт, что кто-нибудь заметил бы, одень она плотную одежду. А с бинтами девушка вообще в «доску» превращалась.

Следом пришла очередь штанов, под которыми у неё оказались неказистые трусики. Абсолютно не привлекательные, я бы даже сказал, что она сделала их сама из пары кусков ткани. Немного помедлив, девушка избавилась и от них, оставшись, в чем мать родила.

А мне выдалась возможность оценить её прелести. Вот только от созерцания её обнаженного тела я никакого удовольствия не получил. Первое, что бросилось в глаза — болезненная худоба девушки. Второе — большое количество шрамов на теле. Видимо, жизнь у неё была не сахар. Ну, а последнее — странная татуировка на левой лопатке. Но явно не магическая, в отличие от той, что теперь красовалась у меня на ладони.

— Ты так и будешь на неё пялиться? — поинтересовалась Катрина, уже обращаясь ко мне. Да и девушка нехорошо зыркнула на меня.

— Ох… — вздохнул я, стягивая штаны, под которыми ничего не было.

Очень надеюсь, что эта женщина не заставит нас заниматься сексом. А то слышал я про извращенцев в прошлом, которые заставляли своих слуг трахаться, а сами наблюдали за этим, ведя светские беседы.

Но больше эта женщина нам ничего не приказала, а просто обошла кругом, внимательно осмотрев. Затем застыла напротив девушки и задумчиво спросила.

— Клейменная, значит?

— Да, госпожа… — неохотно ответила та.

— И давно в бегах?

— Два месяца, — честно ответила та.

— Понятно, — кивнула Катрина. — Теперь можешь расслабиться. Пока ты состоишь в рядах Ордена Ласточки, ты защищена. А там, получишь гражданство Трилора, и никто не покусится на твою свободу.

— Спасибо, — сдержанно ответила та, но в этом ответе было столько подавленных эмоций. Это было видно и по мимике, и по тому, как она едва сдерживала слезы.

— А теперь расставь руки, — попросила рыцарша и… в буквально смысле начала лапать девушку. Вначале плечи и сами руки, затем талию и грудь. Затем пришел черед бедер, и эта рыцарша даже ей в промежность руки засунула. — Уже познала мужчину?

— Да, госпожа.

— Так и думала, — удовлетворенно кивнула Катрина, ощупывая ноги девушки. После этого ещё раз оценивающе взглянула на неё и заключила. — Хорошо, одевайся.

Затем взор женщины устремился на меня. И со мной она проделала то же самое, хотя член ощупывать не стала, но так даже лучше. Но удивило меня нечто другое — с каждым её прикосновением я чувствовал жар. И это было далеко не приятно, наоборот, весьма больно. Словно она прикладывала ко мне что-то раскаленное. Пришлось очень постараться, чтобы ничем не выдать истинных ощущений.

— У тебя странные мышцы, да и вообще странное тело, — задумалась она. — Ты вроде бы человек, но… — она задумалась. — В то же время и нет. Интересно…В твоем мире все такие?

— Вполне возможно, — изобразил я дурачка. Говорить, что я наполовину вампир, с моей стороны было глупо.

— Ладно, тоже можешь одеваться.

Стоило это ей сказать, я тут же поспешил напялить штаны.

— Это было какое-то заклинание? — уточнил я на всякий случай.

— А ты что-то почувствовал? — заинтересовалась она.

— Ну… так… легкую щекотку, — попытался ретироваться, сообразив, что ляпнул что-то не то.

— Хм… похоже, ты обладаешь малой чувствительностью к магии света. Возможно, среди твоих предков был кто-то из «нечистых», — я на этих словах нервно сглотнул. Похоже, и впрямь сболтнул лишнего. — Но не волнуйся, если бы Орден охотился на всех, в ком так или иначе есть частица крови порождений тьмы, пришлось бы убить половину человечества.

На этих словах я облегченно выдохнул, но про себя сделав пометку, что лучше много не болтать.

— Идемте за мной, — сказала Рыцарь, дождавшись, когда я полностью оденусь. Мы прошли в соседнюю комнату. — Тут вы будете спать в ближайшее время.

— Мда…. — только и выдал я.

— Если что-то не нравится, могу вернуть тебя в камеру, — язвительно сказала Катрина.

— Спасибо, обойдусь, — буркнул я.

Что из себя представляла комната? Да ничего особенного: четыре стены и два матраца. Вот и все. Ах, да, забыл сказать про единственную табуретку! Не жилье, а просто сказка… Даже одеял с подушками не было… Про окно даже говорить не хочется. Интересно, нас специально заселили в такую комнату, что бы по-тихому не сбежали?

— Теперь слушайте сюда, — привлекла наше внимание Катрина. — Вначале ты, Гера. У меня целая куча нестиранного белья лежит в моей комнате — постираешь, высушишь. После этого пойдешь на кухню к кухаркам и поможешь им с готовкой для солдат. Заодно и сама поешь. Возьмешь двойную порцию, а то кожа да кости, а силы тебе ещё понадобится. Все ясно?

— Да, госпожа, — склонила голову та. А я в этот момент понял, что мы с Герой фактически стали рабами. И если у девушки ещё есть возможность отсюда сбежать, то вот я как бэ собственность этой злотовласой паладинши…

— Теперь ты, — уже взглянула на меня. — Пойдешь со мной, хочу кое о чем с тобой поговорить. Заодно поможешь.

— Хорошо.

Гера оставила нас, отправившись выполнять поручение новой «хозяйки», а я же послушно пошел следом за этой рыцаршей. Вначале мы вернулись в тот самый зал, в который нас привел маг Гюнтер, а затем прошли в следующую комнату, оказавшуюся спальней. Вид там тоже был весьма приглядный, не сравнить с теми условиями, в которых теперь придется жить мне. Одна кровать чего стоит — я такие видел только по телевизору в фильмах про королей.

— Помоги снять доспехи, — попросила она, и я без задней мысли принялся отстегивать крепления. Все-таки сложная в одевании броня была на девушке. С одной стороны, она не сильно мешает ей в движении — это было заметно со стороны. Но чтобы одеть и снять её, нужна была сторонняя помощь — слишком много всяких ремешков, заклепок и прочего.

Неужели, она каждый день в таком ходит? Это же с ума сойти можно, да и жарко, наверное, учитывая, что доспех одевают не на голое тело, а на поддоспешник. В случае с Катриной это были простая холщевая рубашка, прямо как у меня, и кожаные штаны.

— Иди в ванную, — она указала на дверь слева. — И налей воды.

Я прошел в указанную комнату и ахнул. Ванная была просто шикарна, у себя дома о такой можно было и не мечтать. Мраморный пол, просторная ванна, в которой при желании могут поместиться двое. Но что самое удивительно — водопровод! Там был самый настоящий кран, хотя чтобы заставить воду течь из него, у меня ушла пара минут. Уж чересчур мудреная там система была. Надо было вначале потянуть один рычажок на трубе неподалеку от двери, затем ещё один под ванной, и лишь потом путем двух переключателей регулировать температуру.

Когда я вернулся, малость опешил, так как Катрина избавилась от рубашки и штанов. Да и от трусов тоже! Отчего мне открывался просто замечательный вид на её лобок. Сама же девушка занималась тем, что разбиралась с бинтами. Как и Гера, паладинша бинтовала свою грудь, и в её случае это было уместно. Размер груди Катрины действительно внушал, на вскидку, почти четверка. И тут действительно, если не будешь бинтовать такое внушительное достоинство, оно может неслабо помешать в сражении.

— Ты не очень-то торопился, — нисколько не смущаясь, процедила она сквозь зубы. — Помоги мне.

Пришлось помогать разматывать бинты, всеми силами борясь с возбуждением. Уж чересчур аппетитно выглядела эта женщина. А грудь какая! Закачаешься! Есть огромное желание зарыться лицом в эти сисечки.

Кроме просто офигенных буферов от моего взгляда не укрылось ещё кое-что. У Катрины так же присутствовала татуировка, правда над левой грудью. Но эта была точно магической. Там было столько линий и изящной вязи вокруг них, что я поразился точности рисунка на такой маленькой площади.

Интересно её предназначение…

Мой похабный взгляд, кажется, нисколько не смутил Катрину, а может она в этот момент думала о чем-то своем. Как бы то ни было, женщина проследовала в ванную, позвав меня за собой. Я уже, разумеется, стал воображать себе, как она зовет меня к себе. Потом мы начинаем целоваться, ну и понеслось. Недаром же она передо мной голышом щеголяет.

Но, к сожалению, забравшись в воду, женщина, казалось, полностью забыла о моем существовании, нежась в горячей воде. В проходе я простоял пару минут, прежде чем таки решился дать о себе знать.

— Может… мне пойти?

— Нет, — коротко ответила та, приподнявшись. — Бери мочалку и мыло. Потрешь мне спину.

Противиться такому предложению я не стал, и принялся намыливать свою «госпожу». Спиной, разумеется, дело не ограничилось. Девушка позволила намылить себя везде, чем я воспользовался и слегка нагловато пощупал её грудь. Та, впрочем, особого внимания на это не обратила.

А когда я закончил, погрузилась в воду, чтобы смыть мыло. И вот тогда-то я дал слабину, залюбовавшись этой красавицей. И когда девушка вынырнула, то обнаружила неслабую выпуклость на моих штанах.

— Это что? — поинтересовалась она со странной улыбочкой.

— Ну… просто, вы очень красивы и… вот…. — засмущался я.

— Хочешь обладать мной?

— Ну…. Этот вариант кажется мне весьма соблазнительным.

Неужели!? Да ладно… быть этого не может!

Катрина протянула руку и провела рукой по моему достоинству, отчего напряжение там стало ещё сильнее. Усмехнувшись, она ухватила за мой пояс и приспустила штаны.

— Большой, — усмехнулась она и проскользила по нему пальцами. А затем подалась вперед и смотря мне прямо в глаза, потянулась к нему губами.

Быть не может! Я точно сплю!

Вот только вместо того, чтобы приникнуть к моему детородному органу своими сладкими устами, она скользнула своей рукой чуть дальше и крепко схватила меня за яйца.

— Я тебе что, похожа на портовую шлюху!? — с вызовом поинтересовалась она.

— Нет… мэм… — только и смог выдавить я, чувствуя, как она словно тисками сдавливает мои яички.

— Тогда почему я должна пялиться на твой стоячий хер? Открою тебе секрет, если ты ещё не понял — я спокойно при тебе раздеваюсь только потому, что сейчас ты для меня предмет мебели. Не более. И если я ещё раз увижу твой похотливый взгляд, направленный на меня, или эту штуку, прикажу тебя оскопить.

— Че…го…? — нервно сглотнул я.

— Что слышал, — рыкнула она, и все-таки отпустила мое достоинство.

Да она шизанутая на всю голову! Злиться на меня за естественную мужскую реакцию при виде обнаженного женского тела верх — идиотизма. Если бы так хотела, чтобы кто-нибудь потер ей спину, то почему нельзя было взять с собой Геру, а меня отправить на кухню?

— Ладно, — она ополоснула лицо водой и вновь взглянула на меня. — Я хотела с тобой кое-что обсудить.

— И что же?

— Во-первых — демон. Ты сможешь показать, где его убил?

— Не знаю, возможно. А зачем?

— Затем, что демоны не шастают поодиночке. Где есть один, там может быть ещё десяток. Они не берутся из воздуха. Либо где-то в лесу есть разрыв Инферно, либо кто-то его призвал. Тем более мы неделю назад прочесывали тот тракт, но не встретили ни демонов, ни бандитов.

— Хотите проверить мою историю? — прямо спросил я.

— И это тоже.

— Ну, а второе?

— Драгоценные камни. Поскольку ты человек из другого мира, скорее всего не знаешь, что свободная продажа драгоценных камней в чистом виде запрещена. А ювелиры могут их покупать только у официальных поставщиков. Это единый закон, действующий как в Трилоре, так и в Империи. Следовательно, эти камни нелегальные.

— Не очень понимаю, что такого в торговле драгоценными камнями.

— Эти стекляшки способны вбирать в себя магическую энергию. А после того, как над ними поработает артефактор, способны использоваться как оружие.

— Это многое объясняет. Значит… это что-то вроде контрабандистов? — уточнил я.

— Хуже. Скорее всего, их используют темные маги.

— А что будет, если человек, обычный человек, а не официальный поставщик, попытается продать такой камень?

— Если это добропорядочный ювелир, он купит этот камень, но тот час сообщит о нем страже, и, разумеется, выдаст им продавца. В противном случае, если это вскроется, он сам отправится на виселицу.

Выходит, не все так просто, как казалось Селине. Интересно, она знала об этом, предавая меня? Если нет, то судьба ее, скорее всего, ждет незавидная…

Ну, туда ей и дорога. Я горевать по этой суке не стану.

— Понятно.

— Но, было бы неплохо дать ориентировки на эту колдунью и перехватить до того, как она пересечет границу с Трилором.

— Почему?

— Если она пересечет границу, это дело будет уже не в нашей компетенции. На территории Трилора Орден выполняет только функцию борьбы с демонами и прочими темными сущностями, остальные же дела вне нашей юрисдикции.

— А если все-таки мы сами задержим после пересечения границы?

— То никакой награды не получим, наоборот, влепят штрафы, да и от начальства достанется. Так что, лучше всего нам перехватить эту женщину раньше. Передашь это Гюнтеру, заодно поможешь составить словестное описание для ориентировки.

— Хорошо.

— Тогда можешь идти, дальше я сама, — услышав это, я пулей рванул к двери, стремясь оказаться как можно дальше от этой женщины. Смотреть на её сексуальное тело — здорово, но лишиться за это достоинства как-то чересчур. — И ещё! — остановила она меня у самого порога. — Через два дня отправимся по заброшенному тракту искать место, где ты убил демона. Так что лучше подготовься. Скажешь Гюнтеру, чтобы выделил тебе двадцать серебряных на покупку необходимого в дорогу.

Пoкинув покои этой нeнормaльной женщины, я выдоxнул c облегчением. Hе везет мне на женщин в этом мире, одна полоумнее другой. Стерва, одним словом. Xотелось бы держаться от неё подальше но видимо, пока не получится.

В крайнем случае, отрублю себе руку, тогда точно найти меня не получится. А там… даже не знаю. Eсли хлебнуть крови, то смогу отрастить её за пару дней, хоть мне и не хочется этого делать. А то к человеческому существованию я вернусь не скоро.

А нужно ли?

Пока что я не испытывал настоящей жажды крови, кроме того момента, когда убивал бандитов. Но это не значит, что так будет постоянно. Если бы не мои врожденные способности, я бы уже погиб два раза, а ведь прошло всего пара дней, как я очутился в этом мире. Пусть мне и не нравится быть кровососущим монстром, но и умирать я не хочу. Одно дело жить человеком в потенциально комфортном мире, и совершенно другое быть слопанным демоном.

— Закончил с леди? — поинтересовался Гюнтер, ожидающий внизу.

— Tипо того, — не удержался и сделал гримасу.

— Что за кислое лицо? Не все так плохо!

— А по мне все очень-очень плохо.

— Ты ещё не видел, что такое плохо, — вполне серьезно заявил маг. А потом, почесав затылок, решил сменить тему. — Пойдем, пропустим по кружечке эля?

— Я не против, — все равно других дел не было. — Только ваша «ле-е-еди» просила передать тебе парочку указаний.

Про двадцать серебряных Гюнтер просил не беспокоится, завтра по утру выдаст. Что же касается портрета злосчастной воровки, то составляли его прямо за столом в столовой. Там помимо нас за десятком столов сидело приличное количество человек, но конкретно за нашим только я и маг.

Когда мы закончили с формальностями, можно было просто расслабиться. Mедовый эль мне пришелся по душе, алкоголя там было немного. Хотя с моими текущими метаболизмами я бы даже после бутылки водки был трезв как стеклышко.

— Какая же у тебя кислая мина, Максим, — усмехнулся Гюнтер.

— Уж, какая есть, — развел я руками. — Не вижу причин радоваться. Попал в другой мир, чуть не убили разбойники, потом чуть не слопал демон, и в довершении всего был «кинут» девушкой и угодил в кутузку.

— Ты жив, а это главное. А девушки и деньги, все придет с годами.

— Если доживу, — скептически заметил я.

— Тут уже от тебя зависит, доживешь или нет.

Но эти слова я пропустил мимо ушей. Не смотря на эль, настроение все равно оставляло желать лучшего.

— Я уже говорил тебе, и скажу ещё раз. Орден Ласточки — не самое плохое место. Наоборот, видишь всех этих мальчишек? — он указал рукой на новобранцев, сидящих обособленно от рыцарей ордена. — Они здесь добровольно, и каждый из них готов был бы глотку тебе порвать, лишь бы занять место оруженосца леди Катрины.

— С радостью бы поменялся. Будь моя воля, то драпал бы я от этой сумасшедшей со всех ног.

— Максим, — устало вздохнул маг. — Вот что я тебе скажу, и только один раз. Не оскорбляй при мне или при других солдатах леди Катрину. Каждый из нас хоть раз был ей спасен, и каждый из нас пойдет за ней даже в Инферно.

— Хорошо, не буду, — маг говорил тихо, без особых эмоций. Но было что-то в его взгляде, отчего мурашки по коже побежали.

— Вот и славно, — улыбнулся он. — У неё тяжелый характер, но она хороший командир и преданный друг. Сам поймешь со временем.

Затем разговор переключился на другую тему. В частности Гюнтеру, как и Селине, был интересен мой мир. Интересно то, что в отличие от девушки, этот маг встречал и других Избранников Башни, и ни разу не слышал, чтобы те пришли из одного мира.

Не смотря на то, что большую часть времени приходилось говорить мне, маг и сам периодически рассказывал интересные истории.

— Послушай, Гюнтер. А ты можешь научить меня магии? — загорелся я этой идеей. А то что это за попаданец такой, который не владеет магией? Не порядок, надо исправлять!

— Ох… это сложный вопрос, Максим, и тут есть много факторов. Во-первых, для этого существует Университет в Трилоре. Во-вторых, нужно иметь врожденный дар, и даже если он у тебя есть, не факт, что ты сможешь его взрастить.

— Это значит, нет?

— Погоди, — оборвал он меня. — В твоем нынешнем положении ты, разумеется, поступить в университет не сможешь. Но мы можем поступить так. Завтра зайдешь ко мне, и я попробую выяснить, есть ли у тебя Дар как таковой. Если есть, я могу взять тебя в ученики. И если освоишь азы, сходим в университет, когда будем в Трилоре, и получишь грамоту базовой шестой ступени.

— Замечательно! — вот эта новость мне действительно подняла настроение. А, что? Кто не мечтает научиться колдовать? А у меня возникает настоящий шанс поучиться, так почему бы им не воспользоваться?

На этой позитивной ноте мы и закончили наши посиделки. В столовой давно никого не осталось, что не мудрено, ведь на улице уже была ночь. Первоначально я собирался отправиться спать, но вспомнив о том, что та «Нора», в которую меня поселили, находится рядом с этой златовласой стервой, возвращаться туда расхотелось.

Поэтому я вышел на улицу. И как же хорошо там сейчас было. Солнце не припекает, тишина и прохлада. Хотя, возможно, сейчас во мне просто говорят гены вампиров.

Так что я решил прогуляться по заднему двору, размышляя о своих планах на будущее. Жутко хотелось вернуться домой, но одно ясно — сделать это практически невозможно. Остается уповать, что Башня сама переместит меня, но это тоже из разряда фантазий. Судя по всему, придется обживаться в этом мире.

Я уже собирался возвращаться, когда услышал неподалеку весьма напряженные споры. Заинтересовавшись, пошел на шум голосов, и увиденное мне категорически не понравилось. Там было шесть человек, одной из которых была моя новая «коллега». Геру окружила пятерка ребят и что-то напряженно ей втолковывали.

Затем девушка попыталась ударить одного из ребят, и ей это даже удалось. Но удар вышел слабым, и тот ответил ей ударом под дых коленом. Девица тут же согнулась пополам, рухнув на колени. Воспользовавшись ситуацией, второй толкнул девушку ногой. Она попыталась отмахнуться, но в этот раз ударить не смогла и получила ещё один смачный удар уже в лицо. Парень, ударивший Геру, бил со всей силы, отчего у той мгновенно подкосились ноги, и она рухнула на траву.

— Ну, чего, выскочка? Не такая уж ты и крутая! — доносилось до меня.

Впятером избивать девушку. Тоже мне бравые рыцари, защитники простого люда от демонов. Просто шпана. Так и чешутся кулаки сломать парочку слишком зазнавшихся носов.

Гера мне не нравилась, буду честен. Но просто уйти, видя как эта шваль избивает девушку, я не смог. Возможно, я слишком правильный, а может, во мне просто говорят гены вампира, желающие пустить кому-нибудь кровь, хотя бы таким способом.

— «Герои» впятером избивают одну девушку?

— О, смотрите-ка, заговорили о выскочках, и второй объявился. — Сказал самый крепкий из рекрутов. Я приметил его сразу, когда впервые увидел этих ребят. Скорее всего, специально готовился, чтобы войти в Орден, а самые «лакомые» места утащила девица и непонятно откуда взявшийся хмырь. Видимо, это сильно его задело. — Мы разве её избиваем? — картинно удивился он. — Нет, мы просто ставим на место зазнавшуюся бабу.

— Не вижу разницы.

— Почему бы тебе просто не свалить отсюда? Сегодня.

— Парни, — усмехнулся я. — Я бы с радостью, но…

И продемонстрировал им магическую татуировку на тыльной стороне ладони. Очень надеюсь, что они её разглядели, на дворе все-таки ночь. Хотя луна дает на удивление много света, что не удивительно — она на вид в два раза больше, чем на моей родине.

— Да он же заключенный, — сообразил один из ребят. Они переглянулись, сообразив, что требовать от меня ухода глупо. Но, кажется, тому крепкому парню было плевать.

— Так каторжники это не люди, — ухмыльнулся тот. — Если его случайно прирежут, а тело найдут в переулке неподалеку, никто и плакать об этом не будет.

— Ох… — вздохнул я, качая головой. Ну, вот что за люди? Что за дикий нрав? Убить норовят. А у меня, между прочим, чувства есть! Жить хочу!

А пошло оно все.

В этот же момент делаю несколько шагов вперед, настолько быстрых, что парни даже опомниться не успели, и со всего размаха бью этого наглого типа прямо в челюсть. Слышится неприятный хруст, а самого парня отбрасывает на пару метров.

Упс… кажется, переборщил. Сложно контролировать свою силу в период изменений.

Не дав опомниться остальным, бью стоящего рядом, теперь не так сильно. Но тому хватает. Следующему достается ногой с разворота, отчего он почти мгновенно рухнул как подкошенный. Оставшимся двоим так же хватило всего по удару.

Даже страшно немного… раньше, когда участвовал в драках, люди не вырубались с одного удара. Надеюсь, они в порядке… Думаю, придется пойти будить Гюнтера.

— Эй, ты как, — протягиваю руку Гере, стремясь помочь. Но эта неблагодарная девица даже не попыталась выразить благодарность за спасение. Наоборот, поднявшись на ноги сама, она сделала крайне неожиданную для меня вещь — со всего размаха врезала мне в челюсть. — Ау-у-у-у…. — протянул я, схватившись за лицо. — Ты чего, спятила что ли!? Я тебе помог!

— А тебя просили!? — словно дикая кошка прорычала она, и в ей глазах я увидел самую настоящую ненависть. — Я бы и сама прекрасно без тебя справилась!

С этими словами девушка развернулась и чуть ли не бегом умчалась прочь. А я ошарашенный стоял над поверженными противниками, смотря, как от меня убегает девушка. Прямо дежавю какое-то… только в этот раз обошлось без трупов.

Я очень-очень на это надеюсь….

Теперь я ещё сильнее уверился в то, что представительницы прекрасного пола в моем окружении — полнейшие психопатки. Так и женоненавистником можно стать….

Наклонившись над поверженными рекрутами, я попробовал привести их в чувство, но получилось это только с двумя, один из которых, увидев мою харю, закричал как девчонка и зачем-то бросился прочь.

— Ты как? — спросил я у второго, который не струсил.

— Сильно ты меня… — поморщился он.

— Жить будешь, — отмахнулся я. — Помоги привести в чувство остальных. А я пока… — подошел к тому самому мудаку, которого вырубил первым. — Отнесу этого к Гюнтеру, кажется, с ним я немного переборщил, без лекаря он вскоре окочурится.

Вот так и прошел мой первый день в Ордене Ласточки: чуть не стал навсегда говорить фальцетом, закорешился с магом, получил по морде от «пацанки» и, наконец, чуть не убил будущего товарища по оружию. Боюсь представить, что будет дальше…

Глава 4. Первый день рекрута

Я взвaлил на плечи двоих, чем вызвал уважение помогающего мне pекрута, и тяжелой походкой направилcя к особняку. Парень, закинув на плечо оставшегося, поплелся следом. Первые минуты мы шли молча, но где-то на полпути он все-таки не выдержал и поинтересовался.

— Tебя как зовут?

— Mаксим, — коротко ответил я, поправив самого здорового, со сломанной челюстью, так и норовившего сползти.

— A меня Рол. Рол Kэриш. Ты прости. И меня, и их… хотя не уверен, что Унар, придя в себя, будет извиняться.

— Унар это этот что ли? — я качнул правым плечом, на котором и лежал получивший больше всех.

— Ага, он. Это все он затеял… — начал оправдываться парень. — Я был против.

Oбычно в подобных ситуациях человек, который говорит, что был против, и является основным зачинщиком. И, тем не менее, я ему поверил. Хотя бы потому, что он единственный стоял с кислой миной, когда издевались над Герой. Да и девушка не получила ни одного пинка от него.

Вот только… он стоял и смотрел, хотя мог что-нибудь сделать.

— Проехали, — пересилил я свое раздражение. Мне с этими ребятами ещё служить, портить отношения в самом начале не хочется. К тому же, эта пятерка уже получила свое. Кто меньше, кто больше.

Гюнтер уже спал, когда мы притащили к нему раненых. Hедовольный маг пробурчал себе под нос что-то невразумительное и принялся осматривать рекрутов. Двоих он сразу отмел, сказав, что с ними все в порядке. А вот с Унаром все оказалось не так просто. Удар вышел действительно хорошим, челюсть парня я действительно сломал, заодно устроив его мозгам нехилое сотрясение.

Маг Ордена Ласточки, немного поработав с челюстью парня, наложил на него заклинание лечения, сказав, что через пару дней все полностью срастется. А пока ему нежелательно есть твердую пищу.

Я же, услышав, что все в порядке, поспешил оставить раненых, а сам направился к себе в коморку. Зайдя в комнату, увидел, что Гера уже тут и лежит на одном из матрасов. Но в мою сторону она даже не посмотрела, словно и нет меня.

Ну, и черт с ней.

Рухнув на свободное спальное место, я практически сразу вырубился. Зато сны мне снились весьма интересные… Вначале привиделась Селина. Девушка была вся в слезах и молила простить её за ужасное предательство, но я не стал. Просто развернулся и ушел. А затем ко мне во сне явилась Катрина, одетая в легкое зеленое платье, подчеркивающее цвет её прекрасных изумрудных глаз.

Впрочем, в тот момент ясные очи девушки волновали меня меньше всего. Ведь вырез на платье оказался таким глубоким, что из него, казалось, вот-вот вывалятся внушительные достоинства блондинки.

Катрина была чем-то недовольна, и как вскоре я выяснил — Герой. Мол, плохая из неё служанка, да и вообще девчонка чересчур строптивая, надо бы её укротить. Этим мне паладинша и приказала заняться. Привязав несчастную Геру, Катрина повелела, чтобы я овладевал той до тех пор, пока строптивая девчонка не покорится.

Что собственно я и стал делать…

А вот пробуждение вышло не таким приятным. Я почувствовал сильный удар в бок, а когда открыл глаза, мне в лицо полилась вода.

— Тьфу! Ты что творишь!? — воскликнул я.

— Бужу тебя, — совершенно безразлично ответила Гера.

— Это больше на пытку похоже!

Но отвечать девушка не стала, вместо этого развернулась и направилась к выходу. Но в дверях на мгновение задержалась и все-таки произнесла:

— Подъем на рассвете. Нас уже ждут.

Сказав это, она оставила меня недовольно смотреть ей в след. Вот же сучка… неужели нельзя было нормально разбудить!? Вот правильно говорила Катрина из сна — «зарвалась эта девица, уму разуму научить нужно».

Я бы и в реальности был бы рад так её наказать. А то ишь, помогаешь ей, а она относится к тебе как к последней свинье. Как будто я тут по доброй воле.

Зло сплюнув, направился следом. А внизу нас действительно уже ждали, и я даже ухитрился получить нагоняй за нерасторопность.

— Думаете, раз оруженосцы, то и опаздывать можно? Сегодня останетесь без завтрака, — сказал нам воин, которого, кажется, звали Ториг. Гюнтер во время вчерашней попойки коротко представил мне всех членов отряда Катрины, но я едва ли мог вспомнить половину. — Вставай в строй.

Тут присутствовали все, включая Унара с забинтованной нижний половиной лица, недобро на меня косившегося. Но я предпочел делать вид, что его попросту нет.

Ториг оказался тем ещё садистом, заставив нас пробежать полсотни кругов вокруг участка. Забавно, что к «тренеру» присоединились другие члены отряда, и, нисколько не стесняясь, стали делать ставки, кто из рекрутов продержится дольше всех.

В итоге этим «кто-то» оказался я, хотя и мне под конец было дико тяжело. Как ни удивительно, моим главным соперником оказалась Гера. Девчонка едва дышала, но продолжала бежать, не желая уступать. А вот Унар, которого я считал главным соперником, выдохся весьма быстро. Даже малость обидно стало. Весь такой крутой и сильный, а выносливости нет вообще.

Наградой за это мне стали уважительные взгляды солдат и некоторая зависть со стороны других рекрутов. Мда… популярность это не всегда приятно.

— Максим, привет, — подошел ко мне слегка запыхавшийся Рол, когда пробежка закончилась. К счастью Ториг больше мучать рекрутов не стал, и они со спокойной совестью отправились в столовую.

— Привет, — немного холодно ответил я.

— Ну, ты даешь… — с легким восхищением сказал он. — Да ты прям монстр какой-то. Уделал нас впятером за считанные мгновения, а сейчас стоишь, и даже словно не запыхался, а мы с ног валимся.

— Это так кажется, я тоже прилично устал, — совершенно честно ответил я. Все-таки я не полноценный вампир, и у моего организма сейчас есть вполне конкретные лимиты. А без крови через недельку-другую такая пробежка станет непосильной.

— И все-равно, ты просто нечто, — с прежним восхищением сказал он. — Не выглядишь таким уж сильным, а сам… ух… откуда ты?

— Я… — слегка замялся. — Избранник Башни.

— Серьезно!? — чуть ли не воскликнул парень. — Ого! Я впервые вижу Избранника! Значит… ты и впрямь из другого мира!?

— Да…. — меня он начинал малость раздражать. Настроение и так было не очень, учитывая мокрое пробуждение, так ещё и этот прилип как осиновый лист.

— Ничего себе! Тогда… все встает на свои места! И твоя необычная сила, и то, что госпожа де Шинро тобой заинтересовалась и взяла в оруженосцы. А эта девчонка… как её…. Гера! Она тоже Избранник?

— Вряд ли. Леди Катрина назвала её клейменной… кажется. Ты знаешь, что это значит?

— Разумеется, — после произнесенного парень стал более серьезным.

— Можешь объяснить?

— Да, это не так сложно. Тебе доводилось слышать о Юндоре?

— Да. Что это неприятное место, но не более.

— Юндор это парящий континент.

— Парящий? Это как?

— Ну, он летает, — пожал плечами парень. — Я сам не видел, но так говорят. Обычно в эту часть Ауларона он не залетает, находясь где-то на юге. Поговаривают, что он полностью закрывает собой небеса и в эти моменты ночь на земле может длиться неделями! Пока Юндор не пролетит.

— Так как Гера связана с Юндором? — напрямую спросил я.

— Она рабыня, сбежавшая оттуда. Видишь ли… в Юндоре живут не люди, а высшие эльфы. Те ещё ублюдки, если честно, но очень сильные. В глобальные конфликты с Трилором и Империей стараются не ввязываться, но периодически показывают свою силу. Eсть у высших эльфов одна неприятная черта — они не держат людей за людей. Даже своих лесных собратьев они считают низшей расой. Себя же считают высшими существами. И, как у любых высших существ, у них есть рабы. Люди, орки, другие разумные. Но в основном люди. Есть счастливчики, которые сбегают, но их чаще всего отлавливают охотники за головами.

— Эльфийские?

— Ах, если бы. Это охотники из наших. Гнилые люди, если подумать. И самое хреновое, на территории вольных графств беглые рабы вне закона. Охотники имеют полное право средь бела дня схватить тебя и вернуть эльфам за плату.

— Безумие какое-то, — ужаснулся я.

— Есть такое, — вздохнул Рол. — Некоторые охотники, да и просто головорезы, похищают молодых юношей и девушек, чтобы продать эльфам. Но есть парочка способов освободиться. В частности — вступить в Орден Ласточки. После прохождения учебки и испытания, рыцарь сразу становится гражданином Трилора.

— Вот как… — задумался я.

— Ага. Беглым в Трилор или Империю попасть не так сложно, да и без гражданства нет гарантии, что за тобой когда-нибудь не придут.

— А почему ваш хваленый Трилор этому не препятствует? — чем дольше я нахожусь в этом мире, тем больше он мне не нравится. В моем, конечно, тоже хватает дерьма, но чтобы вот так открыто, средь бела дня народ массово угоняли в рабство, и при этом цивилизованные страны отмалчивались? Такого у нас я точно не припомню…

— Препятствует. Но в меру своих сил. К примеру, Охотникам, которые покусились на гражданина Трилора, грозит смертная казнь. Да и в открытую ловить беглецов на самой территории Трилора тоже нельзя.

Раньше я с некоторым сомнением относился к такому большому буферу между двумя крупными государствами как вольные графства. Я не понимал, почему одна из стран отказывается от идеи первой отхапать больший кусок и вплотную придвинуться к границам соперника. Как я понял, этот «буфер» существовал уже не одну сотню лет, и теперь мне стало ясно почему. Ни Трилор, ни Империя не хотят войны с Юндором, и данная зона удовлетворяет определенным потребностям сразу всех стран. Позволяет Трилору и Империи решать споры малой кровью, используя подкупленных феодалов, а Юндор тем временем в графствах отлавливает сбежавших рабов и иногда получает новых. Если бы этой «свободной» зоны не было, то две крупные страны столкнулись бы с тем, что их граждан захватывают. И тут два варианта: либо крупномасштабная война, либо признать собственное бессилие.

— Страшный у вас мир… — мне действительно стало не по себе, когда я осознал, куда попал. Наверное, было бы хуже, окажись я в какой-нибудь радиоактивной пустыне, но все же…

— Все не так уж плохо, — усмехнулся он. — Ты уже в Ордене Ласточки, так что все нормально!

От его подбадривания мне действительно стало лучше, и заодно я смог совершенно по-другому взглянуть на Геру. Не удивительно, что она так ко мне относится. Она сбежала от эльфов, наверное, прошла через множество испытаний, прежде чем попала в Вулариан. И сейчас эта девчонка буквально зубами вцепилась в возможность освободится и расценивает меня как счастливчика, который появился из ниоткуда и сразу попал в Орден.

Надо все-таки наладить с ней отношения. Может, она и не такая ненормальная, какой кажется?

Но об этом я решил подумать после еды, и лишь потом вспомнил, что лишился своей порции… И вот тут на помощь мне пришел Рол, отдав половину своего завтрака. Может, это и дешевая попытка подружиться, но видит бог, я был ему очень благодарен. Есть мне нужно много, иначе рискую переключиться на более… жидкую пищу.

Сегодня у меня было много планов, и надо было успеть до вечера, так как Ториг обещал устроить тренировку на мечах, а опоздавших грозился не только оставить без ужина, но и повторить часовой забег.

Гюнтер, как и обещал, выделил мне двадцать серебряных и ещё грамоту, заверенную печатью леди де Шинро, что я являюсь рекрутом Ордена Ласточки. С ней у меня не должно быть проблем, даже если кому-то не понравится печать каторжника на моей руке.

Но уходить от него я пока не собирался. Правая рука Катрины обещал же поучить меня магии, или как?

Гюнтер без энтузиазма воспринял мою просьбу, но раз слово дал — надо исполнять. Первым делом он попросил снять рубашку и положил мне руку на грудь. Ощущения напоминали те, что были от прикосновений Катрины, только в этот раз не болезненные. Словно холодные невидимые глазу щупальца проникали в мою грудную клетку и что-то искали.

— Ну, могу тебя поздравить, Максим. Дар у тебя действительно есть, что не удивительно. Он есть у многих Избранников. Но весьма-весьма скромный.

— Так я могу научиться магии?

— Можешь, но чтобы поднять свои внутренние резервы хотя бы до среднего уровня, нужны годы и годы упорных тренировок.

— Ну, я пока не тороплюсь.

— Зато я тороплюсь, — усмехнулся маг, а затем встал и, пройдясь по своей комнате, в одном из углов небольшую книжонку и вручил мне.

Приняв книгу, я пробежался глазами по незнакомым закорючкам, но, тем не менее, понял, что там написано. Все-таки это поразительно. Лишний раз убеждаюсь, что попади я сюда просто так, без знания языка, проблем у меня была бы масса.

— Руководство по магии Шога Калькуффа? — переспросил я.

— Да, одна из базовых книжек по магии. Собственно, её хватит для того, чтобы развить примитивные магические способности.

— А заклинания тут есть?

— В основном пустышки, — сразу предупредил он. — Рассчитанные на разный объем маны.

— Мда…

— Не отчаивайся. Если способности есть — не все потеряно. Хотя обычно их начинают развивать лет с десяти-двенадцати, а ты уже малость староват. Но кое-какие заклинания вполне можешь научиться создавать.

— Ну, и на том спасибо, — сказал я.

Уходя от Гюнтера, я был несколько разочарован. Наивный, полагал, что маг сделает из меня волшебника, а он всучил книжку и послал учиться. Но это не сильно охладило мое желание познакомиться с магией. Силы вампира это хорошо, но находиться в переходной фазе крайне сложно.

Что меня приятно удивило, на выходе из особняка мне разрешили вернуть меч. И в этот раз он никуда не пропал, вот чудо!

— Максим, — сказал мне выдавший оружие воин напоследок. — Меч у тебя хороший, но если вдруг заметишь эльфов, что крайне маловероятно в этой части света, постарайся его скрыть. Подобные вещи встречаются в графствах, но высшие эльфы очень резко относятся к такому. Если увидят, схватят и запытают до смерти, и никакие грамоты тебе не помогут.

— Спасибо, что предупредил, — нахмурился я, уже без такого восторга, косясь на свой клинок.

Я впервые оказался один на улицах города, и был огромный соблазн сделать ноги. А что, деньги и оружие есть — можно попробовать и в бега пуститься. Эх… да кого я обманываю? Не побегу я, по крайней мере, пока. Да, условия так себе, но хотя бы кормят и есть возможность адаптироваться в этом мире. А там… там посмотрим.

Первым делом я отправился за одеждой. Штаны у торговца-портного подобрал практически сразу. И что поразило — стоили сущие копейки, всего тридцать медяков. Рубашку решил оставить старую, а вот куртку прикупил дорогую, аж за пять серебряных. Она была сделана из вываренной в масле кожи, которая использовалась для кожаных доспехов, со вставками из железа. Фактически, я купил не просто куртку, а своего рода повседневную версию кожаной брони.

Так что с верхней частью нового гардероба проблем не возникло. А вот с чем появились осложнения, так это с обувью. Нет, размер мы подобрали довольно быстро, проблема оказалась в совершенно другом. Мне в ней было жутко неудобно. То ли у продавца был плохой поставщик-портной, то ли вообще с обувью тут были серьезные проблемы.

Худо-бедно я подобрал себе обувь, но она лишь заставляла с грустью вспоминать украденные Селиной кроссовки. Ботинки обошлись мне примерно в серебряную монету. Итого за чуть больше чем шесть серебрушек я обзавёлся полным гардеробом одежды. Немного подумав, прикупил ещё нормальный пояс, а то сейчас меч висел у меня, в буквальном смысле, на веревке. Тот обошелся ещё в двадцать медных монет.

Выходил я от портного довольный. Торговец ещё пытался впарить мне дождевик и шляпу, но я брать не стал. Гюнтер, давая деньги, просветил, что у Ордена Ласточки есть специальные плащи с гербом.

Следующим пунктом моих покупок была фляга. Гюнтер посоветовал ей обзавестись, так как не всегда в дороге вблизи оказывается вода. Я уже собрался было купить простейшую, за двадцать пять медяков, но тут мой взгляд уперся в другую, покрытую странной вязью символов. Похоже, магические…

— О, а у вас зоркий глаз, молодой человек.

— Она магическая? — уточнил я.

— Верно. Особенная фляга, созданная специально, чтобы содержать портящиеся напитки или магические зелья. Все, что в неё налито, не будет портиться больше нескольких сотен лет.

— И сколько? — действительно заинтересовался я.

— Пятнадцать серебряных.

— Нет уж, слишком дорого.

Фляга меня действительно заинтересовала, так как она потенциально могла решить одну мою существенную проблему. Я намеревался если не остановить, то хотя бы существенно замедлить деградацию. И это можно было сделать только одним способом — пить кровь. Разумеется, не человеческую, но кровь животного вполне подойдет. Коровья или свиная, думаю, при желании можно прикупить её у местного мясника.

Главное определиться с дозировкой. Мне нужно не превратиться в кровожадного монстра, а всего лишь замедлить процесс деградации вампирских способностей. Думаю, одного глотка на сутки должно быть достаточно.

Хотя настоящей уверенности у меня в этом нет…

На самом деле это решение дается мне с трудом. Семь лет назад я отказался от вампирской доли, предпочитая жить человеком. Вот только когда за пару дней ты оказываешься на волоске от смерти, приходится менять свои взгляды на жизнь.

Возможно в будущем, когда научусь магии, мне больше не понадобится пить кровь. Но пока… я буду использовать любые возможности, чтобы стать сильнее.

Торговались мы с продавцом почти полчаса. В итоге сошлись на одиннадцати серебряных монетах. Фляга мне понравилась ещё и из-за небольшого объема. В среднем фляги вмещали примерно литр воды, иногда больше, иногда меньше. А эта магическая вмещала всего миллилитров двести. Это меня вполне устраивало.

Помимо волшебной фляги, я прикупил ещё обычную. Надо же в чем-то воду носить. Заодно взял себе небольшую походную сумку за десяток медяков. Представляла она по большей части простой мешок с веревкой, но мне этого было достаточно.

Немного подумав, я прикупил себе ещё небольшой кинжал за серебрушку. Зачем? Просто захотелось. Не раз замечал, что люди частенько таскают с собой кинжалы помимо мечей. Вот и сам решил обзавестись, чтобы особо не выделяться. Не говоря о том, что в некоторых заведениях меч можно носить только завернутый во что-то или вообще приходится сдавать на входе.

Следующей целью был мясник. Найти его оказалось не очень сложно, и к моей просьбе тот отнесся очень странно. Весь такой насупился, насторожился, и поглядывал на меня так, словно раздумывал, вызвать ли стражников. И тогда я использовал хитрость, сказав, что я рекрут из Ордена Ласточки, и что завтра мы выступаем охотится на демонов. Для того, чтобы заманить порождение тьмы, нам и нужна кровь.

Стоило сказать это, как мясник тут же довольно заулыбался и мигом доверху наполнил мою флягу. Вот только запросил за это аж пять медных, что было весьма-весьма много. Но торговаться особо я не стал, изобразив, что деньги все равно не мои.

Bepнулся я в нaш временный штаб ещё дo обеда. Кстати, теперь я имел относительное понятие, что это за особняк. Это было гостевое поместье графа Вулара, чтобы его друзья или просто важные гости могли жить с комфортом. Поскольку Орден Ласточки был весьма влиятелен, а сам граф был лоялен к Tрилору, особняк и отдали леди Катрине под временную обитель для отряда.

Ториг тем временем добровольном порядке устроил для рекрутов в небольшой урок по рукопашному бою. Выглядело это со стороны весьма заманчиво, вот только я опасался, что своей повышенной физической силой кого-нибудь покалечу, поэтому решил отказаться от этого занятия. Вместо тренировки решил посвятить время азам магии.

Геры в нашей «коморке» не оказалось, так что первым делом я слегка пригубил флягу с кровью. Эффект был моментальный. Все мышцы тут же свело спазмом, а в груди все переxватило. Отпустило так же резко, как и началось. И вот я уже ощущал невиданную силу во всем теле. Казалось, что я могу одним прыжком заскочить на двухэтажный дом.

Но как же я хочу… еще…

Я вовремя завинтил крышку и убрал флягу с глаз долой. Чтобы переключить внимание на что-то другое, достал магическую книгу, и с первых же строк я понял, что это будет крайне непросто. У автора данного пособия напрочь отсутствовала художественная составляющая, и создавалось впечатление, что читаю какое-то нудное пособие. В принципе, оно им и было, но как же нудно написано…

Из прочитанного следовало, что существует шесть ступеней магии: первая — базовая. В неё входят основы построения плетений и простейшие заклинания, не завязанные на одну из стихий. Cо второго по пятый — это стихийные ступени. На второй маг начинает изучать стихию, к которой имеет предрасположенность. И лишь освоив её в должной мере, он может переходить к освоению следующей. К пятой ступени, маг должен быть способен использовать все четыре стихии. Шестая ступень не привносит ничего нового, она лишь качественное усложнение пятой. То есть, маг шестой ступени должен мастерски владеть четырьмя стихиями.

Вот так выглядит «классическая» магия. Но помимо неё есть ещё другие ответвления, о которых писалось не так много.

Первая это магия Света. Обычно ей обладают паладины и жрецы, В большинстве случаев человек, обучающийся магии Света, впоследствии не способен использовать классическую магию выше базовых заклинаний.

Схожая ситуация со стихией Тьмы. Вот только про неё в руководстве практически ничего написано не было. Видимо, изучающим классическую магию это знать не нужно.

Закончив с экскурсом я переключился на изучение самой магии, и вот тут случился первый серьезный «затык». Там было написано, что нужно научиться чувствовать внутри себя магическую энергию. Как это сделать? Крайне хороший вопрос… Про это было написано всего пару строчек: сядьте и отрешитесь от мира, направив свой взор вглубь души.

Если коротко — нужно медитировать. Много-много медитировать.

На всякий случай полистал книжку дальше, но понял, что без управления маной внутри тела я продвинуться дальше не смогу чисто физически. Это в Гарри Поттере достаточно взять волшебную палочку и правильно произнести заклинание, в жизни же все куда сложнее. Слова в магии не играют роли — играют роли магические плетения, которые нужно наполнять энергией. Без наполнения нет магии.

Тяжело вздохнув, я отложил книжку в сторону и сел в позу лотоса. Каких либо указаний на то, как сидеть, в книге не было, но медитируют обычно так. Вдруг помогает?

Закрыв глаза, как и советовали в книге, попытался обратить свой взор внутрь себя. Говорилось, что обычно Дар похож на маленький теплый шарик, скрытый в центре груди, рядом с сердцем. Но сколько не пытался, почувствовать его у меня не получалось.

Не знаю, сколько я так просидел, но результат был вполне предсказуем — я просто вырубился.

— Просыпайся, — чей-то сильный пинок заставил меня рухнуть на матрац.

— A? — я ошалело замотал головой и увидел перед собой леди Катрину.

— Вставай, — коротко сказала она. — Поедешь со мной.

— Куда? — удивленно заморгал я.

— Твою знакомую колдунью поймали в деревушке неподалеку. Так что собирайся.

Новость о том, что Селину поймали, меня одновременно обрадовала и напугала. Главная проблема в том, что она знает, кто я на самом деле. Как бы из этого проблем не вышло. Так что я попробовал убедить леди, что мне не стоит ехать.

— Хватит со мной пререкаться, — весьма холодно сказала она. — Ты мне нужен, чтобы её опознать. Поэтому бери, что нужно, и пошли.

— Я уже готов, — поднялся я на ноги и накинул на себя новую куртку.

Катрина обвела меня своими прекрасными зелеными очами и усмехнулась.

— Чего?

— Плохую ты куртку купил.

— Почему? — не очень понял я.

— Да потому. Она по всем параметрам проигрывает обычной кожаной броне, и в то же время носить по верху обычную броню будет крайне неудобно. Считай, выкинул деньги на ветер.

Вот так да… а я-то считал, что обзавелся хорошей вещицей…

— Ладно, пошли, нужно добраться туда до вечера, — сказала она и пошла прочь. Я же тот час двинул следом.

У выхода с территории поместья нас уже дожидались две запряженные лошади, и тут я неприятно удивил Катрину тем, что у меня нет навыков езды на этом животном.

— Да что у тебя за мир такой, что ты на лошади ездить не умеешь? — поворчала она, так что в итоге нам пришлось ехать на одной лошадке. Паладинша управляла, а я пристроился сзади, держась за её талию.

Выехав из города, мы довольно быстро двинули в сторону северо-запада. Первое время мы с Катриной ехали молча, но видимо женщине стало скучно, и она решила немного поболтать.

— Ты там изучал магию? — поинтересовалась она, видимо увидев книгу во время моей медитации.

— Вроде того, — вздохнул я. — Только у меня это не очень-то получается. Пишут про «нащупать теплый комок в груди», но я ничего не чувствую.

— Это не удивительно. У многих новичков с этим проблемы. У меня в том числе. Не так много одаренных, у которых Дар изначально сформирован, обычно его нужно «собирать» самому.

— Это как?

Она задумалась.

— Представь себе внутренность куриного яйца. Желток обычно круглый, но если его повредить, то он расплывается по белку. Так вот, вообрази, что желток это Дар, а белок — твое тело. И тебе нужно стянуть его в свой центр, и затем сформировать круг.

— Кажется… начинаю понимать… — пусть её объяснение и казалось мне чуточку странным, но основную суть я уловил. — Мне нужно представлять, как тепло со всего тела собирается в груди?

— Примерно так. У некоторых на это уходят годы, главное не отчаивайся. Дар у тебя есть, я это тоже почувствовала, но весьма слабый. И хватит уже лапать меня за грудь!

— Прошу прощения… — сказал я, спуская руку на талию женщины. Это было не специально, просто лошадь порой слегка подпрыгивала на неровной дороге, и рука сама собой сползла выше. Да и груди как таковой я не чувствовал, под всей этой броней.

— Вы с Герой поладили?

— Нет. Она ко мне относится как… не знаю, какое слово подобрать. Но… я её не виню. Наслышан я уже про ваш Юндор, и о том, как там обращаются с людьми. Для неё Орден Ласточки это возможность обрести полноценную свободу, а для меня… скорее тюрьма.

— Ничего, со временем ты изменишь свое мнение, — усмехнулась она. — Да и она тоже. Если выживете, конечно.

— Обнадежили….

— Максим, вот у меня к тебе серьезный вопрос. Когда мы приедем, как ты считаешь, как мне поступить с этой женщиной?

— А почему вы спрашиваете об этом меня? — удивился я.

— Я всегда считаюсь с мнением своих людей, — ответила Катрина.

— Я не знаю, — честно ответил я.

— За такое, по законам Трилора, грозит смертная казнь. Но, она маг, а это многого стоит. Если немного побороться, то я вполне могу включить её в свой отряд, как тебя.

— Вы тут главная, так что и решать вам.

— Просто, если ты таишь на неё сильную обиду, стоит сказать сразу. Я не хочу, чтобы в будущем вы устроили поножовщину. Лучше я сейчас казню её за кражу и попытку сбыта драгоценных камней, чем в будущем лишусь вас обоих.

— Почему обоих? — не очень понял я.

— Потому что я была бы вынуждена казнить убийцу товарища. Таковы правила Ордена.

Хочу ли я смерти Селины? Очень-очень хороший вопрос… и да, и нет. Если бы она спросила меня, когда я был в камере, то я бы не колебался. Но теперь… вдруг девушке действительно были нужны деньги настолько, что она готова была пожертвовать малознакомым человеком? Не говоря о том, что до этих несчастных камней она меня спасла, аж два раза. Даже после того, как узнала, что я чудовище.

— Боюсь… я не могу ничего сказать по этому поводу. Самолично убивать её я не стану. А уж как быть потом — я не знаю.

— Понятно, — коротко кивнула Катрина.

Дальнейший путь мы проделали молча. И чем ближе мы приближались к месту назначения, тем темнее становилось. Когда впереди показались огни, практически полностью стемнело.

Прибыли мы в небольшую, по моим меркам, деревушку в тридцать домов. Нас уже дожидались с факелами несколько стражников. И судя по скучающим минам, дожидались довольно давно.

— Кто будите? — спросил один из них, увидев всадников.

— Паладин Ордена Ласточки Катрина де Шинро, — сказала женщина слезая с лошади. Причем сделала это так грациозно, не смотря на броню, что я на мгновение залюбовался. А вот слезть самому так же легко не получилось, отчего я довольно болезненно навернулся. А один из стражников не сдержал довольный смешок. Катрина смерила меня холодным взглядом и осведомилась: — Цел?

— Более менее, — ответил ей, отряхаясь.

— Говорят, вы поймали колдунью? — поинтересовалась леди де Шинро, обращаясь к одному из стражников.

— Ну, насчет колдуньи не знаем, — пожал тот плечами. — Магию девица не демонстрировала. Но по описанию похожа: каштановые волосы, широкополая шляпа, передвигается в одиночку на торговом фургоне.

— Где она?

— Мы заперли её в сарае неподалеку.

— Ведите.

Чем ближе стражники вели нас к Селине, тем сильнее стучало у меня в груди. Я молил высшие силы, чтобы это оказалась не она. Ведь стоит сказать ей хоть слово о том, что я наполовину вампир, как моей спокойной жизни придет конец.

Впереди показалось весьма массивное строение, больше всего напоминающее амбары из американских фильмов.

— Кхм…странно, — неожиданно остановил старший из стражников.

— Что такое? — сразу насторожилась Катрина.

— Да тут должен был Тинон стоять, охранять, чтобы колдунья не сбежала. А его нет… Но замок на двери по прежнему висит.

— Тинон, ты где!? — прокричал мужчина когда мы подошли к массивным воротам, ведущим в сарай. Но ответа не последовало. — Ох… если снова по бабам пошел, будет патрулировать лесополосу неделю!

Немного поворчав, стражник приступил к открытию массивного замка. Справившись с ним, он не без серьезного усилия потянул её на себя.

— Я первая, — сказала девушка, забирая факел у одного из стражников и взяв его в левую руку, правой достала меч из ножен. Я последовал её примеру и пошел вторым.

То, что мы увидели внутри, заставило нас дрогнуть. Сначалачто мы заметили кровь на полу. Очень много крови…

— Будь наготове, — шепнула она мне.

Покрепче стиснув меч в руке, я пошел следом за паладиншей. Но кровавый след тянулся недолго. В одном из пустых загонов для животных мы нашли голову. Эта была Селина, вне всякого сомнения. Но больше всего меня задела гримаса ужаса, застывшая на бледном лице. Умирала она в мучениях.

— Боги… — только и промямлил стражник, идущий за мной, и бросился на выход. Видимо, желудок не выдержал. Неподалеку я заметил оторванную руку, так же явно принадлежащую девушке.

— Кто мог такое сделать…? — ужаснулся старший стражник, у которого желудок оказался покрепче, чем у подчиненного.

— Это нам и надо выяснить, — сказала Катрина, насторожено вглядываясь в темноту. Амбар был действительно большим, тут хватало темных уголков, где мог прятаться совершивший это жестокое убийство.

Я отступил на пару шагов, делая вид, что пытаюсь унять тошноту. На самом деле, этот запах человеческой крови казался сейчас слишком заманчивым. Он приятно щекотал обоняние, подобно запаху любимого блюда, и вызывал голодное бурчание в желудке.

Сделав пару глубоких вздохов, пытаясь справиться с голодом, я задрал голову кверху и встретился взглядом с парой красных глаз. С потолка на меня смотрело бледное человеческое лицо с двумя большими красными глазами, от которых кровь стыла в жилах. В глубине души все похолодело, а это существо, так похожее на человека, довольно ухмыльнулось, демонстрируя ряд острых маленьких зубов.

Страх. Именно это я испытывал, даже не смотря на управление эмоций. Эта тварь буквально гипнотизировала меня, внушая ужас перед собой. Но все-таки я смог разжать «слипшиеся» губы, и в тот момент монстр угрожающе оскалился и обрушился на меня, да с такой скоростью, что даже с моей реакцией я не смог увернуться.

— Ты пахнешь… почти как мы… но ты не один из нас… — едва слышно произнесло существо, придавив меня своим весом и обнюхивая словно животное. Несмотря на увеличенную физическую силу, я не мог его пересилить, и оставалось лишь надеяться, что меня спасут прежде, чем эта тварь убьет меня.

— Длань света! — раздался крик Катрины, и меня в следующий миг ослепило.

— Гра-а-а-а! — завопило бледное существо, спрыгивая с меня и скрываясь во тьме.

— Что это было!? — завопил стражник, отступая от нас в сторону выхода. Но больше он не успел ступить и шагу. Когтистые пальцы вырвали ему глотку.

— Не отходи от меня, — сказала мне Катрина, насторожено всматриваясь во тьму. Я в то время уже поднялся на ноги и был готов дать отпор твари.

Это был вампир, вне всякого сомнения. И не какой-то жалкий упырь, а вполне себе сильный кровосос, уже лишившийся человеческого облика. До Древних вампирских владык ему было ещё далеко, но меня он уже превосходил на голову, а то и не на одну. Быстрый, сильный, способный сливаться с тенями и подавлять своих жертв.

— Ты можешь его выкурить? — поинтересовался я, заняв место за спиной паладинши.

— Нет. Длань света имеет ограниченную область, — прояснила она. — Мне маны не хватит осветить весь амбар.

— Плохо… — взявшись поудобнее за меч сказал я.

— Двигаемся в сторону выхода, только медленно.

— Хорошо.

Медленными шагами мы стали смещаться к воротам амбара, но до конца это сделать мы не успели. Оно атаковало меня. Хорошо, я был готов и каким-то чудом парировал атаку кровососа, целившегося когтистой лапой мне прямо в сердце. Я вовремя успел заслониться эльфийским клинком, отчего отделался просто царапиной на боку.

Катрина незамедлительно ударила дланью света, но к тому времени вампир вновь успел скрыться в сумраке сарая.

— Жив?

— Да, просто царапина.

Следующая атака пришлась на Катрину, и в этот раз она прошла сверху. Но леди де Шинро оказалась просто невероятно быстра и искусна. В последний миг она ушла в сторону и взмахом меча чуть не обезглавила вампира. Но тот оказался быстрее и вовремя ретировался обратно во тьму.

— Он играет с нами, — зло пробормотал я.

— Верно, играет, — подтвердила она. — Высший вампир…. Таких уже лет сто никто не видел. И боюсь, он показал нам меньше половины своих способностей.

— Как думаете, какие наши шансы на победу?

— Не очень большие… — честно ответила Катрина.

Я бы мог их увеличить, осушив флягу, но даже так все равно сомневаюсь, что стану ему ровней. Вот только если Катрина узнает, кто я, назад дороги не будет. Оставлю это на крайний случай.

— Как бы сейчас пригодился Гюнтер, — огорченно вздохнула девушка. — Pазогнал бы сумрак, а там глядишь, у нас появился бы шанс.

Мы уже практически дошли до выхода, когда вампир вновь напал. Но в этот раз он использовал хитрость и сам в атаку не полез, швырнув в нас вилы. Я успел отреагировать, а вот Катрина, стоявшая спиной, не полностью. Она попыталась уйти в сторону, но один из стальных прутьев зацепил плечо. Но это оказалось не самым страшным. Удар был таким сильным, что девушку отбросило на несколько метров, при этом несколько раз крутанув вокруг своей оси.

Я бросился к ней, но кровосос был тут как тут. Возникнув предо мной на полпути к паладинше и схватив за шею, поднял над землей. Я попытался взмахнуть мечом, но тот с легкостью перехватил мою руку. Тогдая начал брыкаться, прилагая все силы, чтобы вырваться из его хватки. Но все было без толку, разница в силах была огромна.

— Довольно, — послышался чей-то голос рядом, и кровосос, услышав его, недовольно скривился.

Голос был женский, вот только откуда он исходил, я так и не понял. Похоже, вампир тут был не один.

— А мне только стало весело…

— Мы не убиваем больше, чем необходимо.

— Я помню… — похоже, этот кровосос был совершенно не согласен с этим утверждением, но перечить не решался.

— Мы получили то, зачем пришли. Ещё не хватало, чтобы Орден сел нам на хвост и стал мстить за убитого паладина.

— Хорошо, госпожа, — сказал вампир, недобро поглядывая на меня. — Я запомнил твой запах, полукровка. Мир тесен, возможно… хехехе…. Мы ещё встретимся и закончим, что начали.

С этими словами он отпустил меня и растворился во тьме быстрее, чем я успел подняться на ноги. Быстро сообразив, что кровосос скрылся, я бегом рванул к Катрине. Девушка уже пришла в себя, вот только рана на плече оказалась поистине страшная. Его разворотило напрочь, и лишь чудом рука ещё была на месте, болтаясь лишь на паре мышц.

А кровь… хлестала рекой, и я даже толком не знал, как её остановить, учитывая большую поверхность раны.

— Дерьмо… дерьмо! — кричал я, пытаясь хоть как-то остановить кровь. — Не смей умирать!

Катрина смотрела на меня затуманенным взором, пыталась что-то сказать, но я лишь видел бессмысленное шевеление губами.

— Эй! Кто-нибудь! На помощь! — кричал я, но никто не спешил подходить.

Леди Катрина де Шинро умирала у меня на руках, и я ничего не мог с этим поделать.

Глава 5. Связанные кровью

— Кaтpина! Держишь! Hе теряй сoзнание! — кричал я, отчаянно пытаясь зажать xлещущую из раны кровь. — На помощь! Кто-нибудь!

Сейчас бы пригодилось зелье лечения, но мы с паладиншей отправились налегке. Раз простые стражники смогли захватить Селину, значит, она так и не избавилась от браслета. Катрина поступила легкомысленно, взяв с собой только меня, хотя… учитывая, какой враг нам встретился, не уверен, что еще пара человек бы как-то повлияла на исход боя.

— Катрина, слышишь меня? — девушка все никак не могла сконцентрировать на мне взгляд. Её глаза то и дело смещались в сторону, что не добавляло мне оптимизма. — Я попробую найти помощь.

— Не… ух… — кажется, она пыталась попросить меня не покидать её. Но в таком случае это означало молча дожидаться её смерти.

— Я быстро.

Используя все свои силы, я рванул к ближайшему жилому дому и, подскочив к двери, стал барабанить по ней, что есть мочи просив открыть мне. Но в ответ тишина. B мутном окне виднеется свет, в доме определенно кто-то есть.

— Эй! Oткройте! Человек ранен! — кричал я, затем плюнул и подбежал к дому по соседству. Но, не смотря на все мои попытки, никто не открывал. Tогда я, психанув, со всего размаха врезал по двери, выбивая ту с петель.

Влетев внутрь, готов был чуть ли не с кулаками наброситься на перепуганных крестьян, решивших проигнорировать человека в беде. Вот только, как оказалось, кричать было не на кого. Людей я нашел, но на полу.

Подойдя к ближайшему, проверил пульс — есть. Живой. Проверив другого, убедился, что все они живы, просто спят. Попробовал привести в чувство — безрезультатно. На одного из них даже кувшин воды вылил — не помогло.

Не став тратить бессмысленные попытки привести в чувство селян, я бросился назад. Катрина лежала на том же месте, где я её и оставил. Девушка все ещё была в сознании, но явно на последнем издыхании. Если так дальше пойдет, она может умереть уже через пару минут.

— Нет, нет, нет, нет…. Это дерьмовая идея… — бормотал сам себе под нос, словно пытаясь отговорить. Но другого способа её спасти нет..

Я достал флягу с кровью и сразу её осушил. Тело мгновенно отреагировало на приток драгоценной жидкости, мышцы налились небывалой силой, а с ней пришла и жажда.

Кажется, Катрина краем сознания поняла, что происходит, так как на пару мгновений её стекленеющий взор прояснился, но сделать паладинша ничего не могла. Я же потянулся к её окровавленной ране, желая испить ещё.

— Нет! — В самый последний момент сказал я сам себе. — Нельзя…

Бороться с желанием хлебнуть крови очень тяжело. Это сравнимо с жаждой, испытываемой после нескольких дней блуждания по пустыне без воды. Ты готов, подобно животному, лакать драгоценные капли с земли, лишь бы насытиться.

Стараясь больше не смотреть на рану девушки, я достал недавно купленный кинжал и полоснул себя по запястью.

— Пей, — сказал я ей, поднеся раненую руку к её бледным губам. И, разумеется, Катрина попыталась отстраниться, даже постаралась оттолкнуть меня, не смотря на своё ужасное состояние. Сильная женщина, ничего не скажешь, даже на смертном одре находит силы препираться.

— Пей! — повторил я, другой рукой ухватив её за подбородок и стараясь влить кровь в её горло. Девушка попыталась выплюнуть её, но я не дал этого сделать.

Лишь когда рана на запястье стала затягиваться, я убрал руку, и девушка закашляла, после чего потеряла сознание. Проверил пульс и облегченно выдохнул — все ещё жива.

Первым делом я стащил с неё доспех и частично разорвал рубаху, стараясь как можно лучше очистить рану. Не стал церемониться и с бинтами, разрезав их ножом. Предо мной опять предстала её превосходная грудь с милыми розовыми сосками, но в тот момент мне было не до этого.

Кровь стала вытекать заметно медленнее, а затем кровотечение прекратилось вовсе. Mне по-прежнему хотелось впиться зубами в рану Катрины и выпить её до капли, но теперь с желанием было куда проще совладать. В крайнем случае, коих случилось парочка, я резал себе руку. Удивительно, но боль на какое-то время уменьшала жажду. Хотя, наверное, такой метод сработал бы, глотни я человеческой крови, а не животной.

Пока я размышлял о своем, Катрина неожиданно пришла в себя и закричала. Выгнувшись дугой, она затряслась так, что мне пришлось приложить все все нынешние силы, чтобы зафиксировать девушку. Паладинша кричала, а я видел, как начинает восстанавливаться её рана. Сосуды как по волшебству соединялись друг с другом, вырастали мышцы, восстанавливалась кожа. Все это происходило так быстро, что немного завораживало и одновременно пугало.

Но пугало и другое — Катрина сейчас превращалась в вампира.

— Катрина, ты слышишь меня!? — держа её за лицо, я попытался достучаться до мучающейся от боли трансформации женщины. — Длань света! Используй Длань света!

И она использовала её на мне. В этот раз было до чертиков больно. Обожгло меня не слабо, но я не стал на неё злиться.

— На себя, дура! На себя! — кричал ей я. В какой-то момент у неё закатились глаза, и показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Но обошлось, Катрина таки использовала длань света на себе и закричала после этого так, что у меня сердце сжалось.

От магии Света её кожа задымилась.

— Катрина! Ещё раз! — закричал я, но смог добиться ответа только через пару минут.

После второй Длани света девушка кричала уже не так громко, но мне по-прежнему было больно это слышать. Её затрясло и вырвало кровью, но… думаю… это нормально в такой ситуации.

После проделанной процедуры девушка свернулась калачиком на земле и задрожала.

— Холодная… — констатировал я, прикоснувшись к коже паладинши.

Я отнёс Катрину обратно в амбар, уложив на сено и укрыв парой одеял из ближайшего дома. Теперь остаётся лишь ждать. Она жива, это главное. Но останется ли она человеком?

На этот вопрос у меня не было ответа.

Я сбегал еще за парой одеял и укрыл ими тела погибших стражников. При этом я не чувствовал ничего особенного. Хочешь-не хочешь, а немного вампирской ментальности на меня действует. После смерти человек для нас превращается просто в кусок мяса, без какого-либо трепета или неприязни.

Катрина по-прежнему лежала без сознания, такая же холодная, лишь изредка содрогаясь от озноба. Согреть её старым добрым методом что ли?..

Избавив нас от одежды, я прижался к её изящной спине. Ну, и… немного воспользовавшись открывшейся возможностью, самую малость помял её шикарную грудь.

Ощущения…. превосходные!

Так и уснул с её грудью с руке. Проснувшись, я не обнаружил красавицы в своих объятьях. Вскочив на ноги, быстро осмотрелся, и таки увидел неподалеку обнаженную женскую фигуру с длинными золотистыми волосами.

Катрина сидела в соседнем стойле, забившись в угол и держа в руке мой кинжал. Девушка то дело подносила его к своему горлу, но, судя по всему, ей не хватало духа осуществить задуманное.

— Катрина, опустите оружие… — сказал я её, выставив вперед руки и сделав осторожный шаг в её направлении.

— Не подходи! — крикнула она и дрожащими руками поднесла острие кинжала к своей шее. — Не подходи…

— Катрина, не надо…

— Что ты со мной сделал…? Я… я теперь не чистая…. Я теперь монстр! Монстр… как и ты! — с этими словами она вскочила на ноги и буквально за одно мгновение сократила дистанцию между нами почти до нуля. Одной рукой паладинша ухватила меня за шею и прижала к внутренней опоре сарая, другой поднесла кинжал к моему глазу.

— Катрина, не делайте глупостей… пожалуйста…

— Ты сделал из меня монстра! Проклятого кровопийцу!

Хватка у неё оказалась железная, чего не скажешь по её хрупкой фигурке. Скорее всего, я мог бы её пересилить, но пока есть возможность решить все миром, делать этого не буду.

— Не совсем так, — сказал я ей. — Разве солнце вас обжигает, леди де Шинро?

Она на мгновение вздрогнула и опустила глаза на свою грудь, где как раз проходила полоска солнечного света.

— Нет, — немного растерянно ответила женщина. В конце концов она отпустила меня и отступила, по-прежнему не выпуская из рук кинжал. — Что ты со мной сделал?

— Сам не знаю, — честно ответил ей. — Я… полукровка. Вампир лишь на половину, и в своем мире я жил как человек.

— И… я теперь тоже полукровка?

— Не знаю. Прозвучит глупо, но я толком не понимаю, как это вышло. Единственный способ вас спасти — обратить. A затем мне вспомнился один фильм, где вампиров лечили от вампиризма с помощью солнечного света. Но поскольку была ночь, ничего лучше длани света не нашлось. И я подумал… почему бы не попробовать?

— А если бы я изжарилась!? — воскликнула девушка, выставив кинжал вперед. — Хотя… это не важно. Возможно, так было бы лучше. А так… я же теперь монстр!

— Вы не монстр. Думаю, если не будете пить кровь, то ничем не будете отличаться от себя прежней. Говорю как тот, кто всю свою жизнь прожил человеком.

— Ты ведь понимаешь, что после увиденного я должна тебя убить?

Я нервно сглотнул, смотря в её изумрудные глаза.

— Да и себя… по-хорошему… Но… но… я не могу…

И вот тут её «броня» не выдержала. Катрина де Шинро упала на колени и разрыдалась.

— Что мне делать…? Как я должна поступить в этой ситуации….? — бормотала она себе под нос.

— Просто жить дальше, — сказал я ей, подобрав одеяло и набросив на спину девушке.

— Жить? Как я могу просто жить? Я паладин… рыцарь, чье призвание — борьба с силами мрака… как я могу это делать, зная, что сама отчасти являюсь тварью?

Мне было откровенно жаль Катрину. Смотря на неё, я вспоминал, какой сильной она мне показалась. Холодная, непоколебимая. Такой её описывали и соратники. Но сейчас я видел перед собой лишь хрупкую сбитую с толка девушку.

— Может, для начала перестать делить мир на черное и белое? — предложил я. — Не все монстры плохие, и не все люди хорошие. — Вы же и сами знаете, есть много людей, у кого в предках были темные существа.

— Не сравнивай, — не согласилась она. — Это не одно и то же.

— Пусть так, — согласно кивнул я. — Но раз не хочется умирать, придется смириться с тем, что в тебе теперь тоже есть кровь монстра.

Катрина не стала отвечать, лишь опустила глаза в пол, видимо, раздумывая над моими словами. Я же молча дожидался её решения.

— Значит, если не пить кровь, я вернусь в человеческое состояние? — уточнила она.

— Понятия не имею, так работает в моем случае. Вы же явно не вампир, раз спокойно переносите солнечный свет. Не исключено, что вы вообще человек.

— Понятно… — задумалась она, а я залюбовался ею. Всегда такая смелая и сильная, но сейчас беззащитная прямо передо мной… А ведь эта златовласая красавица довольно молода. Раньше я не мог точно определить её возраст, но сейчас… я почти уверен, что она старше меня максимум лет на пять-шесть.

В тот момент, когда Катрина посмотрела на меня, я не удержался и поцеловал её в приоткрытые губы. Катрина растерялась на мгновение, явно не ожидая такой наглости с моей стороны. Но вот удивительно, на поцелуй ответила!

— Прости… — извинился я, отстранившись.

— Ничего, — ответила паладинша, смущенно опуская взгляд и вытирая тыльной стороной руки губы. — В этот раз прощаю. Все-таки я обязана тебе жизнью.

А затем, сбросив с себя одеяло, девушка встала на ноги, нисколько не смущаясь своей наготы.

— Но если ты ещё раз попробуешь меня поцеловать без разрешения, пеняй на себя. Отрежу твой язык и скормлю собакам. И вообще… почему я голая? И почему голый ты? Что ты себе позволяешь, оруженосец!?

Услышав это, я улыбнулся — Катрина потихоньку приходила в себя. Уже не растерянная и испуганная девушка, а немного уставшая женщина-воин, какой я знал её прежде.

Гнев Катрины, разумеется, по большей части был наигранным. Я не заметил, чтобы она на самом деле сердилась по этому поводу, хотя как по мне, стоило бы.

— Значит, леди-паладин не собирается убивать своего верного оруженосца? — изобразив «покорного слугу» сказал я.

— Сейчас не собирается, — ответила Катрина, поднимая с земли свою одежду. — Я все ещё не знаю, как быть с собой и тобой, но в чем-то ты прав. Мир не черно-белый. Я не испытываю жажды крови и не горю на солнце, что-то человеческое во мне ещё есть. А раз так, то ничего не изменилось — я по-прежнему рыцарь Ордена Ласточки. Но… если я стану превращаться в чудовище, то без промедления убью тебя, а затем и себя.

Я от этого заявления буквально плюхнулся пятой точкой на землю. Вот так благодарность… Спасаю её тут, а в итоге получаю угрозы.

Тем не менее, я был рад, что она жива.

Девушка принялась одеваться, как и я, попутно не отказывая в удовольствии поглядывать, как девушка натягивает кожаные штанишки. Ох… какая все-таки классная у неё попка. Просто мечта.

— Оруженосец! — пытаясь сохранить спокойствие, сказала Катрина.

— А? Да? — опомнился я.

— Кажется, я уже говорила тебе относительно твоей палки. Ты уже забыл?

— Палки? — я опустил глаза и увидел, что созерцание сочных ягодиц девушки принесло существенные плоды. — Упс! — и тут же быстренько натянул штаны.

Тем временем леди-паладин, закончив со штанами и обувью, подняла разрезанные бинты и покачала головой, осуждающе взглянув на меня. Не став даже пытаться что-либо с ними сделать, она отбросила их, просто одев окровавленную рубашку.

— Похоже, рана была очень сильная, — сказала Катрина, рассматривая здоровенную окровавленную дыру.

— Плечо напрочь разворотило, вы почти лишились руки. Поэтому столько крови.

— Да… не хорошая рана. Странно, что вампир нас не добил при этом.

— Ему не дали.

— Не дали? — она удивленно взглянула на меня.

— Да, он был тут не один. Возможно, другой вампир, сильнее его, поскольку тот явно выполнял функцию подчиненного.

— Ты видел второго? — сразу спросила она.

— Нет, только слышал. Судя по всему, это была женщина. Возможно, даже одна из древних.

— Нехорошо, — закусила Катрина нижнюю губу. — Ой, как не хорошо… Сразу два вампира, да ещё как минимум высших — это неординарное событие. Последний раз Орден дрался с кровососами лет сто назад. Мы уже думали, что всех их извели, а тут сразу двое.

Сам доспех девушка одевать не стала, просто закинув на плечо, после чего вышла на улицу. Я последовал за ней, но выйдя на солнце, был вынужден тут же отступить назад.

— Ты чего? — удивленно спросила она, обернувшись ко мне.

Вымученно улыбнувшись, я потянул руку вперед, так что бы она попала под прямые солнечные лучи. Не прошло и секунды, как кожа задымилась, а я был вынужден отдернуть обожжённую конечность.

— Прости… — сказал я ей.

— Но ты же говорил, что не боишься солнца, — прищурила она глаза.

— Обычно — нет. Оно может вызывать небольшую неприязнь, но это терпимо. Однако, чтобы тебя спасти, мне пришлось хлебнуть довольно много крови, иначе был риск, что ничего не получится. И теперь солнце меня неслабо припекает.

Я и впрямь переборщил. Если раньше худо-бедно организм находился в подвешенном состоянии, то после сегодняшней порции он, видимо, решил, что надо бы завести трансформацию подальше в вампирскую сторону. Нехорошо это, очень нехорошо.

— В таком случае мне придется… — она положила руку на меч.

— Погоди! Не горячись! — тут же попытался я успокоить воинственную паладиншу. — Эффект временный. День-два и я смогу нормально выходить на улицу днем.

— Уверен в этом? — чуть более спокойно уточнила она.

— Более-менее.

— Хорошо, я что-нибудь придумаю. А ты пока посиди тут.

С этими словами девушка ушла, оставив меня одного. Но сидел я там не долго, Катрина вернулась весьма быстро и принесла мне накидку, которую обычно используют, чтобы не промокнуть во время дождя.

— Накинь, — предложила она.

Я тот час выполнил её команду, и попробовал выйти на улицу.

— Неплохо, — подтвердил я. — Главное лицом в сторону солнца не поворачиваться.

— Пойдем со мной, — сказала она и направилась куда-то за амбар. Я был приятно удивлен, увидев тот самый фургон, что угнала Селина, оставив меня умирать. — Ты помнишь, в каком бочонке спрятали шкатулку?

— Да, — подтвердил я и тут же забрался внутрь повозки, но лишь для того, чтобы огорченно вздохнуть.

— Что не так?

— Нет камней…

Услышав это, Катрина тут же забралась внутрь и, оттолкнув меня, обшарила открытый бочонок.

— Кажется, теперь я понимаю, зачем приходили вампиры… — устало вздохнула Катрина, усевшись на край фургона.

— Зачем вампирам драгоценные камни?

— Хороший вопрос. Если бы я знала. Максим, вот скажи, во что ты нас втравил? Вначале демон, потом целая куча драгоценных камней, а теперь ещё и вампиры, которых никто не видел сотню лет минимум.

— Видимо, я такой «везунчик»….

— Это точно, учитывая, что за последние два года у меня почти не было действительно серьезных и опасных дел. Кроме… последнего. И тут вдруг возникаешь ты! Да ещё и не человек…Лучше молчи об этом.

— Я и не собирался трепаться.

— Я серьезно. Если в отряде узнают, кто ты на самом деле, проблем не избежать. Мне в том числе. Стоит кому-нибудь доложить об этом наверх, и… — она провела пальцем по шее. — И не только тебе, но и мне. Гюнтеру, скорее всего, тоже достанется, но он маг, а их не так уж и много, так что обойдутся без смертной казни. Но нам с тобой точно конец.

— Хорошо, я и так не собирался никому говорить.

— Вот и молодец.

— Так какие у нас планы? Погонимся за ними?

— Нет. Нашего отряда будет мало, чтобы выследить и убить как минимум двух высших вампиров. Разумеется, по возвращении мы доложим об этом, но боюсь, придется оставить все как есть.

— Спустить им убийства? — не поверил я в услышанное.

— А что ты предлагаешь? Гнаться за ними? Я не уверена, что мы вообще сможем их догнать, не говоря о том, что своими силами их не одолеть. В ордене есть специальные поисковые отряды, пусть они разбираются, а дальше верхушка уже решит вопросы относительно их ликвидации.

Такой ответ паладинши меня не удовлетворил, но и спорить не стал. Ей виднее. Лично я не горел желанием ещё раз сталкиваться с кровососами, но и оставлять их безнаказанными как-то не хотелось.

— Вот же негодяйка, — нахмурился я, осматривая вещи, части из которых уже не было.

— Ты чего? — не поняла Катрина, удивленно обернувшись.

— Я, конечно, понимаю, что о покойниках либо хорошо, либо никак… но…. Черт возьми, эта колдунья продала большую часть трофейного оружия!

— Так вот ты чего, — усмехнулась паладинша. — Не думала, что ты такой меркантильный.

— Вовсе нет, — встрепенулся я на беспочвенное обвинение. — Просто тех бандитов убил я, а не Селина. От неё в битве вообще толку не было, потому что один из наемников оказался предателем и в самый неподходящий момент нацепил на неё браслет.

— Так вот оно что, — задумалась Катрина. — А я все гадала, каким это образом колдунью смогли так легко повязать простые стражники. Так и знала, что дело тут не чисто. Да и твоя история теперь выглядит куда правдоподобнее, чем раньше. Значит, бандитов убил ты?

— Я, — не стал отрицать. — Поэтому и трофеи мои!

Моему возмущению не было предела. Я даже вернулся в амбар, чтобы найти вещи Селины. Наверное, со стороны это и выглядело совсем плохо, но я уже говорил — после смерти для вампиров люди не больше, чем кусок мяса. Если у этой наглой воровки и была душа, то она уже точно не тут, а мне деньги пригодятся.

Катрина за моими действиями наблюдала без малейшего одобрения, но и против ничего не высказала. А раз так — я намеревался вернуть то, что по праву должно принадлежать мне.

— Зря стараешься, — все-таки не выдержала Катрина.

— Почему?

— Ты хочешь найти кошель с монетами тут? При задержанных не держат личных вещей, да и… это же Вольные графства. Ты правда думаешь, что стражники, обнаружив у преступника кошель с деньгами, отдадут его, куда следует? Если у этой девушки и были деньги, то они уже разошлись по карманам стражников, что участвовали в этом деле.

Я недовольно поглядел на тело мертвого стражника, но от мыслей копаться у него по карманам отказался. И вот этот поступок в глазах Катрины уже вызвал легкое удовлетворение.

— Ничего, выпишу тебе премию, когда вернемся. Все-таки сражение с вампиром дело серьезное, не говоря о том, что нам приплачивают за победу над ними. Пусть ты сейчас ещё не полноправный член ордена и не давал присягу, я могу оформить премию через свое имя.

— Было бы здорово, — обрадовался я.

На всякий случай мы с Катриной осмотрели и другие бочки в повозке, но следов драгоценных камней не нашли. Как, впрочем, и денег. И во время поисков к нам подошел один из селян, не понимающий, что здесь произошло.

Похоже, сонное заклинание перестало действовать, люди мало-по-малу стали приходить в себя. Вскоре объявился и один из выживших стражников, который ужаснулся, узнав о том, что случилось с товарищами.

О телах было поручено позаботится самим селянам, а мы с Катриной, дождавшись вечера, отправились назад в Вулариан. Ехать днем не решились, для меня это было чересчур рискованно — одно неловкое движение или сильный порыв ветра, и может запросто оголиться какая-нибудь часть тела.

Селяне, узнав о том, что их посетили вампиры были просто в ужасе и клятвенно умоляли Катрину как представительницу Ордена Ласточки защитить деревню от нечисти. И как бы она их не убеждала, что кровососы, скорее всего, уже далеко и не вернуться, те все равно просили каких-то доказательств.

После заката мы выехали, не смотря на все уговоры остаться на ночь. Мы не торопились, опасаясь, что лошадь в потемках сломает ноги, поэтому к Вулариану подъезхали только к рассвету. На въезде в отданное Ордену поместье нас встретил Гюнтер, седлающий лошадей.

— Леди Катрина! — воскликнул он, а во взгляде мелькнула тревога, но он мгновенно взял себя в руки. — Что произошло!? Вы должны были вернуться ещё утром, но вместо этого пропали. Я с рассветом собирался выступить всем отрядом.

— Непредвиденные обстоятельства, — устало вздохнула женщина.

— Колдунья оказалась сильной?

— Все куда хуже и сложнее, мы с оруженосцем столкнулись с высшим вампиром.

— Что!? Но…

— Да-да… их сотню лет уже никто не видел, — устало отмахнулась она. — Свяжись со штабом и доложи об этом. Максим утверждает, что там был ещё один вампир, и это тоже как минимум высший.

— Как минимум? — вытаращил глаза маг.

— Наш дорогой оруженосец говорит, что тот вампир, с которым мы столкнулись, обращался ко второму как к вышестоящему. Иными словами, был простым подчиненным. Не исключено, что другой был древним.

— Это не хорошо…

— Согласна, поэтому и говорю тебе сообщить штабу. Пусть там сами разбираются с вампирами, наш отряд эти две твари просто сомнут.

— А мы?

— Мы без изменений, — златовласая паладинша украдкой глянула на меня. — Завтра с рассветом отправляемся искать разрыв Инферно. Или мага, что призвал демона.

— И все же…. Оставлять Вампиров это как-то…. — похоже, Гюнтер чувствовал то же, что и я. — Но вы правы миледи, нашему отряду не совладать с двумя высшими.

— Рада, что ты согласен, — кивнула девушка, направляясь в особняк, но на полпути остановилась и добавила. — Оруженосец Максим сегодня отдыхает у себя, так что его не беспокойте.

Гюнтер глянул на меня и усмехнулся.

— Ты чего в накидку кутаешься? — заметил маг.

— Холодно просто, — соврал я и поспешил в дом. А то ещё решит сорвать капюшон, и вот тогда мне будет плохо.

К счастью приказ главы отряда не обсуждался, поэтому меня действительно оставили в покое, и я мог спокойно весь день просидеть в выделенной нам с Герой коморке.

— Говорят, ты и леди де Шинро столкнулись с вампиром? — без привычной надменности обратилась мне девушка-оруженосец. Я даже немного удивился такому, раньше она смотрела на меня как на кучу навоза, а сейчас в её глазах появилось что-то похожее на уважение.

— Да, с высшим, если быть точным.

— Как он выглядел?

Пришлось для неё коротко описать сначала как выглядел кровосос, а затем, что там произошло. От Катрины на этот счет никаких указаний не было, да и лишнего я старался не говорить, в частности о том, что паладинша едва не погибла.

— Понятно, — кивнула головой Гера, дослушав мою историю, после чего поднялась на ноги и просто ушла, ничего не сказав. Странная она все-таки, не понимаю, что творится в её маленькой короткостриженой головке.

В остальном день прошел весьма скучно. Раз физическими нагрузками меня заниматься сегодня не заставят, я решил нагрузить свой мозг, поэтому большую часть дня занимался медитацией и попытками создать «внутренний резервуар». И кажется, у меня начало получаться. Совет Катрины оказался верен, мне было нужно просто собирать энергию со всего тела в одной точке. К сожалению, долго эта крохотная теплая точка не существовала. Как только я терял концентрацию, то та мгновенно растворялась в груди.

О судьбе Селины я старался не думать. Было ли мне её жаль? Наверное, немного. Не смотря на то, что она пыталась меня убить, я все ещё жив. А она — нет, да ещё и умерла весьма паршивой смертью. Вампир выпотрошил её словно свинью. Как можно теперь на неё злиться? Девушка получила то, на что напрашивалась.

А ведь я предупреждал колдунью, что с этими камнями что-то не так. Они буквально смердели кровью.

К вечеру мое вампирское состояние действительно стало проходить. Мне все ещё был крайне неприятен солнечный свет, но теперь хотя бы кожа уже не дымилась, и я мог спокойно подходить к окну.

Ближе к вечеру ко мне заскочил Рол, так же интересуясь историей про вампиров. Пришлось повторять уже рассказанное Гере, разве что в этот раз слушатель оказался более благодарным и после окончания рассказа то и дело выражал восхищение. Словно я подвиг какой-то совершил.

— Тебе за это, наверное, премию выпишут!

— Леди Катрина что-то такое тоже говорила, — подтвердил я. — Ты, кстати, не в курсе, сколько это примерно?

— Что? Нет… понятия не имею. Знаю, что за убийство низшего демона дают премию в десять серебрушек. За высшего вампира вроде бы около ста золотых, но вы же его не убили. А сколько дают за обнаружение, не знаю. Но не думаю, что очень много.

Но поговорить нам не дали, так как меня вызвала к себе леди Катрина. Проследовав в её покои, она попросила Геру удалиться, и мы остались вдвоем.

— Как самочувствие?

— Не так плохо, — ответил я и демонстративно подошел к окну. — Даже кожа уже не дымится, но немного жжется.

— Это хорошо, потому как мне не хочется откладывать завтрашние поиски демонов. И так много времени потратили с твоей колдуньей и проблемами с солнцем. — А затем, немного подумав, спросила другое. — А к крови не тянет?

— Честно? Немного. Но сейчас я это легко контролирую, а через пару дней жажда должна сойти на нет.

— Замечательно, — тряхнула та своей златовластой головой. — Надеюсь, мне не надо напоминать тебе, что об этом распространяться никак нельзя? Если кто-нибудь в Ордене узнает, что я держу при себе вампира-полукровку, не случится ничего хорошего.

Забавно, но я стал замечать, что отношение Катрины ко мне поменялось. Вот уж не знаю, из-за того, что я её спас или помог разобраться в себе после «пошатнувшегося мира». Но если раньше паладинша смотрела на меня лишь чуть лучше, чем на Геру, то сейчас в её взгляде я замечал легкую теплоту. Красавица все ещё пыталась сохранить неприступный вид, но я-то чувствовал, что лед между нами тронулся.

— Я понимаю.

— Вот и замечательно. А теперь иди отдыхай. И позови Геру.

На этом «аудиенция» закончилась. Я вернулся в свою каморку, а Гера занялась поручениями Катрины. Сегодня у бывшей рабыни вообще много хлопот, ведь на неё легли все обязательства, которые раньше лежали на мне. И не смотря на это, она не жаловалась. Наоборот, после выполнения всех заданий Катрины, девушка вышла на вечернюю пробежку и бегала вокруг поместья почти в полной темноте.

Поражаюсь её выдержке.

А когда вернулась, просто рухнула на матрац и вырубилась. Я даже немного пожалел девицу и укрыл её одеялом. Подумывал и сам улечься спать, но вновь объявилась Катрина.

— Готов? — поинтересовалась она.

— К чему? — не понял я.

— Хочу посмотреть, насколько хорошо ты владеешь мечом. Все курсанты, кроме тебя, проходили проверку. Так что и тебе пора.

— Сейчас?

— А почему нет?

Возражений у меня не нашлось. Пришлось проследовать за паладиншей на задний двор, где она с довольным видом вручила мне деревянный меч. Первоначально спарринги проводились на банальных палках, но видимо, кому-то из её отряда было скучно, и он вырезал полноценные деревянные мечи для тренировок.

Я сделал пару пробных взмахов. Деревянное оружие оказалось на удивление неплохо изготовлено, да и в руке оно сидело гораздо лучше, чем первый меч, который мне дал Фихт. Но, разумеется, до эльфийского клинка ему было далеко.

— Ну как, готов? — спросила она.

— Да, — ответил я, и в тот же момент девушка сделала резкий выпад вперед и больно ударила меня кончиком меча прямо в сердце. Не удержавшись на ногах, я тут же рухнул, прижав руку к месту удара. Было на удивление больно.

— Как-то слабо, Максим, — с легкой надменностью сказала Катрина де Шинро. — Ты сказал, что уже готов, а сам даже отреагировать не успел.

И ведь не поспоришь. Никто за язык меня не тянул.

Пока я поднимался на ноги, к месту нашего небольшого спарринга стали подтягиваться люди. Вначале объявился Рол, а затем подошли Ториг и ещё парочка воинов, имена которых я не помнил. Да и рекруты заинтересовались.

— Ну, хорошо… — недовольно проворчал я себе под нос.

Катрина, дождавшись, пока я поднимусь и отряхнусь, приготовилась к новой атаке. В этот раз она вновь сделала прямой выпад, целя мне в грудь, но я довольно легко отбил её меч. Но как оказалось, все это было частью её плана, потому что в тот же миг она крутанулась всем телом и нанесла мне удар прямо под ребра слева.

— Что такое Максим? Ты даже не пытаешься сражаться.

Вот же-ж… Вроде у меня и скорость и сила выше, чем у обычного человека. По идее, я должен был легко увернуться от её атак, но она каким-то немыслимым образом оказывается быстрее меня. Как такое вообще возможно?

В этот раз я не дал ей атаковать первой, попытавшись выбить меч из её рук. Сил сейчас у меня было довольно много, да и скорость я способен был развить приличную. Врежь я хорошенько по деревяшке — мало не покажется, руки тут же занемеют.

Вот только эта златовласая рыцарша словно предвидела мою атаку и даже не попыталась отскочить, вместо этого она приняла удар, но в последний миг чуть скосила меч, отчего мой деревянный клинок резко пошел вниз, и все, что ей оставалось, это нанести мне удар по затылку с разворота.

— Ну, все, — послышались шепотки со стороны смотрящих. — Леди Катрина перестаралась. Пареньку срочно нужен лекарь. У него, наверное, сотрясение.

— Не дождетесь, — фыркнул я, поднимаясь на ноги в третий раз.

Катрина била не со всей силы, но не будь я обычным человеком, сомневаюсь, что смог бы так легко подняться. Загоняя боль на задворки сознания, я сосредоточился, ожидая её очередную атаку.

Кажется, в этот раз леди де Шинро решила взяться за дело всерьез, и слегка прищурив глазки, атаковала прямо в лоб, да с такой скоростью, что я едва смог заметить. Но все-таки благодаря сверхчеловеческим рефлексам смог заблокировать удар, и вновь она сделала шаг назад и нисколько не замедляясь, сделала финт, на который я купился, открывая свой левый бок, в который она незамедлительно ударила локтем.

— Откуда такая скорость? — откашлялся я, приходя в себя после удара. — Я должен быть быстрее и сильнее вас, но такое чувство, что я уступаю по полной программе.

— Вовсе нет, — довольно мило улыбнулась она. — Ты превосходишь меня и в силе, и в ловкости, и в стойкости. Просто я обращаюсь с мечом намного дольше, чем ты, и многие движения довела до автоматизма. Тот же Ториг с легкостью мог бы парировать все эти удары, хотя по физическим данным уступает тебе.

Говорила это девушка тихо, чтобы слышал только я.

— Твоя проблема в том, что мечом ты машешь, как дубиной. Да ты посмотри на свои ноги, — девушка сделала шаг вперед и легким ударом деревянного меча по голени опрокинула меня на землю. — Стоишь неправильно, опрокинуть тебя раз плюнуть. — А затем, дождавшись, когда я в очередной раз поднимусь на ноги, продолжила. — Смотри за мной, повторяй.

Неохотно, я попробовал встать в ту же стойку, что и она, после чего паладинша вновь саданула мне по лодыжке, но в этот раз я куда прочнее стоял на ногах.

Поняв, что представление закончилось, остальные бойцы Ордена Ласточки стали потихоньку расходится. Хотя несколько, включая Гюнтера, по-прежнему стояли. Так же остался и тот парень со сломанной челюстью, Унар, видимо, довольно наблюдая, что теперь достается мне.

Тем временем Катрина прижалась к моей спине, и, учитывая, что сейчас на ней не было брони, я тут же ощутил приятную упругость её груди. Помять бы их ещё…

— Ты меня слушаешь? — недовольно поинтересовалась она прямо мне на ухо.

— Да, леди, — тут же ответил я.

— Так, ноги ты поставил правильно. Теперь меч, — она положила обе мои руки на рукоять меча, намереваясь обучить меня правильному хвату. — Вот так нужно. Запоминаешь?

— Да.

— Хорошо, а теперь горизонтальный взмах, — она повторила несколько взмахов вместе со мной, демонстрируя, как правильно должны двигаться мои руки, и где останавливаться. А затем, отстранившись, попросила повторить ещё самому. Вышло, разумеется, это без каких либо проблем. — Замечательно, а теперь возьми свой настоящий меч и повтори этот взмах тысячу раз.

— ЧЕГО!? — почти подпрыгнул я на месте, а Унар, не удержавшись, хохотнул, отчего сразу получил тычок от стоящего рядом Торига.

— Тоже захотелось? — поинтересовался воин у рекрута, на что последний отрицательно замотал головой.

— Тысячу, — повторила паладинша. — У тебя есть отличный потенциал, учитывая твое происхождение, так что нужно делать из тебя нормального воина.

— А нельзя поменьше? Сто, например…?

— Нет. Тысячу, — твердо заявила Катрина и обернулась к стоящим неподалеку воинам. — Ториг, проследи, чтобы он не халтурил. Если начнет, то можешь накинуть ему ещё тысячу.

— Будет исполнено, — усмехнулся тот.

Я потратил больше двух часов, чтобы сделать эти несчастные тысячу взмахов. Несмотря на все сверхчеловеческие возможности, по окончании этой адской тренировки я практически не чувствовал рук. А Ториг смотрел на меня с нескрываемым уважением.

— Лично я думал, что ты до утра провозишься, молодец. Я хотя бы посплю пару часов перед отправлением, а то бодрящие зелья не сильно люблю, — похвалил меня воин, все это время внимательно считавший взмахи.

Он оказался тоже вполне нормальным мужиком. Даже дал парочку неплохих советов и позволял делать небольшие передышки. Попутно, Ториг развлекал меня своими байками. Одна из них была о том, как в одном трактире он стал подкатывать к симпатичной, как ему по пьяни показалось, барышне. А в итоге это оказался мужик, одетый в женские тряпки. Парни в отряде до сих пор любят ему эту историю припоминать.

Hа раcсвете oтряд практически в полном составе отправился на поиски демонов. Pекрутов брать не стали, но для меня и Геры, как оруженосцев, сделали исключение. Точнее, исключение для Геры, меня бы взяли в любом случае, учитывая, что именно мне нужно было указать, где именно я убил демона.

Рол явно расстроился, что не отправился вместе с отрядом, да и другие рекруты выглядели недовольными. По иx мнению, им не дают возможности проявить себя, а по мне — просто не дают погибнуть глупой смертью раньше, чем они пройдут полную боевую подготовку.

B этот раз, к сожалению, ехать на одной лошади с Катриной мне не дали. В итоге я ехал с Герой, которая, разумеется, была не в восторге от подобного, но молча приняла как данность.

— Позволишь себе лишнего — скину с лошади, — сразу предупредила девушка, когда я занимал свое место позади неё. Да у меня особых мыслей на этот счет и не было — задница у неё плоская, нормальной груди тоже нет. Разве что мордашка симпатичная, но в остальном её фигура слишком неказистая.

Oтряд в неплохом темпе выехал на старый тракт и направился в нужную нам сторону. Дорога была до ужаса скучной, а попытка развлечь себя беседой с Герой ни к чему не привела. Она по-прежнему оставалась ко мне холодна. И в какой-то момент я просто устал пытаться наладить с ней отношения. Mожет, со временем сама начнет предпринимать шаги по сближению, а пока пусть все идет своим чередом.

Eхали мы значительно быстрее, чем двигался бы груженый фургон, поэтому первые знакомые места показались часов через пять езды. А вскоре я увидел впереди ту самую дорогу, ведущую к развалинам старой таверны.

— Сюда, — крикнул я отряду, указав рукой на поворот.

Через пару минут мы уже подъезжали к тому месту, где я дрался с демоном. Кардинальных изменений тут не произошло, разве что от останков демона мало что осталось. Похоже, лесные обитатели не прочь откушать плоть выходцев из Инферно.

— Это было тут, — сказал я, спускаясь с лошади. — Тут я убил демона, — указал я на кровавое пятно неподалеку от остатков костра. — Правда, от него сейчас мало что осталось.

— Гюнтер, сможешь отыскать след? — сразу спросила Катрина у мага.

— Попробую. Кровь есть, так что шансы вполне неплохие.

— Действуй.

С этими словами маг склонился над пятном и стал вычерчивать в воздухе какие-то магические схемы. Моих знаний, подчерпнутых из книги, что дал Гюнтер, было не достаточно, чтобы понять, что именно тот делает.

А затем в воздухе появилась едва заметная светящаяся нить, парящая в полуметре над землей и уходящая куда-то в лес. Я не удержался и коснулся её, но пальцы прошли насквозь.

— След есть, — доложил маг. — Но дальше, судя по всему, придется идти пешком.

Стреножив лошадей, мы отправились в путь. Нас с Герой поставили в центр отряда, а вот Катрина шла одной из первых, зато рядом с нами топал Гюнтер. Как я понял, маг никогда не сражается в первых рядах, так как порой быстро создать заклинания весьма проблемно.

Шагали мы долго и медленно, а след все вел нас куда-то в чащу леса. Xорошо хоть насекомые особо не донимали — но это заслуга мага. Он сотворил вокруг отряда какое-то заклинание отпугивающее, так что хотя бы с этим у нас проблем не возникло.

Ближе к вечеру мы стали подумывать о привале, но неожиданно заметили впереди какие-то огни. Катрина немедленно отправила пару бойцов на разведку, которые вскоре доложили, что впереди находятся руины.

— Похоже, мы все-таки нашли место, откуда появился демон, — ухмыльнулась паладинша.

Отряд подустал, но медлить было нельзя, поэтому Гюнтер всем выдал по небольшой склянке с зеленой жидкостью.

— Что это? — поинтересовался я.

— Зелье бодрости. Снимает усталость, правда после него могут быть побочные эффекты. Но для отряда, который собирается выступить в бой, не отдохнув, оно незаменимо.

Удовлетворившись ответом, я выпил эту невкусную шутку и действительно почувствовал, как ко мне возвращаются силы. Даже ноющие весь день руки перестали беспокоить, и казалось, что я готов горы голыми руками свернуть.

Удостоверившись, что все выпили зелье, отряд неторопливо стал приближаться к руинам. Катрина разделила своих людей на две группы, одна под её руководством должна была атаковать в лоб, другая зайти с тыла и застать противников врасплох.

Я нисколько не удивился тому, что попал в отряд Катрины. Видимо потому, что я весьма живуч и скорее всего не погибну, приняв на себя основной удар врага. А вот Геру леди де Шинро отправила с Гюнтером. Девушка была этим сильно не довольна, но спорить с госпожой не стала.

В итоге в нашей группе был Я, Ториг, леди Катрина и ещё трое бойцов, имена, которых я не помнил. Надо это исправлять, мне с этими парнями ещё служить, а я только их лица знаю. Хотя они ко мне по имени обращаются.

Двигались мы медленно, стараясь особо не шуметь.

— Похоже, они проводят какой-то ритуал, — сказал Ториг, шедший чуть впереди.

— Удачно мы сюда забрели, — ухмыльнулась Катрина.

Мы слегка рассредоточились, прильнув к каменным развалинам. Слегка приподнявшись, я увидел троих людей, стоящих возле какого-то постамента. Двое из них что-то колдовали, третий… честно — понятия не имею, что он делал. Ходил вокруг, то и дело наклонялся и скептически оглядывал происходящее.

Одеты люди были в совершенно обычную одежду. А мне казалось, что темные маги должны одевать черные балахоны.

— Культисты, — шепнула Катрина.

— Ага, — подтвердил Ториг. — Только не вижу знаков принадлежности. Не понятно, к какой ветви они принадлежат.

— Да какая разница. Убьем их, а уже потом будем разбираться, — высказался другой боец.

Помимо людей я заметил ещё пятерку точно таких же демонов, как тот, которого я убил.

— Готовы? Атакуем по моей команде.

Командой Катрины оказалось применение Длани Света на магов, существенного урона она им не нанесла, но это ослепило их и прервало проведение ритуала. Демоны без какой либо команды тот час бросились на нас, но первого же всего лишь одним взмахом меча обезглавила паладинша. И, разумеется, одно из отродий Инферно, бросилось прямо на меня. К счастью, после первой схватки я стал примерно понимать, как дерутся эти твари, так что отскочить и подрубить заднюю лапу оказалось не так уж и сложно.

Один из воинов подскочил и подрубил вторую лапу демону, и уже вместе мы довольно легко его добили. Тем временем Катрина и Ториг убили ещё двоих, но к этому времени пришли в себя маги.

Над головой пролетел сгусток энергии, в дребезги разнесший колонну позади. В одного из воинов попала молния, опрокинув того на спину. И тогда к нам на помощь пришла оставшаяся часть отряда. Гюнтер одним мощным заклинанием буквально взорвал одного из магов. Даже в меня прилетела пара ломтей мяса. Двое солдат тут же вонзили в спину стоящего рядом мага по мечу, а вот на третьего накинулись и стали заламывать руки.

— Живым! Брать живым! — кричала Катрина, но хорошо слаженный отряд и так знал, что нужно делать.

Бой длился всего пару минут.

— Дилетанты, — хмыкнул Гюнтер, осматривая поле боя. — Даже сторожевую сеть поленились выставить.

— Мне интереснее, что за ритуал они проводили, — хмыкнула Катрина, смотря на связанного темного мага. Половина его лица опухла, и поскольку на него надели кандалы, препятствующие созданию заклинаний, все, что ему оставалось, это злобно сверлить нас глазами.

В целом бой прошел на удивление неплохо и быстро. Как говорил Ториг, если бы они нас ждали, все могло бы сложиться куда хуже.

Я же больше заинтересовался тем, что находилось на постаменте. Это был инкрустированный драгоценными камнями череп с рогами и зубами, больше походившими на акульи. От этого странного черепа исходило что-то зловещее и одновременно чарующее, мешающее оторвать взгляд от черных глазниц и драгоценных камней.

— Ты тоже это чувствуешь? — спросила Гера, подойдя рядом. Я даже не удивился её появлению, продолжая завороженно смотреть на магический предмет. А в том, что он магический, я даже не сомневался.

Сейчас всех больше интересовал раненый солдат и темный маг, сидящий на каменном полу и мысленно желающий нам смерти. И очень зря…

Гера, любуясь этим предметом, в какой-то момент не выдержала и протянула руку. Катрина, разбирающаяся с раненым от молнии бойцом, заметила это и крикнула.

— Ничего не трогай!

Но было поздно. Девушка коснулась зубов черепушки, и его пасть незамедлительно захлопнулась, откусывая фалангу указательного пальца. Гера тут же отпрянула, вскрикнув от боли, а камни на черепе стали святиться.

— Акха-Хангу-Сикаразафвахт Ангура! — пробормотал что-то неразборчивое темный маг и зловеще захохотал.

— Заткните его! — приказала Катрина, бросившись к нам. Тем временем сияние черепа лишь нарастало, а затем за ним что-то полыхнуло. — Назад!

Воздух позади черепа задрожал, постепенно превращаясь в нечто вроде зеркала в раме из багрового пламени. Но на этом странные вещи не прекратились, ведь из этого зеркала вышло существо.

Это был огромный монстр метра четыре высотой. В своей правой руке он сжимал нечто похожее на огромный меч, из рукояти которого выходила цепь. Но куда интереснее, что она уходила прямо в руку этого существа. Его левая конечность была гипертрофировано большой, а на вместо пальцев были длинные острые лезвия по полметра каждое. Голова словно закована в панцирь, а пасть больше походила на пасть насекомого, что лишь прибавляло ему чуждости.

— Кажется, мы влипли…

Глава 6. Битва и подозрения

— Назад! Bсе назад! — скомандовала Kатpина, едва увидев вышедшую из «зеркала» фигуру. Tот неторопливо огляделся, поигрывая своими клешнями на месте рта. И, как назло, мы с Герой первыми попались ему на глаза, так как стояли ближе всеx.

Девушка, прижимая к груди окровавленную руку, с ужасом взирала на это создание, стоящее в каких-то четырех-пяти метрах от нас. Да и я был словно поглощён и подавлен его аурой. Mы стояли, не в силах шевельнуться, словно смирившись со своей участью.

— Боевая формация! — раздавала команды паладинша, и бойцы, нисколько не теряясь, готовились дать бой чудищу. Кажется, она что-то кричала и нам, но это существо заглушало все остальные звуки.

— Круг света! — вновь крикнула Катрина, и в следующий миг вокруг монстра вспыхнуло кольцо, словно укрывшее его за пеленой, а я почувствовал, что вновь могу двигаться. — Чего встали, бегом сюда!

Монстр не собирался сдаваться. Вначале он коснулся стены из света своей клешней, а затем со всего размаха врезал. И та треснула от первого же удара, рассыпавшись на миллионы искр.

Как только барьер рухнул, мы все вновь ощутили «давление», исходящее от монстра. Этот верзила снова нацелился на нас с Герой и швырнул свой массивный клинок.

Eсли бы не мои сверхчеловеческие рефлексы, Геру бы точно разрубило пополам. Я в последний момент успел подхватить её и отбросить в сторону. Тем временем Катрина использует Длань света, но та, кажется, даже поморщиться монстра не заставляет. Боюсь представить, что это за чудище, если даже высший вампир постарался уйти от этой атаки.

— Бегом! — крикнула паладинша, а Гюнтер швырнул в монстра энергетический шар. Сзади нас раздался мощный взрыв, в спину чем-то сильно прилетело, но я не отвлекался.

К тому времени я с Герой на руках достиг отряда. Казалось бы, всего ничего, до них было каких-то метров тридцать, а путь показался вечностью. Нисколько не удивился тому, что магический взрыв не сильно повредил чудовищу.

— Лучники! — скомандовала Катрина, и четверо бойцов сделали несколько довольно быстрых залпов. До Леголаса из одного известного фильма им ещё далеко, но все равно скорость и слаженность их работы внушали уважение.

Магия монстру не сильно повредила, а вот стрелы ему явно не понравились. Резко дернув рукой, чудовище бросило свой клинок вперед, целясь прямо в отряд. К счастью, никто не пострадал, люди вовремя бросились врассыпную, избежав смертельного удара.

— Рассредоточится! — продолжала командовать паладинша, в очередной раз «скастовав» Длань Света. Кажется, это слегка ослепляло монстра, чем и пользовались лучники, осыпая его стрелами. A вот Барьер Света она больше не использовала. Не спал и Гюнтер, попытавшись сковать монстра земляными оковами.

В ближний бой с таким чудовищем отряд вступать не спешил, мечники держались в стороне, рассредоточившись, чтобы не попасть под удар клинка на цепи, который монстр весьма ловко и метко метал. Повезло, что ещё никто не погиб.

— Цельтесь в глаза, — в очередной раз скомандовала Катрина, вновь воспользовавшись заклинанием из арсенала Паладина. Гюнтер же в очередной раз накладывал заклинание земляных пут, мешающих монстру двигаться.

Я не сразу понял, почему чудовище ограничивается метанием меча, а теперь стало ясно. С самого его появления Гюнтер раз за разом мешает ему идти к нам. Сила у демона, похоже, непомерная, так как вырывается из оков он довольно быстро, но наш маг вновь и вновь мешает тому добраться до отряда.

Я поставил Геру на землю подальше от поля боя и уже собирался вернуться туда, как та, неожиданно, схватила меня за рукав.

— У тебя кровь, — голос у неё был странный, вроде и спокойный, но это скорее от шока. — Вот тут.

И действительно, глянув на заднюю часть плеча, я увидел на рубашке кровавые следы. Видимо, какой-то камешек после взрыва ударил.

— Ерунда, просто царапина, — сказал я ей и пошел вперед. Oна вроде бы хотела вновь меня остановить, но я довольно быстро подбежал к остальным солдатам, с напряжением смотрящим на демона.

Наконец, один из наших лучников весьма удачно попал твари в глаз. И вот тогда демон рассвирепел и заорал так, что мне даже пришлось заткнуть уши. Казалось, не сделай я этого — оглохну. Гюнтера тоже задела эта звуковая атака, и он не успел вовремя остановить монстра, чем тот незамедлительно воспользовался. Но он не бросился напрямик, вместо этого демон прыгнул, да так высоко, что приземлился прямо в центре отряда.

— Назад! Отступаем! — крикнула Катрина, и бросилась к демону. Похоже, теперь ближнего боя не избежать…

Я поступил по её примеру, хотя и осознавал, что это глупо. Но у меня, как полукровки, больше шансов выжить в прямом столкновении с подобным чудовищем, чем у обычного солдата. Что демон только что и доказал. Оказавшись в окружении людей, он своей клешней выцепил не успевшего отбежать солдата и буквально оторвал ему голову.

Гюнтер ударил в демона молнией, не решаясь использовать то заклинание-бомбу, но электрические разряды, пробежавшись по монстру, так и исчезли, не нанеся ему толком вреда. Вот смотря на такое, я начинаю терять веру в магию. Помню, когда Селина спасла меня, то странное животное чуть ли не испепелило, а этому верзиле хоть бы хны. Интересно, почему?

Катрина, подбежав к чудовищу со спины, прыгнула и вонзила клинок тому между лопаток. В очередной раз взвыв, тот крутанулся на месте, сбрасывая женщину. Катрина на удивление грациозно приземлилась на ноги, но практически сразу ей пришлось сделать отскок назад, уклоняясь от клешни демона.

Гюнтер вновь попытался использовать земляные путы на монстре, но тот, кажется, сообразил, кто именно доставляет ему подобные неудобства, и швырнул свой клинок в мага. Xорошо, я оказался поблизости и в последний миг смог дернуть мага в сторону, благодаря чему он благополучно разминулся с летящим оружием.

— Спасибо, — слегка растерянно поблагодарил Гюнтер, почти сразу поднимаясь на ноги, и незамедлительно вновь принялся колдовать, и на этот раз удачно. Ноги монстра вновь обхватили каменные листы, пытаясь засосать его конечности в землю. И пока демон пытался освободиться, к его одной ноге подбежал Ториг, а к другой Катрина и одновременно рубанули под ним. Меч Катрины глубоко проник в плоть, а мужчине повезло меньше, и он лишь поцарапал «броню» твари.

Чудовище наотмашь ударило мечом, да с такой скоростью, что Ториг не успел отскочить. Все, что смог сделать мужчина, это попытаться заблокировать атаку, но в результате его отшвырнуло метров на десять назад. Следующим его противником оказалась Катрина, и вот она не просто ушла от удара клешни, а ещё и контратаковать успела. Она и впрямь мастер меча, даже интересно, кто её учил такому.

Лучники, отойдя на безопасное расстояние, вновь стали осыпать монстра стрелами, но теперь делали это с большей осторожностью, опасаясь задеть союзников. А вот другие воины в ближний бой вступать не спешили. И по мне это правильно, тут осталось всего пять боеспособных солдат, и умирать они в неравной схватке не спешили, доверяя своему командиру. Если Катрина приказала отступить, значит так и следовало делать.

Смотря на бой со стороны, я стал кое-что для себя понимать. Этот монстр, несмотря на приличную скорость, не всегда такой. Как это ни странно, не смотря на весьма быстрые атаки, он довольно неповоротливый. Да и его взмахи довольно прямолинейны, не смотря на быстроту. Я уже видел, как он не раз махал своим клинком и всегда делал это одинаково…. Не говоря о том, что сейчас из одного из его глаз торчит стрела, из-за чего создается приличная слепая зона, которой грех не воспользоваться.

Ещё одно хорошее качество полукровки, что страх или шок мы можем отправить на задворки сознания, как и боль. Иначе в здравом уме я вряд ли бы на такое решился. Тем не менее, я бросаюсь вперед и, пока демон занят Катриной, со всего размаха бью туда же, куда в свое время ударил Ториг.

Получилось весьма неплохо. Эльфийский клинок, пусть с некоторым сопротивлением, но все-таки пробил броню монстра и вонзился в плоть. Взревев, здоровяк взмахнул своим длинным мечом и едва не перерубил меня пополам. Со стороны ситуация выглядела скорее всего немного комично, потому что я просто отпустил меч и отдернул руки, и в следующий миг перед самым носом пронёсся клинок меча.

— Молодец! — слышу я одобрительные крики кого-то из солдат, но сейчас не до этого. Вместо этого я вновь хватаюсь за меч и, прежде чем чудовище успевает сделать ещё один взмах, наношу второй удар в то же место. Правда, я чуть скосил, но меч все равно проник гораздо глубже, чем раньше.

Похоже, мне удалось что-то повредить, потому что демон вновь взвыл, а затем рухнул на одно колено. Катрина, словно только и ожидавшая этого, подскочила и врезала твари по шее. Из раны тут же хлынула кровь, которую тот безуспешно попытался прикрыть клешней, одновременно начав размахивать мечом. Нам с паладишей оставалось только отступить, дожидаясь, когда спадет буйство гиганта.

— Неплохо, Максим, — сказала она, приблизившись. — Я его отвлеку. Сможешь забраться по спине и ударить в основание черепа? Там у него должно быть слабое место.

— Попробую, — кивнул я.

Коротко кивнув, девушка вышла вперед, начав привлекать внимание монстра. Лучники прекратили обстрел, а Гюнтер сконцентрировался, чтобы как можно крепче удержать демона. Но было видно, что силы его на исходе. Маг, казалось, едва стоит на ногах.

Демон, тем временем заметил паладиншу, отвлекающую его Дланью света, и ответил ей горизонтальным ударом меча, через который она перепрыгнула как истинный акробат. В который раз поражаюсь её грации, а ведь на ней настоящий доспех весом килограммов тридцать! Не уверен, что я бы так смог, не смотря на сверхчеловеческие возможности.

Пока златовласая красавица отвлекала внимание чудовища, я подобрался к тому со спины и, немного выждав удобного момента, за два прыжка оказался у него на спине. Проблема была в том, что, не смотря на подраненные ноги, демон не прекращал попыток подняться, одновременно махая мечом. Оказавшись у него на спине, я со всего размаха вгоняю ему клинок в щель между пластинами в основании черепа. Тот даже рыкнуть не успел, просто в тот же миг рухнул на землю, а я по инерции полетел вперед и кубарем прокатился по земле.

Помогать мне подняться никто не спешил, ну ничего, сам встану. Вместо помощи боевые товарищи направились к демону и стали… его расчленять. Но вначале Катрина за пару ударов отсекла твари голову.

Поняв, что все закончилось, я устало плюхнулся на землю, вонзив меч рядом с собой. Внимание на меня никто не обращал, занимаясь своими делами. Гюнтер, явно держащийся из последних сил, посидел пару минут как я, выпил зелье и пошел заниматься ранеными.

Кто-то спохватился, что маг удрал, но Катрина сразу отправила в погоню двух воинов, а сама, проконтролировав лечение раненых, подошла к Гере, окинула её холодным взглядом и произнесла: «Кровь Гирза на твоей совести». От этого девушка-оруженосец ещё больше побледнела. Затем Катрина подошла ко мне и, усевшись, молча достала флягу. Сделав пару глотков, протянула её мне.

— Кха… тьфу… — сморщился я, почувствовал что-то очень-очень крепкое. Но даже подобным градусом мой вампирский метаболизм не возьмешь. — Обойдусь.

— Тебе же хуже, — пожала она плечами и сделала ещё один глоток, после чего вернула флягу обратно на пояс. — Неплохо, Максим, очень неплохо.

— Что это вообще была за тварь?

— Демон. Демон-палач, крайне неприятная тварь, с которой желательно не сталкиваться. Убить его можно, но для этого нужно хотя бы четверо действительно хороших воинов. А у меня в отряде только Ториг неплохой мечник.

— А магия почему на него не действовала?

— Сопротивляемость высокая, — поморщилась она. — Даже атаки Светом наносят, дай боги, сотую часть урона. Повезло, что Гюнтер знает парочку заклинаний земли, иначе было бы совсем плохо, и одним человеком мы бы не отделались.

— Я думал, что ты и мне сейчас что-нибудь скажешь насчет… того, что случилось.

— А есть смысл? — она взглянула мне в глаза. — Гера совершила ошибку, а не ты.

— И что теперь с ней будет? Вышвырнешь из отряда?

— Ничего не будет, — холодно ответила она. — Я уже сказала ей, что кровь Гирза на её совести. И ей теперь с этим жить, порой это самое худшее наказание. Зато она впредь постарается не делать подобных ошибок. Это и тебя касается, между прочим.

— Не буду трогать странные предметы, — пообещал я ей.

— Плохой год, — закусила она нижнюю губу. — Я потеряла уже второго человека за год, а ведь за последние два не теряла никого.

— Только себя не вини. Ты все делала правильно, — попытался я приободрить свою командиршу, но кажется, ей это было совершенно не нужно. Тряхнув волосами, она поднялась на ноги и посмотрела на меня сверху вниз.

— Мы Орден Ласточки, Максим. Потери неизбежны, когда мы сражаемся с демонами. Все, что мы можем — свести их к минимуму, ни больше, ни меньше. Думаю, скоро ты и сам это поймешь.

С этими словами она удалилась, оставив меня одного. Тем временем Гюнтер добрался таки до Геры с окровавленной рукой. Та упиралась, чувствуя вину за случившееся, но командирша отвесила той смачную пощечину, и все возражения тут же пропали.

— Наконец-то… — облегченно выдохнул маг, присаживаясь на то место, где пару минут назад сидела Катрина. Выглядел он действительно плохо, словно человек не евши-не спавши несколько дней. Сейчас Гюнтер казался глубоким стариком. — Спасибо ещё раз.

— Да полно, — отмахнулся я. — мы же одна команда, разве нет?

— Это точно подмечено, Максим, это точно. Зато могу теперь с гордостью заявить, что ты прошел крещение огнем! — с этими словами он хлопнул меня по плечу.

— А разве стычка с вампирами не считается? — удивился я.

— Ну, вот я никаких вампиров не видел, да и они тоже, — мужчина указал на других бойцов, которые отходили от битвы. — Зато сейчас видели, как ты убил демона-палача, и поверь, в наших кругах это многого стоит!

Не смотря на его слова, какого-то прилива сил и гордости за содеянное я не испытывал. Просто усталость. Хотелось побыстрее вернуться домой и уткнуться лицом в свой матрац.

— Премию пусть выпишут, мне хватит, — ответил я ему.

— Какой меркантильный юнец, — одобрительно хмыкнул тот, в очередной раз похлопав по плечу. — Будет тебе премия, будет.

— Что там с остальными?

— Торигу досталось, рука сломана, внутренние органы повреждены, но жить будет. Я дал ему пару зелий и наложил заклинание лечения. Поваляется в койке пару дней и будет как новенький, разве что руку в полной мере сможет использовать лишь через неделю. Гере повезло больше, всего-то фаланги пальца лишилась. Тоже дал зелье и накатил заклинание регенерации, через неделю-две отрастет.

— Как удобно. В моем мире конечности отращивать не умеют.

— Если лишишься руки или ноги — обращайся. Помогу, чем смогу.

— Лучше магии нормально научи, а не по той дурацкой книжке. Если бы не пара советов леди Катрины, я бы вообще ничего не добился, так как мое «вместилище маны» было не сформировано, а книжка написана для тех, кто уже смог его сформировать.

— Кхех… — как-то странно крякнул маг и покачал головой. — Ладно, ладно. За мной должок ведь. Помогу я тебе, дай только в норму прийти. Завтра, скорее всего, праздник закатим, а уж после дам я тебе пару нормальных уроков, так и быть. Только учитель из меня так себе, предупреждаю сразу.

— Праздник? Нам есть что праздновать? — удивился я, учитывая, что тут только что человек погиб.

— Это традиция такая. После удачной охоты мы празднуем. Особенно когда есть потери. Наверное, сложно объяснить это человеку из другого мира, но этим праздником мы одновременно поминаем братьев по оружию.

— Нет, я понимаю, — кивнул я. — В некоторых культурах нашего мира поминки действительно выглядят как праздник. Так что я не удивлен. Я больше удивился, когда узнал, что в культуре одного из народов моего мира принято доставать покойников из гробов и ходить с ними по улицам, словно те живые.

— Ох, некромантов у вас развелось видимо…

— Да нет, — слегка усмехнулся я. — Просто странный обычай.

В этот момент вернулись воины, отправленные по следам убегающего темного мага. Как и было предсказано, далеко уйти он не смог. Рыцари быстро его настигли и притащили обратно. Судя по виду, по дороге тот пару раз «ударился». Вот же неуклюжий!

— Ну, как, набегался? — ухмыльнулась Катрина, подойдя к пленнику. Тот попытался плюнуть в неё, но стоящий рядом солдат быстро это пресек ударом кулака. — Сильную вы тварь призвали, ничего не скажешь. Только вот зачем она вам?

Но пленник ничего не стал ей говорить, просто стиснул зубы и отвел взгляд.

— Не хочешь говорить? Твое право. — Пожала плечами паладинша. — Так бы тебя просто повесили. Но если тебе хочется пообщаться с дознавателями, твое право.

Катрина дала примерно полчаса своим людям на отдых, наказав больше ничего не трогать без разрешения. Гюнтер, немного восстановив силы, занялся странным черепом, который откусил Гере часть пальца. И это оказалось весьма увлекательным зрелищем. Тот не спешил сразу браться за странный артефакт. Вначале он выстраивал над ним магические схемы, и те частенько вспыхивали, рассыпаясь снопом искр.

А вот солдаты к этому зрелищу относились как к обыденности и даже в ту сторону не смотрели. Просто отдыхали и что-то обсуждали. Разве что Гера сидела одна в сторонке и старалась лишний раз на глаза остальным не попадаться. Боюсь вообразить, что она сейчас чувствует. Так стремиться попасть сюда и в первый же боевой выход подставить весь отряд под удар сильного демона.

Вздохнув, я поднялся на ноги и направился к ней. Хотелось её немного приободрить, не смотря на то, что отношения между нами далеки от идеальных.

— Эй, ты как? — спросил я.

— Нормально, — ответила девушка, даже не посмотрев в мою сторону.

— Каждый может совершить ошибку. Ты же не знала, что случится, — эти слова я сказал словно в никуда. Она не ответила и не посмотрела. — Ты меня слышишь?

— Просто уйди, — коротко прошептала она. Немного постояв, решил, что может это и впрямь правильное решение — дать ей побыть одной. Мы не настолько с ней близки, чтобы пытаться утешать девушку, когда она этого не хочет.

Не смотря на попытки разговорить темного мага, он продолжал молчать, а Гюнтер тем временем закончил с черепом и, сняв его с алтаря, убрал в мешок.

— Ну, и что они планировали? — сразу спросила подошедшая к заместителю Катрина.

— Сложно сказать, это однозначно был призыв. Вот только призывали они не палача, а какого-то конкретного демона.

— Но какого именно, ты сказать не можешь? — сразу догадалась паладинша.

— Не могу, — кивнул тот. — Если бы девчушка не лишилась пальца — может и сказал бы, но после призыва палача многие плетения выгорели.

— Ладно, пусть дознаватели его раскалывают. Мы свое дело сделали.

После этого Катрина дала команду отряду собираться и возвращаться обратно в штаб. Правда, возвращение было до ужаса медленное. Отряд вымотался, и получасового отдыха ему явно было мало. Зато за это время я успел получить парочку комплиментов от других воинов, даже Ториг сказал, что из меня вполне может получиться толковый рыцарь и, возможно, будущий паладин.

Не хотелось его огорчать, ведь вряд ли воином света может стать «темная тварь» вроде меня, так что я просто улыбнулся и кивнул.

Торжественное возвращение состоялось сразу после полудня, ехать быстрее у нас просто-напросто не получилось. Зато встречали нас довольно массово, и, что странно, помимо рекрутов там присутствовали другие люди. Наш отряд даже в какой-то момент замедлил ход.

Но подъехав поближе к воротам, мы заметили, что у них так же были гербы Ордена Ласточки, отчего многие облегченно выдохнули. Руководил рыцарями пожилой мужчина с короткими седыми волосами. Гладко выбрит, на щеке продолговатый шрам. Только глаза холодные и мертвые, что мне не понравилось. Такой человек способен взглядом лечить самый тяжелый запор….

Сопровождали его весьма внушительного вида воины. Их доспехи и оружие явно было на порядок дороже и лучше нашего. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, это какой-то элитный отряд Ордена Ласточки.

— Д-дед!? — воскликнула Катрина, спрыгивая с лошади.

— Моя милая, — улыбнулся старик, после чего обнял паладиншу. Мне от этой улыбки жутко стало…

— Что ты тут делаешь!?

— Мы тут по поводу вампиров, на которых вы наткнулись.

Удивительно, но раньше я Катрину такой не видел. Рядом с этим стариком она казалась совершенно обычной девушкой, а не капитаном ордена рыцарей. Но долго наблюдать за этим не получилось, так как паладинша скомандовала разойтись. Довольные солдаты отправились к своим койкам, и сама командирша вместе с этим пожилым рыцарем удалилась.

Мне было немного любопытно, что именно они обсуждают, но я слишком устал, так что просто направился в свою коморку, чтобы рухнуть на матрац и вырубиться. Но на полпути меня подловил Рол, став донимать вопросами о случившемся. А уж когда узнал, что мы столкнулись с демоном-палачом, так юношу вообще понесло. Его интересовало все.

— Ты лучше скажи, что это за старик был во главе прибывшего отряда, — прервал я поток его вопросов.

— Ты про Люциса де Широ? — парень удивленно уставился на меня.

— Наверное. Он кто?

— Человек легенда! Совершивший за свою жизнь весьма много дел. И вообще, говорят он как ты.

— Как я? — не понял я.

— Избранник башни! Попал сюда примерно в твоем возрасте и сейчас стал одним из самых влиятельных людей в Трилоре.

— Впечатляет, — устало ответил я. Может быть, меня это действительно удивило бы или даже заинтересовало, но я слишком устал.

В конце концов, он оставил меня в покое, дав спокойно добраться до комнаты. Гера так же улеглась спать, свернувшись калачиком. Жаль, но нормально поспать мне не дали, растолкав, наверное, через час-два.

— Пошли, лорд-командующий хочет тебя видеть, — сказал один из неизвестных мне солдат и весьма настойчиво заставил пройти в комнату на первом этаже.

— Присаживайся, — сказал старик, попивая напиток. Судя по запаху это было некое подобие чая.

В этот раз он был одет уже не в доспех, а обычную одежду весьма качественного покрова. На левой руке я заметил крупный перстень с рубином такого размера, что я едва не присвистнул.

— Я Люциус де Шинро, один из десяти лордов-командующих Ордена Ласточки, — представился мужчина. — А ты, значит, Максимилиан Готхард, избранник башни. Осужден за нападение на стражников.

— Так и есть, — подтвердил я, сев напротив мужчины и сразу почувствовал себя дискомфортно. Под взглядом его холодных глаз у меня словно внутренности переворачивались.

— Для начала, я хочу сказать спасибо, что ты спас мою внучку, — немного смягчился он, поставив чашку на столик перед собой. — У меня осталось не так уж много близких, и терять её мне не хочется.

— Тогда почему позволили стать рыцарем? — справедливо заметил я, и тут же пожалел о заданном вопросе, так как он посмотрел на меня уж очень нехорошо. Я даже нервно сглотнул.

— Потому что она сама этого хотела. Это её жизнь и её выбор, а я лишь могу оказать ей помощь в трудную минуту, — после небольшой паузы ответил старик. — Но я не хочу говорить о своей семье, лучше поговорим о тебе и том, что случилось во время нападения вампиров.

Эта тема не стала для меня шокирующей или проблемной, ведь мы с Катриной все давным-давно обговорили. Так что мне оставалось лишь ещё раз все подробно рассказать.

— Вот как, — хмыкнул мужчина, когда я закончил рассказ. — Да ты счастливчик, Максимилиан Готхард, раз выжил после столкновения с высшим вампиром.

— Просто повезло. Их целью было не убийство, а контрабанда.

— Вот это мне и интересно, можешь немного рассказать о том, что случилось раньше. Как ты познакомился с колдуньей и нашел драгоценные камни.

В этот раз пришлось рассказать уже то, как я попал в этот мир. Старик слушал внимательно, и я так и не смог понять, поверил он мне или нет.

— Вот только в твоем рассказе есть одна существенная нестыковка, — нахмурился он.

— Какая же? — напрягся я.

— Как эта колдунья могла расправиться с бандитами, но одновременно с легкостью сдаться стражникам без боя. Не считаешь это странным?

Отвечать я не спешил.

— Если сложить в едино все, что мне стало известно, выходит, что у неё на руке был браслет, блокирующий магию. Но вот интересно, откуда он появился? Это ты его одел?

— Нет, — Если бы я ответил положительно, то, почти уверен, старик спросил бы, откуда я его взял. Лучше не делать пока опрометчивых заявлений. — Понятия не имею, откуда он взялся.

— Точно? — мужчина приподнял седую бровь и с интересом взглянул на меня.

— Точно, — погасил я свои эмоции, стараясь не выдать собственную ложь.

— Интересно, — почесал он, гладковыбритый подбородок, взглянув куда-то поверх моей головы. После чего достал из кармана аккуратный браслет, тот самый, который в свое время нацепили на Селину. — Наверное, ты не в курсе, но достать подобную вещицу весьма проблематично. И остается загадкой, где это колдунья успела обзавестись ей.

— Боюсь, ответ на этот вопрос мне неизвестен, — ответил я ему.

— Понятно, — кивнул он, убирая браслет обратно в карман.

В этот момент дверь распахнулась и в комнату вошла Катрина, недовольно оглянула нас обоих, весьма мило поджала губки и нахмурила брови. Даже и не думал, что она способна делать такое выражение лица! Ужасно мило…

— Дедушка! Опять твои привычки!? Я по-моему четко дала тебе понять, что не дам допрашивать моего оруженосца.

— А разве это допрос? — старик изобразил удивление. — Мы с этим юношей просто мирно общаемся, не более того. Верно? — глянул он на меня в этот момент, да так, что будь я обычным человеком, точно бы наделал в штаны.

— В-верно… — нервно сглотнул я, втянув голову в плечи.

— Да брось, — фыркнула красавица, присаживаясь рядом со мной и скрестив руки на груди. — Как будто-то я тебя плохо знаю.

— Если бы я правда хотел его допросить, то беседовал бы не в таких удобных условиях. И уж точно не за чашечкой дэльгии.

— Обстановка не имеет значения, — покачала она своей златовласой головой. — Можешь обманывать кого-то другого.

— Ну, ладно, — вздохнул старик. — Но я не давил, просто уточнял кое-какие детали, которые вызывают у меня сомнения.

— Уточнил?

— Ну, пара нестыковок, которые меня заинтересовали, имеются, но пока что ничего важного для расследования. Будь у меня времени побольше, я бы разобрался в этом.

— Есть мысли, откуда именно взялась партия контрабандных драгоценных камней, и зачем они понадобились вампирам? — решила сменить тему Катрина, отчего я облегченно выдохнул. Этот старик слишком дотошный и умный, крайне не хотелось, чтобы он лез в мои дела.

— Нет, — покачал он головой. — Есть смутные догадки, но не более.

— Не хочешь говорить? — догадалась Катрина.

— Пока не хочу. Это могут быть поспешные выводы, — сказал он и сделал ещё парочку глотков своего напитка. — Интересного ты себе оруженосца выбрала. Такой же смазливый, как и прошлый. Разве что тот читался как открытая книга, а вот с этим не все так ясно. Избранник башни, прямо как я, да ещё врет много, хоть и делает это весьма убедительно.

На этих словах Катрина тяжело вздохнула и покачала головой.

— Дедушка, ты не меняешься.

— Просто не хочу, чтобы моя единственная внучка пригрела змею, которая потом может много бед натворить.

От этого разговора мне стало жутко неуютно. Как хорошо, что Катрина знает мою тайну, и скорее всего, просто пропустит слова старика мимо ушей. Но все равно… нехорошо это, что подобный человек высказывается так в мой адрес. Как я понял, он не последний человек в Ордене и чрезмерное внимание с его стороны для меня опасно.

— Я взрослая и сама разберусь, кому могу доверять, а кому нет, — сохраняя спокойствие, ответила Катрина.

— Конечно, конечно.

— А какой был ваш мир? — Слишком вымученная попытка сменить тему с моей стороны, но как ни странно она сработала. Старик с интересом глянул на меня, после чего усмехнулся и ответил.

— Не такой как этот. Мой родной мир был куда хуже. Когда-то давно наши предки устроили огромную войну, результатом которой стала гибель цивилизации. Мне приходилось выживать, рисковать шкурой за кусочек хлеба. После того, как я попал сюда, это место показалось мне самым лучшим местом, которое я только мог попасть.

— Значит, вы счастливы, что попали сюда? — уточнил я.

— Счастлив ли я? — удивился дед Катрины. — Очень счастлив. Оглядываясь на свою родину сейчас, я вспоминаю свою юность как кошмар. А здесь я нашел свое место и близких мне людей. — На этой фразе старик перевел взгляд на девушку, в них я действительно заметил любовь, хотя раньше казалось, что его холодные глаза не способны выражать подобные эмоции. — Я ответил на твой вопрос?

— Более-менее, — кивнул я.

— Понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Я прошел через это. Но хочу тебя сразу кое о чем предупредить. Не стоит считать себя избранным или что-то вроде того, как делают многие избранники. Высшие силы просто дают тебе возможность раскрыть свой истинный потенциал. А вот воспользоваться ли этой возможностью — решать тебе. Но главное не переоценивать свои силы, иначе умрешь.

— Хорошо, я запомню.

— Вот и славно, — улыбнулся он, чем вызывал у меня волну мурашек. — Ладно, можешь быть свободен.

Услышав это, я незамедлительно поднялся и, поклонившись, покинул комнату.

Этот старик пугает меня, как бы странно это не звучало. Я вроде-бы полукровка-вампир, могу контролировать эмоции, но оказываясь рядом с этим человеком, у меня начинают поджилки трястись. Просто жуть!

Угораздило же именно его заняться вампирами. Хотя… может, это и к лучшему? Он явно прислушивается к мнению своей внучки, а та, зная правду, постарается меня защитить. И вот даже не знаю, везет мне или наоборот. Пойди, разбери.

— Максим, стоять! — послышался за спиной голос «госпожи», и я, вздохнув, остановился и повернулся в сторону девушки. — Что ты собирался сейчас делать?

— Идти спать, — того времени что я спал явно не хватило на нормальный отдых.

— Отменяется. Идешь во двор, берешь меч и ждешь меня.

— Что? Нет….

— Может прописать тебе десяток ударов розгами за неповиновение? — спросила она таким тоном, что я четко понял — Катрина не шутит.

— Не надо… Ладно… я пойду…

И вот не выспавшийся я прибыл на задний двор, где просидел добрых полчаса в ожидании паладинши. Даже подремать немного ухитрился.

— Вставай, — приказным тоном сказала она. — Сегодня будешь оттачивать другой удар.

Если прошлый был вертикальным, то этот уже горизонтальный. И вот с ним у меня возникли небольшие проблемы. Правильно его нанести у меня никак не получалось. Катрина то и дело недовольно фыркала, и говорила, что я машу мечом, как дубиной. Раза эдак с тридцатого у меня получилось нормально.

— Сойдет, — сказала она и сладко зевнула. — Теперь повторишь первый удар двести раз, а затем семьсот новый.

— Что….!? — я, услышав это, чуть меч не выронил. Да лучше розги, чем повторить то, что было позавчера…. Раны хоть заживут через денек, а боль я могу погасить.

— Давай-давай, — настояла Катрина. — Я пришлю кого-нибудь, чтоб проконтролировать.

— Можно, я тоже? — спросил объявившийся Рол, как только Катрина вернулась в поместье.

— Да, пожалуйста, — пожал я плечами.

Юноша в отличие от меня использовал деревянный тренировочный меч, стараясь точно повторять за мной взмахи. Вот только хватило его ненадолго, уже после сотни он выдохся, а когда узнал сколько нужно сделать мне, у парня отвисла челюсть.

К этому времени пришел и тот, кто должен был меня контролировать. Им оказался Нэл, самый молодой член отряда. Он уже год как закончил обучение рекрутом и сейчас служил в отряде на полных правах.

Чтобы развлечь себя немного, он решил показать Ролу парочку приемов. Почему только ему? Да потому, что я должен был выполнять задание Катрины. А ведь изучить парочку финтов мне бы правда хотелось, но не таким садистским методом, который использует паладинша.

Cледующий день oказался весьма xлопотным, ведь вечеpом должен был состояться праздник в честь успешной операции. В подготовке к этому участвовали все, в том числе и я. Гера помогала на кухне с готовкой, а я же вначале помогал с сооружением лавок и столов, а затем вместе с ещё несколькими солдатами ездил закупаться бочонками с вином. И это бочонки, так бочонки. Пять штук литров по сто каждый!

K счастью доставлять их в ручную не пришлось, для этого получили телегу и двух лошадей. A вот грузить на телегу и с телеги пришлось руками. Pол так же в этом участвовал, и в итоге надорвался и повредил спину. Пришлось позже обращаться к Гюнтеру за помощью.

— Поражаюсь тебе, Максим, — сказал Рол после этого. — Tы вчера так себя нагрузил, а все равно выглядишь полным сил. А у меня вот руки отваливаются…

Говорить я на это ничего не стал. Hичего умного в голову не шло, так что лучше промолчу и сочту за комплимент.

Подготовка завершилась лишь ближе к закату, и Гюнтер практически сразу развесил над каждым столом по магическому свету. Само торжество было решено устроить на свежем воздухе, так как народу и впрямь было много. Oтряд лорда-командующего так же задержался после небольших уговоров Катрины. Мне казалось это немного странным, учитывая, что им стоило бы преследовать вампиров, но лезть в чужие дела я не стал. Вполне возможно, что на это у них есть какие-то причины.

Сам праздник прошел на ура, солдаты весело пили и ели, рассказывая байки. Рол тоже сидел, развесив уши, мечтая когда-нибудь совершить похожие подвиги. Я же просто молча сидел и ел, временами поглядывая на красавицу Катрину, сидевшую во главе стола. Сегодня она была не в доспехе, а в повседневной одежде, неплохо подчеркивающей достоинства девушки, не смотря на «закрытый тип».

А вот Гера все это время сидела одна в конце стола, и никто не обращал на неё внимания. В какой-то момент я не выдержал, попробовал её подбодрить, но получил в ответ полный игнор.

Правда, когда я собрался уходить, она неожиданно схватила меня за рукав и собиралась что-то сказать, но в последний момент передумала.

— Ничего, иди. Потом поговорим.

И я пошел. Если захочет наладить отношения — я открыт, а самому проламываться через целую кучу «шипов», чтобы получить очередной пренебрежительный взгляд, не хочу.

Что примечательно, Катрина выступила с речью, в которой вынесла мне благодарность за помощь в убийстве демона-палача. После чего я в очередной раз получил поздравления от товарищей по отряду.

Я с удивлением понял, что пусть медленно, но начинаю вливаться в коллектив, и чувствую себя среди этих воинов практически комфортно. Здесь царило то, что, наверное, называют воинским братством, люди относятся друг к другу именно как к братьям. К тем, кто прикроет твою спину во время сражения с демоном.

И я становился частью этого братства… может, это и впрямь не так плохо?

Отдохнули на славу, а Гюнтер неожиданно решил развлечь воинов магическим салютом. Вышло весьма красиво, а уж Рол вообще радовался как ребенок. Он, скорее всего, ничего подобного раньше не видел, в отличие от меня.

Вернулся к себе в коморку я сытым и счастливым, собираясь завалиться спать. Гера, судя по всему, все ещё отдыхает, так что я сразу лег. Но не успел задремать, как чья-то рука начала весьма настойчиво меня трясти за плечо.

— Что такое? — сонно пробормотал я, приподымаясь.

— Ты спишь? — задала странный вопрос Гера, смотря мне в глаза. Девушка явно выпила и вела себя несколько странно.

— Уже нет, — слегка недовольно пробормотал я, искренне надеясь, что это не Катрина приказала привести меня куда-нибудь на задний двор и прихватить с собой меч. Ещё одну адскую тренировку я не выдержу. — Так что случилось?

И Гера вновь повела себя странно, вначале отвела взгляд, закусив нижнюю губу. А затем неожиданно подалась вперед и поцеловала меня. Я вначале немного растерялся, но быстро спохватился и ответил на это проявление близости.

Мы наверное пару минут сидели и просто целовались, не в силах оторваться друг от друга. Первые мгновения я гадал, с чего бы это она решила так поступить, но быстро отбросил мысли, решив просто наслаждаться.

Целовалась девушка вполне неплохо, с какой-то нежностью и трепетом, заставляющими мое сердце стучать быстрее. Но девушке словно этого оказалось мало. Не отрываясь от моих губ, она вначале развязала веревку на моем поясе, а затем приспустила холщевые штаны, в которых я обычно спал. А затем, взяв в руку мой набухающий член, начала его ласкать.

И вот тут я уже не выдержал, отстранился от неё и спросил:

— Ты чего это делаешь!? Так вдруг….

— Возвращаю долг, — невозмутимо сказала она, продолжая совершать рукой движения вверх-вниз.

— Долг? Какой ещё долг? — не сразу понял я, о чем она таком говорит.

— Я совершила ошибку, из-за которой погиб человек. Наш товарищ. А ты все равно меня спас от демона, и я благодарна тебе.

— Так! Стой. — Теперь я понял причину её странного поведения. — Если ты считаешь, что должна мне что-то, то это не так. И уж тем более не нужно отдавать это натурой.

— У меня больше ничего нет, кроме собственного тела, — сказала она, смотря мне прямо в глаза. — К тому же, даже если это не нужно тебе, это нужно мне! Я не хочу вечно считать себя твоей должницей. Поэтому просто заткнись и получай удовольствие!

И с этими словами она меня толкнула, заставив лечь. А сама, зависнув надо мной, пробормотала себе под нос. Наверное, она думала, что я не услышу, но слух у меня очень хороший.

— Кажется… это нравится парням. Юуру нравилось… думаю, и ему понравится…

Мне хотелось спросить, что это за Юур, но уже в следующий миг мысли об этом улетучились, сменившись другими, ведь девушка взяла головку члена в рот, принявшись ласкать мое достоинство своими губами и языком.

Девушка отсасывает мне!

Наверное, это единственное, что было сейчас у меня в голове. Видимо, мне не очень везло, ведь девушки, с которыми у меня были интимные отношения раньше, этого не делали. В целом — было весьма приятно. Гера делала это весьма умело.

Первое время я чувствовал некое смущение, а потом решил «какого черта?», и решил просто получать удовольствие. Хочется ей меня отблагодарить — пусть благодарит. Когда я уже был близок к тому, чтобы кончить, девушка неожиданно остановилась и, вытерев губы, посмотрела на меня.

— Даже не думай плеснуть мне семенем в рот, — после чего за пару мгновений избавилась от штанов, запрыгнула на меня сверху и принялась вводить в себя мой член.

— А-а-ах… — сладостно выдохнула она, когда мой пенис полностью проник в её горячее лоно. А затем с серьезным видом заявила. — Только попробуй кончить раньше времени.

В процессе я избавил девушку от верхней одежды, принявшись губами ласкать её маленькие торчащие сосочки. Груди у Геры и впрямь практически не было, зато киска была узкая, что дарило море отличных ощущений.

Угомонились мы лишь под утро, когда солнце показалось на горизонте.

Казалось, я только задремал, как в дверь раздался настойчивый стук, а затем, не дожидаясь ответа, та отворилась, и в комнату ввалился Рол.

— Максим! Тут такое де….- и тут он осекся, увидев рядом со мной обнаженную девушку. — Ой….

В такой ситуации обычная девушка, наверное, закричала бы, но вместо этого Гера поднялась с матраца, слегка прикрываясь одеялом, подошла к парню и схватила его за промежность.

— Если кому-нибудь расскажешь, лишишься хозяйства. Ясно!?

— Д-да… — сдавленным голосом ответил покрасневший юноша.

— Отлично, — спокойно сказала Гера, отпуская его, и начала одеваться.

— Тебя что, стучаться не учили? — хмуро поинтересовался я у парня.

— Так я… стучался… — растерянно ответил он, то и дело бросая взгляды на одевающуюся девушку. — Ты с ней….этого… ох… ну, ты даешь… я…

— Чего ты пришел? — покачал я головой, не желая слушать эти заикания.

— Там внизу общий сбор.

— Что-то случилось?

— Типо того… — неуверенно ответил тот.

И действительно, внизу уже выстраивались воины. Видок у них был тот ещё, некоторые пили вчера так, словно хотели упиться вусмерть. Ничего удивительного, что у всех было дикое похмелье, а зелий, его снимающих, у Гюнтера на всех не хватало. А вот Катрина выглядело блестяще, как и всегда. Её дедушка встал чуть позади и, скрестив руки на груди, внимательно осматривал всех присутствующих. И когда взгляд его мертвенно-холодных глаз упал на меня, я невольно поежился.

— Все собрались? — обратилась она к лорду-командующему.

— Из моих — да.

— Замечательно, — а затем сделала шаг вперед и громко сказала. — Сегодня ночью в этом доме было совершено убийство. Был убит один из воинов лорда де Шинро, и поскольку убийство произошло в стенах этого дома, скорее всего убийца находится среди нас.

Глава 7. Расследование

— У нac есть все oснования подозpевать, что убийца наxодится среди нас, — повторила Kатрина, и среди собравшихся солдат послышался ропот. Bсе были ошарашены случившимся и с сомнением поглядывали на окружающих.

— Именно поэтому с настоящего момента без разрешения одного из нас, — Cтарик кивнул на свою внучку. — покидать стены этого поместья запрещено. В течение дня мы допросим каждого из вас. О странном поведении кого-то из отряда незамедлительно докладывать мне. Есть вопросы?

Вопросов не было.

— Тогда, разойтись!

— Гюнтер, Максим, вы со мной, — остановила нас с магом Катрина. Гере не понравилось такое внимание со стороны госпожи к моей персоне, но девушка смолчала, лишь сверлила мой затылок сердитым взглядом.

Катрина провела нас в комнату, которую все окрестили Залом совещаний. Раньше это была обеденная комната, но после того, как отсюда вынесли некоторые предметы мебели, она превратилась в место для обсуждения важных вопросов руководителями. Стол был завален какими-то бумагами и картами, одна из которых представляла собой точную карту графства Вулар.

— Так кого убили? — сразу поинтересовался Гюнтер.

— Hекого Калтара, из отряда моего деда. Его убили несколькими ударами ножа в живот. Полагаю, задета печень.

— В живот? — задумался маг. — Если он подпустил убийцу так близко, то велика вероятность, что он его знал.

— Это мог быть кто-нибудь из слуг, — предположил я и удостоился внимательного взгляда Катрины.

— Это была первая версия, — ответила та. — Но мы отпустили большую часть слуг ещё до его смерти. Из прислуги осталось всего три кухарки, и все они почти безвылазно просидели на кухне, отдраивая посуду. Этому было множество свидетелей.

— Кстати, леди, — опомнился маг. — A что он тут делает?

Этот вопрос и меня поставил в тупик. И вправду, а что я тут вообще делаю? Я пока не полноценный член отряда, чтобы там не говорили. Прежде всего, меня должны доставить в главный штаб Ордена Ласточки в Трилоре и там зарегистрировать, лишь после этого я буду официально числиться в ордене.

— Я решила, что нам пригодятся лишние руки, — пожала она плечами.

— Но на всякий случай надо кое-что выяснить, — не согласился маг и посмотрел на меня. — Где ты был после того, как покинул задний двор?

— Отправился в свою комнату, — ответил я. — И провел там всю ночь. Гера может это подтвердить, а я могу, что она тоже не отлучалась.

— Прям можешь утверждать? А вдруг она выходила, когда ты спал?

А ведь действительно, хороший вопрос. Я отлично помню, что она все это время спала, положив голову мне на грудь. Но ведь такое им не скажешь… Не хочется афишировать произошедшее, да и самой девушке скорее всего будет неприятно.

— У меня чуткий сон, — нашелся я, что ответить. — Я бы услышал, если бы открывалась дверь или кто-нибудь ходил по комнате.

— Ладно, — махнула рукой Катрина. Видно: она не верит, что убийство — моих рук дело. И вправду, зачем мне несколько раз наносить удары кинжалом, когда я могу свернуть человеку шею без всяких проблем. С моей-то текущей силой. — Гюнтер, мой дед собирается всех допросить, проследи за ним, пожалуйста. В любых проблемных ситуациях немедленно зови меня. А то ему дай волю, он всех моих людей покалечит во время допросов.

— Хорошо, — согласно кивнул маг. — Обязательно.

— Тогда ты свободен, — сказала девушка разворачиваясь лицом к большому окну, из которого открывался неплохой вид на задний двор. — А ты, Максим, подожди, я хочу ещё кое-что обсудить.

Но продолжать златовласая красавица не спешила, дожидаясь, когда Гюнтер оставит нас двоих. Когда шаги мужчины значительно удалились, продолжила.

— Со вчерашнего вечера меня мучают странные ощущения, — нахмурилась она.

— Это какие? — чего-чего, а телепатии в списке моих способностей нет.

— Вначале это была жажда, но, сколько бы я не пила, она не уходит. А ещё небольшая светочувствительность. Под прямыми солнечными лучами кожу словно иголками покалывает. Ничего опасного, но весьма неприятно….

Говоря это, девушка была сильно обеспокоена, уж чересчур мило она хмурила бровки. Я, выслушав эту исповедь, лишь усмехнулся.

— Чего ты ржешь! — вспылила она.

— Расслабься, — попытался я успокоить девушку. — Это нормально. Скорее всего, вчерашнее мясо было плохо прожарено.

— Мясо? — её бровки удивленно поползли вверх.

— Да. Лучше избегать есть плохо прожаренное мясо. Кровь в нем действует как катализатор, но поскольку её мало и она не человеческая, то и реакция организма на неё довольно слабая. Жажда и неприязнь солнца пройдут, просто потерпи немного.

— Значит… — вздохнула она. — Я все-таки как ты…

— Да, и это действительно удивительно. Никогда не слышал о подобном… — задумался я. — По сути, ты должна была стать обычным вампиром, но… ты как я.

— Я чудовище, — буркнула она.

— Не все так плохо, — стал я её подбадривать. — Тебе разве хочется порвать кому-нибудь глотку и выпить кровь?

— Нет… — задумчиво ответила она.

— Ну вот, так что не забивай себе голову лишними мыслями. Да, в тебе теперь есть часть вампира, но если её не подкармливать, ты о ней даже не вспомнишь.

— Хреновый из тебя утешитель, — усмехнулась девушка, но вид её говорил, что она действительно успокоилась. А то ведь мало ли, что она могла себе напридумывать. К примеру, что превращается в вампира и скоро будет бросаться на людей… Хорошо, что со мной решила поговорить, прежде чем делать какие-нибудь глупости. — Значит, это пройдет?

— Возможно уже завтра, — ответил я ей. — Это конечно неприятно, но по сравнению с настоящим голодом — сущая ерунда.

— Настоящим голодом? — заинтересовалась она.

— Да, — кивнул я. — Настоящий голод, или жажда, называй как хочешь, намного хуже того, что ты чувствуешь сейчас. Он похож на адское пламя у тебя в желудке, выжигающее тебя изнутри. В мышцах возникает чудовищная ломота, их словно вырывают из тебя. И ощущая эту боль, ты готов на все, лишь бы прекратить мучение. Даже вцепиться зубами в горло лучшего друга или члена семьи.

— Страшные вещи ты рассказываешь, Максим, — странным тоном произнесла она, смотря на меня, прищурив свои зеленые глаза.

— Я просто говорю, что не стоит нагнетать. Внезапная, неутолимая жажда может появляться сама собой. Как и светочувствительность. Даже если ты год питалась только растительной пищей. Возможно, таким образом организм напоминает сам себе, кто он есть на самом деле. Подобные периоды нужно просто пережить. Больше пить воды, меньше бывать на солнце и через день-другой ты уже будешь чувствовать себя нормально. По крайней мере, у меня именно так.

— Ну, хорошо, — кивнула она мне. — Ты меня немного успокоил.

— Вот и славно.

— Мой дед обязательно захочет тебя допросить.

— Ох… — вздохнул я.

— Не болтай лишнего, хорошо? К убийству ты не причастен, я это знаю. Главное делай вид, что ничего не знаешь и стой на своем. Без доказательств он тебе ничего не сделает, я не позволю.

— Да чего он на меня так взъелся-то? — возмутился я. — Я ему ничего не делал! Более того, тебя спас.

— Такой уж у него характер, — ответила красавица. — Стоит ему зацепиться за какую-то мелочь, и он уже не в силах устоять перед соблазном узнать, что под ней скрывается. И сейчас он зацепился за нестыковки в твоей истории и желает узнать, что же ты скрываешь.

— И что мне делать?

— Ничего. Если ты сам ему не расскажешь, что случилось, он так и не узнает. Но давить на тебя не бросит, в надежде, что ты сломаешься.

— Не ломаться. Понял, — кивнул я.

— Хороший мальчик, — мило улыбнулась она и отвернулась к окну, давая понять, что разговор окончен. Постояв с тупым видом, я таки направился к двери, но на самом выходе Катрина меня окликнула. — Максим, позови Геру. У меня есть для неё работа, заодно и узнаю насчет твоего алиби.

— Конечно, — ответил я ей, выходя наружу.

Разговор с леди де Шинро оставил после себя двоякие впечатления. С одной стороны, мне очень не нравится внимание к моей персоне со стороны её деда. Понятия не имею, как это изменить. С другой, мои отношения с паладиншей явно стали куда более дружескими. Пусть она мне и не позволяет называть себя на «ты» при посторонних, но и прежнего, пренебрежительного тона я уже не слышал.

Значит ли это, что я стал для неё «своим»? Как Гюнтер и остальные члены отряда. Хороший вопрос.

Не успел я покинуть здание, как меня тут же поймал Рол, которому не терпелось выудить из меня информацию, а заодно поделиться своей.

— Максим! Вот ты где! — воскликнул он. — Ты можешь себе представить, что рядом с нами может ходить убийца?

— Да тут многие убийцы, — пожал я плечами. — Мне вот тоже убивать доводилось.

— Я не об этом, — возмутился юноша. — Одно дело темные маги и демоны, и совершенно другое — товарищ по Ордену! — а затем, почти сразу переключился на следующий вопрос. Даже удивительно, как легко он это делает. — Тебя уже вызывал на допрос лорд-командующий?

— Нет. Но думаю, это вопрос времени.

— А вот я уже был. Жуткий мужик, однако. Наша командующая такая красавица, а этот… такое чувство, что он взглядом тебе в голову забирается. Не хотел бы я служить под его началом…

— Да, я тоже.

— Но с другой стороны, — не унимался юноша. — Он человек легенда, победивший сотни могущественных темных магов и упокоивший орды демонов. За таким можно отправиться прямо в Инферно, не боясь за свою жизнь.

— Это все, зачем я тебе нужен? — спросил я на него.

— А ты что, куда-то торопишься?

— Спать, — честно ответил я.

— Серьезно!? Спать в такой ситуации?

— Именно так, — ответил я ему, и, словно подтверждая слова, сладко зевнул.

— Поражаюсь я тебе… — охнул он. — Я бы в такой ситуации и глаза сомкнуть не смог бы. Ведь среди нас убийца!

— Его найдут, и это не я. Так что предпочту поспать, пока есть возможность.

— Ну да… ты же с Герой…. — вспомнил он. Хотя я предпочел бы, чтобы он забыл об этом. — Вообще не понимаю, как вы до этого дошли… ты и она… Вы же друг друга ненавидели? Разве нет?

— Я её не ненавидел, — ответил я, направляясь в сторону лестницы. И, разумеется, парень поплелся за мной, продолжая расспрашивать.

— И все-таки? Я правда не понимаю, как вы сошлись…

— Мы не сходились, — меня его расспросы стали здоровски утомлять.

— Да? — Удивился он. — И все-таки, каково это, заниматься любовью с девушкой? Это так же приятно, как говорят…?

А вот теперь до меня дошло, чего он так привязался к этой теме. А учитывая, что в этом мире интернета нет, о подобном можно узнавать только из уст старших товарищей.

— Кто тут девку не трахал? — раздался голос, и уже через мгновение рядом с Ролом возник ухмыляющийся Ториг. — Дай догадаюсь, это ты!

— Подслушивать не хорошо, — возмутился покрасневший юноша.

— Ты ещё старших поучи, что хорошо, а что нет. Вот когда мечом нормально размахивать научишься, тогда и поговорим. А вот касательно девки — так это легко. В городе есть неплохой бордель, как дадут отгул — обязательно сходим!

— А может, не стоит? — вяло поспорил с ним я.

— Да брось, оруженосец. Вот вдруг он помрет в бою с демоном, так и не познав прелести сосущей бабы. Разве это дело!?

— Твоя правда, — пожал я плечами. — Делайте, что хотите.

— Обожди, Максим, тебя хочет видеть лорд-командующий, — остановил меня Ториг. — Так что пошли.

Сопротивляться смысла не было, так что я проследовал в «допросную». На самом деле это была совершенно обычная комната, только из неё вытащили всю мебель, оставив только два стула и стол. За одним сидел сам дедушка Катрины, а на другой, соответственно, должен был сесть я.

Допрашивал он меня со всеми пристрастием, стараясь придраться к любой возможной мелочи. Все, как и говорила златовласая паладинша. Даже про мой мир спрашивал, интересуясь некоторыми вещами, и словно пытался поймать меня на лжи.

Порой вопросы повторялись, но задавал он их по-другому и порой весьма неожиданно, видимо, пытаясь застать меня врасплох.

Мучал он меня, наверное, больше часа, и за это время я здорово выдохся. При этом старик постоянно что-то записывал в блокнот, не понятно, для себя или чтобы я нервничал. Этому деду надо было не с демонами бороться, а шпионов ловить. У него явно к этому талант!

— Ладно, свободен, — коротко сказал мне Старик, когда испробовал на мне все методы допроса, исключая пытку. И все. О своих наблюдениях и о том, что же такое он там черкал, ни слова.

Не смотря на все эти муки, меньше спать мне не хотелось, так что пока Рол не начал очередную свою «словестную атаку», надо скрыться в нашей с Герой комнате и поспать. Не думаю, что сегодня случится ещё что-то экстраординарное.

В комнате никого не оказалось, так что я сразу рухнул спать. Но не успел заснуть, как мне в бок прилетел весьма болезненный пинок.

— Ты чего творишь!? — воскликнул я, увидев стоящую надо мной Геру.

Та смотрела на меня странным, не мигающим взглядом, а затем опустилась на колени и… приставила нож к моему горлу.

— Говори… — сказала она, продолжая таращиться на меня. Она и обычно ведет себя странно, но сейчас это было странно даже для неё.

— Эй! Это опасно! — воскликнул я, но она лишь сильнее прижала холодный клинок к моей шее.

— Ещё хоть слово не по делу, и я перережу тебе сонную артерию.

— Хорошо… — буркнул я, решив немного подыграть девушке. Не знаю, что на неё нашло, но очень хочу выяснить.

— Ты встречался сегодня с леди Катриной и лордом-командующим?

— Да….

— Они говорили что-нибудь о Советнике?

— Каком ещё Советнике? — не понял я, и тут же ощутил, как лезвие слегка порезало кожу.

— Я задаю вопросы, — сказала Гера. — Они говорили что-нибудь о Советнике?

— Ну, все, с меня довольно, — фыркнул я, отталкивая девушку от себя. И вот тут она повела себя очень странно. Стоило мне это сделать, как Гера словно с цепи сорвалась. Набросилась на меня с ножом, пытаясь ударить. Но я ловко отскочил, а когда понял, что это не шутка, скрутил её. Но даже тогда девушка не прекращала брыкаться и пытаться меня укусить.

Неужели она и есть убийца? Да, ну… не может этого быть… она же всю ночь провела со мной!

Связав её руки и ноги, я немедленно обратился к Катрине с донесением. То, что Гера напала на меня с ножом, её ошарашило, а вот её дед повел себя на удивление резко. Немедленно взял людей и отвел девушку в подвал, где на неё надели кандалы.

— Она что-то у тебя спрашивала? — спросил лорд де Шинро, когда Геру заковали вцепи.

— Что-то насчет Советника, — честно ответил я, учитывая, что скрывать это смысла не было.

— Хорошо, что ты её не убил, а просто связал, — похвалил он меня.

— Вы собираетесь её пытать? — уточнил я.

— Нет, — отрицательно покачал он головой.

— Шали, твой черед, — кивнул старик молодой девушке с короткими каштанвыми волосами. Как я понял, она была его правой рукой и тоже магом. Внешне симпатичная, но не более. Даже близко не сравнить с красотой Катрины. Да и грудь у колдуньи была не на много больше, чем у Геры.

Девушка-маг подошла к Гере, уложила ту на живот и обнажила её спину. После чего с её пальцев стали срываться заклинания, и я увидел нечто странное и одновременно очень жуткое. Между лопаток вдоль позвоночника Геры стало что-то шевелиться. Я такое только в фильмах видел, словно жук залез под кожу.

— Вот он, — улыбнулась девушка, словно уже не в первый раз такое видит, и это для неё нормально. А вот присутствующий тут Гюнтер удивленно вздернул бровь. Кажется, даже для него это зрелище крайне необычное.

Тем временем колдунья зафиксировала «жука» с помощью магии, а затем, достав с пояса небольшой кинжал, аккуратно разрезала кожу и достала из раны неизвестное существо.

— Дедушка…! — взволнованно начала Катрина, глядя на мерзкую, похожую на личинку, тварь. — Я хочу объяснений!

— Конечно, конечно, — кивнул он, только пусть лишние уйдут, и бросил короткие взгляды на меня и Гюнтера.

— Гюнтер мой лейтенант, он останется, — сразу заявила паладинша.

— Я тоже никуда не собираюсь! — сделал я шаг вперед, уперев руки в бока. — Гера меня чуть не убила, и пока не получу объяснений, никуда не уйду!

— Мне кажется, твоему оруженосцу, внученька, нужно прописать пяток ударов хлыста, а то он чересчур забываться стал.

— А я не вижу в этом проблемы, — неожиданно встала на мою сторону Катрина. — Максим действительно пострадал и заслуживает объяснений. Не говоря о том, что я ему доверяю.

— Доверяешь ему? — фыркнул старик. — Вот уж кому-кому, а ему доверять не стоит. Но ладно, если хочешь, чтобы он остался — пусть! Если именно он стоит за всем этим, то будет проще его схватить.

— Стою за чем? — не понял я его.

— За утечкой информации, — холодно сказал старик. — У нас крот.

— Брось, это не возможно, — не согласилась Катрина, но увидев, что её дед абсолютно серьезен, конкретно задумалась.

— Подозреваешь, что это Гера?

— Нет, — тут уже заговорила женщина-маг, поднимающаяся на ноги. — Гера лишь жертва этого человека, как и Калтар.

— То есть, предатель убил вашего человека?

— Нет, — отрицательно покачал головой старик. — Калтара убил я.

— Что!? — воскликнула Катрина уставившись на своего родственника. — Тогда… с какой целью ты затеял все эти допросы и прочее?

— Все довольно просто, — начал пояснять лорд-командующий. — Наш враг — маг, способный использовать жуков для контроля. Довольно редкая и проблемная магия, но и у неё есть определенные ограничения.

— И какие же? — заинтересовался Гюнтер, подходя поближе к женщине и рассматривая необычную гусеницу у неё в руках.

— Он способен контролировать лишь одного человека единовременно. Если он подсадит два или больше контролирующих жуков, это будет грозить ему сильным физическим и магическим истощением. Вплоть до летального исхода.

— То есть, ты убил одного из своих людей, потому что его контролировали? — спросила Катрина. — Ты в своем уме?

— Так и есть, потому что опасался, что вражеский маг получит информацию об одном из Советников.

— Не понимаю, — удивленно заморгала она. — А при чем тут Советники?

— Так получилось, что параллельно я курировал одно важное задание, касающееся одного из тех советников.

— Да кто эти Советники? — не выдержал я.

— Объяснишь своему оруженосцу? — спросил старик, смотря на внучку. Та вздохнула и повернулась ко мне.

— Ты же знаешь, что Трилор управляется советом трех?

— Слышал о таком, — подтвердил я.

— Так вот. Речь про одного из советников, но есть одно существенное НО. Советник не должен погибнуть раньше, чем передаст свои полномочия.

— Почему?

— Обещаешь, что никому не расскажешь?

— Разумеется.

— Смотри. Ты дал клятву и за её невыполнение лишишься языка.

— Я понял.

— Советники одновременно являются проводниками божественной силы. Анос, великий светлый покровитель нашего государства, через них дает силу паладинам. Когда рыцарь получает титул паладина, то должен получить благословение одного из Советников. И если гибнет Советник, то паладины, которых он благословил, потеряют силы.

— Это очень серьезно…

— Разумеется, подобная ситуация исправима и его приемник будет способен вновь благословить всех паладинов, потерявших силу. Но ты вообрази, что может случиться, если паладин потеряет силы во время битвы.

— Да, будет не очень хорошо… — согласился я.

— Не говоря о том, что придется отзывать несколько десятков отрядов со всей страны.

— И эта информация действительно так ценна?

— Да. Она позволит ударить по одному из советников, и если бы я не убил своего подчиненного, маг, скорее всего, добился бы желаемого.

— Тогда понятно, почему Гера расспрашивала меня о Советнике, — теперь понял я. — Видимо, маг думал, что мне могут доверить эту информацию. Или что-то полезное, способствующее получению этой информации.

— А это можно использовать, — задумался старик, почесав гладковыбритый подбородок.

— То есть…?

— Видишь ли, Максимилиан, техника контроля не работает на магах, так как их внутренняя энергетическая структура, скорее всего, выжжет жука меньше чем за час после подсадки. Поэтому все в этой комнате, кроме тебя в безопасности.

— И? Я не понимаю.

— Скорее всего, маг вновь попробует что-нибудь устроить, и ты самый лучший вариант для внедрения.

— Погодите! Но ведь у меня тоже есть магические способности! Гюнтер подтвердит!

— Магические способности не равно их постоянному использованию, — не согласился заместитель Катрины.

— Все верно, — подтвердила Шали. — Это влияет на контроль, но в твоем случае маг сможет контролировать тебя несколько дней, прежде чем внедренный организм сгорит.

— Ну, уж нет! — возмутился я. — Эту штуку я в себя не подсажу!

— Это и не требуется, — сказал старик. — Нам не нужно, чтобы он брал тебя под контроль, нужно лишь, чтобы он попробовал это сделать.

— Значит, я приманка?

— Вроде того, — согласился лорд-командующий де Шинро.

— А как же Гера? Вдруг, когда она придет в себя, то сможет опознать мага? — сразу зацепился я за другую идею.

— Нет, — ответила женщина-маг. — Скорее всего, она не вспомнит, что было за пару часов до нападения. Этот маг умеет заметать следы.

— Ни за что не поверю, что нет другого способа, — не унимался я. — Нельзя его по ауре вычислить или ещё как-нибудь?

— Можно, но лишь в момент активного колдовства. Этот волшебник довольно хитер и явно не новичок. Он умеет скрывать свои способности настолько хорошо, что обнаружить его обычными способами почти невозможно.

— Замечательно… — протянул я, почесав затылок. — Только если вдруг ничего не получится, вы уж постарайтесь просто меня оглушить. Ладно?

— Разумеется, — кивнул старик, а вот Катрина выглядела обеспокоенной. И было почему. Если маг возьмет меня под контроль, в его руках окажется весьма могущественное живое оружие. И, тем не менее, против идеи сделать меня приманкой она не сказала ни слова.

— Так что конкретно меня ждет? — поинтересовался я. — Он попробует подсадить в меня жука? Есть ли какие-то скрытые способы ему помешать?

— Способов нет, по крайней мере таких, чтобы не вызывать у него никаких подозрений.

— Ясно…. — вздохнул я.

— Не волнуйся, парень. Мы будем за тобой приглядывать. В случае чего просто вынем жука.

— Но если мне удастся схватить его раньше, все будет нормально?

— Да, более чем, — кивнул старик.

Геру было решено на время оставить под стражей. Не столько из-за опасений, что она может все ещё оказаться под контролем, сколько для того, чтобы маг, скрывающийся среди нас, точно знал, что вновь подчинить её у него не выйдет.

Я все еще не мог поверить, что среди нас есть самый настоящий лазутчик. Одно дело — поножовщина. Мало ли, вдруг два солдата повздорили и один зарезал другого, но настоящий шпион, пытающийся украсть информацию государственной важности…

Я не понимаю другого. Зачем лорду де Шинро вообще понадобилось прибывать сюда с ней. Очень много странной и противоречивой информации. Почему этот таинственный маг — подчинитель, или как там его называть, так неожиданно объявился именно в этом время и в этом месте. Причем, я так и не понял, в каком именно отряде находится шпион.

К мoему cчaстью, больше в этот день меня никто не трогал, даже надоедливый Pол куда-то пропал. Так что я с мог вволю выспаться, но юноша объявился утром и очень удивился, что я подпер дверь в свою комнату.

Говорить, что ко мне может прийти маг-предатель, я, разумеется, не стал, сославшись на то, что делаю это как раз из-за поведения парня. Bрываться без стука, как поступил он вчера, не хорошо.

— Так ты же один! — удивился он.

— Это не имеет значения, — не согласился я.

Утром была общая тренировка, в которой принимали участие все, с той лишь разницей что у рекрутов она была особенно тяжелой. Помимо ставших уже привычными кругов вокруг особняка, нас заставили делать целый комплекс упражнений.

A вот дальше Ториг, который ходил теперь с подвязанной рукой, решил устроить между нами спарринг. Причем пары он назначал сам, и вот уж не знаю, это он специально или по незнанию, но в партнеры мне достался Унар. Тот крупный парень, которому я раздробил челюсть.

И как же он на меня смотрел, берясь за деревянный меч… Будь он настоящим, не удивлюсь, если бы он и впрямь попытался меня убить, сказав после что это была случайность.

— Бьетесь до первой крови! — объявил он.

До крови? Деревянными мечами? Да тут можно человека до смерти забить, не нанеся ему ни царапины. Тут главное желание, а способ так сделать найдется. Или так и задумано?

Это известие Унар воспринял с каким-то подозрительным энтузиазмом, по-удобнее перехватил деревяшку и злобно оскалился.

Eго атака оказалась довольно внезапной и если бы не вампирские рефлексы, я бы вряд ли смог её отразить. Физически я сильнее и быстрее этого парня, но вот навыки владения мечом оставляют желать лучшего.

Парировав его атаку, я сделал незамедлительную контратаку, но тот словно это предугадал, и, крутанувшись, нанес сильный удар мне по бедру.

— Hу что, уже не такой крутой, а? — ухмыльнулся мой оппонент.

— Веселись, веселись, — ответил я ему, занимая боевую стойку, которой меня учила Катрина. Её и тех двух ударов, которым меня обучила паладинша, мало для победы. Но это всяко лучше, чем ничего.

Его следующий удар был таким же быстрым, как прошлый. Пусть до мастерства Катрины парню было далеко, но он был не новичком в фехтовании. Видимо, кто-то раньше обучал юношу.

А вот мои скромные попытки атаковать обычно заканчивались повреждениями. Во время каждого моего удара Унар ухитрялся парировать, а затем контратаковать. Mои контратаки обычно заканчивались очередными повреждениями.

Как не прискорбно это признавать, но в мастерстве владения мечом он на голову выше меня. Да и сам юноша это понимает. Ухмыляется аж до ушей, довольный тем, как унижает грозного «убийцу демонов».

В какой-то момент меня это достало, я просто перестал сдерживаться. И в следующую атаку вложил большую часть сил — результат превзошел все ожидания. Деревянные мечи от такого сильного удара разлетелись в щепки, а парня отбросило метра на два. И вот теперь он уже так не ухмылялся.

Увидев случившееся, к нам тут же подбежал Ториг. Унар уже с тревогой поглядывал на меня. Меч повредил ему руку, и сейчас с неё капала кровь.

— Я закончил, — коротко бросил я, откидывая в сторону деревянную рукоятку, оставшуюся от тренировочного оружия, и пошел прочь.

— Рекрут! — крикнул мне в след Ториг, но я не отреагировал. Я вроде как оруженосец Катрины, так что и подчиняюсь только ей. Не говоря о том, что мы вроде как дрались до первой крови. Я её пролил.

Не смотря на внезапный уход, никто ко мне не приставал, и я был этому очень рад. Когда адреналин в крови немного спал, я осознал, что переборщил. На мгновение потерял контроль и это не очень хорошо. Быть способным нанести такой удар — это явно не нормально.

— Максим, за мной, — сказала Катрина, выловив меня на выходе из столовой. Вздохнув, я поплелся за ней. Оставшись наедине, в зале совещаний, она уселась на стул и, положив ногу на ногу, вопросительно посмотрела на меня. — Так что случилось на тренировочной площадке?

— Я немного потерял контроль, — признался я.

— Да, я заметила. Ториг мне все уши прожужжал, хотя у меня и так дел по горло.

— Я не специально. Просто… у нас с Унаром старый конфликт, и, оказавшись моим партнером в спарринге, он решил показать, что лучше.

— И ты решил за это его убить?

— Что? Нет!

— Я шучу, — улыбнулась она краешками губ, а я поймал себя на мысли, что она просто очаровательная. Что буквально тону в её прекрасных изумрудных глазах. И, кажется, это не осталось для красавицы незамеченным. — У меня что-то на лице?

— А? Нет… нет! Все нормально!

— Точно? А то ты так пялишься, словно у меня усы выросли.

— А должны? — изобразил я удивление.

— Ты сейчас получишь по голове чем-нибудь тяжелым, оруженосец, — вполне серьезно заявила она.

— Извиняюсь, — улыбнулся я ей, а затем ляпнул то, что и не планировал говорить. Само вырвалось. — Может, сходим куда-нибудь?

— Сходим? Ты о чем, Максим? — девушка не очень поняла, о чем я говорю.

— Ну, куда у вас обычно ходят парень с девушкой?

— А, так вот ты о чем, — кивнула Катрина, но отвечать на мой вопрос не спешила. — Если я решу, что хочу куда-то пойти, то обязательно тебе сообщу. — а затем вернулась к прошлой теме. — В следующий раз постарайся сдерживаться. Обычный человек не должен обладать такой силой. И ладно бы ты сделал это в другое время, но сейчас мой дедушка рядом. А он и так подозревает тебя. Не давай ему лишнего повода, хорошо?

— Постараюсь, — вздохнул я. — Теперь я свободен?

— Нет, сядь на стул в углу и не мешай, — сказала Катрина и стала работать с разложенными на столе бумагами. Что-то читала, что-то отмечала пером на пергаменте.

— Э….- протянул я, так и стоя на месте.

— Что? — нахмурилась паладинша, поворачиваясь ко мне. — Что из слов «сядь на стул в углу и не мешай» тебе не понятно?

— Да мне все понятно, просто я не понимаю, зачем.

— А тебе и не нужно, — вздохнула она. — Я специально забрала тебя прилюдно, чтобы маг знал, что ты находишься в зале совещаний.

— Xотите заставить его думать, что я активно втянут в ваши с лордом де Шинро дела? — догадался я.

— Рада, что ты не совсем тупой, — кивнула она, возвращаясь к бумагам. — Поэтому будь душкой и не мешай.

— Ладно-ладно…

Сидеть на стуле, ожидая, пока Катрина работает было до ужаса скучным. Я в какой-то момент даже решил заняться медитацией, и таким образом смог убить примерно полчаса. Но на вопрос, можно ли идти, красавица ответила твердое «нет».

— Скажи, Катрина, а почему ты думаешь, что это не я маг-предатель? — решил я озвучить мучащие меня мысли.

— Ты? Ты может и полукровка, но точно не маг. Слишком глуп для этого.

— А вот это обидно…

— Ладно, я расскажу тебе кое-что. Именно дедушку отправили охотиться за вампирами не случайно. Я уже давно догадывалась, что в моем отряде есть предатель, но точно не могла сказать, кто именно. Слишком неудачно мы попали в засаду чуть больше месяца назад. Тогда я окончательно уверилась, что это не совпадение. На самом деле, появление дедушки — часть плана по выводу предателя на чистую воду.

— То есть… твоя реакция на его неожиданный приезд была игрой? — догадался я.

— Все верно.

— И ценная информация о Советнике также часть плана.

— Именно так.

— И все равно, как-то все чересчур сложно. Неужели нельзя было придумать план попроще?

— Все куда хуже, чем ты думаешь, Максим.

— М? — заинтересовался я.

— Поимка предателя это лишь часть плана. Все куда хуже. Скорее всего, на врага работает один из высоких чинов Ордена Ласточки, благодаря чему маг и попал в мой отряд.

— Врага? На кого именно? — а то все «предатель», «предатель», а на кого он работает я так и не понял. Темные маги, вроде как, слишком неорганизованны, чтобы нормально воспользоваться подобной информацией.

— Это надо у дедушки спрашивать, именно он этим занимается — вычисляет предателей. А мое дело простое — помогать и охотится на темных существ. Но думаю, это либо Юндор, либо Империя.

— Прям шпионские игры…

— Так и есть. У Трилора много врагов.

— Хорошо. Тогда другой вопрос. А почему эта «Шишка», — я указал пальцем вверх, обозначая руководство Ордена. — Не может сама получить эту информацию.

— Ты плохо знаешь структуру управления Ордена. У нас есть четкие разделения обязанностей и возможностей. Если кто-то из руководителей полезет в области, которые вне его компетенции, это сразу станет известно, и к нему появятся вопросы. Намного проще получить информацию через подручных, не подставляясь самому.

— Понятно, — кивнул я. В этом действительно есть смысл, хотя как по мне, выманивать шпиона, рискуя важными сведениями, крайне глупо. Но это уже не мне решать. Лично мне плевать, даже если погибнет один из Советников.

В этот момент дверь в комнату отворилась, и на пороге показался дедушка Катрины. Взглянув сначала на неё, затем на меня, он сказал:

— Он уже тут? Отлично.

— Что с девчонкой? — спросила Катрина.

— Пришла в себя. Как мы и думали, ничего не помнит. Хотя вначале её реакция на цепи была несколько неадекватной.

— Она бывшая рабыня ушастых, — пояснила девушка.

— Тогда это все объясняет. — А затем лорд-командующий повернулся ко мне и о чем-то задумался. — У нас не так уж много времени, так что будем действовать сегодня.

— Как? — заинтересовалась паладинша.

— Все довольно очевидно. Сообщим остальным, что убийцей оказалась Гера, а нашего юношу мы отправим с тайным поручением.

— Каким ещё поручением? — удивился я. — Да и вообще, разве можно обвинять Геру в убийстве!?

— Это временная мера, чтобы была причина снять ограничения на выход за пределы резиденции.

— Хотите, чтобы я покинул резиденцию, и маг решил напасть, полагая, что у меня будут секретные сведения? — догадался я, прикрыв голову руками.

— Догадливый, — одобрил старик. — Именно так. Ты отправишься в путь, и скорее всего предатель решит тебя перехватить.

— А если он отправит за мной марионетку? — предположил я.

— Такой вариант возможен, но есть одно существенное но. Если верить Шали, то действие контроля ограничивается парой сотен метров. Так что, в лучшем худшем случае маг будет прятаться где-нибудь неподалеку. В лучшем…

— Сам будет участвовать в нападении на меня.

— Все так.

— Дайте догадаюсь, выбора у меня нет? — на всякий случай уточнил я.

— Ты каторжник на службе Ордена. Разумеется, отказаться ты не можешь.

— Будь аккуратен, Максим. Он может попробовать тебя убить или смертельно ранить. Быстро оказать помощь тебе мы не сможем, — предупредила девушка, и я был рад хотя бы этой заботе. По тону старика я понял, если будет опасная ситуация, в первую очередь они станут ловить мага, а не помогать мне. Замечательно…

— Ничего, — вздохнул я, благодаря всех богов, что я не обычный человек. Будь я простым смертным, то погиб уже несколько раз.

— Вечером выдадим твоему оруженосцу коня и отправим в путь, а сами двинем следом под покровом невидимости. Шали умеет его создавать.

— Эм… есть одна проблема. Я не умею ездить верхом.

— Что? — кажется, это выбивалось из плана лорда-командующего. — Как это, не умеешь!?

— Ну, вот так…

— Я подучу его, — вмешалась Катрина.

— Только быстро! Времени совсем нет.

На этом совещание закончилось. Катрина отвела меня к конюшням, чтобы дать пару уроков верховой езды. Чтобы не привлекать к этому внимания, большую часть личного состава отправили на тренировки в другую часть участка.

К сожалению, я не правильно представлял себе тренировки с Катриной. Когда мы шли к конюшне, я воображал романтические катания на коне и прочее. Но в итоге получил лишь синяки и гневный взгляд девушки. Та не собиралась со мной нянчиться, и не удивительно, ведь на кону стояла поимка шпиона.

В итоге я относительно нормально смог научиться держаться в седле и медленно ехать.

— Ну, как успехи? — поинтересовался дедушка девушки, ближе к вечеру.

— Сойдет, — поджав губы, сказала Катрина, хотя по виду было ясно, что она не довольна результатами.

Старик поделился и своими успехами. Они с Гюнтером разыграли небольшой спектакль, по которому большая часть присутствующих солдат слышало, что меня собираются отправить с важной информацией.

Лично я думал, это был слишком неуклюжий и наигранный метод, но они верили, что это сработает.

Затем мне коротко изложили маршрут и дали небольшую карту, согласно которой я не должен был заблудиться. После чего мне дали мой эльфийский меч и кожаную броню, усадили на коня и отправили в путь.

Ехал я медленно, все ещё крайне неуверенно держась в седле, и в глубине души рассчитывая, что шпион не купится на эту авантюру с информацией об одном из Советников. Что он задастся вопросом: а почему важную информацию доверили именно этому парню, а не кому-нибудь из доверенных людей Катрины?

У паладинши, разумеется, было вполне нормальное объяснение: Старик не может послать никого из своих людей, потому что им ещё предстоит погоня за вампирами. Что же касается людей Катрины, то она подобным заданием хочет сделать мне имя. Я уже столкнулся с вампирами, внес большой вклад в победу над демоном-палачом. Если я смогу выполнить ответственное задание государственной важности, то мне могут сразу дать офицерское звание. Да и самой девушке будет поощрение, поскольку я являюсь именно её оруженосцем.

И все же… я очень надеялся, что таинственный враг не станет меня преследовать.

Первые полчаса я ехал относительно спокойно, понимая, что близко от поместья, в котором расположились солдаты Ордена Ласточки, опасности ждать не стоит. Но чем дальше я удалялся, тем беспокойнее становился.

Да, у меня есть вампирские способности, которые, кстати, уже стали угасать. Неплохо было бы получить хотя бы пару капель крови, чтобы прервать деградацию, но, увы… с этим запретом на покидание поместья мне не удалось побывать у мясника. И что самое худшее, мой противник маг! Ему стоит вдарить по мне каким-нибудь сильным заклинанием и все, пиши пропало.

Катрина дала мне защитный амулет, но сразу предупредила, что он спасает только от слабых заклинаний всего один-два раза, в зависимости от силы магии. Мне не стоит излишне на него полагаться, так как они понятия не имеют, насколько силен маг.

Мне мерещилась засада в каждой тени, но всякий раз оказывалось, что это всего лишь мое воображение. И как назло, дорога, по которой мне было велено ехать, была крайне малолюдной. А уж как стемнело, вообще не видел ни одного путника.

Опасность пришла, откуда не ждали. Я ехал, а затем послышался щелчок и конь с громким ржанием, стал падать. Меня выбросило из седла, и лишь чудом я не сломал себе шею. Скорее всего, такое бы меня не убило, но оказаться парализованным на длительный период времени — то ещё удовольствие.

Быстро вскочив на ноги и осмотревшись, я никого не увидел. Зато заметил торчащий из бока умирающего коня арбалетный болт. Не хорошо…

Следующий арбалетный выстрел я пропустил, и он ударил мне прямо в спину. Правда, если противник целил в сердце, то знатно промазал. Лишь левую почку повредил.

— Лучше не дергайся, — послышался голос неподалеку, а затем, словно из воздуха материализовался человек с арбалетом в руках. Похоже, он скрывался под каким-то «куполом», остатки которого неторопливо разрушались в воздухе.

— Агниш? — вспомнил я имя одного из людей Катрины.

Но вместо ответа он всадил ещё один болт мне в бедро.

— Это на всякий случай, чтобы ты не вздумал бежать.

Где Катрина и её дед!? Вот же предатель, которого они так долго искали! Я бы мог его убить, но паладинша запретила это делать, ведь в противном случае они не узнают нанимателя, руководившего этим из стен Ордена Ласточки.

— Я и так не собирался, — изобразил я гримасу боли, хотя на самом деле в данный момент почти полностью её подавливал. Даже с такими ранами я бы легко смог пробежать пару километров, не запыхавшись.

Поглядывая на меня, предатель подошел к лошади и стал рыться в седельной сумке. Достав запечатанный пергамент, не задумывая, сорвал печать и… обнаружил абсолютно пустой лист.

— Ловушка, значит? — поджав губы на удивление спокойно сказал он.

— Все верно, — в этот момент неподалеку исчез невидимый покров, почти такой же, как использовал Агниш. Под ним находилось трое: Катрина, её дедушка и женщина-маг. — Не ожидала, что это будешь именно ты, Агниш. Ты ведь больше десяти лет служишь у меня, и сливать информацию…

— Ничего личного, — вздохнул предатель, отбрасывая бесполезный кусок бумаги. — Не хочу оправдываться, но моя сестра находится в рабстве у эльфов. Они обещали ей свободу за содействие, так что….

— Это не меняет твоего предательства. И ты прекрасно знаешь наказание за него.

— Знаю, — кивнул он, доставая меч.

— Значит, мирно ты сдаваться не хочешь? — уточнила Катрина.

— Мирно не выйдет, — покачал он головой. — К тому же… я догадывался, что это ловушка.

— Что? И ты все равно решил рискнуть?

— У парня, может, и нет нужных сведений, но они есть у него, — мужчина указал мечом на лорда-командующего.

— Ты переоцениваешь свои силы, сопляк, — зловеще ухмыльнулся старик.

— Свои — нет. Но… видите ли… я пришел не один, — Агниш нарисовал в воздухе какой-то магический символ, влив в него ману. И через пару мгновений неподалеку от нас ударила молния, не смотря на чистое небо. И ударила не один раз, а пять!

Но этот факт быстро ушел на второй план, потому что на месте удара небесной силы появилось пять крупных фигур.

Это были пять рыцарей, закованных в угольно-черные доспехи. Их броня выглядела странно, особенно удивило, что я не увидел ни одного сочленения доспехов. Да и сами воины выглядели довольно грозно.

При виде их ухмылка сползла с лица лорда-командующего.

— Это ещё кто!? — крикнул я своим союзникам.

— Эльфы пожаловали, — коротко ответил лорд де Шинро.

Глава 8. Воины Юндора

— Мaкcим, ты как? — кo мнe подошла Kатpина, но всё её внимание было приковано к пятерке приближающиxся воинов. Шли они неторопливо, за оружия не хватались, но при этом выглядели действительно угрожающе.

— Жить буду, — отозвался я.

— А драться? — задала она немного неожиданный вопрос. Hе станут же эти эльфы вступать в прямое столкновение с Орденом Ласточки, да еще и покушаться на жизнь одного из руководителей этой организации.

— Пока не знаю, — ответил я ей, поморщившись. Болт в животе меня не очень волновал в отличие от другого, в ноге. При необходимости быстро бежать у меня не получится, поэтому первым делом я избавился от него.

Тем временем рыцари в угольно-черных доспехах подошли прямо к нам и замерли. Шлем одного из них, словно высокотехнологичное устройство, пришел в движение, открывая лицо.

Выглядели эльфы практически так, как я себе и представлял: острые аристократичные черты лица и желтоватые глаза, полные презрения.

Показавший свое лицо воин вышел на один шаг вперед.

— Я хаттон Cакуарас Ауденарит, — похоже, он представился.

— Целый хаттон, — усмехнулся лорд-командующий, держа одну руку на рукояти меча, а другую на поясе. Он не выказывал страха или смятения, чего нельзя сказать о девушке-маге и Катрине. Те явно нервничали. — И по какому же случаю отряд элитных воинов Юндора пожаловал сюда.

— По вашу душу, лорд-командующий Ордена Ласточки Люциус де Шинро, — ответил эльф и скривил губы в примерзотнейшей улыбке. Если бы мне кто так улыбался, непременно получил бы в морду.

— Даже так? — изобразил изумление дедушка Катрины. — Боюсь, это не возможно, не говоря о том, что вы тем самым нарушаете третий пункт договора.

— Как будто договор с животными имеет силу, — фыркнул один из эльфов, так и не открывших своего лица.

— Спокойнее, — взмахнул рукой хаттон, успокаивая бойца. — Но он прав. Мы не обязаны считаться с мнением глупых людишек. Вы пойдете с нами, лорд де Шинро. У вас есть выбор, как именно — добровольно или силой. Если же вы пойдете сами, мы обещаем пощадить ваших людей. — С этими словами он вновь выдал мерзкую ухмылочку.

— Заманчивое предложение, но боюсь, я волен отказать, — ответил старик, доставая меч.

— Как будет угодно, — на удивление спокойно отреагировал на это эльф. — Вас описывают как легендарного героя. Посмотрим, насколько правдивы слухи.

— Смотри не подавись этим, — усмехнулся старик и с невообразимой скоростью сократил дистанцию. Эльф отреагировал на это довольно резко, выхватив с пояса меч. Оружие у длинноухого было точно таким же, как у меня, но так казалось лишь на первый взгляд. Стоило его руке коснуться рукояти, как меч из золотисто-серебрянного стал угольно черным.

Интересно…а мой так может? И что это дает?

Послышался звон стали. Это хаттон остановил атаку лорда де Шинро. Но старика это не остановило, и он нанес сильный удар ногой. Эльф не упал, но его оттолкнуло так, что тот пропахал добрых метров пять земли своими пятками.

— Неплохо, — одобрительно сказал эльф, а остальные пока не вмешивались, молча наблюдая за своим лидером.

— Я только разогреваюсь.

А я вдруг осознал, что не могу пошевелиться. И не потому, что увлечен их битвой, нет. Словно некая невидимая сила сковала все мое тело.

— Катрина… я не могу двинуться с места…

Девушка отвлеклась от схватки, и по её расширившимся глазам я понял, что она тоже не может двинуться. Стиснув зубы, паладинша таки смогла сделать один шаг.

— Это делает один из них, — сказала нам девушка-маг.

Агниш, тем временем сообразив, что мы не можем двигаться, а старик занят схваткой с эльфом, решил побыстрее спрятаться за спины своих хозяев.

— Я так рад, что вы пришли. Как и обещано, я привел вам самого лорд…а….что…?

Договорить он не успел, потому что его грудь пронзил клинок.

— Больше в твоем существовании нет необходимости, — сказал эльф, вытаскивая клинок из тела мужчины.

Pазобравшись с собственным шпионом, четверка эльфов отправилась в нашу сторону, то ли для того, чтобы убить, то ли чтобы взять в заложники. Проверять, что именно они хотят сделать, как-то не хотелось.

— Прикройте глаза, — сказала нам Шали, что мы незамедлительно выполнили. Даже сквозь закрытые веки я увидел яркий свет, после чего невидимые путы спали. Открыв глаза, я увидел прямо перед собой эльфа и тут же замахнулся кулаком. Но эльф ловко поймал его, мне не удалось даже оттолкнуть его.

Высвободив конечность, я выхватил меч и попробовал нанести удар. И нанес… Вот только на его угольно-черном доспехе не осталось и следа. Ему даже блокировать мой удар не нужно было, все равно пробить его броню я был не в состоянии.

Назад! — крикнула Катрина, нанося по моему противнику удар, который он сразу блокировал.

Я догадывался, что эльфы сильны, но это какая-то ненормальная сила. Из чего сделаны их доспехи!? Да и… они, кажется, вообще не воспринимают нас как серьезных противников. А если бы воспринимали…?

Во время этих размышлений мне прилетело от возникшего почти из ниоткуда другого эльфа. Бил он не мечом, а всего лишь кулаком, и слава богу, иначе меня буквально пополам бы перерубило. Но и этого более чем хватило. Я врезался спиной в дерево и уже не смог самостоятельно подняться. Будь на моем месте обычный человек, скорее всего он умер бы от этого удара.

Битва постепенно набирала обороты, и теперь дедушка Катрины дрался уже с тремя эльфами, держась с ними на равных. Их битва выглядела запредельно. В один момент старик схватил одного из них и отшвырнул, повалив при этом дерево диаметром почти в метр! Это же с какой силой надо бросить человека, чтобы такое сделать….?

Оставшиеся двое занимались нами. С одним дралась Катрина, другой же, решив, что со мной покончено, занялся Шали. Девушка активно колдовала, швыряя в него то одно, то другое боевое заклинание, но те рассыпались, соприкасаясь с его черным доспехом. Похоже, у эльфов сопротивляемость к магии, как у встреченного ранее демона-палача.

Тогда колдунья вновь решила использовать ослепляющее заклинание, и я лишь чудом успел прикрыть глаза. В этот раз она уже не предупреждала…. И очень плохо. Катрина среагировать не успела, и чуть не попала под удар. Если бы не я, собравший последние силы и не сделавший рывок, сбивая девушку, то её бы там и убило.

— Спасибо, — поблагодарила она, поморщившись и рывком поднявшись на ноги.

Какой-же я бесполезный… Тоже мне вампир! Даже с какими-то ушастыми справиться не могу.… Раны серьезные, быстро регенерировать не получается.

Как раз в этот момент клинок, которым был вооружен дедушка Катрины, засветился легким голубоватым сиянием.

— Пора заканчивать эти игры, — фыркнул старик и одним взмахом меча отсек руку одному из эльфов. Отрубленная конечность взмыла в воздух и приземлилась аккурат рядом со мной.

Сам эльф воспринял рану с невероятным спокойствием. Не упал, вопя, а продолжил драться. Они что, совсем боли не чувствуют?

Облизнувшись, я застыл около отрубленной руки, не зная, что делать дальше. Рискнуть и выпить? Тогда я смогу быстрее встать в строй и помочь. Но это риск… если старик или его помощница заметят, как я пью кровь…

Оба они были заняты, а Катрина тем временем почти на равных сражалась с эльфом. Но это ничья долго не продлится. Паладинша не смогла нанести доспехам противника ни царапины, в отличие от эльфа. Рано или поздно девушка оступится, и тогда эльф непременно нанесет удар.

Убедившись, что нахожусь вне зоны видимости, я поднял отрубленную руку эльфа. Катрина заметила, что я собираюсь сделать, и лишь недовольно поджала губы. Не страшно…

Много мне не нужно, достаточно лишь глотка…

Кровь эльфа странная. Она не похожа на человеческую, как по вкусу, так и по составу. Но, по крайней мере, не жжется как кровь демона, которую мне однажды довелось испробовать.

Сложнее всего остановиться. Разум понимает, что уже достаточно, но мое изголодавшееся по крови тело не просто требовало, оно желало крови каждой клеточкой. Побороть это желание стоило невероятных усилий.

Отбросив руку в сторону, я прикрыл глаза и плотно сжал зубы, пережидая безумную жажду. Так бывает всегда, она накатывает как приливная волна, главное немного потерпеть, когда та схлынет.

К счастью в этот раз «кровавое безумие» прошло почти сразу. Сделав пару глубоких вдохов я поднялся на ноги, доставая меч. Раны начали заживать на ходу, а подавленная боль исчезла вовсе.

— Что за…? — изумился сражающийся с Катриной эльф, когда меч в моих руках стал абсолютно черным. Видимо, эльфийские вещи могут использовать только эльфы, но я ведь выпил их кровь. Неплохой побочный эффект. Даже Катрина удивилась.

А я со всего размаху врезал по врагу. По привычке он не стал заслоняться мечом, используя перчатку, и каково же было его удивление, когда мой клинок пробил броню и вонзился ему в руку.

— А-А-А! — закричал эльф, отталкивая меня и отступая.

Похоже, черный меч намного острее, чем обычный, ведь раньше я и поцарапать эльфийский доспех не мог. И, учитывая крик, боль он все-таки чувствует. Но сражаться рана на руке ему не помешала.

Тем временем маг все-таки нашла способ справиться с другим эльфом, не смотря на его невосприимчивость к магии. Она начала использовать материальные предметы: вначале опутала его ноги корнями деревьев. Эльф с ними довольно быстро справлялся, но девушка раз за разом вновь его останавливала. А затем, когда враг был обездвижен, создавала из воздуха ледяные сосульки. Толку от этого было не так много, но думаю, это не очень приятно, когда по броне наносятся десятки ударов.

Ситуация резко изменилась, когда лорд-командующий своим магическим мечом весьма серьезно ранил хаттона. Как это получилось, я пропустил, но один из его воинов тут же начал прикрывать прячущегося командира.

— Отступаем, — скомандовал он, после чего провел правой рукой по левой рукавице. На ней загорелись магические символы, а в следующий миг эльф исчез во вспышке молнии. Его примеру последовали и другие. Проблема возникла лишь у однорукого, но другой товарищ помог ему.

— Уже все!? — крикнул старик, смотря в небеса. — Гребанные трусы… тьфу!

— Успокойся, дедушка, — подошла к нему Катрина, но тот ещё был на взводе.

Я же опустился на землю и попытался, пока никто не видит, вытереть кровь с губ. Тем временем Катрина отошла от старика и наклонилась надо мной.

— Ты как?

— Физически — нормально.

— Хорошо, — кивнула она. Положив руки вначале мне на живот, а затем и на ногу, Катрина есколько раз использовала заклинания лечения. Особого толку от них не было, но это было сделано для видимости. — Как ты смог активировать эльфийский меч?

— Понятия не имею. Наверное, побочный эффект от их крови.

— Ясно. Потом с тобой это обсудим, — и с этими словами девушка «конфисковала» меч. Я даже возмущаться по этому поводу не стал. Наверное, это и вправду ненормально, когда простой человек может управлять эльфийскими вещами.

— Что вообще это было!? — обратился я не столько к Катрине, сколько к её родственнику.

— А на что это похоже? Ты разве ушастых не заметил? — решил он поиздеваться. Видимо, сказывается обида на то, что они просто взяли и ушли, при этом убив нужного свидетеля.

— Видел, но все-равно не понимаю, что случилось! У меня масса вопросов!

Но Люцису де Шинро было плевать на это. Он был недоволен, что эльфы ушли, я же был рад, что они свалили. Я почти уверен, что они сражались не в полную силу, не смотря на серьезные раны. Видимо, хотели взять нас живыми. Ну, разве что кроме меня.

Возвращение было тяжелым. Почти весь обратный путь меня мучали побочные эффекты от принятия крови эльфа. Она явно отличалась от человеческой, и теперь в организме творилось не пойми что.

Есть поговорка: ты то, что ты ешь. Это в какой-то мере относится и к вампирам, просто не все могут это осознать. Высшие вампиры способны через кровь перенимать память, умения, а порой даже чувства жертвы. А в детстве меня пугали страшилкой, что если питаться только кровью одного животного, то со временем ты станешь похожим на это животное.

Но я точно получил способность управлять их оружием. И что-то ещё… Я точно не мог осознать, что именно, но что-то неведомое происходило с моим организмом. Ну, хотя бы соображать могу, не то, что после демонской крови.

— Ты плохо выглядишь, — сказала Катрина, поглядывая на меня.

— Просто надо отдохнуть, — ответил я девушке, чувствуя, как внутри разгорается пламя. Прилив сил давно прошел, осталась лишь боль, которую невозможно было заглушить.

Как же повезло, что лорд де Шинро не заметил странностей в моем поведении, как и изменений меча. Казалось, сейчас ему вообще ни до чего нет дела. Сразу после окончания боя он погрузился в свои мысли и не проронил ни слова.

Когда мы вернулись, Гюнтер заявил, что в данный момент отсутствуют четверо воинов из нашего отряда, одним из которых был Агниш. Но остальные нашлись пьяными в ближайшем от поместья городском кабаке.

Не став задерживаться, я сразу отправился спать. К тому времени внутренние изменения поутихли, как и боль, только чудовищная усталость валила с ног.

Меня разбудило появление бледной и уставшей Геры.

— Извини, что напала на тебя, — сказала она, заметив, что я проснулся.

— Это была не ты, — ответил я ей, потирая рукой глаза.

— Тебя хочет видеть Катрина, — с этими словами девушка улеглась на второй матрац и повернулась ко мне спиной.

Пришлось вставать. Оказывается, я проспал весь день, хотя планировал проснуться около полудня. Видимо, изменения завершились, и все, что сейчас мне хотелось, это пить и есть.

Но прием пищи пришлось отложить, нельзя заставлять нашу «принцессу» слишком долго ждать. Постучавшись в дверь покоев девушки, я дождался ответа и вошел. Она сидела за небольшим столиком и читала какую-то бумагу… в халате?! Обычный серый халат, но… как же сексуально он на ней смотрится…

— Выспался? — поинтересовалась паладинша, откладывая пергамент.

— Более чем, — ответил я, стараясь не пялиться на девушку. — Так как дела?

— Так себе. Дедушка в гневе. То, что Агниш работал на эльфов, ни о чем не говорит. Нам нужен был тот, кто его завербовал. Человек, находящийся в правлении Ордена.

— Сочувствую.

— Не стоит. — Поморщилась она, после чего задала другой вопрос. — Зачем ты пил кровь эльфа? — и задала его таким жестким тоном, что я растерялся от неожиданности.

— Затем, что все мои внутренние органы превратились в фарш, — недовольно ответил я. — Будь на моем месте кто другой, то ты бы оплакивала уже второго оруженосца.

— Ох… — покачала она головой. — Имей в виду, ты очень сильно рискуешь. И меня подставляешь.

— Извини…

— С ума сойти. Если бы мне полгода назад сказали, что я буду покрывать вампира-полукровку, я бы дала этому человеку в морду. И, скорее всего, не один раз.

Отвечать на этот её комментарий я не стал. Ну, а что тут скажешь? По меркам этого мира я лишь темная тварь, которая не достойна жизни.

— Лучше расскажи, что вообще там произошло? Ты обещала! — напомнил я ей.

— Хорошо, — поморщилась красавица. — Помни мне плечи, я жутко устала.

С этими словами девушка немного приспустила халат, а я стал исполнять приказ.

— Ты и впрямь напряжена, — подтвердил я.

— Ещё бы. Столько всего на меня свлилось, — после небольшой паузы девушка ответила на мой вопрос. — Похоже, Агниш работал на эльфов.

— Это я уже понял. Только это какая-то бессмыслица. Ведь ты говорила, что предатель предупредил темных магов о вашем появлении, и те устроили ловушку. Эльфы сотрудничают с темными?

— Эльфы одновременно сотрудничают со всеми и ненавидят всех. Это их природа.

— Мне казалось, что у Трилора с ними мир.

— Мир? Не смеши меня. Эльфы творят, что хотят, и все сходит им с рук. Я открою тебе страшную тайну, о которой знают не так много людей. Юндор превосходит в боевой мощи и Империю и Трилор вместе взятых.

— Что!? — вот это было для меня неожиданностью. Хотя, после увиденных эльфов это уже не кажется такой фантастикой. Всего пять воинов, а если бы их была сотня или тысяча? Думаю, без дедушки Катрины эта пятерка запросто раскатала бы весь наш отряд.

— Именно так.

— Тогда… почему они вас ещё не завоевали?

— Для этого есть причины. Во-первых — им это не надо. Для них мы муравьи. Не более того. Во-вторых, кто сказал, что у нас нечем ответить? И у Трилора и у Империи есть магическое оружие, способное обрушить Юндор на землю. Вот только его обрушение приведет к сильным катаклизмам, да и магическая энергия, которую те копят тысячелетиями, вырвется наружу. Скорее всего, мощность выброса уничтожит большую часть мира.

— Мда… — протянул я, стараясь не смотреть на аппетитные формы девушки, выпирающие из-под халата. — Но это многое объясняет. Это удерживает эльфов от радикальных действий.

— Именно так. Но это не мешает им вредить нам. Они могут сливать информацию нашим противникам, могут самолично устраивать прорывы в Инферно.

— И покушение на одного из советников это тоже нормально?

— И да, и нет. Скорее всего, это была инициатива чересчур самонадеянного хаттона. Хаттон это звание сродни моему. Элитный воин, у которого в подчинении есть небольшой отряд. Но над ним так же хватает офицеров чином повыше. Наверное, этот эльф собирался выслужиться, захватив не просто ценные сведения, что могут повредить Трилору, но и одного из генералов Ордена Ласточки.

— Но явно переоценил свои силы.

— Причем очень сильно. С ним было всего пять воинов, да и никаких мощных артефактов с собой они не брали, явно собираясь взять нас живьем. Если бы эту операцию курировал кто-то серьезный, то сомневаюсь, что мы так легко смогли бы так легко отбиться.

После её рассказа мне стало чуть понятнее все произошедшее, но легче от этого не становилось. Юндор действительно силен.

— А почему мой меч стал черным? — решил я кое-что прояснить.

— Ты меня об этом спрашиваешь?

— Я не о том. Почему он, чернея, становится острее.

— А, вот ты о чем, — усмехнулась она. — Эльфы плохо владеют классической, стихийной магией. Но они мастера в создании разного рода артефактов. Ты сам видел их черные доспехи. Даже юный эльф, который раньше никогда не сражался, в таком доспехе способен стать грозной силой.

— Это точно. Обычным оружием его не пробьешь…

— Да, тут нужно либо их собственное оружие, либо артефактное оружие, как у моего деда.

— Ты про светящийся меч?

— Именно. Это оружие он получил от Советников за верную службу Трилору. Считается, что нет материала, который он не может рассечь, хотяесть у этого оружия и свои недостатки. Оно долго активируется и долго перезаряжается. Но если правильно воспользоваться его силой, можно совершить многое.

— Представляю, — согласился я. — К примеру, прорубить лаз в каменной стене крепости.

— Как вариант, — подтвердила красавица, высвобождаясь из моих рук. Поднявшись на ноги, она поправила халат и подошла к шкафу, из которого вынула бутылку и два стакана. — Составишь мне компанию?

— Хорошо, — после недолгого раздумья ответил я.

Мило улыбнувшись, Катрина уселась на кровать, я занял место рядом. Наполнив бокал красным вином, она протянула его мне, затем уже налила себе. Мы вместе пригубили бокалы, после чего она поинтересовалась.

— Ну и как тебе?

— Я не большой ценитель вина, так что трудно сказать, — честно ответил я. — Но вроде ничего.

— Ну, и славно, — после недолгой паузы она добавила. — Я, наверное, должна перед тобой извиниться.

— За что?

— За многое, — по её лицу было видно, что говорить такое она не хочет, но чувствует, что должна. — За то, как с тобой обращалась по началу. Хоть ты этого не заслуживал. Тяжело представить, что ты ощущал тогда — оказался в другом мире, затем тебя бросили умирать, и не успел ты оклематься, как стал вначале каторжником, а затем и рекрутом Ордена. Да и я хороша. Решила, что если буду обращаться с тобой как с предметом мебели то… — она задумалась. — Не знаю, что…. Мне просто хотелось сорвать на ком-то злость в тот момент.

— Ничего, — решил я приободрить её и после недолгих раздумий положил руку ей на плечо. К счастью, Катрина ничего против не сказала. Наоборот, кажется, она немного придвинулась, хотя может, это мое воображение…

— Каким он был?

— Кто? — не очень поняла Катрина.

— Твой прошлый оруженосец, — пояснил я. — Который погиб.

— А, ты о Дуго… — она устало вздохнула и глотнула еще вина — Хорошим малым. Чем-то на тебя похож, только без темного прошлого. Мы не были чужими людьми, он был младшим сыном моей учительницы. Мисс Кезим была строгой, но хорошей женщиной. Преподавала мне историю, искусства и многие другие предметы.

Примерно год назад, когда я была в столице, мы встретились и она попросила взять сына в свои оруженосцы. Вначале я была против, но она настояла. Дуго оказался смышленым парнишкой. У него были все данные, чтобы в будущем стать рыцарем. Но… увы…

— Это действительно печально… — я глаза опустил в пол.

— Нет, печально будет, когда я буду вынуждена сообщить матери, что её сын пал в бою. Ей так и не сообщили, я сама хотела. Но… мне страшно. Мне страшно возвращаться домой и смотреть в глаза этой женщине…

— Вот уж не думал, что ты чего-то боишься, — сказал я и, пойдя чуть дальше, приобнял её за плечи. Девушка не возражала, даже наоборот, словно сама этого хотела.

— Я постоянно боюсь. Боюсь опозорить свою семью, боюсь потерять своих людей в бою….

— Это нормально… — сказал ей я. — У нас есть поговорка, ничего не боятся только мертвецы.

— На удивление хорошая, — грустно улыбнулась она, смахнув с глаз проступившие слезы. — Извини. Обычно я не позволяю себе проявлять чувства перед окружающими.

— Порой это нужно делать. Люди, которые слишком долго держат в себе тревоги и страхи, в итоге просто ломаются.

— Я не понимаю, что в тебе такого особенного? — неожиданно спросила она, повернувшись ко мне лицом и смотря прямо в глаза.

— О чем ты? — слегка опешил я.

— Почему я чувствую себя рядом с тобой комфортно? Даже с Гюнтером, с которым я знакома уже не первый год, такого нет. Но рядом с тобой мне хорошо, и я могу говорить то, что обычно скрываю глубоко внутри. И я не могу понять, почему…

— Может… потому, что нас объединяет общая тайна, и ты обязана мне жизнью? — сделал я предположение.

— Да, вполне вероятно, — задумалась она, но кажется, ответ её не устроил.

Разумеется, ответ у меня был, но озвучить его я не рискнул. Неизвестно, как девушка на него отреагирует. В фильмах часто обыгрывается ситуация, когда между вампиром и обращенным формируются некие узы. Либо дружба, либо страсть. Такое существует и в реальности, хотя узы эфемерны и ни к чему не обязывают. Это не какая-то ментальная связь, скорее, возникает нечто вроде симпатии. Полагаю, это связано с инстинктами. По книгам о первых вампирах выходило, что часто они жили стаями, а узы помогали им организовываться.

И тем удивительнее их появление у Катрины, ведь её нельзя назвать полноценным вампиром. Я почти не сомневался, что это узы. Ведь я тоже стал испытывать что-то к ней после спасения. А тот поцелуй? Я до сих пор не понимаю, зачем вообще это сделал. И что удивительнее, сама Катрина на это отреагировала довольно спокойно.

Затем девушка вновь посмотрела мне в глаза, и наши уста соприкоснулись. Я сам не понял, как, но вот мы уже целуемся так страстно, что у меня перехватывает дыхание.

Прижавшись друг к другу, мы плюхнулись на кровать, не размыкая губ. Я оторвался лишь для того, чтобы начать целовать её тонкую шею.

— А-а-а-ах… — простонала она. — Нам нельзя… ты и я…

Но, не смотря на слова, девушка продолжала отвечать на поцелуи и никоим образом меня не отталкивала. Наоборот, её руки скользили по моему торсу. А я тем временем отдернул ворот халата, обнажая её пышную грудь.

— Не стоит…. — продолжала она вяло протестовать, когда я впился губами в её сосок, а сама запустила пальцы в мои волосы.

Тук. Тук. Тук.

На нас словно ведро холодной воды вылили.

— Милая, это я. Ты ещё не легла спать? — послышался голос командующего де Шинро.

Катрина подскочила на ноги и тут же начала поправлять халат и растрепавшиеся волосы. После чего жестом указала мне спрятаться под кровать, на что я отказался. Вот ещё! Я что, какой-то любовник, прячущийся от рогатого мужа?

На что Катрина погрозила мне кулаком, но в итоге вздохнула и пошла открывать дверь.

Когда дедушка вошел в комнату и увидел тут меня, он вопросительно глянул на внучку.

— Ты меня разочаровываешь, Катрина.

— Ничего не хочу слышать, — тут же твердо заявила она. — Я просто вызвала его для разговора. Хотела уточнить пару деталей.

— Разумеется, именно поэтому на кровати валяется бутылка вина и пара бокалов, — хмыкнул он. — Можешь передо мной не оправдываться. Ты взрослый человек, и вольна делать что вздумается. Только не вмешивай личные отношения в работу, это может плохо для тебя обернуться.

После чего посмотрел на меня фирменным взглядом, отправившим мою душу в пятки. Даже взгляд отца, вампира возрастом в не одну сотню лет, пугал меня меньше, чем взор этого деда….

— Я хотел сказать тебе, что уезжаю утром. Кажется, твоих вампиров засекли в соседнем графстве пару дней назад. Есть неплохой шанс их нагнать.

— Спасибо за помощь, — сказала девушка и обняла своего родственника.

— Ничего, милая, — похлопал он её по спине. — Ты же знаешь, я помогу тебе в любой ситуации. Мы же семья.

— Угу…

— А ты что собираешься делать?

— Тут мои дела закончены. Демоны убиты, с темными магами разобрались. Так что… наверное, направлюсь в Трилор, сдам рекрутов и возьму новые поручения. Я, в отличие от тебя, не могу постоянно делать то, что хочу. Засиделись мы на этом месте, пора и в путь.

— Ладно, я пойду. Отдыхай. И будь поосторожнее с этим юношей, он не так прост, как кажется.

— Я знаю, — сказала она. — Спасибо за заботу.

На этом лорд де Шинро удалился, и мы с девушкой вновь остались вдвоем.

— Продолжим? — поинтересовался я.

— Нет, — серьезно ответила девушка. — Это ошибка. Я вызвала тебя поговорить. Мы поговорили. Так что иди спать.

Черт бы побрал этого старика! У меня только что был шанс заняться любовью с такой умопомрачительно красивой девушкой, а из-за него все пропало. Я даже скрывать своего разочарования не стал.

— Нам правда стоит держать расстояние, — сказал девушка, когда я уже подошел к выходу. — Я капитан этого отряда, а ты мой оруженосец. А подобные отношения… это не правильно.

— Возможно, ты права, — вздохнул я, выходя из комнаты в глубоком разочаровании. Почти у самой двери в коморку я почувствовал чье-то присутствие за спиной и, обернувшись, увидел дедушку Катрины.

Ничего не говоря, он схватил меня за шею и прижал к стене. Я попробовал разжать его хватку, но, не смотря на вампирскую силу, не смог. Тот был подобен несокрушимой скале. А ведь он человек! Откуда могла взяться такая чудовищная сила?

— Я не знаю что ты такое, Максимилиан Готхард, но предупреждаю, если с Катриной по твоей вине что-то случится, умирать ты будешь долго и мучительно.

Больше он говорить ничего не стал, просто отпустил меня и ушел, оставив судорожно глотать воздух.

Это было страшно! И очень неожиданно!

Пока я приходил в себя, рядом, заскрипев, приоткрылась дверь, и оттуда высунулась голова одной короткостриженой особы.

— Чем ты так разозлил лорда-командующего де Шинро? — совершенно равнодушно поинтересовалась Гера.

— Да так… — ответил я, все ещё приходя в себя от шока. Даже странно, после его угрозы мне на голову словно кастрюлю одели и с размаху треснули черпаком.

— Понятно, — сказала та и скрылась в комнате.

Странная она все-таки…

Пocидeв ещё пapу минут, я решил в каморку не заxодить. Bместо этого я спустился на первый этаж и вышел на задний двор. К этому времени тренировка уже кончилась, но мне было все равно. Сделав пару глубоких вдохов, я побежал. Сделав десяток кругов вокруг поместья, я взял тренировочный меч.

После близости с Катриной во мне все бурлило, а после угрозы её деда эмоции перевалили через край, и мне нужно было хоть как-нибудь их выплеснуть. К тому же….

Сильнее! Я должен стать сильнее, чтобы выжить в этом мире!

Это какой-то не правильный мир. Совершенно не правильный, и обитают в нем самые настоящие монстры. И это говорю я — вампир-полукровка! Пока что мне везло, но что если я столкнусь с настолько сильным противником, что он меня размажет и не поморщится. A учитывая, в какие ситуации я влипал в последнее время, это лишь вопрос времени.

У меня не было никакой уверенности, что эти тренировки хоть что-нибудь мне дадут, но это все что, я мог сейчас делать. Лишь это и занятия магией, которой меня обещал обучить Гюнтер, но из-за всех этих проблем с предателем так и не сдержал слово.

Надо будет ему напомнить…

— Тренируешься? — ко мне подошел Pол, которого, если подумать, я не видел целый день.

— Да.

— Я присоединюсь, не против?

— Нет, конечно.

Улыбнувшись, парень убежал и вернулся через пару минут с деревянным мечом в руках. Повторив мою стойку, он принялся повторять за мной, как в прошлый раз.

— Руки выше, Максим! — послышался крик откуда-то сверху, и, повернув голову, я увидел Катрину на балконе. — А то не только сам неправильно делаешь, но и других путаешь! Да! Так лучше!

Златовласая красавица, которую я ласкал каких-то двадцать минут назад, пару минут наблюдала за нашей тренировкой, а затем скрылась в своих покоях.

В этот раз Рол смог сделать куда больше взмахов, чем в прошлый, но это была даже не половина моих.

— Я поражаюсь тебе, Максим… — Рол устало плюхнулся на траву и, задрав голову, посмотрел на звезды. — Ты такой сильный и выносливый. Самолично убил аж двух демонов!

— Второго убила Катрина, а не я. Я просто перерубил ему ногу, не более.

— И все же! — не согласился юноша. — Я тебе завидую… действительно завидую…

— Было бы чему… — вздохнул я, немного переводя дух. Несколько раз оказаться на грани смерти — то ещё удовольствие. Уж лучше бы тихая и спокойная жизнь, которой я жил раньше. Знай себе ходи в универ, кушай дошик на обед, зубри скучные предметы.

Жил… а жил ли я? Или существовал?

Странные мысли…

Тяжело признавать, но за последние недели я испытал эмоций больше, чем за всю свою жизнь. После схваток с демонами и эльфами даже «мир вампиров», который приоткрыл мне отец в двенадцать лет, перестал быть особенным. Тогда я считал, что видел все, и теперь понимаю, как ошибался.

И боюсь… этот мир ещё найдет, чем меня удивить.

Но… я чувствую себя живым. По-настоящему живым.

— Ставлю золотой, что побудь ты на моем месте, то взвыл бы.

— Сильно сомневаюсь, — усмехнулся Рол. — Будь я на твоем месте, я бы просыпался утром, и на одном плече лежала бы Гера, а на другом леди Катрина.

— Ну, ты губу раскатал, — засмеялся я.

— Мечтать не вредно, — пожал он плечами. — А если серьезно, то я мечтаю однажды стать рыцарем. Возможно, даже паладином, но это вряд ли, тут нужны хотя бы базовые магические способности. Затем купить себе поместье где-нибудь в Трилоре и найти девушку во-о-от с такой грудью! — и изобразил размер руками.

— Не говори так, — покачал я головой, взглянув на него. — Говоришь как персонаж фильма, которого через пять минут убьют.

— Фильма? — не понял он, о чем именно я говорю.

— Ну… это что-то вроде театра. Театр знаешь?

— Да! Представления бродячих артистов?

— Ну, что-то вроде. Или как в приключенческом романе.

— Романе… — тяжко вздохнул Рол. — К сожалению, мне не доводилось читать книги. Говоря честно, я вообще читать не умею.

— Как так? — даже слегка удивился я.

— Я же сын крестьянина. Отец и мать грамоту не знали, да и денег на учителя тоже не было.

— Я бы предложил свою помощь… — задумался я, — Вашу письменность я знаю только благодаря силе Башни и воспринимаю её пассивно. Понимаю, что написано, но почему так написано, и по каким правилам так пишется, сказать не могу.

— Ничего, — улыбнулся он. — Не стоит утруждаться. Рекрутов обучают письменности и чтению.

— Eщё картографии, — добавил женский голос откуда-то со стороны. — Солдаты ордена должны в случае необходимости уметь составить и карту, и донесение. Они не только воины, но ещё и разведчики.

Говорившей оказалась Гера. Девушка была одета в дорожные штаны и простую платяную рубаху, а в руках держала тренировочный меч.

— Можно с вами?

— Конечно, — улыбнулся я.

На рассвете отбыл Люцис де Шинро со своим отрядом, и я вздохнул с облегчением. Но расслабится мне не дали. Стоило этому случится, как Катрина дала приказ о всеобщей мобилизации. На следующий день отряд должен был покинуть поместье и отправится в Трилор.

Работа закипела. К поместью довольно быстро пригнали пятерку крупных фургонов, похожих на те, что были у подобравшего меня торговца с охраной. И вот в них начали неторопливо грузить все необходимое: снаряжение, провизию, какие-то хозяйственные вещи. Все это контролировал Гюнтер, четко записывая, что и в каком количестве грузится.

— Максим, подойди сюда, — позвала меня Катрина, контролирующая весь этот хаос. Рекруты в нем участия не принимали, лишь изредка помогали с тяжелыми грузами. В остальном они кучковались в сторонке, обсуждая, что их ждет в будущем.

— Что такое? — спросил я у девушки.

— Тут кое-что тебе привезли, проверь, — сказала она, кивнула в сторону стоящего отдельно деревянного ящика, и вернулась к контролю погрузки.

Я же, не став её лишний раз отвлекать, подошел и открыл ящик. И каково же было мое удивление, когда там я обнаружил свои вещи. Джинсы, теплую куртку, футболку. И…. Кроссовки! Как же я соскучился по земной обуви… захотелось прямо сейчас их надеть.

Помимо одежды я нашел там ещё пару тряпок, мне не принадлежащих. Нашлась и сумка, хотя пара книжек оттуда пропала. А вот телефон никому не понадобился. Возможно, потому, что батарея окончательно села, и он сейчас был просто непонятным бесполезным предметом.

— Ну, как, все вещи на месте? — вновь подошла Катрина.

— Нет, но ничего особо ценного не пропало. Так, парочка не нужных в данной ситуации книжек. Вообще понятия не имею, кому они могут понадобиться, ведь написаны они на одном из языков моего мира.

— А в остальном?

— В остальном все на месте, — ответил я ей, закрывая ящик. — Всего, кроме денег.

— Да будут тебе деньги, успокойся, — улыбнулась она.

— Поскорее бы….

— Как только прибудем в Трилор. Там тебе все компенсируют, обещаю.

— Я это уже слышал, — хмыкнул я.

— Какой ты недоверчивый, — покачала она головой.

— Гюнтер! — дернул я мага, заканчивающего подсчет оружия. В этом ему помогал Ториг, ходивший все еще с перевязанной рукой.

— Чего тебе? — немного недовольно спросил он.

— Ты обещал заняться моим обучением! — напомнил я ему.

— Что? Сейчас!?

— Чем быстрее, тем лучше! — твердо заявил я. А то так и будем вечно откладывать.

— Вечером, — сказал маг, возвращаясь к своим обязанностям. Я же, немного постояв и недовольно посверлив его взглядом, все-таки ушел. Но лишь для того, чтобы вернуться вечером. Отбывать решили утром, после того как солдаты хорошенько выспятся.

Открыв дверь после стука и увидев на пороге меня, Гюнтер вздохнул и сказал заходить. Первым делом он попросил меня снять рубаху, и я без вопросов это сделал, примерно представляя, зачем это нужно. Маг возложил руки мне на грудь, а затем я почувствовал легкое покалывание в месте прикосновения.

— Ничего себе! — воскликнул он, смотря на меня изумленным взглядом.

— Что такое?

— Твое внутреннее хранилище маны.

— С ним что-то не так? — нахмурился я, ожидая недобрые вести.

— В том-то и дело, что нет… — почесал он затылок. — Оно полностью сформировано, хотя пару недель назад у тебя его вообще не было.

— Это странно?

— Мягко сказано. Это ненормально! Формирование внутренней емкости идет крайне медленно и в лучшем случае занимает около года. Но даже если я допущу, что это ненормальное формирование за короткий срок возможно, то я не пойму, как получилось, что твоя емкость размером с мой кулак!

— Чего!?

— Это, разумеется, образно, но суть примерно такая. Твой внутренний объём после формирования, не должен превышать ногтя. Но… каким-то немыслимым образом он превосходит мой. И я не понимаю, как это вообще возможно!

— Это что… получается, что я куда более сильный маг, чем ты? — удивился я и тут же получил затрещину от него.

— За что!?

— За то, что глупости говоришь. Сила мага определяется не только его емкостью. Я встречал кучу магов, обладающих большим запасом маны, но выдыхающимися после нескольких заклинаний. А знаешь почему? Потому что они не умеют её тратить! Твоего текущего объема может хватить на сотню заклинаний, но лишь в том случае, когда ты умеешь управлять энергией. Сейчас же ты, скорее всего, растратишь её после трех-четырех использований.

— Ну, хорошо, с чего мне начать? — сразу перешел я к делу, надевая рубашку.

— Так… — задумался маг, отошел и вернулся с листком бумаги и пером. Быстренько набросал на нем несколько магических символов и протянул мне.

— Это заклинания-пустышки. Обычно их используют для тренировки внутреннего объёма, но в твоем случае скорее нужно учиться контролю.

— И что мне с ними делать?

— Наполни рисунки своей энергией.

— И как мне это сделать? — спросил я, тупо таращась на лист бумаги.

— А вот это уже не ко мне вопрос. У каждого мага свои способы контроля внутренней энергии. Вспомни, как ты формировал «ядро» в своей груди, и попробуй спроецировать это на листок бумаги.

— А как я пойму, что у меня получилось?

— Символ засветится. И не надо бежать ко мне сразу после того, как получится. Вот когда сможешь наполнять рисунок магией быстрее, чем я произнесу слово «волшебство», тогда и приходи. В идеале ты должен наполнять его магией почти мгновенно, вот так.

Он приложил палец к одному из рисунков и в следующий миг тот вспыхнул.

— Ого…!

— Ничего, скоро и ты так научишься. Этому точно.

Весь оставшийся день до отбоя я провозился с бумажкой, но в итоге так и не смог заставить символы сиять. Зато устал так, словно пробежал километров десять по полосе препятствий. А утром мы отправились в путь.

Наш отряд должен был проехать через несколько графств, после чего попасть в Трилор, и уже там отправиться в штаб Ордена Ласточки. Рекрутам ехать на лошадях не дали, просто погрузили в фургоны. Не избежали этой участи и мы с Герой. И я нисколько не удивился, когда именно в наш фургон сел Рол.

— Ну что? Чувствуете? Мы уже почти в Трилоре! — не без восторга заявил юноша.

— Мы ещё даже за пределы города не выехали, — усмехнулся я.

— Вы как хотите, а я спать, — заявила Гера и в наглую положила голову мне на плечо.

— Завидую я тебе, мужик! — хлопнул мне по другому плечу Рол.

Отвечать я на это не стал, просто прикрыл глаза, тоже собираясь вздремнуть. Путь и вправду предстоял не близкий.

Глава 9. В пути

— Я кaтегоpически не согласен! — заявил Гюнтер, скрестив руки на груди, и сделал очередной круг вокруг костра.

— Cядь уже, — приказала Kатрина. Xождение мага уже начинало её нервировать.

— При всем уважении, миледи, я не понимаю, зачем мы делаем такой крюк. Tе земли почти не заселены!

— Вот именно поэтому мы и поедем этим маршрутом, — спокойно сказала девушка.

Я вот уже почти полчаса сидел в сторонке и слушал иx перепалку, отдыхая от тренировок с мечом. За то недолгое время пути Катрина показала мне ещё несколько базовых стоек и ударов, которые мне сейчас приходилось отрабатывать. Гера и Pол также проявили желание тренироваться вместе со мной, но довольно быстро выдыхались. Я же наоборот лишь увеличивал количество тренировок и отрабатывал удары до тех пор, пока кости трещать не начинали.

Фактически я мог заниматься тренировками всю ночь, поскольку днем все равно ехал в телеге, а там можно было выспаться. Трясло, конечно, но особых проблем с этим я не испытывал. К тому же рекрутов частенько использовали в качестве ночного дозора, обеспечивая наблюдение пока основные бойцы отряда отдыхают.

В такие моменты я тренировался с эльфийским клинком, «отбить» который у Катрины составило огромных сил. Даже спустя несколько дней я по-прежнему сохранял способность менять цвет оружия. Его черная ипостась действительно оказалась на голову выше обычной. И без того острое лезвие становилось острее раза в три, и я одним ударом мог срубить небольшое дерево, из-за чего чуть не «спалился». Подобные эксперименты я устраивал очень аккуратно, чтобы не привлекать внимания, но я не рассчитывал, что меч будет настолько острым.

Большую сложность вызвал у меня контроль его формы, но за несколько дней я научился не обращать его в черный при прикосновении. Хотя я понятия не имею, как именно это работает.

Эльфийская кровь что-то во мне изменила, я буквально чувствовал это, но кроме возможности пользоваться их оружием и увеличения внутреннего запаса магии никаких проявлений заметно не было.

— Почему нам просто не отправиться по прямой в Трилор? — фыркнул Гюнтер, по-прежнему настаивая на своем.

— Да потому, что там пропало несколько торговых караванов. Возможно, демоны.

— Или разбойники, — не согласился маг.

— Или разбойники, — кивнула головой Катрина. — Вот и разберемся.

— Ох… ненавижу забытые богами дыры… — вздохнул он, присаживаясь к костру.

— Да брось, бывало и хуже, — усмехнулась девушка, протягивая руки к огню.

— Действительно, бывало, — легко согласился Гюнтер. — Hо я бы предпочел сейчас оказаться в Трилоре.

— Хочешь повидаться с сыном? — уточнила она.

— Это тоже, хотя он сейчас в таком возрасте, когда хочется сбежать от родителей подальше и жить самому.

Лишь сейчас, слушая издали этот разговор, я узнал, что у Гюнтера есть сын. Возможно, и жена имеется. Интересно… а какая она? Мне всегда казалось, что маг одинок, ведь он ни словом не обмолвливался о своей семье. Хотя я, например, точно знаю, что у Торига есть невеста. Он как напьется, всем про неё рассказывает.

Но, наверное, больше всего меня волновало, есть ли кто-нибудь у Катрины. Вдруг её ждет жених в Трилоре или даже муж… Очень хотелось спросить, но мне было по-настоящему страшно узнать ответ. Да и дед её…. До сих пор вспоминаю его хватку на шее…

Какая же она все-таки красивая… Смотря на неё, сидящую у костра, начинаю невольно вспоминать недавние события. Бокалы вина и горячие поцелуи в постели. То, как она позволяла ласкать себя, и нежные стоны, которые она при этом издавала. Если бы не появился старик, то вполне возможно, что мы бы зашли куда дальше…

— Ты что, возбудился? — совершенно безразличным голосом поинтересовалась Гера, сидящая неподалеку.

— Что? Я? Нет! — тут же спохватился я, прижимая ноги к груди.

— Кто возбудился? — тут же появился Рол, а я про себя покрыл эту парочку всеми известными мне ругательствами.

— Максим.

— Вовсе нет! — сердито заявил я.

— A чего ноги к себе прижимаешь? — лукаво заулыбался парень.

— Просто так! Мне так удобнее сидеть!

— Да перестань, — хлопнул он меня по плечу. — Это нормально! По мне, если у парня не встает на такую девушку как леди Катрина, то он импотент.

— Может уже хватит, а? — взмолился я.

— Да не смущайся ты так, — засмеялся он. — Если я начну её представлять голой, то у меня тоже будет железный стояк.

— Извращенцы, — безразлично бросила нам Гера, что в её исполнении прозвучало обидно.

— И у кого это тут железный стояк? — сердито осведомилась возникшая рядом Катрина. Я даже не заметил, когда она успела подойти.

— У…. Максима! — выкрикнул Рол и тут же смотался.

— Я, пожалуй, пойду, — все так же безразлично бросила Гера и пошла вслед за юношей.

Прибью! Точно прибью эту парочку! И, скорее всего, Рола первого! Тоже мне, а ещё «другом» себя называет!

— Ну, и что это сейчас было? — вздохнула девушка, немного смягчившись.

— Ничего, дурацкие шутки, — ответил ей.

— Я так и поняла. Хотела попросить не афишировать то, что случилось.

— Или точнее то, что не случилось, — поправил я её. — Я хочу поговорить.

— Насчет чего?

— Насчет «этого самого».

— В другой раз, — отмахнулась она и пошла прочь, заставив меня кусать от обиды локти. Вот я правда не понимаю, что происходит в наших отношениях. То она по-деловому холодна, то мы чуть ли не срываем друг с друга одежду. Хотелось бы хоть немного определенности. И пока я над этим размышлял, она остановилась и, развернувшись ко мне, добавила: — Раз ты все равно бездельничаешь, возьми Геру и натаскай воды лошадям.

— Будет исполнено, — недовольно буркнул я.

Найти короткостриженую девушку-оруженосца было не сложно. Она крутилась неподалёку, и, взяв ведра, мы пошли к небольшой речке, находившейся в паре сотен метров от нашей стоянки. Шли, не проронив ни слова, и лишь когда мы начали наполнять ведра, она спросила.

— Что у тебя происходит с леди Катриной?

— Ничего, — подавив удивление, ответил я.

— Плохо врешь, — безразлично сказала она. — Не хочешь говорить — не надо. Просто не хочу, чтобы я от этого пострадала.

— Я не вру, — ответил ей, но кажется, эта девица видит меня насквозь. — С чего ты вообще это взяла?

— Просто наблюдательность, — ответила Гера, даже не смотря на меня. — Ты смотришь на неё не так, как на других, она делает то же самое. Думаю, не я одна заметила, что между вами двумя что-то происходит.

— Тебе кажется.

— Говорю, не хочешь говорить — ладно. Только меня в это не втягивай.

— Тогда к чему ты вообще подняла эту тему? — недоуменно почесал я затылок.

— Чтобы быть в курсе. Просто если ты будешь трахать нашу командиршу, то, скорее всего, в этом отряде у меня нет будущего, и лучше мне будет перейти в другой.

— Это прозвучало грубо, — высказал я ей свое мнение.

— Это реальность, — пожала она плечами.

Мне действительно стало неприятно на душе. Я ещё не успел разобраться в отношениях с Катриной, а они уже в потенциале могут подпортить кое-кому жизнь… ох… Как будто своих проблем не хватает, теперь ещё и о чужих думать?

— Не важно, делай что хочешь, — в итоге сказала она, набирая последнее ведро.

От этой фразы мне легче не стало. Скорее наоборот.

— Ты не думай, я говорю это абсолютно серьезно, — повернулась она ко мне. — Слушай свое сердце, оно подскажет правильное решение. И не стоит обращать внимания на других, это твоя жизнь, и только ты ей распоряжаешься.

— Знаешь, не думал услышать от тебя нечто подобное…. — сказал я, посмотрев на Геру совершенно другими глазами. Никогда бы не подумал, что эта бесчувственная особа может выдать что-то настолько высокопарное.

Пару мгновений она смотрела на меня и покраснела. А уже через миг сделала шаг вперед и толкнула меня прямо в воду. Глубина у берега была по колено, но этого было более чем достаточно, чтобы я полностью промок. — Эй! Это перебор!

— Может и перебор, — кивнула она, безразлично наблюдая за тем, как я вылезаю из речки весь мокрый. Но прежде, чем я вышел на берег, она неожиданно избавилась от одежды и сама зашла в воду почти по шею.

— Ты чего это вдруг? — недоуменно спросил я, глядя на стройную спину девушки, покрытую шрамами.

— Показалось, что тебе нужно немного охладиться.

— А сама зачем залезла?

— Мне тоже надо охладиться, — ответила та и скрылась под водой. Её не было больше минуты, я даже спохватился и бросился к девушке, но стоило оказаться рядом с этим местом, как Гера вынырнула.

— Ты как?

— Испугался?

— Немного.

На что Гера едва заметно усмехнулась.

— Знаешь, у тебя красивая улыбка, — Гера действительно мило улыбается. Если подумать, я практически не видел, чтобы она искренне радовалась. Чаще всего она выглядит словно ожившая кукла без эмоций.

— Спасибо, — слегка смутилась она, а затем подплыла ближе и прижалась ко мне. — Может, я и не так красива, как леди Катрина, но думаю, что могу помочь тебе с твоим стояком. — Её тонкие пальчики принялись ласкать мой член. — Все равно за мной новый должок.

— Подожди, — отпрянул я от неё. — Не стоит этого делать. Не хочу, чтобы ты отдавалась мне каждый раз, когда оказывалась в долгу. Мне это кажется не правильным…

— Как хочешь, — отступила она в этот раз. — Видимо, я не та девушка, что поселилась в твоем сердце.

— Глупости не говори, — смутился я, понимая, что Гера говорит о Катрине.

— Эй! Голубки! — послышался с берега довольный возглас Рола. — Вас прям нельзя на пару минут одних оставить, найдете время заняться «делом». Даже завидно немного!

Когда мы выбирались на берег, юноша улыбался, как кот которому досталась целая банка сметаны. А учитывая, что на Гере ничего не было, пришлось применять решительные действия и зашвырнуть в парня своей мокрой рубашкой. Попал я точно в лицо, отчего тот рухнул на землю. Пока он поднимался, я успел выбраться на берег и убедиться, что он не станет подглядывать за Герой.

— Вот же герой-любовник, мне бы так…. — все вздыхал парень.

— Угомонись, все не так, как выглядит.

— Ну, коне-е-ечно, — посмеиваясь, протянул он. — Гера совершенно случайно с тобой голышом плескалась. И в постели вы недавно тоже совершенно случайно голышом оказались!

— Думай, что хочешь, — вздохнул я, махнув рукой на друга.

К моменту нашего возвращения спор Катрины с Гюнтером подошел к концу. Как я понял, его причиной было некое графство Карх, расположенное на южной границе с Трилором. Оно было самым большим графством из всех, но самым малозаселенным. Причина этого оставалась для меня загадкой, поскольку Катрина с Гюнтером это не обсуждали. Но факт в том, что в тех землях пропало уже несколько караванов, и паладинша решила проверить эту дорогу, сделав крюк.

Сам я не очень горел желанием попасть в Трилор, учитывая, кем являюсь. Так что поддерживал идею девушки задержаться в пути, заодно и организм немного деградирует. Возможно, к нашему приезду в штаб Ордена Ласточки, я уже буду совершенно обычным человеком.

Именно поэтому я так отчаянно делал упор на тренировки с мечом и магию. И, касательно последнего, я начал делать первые успехи. Для начала, я научился практически мгновенно заполнять бумажку с «пустышкой». На это потребовалось несколько дней усердных тренировок, но я таки научился. На самом деле, сложно было только на первом этапе обучения контролю энергии, а вот скорость приходит с опытом. Чем больше я это делал, тем лучше у меня выходило. Правда, в какие-то моменты на меня накатывала сильная усталость, и приходилось делать перерывы в пару часов.

Мои магические тренировки были с интересом восприняты другими рекрутами. Не удивительно, ведь дорога довольно скучная. Леса, поля, леса, поля, и так до бесконечности. Изредка попадались озера или речки, но в основном поля и леса… Так что меня во время магических тренировок подбадривал весь фургон. Особенно Рол. Моим успехам парни радовались как своим.

Когда я делал перерывы, бумажка с магическим рисунком ходила по рукам, и каждый рекрут пытался влить в него часть своей энергии. Но ни у кого не получалось.

— Ты делаешь успехи, — одобрил Гюнтер, смотря, как я за мгновение заполняю весь магический узор.

— Согласен, — кивнул я. — Ну что, научишь меня боевым заклинаниям? Например, огненному шару? Или создавать торнадо!?

— А ты, я смотрю, разошёлся, — усмехнулся маг. — Не все так просто, как кажется.

— Да я понимаю. Это я так.

— Ну, и хорошо, если понимаешь. Огненный шар или торнадо? Хм…. Не думаю, что ты скоро такому обучишься. Точнее, я могу научить тебя плетению, но боюсь, ты этим только себе навредишь. Боевые заклинания опасны, без должного уровня контроля и опыта к ним лучше не приступать.

— Хорошо, — кивнул я. — Тогда, чему можешь меня научить?

— Давай для начала проверим то, к какой стихии ты тяготеешь. Это облегчит обучение.

С этими словами он ушел и вернулся через пару минут с небольшой деревянной доской с пентаграммой в центре. На каждом конце звезды было по драгоценному камню разного цвета.

— Это упрощенная версия проверки на предрасположенность к стихии.

— А есть усложненная?

— Да, есть более полная. На самом деле стихий куда больше, чем пять, но они либо малоиспользуемые, либо запрещены. Для начала обучения хватает и пяти: огонь, вода, земля, воздух и свет.

— А запрещенные? — на всякий случай уточнил.

— Тьма, Хаос, Равновесие, — ответил он.

— Равновесие? — заинтересовался я.

— Магию Равновесия в основном используют некроманты. Сама по себе она не опасна, но некоторые стороны этого дара могут подтолкнуть человека к плохим делам. Сам понимаешь, управление жизнью и смертью до добра не доводят.

Действительно, если подумать, такой дар действительно может принести кучу бед. Такой человек запросто может возомнить себя богом.

— А если человек предрасположен к одному из запрещенных учений магии, то тест ничего не покажет?

— Вовсе нет, — покачал головой Гюнтер. — Маг способен использовать любую стихию, тест же показывает, в какой ему будет проще совершенствоваться. У каждой стихии свои свойства и «характер», и использовать не подходящую тебе стихию возможно, но это требует больших сил. Поэтому начинающим магам советуют начинать со стихии, к которой он предрасположен, и лишь достигнув существенных успехов, можно неторопливо попробовать осваивать другие.

— Давай уже посмотрим, что у меня за стихия!

— Будь терпеливее, магия не терпит спешки, — серьезно заявил маг, но все-таки положил магическое устройство передо мной.

— Что делать?

— Положи палец в середину пентаграммы. Самый яркий камень покажет твою стихию.

Не став особо мешкать, я положил палец в центр магический схемы и стал ждать.

— Теперь влей немного энергии.

Я исполнил просьбу мага, и уже через миг линии пентаграммы засияли. Но дальше ничего не происходило. Я прождал около минуты в ожидании, что же покажет мне эта штука, и вопросительно глянул на Гюнтера.

— Просто жди.

И я вновь перевел взгляд на прибор. И вот, наконец, загорелся один из драгоценных камней — красный.

— Хм… интересно. Похоже, твоей стихией является огонь, правда не основной.

— Одна из запрещенных?

— Скорее всего. Но какая именно, выяснять не будем.

— Огонь значит… — задумался я.

А что? Не так уж и плохо. Магия у меня всегда ассоциировались с огненными шарами и прочим, так что быть огненным магом это не так уж и плохо.

— Это и хорошо и плохо.

— Почему?

— Магия огня с одной стороны довольно мощная в боевом плане. Но она тяжела к контролю, да и обучатся ей как базовой стихией весьма сложно.

— И что делать?

— Учиться, но очень аккуратно. Я серьезно! Аккуратно. Знавал я магов-самоучек, которые сжигали себя заживо.

— Понял, — ответил я как можно более серьезно.

— Славно, — удовлетворенно кивнул Гюнтер.

— И все же, что мне делать конкретно сейчас?

Маг задумался.

— Магию огня пока изучать тебе не дам. Наполнять плетение-пустышку это одно, а создавать полноценное рабочее заклинание — совершенно другое, — маг почесал щетину на подбородке, вероятно раздумывая, чему именно меня обучить.

— Тогда…?

— Думаю, самым полезным будет тебя обучить заклинанию следящей паутины. Или следящей сети, называй, как хочешь, суть от этого не меняется. Оно позволяет обнаруживать живых в определенном радиусе.

— А мертвых?

— Можно и мертвых, и демонов, и прочих существ, но это слишком сложно. Я подобную сеть могу поддерживать лишь минут десять и то в небольшом радиусе.

Гюнтер достал бумагу и перо с чернильницей, после чего нарисовал мне новую схему.

— Просто наполнять? Как раньше? — уточнил я.

— Для начала, но это лишь первый этап. Тебе нужно запомнить каждый штрих.

— Прям каждый…? — уточнил я, смотря на действительно сложную схему.

— Каждый. А вот инструкция, — маг вручил ещё одну небольшую книгу. — Страница восемьдесят шесть. Оттуда начинается все, что касается следящих заклинаний. То, что я начертил тебе, это база. На внешнем круге вписываются плетения, отвечающие за размер, длительность и прочее.

— Жесть… — вздохнул я, открыв книжку и ощутив себя первоклассником, которому дали вузовский учебник по физике.

— Никто не говорил, что будет легко, — усмехнулся он, оставив меня одного.

Следующий день был совершенно скучным и обычным, я занимался уже новым плетением, вот только даже наполнить его магией не выходило. Гюнтер был прав, это действительно не сравнить с «пустышкой».

— Не получается? — уточнила Гера, внимательно но наблюдая за моими действиями.

Она хотела что-то посоветовать, но неожиданно послышалась команда остановиться. Рекруты удивленно переглянулись, а Рол, сидящий в этот раз у самого выхода, высунулся и попытался рассмотреть, из-за чего именно мы остановились.

Прошло минут пять, но ситуация не разъяснилась. Кажется, отряд на что-то наткнулся, но пока что не понятно, на что именно. Явно не на разбойников, иначе мы бы услышали приказ о боевом построении. Да и солдат, что вел нашу повозку, явно не наблюдал чего-то опасного впереди.

— Тьфу, пропустите.

— Эй, ты куда? — удивленно спросил Рол, когда я покинул телегу без приказа и направился в сторону головы колонны.

— Я не давала разрешения выходить, — строго глянула на меня Катрина, но я это проигнорировал. А что она сделает? Отправит меня на рудники?

— Могу прописать десяток ударов розгами, — мило улыбнувшись, сказала она, и эта довольная ухмылка явно говорила, что паладинша не шутит. Но дальше этой угрозы дело не двинулось, ведь её позвал Гюнтер.

Теперь мне стало понятно, почему именно остановился отряд, но дальнейших команд не последовало. Неподалеку от дороги находилось несколько старых фургонов, чем-то похожих на наш. Я бы, наверное, и внимания на них не обратил, а вот Катрина заинтересовалась.

— Сколько они тут стоят? — спросила она у мага.

— Сложно сказать, но точно не больше двух месяцев.

— Может ли это быть одним из пропавших караванов?

— А Инферно их знает, — сплюнул маг, выбираясь из ямы в которой и находились фургоны. — Но они не просто так тут оказались. До ближайшей деревни почти день пути, земли безлюдные, и ни за что не поверю, что хозяева просто так решили оставить транспорт здесь.

— Следов имущества нет?

— Нет. Ни одного ящика или личной вещи. Пустые телеги.

— Будь тут одна, я бы могла подумать, что у каравана лошадь погибла или убежала, поэтому пришлось бросить повозку, три фургона… — задумчиво сказала Катрина, смотря вниз ямы. И я в очередной раз ей залюбовался, лишь подзатыльник от Гюнтера привел меня в чувство.

— Ему надо бы чуток ударов розгами прописать, — ухмыльнулся маг, взглянув на свою начальницу. — Больно зазнался.

— И я о том же думаю, — одобрительно кивнула Катрина, хотя на её губах я заметил едва заметную усмешку. Шутят значит, хотя, зная её, может и впрямь приказать выпороть. Знает ведь, что раны быстро заживут.

— Так что будем делать? — вернулся Гюнтер к главной теме.

— Хороший вопрос. Ты чувствуешь поблизости присутствие людей?

Маг тут же сотворил заклинание, которое я упорно пытался освоить. К сожалению, мне это наблюдение ничего не дало.

— Нет, — отрицательно покачал он головой. — Никаких людей в радиусе пяти километров точно нет.

— Понятно, тогда движемся дальше. Но сторожевую сеть периодически ставь, вдруг поблизости и впрямь есть разбойники.

— Понял, — кивнул маг.

Катрина же подошла ко мне, положила руку на плечо и сжала с такой силой, что у меня кости захрустели.

— Максим, — вкрадчиво начала она. — Если ты ещё раз ослушаешься приказа, тем более при моих подчиненных, простыми розгами не отделаешься. В Ордене есть дисциплина, и, нравится тебе это или нет, ты должен её соблюдать. Уяснил?

— Да… — Нервно сглотнул я. Её бархатно-ласковый тон в купе с болезненным прикосновением малость пугал. Но менее красивой от этого не делал…. Чтобы не поцеловать её, мне потребовалось сделать над собой просто эпические усилия. И даже когда она пошла прочь, сердце в груди по-прежнему трепетало.

— Максим, давай назад в свой фургон, иначе до следующей остановки пойдешь пешком! — крикнул мне недовольный Гюнтер, запрыгнув на лошадь. — Не успеешь в него забраться до того, как поедет — все. Идешь пешком!

— Уже бегу!

Пешком мне, к счастью, идти не пришлось. Хотя я и впрямь был к этому близок.

— Максим, тебе так порки захотелось? — удивился Рол, когда я вернулся.

— Да что вы все заладили? — не выдержал я, возвращаясь на свое место. — Прям только и думаете, как меня выпороть.

— Так… это нормально же, — слегка опешил он от моей обиды. — Если ты не подчиняешься приказам, следует наказание. И розги это ещё не самое страшное.

— Есть хуже?

— Есть, конечно, — тут уже вмешался солдат, что управлял телегой и обычно не учувствовал в беседе рекрутов. — Не тут, правда, но есть. Самых «отличившихся» в стенах Ордена на денек сажают в железный ящик, стоящий под открытым небом. Днем в нем жарко как в печи, ночью можно задубеть. Но это из совсем «зверских», есть и попроще, но не менее неприятные, чем порка.

— Хорошо, буду осмотрительнее, — сказал я, прикрывая глаза.

Следующая внезапная остановка случилось примерно через час. На этот раз я уже не стал выбираться из фургона, просто высунулся рядом с возничим и как можно сильнее напряг слух. Чтобы полноценно услышать разговор было многовато посторонних шумов, но кое-что я все-таки понял.

Судя по всему, Гюнтер заметил впереди людей и дал нам об этом знать. Катрина на всякий случай приказала всей колонне быть на стороже и ожидать возможной засады, хотя лично по мне сомнительно, что разбойники будут нападать на отряд Ордена Ласточки. Да и для торгового каравана два десятка вооруженных рыцарей — вполне внушительная охрана, отбивающая у разбойников какое-либо желание связываться.

К тому же всех фургонах есть наш герб. Чтобы принять нас за торговцев, разбойники должны быть слепыми. Или тупыми, не разбираясь во всех этих «картинках». Во время пьянки Ториг пару раз рассказывал подобные истории, когда отбитые на голову бандиты на полном серьезе требовали у отряда отдать добро.

Вняв предупреждению, колона двинулась дальше, но не прошло и получаса, как мы вновь остановились, поскольку заметили впереди группу людей. Но, к счастью, это оказались простые путешественники, которые напугались больше нашего, встретив нас на пустынной дороге. Ну а что, любой торговец занервничает, если у него на пути появится целый взвод вооруженных солдат, а вокруг никого нет. Могут спокойно прирезать, забрать добро и пойти дальше. Никто и не узнает.

Катрина потребовала, чтобы они остановились. Их караван состоял всего из двух фургонов. Из людей я увидел трех воинов, одного мужчину в обычной одежде и женщину с маленьким ребенком.

Командирша немного переговорила с ними, после чего отпустила. Из обрывков разговоров мне удалось узнать, что торговцы следуют из деревушки Фальк, расположенной в неделе пути от этого места. Спрашивала она и про фургоны в канаве, но путешественники ничего об этом не знали.

Прошел ещё час и очередная остановка. И снова люди, но больше походившие на крестьян. На путешественников не очень похожи — слишком мало вещей с собой. Вот только что им делать на дороге во многих километрах от ближайшего города или деревни?

Катрина лично с ними поговорила, после чего хорошо так задумалась. Когда крестьяне пошли по своим делам, к ней присоединился Гюнтер, и завязался оживленный спор.

— Максим, ты чего там делаешь? — дернул меня за рубаху Рол.

— Да тихо ты! — отмахнулся я от парня и вновь попытался прислушаться к разговору. Но говорили они очень тихо.

Спорили они не долго, в результате чего маг просто махнул рукой и пошел прочь, таким образом показывая, что Катрина все-равно будет поступать так как сочтет нужным.

Предмет их перепалки оставался для меня загадкой вплоть до самого вечера, когда мы наткнулись на ответвление, ведущее налево. Дорога была маленькой и неприметной, так что колонну пришлось сузить. Часть всадников отправили вперед, остальные прикрывали фургоны с тыла.

Позади нас я заметил Торига, и решил воспользоваться возможностью выяснить, что же случилось.

— А тебе не говорили, что чрезмерное любопытство может в могилу свести? — усмехнулся мечник.

— Говорили, но это к делу не относится, — отмахнулся я от его слов. — Так куда мы едем?

— Проверить кое-что. Те крестьяне, которых мы встретили, сказали, что тут живет какой-то барон, хотя ни на одной из наших карт не указано, что тут вообще кто-то живет. До ближайшей деревни ещё дня два пути.

— Вот оно как, — задумался я.

— В этом нет ничего необычного. Случается, что местный граф пожаловал кусок земли какому-нибудь другу или дальнему родственнику. Но на картах, разумеется, это не отмечено. Это ещё одна причина, почему мы тут — посмотреть на владения и сделать пометки на карте.

— Мы что, географы?

— За обновленные сведения нашему отряду выпишут премию, так что оно того стоит. Не говоря о том, что там возможно сможем отдохнуть по-человечески.

— Нас вот так просто пустят к себе?

— Ну, если поместье большое, то вполне возможно. Но слишком на это не рассчитывай, скорее всего, мы встретим небольшой домик. Максимум выделят комнату для леди Катрины.

Лесная дорожка, больше напоминавшая широкую тропинку, петляла по лесу, словно её протаптывала толпа пьяных, но в скором времени мы выехали на широкую поляну, в центре которой и находилось строение.

Ториг был не прав, пред нами открылось массивное поместье размером, наверное, даже побольше того, в котором мы жили раньше. На вид оно было очень старым. Наверное, хозяевам не хватает рабочих рук, чтобы поддерживать его в надлежащем виде.

Если правое крыло, в котором видимо и жили хозяева, поддерживалось в относительно хорошем виде, то вот левое было словно немного перекошено. Поля вокруг дома не пустовали, мы даже увидели нескольких человек, занимающихся обработкой почвы. Они смотрели на нас с легким любопытством, но без какого-либо страха.

На крыльце нас встретила немолодая женщина с аристократичными чертами лица. Она мне почему-то напомнила эльфов, хотя явно была человеком. Раньше она, скорее всего, была безумно красивой, да и сейчас я, будь лет на двадцать постарше, обратил бы на неё свое внимание. Даже через немаленькое расстояние я ощущал её шарм и обаяние.

Рядом с женщиной был крепкий высокий мужчина. И вот он мне не понравился — лицо спокойное, но в плохом понимании. Опять же вспомнились эльфы с их надменным равнодушием. Его комплекция немного удивляла. Он был на две головы выше женщины и почти в два раза шире её. Буквально гора мускулов. Понятия не имею, как можно получить подобное телосложение без стероидов. Этот гигант действительно выглядел угрожающе.

Они терпеливо дожидались на крыльце, не выказывая какого-либо страха или недовольства. Поразительное спокойствие. Я бы, скорее всего, занервничал, если бы ко мне домой прибыл целый отряд вооруженных людей.

Первой в их сторону направилась Катрина в сопровождении Гюнтера. И лишь после этого, хозяйка поместья пошла к ним. Опять же, услышать из разговор мне не удалось, но длилась их беседа не долго. Да и хозяйка вела себя максимально дружелюбно.

Сразу после беседы Катрина приказала разгружаться. Как я понял в дальнейшем, хозяйка этого поместья предложила нам остановиться на ночь, а уже утром продолжить путь. Возражать против этого наша командирша не стала, поскольку куда удобнее спать под крышей, чем на природе. В подобном предложении не было ничего удивительного. Дворянство, лояльное к Трилору, часто оказывало самую разнообразную помощь Ордену, а взамен могло просить об услугах. Взаимовыгодные отношения.

— Ого, вот это домик, — охнул Рол, выбравшись наружу.

— Ничего особенного, — пожала плечами Гера, без особого интереса взглянув на наше временное пристанище.

— Эй, рекруты, что стоите? А ну, живо за работу! — прикрикнул на нас один из воинов, так что пришлось оторваться от созерцания этого старого поместья. Надо было завести фургоны за дом, после чего отвести лошадей в конюшню и накормить. В доме были слуги, готовые все это сделать, но Катрина предоставила эту работу нам.

Солнце уже заходило, когда мы возвращались. Рол все удивлялся масштабам хозяйства, мне же было абсолютно плевать на это. Подумаешь, какая-то старая аристократка живет в этой глуши, мне-то какое дело? Гера придерживалась такого же мнения.

А вот домик мне не понравился, уж чересчур жутким и нежилым он выглядел. Словно я стал героем фильмов ужасов. По глупости я ляпнул кое-что на этот счет.

— Как думаете, тут водятся приведения?

— П-приведения? — с ужасом на меня взглянул Рол, а я едва сдержал ухмылку, когда решил развить эту тему.

— Да. Я слышал, что в подобных местах всегда живут приведения. Вот знавал я одного парня, который решил переночевать в таком доме. Лег он спать, и чувствует толчок в плечо. Открывает глаза — никого. Проходит время, а его снова толкают. Он открывает глаза, а там снова никого… — я перешел на шепот, нагнетая пугающую атмосферу. — Тогда парень не выдержал и встал, зажег фона… свечу, и стал ходить по дому. И когда подошел к большой старой картине, где был изображен хозяин дома, из глаз владельца дома пошла кровь. Парень перепугался, бросился бежать, но когда открыл входную дверь, вместо крыльца обнаружил другую комнату!

— А.а.а. а….- жалобно пролепетал Рол, которого, кажется, и впрямь напугала эта история.

— Хватит его пугать, — укоризненно сказала Гера и дернула меня за ухо.

— Ай!

— Призраков не бывает, — попыталась успокоить она Рола.

— Ах, если бы так, — усмехнулся оказавшийся неподалеку Ториг. — Бывают, ещё как бывают!

— Правда…? — жалобно уточнил Рол.

— Ага. Про исчезающие выходы не знаю, но сами по себе призраки могут быть весьма опасными противниками. Их берет только магия, они способны проходить сквозь стены и делать ещё много всяких неприятных штук. Но раз тут живут люди, то вряд ли здесь есть приведения.

— Фу-у-ух… — облегченно выдохнул юноша.

А затем, немного подумав, воин добавил.

— Но, это не значит, что тут нет домовых! Они обычно не показываются, прячутся по углам. Но случается, что домовому очень не нравится какой-то гость жилища. И вот тогда надо опасаться. Домовой может прийти ночью, когда ты спишь и задушить!

Говорил Ториг с таким серьезным и знающим видом, что нельзя было понять, шутит он или говорит что-то дельное. Хотя я склоняюсь к первому, уж слишком веселыми выглядят его глаза при этом.

А вот Рол совсем побледнел и нервно сглатывал слюну, слушая бывалого воина. Мне даже жалко стало парня, напугали его знатно. Сомневаюсь, что он теперь сможет спокойно уснуть.

— Хватит рассказывать глупости, — послышался недовольный голос рядом. К нам подошла та самая женщина — хозяйка поместья. Вблизи она казалась не такой старой, лет сорок, вряд ли больше. Хотя возможно её молодило тусклое освещение ламп. — Вроде взрослый мужчина, а пугаете детей всякими байками.

— Это полезно, пугаться, — не согласился с ней Ториг. — В нашей профессии если не бояться, то можно легко потерять конечности, а то и голову.

— Как бы то ни было, — похоже, слова мужчины её не убедили. — Попрошу воздержаться от подобных историй в моем доме. Это оскорбительно по отношению ко мне.

— Прошу прощения, — галантно поклонился мужчина, и взяв изящную руку женщины, поцеловал. В глазах хозяйки тут же отразилось удовлетворение, и она благосклонно кивнула. — И в мыслях не было вас оскорблять.

— Хорошо, — гордо вздернув носик, она последовала прочь со всей грацией, которую только могла изобразить.

Орден Ласточки поселили в «старом» крыле. Внутри дом выглядел ничем не лучше, чем снаружи, а местами даже хуже. Половицы громко скрипели, кое-где видны были попытки ремонта, но по большей части в этом крыле даже нормальную уборку не делали.

— Воняет, — поморщился Рол, когда мы оказались внутри.

— Плесень, — согласился я, принюхавшись.

Катрине, как мы и предполагали, хозяйка выделила отдельную комнату в более ухоженном крыле. Но никто особо не переживал по этому поводу, она ведь единственная женщина среди нас. Ну… кроме Геры, хотя к ней как к женщине никто и не относился. Даже в тренировках не делали поблажек, и это понятно — демонам плевать, какого ты пола.

Но хотя бы накормили нас просто отлично. Сочное мясо с подливкой и картошка. Да, здесь есть картошка. Хотя отличия есть, но это без сомнения был картофель!

Набив живот досыта, мы распределились по комнатам. Кроватей, разумеется, на всех не хватило, так что многим пришлось спать на полу. Но солдат это не сильно огорчило, учитывая, что им частенько приходилось спать под открытым небом.

Воины отрубились довольно быстро, даже Рол, который вроде как был напуган этим домом и нашими страшилками, уснул сразу после того, как его голова коснулась подушки. В нашей комнате помимо меня, Геры и Рола, спало ещё трое солдат. По общему решению старую кровать отдали Гере. Она не стала долго думать и практически сразу согласилась. Я был не против, так честнее как-то.

Среди ночи меня разбудил шум, шедший откуда-то снаружи. Вначале я не понял, что именно слышу, но довольно быстро сообразил, что это похоже на чей-то крик. Приподняв голову, увидел, что все спят так же, как и спали.

— Показалось что ли? — пробормотал я, но ничего не услышал. Хотел было улечься, но вновь отчетливо услышал, что кто-то кричит. Я таки поднялся на ноги, подошел к окну и не поверил своим глазам. Через поле бежала обнаженная девушка, а её догонял тот самый верзила, что был рядом с хозяйкой дома.

Девушка была явно быстрее, чем он, но тот нашел выход из ситуации. Подхватив с земли небольшой камень, он швырнул прямо в неё, попав точно в голову. Она попыталась встать, но тот уже успел нагнать ей и, схватив за ногу, поволочил за собой.

Не-е-ет! Это не нормально! Такое чувство, что я угодил в какой-то фильм ужасов, а не мир с магией и эльфами….

Первым делом я попытался разбудить Рола, лежащего рядом. Но на все мои попытки его разбудить тот не реагировал. Я даже отвесил парню пощечину, но он по-прежнему спал без задних ног. Тогда я переключился на Геру, но девушка тоже не реагировала.

— Что за…?

В итоге у меня не получилось разбудить никого в комнате! Это явно не нормально, учитывая, что я не раз замечал, что люди Катрины спали «в пол глаза» и были готовы мгновенно подняться и готовиться к бою.

Вновь подойдя к окну, я никого не увидел, и этот факт меня не порадовал. Ни девушки, ни великана. Даже крики теперь казались просто сном, вот только я был уверен, что мне это не привиделось.

И раз уж я не могу разбудить боевых товарищей, то нужно выяснить, что тут происходит самому. Заодно попробую добраться до Гюнтера или Катрины. Возможно, они ещё не спят?

В коридоре было все так же темно, а половицы под ногами предательски скрипели. Пришлось прикладывать все силы, чтобы избегать лишнего шума. Я не знаю, кем на самом деле являются владельцы этого дома, и вступать с ними в схватку без подготовки тоже не желательно. А вдруг баронесса окажется темным магом? Есть в ней что-то эдакое… темное и мистическое… Вампирские силы это хорошо, но забывать об осторожности не следует.

Я уже почти добрался до комнаты, где должен был спать Гюнтер, как услышал неподалеку чьи-то шаги, а затем тихий разговор. Прижавшись к стене, я двинулся в сторону говоривших, попутно прислушиваясь.

— Хайк, что были за крики? — кажется, говорила хозяйка особняка.

— Одна сбежала из подвала, — гулко ответил верзила. Дойдя до поворота, ведущего в главный холл, я выглянул из-за угла и увидел этих двоих.

— Плохо, — покачала она головой. — Я уж подумала что проснулся один из рыцарей.

— Не должны. Бурга добавила в еду сонное зелье, они должны проспать до утра.

— Всякое случается, — не согласилась она. — Принесли же демоны сюда этот орден…

— Что будем с ними делать?

— Не знаю я, — рыкнула женщина. — Можно убить, но как бы за ними не пришли другие.

— Их командир — паладин. Она… ценна.

— И чересчур смазлива, — фыркнула хозяйка. — Но ты прав, да и мага можно продать в Юндор через твоего дядю. Заодно и поместье обновим, а то представь, эти жалкие твари говорят, что в нашем доме водятся приведения!

Услышав это, мужчина весело рассмеялся. А мне от его смеха стало не по себе.

— Ладно, хватит болтать, тащи девушку в подвал. Заодно сделай замечание Виктору, а то это уже третий побег за месяц. А если бы она сбежала раньше, чем подействовало зелье? У нас сразу возникли бы серьезные проблемы! Тьфу! Ладно… как отнесешь девушку, займись остальными. Перетаскивай их в подвал, а там разберемся.

— Хорошо, — кивнул мужчина и, схватив лежащую без сознания девушку в крови, потащил за собой.

В этот момент хозяйка резко обернулась в мою сторону, но я оказался быстрее и скрылся за углом, задержав дыхание.

Дерьмо….! И вот почему я попадаю в такого рода ситуации? Похоже, они решили просто прикончить моих товарищей… И, разумеется, позволять им это я не собирался.

Надо выпить крови, вот только где её взять…? Резать своих товарищей? Это неплохой вариант, не думаю, что кто-нибудь обратит внимание на парочку царапин. Но с другой… я очень не хотел использовать человеческую. С моим организмом творится что-то непонятное после эльфийской крови, и желательно бы дать ему вернуться в полностью человеческую форму. Да и слишком много крови я пил в последнее время, так и в полноценного вампира можно превратиться. Ведь оно так и происходит, вначале пьешь кровь в самых крайних ситуациях, потом, перед любым серьезным делом, а затем становишься тем, кем решил не становиться. Так не годится….

Я, конечно, все ещё сильнее обычного человека, но в данный момент я не думаю, что физически сильнее того громилы.

Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо!

Ладно, спокойно, Максим. Спокойно. Они не демоны, а просто люди. Если постараться, ты сможешь с ними справиться и без вампирских способностей. Считай это испытанием силы воли. Доказательством того, что ты способен выжить в этом мире будучи человеком, а не кровососущим монстром.

Глава 10.Безумная ночка

Хaйк, так eгo называла хозяйка дома, пошел по напpавлению ко мне, но к счастью прошел мимо, так ничего и не заметив. А вот женщина так и осталась стоять, то и дело поглядывая в мою сторону. Я буквально ощущал её прожигающий взгляд, идущий сквозь стену. Но вскоре я все-таки услышал удаляющийся стук каблуков и вздохнул с облегчением.

Tеперь мне предстояло решить, куда идти первым делом: за ней или за мужчиной. Проверив меч на своем поясе, решил последовать за гигантом. Не знаю почему, но эта гора мышц вызывала у меня куда меньше страха, чем та аристократическая особа.

Несмотря на то, что великан удалился на приличное расстояние, следовать за ним не составляло никаких проблем, учитывая, что он оставлял за собой кровавый след. Сам дом словно вымер, кроме этих двоих я никого не встретил. Днем тут работало множество слуг, сейчас же они как сквозь землю провалились.

Kровавая дорожка привела меня к массивной запертой деревянной двери. Я мог бы с легкостью её вскрыть, если бы использовал черную форму эльфийского меча, вот только этот взлом не останется незамеченным, а раньше времени раскрывать себя не очень то хотелось.

Черт… я ведь и впрямь начинаю ощущать себя героем фильма ужасов, с одной небольшой пометкой: кто из нас большее чудовище?

B голове вновь возникла мысль о крови. Было бы неплохо глотнуть немного. Совсем чуть-чуть. От этого даже слюноотделение усилилось. Пришлось отвесить себе легкую пощечину, возвращая мысли в нужное русло.

От крови действительно нужно отказываться, она слишком сильно захватывает меня. А ведь каких-то пару месяцев назад я и представить не мог, что буду на полном серьезе желать чьей-то крови. Такими темпами я действительно могу превратиться в кровососущего монстра и сам этого не заметить.

— Должен быть другой вход туда… — сказал я сам себе, почесав затылок. Кажется, я видел нечто вроде люка снаружи, когда помогали отводить лошадей в конюшню.

Не теряя осторожности и стараясь двигаться бесшумно, я покинул дом. С этим проблем не возникло, даже удивительно. Я оказался на улице, так и не обнаружив себя.

Люк действительно нашелся там, где я его заметил ранее, но главной проблемой был массивный замок с цепью. Надеяться, что он исчезнет, я не мог, так что пришлось пойти на риск и срезать его.

Эльфийский клинок прошел через сталь, как нож сквозь масло. Я едва удержался, чтобы не присвистнуть. Не ожидал, что он окажется настолько острым. Pазумеется, для этого пришлось приложить довольно большие усилия, но обычным мечом я бы точно такого не сделал. Это оружие надо беречь как зеницу ока! Повезло, что оно попало мне в руки.

Интересно… а эльфийскую броню я бы тоже смог контролировать?

Но мысли пришлось отбросить до лучшего времени, сейчас я должен был действовать как можно быстрее. Вначале попробую разведать, что именно собой представляет подвал, а затем, по возможности, выведу из строя Хайка и некого Виктора, который тоже должен быть тут.

Внизу было темно, но с этим особых проблем у меня быть не должно. Я не так уж и плохо вижу в темноте. Не так, как мог бы, напившись крови, но в достаточной мере, чтобы различать предметы.

Лестницы вниз не было, так что возвращаться назад этим путем будет проблемно. Высота все-таки около четырех метров.

Спускался я аккуратно, чтобы не издавать лишних шумов и попутно затворил за собой люк. А то если кто-нибудь из хозяев выйдет на улицу и увидит его распахнутым, сразу появятся ненужные вопросы.

Внизу оказалось довольно просторное помещение. Чуть поодаль стояли бочки, скорее всего с вином. За первой же дверью оказалось похожее помещение, только в отличие от прошлого оно было заставлено ящиками.

Mне явно не туда.

Пришлось искать другую дверь, которая быстро нашлась в противоположном конце комнаты. И к моему счастью её взламывать не пришлось, стоило повернуть ручку, как та с легкостью отворилась, пропуская меня в недра этого места.

В следующей комнате было уже посветлее благодаря нескольким масляным лампам. Я прошел чуть вперед и остановился, заметив слева нечто вроде тюремной камеры. Подошел и увидел, что внутри находится та самая девушка, которую я видел в окне. Дернул дверь, ведущую в темницу — закрыто, хотя это ожидаемо.

Прислушался — кажется, она дышит. Это хорошо, да и не думаю, что стали бы бросать в запертую темницу труп.

— Эй, — шепотом я попытался привести её в чувство, но реакции на это не последовало. Сейчас ломать замок нет смысла, не исключено, что пока что девушке будет безопаснее тут. В данный момент она станет мне только обузой.

Собрался уже пойти дальше, но заметил в углу камеры нетронутую порцию еды для пленницы. Но меня больше заинтересовала не пища, а бокал с водой. Дотянуться до него не составило труда, после чего я выплеснул его прямо в лицо девушки.

В этот раз получилось. Она зашевелилась, а затем нехотя подняла голову. Открыв глаза и увидев меня, вначале она сильно испугалась, но затем в её очах появилась надежда.

— Спасите меня, умоляю! — бросилась она к клетке, не обращая внимания на собственную наготу. Кровь на её лбу уже успела подсохнуть.

— Тише, тише, — прижал я палец к губам. — Не шуми.

— Прошу, выпустите меня! — взмолилась она, но говорить стала заметно тише.

— Я не могу.

— Молю, во имя всех богов! Я…. Не хочу умирать…

— И ты не умрешь, — говорил я как можно спокойнее, чтобы вселить в неё уверенность.

— Выпусти меня!

— Не могу. Ты будешь мешать. Я из Ордена Ласточки, наверху мои товарищи. Мы разберемся.

— Правда?! — от этих слов её глаза словно вспыхнули.

— Правда, — разумеется, говорить, что все они в отключке, я не стал. — Пока посиди тут, так для тебя же безопаснее.

Немного подумав, девушка кивнула и даже попробовала прикрыть наготу руками.

— Сколько их тут? — решил уточнить я.

— Не знаю. Я видела троих. Но больше всех стоит опасаться того, кого они называют Виктором. Он… не человек.

— А кто?

— Не знаю.

— Ладно, не страшно. Мы разберемся, а ты жди здесь. Думаю, к рассвету ты уже будешь свободна.

— Спасибо, — чуть не расплакалась она. Но когда я уже собирался уходить, неожиданно ухватила меня за край рубашки. — Погоди…

— Что такое?

— Тут где-то должны быть мои брат и сестра, пожалуйста, найди их, — и в её глазах было столько мольбы, что отказать я просто не мог. Стоило мне пообещать, как девушка, шмыгнув носом, скрылась в самом дальнем и темном углу темницы. Я же пошел вперед.

Соседние помещения оказались очередными складами, заваленными бочками, ящиками, мешками с зерном и прочим. Зато я смог отыскать дверь из подвала в дом. Она по-прежнему была заперта, так что я спустился обратно вниз. В какой-то момент мне показалось, что я обошел тут уже все, пока не заметил одну странность — разводы на земле у одного из шкафов.

— Быть не может, — с сомнением сказал я, подходя к шкафу и дернув его на себя. И с удивлением обнаружил, что тот пошел на меня довольно легко. Это оказался замаскированный проход, ведущий куда-то вниз.

Стоило мне открыть «дверь», как в нос ударил манящий и чарующий запах крови…

Возьми себя в руки. Спускайся. На довольно крутой лестнице не было перил, так что пришлось немного замедлить шаг, а то полечу вниз и шею сломаю. Тоже мне герой-спаситель!

Спуск привел меня в длинный темный тоннель, освещенный редкими факелами, некоторые из которых погасли. Немного подумав, решил пойти по нему. Идти пришлось не очень долго, потому что в скором времени я услышал разговор, поэтому тут же замедлил шаг, стараясь двигаться бесшумно.

Тоннель кончился довольно быстро, и ему на смену пришло просторное помещение, больше походившее не на пещеру, а на какой-то храм. Оно было круглой формы, с колоннами, отделяющими центральную часть от внешней. В центре него находилось нечто вроде алтаря, у которого стояло два человека: тот верзила Хайк и на вид просто мужчина. Разве что чересчур бледный. Но мне больше всего не понравилось то, что они делали.

На алтаре лежала мертвая девушка. Бледный, который, судя по всему, и был Виктором, копался в её распоротом животе. Перекаченный гигант же стоял в сторонке и совершенно безразлично наблюдал за этим процессом.

— Орден Ласточки, — недовольно бормотал Виктор, подобно настоящему патологоанатому доставая из распоротого брюха девушки внутренние органы. — Только их нам тут не хватало.

— Не волнуйся, они все сейчас спят и проспят ещё долго. Мы в любой момент можем перерезать им всем глотки во сне.

— Нет уж, мне они нужны живыми.

Я тем временем уже оказался в этом помещении и быстренько прильнул к одной из колонн. Везет мне, что освещение тут так себе, а то был бы как на ладони. Тем временем их разговор продолжился:

— Среди них есть паладин и маг, — сказал Хайк. — Госпожа де Зилар предлагает продать их в Юндор.

— Что? — бледный даже оторвался от своего занятия и удивленно взглянул на собеседника. — В Юндор!? Ну, уж нет! Мы и сами можем их использовать! Разбрасываться ценными ресурсами ради нескольких золотых я не позволю!

— Мне кажется, это не тебе решать, — вначале я услышал стук каблуков, а затем из тоннеля, через который я только что прошел, вышла хозяйка поместья.

— Госпожа, — слегка небрежно поклонился ей Виктор, но ту это не очень заботило.

— Почему проход открыт? — недовольно поинтересовалась она у присутствующих.

— Я закрывал дверь в подвал, — недоуменно ответил верзила.

— Я не про эту дверь говорю, а тайную дверь, ведущую сюда.

— И её закрывал.

Он и вправду её закрывал, а вот кто не закрыл, так это я… Упс… оставил её открытой, чтобы быть уверенным, что будет куда отступать. Нехорошо, нехорошо…

— Уверен? — на всякий случай уточнила она.

— Нет, — после недолгой паузы ответил Хайк, а я с облегчением выдохнул.

— Ладно, — махнула она рукой и тоже подошла к телу женщины. Нисколько не смущаясь, она засунула палец в разрез, после чего с таким аппетитом слизала с него кровь, что мне захотелось быть на её месте.

— Не увлекайтесь, — недовольно произнес Виктор.

— И не думала, — ответила ему женщина, облизнув губы. — Я хочу провести обряд.

— Сейчас? — удивился бледный.

— Именно сейчас. Или ты имеешь что-то против?

— Нет, — поморщился он и направился в противоположную от входа сторону. Я, воспользовавшись возможностью, сменил обзорную позицию, заметив, что в том месте, куда направился Виктор, была ещё одна дверь. Вернулся мужчина довольно скоро и теперь в руках держал чашу, инкрустированную драгоценными камнями.

Он вручил её женщине, а сам, закатав рукава, засунул руку почти по локоть в брюхо трупа, после чего вытащил оттуда сердце. Женщина, увидев это, заулыбалась и выставила перед собой чашу, после чего Виктор стал выдавливать из органа кровь в неё. Смотря на это, женщина облизывалась.

Затем бледный сделал странную вещь: зубами он разорвал собственное запястье и, отбросив сердце, продолжил наполнять чашу уже собственной кровью. Но прежде чем она наполнилась до краев, его разорванное запястье уже зажило. Похоже, не соврала та девица, он и впрямь не человек…

— Вы уверены, госпожа? — все-таки настоял на своем бледный. — Не думаю, что сейчас самое время для проведения ритуала. Не лучше ли отложить его и вначале разобраться с Орденом?

— Сегодня полнолуние, и я не хочу ждать ещё месяц, — фыркнула женщина.

Хозяйка этого поместья подняла чашу над головой и начала произносить слова на непонятном мне языке. Раз я не понимал её, значит это что-то магическое. И словно подтверждая мои мысли, камни на чаше начали сиять. А вот то, что произошло дальше, меня поразило. Храм вздрогнул, а алтарь сместился в сторону. На том месте, где он раньше стоял, возникла статуя. Буквально выехала из — земли, заставив меня про себя присвистнуть.

Вот только от самой статуи у меня мурашки по коже пробежали. Она была выполнена в виде четырехрукого монстра. У него была огромная пасть с торчащими из неё клыками и четыре глаза. В одной руке тварь сжимала человеческий череп, а в другой держала копье. Остальные руки были свободны.

А ещё… у статуи был член. И в другой ситуации я бы посмеялся над этим, но в данный момент почему-то не хотелось.

— Начнем! — скомандовала женщина, и к ней тут же подошли мужчины. Вначале она протянула чашу Виктору, а затем начала снимать с себя одежду, отдавая её Хайку. Когда де Зилар осталась в неглиже, бледный вернул ей чашу.

А фигурка у этой женщины и впрямь была ничего, несмотря на возраст. Некоторые двадцатилетние позавидуют такому телу, что уж говорить про её ровесниц.

Тем временем женщина сделала глоток. Тот вышел не очень аккуратным, кровь испачкала ей подбородок и накапала на грудь, но её это нисколько не заботило. После этого она вложила чашу в одну из пустых рук статуи.

— Владыка, в эту ночь ваши верные слуги приносят Вам дары! — продекларировала она и… я глазам не мог поверить, но она подошла к статуе и стала языком ласкать её член. Занималась этим долго и упорно, не забывая при этом ласкать и свою промежность рукой. Мужчины же в это время упали на колени и молча наблюдали.

У меня же в этот момент в голове был только один вопрос: «что тут происходит?». Я уже догадался, что это какой-то обряд, но чего они добиваются? Какой вообще смысл делать минет статуе…?

И им дело не ограничилось, потому что затем женщина сама залезла на статую и принялась вводить в себя фаллос. Я мог лишь позавидовать невозмутимости этих мужчин, наблюдающих за совокуплением женщины с каменным монстром.

Все это действо продолжалось минут десять, в конце концов, хозяйка поместья выгнулась дугой, а затем обмякла. Но затем произошло нечто действительно жуткое. Статуя пришла в движение и, открыв свою зубастую каменную пасть, влила в себя кровь из кубка. Женщина же с выражением благоговения на лице взирала на эту картину, по-прежнему сидя на фаллосе статуи. Полностью осушив бокал, каменный монстр обратил свой взор на хозяйку поместья, после чего склонился и, открыв рот, окатил её дымом.

Когда он рассеялся, я не поверил своим глазам. Женщина помолодела и сейчас больше походила на двадцатилетнюю юную деву, чем на женщину предпенсионного возраста.

— Благодарю, владыка, — поклонилась она, как только встала на собственные ноги.

— Мало…. — пророкотала статуя. — Нужно больше крови. Больше ритуалов! Больше плоти и страданий!

— Все будет, — улыбаясь, ответила помолодевшая де Зилар.

Отвечать ей статуя не стала, заняв свою изначальную позу, а исходящее от неё «давление» стало чуть меньше. Похоже, это существо не может все время находится в сознании.

Пока Виктор и женщина о чем-то спорили, куда-то делся здоровяк Хайк. Вот он стоял в сторонке и держал вещи госпожи, а когда вернул их, как сквозь землю испарился. Черт! Из-за этой статуи я не заметил, как он ушел.

— Кто это тут у нас? — послышался голос со спины, и в следующий момент что-то острое вонзилось мне в плечо, едва не перебив ключицу.

Это был Хайк, вооруженный мясницким тесаком. На лице великана красовалась довольная ухмылка, от которой кровь стыла в жилах. Тем временем де Зилар и Виктор закончили с перепалкой и теперь с легким любопытством наблюдали за происходящим.

— У нас тут завелась маленькая крыса, — смеясь, сказал мужчина, а мне пришлось отскочить в сторону, инстинктивно закрывая рану рукой.

— Кажется, это один из рекрутов Ордена, — хмыкнула хозяйка поместья. — Странно, почему он не спит?

— Возможно, просто не ел ничего, — предположил Виктор.

Хайк, поигрывая своим тесаком, все приближался, а я был вынужден отступать. К счастью, рана оказалась не очень глубокой. Вот если бы этот верзила приложил чуть больше силы и перебил мне ключицу — тогда было бы очень плохо. Не уверен, что смог бы сейчас восстановиться после такой раны.

— Хайк, не играй с ним слишком долго, у нас ещё много дел, — сказала ему госпожа.

Тьфу! Зря они меня недооценивают.

Убираю руку от раны, которая кровоточить стала заметно меньше, и достаю меч. В черную форму его пока не перевожу, не стоит раскрывать все свои козыри раньше времени.

— У-у-у-у… — протянул он. — Малыш решил показать зубки.

— Ага, — нехорошо ухмыльнулся я, — попутно оттяпав тебе голову!

И тут же бросился в атаку, вложив все силы в рывок. Хайк действительно удивился моей небывалой прыти, и его спасло буквально чудо. Делая шаг назад, он видимо запнулся, из-за чего я не отрубил ему голову, а лишь едва чиркнул по шее.

Но в следующий миг я почувствовал легкий толчок в спину и тело словно обмякло. Я уже не мог не просто держать меч в руках, а даже стоять.

— Порази меня порча, — зло сплюнул здоровяк, поднимаясь на ноги и потирая шею. Я же в данный момент валялся на земле и отчаянно пытался встать, но тело не слушалось.

— Когда до тебя уже дойдет, что не стоит недооценивать противника, — вздохнула де Зилар и ногой перевернула меня на спину. Так и хотелось бы придушить эту троицу, но я даже пальцем пошевелить не мог.

— Что вы с ним сделали? — удивленно спросил здоровяк, поглядывая то на меня, то на женщину.

— Парализовала. А то больно прыткий.

— Ничего, я быстрее, — усмехнулся Виктор, поглядывая на меня каким-то хищным взглядом.

— Что будем с ним делать?

— Я оттащу его в разделочную, — безразлично сказал Виктор. — А ты, Хайк, осмотрись тут, вдруг найдется ещё пара неугомонных крыс.

— Заодно проверь паладина и мага, а то эти двое вполне способны поднять на ноги всех своих людей, и тогда нам придется туго.

После этого Виктор, нисколько не церемонясь, схватил меня за ногу и потащил за собой, по дороге прихватив и мой меч.

— Надо же, эльфийский. Не ожидал встретить подобную штуку у сосунка вроде тебя.

Я не обращал внимания на его реплики, больше сосредоточившись на собственном теле. Похоже, на мне использовали заклинание паралича. Не ошибся я, считая эту женщину ведьмой. И теперь предо мной стоит вопрос — как избавиться от его воздействия.

Вспоминай, Максим… Вспоминай! В книжке, что дал мне Гюнтер, точно что-то было относительно заклинаний паралича… Как же там было? Черт!

Точно! Вспомнил! Там что-то говорилось о том, что это заклинание мешает работе большей части двигательных нервов. Но есть способ этому противодействовать. Эффект заклинания довольно короткий и редко превышает несколько часов, но если маг оказался в такой ситуации, есть способы ускорить процесс восстановления.

Нужно заставить ману активно циркулировать по телу, тем самым это ослабляет воздействие заклинания.

Виктор затащил меня в ту самую комнату, куда он в свое время уходил за чашей. Точнее… комнаты… За круглой залой находилось несколько соединенных помещений. Первое, что сразу бросилось в глаза — молодой мужчина, висевший на крюке. Eму уже успели отрезать ноги и выпотрошить как свинью.

Несмотря на всю неприятность картины, я отрешился от мира, сосредоточившись на движении маны. И это практически сразу дало результат, и у меня начало получаться двигать мизинцем. Правда, для этого приходилось прилагать довольно много концентрации, но это определенно прогресс, так что я занялся внутренними потоками с удвоенной силой.

Мужчина оказался не единственным трупом тут. Помимо него было ещё несколько мертвецов, разделанных словно животных. Виктор, таща меня за собой, не удержался, взял немного потрохов со стола и запихнул их в рот.

— Ну, малыш, расслабься, — ухмыльнулся он, и я увидел в его рту множество мелких острых зубов. — Ты свое отвоевал.

С этими словами Виктор положил меня на свободный стол, и, насвистывая какую-то песенку, взял с соседнего стола нож.

Он действительно был не человеком. Каждый палец его заканчивался длинным черным когтем, да и глаза были странные. Явно не человеческие. Продолжая насвистывать песенку, он ткнул пальцем мне в плечо, погрузив его по самую фалангу в мою плоть, а затем с довольным видом облизнул окровавленный палец.

Но стоило это сделать, как лицо бледного мужчины буквально перекосило. После чего он сплюнул кровь с таким выражением лица, словно попробовал что-то мерзкое.

— Какая гадость… Что у тебя с кровью, малец? А? — с этим вопросом он хлопнул меня по щеке. — Никогда не пробовал такой гадости. А раз так, значит ты не очень-то человек, я прав? Что молчишь?

В принципе я мог говорить, но предпочитал тратить время на освобождение от заклинания. Я уже был близок к этому. Мои руки и ноги уже могли двигаться, правда все-равно словно свинцом налиты, но это вопрос времени.

— Отвечай, — нагнулся он надо мной, показав свои острые зубки, и в этот момент уже решил действовать я, вцепившись в его шею.

Он удивленно закричал и отскочил назад, заливая пол собственной кровью. Но это было обманчиво: чем бы ни был Виктор, его так просто не убить.

— Твоя кровь тоже то ещё дерьмо, — ответил я, выплюнув кусок его плоти. Кровь у него и впрямь была словно тухлой, если такое можно сказать. У меня даже рвотный рефлекс едва не сработал, хотя вроде бы мне доводилось пить кровь и демона и эльфа, но такая реакция у организма была впервые.

— Неплохо, — усмехнулся тот, прижимая руку к разорванной шее. — Но этого мало, чтобы меня убить.

— Что ты за тварь? — прямо спросил я, пытаясь немного выиграть время. Я уже мог двигаться, но не думаю, что в данный момент выстою в прямом столкновении с ним.

— Тварь? — поморщился он, теперь поглядывая на меня с долей интереса. — А сам-то тоже не человек. Но если тебе так интересно, я — гуль.

— Трупоед, — теперь уже пришла очередь поморщиться мне. В нашем мире они тоже есть, точнее были. В средние века эти твари любили пировать на полях сражений, но со временем их всех уничтожили. Случается, что некоторые мертвецы перерождаются в гулей, но это единичные случаи, и чаще всего их убивают в первый же месяц жизни.

— Если ты хотел меня оскорбить, то получается скверно, — оскалился он.

— Я вампир. Полукровка.

— Тогда понятно, почему нам обоим не понравилась плоть друг друга. Но и друзьями нас это не делает.

— Определенно, — согласился я, уже встав на ноги. Далось мне это с трудом, я все ещё ощущал дикую слабость, но сейчас главное этого не выдать. Вампиры сильнее гулей, можно сказать, что мы более высокая ветвь эволюции одного вида. Он не похож на глупца, действовать опрометчиво не станет.

— Интересно, что полукровосос делает в компании Ордена Ласточки? Таких, как ты, они обычно сажают на кол или сжигают. На твоей руке я вижу клеймо каторжника, значит ты с ними не по доброй воле. Что скажешь, если я предложу тебе присоединиться к нам?

— Так просто?

— Ну, мы можем убить друг друга, — справедливо заметил он. — Но зачем, если ты тоже «темная тварь» как и я. Не лучше ли объединить силы?

— Зачем это мне? — изобразил я заинтересованность, чувствуя как силы возвращаются. Правильно, продолжай заманивать меня на темную сторону своими «печеньками», гребанный трупоед.

— Ты же видел обряд, верно? Владыка Амос дает нам силу, позволяющую превзойти пределы. Видишь мой облик? Раз ты знаешь, кто такие гули, то примерно представляешь, насколько уродливы они в подавляющем большинстве? Но благодаря Владыке я даже могу выходить на солнце! Хотя оно по-прежнему причиняет мне боль.

— Только не говори, что для этого мне придется сосать его член. Это как-то перебор!

— Не волнуйся, тебе не придется этого делать. Госпожа де Зилар его жрица и наложница. Отдаваться нашему богу её долг и честь одновременно. И когда придёт время, она понесет от него дитя, что даст ему новое тело! А пока мы должны приносить ему кровавые дары!

Полоумные фанатики, поклоняющиеся богу-статуе. А мне казалось, такое бывает только в плохих ужастиках… И уж я точно не думал, что окажусь в самом центре одного из таких.

— Так что ты скажешь, присоединишься к нам или предпочитаешь умереть вместе с тем «скотом», который мы принесем в жертву Владыке Амосу?

— Дай подумать… — изобразил я задумчивость, а сам прикидывал, как лучше будет достать до меча, который Виктор положил на один из столов неподалеку. Насколько я помню, гуля можно убить двумя способами: сжечь или обезглавить. Другими способами его не убить, что весьма печально. — Мой ответ — нет!

И в этот момент я делаю рывок к мечу, но Виктор предугадывает этот маневр и оказывается прямо передо мной. Я же, и не думая замедляться, врезаюсь плечом в его грудь, отталкивая проклятого трупожора. Он, впрочем, оказался не из робкого десятка и успел полоснуть меня ножом по животу. Порез прошел вскользь, но все-равно неприятно. Зато я смог добраться до меча.

Но стоило мне ухватиться за рукоятку, как пришлось отпрыгивать, потому что Виктор уже успел подняться и вновь пытался полоснуть меня своим оружием. Причем делал он это весьма быстро и если бы не вампирская реакция, я бы простыми царапинами не отделался.

Следующую его атаку я успел парировать, но он врезал мне ногой прямо в живот, отбросив сразу на несколько метров назад. Подняться после падения с такой же легкостью как у него у меня не получилось. Пришлось вначале загасить боль, и лишь потом подниматься на ноги.

Но лишь для того, чтобы снова чуть не упасть из-за слишком быстрой атаки гуля. В какой-то момент мне удалось поймать его ритм и контратаковать, впрочем, тот был к этому готов и надеялся парировать мой удар своим ножиком, но кое-чего тот не учел….

В последний миг я перевел клинок в черную форму и обрушил его сверху, приложив все силы. Оружие гуля банально не выдержало, а мой клинок, не остановившись, пошел дальше, отхватив кусок его туловища вместе с рукой. Разумеется, это его не убило, но заставило отшатнуться и попробовать сбежать.

Как бы простой люд ни боялся этих трупоедов, по своей природе они трусливы и в случае опасности стараются забиться в самый темный угол из возможных. Так и этот, поняв, что имеет дело с опасным противником, решил сделать ноги, вот только так я ему это и позволил!

Пришлось рискнуть и бросить свой меч, иначе этот гад убежал бы, и это могло породить кучу проблем. К счастью мое импровизированное «копье» попало точно в цель, перебив ему кость в ноге. Быстрее, чем он опомнился, я подбежал и, вернув оружие, одним точным ударом срубил голову этой твари.

— Фух… — облегченно выдохнул я. — Надо будет сказать Катрине спасибо.

Если бы не те адские тренировки с сотнями повторений ударов, через которые заставляла меня проходить паладинша, не думаю, что этот бой закончился бы так хорошо. Мой противник чересчур полагался на свои сверхчеловеческие рефлексы, и вот результат.

Его отрубленная голова ещё какое-то время подавала признаки жизни, беззвучно проклиная меня. Но это конец, ему осталось жить пару минут, поэтому, отбросив её в сторону, я в очередной раз осмотрелся.

И очень зря…

Сколько же тут соблазнов. Запах крови вскружил мне голову, мешая думать. Желудок настойчиво забурчал, требуя угощения. Если подумать, выпить немного крови — не такое уж страшное преступление. Эти люди все равно мертвы, она им без надобности…

Не знаю как, но мне удалось взять себя в руки и поскорее покинуть эту комнату. Как только запах крови перестал так активно щекотать нос, мысли сразу прояснились. А вот усталость накатила знатно… рана на плече вновь закровоточила, видимо, потревожил её во время битвы. Плохо… она только начала затягиваться.

Выйдя в круглое помещение, я вновь увидел эту страшную живую статую. Немного постояв в проходе, решил, что лучше всего будет обойти её по кругу.

— Стоять! — прогрохотал нечеловеческий голос, когда я уже почти добрался до двери. Разумеется, останавливаться и спрашивать, что понадобилось этому его каменному фаллосоколепию не стал, перейдя с быстрого шага на бег.

Но в следующий миг, когда я почти добрался до двери, невидимая сила дернула меня назад, и я больно приложился о каменный пол неподалеку от каменного бога.

— Ты убил одного из моих служителей! Ты умрешь! — и с этими словами статуя начала двигаться, поднимаясь на ноги. Его движения были какими-то ломаными, словно для каждого действия ему приходилось прилагать кучу усилий.

Я вновь был вынужден рухнуть на пол, так и не успев встать, потому что над головой пронеслось копье этого чудовища.

Пропустив его атаку над головой, я бросился бежать — сражаться с этим монстром у меня не было никакого желания. Мне пришлось резко изменить направление, потому что эта тварь неожиданно решила дыхнуть на меня огнем. Хорошо, что вовремя сообразил, что он что-то задумал, и успел укрыться за одной из колонн неподалеку. Но долго мое укрытие не выстояло, разлетевшись вдребезги от удара его копья.

Но не успел я оправиться от этого, как он выкинул новый «фокус», выставив человеческий череп перед собой. Из пустых глазниц тут же выстрелило два луча, похожих на лазеры. И вот от них мне полностью уйти не удалось. Один из лучей задел мою руку, проделав в ней небольшую дыру. Хорошо, что это была левая, а не правая.

Только рано я радовался, потому что следующий луч угодил мне уже в ногу, и я тут же кубарем покатился по полу. Ждать, когда я встану, монстр не захотел, выстрелив вновь. Уйти я не успел, и сделал единственное, что мог — прикрылся эльфийским клинком.

И какое же было мое удивление, когда врезавшийся в него луч отразился обратно в Амоса. Лазер немного подпалил ему мордашку, и, кажется, сильно разозлил. Больше стрелять в меня лучом он не стал, вновь испробовав свое «жаркое» дыхание. Пришлось, прихрамывая, вновь прятаться за колонной.

— Я сдеру с тебя кожу! Выпотрошу и сожру! — рокотал его голос.

Бах! И ещё одна колонна полностью уничтожена ударом его копья. Попадать под него очень не хочется. Боюсь, даже вампирские способности не помогут после такого удара.

После нескольких перебежек и уничтоженных колонн до меня начало доходить, что действует эта тварь довольно прямолинейно, к тому же между огненными залпами есть задержки. Как только я это осознал, волнение куда-то испарилось. Мне это начало напоминать игру, когда «босс» действует соответственно заложенным алгоритмам.

Понимая, что действую крайне глупо, вместо того, чтобы бежать, после очередного огненного залпа я прыгнул вперед. Тогда он попытался пронзить меня копьем, но я увернулся и обрушил меч в черной форме прямо на каменную руку.

Не знаю чего я ожидал. Наверное, что он бросит копье, или я хотя бы пораню Амоса. Но вместо этого я оттяпал ему руку в запястье. Тут же во все стороны хлынула черная кровь, а само божество завопило так, что его храм в буквальном смысле заходил ходуном.

Лишившись оружия, он вновь воспользовался черепом, став палить лазером во все стороны, не очень-то целясь. И это была его главная ошибка, после точного удара я не отступил. Не стал прятаться или пытаться отразить лучи. Нет! Я пошел в атаку, и, подскочив к его ноге, рубанул со всего размаху.

Теперь меня этот гигант нисколько не пугал. Есть одна поговорка: «если у кого-то идет кровь, это можно убить». Раз этот «бог» истекает кровью, значит и он смертен. Не думаю, что смог бы пробить его «кожу» обычным оружием, но эльфийский меч в черной форме вполне неплохо резал его прочную каменную шкуру.

И вот с очередным ревом Амос рухнул на каменный пол собственного храма. Наверное, не такого он ожидал, решая убить мерзкого нарушителя.

Пока каменный бог пытался встать, я не погнушался битьем раненого. Отсек ему вторую ногу, а затем, немного подумав, и каменный хер. Все равно он ему больше не понадобится. Затем перебил неприятную руку с черепом, а то пока я ногу рубил, он выстрелил ещё пару раз, хотя и мимо.

— Пощади… — взмолился он, и мне даже стало его немного жалко. Жил себе этот темный божок в подвале, приносили ему жертвы, а затем пришел какой-то человек и убил его. Но затем я вспомнил трупы в соседней комнате, и жалость мгновенно испарилась. — Я могу многое тебе дать.

— В обмен на кровь? Спасибо, обойдусь! — сказал я и четким ударом меча расколол его каменную черепушку пополам. А затем нанес ещё пару ударов для надежности. Помещение сразу заполнила давящая тишина.

— Нет…. Не-е-е-е-ет….! — истошно, почти отчаянно, закричала помолодевшая хозяйка поместья, увидев своего мертвого Владыку.

— Дерьмо… — выругался я, тяжело дыша. Левая рука была сильно ранена и плохо слушалась команд. Да и на сражение с этим каменным чудищем я потратил много сил.

— Быть не может… — за ней в храм вошел и Хайк, на его плече я заметил Гюнтера, а другой он тащил одного из людей Катрины. Его, кажется, Эсал звать. Надо все-таки выучить имена всех своих сослуживцев. Кроме него с ними была ещё и та самая девушка, которую я оставил в клетке. У неё были связаны руки, но она могла передвигаться сама.

И если раньше она была подавлена и испуганна, то когда её взор упал на алтарь с мертвой женщиной, она побледнела и встала как вкопанная. Возможно, это и была её сестра, о которой она говорила.

Но в тот момент убийцам было не до шокированной пленницы.

— Ты… ты убил его… — сквозь слезы и отчаяние сказала госпожа де Зилар, смотря на меня безумным взглядом.

— Убил, — устало подтвердил я. — И ещё того трупожора тоже.

— Ты…! Хайк… убей его! УБЕЙ ЕГО! — истошно закричала она. Здоровяк тут же бросил лежащих без сознания пленников и направился ко мне. А помолодевшая ведьма решила долбануть по мне каким-то заклинанием. Вот только тут случилось кое-что неожиданное.

Та самая голая девица со связанными руками, на которую эти люди не обращали никакого внимания, неожиданно подскочила к здоровяку, выхватила у него из-за спины нож и, прежде чем тот успел опомниться, вогнала его госпоже де Зилар в грудь.

Та ошарашенно уставилась на неё, а девица нервно засмеявшись, начала наносить удар за ударом.

— Госпожа! — закричал Хайк, но я был тут как тут, точно вонзив ему меч прямо в сердце. Кажется, он даже не успел понять, что именно тут случилось.

Все было кончено. Хотя, я вспоминал, что они говорили про кого-то, кто подсыпал сонное зелье, но это может подождать. Возможно, это была просто какая-нибудь прислуга. Девушка нанесла, наверное, десятка три ударов ножом, прежде чем выбилась из сил.

Мешать я ей не стал, учитывая, что её брат и сестра, скорее всего, мертвы. В конце концов, она встала, выронив нож и чуть было не рухнула. Пришлось поддержать её.

— Прости, когда я пришел сюда, она уже была мертва…

Но ничего в ответ девица не сказала. Её буквально всю трясло, поэтому я поспешил вывести её отсюда. Поднявшись на первый этаж поместья, я набросил на неё скатерть с ближайшего стола и усадил на диван. Затем спустился вниз и перетащил наверх Гюнтера и Эсала, усадив их неподалеку.

Я прошелся по поместью, но никого подозрительного не увидел. Воины спали на своих местах, разве что все они были хорошо связаны. Видимо, их собирались перетаскивать в подвал, хотя там не так уж много места, чтобы держать пленников.

Катрина же нашлась в своей комнате, тоже связанная. И вот тут я уже не выдержал и чмокнул её в пухлые губки. «Принцесса» от поцелуя не проснулась, но так даже лучше. Разрезав её путы, я спустился на первый этаж и проверил бывшую пленницу. Она по-прежнему сидела на диванчике, укутавшись в простыню, только теперь уже спала. Тревожить её я не стал, а просто вышел на крыльцо и, воткнув окровавленный меч перед собой, сел, наблюдая за поднимающимся солнцем.

И вот, я едва живой, встречаю очередной рассвет.

Безумная ночка… Трупоед, перекаченный маньяк, колдунья и в завершении каменный божок с внушительным достоинством и склонностью крушить собственный храм. Расскажи кому — не поверят. Ну, доказательств полный подвал.

Безумие какое-то…

Ох….

Черт… как же хочется спать….

Глава 11. Казнь и штаб Ордена

— Ну, как у нeго дела? — поинтеpесовалась Kатрина, зайдя в комнату.

— Жить будет. Ран xватает, но ничего серьезного. A вот как он так спокойно ходил с дырой в ноге, я объяснить не могу, — усмехнулся Гюнтер, поднимаясь с края моей кровати.

— Как самочувствие? — этот вопрос уже был адресован мне.

— Не так плохо. Bсе, как и сказал Гюнтер — ничего серьезного.

— Ладно, тут я свое дело сделал, — вздохнул маг. — Думаю, ещё вечерком на всякий случай наложу на него заклинание лечения, а пока пусть отдыхает.

На этом маг оставил нас вдвоем с Катриной, которая смотрела на меня то ли с жалостью, то ли с насмешкой. Пойди её пойми…

— Как дела? — спросил я, слегка приподнявшись на локтях.

— Не напрягайся, — строго сказала она. — O тебе уже ходят легенды, Максим. Tвой друг, этот… Рол, так кажется? Он тут тебя уже богоубийцей прозвал.

— Тоже мне бог, — фыркнул я, вспоминая эту ожившую статую. — Не на много страшней той демонской твари, с которой мы бились совсем недавно.

— Молодец, — неожиданно похвалила она меня. — Не стоит чересчур сильно гордиться этим. Да, формально тварь, которую ты умудрился прикончить, действительно бог, вот только сила его просто пшик по сравнению с настоящими богами. Так, полумертвое божество, которое благодаря паре последователей и кровавым жертвам поддерживало себя и временами творило кое-какие чудеса.

— Вот значит как… — хмыкнул я.

— Да. Мы сталкиваемся с таким временами, но давненько не было такого, что кто-то убивал бога в одиночку.

— Я заслужил поцелуй за этот подвиг? — нескромно поинтересовался я.

— Мне кажется, ты чересчур многое о себе думаешь, — усмехнулась она, прищурив глаза. А затем подошла и… чмокнула меня в щёку. От такого нахальства с её стороны хотелось выругаться, но не было сил.

— Ну как, доволен? — поинтересовалась паладинша, игриво поглядывая на меня.

— Доволен ли я? — картинно удивился. — Ну… дай подумать… я в одиночку умертвил целого бога, пусть не очень сильного, но бога! И его служителей заодно. А в награду получаю поцелуй в щечку? Будь мне лет двенадцать, я может и был бы рад, но сейчас хотелось бы чего-нибудь посущественнее.

— Получишь ты свою награду, — укоризненно сказала Катрина. — Будет тебе ещё одна премия.

— Ещё одна «мифическая» премия, — поправил я её, намекая на то, что за все время службы в Ордене Ласточки я не получил ни одного кругляша.

— Вот прибудем в Кардал, получишь ты свои деньги, вместе с документами. Так что успокойся.

— И все же… — недовольно продолжил я. — Глупо отрицать, что отряд обязан мне жизнью, и уж на кое-что я бы очень рассчитывал.

Катрина смотрела на меня пару мгновений, закусив нижнюю губу, а затем громко вздохнула.

— Xорошо, сдаюсь. Но только поцелуй! — предупредила она, присев на кровать рядом. Приоткрыв свои губки, она потянулась ко мне, и я сделал то же самое. И через мгновение наши уста соприкоснулись в чувственном порыве.

Время для нас словно остановилось, и мы, прижавшись друг к другу, отдались чувствам. Ну… почти… Когда я решил подключить язык, девушка попыталась отпрянуть от меня, пришлось удержать её от этого нежелательного поступка силой.

Поддавшись страсти, я начал активно ласкать её грудь, бедра. Да и девушка отвечала взаимностью, скользя своими тонкими, но сильными пальчиками по моей груди и плечам.

— Леди Катрина, — послышался стук в дверь, прервавший наш момент единения. Cудя по голосу, это был Ториг.

Паладинша тут же среагировала на это, высвободившись из моих объятий, вытерла губы тыльной стороной руки и поправила платье.

— Что такое? — недовольно спросила она его, открыв дверь. Ториг как-то странно оглянул нас и на всякий случай уточнил:

— Я вам не помешал?

— Нисколько, — Катрина взяла себя в руки и полностью погасила свое недовольство, став совершенно спокойной. — Так в чем дело?

— Гюнтер хочет знать, можно ли приступать, — сказал воин. Его рука все ещё была перебинтована, но ходил он уже без перевязи.

— Всех собрали?

— Да, всех, — подтвердил он.

— Что происходит? — решил узнать я.

— Слуги. Мы хотим узнать, кто из них был причастен к кровавым ритуалам. Если они знали и не донесли на хозяев — это смертная казнь.

— И каким образом вы будете узнавать, кто действительно причастен, а кто ничего не знал?

— Магией, — сказала девушка. — Гюнтер знает заклинание, позволяющее узнать, лжет ли человек. Так что мы с ним собираемся провести беседу с каждым слугой.

— По мне это слишком жестоко. А вдруг они просто боялись? Боялись, что убьют их или их родных? Да тут до ближайшего населенного пункта топать и топать! — решил я высказать свое мнение насчет их решения.

— Успокойся, — сказала она. — Не все так страшно, как ты думаешь. Каждый случай рассматривается индивидуально, и обычно на плаху пойдут только те, кто содействовал ритуалам. Всех тут точно не убьют, так что не нервничай.

— Ну, ладно… — с сомнением сказал я, положив голову на подушку.

— Отдыхай, мне пора, — сказала Катрина, и прежде чем я что-либо возразил, удалилась, закрыв за собой дверь.

— Эх… — вздохнул я, все ещё ощущая вкус её губ. А затем повернулся на живот и, уткнувшись лицом в подушку, принялся кусать её от досады. Уже второй раз в момент нашей интимной близости нам мешают. Сначала её дед, теперь Ториг… Да что за вселенская несправедливость!?

Немного выплеснув свои чувства на подушку, я вновь лег на спину и уставился в потолок.

А может… так даже лучше? Если между нами действительно появилась связь, то её симпатии ко мне могут быть её продуктом. И в другой ситуации девушка не стала бы меня покрывать, а отрубила бы голову как нечистой твари.

Правда, в таком случае не исключено, что весь отряд был бы принесен в жертву этому божеству, ведь нас спасли только мои вампирские способности. Если бы мой метаболизм не переборол эффект сонного зелья, Катрина сейчас могла быть мертва или того хуже…

А ведь прошла всего пара месяцев, как я оказался в этом мире, и теперь меня заботит вовсе не дальнейшая жизнь, а отношения с командиршей. Может, со мной что-то не так? Разве об этом я должен думать, едва не погибнув в очередной раз?

Мне стоило бы думать, как избегать ненужных сражений и риска, я размышляю о прекрасных зеленых глазах Катрины, её длинных золотистых волосах и подтянутом теле… И, как на зло, она ставит между нами четкую черту, которую нельзя пересекать, хотя сама так и норовит это сделать.

— Ох… Надо завязывать с этими романтическими переживаниями… — пробормотал я себе под нос и завалился спать.


«Выписали» меня только на следующий день. За это время дыра в ноге почти зажила, с одной стороны из-за вампирской регенерации, которая стала гораздо слабее, с другой благодаря лечебным заклинаниям. Надо бы и мне выучить такое, на всякий случай.

Что же касается заклинания «сети», то именно им я и занимался на больничной койке, пока ко мне не завалился Рол, прожужжавший все уши про мои приключения, которые за день успели обрасти самыми разными деталями, о которых я первый раз слышал. Прям какой-то сломанный телефон получился…

По его словам выходило, что бог этот призывал каких-то пауков, которые плевались ядовитой кислотой. И на этой части его монолога я остановил парня и молча покачал головой. Пришлось вкратце рассказать ему РЕАЛЬНУЮ историю.

А уже совсем поздно объявилась и Гера с целью увести надоедающего мне Рола. Как всегда она была немногословна, но в её взгляде чувствовалась доброжелательность и радость от того, что со мной все в порядке.

Странные существа эти женщины, то ненавидят меня всей душой, то волнуются. Не понять мне их…

Встречали меня в поместье весьма тепло. Почти каждый из солдат горел желанием поздравить меня с небольшим подвигом, заодно высказать пожелание, чтобы я остался в отряде Катрины.

Накормили меня знатно, наложили двойную порцию, чтобы набирался сил. А уж с каким аппетитом я набросился на стейк из свинины…. Ох… пальчики оближешь. Показалось, что это было самое вкусное мясо из единого ранее.

— Не подавись только, — усмехнулся обедающий за соседним столом Ториг. — А то победил божка, и умереть от застрявшего в горле куска мяса… глупо.

Но, не смотря на его совет, ел я так, словно голодал неделю. Возможно, это побочный эффект от восстановления после ранений. Набив желудок, я откинулся на стуле, наслаждаясь ощущениями.

Катрина с Гюнтером и сегодня занимались допросом слуг поместья, и уже несколько человек находились в подвале в ожидании казни. Их не казнили сразу, потому что для засвидетельствования приговора должен присутствовать специальный человек. Как сказал мне один из солдат, на деле это не обязательно, но Катрина хотела, чтобы все прошло «по протоколу», и соблюдала все формальности.

На данный момент к смерти были приговорены пятеро. Среди них оказалась и кухарка Бурга, про которую обмолвилась в беседе с Хайком хозяйка этого владения. Я практически сразу передал данную информацию Катрине, и уже паладинша довольно быстро ту отыскала. Именно она первая попала под допрос и, разумеется, не прошла его.

К сожалению, в день выписки я говорил с Катриной всего один раз. Златовласая красотка поинтересовалась моим самочувствием, после чего отправилась спать. Гюнтер также обделил меня вниманием, но мага можно было понять. Он выглядел жутко вымотанным и словно постаревшим на несколько лет.

Остальные же солдаты занимались тем, чем и должны были заниматься солдаты — тренировками. Несмотря на случившееся, раз мы временно задерживаемся тут, эти дни надо использовать с максимальной пользой.

Меня за геройские действия и ранения от них освободили, но я все-равно тренировался с остальными. Разве что все, что было связано с бегом, прошло мимо меня, потому что я ещё прилично так хромал.

Зато я много времени уделил тренировкам с мечом. Не без помощи Рола повесил на одно из крупных деревьев неподалеку бревно примерно размером с человека, и принялся отрабатывать разные стойки с мечом. Эльфийский клинок решил не использовать, обойдясь обычным старым походным мечом. Для боя его не помешало бы заточить, но для тренировок сойдет.

— На удивление неплохо, — одобрил Ториг, смотря на меня. — Ты быстро все усваиваешь. Помню, как ты раньше махал клинком, а сейчас… До мастера меча тебе ещё расти и расти, но талант у тебя точно есть.

После чего он показал ещё парочку приемов и указал на ошибки, которые я допускаю. Большая часть из них была связана с ногами, но поскольку маневренность в данный момент не была моей сильной стороной, на это временно пришлось закрыть глаза, сосредоточившись на верхней части тела.

— Ты слишком прямолинеен в ударах, — подсказал он мне. — Любой опытный мечник будет точно знать, как ты ударишь в следующий раз, и непременно использует это против тебя. Учись делать финты.

— Хорошо, — задумался я, не очень представляя, как этому учиться.

— И да, дерево хороший противник для отработки базовых ударов, чтобы тело их запомнило, но дерево не может ударить в ответ. Так что, как твоей ноге станет лучше, найди себе партнера для спарринга, а лучше партнеров. Когда ты тренируешься только с одним человеком, рано или поздно привыкаешь к его стилю боя. И это может тебе помешать, если будешь сражаться с человеком, который использует совершенно другой стиль.

— Учту, спасибо, — поблагодарил я его, поудобнее перехватывая меч.


Я также увиделся со спасенной девушкой. С ней, правда, у остальных возникли проблемы. Она почти ничего не ела, не желала ни с кем говорить. И лишь когда на пороге появился я, она вскочила с кровати и обняла меня.

Эту девушку звали Эмма, она была дочерью простого торговца, который решил заехать в это поместье и предложить некоторые из своих товаров местным жителям. Но все это обернулось настоящим кошмаром.

Девушка рассказывала это, не сдерживая слезы, а в конце просто плакала у меня на плече. Из-за этих людей она лишилась всех родных людей, из-за чего ей порой хочется наложить на себя руки.

Разумеется, я попытался вправить ей мозги и уверить, что все будет хорошо. Насколько это получилось, судить не берусь, но когда я уходил, девушка выглядела гораздо лучше.


На следующий день к поместью прибыли люди, которых мы и ждали: пять рыцарей и двое мужчин в обычной одежде. Правда, один из них выделялся нарядом более дорогого покроя. Пожив немного тут, я уже начал различать одежду по качеству. Это на первый взгляд она выглядит одинаковой, а на деле даже дорожная одежда сильно различается.

И, как оказалось, я был прав — этот человек был Старшим прокурором этих земель. А другой человек оказался палачом, прибывшим исполнить приказ и наказать подельников «темных колдунов».

К сожалению, я не присутствовал во время разговора Катрины и прокурора, но судя по тому, что говорили остальные, у них вышел конфликт. Прокурор требовал казни вообще всех слуг, включая женщин и детей, на что Катрина выражала свое несогласие. Это значило казнить целую деревушку, что находилась в километре от поселка, где и жила большая часть слуг и их родные.

Как я понял со слов других, прокурор таким образом хотел не столько наказать виновных, сколько устрашить других крупных землевладельцев от связей с темными сущностями. Но один из солдат пообщавшись со служанкой, которую реабилитировали, выяснил, что местный владыка давно хотел сменить владельца данного участка, и чем меньше тут будет «старых» людей, тем лучше.

В итоге к смерти были приговорены семеро человек. Саму казнь было решено проводить в полдень позади участка. И что мне понравилось меньше всего — присутствовать на ней должны были почти все. Я сразу вспомнил казни, которые видел в фильмах, но там они проводились отчасти на потеху толпы. Здесь же не было никакой потехи. Это скорее акт устрашения. Присутствовали почти все реабилитированные слуги и крестьяне, которые должны были навсегда запомнить, что бывает со служителями темным силам.

В отличие от фильмов, здешний палач даже не старался скрыть свое лицо с холодными и равнодушными глазами. В руках он сжимал массивный топор, который со всем усердием затачивал, пока шла подготовка к казни. Выглядело это довольно жутко.

Я впервые был на показательной казни, и лучше бы не был. Но тут собрались все мои товарищи по оружию, так что и мне пришлось. Не было только Геры. Она сказала, что уже насмотрелась подобного, и вместо этого пошла кормить лошадей. Катрина не стала с ней спорить, разрешив ей отсутствовать.

Когда двое наших воинов вывели первого пленника, собравшиеся люди не кричали, не радовались. Царила настоящая гробовая тишина. Лишь были слышны всхлипы там, где находились слуги.

Это был мужчина, и, несмотря на все попытки сохранять невозмутимость и смирение перед наказанием, было видно, что ему страшно. Он едва стоял на ногах, а тело так дрожало, что солдатам пришлось прижать его к бревну, на которое тот положил свою голову.

Прокурор вышел вперед и, назвав имя этого мужчины, подробно рассказал, в чем именно тот виновен. Именно этот человек избавлялся от «улик», которые могли выдать деяния хозяев поместья.

В какой-то момент наши глаза встретились, и этот полный страха и отчаяния взор заставил меня поежиться. Я с легкостью представил себя на его месте. Меня тоже могут вот так казнить только за то, что я сам наполовину «темная тварь».

— Максим, ты чего? — толкнул меня в плечо обеспокоенный Рол.

— А? — я непонимающе глянул на него.

— У тебя такой вид, словно ты приведение увидел.

— Нет, все нормально, — сбросил я с себя оцепенение и вновь посмотрел на мужчину, но к тому времени уже все было кончено. Его безголовое тело сейчас лежало рядом с окровавленным пнем.

Следующей вывели старуху Бургу, и вот она в отличие от мужчины владела собой. Казалось, что она не боится смерти. Старуха даже ухитрилась плюнуть в лицо палача, когда её голову укладывали на пень.

Как и прежде прокурор зачитал обвинение, и её список оказался посерьёзнее, чем прошлого. Отравление людей, шаманство и участие в темных ритуалах.

— Да славится Амос! — воскликнула она, прежде чем топор опустился на её шею, оборвав жизнь.

Дальнейшие казни проходили по такому же принципу. И люди вели себя по-разному. Кто-то рыдал и умолял пощадить, кто-то пытался смиренно принять кару за согрешение, но итог всегда был один.

Не менее разнообразно вели себя и слуги, наблюдавшие за казнью. Если во время смерти старухи Бурги никто не проронил ни звука, то во время казни одной молодой девушки, юноша, видимо её возлюбленный, рвался ей на помощь. В итоге пришлось тоже заковать его в цепи, а его родителям умолять солдат не наказывать глупца из-за того, что он влюбился.

И вновь столкнулись разные мнения Катрины и прокурора, но в итоге победила наша паладинша. Что-что, а всякого рода чиновников она на свое место ставить умела. Парню все-таки влетело за попытку сорвать казнь, но всего лишь пара ударов палкой.

Когда казнили последних преступников, я находился чуть в сторонке, сидя на скамейке и гонял мысли. Рол вначале составлял мне компанию, но затем вернулся к остальным. И так было даже лучше — хотелось побыть со своими мыслями один на один.

Я уже почти привык к этим людям и, можно сказать, влился в коллектив, но узнай они, кто я такой на самом деле… не отправили бы они меня на плаху? Я понимаю, почему меня покрывает Катрина — она теперь в какой-то мере тоже полукровка, к тому же, я её спас с помощью моей крови.

— Вот уж не думала, что мой храбрый оруженосец, победитель демонов и богов, не сможет смотреть на обычную казнь, — усмехнулась Катрина и присела рядом. Я даже не заметил, как она подошла.

— Меня волнует не казнь, — честно ответил ей я. — Просто… если меня раскроют, я тоже могу оказаться на плахе.

— А, так вот ты о чем, — теперь она поняла, чем вызван мой бледный вид. — Могу тебя утешить. Есть шанс получить индульгенцию от Ордена и перестать скрываться.

— Что!? Почему ты мне раньше об этом не говорила!? — встрепенулся я.

— Потому что я сама об этом не знала до недавнего времени. Прецедентов единицы и последний был лет сорок назад.

— И что от меня требуется?

— Ничего. Точнее много чего, но в данный момент ничего. Индульгенция дается за героические дела во славу Ордена Ласточки.

— Я убил целого бога, — на всякий случай напомнил я.

— Да и я бы твоего бога убила. Слабый он. Настоящих богов обычным оружием, даже таким как у эльфов, не убьешь. Но я не об этом, — вернулась красавица к теме разговора. — Тут оценивается сразу весь послужной список, после чего выносится решение.

— Кем выносится?

— Собирается комиссия из руководителей Ордена или их доверенных лиц, и вот они после длительного обсуждения решают. Но, как я уже сказала, за последние сорок лет не было выдано ни одной индульгенции.

— Не очень похоже на подбадривание… — вздохнул я.

— Уж извини, какое есть. Не стоит сейчас всем рассказывать, кто ты такой. Пусть все идет своим чередом, и если уж такое случится, то я потребую сбора комиссии по этому вопросу. А пока… запасись подвигами.

— Да не вопрос! Пойду убью ещё пару темных богов и владык Инферно! Тьфу, делов-то!

— Хороший настрой, — похвалила она меня и, мило улыбнувшись, пошла прочь, а мне осталось мечтательно смотреть ей в след. И все же она действительно меня обнадежила. Значит, даже если остальные узнают, что я полукровка, есть шанс выйти из этой ситуации.

Аж камень с души упал!

Сразу после окончания казни, прокурор и палач в сопровождении рыцарей отправились в обратный путь, даже не став задерживаться. Ну, а на нас легла другая работа — сжечь тела убитых и казненных. Даже мне пришлось поработать, потому что костров пришлось делать много.

К вечеру работа была закончена, и люди собрались попрощаться с погибшими. Пришла и Эмма, поскольку её родные также были преданы огню. И что удивительно, смотря на пламя, девушка не проронила ни одной слезинки, хотя ей очень хотелось.

А на следующий день отряд стал собираться в путь. Мы и так прилично подзадержались. Нас уже давно ожидают в Кардале, штабе Ордена Ласточки. Причем никто, в том числе и Катрина, не разу не обмолвились, что собой представляет Кардал. Все ограничивались фразами вроде «сам увидишь», чем ещё больше распаляли мое любопытство.

Во второй половине дня отряд выдвинулся в путь. Почти всем солдатам хотелось побыстрее покинуть это поместье, которое буквально пропиталось кровью убитых. Нам остается лишь догадываться, скольких убили хозяева этого поместья, чтобы принести в жертву своему божеству, но речь точно идет как минимум о десятках, а возможно и сотнях.

Я тоже не испытывал особой печали из-за того, что придется спать сидя в повозке днем, а ночью стоять на страже. Эмма также отправилась с нами, но лишь до ближайшего города — Кархуда. А уж как сложится её судьба в дальнейшем, нас не касалось.

Часть пути до этого города прошла без каких-либо проблем. Ни демоны, ни разбойники на нашем пути не встретились. Правда, мы видели стаю волков, которая с интересом и осторожностью поглядывали на нас. Преследовать нас они не стали, понимая, что добыча им не по зубам, но я для себя сделал отметку, что по таким богом забытым местам лучше путешествовать караваном, а то эти звери запросто могут скушать одинокого путника.

Кажется, такого же мнения был и один из солдат, решивший шугнуть животных и пустивший стрелу в одного из псов. Правда, промазал. А вот волки меня удивили, они даже не шелохнулись. Лишь тот, который был целью, понюхал древко и вновь уставился на нас.

В Кархуд мы прибыли на третий день после того, как выехали из злосчастного поместья. И город не оставил после себя почти никаких впечатлений. Серый, грязный, мною не было увидено ни одного каменного здания, да и вообще дома тут почти не превышали двух этажей. Кархуд больше напоминал огромную деревню, чем город, тот же Вулариан был куда симпатичнее.

Тут мы и расстались с Эммой. Она на прощание чмокнула меня в губы, чем вызвала немного ревнивый взгляд Геры и завидный вздох Рола. Хотя я не очень понимаю, почему. Это был не поцелуй любовников, а скорее… поцелуй на прощание. В благодарность за спасение.

На этом мы и расстались, а Рол попытался укорить меня, что нехорошо я поступаю по отношению к Гере. Но я пропустил это мимо ушей. С Герой у нас нет каких-то крепких отношений, даже друг о друге мы почти ничего не знаем. Переспали разок, всего-то.

В Кархуде мы задержались лишь на ночь, а следующим утром отправились на север к границе Трилора. И её мы пропустить не смогли бы при всем желании, потому что вольные графства и Трилор разделяла огромная стена, сродни Великой Китайской Стене. Метров двадцать в высоту, и уходила она в обе стороны до самого горизонта.

— Как построили такую махину? — не удержался я, смотря на неё.

— С помощью магии, разумеется, — с видом знатока сказал Рол, хотя сам, скорее всего, впервые её видел. Уж больно у него загорелись глаза, когда та показалась впереди. — Говорят, её построили Три Советника, когда создали государство.

— Все верно, — подтвердил солдат, сидящий на месте возницы, которого звали Кадц. — Она действительно магическая, и куда прочнее, чем кажется. Притом, она уходит ещё и вглубь, и куда глубже, чем вверх.

— Зачем? — удивился я.

— Чтобы нежелательные элементы не делали подкоп, — пояснил Кадц.

— Бывали прецеденты? — уточнил я.

— Регулярно. Стража Стены за бутылочкой чего-нибудь крепкого может рассказать множество забавных и не очень историй. Контрабандисты и прочие личности весьма изобретательны. Один хитрый малый сделал шар и наполнил его горячим воздухом, отчего тот взмыл в воздух. Таким образом он переправлял наркотики на территорию Трилора, пока не получил несколько стрел промеж ребер. Так рассказывал один мой знакомый стражник. Но наиболее громкое дело было, когда лет сто назад один граф решил вырыть тоннель на территорию Трилора. Подошел к этому делу основательно, ведь копать-то надо было на глубину больше пятидесяти метров.

— И чем все кончилось? — заинтересовался я.

— Да забавно вышло. Как-то к стене приписали проштрафившегося мага, специализирующегося на стихии земли и тот совершенно случайно каким-то одному ему ведомым способом почувствовал тоннель. Так он топнул один раз, и все там обвалилось. Затем все это раскрылось и графа повесили, а на его место посадили другого. Поумнее.

— Мда…

— На самом деле стену лучше пересекать только официально, в противном случае у Стражи есть законное право тебя пристрелить, даже не спрашивая, кто ты такой.

— А к чему такая сложная политика?

— Видишь ли, — решил пояснить Кадц. — Пожив там, ты поймешь. Трилор на самом деле не однороден и делится на две территории. Внешнюю и внутреннюю. Внешняя — за этой стеной. Это тоже Трилор, но сюда попасть куда проще. Разумеется, тут тебя и досмотрят, и проверят документы, но есть и другая стена. Внутренняя. И вот её пройти не так просто — нужно гражданство.

— Как все сложно.

— Да, есть такое, — подтвердил солдат. И я только сейчас заметил, что и остальные рекруты, включая Геру и Рола, внимательно слушают наш разговор. Судя по всему, они тоже этого не знали. — У нас жесткая миграционная политика. Но это не только тут, в Империи дела обстоят не лучше. Но вам волноваться не стоит, как только вы вступите в Орден, то получите временные документы. А после нескольких лет службы на благо нашей страны и полноценное гражданство.

— А у временного есть какие-то ограничения? — поинтересовался Рол.

— Почти нет. Временное оно потому, что Трилор проверяет вашу благонадежность. А то представьте, получит человек гражданство и дезертирует в первом же бою. А с временным даже если он сбежит, то полноценные получить не сможет.

Это действительно была интересная информация. Мне доводилось слышать, что в Трилор не так уж легко попасть, но все оказалось куда запутаннее и сложнее, чем казалось на первый взгляд.

Примерно через полчаса езды по дороге перед нами появились ворота. Массивные, с вертикальным подъёмом металлической решетки. Чтобы взять такие штурмом, придется потратить немало сил, по крайней мере, согласно моему дилетантскому мнению. Но их вид действительно внушал уважение.

Прямо неподалеку от ворот расположилась таверна, в которой усталые путники могли пропустить кружечку-другую в ожидании своей очереди. А тут она действительно была, и не маленькая.

Тут были и крестьяне с повозками, гружеными зерном, и богатого вида торговцы, и просто путники. У ворот собралось добрых сотен пять человек, а может и больше. Некоторые, понимая, что это быстро не закончится, сидели в таверне, наблюдая за длинной очередью.

— Тут всегда так оживленно? — поинтересовался я у Кадца.

— Когда как. Сейчас сезон такой, отбор в магический университет, армию, наш Орден. Вот народ массово и рвется в Трилор. Бывают периоды, когда очередей нет вообще. Но не волнуйся, мы Орден, так что нас эта очередь не коснется.

И действительно, стоило нам приблизится, как народ, видев на фургонах штандарты Ордена Ласточки, стал расступаться, освобождая путь. Делали они это с неохотой, но никто не пытался оспаривать. Тем не менее, досматривать нас все-равно стали, хотя делали это явно для галочки. Узнали количество въезжающих человек, мельком осмотрели повозки и махнули рукой, давая нам возможность проехать.

И вот я попал в доселе неизвестную мне страну, и, как это обычно бывает, то, что я увидел, не сильно отличалось от виденного до стены. Прямо за воротами в десяти минутах езды расположился небольшой городок. Но таким же он показался только на первый взгляд, если же присмотреться, то встречалось множество разительных отличий от других поселений. Например, большая часть домов были каменными. В том же Вулариане также было много каменных строений, но добрая половина домов все равно была из дерева. Тут же если и встречались деревянные постройки, то это обычно были сараи или не слишком важные строения вроде хлевов для скота. Мостовые все были вымощены и довольно качественно, поскольку мы в фургоне особой тряски не почувствовали.

Но задерживаться мы в этом населенном пункте не стали, сразу выехав на тракт, ведущий на северо-запад, по которому мы ехали примерно четыре дня. Ночевали, где придется. Один раз прямо на природе, другие разы везло больше, и попадались трактиры. Вот только трактиры были не способны вместить такое количество человек, так что некоторым пришлось спать на конюшне. И, разумеется, рекруты этого не избежали, я в том числе. Но, несмотря на это, даже подобный ночлег меня устраивал. Всяко лучше, чем спать на земле.

Закутываясь в сено, я невольно вспоминал, когда согревал Катрину собственным телом. Как мои руки обнимали её стройную талию и прижимали к себе.

И в этот момент чьи-то руки обняли меня. Я даже вздрогнул от неожиданности.

— Мне холодно… — прошептал на ухо женский голос. — Можно я погреюсь?

— Конечно, Гера, — вздохнул я, жалея, что к моей спине прижимается её плоская грудь, а не аппетитные выпуклости леди де Шинро. Но все равно было приятно ощущать рядом тепло женского тела. Пусть формы у Геры не сказать что очень женственные, мордашка вполне ничего, хотя короткостриженые девушки обычно не в моем вкусе.

— Можно личный вопрос? — шепотом спросил я.

— Задавай, — безразлично сказала она.

— Когда мы… ну… занялись любовью, ты упомянула кого-то. Кажется… Юура… или вроде того. Кто он? Твой бывший хозяин?

Но девушка не спешила отвечать. Более того, её руки задрожали, а пальцы болезненно впились в мой живот. Похоже, зря я это спросил…

— Если не хочешь говорить — не надо, — пошел я на попятную, и, тем не менее, девушка сказала:

— Юур… он был не моим хозяином. А…. братом.

— Погоди, погоди. Братом? — это известие заставило меня совершенно по-другому взглянуть на девушку.

— Наверное… — нехотя ответила она. — Я не знаю, был ли Юур моим кровным братом, но именно он воспитывал меня с самого детства. Такое часто бывает, когда старшему ребенку поручают заботу о младшем. И когда мы оба подросли, то… наши узы стали… куда более интимными. Тебе, наверное, дико это слышать?

— Ну… не то, чтобы дико… — слегка замялся я от таких откровений. — Кто я такой, чтобы осуждать тебя…? Я не знаю, как ты жила там.

— Верно, не знаешь, — всхлипнув, подтвердила она. — Именно благодаря Юуру мне удалось сбежать, но, к сожалению, побег стоил ему жизни…

— Прости. Я не знал… думаю, не стоило такое спрашивать…

— Мне его очень не хватает… — тихо прошептала она, сильно прижавшись к моей спине. — Мы о стольком мечтали… сбежать, получить гражданство и купить собственный дом. Зачать ребенка и растить его, как любящие родители…

Она говорила это с такой бурей эмоций, какую я обычно от неё не слышал. Гера, почти всегда молчаливая и мало эмоциональная, сейчас словно взорвалась, изливая накопившиеся чувства. А я просто слушал.

А затем она замолчала и уткнулась лбом мне между лопаток.

— Порой мне кажется, что уж лучше бы Юур выжил, а я умерла…. — закончила она свое душеизлияние такой фразой.

— Не думаю, что он бы хотел такой участи для тебя, — высказал я предположение, уже десять раз пожалев, что начал этот разговор. Хотя, может это к лучшему? Судя по всему, девушка давно хотела выплеснуть копившиеся эмоции, но никого не оказывалось рядом, чтобы поддержать.

— Да… ты прав… — шмыгнув носом, согласилась она, после недолгой паузы. И не успел я оглянуться, как девушка уснула. Я уже стал продумывать речь, которую ей скажу, но услышав её размеренное сопение, бросил эту затею и сам отправился на боковую.

На следующий день Гера вела себя как обычно, словно полностью забыла о своей вчерашней исповеди. Меня это полностью устраивало. И все же, я стал лучше её понимать.

Примерно на пятый день пути мы достигли города Норхарда. Это был крупный торговый город Внешнего Трилора, и я сразу ощутил его размер. На данный момент это был самый крупный город из виденных мною ранее.

Стены его не слишком впечатляли, но вот он сам был действительно богатым. Оказавшись в Норхарде, я словно почувствовал «глоток цивилизации». Дома высотой в четыре-пять этажей, канализация и водопровод. Да и сам город был чистым и красивым, в отличие от Кархуда.

Здесь было решено задержаться на денек, чтобы пополнить припасы. К тому же у Гюнтера здесь появились какие-то дела, о которых он не спешил рассказывать окружающим. Ториг тоже решил воспользоваться возможностью и навестить свою невесту, которая и проживала в этом городе.

А меня Катрина потащила за покупками… как бы забавно это ни звучало. Первоначально я был не против, воспринимая эту прогулку как некую форму свидания, вот только когда меня доверху загрузили разным хламом, я понял, как ошибался. Девушка решила сделать подарки своим близким, с которыми в скором времени планировала встретиться.

И вот, шагая за ней с коробками, я заметил, как мимо меня прошел человек, облик которого меня так шокировал, что я чуть было не упал со всем доверенным мне добром.

— Эй! Поаккуратнее! — возмутилась Катрина, гневно нахмурив бровки.

— Это…это же…!

— Чего это?

— Вон! — я указал рукой на прохожего.

Это был мужчина, самого обычного вида, если бы не пара крупных таких «но». Во-первых, у него на голове были самые настоящие животные ушки. Ну и во-вторых, раз были уши, значит, был и хвост!

— И чего? Ты зверолюдей раньше не видел?

— Нет! — ответил я, и немного сбавил пыл. А то на нас уже начали коситься другие прохожие.

— Успокойся, — вздохнула Катрина. — Хотя да, ничего удивительного, что ты их не видел. Зверолюдей осталось не так уж и много. Лет пятьдесят назад Император Хусар издал указ, по которому все зверолюди объявляются вне закона. Причины такого решения до сих пор не ясны, возможно, это что-то личное, но после этого начался массовый геноцид. По сей день указ о преследовании зверолюдей остается в силе, так что их даже в вольных графствах не так уж часто встретишь, но в Трилоре они чувствуют себя относительно свободно.

— Вот как… — уже по-другому глянул я на того прохожего. А парой минут спустя заметил ещё одну зверолюдку. Довольно симпатичную и в весьма откровенном наряде. Кажется… это была девушка-лисица.

— Эй, юноша, — привлекла она мое внимание. — Не хочешь хорошо провести время с сестричкой?

С этими словами она подалась немного вперед, давая возможность рассмотреть свою аппетитную грудь.

— У него нет денег, — резко сказала Катрина и дернула меня за руку так, что я чуть было не выронил коробки с её вещами.

Девушка-лисичка недовольно поджала губки и переключилась на других, полностью потеряв к нам интерес.

— Я бы мог у тебя занять, — немного возмущенно сказал я, все ещё краем глаза поглядывая на это прекрасное создание. — Ты мне должна, вроде как.

— На шлюху-зверолюдку? Обойдешься! Вот прибудем в Кардал, получишь деньги, и тогда вперед. Зверолюдских борделей повсюду хватает.

— Эх… — огорченно вздохнул я, но про себя решил точно навестить такое заведение. А что? Катрина намеренно пытается выстраивать между нами стену, а тут под боком такой соблазн. На самом деле, я не большой любитель «продажных женщин», но когда перед тобой возникает возможность провести жаркую ночку с сексуальной девушкой с ушками и хвостиком, то за неё надо хвататься двумя руками.

В этом мире мне постоянно приходится ходить по грани, и думаю, что перед смертью буду жалеть, если не завалю в койку какую-нибудь зверолюдку. Прям мечта исполняется!

— Ты только слюной не подавись, — поворчала паладинша. Но я от неожиданности действительно ей поперхнулся.


К сожалению, бордель зверолюдов в Норхарде я так и не посетил, хотя действительно этого хотелось. Я даже озвучил свою мысль Ролу, который тут же поддержал это мое начинание. Что удивительно, его поддержала и Гера, нагло подслушавшая наш разговор. Она, как ни странно, сказала, что и сама хотела бы его посетить.

— И ты не против? — удивленно спросил у меня Рол, когда девушка отправилась по своим делам.

— С чего бы? Мы друг- другу ничем не обязаны, — пожал я плечами.

— Ну… тебе виднее… — пожал он плечами. — Вот только интересно… она хочет себе парня зверолюда или… или… девушку?

— Меньше знаешь, крепче спишь, — усмехнулся я, отвечая на данный вопрос.


Но, к сожалению, вопрос «где достать деньги» на этот групповой поход пришлось отложить на неопределенный срок, потому что отряд вновь отправился в путь. И спустя ещё два дня мы, наконец, достигли периметра Внутреннего Трилора. Его обозначала точно такая же стена, разве что чуть пониже в высоту.

И вот тут нас уже проверяли со всей тщательностью. Вывели из повозок, провели досмотр и даже устроили допрос относительно некоторых моих личных вещей. В частности их интересовал мой эльфийский меч и вещи из моего мира, которые я все-таки сумел получить назад, но которые так и лежали в небольшом ящичке до этого момента.

Но все удалось разрешить, не без вмешательства Катрины. И вот спустя два часа внимательного досмотра всего отряда нас все-таки пропустили во внутренний Трилор. Хотя за стенами я не увидел ничего кардинально нового. Если не считать одной детали — оружие тут было запрещено носить с собой. Даже наш воинский отряд во время въезда был разоружен, и все оружие должно было быть свернуто в ткань и убрано. Дозволялось носить разве что один кинжал или нож.

Правда, это относилось только к простым солдатам. Катрина, так как была из знатного дома де Шинро, имела право носить меч на поясе.

В остальном же ничего не изменилось. Все та же скучная и размеренная дорога, зато я таки освоил заклинание «поисковой сети». Правда, её размер меня удручал. Максимум, на что меня хватало, это метров десять в разные стороны. Гюнтер на это говорил только одно: «Ты слишком много маны пускаешь в никуда, учись контролю».

Так что я учился, то и дело создавая невидимую для глаза поисковую сеть. Гюнтер не возражал, но предупредил, что в городе такое лучше не делать — оказывается, её могут замечать маги, а поскольку я дилетант, то и найти меня будет несложно. Будет нехорошо, если явятся правоохранительные органы и будут задавать вопросы. Но в дороге — пожалуйста.

Заодно я начал осваивать другое заклинание — малое лечение. И вот с ним у меня сразу возникли проблемы. Оно было несложным, но почему-то любые попытки его использовать выходили из-под контроля. Один раз я в фургоне чуть пожар не устроил.

— Скорее всего, это потому, что стихия Света тебе не подходит.

«Ну, ещё бы, я же наполовину вампир, создание ночи» — так и хотелось добавить, но я промолчал, спросив вместо этого:

— И что же мне делать? Бросить все?

— Нет. Ты все равно можешь освоить это заклинание, но это будет тяжело.

И все же я не бросил попытки его изучить. Учитывая, как часто я оказываюсь в опасных ситуациях, стоит заранее иметь возможность подлечить рану. Так что… пытаться, пытаться и ещё раз пытаться. А заодно, держать рядом ведерко с водой. Так, на всякий случай.

Я все гадал, как же выглядит Кадрал, и вот, наконец, он предстал перед моими глазами. Штаб Ордена представлял из себя огромную крепость просто фантастических размеров, вокруг которой выросло поселение из обслуживающего персонала.

Въезжая в него, я в буквальном смысле ощутил давление, исходящее от стен этой крепости. Даже ворота в неё по виду были куда больше, чем те, через которые мы попали в эту страну.

За крепостной стеной было довольно многолюдно, но на нас не обращали никакого внимания. Множество молодых парней, вооруженных мечами, отрабатывали удары, пробегали полосу препятствий. Вдалеке я заметил, что какой-то взвод отрабатывает штурм замка!

— Уаа-а-а-ау! — протянул Рол, смотря на все это.

— Ну, что, ребятишки, добро пожаловать в Кадрал! — усмехнулся Кадц. — Скоро и вы будете тут учиться сражаться с порождениями тьмы и отродьями Инферно.

Глава 12.Ночи Кадрала (Осторожно Фурри!)

ВAЖНO! В главe присутствует Фурри, oсобо впечатлительные просто игнорируйте линию Геры. Иначе, читаете на свой страx и риск.

(Mакс)

Kадрал меня действительно впечатлил, но воодушевление и волнение очень быстро сменились беспросветной скукой. Cразу по прибытии всех рекрутов отправили на оформление, которое затянулось до самого вечера. С каждым из нас провели беседу. По совету Катрины я придерживался нашей легенды, стараясь говорить только правду и умалчивать то, что неплохо было бы скрыть.

Самой большой проблемой был магический артефакт, похожий на полиграф, но к моему счастью вопросы на «больные» темы они не задавали. В основном это сводилось к вопросам из серии: «Как вы относитесь к темным существам?», «Помогали ли вы когда-нибудь темным существам?» и тому подобное.

Наконец этот ужасный допрос закончился, и я вышел из комнаты с чистой душой. Получив документы, я первым делом отправился к Катрине, чтобы затребовать обещанную премию.

Найти её оказалось весьма проблемно, поскольку не во все части штаба Ордена у меня был допуск. Девушку я все-таки смог увидеть, но она меня почти сразу отшила, сказав, что все будет улажено завтра.

Ничего другого не оставалось, кроме как пойти спать….

Нам выделили комнаты в бараке, и что меня удивило — отдельные. А ведь я раньше полагал, что нас заселят в какую-нибудь казарму, а нет, личные апартаменты. Xотя в этом нет ничего удивительного — крепость огромная, и построек много. К тому же, как я понял, Орден хочет, чтобы солдаты чувствовали себя тут как можно комфортнее, поскольку там, за пределами крепости, их ждет много опасных сражений.

Комнатка не вызвала у меня каких-то особых впечатлений. Маленькая, с одноместной кроватью, шкафом, тумбочкой и письменным столом со стулом. Все. Но было окно, пусть и небольшое.

Я занес туда ящик, поставил его на стол, а сам улегся спать. Завтра предстоял тяжелый день.

(Гера)

Геру поймали, когда она выходила с кухни. Девушка планировала найти Юура, но её планам было не суждено исполниться.

— Господин хочет тебя видеть, — холодно сказал низший эльф, служащий тут охранником, когда схватил её за руку. Девушка испуганно глянула на него, но перечить не стала.

Господин, хаттасис Эйгур Фарима, был весьма влиятельной фигурой в Юндоре. В его подчинении был эскадрон из почти сотни эльфов-наездников. Весьма внушительная сила, особенно для «муравьев», что жили в «низинных землях».

Эйгур сидел на просторном мягком кресле в купальне в компании своей любовницы — Келиссы, устроившейся у него на коленях. На них не было абсолютно никакой одежды, если не считать украшений, которые эльфы почти никогда не снимали. И это делалось не столько из-за желания украсить себя, сколько по более практическим причинам. Любое украшение, будь то кольцо, браслет или серьга, были артефактами, защищающими владельца или дающими определенные умения.

Для примера почти у всех высших эльфов был проколот левый сосок. Кольцо, вставленное туда, защищало хозяина от яда. А серьга в левом ухе была артефактом коммуникации, позволяя общаться с другими на расстоянии.

Но эльфы любили прокалывать себе не только уши или соски, но также и интимные органы. Tакие артефакты одновременно усиливали ощущения и повышали «мужскую силу».

Любовники мило щебетали, попивая вино.

— Господин, рабыня доставлена, как вы просили, — доложил эльф-охранник.

— Отлично, — улыбнулся Эйгур, презрительно взглянув на съёжившуюся на полу Геру. Сам хозяин дома свободной от бокала рукой мял грудь своей любовницы, нисколько не смущаясь присутствующих. — Где Пэхтар?

— Я тут, господин, — к ним вышел немолодой эльф, который держал на поводке массивного зверя — аушара. Аушары были модифицированным собаками, созданными специально для преследования. Быстрые, сильные, выносливые. Внешне они походили на волков, только немного крупнее и черного цвета. Их шкура выдерживала попадание простого арбалетного болта, да и кинжалом проткнуть её вряд ли получилось бы. — Так зачем вам понадобился мой Ху-Рам?

— Для случки, — усмехнулся главный эльф. — Мы с моей милой Келиссой размышляли о том, чем бы себя занять. Смотреть, как спариваются люди, нам уже надоело.

— А затем на меня снизошло провидение, — вмешалась женщина. — Люди — те же животные, так что они тоже могут сношаться!

Сказав это, эльфийка чуть ли в ладоши не захлопала. А вот Гере стало по-настоящему страшно, до неё начало доходить, что именно сейчас будет происходить.

— К тому же наш Ху-Рам показал себя неплохо на последней охоте и заслужил награду, — кивнул Эйгур. — Так почему бы нашему милому песику не порезвиться с рабыней.

— Верно, верно!

— Думаю, это возможно, — задумался эльф, отвечающий за псов. После чего достал из сумки на поясе небольшой бутылёк и дал нюхнуть содержимое Ху-Раму. Зверь тут же оживился, и Гера с ужасом увидела, как его член стал увеличиваться и наливаться краской.

— Прошу, господин! Не надо! Я сделаю все, что угодно! — взмолилась девушка, но тут же получила сапогом под дых от стоящего рядом охранника. Тот сорвал с неё одежду и заставил принять позу, в которой псу было бы удобно.

— Погоди, погоди, дорогой, — остановила его любовница, а Гера с полными слез и надежды глазами взглянула на неё. — Разве так можно? Пусть она вначале отсосет ему. Пусть животные приучаются к нормальному обряду соития!

— Нет… прошу… не надо… — бормотала Гера голосом, полным отчаяния.

Когда все кончилось, девушка лежала на полу и дрожала, обхватив себя руками, пока эльфы с упоением обсуждали увиденное. Гере же в тот момент хотелось умереть.

— Юур… Юур… где ты… спаси меня… — бормотала она себе под нос.

— Ух… а нашему щеночку-то понравилась сучка, — усмехнулся Пэхтар, оттаскивая зверя в сторону.

— Это видно, — мило улыбаясь, подтвердила эльфийка.

— Ну, раз ему так понравилось, то пусть забирает. С этого момента это его сучка, пусть сношает её хоть каждый день! — торжественно объявил эльф, а Гера в этот миг, казалось, скатилась к самой грани безумия.

Девушка даже попробовала уползти, забиться в самую темную щель поместья, но её остановили.

— Не так быстро, — сказал стражник.

— Верно, — усмехнулся хозяин поместья. — А кто убирать будет? — и кивнул на лужицу из собачьего семени и крови девушки. — А теперь иди и своим языком отполируй пол!

Услышав повеление возлюбленного, эльфийка весело засмеялась, Эйгур поддержал её смех. А вскоре смеялись все.


Гера вздрогнула и открыла глаза, но тут же успокоилась, поняв, что находится в небольшой комнатушке, которую ей выделили как рекруту.

— Это в прошлом… — говорила она себе. — Это в прошлом….

Но, несмотря на это, девушка ощущала на языке вкус семени аушара….

(Макс)

Утро началось с тренировки — а куда без неё. Разбудили нас часов в шесть утра и загнали на полигон. Теперь за наши тренировки отвечал не кто-то из солдат Катрины, а один из инструкторов Ордена.

До самого завтрака он загонял нас так, что мы едва стояли на ногах.

— Сдаешь, Максим, — засмеялся Рол, похлопав меня по плечу, на что Гера согласно кивнула.

Ну, разумеется, сдаю, я не пил кровь уже больше недели, и организм знатно так деградировал. Но это хорошо, сейчас мне лучше не выделяться. Слишком много тут всяких магов и паладинов, специализирующихся на охоте на порождений тьмы и демонов Инферно.

Сразу после плотного завтрака меня нашла Катрина и отвела в хорошо охраняемый четырехэтажный дом. Затем почти полчаса мы просидели в приёмной, и за это время паладинша почти не обмолвилась со мной и парой слов, думая о чем-то своем. Меня это её поведение немного насторожило, но оказалось, что зря.

Человеком, с которым мы ждали встречи, оказался казначей Ордена. Им был невысокий, немного полноватый мужчина с короткими светлыми волосами. Одет он был в дорогую одежду дворянина.

Взглянув на нас, он немного поморщился, после чего выудил из стопки бумаг у себя на столе небольшую папочку.

— Вы же прекрасно знаете, что я не занимаюсь награждением рекрутов, леди де Шинро, — устало сказал он, смотря то на нас, то в папку.

— Господин де Уарис, этот юноша сделал довольно много для Ордена и меня лично и, думаю, заслужил награду.

— Да, да, я знаю, — подтвердил он. — Участие в схватке с вампирами, большой вклад в победу над демоном-палачом, убийство гуля и полудохлого бога Амоса. И, разумеется, стычка с рыцарями Юндора, о которой мы будем молчать.

А мне прям захотелось присвистнуть от такой осведомленности.

— Вот, какой ещё рекрут за пару месяцев совершал столько событий.

— Я лично знаю пару человек, которые за десятилетия работы в Ордене упокоили дай бог одного-двух мертвецов, — усмехнулся де Уарис. — И ваш покорный слуга один из них. Ладно, выдам я ему премию, но только из-за ваших рекомендаций, леди де Шинро.

Затем мужчина макнул кончик пера в чернильницу и что-то написал в своей папке. После чего протянул мне перо и лист бумаги.

— Распишитесь, — сказал он. Я собирался подойти, но Катрина меня остановила и подошла сама. Ну, да, она же говорила, что премию рекруты получать не могут, если только через своего непосредственного начальника.

В данный момент, несмотря на наличие документов, я все ещё находился в бесправном состоянии. Я стану полноценным членом Ордена лишь после принесения клятвы, до которой ещё надо «дожить» и показать инструкторам все, на что ты способен.

Как только Катрина расписалась в документе, казначей вручил ей небольшой мешочек с монетами.

— Сколько тут? — сразу поинтересовался я, протягивая руки к деньгам, как только мы покинули кабинет.

— Сорок три серебряных монеты. Много, хватит на пару месяцев жизни. Если ты, конечно, не собираешься все растранжирить.

— Собираюсь! — твердо заявил я. — Посему, леди, хочу пригласить вас вместе с моими друзьями сегодня вечером отметить наше прибытие сюда!

— Это мило Максим, но вынуждена отказать. Не пристало рыцарю-паладину сидеть в таверне с рекрутами.

Я не слишком расстроился её ответом, потому как знал, что она откажется. Возможно, будь мы в каком другом городе, она бы и согласилась составить нам компанию, но это штаб Ордена. Тут ей надо «сохранять лицо», и бухать в таверне с новобранцами она, разумеется, себе позволить не может.

Зато когда я объявил, что собираюсь пойти вечером в таверну, и что получил на это разрешение нашей дорогой командирши, Рол был безумно счастлив. Гера также не выразила протеста и решила пойти с нами.

Мы с друзьями зашли в ближайший кабак, где заказали небольшой столик. И неплохо так сказать посидели, правда Рол излишне налег на выпивку.

— Слушайте! — резко объявил он. — Мы сейчас с тобой, Максим, пойдем кадрить цыпочек! Гера, без обид! — девушка на это замечание лишь немного усмехнулась. — Мне тут подсказали отличный зверолюдский бордель неподалеку, что скажешь?

Я взглянул на Геру, и та на удивление кивнула, после чего заявила, что тоже хочет туда пойти.

— О, так ты не шутила? Ик… — удивился юноша.

— Да и я не против, — в итоге решил я, учитывая, что платить за эту парочку все равно придется мне. У них-то денег нет…

Бордель мадам Шассин оказался обычным четырехэтажным зданием. Без каких либо вывесок и прочего. Мы постучали в дверь, и нам практически сразу открыли. На пороге был высокий угрюмый мужчина довольно таки крепкого телосложения. Но это меня не напугало, несколько таких обязательно нужны в подобных заведениях, чтобы гости не стали дурить.

— Добро пожаловать, — поприветствовала нас немолодая женщина, но весьма симпатичная и все ещё следящая за собой. Не буду греха таить, что не прочь был бы провести ночь и с ней, учитывая, что она была весьма горяча. — Я мадам Шассин, а это мое заведение. Прошу прощения, но прежде чем мы продолжим, я должна убедиться в вашей платежеспособности. Наши девочки стоят от 2 до 5 серебрянных за ночь. При групповом заказе скидка.

Чтобы успокоить её, я достал с пояса кошелек и показал ей серебро.

— Очень хорошо, — сразу повеселела она и, хлопнув в ладоши, провела нас в соседнюю комнату, где уже выстроилось десятка два девушек. И вот тут я прям потерялся, но ещё больше растерялся Рол, увидев столько красоток разом.

Он несколько раз пробежался туда-сюда, и в итоге выцепил одну кошечку с огромными сиськами. Она даже на радостях лизнула его в щеку, отчего парень подпрыгнул на месте и с гордостью заявил, что берет эту.

Тем временем Гера, подойдя к хозяйке, уточнила:

— А мужчины у вас есть?

— Разумеется, — подтвердила она. — И кого бы вы хотели?

— Лучше всего волка. Есть у вас такой?

— М-м-м-м, — мелодично протянула она. — Разумеется, милая, есть у нас просто отличный парень, который сможет удовлетворить все ваши потребности.

— Спасибо, — почти равнодушно ответила Гера, хотя не исключено, что это от смущения. Не смотря на попытки быть равнодушной, я все равно замечал, как её лицо наливалось краской.

И кого бы выбрать мне? А знаете… возьму-ка я сразу двух! Гулять так гулять!


Я сидел на диване в компании двух очаровательных красоток с ушками и хвостиком. Одна точно была девочкой-кошкой, а вот у второй имелись вытянутые уши, похожие на кроличьи. Собственно она и была девушкой-кроликом с внушительного размера бюстом.

Кошечку звали Клео. Очень подходящее имечко. У неё были не слишком длинные угольно-черные волосы, едва доходившие до плеч. Ушки также имели черную окраску, но с белым мехом внутри. Сама ушастая красавица была довольно миниатюрной, если сравнивать её с подругой, но кажется, это так и задумано, чтобы девушки контрастировали друг с другом.

Зайку же звали Арианна, и бюст у неё и впрямь был весьма внушительный. У этой длинноухой красавицы были почти белые длинные шелковистые волосы, доходившие ей до упругой попки.

Одеты девушки были в полупрозрачные, почти невесомые, пеньюары, позволявшие во всех деталях оценить их прелести, и кружевные трусики. Арианна заняла место справа от меня, Клео же прижалась ко мне слева.

— Можно я потрогаю? — поинтересовался я, поглядывая на треугольные ушки девушки.

— Конечно, господин, — промурлыкала киска, подставляя мне свою головку.

Кошачьи ушки Клео были мягкими и теплыми на ощупь. А когда я попробовал их потеребить, красавица довольно заурчала. Тем временем Арианна откупорила бутылку с вином, стоящую на тумбочке возле дивана, после чего наполнила бокал. Затем бесцеремонно ухватила меня за подбородок и развернула к себе. Не успел я и глазом моргнуть, как зайка припла к моим губам, вливая в мой рот напиток.

Интересный у неё способ меня напоить, ничего не скажешь. Хотя, как будто я против?

Арианна не спешила отстраняться, продолжая целовать меня.

— Ари… так нечестно! — запротестовала кошечка, изобразив гневную гримасу, но та выглядела так умилительно, что сил нет. — Я тоже хочу!

Усмехнувшись, зайка вновь отпила от бокала и потянулась к своей подруге. И вот они сплели уста в горячем поцелуе, от которого мне в штанах стало очень тесно… Оторвавшись от губ кошечки, Арианна посмотрела на меня и спросила:

— Хотите ещё, господин?

— Непременно, — улыбнулся я ей в ответ, на что она вновь отпила из бокала и потянулась ко мне, чтобы передать вино через поцелуй. И вновь наши уста слились воедино, а когда я проглотил и жидкость, переплелись и языки. Но мне этого показалось мало, так что не отрываясь от её уст, я просунул руку под пеньюар и начал ласкать грудь.

Настоящая! Хотя, если подумать, то маловероятно, что тут есть силикон.

Кошечка все это время жалась ко мне слева, но видимо в какой-то момент ей надоело просто ждать, когда настанет её очередь. Клео спрыгнула с дивана и, не спрашивая разрешения, спустила с меня штаны, принявшись вылизывать мой член.

От такого неожиданного действа я вздрогнул, а киска, сделав бровки домиком, посмотрела на меня.

— Вам не нравится, господин? — жалобно произнесла она.

— Нет, все просто замечательно, — ответил я, потрепав её по головке. — Продолжай…

И девушка продолжила. Как и у настоящей кошки, у Клео был шершавый язычок, но она орудовала им так, что мне действительно было приятно. Она продолжила вылизывать мое хозяйство, да с такой тщательностью, словно желала, чтобы мой член сверкал. И лишь когда на моем достоинстве не осталось «пятен», она решилась пойти дальше. Вначале, смочив руку слюной, она принялась ласкать ствол, делая это нежно и с чувством. А затем плотно обхватила головку члена губами, принявшись щекотать её язычком. Вскоре Клео уже активно посасывала мой член, довольно причмокивая.

Пока эта миниатюрная кошечка ублажала мой член, зайка не собиралась отпускать мои губы, то и дело наполняя свой ротик вином.

— Вам нравится, господин? — оторвавшись от моего стоящего колом члена, поинтересовалась девушка-кошка.

— Очень нравится, — ответил я ей, проглотив очередную порцию вина из уст Арианны. После чего в очередной раз погладил девушку по ушастой головке. И та, довольно заурчав, продолжила ласкать мой член ротиком.

Я же переключился на зайку, подготовившую очередную порцию вина. Но в этот раз я решил не ограничиваться поцелуями и мацанием аппетитных сисек девушки. Засунув руку ей в трусики, раздвинул половые губы и принялся ласкать её клитор, не забывая при этом засовывать пальчики в её дырочку.

— Арианна… — возмутилась кошечка, когда зайка начала похотливо постанывать. — Я тут работаю, а ты развлекаешься!

Длинноухая цокнула языком и недовольно глянула на свою подругу. Когда я вытащил руку из её трусиков, девушка ухватилась за неё и сунула покрытые выделениями пальцами себе в рот, облизывая пальцы с таким удовольствием, словно на них был нектар.

Полностью слизав свои любовные соки с моих пальцев, девушка так же села на пол рядом с Клео. Вначале эти горячие красотки начали ласкать мой член с двух сторон. Затем инициативу перехватила Арианна, и я сразу почувствовал разницу. Если Клео посасывала нежно, добавляя ощущений с помощью своего шершавого язычка, то зайка оказалась подобно пылесосу. Она вцепилась в мой эрогированный пенис с таким остервенением и силой, что я невольно вздрогнул. Но, не смотря на то, как агрессивно она сосала, каких-то негативных ощущений я при этом не испытывал. Клео тем временем не сидела без дела, опустившись ниже, принялась посасывать мои яички.

Ощущения просто офигенные!

Но долго Арианна работать ротиком не стала. Отстранившись, она взглянула на подругу и сказала.

— Хочу сделать нашему господину приятно, позволишь?

— Сиськотрах? — уточнила Клео, а затем, кивнув, поднялась на ноги и села рядышком со мной. Зайка же обильно смочила мой член слюной и, зажав его между своими пышными буферами, начала двигаться вверх-вниз.

Кошечка же, избавившись от надоедливой одежды, припла к моим губам, сходу пытаясь поглубже запустить свой язык мне в рот. Такой напор мне понравился, так что я прижал её к себе, отвечая с не меньшей страстью. Все время нашего долгого поцелуя, киска активно теребила свою киску.

— Ну все, Ари, думаю хватит… а то мне уже невтерпёж… — обратилась к подруге Клео, оторвавшись от моих губ. Та укоризненно глянула на кошечку, но высвободила мое достоинство из своих «тисков».

Да если по честному, мне к этому моменту и самому было невтерпеж. Хотелось поскорее насадить на свой член одну из этих горячих цыпочек. Как по мне, прелюдия чересчур затянулась. Пора бы уже переходить к самому вкусному!

Стоило Арианне подняться на ноги, как Клео тут же уселась мне на колени, вновь поцеловав. Но вскоре девушка отстранилась и, ухватившись за мой член, принялась водить им по своим половым губам, игриво ухмыляясь.

— Господин, а в какую дырочку вы хотите? В эту или… эту? — она отвела пенис немного назад, от чего головка его ткнулась в анальное отверстие.

— В какую…? — даже растерялся я от такого предложения.

— Не волнуйтесь, господин, — бархатно прошептала мне на ухо другая девушка. — Есть у нашей милой Клео одна страсть — она любит в попочку. Но не волнуйтесь, это не обязательно.

— Я в той дырочке кристально чистая, — с легким придыханием прошептала Клео, чуть придвинувшись, но продолжая удерживать мой член у своего сфинктера.

— В попочку, значит…? — задумался я. А почему нет? Я, как и любой нормальный парень, задумывался об анальном сексе с девушкой, а тут мне сами предлагают. Инфекции и прочее меня не сильно заботят, так как мой иммунитет во много раз превосходит человеческий. — А давай!

Услышав мой положительный ответ, девушка довольно замурчала и принялась активно смазывать мой член слюной. После чего приступила к его введению в свою заднюю дырочку, при этом издавая звук, похожий на мурчание кошки.

Когда член погрузился по самую головку, у меня перехватило дыхание. Не столько от ощущений, сколько от возбуждения и понимания того, куда именно я им захожу.

Вот только когда он стал погружаться глубже, я услышал откуда-то неподалеку шум. Вначале грохот, затем звук бьющейся посуды. Я хотел просто выкинуть это из головы, продолжая наслаждаться обществом девушек, как вдруг оттуда же услышал знакомый голос.

— Дерьмо… — вздохнул я, останавливая девушку и снимая её со своих коленей. Выругавшись ещё раз, натянул штаны и покинул комнату, направившись в сторону источника шума. Войдя в комнату, я увидел весьма странное зрелище.

Пьяный вдрызг Рол, удивительно как он вообще на ногах в таком состоянии стоит, размахивал окровавленным ножом. Рядом с ним, зажавшись в углу была девушка с окровавленной рукой. Это меня немного успокоило — хотя бы никого не зарезал насмерть….

— Не подхо…удите! — неразборчиво бормотал он, делая выпад вперед, когда к нему попробовал подойти один из вышибал.

— Парень, нож опусти! — требовал тот, но мой «друг», похоже, не собирался сдаваться без боя. — Пшли прочь! Выебки! Я эту суку выпотрошу!

— А-а-а-а! — Закричала девушка, услышав это.

Так… думаю, пора и мне вмешаться, а то эта ситуация постепенно выходит из-под контроля.

— Рол! Рол! Дружище, ты чего!? Совсем что ли ум потерял? — вышел я вперед, давая вышибале знак отойти. Мужчина едва заметно кивнул и отступил, но не настолько, чтобы в случае чего не бросится к парню с ножом.

— Макс? Это… ик… ты?

— Да, да, это я! — изобразив улыбку, я сделал ещё один шаг к нему. Парень немного расслабился, увидев знакомое лицо. — Ты чего это тут устроил?

— Эта… эта …. Сука… — он громко шмыгнул носом. — Засмеялась, когда увидела мой член! Я знаю, что он не очень большой… но чтобы смеяться!

— Но он ведь и впрямь, — тихо сказала девушка и пальцами изобразила размер, чем вызвала очередной приступ ярости пьяного Рола. Я не растерялся и, в один прыжок оказавшись рядом, перехватил его запястье и уронил парня на пол и заломил ему руки за спиной.

— Пусти Максим! Я прирежу эту суку! И тебя прирежу, если не отпустишь! — буйствовал парень, но постепенно успокоился и вообще отрубился.

Как только это «представление» закончилось, девушка с окровавленной рукой бросилась в сторону выхода из комнаты, а ко мне подошла хозяйка борделя.

— Я заплачу за убытки, — вздохнул я, вынимая из кошеля десяток серебрянных. По лицу женщины были видно, что этого не достаточно, но настаивать на большей сумме не стала. Все-таки мы простые рекруты Ордена, даже не дворяне, откуда у нас большие деньги?

— Хорошо, — сказала она, недовольно скривив губы. — Попрошу вас немедленно покинуть заведение, и впредь тут не появляться.

— Разумеется, — вздохнул я и закинул друга на плечо.

На пороге я столкнулся с Арианной и Клео, которые с некоторым волнением смотрели на меня. Клео вон вообще ушки прижала, отчего выглядела ещё милее.

— Не волнуйся, — улыбнулась мне зайка. — Возвращайся через недельку, мы поговорим с хозяйкой. Все-таки твоей вины тут не было, но твоему другу тут лучше не появляться.

— Спасибо, — улыбнулся я им, и стоящая рядом Клео вдруг резко подалась вперед и впилась мне в губы, даря страстный поцелуй. А затем отстранилась и весело сказала, — ещё увидимся.

— Непременно, — пообещал я девушкам, направившись к выходу из борделя.


(Гера)

Гера сидела на кровати и грызла ногти. Она все ещё сомневалась в правильности своего решения, но и отступать не хотела. Она и сама до конца не понимала, зачем собирается пойти на этот шаг, но почему-то уверилась, что так нужно.

Наконец дверь в комнату распахнулась. Вошедший мужчина был действительно симпатичен, с накаченным торсом и широкими плечами. На его голове торчали два треугольных уха, а из низа спины выходил длинный пушистый хвост. В одной руке он держал бутылку вина, в другой два стеклянных бокала, а в зубах цветок.

Поставив бокалы и бутылку на стол, он упал на одно колено и протянул цветок Гере, отчего та немного засмущалась.

— Прекрасный цветок для прекрасной дамы, — мило улыбнулся он ей. Гера тоже ответила улыбкой, но вышла та чересчур натужно.

— Благодарю, — ответила девушка, но нюхать цветок не стала, сразу положив его на тумбочку возле кровати.

— Почему тут так темно? — неожиданно спросил мужчина, направившись к светильникам. В комнате действительно царил полумрак, лишь пара тусклых светильников хоть немного разгоняла темноту

— Не надо. Пусть света будет немного, — остановила его девушка.

— О, вы стесняетесь, юная леди, — понял он и тут же напрочь забыл об освещении. Буквально в два прыжка он очутился рядом с ней.

— Я не леди, — поморщилась Гера.

— Тут — леди, — не согласился он, продолжая мило улыбаться. — Меня зовут Хейс, и не волнуйтесь, я буду нежен. Ещё не было женщин, которые уходили от меня недовольными.

Девушке он действительно показался милым, но она была уверена, что тот не оценит её желаний.

Прикрыв на пару мгновений глаза и собравшись с мыслями, она встала на ноги и принялась снимать себя одежду. Мужчина, явно не ожидавший такого, смотрел на неё с легкой растерянностью.

— Так сразу? — на всякий случай уточнил он.

— Именно так. Мне не нужна эта прелюдия с цветами и вином. Я пришла сюда трахаться, так что тоже раздевайся.

Недовольно поджав губы, мужчина тоже разделся. Его взгляд сразу упал на шрамы, покрывавшие тело девушки, и клеймо раба эльфов, но он предпочел ничего не говорить по этому поводу.

Закончив с одеждой, он хотел подойти и обнять её, немного приласкать, но та жестом остановила его.

— Я хочу… — Гера на мгновение закусила губу, пытаясь собраться с духом. — Хочу, чтобы ты принял облик зверя.

— Что? — эта просьба заставила мужчину вздрогнуть и сделать шаг назад, а затем нервно усмехнуться и покачать головой. — Вы не понимаете, чего просите, леди. Поверьте, вам этого не нужно.

— Я сама могу решить, что мне нужно.

— Не думаю, — отрицательно покачал он головой. — Все не так просто и мило, как вам кажется. Лучше пусть все будет, как будет, не нужен вам зверь.

— Слушай, — Гера сделала шаг вперед. — Или ты сейчас изменишься и выебешь мою дырку своим длинным хуем, или я пойду вниз и попрошу того, кто сможет это сделать.

Пару мгновений они стояли, смотря друг на друга, но, в конце концов, Гера не выдержала и, раздраженно цокнув языком, направилась к двери, не смотря на то, что на ней не было одежды.

— Погоди, — остановил он её, схватив за запястье. — Я сделаю.

— Замечательно, — без какой либо радости сказала Гера, вернувшись к кровати.

— Но я должен тебя предупредить. Когда я приму звероформу, то не смогу себя контролировать, как обычной. Не думаю, что перегрызу тебе горло или вроде того, но если тебе станет больно, вряд ли смогу остановиться…

— Меня устраивает, — заявила девушка.

— Хорошо… — тяжело вздохнул мужчина и направился к двери, чтобы её запереть.

Вернувшись к девушке, он начал изменяться. Выглядела трансформация жутко и нереально, словно все это был страшный сон. Лицо мужчины превратилось в волчью морду, пальцы удлинились и обзавелись острыми когтями. Да и сам мужчина стал выше. Его спина и руки стали покрываться густой шерстью. Изменилось также и его хозяйство, став чуть больше и теперь куда сильнее напоминавшее пенис волка.

Гера на фоне этого монстра теперь казалась совсем маленькой и беззащитной. Тело девушки начала пробивать мелкая дрожь, а недавние сомнения превратились в крик ужаса, кричащий что он совершила ужаснейшую ошибку.

Волк-Хейс пока не проявлял агрессии, просто смотрел на юную девушку своими огромными желтыми глазами.

Гера же сделала два шага вперед и, опустившись на колени, взяла в рот массивный алый член волка. Звероподобный Хейс стоял неподвижно, наблюдая за тем, как девушка его ублажает. Но затем его когтистая рука схватила её за волосы и принялась насаживать ротик девушки на внушительный член.

Держа Геру за волосы, зверочеловек трахал её в рот. Девушка не могла дышать, из глаз лились слезы. Бывшая рабыня уже пожалела о глупом решении прийти сюда, но было уже поздно. Волк без какой либо жалости засовывал свой ствол по самые яйца ей в рот.

Когда девушке казалось, что она вот-вот вырубится, Хейс неожиданно остановился, но прежде чем она успела среагировать, он швырнул её на кровать. Не растерявшаяся Гера попробовала сбежать, но оказавшийся рядом волк прижал её к постели и заставил приподнять попку, сам же начал пристраиваться сзади.

— Погоди! Стой! Я передумала! — воскликнула Гера, но Хейс ничего на это не ответил. Вместо этого он начал вводить свой член в её влагалище. Вошел он быстро и без каких либо церемоний. Девушка, уткнувшись лицом в кровать, стиснула зубы, ощущая сильную боль в промежности. Оттуда уже начала капать кровь, но данный факт нисколько не смущал волка, который начинал двигаться все быстрее и быстрее.

Гера не знала, сколько времени прошло, несколько минут или несколько часов. Каждое мгновение казалось вечностью. Но так было только по началу, со временем она прекратила сопротивление, полностью отдавшись зверю.

Несколько раз Хейс поднимал девушку, словно та ничего не весила, и насаживал на свой член. И вот, наконец, волк кончил, и спермы оказалось так много, что Гере стало казаться, будто у неё раздулся живот. Лишь выплеснув все свое семя в чрево девушки, он оставил её в покое.

Когда Хейс вернул себе человеческий облик, увиденное заставило его нервно сглотнуть. Обнаженная девушка сидела на полу и с отрешенным видом надавливала на свой живот, чтобы вытекла вся сперма, заполнившая её чрево. Под девушкой уже была небольшая лужица из волчьего семени и крови.

Это зрелище заставило Хейса сделать шаг назад и, поморщившись, прикрыть рот тыльной стороной руки.

— Ты… в порядке? — поинтересовался он и не дождавшись ответа сказал. — Оставайся тут, я спущусь вниз, позову лекаря.

— Все в порядке, — безразличным тоном ответила девушка, привстав.

— У тебя кровь…

— Бывало и хуже. Если будут проблемы, обращусь к Гюнтеру, он маг.

— Ну, хорошо….- не слишком довольно согласился мужчина, уже начавший убеждать себя, что не все так плохо. Она не кричит, не рыдает…

Но затем девушка повела себя совсем странно. Она неожиданно встала на четвереньки перед лужицей с семенем и кровью и стала слизывать её с пола языком. От такого зрелища мужчине стало дурно, и он отвернулся, не желая на это смотреть.

— З-зачем ты это делаешь….? — спросил растерянный мужчина, но Гера полностью проигнорировала вопрос, продолжая слизывать вязкую жидкость с пола.

Когда от лужицы не осталось и следа, она быстро оделась и направилась к двери. Отворив её, она на миг остановилась и, слегка повернув голову, тихо сказала.

— Похоже, вы по-прежнему можете говорить, что от вас женщины неудовлетворенными не уходят. Думаю… я ещё приду к вам.

— Хорошо… — пробормотал он, смотря в след это безумной «малышке». А когда она совсем ушла, добавил. — Что же у тебя в голове творится, милая….?


(Макс)

Ночь была на удивление тихой и звездной. Города тут довольно темные, более-менее освещены только центральные улицы, а вот в подворотнях так темно, что хоть глаз выколи. Но меня это нисколько не смущало. Натолкнуться на каких-нибудь головорезов было почти нереально, все-таки тут штаб Ордена Ласточки. Нужно быть совсем отбитым, чтобы пытаться тут кого-то ограбить.

Настроение, что уж говорить, было просто паршивым. Рол со своей пьянкой обломал мне ночь с двумя горячими девчонками. Одна из них хотела, чтобы я трахнул её попку! Дерьмо! Рол… когда ты утром придешь в себя…. Лучше не приходи в себя.

Проклиная все и вся, я направлялся к трактиру, в котором мы остановились. И тут неожиданно из темного угла вышла девушка-лисичка. Очень красивая, с длинными рыжими волосами и зелеными глазами. Одета она была в плотную курточку с белым мехом на воротнике, под которой виднелась коричневая блузка. Длинные стройные ножки покрывали черные чулочки, доходившие почти до короткой черной юбки. И, разумеется, как у нормальной зверодевушки, у неё были хвостик и ушки. Последние, к слову, торчали из отверстий в остроконечной шляпе.

Боги… кажется, я сейчас влюблюсь.

Она повертела головой, и, заметив нас, решила подойти.

— Привет! — весело сказала она.

— Привет… — немного ошарашенно ответил я.

— Ребята, а не знаете, где тут таверна «Медная улитка»?

Я призадумался, но почти сразу вспомнил, что видел странную вывеску в виде улитки с панцирем из медной монеты. Возможно, это она и есть?

— Кажется, знаю… — ответил я.

— Ура! А то я, кажется, заблудилась, — она мило улыбнулась, а я почувствовал, как тоже начинаю лыбиться, как идиот. Посмотрев на Рола на моем плече, она уточнила. — Твоему другу плохо?

— Да, перебрал немного, — подтвердил я. — Вот несу его в Казармы Ордена.

— М-м-м-м. Так вы из Ордена, — хмыкнула она. — А тебе не тяжело? До казарм вроде бы довольно далеко…

— Да, километра три, наверное, пройти придется.

— Так может… — задумалась лисичка. — Зайдете со мной в таверну. Снимете комнату, и пусть он там до утра проспится.

Предложение здравое, если подумать. Силы у меня сейчас не те, что прежде, и тащить семидесятикилограммового Рола несколько километров не очень-то легко.

— Я тоже там остановилась, — улыбнулась она мне. — Можем выпить. Познакомиться. Я очень люблю слушать про подвиги бравых рыцарей Ордена!

Решено! Идем в таверну!

Медная улитка оказалась абсолютно обычной таверной, как и прочие. Хотя у неё был собственный символ, и был не только на вывеске. В самой таверне была небольшая мраморная статуя в виде её.

Я заказал две комнаты на ночь, одну для Рола, другую для себя. Девушка же так же сняла для себя комнату, после чего я отволок пьяного вдрызг Рола в комнату, а сам спустился вниз.

Мы с девушкой сели за свободный столик в углу зала и заказали выпивку.

— Я Аида, — представилась лисичка.

— Максимилиан, но можно просто Максим или даже Макс.

— Необычное имя, — хмыкнула она.

— А что тебя привело в этот город? — решил поинтересоваться я. Девушка явно выглядела не бедно.

— Разные дела, — пространно ответила она. — Я вообще много разъезжаю, бываю то там, то сям.

— И что же конкретно ты делаешь то там, то сям? — усмехнулся я.

— Если расскажу, придется тебя убить.

— Ты шутишь же, да?

— Кто знает, кто знает… — загадочно улыбаясь, ответила она.

Девушка оказалась на удивление неплохой собеседницей и явно не глупой. Пообщавшись с местными, достаточно легко понять, есть ли у человека образование или нет. Это чувствуется и в речи, и в поведении. И эта лисичка явно была умнее, чем кажется.

И вскоре я немного узнал почему — она была магом. И в отличие от моей старой знакомой Селины, пусть земля ей будет пухом, Аида имела диплом. Тем не менее, о своей работе она предпочитала не говорить.

Мы проболтали с ней часа два. И, разумеется, пришлось рассказать пару историй о своих подвигах. В конце концов, я почувствовал легкость в голове. Алкоголь меня все-таки пронял.

— Слушай, Аида… — неожиданно для себя начал я. — Как ты смотришь на то, чтобы подняться ко мне в комнату?

Девушка, услышав этот вопрос, аж поперхнулась напитком, а затем весело рассмеялась.

— Что? — немного смутился я.

— Да я все сама думала, как тебе это предложить.

* * *

Мы лежали на кровати и целовались, постепенно избавляясь от одежды. Девушка уже успела сбросить с себя большую её часть, оставшись лишь в аккуратном нижнем белье и чулочках.

— М-м-м-м… какие мускулы… — соблазнительно протянула она, стащив с меня рубашку. — А по виду и не скажешь….

Разумеется, не скажешь, моя нынешняя мускулатура — продукт вампирских изменений, хотя за эти месяцы у меня было много тяжелых тренировок, возможно, и это сказывается.

— И у тебя тело просто божественное, — не остался я в долгу, смотря на аппетитные выпуклости девушки. Тело у неё и впрямь было отличное, подтянутое, без намека на лишний жир, разве что грудь немного меньше, чем у Катрины.

— Правда? — игриво уточнила девушка.

— А разве похоже, чтобы я врал? — ответил я, делая «выпад» и целуя её в губы. — Я бы тебя так и съел!

— Так чего ты ждешь? — усмехнулась она и ловким движением избавилась от бюстгальтера. Грудь у неё оказалась весьма упругой и красивой.

На такое предложение не отреагировать я не мог и впился губами в её правый сосок, хватаясь за левую грудь рукой. Она страстно застонала и немного выгнулась, запустив пальцы в мои волосы. Я ласкал её набухшие соски пальцами и языком, а девушка гладила мои плечи и спину.

Периодически я отрывался от её шикарных буферов, переключаясь на губы. Лисичка в такие моменты игриво ухмыляясь высовывала язычок, желая, чтобы я его пососал. В эти моменты я чувствовал легкий сладковатый привкус, похожий на медовый, словно девушка ела конфетку.

Опустившись вниз, я вцепился зубами в её трусики, попытавшись их стащить. Девушка при этом весело смеялась, наблюдая за моими мучениями. А ведь в фильмах это выглядит просто… хотя в фильмах у девушек обычно не бывает хвостов, в отличие от этой. Пришлось все-таки подключить руки.

Предо мной открылся прекрасный «бутон». Приникнув к нему губами, начал ласкать её клитор язычком. После недолгой оральной ласки, девушка начала ерзать и страстно постанывать.

— Может… сделаем приятно друг другу? — предложила она.

— Я не против.

Я лег на кровать, а она залезла на меня, подставив свою киску к моему лицу, а сама свое внимание переключила на мое достоинство. Сосала она действительно неплохо, пусть не так, как недавние девушки из борделя, но Аида явно умела работать ротиком.

Отвечал я ей такими же ласками, тщательно лаская языком её клитор, не забывая уделять внимание и дырочке. Вначале пальцами, затем пощекотал её изнутри язычком.

Наконец, решив, что довольно с нас прелюдий, я уложил эту хвостатую красотку на спину, сам оказавшись сверху. Когда я начал входить в её узкое влагалище, девушка громко застонала, и когда я погрузился на всю длину ствола, прошептала мне на ушко.

— Не торопись, сделаем эту ночь волшебной…

И торопиться я не стал, медленно совершая движения тазом. Порой я ускорялся, и в такие моменты девушку словно скручивала судорога, но затем вновь сбавлял темп. Наконец, я устал быть сверху и перевернул её на спину, заставив выпятить попку.

— Погоди-погоди…. — спохватилась она, почувствовав мой язык на своем анусе.

— Расслабься, — сказал я ей. — Все нормально….

И с этими словами вошел в её киску. Это немного отвлекло девушку, а я тем временем, смазал большой палец и приподняв её хвост, принялся вставлять его.

— Стой… погоди… ах…. Не думаю что это… ох…

— Все нормально, — сказал я ей, продолжая активно разминать её попку. — Тебе понравится!

— Ну… ладно… только аккуратнее…

Конечно, я буду аккуратен! Все-таки я первый раз собираюсь заняться анальным сексом. Рол обломал мне его с кошечкой и зайкой, так хоть с лисичкой оторвусь!

Поскольку у меня не было нормальной смазки, пришлось использовать слюну. Много-много слюны, даже пришлось немного у девушки одолжить. Наконец я смазал головку и стал пристраиваться.

— Ой-ой-ей! — как-то чересчур жалобно запричитала она. — Он входит! Входит…! Он… вошел….а-а-а-ах!

— Ну, как ощущения? — поинтересовался я.

— Странные…. Но… довольно интересные….

— То ли ещё будет, — усмехнулся я, начав неторопливо двигаться. — То ли ещё будет….


Кувыркались мы с ней несколько часов, и за них я успел наполнить своим семенем все её дырки. И лишь после этого мы угомонились, уставшие, но довольные.


Проснулся я в приподнятом настроении. Ночь была чудная, и хотелось продолжения…. Вот только к своему изумлению девушки под боком я не обнаружил.

— Сбежала… — огорченно вздохнул я, чувствую некую жалость. Очень хотелось узнать эту барышню поближе. Хотя бы как с ней связаться, а то только знаю имя — Аида, а где живет — нет. Ведь я явно ей понравился…

Но почти сразу мои глаза заметили что-то, лежащее на тумбочке. Подобравшись поближе, я заметил, что это листок бумаги, на котором лежало небольшое серебряное кольцо.

«Спасибо тебе за чудесную ночь, Максим. Прости, не могла дождаться твоего пробуждения — слишком много дел».

«P.S. чтобы ты не чувствовал себя слишком расстроенным из-за нашего расставания, дарю тебе это небольшое колечко. Считай его счастливым талисманом, что будет тебя оберегать».

«Целую. Твоя Аида»

«P.S.S. Мы обязательно встретимся снова».

После прочтения письма мне стало заметно лучше. Обидно, конечно, что мы не покувыркались ещё и утречком, но все же она обещала, что мы ещё встретимся.

Повалявшись немного, я стал одеваться, и вот тут меня ждал крайне неприятный сюрприз.

— Нету… — ошарашенно произнес я, пытаясь отыскать кошелек с деньгами. — Пропал…

Попробовав вспомнить, что было вчера, я точно отметил, что он был при мне, когда я платил за выпивку и комнаты для нас. И точно помню, что когда мы раздевались, слышал звон монет, когда я скидывал свои вещи.

— Нет! Твою мать! — начало до меня доходить. — Эта чертова лисица все сперла!

Я подхватил письмо и покрутил его в руках, боясь, что что-то пропустил. И действительно, перевернув пергамент, нашел ещё одну строчку.

«По поводу денег не волнуйся. Чтобы их никто не украл, я их забрала».

И все.

Выбежав из комнаты, я добрался до той, где по идее должна была остановиться девушка, но внутри никого не обнаружил. Трактирщик тоже подтвердил, что девица выписалась под утро, примерно час назад.

— Вот же тварь!


(Аида)

Аида покинула трактир «Медная улитка» в хорошем расположении духа. Она демонстративно подкидывала кошелек с монетами из одной руки в другую, насвистывая веселую песенку. Единственное, что немного ей мешало — странное чувство в попе. Девушка уже успела наложить заклинание лечения, но оно лишь убрало пощипывание, а непонятное ощущение осталось.

И, тем не менее, лисичка была счастлива, что провела эту ночь с пареньком-рекрутом.

Стоило подумать о нем, как перед ней возникла черная фигура, закутанная плащ. Девушка на секунду напряглась, вытянула руку, чтобы создать атакующее заклинание, но увидев серебряную маску на лице человека, опустила руку.

— Леди де Фрэн, — отвесил он небольшой кивок.

— Маркуз, не стоит меня так пугать. Ведь прекрасно знаешь, что шибану по тебе чем-нибудь мощным с перепугу, никакая маг-защита не спасет, — недовольно фыркнула девушка.

— Прошу прощения, — извинился он, хотя искренности в его словах слышно не было. — Как прошла встреча с Максимилианом Готхардом?

— Очень неплохо, — ухмыльнулась она, демонстративно подбросив кошель с деньгами.

— Вашему отцу было бы стыдно за такое поведение, — вздохнул мужчина в маске. — Заняться сексом с рекрутом, а после украсть у него деньги? Разве это достойно одного из «Судей» Трилора?

— Ты же знаешь, что я питаю слабость к смазливым юношам, — поморщилась она. — А деньги… так я ему верну их, при следующей встрече. И вообще… шпионить не хорошо!

— Это моя работа, и в какой-то мере ваша тоже, — не согласился он с ней.

— Ты объявился читать мне нотации? — недовольно поинтересовалась Аида, ощущая дикое желание размазать наглеца каким-нибудь особо мощным заклинанием.

— Работа, — вздохнул он и достал из кармана сверток, после чего протянул его девушке. Она развернула бумагу и пробежалась глазами по тексту, после чего удивленно воззрилась на мужчину.

— Ты уверен в достоверности сведений?

— Абсолютно, — кивнул он. — Де Шинро смог остановить ещё одну поставку камней. Вот только он подозревает, что вампиры работают не одни.

— Тут написано, что нам уже известно, что они собираются сделать с таким немыслимым количеством камней, но не указано что. Так…? — она вопросительно глянула на мужчину.

— Это только предположение, но все указывает на попытку попасть в Сумеречную библиотеку.

— Это миф, — нахмурила бровки девушка и гневно глянула на человека в маске.

— Вампиры явно так не считают, а учитывая, что им помогают эльфы, то все это выглядит весьма угрожающе для нас.

Глава 13. Чумной город

— Ну, наконeц-то! Tолько ваc и ждем, Cудья, — вздоxнул немолодой мужчина с аккуратными усами и уже тронутыми сединой волосами. Он был одет в хорошего покроя костюм с изумрудными запонками. Рядом за столом сидел другой мужчина в не слишком чистой дорожной одежде, чем создавал яркий контраст.

— Mожете не вставать, — махнула рукой леди де Фрэн, проходя в комнату, после чего бросила на одно из кресел свою куртку, а шляпу положила на стол.

Мужчина в дорогой одежде так же был одним из Судей, правда в отличие от Аиды, предпочитал работать не выходя из кабинета. Звали его Альбер де Kуон. Bторой же — Лорд-командующий Ордена Ласточки Люциус де Шинро, один из немногих людей в Трилоре, которых Аида действительно уважала, но предпочитала это не показывать.

— Мы и не собирались, — поморщился Куон, а вот Люциус усмехнулся, догадавшись, что это шутка. У Альберта всегда была проблема с чувством юмора, и при каждом удобном случае Аида старалась его «подколоть».

Тем не менее Люциус встал и даже поцеловал девушке руку.

«Настоящий кавалер!» — подумала Аида. — «Как жаль, что он уже стар, будь лет на двадцать моложе, непременно бы его оседлала…»

Но Аида быстро отбросила ненужные мысли, перейдя к сути дела.

— Сумеречная библиотека? Вы это сейчас серьезно? — сходу начала она, уперев руки в бока и приподняв бровь.

— Абсолютно, — кивнул Куон. — На это указывает сразу несколько фактов, один из которых — пропажа из университета магии одного из преподавателей. Он активно изучал все, что связано с Сумеречной Библиотекой. Сообщено о пропаже нескольких весьма древних манускриптов по этой же тематике. Схожая ситуация и в Империи, только у них библиотекой занималось сразу трое человек, двое из которых были гражданскими.

— А вот это уже интересно, — нахмурилась девушка, дернув ушками. — Почему мне раньше об этом не доложили?

— Мы не думали, что все это взаимосвязано, — пожал плечами де Шинро. — Мне поручили разобраться с вампирами, которые пытаются незаконно провозить драгоценные камни в больших объемах. Поставка, которую обнаружила моя внучка, оказалась лишь одной из многих. На данный момент я могу говорить о как минимум десяти, три из которых нам все-таки удалось перехватить. Да и камни отменные, способные вместить в себя много маны.

— Как вы вообще соединили пропавших исследователей Библиотеки и вампиров? — поинтересовалась Аида. — К тому же в донесении были сообщения, что к этому причастен Юндор.

— Нам удалось пресечь одну из поставок ещё во время передачи. Она не обошлась без присутствия эльфов, хотя в бой они вступать не стали, сразу ушли телепортацией. — сказал де Шинро.

— Xорошо, с эльфами понятно. А что с пропавшими?

— Насчет Имперских — неизвестно, но вот нашего точно похитил вампир. На месте был найден отпечаток ауры. К сожалению, от быстрого передвижения её след практически разрушается.

— Я все это знаю, — отмахнулась девушка. — Лишь когда они какое-то время находятся в одной точке, тот остается. Не нужны мне лекции о темных тварях.

— Не нужны так не нужны, — пожал плечами Куон.

— Зато мне нужны, — неожиданно подал голос де Шинро, сцепив пальцы в замок перед собой. — Только не о вампирах, о них я знаю как раз достаточно. А об этой вашей Библиотеке.

И вот тут впору было удивиться Судьям. Они недоуменно глянули на лорда-командующего, и, переглянувшись, кивнули друг другу. Мол, что взять с солдата, пусть и на такой высокой должности.

— Думаю, Аида это вам пояснит лучше меня. Все-таки, она маг, и лучше всего разбирается в данной теме.

— Сумеречная Библиотека — мифическое место, которое создали боги, чтобы хранить все знания. Про неё написано много мифов и легенд. Разумных, побывавших там, можно пересчитать по пальцам. Так что насколько точны сведения, сказать не возьмусь.

— Значит, это библиотека богов? — уточнил Люциус.

— Нет, эта библиотека, которую создали боги, — уточнила лисичка. — А вот знания, которые в ней хранятся, принадлежат людям. В книге одного из людей, утверждающих, что он был там, некого Хэруда Бирского, писалось, что в ней хранятся ВСE книги, написанные разумными, за все времена. Что в специальном зале стоит тысяча столов, на которых создаются копии только что написанных книг.

— Копии?

— Ну, разумеется, не оригиналы, но книги копируются с такой тщательностью, что перенимают все свойства оригинала.

— Значит, будь это какая-то проклятая книга, то и копия становилась проклятой?

— Все так, — улыбнулась Аида. — Но, повторюсь, это лишь со слов человека, который якобы там был. Доказательств этому нет.

— При всем уважении, Судья, но мне тяжело представить библиотеку, способную вместить столько книг.

— Фактически, это целый мир. Поговаривают, что Сумеречная Библиотека находится в самой Башне Богов, а некоторые считают, что Башня это проекция библиотеки.

— Ну, а как считаете вы?

— Я считаю, что если Сумеречная Библиотека существует — она крайне опасна. Мой внутренний маг буквально скачет от радости от самой мысли прикоснуться к книгам и манускриптам, написанным в других мирах или утерянных за века. Но как Судья я считаю, что в библиотеку не должен попасть никто. Даже мы, и уж тем более эльфы или вампиры.

— Не ожидал услышать от вас подобное, — Куон удивленно вздернул левую бровь и почесал подбородок.

— Может, меня и считают легкомысленной, — фыркнула Аида. — Но это не так. Не говоря о том, что знания, хранящиеся там, могут быть очень опасными. Один древний гримуар, попавший не в те руки, и кто знает, что может случиться…. — девушка сделала многозначительную паузу.

— Значит, нам нужно не допустить их в Библиотеку, — кивнул Люциус де Шинро.

— Перехватывая поставки камней, мы этого не сделаем, — вздохнул Куон, взглянув куда-то в потолок. — Нам нужно найти место, где они собираются осуществить задуманное.

— Думаю, место мы найдем, — хмыкнула Аида. — только боюсь, будет слишком поздно. Учитывая, сколько камней они собираются задействовать, выплеск энергии будет сложно не заметить.

— А не слишком ли вы торопитесь с выводами относительно этой библиотеки? — неожиданно высказал свое мнение лорд-командующий Ордена Ласточки. — Что, если эти люди нужны им для другого? Или это вообще отвлекающий маневр, и они задумали что-то ещё.

— Как бы то ни было, сидеть, сложа руки, мы не можем, — вздохнул Судья Куон.

— И не будем, — согласно кивнул Люциус. — Рано или поздно мы их выследим, а пока будем мешать им всеми силами.

Я крутил в руке колечко и раздумывал о своей новой знакомой. Вот же ушастая сучка! Обворовала меня… Второй раз, занимаясь сексом с малознакомой девушкой, просыпаюсь «без портков». Ну, эта хотя бы не стреляла мне в грудь и не перерезала горло. Да и не сказать, что мне так уж нужны деньги… учитывая, как мне «везет» на разного рода тварей, в скором времени представится возможность получить ещё одну премию.

И все же обидно… я бы мог себе что-нибудь купить…

Эх… Но мне не понятно одно — зачем было писать записку и оставлять кольцо. Да ещё со словами, что оно меня защитит. Оно какое-то особенное? Повертев его в руках и внимательно осмотрев, я не заметил ничего необычного.

Немного подумав, все-таки решил примерить его, хотя обычно не слишком любил разного рода украшения. Кольцо село на палец как влитое, словно лисица и впрямь знала мой размер. Это странно и даже немного пугает…

Хмыкнув, попробовал его снять и тут осознал, что у меня не выходит…

— Так-так-так….! — вскочил я на ноги и едва не вывихнул себе палец в попытках снять кольцо. Тогда я выбежал из комнаты и направился в ванную комнату, расположенную в конце коридора, где тут же начал намыливать палец. Но кольцо словно прилипло к коже и ни в какую не хотело сниматься. — Дерьмо!

— О, Максим… — стоило мне выйти из общей ванной комнаты, как я столкнулся с проснувшимся Ролом. Парень видимо только встал, морщился и тер глаза. — Где это мы? Ничего не помню… и голова болит…

Я пару мгновений смотрел на него, а затем не выдержал и двинул ему в рожу, нисколько не сдерживаясь. К счастью, мои нынешние силы были не так уж сильно больше человеческих, но парню все равно досталось. Он с грохотом полетел на пол и схватился за окровавленное лицо. Кажется, я ему нос сломал.

Ну, и поделом!

— Пошли, — рыкнул я и, ухватив парня за шкирку, затащил в комнату, где он до этого дрых.

— Ты чего, совсем из ума выжил!? — воскликнул юноша, тщетно пытаясь остановить кровь.

— Это я у тебя спросить хочу! Ты чего вчера устроил!? — крикнул я на него, скрестив руки на груди.

— Устроил… — он нахмурился, видимо вспоминая, что вчера было. — Погоди… я что… полоснул девушку ножом…?

— Да! Хорошо, по руке! Не говоря о том, что ты и меня прирезать пытался!

— Прости… я…. — по глазам я увидел, что парень и вправду переживает из-за случившегося, что заставило меня немного смягчиться. — Я просто слишком много выпил… Я так переживал из-за этого похода, что не рассчитал.

— В следующий раз не пей столько, а лучше вообще не пей. Ты, похоже, из тех людей, которым выпивка сносит башню.

— Башню? Какую башню? — удивленно заморгал он.

— Вот эту! — я подошел и постучал по его голове.

— А! Понял!

Когда кровотечение у Рола приостановилось, мне пришлось помочь вправить ему кости. Как только дело было сделано, я довольно оглянул работу и сказал:

— Не шевелись, — и стал протягивать к нему руку. Парень тут же смекнул, что именно я собираюсь делать, и тут же отскочил от меня на пару шагов.

— Нет уж! — испуганно заявил он.

— Да брось, — усмехнулся я.

— Нет! Я серьезно! — он вновь отскочил от меня, но уже в бок. — Я не хочу, что бы ты спалил мне лицо!

— Да не спалю я ничего! — возмутился я его неверием в меня.

— Скажи это нашему фургону, в котором ты прожег дыру!

— Она небольшая, — поморщился я, вспоминая тот эксперимент. — К тому же это было всего один раз!

— Мне и одного раза хватит! — закричал он, и попробовал выбежать из комнаты. — я перехватил его, но тот не удержался на ногах и смачно шлепнулся на пол. Зато теперь я смог его схватить и приложить руку к его лицу.

Между его лицом и моей ладонью появился круг света, внутри которого засверкали письмена. Тут главное не ошибиться, иначе и впрямь спалю Ролу лицо.

— А-а-а-а! — завопил он, попытавшись схватиться за лицо. — Я горю! Я горю!

— Ты не говоришь, — хмыкнул, я отпуская юношу.

— Не горю, — удивленно подтвердил он, ощупывая свой нос.

— Ну и как?

Он с сомнением потрогал свой шнобель и с некоторым недоумением посмотрел на меня.

— Почти не болит, — в итоге сказал Рол, вновь потрогав сломанный пару минут назад нос.

— Вот, видишь? А ты в меня не верил! — Я буквально вчера смог таки создать стабильное заклинание, и хотелось его опробовать, но все как-то возможности не было. Вначале планировал порезать себе палец или вроде того, но уж раз я расквасил нос Рола, то он и стал моей подопытной крысой.

— А если бы ты правда мне лицо спалил…!? — не унимался парень, испуг которого стал переходить в злость.

— Ну, не спалил же, — ответил ему я.

— Погоди-ка… — до него только что стало доходить. — Ты научился магии исцеления!? Ты стал настоящим магом!?

— Ну… до настоящего мне далеко, но уже парочку заклинаний знаю.

— Ого… — не на шутку удивился Рол. — Это здорово, значит, в случае чего ты тоже можешь лечить как Гюнтер.

— Ну, не как он, — не согласился я. — У меня пока что не очень получается, максимум сил хватает на два раза, а при попытке воспользоваться им в третий раз заклинание рассыпается на последнем этапе создания.

— И все равно это превосходно! — а затем, повертев головой спросил. — Слушай, а где Гера?

— Скорее всего, уже в штабе, мы из борделя ушли вдвоем. Уже утро, нужно поторопиться, а то нам влетит за неявку.

— Точно! — опомнился он. — И ещё раз… извини за вчерашнее.

— Никаких извини, с тебя ровно пятнадцать серебряных.

— Сколько!? — вытаращил он на меня глаза.

— Пятнадцать! — повторил я. — Десять я отдал, чтобы покрыть убытки, а ещё пять за девочек, которые мне так и не достались.

— Да это огромные деньги!

— Не такие уж и огромные, — хмыкнул я.

— Ладно… — вздохнул он, почесав затылок. — Отдам я их тебе, но только частями.

— Не вопрос, — согласился я, после чего мы покинули таверну. А я похвалил себя за то, что заплатил за комнаты заранее. Было бы крайне неприятно, если бы платить пришлось поутру… Да и кольцо… надо с ним точно что-то делать. Возможно, оно магическое, а значит нужно поболтать с Гюнтером. Все равно собирался поговорить с ним по поводу зарядки аккумулятора телефона.

Пo возврaщeнии мы были вынуждены отправиться на тренировку без завтрака, котрого нас лишили за опоздание. Это меня жуть как возмутило, учитывая, что денег-то нету больше, и купить себе что-нибудь не выйдет. Eщё как назло Рол упрашивал меня сxодить в какую-нибудь таверну или магазинчик, купить что-нибудь съестного. Приходилось строить из себя обиженного и говорить, что, мол, не заслужил. Признаваться, что меня обвела вокруг пальца какая-то хитрая лисица, очень не хотелось.

Тренировка как обычно оказалась весьма трудной. Hа нас надели полный комплект тяжелых доспехов, хотя обычно в них сражаются только паладины или ветераны. Bначале может показаться, что Орден не ценит жизнь рядовых, но истина в другом. Простым воинам, особенно не способным к магии, попросту не нужна подобная броня. Она сильно замедляет их мобильность, а учитывая, с какими именно тварями мы сражаемся, мобильность это все. От удара того же демона-палача не защитит прочный доспех, а в груде железа уйти от атаки будет тяжко.

Доспехи надели на нас для увеличения выносливости. В полном снаряжении нас начали гонять по полосе препятствий. После этой адовой тренировки с меня пот лился градом, но отдохнуть не дали.

Вместо этого вручили тренировочные мечи и отправили на занятие. Вначале мы просто повторяли за наставником базовые удары, а затем нам устроили спарринг. Mне в противники достался долговязый светловолосый паренек, кажущийся слишком тощим для воина. Да и меч в его руках выглядел больше нелепо, чем угрожающе.

Его я раньше не видел, так что, скорее всего, он из рекрутов другого отряда.

— Xэнг, — представился он, протянув руку.

— Максим, — сказал я, отвечая на рукопожатие.

— Я ещё не слишком хорошо владею мечом, так что будь со мной помягче.

— Конечно, — улыбнулся я, и в ту же секунду чуть не упал. Левую сторону шеи «прижгло» так, что я, казалось, на пару мгновений потерял зрение. Дерьмо! Это что за удар такой был? Если бы это был настоящий меч, то я, скорее всего, лишился бы головы…

— Прости, — спокойно, даже немного равнодушно, спокойно сказал парень. — Я думал ты готов.

— Все нормально! — сказал я, подняв руку в его сторону. Хорошо он меня приложил…

— Готов? — спросил парень, когда я наконец-то смог выпрямиться и занять боевую стойку.

— Да, — ответил я, теперь уже полностью сосредоточившись на своем противнике. Я конкретно так облажался — недооценил противника. Подумал, раз он выглядит слабым и говорит, что не владеет мечом, значит, и победить его будет легко.

Хэнг сделал молниеносный выпад вперед, который я лишь чудом успел заблокировать. Плохо владеет мечом? Вот же врун! Да он двигается не хуже чем Ториг…

Отбив его атаку, я тут же попробовал контратаковать, но он тоже смог отразить мою атаку и тот час ударил в ответ. В этот раз мне не удалось блокировать удар, в итоге белобрысый смог достать мою руку. От сильного удара правая конечность тут же онемела.

— Хм… за тобой довольно приличный список подвигов, — неожиданно сказал Хэнг, но боевую стойку не убрал. — А дерешься как дилетант.

Я не стал ничего отвечать на это, вместо этого, стараясь держать дистанцию мечом в левой руке, пытался привести в порядок правую руку. Паренек же не спешил, явно наслаждаясь нашим небольшим спаррингом.

Очередной выпад, который я не стал пробовать заблокировать, вместо этого просто сместился в бок. Парень, словно ожидая чего-то подобного, крутанулся на месте и едва не врезал мне сапогом по лицу.

Да кто такой этот парень!? Он действительно двигается с пугающей скоростью и мастерством, хотя выглядит слабаком.

— Ты уже выдохся, Максим? Я и вправду думал, что ты будешь сильнее… — Cлегка расстроено сказал он.

Ну, ладно… выложусь по полной.

В этот раз я атаковал первым, но парень ловко отбил мой удар и попытался ударить мне в грудь кулаком. Но я тоже оказался не так прост и успел сместиться в бок, отчего его кулак прошел в стороне от меня. Я решил воспользоваться возможностью, раз уж белобрысый открылся, но тот сделал кое-что неожиданное и чертовски подлое — бросил мне в лицо горсть песка. Я моментально потерял его из виду, и он со всего размаху заехал мне деревяшкой в живот. Согнувшись пополам, я упал на землю, бессильно пытаясь очистить глаза.

— Это не честно…

— В настоящем бою нет честно и не честно, есть победитель и проигравший, — холодно произнес он, приставляя тренировочный меч к моему горлу.

— Хватит! — послышался крик инструктора, и рекруты тут же прекратили бой. Хэнг, услышав это, закрепил деревянный меч на поясе и протянул мне руку, чтобы помочь подняться. Разумеется, я полностью проигнорировал этот жест. Вот ещё. Принимать помощь от подлеца и лжеца — и сам встать могу.

Хотя кое в чем он прав — в настоящем бою действительно нет правил. Проблема только в том, что это не настоящий бой.

После чего этот странный Хэнг пошел прочь, а ко мне подошел Рол, смотрящий с некоторым недоумением на меня и уходящего парня.

— Ого, интересный у вас бой вышел.

— Я бы так не сказал, — поморщился я, потирая шею, которая все ещё ныла. — Неприятный тип и немного скользкий.

— Хэнг Лерон? Ну, да… есть в нем что-то такое. Я о нем немного слышал. Говорят, его привел отряд сэра Уорреда. Он вроде как решил сделать его своим оруженосцем.

— Значит, эта была битва оруженосцев? — хмыкнул я, смотря на этого парня уже немного другим взглядом.

— Слушай, Максим, ты же не держишь на меня зла? — уточнил парень, решив поменять тему.

— Не держу, — честно сказал я. — Но про двенадцать монет не забывай. И ещё, если опять нажрешься как в тот раз, долг удвоится.

— Что!? Так нечестно! — возмутился парень.

— А ты думай головой в следующий раз, — фыркнул я, осматриваясь по сторонам. — А Гера была на тренировке?

— Нет, я её со вчерашнего вечера не видел.

— Да и я тоже… — слегка обеспокоился я.

Отвязавшись от Рола, я решил навестить мою «конкурентку» и узнать, почему она не пришла. Я постучал в дверь её комнаты, но никто не открыл. Немного подумав, решил отправиться в город и дойти до борделя. Нужно выяснить, что с ней случилось!

— Кто там? — неожиданно послышался голос по ту сторону двери.

— Это я, Максим.

— Уходи, — холодно сказала она.

— С тобой все в порядке?

— Уходи, — повторила она.

— Не уйду, — твердо заявил я. — Открывай, а не то я выбью дверь.

В последнем утверждении сильно сомневался. Та выглядела весьма прочной, с моим нынешним уровнем сил маловероятно, что я смогу её выбить. Но на девушку это подействовало, она открыла мне дверь, и ещё прежде, чем я зашел, улеглась в кровать.

Вид у неё был болезненный. Бледная, под глазами темные круги.

— Ты заболела?

— Вроде того, — ответила она, старясь не смотреть мне в глаза.

— Давай я помогу, — сказал я и, подойдя, использовал заклинание лечения. Девушка дернулась, попробовала увернуться, но я оказался быстрее.

— Надо же, ты не сжег заживо, — немного безразлично сказала она, оглядывая себя.

— Как теперь?

— Получше, — сказала она.

— Может, сходим к Гюнтеру, он посильнее меня в магии. Глядишь, и поставит тебя на ноги! — попытался я приободрить девушку, но она вообще никак не отреагировала на мое предложение.

— Лучше просто оставь меня. Спасибо за заботу, но я в порядке. Просто нужно немного поспать…

— Уверена?

— Уверена, — ответила девушка, демонстративно отвернувшись к стене и укутавшись одеялом так, что я теперь вообще не видел её.

— Эх… вздохнул я, почесав затылок. Она определенно вела себя странно, но может, просто приболела? Как бы то ни было, если ей завтра не полегчает, мы обязательно сходим к Гюнтеру или найдем другого целителя. Или может сказать ему, чтобы сам к ней зашел? Все-равно собираюсь к магу.

Как только девушка услышала, как закрылась дверь в её комнату, не стала сдерживаться и заплакала. Она была благодарна Максиму за заботу, и немного удивлена, что он теперь так легко использует магию, но сейчас ей правда хотелось побыть одной.

Гера ещё сама до конца не поняла, что именно вчера произошло, и как ей дальше быть.

Благодаря заклинанию немного ушла боль, терзающая её внизу живота. Но в то же время девушка по-прежнему помнила и ощущала, как огромный член зверя рвал её влагалище на части. Помнила запах Волка и то чувство, когда его семя полностью заполнило её чрево. И, разумеется, она помнила тот вкус…

Эти воспоминания пугали, вызывали омерзение. Но в то же время девушка не хотела это забывать. Не хотела вычеркнуть как страшный сон… наоборот, она желала ощутить это вновь.

Гера отправилась в тот бордель чтобы доказать самой себе, что она больше не боится. Не боится эльфов и их питомцев. Заглянуть страхам в лицо и пойти дальше, но когда Хейс стал оборотнем, она испугалась. Взмолилась о пощаде… В итоге она доказала сама себе совершенно обратное, что она не больше, чем подстилка под зверя.

— Может… со мной что-то не так? — плача задала она себе вопрос.

Девушка боялась признаться себе в том, что ей понравилось. Понимала это, но не могла признать, потому что это бы значило, что Юур погиб зря. Узнав, что его любимую сестру сделали сучкой пса, он не выдержал и организовал этот побег. За что и заплатил жизнью…

— Юур…. — прошептала она, ещё сильнее заливаясь слезами.

— Я всегда с тобой… — прошептал едва уловимый голос, заставивший девушку вскочить и осмотреть комнату. Но нет, кроме неё тут никого не было. Даже окно было закрыто, так что это точно был не ветер. — Юур…. Ты правда тут?

Гюнтеpa мне удалocь застать у себя, что было весьма необычно. Oн частенько носился по штабу Ордена как ужаленный. A вот Катрину наоборот я почти не видел, а если и видел, то издалека. Даже немного жаль…

Сам маг оказался очень занят и активно собирал вещи.

— Опять ты, — чересчур резко сказал Гюнтер, увидев меня на пороге. Mаг хотел сказать что-то ещё, но в итоге плюнул и махнул рукой, приглашая внутрь.

— Чего тебе? — сразу спросил он. — Tолько быстро, у меня ещё куча дел.

— Да я не отниму у тебя много времени, — слегка виновато почесал я затылок. Можно, конечно, было бы отложить мои проблемы на потом, но раз уж я пришел, то выясню, что хотел. — Если быть точным, у меня к тебе целых два дела.

— Ох… — послышался огорченный вздох мага. — Если ты хочешь обучиться новым заклинаниям, то давай в другой раз. Мне сейчас не до уроков по магии.

— Hет, я насчет другого.

— Насчет чего? — маг немного замедлил свои дела и с интересом глянул на меня.

— Короче… — вздохнул я. — Познакомился я тут с одной девицей вчера, и она подарила мне странное колечко. Только вот незадача — я не могу его снять…

— Покажи, — сразу потребовал маг. — Максим, Максим! Поздравляю!

— С чем? — удивился я.

— Со свадьбой! — ухмыляясь во все тридцать два зуба, заявил Гюнтер.

— Нет! Не может быть! — воскликнул я, пытаясь снять его с пальца, но, разумеется, ничего не выходило. — У нас же не было никакой церемонии! Я не мог просто так взять девушку в жены и даже не узнать об этом! Погоди…

И тут до меня дошло. Уж чересчур сильно ухмылялся маг, заявляя такое. Да этот старый черт просто шутит!

— Не смешно, — нахмурился я, гневно смотря на него.

— А по мне даже очень, — усмехнулся тот, возвращаясь к своим делам. — Не знаю, может, распух палец у тебя. Намыль его хорошенько.

— Ну, посмотри, пожалуйста, — настойчиво попросил я его, и маг все-таки сдался. Взял мою руку и попробовал снять кольцо.

В этот момент отворилась дверь и на пороге появилась Катрина. И надо было видеть её глаза…

— Надеюсь… я не помешала… хотя о чем это я… совет да любовь! — и скрылась. Мы с магом удивленно переглянулись, и лишь после этого осознали, что сцена выглядела так, словно Гюнтер надел мне на палец кольцо.

— Стоять! — хором закричали мы, бросившись за паладиншей.

Как же она хохотала, когда мы вернули её в комнату Гюнтера… А вот мы с магом были мрачные и молчаливые.

— Значит… ты, Максим, получил от какой-то бабы кольцо, и теперь не можешь его снять? — говорила Катрина спокойно, но как же яростно сверкали у неё глазки. Я даже поежился. Паладинша уже успокоилась, и после краткого объяснения ситуации уже не выглядела такой довольной.

— X м…. Беру свои слова назад, Максим, мыло тут не поможет, — сказал Гюнтер, осматривая украшение. — Оно магическое, вот только я не очень понимаю его предназначение. Весьма сложные плетения…

— Снять можно? — спросила Катрина.

— Если только вместе с пальцем, и то не факт, что после этого не будет никакого вреда.

— В смысле? — насторожился я.

— Оно внедрилось в твою магическую структуру. Не понимаю зачем, не понимаю как. На нем стоит всего одно плетение, но его сложность меня удивляет.

— Как оно активируется? — поинтересовалась паладинша.

— Максиму надо влить в него ману.

— И что будет? — я теперь уже с опаской смотрел на этот странный подарок.

— Говорю же — понятия не имею. Может, распылит тебя, а может, оно само разрушится. Может тебя в Инферно отправит или ещё куда.

— Утешил…. — обреченно сказал я.

— Опиши, как выглядела эта женщина. Попробуем найти, — сразу сказала Катрина. — Одевать странные артефакты на рекрутов Ордена — это преступление.

— Выглядела… — Я попробовал во всех деталях описать свою новую знакомую. Гюнтер с Катриной слушали внимательно, и под конец, когда я ещё и имя назвал, изменились в лице. После чего переглянулись, а Гюнтер ещё гаденько так хихикнул.

— Что такое? — нахмурился я. — Вы её знаете, так ведь?

— Знаем… — кивнула Катрина.

— Но это тебе мало чем поможет… — закончил Гюнтер. — Аида де Фрэн.

Так вот какая у неё фамилия!

— Она судья, — совершенно серьезно сказала Катрина.

— Судья? И? Хреновый судья, раз нарушает закон!

— Нет, не такой судья. Судья это не только должность, это ещё и титул. Судьи это правые руки Советников Трилора. У каждого из трех советников по десятку Судей. И их полномочия крайне обширные, от наказания мелких преступлений, до разведки и диверсий. Они доверенные лица Советников, и имеют свободу делать, что захотят.

— Зашибись… — выдал я, отходя от шока. — Это что, получается, я провел эту ночь с важной шишкой Трилора, сам того не зная?

— Это-то и странно… — задумалась Катрина. Вначале она явно злилась на меня, но после услышанного стала смотреть на эту ситуацию с совершенно иной точки зрения. — Но можешь расслабиться, если это кольцо дала тебе Судья — оно вряд ли опасно. И все же, ваша встреча точно не случайна.

— Замечательно… Очешуенно!

— Странное слово, — заметил Гюнтер, но развивать эту тему не стал. — С кольцом мы тебе помочь не можем, но лучше не рискуй и не наполняй его маной. Мало ли.

— Учту. И кто же тогда может?

— Дай подумать, — покачал головой Гюнтер. — Тебе нужен какой-нибудь артефактор.

— И где его найти?

— В Кадрале… есть один, но он сейчас в отъезде, так что придется с этим обождать. К тому же, мы завтра отбываем.

— Гюнтер! — крикнула Катрина, грозно глянув на мага.

— Прошу прощения, леди, — сказал он ей, после чего посмотрел на меня. — Срочное задание, так что советую сегодня выспаться.

— И куда отправляемся? — обратился я к девушке.

— Завтра узнаешь, — вздохнула она и жестом показала, что мне пора бы уже уйти. Видимо, хочет обсудить со своей правой рукой секретные темы, которые не касаются простого рекрута.

* * *

Следующее утро вышло весьма бурным. Рекрутов подняли ни свет, ни заря и объявили, что уже через пару часов мы выступаем. Солдат выстроили в шеренги, после чего рассказали, куда мы идем, что вызвало неоднозначную реакцию.

— В Уаснэрне произошла эпидемия Ахорской чумы, наша задача проследить за карантином и по возможности устранить её причину.

После произнесенного по рядам воинов Ордена пронесся ропот. Солдаты нервно переглядывались и делились своим мнением на этот счет. Даже Рол, услышав это, стал бледный как мел. А вот Гере, которой, видимо, стало лучше, раз она объявилась, кажется было все равно. Впрочем, это её нормальное выражение лица.

— Что за Ахорская чума? — спросил я у Рола. Паренек нервно сглотнул и, с опаской глянув на меня, сказал.

— Страшная болезнь. Я сам не видел, но про неё рассказывают ужасные вещи.

Больше парень не захотел говорить на эту тему, а я тем временем смотрел на окружающих. В их глазах действительно был виден страх и волнение. И мне стало понятно, почему Гюнтер с Катриной не стали говорить мне относительно задания. Если бы я рассказал Ролу, а он ещё кому-нибудь. Так и до дезертирства не далеко.

«Надо глотнуть крови…» — подумалось мне, смотря на это. — «Чтобы укрепить иммунитет».

Но рекрутам повезло, поскольку они ещё не давали клятву Ордену, им дали возможность выбирать — или отправиться с отрядом, который их привел, либо продолжить тренировки тут. Правда, в случае последнего нет гарантий, что их служба продолжится в том же отряде. А поскольку я вообще был каторжником — у меня отказаться от похода не вышло бы при всем желании.

Гера без каких либо раздумий согласилась ехать, а вот Ролу это решение далось нелегко. Он до последнего боялся и сомневался, но в итоге таки решил, что тоже отправится. К сожалению, большинство рекрутов не поддержали его решение и предпочли остаться в безопасных стенах, не желая сталкиваться со страшной болезнью.

Что меня весьма сильно удивило, единственный из рекрутов, кроме Рола, решивший отправиться с нами, был Унар. Тот паренек, которому я сломал челюсть после приставаний к Гере.

Так же наш отряд пополнился ещё парой солдат, один из которых оказался весьма симпатичной девушкой. Я бы не назвал её прям красоткой, но лицо у неё было весьма приятное и располагающее. Обычная такая девчонка. Судя по колчану и луку за спиной, она предпочитала дальний бой.

— Даже не думай, — ткнул меня в бок Рол, когда я рассматривал новенькую.

— Что не думать? — изобразил я недоумение.

— Я её забил! — гордо заявил он.

— Как бы она тебя не забила, — усмехнулся сидящий неподалеку Унар. Не смотря на наш небольшой конфликт в прошлом, парень вроде как не питал ко мне особой неприязни. Даже в последствии извинялся, признавая, что получил по заслугам. — Пустит тебе пару стрел в очко, сидеть больше не сможешь.

Рол был сильно возмущен таким заявлением. Мне даже показалось, что он сейчас бросится на него с кулаками, но затем парень взял себя в руки и успокоился.

Неужели он не понял, что это была просто шутка? Хотя шутки у Унара те ещё….

Сборы были не долгими, так что вскоре мы двинулись в путь, и не одни. Вместе с нашим отрядом к Уаснэрну отправился отряд Уоррэда де Ширка, в котором находился тот самый белобрысый паренек Хэнг. Худощавый блондин мне даже помахал рукой, улыбаясь странной улыбкой психопата, от которой у меня мурашки по коже пробежали.

Не смотря на то, что отряды шли друг за другом, мы почти не пересекались. Даже во время стоянок между собой общались только командиры. Этот вопрос я решил прояснить у Торига.

— Был между нами один небольшой конфликт, — недовольно поморщился мужчина, словно съел что-то кислое. — Они нас кинули, если коротко. Во время одной совместной миссии бросили нас в самый ответственный момент. Лишь чудом тогда никто не погиб.

— И им за это ничего не было? — изумился я.

— В том то и дело, что нет. Пришел приказ сверху, вот только там, — он указал пальцем вверх. — Не знали, в какой заднице мы тогда были. — Сэр Уоррэд выполнил приказ, вот только не по-человечески это.

— Считаешь, он должен был его нарушить?

— Считаю. Леди Катрина точно бы нарушила и пришла на помощь. А этот… — он хмуро глянул на стоящий чуть в отдалении лагерь другого отряда, после чего злобно сплюнул.

И это напряжение между отрядами, казалось, только усиливалось день ото дня. Драк или конфликтов не было, но взаимное недоверие буквально витало в воздухе. Но вот, наконец, мы прибыли в окрестности Уаснэрна.

Еще прежде, чем мы увидели стены города, я ощутил его приближение. В воздухе буквально витал запах смерти и разложения. Где-то вдали я видел несколько крупных столбов черного дыма. Не удивлюсь, если это сжигают тела. Мы проехали уже пару деревень, в которых не было ни одного жителя. Похоже, крестьяне, прознав, про эпидемию, в ужасе бежали отсюда.

Наконец впереди показались каменные стены города, и почти тогда же я увидел первый труп… Это был мужчина, большую часть тела которого покрывали страшные черные струпья. Рола даже вырвало, когда он увидел этот ужас.

Заметив его, отряд остановился, и к телу подошел Гюнтер. Направив руку на тело покойника, он сотворил заклинание огненного потока и сжигал его до тех пор, пока не остались одни кости. После чего на всякий случай наложил на себя заклинание лечения.

Отряд двинулся дальше, а я, смотря на обугленные останки, решил для себя, что пришло время снова выпить крови.

Глава 14. Ахорская чума

Чeм ближе мы пpиближaлись к городским стенам, тем отчетливее я чувствовал запах смерти и горелой человеческой плоти. И это не самым благоприятным образом влияло на боевой дух отряда. Mы ехали в полном молчании, пока, наконец, нас не остановило несколько солдат, в темных балахонах и рукавицах поверх доспехов.

После небольшой беседы наших предводителей, те кивнули и открыли ворота.

Отряд отправили в западную часть города, где была создана «здоровая зона». Пустили нас туда не сразу, вначале каждого осмотрели и