КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 414805 томов
Объем библиотеки - 556 Гб.
Всего авторов - 153157
Пользователей - 94504

Впечатления

кирилл789 про Богатова: Чужая невеста (Эротика)

сказ об умственно неполноценной, о которую все, кому она попадается под ноги, эти ноги об неё и вытирают. начал читать и закончил читать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Alexander0007 про Сунцов: Зигзаги времени. Книга первая (Альтернативная история)

Это не книга, а конспект. Деревянный герой по типу Урфина Джуса.С историей у афтора тоже нелады в школе были, или он пока сам школьник и когда Тобольск основан и кем не проходил.
Я, оценил ЭТО произведение как чтиво для дебилов.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Анд: Судьба Отверженных. Констанция (СИ) (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: автор что-то курила, и это - не сигареты.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Кучер: Апокриф Блокады (Альтернативная история)

В этой повести автор робко намекает, что ленинградцев во время блокады умышленно убили голодом и холодом советские руководители, чтобы они не разочаровались в идеалах коммунизма и лично товарищах Жданове и Сталине. Ну, может быть. Нынешним россиянам тоже ведь обещан рай. Нынешним руководством.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
renanim про Воронов: Помеченный на удаление (Социальная фантастика)

любителям круза понравится.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Анд: Как стать герцогиней, или Госпожа-служанка (СИ) (Любовная фантастика)

чем прекрасна "барышня-крестьянка" пушкина а.с., так это тем, что пушкин писал о том, о чём ЗНАЛ! это была его среда жизни, отношения между людьми, которые он видел и впитал с младенчества, мораль, которая была жизнью именно этого слоя - дворянства. поэтому и сейчас читается с увлечением.
графоманка по фамилии анд пишет о "прости господи". взяв что-то, похожее за пушкинский сюжет, вместо романтики и завлекательной интриги, у неё получилась шл-ха, влезшая в тело 17-летней графской дочери. и ведущая себя соответственно, как гулящая девка.
в общем, что читать не буду, понял уже, когда к 17 сопливке служанка обратилась: миледи.
МИЛЕДИ - ОБРАЩЕНИЕ К ЗАМУЖНЕЙ ДАМЕ!!!
это так же элементарно, как и вытирание места дефекации. ты берёшься писать об аристократии? ПОУЧИСЬ СНАЧАЛА! книжки почитай.
госсподи, как вы надоели, безграмотные, безмозглые, ленивые до труда. "многа букф" у них! мозги устанут!
если бы были, может быть и устали, пусто-до-эха-черепные.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лабунский: Зима стальных метелей (Альтернативная история)

галиматья конечно но иногда интересные мысли проскакивают

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Ходячее сокровище (fb2)

- Ходячее сокровище [СИ c издательской обложкой] (а.с. Читер-5) 1.23 Мб, 346с. (скачать fb2) - Артем Каменистый

Настройки текста:



Артём Каменистый Ходячее сокровище

Глава 1 Жизнь девятая. Самые надёжные сейфы

Читер запнулся о камень, отчаянно замахал свободной рукой, но это его не спасло. Шлёпнулся плашмя, уткнувшись лицом в поникший кактус. Растение изрядно усохло, но его колючки от этого не потеряли остроту. Наоборот, можно сказать, закалились в пламени жизненных невзгод и потому злобно впились в обожжённую плоть десятками, если не сотнями.

В такой ситуации нормальный человек, пребывая в нормальном состоянии, обязан начать орать. Но Читера вряд ли можно отнести к нормальным людям (как, впрочем, и всех остальных игроков). Да и ситуацию назвать нормальной, это всё равно, что назвать скучным день бомбардировки Хиросимы, будучи одним из жителей района эпицентра.

На фоне той боли, которая довела его уже почти до животного состояния, он вообще не должен замечать подобные мелочи. Однако, ему в очередной раз не повезло, – часть колючек угодила в глаз. Не в левый, который почти не видел, лишь слёзы непрерывно выделял, расходуя влагу, а в правый. Этот тоже мокрый, и картинку выдаёт некачественную, но всё же её достаточно, чтобы рассматривать дорогу.

А вот теперь дорогу совсем не видать.

Не сказать, что случившееся ледяной водой окатило, но, лишившись зрения окончательно, Читер начал приходить в себя, выбираясь из состояния отключения разума, в которое сам себя заточил. Только оно позволяло ему делать шаг за шагом после того, как действие инъекции спека сошло на нет. Кости и мышцы у него целые, но крайне сложно ими управлять, когда твоё тело оказалось в мешке из обгоревшей кожи.

Собственной кожи.

Надо что-то делать. Двигаться дальше, совершенно ничего не видя – невозможно.

Для начала попытался понять, что же именно случилось с правым глазом. Скрипя зубами и приглушённо подвывая, ощупал лицо руками, нахватав при этом колючек ещё и ладонями, серьёзно пострадавшими от пламени. Пальцы ощущали только боль, потому Читер далеко не сразу догадался, что всему виной – одно из неприхотливых растений, коих в пустыне немало.

Осторожно присев, попытался очистить глаз от колючек. Тот на процедуру отреагировал усилившимися потоками слёз, но зато не болел.

Или на фоне обожжённого тела такая мелочь терялась. Ведь не зря говорят, что невозможно ощущать сильную боль в двух местах одновременно.

Спустя минуты или вечность глаз, наконец, начал выдавать картинку. Но досталось ему изрядно, так и продолжал слезами заливаться. Даже осмотреться, как следует, не получалось. И что самое хреновое – совершенно не видно путеводного созвездия, за которым он пытался идти все последние часы. Да, сбивался часто, путался, терял из виду само небо. Да и далёкие светила не стояли на месте, а поправку на их суточное перемещение он делать не мог, потому что системный таймер только-только ожил. До этого он вообще не работал, как и многое другое.

Итак, единственный ориентир пропал. Куда без него шагать – непонятно.

Читер, неуклюже разворачиваясь всем телом, чтобы кожа не сползала пластами с обгоревшей шеи, попытался определить, куда же его занесло. Однако, зрение выхватывало лишь отдельные нечёткие образы.

В отупевшей от боли голове набралось интеллекта достаточно, чтобы родить примитивнейшую мысль: дальше идти не получится. Придётся залечь прямо здесь и предоставить телу возможность хоть немного прийти в себя. Благо, увиденное позволило выяснить, что Читера принесло к развалу огромных камней. На такие он насмотрелся раньше, когда зрение работало относительно хорошо. Поэтому знал, что убежище здесь всегда можно отыскать, пусть и не самое качественное.

Да ему любое сгодится. Лишь бы не посреди чистого поля, где из укрытий – только редкие кактусы.

Читеру повезло, в двух шагах находилось прямо-таки роскошное загородное бунгало. Скальный останец, с вершины которого наискосок съехал толстенный пласт породы и обвалившись наискось, будто лист шифера с крыши, образовал подобие половинки двускатной палатки. Насыпавшиеся впоследствии камни загородили её с одной стороны полностью, а с другой частично. Проход оставался достаточно широкий, чтобы человек спортивной комплекции протиснулся без труда. Разве что взвыть при этом пришлось, задевая обгорелым мясом углы глыб, но это – мелочи.

Оказавшись внутри, Читер привалился спиной к скале и заливаясь горючими слезами, полез в рюкзак. Собственно, полезли его руки, мозг, похоже, вообще не вмешивался в управление их движениями. Да – это невозможно, но складывалось впечатление, что всё происходит именно так, что они шарят среди вещей по собственной воле.

Даже интерес пробудился. Захотелось узнать, чего же загребущим лапам там понадобилось.

Ответ не заставил долго ждать. Руки извлекли из рюкзака кусок сыра и попытались запихать его в рот, вместе с упаковкой. Причём рот был ничуть не против такого варварства: сам собой распахнулся пошире и собрался впиться в предложенное всеми зубами одновременно.

Читера от такой самодеятельности передёрнуло. Пытаясь вернуть тело под полный контроль, он заехал себе ладонью по щеке, после чего заорал так, что самому страшно стало. Очень уж болезненным оказалось это действие. Но мозги за счёт усиления негативных ощущений встряхнулись изрядно.

Руки стали послушными, как и рот. Причём, язык нащупал что-то инородное. Обожжённые пальцы с трудом извлекли непонятный предмет, застрявший меж зубов. Глаз, таращась сквозь пелену слёз, опознал клочок пластиковой упаковки.

Это что же получается? Руки и рот не впервые покушаются на содержимое рюкзака? Значит, до этого Читеру уже доводилось жевать продукты, не озаботившись избавлением от обёртки?

Похоже, что так.

Вот ведь чудеса. Он совершенно этого не помнит. Похоже, мозг не просто угнётен, он, временами, полностью отключается. Вот и остались дыры в памяти.

Однажды Читер уже использовал ядро регенерации. Простенькое, далеко не самое дорогое и не слишком эффективное. Он прекрасно помнил, что в тот раз, оставшись без еды, с симпатией подумывал о том, что заражённые, в сущности, ничем не отличаются от животных мясных пород. Даже если их убили пару недель назад и всё это время держали на солнцепёке, это не делает их несъедобными. Запах, конечно, будет не очень, но ведь это такие мелочи. Да и нос можно прикрыть, или дыхание задержать, пока жуёшь.

На этот раз последствия куда плачевнее. Читер готов этот сыр не просто с упаковкой сожрать. Он и против рюкзака не против.

Ну да, зачем доставать продукты, если можно их уплетать вместе с ним.

Рот согласен жевать, что угодно и с чем угодно.

Даже тушёнку в банках.

Вместе с ящиками, в которые эти банки упакованы.

С вагонами, где ящики перевозятся.

И рельсами.

Но Читер всё же нашёл в себе моральные силы и освободил сыр от упаковки, прежде чем позволил, наконец, зубам в него впиться.

Вкус не почувствовал. Но всё равно – высший класс. Блаженство. Даже боль устроила паузу, перестала терзать циркулярной пилой, на несколько секунд переключившись на ручной лобзик.

Регенерация у Читера разогналась до величин, когда новые клетки растут с такими скоростями, будто это не клетки, а воздушные шарики, надуваемые человеком с большим объёмом лёгких. Процесс экстренного восстановления потреблял прорву энергии и материалов, из-за чего тело бил озноб, и оно всё время хотело поглощать пищу.

Почти без разницы – что, лишь бы жевалось и глоталось.

Как прекрасно, что рюкзак с продуктами не забыл. Без него – точно хана. Вернуться за оставленным добром уже не получится. Персонаж жестоко пострадал, его система Картографии почти умерла. Попробуй теперь пойми, где искать неназываемого. Тогда, выдавив в себя содержимое шприца, Читер, на волне ураганного подъёма сил и сопутствующей ему улётной эйфории, сумел крепко вбить себе в голову самый простейший приказ. До такой степени простой, что смысл вряд ли забудется после того, как спадёт действие спека.

Он приказал себе уносить ноги, как можно быстрее.

И как можно дальше.

Впоследствии всё из головы вылетело. Сохранились лишь две вещи: боль и приказ. Так и двигался непонятно куда и зачем, слезами заливаясь. Спасибо, что ночью догадался созвездие высмотреть. Так себе ориентир, но лучше, чем ничего.

Кстати, насчёт слёз. Слёзы – это потеря влаги. И далеко не единственная потеря. А как там у него с запасами воды?

Очень непросто на ощупь выискивать конкретные предметы в узком рюкзаке. Так и хотелось вывалить всё содержимое, ну а там высмотреть нужное слезящимся глазом. Но тут ладонь ухватила что-то, напоминающее большую бутылку.

Увы – всего лишь живчик.

Хотя, что значит – всего лишь?! Ведь это как раз то, что «доктор прописал».

Вывинтил тугую пробку, оставив на ней часть кожи и облезающего с пропечённых пальцев мяса, жадно припал к горлышку. Всё также не чувствуя вкуса, хлебал и хлебал, пока не загорелась предупреждающая надпись с кратким описанием негативных последствий чрезмерного увлечения споровым раствором.

С сожалением вернув пробку на место, Читер, ещё больше приободрившись, провёл ревизию содержимого рюкзака. Еды, вроде как, на неделю должно хватить, если честь знать, а вот с водой похуже. Две полторашки минералки нераспечатанные и в одной, такой же по ёмкости, около трети осталось. Итого: три с половиной литра. Живчика грамм восемьсот, его тоже можно учитывать. Но на этом всё, больше ни капли нет.

Да уж – не самые лучшие известия. Жажда у Читера космическая, хочется пить и пить, не останавливаясь. Даже если приковать себя к скале кандалами (которых у него нет), тело само добьётся своего. Оно уже показало наглядно, как можно управлять руками без контроля со стороны разума.

Хорошо, если запаса на сутки хватит. А дальше придётся страдать.

Хотя он и сейчас неплохо страдает. Станет страдать ещё больше? Ну так больше уже не бывает…

Значит, проблему обезвоживания надо держать в голове, но паниковать по её поводу нет смысла. Воды в пустыне нет, а выйти на более благодатные кластеры не позволяет крайне скверное самочувствие. Что ни делай, ни капли добыть не получится. Так какой смысл попусту нервы терзать?

Читер заляжет прямо здесь. На сутки заляжет. За это время, даже если вылакает всю воду, до состояния мумии высохнуть не успеет. Будет есть еду и позволять золотому яйцу регенерации делать своё полезное дело. Может за это время на ноги твёрдо и не встанет, но дела обязаны пойти на поправку.

Он ведь принял самое лучшее лекарство Континента. Оно разве что мёртвого не поднимает, а всё остальное лечит.

Причём, вылечить должно быстро. Не месяцы уйдут и даже не недели. Несколько дней при самых серьёзных ранениях, включая потери органов и конечностей. А у него всего лишь кожа обгорела, да мясо местами пропекло до костей.

Это почти пустяк.

Главное пережить стартовый всплеск регенерации. Организм в состоянии дико подстёгнутого метаболизма сам себя сожрать способен. Ну а дальше действие лекарства прекратится, но какое-то время будет замедляться разгон, им вызванный. Ожоги должны успеть залечиться.

Ладно, так и быть, Читер вырубится прямо здесь. Положит распахнутый рюкзак под руку и вырубится.

А ну стоп! Рюкзак – это мало. У него должны быть и другие вещи.

Что это на поясе? Мешает сидеть. Пистолет в кобуре – вот что это. Тот самый, который не так давно передал Киске.

Суке тупой!

Пистолет не выстрелит, об этом Читер в своё время позаботился. Но в его магазине остались шесть патронов, а где-то в недрах обугленной разгрузки скрывается недостающая деталь, которую несложно вернуть на место.

Вот только не такими руками. Возиться с оружием ладонями, на которых кожи не осталось – увольте.

Винтовка тоже не пропала. Читер мало того, что догадался прихватить её с собой, он затащил эту тяжеленную и неудобную дуру в убежище. И пребывал при этом в столь заторможенном состоянии, что только сейчас осознал произошедшее.

Спасибо рукам. Оказывается, они без руководства мозга не только пищу хватать умеют, а и несъедобные предметы.

А где…

Где же…

Вот куда он мог это засунуть?..

Его нет! Нигде нет!..

Читер похолодел.

Куда, чёрт побери, подевалось самое главное?! То самое, из-за чего он, обгоревший с ног до головы, остался в одиночестве посреди пустыни, затерянной в таких местах, в сравнении с которыми край света выглядит центром Нью-Йорка в час пик.

Смутно припомнилось, что Киска до того, как превратить напарника в ходячее страдание, показала нужное место на туше неназываемого. И Читер потом, вроде как, поработал над резиновой кожей ножом. И даже лог победный увидел, хотя и не сумел полностью осознать его содержание.

И даже про Няшу вспомнил. Иконка девушки ожила, а это означало, что с ней ещё не всё кончено, бегает где-то, неугомонная.

Но вот где трофеи, из-за которых Читер заработал столько негативных впечатлений, вспомнить не получалось. В памяти ни зацепки не сохранилось.

Да он будто в глаза их не видел.

И откуда только силы взялись. Читер начал тщательно обыскивать одновременно и себя и рюкзак. Быстро и лихорадочно обыскивать, не обращая внимание на боль и напрочь позабыв про смертельную усталость.

Ну где же оно!.. Где!!! Если не найдёт, это всё, это конец, это придётся вешаться сто с лишним раз, пока все жизни в петлю не сольются. Ведь ничего уже не исправишь. За все сокровища всей Вселенной Читер сейчас не сможет сказать, в какой стороне следует искать поле боя, на котором он остался единственным выжившим. Карта, чёрт бы её побрал, показывает бред. Даже своё местоположение не получается определить, а пройденный за последние часы путь выглядит россыпью сероватых точек, оставшихся неизвестно в какой стороне.

И точки эти, мать их, располагаются не на одной прямой. Это похоже на передвижение пьяницы, который спал на ходу, выписывая ногами те ещё кренделя, и просыпался лишь изредка, когда врезался лбом в столбы и прочие преграды. Вот эти моменты и отображались, а всё прочее осталось во мраке, коим традиционно окутывалась неразведанная территория.

Причина очевидна, – шкала удовольствия, заполнившаяся после победы над неназываемым, очень быстро ушла в ноль. А это повесило на персонажа столь негативные эффекты, что он ни на что сейчас не способен. Половина меню недоступна, в другую половину лучше не заглядывать. Даже системный таймер только-только заработал, а ведь он – основа основ.

Если уж часы барахлили, что уж говорить о более сложных системах…

В общем, вернуться к туше неназываемого невозможно. Читер сейчас не сможет пройти по своим следам, или по карте. Если он сглупил – это всё.

Да где же оно!

Пусто. Везде пусто. В рюкзаке нет, в карманах нет, в разгрузке тоже нет. Да он даже в трусы не поленился заглянуть.

В трусах тоже нет.

Баран! Тупой баран! Кретин с протухшими мозгами! Микроскопический кусок недоумка! Дебил феерический! Вот как так можно?!

Заскрежетав зубами, врезал себе кулаком по груди. Вспышка боли в руке едва не оглушила, но при этом не помешала заметить кое-что неправильное.

С разгрузкой что-то не так. Это ведь самая простенькая разгрузка, обычная поделка для туристов, найденная в разгромленном неназываемым торговом центре. Выбрал её взамен снятой с бота. Ту сильно посекло осколками и пулями, порвав в паре критично важных мест. Спасибо, что при этом самого не убило, но пришлось бросить, потому как нормально уже не потаскаешь.

Эта до знакомства с огненной магией Киски была целой. Тёмно-синяя крепкая ткань, без металлических деталей и прочих излишеств. Но при ударе кулаком в грудь вдавилось что-то жёсткое.

Явно постороннее.

Это оказался подсумок с магазинами для винтовки. Его можно цеплять по-всякому: к поясу, к элементам разгрузочного жилета, да к чему угодно. В данном случае он удерживался на тонком ремешке, перекинутом через голову. Свободно свисал под драной курткой и остатками рубашки, прижимаясь к голому телу. И висел он так давненько, потому что успел на обгорелой коже шеи кровянистую борозду проделать, хотя тяжесть в нём не сказать, что великая.

Два массивных пустых магазина и пластиковый свёрток, туго набитый многочисленными мелкими предметами.

Нащупав его, Читер ухмыльнулся, запёкшиеся губы чуть шевельнулись, позволив вырваться тихим словам:

– Я может и кретин, но не баран.


Добычи оказалось много. Чересчур много. Сосчитать её не получалось: глаз едва работал, а тут, под скалой, ещё и мрак почти космический. Если верить таймеру, сейчас самое тёмное время суток. Получается, Читер несколько часов по пустыне бродил, пока не выбрался к этой скале. А тут ведь никаких удобств, тут сослепу, да ещё и деревянными руками, быстрее растеряешь добро по камням, чем всё пересмотришь.

Догадавшись заглянуть в логи, отыскал там архив с перечнем добычи. Раскрыв его, чуть не охнул от итоговой цифры.

Пятьсот тридцать четыре предмета досталось из туши. Полный перечень того, что перечислял Март. В основном, конечно, не самое ценное добро, но надо учитывать то, что дешёвого в неназываемом не может быть в принципе. Все трофеи стоили или дорого, или очень дорого.

Или невероятно дорого.

Можно сказать – бесценные.

Читер застрял неизвестно где, в какой-то пустыне, без врачебного ухода, без нормальной еды и не позволяя себе напиться вволю. А в руках сжимает богатство, за один процент от которого можно год безбедно прожить под наблюдением лучших врачей, да под круглосуточной заботой отряда медсестёр, которых набирали из числа победительниц мировых конкурсов красоты. Из одежды у них будут лишь две ниточки и форменные белые шапочки с красными крестами.

А ещё в палате обязан стоять промышленный холодильник с прохладительными напитками.

Нет, лучше два холодильника.

Или даже три.

Так, стоп. Мысли куда-то не в ту степь поскакали. Не хватало ещё в бред удариться.

Выплюнув ещё один кусок пластика, известно каким образом оказавшийся во рту, Читер попытался призадуматься над простым вопросом: что ему делать с этим сокровищем? Он ведь сейчас ни разу не боец, он даже не полнейший ноль, он – ничтожный минус. Комок ошпаренного мяса с дичайшими штрафами на всех характеристиках. Да у него даже карта не работает. Самый чахлый заражённый способен играючи уделать эдакую развалину. И тут, под границей, недостатка во всевозможных противниках нет. До недавних пор их кое-что сдерживало, но очень скоро разномастные чудовища поймут, что неназываемого больше нет, и тогда в пустыне станет очень неуютно.

Если Читера поймают монстры – это ещё полбеды. Они просто убьют, трофеи им не нужны.

А вот если люди, или иммунные цифры…

Вроде как, по всему Континенту прошло оповещение о великой победе. Это если верить логу. Тем же паукам приблизительно известно, где обитало чудовище. Они ведь там по полной от него огребли. Конечно, оно не единственное на весь мир, но почему бы не предположить, что нехорошие ребятки захотят проверить, как поживает именно это. Отправят разведчиков, и те установят, что неназываемый поживает плохо.

Точнее – вообще не поживает. Плюс, кто-то вытащил из него неизвестное количество ценнейших трофеев.

И тогда пауки огорчатся. Нет, не в том дело, что они рассядутся в кружок вокруг раскинувшейся почти на гектар туши, достанут платочки и примутся орошать пустыню потоками горьких слёз. Печалиться по поводу убиения неназываемого эти головорезы точно не станут.

Огорчит их то, что ценности достались не им. И они не пожалеют силы и средства, чтобы справедливость восторжествовала.

Их личная справедливость, конечно, а не общечеловеческая. Сокровище должно всецело принадлежать паукам, все прочие варианты его распределения являются в корне неправильными.

Конечно, вилами по воде писано, что кто-то что-то оперативно и правильно поймёт, после чего быстро затеет поиски. Однако, это очень и очень реалистичный вариант. Слишком многое поставлено на кон. В скромном свёртке набито добра на миллионы споранов. Понадобится выкосить подчистую всех мертвяков в нескольких мегаполисах, чтобы столько заработать.

Либо убить всего лишь одного монстра, который до такой степени страшный, что у него даже имени нет.

Плюс надо не забывать, что за некоторые предметы цена – условность. В продаже они если и оказываются, то в единичных случаях. Допустим, однажды доводилось слышать, что кто-то где-то сбагрил идеальный хрусталь за двести пятьдесят тысяч. У Читера его сейчас на руках семь штук. Значит ли это, что он сможет выручить за них один миллион семьсот с лишним тысяч виноградин?

Может и выручит. А может и все три миллиона выручит. Или даже пять.

Но с куда большей вероятностью получит не спораны, а пулю в голову. Очень уж привлекательно заграбастать такое добро, ничего не заплатив. Это ведь в один миг превратит тебя в олигарха Континента.

В общем, хорошо, что Читер про сокровище не забыл. Сумел всё собрать, упаковать и разместить в месте, на тот момент показавшемся надёжным.

Однако, надёжность – так себе. Да, меньше шансов потерять при пешей ходьбе, зато с твоего мёртвого тела всё легко снимут.

Как спастись от грабежа? Речь не идёт об спасении жизни, ведь её Читеру потерять не очень-то и жалко. А вот сохранить честно заработанное – тот ещё вопрос…

Можно закопать. Так сказать – клад устроить, или, как привыкли выражаться игроки – тайник. Вот только, где гарантия, что его не найдут при помощи следопытов и спецов, умеющих вынюхивать спрятанное? Плюс, в первых попавшихся местах ценности оставлять нельзя, не то рискуешь остаться без них при первой же перезагрузке. А Читер сейчас настолько жалок, что не может считывать информацию о кластерах. То есть, стабильный от стандартного не отличит.

Остаются лишь два варианта.

Первый – это инвентарь. Точнее – первичный инвентарь. На данный момент в нём набралось двадцать семь ячеек для одиночных предметов, и в каждую можно поместить, что угодно, включая трофеи из монстров Континента. Главное – не превысить лимит веса, который сейчас составляет триста двадцать пять грамм.

Это – самое надёжное место. Все предметы, размещённые в первичном инвентаре, остаются с тобой после гибели. Они доступны сразу после начала новой жизни. Очень полезная опция и доступна не для всех. Надо совершить что-то особенное, чтобы открылась. Опытные игроки не любят светить факт того, что у них есть такая возможность и уж точно никогда не признаются, сколько им доступно ячеек и каков лимит веса. Вспомнить ту же Няшу. После того, как их на лесопилке слили люди Ромео, она, воскреснув в одном городе с Читером, с самым честным видом навешала ему лапши на уши, объясняя, каким образом у неё оказался споран для живчика.

Двадцать семь мест – это ни о чём, когда у тебя на руках полтысячи с лишним ценных предметов. И это не считая остатков сокровищ, взятых с последней элиты. Там, конечно, в сравнении с тем, что дал неназываемый – смешные крохи. Но даже за такие мелочи многие игроки готовы друг дружке головы отрывать.

Голыми руками…

Ну да ладно, хотя бы часть самого дорогого получится так укрыть. Включая главное – золотые жемчужины. Читеру они нужны в первую очередь.

Впрочем, они всем очень нужны, именно потому и считаются главной ценностью Континента.

Второй вариант – спрятать в себе. То есть, – использовать.

Но тут возникают два препятствия. Первое – трофеи принадлежат отряду, а не только Читеру. Поначалу подразумевалось, что делить придётся на троих – строго по-честному. Но затем кое-кому захотелось взять больше причитающего, и количество дольщиков сократилось на тридцать три процента. Теперь всё просто – пополам на пополам. Правда, это ещё не обговаривалось, однако, вряд ли возникнут возражения.

Но часть, причитающуюся Марту девать некуда. Очень уж её много. Вторую половину Читер за один присест тоже не слопает. Увы, но у всех трофеев есть период отката, иногда значительный. Стоит проглотить очередной до его истечения, и последствия не понравятся.

Чувствуя, что начинает вырубаться, Читер торопливо отделил часть добычи и рассортировал её по периодам отката. Затем забрался в системные настройки и покопался в таймере, который, вот уж радость, с тех пор, как ожил, продолжал работать, будто ничего не случилось. Теперь можно подниматься каждые семьдесят две минуты по сигналу. Всего получается – двадцать раз за сутки. Придётся продирать глаза, принимать приготовленные трофеи и вновь отключаться.

Таким образом Читер предоставит телу целый день на восстановление и параллельно вложит часть сокровищ в самое выгодное дело.

В себя.

Главное при этом – ничего не перепутать.

Что в его состоянии – запросто…

Глава 2 Жизнь девятая. Жажда и голод

Пробудившись в очередной раз, Читер осознал две вещи.

Первая, – на этот раз он поднялся самостоятельно, без пинка по нервам от системного таймера.

Вторая, – пока он спал, в его рот кто-то нагадил, причём по крупному. Забил там всё, от щеки до щеки. Воняет под самым носом, от омерзения рвотный комок к горлу подкатывает.

Тошноту сдержало то, что прощупав языком ротовую полость, Читер понял, что наполнена она не тем, о чём он подумал, а спрессованными обрывками пластика и бумаги.

Всё понятно. Похоже, из-за всего пережитого, психика окончательно сбрендила, и он начал страдать лунатизмом. Доводилось слышать, что по крышам бродят лишь самые печальные из этих страдальцев. Основная масса жизнью не рискует и знает только один маршрут: от койки до холодильника. Некоторые не прочь и в миску кошачью заглянуть, не просыпаясь и не обращая внимание на возмущение домашних питомцев, чей корм стал объектом покушения. В таком состоянии пищевая разборчивость отключается.

Вот и у Читера её нет. Жрал и жрал всё, что в рот пролезало.

Темень такая, что от глаз толку мало. Только силуэты просматриваются, серо-чёрные. И пить хочется так, что готов в рабство за глоток продаться.

Решившись на не такой уж великий риск, покопался в кармашке разгрузки и достал крохотный фонарик. Дешёвая пластиковая поделка, прихваченная из того же торгового центра. Тогда Читер не забыл обмотать стекло непрозрачным скотчем, оставив узкую щель. Это значительно ухудшало освещение, зато, при грамотном использовании, снижало риск, что кто-то нежелательный заметит отблески издали.

Фонарь Читер зажёг зря. Вместо еды и воды, предусмотрительно оставленных под рукой, обнаружились россыпи разодранных упаковок и пустые бутылки. Лишь в одной что-то плескалось, но это оказался живчик, и его осталось не больше половины литра.

Не веря глазам, осмотрел чуть ли не каждый квадратный сантиметр убежища. Нет, всё верно, так и есть, – ничего не уцелело. За сутки Читер умудрился сожрать столько, сколько нормальному человеку на неделю должно хватить.

И что самое хреновое, – вылакал всю воду.

Вот оно того стоило?! Да, это требовалось организму, тут не поспоришь. Но ведь можно было растянуть, а не оставлять себя ни с чем!

Посреди пустыни…

Снаружи раздался хорошо знакомый звук, заставивший кровь застыть в венах.

Урчание. Не то урчание, которое издаёт всем довольный кот, а нехорошее, больше похожее на приглушённое рычание, разбавленное неописуемо-потусторонними клекочущими нотками.

Заражённые пожаловали.

Ну всё, досветился, придурок. Это ведь не лес дремучий – это пустыня. Всё видно издали, а у тварей глаз на неудачников намётан.

Остаётся лишь одно – прихватить с собой хоть кого-нибудь.

В узком пространстве прохода показалась огромная и нехорошая масса. Подалась к Читеру, потянулась бугристой лапой, нехорошо ёрзая и шумно притираясь жёсткой шкурой о камни.

Читер, заворожено глядя на заражённого, положил руку на винтовку, но тут случилось неожиданное.

Мертвяк, прекратив плотоядно урчать, пискнул, будто мышь, внезапно осознавшая, что не стоило ей лезть за кормом в кошачью миску. Монстр резко отпрянул, вырвался на простор пустыни, и спустя несколько минут звуки его торопливого бегства растворились во мраке.

Чего это с ним? Внезапно вспомнил о забытом на плите чайнике? Или Читер выглядит до такой степени страшно, что даже мертвяку не по себе стало?

Нет, такого быть не может. В смысле да, нетрудно согласиться с тем, что Читер сейчас вряд ли способен победить на конкурсе мужской красоты. Но вот заражённых в их жертвах внешность, если и привлекает, то только в случаях, когда речь заходит об избыточном весе.

То есть, между толстяком и худым твари всегда выберут первого. Пусть игроков они и не едят, но своим предпочтениям даже с ними не изменяют.

Тогда почему сбежал этот мертвяк? Читер плохо его разглядел, но по некоторым деталям опознал развитого лотерейщика. Далеко не самая крутая тварь, но в такой ситуации – смертельно опасная.

Голова, как ни странно, иногда выдавала вполне здравые мысли. И рассуждала, пусть со скрипом, но зато без явного бреда.

Читер понял, что остановило тварь. И заодно выяснил причину, по которой в убежище так нехорошо попахивает. Дело, оказывается, вовсе не в том, что он здесь в испражнениях утопает (хотя совсем про них забывать нельзя).

Всё из-за неназываемого. Точнее, из-за той омерзительной слизи, которая с него натекла. Читер тогда, пытаясь сбить пламя и остудить раскалённую кожу, на совесть в ней изгваздался. Эта масса от жара местами запеклась на теле, будто потёки расплавленной пластмассы. А там, где не запеклась, в сухом воздухе пустыни быстро скукожилась в тягучую корку, терзающую и без того истерзанную кожу.

Попахивало это добро так, что носки самого вонючего бомжа рядом стоять побрезгуют. Но на тот момент Читер готов был в гное сифилитиков вываляться, а уж в таком добре – вообще за радость. Да и не только неназываемого следует винить в столь мощном амбре. От своего обгоревшего тела также изрядно несло безобразно пережаренным мясом и палёными волосами. Эта благоухающая композиция сдабривалась тем смрадом, который источала обуглившаяся одежда и напрочь забивала всё прочее.

Но, за истекшие сутки, то, что сотворил огонь, начало попахивать скромнее. А вот запашок неназываемого, если и отступил, то не настолько далеко. И потому уверенно выбрался на первые роли.

Да и нотки в нём добавились совсем уж нехорошие. Должно быть, эта масса, несмотря на сухой воздух пустыни, потихоньку разлагается.

Прямо на одежде и коже Читера.

С одной стороны – неприятно. Чистоплотному человеку такое ни за что не понравится. С другой, лотерейщик, познакомившись с душистой атмосферой убежища, внезапно вспомнил, что у него намечаются неотложные дела в полусотне километров отсюда.

В общем, предложи Читеру сейчас хорошо вымыться и переодеться в чистое, он бы, пожалуй, отказался.

Да, «химическая защита» от заражённых у него не самая приятная, зато опробована на практике. Она пока что работает, и это может значительно помочь с выживанием.

Один раз выручила, глядишь, и дальше спасать продолжит.

На сколько хватит этой вони? Вряд ли надолго, но, пожалуй, можно рассчитывать, что несколько часов продержаться получится. А то и суток.

Нет, насчёт суток – слишком сильно размечтался. Нельзя настолько широко губы раскатывать.

Лучше недооценить, чем переоценить.

Ладно, что мы имеем?

А мы имеем ноль припасов, если не считать живчика, коего не сказать, что много осталось. А вокруг простирается пустыня, в которой нет ни еды, ни воды.

Придётся признать очевидное, – Читер человек, а не верблюд. Следовательно, съеденное и выпитое не осталось запасами в горбу. Всё это добро сгорело в топке метаболизма, безумно разогнанного подстёгнутой регенерацией. Очень скоро придётся не просто страдать от жажды и голода, придётся от них умирать. Ведь процесс восстановления продолжается, но так как организму нечем подкрепиться со стороны, он начинает пожирать внутренние резервы.

То есть, – сам себя.

Сначала уплетает жировые ткани и мускулатуру, потом доходит до внутренних органов. Ну а дальше не самая приятная смерть, и тело, оставшееся неизвестно где, при мешке сокровищ, которым сможет завладеть любой, кто до него доберётся.

Это – очень скверный вариант. И он никуда не годится. Если и придётся помирать, то изволь устроить это в нормальном месте, подальше от границы.

И очень желательно, чтобы там чат работал.

Связь с Мартом может существенно облегчить жизнь.

Первоначально Читер весьма смутно планировал дальнейшие действия. Состояние невменяемое, в таком особо не поразмыслишь. Склонялся к тому, чтобы проторчать в этих краях или до исцеления, или до того момента, когда Март сумеет добраться, если не до пострадавшего напарника, так хотя бы до кластеров, в которых начнут работать чаты.

Но ожидание может затянуться надолго. А у Читера запас времени не бесконечен, ведь в состоянии восстановления жажда и голод прикончат его очень быстро. Сам себя сожрёт. Он почти уверен, что больше суток ему не продержаться. Причём, половину этого срока придётся валяться без сил и мысленно молить смерть явиться за ним поскорее.

Потому что вслух он это произнести уже не сможет, из-за крайней степени истощения.

И застрелиться тоже не получится, – в пальце не останется сил надавить на спусковой крючок.

Да он даже пошевелиться не сможет.

Значит, ловить здесь нечего. Придётся подниматься и уходить.

И куда же?

Да куда угодно. Желательно – в ту сторону, где есть зелень. Март показывал, где это. Если получится сориентироваться по звёздам, Читер сумеет не сбиться с пути даже сейчас.

Ночь выдалась поразительно светлая, глаза работают не так, как в лучшие времена, но видят достаточно. Он не пропадёт.

Однако, прежде чем куда-то подрываться, следует разобраться с неотложными вопросами. Первым делом, – осмотреть себя. В рюкзаке есть полевая аптечка. Возможности у неё скромные, но подлатать себя, по мелочам, получится. А это повышает шанс выживания.

Стараясь не думать о заражённых, серых тварях и прочих, как реальных, так и гипотетических обитателях этих недружелюбных мест, Читер уложил включённый фонарик на удобный выступ скалы и начал разоблачаться, осматривая на себе всё, куда дотягивался взгляд. Временами приходилось прикусывать губу, – одежда присохла к сплошной ране, в которую превратилась значительная часть тела. Отдирать её – та ещё мука.

Спасибо, что сгустившаяся слизь неназываемого не превратилась в каменную корку. Иначе она бы крепко приклеила ткань по всей поверхности, что могло привести к совсем уж неописуемым ощущениям при разоблачении.

Результат осмотра не сказать, что порадовал, но и ужасаться лишний раз не пришлось. Боевое умение Киски не обладало серьёзной мощью. Пламя очень сильно повредило только грудь и некоторые открытые участки тела. Горло, нижнюю часть лица и кисти рук пропекло так, что ещё вчера обращал внимание на пониженную боль на этих участках. С одной стороны – хорошо, однако, с другой, это означало, что сгорели нервные окончания.

А вот это – скверно.

Руки, защищённые лишь лёгкой тканью рубашки, тоже значительно пострадали. За исключением левого предплечья. Именно оно было на совесть обмотано бинтом, под которым Читер прятал отравленные заточки. Пламя обуглило повязку только снаружи, внутренние слои остались снежно-белыми.

Эх, не знал. Ведь мог бы обмотать себя целиком, будто мумию египетскую.

На миг всплывала картинка: Большая пирамида во всей красе, да ещё и на фоне заката. Солнце цвета начищенной меди скрывается в мареве, поднимающимся над горизонтом. И это не фотография вспомнилась, Читер видел сооружение своими глазами.

Вот только звали его тогда иначе.

Как?

Неизвестно. Система подарила воспоминание о секунде прежней жизни, и ничего более. Жалкая и бесполезная подачка. Читеру сейчас не память терзать надо, а телом заниматься.

Прогнал из головы видение единственного из семи чудес света, дожившего до современности, и вернулся к прерванному занятию.

Торс тоже пострадал неоднородно. Участки, прикрытые деталями разгрузочного жилета, обожгло куда слабее, чем те, которые защищала лишь ткань лёгкой рубашки. Да уж, напрасно Читер снял куртку перед разделкой неназываемого, она могла неплохо прикрыть от пламени.

Ну да во всём следует находить плюсы. Теперь у него есть целая куртка, а не обгоревшие лохмотья.

Так себе, плюс, но хоть что-то…

Ногам досталось поменьше. Можно сказать – почти не затронуло. Похоже, наибольший жар достигался в точке приложения умения, а она располагалась приблизительно в районе груди. Именно там наблюдались самые серьезные ожоги. Мясо пропекло до рёбер, его обугленные ошмётки отслаивались и отваливались, обнажая розоватые бугры живой плоти.

Зрелище крайне неприятное. Смотреть не хотелось, а придётся. Прежде всего, не помешает обработать самые нехорошие места мазью против ожогов. В её составе есть вещества, уменьшающие боль, а это сейчас не помешает. Обмотать ладони бинтом – тоже хорошая идея. Сейчас приходится губы закусывать при малейшем прикосновении к пальцам. Там ведь кожи нет вообще – терзаемая болью плоть.

В общем, есть чем заняться.

Обрабатывая раны, Читер замечал, что выглядят они ненормально. Нигде ни намёка на воспаление, а мелкие повреждения смотрятся так, будто им уже неделя исполнилась, если не больше. Практически залечились. А ведь поражено не меньше половины поверхности тела. Осмотреть спину не получается, но, судя по всему, пламя туда не достало. Если так и есть, всё равно с такими обширными ожогами даже в специализированных ожоговых центрах не всех спасают. Ему сейчас плашмя валяться полагается, на сильнейших обезболивающих. А он, пусть и не сказать, что сильно бодрый, но всё ещё на что-то способен.

Да уж, быть игроком – это не только минусы. Плюсов тоже предостаточно. Взять хотя бы полное игнорирование большинства патогенных микроорганизмов. Раны практически не воспаляются, их ведь попросту некому воспалять, все бациллы дохнут, не успев навредить.

Покончив, так сказать, со своим внешним телом, Читер понял, что пора заняться его начинкой. А именно – тем, что прибавил Континент: цифровыми параметрами и способностями.

А для этого потребуется совершить новый подвиг. Заставить голову встряхнуться. Надо, чтобы она хотя бы немного проработала в нормальном режиме.

Глава 3 Жизнь девятая. Математика

Валяясь все последние сутки, Читер каждый час пробуждался не от нечего делать, а по важной причине. Именно столько составляет откат у самых массовых трофеев: капли свободного опыта на основные и дополнительные характеристики и капли случайного опыта на основные и дополнительные характеристики. Их, в сумме, набралось двести девяносто три штуки, и то и другое можно принимать не чаще, чем раз в шестьдесят минут. Половина – законная добыча Читера. Именно столько он собирался перевести в прибавки к прогрессу.

Оценив, сколько набежало за последние сутки, поразился. Сложилось впечатление, будто в одно рыло голыми руками стаю элиты изничтожил..

Очень и очень прилично.

Вторая приятная новость, – коэффициенты заметно подросли. Прибавку дали сферы случайного увеличения коэффициентов основных и дополнительных характеристик. В сумме вышло одна целая и семь сотых, и эта цифра относительно ровно, без серьёзных скачков и провалов, распределилась по всем параметрам. Конечно, Читеру хотелось бы, чтобы на некоторые выпало побольше, но увы, управлять этим процессом невозможно.

Чистая лотерея.

Но жаловаться грех. Теперь у Читера нет ни одной характеристики, коэффициент которой не дотягивает до единицы. Все выше задрались. А это значит, что занижения параметров от базовых уже не будет ни по одному из показателей.

Редкий игрок способен похвастаться таким достижением.

Так что, минус в свободном распределении есть, но нет причин сильно на него пенять.

А вот сферы свободного увеличения коэффициентов – совершенно другое дело. Никаких минусов там уже не наблюдается. В сумме они дали всего лишь двадцать шесть сотых, но зато их можно распределять, как душа пожелает. Плюс, вот уж совпадение, именно столько досталось за победу над неназываемым. И естественно так и висело нетронутым, потому как хватило ума не заниматься столь ответственными делами в почти невменяемом состоянии.

Итого, Читер может увеличить любой свой коэффициент на пятьдесят две сотых. Ну или разделить эту цифру на несколько характеристик, как основных, так и дополнительных.

Первый вариант звучит заманчиво. Ведь выбранная характеристика одним махом усилится на пятьдесят процентов. Это всё равно, что тяжелоатлету, который на пике формы толкает двести кило, предложить за одну секунду довести свой рекорд до трёхсот.

Очень серьёзная прибавка. Куда серьёзнее, чем Читер, влив все свободные очки опыта, сможет получить из большинства самых развитых своих характеристик.

Но увы, потратить всё на одну – это обделить другие. Дробить на пять, а то и все двенадцать частей – тоже неэффективно, ведь при таких гомеопатических дозах вряд ли ощутишь разницу.

А ему надо прилично усилить себя прямо сейчас. Выжать всё возможное, что пригодится в переходе по пустыне в столь плачевном состоянии.

Прикинув разные варианты, он целых тридцать пять сотых вложил в Ментальную силу, подняв коэффициент к ней ровно до полутора единиц. Характеристика отвечает за умения, их силу, параметры, разнообразные дополнительные возможности. Чем она выше, тем, к примеру, эффективнее получается укрываться под Зеркальным хамелеоном.

Она уже чересчур высоко прокачана. Чтобы поднимать её дальше и дальше, придётся вливать невменяемое количество свободного опыта. А вот даже небольшая прибавка к коэффициенту значительно увеличит возможности. Такая вот математика.

Умения для Читера – на первом месте. Вот и приходится ради них много чем жертвовать.

Ещё одну десятую вложил в Реакцию. Эта дополнительная характеристика тоже очень прилично выросла, и она существенно повышает шансы на выживание. Вовремя среагировать на намечающуюся угрозу – ценнейшее качество.

Оставшиеся семь сотых добавил к Скрытности. Это должно улучшить незаметность персонажа, как под Зеркальным хамелеоном, так и в обычном состоянии. Учитывая то, что передвигаться придётся по открытой местности – весьма полезно.

Кто знает, может именно эти жалкие семь сотых от единички спасут жизнь, которую Читеру сейчас терять нельзя.

Никак нельзя. Он не имеет право оставить здесь, неизвестно где, такие сокровища.

Печально вздохнув, решился использовать часть универсального опыта, доставшегося за всё ту же победу над неназываемым. До этого ни разу такой бонус в награду не получал, а тут сразу сорок тысяч единиц свалилось.

Жалко такое богатство переводить, однако, придётся. Почти девятнадцать тысяч влил в Ментальную силу, доведя её до девяносто. Это должно существенно повысить эффективность умений, как по параметрам, указанным в описаниях, так и по всему тому, о чём Система умалчивает, но что само собой подразумевается.

Тот же Зеркальный хамелеон, допустим, при одних и тех же условиях позволит тебе спрятаться за пятьдесят метров при тридцатке Ментальной силы, и на целых семьдесят пять, если она поднимется до шестидесяти. А ведь и там и там противник будет один и тот же, с неизменной Наблюдательностью. Система, скорее всего, умалчивает о таких нюансах, потому что расписывать все эти мелочи – это мегабайты текста. К тому же есть у неё скверная привычка интриговать своих подопечных недосказанностью.

Да и любит она неопределённости разводить во всех вопросах. Вот взять хотя бы кач на заражённых. Мобы с одинаковыми уровнями и в однотипных ситуациях приносят разное количество опыта. К ним ведь в «настройки» не заглянешь, что там с дополнительными параметрами, или, допустим, «счётчиком» убийств. А биография противника, вроде как, очень даже сказывается на размере приза: тот мертвяк, который отъедался на мясе из супермаркета, приносит меньше чем те, кому приходилось убивать ради пропитания.

Со своими дополнительными характеристиками Читер сильно мудрить не стал. Влил чуток в Скрытность, чтобы довести до тридцатки, и до такого же значения довёл Грани таланта. При этом остаток от сорока тысяч почти не трогал, вливая свободный опыт, полученный за капли.

Последние действия застыли на одинаковом показателе не просто так. Системе по какой-то причине дорога именно цифра тридцать. На тридцатом, шестидесятом и девяностом уровнях характеристик они могут скачкообразно увеличивать свою эффективность, или добавлять различные бонусы. В случае с Гранями таланта у каждого из умений, как действующего, так и полученного в будущем, проявляется одно дополнительное свойство.

Разобравшись с характеристиками, изучил их список и подавил в себе желание слить ещё немного, дабы повысить кое-что, напрашивающееся на повышение.

Нет, лучше приберечь столь уникальный бонус прогресса. Капли случайного опыта ещё остались, Читер и близко не подобрался к половине их запаса. На пару дней должно хватить. Глядишь, то, что хочется поднять, само собой приподнимется. Как боец он сейчас полный ноль, как ни усиливай персонажа. Так что, нет смысла тратить сразу всё. Да и пока что всё выглядит пристойно. Уровень дополнительный сейчас почти равен основному уровню. По дружному мнению игроков, расхождения между ними если и допустимы, то лишь незначительные. Почему так – неизвестно, но коллективному разуму здесь принято доверять.

В общем, пусть пока остаётся так, как есть. Ни единички лишней больше не сольёт.


Основные характеристики

1.41 Физическая сила – 32

1.39 Ловкость – 25

1.24 Скорость – 32

1.44 Выносливость – 27

1.50 Ментальная сила – 90

Уровень – 41


Дополнительные характеристики

1.19 Наблюдательность 30

1.27 Скрытность 30

1.40 Реакция 41

2.95 Меткость – 39 (+30 уровней бонусная прибавка, не входит в уровень дополнительных характеристик).

2.24 Удача – 67

1.17 Опека Стикса – 61

1.15 Грани Таланта – 30

Дополнительный уровень – 42


Покончив с характеристиками, забрался в умения. Менять здесь ничего не собирался – это невозможно проделывать напрямую.

Просто надо посмотреть, что же в них изменилось после произведённых манипуляций.


Рабочее название умения: Улыбка фортуны.

Умение активируется мысленно-внятной или произнесенной вслух кодовой фразой «Улыбка Фортуны». В обеих случаях надо твёрдо пожелать выполнения команды. Вы в любое время сможете изменить рабочее название умения, вместе с ним изменится кодовая фраза.

Внимание! Команда не сработает, если умение не будет внесено в список активных умений! Список активных умений располагается во вкладке «Умения».

Описание умения: на 8 секунд ваш текущий уровень дополнительной характеристики «Удача» увеличивается в 20 раз. Длительность перезарядки умения: 24 часа.

Внимание! Это базовые показатели умения, реальные показатели могут от них отличаться.

Применение отбирает 20 единиц Духа Стикса. Каждые 10 уровней ментальной силы добавляют к 20 единичку, к продолжительности 1 секунду и уменьшают кулдаун на 10 минут.

Дополнительные свойства:

1. При активации умения, персонаж на 1,5 секунды получает иммунитет от всех видов урона и вредоносных воздействий.

2. При активации умения все шкалы персонажа получают (случайное распределение) от 25 % до 75 % от своего максимального заполнения (за тридцатый уровень Граней Таланта).

Итого: 90 ментальной силы – 29 расход Духа Стикса, 17 секунд продолжительность, 22 часа 30 минут кулдаун.


Первое, что обращает на себя внимание, – Улыбка фортуны стала куда «улыбчивее». Она обзавелась не одним, а сразу двумя дополнениями. Первое – часть награды за неназываемого; вторую насчитали за тридцать уровней Граней таланта.

И оба дополнения весьма полезны. Полторы секунды иммунитета, это, можно сказать, мини-аналог Оболочки неуязвимости. Да, трофей из неназываемого защищает целых тридцать секунд, зато ранее чем через сто часов ты его применить потом не сможешь. Да и стоит, наверное, о-го-го. А тут меньше суток отката, и ни спорана не придётся потратить. Да, хотелось бы, конечно, подольше, но что уж тут поделаешь.


Рабочее название умения: Абсолютное спокойствие.

Умение активируется мысленно-внятной или произнесенной вслух кодовой фразой «Абсолютное Спокойствие». В обеих случаях надо твёрдо пожелать выполнения команды. Вы всегда можете изменить рабочее название умения, вместе с ними изменится кодовая фраза.

Внимание! Команда не сработает, если умение не будет внесено в список активных умений! Список активных умений располагается во вкладке «Умения».

Описание умения: на 6 секунд прекращается движение в выбранной вами точке. Точка считается центром шара с радиусом в 50 сантиметров, движение прекращается во всём объеме этого шара. Внимание! На броуновское движение молекул умение Абсолютное Спокойствие не распространяется. Длительность перезарядки умения: 24 часа. Дальность действия: 15 метров. Внимание! Это базовые показатели умения, реальные показатели могут от них отличаться.

Применение отбирает 50 единиц Духа Стикса. Каждые 10 уровней ментальной силы добавляют 4 единицы расхода Духа Стикса, увеличивают радиус шара на 5 сантиметров, продолжительность на 0,5 секунду, увеличивают дальность действия на 3 метра и уменьшают кулдаун на 15 минут.

Дополнительные свойства:

1. 50 % шанс, что после применения умения оно будет доступно сразу же, без отката.

2. При активации умения на 5 секунд скорость вашего персонажа возрастает на 125 % (за тридцатый уровень Граней Таланта).

Итого: 90 ментальной силы – 86 расход Духа Стикса, 95 сантиметров радиус шара, 10,5 секунд продолжительность, 42 метра дальность, 21 час 45 минут кулдаун.

Внимание! Умение превысило критический порог! Теперь у живых организмов, попавших в зону действия, возможно проявление ограниченного движения, если это необходимо для поддержания критично важных функций жизнедеятельности. Вы не сможете убить противника длительной остановкой сердцебиения, кровотока и иных функций, однако по прежнему сможете наносить смертельный урон, удачно подлавливая цели на быстрых перемещениях.


Абсолютному спокойствию, на взгляд Читера, повезло заметно меньше. Но тоже грех жаловаться, ведь новые свойства лишними не назовёшь. При удаче он теперь сможет использовать умение дважды, не дожидаясь отката. А если повезёт больше, то и трижды.

А если совсем уж удачи вагон привалит, так и четыре, или пять.

Может есть смысл попробовать применять Спокойствие в сочетании с Улыбкой?

Эту мысль стоит обдумать…

Вторая дополнительная опция очень даже ничего. На ум невольно напрашивается самый логичный вариант её применения: использовать умение на твари, которая при любых раскладах тебе не по зубам, и пока она прикована к месту, успеть свалить подальше.

Прибавка в скорости при такой тактике уж точно лишней не будет.

Но это, конечно, всего один способ применения. Наверняка можно придумать множество.


Рабочее название умения: Зеркальный хамелеон.

Умение активируется мысленно-внятной или произнесенной вслух кодовой фразой «Зеркальный хамелеон». В обеих случаях надо твердо желать выполнения команды. Вы всегда можете изменить рабочее название умения, вместе с ними изменится и кодовая фраза.

Внимание! Команда не сработает, если умение не будет внесено в список активных умений! Список активных умений располагается во вкладке «Умения».

Описание умения: ваш персонаж сливается с местностью. Визуально он выглядит, как набор фоновых элементов, свойственных данной местности. Среди песка он станет песком, среди зелени листвой и ветвями, под водой станет водорослями (но учтите, что на границе сред вода-воздух ваш персонаж будет демаскирован. Также демаскировка возможна при дожде, снегопаде и прочих явлениях, способных заметно очертить контуры фигуры персонажа, или её части). Внимание! Умение максимально эффективно только при полной неподвижности персонажа. При перемещении персонажа сторонний наблюдатель способен заметить изменения фона и вычислить местоположение персонажа.

Длительность перезарядки умения: 10 часов. Применение отбирает 20 единиц Духа Стикса. После активации умения каждую минуту персонаж расходует три единицы Духа Стикса.

Время действия – ограничено запасами Духа Стикса. Каждые 10 уровней Ментальной силы уменьшают период отката на 30 минут. Каждые 30 уровней ментальной силы добавляют 10 единиц расхода Духа Стикса при активации умения, но уменьшают расходы на поддержание на 1 единицу Духа Стикса в минуту (но менее 1 единицы расходовать невозможно). Внимание! Это базовые показатели умения, реальные показатели могут от них отличаться.

Дополнительные свойства:

1. Маскировка работает также в диапазонах, недоступных человеческому зрению. Это позволяет скрываться от существ с иными видами зрения, и технических устройств, работающих за пределами диапазона видимого света. Внимание! При передвижении вас могут легко заметить и в этих диапазонах.

2. При нахождении в состоянии маскировки вы вызываете у разумных созданий и животных сильное желание смотреть в противоположную от вас сторону. Но этому желанию они могут сопротивляться (за тридцатый уровень Граней Таланта).

Итого: 90 ментальной силы – 50 Духа Стикса на активацию и 1 в минуту поддержание, кулдаун 5 часов 30 минут.


А вот тут невозможно придраться, что Система в чём-то обделила. Умение теперь выглядело так, что Читер, несмотря на тяжкий груз жизненных невзгод, не сдержался от довольной улыбки.

И тут же зашипел из-за вспышки боли в уголках губ, – жестоко лопнула короста, покрывавшая всё лицо.

Надо контролировать свои эмоции. Ни в коем случае не радоваться.

Впрочем, в сложившихся обстоятельствах избегать выражения радости – не так уж и сложно.

Если потенциальные противники будут отворачиваться в сторону, это не только повысит маскировку, это резко снизит шансы мгновенного обнаружения позиции при неудачном выстреле. Ведь вспышку они увидеть смогут только при наличии глаз на затылке. Плюс в такие моменты получится делать короткие перебежки, не опасаясь, что тебя обнаружат в движении.

И ещё Читер способен, до какого-то предела, оставаться невидимкой для продвинутых систем наблюдения. То есть, популярные повсеместно тепловизоры не факт, что его засекут. То же самое касается зрения продвинутых тварей. Неизвестно, как оно устроено, зато точно известно, что в ночном мраке они умеют высматривать добычу так, как людям и в ясный полдень не снилось.

Кстати, насчёт темноты. Читер совсем упустил ещё один приз от системы, доставшийся за великую победу. Его список способностей пополнился ещё одной – Кошачьим зрением. Теперь он может неплохо видеть даже посреди безлунной ночи. То-то удивлялся, что глубокие сумерки необычно затягиваются, и темень какая-то необычно-светлая.

Оказывается, дело не в них.

Способности – не такое ценное приобретение, как умения. Но тоже могут выручить, плюс не требуют расхода Духа Стикса, или выражаясь на сленге игроков – маны.

Помимо Кошачьего зрения у Читера насчитывается еще четыре: Кладоискатель, Факир, Миноискатель и Модификатор. И все они заработаны за один поход.

Такой поход, конечно, рядовым не назовёшь. Сразу через две границы перескочили, да ещё и с битвой против существа, которого игроки даже называть опасаются. Вся группа, в итоге полегла, но это того стоило.

Да предложи Читеру сейчас повторить, он даже в таком состоянии согласится.

Если сумеет руку поднять и крикнуть: «Гады! Меня не забудьте!»

Ладно, с игровым волшебством и способностями тоже разобрался. Но это ещё не всё. В системных записях висит приглашение выбрать два умения из списка предложенных.

Однако, Читер, едва открыв этот список, тут же убрал его с глаз долой. Соблазны. Сплошные соблазны. Там почти всё хочется взять, ведь одно умение интереснее другого. Но, увы, лимит жёсткий – только два дозволяется выбрать.

Нет, у него нет сил сражаться с личной жабой в столь жалком состоянии. Мутить начало конкретно, головокружение то и дело подкатывает. И не факт, что дело только в ожогах и последствиях ускоренной регенерации. Бывалые игроки поговаривают, что если на тебя свалилось слишком много счастья, не надо сразу задирать множество параметров персонажа. Их закрепление потребует изменений твоего тела, что не самым приятным образом сказывается на самочувствии.

Несмотря на все системные условности, получение умения – серьёзное испытание для организма. Даже в нормальном состоянии сразу чувствуется, как в тебе что-то происходит. Так что, не надо этим злоупотреблять.

Выбирать бонусы, полагающиеся за взятие второго уровня героизма, Читер тоже не будет. По тем же соображениям: опасается значительного ухудшения физического состояния и боится, что напортачит, сильно себя обделив.

Голова слишком плохо соображает. Все силы отдала на возню с характеристиками.

Пусть вместо неё теперь ноги поработают. Если Читер в ближайшее время не найдёт еду, воду и новое убежище, можно смело попрощаться с очередной жизнью.

И возможно с сокровищами.

За исключением самого ценного, что получилось укрыть в ячейках инвентаря.

В том числе вожделённые золотые жемчужины. Неназываемый подарил пять штук. Из них, как ни крути, две полагаются Читеру. Их он должен там держать в первую очередь, чтобы не потерять при смерти. И на себя это сокровище нельзя переводить.

Они предназначены для другого человека.

Глава 4 Жизнь девятая. Достопримечательности

Змея атаковала без предупреждения. Не было ни шипения, ни других угрожающих звуков. Просто Читер ковылял себе, никого не трогал, и вдруг в середину голени врезало что-то увесистое. Никаких болезненных ощущений не последовало, лишь заторможенное удивление крайне вымотанного человека.

Ну некому здесь, среди камней и редких кактусов, лупить тебя по ногам.

Читер опустил взгляд и увидел здоровенную рептилию. Та, сделав чёрное дело, отпрянула в сторону, проворно извернулась и поползла прочь.

Не раздумывая, сорвал с пояса топорик, взмахнул, отпустив в свободный полёт. Тот, без промаха (что неудивительно), врубился чётко в голову.

Ранение смертельное, но складывалось впечатление, будто безмозглое тело собирается прожить ещё не один год. Извивалась змея с великим энтузиазмом, едва вновь не заехав Читеру по ноге, только на этот раз хвостом.

Сумеречное зрение не позволяло оценить цвета узора на коже, но все прочие детали просматривались прекрасно. В частности, Читер разглядел необычную форму этого самого хвоста.

И случилось неожиданное. В голове, ни с того ни сего всплыло воспоминание.

То самое воспоминание, которого все ждут и боятся. Частичка себя настоящего, такого, каким ты был до того, как оказался здесь.

Кусочек прошлой жизни.

Каменные развалы у подножия скалы, визжащая девушка и характерный звук, издаваемый «погремушкой» на конце хвоста гремучей гадины.

Где это, кто это – Читер не вспомнил. Да и змею не разглядел, только звук расслышал и понял, что тогда не тупил, как сейчас. Рванул в противоположную сторону, уйдя в прыжок, грозящий болезненным падением. Очень уж непросто вытворять такие трюки на россыпи угловатых глыб. Однако, этим он тогда в один миг разорвал дистанцию до безопасной. Ну а ушибы и ссадины – ерунда в сравнении с тем, чем грозил укус.

Непонятная ситуация. Но сейчас не время обдумывать то, что случилось неизвестно когда и где. Сейчас надо действовать. Яд, попавший в рану, ждать не станет.


Внимание! Сработала способность Факир. Производится проверка соответствия.

Проверка соответствия завершена. Змея не относится к морским. Её яд не может причинить вам вред. Но рана от укуса способна привести к механическому повреждению тканей и потери крови. Своевременная и правильная обработка раны существенно уменьшит ущерб и снизит время на восстановление. Не забывайте про это.


Рана? Всего лишь рана? Так вот как, оказывается, работает новая способность. Читер едва не рассмеялся, но вовремя вспомнил, что напряжение мимических мышц ему противопоказано.

Рана – не страшно. Он сейчас и без того почти сплошная рана, змеиные зубы ничего существенного на этом фоне сотворить не способны. Вот яд, в них содержащийся, – да. Нехорошая штука, и в условиях отсутствия медицинской помощи смертельно опасная для игроков.

Но не для всех из них. Читер – одно из исключений. Яд рептилий он может смело игнорировать.

Если, конечно, не лезть в море. Судя по описанию, там можно нарваться.

Вот как надо было совпасть стольким событиям? Какова вероятность получить такое бесполезное с виду умение и почти сразу же после этого испытать его в деле? Система решила пошутить? Если и так, змея выглядит настоящей, а не киборгом механическим. Именно по этой причине пересохший рот Читера сейчас увлажняется.

Слюнные железы пытаются работать из последних сил.

Присев, ухватился за рукоять топорика, который удержался в разрубленной голове, несмотря на энергичные конвульсии агонизирующей рептилии. Жаль, нет ножа, но и этот инструмент вполне сгодится.

В голове всплыла информация, что шкуру можно легко снять, если закрепить кончик хвоста.

Самое время проверить, так ли это.

Спустя несколько минут до Читера начало доходить, что голод низвергнул его до уровня животного. Он жадно жует склизкие клочья змеиного мяса, варварски выгрызаемые с грубо ободранной тушки. И его в происходящем смущает лишь одно, – пить хочется всё больше и больше.

Не выдержав, поднялся, проковылял к ближайшему кактусу, присел перед ним. Продолжая жевать, попытался вспомнить всё, что знает об этих растениях. Причудливая память игрока не подсказала ровным счётом ничего. На попытку пожевать мякоть, добытую при помощи всё того же топорика, она тоже не отреагировала.

Но Читер много не съел. На вкус не очень: приторно-горьковатая масса, влаги в которой слишком мало, чтобы хоть символически утолить жажду. Да и страшно такое глотать, ведь на яд растений у него иммунитета нет.

Поднявшись, высмотрел в небесах знакомое созвездие, которое, если он ничего не напутал, ведёт его в верном направлении. Затем закинул остатки змеи в рюкзак и стараясь внимательнее поглядывать под ноги, продолжил путь.


На востоке начало сереть, когда Читер резко остановился, высмотрев впереди что-то необычное. Не пытаясь разглядеть детали, присел за ближайшим камнем, стараясь не шипеть, стянул с плеча винтовку. Он, прежде чем повесить на себя этого огнестрельного монстра, устроил подушку из куртки, но всё равно под таким весом болело изрядно. Измученное мясо растёр капитально, страшно представить, какая там теперь рана. Судя по ощущениям – жёсткий ремень по костям запечённую плоть размазал.

Вот теперь, заняв хоть какую-то позицию и приготовившись встречать опасность во всеоружии, попытался понять, что же ему не понравилось.

Никого не видать. Всё те же камни и редкие кактусы. Ни намёка на движение, или фигуру притаившегося мертвяка, сонно раскачивающегося на одном месте в ожидании появления добычи.

Но местность выглядит странно. Кактусы какие-то непонятные, будто оплавленные. Да и у камней нет острых углов. Они будто валуны, обтёсанные морем.

Что это за дела? Ещё один неназываемый порезвился, только уже с другим «бортовым вооружением», которое вместо зеркально-ровных срезов всё скругляет?

Объяснение нашлось быстро. Всего лишь чернота – мёртвый кластер. Объекты на нём постепенно рассыпаются на антрацитовый песок, потому в предрассветных сумерках выглядят странновато.

Да и средь бела дня ничего не меняется.

Первой мыслью захотелось обойти неприятное место. Однако, это неразумно по двум причинам. Заражённые не любят забираться на черноту, потому многие из них, наткнувшись на неё, аналогично начинают двигаться в обход. Получается что-то вроде эффекта крупных водоёмов, где риск нарваться на мертвяков повышенный. Так что, поддавшись первому порыву, Читер рискует оказаться в опасной ситуации.

Проверять, работает ли запах неназываемого, или уже выдохся, не хотелось.

Вторая причина – для Читера каждый лишний шаг, это новое испытание. А обход может завести слишком далеко.

Лучше уж переть напролом. Да, на мёртвом кластере вряд ли получится разжиться едой и водой, но это можно сказать и о пустыне. Разница несущественная.

Закинул в рот очередную порцию трофеев. Позволил себе сделать крохотный, на несколько капель, глоток живчика. С трудом отогнал желание повторить. Вернул бутылку в рюкзак, закусил губу от нестерпимой боли, вновь забрасывая винтовку на плечо.

Надо поторопиться. Пустыня аномальная, климат здесь особый, резко отличающийся от привычного. Скоро выглянет солнце, принеся с собой жару, от которой даже здоровому человеку не по себе становится. А уж Читеру вообще нечего ловить. У него один вариант – спрятаться. Вот только куда? Увы, но убежища поблизости не просматривается. Значит, надо представить, что выносливость у него прокачана за сотню, а шкалы бодрости и удовольствия заполнены.

И заставить себя шагать в темпе, а не ползти улиткой.

Улитки в раскалённой пустыне не выживают.


Солнце начало ощутимо припекать, а убежища как не было, так и нет. Конечно, нельзя сказать, что в округе совсем уж не за что спрятаться. При желании тень найти несложно. И россыпей больших камней хватает, и скальных выходов. Однако, чернота оказалась чересчур протяжённой, Читер продолжал идти по ней, не видя края.

Отдых на мёртвом кластере даже полного сил иммунного быстро доведёт до беды. Эта чернота, будто губка, высасывающая саму жизнь. Всего лишь час на ней опустошает чуть ли не все шкалы персонажа. Чем дальше, тем хуже. Люди начинают видеть то, чего нет, падают без сил, мечутся в бреду. А потом, полежав некоторое время, отправляются на воскрешение.

Тела рассыпаются, как и на обычных кластерах. Но вещи не остаются, их тоже поглощает чернота. Не сразу, конечно, этот процесс может затянуться на несколько суток. Дольше всего сопротивляются трофеи из монстров, однако и у них есть свой предел прочности.

В конечном счёте в антрацит превращается абсолютно всё.

Нельзя здесь умирать. Если добыча, превратится в чёрный прах, – Читер прославится, как виновник величайшей потери в истории Континента.

Отреагировав на неслышный для посторонних сигнал системного таймера, прислонился к чёрному камню спиной и забросил в рот очередную порцию спасаемых от возможной утраты трофеев. Запил символичными каплями живчика.

Недовольно покосился на солнце. Печёт всё сильнее и сильнее. Увы, дальше будет только хуже. И ничего с этим поделать нельзя.

Разве что попробовать осмотреться.

Очень не хотелось снова стаскивать винтовку с многострадального плеча, однако пришлось. Прицел на ней, разумеется, не сравнится по удобствам с биноклем, но это единственный оптический прибор, имеющийся в распоряжении.

Установив снайперку на всё том же камне, Читер припал к окуляру. Да уж, работать с тяжеленным оружием оказалось куда сложнее, чем он думал. Всё болит, ни к чему прикасаться нельзя. Приклад разве что в спину можно упереть, вот только как это сделать? Хорошо, что воевать не пришлось. Первым же выстрелом отдача гарантированно отправит тебя в нокаут.

Впереди, как тянулась чернота, так и тянется. До самого горизонта не видать изменений. Прицел мощный, он всё показывает. Получается, можно пройти десяток километров, но так и не выбраться на нормальный кластер.

Десять километров для Читера в нынешнем состоянии, это около сотни в нормальном. Силы покидают быстрее, чем он надеялся.

Нет, столько ему никак не осилить. Проще развернуться и всё же поискать обход. Он не больше трёх километров с рассвета пройти успел, ноги, увы, скорость выдавать отказываются.

Слева всё та же бесконечная угольная пустошь. Лишь сдвинув винтовку и переведя взгляд правее, разглядел сразу две интересные вещи.

Во-первых, в этом направлении чернота простиралась не до самого горизонта. Километрах в трёх-четырёх на ней наблюдались серовато-желтоватые проплешины. Местами они сливались в сплошные массивы, окружаемые тончайшими полосками тьмы, на других участках мёртвая земля раскидывалась на гектары, не позволяя себя разбавлять ничему постороннему.

Странная местность, на ней будто несколько ландшафтов небрежно перемешали. Похожую картину Читер наблюдал на серых кластерах. Но там вкрапления черноты выглядели не настолько серьёзно. Здесь же это походило на то, что она пыталась поглотить нормальную пустыню, и это у неё почти получилось. Но именно почти, – изначальный ландшафт проглядывал то там, то сям.

Читер не раз слышал про особо серьёзную серость. Или черноту, где она проявлялась. Видеть не доводилось, да и описания не страдали точностью.

Может это она и есть? Другие предположения память не выдаёт.

Второе, что привлекло взгляд, – на одном из самых серьёзных серых пятен возвышалось странное сооружение. Настолько странное, что поначалу Читер принял его за скалу причудливых очертаний. Ветер и суточные перепады температур здесь не раз удивляли своими шуточками, превращая камень в разнообразные скульптуры.

Но нет, это не может быть делом рук природы. Тут разум приложил свои… Руки? Да нет, скорее щупальца, или какие-нибудь неописуемые псевдоподии.

Да – это откровенно нечеловеческий разум поработал. Даже полный псих неспособен возвести такую громадину, ни разу не использовав опробованных историей методов. Если тут кто-то и спятил, то это была исполинская пчела, попытавшаяся соорудить улей с сотами, но при этом скрестить его с архитектурой коралловых построек. Ну и ещё что-то добавила, совсем уж непонятное, аналогов чему нет.

В общем, прикажи Читеру объяснить, что он видит, пришлось бы плечами пожать.

Мешанина стен и перекрытий, среди которых нет ни одного горизонтального или вертикального элемента. И габаритами это неописуемое нечто размахнулось со средний пятиэтажный дом на тройку подъездов.

Да уж, странный объект, но выглядит не угрожающе. Расстояние не мешает определить, что он пребывает в плачевном состоянии. Стены в трещинах, местами обрушились, благодаря чему можно разглядеть, что внутри он пуст. Что-то вроде древнего кругового амфитеатра, выстроенного гигантскими насекомыми с Сириуса.

Если, конечно, не брать во внимание то, что он ни разу не круглый.

Ну а если без шуток: кто такое мог построить? Серые твари? Они ведь бывают разумными, антропоморфными. О таких созданиях пустошей игроки болтали неохотно, но кое-что Читер на ус намотал.

А может это древние поработали? Или, как их чаще называют: бывшие? Те, о которых разговаривают ещё реже. Именно благодаря им на Континенте встречается элитное холодное оружие.

Вспомнилась Няша. Точнее – её меч, способный наносить удар, сокрушающий если не любую преграду, то большинство. За такими трофеями игроки на что угодно готовы пойти, включая смертельный риск. Вот и забираются глубоко на территорию серых тварей, выискивая загадочные руины.

Да – скорее всего, это именно древние поработали. Но радоваться археологической находке рановато. Читеру не трофеи нужны, а вода. Не факт, что среди серости хоть капля найдётся.

Ну а какие у него ещё есть варианты? Умереть в черноте, или вернуться назад? Ну так он там уже был и прекрасно знает, что водой в тех краях не разживёшься. Разве что кактусов получится пожевать. На черноте от них только угольные останки сохранились, даже намёка на влагу в этом антрацитовом крошеве не отыскать.

Если нужны кактусы, придётся смещаться правее. Там, поблизости от странных развалин, среди серого и чёрного просматриваются серовато-жёлтые участки нормальной пустыни.

Так что, живая растительность должна найтись.


Вблизи руины оказались не столь чуждыми всему человеческому, как представлялось издали. Но, возможно, сказалась крайняя степень изнеможения, в которую Читер загнал себя, пытаясь как можно быстрее преодолеть последние километры. Солнце уже не припекало, оно жарило, а непонятные развалины – единственное место, где можно найти спасение от зноя.

В общем, добравшись, он пребывал не в том состоянии, в котором есть место желанию проанализировать архитектурные несообразности.

Около часа просто пролежал, забившись под стену. Здесь, в тени, она ещё не полностью растеряла ночную прохладу. Но, увы, ни единой росинки на ней нет, сплошная сушь. Пришлось заставить себя подняться и попытаться осмотреть развалины.

Пошатываясь и всё на свете проклиная, Читер покружил среди стен, но из полезного встретился лишь заглублённый уровень, частично засыпанный песком и обломками обвалившихся сводов. Сюда даже в полдень солнечному свету не попасть, но всё равно ни намёка на воду не нашлось.

А ведь так рассчитывал на колодец. Ведь должны же были обитатели этого места где-то брать воду?

От злости нашёл в себе силы пнуть небольшой камень. Тот чуть откатился, и скрывавшийся под ним скорпион шустро перебежал в другое укрытие.

Отметив про себя, что иммунитета на яд насекомых у него нет, Читер занялся обследованием центральной части. То самое подобие открытой арены. Солнце здесь набросилось на него с новой силой, заставив пожалеть о том, что выбрался из тени. Но зато нашёл что-то, похожее на колодец. Правда, вода здесь если и есть, то очень глубоко, под многими метрами песка и камней, засыпавшими сооружение доверху.

Ну что же, придётся смириться с тем, что шкалу жажды здесь не заполнить. И сил тоже не осталось. Объедки змеи придётся жевать всухомятку, после чего останется лишь одно.

Умирать.

Обессилено присев на рюкзак, Читер краем рассудка зацепился за мысль, связанную с его познаниями о пустыни. Не той непостижимой «энциклопедией», доступной каждому игроку и выдававшей не так уж много детальной информации из ниоткуда. Она, как бы, не опиралась на былой опыт. Работала его прежняя память. Та, которая заблокирована, но в последнее время даёт о себе знать. Нет, сейчас она не показывала картинки из личной жизни, она пыталась навести на какую-то идею.

В рюкзаке есть что-то, что способно спасти жизнь. Вот что нашёптывают былые знания. И «энциклопедия» при этом помалкивает, она не может или не хочет помогать.

Но что там такое могло заваляться? Читер ведь всё проверил, ни одного кармашка не упустил. Увы, рюкзак маловат, да и тогда, у туши неназываемого, состояние было настолько паршивым, что не стал забивать его полезными вещами. Много всего побросал там, то завывая от боли, то посмеиваясь от сводящей с ума эйфории, внушаемой спеком. Даже нож ухитрился позабыть, а ведь это – клиника.

Дальше остаётся только одно.

Да-да, – забыть голову.

Распахнув рюкзак, Читер тупо удивился тому, что внутри оказалось не настолько пусто, как представлялось. Но радоваться не стоит, потому что он забит мусором: всеми теми обёртками от припасов и пакетами, в которые были сложены продукты. Сам не помнил, как они здесь оказалась, но объяснить это можно лишь тем, что своими руками поработал.

Вот только зачем руки собрали этот мусор? Уж явно не из экологических соображений, и не ради заметания следов. Там, в убежище под скалой, много чего осталось. Та же бумага, похоже, вся брошена, потому как Читер прихватил исключительно пластик.

Наверное и правда об экологии заботился. Должно быть, в первой жизни был ярым ревнителем чистоты окружающей среды.

Или дело в чём-нибудь другом. Например, подсознание, не в силах достучаться до разума, пытается действовать самостоятельно.

Вот только зачем оно заставило его бесчувственное тело заниматься уборкой пластика?

Здесь явно что-то не так…

Читер покрутил перед глазами скомканный пакет. Не сказать, что чистый, но и не слишком грязный. С какой же целью руки загребли его в рюкзак? Мозг растекается от жары и всего пережитого, думать не хочется совершенно, загадка представляется неразрешимой.

Осенило Читера не вдруг. В черепе медленно, со скрипом и рассыпающейся ржавчиной провернулись мыслительные шестерёнки.

И он наконец понял, что руки у него поумнее головы.

Глава 5 Жизнь девятая. Робинзон пустыни

Кактус, перед тем как отправиться на сложенный из плоских камней столик, полчаса мариновался под палящим солнцем, но вкуснее от этого не стал. Однако, это лучшая из имеющихся в наличии разновидностей пустынной растительности. Все прочие – куда отвратительнее.

Хотя сколько там – этих прочих? Читер в окрестностях крепости, как он начал называть руины, после того, как нашёл среди них несколько прекрасных наблюдательных позиций, оборудованных грамотно замаскированными бойницами, отыскал лишь четыре вида кактусов. Один оказался просто сказкой, с кисло-сладкими плодами по краям мясистых листьев. К сожалению, он оказался самым редким и был очищен от вкуснятины сразу же после открытия. Из трех прочих лишь два можно кое-как жевать, и только если хоть немного запивать эту отвратительную массу.

Кстати о запивать.

Поднявшись, Читер поморщился. Любые изменения положения тела приводили к подвижкам в суставах, из-за чего приходилось страдать от вспышек боли. Ожоги тому виной, неполноценное питание, или ускоренное развитие персонажа – неизвестно. Но страдает, будто старый дед, заработавший артрит, радикулит, подагру и прочее-прочее в таком духе.

Полный набор возрастных проблем.

Жуя на ходу, выбрался из убежища, устроенного в том самом помещении, где при первом осмотре крепости вспугнул скорпиона. Пару ядовитых насекомых он здесь уже прикончил, но не сомневался, что это попались самые неосторожные. И потому не пожалел сил, расчистив помещение от рассыпанных камней, под которыми могли скрываться жалящие гады.

На небе, как всегда, ни облачка. Солнце подползает к зениту и потому жарит так, что выходить из тени нет ни малейшего желания. Но Читер, конечно вышел.

Да он даже рад этому зною. Чем сильнее припекает, тем лучше.

Нет, он не сошёл с ума. Просто сейчас именно от солнечной активности зависит его жизнь. Сейчас само солнце работает на него.

Колодец он начал раскапывать в первый же день. Да-да, именно после того, как обнаружил, что рюкзак забит мусором, который остался от съестных припасов. Нет, Читер не надеялся докопаться до водоносного горизонта при помощи топорика и пары обожжённых рук.

Планы были иными.

Пластик, найденный в рюкзаке, теперь полностью перекрывал яму, вырытую на месте колодца. Тогда у Читера хватило соображения вычислить, что это наилучшее место для запланированных работ. Во всех прочих он рискует нарваться на скальный монолит, или просто огромные валуны. А здесь, в основном, поработал ветер, крупные камни ему не поднять.

Пластик Читер тогда рассортировал. Пригодные для использования куски собрал в здоровенный круглый лист при помощи клея, найденного в аптечке. Такой таскают многие игроки, им можно заделывать небольшие раны, оперативно устраняя кровотечения. Да и с серьёзными повреждениями иногда помогает. Влажная среда ему не помеха, работает прекрасно.

В яму Читер установил одну из бутылок, обрезав топориком горловину. Затем набросал в неё раздавленных кактусов и накрыл пластиком, по краям засыпав его песком и булыжниками, и бросив камешек на середину таким образом, чтобы тот, оказавшись точно над сосудом для сбора, прогнул поверхность вниз.

А дальше за дело взялись время и физика. Испепеляющее солнце, аномальное в этих краях, испаряло влагу из почвы и истерзанных растений. В песке и камнях её может и нет почти, а вот в кактусах – хватает, сухими их не назовёшь. Вода конденсировалась на пластике, микроскопические капельки постепенно сливались в большие капли. Под собственным весом они устремлялись вниз и потому сползались к центру, продавленному камешком. Здесь их путь прекращался, скапливались и срывались вниз.

В обрезанную бутылку.

Простейший и не для всех очевидный механизм. В совсем уж примитивной форме его можно наблюдать, если к носику кипящего чайника приблизить зеркальце. Оно моментально запотеет по той же причине, что и пластик. Только там это произойдёт куда быстрее и нагляднее.

Да, производительность установки – больная тема. Ночью она, по сути, простаивает, а в разгар жары выдаёт не больше пары глотков в час, что с ней ни делай. Читер пытался другим способом, при помощи пустой бутылки, вытягивать воду из живого кактуса, но в этом занятии не преуспел.

Потому жажда никуда не делась. Он частично компенсировал недостаток воды жеванием кактусов, но их скудный и горький сок не очень-то помогал.

Однако, недостаток воды и её полное отсутствие – разные вещи. Угроза смерти от жажды отступила на второй план. Сейчас Читера больше волновала еда. Точнее то, что её нет. Он давным-давно разделался с остатками змеи и с тех пор не нашёл ничего существенного. Охоту на ящериц серьёзным подспорьем не назовёшь. Их здесь немного и размеры не радуют. За всё время и два десятка не добыл, метко поражая их камнями за десятки метров.

От скорпионов пока что шарахался, но чем дальше, тем чаще и чаще вспоминалось, что в некоторых экзотических странах они считаются изысканным деликатесом.

Правда, вряд ли их там употребляют сырыми и без специй. Но приправ у Читера нет, а разводить огонь он опасается, ведь это всё равно, что заорать на всю округу: «Я здесь! Я вкусный и беспомощный! Приятного аппетита всем желающим!»

Увы, но да, несмотря на то, что прошло два дня, Читер не восстановился. По идее, повреждения не столь значительные, обязан регенерировать полностью. С виду так и есть, ожоги зарубцевались так, будто беда случилась месяц назад. Но начали вылезать внутренние проблемы: суставы стали деревянными и болели при любой нагрузке, слабость не отпускала, головокружение то и дело накатывало, пару раз доводя до обморока. Причём, когда это случилось впервые, падая, основательно рассёк скулу о камень.

Так и убиться недолго.

В общем – не боец.

Воды набралось прилично. Спасибо солнцу, отработало сегодня на совесть. Перелил влагу в единственную свободную бутылку из трёх. Спасибо, что тогда, в первом убежище, руки ничего не оставили, всё захватили, не поделившись своими планами с мозгом. Хорошо, что потом ума хватило, чтобы собрать эти намёки и обрывки знаний в одну кучу.

Вернувшись в тень, Читер с наслаждением выпил половину, после чего сделал паузу, растягивая удовольствие. Не так много радостей у него осталось, чтобы прощаться с ними столь торопливо.

Открыл меню чатов, вызвал Марта. Как и все предыдущие попытки, эта ни к чему не привела. Иконка в отряде такая же неактивная, как и у Няши. Можно понять лишь одно – товарищ жив. Но что с ним, и где он пропадает – неизвестно.

Хочется верить, что ликвидатор пива уже почти добрался до этих мест. Невтерпёж уже его дожидаться. Один день Читер провёл в убежище под скалой, и здесь ещё два. Даже с учётом того, что воскрес не сразу, за это время мог бы уже, если не найти, то хотя бы приблизиться на расстояние, с которого работают чаты. Не так много черноты вокруг, как кажется. Этим утром решился забраться на самую верхнюю точку крепости и там хорошенько осмотрелся. Потому знает, что глобальных помех для связи в округе нет. Серости да – хватает. Той самой, перемежаемой тёмными вкраплениями. Но она, вроде как, не настолько фатально действует. Даже простенькая техника на ней способна проработать некоторое время.

Ну да ладно. Читер ещё может подождать. Не сказать, что в комфортных условиях устроился, но несколько дней продержится.

Скривившись, почесал бугристое от рубцов предплечье. Вот ещё одна напасть навалилась – нестерпимый зуд по всему телу. И это нельзя сваливать лишь на заживляющие ожоги, потому как и спина страдает, а её пламя не затронуло. Читер грешил на раздражение из-за слизи из неназываемого. Наверное, штука такая убойная, что иммунитет игроков не справляется. Даже пытался устроить себе банный день, обтираясь размолотыми между камнями листьями кактусов. Но лучше не стало, скорее – хуже.

Он сейчас почти на любое преступление готов пойти ради трёх вещей: сытного обеда, ведра чего-нибудь прохладительного и горячей ванны.

Ещё раз безуспешно написав Марту, закрыл меню чатов и неспешно допил остаток воды. Вздохнул, пожалев, что её так мало. Дабы повысить настроение, забрался в другое меню – характеристик.

Здесь картинка куда веселее.


Основные характеристики.

1.41 Физическая сила – 37

1.39 Ловкость – 32

1.24 Скорость – 37

1.44 Выносливость – 33

1.50 Ментальная сила – 92

Уровень основной 231/5 = 46, свободных очков опыта – 5880


Дополнительные характеристики.

1.19 Наблюдательность 34

1.27 Скрытность 33

1.40 Реакция 44

2.95 Меткость – 42 (+30 уровней бонусная прибавка, не входит в уровень дополнительных характеристик)

2.24 Удача – 69

1.17 Опека Стикса – 63

1.15 Грани Таланта – 34

Уровень дополнительный – 319/7=45, свободных очков – 6633


Итого, за пару суток, не погубив никого, кроме одной змеи, нескольких жалких ящерок и скорпионов, Читер с сорок первого поднялся до сорок шестого. Дополнительные характеристики и завязанный на них дополнительный уровень тоже задрал прилично.

Это ненормально. Это совсем ненормально. Одно дело за денёк с первого до седьмого подняться. Если тебе помогают, или повезёт – ничего сложного тут нет. Характеристику с нуля до единички поднять – всего-то десять очков на неё набрать. Если это, допустим – Физическая сила, достаточно отоварить тяжёлым молотком пять-шесть начинающих заражённых. Жалкие пустыши, они почти не представляют угрозы. Капает с них по чуть-чуть, но зато и риска никакого. На низких уровнях – прекрасный и беззаботный кач.

С первого до второго пройти – это уже двадцать очков. Со второго до третьего – тридцать. И так по нарастающей.

Если твоя сила – сорок пять, тебе понадобится набрать четыреста шестьдесят опыта, чтобы довести её до сорока шести. И это, увы, скорее всего, придётся делать за счёт свободных очков, а они на вес золота.

Ну а как иначе? Косить мелочь сотнями и тысячами? А где столько взять? Это не игрушка компьютерная, где поляны для кача строго разграничены по уровням, и охотясь на зайчиков, не столкнёшься со стаей злых волков. Тут, завалив пару бегунов, рискуешь привлечь внимание куда более опасных противников.

Можно, конечно, охотиться и на крутых тварей, но делать это придётся с самым тяжёлым оружием: крупнокалиберными пулемётами и гранатомётами. Причём, именно на эту характеристику от таких побед мало что обломится.

Есть и другие проблемы, ведь не только Физическая сила озадачивает. В общем, даже после тридцати кач – те ещё мучения. А уж после сорока… Читер неоднократно слышал, что четыре десятка – это почти тупик. Дальше хода, считай нет, разве что черепашьи шажочки, от случая к случаю.

Однако, сам он за считанные дни от двадцатки до сорока шести проскочил. Да, ему крупно повезло с этим походом, не поспоришь, но ведь такой поход – не уникальное явление. Пусть похуже забеги, но нередко должны случаться. И ведь не обязательно за раз столько поднимать. Можно через десять границ пройти, двадцать, пятьдесят. Плюс, охотиться по пути, выполнять задания неписей, собирать случайно свалившиеся плюшки от Системы.

В общем, сорок уже не кажется настолько уж запредельным достижением. Тогда почему среди игроков царит такое мнение?

Очень может быть, что старожилы, забравшиеся выше определённой ступени, не очень-то любят об этом распространяться. В принципе, даже у новичков не принято делиться деталями своей раскачки и умений, но у тех, кто играют давно, это переходит в манию. Их чуть ли не поголовно можно в глухонемые записывать. Даже на вопрос «который час?» сразу отвечать не торопятся, прикидывая и так и эдак, а не сболтнут ли при этом лишнее.

Итого, можно с вескими основаниями предположить, что у того же Марта уровень за пятьдесят. Но почему за всё время никто ни разу это не определил? Ведь Читер до последних дней не был уверен, что тот хотя бы до сорока добрался.

Ну да, товарищ никогда не просил открыть в отряде полный просмотр параметров участников. Да и как откроешь, если настройки остались те, которые Няша задала изначально. Даже со сменой лидера далеко не все из них можно сменить. Но и без этого должны замечать. По той же Киске определяется почти всё с одного пристального взгляда. В расширенной информации по персонажу уровень указывался без неточностей, даже если вы с ним не состоите в одном отряде.

Но с Мартом такой номер не проходит. Да и с Дворником тоже. И вообще со всеми, кто явно превосходили Читера на десять и более уровней.

В чём же тут дело?

Доводилось слышать обмолвки, что если уровень Скрытности персонажа в полтора раза выше твоего уровня Наблюдательности, без его желания ты вряд ли сумеешь что-нибудь о нём выяснить, даже если в упор вытаращишься.

Если, предположим, у Марта пятидесятая Скрытность, это, чтобы его просканировать, при одинаковых коэффициентах, потребуется семьдесят пять Наблюдательности. А откуда столько взять? У Читера на сорок шестом уровне её всего лишь тридцать четыре набралось. И вообще, больше семидесяти пяти только Ментальная сила вымахала, поднимаемая всеми правдами и неправдами.

В случае, если та подслушанная обмолвка верна, нет ничего удивительного в том, что у персонажей высоких уровней никто ничего прочитать не может. Это надо очень сильно превосходить цель, что при таких величинах – непросто.

Одно дело – серьёзно перегнать всяких новеньких. И совсем другое, – тех, кто если не на вершине, так поблизости от неё.

Ведь для просмотра старожилов придётся забираться повыше этой самой вершины, что звучит сложно.

Ладно, будем считать, что Читер, наконец, разоблачил всеобщий молчаливый заговор высокоуровневых игроков. Те дружно скрывают свои показатели по причинам, которые пока что, с высоты своего опыта, бесспорно осмыслить не получается. Но они, разумеется существуют, ведь вряд ли старожилы темнят из скромности. Тайна каким-то образом повышает их выживаемость, или комфортность.

Надо будет намотать на ус, что не стоит трепаться о своём уровне. Он ведь настолько хорошо приподнялся, что смотреть приятно.

Вот только попробуйте обозвать Читера начинающим придурком. Всё – перерос он эту стадию.

Сильно перерос.

Ладно, хватит уже красивыми цифрами любоваться. Пора заняться настоящими делами. Благо, для этого не придётся вставать с места.

Читер, решившись, вновь забрался в меню. Пришло время сделать выбор. Двадцать шесть умений – именно столько числятся в списке, из которого можно выбрать только два. Уже не первый день на них облизывается, но до сих пор так и не решился.

Не все из них хорошие: девятнадцать забраковал сразу, или чуть позже. Но остальные семь – очень приятные на вид. Заполучи Читер их все, такой комплект магии Континента усилит его на порядок.

Увы, но все взять никак не получится. Система сказала два, значит – два.

Эх, а как же хочется именно все…

Вот, например – Дыхание зимы. Направляет в заданную сторону порыв антарктического ветра с температурой в минус девяносто градусов. Неприятно такое получить в разгар летнего дня, но не смертельно. Однако, умение можно приподнимать за счёт Ментальной силы. Её у Читера сейчас девяносто два. Если верить описанию, при таком значении характеристики ветер уже сможет замораживать подкожные ткани на глубину три миллиметра и более, плюс вызывать кратковременные проблемы со зрением. А если не повезёт – не кратковременные.

Ослепнуть и заодно обзавестись персональной ледяной глазурью, – такое никому не понравится.

Настоящее боевое умение получается. То, о чём грезит большинство игроков. Однако, всё ли так с ним радужно? Работает на смехотворной дистанции, пожирает прорву маны, эффективность значительно снижается в жаркую погоду, при встречном ветре и обильном дожде. Плотная одежда прекрасно защищает, как и любое препятствие, если оно не из газетной бумаги в один слой.

Вот так, изучая слабые и сильные стороны всего, что предложено, Читер остановился на двух вариантах.

Да, это, возможно, не совсем то, что бы ему хотелось получить в первую очередь. Однако, при таком предложении выбор оптимальный, все прочие варианты уступают.

Прочь колебания.

Надо брать.

И Читер взял.


Рабочее название умения: Раскалывающая пуля.

Умение активируется мысленно-внятной или произнесенной вслух кодовой фразой «Раскалывающая пуля». В обеих случаях надо твёрдо желать выполнения команды. Вы всегда можете изменить рабочее название умения, вместе с ними изменится и кодовая фраза.

Внимание! Команда не сработает, если умение не будет внесено в список активных умений! Список активных умений располагается во вкладке «Умения».

Особенность умения: применяется только в комплекте с дальнобойным вооружением (работает со всеми видами огнестрельного оружия, луками, арбалетами, боевыми рогатками, гарпунными пушками, рельсотронами, катапультами, но не работает с метательными ножами, дротиками и прочими поражающими элементами, которые используются без применения дополнительных устройств, исключительно за счёт мускульной силы. Внимание! Копьеметалки и приравненные к ним устройства с Раскалывающей пулей работать не смогут).

Описание умения: активировав умение перед выстрелом, вы заряжаете баллистический поражающий элемент (пулю, снаряд, стрелу, болт и прочее) разрушительной энергией. Она разряжается полностью при попадании в цель. Эффекты разряда: разрушение или значительное снижение прочности поверхности цели, что значительно увеличивает проникающую способность используемого вами поражающего элемента.

Внимание! Действует только на один баллистический элемент, а не на весь магазин, обойму, пачку, барабан, ленту и прочие вместилища баллистических элементов. Применять перед выстрелом.

Длительность перезарядки умения: 100 секунд. Применение отбирает минимум 10 единиц Духа стикса. Вы можете использовать 20, 30 и более единиц Духа стикса, лишь бы затраты были кратны десяти. Чем больше вы затратите Духа стикса, тем большего эффекта добьётесь.

Время действия – заряд удерживается 300 секунд, после чего полностью рассеивается. Каждые 10 уровней Ментальной силы уменьшают период отката на 6 секунд. Каждые 30 уровней ментальной силы добавляют 50 секунд к периоду удержании заряда на баллистическом элементе. Внимание! Это базовые показатели умения, реальные показатели могут от них отличаться.

Дополнительные свойства: Баллистический элемент игнорирует любые виды механической защиты, входя в любую поверхность на 8 миллиметров. Лишь после этого начинается расчёт поражающей способности разряда умения в сочетании с механическими свойствами баллистического элемента и его импульсом (за тридцатый уровень Граней Таланта).

Итого: 92 ментальной силы – минимум 10 Духа стикса на активацию, 450 секунд удержания на баллистическом элементе, 46 секунд откат.


Не взять такое умение, это значит возненавидеть себя на всю оставшуюся жизнь. Это же заветная мечта снайпера, которому приходится действовать в мире, где имеет место засилье легкобронированных противников.

Да и тяжёлая броня – не редкость.

Конечно, умение нуждается в тщательном тестировании. Неизвестно, сколько маны придётся слить, чтобы пуля гарантированно прошила молодого элитника в лоб. Но гарантированные восемь миллиметров, – звучит прекрасно. Того же топтуна можно спокойно валить в любую проекцию из лука, ведь его броневые пластины мало где превышают пять-шесть миллиметров. Твари уровнями повыше – тоже доступны. Просто бить их придётся не куда попало, а расчётливо, в самые уязвимые места.

До сегодняшнего дня для Читера, как правило, оставалось единственное такое место – споровый мешок. Сейчас же вариантов появилось столько, что надо всерьёз вспоминать общие принципы анатомии тварей. Даже, при возможности, поработать над тушами топором, изучая этот вопрос на практике.

Увы, но серьёзных трудов, посвящённых этому вопросу, в руки не попадалось. Очень уж велико разнообразие форм у заражённых. Их развитие, подчиняясь единым принципам, всё же не чурается индивидуальности. А это означает, что, поразив одного мертвяка, нельзя быть уверенным на все сто, что и второй свалится, если с ним поступят аналогично.

В общем, Читеру таки удалось обзавестись боевым умением. Специфическим, но зато будто специально созданным именно под его стиль игры.

Не выбрать его – глупость великая, а он даже в столь плачевном состоянии, пусть и немного, но соображает.

Второе умение – не боевое. И вообще, с ним не всё однозначно.

Начиная с не самого благозвучного, по мнению Читера, названия. К тому же оно напомнило про Марта. Приятель похоже называл свою способность «массового поражения».


Рабочее название умения: Вспышка всеведенья.

Умение активируется мысленно-внятной или произнесенной вслух кодовой фразой «Вспышка всеведенья». В обеих случаях надо твёрдо желать выполнения команды. Вы всегда можете изменить рабочее название умения, вместе с ними изменится и кодовая фраза.

Внимание! Команда не сработает, если умение не будет внесено в список активных умений! Список активных умений располагается во вкладке «Умения».

Описание умения: от персонажа расходится сферическая волна, распространяющаяся через любые преграды. На своём пути волна слегка подсвечивает все объекты, создавая трёхмерный каркас местности. Игрок может выбрать тип объектов, которые волна будет подсвечивать гораздо заметнее всех прочих. Длительность перезарядки умения: 75 секунд. Дальность действия: 20 метров. Время подсветки объектов фона: до 30 секунд, время подсветки выбранных объектов: до 45 секунд. Внимание! Это базовые показатели умения, реальные показатели могут от них отличаться.

Внимание! Ценный совет. Если вы хотите подсветить противников с высокими показателями Наблюдательности, это может не получится. Но вы сможете выбрать объектами подсветки предметы, которые находятся у таких противников, и Вспышка всеведения их покажет.

Применение отбирает 20 единиц Духа Стикса. Каждые 10 уровней Ментальной силы уменьшают расход Духа стикса на 1 единицу, увеличивают дальность действия на 2 метра, и уменьшают кулдаун на 5 секунд. Каждые 30 уровней Ментальной силы увеличивают время подсветки объектов фона на 5 секунд, время подсветки выбранных объектов на 10 секунд.

Дополнительные свойства:

1. В задачах подсветки вы можете выбрать режим: «Все объекты, отличающиеся от фона». Результат непредсказуем, но может помочь отыскивать ценные предметы. Они ведь великая редкость, и потому почти всегда сильно выделяются на бедном фоне (за тридцатый уровень Граней Таланта).

Итого: 92 ментальной силы: 11 Духа стикса – на активацию; 38 метров – радиус действия; время подсветки объектов фона – 45 секунд; время подсветки выбранных объектов – 75 секунд; кулдаун – 30 секунд.


Это умение Читер поначалу чуть было не забраковал. Ну а что взять с покалеченного недоумка? Да уж явно не вспышек гениального озарения. Боль скверно сказывалась на умственной деятельности, вот и упустил то, что должно первым делом бросаться в глаза.

Ведь это, получается – одно из разновидностей умений сенсов. Их великое множество, в том числе и таких, которые действуют на кратчайших дистанциях. Что-то наподобие использовала Киска. Именно благодаря своему дару она определила нужный участок на туше неназываемого. Это не только сократило время работы, это, возможно, спасло всю затею. Ведь чудовище, судя по некоторым признакам, попалось из не самых простых. Такие монстры способны себя восстанавливать даже после того, что устраивает Март. Поиски трофеев могли затянуться до момента, когда тварь восстанет.

И это всё – охота накрылась медной посудой.

Март, Киска и Читер… они были сбалансированной командой. Март убивал, Киска искала добро, Читер повышал шансы выпадения ценных трофеев.

От услуг поисковика теперь придётся отказаться. Но это не ослабит команду, потому как обязанности предательницы сможет выполнять Читер. Задаст в подсветку требуемые трофеи, активирует «Вспышку» и разглядит, где находится искомое.

Другого применения этому умению пока что не видел. Нет он, конечно, понимает, что с его помощью способен много чего разглядеть, из того, что на глаза просто так не попадается. Но радиус подсветки невелик, а это очень скверно. Плюс, в предложенном Системой списке чертовски манили куда более вкусные лакомства, от которых пришлось отказаться ради «Вспышки».

Ну да, может лично Читеру толку от такого умения немного, но жалеть не о чем. Для команды – ценнейшее приобретение.

Да и как знать. Ведь он пока что приобретение ни разу не опробовал. Глядишь, практика покажет, что он не учитывает неочевидные полезные свойства «Вспышки».

Разобравшись с умениями, взялся за геройское достижение. За него насыпано плюшек и начислено два бонуса. Помня о первом опыте, Читер, поначалу, загнул требования до небес, запросив девять целых и пятьдесят сотых к свободному распределению коэффициентов и утроение эффективности всех умений. Система едва не зависла от столь наглейшей наглости и начала призывать «урезать осётра».

В итоге получилось не совсем то, что пытался выбить, но всё равно неплохо. По двадцать сотых к коэффициентам Скрытности, Наблюдательности и Реакции, а дополнительное свойство «Раскола» увеличилось на два миллиметра. Теперь пуля гарантированно, будто в тёплое масло, должна на сантиметр входить в любую поверхность, после чего, собственно, начинало рассчитываться обычное попадание в сочетании с основным действием умения.

Разница с восьмью, увы, невелика, но это лучшее, что получилось выклянчить.

Но, самое главное, что понравилось на втором уровне героизма – это не бонусы, а всякие мелкие плюшки. По мнению Системы, мелкие, а вот по меркам игроков – бомбы. Например – дополнительная возможность привязки к новому региону. Не пришлось год дожидаться, или тратить золотую жемчужину. И мало того, когда Читер забрался в меню привязки, он обнаружил, что сможет «сменить прописку» дважды. Оказывается, за рекордно скоростное прохождение двух границ автоматически добавили такой бонус, не упоминая об этом в основном логе свершения. Неудивительно, что сразу его не заметил.

Да уж, надо почаще проверять все закоулки интерфейса. Вдруг Система повесит бонус вроде полного возврата памяти, а Читер об этом даже не заподозрит, пока не возьмет очередной уровень героизма, или что-то в этом роде.

Двойная возможность сменить регион – дорого стоит. Теперь он, даже если погибнет, воскреснет здесь, а не на шаг дальше от цели. И пройдя в следующий регион, израсходует последний бонус, привязавшись к месту, где обитает Няша. За такое дорого можно заплатить, а досталось бесплатно.

Странно, что у Ромео, при всех его возможностях, не нашлось такой лазейки. Или он не очень серьёзно занимался поисками возможности смены региона, или Читеру сказочно повезло на подарки.

Ну да. Ему ведь часто везёт.

Ладно, как бы там не было, теперь одной проблемой меньше. Удачно получилось. Единственное, что надо помнить, – Читеру теперь нельзя терять второй уровень человечности. Новая «прописка» завязана именно на него. Если наделает нехороших дел, она слетит сразу, со всеми вытекающими последствиями.

Бонусы на Расколе и коэффициентах, вроде как, должны сохраниться, но это утешает слабо.

Значит, придётся быть пай-мальчиком.

Ладно, с геройством покончено. Остаётся принять остаток выделенных на себя трофеев, что займёт ещё немало времени. Из заражённых ничего не осталось, Читер сегодня добил последние звёзды, горошин и прочего давно уже нет. Теперь надо закончить только с тем, что добыл из неназываемого.

А там – дела непростые. Если с некоторыми трофеями всё получается быстро, другие требуют долгого ожидания. Инвентарь и склад получается увеличивать не чаще, чем один раз в пять суток. И это очень досадно, потому как у Читера на руках скопилась гора предметов, которые могут хорошенько прибавить количество защищённых ячеек, что позволит спрятать немало добра. Однако, процесс растянется на столь длительный срок, что он здесь гораздо раньше умрёт от голода и обезвоживания.

А что если попробовать поискать еду при помощи нового умения? Активация всего лишь одиннадцать единичек маны отнимает – это мелочи.

Сказано-сделано. Читер попробовал. Сначала в обычном режиме, задействовав поиск живых объектов. Затем активировал подсветку всего, что отличается от фона.

В обеих случаях открыл много нового.

Оказывается, ящериц в округе не так мало, как ему показалось. Мерцающая волна, расходясь во все стороны, будто оболочка надуваемого мыльного пузыря, всё вокруг делала полупрозрачным, заставляя заметно светиться углы и рёбра, образуемые стенами, проломы в постройках, очёрчивала очертания камней и засохших кактусов. Но всё это считалось фоном и затем проявлялось еле видно и в чёрно-белых тонах. Будто скелет трёхмерного изображения, на который ещё не навесили мелкие детали, но всё остальное, пусть и схематично, смонтировали.

Зато хвостатые ящерицы переливались всеми красками, и потому резко бросались в глаза цветными росчерками на фоне сплошной серости. Как и многочисленные красноватые точки по всем развалинам. Судя по деталям, которые можно разглядеть у ближайших, – это скорпионы.

Крупная змея, свернувшаяся в норе меж камней, устроенной за пару десятков метров, выглядела, как горящий резиновый шланг. Она заставила Читера напрячься, ведь он даже не подозревал об опасном соседстве.

Но тут же расслабился.

Ну да, рептилий ему бояться не стоит. Наоборот – радоваться надо. Сырое змеиное мясо – далеко не пища богов, но лучше такая еда, чем никакой.

Да уж, умение полезнее, чем поначалу казалось. Всего лишь за минуту получилось столько открытий совершить. Удивительное дело, пару суток здесь провёл и получается, почти ничего не видел.

На втором применении активировал подсветку объектов, выбивающихся из фона. И в ту же секунду всего лишь в пятнадцати шагах загорелось всеми цветами то, что Читер ожидал здесь увидеть меньше всего.

Да уж… неожиданно. Новое умение на порядки полезнее, чем казалось.

Вот и верь после этого системным описаниям.

Глава 6 Жизнь девятая. Полный рюкзак счастья

Проектировал эту крепость, должно быть и правда осьминог сухопутный, потому как человеку в некоторых местах очень уж некомфортно передвигаться. То конечностей не хватает, то извернуться не получается. Чтобы добраться до нужного уголка, Читеру пришлось шесть раз активировать Вспышку. Он ещё не свыкся с новым умением и потому не получалось сходу врубаться в мерцающее переплетение туманных линий, которое просвечивалось несколько десятков секунд после угасания волны умения. Надо тренироваться и тренироваться, ведь Дух Стикса – важнейший для него ресурс, нельзя расходовать его попусту. Чуть ли не всё, что получает за счёт бонусов на шкалы и дополнительные характеристики, старается вливать в его увеличение, но всё равно не хватает.

Разобравшись, наконец, как пробраться через лабиринт, некоторое время полз на карачках, подпирая спиной каменную плиту. Может раньше существовал альтернативный путь, но сейчас руины оставляли единственный вариант передвижения.

И этот вариант удобным не назовёшь. Людям с боязнью замкнутого пространства здесь вообще ловить нечего, а остальным придётся проявлять чудеса изворотливости.

Но это ещё цветочки, самые ягодки поджидали в конце прохода.

Упёршись в тупик, Читер перевернулся на спину и уставился вверх. Туда уводил слегка наклонённый узкий колодец, причудливо закручивающийся, будто штопор прямоугольного сечения.

Делать нечего, пришлось кое-как вывинчивать себя из горизонтального положения в почти вертикальное. То, что свободного места здесь маловато, а телосложением природа Читера не обделила, значительно усложняло ситуацию. Спасибо, что угол подъёма не слишком крутой, а каменная поверхность неровная и сухая, по такой нечаянно соскользнуть не получится.

И очень сильно напрягало то, что приходится постоянно шипеть от боли, соприкасаясь обожжёнными местами с острыми выпуклостями.


Внимание! Опасность! Сработала способность Миноискатель!


Красная надпись вспыхнула перед глазами в тот миг, когда Читер добрался до верёвки, тянувшейся куда-то наверх. Она прямо-таки напрашивалась ухватиться за неё, что должно значительно облегчить восхождение. Ну да он бы и в былые времена не факт, что схватился за столь провокационную возможность, а уж после такого предупреждения едва руки не отдёрнул, чтобы случайно не задеть.

Уставился вверх, активировав «Вспышку». Так и есть, она подсветила гранату, ранее хитро терявшуюся в переплетении несущих конструкций. Читер и до этого замечал, что там отсвечивает что-то необычное, но выглядело это почти как рядовой отблеск от скорпиона. Лишь сейчас, с правильного ракурса и близкого расстояния, понял, насколько сильно заблуждался.

Да уж, умение полезное, но опыта не хватает. Многое остаётся за кадром, глаз ещё не намётан.

Если верёвка натянется, граната должна остаться без чеки, после чего скатится в колодец. Простенькая и действенная ловушка, ведь деваться здесь некуда, а быстро не выскочишь. Качественно осколками обработает.

Значит, новое умение и правда не обмануло. Оказывается, с лаврами первооткрывателя развалин Читер несколько поторопился. Сама собой граната здесь появиться не могла, её кто-то принёс.

Как и всё прочее.

Пришлось пробираться дальше с куда меньшей скоростью, выверяя каждое движение. Очень уж не хотелось задевать опасную верёвку. Простенькая растяжка, вроде как, от этого не должна сработать, но проверять это предположение не хочется.

Ухватившись, наконец, за край колодца, Читер забрался в крохотное помещение с косыми стенами, скудно освещённое лучами солнца, пробивавшимися через тонкую щель между разошедшимися каменными блоками.

Первым делом занялся ловушкой. Очень уж некомфортно находиться рядом с оборонительной ручной гранатой, к кольцу которой привязана не сказать, что невесомая верёвка.

Осмотрев сюрприз, оставленный неизвестными посетителями крепости, Читер убедился, что всё устроено просто, без подвохов. Это явно не дело рук великих знатоков сапёрного дела. И пары минут не прошло, как его боезапас пополнился увесистой гранатой с ребристым корпусом.

Затем подошла очередь того, из-за чего, собственно, Читер здесь оказался. Именно этот предмет засверкал всеми красками после активации Вспышки с изменившимися настройками умения.

Да уж. Он тогда очень удивился, увидев, что на высоте не меньше десятка метров, среди просвеченных магией Континента стен, болтается обычный с виду рюкзак.

При ближайшем рассмотрении он оказался таким же. Далеко не самый большой туристический рюкзак неброской расцветки. Такие можно без труда найти в опустошённых заражением городах, поэтому они часто используются игроками.

Хвататься за находку Читер не стал. Не пожалел дважды активировать Вспышку в разных режимах, убедившись, что ни гранаты, ни хотя бы патроны ему здесь не угрожают.

По причине их отсутствия.

Зато подсвечивалось много чего другого. Зарывшись, наконец, в содержимое рюкзака, Читер едва не зарычал от одновременного приступа жадности и радости.

Еда! Много еды!

Вода! Много воды!

Да уж, давненько на него не сваливалось столько счастья.

Армейские пайки, банки качественной тушёнки и рыбных консервов, галеты и плитки шоколада, не расплавившегося в прохладе почти изолированного от жара пустыни помещения. Пластиковые бутылки с водой оказалась незапечатанными. Сделав пробный глоток, Читер понял, что её слегка подсолили и добавили сок лимона. Скорее всего – насыпали чуть обычной соли, ну а сок – для улучшения вкуса. Для тех, кто отправляются в жаркие места – нормальный вариант.

Ничего кроме гранаты, верёвки с ней и рюкзака подвешенного на причудливом выступе стены, коих так много в странной крепости, Читер в крохотном помещении не обнаружил. Так как делать здесь больше нечего, решил поскорее спуститься вниз.

Нет, он не страдает клаустрофобией. Просто не хотелось торчать в тупике, из которого невозможно быстро выбраться.

Забившись, наконец, в своё убежище, позволил себе насладиться жизнью по полной.

Всего лишь пятнадцать минут назад Читер предвкушал, как устроит ящерицам массовый геноцид. Да и до змеи обязательно доберётся. Он, конечно, ничего против неё не имеет, но это мясо, в котором остро нуждается.

Но теперь можно забыть о пресмыкающихся. И проблема с водой на время отступила. В рюкзаке нашлись четыре двухлитровые бутылки, заполненные под горлышко. С учётом того, что выдаёт конденсаторная установка на засыпанном колодце, этого хватит спокойно продержаться несколько дней.

Теперь, с таким прекрасным питанием, Читер быстро избавится от последствий ожогов. Хоть эффект ускоренной регенерации уже сошёл на нет, но организм игрока и без такого пинка способен на многое. Основные повреждения уже залечились, сейчас надо лишь восстановиться. А это подразумевает покой и сытное питание.

Наевшись и напившись, немедленно начал клевать носом. Ничего удивительного, тело, получив столько всего прекрасного, хочет разобраться с подарками в спокойной обстановке.

Но тут Читер встрепенулся и настороженно уставился в сторону прохода. Нет, он ничего подозрительного не услышал, просто призадумался над очевиднейшим вопросом: кто притащил сюда рюкзак, и не собирается ли этот кто-то вернуться за ним в ближайшее время?

Кластер здесь непонятный. Это может быть и стандарт, и стаб. Из описания не определить, какой именно. Такое случается редко, но не сказать, что случай совсем уникальный. Система иногда любит возле черноты загадки устраивать, вот и здесь постаралась. Но что так, что эдак речь идёт о серости. А это непростая территория. И дело не только в том, что она считается крайне опасной. Да, риск повышенный, однако, в такие места народ тянется со страшной силой.

Всё потому, что многие хотят по быстрому разбогатеть. Набрать побольше нодия, а то и с десяток-другой модификаторов отыскать. А если повезёт, среди руин можно найти оружие бывших. Вроде бы, встречаются и другие ценные предметы, не относящиеся к вооружению, но Читер об этом слышал краем уха, на уровне баек. Но если это правда, то стоят они тоже немало. Везунчики, случается, притаскивают из серости целые состояния.

Похоже, его занесло в развалины, которые считаются перспективными объектами. Где, как не здесь, искать вещи бывших? Ведь бывшие – это явно что-то относящееся к древним временам, а руины уж точно не вчера появились.

Игрок, или группа игроков, устроили в укромном уголке склад продовольствия и воды. Однако, заниматься раскопками в крепости не стали, вместо этого подались неизвестно куда. С точки зрения Читера – не самое рациональное поведение. Ну да откуда ему знать, чем именно они руководствовались. Может это место у поисковиков считается бесперспективным, но зато подходящим для устройства тайников.

В общем, понятно, что ничего не понятно. Владельцы рюкзака могут пропасть навсегда, или вернуться в любую минуту. В последнем варианте их вряд ли обрадует то, что кто-то приобщился к припасам, которые они припрятали для себя.

И что же теперь делать? Сбежать в пустыню? Но она здесь совсем уж открытая, передвигаться по ней в разгар дня – повышенный риск. Тут даже в кромешной тьме лучше не высовываться, не набросив на себя Хамелеон. Да и смысл? Только-только в себя приходить начал, ему сейчас нагрузки противопоказаны. Нет сил на новые приключения.

Нет, Читер не станет срываться с места. Он, для начала, поспит часа два, а может и три. Пусть организм подлатает себя в состоянии покоя, ведь это наиболее эффективный способ восстановления. Заодно и полуденный зной пойдёт на спад.

А дальше Читеру придётся немного поработать. Он осмотрит крепость тщательно, просветит все её уголки при помощи Вспышки. И подходы к ней тоже не пропустит. Глядишь, и получится узнать ещё что-нибудь новенькое. В том числе, – прояснить судьбу тех людей, которые оставили здесь рюкзак.

Сам рюкзак с виду, как новенький, но успел изрядно запылиться. Непохоже, что провисел на стене считанные дни. Пристальный взгляд информации по срокам не дал. Месяц пршёл? Два? Трудно точно сказать по внешнему виду вещи, находившейся в почти запертом помещении.

А вот если получится найти другие следы, уже снаружи, глядишь, удастся определить, сколько времени миновало с того момента, когда здесь побывали люди.

Если и правда месяц-два, их можно сбрасывать со счёта. Никто не вернётся за припасами, ведь столько в серости не живут. Хозяева рюкзака давно погибли и воскреснув, решили, что копеечные припасы не стоят того, чтобы возвращаться за ними в столь опасные края.

Голова жёстко перекрыла поток мыслей, настойчиво приказывая немедленно отправляться спать. И Читер не нашёл в себе сил отказаться.

Два-три часа. Не больше.

Ему надо.

Глава 7 Жизнь девятая. Подземные тайны

Проклятье! Какие два-три часа! Да он почти до заката продрых! Солнце уже собралось спрятаться за горизонт, когда Читер, наконец, выбрался наружу.

Да уж, совсем организм разболтался. На будущее придётся запомнить, что биологическим часам доверять не стоит. Если боишься потратить лишнее время на сон, не забывай про системный таймер.

Ну да ладно, зато самочувствие почти прекрасное. Полноценный отдых и хорошее питание – лучшее лекарство для игроков.

Поглядел на светило, прикинул, что около часа относительно светлого времени суток у него есть. Ну а дальше останется лишь кошачье зрение и то, что показывает Вспышка.

Кстати, сон не только позволил впервые за всё время ощутить себя, если не здоровым человеком, то хотя бы не полной развалиной. Пока игрок храпит, это благотворно влияет на некоторые его шкалы. В частности, скорость восстановления маны увеличивается приблизительно в два раза. При бодрствовании она регенерирует на двенадцать целых и шесть десятых единицы в час, и этого хватает всего лишь один раз применить Вспышку, или зарядить Раскол по минимуму. Учитывая, что Читер никак не наиграется с новыми приобретениями, ему полагается чуть ли не полные сутки пребывать в горизонтальном положении.

Ну да, энергии умениям не хватает, хотя шкала Духа Стикса уже до четыреста тринадцати единиц выросла. Читер сейчас вливает в неё всё, что в руки попадает. Но если опустошить запас полностью и не спать, двадцати четырёх часов не хватит, чтобы восстановить его полностью. Разве что удовольствие при этом будет пребывать на максимуме, давая приличный бонус к регенерации. Однако, держать его на таком уровне в полевых условиях – не самая простая задача. Вон, даже хорошо поев, попив и выспавшись почти её не приподнял. А ведь чем дальше, тем неохотнее она будет ползти вверх.

Самая капризная шкала.

Не очень-то доверяя ночному зрению, решил как можно больше выведать до полной темноты. И начал с изучения подходов к крепости.

Для начала активировал Хамелеон. Читер понятия не имел, как при задействованном умении смотрится со стороны, но обоснованно предполагал, что если не спешить и не делать резких движений, маскировка неплохо прикрывает даже при перемещениях. Единственное, что напрягало – нескончаемая утечка маны. На активацию уходят пятьдесят единиц, и каждую минуту минус один. Причём, это даже чуть гуманнее, чем должно следовать из описания. Читер ведь поднял Ментальную силу до девяноста, значит, на старте должны снимать шестьдесят. Но, так как дальнейшее увеличение характеристики не снижает расход на поддержание, Система смилостивилась до того, что перестала наращивать начальные затраты. Странно, конечно, что в описании об этом ни слова нет, ну да это ведь Континент, тут много чего замалчивается.

Радоваться надо, что десятку маны получается сберечь.

Прокручивая в голове все эти расчёты, Читер неспешно наворачивал круги вокруг крепости и, всё больше и больше от неё отдаляясь. Время от времени останавливался, активировал Вспышку и наблюдал, что проявляется под ёё действием. Пока что он ещё не приловчился интерпретировать все картинки, загорающиеся после применения умения. Но уже не таращился на них безумным взглядом, как поначалу и быстро выхватывал интересное из фона, даже если оно не сильно выделялось.

Со временем натренируется, свыкнется и станет мгновенно понимать почти всё, что высвечивает «рентгеновское зрение». Уже сейчас сходу распознаёт большинство объектов. Вон, даже сумел установить, что мерцающий многослойный пирог под ногами – это напластование коренных горных пород, прикрытых песком и развалами камней. Там, где они восстают, пустынный покров прорывают скальные выходы. В этих краях они многочисленные, но невысокие, вот потому местность чересчур открытая.

Первый след недавнего пребывания людей Читер обнаружил спустя пятнадцать минут поисков. Без Вспышки он бы ни за что его не заметил.

Снова помог режим подсветки объектов, резко отличающихся от фона. Увидев яркую точку, подошёл, присел, поковырял пальцем смешанный с пылью и мелкими камешками песок, вытащил из него непонятный плоский цилиндр, чуть расчистил находку.

Всего лишь пробка от пластиковой бутылки. Обычный мусор, такого на обитаемых кластерах полно. Но здесь, на серо-чёрной территории, пробки с неба падать не должны. Её принесли люди. И судя по виду находки, это случилось давненько. Если это те самые игроки, которые оставили рюкзак, шансы на то, что они за своим добром не вернутся, значительно повысились.

Читер начал осматривать местность, примыкающую к месту, на котором высветил пробку. Нашёл ещё несколько следов человеческой деятельности, после чего, уже в темноте, наткнулся на целый Клондайк. Причём, вывело к нему не умение, а сумеречное зрение.

Один из развалов камней показался странным. Тени там странно ложились, как-то ненатурально. Значительно отличались от схожих объектов. Причём, в дневном свете это совершенно не бросалось в глаза, а вот мрак сразу подсказал, – там что-то нечисто.

Похоже, Читер только что раскрыл один из великих кошачьих секретов. То-то они посматривают на мир с таким загадочным видом. Неудивительно, если домашние любимцы и правда подмечают то, что человек в самый ясный полдень заметить не способен.

Больше всего это походило на воронку от крупнокалиберного снаряда, которую качественно замаскировали. Она даже с высшей точки крепости, в ясный полдень, не бросалась в глаза. А ведь ямища солидная.

Снаряды из дальнобойной артиллерии можно выпускать двумя способами. В первом они срабатывают, едва коснутся поверхности, во втором – чуть позже. Задержки достаточно, чтобы глубоко зарыться в податливый грунт, а уже там шарахнуть, разбросав во все стороны кубометры земли и камней.

Вот здесь именно такой случай – круглая яма, но только извлечённое из неё содержимое рассыпали по округе таким образом, чтобы в глаза не бросалось. Плюс, по краям хитро понаставили угловатых глыб, причудливо ломая очертания «воронки». Вот потому, рассматривая округу с высоты древних руин, Читер ничего не понял.

Несмотря на то, что в яме и вокруг неё были разбросаны сотни гильз, это явно не окоп. Копали не с целью повоевать, просто так сложились обстоятельства, что кому-то пришлось занимать оборону именно здесь.

Присев, Читер поднял одну из гильз, повертел перед глазами. Автоматная, семь и шестьдесят две, натовская. Популярный у игроков боеприпас, но ничем не выдающийся. Даже не сильно развитые заражённые против таких легко держатся.

Второй тип гильз поинтереснее. Тот же калибр, но винтовочная, и уже российская. Из хорошего ствола, да с правильной пулей, такой способен натворить куда больше бед. Судя по изобилию, работали не из винтовки, и даже не из пары винтовок. Да и Читер не припомнил винтовок, боепитание которых осуществляется при помощи длиннющих лент, заряжаемых в коробы. Вон, валяются голубчики, там и сям. Похоже, что пулемёт туда-сюда перемещали, обрабатывая накатывающих с разных сторон противников. Патроны не жалели, но обороняющих это не спасло.

Вон обрывки одежды виднеются, вон разодранный кем-то сильным и страшным бронежилет. Хозяева вещей пережить такое никак не могли. Разве что разделись перед этим вандализмом и отстоялись в сторонке. Однако, в такое даже полный придурок не поверит.

Значит, слились они. Скорее всего, все до единого слились.

Но ни одной косточки не видать, даже самой мелкой, или хотя бы фрагмента. Следовательно, здесь не цифры отстреливались, только что на Континент попавшие, и не боты, или атомиты. Какие-то игроки проиграли бой, а их тела давно рассыпались на чёрный песок, так похожий на дроблёный антрацит мёртвых кластеров.

Хотя, почему бы не проверить поточнее. Вдруг останки занесло песком и пылью пустыни. Маловероятно, конечно, ведь гильз на поверхности хватает, их не прикопало. Но почему бы не испытать Вспышку лишний раз. Умение слишком сложное в обращении, надо тренироваться при любой возможности, дабы приноровиться.

Странно, но высветилось именно то, что Читер «заказал». Здесь и правда есть кости. Множество костей. Только они не разбросаны, а собраны в скелеты. И скелеты эти находятся на глубинах до четырёх метров, да ещё и в стоячем положении. Их не меньше трёх десятков, и судя по всему, покоятся они здесь давненько.

Эти останки не имеют отношения к бою, который здесь случился. Под ногами простирается настоящее кладбище. Причём – не человеческое. Антропоморфные существа с гипертрофированным плечевым поясом и укороченными задними конечностями, выгибающимися в обратную сторону. Это явно не заражённые, те выглядят совершенно не так. Иной биологический вид.

Разумные серые твари? Может и так. Читер в таких тварях совершенно не разбирался, ему ведь даже видеть их не доводилось. Единственная гончая – это что-то вроде стадного животного, она не в счёт.

Теперь понятно, почему яма вырыта именно в этом месте. И зачем же игроки раскапывали кладбище? Известно зачем – грабили могилы, на предмет ценностей, захороненных вместе с владельцами.

Читер ещё раз активировал Вспышку и торопливо изучил постепенно меркнущие подземные объекты, выбивающиеся из фона. Жилы, пронизывающие скальные пласты, неглубокие норки ящериц, вертикально погребённые скелеты. И ничего больше, там нет ни малейшего намёка на то, ради чего имеет смысл махать лопатами и кирками, рискуя жизнями.

Да ещё и по жаре, которая даже ночью не очень-то спадает.

Но что это вон там мелькнуло? На пределе поля зрения вспыхнуло и тут же погасло. Пожалуй, надо сместиться и активировать умение с другой точки.

Вспышку Читеру пришлось применять четыре раза, прежде чем до него дошло, что кладбище устроено непросто. Могилы чётко сгруппированы по трём секторам огромной окружности диаметром под полторы сотни метров. Там, где велись раскопки – только один участок. С высоты птичьего полёта такая планировка должна походить на исполинский знак радиационной опасности.

Нетрудно предположить, что в центре окружности может располагаться самое интересное. И Читер, разумеется, решил это предположение проверить.

Да, так и оказалось. Чётко между лепестками «трилистника» просвечивалась всем могилам могила. Наверное, такую следует называть склепом, или даже мавзолеем. Сложенное из громадных камней помещение изломанной формы, как и вся здешняя архитектура. Внутри свободное пространство, по краям которого неравномерно располагаются вертикальные усыпальницы со скелетами, а по центру возвышается что-то вроде стола в форме ромба, или алтаря. Слишком всё нечеловеческое, трудно подбирать аналоги, подходящие под такие описания.

Грабители могил обмишурились. Копать им следовало именно здесь, потому как на «столе» просматривалось что-то интересное. Миниатюрный объект, отсвечивающий ни разу до этого не виданными красками. Бешеная пляска оттенков, на небольшом предмете, это сразу бросилось в глаза.

Но этим интересности подземелья не ограничивались. У одного из скелетов на шее болталось что-то почти столь же интересно сверкающее; у второго возле ноги пристроилось непонятное; у другого призывно-блестящее нечто располагалось за спиной. Детали разглядеть не получается, слишком глубоко располагается погребение. Метров пятнадцать – не меньше. Самое глубокое захоронение на кладбище.

Неподалёку, в усеянной гильзами яме, остались две лопаты, кирка и лом. Но при мысли о том, что придётся бить шурф на пятнадцать метров через каменный монолит, Читеру резко подурнело. Он слишком слаб и ни разу не шахтёр, а это, между прочим, высота пятиэтажного дома.

Однако, не всё потеряно. Вспышка – прекрасное умение, раскрывающее свои неочевидные особенности всё больше и больше. Изучая гробницу, Читер почти сразу выяснил, что покойники в неё попадали не сверху. Там нетронутая скала, в ней нет ни намёка на засыпанный колодец.

Проход был не вертикальным, а горизонтальным и располагался в глубине, на уровне погребения. Его проложили в монолитной породе, и уходил он в сторону крепости. Читер пошёл над ним, через каждые полсотни шагов активируя Вспышку. Перевёл немало маны, зато установил, что галерея, постепенно поднимаясь, выходит, вот уж чудо, в том самом заглублённом ниже уровня земли помещении, в котором он ел, спал и пил последние два дня.

Получается, обитал на выходе из подземного кладбища.

Мрачновато.

Читер сходил к колодцу и забрал воду, собравшуюся в обрезанной бутылке за вторую половину дня. Вернулся в своё логово, раскрыл банку тушёнки, принялся наворачивать пластиковой ложечкой – других столовых приборов у него не было.

Тщательно пережёвывая каждый кусочек, он размышлял над очевидным вопросом.

Что же ему делать со вторым сегодняшним открытием?

По хорошему, можно вообще не париться по этому поводу. У Читера на руках столько всяких сокровищ, что он похож на сейф от денежного хранилища преуспевающего банка, к которому приделали ноги, руки и не самую умную голову. Вот зачем ему встревать в новую авантюру, которая, в случае удачи, сулит ценные находки?

Разве что лишний раз доказать, что голову к сейфу приделали неудачно. Очень уж у неё всё плохо с интеллектом.

Но, с другой стороны, что он теряет? И где здесь риск? В том, что придётся немного помахать лопатой?

Да на территории крепости, разве что, костры опасно разводить, потому как дым могут издали почуять, или заметить. Но это так, в теории, потому что дров нет.

И достать их негде.

А вот земляные работы проводить – запросто. Эти неведомые игроки, возможно, подставились лишь из-за того, что проводили раскопки на открытом месте. Попались кому-то на глаза, несмотря на принятые меры предосторожности. Узкая маскировочная сеть, остатки которой Читер притащил от ямы, очевидно, не так уж сильно прикрывала, как им казалось.

Ему же выходить за стены вообще не придётся. Вспышка показывает, что до прохода придётся метра три прокопать. Там он тоже засыпанный, но не до самого свода. Читер кое-как проползёт чуть дальше, до чистой части галереи. Если принести инструменты от ямы, должен управиться за день. Силёнок заметно прибавилось, а если ночь проспит, прибавится ещё больше, за счёт резко улучшившейся кормёжки.

В общем, можно считать, что риска нет. И ничего он на этом не потеряет. Читер ведь всё равно собирался сидеть в крепости, пока окончательно не поправится, или не дождётся Марта. Так почему бы не баклуши бить, а полезным делом заняться.

То, что ему сокровища уже девать некуда, вовсе не означает, что они не нужны. Человек – существо ненасытное.

Придётся копать.

Глава 8 Жизнь девятая. Грабитель могил

Поначалу дело продвигалось туго. Хорошо, что Читер догадался перевязать ладони, иначе мог быстро остаться без новой кожи. Слишком уж она нежная, почти младенческая, тяжкий труд ей противопоказан.

А работа выдалась как раз тяжкой. К лопате, поначалу, почти не притрагивался. То ломом долбил, то киркой. Складывалось впечатление, что никакой это не обвал обветшалых перекрытий, а рукотворное заграждение, устроенное с целью надёжного сокрытия входа в подземелье. Очень уж хитро навалены большие камни, переплетаясь своими причудливыми выступами и вырезами чуть ли не в монолитную преграду. Очень похоже, что здесь не природный хаос, здесь тоже чужая архитектура поработала. Неведомые строители мастерски обращались с глыбами самых необычных форм. Эдакий «Лего» устроили, или «Тетрис» повышенной сложности, через который ох как непросто пробиваться вручную.

Часа два угробил, и на полметра не продвинувшись. Лишь преодолев первые слои камней, наконец-то всерьёз взялся за лопату. Дальше лому вообще не находилось работы, лишь за кирку приходилось хвататься время от времени. Слежавшийся песок и мелкий щебень разрыхлялись прекрасно, только успевай отбрасывать. Дважды раскоп пришлось расширять, не угадал с начальными габаритами. Но это уже не приводило к серьёзным задержкам.

Вымотавшись и всё же заработав кровавые мозоли, Читер к полудню пробился до открытого пространства. Дальше около часа потратил на ещё одно расширение прохода и укрепление его узкой части подходящими по форме и размерам камнями.

Подошло время нового этапа.

Как и предполагалось, поначалу пришлось ползти. Не сказать, что червяком извивался, но очень уж тесновато. Утешало, что свод здесь выглядел столь надёжно, что нет сомнений, – такой ещё не одну тысячу лет продержится. Скорые обвалы ему явно не угрожают. Это ещё больше укрепило во мнении, что вход засыпан не природой, а теми, кто позаботились о неприкосновенности гробницы.

Кошачье зрение в кромешном мраке не помогало, Читер различал лишь смутные очертания стен галереи. Это никуда не годилось, не хватало ещё новые травмы заработать. Пришлось доставать фонарик. Безбоязненно сорвал с него накрученный скотч, ведь здесь не надо опасаться враждебных взглядов, и пошёл дальше, подсвечивая под ноги и по сторонам.

Ничего интересного за весь путь не встретил. Под землёй, несмотря на бесспорно солидный возраст сооружения, даже ни единого камня из свода не вывалилось. Древние строители поработали на совесть, хотя с первого взгляда так не скажешь. А всё потому, что виновата необычная архитектура. Причудливо вывернутое сечение казалось неустойчивым из-за чрезмерной усложнённости. Будто передвигаешься внутри неравномерно изогнутой трубы, небрежно ввинченной в скальный грунт. Чересчур странно, оттого всё кажется недолговечным и хрупким.


Внимание! Опасность! Сработала способность Миноискатель!


Надпись выскочила, когда Читер добрался до погребальной камеры. Остановившись, присел, уставившись на пустой дверной проём. Его ничто не прикрывало, достаточно сделать несколько шагов, и окажешься среди вертикальных могил. Но способность, предупредив надписью, подсвечивала красноватыми искорками несколько камней.

Читер так и не понял, что с ними не так, хотя рассматривал их с разных ракурсов несколько минут. Похоже, это или какие-то странные камни, или вообще не камни. Но что именно – не понять. Даже Вспышка ничего не прояснила.

Несложно догадаться, что наступать на них нежелательно, но вот по какой причине – неизвестно.

Перешагнул через опасное место не спеша, при этом удивляясь тому, что новая способность вот уже второй раз за сутки срабатывает. А ведь до этого не помнится, чтобы сталкивался с минами и ловушками.

Может Система специально это делает? Показывает значимость своего подарка? Но зачем ей это?

Нет, это уже паранойя какая-то. Всего лишь совпадение, а не что-то невероятное. Да и где же ещё можно повстречать ловушки, если не в древних гробницах?

Радоваться надо, а не напрягаться. Раз здесь о мерах безопасности позаботились, значит, есть шанс, что пытались защитить что-то ценное.

Сама гробница выглядела странно. В том смысле, что, по земным меркам, нормально: стены вертикальные, свод арочный, симметричный. Но, на фоне всей прочей здешней архитектуры, эта нормальность смотрелась как раз ненормально.

Первым делом Читер занялся столом. Точнее, единственным предметом, что на нём лежал.

Вот только непонятно, можно ли это вообще называть предметом. Сгусток почти непроглядного дыма неправильной формы. Эта «туманная амёба» висела в паре сантиметров над каменной поверхностью, не расползаясь в стороны, не падая и не поднимаясь. Полная неподвижность. Именно её Читер заметил в первую очередь, когда, находясь наверху, впервые просканировал недра Вспышкой. Этот объект настолько кардинально отличался от фона, что Система его подсвечивала на полную мощность.

Визуальный осмотр показал, что это нечто совершенно неописуемое.

Пристальный взгляд дал больше информации.


Сущность мастерства. Нематериальное произведение, созданное слепыми мудрецами народа шгра`кзцу из последнего выдоха великого мастера стали Скмацсатуо Ткри. Четырежды победитель великого боя на смерть, что проводится под небесами Тыркци`a между лучшими бойцами всех семи стай народа шгра`кзцу; ненасытный насильник самых толстых самок всех соседей народа шгра`кзц;, доблестный борец с горными грабителями, награбивший в войне с ними великое состояние. Путь, проделанный Скмацсатуо Ткри не должен прерваться. Его мастерство навеки останется с народом шгра`кзцу.

Внимание! Перед вами артефакт инопланетной расы, земли которой временно стали частью Континента. Предполагаемые свойства артефакта: одноразовый (исчезнет после применения); невозможно перенести в другую локацию, но можно использовать на месте находки; вызывает значительное изменение персонажа. Внимание! Артефакты инопланетной расы непредсказуемы. Коэффициенты характеристик вашего персонажа могут измениться не в лучшую сторону. Есть вероятность, что, при удаче, артефакт наделит вас талантом обращения с мечами. Но учтите, что это талант нечеловеческой расы. У мастера Тыркци`a анатомия, моторика и мышление отличны от ваших, это может привести к проблемам при усвоении и закреплении мастерства.


Читеру доводилось слышать историю про то, как один из чертовски удачливых игроков в древних руинах нашёл нечто подобное. Это оказался дар магического кулачного бойца. С его помощью тот счастливчик мог голыми руками валить лотерейщиков, топтунов и даже мелких кусачей. Просто уворачивался от атак и колотил тварей кулаками, вливая при этом в руки порции маны. Броня заражённых не выдерживала, и всё, что располагалось за ней, превращалось в кровавый фарш.

Как и все прочие истории, коих тысячами рассказывают по стабам, не верилось в неё совершенно. Но на ус такое наматывать приходится.

Игроки любят темнить, не выдавая тайны, или искажая их до неузнаваемости. Знание – сила, нечего им раскидываться. Спасибо, что памятки для новичков печатают повсеместно. Но в них лишь всем известные азы, – тот минимум без которого на Континенте и неделю не протянешь. Хочешь узнать больше, – умей слушать, запоминать, анализировать.

Ищи новое, узнавай секреты, задавай правильные вопросы. Не зря именно это советует Система при старте игры и после каждого воскрешения.

Ещё раз прочитав описание, Читер колебаться не стал. Надо брать. Да, предупреждение звучало не слишком вдохновляюще, но тот парень, из подслушанной в баре истории, не испугался.

И в итоге, не пожалел.

Читер не знал, как активировать сущность мастерства. Поэтому поступил наиболее очевидным образом, – прикоснулся к «туманной амёбе» пальцем.

И тут же об этом пожалел.

Из под ног будто табурет выбили. Рухнул всем телом, знатно приложившись о каменную плиту. Даже сгруппироваться не попытался, или руки выставить, потому как жесточайшая судорога скрутила каждую мышцу. Включая ту, которая языком управляет, из-за чего вместо истошного крика вырвался невнятный звук, похожий на те, которые задают некоторые умалишённые.

Ну да. Всё верно. Голос любопытного придурка должен звучать именно так.

Судорога не отпускала. Она то в узел скручивала тело, до треска в суставах (а может и в костях), то выгибала в разные стороны, заставляя упираться в камень лбом и пальцами ног, или затылком и пятками. К тому же долго скучать в одном положении не позволяла. То корежила, в штопор закручивая, то отпускала, из-за чего Читеру приходилось биться о твёрдое всем, чем только можно.

Дыба средневекового палача – комариный укус в сравнении с тем, что сейчас происходило.

И самое досадное, при высочайшем уровне негативных ощущений Читер оставался в полном сознании. Хотя, сказать, что в ясном – нельзя. Перед глазами проносились картины, которые он видеть не мог. Неестественно-яркий блеск оружейной стали перед глазами; брызги крови, выбиваемые клинком из бугристой, нечеловеческой плоти; летящая голова с далеко выступающими челюстями и единственным огромным глазом над ними; чудовище, напоминающее закованного в латы медведя, разевающее зубастую пасть и размахивающее лапами, одна из которых отрублена наполовину. Города со странными зданиями, чья архитектура напоминала руины крепости; непонятные сооружения, не похожие на развалины, и вообще ни на что не похожие. Вот низвергается водопадом река из раскалённой лавы, а чуть дальше её, под градом стрел, форсирует многотысячное войско. Мягко говоря, жестоко форсирует. Упавшие воины безропотно вытягиваются во всю длину, их загорающиеся тела служат опорами для следующих, которые, в свою очередь, через шаг-другой сами подставляют спины, позволяя продвинуться войску ещё чуть-чуть. Полыхают и живые, и мёртвые, и умирающие. И вся эта масса со скоростью черепахи тянется к противоположному берегу.

И опять сияние скрещивающихся клинков, и снова величественные сооружения, аналогов которых на Земле нет.

Читер увидел много чего диковинного. Почти всё пролетело мимо сознания, ему сейчас не до разглядывания картинок. Лишь отдельные моменты зацепились за память.

Изуверская пытка продолжалась несколько минут, показавшихся часами. А затем отпустила тело в один миг, оставив Читера валяться на холодных камнях растёкшейся медузой.


Внимание! Вы познали мастерство меча от великого мастера стали Скмацсатуо Ткри, достойнейшего воина народа шгра`кзцу. Коэффициенты ваших характеристик были изменены: Физическая сила +0,05; Ловкость +0,1; Скорость +0,05; Выносливость +0,05; Ментальная сила; -0,2 Реакция +0,05. Ваше тело подверглось гуманной трансформации: значительное увеличение подвижности в суставах, гибкости связок и мышечных волокон, интенсивное развитие некоторых отделов мускулатуры, выстраивание оптимизированных нейронных связей. Некоторые изменения при текущей анатомии вашего вида произвести невозможно, поэтому с осторожностью применяйте приёмы, строго заточенные под анатомию народа шгра`кзцу. Помните, что вы можете покалечить или убить сами себя, если попытаетесь применить неприменимое. Приносим извинение за незначительные неудобства процесса изучения мастерства, это, к сожалению, неизбежный момент.

Для оптимизации балансировки мастерства меча от великого мастера стали Скмацсатуо Ткри настоятельно рекомендуется как можно быстрее поднять следующие умения: Ловкость – плюс восемь уровней (прямым поднятием уровня, либо коэффициентом к нему).


Лежа лицом в могильной пыли, щедрым слоем покрывавшей каменный пол гробницы, Читер опустошённо прохрипел:

– Да вы там совсем охренели!..

Ну а что ещё можно сказать на то, что произошедшее назвали «незначительными неудобствами»? Даже заживо сгорая, Читер чувствовал себя заметно лучше, чем в процессе получения мастерства от гуманоида с ногами, вывернутыми в обратную сторону.

Кстати, судя по боли в коленях, которая до сих пор не отпускает, Система попыталась выгнуть их назад. Но, похоже, в этом не преуспела.

Спасибо, что два глаза в один не решила свести, как у той отрубленной головы из видения.

Продолжая сам себя жалеть и проверять, не заработал ли инвалидность в процессе приобщения к познаниям мастера Скмацсатуо Ткри, Читер забрался в характеристики.

Вот ведь чёрт. Система отобрала от Ментальной силы целых две десятых. Да, она неплохо подкинула на пять других характеристик, ровно в полтора раза компенсировав потерянное. Но Читер всё равно ощущал себя ограбленным. Он ведь качал магию игроков не просто так, а рассчитывая получать от умений повышенную отдачу. А тут раз, и ни за что, ни про что такой жирный кусок отгрызли.

И компенсировать потерянное нечем. Разве что запас универсального опыта растрясти и весь свободный слить на прямое повышение уровня Ментальной силы. Однако, это слишком важный резерв, Читер не готов вот так его разбазаривать.

Изучил шкалу Здоровья. До зелёной зоны она не дотягивала совсем чуть-чуть. Похоже, случившееся на ней никак не отразилось.

Это радует. Читер только-только из серьёзных дебаффов выбрался, возвратив персонажу все его возможности. Не хотелось бы свалиться снова.

Итак, пока что можно с уверенностью сказать одно: потеряв две десятых от коэффициента Ментальной силы, Читер, в сумме, получил три десятых к пятёрке других характеристик.

Плюс заработал боль по всему телу, особенно в коленях, и перспективу посещения психиатра, ради получения рецепта таблеток, приём которых позволяет выбросить из памяти неприятные жизненные моменты.

Стал ли он после этой пытки мастером меча – спорный вопрос. Читер попытался представить, как рука сжимает рукоять катаны, готовясь встретить атаку развитого мертвяка. Нарисованная воображением картинка ему не понравилось. Он не ощущал в себе силы выйти победителем из такого боя.

Не, ну если в левой руке будет зажат пистолет с мощными боеприпасами, оснащёнными самыми лучшими бронебойными пулями, – есть варианты. А так, с кривой железякой – без шансов.

Подниматься Читер не торопился. Тело ломит так, будто над ним неделю издевались. Даже думать больно, абсолютно каждой мышце и косточке досталась щедрая порция страданий. Минут десять просидел на пятой точке, оберегая её от новых приключений, пока не решил, что готов продолжать.

Активировав Вспышку, убедился, что поблизости находятся даже не три, а четыре объекта, на которые следует взглянуть. Теперь он мог разглядеть детали и потому не сдержал не очень-то весёлую улыбку.

Мастерство меча подразумевает наличие этого самого меча. Видимо Система понимала, что одно без другого не имеет смысла. Иначе чем ещё можно объяснить то, что именно такое оружие отсвечивало сейчас в пяти шагах от Читера.

Неудивительно, что он решил начать именно с этой могилы.

На могилу, честно говоря, это походило мало. Читеру непривычен сам факт захоронения тела в вертикальном положении, а когда его не в землю помещают, а в трубу – смотрится дико. Можно назвать саркофагом, только не из цельного камня, а из множества булыжников разной формы, как это принято у кладбищенских мастеров неизвестного народа. Они тщательно подогнаны друг к другу и скреплены раствором с наполнителем из мелкого гравия. Благодаря этому, со временем он затвердел и теперь, на вид, почти не отличался от натуральной породы.

Хорошо, что Читер догадался прихватить лом. С топориком против такого монолита делать нечего. Пришлось чуток попотеть, но он справился.

Последний удар, и вот она, разверзнувшаяся пустота, в которой скрыт нечеловеческий прах.


Скелет великого мастера Скмацсатуо Ткри, достойного выходца из народа шгра`кзцу. Всё бренно.


Описание, выданное Системой после применения пристального взгляда, было лаконично и полностью отображало суть. Костяк гуманоида, не рассыпался в труху и даже не сложился в кучку останков. Гробовщики, которые его замуровывали, своё дело знали. Грамотно установленные камни своими выступами поддерживали таз, рёбра, плечи и череп, не позволяя им серьёзно смещаться.

Увы, но рассыпаться скелету всё же пришлось. Хоть Читер и старался не трогать кости, но те, оставаясь без опоры, заваливались, увлекая за собой соседние, связанные с ними ссохшимися сухожилиями. Но иначе никак не достать до низа «трубы», а именно там находилось то, ради чего пришлось заняться вандализмом.


Меч великого мастера Скмацсатуо Ткри, выходца из народа шгра`кзцу. Найден в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Редчайшее оружие бывших. На оружие можно гарантированно установить 6 модификаторов, с шансом 95 % может пройти установка седьмого модификатора, с шансом 80 % вы сможете поставить восьмой. Внимание! Попытка установки девятого модификатора может с высоким шансом привести к потере всех установленных модификаторов и поломке оружия! Открытое свойство: при экипировке даёт прибавку к характеристикам Физическая сила, Ловкость, Скорость, Выносливость, Реакция, повышенная пробивная способность, тончайшая и крепчайшая кромка быстро самозатачивается при незначительных повреждениях режущей поверхности, получить значительные повреждения крайне сложно, с ними меч затачивается медленнее. Скрытые свойства: по желанию владельца возвращается к нему в руку после потери в бою (но не дальше чем приблизительно за 40–70 метров). Внимание! Режим возврата возможен только для привязанного состояния, или если вы потеряли меч не более трёх минут назад. В режиме возврата ваш персонаж получает все усиления от экипировки. Прежний владелец больше не может предъявить на него права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать меч к себе, став его владельцем. После привязки вы сможете дать мечу имя, и оно будет отображаться для всех игроков.


– И это, по вашему, меч?! – не выдержав, воскликнул Читер.

Нет, он не поразительным свойствам удивился, а внешнему виду.

И весу.

Чудовищному весу.

Судя по всему, этот Скмацсатуо Ткри был действительно великим мастером. Нереально великим. Чтобы достать его оружие, не пришлось разламывать полностью каменную трубу, которая скрывала тело. Меч держался на перевязи ниже пояса, покоясь в ножнах из чёрного материала, похожего на кожу, но при этом лишённого даже намёка на швы и нитки. Читер, попытавшись потянуть за ремешок, перекинутый через плечо, почувствовал помеху, не позволяющую вытащить трофей. Поэтому поработал ещё немного, прежде чем осознал – дело вовсе не в том, что мешают выступы камня. Просто предмет, который он пытается достать, непомерно тяжёлый.

Ну а что ещё можно ожидать, если клинок у этого монстра длиной больше метра, шириной с мужскую ладонь, да толщиной чуть ли не в палец. И металл куда плотнее обычной стали: ненормально-голубоватый, неестественный оттенок, и идеально-зеркальная поверхность, не потускневшая за долгие годы, провёденные в могиле.

Да это уже не меч, это деталь зерноуборочного комбайна. И весит этот монстр, если верить ощущениям, минимум сорок пять килограмм. Но изучение подробнейшей информацию выдало совершенно иную цифру – двадцать шесть с копейками. Тело ещё не оправилось от пережитого, потому всё казалось куда тяжелее.

– Да тебя что, из урана выковали? – в сердцах выдал Читер, не слишком успешно попытавшись крутануть меч в ладони.

Вот теперь понятно, почему в открытых свойствах указывалась повышенная пробивная способность. Совершенно лишняя информация. И без неё любой догадается, что таким клинком можно пушку танковую перерубить. Если, конечно, размахнуться, как следует.

Меч выглядит грозно, но, как оружие, он слова доброго не стоит. Пока таким размахнёшься, тебя ножом зарезать пять раз успеют. Ни ударить не позволят, ни парировать не успеешь. Странно, что такую махину получается свободно в ладони крутить. И вес непонятно себя ведёт: то запредельным кажется, то почти комфортным. А ещё бодрости прибавилось резко, хочется прыгать, бегать и крушить.

Такое впечатление, будто лёгкую дозу спека вколол. Бледная тень того, что под этим мощнейшим стимулятором ощущаешь, но ощущения в чём-то схожие.

Почувствовав что-то неладное, Читер, наконец, догадался забраться в характеристики персонажа.

И охнул, не сдержавшись.


Основные характеристики

1.46+0.2=1,66 Физическая сила – 37+15=52

1.49+0.3=1,79 Ловкость – 32+10=42

1.29+0.2=1,49 Скорость – 37+10=47

1.49+0.2=1,69 Выносливость – 33+10=43

1.30 Ментальная сила – 92

Уровень основной: 231/5 = 46, свободных очков – 5880


Дополнительные характеристики

1.39 Наблюдательность 34

1.47 Скрытность 33

1.65+0,25=1.90 Реакция 44+15=59

2.95 Меткость – 42 (+30 уровней бонусная прибавка, не входит в уровень дополнительных характеристик)

2.24+0,1=2,34 Удача – 69+5=74

1.17 Опека Стикса – 63

1.15 Грани Таланта – 34

Уровень дополнительный – 319/7=45, свободных очков – 6633


Опытность – 31 (+62 % опыта к прокачке основных характеристик)


Осторожно опустил тяжеленный меч на каменный стол. Вновь залез в параметры персонажа. Так и есть, все плюсы к коэффициентам характеристик и к их уровням исчезли бесследно. Состояние лёгкой эйфории тоже пропало. Его будто отключили в один миг.

Читер вновь потянулся к рукояти.

Описание не соврало. Едва меч оказывался в ладони, Физическая сила, Ловкость, Скорость, Выносливость, Реакция и Удача очень прилично увеличивались.

Попробовал сделать несколько выпадов и взмахов. Убедился, что оружие стало куда более послушным. Его ненормальный вес не так уж сильно тяготит, если держишь не за ремень от ножен, а за рукоять. Против шустрого противника, конечно, лучше с таким тесачищем не выходить, но вот попробовать изрубить крутого лотерейщика Читер уже готов.

Не удержавшись, заехал по углу стола.

И снес камень наискось. Будто горбушку от буханки черствой отсёк. При этом заточка не пострадала, а на лезвии ни царапинки не осталось – всё такое же идеальное зеркало.

Да уж, впечатляет. Хотя по прежнему непонятно, нужно Читеру такое оружие, или даром не сдалось. Ведь и с учётом прилагающихся бонусов оно чересчур тяжёлое.

Физически крепкий игрок, добравшись до тридцатого уровня Физической силы, способен стрелять из крупнокалиберного пулемёта с рук, даже если тот оснащён не самым гуманным дульным тормозом. На тридцать пятом уровне этой характеристики отдача такого оружия становится такой мелочью, на которую почти не обращаешь внимания.

А на сороковом, по слухам, и вовсе без дульного тормоза можно работать почти с такой же лёгкостью, как обычный человек работает с малокалиберным охотничьим карабином.

С этим мечом сила задирается до пятидесяти двух, при коэффициенте один и шестьдесят шесть, что означает фактический показатель – восемьдесят два. Если учесть ещё и бонус от величины основного уровня, результат получается просто колоссальный. При таких раскладах можно из двух пулемётов самых серьёзных калибров строчить, ухватив по одному в руку. Ежели, конечно, рук у тебя три, потому как одна будет занята мечом. Но, даже так, работать с этой находкой некомфортно. Стальному монстру надо хотя бы пяток кило скинуть, и тогда он станет оружием, а не странноватым стимулятором.

Если он камень так запросто крушит, с теми же лотерейщиками вообще проблем не возникнет. Да и топтуна можно попробовать. Луком, конечно, куда сподручнее, но он от запаса стрел зависим, в упор из него нелегко работать, да и применение не мгновенное. А эту дуру выхватил из ножен и сразу врезал.

В некоторых ситуациях – удобно.

Эх, даже выпускать из ладони не хочется. Очень уж сильно прибавки душу греют. Но как Читер не старался, сохранить их получалось только удерживая меч. Освободил рукоять, и все мгновенно пропадают.

Да уж – досадно.

Ладно, пора заняться прочими делами. Здесь, как минимум, остались ещё три предмета, заслуживающие того, чтобы взломать могилы, в которых они скрываются.

С первым вопросов не возникло, хотя Читер пока что даже не прикасался к вертикальному саркофагу, где он скрывается. Потому что изначально хорошо просматривается, что именно там лежит. Тоже оружие, причём для него оно куда более привычное, чем меч.

Регулярно пользоваться приходится.


Топор доблестного воина народа шгра`кзцу. Найден в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Редкое оружие бывших. На оружие можно гарантированно установить два модификатора, с шансом 75 % может пройти установка третьего модификатора. Внимание! Попытка установки четвёртого модификатора может с высоким шансом привести к потере всех установленных модификаторов и поломке оружия! Открытое свойство: нет. Скрытые свойства: нет. Прежний владелец больше не может предъявить на него права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать топор к себе, став его владельцем. После привязки вы сможете дать топору имя, и оно будет отображаться для всех игроков.


Вариант куда проще, это заметно даже по внешнему виду. Куда более грубая работа, нет странного оттенка, не может быть и речи об идеально-зеркальной поверхности. Но, насколько Читер слышал, даже самое низовое оружие бывших тянет далеко не на копейки. Да и помахать им куда приятнее, чем тяжеленным мечом. Пусть прибавки к характеристикам топор не даёт, но зато нет ни малейшего намёка на дискомфорт. Создано может и не для обычных людей, но, если потренироваться, с таким несложно управиться, даже если ты не игрок. Отличий от привычных изделий немного, и они несущественные.

Два прочих предмета, извлечённые из могил, к оружию не относились, но ввели Читера в некоторый ступор. Потому что о таком он слышал только из совсем уж безнадёжно-неправдоподобных россказней, которые распространяли личности, неспособные ответить на вопрос: «Какого цвета снег?» не соврав при этом три раза.


Защитный браслет доблестного стрелка народа шгра`кзцу. Найден в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Раритет бывших. На предмет можно гарантированно установить 3 модификатора, с шансом 75 % может пройти установка четвёртого модификатора. Внимание! Попытка установки пятого модификатора может с высоким шансом привести к потере всех установленных модификаторов и поломке браслета! Открытое свойство: Меткость +5. Скрытые свойства: в случае, если в направлении владельца выпущен поражающий элемент (из оружия или вручную), владелец испытывает крайне тревожное ощущение всё время, пока поражающий элемент к нему движется. Прежний владелец больше не может предъявить на него права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать браслет к себе, став его владельцем. После привязки вы сможете дать браслету имя, и оно будет отображаться для всех игроков.


Браслет выглядел, как сложно устроенная пластина, прикрывающая предплечье почти от локтя до запястья. Прикреплялся хитро устроенной сбруей из того же чёрного материала, что и ножны меча. При стрельбе из лука он неплохо может прикрывать руку, но для этого придётся обклеить металл кожей, дабы не повреждал тетиву.

Нацепив находку на левое предплечье, Читер убедился, что описание не врёт, Меткость и правда получила пятёрку в плюс. Жаль, что только уровень характеристики подрос, коэффициент не изменился.

Впрочем, на косоглазие ему жаловаться и без того не приходится. Приятная прибавка, но как-то не впечатляет. Ему и без неё меткости хватает.

Скрытое свойство браслета решил проверить безопасным способом. Отбил мечом от стола мелкий камешек, после чего подбросил с таким расчётом, чтобы тот, чуть не достав до свода, снизился точно на макушку.


Опасность!

Опасность!

Опасность!


Перед глазами замигала назойливо-яркая предупреждающая надпись цвета крови. Камешек шлёпнулся на голову и не нанеся ни малейшего ущерба скатился на пол.


Внимание! Вы можете изменить текст предупреждающей надписи в настройках предмета «Защитный браслет доблестного стрелка народа шгра`кзцу».


Да, пожалуй, Читер подберёт что-нибудь другое. Например – «пуля».

Вот теперь браслет ему резко понравился. Да, он, конечно, не спасёт против пистолета в упор, или выстрела с короткой дистанции из любого другого оружия. Но вот снайперу, засевшему вдалеке, теперь придётся повозиться. Пуля мгновенно не прилетает, и если расстояние больше пятисот метров, подождать придётся от секунды и больше, в зависимости от оружия и боеприпаса. Всё это время мозг будет раздражать предупреждающая надпись, не заметить которую невозможно. С развитой реакцией нетрудно успеть отпрыгнуть в сторону, упасть, или иным образом убрать тело с траектории.

Полезная вещь.

Последний предмет, в отличие от всех прочих, был не металлическим. Уродливая рожица злобного демона, формой и размером с половину шара для бильярда, вырезанная из полупрозрачного зелёного камня, похожего на высококачественный нефрит. Носить эту образину следует на шнурке из всё той же непонятной «чёрной кожи».


Ожерелье мага-охотника народа шгра`кзцу. Найдено в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Волшебное украшение бывших. На предмет можно гарантированно установить 4 модификатора, с шансом 85 % может пройти установка пятого модификатора, с шансом 70 % может пройти установка шестого модификатора. Внимание! Попытка установки седьмого модификатора может с высоким шансом привести к потере всех установленных модификаторов и поломке ожерелья! Открытое свойство: Ментальная сила +6, регенерация шкалы Духа Стикса +8 единиц в час. Скрытые свойства: с высоким шансом позволяет избежать обнаружения при помощи сканирования местности умениями Континента (не работает на дистанциях от 0 до 17 метров, чем больше расстояние, тем выше шанс). Прежний владелец больше не может предъявить на него права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать ожерелье к себе, став его владельцем. После привязки вы сможете дать ожерелью имя, и оно будет отображаться для всех игроков.


Не очень-то похоже на ожерелье, как и браслет на браслет. Ну да какая разница? Читера после прочтения описания затрясло от неистовых конвульсий внутренней жабы.

Вот это подфартило, так подфартило! И дело, разумеется, не в прибавке к Ментальной силе. Нет, она, конечно, лишней не будет, ей он тоже рад.

Но скрытому свойству, конечно, рад куда больше. Как и прибавке к регенерации маны.

Сейчас у Читера Опека Стикса на шестьдесят третьем уровне. Это позволяет ему восстанавливать двенадцать целых и шесть десятых единиц маны в час по базовому значению. По факту надо умножать на коэффициент характеристики – одна целая семнадцать сотых. В итоге выходит – четырнадцать целых и семь сотых, если без штрафов и прибавок от удовольствия и прочего. А Зеркальный хамелеон за это же время сожрёт шестьдесят. Плюс затраты на его активацию, плюс вероятность слива запаса на другие умения. Во сне поток увеличивается, также чуть прибавляется, когда персонаж в прекрасном состоянии, с задранными до максимума шкалами. Но это не настолько много, чтобы серьёзно снизить остроту проблемы.

В общем, тема восстановления маны – больная тема. Ожерелье прибавляет восемь единиц в час, что не спасает от всех возможных неприятностей, но заметно облегчает жизнь. Без неё и за сутки не получится восстановиться, если слить всю шкалу маны в ноль. Там ведь уже четыреста тринадцать единиц накопилось.

Ну а скрытое свойство, да в сочетании с усовершенствованным Зеркальным хамелеоном, превращает Читера в истинного невидимку. Главное – не шевелиться и не подпускать в упор сенсов. И хрен его вообще кто-то заметит, даже если он засядет на перекладине ворот футбольного поля в разгар финала чемпионата мира.

Что примечательно, оружие бывших Читер у игроков видел. И в продаже тоже встречал. Да что уж там говорить, если его раритетный лук родом из того же источника.

А вот ожерелья и браслеты на глаза не попадались ни разу. Если такое и таскают, то не светят. И не болтают на каждом углу. Видимо такие находки ценятся столь высоко, что лучше помалкивать, не то рискуешь получить нож в бок от чересчур завистливых личностей.

В материалах для новичков тоже молчок, ни слова о таком не смог вспомнить.

Ну да ничего, теперь Читер знает, что не одним лишь оружием сыт игрок.

Осмотрев гробницу ещё раз, при помощи двух Вспышек подряд, ничего нового не заметил. Ну да, и без того подогрелся так, что от радости прыгать готов, позабыв про боль в коленках, настрадавшихся из-за того, что Система пыталась переделать человеческие ноги в лапы кузнечика.

Пора и честь знать.

Развернувшись, Читер направился к выходу.


Внимание! Вы открыли древнюю гробницу народа шгра`кзцу и нашли в ней великие сокровища. Бонус: +1000 очков прогресса к Наблюдательности, +0,01 к коэффициенту Наблюдательности, +500 очков прогресса к Удаче.

Поздравляем!


Всего лишь одна сотая к коэффициенту не самой важной характеристики? Система что-то совсем жадная стала, ведь меньше попросту нельзя.

Впрочем, Читер на неё не в обиде. Он сейчас столько всего получил, что от счастья летать хочется. Даже находка рюкзака с припасами не вызвала у него столько эмоций.

Да уж. Не иначе, как высокий уровень удачи привёл его к этой крепости.

Очень хорошее место.

Богатое.

Глава 9 Жизнь девятая. Тренировки

Второй день Читер пытался родить в себе мечника. Ведь именно это должно было стать той платой, которую он заслужил за пытку, перенесённую в подземелье.

Но как бы ни так.

Уж что он только не вытворял. Воображал, что вместо кактусов, вымахавших во внутреннем дворе крепости, стоят Ромео и его подручные. Или Киска с мечом наготове. Рубил их слева, справа и сверху, пытался пронизывать выпадами из самых неожиданных положений. Обрушивался в прыжке, с переката, лёжа и сидя.

Всё без толку. Со стороны это, должно быть, выглядело забавно, но неэффективно.

Или описание соврало, или Читер что-то недопонял, или меч чересчур тяжёл.

С последним он так и не придумал, как быть. В окрестностях не растут ни деревья, ни кусты, а соорудить лёгкий учебный меч из кактусов – невозможно. Хоть бери, да из камня точи.

Такая вот безысходность.

Все попытки фехтования с находкой в руках выглядели так, будто не Читер мечом управляет, а меч Читером. Своим весом он тяготил, сковывал подвижность и скорость атак. Всё равно, что выдать спортсмену вместо рапиры гриф от штанги. Каким бы чемпионом тот ни был, получится пшик.

Ситуация начинала выводить из себя. Ведь оружие очень даже неплохое. Оно Читеру нравится. Точнее, нравится прибавка к характеристикам. Стоит сжать рукоять, и ощущаешь себя другим человеком.

И этот другой человек сильнее, ловчее, быстрее и выносливее обычного Читера. Однако, с мечом ничего особенного из себя не представляет. Мастерством тут и не пахнет. Хоть с двух рук работать, хоть с одной – одинаково неуклюже получается.

Причём, есть необъяснимое ощущение, что дело тут не только в анатомических различиях рас. Сбрось клинок хотя бы половину своего веса, и всё резко переменится.

Только вот как это сделать?

Способ, как ни странно, имеется. Нет, дело не в том, что можно найти или купить другой меч, с нормальным весом. Слишком очевидный шаг, и слишком неудобный. Ведь у альтернативы не будет таких прибавок, а оружие хочется оставить себе только лишь ради них.

Есть способ неподъёмного монстра до ума довести. Для этого и предназначены модификаторы. Это ведь редчайшая разновидность оружия бывших, их в него много можно установить. Если повезёт, и выпадут на снижение веса, оружие облегчится до комфортного состояния. И тогда Читер не только прибавки сохранит, а и обзаведётся прекрасной альтернативой топору и кирке.

Но это всё теория. К тому же, модификация вооружения – непомерно дорогая услуга. Придётся распродать часть богатств из неназываемого, чтобы получить что-то подходящее.

Хотя – есть варианты.

Топор относится к редкому оружию бывших. На него может лечь до трёх модификаторов, поэтому даже пустой он что-то стоит. Делиться с Мартом не обязательно, ведь это не общая добыча. Глядишь, получится выгодно продать, или обменять.

Но тут Читер «плавал». Он понятия не имел, сколько можно выручить за такой трофей. Копейки или приличные деньги?

Подсказать ответ некому. Чат с Мартом оставался всё таким же мёртвым. Пять дней миновало после великой десятисекундной битвы с неназываемым, а от пропавшего ни слуху, не духу. Судя по иконке, он вполне жив. В свою очередь, сам должен видеть, что Читер тоже не мёртвый.

Плюс он мог обратить внимание на логи поднятия трофеев. Система скрупулёзно показывает всё, что достаётся из мобов, однако в прочих ситуациях проявляет избирательность. Так, если просто идти по улице и нагнуться за валяющимся на асфальте автоматом, может ни буквы по этому поводу не написать.

Но, в случае с гробницей, она оставила пять записей. В первой, правда, непонятно, что именно досталось Читеру, очень уж уклончиво расписано получение умения. Зато в последующих случаях всё очевидно: меч, топор, браслет и ожерелье.

То есть, товарищ должен понимать, что напарник жив и здоров до такой степени, что где-то неплохо сумел прибарахлиться. А раз не выкидывает из отряда, это должно говорить о том, что кинуть тот его не собирается.

В общем, непонятно, почему Март до сих пор не дал о себе знать. Да за это время он обязан два раза успеть примчаться. Ведь прекрасно понимает, что поставлено на кон. Логи сбора трофеев из неназываемого ему доступны, и там всё подробнейше расписано.

И сколько Читеру ещё ждать? Вечно выживать в этой пустыне невозможно. Ему крупно повезло с находкой рюкзака. Припасов хватило, чтобы полностью заполнить шкалу здоровья. Персонаж теперь полноценный, ни малейшего намёка на снижение параметров или какие-то ограничения не осталось. Даже удовольствие поднялось, а это о многом говорит. Да – до прибавок к характеристикам, или, как говорят некоторые игроки «баффа от кайфа» ещё далеко, но и от штрафов тоже прилично оторвалось.

В общем, Читер готов действовать. Он пусть и не в идеальной форме, однако сумеет справиться с не самыми серьёзными противниками и добраться до более благодатных мест. Карта вновь работает нормально, на ней ясно виден путь от границы до неназываемого, да и дальше кое-что проясняется. Вот убежище под скалой, вот крепость с окрестностями, и несколько отдельных светлых пятен, где хоть что-то как-то фиксировалось на переходах, несмотря на колоссальные штрафы.

Но куда идти с такими богатствами? К тому же, их меньше не стало, наоборот – прибавилось. Ведь теперь придётся тащить на себе всё, что достал из гробницы, а там один меч весит за полтора пуда. И его и топор спрятать некуда, любой желающий сможет забрать их с места гибели. С ожерельем и браслетом, к счастью, проще, они нетяжёлые. Да и места стало больше, ведь Читер уже два раза сумел принять трофеи на поднятие лимитов инвентаря и тайника. Пауза там – пять суток, потому только что сделал это во второй раз.

Вторичный инвентарь теперь вмещает один килограмм и шестьсот десять грамм. В него можно размещать что угодно, кроме трофеев из монстров. К ним, увы, относится всё, что досталось из неназываемого. А вот ожерелье и браслет прячутся прекрасно, оставляя там немало свободного места. Так что, если ситуация откровенно безнадёжная, надо срочно их снимать и убирать с глаз долой. После смерти за ними даже возвращаться не придётся, всё окажется у персонажа сразу после воскрешения.

С первичным инвентарём всё гораздо хуже. Увы, он чересчур медленно наращивается. Пока что набралось тридцать две ячейки. Этого достаточно, чтобы спрятать жемчужины и оба вида хрусталя. А вот всё прочее, за редким исключением, может достаться убийцам.

И увы, к этому всему прочему Читер больше не может прикасаться. То есть, снизить его количество путём использования для усиления персонажа. Вопрос делёжки, при всей его простоте, не утрясён, потому как состав отряда слегка изменился. По некоторым позициям выбрана половина добычи, по другим осталось чуть больше, а третьи ему принимать не надо, или у них слишком длительный откат, чтобы выбрать лимит за ближайшие дни. Значит, спрятать остальное в себе тоже не получается.

И вообще, можно считать, что он взял из неназываемого всё для поднятия характеристик. Теперь если что-то достанется, то это – слёзы, которые придётся согласовывать с Мартом. Сам он такое решение принимать не станет, потому как характер не позволит.

Чересчур честный.

Итоги выглядели так.


Основные характеристики

1.46 Физическая сила – 40

1.49 Ловкость – 35

1.29 Скорость – 40

1.49 Выносливость – 35

1.30 Ментальная сила – 93

Уровень основной 243/5 = 48, свободных очков – 5880


Дополнительные характеристики

1.40 Наблюдательность – 38

1.47 Скрытность – 35

1.65 Реакция – 46

2.95 Меткость – 43 (+30 уровней бонусная прибавка, не входит в уровень дополнительных характеристик)

2.24 Удача – 70

1.17 Опека Стикса – 64

1.15 Грани Таланта – 37

Уровень дополнительный – 333/7=47, свободных очков – 6633


Опытность – 33 (+66 % опыта к прокачке основных характеристик)


Глядя на цифры, заметно, что Читер уже далеко на новичок. Ещё недавно он даже не мечтал добраться до таких показателей за ближайшие пару лет. Теперь в голове не укладывалось, зачем союзники раз за разом кидали Марта. Ведь он всё равно, что курица, несущая страусиные яйца из чистого золота. Зарезав её, единожды сорвёшь крупный куш; зато, оставив в живых, сможешь получать меньше, но снова и снова.

Странные люди.

Читер совсем не такой, в этом Март не ошибся. И предавать товарища не станет не только из расчётливых соображений. Да, блеск сокровищ его не завораживает. Он не станет хватать всё и сразу, он знает, что если поступить честно и подождать, в итоге получишь куда больше.

Но нет, дело не в этом. Просто Читер предсказуемый человек. Сказал, что вернётся к Няше и шагает к ней от региона к региону, перешагивая через препятствия, от которых большинство игроков держится подальше. Марта не зря заинтересовал именно этот момент. Изучая новичка дальше и дальше, он понял, что это именно тот, кто ему нужен.

Упрямый, честный и предсказуемый.

Да уж, Март не ошибся. У Читера даже в мыслях нет забрать себе всё.

И где же его носит, этого злейшего врага пива? Он что, завис в каком-нибудь борделе, решив, что напарник до такой степени усилился, что сам спокойно доберётся? Да как бы ни так. Даже с сорок восьмым уровнем можно запросто погибнуть от пули новичка с винтовкой, если тот удачно подловит. Это Континент, здесь у каждого есть шанс убить себе подобного, как бы высоко тот не забрался. Вспомнить того же Ромео. Слился он в один миг от полного придурка, хотя считается одним из первых игроков.

Любой может убить любого. Это касается и людей, и монстров. С неназываемыми может и не всё понятно, а вот у заражённых, даже самых опасных, всегда остаётся «ахиллесова пята», поразить которую, при удаче и правильном расчёте, сможет любой слабак.

Итак, если сорваться с места, Читер сильно рискует обогатить кого-нибудь на очень приличную сумму. Спасти получится только ожерелье, браслет, привязанный лук и тридцать два предмета из неназываемого. Ну а потом придётся краснеть и бледнеть под суровым взором Марта.

Да уж, будет неприятно объяснять, что потерял большую часть добычи.

Если оставаться здесь – это тоже ни к чему хорошему не приведёт. Увы, но крепость располагается не в самых дружелюбных краях. И дело не в климате (хоть он тоже играет важную роль), а в обитателях приграничной пустыни. Не так давно рядом с руинами была уничтожена группа игроков. Неизвестно, кто это сделал, но понятно, что он может вновь сюда наведаться.

Или они.

Второй минус пребывания в руинах заключается в том, что запас рюкзака не бесконечен. Да, едой, кое-как, Читер себя обеспечит и без него. Вспышка позволяет легко находить ящериц и змей. Так себе пища, удовольствие он на ней не поднимет, но и ноги не протянет.

А вот с водой всё очень плохо. Установка по добыче действует с низким коэффициентом полезного действия. Из сухой почвы она ничего выжать не способна, её приходится подкармливать растительной массой. Читер уже все кактусы в крепости извёл (изрубив их, предварительно, мечом, во время тренировок). Чтобы добывать влагу дальше, придётся очищать от зелени подходы к крепости. А это приведёт к образованию заметного лысого пятна и появлению множества следов, что нежелательно.

Впрочем, ни до голода, ни до проблем с жаждой дело не дойдёт, потому что Читер быстрее умрёт по другой причине.

Его банальная нехватка живчика убьёт. Как он ни пытался растягивать остатки, но споровая шкала пошла вниз. Пока что выручает то, что она прилично прокачана, проблемы от снижения возникнут не раньше, чем к завтрашнему вечеру. Поначалу их можно будет купировать, рассасывая спораны прямо во рту, в слюне. Это рабочий метод, но, так сказать – аварийный. Если продолжать это делать снова и снова, столкнёшься с неприятностями из-за накопления в организме яда, который неизбежно просачивается и выводится неохотно, что с ним ни делай.

Требуется алкоголь, а в рюкзаке его нет. И купить спиртное здесь негде. Вроде как, из кактусов можно гнать текилу, но как это сделать в таких условиях – непонятно. Читер в подобных делах настолько некомпетентен, что не уверен ни в чём. Даже в том, что этот напиток гонят именно из кактусов, очень сильно сомневается. Ну а если и так, это ведь не значит, что любой кактус сгодится. Где гарантия, что здесь растут подходящие виды?

В общем, о карьере самогонщика лучше не думать. Это явно не его.

Значит, очень скоро Читер начнёт загибаться нехорошей смертью. В состоянии спорового голодания он не сумеет охотиться на пресмыкающихся, и его положение усугубится голодом. Шкалы сползут вниз, а дальше он, заработав множество штрафов на разные параметры, умрёт далеко не самой лёгкой смертью.

Доводить ситуацию до критического предела нельзя. Сегодня, или в крайнем случае завтра, придётся что-то выбирать.

И пока что напрашивается единственно верное решение.

Сваливать отсюда надо. И чем быстрее, тем лучше. И дело не в проблемах с живчиком, а в том, что на душе кошки скребутся.

И это не только из-за неприятных расчётов. Слишком долго продлился спокойный период. Здесь, под границей – это ненормально.

Затянувшаяся тишина может взорваться чем-то столь нехорошим, что робинзон пустыни крупно пожалеет о том, что ещё вчера ноги не унёс.


Подбросив камешек повыше, Читер крутанулся, выбрасывая меч в размашистом рубящем ударе.

И промахнулся сантиметров на восемь, чуть-чуть не успев достать движущуюся цель.

Гм… А ведь неплохо получилось. Да, чуток не попал, но это лучший результат за полсотни попыток. Причём несколько последних не так уж сильно от него отличаются.

Явный прогресс.

Но надо быть честным хотя бы перед собой. Читер такой же мастер меча, как и танцор балета. Единственный эффект, который он за собой заметил после пытки в гробнице, – это то, что гибкость заметно прибавилась. Ноги разводятся почти до шпагата, что вперёд и назад, что вбок. Но это ерунда. Главное, что теперь он способен свободно почесать спину в любом месте. А это очень важно для человека, с которого до сих пор облазят обгоревшие ткани. Плюс он капитально выпачкался в раздражающей слизи и до сих пор её не смыл.

Ну а чем ему её смывать? Читер пробовал оттираться жмыхом кактусов с песком, в итоге лишь хуже сделал, усилив чесотку.

Стоило ли увеличение гибкости таких мук? Он ведь не ради растяжки ухватился за сгусток тумана, он рассчитывал получить полезные навыки.

Ну и мечты глупые в голову лезли. Например – отыскать Киску и легко победить предательницу её любимым оружием.

То-то эта подлая гадюка изумится.

Улетая на воскрешение.

Но нет, фехтовальщик из Читера аховый. Если мастерство и усвоилось, оно ничем себя не выдаёт. Может оружие надо сменить, подобрав полегче, а может необходимо найти тренера, или просто игрока, хорошо обращающегося с мечом. Провести несколько учебных поединков, задать вопросы, выслушать советы.

Как же не хватает Марта… Товарищ опытен и неглуп, он наверняка знаком с темой и может сказать полезное. Но чат так и остался мёртвым.

Очередной камешек взмыл к небесам. Читер было напрягся, собираясь встретить его отрабатываемым боковым ударом, да так и замер в напряжённой позе.

Уши уловили звук. Новый звук. Такой здесь послышался впервые.

Звук работы двигателя внутреннего сгорания. Тихий, едва различимый, на пределе возможностей слухового аппарата. Но ошибки быть не может, сюда кто-то приближается.

Да уж… предчувствие не просто так волновалось по поводу чересчур затянувшегося мирного периода.

К необитаемому острову, обжитому Читером, приближается корабль.

Глава 10 Жизнь девятая. «Похоронные агенты»

Корабль, разумеется, оказался никаким не кораблём. Ну да откуда кораблю взяться в месте, где нет ни капли воды? Разве что на колёса его поставить, да парус развернуть, и пускай катится. Но здесь такой транспорт заметен издали, и потому нежизнеспособен, да и сильных ветров не наблюдается.

Не говоря уже о бездорожье.

Шумел двигатель автомобиля. Здоровенный чёрный минивэн ехал по пустыне, легко переваливаясь через камни и сшибая кактусы. Направлялся он не к руинам, его путь лежал чуть севернее древней крепости. Так что, от сердца слегка отлегло. Но Читер, хоть и засел на закрытой площадке, просматриваемой только через несколько угловатых бойниц, решил поберечься и активировал Зеркального хамелеона.

В сочетании с эффектом ожерелья и неподвижностью, он теперь абсолютный невидимка. По крайней мере – в теории.

Машина проехала метрах в трёхстах от убежища. Читер на зрение никогда не жаловался, потому рассмотрел её во всех подробностях и был вынужден признать, что такую наблюдает впервые. Габаритами чуть ли не с лёгкий грузовик, и хотя на ней нет кустарной защитной навески, выглядит боевым транспортом, способным за себя постоять. На крыше, в задней части, чуть выступают очертания здоровенного двустворчатого люка непонятного предназначения. Ни водителя, ни пассажиров не рассмотреть, – стёкла тонированы в цвет безлунной ночи и наглухо закрыты.

Двигалась машина быстро, выдавая не менее пятидесяти километров в час по бездорожью. Так что, вскоре начала удаляться. Читер уже было подумал, что ещё пара минут, и скроется за далёким пригорком, пропав из виду. Но тут она, ни с того, ни с сего, замерла.

Естественно, это не могло не напрячь. Раз причины для остановки нет, так почему бы не предположить, что пожаловавшие в пустыню игроки или неписи засекли обитателя руин, несмотря на все принятые им меры предосторожности.

Отстранившись, Читер встал за стол из каменных плит, возведённый собственноручно. Припал к стоявшей на нём винтовке, чуть сдвинул оружие, навёл на нужную бойницу, уставился в прицел.

И увидел, что все двери машины распахиваются. Оттуда почти синхронно выбрались четыре человека. Выглядели они настолько неуместно, что захотелось протереть глаза, прогоняя галлюцинацию.

Да нет, вроде всё реально. Читер не настолько долго без живчика просидел, чтобы начать ловить дивные видения.

Все незнакомцы были людьми серьёзного телосложения, но ничего особо примечательного по ним сказать нельзя. Однако – это касается только внешности. Вот одежда – другое дело. Она у них совершенно одинаковая. Будь это армейская форма, или просто что-то милитаризированное – ничего удивительного в таком нет. Стандартная мода игроков во всех регионах. Но у этих не камуфляж, и даже не охотничьи костюмы гражданских расцветок.

Они, ради такой вылазки, щеголяли в длинных двубортных пальто и широкополых шляпах, подпирая пустыню не кроссовками или берцами, а добротно начищенными туфлями.

И всё одинакового цвета – чёрное.

Жара стояла такая, что Читеру, в его развевающихся при любом дуновении ветерка лохмотьях рубашки, не по себе. А эти, одетые по-зимнему, должны свариться из-за тепловых ударов минут за пять, если не быстрее. Однако, непохоже, что странная четвёрка страдает от зноя. Мужчины спокойной поступью начали удаляться от машины, разбредаясь в разные стороны. При этом они не вытирали пот, обязанный заливать лица и не пытались обмахиваться шляпами. Эти чудаки просто смотрели под ноги, время от времени приседая и производя какие-то непонятные манипуляции с камнями.

Расстояние чересчур велико, да и знойное марево добавляло помех. Потому мелкие детали Читер разглядеть не мог, но увиденного вполне хватило, чтобы он не выдержал и удивлённо протянул:

– Да у вас тут что, съезд гробовщиков намечается?..

В этот миг один из четверых, поднимаясь после очередной загадочной возни с камнем, резко обернулся и уставился прямиком на Читера.

Тот, струхнув, окаменел, пытаясь не дышать, не потеть и даже не шевелить волосами на лёгком ветерке.

Простояв в напряжённой позе несколько секунд, мужчина вернулся к прерванному занятию. Но теперь он передвигался так, чтобы держать крепость на виду. Постоянно смотреть на неё не может, но то и дело мрачные взгляды бросает.

Заметил затаившегося наблюдателя? Или просто на всякий случай контролирует направление? А может что-то чует, но не понял, что?

И как на это реагировать Читеру?..

Последний вопрос, конечно, очень интересный, но пока что реагировать ни капли не хотелось. Хотелось другое, – чтобы странная четвёрка как можно быстрее вернулась в машину и умчалась отсюда подальше.

И пусть они никогда не возвращаются.

Кто это такие, Читер не знал. Таких ему ещё видеть не доводилось, а уж он по стабам на разных чудиков насмотрелся. В том числе и на разнообразных сектантов, коих на Континенте видимо-невидимо. Некоторые из них одевались весьма нестандартно и неудобно.

Но эти гробовщики зимние – всех переплюнули.

К тому же, начали вспоминаться обмолвки, доносившиеся до ушей от самых разных людей. Много кто в той или иной ситуации припоминал «людей в чёрном, которые приходят за плохими мальчиками», «парней в больших пальто», «крутого мужика в шляпе на чёрной машине» и прочее-прочее, что сейчас внезапно вспомнилось, собравшись воедино. Очень похоже, что речь шла об одном и том же явлении, которое у игроков считалось одним из главных табу. То есть, разговаривать о нём они не любили. Если что-то и вырывалось, то на уровне импульсивного «чёрт побери», после чего болтуны отмалчивались, игнорируя все уточняющие вопросы.

То есть, прямо сейчас, возможно, Читер наблюдает ту самую нечистую силу, о которой на Континенте не принято распространяться. Предположение выглядело абсурдным, но то, что виднелось в прицел, тоже не сказать, что смотрится логично.

Черти это, или кто, но какого их сюда принесло? Зачем им понадобилось приседать над камнями? Тут всевозможных булыжников везде хватает, не стоило ради них так далеко забираться в пустыню.

А вот этот, который так и продолжает коситься на крепость, – явный чертяка. Бросает и бросает взгляды нехорошие, никак не успокоился. Что-то определённо чует. Получается, что позиция не прикрывает Читера своими стенами, и маскировочное умение тоже не очень-то помогает. Вот так, с полутора километров догадывается, что в руинах кто-то затаился.

Может он способен засекать направленные на него взгляды? Читеру доводилось слышать о похожем даре у некоторых сенсов. Он считался одним из самых бесполезных, потому как толк от него бывает лишь в ограниченном наборе ситуаций.

Но вот здесь, в пустыне безлюдной, по идее, как раз один из таких случаев. Дар должен работать, как надо.

Чересчур наблюдательный тип внезапно потерял интерес к руинам, развернувшись в противоположную сторону. Уставившись куда-то вдаль, он вытянул руку в направлении своего взгляда. Трое подельников тоже выпрямились, и тоже посмотрели туда же.

А затем все четверо начали шевелиться гораздо быстрее. Причём, продолжали заниматься тем же самым. То есть, поспешно присаживались над облюбованными камнями, что-то с ними делали и перемещались к следующим.

А ещё Читер, наконец, подметил одну тонкость. Они не просто камни ощупывали, они подбирали какие-то предметы, отработанными движениями отправляя их за пазухи перед тем, как подняться.

Сумки у них под пальто, что ли? И если так, что они там собирают?

Да уж явно не грибы…

Тот, который до этого нехорошо поглядывал на крепость, вновь выпрямился и уставился в ту же сторону, куда до этого показывал. А затем выхватил из-под полы пальто винтовку, прижал к плечу, выстрелил дважды. Читер прекрасно видел рывки отдачи, подкидывающие ствол кверху, но выстрелы не услышал ни одновременно с движениями, ни через четыре-пять секунд, как должно быть при обычной скорости звука. Похоже, что оружие «бесшумное», на такой дистанции уши уже ничего не улавливают.

В кого стрелял «чёрный» – непонятно. Читер попробовал перевести туда взгляд, вместе с прицелом, но ничего не разглядел, кроме всё тех же камней и кактусов.

Когда вновь вернулся к четвёрке, не сразу их нашёл. Они за это время успели прилично сместиться, потому что дружно мчались к машине. Резво бежали в своих нелепых одеяниях, причём реки пота за ними не разливались, да и в обморок от перегрева ни один не пытался свалиться. Двигались с непринуждённой лёгкостью, будто спортсмены на разминке.

Да уж, эти черные одеяния только кажутся нелепыми. Тряпьё явно не то, чем кажется, оно каким-то образом защищает их от зноя. И защищает чертовски эффективно.

Даже себе такое пальтишко захотелось.

И куда же эти ребята так бодро рванули? Надрываются явно не ради тренировки бега на короткую дистанцию. Они ведь поначалу весьма неспешно передвигались, пока этот, чересчур глазастый, не начал граблями на что-то указывать, а потом ещё и постреливать.

Читера подмывало покрутить винтовкой, дабы поискать угрозу, от которой улепётывает четвёрка. Но увы, поле зрения у прицела невелико, потеряет носителей пальто из виду, а наблюдать за ними весьма интересно.

К машине странные личности подбежали одновременно и забрались в неё синхронно, почти в один миг захлопнув двери. Автомобиль, похожий на катафалк в стиле хай-тек для процветающего похоронного агентства, тут же стронулся с места, развернулся по широкой дуге, и направился в ту сторону, откуда прибыл.

То есть – строго назад, почти в направлении крепости.

Читер, неотрывно за ним наблюдая, так и не понял, почему, собственно, странной четвёрке приспичило возвращаться. Ни малейшей угрозы он не заметил. И так и не понял, в кого стрелял излишне глазастый тип.

«Ткань» пустыни прорвалась, когда машина полностью развернулась и начала разгоняться. Будто в самом воздухе возник разлом, и из него торопливо запрыгали громадные «кузнечики».

Вот только к насекомым они не имели ни малейшего отношения. Гуманоидные создания неописуемого вида. Млекопитающие? Рептилии? Увы, Читер не настолько разбирается в вопросе, чтобы уверенно ответить. Одно можно сказать определённо – никогда ничего подобного видеть не доводилось.

Очень похоже, что воочию наблюдает представителей народа, гробницу которого недавно столь успешно обчистил. Колени до сих пор прихватывает при воспоминании о перенесённых там страданиях. Характерная вывернутость ног назад подсказывала, что у этих тварей с опорно-двигательным аппаратом таких проблем нет. Они бы спокойно пережили жестокую настройку, приобщаясь к искусству давно почившего мастера меча.

И с первых мгновений стало очевидно, что такая анатомия, – не ошибка эволюции. В ней есть несомненные плюсы. Например, эти антропоморфные создания легко перепрыгивали через преграды, которые не по плечу земным рекордсменам. Плюс, разгонялись куда быстрее. Бег, правда, не выглядел впечатляющим, более походя на череду затяжных прыжков, зато скорость впечатляла.

Нет, даже с такой динамикой машину им ни за что не догнать. Не такие уж они страшные, как показалось в тот миг, когда твари выскочили из ниоткуда. Главное, – пешком не оказаться на пути стаи. Размеры далеко не монструозные, в сумерках этих кошмарных уродин можно даже за людей принять, если на ноги не таращиться. Но сейчас вечер и потому прекрасно видно, что их тела тёмно-серого цвета, местами меняющегося до смолисто-чёрного. И на человека похожи лишь издали. А подойди ближе, или присмотрись в прицел, и невольно перекрестишься.

Головы такие, будто чертей именно с них рисовали.

То ещё зрелище…

Остальное – ничуть не лучшее. Ненормально-худые тела, перевитые тонкими жгутами вытянутой мускулатуры и тугих жил. Всё это добро причудливо переливается под кожей, пока эти образины мчатся за машиной. По мнению Читера, хрен догонят. Но заметно, что энтузиазма в них хватает, преследовать намерены до упора.

Ну и прекрасно, ведь чем дальше уберутся и те, и другие, тем лучше. Читер не понимал, кем именно являются люди в чёрных пальто, но предполагал, что встреча с ними может закончиться для него плачевно. Ну а с теми, кто их преследовали, всё ещё проще.

Серые твари – вот кто это такие. Тот случай, когда название слегка расходится с почти чёрной реальностью. Похоже – одна из самых опасных разновидностей. В отличие от проворных гончих и следующих за ними стай схожих созданий, эти – разумные. Может им и не дано найти бесспорное решение задачи квадратуры круга, но ума хватает, чтобы использовать сложные вооружение и амуницию. У каждого или копьё имеется, или топор, или меч, или кинжал, или лук, а то и арбалет. С пустыми лапами ни одного не наблюдается. У парочки Читер трофейный огнестрел заметил: автоматическую винтовку и ручной пулемёт, а один щеголял в тяжёлом бронежилете.

Невольно вспомнилась яма раскопа, усыпанная гильзами. Очень может быть, что стволы взяли именно оттуда. Может серым тварям и не дано обогнать такую машину, но это только если речь идёт о дороге с качественным покрытием. Здесь, на пустынной целине, водитель, как ни старался, скорость выдавать не мог. И монстры, выскочившие из ниоткуда, неумолимо сокращали дистанцию.

Вот-вот и настигнут разгоняющийся «катафалк». А ведь на первый взгляд казалось, что у них ни шанса нет.

Снова ошибся.

Но тут случилось то, что Читер подозревал изначально. Машина «чёрных» оказалась и правда не из простых. Люк в задней части распахнулся, выпуская разворачивающуюся конструкцию. Ничего подобного не припоминалось, но по узнаваемым элементам можно сделать вывод, что в автомобиле смонтирован скрытый боевой модуль, включающий в себя пулемёт и контейнеры с ракетами.

И пулемёт непростой, такие до сих пор видеть не доводилось. Когда звуки его работы донеслись до ушей Читера, он не смог вычленить из них единичные выстрелы. Они сливались в единый вой.

Какая тут скорострельность? Пятьдесят в секунду? Сто? Скорее – второе. Судя по всему, каждый пятый или десятый патрон в ленте оснащён трассирующими пулями. Эти красные светляки неслись к преследующей стае почти сливающимися в одну линию росчерками боевых лазеров, из фильмов про войны в космосе. Даже целиться не надо, – просто ориентируйся по их полёту.

Но стрелок, по мнению Читера, работал ногами. Или одной ногой, причём кривой. Потому как с руками столь безбожно мазать невозможно. То, что огонь вёлся из машины, мчащейся по бездорожью, его не оправдывает. В одну секунду сливалось боеприпасов на сумму, достаточную на сутки развесёлой жизни в приличном стабе. И почти все эти патроны уходили в «молоко». Удалось заметить, как пару раз твари дёргались, ловя попадания, но это почти не сказывалось на их проворности.

Странно. Ведь с виду они не бронированные, как развитые мертвяки. Или у них какая-то хитрая защита имеется, или чрезмерно живучи и равнодушны к боли.

Один из преследователей внезапно ускорился так, что размазался в воздухе. Явно не в ногах дело, а какое-то умение применил. За одну секунду преодолел почти сотню метров, оказавшись возле машины.

Вот тут Читер впервые увидел, что не такие уж эти создания живучие. Пулемёт опустился и обработал прыткую тварь по полной. Та покатилась, сшибая кактусы, вскочила, слепо дёрнулась в одну сторону, в другую. Шатало её при этом конкретно. Однако нашла в себе силы и пусть без былой прыти, но почти уверенно потрусила вслед за промчавшейся мимо погоней.

Читер, в момент стрельбы в упор, заметил, что от твари отлетают трассеры, уходя иной раз вертикально в небеса. Будто тело у неё и правда бронированное, или прикрыто силовым полем. На Континенте что угодно случается, нечему удивляться. Но всё же защита оказалась не абсолютной, массированный огонь с короткой дистанции не потянула, что-то пропустила.

Машина вскарабкалась на бугор, густо утыканный скальными выходами, и перевалила на другую сторону, скрывшись из виду. Стрельба тут же стихла, но как только серые твари преодолели подъём, возобновилась в прежнем темпе.

Читер со своей позиции уже не мог ничего разглядеть, но слышал рокот пулемёта ещё долго. Минут десять прошло, прежде чем уши перестали улавливать звуки пальбы. Всё это время стрелок так и продолжал переводить патроны. Сотнями и тысячами, не жалея, и вряд ли с увеличившейся эффективностью.

Оторвавшись от прицела, Читер задумчиво проследил, как вслед за погоней промчалась стайка мертвяков. Заражённые торопились изо всех сил, но, в сравнении с серыми тварями, выглядели беременными черепахами.

Столь же задумчивым взглядом уставился на место, где машина делала остановку, а её водитель и пассажиры занимались непонятными делами.

Эти личности разъезжают на нигде не виданной технике по серости, будто по обычному кластеру. И никаких проблем с двигателем у них не наблюдается. Читер даже почти не сомневается, что их машина и на черноте не пропадёт. Ну или остановится не сразу. Очень уж от неё веяло надёжностью, качеством и необычностью. Она явно не при перезагрузке прилетела, это что-то специфическое, местное, созданное с учётом особенностей Континента. И технологии при этом применялись нестандартные.

Читер так и застыл, в задумчивости уставившись в одну точку. Он снова и снова задавал себе один и тот же вопрос.

Эти странные товарищи настолько богаты, что могут позволить себе высаживать тысячами не самые дешёвые боеприпасы, посадив за пулемёт косоглазого стрелка. И машина у них не на свалке подобранная. Можно поспорить, что стоит она подороже обычного броневика, а то и танка. Многие готовы раскошелиться за транспорт, который выжимает за полтинник по серости, ни разу не заглохнув.

Очень интересно: что такие крутые парни искали там – среди камней и чахлых кактусов?..


Рисковать в такой ситуации – неразумно. Читер это прекрасно понимал. Но также понимал, что ни за что себя не простит, если не попытается узнать, что же такое интересное собирали люди в чёрных пальто. У него на этот счёт не было никаких предположений. Как ни всматривался в прицел, не заметил там ничего, отличающегося от множества подобных серо-чёрных проплешин в форме амёбы. Таких в округе не просто хватало, они занимали три четверти обозримой площади.

Вот что в этой такое особенное?..

К загадочному месту Читер пробирался больше часа. Можно было дойти в три раза быстрее, но он осторожничал, не торопился. Шёл с активированным Хамелеоном и не поленился сделать крюк, чтобы не пересекать следы машины и погони. Там уже несколько раз мертвяки показывались. Их привлекли звуки пальбы, вот и подтянулись с разных сторон. Все они, правда, быстро исчезали, удалившись в сторону бугра, за которым исчезла машина и преследующие её серые твари. Но кто знает, могут и назад вернуться, или запоздалая стая подтянется.

Сумеречное зрение – удобная штука, но ночью посреди унылой пустыни выручало слабо. Читер потерялся на местности, никак не получалось найти нужную точку. Издали, да ещё и с высоты, при свете заприметил невнятные ориентиры, но почему-то ни один сейчас не мог опознать. Вроде вон тот скальный выход похож. Но он ли это? Здесь таких слишком много, даже при свете дня они нередко выглядят близнецами, а уж в столь поздний час, как говорится, все кошки серые.

Активировал Вспышку, осмотрелся, изучая всё, что отличается от фона. Вот искорки ящерок и скорпионов, скрывающихся под камнями, вон извивается светящаяся лента ползущей по своим делам змеи. А вон, дальше и левее, переливается необычно-синими оттенками парочка непонятных пятнышек. Такие он до сих пор ни разу не замечал.

Направившись в сторону непонятных объектов, Читер совсем уж перестал поторапливаться. Мало ли, что там так загадочно отсвечивает, лучше потерять несколько минут, пробираясь от укрытия до укрытия, чем прийти за двадцать секунд и нарваться.

Добравшись, наконец, до места, присел возле камня, который подсвечивался умением, осмотрел его, ошарашено покачал головой, отвернулся, вновь активировал Вспышку.

Увидев то, что умение подсветило по сторонам и впереди, Читер потрясённо пробормотал:

– Да вы, блин, издеваетесь…

Глава 11 Жизнь девятая. Весенний луг

Серо-чёрное пятно только издали не отличалось от множества себе подобных. Да и вблизи, если не вдаваться в мелкие подробности, выглядело стандартно. Чахлые кактусы, с трудом выживающие в недружелюбной даже для этих неприхотливых растений среде; обожжённые палящим солнцем камни; красноватая глина, перемешанная с гравием и высушенная до состояния бетона.

А вот в мелочах разница оказалась такова, что Читер чуть на копчик не присел от великого изумления.

Не веря глазам, шмыгнул носом, втягивая густой пряный запах. До этого ему лишь однажды довелось такой понюхать. Там он ощущался еле-еле, а здесь столь ядрёный, что ноги подгибались.

Пахло нодием. Смолистой массой, облепляющей на этой пустоши каждый камень, за исключением совсем уж мелких, которые, ещё чуть, и можно гравием назвать. При каждой активации Вспышки почти вся проплешина загоралась синим цветом. Лишь по краям, да и то не везде, залежь ценнейшего вещества распадалась на отдельные пятнышки. Чем ближе к центру, тем гуще они отсвечивали, далее сливаясь в почти монолитную массу.

Цены на нодий очень изменчивы от стаба к стабу, и уж тем более от региона к региону. Эта невзрачная масса – одна из основных причин появления сообщества межрегиональных торговцев. Везут туда, где его мало, взамен получая то, чем могут расплатиться тамошние потребители.

В общем, сколько стоят эти сокровища, Читер не представлял. Но цены, при всех их колебаниях, всегда остаются в пределах нескольких сотен за килограмм. С учётом того, что нодия на проплешине уж никак не меньше нескольких тонн, получается, тут добра минимум на полтора миллиона споранов.

Это если считать по скромному.

Однако, нодий – копеечный мусор в сравнении с тем, что вырастало уже не на камнях, а на нём.


Малый модификатор. Преобразовывает предмет, передавая ему одно из заключённых в модификаторе свойств. При неудачном преобразовании свойства всех установленных ранее модификаторов пропадают, а сам предмет может получить повреждения (вплоть до необратимой потери работоспособности).

Свойства модификатора.

Увеличение характеристики Физическая сила на 1–3 уровня.

Увеличение характеристики Скорость на 1–3 уровня.

Увеличение характеристики Выносливость на 1–3 уровня.

Увеличение характеристики Скрытность на 1–3 уровня.

Малое Коварство Ловкости (до девяти процентов очков опыта, которые начисляются в бою на дополнительные характеристики, переходят на прогресс характеристики Ловкость).

Малое Коварство Выносливости (до девяти процентов очков опыта, которые начисляются в бою на дополнительные характеристики, переходят на прогресс характеристики Выносливость).

Малое Коварство Наблюдательности (до десяти процентов очков опыта, которые начисляются в бою на основные характеристики, переходят на прогресс характеристики Наблюдательность).

Малое Коварство Опеки Стикса (до одиннадцати процентов очков опыта, которые начисляются в бою на основные характеристики, переходят на прогресс характеристики Опека Стикса).

Увеличение опытности 1–4.

Малая тихая смерть – 50 % вероятность, что шум выстрела модифицированного оружия будет снижен в 2 раза.

Уменьшение веса (камень свободы) – 22–35 % (с полным сохранением боевых и прочих свойств предмета). Внимание! Такой опцией на снижение веса предмет можно модифицировать лишь однажды.

Прочность (кристалл прочности) – незначительное повышение прочности предмета.

Вес модификатора: 22 грамма.


Как там говорил торговец из первого в жизни Читера стаба? Того самого, куда его привёл незрячий Март. «Они разные, но меньше чем за семьсот пятьдесят в продаже не встретишь. Причем, по такой цене идёт чуть ли не мусор бесполезный».

Этот кристаллик, неравномерно-розоватый с одной стороны и ярко-синий с другой, на мусор непохож. И дело тут не в красоте (весьма сомнительной), а в свойствах. Они у него не сказать, что фантастически крутые, но некоторые весьма и весьма полезные. От того же снижения веса Читер не откажется. Оно и для винтовки лишним не будет, и тем более – для неподъёмного меча. Тем более указано, что на боевых свойствах изменение не скажется.

Читер бросил взгляд влево, затем вправо. Куда ни глянь, на каждом камне поблёскивают десятки кристаллов разных расцветок и размеров. Они резко контрастируют с непроглядно-чёрным нодием, на котором сидят, будто чистенькие грибы на влажной земле.

Если посмотреть ещё дальше, можно разглядеть сотни. А на центр вообще лучше взгляд не переводить, там почти всё блестит и переливается. Доходит до того, что на некоторых камнях не просматриваются нашлёпки нодия, он полностью скрывается под слоем модификаторов.

Вспомнился Клоун. Тот самый момент, когда Читер вместе с ним воду искал, а нашёл душистую смолу. Именно тогда и узнал, как пахнет это ценнейшее сырьё.

Что там Клоун говорил? «Ходят истории про чуваков, которые нарывались на поляны, где модификаторы, как цветы на весеннем лугу росли. Чуть ли не мешками набивали, а потом жили, как короли. Но я в такие сказки не особо верю. Два-три найти – уже охренительная удача».

Получается, Читер как раз из этих самых счастливчиков. Луг, на который он нарвался, и впятером не выкосить. Модификаторы весят от двадцати до пятидесяти грамм. Тысяча штук потянет около тридцати пяти килограмм. Пара тысяч – все семьдесят. А тут их десять тысяч по самым скромным подсчётам. И далеко не все из них малые. Здесь попадаются все четыре вида, так что, есть ещё средние, большие и великие. Естественно, цена на них тоже повышается по нарастанию ранга. Столько потянут самые лучшие, с оптимальными наборами свойств – невозможно представить.

Эх, надо было ценами поинтересоваться, поточнее. Но тут, даже если не вдаваться в повышающие свойства, понятно, что разница должна выйти очень приличной.

Средний модификатор, при неудаче, снимает все установленные модификации и может повредить предмет. Но вот полностью его поломать, до состояния, когда нельзя отремонтировать, уже не получится.

Большой вообще не наносит ущерба, просто убирает всё, что было. Ну а великий, если не повезёт, пропадает впустую, ничего не изменяя.

Ну и сами свойства очень прилично отличаются от вида к виду.


Великий модификатор. Преобразовывает предмет, передавая ему одно из заключённых в модификаторе свойств. При неудачном преобразовании свойства всех установленных ранее модификаторов сохраняются, а предмет не получает повреждения.

Внимание! Свойства от разных великих модификаторов не могут дублироваться (например, нельзя получить две прибавки на характеристику Ловкость от двух великих модификаторов)! Но если вам захочется попробовать выбрать именно одно свойство, вы можете попытаться использовать модификаторы рангом ниже.

Свойства модификатора.

Увеличение характеристики Ментальная сила на 14–20 уровней.

Увеличение характеристики Грани Таланта на 14–20 уровней.

Великое коварство Ментальной силы (до семидесяти пяти процентов очков опыта, которые начисляются в бою, переходят на прогресс характеристики Ментальная сила). На улучшенном этим модификатором предмете может быть только одно коварство Ментальной силы, или схожие с ним усиления.

Великое преобразование опыта (до семидесяти пяти процентов очков опыта, которые начисляются в бою, переходят на дополнительные характеристики (равномерное распределение)). На улучшенном этим модификатором предмете может быть только одно великое преобразование опыта, или схожие с ним усиления.

Защита от дальнего сканирования (персонажи и существа с умениями дальнего обнаружения не смогут вас обнаружить, пока не приблизятся на двести шестьдесят метров).

Регенерация Духа Стикса +0,25 единиц в минуту.

Прочность (кристалл прочности) – колоссальное повышение прочности предмета (в случае, если модифицировано холодное оружие, остриё и режущую кромку крайне тяжело повредить. Также предмет приобретает свойство самозатачиваться до бритвенной остроты, устраняя при этом даже значительные повреждения. В случае огнестрельного оружия, можно использовать нестандартные боеприпасы повышенной мощности. Риск разрыва ствола снизится весьма значительно).

Вес модификатора: 48 грамм.


Читая описания всё новых и новых и новых модификаторов, Читер облизываться не успевал. Один лучше другого, предметы, получившие такие усиления, станут воистину волшебными.

И дорогими.

А уж сколько стоит весь этот «весенний луг», если полностью очистить его от кристаллов и нодия – невозможно вообразить.

Да уж, ещё неделю назад Читер бы от радости в обморок грохнулся, завидев такое. Но сейчас смешно получается, ведь он не столько рад, сколько озадачен. Это потому, что у него и без того богатств хватает. Он не представляет, как старые приобретения сохранить, а тут, внезапно, новые нарисовались.

Да ещё в столь несусветных количествах.

Всё Читеру не утащить, с этим, увы, придётся смириться. И сумеет ли за ними когда-нибудь возвратиться – неизвестно. Очень уж опасные края, да и оседать в этом регионе не собирается. Ему дальше надо идти, на восток, а не здесь бизнес крутить.

Но если прихватить только часть – почему бы и нет?

К тому же у Читера скопились вещи, которые можно усилить. Плюс имеется бонус за второе общемировое достижение. Он, во первых, позволяет самостоятельно модифицировать и привязывать предметы; во вторых, при модифицировании открывается опция выбора трех желаемых свойств из доступного списка, который у каждого кристалла индивидуальный. Шанс выпадения улучшений именно на эти характеристики увеличивается на сорок восемь процентов.

Можно и для себя вещички улучшить, и на обмен что-нибудь сварганить. Учитывая, что экономить не придётся, есть шанс создать нечто такое, чего в продаже не бывает, или бывает невероятно редко. Удачная модификация стоит в несколько раз дороже вложенных в неё кристаллов. Так сказать – скомпонует часть сокровищ в дорогостоящие предметы.

Поднял вещицу, резко отличающуюся от фона, но при этом не относящуюся ни к нодию, ни к шарам привязки, ни к модификаторам. Тяжёлая аккумуляторная батарея, с её контактов свисают толстые провода. Простейшее устройство для сбора трофеев, растущих на таких местах. Кто-то из «гробовщиков» так торопился, что выронил, а поднимать не стал.

И хорошо, что не стал. В хозяйстве пригодится.

Читер прикоснулся оголёнными концами скрутки проводов к первому попавшемуся кристаллу. Тот сам отвалился от нодия и с легким звоном прокатился по каменистой почве.


Вы добыли малый модификатор. +1 к Наблюдательности. Это ваш первый добытый модификатор. Бонус: 50 очков свободного опыта к дополнительным характеристикам. Поздравляем!


Покосившись в сторону центра «весеннего луга», Читер прикинул фронт работ и понял, что сможет поднять здесь не меньше десятка тысяч прогресса к Наблюдательности.

Приятная прибавка.

А ещё он понял, что ночка предстоит непростая. Придётся немало потрудиться, собирая самые лучшие модификаторы. Для этого понадобится часами лазить среди камней, очищая их от самого ценного.

И если попадутся великие шары привязки, надо тоже прихватить несколько штук. Они самые лучшие: срабатывают безотказно, с нулевым шансом повредить вещь.

В общем, работы непочатый край, а до рассвета не так уж далеко.

Глава 12 Жизнь девяносто первая. Интерлюдия

Пуля прошила голень идеально посредине, будто стрелок, перед тем как нажать на спусковой крючок, рулеткой промерил расстояние между коленом и ступнёй.

Но конечно же всё происходило не так, ни о каком расчёте не могло быть и речи. Банально не повезло с рикошетом. Короткая очередь, выпущенная кривой рукой тупого и косоглазого автоматчика, ушла гораздо левее цели. Но увы, одна из пуль неудачно приложилась о камень, после чего сменила направление. И вот уж невезение, так невезение, – на её пути оказалась нога.

Рикошет от твёрдой поверхности на пользу здоровью не идёт. Пуля деформируется и может получить такие повреждения, что рана загрязнится значительным количеством металлических фрагментов. Такую надо чистить и чистить, не то недолго и до беды довести, когда жизнь придётся спасать ампутацией. И чем быстрее тебе окажут квалифицированную врачебную помощь, тем лучше.

Врачей ни поблизости не наблюдалось, ни вдали. Поэтому Няша сделала то, что всегда делала в таких ситуациях. Чуть оторвалась от погони, остановилась на минутку и торопливо перемотала ногу бинтом прямо поверх штанины, стараясь затягивать повязку как можно туже.

Штанина не первой свежести, а рана, возможно, и без того грязная. Но на это можно не обращать внимание, ведь Континент полностью ненормален, здесь про гангрену никто никогда не слышал. Как и про множество других неприятных вещей, вызываемых патогенными микроорганизмами.

На повязке проступает кровь, но в целом, можно считать, что повезло. Вытекло немало, но не так уж и много, крупные сосуды если и задеты, выдавать фонтаны не стали. Скорость, конечно, замедлилась, каждый шаг приводит к вспышке боли в повреждённой мышце, но это мелочи.

Бывало и хуже. В том числе и с этой ногой, она какая-то невезучая. Не так давно её едва не оторвало, когда один из психов, которые кишмя кишат на первой фазе загрузки кластера, обстрелял машину из пулемёта. Кость тогда разнесло на несколько кусков. Могло случиться нехорошее, если бы не Рокки с его микроскопическим мозгом новичка, телосложением атлета и меткостью читера.

Даже тогда она выкарабкалась, не потеряв жизнь.

И сейчас тоже выкарабкается.

Наверное…

Подъём завершился. Дальше начинался крутой, местами обрывистый склон, по уступу которого тянулась узкая тропа. Немногие о ней знают, ещё меньше тех, кто рискуют использовать. Здесь, в предгорьях приграничной зоны, и без того опасностей хватает, чтобы искать новые нездоровые приключения. Шагать там, где и камень на голову может сверху прилететь, и шаткий валун на сужении способен выскользнуть из-под ноги, не каждому захочется.

Няша осторожно перебралась через одно из опасных сужений. Не так давно здесь случился грандиозный камнепад, слизавший со скальной стены солидный пласт. Несколько здоровенных глыб задержались на уступе, неустойчиво сцепившись друг с дружкой и поверхностью тропы. Достаточно небольшого усилия, чтобы этот ненадёжный завал развалился и отправился вниз с высоты не меньше сотни метров. Обрыв тут почти вертикальный, зрелищно полетят.

Будь у Няши мина, она бы могла устроить здесь нехороший сюрприз. Если чуточку повезёт, враги, которые переживут взрыв, всё равно погибнут, если срочно не научатся летать.

Но мины не было. Как и гранат, или хотя бы патронов. У неё ничего не осталось, Кроме верного Кусаки и короткого ножа.

На вершине завала девушка обернулась. Точка выгодная, смогла с неё рассмотреть тропу на сотни метров, но никого не увидела. Погоня, похоже, тоже изрядно вымоталась, раз настолько отстала. Им ведь бояться нечего, они прекрасно знают, что у дичи не то, что патронов не осталось, она даже автомат давно бросила. Вот уже сутки с лишним ничем не отвечает, только и делает, что улепётывает, выписывая по дикой местности причудливые кренделя, дабы не подставиться под возможных сообщников, выступивших наперерез.

Какая-то странная медлительность. Должны наоборот, в затылок дышать. У них ведь и сил побольше, и знают, что дичь ничем не угрожает.

Хотя, если подумать… А куда им торопиться? Преследователям прекрасно известно, что крови беглянка потеряла прилично. Увы, но в первый момент ситуация не располагала к тому, чтобы немедленно заняться раной. Вот и пришлось улепётывать, сломя голову, помечая свой путь алыми брызгами.

Кровь – это гидравлическая жидкость, на которой работает машина под названием человеческий организм. Её нехватка приводит к дестабилизации системы. А это – неизбежная потеря сил.

Да и кровопотеря – не единственное, что усложняет жизнь. Когда она последний раз ела? Треть шоколадного батончика сжевала на ходу – всё, что оставалось.

И было это позавчера.

А вчера Няша допила последний глоток живчика. Дальше только спораны в рот, стараясь не проглотить спасительную и убийственную гадость. Но это неполноценная замена раствора, даже если сидеть на прямом употреблении недолго.

Спасибо, что хоть с водой проблем нет. Здесь, в заросшей таёжным лесом горной местности, ручьи текут в каждом распадке, в любой низине. Достаточно спуститься, и полоска жажды сразу идёт на поправку.

У погони таких проблем нет. Там всё схвачено, ведь её возглавляет сам Дурман. Этот физически-моральный урод не любит своё прозвище и потому требует, чтобы его называли по должности – шерифом. Только должность эту он сам себе придумал, как и некоторые детали биографии. Няша знает о нём много такого, о чём он предпочитает не распространяться. Весь тот период жизни, когда он состоял в банде Ромео и воевал против Валькирии – это запретная тема.

Потому что сейчас Дурман остепенился. Он всегда был пронырливым, вот и здесь, на краю региона, ухитрился выслужиться перед местным полусумасшедшим князьком, которого называют Пророком. Можно на что угодно поспорить, что это ненастоящее прозвище. Няше не доводилось близко сталкиваться с этим игроком, но не удивится, если на самом деле его окрестили неблагозвучно, как и полагается крестить неприятных людей.

Пророк, Дурман и прочая шайка кичатся тем, что быстро навели в приграничье полный порядок. Вот только держится этот порядок на штыках секты. Никак иначе их организацию не назовёшь. Одни массовые аутодафе чего стоят – нормальные люди такими делами не занимаются. Местные или смирились, полностью подчинившись, или подались в другие края. Ну а посторонние стараются не лезть туда, где всем заправляют такие уроды.

Да и смысл лезть, если здесь нет ничего ценного? Бедные земли, воевать за них никто не станет. Вот потому здесь тихо и спокойно.

Но это местные дела, и Няшу они не касаются. И не касались бы, не сунься она в этот трижды проклятый посёлок. Кто же знал, что у них тут и правда всё настолько печально. Люди какие-то озверевшие, причём все до единого. Да, красный ник у незнакомцев нигде не любят, но здесь слово «любовь» неприменимо даже в отрицательном контексте.

Злоба до скрежета зубов. Лютая ненависть. Плюс Дурман не против объяснить Няше, что людям, знающим его по прошлой жизни, не стоит так далеко забираться на северо-запад.

Ну да. Уроду сплошная выгода.

И Няша оказалась крайней.

Наверное, надо научиться держать себя в руках, стараясь избегать конфликтов, а не подключаясь к ним. Не стоило ей валить тех двух идиотов. Но они почему-то решили, что жестяные звёздочки «помощников шерифа» дают им право карать всех, у кого ники не того цвета.

В этих лесистых горах все посёлки повязаны в одну сеть. Даже самый нейтральный стаб обязан платить налог, начисленный Пророком, и оказывать помощь представителям организации. Взамен посёлок получает защиту, по большей части заключающуюся в том, что его не трогает та самая организация, которая его и защищает.

А это стоило своих денег.

В мире, где на близких территориях любой может связаться с любым, несложно организовать облаву по всем правилам. Преследователи передвигались налегке и не испытывали нужды не в чём. В каждом посёлке их снабжали продовольствием и живчиком, а то и пополнение присоединялось. Если вначале Няшу преследовали всего лишь пятеро, сейчас, в последний раз, она одиннадцать насчитала.

И не факт, что с того времени их количество не прибавилось.

Няше в местные посёлки хода нет. Единственной попытки хватило, чтобы это осознать. И жива она до сих пор только потому, что здесь почти нет дорог, по которым дичь можно легко обгонять и обкладывать с разных сторон. Плюс передвигается только там, где асфальта и быть не может. Самые глухие дебри выбирает. Спасибо, что немного знакома с местностью, доводилось здесь бродить. Давно это было, по меркам Континента. Почти первые шаги новичка. Мозгов тогда, конечно, не хватало, зато вычищенная память способна подмечать многое и даже маловажные детали забывает неохотно.

Пока что она не попалась. Но если не стряхнёт этот хвост, бегать ей осталось недолго. Один раз уже почти подловили, и теперь приходится хромать. Следующая пуля может прилететь в голову.

А это, конечно, очень плохо. И дело даже не в том, что жизней осталось немного. Есть риск, что одной не откупится. По слухам, некоторых из своих врагов организация даже на респе умудрялась подлавливать. Это не так уж и сложно, если знать периоды перезагрузки всех ближайших кластеров, присматривая за теми, которые Система назначила зонами воскрешения. Разумеется, такое возможно только в тех случаях, когда хватает исполнителей с подходящими для охоты умениями.

Исполнителей у этих сектантов много. Самых разных. Должно хватать.

Тропа вновь пошла на подъём. Смутно вспомнилось, что дальше протягивается продолжительный спуск. Надо прибавить шагу, не то подловят на нём и легко расстреляют с высоты. Прятаться там негде. Разве что за камень, или в расщелину забиться. Но какой смысл сидеть в укрытии? Преследователи только рады будут, ведь это предоставит шанс взять жертву живьём.

Вспомнились омерзительные рассказы про аутодафе.

Няшу передёрнуло.

Нет, живой этим ненормальным она попадаться не собирается.

Садисты конченные…

Оказавшись наверху, поняла, что память её и правда не обманула. Тропа дальше скатывалась вниз. Поначалу очень круто, затем всё более и более положе. И на протяжении не менее полукилометра просматривается прекрасно. Встречаются, конечно, местечки, где можно укрыться, но увы, – это не её вариант.

Её вариант – ноги. Одна из которых прострелена и сочится кровью через дрянную повязку.

Остаётся бежать со всей оставшейся дури, рискуя при неудачном шаге шлёпнуться с обрыва.

Над ухом нехорошо свистнуло, после чего прилетел треск винтовочного выстрела. Даже не подумав оглядываться, Няша пригнулась и спрыгнула с невысокого уступа на удобный валун. Вершина его плоская и затянута сплошным слоем шершавого лишайника, ни выступов, ни трещин нет. Погода стоит сухая, вот и он не мокрый, так что риск поскользнуться невелик.

Прыжок удался, если не считать того, что невольно вскрикнула от вспышки боли в голени. Рана серьёзная и на резкие нагрузки реагирует жестоко.

Но всё обошлось, здесь стрелок не достанет.

Однако – это единственный приятный момент. То, что кто-то вообще сумел выстрелить вслед и чуть не попал, означает, что он уже добрался до ближайшего перегиба тропы. А это всего лишь метров двести пятьдесят отсюда. То есть, напрасно она расслабилась, решив, что погоня прилично отстала. Что бы там у них ни случилось, они уже не просто наверстали потерянное, они оказались гораздо ближе.

Да они уже почти добрались. Увы, как она не старается, ей ни за что не обогнать этих сытых и здоровых лосей, для которых преследование – лёгкое развлечение. Ведь нет ничего приятнее, чем догонять безответную дичь, если ты моральный урод.

Коими они всё поголовно и являются.

Бросив впёред затравленный взгляд, Няша поняла – это всё. Дальше начинается один из сложнейших участков тропы. Быстро такой не проскочишь даже на здоровых ногах и полной сил. Она и половину не успеет преодолеть, как погоня доберётся до этого завала.

И устроят здесь тир.

И что же тогда остаётся? Прыгать с обрыва вниз головой, чтобы недолго мучиться?

Няша рванула вниз с максимально возможной прытью. Не в пропасть, конечно, а по тропе. Нет, вовсе не надеясь успеть обогнать погоню, скрывшись за очередным перегибом.

Туда никак не успеть, её цель располагалась гораздо ближе.

Одинокая лиственница совершила настоящее чудо: она выросла среди камней, без намёка на почву, прямо посреди тропы. Бушевавшие при близких перезагрузках ветра не смогли сбросить её с уступа, но постепенно наклонили ствол. Чем дальше он вытягивался, тем труднее сопротивляться напору стихии и удерживать корни по трещинам. Одна хорошая буря, или несколько лет обычной погоды, и это всё – больше не простоит.

Добравшись до лиственницы, Няша поняла, что зрение и память её не подвели. Тропа здесь сильно сужается из-за огромного валуна, развалившегося на её краю, и выступа скалы, выдающегося напротив. Чтобы пройти, пришлось протискиваться в узкий промежуток между камнем и стволом дерева. С её телосложением – ерунда, а вот преследователям придётся боками продираться.

Зато дальше всё сильно изменялось в лучшую сторону. Тропа расширялась в несколько раз, и даже ухабы на нет сходили. Можно даже на машине кататься, если как-то её сюда затащить. Разве что для разворота места не останется. Надолго эта «автострада» не растягивалась, но метров пятьдесят можно пробежать в максимальном темпе, не рискуя сломать ноги из-за трещин и затянутых мхом провалов между здоровенными валунами.

Однако, Няша даже не подумала припустить со всех ног. Не торопясь, сберегая силы, прошла шагов пятнадцать, присела, выставив перед собой подраненную ногу. Вспорола ножом повязку, торопливо размотала по камням окровавленный бинт. Поднялась, оценила получившуюся картину. Сочла её естественной. Где, как не здесь, надёжно укрывшись от взглядов преследователей, беглянка могла остановиться и позаботиться о себе.

Вернувшись, присела за тем самым выступом скалы, который почти упирался в одинокую лиственницу. Здесь погоня её не заметит, пока впереди идущий не проберётся через сужение. И с большой вероятностью это окажется сам Шериф. Именно он вёл группу, когда Няша рассмотрела преследователей в последний раз. И из винтовки пострелять этот гад всегда любил. Причём, не слишком метко.

Полевые условия для этого козла – не главный конёк. Не любит далеко отрываться от комфортных мест. И вообще, как одиночный боец, он никогда ничего из себя не представлял. Шериф уже не первый день на ногах, его смертельно достала эта погоня, хочется побыстрее её закончить и вернуться туда, где можно насладиться всеми привилегиями высокого положения. Когда взгляд выхватит бросающуюся в глаза размотку бинта, на какое-то мгновение это всецело займёт внимание. Он ведь ни разу не великий охотник, а потому должен верить в то, что беспомощная дичь неспособна огрызаться.

Расчёт у Няши не сказать, что безукоризненный. Но опыт подсказывает, что именно самые наглые замыслы, где нет нагромождения сложностей и многое решают личные способности, имеют повышенные шансы на успех.

Вот сейчас и узнает, везёт ей сегодня, или нет.

Прочь лишние мысли из головы. Очистить разум. Смотреть только на то, как меняются цифры на системном таймере. В последнее время у неё в привычку вошло на него поглядывать.

Пара минут, и всё закончится.


Няша ошиблась, погоня показалась спустя пять минут. Слишком долго, она уже даже начала подумывать, что напрасно связалась с отчаянной затеей. Надо было бежать, ведь за такое время вполне можно успеть преодолеть злополучные полкилометра.

Что-то Шерифа и его шайку задержало. Скорее всего, они перед последним подъёмом устроили рывок и выдохлись, пытаясь застичь беглянку на открытом участке. А затем им, запыхавшимся, пришлось тащиться вверх по не очень-то комфортной тропе.

Но вот, наконец, уши уловили звуки, непохожие на шум природного окружения. Шаги по камням, звон металла, а потом кто-то кашлянул, опровергая всеобщее мнение, что игрокам симптомы простуды неведомы.

И вот уже совсем рядом, рукой подать, кто-то звучно притёрся о затянутый лишайником камень.

Няша поняла – пора.

Чуть отклонилась, краем глаза разглядела, как из-за ствола дерева показался высокий туристический ботинок, торопливо нащупывающий опору меж переплетениями выпирающих из каменных развалов корней.

Кусака со свистом рассёк воздух, загораясь при этом голубоватым пламенем. Вспышка разряда сверкнула, когда лезвие коснулось красноватой коры одинокой лиственницы. Не задержавшись ни на миг, и не ощущая сопротивления крепкой древесины, клинок понёсся дальше, наискосок перерубив ствол.

И ноги Шерифа.

Удар был нанесён под точно выверенным углом. Как хорошо, что это стаб, где ничего не меняется, или почти не меняется. Работают не перезагрузки, а природа, а она здесь заранее подсуетилась, наклонив лиственницу в правильном направлении. Лишившись опоры, немаленькое дерево завалилось на цепочку людей, растянувшуюся по тропе.

Двигались они тесно, а деваться им там некуда. Справа скала, слева обрыв, под ногами ровный уступ, без намёка на укрытие. Лиственница, приложившись по людям стволом и ветвями, после удара подпрыгнула и будто оттолкнувшись от каменной стены, сверзилась в пропасть, увлекая за собой тех, кто ухитрились удержаться на краю.

Всё это Няша наблюдала во всей красе, потому что выскочила из своего укрытия, дабы проконтролировать ситуацию. Успела заметить, как последний преследователь успел отскочить, неловко уворачиваясь от верхушки дерева. Запнулся о выпирающий камень, на ногах не удержался, рухнул на копчик, но зато избежал общей участи.

От души размахнувшись, Няша отправила Кусаку в стремительный полёт, завершившийся в груди «счастливчика». Увы, лёгкий бронежилет выдержал, не пропустил сталь. Но удар вышел сильным и болезненным, что хоть на секунду-другую должно ошеломить противника.

Не теряя времени, склонилась над истошно орущим Шерифом. Тот мало того, что лишился ног чуть выше колен, так ещё и правую руку размозжило комлем завалившейся лиственницы. В общем, теперь ему есть о чём поведать миру, потому и шумел так, что уши закладывало.

Няше повезло, – пулемёт Шерифа не повредило и не придавило. Лежал удобно, крепясь к телу хитроумной системой тактических ремней. Варварски разделавшись с парой из них при помощи ножа, она, не теряя бесценное время на прочие, припала на колено пониже, развернула оружие и выдала длинную очередь по арьергарду колонны. Там как раз пришёл в себя мужик, познакомившийся с Кусакой, да и ещё одного зацепило не сильно, бодрым остался. Ветки на макушке не тяжёлые, да и ствол тоже тонкий, вот и легко отделался.

Исправив этот недочёт, Няша выпустила несколько очередей по прочим телам, оставшимся на тропе. Разницы между неподвижными и шевелящимися не делала. Патронов в ленте хватает, нет нужды экономить. Палила, пока все не перевела.

Затем позаимствовала пистолет у Шерифа, который и на этот раз не возразил против отчуждения имущества, и прошлась по тропе, выпуская по пуле в каждую встреченную голову.

Заодно и пересчитала.

Всего лишь семеро, а не одиннадцать. Несколько улетели вниз, и сколько именно – непонятно. Один из них продолжал орать со дна пропасти, ухитрившись пережить затяжное падение. Повезло на дерево рухнуть, погасив скорость о податливые ветви, или как?

Впрочем, везением это не назовёшь. Крики у него не похожи на радостные, он явно много чего себе повредил. А по прошлому опыту Няша помнила, что под скалой, как это свойственно многим преградам, пролегает тропа миграций заражённых. Даже если их поблизости нет, на пальбу примчатся быстро.

Вернулась к Шерифу, продолжавшемуся надрываться, надавила горячим пистолетным стволом под выпученный глаз и злобно рявкнула:

– С другой стороны кто-то есть?! Там засада?! Отвечай!

– Да какая, в задницу, засада! – взвыл громила. – Какая тропа?! Я вообще не пойму, куда ты нас завела!

– Туда куда надо, Сусанин сказал… – задумчиво пробормотала Няша.

– Что?! Какой Сусанин?!.. Перевяжи меня! Я ведь подыхаю!

– А у тебя бинты есть?

– Да! Есть! – почти радостно воскликнул Шериф.

– Это прекрасно, – одобрила Няша. – Мне они пригодятся.

– Приго… Что?! Слушай, давай поговорим! Есть разговор!

– Я всегда открыта для доброжелательного общения. Обязательно напиши мне с респа, – произнесла Няша, после чего резко поднялась и выстрелила.

Стало почти тихо, только снизу кто-то продолжал надрываться. Но нотки криков заметно изменились. Там теперь не просто боль играет, там боль перемешалась со страхом. И чуткие уши бывалого игрока расслышали озадаченное урчание. Похоже, мертвяк отыскал добычу, но испытывает с ней какие-то затруднения.

Склонившись над камнем, Няша уставилась вниз и разглядела кричавшего. Её предположение оправдалось, он и правда упал на дерево. Точнее, пролетел через крону старой сосны, но не до конца. Сломал верхние мелкие ветви, а одна из нижних выдержала и оторвав штанину, откинула его вбок, где тело бедолаги нанизало на макушку сухой лиственницы, умершей в юном возрасте. Вот и орал теперь метрах в семи над землёй, озадачивая заражённых, переминающихся под ним.

Ничего, твари до него обязательно доберутся. Где мелкие появились, там и крупные не заставят себя ждать. А уж они без труда справятся с возникшим затруднением.

Няша их подождёт. Неспешно разберётся с ногой, посидит на краю обрыва, а затем будет стрелять и стрелять. Кач не помешает, да и всю добычу ей отсюда не утащить. Почти все стволы, увы, придётся оставить. Так почему бы не извести лишние патроны с пользой, раз выпала такая возможность.

Стащив с Шерифа рюкзак, сорвала заодно и флягу с пояса. Жадно отпила живчик, поморщилась. Как и принято у недоумков, спирта на раствор не пожалели. Ну да сейчас не та ситуация, чтобы носом крутить. Радоваться надо. Одним махом избавилась от погони и существенно поправила материальное положение. Теперь вообще нет смысла в посёлок соваться. Того, что соберёт с тел, ей надолго хватит.

Переберётся в другое место. Ей ведь всё равно, где бродить. Лишь бы поближе к границе. Без разницы к какой, она ведь понятия не имеет, какая из них нужная.

Да блин! Ну как так! Из-за этих тупых неудачников она пропустила сигнал системного таймера. Тот звякнул как раз в разгар скоротечной схватки.

Торопливо передала лидерство отряда Читеру. Опоздание невелико, но обидно. В этом вопросе надо придерживаться строжайшей пунктуальности.

Хотя, какой смысл? Может уровнями Читер и растёт не по дням, а по часам, а вот про интеллект такое не скажешь. Ей, чтобы добыть таблицу азбуки Морзе, пришлось подстрелить двоих игроков, одного из которых наглухо. Ну что поделаешь, если краснота её ника многих смущает настолько, что приходится усиливать её снова и снова. Как, например сейчас, завалив сразу кучу тех, кого Система не считала недружественными ей целями.

А ведь они не в турпоход пошли, они загоняли человека, чтобы убить его страшной смертью. Априори – все виноваты в том, что с ними делали. Ни одного минуса на гуманность не должно зачислиться.

Однако, зачислились.

Тупая Система!

Тупой Шериф!

Тупой Читер!

Все тупые!

А его-то за что приласкала? За что-что, за что… Да за дело! Ведь он и правда звёзды с неба не хватает. Все предыдущие попытки выдерживать интервалы передачи лидерства провалились. Читер не пытался действовать также, его возврат лидерства был хаотичным явлением, а не продуманным, как Няша почему-то вообразила, столкнувшись с этим впервые. Сейчас она перестала экспериментировать с азбукой Морзе и перешла на очередную разновидность алфавитного шифра. Если правильно подбирать слова, есть шанс привлечь внимание однотипными последовательностями времени передачи. Однако, делала это скорее по привычке, чем рассчитывая на внятный ответ.

Нет, один раз Читер всё же ответил. Точнее, написал сам, совершенно не в тему. И написал способом, за который, должно быть, ему пришлось немало выложить. Но это, увы, оказался разговор в одну сторону. Даже если Няше удастся собрать такую сумму, нужного специалиста придётся искать в большом стабе. А её красный ник далеко не в каждом мелком готовы терпеть.

В общем, остаётся один вариант, – снова и снова передавать лидерство по таймеру.

Присев на краю обрыва, она жадно впилась зубами в кусок ветчины, любезно одолженный Шерифом. В его рюкзаке еды немного, но вся отборная. Видно, что погоню снабжали по высшему разряду, а не сомнительной тушёнкой в ржавых жестянках.

Это хорошо. Няша любит вкусно поесть.

Скосила взгляд вниз. Мертвяки прибывали, но пока что их слишком мало, чтобы начинать отстрел.

Ничего. Ей пока что некуда торопиться. Подождёт.

Пробежалась по системным логам. Да уж, прилично минусов в карму нахваталась. Эх, с такими делами ей никогда в жизни из красноты не выбраться. Вечно в тупые истории вляпывается.

Не удержавшись, забралась в отрядные логи. Это, в какой-то степени, позволяло узнавать, как там дела у Читера. Няша видела все трофеи, что собирали и он, и принятые им в отряд непонятные люди. Иногда ему доставались очень ценные предметы в неожиданно-больших количествах. Иногда погибал бывший Рокки, иногда гибли его спутники. Затем их иконки вновь оживали, или исключались из пати. Вечное действие, нескончаемые события. Заметно, что где-то там, за тридевять земель, ему живётся нескучно.

О! Хорошо, что заглянула. За время погони что-то новое появилось. Надо оценить.

Увидев концовку отрядного лога, Няша подавилась ветчиной и кашляя, ошеломлённо выдала:

– Это как?! Да кто ты, блин, такой?! Реально, что ли, читер?!

Глава 13 Жизнь девятая. Сокровища пустыни

До рассвета сделать все дела не получилось. Днём Читер кое-как отоспался, и снились ему разноцветные сокровища. Всю следующую ночь он тоже потратил на то, чтобы пробираться к «весеннему» лугу разными путями, дабы не натоптать заметную тропу. А там планомерно расчищал метр за метром, подсоединял провода ко всем модификаторам. При этом мелкие и средние почти не подбирал, оставлял валятся. Прикасался к ним лишь ради кача.

За самый ничтожный кристалл давали единичку к Наблюдательности; за средний три единички; за большой двоечку к свободному опыту на основные характеристики, пятёрку к Наблюдательности и двойку к Удаче; за великий десятку и пять к этим же характеристикам, плюс тройку к свободному опыту на дополнительные характеристики. Учитывая несусветное количество трофеев и лёгкость работы с ними, кач выходил очень даже приличный.

Забирать добычу в рюкзак при этом – не обязательно. Действие засчитывается, как только модификатор отделяется от нодиевого субстрата. А это происходит в то же мгновение, когда его касаются оголённые концы проводов. Потому Читер большую часть времени «брил» камни, поспешно очищая их от кристаллов. Для себя выбирал лишь самые крупные, складывая в рюкзак. За минуту мог успевать до нескольких десятков раз поработать проводами, за ночь это до пяти-семи тысяч доходило. Перед рассветом работу сворачивал, возвращаясь в крепость с добычей в двух рюкзаках, в инвентаре, в карманах и пластиковых пакетах в обеих руках.

Ну а там спал и занимался экспериментами с предметами, которые можно модифицировать.

Выматывался при таком режиме здорово, потому как не любил отсыпаться при свете дня. Но это того стоило. За две ночи в Наблюдательность влилось больше двадцати двух тысяч очков прогресса. Эта характеристика скакнула до семьдесят седьмого уровня, заметно обогнав извечную фаворитку – Удачу, которая, несмотря на то, что тоже получала подпитку от добычи модификаторов, не поднялась выше семидесяти трёх.

Днём Читер не только храпел и запасы подъедал. Он важными делами занимался. Сначала просто экспериментировал с модификациями, не особо гоняясь за результатами. Затем, постепенно, выработал оптимальную стратегию. Сортировал кристаллы, группируя по нужным свойствам и выбирал только три из них, как позволяло умение. Но и все прочие возможности не упускал. Если на предмете, допустим, уже установлена прибавка к Скорости и Ловкости, второй раз её уже не получишь. То есть, для дальнейшего усовершенствования можно выбирать трофей именно с этими характеристиками. Получается, список возможных вариантов сокращается на два, и это резко повышает вероятность, что выпадет именно то, что нужно.

Первый день Читер учился сокращать списки до минимума, заодно вникая в систему списка доступных прибавок. А вот на второй развернулся на славу, переведя немало модификаторов. Добивался не только выпадения нужных параметров, а ещё и старался доводить их до максимально возможных показателей. Благо, великих кристаллов хватало, а они значительно облегчали жизнь для тех, кто стремились получить самое лучшее.

Было с чем опыты проводить. Из гробницы добыл меч, топор, ожерелье и браслет. С собой притащил винтовку, лук и ботовский пистолет. Все эти предметы не рядовые, их можно модифицировать.

Чем Читер и занимался часами.

Увлекательный и нервный процесс. Один за другим поставить цепочку нужных усовершенствований и дополнить последним модификатором. А там или повезёт, или прибавка может оказаться совершенно ненужной. И тогда вещь приходится чистить при помощи не самого низового кристалла, а затем выстраивать последовательности снова и снова, пока не получится именно то, что задумал.

Либо добиваться равноценной замены.

Если про предмет говорилось, что три кристалла на него встанут железно, а пара – с некоторой вероятностью, можно смело применять шесть. Разумеется, там, где нет гарантии, приходится использовать исключительно великие, дабы не потерять ценную вещь. Но больше уже никак. Сколько Читер не пытался, но ни разу не добился успеха.

Да и последний, «лишний» модификатор, удачно ложился хорошо если в одном случае из пяти. Как прекрасно, что кристаллы не пришлось покупать, иначе мог разориться ещё на стадии первых экспериментов. Никакой добычи со скребера не хватит на такие «кутежи».

В общем, процесс только с виду покажется простым. Нервов Читеру это занятие перепортило немало.

Но результат того стоил.


Ожерелье Цаца мага-охотника народа шгра`кзцу. Найдено в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Волшебное украшение бывших. На предмет можно гарантированно установить 4 модификатора, с шансом 85 % может пройти установка пятого модификатора, с шансом 70 % может пройти установка шестого модификатора. На предмете установлено семь модификаторов. Интегрированные модификаторы: центр Физической силы, центр Ловкости, центр Скорости, центр Ментальной силы, центр Скрытности, центр Удачи, усиливающее преобразование первородных свойств.

Свойства модификации

Физическая сила +19

Ловкость +20

Скорость +18

Ментальная сила +19

Скрытность +20

Удача +19

Свойства предмета увеличиваются в два раза (если это возможно). Не относится к модификациям!

Открытое свойство: Ментальная сила +12 (усилено преобразованием), регенерация шкалы Духа Стикса +16 единиц в час (усилено преобразованием). Скрытые свойства: с высоким шансом позволяет избежать обнаружения при помощи сканирования местности умениями Континента (усилено преобразованием, не работает на дистанциях от 0 до 8 метров, чем больше расстояние, тем выше шанс).

Предмет привязан. Текущий владелец – Читер. Владелец дал предмету имя: Цаца.


Вот в такую прелесть превратилось ожерелье из гробницы.

А вот что вышло из браслета.


Защитный браслет Хрень на руке доблестного стрелка народа шгра`кзцу. Найден в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Раритет бывших. На предмет можно гарантированно установить 3 модификатора, с шансом 75 % может пройти установка четвёртого модификатора. На предмете установлено пять модификаторов. Интегрированные модификаторы: центр Физической силы, центр Ловкости, центр Ментальной силы, центр Удачи, центр духовного обогащения.

Свойства модификации

Физическая сила +19

Ловкость +19

Ментальная сила +20

Удача +18

Регенерация Духа Стикса +0,27 единиц в минуту

Открытое свойство: Меткость +5. Скрытые свойства: в случае, если в направлении владельца выпущен поражающий элемент (из оружия или вручную), владелец испытывает крайне тревожное ощущение всё время, пока поражающий элемент к нему движется.

Предмет привязан. Текущий владелец – Читер. Владелец дал предмету имя: Хрень на руке.


Эти два предмета Читер мог таскать постоянно, не меняя и не пряча. Таким образом у него всегда поддерживается солиднейшая прибавка к характеристикам и к регенерации маны. Плюс на страже безопасности двадцать четыре часа в сутки стоят два полезных защитных свойства.

В цифрах полный бонус выглядел так.


Физическая сила +38

Ловкость +38

Скорость +38

Ментальная сила +31

Скрытность +20

Меткость +5

Удача +37

Регенерация шкалы Духа Стикса +32,2 единицы в час

С высоким шансом позволяет избежать обнаружения при помощи сканирования местности умениями Континента (усилено преобразованием, не работает на дистанциях от 0 до 8 метров, чем больше расстояние, тем выше шанс).

Скрытые свойства: в случае, если в направление владельца выпущен поражающий элемент (из оружия или вручную), владелец испытывает крайне тревожное ощущение всё время, пока поражающий элемент к нему движется.


Прибавки выглядят мощно. Особенно радует регенерация маны. Вместе с родной выходят сорок пять в час. Увы, этого всё ещё недостаточно, чтобы сутками оставаться под Зеркальным хамелеоном даже при максимальном уровне Удовольствия. Однако, если не считать затраты на активацию умения, три четверти потерь теперь компенсируется. Ну и плюс шкала заливается до горловины всего лишь за девять часов.

А раньше и за сутки восстановиться не успевала.

Читер и дальше планировал эту шкалу увеличивать, но должен признать, что даже в таком виде всё смотрится замечательно. Он сможет применить несколько умений всего лишь за минуту, не спустив ману до нуля.

Оружие Читер, само собой, тоже модифицировал по полной. На меч удалось поставить девять кристаллов. Это, похоже, не только личный рекорд, – это потолок, выше которого на Континенте не прыгнуть. Когда-то доводилось слышать, что редчайшие по классу предметы, не относящиеся к огнестрелу – это то, лучше чего уже не найти. Во всё верить нельзя, но даже если где-то и существует что-то получше, не факт, что на него когда-нибудь хотя бы взглянуть получится.

Не то, что в руках подержать.

Браслет и ожерелье в сумме дают прибавку в двести семь единиц к основным и дополнительным характеристикам. Это никак, к сожалению, не отображается на уровне, следовательно, не даёт увеличение всего и вся. Получается что-то вроде того самого скрытого бонуса в тридцатку на Меткость. Но на этот бонус Читеру ни разу жаловаться не пришлось, вот и на нынешнее усиление пенять не стоит.

Он мало того, что благополучно пережил то, что с ним сотворила Киска, он в считанные дни стал гораздо сильнее. Даже без учёта бонусов от предметов его персонаж стал совершенно другим. А уж с бонусами – почти сверхчеловек.

Если вспомнить прочие прибавки, так может и без «почти».

Дополнительные свойства от оружия не работают, если таскать их в инвентаре, в рюкзаке, на поясе или за плечом. Только в руках, только наизготовку к бою. Невозможно делать это постоянно, потому в повсеместной деятельности их можно не учитывать.

А жаль. Очень жаль. Потому что с тем, что даёт меч, Читер уже даже не сверхчеловек.

Он тот, кто закусывает сверхчеловеками.


Меч Режик великого мастера Скмацсатуо Ткри, выходца из народа шгра`кзцу. Найден в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Редчайшее оружие бывших. На оружие можно гарантированно установить 6 модификаторов, с шансом 95 % может пройти установка седьмого модификатора, с шансом 80 % вы сможете поставить восьмой. На предмете установлено девять модификаторов. Интегрированные модификаторы: центр Физической силы, центр Ловкости, центр Скорости, центр Реакции, центр Удачи, усиливающее преобразование первородных свойств, камень великой свободы, пронзающее остриё, волшебная мощь сокрушающего удара.

Свойства модификации

Физическая сила +19

Ловкость +20

Скорость +20

Реакция +19

Удача +19

Свойства предмета увеличиваются в два раза (если это возможно). Не относится к модификациям!

Виртуальный вес снижен на 86 % (параметр сказывается только при переноске и подсчёте лимита тайника. В бою, при ударе, расчёт идёт от истинного веса оружия).

Кромка клинка и остриё частично игнорируют нематериальную броню, и могут проигнорировать до 12 миллиметров материальной брони.

Оружие по команде владельца может нанести сокрушающий удар за счёт скопившейся в клинке энергии. Этот удар игнорирует всё, кроме особых свойств предметов и существ, защищающих от такого свойства. Сокрушающий удар можно наносить не чаще чем один раз в десять часов.

Открытые свойства: при экипировке даёт прибавку к характеристикам, повышенная пробивная способность, тончайшая и крепчайшая кромка, быстро самозатачивается при незначительных повреждениях режущей кромки, получить значительные крайне сложно, с ними затачивается медленнее.

+0.4 Физическая сила +30 (усилено преобразованием)

+0.6 Ловкость +20 (усилено преобразованием)

+0.4 Скорость +20 (усилено преобразованием)

+0.4 Выносливость +20 (усилено преобразованием)

+0,5 Реакция +30 (усилено преобразованием)

+0,2 Удача +10 (усилено преобразованием)

Скрытые свойства: по желанию владельца возвращается к нему в руку после потери в бою (но не дальше чем приблизительно за 80-140 метров(усилено преобразованием)). Внимание! Режим возврата возможен только для привязанного состояния, или если вы потеряли меч не более трёх минут назад. В режиме возврата ваш персонаж получает все усиления от экипировки.

Предмет привязан. Текущий владелец – Читер. Владелец дал предмету имя: Режик.


Меч в сумме добавлял к характеристикам двести двадцать семь единиц. Плюс солидно подкидывал шесть коэффициентов. Это значительно серьёзнее даже в сравнении с суммарными бонусами от ожерелья и браслета. Ну и всё остальное радует куда больше нескольких добавочных единичек к Ментальной силе и прочему. Плюс, это теперь полноценное оружие, прекрасно подчиняющееся воле владельца, потому что весит не двадцать шесть килограмм, а всего лишь три тысячи шестьсот восемьдесят грамм. Это всё равно достаточно увесисто, но Читер – крепкий парень, а с учётом бонусов от вещей и оружия, его Физическая сила достигает ста восьми, при коэффициенте один и восемьдесят шесть.

Это чертовски высокий показатель. С таким можно борцовские поединки с лотерейщиками устраивать, а то и с топтунами. И это при том, что тела у заражённых нечеловеческие и значительно усиленные Системой. Вроде как, именно на силу у них подняты коэффициенты. Но это или предположения, или страшно подумать, кто и как замерял их параметры.

Но, как там ни было, таким мертвякам до вчерашнего придурка теперь далеко. Сжимая меч в левой руке, Читер, экспериментируя, правой без великого труда подбрасывал двухпудовые камни на высоту приблизительно в полтора десятка метров.

Ну и сам меч казался пусть и не пушинкой, но жаловаться на излишний вес уже не приходилось. Причём, если верить описанию, вес этот никуда не девался, и учитывается при расчёте силы ударов. Как это можно объяснить с точки зрения физики, Читер не представлял. Но, в сущности, чему тут удивляться? Ведь на Континенте много чего противоречит научным догмам (или даже здравому смыслу). Та же винтовка, тоже лишившись при модификации большей части массы, после выстрела должна лететь назад, будто её конь лягнул. Однако, можно поспорить, что ничего подобного наблюдаться не будет.

Хотя, утверждать наверняка нельзя. Испытания огнестрельного оружия Читер не проводил. Не хочется выдавать себя на всю округу, да и патронов почти не осталось. Потому предположение относится к чистой теории.

С луком, конечно, можно попробовать. Да только его вес снижать нет смысла, он и без того незначительный. Ну и отдачи почти нет. То есть, она обязана быть, но ощущается совсем не так, как у винтовки.

Тем более – крупнокалиберной.

Уже неделя миновала с момента победы над неназываемым. Читер мало того, что полностью восстановился после трёпки, заданной Киской, так ещё и усилиться умудрился. Плюс к не сказать, что очень уж увесистом мешку с трофеями, добавилось новое богатство. Оно, увы, куда тяжелее, и бросать тоже нельзя.

Но, к сожалению, все унести не получится. Рюкзаки не бездонные, да и лямки у них вес в полтора центнера не выдержат. А тысяча больших и малых модификаторов тянет на два с половиной пуда. Сам-то Читер, при нынешней силе способен на многое, но даже набив добра повсюду, куда можно и нельзя, придётся большую часть оставить.

Раздумывал над вариантом устроить клад. Но как? Это ведь Континент, где зря не оставишь. А стабов поблизости ни одного не наблюдал. Серо-жёлто-чёрная пустыня везде одинаковая, и границы не просматриваются издали. Искать вслепую, читая по каждому кластеру подробную информацию – это прорва времени и риск нарваться. Большой чёрной машины у него нет, следовательно, серая стая, примеченная два дня назад, нагонит легко. И даже патронов почти не осталось, чтобы устроить последний бой по всем правилам.

Мечом отмахиваться – тоже не вариант. Читеру сейчас не до тренировок, но при любой возможности пытается отрывать по несколько минут от дел и потому выяснил, что даже с улучшенным оружием ничего запредельного из себя не представляет. Да, сильный, да, ловкий, но нет того, что можно подтянуть к понятию «мастерство». Или усвоенный артефакт ещё не приспособил тело к фехтовальному искусству, или что-то с этим не так, и вряд ли получится разобраться самостоятельно.

На «весеннем лугу» осталось немало нетронутых модификаторов. По приблизительным прикидкам – минимум десять процентов. Читер расчистил от «кристаллической поросли» лишь самые богатые скопления, где получалось работать быстрее всего. Ещё одна ночь, и полностью разберётся с находкой.

Но живчика больше нет. Ему уже пришлось впервые использовать споран напрямую. Гадость редкая и опасная. Как бы не заработать новые проблемы, по неопытности.

Запасы продовольствия тоже подошли к концу. Дальше придётся жить на ящерицах и змеях. Протянуть на них можно немалый срок, но охота потребует лишних затрат воды, которые не будут успевать восполняться за счёт слабоватой добычи из ямы.

Плюс, за неделю Март уже должен нарисоваться. Вроде как, после смерти не кидает слишком далеко, и как бы не обернулись дела, уже дважды мог успеть пожаловать.

Неизвестно, в чём дело, но надо честно себе ответить, что товарища ждать – сомнительная идея. Плюс собирать остатки модификаторов – тоже не стоит. Увы, но Читер лишился главного орудия производства, – найденный аккумулятор разрядился полностью. Даже если удастся приспособить под сбор фонарик, целую ночь потеряет, а следующим днём пойти уже не сможет. Слишком страшно даже под Хамелеоном, да и по жаре передвигаться, без запасов воды – сомнительное удовольствие.

Да и на сколько хватит пары жалких пальчиковых батареек? Очень повезёт, если на сотню-другую кристаллов. Это того не стоит.

Решено, Читер покинет крепость сразу после заката. Рисковать надо, пока ты на пике физической формы. Дотягивать до голода и жажды он не станет.

Глава 14 Жизнь девятая. Ходячая жадность или Не самый желанный приз

Куда идти, Читер представлял лишь приблизительно. Ориентировался по пятнам на карте, рассыпанным там, где неделю назад двигался в предсмертном состоянии, мало что соображая и не потерявшись окончательно только благодаря единственной яркой звезде, которую уверенно находил слезящимся глазом. Плюс маршрут от города, в котором группа провела последнюю ночь, зафиксировался полностью, до самой туши неназываемого. Если использовать его, как указатель и вспомнить, куда Март вытягивал руку, объясняя, где располагаются края, богатые лесами и растительностью, можно прикинуть направление достаточно уверенно.

Если, конечно, товарищ не ошибся. Да и вообще, он тогда просто рукой махнул куда-то, не очень-то заботясь о точности до градуса. Потому, если там только оазис, а не сплошная зелёная зона, Читер рискует в очередной раз вляпаться в нехорошее.

Ну а какие у него ещё остаются варианты? Заживо мумифицироваться в руинах?

С сумеречным зрением идти по пустыне ночью – сплошное удовольствие. Поверхность ровная, почва плотная, камни и кактусы замечаешь издали, а другие препятствия здесь не встречаются. Так что, передвигаешься почти как по обычной грунтовке. Дополнительный бонус, – в этих краях вообще нет песчаных участков, на которых сейчас, при полном безветрии, могут надолго сохраниться следы. Конечно, твари способны учуять по запаху, что здесь кто-то был, и даже правильно определят направление, в котором путника надо преследовать. Но неделя, проведённая здесь, показала, что не только людям тяжело выживать без еды и воды. Тут только ящеркам хорошо, да змеям.

А мертвяки и серые твари к ним не относятся, потому появляются нечасто.

Около полутора часов прошагал, будто заведённый. Пара до отказа забитых модификаторами рюкзаков, винтовка и меч, несмотря на усовершенствования, тоже в пушинки не превратились. Ну и плюс топор, вес которого Читер изменять не стал. Он не тяжёлый, так что, для апгрейда выбрал более полезные свойства. Четыре кристалла поставил, что не так уж сильно впечатляет, но большинству игроков о таком оружии можно только мечтать.

Без надежды, что мечта когда-нибудь осуществится.

А дальше идти стало не просто тяжело, а очень тяжело. Бодрость, будь она неладна, в ноль ушла. И замедление продвижения не помогало, – она не восстанавливалась. Скорость упала до смехотворной, пошатывало, даже завалился пару раз.

Именно в этот момент выбрался, наконец, к стабу. Скорее всего – мелочь, обычный тройник. Но Читеру много и не требовалось.

Это не стаб – это знак судьбы.

Сделав остановку, подыскал подходящий камень и устроил под ним клад, отсыпав из рюкзаков модификаторов минимум на шестизначную сумму в споранах.

Ещё через два с половиной часа, огибая скальную гривку, преградившую путь, выбрался к новому стабу. Ситуация с бодростью чуть улучшилась, но Читер, прикинув все за и против, решил снова сбросить часть добычи. Чуть поменьше, чем в первый раз, но тоже прилично.

Нельзя держать себя на грани бессилия. Мало ли, как дальше всё обернётся. Если не повезёт, можно встрять в неприятности. А их лучше встречать во всеоружии.

И с полной шкалой бодрости.

Дальше пошёл уже куда бодрее. Чуть ли не бегом помчался. Даже пожалел, что изначально так сильно пожадничал. Кучу времени потерял, пробираясь по не самым дружелюбным местам.

Ну ничего, наверстает.

Спустя час, так и не утомившись до предела, решил, всё же, дать ногам отдых. Посидеть пять минут не помешает хотя бы для того, чтобы встретить возможную опасность полным сил. Не надо обманываться внешней безжизненностью пустыни, всевозможных угроз здесь хватает. И ни Хамелеон, ни маскировочный бонус от трофеев, ни даже завышенная Удача не гарантируют, что и дальше всё будет хорошо.

Спустившись в неглубокую ложбину, Читер присел на первый из рюкзаков, достал из кармана второго бутылку, сделал крохотный глоток. Тщательно прополоскал рот, лишь затем проглотил отдающую сивухой жидкость и с сожалением завинтил пробку.

Неизвестно, когда он доберётся до воды. Приходится экономить. Запас, увы, почти микроскопический, а даже если Март был полностью прав, пройти на этих крохах придётся около сорока километров.

Слева мелькнуло что-то подозрительное. Читер, насторожившись, повернул голову и увидел, что это всего лишь метеор, прокатившийся по чёрным небесам. Зрелище не сказать, что редкое, но не стоит того, чтобы внутреннюю тревогу включать.

Тогда почему она включилась? Что-то явно не так. Всё спокойно, но при этом Читер сидит на рюкзаке, будто на доске с иголками. А ведь кристаллы не могут так давить через плотную ткань, у них не настолько острые вершины, чтобы ягодицы напрягались.

Нехорошее предчувствие.

Очень нехорошее.

Не выдержав, встал, прошёлся до края ложбины, покрутил головой. Звёзды мерцают, кактусы стоят меж камней, и больше ничего не видать.

Не удержавшись, врезал Вспышкой, подсветив всё, что выбивается из фона. Загорелись ящерки, ночующие под камнями, или в норках, да скорпионы, выбравшиеся на ночную охоту за мелкими насекомыми и детёнышами тех же ящерок. Обычные обитатели этих мест, и никого более.

Но внутренняя тревога уже не нашёптывала нехорошее, она орала, выла и причитала, требуя немедленно о себе позаботиться.

Вот откуда у него столь нехорошее предчувствие? И что, чёрт побери, можно сделать в такой ситуации? Спрятаться здесь негде, в обозримой близости нет ни намёка на укрытие. Разве что присесть под скальным выступом, который выдавался из почвы на высоту пары человеческих ростов. Именно за ним и протягивалась ложбина, облюбованная для привала.

Перетащив к скале бесценные рюкзаки, Читер присел между ними, вжавшись спиной в камень. Здесь, на краю ложбины, позиция чуть повыше, чем на её дне. Потому можно, не поднимаясь, разглядывать пустыню на сотни метров. Сумеречное зрение на дальних дистанциях работает не ахти, но какую-то картинку всё же выдаёт. Движение крупных объектов вряд ли останется незамеченным.

Читер смотрел на свои следы. Он, конечно, не мог их видеть, но помнил, где прошёл. Гипотетический преследователь если и появится, то именно с этого направления. Зеркальный хамелеон активирован, плюс волшебное свойство ожерелья прибавляет маскировку, спасая против сенсов и тех, кого можно к ним приравнять. Пока всевидящий враг не приблизится на кратчайшую дистанцию, он не сможет разглядеть затаившегося игрока.

В теории.

Что это было?! Движение. Там явно что-то промелькнуло. На голой проплешине между порослью стелющихся кактусов и россыпью камней. По ней Читер прошёл минут семь назад.

Но нет, ничего не видно. До потемнения в глазах всматривался, но не заметил ни намёка на то, что там кто-то мелькает. Померещилось? Воображение разыгралось? Но до сих пор разум Читера так настойчиво не обманывал. Как и об опасности столь явно не предупреждал.


Оповещение! Ваша текущая Наблюдательность превысила отметку в сто фактических уровней (текущий уровень умноженный на коэффициент к характеристике и бонус от основного уровня персонажа). Теперь вам доступна возможность проявления интуитивных озарений. Вы впервые испытали интуитивное озарение. Поздравляем! Бонус +50 очков опыта к Наблюдательности.


Мать их так! Буквы загорелись неожиданно, без причины. А Читер сейчас на таких нервах сидит, что чуть на два метра не подпрыгнул.

Что за интуитивное озарение? Система права, Читер сталкивается с таким впервые. Ему даже слышать о подобном не доводилось.

Но раз уж его даже поздравить с этим не забыли, можно предположить, что интуиция проснулась не просто так.

На это должна быть причина.

Читер опять во что-то вляпался. Непонятно во что, но у него есть надёжный способ это прояснить.

Вспышка прошлась расходящимися во все стороны и вверх призрачными волнами, оставляющими после себя подсвеченные цветными разводами объекты, отличающиеся от однообразного фона пустыни.

И на этот раз это были не только ящерицы со скорпионами. Читер увидел, как в ложбину, по звериному крадучись на ненормально выгнутых ногах, спускается больше полутора десятков антропоморфных фигур. Уже знакомые «кузнечики», два дня назад преследовавшие машину таинственных сборщиков модификаторов. Та же самая это стая, или другая – совсем не важно. Важно то, что против толпы столь серьёзных противников здесь, на открытой местности и почти без патронов, ни за что не справиться.

Да тут бы хоть одного успеть с собой прихватить. Читер прекрасно помнил, что даже пулемётная очередь с двадцати метров не валит этих тварей наповал. Они лишь начинают себя плохо чувствовать.

Но не настолько плохо, чтобы это помешало им продолжать преследование со скоростью рекордсмена по лёгкой атлетике.

Если не выше.

Да уж, против оравы этих уродцев ему ловить совершенно нечего…

В радужной подсветке, плавно остывающей после Вспышки, Читер разглядел защиту серых тварей. Перед всей передней частью тела у них мерцало что-то вроде ауры, скрадывая мелкие детали фигуры. Не факт, что даже усиленный модификаторами пистолет сумеет против этой вуали что-то сделать. Разве что противники подставят бока, а лучше спины. С этих сторон они, вроде как, почти не прикрыты. Но глупо рассчитывать, что обитатели пустыни так просто подставятся.

На винтовку куда больше надежды, но четыре патрона – это ни о чём. К тому же кривоногие монстры, завидев, как жертва хватается за мощное оружие, могут плюнуть на свою маскировку, работающую, похоже, только при низких темпах передвижения. Помчатся во всю прыть, навалятся всей оравой, не позволят выстрелить.

Они не отреагировали на Вспышку. Наверное, считают, что Читер что-то чует, но ничего не видит. Это козырь, который надо использовать.

Но как?

Как-как… Да хотя бы подпустить поближе и попробовать рубануть мечом. Желательно атаковать не самых крупных, на тех защита выглядит слишком уж мощной. Вон тот задохлик, который слева приближается, вроде бы подходит. Он ростом не выдался, на голову ниже прочих, а плечи по ширине почти как у дистрофика. Плюс у него аура на пару пальцев толщиной, а на Режике столько всяких полезных родных свойств и модификаций, что Читер почти уверен – прорубить получится.

Потому что если не получится, это значит, что тварей покруче из пушки не прошибить. Однако, хотя Континент может дать хорошую защиту, о неуязвимости не надо даже мечтать. Здесь у самого страшного монстра предусмотрена ахиллесова пята, значит и у серых есть слабые места.

Обязаны быть.

Читеру надо просто стоять и глупо таращиться вдаль, делая вид, что не видит то, что вот-вот щёлкнет по носу. И тогда, возможно, получится не слиться всухую. Врежет этому чахлому и успеет бросить гранату, а то и обе с таким расчётом, что пока набросившаяся стая примется рвать тело, подарки разорвутся за спинами уродов. Может кого-то убьёт, ведь защита с тылу у них почти не просматривается. Если, конечно, Вспышка не обманывает.

Так себе план, но другое в голову не лезет. Да и нет времени придумывать что-то другое.

Действовать надо.

Продолжая делать вид, что высматривает кого-то вдали, Читер чуть пригнулся, неспешно отвёл правую руку на рукоять меча, ножны с которым были примотаны к одному из рюкзаков. А затем, когда полукольцо тварей вот-вот грозило сомкнуться, рывком выдернул оружие и распластался в длиннейшем выпаде, пропуская над собой взмах копья ближайшей твари.

И достал-таки задохлика, выбранного на роль жертвы.

Надо признать, удачно достал. Массивное лезвие, выбив неяркую вспышку из поддавшейся защиты, вошло в солнечное сплетение на ладонь и там с хрустом уткнулось во что-то твёрдое. Читер тут же выдернул меч из широченной раны, одновременно его проворачивая и левой рукой отбивая копьё, которым его вновь попытались уколоть, уже без замаха.

Отскочил, прижимаясь к скале и со звоном отбивая в сторону топор на длинной рукояти. Выхватил было пистолет из кобуры на поясе, но неугомонный копейщик атаковал вновь, целясь куда-то в район пупка. Читер успел отбить наконечник основанием клинка, но тот, отлетая в сторону, неудачно врезал по стволу, выбив оружие из ладони.

Ну всё, приехали. Теперь только по-честному, только холодными игрушками. Нагнуться за потерей твари не позволят.

А те повели себя странно. Вместо того, чтобы обрушиться со всех сторон, мешая друг дружке, отпрянули на несколько шагов. Некоторые при этом угрожающе, по змеиному, зашипели, сжимая наизготовку оружие. Другие наоборот расслабились и выглядели скорее озадаченными, чем агрессивными.

Строй противников разошёлся, пропуская самого крупного урода, до этой поры скрывавшегося за спинами. Росту в этом объевшемся плутония кузнечике на полторы головы выше, чем у Читера, а тот не из коротышек. Плечи тоже не подкачали, как и прочие детали фигуры.

Не сводя с человека нехорошего взгляда огромных узковатых глаз, монстр пустыни вскинул копьё над головой, после чего начал неспешно пятиться, всем своим видом приглашая жертву пройти за собой.


Внимание! Опытный воин давно одичавшей ветви народа шгра`кзцу чтит память о предках. Он опознал ваш меч, как оружие великого мастера его народа. Воин дает вам возможность доказать, что вы достойны своего оружия. Примите приглашение на поединок.

Условия: бой до смерти одного из противников.

Приз в случае победы: одичавшая ветвь народа шгра`кзцу подыщет вам более достойного противника.

Для того, чтобы выбрать поединок, пройдите за воином на открытое место, где ничто не помешает схватке.

Внимание! Если вы не сделаете выбор за 60 секунд, вас атакуют все воины вражеского отряда.


Гм… Какой интересный лог. Необычный…

И как это понимать? Читеру придётся драться по очереди со всеми обитателями пустыни? Рука, ощущая силу, получаемую от меча, рвалась в бой. Она уверена, что покрошит этих противников на винегрет, сколько бы их не выставили. Тем более, шинковать придётся не толпу, а поодиночке. Однако, разум был преисполнен пессимизма. Опыт подсказывал, что несмотря на подземные страдания и заверения Системы, великим фехтовальщиком грабитель гробниц не стал.

Отступать от скалы очень не хотелось. Как-никак, а спина прикрыта. Однако, сильно ли это поможет, когда набросится вся орава? Логика подсказывает, что нет. А тут предоставляется возможность повоевать один на один, где шансы, если не победить, так хотя бы подольше продержаться, куда выше.

Зачем держаться подольше? Да затем, что это Континент. Вечная непредсказуемость, где всегда что-то происходит. Мало ли, что может случиться во время поединка. Глядишь, и подвернётся шанс выкрутиться.

Читер, неторопливо следуя вслед за продолжающим пятиться здоровяком, настороженно косился влево и вправо. И там и там другие серые твари расступились, но не сказать, что далеко. При желании атаковать смогут быстро, в том числе и в спину. Несмотря на лог от Системы, не верилось в то, что их дуэльный кодекс запрещает подлые выходки.

Воин набросился, едва Читер выбрался из ложбины. Никакое предупреждение не предвещало атаку, просто серый громила прыгнул вперёд с поразительной резкостью. Ноги у этих тварей будто специально созданы для подобных фокусов.

В следующий миг Читер понял, что зря себя критиковал. Он недаром настрадался под землёй, что-то ему там всё же досталось. Наверное, потренируйся усиленно месяц-другой, и навыки давно почившего мастера закрепятся в теле и сознании. Но, даже так, почти неподготовленный, он, оказывается, способен на многое.

Нет, ранить противника Читер не смог. Да что там ранить, даже атаковать его не попытался. Он бы и рад, да не было возможности. Тот держался в недосягаемости для меча, мастерски используя длину своего оружия. Оно могло не только колоть, а и резать заточенным по бокам наконечником. Да и рубануть несложно, если умело размахнуться. Не топор, конечно, но мясо рассечёт добротно. А там останется только чуть выждать, позволив врагу ослабеть от потери крови.

Читер понял, что он чего-то стоит, только по тому, насколько успешно держался под градом ударов. Отбивал и колющие, и рубящие, и режущие, уворачивался и отскакивал. Серый работал с нечеловеческой быстротой, вклиниться в стремительный танец из его выпадов и взмахов нечего даже и думать. Да и как достать? Оружие у противника куда длиннее, он работает издали, расчётливо не подставляясь под меч. Надо пробовать сближаться, но как вклиниться в эту непрерывную атаку? Тут бы свою шкуру сберечь, а не до чужой дотягиваться.

Вот Читер и берёг. Но, будучи всецело поглощён парированиями и уходами, тем не менее держал в голове, что одной лишь обороной поединки не выигрываются. Надо что-то делать.

Но что?

Известно что – пора применить свои умения. Не зря ведь с самого начала наготове их держал, мечтая унести с собой не одного, а парочку, или даже троих-четверых.

Пора пускать в игру главные козыри.

Поступил просто – подловил противника на размашистой атаке, ударив Абсолютным спокойствием по наконечнику копья.


Внимание! В режиме поединка с воинами давно одичавшей ветви народа шгра`кзцу невозможно использовать умения персонажа в радиусе полукилометра от противников. Особые способности и свойства предметов продолжают работать в обычном режиме.


Ничего не произошло. Даже мана не потратилась.

Очень неприятный сюрприз. Знай о таком Читер заранее, не факт, что согласился бы на поединок.

Надо выкручиваться как-то иначе…

Удачно отбивая очередной рубящий удар, постарался врезать под наконечником, надеясь перерубить древко. Но кромка клинка, вопреки описанию, ничем особенным себя не проявила. Даже зарубки мелкой не оставила, если сумеречное зрение не обманывает.

Значит, мысль о порче оружия противника следует отбросить. Придётся переходить к плану, который представляется куда более рискованным. Но ничего получше в голову не приходит. Выносливости у этого кузнечика-переростка на десятерых, прыгает, будто наскипидаренный. А Читер здорово вымотался, таскаясь по пустыне с рюкзаками несметных богатств, он вот-вот сольёт бодрость в ноль, или просто ошибётся.

И потеряет жизнь вместе с горой сокровищ.

Продолжая держаться в обороне, начал все свои движения подгадывать так, чтобы смещаться вправо, заставляя противника делать то же самое. Таким образом пара дуэлянтов крутанулась на сто восемьдесят градусов. Теперь серый оказался внизу, на склоне ложбины, а Читер наверху. Не сказать, что серьёзная яма, но головы держались ровнёхонько друг напротив дружки.

Серый, раскручивая копьё над головой, скорчил омерзительную гримасу и шикнул, на миг показав раздвоенный язык. Как бы провоцировал Читера показать, ради чего тот затеял непонятную рокировку.

А тот, отбивая размашистый удар, сплоховал, пытаясь увести остриё копья в сторону. Оно-то ушло прекрасно, но и меч за собой увлекло, подцепив фигурным выступом в основании наконечника.

Покинув руку, меч пролетел над головой твари и приземлился в центре ложбины, метрах в десяти от сражающихся. Читеру, чтобы до него добраться, надо как-то обогнуть противника, не позволив при этом себя покалечить.

Задача не просто сложная, она практически невозможная.

Серый, всё прекрасно понимая, уже не торопясь, вновь закрутил копьё над головой, зашипел протяжно, с явным торжеством.

А Читер, отпрыгивая назад и вверх, вскинул правую руку над головой, мысленно призвав меч вернуться.

Тот, подчиняясь хозяину и скрытому свойству, молнией сорвался с места, направившись в ладонь по кратчайшей прямой.

И на пути этой молнии оказалась спина противника.

Как и задумывал Читер, расставляя, так сказать, фигуры по доске.

Неизвестно, что вышло бы, угоди меч рукоятью. Наверное, тварь могла отделаться всего лишь ушибом. Но удача на стороне тех, у кого она хорошо прокачана. Остриё клинка, не встречая с этой стороны надёжной защитной ауры, пронзило тело твари меж лопаток и рассекая серую кожу, показалось из груди. Здесь оно остановилось, похоже, невидимая обычным зрением броня затормозила, но это уже ничего не решало.

Противник завалился вперёд. Он просто не был готов к атаке с тыла, а приложило его здорово. Меч, продолжая подчиняться команде, с натугой вывернулся из спины, безобразно расширяя рану толстенным клинком.

Миг, и рукоять послушно легла в ладонь. Шагнув вперёд, Читер присел, одновременно нанося рубящий удар. Хруст черепа, брызги крови и вывалившееся на камни содержимое головы.

Готов.

Поднимаясь, Читер легко крутанул массивный меч, стряхивая с него всё, что прилипло к лезвию. Обернулся в одну сторону, в другую, готовясь к продолжению. Если твари и дальше станут придерживаться правил, скорее всего, следующий противник окажется попроще. А это шанс, что удастся победить без столь сложных выкрутасов.

Да и вряд ли только что проделанный фокус снова сработает. Твари теперь знают, на что способен волшебный меч и второй раз провести себя не позволят.

Серые выдвигать следующего кандидата не торопились. Вместо этого принимали угрожающие позы и шипели, как чертовски разозлённые анаконды.

Читер ещё раз крутанув меч, перебросил его из ладони в ладонь:

– Ну чего стесняетесь, неудачники! Давайте! Вперёд! Кто следующий?!

Следующим был недлинный лог победы, что слегка удивило. Как правило, Система выжидает до полного завершения боевых действий, а уже потом писать начинает.


Личная победа – воин давно одичавшей ветви народа шгра`кзцу уничтожен. Уровень – 57. В ходе боя проявлены высокие Физическая сила, Ловкость, Скорость, Выносливость, Реакция, Удача. Получено 204 очка к прогрессу Физической силы. Получено 261 очка к прогрессу Ловкости. Получено 133 очка к прогрессу Скорости. Получено 47 очков к прогрессу Выносливости. Получено 293 очка к прогрессу Реакции. Получено 62 очка к прогрессу Удачи. Внимание! За серых тварей не назначаются очки гуманности или штрафы на гуманность! Внимание! Вы получаете известность у представителей одичавшей ветви народа шгра`кзцу.

Внимание! Вы одержали победу в поединке с нечеловеческим противником! Это ваша первая победа в поединке! Поздравляем! Бонус – 5 распределяемых очков шкал.


Лог интересный, но дальше затем совсем уж интересное случилось. Твари разом перестали шипеть и уродливо кривляться, резко подобрались и с сосредоточенным видом ринулись в одном направлении, огибая Читера с обеих сторон и подхватывая на ходу оружие павших сородичей. Миг, и все они, за исключением одного невзрачного «кузнечика», выскочили из ложбины и помчались дальше, в пустыню. Вокруг каждого при этом начало расплываться дрожащее марево, скрадывая фигуры, будто жидкое зеркало, отражающее элементы ландшафта и за счёт этого сливающееся с ним.

Миг, и захотелось глаза протереть. Стая исчезла, растворилась в воздухе. Только удаляющаяся поступь слышна, а глаза ничего заметить не могут.


Внимание! Одичавшая ветвь народа шгра`кзцу согласно условиям поединка ищет вам более достойного противника. Вы можете дождаться возращения отряда, это ускорит начало нового поединка.


Оставшийся серый приблизился, протянул тонкую лапу, шикнул.

Поздороваться хочет, что ли? Читер опасливо протянул к нему левую руку, ладонью вверх. И в ней тут же оказался предмет похожий на сотканный из тончайших нитей шарик для пинг-понга.

Читер непроизвольно вызвал пристальный взгляд и прочёл выскочившую информацию.


Символ вызова. Одноразовый объект. Если вы в своих скитаниях забредёте слишком далеко от владений одичавшей ветви народашгра`кзцу, активируйте символ вызова, и через 60 секунд вокруг вас раскинется зона поединка, и появится стая. Внимание! Если до этого момента вам не подберут достойного противника, символ вызова не сработает, но и не разрушится. Вы сможете использовать его позже.


Что?! Дожидаться тут, когда эти уроды притащат всем уродам урода, который будет посильнее того, которого Читер только что завалил? Или даже пойти своей дорогой, чтобы вызвать нового головореза через день или два? Да они что, за полного дурака его принимают?

Нет уж, спасибо, Читер не настолько сильно любит дуэли. Он, пожалуй, свалит отсюда.

Побежит. Как можно быстрее побежит. Без привалов побежит. И плевать на то, что при такой скорости эффективность Хамелеона снизится на порядок.

Серые твари прекрасно выследили его под маскировкой. Так что, теперь надежда только на ноги.

Глава 15 Жизнь девятая. Безоглядное бегство

По самым скромным прикидкам Читера, с собой он сейчас тащил семьдесят пять килограмм груза. В основном – модификаторы. Точное их количество неизвестно, приблизительно пара тысяч. Поодиночке они лёгкие, но в столь нереальных количествах выходит весьма увесисто. Плюс облегчённые винтовка и меч, плюс ни капли не облегчённые топор и пистолет. Пара гранат, рваная и обожжённая одежда, материал рюкзаков, мелочи вроде фонарика и аптечки.

В общем – прилично набралось.

И ведь ничего не бросишь. Всё ценное и нужное.

С такой поклажей Читер пробежал в приличном темпе чуть ли не весь остаток ночи. Остановки не делал, лишь замедлялся иногда, переходя на быстрый шаг. Это не восстанавливало шкалу бодрости, но зато приводило дыхание в норму, давая силы для нового рывка.

Столь наглый способ передвижения оставался безнаказанным на всём протяжении. Здешняя серая нечисть или в других местах бродила, или Читер теперь для неё неприкасаем до того момента, когда найдётся новый кандидат подраться.

Один раз увязалась пара мелких мертвяков, невесть что забывшая среди кактусов. Пришлось остановиться и пару раз взмахнуть Режиком. На автоматизме собрался было над ними присесть, дабы проверить затылки на предмет споранов. Но вовремя себя одёрнул.

Вот ведь идиот мелочный. С такими сокровищами отвлекаться на ничтожную мелочь – преступление. Он сейчас за каждую выгаданную секунду готов десяток споранов отвалить, так что тратить время на жалких бегунов, из которых даже один далеко не всегда можно достать – чистой воды разорение.

В таком темпе за час получалось преодолевать не меньше восьми километров. Однако на востоке уже начало сереть, а Читер, как мчался по пустыне, так и продолжал мчаться. По всем расчётам, он уже должен находиться на кластерах, где текут реки и растительность представлена не только чахлыми кактусами.

Но ничего подобного не наблюдается.

С этими мыслями Читер едва не сверзился с неожиданно возникшего под ногами обрыва. И там, под ним, наконец разглядел долгожданное.

Вода. Много воды. Целая река шириной метров семь. Вот только спуститься по вертикальному обрыву не получится. Русло стиснуто почти вертикальными стенами высотой в пару человеческих ростов, ни намёка на лестницу не наблюдается.

Но Читер отчаиваться не стал. Воду он всё же нашёл – это самое главное.

Направился по берегу вслед за течением. Опасно, конечно, бродить по таким местам. Ещё Няша в самом начале научила, что возле рек и прочих линейных преград держаться нежелательно. Но на Континенте везде и всегда опасно, лучшей альтернативы не найти.

На рассвете Читер выбрался к устью. Здесь речка впадала в куда более солидную реку. У этой меж берегами метров пятьдесят, если не больше. И она уже не похожа на канаву с вертикальными стенами. Спуски к урезу хоть и неудобные, но есть.

И самое главное – на другой стороне виднеются деревья. Немного и невысокие, но это явно не пустынная растительность.

Читер почти выбрался. Но вот именно, что почти. Как попасть на другой берег – непонятно. Нет, плавать он не разучился, с этим ни малейших проблем. А вот как удержаться на воде с таким грузом – та ещё задачка…

Торопливо напившись, прошёл дальше, до поворота русла. Там, на песчаной косе, темнело несколько выброшенных течением деревьев. Место открытое с трёх сторон, но решил рискнуть. Или интуиция, или просто нервы прямо-таки требовали как можно быстрее устроить так, чтобы между Читером и пустыней оказалась широкая и глубокая полоса воды.

Верёвка, которую люди, спрятавшие рюкзак с припасами, использовали для устройства растяжки, сослужила хорошую службу. Меч тоже пригодился, он как спички сносил мешающие сучья. Кое-как очистив от лишнего несколько стволов, Читер связал их в грубое подобие плота. На такой смотреть без содрогания невозможно и стоять на нём тоже не получится.

Но это и не требуется. Главное, что его получилось соорудить быстро.

Пора сказать прощай этому берегу, что Читер и сделал.

Управлять неказистым плавсредством – непростое занятие. Он, плывя следом, придерживал его, толкая перед собой, поворачивал и так и эдак. Течение оказалось неравномерным и непредсказуемым, сражаться с ним приходилось с переменным успехом. Плот снесло километра на два, прежде чем Читер, наконец, нащупал ступнями галечное дно.

Выпрямился, перевёл дух, вытащил меч, помахивая им, направился к берегу. Там суетливо дергались с полдесятка мелких мертвяков. Как и полагается, здесь у них проходит путь миграции, и пропустить такое зрелище заражённые не могли.

Выбираясь на сушу, Читер сходу угостил первого размашистым ударом в лоб, недобрым голосом при этом произнеся:

– Давайте ребята, налетайте. Мне согреться надо.


Спустя полчаса Читер сидел в высоченной траве и неторопливо доедал последнее, что оставалось из припасов – банку консервов из тунца. Неприкосновенный запас, который берёг до последнего. Многие игроки считали, что эта рыба, если правильно приготовить, не уступает тушёнке, а то и превосходит. Утверждение спорное, но что-то в этом есть. Давиться одним лишь консервированным мясом надоедает, душа просит разнообразия. Одно плохо, соли многовато. А лишняя соль – это жажда, что в его положении недопустимо. Так что, не просто так сохранил именно эту жестянку.

Теперь жажда не страшна, ведь воды вдоволь. Читер, пока плавал, волей-неволей наглотался неплохо, да и потом, по-быстрому устроив себе помывку, тоже то и дело прикладывался, пока брюхо не раздулось. Кое-как оттёр розоватую, почти младенческую кожу, которая отросла взамен потерянной, крупнозернистым песком, после чего направился прочь от берега.

Река – это прекрасно, но от неё следует держаться подальше. Там, где бегуны шастают, может и кто-то похуже подвернуться.

Куда его занесло – непонятно. Не очень-то похоже на регионы, в которых он до этого побывал. Растительность и ландшафт почти как в пустыне. Деревца невысокие, с кронами, близким к шаровидным. Похожие ему встречать доводилось, но выглядели они куда роскошнее. У этих листва узкая, сероватая, с серебристым отливом, без малейшего намёка на зелёную сочность. Трава, несмотря на то, что вымахала Читеру почти до пояса, тоже суховатая. Почва, как камень, на проплешинах проступают ненормально-светлые пятнышки. Наверное, соль кристаллизовалась.

В общем, зелёным раем это не назовёшь. Однако в сравнении с пустыней – благодатное местечко. Уж от жажды Читер здесь явно не умрёт. Можно позабыть об экономии воды, пить, пока из ушей не польётся.

В остальном – непонятно. Ему надо как можно быстрее отыскать алкоголь, а магазинов поблизости не наблюдается.

Значит, рассиживаться в траве не стоит. Сейчас доест, нальёт в банку воды, перемешает и выпьет вместе с остатками рыбы и масла. Ну а потом придётся идти наобум, надеясь выбраться к жилью.

Но что это?! С небес раздался звук, который Читер услышать не ожидал. Никогда ничего подобного уши не улавливали. Это вообще не из этой жизни, это заблокированная память о прошлой подсказала ответ.

Немыслимый ответ.

Едва не подавившись, Читер задрал голову и уставился на зрелище, которое увидеть тоже не думал.

Да он за всё время здесь ни разу с подобным не сталкивался. Для Континента – зрелище немыслимое. Спасибо Системе, блокировавшей память как-то избирательно. Знания о прошлой жизни подсказали, что это такое. Так бы мог счесть за чудо великое.

Никакое это не чудо, а всего лишь самолёт. Огромный лайнер, способный перевезти сотни пассажиров на тысячи километров.

И лайнер этот падал. Падал почти отвесно, проворачиваясь вокруг своей оси. Крылья, не выдержав изуверских нагрузок, уже успели отвалиться и гигантскими вращающимися бумерангами неслись отдельно. Хвост расстался с фюзеляжем на глазах Читера и крутясь взбесившимся волчком, понёсся вслед, постепенно отставая.

Остатки огромной летающей машины скрылись из виду за кроной серебристого деревца. Лишь какие-то мелкие и лёгкие обрывки, вытянувшись протяжённым шлейфом, продолжали снижаться. Навстречу им вознёсся столб тёмного дыма, а спустя несколько секунд до ушей донёсся протяжный грохот падения.

Читеру про такое только слышать доводилось. Для Континента почти рядовая история. Этот лайнер занесло сюда вместе с загрузившимся кластером. Ну а там или пилоты растерялись, или машину чернотой обработало, отрубив важную электронику. Так или иначе, у самолётов здесь шансов почти нет. Очень непросто успеть моментально сориентироваться и подыскать место для посадки, не нарвавшись на мёртвые зоны, работающие эффективнее самого современного зенитного дивизиона.

Глядя на дым, вздымающийся всё выше и выше, Читер вновь принялся жевать консервы, размышляя над перспективами, которые подарила авиакатастрофа. Полностью тупой игрок на его месте мог приблизительно прикинуть, насколько далеко рухнул самолёт и конечно же прийти к выводу, что до него и пяти километров не будет. Стюардессы обеды и выпивку там, скорее всего, уже не разносят, но ведь никто не помешает заняться самообслуживанием.

Да только Читер не настолько туп, он понимает – там есть кому испортить всю малину. Как он уже заметил, местные заражённые не слепые и вряд ли глухие. Они слышали необычный звук и не заметить дым не могли. Это для них, как звезда путеводная, отовсюду к месту событий сбегаются. Так что, вместо выпивки и еды там караулят разочарование и боль.

Но авиакатастрофу можно использовать в своих целях. Раз уж она стала магнитом для заражённых, несложно догадаться, что река для них сейчас неинтересна. Они отсюда помчались в сторону дыма, на берегу теперь относительно безопасно. Нет, выбираться на него, конечно – не самая гениальная идея. Там ты слишком заметен, тебя с другой стороны заметят те заражённые, которые будут там метаться в поисках переправы. Они, при виде одинокого игрока, могут наплевать на водобоязнь и вплавь направиться к нему с нехорошими целями.

Но ведь можно двигаться неподалёку, не показываясь на открытых местах. Текучая вода – это первый указатель для заблудившихся. Шагай себе вслед за течением и рано или поздно выберешься к жилью. Люди ведь изначально привыкли по берегам селиться, это правило по всей Земле работает.

И на Континенте тоже должно работать.

Разделавшись, наконец, с остатками консервов, Читер припрятал банку в свободный карман рюкзака. Нет, он сделал это не ради того, чтобы мусор не разбрасывать. Просто в условиях последних дней даже обрывки пластиковых пакетов научился ценить. И пока не выберется к местам, где всякого добра валом, постарается беречь всё, что способно хоть на что-нибудь сгодится.

Кстати, надо запомнить – на будущее. В следующий раз, повстречав мелких мертвяков, следует поаккуратнее размахивать Режиком. Надо попытаться выбрать самого приличного заражённого и прикончить его без моря крови и мяса. А дальше отстирать его одежду и напялить на себя.

Да, если вспомнить, в каком состоянии тряпьё у тварей, носить его не очень-то захочется. Но то, что сейчас таскает Читер, выглядит и воняет так, что такой мусор на пугало побрезгуют цеплять.

Глава 16 Жизнь девятая. Еда, вода и крыша над головой

К жилью Читер вышел почти через час.

Вначале путь пересекла дорога. Едва наезженная грунтовка, меж колеями которой даже трава росла. Пройдя по ней вправо, он разглядел берег реки и поляну, освоенную рыбаками и просто отдыхающим народом.

Развернувшись, проследовал в другом направлении. Там повезло больше, – грунтовка вывела к асфальтированной дороге. Чуть дальше по ней виднелся знак с ни о чём не говорящим названием населённого пункта. За ним, среди сочной зелени, в которой не просматривались уже поднадоевшие сероватые и серебристые оттенки, виднелся уголок черепичной крыши.

Ничего больше разглядеть не получилось, потому что жители населённого пункта весьма преуспели в выращивании на своих участках декоративных и плодовых деревьев. Те разрослись так, что видимости почти нет. Нечего и мечтать издали высматривать мертвяков.

По дороге Читер, конечно же, идти не стал. Прокрался вдоль неё до первого забора, проверил ближайшее окружение Вспышкой. Та, к сожалению, в режиме просмотра объектов, которые выделяются из фона, сработала безобразно. Подсветила абсолютно всё, что создано рукой человека, включая ленту асфальта и старинный мусор в культурных слоях. Полезной информации это почти не принесло.

Переключился на живые биологические объекты. Мягкими цветами засияли деревья и кусты, куда более жёстко выделился голубь на ветке ореха, воробьи на проводах и мелкие грызуны в своих норках. Читер не знал, как умение показывает заражённых, но подозревал, что пропустить их будет сложно. Потому стряхнул с руки ползущего клеща, коих немало нахватался, пока по траве бродил и направился к дому уже не крадучись, но и стараясь не нашуметь, переступая через в изобилии расставленные горшки с цветами.

В доме поджидал облом: двери закрыты, окна тоже. Как забраться внутрь – непонятно. Взломать, конечно, недолго, Режик быстро разберётся с преградой. Но процесс этот далеко не бесшумный, а кто знает, кто может околачиваться неподалёку.

Не став рисковать, перебрался на следующий участок. Здесь дверей оказалось две, и обе тоже заперты. Одна выглядела ненадежной, и Читер решил попробовать справиться с ней без шума.

Дым над местом авиакатастрофы давно рассеялся, но, скорее всего, заражённые всё ещё там, или топчутся на подходах, потеряв ориентир. Стоять среди зарослей, в засаде, мертвякам при таких делах неинтересно, обязаны были сорваться.

Просунул кончик Режика между косяком и створкой, начал давить из стороны в сторону, раздвигая и калеча древесину. Крепкая, но против такого напора должна сдаться быстро.

Увы, но взломщик из Читера никакущий. Минут двадцать убил, а всё без толку. Нашуметь по прежнему боялся, а без этого створку не разнести. Более щадящие варианты не срабатывали.

Попытавшись поставить себя на место владельцев дома, предположил, что на случай утери ключей, или захлопнувшейся двери, они могли держать снаружи запасные. Просветил округу Вспышкой в поисках именно этих предметов. Обнаружил искомое в доме, что никак не подходило.

Вернулся на предыдущий участок, и здесь повезло больше. Увесистая связка хранилась в простеньком тайнике, первый же ключ подошёл к замку.

Да уж – неожиданная сфера применения нового умения. И нельзя не признать, что полезная. За неимением телекинеза, которым Система одаряет кого угодно, лишь бы не Читера, здорово облегчает воровские занятия.

Спустя несколько минут он жадно уплетал маринованные помидоры из трёхлитровой банки, закусывая их домашней колбасой и запивая разведённым на водке живчиком. И то и другое, и третье быстро нашёл при помощи всё той же Вспышки. Умение безотказно подсвечивало всё, что ему задавали, разве что мелкие детали разглядеть не получалось.

Утолив голод, Читер скинул с себя всё тряпьё, кое-как обмылся, используя запас воды в бойлере. Подогрев, конечно, не работал, но она, не сказать, что ледяная, да и дело привычное.

Впервые за две недели помылся, как человек. И переоделся в чистое. Шмотки – так себе, но неброские, вполне сгодятся, пока что-нибудь получше не найдёт.

Наелся, чистоту навёл, что остаётся?

Правильно – придавить подушку.

Ночь выдалась бессонная, и не сказать, что спокойная. Читер заслужил отдых.

Это сколько же он не ложился на кровать или диван? Страшно сосчитать.

Совсем одичал.

Ничего, сейчас всё наверстает.

Перед тем, как опустить веки, передал лидерство отряда Няше. Улыбнулся, привычно радуясь единственному способу, оставленному Системой для общения с девушкой. Связь, конечно, так себе, но это лучше, чем ничего.

Он знает, что будет дальше. Сейчас Няша передаст главенство назад. Или спустя какой-то срок. Как и Читер, она наверное не следит постоянно за тем, на ком оно висит. Как увидит, так и меняет. Или под настроение.

Тем забавнее. Это вносит элемент непредсказуемости в общение.


Проснулся Читер в вечерних сумерках. И причиной пробуждения был не системный таймер, ведь он его не устанавливал.

Звук автомобильного двигателя, – вот что вырвало из царства Морфея.

Сон игрока или чуткий, или этот игрок играет недолго.

Вскочив с кровати, Читер подхватил винтовку, стоявшую на полу, подошёл к окну, встал сбоку. Звук быстро усиливался, – машина приближалась. Вот уже шумит чуть ли не над ухом, а вот в переплетении ветвей промелькнула туша здоровенного грузовика, утяжелённая защитной навеской. Обычный транспорт Континента, ездить на таком может кто угодно. Даже, по слухам, некоторые боты переделками не брезгуют, хотя и предпочитают куда более приличную технику.

Непохоже, что проехавшие заметили человека в доме. Вон как помчались дальше, даже не пытаясь снизить скорость. Но про себя Читер решил, что как бы там не обернулось дело, оставаться здесь он не станет.

Посёлок, с виду, немаленький, подберёт убежище в стороне от дороги, по которой непонятно кто колесит.

Дождался, когда по улице с урчанием промчится последний заражённый. Сколько их увязалось за машиной, Читер разглядеть не смог, но по всем признакам вряд ли больше двух-трёх. Это ещё больше успокоило, укрепив во мнении, что мертвяки отсюда почти в полном составе умчались к месту падению самолёта.

Дождавшись, когда всякий намёк на суматоху уляжется, Читер перебрался на соседний участок. За ним миновал переулок, по другую сторону которого выбрал новый дом. Ключи здесь отыскались сразу, причём хранились они чуть ли не на открытом месте.

Только было улёгся, как загремели выстрелы. Мгновенно подскочил, выглянул на улицу. Да, так и есть, стреляют, причём неподалёку. Крупнокалиберный пулемёт садит короткими очередями, плюс с десяток стволов лёгкой стрелковки. Время от времени хлопают подствольники, один раз разорвалось что-то солидное – непонятное.

Бой, стремительно разгоревшись, так же быстро пошёл на спад. Вот уже загрохотали ручные гранаты. Похоже на то, что кто-то подобрался к подавленному противнику и закидывает, ставя точку в стычке. То, что следом всё затихло, убедило Читера в правильности такого предположения.

Очень похоже, что стреляли в паре километров. Максимум – в трёх. Ночная тишина запросто может обмануть с расстояниями до источников сильных звуков, но не сильно.

Судя по направлению, бой гремел в той стороне, куда ушла проехавшая через посёлок машина. А это плохо, ведь именно туда Читер собирался податься с утра. Чат с Мартом по прежнему не работал, это означало, что хоть переполненная серостью и чернотой пустыня и осталась за рекой, мёртвые кластеры всё ещё препятствуют связи. Не представляя, в какой стороне следует искать свободную от этой пакости территорию, самый логичный вывод – узнать у игроков. А это проще всего сделать в стабе, не то встречи в чистом поле к чему угодно могут привести.

Физик и Годя – вроде нормальные парни. Без конфликтов с ними покатался. Жаль, что ребята не добрались до границы, оставшись без награды. Но при первой встрече эта парочка тут же стрелять начала, а не разговаривать. Такое поведение у игроков в порядке вещей, они ведь хронически нервные.

И в массе – не слишком умные.

Единственный ориентир для поисков – направление, в котором умчался грузовик. Но как-то боязно двигаться туда, где только что случилась непонятная заварушка.

Ну а какие ещё есть варианты? Бродить наобум, надеясь рано или поздно наткнуться на обитаемый стаб, или повстречать адекватных игроков?

Куда реальнее выглядит очевидный вывод, – надо проверить поле боя. За кем бы оно не осталось, победитель не станет там жить. Соберёт трофеи и свалит по быстрому, покуда кто-нибудь большой и нехороший на шум не примчался.

Поработали там, скорее всего, люди, а не твари. Всё подряд с тел павших и их разбитой техники собирать не принято. Оружие, боеприпасы, живчик и добыча из монстров: вот то, что пользуется неизменным спросом. Этим Читеру не разжиться, да и не очень-то хочется рисковать ради жалких трофеев. Но там, где черная пыль от тел ещё не до конца развеялась, иногда получается собрать немного информации о погибших. А это – ценные сведения. Например, если человечность у всех минусовая, скорее всего – это муры. Тогда есть смысл попробовать найти того, кто их разгромил. Такие ребятки, как правило, уважают героев с высокой «зеленью», значит, велик шанс, что к незнакомцу отнесутся положительно.

Да и мало ли, что на поле боя может подвернуться? Там зацепка, там другая, и Читер сможет здесь хоть как-то сориентироваться, а не тыкаться вслепую.

Ладно, надо хотя бы часа три дать себе поспать. Ну а там уже конкретно думать придётся.


Великие сокровища Читер припрятал на крохотном стабе. Как и в пустыне, это был обычный тройник, ничем не примечательный и никому не интересный. Такие клочки стабильной земли располагаются на большинстве стыков трёх кластеров и потому всегда треугольной формы. Этот на местности выделялся только примыкающей линией электропередач, провода которой обрезало на границе с ним. Дальше столбы не продолжались, зрелище их оборванного ряда издали наводило на мысль, что там что-то не так.

Информацию о любом кластере можно получить, положив руку на его поверхность и применив пристальный взгляд. Много не высветится, но со стабом не ошибёшься никогда, потому как там прямым текстом указано слово – «стабильный».

Читер забрался в кусты, вырыл яму лопатой, прихваченной из посёлка, застелил плёнкой, стащенной там же с теплицы. Уложил добро, прикрыл двойным слоём той же плёнки, прикопал, вернул дёрн на место. Тайник конечно – так себе. Если попадётся кому-то на глаза, не надо быть великим наблюдателем, чтобы заметить. Вот только кто станет бродить по этим зарослям? А дорога, по которой вечером машина проехала, в километре протягивается. Самый сильный сенс не просканирует оттуда столь мелкие и неживые детали. А просто так бродить по полям и всё подряд просвечивать в надежде что-то найти – смысла нет.

Да и маны не напасёшься.

Это Читер сам себя так утешал. А на душе те ещё кошки скреблись. Шутка ли – столько ценностей оставляет без охраны.

Тем не менее, с плеч гора спала. И не только в переносном, а и в буквальном смысле, потому как задрало уже с тяжким и неудобным грузом бродить. Плюс – нервное это занятие. Сокровище ходячее – куда заметнее того, которое лежит в укромном месте. Так что, страшновато бросать, но оставлять на себе – ещё страшнее.

Надо бы найти нормальный рюкзак, не то эти убожества уже плечи истерзали. Не созданы они для переноски таких тяжестей. Да только хорошие вещи на каждом шагу не валяются.

Ну да ничего. Запомнит на будущее.


Нужное место долго искать не пришлось. Его издали выдавало кружащееся и рассевшееся на проводах вороньё. Наличие чёрных птиц указывало, что участниками боя были не только игроки, или даже вовсе без них обошлось. Падальщикам от коллег Читера толку нет, ведь от их тел после гибели ничего не остаётся. Значит, или боты постарались, или заражённые принимали участие, или просто цифры, не успевшие обратиться, решили поиграть в войну.

Рассмотреть детали издали не получалось. Дорога в том месте переваливала через подъём и на протяжении пары сотен метров проходила в глубокой врезке. Просматривался лишь верх укреплённого кузова. Возможно, он принадлежал тому самому грузовику, который ночью проскочил через посёлок.

Судя по тому, что Читер сумел разглядеть, эта машина уже никуда не поедет. Кузов прогорел до голой рамы, во все стороны выгнулись искорёженные листы кустарной обшивки, а в небеса печально таращился ствол пулемёта, установленный в башенке, которая частично провалилась внутрь, сильно при этом задравшись.

Вороны – птицы осторожные. То, что чёрные падальщики вели себя беспечно – хороший признак. Непохоже, что там крутятся их урчащие конкуренты. Но Читер торопиться не стал. Около часа потратил, изучая местность с разных точек. Но самое опасное что сумел заметить – это одинокого зайца, неспешно прошествовавшего по краю пшеничного поля.

Понаблюдав за ушастым, Читер сказал себе, что паранойя хороша, когда в меру. И решительно направился на поиски приключений.


Та это машина, или не та – непонятно. Ночью Читер видел её мельком и далеко не полностью. Обзор заслоняли многочисленные ветви с листвой и плодами. Да и жизненные невзгоды поработали над техникой так, что её теперь даже хозяин не сразу признает.

Судя по всему, забравшись наверх, она оказалась под прицелом другой боевой машины. Её присутствие выдавали россыпи гильз калибром четырнадцать с половиной миллиметров. Видимо тот самый крупнокалиберный пулемёт отработал, столь хорошо слышимый ночью. Плюс с обочины выпустили противотанковую гранату, угодившую в левую дверь кабины.

Дальше в дело вступила пехота, засевшая над врезкой. Все, кто выскакивали из горящего грузовика, ловили пули и осколки. Читер, изучив траву на месте позиций стрелков, нашёл немало гильз небольших калибров, но не заметил ни единого пятнышка крови. Кем бы ни были устроители засады, дело своё они знали хорошо. Разнесли противника быстро и без потерь, после чего собрали ценности и уехали.

Но одними лишь ценностями не ограничились.

Читер сверху разглядел нехорошие подробности. До такой степени нехорошие, что спускаться не хотелось. Однако, деваться некуда – придётся.

Присел перед первым телом. Активировал пристальный взгляд.


Объект – человек, потенциальный зараженный, в данный момент, предположительно, обладает иммунитетом, ID 843-442-843-809-171, не идентифицирован, умения Континента не выявлены. Текущий носитель израсходован, объект, предположительно, пребывает в процессе смены носителя.


Да уж, всё действительно так плохо, как показалось с первого взгляда. Скверно выглядит. И это не бот, а цифра. Только цифра особый. Таких принято называть неписи, или, если официально – аббревиатурой НПС. Среди них встречаются всякие, в том числе и настроенные враждебно, но Читеру до сих пор такие не попадались. Про всех, кого встречал, мог отозваться хорошо, или нейтрально.

По этому неписю ничего хорошего не скажешь. Неизвестно, кем он был при жизни, зато понятно, что умирать ему пришлось непростой смертью. Неведомые мучители здорово над ним поиздевались, прежде чем бедолага испустил дух.

И не только над ним. Все тела разделялись на две разновидности: одни пострадали только от пуль, осколков и огня, на других в глаза бросаются ещё и следы изуверских пыток.

Читеру много чего доводилось повидать. Но такой садизм – впервые.

Вот что можно было выпытывать столь жестокими методами? Да ведь почти любой или при одной угрозе пыток расколется, или в первые минуты мучений расскажет всё, мечтая лишь о том, чтобы его добили побыстрее. Однако, нет, терзали всех, кому не повезло быстро умереть в бою.

Рядом послышался звук, который не любят все без исключения игроки – урчание заражённого. И тут же ещё один мертвяк отозвался.

Минимум парочка пожаловала. Судя по не слишком страшным голосам – далеко не самые развитые. Читера они не могут увидеть, потому как его заслоняет остов грузовика, просевший почти до асфальта из-за сгоревших шин. Плюс Зеркальный хамелеон работает, исправно расходуя ману. Отключать его, это значит нарываться на откат умения, который не настолько уж и быстрый. Плюс новая активация жрёт прилично. Вот и получалось, что проще держать маскировку постоянно, пока такими делами занимаешься.

С той же стороны, откуда доносилось урчание, послышался неожиданный звук. Непонятный, хрипящий, перешедший в мучительный стон.

Читер врезал Вспышкой. При свете дня подсветка выглядела не настолько эффектно, как во мраке, но главное разглядеть получилось. Заражённых действительно двое, и с уровнями тоже угадал, выглядят они не слишком угрожающе. Максимум – начинающие лотерейщики. Неприятные твари. Такая и стукнуть может до инвалидности, или клыками от души отработать, но опасны они, главным образом, против раненых, ослабевших и безоружных новичков. Все прочие игроки на них любят опыт зарабатывать. Да и спораны стабильно сыплются – неплохой фарм получается.

Также вспышка высветила источник неожиданных звуков. Одно из тел, замученных неизвестными палачами, оказывается, замучено не до смерти. Переливается чересчур яркими красками, нетипичными для трупа. Похоже на те, которыми отсвечивают мелкие грызуны. Читер на них насмотрелся в посёлке.

Но если и дальше смотреть, очень скоро краски померкнут. Потому как зараженные собираются позавтракать, и это тело у них – главное блюдо. Через несколько секунд единственный выживший отмучается.

Времени на раздумья не оставалось. Рука ухватила рукоять, Режик вынесся из ножен. Это, как всегда, ощущалось восхитительно. Читер в один миг почувствовал в себе такие изменения, будто лет пять занимался активными видами спорта под руководством опытнейших тренеров. Прилив возможностей похож на эйфорию. В обычных ситуациях приходилось себя ограничивать, чтобы не хвататься за волшебное оружие каждую минуту.

Не то недолго наркоманом заделаться.

Читер не знал, как выглядит со стороны под Зеркальным хамелеоном, но помнил предупреждение о том, что умение значительно теряет эффективность в движении. Вот и мертвяки, торопящиеся к постанывающему телу, среагировали молниеносно. Перевели взгляд на новую цель, заурчали с другими нотками, угрожающе.

Не сбавляя шаг, Читер взмахнул рукой, отправив меч в полёт. Как изменившееся оружие дружило с физикой – по прежнему непонятно, но двадцать шесть килограмм острого металла – это очень серьёзно. Мало того, что клинок пронзил грудь лотерейщика насквозь, тварь в придачу ещё и на ногах не удержалась, завалилась на спину.

А Читер, продолжая надвигаться, вскинул руку, требовательно растопырив пальцы. Режик послушно вырвался из тела, расширяя и без того громадную рану и оставляя за собой шлейф кровавых брызг, вернулся в ладонь.

Приём, применённый в поединке с «серым», нравился всё больше и больше. А ведь изначально не додумался, что функция возврата оружия в руку может применяться для атаки, а не только при потере меча.

Небрежно уклонившись от второго мертвяка, Читер почти без размаха провёл клинком на нужной высоте, и башка твари полетела в кювет. Развернувшись, шагнул к первому, чуть присел в ударе, добив корчащегося мертвяка в висок.

Этот тоже готов.

Система выдала лог победы, одарив жалкими единичками на несколько характеристик. Увы, опыт чересчур режется из-за штрафов. Читер слишком сильно подрос, и все его параметры тоже достигли таких высот, при которых со слабых противников почти ничего не получаешь.

Ну да он сюда не за качем пришёл.

Надо попробовать кое с кем пообщаться. Судя по всему, времени осталось немного.

Читер не доктор и не знахарь, а бинтом и йодом такое не вылечить.


Умирающий пришёл в себя после нескольких капель живчика, залитых в рот. Судорожно облизав почерневшие губы, бедолага прохрипел:

– Пить…

– Живчик или вода? – уточнил Читер.

– Во… воды.

– Держи. Мне не жалко. Это вообще-то твоя фляга.

– С… сам… Пожалуйста… Помо… помоги…

– Да я понимаю, что сам ты не сможешь. Пей, не торопись.

Влив в непися несколько глотков, Читер спросил:

– Кто это вас так?

– А ты… кто ты? – вопросом на вопрос ответил тот.

– Да я так… Просто мимо шёл. Смотрю, а тут такие дела. Вот и заглянул. Кто это были?

– Это были… это было… Это мрази конченые…

– Да я догадываюсь, что хорошими людьми их не назовёшь. Слушай, я тут не местный, мне карта нужна, или хотя бы узнать, как до нормального стаба дойти. Я тебе помог, а ты мне помоги, если не жалко.

– В… в какой стаб надо?..

– Да мне без разницы. Лишь бы не обчистили и не прирезали, пока сплю. Передохнуть, поторговать малость. Ну всё, как обычно.

– Гуманность… Что с гуманностью у тебя? Ты… ты не красный?

– Да я зеленее, чем разрешающий сигнал светофора.

– Это… Это хорошо… Я скажу. Я помогу тебе. Но и ты… ты мне помоги. Там… В тот стаб передать надо… В подходящий тебе стаб… Срочно передать надо. Кроме нас некому. Дальше… там дальше нет патрулей… совсем нет. Далеко мы заехали. Наши должны узнать.

– Что передать? – не понял Читер.

– Я… я объясню. Иди в обратную сторону… это там… по… по этой дороге. Туда, откуда мы ехали. Там посёлок увидишь. За ним через пару километров… Или ближе… я уже не понимаю… Путается всё… Ну ты легко там разберёшься. Найдёшь. Дорога там направо будет. Перекрёсток дорог. Иди по ней где-то с пятнадцать километров. Границы кластеров будут… не… не помню сколько. Но дорогу ты не потеряешь. Дойдёшь. Там пост будет. Стаб Пятая Шахта. Там… там в стабе найдёшь Семёрку. Запомнил?

– За посёлком пара километров, поворот направо, потом пятнадцать километров до поста. Стаб Пятая Шахта. Найти Семёрку. Только зачем мне его искать?

– Рас… расскажешь ему про нас.

– И что я расскажу? Что вас тут порвали неизвестно кто? Может ты сам расскажешь, когда воскреснешь?

Непись скривился, от чего из многочисленных ран на лице проступила кровь:

– Мы… мы не такие. Мы не игроки, у нас всё тормозит. Тела долго не пропадают, и рес долго надо ждать… очень долго. Нет, нельзя ждать, надо сейчас сказать. Надо, чтобы там… чтобы в стабе быстрее узнали. Даже после воскрешения не сразу смогу передать. Стаб плохо стоит. Там… там среди серости и черноты, плохо чаты работают. Мы, как на острове. Дыра. Всё серое, да чёрное, а мы посредине. Мало проходов. Сам передай, так… так гораздо быстрее будет. Стаб Пятая Шахта, ищи Семёрку. Ты найдёшь его. Или он сам тебя найдёт. Скажи, что это был Крест. И они нас конкретно ждали, мы даже сделать ничего не успели. Это было… Это было быстро… там… как… Там никак не успеть. Ты запомнил?


Персонаж Груша предлагает вам задание «Передать информацию в стаб Пятая Шахта». Вы должны за двадцать четыре часа сообщить Семёрке, что группа Груши уничтожена бандой Креста. Вознаграждение: +100 свободных очков прогресса к дополнительным характеристикам; в стабе Пятая Шахта вам будут благодарны за предоставленную информацию, что может принести дополнительные бонусы.


– А что за стаб у вас? Там красных не любят? – уточнил Читер, прежде чем принимать задание.

– Любят, – неожиданно твёрдым голосом ответил непись. – Вешать их у нас любят. Не всех, конечно, а тех, кто заслужили. Краснота, это дело такое, может и к нормальному прилипнуть…

– Понятно. Мне ваше отношение к гуманистическим ценностям подходит. Всё передам. А чего сам по чату не напишешь?

– Черноты тут много. Она везде. Не пройти отсюда чату… никак не пройти… Слушай… Ещё кое-что можешь Семёрке сказать. Скажи, что они спрашивали о каком-то Читере. Об игроке с таким ником. Они очень хотели узнать про него. Не знаю, кто это. Может Семёрка знает.

Читер возблагодарил садиста Креста и его банду за то, что они не оставили этому неписю глаза. Тот не мог видеть собеседника, а без зрения не вызвать пристальный взгляд и потому узнать ник не получится.

Нет сомнений, что спрашивали не про «однофамильца». Не верится в такие совпадения. Кто-то ищет Читера. Неизвестно, кто это, но почти нет сомнений, что цели у него нехорошие.

Понимая, что бедолага вот-вот улетит в очередь на воскрешение, торопливо спросил:

– Слушай, а ты карты заливать можешь? А то я у вас совсем не ориентируюсь.

– Не парень, извиняй… Я ни разу не картограф…

– Понятно. Тебе ещё как-то помочь можно?

– Ничем. Помираю я. На умении держусь. Слил ману в ноль, а без неё всё, подохну сейчас. Иди, парень. Спасибо тебе. Расскажи всё Семёрке. Где Крест один раз появился, там и снова появиться может. Надо, чтобы наши узнали. Побыстрее узнали. Я и без тебя как-нибудь помру. Водички дай ещё разок глотнуть и сваливай, не задерживайся…

Глава 17 Жизнь девятая. Пятая Шахта

Как добраться до стаба, Груша описал кратко и понятно. Но Читер не настолько наивен, чтобы идти, как сказано: по дороге, через посёлок, а затем направо. Как показывает судьба непися и его группы, дороги в этих краях далеко не безопасны.

Впрочем, как и везде. Те же мертвяки обожают бродить именно по ним, а не по целине нехоженой.

Потому двигался, как партизан: не используя указанные пути, но и не сильно удаляясь от них, дабы не потерять ориентиры.

Поначалу такая тактика срабатывала. Идти, конечно, тяжелее, и снова начал клещей на себя собирать в высокой траве. Зато гораздо безопаснее. Но затем зелень обрезало границей, за которой потянулась чернота. На ней видимость похуже, чем в пустыне, но тоже особо не попрячешься. Оставалось уповать на Хамелеона и отсутствие зорких наблюдателей.

Ну незачем стабу уделять пристальное внимание мёртвым территориям. Техника по таким не прорвётся, мертвяки их не любят, игроки тоже не в восторге. Вон, даже клещи присосавшиеся, от которых на траве избавляться не успевал, быстро отвалились.

Километров через пять выбрался к очередному тройнику, на котором устроил новый тайник. Всё, что хранилось в старом, забрал после разговора с неписем. Решил, что ценности лучше перепрятать поближе к стабу.

Не то мало ли, как там всё обернётся.

К следующему тройнику выбрался через пяток километров. И это оказался не стаб, что слегка удивило. Подобное, конечно, случается нередко, – Континент не такой уж догматик в плане распределения кластеров. Была ещё одна странность: линия передач осталась без продолжения с обеих сторон, что выглядело как-то неуместно. Всего-то шесть столбов поместились, с натянутыми меж ними проводами. Стоят посреди чистого поля, что выглядит странно. Случается, конечно, всякое, Система стыкует клочки территории без строгих догм. Но Читер привык, что, как правило, порядка с этим больше.

За одним из стоявших столбов присел, частично укрываясь от солнца. Благо, тут даже подобие скамеечки подвернулось. Энергетики тянули эту линию на месте старой и почему-то оставили прежний столб здесь. Так и валялся, травой обрастая.

Но не успел Читер присесть, как получил сообщение.


Внимание! Сработала способность кладоискатель! Зафиксировано местоположение тайника среднего уровня!


Покрутив головой, разглядел свечение прямо под собой и понял, что фактически нашёл спрятанное пятой точкой. Говоря проще – уселся на тайник. Тот был устроен в пустотелом старом столбе, на который пристроился, как на лавочку.

Засунув внутрь руку на всю длину, нащупал тряпичный свёрток, наглухо обмотанный скотчем. В нём обнаружился ботовский пистолет-пулемёт с десятью полными магазинами и кустарным, но качественным на вид глушителем. Оружие смотрится стильно, но только если ты уличный дилер в чёрном квартале, толкающий наркоту мелким оптом. Для Континента – не самая популярная вещь. Против бронированных целей не играет и прицельная дальность невелика. Однако, бросать жаба не позволит.

Да тут одного боекомплекта столько, что можно неплохой бой устроить.


Внимание! Вы обнаружили тайник среднего уровня с ценным содержимым. Ваша Наблюдательность повышается на 46 очков, ваша Удача повышается на 3 очка. Всегда будьте внимательным, это вознаграждается ценными находками и очками прогресса ваших характеристик.


Ещё недавно Читер мог в пляс пуститься после такой находки, а сейчас даже глазом не повёл. Что ему до этих мелочей? Он ведь, потенциально, миллионер, а за такую добычу и сотню споранов вряд ли выручишь в самый базарный день.

Богатство портит и балует человека.

А ведь способность, позволяющая засекать тайники, да ещё и в сочетании со Вспышкой – это комплект, с которым Читер никогда ноги с голоду не протянет. Надо лишь бродить по стандартным кластерам, особое внимание уделяя жилью и прочим местам, где руки человеческие поработали. Как показывает практика, именно там шансы найти что-то ценное максимальны.

В общем, на чёрный день у него занятие уже припасено. В сочетании с охотой на мертвяков жить можно очень даже неплохо.

Но лучше о ничтожных заработках не думать. Лучше думать, как сберечь добытое. Если всё получится, на такой добыче можно безбедно жить годы и годы. Или сделать из своего персонажа настоящую конфетку.

Хотя и сейчас на него грех жаловаться, но, как всем известно, совершенству нет предела.


К посту Читер вышел в открытую. Нет смысла часами бродить вокруг под Хамелеоном, приглядываясь и присматриваясь. Опыт подсказывает, что такие объекты охраняются, в том числе, продвинутыми средствами наблюдения, которые в глаза не бросаются. Мало того, что охрана стаба может заметить и насторожиться странностям поведения незнакомца, так ещё и выдаст перед ней одно из своих умений.

А на Континенте такое выдавать не принято. Козыри полагается держать закрытыми, пока не настанет момент бить карты противника.

Если противник знает твои игровые козыри, он и заходить станет не со случайных карт, а с учётом этого знания.

Ну и ещё один важный момент. Читера ищут нехорошие люди. В стабе об этих поисках, судя по всему, ещё не знают. Умирающий непись высказался о нём, как об изолированном острове посреди черноты. То есть, по чатам эта информация пройти не может. Но рано или поздно она доберётся до Пятой Шахты. И неизвестно, к чему это приведёт. Значит, надо успеть сделать все свои дела до того, как это случится.

Даже сейчас туда соваться – уже риск. Но слепо шарахаться по незнакомому региону – тоже не самое безопасное занятие. Как минимум, надо обзавестись картами. Достаточно даже не самых подробных. Главное, понять, как выбраться с этого «острова» и его окрестностей. Пока вокруг сплошная чернота, нечего и мечтать связаться с Мартом.

Читер послушно остановился перед знаком: «Стоп! Шаг за черту без разрешения карается немедленным расстрелом!» Стараясь не таращиться в дуло пулемёта боевого модуля, установленного на крыше приземистого сооружения из громадных бетонных блоков, дождался, когда из бойницы высунулась недовольная рожа непися и прокричала таким же нерадостным голосом:

– Кто такой?! Назовись!

– Я Читер.

– Не знаем мы никаких Читеров.

– Я здесь первый раз.

– Ну и двигал бы мимо. Зачем пришёл?

Да уж, радушного гостеприимства не наблюдается. Ну что ж, придётся приоткрывать карты перед первым встречным.

– Я должен встретиться с Семёркой.

– А Семёрка о тебе вообще знает?

– Не думаю. Меня Груша попросил кое-что ему передать.

– Груша?! – резко заинтересовался невежливый тип. – А ты давно его видел?!

– Недавно, – уклончиво ответил Читер.

– А где?

– Мне кажется, это лучше рассказывать Семёрке, а не тебе.

– Ну так и вали к нему.

– Да я бы с радостью. Но не знаю, куда.

– Иди прямо, пока до стаба не дойдёшь. Там спрашивай. Только номер возьми, сейчас выпишем. На входе покажешь, порядок такой.

– А далеко идти?

– За час дойдёшь.

– Транспорт ходит какой-нибудь?

– А ноги тебе природа на кой дала? Своими шагай.

Да уж, сервис здесь на высшем уровне. Причём боец, выдавший бумажку с номером, тоже оказался неписем, что наводило на подозрение, что стаб окажется необычным.

В этом Читер убедился, когда добрался, наконец, до посёлка. Тот был окружён традиционным для Континента периметром, дорога входила в ворота, оборудованные по всем правилам фортификации.

Пропустили без заминки, но дальше Читер оказался в закрытом дворике, где его обступило несколько недружелюбно настроенных мужчин. И все они тоже были персонажами, ни одного игрока между ними не разглядел.

– Тебе винтовка на кой? – спросил один.

– Чтобы стрелять, – вежливо ответил Читер.

– А нам не надо, чтобы ты тут стрелял.

– Так я и не собирался.

– Тогда оставишь в хранилище, раз не собирался. Все стволы оставишь.

– А если у меня на продажу?

– Добазаривайся с барыгами, потом сюда иди и забирай по временному разрешению. Если кого-то пристрелишь из них, за это у нас вешают сразу. Если просто чудить станешь с вынесенным от нас стволом, тебе этот ствол в очко запихают.

– А много у вас барыг?

– На тебя этого дерьма у нас хватит. Зачем пришёл? Только торговать?

– Поторговать, отдохнуть немного. И ещё Семёрку надо повидать. Не подскажите, где его найти?

Непись ухмыльнулся:

– Да он сам тебя найдёт, если с тобой что-то не так.

– Я должен кое-что ему передать. Это важно.

– Эй, Полосатый, позвони в комендатуру. Узнай, где Семёрка. У нас тут, оказывается, важное дело к нему. А ты чего стоишь?

– А что мне делать? – не понял Читер.

– Стол видал? Там ящик с анкетами. Заполняй и сдавай, иначе не пропустим. И оружие, которое сдаёшь, правильно описывай. А то тут такие придурки попадаются, которые пулемёт от деревянной дудки отличить не могут. Кстати, винтовка у тебя хорошая. Если продавать надумаешь, не надо к барыгам нести. С ребятами поговори, может кто возьмёт. Такие стволы всем нужны.

– Я подумаю, – кивнул Читер, направляясь к столу.


Неписи забирали анкеты и оружие, выдавая взамен расписки на фирменных бланках. Неписи шастали туда-сюда по улице. Неписи торчали в комендатуре, задавая вопросы на тему: «Какого ты вообще сюда припёрся?»

Читер быстро убедился, что здесь повсюду одни неписи. Игроков или вообще нет, или их настолько мало, что не так-то просто повстречать.

Плюс, как минимум, большая часть этих неписей не проявляет ни намёка на дружелюбие. Скорее наоборот. На Читера косятся нехорошо, если что-то и говорят, то с явным недовольством.

Увидев, наконец, Семёрку, даже обрадовался.

Ещё бы – первый игрок за всё время.

Но тот сходу испортил настроение стандартным отношением:

– Чего надо? Если решил попросить помощи у брата-игрока, ты адресом ошибся. Тут братьев нет.

Да уж, захотелось ещё раз изучить информацию под пристальным взглядом. Вдруг Читер обманулся, и перед ним всё же непись.

Покачал головой:

– От помощи, конечно, не откажусь, но вообще-то я тут по делу.

– И что за дело? Ты кто вообще? Я тебя не знаю. Первый раз здесь?

Оказавшись под кучей вопросов, Читер счёл нужным ответить на них, как можно лаконичнее, после чего немедленно перейти к делу, пока Семёрка снова любопытничать не стал.

– Я просто игрок. Да, здесь первый раз. Утром повстречал одного из ваших. Ник у него Груша, непись. Он просил кое-что тебе передать.

– Да? И что? – Семёрка никак не выказал интереса, но Читер понял, что собеседник сейчас – само внимание.

Похоже, Груша – не самый бесполезный тип в стабе. Его, наверное, потеряли и понятия не имеют, что случилось.

– Он просил передать, что его самого и его людей перебила банда Креста. Кто такой Крест, я не знаю.

– Ты что, медиум? – спросил Семёрка.

Вопрос не вполне понятен. Возможно, придираются к тому, что, если дословно проанализировать сказанное, получится, что информацию Читеру передал покойник.

Потому поправился:

– Когда я их нашёл, Груша был ещё жив. Он умирал, поддерживал себя каким-то умением. Успел мне рассказать.

– Вот и ты рассказывай, – заинтересованно произнёс Семёрка.

– Что рассказывать?

– Где встретил его, что видел там? Всё рассказывай, что знаешь.

– Где встретил, могу показать на карте. Если загрузите мне местную, вообще всё просто будет.

– Самый наглый, что ли? Ты разве видел здесь вывеску, что мы карты раздаём на халяву?

– Да я разве прошу? Вопрос на копейку, а удобство на рубль. Если неинтересно, попробую на бумаге показать. Грузовик сгорел, его из крупняка и гранатомёта раскатали. Засада была грамотная, всех положили быстро. Кого сразу не убили, тех пытали. Нехорошо там некоторые выглядели. Груша меня даже видеть не мог. Догадайся, почему. Поговорил немного, дал квест на то, чтобы я с тобой пообщался. И ещё там у всех скальпы сняли. Ни у кого не оставили.

– Да, это точно Крест, – кивнул Семёрка.

– Зачем ему скальпы? – спросил Читер. – Это ведь иммунные неписи, у них всё в уголь рассыплется, как у обычных игроков. Не сразу, конечно, но держатся не так уж много времени.

– Скальпы не должны пропасть, если их сразу снять. У неписей всё не так, как у людей. Если их взрывом порвёт, куски так и останутся валяться, не почернеют.

– Да? Не знал.

– Ты это место, где всё случилось, хорошо разглядел?

– Вроде да, – ответил Читер.

– Не прикидывал, сколько людей было у Креста?

– Минимум одна машина с пулемётом, и человек семь отдельно засели.

– Всего лишь семь?

– По позициям с гильзами так выходило. Не знаю, кого они там караулили, но сидели долго. Трава примята прилично.

– Ладно, квест тебе Система сейчас зачтёт. Эй! Градус! Залей этому парню карту! Четвёртый тактический лист по Дыре! Пусть знает, какие мы добрые!

– Благодарю, – кивнул Читер.

– Рано благодаришь. Отметку на карте поставишь, где это было, и мне скинешь. Что сам-то дальше делать собираешься?

– Отдохну немного, торговцев ваших посмотрю.

– Ты тут гуляй поаккуратнее. Местный народ игроков не очень любит.

– Я заметил. Ты первый, кого здесь встретил. Да ещё и в начальстве.

– Угу. Сделал успешную карьеру, добился всего сам, мать их. Учти, если ты от муров вынюхивать заявился, лучше сразу сваливай. Здесь тебе не понравится. Тут, если кто-то что-то не так подумает, тебя к ментату тащить не станут. Один такой ненормальный заглядывал на прошлой неделе. Взгляд у него нехороший был. Мужики здесь консервативные, вот и любят работать по старинке. Если что-то не так, сразу вешают. Вот и его подвесили. За яйца. Он тогда много чего рассказал. Так заливался, что мы аж заслушались.

– Думаю, любого за яйца повесь, он много чего интересного расскажет, – заметил Читер.

– Ага, и даже споёт, – кивнул Семёрка. – Но это хороший способ. Он работает. Я скажу, что врать в таком положении не станешь. Ведь чтобы соврать, надо голову напрягать, красиво хрень с правдой замешивать. А там не та ситуация, чтобы фантазия работала. Там в мозгах лишнего не остаётся, там чистая правда начинается. В общем, ты понял, не надо здесь ничего вынюхивать. И отдыхать тоже советую с оглядкой. Культурно. Если нарвёшься, виноват всегда будешь ты, а не местные.

– Интересное у вас гостеприимство.

– Ага, – согласился Семёрка. – Поэтому гости к нам приходят нечасто.

– А где можно остановиться, чтобы не нарваться? Да и торговцев, если не жалко, подскажи.

– Иди в «Хромую королеву». По этой же улице чуть дальше, по другой стороне. На вывеске рыжая барышня на протезе, её издали заметишь. Там и переночевать, и пожрать, и нажраться: там всё есть и не обсчитают по тройной цене. Хозяин даже чёрта нормально обслужит, лишь бы тот платил. Торговцы здесь такие же самые, они, если и расисты, бизнес с убеждениями не смешивают. Не советую только к Палтусу заглядывать. Лавка у него приличная на вид, но аферист он ещё тот. Дня не проходит, чтобы народ не нажаловался. Задрало уже с ним разбираться. А от тебя жалобы даже принимать не станут. Ты ведь игрок, а это значит, что ты тут на положении самого чёрного негра в стране победившего апартеида.

– А как тогда тебя здесь терпят? – не удержался Читер.

Семёрка подмигнул:

– Если устраиваться умеешь, везде устроишься. А место здесь хорошее, спокойное. Только привыкнуть надо. Всё, иди карту загружай, заболтался я с тобой.

Глава 18 Жизнь девятая. Бизнес, расизм и невезение

Хозяин гостиницы носил не самое благозвучное прозвище – Клоп. По мнению Читера, оно являлось явной антирекламой заведению, но комментировать это наблюдение не стал. Ограничился тем, что вежливо осведомился насчёт хорошей комнаты, горячей ванны и вкусного обеда.

Непись, выслушав список пожеланий, не изменившись в лице начал неспешно жестикулировать:

– Вон туда прямо и вверх по лестнице. Второй этаж, третья комната. Вместо душевой кабинки ванная, горячая вода у нас круглые сутки. Восемь споранов в день, бельё меняют бесплатно, по табличке на двери. Вон там, налево, внутренний вход в ресторан. Приличное заведение, кормят вкусно, никто ещё не жаловался. Шеф-повара каждую неделю переманить пытаются. Также рекомендую вина, у нас лучший выбор. Хорошо покушать и выпить можно за два-три спорана. Если с излишествами посидеть, может обойтись и в пять-семь. Вон туда, направо, лучшие девочки Пятой Шахты. Все воспитанные, чистые и не страшные. В чердак дать – три спорана, классика – пятерка, с чёрного хода зайти – цена договорная и не все предоставляют такую услугу. Детали лучше у Жанны уточнять, она всегда на месте. Если всё устраивает, вас проводят наверх, или сразу направо, – Клоп заговорщицки подмигнул.

– Устраивает, но я наверх, – ответил Читер и поинтересовался: – А в стабе кто-нибудь дальнюю связь сможет устроить?

Хозяин покачал головой:

– Боюсь, что ничем не смогу помочь. Редкая услуга, да и спроса на неё здесь быть не может. Мы тут своим тесным миром живём, нам незачем с другими регионами переговариваться.

Комната оказалась на удивление приличной. Читеру доводилось платить за номер подороже, а получать куда меньше. Обед в ресторане тоже понравился. Три-четыре захода в это заведение, и шкала удовольствия подпрыгнет до предела, отчего характеристики персонажа слегка приподнимутся. Так называемый «бафф от кайфа».

Впрочем, доводилось слышать и другие названия. Не суть важно, потому что любой игрок с полуслова понимает, о чём речь.

Набил желудок и как следует вымылся в ванне, залитой столь горячей водой, что с трудом стерпел. Но это того стоило, впервые за всё время Читера перестал преследовать запах изрядно протухшего неназываемого.

Ох и въедливая у него слизь.

Затем посетил ближайшую мелкую лавку, где торговали по мелочам. Набрал там чистой одежды, в которую немедленно переоблачился.

Вот теперь можно и делами заняться. Их куда спокойнее вести, когда выглядишь не как бродяга.


– Мне бы пистолет, или револьвер.

– Вам какой? – уточнил торговец.

– Мне бы поменьше и полегче. Но чтобы не мелкашка. В общем, самое лёгкое но при этом убойное. Для самых коротких дистанций. Желательно повыше классом, но рассмотрю всё, что есть.

– Такого товара немного. Спрос низкий. Вот на эти модели взгляните. Особенно рекомендую пятизарядник.

– Золотые звёзды по чём? – спросил Читер, разглядывая предложенное оружие.

Торговец покосился недоверчиво. Видимо, несмотря на все старания, внешний вид не ассоциировался с любителем дорогих покупок.

Но непись ответил вежливо:

– Семьсот сорок споранов.

– Что-то дороговато. В других местах я подешевле видел.

– Трудности с поставками, – тем же тоном ответил торговец. – Вам надо было покупать там, где видели дешевле. Здесь цену снижать никто не станет.

– А если оптом?

– Опта не бывает. Слишком мало такого товара. Много можно набрать, только если по всему посёлку запасы вычистить.

– А модификаторы по чём?

– Вас какие интересуют?

Читер развернул заранее подготовленную бумажку:

– Малые вот с такими свойствами, средние вот с такими, большие вот с этими. Во сколько это встанет?

Торговец покачал головой:

– Больших с такими наборами свойств у меня нет. И я не уверен, что во всём посёлке хоть один найдётся. Если вразброс, то да, подобрать можно. Но шанс, что при улучшении выпадут именно они, конечно будет меньше.

– Это понятно. А что по средним и малым?

– Малые от девятисот до полторы подберём. Средние смотреть надо, с ними гораздо сложнее. Не всё есть, но кое-что найти точно получится. Где-то от двух с половиной до девяти тысяч. Будете подбирать конкретные позиции, или просто прицениваетесь?

– Выясняю порядок ваших цен, – ответил Читер. – Сколько у вас золотых звёзд?

– В данный момент шесть штук.

– Всего лишь?

– Я ведь сказал, что сложности с поставками. Да и спрос не настолько велик, чтобы много держать.

– Понятно. Я хочу забрать все.

– Шесть? – уточнил торговец.

– Да. Плюс все золотые горошины, что есть. Узелковый янтарь тоже возьму. Весь. И готов поговорить за жемчуг. Но у меня одно условие – плачу модификаторами. Вот такие, как на моих записях, с лучшими наборами свойств. И по верхней планке ваших цен, потому что мои модификаторы самые лучшие. Если вам это интересно, давайте поговорим.

Торговец впал в ступор на несколько секунд, затем неуверенно кивнул:

– Если у вас действительно есть такие модификаторы, мне это очень интересно.

Читер достал из инвентаря пару кристаллов и положил на прилавок:

– Как видите, есть.

– Понял, – кивнул торговец. – В принципе, я согласен, но надо обговорить порядок цен. Видите ли, я назвал вам те, по которым продают, а не покупают. А они разные. Очень разные.


В каждой дорогой лавке история повторялась чуть ли не слово в слово. Читер прорву времени убивал на то, чтобы почти за гроши торговаться. Но иначе нельзя. Он и так сильно рискует, когда светит такие богатства перед каждым барыгой. Если вдобавок станет соглашаться на все условия здешних бизнесменов, это совсем уж никуда не годится. Всё равно, что повесить на себя табличку: «У меня столько денег по карманам, что я их за пять лет не сосчитаю».

Вот и приходилось сливать минуты и часы в никуда.

Жемчуг неписи не продавали. Они может и рады, да только его у них нет в наличии. Даже с трофеями попроще всё обстояло далеко не радужно. О том, чтобы поинтересоваться, нет ли чего-нибудь из неназываемых, можно даже не заикаться.

Такой товар и в куда более развитых стабах днём с огнём не найдёшь.

Повышающие трофеи работали вне зависимости от уровня. Выдерживая интервалы приёма, Читер сможет постепенно подрастать только на них, не занимаясь охотой и боевыми действиями. Но сильно затариваться не стал, потому как надёжно спрятать покупки некуда. Ведь это добро можно упаковывать лишь в ячейки первичного инвентаря. Во вторичный только модификаторы помещаются, именно так он притащил запас кристаллов на продажу.

Также у торговцев Читер интересовался луками. Да ни какими-нибудь, а самыми дорогущими, элитными из элитнейших. Аналогами Режика по классу и количеству возможных модификаций. Но неписи только руками разводили и обещали поспрашивать, без малейшей надежды на успех.

Читер, продумывая дальнейшую стратегию, предполагал часть модификаторов потратить на своё развитие, а часть на покупку самого лучшего из известных видов оружия. Ему необходим комплект: крупнокалиберная винтовка для серьёзной дичи; мощный лук для тихой охоты; и приличный пистолет, если не будет успевать отстреливаться из лука от всякой мелочи. Это, так сказать – минимум. Можно добавить пистолет минимального веса, чтобы держать его наготове во вторичном инвентаре. Плюс для Марта что-нибудь приличное подобрать. А в перспективе и о Няше надо подумать.

Пока что Читера полностью устраивает лишь одна вещь – меч. Лучше он вряд ли найдёт. Специально интересовался у торговцев, ни один из них не слышал о том, что где-то кто-то видел что-нибудь покруче.

Всё прочее посёлок неписей предлагал в больших количествах, но по качеству оно и близко не дотягивало. Надо именно лучшее, только на него получится установить максимальное число модификаторов.

Придётся поискать в других местах.


– Чего хотел? – недружелюбно заявил низкорослый бородач, едва Читер переступил порог.

– Я знахаря ищу.

– Ну так ты его уже нашёл, – без малейшего намёка на вежливость заявил непись. – И что дальше?

– Умение у меня висит с тридцатого уровня. Надо бы активировать.

– Аж с тридцатого? Ну надо же! – делано изумился бородач. – А чего же ты раньше с ним не припёрся? Отмечал это дело с шампанским и шлюхами?

– Был слегка занят, – уклончиво ответил Читер. – Поможете?

– Я тебе что, «скорая помощь», или «Армия Спасения»? Сорок споранов давай, и всё сделаю.

– Сорок? Да у вас что, все сразу решили меня ограбить? Чем вам так игроки насолили?

– Не любят у нас таких, как ты, – честно признал знахарь. – Одни беды от вашего говнистого племени. Недели не проходит, чтобы не заехали к нам на остров, да и не укокошили кого-нибудь. А сами тут же уходят, и хрен их догонишь. Сидят себе в Котле, да радуются. Ну да, чего бы и не порадоваться, ведь нашим туда хода нет. У вас тут вроде этой… как её… Вроде сафари. Охотитесь на нас так, как папуасы в Африке на медведей не охотятся.

Читер начал загибать пальцы:

– Папуасов в Африке нет – это раз. Медведи в Африке не водятся – это два. И на гуманность мою посмотри. Она не просто зелёная, она ярко-зелёная. Я герой, а герои на неписей не охотятся.

Знахарь кивнул и тоже начал загибать пальцы:

– С сильно грамотных умников можно и полсотни за активацию брать. А если умник ещё и герой, так с него и сотню не жалко слупить. Ну а если ему что-то не понравится, то пусть сходит в заведение Клопа и закажет себе пару пухлых мальчиков.

Да уж. В описании гуманности сказано, что чем она выше, тем лучше к тебе относятся неписи. А если дело дошло до геройства, они таких игроков превозносить начинают.

Но, по всему заметно, что этот посёлок – яркое исключение из правила.

– Ладно, сорок так сорок, – махнул рукой Читер. – Чёртовы расисты.

– Э! За расистов не надо. Мы тут все расы не любим одинаково, если об игроках речь. Давай башку, сейчас я тебя активировать буду.

Процедура знакомая, принципиальных отличий от первой Читер не заметил. Даже знахарь такой же невежливый тип, пусть и по-своему.

Но под конец бородатый проявил оригинальность, сообщив:

– Да уж. Вижу, что не повезло тебе, парень.

– Это к чему? – спросил Читер.

– А ты погляди, чем тебя Система наградила.

Забравшись в меню умений, Читер увидел, что есть новости.


Внимание! Активировано новое умение.

Рабочее название умения: Растяжение помощи.

Умение активируется мысленно-внятной или произнесенной вслух кодовой фразой «Растяжение помощи». В обеих случаях надо твердо желать выполнения команды. Вы всегда можете изменить рабочее название умения, вместе с ними изменится кодовая фраза.

Внимание! Команда не сработает, если умение не будет внесено в список активных умений! Список активных умений располагается во вкладке «Умения».

Описание умения: положительные эффекты любого рода и происхождения, накладываемые на персонажа и его спутников (отряд), находящихся под действием растяжения помощи, действуют на 150 % дольше по времени (но прибавка не может превысить 24 часа). Внимание! Не действует на эффекты, получаемые при высоком уровне шкалы удовольствия и однородные с ними эффекты.

Длительность действия: 1000 секунд. Длительность перезарядки умения: 30 часов. Дальность действия: 15 метров (персонажи отряда должны находиться в пределах круга с этим радиусом). Внимание! Это базовые показатели умения, реальные показатели могут от них отличаться.

Применение отбирает 125 единиц Духа Стикса. Каждый уровень Ментальной силы добавляет 10 секунд к продолжительности действия умения, каждые 10 уровней Ментальной силы добавляют 50 % к продолжительности действия затронутых умением положительных эффектов (считается от базового показателя, но не больше 24 часа), каждые 30 уровней Ментальной силы добавляют 4 метра к радиусу действия), каждые 10 уровней Опеки Стикса уменьшают расход маны на 5 единиц, каждые 10 уровней Граней таланта уменьшают длительность перезарядки умения на 30 минут.

Дополнительные свойства:

1. При активации умения персонаж вспыхивает нестерпимо-ярким огнём, что может вызвать проблемы со зрением у тех, кто находятся поблизости. Опция отключаемая (за тридцатый уровень Граней Таланта).

Итого: 93 Ментальной силы – 1930 секунд продолжительность работы умения, 90 Ментальной силы – на 600 % (с учётом базовых 150 %) увеличение продолжительности действия положительных эффектов любого рода и происхождения (но не больше 24 часа); 27 метров радиус круга действия; 95 расход маны, 28.30 кулдаун.


– Ну и как тебе, паря? – знахарь прямо-таки лучился радостью. – Вот уж не свезло, так не свезло, да? Что, не рад? Ну да, это ведь даже не бафф, а чёрт знает что выпало. Удачи, видать, маловато у тебя. Ты качай её, качай, не то так и будешь мусор от Системы собирать.

Да уж, бородач не зря злорадствует. В этом умении плохо абсолютно всё.

Начиная с нелепого названия.

Читер, конечно, знает о существовании персонажей-бафферов. Это те игроки, которым достались умения, временно усиливающие себя и отряд. Допустим, прибавки к характеристикам, или даже к их коэффициентам. Но такие специализации встречались настолько нечасто, что за всё время ни разу не сталкивался.

Ну и куда девать умение, от которого, получается, пользы вообще нет? Даже если допустить, что в команде окажутся бафферы, эффекты от них не настолько велики, чтобы трястись над каждой минутой действия. Надо будет, они их обновят. То есть, Читер, что называется, вытащил пустышку.

Такое нередко с игроками случается. Но с ним – впервые.

Обидно.

– Рад, что поднял тебе настроение, – заявил Читер, разворачиваясь к двери.

– Ага, и я рад, – поддакнул знахарь. – А особенно меня радует то, что ты за это дерьмецо целых сорок споранов отвалил. Так-то я с людей по двадцатке беру, а тебе честь особая.

– Только живчик на моих споранах не разводи, – мрачным голосом предупредил Читер, открывая дверь.

– Это почему?

– Негигиенично получится. Я ведь их из задницы дохлого непися достал. От него воняло также, как от тебя.

Захлопнув дверь под ругань знахаря, Читер попытался утешить себя тем, что не всё так уж плохо, как показалось изначально.

Ну, во-первых, у него есть хрусталь обеих разновидностей. То есть, умение можно попробовать поменять на что-то куда более полезное. Лотерея та ещё, но шанс выигрыша высок. Конечно, это удовольствие не из дешёвых, но в последнее время он привык сорить деньгами.

Так что – не жалко.

Во вторых, у Растяжения имеется полезное дополнительное свойство. Получается, Читер сам себе светошумовая граната. Только обрезанный вариант, без звуковых эффектов. В некоторых ситуациях это способно выручить. Например, тогда, в пустыне, мог попытаться ослепить стаю серых тварей. В ночном мраке действие вспышки должно выйти максимально жестоким.

В общем, есть, как минимум, один бесспорный плюс.

Но, если честно, мысли о хрустале этот плюс многократно перевешивают.

Надо этот хлам менять. Как можно быстрее менять. У хрусталя тоже откат есть, а с первого раза не факт, что получится подобрать годную замену.

Хотя… Читер замер, будто громом поражённый. Остановился, не дойдя нескольких шагов до крыльца гостиницы.

Голову внезапно посетило такое, что мысли о хрустале растворились.

Как же он раньше об этом не подумал? Получается, умение не настолько бесполезное даже без дополнения. Просто надо провести эксперимент, ведь доверять уклончивому описанию нельзя.

Из-за угла гостиницы показалась фигура, полностью скрытая под плащом с низко надвинутым на лицо капюшоном. Увидев, что непонятно кто направляется прямиком к нему, Читер напрягся, положив ладонь на рукоять меча.

Незнакомец, остановился в паре шагов и приглушённо спросил:

– Это ты тот, который интересовался?

– Ты о чём? – уточнил Читер, поворачиваясь боком и ударяя Вспышкой, чтобы высветить других возможных противников, если те затаились где-то поблизости.

– Ну тот, который лук ищет, – спокойно пояснил незнакомец. – Особенный лук.

– Допустим, я.

– Есть для тебя лук. Только он не здесь. Не в посёлке. Сюда его не принесут. Или иди сам к хозяину, или не иди. Сам решай. Но учти, что больше такого лука здесь нет. И наверное, во всём регионе нет. Если интересует, найди в Кочане Сусанина. Он в курсе, он проведёт к тому, кто может решить вопрос с луком.

– В Кочане? – не понял Читер.

– Забегаловка это. Слева от главных ворот первый переулок. Сусанин там каждый вечер сидит. Он и сейчас там. Поговори с ним, и он проведёт тебя через болота, куда надо.

– А почему в посёлке нельзя показать? – с закономерным подозрением уточнил Читер.

– Хозяина здесь не любят. Убьют, если появится. Да и тебе здесь лучше не оставаться.

– В смысле? – ещё больше напрягся Читер.

– Ищут тебя. Сам наверное знаешь. Здесь тоже скоро узнают. И как узнают, сразу же тебя сдадут. Тут игроков не любят, зато любят деньги. В общем, я всё сказал. Сам теперь думай.

– А ты откуда знаешь, что меня ищут?

Незнакомец развернулся и бросил через плечо:

– Хозяин много о тебе знает. И много в чём помочь может. Он даже может помочь той девушке, к которой ты идёшь. Прямо отсюда может помочь. Меня просили сказать именно так, слово в слово.

Читер, ошеломлённо уставившись вслед удаляющейся фигуре, не удержался от риторического вопроса:

– И ещё один вопрос. Насчёт болота. Провожатого с другим прозвищем у вас нет?

Глава 19 Жизнь девятая. Чёрное болото

Оступившись, Читер чуть ли не по пояс ушёл в чёрную жижу, вязкостью лишь немногим уступающую расплавленной смоле. Чуть не заорал, когда ноги слишком долго не могли нащупать дно. Но всё же упёрлись во что-то, не сказать, что сильно твёрдое. Ну да ладно, нечего придираться, они, по крайней мере, не проваливались дальше, будто в космическую пустоту.

Непись, шагавший на пару шагов впереди, обернулся и будто копьём ударил, в нереально-быстром выпаде протянув Читеру конец своего массивного посоха. Тот ухватился за скользкую от всё той же смолистой грязи поверхность, кое-как нащупал левой ногой край тропы, что скрывался в недрах жижи, с трудом перетащил на неё всё тело.

Тяжело дыша, прохрипел:

– Куда ты завёл нас, лях старый вскричал…

– А дальше, что по тексту? – неожиданно спросил провожатый.

Читер пожал плечами:

– Не помню. Я вообще мало что помню.

– Ну да. Многие так говорят. Странно получается. Все почему-то помнят про Сусанина, который завёл поляков в болото, но при этом никто понятия не имеет, чем же они так ему насолили. Чудны дела в головах ваших…

– Часто над тобой так шутят? – спросил Читер и не дожидаясь ответа добавил: – Ну а чего ты хотел, если с таким прозвищем таскаешь людей по болоту. Долго ещё?

– Туда, куда надо и столько, сколько надо, – мрачно заявил Сусанин и развернувшись, направился дальше.

Читеру ничего не оставалось, кроме как торопливо направиться следом. Захоти проводник сейчас удрать, или просто утопиться, самому отсюда не выбраться. Тропы, укрытые под смолистой поверхностью, отличаются изощрённым коварством. Как их ни прощупывай, рано или поздно устраивают тебе западню. Если ровно следовать за Сусаниным, этого получается избегать в большинстве случаев. Без него быстро начнёшь беспомощно барахтаться, потеряешь силы и захлебнёшься в черной гадости.

Про то, что некоторые мёртвые кластеры бывают, мягко говоря, сыроватыми, Читер слышал не раз. Собственно, при первой встрече Няша представляла собой живую антирекламу таких мест: чёрная жижа облепила её с ног до головы, что в сочетании с бесформенным маскировочным костюмом превратило худощавую девушку в упитанную самку карликового бегемота. С учётом скверного настроения и проблем с голосом, она выглядела чуть ли не престарелой тёткой, озлобленной на весь белый свет. Сам он, придя в себя, тоже был на взводе и потому сходу с ней поцапался.

Ну да ему тогда много не требовалось. Сначала ударом по голове вырубили, потом приковали в какой-то лесопилке. Самая что ни на есть стрессовая ситуация. Да и без этого постоянно на нервах, ничего в этой жизни не понимающий, потерявший память, с обрезанным до минимума интеллектом. Страх и злость выход искали, а тут такая прекрасная мишень: грязная бабища, обзывающая придурком. Ну и пошло-поехало.

Эх, тяжёлые времена были. Но интересные. И по своему честные. Великие непонятности никто не разводил. А сейчас вот Читер шагает неизвестно за кем, и неведомо зачем.

Официальная причина – за луком. Но вот на кой ему сдался этот лук, чтобы ради него лезть в натуральный разлив асфальта? Последние мозги отсохли, что ли? Да и чем ему старый так плох? Он ведь снёс с него все прежние модификаторы, поставив новые. Да ещё и менял их раз за разом, пока не выбил показатели, близкие к максимально возможным.


Лук Истощения из почерневшего замка. Состояние: рабочее, износ незначителен. Раритетное оружие бывших. На оружие можно гарантированно установить три модификатора, с шансом 75 % может пройти установка четвертого модификатора. На предмете установлено пять модификаторов. Интегрированные модификаторы: руна полной свободы, руна дополнения, отметка щедрости, пронзающая игла, эманация скорости.

Свойства модификации

От 15 % до 40 % опыта, полученного с противников, побеждённых Луком Истощения, переводится в общие очки свободного опыта.

От 25 % до 55 % опыта, полученного с противников, побеждённых Луком Истощения, переводится в очки свободного опыта на дополнительные характеристики.

Опыт, получаемый с противников, побеждённых Луком Истощения, увеличивается от 71 % до 224 %.

Стрела, выпущенная из Лука Истощения, игнорирует любые преграды, защищающие цель, толщиной до 12 мм (включая нематериальные).

Скорость стрелы увеличивается на 144 % (при сохранении стандартной траектории, присущей данному оружию и данному боеприпасу).

Предмет привязан. Текущий владелец: Читер. Владелец Читер может изменить имя предмета.


Даже люди, полностью равнодушные к лукам, за такой способны запросто лучшему другу глотку перерезать. Оружие, как выражаются игроки – имбовое. Даже с самых жалких мертвяков такое сможет выбивать минимум до трёх единиц опыта. Причём, не только на меткость, или другие характеристики, а и в свободном виде. Не полностью, к сожалению, но всё равно прилично можно набирать. А ведь ни к чему не привязанные очки прогресса Система просто так не начисляет. Их потом и кровью приходится зарабатывать, совершая деяния повышенной сложности.

Конечно, будь у Читера возможность, он бы усовершенствовал своё старое верное оружие ещё значительнее. Но увы, лимит выбран, больше модификаторы не ставятся.

Однако, это не настолько сильно напрягает, чтобы добровольно оказаться в такой ситуации.

Но интуиция, которой он доверял всё больше и больше, подсказывала, что поступать надо именно так. Да и логика тоже свою лепту вносила. Пожелай эти люди убить, не стали бы разводить такие сложности. Смысл таскать половину ночи и часть утра по каким-то полям, а затем по черноте, если можно прекрасно пришить прямо на выходе из стаба.

А то и в самом стабе.

В общем-то, ему и слиться не жалко. Очень уж интересно, кого это Читер так сумел заинтересовать. Не факт, конечно, что лук вообще существует, но та же интуиция нашёптывала, что у этих непонятных личностей могут оказаться другие возможности, не менее интересные.

Но если интуиция круто подставит – это всё. Выйдет из доверия.

Да, слиться разок не жалко, но и разбрасываться жизнями ради бездарного внутреннего голоса Читер не нанимался.

Ну и если быть честным перед собой, ни один лук в мире не стоит того, чтобы ввязываться в такие непонятки. Этот Хозяин, кем бы он ни был, слишком многое знает о Читере. И сумел подцепить его крючком, с которого невозможно соскочить.

Намёк на то, что Няше можно помочь, решил всё дело. Это очень заманчивая приманка. Если не обманут, не придётся просыпаться после очередного кошмара, когда снится перечёркнутая иконка девушки и коварный голос нашёптывает, что больше Читер её не увидит, потому как слишком долго шёл.

– Что, надоело грязь месить? – не оборачиваясь, спросил Сусанин.

– Да ну, что ты, нет, конечно. Мне это даже начинает нравиться. А нет ли мест поглубже, чтобы по самую шею доставало?

– Потерпи маленько. Скоро кластер сухой, там дух переведём. А потом чуть по сухой черноте пройти, и мы на месте.

– А туда что, нет другой дороги?

– Есть, конечно. Машина не проскочит, а пешком спокойно. Грязи там не бывает.

– Тогда какого мы здесь грязь месим?! – возмущённо вопросил Читер.

– Неудобно со стороны Пятой Шахты так заходить. Да и мы тебя знать не знаем. Нет тебе доверия. Для таких только по мокрым кластерам дорога. Если человеку неинтересно, он быстро назад разворачивается. Если интересно, до конца доходит. Такая вот простая проверка: наш он, или шпион засланный.

– А шпионов вы тут тоже за яйца вешаете? – устало предположил Читер.

– Ага, именно за них и цепляем. Даже если дерева нет, для такого дела всегда находим варианты. Так что, ежели ты шпион, или есть у тебя опасения, что примут за шпиона, разворачивайся назад. Иначе будет больно.

Читер, вспомнив, что сам по тропе пройти ни за что не сумеет, ответил совсем уж поникшим голосом:

– Мне что так, что так больно будет. Без разницы… Слушай, если не секрет, как ты вообще с тропы не падаешь? И как её замечаешь?

– Так нет тут никакой тропы, – благодушным голосом пояснил Сусанин.

– Как это нет? А по чему мы тогда шагаем?

– По органу бычьему мы шагаем, а не по тропе. Никак здесь не пройти, и не проплыть. Это не вода виновата, это сама суть мокрого кластера такая. Чёрная грязь ничего не держит, любую лодку быстро засасывает. Умение у меня особое, я сам себе тропа во всём, что жидкое. И если от меня не отставать, тоже можно идти по тропке, которая под ногами моими образовывается. Но если отстал, или чуть в сторону шагнул, там, считай, бездна. Так что давай, шевелись, не отставай. Ну или поворачивай и двигай назад, в стаб.

Сусанин, высказавшись, противно рассмеялся над собственной шуткой.

А вот Читеру сейчас не до смеха.


Лагерь располагался на тройнике, зажатом между трёх кластеров, один из которых был просто чёрным, а два – чёрными и мокрыми. Те, кто расположились в столь несимпатичном окружении, знали толк в маскировке. Палатки и навесы не какие зря, а из материалов, сливающихся с местностью. Плюс живописно развешанные сети скрадывают очертания, не оставляя ни намёка на острые углы, нетипичные для дикой равнинной местности.

Люди, которые так мастерски прячутся на территории, где, в общем-то, нет смысла скрываться от всего мира – явно не рядовые обыватели. Это или муры, или криминал, или ещё кто-то перед кем-то крупно виноватый. В первом случае Читер, скорее всего, попал по полной, потому как для такой публики ярко-зелёный ник – это всё равно, что вызов на дуэль.

Только, в отличие от обычаев серых тварей, дуэль они устроят без намёка на честность.

Ладно, очень скоро Читеру тут всё расскажут.

Сусанин остановился перед большой палаткой и указав на неё пояснил:

– Скидывай грязные шмотки и надевай чистые. Там подберёшь под свой размер. А потом шагай вон туда, где зелёный флажок. Там пожевать дадут, и отказываться не советую. Светка кормит так, что я даже жениться готов, хотя на морду она страшнее меня.

Ну что же, руки сходу за спину не заломили – уже хорошо. Теперь можно сменить гардероб, попробовать чудо-стряпню от местной Светки и наконец, пообщаться с тем, или с теми, кому захотелось поговорить с Читером именно здесь.


За столом, напротив Читера, сидел всего лишь один человек с прозвищем Водяной. Если, конечно, цифр, или неписей, можно так называть. Некоторые игроки отказывали им в праве причисления к людям – это повсеместно распространённая дискриминация.

Впрочем, как показал вчерашний опыт, НПС тоже умеют вести себя симметрично.

Водяной, сверля Читера глазами столь же водянистыми, как его ник, заговорил резко, быстро проговаривая каждое слово, но при этом делая между ними приличные паузы.

– Привет, Читер. Ты уж не серчай, что мы вот так тебя привели. Лёгких путей к нам не бывает. Нет у меня доверия к тем дятлам продажным, которые с Шахт для меня постукивают. Гнилое там место, и людишки такие же… гниловатые поголовно. И вообще, сложно у нас во всём. Так сложно, что сам путаться начинаю. Ты сам-то как? Не напрягает, что я такой вот?

– Какой? – уточнил Читер.

– Цифра тупая, или как там у тебя принято таких называть.

Читер пожал плечами:

– Или цифрами, или неписями, или НПС называют. Если кто-то слово «тупой» добавляет, не надо на всех обобщать. Люди разные бывают, как и вы. Я таких цифр, как ты, встречал, я нормально с ними.

– Таких, как я? И чем же я особенный?

– Не знаю точно. Вроде как, в таких, как ты, отличий от игрока почти нет. Даже информация по персонажу у вас ненормальная. Один из похожих на тебя рассказал мне, что у Системы лимит на игроков. Тех новичков, которые в него не вписываются, она такими, как ты, делает. Не знаю, правда это, или нет, за что купил, за то и продаю.

Водяной покачал головой:

– Система сама себе хозяйка. Какие ей надо лимиты, такие и установит. Так что, глупости всё это. Но я твою мысль понял. Скажи, зачем ты пришёл?

Читер усмехнулся:

– Известно зачем – за лучшим в регионе луком.

– Ага, ну да, за луком он пришёл, конечно. За самым лучшим. Врать надо уметь, а это к тебе явно не относится. Ни один лук не стоит столько, чтобы ради него на такую муть подписываться.

– Твой человек, который ко мне подошёл, сказал такое, что на каждом заборе не прочитаешь. Заинтересовал.

– Он слишком много знал и этим покорил твоё сердце? – иронично осведомился непись.

– А если я скажу, что мне интуиция приказала идти за ним, а потом за Сусаниным?

– Так по болоту иначе не пройти, кроме как за ним, – резонно заметил Водяной.

– Да, – признал Читер. – Но я не об этом. Я ведь ещё до болота на такое подписался.

– У тебя что, какая-то особенная интуиция? – насмешливо уточнил непись.

– Нет. Понимаешь, я целый день шарахался по Пятой Шахте и не нашёл то, что искал. Это не лук, я о другом. О том, что, возможно, найду здесь.

– И что же ты искал?

– Я искал серьёзных игроков или неписей со связями по всему региону. Но там с этим облом полный. Этот посёлок, он как капсула спасательная, сам по себе пытается выживать. Даже по карте понятно, что место очень для этого подходит. С одной стороны к нему примыкает приграничье. И приграничье серьёзное, караваны там тропы пока что не набили. Можно считать, что направление перекрыто наглухо. С трёх других сторон у вас тут целые лабиринты из мёртвых зон. Технике по ним тяжело пробираться, а пешком на дальние расстояния народ ходить не любит. Это, как остров, где живут дикари, которым никто не нужен. У них всеобщая нелюбовь к игрокам, потому что игроки, это что-то новое. Это связи внешние. А им это не надо. Посёлку повезло, что на этом «острове» нет мегаполисов с ордами мертвяков, или кластеров, которые очень интересны для игроков. Вот и научились выживать в одиночку. При такой политике связей с внешним миром у них немного, а мне нужны именно они.

– Это как же ты за неполный день столько всего определить умудрился, да ещё почти без ошибок? – заинтересовался Водяной.

– Торговля, она как зеркало, – пояснил Читер. – Смотри, что на прилавках и поймёшь, с кем дружит местный бизнес. Я все приличные лавки обошёл, и везде выбор одинаковый. По скромному торгуют, нет интересных товаров. Почти всё самое простое, однотипное. Я перед некоторыми даже светил хорошими деньгами, не торговался, пытался жадность подразнить. Вдруг от игроков самое вкусное прячут. Но ни один не купился. И криминал не появился, хотя я часто показывал, что денег у меня полно и очень хочу их потратить. Да я даже подставлялся под проблемы, провоцировал. Я что только не делал. Но никто так и не клюнул. Значит, тут не просто закрытый мир, тут ещё и порядки строгие, шалить нельзя. Значит, теневой власти быть не должно. Можно сказать, тоталитарный островок. Конечно, есть вариант, что если потолкаться там подольше, встречу, кого надо. Но не факт, что эти люди мне подходят. Например, есть там Семёрка. Он игрок, с виду прожжённый. Но непонятно, как его неписи там терпят. Они ведь игроков не любят. А всё непонятное напрягает. Да и мне глаза его не нравятся. Не хочу иметь дела с человеком, у которого такой взгляд. Плюс к нему ещё как-то подкатить надо. Так что, вариант с Сусаниным вовремя подвернулся. Да и вы грамотно себя подали. Заинтересовали сходу. Вы знаете то, что другие не знают. Не знаю откуда, но это впечатляет. Есть шанс, что мне полезно с вами иметь дело. За лук-приманку я не в претензии. Надо ведь как-то заманивать, а это хорошая приманка. Но вот если вы насчет помощи одной девушке меня продинамите, я буду очень недоволен.

– Не совсем тебя понял, но общую мысль уловил, – сказал Водяной. – Если тебе нужен кто-то со связями по региону, я хороший вариант. Может даже самый лучший. Не скажу, что у меня здесь всё схвачено, но это сложный регион, тут ты, сам по себе, долго разбираться будешь. И про лук – чистая правда. Есть такой, который может тебе понравиться. У меня много чего есть. Или у тех, с кем я дружу. Доводилось, наверное, слышать, что у неписей не только квесты случаются, а и любопытные вещички попадаются?

Читер кивнул:

– Слышал. Но не сталкивался.

– Столкнёшься, если будешь правильно себя вести. С нами ты угадал, мы именно те, кто тебе нужны. И ты даже не представляешь, насколько сильно нужны. Не в луке, конечно, дело. И не в связях. Я, парень, многое знаю. Очень многое. И знаю то, что тебе надо больше всего.

– Интересно послушать, – спокойно ответил Читер на странные слова. – Даже очень интересно. Я ведь может и сам точно не знаю, что мне нужно больше всего.

– Всё ты знаешь, Читер, – заявил Водяной, сделав особое ударение на прозвище, как бы подчёркивая его жирнейшей чертой. – Тебе нужно срочно найти способ добавить другому игроку несколько жизней. Не так ли? Я знаю, что этого игрока зовут Няша. И знаю верный способ, как помочь тебе с твоим вопросом. И с другими вопросами тоже смогу помочь. Спрашивай, не стесняйся. У нас с тобой всё получится, если у тебя действительно есть деньги. Хорошие деньги. Лишнюю жизнь задёшево не купишь, сам понимаешь. Даже если я её подарю тебе бесплатно, за всё остальное придётся платить. Уж извини, но у нас здесь не благотворительный фонд. Я знаю, что у тебя деньги есть. Или ты сможешь их достать. Хорошие деньги. Не та мелочь, которой ты светил по всему посёлку, а шестизначные и семизначные суммы. И не надо так напрягаться. Стал бы я тащить тебя сюда только ради того, чтобы просто вытрясти всё добро, а потом прикончить? Слишком сложно для банального гоп-стопа. Ну так что, тебе надо то, о чём я сказал? Если интересно, станем разговаривать дальше.

Глава 20 Жизнь девятая. Игры шахматиста

Читер и правда напрягся. Ну а как было не напрячься, если Водяной, пускай и не прямым текстом, но перечислил многое из того, что не должен знать.

Ладно, допустим, этот непись как-то выведал, что некто Ромео разыскивает новичка, который дружит с Няшей. Эта информация могла далеко по соседним регионам разойтись, ведь у врага хватает настойчивости, связей и возможностей.

И нетрудно предположить, что Ромео знает о намерении Читера вернуться к девушке. Не такая уж секретная информация, далеко не один Март в курсе.

Но Водяной весьма странно это преподнёс. Плюс, выяснить, что Читер хочет найти для Няши дополнительные жизни, он, конечно может, но источники таких познаний весьма ограничены. Это, по сути – один Март. Ну или Киска могла просчитать такой интерес, ведь догадаться, что к чему, не так уж и сложно. Она ведь до последнего рядом крутилась, всё видела и слышала.

Вот только не верится, что Водяной получил это знание от Марта, или от предательницы. Он говорит так, будто в газете это прочитал. Словами не объяснить, но Читер почти не сомневается, что столкнулся с очередной загадкой Континента, а не с банальным собирателем информации.

Вот с чего это вдруг какой-то непонятный непись может с такой уверенностью заявлять про шестизначные и семизначные суммы? Да об этом вообще ни одна живая душа знать не может. Читер никому не рассказал, ни намёка не давал.

Нет, тут явно какая-то чертовщина.

И что теперь делать? Как на это реагировать?

Как-как…

Чуть кивнув, Читер ровным голосом произнёс:

– Да, мне это интересно.

Водяной, тоже кивнув, сказал:

– Я знал, что ты так ответишь. Я много чего знаю. Голова у меня такая. Иногда и не хочется знать, а всё равно приходится. Мне надо было посмотреть на тебя. Взгляд на человека много что даёт. Если уметь смотреть. На вот, Читер, держи.

На столе оказались два предмета: простенький кожаный колчан со стрелами и что-то непонятное, похожее на деталь футуристического доспеха, предназначенную для защиты небольшого участка предплечья.

Вытащив одну из стрел, Водяной протянул её Читеру.

– Взгляни на неё. Пристально взгляни.

Читер послушно уставился на диковинное оперение, и его внутренняя жаба голодным волком взвыла.


Могучая стрела из стержневой кости детёныша акахварра и уса матёрого бельтгу. Найдена в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Оружие бывших. На оружие можно гарантированно установить 1 модификатор, с шансом 50 % может пройти установка второго модификатора. Установленные модификаторы: отсутствуют.

Открытое свойство: 25 % шанс проигнорировать любое защитное умение. Скрытые свойства: неразрушимость. Прежний владелец больше не может предъявить на неё права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать стрелу к себе, став её владельцем. После привязки вы сможете дать стреле имя, и оно будет отображаться для всех игроков.

Внимание! Неразрушимость не является абсолютной! Стрела может получить повреждения при обработке корундом, алмазом и прочими материалами с высокой прочностью. Также заявленная неразрушимость может не сработать в агрессивных химических средах и при воздействии высоких температур. Чтобы не потерять стрелу в таких условиях, привяжите её, и она со временем восстановится через функцию тайника.


– Нравится? – спросил Водяной.

Читер медленно кивнул:

– Интересная стрела. Я даже не знал, что такие бывают.

– Я тоже не знал, пока мне их не притащили. Редкая вещь. И полезная. В свойствах не написано, но мощь у этих стрел, как у пуль винтовочных. Череп топтуна из хорошего лука запросто навылет прошивают. Тот случай, когда есть смысл раскошелиться на привязку. Здесь семнадцать штук, и все они твои. Но ты ещё успеешь ими налюбоваться. Взгляни лучше на браслет.

Читер послушно перевёл взгляд, ожидая испытать ещё больший шок, но увы, футуристическая железяка ничем особым не удивила.


Управляющий браслет рядового нолда. Простое устройство нолдов. Предмет запечатан. На предмет можно гарантированно установить 4 модификатора, с шансом 75 % может пройти установка пятого модификатора, с шансом 50 % может пройти установка шестого модификатора. Внимание! Попытка установки седьмого модификатора может с высоким шансом привести к потере всех установленных модификаторов и поломке браслета! Открытое свойство: готов к вводу кода. Скрытые свойства: автоматизированный вызов подкрепления. Прежний владелец больше не может предъявить на него права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать браслет к себе, став его владельцем. После привязки вы сможете дать браслету имя, и оно будет отображаться для всех игроков.


Краем глаза видя, как внимательно таращится Водяной, Читер не мог понять, что не так с этим браслетом. Да, возможность установки такого количества модификаторов – это, бесспорно, ценно. Но открытое и скрытое свойства – загадочные. Описание их ни о чём не говорит. А ведь должно чем-то цеплять, судя по реакции непися.

Осталось лишь одно – пожать плечами и заявить:

– Со стрелами мне всё понятно, а вот с этим браслетом – не всё.

Водяной взял изделие нолдов, нажал на одну пластину и откинул в сторону другую. Открылась миниатюрная клавиатура, на которую он указал:

– Если ввести идентификатор игрока, браслет интегрируется с интерфейсом. Затем, если уже в интерфейсе подтвердить ввод, этот игрок получит одну жизнь. Может даже две, но это маловероятно.

– Так ты за связку стрел и вот эту штуку хочешь получить шестизначные деньги? – напрягся Читер.

Непись покачал головой:

– Не шестизначные, а чуть больше. Но не за это. Стрелы и браслет и так твои. Это бесплатно. А миллион я хочу не за что-то взять, а как бы… Давай назовём это долгосрочным займом. Я ведь говорил тебе, что знаю и вижу многое. Я знаю то, что никто не знает и вижу некоторые вероятности. Разные вероятности. Такое умение у меня. Оно со странностями, я даже не могу тебе описать, как это работает. Да и зачем мне это делать? Что у вас, игроков, что у нас, не принято выдавать свои возможности. Могу лишь сказать, что я знаю, как надо поступать, чтобы некоторые вероятности становились более вероятными. Люди почти всегда меня не понимают, но делают то, что я говорю. Потому что в этом мире всё взаимосвязано. Вовремя проданный цинк патронов в одном регионе может сэкономить десяток жизней в другом. Я знаю, где и когда надо раздавить бабочку, чтобы в горах сошла лавина. Делаю маленькое вмешательство с большими последствиями. Это выглядит, как чудо, потому ко мне странно относятся. Народ привык, что я иногда поступаю очень странно. Их это не напрягает, ведь они понимают, что в будущем это сыграет нам на пользу. Я знаю, кто ты. И знаю, что у тебя точно есть миллион. Я бы мог пытать тебя. Или убить и посмотреть, что у тебя по карманам припрятано. Или сдать игрокам, которые готовы за тебя заплатить. Но какой в этом смысл? Я не вижу выгоды в таких решениях. Для меня эта игра, что-то вроде шахмат. И играю я хорошо. В шахматах приходится заглядывать на много ходов вперёд, иначе не выиграешь. Я заглядываю и вижу, что ты мне нужен, как друг, а не как враг. Или, хотя бы, как игрок, с которым я всегда смогу вести дела. Ты удачно вписался в игру, у тебя хороший потенциал для моей шахматной партии. Поэтому я и делаю такой ход. Надеюсь, мой подарок тебе понравился. Только пожалуйста, не торопись вводить идентификатор.

– Почему? – спросил Читер.

– Этим ты распечатаешь браслет.

– Ну и что в этом плохого?

– Ты что, вообще ничего не слышал о таких браслетах? – удивился Водяной.

– Я недавно играю и мало что знаю.

– Перед вводом идентификатора тебе придётся надеть браслет на свою руку. После ввода на тебя повесится метка. Ты, как бы, в маяк превратишься. И на этот маяк примчится элитный нолд. Тут у нас опасный регион, частенько на них нарываемся. Значит, долго этого товарища тебе ждать не придётся. Может две минуты, может три. Вряд ли больше пяти. Этот нолд для начала убьёт всех, кто с тобой рядом. А потом отрежет тебе руку вместе с браслетом. И голову он тоже отрежет. Такая вот у них традиция. Я дорожу этим лагерем, так что попрошу временно воздержаться от таких действий.

– Все нолды таскают такие браслеты? – заинтересованно уточнил Читер.

– В смысле, с жизнями? Насколько мне известно – все. Сами браслеты могут быть разными, с разными наборами свойств и количеством бонусных жизней. Но в этом они одинаковые. Хорошая вещь, но одноразовая. Стоит ввести код, и прилетит нолд. А он браслет не оставляет. Всегда забирает… вместе с рукой.

– Тогда почему бы не устроить этому элитному нолду засаду? У тебя здесь десятки людей. И думаю, что где-то за чернотой у вас есть серьёзное оружие. Я так понимаю, с нолдов много чего полезного взять можно.

Непись покачал головой:

– Но только не с элитного. Это верная смерть.

Читер, отказываясь мириться с категоричностью Водяного, продолжал настаивать на своём:

– Даже элиту матёрую как-то валят, а тут всего лишь одиночный бот. Каким бы он серьёзным ни был, это просто человек. Все люди смертны.

– Да, в этом ты прав, – кивнул непись. – Но представь, что у этого человека не меньше сотни развитых умений Континента. И защитных, и атакующих, и усиливающих. У него такие щиты, что из пушки не прошибить. Он голыми руками способен лом в узел завязать с такой же лёгкостью, как ты это делаешь со шнурком. Маны у него столько, что большую часть умений сможет использовать, да ещё и не по одному разу. Каждое его умение, это минус несколько жизней. Наших жизней. Пока они все разрядятся, сотни человек погибнут. И это ещё не всё. На таком нолде что-то вроде экзоскелета. Это даже не броня с функциями усиления опорно-двигательного аппарата, это что-то вроде робота с человеком внутри. И реактивная установка за спиной, на которой он прилетает, как истребитель. Само собой, что и оружие у него самое лучшее. Такое у торговцев на витринах не лежит. Даже без умений этот нолд много чего может. Перепрыгнуть через пятиэтажный дом для него – запросто. Или перелететь. Оторвать танку башню выстрелом за пару километров – вообще легко. Выдержать попадание из гранатомёта – тоже ничего сложного. Я слышал про два случая, когда его пытались убить. В первом всё закончилось относительно благополучно. Он слил всю команду охотников и разломал ловушку, которую для него приготовили. Во втором, помимо охотников, выжег ближайший стаб. Ему хватило несколько минут, чтобы сделать его настолько чёрным, что со стороны казалось, будто это не стаб, а обычный мёртвый кластер. Я не знаю, что можно снять с такого нолда. Никто не знает. Его невозможно победить. С технологиями нолдов ещё худо-бедно справиться можно, но вот в сочетании с умениями Континента они дают нолду полную неуязвимость. Такие вот дела.

– Понял, – обескуражено произнёс Читер. – Значит, вариантов нет: активировав браслет, я погибну.

– Увы, но получается, что да. Это мой подарок, а уж погибать, или что-то другое с ним делать, тебе решать.

– Просто подарок?

– Да, – кивнул Водяной.

– И если я сейчас встану и уйду, меня никто не остановит?

– Не скажу, что я буду этому рад, но да, тебе не станут мешать. Мы не со всех сторон болотами окружены, выход найдёшь. Кстати, идентификатор можешь ввести, но только ввод не подтверждай. Тогда откроется забавная опция, защищающая руку и позволяющая делать браслет невидимым. Но если не отменить ввод, ты при этом и снять его не сможешь.

– Благодарю. Так и сделаю, – сказал Читер, примеряя подарок к правой руке, потому как левая была занята находкой из гробницы.

– Ну и что ты надумал? – спросил Водяной.

– У меня есть миллион, или около того, – уклончиво ответил Читер.

– И?

– Я морально готов открыть тебе кредит. Но мне нужна кое-какая помощь.

– Всё, что в наших силах, – пообещал непись. – И лук, который ты ищешь, доставят прямо сюда. К сожалению, у меня сейчас с наличностью туговато, и я не смогу выкупить его для тебя в подарок. Могу лишь одолжить для показа. Так что, тебе придется заплатить. И заплатить немало. Я, конечно, выбью для тебя максимальную ставку, но всё равно прилично получится. Такие вещи, увы, попадаются редко, цена на них не может быть низкой.

– Если лук меня устроит, деньги я найду, – сказал Читер.

– Искать не придётся, – заявил Водяной.

Без какого-либо сигнала с его стороны, подошёл Сусанин и вывалил на стол два рюкзака.

Два очень знакомых рюкзака.

Читер похолодел, рука, напрягшись, рефлекторно потянулась к оружию.

– Мы побеспокоились о твоём имуществе, – как ни в чём ни бывало произнёс Водяной. – Зря ты так близко от стаба тайник устроил. По свежим следам его очень легко найти. Сейчас в Пятой Шахте уже знают, что тебя ищут игроки. Ты там никто, тебя сдадут даже за не очень хорошую цену. Нельзя тебе туда возвращаться. И рядом лучше не показываться. Так что извини, что мы вот так поступили, но это лучший вариант. За твоё оружие не знаю. Всё, что привязано, вернётся, а вот остальное, боюсь, приберут к рукам. Надеюсь, ты не в обиде за то, что к твоим вещам прикасались? Можешь проверить, там ничего не пропало.

Читер посмотрел на рюкзаки и ровным голосом произнёс:

– Здесь всё моё. Это я отдавать тебе не стану.

– Конечно твоё, о чём разговор, – спокойно заявил Водяной.

– Могу часть поменять на лут из заражённых. Меня интересует самое лучшее. И больше всего интересен жемчуг.

– Мы подумаем над этим, – кивнул непись. – Но жемчуг – сложный товар. Не уверен, что получится быстро найти и доставить.

– И я покажу, где есть ещё, – продолжил Читер. – В основном, рядовые модификаторы, я их даже не сортировал. Там даже чуть больше миллиона, если считать по ценам Пятой Шахты. На карте покажу. Место опасное, но далеко идти не придётся. Пусть твои люди сами сходят, а я туда не ногой…

Глава 21 Жизнь девятая. Кача больше не будет

Система кача в непонятной игре, под названием Континент, в целом понятная, но некоторые вещи вызывают вопросы. Например – получение опыта не от непосредственного убийства противника, а за почти миролюбивые деяния. И речь не идет о коэффициентах, микроскопические прибавки к которым можно зарабатывать, усиленно занимаясь со штангой, бегая на марафонские дистанции, прыгая десятки тысяч раз и прочее. Речь об очках прогресса.

Допустим, тебе каким-то чудом посчастливилось удрать от элиты. Это может удивить Систему до такой Степени, что она подкинет что-нибудь на скорость. Немного, конечно, но приятно. А ведь при этом ни разу выстрелить не придётся, и твой противник не заработает ни одной царапины.

Вот и сейчас оповещение выскочило, можно сказать, в разгар боя. Ни о каком победном логе не может быть и речи, ведь Читер ещё не потратил ни одного патрона и мечом тоже не помахал. Он просто бегал, собирая за собой шлейф из заражённых. Сейчас за ним не меньше полусотни мертвяков увязалось, и некоторые отстают всего лишь на десяток-другой шагов. Ни одного серьёзного среди них нет, но Система почему-то решила поощрить десятью очками на Скорость.

Да уж. В непостижимости поступков ей нет равных.

Где-то сбоку проурчали очень нехорошо. И Читер, не раздумывая, подкорректировал курс. Пожалуй, он уже столько собрал на себя, что новое мясо искать нежелательно. Как бы самому чей-то закуской не стать, ведь тут это запросто. Уводить толпу на точку, где разбирался с предыдущим «паровозом», не стал. Слишком далеко, прыткая тварь успеет догнать раньше. Ничего страшного, у него и здесь немало удобных местечек подготовлено. Он, планируя резню, часа три потратил, пробираясь там и сям под Хамелеоном. Всё разведал и всё предусмотрел.

Место для кача удобное. Огромный аэропорт, располагавшийся поблизости от пригорода, частично попавшего сюда вместе с ним. Очень может быть, что тот самолёт, падение которого Читер наблюдал, направлялся сюда, или отсюда. По времени сходилось.

В момент переноса в жилом секторе и в терминалах находились тысячи цифр. Место с разных сторон стискивалось с чернотой, в том числе и с мокрой – непроходимой (если ты не Сусанин, или не дружишь с ним). Люди Водяного контролировали все проходы, по которым после перезагрузки могли заявиться серьёзные твари. И они же частично зачистили кластер, когда все прилетевшие обратились.

Но осталось достаточно, чтобы гость не заскучал. Вот уже несколько дней Читер гостил у странных неписей, живущих среди черноты, но при этом считающих, что они чуть ли не в шаге от покорения мира. Пока Водяной решал вопросы с доставкой лука и отправкой отряда к одному из двух тайников с модификаторами, его «банкиру» дозволялось что угодно. В том числе – качаться на относительно безопасных кластерах.

Что значит относительно? Нет, заражённых люди Водяного не опасались. Здесь тварям скучновато, да и не сильно любят рядом с чернотой шастать, вот потому пришлые чудовища попадаются нечасто. Ну а местное поголовье жестоко контролируется. Вот своих коллег – неписей, боялись очень даже сильно. До такой степени сильно, что даже местоположение полевого лагеря являлось строжайшим секретом. Не все из группировки его знали, потому что их сюда никогда не приводили. Так что, Читеру и правда немалая честь выпала.

Скосив взгляд, разглядел, как прямо по лётному полю наперехват мчится ещё одна тварь. Прыгающая походка выдаёт топтуна, и это плохо. Придётся и правда менять планы, используя ближайшую точку. Она оборудована заранее, но пользоваться ею не очень-то хотелось. Слишком неудобная. Но разбираться с возникшей угрозой с такой свитой за спиной – чересчур рискованно.

Ближайшей позицией являлся самолёт. Огромный лайнер европейского производства. Дорогостоящая машина, способная за считанные часы перекинуть множество пассажиров с одной части света в другую, стояла перед терминалом. Наверное, ожидала посадки, да так и не дождалась. Больше ей летать не придётся, осталась она на вечном приколе. Точнее – обречена тут торчать до следующей перезагрузки.

Но перед этим сослужит Читеру службу. Он, занимаясь подготовкой к зачистке аэропорта, перекинул через фюзеляж верёвку и хорошенько её закрепил. Теперь осталось припустить со всех ног, не жалея силы, спуская шкалу Бодрости в бешеном темпе. Надо хоть чуток оторваться от погони, не то вцепятся в филейные части в тот же миг, когда он начнёт карабкаться на тушу лайнера.

Читер, конечно же, успел. Бегуны да начинающие лотерейщики – шустрые противники, но до игрока такого уровня, конечно, не дотягивают. Забравшись наверх под хоровое урчание раздосадованных тварей, присел на колено, осмотрелся по сторонам. Под самолётом столпилось с полсотни тварей, ещё десятка два торопливо стягиваются со всех сторон. В том числе развитый топтун – несомненный фаворит этого этапа зачистки. Никого круче него здесь до сих пор не попадалось.

Этого кадра Читер оставил на десерт. А сам прошёлся до кабины пилотов и начал оттуда пускать стрелы, выбивая одного лотерейщика за другим. Уровни у этой мелочи не выше двадцатого, то есть, капитально уступают абсолютно всем характеристикам персонажа. Но лук, за счёт модификаторов, в среднем приносит в два с половиной раза больше опыта, переводя значительную его часть в свободный и даже универсальный. И за опытность не надо забывать. Она увеличивается на единичку за каждую десятку от суммы дополнительных характеристик. Итого уже тридцать семь набралось, а это даёт прибавку в семьдесят четыре процента от получаемого при убийстве опыта. Плюс, если в бою напрягать не только Меткость, может капнуть по честно заработанной единичке на все прочие характеристики, которые задействовал. Система не может назначить ноль, вот и приходится ставить минимум, который, после начисления всех увеличений, становится не таким уж минимальным.

Вот и старался Читер бегать с толпой тварей на хвосте, уничтожать их разным оружием, расстреливать и даже голыми руками молотить. При удачном раскладе, бывало, с обычного бегуна перепадало до трёх, а то и четырёх единиц. Лотерейщик мог принести до семи. Крохи, конечно, но здесь, на территории аэропорта, по приблизительным оценкам слоняются не меньше пяти сотен заражённых невысоких уровней. А это, при самых скромных раскладах, способно выдать за тысячу опыта. Реальнее рассчитывать на все две, если не больше.

Не такие уж и крохи даже на столь высоком уровне. Тем более, значительную часть прогресса можно распределять самостоятельно, выбирая именно то, что в данный момент тебе нужнее всего.

Вчера Читер разбирался с посёлком, в котором пришлось успокоить почти три сотни мертвяков. Позавчера была деревня, где тварей оказалось раза в два меньше, зато несколько доросли до стадии топтунов, хорошенько отъевшись на животноводческом комплексе. Стрелы, подаренные Водяным, легко разделывались с этими товарищами. Да и обычными их можно успокаивать без проблем, если Меткость позволяет. Но парочку оставил для рукопашной схватки, обнаглев до полной потери страха. В итоге даже слегка разочаровался. С Режиком в руке даже не ощутил волнения. Изрубил гадин, будто это не монстры, способные одним взмахом лапы тебе башку оторвать, а тыквы, поставленные вместо мишеней.

В общем, кач получается не адреналиновым. Больше на работу похоже. На утомительную и грязную работу мясника.

Зато опыт понемногу прёт. Читер уже пятый день живёт в партизанском лагере неписей. В их дела не лезет, а они держатся особняком, но во всём рады помочь. Вон, постоянно водят от одной богатой поляны к другой, давая возможность забирать с них весь опыт и заодно оставляя их команды чистильщиков без работы.

Подстрелив очередного бегуна, Читер увидел, как самый догадливый лотерейщик начал карабкаться по двигателю. Ловкости у твари не занимать, вот-вот и окажется на крыле. Ну а там недолго и на фюзеляж забраться.

Это хорошо. Это значит, что всё идет по плану. Главное, в таких хитрых не забывать по стреле выпускать. Желательно в бок, да пониже, на уровень поясницы, чтобы ранение не мешало им свободно карабкаться и бегать. Потом, при расчёте опыта, Система может накинуть единичку-другую за разнообразие методов и оружия, использованных для убийства.

Читер стрелял, потом встречал подраненных ударами Режика. Всё шло обыденно, впору скучать начинать. Персонажу такого уровня вся эта мелочь может сделать больно только если навалится на него серьёзной толпой. Да и то, если руки у него не связаны, а умения не в откате, вряд ли сумеют сильно потрепать.

Самолёт ощутимо дрогнул под ногами. На миг даже сердце к пяткам потянулось. Показалось, что многотонная машина всё же решила отправиться в последний полёт. Но нет, это всего лишь что-то врезалось в хвостовую часть.

Точнее – кто-то.

Здоровенная лапа ухватилась за плоскость руля, подтягивая наверх массивное тело. Миг, и на фюзеляж забрался мертвяк. Не топтун, коих Читер считал местными фаворитами. У этих тело большей частью покрыто пусть и сильно загрубевшей, но кожей. На голове даже жалкие остатки волос сохраняются. Ну и походка характерная, такая у других заражённых может наблюдаться разве что после тяжелейших повреждений нижних конечностей.

Кусач. Тварь от тридцать пятого до сорок пятого уровня. И эта явно ближе к сорок пятому. Вон какими мощными пластинами обзавёлся, такие не всякая винтовка прошибёт. Чуть-чуть до рубера осталось, ну а там уже начинается последний виток эволюции мертвяков – элита.

Очень странно, ведь Водяной и один из его ближайших подручных, тот самый проводник с характерным прозвищем Сусанин, уверяли, что здесь, на разрозненных островках среди чёрных болот, у партизан всё под контролем. Заражённым нечасто позволяют дорастать даже до топтунов, а уж чтобы выше вымахали, это понадобится редчайшее стечение обстоятельств.

Ну что же, Читеру повезло нарваться именно на это редкое событие. Удача любит ему подкидывать то, что другим не видать.

Ещё пару недель назад при виде атакующего кусача Читер мог испытать целую гамму эмоций, среди которых ни одной положительной не отыщется. Но сейчас он чувствовал лишь отстранённое любопытство. И даже то, что под рукой не было крупнокалиберной винтовки, не напрягало.

Она осталась на точке, выбранной основной позицией. Но Читер туда, конечно же, не побежит. Он разберётся с тварью тем, что у него при себе: лук, меч и пистолет.

Вполне достаточно.

Монстр, оказавшись на фюзеляже, припустил в сторону кабины, стремительно разгоняясь. Туша у него за полтонны весом, ступнями Читер ощущал, как вибрирует обшивка под такой нагрузкой. Кусач на бегу небрежной отмашкой сбросил на бетонку лотерейщика, только-только перебравшегося с крыла. Конкуренты и нахлебники ему не нужны, сам хотел разобраться.

Можно попробовать вбить стрелу в стык пластин, но Читеру надо не меткость выказать, а испытать одно из последних умений. Раскалывающую пулю не обязательно применять именно с пулями. Годится почти любое оружие дистанционного действия с расходуемыми поражаемыми элементами.

Не пожалев, залил в стрелу сто единиц маны. Минимум, сколько позволяет зарядить умение – десятка. Но против такой образины как-то маловато кажется. Даже сейчас Читер жалеть начинает, что сэкономил. Надо было побольше сделать, посильнее. Ну да и ладно, уже ничего не переиграть. Откат, конечно, недолгий, но чудовище ждать не станет.

Выстрелил, почти не задумываясь о прицеливании. Нечего тут думать: дичь мчится прямиком на охотника, дистанция минимальная, поправки не требуются.

Эффект умения Читер проверял на низкоуровневых мертвяках и уже знал, что с такими противниками больше тридцатки заливать в стрелу нежелательно. Перерасход при попадании в голову приводил к подобию взрыва, после которого отыскать разлетевшиеся спораны ох как непросто. Грешно, конечно, за такой мелочёвкой нагибаться, но никак не получалось совладать со своей жабой.

Кусачу Читер выстрелил именно в голову. Она у него, как котёл чугунный. Из винтовки прошибить трудно, даже серьёзный калибр, столкнувшись с самыми мощными пластинами, способен срикошетить, или завязнуть. Если пуля не бронебойная, лучше даже не пытаться. Скорее разозлишь, чем навредишь.

Ухватился было за следующую стрелу, но замер и в сердцах вымолвил нехорошее слово.

Сто – многовато. Надо было вполовину меньше заливать, или целиться по корпусу. Кусач, схлопотав стрелу в глаз, завалился плашмя, мордой вниз. И оказалось, что голова у заражённого только впереди сохранилась. От неё что-то вроде кровавой маски осталось, чудом удерживающейся на шее. А всё прочее разлетелось назад, изуродовав фюзеляж красно-бурыми брызгами.

Да уж, Читер и правда неплохо прокачался. До того неплохо, что впору начинать себя бояться.

Теперь понятно, что даже не очень большого заряда от умения достаточно, если получится устроить глубокую проникающую рану. Даже если не убьёт, эффект выйдет таким, что разрывная пуля отдыхает.

Прикинув оставшееся количество заражённых и стрел, Читер вздохнул и взялся за меч.

Пора заканчивать очередную скучную охоту.


Сусанина Читер нашёл там же, где и оставил. Непись расположился в заброшенном дачном домишке, где занимался своим любимым делом – чаи гонял. Для этого он держал в рюкзаке раскладную газовую плитку, баллончик к ней и котелок объёмом не больше литра. Сидя напротив пустого оконного проёма, проводник мог наблюдать значительную часть территории аэропорта. Наверняка не раз видел, как подопечного игрока то и дело гоняли заражённые.

Читер, присев на пыльный стул, устало сказал:

– Ты в это окно, как в телевизор смотришь. Неужели так интересно?

– Не очень, – ответил Сусанин. – Одна и та же программа. Скучная. Но я должен следить, чтобы тебя там не порвали. Вот и слежу.

– Интересно, что ты станешь делать, если меня там и правда рвать начнут.

– Есть способы… – туманно высказался проводник.

– У тебя тут что, где-то рядом засела команда с крупнокалиберными пулемётами? – не сдавался Читер.

– Я же говорю, есть способы, – терпеливо уклонялся от прямого ответа непись. – Это наши дела, пусть тебя они не напрягают. Ты качаться хотел, мы тебе кач делаем. Как, хоть, результаты?

– Нормальные результаты. Оставаться здесь ещё на день не вижу смысла. Аэропорт уже почти чистый. Там, наверное, и полсотни мелких не наберётся. Это с учётом посёлка. Пора менять место.

Сусанин покачал головой:

– Нет, не будем место менять.

– Что-то не так? – насторожился Читер.

– Всё так. Просто в лагерь возвращаться надо. Сейчас чайку согрею, похлебаем и потопаем.

– А в лагере что?

– А ничего. С Водой говорить будешь. Он сказать что-то тебе хочет.

– Мог бы и по чату сказать, – заметил Читер.

– Раз не говорит по чату, значит, то, что надо сказать, не для чатов. С Водой у нас не спорят, он лучше знает, что и как надо делать.

– Он вам что, вместо коллективного мозга? – ухмыльнулся Читер.

– Можно сказать и так, – не стал возражать Сусанин. – Водяной – мощь. Умение у него какое-то особое. Развитое умение, с дополнениями всякими. Он из-за него кем-то вроде пророка стал. Видит наперёд, что и как может быть. И подталкивает события так, чтобы вышло, в итоге, нам всем на пользу. Вот стулу этому ножку подпили день назад, и ты мог сейчас здорово грохнуться и затылком вон об тот кирпич приложиться. Это, конечно, если заранее знать, что сядешь. Вот ты, Читер, как это ножка. Уж не знаю, почему ты для Воды такой интересный, но просто так он ничего не делает. Роль у тебя есть. Не знаю какая, но она точно важная. Он ещё ни разу на моей памяти ни с кем так не носился. А я с ним уже почти полтора года. Это не просто так, это к хорошим новостям. С тобой у нас дела в гору пойдут. Вода ничего не говорил, но намекал. Он вообще не любит прямо говорить. Это может повлиять на события. Люди должны поступать так, как должны. Не надо, чтобы они знали о том, к чему могут привести их поступки. Водяной говорит, а мы делаем. Молча делаем. И быстро. Водяной сказал, чтобы я тебя срочно в лагерь притащил. Раз сказано в лагерь, значит – в лагерь. И это всё, больше кача не будет. Наконец-то мертвяки от тебя отдохнут.

– А что будет, если не кач? – заинтересованно спросил Читер.

– Ты что, не понял? Что Вода скажет, то и будет, – отрезал проводник.

Да уж – информация небогатая.

Читер обхватил ладонями термокружку и раздумывая над тем, что же его ожидает в лагере странных неписей, забрался в меню персонажа. Любоваться приростом показателей – любимое занятие всех игроков.

Не сказать, что много прибавил за последние дни, но прогресс приличный. С геноцида мертвяков часть получил, но в основном за то, что у торгашей в Пятой Шахте купил. Принимал трофеи строго по расписанию, тщательно следя за таймером, дабы не напутать с откатами.


Остаток общих очков опыта – 21362

Бонусы экипировки

1. Защитный браслет доблестного стрелка народа шгра`кзцу.

2. Ожерелье мага-охотника народа шгра`кзцу.

Физическая сила +38

Ловкость +38

Скорость +38

Ментальная сила +31

Скрытность +20

Меткость +5

Удача +37

Регенерация шкалы Духа стикса +32,2 единиц в час

С высоким шансом позволяет избежать обнаружения при помощи сканирования местности умениями Континента (усилено преобразованием, не работает на дистанциях от 0 до 8 метров, чем больше расстояние, тем выше шанс).

Скрытые свойства: в случае, если в направление владельца выпущен поражающий элемент (из оружия или вручную), владелец испытывает крайне тревожное ощущение всё время, пока поражающий элемент к нему движется.


Основные характеристики

1.46 Физическая сила – 41

1.49 Ловкость – 36

1.29 Скорость – 41

1.49 Выносливость – 36

1.30 Ментальная сила – 93

Уровень основной 247/5 = 49, свободных очков – 7881


Дополнительные характеристики

1.40 Наблюдательность 77

1.47 Скрытность 35

1.65 Реакция 46

2.95 Меткость – 44 (+30 уровней бонусная прибавка, не входит в уровень дополнительных характеристик)

2.24 Удача – 73

1.17 Опека Стикса – 64 (восстановления Духа Стикса 12,8 в час х 1,17).

1.15 Грани Таланта – 37

Уровень дополнительный – 376/7=53, свободных очков – 8480


Опытность – 37 (+74 % опыта к прокачке основных характеристик)


Шкалы

Здоровье – 202

Бодрость – 212

Споровый баланс – 227

Сытость – 206

Жажда – 200

Дух Стикса – 629

Удовольствие – 388

Свободных очков – 0


Показатели

Радиация -

Гуманность – 17077

Травмы –

Болезни -


Привязанные предметы: лук, винтовка, пистолет, топор, ожерелье, браслет


Три основные характеристики поднять на одну ступеньку, и всё, – он пятидесятый уровень. Причём сделать это можно в любой момент, за счёт свободных очков. А ведь до недавнего времени Читер был уверен, что до таких показателей никто за всю историю Континента не добирался.

Да уж. Круто поднялся. Игра начинает раскрывать свои тайны без подсказок от знающих, только за счёт личного опыта. Сейчас почти нет сомнений, что Март далеко за сороковой шагнул, да и уродец Ромео – тоже. Вот только у них, скорее всего, времени на это ушло побольше.

Читер растёт быстро. Он ведь не растрачивает время на алкоголь и прочие способы прожигания жизни. У него есть цель, и он к ней следует.

И на пути к этой цели ему регулярно везёт.

Хотя, надо признать, что и калечат его при этом тоже нередко.

Общих и свободных очков опыта у него уже набралось столько, что сможет поднять Ментальную силу до ста двадцати. То есть, на следующую ступеньку, которые у неё через каждую тридцатку следуют. Это серьёзно улучшит умения, но оставит без резерва опыта. Да, он помнит, что и Март и Киска насмехались из-за его привычки складировать цифры, но Читер так и не сумел от неё отказаться.

Слишком уж ответственный шаг. Дальше, за сто двадцатью, Ментальную силу надо будет переводить на сто пятидесятый. На это потребуется сорок с половиной тысяч очков прогресса. Если набивать его на мобах, придется постоянно использовать Раскол, за который на эту характеристику частенько единичка перепадает. Ну и с учётом частоты этого самого выпадения, понадобится изничтожить около трёхсот тысяч бегунов, лотерейщиков и топтунов.

Цифра ошеломляющая. Даже если не есть, не спать и каждую минуту убивать по одному заражённому, уйдёт двести восемь дней. Но спать и есть придётся, к тому же, даже при помощи неписей, Читер в среднем в сутки уничтожал всего-то около трёхсот мобов. С такими темпами получается, что охотиться придётся целых три года. Без отпусков и выходных и без учёта нештатных ситуаций, коих на Континенте предостаточно. И кто-то должен помогать, водить от одной удобной поляны к другой, снабжать всем необходимым.

Нет, надо быть реалистом, с такой прорвой мертвяков Читеру и за три года не управиться. И за четыре или пять. Хорошо, если в десять уложится.

Ну или можно завалить парочку неназываемых.

Вот это звучит уже куда реальнее. То есть, в перспективе можно подумать именно о сто пятидесятом. Некоторые умения на нём выберутся на такой уровень, что страшно представить.

Хотя, столь же сильно тянет слить весь доступный опыт в некоторые дополнительные характеристики. Да в ту же Удачу, например. Она, конечно, и без того немаленькая, но если именно на неё завязано выпадение трофеев из неназываемого, придётся трястись над каждой единичкой.

И вообще, чем дольше Читер играет, тем больше приходит к пониманию полезности именно дополнительных параметров. Однако, бонусы от повышения основного уровня тоже смотрятся заманчиво.

В общем, торопиться с распределением не хочется. Дело это неоднозначное, надо думать и думать.

Задумался настолько сильно, что рука, как это у неё в последнее время заведено, оторвалась от кружки, достала невесомый шарик, полученный от серой твари, щелчком отправила его в оконный проём. Подарочек от серых, как обычно, растаял в полёте и пары метров не пролетев.

– Ты что-то бросил? – встрепенулся Сусанин, недоумённо уставившись на то место, где исчез артефакт.

Читер потрогал карман, нащупал никуда не девшийся шарик и медленно покачал головой:

– Ничего.

– Странно… Ладно, давай уже, допивай и сваливаем. Нам здесь делать больше нечего.

– Да, – кивнул Читер. – Кача больше не будет.

Глава 22 Жизнь девятая. Задание без задания

– Никто нигде этого Марта не видел. Мы всё проверили. Всё, что могли проверили. Всех спрашивали, и везде ноль.

Водяной, отчитавшись по результатам поиска, уставился на Читера выжидательно.

А тот, подумав несколько секунд, уверенно произнёс:

– Этого не может быть. Он где-то здесь, в этом регионе. Или твои люди плохо искали, или он хорошо спрятался. Только ему незачем прятаться.

– Точно незачем? – уточнил непись.

Читер неуверенно кивнул:

– Не вижу причин.

– Мы проверяли его по чатам. Вводили идентификатор. В разных местах вводили. Чат с ним нигде не срабатывал. В этом нет ничего странного, если он прячется на черноте где-то вблизи границы. Засел где-нибудь в пустыне, там его не нащупать.

– Сомневаюсь, – заявил Читер. – Ему на границе делать нечего. Да и две недели прошло, он столько времени без пива не продержится.

– Даже так? – усмехнулся Водяной, но глаза его при этом оставались серьёзными.

– Да, именно так. Я ведь предупреждал, что у него к нему особая любовь.

– Я помню. Ну тогда остаются три наиболее вероятных варианта: или он всё же сидит где-то среди пограничной черноты, или сменил регион, или находится там, где моим людям его не достать. Ты какой вариант предпочтёшь?

– За черноту пограничную я уже всё сказал, – ответил Читер. – Незачем ему там среди мёртвых кластеров сидеть. Регион менять Март тоже не станет. Ему нужен я, а я именно здесь, и встретиться мы тоже должны где-нибудь здесь. Значит, у нас остаётся последний вариант. Мне казалось, твои люди куда угодно могут пробраться. Я не прав? Где-то есть место, куда нет доступа?

– Есть, – односложно ответил Водяной.

– И что, чаты там не работают? – уточнил Читер.

– Там работают. Не везде, и не во всех направлениях, но работают. Но со стороны к ним не пробиться. Сейчас покажу.

Непись расстелил на весь стол обычную бумажную карту, нарисованную так качественно, что казалось, её выпустили в типографии, и начал водить по ней пальцем:

– Вот этот угол, это мы. Особо пафосные обозвали это место Глазом дракона, но нормальные люди называет его просто – Дыра, или по названию самого большого посёлка. Ты в нём уже бывал, тебе там расовая дискриминация не понравилась.

– Я понял, о каком стабе речь, – кивнул Читер.

– Если смотреть сверху, Дыра похожа на кочан капусты в разрезе. Кочерыжка, это Пятая Шахта и прилегающие к ней нормальные кластеры. А дальше идут слои, в которых кластеры перемешаны. Где-то больше черноты, где-то поменьше, где-то она непролазная, где-то сухая. Чтобы добраться до стаба, придётся или зигзагами кататься, или пешком идти. В сторону границы дальше вообще всё серое и чёрное, там мало нормальной земли. Дальше, к востоку, ситуация улучшается. Но вот тут и тут от границы будто рога коровьи отходят. Что там, что там через эти дуги не пройти, очень опасные места. У торгашей даже в планах нет торговые пути напрямую пробить. Им безопаснее в обход, чем так. Понимаешь, к чему я веду?

Читер кивнул:

– Ты к тому ведёшь, что Дыра, это вроде острова. Из-за границы сюда идти не хотят, потому что опасные края, а от остального региона она почти отрезана этими рогами. Они ведь, по карте, концами почти сходятся.

– Да, – сказал Водяной. – Вот здесь, где они почти соединяются концами, проходит единственная дорога в Дыру. Это место мы называем Слив. Технику только там провести можно. Но посмотри дальше на восток. Там от пограничной черноты ещё пара рогов отходит. И они тоже почти сходятся.

– Это получается, к востоку отсюда находится вторая такая же Дыра? – спросил Читер.

– Не совсем такая. По территории гораздо больше, да и границы там почти не поджимают. Нет таких нехороших мест под самым боком, как у нас. Но суть ты уловил верно, местность, как бы, копирует то, что мы имеем здесь. И эта вторая Дыра, которую, кстати, называют Котлом, полностью отрезает нас от региона. Ведь дорога через Слив выводит именно туда. А хода нам нет даже к Сливу. Если пробираться через рога, пешком, всё равно мимо не пройдёшь. Дальше чужая земля, дальше мои люди показываться не могут. То есть, могут конечно, но только в обход этого вот второго острова, а это очень долго и неудобно. В Котёл они ни ногой. Если твой приятель засел именно там, нам его не найти. И просветить по чату тоже не сможем. Рога не дадут, да и без них вот эти обрезки черноты не позволяют связи проходить. Там даже внутри, уже на площади Котла, с чатами проблемы. Такие вот дела.

– Я не понял, – нахмурился Читер. – Что вам мешает туда съездить? Какие-то местные разборки?

– Откуда знаешь? – спросил Водяной. – Кто-то из моих шалопаев растрезвонил?

– Нет. Просто предположил. Ну а что мне ещё остаётся думать?

– Это ты правильно предположил. Нет туда нашим дороги. И не нашим тоже нет. Никому из Дыры туда не попасть. Даже Семёрка и другие местные игроки сунуться побоятся.

– Игроки? Что-то ты меня совсем запутал… – сказал Читер.

Водяной указал на себя:

– Я персонаж. Непись. Энпээс. Ну или просто – цифра тупая. А ты – игрок. Семёрка – тоже игрок. Знаешь почему Слив назвали Сливом? Если я сяду в машину и поеду в Котёл, это минус жизнь. Прям там и сольют, на Сливе. Вот потому и Слив. А вот у тебя там варианты есть. И у Семёрки. У Семёрки, правда, поменьше. Он ведь живёт с цифрами, у него даже баба цифра. Об этом те, кому надо, давно знают, а они такие вещи не одобряют.

– Там что, проход какие-то расисты держат? – дошло, наконец, до Читера.

– Хуже. Гораздо хуже. Весь Котёл, это территория Чертей. Не тех, которые где-то под землей у адских котлов работают, а группировка такая. Ты ведь с запада прибыл, так? Сталкивался с Пауками?

– Допустим.

– Вот Черти из той же оперы. Группировка так называется. И кстати, они с Пауками что-то мутят. Не думаю, что объединиться хотят, но есть у них общие интересы, это факт. Пауки к цифрам дышат ровно. Может и не сильно любят, но уживаются. А вот у Чертей прям великая идея, извести нас всех под корень. Или загнать в такие резервации, где нас никто не увидит и не услышит.

– Зачем? – удивился Читер. – Ведь в этом нет смысла.

– А кто говорил за смысл? Хотя да, он есть. Не бывает такое без смысла. Люди, в массе, глупы. Это и цифр касается, и игроков. В этом мы одинаковые. Дай нам красивую идею и хорошего пинка, сразу зашагаем, куда надо. У Чертей есть лидер – Трубач. Трубит он и правда здорово. Я это не о музыке, а о речах, которые этот Чёрт толкает. Харизматичный чертяка, уж прости за сатанинскую тавтологию. Умных словами не так-то просто заманить, но много ли ты здесь умных видел. Всякого глупого народа вокруг себя собрал немало и хорошенько его мотивировал. Тут у цифр и раньше тёрки с игроками случались, но он перевёл это на совсем другой уровень. Теперь там всё просто: «Хороший цифра – мёртвый цифра». Никаких договоров-переговоров, вешают нас сходу. Ты в Пятой Шахте был, видел, как вашего брата там не любят. Вот потому и не любят. Оно понятно, что ты не при делах, но осадочек у местных неприятный.

– Да, теперь понятно, – сказал Читер. – То есть, ты думаешь, что Марта надо искать где-то в Котле?

– Скажем так… у меня есть веские основания считать, что он именно там.

– Это твое умение пророка подсказывает, или просто вычислил? – продолжал допытываться Читер.

– Уже и до тебя дошла слава моя, как пророка величайшего? – насмешливо скривился Водяной.

– Да так… слышал краем уха.

– Меньше слушай, Читер. Люди приврать любят. И особенно много они врут, когда что-то недопонимают. Здесь, в этом регионе, не всё так просто. Здесь большие дела должны были завертеться. Вдаваться в детали не стану, просто прими к сведению, что на востоке, в Котле и здесь, в Дыре, собрались источники сырья и материально-техническая база для одного выгодного проекта. Очень удачно получилось, что в один регион прилетают кластеры, на которых можно найти всё, что надо, для полной производственной цепочки. Мой, скажем так, предшественник, начал это дело продвигать. Поначалу всё шло прекрасно, а затем много чего случилось. Трубач очень жёстко перекрыл ему кислород, требуя сдать все наработки. Говоря проще, хотел, чтобы тот всё наладил под его контролем, а потом передал ему всю тему. Это хорошие деньги. Очень хорошие. Конечно, мой предшественник в ответ предложил ему совершить пеший тур эротического характера. А дальше дела пошли по нарастающей. Всякое происходило. Например, местные цифры устроили в Пятой Шахте что-то вроде переворота. Теперь мне и другим представителям организации, которую я представляю, туда хода нет. И при этом у них жёсткая конфронтация с Трубачом из-за его нехорошей политики. То есть, они на ножах с Чертями и группировками, с которыми те в союзниках. Да только сам же Трубач и устроил тут эту заварушку. По сути, местные – его марионетки. Просто сами это не понимают. Известный принцип: разделяй и властвуй. Вот он и разделил тех, кого хочет передавить по частям. Теперь местные цифры отсиживаются в Дыре, Трубач хорошо устроился в Котле, накапливая жирок. Ну а перспективное дело встало и развалилось, вместо того, чтобы усиливать мою организацию. Да и не было там никакого дела, всё только намечалось. Меня прислали эту кучу разгрести, чем я и занимаюсь. Мои умения и способности очень помогают заниматься такими вопросами. Так что, я не пророк, я, скорее, кризисный управленец.

– Ладно, кризисный управленец, давай покороче, – попросил Читер. – Мне ваша возня неинтересна. Мне нужен мой товарищ, и нужен срочно. Ты обещал его найти, но не нашёл.

– Извини, но я не всесилен. Зато вот, держи лук. Как раз доставили. К сожалению, это не имущество организации, и я не могу им распоряжаться. То есть, как и говорил, придётся заплатить. Но для меня сделали хорошую скидку. Всего лишь сорок восемь тысяч споранами.

– Всего лишь? – ухмыльнулся Читер. – Это ведь лук, а не танковая колонна. Для лука, мягко говоря, слишком круто.

– Что поделаешь, за лучшие вещи приходится платить. А этот лук лучший.

– И кто отдаст за лук такие деньги? – Читер покачал головой. – Это ведь целый город вычистить надо, чтобы столько собрать.

– Ну ты ведь готов заплатить? – резонно заметил Водяной. – Да и не такая уж высокая цена. Обычно за такие берут подороже. Очень уж редкий товар. Но именно на этом хорошая скидка. Слишком тяжеловат и чересчур тугой. Высокое усилие натяжения. Если тебя это не устраивает, придётся поискать другой вариант. Но на это уйдёт много времени, да и не уверен, что получится найти. Даже у нас такие вещицы нечасто попадаются. Разве что найти у игрока и уговорить снять привязку. Это куда реальнее вариант, хотя и обойдётся подороже.

– Я не могу ждать, – сказал Читер.

– И что ты решишь?

– А что тут решать? Беру. Как мы будем рассчитываться?

– Никак, – ответил Водяной.

– Не понял?..

– Мои люди нашли тайник, который ты показал. Точно оценить всё, что там есть, мы не успели, но, по примерным подсчётам: от миллиона ста тысяч, до миллиона двести восьмидесяти. С тобой мы договаривались на заём в миллион, так что, из остатков расплатишься, ещё и останется прилично. Даже за вычетом нескольких жемчужин и прочего, что ты заказывал. Сколько именно останется, точно сказать смогу только через неделю, не раньше. Да и продавать такое количество придётся долго, по разным местам. Если всё это выбросить на рынок в один момент, в этом регионе цены просто до дна рухнут, а в соседних сильно просядут. Очень много потеряем.

– Неделю я тоже ждать не стану, – заявил Читер. – Потом отдашь. Если будет это потом…

Водяной покачал головой:

– Ты зря мне не доверяешь. Не отдам я, так отдаст организация. Мне, чтобы решить ситуацию с Трубачом и остальными козлами, которые держат Дыру, деньги понадобятся. Организация у нас не из самых бедных, но руководство деньгами сорить не любит. Так что, всякая операция строится так, чтобы рассчитывать на самоокупаемость. Мне тут повоевать придётся, а на войне главное не патроны, а финансы. С твоим миллионом и ещё кое-чем, я справлюсь сам, не напрягая тех, кто стоят надо мной. Мне это зачтётся на будущее. И здесь, в этом регионе, да и не только в нём, у тебя появятся хорошие друзья с хорошими перспективами. Такие друзья, это прекрасно. Ты ещё не раз будешь благодарить меня за выгодное вложение капитала.

– Но пока что я не заметил, что ты и твоя организация настолько полезные, что это стоит миллиона.

– Нет, не стоит. Это ведь не плата, а всего лишь на время, в долг. Тебя напрягает, что мы не нашли твоего друга? Ну уж извини, нам нет хода в Котёл. Я ведь всё объяснил. Цифра там живёт, пока на глаза игрокам не попадается. А это надолго не затягивается. Конечно, кое-какие завязки среди тамошних игроков у меня есть, но это слишком мутная тема. Я тут ещё не всё под контроль взял. Сам видишь, что живу среди чёрных болот. Причём живу недолго. Только начал во всё вникать, а для таких дел время надо. Появись ты чуть позже, глядишь, мог бы за пару дней найти твоего Марта. Ну а сейчас вариантов не вижу. Или жди, или придётся тебе самому туда сходить. Так быстрее всего.

– Угу, – ухмыльнулся Читер. – Схожу, конечно, мне это раз плюнуть. Ты случайно не забыл, там за мою голову награда назначена? Так что, у меня прав в Котле не больше, чем у цифр.

– Ошибаешься, – возразил Водяной. – Нас там вешают, а тебя не тронут. Ты им живой нужен. На тебя заказ от одного очень серьёзного игрока.

– Догадываюсь, от кого, – скривился на это Читер. – И если думаешь, что меня вместо виселицы в рай повезут, сильно ошибаешься.

– Я понимаю. И даже более того, могу сказать, что есть возможности тебе помочь. Есть у нас свои игроки. Надёжные игроки. Друзья нашей организации, и те, кто на неё работают. Им можно доверять. Но их придётся привезти из других регионов, это займёт время, а ты ждать не станешь. Да и не советую. Просто поверь, что тебе надо сходить в Котёл самому. И чем быстрее ты этим займёшься, тем лучше. Там, кстати, за Котлом, могу подсказать торговца с редким предметом. Вроде лука этого, только у него есть не лук, а винтовка. Не бог весть что, но получше твоей гаубицы. Я говорю про первичные параметры, а не про то, что ты из неё устроил, потратив не знаю сколько модификаторов. И ещё должен сказать, у меня есть свой интерес в том, чтобы ты пошёл туда один. Так что, это выгодно нам обоим. Больше ни слова не могу добавить. Уж извини, но мы, пророки, на информацию жадные. Лишнее знание может плохо отразиться на твоих решениях. Просто смирись с тем, что лучше действовать вслепую, не догадываясь о некоторых моментах. Мои люди проводят тебя по безопасной тропе. Ну а дальше ты сам.

– Какой твой интерес? – спросил Читер. – Раз уж начал говорить, договаривай.

– Минутку… – отрешённо произнёс Водяной.

И замер. У него при этом глаза почти закатились. Будто непись ушёл глубоко в себя.

А затем вспыхнул лог.


Персонаж Водяной предлагает вам задание «Неизвестное название задания». Вы должны «неизвестная формулировка задания». Вознаграждение: «неизвестное вознаграждение за выполнение задания».

Внимание! Персонаж Водяной предлагает вам полностью скрытое задание. Принимайте его на свой страх и риск, последствия выполнения или невыполнения непредсказуемые.


– Это что за ерунда? – удивился Читер.

– Это не ерунда, это задание. Моё задание.

Голос Водяного был переполнен важностью до такой степени, что Читер ещё раз изучил лог и убедившись, что ничего не пропустил, уверенно повторил:

– Нет. Это бред какой-то, а не задание.

– Хорошо, я кое-что тебе объясню. Мы не любим распространяться о некоторых вещах, поэтому подробности я раскрывать не стану. Просто прими к сведению, что в это задание я влил некий ресурс, который есть только у цифр. Он капает нам по чуть-чуть, и его можно расходовать на некоторые полезные функции. В том числе, на поручения для игроков. У меня этот ресурс скопился за большой срок. И ещё я персонаж высокого уровня, мои возможности по формулировке заданий на порядки выше, чем у рядовых. Плюс, как я уже сказал, потрачены очень серьёзные ресурсы. Это очень выгодное задание. Сложное, конечно, но выгодное. Те способности, за которые меня некоторые недалёкие личности записали в пророки, подсказывают, что у тебя сейчас собрано всё для выполнения этого задания. Шансы на успех близки к девяносто пяти процентам. Это чертовски много, я почти не сомневаюсь, что если ты пойдёшь дальше своим путём, ты выполнишь моё задание. Между делом выполнишь, сам не понимая, что делаешь именно то, что надо делать. Ты будешь вынужден так поступать. То есть, тебе даже не надо знать, в чём оно заключается. Всё случится само по себе. Это, конечно, не гарантия, это просто высокая вероятность. И если задание такой сложности принять вот так, вслепую, а затем успешно выполнить, ты получишь тройной бонус. Это я утрирую, конечно, Система сама решит, насколько увеличивать награду. Но увеличение в любом случае выйдет очень и очень приличным. Не обидит. Получается, если я дам тебе детализацию, ты потеряешь этот бонус. Так какой смысл, если лишняя информация тебе ничем не поможет? Чистое вредительство лишнее говорить. Уж такое это задание. Плюс, звучит оно не очень. Ты, выслушав условия, примешь меня за ненормального. Скажешь, что такое задание одиночка ни за что не осилит. А потом, хочешь ты того или нет, всё равно придётся выполнять. Но уже без бонуса. В общем, сам решай: или бонус, или без него. Но не вижу ни одной причиной отказываться от прибавки.

– А если провалю? – спросил Читер.

– Это не из тех заданий, где за провалы штрафы начисляют. Ты ничего не теряешь в любом случае.

– Понял. Тогда нет смысла отказываться.

– Ох и долго же тебя пришлось уговаривать, – усмехнулся Водяной. – Если других вопросов нет, пора тебе собираться.

– Вот так, на ночь глядя прогоняете? – неприятно удивился Читер.

– Да нет, можешь пользоваться нашим гостеприимствам столько, сколько захочешь. Но ты ведь спешишь, или как? Ведь постоянно меня подгоняешь.

– Да, спешу, – признал Читер.

– Ну тогда в чём дело? Я ведь ради тебя тороплюсь. Плюс, поверь на слово, задерживаться тебе не надо. К тому же по некоторым местам лучше идти ночью. Если ты ещё не понял, мы здесь, в Дыре, не хозяева. Но это пока что. Я почти уверен, что в скором времени это изменится. В том числе с твоей помощью.

– И с помощью моего миллиона… – буркнул Читер.

Водяной вновь усмехнулся и подмигнул:

– Всего лишь дружеский заём для тупого цифры. И да, раз уж я пророк, то обязан изрекать пророчества. Что-то мне подсказывает, что у тебя висит бонус на изменение минимум одной буквы в нике персонажа. И очень может быть, что ты не весь свободный опыт потратил. Если так, задумайся о Скрытности. Мало кто знает, что это очень полезная характеристика. Особенно для тебя.

– И чем же она полезна именно для меня?

– Ну… например тем, что на шестидесятом уровне Скрытности можно дурачить низовых игроков, выдавая себя за начинающего придурка. Прокачанные игроки не любят распространяться о бонусах на высоких уровнях, так что, информация малоизвестная. Но если вдруг решишь так спрятаться, учти, что ребята с высокой Наблюдательностью легко срисуют обман. Ну да таких на Континенте раз-два, да обчёлся, риск нарваться не так уж и велик. И ещё не забывай, у тебя есть всё для того, чтобы выполнить моё задание. Ничего не бойся, просто делай.

И Водяной ещё раз подмигнул.

Глава 23 Жизнь девятая. Дыры и котлы

Последние шаги дались тяжелее всего. Очень трудно идти по мёртвому болоту, стараясь поспевать за неутомимым Сусаниным, когда видишь, что впереди простирается всё та же полная беспросветность. Всё одинаково-чёрное, куда ни кинешь взгляд. И то, что дальше сухо, – не очень-то радует.

Достало до мозга костей. Это был самый длинный в биографии Читера переход по мёртвой земле и топкой грязи. Пять с половиной часов сплошной черноты, если таймер не начал врать из-за столь затянувшегося напряжения. Живое существо неспособно пребывать на таких кластерах вечно, вот и начали накапливаться проблемы.

Складывается впечатление, будто неделю вместо трактора отпахал, прежде чем отправился в столь нелёгкий путь. Ну и ночь бессонная тоже внесла свою лепту. Водяной решил, что раз уж гость не любит ждать, то отправлять в путь его надо прямо сейчас.

Сусанин, остановившись в шаге от сухой черноты, указал вперёд:

– Видишь вон ту горочку?

Читер, уставившись в указанном направлении, прищурился. Восходящее солнце било прямиком в глаза, подробности при такой освещённости разглядывать непросто.

Спустя несколько секунд кивнул:

– Если ты про вон тот чёрный прыщ, то да, вижу.

– Тебе надо идти прямо к ней. Только не переваливай через вершину, не то мало ли, вдруг кто-то издали заметит. Там, вообще, народ шастать не должен, но всякое может случиться. Обойди стороной и шуруй дальше, прямо к солнцу. Через час выйдешь к зелени. Там перед ней чуток грязи будет, но немного, по колено. Я тебе в тех местах уже не понадоблюсь, сам справишься. А уже на зелени вместо грязи ручей увидишь. Хороший ручей, чистый, и дно хорошее, с песком. Вот этим песком и отмоешься. Мылом и песком. Запасная одёжка у тебя есть, переоденешься там же. Ну а дальше Водяной должен был объяснить, куда идти.

– Да, объяснил, – сказал Читер и уточнил: – Так ты до конца черноты не проведёшь?

– Извиняй, но нет смысла рисковать. Там уже Котёл, там такие, как я, не живут. Скрытность у меня слабенькая, наблюдатели Трубача могут издали засечь. Лучше не рисковать. Дорога простая, не собьёшься. И за грязь ты понял, шагай там по ней спокойно, она хорошо держит, не завязнешь.

Читер протянул руку:

– Ну давай, Сусанин. Удачи.

Непись, неуверенно ответив на рукопожатие, спросил странным тоном, будто чего-то стесняясь:

– А она хоть это… Что в ней такого?..

– Ты о чём?

– Ну… Я о баб… о той девушке, к которой ты всё идёшь и идёшь.

– Ты что, о ней знаешь?

Сусанин ухмыльнулся:

– Читер, да про тебя тут каждая собака знает. Уже легенды пошли про то, что какой-то отбитый на всю голову и нереально крутой чувак через весь Континент шагает к своей девушке. Не удивлюсь, если эти рассказы уже до неё добрались. Ты ведь, как я смотрю, не очень-то торопливый.

– Быстро не всегда получается, – заметил Читер, уже разворачиваясь.

– Ну скажи хоть, красивая она, или как, – бросил в спину Сусанин. – Мне же интересно.

– Я бы сказал, что да. Но это очень спорный вопрос, – честно признался Читер.

– Так и думал, – сказал проводник. – Ладно, удачно добраться. Мы с ребятами будем за тебя болеть.


Сусанин не ошибся ни с ориентирами, ни с расстояниями. Читер вышел к чистому ручью спустя час. Здесь без сожаления избавился от всей одежды. Увы, но тряпьё, контактировавшее с чёрной грязью, легче выбросить, чем отстирать. Без сильнодействующих моющих средств не стоит даже пытаться.

А вот живая кожа – другое дело. Минут за сорок оттер всякий намёк на пережитое. Разве что волосы остались ненормально-жёсткими, будто щётка. Хоть на них чернота и не попала, но, видимо, пропитались её эманациями. Придётся вымыть их в горячей воде, да с хорошим шампунем.

Но это осуществимо только в цивилизованных местах, до которых ещё надо добраться.

Покончив с гигиеническими процедурами, Читер присел на бережку, развернул ломоть ветчины, заложенный между пластами хлеба, откусил, и жуя начал прикидывать расклады.

Итак, чат с Мартом не работал и здесь. Это Читер выяснил первым делом, едва сойдя с черноты. Водяной говорил, что его люди, выбираясь к границе Котла, тоже вызывали пропавшего товарища, и тоже с нулевым результатом. Доверять неписю-интригану конечно можно, но только при условии обязательной проверки.

Проверка подтвердила информацию. Значит, с Мартом всё ещё ничего не понятно.

Зато у Читера есть полноценная карта Котла. Не обновлённая, но это не страшно. Серьёзные расхождения если и возникнут, то на обитаемых стабах. Там постоянно что-то строят, переделывают, или просто разрушают. Теперь не придётся шарахаться вслепую, надеясь выбраться хоть куда-нибудь.

Карта – несомненный плюс. Пара контактов, которые дал Водяной – уже плюс сомнительный. Непись сам здесь никому не доверял, а уж Читера его мутные связи подведут под монастырь куда быстрее, чем «пророка». Он ведь здесь никто и ничто.

Миллион в модификаторах, отданный на нужды непонятной организации – бесспорный минус. Совершенно не верилось, что такую прорву денег кто-нибудь когда-нибудь Читеру вернёт. Честность – хорошее дело, но не до такой же степени. С другой стороны, он потерял лишь половину добра, спрятанного в пустыне. И не факт, что когда-нибудь сумеет вернуться за второй половиной. Дело это небыстрое и опасное. По скудным обмолвкам Водяного, неписи в походе к тайнику и обратно потеряли несколько человек.

Ничего удивительного. Ведь серые твари даже одиночку, шагающего под Хамелеоном, посреди ночи сумели выследить, а уж отряд засечь куда проще.

Ладно, этот миллион можно считать выгодной инвестицией. Неписи не убили Читера и не сдали охотникам за головами, нанятыми если не Ромео, так Пауками, или кем-то настолько же нехорошим. И даже помогли делом с кое-какой информацией. Плюс кое-кто клятвенно уверял, что это только начало длительного и взаимовыгодного сотрудничества.

Стоило оно мешка модификаторов – пока непонятно. Но сожаления Читер не испытывал.

Деньги, конечно, немаленькие, но в последнее время у него модифицировалось не только оружие, а и система финансовых ценностей. Легко добыл, легко расстался. К тому же, это лишь небольшая часть богатства. С собой у него остался целый рюкзак такого добра. И даже не такого, а куда лучше. Ведь ни одного великого на «зелёном лугу» не оставил, а это – самое ценное, что можно найти на серых пустошах.

Сверился с картой. Итак, если и дальше шагать по прямой, километров через десять выберется из чересполосицы мёртвых и живых кластеров, устроивших тут настоящий лабиринт. Но жизненный опыт и советы Сусанина подсказывали, что можно вновь вляпаться в чёрную грязь, и не факт, что она окажется неглубокой. Без проводника там можно сгинуть, и забрать с места гибели сокровища уже не получится.

Значит, Читер пойдёт сложным путём. Он извилист, потому придётся шагать раза в три дольше. Но он уже столько времени перевёл, что ещё несколько часов роли не играют.


В эту деревню Читер заходить не собирался. Наоборот, специально отдалился от дороги, чтобы не маячить в опасной близости от жилья. Что Дыра, что Котёл, по уверениям Водяного, почти не испытывают проблем с серьёзными заражёнными. И неписи и игроки дружно заинтересованы в том, чтобы эти почти изолированные мирки не топтали полчища опасных тварей. Чистят свежие кластеры, устраивают охоты на развитых мертвяков. В общем – следят за порядком.

Но опасаться надо не только урчащих созданий. Некоторые говорящие способны дать им серьёзную фору. Вот потому Читер и старался не подставляться под возможные неприятности, если это не требуют обстоятельства.

Уже почти мимо прошёл, но замер, расслышав близкий треск. Судя по звуку, работала малокалиберная винтовка с несерьёзным патроном. Такие у порядочных торговцев даже не принимались и не продавались, потому как спроса нет. Даже бегуна свалить не так-то просто из столь слабого оружия. Попади ему прямо в сердце, и он может успеть добежать и круто тебе навалять, после чего, так уж и быть, свалится замертво. Ну а более опасные твари даже не обратят внимания на смехотворные раны.

Если вообще получится их ранить.

В общем – непонятный звук. Такой можно услышать разве что на свежих кластерах. Цифры, впадая в безумие, палят из всего подряд друг по дружке и по подвернувшимся игрокам. Ну и по заражённым могут открыть огонь, не понимая, что для таких дел смехотворный ствол не подходит.

Но этот кластер на свежий не похож. Пять минут назад Читер видел россыпи коровьих костей, обглоданных зубами не самых серьёзных мертвяков. У заражённых не хватило сил их раскусить, по виду и запаху понятно, что пиршество состоялось давненько. Не одна неделя пройти успела.

Получается, кластер далеко не новый, но кто-то постреливает здесь из мелкашки.

Это интересно.

Любопытство – не та черта характера которая полезна для целостности шкуры. Тем более, когда речь идёт о подобных ситуациях. Но Читер, прикинув разные варианты, решил, что не помешает взглянуть на источник непонятного шума.

Глядишь, и из этого выгорит что-нибудь интересное.


Источник долго искать не пришлось. Он обнаружился на плоской крыше высокой бетонной коробки, возвышавшейся на краю деревни. Какое-то непонятное хозяйственное сооружение, наверх забраться непросто. Вот и приходилось заражённым стоять внизу и жадно урчать, сверля голодными взглядами одинокую человеческую фигурку, слонявшуюся от одного края до другого.

Читер даже приступ ностальгии испытал. Не так давно дважды попадал в схожие ситуации. Один раз мертвяки загнали его на крышу трансформаторной будки, затем пришлось выдерживать осаду на громадном навесе заправочной станции. Сейчас можно лишь посмеиваться, вспоминая, каких усилий ему стоило сохранить жизнь в обоих случаях.

Но тогда было не до смеха.

Перед Читером явный новичок. Его обложили всего-навсего шесть бегунов и один лотерейщик, причём слабый по уровню, да ещё и без одной руки. Ещё один заражённый валялся без признаков жизни. Очевидно, именно он принял на себя значительную часть мелких свинцовых пуль, и этого ему хватило. Но, похоже, патроны у паренька закончились и судя по отчаянному виду и хаотичным метаниям, он понятия не имеет, что делать дальше.

В прицел Читер разглядел подробности. По всем признакам – начинающий игрок. Не только что вылупившийся, а из тех, которые уже перестали прокачивать удачу методом череды глупых сливов. То есть, успел пообщаться с опытными товарищами, и они кое-чему его обучили.

Вот только обучили скверно. Надо было объяснить, что если нарвался на мелочь, или беги со всех ног, или разбирайся с ними по-тихому. Малокалиберная винтовка – не самое шумное оружие, но её треска хватило, чтобы приманить почти десяток тварей. Для новичка с ничтожным уровнем и с почти пустыми руками – очень опасная ситуация. Если оставить его здесь, велик шанс, что бедолаге придётся расстаться с жизнью. Одной из многих, конечно, но всё равно неприятно.

Но Читер не собирался бросать игрока на произвол мертвяков. И дело тут, прежде всего, не в принципе «помоги ближнему», а в личной выгоде. Он, заглянув сюда на выстрелы, надеялся застать именно такую картину, или похожую.

Это именно то, что Читер искал. Теперь дело за малым – помочь «осаждённому». Задача не представляется сложной: игрок не выстрелит сдуру, потому что стрелять уже нечем, а заражённые столь несерьёзны, что можно забить их голыми руками.

Сложность в том, что Читеру надо не выдать себя, как прожжённого игрока. А это значит, что придётся вспоминать завуалированный совет Водяного и сделать кое-что ещё.

Эх, как ни хотелось приберечь опыт, а пришлось слить весь свободный с дополнительных характеристик и почти четыре тысячи взять с драгоценного запаса общего. И всё это для поднятия параметра, которым не планировал заниматься всерьёз.

Ну а что делать? Вслепую шататься по Котлу, вызывая Марта раз за разом по чатам? Ведь и полный недотёпа поймёт, что с товарищем не всё в порядке, раз две недели не объявляется. Придётся его искать другими методами, подразумевающими общение с местными игроками.

Значит, прочь сомнения и печальные мысли.

Опыт потрачен не напрасно.


Внимание! Вы поучили шестидесятый уровень Скрытности. Разблокированы бонусы от шестидесятой ступени характеристики: искажение информации о персонаже; искажение информации о снаряжении персонажа.


Второе – интересно. Водяной об этом не упоминал.

И Читер ударился в эксперименты.

С пистолетом разобрался быстро. Изначально он смотрелся так.


Пистолет SIG Sauer P226 Дырокол. Боепитание: патроны 9х19 мм Парабеллум. Состояние: рабочее, износ незначителен. Дополнительные приспособления: отсутствуют. Специальные свойства: особое оружие ботов, возможна гарантированно успешная установка двух модификаторов. Интегрированные модификаторы: камень великой свободы, пронзающая игла, эманация скорости, огненный шок.

Свойства модификации

Виртуальный вес снижен на 82 % (параметр сказывается только при переноске и подсчёте лимита тайника. В бою, при ударе, расчет идет от истинного веса оружия).

Материалы оружия значительно укреплены, их тяжелее повредить, ствол выдерживает нагрузки при применении боеприпасов со значительно увеличенными параметрами.

Пуля, выпущенная Дыроколом, игнорирует любые преграды, защищающие цель, толщиной до 11 мм (включая нематериальные).

При ранении вызывает вспышку невыносимой боли. Даже лёгкое ранение способно привести к потере сознания.

Предмет привязан. Текущий владелец: Читер. Владелец дал предмету имя: Дырокол.


Отредактировав отображаемый при пристальном взгляде текст, Читер получил любопытный эффект. Если сжимал оружие в руке, или держал в кобуре, всё оставалось по прежнему. То есть, соответствовало истине. Но если положить пистолет на землю и отойти на шаг, некоторые записи становились чуть размытыми.

Но это для него, для хозяина ствола. Для всех прочих, судя по всему, в обоих случаях отображалась совершенно иная информация.


Пистолет SIG Sauer P226. Боепитание: патроны 9х19 мм Парабеллум. Состояние: рабочее, износ незначителен. Дополнительные приспособления: отсутствуют. Улучшенное оружие, с 50 % вероятностью возможно установить один модификатор. Установленные модификаторы: отсутствуют.


Если верить той лапше, которую Читер сотворил, в руке у него ничем не примечательный ствол. Неплохой, конечно, но серьёзный игрок такому не сильно обрадуется. Даже информация о привязке исчезла. Что неудивительно, ведь светить тем, что на никчемное оружие потратили несколько сотен споранов, это лучший способ привлечь к себе повышенное внимание.

А вот со всем остальным так просто не разобраться. Допустим, взять винтовку. Сейчас она выглядит так.


Самозарядная винтовка АS50 Убивалочка. Боепитание: патроны 12,7х99 НАТО. Состояние: рабочее, износ незначителен. Дополнительные приспособления: оптический прицел Nightforce BEAST 5-25x56 F1. Специальные свойства: особое оружие ботов, возможна гарантированно успешная установка двух модификаторов. Интегрированные модификаторы: камень великой свободы, большой кристалл прочности, пронзающая игла, эманация скорости.

Свойства модификации

Виртуальный вес снижен на 84 % (параметр сказывается только при переноске и подсчёте лимита тайника. В бою, при ударе, расчет идет от истинного веса оружия)

Материалы оружия значительно укреплены, их тяжелее повредить, ствол выдерживает нагрузки при применении боеприпасов со значительно увеличенными параметрами.

Пуля, выпущенная Убивалочкой, игнорирует любые преграды, защищающие цель, толщиной до 37 мм (включая нематериальные).

Скорость пули увеличивается на 143 % (при сохранении стандартной траектории, присущей данному оружию и данному боеприпасу).

Предмет привязан. Текущий владелец: Читер. Владелец дал предмету имя: Убивалочка.


Навести на неё морок, как на пистолет, можно. Только при этом всё время придётся таскать винтовку с собой. Стоит выпустить громадину из рук, и начнут проступать детали обмана, доступные даже для игроков с ничтожной Наблюдательностью. Человек, разгуливающий по посёлку со столь немаленькой «гаубицей», будет привлекать повышенное внимание, даже если властями приняты самые либеральные правила ношения оружия.

Ну и самое неприятное заключается в том, что такой винтовки у новичка не должно быть в принципе. Она ведь даже в самом простом варианте потянет на несколько сотен споранов. Очень уж велик спрос, а вот предложение – наоборот. Если придурку повезёт такой обзавестись, он рискует тем, что его подловят где-нибудь неподалёку от стаба. Желающих хватает, а потерять чуть человечности ради такого ствола – невелика цена. Так что, надо или не светить на людях, или побыстрее продать.

В общем, после недолгих колебаний Читер принял решение винтовку припрятать. Её, как ни маскируй, во что ни заворачивай, всё равно не скроешь. Слишком уж она огромная, и очертания характерные, опытный взгляд сразу выхватит знакомое в бесформенном свёртке подозрительной длины.

К тому же, у некоторых обитателей Континента взгляды такие, что сквозь бетон заглядывать способны. Жалко, конечно, расставаться с таким прекрасным стволом. У неписей удалось пополнить боезапас, теперь, при нужде, получится серьёзный бой выдержать. Но решение правильное.

К тому же, оружие никуда не денется. Оно привязано, и куда бы Читер не отправился, будет поваляться в тайниках поблизости от него.

Жаль, что модификаторы так делать не умеют. Увы, но кристаллы не получается привязать. Читер был настолько наивен, что попробовал. Но в рюкзаке они не должны мозолить глаза любопытным. Мало ли, что за хлам таскает придурок. Любопытных сенсов среди игроков не так много, и они не любят растрачивать ману на изучения имущества новичков. Если те, конечно, не возбуждают повышенное любопытство, в открытую светя необычными предметами.

Исходя из этих соображений, оставил вместе с винтовкой меч. Он тоже слишком огромный, его тяжеловато прятать от любопытных глаз. Ну и внешний вид такой, что сразу понятно – оружие явно нестандартное. Так что, морок все проблемы не решит.

А вот топор и габаритами скромнее, и вид не подозрительно-эффектный. Форма не без странностей, но это можно легко списать на фантазию обычного кузнеца, а не какого-нибудь гуманоида с вывернутыми коленями. Правда, пристальный взгляд покажет всю подноготную. И сразу станет понятно, что такого оружия у новичка быть не может.


Топор доблестного воина народа шгра`кзцу. Найден в гробнице на чёрной территории. Усиления: отсутствуют. Редкое оружие бывших. На оружие можно гарантированно установить 2 модификаторов, с шансом 75 % может пройти установка третьего модификатора. На предмете установлено четыре модификатора. Интегрированные модификаторы: центр Физической силы, центр Ловкости, центр Реакции, большой кристалл прочности.

Свойства модификации

Физическая сила +19

Ловкость +18

Реакция +20

Удача +19

Материалы оружия укреплены, их тяжелее повредить, заточка держится дольше, даже сильные удары по прочным поверхностям портят ее незначительно.

Открытое свойство: нет. Скрытые свойства: нет. Прежний владелец больше не может предъявить на него права. Текущий владелец – отсутствует. Вы можете привязать топор к себе, став его владельцем. После привязки вы сможете дать топору имя, и оно будет отображаться для всех игроков.


Да уж, цены на такое оружие стартуют минимум от двадцати пяти тысяч в самый базарный день. Очень уж хорошо модификаторы выпали (что неудивительно). Надо не забывать постоянно поддерживать морок, ведь необычная форма оружия будет регулярно привлекать пристальные взгляды.

Браслеты под курткой не разглядеть, как и ожерелье. Теперь даже по жаре нельзя разоблачаться, иначе покажешь всем, какие сокровища ты таскаешь. Морок тут уже не помощник, ведь как ни занижай видимые параметры, не получится скрыть сам факт наличия редчайших предметов.

Следующий этап маскировки, это работа над описанием персонажа. Применив на нём новое свойство Скрытности, Читер в проявившемся меню морока нарисовал себе семнадцатый уровень. Не совсем мелкий, но и далеко не серьёзный. Кто-то вроде слегка продвинутого новичка, или прилично поигравшего неудачника. Таких на Континенте пруд пруди, повышенное внимание столь распространённый образ привлекать не должен.

Внешность Читер чуть изменил ещё в лагере Водяного. Очень коротко подстригся, выбрив голову по бокам, а остатки шевелюры выкрасил в каштановый цвет. Никакой другой краски у неписей не нашлось, но эта вполне устраивала. Теперь остаётся последний штрих, но его он нанесёт чуть позже.

Осталось последнее – ник. Функционал геройского звания позволял добавить, убрать или заменить одну букву или символ.

«Ч» поменял на «П». Теперь не слишком наблюдательный игрок увидит Питера с семнадцатым уровнем. Серьёзную проверку вся эта мишура не выдержит, ведь идентификатор не изменён. Но на серьёзную ещё нарваться надо.

С сожалением покосившись на куст, в котором оставил винтовку и меч, Читер решительно поднялся и направился к загнанному на крышу новичку.

Мертвяки здесь собрались совсем уж никчемные. Они до последнего отказывались замечать приближение свежего мяса. Так и таращились вверх, плотоядно урча. Причём, игрок тоже не видел, что подоспела помощь. Продолжал в панике метаться по крыше, ни на что не обращая внимания. Должно быть его сильно напрягал единственный лотерейщик, как раз пытающийся в очередной раз вскарабкаться по стене. Выше заложенного кирпичами оконного проёма столь слабому заражённому ни за что не подняться, но растерянный новичок уверен, что пребывает в паре минут от неминуемой смерти.

Читер остановился в пятнадцати метрах от ближайшего мертвяка. Дальше подходить нельзя, ведь тогда на него очень быстро накинется вся стая. Придётся отбиваться от неё, выказывая чудеса опытности, а игрок может оказаться не полным балбесом. Догадается, что для семнадцатого уровня спаситель слишком уж серьёзен, вот и конец всей маскировке.

Нет, сейчас всё должно пройти так, чтобы этот тип ни в чём не усомнился. Если Читер пройдёт тест, можно рискнуть и дальше пользоваться проверенной в деле маскировкой.

Вытащил пистолет, прицелился в пятно на бетонной стене в полуметре от мертвяка, потянул за спусковой крючок.

Естественно, никого даже не задел. Зато случилось другое, – мертвяки, наконец, обратили на Читера внимание. И помчались дружно на легкодоступную цель. Лишь те, которые находились по другую сторону от здания, замешкались.

А дальше пришлось заниматься тем, чем Читер ещё ни разу не занимался. Играть роль в спектакле для одного актёра.

И с одним зрителем.

Для начала Читер не слишком эффективно опустошил магазин пистолета. Всего двоих свалил, но нескольких расчётливо покалечил, резко поумерив пыл. Со стороны это выглядело, как не слишком меткая стрельба, где попадания приходятся куда попало. Затем, убегая, перезаряжался, снова стрелял, и снова косо. Позволил сбить себя с ног, при этом украдкой распорол себе скулу уголком лезвия топора. А затем этим же топором неуклюже изрубил бегуна, назначенного виновником ранения.

По мнению Читера, играл он бездарно. Остаётся надеяться на невзыскательность зрителя.

Покончив с последним мертвяком, Читер, изо всех сил делая вид, что вымотан физически и морально, приблизился к зданию и, размазывая по лицу кровь, выкрикнул:

– Бегом вниз, пока новые не набежали!

– Я не могу!!! – чуть ли не взвыл спасаемый.

– Что не можешь?! – не понял Читер.

– Спуститься не могу!

– А как ты поднимался?!

– Я не знаю!

– Как это не знаешь?! Тебя туда что, с вертолёта высадили?!

– Да не помню я! Сильно быстро бежал! Помоги мне, пожалуйста!

Да уж, бедолаге и правда крепко нервы потрепало. Он что, по голой стене наверх забежал? Судя по его безумным глазам – запросто.

И что теперь делать? Хоть бери, да МЧС вызывай, чтобы на землю вернули.

Но увы, спасателей на Континенте нет. Придётся своими силами справляться.

Глава 24 Жизнь девятая. Весёлый посёлок

Спасённого звали Воробей и Читер после пяти минут знакомства с ним почти поверил, что только «летающее прозвище» помогло бедолаге оказаться на крыше. Ну или тот ухитрился перебраться на неё с близко росшего тополя. Однако, этот вариант казался столь опасным, что даже игрок высокого уровня вряд ли рискнёт.

Сам же Воробей так и не смог ничего сказать по этому поводу. Память с перепугу будто обрезало. Вроде как, поначалу убегал от мертвяков, а потом внезапно осознал, что находится на крыше, где нет ни лестниц, ни других способов без переломов добраться до земли.

Читеру пришлось искать верёвку. Благо, поиски не затянулись, потому как Воробей в ходе своих метаний подметил пару машин, сцепленных гибким буксировочным тросом. Длина его оказалось недостаточной, так что, пришлось «узнику крыши» прыгать с высоты около двух с половиной метров. Для старожила – это всё равно, что со ступеньки соскочить, а вот спасаемый серьёзно подвернул лодыжку и теперь ковылял с печальной скоростью и таким же выражением лица.

Но пережитое не сказалось на его разговорчивости. Болтал он так, будто год собеседников не встречал. В основном, увы, словесный мусор выдавал, но Читеру приходилось прислушиваться, вылавливая крохи полезной информации.

Итак, Воробей понятия не имел, как его звали в прошлой жизни (чем ни капли не удивил). Но на этот счёт у него имелось множество предположений, коими он начал делиться чуть ли не с первой секунды знакомства. Заодно рассказал обо всех моментах, которые удалось извлечь из памяти после получения десятого уровня. Благо их оказалось куда больше, чем у Читера, есть о чём поведать. Однако, ничего особенного не выдал.

Воробей провёл на Континенте без малого полтора месяца и постоянно намекал на свою величайшую опытность. Шутка ли, почти без посторонней помощи прокачался аж до девятнадцатого уровня.

Насчёт своего уровня Воробей то и дело вворачивал фразу-другую в свой нескончаемый монолог, косясь при этом на Читера с таким выражением, будто он Далай-лама, взирающий на чистильщика монастырской канализации с заснеженной вершины гималайского восьмитысячника. Морок явно работает, показывает семнадцатый и позволяет этому недотёпе гордиться своим преимуществом.

Сам Читер, разумеется, не пытался указывать на то, что столь опытного игрока аж девятнадцатого уровня легко выручил из беды новичок семнадцатого. И вообще, старался меньше говорить и больше кривиться, хватаясь за пластырь, облепивший чуть ли не половину лица. Рана от укола топором вышла несерьёзная, но крови набежало хорошо, изгваздав одежду и создав впечатление, что дела обстоят куда хуже, чем на самом деле.

Спустя полчаса Читер, сопоставив всё, что услышал от Воробья, создал себе правдоподобную легенду. Будто он, как и этот новичок, направляется в центральный стаб Котла. В его окрестностях располагаются самые безопасные поляны для кача, и там проще найти себе группу близких по уровню игроков. Потом, чуть поднявшись, можно выдвигаться на восток, куда в изобилии прилетают сельские кластеры. Руководство местных стабов готово приплачивать командам за зачистку территории, выдавая наряды на разные деревни и посёлки. Получается и кач, и небольшой дополнительный заработок.

Да уж, не зря Читер за Воробья впрягся. Теперь, на случай неудобных вопросов, сможет ответить правдоподобно, приукрасив свои слова такими фактами, которые вряд ли знают неписи Водяного, или хотя бы серьёзные игроки. Удачно получилось, что первым повстречал именно низкоуровневого. И протестировал морок, и понял, как держатся и чем живут местные новички.

Воробей планировал заночевать в большом посёлке, который располагался в десяти километрах. Назывался он Балаганом и пытался оправдать своё название поставленной на широкую ногу индустрией прожигания жизни. Болтун опрометчиво посчитал, что местные команды зачистки не оставили на подступах ничего серьёзного, потому и пошёл через деревню напрямик. Ну а там его поджидала тройка мертвяков, которых он не смог успокоить из своей мелкашки. Ещё и патроны растерял, пытаясь перезарядиться на бегу. И так за ними убивался, что пытался уговорить Читера помочь найти никчемные боеприпасы.

От такого крохоборства тому чуть дурно не стало. Даже захотелось подарить этому жлобу пару десятков модификаторов, чтобы купил на них миллион патронов двадцать второго калибра и стрелял ими во все стороны без сна и еды, пока полноценным дураком не станет.

Но нет, сдержался, конечно. Так что, придётся Воробью оставаться придурком.


Котёл, похоже, и правда зачищался исправно. Плюс отдалённость от опасной западной границы тоже вносила свою лепту. Читер, конечно, не так уж много мест повидал, но из всех встреченных периметров здешний выглядел самым хлипким. Хуже может быть только ограждение загона для рогатого скота под охраной перманентно нетрезвого сторожа.

На подходе случился характерный инцидент. Шагали уже по дороге, в открытую, ничего не опасаясь. И уже не вдвоём, а присоединившись к тройке таких же малоопытных игроков. Воробей был столь заинтересован в свежих ушах, что сумел их нагнать, несмотря на травмированную ногу.

Дорога пользовалась популярностью, по ней несколько раз проезжали машины. Игроки на них внимания не обращали, так и шли под нескончаемый речитатив Воробья. Но в одном случае сделали исключение.

Навстречу показалась очередная машина. Ничем не примечательная переделка грузовика, который превратили в небрежное подобие бронетранспортёра. Башни не было, лишь открытое пулемётное гнездо, на краю которого расселся по пояс раздетый грузный мужик, жадно обгрызающий яблоко.

Все попутчики, включая Воробья, при виде этой машины резко заметались, устроив на обочине жалкое подобие ровной цепочки. И стоя лицом к дороге, дружно вскинули правые руки в приветствии, которое было принято в Древнем Риме и в нацисткой Германии.

Читеру ничего не оставалось, как проделать то же самое. В противном случае он бы выглядел белой вороной, что в его планы совершенно не входило.

Машина проехала мимо, пулемётчик при этом бросил недоеденное яблоко в Воробья, метко угодив ему в лоб. Тот покачнулся, но руку не опустил, так и стоял, приветствуя.

Лишь когда самодельный бронетранспортёр отъехал метров на двадцать, не разжимая губы прошипел:

– Козлы!

– Угу, – также тихо прошипел один из попутчиков. – Да когда уже этих уродов резать начнут.

– Я думаю, что скоро, – злорадно протянул Воробей.

– Ага. Все так думают. Сильно они борзые, такие долго не живут.

Читер, покосившись вслед машине, уставился на эмблему: треугольная чёрная голова с короткими рожками. Хотелось задать Воробью и прочим несколько вопросов, но смолчал.

И так понятно, что повстречал тех самых Чертей, из-за которых людям Водяного нет хода ни сюда, ни дальше на восток региона.

И ещё кое-что понял. Авторитет у группировки здесь такой, какой Паукам и не снился.

Да, может байкеров по количеству куда больше, но прохожие честь их драндулетам не отдают.

Стала понятна обеспокоенность Водяного по поводу здешней ситуации. У Трубача тут всё серьёзно, без баловства. Неписи не из-за пустой боязни боятся сюда соваться. Нет им хода на восток. Читер почти уверен, что индустрия их повешенья здесь налажена так же чётко, как ритуал приветствия.

Серьёзные ребята.


Пост на въезде в посёлок был формальным. Никто не вёл никаких записей и даже ни одного вопроса не задали. Охрана в одинаково-чёрной униформе, похоже, вообще низкоуровневых за невидимок держала. Не малейшего внимания не обратила.

Зато пройдя через калитку Читер увидел себя. Не в том смысле, что в зеркале, или двойника повстречал, а на объявление о розыске наткнулся. И ник его, и идентификатор, и безобразное подобие портрета, по которому можно смело хватать каждого второго.

А то и первого.

Несмотря на то, что ни разу не похож на эту карикатуру, и даже ник исказил, Читер всё же ощутил себя очень неуютно. Одно дело, когда тебя выискивают какие-то непонятные наёмники, другое, когда к розыску подключается власть.

Власть, конечно, откровенно паршивая. Революции на неё нет. Он ведь ни в чём не провинился, за что с ним так?..

Попутчики отправились своей дорогой, а Воробей, торопливо крутя головой, спросил:

– Ты щас куда?

– К бабам завалю, – соврал Читер. – Ты говорил, что здесь они добрые и недорогие.

– Так может вместе? – оживился Воробей.

– Да не, спасибо, я сам справлюсь, – усмехнулся Читер.

– Да ладно тебе. Может скидку дадут. Типа, за опт, – не сдавался спасённый.

– Извини, но я всё же сам.

– А, ну да, понял. Ты это, пиши, как освободишься. Может что-нибудь замутим. Есть тут пара тем. Подумать надо, с людьми поговорить. Я за тебя попрошу, если что, возьмут в команду. Понял?

Читер кивнул:

– Благодарю. Буду рад с тобой побегать. В общем, не теряйся, вызывай, если что.

Отделавшись, наконец, от Воробья, Читер первым делом нашёл относительно приличную гостиницу, что в этом средоточии разврата – дело непростое. Сняв самую недорогую комнату, отправился в ближайшую лавку приобрести новый комплект одежды. Можно, конечно, старый отстирать, но у игроков замызганное кровью барахло принято менять полностью. Считается, что развитые твари способны унюхать приятное, даже если через тряпьё тонна моющих средств пройдёт.

Затем Читер отправился в обычную забегаловку, где можно недорого поесть и выпить, и где контингент в основном представлен игроками невысоких уровней. В таких местах меньше риска нарваться на заносчивого сторожила, обожающего конфликтовать со слабыми. Не стоит нарываться, ведь это ненужное внимание. Ну и болтают здесь охотнее на самые разные темы. В том числе и на те, о которых опытные люди не распространяются.

Увы, Читер целый вечер убил, но так и не дождался, чтобы кто-то громогласно прокричал, что видел вчера или позавчера угрюмого человека, который потребляет пиво в промышленных масштабах.

Зато выяснил кое-что другое, весьма полезное.

Здесь, на территории Котла, существуют три условные зоны, связь между которыми затруднена. Чаты из одной в другую или вообще не проходят, или проходят скверно, в отдельных местах.

Значит, чтобы отыскать Марта, Читеру придётся проверить все три. А это не должно занять много времени. Котёл не слишком велик и неплохо обжит. Можно легко найти транспорт почти в любую точку.

Эту зону Читер проверил, Марта здесь нет. Завтра доберётся до следующей, а если повезёт, то и обе оставшихся успеет посетить.

Если товарища нигде не окажется – это тупик.

Где его потом искать?

Непонятно…


Читер остался трезв, несмотря на то, что провёл среди жаждущей алкоголя братии несколько часов. И дело тут не в повышенной крепости организма игрока, а в том, что пить он не любил, только вид делал. Персоналу плевать, что он делает со своим спиртным, лишь бы платил, а посетители не очень-то следят за посудой случайного собеседника, присевшего рядом за стойку.

Потому, шагая по улице, оставался в ясном сознании и не терял бдительность. Читер всеми доступными способами высматривал, не проявляет ли кто-нибудь интерес к его персоне. Ну и просто анализировал происходящее.

Вот абсолютно пьяный мужик развалился под стеной. Его карманы ненормально вывернуты и скорее всего освобождены от всего, что имеет ценность.

Вот другой игрок, чуть более трезвый, идёт в обнимку с вульгарно размалёванной девицей, громогласно признаваясь в великой любви и желании прожить с ней долгую жизнь и воспитать пятерых детей. Причём, пристальный взгляд показывает, что этого романтика поджидает пикантный сюрприз. Ведь у его подруги женский только ник, а на самом деле она сама может папашей стать.

Но, конечно, не на Континенте. Здесь дети не рождаются ни у игроков, ни у иммунных цифр.

Вот посреди улицы с важным видом вышагивает патруль: парочка во всё той же чёрной униформе. Как Читер узнал, это даже не Черти, это так называемые «Чёрные рубашки» – их прихвостни. Низовая организация, в которой надо себя проявить, чтобы взяли наверх. Народ на мрачно одетых косится нехорошо, заметно, что их здесь тотально не любят. Один из игроков оказался настолько смел, что пропустил молодчиков мимо, после чего расстегнул штаны и кое-чем помахал им вслед. Столь незатейливая форма протеста вызвала одобрение у всех окружающих, но обошлось без аплодисментов и громкого смеха.

Чертей и всё, что с ними связано, здесь тотально не переваривают. Однако, страх столь велик, что в открытую выказывать негатив не принято.

В гостиницу Читер заходил с опаской. И чем ближе к номеру, тем сильнее возрастал градус нервозности. Однажды его уже подловили в похожем месте, а в то, что снаряды в одну воронку не прилетают, он не верил.

К тому же, это одно из лучших мест для засады.

Но Читер уже не тот, каким был раньше. У него появились новые возможности.

И одну из них он использует прямо сейчас.

Первой Вспышкой врезал ещё на пороге гостиницы. И слегка расслабился, потому как признаков засады не заметил. Умение было настроено на высвечивание людей и показало, что поблизости нет толпы, изготовившейся к захвату. В основном одиночки по всему зданию сверкают радужными пятнами, или по двое. Но в последних случаях они или в стороне от его обиталища, или проводят практические занятия по Камасутре, вряд ли совмещая романтику со злодейской деятельностью.

Приблизившись к двери номера, Читер положил ладонь на рукоять пистолета и напрягся, изготавливаясь к новому вызову Вспышки.

В этот миг свет в коридоре погас, а за спиной послышался металлический щелчок предохранителя, после чего приглушённый голос с особым ударением на последнем слове произнёс:

– Ну добрый вечер…Питер.

Глава 25 Жизнь девятая. Старый знакомый

Голос показался знакомым. Но от немедленных активных действий Читера остановило не это, а почти полная уверенность в своих силах. Он всё же кастанул Вспышку и привычным взором разглядел, что впереди и по бокам признаков серьёзной засады не наблюдается. Да, за спиной могла выстроиться шеренга противников, но в таком случае их можно смело считать тупыми дилетантами, потому как профи должны подстраховываться со всех сторон.

Да и откуда здесь взяться, целой шеренге? Ведь не было ни малейшего признака засады. А если и так, то дилетантов Читер не боится. Запас маны полон, в наплечной кобуре заряженный пистолет, на поясе топор. Алкоголя выпито всего ничего, разум чист, а тело рвётся устроить кому-нибудь взбучку.

Ну да. Давненько у него серьезной драки не случалось.

Но непохоже, что сейчас придётся помахать топором. Ведь первая Вспышка показала, что по всему зданию нет скоплений людей. То есть, в самом худшем случае придется иметь дело с парой. Ну или немногим больше, если противники рассредоточились заранее.

Медленно обернувшись, Читер сумеречным зрением разглядел, что дверь номера, расположенного напротив, раскрыта нараспашку. В проёме стоит человек с пистолетом в вытянутой руке.

Картину можно считать понятной, но смущает одна деталь.

Пистолет держит стволом к себе, а рукоятью к Читеру, явно предлагая забрать оружие.

Несколько секунд стояли молча и неподвижно. Затем свет в коридоре загорелся, а «сосед по номеру» изобразил приглашающий жест и спокойно развернувшись, скрылся с глаз.

Читер посмотрел влево, затем вправо, после чего направился следом. Зашёл в номер, аккуратно прикрыл за собой дверь, отметив при этом, что створка движется с прекрасно различимым звуком. Однако перед этим каким-то образом распахнулась совершенно бесшумно.

Чудеса.

Тем временем человек присел на край застеленной кровати, спрятал пистолет за пояс, указал на стул, и как только Читер присел, вознёс глаза к потолку, покачал головой и сокрушённо произнёс:

– Существуют три вида наглости. Просто наглость, наглейшая наглость, и то дерьмо, которым кое-кто здесь занимается. Ты вообще в курсе, что тебя ищут нехорошие парни? Очень сильно ищут.

– Доходили слухи, – спокойно ответил Читер.

– Доходили до него слухи, ну как же… Это сколько надо дерьма выхлебать, чтобы таким смелым стать? И да, привет, Читер. Извини за невежливость. Просто я очень сильно взволнован нашей встречей.

– И тебе привет, Клоун. Но, вообще-то, ты мне уже пожелал добрый вечер. Получается, это я невежливый.

– Да? Что-то подзабыл. Староват я, вот и голова становится дырявая. Люди врут, когда говорят, что игроки возраста не имеют. За всё платить надо, вот и мы платим за каждый день, который проводим в этом дерьме. Если хочешь, в холодильнике пиво есть.

Читер покачал головой:

– Смотреть на пиво и не видеть при этом Марта… Нет, для меня это как-то чересчур.

– Да, я тебя прекрасно понимаю, – кивнул Клоун. – Постой, а Март разве не с тобой? Вы же вроде как неразлучные. Таракан даже говорил, что вы, наверное, того… это самое… друг с другом. Ну да ты не обращай внимание, ведь он такое про любого сказать мог. Это же не человек, а дерьмо прямоходящее.

– Ты номер этот снял для того, чтобы просто со мной поболтать? – спросил Читер, решив не ходить вокруг, да около.

– Если ты к тому, что я тебя выискивал, то не надо на меня лишнее наговаривать. Да, я был не против увидеться. И даже кое-что для этого сделал. Но можешь считать, что мы случайно пересеклись. Принцип такой: дерьмо к дерьму липнет. И ещё хочу тебе сказать, что твой пластырь на морде больше внимание привлекает, чем маскирует. Очень уж в глаза бросается. Извини, отвлёкся от темы. Ладно, признаюсь, что очень даже тебя искал. Надеялся повидаться. Я, Читер все дела забросил. И так и эдак прикидывал, где тебя ловить. Надёжный метод не придумал, но, как видишь, и ненадёжный сработал.

– Зачем я тебе? – спросил Читер. – Рывок закончен, группа распущена.

– Так с этим всё нормально, я же не спорю. Спасибо за красивый рывок, с тобой приятно было побродить. У нас всё хорошо получилось. Но то, что случилось после рывка, мне понравилось ещё больше. Я не стану ничего спрашивать, я просто без дерьма скажу, что спасибо и за это. За то, что ты кинул приглашение, перед тем, как сделать то, о чём я спрашивать не буду, хотя, конечно, спросить очень хочется. Неважно это, пустое любопытство. Я столько полезного получил, что чуть на задницу не упал, когда лог увидел. Я тебе скажу прямо. Я много чего повидал. И дерьмо видел, и шоколад, и одно с другим перемешанное. Даже иногда думал, что повидал всё. Ну ты сам знаешь. Только дерьмо всё это. Всё, что до тебя и Марта было, это как-то несерьёзно. С вами я будто в другую игру попал. Я ведь последние месяцы почти не рос, как игрок. Тяжеловато на моём уровне расти, слишком мало возможностей, зато много всякого дерьма. Неинтересно это. Мне это ещё после первой сотни мертвяков неинтересно стало. Плыл по течению, кое-как барахтался. Но без азарта. Скука сплошная, одна и та же рутина. А вот с вами получилось интересно. Мне такая игра понравилась, и я хочу её продолжить. В смысле, с вами остаться. Если скажешь сейчас: «Пошёл вон», я пойду. Без дерьма пойду. Скажешь, что я принят в команду, останусь. Я понимаю, что не все темы в такой команде могут быть общими. Это нормальные условия, претензий быть не может. В общем, или гони прочь, или по рукам.

Читер медленно покачал головой:

– Боюсь, ты не врубаешься в ситуацию. Видел, как меня ищут? Всё очень серьёзно. Тебе рядом со мной ничего не обломится, кроме проблем.

– Ну так проблемы, это как раз очень интересно, – оживился Клоун. – Понимаешь, Читер, у тебя проблемы не дерьмовые. Они реально интересные. Не факт, что от меня будет польза, но, как говорится, чем смогу… Ты же видел, я мог тебя спокойно убить. Или сдать за награду, ведь за тебя хорошие деньги предлагают. Ты ведь глаза на затылке не отрастил, тебя подловить несложно. Тебе нужен кто-то вроде меня. Твой глаз на затылке. Ты был со мной на рывке, ты видел, что я полезный. Все, что на колёсах и гусеницах, заставлю ездить. А это Континент, тут пешком не находишься. В сравнении с Дворником, я может и не самый крутой парень, но и в спину тебе стрелять не стану. За репутацию мою Март знает. Я своих никогда не сдаю. Для меня ты свой. Что бы ты сейчас не сказал, всё равно своим останешься. Но мне бы, конечно, хотелось, чтобы ты сказал то, что я жду.

– То есть, ты готов слиться со мной от этих Чертей двадцать раз? – уточнил Читер.

– Да на сколько жизней хватит, на столько и сольюсь. Давай, спрашивай дальше, на что там ещё соглашаться надо. Но учти, что я сейчас на любое дерьмо подпишусь, если это, мать их через ногу, не противоречит моим морально-этическим убеждениям. И убеждений у меня не так уж и много, если что. И ещё я почти уверен, что они, если не все, так почти все, совпадают с твоими.

– Хорошо, – кивнул Читер. – Вопросов нет. По рукам. Но потом не говори, что из-за меня вляпался в своё любимое вещество.

– Это за дерьмо намёк? Просто слово-паразит, не обращай внимания. Прилипло ко мне как де… а, неважно. Ладно, по рукам мы уже ударили. И какие теперь планы? Что вообще за обстановка, я ведь не врубаюсь.

– А что ты вообще знаешь? – поинтересовался Читер. – Чем занимался после того, как мы разбежались?

– Ну… первым делом меня боты слили. Издали из крупняка раскатали.

– Это мог не говорить, и так понятно.

– У меня на персонаже много вариантов воскрешения открыто, – продолжил Клоун. – Я выбрал маленький городок, это больше шансов оказаться где-нибудь поблизости от места слива. Мегаполисы ведь не так часто попадаются, могло занести на другой край региона. Мне это не надо было, я ведь тогда сходу врубился, что мне с вами интереснее, чем без вас. Система не наколола, городок и правда не из больших выпал. Я решил прям там слегка прибарахлиться, но слегка перебрал с бухлом. Нервы лечил. Сам понимаешь, расшатало их при рывке, да и сливы иногда хреново переношу. В общем, повязала меня местная полиция, когда совсем обнаглел. Я не про ту, которая по стабам делает вид, что работает, я про ту, которая у цифр. Она ведь службу несёт в первые часы, пока на кластере ещё не все поняли, куда попали.

– Я понял, – сказал Читер.

– Дальше посидел маленько у них в клетке, пока команда местных ребят не подтянулась. Нормальные парни оказались, простые, без дерьма. Я пару дней с ними побегал, пока осваивался. А потом, как понял местную географию, решил, что ты где-то возле Дыры висишь, среди черноты. Быстро оттуда не выбраться. В Дыре, говорят, игроков не любят, вот я и решил у выхода из неё поторчать, покараулить. Гнилое это место, достало здесь всё за эти дни. Думал уже, что пропустил тебя, хотел дальше податься, на восток, где этих ублюдков рогатых пока что нет. А тут раз, смотрю, ты объявился. Удачно получилось.

– Как ты меня нашёл? – спросил Читер.

– Способность у меня такая есть. Не умение, а именно способность. Вижу на карте значки даже тех членов отряда, которые давно из него вышли. Они конечно не навечно сохраняются, но хватило, чтобы тебя засечь.

– Через черноту не работает? – заинтересованно уточнил Читер.

– Не. Через черноту, если она приличная, даже без исключения из отряда ничего не увидишь. У моей способности радиус не такой серьёзный, вот и сидел в посёлке. Здесь больше шансов тебя подловить, все дороги с крайнего запада на восток через этот стаб идут. А тебе ведь именно на восток надо.

– Да, надо, – Читер не стал отрицать очевидное.

– Ну а с тобой что было? – спросил Клоун. – Где две недели пропадал? Смотрю я в твои измученные глаза и понимаю, что трепало тебя, как грелку в зубах у самого голодного Тузика. Не, всё рассказывать не надо, я же понимаю. Можешь даже вообще ничего не говорить, это нормально. Но если там что-то такое было, что мне надо знать, лучше сейчас расскажи. И делу польза, и подкормишь моё голодное любопытство.

Читер, уставившись на Клоуна, подумал, что, в принципе, скрывать особо и нечего. Странно, но этому человеку он доверял полностью даже без учёта его демонстративной «холостой засады». Знакомство с этим игроком затянувшимся не назовёшь, но это тот случай, когда случайный человек чуть ли не мгновенно становится своим. С той же Киской ни намёка на доверительность не возникало. Подсознание будто изначально знало, чего можно ожидать. А тут – наоборот.

К тому же, какой смысл секреты разводить? Прорва нехорошего народа знает про Марта и про его дар охоты на неназываемых. Любителя пива до сих пор не посадили на цепь только потому, что это бесполезно.

И даже вредно.

Про модификаторы известно Водяному и его неписям. Ведь в походе к тайнику целая команда участвовала, а что известно двоим, то…

В общем – тоже не секрет.

Про гробницу разве что никто не знает и про некоторые другие маловажные эпизоды. Но делать из этого тайну нет смысла. Даже если такая информация разойдётся, вреда не будет.

Вот только как обо всём этом поведать? С чего начать? Читер никогда не был хорошим рассказчиком, вот и сейчас мысли начали путаться при попытке слово вымолвить.

– Ну… в общем. Мы, когда вас с Толстым оставили, не стали уходить от границы. У нас там дело было. То есть не у нас, а у Марта. А мы, как бы с ним… Чёрт, Клоун, да ты не поверишь, если я всё по порядку буду вот так рассказывать.

– А ты попробуй, может и поверю. Давай, продолжай, мне очень интересно.

– Понимаешь, там такие дела творились, что я про некоторые даже не знаю, как рассказать. Вообще не представлял, что такое бывает. Столько всего случилось, что до сих пор не верится.

– Да говори, как есть, по порядку, – нетерпеливо потребовал Клоун. – Ты может и не великий оратор, но без дерьма. Как-нибудь тебя пойму.

– Нет, ты даже не представляешь, что там было, – стоял на своём Читер. – Мне самому не верится, что столько всего увидел и ни разу при этом не слился. Потрепало меня хорошо, это да, но жизни не терял. Подожди, я кое-что покажу. Тебе надо это видеть.

С этими словами Читер положил рюкзак перед Клоуном, расшнуровал верх, распахнул пошире, для наглядности, указал на поблёскивающее содержимое:

– Посмотри.

Клоун, заинтересованно склонившись, несколько секунд пребывал в неподвижности. Он, похоже, даже дышать при этом перестал. Затем поднес чуть подрагивающую руку к неровной поверхности, сложенной сплошной массой невзрачных кристаллов, остановил пальцы в сантиметре от модификаторов. Застыл так ещё на несколько секунд, затем севшим голосом спросил:

– Это и правда то, что пристальный взгляд показывает?

– Да, – ответил Читер.

Медленно кивнув, Клоун резко стал задумчивым, поднялся, неуверенной походкой проследовал к холодильнику, присел перед ним, раскрыл, вытащил огромную бутылку виски, торопливо сорвал пробку и припал к горлу, как изголодавшийся телёнок к мамкиному вымени.

Читеру даже чуть не по себе стало. Товарищ не пил, он, что называется, жрал. Не меньше трети литра накатил, не отрываясь от горла. Затем поднялся, с бутылкой в руке вернулся на стул, присел, сделал ещё глоток грамм на пятьдесят и опустошённым взглядом уставившись на рюкзак, неописуемым голосом произнёс:

– Теперь я видел всё…

– Где-то я это уже слышал… – заметил Читер.

– Нет. В тот раз я это не всерьёз сказал. Тогда всё было совсем не так, тогда всё было понятно. И объяснимо. А здесь… Здесь такое дерьмо, что я… Я даже не могу представить, как ты вот это собираешься объяснять. Я, блин… я обескуражен.

– Вот-вот, – сказал Читер. – Я это и имел ввиду. Некоторые вещи трудно объяснить.

Клоун покачал головой:

– Трудно объяснить, что дерьмо и швейцарский шоколад, это одно и то же. Ещё труднее объяснить, что направление к венерологу, которое жена нашла в твоём кармане, означает всего лишь приглашение посетить кружок астрономов изучающих планету Венера. Доказать, что кто-то где-то набил полный рюкзак великими и большими модификаторами, куда проще. Тем более, когда этот самый рюкзак стоит перед глазами. Наглядные пособия существенно облегчают восприятие. Так что, ты правильно сделал, что показал.

Клоун вновь приложился к бутылке, после чего отставил её на журнальный столик и почти уверенным голосом заявил:

– Ну всё, я уже созрел. Я готов ведро дерьма в одно рыло выхлебать за твой рассказ. Да я, мать твою, вены вскрою прямо вот тут, если ты так и продолжишь резину тянуть. Давай уже, колись, где это ты так нагрузился, и почему тебя до сих пор не убили. Люди с мешком модов долго не живут.


Читер рассказывал долго и с душераздирающими подробностями. Сам не заметил, как постепенно увлёкся, и сбивчивая речь стала плавной. Да, скакал иной раз между эпизодами, но в целом придерживался чёткой хронологии событий.

Клоун слушал практически молча и неподвижно. Только в самом начале при рассказе о Киске и её Шлаке упомянул самку собаки, а затем четырежды неслабо прикладывался к бутылке: когда услышал про находку подземного склепа; в моменте про «гробовщиков» на чёрной машине; при рассказе о «зелёном луге» с модификаторами; и в эпизоде схватки с серыми тварями. При этом взор у него оставался трезвым, но просматривались искорки, ассоциирующиеся с безумием.

– …и вот я стою перед дверью номера, и тут гаснет свет, а за спиной щёлкает предохранитель. Ну а дальше ты сам всё знаешь, – Читер, завершив рассказ, выжидательно уставился на Клоуна.

А тот, несколько секунд помедлив, встрепенулся, ухватился за почти опустошённую бутылку, посмотрел на неё так, будто она в чём-то перед ним провинилась, и с сомнением протянул:

– А не заказать ли мне ещё одну?..

– Может ты не обратил внимание, но это вообще-то виски, а не пиво, – деликатно заметил Читер.

– Да, ты прав. Но моим бедным мозгам пиво не поможет. Ну да ладно, давай подведём итоги. То есть, попробуем подвести. Итак, вы втроём грохнули неназываемого. Наглухо грохнули и вычистили. Март при этом взорвался, потом Киска сожгла тебя заживо, а ты за это её наказал. Будучи пропечённым до костей, ты несколько дней выживал в приграничной пустыне, на клановой территории одной из серых стай. Да ещё и гробницу их уважаемых предков обчистил. Между нами говоря, это наиболее опасная разновидность серых, долго на их земле никто не живёт. Потом ты, опять же, посреди пустыни, нашёл даже не манну небесную, а рюкзак с водой и едой. И пока пил да ел, между делом тиснул моды у тех, кого даже называть страшно. Просто взял и обнёс их личную поляну. Заграбастав в тех местах всё, что можно заграбастать, ты от скуки подался в иные края, по пути сильно озадачив ту самую стаю серых, ни разу при этом не выстрелив. И вот ты в иных краях. Ничего не знаешь, не представляешь, куда идти. Полная неизвестность. Для начала, первая же встреченная тобой живая душа любезно сообщила, что тебя там начинают искать нехорошие люди. И ты, пользуясь знанием о том, что это ещё не всем известно, спокойно направился в ближайший стаб. Потом какие-то непонятные личности завели тебя в чёрное болото, где ты отдал миллион модами мутному цифре, взамен получив пустой лук, несколько стрел, стрёмный браслет и задание, в котором нет задания. Дальше тебя проводили сюда, где ты благополучно наткнулся на меня, и никто тебя здесь даже не попытался повязать. Ищут днём с фонарями, но не думают, что ты настолько наглый, что вот так, почти в открытую, можешь здесь шляться. Я случайно ничего не упустил?

– Вроде нет, – ответил Читер. – Так всё и было, если вкратце.

– Ты точно ничего не забыл? – вкрадчиво уточнил Клоун. – Может тебе там пару вёдер жемчуга белого где-то по пути отсыпали? Или матёрая элита вылизала твой зад, когда ты страдал от нехватки туалетной бумаги. Я почти уверен, что ты много интересного забыл упомянуть.

– Жемчуга мне немного от Водяного досталось, – подтвердил Читер. – Но там всего чуть-чуть и он не белый. И насчёт бумаги тоже не наговаривай, ничего подобного не было.

– Так ты говоришь, что видел ребят в чёрных пальто на чёрной машине, которые косили модификаторы на зелёном лугу? – продолжал уточнять Клоун.

– Не совсем косили. У них были огромные батарейки, которыми…

– Я знаю, как добываются кристаллы, – перебил Клоун. – Вот скажи мне: ты хоть немного догадываешься, кто это могли быть?

Читер покачал головой:

– Нет. Я так понял, что это запретная тема.

– Вот это ты в самую точку попал. Да, дерьмо никто не любит. А это самое дерьмовое дерьмо. Эти, как ты их назвал, гробовщики, появляются там, где кто-то в чём-то сильно накосячил. Перед Системой накосячил. Если увидел их рядом, готовься к сливу. Может даже к сливу всех своих жизней. У них так заведено.

– Но я, как видишь, живой, – сказал Читер. – Ни разу за всё время не слился.

– Да, живой, – кивнул Клоун. – А всё потому, что ты, мать твою, самый везучий игрок на всём Континенте. Посредники приходили не за тобой. Они… Вот как тебе объяснить то, чего сам не понимаю… В общем, они почти не люди, они инструмент Системы. У Системы есть правила, которые даже она не может нарушить. Ничто на Континенте не возникает ниоткуда, кроме игроков и стартового имущества на них: носки трусы и прочее. Всё остальное приходится добывать. Вот и посредники добывают. Но они не сами по себе, они инструмент. Система облегчает им жизнь, даёт знания. Вот и эти знали, куда надо ехать, если понадобились модификаторы. Они за ними заявились, а не за тобой. Да они про тебя даже не подозревали. Подразумевалось, что игроков там быть не может. Богатая поляна лично для них, в укромном месте. Дай угадаю, она ведь со стороны в глаза не бросалась?

Читер кивнул:

– Обычная пустыня. Я даже в прицел с полутора километров ничего странного там не разглядел. Да, сейчас понимаю, что камни выглядели темнее из-за нодия, но это не бросалось в глаза. Там же везде чернота проступает, нодий издали от неё ничем не отличается.

– Там что, так много нодия, что от него земля почернела? – спросил Клоун.

– Да, – подтвердил Читер. – Он там местами все камни покрывает. Тонким слоем, конечно, но всё равно прилично. На глаз, тонн пять-шесть. Может меньше конечно, но не думаю, что намного. А может и больше. И модификаторы на нём растут. Больше десяти тысяч. И это ещё учти, что гробовщики, или как ты их называешь, посредники, часть собрать успели.

– Охренеть… – Клоун покачал головой.

– Вот и я охренел, когда эту поляну первый раз увидел.

– И много накосил? Если тайна, можешь не отвечать.

Читер указал на рюкзак:

– Это около трети, по весу. Но часть отдал Водяному. Тоже около трети. Ещё приблизительно столько же припрятал в пустыне. Не рассчитал силы, когда нагрузился, пришлось оставлять. Но в основном всё там осталось валяться. Я только от камней отдирал, даже не поднимал. За это кач неплохой шёл.

– Кач?! Ты качался на модах?!

– Ну да. Немного капало, но там их столько, что набралось прилично.

– Обалдеть… И треть отдал неписю?

– По весу треть, а по качеству – самая слабая доля. В основном мелкие модификаторы, да сферы привязки.

– Это ты дёшево отделался, – сказал Клоун. – Тут, если народ узнает, что у тебя с собой столько, и где-то припрятано ещё больше… Да я даже не знаю, что они с тобой сделают. Даже в дерьмо превратить, это за такое как-то по скромному. Люди тут простые и жадные.

– Но Водяной обошёлся со мной нормально.

– Это непись, они все со странностями, их не понять, – отмахнулся Клоун.

– Да и ты, непохоже, что выдавать меня собираешься, – добавил Читер.

– Ну да, не собираюсь, – кивнул Клоун. – Я ведь тупой и потому честный. Но мне нужно виски. Много виски. Я должен как-то привести в порядок то дерьмо, в которое превратились мои бедные мозги. После твоей истории превратились. У меня психологический, мать его, дискомфорт. Только что один мой знакомый на моих глазах из обычного парня превратился в передвижную сокровищницу великих султанов. Сначала мешок трофеев из неназываемого, потом раритетные вещицы из гробницы, потом мешок модов. Всё, что можно, собрал. Моя зависть вне себя. Да за всю историю игры мне и на сотую долю не везло от того, что ты урвал. Не уверен, что виски это то, что сейчас поможет. Тут бы водки с кокаином, или спеком вмазаться…

– Если ты собрался подсесть на тяжёлую наркоту, это без меня, – сказал Читер. – Я отсюда сваливаю.

– Когда сваливаешь? – спросил Клоун.

– Да прямо сейчас. Ты меня нашёл, и это нехороший звоночек. Надо в темпе уходить, пока ещё кто-нибудь не появился.

– Не, это ты брось. Вместе пойдём. Про наркоту, это шутка была. Я отравой не балуюсь. Просто рассказ у тебя не рассказ получился, а прям бомба. Я уже думал, что ничему в этой жизни не удивлюсь. Ошибся. Дай только рюкзак соберу.

Читер протянул топор:

– Держи.

– Что это? – спросил Клоун.

– Это топор.

– Я вижу, что топор. Зачем он мне?

– Если ты собрался прикрывать мне спину, лучше это делать с хорошим оружием.

– С хорошим? – хмыкнул Клоун. – Моё железо получше.

– А ты хорошенько присмотрись, – улыбнулся Читер, снимая морок.

– Да что там смотреть, топор как топ… Что?.. Мать… Дерьмо… Дерьмище. Читер, это как?! Это что вообще?! Был же обычный топор!

– Приходится прятать не только себя, а и оружие, – пожаловался Читер. – Бери-бери. Ещё и привяжу к тебе. Я это тоже умею, и сферы привязки есть.

– Так он к тебе уже привязан, – сказал Клоун.

– Как привязал, так и отвяжу. Великая сфера привязки в руках у хозяина запросто такие задачки решает.

– Понял. Не знаю даже, чем тебя отблагодарить. Буду должен. А дальше что делать собираешься? Какие ближайшие планы? Ну, кроме того, что свалить из посёлка.

– Будем искать Марта, – сказал Читер.

– Ну это несложно, – ухмыльнулся Клоун. – Шваркнем об асфальт бутылку с пивом. Куда оно потечёт, там и Март.

– Грамотный метод, – одобрил Читер. – Но у меня есть получше. Если верить Водяному, а мне приходится ему верить, Март где-то здесь, в Котле. А Котёл поделен на три зоны по доступности связи. Из одной в другую чаты обычно не работают. Эту я уже проверил, остаются еще две. Сначала надо посмотреть центральный район, он поближе. Если и там чат не работает, пойдём дальше, на запад. Там последняя зона. Если получится найти транспорт, можем успеть справиться за один день. Как тут с ним?

Клоун покачал головой:

– Транспорт – это дороги. А дороги – это полное дерьмо, потому что там водятся Черти. Трассы они держат чётко. Рогатые могут остановить любую машину в любом месте и обшмонать всё, до последней гайки. Это здесь считается нормальным делом. Черти тебя ищут так, будто ты самое великое сокровище на всём Континенте. И я начинаю понимать, что в этом они правы.

Клоун выразительно покосился на распахнутый рюкзак.

Глава 26 Жизнь девятая. В поисках Марта

Ночью Балаган охранялся с такой же тщательностью, как и днём. То есть, – никак не охранялся. Читеру даже обидно стало. Ведь он собирался красться переулками к окраине, обходить посты, растворяться во тьме, на всём пути оставаясь никем не замеченным. Чтобы ни одна душа не поняла, что кто-то покинул посёлок в час, когда игроки выбираться на кластеры не любят.

Но Клоун потащил его почти в открытую, уверяя, что после полуночи трезвыми и не обдолбанными наркотой в Балагане остаются всего лишь три-четыре человека. Но опасаться их не надо, потому что правильный образ жизни они ведут не по своей воле, а из-за строгостей местной системы охраны правопорядка. Говоря проще, эти святые люди попались на различных прегрешениях, за что были заперты в подвале местного филиала Прислужников ада. Именно так называла себя одна из группировок молодчиков в чёрных рубашках. Именно она следила в стабе за соблюдением законности и её представители мечтали проявить себя на этом поприще, чтобы попасть в ряды Чертей.

Почему при столь нелепых порядках этот вертеп до сих пор не разнесли в труху – непонятно. Читер даже не удержался от расспросов на эту тему. Клоун вновь указал на то, что место это считается безопасным. Котёл – почти замкнутый анклав. Здесь просто нет деструктивных сил, способных устроить что-то серьёзное. Всё живое существует под жёстким контролем Чертей. То, что представителей их главной организации почти не видно, ещё ничего не значит. Стоит где-то кому-то нехорошо обойтись с Прислужниками или прочими прихвостнями, как те тут же жалуются «папочке», после чего те жестоко карают виновников, заодно отправляя на респ всех, кто не успеют разбежаться с места событий.

Где-то в районе Слива у чёрных располагается настоящая крепость. Она не только перекрывает единственную автомобильную дорогу в Дыру, а ещё и служит штаб-квартирой организации. Там собрано большое количество серьёзного вооружения и дежурит гарнизон из отпетых головорезов. Это главная сила не только в Котле, а и во всём регионе. Сила хорошо мотивированная и не нуждающаяся в долгих сборах. Если надо, через пятнадцать минут в поход выступает пара сотен игроков приличных уровней и обученных действовать сообща. Останавливать их здесь некому, по меркам Континента – это целая армия. Они знают, что круче здесь никого быть не может, потому полностью в себе уверены. Это тоже идёт им в плюс, ведь воин без сомнений считается опаснее сомневающегося.

К тому же, если потребуется, эту армию можно оперативно увеличить за счёт ослабления патрулей и привлечения сотен рекрутов из низовых организаций. А вот вероятным антагонистам ловить при таких раскладах особо нечего. Регион Призрачные леса никогда не славился высокой плотностью игрового населения. Его юг вообще почти безлюден. Там вовсю хозяйничают могущественные нолды, связываться с которыми никому не хочется. И ботов в тех краях столько, что многие местные торговцы неплохо живут за счёт перепродажи взятых с них трофеев. Даже пятьдесят хорошо вооружённых человек здесь считаются огромной силой.

А войско в пару сотен, которое в любое время способны выставить Черти, – это уже сила непобедимая.

Плюс, ходят слухи, что организация собрала очень непростой арсенал. Что есть у них такое, о чём даже шептаться страшновато. На игроков, обладающих таким оружием, никто в здравом уме не полезет.

В общем, Трубач в Призрачных лесах если не бог, то царь. И скидывать его с трона здесь некому.


За ночь удалились от Балагана километров на пятнадцать. Перед рассветом устроили длительный привал посреди соснового леса, дабы поспать хотя бы пару часов. Этого недостаточно для полноценного отдыха, но игроки в таком режиме способны продержаться два-три дня без заметного снижения боеспособности. Если, конечно, они не новички.

Перекусив, продолжили путь. И чем дальше забирались на запад, тем больше Читер начинал понимать, почему регион называется именно так. Если в Дыре и в западной части Котла приличных зелёных массивов он ни разу не наблюдал, здесь приходилось чуть ли не всё время продвигаться по лесу. Обширные открытые пространства встречались лишь на чёрных и серых кластерах, которые то и дело преграждали путь. Но даже там частенько возвышались мёртвые или полумёртвые рощи. Плюс местность то на подъём шла, то скатывалась в низины. И там, как правило, чаща была наиболее дремучей, и частенько текли ручьи и речушки. Нетрудно представить, как все эти понижения в утренние часы заполняются непроглядным туманом, в котором нервные игроки то и дело замечают подозрительные силуэты.

Вот вам и призрачность.

Местность Читеру нравилась всё больше и больше. Напоминала ту, где он бродил с Няшей. Разве что там не было столь строгого чередования высот. Но так как рельеф не везде был плоским, в глаза это не бросалось. Больших городов поблизости нет, потому и заражённые встречаются нечасто. Да и чистят их тут, судя по всему, беспощадно, разрастаться поголовью не позволяют. За всё время спутники лишь несколько бегунов заметили и лишь парочку из них пришлось прикончить.

Ну чем не рай, живи да радуйся. Нескончаемая война, которую вели игроки с этим миром и друг другом, здесь совершенно не ощущалась.

Такие мысли витали в голове, покуда не выбрались к обитаемому стабу. С этих мест, если верить рассказам народа в Балагане, можно проверить весь центральный район по чатам.

Здешний посёлок был небольшим и располагался на искусственном острове, окружённом выкопанными по границе каналами. С землеройной техникой поработали игроки, выгодно использовав соседство с приличной рекой. Теперь посёлок защищал один из самых эффектных и ненавязчивых периметров. Заражённые свою кожу мочить не любят, а если и позабудут про страх, наверняка у местных на этот случай припасены многочисленные смертоносные сюрпризы.

Вот только посёлку все эти предосторожности не помогли. Потому как осталось от него лишь печальное пепелище. Закопчённые остовы домов и разных сооружений; древесные стволы, лишившиеся крон и большей части ветвей из-за жара; затопленные прямо возле пристаней лодки; взорванный мост, обрушившийся в канал. И ни одной души не видать, как и малейших признаков попыток восстановить разрушенное.

Читер, изучив неприглядное зрелище из кустов, покачал головой:

– По карте здесь должен быть посёлок.

– А где ты эту карту заливал? – спросил Клоун.

– У Водяного, где же ещё.

– И как этот посёлок назывался?

– На карте просто написано: Остров. Наверное, это и есть название.

– А, понял, – сказал Клоун. – Туплю я что-то, мог бы и сам догадаться. Карту свою можешь выкинуть.

– Зачем? – не понял Читер.

– Затем, что дерьмовая она. Неписям сюда хода нет, вот и не успевают пополнять. Остров Черти выжгли ещё на той неделе. Уж извини, точную дату я не знаю. Как раз был нетрезв и находился в объятиях прекрасной дамы. Впрочем, насчёт прекрасной я не вполне уверен. Ни разу не помню, чтобы по пьяни встречал фемин с кривыми жопами вместо лиц. Как трезвый, только таких и вижу на каждом шагу, но как бухну, вокруг одни красавицы. Дерьмо какое-то получается… Что-то здесь не так…

– Это же их территория. Зачем они свой посёлок сожгли? – спросил Читер.

– Как говорят прокуроры, нашёлся бы человек, а статью для него сами найдём. Я так понимаю, это что-то вроде акции устрашения. Вон, видишь столбы перед мостом? К ним привязали главных виноватых, или просто тех, кого живыми взяли. Ну а потом дровами обложили и бензином облили. Такие у них порядки. Важно ведь не просто на респ отправить, а сделать это так, чтобы другие прониклись. Такое вот дерьмо.

– Но в чём посёлок-то провинился? – продолжал недоумевать Читер. – Зачем сжигать весь?

Клоун пожал плечами:

– Да я тут особо не вникал. Говорят, здесь неуважительно отнеслись к Трубачу и его людям. Вроде бы, какие-то местные гопники Послушников слили, которых сюда приставили. И вроде как, те сами напросились. Решили, что сильно крутые, наглеть начали. Какая-то мутная история, подробностями я не интересовался. Тут много таких мелких стабов, которые формально под Чертями, но власть там своя, пришлое начальство им навязать трудно. Все эти ребята спят и видят, как бы от рогатого дерьма избавиться. И чтобы они видели это только во сне, Трубач время от времени выбирает козла отпущения. На этот раз козлом стал Остров. Остальным наука будет: или старательно вылизывать Трубачу всю площадь седалища, или рисковать уйти в дым.

– Я бы на месте местных свалил отсюда подальше, – сказал Читер.

– Ага. Но куда? Везде рано или поздно нарвёшься на своего Трубача. Или бегай всё время, или пытайся как-то с такими уродами уживаться.

– Но не везде же так.

– Да везде своё дерьмо, – стоял на своём Клоун. – Где-то оно лучше пахнет, где-то хуже, но везде. Власть, это всегда дерьмо.

– Да ты, я смотрю, анархист.

– Можно и так сказать. Хотя я, в принципе, буду только рад разумной власти. Но откуда в таком сумасшедшем мире возьмётся что-то разумное?

– Ты это видишь?.. – вытаращив глаза, тихо спросил Читер.

– Что я должен видеть?

– На карту посмотри.

– Вот дерьмо! Отметка Марта появилась! Ты прав, отсюда и правда пробивается сигнал на центр. Мы нашли нашего алкаша. Надо его по чату вызвать.

– Уже вызываю, – отрешённо пробормотал Читер.

– И что?

– Да пока ничего. Не отвечает.

– Может пивом залился и придремал, – предположил Клоун.

– Может и так, – согласился Читер. – Но мне это не нравится. Ты посмотри на его чат. Внимательно посмотри. Буквы печатаются как-то странно. Они слишком тусклые. Напиши ему, а потом посмотри в чат отряда и сравни: там у них совсем другой оттенок, и не просвечивают.

– Смотрю. Да, они и правда не очень неяркие. Давай немного посидим, дух переведём. Если буквы не поменяются, попробуем перебраться на следующую горку. Она чуть ближе к центру Котла, там связь должна лучше проходить.


Просидели полчаса, но ни малейших изменений не добились. Перебрались на следующую горку, затем спустились на другую сторону, форсировали реку, которая проходила вблизи разорённого стаба, за ней залезли на очередную возвышенность.

Но и там буквы оставались тусклыми. Слова проходили, в отличии от лички с Няшей, но толку от этого не было. Март не отзывался.

Карта, загруженная Водяным, не блистала высокой точностью, но со временем стало заметно, что отметка молчащего товарища на месте не оставалась. Она иногда смещалась, пусть и не сильно. То есть, он передвигался, а не храпел в глубоком сне, или валялся без сознания.

Но что означает столь упорное молчание и странное поведение чата? Читер не понимал, что происходит, а Клоун прояснить вопрос не мог. Он с такой аномалией тоже впервые столкнулся и продолжал грешить на проблемы со связью.

Потому что больше грешить не на что.

Уже ни на что не надеясь, до темноты успели покорить следующий подъём, но с тем же результатом.

Клоун, обессилено присев на поваленную сосну, спросил:

– Ну и что дальше будем делать? Не знаю, какие у тебя планы, но я бы посоветовал отдохнуть. Мы почти сутки на ногах, всю последнюю ночь не спали. Тут, конечно, места спокойные, но это Континент, на разное дерьмо нарваться можно, где угодно. Силы беречь надо.

Читер продолжая стоять лицом к востоку, сумеречным зрением разглядел следующую возвышенность. По прямой до неё не больше пары километров, но с учётом того, что лес внизу нехоженый, а спутник во мраке почти слеп, добираться придётся не меньше часа. И нет надежды на то, что там, наконец, связь заработает.

Да тут, куда не перемещайся, связи нет. Что-то с чатами не то. С Клоуном без проблем переписываться можно, а вот с Мартом никак. Странно это как-то. И крайне подозрительно. Надо было не осторожничать и прямо расспросить старожилов в Балагане. Должно же быть какое-то объяснение этим непонятностям.

Нехорошее предчувствие.

Ну да, откуда хорошим мыслям взяться. Здесь ведь явно что-то не так.

Машинально провёл левой ладонью по правому предплечью. Похоже, тот случай, когда рука снова пытается действовать отдельно от тела. И очень может быть, что поступает поумнее мозга.

Решившись, достал из инвентаря браслет нолда, нацепил на правую руку, нажал, как показывал Водяной и уверенно, цифра за цифрой, вбил длинную последовательность идентификатора игрока.

Уникальный адрес Няши. Ни подделать, ни изменить его невозможно. Он закрепляется со старта на всю жизнь.

На все жизни.


Внимание! Принят идентификатор. Объект – иммунный, человечность – низкая отрицательная, прозвище-идентификатор – Няша, вооружение неизвестно, обладает боевыми умениями Континента: точечный телекинез; отметка цели.

Внимание! Ввести идентификатор? Да/нет. Вы можете сделать выбор сейчас, или отложить на удобное для вас время. Отложить на другое время? Да/нет.


Выбрал, разумеется, «да». Момент не самый подходящий, чтобы кроваво сливаться от непобедимого нолда.

В следующий миг случилось то, о чём Водяной предупреждал. Широченный браслет завибрировал, зашевелился будто живой. И стал расширяться вверх и вниз по руке. Пара секунд, и вот он уже занял почти всё пространство между локтем и запястьем. А затем туго и слегка болезненно впился в кожу в нескольких точках, еле слышно при этом клацнув.


Внимание! Принята отсрочка идентификатора! При попытке избавиться от браслета любым способом, произойдёт автоматический ввод идентификатора. Пожалуйста, не пытайтесь обмануть устройство, это может привести к неприятным последствиям.

Внимание! Вам доступна опция скрытия браслета. Выбрав её, вы в любой момент и на любой срок можете сделать браслет невидимым для других игроков и персонажей. В таком состоянии они не смогут его заметить или нащупать. Внимание! При высоком уровне характеристики Наблюдательность опция может не сработать, и персонаж или игрок увидят устройство!


Удобная фишка. Бродить с футуристическим агрегатом, облепившим руку, не очень-то полезно для того, кто старается не привлекать к себе внимание.

– Чем это ты там клацаешь? – спросил Клоун.

– Да так… Ничем особенным…

– Ну так что делаем? Отдыхаем, или как?

– Отдыхаем, – сделал выбор Читер. – Как отдохнём, пойдём к Марту пешком. Если, конечно, чат так и не заработает.

– Ты до сих пор веришь, что чат исправится?

Читер покачал головой:

– Нет. С чатом что-то не так. Или с Мартом. Не знаю что. Завтра попробуем выяснить.

Глава 27 Жизнь девятая. Стеклокомбинат

Самый крупный по населению стаб Котла носил невзрачное название Стеклокомбинат. Располагался он в излучине реки, протекавшей по ближайшему стандартному кластеру необычной конфигурации и солидных размеров. При перезагрузках большая часть воды терялась, но оставшейся хватало, чтобы затруднять подступы к посёлку с трёх сторон. Серьёзный периметр обустроили только с четвёртой, но и защищённые природой направления выглядели весьма внушительно. Тотального бардака, свойственного Балагану, здесь не наблюдалось, так что, нечего и мечтать пробраться скрытно.

Март находился где-то там, за периметром. Если верить карте, он или на месте сидит, или совершает незначительные перемещения по центральной части посёлка.

Разрабатывая план проникновения, вначале склонялись к варианту, что в Стеклокомбинат Клоун отправится в одиночку. Его там Черти и их прихвостни не разыскивали, листки с карикатурной рожей и обещанием вознаграждения на каждом углу не висели. То есть, шансов нарваться на неприятности у спутника значительно меньше.

Читер уже почти было согласился с этим планом, как вдруг случилось непредвиденное, – выскочил никогда прежде не виданный лог.


Внимание! Активирована скрытая подсказка. Для успешного прохождения задания вам рекомендовано лично отыскать игрока Март в посёлке Стеклокомбинат.


Читер, несколько секунд изучая надпись, даже не раздумывал, нужен ли ему этот мутный квест или ну его в баню. Дело ведь не в награде, а в уверенности Водяного по поводу того, что хочет он того или нет, а выполнять придётся.

Клоун весьма удивился, когда Читер резко переиграл карты, заявив, что отправится в посёлок сам. На резонное замечание, которое прошло в комплекте с предположением о неполной умственной состоятельности, ответил честно:

– Задание у меня есть. Хитрое задание. Оно только что подсказку дало. И что-то мне подсказывает, что надо делать именно так, как написано в подсказке.

– И там написано, что надо обязательно идти в посёлок одному? – спросил Клоун.

– Нет, насчёт количества людей ничего не сказано.

– Тогда вместе пойдём. Интересно посмотреть, как тебя, дурака, там на первом же посту срисуют. Это уже не просто Послушники, там и Чертей хватает. А они парни глазастые. Влипнешь по полной. Зря ты это затеял.

Читер покачал головой:

– Мне придётся идти. Слишком много на меня накручено всякого разного. А тут ещё Март молчит. Ты же понимаешь, с ним что-то не так. Я сам должен с этим разобраться.

– Угу, сам с усам… Сказал же, что вместе сходим. Я ведь красивый очень, может это внимание ко мне привлечёт, и станут на тебя, ненормального, меньше таращиться. И ещё внешность тебе маленько изменим.

– Как? – заинтересовался Читер.

– Дерьмом обмажу, да кирпичом по морде отоварю пару раз. Голову твою можно не жалеть, ты всё равно ею только тушёнку потребляешь. Бесполезная часть тела. Давай, подставляй, обрабатывать буду.

К счастью, обошлось без фекальных масок и кирпичной хирургии. Клоун свалял пару комков ваты, заставив их закрепить во рту хитрым образом, а затем натёр Читеру лицо размельчённой меж камнями корой какой-то разновидности ивы. Кожа от такой «косметики» приобрела желтушный оттенок, что в сочетании с чуть изменившийся конфигурацией нижней части физиономии и правда слегка исказило внешность. Результат, конечно, не впечатляет, но это и правда привлекает меньше внимания, чем подозрительные пластыри на разорванной скуле.

Скула, к слову, зажить ещё не успела, но затянулась прилично и начала рубцеваться. В повязке нужды не было, так что, пластыри больше не сверкали белизной издали. Ну а затягивающиеся шрамы на Континенте – обычное явление. Плюс они не настолько сильно отсвечивают, чтобы это приковывало взгляды.

Также Читер чуть поменял маскировку параметров персонажа, добавив себе несколько уровней, но оставив всё того же «Питера». В Балагане фальшивое прозвище никто не раскусил, оставалось надеяться, что и здесь не нарвётся на излишне внимательных игроков. Плюс, прикинув за и против, добавил в экипировку меч, который весьма кстати переместился в тайник поблизости от хозяина. Этот агрегат, переносимый за спиной, должен привлекать внимание в первую очередь к себе, а не к его владельцу. Конечно, запредельные характеристики пришлось скрыть под мороком, но необычный вид оружия при этом не изменился.

Вроде, всё что можно сделать в полевых условиях, сделано. Пора проверить на практике, как работает маскировка.

Страха не было. Даже если Читера узнают и начнут прессовать, на крайний случай в инвентаре он держит хитро подготовленную гранату и малогабаритный револьвер-пятизарядник. Места там теперь хватает. Если не перебить врагов, так слить себя всегда сумеет.

В плен его взять непросто, а это – главное.


Ворота миновали без проблем. «Чернорубашечники» лениво поинтересовались, нет ли с собой тяжёлого оружия, будто всерьёз верили, что гранатомёты можно переносить скрытно. Вопреки словам Клоуна, представителей главной организации на посту не оказалось, или они не считали нужным маячить на виду у всех проходящих.

Дальше всё же пришлось разделиться. Клоун сумел уломать Читера постоять в сторонке, пока он проведёт предварительную разведку. Очень уж много нехороших личностей по центру шастают, риск нарваться на излишне наблюдательного там максимален.

Стоять без дела посреди улицы – скучное и подозрительное занятие. Поэтому для ожидания Читер выбрал дешёвую забегаловку, где взяв кофе с хот-догом, уселся возле пыльного окна, на которое старался не коситься.

Зачем ему куда-то коситься, если есть Вспышка? Её он активировал сразу же, как только зашёл и затем повторял каждые пять минут, проверяя, нет ли изменений в виде сужающегося круга облавы. Да, дороговато выходит по мане. Зато на душе спокойнее.

Жаль, что не получается просветить сразу весь стаб. Потому что, несмотря на все старания, ожидаемое спокойствие так и не проявилось.


Клоун вернулся через полчаса и первым делом огорошил сенсационной новостью:

– Я видел Марта.

– Где?! – чуть не подпрыгнул Читер.

– Ты что, совсем плох на голову стал? – с деланным сочувствием спросил Клоун. – Там, где на карте зелёная точка.

– Да я не о том. Что там за место, и что вообще происходит? Ты говорил с ним?

– А, вот ты о чём. Блин, Читер, я вообще-то не совсем тупой, я бы это и сам рассказал, без твоих очевидных вопросов.

– Ну так рассказывай.

– Поговорить мы не поговорили. Я же для разведки, а не для беседы ходил. Место там вроде этого. Только не такое дерьмовое, конечно. В приличных местах хотя бы пыль со стёкол вытирать не забывают, а здесь им лень пошевелиться лишний раз. Заведение не самое шикарное, но, если вывеска не врёт, при нём есть своя пивоварня, а для Марта это, как магнит. Вот и расселся там на открытой террасе, его издали видно. Бокалов перед ним столько, что я сосчитать не смог. Да и далековато было, а у меня обычные глаза, а тебе не бинокль. Ближе не подходил, ты ведь просил не сильно там отсвечивать.

– Вот так просто сидит и пиво пьёт?! – поразился Читер.

– Да. Сидит и пьёт. На одном месте сидит. Я два раза прошёл: туда и обратно. По другой стороне улицы. Как сидел он, так и сидит. На ту сторону перебираться не стал, мы же с тобой так договаривались.

– Тут точно что-то не так, – помрачнел Читер. – Я его знаю, он может ванну пива выпить, но при этом будет соображать. Две недели Март в пивной коме провисеть не может, да и чат такой же серый.

– Я рассказал, что видел, – нахмурился Клоун. – Не веришь, сам проверь. Но не советую, это я так, к слову сказал.

– Да ты пойми, тут ведь не вопрос веры. До меня просто никак не доходит, что здесь происходит. Там и правда всё тихо? Может его специально поставили, как приманку? Смотрят на него и ждут меня? И как такое можно с чатами сделать?

Клоун покачал головой:

– За чаты я не знаю, не спец по связи. А на засаду, вроде, не похоже. Обычная жизнь, народ ведёт себя спокойно, ничего странного в глаза не бросается. Но уверенности нет, я ведь не сенс, сквозь стены заглядывать не умею. И не понимаю, как можно против воли что-то заставить сделать того, кто с пустыми руками запросто укокошит целый квартал.

– У Марта умение ещё не перезарядилось, – сказал Читер. – Он рассказывал про долгий откат.

– Не может такого быть, – Клоун покачал головой. – Сам попробуй вспомнить, как это работает. Уж ты такое хорошо знать должен, ведь на своём опыте недавно испытывал. Март слился вместе с неназываемым, а слив обнуляет все откаты.

– Но не для таких сильных умений, – гнул своё Читер. – Иначе получится, что любое применение его вспышки обнуляет откат, а это бред. Не знаю, сколько надо прождать, но вряд ли за две недели откатится. Так что, сейчас он уязвим.

– Тогда, если кто-то его захомутал, какой смысл позволять ему сидеть там у всех на виду? Могли в подвал запереть, ведь так надёжнее. Нам ведь со стороны не понять, где там и что, мы только точку на карте видим. Пришлось бы заходить, искать внутри. А там тебя легче подловить, чем на открытом месте. Не сходится что-то, – Клоун недоумённо скривился.

– Вот потому и думаю, что его как приманку могут держать, – сказал Читер. – Сидит в открытую, это выглядит не так подозрительно. Ладно, придётся и правда самому сходить.

– Нахрена? Дерьма захотел? Там рогатые стаями бродят, и всем интересно тебя сцапать.

– Я разберусь, если что. В крайнем случае сольюсь. Это ведь всего лишь одна жизнь.

– Ну да, жизнь одна, – охотно признал Клоун. – Но только учти, что у этих козлов хватит сил проследить за всеми ближайшими точками респа. Не успеешь появиться, а там уже поисковая команда работать начала. Если сильно надо, они любого найдут. У них на западе Призрачных лесов всё схвачено. Даже если как-то выберешься, где-нибудь дальше срисуют и снова поймают. Это уже одной жизнью не обойдёшься.

– Тогда какие предложения? – спросил Читер.

– Сваливаем. Забираемся подальше на восток и нанимаем хорошую команду. Посылаем их сюда с заданием притащить Марта целым и невредимым. Никакого риска. Денег у тебя, как дерьма в канализации, хватит половину региона нанять. Да, лишнее время потеряем, но зато без подстав.

Читер, прикинув, сколько уже идёт на восток, да так и не дошёл, перечитал системную подсказку по заданию и вспомнил намёки Водяного. Да, поведение Марта не укладывается ни в какие рамки. С товарищем явно что-то не то. И конечно же, в первую очередь в голову лезут мысли о хитроумной засаде.

Никому не хочется подставляться, но Читер решительно покачал головой:

– Это слишком долго. Я должен его увидеть. Прямо сейчас. Ты можешь подождать здесь.

– Что? Подождать здесь? – опешил Клоун. – Ты что и правда предлагаешь мне отказаться от места в первом ряду? Да хрен тебе с дерьмом вместо соли, а не подождать. Дай официантке на чай пару миллионов, тебе ведь не жалко, а потом вместе сходим.

Глава 28 Жизнь девятая. Тихое местечко, Март и пиво

На улочке, к которой привёл указатель, настроенный на Марта, и правда не наблюдалось ничего опасного. Читер через каждые двадцать шагов активировал Вспышку, но она ни разу не высветила скопление вооружённых до зубов игроков, затаившихся в укрытии, или хотя бы засевшего на чердаке одиночку, припавшего к прицелу винтовки. Нигде ничего не выказывало признаков засады. Людей здесь хватало, но ни при обычном зрении, ни в виде цветных сгустков, обозначенных умением, ни один из них не выглядел угрожающе.

Все своими делами заняты, а не замерли наизготовку в ожидании команды «фас».

Даже возникла мысль, что обозначать надо не персонажей, а оружие. Подсказка в умении прямо говорила, что таким способом можно заметить личности, способные укрываться от сканирующих умений.

Читер попробовал проверить эту идею и тут же пожалел. Забыл, в каком мире живёт, и что пребывает в месте, где компактно собралось множество игроков. Учитывая, что через ворота разрешают проносить почти всё, здесь чуть ли не в каждом кубическом метре встречается что-то огнестрельное. От изобилия разгоревшихся стволов зарябило в глазах. Попытка вычленять из этой массы подозрительные скопления оружия ни чему не привела. Отсвечивали шкафы со смертоубийственным добром, стены, им обвешанные и прочее-прочее.

Да уж, тот случай, когда подсказка на пользу не пошла. Сам виноват, не подумал, что не в чистом поле находится.

Вернулся к прежней тактике: сканировал только людей и пытался понять, не ведут ли они себя подозрительно. Ну и про обычное зрение тоже не забывал.

Вот навстречу идут две женщины. Вид у обеих расслабленный, болтают о чём-то друг с дружкой. И явно увлечены беседой до такой степени, что не обращают внимание на происходящее вокруг них.

Вон на втором этаже дома, возле окна, сидит какой-то человек. Видно лишь переливающийся разными красками силуэт, но непохоже, что этот игрок кого-то караулит. Даже не смотрит на улицу, уткнулся взглядом в электронное устройство, похожее на планшет. Может книгу читает, может бродит по сети стаба – своего рода локальный сегмент Интернета, где, если верить рекламке, которая висела на стене закусочной, много недетских видео с легкомысленными девушками. На угрожающее поведение это не тянет.

А вот у тротуара приткнулась тележка мороженщика. Самого натурального мороженщика. Белобрысый парнишка в ослепительно-белом халате продаёт несколько сортов сладкого лакомства. Глядя на это издали, Читер едва не облизнулся. Очень уж захотелось.

Период голода и жажды остался в прошлом, но организм до сих пор не поверил, что полоса невзгод закончилась. Постоянно требует подкидывать в него ещё и ещё. Такое впечатление, что открылась способность Ненасытная утроба.

Не отразившись в логах.

Стараясь не поворачивать голову, Читер покосился влево. Он и без подсказок Клоуна, коими тот непрерывно сорил в чате, понял, что смотреть надо именно туда. Легко догадаться по карте, которую подвесил в поле зрения в полупрозрачном состоянии. Точка местоположения Марта на ней видна прекрасно, понять, в какой она стороне – несложно.

В той стороне располагалось крупное питейное заведение. Дальше по улице просматривалось ещё одно, чуть побольше, в пару этажей, но без открытой террасы. А у этого она была.

Именно на ней, за одним из столиков, сидел Март.

Да, это точно он. Даже ни видя лица, не ошибёшься. Поза выдаёт с головой, да и одежда характерная. Она, конечно, другая, но приятель своим привычкам с новым тряпьём не изменил, схожесть бросалась в глаза.

В общем, если вы мало-мальски наблюдательны, для вас не составит труда признать хорошо знакомого человека даже со спины, во что бы он ни одевался.

Расстояние не позволяло применить Вспышку, но обычным зрением Читер ничего подозрительного рядом с террасой не заметил.

Клоун прав, признаков засады не видать. Вместе с тем и здравый смысл и интуиция в один голос кричали, что здесь что-то не так. Потому Читер подавил в себе первоначальный порыв направиться прямиком к Марту. Пожалуй, стоит разок пройти мимо, хорошенько просканировав улицу. Ну а потом можно развернуться.

Ничего странного в этом манёвре местные усмотреть не должны. Во-первых, людей здесь немного, и большая часть торопится по своим делам, не обращая внимание на то, кто и куда направляется. Ну а во-вторых, там, дальше, начинается площадь. По словам Клоуна, на ней располагается местная достопримечательность. Что-то вроде Лобного места, где частенько казнят пойманных неписей, а их отрубленные головы подвешивают в здоровенных железных корзинах. Как говорил умирающий Груша, части тел представителей их племени могут не рассыпаться, если их вовремя отделить от тела.

Подручные Трубача, разумеется, знали, как эту мерзость проделывать правильно. И потому на площади всегда было на что поглазеть. Но мало кому такие зрелища приходятся по душе, так что, люди нечасто возле корзин задерживаются. Нет ничего необычного в том, что пара игроков постоит там с минуту, а затем отправится обратно.

Но идти до площади не пришлось. Читер, через каждые двадцать метров активируя Вспышку, не забывал и про обычное зрение. Проходя мимо мороженщика, непроизвольно скосил жадный взгляд на его товар и поймал взгляд встречный.

Ни разу не жадный.

Внимательный. Напряжённый. Опасный.

Хищный взгляд головореза, а не безобидного паренька, торгующего холодным лакомством.

Взгляд охотника, заметившего дичь.

Читер всё осознал в один миг. Неизвестно как, но его вычислили. И вычислили не рядовые прохожие. Здесь и правда засада. Хитрая, незаметная, а это значит, что работают профи.

И белобрысый тоже понял, что раскрыт.

Не сбиваясь с ритма шагов, Читер выхватил пистолет. Спасибо, что озаботился взвести заранее, щелчок предохранителя, и оружие готово к бою. «Мороженщик» юркнул было под свою тележку, но размер у неё маловат, да и среагировал чуть позже, чем следовало.

Пуля разнесла ему макушку, вмиг сделав белый халат пятнисто-красным.

А Читер уже разворачивался, наводясь на окно, за которым находился игрок с планшетом в руках. Сейчас этот тип уже не читал и на голых девок не таращился. Он распахивал обе створки одной рукой, сжимая в правой что-то угрожающее и вряд ли связанное с компьютерными технологиями.

Читер выпустил в него две пули, одновременно с очередью, которую выдал из своего автомата Клоун, целясь назад. Отработал по тем самым барышням, которые только что мирно прошли мимо, увлечённо общаясь друг с дружкой.

Да уж, товарищ напророчил со своими словами, что кому-то надо прикрывать спину недотёпы.

Вот и прикрывает.

Крутанувшись в сторону террасы, Читер увидел страшное. Март, к которому он так старался прорваться две последние недели, валится навзничь вместе со стулом. От головы у приятеля ничего не осталось, её ошмётки прямо сейчас разлетались во все стороны, вместе со столом, разбитым чем-то тяжёлым. Прилетело что-то очень серьёзное, не иначе, как из крупнокалиберной винтовки отработали. Странно, что выстрела не слышно, возможно хлопнул синхронно с пистолетным или автоматным.

Глазам своим не веря, Читер сфокусировал взгляд на иконке товарища. Так и есть, она перечёркнута. Он мёртв, поднять его прямо здесь можно только при помощи приста, которого в команде нет.

Да и можно ли поднять безголового? Вроде, в таких случаях ловить нечего.

Значит, про Марта можно забыть.

Встреча не получилась…


Пуля!

Пуля!

Пуля!


Не вчитываясь в пульсирующие строки из одного слова, Читер отпрыгнул вбок, уходя в перекат. Уже оказавшись плечом на асфальте, а ногами к небу, дошло, что настроил браслет из гробницы на трансляцию во всё поле зрения именно этих четырёх букв, а не того, что высвечивалось по умолчанию. Вот только как такая опция спасёт здесь, посреди улицы, плотно зажатой меж невысоких домов? Для снайперов нет обширных открытых пространств, работать им приходится на дистанциях не больше сотни метров. Пуля столь ничтожное расстояние пролетит так быстро, что толку от предупреждения – ноль.

Но это оказалась не пуля. Рядом несерьёзно грохнуло, и взметнулся клуб зеленоватого дыма. Читер шкурой, а не мозгом, осознал, что дышать этой неведомой дрянью нельзя ни в коем случае.

– Газ! – крикнул он, предупреждая Клоуна.

Одно только слово. Больше нельзя – дыхание придётся приберечь.

Но Клоуну должно хватить, он соображает быстро. Продолжая постреливать назад, товарищ начал семенить боком прямиком к террасе, на которой среди обломков мебели лежало тело Марта. Читер припустил туда же, соглашаясь с решением спутника. Выбор направлений невелик. Позади стена дома, где окна первого этажа прикрыты решётками, а вход располагается с другой стороны. Справа, среди клубов дыма, проглядывают игроки, спешащие от площади. Слева, судя по тому, что туда есть по кому отрабатывать из автомата, тоже кто-то маячит. А вот в стороне забегаловки никого не наблюдается.

Выхватив гранату, найденную в древней крепости, Читер швырнул её в приближающихся от площади врагов, после чего выстрелил туда же пару раз. И на этом пистолет замолчал. Нет, патроны в магазине ещё оставались, но не видно целей. Непрерывно хлопало со всех сторон, улица стремительно заполнялась зеленоватым дымом. Сквозь него, в лучшем случае, просматривались почти бесформенные силуэты. Глупо растрачивать боеприпасы на столь сомнительные мишени.

Замолк автомат, но сквозь хлопки продолжавших рваться газовых зарядов Читер расслышал характерные звуки перезарядки. Клоун, скрываясь в непроницаемом дыму, всё ещё трепыхается, продолжая бой. Если не собьётся с направления, чуть дальше станет легче. Там, в закрытом помещении забегаловки, сверху гранат с отравой не набросаешь. А тот, кто устроил посреди посёлка локальную химическую войну, накидывает их именно оттуда. Наверное, чтобы не выдавать позиции перед возможными сенсами, поставил за несколько кварталов пару лёгких миномётов с грамотными расчётами, вот потому Вспышка и не показала признаков столь серьёзной засады.

Твою же мать! Вспышка! Как Читер мог про неё забыть!

Придурком был, придурком остался…

Вспышка, конечно же, не сделала дым прозрачным. Но она подсветила то, что у неё попросили.

Людей.

Вскинув пистолет, Читер расстрелял парочку, подбиравшуюся к Клоуну. На головах у этих людей светились сложного вида противогазы. Должно быть, они не только органы дыхания защищают, но и обеспечивают в этом мраке приемлемую картинку.

Вот только Читеру такие навороты не нужны. Да ему вообще глаза не требуются. Под Вспышкой, что опущены веки, что подняты– без разницы. Да если надо, он даже через скалу этих уродов разглядит.

Сейчас он тут всем устроит…

И разворачиваясь уже в сторону площади, Читер покатился, сбитый с ног мощнейшим ударом. Кто-то успел подскочить с поразительной прытью, после чего устроил подобие американского футбола.

Но нет, это не выглядело неловкой попыткой уйти от нокаута. Всё контролировалось. Читер, даже не пытаясь устоять на ногах или попытаться освободить захваченный чей-то сильной лапой пистолет, извернулся расчётливо, уходя в управляемое падение и одновременно выпуская рукоять из руки.

Безоружным он оставался ненадолго. Упав, перекатился, перехватил из-за спины ножны, выхватил меч, рубанул, со стеклянным звоном разнеся верх противогаза и то, что под ним скрывалось. Даже не пытаясь подняться, крутанулся на лопатках, проведя вокруг себя длиннющим клинком Режика. Дважды лезвие встречало сопротивление, мгновенно сошедшее на нет. При этом кто-то приглушённо заорал из-под маски.

Ну да, не каждому дано молчаливо пережить потерю обеих ног.

Читер вскочил.


Пуля!

Пуля!

Пуля!


Да мать вашу! Опять!

Вот на этот раз завалился неуклюже, как попало. Слишком торопился пропустить над собой что-то, явно непохожее на пулю. Гудело оно, как тормозящий грузовик. Автомат Клоуна замолк, а сам товарищ рухнул рядом, извиваясь при этом, как человек, пытающийся избавиться от тугих пут.

Вот ведь гадство! А ведь даже через улицу перебраться не успели.

Читер не понял, что происходит с Клоуном, зато понял, что товарища ему не вытащить. Его явно чем-то спеленали. Сетью, что ли? Но откуда она взялась? Неужто и правда прилетела?

Да тут, как в кино. Всё очень серьёзно.

Клоун тоже всё осознал и уже не заботясь о дыхании заорал:

– Сваливай, Чит! Сваливай отсюда!

Тот замешкался, размышляя, не применить ли Улыбку фортуны, или в такой ситуации толку от умения выйдет немного. Увы, но очередная Вспышка высветила десятка два фигур, надвигающихся со всех сторон. В том числе и от террасы, куда Читер так неистово рвался.

Зря он замешкался. Ещё одно предупреждающее сообщение только было вспыхнуло, как в спину что-то толкнуло и тело Читера плотно обвила сеть, увешанная грузиками.

Дёрнувшись, он потерял равновесие. Всё, что сумел, – заваливаясь, полоснуть по протянутой руке одного из набегающих противников. И тут же захрипел под тяжестью навалившихся тел, непроизвольно хлебнув воздуха, попахивающего жжёной резиной и чем-то неприятно-пряным.

Верх поменялся с низом, перед глазами мгновенно потемнело. Даже силуэты, подсвеченные Вспышкой, стали просматриваться еле-еле.

А затем расплылись бесформенными кляксами, после чего картинка погасла.

Вместе с сознанием.

Глава 29 Жизнь девятая. Знакомая ситуация

Если верить системному таймеру, в себя Читер пришёл спустя полтора часа. Осознав некоторые не самые приятные моменты ситуации, в которой пребывает, он первым делом проверил меню персонажа.

Итак, таймер в порядке, это сразу стало понятно. А вот с картой не всё хорошо. Работает приблизительно так, как это уже было, когда Читер, превратившись в ходячее страдание, удалялся от туши неназываемого. То есть, он не видит значок, обозначающий своё местоположение. И обрисовка окружающей местности не производится. Но при этом шкалы если не в полном порядке, то почти в полном. Штрафов на персонаже почти нет. В показателях значатся незначительные последствия передозировки снотворными препаратами. Но это сказывается только на характеристиках Скорость и Реакция. Да и те временно снижены лишь на три уровня – это несерьёзно.

Тогда почему карта ведёт себя столь странно?

Всё, за исключением зрения, подсказывало, что Читер не на месте стоит. Его куда-то везут на тяжёлой машине. Или грузовик, или бронетранспортёр. Скорее – первое. Только там в некоторых моделях конфигурация кузова может позволить расположить на стене тело в вертикальном положении, сковав его по рукам и ногам.

Видеть Читер, в принципе, видел, но толку от глаз сейчас нет, потому как голову обмотали чем-то мягким и не очень приятно попахивающим. Очень похоже, что это тряпка, о чистоте которой никто не позаботился.

Вот ведь неряхи.

Читеру уже доводилось бывать в похожей ситуации. Тогда нехорошие люди подловили его прямо в гостиничном номере. Прям посреди стаба, считавшегося чуть ли не мировым эталоном безопасности. Но тогдашние пленители и в подмётки не годились нынешним. Те небрежно сковали запястья наручниками, за них и подвесили на крюк, что закреплялся в верхней части кузова. Ноги оставили свободными, а голову накрыли пыльным мешком, через который тоже ничего разглядеть не получалось, зато скинуть его – секунда.

Эти куда профессиональнее поступили. Даже если снаружи, как в прошлый раз, объявится чудовище, Улыбка фортуны ничем не поможет. Тело зафиксировано надёжно, подёргаться если и получится, то рассчитывать на результат выше нулевого не приходится.

Увы, но удача на ровном месте не работает. Чтобы выиграть в лотерею, изволь, для начала, лотерейный билет приобрести.

В данный момент лотерейного билета у Читера не было. Значит, сливать умение нет ни малейшего смысла.

Ничего, он терпеливый. Прибережёт на будущее.

Решил, наконец, проверить ещё одну функцию персонажа. А именно – чаты. Тем более, там мигало сообщение от товарища.

Клоун:

– Читер, когда очухаешься, напиши, что с тобой.

Ну что ж, пожалуй, можно считать, что очухался. Нет смысла заставлять спутника ждать дальше.

Читер:

– Я в норме. А ты как?

Клоун:

– Со мной всё нормально. Давно так прекрасно себя не чувствовал. Надо почаще получать ногой по голове, а потом висеть в позе распятого мученика на борту какой-то дерьмовозки.

Читер:

– Ты был прав. Зря мы туда сунулись.

Клоун:

– Да не, мы оба хороши. А может оно и к лучшему. Интересные вещи смогли узнать. Видал, какая команда нас повязала? Я даже не знал, что такие ловкие бывают. Теперь знаю. Хорошо с тобой ходить, всё время что-то новое узнаёшь.

Читер:

– Где мы?

Клоун:

– Судя по некоторым признакам, мы находимся в транспорте для перевозки придурков. Их тут двое: я и ты. И даже не знаю, кто из нас главнее. Нет, ты не подумай, я не лидерство оспариваю. Ты главный, с этим всё по-старому. Я сейчас о степени нашего идиотизма.

Читер:

– Я не о том, я о местности. Ты по карте видишь, где мы едем?

Клоун:

– Да нихрена я не вижу. Ты тоже?

Читер:

– Да.

Клоун:

– Хреново. Значит, у них есть какие-то способы глушить интерфейс персонажа. Не полностью, а отдельные функции. Наверное поэтому чат с Мартом и не проходил.

Читер:

– Но почему он сидел на одном месте? Они что, как-то им управляли?

Клоун:

– Не знаю. Но думаю, что у дерьмоедов, которые умеют глушить интерфейс и за секунды заливать целую улицу сонным газом, должны быть и другие интересные фокусы. Это очень серьёзная команда сработала. Жаль, что у Марта выжигающее умение в откате. Вот потому его и подловили. У тебя как с инвентарём? Припас что-нибудь для таких случаев?

Читер, прежде чем ответить, поколебался. Вопрос скользкий, ведь игроки о таких возможностях стараются не распространяться. Даже уколола нехорошая мыслишка, что Клоун очередной, якобы соратник, который на самом деле засланный казачёк и прямо сейчас сдаёт спутника с потрохами. Сидит рядом и посмеивается вместе с прочими ублюдками, между делом строча в чат.

Но нет, это совсем уж паранойя. Будь он предателем, зачем разводить такие сложности. Учитывая, что Читер сам полез в логово врага, тот мог сдать его в любой момент, не устраивая настоящий бой, где Черти, или кто это там были, понесли потери.

Решившись, продолжил писать.

Читер:

– В инвентаре места много. Я там кое-что приготовил для таких случаев. Но надо как-то дотянуться рукой до груди, чтобы достать.

Клоун:

– Я так и думал, что у тебя там пара танков припрятана.

Читер:

– Танков нет, но есть граната.

Клоун:

– Граната? Вот дерьмо! Одной гранаты маловато будет.

Читер:

– Удобная вещь. Если совсем туго станет, прихвачу кого-нибудь с собой на респ. Да и кроме гранаты есть кое-что.

Клоун:

– Ты, главное, меня с собой прихвати. Не оставляй этим тварям. Или ты ещё не понял, чем дело пахнет?

Читер:

– Думаешь, они нас пытать собираются?

Клоун:

– Нет конечно, это они нас так на пенную вечеринку пригласили. Вот зачем, по-твоему, мы понадобились им живыми? И зачем нас катают бесплатно? Просто так такое делать не принято. Им явно от нас что-то надо. И это не к добру, потому что сам видишь, как дерьмово они к нам относятся. А ещё в листовках про тебя сказано, что брать надо только