КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 415544 томов
Объем библиотеки - 558 Гб.
Всего авторов - 153687
Пользователей - 94648

Впечатления

кирилл789 про Мамлеева: Любовь по закону подлости (Фэнтези)

будущее, ты теле-журналистка, которая выехала на задание, утром, и вечером у тебя РАЗРЯЖАЕТСЯ мобила!
ты, скорбная, выехала НА РА-БО-ТУ! и не зарадила мобильник? не проверила заряд? зная, что полезешь в горы, с обнулённой связью? в пещеры?
вопрос: почему это в нашем реале мобилы спокойно держат заряд от 3х до 7 дней, а в будущем - ни фига, я себе лично задавать не стал. потому что начало этого чтива ознаменовалось тем, что ЖУРНАЛИСТКА признаётся, что НЕ ЗАПОМИНАЕТ лица и имена. ЖУРНАЛИСТКА!
какая мерзость.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Интерполирую прошлое - Экстраполирую будущее (дилогия) (СИ) (Фэнтези)

она пялилась по сторонам и споткнулась о чьи-то чемоданы, и "распласталась на полу". а потом она: "активно замахала руками", чтобы подняться.
это может сделать каждый: лечь на пол и "активно махая руками" попробовать подняться. получилось?
значит, она споткнулась, потом бегала с травматом по космопорту, потом в корабле на неё наскочила девка со стаканчиком кофе. всех проскочила только на эту, скорбную мозгом, наскочила. а скорбная мозгом САМА ОТСКОЧИТЬ не догадалась???
кстати, стакан с кофе был закрыт. но - открылся! наскочив на скорбную.))) тут, в реале, ногти обломаешь, чтобы его открыть, а тут - сам!
я тут подумал: не хватает тортиком в лицо. и сглазил.)
потому что, выскочив из лифта, скорбная головой начала кидаться пирожными.
на этом чтиво читать закончил. не любитель.


Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Отказ - удачный повод выйти замуж! (Юмористическая фантастика)

"а сейчас я на спор выйду замуж!". вышла.
и долгое-долгое непонятное описание то ли их взаимоотношений, то ли каких-то "тайн" прошлого, о которых читатель догадался уже в середине чтива, а героиня - еле дотумкала к концу, регулярные упоминания о заговоре захвата власти, настолько смешном, что как-то неудобно упоминать, что власть, хоть ты обмагичься "самым сильным", в одиночку с одним подручным не захватывают.
всё по детски. рояли в каждой строчке из кустов, в общем, содрано из всех прочитанных авторшей лфр по кусочку, графомань полная.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Примаченко: Україна радянська. Ілюзії та катастрофи «комуністичного раю» (История)

Очередная брехливая пропаганда.

Забавно. Ведь живы же еще люди, которые помнят, как это все было на самом деле - нет, не терпится, вот надо прямо сейчас об колено сломать...

Кретины.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Мой возлюбленный враг (СИ) (Любовная фантастика)

"фаэрты - это представители фаэртской системы", потрясающе. а кошки - кошачьей.
какие изумительные истины тебе бывает вываливаются от шибко образованных 24-летних пейсательниц. непосредственно-детски берущих "мистер и миссис смит" с джоли и питом и незамысловато перерабатывающих фильм во что-то жгуче нечитаемое.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Мамлеева: Космоунивер. Узнать тебя из сотен. (Юмористическая фантастика)

какой великолепный ужас. и у меня закончились слова, чтобы высказаться.
"пойдём на 600 лет вперёд и ты вернёшь свою любовь", "пошли!". очнувшись в новом теле и 600 лет впереди: общипала себя всю - "ой, что то со мной???". ЧТО ЭТО? у авторши была такая высокая температура, когда она это сочиняла? деревянным языком.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Орлова: Перепиши меня начисто (Любовные детективы)

есть одна скучная вещь, которую стоило бы усвоить женскому полу.
читать душераздирающие истории про то "как он меня взял, а потом полюбил" может и можно, конечно, хоть для меня и не понятно - зачем.
но, девушки-читательницы, если мужчина относится к вам, как "захотел - взял, захотел - изнасиловал", никакого - влюбится-женится в вашей жизни не будет.
ты - тряпка, вещь, понадобилось - использовал, не нужна - задвинул в угол. держите это в голове, девушки, когда вот подобное вам будет попадаться в чтиво. крупными буквами держите. чтобы никогда в жизни вот такое понаписанное "знание" не повторять.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Влюбись в меня, если осмелишься...(СИ) (fb2)

- Влюбись в меня, если осмелишься...(СИ) 348 Кб, 40с. (скачать fb2) - (Killed your thoughts)

Настройки текста:



========== Начало. ==========


Над огромным поместьем Щербатова царила вечная тьма. Только изредка там просыпалось солнышко и согревало всех обитателей этого устрашающего места своими тёплыми лучами. Именно тогда некоторым казалось, что солнце прекрасно во всех отношениях. Такое далёкое и горячее, такое по истине недосягаемое.

Тёмные деревья радостно шумели в предвкушении чего-то очень редкого и необычного. Они кого-то ждали. Ждали и думали, что это их спасение. «Ах, как же глупо! Деревья совершенно не умеют думать!» - наверняка успели возмутиться вы. Но это глупейшее заблуждение. Я скажу вам по огромнейшему секрету, что здесь, в этом мрачном, но в то же время солнечном месте, возможно всё!


Центральная библиотека школы была наполнена людьми. И не людьми. Они только казались таковыми. На самом деле, большинство из них было, до ужаса, испорчены и, необычайно, богаты. Они не видели в своей жизни ничего, кроме бешеных гулянок, пьянок и магии. Причём последнее для них было самое важное.

Но не все были так ужасны, как это «большинство». Так же в школе находились и те, кто просто не обращал внимания на своё богатство. Это «меньшинство» любило природу, жизнь и людей. Они никогда не позволяли околдовывать кого-то и именно поэтому они часто становились предметами насмешек, так называемых, верховных. Наверняка вы спросите: «Кто эти «верховные»?». О, это самые ужасные люди, скажу я вам. Люди, это громко сказано. Внутри этих ребят не было ничего человеческого. Верховные - это самые сильные маги и ведьмы. Их, относительно, не много. Всего трое. Но эти трое внушали дикий страх всей школе. И даже некоторым учителям. Их было совершенно легко вычислить из толпы. Зачастую они были во всём чёрном. Все ученики боялись их и преклонялись им. Единственные, кого могли бояться верховные, так это директора (Виктора Николаевича Полякова) и ещё одной могущественной ведьмы. Им с детства внушали, что есть та, которая сможет приструнить всех. Которая выше их. Которая достойнее их. Им внушали страх к ней. И они боялись.


- Дорогие друзья, - вошёл в помещение мужчина лет сорока. Он был одет в чёрный костюм.

Мужчина лёгкой походкой протиснулся в центр зала и оглядел своими блестящими глазками всех присутствующих. Мысленно он проверил всех учеников. Мужчина поднял глаза на верх и увидел верховных. Все трое величественно смотрели на директора. В глазах двоих читался некий страх, а в глазах третьего невиданное нахальство и лицемерие. Мужчина дружелюбно улыбнулся тому парню с «ёжиком» на голове. Парень же ответил саркастической ухмылкой.

- Дорогие друзья, - вновь повторил директор и поправил свой идеально завязанный галстук. Хотя бы по галстуку можно было понять, что он точно не холостяк. – У меня радостная весть для вас. В нашу школу приходит новенькая девушка. Наимилейшее создание, - обворожительно оголив ровные белые зубы, улыбнулся Виктор Поляков. – Прекрасная девушка. И мы, дорогие мои, должны встретить новую ученицу с достоинством, - с небольшой выдержкой, проговорил директор. – Я надеюсь, мы обойдёмся без происшествий, - он посмотрел на верховных. Двое кивнули, а третий лишь улыбнулся. – Вот и чудненько, - улыбнулся директор. В следующее же мгновении он растворился в воздухе.

По библиотеке начался гул, разговаривающих учеников. Все они обсуждали новенькую девушку, которая должна была прийти.

Что касается верховных, то они поспешили удалиться из этого убого, как они считали, места. Верховные величественно шли по коридору. Впереди с гордо вскинутой головой шёл парень. Чётки даже немного грубые черты лица, сводили с ума всех девушек. Губы были искажены в полу ухмылке, а над верхней губой была маленькая родинка. Ноздри были немного раздуты, что говорило о том, что парень немного злился. Зелёные глаза с яблочным отливом смотрели на всё с презрением и превосходством над всеми. Тёмные волосы были подняты в незамысловатую причёску – «ёжик».

Парень остановился и на пятках повернулся к своим спутникам. Он поправил свою чёрную рубаху и недобро улыбнулся друзьям.

- Ну, что же. Устроим новенькой девушке достойное приветствие, - озорно улыбнулся Максим Морозов.

Девушка, стоявшая рядом с другим парнем, взглянула своими изумрудными глазами на Максима. Она машинально прикусила губу и поправила свои не длинные темные волосы.

- Я всегда поддерживаю твои идеи, Максим, - мило улыбнулась Виктория Кузнецова.

Что касается этой девушки, так она была ужасна. Нет, на внешность она была, весьма, мила и нравилась многим парням. Но что касается души, она у неё была ужасна. И это как ни странно нравилось Максиму. Не то что бы, что он любил её или питал к ней чувства. Он просто пользовался её телом в любой момент. Когда желал тогда и брал. А она и не была против. Так как она питала к нему чувства.

- Как ни странно, я тоже «за», - сдержанно проговорил другой парень. Андрей Авдеев. Он был очень приятен на внешность. Карие глаза смотрели с пониманием и какой-то королевской выдержкой. Сам парень и одет был подобающим видом. С отменной осанкой и отменной речью. Ну, а что вы хотите? Парень был королевских кровей. И воспитан подобающе.

- Вот и порешили, - улыбнулся Максим. – А теперь, пройдём в наше место, - загадочно проговорил Максим. Он развернулся к лестнице, и быстро сократив расстояние, оказался под ней.

- Ммм, жертвоприношение? – протянула Вика, проведя по мускулам Максима. Он перехватил её руку уже, когда она спустилась к торсу.

- Да, - мило улыбнулся Морозов и отдёрнул её руку от своего тела.

- Прекрасно, - одобрил Андрей поступок друга. – Может, мы уже войдём? – обратился он к Вике.

- Да, конечно, - состроив недовольное лицо, проговорила Виктория.


А теперь давайте перенесёмся в другое место. Так как посмотреть на жертвоприношение верховных мы ещё успеем. Оно, между прочим, совсем неинтересное. Весьма интереснее будет посмотреть на одну особу, которая достойна внимания моего дорого читателя. Сейчас речь пойдёт о той самой новенькой девушке, которая поутру должна прибыть в школу-пансион «Логос».


Девушка сидела в удобном кресле самолёта. Она устало водила пальчиком по воздуху, тем самым вырисовывая всякие фигурки, которые мгновенно оживали и улыбались своей создательнице.

В бизнес-классе самолёта практически никого не было, что было очень странно и очень на руку девушке. Ведь, она могла спокойно колдовать. Недалеко показалась стюардесса. Блондинка резко сжала свою худенькую белую ручку в кулачок. Все фигурки растворились в воздухе.

- Вам что-нибудь принести, Елизавета? – мило улыбнувшись, спросила девушка с очень приятной внешностью.

- Если то, виски со льдом, - не поворачиваюсь, проговорила девушка.

- Но вы же не совершеннолетняя, - возмутилась женщина.

Блондинка медленно повернулась к женщине. Женщина столкнулось с ледяным взглядом голубых глаз. Эти голубые глаза начала заволакивать черная плёнка, которая становилась всё темнее и темнее.

- Принесите мне, пожалуйста, виски со льдом, - чётко отделяя слова, проговорила Елизавета.

- Хорошо, - словно под гипнозом сказала стюардесса.

- Вот и славненько, - мило улыбнулась блондинка, смотря в спину удаляющейся женщины. Чёрная плёнка постепенно сходила с глаз девушки. Она устремила свой взгляд на облака и одев в уши наушники, начала листать плей-лист.


========== Верховная. ==========


Чугунные ворота с неприятным скрежетом распахнулись, впуская в своё царство страха, волшебства и мрачных людей, девушку не высокого роста. Она, медленно передвигая ноги, вошла на территорию вечного мрака. Её массивные сапоги тяжело шаркали по земле, тем самым выражая своё недовольство. Тонкая чёрная рубашка развивалась от поднявшегося ветра. Она слегка поёжилась и накинула на себя чёрную кожанку. Затем девушка разделила волосы на пробор и перекинула их через плечи. Несмотря на такое небрежное действие, блондинистые волосы легли, словно после трёхчасовой укладки. Голубые глаза осмотрели величественно-пугающие здание. Она быстро оценила его взглядом и мысленно спроектировала его внутреннюю постройку. Далее на её лице заиграла довольная, но очень красивая улыбка.

Блондинка почувствовала на себе многие взгляды. Не поднимая головы, она поняла, что на неё с любопытством смотрят из-за огромных чёрных штор в окнах. Девушка, ещё раз осмотрев местность, направилась к массивным дубовым дверям.

Стоило ей подойти, как двери сами распахнулись. За порогом уже стоял солидный мужчина в чёрном костюме, белой рубашке и чёрном галстуке. На лице играла приветственная улыбка, а на щеках задорные ямочки. Слева от него стояла серьёзная женщина. Короткие каштановые волосы выбивались из-под зелёного колпака. Черная мантия свободно свисала на худощавом телосложение. Лицо выражало только одну эмоцию – всеобщее презрение.

Справа же стоял ещё один мужчина. На нём были красные брюки, черный пиджак и красная бабочка. Кудрявые каштановые волосы задорно торчали в разные стороны. Приветливый взгляд смотрел через тонкую квадратную оправу очков, а на лице играла милая и приветливая улыбка.

- Здрасьте, - небрежно бросила девушка. Она кинула кроткий взгляд на присутствующих магов.

- Здравствуйте, Елизавета, - надменно проговорила женщина в чёрной мантии. Мужчина с задорными кудряшками ещё приветливее улыбнулся и кивнул головой.

Директор, быстро сократив расстояние между собой и девушкой, обнял её.

- Здравствуй, Лиза. Ты хорошо добралась? – лучисто улыбался мужчина.

- Здравствуй. Весьма хорошо, Виктор Николаевич. – Медленно произнесла блондинка и поправила выбившийся локон.

- Рад, что ты добралась без происшествий, Элиз, - всё так же продолжая улыбаться, говорил Виктор. – Элиз, это Кирилл Евгеньевич, - указал он на мужчину в красных брюках. – Учитель по зелье варению и заклятиям. Это Галина Васильевна, - указал он на женщину, - преподавательница истории магии и травологии.

- Приятно познакомится, - кивнула головой Елизавета.

- Наконец-то моя преемница дома, - выдохнул Виктор и снова обнял девушку.


В главном зале «Логоса» было большое количество народу, включая верховных. Они снова держали в страхе всех присутствующих детей. Огромные дубовые двери распахнулись, и на пороге зала появился Виктор Николаевич, а за ним шла маленькая тёмная фигурка. Из всей черноты одежды девушки выделялись только волосы и ярко голубые глаза. Этот голубой взгляд опрокинул мимолётным, но изучающим взглядом вех присутствующих. Большинству показалось, что она, весьма, безобидна. Другим же, что девушка внушает ясную опасность. В голове главного верховного пролетела лишь одна мысль: «Да, она же – преемница директора!»


Преемники в волшебном мире – это те ведьмы и маги, которые остались без родителей и их на попечение взяли самые сильные маги. Всего в «Логосе» до этого момента было только два преемника. Один из верховных (именно поэтому он и догадался так быстро) – Максим Морозов. Был преемником Петра Морозова – могущественного мага. И неприметная девушка – Дария Старкова. Преемница – Марии Старковой – женщины-ведьмы, одной из основательниц «Логоса».


Ну, что же, а мы, я думаю, вернёмся в наш главный зал.


Виктор медленно прошёл в центр зала и повернулся к учащимся.

- Дорогие ребята, хочу представить вам новую ученицу этой школы – Виноградову Елизавету, - указал на миловидную блондинку, чем-то напоминающую прекрасную нимфу, Виктор.

«Виноградова?» - удивился Максим. – «Хмм, странно. Директор же Поляков».

Зал оглядывал блондинку с ног до головы. Магам была интересна каждая деталь, каждый секрет этой девушки. Ведь, они же не знают, чего ожидать от этой особы.

Вскоре в зале появилась та пугающая женщина, с который мы уже успели познакомиться в начале. В руках, на синей бархатной подушке, она несла хрустальный шар.

- Итак, сейчас мы определим вашу принадлежность к магии, - надменно проговорила женщина и положила шар на невысокую пристойку. – Подойдите ка сюда милочка.

Блондинка лениво проделала несколько шагов и оказалась около преподавательницы. Все присутствующие в зале замерли, будто в ожидании чуда. Ведь, каждому из них уже захотелось иметь в своём клане такую девушку.


Немного проясню ситуацию. Кроме так называемого, клана самых Высших, то бишь Верховных, в этой школе так же находились и другие кланы. Всего их четыре. Самый низший клан – Одержимые. Это самые начинающие маленькие маги. Далее следует средний клан – Клан Тёмных Вод. Здесь находятся маги, преданные не волшебству, а изучению его. Хотя, они и отменные бойцы, владеющие не ограниченной магией, они предпочитают решать дела без ее применения. Далее идёт клан – Черный Лотос. Это самый особенный клан во всей школе. Верховные их презирают только из-за того, что те Белые маги. То бишь, на стороне белой магии. Но даже Белые маги иногда могут прибегнуть к Чёрному колдовству. Ну, и наконец, последний, самый сильный и замыкающий все и вся клан – Верховные. Как мы уже знаем, это самые сильные ведьмы и ведьмаки. Каждый из кланов имеет особенный цвет и знак. У Одержимых он серый, что ассоциируется со знаком дикого и молодого волка. У Клана Тёмных Вод он огненно-красный, что говорит о том, что это знак огня. У Чёрного Лотоса он светло-голубой с черной каймой, что ассоциируется со светлым снегом, на котором виднеется черный круг. Ну, а у Верховных он чёрный, что совмещает в себе ужас ночи и необычной чёрной совы.

Ну, что же, я так думаю, вам уже надоело слушать мою болтовню, так что лучше вернёмся непосредственно к продолжению сего рассказа…


- Итак, Елизавета, сейчас от вас требуется максимально сконцентрироваться и приложить свою руку к шару. – Всё так же надменно говорила Галина Васильевна.

Девушка прикрыла глаза и слегка улыбнулась. Далее резко открыв глаза, она приложила свою руку к хрустальному шару. Сначала у шара показался серый оттенок, далее он полностью стал серым. Казалось, было уже все предопределенно, но шар внезапно начал багроветь, медленно переходя в огненно-красный оттенок, но не успел он приобрести цвет, как вся кровавая краснота растворилась, и появился голубой оттенок.

Все маги смотрели за происходящим в явном ужасе. Этот шар еще никогда себя так не вёл. Только одна девушка, стоявшая в самом дальнем углу, знала, о чем это говорит.

Этот голубой оттенок все темнел и темнел. Завязывая из себя черную и непроглядную густоту. Как только вся чернота завязалась в некий узел, внутри хрустального шара произошел некий взрыв и из этой черноты вылились все краски. Затем цвет снова стал темно-черным и более не менялся.

Верховные странно переглянулись. Галина Васильевна отошла на пару шагов, а Виктор Николаевич, лишь, улыбнулся.

- Ну, что же, хоть и выбор нашего шара был слегка странным и необычным, но в итоге он, наконец, определился. С этой минуты Елизавета Виноградова причисляется к клану Верховных.

В зале раздались аплодисменты. Так же по залу прошел вздох страха.

- Максим, расскажи все Елизавете. На этой ноте, прошу всех разойтись по своим делам, - улыбнулся Виктор и поспешил удалиться.

- Значит, Верховная? – раздался приятный тембр за спиной блондинки.

- Значит, да, - спокойно ответила девушка и резко развернулась. Но вместо того, что бы увидеть парня, она наткнулась на его грудь. Немного приподняв голову, она смогла разглядеть его лицо. Темные волосы были уложены в причёску «ежик», зеленые глаза выражали пустоту и апатию, а губы были растянуты в искаженно-«приветливой» улыбке.

- Вы посмотрите на неё, не успела приехать, как уже дерзит нам, - воскликнула Виктория, поправив свои каштановые волосы.

- Все? – зевнув, спросила Елизавета.

- Вообще-то, нет. Меня зовут Максим, главный Верховных. Но для тебя я просто Макс.

«Это не надолго» - пролетело в голове у Лизы.

- Это Виктория, можно просто Вика. И Андрей. Андрюха, - все ухмыляясь, говорил Максим.

- Ясно, ПростоМакс. Меня зовут Елизавета. Лиза или Элиз. Но для вас Елизавета. Надеюсь, теперь, всё? – ухмыльнулась Виноградова.

- Теперь, всё, - сквозь зубы процедил Морозов.

- Вот и чудненько, - во все тридцать два улыбнулась Элиз и вышла из главного зала, а далее и из самого здания.

- Вот нахалка, - фыркнула Вика.

- А по-моему, очень даже милая. Много добьётся, - учтиво заметил Андрей.

- Ничего она не добьётся. Я видел, как на неё отреагировал хрустальный шар. Она очень сильная, но поправимо. Костьми лягу, но не допущу кого-то сильнее меня, - злобно усмехнулся Максим.

- Я помогу тебе в этом, Максик, - повисла на широком плече брюнетка.

- Сколько раз говорил тебе не называть меня так? – грозно проговорил Морозов.

- Ну, прости меня, - надула губки Виктория.

- Я прощу тебя только за… - далее пошли жесты того, что бы Виктория отсосала парню.

- О, Боги, - закатил глаза Андрей. Пробурчав еще, что то себе под нос, Авдеев удалился.

- Ну, Максик, - жалобно протянула Вика, но поймав грозный взгляд парня, все-таки согласилась. – Хорошо, я сделаю то, что ты желаешь от меня.

- Вот и умничка, - слегка похлопал по щеке Виктории, Максим и удалился из помещения…


========== Обращение! ==========


Дорогие мои, извиняюсь за огромнейшую задержку с главами… Сказать огромную, это ничего не сказать. Выразится легче, то я проходила реабилитацию в морском воздухе:3 Надеюсь, вы меня простите:(( С завтрашнего дня вновь начнут поступать главы, обещаю и клянусь:-*


========== Хор. ==========


POV Лиза.

Хм, а комнаты здесь отменные. Шикарные, даже бы сказала. Начнем, пожалуй, со стен. Они были темно-бардового цвета, пол был в тон стенам, но на нем лежал черный ковер. Далее стояло два огромных гардероба. Странно, но оказывается, что в этой школе у каждого свое. В углу стоял черный угловой диванчик, а в противоположной стороне комнаты две двуспальные кровати, стоявшие по стенам. Конечно, кровати тоже были шикарны. Такие массивные, с балахонами. Шикарно, просто. А еще эти кровати разделялись небольшим баннером, что ли… К черту, в общем, разделялись.

На стенах висели картины многих могущественных ведьм и… хор? Что? Мое внимание привлекла картина, на которой были три самые могущественные ведьмы за всю историю и три колдуна. Я много о них слышала. Не только, что они были лучшими из лучших в истории, но и то, что они являются первооткрывателями хорового пения среди молодых волшебников.

- Нравится? – раздался красивый голос девушки. Я никогда не слышала более мелодичного голоса. По сравнению с ним, все остальное казалось тусклым и невзрачным.

- Красивая картина, - улыбнулась я и повернулась к обладательнице голоса. Передо мной стояла невообразимой красоты брюнетка. Темные волосы были заплетены в два шикарных колоска, карие, даже больше цвета растопленного шоколада, глаза смотрели на меня с любопытством и с искренней радостью. Красивые губы были растянуты в искренней, приветливой улыбке. В руках она держала какие-то ноты. Одета она была практически так же, как и я. Черные, обтягивающие джинсы, ярко-желтая толстовка со Спанч Бобом, желтые кеды и огромные наушники. Я очень погорячилась, сказав, что она одета так же, как и я. Очень погорячилась.

- Я Даша. Даша Старкова из Черного Лотоса. А ты Виноградова Елизавета. Из Верховных. – Улыбнулась она.

- Ну, да. Стой, а ты же приеемница Марии Старковой?

- А ты Виктора Полякова, - снова это теплая улыбка.

-Откуда ты…

- Я знаю, - заверила она меня и села на черный диванчик. – Знаешь, а ты хорошая. Не то, что твои сокланники. Хотя, один из них состоит в моем хоре.

Что? В этой школе есть хор? Не может быть! И почему отец мне не говорил? Да, не смотря на все, я считаю Виктора Полякова своим отцом. Дело в том, что моя мама… К чему эти откровения? Лучше уж послушаю Дашу.

- Хор? У вас есть хор? – удивилась я.

- Да, - закивала головой Даша. – В нем пока только четверо, а по идее должно быть шестеро. Но Андрей заверил, что скоро притащит Максима. Не очень хотелось бы видеть его у нас. У нас совсем нет хореографа и постановщика… Рома Павленко мог бы этим заняться, но он только поет, как я и Андрей. Максим и подавно не примет предложения, - она внезапно замолчала и посмотрела на меня.

- Что? Я? Нет, - быстро начала говорить я.

- Я же знаю, что ты поешь. Ты же поможешь, да? – эти глаза светились таким счастьем, что им не возможно было отказать.

- Делай, что хочешь, - сдалась в итоге я. Не успела я опомниться, как на меня налетела Даша с объятиями. Впервые меня обнимала девушка, да, причем так искренне.

- Слушай, а спой мне вот это, - она протянула мне ноты, которые были у нее в руке.

На листке было написано: «Rolling In The Deep».

Господи, неужели я снова должна петь? В последний раз это до добра не довело…

There’s a fire starting in my heart,

Reaching a fever pitch and it’s bringing me out the dark

Я пропела первые две строчки Старковой. Та открывши рот смотрела на меня.

- Быть такого не может… Это же ты! Господи, это ты! Ты тот самый «Голос» волшебного мира! О, Боги! – начала мельтешить передо мной брюнетка. Она счастливо хлопала в ладоши и прыгала вокруг меня.

- Только прошу, не говори никому, - умоляя, посмотрела я на нее.

- При одном условии, - хитро улыбнулась девушка. Я с выражением лица: «Ну», посмотрела на нее. – Ты станешь моей подругой и поешь в нашем хоре главные партии!

- Но это же два условия, - растерянно посмотрела я на нее.

- Нет, милочка, одно, - загадочно улыбнулась она.

- Пойдет, - сдалась я под этим напором.

Что же я творю то, а? Здесь у меня совершенно другая цель. Но уж никак не прыгать с микрофоном в руках по сцене. А, к черту, все. Извини, Джесс, я не удержалась. Да и ты, наверное, тоже. Мы не можем представлять свою жизнь без этого. В этом мы всегда были с тобой похожи, Джесс.


Спустя несколько часов прогулки по школе в обществе моей новой подруге, я была уже совершенно никакая, если честно. Школа была совершенно шикарная. Отец, видимо, хорошо постарался. Все эти двигающиеся картины, катающиеся взад-вперед лестницы, повороты, ведущие в никуда. Все это было просто шикарно, правда. Но шикарнее всего был зрительный зал. Он был невообразимо огромным. А сцена, Господи, сцена была головокружительно манящей к себе.

- Пошли, - дернула Даша за рукав моей кожанки.

Она затащила меня внутрь этого прекрасного помещения. На первых рядах уже сидело несколько человек. В них я узнала моего отца, Кузнецову, Морозова, Авдеева и еще одного парня.

- Ребят, представляю вам солистку нашего хора – Виноградову Елизавету, и это не обсуждается, - улыбаясь, проговорила Даша. Отец одобрительно улыбнулся мне.

Дашка что то лепетала и лепетала, пока я не услышала новость, повергшую меня в ступор.

- Итак, у нас уже все проходили прослушивание, кроме Максима Морозова и Лизы. Я подобрала вам песню Адель: «Rolling In The Deep». Поете без музыки, мы лишь вам подпоем. – Улыбнулась Старкова.

Вот стерва,а. Она уже сразу знала, что я соглашусь… Но как?

There’s a fire starting in my heart,

Reaching a fever pitch and it’s bringing me out the dark

Finally, I can see you crystal clear.

Go ahead and sell me out and I’ll lay your ship bare.

See how I leave, with every piece of you

Don’t underestimate the things that I will do.

There’s a fire starting in my heart,

Reaching a fever pitch and it’s bringing me out the dark

The scars of your love, remind me of us.

They keep me thinking that we almost had it all

The scars of your love, they leave me breathless

I can’t help feeling…

[Chorus:]

We could have had it all…

(you’re gonna wish you, never had met me)…

Rolling in the deep

(Tears are gonna fall, rolling in the deep)

Your had my heart… (you’re gonna wish you)…

Inside of your hand (Never had met me)

And you played it… (Tears are gonna fall)…

To the beat (Rolling in the deep)

Baby I have no story to be told,

But I’ve heard one of you and I’m gonna make your head burn.

Think of me in the depths of your despair.

Making a home down there, as mine sure won’t be shared.

The scars of your love, remind you of us.

They keep me thinking that we almost had it all

The scars of your love, they leave me breathless

I can’t help feeling…

[Chorus:]

We could have had it all…

(you’re gonna wish you never had met me)…

Rolling in the deep

(Tears are gonna fall, rolling in the deep)

Your had my heart… (you’re gonna wish you)…

Inside of your hand (Never had met me)

And you played it… (Tears are gonna fall)…

To the beat (Rolling in the deep)

Could have had it all

Rolling in the deep.

You had my heart inside of your hand,

But you played it with your beating

Throw yourself through ever open door (Whoa)

Count your blessings to find what look for (Whoa-uh)

Turn my sorrow into treasured gold (Whoa)

And pay me back in kind-You reap just what you sow.

(You’re gonna wish you… Never had met me)

We could have had it all

(Tears are gonna fall… Rolling in the deep)

We could have had it all yeah

(you’re gonna wish you… never had met me)

It all. (Tears are gonna fall)

It all

It all (Rolling in the deep)

[Chorus:]

We could have had it all

(you’re gonna wish you, never had met me)

Rolling in the deep

(Tears are gonna fall rolling in the deep)

You had my heart inside… (you’re gonna wish you)…

Of your hand (Never had met me)

And you played it… (Tears are gonna fall)…

To the beat (Rolling in the deep)

We could have had it all

(you’re wish you never had met me)

Rolling in the deep

(tears are gonna fall, rolling in the deep)

You had my heart… ( you’re gonna wish you)…

Inside of your hand (Never had met me)

But you played it

You played it.

You played it.

You played it to the beat.


Поверить не могу, он божественен. А голос прямо, как… Нет, ну не как у него, но похожий. И эта песня. Помню, как мы пели ее с ним…

Из моих мыслей меня вывел яростный взгляд темно-зеленых глаз и мягкий, но прокуренный голос.

- Красиво поешь, новенькая, - мило улыбнулся он. На его щеках заиграли красивые ямочки.

Кузнецова же готова была меня порвать на кусочки. Пожалуй, начинается война, полная кровопролития и магии за место в хоре… Ну, что же, принимаем условия игры и поем, мои дороги. Пляшем и поем.


Комментарий к Хор.

Эх, не удалась:( А муза подвела:( Никогда не была собой ТАК не довольна:(


========== Главное правило: “Не влюбляться” - часть 1. ==========


Урок искусствоведении магии длился слишком, как казалось Морозову, слишком долго. Еще никогда в жизни не было до такой степени скучно на уроке самого Полякова. Хотя, его, собственно, и в классе то не было. Из черного айфона по тонким проводкам, врезаясь прямо в уши, электро волной доносились то резкие, то мелодичные выкрики солиста рок-группы «Fall Out Boy». Но даже его голос не мог заглушить, тот, что он слышал на днях в репетиционном зале. Там, когда они стояли на сцене и пели, как он выражался – эту гребанную песню на глазах директора – он просто сходил с ума по этому голосу. Он был настолько отработан, настолько знал свои возможности, настолько был прекрасен и мелодичен, что хотелось его слушать снова и снова, углубляясь все больше и больше в эту до сумасшествия красивую широту диапазона. Морозов украдкой посмотрел на Виноградову. Она сидела на самой задней парте, такая одинокая и вроде бы немного счастливая. Она так же слушала музыку, но перед ней лежала темно-багровая тетрадка, а на своем айфоне она резко перебирала своими тонкими и красивыми пальцами. Затем отрывалась от смартфона и что-то записывала в тетрадку. Удивлению Максима не было предела. Она именно записывала. Сама.


И тут, как обычно влезает самый добрый в злую полосочку автор, чтобы прояснить ситуацию. Максим Морозов удивился так именно потому, что в этой школе никто из магов не писал самостоятельно, так как за них это делало волшебное перо. Стоило им только подумать о том, что написать, так оно сразу начинала вырисовывать причудливые каракули из которых получался красивый текст. Теперь, надеюсь, вам более-менее понятно и я вновь нажимаю клавишу «Delete», чтобы более не вмешиваться в эту историю.


Максим посмотрел на впереди сидящую Викторию. Он, сам ,не зная почему, сравнил ее с Виноградовой. Они были разные. Совершенно разные. Самовлюбленная Виктория и гордая Елизавета. Непроглядная тьма и солнечный день. А если Максим слишком заблуждался? Если все на самом деле было не так? Что если этой девушки нужно было бояться, но никак не восхищаться ею? Эх, Максим, если бы ты знал, насколько сильно заблуждаешься в этой особе. Так же, как и эта особа заблуждалась в тебе. Она, ведь, совершенно не знакома с твоей жестокостью. С твоим хладнокровием. С твоим не умением жить. С какой-то стороны, вы даже подходите друг к другу. Но, лучше, выброси это из своей головы. Этого вряд ли захочет она, ну, а ты и подавно. И, в конце концов, у нее есть человек, которого она любит. Кто же знает этот затуманенный разум? Ты прав, совершенно никто. А уж ты и подавно.


По лицу Максима расползлась самодовольная улыбка, и на мгновение он исчез со своего места и появился рядом с Виноградовой. Все это видела Кузнецова. На мгновение ее охватила дикая ярость. Но затем сразу же отпустила. Она же и сама с ним по контракту. Их и ничего не связывает вовсе, кроме закона «Не влюбляться». Ведь, зная Морозова, то он только играется с девушками. И на мгновение Виктории даже захотелось, чтобы он влюбил ее в себя, а дальше бы она подпиливала свои ноготки и наблюдала за гниением души ведьмы.

Максим несколько секунд просто смотрел на Виноградову, которая в упор его не замечала. Она была на какой то своей волне. Морозов выдернул из ее уха наушник и воткнул к себе.

- Что ты делаешь? – концентрируя свой взгляд на дисплее смартфона, спросила Елизавета.

- Ты сидишь одна, такая красивая, гипнотизируешь айфон и отбиваешь такт. Вот, я и решил хоть как то отвлечь тебя, - задерживая свой взгляд на декольте блондинки, проговорил Максим.

- Не пялься, пожалуйста, мне не удобно работать, - спокойно попросила его Виноградова. В голосе был некий холод, который пробрал Морозова. Она просто попросила его не смотреть, и он повиновался ей, сам того не подозревая.

- А над чем ты работаешь? – задал вопрос Максим.

Блондинка хитро улыбнулась и поставила запись на телефоне. Сначала потекла мелодия фортепиано, затем добавились барабанная дробь, постепенно добавлялись новые звуки, пока не устаканился определенный бит, который сменялся на другой. И вскоре послышался текст:

«Got me lookin so crazy right now

Your love’s got me lookin so crazy right now».


Максим сразу узнал в этой песне хит Европы Плюс : «Beyonce – Crazy In Love» . Несмотря на него, заядлого рокера, он так же иногда расслаблялся с попсовыми песенками.

Он с головой окунулся в эту красивую мелодию. Она буквально пробирала до дрожи.

- Нравится? – ухмыльнулась Лиза.

- Очень, - едва сдерживая свою прекрасную улыбку, произнес Максим.

- Это моя работа. Ну, то есть, я сама это сделала, - протараторила блондинка.

- А ты не говорила, блонди, что миксуешь музыку.

- А я еще и танцы ставлю, - похвасталась, улыбаясь, блондинка. – И еще лучше не приближайся ко мне, - теперь же в голосе слышался металл.

- О, нет, крошка. У меня на тебя есть планы. Обсудим после репетиции, ок?

Девушка всего лишь кивнула головой.

Кузнецова отчетливо слышала этот разговор. Если Максим говорил, что у него «есть планы на девушку», то это означало, что их контракт с Морозовым разорван. И сегодня он ей об этом объявит. И сегодня ей будет больно. Но она же не хочет уходить от него. Значит, влюбилась.


Внезапно рядом с Виноградовой, на том месте, где ранее сидел Максим, появилась Старкова.

- Что хотел от тебя этот? – кивая в сторону Максима, спросила Даша.

- Ничего особенного, Даш. Ничего, - тихо прошептала Виноградова, стараясь сделать так, чтобы он не услышал их разговор. Но он же один из Верховных. Он слышит все. Но только не то, что у нее в голове.

- Точно? – подозрительно спросила девушка.

- Да, - протянув последнюю «а», произнесла Лиза.

- Неужели сам Виктор Николаевич Поляков почтил нас своим присутствием, - раздался наглый голос Максима.

- Я тоже рад тебя видеть, Максим. – Кратко бросил мужчина. Он оттянул свой галстук и посмотрел на дорогие наручные часы. – Я так думаю, что начинать урок не будет смысла, - начал говорить директор, как по классу раздались веселые возгласы.

Виктор посмотрел на свою дочь. Та даже не шевельнулась. Настолько она сейчас находилась в каком-то воображаемом вакууме, настолько напряженно о чем-то думала, что совершенно не замечала окружающий мир.

- Ну-ка, тихо! – немного повысил голос Виктор. – Так, ребята, все свободны, кроме Хора.

- Что?! – онемел Андрей. – Ну, Виктор Николаевич! Так не честно!

- Хор, спускаемся в актовый. – Проигнорировав Андрей, проговорил мужчина.


- Ребята, я думаю, пришло то время, когда вы должны спеть что-то вместе. Так? – посмотрел Виктор на всех присутствующих в концертном зале.

- Да, - энергично закивала головой Дарья.

- Так, думаю все знают песню: «Don’t Stop Believin’»? – все положительно кивнули головой. – Хорошо. Главная партия Морозова и Виноградовой.

Глаза Морозова заблестели. Он снова услышит этот божественный голос. Он снова почувствует ее.

В зале раздалось звучное: «Поехали!».


Just a small town girl

livin’ in a lonely world

She took the midnight train goin’ anywhere

Just a city boy, born and raised in South Detroit

He took the midnight train goin’ anywhere


A singer in a smoky room

The smell of wine and cheap perfume

For a smile they can share the night

It goes on and on and on and on


Strangers waiting

Up and down the boulevard

Their shadows searching in the nights

Streetlights, people

Living just to find emotion

Hiding somewhere in the nights


Working hard to get my fill,

Everybody wants a thrill

Payin’ anything to roll the dice

Just one more time


Some will win, some will lose

Some are born to sing the blues

And now the movie never ends

It goes on and on and on and on


Don’t stop believin

Hold on to that feelin’

Streetlight, people

(repeat)


Don’t stop!


Ребята замерли на сцене. Виноградова стояла в объятиях Морозова. Его сильные руки крепко сжимали ее талия, будто боясь, что она куда-то растворится/исчезнет. Голубые и зеленые глаза столкнулись и слились в один поток. Мир исчез. Остались только он и она. Они чувствовали друг друга. А такое случается раз на миллион, когда маг чувствует ведьму. Чувствует все, что внутри/снаружи. Их пробирало чувство насыщенности друг другом. Это было в новинку. Для них.

Эта новизна/такой яркий спектр чувств – пугал и отталкивал, но в то же время со скоростью света притягивал. Был необходим.

Он, такой красивый, смотрел в ее глаза. В них, словно грозная/властная львица боролась с другой, более мягкой, боролись два чувства. Боролись кровопролитной войной.

Она, такая хрупкая на вид, смотрела в его глаза. В них была пустота. Некогда светло-зеленые глаза становились темнее. Они блестели оттенками желания и некой загадки. Она сразу поняла, что он хочет узнать ее со всеми тайнами, но он никогда не сделает этого. Без ее соглашения. Без ее подписи.


- Ребята, это шикарно! Вы огромные молодцы, правда! Я так думаю, что мы с вами уложимся в срок и защитим честь школы…

- Чего? – не поняла Вика. – Какая честь школы?

Виктор немного запнулся.

- Эм, совершенно забыл, ребят. Каждое десятилетие магические школы защищает Хор. Он проходит разные испытания, как физические, так и духовные. Здесь надо уметь все, но главное качество – пение. Через месяц начнется турнир. – Объяснился Виктор. – А теперь разошлись, - быстро переменил тему Поляков и исчез. Ребята потихоньку начали расходится.

- Может, отпустишь меня? – снова заглянув в зеленые омуты, произнесла Виноградова.

- Может, поцелуешь меня? – на губах застыла дьявольская улыбка.

- Что? – ухмыльнулась Лиза.

- Ты слышала, - оборвал Максим.

- Значит, я целую тебя, а ты меня отпускаешь? – хитро протянула блондинка. По глазам было видно, что она что-то задумала.

- Да.

Блондинка приподнялась на носочки. Ее губы оказались на уровне с губами Максима. Она едва прикоснулась к прокуренным губам Морозова, как ее губы быстро переметнулись к его щеке и оставили на ней легкий поцелуй.

- Отпускай, - потребовала Виноградова. И снова приказ. И снова повиновался.

Руки сами собой разжались. Подмигнув, Елизавета исчезла.

Ухмыльнувшись своим же мыслям, Морозов так же исчез.


В темной комнате зловеще горели свечи. Темная фигура брюнетки была обращена к окну.

- Заходи, - тихо проговорила она, прежде чем открылась дверь.

- Ты же знаешь, что мне не нужно приглашение, - проведя рукой по задорному ежику, произнес парень.

- Знаю, - тихо выдохнула девушка. Она повернулась. Зеленые глаза сверкнули в темноте. – Я так понимаю, наш контракт разрывается?

- Ты же прекрасно знаешь самое главное правило: «Не влюбляться». – Безжалостно хладнокровно проговорил Максим. Его зеленые глаза сверкнули не добрым огоньком. Виктория кивнула головой. – Ты ослушалась меня. Ты влюбилась. Мне это не нужно. Совершенно. Вы все для меня игрушки в огромном магазине. – Зловеще говорил Морозов.

- Я знаю, - тихо пробурчала Вика.

- Знаешь. Это хорошо. А помнишь, что было под последним пунктом контракта?

- «В случае разрыва контракта по влюбленности женской стороны, контракт признается недействительным; Главная Сторона может причинить женской стороне столько боли, сколько Он пожелает, не взирая на состояние женской стороны; после чего контракт является расторгнутым», - процитировала Кузнецова.

- Моя любимая часть, - на губах появилась та самая дьявольская улыбка.

- Максим, пожалуйста, - на щеках девушки появились слезы. Эта была не так Кузнецова, которой она хотела казаться всегда.

- Не реви. Я ненавижу слезы. Ты это знаешь. И знаешь, какое наказание за это есть…


========== Главное правило: “Не влюбляться” - часть 2. ==========


Над величественной усадьбой Щербатова завывал дикий ветер. Несмотря на то, что было уже утро – здесь же по-прежнему царит тьма. Это ее владения. Ее территория.

Завывающий ветер сорвал еле державшийся, уже пожелтевший, листок и начал нести его мимо могучих деревьев, волшебных пристроек школы и, наконец, он достиг маленькой белой беседки. Несчастный листок грациозно приземлился на маленький столик, прямо перед лицом Елизаветы.

Белыми, мраморными пальцами она подняла этот несчастный пожелтевший листик. Ее пальчики аккуратно гладили каждый выступ листочка. Она положила его на левую ладонь, а правой рукой сделала несколько незамысловатых движений. Вокруг листика начали появляться черные и переливающиеся точки. Через несколько секунд на ее ладони, радостно чирикая, сидела маленькая желтая канарейка. Её черные глазки внимательно оглядывали спасительницу.

- Лети, - одними губами прошептала девушка. Птичка, будто поняв, сорвалась с ладошки и вспорхнула ввысь.

- Колдуешь? – раздался прокуренный, но такой знакомый голос. Вдохнув, она словно вкусила табак и мятную жвачку. Морозов.

- Как видишь, - ее губ коснулась тень улыбки.

Краем глаза блондинка заметила, как его спортивная фигура села рядом с ней. Туманный зеленый взгляд осматривал юную особу. На губах вновь играла дьявольская, но в то же время такая обворожительная улыбка.

- Ты, кажется, хотел со мной поговорить, - не теряя самообладания, тихо и отчетливо, проговорила Виноградова.

- Да, ты права. У меня есть к тебе предложение. Довольно хорошее предложение,- Морозов подвинулся еще ближе к Виноградовой. Их тела разделяла лишь тонкая ткань одежды.

Она невольно засмотрелась на его губы.

- И какое? – с усилием оторвав взгляд от губ Морозова, спросила она.

Максим щёлкнул пальцами. На этом маленьком столике появилась стопка бумаг и перо.

- Лиза, - его язык будто ласкал ее имя, - я предлагаю тебя, своего рода, контракт на наши тела. – Парень поймал вопросительный взгляд Лизы. – Ты, видимо, не поняла меня. Мы заключаем контракт взаимно-пользования нашими телами. Это означает: секс, боль, эксперименты, все чего душе угодно, но без любви. Здесь ей места нет. В основном ты будешь что-то на подобии моей рабыни. В плане секса, разумеется. Хочешь с кем-то отношений – пожалуйста. Но если ты подписываешь контракт, то обязана хранить тайну на счет наших «отношений» перед своим возлюбленным. Этот контракт разрывается в трех случаях. Первый: ты в меня влюбляешься. Прочти пункт 36; 5-ый абзац.

- «В случае разрыва контракта по влюбленности женской стороны, контракт признается недействительным; Главная Сторона может причинить женской стороне столько боли, сколько Он пожелает, не взирая на состояние женской стороны; после чего контракт является расторгнутым», - зачитала Виноградова. Она попросту повиновалась ему. Ей нравились условия очередной игры.

- Умница. Второй случай: ты надоедаешь мне; я надоедаю тебе. В этом случае, как и в первом, я могу причинить тебе столько боли-сколько захочу. И, наконец, третий случай: смерть кого-то из нас. – Затуманенные зеленые глаза посмотрели в ярко-голубые. По телу прошел электрический разряд.

- А какой смысл в этом? – спокойно спросила Виноградова.

Обычно все девушки сразу соглашались на эту «игру» и сразу же кидались в постель к Морозову. Такой вопрос он слышал в первые.

- Взаимо-удовлетворение, пожалуй. Ну, и конечно, приключение. Срок которому: 5 лет. Ну. Так ты согласна?

- А, что будет, если я все же влюблюсь в тебя? – хитро сузила глаза Виноградова. – Но при этом, ты об этом не узнаешь.

- Ну, влюбись в меня, если осмелишься, конечно.

- А если ты в меня влюбишься?

Этот вопрос завел его в тупик.

- Такого не может случиться. До тебя у меня было, порядком, двадцати девушек. На таких же условиях. Я не в одну не влюбился. Ни в одну не проникся симпатией. И ты не исключение.

- Ладно. Я принимаю условия игры, - она заглянула своим голубым взглядом в его зеленые омуты.

Правильно говорят, в тихом омуте – черти водятся. Она практически ознакомилась с его чертями. Но ей придется добраться до самого дьявола, сидящего в нем. А такого никому не удавалось.

- Помни, всего лишь два правила: «Назад дороги нет» и еще одно “Не влюбляться”. Последнее, пожалуй, самое главное, - загадочно улыбнулся Морозов.

Его ладонь легла на ногу девушки и взлетела до бедра, подняв короткую плиссированную юбку.

- Распишись вот здесь, - указал он на то место, где должна стоять подпись.

- Чем расписаться то? – недоуменно похлопала глазами блондинка.

- Расписывайся, - еще загадочнее улыбнулся Морозов.

Девушка взяла в руки перо. Стоило наконечнику до коснуться до бумаги, и начать выводить роспись, как руку начало жечь. Каждую клеточку запястья прожигала невыносимая боль. Она резко отдернула перо от бумаги.

Тем временем его рука, которая исследовала каждый миллиметр тела девушки, добралась до шеи и немного сжала ее.

- Пиши, - приказал он. Девушка зашипела от боли и все же расписалась.

Далее он взял это же перо и провел себе по руке. Показалась кровь. Он резко приставил свою руку к губам блондинки. Не успев ничего понять, Лиза вновь почувствовала жгучую боль на руке. Посмотрев на нее, она обнаружила руку рассеченной, как у Максима . Он поднес свои губы к ее ране и немного слизал. Рана мгновенно затянулась. Окровавленными, пропахшими табаком , губами он прикоснулся к губам Виноградовой. Затягивая ее в головокружительный поцелуй со вкусом табака, мятной жвачки и крови обоих. Поцелуй все более углублялся, а язык Максима уже исследовал рот блондинки. Слизав всю кровь, он оторвался от нее.

- Никогда не чувствовал более вкусной крови, правда, - ухмыльнулся он, и моргнув, исчез, оставив свою новую игрушку в полном заблуждении, как он думал.

Но вместо того, чтобы обдумывать случившееся, Виноградова лишь загадочно улыбнулась. Оно отчетливо знала, что не при каких условиях не влюбится в него, пока связана с другим человеком. Это ее обнадеживало. За это она цеплялась.


Старкова и Виноградова сидели в своей комнате, если конечно, ее можно было так назвать. Там сейчас царил хаос, посреди которого Виноградова пыталась сделать какие-то новые движения, а Даша же в то время, пыталась отыскать новую песню.

Внезапно в дверь раздался робкий стук. Веселье сразу же прекратилось.

- Да! – крикнула Старкова. Дубовая дверь приоткрылась и на пороге показалась Кузнецова.

Ее вид поразил девушек. Изодранное , в клочья, платье. Потекшая тушь, на руках были многочисленные порезы и синяки, на ногах бесчисленной россыпью так же были синяки. Один был темнее другого. На груди девушки зиял огромный шрам. Как отметила Виноградова, то он был сделан Лунным Ножом.


Лунный Нож – уникальнейшие оружие, которым владеет только один маг за все столетия. Этот Нож был изобретен кланом Морозовых. И передавался по наследству от приеемника к приеемнику. Его следам подвергались все магические существа, кроме одной единственной ведьмы. Которая всегда была выше всех и которая имела способности всех Кланов школы. Рана от этого ножа слишком болезненна и лечится, порядком, трех столетий.


- Вика! – Старкова мгновенно подлетела к Кузнецовой. Девушки быстро переглянувшись, переложили девушку на кровать.

- Как думаешь, что с ней случилось? – тихо проговорила Даша.

- Щас узнаем, - загадочно произнесла Виноградова. Блондинка собрала свои длинные волосы в незамысловатый пучок и начала осматривать Кузнецову. Из виска текла кровь, губа была изрезана, правая щека опухла, видимо от ударов, везде были порезы от Лунного Ножа.

Блондинка прикоснулась двумя пальцами ко лбу брюнетки. Большинство порезов начало исчезать, кровь растворилась, лицо вновь принимало тот персиковый оттенок.

Девушка резко распахнула глаза. Из них сразу же покатились хрустальные слезы. Она постаралась встать.

- Подожди, остались порезы. Сейчас я все сделаю, и ты встанешь, - спокойно проговорила Виноградова.

- Лиз, я понимаю твое рвение уменьшить мою боль, но это Лунный Нож. Ты не сможешь что-то исправить, - прохрипела Кузнецова.

- Посмотрим.

Блондинка согнула несколько пальцев. Глаза накрыла черная пленка, которая становилась все темнее и темнее, пока не превратилась в черную бездну. Тело блондинки напряглось, на губах появился некий оскал.

Раны начали стягиваться и, наконец, исчезли. Виноградова опустила руку и без сил свалилась на колени. Глаза начали принимать свой оттенок.

- Не может быть, - прошептала Кузнецова. – Ты… Ты…

- Ш-ш-ш, тихо. Спокойно, - проговорила Лиза, глядя на ошарашенных девушек. Она улыбнулась и несколько раз моргнула.

- Что только что произошло? – похлопала глазами Даша.

- Да, что? – поддержала Вика.

- Девки, вы чего? Вика завалилась в комнату, полу мертвая. Видимо, ее кто-то избил. Мы с тобой положили ее на кровать и наслали заклятие излечимости. Все. – Виноградова говорила это очень убедительно.

- А Лунный Нож? Который был у Макса? Он меня…

- Макс?! – в один голос переспросили Виноградова и Старкова.

- Да, это сделал он… Он… Он изнасиловал меня, а потом… потом начал избивать… и я помню… как в его руке блеснул Лунный Нож…

- Лунного Ножа не было. Это я точно знаю. Я бы не смогла тебя излечить, будь на тебе Лунный Нож. Я же все таи не главная из Верховных, так? – ухмыльнулась Виноградова.

- Так, - выдохнула Даша.

В комнате повисла гробовая тишина…

Комментарий к Главное правило: “Не влюбляться” - часть 2.

Эх, не проперло сегодня:С Не довольна этой горе-главой:<

Простите за такую сухость:с


========== Джесси? ==========


POV Лиза.

Его изумрудные глаза смотрели на меня в упор, пытаясь понять мой столь ранний визит к нему. Губы то растягивались в неприятной ухмылке, то сжимались в плоскую линию. Желваки иногда заходили за скулы, но он будто боясь отпугнуть меня, контролировал себя. Его брови то хмурились, образуя красивую впадинку, то расходились. Массивная рука несколько раз взлетала вверх и проводила по угольно-черным волосам. Затем она опускалась, и большим пальцем он проводил по верхней губе.

Ты пытаешься понять, зачем я здесь? Что я из себя представляю? Забавно, Максим, я тоже.

Он склонил голову на бок, словно изучая каждую мою клеточку.

- Каков твой визит ко мне? – голос настойчив и властен. Доминант.

А вот он бы так никогда не спросил. Он всегда нежен и заботлив.

Виноградова, с каких пор ты сравниваешь этого ублюдка-Морозова и его?

- А сам не догадываешься? – я выразительно приподняла одну бровь.

Она подскочил на месте, и секунду спустя, я уже была вжата в бетонную стену. Его яростное дыхание обжигало мою кожу. Глаза, буквально, разрывали на части. В них не было прежней пустоты. Там был ураган. Ураган невиданной ярости и гнева.

- Не смей мне так отвечать, - прорычал он. – Не смей даже думать так. За это следует наказание. Он с силой сжал мои волосы. Но боли совсем не было. Я не чувствую ее. Совсем. А если и чувствую, то получаю невыносимую дозу кайфа.

Знаете, это очень страшно, не чувствовать своей боли. Очень страшно жить с этим. Но такова прелесть моей жизни.

- Я повторяю свой вопрос. Цель твоего визита? – голос немного соскочил.

Да, что с тобой, Максим Морозов?

- Вика, - отчетливо проговорила я.

Его лица коснулась маниакальная тень улыбки.

- А, ты насчет Кузнецовой. То как раз таки живой пример влюбленности в меня. Красивые раны, правда? Они не пройдут около ста лет. – Радостно улыбался Морозов.

Поздно, зайка, они уже прошли.

Его тяжелая рука скользнула мне по животу и до такой степени прижала к себе, что я чувствовала его учащенное сердцебиение, прерывистое дыхание и гнев, разрывающий его тело изнутри.

Мой милый мальчик, если бы я только могла тебе помочь. Вытащить тебя из этих кругов Ада. Но я только затащу тебя еще глубже.

- А ты красивая, - внезапно совалось с его прокуренных губ.

- А ты тоже, - так же внезапно сорвалось и с моих. Господи, да, что со мной?

Его одеколон опьяняюще врезался в ноздри. Он слегка прикоснулся своими губами к моим. Но это прикосновение было слишком мимолетным. Далее он обвел контур моих губ своим языком.

Да, поцелуй же меня уже нормально! Прошу тебя.

Максим, словно прочитав мои мысли, прильнул к моим губам. Он то покусывал нижнюю губу, то закусывал ее с такой силой, что я чувствовала как из образовавшейся ранки, из губы, стекала тонкая, едва заметная, струйка крови. Морозов же не давал ей растворится и жадно выпивал ее. Вскоре его язык проник в мой рот. Он изучал каждый зуб, каждую частичку.

Рука Морозова уже скользнула мне под джинсовые шорты, как дубовая дверь внезапно распахнулась.

- Кхм, кхм, - раздалось сдавленное кашлянье. Морозов отвернулся от меня и повернул голову к Андрею, но из своих объятий так и не отпускал меня.

- Ты что-то хотел? – не менее властно спросил Морозов?

- Поляков собирает всех в зале. Вы не исключение, Максим, - затем Андрей неодобрительно покачал головой и вышел из комнаты.

- Думаю, нам пора идти, - тихо проговорила я.

Его губ коснулась тень улыбки.

- Пойдем вместе или?

Странная надежда и напряженность повисла в воздухе.

- Я дойду одна, - улыбнулась я и поспешила выйти из комнаты.


Спустя пол часа ребята сидели в актовом зале.

Даша, обильно жестикулируя, что-то рассказывала Елизавете. Вика слушала то, что ей рассказывал Рома. Время от времени она весело смеялась и улыбалась. Андрей же в который раз отчитывал Морозова за то, что он творит с девушками.

- Ребята, минуточку внимания, - раздался голос Виктора.

Гул в зале мгновенно затих.

- Ребята, надеюсь, вы не против, если к нам в Хор вступит еще один участник. Он прибыл в нашу школу из Австрии. Подойдет он немного позже. А пока, я думаю. Мы начнем занятия. Даша, - посмотрел Виктор на брюнетку. Та мгновенно оказалась на сцене.

- Народ, мы так с девчонками подумали и решили сегодня спеть отдельно. Трио так сказать, - улыбнулась Старкова.


Все:

Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah.


Вика:

You know the bed feels warmer

Sleepin’ here alone (Sleepin’ here alone)

You know I dream in color

And do the things I want


Лиза:

You think you got the best of me

Think you’ve had the last laugh

Bet you think that everything good is gone

Think you left me broken down

Think that I’d come running back

Baby you don’t know me, cause you’re dead wrong


Даша:

What doesn’t kill you makes you stronger

Stand a little taller

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone

What doesn’t kill you makes a fighter

Footsteps even lighter

Doesn’t mean I’m over cause you’re gone…


Все:

What doesn’t kill you makes you stronger, stronger

Just me, myself and I

What doesn’t kill you makes you stronger

Stand a little taller

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone


Даша и Вика:

You heard that I was starting over with someone new

They told you I was moving on, over you


Лиза:

You didn’t think that I’d come back

I’d come back swinging

You try to break me, but you see


Даша:

What doesn’t kill you makes you stronger


Все:

Stand a little taller


Даша:

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone


Все:

What doesn’t kill you makes a fighter


Лиза:

Footsteps even lighter

Doesn’t mean I’m over cause you’re gone

What doesn’t kill you makes you stronger, stronger

Just me, myself and I


Все:

What doesn’t kill you


Вика:

makes you stronger

Stand a little taller

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone


Лиза:

Thanks to you I’ve got a new thing started


Даша:

Thanks to you I’m not the broken-hearted


Вика:

Thanks to you I’m finally thinking about me


Лиза и Даша:

You know in the end the day you left was just my beginning


Вика:

In the end…


Даша и Вика:

What doesn’t kill you makes you stronger


Вика:

Stand a little taller

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone


Даша и Вика:

What doesn’t kill you makes a fighter

Footsteps even lighter

Doesn’t mean I’m over cause you’re gone


Лиза:

What doesn’t kill you makes you stronger, stronger (Даша: stronger, stronger)

Just me, myself and I (Вика: What doesn’t kill you)

What doesn’t kill you makes you stronger (Даша: stronger)

Stand a little taller (Даша: taller)

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone (Вика: What doesn’t kill you) (Даша: not alone)

Stronger, stronger

Just me, myself and I (Вика: yeah)(Даша: What doesn’t kill you)

What doesn’t kill you makes you stronger (Вика: stronger)

Stand a little taller (Вика: stronger)

Doesn’t mean I’m lonely when I’m alone (Даша: What doesn’t kill you) (Вика: not alone)


Все:

Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah, Ah.


В зале раздались аплодисменты и включился свет. Парни были потрясены увиденным. А особенно Морозов. Он не мог оторвать взгляда от Виноградовой. То, как она двигалась, то, как она пела – заслуживало большего, чем просто аплодисменты.

- Я бы так не аплодировал, - раздался мелодичный голос. Все, как один, развернулись на обладателя голоса. Это был высокий парень с блондинистыми волосами, которые свисали примерно до плеч. Глаза были серо-голубого цвета, губы растянуты в довольной ухмылке, а над уголком правой губы была милая родинка. Тело было накаченным.

- Джесси? – удивленно воскликнула Виноградова. Парень улыбнулся, но в этой улыбке уже читалась вселенская нежность.

- Ты как обычно ошибаешься в движениях, - так же улыбаясь, проговорил парень. Он щелкнул пальцами и свет погас. Заиграла мелодичная музыка.


Джесси:

I’ve been alone with you inside my mind

And in my dreams I’ve kissed your lips a thousand times

I sometimes see you pass outside my door

Hello, is it me you’re looking for?


Лиза и Джесси:

I can see it in your eyes

I can see it in your smile

You’re all I’ve ever wanted, (and) my arms are open wide

‘Cause you know just what to say

And you know just what to do

And I want to tell you so much, I love you …


Джесси: I long to see the sunlight in your hair

Лиза: And tell you time and time again how much I care

Лиза и Джесси:Sometimes I feel my heart will overflow

Hello, I’ve just got to let you know


‘Cause I wonder where you are

And I wonder what you do

Are you somewhere feeling lonely, or is someone loving you?

Tell me how to win your heart

For I haven’t got a clue

But let me start by saying, I love you …


Hello, is it me you’re looking for?

‘Cause I wonder where you are

And I wonder what you do

Are you somewhere feeling lonely or is someone loving you?

Tell me how to win your heart

For I haven’t got a clue

But let me start by saying … I love you


Парень нежно коснулся своими губами до губ блондинки. Они слились в нежном и чувственном поцелуе.

- Джесс, я скучала, - выдохнула девушка.

- Прошу любить и жаловать нашего нового ученика – Джесси Бреннан. – Радостно объявил Поляков.


«Какого хрена здесь происходит?» - пролетела быстрая мысль в голове Максима. Его кулаки мгновенно сжались, но он не предал этому значения. А зря…

Комментарий к Джесси?

Извиняюсь, за такую огромнейшую задержку. Но теперь они, к сожалению, будут часто:с

Времени совершенно нет, но я буду стараться хотя бы раз в 2 недели радовать вас, моих самых любимых читателей:3

Еще раз приношу извинения за задержку.


========== Судная ночь. ==========


- А что знаешь ты о Судной ночи?

- Ровно ничего. Но вот Верховная ведьма может рассказать тебе такие истории, что волосы дыбом на голове встанут.


Осенние листья срывались с деревьев и с легкостью, кружась над головами сотней/тысячей людей, непринужденно падали на землю и начинали своей необратимый процесс гниения. Так же было и с людьми. Сначала они радовались чему-то/кому-то, но потом случается переломный момент и былой радости больше нет. С лицами срастаются маски, которые всегда полны жизнерадости, улыбок, смеха, сарказма. На глазах появляются линзы, скрывающие настоящий облик обладателя израненной души. И никого не волнует, каков человек внутри, каков он на вкус, кого он из себя представляет. Их всех вполне удовлетворяло то, что человек смеется. А раз смеется, то ему хорошо. А загляни вы к нему в душу, у вас волосы дыбом встанут от того, что он перетерпел.

Так было и с Виноградовой.

Никто не знал кто она, насколько опасна, насколько безжалостна. Но близилась Судная ночь, а значит, скоро все узнают, кто эта беззащитная девочка.


Ветер потихоньку начинал завывать. Желто-красные листья поднимались в опасном танце в воздух.

Блондинка подняла голову навстречу невидимому солнцу. Но темнота над головой девушки обволакивала и завораживала этот золотой диск.

Девушку обволок такой родной аромат.

- Привет, Джесс, - тихо проговорила она.

- Здравствуй, Элиз. – Голос парня был другим. Точнее казался. – Ты нарушаешь правила.

- Я знаю, - невозмутимо возразила блондинка. – Но ты мне – никто.

- Ошибаешься, Элиз. Ты прекрасно знаешь кто я тебе. Знаешь, как я иногда нежен с тобой. И тебе это нравится. И так же ты знаешь, что нельзя сближаться с другими магами. Этого нельзя делать таким, как ты.

- Знаю. Но правила созданы, чтобы их нарушать, разве не так?

- В твоем случае – нет.

Блондинка дотронулась кончиками пальцев до щеки парня. Ее рука начала твердеть. Пар парня растекался по телу девушки. Мышцы наливались кровью, губы порозовели, волосы осветлились.

- Мне нужно еще, - на губах была сумасшедшая улыбка.

Она притянула парня к своим губам.

Зрение мгновенно стало четче. Силы, вновь, наполняли девушку.

- Спасибо, ты свободен, - улыбнулась Елизавета и чмокнула Джесси в щеку.

Её веления для него закон. Парень мгновенно исчез.


- Не успел я отвернуться, как ты уже крутишь шуры-муры с новеньким, - раздался яростный голос.

Максим.

- Ты сам говорил мне, что разрешаешь любые отношения. Присядешь?

Парень исчез и через секунду появился на лавочке.

Тишина.

Ветер поднимался все сильнее.

- Судная ночь близка. – С благоговением проговорил Морозов.

- Да, - в точности повторив его интонацию, проговорила Лиза.

Обстановка резко стала легкой и непринужденной.

- Знаешь, я бы все отдал, чтобы прикончить Верховную ведьму, - ухмыльнулся Морозов.

По спине Елизаветы прошел холод.

- Почему такое рвение? – сохраняя невозмутимость, спросила Елизавета.

- Она убила мою мать Марию Вершинину и сестру Елену Морозову.

Виноградова знала этих девушек. Знала, из-за чего они умерли.

- Мне очень жаль.

Кротость – сестра таланта.

- Жалей лучше ту суку. Эту Верховную ведьму. Будто на ней свет клином сошелся. – Голос Морозова нарастал. – Кто ее вообще сделал самой главной? Кто ей дал право распоряжаться чужими жизнями? – Ты сейчас похож на ребенка, Максим. На ребенка, у которого отобрали конфету. – Скажи мне, кто дал ей право? Отвечай.

Блондинка почувствовала, как ее сердце сжалось от жалости к этому молодому человеку. Она лишила его и сестры, и матери. Но сделала она это не совей воле. Так получилось. Так было нужно. В конце концов, они заслужили этого.

Сегодня он узнает, кто она.


Темный коридор освещали лишь факелы, висящие на стенах. Тень от играющего огня, танцевала на стенах. Перед тяжелой дубовой дверью стояла маленькая женская фигура.

Двери начали распахиваться. Стук каблучков все увеличивался. Наконец, темная фигурка вышла в не менее, темный и зловещий зал. По середине высоким пламенем, устремляясь к небу горел костер. Задорные искры пугающе танцевали. Крыша над головами тысячей ведьм и колдунов растворилась.

Кто-то подумал бы, что это шабаш.

Нет.

Это – Судная ночь.

Сегодня будет вершиться правосудие. Сегодня будет много пепла. Сегодня многие попадут прямиком в Чистилище.

Крошечная темная фигурка поднялась на платформу рядом с огнем.

Ведьмы замолкли. Тишина и страх парализовали всех присутствующих.

Все уставились на черную фигуру. Невооруженным взглядом было видно, что это – девушка.

Из-под черного, как смерть, балахона появились белоснежные ручки. Они медленно расстегнули замысловатые пуговки балахона. Показались черные лаковые туфли на высокой шпильке и фарфоровые ножки. От колен начинало идти вверх черное облегающее платье. Наконец, балахон упал с плеч девушки. На руках девушки было множество разных браслетов. Красные губы выделялись на фоне всего черного , черные глаза смотрели перед собой. Белые волосы были заплетены в красивую прическу.

Девушка ухмыльнулась.

По правую сторону от нее стояли Поляков и Морозов-старший.

По левую Бреннан.

Все присутствующие, как один поклонились в знак приветствия Верховной. И только лишь один гневно-изумрудный взгляд выделился из первого ряда. Он стоял как вкопанный. Он не ожидал такого поворота событий. Все время Она была у него под носом. Все время он мог Её убить…

- Приведите провинившихся. – Отрезал Петр Морозов.


«Провинившиеся» - это те, кто нарушал законы магических фракций. Законов было, относительно не много. Всего пять пунктов. Самым страшным из которых было: «Не убей ребенка». За это Верховная могла убивать. Хотя, она могла убивать и без причины. Она же Верховная.

На платформу поднялся один человек.


- Всего один? – изогнула бровь блондинка.

- Да, Верховная, - учтиво ответил Петр.

- Интересное кино, - пробубнил Джесси.

- Каков нарушен пункт? – безучастно произнесла Верховная.

- Убийство ребенка.- Отчеканил Поляков.

Все присутствующие затихли. Все смотрели, как глаза Верховной меняются. Становятся маниакальными.

- Ко мне, - это прозвучал не как призыв пленного к Ней. А как приказ того, чтобы его привязали к костру.


Поясняю, чтобы все не казалось слишком не понятным, то внутри костра стоял столб. К нему привязывали по очереди пленных и с разными степенями расправы отправляли в Чистилище.


Черные, мертвые, глаза смотрели на молодого парня. Блондинка закусила губу. На теле молодого колдуна выступили вены от боли. Из губы текла струйка крови.

- Посмотри мне в глаза. Что ты там видишь? – холодно спросила Верховная.

- Пустоту. – Тихо ответил парень.

Его глаза начали наливаться кровью. Затем тонкая струйка потекла с обеих сторон. Через несколько минут раздался дикий крик, разрывающий души. На месте глаз остались черные дыры. Осталась пустота. То, что назвал тот маг.

- Он готов, - безучастно произнесла Верховная.


Очередное убийство на руках юной девушки. Очередной нервный срыв сегодняшней ночью, при котором она будет захлебываться слезами от своих деяний.

Но судьбу не выбирают. Она обязана вершить правосудие. Обязана убивать.


========== In the end. ==========


Тусклый свет свечей еле освещал мрачную и пугающую комнату парня. Сквозь мрак были видны его глаза. Изумрудные глаза, которые могли убить в одно мгновение. Они смотрели прямо в зеркало, изучая все, что отражается от него, включая и себя. Темные волосы, шрам у глаза, родинка над губой, зеленые глаза. Словом, мечта всех девушек. А внутри злоба, жестокость, стремление убивать. Убить ее. Убить Верховную. А сможешь ли? Сможешь ли ты убить ту, которую ни за что не отпустишь?

Ну, что же ты так злишься, Максим? Зачем так яростно проводишь по своим волосам, будто этот жест что-то решит?

- Ты сможешь отомстить ей. Сможешь, - словно внушая это себе, твердил Максим.

Внезапно Морозов резко повернулся, на скрип двери. В комнате раздался тихий, приглушенный стук каблучков. Тонкий луч света упал на обладательницу приятного запаха вишни. В темноте показались блондинистые локоны. Это она. И сейчас либо он убьет ее. Либо она убьет его.

Но почему тогда в комнате воцарилось такое спокойствие?

- Привет, Максим, - улыбнулась девушка. – Ты меня не ждал?

- Ждал. Пол века тебя ждал. Пол века. А ты оказалась тут. Рядом. Заключила со мной контракт. Надо же, - ядовито ухмыльнулся Максим.

- Максим, если ты хочешь убить меня – лучше начинай сейчас. Зачем все эти прелюдии? Но от откровений бы я не отказалась, хороший мой.

Жар в ее теле уже начинал биться. От кончиков пальцев он волной стекал до ног. Лицо немного побледнело. Губы в мгновение потрескались. Глаза приняли немного больной оттенок. А в голове всего лишь одна мысль: «Только бы Максим ничего не понял».


Несколькими часами ранее.

- Надумала все-таки себя погубить? – спросил неприятный, старческий голос. Напротив красивой блондинки сидела дряхлая, неприятная старуха. Впалые скулы, которые визуально удлиняли нос, глаза, застланные белыми пленками, казались до ужаса пугающими. Это была бывшая Верховная ведьма. Бабушка Елизаветы.

- Ох, Лиза, Лиза, когда то я тоже хотела это сделать. Умереть молодой и красивой. Ведь, ты же знаешь, что как только ты старше, то силы начинают покидать тебя и вся твоя необыкновенная красота и молодость растворяется. Такое вот проклятие у Верховных.

- Нет, ты не понимаешь меня, Каролина. Я это не из-за молодости. Это я делаю из-за того, что гублю жизни многих людей. Знаешь, а они мне снятся. Просят о помощи. Просят прийти к ним. Куда я попаду после своей смерти?

- Ну, точно не к ним, девочка моя, - на губах старухи разразилась неприятная улыбка. – Ты попадешь в другое место, ко всем Верховным. Знаешь, в чем наша прелесть? Все, кого мы когда-либо любили после смерти попадут к нам. Тот мир, что тебя ждет, это что-то на подобие отдельных коттеджных поселений. И там ни Ада, ни Рая, ни Чистилища.

Все, что рассказывала старуха, было так правдоподобно. Так хотелось избавиться от управления и уйти туда. Но как же ее отец? Что же скажет он?

- Бабушка, ты же объяснишь отцу, почему я так поступаю? – в голубых глазах промелькнула надежда.

- Конечно, девочка моя. Ты готова?

- Всегда готова, - грустно улыбнулась блондинка.

Старуха протянула ей кружку с теплой жидкостью внутри.

- Это календула. На ведьм она не действует, но для Верховных – это смертельный напиток. У тебя останется четыре часа после его принятия. И помни, что только рана от лунного ножа сможет до конца умертвить тебя…


Наше время.

- А, что если я не могу этого сделать? – внезапно спросил Морозов.

- Что? – резко воскликнула девушка. – Как? Как это не можешь?

Новая волна жара поразила девушку. Остался час.

Воздуха в легких катастрофически не хватало. Она отошла к распахнутому окну.

- Давай же! Сделай это! Убей меня! Я убила всех, кто тебе дорог. Что ты медлишь? Я могу убить тебя. Легко и просто, понимаешь?

Эта была не та Виноградова, с которой он был знаком. Не та девушка, с которой он подписывал контракт. Не та девушка, с которой он пел.

Сейчас она требовала от него своей собственной смерти. А он не мог ее убить. Жалко? Вряд ли. Угасла месть? Вероятно. Симпатия к ней? Уже ближе. Влюбился? Стопроцентное попадание.

В его руках блеснул лунный нож.

- Что тебя с подвигло на свою собственную смерть? – раздался тихий, но уверенный голос Максима.

- Я хочу этого. Я причинила тебе боль. Где же твоя месть, удары? Я видела тот взгляд, когда стояла на пьедестале. Ты готов был меня убить прямо там. Испепелить меня взглядом. Так попробуй это сделать сейчас.

Брюнет подошёл ближе. Что-то было не так. Её взгляд – безумный. Дыхание учащенное. Сердцебиение слишком частое.

Максим Морозов, ты же умный мальчик, догадайся, что нужно сделать, чтобы понять.

- Не подходи ко мне близко, - рыкнула девушка.

- Как же я тебя тогда убью? – хмыкнул парень. В голове уже блистал план.

В два огромных шага он сократил расстояние между собой и блондинкой. Резко подняв ее голову он впился в ее губы яростным поцелуем. Язык изучал ротовую полость девушки. Поцелуй становился все ярче и ярче, пока парень не почувствовал привкус календулы. Он с силой оторвал девушку от окна и прижал к стене.

- Календула. – Прорычал он. – Что же ты творишь, дура? Что ты творишь? Зачем ты это сделала? Зачем ты ее приняла?

- Я устала, Максим. Прости меня. Ты не понимаешь мою жизнь. Это… Это ужас. Кошмар, - из ее глаз катились хрустальные слезы.

- А я? А обо мне ты подумала? – стукнул кулаком по стене Морозов.

- Я думала. Но тебе плевать на меня. А знаешь, Максим, я осмелилась. Я влюбилась в тебя. Ты хороший. Теперь ты можешь сделать со мной то, что сделал с Викой.

- Я не буду этого делать. – Резко. Громко. Беспрекословно.

- Но почему?

- Потому, что я люблю тебя, дура! – снова крик. Снова удар. Снова яростный взгляд.

Дикий жар вновь пробил ее тело. Блондинка посмотрела на часы. Двадцать минут. Нужно действовать.

Она посмотрела на нож Максима. Он выскочил из его левой руки и перелетел в руку к блондинке.

- Отдай его, - звериный рык.

- Нет. Максим, я… У меня осталось двадцать минут, о, уже пятнадцать. Я надеюсь, мы с тобой еще встретимся. Обещай жить без меня. Я люблю тебя. Поцелуй меня, еще раз, пожалуйста.

Горячие губы коснулись холодных и соленых. Слезы стекали с ее глаз. Сейчас все кончится. Навсегда.

Поцелуй углублялся.

Морозов рукой добрался до руки девушки, в которой она держала нож. Парень аккуратно начал его вытаскивать, но девушка взяла его за руку и направила лезвие себе в сердце.

- Что за черт?

- Я люблю те… - глаза девушки закрылись, на губах играла легкая улыбка.

- Лиза… Лиза, нет. Не смей. Ты не можешь… Господи… Нет! Нет-нет-нет. Это все сон. Ты же жива! Нет. – Из изумрудных глаз стекали слезы. Впервые за столько лет они снова катились. Сознание отказывалось в это верить. В области сердца сильно щемило, губы прикусывались до боли. Но, видимо, это его судьба всегда нести боль. Разве это справедливо? Нет.

Недолго думая парень вскочил с коленей и резко открыл тумбочку с вещами. Перерыв достаточное количество шмоток, он нашел то, что искал. Револьвер.

Это, конечно, незаконно хранить его в школе. Но когда он подчинялся законам? Тем более, отец сам подарил ему эту штучку.

Максим поднес его к виску. Он не боялся смерти, нет. Он боялся жизни. Для него она была страшна. Страшна без нее.

- Ты ни за что не уйдешь одна, - ядовито ухмыльнулся Морозов. Раздался выстрел в голову…


Думаю, на этом и стоит окончить эту, весьма, плачевную историю о странной любви. Но все же о любви. Знаете, начать писать что-то это очень легко, но вот закончить – это уже большая проблема. Закончить надо так, чтобы не разочаровать. А если разочаровать, то всего лишь несколькими смертями. И скорее всего, мой дорогой читатель разочарован. Но все мы знаем, что истории бывают разные: грустные и веселые. Так пусть эта история будет грустной. Не потому что так захотелось автору, а потому что грустных историй мало. В этот раз happy end’а не было. В этот раз они влюбились. Они осмелились.


- А, что будет, если я все же влюблюсь в тебя? Но при этом, ты об этом не узнаешь.

- Ну, влюбись в меня, если осмелишься, конечно.

- А если ты в меня влюбишься?

- Такого не может случиться. До тебя у меня было, порядком, двадцати девушек. На таких же условиях. Я не в одну не влюбился. Ни в одну не проникся симпатией. И ты не исключение.

- Ладно. Я принимаю условия игры.