КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474733 томов
Объем библиотеки - 700 Гб.
Всего авторов - 221145
Пользователей - 102843

Последние комментарии


Впечатления

a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Поймай ветер в поле. Удержать ветер (СИ) [Ирина Снегирева] (fb2)

Ирина Снегирева Гостья лесного князя Поймай ветер в поле. Том 1

Пролог

С чего началось моё взросление?

Не с нежного взгляда, подаренного мне тем, кому нравятся другие.

Не с рождения сестры Лёли, это как раз произошло несколько лет назад, и уж ей-то я всегда была очень рада.

Не с твердого моего решения не менять свою изначальную фамилию Хадерсон, пусть бы она и не принадлежала моему родному отцу. Человек, попытавшийся спасти мою маму всеми способами, достоин того, чтобы я не отказывалась от этого дара хотя бы до своего замужества.

Не с мягкого отказа в удочерении князю Радомиру Видару, заменившего мне отца, его-то я как раз очень люблю и уважаю, и он это чувствует и понимает.

Не с каких-то физиологических процессов, возникающих в определенном возрасте с каждой девочкой. На тот момент мне исполнилось всего лишь двенадцать, и всё непознанное было ещё впереди.

Моя жизнь круто изменилась с того самого момента, как на нас напали. На нас, это на семейство Видар, проживающего в Белогории, замечательной стране с кристально чистыми озерами, окруженными белоснежными вершинами.

Глава 1. Вкратце обо всём

Несколько лет назад моя мама, Ярослава Хадерсон, вышла замуж за князя оборотней, Радомира Видара, к тому времени уже имеющего двух сыновей Властислава и Ярополка. На тот период старшему княжичу было восемнадцать лет, младшему девять, ну, а мне всего лишь пять, что ничуть не мешало нашей дружбе и привязанности.

Не прошло и года после официального заключения брака между мамой и князем, как в семье появилась Оля, Лёлечка, как мы все ласково звали её. Девочка-одуванчик с пушистыми светлыми волосами и медовыми глазами восхищала всех, включая бабушку и деда из далёкой страны Тарсмании. И то, что Лёля родилась оборотнем-рысью, как и её братья и отец, ничуть не отдаляло нас с ней. Я полюбила сестричку, хотя уже знала, что она надолго сохранит свою красоту и молодость, равно как и моя мама, и как братья, а я состарюсь. Обычные люди живут меньше, чем оборотни или те, кто является их парой. Конечно, никто не говорил мне об этом напрямик, но разве человеческие примеры не были у меня перед глазами? Князь, по сути, был старше деда, герцога Алекса, но выглядели они как сын с отцом. И сыном казался оборотень Радомир.

Пролетели одним мгновением беззаботные годы и мой друг по играм и забавам Ярик, выросший и как-то резко возмужавший, все чаще стал проводить время с отцом и старшим братом, а не со мной. И мне оставалось лишь встречать их всех с неизменной улыбкой во время завтрака или ужина. Конечно, я не была бездельницей, бегающей по улице со своими ровесниками или напрасно протирающей штаны во время скачки на лошади, что мне подарил князь. Я прилежно училась как обычным классическим школьным наукам, так и домоводству, включая ознакомление с содержанием и обеспечением такого большого замка, как наш. А мамина подруга и моя няня Марфуша, у которой подрастал сынок Василёк, ровесник Лёле, даже учила меня печь пироги и варить вкусные щи. Но сейчас Марфа снова было в положении, и наши занятия временно прекратились, да и много других дел вокруг, кроме кухонных.

Все, кто приезжал к нам в замок говорили, что я расту истинной леди, и для меня не составит труда найти жениха. Мама на подобные речи смеялась, отвечая, что еще рано и мне нужно подрасти и очень многому научиться. Князь сразу предупреждал меня, что захочу-выйду замуж, не захочу, значит, они с мамой примут любое моё решение. А Властислав с Ярополком, когда слышали о замужестве для меня, фыркали и шипели, заявляя, что не родился ещё тот, за кого они могли бы меня выдать.

Вот так и проходило всё моё свободное время, а потому я была весьма рада, когда в один из летних дней от Ярика поступило очень заманчивое предложение:

— Ксюша, как ты смотришь на то, чтобы прокатиться? — спросил княжич как раз в то время, когда я старательно вышивала вороного коня, прикусив язык от усердия.

— А что? Разве ты сегодня свободен? — обрадовалась я, подняв глаза на Ярика, и тут же вскрикнула, уколов себе палец. — Ой!

— Аккуратнее, мелкая, — посмеялся оборотень. Младший княжич теперь был ровно на полторы головы выше, чем я, и ведь он всё ещё рос!

— Так что там про поездку? — переспросила, ничуть не обидевшись, что меня назвали мелкой. А я и в самом деле была обыкновенной девочкой, совсем не похожей на тех, за которыми теперь сам Ярик гонялся, не говоря уже про тех фигуристых женщин, которых видела с Властиком.

— Собирайся, говорю, пока брат меня отпускает, — усмехнулся Ярик, — или будешь вышивать?

— Нет! — завертела я головой и тут же воткнула иглу в подушечку, а затем, уже на бегу в собственную комнату, прокричала, — жди меня внизу, я быстро, только переоденусь!

Я мчалась мимо Властислава, разговаривающего с охранником Данко, мимо горничной, но тут навстречу попалась мама с Лёлей и пришлось остановиться.

— Ксюша! — обратилась она ко мне, — ты куда-то собралась?

— Да! С Яриком прокатиться! — я подбежала и поцеловала маму, а затем легонько пощекотала Лёлю, которая тут же засмеялась и прижалась ко мне.

— Будьте осторожны! — произнесла мама, тем самым давая разрешение на эту поездку. Она знала, что братьям Видарам можно доверять. — И далеко не уезжайте, пожалуйста.

— Хорошо, — согласилась я. И только собралась было продолжить свой путь, как в мою голову снова пришла мысль, — а когда вернётся князь с переговоров?

— Надеюсь, что в течение недели, — грустно вздохнула мама, которая всегда очень переживала расставание с мужем, — ну ладно, беги, пока Властислав отпускает Ярополка.

— Спасибо! — улыбнулась я своим любимым и отправилась переодеваться.

Князь уехал на какие-то переговоры к оборотням-лисам, а за безопасностью наших владений следил Властислав. Ему было это не в первой и в такие моменты он обязательно брал с собой подрастающего Ярика. И тем радостнее нам было сегодня скакать по полям, быть свободными, словно ветер, кричать, срывая голоса и падать на траву от усталости, наслаждаясь этими мгновениями.

Синее небо, редко плывущие облака, легкий ветерок, волнующий траву, которая от этих движений касается наших голых рук и ступней…. Это ли не счастье?

— Скажи, Яр, — мне в голову пришла очередная мысль, и она требовала немедленной озвучки, — а ты кого-нибудь любишь?

— Люблю, — совершенно серьезно отозвался Ярополк. А я после этих слов перевернулась на живот и с прищуром уставилась на оборотня. — Отца, брата, Лёльку, леди Яру.

— А меня? — переспросила я в тот момент, когда поняла, что княжич подозрительно замолчал.

— Куда ж без тебя-то, мелкая? — рассмеялся Ярик и стукнул травинкой меня по носу, — может купаться?

— А Варюху? — поинтересовалась я, припомнив, что уже в который раз вижу, как эта дочь лавочника отчаянно строит глазки Ярику. Это все началось с того момента, как он согласился сопроводить меня в лавку за цветными карандашами!

— Ты ещё мала про такое судить! — с насмешкой заявил Яр и бросил в меня соцветием тысячелистника.

— Ага, значит любишь? А потом поженитесь? — не отставала я со своими расспросами. А что, мне ведь было интересно.

— Ох, и мысли у тебя, Ксюха! — отозвался Ярик и снова бросил в меня плотное соцветие. — Не собираюсь я на ней жениться, даже не выдумывай!

— Ничего себе! Вы с Властиком каждый вечер куда-то уходите, и я даже догадываюсь зачем.

— Так! Что-то твоя голова заполнена всё не тем! Может, всё-таки купаться?

— А что, я с удовольствием, — тут же подскочив и вырвав пучок травы, я бросила его в Яра с криками, — догоняй!

Река была рядом, на мне длинная плотная рубашка, так от чего бы этим не воспользоваться?

* * *
Властислав Видар

Властислав вышел от пожилого управляющего Осипа. Старому оборотню нездоровилось, и он снова жаловался на свои ноги, а потому не смог подняться на доклад в отцовский кабинет. Княжич подошел к окну и задумался. Можно было давно освободить старого оборотня от всех замковых дел и найти кого-нибудь порасторопнее и помоложе, но сам Осип просил этого не делать. И леди Яра как могла, помогала ему, постепенно взваливая все заботы на свои хрупкие плечи. Отцу не нравилось, что она всегда была занята, то преподавала, то занималась с Лёлей (а ведь для сестрички всё-таки нашли няньку, пусть и на половину дня), а теперь ещё решила и поддерживать Осипа, перенимая у него какие-то навыки… Но ведь она леди! Она добивалась всего, в чем видела толк для себя и семьи, и это качество очень нравилось отцу, да и самому Властиславу тоже.

Внезапно внимание княжича привлек всадник, который показался кем-то знакомым, но точно не принадлежавшим к воинам князя Видара. Приезжий оборотень спешился, кинув поводья подоспевшему к нему работнику, и быстрым шагом направился в сторону парадного входа. Старший сын князя Радомира не стал медлить, отправился навстречу прибывшему гостю.

— Князь, — обратился к Властиславу всадник, который оказался воином Андрия, двоюродного брата Радомира, — на нас напали. Вот письмо от нашего князя, нужна помощь.

Прибывший не сделал ошибки, именно так назвав сына Радомира, ведь все дети князя считаются князьями, а княжичи это так, осталось в семье с былых времен. Именно поэтому на подобное обращение никто не обращал внимания, считая его правильным. Да и как иначе, ведь старшему сыну Радомира уже исполнилось двадцать пять лет, десять из которых он был правой рукой отца.

— Отца нет, я за него, — отозвался оборотень и, поспешно развернув бумагу, начал читать послание.

«Брат, надеюсь, ты уже вернулся, а если нет, то наверняка вместо тебя Властислав и я знаю, он примет верное решение. На нас напали моряне [1] (островное племя, существовавшее за счет набегов и грабежей). Более тридцати кораблей высадились у наших берегов. И пока мы держимся, но, боюсь это временно. Готовься. Я постараюсь дать отпор, но если есть возможность, жду помощи».

Властислав перевел взгляд на гонца, думая о своём. Владения Андрия соприкасались с землями Видаров, и помочь родственнику это кровное дело и даже не подлежит обсуждению. Но моряне народ жестокий, не знающий жалости, так что хорошего исхода, как простой грабеж, ждать не приходилось. Да и оборотни не тот народ, чтобы отступиться, они будут драться до конца. Но отправить помощь, это оголить себя, свои земли, а это равносильно самоубийству.

— Накормить, — Власт бросил распоряжение дружиннику Данко, стоявшему рядом. — А потом ко мне за ответом. И собирай отряд. Ярика ко мне.

Все это происходило в коридоре, а потому стоило бросить взгляд в сторону, как на глаза попалась леди Яра, научившаяся ходить бесшумно, почти как кошка. Жена отца очень нравилась Властиславу, и он мог бы с радостью называть её мамой, если бы она действительно для него таковой являлась. Оборотень помнил свою родную мать. Ту, что родила и звать так же кого-то другого при всем уважении и даже любви просто не мог. Но мудрая человеческая женщина даже не требовала этого и никогда не намекала, что вызывало еще больше уважения со стороны детей князя. Сейчас же княгиня стояла в стороне, нахмурившись. И стоило Данко отойти вместе с прибывшим измученным гонцом, как женщина произнесла:

— На земли Андрия напали? Я правильно расслышала?

— Да, так и есть, — кивнул Власт и спросил, — а где Ксюша?

— Они с Яриком уехали кататься, ведь ты сам отпустил их.

— Забыл, — тут же с досадой произнёс княжеский сын и сдержался, чтобы не выругаться при княгине, — я пошлю кого-нибудь за ними.

— Я сама это сделаю, только оставлю Лёлю с няней, — отозвалась княгиня, но Властислав оборвал на полуслове:

— Нет, леди, оставайтесь в доме. Мне так будет спокойнее, — произнёс мужчина, у которого сердце застучало в несколько раз быстрее от сознания того, что парочка сумасшедших, брат и Ксюшка, в данный момент скачут непонятно где. А в это время моряне…. Тряхнув головой, он продолжил, — я пошлю Важана за ними. Он знает все места и если надо, обернется, чтобы их разыскать.

— Так будет лучше, — согласилась княгиня, — ты сообщишь Радомиру?

— Конечно, сейчас напишу, — кивнул Властислав и отправился в отцовский кабинет, ругая себя то, что именно сегодня дал Ярополку волю, а заодно прикидывая, кого отправить к отцу, кто доставит сведения быстрее.

* * *
Ксения

— На берег, оба! — послышался мне голос Важана, и я охнула от неожиданности.

— Зачем? — переспросила, из какого-то детского упрямства, стоя по грудь в воде, а еще посматривая на Ярика, который стоял рядом, сложа руки на груди. Он ожидал объяснения странного приказа от своего тренера. И, конечно, я тут же скопировала позу друга, для поддержки.

— Вы думаете, я тут ради личного безделья? Просто мимо проходил? — прищурился Важан, но я его не испугалась. Мне он нравился, как оборотень и человек, а вот то, что он тут оказался, это действительно было подозрительно.

— Что случилось? — произнёс Яр и нехотя стал выбираться на берег.

— Нападение, — нахмурился Важан и взглянул на меня, одиноко стоящую в воде, — леди?

— Иду, — отозвалась я, тут же выскочила и принялась натягивать брюки на мокрые ноги, бурча себе под нос. — И чего сразу не сказать?

В ответ я поймала усмешку Важана и вздох Ярика, который не мог так ответить собственному тренеру. Понимал мой друг, что за это его будут гонять как сидорову козу на тренировках, а в силах они ещё ой, как не равны.

Ярополк наседал на Важана всю дорогу, выпытывая сведения о нападении, и у него даже блестели глаза от азарта, а я дрожала. И не скажу, что это был холод от сырой одежды, (всё-таки купаться при Ярике в нижнем белье я давно себе не позволяла), скорее от рассказа об оборотнях-змеях, о которых нам поведал тренер.

— Во главе морян стоят не люди, а оборотни, как мы, только змеи.

— Фууу, гадость, — тут же вклинилась я, но под осуждающим взглядом спутников умолкла, откинув сырую челку назад.

— Страх — это основа их правления и вседозволенности. Хочешь- бери и владей, такой их лозунг при нападении. Но не забудь, отдать третью часть своему правителю, то есть змею. Неповиновение жестоко карается. И отрубленная голова в данном случае смотрится, как высочайшая милость.

— Как же их казнят? — прошептала я, рисуя себе жутких пресмыкающихся, ползущих по телу пленника в сырой яме.

— Змеям отдают. Обычным. Но если провинившийся какой-нибудь военачальник, то, говорят, что Гарольд Черный, их предводитель, сам лично жалит врага или заглатывает, причем показательно, чтобы видели другие.

— Целиком заглатывает? — ахнула я, позабыв про холод и сырость. Тренер Ярика так быстро старался нас увести, что с меня всё ещё стекала вода, а ехать до замка было не так уж и близко.

— Какая разница, — сплюнул Ярик, главное им не попадаться.

— Правильно мыслишь, — проворчал Важан, удержавшись от своих обычных колкостей, — но не забудь своё защитить, когда драпать будешь.

Яр вскинулся, ведь он всегда считал себя храбрым для побега, а тут ему сказано было такое:

— Я никогда… — попытался он возразить и оправдаться.

— А вот это верно! И постараться надо, чтобы никогда не подводить к «никогда».

Дальнейшую дорогу мы не разговаривали, думая каждый о своём.

— И что делать теперь? Когда вернётся сам князь? — выкрикнула я, вбегая по ступенькам нашего замка, обращаясь к Властику, поджидавшему нас. Хотелось переодеться и очень, ведь сырая рубашонка доставляла не самые приятные ощущения.

— Ярополк, — обратился старший сын князя к своему брату, — без моего ведома, никуда не уходи. И предупреди леди Яру, что вы приехали.

— Ясно, — тут же отозвался Ярик и, положив руку на меч(надо сказать, что он даже купаться с ним ездил второй год), отправился к маме, которая наверняка укладывала Лёлю спать. Ярик выглядел совсем взрослым, и я невольно залюбовалась им.

— А ты за мной! — скомандовал Властик и, схватив меня за руку, потащил за собой.

— Может быть, мне стоит вначале переодеться? — я пыталась вырваться, чувствуя себя, как нашкодившая ученица перед строгим учителем.

— Нет, Ксения, вначале я поговорю с тобой, а потом ты отправишься по своим делам. Двадцать три градуса тепла, это не мороз, не замерзнешь!

— Угу, — буркнула я, осознавая, что с таким Видаром спорить невозможно. Уж если он назвал меня Ксенией, то всё, пиши, пропало, воспитывать будет. — Слушаю, — обреченно произнесла я, едва мы оказались в одной из многих комнаток, что были припасены для гостей. Оборотень отпустил мою руку и встал напротив, буквально нависая надо мной всей своей мощью.

— Ксения, я хотел бы, чтобы ты прекратила своё безответственное поведение! — начал Властик, прищурив свои кошачьи глаза, а у меня перехватило дыхание от непонятной нахлынувшей вдруг обиды. Не знаю, в чем она была должна бы быть выражена, но то, как он сейчас смотрел на меня, было неприятно.

— И почему это оно безответственное?

— Прекрати носиться по улице и по лесам. Сейчас не та обстановка, чтобы позволять себе вольности.

— Хорошо, — отозвалась я, поджав губы. — Все?

— Пока да. И не обижайся, я о тебе забочусь. А то бегаешь и носишься с девчонками и мальчишками, как..

— Как кто? — прервала я его речь, зло взглянув на оборотня. Мне хотелось заплакать, но я сдержалась. И ведь понимаю, что нападение — это непросто, а воспитательная беседа вызвана беспокойством Властислава. А еще и эти жуткие разговоры, что вел Важан во время пути. Но зачем же так!

— Как сорванец, а не леди из рода Видаров, — эти слова Властислав произнёс чуть мягче, чем предыдущие. А затем он потянулся рукой, чтобы заправить за ухо мою выбившуюся прядь волос, которая высохла, но я мотнула головой и отошла на шаг, не оценив жест примирения.

— А я не из этого рода, — вырвалось у меня, — если ты заметил. Но если хочешь, то буду сидеть дома безвылазно…

— Ксюша, я просто хотел, чтобы в такой период ты была дома и леди Яра тоже.

— Я поняла Властислав. Буду сидеть дома, можешь не волноваться. Не стоило звать меня сюда. Я и в коридоре неплохо слышу, — произнесла в ответ как можно нейтральнее, чтобы не закричать и не расплакаться.

Леди не плачут на людях, а уж тем более при высокородных оборотнях. Они просто ночами грызут угол подушки в гордом одиночестве.

Гордо повернувшись, отправилась к себе. Никто меня не остановил и не окрикнул, да и ни к чему это было бы в данный момент. Мне было обидно, ведь я всегда прислушивалась к мнению старшего княжеского сына, а он… Может быть, виновато нападение морян или отсутствие князя Радомира в такой трудный для нас момент? А может быть, одна из смазливых девиц, которые вечно вьются вокруг Властислава, сказала ему какую-нибудь гадость?

— Ксюш, что случилось? — тихо окрикнула меня мама в коридоре замка в тот момент, когда я открывала дверь собственной спальни, а она выходила от Лёли.

— Да так, всё в порядке, мам!

— Нет, родная, ты чем-то расстроена и я это вижу, рассказывай!

— Честное слово, ничего особенного, так, обычные переживания, — попыталась я вывернуться и чтобы мама ничего не заподозрила и не стала задавать наводящие вопросы, сама пошла в атаку, — а когда приедет князь? Мам, нам что-то угрожает?

— Надеюсь, это не так страшно, как могло бы казаться в случае стычек с морянами, — произнесла мама и, открыв мою комнату, подтолкнула меня внутрь. — Переодеться нужно, ты ведь вся сырая. А ещё лучше иди под душ, чтобы смыть весь песок. Опять ныряли?

— Ага, мам, так и есть. У меня даже стало получаться!

— Я рада, но всё же, отправляйся под душ!

— Сейчас, — пискнула и попыталась расстегнуть пуговки, но ловкие мамины руки меня быстро вытряхнули их одежды и отправили под теплые струи воды. — Мам, а всё же, когда вернётся князь? Он ведь всех нас защитит вместе с Росом?

— Обязательно, моя хорошая. А пока Властислав командует и, кстати, это у него отлично получается. Я уверена, из него выйдет прекрасный князь и правитель.

Я, поджав губы, выслушала мамины восторги относительно оборотня, который совсем недавно взъелся на меня непонятно за что. Нет, конечно, я согласна, что надо быть осторожнее и не создавать всем проблем, но ведь можно было поговорить со мной другим тоном! Это с новенькой кухаркой он в прошлом месяце на празднике лета ворковал, ущипнув её за пышную задницу. Думает, раз я маленькая по его меркам, значит, не заметила, как в то время, когда кухарка обносила стол вином, она виляла перед ним своим круглым задом! И он оказывал ей знаки внимания!

— Родная, ты где витаешь? — донесся до меня мамин голос, а затем теплая вода перестала течь и на меня упало большое махровое полотенце, — вытирайся, сейчас будет полдник, а потом сядем за занятия.

— Но ведь лето! — попыталась я возразить, — и все не учатся! Я спрашивала у ребят, у них в местной школе летом никто не учится, а почему я посещаю занятия? То вышивки, то чтение или стихи. Пишу по целому часу в день!

— Леди учится всегда, — усмехнулась мама, — а уж два часа в день в летнее время можно и потерпеть. Я права, Ксюш?

— Права, мам. И всё-таки, когда вернётся князь?

— Не знаю, родная, но думаю очень скоро, — с грустью в голосе отозвалась она, помогая мне натянуть платье.

Я-то точно знаю, и видела, как и все вокруг, что мама очень любила своего мужа, Лёлиного папу, а без него она всегда была немного грустная, как сейчас.

— Не переживай, он скоро вернётся и всё наладится! — постаралась я утешить свою мамочку и прижалась к ней.

— Какая же ты у меня большая, — вздохнула она с улыбкой, — ровно по плечо мне! И всё понимаешь!

— И я тебя люблю, мам, — прошептала, сердцем осознавая, что так и есть.

* * *
Радомир, владение оборотней-лисов.

Собрание представителей знати от родов.

— И всё-таки, — настаивал громким голосом князь Димитрий, оборотень из рода лисов, — я предлагаю использовать оружие и против друг друга.

— Давно пора! — верещал граф-утка, — нужно менять старые устои. Люди имеют право убивать друг друга, а мы должны смотреть и меч- наше единственное оружие?

— Нельзя идти против воли предков! — шумно возражал старый оборотень-волк, — мы по-прежнему внутри себе подобных должны воевать только на мечах, иначе смерть каждому представителю рода!

— А хочешь ружье или пистолет, так кто тебе мешает разрядить его в браконьера или разбойника- человека! — сердито вторил старый оборотень- рысь, с которым Радомир не имел общих границ.

— Что скажешь, Видар? — обратился к оборотню лис Димитрий, — или со всем согласен?

— Читайте, — произнес Радомир и бросил письмо лису. Эту бумагу буквально пять минут назад пронес на заседание Росляр. — Вслух, чтобы каждый слышал!

Димитрий с любопытством поднял развернутое письмо, принюхался к бумаге, и только потом зачитал письмо Андрия:

— ….. На нас напали моряне…. Более тридцати кораблей высадились у наших берегов, и пока мы держимся, но боюсь, это временно. Готовься. Я постараюсь дать отпор, но если есть возможность, жду помощи…

В огромном зале повисла тишина, и Видар обвел тяжелым взглядом присутствующих. Ему не терпелось сорваться и уехать к себе, в Лесное княжество.

— Все считают, что с себе подобными мы, как и раньше, не должны использовать другое, более мощное огнестрельное оружие? — начал Радомир, привстав со своего кресла. Внушительная стать, решительность во взгляде и крутой нрав оборотня заставлял прислушиваться, а то и пригибать голову.

— Да, по-прежнему, — отозвался старый волк, оскалившись, но не из желания угрожать Видару или прочим, скорее по привычке.

— Тогда, — заметил Радомир и жестко усмехнулся, — будьте готовы быстро собрать по тридцать воинов, как записано в старом межродовом договоре на защиту крайнего. Андрий тут будет крайним, он как раз принял удар за всех нас.

— Но нам тоже нужно обороняться, — заметил оборотень-рысь с крайних земель, а Видар выглянул на него, словно окатил кипятком и тот замолчал.

— Так может быть, мне одному помощь Андрию посылать? А потом сделать коридор? Чтобы моряне прошли к вам? И посмотрю, как вы тогда запоёте, а? — резко бросил Видар, обведя взглядом желающих отсидеться за чьей-либо спиной.

— Князь Радомир прав, — вставил своё слово Димитрий, на чьих землях как раз проводилось собрание. — Мы не должны терпеть набегов на свои земли. И отвечать так, чтобы больше никто не посмел замахнуться.

— Наши предки веками жили при этом договоре… — начал перекрикивать всех волк.

— Тихо! — наконец-то крикнул Димитрий, а прочие вожаки-оборотни прислушались к нему. Димитрий в этот раз был председателем собрания, принимал всех гостей на своей земле, а значит, имел право на отдельное главенствующее слово. — Удобно отсиживаться в кустах? Удобно! Удобно кричать «Мы чтим предков»? Удобно!

— Так мы их действительно чтим, — усмехнулся старый волк.

— И это правильно, — резко отозвался Димитрий, — но получается, мы отдадим Андрия на разграбление змеям? А его княжество это уже не наше дело? Это завещали нам предки?

— Слово прошу, — Радомир поднял руку, и все посмотрели на него, а лис кивнул, соглашаясь, — спасибо. Не пойму я, в чём спор? Мы разве друг на друга с огнестрельным оружием полезли? Или каждый из нас не имеет его у себя в сундуках? Имеет, это известный факт. Только одно дело со змеями воевать, другое нарушать договор, в котором сказано" напавшие на себе подобных с огнем, уничтожаются под корень". А разве змеи когда-либо участвовали в этом договоре? Или у нас с ними вообще велись дела, кроме тех, что давали им отпор?

— Не было договора, — одобрительно высказался молодой лис, сосед Димитрия.

Одобрительный шепот прошелся по залу, но кое-кто продолжал упорствовать:

— Сегодня мы отойдем от одного закона, а завтра..

— А ты не отходи, — повысил голос Радомир, — отправляй своих воинов к Андрию. Мои уже там! А если кто не согласен с нововведением, то предлагаю устроить голосование! Но войска на помощь Андрию, согласно старинному договору, каждый должен предоставить!

— Дело, — крякнул одобрительно оборотень-утка. — Я за то, чтобы иметь возможность обороняться оружием против змей!

— Куда катиться мир? — пробурчал оборотень-волк, но тоже поднял руку, в знак согласия с Радомиром.

— А если на то пошло, — медовые глаза князя Видара потемнели от гнева и решимости, — то скоро нас самих перестреляют как котят или забавных зверюшек. Нам нужно больше учить своих воинов пользоваться оружием. У наших давних предков не было его, а у нас используется все чаще и чаще!

Одобрительный гул голосов снова поддержал Радомира, большинство составляли молодые, прогрессивные представители знати. Старые оборотни больше отмалчивались, или кивали на былые времена, когда и небо было синее и трава зеленее.

— А я вот думаю, что у князя Радомира воины давно оружием пользуются, — скрипнул старый волк.

— Пользуются, — согласился Видар и тут же прочел недоумение на некоторых лицах, — в качестве тренировки- в обязательном порядке. На деле против участников нашего договора- нет. Младенца с рождения приучают ложкой или вилкой пользоваться, а мы воинам будем бить по рукам?

— Голосуем, — произнес Димитрий и на этот раз все вожаки подняли руки в знак согласия, что отныне оборотни имеют право на защиту собственных земель и жизней при помощи оружия, даже если нападающий не будет являться человеком.

Спустя час, после подписания бумаг и соблюдения всех правил заседания, Радомир со своим небольшим отрядом выехал в сторону собственного княжества. Он знал, что по прибытии на свое место каждый из оборотней, присутствовавших на заседании, вышлет отряд, а это помощь Андрию.

Мысль о безопасности собственной семьи для князя всегда была на первом месте. Видар тщательно готовился к обороне собственного замка заранее. И знал, что в случае чего, из замка выкопано несколько спасительных подземных ходов. Один выходит к реке, остальные в разных местах леса. И всё же, даже если змеям удастся прорваться на земли Видаров (неизвестно, сколько на самом деле нападающих, чтобы судить о полной безопасности) князь предпочел бы, чтобы к этому моменту семья уже была далеко, а лучше- в Тарсмании. Он перетерпит разлуку с Ярой, тем более, если будет твердо знать, что Ярослава, Лёля и Ксюша в полной безопасности.

* * *
Ярослава

Утро уже грозилось стать жарким, и Ярослава умылась холодной водой, промокнув лицо мягким полотенцем. Вчера Властислав отправил письмо отцу и по всем прикидкам оно должно уже быть в руках мужа и это хорошо. Прошло всего-то несколько дней, а Яра уже очень скучала и по этим необыкновенным медовым глазам и по ласкам, что еженощно дарил любимый зверь. И, может быть именно в этот момент Рад уже возвращается домой, подгоняемый тревогой о своей семье.

— Мам! — раздался звонкий голосок неугомонной Лёли, и Ярослава улыбнулась, не желая омрачать своим видом дочь.

— Что, солнышко?

— А папа когда приедет? — спросила дочка, заглядывая в лицо такими же медовыми глазами, как у отца.

— Скоро, родная, — отозвалась княгиня, поправляя на дочке платьице, — ну что, пойдём гулять?

— Пойдём, — отозвалась девочка, жмурясь от удовольствия, как маленький котенок.

Они вышли из княжеской спальни, по пути заглянув в библиотеку к Ксюше, читающей историю Белогории, позвали девочку с собой гулять, но та отказалась, сославшись на занятость.

— Мам, а зачем Ксюша столько много читает? Она будет библиотекарем?

— Нет, солнышко, сестричке просто нужно учить уроки по истории, а без книг её не узнаешь.

— Я тоже буду как Ксюша, — сделала свой вывод Лёля и, отпустив мамину руку побежала навстречу Властиславу, что спешил по коридору, — Властик! Властик! Подожди меня!

— Осторожно! — только и успела предупредить Ярослава, но старший сын Радомира уже подхватил девочку на руки.

— Куда направилась? — поинтересовался Видар, обращаясь к сестрёнке и не сводя с неё влюбленного взгляда. Ярославе даже показалось, что заострившиеся в последние два дня черты лица княжича, смягчились при виде девочки.

— Гулять пошли, с мамой, — отозвалась Лёля, прижимаясь к брату, а затем, словно делясь огромным секретом, поведала ему, — а Ксюша с нами не пошла, она всё учит уроки, знаешь?

— Нет, но теперь буду знать. Какие уроки, ведь сейчас лето? — удивленно обратился Властислав к Ярославе, спуская маленькую непоседу с рук.

— Учит, она постоянно что-то учит, — подтвердила с улыбкой Яра, передернув слегка плечами. Ведь уроки это хорошо, это даже правильно. В такой сложный для княжества и всей Белогории момент ни к чему бесцельно загорать и бегать неизвестно где, уж лучше заняться делом, пусть даже и таким.

— И то хорошо, — заметил оборотень отстраненно, а Яру так и подмывало спросить княжича, а сидел ли он в летнее время за теоретическими уроками, но не стала. Ксения очень живая девочка, а в друзьях у неё ровесники- оборотни, вместе с которыми она иногда носится до седьмого пота. А спокойно проведенное за книгой время это и её, материнское спокойствие в свете последних тревожных событий.

— От Радомира нет вестей? — спросила Ярослава по привычке, прекрасно понимая, что после неприятных известий муж вернется, как можно скорее и никакие условности его не задержат.

— Нет, леди, я бы сразу сказал, — отозвался княжич, — вы ведь знаете. Да и отец сам примчится быстрее всех гонцов.

— Ты прав, — кивнула Ярослава, ощутив в своей ладони маленькие, но весьма цепкие пальчики Лёли. — Ну что, пошли? — обратилась она к дочери.

— Да! — подпрыгнула беззаботная девочка, увлекая маму за собой.

Ярослава не видела, как Властислав с теплотой посмотрел им вслед, перевел взгляд в сторону, где, по его мнению, сейчас должна была бы находиться Ксюша, но отправился по своим делам на тренировочную площадку. Там Важан с Креном гоняли молодых оборотней, готовя их к самому худшему-встрече с морянами. Не стоит недооценивать врага, даже если считаешь себя отличным бойцом.

Княгиня вместе с младшей дочерью вышла на улицу и отправилась к небольшому фонтанчику, рядом с которым росло несколько деревьев, в том числе и плодовых. Кроны раскидистой яблони и клёна переплелись, создавая спасительную тень, а деревянные скамеечки с резными спинками делали этот отдых в такую жару более приемлемым. Марфуша вместе с сыном Васильком их уже поджидала, расслабленно прислонившись к спинке скамейки. Молодая женщина снова была в положении, что приводила её мужа, Росляра в восторг. За свою жену и сына он был готов стереть всех и вся в порошок, считая Марфушу самой нежнейших из женщин.

— Ох, барынька, — произнесла подруга, по старой привычке называя княгиню "барынькой", — жара-то какая!

— Устала, Марфуш? — спросила Яра, показав на округлившийся животик молодой женщины, — давай, завтра с Васей посижу, а ты хоть отдохнёшь?

— Ничего, справлюсь, — она улыбнулась леди, осторожно поглаживая живот, — к новому году буду бегать, как и положено жене и матери.

— Рос тебе побегает! — усмехнулась Ярослава, устраиваясь рядом с подругой и наблюдая, как Лёля присела рядом с Васильком на бордюр фонтанчика. Дети мочили руки, плечики и, судя по довольным личикам, это им доставляло неимоверное удовольствие. — От Лисовых что слышно?

— Письмо вчера передали, — отозвалась тут же Марфуша, обмахиваясь платком, — пишут, что старостой Степана предлагают выбрать, а он думает, не может решиться.

— А чего думает? — переспросила княгиня, оторвав свой взгляд от детей, — Степан мужчина правильный, к нему в деревне прислушиваются.

— Ответственность, а потом переживает, что это из-за нашей близости к князю его выбрали. Схитрили односельчане-то.

— Всё может быть, — согласилась Ярослава, — только Степан честный, доверием у людей пользуется, уважением, а это и до нас было.

— Правда ваша, барынька, — согласилась Марфа и тут же прикрикнула на сына, который из обеих ладошек вылил воды на макушку довольной Лёле, — Василёк! Ты чего удумал, сорванец? Разве леди обливают водой? Да ведь ты должен защищать её!

Веселый смех девочки свел на нет вздохи Марфуши, и женщины замолчали, радуясь редким порывом небольшого ветерка и благословенной тени, окружающей их.

Изматывающая жара действовала на всех удручающе, заставляя постоянно искать спасения в тени. И это хорошо, что кругом леса не городские постройки с каменными дорогами и небольшими парками. И только вечером все оживало, особенно веселились дети, которых трудно было уложить спать. Но когда даже неугомонные дети и слуги отправлялись на покой, Яра подходила к окну их с Радомиром спальни, присаживалась на стульчик и смотрела на дорогу, ожидая мужа. Иногда глаза, не такие зоркие, как у рысей, выхватывали чей-то приближающийся силуэт, но эти всадники оказывались не князем. Это были то припозднившиеся путники, то возвращающиеся от кого-то слуги.

Все было, как всегда и вместе с тем новости последних дней заставляли сомневаться в повседневности событий. Воины Андрия с переменным успехом то теснили врага, то отступали. Дополнительное подкрепление Властислав выделил сегодня утром и Яра была уверена, что рыси уже дрались, не жалея себя. Ей было страшно даже представить, если эти монстры (а по-другому Яра для себя не видела змее-людей) приблизится к её родному княжеству, ставшему родным. Ведь она уже по-настоящему сроднилась с этими жителями, временами меняющими человеческую кожу, как у неё самой, на звериную шерсть.

Внезапно взгляд женщины зацепился за чей-то силуэт, въезжающий в ворота замка, и Ярослава сердцем почувствовала, что это он, самый лучший на свете мужчина. И пусть никого из охраны не было рядом, она непременно следовала где-то позади, ведь Радомир всегда так спешил домой, что опережал всех и вся.

Надев мягкие туфли, Яра быстро спустилась навстречу мужу, ощущая, как радостно бьётся её сердце в предвкушении встречи с любимым. А ещё хотелось просто побежать навстречу, броситься в объятия и услышать что-то такое, от чего кровь прильёт к лицу и захочется немедленно в постель. Кто мог подумать несколько лет назад, что она вообще будет по кому-то скучать, до умопомрачения, до животного желания отдаваться мужу везде и всюду. Что одного взгляда этого зверя будет достаточно, чтобы она, взрослая и разумная женщина мечтала прижаться к нему, а еще непременно услышать, что любима.

— Радомир! — тихо вскликнула она радостно, спускаясь по лестнице.

А муж быстрыми шагами уже шел навстречу Яре, еле сдерживаясь, чтобы не сорваться на бег. В первое время так и было, стоило супругам расстаться даже на два дня, как последующая встреча перерастала в нечто невообразимое с взаимными признаниями или молчаливым обожанием, если рядом находились дети. Но едва пара оказывалась в спальне, как одежда становилась лишней, а тела прижимались друг к другу всё теснее. И уже никто не смел понапрасну тревожить супругов до самого утра, зная, что к собственнику-мужчине в такой момент лучше не приближаться. Даже к такому опытному и рассудительному оборотню, как князь Радомир.

— Яра, девочка моя, — шепнул нежно Рад, прижимая Ярославу к себе и осторожно прикусив её мочку уха, — скучала?

— Очень, — произнесла молодая женщина и тут же потянулась к губам мужа, но сорвать удалось лишь легкий поцелуй. Старший княжич тоже был рад приезду собственного отца и спешил к нему навстречу.

— С приездом! — раздалось за спиной княгини, и супруги обернулись. Конечно, нельзя сказать, что Властислав подкрался незаметно, но только теперь на него, как и на прочих слуг, сновавших туда-сюда, обратили внимание.

— Я приду, — шепнул князь на ухо жене, лизнув ее в ухо, от чего Яра едва не рассмеялась, всё-таки это было щекотно. И подтолкнув жену в сторону ступеней, а значит, и по направлению к общей спальне, обратился к сыну, — пошли? Доложишь что и как.

Ярослава уснула, поджидая мужа. Она ворочалась с бока на бок, вздыхала, представляя, что же на самом деле творится сейчас у Андрия во владениях, если столько времени Радомир не идет спать? И чем грозит это им, соседям и родственникам? А ещё, зная характер собственного мужа, она очень переживала, ведь была уверенна, что Радомир может броситься на выручку лично. А управление и оборону здесь оставит Властиславу.

И только глубокой ночью сквозь сон Яра почувствовала, что муж наконец-то рядом. И он по-хозяйски прижимает её спиной к себе, властно обнимая и даря успокоение.

— Люблю тебя, зверь, — прошептала сквозь сон княгиня, а в ответ получила довольный тихий вздох мужа.

Глава 2. Пошло-поехало или кто виноват

Ксения

И снова настал день, полный недосказанности и тревоги. Ночью вернулся князь, и я вздохнула свободнее. Отчего-то казалось, что Радомир разведет все беды руками, отгонит непонятных злобных монстров оборотней-змей. И вернёт ощущение спокойствия и счастья, которое совсем где-то затерялось в последнее время. Князь приехал, и к нему потянулись то закопченные гонцы от Андрия, покрытые пылью дорог. То гонцы от других вожаков-оборотней, которые, поговаривают, тоже отправляли свои отряды на подмогу нашим соседям.

Я устала от бесконечного сидения в четырёх стенах, если так можно назвать замковые стены, ставшие родным домом. Устала от того напряжения, что сквозило во взгляде как слуг, как и взрослых мужчин-оборотней. Даже Властислав перестал меня цеплять, молчаливо бросая задумчивые взгляды. После тех обидных для меня слов, мы больше не встречались с ним с глазу на глаз, и это меня почему-то тревожило и раздражало. Но я держалась, не решаясь заговорить с ним первой.

Иногда удавалось узнать новости из соседнего княжества и от этого становилось не по себе. Я даже не представляла, как они выглядят люди-змеи, способные держаться на воде долгое время и оборачиваться в очень мерзких чешуйчатых тварей.

И вот как раз в такое непростое для княжества время, щедро сдобренное июльской жарой, мои подружки- две девочки-оборотня, предложили сходить искупаться на речку.

— Может не стоит? — я закрыла свою книгу и осмотрелась. Подруги пришли в тот момент, когда я сидела в тени сада, под раскидистой яблоней. Старые ветки дерева клонились к земле, усыпанные недозрелыми плодами, тем самым закрывая меня от палящих лучей. Можно было бы спрятаться в каменном замке, но и там я настолько устала находиться, что казалось, стоит еще сутки провести в библиотеке или в душном классе и моя голова разорвется на тысячи кусочков.

— Нет, ты, конечно, можешь оставаться, — пискнула рыжая Машка, — но мы хотели как лучше, и пришли за тобой! Как подруги!

— Ага, — поддакнула блондинка Лизка. А потом разочарованно протянула, — думали, ты, Ксюшка, с нами.

— Боюсь, не влетело бы нам с вами, — с сомнением произнесла я и подняла голову. Солнце палит нещадно, а небольшой ерик, несущий свои воды в реку, находится от нас не так уж и далеко- всего-то в километре. Можно сказать — под боком или под воротами замка.

— А за что? Разве нам запретили отходить на небольшое расстояние? — возмутилась Машка, — к тому же видела, сколько народа рыщет по лесам, не подпуская врагов? И это так далеко. А приток, он ведь близко!

Километр, это действительно немного, особенно если ты изнываешь от жары. И появился великий соблазн поплавать. А ещё, это хоть какое-то, да развлечение за последние дни.

— Ну, хорошо, — поднялась я со скамейки и потянулась. А затем, оставив книжку на скамейке, согласилась, радуясь прекрасной идее подруг, — пошли, только ненадолго!

— Вот это по-нашему! — удовлетворенно вскликнула Лизка, и мы побежали, уже предвкушая, как окажемся в воде и поплаваем. ...

Скачать полную версию книги