КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605667 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239872
Пользователей - 109912

Последние комментарии


Впечатления

ASmol про Кречет: Система. Попавший в Сар 6. Первообезьяна (Боевая фантастика)

Таки тот случай, когда написанное по "мотивам"(Попавший в Сар), мне понравилось, гораздо больше самого "мотива"(Жгулёв.Город гоблинов), "Город гоблинов" несколько раз начинал, бросал и домучил то, только после прочтения "Попавшего в Сар" ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Понарошку: Экспансия Зла. Компиляция. Книги 1-9 (Боевая фантастика)

Таки не понарошку, познакомился с циклом "Экспансия зла" Е.Понарошку, впечатление и послевкусие, после прочтения осталось вполне приятственное ... Оценка циклу- твёрдое Хорошо, местами отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
srelaxs про серию real-rpg (ака Город Гоблинов)

неплохая серия. читать можно хоть и литрпг. Но начиная с 6ой книги инетерс быстро угасает и дальше читать не тянет. Ну а в целом довольно неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Тамоников: Чекисты (Боевик)

Обложка серии не соответствует. В таком виде она выложена на ЛитРес
https://www.litres.ru/serii-knig/specnaz-berii/ в составе серии Спецназ Берии.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Шалашов: Тайная дипломатия (Альтернативная история)

Серия неплохая. Заканчиваю 7-ю часть.
Но как же БЕСЯТ ошибки автора. Причём, не исторические даже, а ГРАММАТИЧЕСКИЕ.
У него что, редактора нет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Пираты Карибского моря. Проклятие «Черной жемчужины» [Ирен Тримбл] (fb2) читать онлайн

- Пираты Карибского моря. Проклятие «Черной жемчужины» (пер. Ирина Рычина) (а.с. Пираты Карибского моря ) (и.с. Книги по фильмам) 1.14 Мб, 58с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ирен Тримбл

Настройки текста:



Литературно-художественное издание

Для детей среднего и старшего школьного возраста


ПИРАТЫ КАРИБСКОГО МОРЯ.

ПРОКЛЯТИЕ «ЧЕРНОЙ ЖЕМЧУЖИНЫ»


Название на языке оригинала: Pirates of the Caribbean. The Curse of the Black Pearl


Пересказ Ирен Тримбл

Фотографии кадров: Эллиотт Маркс и Джон Брамли

Основано на сценарии Тэда Эллиотта, Терри Россио и Джея Уолперта

Продюсер Джерри Брукхаймер

Режиссер Гор Вербински

Перевод Ирины Рычиной

Редактор Ольга Медведская

Глава 1

Ну, слушайте: давным-давно из уст в уста передавали легенду о призрачном черном корабле, иногда появлявшемся среди густого тумана. Паруса у него были огромными и черными, будто скроенными из тени и сшитыми нитью греха. Палубы и мачты залиты кровью тех невинных душ, на долю которых выпало столкнуться с черным кораблем. А команда этого корабля, все сплошь пираты, обречена до скончания веков плавать под буйными ветрами убийств и коварства.

Но, конечно, это всего лишь старая моряцкая байка. Ты ведь не веришь в призраков, правда?

Туман стоял ужасный. И все же гордость королевской гавани, парусник «Неустрашимый», держался положенного курса. Вооруженный пятьюдесятью пушками и опытной командой, способной отразить любую атаку пиратов, «Неустрашимый» медленно двигался по темному морю.

На носу корабля одиноко стояла самая юная пассажирка. Звали ее Элизабет Свон. Она сжимала изящными ручками деревянное ограждение и ежилась от холода. Элизабет совершенно не боялась того, что могло подстерегать судно в тумане. Она даже втайне мечтала повстречать настоящего пирата! Ей вспомнилась старинная песенка, и, стоя в серой дымке, девочка начала напевать:

Йо-хо, йо-хо, пиратская жизнь по мне,
Йо-хо, йо-хо, пиратская жизнь...
Внезапно чья-то рука крепко сжала ей плечо.

– Тише, мисс! – проворчал моряк. – В этих водах чертовы пираты – не редкость! Хотите, чтоб они на нас напали?

Элизабет, которой тогда было всего двенадцать, уставилась огромными глазищами на грубое, обветренное лицо мужчины.

– Мистер Гиббс! – строго обратился капитан Норрингтон к старому моряку.

– Но она распевала про пиратов! – стал оправдываться Гиббс. – А это к несчастью, особенно когда увязаешь в таком густом, неизвестно откуда взявшемся тумане... Попомните мои слова!

Элизабет знала, что все ждут от нее примерного поведения. Она плыла в Порт-Рояль, на Ямайку, куда ее отец был назначен губернатором.

– Мы должны держаться как подобает нашему классу, – напомнил он ей, выйдя на палубу. Элизабет кивнула, но в душе продолжала лелеять мечту о встрече с пиратом.

Она молча смотрела за ограждение, вглядывалась в глубокие зеленые воды. И вдруг она увидела, как что-то колышется в волнах. Это был зонтик от солнца! Такое зрелище позабавило девочку, она стала гадать, откуда бы он мог приплыть, и тут на воде, в окружении белой пены, показалась фигура покрупнее.

– Смотрите! – вскричала Элизабет, тыча пальцем за борт. Там, совсем близко к кораблю, проплывало неподвижное тело.

Капитан Норрингтон отреагировал молниеносно.

– Человек за бортом! – крикнул он.

Но у Элизабет глаза были более зоркие.

– Мальчик за бортом! – поправила она, заметив, что дрейфующий по волнам бедолага не старше нее.

– Принесите багор и выловите его! – скомандовал капитан Норрингтон матросам. Элизабет смотрела, как команда «Неустрашимого» замахала баграми и подцепила безвольное тело, когда оно проплывало мимо.

Губернатор Свон помог капитану Норрингтону втащить мальчика на борт. Элизабет подошла ближе.

– Он все еще дышит! – объявил Норрингтон, приложив ухо к губам пострадавшего.

– Но откуда он взялся? – недоумевал губернатор.

Команда «Неустрашимого», столпившись на палубе, вглядывалась в море в поисках ответа, и тут Гиббс неожиданно воскликнул:

– Пресвятая Мария, Матерь Божья!

Высунувшись за ограждение, Элизабет смогла разглядеть обломки и плавающие вокруг тела моряков. Затем из тумана медленно вырос обугленный и дымящийся остов погибшего корабля.

Капитан Норрингтон, опасаясь, что это дело рук пиратов, велел своим людям готовиться к битве.

– Тащите мальчишку на корму! – крикнул он. – Нужно освободить палубу!

Губернатор Свон разжал вцепившиеся в ограждение пальцы Элизабет и повлек дочку на корму, подальше от ужасного зрелища.

– Поручаю его твоим заботам, – сказал он ей, когда двое матросов перенесли бесчувственное тело мальчика за капитанский мостик. – Присмотри за ним.

Элизабет, кивнув, подошла и опустилась возле него на колени, а губернатор поспешил прочь. Девочка аккуратно откинула волосы со лба мальчугана. И тут веки его затрепетали, и глаза открылись.

– Меня зовут Элизабет Свон, – промолвила она и взяла его за руку.

– Уилл Тернер, – прошептал мальчик.

– Я буду присматривать за тобой, – сказала девочка, стараясь подбодрить и успокоить его, но он снова потерял сознание.

Когда он пошевелился, ворот его рубашки распахнулся, и Элизабет заметила на шее Уилла золотую цепочку с медальоном. Она осторожно сняла ее и повертела медальон в руках, надеясь, что тот сможет поведать ей что-нибудь о своем владельце. К своему изумлению она обнаружила, что золотая кругляшка украшена черепом и перекрещенными костями!

– Так ты пират! – прошептала она.

Тут подошел капитан Норрингтон, и Элизабет торопливо спрятала медальон за пазуху.

– Он что-нибудь говорил? – спросил Норрингтон, возвышаясь над распростертым на корме телом мальчугана.

– Его зовут Уилл Тернер, – ответила Элизабет. – Это все, что мне удалось узнать.

– Очень хорошо. – И капитан Норрингтон зашагал прочь.

Убедившись, что возвращаться он не намерен, девочка вытащила медальон и снова принялась его разглядывать. Но тут жуткое зрелище приковало к себе все ее внимание. Девочка так перепугалась, что не могла и слова вымолвить. Из тумана возник огромный корабль с черными парусами. На самой высокой мачте развевался флаг – череп с перекрещенными костями! А потом зловещий корабль, неуязвимый для грохочущих пушек «Неустрашимого», снова скрылся во мгле. Элизабет показалось, что череп на флаге улыбнулся ей на прощанье...

Глава 2

Внезапно раздался громкий стук, и Элизабет открыла глаза. Она лежала в своей уютной постели в губернаторском поместье. Через миг она сообразила, что это был всего лишь сон. Встав, она зажгла стоявшую у изголовья масляную лампу и выдвинула маленький ящичек своей шкатулки с украшениями. Вот он! Золотой медальон, который она тайком сняла с Уилла Тернера восемь лет назад.

– Ты до сих пор в постели? В такой час? – Из-за двери раздался настойчивый стук и голос отца.

Элизабет быстро надела на шею медальон, набросила халат и впустила губернатора.

– Какой чудесный денек! – объявил он, переступая порог. В руках он держал большую коробку. – У меня для тебя подарок!

Мимо него в комнату проскользнула горничная и отдернула тяжелые шторы, за которыми синело утреннее небо и простирался пейзаж Порт-Рояля. Это был маленький чистый городок с уютной гаванью, охраняемой пушками Форт-Чарлза, расположившегося у входа в бухту.

Губернатор Свон открыл коробку и извлек оттуда элегантное бархатное платье.

– Я подумал, что ты могла бы надеть его на сегодняшнюю церемонию, – сказал он, а Элизабет, обрадовавшись подарку, подхватила наряд и скрылась за ширмой. – На церемонию присвоения капитану Норрингтону нового звания, – добавил отец.

– Я знаю, – выглянув, ответила Элизабет, а горничная тем временем затягивала на ней корсет.

Девушка знала, что отец давно носится с идеей выдать ее замуж за капитана Норрингтона, но саму ее этот брак ничуть не интересовал.

– Он настоящий джентльмен, – продолжал губернатор, стараясь убедить дочь. – К тому же обожает тебя, ты же знаешь.

Элизабет, нахмурившись, вышла из-за ширмы. Платье было великолепное, но, к сожалению, слишком тесное.

– Мне сказали, что оно сшито по последней лондонской моде, – губернатор с улыбкой оглядел свою красавицу дочь.

– Должно быть, лондонские дамы научились обходиться без воздуха, – заметила Элизабет, поправляя платье, чтобы можно было хоть как-то дышать.

Когда Элизабет с отцом уже собрались отправиться на церемонию, дворецкий объявил, что пришел посетитель.

Губернатор спустился по лестнице и увидел, что в холле его ожидает юноша с длинным подарочным футляром. Это был не кто иной, как Уилл Тернер, молодой человек двадцати лет, по профессии кузнец.

– А, мистер Тернер! – воскликнул губернатор. – Рад видеть вас снова.

– Добрый день, сэр, – отвечал Уилл. – Вот ваш заказ.

Губернатору не терпелось увидеть принесенную кузнецом шпагу. Он открыл футляр и довольно улыбнулся. Губернатор собирался вручить эту парадную шпагу, выкованную из крепчайшей стали и украшенную золотом, капитану Норрингтону во время церемонии. Надо отдать Уиллу должное, он отлично знал свое дело.

Юноша принялся демонстрировать губернатору достоинства шпаги, ее легкость и баланс, но тут он поднял взгляд и заметил спускающуюся по лестнице Элизабет. Она была очаровательна как никогда. Лицо Уилла просияло.

– Ах, Элизабет, ты выглядишь потрясающе! – произнес губернатор Свон.

– Рада вас видеть, – поприветствовала гостя Элизабет. Ее улыбка говорила о глубокой симпатии к молодому кузнецу. – Кстати, вы мне сегодня снились. Я как будто бы заново пережила тот день, когда мы впервые встретились. Помните?

– Как я мог забыть, мисс Свон? – ответил юноша.

Разговор принял оборот, который вовсе не понравился губернатору. Тот взял у Уилла шпагу и торопливо выпроводил Элизабет за дверь.

– Всего доброго, мистер Тернер, – бросила напоследок девушка и снова улыбнулась своему симпатичному знакомому.

Затем она подобрала пышные юбки и забралась в ожидающую у подъезда карету. А за ней последовал и ее отец. Уилл стоял на крыльце и смотрел вслед удаляющемуся экипажу, пока тот не растворился в суете шумных улиц Порт-Рояля.

Глава 3

По пути в Форт-Чарлз Элизабет видела королевский парусник «Неустрашимый», стоявший на якоре в залитой солнцем гавани. Корабль охранял жителей Порт-Рояля от воров и пиратов. И, словно одного присутствия «Неустрашимого» было мало для того, чтобы держать преступников в страхе, на виселице, построенной у самого берега, болтались скелеты четверых пиратов. Пятая петля пустовала, а на веревке красовалась табличка: «ПИРАТЫ, ВЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНЫ!»

К тому времени, как Элизабет и ее отец прибыли в форт, жаркое солнце уже стояло в зените. Девушка успела пожалеть, что надела такое тяжелое платье в знойный день. Но несмотря на палящую жару, казалось, весь город собрался, чтобы увидеть, как капитана Норрингтона произведут в чин командора. Услужливые помощники проводили губернатора и его дочь на отведенные им места, и церемония началась.

Все вроде бы шло хорошо... Но тем временем далеко внизу, под уступом скалы, в утлой лодчонке проплывал один из самых знаменитых пиратов во всех испанских колониях. Его звали капитан Джек Воробей. Он с серьезным и уважительным видом кивнул раскачивающимся на виселице пиратским скелетам и двинулся дальше. Когда он очутился в гавани, взгляд его упал на бросивший якорь парусник. Капитан Воробей прибыл в Порт-Рояль с одной мыслью – раздобыть себе судно покрупнее.

Он пристально осмотрел «Неустрашимого». И хотя сразу было видно, что это мощный корабль, оснащенный пятьюдесятью пушками, внимание Джека Воробья привлек не он, а королевский парусник «Перехватчик», небольшое маневренное судно с несколькими пушками и мортирой посреди главной палубы. Корабль был пришвартован к берегу у скал, среди которых возвышался Форт-Чарлз.

Обычно если глаз Джека падал на вещь, которую ему хотелось заполучить, пират не терял времени даром. Беззвучно гребя, он направил лодку к причалу.

Капитан порта придирчиво осмотрел Джека с ног до головы.

– Эй ты, там! – крикнул он. Вид новоприбывшего и его обшарпанной посудины не внушал ему доверия. – Утренняя плата, чтобы попасть в порт, шиллинг. И мне нужно знать твое имя!

Помощник начальника порта открыл громадную регистрационную книгу, где расписывались все причаливающие. Джек лучезарно улыбнулся.

– А если я дам вам три шиллинга, и мы забудем об именах, а? – спросил пират и кинул монеты на исписанные страницы.

Выражение лица начальника порта переменилось, как будто он сначала принял Джека за кого-то другого, а теперь понял свою ошибку. Он протянул руку через плечо своего помощника и длинным скрюченным пальцем захлопнул книгу. Отступив в сторону, он торжественно произнес:

– Добро пожаловать в Порт-Рояль, мистер Смит!

Шутливо отсалютовав капитану порта, Джек поправил висевшую на боку шпагу и с улыбкой зашагал по причалу прямо к «Перехватчику». «Кажется, день сегодня выдался на славу», – подумал он.

Проходя мимо «Перехватчика», пират натолкнулся на двух охранявших судно солдат.

– Посторонним здесь не место, – предупредил его один из часовых.

– Простите, я не знал, – промолвил Джек, и тут его чуткое ухо уловило звуки музыки, доносившиеся их Форт-Чарлза. Он прикрыл глаза ладонью от яркого солнца и посмотрел вверх.

– Что это они там затеяли, в форте? А вас двоих не пригласили?

– Кому-то же надо охранять этот причал, а то бродят тут всякие... – Часовой красноречиво оглядел потрепанный пиратский наряд Джека.

– Совершенно верно, – согласился морской разбойник. – У вас благородная миссия. Уверен, это очень важная посудина.

– Корабль, – строго поправил его солдат. – Командор Норрингтон собирается устроить на нем охоту за последними пиратишками, которые еще остались в Карибском море. Ни одно судно не сравнится с «Перехватчиком» в скорости.

– Неужели? – равнодушно переспросил Воробей. – А я вот слышал об одном. Говорят, оно до того быстрое, что никому за ним не угнаться. Называется «Черная жемчужина».

Оба часовых при упоминании легендарного корабля на миг онемели.

– Ни один действительно существующий корабль не догонит «Перехватчика», – наконец ворчливо произнес первый.

– Я видел ее, – покачал головой второй. – «Черная жемчужина» настоящая!

Эти двое начали спорить, существует ли печально знаменитая «Черная жемчужина» на самом деле или это только выдумки. Когда они заметили исчезновение Джека, было уже слишком поздно.

– Эй! – крикнул солдат, увидев его стоящим за штурвалом «Перехватчика». – А ну, убирайся оттуда!

– Извините, – невинным тоном промолвил Джек бегущим по причалу часовым. – Не смог устоять... Уж больно хорошая посудина... то есть корабль.

– Тебе не разрешено подниматься на борт! Как тебя зовут? – потребовал ответа солдат.

– Смит, – как ни в чем не бывало откликнулся Джек.

– И зачем же вы прибыли в Порт-Рояль, мистер Смит? Только без вранья!

– Как, совсем без вранья? Ну ладно! – Джек вздохнул. – Сознаюсь: я собираюсь захватить какой-нибудь корабль, отправиться на Тортугу, набрать там команду и заняться честным пиратством.

Часовые удивленно переглянулись.

– Я же сказал без вранья! – крикнул один из них.

– А по-моему, он говорит правду, – заметил второй.

Тем временем Джек заметил, что в форте поднялся переполох. Красивая девушка в бархатном платье упала со скалы в плещущиеся далеко внизу волны!

Глава 4

Командор Норрингтон и губернатор Свон перегнулись через парапет, намереваясь прыгнуть и спасти Элизабет. Но это значило бы пойти на верную смерть.

– Там внизу скалы, сэр! Это просто чудо, что она не разбилась! – воскликнул солдат, оттаскивая Норрингтона от парапета.

Еще пару минут назад Элизабет стояла здесь, беседуя с командором. Он разглагольствовал о том, что теперь, получив повышение, мечтает найти достойную женщину, которая стала бы его женой.

– Вы достойная женщина, – произнес он, прозрачно намекая, что хотел бы жениться на ней.

Элизабет, хватая ртом воздух, как вытащенная из воды рыба, промолвила, что не может дышать. Но случилось это вовсе не из-за неожиданного предложения Норрингтона. Полуденная жара и тугой корсет сделали свое дело – девушка лишилась чувств, упала со стены форта и полетела навстречу волнам.

Командор и губернатор поспешили вниз, в гавань.

Капитан Джек Воробей нетерпеливо наблюдал за тем, как разворачиваются события.

– Разве вы не собираетесь спасти ее? – обратился он к часовым, когда Элизабет плюхнулась в воду.

Те лишь тупо посмотрели на Джека.

– Я не умею плавать, – признался один. Очевидно, и второй тоже не умел – он лишь затряс головой.

– А еще солдаты! – фыркнул Джек, недовольный тем, что похищение «Перехватчика» откладывается. – Что ж, хорошо. – Он вручил часовым свой пояс и пистолет: – Смотрите не потеряйте.

Джек нырнул в воду и поплыл к Элизабет, уже успевшей скрыться в волнах. Она медленно погружалась все глубже в темные воды. Пышные бархатные юбки окружали ее, будто облако, и вдруг сильная рука обхватила ее за талию.

Джек был опытным пловцом, но даже ему не удавалось вытащить Элизабет на поверхность. Он быстро сообразил, что намокшее и отяжелевшее платье тянет их вниз. Пират резко рванул ткань в стороны, пуговицы отлетели, и вот громоздкий наряд пошел ко дну, а Джек с Элизабет вынырнули.

Часовые помогли вытащить девушку на причал.

– Она не дышит, – заметил один, приложив ухо к ее носу и рту.

– Отойди, – скомандовал Джек и, выхватив нож из висевшего на поясе у солдата футляра, склонился над Элизабет.

Затем, к изумлению обоих моряков, он рассек лезвием корсет ровно посредине. Элизабет тут же закашлялась и стала сплевывать воду.

– Никогда бы до такого не додумался, – сказал часовой.

– По всему видно, что ты не бывал в Сингапуре, – произнес Джек с дьявольской ухмылкой. Он уже собирался поинтересоваться у Элизабет, как она себя чувствует, но тут кто-то приставил к его горлу клинок.

– Встать! – велел ему командор Норрингтон. Пират хотел объяснить, что тут произошло, но понял, что толку от этого не будет.

– Элизабет! С тобой все в порядке? – губернатор бросился к дочери.

– Да, да, все отлично, – ответила девушка.

Цепко схватив Джека за руку, Норрингтон заметил на внутренней стороне запястья незнакомца клеймо в виде буквы П, а над ним татуировку – маленькую птичку, летящую над водой.

– Так-так... Значит, пират, – процедил Норрингтон. – Джек Воробей, если не ошибаюсь? – Прибежавшие вслед за командором солдаты схватились за пистолеты.

– Капитан Джек Воробей, если вам угодно, – уточнил Джек.

– Что-то я не вижу вашего корабля... капитан, – насмешливо произнес Норрингтон.

– Он говорил, что собирается захватить какое-нибудь судно, – сказал один из часовых и протянул командору пояс и пистолет Джека. Норрингтон осмотрел пиратское имущество и фыркнул. Однозарядный пистолет и сломанный компас, не указывающий на север, явно не произвели на него впечатления.

– Ты, без сомнения, самый жалкий пират из всех, о ком я слышал, – язвительно заметил командор.

– Но вы, по крайней мере, слышали обо мне, – с улыбкой парировал Джек.

Норрингтон достаточно насмотрелся на этого клоуна, чтобы понять: завтра утром нужно будет вздернуть его вместе с остальными пиратами, ждущими своей печальной участи в Форт-Чарлзе.

– Принесите кандалы, – холодно приказал он.

– Я этого не допущу! – вмешалась Элизабет. – Пират он или нет, но этот человек спас мне жизнь!

Однако командор Норрингтон не собирался отпускать пленника. Солдаты надели Джеку на запястья тяжелые оковы.

– Наконец-то... – вздохнул Джек и молниеносно взмахнул корсетом, все еще остававшимся у него в руках. Шнуровка обвилась вокруг пистолета, который держал один из солдат. Джек дернул, и оружие полетело в воду. Мужчины на миг растерялись, а Воробей тем временем натянул цепь от кандалов и накинул ее на шею Элизабет. Пистолеты всех солдат и моряков в порту нацелились на пирата, но командор взмахнул рукой, велев всем отступить. Джек захватил Элизабет в заложницы и использовал ее как щит. Норрингтон боялся, что кто-нибудь откроет пальбу и попадет в девушку.

Джек велел Элизабет подобрать его пояс и пистолет, а потом они вдвоем попятились по причалу.

– Это просто неслыханно! Вы – презренный трус! – воскликнула Элизабет, пытаясь вырваться.

Но Джек лишь улыбнулся.

– Я спас вашу жизнь, а теперь вы спасли мою. Мы квиты.

А потом пират громко обратился к собравшимся в порту:

– Леди и джентльмены, вы надолго запомните этот день, когда вам почти удалось поймать Джека Воробья! – С этими словами он отпихнул от себя Элизабет, схватился за корабельный канат, оттолкнулся и взлетел под самые небеса. Норрингтон тщательно прицелился в Джека и выстрелил. Пуля задела веревку, и Джек упал на груду такелажа.

Сделав невероятный кульбит, пират накинул цепь от кандалов на натянутую веревку и съехал на палубу корабля. За какую-то долю секунды он вихрем промчался через нее, спрыгнул вниз и... только его и видели.

– В погоню! – крикнул Норрингтон. Отряд солдат принялся прочесывать улицы и переулки Порт-Рояля. Началась охота за Джеком Воробьем!

Оставшись на причале наедине с дочерью, губернатор Свон накинул свой сюртук ей на плечи. Неожиданно похолодало, и под ногами заклубился густой туман.

Глава 5

Поисковый отряд медленно двигался по узкому переулку. Туман настолько сгустился, что не было видно ни зги. Солдаты обыскали всю округу, но пират, казалось, исчез без следа.

Убедившись, что отряд прошел мимо, Джек выскользнул из своего укрытия – из-за большой статуи. Пробираясь по улочке, он наугад дернул за ручку двери кузнечной мастерской и довольно улыбнулся, когда створки с легкостью отворились.

В кузнице царил полумрак, помещение освещала лишь пара тусклых фонарей. Джек разглядел, что все стены увешаны цепями и инструментами. Пират поблагодарил фортуну за то, что она привела его в подходящее место. Здесь он сможет избавиться от проклятых кандалов. Внезапно раздался громкий всхрап, заставивший его вздрогнуть. В углу спал пьяный кузнец, мистер Браун. Джек приблизился к нему на цыпочках и с силой пнул его, но мистер Браун даже не пошевелился, лишь снова захрапел.

Удостоверившись, что кузнец ему не помеха, Джек подошел к горну и опустил цепь, соединявшую кандалы, прямо на горячие угли. Когда она раскалилась докрасна, пират снял со стены кувалду с короткой рукоятью и резким ударом разрубил металл возле одного из наручников. Запястье побагровело и покрылось волдырями от нестерпимого жара, зато теперь его руки были свободны.

Джек уже собирался обрубить цепь возле второго запястья, когда железный засов на двери со скрежетом отодвинулся. Пират мгновенно юркнул в тень и увидел, как в мастерскую вошел Уилл Тернер.

Юноша огляделся и заметил храпящего в углу мистера Брауна.

– Все там же, где я его оставил, – пробормотал Уилл, а потом заметил лежащую у горна кувалду и произнес: – А вот эту штуку я там не оставлял...

Молодой кузнец потянулся за кувалдой, чтобы отнести ее на место, когда из темноты вдруг вынырнул клинок и хлопнул его по руке!

Уилл отскочил и оказался лицом к лицу с Джеком Воробьем, направившим острие шпаги юноше в грудь. Уилл внимательно оглядел незнакомца.

– Так это за тобой охотится вся эта солдатня! – воскликнул он, не сводя с Джека глаз. – Ты – тот самый пират!

Уилл схватил лежащую возле горна шпагу и скрестил ее с клинком Джека.

– Думаешь, это благоразумно, парень? Бросаться со шпагой на пирата? – ухмыльнулся Джек. К его неудовольствию, Уилл ответил дерзким выпадом.

Уилл и Джек обменивались ударами со скоростью молнии.

– Хочу отдать тебе должное, фехтовать ты умеешь, – сказал Джек, кружа возле Уилла, которому неизменно удавалось отбить все атаки пирата.

Воробей двигался до тех пор, пока дверь кузницы не оказалась у него за спиной. И тут, на глазах у изумленного юноши, он развернулся и кинулся наутек. Уилл не растерялся и запустил свою шпагу Джеку в спину.

Оружие пролетело у Джека над головой и вошло глубоко в дверь. Морской разбойник дернул засов, но все напрасно – ему мешала шпага.

Уилл думал, что уж теперь-то его противник оказался в ловушке, но у Джека Воробья всегда был припрятан козырь в рукаве. Он медленно повернулся к Уиллу и улыбнулся, а сам скользнул взглядом по двери черного хода.

– Это был хороший бросок. И все же есть одно «но» – ты стоишь между мной и выходом, – произнес пират, указывая острием клинка на заднюю дверь. – Только теперь, – добавил он с самодовольной усмешкой, – ты остался без оружия!

Уилл молча снял со стены еще одну шпагу и бросился в атаку.

Парируя, Джек украдкой огляделся по сторонам. Кузница оказалась увешана оружием.

– Кто все это выковал? – спросил он.

– Я, – ответил Уилл под звонкое лязганье сшибающихся клинков. – И я тренируюсь по три часа в день!

– Тебе надо найти себе девушку... Или, может, ты упражняешься со шпагой по три часа в день, потому что нашел девушку, но не можешь ее заполучить? – поддел молодого кузнеца Джек.

– Я упражняюсь по три часа, чтобы при необходимости расправиться с любым пиратом, какого повстречаю! – сердито ответил Уилл и принялся наседать на противника, пока тот не оказался прижатым к стене.

Джек намотал цепь, все еще свисавшую с одного из наручников, вокруг Уилловой шпаги и рванул ее на себя. Но юноша оказался проворнее. Он продел острие в звено цепи и с силой воткнул клинок в потолок. Пират оказался пришпилен к месту.

Джек продолжал размахивать шпагой, раскачиваясь взад и вперед. Он ухитрился развернуться и нажать ногой на мехи горна. В воздух взметнулось облако искр – и прямо в лицо Уиллу. Юноша отпрянул и прикрыл глаза рукавом.

Используя свой вес, пират расшатывал торчавшую в потолке шпагу, пока та не выпала. Спрыгнув на пол, Джек подхватил большой деревянный молот и запустил им в Уилла. Молот угодил юноше в запястье, тот уронил шпагу и упал, а когда поднялся, пистолет Джека уже смотрел ему промеж глаз.

– Это грязная игра! – возмущенно крикнул Уилл. Джек поднял брови и ухмыльнулся, словно бы говоря: «А чего ты ждал от пирата?»

– Тебе повезло, парень, – с этими словами Джек оттолкнул его от двери. – Этот заряд предназначен не тебе.

Джек уже был на полпути к свободе, когда мистер Браун неожиданно выбрался из своего угла и саданул пирата бутылкой по голове.

Джек рухнул на пол, и тут двери кузницы распахнулись и внутрь ринулись вооруженные солдаты. Растолкав их, вперед вышел командор Норрингтон.

– Отличная работа, мистер Браун, – произнес он, нависнув над Джеком. – Надеюсь, вы все надолго запомните день, когда капитану Джеку Воробью почти удалось сбежать!

Люди Норрингтона поволокли пирата прочь, а мистер Браун поглядел на валявшиеся на полу осколки и проворчал:

– Из-за этого мерзавца пропала моя выпивка!

Глава 6

Наступила ночь, и плотный туман одеялом накрыл весь Порт-Рояль. Лишь расположенный высоко на скалах Форт-Чарлз был ясно виден над серой дымкой. Да еще в гавани из тумана, словно акулий плавник, торчала стеньга большого черного корабля. На мачте красовался флаг с черепом и костями.

Туман принес с собой странное, неуютное чувство. Элизабет лежала в своей мягкой постели и читала перед сном, но вдруг пламя лампы замигало, а потом и вовсе погасло. Девушка попыталась снова зажечь ее, но ничего не выходило... Комната погрузилась в полную темноту.


Тем временем в кузнице Уиллу послышался подозрительный шум. Юноша снял со стены топор и вышел в переулок, чтобы поглядеть, что там и как. Однако среди неподвижной белесой мглы не раздавалось ни шороха.

И только Джек Воробей, запертый в тюремной камере, не боялся того, что могло скрываться в тумане. За стенкой сидели трое узников, которых должны были повесить поутру вместе с ним. Они полночи пытались подманить к себе шелудивого тюремного пса, чтобы тот принес им в пасти связку ключей от всех замков...

– Вы можете убить на это хоть целую вечность, – вздохнул Джек, глядя, как они машут перед собакой обглоданной костью. – Эта животина и с места не сдвинется.

– Уж прости нас, что мы не сдаемся, – очень не хочется отправиться на эшафот, – промолвил один из заключенных, держа в руках веревку, которой он надеялся заарканить собаку. Но Джек не присоединился к ним. Он сидел, привалившись спиной к стене, и надеялся на лучшее.


Командор Норрингтон и губернатор Свон прогуливались вдоль набережной с видом на виселицу, и вдруг громовой пушечный залп сбил их с ног. Взрыв сотряс стену тюрьмы, и Джек со своими новыми приятелями подбежали к оконцам.

– Я узнаю эту пальбу! – крикнул Джек сквозь прутья решетки. – Это «Черная жемчужина»!

Каждый раз, как корабль стрелял по городу, воздух вокруг пушек озарялся огнем. Целые кварталы обратились в обломки. Люди в панике повыскакивали из своих жилищ. Вскоре из тумана и дыма показались шлюпки с пиратами. Высадившись на берег, этот сброд быстро захватил Порт- Рояль. Пираты неслись по улицам, поджигая дома и лавки и убивая тех несчастных, кому не хватило ума убраться с их пути.


Уилл Тернер вооружился до зубов. Он прихватил пару сабель, ножи и даже тяжелый плотничий топор. Потом дерзкий молодой кузнец зашагал вверх по переулку. Мимо с криками пробежала женщина, за которой гнался пират. Юноша уложил его, ударив обухом топора в грудь, и пошел дальше.

Протерев слезящиеся от дыма и пыли глаза, Уилл поглядел на резиденцию губернатора. В свете луны он различил фигуры двух морских разбойников, подбиравшихся к дверям особняка. «Элизабет!» – пронеслось в голове юноши, но тут сзади на него обрушился страшный удар.

Глава 7

Оглушительный грохот заставил Элизабет выглянуть в окно. Внизу она заметила двух громил, барабанящих в дверь. Девушка выскочила из своей комнаты и метнулась к парадной лестнице, но так и не успела предупредить дворецкого – тот уже отпер замки!

Два грязных, оборванных пирата, которых звали Пинтель и Рагетти, ворвались в холл. У того, что повыше, Рагетти, был деревянный глаз, поскрипывавший при движении. У каждого на поясе висело по сабле и пистолету. Отполированное оружие блестело, готовое к бою.

Услышав звук выстрела, Элизабет едва не упала в обморок. Перепуганный дворецкий рухнул на пол, а пират с улыбочкой перевел дуло пистолета на девушку.

Она в ужасе помчалась в свою комнату и заперла дверь. Разбойники кинулись за ней вверх по лестнице и ударили в дверь с такой силой, что она едва не слетела с петель. Когда Пинтель ворвался в комнату, Элизабет схватила с постели грелку, наполненную горячими углями, и что есть силы ударила пирата по лицу. Тот отпрянул, держась за обожженный и сломанный нос.

В дверном проеме появился Рагетти, и Элизабет снова размахнулась грелкой. Дымящиеся угли рассыпались по голове пирата, волосы и деревянный глаз мгновенно загорелись. Воспользовавшись переполохом, девушка выскользнула из комнаты и устремилась к лестнице.

Разъяренные пираты погнались за ней. Элизабет бежала по ступенькам. Рагетти перескочил через перила и спрыгнул вниз, чтобы перехватить ее. Пинтель пытался наброситься сзади. Когда Рагетти приземлился перед девушкой, его волосы и глаз все еще дымились. Она оказалась в ловушке!

Вдруг стена особняка с грохотом раскололась, и внутрь влетело пушечное ядро. Опрокинутый канделябр рухнул на пол, заставив обоих пиратов отшатнуться.

Элизабет поспешила в столовую и заперла за собой двери. «Мне бы только найти какое-нибудь оружие!» – думала она, в панике оглядываясь по сторонам. Но ничего подходящего не попадалось. Сообразив, что пираты вот-вот сломают створки, она нырнула в шкаф и притаилась.

Элизабет затаила дыхание, а услышав тяжелые шаги, поморщилась.

– Мы знаем, что ты здесь, крошка. Выходи, и мы тебя не тронем, – пообещал Пинтель и подмигнул своему дымящемуся другу. – Мы все равно найдем тебя. Ты хранишь вещицу, которая взывает к нам. Золото зовет нас!

Элизабет прижалась к полкам, на которых лежали стопки скатертей и салфеток, и поглядела на висевший у нее на шее медальон. Лучик света, проникавший сквозь щель в двери, блеснул на золотой поверхности и вдруг исчез. Девушка подняла глаза, чтобы посмотреть, что загородило свет. Перед ней стоял Пинтель собственной персоной.

– Привет, детка!

Глава 8

«Так я и знал, что этот день закончится неплохо!» – подумал Джек Воробей, сидя за решеткой. Тюрьма ходила ходуном, и с каждым пушечным залпом с борта «Черной жемчужины» пират чувствовал приближение свободы.

Ядра превращали тюремные стены в обломки, но пока ни одно из них не угодило в камеру Джека.

– Мои соболезнования, дружище! – воскликнул его сосед-заключенный, выбираясь из развороченной темницы. – Тебе сегодня не везет!

Глядя, как трое узников ловко карабкаются по руинам на волю, Джек вынужден был согласиться. Он сидел взаперти в полном одиночестве. Из тумана выплыла луна, а пушки «Черной жемчужины» принялись палить совсем в другую сторону.

Джек глубоко вздохнул, оглядел полуразрушенную тюрьму и заметил забившегося под длинную лавку пса. Тот по-прежнему держал во рту связку ключей. «Черт побери!» – подумал Джек. Он просунул руку в соседнюю камеру, схватил кость и принялся подманивать животное.

– Эй, песик, иди сюда!

К его величайшему изумлению, тот вылез из-под лавки! Пес подходил все ближе и ближе, пока ключи не оказались на расстоянии вытянутой руки. Но вдруг он занервничал, начал поскуливать и замер.

– Что случилось, приятель? – спросил Джек. И тут дверь тюрьмы с шумом распахнулась, и собака отскочила в сторону.

Внутрь ввалились двое пиратов с «Черной жемчужины».

– Да это вовсе не оружейный склад! – оглядываясь, воскликнул один из них. И тут он заметил томящегося в камере Джека. – Так-так... Глядите-ка, кто тут! Это же капитан Джек Воробей!

– В последний раз мы видели тебя на забытом богом острове, – добавил второй. – Как, черт побери, ты смог оттуда выбраться? Крылышки отрастил, что ли? – Пираты рассмеялись. – Кажется, тебе снова не повезло!

– Лучше о себе побеспокойтесь! Для предателей и бунтовщиков предназначены самые жуткие круги ада! – свирепо прорычал Джек.

Морским разбойникам его реплика пришлась не по нраву. Один из них протянул руки за решетку и схватил Джека за горло. Воробей принялся вырываться, но, опустив взгляд, он обнаружил, что его держат не обычные руки. В лунном свете он увидел белеющие конечности скелета.

– Так проклятие действительно существует! – воскликнул Джек, и пират отдернул руки от лунных лучей. Увидев, как кости снова превращаются в человеческую плоть, капитан проговорил: – Значит, все эти байки – правда!

– Ты не знаешь, каково это – жить в аду, – сказал один из пиратов. Затем они развернулись и пошли прочь.

Глава 9

Среди пушечной канонады плыла шлюпка, доверху наполненная награбленным добром. Она выскользнула из тумана и устремилась к выходу из гавани. Элизабет, дрожа от страха, сидела на носу, а пираты гребли к темной громаде корабля.

Когда они приблизились, Элизабет разглядела ростру судна – женщину с маленькой птичкой в протянутой руке. Туман расступился, и девушка поглядела вверх. Там, в вышине, трепетали метры и метры черной парусины. Это была «Черная жемчужина».

Шлюпку подняли на борт. Над освещенной фонарями палубой клубилась плотная дымка. Элизабет с первого взгляда определила, что пестрая команда «Жемчужины» состоит из выходцев с самых разных уголков света. Головы некоторых пиратов украшали завязанные узлом платки. У других были шелковые жилетки и потрепанные плащи, без сомнения, похищенные с какого-нибудь несчастливого корабля, который теперь догнивал на морском дне. Все пираты как один были дикарями с обветренными лицами и все как один пялились на Элизабет!

– Она потребовала переговоров с капитаном Барбоссой, – объявил Пинтель, вытолкнув девушку на палубу. Пираты хранили молчание. Даже у самых отъявленных головорезов был свой кодекс чести. Право переговоров делало любого пленника неприкосновенным – по крайней мере, до тех пор, пока он не встретится с капитаном.

И тут, словно почуяв, что речь идет о нем, из дымки на главную палубу медленно выступил человек. Это был капитан «Черной жемчужины», а звали его Барбосса. Со снастей, напугав Элизабет, вдруг спрыгнула обезьянка и приземлилась прямо капитану на плечо.

Барбосса шагнул вперед, и Элизабет обратилась к нему, но тут боцман отвесил ей оплеуху.

– Говори, только когда тебя спросят! – прошипел он.

– А ты не распускай руки! Она защищена правом переговоров! – прорычал Барбосса, схватив боцмана за запястье. – Приношу извинения, мисс, – обратился он к Элизабет.

– Я пришла, чтобы договориться о прекращении нападений на Порт-Рояль, –- промолвила девушка, стараясь придать своему голосу и виду уверенности.

Капитан Барбосса улыбнулся, как улыбается снисходительный отец нашкодившему дитяте.

– Как много длинных и мудреных слов, мисс, а ведь мы всего лишь простые, неграмотные пираты. Чего вы хотите?

– Я хочу, чтобы вы уплыли отсюда и никогда не возвращались, – твердо ответила Элизабет.

Команда захохотала, а капитан Барбосса заявил, что это невозможно.

– Ладно. – Элизабет подбежала к борту и взмахнула медальоном. – Тогда я выброшу его!

Все разом умолкли.

– Я догадалась, вы охотитесь за этой штуковиной, – промолвила девушка. – Я узнала ваш корабль, потому что видела его восемь лет назад.

– Неужели? – холодно спросил капитан. Казалось, угрозы Элизабет ничуть его не напугали.

– Так я бросаю! – Дочь губернатора занесла руку, приготовившись вот-вот разжать пальцы.

Обезьянка пронзительно закричала.

– Нет! – завопил Барбосса.

Элизабет в последний момент успела поймать брошенную безделушку за цепочку. И торжествующе улыбнулась.

Барбосса отступил и окинул Элизабет долгим, пристальным взглядом.

– А имя у вас есть, мисс? – спросил он.

Мысли Элизабет понеслись галопом. Она боялась, что, если пираты узнают о том, чья она дочь, ей несдобровать. Поэтому она назвала первую фамилию, какая пришла ей в голову.

– Элизабет. Элизабет Тернер. – Пираты покосились друг на друга. – Я горничная в доме губернатора.

– Что ж, хорошо, – кивнул Барбосса. – Давай сюда медальон. А мы выйдем из гавани и никогда не вернемся в этот город.

Он согласился на ее условия! Сердце Элизабет запело.

– Но могу ли я вам доверять? – спросила девушка.

Капитан Барбосса, повысив голос, предупредил:

– А ну, давай побрякушку, иначе это будут последние слова, которые ты услышишь!

У Элизабет не оказалось выбора. Она протянула цепочку, пальцы боцмана жадно зашевелились, но обезьянка его опередила и отнесла медальон Барбоссе.

– Как насчет нашей сделки? – с тревогой осведомилась девушка.

Барбосса улыбнулся и приказал боцману прекратить пальбу.

– Собирай людей, и отчаливаем.

Элизабет с облегчением услышала, что пушечная канонада прекратилась. А потом она сообразила, что корабль отплывает.

– Стойте! – крикнула она. – Вы должны доставить меня на берег. Согласно законам чести...

Капитан Барбосса развернулся.

– Во-первых, о вашем возвращении на берег во время переговоров речи не шло, так что я вам ничего не должен. Во-вторых, пиратский кодекс чести распространяется только на пиратов, а вы таковым не являетесь. И, в-третьих, – он улыбнулся, сверкнув золотыми и серебряными зубами, – наш кодекс – это скорее советы, чем строгие правила. Так что добро пожаловать на борт «Черной жемчужины», мисс Тернер!

Глава 10

Когда пушки умолкли, туман медленно рассеялся, обнажив гавань с останками затонувших и обгоревших кораблей. Уилл Тернер с трудом поднялся и, потирая шишку на макушке, оглядел причиненные пиратами разрушения. Думая только об Элизабет, юноша поспешил в Форт-Чарлз.

– Они похитили ее! – крикнул он, ворвавшись в кабинет командора Норрингтона.

Взгляды Норрингтона и губернатора ненадолго оторвались от расстеленной на столе карты Карибского моря, а потом командор обратился к одному из солдат, карауливших вход:

– Мистер Мартог, выведите отсюда этого человека.

Мартог схватил Уилла за руку, но тот рывком высвободился.

Норрингтон посмотрел на него с раздражением.

– Мистер Тернер, вы не военный и не моряк, вы кузнец. Вам нечего здесь делать. Сейчас не время для необдуманных, поспешных действий.

– Мы должны броситься в погоню! – запротестовал Уилл. – Нужно ее спасти!

– Мы отправим поисковый отряд со следующим приливом, – буркнул Норрингтон, снова уставившись в карту.

Командор и губернатор пытались вычислить, куда могла отправиться «Черная жемчужина», и тут Мартог произнес:

– Этот Джек Воробей... Он говорил о «Черной жемчужине»...

– Не то чтобы говорил, но упоминал, – поправил его второй солдат.

– Так спросите у него, где корабль! – потребовал Уилл, понимая, что драгоценное время уходит попусту. – Заключите с ним договор. Он может привести нас к этому судну!

В ответ Норрингтон лишь покачал головой.

– Уходите, мистер Тернер!

Уилл выбежал из кабинета и направился к тюрьме, чтобы поговорить с Джеком Воробьем.

Джек пытался расшатать прутья решетки в своей камере, и тут рядом с ним возник Уилл.

– Ты, Воробей! Ты знаешь что-нибудь об этом корабле... о «Черной жемчужине»?

– Кое-что, – невозмутимо ответил Джек.

– Где его стоянка?

– «Черная жемчужина» часто бросает якорь у ужасного острова Исла де ла Муэрта. Впрочем, ты небось и сам слышал такие байки, – пожал плечами Джек. – Ас чего это ты спрашиваешь?

– Пираты забрали мисс Свон, – произнес Уилл, стиснув кулаки.

– А, так ты все-таки нашел девушку! – с пониманием кивнул Джек. – Но мне-то что до этого?

Уилл пододвинул скамеечку и уселся на нее.

– Я мог бы освободить тебя, – предложил он.

Джек заглянул юноше в лицо.

– Как тебя зовут, парень? – спросил он.

– Уилл Тернер.

Джек улыбнулся и кивнул.

– Ну, хорошо, мистер Тернер, вот что я вам скажу... Я решил так: ты вытаскиваешь меня из этой клетки, а я помогаю тебе добраться до «Черной жемчужины». Договорились? – И он протянул руку сквозь прутья решетки.

– Договорились! – воскликнул Уилл и крепко пожал руку пирата.


Наутро Джек и Уилл уже шагали к причалам. «Неустрашимый» по-прежнему стоял на якоре у берега.

– Мы собираемся украсть этот корабль? – Уилл в изумлении указал на «Неустрашимого».

– Не украсть, а реквизировать, – поправил его Джек. – Выражаясь языком моряков, мы собираемся реквизировать этот корабль.

Джек: подвел Уилла к перевернутой гребной шлюпке, и они оба заползли под нее. Джек объяснил молодому кузнецу, как встать, подняв при этом лодку, и вот они вдвоем двинулись к воде, выписывая немыслимые зигзаги, будто краб.

– Ты либо безумец, либо гений, – произнес Уилл, когда они добрались до границы моря и суши.

– Примечательно, что эти два качества часто встречаются в сочетании, – промолвил Джек.

К бортам шлюпки в качестве балласта были привязаны мешки с песком. Воздуха под перевернутым днищем лодки оказалось предостаточно, и Уилл с Джеком беззвучно поплыли к кораблю.

Когда пират и кузнец вдруг перепрыгнули через ограждение и очутились на палубе «Неустрашимого», шум и суета на борту разом прекратились.

– Всем сохранять спокойствие, – потребовал Джек, размахивая пистолетом. – Мы берем корабль под свое командование!

Моряки поглядели на Джека, потом на Уилла... и покатились от хохота.

– Нельзя управлять судном вдвоем! – сказал один из них. – Вы даже из гавани не выйдете!

Но Джек ничуть не смутился.

– Когда судьба бросает мне вызов, я просто не в силах устоять, – заявил он и взмахом пистолета велел команде грузиться в шлюпку.

Тем временем на борту «Перехватчика», корабля командора Норрингтона, матросы ставили паруса. Командор готовился отправиться на поиски «Черной жемчужины». Он окинул порт взглядом, и вдруг ему показалось, что «Неустрашимый» снялся с якоря. Норрингтон взял подзорную трубу, чтобы рассмотреть судно получше. Все верно, «Неустрашимый» направлялся к выходу из гавани! А потом командор узнал стоявшего на палубе Уилла и крутившего штурвал Джека Воробья – теперь королевский парусник принадлежал им!

Глава 11

Норрингтон не поверил своим глазам! Джек Воробей захватил «Неустрашимый»! Командор отлично знал, что «Перехватчик» быстрее и маневреннее этого парусника, которым, к тому же, управляли всего двое. Погоня не займет много времени! Норрингтон выкрикнул:

– Полный вперед!

– Они нас догоняют! – крикнул Уилл Джеку.

Когда «Перехватчик» настиг свою добычу, Норрингтон обнаружил, что палуба «Неустрашимого» пуста!

– Обыскать все каюты и трюмы! – приказал он, и команда «Перехватчика» в полном составе перебралась на парусник.

На самом «Перехватчике» не осталось никого, кроме одинокого часового. Джек и Уилл в мгновение ока перелезли через ограждение. Теперь они завладели этим кораблем!

– Плавать умеешь? – поинтересовался Джек у часового, схватив его за шею.

– Как рыба! – усердно закивал бедняга.

– Это хорошо, – сказал Джек и выбросил его за борт.

Джек и Уилл быстро отвязали соединявшие два корабля канаты и подняли фок.

Увидев, что «Перехватчик» удаляется, Норрингтон развернул «Неустрашимый» и велел своим людям заряжать пушки. Но было слишком поздно. Джек успел перепилить рулевую цепь парусника, и тот не мог сдвинуться с места. «Перехватчик» со стоящим у штурвала Джеком Воробьем устремился к горизонту, на поиски «Черной жемчужины».


Элизабет томилась в плену, запертая в каюте «Черной жемчужины». Вдруг в дверь ввалились двое пиратов. Это была та самая парочка, что похитила ее из поместья: Пинтель и его одноглазый приятель Рагетти.

– Сегодня ты ужинаешь с капитаном. Он требует, чтобы ты надела это, – заявил Пинтель и кинул девушке черное шелковое платье. Головорезы развернулись и вышли.

Элизабет стала разглядывать наряд и вдруг услышала раздавшийся из-за двери скрип. Пираты подглядывали за ней в замочную скважину!

Элизабет схватила шпильку, ткнула ею в отверстие и почувствовала, как она уперлась во что-то твердое.

– Ой! Мой глаз! – взвыл Рагетти. От удара шпилькой деревянный глаз выскочил и покатился по палубе. – Ловите его! Не дайте ему упасть за борт! – заорал несчастный пират и неуклюже припустился за своим оком.

Боцман наступил на бесценный шарик и сказал:

– Я бы с радостью прибил его тебе к голове гвоздями! – Он пнул глаз, и тот покатился дальше.

Пираты с хохотом глядели на Рагетти, ползавшего по палубе на четвереньках и пытавшегося нащупать свой деревянный протез.


Стол в каюте капитана Барбоссы был накрыт для роскошного пира. Элизабет, облаченная в черное шелковое платье, поджидала капитана, и вот он вошел с обезьянкой на плече.

– Вы, должно быть, проголодались, – сказал он, махнув в сторону мяса и хлеба. – Пожалуйста, не стесняйтесь.

Элизабет действительно умирала с голоду. Она оторвала от каравая большой ломоть и откусила кусочек.

– Попробуйте вина, – предложил капитан с каким-то странным удовлетворением, – и яблоки, вон они, на том блюде.

Элизабет вдруг поняла, что Барбосса все это время пристально смотрел на нее, следил, как она клала еду в рот и жевала, – и остальные пираты, столпившиеся в дверях, и обезьянка вели себя так же!

Решив, что пища отравлена, Элизабет не на шутку перепугалась.

– Сами ешьте! – крикнула она.

– Если бы я мог... – ответил капитан, обводя взором роскошные яства. Кроме Элизабет, на борту не было никого, кто мог бы принимать пищу и чувствовать ее вкус. Капитан вытащил из кармана медальон и принялся раскачивать его на цепочке.

– Это золото ацтеков, – произнес он, помрачнев. – Одна из восьмисот восьмидесяти двух одинаковых монет, посланных в каменном сундуке самому Кортесу. Кровавые деньги, мисс Тернер... Языческие боги наложили на это золото страшное проклятие.

– Я не верю во все эти байки о проклятиях и призраках, – заявила Элизабет.

Капитан Барбосса покачал головой.

– Я тоже не верил, когда впервые услышал эту историю. Клад был погребен на Острове Смерти. – Он пустился в воспоминания. – И мы его нашли. Там был сундук, а внутри него – монеты... Которые мы забрали себе. Тратили их, спускали на выпивку, еду и женщин. Но чем больше мы их тратили, тем яснее понимали, что вино перестало опьянять нас, а еда во рту стала обращаться тленом. Мы прокляты, мисс Тернер. Нами владела алчность, и теперь мы за это расплачиваемся...

Пока Барбосса рассказывал свою повесть, обезьянка заволновалась и принялась поскуливать. Хозяин успокаивающе погладил зверька.

– Однако есть один способ покончить с проклятием, – продолжал Барбосса, подняв бровь. – Для этого нужно собрать все монеты... и выплатить кровавую дань.

– Десять лет мы искали это золото, грабя корабли и порты, а потом тщательно перебирая добычу! – Он любовно поглядел на медальон. – И теперь, благодаря вам, у нас в руках оказалась последняя монета. Когда мы вернем клад на место, то освободимся.

Элизабет задумалась.

– Выплатить кровавую дань... – повторила она. – А что это значит?

Барбосса посмотрел на нее и улыбнулся.

– Яблочка не хотите? – предложил он.

Девушка окаменела. До нее вдруг дошло, что он имеет в виду. Жертвой должна стать она!

Охваченная ужасом, Элизабет вскочила со стула. После короткой борьбы с Барбоссой она завладела столовым ножом и всадила его врагу в грудь. Капитан невозмутимо поглядел на рукоять. К величайшему изумлению девушки, глубокая рана не кровоточила.

Элизабет пулей вылетела из каюты на палубу. В лунном свете перед ней предстала команда «Черной жемчужины», занятая своими привычными делами. Девушка застыла на месте и зажмурилась.

Капитан Барбосса вышел следом и схватил ее за плечи.

– Смотри, девчонка! – вскричал он. – Лунный свет обнажает наши истинные лица!

Элизабет открыла глаза и увидела пиратов, подтягивающих снасти и поднимающих черные паруса. За работой они распевали старые морские песни, но там, где на них падали лунные лучи, были видны лишь обтянутые лохмотьями кости!

Обезьянка-скелет, сжимавшая в костлявых пальчиках медальон, взвизгнула и запрыгнула капитану Барбоссе на плечо.

– Мы не живые, – Барбосса старался перекричать музыку, которую наигрывали два матроса-скелета, – поэтому не можем умереть! – Он подставил лицо под лучи луны, и оно превратилось в голый череп.

Капитан выхватил из сундука, стоявшего у двери в его каюту, бутылку вина и откупорил ее зубами. Потом поднял ее, словно салютуя Элизабет.

– Вам лучше все же поверить в байки про призраков, мисс Тернер, – посоветовал Барбосса и отпил прямо из горлышка. Вино струйкой потекло по ребрам. – Теперь вы стали героиней одной из таких историй.

Глава 12

«Перехватчик» оказался быстрым и маневренным кораблем, как Джек и надеялся. При попутном ветре он мог покрыть за день немалое расстояние. Капитан рассудил, что до Тортуги, где можно подыскать себе подходящую команду, осталось всего несколько миль.

К его удивлению, Уилл схватывал премудрости морского дела на лету.

– Когда-то мне доводилось служить юнгой, нужно было отработать проезд из Англии, – объяснил Уилл. – Когда моя мать умерла, я отправился сюда, на поиски отца... Билла Тернера.

– И что? – лукаво поинтересовался Джек.

– Ты знал моего отца, – заявил Уилл. – Ты согласился помогать мне только после того, как услышал его имя.

Джек вздохнул, прикинул, что бы такое рассказать поубедительнее, но в конце концов решил поведать Уиллу правду.

– Да, я знал его, – произнес он. – Все звали его Билл... Прихлоп Билл.

– Прихлоп? – удивился Уилл.

– Хороший был человек, – произнес Джек. – Настоящий пират.

Уилл в ужасе отшатнулся.

– Ложь! Мой отец не пират! – вскричал он. – Он был торговцем! Уважаемым, законопослушным человеком!

– О, сюда стекается немало желающих скинуть с себя груз респектабельной жизни... и они все торговцы, – промолвил Джек с многозначительной улыбкой.

– Мой отец не считал свою семью грузом! – возмутился Уилл.

– Конечно, потому что он всегда мог все бросить и отправиться пиратствовать! – заметил Джек.

– Мой отец не пират! – воскликнул Уилл, выхватив шпагу.

– Опусти оружие, – уныло велел ему Джек. – Ни к чему снова затевать драку.

Видя, что Уилл не намерен сдаваться, капитан резко крутанул штурвал. Мимо проехала рея и ударила юношу прямо в грудь.

Уилл вцепился в брус, и тот продолжил движение и наконец замер над пенными валами.

– Пока ты там висишь, подумай вот о чем, – сказал Джек, подобрав оброненную юношей шпагу. – Можешь признать, что твой старик был пиратом и при этом хорошим человеком, или не признавать. А я, в свою очередь, могу позволить тебе утонуть, но без твоей помощи мне не пришвартоваться в Тортуге.

Одна из волн плеснула особенно высоко и чуть не унесла с собой Уилла.

– Ну так что? – спросил Джек, направив на юношу острие шпаги. – Продолжишь плавание под началом пирата или нет?

В милях от земли и с нацеленным на него оружием Уиллу ничего не оставалось, как согласиться. Джек развернул рею обратно, и кузнец снова оказался на палубе. Воробей кинул ему шпагу и улыбнулся.

Вдвоем они поставили кливер и приготовили швартовы. Скоро «Перехватчик» достигнет берегов Тортуги!

Глава 13

Джек сошел на берег. До чего же приятно было снова оказаться в порту, где он чувствовал себя как дома! К нему тут же подошла женщина с яркорыжими волосами и в еще более ярком красном платье.

– Скарлетт! – воскликнул Джек, раскинув руки для объятий.

Но женщина отвесила ему пощечину, развернулась и гордо зашагала прочь.

– Эй, я этого не заслужил! – запротестовал Джек. Уилл лишь вскинул бровь и промолчал.

Порт на Тортуге был грязным и вонючим. Приливы словно бы принесли сюда все отребье Карибского моря, и Джеку это нравилось. Он уже различал пьяный смех пиратов, гонявшихся по улицам за дамами и шутки ради макавших в воду какого-то торговца.

– Ну, как тебе здесь? – обратился Джек к Уиллу. В этот миг окно над ними распахнулось, и женщина выплеснула на землю содержимое ночного горшка. Пират еле успел увернуться.

– Мерзкая дыра, – ответил Уилл, зажимая нос от вони.

– Да, незабываемое место! – согласился Джек, не замечая отвращения на лице юноши. – Вот что я тебе скажу, Уилл: если бы все города на земле были такими, как этот, всем бы жилось легко и вольготно!

К Джеку приблизилась молодая блондинка.

– Гизелла! – воскликнул пират, радостно скалясь. Красавица улыбнулась в ответ, ударила его по лицу и удалилась.

– И этого я тоже не заслужил! – заявил Джек, потирая щеку.

– А тут, на Тортуге, много девушек? – поинтересовался Уилл, беспокоясь за будущее Джека.

– Ты прав, – сказал Воробей после секундного размышления. – Чем быстрее мы наймем команду и уберемся отсюда, тем лучше! Вот здесь мы наверняка сможем найти рулевого. – И он указал на таверну под названием «Верная невеста».

Уилл поднял взгляд наверх и увидел вывеску, изображавшую невесту с букетом цветов. Ее руки сковывали кандалы.

– Сюда! – И Джек повел юношу во двор.

Там, в грязи, вместе со свиньями, валялся старый Джошеми Гиббс. «Пьян, как всегда», – подумал Джек и вылил Гиббсу в лицо ведро воды.

– Будь проклят воздух, которым ты дышишь! – пробормотал тот, а потом открыл глаза и увидел Джека.

Воробей помог своему давнему приятелю подняться, и тут Уилл окатил Гиббса еще одним ведром воды.

– Черт побери, я ведь уже проснулся! – завопил тот.

– Это чтоб не так воняло, – объяснил Уилл. Джек потащил спотыкающегося пьяницу к дверям таверны.

Они вдвоем расположились в самом темном углу, а Уилл остался стоять у входа, на страже. Стол освещала одна-единственная свечка, и переговаривающиеся стороны склонились друг к другу как можно ближе, чтобы их никто не услышал.

– Я разыскиваю «Черную жемчужину», – прошептал Джек. Гиббс насторожился.

– Дурацкая мысль, – сказал он. – Ты ведь лучше меня знаешь, что рассказывают об этом корабле!

– Но я-то не дурак, – ответил Джек и с улыбкой поднял свой бокал.

Однако убедить Гиббса оказалось не так-то просто.

– Так докажи мне это, – потребовал он. – С чего ты взял, что Барбосса отдаст тебе «Жемчужину»?

– Есть у меня одно средство. – Джек кивнул головой в сторону Уилла, который околачивался возле дверей и не слышал их разговора.

– Этот паренек?

– Это сын Прихлопа Билла Тернера. Его единственный ребенок! – шепнул Джек.

Гиббс, прищурившись, поглядел на Уилла, который как раз пытался угомонить выпивоху, пристававшего к девушке-подавальщице.

– Средство, говоришь? Кажется, ветер и правда подул в нужную сторону. Я сколочу для нас команду! – с чувством воскликнул старый пьяница и грохнул кружкой по столу.


К утру Гиббс выстроил перед Джеком всех до единого обветренных и потрепанных головорезов и пройдох на Тортуге.

– Просто пиршество для глаз, кэп, – приговаривал старик. – Все они верные ребята и испытанные моряки. Все стоят своего веса, выплаченного золотом, и все как один сумасшедшие ребята!

Джек двигался вдоль шеренги кандидатов. Это было пестрое сборище. Некоторые оборванцы выглядели так, будто в последние годы их преследовали одни неудачи. Воробей прошел мимо нескольких и остановился рядом с ясноглазым типом с большим разноцветным попугаем на плече. Джек внимательно поглядел на него и вскинул бровь, но моряк ничего не сказал.

– Коттон нем как рыба, сэр. Какие-то дьяволы отрезали ему язык, – пояснил Гиббс и заставил Коттона раскрыть рот. Джек поморщился. – Поэтому он научил попугая говорить вместо себя! – жизнерадостно продолжал Гиббс.

– Попутного ветра вам в паруса! – заорала птица.

Джек вздохнул, кивнул и зашагал дальше. Остановившись возле сгорбленного моряка, чье лицо скрывала шляпа-треуголка, пират наклонился, чтобы разглядеть кандидата поближе. И тут неожиданный удар поверг его на землю. Шляпа отлетела в сторону, человек выпрямился, и перед ними предстала женщина, не менее высокая и сильная, чем сам Джек.

– Сейчас скажешь, что и этого не заслужил? – усмехнулся Уилл.

– Нет, эту пощечину я заслужил, – ответил Джек. – Привет, Анна-Мария.

– Ты украл мой корабль! – завопила та.

– Одолжил, – уточнил Джек. – Правда, без разрешения, но я твердо намеревался его вернуть!

– И вернул? – язвительно осведомилась Анна-Мария.

– Э-э... Нет, но у меня есть для тебя кое-что получше, – ответил Джек и указал на «Перехватчик».

Пират обвел взглядом шеренгу моряков.

– Я предлагаю вам всем присоединиться к моей команде! – провозгласил он. – Будете плавать со мной, а когда наше путешествие закончится, парусник достанется вам! Что вы на это скажете?

Люди энергично закивали.

– Да! Да! Мы согласны! – кричали они.

– Прекрасно, получите свои контракты у моего старпома, – Джек кивнул Анне-Марии. – Приготовиться к отплытию!

Команда тут же хлынула на борт «Перехватчика», и уже через час корабль покинул порт Тортуги.

Глава 14

Над Карибским морем прогремел гром. Разразилась буря. «Перехватчик» плыл, кренясь с борта на борт под затянутым черными тучами небом. Джек, стоя на носу, взглянул на свой компас и кивнул. Пока все шло как нельзя лучше. Он снова посмотрел на стрелку, которая никогда не показывала север, а вместо этого поворачивалась в направлении Исла де ла Муэрта, стоянки «Черной жемчужины».

Корабль раскачивался на громадных валах. Белые полотнища туго натянулись под порывами сокрушительного ветра.

– Нам лучше убрать паруса, сэр, – крикнул Гиббс, боясь, что они порвутся.

– Они выдержат, – откликнулся Джек.

Тем временем шторм набирал силу.

Порывы ветра с ревом ударяли в борт. Джек опять посмотрел на компас, а потом на море. Он улыбался.

– Вижу, ты в хорошем настроении, капитан. Отчего? – перекрикивая шквал, спросил Гиббс.

– Мы их догоняем! – ответил Джек.


Тем временем на борту «Черной жемчужины» Пинтель связал Элизабет и заткнул ей рот кляпом.

– Тебе пора, куколка, – сказал пират с ухмылкой, стягивая веревкой запястья девушки.

Капитан Барбосса надел ей на шею медальон. Девушка попыталась вырваться, но у нее ничего не вышло. Ужасный призрак, склонив голову, окинул ее фигуру оценивающим взглядом и усмехнулся.

Элизабет посадили в груженную сокровищами шлюпку. Несколько таких же лодок одновременно отделилось от корабля. Когда они выплыли из туманной дымки, Элизабет разглядела впереди темный зев пещеры. Они прибыли на имеющий дурную славу Остров Смерти, Исла де ла Муэрта.

Глава 15

– Мертвые не болтают! – крикнул попугай Коттона, когда «Перехватчик» медленно скользнул в туман, окутывавший остров. Вся команда была настороже.

Вдруг судно вынырнуло из плотной дымки, и откуда-то снизу раздался скрежет. Уилл огляделся по сторонам и обнаружил, что они плывут по кладбищу погибших кораблей, налетевших на окружавшие Исла де ла Муэрта рифы. Мачта одного из них сейчас скребла по днищу «Перехватчика» и грозила пробить его.

За штурвалом стоял Джек. Он торопливо захлопнул крышку компаса и сосредоточился на управлении кораблем – надо было как можно осторожнее провести его среди обломков. Капитан слегка подправил курс, и скрежет прекратился. Гиббс и Уилл во все глаза таращились на серые останки мертвых кораблей, мимо которых они проплывали.

– Где он взял этот компас? – спросил Уилл у рулевого.

– Он рассказывал, что когда-то ходил в учениках у картографа, – ответил Гиббс. – Но наверняка я не знаю... Слышал только, что однажды ночью Джек объявился на Тортуге с этим компасом и с идеей отправиться на Исла де ла Муэрта, за сокровищами. Тогда он еще был капитаном «Черной жемчужины».

– Что?! – изумился Уилл. Он понятия не имел, что «Жемчужина» раньше принадлежала Джеку Воробью. Он наклонился к Гиббсу поближе, чтобы послушать его историю.

– Но вся беда в том, что Джек Воробей слишком честный... – посетовал рулевой.

Он рассказал, что Джек пообещал поделить сокровища поровну между всеми членами команды.

– И вот его старпом пришел к нему, – качая головой, продолжал Гиббс, – и заявил, что раз Джек готов поделиться всем, так пусть поделится и тайной, где зарыт клад. И Джек открыл им, где сокровища. Той же ночью на корабле вспыхнул мятеж, – с грустью сказал Гиббс. – Они высадили Джека на необитаемом острове и бросили его умирать. По нашим законам, когда пирата высаживают на берег, ему оставляют пистолет с одним зарядом. После трех недель голода и жажды выстрел начинает казаться самым простым решением. – Рулевой поднес палец к виску. – Но Джек не таков, он выжил! И сохранил пистолет с тем самым единственным патроном. Он бережет его для того человека. Старпома, который его предал...

– Барбоссы! – закончил Уилл. Наконец-то все разрозненные кусочки мозаики сложились для него в единую картину.

– Точно.

– Но как Джеку удалось выбраться с острова? – поинтересовался юноша.

– Он поймал несколько морских черепах, связал их вместе, и получился плот, – уверенно кивая, произнес старый моряк.

– Морских черепах? – недоверчиво переспросил Уилл.

– Именно, – со всей серьезностью подтвердил Гиббс.

И тут Джек приказал бросить якорь и спустить на воду шлюпку.

– Мы с Уиллом сойдем на берег, – объявил он.

– Будь по-твоему, капитан, – откликнулась Анна-Мария.

Гиббс нагнулся к уху Джека и тихо спросил:

– А если случится самое худшее?

– Тогда действуйте, как велит кодекс, – ответил Джек. – Вы все его знаете.

Глава 16

Джек и Уилл налегли на весла и вскоре вплыли в заполненную водой пещеру. Воздух там был влажный и затхлый. На стене висел фонарь, и Уилл разглядел в стороне наполовину погрузившийся в песок скелет. Между ребер у него торчала шпага.

Когда они проплывали мимо останков бедняги, Уилл спросил:

– А что это за кодекс, о котором ты говорил Гиббсу?

– Пиратский кодекс, – отозвался Джек, продолжая грести. – За теми, кто попал в, плен, не возвращаться.

Внезапно на сводах пещеры замерцало несколько маленьких ярких кружочков. Постепенно их становилось все больше и больше. Уилл огляделся, но так и не смог понять, что это. А потом он посмотрел в воду и увидел тысячи золотых монет, отражавших свет фонаря. Эти сокровища просыпались, когда Барбосса и его команда через подземный коридор возвращались с бесчисленных рейдов.

Уилл и Джек беззвучно подгребли к площадке, на которой пираты оставляли свои лодки. Уилл вытащил шлюпку на берег. Джек выпрыгнул из нее и повел Уилла за собой.

Они осторожно поднялись на небольшое возвышение и окинули взглядом открывшиеся перед ними высокие залы. Уилл не верил своим глазам. Чего только не было в этой пещере!

В свете факелов поблескивали слитки серебра и золотые ларцы, усеянные бриллиантами. Кольца со сверкающими драгоценными камнями, кроваво- красные рубины размером с перепелиное яйцо, длинные нити крупного жемчуга, ярко раскрашенные шелка и целые россыпи золотого песка и монет. Пираты сдвинули ящики с сокровищами, освободив самую середину пещеры. Там, возле сундука с ацтекским золотом, стояла связанная Элизабет.

Уилл рванулся, чтобы спасти ее, но Джек удержал его.

– Лучше подождем подходящего момента! – прошептал он.

Но Уилл не мог ждать. На кону стояла жизнь Элизабет.

– Прости, Джек... но я не собираюсь быть козырем в твоем рукаве, – произнес юноша и огрел пирата веслом по голове. Обезьянка вдруг устремила взгляд на него, но тут заговорил капитан Бар- босса, и зверек отвернулся.

– Знаете, что я собираюсь сделать, как только мы избавимся от проклятия? – спросил капитан «Черной жемчужины», с усмешкой косясь на Элизабет. – Съесть целую корзину яблок! – Пираты подобострастно рассмеялись, а Барбосса взял нож, рассек кожу на ладони Элизабет, положил туда медальон и сжал пальцы девушки в кулак.

Затем капитан забрал у нее окровавленный золотой кругляш и бросил его в каменный сундук.

– Из крови возникшее да будет смыто кровью! – прокричал он.

Все напряглись, со страхом и нетерпением ожидая, когда проклятие наконец падет.

– Я не чувствую никакой разницы, – сказал через некоторое время одноглазый пират. Его приятели переглянулись.

– Как мы поймем, что больше не призраки? – спросил Пинтель.

Барбосса, нахмурившись, выхватил пистолет и выстрелил Пинтелю в грудь! Однако тот не рухнул замертво, а стоял как ни в чем не бывало. Команда разочарованно загудела.

– Не сработало! – жаловались они друг другу. – Мы по-прежнему прокляты!

Барбосса впал в бешенство. Он развернулся и схватил Элизабет за горло.

– Бэвори! Твоим отцом был Уильям Тернер?

– Нет, – прохрипела Элизабет.

Среди пиратов поднялся ропот.

– Вы двое! – заорал боцман, тыча пальцем в Пинтеля и его одноглазого приятеля. – Вы притащили не того, кого надо!

– Но у нее был медальон, и возраста она подходящего! – стал оправдываться Рагетти.

Боцман повернулся к Барбоссе.

– Это ты во всем виноват. Ты отправил Прихлопа на корм рыбам!

– Да, это ты навлек на нас проклятие! – поддержал его кто-то. Крики становились все громче, разъяренные пираты потрясали кулаками.

– Давайте перережем ей глотку и выльем в сундук всю кровь, вдруг сработает! – предложил боцман.

Внезапно Элизабет почувствовала, как кто-то зажал ей рот рукой. Это был Уилл. В пылу завязавшейся потасовки никто не заметил, что юноша освободил Элизабет от пут. Они вдвоем поспешили к лодкам. Девушка в последний момент успела схватить медальон.

Обезьянка увидела это и подняла крик, показывая на убегающих Уилла и Элизабет. Барбосса в гневе вскинул вверх руки.

– Они забрали медальон! – завопил он. – За ними! В погоню!

Пираты кинулись к своим лодкам, и тут оказалось, что все весла куда-то подевались.

– Найти их! – велел боцман.

Среди этой неразберихи вдруг возник пошатывающийся после удара по голове Джек Воробей.

– Ты! – вскричал Рагетти, узнав его. – Но ты ведь сдох!

– А ты разве нет? – спросил Джек, неуверенной походкой пробираясь среди сундуков.

Пираты все как один выхватили свои шпаги и пистолеты, и это сразу привело Джека в чувство.

– Право на переговоры, – заявил он.

Морские разбойники опустили оружие, а Пинтель так и вовсе бросил свой пистолет на землю.

– Переговоры?! – завопил он в сердцах. – Будь проклят тот остолоп, который придумал эти переговоры!

Капитан Барбосса шагнул вперед и пристально посмотрел на Джека.

– Убить его, – велел он и отвернулся.

Пинтель с радостью схватил пистолет и прицелился. И тут Джек обратился к Барбоссе.

– Кровь девчонки не подействовала, так ведь?

Барбосса резко обернулся и уставился на него.

– Погоди стрелять, – сказал он Пинтелю. Тот заметно приуныл.

– Я знаю, чья кровь тебе нужна, – заявил Джек.

Глава 17

Уилл выкинул последние пиратские весла в воду и помог Элизабет подняться на борт «Перехватчика».

– А Джек разве не с вами? – спросил Гиббс.

– Где Джек, парень? – строго осведомилась Анна-Мария.

Элизабет ахнула. Она только сейчас сообразила, что ради ее спасения своей жизнью рисковал не только Уилл, но и знаменитый пират Джек Воробей.

– Попал в плен, – ответил Уилл и повел Элизабет к каютам. Гиббс и Анна-Мария обменялись мрачными взглядами.

– Поднять якорь и поставить паруса, – отдала приказ Анна-Мария, и «Перехватчик» вышел в открытое море.

Спустившись в каюту, Уилл раздобыл чистую ткань для перевязки. Он бережно забинтовал ранку на ладони своей подруги, и юноша с девушкой заглянули друг другу в глаза. Уилл наклонился, чтобы поцеловать ее, но Элизабет отстранилась и поймала его пальцы. Она сняла с шеи медальон и опустила его на ладонь Уилла.

– Это твое, – сказала она. Юноша удивленно глядел на безделушку. – Не узнаешь?

– Я думал, что потерял его, – произнес он. – Это был отцовский подарок.

Уилл не отводил от медальона глаз.

– Это часть проклятого клада. Значит, им нужна моя кровь. Кровь моего отца. Кровь пирата.


Оказавшись на борту «Черной жемчужины», Джек принялся обследовать свою бывшую каюту, то и дело недовольно качая головой. Капитан Барбосса сидел за столом и с ненавистью пялился на своего недруга.

– Ты меня разочаровал, Барбосса, – заявил Джек, полируя рукавом медяшку. – Я-то ожидал, что ты лучше позаботишься о моем корабле.

– Это не твой корабль, – оборвал его Барбосса.

– А вот этот вопрос нам как раз стоит обсудить, – сказал Джек.

– Так ты ради этого затеял переговоры? – спросил Барбосса. – Хочешь заполучить «Черную жемчужину»? Сообщишь мне имя и поклянешься, что это тот самый человек, а потом высадишь меня на каком-нибудь острове и уплывешь на моем корабле?

Джек сел в кресло и закинул ноги на стол.

– О нет, сначала я высажу тебя на берег и уплыву на моем корабле, а потом, так уж и быть, я прокричу тебе имя!

Джек взял яблоко и откусил кусочек. Барбосса жадно смотрел, как он пробует спелый плод.

– Полагаю, я должен тебя поблагодарить, – промолвил Джек. – Если бы ты не предал меня и не бросил умирать, на мне бы сейчас, как и на вас, лежало проклятие! До чего же странен этот мир... – И он с наслаждением впился зубами в сочную мякоть.

Но тут в дверях каюты возник боцман.

– Капитан, мы нагоняем «Перехватчик», – сообщил он.

Джек вслед за Барбоссой выскочил на палубу. Он опасался, что стычка с «Черной жемчужиной» может окончиться для «Перехватчика» плачевно.

– У меня есть план! – воскликнул Воробей. – Я переберусь к ним на борт, поторгуюсь и заберу у них медальон. Тогда нам не придется потом отдраивать с палубы кровь.

Барбосса покачал головой.

– Ты не учишься на своих ошибках, Джек. Из-за такого отношения к делам ты и потерял «Черную жемчужину»! Запереть его в карцере! – велел он своим людям.

Барбосса сам встал за штурвал.

– Поднять паруса и зарядить пушки! –- приказал он. – Полный вперед!

В бортах «Черной жемчужины» открылись маленькие отверстия, и оттуда высунулись весла. Пираты уселись по лавкам и принялись слаженно грести. «Жемчужина» летела все быстрее.

На мачте за спиной у капитана Барбоссы поднялся флаг с черепом и костями – «Веселый Роджер»!

Гиббс видел, как к «Перехватчику» неумолимо приближается пиратское судно.

– Расправить паруса! – прокричал он. – Я хочу видеть их все до последнего дюйма!

– Что происходит? – спросила Элизабет, когда на палубе поднялась суматоха. А потом она разглядела на горизонте очертания «Черной жемчужины».

– Выбросить балласт! – скомандовала Анна- Мария. Она надеялась, что, избавившись от лишнего груза, «Перехватчик» пойдет быстрее и сможет оторваться от преследования. – Выкидывайте все, что найдете!

Команда принялась выбрасывать за борт ящики, бочки и пушечные ядра. Но «Черная жемчужина» неумолимо надвигалась. Она уже почти настигла их!

– Придется принять бой! – крикнула Анна- Мария. – Заряжайте пушки.

«О-хо-хо!» – гаркнул попугай Коттона. Так как ядра к тому времени уже покоились на дне морском, матросы принялись набивать пушки всем, что попадалось под руку: столовым серебром, гвоздями и даже битым стеклом!

Барбосса отлично понимал, что «Перехватчик» сможет выстрелить, только если «Черная жемчужина» приблизится к нему борт к борту, поэтому решил заходить с кормы.

Элизабет раскусила его тактику, и в голову ей пришла отличная идея.

– Бросить якорь! – крикнула она Анне-Марии.

– Ты спятила! – ответила ей пиратка, но Гиббс оценил замысел.

– Делайте, как сказала девчонка! – проорал он команде. – Иначе я вас самих в пушки засуну вместо ядер!

Якорь с плеском вошел в воду, ударился о дно и зацепился за риф. Якорная цепь туго натянулась, и «Перехватчик» развернуло вокруг своей оси, так что он оказался к «Черной жемчужине» не кормой, а бортом.

– Огонь! – скомандовала Анна-Мария.

Капитан Барбосса взмахнул саблей и тоже велел стрелять. Два корабля принялись палить друг в друга.

Пинтель, стоявший на палубе «Жемчужины», увидел, как в мачту прямо над его головой вонзилась ложка. А в несчастный деревянный глаз Рагетти воткнулась вилка! Пинтель потянул за черенок и вытащил вилку вместе с глазом! Пираты переглянулись и удивленно покачали головами.

Тем временем один заряд угодил под палубу «Черной жемчужины» и разворотил дверь карцера.

– Прекратите дырявить мой корабль! – завопил Джек, выбираясь на свободу. – Ну все, с меня хватит! Сейчас я положу этому конец! – пропыхтел он, поднимаясь наверх.

Барбосса велел выпустить по «Перехватчику» еще залп. Подкошенная ядром грот-мачта парусника накренилась и с грохотом рухнула на «Черную жемчужину», проломив палубу рядом с капитаном Барбоссой.

Тот даже не шелохнулся.

– Найдите мне медальон! – рявкнул он, обращаясь к своей команде. Обезьянка поскакала по поваленной мачте, а за ней, раскачавшись на веревках, на борт «Перехватчика» стали прыгать пираты.

Один из них замешкался, и его качнуло обратно. Джек выхватил у него веревку, в шутку отсалютовал ему и взлетел над морем.

Воробей перенесся на палубу «Перехватчика», в самую гущу драки. Тут он увидел, как на Гиббса с двух сторон наступают враги. Джек снова взлетел на веревке и со всей силы ударил первого из них, а потом, подавшись назад, налетел на второго.

– Джек, ты жив! – крикнул Гиббс своему старому приятелю. Пират выпустил из рук веревку и приземлился на палубу.

Глава 18

Пушечное ядро угодило в каюту Уилла Тернера, и выход оказался перегорожен выломанной балкой. Помещение стремительно наполнялось водой, а Уиллу все никак не удавалось открыть дверь. Он старался изо всех сил, и тут его внимание привлек тонкий, пронзительный крик. Это верещала проклятая обезьянка. Она схватила медальон и скрылась за пробитой переборкой.

Вода поднялась уже почти до потолка. Отчаявшись, Уилл напоследок набрал в легкие воздуха и нырнул.

Обезьянка промчалась по палубе мимо Джека, и тот успел разглядеть у нее в лапках медальон. Воробей погнался за зверьком по опрокинутой мачте и снова очутился на палубе «Черной жемчужины». Ему уже почти удалось вырвать сокровище из цепких пальцев злокозненной зверушки, когда медальон вдруг перехватила чья-то рука.

– Спасибо за помощь, Джек, – сказал Барбосса с недоброй улыбкой.

– Не за что, – мрачно ответил Воробей.

– Да я не к тебе обращаюсь, – отмахнулся Барбосса. – Джеком зовут нашу обезьянку.

Казалось, все было потеряно. Пираты Бар- боссы завладели «Перехватчиком», и корабль быстро шел ко дну. Гиббс подал сигнал, что его команда сдается. Барбосса поднял медальон над головой.

– А вот и наша награда! – крикнул он, и проклятые головорезы радостно загалдели.


Команду Джека грубыми пинками перегнали на борт «Черной жемчужины». Пинтель и Рагетти привязали пленников к мачте.

– Если кто-нибудь из вас произнесет слово «переговоры», я пущу ваши кишки на подвязки! – предупредил Пинтель, поигрывая пистолетом.

Внезапно на борту погружающегося в море «Перехватчика» прогремел мощный взрыв. На палубу «Жемчужины» посыпались обломки.

И вот у самого борта пиратского корабля возник Уилл, мокрый, но целый и невредимый. В руках он держал пистолет.

– Отпустите девушку! – потребовал он, целясь в голову Барбоссы.

– Чем ты думал, парень? У тебя в запасе всего один выстрел... К тому же мы не можем умереть.

– Вы – нет, а я могу, – заявил Уилл и приставил дуло пистолета к своему подбородку. – Меня зовут Уилл Тернер. Моим отцом был Прихлоп Билл Тернер. В моих венах течет его кровь!

Все пираты до одного изумленно уставились на Уилла, один только Джек сокрушенно покачал головой.

– Да это ж просто вылитый старина Прихлоп! Словно явился из преисподней за нами! – воскликнул Рагетти.

– Я слов на ветер не бросаю, – сказал Уилл и взвел курок. – Иначе я выстрелю, упаду за борт и отправлюсь прямиком во владения Дэви Джонса!

– Каковы ваши требования, мистер Тернер? – ровным тоном осведомился Барбосса. Он знал, что если Уилл сделает это, им никогда не избавиться от проклятия.

– Отпустите Элизабет! – выкрикнул Уилл.

– Это мы уже слышали, – ответил Барбосса. – Что-нибудь еще?

Об этом Уилл не подумал.

– И Джека, – добавил он после недолгих размышлений. – Его тоже освободите. И команда... поклянитесь, что не причините им вреда! Согласны? – И он свесился над водой.

– Согласны, – сказал Барбосса. – Даю слово джентльмена удачи.

– Ему нельзя верить! – крикнула Элизабет.

– Нет уж, ты поверь, – скрежеща зубами, прошипел Барбосса. – Нажмешь на курок, и девчонка будет долго страдать... и умрет последней!

Уилл медленно опустил пистолет, и его тут же окружили пираты. Видя, что события складываются не лучшим образом, Джек подошел к Бар- боссе.

– Как насчет нашей сделки? – осведомился он.

– Теперь у меня в руках и «Жемчужина», и сынок Прихлопа Билла, – произнес Барбосса и одарил пирата тяжелым взглядом. – Тебе нечего мне предложить. Но не переживай, Джек. Видишь вон тот остров? – Капитан-призрак указал на пятнышко желтого песка посреди моря. – Если память мне не изменяет, как раз там мы оставили тебя губернатором в прошлый раз. Тогда тебе каким-то чудом удалось выбраться, но на сей раз я позабочусь, чтобы это не повторилось. Кстати, девчонку ждет та же участь!

– Ты же поклялся, что отпустишь их! – возмутился Уилл.

– Ага, поклялся... и выполню свое обещание, – кивнул Барбосса. – Только ты ведь не уточнил, где и когда я должен их отпустить.

Уилл принялся яростно вырываться, но пираты держали его крепко.

– Эй, вы! – крикнул Барбосса своей команде. – Приготовьте доску!

Глава 19

Джек со связанными за спиной руками стоял на доске, перекинутой через борт. Внизу среди волн проскользнул темный плавник.

– В прошлый раз ты оставил мне пистолет с одним зарядом, – обратился Воробей к Барбоссе, прежде чем шагнуть навстречу судьбе и поближе познакомиться с акулами.

– Черт возьми, а ведь ты прав! – воскликнул Барбосса, явно наслаждаясь происходящим. – Где пистолет Джека? – спросил он у своих людей. – Принесите его, живо!

– Учитывая, что на этот раз нас двое, – Джек кивком указал на Элизабет, – настоящий джентльмен дал бы нам два пистолета.

– Пистолет будет один, как и раньше, – отрезал Барбосса, забрав у пиратов Джеково оружие. – И если ты настоящий джентльмен, ты избавишь даму от мучений, а сам сдохнешь с голоду!

Проклятая команда дружно загоготала, а Барбосса выкинул пистолет за борт.

Джек вдруг почувствовал, что ему в спину уткнулось острие сабли. Он сделал последний шаг и полетел в воду.

– Теперь очередь дамы! – провозгласил Барбосса.

Пираты подхватили девушку под руки. Ей удалось сохранить самообладание. Ступив на доску, она не выказала страха. Один только раз она обернулась и поглядела на Уилла. Девушка собралась что-то ему сказать, но тут боцман качнул деревяшку, и Элизабет полетела в море.

Волны сомкнулись над ней, вокруг пенились пузырьки. Она открыла глаза и увидела снующих вокруг рыбок. Затем она поглядела наверх и заметила очертания акул-молотов. Их темные тела скользили в бирюзовой толще воды.

Девушка задержала дыхание и повертела головой в поисках Джека. Тот шел ко дну, ведь руки его были связаны за спиной. Элизабет нырнула за ним и быстро распутала веревки.

Джек тут же опустился на дно, пошарил в песке и нашел свой пистолет.

Элизабет уже собиралась всплыть, но тут пират ухватил ее за щиколотку и потянул вниз. Она стала вырываться и лишь потом заглянула Джеку в лицо. Он покачал головой и указал на акул.

Джек заставил Элизабет плыть под водой. Наконец они добрались до рифов и вынырнули, задыхаясь и кашляя.

– Но почему надо было плыть у самого дна? – непонимающе прохрипела Элизабет.

– Акулы всегда нападают снизу, – тяжело дыша, ответил Джек.

Девушка мрачно кивнула. Пират повернулся и вгляделся в синеву моря. «Черная жемчужина» летела прочь на всех парусах.

– Уже во второй раз мне приходится смотреть, как этот негодяй уплывает на моем корабле! – гневно воскликнул Джек.

Они с Элизабет переплыли узкую полоску воды, отделявшую рифы от суши.

– Не такой уж наш остров и большой, да? – заметила Элизабет, когда они выбрались на берег. Но Джека не слишком волновали размеры этого клочка земли. Его уже однажды бросали здесь умирать.

Разобрав свой пистолет, пират разложил его на постеленной бандане. Когда все высохло, он собрал оружие и принялся копать в песке глубокую яму.

– Что ты делаешь? – поинтересовалась Элизабет.

Джек нащупал на дне большое железное кольцо и потянул за него.

– Там, внизу, спрятана лодка? – взволнованно спросила девушка. – Поэтому ты и смог сбежать в прошлый раз?

– Вроде того, – ответил Джек. Ему наконец удалось открыть люк, под которым обнаружилось глубокое черное отверстие. Внутри виднелись покрытые пылью и паутиной бочки с ромом.

Элизабет недоуменно поглядела на бочки.

– Но как они помогут нам выбраться отсюда?

– Никак, – вздохнул Джек, спрыгнув вниз и откупорив бутылку. – Нам отсюда не спастись.

– Но ведь в прошлый раз...

– В прошлый раз, – принялся объяснять Джек, глотнув рома, – я пробыл здесь всего три дня. Потом появились контрабандисты, торговавшие ромом. Они использовали этот остров как тайный склад. Я заключил с ними сделку, и они помогли мне добраться до большой земли. Но судя по всему, – пират обвел рукой заросшие паутиной бочки и бутылки, – их бизнес давно захирел. – Он глотнул еще рома и добавил: – Возможно, мы должны благодарить за это твоего дружка Норрингтона.

Изумленная Элизабет не желала верить своим ушам.

– Так просто? – переспросила она, в глубине души надеясь, что Джек пошутил. – Выходит, ты просто провалялся три дня на песочке, потягивая ром?

– Добро пожаловать на Карибы, цыпа, – вздохнул Джек и, захватив несколько бутылок, зашагал по берегу. – Взгляни на это с другой стороны, – посоветовал он девушке, пытаясь развести костер. – На деревьях растут фрукты. К тому же у нас есть ром. Тут можно продержаться целый месяц, а может, и больше.

– Месяц?! – воскликнула Элизабет. – Но у Уилла нет в запасе месяца! Мы должны срочно спасать его!

– Ты совершенно права, – откликнулся Джек, отсалютовав бутылкой. – За тебя, Уилл Тернер!

Элизабет уселась возле огня и тоже взяла покрытый пылью сосуд. Заставив себя глотнуть рома, девушка запела: «Так выпьем, друзья, йо-хо...»

– Что? Что это было? – встрепенулся Джек Воробей.

– Да ничего особенного. Песня про пиратов, которую я помню с детства.

– Я знаю много песен про пиратов, но все они не для детских ушей, – сказал Джек, бросив Элизабет еще одну бутылку. – С удовольствием послушаю твою...

Элизабет запела – сначала тоненьким голоском, а потом смелее:

Мы грабим, стреляем, мы парни что надо.
Так выпьем, друзья, йо-хо!
Мы бьемся с врагами, не зная пощады,
Так выпьем, друзья, йо-хо!
Йо-хо, йо-хо, пиратская жизнь по мне!
Йо-хо, йо-хо, пиратская жизнь по мне!
– Мне нравится эта песня! – воскликнул Джек и начал подпевать.

 Невинные души безжалостно губили
Так выпьем, друзья, йо-хо!
Но маму и папу по-прежнему любим.
Так выпьем, друзья, йо-хо!
Они звонко чокнулись, но глотнул один Джек. Элизабет лишь притворялась, что пила.

– Когда я верну себе «Черную жемчужину», то научу этой песне всю команду. Мы будем распевать ее каждый день! – пообещал он, приканчивая бутылку.

– И вы, несомненно, станете самыми грозными пиратами, бороздящими воды Карибского моря! – поддакнула ему Элизабет.

– Не только Карибского моря, – мечтательно произнес Воробей. – Всего океана! Нет, всего мира! Мы станем плавать где вздумается. Ведь что такое корабль? Не просто киль, корпус, палуба и паруса. Это все только мишура. На самом деле корабль... «Черная жемчужина»... это свобода!

– За свободу! – провозгласила Элизабет.

– За «Черную жемчужину»! – подхватил Джек и чокнулся с девушкой. Отхлебнув рома в последний раз, пират откинулся на спину и захрапел, мертвецки пьяный.


На следующее утро Джек проснулся с жуткой головной болью. Он медленно сел и потер свой бедный лоб. Внезапно ноздри его уловили запах дыма.

Пират огляделся. Весь остров был охвачен пожаром, а Элизабет усердно подливала в огонь ром.

– Что ты делаешь?! – заорал Джек, вскочив на ноги. – Ты спалила все деревья, дающие пищу и тень!.. И весь ром! Зачем?

Элизабет спокойно указала на дым, спиралью вздымающийся к небесам.

– Это сигнал. Столб дыма в высоту не меньше тысячи футов, его видно и за двести лиг отсюда! Меня наверняка разыскивает весь королевский флот. Нас скоро найдут!

Джек был взбешен.

– Ты... ты спалила весь остров ради призрачного шанса на спасение?! – спросил он, не поверив своим ушам.

– Именно так, – кивнула девушка.

Джек вскинул руки в воздух, будто сдаваясь, и в припадке гнева зашагал прочь. Затем он забрался на самую высокую дюну и стал смотреть вдаль. Не веря в благоприятный исход, пират покачал головой, но в следующий миг различил на горизонте белые паруса. «Не может этого быть!» – подумал он. Но глаза его не подвели. К острову приближался «Неустрашимый». На корабле разглядели сигнал бедствия и поспешили на помощь.

– Теперь она совсем нос задерет! – проворчал Джек.

Глава 20

Итак, Джек оказался на борту «Неустрашимого», и Норрингтон собирался снова бросить его за решетку. Но Элизабет твердо вознамерилась спасти Уилла, и она знала, что без Джека ей не обойтись.

Вокруг пирата столпились моряки, чтобы заковать его в кандалы, как вдруг девушка воскликнула:

– Командор Норрингтон, мы должны немедленно плыть на Исла де ла Муэрта! Капитан Воробей мог бы указать нам курс, но ему не удастся сделать это, если вы бросите его в трюм.

Джек энергично закивал.

– Подумайте об этом, – сказал он Норрингтону. – «Черная жемчужина»... Барбосса... последний пират, угрожающий благополучию Карибских островов. Как вы можете мириться с таким положением дел?

Элизабет видела, что ей не удалось убедить ни Норрингтона, ни своего отца.

– Мы возвращаемся в Порт-Рояль, и никаких погонь за пиратами! – заявил губернатор Свон.

– Но тогда мы обрекаем Уилла на смерть, – промолвила девушка и обратилась к Норрингтону. – Командор, умоляю вас! Пожалуйста... ради меня... Пусть это станет свадебным подарком...

Норрингтон был потрясен.

– Как это понимать? Вы примете мое предложение при условии, что я спасу мистера Тернера? – осведомился он.

– Я выйду за вас, – сказала Элизабет. – Без всяких условий.

Джек изумился не меньше командора.

– Мистер Джилетт, – обратился Норрингтон к своему первому помощнику, – отведите мистера Воробья на капитанский мостик. Он укажет вам курс.

Джек встал к штурвалу и направил корабль на Исла де ла Муэрта. Он понимал, что надо торопиться. Необходимо попасть на остров до того, как кровь Уилла Тернера превратит Барбоссу и его проклятую команду в обычных людей.

Тем временем капитан Барбосса, Пинтель и его одноглазый приятель подошли к люку трюма, где томился Уилл.

– Вытащить его оттуда, – приказал Барбосса.

Команда Джека осталась взаперти, а мертвые пираты вместе с Уиллом погрузились в шлюпки, поплыли сквозь туман и скрылись в темном зеве пещеры.

Глава 21

Командор Норрингтон опустил подзорную трубу. Палуба «Черной жемчужины» оказалась пуста.

– Это безумие, – сказал он Джеку. – Если мы решимся на штурм острова, нас наверняка будет ждать засада.

– А что если самим устроить засаду? – предложил Воробей. – Я пойду туда и хитростью выманю людей Барбоссы наружу. Вам останется только стоять на палубе «Неустрашимого» и орать: «Пушки, огонь!» Что вы теряете? – Он не упомянул лишь об одной несущественной детали: что проклятие сделало команду Барбоссы неуязвимыми.

Норрингтон неохотно согласился и позволил Джеку взять лодку и в одиночестве отправиться на остров.

Но, глядя, как пират с довольной улыбкой гребет прочь, командор передумал.

– Мистер Джилетт, спускайте шлюпки!


Губернатор Свон стучался в каюту Элизабет, но девушка не отвечала. Она стояла у открытого кормового окна. Связав вместе несколько простыней, Элизабет спустилась в лодку, висевшую на борту «Неустрашимого». Губернатор настойчиво забарабанил в дверь.

– Элизабет! – позвал он. Но дочери в каюте уже не было. В свете полной луны она плыла к «Черной жемчужине».

Глава 22

В пещере, освещенной факелами и проникающими сквозь расселины лунными лучами, пираты шагали по камням и лужам, толкая перед собой Уилла.

– Не дрейфь, – сказал юноше Пинтель. – Тебе просто уколют пальчик и возьмут пару капель крови.

Но его тут же поправил другой пират:

– Нет уж, на этот раз мы не ошибемся. – Он покосился на Уилла. – Парень – только наполовину Тернер. Лучше для верности выпустить всю кровь!

– Значит, не зря ты боишься, – пожал плечами Пинтель и захихикал.

Когда команда добралась до центра пещеры, где стоял каменный сундук с ацтекским золотом, Уилла заставили опуститься на колени. Один из разбойников пригнул голову юноши так, что шея оказалась прямо над сундуком. Барбосса приставил к горлу Уилла нож.

– Извините! – раздался вдруг знакомый голос. – Простите! Тысяча извинений!

Охваченный гневом Барбосса замер. Джек Воробей! Он проталкивался сквозь толпу пиратов.

– Это невозможно, – процедил сквозь зубы Барбосса, уставившись на своего недруга.

– Ну почему же? – откликнулся Джек. Он-то знал, что на свете нет ничего невозможного.

– Джек! – вскричал Уилл, подняв голову. Но пираты заставили его снова склониться.

Барбосса ткнул ножом в сторону Джека.

– Ты следующий! – заявил он и снова приставил лезвие к горлу юноши.

– Ты не станешь этого делать, – спокойно произнес Джек.

Барбосса сжал кулаки и неохотно спросил:

– Почему вдруг я не стану этого делать?

– Потому что у самого устья пещеры тебя поджидает парусник «Неустрашимый», гордость королевского флота.

Капитан-призрак убрал нож от шеи Уилла и повернулся к Джеку.

Воробей напомнил Барбоссе, что, если проклятие снять, пираты станут обычными людьми... и командор Норрингтон сможет без труда перебить их, едва шлюпки покажутся из-под каменного свода. Но если люди Барбоссы схватятся с командой «Неустрашимого» под действием проклятия, у них есть шанс захватить еще одно судно!

– Два корабля – это же гораздо лучше одного, – уговаривал Барбоссу Джек. – У тебя появится свой собственный флот...

Целиком завладев вниманием Барбоссы, хитрец продолжал:

– Разумеется, ты сделаешь флагманом новый, большой корабль, и кто посмеет винить тебя за это?.. – Джек с улыбкой подошел к сундуку и провел пальцами по россыпи монет. – Но что станет с «Жемчужиной»? – размышлял он вслух. Вопрос повис в воздухе. Барбосса во все глаза пялился на Воробья.

– Назначь меня ее капитаном, – неожиданно предложил Джек. – Я буду плавать под твоим флагом. Клянусь отдавать тебе десять процентов от награбленного, а ты сможешь посещать приличные дома и представляться как командор Барбосса.

Барбосса стиснул зубы и ответил:

– Пятьдесят процентов.

– Пятнадцать, – стал торговаться Джек.

– Сорок, – потребовал пират.

– Двадцать пять, – не сдавался Воробей. – И я куплю тебе новую шляпу.

– Идет! – ухмыльнулся Барбосса, и они скрепили договор рукопожатием.

Барбосса на время оставил Уилла в покое. Кровь парня понадобится ему потом, когда он уберет с дороги людей Норрингтона и захватит их корабль. Капитан торжествующе поглядел на свою команду и воскликнул:

– Вперед!

Глава 23

В спокойных, залитых лунным светом водах возле устья пещеры застыли семь шлюпок с вооруженными людьми командора Норрингтона. Они собирались напасть на пиратов, как только те выберутся наружу.

Солдаты не заметили легкой ряби, пробежавшей по воде. Тем временем разбойники действительно покидали пещеру – но не на лодках! Они шли пешком по морскому дну!

Темные фигуры с оружием в руках двигались против течения; даже рыбы, и те шарахались от них. Проникавший сквозь темные волны лунный свет вернул пиратам их истинный облик, превратив их в армию шагающих скелетов. Никем не замеченные, они бесшумно миновали шлюпки Норрингтона и двинулись к «Неустрашимому».

И вдруг тишину нарушил всплеск. Все до единого солдаты выхватили пистолеты. Из черного жерла пещеры медленно выплыла шлюпка. Норрингтон насчитал на ее борту всего два силуэта и велел не стрелять. Командор не верил своим глазам: ей управляли две женщины!

Джилетт, оставленный на страже на борту «Неустрашимого», оглядывал окрестности в подзорную трубу. Он тоже различил двух дам, выплывших из пещеры. Но потом одна из них опустила зонтик, и обе фигуры залило светом луны. Это оказались вовсе не дамы, а два скелета в женских платьях, и у одного из них был деревянный глаз!

Догадавшись, что их обнаружили, один из призраков схватил пистолет и сбил с головы первого помощника шляпу. Джиллет отшатнулся, и тут со всех сторон из воды на борт «Неустрашимого», словно пауки, хлынули мертвые пираты. Захват начался!

Услышав звуки пальбы, Норрингтон поглядел на свой корабль и обнаружил, что там завязался бой. На борту толпились враги, повсюду белели кости. Командор тут же приказал своим людям возвращаться на «Неустрашимый», но пушки внезапно открыли огонь, и одна из шлюпок разлетелась в щепки. В Норрингтона целились с его же парусника!

Солдаты, изо всех сил налегая на весла, сквозь канонаду поплыли к «Неустрашимому». Им даже удавалось стрелять в пиратов. Наконец лодки Норрингтона приблизились к кораблю. Командор и его люди забрались на борт и бросились в гущу схватки.

В противники Норрингтону достался громадный пират, отчаянно размахивавший топором. Они долго гонялись друг за другом по палубе, пока в рукав Норрингтону не вцепился губернатор.

– Элизабет! – в панике воскликнул он. – Она исчезла!

Глава 24

Элизабет подплыла к «Черной жемчужине». Горя отчаянным желанием спасти Уилла, она принялась беззвучно карабкаться на борт. И тут до ее чутких ушей донеслись голоса. Два пирата накрывали на палубе стол для грандиозного пиршества: тут были и пироги, и галеты, и ром, и вяленое мясо. Они ждали, когда Барбосса и его команда возвратятся с радостной вестью о том, что проклятие перестало действовать. Вот тогда-то они все смогут наконец насладиться вкусом настоящей еды!

– Что ты съешь перво-наперво? – спросил один пират, пожирая глазами роскошные яства.

– М-м-м, пирог! – ответил его приятель, подумав.

– Точно, пирог! – согласился с ним первый.

Тем временем Элизабет миновала бойницу и перебралась через планшир. Доски едва слышно скрипнули. Оказавшись на палубе, девушка тихонько двинулась вдоль борта, и тут из тьмы ей навстречу с визгом выпрыгнула обезьянка. Элизабет сгребла зверька за шкирку и выбросила за борт. Обезьянка завопила еще громче и с плеском ударилась о воду. Пираты, высунувшись в бойницу, посмотрели вниз, а потом принялись озираться по сторонам.

Элизабет бросилась бежать, зная, что головорезы все же заметили ее. Она юркнула в темный угол, а те, громко топоча, пронеслись мимо. Вдруг они услышали, как задвигались снасти. Привлеченные шумом, они задрали головы вверх, и тут рея, на которой крепился парус, развернулась и ударила их в грудь. Пираты полетели за борт и присоединились к барахтавшейся в воде обезьянке.

К изумлению Элизабет, из полумрака вдруг выступила команда Джека. Это Анна-Мария и Гиббс налегли на рею, отправив призраков-часовых искупаться. Теперь «Черная жемчужина» оказалась в их руках!

– Послушайте! – воскликнула Элизабет, испытав облегчение при виде старых знакомых. – Уилл в плену у пиратов, в пещере. Если у нас есть хоть малейший шанс спасти его, мы должны им воспользоваться! Кстати, Джек тоже там! – добавила она, пытаясь самостоятельно спустить на воду шлюпку.

Никто не вызвался ей помочь. Элизабет растерянно поглядела на команду.

– Джек обещал нам корабль, – сурово произнесла Анна-Мария.

– И мы его получили, – подхватил Гиббс. – К тому же, нельзя забывать о кодексе...

– О кодексе? – не веря своим ушам, переспросила Элизабет. – Неужто вы бросите своего друга в беде? Вы ведь пираты! К черту кодекс!

Но команда не поддалась на ее пылкие речи, и девушка отправилась на Исла де ла Муэрта одна.


Не зная, что его обожаемая «Черная жемчужина» уплывает прочь, Джек ходил по пещере и любовался награбленным пиратами добром.

– Трудный ты человек, никогда не знаешь, чего от тебя ожидать, – произнес Барбосса, глядя на своего недруга, вертящего в пальцах золотое ожерелье с алмазами.

– От меня? – Джек покачал головой. – Я человек бесчестный. От таких, как я, можно ожидать лишь одного – бесчестных поступков! – объяснил он. Словно в доказательство своих слов, Воробей вдруг поднял с земли роскошно украшенную шпагу и кинул ее Уиллу.

– Чтоб тебя черти взяли, Джек! – взревел Бар- босса, поняв, что теперь без боя не обойтись. – А я ведь почти полюбил тебя как брата!

Джек схватил еще одну шпагу (на сей раз для себя) и бросился в атаку. Они с Барбоссой кружили друг возле друга, поскальзываясь на устилавшем каменный пол золоте.

Какой-то пират набросился на Уилла, но тот умудрился извернуться так, чтобы враг рассек веревку, стягивавшую его запястья. Освободившись от пут, юноша вступил в бой сразу с троими пиратами-мертвецами.

Джек и Барбосса бились яростно, по всей пещере разносился лязг металла. Но вдруг Барбосса отступил и расхохотался. Бросив свое оружие, он обеими руками схватился за клинок противника.

– Тебе меня не победить, Джек! – Барбосса резко выдернул шпагу у Воробья из рук и всадил ее ему в грудь!

Уилл окаменел. Джек поглядел на торчащее между его ребер лезвие и подался назад, попав под поток лунного света.

– Смотрите-ка, как интересно, – произнес Джек, когда его тело превратилось в скелет. – Оказывается, и от проклятия может быть кое- какая польза. – Он достал из кармана золотой кругляш. – Я решил прихватить одну монетку из клада для себя!

Барбосса опять схватил шпагу, а Джек вытащил свой клинок из груди. Два скелета снова скрестили оружие, озаряемые серебристыми лучами.

– И что теперь, Джек Воробей? – поинтересовался Барбосса, пока они сражались среди сундуков с сокровищами. – Мы, двое бессмертных, так и будем драться до самого Судного Дня?

– Можешь сдаться, если хочешь, – предложил Джек. Но Барбоссу эта идея не прельстила, и они продолжили бой.

Тем временем двое пиратов загнали Уилла в угол. Они уже намеревались прикончить его, но вдруг один из них упал, оглушенный сзади ударом багра!

Уилл быстро избавился от второго разбойника и увидел Элизабет с багром в руках. Встав спиной к спине, юноша и девушка принялись отбиваться от врага.

Охваченный бешенством Барбосса наседал на Джека, подгоняя его к тому месту, где стояли Уилл и Элизабет.

– Клянусь, Воробей, – процедил злобный пират, – когда вернется моя команда, я разрежу тебя на кусочки и прибью их к мачтам «Черной жемчужины»! – Сделав резкий выпад, он схватил Элизабет и приставил ей к горлу клинок.

Джек отступил на шаг, вытащил пистолет и выпустил заряд, который он приберегал столько лет. Барбосса посмотрел на образовавшуюся в рубашке дыру, а потом перевел взгляд на пирата.

– Ты десять лет таскал с собой этот пистолет и теперь потратил выстрел даром? – спросил капитан.

– Не даром! – победно воскликнул Уилл, стоя возле сундука с ацтекским золотом. Он рассек свою ладонь ножом и сжал в окровавленных пальцах медальон.

Барбосса снова опустил взгляд на свою грудь и увидел хлынувшую из раны кровь. Лицо пирата исказилось в жутком оскале.

Джек отшвырнул оружие, а Барбосса замертво рухнул на землю.

В тот же миг на борту «Неустрашимого» один из пиратов, получив смертельную рану, с воплем повалился на палубу. Еще двое, ступив в пятно лунного света, обнаружили, что они больше не мертвецы. Проклятие потеряло силу – весьма некстати для людей Барбоссы.

Морские разбойники один за другим стали сдаваться на милость Норрингтона.

– Как насчет переговоров? – с надеждой спросил Пинтель, когда его и Рагетти поволокли в трюм.

У Джека осталось в пещере на острове Исла де ла Муэрта еще одно незаконченное дело. Взяв нож, он порезал себе руку и провел окровавленным лезвием по золотой монете. Пират держал ее над сундуком и никак не мог с ней расстаться.

– Бессмертный капитан Джек Воробей, – мечтательно произнес он. – Как звучит, а? Ну да ладно, – вздохнул благородный пират и бросил монетку в сундук. Прихватив с полу несколько золотых слитков и украшений, довольный Джек запрыгнул в лодку, где уже сидели Уилл и Элизабет. – Если вас не затруднит подбросить меня на «Черную жемчужину»...

Но когда они достигли устья пещеры, Джек, привстав, увидел, что «Жемчужина» уплыла. Он обшарил взглядом горизонт, но корабля нигде не было.

– Извини, – сказал Уилл, когда Джек снова опустился на лавку.

Воробей знал, какое решение приняла его команда, и не держал на них зла.

– Они поступили правильно, – промолвил он, понимая, что теперь его ждет скорая встреча с виселицей в Форт-Чарлзе.

Глава 25

Казалось, что на этот раз удача отвернулась от Джека. Он стоял на сколоченном из досок эшафоте, а на шее у него красовалась петля.

Среди прибывших поглядеть на казнь горожан были Элизабет, ее отец и командор Норрингтон.

– Так нельзя! – взмолилась Элизабет. – Он рисковал жизнью, чтобы спасти меня, а потом и вашу команду! – Но в глазах губернатора читалась решимость неукоснительно следовать букве закона. А с какой стороны ни посмотри, Джек его нарушал.

Уилл тоже оказался тут как тут. Он продирался сквозь запрудившую площадь толпу зевак. Барабаны начали отбивать тревожный ритм, и палач уже собирался приступить к своим обязанностям, как вдруг на планку виселицы уселась зеленая птица. Попугай Коттона! Он поглядел прямо на Уилла – это был сигнал, – и Уилл кивнул Джеку.

Юноша приблизился к Элизабет и вытащил из ножен шпагу.

– Я люблю тебя! – сказал он девушке. – Мне стоило признаться тебе в этом раньше...

Не успела она вымолвить ни слова, как Уилл кинулся к помосту, выхватывая на бегу второй клинок. Тем временем палач нажал на специальный рычаг, и под ногами у Джека открылся люк. Уилл в два прыжка поднялся на эшафот и успел воткнуть в крышку люка свою шпагу. Та прочно вошла в дерево, и Джек, повисший было в воздухе, сумел поставить ноги на ее эфес.

Пират с трудом удерживал равновесие на прогибающимся под ним клинком. Уилл взмахнул второй шпагой и рассек веревку надвое. Джек упал и на лету выдернул из досок оружие.

Джек и Уилл плечом к плечу дрались с людьми Норрингтона, постепенно продвигаясь к окружавшим площадку перилам. Теперь им было некуда отступать, позади плескалось море. Солдаты нацелили на них ружья. Друзья оказались в ловушке.

И вдруг Уилл шагнул вперед и загородил собой Джека. Чтобы добраться до пирата, солдатам пришлось бы убить кузнеца.

Губернатор Свон с Норрингтоном протолкались вперед.

– Я проявил к вам снисхождение, и вот как вы отплатили мне! – упрекнул он Уилла. – С кем вы связались? Он же пират!

– Он хороший человек! – крикнул Уилл, обращаясь к Норрингтону.

– Вы забываете, где ваше место, Тернер, – процедил командор.

– Оно здесь, между вами и Джеком, – ответил Уилл.

Элизабет пробралась сквозь толпу и спрыгнула на перила, очутившись рядом с Уиллом.

– И мое тоже! – объявила она.

– Значит, вот к кому расположено ваше сердце? – спросил у девушки Норрингтон.

– Да, – кивнула Элизабет.

Двое друзей отважно глядели на Норрингтона. Его глаза на миг блеснули яростной решимостью. А потом он посмотрел на Элизабет, и его лицо смягчилось. Он оценил искренний и отчаянный поступок девушки и понял, что она никогда бы не полюбила его так, как любит Уилла.

– Я бы на ее месте выбрал тебя, приятель, – сказал Джек, сочувственно кивнув Норрингтону, а потом развернулся к толпе и крикнул: – Друзья, вы навсегда запомните этот день, когда вы почти повесили... – Не договорив, пират перемахнул через ограждение и бросился в море.

Зеваки хлынули к. краю площадки. Джек боролся с волнами далеко-далеко внизу. А в гавань в это время входила «Черная жемчужина». Команда Джека вернулась, чтобы спасти своего капитана!

Норрингтон повернулся к Уиллу и, похлопав по эфесу своей шпаги, подаренной ему в день повышения, произнес:

– Отличное оружие. Надеюсь, тот, кто сделал его, не менее серьезно и внимательно отнесется и к другим сторонам своей жизни. – Он отсалютовал Уиллу шпагой и добавил: – Мои поздравления. – Затем командор безмятежно обратился к Элизабет: – Мисс Свон, желаю вам обоим счастья.

Тут к Норрингтону подбежал Джилетт и спросил, не нужно ли срочно поднимать на «Неустрашимом» якорь и отправляться в погоню за Джеком.

– Думаю, мы можем предоставить ему один день форы, – ответил Норрингтон с улыбкой. – Исключительно ради спортивного интереса.

Стоявшие у самых перил Уилл и Элизабет обменялись долгими взглядами, а потом юноша крепко обнял и поцеловал свою возлюбленную.

– Но он простой кузнец... – со скорбью в голосе произнес губернатор.

– Нет! – гордо возразила Элизабет. – Он пират!

Глава 26

Коттон, стоявший у борта «Черной жемчужины» со своим попугаем на плече, бросил Джеку линь.

Джек схватился за канат и ловко вскарабкался на палубу. Гиббс отдал ему салют.

– Мне казалось, я велел вам действовать согласно кодексу, – со всей серьезностью напомнил ему Джек.

Гиббс неловко переминался с ноги на ногу.

– Кодекс – это скорее советы, чем правила... – начал он.

Джек улыбнулся и зашагал к капитанскому мостику. Стоявшая за штурвалом Анна-Мария при виде него отступила в сторону и сказала:

– Капитан Воробей... «Черная жемчужина» – ваша.

Джек с любовью провел рукой по рее, а потом взялся за штурвал. Да, это был его корабль! Джек откинул крышку компаса и сверился с курсом. Затем, донельзя довольный собой, он устремил взгляд в море и стал напевать себе под нос:

– Йо-хо, йо-хо, пиратская жизнь по мне...

Иллюстрации


Оглавление

  • Литературно-художественное издание
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Иллюстрации