КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446359 томов
Объем библиотеки - 630 Гб.
Всего авторов - 210317
Пользователей - 99116

Впечатления

Serg55 про Соротокина: Гардемарины, вперед! Книга 1 и 2 (Исторические приключения)

наивно, конечно, но хорошо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Ауэрбах: Генетика (Биология)

Выкладываю книгу для мухолюбов-человеконенавистников.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Иевлев: Серия романов "Граница". Компиляция. Романы 1-17 (Боевая фантастика)

Спасибо за отличные релизы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Тырин: Межавторский цикл "Пограничье".Компиляция. Книги 1-10 (Фантастика)

Спасибо за отличные релизы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Орт про Kiber: Slogans technological сyber-marxism (Киберпанк)

сyber-marxism = Гуудд

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serhij про Финли: Десять Заповедей под ударом (Религиозная литература)

Адвентисткая книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Детская обувь в Ташкенте

Морх (fb2)

- Морх [СИ] 2.62 Мб, 596с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Вернер

Настройки текста:



Морх


Эту книгу я хочу посвятить Надежде Кочи,

девушке,

без которой этой книги никогда бы не было.


Предисловие автора.

Вы когда-нибудь задумывались, куда пропадают люди? Так называемые без вести пропавшие? Думаю, многие из нас хоть раз в своей забитой до отказа самыми разнообразными делами жизни задумывались об этом. Это может показаться странным, но именно эта мысль послужила толчком к созданию той самой книги, что вы только что открыли.

Я, как и многие до меня и многие после меня, также задумывался на эту тему и, не найдя ответа, решил придумать свой. Конечно, то, что получилось у меня в итоге, далеко отходит от изначальной задумки, ведь книга живёт своей собственной, далёкой от нашего понимания жизнью.

Эта книга пережила многие перипетии, о которых вы, мой дорогой читатель, никогда не узнаете. В один момент я даже подумал, что всё… но стоило немного отдохнуть и работа пошла новым ходом.

На самом деле Пролог родился у меня довольно давно, ещё в 2015 году, но не мог найти продолжения в силу моей лени, благодаря которой это только первая моя законченная книга. Пинком, ставшим отличным трамплином для написания книги, явилась Надежда. Говоря «Надежда», я имею в виду совершенно живого человека – Надежду Кочи, которая согласилась стать моим соавтором и помогла мне создать первые главы будущего «шедевра». Однако, как часто бывает в нашей жизни, счастье длилось недолго.

Долгое время в связи с потерей своей музы я не мог найти в себе силы писать дальше.

Много позже, осенью 2017 года, я просматривал свои записи и подумал, что всё же стоит закончить хоть одну из начатых мною книг. Выбор пал на Морх. Почему? Так исторически сложилось.

Работа продолжилась. Я начинал впадать в привычные мне затяжные сомнамбулические перерывы, но, как видите, я справился. И теперь вам придётся читать этот бред, написанный в приступах лунатизма.


Пролог


Гул стоял в ушах уже довольно давно и начинал нарастать. Рудольф сам удивился, как у него хватает выдержки не сорваться на бег. «Да где же этот колодец?! Если это то, что я думаю…» Если это то, о чем он думает, тварь должна бояться воды, как солома – пламени. «Направо, еще раз… Где-то здесь». Темнота за его спиной чуть слышно зашуршала по асфальту и замерла, словно опасаясь спугнуть жертву. Гул стал нарастать. «Догоняет». Рудольф прибавил шагу, но уже через пару метров спохватился и резко развернулся на сто восемьдесят градусов. «Все равно не успею». Значит, придется встречать «мистера Боггарта», как подобает гостеприимному хозяину.

Мистер Кроу, как называла Рудольфа его секретарша… теперь уже бывшая секретарша миз Болонз, дернул молнию плаща и нашарил во внутреннем кармане металлический предмет. Выставил амулет перед собой, крепко сжав в кулаке. В скупом свете местного свинцового неба он казался просто коротким колом с лохматыми завитушками на одном конце. Но не прошло и пары секунд, как талисман начал светлеть, словно металл раскалился добела. Расплывчатые завитушки превратились в щупальца – или, скорее, змеиные шеи, увенчанные оскаленными собачьими головами. Вскоре их уже нельзя было разглядеть в ярком свете. Но Рудольфа псы не интересовали: он вглядывался в дальний конец переулка, где танцевали наводящие страх и апатию тени. Что бы там ни находилось, оно оставалось там и отказывалось выходить на свет. «Боишься! Значит, ты либо один, либо обладаешь разумом. По мне так лучше первое. Заряжать амулет нет времени».

Кроу спрятал артефакт под плащ и метнулся в сторону. Ветер коснулся его лица, когда тень с того конца переулка стремительно рванулась к человеку. Руди молниеносно выхватил амулет и двинул им в морду твари… точнее, то место, где она должна была находиться. «Быстрая!» Впрочем, легкое сопротивление и неприятный звук сообщили Кроу, что он все-таки зацепил существо хотя бы вскользь. Тварь отпрянула к границе светового круга, заскользила вдоль неё, словно ощупывая барьер, пляска теней становилась агрессивнее и настойчивее, но пересечь неуловимую линию освещенного пространства не решался никто. «Амулет долго не протянет. Ещё немного, и сил не хватит даже на один выброс. Вот же быстрая гадина!».

Впрочем, свет давал временное преимущество. Рудольф двинулся дальше, уже не тратя времени на охоту. «А вот и колодец!» Кроу метнулся к люку, но внезапный порыв ветра ударил мужчину в бок и выбил из-под ног почву. Он впечатался в стену, левое плечо отозвалось болью. Секундной заминки твари хватило, чтобы приблизиться вплотную. Из-под ее плаща к человеку рванулись черные щупальца. Точнее… сам плащ превращался в них. Если это вообще можно было назвать плащом. Ледяные щупальца мгновенно обмотали оба запястья, обернулись вокруг пояса, добрались до колен. Не двинуться. Он взглянул в лицо твари – если бы у той было лицо, а не один бездонный провал пасти. Черная пропасть – ни зубов, ни губ, просто отверстие во мрак – приблизилась к самым его глазам…

Свет полыхнул, будто взорвалась сверхновая, и на несколько мгновений ослепил самого Руди. Когда он смог проморгаться, от твари остались только клочки тряпок на полу, да и те в считанные секунды растекались черной слизью. Кроу почти беззвучно вздохнул. «Хитрая. Быстрая. Но нетерпеливая. Черт, чуть не сожрала». Он неуверенно поднялся, прислушиваясь к себе. Да, гул пропал, вместо него уши ловили обычные городские звуки: смех, звуки работающего мотора, лай собак. Стало светлее. На том конце переулка горит фонарь, из-за крыши смотрит на него бессовестная серебряная луна. Если приглядеться, можно даже разобрать на темном небе мелкие осколки звезд. «Значит, я снова дома. Хорошо». Он спрятал артефакт обратно в карман, постарался наскоро отряхнуться, хотя одежду это едва ли спасло бы. Впрочем, об этом беспокоиться некогда. «Нужно найти их, пока меня снова не перебросило в Морх. Нужно попытаться найти их».


Часть первая. Тени.


В которой мы знакомимся с главными героями и узнаём основные моменты сущности Морха.


Глава первая.


Кроу поежился, без особого восторга встречая наступление утра. Небо прозрачное и чистое, как слеза. Желтые рассветные лучи выходят на него неохотно и нерешительно, будто боятся порезаться. Солнце не торопится согревать несчастных странников, оставшихся без крова… Надо было остаться в круглосуточной забегаловке, где Руди купил гамбургер, а не отправляться жевать его на скамейке у входа в парк, холодной и мокрой от утренней росы. Но Кроу не хотел бы, чтобы молоденькую продавщицу постигла участь миз Болонз. К тому же под ее мрачным взглядом (девчонка явно успела прикорнуть, а посетитель ее разбудил) едва ли удалось бы сосредоточиться и подумать. А подумать ему сейчас необходимо. Сколько ещё он сможет убегать? Стоит ли дать бой? Есть ли еще такие, как он? Мужчина ухмыльнулся. Как сказала одна из его прежних подруг при расставании: «Дорогой, может, хватит думать, будто ты такой уж исключительный?» Проще говоря – какова вероятность, что из всего населения земли схлопотал на свою избыточно умную голову такую чертову кучу неприятностей один-единственный герр Рудольф Кроу? Полно, господа, согласно закону больших чисел, вселенная не разменивается на единичные случаи. Другие должны существовать. Руди обязан их найти – тогда у него появится шанс.

Кроу доел гамбургер и выбросил бумажный пакет в урну. Снова поднял глаза к небу, по которому успели разлиться разводы розового, желтого и красного. Красиво. Наверное. Какая дичь – нужно торопиться, бежать, искать информацию и тех людей, а он мерзнет на скамейке и любуется рассветом. Рудольфу отчаянно захотелось домой, в любимое кожаное кресло. Развалиться в тепле, смаковать чашечку кофе, листать томик Гете (конечно, в немецком издании), ограничивая свои познания о демонах образом Мефистофеля. И не подозревать о реальном положении вещей, этом бреде свихнувшегося бога… Разве он хотел приключений? Все вышло совершенно случайно! Как, наверное, и бывает всегда. Кроу обреченно вздохнул. Не надо было читать тот перевод. Лучше бы он бросил всю стопку бумаги в мусоропровод, предварительно разорвав на мелкие кусочки. А еще лучше – спалил чертову книгу, найденную его экспедицией, причем там же, в Омане, не отходя от входа в гробницу. Но он привез манускрипт домой, втянул в это дело Рэма (бедолага Рэм! Впрочем, тоже хорош…), дождался перевода и уселся читать, еще не зная, что достаточно перевернуть несколько страниц, и странности не заставят себя ждать.

Рудольфу показалось, что волосы на затылке встали дыбом. Кроу на миг устыдился своего испуга, но тут же узнал ощущение. Он поднял амулет с пятью собачьими головами, который успел положить рядом с собой на скамейку, и убрал в карман плаща. «Зарядился, значит. Хорошо».

Руди не имел представления, когда его перебросит снова. Он бывал там не настолько часто, чтобы выявить закономерность. И не был уверен, что хочет получить по этому поводу больше информации. По крайней мере, на личном опыте. Еще раз оценив положение солнца (то уже полностью выползло из-за горизонта), он поднялся со скамьи и двинулся к выходу из парка. Солнце. Эти твари не выносят яркого света. Научного обоснования этому Кроу не знал. Да и какая тут может быть наука, когда рамки действительности разлетаются в щепки и тени пожирают людей, безвкусные статуэтки стреляют светом, а сам он среди бела дня оказывается в… в…?

Тот случай он назвал «историей с пустой Хилл-стрит». Руди сам бы не поверил, если бы кто-то сказал, что эту широкую центральную улицу он будет весь следующий месяц наблюдать в своих кошмарах. Как и положено, ничто не предвещало. Солнце дробилось в оконных стеклах. Кроу шел к площади, и туда же направлялись еще десятки людей. Их разговоры и громкий смех не раздражали: весь день Рудольф вспоминал о книге и описанных в ней чудесах, из-за чего настроение поддерживалось где-то на уровне крыш. Он даже лиц окружающих толком не видел, погрузившись в собственные размышления. И не заметил, в какой именно момент гвалт на улице стих. Он просто обнаружил себя в абсолютной тишине, словно на палубе корабля-призрака за минуту до начала бури. Рудольф огляделся. Он вышел уже к самой площади, на которой минуту назад находилось от сотни до тысячи человек. Куда они все подевались? Без людей площадь казалась мрачной. Или дело в том, что солнце зашло за облака? Он взглянул на небо. Какие, к черту, облака? Свинцовые тучи, которые никак не могли наползти за пару минут! Кроу бросился на другую сторону площади, словно надеясь найти в радиальной улочке других уцелевших. Кровь загудела в ушах, и он не сразу понял, что ровный, медленно нарастающий гул берет начало за пределами организма. Краем глаза уловил движение тени сбоку, дернулся в ту сторону и…

– Мистер! Смотрите, куда идете! – недовольный женский голос ввинтился в голову. По глазам полоснул солнечный свет. Рудольф не сразу сообразил, что секундой ранее натолкнулся на мягкое теплое тело.

– Простите, мисс, – на автомате ответил он, едва успев проморгаться, и продолжил, тоже особенно не раздумывая, с дежурной полушутливой улыбкой. – Должно быть, ваша красота меня ослепила, и я немного потерялся в пространстве.

– Нахал, – улыбнулась пышная дамочка, кокетливо хлопнув ресницами и явно ожидая дальнейших комплиментов. Увы, Руди был на них сейчас не вполне способен, да и внешность «ослепительно красивой мисс» давала мало почвы для маневра.

– Еще раз простите, – пробормотал он и даже склонился к руке, хотя это было уже рискованно, нарвись он на феминистку. К счастью, ему повезло. Дамочка порозовела и впала в счастливый столбняк, что позволило Рудольфу нырнуть в толпу.

По его прикидкам на площади собралось больше трехсот человек, которые к тому же производили изрядный шум. Настроение резко испортилось. После недолгого размышления он убедил себя, что пустая улица просто привиделась (хотя такие галлюцинации тоже не обещают ничего хорошего), но тень, впервые явившаяся в тот день, прокралась в его сны и обосновалась там надолго.

***

Кроу нырнул в небольшую пешеходную улочку. В конце ее тоже зеленела листва: еще один сквер, за которым скрылась цель – монументальный корпус центральной библиотеки. Забавно! Дядя Эрик, заменивший ему отца, учил: если тебе нужна информация – иди в библиотеку. Руди охотно следовал этому совету, даже когда к его услугам уже был интернет. Теперь он даже не знает точно, что ищет, но идет именно в библиотеку. Впрочем, шанс, что там найдется зацепка, действительно есть. Кроу уже давно подозревал, что библиотекарь Стивенсон рассказал ему не все…

Сколько раз это повторялось? Безлюдное место, нарастающий гул в ушах, тени смещаются со своих позиций и будто тянутся к нему… Руди уже начал подумывать о визите к психотерапевту, когда со страниц той самой книги впервые прошуршало слово «Морх». Холодея изнутри, Рудольф прочел описание мира демонов, сравнил его с тем, что видел сам, и… Кроу не сказал бы, что он многих ненавидел в своей жизни. Ни директор, временами бывавший тупицей, ни коллега, пытавшийся присвоить его исследования, ни дамочка, помявшая его авто, не вызывали особых эмоций. Но неизвестного автора, чьи кости давно истлели в земле, Рудольф возненавидел от всей души. Этот оманский жрец, настоящий мастер своего дела, с дьявольской дотошностью объяснял, как подмечать знаки, как находить сверхъестественное в реальном мире. Объяснял все, кроме одного. Когда ты начинаешь видеть Морх – Морх тоже начинает видеть тебя. Морх и все его обитатели, для которых нет большего праздника, чем пообедать внутренностями неосторожного человека, по собственной глупости отыскавшего владения демонов.

Он спалил и перевод, и книгу. Выгрузил в мусоропровод все побрякушки, привезенные из Омана, даже безобидный магнит на холодильник, который вообще-то купил для своей секретарши миз Болонз. Потом набрал номер Рэма Стоунза, судорожно размышляя, что ему сказать. «Забудь все, что говорилось в той книге»? «Не вздумай обращать внимание на знаки»? Толку от таких предупреждений… Трубку взяла Элли, то есть миссис Стоунз, но Рудольф не сразу узнал ее голос: тот хлюпал, будто напитался влагой.

– Привет, Эльф, – начал Кроу с напускной веселостью. Он не видел Элли много месяцев, да и с ее мужем уже давно общался только по делу, но призрак былой дружбы казался к месту. – Ты не позовешь Рэма?

– Рудольф, это ты? – пробормотала женщина в ответ. – Рэм… он… позавчера…

– Что? – прошептал Руди, хотя уже догадался, что. – Что случилось, Элли?

– Ру-рудольф, – всхлипнула трубка, – приезжай, пожалуйста… Я все рас… мне очень страшно!

***

Редкие прохожие спешат на работу. Солнце начинает ощутимо греть – похоже, день будет жарким. Руди подумал, не пора ли снять кожаный плащ. Проблема в том, что рубашка под ним основательно нуждается в свидании со стиральной машиной: он успел уже несколько раз провалиться в Морх, с тех пор как утратил возможность помыться и переодеться. Ощущение нечистоты было отвратительным донельзя, и только более серьезные проблемы в виде кровожадных демонов заставляли Рудольфа забыть об этом. Поразмыслив, он решил, что от прогулки по солнцепеку в плаще рубашка чище не станет, а в библиотеке все равно попросят снять верхнюю одежду, так что можно сделать это прямо сейчас. К тому же плащ мало уступает рубашке в «чистоте».


***

Рудольф выехал в дом Стоунзов немедленно. Элли встретила его на пороге в светлом летнем платье. Ее красивые черты расплылись, нос и веки были опухшими, красными. Зелень глаз, которую Рудольф в старые времена часто сравнивал с бушующим лесом, потускнела. Во всклокоченных каштановых волосах, стриженных под короткое каре, Кроу заметил первые седые волоски. Язык не поворачивался назвать ее Эльфом, как в старые времена.

– Заходи. Но у меня не прибрано, – она больше не плакала и говорила вполне разборчиво, только слишком холодно, как-то отстраненно.

– Ты что, одна? – Рудольф ощутил укол жалости.

– Дейзи обещала прийти сегодня. Задерживается.

Следом за Элли он прошел в комнату, отмечая про себя следы разрухи. На столе поверх коричневых разводов – три кружки с остатками кофе и полная пепельница. Под столом – вилка, видимо, упавшая, да так и не поднятая. На диване – подушка и скомканный плед. Все это безжалостно высвечено яркими лампами. Свет горел во всем доме. Рудольфу стало неловко при мысли, что придется сейчас вытягивать из этой убитой горем женщины правду о смерти Рэма. Но она начала рассказывать сама.

– Все началось после той книги. Рэм работал над ней, как проклятый. Говорил, что в ней написаны презабавные вещи. Потом он… он изменился. Стал дерганным. Стал бояться темноты. Ты представляешь, Рэм – темноты! А той ночью… – женщина все-таки всхлипнула и потянулась за бумажной салфеткой. Горка ее скомканных сестер громоздилась на кресле. Элли громко высморкалась и продолжила.

– Я спустилась выпить воды. Туда, – она махнула рукой в сторону кухни. – И услышала его крик… Или… визг. Да, визг. Словно… словно его ели живьем.

Когда миссис Стоунз вбежала в спальню, ее муж лежал на прежнем месте, окна и дверь были плотно закрыты. Но…

– Он был весь серый. И глаза… – Элли уставилась в стену, словно даже на стильных темно-синих обоях видела лицо мужа. – Они были черные. Черные как смоль. И еще ужас. Его что-то так напугало…

Она не выдержала – закрыла лицо ладонями. В этот момент в дверь позвонили.


***

Улочка оказалась не такой короткой, как это виделось на первый взгляд. Руди непроизвольно сбавил шаг, стараясь выровнять дыхание. Да, он вовремя снял плащ, иначе теперь сварился бы в нем. Мир, похоже, решил, что визитов в мир демонов герру Кроу недостаточно и реальности неплохо бы стать чуть более похожей на преисподнюю. Жар нарастал. Рудольф поднял глаза к небу: в экспедициях он привык определять время по солнцу, поскольку наручных часов не любил и не носил. Около девяти. «Какого же черта так жарко?! Если сейчас же меня не спасёт тучка, я труп». Мозг бывшего историка, а ныне вольного и неприкаянного странника, определенно готовился закипеть.

***

– Я открою, – предложил Руди, поднимаясь, но Элли схватила его за руку.

– Рудольф, – слова слетали с ее губ медленно, через силу. – Ты знаешь, что с ним случилось?

Он потупил взор и покачал головой. Он и правда не знал точно. Кое о чем догадывался – возможно. Но и этого ей говорить не стоило. Быть может, даже эта информация способна сопроводить малышку Эльфа в загробный мир.

Элли отпустила его, и ее рука упала безвольной плетью вдоль тела. Звонок повторился.

– Это Дейзи, – констатировала женщина и пошла открывать.

Хлопнула дверь. В прихожей кто-то завозился. Кроу поднялся с места. Пора откланяться, но перед этим он должен спросить еще кое-что. Жаль Элли, но ему жизненно необходима зацепка.

– Миз Стоунз, – обратился он, когда Эльф появилась на пороге. Руди решил быть чуть более официальным, учитывая присутствие неизвестной Дейзи. Элли, кажется, не обратила внимания на смену имени. – Рэм ничего не говорил в последний день перед…

– Да, – коротко ответила она, снова уставившись в стену. – То есть нет. Не говорил, но сделал. Заказал одну вещь. По почте. Сегодня оно пришло. Там извещение, под лампой.

Она неопределенно махнула рукой, продолжая смотреть в ту же точку.

– Не хочу ее видеть. Забери, если желаешь.

– Сколько я за нее должен? – уточнил Руди. Он желал.

– А? – Элли нахмурилась, словно не могла сообразить, о чем он. – За нее еще не платили. Не знаю.

Рудольф спешно попрощался с Элли под взглядом белокурой Дейзи, которая появилась из коридора и, предоставив женщин друг другу, покинул дом, с которым его связывали очень тёплые воспоминания.

На обратном пути к дому он заехал на почту. Посылка оказалась недешевой. К тому же рабочий день уже подходил к концу, и ему пришлось добавить наличных сверху, чтобы умаслить служащего почтовой службы отдать ему посылку именно сегодня. Ждать до завтра он не собирался. Дураку ясно, что Рэм попал в тот же самый переплет. И, наверное, нашел выход. Но тени добрались до него раньше, чем он подготовился к бою. Распаковывать посылку на улице или в машине казалось не лучшим вариантом. Руди поскорее поехал домой. Опускался вечер. В окнах, мелькающих вдоль дороги домов, горел свет. Фонарные столбы хорошо освящали родной и хорошо знакомый путь.

– Я дома! Привет, миз Болонз! – несмотря на кошмарный день, Руди не мог не улыбнуться. – Привет, мэм.

«Мэм» он произносил неразборчиво: то ли «мам», то ли «мом». Это была вольность, которую Кроу себе позволял в отношении секретарши-экономки, единственной женщины, которую он хотел хотя бы в шутку назвать «мам». Родную мать Руди почти не помнил. Она умерла, когда Кроу едва исполнилось пять, от какой-то редкой болезни. Отец погиб в авиакатастрофе за месяц до того, как молодой историк поступил в университет. Оба его родителя были похоронены в Германии, в фамильном склепе, в котором Рудольф никогда не был. Если бы не дядя Эрик и миз Болонз, которую он нанял, чтобы самому не возиться с племянничком… Кроу даже думать не хотел, что бы с ним тогда стало. В общем, Ребекка прислуживала при нём уже очень давно. Она его вырастила и заменила ему мать, так что своеволие по поводу «мэм», он считал вполне себе уместным.

– С возвращением, мистер Руди, – улыбнулась женщина в ответ, выглядывая из кухни. Ее блестящие черные локоны, пружинками падавшие на плечи, смешно вздрогнули.

– Ммм, что-то новенькое. Вы просто очаровательны, – Кроу видел эту завивку впервые и не имел права ее не похвалить. К тому же прическа действительно шла миз Болонз… как и все остальные ее прически. Ребекка была немолода, но мужчины до сих пор, будто тридцать лет назад, тонули в ее антрацитовых глазах, сверкавших с медно-кобальтового лица, словно черные алмазы в глазницах золотой статуи. К Руди, конечно, это не относилось. Но и он не мог не оценить красоты своей чересчур молодой «мамы».

– Вы поздно, – заметила женщина, возвращаясь на кухню, и уже оттуда добавила, – и с багажом, я смотрю…

– Да, – отмахнулся Рудольф. – Купил одну вещичку из суеверия.

– Ммм, это что-то новенькое, – скопировала его тон миз Болонз. – С каких это пор вы стали суеверным?

– О, совсем недавно, – ответил он и поскорее бросился на второй этаж, в свой кабинет.

– На ужин бифштекс и картофельный салат! – прозвучало ему вслед.

***

Казалось, он идет уже вечность. «Чёртов сквер, верно, убегает от меня…» Солнце палило, как папский костёр, который расторопные служки запалили для ведьмы. Рубашка, и так измазанная грязью и глиной, сейчас к тому же стала намокать. Должно быть, и пах Рудольф теперь соответственно. «Я попал в ад», – подумал он, почти без надежды глядя на близкий вход в сквер. Пот заливал глаза. Тяжело сопя, Руди добрался до первой же скамейки под сенью деревьев. Тенек принес минутное облегчение, но не помог избавиться от одышки и слабости. Отчаянно хотелось броситься в объятия Морфея.

***

Кроу не знал, что он найдет в коробке. Книжку «Как прогнать демонов»? Арбалет с серебряными болтами? Удавку и мыло?

Восседая в своём кожаном кресле, за большим рабочим столом из чёрного дерева в слабом свете настольной лампы, он размышлял. Коробку открывать он не торопился. Кроу прекрасно понимал, что тянуть с такими вещами не стоит, но всё же его забавляла сама возможность поразмышлять. Что же там такого могло быть?

Он ожидал чего угодно. Или думал, что ожидал, пока не снял-таки с коробки крышку, узрев под ней небольшой – сантиметров двадцать длиной – предмет. Осторожно наклонил коробку, разглядывая ее содержимое в свете лампы: на одном из концов металлический стержень сужался, и проверять остроту кола Кроу не хотелось. Другой конец – очевидно, верхний – ветвился на гребенку из пяти щупалец-отростков. Каждое венчала оскаленная голова собаки, напоминающей стаффордширского терьера. Пожалуй, кол даже можно с относительным удобством взять в руку. Что Рудольф и сделал. Металл казался неожиданно теплым.

И еще… Руди застыл на секунду, прислушиваясь к своим ощущениям. Артефакт, амулет, талисман – как бишь его назвать… он вибрировал. После того, что уже произошло, подрагивающий предмет должен был казаться сущей мелочью, но Кроу на всякий случай положил вещь на стол. Между прочим пришла в голову и мыслишка о том, не дрожат ли и у него попросту руки. Но нет, дрожали не руки. И даже не кол. Напряженно вибрировал сам воздух. Словно где-то играла на глубоких, почти неслышимых басах тяжелая музыка.

Где-то?

***

По дорожке вдоль края сквера идет девушка. Довольно симпатичная, насколько можно разглядеть. Русые волосы плещутся по ветру. Рудольф не рассматривал ее, просто скользнул взглядом – все равно сидя на скамейке надо куда-нибудь смотреть. Однако она этот взгляд поймала. Чуть замедлила шаг, разглядывая Рудольфа. За секунду на лице сменились непонимание, напряжение, страх… и девушка рванулась прочь, словно от прокаженного.

Кроу мрачно хмыкнул. Прохожие косились на него уже довольно давно – повезло еще, что Руди не попался на глаза полисмену. Тот точно остановил бы человека, напоминающего завсегдатая ближайшей помойки. И все-таки этот испуг задел Кроу за живое. Впрочем, едва ли он может что-то сделать. Ближайший переход снова превратит его в нелепость, ходячую на двух ногах.

***

Мужчина рванулся к двери. Побежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. В таком темпе можно запросто оступиться и загреметь вниз кувырком, попутно что-нибудь сломав (ногу там или шею), но Руди было плевать. Сквозь собственный топот он слышал, как на кухне гремит посуда. Миз Болонз возится с ужином. Воздух дрожал. Количество странных ощущений увеличивалось. Укол в солнечное сплетение – как будто его ударили тонким длинным стилетом или спицей. Кроу едва не полетел с лестницы – пришлось спешно вцепиться в перила и на секунду замешкаться, выравнивая дыхание. Посуда на кухне перестала бренчать. Повеяло холодом… или это его прошиб холодный пот? Рудольф сбежал с лестницы, разрывая плотную, словно паутина, тишину. Та загудела рассеченными нитями, и в этом гуле он услышал правду. Морх, мир демонов, мир без людей. Но если он сюда попал, то не может ли…? Руди с разгона влетел в кухню. Миз Болонз была здесь. Она застыла спиной к двери, опустив руки по швам, в полной неподвижности и молчании.

– Ребекка! – позвал Кроу, послав в самую бездну Морха все сложившиеся между ними традиции, и потянулся, чтобы схватить ее за руку. Он должен вытащить миз Болонз любой ценой. Даже если не имеет понятия, как. Руди обязан спасти свою «мам».

Он не успел коснуться руки. Миз Болонз медленно повернулась ему навстречу, глядя совершенно стеклянными, бессмысленными глазами. Из уголка ее рта стекало что-то темное, расцветавшее на снежно-белой блузке ослепительной краснотой. Рудольф непроизвольно отшатнулся, хотя женщина могла быть еще жива. Словно в подтверждение этого ее взгляд сфокусировался. Но в глазах осталось что-то неправильное. По телу Руди прошла дрожь, сердце забилось со скоростью антилопы, убегающей от гепарда и понимающей всю нелепость поступка. Это не Ребекка смотрела на него – кто-то другой смотрел ее глазами. «Амулет…» – мелькнуло в голове, и Кроу чуть не разразился хохотом. Он оставил его в комнате! Единственную вещь, от которой мог быть толк! Осёл!!!

***

Рудольф двинулся вглубь сквера, но едва успел пройти его до половины, когда пришлось снова замедлить шаг и остановиться у скамейки, опираясь на ее прохладную, металлическую спинку. Благо скамеек по всему скверу стояло порядочно. Они располагались через каждые пять метров или около того, что выглядело довольно странно, ведь даже в самые погожие выходные деньки они не заполнялись и наполовину.

Мужчина протёр глаза тыльной стороной ладони. Он не в форме. Сколько он не спал? Сколько раз успел побывать в Морхе? Если так и дальше продолжится, то…

***

Руди сделал шаг назад. Лицо миз Болонз чуть заметно дрогнуло, взгляд перестал быть пугающим. Зато за ее спиной прямо в воздухе сгустился темный силуэт. В первый миг почти невидимый, он стремительно обретал плотность, втягивая в себя случайные тени, обрастая частицами мрака… Поверх головы миз Болонз существо смотрело на Рудольфа. Нет, глаз у существа не было, и формально смотреть оно на Кроу не могло, но он ощущал взгляд на себе – и застыл под этим взглядом.

Его спасла Ребекка. Она внезапно согнулась, опираясь на кухонный стол, и закашлялась.

– Рудольф, что… – начала миз Болонз.

Ее некогда красивый голос хрипел и булькал в горле. Мужчина, не раздумывая, рванулся к ней и чуть влево. Позже он вспомнил, что в тот миг точно представлял свои действия: подрубить ее руку, опирающуюся на стол, свалить Ребекку на пол и постараться оттолкнуть. Быть может, она сообразит отползти вправо и забиться под второй стол. Быть может, фигура о ней забудет.

Должно быть, этот рывок, эта нелепая попытка его и спасла. В ушах загудел воздух, перекрывая уже ставший привычным гул Морха. Лица коснулось еле уловимое дуновение. За спиной Рудольфа затрещало дерево, и он не сразу сообразил, что это разлетается в щепки дверной косяк.

Еще один отвратительный, хлюпающий звук раскатился по кухне от какого-то источника впереди него. От какого – Руди не видел: глаза залепило непонятно откуда взявшимися красными брызгами. Он отшатнулся, рефлекторно стараясь протереть глаза рукавом и размазывая по лицу что-то липкое.

Когда он открыл глаза, кухня сверкала красным. Потеки на стенах, на полу и потолке, на его собственной одежде. Боже, если бы только потеки… К горлу подкатила тошнота, перед глазами, как в замедленной съемке, вставали одни и те же фрагменты. На полу – ушко с все еще вдетой в него элегантной золотой сережкой. Два пальца прилипшие к стене и наманикюренные ногти, поражающие своей неуместностью. Часть ступни, всё ещё обутой в сандалии, выглядывающая из раковины. Кроу поднял глаза и не понял, что за коричневые плети свисают с его люстры. По ним тоже стекали капельки крови. Рот непроизвольно открылся для крика, и Кроу ощутил на губах соль. Привкус крови своей «мам».

Наверное, он тут же и рухнул бы в обморок на радость твари, но у той не хватило терпения дождаться. Краем глаза уловив движение, Рудольф непроизвольно метнулся в сторону. Не успел – его отбросило через полкомнаты и впечатало в холодильник. Следом метнулись два или три толстых щупальца. От удара из груди на миг вышибло воздух, в глазах потемнело. Кроу сполз на пол. Он не успел бы встать, но, к счастью, хватило ума не вставать. Он катнулся прямо по полу, уже не обращая внимания на то, что собирает на себя кровь, несколько минут назад бегавшую по жилам Ребекки. Тварь рванулась следом и нависла над Рудольфом, перегораживая путь к отступлению.

Она стала по-настоящему большой: одно из щупалец скребло холодильник, противоположное плясало по столу в трех метрах левее. Должно быть, демон сам не мог рассчитать силы или сгорал от нетерпения: легким движением он чуть не проломил прочный дубовый стол, стоявший у стены в метре от входа в кухню.

Графин с водой, непонятно как продержавшийся до этого момента, заплясал с веселым звоном и полетел на пол, где и нашел свою смерть в виде десятка осколков. Вокруг блестящей лужицей разлилась вода. Рудольф, наверное, не обратил бы внимания на эту маленькую хрустальную трагедию, но тварь внезапно отпрянула от лужи, словно перед ней был бесёнок в розовом платье, предлагающий косметику со скидкой.

Между тварью и столом образовался зазор. Кроу ввинтился в него, одним прыжком преодолев полтора метра, прокатился по полу к двери… Тварь оказалась не столь уж деморализована явлением воды – увидев, что жертва убегает, она ударила щупальцем со всего маха, сметая на своём пути стол, стулья, шкаф… и мойку. В тот момент, когда Рудольф вылетел из кухни, спасаясь от настигающего его щупальца, вода бешеной змеёй выпрыгнула из сорванной трубы и ударила тварь прямиком в… пусть это будет мордой. Из всех необходимых признаков морды у существа был только рот или пасть. Впрочем, Рудольф так и не понял, изо рта ли вырвался чудовищный крик – леденящий, бьющий по ушам, почти переходящий (а может, и переходящий) на ультразвук.

Застыв по другую сторону двери, он наблюдал, как под струей воды плоть твари тает и обращается в пар, пока на полу не осталась лишь небольшая чёрная лужица.

Кроу поднялся, придерживаясь за стену: ноги дрожали. В глазах мутилось от влаги, но и руки, и рукава стали слишком грязными, чтобы можно было хоть чем-то утереть слезы, неукротимым потоком, бежавшие по его лицу.

Толком не соображая, он подошел к фонтану, все еще бившему из сорванной водопроводной трубы, и подставил воде ладони. «Боггарт. В книге они звались Боггартами».

Следов твари больше не было, даже пар развеялся. Воздух в кухне стал прозрачным. Гул в ушах тоже пропал – зато стало слышно, как в доме не то напротив, не то по соседству самозабвенно и жутко воет собака. Он был не в Морхе, а в собственном доме, даже если тот стал логовом кошмара.

Рудольф ошалело оглянулся, не зная, что делать в этой чудовищной разрухе. Мазнул взглядом по люстре и внезапно понял, что за плети свисают с загнутых бежевых рожков. Можно было и не мыть руки: через секунду он стоял посреди кухни на четвереньках. Пустой желудок безрезультатно выворачивало желтоватой слизью. А в голове возникла идиотская по своей неуместности мысль, вычитанная где-то в приключенческой литературе: самое страшное в этом случае – запах пробитых кишок. Повезло, что он не успел распространиться.

***

По скамейке полз большой черный жук. Рудольф снова поежился. Похоже, снимать плащ было рановато. Небо, что ли, заволокло тучами? Он поднял глаза и не узнал местности. Деревьев словно стало в два раза больше. Зелень окружала его уже со всех сторон, над дорожками остались только тонкие просветы. Рудольф поднял глаза к небу, чтобы проверить тучи, но серое окошко над головой также зарастало зеленью. В ушах запульсировал знакомый гул. Морх? Днем? Листья шуршали, заполняя последние проходы. Кроу оглянулся. Выхода больше не было.


Глава вторая.


День обещал быть адским. Собственно, это вменялось ему в обязанность как любому понедельнику. Однако природа вовсе не собиралась учесть сей факт и проявить милосердие. Рассветная дымка растаяла, будто ее и не было. Солнце поднималось по безупречно чистому небу и уже начинало греть. Совершенно ясно, что уже к полудню оно раскалит коробки домов, растопит асфальт там, где на него не падает случайная тень, и станет настоящим проклятием для всех, кто волей случая не проводит день у бассейна со стаканом лимонада в руке. Прохожие снимали пиджаки и куртки, предчувствуя скорый конец относительной утренней свежести.

И во всей этой суете только два человека – мужчина и женщина – проявляли к обещаниям солнца поразительную снисходительность. Проще говоря, обращали на них не больше внимания, чем на метания какого-нибудь муравья по ближайшему дереву. Хотя как раз им, казалось бы, стоило побеспокоиться: оба затянуты в черные штаны и куртки из плотной ткани. Покрой наводил на мысль о военной форме, однако никаких знаков отличия на одежде не наблюдалось. Неизвестные обосновались на той же скамейке, где совсем недавно завтракал Рудольф Кроу. Но прохожие, сновавшие мимо, проявляли к странной парочке такое же пренебрежение, как они сами – к поведению солнца. Впрочем, досадному невниманию тех и других было объяснение. Двое сидели, невидимые для прохожих, под низким, плотным, серым небом Морха, через которое солнце пробивается слишком редко, чтобы грозить жарой. Поэтому их также не беспокоили голоса прохожих, шум транспорта и лай собак. Правда, непохоже было и на то, чтобы им доставлял неудобства гул Морха.

– Эх, шоколада бы сейчас, – мечтательно промурлыкала девушка. – Места у нас в первом ряду…

      Она развалилась на скамейке, закинув ногу на ногу и откинувшись на спинку, так что даже в грубоватой псевдоармейской форме выглядела весьма… весьма.

Второй человек оглянулся на нее – как раз вовремя, чтобы поймать заводную, почти по-детски радостную улыбку, блеснувшую быстро и ярко, словно солнце из-за туч. Серые суровые глаза мужчины внимательно впились в молодое лицо, ища причину веселья. Девушка смотрела в сторону библиотеки. Правда, здесь, в Морхе, окрестности выглядели немного иначе.

– Ну так сходи и возьми, – проворчал мужчина, впрочем, довольно благодушно.

Похоже было, что белозубая улыбка собеседницы подняла ему настроение. Хотя сам он едва ли мог улыбаться: эффект был бы более пугающим, чем веселым. Ряд шрамов по щеке, недалеко от уголка рта (словно три когтя процарапали плоть), шрам на заостренном подбородке, шрам под глазом – такой набор неизбежно коверкает мимику, превращая лицо в затвердевающую маску. А ведь при ближайшем рассмотрении можно было заметить и другие отметины – помельче, побледнее… Должно быть, о получении каждой из них мужчина мог бы рассказать захватывающую историю. Но не рассказывал. Он годился девушке в отцы и лучше знал, о каких вещах следует помалкивать.

– Не пойду. Хочу посмотреть. По-моему, он хорошо держится.

Девушка улыбнулась снова, не менее блистательно. Небрежным движением поправила волосы – скорее по привычке: в безветренном Морхе длинные черные кудри лежали послушной волной, даже не пытаясь помешать хозяйке. Напарник, словно зачарованный ее грациозным движением, тоже потянулся к своей голове, провел рукой по черному солдатскому «ежику».

– Не понимаю, чем он мог заинтересовать Хаори, – проворчал мужчина теперь уже без тени благодушия. Его брови слегка сдвинулись к переносице, отчего на лбу отчетливо показалась белая полоска еще одного шрама.

– Ты слишком жесток к нему Грэм, – пропела девушка почти нежно. – Уверена, он справится. Большинство из нас были такими же.

– Не все, – коротко отрезал Грэм. Похоже, разговор становился для него утомительным, словно мужчина не привык вести долгих бесед.

– О да, все знают о твоих деяниях в Морхе в первый же день, – кажется, девушка слегка подначивала старого вояку и находила это забавным. А он то ли не имел сил злиться на обладательницу чудной улыбки, то ли просто считал себя выше ее полудетских шуток. Правда, хмуриться он не перестал.

– А ты, Хелен? Скольких убила в первый день? Шестерых? – спросил Грэм голосом человека, который прекрасно знает ответ.

– Шестерых демонов, – ответила девушка, почти неуловимо подчеркнув слово «демонов», и улыбка исчезла с ее лица. Смуглая кожа Хелен, кажется, стала немного бледнее.

Мужчина помолчал, словно подбирая слова.

– Все еще винишь себя в гибели тех людей? – спросил он наконец.

– Неважно, – она тряхнула головой и снова поправила волосы. – А этот парень сумел одолеть двух Боггартов. Заметь, без какой-либо подготовки.

– Всего-то, – судя по голосу, Грэм хотел пренебрежительно поморщиться. Но то ли сдержался, то ли шрамы помешали точно выразить эмоцию. – И за это мы должны пасти его вторые сутки…

– Грэ-э-эм, – певуче протянула девушка, возвращая себе толику беззаботности. Правда, улыбки на ее лице не появилось, только уголок губ как-то нервно дернулся.

– Знаю, Хаори отдал приказ. Смотрим и ждем. Но этот парень – всего лишь человек.

– В том-то и дело, что человек, а не куст ежевики, – огрызнулась девушка.

– А какая разница? – кажется, Грэм наконец усмехнулся. Нельзя сказать, что его это украсило.

– То есть? – Хелен слегка нахмурилась, но посмотрела на собеседника скорее с любопытством, будто ребенок на взрослого, который вот-вот покажет фокус.

– Все тянется к солнцу. Расцветает, когда оно появляется. Увядает, когда оно гаснет или уходит, – неторопливо начал объяснять Грэм. – Только для всех растений солнце одно, а для каждого человека существует своё, персональное.

– Ого! – глаза девушки раскрылись шире, но почти сразу же на губах возникла лукавая улыбка. – А я и не знала, что старый Грэм у нас романтик. – Хелен дразнила ветерана и нисколько не опасалась последствий.

– Это не романтика. Это реальность. Солнце – наше единственное спасение, – проворчал Грэм. Похоже, он уже сам был не рад, что произнес такую избыточно длинную речь перед легкомысленной напарницей.

– Не может быть, чтоб не было никаких различий, – внезапно сказала она негромко и вполне серьезно.

– Только одно. Человек пытается сделать так, чтобы его солнце никогда не погасло. Но толку от этого обычно немного, – мрачно сообщил Грэм. Хелен быстро отвела глаза от лица мужчины. Уголок ее губ несколько раз дернулся. Девушка судорожно сглотнула. Ветеран бросил на ее лицо быстрый взгляд.

– Хорошо, Хэл, – бодро заявил он, – если парень выживет в том сквере, я признаю, что он небезнадежен.

– Как ты добр, – усмехнулась девушка. Однако лицо ее расслабилось.

Грэм удовлетворенно ухмыльнулся и перевел взгляд в сторону сквера. Его зрачки стремительно сузились, стали крошечными, как песчинки. Без сомнения, он прекрасно видел, что происходит в ловушке, куда угодил Руди. Хелен же в очередной раз поправила волосы и заинтересованно уставилась куда-то в пустоту. Ее глаза вдруг заблестели яркой голубизной, словно под сиянием отсутствующего в Морхе солнца. Девушка отчетливо хихикнула.

– Посмотри в мир, – предложила она с такой же открытой улыбкой, как в самом начале разговора. – Кажется, у парня проблемы.

– Клоуны… – выразительно фыркнул мужчина. Они с Хелен переглянулись и растворились в воздухе.


Глава третья.


Келли Вайт везет в жизни. Это она может подтвердить под присягой, положа руку на любую книгу, какую предложат. Келли нечеловечески везет. Потому что она еще жива. Потому что не заперлась в психушке или монастыре, что, кстати, было бы совершенно бесполезно. Потому что скоро она кое-что узнает. Потому что Дэвид… нет, об этом она думать не будет.

Келли глубоко вдохнула утренний воздух – здесь, на краю сквера, он пахнет листвой. Быстро мотнула головой, отбросив с лица пряди русых волос. Повязка на правом глазу мелькнула белым бликом.

Первое время знакомые удивляются повадке Келли стремительно оглядываться. Потом привыкают… если хватает времени. Ее саму этот обычай часто спасал. Так же часто, как и пресловутое везение.

Да, Келли определенно ходит у бога удачи в любимчиках. Правда, время от времени за везение нужно платить. Как правило, мелкими неудачами. Келли трижды повторила это позавчера, глядя в глаза профессору Стивенсону. Девушка никак не могла понять, дрожат ли у нее руки, а опустить взгляд, чтобы проверить, опасалась вдвойне.

***

– Простите, мисс Вайт, – мягко сказал библиотекарь.

Его серые глаза были глубоки и спокойны. Келли всегда находила это прекрасным. Но, будь она проклята, как профессор подошел?! Стивенсон всегда пользовался тростью, перестук которой девушка в первый же день отметила для себя. Но сейчас все было тихо: даже подошвы не шоркали, даже дыхания не было слышно, даже ее второй глаз не… А Стивенсон появился из-за стеллажа, как чертик из табакерки. Сделал быстрое движение – словно птицу ловил – и ловко захлопнул книгу, которую она держала. Одной рукой. Второй он опирался на неизменную трость.

– Простите, мисс Вайт, – повторил библиотекарь. – Могу я взглянуть на эту книгу?

Соблазн не позволить был велик. Взять и пуститься наутек с кипой переплетенных листов в руках. Не догонит. Но производить лишнюю шумиху вокруг скромной собственной персоны ей нельзя. Келли молча протянула книгу профессору.

– Где вы ее взяли? – осведомился он.

– Я перебирала книги и нашла ее между рядами, – соврала Келли, похлопав ладонью по стеллажу, на который только что опиралась.

– Это большая оплошность со стороны кого-то из библиотекарей, – заметил Стивенсон так спокойно, что Келли не смогла понять, верят ей или нет.

– А что не так с этой книгой? – Келли доверчиво похлопала глазами, точнее, конечно, левым глазом.

– Просто ей здесь не место, – библиотекарь с деланной небрежностью сунул том под мышку.

– Сэр, раз уж я ее нашла, можно мне изучить? Это очень любопытно… Она ведь совсем нестарая, хоть я и не нашла информации об издании… Не думала, что сейчас еще печатают такие вещи. Я могу надеть перчатки, если это библиографическая редкость.

Келли старательно изображала дурочку. Она прекрасно знала, что такие книги не издаются, даже самыми малыми тиражами. Их переписывают или перепечатывают в единственном экземпляре, для личного пользования. И даже не переводят – из осторожности.

– Вы читаете на классической латыни? – кажется, Стивенсон удивился. – Это не было отмечено в вашем резюме.

– У меня нет документов об окончании курса обучения, поэтому я не сочла возможным… – затянула Келли.

– Вы много успели прочесть? – голос профессора стал жестче.

– Абзац здесь, абзац там… – неопределенно откликнулась Келли. – Пыталась понять, что держу в руках.

К сожалению, это было правдой. Она не собиралась рисковать ради каждой книги-самоделки, пусть даже на латыни. Прежде чем пытаться стащить томик, нужно понять, что держишь в руках. Но надо же было профессору появиться именно в тот момент, когда на одной из страниц мелькнуло слово «Морх»!

– Хорошо, – Стивенсон улыбнулся и слегка потрепал девушку ладонью по плечу. Вышло это очень мило, как-то по-отечески, так что Келли даже не пришлось смущаться.

– Так можно мне…? – она изо всех сил постаралась сдержать нетерпение в голосе и погасить алчный огонек в глазу.

– Мисс Вайт, – мягко вздохнул Стивенсон. – Келли, послушайте. Эта книга – всего лишь самиздат, который предприняли студенты пару лет назад. Довольно бессмысленная работа, к тому же с грубыми ошибками. Вы не найдете в ней ничего ценного. Идемте, я покажу вам великолепное издание Цицерона с ссылками и примечаниями…

Келли выпрямилась и бегло осмотрела себя на предмет опрятности. Как правило, работа в архиве подразумевает за собой в первую очередь гору пыли, которая неизменно оказывается на тебе после выполнения любого, даже мимолётного, действия. Девушка наспех отряхнулась, позавидовав способности библиотекаря всегда выглядеть идеально в своём вечно чистом полосатом костюме древесного цвета. Пыль будто знала, кто здесь хозяин, и не смела его беспокоить.

Мисс Вайт поняла, что спорить бесполезно, и решила последовать за мистером Стивенсоном – смотреть Цицерона.

***

Она в очередной раз резко оглянулась и наконец засекла кое-что интересное. К счастью, особой опасности это не представляло. Всего-то ключ на скамейке, у входа в сквер, в добром десятке шагов.

Келли поймала его взгляд, случайно (а может, не случайно?) мазнувший по ее фигурке, и позволила себе ответный быстрый осмотр. Мужчина, лет тридцати с хвостиком. Блондин, кажется, голубоглазый. Должно быть, красив, хотя сейчас об этом трудно было судить: выглядит он так, словно только что выбрался из Морха, где имел неосторожность вести напряженный диспут с кем-то из местных жителей. Это, кстати, вполне возможно. Хотя, скорее всего, он просто завсегдатай местной помойки. Келли не собиралась винить ключа за это. Трудно не скатиться, если все, с кем оказываешься рядом, превращаются в кровавый фарш, а ты, скорее всего, даже не понимаешь в чем дело.

На секунду Келли захотелось заговорить с незнакомцем. В конце концов, это так просто – дать человеку самый необходимый минимум информации… Но она справилась с глупым побуждением почти мгновенно. Трепаться о Морхе с незнакомцами – прекрасный способ обнаружить себя. Девушка прибавила шагу. Возмущения в Морхе довольно сильны, так что от этого типа лучше держаться подальше. Ей вовсе не хочется попасть под его демоническую раздачу. Дэвид – тот вообще говорил: «Видишь ключа – сваливай».

Дэвид-Дэвид-Дэвид, сколько можно…

Ключ остался позади. Келли двинулась по дорожке вдоль сквера: у нее есть весомые причины ходить именно так, пусть даже из-за этого получается лишний угол. Мужчина, как она успела заметить, бегло оглянувшись в очередной раз, поднялся со скамейки и пошел между деревьями. Плащ перекинут через правую руку, осанка прямая, шаг уверенный, но сбивчивый. Видно было, что ключ пережил очень трудную ночь. Медленно переставляя ноги, он направлялся прямиком к скверу. Зря, но кто ему об этом скажет?

Келли слегка потянулась на ходу и выбросила ключа из головы. Чем вздыхать над чужими проблемами, лучше порадоваться двум относительно спокойным неделям, проведенным здесь. Это место ей нравилось, несмотря на близость провала. Настоящее чудо, что удалось устроиться в центральную библиотеку. Платили, правда, немного, но Келли искала этой работы не ради денег. Информация нужна ей как воздух. Дэвид никогда не рассказывал ничего, кроме самого необходимого.

– Не забивай голову, – улыбался он в ответ на все вопросы, – а то станешь грустной и некрасивой. Я всегда тебя спасу.

– Будешь ходить за мной всегда и везде? – спросила она с легкой необидной насмешкой.

– Это было бы неплохо, – светло-карие, почти желтые глаза лукаво сверкнули и тут же стали прохладными, серьезными. – Хорошо, я объясню, чего надо опасаться. Ты не очень сильная, но зоркая. Тренируйся. Если увидишь опасность вовремя – успеешь сбежать.

Дэвид говорил правду. Келли всегда успевала первой заметить возмущения вокруг него в Морхе. Это умение стало бесценным теперь, когда на хвосте у нее сидит обезумевший хищник.

***

От воспоминания сердце забилось чаще. Страх? Волнение? Боль? Кто его знает… Келли потянула ноздрями воздух, вспоминая тот прохладный и влажный ветер. Он разгонялся между высокими стенами на тихой улочке и пытался ударить в лицо, но вместо этого только гладил по щекам.

Стемнело, стрелки показывали полночь. Кафе, куда она устроилась официанткой, работало до последнего посетителя, поэтому сегодня Келли припозднилась. Девчата из колледжа на ее месте точно перепугались бы насмерть: поговаривали, что в городе орудует маньяк.

Келли Вайт не боялась маньяков. Она вообще не боялась людей. Келли знала, что в мире существуют твари намного страшнее. А вот гулять по ночному городу она любила. Лёгкая прохлада, тёмные, пустые от людей улочки, освещаемые холодным светом фонарей и более тёплым светом, льющимся из окон. Ей нравилась гулять в одиночестве по этим улочкам. Нравилось дышать этим прохладным влажным воздухом. Иногда, очень редко на самом деле, она позволяла себе даже петь, правда, очень тихо, так, чтобы никто случайно её не подслушал. На самом деле Келли очень любила петь, но очень стеснялась этого.

Девушка вышла на знакомую улицу и сразу подметила неладное. Фонарь в середине улицы опять потух. Это случалось с ним всё чаще. Видимо, сам фонарь, бывший приличным старожилом не менее старой, выложенной брусчаткой, улицы, уже доживал свой фонарный век.

Обходить стороной тёмное пятно, полностью лишённое даже крохи света, было бы долго. К тому же у Келли на руках был козырь, который не сможет покрыть ни один человек, так что она шагнула в темноту. Странно: она был уверена, что на улице пусто. Но стоило сделать несколько шагов, как у погасшего фонаря кто-то двинулся.

– Привет, мисс, – промурлыкал во мраке голос. Довольно приятный, как ни дико отмечать в подобной ситуации такие тонкости. – Тебе когда-нибудь говорили, что ты прекрасна, как лунная ночь?

– Нет. Спасибо, – вежливо ответила Келли. Хотя комплимент едва ли имел под собой основу. Незнакомец просто не мог бы разглядеть в такой темноте, красива она или уродлива.

– Не хочешь прогуляться? – продолжил мужчина. Несмотря на странное место знакомства, пока он не выходил за рамки. – Приятная ночь, не правда ли?

– Нет, я сегодня устала и хочу домой, – ответила Келли. Голос ее не дрожал.

– Да брось, детка… – голос уже не казался таким приятным. – Погуляй со мной…

Келли не ответила. Мужчина, наверное, ждал, что его жертва завопит и бросится бежать. Вместо этого она растаяла в абсолютной тишине. Погрузившись в другой мир.

Здесь было намного темнее, поскольку не горел вообще ни один из фонарей, мёртвыми копьями торчавших вдоль увядающих улиц. Но теперь Келли это не волновало: глаза того мира видят в темноте куда лучше, чем на свету.

Конечно, обычный человек мало что мог бы ей сделать, но она не любила привлекать к своей персоне излишнее внимание.

Она смогла сдержать себя и не измениться, оставив изменёнными только глаза. Точнее, левый глаз, ведь правый, что вечно скрыт повязкой, всегда смотрел в мир теней. Конечно, Морх крайне опасное место, особенно в ночное время суток, но она не любила свой второй облик. Да и он отнимал силы, которых у неё было не так много.

Тогда она была совсем неопытна и не умела контролировать свою силу. Ей приходилось бороться со своими внутренними инстинктами, чтобы не поддаться на их провокации. Много позже она будет с улыбкой вспоминать это время, но сейчас…

Слышался знакомый гул. Переулок не изменился, только часть строений оказались порушенными или пропали. Келли решила пройти остаток пути в Морхе и уже перед самым финишем перейти обратно в мир людей. Благо рядом никого не было… Чёрт!

Она слишком поздно заметила присутствие демона. Какая оплошность! И это после стольких лет преследований. Краем глаза она уловила движение и попыталась увернуться, но куда ей тягаться с демоном в скорости, да ещё и в человеческом облике.

Демон снёс её в сторону, словно смахнул надоедливую муху. Келли в последний миг сгруппировалась и, перекатившись через спину, вскочила на ноги.

Правая рука, принявшая на себя всю силу удара, неимоверно болела. Келли схватилась левой рукой за неработающую правую и в полусидячем положении приготовилась к обороне. За всё это время она не издала ни звука. Она знала, что это только раззадорит тварь, и не хотела доставлять демону такого удовольствия.

Только сейчас она увидела, с кем имеет дело. Раньше она уже видела таких тварей, но старалась с ними не связываться. Они назывались «Вурды» и отличались прожорливостью и большой, даже для демонов, силой. Белая, бледная тварь с чёрными провалами глаз, почти отсутствующим приплюснутом носом и несоразмерно большой пастью, нашпигованной тонкими, острыми, как бритва, зубами, стояла на четвереньках и смотрела прямо ей в глаза. Из наполовину раскрытой пасти Вурда, текли слюни, уже успевшие образовать небольшую лужицу, он явно проголодался и был совсем не против Оборотня под чесночно-сливовым соусом.

Келли отчаянно размышляла. Она медленнее и слабее физически, даже в форме оборотня, но у неё есть когти, которые могут дать ей перевес в оборонительной позиции. Но нужно ещё время на изменение, только кто же его даст-то?

Белая тень сорвалась с места, превратившись в размытое пятно. Девушка, давно ожидавшая этого манёвра, отпрыгнула в сторону, и демон пролетел мимо.

Нужно уходить отсюда. Лучшим вариантом было бы перенестись в мир людей. Конечно, там тот странный маньяк, но это всяко лучше, чем обезумевший от голода Вурд. Но этот вариант отпадал, демон запер территорию вокруг себя, она не могла уйти, только если попытаться уйти с ним, но этого она допустить не могла. Да и сил на такое у неё не хватит.

Не найдя больше вариантов, Келли побежала по запутанным туннелям переулков, пытаясь на ходу изменить свой облик. Она огибала мусорные кучи и петляла между баками, она заворачивала за угол, каждый раз выбирая самую узкую улочку, она пыталась оторваться. Но всё это было безнадёжно: Вурд нагонял. Она слышала его хрипы позади себя, чувствовала движения воздуха, когда его лапы проходили в миллиметрах от неё, ощущала смрад гнили, никогда не покидающий Вурдов.

Келли смогла частично изменить ноги и двигалась значительно быстрее и ловчее, но недостаточно быстро и ловко. Перед очередным поворотом Вурд схватил её за волосы и отбросил к стене с такой силой, что на миг у Келли потемнело в глазах. Когда её взор прояснился, она увидела перед собой Вурда. Тот смотрел на неё с удивлением и сильнейшей злобой. Поначалу она не поняла, что его так удивило, но потом заметила четыре полосы на его плече. Кровавых полосы от её когтей. В последний момент она успела его зацепить, но это уже ничего не решало. Она практически не могла пошевелиться: тело ломило, голова раскалывалась. Сейчас она умрёт.

Произошедшее далее повергло Келли в шок. Прямо посреди переулка возникла фигура человека. Того самого маньяка, от которого она сюда и сбежала. Как он сумел забраться в Морх? «Уходи», – хотела крикнуть Келли, но из её горла вылетело лишь непонятное бульканье, и она зашлась кашлем.

Демон уловил изменения и повернулся в сторону незнакомца. Его взору предстал невзрачный мужчина лет тридцати, слегка заросший щетиной, в дешёвых потёртых джинсах и изрядно поношенном плаще, который он уже снимал, чтобы бросить на землю.

Пару секунд они изучающе смотрели друг на друга, а затем пропали. Они врезались друг в друга на середине разделяющего их расстояния с грохотом, подобным раскату грома. Незнакомец изменил свой облик за секунду, пока находился на пути к демону. Келли даже помыслить не могла, что перевернуться можно так быстро.

Значит, маньяк оказался оборотнем, её собратом по несчастью, вот почему он к ней подошёл. А она, дура, перенеслась в Морх, да ещё и не проверив территорию на наличие опасности. И теперь он сражается и может погибнуть, и всё из-за её непутёвости. Вот же дура.

Битва проходила с переменным успехом. Демон швырял оборотня в стену, оборотень хватал бак и обрушивал его на демона. Вурд нанёс несколько сильнейших ударов незнакомцу, тот в свою очередь нанёс глубокие раны демону. Увернувшись от очередного выпада незнакомца, демон ударил своими лапами о землю, и оборотень отлетел в другой конец переулка. Приземлившись на лапы, он выпрямился и удивлённо посмотрел на демона.

Чтобы обладать магией, нужно быть старым и неглупым, а значит, перед оборотнем был не простой противник. Но и у незнакомца был припрятан туз в рукаве. Оборотень вытянул руку-лапу вперёд и растопырил пальцы. Воздух вокруг него потяжелел. Демон начал скользить назад, после чего тоже выставил лапу. Началось противостояние чистой силы. Противники давили друг на друга, но оставались на месте. Затем оба сделали шаг по направлению друг к другу. Вены на руке-лапе оборотня вздулись, лапа демона будто усохла, его морду перекосило от злобы, глаза-провалы прищурились. Они сделали ещё по шагу. Напряжение нарастало. У Келли на затылке поднялись волоски, уши начало закладывать от невообразимой силы, исходившей от сражающейся парочки. Она хотела помочь незнакомцу, но не могла даже подняться на ноги, да и как она поможет? Это был совершенно не её уровень.

Дуэлянты продолжали продвигаться навстречу. Давление росло и переходило в гул, намного более сильный, чем гул Морха. Земля под ними начала трещать, воздух искрил маленькими молниями, видимость искажалась.

Демон и оборотень приблизились на расстояние вытянутой руки. Затем незнакомец резко сжал растопыренные пальцы в кулак, перевернув его, и будто натянул поводья. Вурд замер и словно похудел, на его лице читалось изумление. Оборотень отбросил руку в сторону, и демон впечатался в каменную кладку стены ближайшего дома.

Незнакомец не отводил руку-лапу от врага, продолжая давить и всё глубже впечатывая демона в стену. Второй рукой он начал шарить позади себя, и тогда Келли заметила на спине оборотня что-то вроде рюкзака из кожи телесного цвета. Незнакомец вытащил из него кинжал. Серебро – она это чувствовала – рукоять чёрная, с пиктограммами. Значит, этим он намеревается убить Вурда.

Оборотень приблизился на расстояние удара и занёс руку-лапу, дабы завершить дуэль. Но враг оказался хитрее. Демон делал вид, что он выдохся и сдался. Он выжидал момента, понимая, что не справится при помощи магии, поэтому решил подпустить противника поближе, и ему это удалось.

Вурд резким движением схватил оборотня за запястье и разворотным движением впечатал того в то место, где находился сам ещё мгновение назад. От удара незнакомец потерял координацию, но кинжал из руки-лапы не выпустил. Пока оборотень не пришёл в себя, демон нанёс ему несколько точно выверенных ударов по корпусу и один – прямо по центру лба. Оборотень начал сползать по стене, и в этот момент Вурд схватил его за шкварник и метнул в противоположную стену дома, стоявшего вдоль переулка с другой стороны.

Незнакомец ударился о стену дома и упал на землю, усеянную осколками камней и битым кирпичом. Кинжал выпал из его руки, звонко оповестив о своей капитуляции. Изо рта оборотня стекала струйка крови. Он не шевелился.

Келли попыталась встать. Тело не слушалось, правая рука ныла от боли, голова отбивала боевым маршем, перед глазами плыло, но всё это её не останавливало. Она не могла просто сидеть и смотреть, как её сородича, рискующего жизнью, чтобы спасти её от демона, убивают. Она просто обязана помочь ему.

Демон в один прыжок преодолел разделявшее его с оборотнем расстояние. Он пренебрежительно отопнул ногой кинжал и присел рядом с противником. Вурд не спешил его убивать, он давно не встречал такого яростного отпора, даже охотники не всегда могли так хорошо сопротивляться. Он хотел насладиться победой.

Вурд схватил оборотня за шею и начал медленно выпрямляться, неторопливо поднимая своего противника на вытянутой руке. Незнакомец открыл глаза и попытался сфокусироваться. Демон ждал, он хотел, чтобы оборотень понял, что умирает, он хотел увидеть отчаяние и страх, но, когда взгляд оборотня сфокусировался, увидел радость.

В следующий миг из груди оборотня вышел кинжал. Вурд так сильно упивался битвой с равным себе по силе, что совсем забыл о девчонке. Вот же сучка. Его лапа разжалась, и незнакомец упал на колени, одной рукой прижимаясь к горлу и пытаясь набрать в лёгкие воздуха.

Кончик кинжала начал дымиться, плоть Вурда чернела. Демон попытался напоследок снести голову девчонке, но лапа рассыпалась в прах, едва поднявшись. В следующий миг демон прекратил своё существование, обернувшись кучкой пепла.

Келли на дрожащих ногах подошла к незнакомцу и упала на колени рядом с ним. Кинжал она из рук так и не выпустила. Она была в шоке. Она впервые в жизни убила демона.

Со стороны незнакомца послышался хрип, затем тот прочистил горло.

– Ну что? Пойдём отсюда? – тихо произнёс он.

– Да, – кивнула побледневшая девушка.

И они растворились в воздухе.

– А ты не промах, детка, – хмыкнул мужчина. – Завалила такого здоровенного Вурда…

– Угум, – кивнула Келли, ещё не отошедшая от случившегося.

– Как твоя рука? – мужчина, было протянул руку, но девушка резко дёрнулась от его движения, и он не стал продолжать.

– Всё нормально. К утру заживёт, – отведя глаза в сторону, сказала Келли.

– Только к утру? – удивился незнакомец.

– А это долго? – не поняла его удивления молодая особа.

– Посмотри на меня и поймёшь, – ухмыльнувшись, ответил оборотень.

Келли бегло осмотрела его своим правым глазом и ахнула. На теле её защитника не было ни царапинки. Он уже успел полностью исцелиться. Она позавидовала такой быстрой регенерации.

– О… – несколько секунд Келли попросту не знала, что сказать. А потом с языка сорвался вопрос, который она хотела и не могла задать уже много лет. – А такие… – она проглотила слово «твари», – как мы, как называются?

– Иногда – ублюдками. Иногда – полукровками. Но чаще всего – оборотнями. Ты разве не знала?

– Знала, но всё же надеялась, что существует какое-нибудь красивое определение, а оказывается, что я банальный вервольф.

– Ты разве похожа на волчицу? – мужчина рассмеялся. – По-моему, ты скорее котенок…

Она не выдержала и рассмеялась тоже. Её накрыло странное ощущение тепла и дома, какое она не испытывала ещё никогда. Боль в руке ушла, тело уже не ныло, а улыбка не покидала лица.

– Скажи хотя бы, как тебя зовут, – предложил мужчина, глядя ей в глаза. Вокруг его вертикальных зрачков словно было разлито бледное золото. Должно быть, во втором облике глаза у него желтые, немного бледнее обычного карего цвета.

– Келли, – улыбаясь, ответила она.

– А я Дэвид. Пожал бы тебе руку, но боюсь, мы оба не в том состоянии… – он, впрочем, довольно уверенно нащупал рукой стену и поднялся. Келли подставила было плечо, но Дэвид даже не подумал его использовать. – И знаешь, детка, по-моему, теперь я просто обязан тебя проводить…

***

Шутки вместо ответов, только самый необходимый минимум информации… Почему Дэвид так поступал? Этого Келли не понимала до сих пор. Все было бы просто, если бы он хотел использовать ее, или улучить момент и отнять ее силу, или затащить ее в постель… Но ему, кажется, ничего из этого не было нужно. По крайней мере, тогда. Он радовался власти в чистом виде, с наслаждением опутывая ее узами зависимости… Но настал момент, когда узы порвались, а Келли осталась одна.

Келли стряхнула остатки воспоминаний и настроилась. Некогда ей витать в облаках. Он уже рядом. Пора уходить отсюда. Книгу нужно стащить сегодня и только сегодня.

Палящее солнце внезапно исчезло, и Келли, подняв глаза, увидела перед собой громадную жёлтую библиотеку, в тени которой оказалась.

Сколько бы она сюда ни приходила, девушка никак не могла привыкнуть к этому монументальному зданию, насчитывающему по меньшей мере две сотни лет. Слишком уж сильно оно выбивалось из общего ряда всех остальных строений этого города.

Она выдохнула, вздёрнула подбородок и вошла в центральную библиотеку.


Глава четвёртая.


Детектив Мёрдок подъезжала к дому некоего мистера Кроу. Сообщение об убийстве с особой жестокостью поступило менее часа назад, однако детектив не торопилась: она ещё не привыкла к кровавым сценам, и её желудок довольно радикально на них реагировал. Уж лучше прослыть копушей, но настроиться, чем приехать впопыхах и проблеваться на первой же минуте осмотра места преступления.

Остановив новенький шевроле, любезно предоставленный ей полицейским участком, девушка бегло оценила обстановку. Все уже были на месте, включая группу криминалистов. Странно, но все находились снаружи дома, когда должны были быть внутри. Неужели там всё настолько плохо?

Сам дом выглядел довольно богато. За ним определённо следили, как и за газоном возле него. Белое двухэтажное здание средних, по меркам соседей мистера Кроу, размеров. Сам дом, как и примыкающий к нему гараж, видимо, выстроили из кирпича, но фасад сделали под дерево. Обычно так делали, чтобы старый дом выглядел более молодо. Получилось вполне во вкусе Джесс: уютно, красиво, мило. И не подумаешь, что здесь живёт маньяк.

Детектив откинула голову назад, на мягкий подголовник сиденья, и закрыла глаза. Она досчитала до десяти и лишь затем открыла их, снова оглядела двор возле дома. Этому приёму её научил отец – офицер, ныне находящийся на пенсии. У криминалистов были белые лица, и что же могло напугать людей, спокойно говорящих о еде, разделывая трупы? Дело дрянь и, видит бог, она не хотела входить в этот «милый» дом.

– Спокойно, Джесс, ты справишься, – успокаивала она себя.

Джессика заглушила мотор и вышла из служебной машины.

На улице было уже темно, поздний вечер, но погода стояла тёплая и безветренная. Подъезд к дому мистера Кроу освещал увесистый фонарь, под которым и собрались все «счастливчики». «Странно, – подумалось Мёрдок, – тёплый летний вечер, а вокруг фонаря не летает ни одной мошки». Но она тут же выкинула эту особенность из головы, сейчас были проблемы и поважнее мошек.

Детектив Мёрдок нашла в толпе сержанта Оурена и направилась к нему. Оурен окинул детектива своим фирменным взглядом, обратив внимание на каждый изгиб её тела. Джесс уже давно не обращала внимания на эти выкрутасы. Оурен, по своему обыкновению, излучал безупречность: одет опрятно, чист и выглажен, побрит и бодр. Вы хотите узнать его секрет? Его секрет зовут Розали, и это его жена, которая за ним следит, словно она ему вторая мать.

Около Оурена стоял штатский, и, как она уже поняла, скорее всего, это был свидетель. Мужчина, прилично за сорок, а возможно, и за пятьдесят, в халате болотно-зелёного цвета и серых тапочках. Серые средней длины волосы, средней длины усы аналогичного волосам цвета, очки в тонкой оправе и уже потухшая трубка. Обычный обыватель.

– Сержант Оурен, что здесь произошло? – Джессика старалась держаться невозмутимо и не думать, что скоро ей понадобится войти внутрь и своими голубыми глазками увидать то, что смогло напугать самых стойких представителей участка.

Сержант не спешил с ответом, он ещё раз осмотрел Джесс с головы до ног, задержался взглядом на светлых, цвета жжёной соломы, волосах и тонкой полосе губ, улыбнулся и заговорил бодрым, серьёзным голосом.

– Детектив, когда попадёте внутрь, не проходите слишком далеко. Криминалисты, конечно, всё уже осмотрели, но никогда не знаешь, где может находиться улика, – Джесс намёк поняла. Не проходи далеко внутрь, чтобы было время на отступление. Если Оурен предупредил, вместо того чтобы делать ставки на крепость её желудка, значит, всё ещё хуже, чем она думала.

– Спасибо, сержант. Это свидетель? – Мёрдок повернулась к предполагаемому свидетелю и вскинула одну бровь, приглашая штатского на разговор.

– Да, – сержант поднял было руку в сторону свидетеля, но тут же её опустил. – Кристофер Прин, он живёт в соседнем доме. Он услышал шум в доме мистера Кроу и вызвал полицию.

– Мистер Прин, – Джессика обратилась к свидетелю, полностью повернувшись к нему и ловя его взгляд. – Что именно вы видели и слышали?

Кристофер Прин мгновение колебался, покосился в сторону старого дома Кроу и заговорил.

– Я слышал звон посуды, крики, скрежет и странный гул. Я испугался и позвонил в полицию. Они были хорошими людьми… Кто мог такое сотворить? – Прин уставился на Джесс и в глазах его, полных слёз, стоял ужас.

– Мы это обязательно выясним, – ответила ему Джессика стандартной фразой. Она даже не обдумывала её, фраза вылетела из её уст на автомате.

Детектив полностью развернулась в сторону сержанта, давая понять гражданскому, что вопросы пока закончились.

– Сержант, сопроводите господина Прина домой и проследите, чтобы его никто не беспокоил. Завтра ему предстоит тяжёлый день.

– Конечно, детектив, как прикажете, – показушно встав по стойке «смирно», отчеканил Пит.

Джессика и виду не подала на его издёвку. На самом деле она многое спускала ему с рук, ведь несмотря на все его шуточки он оставался отличным специалистом, прекрасно знающим своё дело.

Оурен повёл свидетеля к соседнему дому, а детектив Мёрдок думала о том, что не только у мистера Прина завтра будет тяжёлый день. А ведь и сегодняшний ещё не закончился, и он не предвещал ничего хорошего.

Джессика направилась к дому быстрым и уверенным шагом. Её молча провожали девять пар глаз, и никто даже не шевельнулся. Припомнив предостережение Оурена, она легонько толкнула изящную белую дверь и заглянула внутрь.

В доме горел тусклый свет, и Джесс долго не могла осознать, что именно она видит. Всё было залито чёрным, а тела не было видно. Приторно сладкий запах вызывал тошноту, но с этим она уже научилась справляться.

Затем детектив начала подмечать некоторые детали: палец, кусочки костей, она подняла голову и увидела кишки, гирляндами свисающие с люстры. Кровь отлила от её лица, и голова пошла кругом. В этот миг она осознала, что чернота вокруг – это вовсе не чернота… это кровь… не может в человеке быть столько крови… её взгляд упал на пол, и она увидела голову, точнее то, что было когда-то головой, а теперь представляло собой кровавое месиво. Желудок превратился в вулкан, и ужин начинал пробивать дорогу наружу.

Джессика только и успела, что выскочить на улицу, и её вывернуло в ближайшие кусты. Рвало долго, тело билось в судорогах. Такого она ещё никогда не видела, ей всё ещё казалось, что это сон, не может человек сотворить такое с другим человеком.

Через несколько минут сержант Оурен подошёл и помог Джесс принять вертикальное положение.

– Справишься? – сержант был серьёзен, его глаза отдавали сталью, как и голос. Она ответила честно:

– Не знаю, – Джессике ещё никогда не было так плохо от осмотра места убийства.

Слёзы застилали глаза, во рту стоял горький привкус, и единственное, что сейчас хотелось девушке, – это кричать. Кричать так сильно, чтобы содрать горло в кровь, оглохнуть от собственного крика, но забыть то, что она сейчас видела. Мозг просто отказывался воспринимать информацию. Он не старался запомнить увиденное, и Джесс знала, что это и хорошо, и плохо. Хорошо то, что если она это всё забудет, то ей не будут сниться кошмары, но это и плохо, так как забыв все детали увиденного, она не сможет их проанализировать и сделать верные выводы, которые, в свою очередь, смогли бы помочь поймать монстра, который это сотворил.

– Не переживай, вывернуло практически всех, даже меня, – Оурен говорил с лёгкой улыбкой, но не шутил. – Главное, что ты проблевалась не на улики. А теперь пора делать нашу работу. Криминалисты закончили, теперь наша очередь.

Сержант развернулся и пошёл в сторону дома, криминалисты стали медленно, но верно продвигаться к своей машине. Их ожидала нелёгкая ночь: кропотливая работа с собранными уликами, анализы, отчёты. И всё это ради того, чтобы завтра Джессика смогла собрать всю картину воедино и найти ответы на все интересующие их вопросы.

Детектив Мёрдок перевела дух и вернулась в строй. В дом никто не входил. Все молча стояли, переминаясь с ноги на ногу, и ждали самого отважного.

Джесс достала из нагрудного кармана носовой платок, приложила его к лицу и вошла внутрь, как она надеялась, в последний раз. Пора начинать осмотр дома.

На самом деле осматривать место преступления не такая уж и лёгкая задача. Нужно двигаться с особой аккуратностью, чтобы не навредить уликам, которые могли пропустить. При этом необходимо восстановить картину событий и понять мотивы. И, конечно же, не поскользнуться.

В скором времени вся следственно-оперативная группа, состоящая из семи человек, включая и саму Джесс, осматривала дом мистера Кроу вдоль и поперёк. Вся группа была похожа на толпу зомби. Лица под масками были бледными, все старались не смотреть в сторону бойни. Детектив посмотрела на место преступления со стороны лестницы, ведущей на второй этаж. Выглядело это так, словно возле кухни взорвался баллон с краской.

– Пит, при первом осмотре нашли что-нибудь интересное? – голос Джесс был ровным и спокойным, что ж, плюсик в её пользу.

– Когда мы сюда зашли, тут было много воды, сейчас она немного подсохла. На кухне раскурочен кран и водопроводная труба с подвала, и я всё ещё не могу понять, кто и каким образом смог такое проделать. Труба перекрыта, что означает, вероятно, что убийца довольно педантичен. Второй этаж толком не осматривали, но следов насилия там замечено не было. И ещё у нас, похоже, есть подозреваемый.

– Неужели? – Джессика встрепенулась и навострила ушки. Она, конечно же, догадывалась, кого имеет в виду Оурен, и тоже к этому склонялась, но хотела услышать это от него, дабы подтвердить свою догадку.

– Да. Рудольф Кроу, хозяин дома. Сосед видел, как тот приехал домой сегодня вечером, буквально за час до шума, по словам свидетеля. На месте преступления убитая одна… его домоправительница, насколько мы смогли установить. Машина всё ещё у подъезда к дому. Кроу повсюду оставил свои следы в крови, в ванной лежат его шмотки, думаю, можно не говорить, в каком они состоянии. Он убил свою домработницу, умылся, переоделся и ушёл пешком.

– Скорее всего, так и есть. Только что такого могло произойти, что законопослушный преподаватель истории зверски убил свою домработницу?

– Джесс, люди сходят с ума медленно, но верно. Его клинануло, и этого хватило, а когда всё закончилось, он понял, что натворил, и смылся.

– Ладно, обыщем дом, должна быть какая-то подсказка, куда он пошёл или что с ним случилось, – выдохнула Джесс.

Обыск занял довольно много времени, наступила уже глубокая ночь. Джессика искала зацепки на втором этаже, в кабинете самого мистера Кроу. Кабинет небольшой, заставленный шкафами и полками, набитыми самыми разными книгами примерно с общей тематикой: история, археология, география, мёртвые языки и так далее. В таком месте обязательно должен присутствовать небольшой творческий беспорядок, но его не было. Значит, мистер Руди хорошенько прибрался здесь перед уходом.

Её внимание привлекла коробка с сегодняшней датой (вчерашней, уже ночь, детка). Детектив тщательно осматривала коробку. Ничего особенного, обычная почтовая коробка, содержимого, конечно же, не было. Коробка только со стандартными надписями с почты. Позже она проверит, кто и откуда отослал эту коробку, а затем и узнает, что в ней находилось. Ей казалось, что это очень важно. Проверять компьютер – напрасная трата времени, видно было, что его основательно подчистили.

Пора было заканчивать. Они не нашли ничего существенного, кроме зацепки в виде коробки с неизвестным отправителем. И у них был подозреваемый, которого стоило найти.

Детектив Мёрдок спустилась обратно на первый этаж, игнорируя место кровавой казни.

– Пит, нашли что-нибудь? – конечно, она понимала, что, если бы сержант что-либо нашёл, он сразу бы оповестил её об этом. Но надежда, как говорится… ну вы знаете.

– Ничего особенного. Отчёт предоставлю завтра, но это мелочи, не стоящие внимания, – по голосу Оурена Джессика поняла, как сильно он жаждет печатать бессмысленный отчёт, да и работать ему придётся под утро.

– Ясно. У меня есть идеи, но это завтра. Дай ориентировку по всей округе. Надо бы найти этого Кроу, да поскорее.

– Окей, босс! – сержант впервые за весь вечер и часть ночи пошутил, что навевало надежду.

– Не ёрничай. Пусть патрули ищут по округе, вряд ли он ушёл далеко, возможно, в районе у него живут друзья, у которых он мог остановиться…

– Поучи свою бабушку, Джесс. Я знаю, что делать, отдыхай. Мы найдём ублюдка, и я преподнесу его тебе на блюдечке под яблоками.

– Спасибо, Пит, – слабо улыбнулась девушка.

Джессика вышла на улицу, радуясь, что наконец-то покинула этот дом. Она глубоко вдохнула прохладный ночной воздух, голова слегка закружилась. Лёгкий ветерок радовал девушку своей лаской. Где-то вдалеке стрекотали кузнечики. Маленький городок погрузился в сон.

Детектив Мёрдок заметила изменения в окружении и моментально вырвала из открывающейся ей панорамы новый элемент: чёрную грузовую машину с удлинённым кузовом, рядом с которой стояли люди в чёрной экипировке.

Чистильщики были уже здесь и ждали, когда им позволят поработать. У людей, занимающихся такой работой, должны быть железные нервы и целый океан терпения.

Она махнула им рукой, давая понять, что осмотр места происшествия полностью закончен и можно начинать уборку. Один из чистильщиков тут же оттолкнулся от борта машины и вальяжно направился вытаскивать что-то из кузова. «Пакеты», – догадалась Джесс.

Детектив прошлась по двору и посмотрела на другую сторону улицы. Там была небольшая лесопарковая зона для прогулок. Высокие клёны, довольно большая лужайка для выгула собак и детей, на которой частенько устраивали пикники, множество кустов с красными ягодками, названия которых Джесс не знала, и витиеватые железные скамейки, обитые деревом. Сейчас, естественно, вся эта красота утопала во тьме, опустившейся на город ночи.

Джесс в голову пришла безумная мысль, что Кроу сейчас сидит там и смотрит на неё из-за кустов. По телу прошлись мурашки. «Надо бы выспаться, а то так и до галлюцинаций дойдёт и мании преследования».

Джессика села в машину и закрыла глаза. Досчитав до десяти, открыла и завела машину.

Только сейчас до неё дошло одно необычное обстоятельство. В доме не было насекомых. Столько крови, мяса, вони… и ни одной паршивой мухи. Но об этом она подумает завтра. Сейчас она хотела только одного: поскорее приехать домой и принять душ, чтобы смыть с себя весь сегодняшний вечер.

***

– Патрули прочесали все окрестности, но историка не нашли. Мы узнавали про его друзей, и это будет тебе интересно. – Оурен поднял глаза от отчёта и посмотрел на Джессику. По её помятому личику было заметно, как замечательно она провела ночь. – Господи, Джесс, ты вообще спала?

Несмотря на то что детектив ночевала дома, уснуть толком она так и не смогла. Сначала не давали спать безумные мысли про насекомых, потом она размышляла, где бы мог скрываться Кроу, потом переживала, нашли ли чего патрульные. Под утро уснуть всё же удалось, но кошмар, в котором маленький мистер Кроу летает вокруг фонаря, не дал продлиться забвению достаточное время. И вот она прилетает в участок ни свет ни заря, чтобы узнать что? Правильно. Ничего не изменилось.

– Не отвлекайтесь, сержант, – Джессика не хотела обсуждать эту ночь и даже мимолётно вспоминать все те ужасы, которые ей снились после увиденного вчера.

Пит, сидевший напротив её стола на гостевом стуле, нахмурился, пару мгновений помолчал, буравя девушку взглядом и видимо обдумывая что-то, но затем сдался и продолжил.

– Единственный его знакомый, живущий поблизости, – это Рэм Стоунз, специалист по переводам. Умер в эту среду при странных обстоятельствах. Официальная причина смерти – внезапная остановка сердца.

– А неофициальная? – Джессика правильно уловила подтекст.

– Чувак погиб утром, находясь дома вдвоём с женой. Умер от страха. Что-то напугало его так, что у него разорвалось сердце. Кстати, похороны будут сегодня в полдень. – Пит посмотрел на Джесс, слегка улыбнувшись.

– Думаю, стоит на них побывать. Мистер Кроу вполне может посетить похороны друга. – Джесс улыбнулась в ответ.

– Полностью с вами согласен, – ответил Оурен, улыбка не сходила с его лица. – Сегодня мы допрашиваем свидетеля. Вы хотели бы присутствовать? Конечно, допрос назначен на полдень, но его можно перенести.

– Не стоит, Пит. Допроси его сам, потом позвонишь и расскажешь, если будет что рассказывать.

– А как же… – начал было Оурен.

– Я возьму с собой Ричарда. А то он, кроме патрулей, и жизни не видит.

– Хорошо, – Пит явно был недоволен. Но Джесс и не планировала доставлять ему удовольствие. Иногда его требовалось тормозить, иначе он позволял себе вольность. А самодурства она не потерпит.

Оурен закрыл отчёт, встал и направился к выходу из кабинета.

– Пит. Ты заметил, что в доме не было насекомых? – бросила Мёрдок, когда сержант был уже в дверях. Он напрягся, повернул голову вполоборота и тихо спросил:

– Насекомых?

– Да, ни одной мухи. Это странно.

– На самом деле криминалисты это заметили сразу. Но причин не нашли. Может, просто поблизости не было мух?

– Летом? Пит… – тон Джесс как бы говорил: «Не будь ребёнком, Пит».

– Я не знаю, Джесс. Мы решили не обращать на это внимания, но ты права. Это странно.

И он вышел из кабинета детектива Мёрдок, оставив её один на один со своими мыслями.

***

Джессика стояла на почтительном расстоянии от ямы, которой в скором времени предстояло стать могилой Рэма Стоунза.

Миз Стоунз, похоже, выплакала уже все свои слёзы, сейчас она просто стояла и смотрела в одну точку. Джессика надеялась, что она в порядке. Насколько, конечно, можно быть в порядке, хороня своего мужа.

На кладбище она приехала в сопровождении молодого оперативника, Ричарда Пота. Он, конечно, не обладал хитростью Джесс или цепким взглядом Оурена, но если этот Кроу решится посетить похороны, то его нужно будет задержать. В этом плане двухметровый спортсмен, лучше всех бегающий во всём штате, станет просто незаменим.

Джесс и Ричард были одеты во всё чёрное и строгое, но не стесняющее движения. Детектив решила надеть брюки в тонкую полоску, лакированные туфли на невысоком каблуке, блузку, настолько синюю, что она казалась чёрной, и пиджак, свободный настолько, что позволял разместить под ним кобуру с браунингом и не отсвечивать. Странно, но её траурный наряд только подчёркивал формы под ним и выделял её голубые, цвета ясного неба, глаза и светлые волосы.

Ричард выглядел строго, но зажато. Туфли, брюки, чёрная рубашка и пиджак ему шли, но было заметно, что носит он их нечасто. Он был блондином из той категории, когда волосы отливали золотом: почти жёлтый, но недостаточно. Обычно Джесс не обращала внимания, но сейчас заметила, что у молодого патрульного яркие зелёные глаза. Детективу даже поначалу показалось, что это линзы, но потом она откинула эту мысль.

Ричард был накачан, но не как бодибилдер, а как спортсмен, занимающийся тайским боксом и айкидо. Он был красив, но Джесс не заводила служебных романов. Дура.

– Детектив, похоже, он не придёт, – прогудел Пот.

Джессика надеялась на обратное. Они стояли в стороне, но он вполне мог их заметить и сбежать. Остаётся, конечно, шанс, что он подойдёт чуточку позже, уже после того, как все уйдут.

– Ждём дальше. Он просто обязан прийти на эти похороны. – Джесс почти даже поверила в то, что говорила.

Возле могилы ревели, священник кричал молитвы, друзья и родственники бросали землю. Действие подходило к концу. Джесс с Ричардом притаились за деревом, примерно в тридцати метрах от могилы.

Толпа начинала потихоньку расходиться. Через несколько минут остались лишь двое работников, закапывающих могилу. После ушли и они.

Детектив ждала, но ничего не происходило. Она прошлась до могилы и огляделась. Вокруг никого не было. Солнце палило, и Джесс проклинала тех, кто придумал надевать на похороны именно чёрное.

Задумка провалилась. Убийца так и не пришёл.

– Покойся с миром, – услышала Джессика свой собственный голос. Детектив не знала, зачем сказала это, но, чтобы не выглядеть дурой перед подчинённым, постояла немного с умным видом перед могилой, и только потом отвернулась и направилась в сторону выхода с кладбища.

Пот посмотрел на Джесс, но промолчал. Он был недоволен. Ему пришлось так долго ждать, и в итоге он так и не размялся.

Вдруг у Джессики зазвонил мобильник. Она посмотрела на экран телефона. Оурен.

– Слушаю, сержант, – она бы не была так официальна, но рядом стоял молодой, а лишние слухи никому не нужны.

Не то чтобы она не доверяла Ричарду, нет, он был из тех людей, которым она с лёгкостью могла бы доверить свою жизнь. Но вы же сами знаете, как оно бывает со слухами. Слово здесь, гипербола там – и вуаля.

– Детектив, нам поступило сообщение от доброжелателя. Мистера Кроу сегодня видели в городской библиотеке. Вы или я? – радостно сообщил Пит.

– Я сама, спасибо, Оурен.

– И ещё, детектив, допрос свидетеля окончен.

– И как? – спросила девушка, хоть и поняла по его интонации, что никак.

– Ничего нового, – тон Пита звучал вполне буднично, это и было понятно. Джесс тоже не надеялась на результат. Таких подарков боги им не делают.

– Звони, если что-нибудь обнаружат.

Джессика повесила трубку, даже не дав ему ответить. Она знала: это было неблагодарно с её стороны. Она купит Питу пива, но потом, а сейчас – за работу.


Глава пятая.


Несмотря на сильнейшее желание поскорее покинуть дом, пришлось провести в нём достаточно много времени.

Для начала он спустился в подвал и перекрыл воду, хотя ему было чертовски страшно это делать после всего, что произошло. Но, если бы Рудольф оставил всё как есть, в итоге ему бы пришлось вплавь добираться до выхода.

В подвале стояла кромешная темнота, и у хозяина дома чуть сердце не разорвало, когда он услышал шуршание крыс – вечных соседей любого старого дома. Кроу никак не мог вспомнить, куда положил фонарь, хранившийся на подобные случаи в подвале, в последний раз, и ему пришлось ступать на ощупь.

Нашарив аварийный вентиль, служивший подспорьем при возможных авариях и полностью перекрывающий воду в доме, он взялся за него и попытался крутануть по часовой стрелке. Вентиль едва сдвинулся на дюйм. Историк не пользовался им уже очень давно, и, видимо, он окончательно присох.

Он припомнил, что как-то раз ему уже приходилось закрывать этот винт, когда ему меняли трубы в ванной и ставили специальный водонагревающий бак. Тогда он использовал рычаг, точнее, простую металлическую трубу, а оставил он её…

Кроу посмотрел по сторонам. Его глаза уже частично привыкли к темноте, и он быстро отыскал то, что хотел. Взяв в руки трубу, он использовал её в качестве рычага, и ему-таки удалось сдвинуть вентиль с мёртвой точки.

Вышел из подвала он бледный, как полотно. Напоследок у самой лестницы, ведущей прочь из подвала, около ноги профессора пробежала крупная крыса, слегка её задев.

Кроу категорически не обращал внимания на место побоища. Для него это стало просто частью интерьера. Сейчас не время горевать и обдумывать произошедшее. Нужно было уносить ноги.

Он поднялся к себе в кабинет и стёр со своего компьютера все файлы, которые могли хоть как-то намекнуть на всю эту чертовщину. Выходя из комнаты, Кроу прихватил с собой амулет. Теперь он никогда с ним не расстанется. Если бы он сразу взял его с собой, миз Болонз, возможно, была бы…

Руди остановился и повернул голову. Он смотрел на своё отражение в зеркале, и рвотные позывы снова начали выходить на боевые позиции. Он был весь в крови. Да его первый же патруль примет без разбирательств!

Историк решительно направился в сторону ванной комнаты. Он скинул с себя всю одежду и закинул её в ванну. По привычке, конечно же, ведь стирать её теперь уж точно некому.

В нагревательном бачке, который Кроу приобрёл на случай отключения горячей воды или воды в принципе, запасов было немного, но, для того чтобы отмыть кровь, должно хватить.

Мужчина привёл себя в порядок и бросил полотенце в общую кучу, образовавшуюся в ванной от перепачканных в крови вещей.

Вернувшись в комнату, Кроу надел свои любимые походные брюки из плотной ткани, чёрную рубашку для воскресных выходов, туфли из кожи яка, заказанные им из Африки, и любимый атрибут весны и осени – свой лёгкий чёрный плащ. Конечно, днём сейчас адская жара, но по ночам бывает холодно, а ему теперь довольно долго не придётся пользоваться кровом.

Свой амулет историк положил во внутренний карман плаща. Деньги, предусмотрительно припрятанные на чёрный день и хранившиеся в лакированной шкатулке, он запихал во второй внутренний карман, застёгивающийся на замок. Пора.

Рудольф Кроу вышел из дома. Он критично оглядел свою машину и решил, что от неё будет больше вреда, чем пользы. Полиция первым же делом объявила бы её в розыск.

Через секунду он уже шагал к лесопарковой зоне на другой стороне дороги. В этих зарослях может спрятаться целый отряд, а его одного там точно никто не найдёт. Отличное место для ночлега и обороны. Тем более он знал про удобную скамейку в сердце этих зарослей. Уговаривать себя долго не пришлось.

***

Руди открыл глаза и посмотрел на небо, сверкающее алмазами звёзд сквозь ветви кустарников. Как же всё-таки прекрасно ночное небо. И как ему было жаль, что он ни с кем не мог поделиться своими ощущениями. Неужели он был совершенно один? Нет. Так думать было бы глупостью. Но кто в их городе может знать о Морхе? У него всегда складывалось ощущение, что Стивенсон, директор центральной библиотеки, знает абсолютно всё и обо всём. Глупо, конечно, так считать, но чем чёрт не шутит? Вдруг повезёт. Днём он обязательно его навестит.

Он услышал голоса, звучащие со стороны его дома. Повернув голову, Руди увидел попеременное мигание красного и синего. Полиция.

Кроу начал пробираться к краю зарослей и на самой границе остановился. Если он полезет дальше, его могут заметить, а он, безусловно, главный подозреваемый. И ему явно никто не поверит.

Рудольф смотрел на девушку, стоящую у полицейской машины. Красивая блондинка в форме. Высокая, под метр восемьдесят, волосы забраны в хвост. По её фигуре сразу стало заметно, что она следит за собой и не брезгует спортзалом: стройная, подтянутая, с приятными формами. Если такая будет вести допрос, то он раскается во всех грехах этого мира. Ему казалось, что она смотрит прямо на него, чего быть, конечно же, не могло. Затем она села в машину и уехала, а Руди, в свою очередь, решил убраться подальше, дабы не провоцировать судьбу.

***

Утро было тяжким и непривычным для Рудольфа. Давненько тот не просыпался на скамейках в парке. Вспомнились времена бурной молодости, но, кажется, голова в те времена так не болела. А ведь он даже стаканчика не выпил. Дела…

В животе заурчало. Кроу силился вспомнить, когда ел в последний раз, и осознал, что последний раз принимал пищу вчера утром дома, за завтраком.

В пятницу утром первым местом, куда он решил направиться, стала библиотека. Завтрак может и подождать. Стивенсон просто обязан что-то знать обо всём этом.

Руди шёл короткой дорогой, то есть окольными путями. Он понимал, что его могут искать, но это его не волновало, были проблемы и посерьёзнее. Да и чем спокойнее он держался, тем меньше на него обращали внимания.

Пройдя очередной переулок, он остановился. А вот и она, центральная библиотека. Это была облицованная жёлтым гранитом коробка с башенками по краям, окна которой были похожи на огромные глаза. Внешняя лестница, похожая на овальное белое озеро, выглядела весьма сносно. Неприглядный вид этого здания скрашивали клены, которые образовывали что-то вроде рощи вокруг него весной, летом и осенью. Помогали и цветы в палисаднике и в гигантских мраморных вазах по краям от входа.

Раньше Кроу довольно часто ходил в библиотеку за разными материалами. Последнее же время он старался находить всё в бескрайних просторах интернета. Ведь много проще нажать несколько клавиш и поискать нужное в предложенных вариантах, чем тащиться в центральную библиотеку и выпытывать информацию у бедных библиотекарей.

При входе в библиотеку у Рудольфа возникло неприятное чувство стыда, что он так давно здесь не был, и пришёл, только когда потерял всякую надежду. Словно блудный сын, идущий на поклон к родителям, которые всегда рады принять непутёвого отпрыска.

Кроу повернул направо, направляясь непосредственно к кабинету Стивенсона. Если ему кто-нибудь может помочь в библиотеке, так только он. В сторону кассирши, открывшей было рот, но так и не успевшей что-либо сказать, он даже не посмотрел. Он прошёл по коридору и остановился у двери из настоящего ясеня. Стивенсон терпеть не мог современные изделия из прессованных опилок. Он улыбнулся и постучал.

– Входите, – послышался голос библиотекаря из-за двери.

Кроу вошёл и закрыл за собой дверь.

В кабинете ничего не изменилось с момента его последнего визита. Ему показалось, что даже книги стоят в том же самом порядке, будто Стивенсон их и не касался.

Он взглянул на хозяина библиотеки, сидящего за своим любимым столом из чёрного дерева. Стивенсон совершенно не изменился. Руди не знал сколько библиотекарю лет, но тот был точно старше самого историка. Чего по нему, конечно, не скажешь. На вид ему было под сорок, но то же самое историк мог сказать и десять лет назад.

Директор также оглядывал Кроу оценивающим взглядом. Конечно, доктор Кроу был немного помят после бурной ночи, но он достаточно хорошо привёл себя в порядок, так что должно было обойтись без лишних вопросов.

– Добрый день, доктор Кроу, – тон библиотекаря звучал заинтересованным. Он явно был удивлён визиту. Тем более что Руди никогда себе не позволял визиты без предупреждения.

– Добрый день, мистер Стивенсон, – в тон ему ответствовал Рудольф.

– Что привело вас ко мне в столь ранний час, Рудольф? Обычно вы всегда заранее договариваетесь о визите. Что-то случилось? – Руди казалось, что Стивенсон что-то знает и просто играет с ним. Хотя у Руди всегда возникало такое чувство в присутствии Стивенсона. Похоже, это просто была его черта характера.

– Дамиан, мне нужна помощь, – сказал Кроу, решив сразу перейти к делу. Библиотекарь слегка удивился, когда Кроу назвал его по имени. Помолчав, он произнёс, понижая тон:

– Говори. Я слушаю тебя.

Кроу медленно достал из-за пазухи амулет и, подойдя ближе к столу, показал его Стивенсону. Поначалу тот насторожился, затем заинтересовался и в конце впал в недоумение с нотками изумления.

– Это очень интересный артефакт. Ты нашёл его при раскопках? – библиотекарь пытался сохранить отстранённое выражение на лице, но это у него получалось так же плохо, как балет в исполнении одноногого боксёра. Руди был рад, ему удалось удивить самого Дамиана. Это многого стоило.

– Его заказал Рэм. Но дойти до адресата он не успел, – сказал историк.

Стивенсон задумчиво кивнул. Затем ответил:

– Это похоже на артефакт Халдеев. Пятиглавый пёс, стоящий на страже границ света и тьмы. Универсальное оружие против демонов. Талисман от злых духов, так сказать. Зачем он тебе?

– Дамиан. После того как я приехал с раскопок, начали происходить странные вещи. Затем погибает Рэм, и я узнаю, что перед смертью он заказал эту хрень. Что это? И как оно может помочь против тьмы? Ты же знаешь, просто скажи.

Стивенсон долго размышлял над словами Руди, затем сказал намеренно натянутым тоном:

– Всё, что я знаю про демонов, ты можешь прочитать в книгах. Ты даже можешь найти в них этот амулет. Я могу дать тебе совет. Держись солнца… и давай больше солнца амулету. Это пойдёт ему на пользу. – Глаза Руди округлились. Он, конечно, рассчитывал на более щедрую помощь, но, если разобраться, Дамиан дал ему немало подсказок.

– Дамиан, книги, которые мне нужны… их ведь сейчас нет в библиотеке, верно? – до Кроу обычно всё доходило быстро.

– Верно. Они у мистера Стоунза, – библиотекарь посмотрел в глаза историка. Кроу не любил все эти игры в тайны, но, если Стивенсону было что скрывать и чего бояться, значит, так надо.

Библиотекарь ещё понизил голос и на границе слышимости сказал:

– Сегодня в полдень похороны.

– Спасибо, Дамиан, – поблагодарил директора Кроу.

Стивенсон улыбнулся, и в его взгляде проскочило нетерпение. Он явно хотел, чтобы разговор подошёл к концу.

– Тогда ещё один вопрос. А затем я уйду. Дамиан, я ведь не один такой, правда? Где мне искать…их?

Хозяин библиотеки молчал с минуту. Затем всё-таки ответил:

– Они сами тебя найдут, если возникнет такая необходимость.

Кроу задумчиво склонил голову. Спустя несколько ударов сердца он развернулся и побрёл к выходу. Уже выходя за дверь, он услышал голос библиотекаря:

– Рудольф, если ты ничего не найдёшь за выходные, зайди ко мне в понедельник.

– Зайду, – ответил Кроу, про себя подумав: «Если доживу».

***

В полдень Рудольф был на кладбище. Он наблюдал за похоронами со стороны леса, из тени. Он прекрасно видел двоих полицейских в штатском, поэтому старался не высовываться. Как он понял, что это копы? Одной из них была женщина-полицейская, которую он видел возле своего дома вчера вечером.

По щеке Руди пробила след одинокая слеза. Ему не хватало его старого друга. Рэм всегда был единственным человеком, к которому Кроу мог обратиться в любой момент и с любой просьбой. Рэм никогда от него не отворачивался и помогал в меру своих сил. Так у них завелось с самого университета. Как же теперь Элли будет справляться одна? Голова шла кругом. И ведь теперь он даже не может ничем ей помочь, любое его вмешательство может сильно ей навредить.

Вдруг солнце пропало, скрывшись за облаками. Кроу посмотрел в сторону могилы – никого. Он глянул туда, где недавно стояли копы. Ушли.

Кроу прошёлся до могилы неспешным шагом. Он стоял и смотрел на место последнего отдыха своего старого друга.

– Покойся с миром… друг мой.

Через минуту Рудольф Кроу уже скрылся в тени деревьев, под которыми не так давно прятался. За его спиной горело, ослепляя, словно фонарь адского маяка, жаркое полуденное солнце.

Глава шестая.


Морх. Жалкое отражение мира людей. Здесь вас никогда не застигнет дождь, в мире теней они не идут, вы никогда не увидите лучи яркой звезды, которой наша планета обязана всем своим существованием, в Морхе практически не бывает ветров. В этом мире нет живых существ, кроме пришедших сюда людей и демонов. Серый мир. Мир без эмоций. Ларри это знал. Ларри это чувствовал.

Что-то надвигалось. Что-то неопределённое и необъятное, что-то липкое, зыбкое, грязное, злое и холодное. Молодой охотник не мог полностью прочувствовать эту волну, слишком сложно даже для него. Но ничего хорошего. Не будет ничего хорошего. Только смерть, отчаяние и злоба.

Лагерь охотников существовал, как единый живой организм. Каждый охотник выполнял свою, важную для лагеря, функцию. И неважно, что это было: охрана лагеря или сбор трав в мире людей – все трудились на благо всего коллектива. Никто не отлынивал. Все осознавали, что сбой одного может послужить сбою остальных.

Лагерь пробуждался. Люди выходили из палаток, собирались, натягивали своё снаряжение, ворчали, смеялись, умывались, готовили еду в поход. Дозорные готовились выдвигаться на свои позиции.

Вместе с тем просыпались и эмоции. Ларри чувствовал этот нарастающий поток: нежелание вставать и снова куда-то идти, обида, злость, грусть… а вот и счастье. Джордж вчера выиграл в карты у Стэна и сейчас примерял новые ботинки. Ларри улыбнулся. Чужие эмоции заставляли его жить. А с добрыми эмоциями жить намного приятнее.

– Снова просидел всю ночь у костра? – сзади подошёл коротко стриженный араб среднего возраста, улыбнулся и присел рядом с молодым охотником.

– Доброе утро, Самир, – приветливо ответил Ларри. Он всегда был учтив с тем, кто спас его существование. Самиру он был обязан всем. Так он считал. В это он верил. Вечно позитивный араб всегда дарил Ларри заряд положительных эмоций, которых тому так не хватало. За что он и был так благодарен.

– Доброе. Уловил что-то новое или просто ударился в воспоминания? Не таи, я тебя знаю, – Самир продолжал улыбаться, но не сводил с молодого парня глаз. Видно было, что он за него беспокоится, Ларри это чувствовал и был за то благодарен.

– Ничего нового. Просто думал о своём, – ответил парень. Молодой охотник отвёл взгляд от костра и посмотрел в противоположную сторону лагеря. Там зрел спор. Он чувствовал. Мелочь, ничего серьёзного. Взор переместился обратно к огню, и яркие всполохи оранжевого заплясали в его изумрудного цвета глазах.

– Эй, парень, не грузись только, хорошо?

(Эй, парень!)

Воспоминание, острое, словно бритва…

– Два года, – тихо произнёс Ларри.

– Что? – араб насторожился, улыбка слегка угасла, глаза стали абсолютно серьёзными. – Что ты сказал?

– Я говорю, два года. Два года я уже в лагере охотников. Ты разве не помнишь? – Ларри не отводил взгляда от костра. Ему не нужно было видеть оппонента, чтобы прочувствовать всю гамму эмоций, которые тот пережил за несколько секунд, пока обдумывал сказанное молодым охотником.

– Помню. Вечно ты бегал около нас. Мы квадрат зачищаем, а там ты. Мы за едой, а там снова ты. Ты будто выслеживал нас. Сейчас-то я знаю, почему ты оказывался там же, где и мы. Искал эмоции. Но тогда… Мы тогда реально сломали голову, что это за парадоксальная ищейка и откуда она взялась, – араб улыбнулся и тоже посмотрел в огонь. – Потом-то мы догадались, не совсем точно, но это и не важно.

(Эй, парень!)

Ларри смотрел в огонь с улыбкой, и всполохи плясали, отражаясь в его глазах. Танец света и тепла. Красно-жёлто-оранжевая феерия. Самое лучшее успокоительное в мире, затягивающее любого, кто в него посмотрит, в свои гипнотические сети. Ларри смотрел в огонь с улыбкой, и спираль прошлого затягивала его.

***

– Эй, парень!

Ларри оглянулся на человека в чёрном. Араб лет двадцати пяти, одетый в странную, побитую временем чёрную военную форму. Короткие чёрные волосы, маленькие тёмно-карие глаза и лёгкого бронзового оттенка кожа. Молодой путешественник уже не раз видел таких, как он, но они всегда держались от него на расстоянии, как и Ларри от них. Человек в чёрном неспешно, вразвалочку приближался к парню, видно было, что араб его не боится.

– Я вижу тебя уже не в первый раз. Кто ты? Странно, что ты ещё жив. Морх не место для праздных прогулок.

Голос приятный, эмоции тёплые. Мужчина отчитывал Ларри, но при этом не злился, даже раздражён не был.

Человек в чёрном остановился в паре метров от Ларри. Он пристально оглядел парня и достал из кармана тусклый белый камень овальной формы. Взглянув на камень, а затем на изумлённое лицо пацана, явно непонимающего, что происходит, он убрал камень обратно в карман.

– Меня зовут, Самир. Я охотник.

Так вот как они себя именуют. Охотники, значит. Ларри и помыслить не мог, что на демонов можно охотиться: он мог только убегать или в лучшем случае отбиваться, но охотиться… Эти парни явно отмороженные.

– Я Ларри. Ларри Хилл, – наш герой понимал, что ему нужно это знакомство, что, хоть он и справлялся всё это время в одиночку, он не сможет бегать вечно. Но что же говорить? – Погодка в этом мире и правда не для прогулок… Солнышка не хватает.

***

Ларри Хилл всегда был необычным ребёнком. Он знал, когда кому-то было плохо или, наоборот, хорошо, умел видеть любые эмоции сквозь маски и примерять эти эмоции на себя. Правда, ценой этому была его излишняя эмоциональность, в результате которой его считали ранимым плаксой. В наше время такие вещи называют эмпатией, но родители Ларри считали его выдумщиком с нервным расстройством.

Все дети, будь они обычными людьми, ключами или ещё кем, в возрасте до четырёх, максимум шести лет, видят монстров. Одни говорят, что монстр живёт в шкафу, другие – что под кроватью, но все они сходятся в одном: Монстр приходит только ночью и только при выключенном свете.

Ларри Хилл на своём опыте знал, что все детские страшилки – правда. Монстры могут быть и под кроватью, и в шкафу, и на потолке, и за окном. Маленький эмпат не перестал видеть их в шесть. Он прекрасно знал, кто может заглянуть к нему ночью, поэтому тщательно готовился к встрече. У него под рукой всегда были: фонарик, зеркало, вода, спички, соль и гвоздь.

В шесть лет этот парень нашёл слабые места демонов, даже не напрягаясь, а ведь охотникам на это потребовалось множество лет. Вы спросите как? Спасибо нервному расстройству, именующему себя эмпатией. Стоило Ларри взять в руки предмет, которого монстр боялся, и он это чувствовал.

Когда Ларри было восемь, уже никто из знакомых ему детей не говорил про монстров под кроватью. Его высмеивали, и поэтому со временем он перестал говорить о том, что видит. Также он категорически отрицал свою эмпатию, не хватало ещё загреметь в больницу для опытов.

В десять парень начал чувствовать их на улице, стал замечать движение теней и звуки, которых не должно было быть. А в двенадцать на него впервые по-настоящему напал демон.

Ларри всегда умел подмечать детали и запоминать их. Это, в совокупности с его эмпатией, было его главным оружием против демонических созданий потустороннего мира. Он умел распознавать Морх и знал, как отпугнуть большую часть тварей ночи, ещё будучи школьником.

Первым, что он приметил одним жарким летом, была странная особенность насекомых – пропадать перед явлениями теней. Насекомые остро реагировали на второй мир, и он им явно не нравился.

Вторым важным открытием стали зеркала. Демоны их не любили. Ларри не понимал причину, но она ему была и неважна. При виде зеркала демоны останавливались и впадали в транс. Оставив зеркало на столе, например, можно было спокойно уйти гулять, а по возвращении домой тварей уже не было. Это было лучшее средство, которое он нашёл против них. В будущем он, конечно же, узнает, что данное средство работает только в нашем мире, в демоническом всё обстоит намного сложнее. Да и демоны, которые являлись ему всё это время, не обличались в нашем мире, они просто очень близко подходили к границе. Но летом, через месяц после двенадцатого дня рождения молодого эмпата, произошло событие, ставшее началом в его нелёгком пути в воины света.

Тогда Ларри задержался на дополнительных занятиях и домой добирался уже в сумерках. Луны видно не было, но и солнце уже скрылось за горизонтом. Темнело быстро, но незаметно, хотя фонари включать не торопились.

Парень шёл прямо по дороге, никого особо не смущаясь, он храбрился и делал вид, что делает что хочет, а на самом деле просто-напросто боялся идти по тротуару. Там было темно и много деревьев, мало ли какая гадость может там скрываться?

До этого Ларри неоднократно находился на границе миров, но ни разу полностью не переходил в Морх. Однако он своими глазами видел, как выглядит потусторонний мир, так что, когда в ушах его вдруг загудело и тьма в округе окончательно сгустилась, молодой эмпат огляделся и посмотрел на небо.

Небо, бывшее ещё пару минут назад чистым и окрашенным в пурпурные цвета, уходящие в черноту ночи, стало свинцовым под гнётом туч. Пейзаж в округе не изменился, но все цвета поблекли, посерели, потускнели, стали унылыми и депрессивными.

Ларри понял, что его всё-таки затянуло в мир монстров. Он не знал, как и почему, и не знал, выберется ли отсюда, но – и нужно отдать ему должное – он не запаниковал, а просто пожал плечами и пошёл дальше как ни в чём не бывало.

Он шёл и чувствовал злобу, ярость, голод, ненависть ко всему миру. Он ощущал демоническое отродье, но не мог отследить его местоположение. Такими способностями он не обладал. Знал бы он заранее, что это была за тварь, – мог бы подобрать оружие, благо в ночных кошмарах он много тренировался и изучил их страхи и потребности. Хотя потребности у всех демонов были одинаковые (по крайней мере, у тех, с которыми он встречался) – сожрать вас.

Тварь выскочила в нескольких метрах впереди, со стороны соседского дома, точнее, его обветшалой копии. Ларри не хватило всего каких-то десяти-пятнадцати метров до своей обители.

Гигантская махина, метров трёх, а то и четырёх в высоту и пары метров в диаметре, перегородила ему дорогу. Эмпат не знал, как называется эта тварь, но про себя называл таких тараканами. Тараканы боятся огня: он подносил к теням свечку, и тараканы бежали, стоило им её только приметить. Но такую машину свечкой не проймёшь, а огнемёта у него под рукой не оказалось.

Парень выставил перед собой зеркало, приготовленное им ещё с того момента, когда он понял, что попал в мир демонов. Он не знал тогда, что за тварь блуждает рядом, а зеркало обычно было универсальным отвлекающим манёвром.

Таракан по непонятным эмпату причинам никак не реагировал на зеркало, медленно приближаясь к мальчику. Может, оно слишком маленькое, и он его просто не видит? Тогда ему требуется зеркало побольше или огонь. Много огня. И двенадцатилетний эмпат дал дёру.

Ему удалось то, чего не удавалось никому из живущих. Ларри, будучи маленьким мальчиком, не имеющим толковых знаний о противнике и не обладающим оружием против них, сумел на протяжении нескольких часов водить демона за нос. Он ставил ловушки, заводил демона в тупики, ловко убегал через узкие переулки, куда демон не мог протиснуться, и профессионально прятался. В итоге демону просто осточертело бегать за пацаном, и он отступил.

Мальчик не сразу понял, что он в своём мире. Только когда взошло солнце, окрасив небеса в алые тона, он успокоился и вышел из укрытия. Днём монстры спят, это он знал хорошо.

В дальнейшем твари являлись всё чаще и чаще. Он проваливался в мир теней в самые неподходящие моменты и только постигал основы выживания. В четырнадцать Ларри Хилл научился входить в Морх и выходить наружу самостоятельно. Это требовало колоссальных затрат энергии, и он не мог проделывать это часто, а после двух раз за час требовался отдых.

В тот день, когда молодой эмпат научился входить в мир демонов по своей воле, он решил сбежать из дома. Слишком сильно он переживал за родителей, какими никудышными бы они ни были. Он не простил бы себе их смерти из-за того, что сам приманил демоническое отродье.

Ближайшие два года он жил в Морхе, исследуя этот мир и его обитателей. В мир людей Ларри выходил только для того, чтобы украсть еду, новую одежду и средства гигиены.

Он частенько замечал странных людей в чёрном, они замечали его, но никто не решался начать переговоры. Он окрестил их для себя чёрными людьми и знал, что их бояться не стоит. Эмпат чувствовал, когда те приближались к городу, и следил за ними любопытства ради.

К тому моменту, когда к Ларри Хиллу подошёл Самир, парню уже стукнуло шестнадцать. Худой, среднего роста, тёмные волосы средней длинны, торчащие во все стороны, серые, цвета мокрого асфальта, глаза, маленький нос, невыдающийся подбородок и широкий лоб. Грязный, в изрядно потасканной одежде. Без слёз и не взглянуть.

***

Охотник смотрел на пацана, с удивлением расширив глаза. Его уголок рта подёргивался, а затем он залился хохотом, да таким искренним! Ларри прочувствовал все эмоции человека в чёрном. Он знал, что Самир добр к людям, искренен и честен. Он знал, зачем тот подошёл, и эта мысль его грела.

– Боги, малыш, а ты юморист! В наше время это редкость, чтобы тень сохранила чувство юмора.

– Тень? – недоумённо спросил парень.

–Так называют людей, которые могут входить в Морх, но не являются охотниками, – добродушно разъяснил араб.

– А, понятно, – кивнул Ларри.

– У тебя есть способности? Как ты открыл Морх? Ты не оборотень и не ключ, это я вижу, – взгляд охотника снова стал пристальным.

– Я эмпат. Чувствую эмоции всего, что обладает хоть толикой разума. Я вижу демонов с детства и чувствую их страхи и желания. Это помогало мне выжить всё это время, – Ларри решил быть честным: он понимал, что врать возможному будущему другу – заведомо плохая идея.

– Вот оно как. Да, демоны не любят тех, кто может их вычислить, потому на тебя и охотятся. О тебе уже начали говорить в лагере. Даже ставки на тебя делали, сколько ты ещё протянешь. Думаю, ты уже давно доказал, что достоин. Ты ведь понимаешь, о чём я? – спросил охотник. Араб выглядел серьёзным, ни грамма смеха или сарказма. Эмпат всё чувствовал. Ему предлагали стать охотником.

– Понимаю. Я устал просто убегать, – Ларри выпрямился и посмотрел Самиру прямо в глаза.

– Хорошо. Пойдём со мной, – араб ещё раз оглядел молодого человека и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, пошёл прочь. Ларри последовал за ним. К своему новому дому. К тем, кто наконец-то его поймёт.

***

– Собирайтесь! Хватит прохлаждаться, – послышался низкий голос, прозвучавший явно в их сторону.

Ларри перевёл взгляд с костра на быстро приближающегося к ним с Самиром охотника. Последние остатки воспоминаний испарились вместе с наполнявшими их эмоциями. Молодой охотник чувствовал напряжение.

– Здравствуй, Грэм. Что случилось? Я сегодня несу вахту в лагере… – эмпат знал: что-то произошло. Уж кто-кто, а старый вояка Грэм на пустом месте нервничать не станет.

– Недалеко от пристани какие-то волнения. Хаори считает, что нам не мешало бы посмотреть, что там, – как обычно, никаких подробностей. Из этого орудия для уничтожения демонов вечно приходилось всё вытягивать, но на этот раз Ларри не станет этого делать. Раз указ от самого Хаори, да такой, что обеспокоил Грэма…

– Когда выдвигаемся? – Ларри вошёл в ритм эмоций и решил не тянуть время.

– Место сбора – ворота, выдвигаемся через пятнадцать минут, – старый боров был непроницаем, как скала, но только не для опытного эмпата.

– Добро, – сказал Ларри. Молодой эмпат начал сборы, не дожидаясь ухода Грэма: он знал, что вояка это оценит.

– Мне тоже?.. – начал было Самир, но Грэм одним взглядом дал ему понять, что ответ будет положительным.

Пока лучший из охотников удалялся, наши герои молча собирались. Но стоило тому зайти в палатку, переглянулись и улыбнулись, едва сдерживая смех. Самир понимал Ларри, а тот понимал Самира. Ведь это был его дом. Дом Ларри Хилла.











Глава седьмая.


Что может быть лучше ужина на природе? Лёгкий освежающий ветерок слегка колышет кончики волос и приносит с собой звучание и запахи цивилизации, полная, на редкость яркая луна и мириады звёзд, разбросанные на бесконечном тёмном полотне неба, разгоняют тьму, свежий, по-настоящему чистый воздух и любимая тёплая еда. Великолепие, про которое помнят лишь романтики, практически покинувшие нашу эпоху индустриализма и медиазависимости.

Неизвестный наслаждался видом на город с холма, расположенного к югу от него. Хороший город, он был одновременно ярким и тихим, уютным и оживлённым. Город светился, будто ровная водная гладь, отражающая мерцающие, словно попавшие в яркий свет софитов алмазы, звёзды. Хорошее место, чтобы спрятаться. Лучшего и не найти.

Он дожевал очередную порцию и глубоко вздохнул, подняв голову вверх, к небу. Красивые звёзды. Здесь, в лесу, вдали от городских огней, звёзды виделись более отчётливо. Конечно, не так, как в глухих рощах, в которых он часто бывал, но всё же. Хорошо здесь.

Уютная атмосфера заставила незнакомца предаться воспоминаниям. «Малышка… как же ты справлялась всё это время? Одна в таком большом городе, в окружении неизвестных существ, без поддержки, без друзей… Ничего. Скоро я буду рядом, и никто не посмеет тебя обидеть. Ещё совсем немного. Потерпи. Прошу».

Он встал и осмотрелся. Зрение немного поплыло, слегка дезориентировав неизвестного. «Кто-то слишком много смотрел! Пора и честь знать!» Он закрыл глаза и представил её… чудные светлые волосы, изящную миниатюрную фигурку, запах… как же она была прекрасна!

Незнакомец открыл глаза. Луны и звёзд больше не было на небе, как и лёгкого ветерка, колышущего кончики волос. Город угас, став серым и безликим. Он жадно втянул в себя воздух. Поблизости никого не было. Как обычно. Скукота. И почему все вечно убегают от него, едва завидев? Это несправедливо! Но ничего… скоро, совсем скоро…

– Не бойся, солнышко, скоро всё закончится, – неизвестный улыбнулся и слизал с пальцев остатки крови. – Я иду к тебе, моя дорогая!

Он потянулся, вытянув руки к свинцовому, мрачному небу, и зашагал в сторону города. За его спиной остался лежать человек, оказавшийся не в то время и не в том месте. Ещё один без вести пропавший появится в колонке какой-нибудь газетёнки. Ведь попавших в Морх уже не находят люди. Только нелюди…




Глава восьмая.


До библиотеки она добралась лишь во второй половине дня. Уставшая, изнеможённая от жары и злая от неудачной идеи с похоронами. Ричард всё ещё был с ней и походил больше на телохранителя, чем на напарника. Высокий, широкий в плечах, серьёзный, без намёка на посторонние эмоции, он был бы эталонным защитником. Они не имели времени переодеться, так что были больше похожи на агентов ФБР или ЦРУ, чем на полицейских, что, конечно же, было им только на руку.

Старая добрая городская библиотека. Она выглядела так, будто существовала ещё до рождения самого города. Монументальное творение, как бы говорившее: «Я буду здесь вечно». И Джесс верила в это, несмотря на то, что люди нового поколения не ходят в библиотеки. Да что там, когда она сама была в библиотеке последний раз не по делу? Сколько лет минуло со школьной поры, когда она захаживала сюда в поисках ответов на свои вопросы? Вот и сейчас она ищет ответы. Ответы на вопросы, которые боится назвать вслух, но которые выстраиваются в один: где же мистер Кроу?

Джессика протянула руку, чтобы взяться за латунную ручку массивной деревянной двери, но Ричард её опередил и открыл дверь, пропуская напарницу вперёд. Она не очень любила подобные жесты, но лучше галантность, пусть даже поверхностная, чем бестактность.

Внутри всё было по-старому. В центральной библиотеке ничего не меняется. Это было место, неподвластное времени, и жило оно по своим незыблемым законам. Большой, просторный зал простирался во все стороны, куда ни брось взгляд. Спустя какие-то секунды к полицейским подошла девушка и предложила помощь.

– Добрый день! Администратор отошла на обед, могу я вам чем-нибудь помочь? – добродушно улыбаясь, спросила девушка.

– Можете, – серьёзным тоном ответила Джессика. Она достала своё полицейское удостоверение из внутреннего кармана пиджака и в развёрнутом виде показала его девушке, решив пока не светить значок. – Нам необходимо поговорить с директором Стивенсоном.

По выражению лица работницы библиотеки детектив заключила, что та совершенно не поняла, что только что увидела, но довольно быстро взяла себя в руки, и улыбка снова озарила её милое личико.

– Я вас провожу, – в итоге ответила она.

Джесс обратила внимание, что у работницы библиотеки повязка на правом глазу. Бедненькая, а ведь она ещё такая молодая. Выглядит даже моложе, чем она сама. Единственный оставшийся глаз сиял изумрудным цветом. Русые волосы были собраны в короткий хвост с небольшой чёлкой, которая частично прикрывала правую часть лица. Видно было, что она не стыдилась травмы, она её совершенно не беспокоила. Но люди по-разному реагируют на подобного рода вещи. И очень часто вместо сочувствия ощущают неприязнь, скрывая её фальшивым сопереживанием. Как жаль, что мир настолько жесток к самому себе.

По пути к кабинету Стивенсона Джессика успела расспросить насчёт странного мужчины, приходившего утром, только двоих работников, но этого оказалось достаточно. Милая девушка его не видела, так как пришла на работу позже, у неё сегодня был сокращённый рабочий день. Зато вторая работница, попавшаяся им уже в коридоре возле кабинета директора, как раз в это время была в зале и видела, как мистер Кроу, едва войдя в библиотеку, сразу же направился к мистеру Стивенсону, и они просидели у того в кабинете. Правда, она не видела, как доктор ушёл, так что не могла сказать точно, сколько времени они общались.

– Вы нам очень помогли, – поблагодарила сговорчивую женщину в красном Джесс.

Она не помнила эту женщину, хоть та и назвалась администратором библиотеки. Неужели Джесс и правда так давно не бывала здесь? Про себя детектив назвала её «женщина в красном», потому что на ней была красная юбка выше колен с широкими белыми полосами по бокам, красная блузка с белым треугольником на груди и красные туфли на высоком каблуке.

– Всегда рада помочь, – ослепительно улыбнулась женщина-администратор и зацокала каблучками в сторону поста.

Девушка провела их в кабинет мистера Стивенсона, сказав, что сам хозяин библиотеки подойдёт через несколько минут. Детектив поблагодарила её за оказанную помощь, и та, напоследок улыбнувшись, удалилась, закрыв за собой дверь.

Странная особа. Сначала полицейской показалось, что их провожатая очень жизнелюбива и позитивна, несмотря на своё увечье, но затем она подметила для себя одну особенность. Та несколько раз как-то странно и резко оглядывалась назад. Джесс было подумала, что так девушка стряхивает с лица свою чёлку, но дело было не в ней.

Решив не тратить время на пустые размышления, Джессика огляделась. Кабинет хозяина библиотеки, являющий собой почти правильный квадрат, был обставлен со вкусом. Дверь находилась в южной части стены, там же, справа от входа, располагался диван для посетителей, на котором, недолго думая, пристроилась Джессика. Подле дивана нашёл своё место и маленький стеклянный журнальный столик. Окно, завешенное гобеленами, выходило на восточную сторону. Стол горделиво примостился в северной части кабинета, прямо напротив двери и дивана. И это был не просто стол, который теряется где-то у стены, это был стол из массива чёрного дерева, стол, на который приятно смотреть, и он это знает и любит показывать себя со всех сторон, словно позируя для модного журнала. В восточной части кабинета, ближе к столу библиотекаря, стоял книжный шкаф, аккуратно поделённый на две части: с одной его стороны находились папки с документами, а с другой – книги. Возле окна также стояло кресло, уже облюбованное Ричардом, а ближе к книжной полке – два стула с мягкой обивкой. Видимо, этот кабинет частенько использовался для совещаний. Странно, но в кабинете не было зеркал. На столе директора стоял потрёпанный компьютер и стандартный набор канцелярии любого кабинетного работника.

Резко открывшаяся дверь вывела Джесс из ступора. Сердце пропустило удар, Ричард, сидящий в кресле, напрягся, но почти сразу же расслабился. В кабинет вошёл высокий мужчина лет сорока. Длинные волосы, собранные в хвост, покоились между лопаток, отливая чёрным серебром. В его руках покоилась трость, хотя по нему не было заметно, что он хромает. И как они не услышали стук трости по бетонному полу? Он прошёл к своему столу и, сев за него, посмотрел сначала на Ричарда, а затем на Джессику. У него были серые, цвета мокрого асфальта, глаза, которые закрывали круглые очки с металлической оправой. Тонкую полоску губ пересекал мелкий шрам, под нижней губой начиналась бородка, острая и небольшая. Мужчина улыбнулся и проговорил:

– Директор Стивенсон. Чем могу помочь вам, детектив? – он продолжал улыбаться, но до глаз эта улыбка не доходила. Взгляд его был пронзителен и холоден. И откуда он узнал, что она детектив, она ему даже значок ещё не показывала. Она, конечно, бывала в библиотеке по долгу службы, но не припоминала, чтобы при этом пересекалась с директором.

– К вам сегодня заходил один человек, мистер Рудольф Кроу. Мне нужно знать, чем он интересовался и куда затем направился, – уверенно произнесла полицейская. Джесс решила брать быка за рога, играть с этим библиотекарем не было смысла, он прекрасно знал, кто они и откуда, а также, похоже, и зачем они собственно пришли.

– Да, мистер Кроу был у меня, – медленно и вольготно, с явной неохотой, начал библиотекарь. – Он историк и раньше довольно часто приходил к нам в библиотеку. Его в чём-то подозревают, детектив? – Джессика была уверена, что он просто играет с ними, ему, похоже, было всё известно. Но она не может его в чём-либо обвинить, доказательств-то нет.

– Он сбежал с места преступления. Думаю, он просто испугался. Нам нужно узнать у него, как у свидетеля, что произошло, – Джесс решила, что библиотекарь может защищать интересы Кроу, так что решилась на ложь.

– А я и не думал, что он из трусливых. Но, возможно, вы правы, сегодня он явно был не в себе. Интересовался разной эзотерикой и травологией. Я выписал ему несколько названий, но в итоге он не взял ни одной книги. Куда он направился далее, не имею понятия, – мистер Стивенсон картинно раскинул руки, закрыл глаза и улыбнулся. Джессике хотелось накинуться на него и изорвать в клочья. Да он издевается над ней. Он прекрасно знает, где Кроу. Он знает намного больше, чем говорит. Но допрашивать его бесполезно. Пока бесполезно.

– Вы не заметили каких-либо особенностей в его поведении или внешнем виде? Во что он был одет? – Джесс решила ухватиться хотя бы за мелочи.

– Он был взволнован и, кажется, напуган. Выглядел так, будто спал на земле. Одет? Во всё чёрное. Рубашка, туфли, брюки, плащ. В марки я не вглядывался, уж извиняйте, – он явно пытался её поддеть, но она решила не обращать на это внимания. Это была явная провокация. Оставалось только узнать, зачем он её провоцировал.

– Спасибо, вы нам очень помогли. Возможно, вас в ближайшее время пригласят в участок для дачи показаний в качестве свидетеля, – Джесс держалась молодцом, понимая, что она только что сплясала под чужую дудку.

– Не за что, детектив. Приходите в любое время, – Стивенсон улыбался, явно наслаждаясь ситуацией.

***

В это время на улице уже дюжина человек получили солнечный удар. По всем каналам передавали, чтобы жители города прикрывали голову панамами или кепками. День обещал быть жарким, адски жарким, он обещал новые жертвы, не собираясь останавливаться на достигнутом. Насекомые прятались в тени. Ветра не было, как и туч, так что спасения от жары ждать не приходилось. И как назло, в кабинете Джесс, сломался кондиционер. Чем дальше, тем веселее!

После визита в библиотеку она попросила Ричарда подбросить её домой. Ей необходимо было успокоиться и переодеться.

– Советую и тебе последовать моему примеру, – сказала Джесс.

– Хорошо, – кивнул Ричард.

– Ты и слова не проронил в библиотеке, – заметила девушка.

– Ты и сама прекрасно справлялась.

– Однако он меня одурачил, – сказала полицейская.

– Согласен, – простодушно ответил здоровяк.

– Что думаешь насчёт всего этого? – решила спросить она.

– Он лжёт, – не раздумывая ответил Ричард.

Джесс всегда знала, что этот здоровяк не так прост, как хочет казаться. Вот и сейчас он удивил её своей безапелляционностью.

– Согласна. Ладно, до встречи в участке, – попрощалась девушка, покидая патрульную машину.

– Пока, – буркнул полицейский и, едва закрылась дверь, тронулся с места.

Не оборачиваясь, она прошла прямо по газону и вошла в дом.

Оставшись наедине с собой, Джесс скинула с себя промокшие на жаре шмотки и несколько минут просто стояла, наслаждаясь свободой и прохладой, вечно царившей в её доме. Тело покрылось мурашками. По ноге с внутренней стороны стекала капелька пота. Она улыбнулась сама себе: как мало иногда нужно для счастья – просто прийти домой.

Поднявшись на второй этаж, она не спеша отправилась в душ. Спустя полчаса свежая, чистая и довольная девушка уже наспех обедала тем, что нашла в холодильнике. Закончив долгожданную трапезу и облачившись в чистую сухую форму, она покинула своё любимое гнёздышко и отправилась в участок на своём шевроле.

***

Джессика Мёрдок ломала голову над тем, куда мог деться Рудольф Кроу. А ведь он практически от них не прятался. Спокойно посетил библиотеку. В течение дня поступила ещё парочка сообщений, что его видели идущим по улице. К сожалению, патрули не успевали вовремя среагировать на сообщения, а осмотр территории ничего не давал. Дело шло к вечеру. Скоро домой. В эти выходные Джесс не дежурила, поэтому попросила в случае любой информации оповещать её в числе первых. Она сама хотела поймать ублюдка.

В дверь неожиданно постучали. Судя по характерному стуку, это…

– Заходи, Пит, – с улыбкой, но твёрдым голосом сказала Джесс. Нельзя лишний раз поощрять этого бабника.

– Ты как всегда чертовски проницательна, – Пит зашёл в кабинет и закрыл дверь, он улыбался, впрочем, всё как всегда.

Пит был из той категории полицейских, которые не стремились к активной работе и медленно набирали в весе. Коротко стриженный, с небольшой залысиной, пухлый и невысокий, внешне он очень походил на тех карикатурных стражей порядка, каких часто изображают в комиксах. Правда, он не зря носил звание сержанта и заместителя детектива, нет: за всей его незаурядной внешностью скрывался острый ум и цепкий, подмечающий каждую деталь взгляд.

– Что-то нашли? – Джесс даже не надеялась, вопрос возник на автомате.

– Не совсем, – слегка замялся Оурен. – Тебе кое-что пришло. С почты. Ты делала запрос?

– Точно! – Джессика даже подскочила. – Давай его сюда скорее!

Оурен протянул несколько листков бумаги с задумчивым и слегка удивлённым видом. Джесс принялась поедать информацию с остервенением голодного хищника.

«Коробку прислали из Йемена. Отправитель неизвестен: плохо. Заказывал коробку Рэм Стоунз: интересно. Как тогда она оказалась у Кроу? Содержимое коробки – загадка, но, судя по весу и упаковке, служащие почты предположили, что там что-то вроде ножа, кинжала или жезла. Хм. Йемен находится рядом с Оманом. В Омане недавно был в экспедиции Кроу. Совпадение? Не думаю».

Девушка закончила свои размышления над прочитанным и отложила листы на край своего стола. Позже она изучит их более подробно на всякий случай. Никогда не знаешь, какую деталь можешь заметить при очередном прочтении уже известного.

– Пит, ты же уже прочёл это, так? – Джессика даже не сомневалась в любопытстве сержанта.

– Да, Джесс, – ответил Пит. Лицо сержанта стало серьёзнее.

– Что думаешь? – она знала, что у Оурена уже есть свои предположения по этому делу, и решила проверить, насколько они логичны и интересны.

– Я думаю, что мистер Кроу нашёл дорогую диковинку в экспедиции и не захотел отдавать её университету. Переправил в Йемен, там это проще простого. Оттуда отправил Рэму Стоунзу. Переводчик отказался отдавать вещь Рудольфу, отчего наш историк его и пришил. А затем пришил и свою домработницу, которая, возможно, узнала обо всём, – тон Пита звучал буднично и монотонно, без толики эмоций. Джесс никогда в этом не признается, но такой Пит ей нравился. Циничный, безразличный ко всему полицейский, которого ни задеть, ни удивить, ни напугать.

– Логично, а зачем он приходил в библиотеку? – не унималась Джесс.

– А кто знает, чем промышляет этот мутный тип Стивенсон? Может, он торгует крадеными артефактами, которым тысячи лет? А может, Кроу просто пытался узнать, сколько такая штука будет стоить. Ты просматривала книги, которые он попросил у Стивенсона? – он бросил взгляд на стол детектива, на котором лежало несколько перечёркнутых листков.

– Обманка. Книги – чушь, в них лишь всякая белиберда о душе и процветании. Ничего, что нам бы пригодилось, – Джесс уже сложила примерную картинку в голове.

– Значит, мы знаем, что Стивенсон нас обманул. Намеренно. Думаешь, Кроу ещё придёт к нему? – Оурен не спрашивал. Он был уверен.

– Да, думаю, ты прав. Навестим Стивенсона в понедельник. Но я не надеюсь на результат, – сказала Джесс. Она сложила руки на столе и посмотрела на часы.

– Я тоже, но попробовать стоит. Ладно, езжай домой. Я позвоню тебе, если что-нибудь прояснится, – полицейский кивнул и направился к выходу из кабинета.

– Спасибо, Пит, – бросила ему вдогонку Джесс.

***

Вечером пятницы, засыпая в своей мягкой тёплой постели, детектив Мёрдок сквозь полудрёму проронила:

– Где же тебя носит, Кроу…

Она не вспомнит этих слов. И никогда не узнает, что в эту самую минуту Рудольф Кроу находился всего в нескольких метрах от неё.


Глава девятая.


Солнце, неумолимое и беспощадное, медленно заваливалось за горизонт, решив, видимо, что на сегодня с землян хватит. С востока подул прохладный ветерок, разгоняя спёртый, словно прилипающий к телу, воздух. Дело шло к вечеру.

Придя в себя после посещения похорон, Руди оценил свои шансы на удачный исход грядущей ночи и решил подготовиться. Он погрел амулет на солнышке, как посоветовал ему Стивенсон, и набрал воды в центральном фонтане, что на севере от городского кладбища. Не факт, что вода одинаково хорошо действует на всех демонов, но против последнего она помогла очень даже отлично.

Кроу решил держать ночную оборону на пристани. Он вспомнил, что там есть сгоревшая будка сторожа, да и воды рядом сколько угодно. Сама пристань с яхтами сейчас стояла южнее, чем бывшая будка сторожа, берега, так что местная охрана его даже не заметит.

Говоря «яхты», Руди, конечно же, преувеличивал. На самом деле, как вы и сами понимаете, хоть озеро одного острова и считалось очень крупным, на настоящих яхтах в нём не поплаваешь. Яхтами местные жители, называли крупные катера, кои могли позволить себе только зажиточные жители города. Летом иногда даже устраивались разные гонки и состязания между богачами, на которые собирались поглазеть многие жители, особенно, конечно же, дети. В последние годы эта мода поутихла, так что пристань стала довольно спокойным местом, что было на руку Кроу.

Историк набирал воду в бутылку, найденную недалеко от того же фонтана, и раздумывал над тем, брать ли с собой какую-либо еду, решив в итоге, что не стоит. Прохожие не обращали на него внимания: эка невидаль – мужчина набирает воду из фонтана. Выбор фонтана также был неслучаен. Дело в том, что городское кладбище находится на юге города, а пристань на востоке, а прямо между ними стоит что? Правильно, полицейский участок. Идти напрямую не вариант, а если делать крюк всё равно придётся, так лучше сделать его с пользой и набрать по пути воды, как, собственно, Рудольф и сделал.

Он уже вошёл в жилой район, примыкающей к пристани и стоянке яхт, когда последние лучи солнца скрылись за горизонтом, одарив небо розовым сиянием. Спустя несколько минут Руди остановился. Слишком тихо и темно. Даже ночью в городе не бывает так тихо. Он огляделся. На улице ни души. На грани слышимости он уловил шорох и уже привычный многообещающий гул. Значит, до оборонительных сооружений придётся добираться бегом.

Кроу сорвался с места, почуяв неладное, и в то же самое место, где он только что стоял, упало… «Что это за хрень?» – сорвалось у Руди с губ.

Перед ним вставала тварь, похожая на гигантского комара с перепончатыми крыльями. Размерами демон, а это, безусловно, был именно он, превосходил самого историка, что не обещало ничего хорошего. Он видел что-то подобное в Оманской книге, но не мог вспомнить, как оно называлось, да и какое это имеет значение? Рудольф раскрыл бутыль с водой и выплеснул её содержимое на демонического комара. Спустя мгновение… ничего не произошло. Тварь в недоумении таращилась на Руди, тот в недоумении таращился на монстра. Затем демон издал протяжный писк и резко взлетел в небеса, обдав историка пылью. Кроу, прикрыв рукавом плаща лицо, проводил тварь взглядом и метнулся к ближайшему дому. Оставаться на открытой местности больше нельзя, так он будет лёгкой мишенью для летающего противника.

«Значит, вода действует не на всех демонов», – заключил про себя Кроу. «А, скорее всего, лишь на Боггартов. Это плохая новость. Значит, остаётся вариант «В».

Кроу позволил себе минутку отдыха: демона не было видно, а ему нужно было собраться с мыслями. Сверху послышался шорох – не задумываясь ни на секунду, Рудольф выбросил руку с зажатым в ней амулетом вверх по направлению к шороху. Там никого не было.

Удар пришёлся в бедро, и бывшего исследователя отбросило к кустам, стоявшим метрах в трёх от дома, под тенью которого он укрывался. И это ему ещё повезло. Тварь целилась в него своим жалом, и, если бы она попала, ему пришёл бы конец. Хитрая бестия, но неповоротливая. Заходя на посадку, она зацепилась крылом за выступ крыши, и это сбило ей прицел, а Рудольфу спасло жизнь.

Кроу вскочил на ноги, и амулет в его руке осветил добрую половину улицы. Тварь попятилась назад. «Так вот, значит, как оно работает», – подумал историк. Пока демон пытался спрятаться от света талисмана, Руди, не теряя времени, развернулся и дал дёру. Стоило Рудольфу развернуться, как амулет потух. «Значит, он действует только при прямых контактах», – подумал он. Тут же послышался писк и шорох перепончатых крыльев. Тварь взлетела, и теперь стоило беспокоиться об атаке с воздуха.

Он старался бежать под ветвями деревьев, хвала богам, довольно обильно растущим в этом районе. Он поднял руку с амулетом над головой, и это спасло ему жизнь. Нет, демон не погиб, спикировав на амулет, просто Руди зацепился рукой за ветку и резко остановился, в этот же момент в метре дальше раздался жуткий грохот. Гигантский комар, проследив за траекторией горе-историка, камнем устремился вниз и, если бы не заминка доктора Кроу, уничтожил бы нашего друга, развеяв его в прах.

Руди сделал резкое движение в сторону. Кто-то явно не хочет учиться на своих ошибках. Демон моментально атаковал его и отбросил на несколько метров, превратив его падение на асфальтированную дорогу в потрясающий кульбит. Пока что ему везло как никогда. Он не только остался жив после двух прямых атак твари, но и отделался лишь лёгким испугом, практически не получив травм, лишь пару синяков.

Кроу в очередной раз поднялся на ноги и приготовился к бою. Вот только рука его была пуста. Да-да, та самая, в которой ещё минуту назад был амулет с пятью собачьими головами. «Твою, нахер, мать», – выругался бывший профессор истории в голос. Он огляделся и увидел его буквально в пяти метрах от себя и… а это идея.

Тварь в очередной раз взметнулась в небо, а Рудольф кинулся к амулету. Просчитав траекторию полёта псевдокомара, он резко отпрыгнул, не добежав до амулета с метр. И угадал. Тварь вела себя слишком предсказуемо и однобоко. Демон, словно молот о наковальню, ударил в то место, где должен был сейчас находиться Руди. Вот только Руди там не было. Зато прямо перед тварью оказался амулет, моментально взорвавшийся ослепляющим светом, словно сверхновая звезда в далёких просторах нашей необъятной галактики. Демона разорвало в мельчайшие частицы.

Руди улыбаясь подошёл к амулету и поднял его с земли. Холодный… даже несмотря на то, что он всё ещё светится, он остаётся холодным.

Историк посмотрел под ноги. То, что раньше составляло гигантское насекомое, а теперь было похоже на кусочки фарша, медленно истаивало, превращаясь в дым. Ещё одна победа.

– Рано вам ещё со мной тягаться, – бахвалился Руди в полтона.

На самом деле так он успокаивал сам себя. Он чуть не погиб и прекрасно это осознавал. Ему было страшно, всё тело трясло, адреналин стучал в ушах. Он уже испытывал подобные ощущения во время своих странствий по миру. Под землёй на вас может напасть и паук, и скорпион, и змея, и много чего ещё, и каждая такая встреча запомнится вам надолго. Но гигантский демонический комар – это, конечно, новый уровень.

Кроу перевёл взгляд на амулет и задумался. Разве он не должен был погаснуть? Опасность же исчезла… или нет? Сердце невольно пропустило удар.

Кроу поднял голову и увидел на крыше ближайшего дома такую же тварь, какую только что уничтожил. Оглядевшись медленно и осторожно, он заметил ещё несколько демонических комаров, приютившихся на ветвях высохших деревьев. Приехали…

Амулет ещё слабо светился, но на всех демонов его явно не хватит. А знаете, мой дорогой читатель, что радовало Руди больше всего? Он не надеялся, что сможет уничтожить тварь, которую всё-таки уничтожил, и поэтому заранее придумал путь отступления. Этим путём был люк, ведущий в городские канализации. Там-то они его точно не достанут. Да и плюс к этому канализация, если Руди не ошибался, вела в сторону пристани. А ему ведь туда и нужно было? Конечно, он не знал, что собой представляет канализация в Морхе, но выбора у него не было.

Кроу медленно приблизился к люку под пристальными взорами демонических… птиц? Комаров? Но стоило ему слегка сдвинуть люк с места, как эти твари пулей метнулись в небеса, затянутые свинцовыми тучами. Руди на пределе доступной ему скорости прошмыгнул в отверстие, едва не поскользнувшись на скользких железных ступенях. Облокотившись спиной на каменную кладку, он схватился за люк трясущимися руками, и в тот момент, когда он пристраивал люк на место, его руки отбило, словно по люку с внешней стороны ударили кувалдой. От боли в пальцах он дёрнулся и, соскользнув, полетел в пропасть. Благо лететь было недолго, но, приземлившись на пятую точку в протухшую воду, Рудольф не испытал от этого облегчения. «Туфлям, похоже, конец», – пролетело у него в голове.

Доктор исторических наук Рудольф Кроу поднялся и попытался привести себя в порядок. Бесполезное, конечно, занятие, но привычка – дело такое. Даже в экспедициях он старался быть чистым и аккуратным. Педант, одно слово.

Гул усиливался, и Руди понимал, что медлить не стоит. Ему нужно место, в котором он смог бы держать оборону до утра. Главное, чтобы это место не стало его могилой.

В люк снова ударило, и гулкий звон разнёсся по канализации, отчего Рудольф подскочил. Стоило бы унести отсюда ноги. И туфли.

Он огляделся. Туннель канализационного пути уходил в обе стороны, а темнота не давала понять, насколько далеко. Стены отделаны камнем, почерневшим от времени и склизким от высокой влажности, однако создающим ощущение древности и нерушимости. Канализацию выстроили на славу, он спокойно мог стоять, выпрямившись в полный рост, хотя почти и доставал макушкой потолка. Воды было не так уж и много, но достаточно, чтобы туфли полностью могли в неё погрузиться. Удовольствие то ещё, не заболеть бы. Сыро и холодно, мрачно и грязно. Рудольф заметил, что в канализации, против его убеждений, напрочь отсутствовал запах. Ему всегда казалось, что подобные места просто обязаны источать мерзкое зловоние, однако…

Решив, что долго гадать не стоит, историк доверился своей интуиции и выбрал направление.

Кроу бродил по туннелям канализации и пытался сориентироваться. Ему нужно было на восток. Но где тут восток? Послышались всплески, словно кто-то неспешно шёл по воде. Всплески становились всё ближе. «Просто прекрасно», – подумал про себя историк.

Руди достал амулет и начал пробираться в противоположную от шума сторону. Спустя какое-то время он наткнулся на выход. Место, где канализация впадало в озеро. Вот только выход из туннеля преграждали прутья. Что может быть хуже?

Повернувшись, чтобы найти обходной путь, Руди заметил человекоподобную тварь. Демон походил на помесь человека с жабой, имел бело-синий окрас утопленника, большие острые зубы в большом рту без губ, большие глаза с соразмерными зрачками, плоский, почти невидимый нос, длинные руки, увенчанные когтями, и многочисленные роговые отростки по всему телу. Плохи дела твои, Рудольф Кроу. Без сомнений, это был Морлок. Согласно Оманской книге – одно из самых опасных существ мира демонов.

Тем временем за первым Морлоком уже подтягивались его собратья, медленно заполняя всё пространство туннеля. Доктор выставил перед собой амулет, слабо освещающий стены канализации. Долго ли он продержится? Ответ прост. Столько же, сколько и сам Кроу. Демоны стояли в стороне и смотрели на амулет, тускнеющий с каждой минутой. Нападать они не торопились.

Рудольф отчаянно продумывал возможные варианты событий. Заряда амулета на всех Морлоков не хватит. Это факт. Убежать он от них не сможет. Победить врукопашную… просто смешно.

Кроу посмотрел краем глаза на решётку и заметил, что зазоры между прутьями не такие уж и маленькие. Стоило попробовать, тем более что других вариантов попросту не было. Он сделал два шага назад и упёрся спиной в холодное железо прутьев. Левой рукой он прикинул ширину зазора и поморщился. Ребёнком он бы пролетел между этих прутьев, даже не заметив. И зачем он вырос?

Морлоки не сводили глаз с амулета, свет которого потихоньку тускнел. Рудольф не сводил глаз с демонов, боясь хитростей, какие отлично проявили другие их собратья. Но Морлоки не видели, похоже, смысла в каких-то обходных стратегиях. Деваться историку было некуда, а заряд амулета почти сошёл на нет.

Позади себя Руди услышал шум прибоя, странно, что раньше он его не слышал совсем. Скорее всего, его перебивал гул Морха. Довольно странно было слышать шум волн и не слышать чаек, людей, грохот моторов – все те звуки, которые должны являться неотъемлемой частью пристани, живые звуки. Но в Морхе из живых был лишь он один. Если не считать, конечно, тех ребят в белом и синем, явно намеревающихся поужинать пресловутым историком. Таким даже гарнир без надобности.

Кроу перенёс ногу между прутьев и повернулся боком, не сводя глаз с демонов. Он пытался пропихнуть себя, но для этого ему стоило похудеть на несколько кило. Руди выдохнул весь воздух и втянул живот как мог. В этот же момент амулет погас, и Морлоки кинулись к бывшему исследователю. С перепуга Рудольф вылетел из железных тисков, словно пробка из бутылки шампанского.

Он упал на песок, не в силах пошевелиться. Его трясло. Получилось, он в безопасности, всё позади, он справился, он молодец. Доктор Кроу поднял голову и посмотрел в сторону туннеля.

К своему ужасу, Руди заметил, что Морлоки довольно легко протискиваются между прутьями. «Просто здорово», – устало прошептал доктор. Куда теперь бежать? Кроу огляделся и увидел пустой обширный берег озера и пристань вдалеке. Меньше чем в ста метрах от него стояла сгоревшая будка сторожа, в которой он планировал ночевать и, если придётся, обороняться. Конечно, обороняться, когда у тебя нет оружия, – задача довольно-таки проблематичная.

Превозмогая боль и усталость, из последних сил историк поднялся на ноги и что есть мочи бросился в сторону сторожевой будки. Последняя надежда, другой у него попросту не было. Бежать больше некуда, но сдаваться нельзя ни в коем случае! Он не позволит себе погибнуть так.

Кроу услышал нечеловеческий крик со стороны туннеля канализации, за которым прогремел взрыв. Рудольфа отбросило взрывной волной, и он потерял сознание.


Глава десятая.


Человек в чёрном выдохнул и убрал странного вида короткоствольное ружьё за спину. Он поднял глаза вверх и посмотрел на вечно свинцовые тучи Морха. Серые и недвижные, словно массив скалы, они нависали над ним, не давая забыть, где он и что может ожидать его за углом.

Грэм огляделся. На чёрной выжженной земле всюду громоздились кучки трупов, медленно истлевающие и превращающиеся в дым. Ещё одна победа, ещё одно безупречно выполненное задание, ещё один день в мире без красок и жизни.

Старый вояка сунул руку в один из многочисленных карманов на своей куртке и вытащил оттуда чёрный продолговатый камень с прямыми гранями. Камень был похож на обсидиановый прямоугольник, который легко помещался в его крупной солдатской ладони. Грэм приложил камень к виску и послал мысленный сигнал: «Северный берег зачищен». Через несколько секунд он услышал в своей голове голос Хаори: «Принято». Всё буднично, всё просто. Пришли, увидели, уничтожили.

Солдат развернулся и думал было отправиться на юг, к остальным, но увидел парочку тел, на которые не обратил внимания в пылу сражения. Они не истлевали, не растекались, они просто лежали на земле без движения. Это были два человеческих тела. Мужчина и женщина. Молодые. От двадцати до тридцати лет. Они были частично обглоданы, но гендерная принадлежность ещё угадывалась. Ещё одни без вести пропавшие… а ведь именно из-за таких вот без вести пропавших он в своё время и попал в Морх. Зачем он тогда во всё это впутался…

***

Сержант Грэм Фёрлунд всегда и во всём был лучшим. Лучший выпускник военной академии, лучший солдат в роте, единственный вернувшийся из Аркхэмского котла. Он справлялся там, где другие пасовали, он выполнял поручения, за которые не брались, он делал невозможное возможным. Его считали гением. Нет, не тем гением ума, о котором вы могли подумать, он был гением дела. Грэм будто знал, что произойдёт в следующий момент времени, и действовал, соответствуя этому.

И так случилось, что в один прекрасный день (и это не ирония, день на самом деле был прекрасным: на небе ни облачка, солнышко светило во всю, начало лета – поистине прекрасное время года) Грэм Фёрлунд подал заявление на увольнение из армии, чем удивил всех. Всех, кроме себя.

Дело в том, что Грэм никогда не считал себя хорошим солдатом. Он сомневался в приказах, он не верил своим командирам, и он считал, что всё, что он делает, – пустая трата его жизни. Он всегда считал, что рождён для большего. Нет, это был не юношеский максимализм и не чрезмерно завышенное чувство собственной важности. Он это знал. Так же, как вы знаете, что цифра три идёт после двойки, а утром солнце встаёт на востоке.

Я не стану рассказывать вам о его неудачах на личном фронте, о его отношениях с родителями, о его немногочисленных друзьях, ведь всё это неважно. А важно лишь то, как он стал тем, кем стал.

После увольнения Грэм поселился в маленьком провинциальном городишке, в котором провёл своё детство: такой выбор казался ему верным. Место его рождения как начальная точка. Ведь раз он родился именно здесь, значит, так было нужно. Значит, именно отсюда начнётся его настоящий путь. Он это знал. Ему оставалось лишь ждать.

Бывший вояка не знал лишь одного: чем себя занять после армии. Ждать, возможно, предстояло немало, но ему казалось, что искать работу ещё рано. Денег у него хватит ещё на несколько месяцев, так что волноваться не стоило. День ото дня он вставал, совершал пробежку, принимал душ, завтракал, тренировался, обедал, прогуливался по городу и ждал.

Его история началась, когда на глаза ему попалась одна статья в местной газете: «Очередной пропавший без вести!». Он бы вряд ли обратил на статью внимания, если бы не слово «очередной». Закономерности в таком деле никогда не бывают случайны. Он взял газетку в руки и начал вчитываться:

«Вчера вечером в местный полицейский участок поступило очередное заявление о без вести пропавшем. Им стал двадцатидевятилетний житель Тисовой улицы Маршал Боффлаут. Сообщается, что два дня назад он ушёл к друзьям и пропал. Напоминаем, что это уже не первый случай, только за последний месяц в нашем городе пропало уже четыре человека, считая мистера Боффлаута».

Грэм перечитал статью ещё раз. Четвёртый за месяц. И полиция всё ещё не разобралась, в чём дело. Тогда в бывшем солдате боролись двое. Один считал, что это не его дело и он к этому не имеет никакого отношения. Второй – что вот он, тот самый знак, которого он так ждал. Найти причину пропажи людей. Там, где не справилась местная полиция, вполне может справиться умелый военный. Сомневался Грэм недолго: чем больше он думал над статьёй, тем больше осознавал, что вот оно, то самое, что он искал. Он обязан разгадать эту загадку.

Бравый солдат уже знал, с чего начать. В местной полиции у него были свои связи и знакомства, и уже вечером того же дня он обладал всей необходимой ему информацией, чтобы начать своё собственное расследование. Он узнал, что люди в городе пропадают уже давно. Большую часть так называемых исчезновений полиция попросту замяла, иначе в городе началась бы паника. На самом деле Маршал Боффлаут был не четвёртым в этом месяце, а уже шестым. А в общей сложности за последние полгода пропало более сорока человек! Сорок человек! И полиция не знала, что делать! Они просто ждали, что появится зацепка, особо её даже не ища.

За окном смеркалось. Грэм сидел в гостиной своего дома, размышляя над полученной информацией. На столе напротив него лежали статьи из газет, ксерокопии полицейских отчётов из участка и его собственные заметки.

Когда он приобрёл этот домик, ему пришлось навести в нём порядок и сформировать обстановку под себя. Как человек, привыкший жить без комфорта и излишеств в удобстве, он был практичен. В гостиной не было ничего лишнего. Книжный шкаф с любимыми или же полезными книгами, шкафчик из тёмного дерева, стоявший на отшибе в самом углу, низкий журнальный столик и стул с высокой спинкой, сделанный из дуба. На стенах красовались картины, конечно, печать или работы местных художников, но у Грэма был свой вкус, что позволило ему выстроить концепцию и подать свои приобретения так, что они читались как единое целое.

Он отпил из высокого стакана и облизнул пересохшие губы. Стакан, наполненный апельсиновым соком (алкоголь Грэм не переносил), переместился на своё прежнее место на краю стола. Это было его место. У бывшего сержанта всё всегда имело своё место: система даже в мелочах. Такая привычка позволяла ему никогда ничего не терять и найти любой нужный ему предмет даже с закрытыми глазами. Единственное, по его мнению, что ещё не имело своего места, – это он сам. Но он знал, что скоро всё изменится и он найдёт своё место в этом мире. Совсем скоро. И он был прав.

Грэм отложил ещё один прочитанный документ в сторону и задумался. Пропавших ничего не связывало. Большая часть из них не знала друг друга, никаких общих дел или хобби. Разный возраст, пол, национальность. Но, если взять карту и поставить крестики на предполагаемых местах исчезновения… Центром становится Льюис-парк, располагающийся недалеко от Тисовой улицы. Парк имел дурную славу, раньше, много лет назад, это было место, где кутили местные бандиты, решали свои проблемы уличные банды и тусовались трудные подростки. Да и парком его было назвать сложно. За неимением средств, да и желания, городские власти давно перестали следить за внешним видом парка, и он превратился в самые настоящие джунгли внутри города. Идеальное место для убийства, изнасилования и… похищения людей? Вот только для чего их похищали? Рабство? Сложно было в это поверить, но бывший военный знал, что в нашей жизни бывает всякое, и отбрасывать такую вероятность нельзя.

Люди пропадали вечером, а значит, сейчас было самое подходящее время для проверки своей догадки. Грэм решил, что пора начинать действовать, и стал собираться в разведку.

Менее чем через полчаса наш солдат уже был облачён в старую военную форму пехотинца жёлто-зелёного цвета, на ногах красовались новенькие берцы, которые ему так и не удалось опробовать, на голове покоилась зелёная кепка. Осталось вооружиться. Он понятия не имел, с кем придётся иметь дело и сколько их будет, поэтому решил не скупиться на арсенал.

Грэм подошёл к неприметному шкафчику в дальней части своей гостиной. Шкафчик предназначался для разных мелочей: расчёска, ключи, зеркало; но сейчас ему нужно было то, что хранилось в закрытом ящике в самом низу шкафчика. Он достал из кармана неприметный серебристого цвета ключик и отпер им ящик, дважды провернув ключ против часовой стрелки. В ящике покоились две деревянные шкатулки. Грэм открыл коричневую шкатулку и взял в руку ножны из коричневой кожи, он потянул за коричневую кожаную рукоять, на которой виднелся герб морской пехоты, и на свет показался чёрный клинок боевого ножа «Ка-Бар». Классика. Подарок хорошего старого друга – друга, который, как и многие другие, не вернулся домой. Солдат осмотрел нож и, удовлетворённо кивнув, сунул его в специальный чехол на правой ноге.

Остался ещё один штрих. Он открыл чёрную шкатулку, и в ладонь ему легла рукоять пистолета «Гризли». Это был не военный пистолет, вояки считали его неудобным по многим параметрам, он был тяжёлым и имел слишком широкую рукоять, но для Грэма это не было проблемой. Это был пистолет для охоты на крупную дичь. И именно за ней он и отправлялся. Сержант проверил магазин и, убедившись, что все патроны на месте, спрятал пистолет в кобуру за спиной.

Грэм Фёрлунд к вылазке готов. Он захлопнул обе шкатулки, закрыл нижний ящик шкафчика и, спрятав ключ в книжный шкаф, вышел на улицу.

Лето уже подходило к концу, и в вечернее время становилось довольно прохладно. Грэм шёл в сторону парка и анализировал всю имеющуюся у него информацию снова и снова. Он не хотел упустить ни единой детали. Он должен справиться. Он будет караулить этих похитителей людей в парке каждую ночь, пока не поймает.

Спустя час вояка уже сидел в засаде, в кустах Льюис-парка. Он осторожно обошёл весь парк, стараясь не светить и не оставлять следов, но ничего не обнаружил. Сидеть в засаде – единственное, что ему оставалось. Он выбрал хорошее удобное место между трёх ветвистых деревьев, вокруг него стояли стеной кусты – заметить его ночью в такой засаде было просто невозможно, зато он видел всё вокруг как на ладони.

На небе красовалась убывающая луна и ярким светом сверкали звёзды, освещая парк, в котором уже давно не работали фонари.

Почти полночь, а вокруг тишина. Даже насекомые, которых в это время года в кустах парка должно быть больше, чем фанатов на концерте группы «Битлз», отсутствовали. Это было странно, и Грэм это сразу приметил, но в данный момент объяснить не мог. Позже нужно будет узнать причину, ибо, как ему было известно, власти давно перестали тратиться на парк и вряд ли стали бы обрабатывать его от насекомых. Он и не рассчитывал, что ему повезёт в первую же ночь; тишина давила, и его начинало клонить в сон. Было настолько тихо, что воздух дрожал от этой тишины, превращаясь в гул.

Стоп. Солдат моментально сбросил с себя оковы Морфея и приготовился. Гул был настоящим. Он не понимал, где находился источник, но гул звучал очень отчётливо. Гудела не тишина вокруг него, гудело… что-то.

В глазах у Грэма поплыло, точнее нет, поплыло пространство впереди него, на полянке, за которой он следил всё это время. Он не сразу это заметил, но вокруг стало темнее, те толики света, что исходили от звёзд, вдруг пропали. Он посмотрел на небо и увидел… свинцовые тучи, они застилали всё небесное пространство до самого горизонта, но откуда они взялись? Ведь ещё минуту назад на небе не было ни облачка!

Дальше началось то, что изменило жизнь бывшего вояки раз и навсегда. Его тело онемело и перестало его слушаться. В голове он ясно услышал призыв: «Иди ко мне». Он поднялся, вышел из своего укрытия и направился прямиком к голосу.

***

– Грэм?

Старый солдат вернулся в настоящее и посмотрел на говорившего, точнее, говорившую. Перед ним стояла Хелен, сеющая смерть: молодая, но после бывшего сержанта самая опасная охотница. Прекрасная, стройная, вызывающая, даже в чёрной запыленной военной форме она больше походила на модель из модного журнала, чем на солдата. Грэм был одиночкой и мало общался с остальными охотниками, стараясь делать всю работу сам, но с Хелен он периодически разговаривал. Она тоже работала одна, но по другой причине: её боялись не только демоны, но и другие охотники. Все, кроме Грэма и Хаори.

– Здравствуй, Хелен. Что ты здесь делаешь? – бывший сержант не знал, сколько он простоял так, глядя на серые тучи и предавшись воспоминаниям.

– Зачищала северо-запад. Решила обойти жилые кварталы, а заодно полюбоваться на озеро. Знаешь, Грэм, оно прекрасно даже здесь, – у молодой охотницы был нежный, низкий голос, и, если бы наш солдат не успел узнать Хэл получше, он бы решил, что с ним заигрывают.

– Озеро, говоришь… – тон Грэма оставался ровным и невозмутимым, собственно, как и всегда. – Ну, пойдём посмотрим на твоё озеро.

– Спасибо, Грэм! – радостно улыбаясь, захлопала в ладоши девушка. Хелен зачастую вела себя как ребёнок, однако солдат уже привык к её резким перепадам настроения и не уделял этому лишнего внимания.

Изредка обмениваясь фразами, смысл которых заключался в поддёвке соперника на предмет прошедшей охоты, они двинулись на юг, к месту общего сбора. Они шли вдоль береговой линии, по левую руку виднелось озеро, до них даже долетал шум прибоя, перебивая гул Морха.

Грэм поймал себя на мысли, что в первый раз прогуливается с девушкой по берегу озера. Конечно, это не свидание, но всё же ему было приятно испытать что-то новое, хоть он в этом никому никогда и не признается.

– И что прекрасного ты увидела в сером озере? – бросил Грэм, наблюдая за тем, как волны выбрасываются на берег, подобно китам, и гаснут, исчезая в серости этого мира.

– О, Грэээм, – игриво пропела Хелен. – Ты просто не понимаешь. Этот мир сер, он не имеет красок, но у тебя есть воображение, и ты можешь раскрасить его в любые краски, в какие только захочешь! – молодая охотница улыбаясь озорно сверкала глазками, а старый вояка таращился на неё в недоумении.

– Раскрасить? – недоумевая переспросил он. – Ты серьёзно?

– Конечно! – не унималась красотка в чёрном. – Это просто, Грэм. Попробуй как-нибудь, – она будто издевалась над солдатом, но он не стал вестись на провокацию и закапываться глубже в эту тему. – А ещё это озеро такое большое, что похоже на настоящее море, – уже тише сказала девушка.

Грэм оглянулся на озеро, окинув его взглядом.

– Да, похоже, – тихо сказал он.

Дальше они шли молча. Он смотрел вперёд прямо перед собой, и Хелен решила предаться своим мыслям, не мешая Грэму думать.

***

«Иди ко мне», – снова донеслось до Грэма. Он шёл по полянке, не в силах остановиться. Телом будто управлял кто-то другой. Солдата едва хватало, чтобы не потерять сознание, не говоря уже о том, чтобы вернуть контроль над своим телом. И затем этот кто-то появился. Он возник из воздуха в том месте, где ещё недавно воздух дрожал, будто пространство мяли, как целлофановый пакет.

Перед бывшим сержантом возникла огромная, метров двух в высоту, зелёная человекоподобная ящерица, вся покрытая шипами. Она смотрела на вояку своими большими жёлтыми глазами, и тот начал тонуть в них, полностью растворяя себя в этом золотом болоте, окончательно отдавая контроль над своим телом пришельцу.

«Так вот кто похищал людей», – подумал про себя Грэм. – Теперь понятно, почему полиция не нашла никаких зацепок. Тут даже если и найдёшь зацепки, в жизни не поверишь в существование подобной твари».

Она боится соли и солнца. Осознание этой простой истины, пришедшей так неожиданно и так внезапно, вывела Грэма из паралича, созданного демонической ящерицей. Он посмотрел на неё уже не как жертва, но как охотник. Тварь замешкалась: она явно не ожидала, что кто-то может сопротивляться её чарам, её зову. Солдат ухмыльнулся. «И это всё, на что ты способна?» – он говорил это таким естественным, будничным тоном, что ящерица просто впала в оцепенение. Она не знала, как вести себя в подобной ситуации, и решила пойти на крайнюю меру. Она попыталась атаковать умелого бойца, сержанта американской морской пехоты.

Сержант Фёрлунд словно видел все движения соперника наперёд, знал её болевые места и слабости. Он ушёл от атаки и, используя вес и силу противника, как обычно учат в айкидо, швырнул ящерицу о дерево, параллельно выхватив свой «Гризли» из-за спины и прицелившись.

Раздался выстрел. Грэм не стал тратить патроны попусту и выстрелил лишь раз, его разум оставался холоден в любой ситуации, он не видел смысла паниковать, рассуждая, что так делу всё равно не поможешь. Эхо от выстрела разнеслось по всему парку, но необычное окружение и частичная смена пейзажа наводили на мысль, что полиция на этот выстрел не приедет.

Пуля попала монстру в грудь, Грэм целился в сердце. Тварь опешила, больше от неожиданности, и уставилась на солдата. Вояка видел, что пуля, призванная косить крупных животных, не возымела никакого действия на ящера, и убрал пистолет обратно в кобуру. Значит, ультрафиолет и соль… вот только где бы их взять?

Грэм пока ещё не мог понять, откуда ему пришла мысль про соль и солнечный свет. Это знание просто появилось у него в голове, будто всегда там было. Новое неожиданное чувство захватывало его. Оно говорило, что будет и как это исправить, будто маленький невидимый советник, которого можешь видеть только ты один. Конечно, он не знал, говорит ли этот советник правду или же лжёт, но считал, что проверить стоило.

Пока солдат размышлял, ящерица снова решила атаковать. Грэм легко ушёл от атаки, даже не глядя на монстра, и пошёл в сторону дороги через главный выход из парка. Он знал, что там есть продуктовый магазин. Сейчас, ночью, он, конечно же, закрыт, но это нестрашно. Была только одна настоящая проблема: он сейчас не в своём мире. Он понял то, что ящер перенёс его в какое-то параллельное измерение, не заметить этого просто невозможно. Значит, пока он идёт к магазину, ему нужно придумать, как перенестись обратно. «Хм», – вояка сделал резкий выпад в сторону. Ящерица пролетела мимо, Грэм в очередной раз ушёл от атаки. «Перейти в свой мир», – подумал про себя Грэм. Раз у него получилось перейти раз, даже при помощи демона…

Он остановился посреди дороги, осматривая окружающее его пространство. Серость. Серые тучи, серая земля, серые деревья без единого листочка. Ещё тишина, непривычная и абсолютная, нарушаемая лишь гулом, исходившим сразу отовсюду, и тихими шагами твари, обдумывающей своё следующее нападение. Он взглянул на здания, стоявшие вдоль улицы в нескольких метрах от дороги. Пустые глазницы окон, обвалившиеся крыши, разрушенные стены. Он надеялся лишь на то, что видит сейчас не будущее этого милого городка, а лишь его изнанку, существующую где-то в параллельной вселенной.

Грэм стоял напротив магазина, как ему казалось, но в этом мире он, как и всё здесь, был разрушен. Ему явно не найти здесь то, что он ищет. Ему необходимо было попасть в свой мир.

Бывший вояка стал всматриваться в пространство перед собой, пытаясь увидеть эту грань, черту между мирами. Спустя минуту он уже смотрел на дорогу, проходившую параллельно парку, из Морха, наблюдая наш мир.

Его внутренний советник подсказал, как нужно смотреть, и Грэм довольно быстро разобрался во всех тонкостях путешествия сквозь миры.

Зайдя в разрушенный в сером мире магазин, он растворился, а затем внезапно появился прямо перед монстром, явно не ожидавшим такого поворота событий.

Солдат почувствовал резкий прилив усталости. Как оказалось, прыжки между мирами отнимали много сил, часто так не попрыгаешь. Грэм прикинул, что ещё пара таких кульбитов, и ему станет трудно даже просто стоять на своих двоих.

Грэм вскинул руку к стоящей перед ним твари и швырнул горсть крупной гранулированной соли, демон вовремя заметил движение солдата и ушёл в сторону от атаки, однако бывший сержант оказался более проворным. Правое плечо твари зашипело, словно масло на горячей сковороде, и задымилось, ящерица издала рёв боли и заметалась из стороны в сторону. Грэм стоял недвижно, наблюдая за противником. Он знал, что соль подействует. Оставалось лишь добить тварь и избавить местную газету от новых колонок о пропавших без вести.

Грэм сделал шаг навстречу твари, но затем остановился и сделал шаг назад, присев в стойке самообороны. Спустя мгновение демоническая ящерица бросилась к бывшему сержанту и попала в капкан. Солдат, используя скорость противника, перекинул ящерицу через себя и впечатал её в асфальт. Пока монстр не опомнился, Грэм высыпал на него всю оставшуюся соль из коробки, которую взял в магазинчике из нашего мира. Агония твари длилась недолго, совсем скоро на тот месте, где ещё недавно лежал демон, осталась лишь горстка пепла, окружённая зеленоватой пеной.

На следующую ночь солдат, который уже успел разобраться, как переходить между мирами, собрал новый, подходящий для серого мира арсенал: соль, спички, тряпки, бензин, бутылка воды, столовый нож из серебра в пару к своему стальному «Ка-Бару» и сигнальные ракеты. Долго искать необходимые вещи не пришлось, все они ожидали своего часа на своих местах, ведь как вы помните, у Грэма в доме всё имело своё персональное место. Он знал, что всё найденное ему пригодится.

Анализируя своё первое столкновение с демоном, он понял, что может читать их движения так же, как и людей. Бывший сержант всегда умел находить слабые стороны своего противника, знал, на что надавить и куда ударить. Можете называть это чутьём. Грэм считал это неотъемлемой частью себя – частью, благодаря которой он знал, что ему предназначено нечто большее. Теперь он осознал, что это было за предназначение.

Охотники довольно быстро заметили волнения в Морхе и обнаружили их источник. Грэм успел разорить несколько демонических гнёзд, когда на него вышли, устроив самый настоящий геноцид местного населения. Охотники сперва подумали, что это взбесившийся оборотень, но когда они увидели его…

Открыв рты, они смотрели на солдата, стоявшего посреди настоящего поля боя. Горы трупов самых разных демонических созданий истлевали, оставляя за собой лишь дымовую завесу, уходящую в серые свинцовые небеса.

Грэм, перепачканный, но без единой раны, молча ждал, когда к нему подойдут и начнут задавать вопросы. Он стоял посреди всей этой вакханалии, присматриваясь к группе охотников, с которыми ему в будущем предстояло много работать.

***

– Смотри, Грэм, все наши собрались. Что-то не так, похоже, – заинтересованно пропел женский голосок рядом с воякой, вернув того обратно на землю. Хелен всматривалась вперёд, и старый солдат невольно посмотрел в ту же сторону, постепенно выкидывая из головы остатки воспоминаний.

– Похоже на то, – согласился охотник.

– Как думаешь, это что-то интересное? – Хелен повернулась к Грэму, задев его локтем, от чего бравый солдат невольно посмотрел прямо ей в глаза. Голубые, словно сапфиры, очи охотницы, оказавшиеся всего в нескольких сантиметрах от него, сверкали радостью и игривостью. Грэм быстро отвёл взгляд, немного смутившись от такой близости девушки.

– Сейчас мы это и узнаем. И не подходи ко мне так близко, – проворчал охотник.

– Боишься, что они подумают, будто мы парочка? – озорно поддела его Хелен.

– Не думаю я ничего такого, – нахмурился солдат, отчего девушка в голос рассмеялась.

Прямо по курсу стояли восемь охотников. Перепачканные, уставшие они больше походили на молодняк, впервые пробежавший марш-бросок, чем на элитный отряд по борьбе со злом. Но Грэм прекрасно знал каждого из них и то, на что они были способны. Любой из восьмёрки в отдельности представлял угрозу для целой орды демонов, а вместе… вместе они не знали равных в чужом для них мире теней. Все охотники столпились вокруг высокого брюнета, стоявшего недвижимо, словно статуя, и глядящего в сторону сбросной трубы городской канализации.

Хаори бросил взгляд на подходивших к толпе охотников Грэма и Хелен. Он улыбнулся. Конечно, «улыбка» в отношении лидера охотников – это очень громко сказано. Со стороны это выглядело как нервный тик, слегка поднявший уголок рта, но Грэм знал своего наставника слишком хорошо. Хаори был рад видеть своих лучших бойцов.

– Рад, что вы здесь. Но вы опоздали, – лидер охотников сказал это мягко, давая понять, что он не злится, но и оставить без внимания этого также не может.

– А мы куда-то спешим? – съязвила девушка, вильнув бёдрами.

Лидер медленно закрыл глаза и сделал глубокий вдох, остальные охотники переминались с ноги на ногу, стараясь не смотреть в сторону охотницы.

– Хелен, – буркнул на неё Грэм.

– Что? Мы просто залюбовались прекрасными видами, Хаори, озеро в это время года так прекрасно! – парировала Хелен. Девушка знала, что лидер пропустит её подкол мимо ушей, ей он позволял острить, но все знали, что позволял он это делать только ей.

– Что дальше? – обратился к Хаори бывший сержант, напрочь игнорируя Хелен. Грэм не был любителем светских бесед и решил сразу перейти к делу. Хелен может вечно болтать, если её не обрезать.

– Мы ждём. Что-то движется со стороны канализации. Мощный источник и масса демонов. Винсент зачистил городской квартал к западу отсюда, говорит, Сидери разбушевались: кто-то их потревожил, – словно подтверждая его слова, в толпе охотников кивнул и поправил ружьё, висевшее на плече, светловолосый здоровяк.

– Готовность? – продолжал Грэм.

– Крейген? – Хаори обратился к невысокому худому парню в капюшоне, стоявшему по левую руку от него.

– В таком темпе ещё минуты три, – ответил парень, не поднимая головы. Лица его видно не было, но Грэм знал, что под капюшоном скрывается совсем ещё молодой, буквально на год старше малыша Ларри, но выглядевший значительно младше мальчишка азиатской внешности.

– Сколько же в них жажды… и… страха? Они боятся и одновременно сгорают от нетерпения. Удивительно, – тихо произнёс эмпат. Ларри смотрел расфокусированным взглядом в сторону канализации, на его лице читалось недоумение. Лидер охотников хотел было что-то спросить у молодого охотника, но в последнюю минуту передумал.

– Ружья? Моё уже почти на пределе, – сказал вояка. Грэм любил чёткие инструкции и указания: сказывалась военная подготовка. Ему не нравилось, что Хаори сегодня рассеян, и ему приходится спрашивать у лидера, что делать.

– Ружья, – подтвердил лидер. – Нам потребуется лишь один залп, – он бросил беглый взгляд на Винсента, и тот кивнул.

– Ясно, – старый вояка сразу сообразил, что затевает Хаори. Они уже практиковали такое раньше. Что ж. Будет интересно.

По команде лидера охотники встали кучно в одну из специальных позиций: пятеро на коленях, пятеро стоя. Все направили свои ружья в сторону сбросной трубы канализации. Наступила гробовая тишина. Все затаились в ожидании.

Вдруг в решётке показалось… что это? Человек? Это его-то демоны так жаждали сожрать? Беднягу, провалившегося в Морх? Человек в чёрном плаще прошмыгнул между прутьями сбросной трубы и упал лицом в песок. За ним показались Морлоки, сплошной массой тел обрушившиеся на прутья, отделяющие их от человека. Они начали протискиваться вслед за своей добычей, мешая друг другу, каждый хотел урвать первый кусок. Бедолага обернулся, увидел демонов и попытался бежать. Сил, по всей видимости, у него уже практически не осталось.

Тут прямо перед охотниками, метрах в пяти, появилась странного вида прозрачно-белая линза. Это был знак. Хаори громко выдохнул, и все охотники одновременно дали залп из своих ружей. Лучи из ультрафиолета, универсального оружия против всех видов демонов, ударили о линзу и превратились в один огромный, словно несущийся поезд, поток света. Луч ударил в решётку сбросной трубы канализации, из которой лезли Морлоки, и раздался взрыв.

Линза Винсента не только объединяла лучи, на самом деле она служила усилителем для любой атаки, увеличивая начальную силу в несколько раз. Способность этого здоровяка была уникальна и позволяла ему работать в связке практически с кем угодно.

Вспышка света вкупе с последующим за ней взрывом ослепила и оглушила солдат в чёрном, словно светошумовая граната, взорвавшаяся в нескольких метрах. Когда все проморгались и наматерились, Грэм указал в сторону канализации, всматриваясь в неё сквозь дым. От входа в городские канализации не осталось и следа. Всё завалило. Завтра отряд строителей будет рассчитывать, нужно ли разгребать завал или можно оставить всё как есть. А сейчас есть задачи поважнее: например, свалить отсюда, раз дело сделано.

– Крейген? – Хаори повернулся к парню в капюшоне.

– Чисто, – ответил парень. Потом капюшон повернулся в сторону от канализации. – Этот жив.

– Живучий, значит. Человек? – лидер спросил в пустоту.

– Трудно сказать. Он вырубился. Может оказаться и оборотнем, – сказал Ларри. Он смотрел в сторону тела, лежавшего на песке. – Оставим или проверим?

– Он обладает огромной энергией. Если это человек… – и лидер зашагал в сторону тела, так и не закончив свою мысль. Все пошли следом.

Отряд охотников сгруппировался вокруг тела Рудольфа Кроу, пребывающего без сознания. Все без особого энтузиазма осматривали историка, каждый думал о своём. Грэм смотрел на Хаори в ожидании указаний, Хелен переминалась с ноги на ногу, всем своим естеством давая понять, что дело они сделали и пора бы и честь знать, но лидер стоял неподвижно и смотрел. Он вытащил из кармана маленький треугольный амулет белого цвета и присел на корточки. Хаори поводил амулетам около лица Руди, но ничего не произошло. Затем он перевёл взгляд на то, что Кроу сжимал в правой руке.

– Не похож он на простого заблудшего, видите? – лидер указал на амулет, который Руди сжимал в руке.

– Антидемонический амулет? – нахмурившись спросил Грэм.

– Да, причём один из самых сильных. Очень редкий. Кем бы он ни был, он знает, с чем имеет дело, – задумчиво проговорил Хаори.

– Так кто же он тогда? – не выдержав, спросила Хелен.

– Ключ. Очень сильный. Нехорошо, если попадётся высшим, – Грэму не нравился озабоченный тон наставника. Он догадывался, что сейчас произойдёт, и очень надеялся, что он не попадёт под раздачу. Все начали осознавать, что происходит, и притихли. Лидер думал.

– Хелен, – словно приговор, прозвучал голос Хаори. Глава охотников посмотрел на удивлённую девушку и улыбнулся. – Я поручаю тебе задание.

– Слежку? – охотница выглядела так, словно её наказывают за то, чего она не совершала. – Если ты забыл, я не особо сильна в слежках, – прошипела Хэл. Девушке явно не понравилось её новое задание. Её глаза горели, остальные охотники решили ретироваться, пока не запахло жареным. Хелен боялись… и не зря.

– Справишься, – Хаори был непреклонен. – Но не одна. На свою первую слежку ты одна не пойдёшь. – Грэм!

Бывший солдат, собравшийся было уже уйти вслед за остальными, вдруг резко остановился, втянув шею, и выругался.


Глава одиннадцатая.


Келли Вайт вошла в здание центральной библиотеки и выдохнула, радуясь спасительной прохладе, вечно пребывавшей в этом величественном сооружении. «Только утро, а уже так невыносимо жарко», – подумала девушка. Она вытерла пот со лба и быстро оглядела весь зал холла.

На кассе, как обычно, стояла Кэрон. Молодая миловидная девушка с длинными, слегка вьющимися каштановыми волосами, одетая в строгое коричневого цвета платье под цвет её глубоких карих глаз. Она всегда приходила на работу первой и уходила последней. Келли не понимала, откуда у молодой девушки такое рвение к этой скучной работе, но, как говаривал Дэвид, у людей свои причуды.

Девушка-оборотень направилась в гардероб. Её и так считают странной – не хватало ещё, чтобы её увидели недвижно стоящей на входе и смотрящей по сторонам. Баллов «нормальности» ей это точно не прибавит.

Проходя мимо кассы, она кивнула Кэрон в знак приветствия, та в свою очередь улыбнулась и пожелала новенькой библиотекарше доброго утра. Келли всегда слегка смущала такая эмоциональность кассира и по совместительству помощницы администратора библиотеки. Насколько она помнила, Кэрон всегда была в приподнятом настроении, смеялась, улыбалась, вечно всех подбадривала. Келли невольно улыбнулась. Хорошо, когда есть люди, способные радоваться мелочам. Пока они существуют, существует и надежда.

Гардероб пустовал. Большинство сотрудников раздевались на своих рабочих местах, а, так как Келли работала в библиотеке совсем недавно, у неё такого места ещё не было. По негласной договорённости сотрудникам выделялся последний ряд с цифрами от восьмидесяти одного до ста. Девушка прошла к вешалке под номером восемьдесят восемь, который считала своим.

Скинув свой лёгкий бежевый плащ, надетый больше по привычке, чем по необходимости, она поёжилась от неожиданного прикосновения прохладного воздуха к влажной после улицы коже, по которой тут же побежали мурашки.

Температура в библиотеке выставлялась самим директором Стивенсоном и регулировалась специальными системами, поддерживающими определённую температуру во всём здании. Делалось это не из капризов, а для поддержания сохранности книг. Нормой температурно-влажностного режима для хранения книг считалась температура от восемнадцати до двадцати одного градуса по Цельсию при относительной влажности пятьдесят пять процентов, чего и придерживался директор.

Раздевшись, Келли вышла в коридор и остановилась, быстро бросив взгляд за спину. Ей необходимо было придумать, как добыть книгу. Времени оставалось совсем мало, она чувствовала это. Ох, Дэвид, как же так… Дэвид…

***

Прошло уже две недели с того момента, как они посещали последний населённый пункт. Дэвид водил их окольными путями и, как обычно, не считал нужным говорить причину сего поступка. Келли не особо жаловала людское общество, но даже так две недели – довольно большой срок. Так ведь можно и дикарями стать. Временами миз Вайт и правда не хватало благ цивилизации, она же всё-таки девушка! Но распространяться на этот счёт не хотела. Дэвид знает, что делать. Она впервые в жизни доверяла кому-то больше, чем себе самой.

Опытного оборотня же, напротив, отсутствие благ цивилизации нисколько не смущало. Он уже давно привык подолгу находиться вне зоны социума. Питаться тем, что поймает, спать там, где устанет. Он был бродягой во всех смыслах этого слова. Сейчас он был дома, и Келли находилась у него в гостях. Он вёл её, а она следовала за ним, куда бы он ни пошёл. Он был её поводырём в новый, неизвестный ей доселе мир, а она просто радовалась тому, что он у неё есть.

Они перемещались скачками. Каждый раз, подходя к месту обитания людей, переходили в Морх и выходили, только когда проходили селения. Дэвид на этот счёт не распространялся, но Келли подозревала, что демоны могут видеть глазами людей. Иначе как ещё объяснить всё это? Дэвид не был склонен совершать бездумные поступки.

Временами он бывал груб с ней, мог оскорбить или отругать. Но она знала, что это лишь маска, с помощью которой он хотел казаться самым умным и сильным, самым отважным и непобедимым, всезнающим и всемогущим. Но стоило ей увидеть, как он, сидя на большом валуне посреди ночи, смотрит на звёзды… или его улыбку и горящие от восторга глаза при каждом рассвете. Стоило лишь раз увидеть, с какой любовью он провожает листик, оторвавшийся от ветки и улетающий прочь в потоках ветра. Стоило лишь посмотреть в его глаза, которые невозможно скрыть никакой маской, и она понимала истинного Дэвида, понимала, почему он ведёт себя именно так. Она знала, какой Дэвид на самом деле. И именно поэтому она будет подыгрывать ему. И именно поэтому она никогда не признается…

Сейчас они остановились на привал прямо посередь поляны в лесу. Верхушки деревьев, окружавших полянку, раскачивались под напором тёплого западного ветра, вдали слышалось пение птиц, глухим стуком отбивал свой неизменный ритм дятел, всюду за пределами поляны стрекотали насекомые. Природа играла странникам свою колыбель жизни.

Келли уже давно потеряла всякие ориентиры и не знала, где они находятся. Она полностью и безоговорочно доверяла оборотню, поэтому даже не задумывалась о том, что будет дальше. Ей было хорошо так, как никогда в жизни не было.

Келли Вайт сидела напротив Дэвида и украдкой подсматривала за тем, что тот делал. Оборотень ковырялся в своём кожаном ремне, который порвался накануне. Им удалось его зашить, но долго ли продержатся обычные нитки? Дэвид решил использовать леску вместо ниток, наматывая её на металлические скобы, чтобы не прорезать кожу, но это оказалось не так-то и просто. Её спутник чинил свой ремень, а девушка с улыбкой наблюдала за его ловкими умелыми руками.

Она смотрела на него и боялась зачать разговор. Она уже давненько хотела прояснить некоторые моменты, но всё боялась, что он опять отмахнётся от неё: дескать, тебе это знать необязательно. Набравшись храбрости, она всё же решила попытать счастья.

– Дэвид, – неуверенно начала Келли.

– Что случилось, малышка? – оборотень, казалось, был совершенно спокоен и не против поболтать. Ну что же, это её шанс.

– Я давно хотела у тебя спросить, – начала Келли. Голос девушки слегка дрожал, в горле пересохло. И отчего она так стесняется задавать обыкновенные, ну, почти обыкновенные вопросы? – Как мы появляемся на свет? – вопрос, конечно, был идиотским, но начать с чего-то стоило.

Дэвид оторвал взгляд от ремешка и посмотрел на Келли. Его губы дрогнули в подобии улыбки, жёлтые глаза посветлели, брови слегка поднялись вверх.

– Я думал, ты знаешь, – сказал Дэвид. Он старался сохранять голос спокойным, но давалось ему это с трудом. – Понимаешь, детка, я никогда не разговаривал с девушками на подобные темы. Да и не знаю я всего процесса. Но думаю, что после того как у девушек отходят воды…

– Дэвид! – Келли покраснела, как помидорка. Вечно он пытается отшутиться, но не в этот раз. Она попыталась сделаться суровой, насколько это было возможно. – Я серьёзно. Почему рождаются оборотни?

– Ладно. Раз серьёзно, тогда слушай. С чего бы начать… – задумался оборотень. Он посмотрел в небо, и на краткий миг Келли показалось, что она увидела его настоящего, без масок и прикрас. – Короче так, если демоны… – Дэвид на миг замолк, явно подбирая подходящее слово, – спариваются друг с другом, у них рождаются демоны. Это понятно. Но бывают случаи, когда демоны спариваются с людьми…

Догадка сразу же уничтожила Келли. Неужели она произошла от слияния демона и человека? Она полудемон? Ей стало плохо. Дэвид, кажется, заметил, что что-то не так, и спросил:

– Келли, всё в порядке? Ты побледнела вся, мне точно продолжать? – матёрый оборотень переживает за неё – осознание этого умилило Келли и придало ей сил.

Девушка собралась: пора бы уже узнать хотя бы то, что касалось непосредственно её самой. Она не могла просто взять и отступить, только не сегодня, когда оборотень решил заговорить.

– Да. Я хочу знать, пожалуйста. Ты уже говорил, что нас называют выродками и полукровками… но я никогда не думала, что… расскажи, – она посмотрела на оборотня наполненными влагой глазами, именно глазами, а не одним глазом. Здесь, вдали от всех, ей не нужна была повязка, что скрывала око оборотня, да и Дэвиду она не нравилась…

Оборотень выдохнул, закатил глаза к небу и сдался на радость милой Келли.

– Хорошо, – Дэвид ещё раз украдкой посмотрел на девушку, настроился и продолжил нарочито лекционным тоном, будто преподаватель вуза, объясняющий студентам основы мира, которые всем уже известны. – Когда демоны спариваются с людьми, получаются оборотни. Мы наполовину демоны, но сохраняем и человеческую суть. Оборотни делятся на два вида, так сказать. Демоны мужчины, пожелавшие себе человеческую женщину в половые партнёры, называются инкубы, а демоны женщины – суккубы. Обычно оборотней плодят Люциги и Асмиты, так как они могут принимать человеческий облик и спокойно соблазнять людей. Без применения силы. Инкубы, оплодотворившие человеческую женщину, уходят, и будущий оборотень растёт с человеком. Обучать его некому, поэтому такие оборотни почти ничего не знают. Как в твоём случае, Келли, – он посмотрел на девушку, и та кивнула в знак того, что он может продолжать. – Суккубы, напротив, забирают ребёночка себе и пытаются сделать из будущего оборотня монстра, – продолжал свою лекцию Дэвид. – На самом деле не так уж и много оборотней в мире существует, и ещё меньше тех, кто служит демонам, а тех, кто служить отказывается, просто-напросто убивают. Тебя даже не спрашивали, хочешь ли ты быть на службе. Может, ещё спросят, а может, и нет. Оборотни – носители большой энергетической силы, в десятки раз превосходящие энергию людей, так что большинство демонов скорее тобой полакомятся, чем возьмут на службу.

Дэвид поёрзал и убрал ремень, до сих пор сжимаемый в руках. Келли успела заметить, что он старается не смотреть на неё. Неужели его смущает такой разговор? Дэвида? Но не успела она это осмыслить, как оборотень продолжил, полностью поглотив её внимание:

– Дети инкубов, такие, как ты, обычно долго не живут. Папаши спустя какое-то время приходят, дабы сожрать своё дитя и стать сильнее. Но раз твой не пришёл за тобой, значит, его упокоили раньше. Тебе просто повезло. В боевом плане ты не сильна, поэтому я думаю, что твоим отцом был Асмит. Я не знаю, как развивать силу Асмитов, так что тебе придётся самой развивать свои способности. Я сын суккуба и жил с матерью долгое время. Она хотела сделать из меня своего воина-слугу и поэтому обучила практически всем навыкам Люцигов: как боевым, так и магическим. Но это чревато последствиями. Я рос с демонами, из меня пытались сделать монстра, это не проходит бесследно.

– Твои головные боли? – перебила его Келли.

– Да. И я считаю, что мне ещё очень повезло, что только головные боли, – словно пытаясь закончить разговор, Дэвид взял свою кожаную сумку и, пошарив в ней, начал доставать остатки провизии, которые подходили к концу.

– А что стало с твоей матерью? – вопрос, конечно, был некорректен, но Келли было интересно, и она не могла просто умолчать и дать оборотню замять тему, когда он наконец-то заговорил.

– Я её убил, – спокойным тоном ответил Дэвид, не переставая копаться в сумке. Повисла тишина. Келли поёжилась. Дэвид оглядел её ледяным взглядом потемневших жёлтых глаз и продолжил. – И последнее. Есть оборотни-жертвы, такие, как мы, скрывающиеся от демонов, а есть оборотни-охотники. Демоны не просто так готовят себе слуг-оборотней. Их главной задачей является выслеживание других оборотней и ключей, так как мы можем видеть ауры и распознавать их сразу. Да и, в отличие от демонов, мы легко прыгаем из мира людей в Морх, практически не затрачивая сил.

– А ключи – это… – начала было Келли.

– Потом, малышка. Не всё сразу, – подвёл черту Дэвид мягко, но беспрекословно. Келли замолкла, но не перестала обдумывать услышанное. Асмиты, Люциги, ключи… сколько же всего ей ещё только предстоит узнать и сколькому научиться?

Келли понимала, что Дэвиду нелегко далась эта лекция, она чувствовала нависшее напряжение и винила в этом себя. К счастью, она знала, что вернёт настроение её учителю.

– Охота? – резко сменила тему девушка.

– Охота, – улыбнувшись ответил оборотень.

***

Единственный глаз миз Вайт намок от воспоминаний. Она шмыгнула носом и оглянулась. Никого. Нельзя, чтобы её увидели такой. Ничего хорошего с этого не будет. Охотники и жертвы. Тогда она не придавала этому значения: рядом был Дэвид, и она ничего не боялась. Но его больше не было рядом. И кто защитит её от охотника теперь, кроме неё самой? Ей нужна была информация, ей нужна была книга.

Поразмыслив, Келли пришла к выводу, что сейчас за книгой идти не стоит. Директор ночует в библиотеке и утром всегда находится в своём кабинете. Девушка кивнула сама себе и решила отправиться в архив. Там, где попалась одна книга, может оказаться и вторая. По реакции директора Стивенсона она поняла, что тому что-то известно. Вряд ли он знает всё, его аура ничем не выделялась, но ему точно было известно, что в этой книге и что обычным людям такие книги читать не стоит. Но тогда вопрос, почему она находилась в архиве, где её мог прочитать любой? Ответ прост. В архив по своей воле никто не сунется, кроме самого директора. Мог ли Стивенсон припрятать в архиве ещё книги?

Келли остановилась у входа в архив. Её изумрудного цвета глаз озорно засверкал, глядя на табличку «Посторонним вход воспрещён». «А вот сейчас мы это и выясним», – сказала про себя девушка, и губы её растянулись в широкой улыбке. Она оглянулась и, не увидев никого за собой, спешно вошла внутрь.


Глава двенадцатая.


Захлопнув дверь спальни, Мёрдок спустилась на первый этаж и встала в позу, размышляя. Время шло к обеду. Джессика уже трижды звонила Оурену, а Пит трижды убеждал её, что информации ещё не поступало. У Джесс были кое-какие планы на вечер, но день был абсолютно свободен, и тогда она решилась.

Через час она уже выезжала со двора своего небольшого белого домика с таким же белым заборчиком и аккуратными цветочницами. Она называла его «мечта домохозяйки». Вот только это была не её мечта, и ей в этом доме было неуютно. Джессика чувствовала себя в нём чужой и поэтому старалась там не задерживаться, вечно придумывая себе дела. Вот и сейчас она придумала себе задание.

Мёрдок жила в районе городской пристани, так что дорога до дома Стоунзов, живших чуть ближе к центру, была недолгой.

Остановив свой шевроле прямо на дороге, Джессика бросила долгий изучающий взгляд на владения семьи Стоунзов. Лужайка у дома начинала зарастать. «Видимо, за ней следил покойный муж Элли», – подумала про себя детектив. Двухэтажный дом выглядел внушительно и старо в хорошем смысле этого слова. Зелёная краска выцвела и местами облупилась, но вкупе с вьющимися по бокам большого дома лианами смотрелось вполне броско и величественно. Создавалось ощущение, будто ты стоишь у некого дворянского дома, наполненного своими тайнами и историями.

Она заглушила двигатель и вышла из машины, осторожно закрыв дверь, чтобы не создавать лишнего шума. Подойдя к двери зелёного гиганта, Джесс на минутку остановилась и закрыла глаза, досчитала до десяти, открыла и только после постучала.

За дверью послышались шорохи, чьи-то шаги. Джесс чувствовала, что миз Стоунз прислонилась к двери и изучает её в дверной глазок.

– Кто вы? – спросил голос за дверью.

– Меня зовут детектив Мёрдок, я из полиции. Не могли бы вы ответить на несколько вопросов? – помолчав мгновение, она добавила. – Неофициально.

За дверью послышались шорохи, затем скрипнул засов и дверь открылась. В дверном проёме показалось бледное, уставшее и слегка заплывшее лицо хозяйки дома. Она окинула Джесс придирчивым взглядом. Правильно, ведь Джессика была красавицей, да ещё и более-менее выспавшейся, а Элли Стоунз за последние несколько дней постарела лет на десять.

– Заходите, – всё-таки выдавила из себя Элли.

– Благодарю вас, – слегка наклонив голову, сказала детектив и прошла внутрь.

В доме было довольно мило. Прихожая сияла белизной: светлые обои, снежно-белые с серебром; белый ковёр с длинным ворсом; даже витиеватые, без единого угла, столы и стулья были сделаны из белого дерева. В зале, в отличие от прихожей, преобладали тёмные тона: чёрное кресло, большое и удобное, стояло у дальней стены; чёрный диван, красивый, изящный, но не выглядевший удобно, будто он являл собой простой элемент декора, стоял ближе к прихожей; вся мебель имела серебристый оттенок; ковёр сиял бронзой; всю эту феерию освещала белоснежная люстра, свет которой отражался от бело-жёлтых обоев, отчего вся гостиная купалась в золоте. Однако чего-то не доставало. Джессика поняла задумку дизайнера и то, что зал должен был быть светлым. Но он был тёмным, чуждым и неприветливым.

Джесс прошла в зал и села на диван, оказавшийся не таким уж и неудобным, каким казался. Элли прошла в комнату медленно, на лице отсутствовала даже тень эмоций. Она присела на краешек кресла напротив диванчика и завернулась в бордового цвета плед. На Джессику она так и не взглянула.

– Миз Стоунз, чем ваш муж занимался в последнее время? Над чем он работал? – Джесс решила заходить издалека.

– Он переводил одну книгу для доктора Кроу, – ответила девушка.

– А что это была за книга? – спросила Джессика.

– Я редко обращаю внимание на его работу. Старые книги, непонятные тексты. Книгу нашли в экспедиции доктора Кроу. Рэм её перевёл и отдал Руди вместе с переводом, – голос миз Стоунз был совершенно отрешённым и безразличным. Она отвечала на вопросы, словно робот. Мёрдок это не нравилось, как и то, что Элли всё ещё говорила о муже в настоящем времени, но ей нужна была эта информация.

– Они были хорошо знакомы? – Джесс чувствовала, что пошла верным путём, но путь этот был очень зыбким.

– Да, они знакомы ещё со студенческой скамьи. Да и я знаю Руди уже много лет, – бинго! Джесс выпал джекпот.

– Вы не замечали ничего странного в последнее время в поведении вашего мужа? Или мистера Кроу? Они не ссорились случайно? – ох, как опасно было задавать такие вопросы, но обратного пути уже не было.

– Нет, что вы. Они всегда были дружны. Но, знаете, что-то было не так. Рэм был сам не свой последние дни. Боялся каждого шороха, ночью не выключал свет и почти не спал. Старался от меня ни на шаг не отходить. Всё копался в интернете, а потом заказал какой-то амулет…

– Амулет? – Джессика не удержалась и перебила Элли. Ох, не зря она решила заехать в гости к миз Стоунз. Так вот что было в той коробке: Амулет. – И что это был за амулет? – решила развить тему Джесс.

– На сайте было только описание без фотографии, я видела мельком. Поняла только, что он немаленький, не из тех, что носят на шее. И у него, кажется, пять собачьих голов. Как-то так, – женщина нахмурилась, вспоминая детали.

– А что стало с тем амулетом? – настойчиво спросила Джесс.

– Когда он прибыл на почту… Рэм уже… он умер, – голос Элли слегка задрожал, но женщина сделала глубокий вдох, прикрыв глаза, затем выдохнула и продолжила. – Руди приезжал, он мне позвонил – я попросила приехать, не могла быть одна… хотела, чтобы он знал. Я рассказала ему всё. И про амулет рассказала. Отдала ему квитанцию. Наверное, он забрал амулет с почты.

Речь миз Стоунз становилась сумбурной, дыхание участилось. Джессика понимала, что пора заканчивать разговор, если она не хочет довести хозяйку дома до нервного срыва.

«Пока всё сходится», – подумала про себя Джесс. – Но неужели ему так повезло? Всё прямиком пришло в его руки без особых стараний. Кроу ли убил переводчика? Пока ещё не понятно. Нужно больше узнать про амулет. В понедельник нужно расспросить о таком амулете у Стивенсона. Думаю, он уже отвечал на этот вопрос, и я даже знаю кому».

Закончив свои мысленные терзания, детектив решила задать последний интересующий её вопрос:

– Мистер Кроу вёл себя как обычно? Вы ничего не заметили странного в его поведении?

– Он… был похож на Рэма. Будто его кто-то преследовал. Но в остальном всё как и обычно. Но я могла что-нибудь пропустить: знаете, я немного не в том состоянии, – по лицу миз Стоунз пробежала тень улыбки, будто в её словах было что-то смешное.

– Спасибо большое, миз Стоунз, вы мне очень помогли. Если узнаете что-то новое о том, о чём мы только что говорили, – позвоните мне.

Джесс протянула Элли свою визитку, но та осталась совершенно неподвижна. Детектив уже обратила внимание, что Элли не сдвинулась с места за всё время их разговора, и ей стало жаль женщину. Она положила визитку на край стола в прихожей и направилась к выходу. Стоило ей выйти из дома, и она услышала за своей спиной, как щёлкнул замок. Джесс стало немного не по себе.

– Ну что ж, у тебя ещё есть планы на вечер, – подбодрила себя Джессика.


Глава тринадцатая.


Кроу открыл глаза, и его тут же ослепил яркий солнечный свет. Голова раскалывалась, тело ломило, он проморгался и попытался оторвать голову от песка, но тут же пожалел об этом. Голова взорвалась пульсирующей болью, заставив историка выругаться: зря он не взял с собой из дома аптечку.

Он разжал затвердевшие пальцы правой руки, и на землю упал амулет, увенчанный головами псов. Руди пытался собрать свои мысли воедино и вспомнить, что же вчера произошло. Он убегал от Морлоков… взрыв… и его вырубило. Скорее всего, в тот же момент его перебросило обратно в нормальный мир, иначе бы его сожрали эти твари. Интересно, что это был за взрыв?

Кроу поднял амулет с песка и убрал его за пазуху, во внутренний карман плаща, затем попытался встать и чуть не упал. С третьей попытки ему удалось-таки подняться на ноги. Тело шатало, ноги дрожали, в голове отыгрывали барабанную дробь маленькие человечки. Он проспал на земле всю ночь. Не заболеть бы. Кроу улыбнулся. За ним охотятся демонические создания, а он боится простуды. Горбатого могила исправит.

Руди передёрнуло. Он вспомнил о Рэме. Затем подумал о миз Болонз. По идее, её должны похоронить завтра. Но стоило удостовериться.

Он оглядел себя и рассмеялся. Педант Рудольф Кроу был весь измазан в грязи и походил на бомжа с Глин-стрит. А какой у него теперь парфюм! Благородный запах сточных вод. Лучше всего будет сначала помыться, а потом уже выходить в свет.

Кроу привёл себя в порядок как мог. Не всякую грязь можно отчистить холодной водой в озере. Немного просушив вещи, он натянул их на себя и отправился в путь. День обещал быть жарким. Высохнут и на нём.

Первым делом доктор исторических наук решил позавтракать, пока такая возможность существовала: ведь никогда не знаешь, что может произойти в следующий момент.

К югу от пристани Руди нашёл дешёвую забегаловку, в самый раз подходящую для его внешнего вида. Денег у него оставалось ещё довольно много, однако заказывать излишеств он не стал, дабы не привлекать к себе лишнего внимания. Позавтракав, он пришёл к выводу, что жизнь прекрасна, какая бы она ни была, затем он отправился в путь.

Спустя два часа доктор Кроу уже знал время и место похорон миз Болонз. Как это ни странно, но тайны из этого никто не делал, так что пара вопросов в ритуальной конторе и все дела. Там даже не особо обратили внимание на его внешний вид: видимо, они считали, что у небогатой домработницы должны быть именно такие друзья.

Оставалось посетить дом его старого друга. Ему не хотелось тревожить покой Элли. Тем более сейчас. В студенческие годы они, конечно, были хорошими друзьями, и, возможно, она бы и обрадовалась его присутствию, но он не хотел подвергать её опасности. Мало того что он навлёк беду на Рэма, не хватало ещё потерять и Элли. Лучше всего будет пробраться тайком. К тому же в доме Стоунзов не было сигнализации, что существенно облегчало задачу. Решено.

Солнце напекало, и Руди казалось, что его плащ скоро расплавится прямо на нём. Он уже подходил к дому Стоунзов и успел прикинуть, как будет пробираться внутрь. С обратной стороны дома, куда он, собственно, и подходит, есть труба, по которой можно забраться в окно на втором этаже, ведущее в кабинет Рэма. Просто идеально. Самое смешное, что этот путь Рудольфу показал сам Рэм. И доктор даже несколько раз им пользовался… конечно, это было давным-давно, в другой жизни, где Рэм был жив, а Элли была весёлым эльфом, да и Кроу не был таким чёрствым…

В те далёкие времена Руди часто гостил у своих единственных друзей, поддерживая их в трудные минуты бытовой жизни. Но потом всё изменилось, когда несколько лет назад дядя Эрик…

Рудольф споткнулся и выругался. Задний двор, как оказалось, давно никто не убирал, и он зарос травой, возвышавшейся уже по колено. Хватало и мусора. То тут, то там валялись упаковки из-под еды быстрого приготовления, фантики и пачки сигарет. «И откуда только это всё взялось здесь?» – негодующе подумал про себя Кроу.

Дом предстал мрачным исполином на пути усталого путника. В обрамлении высоких кустистых деревьев он казался лесным троллем, жаждущим тёпленького, которое само шло в ручки. Чета Стоунзов купила его практически сразу после окончания университета, и Кроу знал его как свои пять пальцев.

Дом не зря походил на лесного гиганта: когда-то он был выкрашен в ядовито-зелёный цвет, но время не щадило дешёвую краску десятилетней давности, и теперь облезлый тыл дома навевал только ужас. Раскрасить дом зелёным решила Элли, а Рэм, привыкший уже к неожиданным фантазиям своей молодой супруги, не стал оспаривать это решение.

Белые занавески на окнах плотно прилегали друг к другу, не давая солнцу и шанса проникнуть внутрь дома, что было Руди на руку. Меньше шансов, что Эльф его заметит, если она дома, конечно. Приметилась и старая добрая труба для слива.

Поначалу Руди не верил в то, что сможет залезть по трубе на второй этаж, ведь прошло так много времени с его последнего восхождения. Но руки вспомнили то, что успел позабыть сам исследователь, и он довольно ловко и быстро забрался на нужную высоту.

Окно второго этажа никогда не запиралось, что было следствием плохой проветриваемости кабинета Рэма. Вот и сейчас оно было приоткрыто на три пальца. Кроу потянул окно на себя и увидел одну из книг Рэма, которая и не давала окну полностью закрыться.

Руди перемахнул через подоконник и оказался в комнате. Подождав, пока глаза привыкнут к смене освещения, он огляделся. Со времени его последнего визита ничего не поменялось: хороший, сделанный на совесть стол из цельного дерева, покрытый тёмным лаком; стул ему под стать и чуть более скромный стул для гостей напротив стола; по правую руку от стола, если бы Кроу сидел за ним, стоял изящный шкаф, в котором, как помнил Рудольф, обычно висел лишь плащ Стоунза; по левую руку, около окна, стояла тумбочка из красного дерева, в которой хранились канцелярские принадлежности и всякие мелочи; ближе к двери, находящейся напротив окна, в дальней от стола части комнаты стоял книжный шкаф, в который от обилия книг даже лист бумаги бы не вошёл; около книжного шкафа стояло двойное кресло, похожее на мини-диванчик. Рэм использовал его в моменты, когда ему требовалось отдохнуть или хорошо подумать.

Кроу прислушался к звукам дома. Тишина. Он был почти уверен в том, что Элли была дома, но она вполне могла вести себя тише мышки, так что требовалось быть осторожнее, если он хотел, чтобы его не заметили.

Рудольфа раздирало любопытство, и, прежде чем приступить к поиску, он взглянул на подоконник. «Хаггопиана» Брайана Ламли, подарочное издание. Он улыбнулся. Некоторые вещи никогда не меняются.

Рудольф начал обыск. Он примерно знал, где бывший переводчик хранил наиболее значимые книги и бумаги, так что нашёл нужные книги довольно скоро. Одна из них сразу же привлекла его внимание. Во-первых, названием: она называлась «Классификация демонов астрального мира и методы их изничтожения» Мартина Хантиса, во-вторых, обложкой, на которой был изображён амулет, напоминающий амулет Руди. Конечно, это был не тот же амулет, но Кроу был почти на сто процентов уверен в том, что в книге он найдёт и свой. Амулет на обложке был в форме кола, но заканчивался не остриём, а полумесяцем, а в верхней части вместо пяти голов собак находились три головы жаб. «Интересно, сколько видов таких амулетов против демонов существует? И как они работают?» – подумалось Кроу. Вот это он и собирался узнать. Но, конечно, не сидя в кабинете Рэма, хотя, возможно, это и было бы безопаснее всего. Но только не для малышки Элли. Он ещё слишком хорошо помнил то, что произошло с Ребеккой… с его «мам».

Тут послышался стук в дверь. Не в кабинетную дверь, нет, стучали во входную дверь. Кроу напрягся, но быстро успокоился, ему-то чего бояться?

Послышались шорохи, затем голос Элли, которая всё-таки, как и подозревал Руди, всё это время находилась в доме:

– Кто вы? – голос Элли прозвучал так, будто она не спала со времени последнего визита Рудольфа. Ему стало её очень жаль, но поделать он ничего не мог.

За дверью что-то ответили, но Рудольф не смог разобрать ни слова. Затем послышался тихий скрип двери, и через некоторое время Элли произнесла:

– Заходите, – сказала Элли. Гостья ответила коротко, Руди не услышал, что именно, но догадался, что это была благодарность за согласие её впустить.

Кроу не знал, что ему делать. С одной стороны, его распирало совсем юношеское любопытство, интерес: кто же это пришёл к малышке Элли? А с другой стороны, он хотел поскорее убраться отсюда, чтобы не принести беды, которая неотступно следует за ним по пятам. Он уже принёс Эльфу достаточно страданий, не хватало ещё и… даже думать об этом не хотелось.

Исследователь не зря был исследователем: он решил, что всё же узнает, кто был гостем, а затем, удовлетворив своё любопытство, уйдёт, будто его и не было. Если к Элли пришла подруга, которой она будет выплакиваться, то он не хотел этого слышать. Хотя, вспомнив разговор у двери, не похоже, что это была подруга.

Послышался скрип кожаного дивана. Элли никогда на него не садилась: по непонятным Руди причинам она терпеть не могла этот диванчик, поэтому он всегда оставался на радость гостям.

– Миз Стоунз, чем ваш муж занимался в последнее время? Над чем он работал? – услышал Кроу голос гостьи.

Это была женщина. Голос милый. Но такие вопросы могла задавать лишь полицейская. Руди распирало от любопытства: а не та ли это красотка-коп, которая тёрлась возле его дома? Очень даже может быть. Ох, как жаль, что он не мог подсмотреть. Нет, мог, конечно, но дверь в кабинет Рэма всегда скрипела, оповещая Элли, что её муж пошёл работать либо работать закончил. В общем, задумка была слишком опасной и отчаянной, чего историк себе позволить не мог. Если полицейская узнает, что он в доме, – начнётся погоня, а это помешает ему подготовиться к ночным приключениям. Рисковать нельзя, но подслушать можно и, возможно, даже нужно: вдруг полицейская проронит что-то, что пригодится в будущем? Руди может узнать, подозревают ли его в убийстве миз Болонз, ищут ли? Да и ему было интересно, что им нужно от Элли. И при чём тут Рэм?

Рудольф аккуратно подошёл к двери и приложил к лакированной деревянной поверхности своё левое ухо.

– Он переводил одну книгу для доктора Кроу. – «Просто замечательно, Элли, не хватало, чтобы я и здесь оказался виноватым». Хотя виноватым Руди себя ощущал. Он прекрасно понимал, что, если бы не он, Рэм был бы жив.

– А что это была за книга? – Кроу подумал: «Ох, мисс, лучше бы вам этого никогда не узнать».

– Я редко обращаю внимание на его работу. Старые книги, непонятные тексты. Книгу нашли в экспедиции доктора Кроу. Рэм её перевёл и отдал Руди вместе с переводом, – монотонно и беззаботно ответила хозяйка дома.

– Они были хорошо знакомы? – она просто пыталась выведать информацию о нём у малышки Элли, прикрываясь якобы тем, что интересуется прошлым её мужа, понял Руди. Вот же сука.

– Да, они знакомы ещё со студенческой скамьи. Да и я знаю Руди уже много лет, – Кроу удивился странному построению слов Элли. Она ведь знает его с университета, как и Рэм, почему она выразилась так двусмысленно? Может, чтобы избежать ненужных вопросов?

– Вы не замечали ничего странного в последнее время в поведении вашего мужа? Или мистера Кроу? Они не ссорились случайно? – «Вот значит что». Руди улыбнулся. Полиция, вероятно, решила повесить на него все убийства последних месяцев. Неужели они и правда считают, что всё это сделал он? И они потом удивляются, что их считают кретинами?

Руди не зря подслушал разговор Эльфа с полицейской Барби. Теперь он точно знал, что людей в синем ему лучше всего избегать. Значит, теперь покоя не будет ни днём, ни ночью. Это была просто замечательная новость. Куда уж лучше?

– Нет, что вы. Они всегда были дружны. Но, знаете, что-то было не так. Рэм был сам не свой последние дни. Боялся каждого шороха, ночью не выключал свет и почти не спал, – малышка Элли только что забила последний гвоздь в крышку гроба под названием «нормальная жизнь Рудольфа Кроу». – Старался от меня ни на шаг не отходить. Всё копался в интернете, а потом заказал какой-то амулет…

– Амулет? – Руди услышал заинтересованность в голосе полицейской. Какое ей дело до его амулета? – И что это был за амулет? – «Ох, детка, лучше бы ты не лезла в это. Потом не выберешься».

– На сайте было только описание без фотографии, я видела мельком. Поняла только, что он немаленький, не из тех, что носят на шее. И у него, кажется, пять собачьих голов. Как-то так. – «Эльф, замолчи!» – мысленно взмолился Кроу. Теперь блондинка в форме сможет найти описание амулета и выйти на всю остальную информацию… Историк не знал, хорошо ли это будет или плохо. С одной стороны, она всё узнает и поверит ему. Но она может и не успеть что-либо сделать, чтобы помочь ему избавиться от полицейского хвоста. И это в том случае, если она всё же решится помогать ему.

– А что стало с тем амулетом? – полицейская всё не унималась. Она уже знала про амулет, а значит, знала, что он у Кроу. Неужели он оставил след? Он считал, что убрал всё тщательно, но заметал следы в таком состоянии, что мог и забыть про какую-нибудь мелочь. Единственное, чего она не знала: как к нему попал амулет. «Вот что она пытается выяснить. Ну тут Эльф поможет: я его получил вполне законным путём», – подумал Кроу.

– Когда он прибыл на почту… Рэм уже… он умер. Руди приезжал, он мне позвонил – я попросила приехать, не могла быть одна… хотела, чтобы он знал. Я рассказала ему всё и про амулет рассказала. Отдала ему квитанцию. Наверное, он забрал амулет с почты. – «Ох, Элли. Если бы я знал, что ты просто скучала, я бы так не торопился».

Что ж, теперь полицейская была точно уверена, что амулет у него и он его получил вполне законно. Тут не придраться. Только зачем ей эта информация? Что она может знать про амулет? Ничего. Пока что ничего. Но она по какой-то причине зацепилась за него… Хотя причина проста. Это единственная их зацепка. Остальных он не оставил. Теперь она захочет побольше узнать про артефакт о пяти головах, а это значит, что в понедельник она навестит библиотеку. Значит, нужно быть настороже, было бы крайне неприятно столкнуться с ней там. А он там точно будет. Теперь Руди знает, какие вопросы задавать Дамиану. А после прочтения книги, которую он спрятал за пазуху, вопросов станет ещё больше.

«Вот же черти подземные», – выругался про себя историк. До Рудольфа наконец-то дошло: «Она же копает под меня, и информация о том, что я сам позвонил, может перевернуть всё вверх ногами…» Перспективы вырисовывались никудышные. Если его считают убийцей, их уже ничто не переубедит.

– Мистер Кроу вёл себя как обычно? Вы ничего не заметили странного в его поведении? – послышался голос девушки-копа. И как могла девушка с таким приятным голосом и такой шикарной внешностью попасть в полицию? Это просто уму непостижимо.

– Он… был похож на Рэма. Будто его кто-то преследовал. Но в остальном всё как и обычно. Но я могла что-нибудь пропустить: знаете, я немного не в том состоянии, – неужели он и правда был так плох? «Хотя, – подумал Кроу, – я и сейчас, наверное, не в лучшей форме». Но это запутает блондинку. Может, та даже придумает, что он скрывается от убийцы, который всех и убивает. Но вряд ли ему так повезёт.

– Спасибо большое, миз Стоунз, вы мне очень помогли. Если узнаете что-то новое о том, о чём мы только что говорили, – позвоните мне, – наконец-то, можно сваливать. Элли ничего не ответила, но в этом он не видел абсолютно ничего странного, учитывая, что ей пришлось пережить в последнее время.

Руди услышал, как хлопнула дверь и щёлкнул замок. Его одолевало сильное желание пойти вниз и успокоить, утешить Элли, сказать ей, что всё будет хорошо… Но от этого будет только хуже.

– Прости, Эльф… прости, что не могу помочь, – сказал Рудольф и скрылся в проёме окна.

Ветер трепал занавески, проветривая кабинет, вечно остававшийся душным. Внизу на дорогой шерстистый ковёр упала одинокая слеза, в это же время под окнами с обратной стороны дома на ноги приземлился бывший исследователь, а ныне одинокий воин света.

Кроу как можно быстрее вернулся на пристань. Требовалось подготовиться к ночным нападениям, а для этого нужно было прочитать книгу. До заката оставалось ещё несколько часов. На основные моменты книги ему этого вполне хватит.

Из книги Кроу узнал много интересного. Конечно, про многое там не говорилось, многое было сказками, но про гул в Морхе – это правда, а ещё классификация демонов и прочие мелочи, которые мог знать только тот, кто был там. Про низших демонов было мало что известно. Про высших тоже, а вот обычные демоны, которые чаще всего и являлись людям, описаны сполна. Историк вызнал, что известно двенадцать основных видов тварей. И у каждой твари свой способ упокоения: Боггарт боялся воды (это Руди уже знал и сам), Сидери, который уничтожил сам себя об амулет, боялся огня. Это уже полезная информация. Чего боятся Морлоки, автор книги не знал, он считал их одними из самых опасных тварей и дал подробное описание их возможностей и мест обитания, но Кроу и так уже понял: подземелья, туннели и так далее.

Дальше Кроу увидел описание тварей, которых ещё не встречал. Хотя он и надеялся, что не встретит их никогда, лучше было всё же узнать про них побольше. Это поможет ему выжить в критический момент. Люциги и Асмиты были описаны вместе. Написано, что они боятся железа и иногда это единственный способ узнать, что они демоны, так как они легче остальных проникают в наш мир и могут принимать человеческий облик. Люциги были крайне сильны, и старшие из них умели колдовать. Хотя этот момент был непонятен Кроу. Колдовать – довольно растяжимое понятие. Асмиты играли на эмоциях людей и управляли ими (эмоциями). «Даже так…» – удивился Кроу. Это было слишком сложно: лучше сразу видеть, что перед тобой демон, и либо бить, либо бежать, а теперь и доверять-то некому.

Железо. Нужен нож, но найти его не так уж и легко, как может показаться на первый взгляд, тем более под ночь. Если повезёт, найдёт гвоздь. Да и амулет пока его выручал.

Подумав об амулете, Руди повернул голову к будке. Собакоголовая железка преспокойно загорала на солнышке, отсвечивая лучами в разные стороны. Артефакт, похоже, зарядился. Конечно, было неразумно оставлять столь ценную вещь на песке, абсолютно незащищённую, но днём Руди никого не боялся. Амулет будто создавал вокруг себя силовое поле. У историка волосы на затылке дыбом вставали от воздействия антидемонического орудия.

Кроу снова раскрыл книгу и углубился в чтение. Здесь была и огромная рогатая тварь, и быстрая маленькая, и огненная, и похожая на ящерицу, был демон, схожий с тараканом, с богомолом… господи милосердный! И столько способов их убийств. Где ему всё это найти? Завтра он займётся этим, а сегодня ночью придётся довольствоваться амулетом.

Кстати, об амулетах. Рудольф раскрыл другую часть книги и нашёл свой амулет. Информации было немного. История ему была не особо интересна, а остальное он знал теперь и так. Амулет с тремя жабами, красовавшийся на обложке, отравлял демонов. Это было интересно. Был ещё один амулет: его описывают как навсегда утерянный, и создать подобный возможности нет. Это был кол с крючком на конце, а в верхней его части находилось семь тигриных голов. Писали, что он позволял управлять демонами. Амулеты всё-таки прекрасная вещь, особенно когда знаешь, что они и правда работают. Вот только заряжались они по-разному, а как заряжаются некоторые из них, никто не знал. У некоторых не знали даже назначения. Они почти все были в единственном экземпляре в мире. Теперь Руди очень изумляло и интересовало, как же тогда Рэм смог заполучить этот? Да ещё и такой сильный. Ой да Рэм, не перестаёшь удивлять даже после смерти.

Кроу закрыл книгу. Слишком много информации. Вернёт ли он её в библиотеку? Нет. Рудольф понимал, что кому-то другому могут понадобиться эти знания, как ему сейчас, но, с другой стороны, девочка-коп обязательно захочет прочесть её.

Кроу прогулялся до обгоревшей будки и, зайдя внутрь, отогнул одну из половиц. Он спрячет книгу здесь и скажет об этом тайнике Стивенсону. Если захочет – заберёт, но ему придётся убедить Руди, что это хорошая идея. Всё это слишком опасно.

Смеркалось. Кроу подготовился к обороне, насколько это было в его силах. Он сидел в будке, сгоревшей ещё в прошлом году, на жёлтом от времени и не только матрасе. На улице становилось всё темнее и темнее. В скором времени на почерневшем небе высыпали звёзды. Было ясно, и почти полная луна освещала берег. Руди редко наблюдал такие хорошие ночные пейзажи. И обычно это было в экспедициях, в городе такого не было уже очень давно.

Время шло, но ничего не происходило. Неужели Морх взял выходной? Интересно, а такое вообще возможно? Но факт оставался фактом: Руди находился в обычном мире и тени молчали.

Уставший историк закрыл глаза. Точнее, они закрылись сами собой. Знаете, так бывает иногда: читаете лёжа книгу и понимаете, что некоторое время лежите с закрытыми глазами. Вот и Рудольф не сразу понял, что глаза его закрыты – он открыл их, а на улице уже стоял день.

Он выглянул на улицу и зажмурился от яркого солнечного света, моментально ударившего неосторожного путника по глазам. Подняв веки на миллиметр, Кроу посмотрел на небо. До обеда не так уж и далеко. Солнце встало уже давно. Значит, проспал он долго. Суставы ныли, мышцы задеревенели, голова напоминала кусок бетона. Хотелось есть и в особенности пить.

Он поднялся со своей лежанки и потянулся, разминая непослушные конечности. «Значит, нападения происходят не каждую ночь», – подумал историк. Этот факт, безусловно, не мог не радовать. Осталось найти закономерности в провалах, если таковые, конечно, имели место быть.

Кроу вышел из будки и, недолго думая, расстегнул ширинку. Искать туалет на берегу озера – гиблое дело. Да и какая разница, где отливать?

Когда великий исследователь Аравии закончил свой утренний ритуал, он убедился, что амулет на месте, и отправился на поиски завтрака. Перед похоронами нужно было подкрепиться. Потом вряд ли он сможет что-либо съесть.

Рудольф перекусил в первой же забегаловке, которую нашёл. Он сразу решил, что не станет есть в одном месте дважды, раз его ищет полиция. В нормальное место его бы в таком состоянии не пустили, а так приняли за алкаша или наркомана, но позволили поесть. Главным было то, что от него не воняло и были при себе наличные.

После завтрака Кроу пересчитал оставшиеся деньги. На парочку хороших завтраков ему ещё хватит, а дальше нужно будет разжиться наличкой. У него был свой схрон, но схрон находился в его доме, а дом под наблюдением, тут к бабке не ходи. Про электронные карты также можно забыть, пока он считается подозреваемым. Об этой проблеме он решил подумать позже: сейчас есть дела поважнее.

Погода была тёплая и ясная. Кто бы, собственно, сомневался? На кладбище Руди пришёл с небольшим опозданием, но это было нестрашно. А может, даже и хорошо, ведь ждать нужно было меньше. Доктор Кроу стоял в кустах и смотрел на всё действие с большой осторожностью. В этот раз блондинки-полицейской не было. Хотя в стороне стоял какой-то тип ну уж с слишком хорошей выправкой для обычного прохожего. Он решил не рисковать.

Народу было мало. Руди знал: у миз Болонз практически не было родственников и друзей. Поэтому она и тратила всё своё время на него и не жалела об этом. По крайней мере, Руди думал именно так.

Историк уловил краем глаза движение и среагировал мгновенно. Он чуть переместился в сторону и приготовился дать отпор. Амулет был зажат в руке. При этом всё было проделано бесшумно и его взгляд полностью был устремлён по направлению к опасности.

Странно, как быстро человек способен перестроить себя, если его жизни постоянно угрожает опасность. Кроу действовал, как заправский пехотинец, и это было похвально. Более того, это было необходимо для его выживания.

Правда, существовала и обратная сторона медали: начинаешь видеть опасность там, где её нет. Кроу с удивлением смотрел на маленького рыжего бельчонка. Испугался зверька. «Но лучше уж зря отреагировать на бельчонка, чем не успеть отреагировать на демона, отстаивая свою честь», – заключил историк. Белка схватила какую-то мелочь с земли и устремилась на соседнее дерево.

Руди позавидовал её беспечности и свободе. Как же он всё-таки хочет в свой дом… принять горячую ванну, посидеть в своём любимом кресле, почитать интересную книгу Артура Мэйчена или Эдгара По (хотя нет, хватит с него ужасов, Уильям Голдинг или Герберт Уэллс – вот его новые герои), а потом просто напиться до беспамятства.

Когда Кроу отвлёкся от своих мыслей и устремил свой взгляд в сторону могилы Ребекки, там уже никого не было. «Пора нам попрощаться, моя Мам».

***

Руди брёл, совершенно не думая, куда идёт и зачем. Он не думал, будет ли эта ночь спокойна, как прошлая, или опасна, как те, что были до неё. Он не готовился к обороне. Ему было больно на душе. Он устал и не хотел жить. Зачем ему бороться? Для чего? Он что, так и будет вечно бегать от демонов, пока его не поймают?

Когда Кроу вышел из небытия своего сознания и удосужился оглянуться вокруг себя, он осознал, что понятия не имеет, где находится. Впереди светила вывеска какого-то заведения – похоже, бара. Переулок проходил мимо него и уходил в сторону. «Там, должно быть, парк. Ну что ж, проверим», – решил Кроу.

Когда Руди подходил к бару, на крыльцо вышли двое служащих. Это были два мексиканца, как предположил Кроу. Один – тот, что стоял ближе к Руди, – был гладко выбрит и одет в красную футболку и синие джинсы. Второй стоял у самой двери и был в фартуке на чёрную рубашку. На нём были чёрные джинсы и кроссовки. В то же самое время послышался отголосок рёва турбины, звучащий будто из глубокого колодца. У Кроу по спине пошли мурашки.

Тени тянулись к нему со всех сторон, свет будто мерк, а движение воздуха приостанавливалось. Начиналось. Ещё немного, и он провалится. Вот к чему приводит задумчивость на полях боевых действий. К засаде.

Руди ускорил шаг, хотя и понимал, что бежать ему некуда. В парке у него не будет особых преимуществ, а до пристани отсюда довольно далеко.

Он нащупал амулет. Гул стал постоянным, и что-то изменилось в окружении, будто резко поменялась погода. Справа перестало рябить. Вывеска погасла. Дерево, стоящее по левую руку от него, ещё секунду назад манящее своей зелёной листвой, стало вдруг голым и высохшим. Руки опустились сами собой. Кроу провалился в мир теней.

Он повернул голову вправо и увидел, что вместо двух служащих на крыльце стоит один – тот парень в красной футболке, который стоял на ступеньках. На лице парня отражалось недоумение. Он не понимал, что происходит, и Руди его понимал как никто. С пареньком происходило что-то странное: он мерцал, будто не окончательно перешёл в Морх, а находится на грани. Возможно, Руди зацепил его своим перемещением? Но тогда почему он не захватил второго? Потому что он стоял дальше? Вполне возможно. Руди уже приходила в голову мысль, что его переносят в Морх демоны, здесь обитающие. Вчера просто не было демонов поблизости, вот он и передохнул. В этот же раз вместе с ним в радиусе поражения оказался ещё один человек. Что ж, звучит вполне правдоподобно. Вот только человек этот был не запланирован и теперь мерцал, так как должен был отбыть обратно.

Тут глаза парня расширились, а рот раскрылся в безмолвном изумлении. Взгляд потух, и верхняя часть служащего бара разлетелась в клочья. Ноги и нижняя часть туловища остались на месте и, померцав ещё пару секунд, исчезли, видимо окончательно вернувшись в обычный мир.

По странному стечению обстоятельств в этот раз Руди не забрызгало чужой кровью. Как только ноги заблудшего не в тот мир паренька исчезли из Морха, бывший исследователь развернулся и что есть мочи ринулся по переулку. Убегать от демона – дело практически гиблое, но шанс есть, да и амулет заряжен на полную.

Если подумать, он встречал только одну тварь, которая, оставаясь невидимой, проделывала подобные фокусы с раздиранием человека на части. Похоже, у него на хвосте не кто иной, как Боггарт собственной персоной. «Что ж, тебя я хоть знаю, как убивать».


Глава четырнадцатая.


– Грэм, ну что ты, в самом деле? Мне, знаешь ли, тоже это задание не по душе, – пропел нежный женский голосок.

Прекрасного вида охотница в обтягивающем военном обмундировании стояла на коленях перед видавшим виды бывшим сержантом, сидевшем на поребрике. Они разместились на восточной части жилого квартала, примыкающего к берегу, за которым они вели наблюдение.

– Поверить не могу, – удручённо сказал Грэм. Старый солдат смотрел в одну точку, полностью игнорируя своего оппонента.

– Ну хватит уже, Грэм, ничего страшного ведь не случилось. И вообще, это я должна злиться, а не ты: задание-то мне дали, – Хелен пыталась всеми силами вывести старого солдата из транса, но ничего не помогало.

– Я нянька. Дожили, – вояка продолжал смотреть вперёд расфокусированным взглядом.

– Нянька? – брюнетка неожиданно встрепенулась. – Так тебя не слежка взбесила, а то, что придётся со мной нянчиться? – глаза её потемнели, на лбу выступила вертикальная морщинка, воздух начал сгущаться вокруг неё, принимая осязаемую форму.

Грэм неожиданно посмотрел Хелен прямо в глаза и улыбнулся уголком рта. Та от неожиданности замолкла и, потупив взгляд, покраснела. Напряжение исчезло, будто его и не было.

– Прости, – выдавила из себя охотница.

– Нас ждёт работа, – Грэм быстро сменил тему, и Хэл была ему за это только благодарна. – Чем там занят этот безнадёга?

Хелен обернулась к сгоревшей будке, её зрачки сузились на пару мгновений и вернулись в исходную форму.

– Заснул, – проморгавшись, ответила девушка.

– Повезло ему, что мы здесь. Иначе кончились бы его приключения этой ночью, – сказал Грэм.

Старый солдат снял с плеча походный военный рюкзак и, покопавшись в нём, выудил хорошо запакованный бутерброд с ветчиной и сыром. Осмотрев его на предмет повреждения упаковки и удостоверившись в её непоколебимой идеальности, он сорвал её и принялся спокойно ужинать.

Хелен стояла и зачарованно наблюдала за этой трапезой. Но, быстро опомнившись, продолжила беседу.

– Почему повезло? Мы же его не охраняем. Мы за ним просто следим.

Грэм посмотрел на неё, как учитель на школьника, только что сморозившего глупость. От такого тяжёлого взгляда девушка зажалась и снова потупила взгляд.

– Хэл, – начал Грэм. – Вот ответь мне, какой демон сейчас осмелится сунуться на берег, на котором сидят двое лучших охотников? Даже ради ключа? – он откусил ещё кусок бутерброда и вопросительно посмотрел на черноволосую охотницу.

– Да, ты прав, – промямлила Хелен, – только те, кто про нас ещё не слышал. А таких, скорее всего, не существует.

***

Первая половина ночного дежурства выпала ей. Грэм преспокойно устроился прямиком на земле и уснул. Хелен, на самом деле, была рада дежурству, ибо никогда не могла быстро уснуть: её вечно одолевали воспоминания из прошлого. Она слишком много думает о прошлом, но как от этого уйти, когда и настоящего-то нет? Её жизнь была сломана, и все мечты рухнули в один миг… Знаменитая фотомодель стала охотницей на демонов – хороший сюжет для американского фильма. Она скучала по той жизни, по поклонникам, вечно ей докучавшим, по завистливым взглядам. Она была лучшей… лучшей моделью, а стала? Лучшей среди охотников.

В Морхе стояла мёртвая тишина, она не чувствовала присутствия лишних. Только два охотника и бедный ключ.

Хелен решила размять косточки и поднялась с поребрика.

Мужчины в лагере не смотрели на неё как на женщину, её боялись. И никто из них не знал, как она изголодалась по мужскому вниманию, по взглядам восхищения, по сексу, в конце концов. Но об этом можно было забыть раз и навсегда. Морх не место для плотских утех, у них была важная миссия и бла-бла-бла.

А ведь она знала, что грядёт нечто, что изменит всю её жизнь. Знала и игнорировала это. Странности-то начали происходить задолго до инцидента в торговом комплексе. Когда это произошло впервые? Когда она заметила странности? Года за два примерно… Да, точно, тот случай с собакой. Может, и до этого что-то было, но она не помнила, или не замечала, или не хотела замечать… да, скорее всего, игнорировала…

***

Охотница хорошо помнила тот день. Она возвращалась с фотосессии, находясь в особо приподнятом настроении, ведь её фото выбрали на обложку известного журнала. А что ещё нужно для счастья? Она шла по парку, улыбаясь сама себе, своей удаче, любовалась деревьями, мирно растущими вдоль тропы, и мечтала.

Осень только началась, и поэтому зелень парка ещё сохраняла свою свежесть, позволяя насладиться собой всем страждущим. Солнце грело, но уже не по-летнему жарко, а будто согревая вас в объятиях любимого. Прохладный осенний ветерок заставлял людей надевать плащи и куртки, напоминая, что совсем скоро летняя пора подойдёт к своему логическому завершению.

Она не торопилась, каблуки-шпильки цокали по асфальту, словно копытца, разнося эхо по всей округе; светло-коричневых тонов плащ развевался по ветру; тонкий шёлковый шарфик, завязанный выше обычного, щекотал подбородок.

Средних размеров псина выпрыгнула из ниоткуда и залаяла на Хелен. Будущая охотница перепугалась, как ребёнок, и не могла издать ни звука, только смотреть на собаку неизвестной ей породы. Смотреть и желать, чтобы та прекратила лаять, желать, чтобы этой собаки не было сейчас здесь, в парке. Желать, чтобы эта псина, нарушившая её радостную феерию, исчезла. Её палец дёрнулся, и псина исчезла. Точнее, превратилась в золу.

Под порывами ветра пышные пряди брюнетки закрыли ей обзор, но ветер вывел её из ступора, заставив двигаться, и помог прийти в себя. Когда она закончила поправлять причёску, на том месте, где ещё несколько секунд назад была собака, точнее то, что от неё осталось, уже ничего не было. Ветер унёс кучку золы, оставив лишь воспоминания, навсегда отпечатавшиеся в её памяти.

Хелен судорожно посмотрела на свои руки; она ощущала нечто странное: будто холод в них, будто они отяжелели и превратились в куски металла. Она смотрела на свои руки, и глаза её медленно расширялись, рот слегка приоткрылся: она была удивлена и напугана. Вены на её запястьях почернели. Нет, они были не совсем чёрные, скорее, сероватые, но она видела это: чернота, будто туман течёт по венам, – чёрный туман, холодный и тяжёлый. Ей стало дурно, она еле сдерживалась, чтобы не закричать или не пуститься в бег. Хелен нужно следить за своими действиями: её могут увидеть, а странное поведение может негативно отразиться на её безупречной репутации.

Модель сунула руки в карманы плаща и медленно, прогулочным шагом, совсем не подавая виду, пошла в сторону дома. Она будет решать эту проблему дома. Там, где её никто не увидит. А проблема ли это, собственно? Что случилось-то? Собака превратилась в кучку пепла по её желанию, может, это совпадение, это же можно как-то объяснить. Шаровая молния, например, или собака стояла на месте выхода высоковольтной линии, или ещё что-то. Но вены…

***

Хелен посмотрела на свои руки. Они всегда чернеют. И не только вены, ещё глаза, но об этом она узнала много позже и совершенно случайно. Ох, дежурство только началось, а её уже одолевают воспоминания. Сколько она ещё будет вспоминать об этом? Ответ был прост и очевиден: до конца своих дней.

Охотница бросила взгляд в сторону сгоревшей будки. Интересно, чем он так заинтересовал Хаори? Обычно они игнорируют теней, забирая лишь самых стойких или интересных. Этому, конечно, удавалось выжить всё это время, но… слишком серый. Интересно, какая у него способность? Явно небоевая, иначе он не бегал бы так от демонов. Может, что-то как у Ларри? Тогда стало бы понятно, как ему удаётся выжить. Посмотрим, если он заинтересовал лидера, значит, что-то этакое в нём всё-таки есть.

Хелен посмотрела в мир. Ночное звёздное небо – как же оно прекрасно, – шум прибоя, пение сверчков, о существовании которых можно и забыть, живя в Морхе.

Насекомые… после того случая с собакой она всё реже их видела. Они будто начали её бояться; сейчас-то она знает, чего они боялись. Она не сразу это приметила, но со временем смогла понять причину их исчезновения. Когда кто-нибудь из её знакомых начинал жаловаться на мошек дома или на муху, которая докучала в кабинете, тогда Хелен пыталась вспомнить, когда же она последний раз видела муху или любое другое насекомое, но вспомнить этого не могла. Конечно, значения она этому не придавала. Их не было, и это было приятно, о чём можно было волноваться?

Но потом начали твориться более странные вещи. Гул, который никто не слышал, тени, которых не должно было быть. Часто ей казалось, что они тянутся к ней, пытаясь дотронуться. Ей приходилось делать вид, что всё хорошо и ничего не происходит, ей нельзя было подавать виду, и кто бы знал, как это было сложно. Она стала дёрганой и пугливой. Это начали замечать. Но ходили слухи, что ей докучает один особо настырный поклонник, и это было ей на руку. Она жаловалась на силуэт неизвестного, которого заметила в окне, на звонки и молчание в трубку, при котором слышишь лишь вздохи звонившего инкогнито. Её жалели, и ей это нравилось: никто не считал Хелен сумасшедшей, это было главное, это было важно. Тогда, в прошлой жизни.

Хелен сделала круг по берегу и вернулась в исходную точку. Грэм лежал неподвижно, даже позы не поменял: спит как убитый. Как охотница ему завидовала: этой способности просто упасть и уснуть в любое время в любом месте. Она бы хотела обладать такой способностью вместо той, что ей досталась и разрушившей всю её жизнь.

Мышка. Когда же это произошло? Примерно через год после случая с собакой. И в том же парке. Она никогда не задумывалась: а ведь и правда, эти два случая очень похожи. Только испугалась она не собаки, а мышки. Правда, она настолько сильно перепугалась, находясь в постоянном напряжении от гудящих звуков, которые то приходили, то уходили, и от теней, вечно пытающихся к ней прикоснуться, что не просто превратила мышку в пепел. Она выкосила всё в радиусе десяти метров вокруг себя, обратив своё окружение: мышку, напугавшую её; деревья, шуршащие позади неё под потоками ветра; траву; маленький железный заборчик с завитушками, сделанными под стиль рококо, – в чёрный пепел.

Ей повезло, что этого никто не увидел. В новостях ещё долго обсуждали странное происшествие, случившееся в парке. НЛО, террористы, взрыв газа под землёй, – мнений было масса, но к единому так и не пришли. Вскоре о странном случае забыли, переключившись на более свежие и интересные новости, а юная модель стала принимать успокоительные в больших дозах, чтобы более такого не повторилось.

Таблетки помогли. Хелен перестала быть дёрганой и пугливой, стала больше улыбаться, коллеги больше не интересовались, что с ней, а тени и странный гул пропали. Тогда она решила, что всё кончилось. Нервное расстройство ушло благодаря успехам мира медицины. Так она считала, пока…

Лицо Хелен озарила улыбка. Она смотрела на звёзды, и воспоминание развеселило её. Конечно, тогда это не казалось таким смешным, она была в ужасе, но сейчас воспоминание об этом выглядело довольно забавно. Проснуться в мире постапокалипсиса. Тогда она не знала, что такое Морх, не понимала, куда попала и что с ней случилось. «Какая же я была трусишка», – улыбнулась девушка. Конечно, это был только первый случай, дальше – хуже. Она всё чаще и чаще проваливалась в мир теней. На улице, идя домой или в магазин, – оп, и ты уже не в нашем мире. Гул, тени, серое небо. Правда, за ней не охотились: демоны, видимо, знали о её силе или чувствовали её и не хотели рисковать, поэтому она могла спокойно изучать Морх, пока её не выбрасывало обратно. Но затем…

Шум. Хелен развернулась на сто восемьдесят градусов и посмотрела в сторону жилого квартала. Что-то надвигалось. Она бросила взгляд в сторону будки: спит, затем в сторону Грэма: старый вояка уже был на ногах и во всеоружии, чего и стоило ожидать от лучшего охотника: застать врасплох его невозможно. Солдат повернулся к ней и выкрикнул:

– Сейчас твоя часть дежурства, не буду мешать, – и он просто растворился в воздухе.

Хелен грустно улыбнулась. Хоть они и работали теперь в паре, но биться вместе они не могут: одиночки всегда остаются одиночками. Охотница закрыла глаза и выдохнула. Когда же веки её поднялись, вместо ярких голубых глаз зияли две чёрные пропасти.

***

В тот день знаменитая модель Хелен Дэвайн решила пройтись по магазинам. Приступов не было уже довольно давно, поэтому она пребывала в приподнятом настроении. Шоппинг всегда поднимал настроение и радовал – это лучшее известное ей лекарство от любых проблем.

Она обходила бутик за бутиком, скупая все понравившиеся ей платья, а заодно подыскивая к ним аксессуары и обувь. Её лёгкое сапфировое платье с достаточно открытым декольте и подолом, заканчивающимся у колен, заставляло любого прохожего провожать её взглядом. Мужчины глазели на неё с желанием, а женщины – с завистью. Туфельки на высоком каблуке того же цвета, что и платье, подчёркивали яркость прекрасных голубых глаз, а чёрное обрамление не оставляло в одиночестве её чёрные волнистые волосы.

Она была прекрасна и знала это.

Девушка почувствовала холод – знакомый, мерзкий, проникающий в самое естество души. Холод сродни тому, что она испытывала при использовании своих способностей, но более жуткий и холодный. Хелен остановилась прямо посреди тротуара и обернулась, не выпуская из рук пакеты с покупками. В нескольких метрах от неё стояло трое молодых людей, все как на подбор: брюнеты с длинными чёрными волосами, одеты хорошо, с изыском, но будто по моде начала века: эти рубашки, галстуки, жилеты – они напоминали ей английских дворецких, да вот только это были далеко не дворецкие, это она прекрасно понимала. Один из них поднял на неё глаза, и она увидела провалы, чёрные, как сама смерть.

Будущая охотница нащупала внутри себя свою силу, пришедшую из другого, чуждого ей мира, и обратила её против пришельцев. Впервые по своему желанию. Она разжала пальцы, и пакеты с покупками упали на асфальт, возмущённо зашуршав. Вены на правом запястье почернели, и с её ладони сорвалось маленькое чёрное облачко, устремившееся к компании незнакомцев.

Демон, а это существо без тени сомнений точно не являло собой человека, лишь отмахнулся, и мусорный бак в метре от него превратился в прах. Дела плохи. Другой демон, ещё недавно стоявший по левую сторону от собрата, а теперь оказавшийся спереди него, выкинул обе руки вперёд, сложив их в незнакомом ей символе, и…

***

Ни один из выстрелов не достиг своей цели, разбившись о невидимый барьер и превратившись в пепел. Хелен спокойно стояла и ожидала более близкого контакта: биться на дистанциях она не любила.

Рой Сидери брал её в кольцо. К будке с историком они не приближались: значит, точно не знали, где он, а пока она здесь, заняться поисками они не могли. Рой был большим, по меркам среднего охотника, но для Хелен не имело значение количество соперников. Она сняла с плеча ружьё, сделала глубокий вдох и исчезла.

***

В тот момент, когда молодая модель ощутила на себе странное давление, она прыгнула в Морх. Она уже проделывала это пару раз чисто из любопытства и теперь была рада, что заранее обучилась этому приёмчику. Поток странной чужеродной энергии всё же задел её и отбросил назад, но не нанёс никаких видимых повреждений: она лишь протёрла платье на заднице – не велика потеря, жизнь стоит дороже.

Хелен вскочила на ноги и, скинув туфли (боже, это были её любимые туфли), бросилась в сторону торгового центра, похожего в мире теней на гигантскую коробку с разрушенной крышей. Почувствовав колебания в воздухе, она сосредоточилась, и в тот самый миг, когда трое охотников за человечиной оказались в Морхе, девушка переместилась обратно в наш мир.

В людном месте они не посмеют напасть – странно, что они вообще решились на нападение в нашем мире. Молодая модель вспомнила обо всех покупках, которые бросила на улице, и ей стало грустно: она купила такое шикарное платье как раз на замену тому, что было на ней. Чёрное с синим, оно будто олицетворяло землю и небо и идеально подходило под неё. Жаль, что не удастся его надеть и покрасоваться.

Хелен шла по торговому центру и пыталась придумать, что ей делать дальше, как вернуться домой, как избавиться от преследования… в этот самый момент её руки завели за спину, и она услышала щелчок запирающихся наручников.

– Мисс, пройдёмте с нами, – услышала она позади себя. – Вы задержаны по подозрению в убийстве; всё, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде, – голос говорившего был низким, глубоким, животным. На Хелен повеяло знакомым холодком.

Перед ней появились двое из тех, кто напал на неё на улице, но уже в полицейской форме; они улыбались: происходящее явно их забавляло. Третий, по всей видимости, стоял у неё за спиной.

Хелен озиралась по сторонам, но никто не обращал внимания на происходящее, всю эту абсурдную ситуацию просто-напросто игнорировали все, даже взгляда косого не удостоили.

– Нет…

Девушка была в отчаянии: неужели всё так и закончится? Так глупо? Так совершенно абсурдно?

Двое переодетых в полицейских демонов начали приближаться, третий, их собрат, стиснул её руки; воздух начал дребезжать: они решили перетащить её в Морх, чтобы полакомиться в тишине и спокойствии, вдруг дошло до Хелен.

Тут из ниоткуда появилось ещё трое демонов, одетых более просто, с лицами, будто вытесанными из камня: серые, угловатые, с маленькими роговыми отростками.

– Вы чего возитесь? Давайте скорее, он ждёт, – выкрикнул тот, что стоял в центре. Его голос был хриплым и низким, будто гул самого Морха заговорил.

– Мы уже закончили, – ответил тот, что сжимал её запястья, одетые в наручники, и, будто подтверждая сказанное, слегка толкнул её.

– Нет…

– Что? Ты что-то сказала, дорогая? – демона явно забавлял тот факт, что жертва ещё пыталась оказать сопротивление.

Глаза девушки расширились и превратились в два бездонных колодца, вены на всём теле почернели и вздулись, время замедлило свой ход. Наручники вместе с руками третьего нападавшего, стоявшего за её спиной, превратились в пепел, но демон даже испугаться не успел, как…

– НЕТ!!!

Крик пронёсся по торговому центру, словно ураган, отражаясь от стен и уничтожая всё, до чего может дотянуться. Ураган самой смерти.

      Когда охотники прибыли на место, они пришли в ужас.

– Господи Иисусе, Кип, ты только посмотри в мир!

Крики, плач, эвакуация, стоны умирающих и раненых, половина торгового центра обращена в пепел. Шесть Люцигов. Семнадцать невинных, оказавшихся в зоне удара. И плачущая в Морхе Хэл, вокруг которой уже сгруппировались охотники.

***

Хелен выстрелила и сбила последнего из нападавших. Задняя часть тела Сидери упала на землю и начала истлевать. Дело сделано: рой был уничтожен.

– Грэээм!

Старый вояка появился прямо напротив неё на расстоянии нескольких шагов. Он выглядел спокойно и невозмутимо жевал бутерброд. Видимо, в мире людей он времени зря не терял.

– Закончила? Иди отдыхай, я додежурю, – жуя, сказал охотник. Грэм по-отечески посмотрел на девушку, и та, не став спорить, отправилась к месту, где ещё недавно спал сам солдат.

– Грэм, не забудь снять заслон утром, – бросила она через плечо.

– Учить меня будешь? – довольно мягко огрызнулся вояка, но продолжения не последовало: молодая охотница слишком сильно устала, чтобы играть в эти игры.

***

Хелен открыла глаза. В вечно сером небе Морха переливались разные тона серого, вырисовывая причудливые уродливые узоры. Опасности не было. Только тишина и… чавканье…

– Завтракаешь? – бросила она, даже не посмотрев в сторону старого вояки.

– Угум, – пробурчал Грэм, не отрываясь от трапезы.

Девушка приподнялась на локтях, вытянула ноги, повертела шеей и приняла вертикальное положение; бросив взгляд в сторону сгоревшей будки, она повернулась к солдату и укоризненно буравила его взглядом, на что он не обращал ни малейшего внимания.

– Грэээм, – повышая тон, пропела Хелен. – Где он?

– Ушёл, – лаконично ответил солдат, проглотив очередную порцию булочки с сыром.

– Да ладно? И куда же? – охотница начинала распаляться не на шутку.

– Туда, – Грэм указал в сторону запада свободной рукой, продолжая утренний приём пищи.

Хелен молчала, но напряжённый воздух вокруг неё говорил сам за себя. Охотник выдохнул и, повернувшись к ней, посмотрел девушке в глаза.

– Днём его никто не тронет. Отыщем по следам после завтрака. А если он умудрится сгинуть за этот отрезок времени, значит, он нам точно не подходит.

– Но нам приказали следить за ним! – возмутилась девушка. Охотница не понимала, как опытный вояка может так наплевательски относиться к заданию.

– Вот мы сейчас этим и займёмся, – Грэм встал и, закинув ружьё за спину, зашагал на запад.

– Эй, подожди меня!

***

– Он идёт прямо в ловушку.

Хелен наблюдала за развитием ситуации из укрытия в тени ветвистых деревьев. Охотники находились в мире людей, чтобы не спугнуть демона из Морха, и наблюдали за обоими мирами сразу.

Девушка явно нервничала – её выдавали резкие раздражённые движения, – Грэм же, напротив, был абсолютно спокоен и наблюдал за всем происходящим лишь краем глаза.

– Мы не станем ему помогать? – охотнице не хотелось сидеть на месте и наблюдать, как бедолагу-профессора сожрут прямо у неё на глазах, в её голосе скользили нотки надежды, что старый вояка одумается и решится на действия.

– Нет, – как обычно, непоколебимо и сухо ответствовал солдат.

– Но почему? – чуть было не сорвалась на крик Хелен, но вовремя опомнилась и, сделав глубокий вздох, продолжила. – Его же сожрут, Грэм, это Боггарт, старый Боггарт. Такого стаканом воды не одолеть. Он ещё не готов.

– Если он не осилит одного демона, то нам он точно не нужен. Нам сказано следить, так что успокойся и следи, – сказано это было твёрдо, но без ноток грубости. До охотницы наконец дошло, что старому вояке самому не в радость стоять без действия, но этого требовала ситуация. Проверка. Все они прошли её.

– Тогда ему придётся справиться. Я не прощу ему, если он возьмёт и умрёт. Столько времени на него потратить, – Хелен решительно встала в позу, задрав подбородок.

Грэм удивлённо посмотрел на неё и улыбнулся уголком рта.

– Есть хочешь? – нежно спросил охотник.

– Не люблю есть на ночь, но, если честно, не отказалась бы, – ответила девушка.

– Хорошо, тогда пошли.

– И куда пойдём? – игриво спросила Хелен, сцепив руки в замок.

– Пойдём к библиотеке, если он выживет, то направится именно туда, – рассудительно ответил Грэм. Старый охотник развернулся и зашагал в ночь.

– Увидимся утром, доктор Кроу, – улыбнувшись прошептала девушка и побежала за своим напарником.

***

Охотник сидел на камне, напоминавшем по своей форме трон, и перебирал пальцами старый, видавший виды амулет округлой формы. Он всматривался в чёрную непроглядную даль и всем своим видом показывал нетерпение и раздражение.

– Его нужно схватить. Почему вы медлите? – наконец бросил он в сторону человека в капюшоне.

– Я не стану отправлять своих солдат на верную смерть. Пока эти двое рядом, мы и близко к нему не подступимся, – ответил человек низким и покорным голосом без тени эмоций.

– Нам нужно действовать: мне кажется, Хаори начал что-то подозревать, иначе он не поставил бы в слежку своих лучших чистильщиков, – страх? Человек в капюшоне впервые учуял страх, исходящий от этого охотника.

– Что прикажете делать? – покорно продолжил человек без эмоций.

– Травите их всем, что под руку попадётся. Я попытаюсь разделить его с няньками, и тогда… схвати его сам.

– Как прикажете, – прогудел низкий голос. Человек в капюшоне учтиво поклонился, улыбаясь, и растворился в воздухе.

– Пора начинать второй этап, – шёпотом промолвил охотник сам себе, вставая с камня.


Глава пятнадцатая.


В архиве библиотеки стоял полумрак. Тесную, забитую до отказа стеллажами с книгами комнату освещала лишь одна-единственная лампа. Напротив входа в комнатку стоял небольшой столик с настольной лампой, необходимой на случай, если кто-то вознамерится поизучать здешние печатные издания.

Келли Вайт перебирала книги, преисполненная надеждой найти что-нибудь стоящее, но всё было тщетно. Неужели это единственная книга в его коллекции, или остальные он уже успел спрятать после того случая? Вопросов было много, ответов не было совсем. Значит, придётся украсть ту единственную, что есть. Найти даже одну книгу – это уже существенный прогресс. Она уже работала в двух библиотеках в других городах, прежде чем добралась до этой, и не нашла там совсем ничего. Ей нельзя упускать эту книгу. Ни в коем случае.

Девушка поставила последние книги на полку и отряхнулась от пыли. В архивах никто не убирался, сюда и заходили-то только по указке свыше, так что местечко было не совсем уютное: затхлый пыльный воздух, мало света, и даже не надейтесь выйти отсюда не замаравшись.

Келли перешла к следующему стеллажу, и взгляд её упал на книгу-инструкцию «Как выжить в диком лесу». Было бы интересно почитать, как это видят обычные люди, хотя их выживание, скорее всего, практически ничем не отличалось от того, как выживали в лесу оборотни. Конечно, Дэвид в этом плане… Дэвид. Снова и снова, она возвращается к этой теме снова и снова. Когда она уже забудет про своего Дэвида? Когда он её отпустит?

Девушка-оборотень села на единственный стул в архиве, потёртый от времени, не щадившего даже стулья, и запустила пальцы себе в волосы.

Как можно его не вспоминать, когда он с ней всегда и везде? Даже на тренировках, которые она проводит каждые выходные, она тренируется так, как учил её Дэвид. Она представляет, как он стоит рядом и показывает ей каждое движение: удар, отскок, исчезновение, появление, ещё удар. Любая тренировка – это напоминание, любой лес – это напоминание, тёмная улица с фонарями… ну вы поняли: всё напоминало о нём. Как же забыть того, с кем связано всё, что она знает? Никак.

У Келли дома не было телевизора: ей никогда не была интересна жизнь общества и его извечные проблемы, наводившие лишь тоску. Она считала, что намного интереснее наблюдать за живыми людьми: за их повседневными делами, маленькими горестями и радостями. За жизнью.

Она часто наблюдала за соседями и просто случайными прохожими, она будто подпитывалась их эмоциями, их жизнью, она смотрела на них и ощущала себя живой. И она мечтала, что когда-нибудь она тоже сможет так беззаботно жить жизнью обычного человека: не боясь, не прячась, не убегая.

Тренировки Келли обычно проходили в лесных зонах подальше от любопытных глаз, поэтому при переезде в новый город ей каждый раз приходилось искать новое место для тренировок. Благо в этом уютном городишке особых проблем с этим не возникло. Ей удалось снять квартиру в маленьком домике на краю лесной зоны, на севере города. Это было идеальное место. Пять минут хода, и ты на тренировке. Высокие вековые деревья, обильные кустарники, небольшая речка, и по странному стечению обстоятельств туда очень редко забредали люди.

Девушка-оборотень прекрасно понимала, что в прямом противостоянии против сильного демона или другого оборотня ей не устоять, поэтому силовым упражнениям она уделяла не особо много времени. Все её усилия были направлены на уклонение от атак, быстрое перемещение между мирами, отвод ударов и прочие уловки, позволяющие уйти от нападения и скрыться. В связи с этим ей очень приглянулось боевое учение айкидо, которое учило использовать силу противника против него самого. Келли с большим удовольствием разучивала все эти плавные движения и стойки, комбинации, но без оппонента довольно сложно отрабатывать такой стиль, особо не попрактикуешь, и она надеялась, что эти знания ей никогда не пригодятся.

Келли выдохнула и поднялась. Дэвид говорил, что внутри неё есть особая сила, доставшаяся ей от родителя-оборотня, и она станет по-настоящему сильным оборотнем только тогда, когда научится её использовать, но, сколько бы она ни тренировалась, она не могла нащупать эту силу внутри себя. Это было за пределами её понимания и восприятия. По крайней мере, пока.

Она стояла посреди архива, кидая полные безразличия взгляды на колонны книг в стеллажах. Сил и желания что-либо искать уже не было, она устала, а ведь день только начался. Хорошо хоть, что в архиве царила прохлада, позволявшая спрятаться от вездесущей жары, что была снаружи.

Признав своё поражение на поле боя «Архив», девушка пришла к выводу, что ей просто необходимо выпить чашечку бодрящего чая. Келли ещё немного пораздумывала, поглаживая пальцем по подбородку, и, кивнув самой себе, улыбнулась и деловито вышла из архива.


***

В дальней части архива стояла тень. Именно стояла, ибо она не падала ни от одного из предметов, находившихся в комнате. Она была сама по себе, противореча всем законам физики. Тень поднесла к лицу, точнее, к тому месту, где должно быть лицо, две книги в переплёте из человеческой кожи. Она кивнула, словно довольствуясь чем-то, и бросила взгляд на единственную лампу в архиве. Свет тут же погас, а тень с книгами исчезла.


Глава шестнадцатая.


Воскресное утро началось в обед со звонка сержанта Оурена. Голова гудела после вчерашнего и отказывалась соображать. Вечер, конечно, прошёл отлично (так она себя утешала), но всё же не стоило так много пить. Девушка надеялась, что сможет расслабиться в баре и отвлечься, но в итоге вечер превратился в обычную попойку. Благо она не настолько много выпила и наутро проснулась одна в своей любимой постели.

Рука Джессики потянулась к трубке, стоящей на прикроватной тумбочке. С третьей попытки ей удалось схватить шумящую проказницу.

– Слушаю, – ответила Джесс, и ей самой стало противно от дребезжания своего голоса.

– Доброе утро, солнышко. Ты просила звонить, когда будут новости, – послышалось в трубке. Сержант начал диалог в своей обычной увеселительной манере, но сегодня детектив была не в том настроении.

– Пит, сука, ещё раз назовёшь меня солнышком, и я скажу твоей жене, что ты меня напоил и изнасиловал. И она мне поверит, – сказала девушка на повышенных тонах. Конечно, она перегибала, но этому бабнику требовалась взбучка время от времени, чтобы не зазнавался и держал себя в руках.

– Успокойся, Джесс. Я просто пытался поднять тебе настроение… – по голосу Оурена было понятно, что он находился в полном смятении. Он хотел поднять ей настроение, а она…

– Что там с новостями, Пит? – тон её голоса оставался нервозным, но стал более мягким.

– Через два часа будут похороны миз Болонз, домработницы Кроу. Это первая новость. Вторая новость: вчера кого-то, очень похожего на нашего маньяка, видели на пристани, – отчеканил сержант.

– Где именно на пристани? – Джессика моментально проснулась. Она сгорала от нетерпения.

– Недалеко от стоянки яхт, у сгоревшей будки сторожа, – буднично продекламировал Пит.

– Твою мать, – Джесс чувствовала страх, удивление и злость одновременно, – да это же в десяти минутах ходьбы от моего дома.

– Ага. Сейчас там никого нет. Я посылал патруль, а затем решил набрать тебя, больше чтобы убедиться, что он к тебе не заходил.

– Спасибо за беспокойство, Пит. Я хочу посмотреть то место, – на самом деле она была очень благодарна ему за беспокойство, но ему не следовало об этом знать.

– Тогда я выезжаю до тебя. Вместе и посмотрим, одна лучше не ходи. Самое смешное, что он от нас даже не прячется. Но мы его всё равно не можем поймать. Он издевается над нами, – сержант будто восхищался доктором Кроу.

– Пустое. Поймаем, а потом посадим. Этот псих должен сидеть либо за решёткой, либо в психушке.

– А что насчёт похорон домработницы? – спросил Пит, и по его голосу она догадалась, что он за то, чтобы поехать на похороны.

– Пит, он не пришёл на похороны своего друга. Придёт ли он на похороны своей домработницы? Думаю, мы только потратим время. А вот на месте его ночлега мы можем найти подсказки. Я тебя жду, и постарайся поскорее, иначе я выйду без тебя.

– Окей, выхожу, – сказал Пит и повесил трубку.

Джессика знала, что Пит доберётся до неё не раньше чем через час. Несмотря ни на что, он был умным парнем и по её голосу явно распознал, что до его звонка она пребывала во снах, да и про вчерашнее он тоже, скорее всего, знал. Он не станет торопиться, и она ему за это благодарна.

Лёгким движением она покинула постель и, поднявшись на цыпочках, потянулась.

Неспешно направившись по коридору в сторону ванной комнаты, Джесс наслаждалась утренней прохладой, царившей в доме, обволакивающей её обнажённое тело, покрывая его мурашками.

Она никогда не ложилась спать в одежде. Одежда сковывала, загоняла в рамки, лишала свободы. Раздеваясь перед сном, она снимала вместе с вещами все свои будничные проблемы, только так она могла спокойно уснуть.

Поворот вентиля, и по телу застучали тёплые капли, смывая остатки сна и воспоминания о прошедшем вечере.

Приняв душ и почистив зубы, Джессика вышла обратно в коридор и остановилась. Влажное после душа тело затряслось в небольшой судороге от холода. Ей нравилось это состояние, когда тело содрогалось, и она ничего не могла с этим поделать. Соски набухли, и она едва опомнилась, вспомнив, что совсем скоро приедет Пит и времени на утехи сегодня у неё совсем нет.

Одевшись в строгие коричневые брюки и закрытую светло-синюю блузку, она спустилась в кухню перекусить. Готовить что-либо существенное не было ни времени, ни настроения, поэтому она решила ограничить себя парой бутербродов и кофе.

Аккурат на последнем глотке раздался звонок. Джессика спокойно поставила пустую чашку в раковину и прошла к входной двери. Щелчок замка, и вместе с ослепляющим солнечным светом на неё обрушился голос Оурена:

– Надеюсь, я вовремя? – улыбнувшись, спросил полицейский.

– Да, я как раз собиралась уже выходить, – ответила девушка, но недостаточно убедительно. Пит улыбнулся ещё шире.

– Прекрасно выглядишь, правда, – окинув Джессику взглядом, сказал Оурен.

– Пит, не начинай, – закатив глаза, вздохнула девушка и, взяв ключи, вышла на улицу.

***

Детектив бродила вокруг сгоревшей будки, принадлежавшей некогда одному из сторожей пристани. Крыша протекает, те доски, что не обгорели, сгнили. Складывалось ощущение, что будка рухнет от прикосновения или лёгкого порыва ветра. Внутри всё обстояло ещё хуже: грязь, вонь, следы плесени по углам. Неужели он спал тут? Даже бомжи не стали бы ночевать в этом месте. И самое главное: никаких следов. Даже фантиков нет. Он хорошо прибрался за собой, будто знал, что это место найдут. Он точно издевался над ними. «Хорошо, доктор Кроу, хочешь играть – мы поиграем», – подумала про себя полицейская.

– Нашёл что-нибудь? – спросила она Оурена, только что вышедшего из будки.

– Будка-то на два квадратных метра. Обоссанный матрац и что-то вроде тумбочки. Окурки, мусор всякий, но всё старое. Кроу ничего не оставил. Только переночевал.

Пит снял перчатки, в которых обследовал будку, и сунул их в пакет, а пакет – в карман. Затем достал носовой платок и вытер пот со лба. Солнце припекало, а в вонючей будке стояло настоящее пекло.

– И куда же наш герой отправился после? – Джесс прекрасно понимала, что Оурен не может ответить на этот вопрос, как и она сама.

– В город. Но это было ещё вчера. Сегодня он может быть где угодно, – немного помолчав, он добавил. – Я подвезу тебя до дома. И, бога ради, носи с собой оружие; странно, что он ошивается у твоего дома.

Джессика промолчала. Она не могла понять, чего добивается Кроу. Почему он не бежит из города? Ведь он должен понимать, что, если его поймают, его ждёт пожизненное, если не электрический стул. Но нет, он наворачивает круги вокруг одних и тех же районов. И при этом они не могут его поймать. Чертовщина какая-то.

Она продолжала смотреть на прибой и горизонт. Озеро манило и обещало отдых. Волны блестели на солнышке, игриво подчиняясь ветру. Как давно она просто так не ходила на пляж? Когда она поймает Кроу, она обязательно сходит на пляж и наденет самый откровенный свой купальник. Джесс дала себе обещание так и поступить, хотя где-то в глубине души она знала, что этому не суждено случиться. Это-то её и пугало.

***

В следующий раз Оурен позвонил этим же вечером. Если честно, Джесс была рада этому звонку, так как не знала, чем себя занять, и пыталась разгадать тайну Рудольфа Кроу.

– Джесс, у нас тут творится какая-то хрень. Я думаю, тебе захочется всё это увидеть своими глазами и услышать своими ушами. Иначе ты мне просто не поверишь.

Через несколько минут детектив Мёрдок уже ехала по указанному Оуреном адресу.

Джессика сразу же заметила переулок, про который говорил Пит. Много народу, мигалок и шума – всё это довольно сложно пропустить.

Протиснувшись к центру событий, Джесс довольно быстро нашла Оурена. Сержант молча взял её за руку и повёл к вывеске какого-то бара. Вывеска горела слишком ярко, да ещё и мигала, так что она не сразу поняла, что пытается показать Пит. Но потом она увидела тело. Точнее, ноги и нижнюю часть туловища. Нужно отдать ей должное, её не вырвало. Она справилась. Можно поставить ей плюсик. Джесс закрыла глаза, досчитала до десяти и открыла их.

– Пит, может, расскажешь, что здесь произошло? – её тон оставался вполне спокойным и деловым. Голос Пита таковым не был. Ещё один плюс Джесс.

– Есть свидетель. Просто лучше сначала увидеть, а потом услышать, – потерянно произнёс полицейский.

Оурен повёл её обратно к толпе народу, большую часть из которых составляли копы, пытающиеся прогнать приблудивших зевак. Около толпы стоял невысокий мужчина, по всей видимости, мексиканец. На нём был белый фартук, что намекало на то, что он работает в том самом баре. Повар? Возможно и так.

– Мистер Мартинес, не могли бы вы повторить то, что рассказали мне? Это детектив Мёрдок. – Пит был сама доброжелательность. Но оно и понятно: на Мартинесе лица не было. Он был в ужасе.

– Я… я не знаю, что я видел, – начал увиливать мексиканец. – Мы с Гаресом вышли на улицу подышать свежим воздухом, покурить. Затем произошло что-то странное. Послышался гул, какие-то странные звуки, и Гарес исчез. Он стоял рядом со мной и внезапно просто пропал. А спустя несколько секунд появились его ноги. А верхней части не было. Я… потом я вызвал полицию, – мексиканец говорил сбивчиво, он заикался и явно был не в себе.

– Вы ничего не видели? Убийцу или животное? – Джесс пыталась поймать хоть толику внимания мексиканца. Но тот, похоже, поехал окончательно.

– Убийцу? Что за человек смог бы проделать такое? Или что за животное? Медведь? В центре-то города? Я не знаю, что это была за тварь, но я завтра же сваливаю из города, – мексиканец впервые за весь диалог посмотрел Джессике прямо в глаза, и она увидела это: ужас и желание побыстрее убраться подальше от этого места.

– Возможно, нам потребуются ваши показания как свидетеля, сэр, – детектив решила попробовать вразумить повара, но понимала, что это всё бесполезно.

– Да мне насрать! Арестовать вы меня не можете, насильно притащить на дознание – тоже, так что не мешайтесь. А теперь до свидания!

Мексиканец пересёк часть переулка, по которой недавно проходила Джесс, мельком взглянул на труп и вошёл в бар.

– Ну и как тебе это? – Оурен пребывал в задумчивости.

– Эта история становится всё запутаннее. И у нас абсолютно не за что зацепиться. Мы просто обязаны поймать этого Кроу. Он точно причастен ко всему этому. Он мне нужен, Пит. Нужен прямо сейчас, – Джесс посмотрела Питу в глаза, и он не отвёл своих. Он молча кивнул, и они решили, что здесь им ловить уже нечего.


***

Ночь Джессика провела в участке. Она пыталась собрать частички мозаики воедино, но получалась сущая неразбериха. Человек не мог совершить такие убийства. Или мог? Неуловимый Кроу. Мотивы? Амулет? Как к этому причастен Стивенсон? Мысли рвали её голову на части.

– Я так с ума сойду… – пожаловалась девушка в пустоту.

– Уже сошла, раз разговариваешь сама с собой, – дверь в её кабинет, оказывается, была открыта, и Оурен, естественно, не мог этим не воспользоваться. Он стоял, облокотившись на косяк, и улыбаясь смотрел на полицейскую.

– Твою мать, Пит. Ты меня точно до инфаркта доведёшь, – детектив показушно схватилась за сердце.

Пит хохотнул и, закрыв дверь ногой, подошёл к столу Мёрдок.

– Держи, – Оурен протянул Джесс кружку горячего кофе. – Ты с самого вечера здесь. Уже утро, и я уверен, что ты не спала даже часа, я прав?

– Да. Не…

– Могла уснуть, – закончил за неё Пит. – Ну конечно же. Куда там, ведь если ты уснёшь, убийцу точно не поймают. Ты только зря себя изматываешь.

– Отстань. Есть какие-нибудь новости? – надежда умирает последней.

– Пока нет, – Пит выглядел усталым: им всем требовался отдых. Нормальный отдых.

– Пит… на похоронах домохозяйки всё было чисто? Я же знаю, ты точно кого-нибудь туда отправлял, – спросила девушка. Она слишком хорошо его знала.

Оурен улыбнулся. Ему явно нравилось то, что он попался.

– Отправлял, да. Но его там не было, – Джесс и не ожидала другого ответа. В противном случае она бы уже всё знала.

За дверью послышались быстрые шаги, затем дверь в кабинет детектива открылась и запыхавшийся Нонси выплюнул:

– Поступило сообщение из центрального парка. Видели парня, по описанию похожего на нашего Кроу. Несколько минут назад он покупал гамбургер в одной из закусочных на краю парка.

Через несколько мгновений Мёрдок, Оурен, Нонси и Пот на двух машинах уже мчались к парку.

Авто решили оставить на подъездах к парку и дальше пойти пешком, точнее бегом. Продвигались аккуратно, тщательно высматривая мужчину в плаще. Затем Нонси указал пальцем куда-то вперёд:

– Вот он! Он только что зашёл в западный сквер.

– Западный ведёт к библиотеке, – напрягала свою память Джесс. – Значит так. Пот, Нонси, идёте в обход на перехват. Оурен, идёшь со мной. Я надеюсь, кто-нибудь догадался вызвать группу захвата? Этот псих не так прост, как кажется.

– Я вызвал, детектив. Они скоро будут, – отрапортовал Оурен.

Джессика с Питом побежали к входу в сквер, где минуту назад Глен увидел историка. Ричард с Гленом пошли в обход к входу со стороны библиотеки. Других выходов из сквера нет. Неужели они наконец-то его поймали? Уже через минуту Джесс влетела в сквер. Она пыталась отдышаться после продолжительного кросса и смотрела по сторонам. Оурен стоял рядом и занимался тем же самым, только с пистолетом в руках. Никого. С другой стороны сквера она заметила вбегающих Ричарда и Глена. «Да быть такого не может. Куда-то же он делся», – возмутилась про себя девушка. Её взгляд упал на канализационный люк, который был слегка отодвинут в сторону. Оурен проследил за её взглядом.

– Твою мать, – только и сказал Пит.


Глава семнадцатая.


Мистер Кроу стоял в сквере центрального парка и смотрел туда, откуда он только что пришёл. Проход был затянут ветвями колючих кустарников, да так плотно, что пробраться обратно не представлялось возможным, как бы он ни старался. «Что за чёрт?» – мысленно выругался Кроу.

Руди, конечно, заметил, что Морх не идентичен обычному миру. Там не работало электричество и сложная техника. Точнее, техника не работала вообще. В Морхе функционировала лишь механика. Да и то самая простая. Видимо, параллельный мир не очень любил новые технологии. Движущиеся объекты и объекты животного мира в Морх также не попадали. Поэтому было мало машин, например, и историк был на сто процентов уверен, что, попытайся он залезть в любую из них и завести, у него ничего не получится. Но в Морхе никогда не менялся ландшафт. Конечно, Руди не был спецом по Морху, так что мог чего-то не знать, но он уже неоднократно попадал в эту реальность и такого не замечал никогда.

Значит, и такое может быть? Это усложняло задачу. Придётся избегать в будущем всяческих лабиринтов и узких переулков. Только открытые местности! Но на них опять же особо не спрячешься. Да уж, чем дальше в лес…

Кроу вспомнил одну деталь. Сейчас день, точнее утро, но уже довольно солнечно, и демонам… В этот момент из тени деревьев, заслонивших своими ветвями всё небо, выполз Мекоптер. Историк читал о нём в книге, которую нашёл у Рэма Стоунза, поэтому осознавал, насколько грозный противник ему попался. Гигантская, в человеческий рост, чёрная псина с перепончатыми крыльями медленно приближалась к нему, оскалив наполненную острыми, как бритва, зубами пасть.

Руди прекрасно понимал, что до этого его перетаскивали демоны, и знал, что в этот раз будет то же самое, но на дворе стоял день. Как эта тварь… ясно. Ветви скрывают солнце, демон в тени… нужно искать открытое место в этом сквере.

Исследователь кинулся куда глаза глядят в поисках открытого пространства, но над головой шуршало, скрипело, и становилось только темнее. Он стоял и крутил головой. Похоже, деревья затянули все проходы со сквера, окружив его живой стеной. Он поднял голову и обомлел. Кроны деревьев переплелись вместе, и теперь Рудольф находился под куполом, состоящим из веток, листьев и тьмы.

Сзади послышался лёгкий скрип. Это когти на лапах Мекоптера входили в сухую землю парка. Он приближался. Руди машинально вытащил амулет, привезённый из Аравии, и направил на тварь, даже не глядя в её сторону. Ему нужно искать выход. Согласно книге, демон боится огня, а его у Руди не было; он, конечно, мог воспользоваться зажигалкой, если она ещё работала, но это самоубийство чистой воды.

В прошлый раз Сидери не последовали за ним в подземелье. Скорее всего, у демонов чёткое разделение территории. Или просто постоянные ареалы обитания. В любом случае нужно искать, как выбраться отсюда.

Краем глаза Кроу уловил движение. Демоническая птица пыталась обойти исследователя параллельных миров сбоку. Она постоянно использовала тени; понятно было, что даже в тени деревьев и с солнцем, скрытым за плотными кронами, ей было непросто. Демоны – ночные твари, и для Мекоптера это был просто подвиг – напасть утром.

Руди после попытки обходного манёвра старался не упускать демона из виду. В прошлый раз они действовали стайно, но нападал сначала один. Скорее всего, это был разведчик. Но, может, в этот раз всё по-другому? Может, тварь решила полакомиться тайком от своих собратьев? Конечно, то, что Мекоптеры и Сидери были во многом похожи, не означало, что у них одинаковые тактики ведения охоты. Нестандартная ситуация. Смешно даже, будто Морх – вполне стандартная вещь.

Нашёл. Он знал, что под сквером проходит канализация, как и везде под городом. Но в парковой зоне люки были скрыты от посторонних глаз, чтобы не разрушать природный дух и не портить красивую картинку. В этот раз дополнительное сокрытие добавил и Морх. В этом была его ошибка. Странный витиеватый куст посреди дороги смотрелся чересчур неестественно. Его там быть точно не должно.

Морх прятал люк, будто зная, что это единственный выход, путь к спасению. Значит, Морх может мыслить? Это был какой-то бред. Но бредом было и путешествие по мирам… или нет? Также это могла быть и ловушка. Единственный путь к спасению мог оказаться дорогой на бойню. Но был ли у него выбор? Не особо. В любом случае стоило попробовать. Амулет сейчас заряжен, и бояться ему нечего.

Кроу неспешно направился к люку. Демон даже не пытался атаковать, он просто обходил историка по кругу и издавал тихое рычание, словно только что заведённый новенький автомобиль. «Видимо, и впрямь ловушка», – подумал Кроу. «Что ж, не в первый раз». Не выпуская демона из виду, Рудольф отодвинул люк и спрыгнул во тьму.

Он приземлился в воду с громким всплеском, войдя в неё по щиколотку. По крайней мере, доктор Кроу надеялся, что это вода, потому что несло от неё немилосердно даже в Морхе, где запахи практически отсутствовали.

Дежавю.

Он побеспокоился о своих туфлях, которые могли и не пережить второго путешествия по канализациям. Не хотелось бы заниматься поисками новой обуви, когда проблем и так хватало выше головы. Мекоптер не пытался прорваться через люк, и Руди готовился к встрече, озираясь по сторонам.

Встречи не последовало, и он начал продвигаться вперёд. Историк примерно знал, в каком направлении находится библиотека и куда ему идти. Он помнил люк, находившийся слева от лестницы, ведущей к парадному входу библиотеки. Кроу надеялся выйти из этого люка.

Он шёл, и ничего не происходило. Гул оповещал его о том, что он всё ещё находился в мире теней. Странно всё это. Ему казалось, что Мекоптер заманивал его в ловушку, но что это за ловушка, в которой никто его не ждёт?

И вот тогда, когда он окончательно расслабился и до люка, ведущего к библиотеке, оставалось рукой подать, случилось ожидаемое.

Сзади послышались тихие шаги. Руди уже слышал их всего три дня назад и не смог бы так быстро забыть. Морлоки.

Он ускорился, но никак не мог найти канализационный люк и лестницу. Он уже давно должен был покрыть расстояние от сквера до библиотеки. Может, туннель идёт по дуге? Или он пошёл не в ту сторону? Кроу вспомнил, как в сквере за ним зарос ветвями вход. Вот, значит, как: его ведут. Это плохо – нельзя им дать загнать его в ловушку. Придётся идти в лобовую и, кроме амулета, надеяться ему больше не на что.

Он развернулся на сто восемьдесят градусов и ринулся вперёд, держа талисман-«антидемон» наготове. Руди пробежал метров тридцать, но тварей видно не было. Он остановился и прислушался. Были слышны шаги, так же как и в прошлый раз. «Что за чёрт здесь происходит?» – не понимал историк. Он точно зря полез в эту канализацию. Уж лучше Мекоптер. Долго ли тот смог бы удерживать купол? Да ещё и днём? Да и амулет… «Ну Рудольф фон дебил, теперь выкручивайся», – обругал себя Кроу.

Историк бродил по лабиринту, используя амулет как фонарь. Он ещё не вступал в бой, так что артефакт оставался достаточно сильно заряженным. Проходя мимо очередного поворота, Руди услышал странный звук. Будто сыпется песок. Он повернулся к стене и увидел, что примерно на высоте амулета кирпичная кладка осыпается, открывая взору скрытый проход. «Значит, амулет они обмануть не могут. Повезло мне всё-таки с оружием», – подумал про себя Руди. Он приблизил артефакт с собачьими головами, и стена начала осыпаться быстрее.

«Значит, иллюзии. Они могут насылать иллюзии, меняя ландшафт и окружающие предметы, путая и таким образом заманивая в ловушку. Но амулет обмануть невозможно», – делал выводы Кроу. Рудольф сильнее стиснул свой талисман. Странный амулет с собачьими головами в очередной раз спас ему жизнь.

Где-то в глубинах туннеля послышался утробный булькающий гул. Звук был странный и страшный одновременно. Нужно было торопиться: этот гул не сулил ничего хорошего для бедного историка. Стена почти осыпалась, когда он проскользнул внутрь и побежал к тупику, возле которого виднелась лестница, ведущая – он был в этом уверен – к библиотеке.

Стоило Руди схватиться за лестницу, как голова его взорвалась болью, в глазах двоилось, ноги не слушались. «Что это?» – успел подумать Кроу, а затем упал на колени. Гул наращивал темп, и Кроу начал думать, что его голова сейчас разлетится в щепки. Он взялся за голову обеими руками, выронив амулет в воду, и закричал, не в силах больше выносить боль. И вот тогда в туннель вошли они.

По стенам и потолку туннеля ползли Морлоки: немного, около десятка, но то, как они передвигались, внушало ужас. По центру шло, нет, левитировало, существо, каких Руди ещё не встречал. Странно, но он не помнил такой твари и по книге. Ростом она была метра два, но из-за порхания в воздухе смотрелась на порядок выше. Тело демона напоминало тело Боггарта: будто рваные края плаща развеваются на ветру; правда, никакой это был не плащ, это была сама тьма, соткавшая для демона одёжку. Голова твари усеяна щупальцами, длина некоторых из них достигала ног демона, все они беспорядочно копошились и будто искали в воздухе добычу. Глаза были чёрными и глубоко посаженными под большим нависающим лбом. Морда твари, бледная и морщинистая, внушала ужас и безысходность.

Кроу не мог пошевелиться: его будто парализовала сила этого нового существа. Он боролся и пытался вытеснить из себя незнакомую ему чужеродную энергию. В голове понемногу прояснялось, что давало возможность поразмыслить.

Демон протянул руку, и бывший доктор поднялся в воздух. Ощущение возникало такое, будто его схватили за само сердце и подняли вверх. Тварь обладала телекинезом. «Чёрт, похоже, это был один из высших демонов», – промелькнуло тогда в голове историка. В книге говорилось, что никто не выживал после встречи с ними, что они обитают в подземельях и только в определённых местах. Вот же повезло-то.

Тварь приближалась. Давление на Руди усиливалось. Ему с трудом удавалось дышать, чужеродная энергия сдавливала всё его существо в тугой комок, будто намереваясь расплющить.

Взгляд Кроу упал на амулет, лежавший у него под ногами. Пять собачьих голов мерцали на дне, искажая свою форму под неспокойной гладью воды. Как он мог выпустить его из руки? Мысли путались, голова переставала соображать. Похоже, это был конец. Историк ещё смотрел на артефакт, созданный для уничтожения этих тварей, и мысленно просил его: «Помоги мне».

Тварь подлетела ближе, Руди терял сознание, Морлоки ползли за своим господином, а над всем этим представлением раздавался громоподобный гул.

Неожиданно для всех артефакт вспыхнул ярким светом, озарив белым огнём весь туннель. Морлоки, завывая от боли, вылетели из туннеля, спасая свои шкуры. Демон с щупальцами вместо рта закрыл глаза и закрылся левой рукой, он не упал и не убежал, даже продолжал левитировать. Но давление на тело и разум Руди прекратилось. Историк упал, и способность мыслить вернулась к нему – он тут же схватил амулет в руку, и тот ослепительно вспыхнул ещё раз. Всё утонуло в белом.

Руди открыл глаза. Голова привычно болела, зрение ещё полностью не восстановилось после светопреставления, устроенного амулетом. Он был весь в… ну вы поняли. Кроу посмотрел вдоль туннеля, душа его ушла в пятки, но там никого не оказалось. И тут его пронзило осознание, что он уже не в Морхе. Его выбросило в обычный мир. Но как? Амулет. Руди попросил, и амулет вытащил его, помог ему. Но так ли это? Это ему ещё предстояло выяснить. К Стивенсону у него теперь намного больше вопросов, чем было в пятницу.

Кроу почистил себя как мог и полез по лестнице. Он вылез именно там, где и планировал: слева от входа в библиотеку. Руди убедился, что никто не наблюдает за ним, и, бросив беглый взгляд в сторону парка, направился к входу. Беглого взгляда не хватило, чтобы увидеть, что территория сквера была оцеплена полицией.


Глава восемнадцатая.


– Доброе утро. Ты припозднилась.

Директор Стивенсон закрыл старую потёртую книгу без опознавательных знаков и отложил её в сторону, на край своего рабочего стола. Перед ним визуализировалась тень. Какое-то время она стояла в нерешительности, но затем протянула библиотекарю две книги в кожаной обложке.

– Она почти добралась до них, – произнесла тень. Приятный низкий женский голос с нотками стали выдавал в ней лидера, привыкшего, что её слушают.

Дамиан бросил на книги беглый взгляд и убрал их в один из ящиков стола. Задумчиво он начал осматривать тень, думая о своём. Тень, видимо поняв намёк, обрела более отчётливую форму, превратившись в красивую девушку латиноамериканской внешности: глубокие тёмные глаза; чёрные, слегка кудрявые волосы, ниспадающие на плечи; тонкие губы, выдающие в ней твёрдый характер; высокая и стройная, одетая в чёрный костюм охотника.

– Так лучше? – произнесла она спокойным тоном без намёка на игривость.

Девушка была уверена в себе, у неё был свой шарм, и любой представитель мужской части населения планеты был бы счастлив хотя бы прикоснуться к ней, но только не директор Стивенсон. Слишком хорошо он знал свою собеседницу.

– Да, Рашида. Спасибо, – спокойно ответил Дамиан. – Значит, она ищет информацию, не могу её за это винить. Она пытается понять себя, кто она есть на самом деле.

– А ещё она убегает от кого-то. Внутри неё живёт страх, – сказала девушка и, помолчав, добавила. – Она ведь не знает, где находится на самом деле?

– Конечно же нет, – улыбнулся Стивенсон. – Это мой дом, и здесь всё живёт по моим правилам.

– Хорошо. Надеюсь, она сбежит прежде, чем доставит нам хлопот, – задрав подбородок, надменно произнесла Рашида.

– Странствующий оборотень не самая большая наша проблема, – ответил Дамиан.

– Ты разговаривал с Хаори недавно? – задавая вопрос, охотница непроизвольно выпрямилась и подняла бровь.

– Да, он заходил вчера. У Рудольфа, оказывается, были интересные выходные. Думаю, сегодня он о них поведает, – улыбнулся библиотекарь, ситуация его явно забавляла. На лице охотницы же не было и тени подобных эмоций. Она была холодна и спокойна.

– Он скоро придёт. Я видела, как он зашёл в провал. А ещё за ним хвост…

– Да, да. Я знаю. Амулет ему поможет вылезти из провала, а хвост – это молодые чистильщики Хаори. Он говорил про них вчера. Старик Грэм и молодая Хелен. Интересные ребята, прошу заметить, – Стивенсон сложил руки под подбородком и улыбнулся.

– Твой ключ идёт прямо в ловушку. Они тоже стянули свои силы к библиотеке, скоро тут будет бойня. На нас они напасть не посмеют, ясное дело, но…

– Битва добра и зла у стен библиотеки, – перебил девушку, библиотекарь. – Может, написать об этом книгу? Как думаете, миссис Тонс? – Дамиан отшучивался и явно не воспринимал ситуацию всерьёз.

– Я думаю, вы со мной играете, мастер Дамиан. Как только ключ покинет библиотеку, начнётся свара. Есть ещё те… ты знаешь, мы не знаем, как они себя поведут, – Рашида оставалась спокойна, но была в лёгком замешательстве.

– Вот и посмотрим, как они себя поведут. Дорогая, не о чем беспокоиться. Охотники разобьют демонов, а Кроу, как обычно, сбежит ещё до того, как пыль уляжется. Всё идёт по плану, – директор взял книгу, которую положил на край стола, и убрал её в тот же ящик, что и книги, принесённые охотницей.

– Хорошо. Тебе виднее. Как там Хаори? Он всё ещё не с нами? – спросила Рашида. Вопрос она задавала с полным отсутствием эмоций на лице, явно зная ответ.

– Нет. Он молод и глуп. Но он на правильном пути. У них в лагере крыса, и, пока он от неё не избавится, я не стану предлагать новое объединение.

– Это тот, о ком я думаю? – в голосе девушки появились нотки заинтересованности.

– Да. Это он, – спокойно ответил библиотекарь и откинулся на мягкую спинку кресла.

– Плохи же их дела. Думаешь, они справятся?

– Да. Иначе я бы не тратил на них своё время, – Дамиан закрыл глаза и закинул руки за голову.

– Всё-таки раньше было лучше. Мы хотя бы не истребляли друг друга без причины, – Рашида отвела глаза в сторону, голос её стал тише. – Вернуть бы эпоху стражей.

– Мы об этом уже говорили, моя дорогая. Когда всё это закончится, охотники смогут на многое посмотреть с другой стороны. Вот тогда-то у нас и будет шанс всё вернуть. Нужно лишь подождать, – Дамиан выделил последнее слово и улыбнулся своим мыслям, недоступным его собеседнице.

– И сколько мы уже ждём, мастер? Сколько ещё лидеров сменится у охотников?

– Столько, сколько будет нужно, – холодно ответил директор. Он открыл глаза, и Рашида чуть было не сделала шаг назад. В последнее время, в этот период покоя и ожидания, она стала забывать, кем являлся Дамиан Стивенсон. – Лучше присматривай за новенькой. Она нам ещё пригодится.

– Вы про засланного? Странно, что они надеялись провести нас. Неужели о нас такого низкого мнения? – тон охотницы немного сменился, став тише и учтивее.

– Вот поэтому я и говорю: приглядывай за ней. Мы не знаем, зачем её подослали. Возможно, целью является не слежка, – голос библиотекаря стал более монотонным и задумчивым.

– Я вижу каждое её действие, но пока не могу понять их. Она ничего не делает. Не следит, не пытается что-то вызнать или украсть, не пытается втереться в доверие. Она просто работает в библиотеке.

– Вот это-то и сбивает с толку. Продолжай следить за ней. Но не убивай.

– Да, я помню, она вам нужна, – проворчала Рашида.

– Ладно, он скоро придёт. Можешь развлечь полицейскую, пока мы будем беседовать? – Стивенсон посмотрел на охотницу и улыбнулся.

– Конечно, мастер, как прикажете, – ехидно улыбнулась девушка.

Рашида растворилась в воздухе, а директор с умным видом начал перебирать бумаги, разбросанные по его столу, готовясь таким образом к приёму посетителей.

***

– Он справился, Грэм, посмотри! – охотница радовалась, словно ребёнок.

– Ладно, он не так безнадёжен, – протянул охотник, закатывая глаза. Старому вояке явно не хотелось принимать то, что он ошибался.

Они по-прежнему сидели на той самой скамейке, откуда и наблюдали за происходящим в округе. Благо Морх скрывал их от посторонних глаз. Хелен светилась от счастья, а Грэм внимательно следил за окружением.

– Интересно, насколько хорошо он знает библиотекаря? – спросила Хелен.

– Не думаю, что он знает больше нашего, скорее меньше, – сухо ответил Грэм.

– Да, думаю, ты прав. Полиция готовит облаву. Интересно, как отреагирует Стивенсон? – Хелену забавляло происходящее: в отличие от своего напарника, она любила внезапные события.

– Думаю, он будет очень мил. Это же люди.

– Будем сидеть и наблюдать? – охотница, конечно, надеялась, но сама знала, что зря.

– Да. Благо идти нам недолго, – Грэм устроился поудобнее и просто смотрел в сторону библиотеки.

– Ой! – охотница резко подскочила на месте и начала рыскать по многочисленным карманам охотничьего снаряжения. Наконец, выудив из внутреннего кармана куртки плоский камушек, она приложила его к виску и несколько секунд сидела не шевелясь.

– Что там? – ворчливый тон старого солдата давал понять, что ему не понравилось происходящее.

Хелен убрала камушек обратно во внутренний карман, откуда она его и извлекла, и, проморгавшись, посмотрела на Грэма.

– Это Гергель. На северо-западе от библиотеки бушуют демоны, просит помочь, – Хелен выглядела озадаченно.

– Хм. Странно, – солдат дал понять охотнице, что он тоже не понимает, что происходит. – Ты иди, а я останусь здесь. Встретимся позже. Не теряйся.

– Хорошо. Не знаю, что тут происходит, но это будет весело! До встречи, Грэм, – конец фразы охотница произнесла очень мягко и нежно, что растопило даже ледяное сердце охотника.

– До встречи, Хелен, – так же мягко вторил ей солдат.

Хелен побежала по улице в сторону севера, а Грэм остался сидеть на скамейке. Она поняла, почему он решил остаться. Он бросил взгляд на крышу дома, стоявшего напротив библиотеки через дорогу. Неужто за ключом пришли? Этого ждал Хаори? Грэм не знал этого, но он точно знал, что демону он проигрывать не собирался. Нужно лишь дождаться гонга.

***

Человек в капюшоне наблюдал за библиотекой. Ключ уже там. Нападать на библиотеку – верная смерть, лучше дождаться, пока он выйдет, и перехватить его.

Он заметил, что охотники разделились. Ушла «Смерть», а «Непобедимый» остался. Человек в капюшоне знал, что охотник его заметил. Значит, это был вызов. Что ж, он давно мечтал сразиться с непобедимым солдатом один на один. Ведь добыча без борьбы – это так скучно! Это будет битва за трофей. Человек улыбнулся: да, давненько у него не было серьёзных противников.

Демон сложил руки в печати, затем ещё раз и ещё. Всё его одеяние засветилось красным, по рукам и лицу, едва видному из-под капюшона, заструились красные руны. Можно начинать. Он оскалился и растворился в воздухе.

***

Ларри насвистывал модную мелодию, которую он услышал в магазинчике неподалёку. Надо же, раз услышишь – и не отвязаться от неё потом: заело, и всё тут.

Почти все ловушки были расставлены, оставалась последняя. Эмпат бороздил просторы огромного поля на северо-западе от библиотеки. Хаори сказал, что намечается вечеринка, и просил никому не говорить о задании, которое он дал Ларри, поэтому молодому эмпату пришлось уйти из лагеря под предлогом внеплановой разведки территории на юге города, как и просил лидер. Молодой охотник не знал, к чему это всё, но он доверял Хаори: лидер никогда не ошибается, если он сказал ставить ловушки, значит, скоро здесь будет жарко.

Внезапно его коснулась знакомая энергия: переговорный камень. Он достал его и выслушал указания. Срочная тревога – всем охотникам, кроме охраны лагеря, прибыть на северо-западный участок от библиотеки. Что ж, началось. Сейчас охотники покинут лагерь и через двадцать минут будут здесь – нужно скорее поставить ловушку и обойти их с тыла.

Ларри улыбнулся и прибавил шагу.

***

– Гергель, у нас всё готово? – Хаори заметно нервничал, но старался не подавать виду.

– Конечно. Можно выступать, – заместитель лидера был, по своему обыкновению, абсолютно спокоен и флегматичен.

– Отлично. Шоу начинается.

Охотники переглянулись, кивнули друг другу и вышли из шатра.

***

Когда человек в капюшоне появился, Грэм уже стоял наготове, явно ожидая соперника. В правой руке ружьё, в левой – нож. Классика.

– Начнём? – спросил демон улыбаясь.

Грэм никогда не понимал: почему все так любят разговаривать во время боя? Не став включаться в диалог, он просто выстрелил в демона, но промахнулся: чёрный силуэт скользнул в сторону так быстро, что размазался в пятно в глазах солдата. Быстрый, гад, даже для него слишком быстрый. А демон тем временем пошёл в наступление: сложив несколько печатей, он выкинул правую руку в сторону солдата, заставив Грэма отскочить в сторону. Однако демон этого и хотел, он знал про способности старого вояки. Руны на левой руке демона засветились ярче, и земля под солдатом ушла у того из-под ног. Демон молнией приблизился к охотнику и так же резко отпрыгнул, взвыв от боли.

Демон смотрел на тёмно-рубиновые цвета на своей ладони и не мог в это поверить. Его ранили? Человек смог его ранить? Его??? Он бросил взгляд в сторону Грэма, стоявшего на одном колене и всё ещё сжимающего нож, обращённый в сторону человека в капюшоне. С кончика ножа упала тёмная капля. Охотник поднялся на ноги и улыбнулся.

– Вот теперь начнём, – произнёс Грэм.

Демон откинул чёрный капюшон и оскалился. Это был Люциг, старый, как сам Морх, очень старый. Таких древних Грэм ещё не встречал. Весь в рунах и роговых отростках. Сильный противник. Очень сильный. Люциг улыбался, его глаза горели в предвкушении битвы. Он расхохотался громоподобным басом, и темнота вокруг охотника начала сгущаться и тяжелеть, пока всё не погрузилось во мрак.

– Сегодня ты умрёшь, человек, – прошелестела сама тьма вокруг солдата.

– Пошёл в жопу, – парировал Грэм и приготовился к бою.


Глава девятнадцатая.


Келли сидела в «чайной комнате», как её называли служащие библиотеки. На небольшом обеденном столике стояла уже пустая чашка. Воспоминания о былом, накатившие так внезапно, уходили, оставляя после себя неприятный осадок.

Девушка многозначительно вздохнула. И только она подумала, что жизнь начинает меняться в лучшую сторону. Что всё не так плохо. В её жизни появился тот, кого можно втайне любить, кем можно восхищаться. Друг, брат и любимый. И всё это рушится в одно мгновение, и всё встаёт с ног на голову. Она думала, что с Дэвидом её никто не тронет, что она теперь в безопасности. Теперь она совершенно одна и её преследует монстр пострашнее многих демонов. Настоящий охотник.

В пятницу Келли удалось проследить за директором Стивенсоном, и она знала наверняка, что книгу он унёс в свой кабинет. Это, конечно, плохо. Кабинет он запирает, когда уходит, но бывают и исключения, если он будет просто бродить по библиотеке. Но копаться в его вещах, когда он может войти в любой момент, – это слишком рискованно. Нужно зайти в кабинет под каким-нибудь предлогом и узнать, где именно лежит та книга, чтобы ночью её утащить. Остаться допоздна по работе не проблема. Подозрений она этим не вызовет. Войти в закрытый кабинет тоже не проблема, она может войти через Морх. Единственное препятствие – это датчики движения: в Морхе-то они будут отключены, но книгу придётся забирать из реального мира… Нужно будет отключить эти датчики или просто забить на них. Какая ей разница, сработает сигнализация или нет, если она возьмёт книгу и слиняет через мир демонов? Решено. Осталось просто дождаться вечера, а значит, пора приниматься за работу.

***

Миз Вайт перебирала документы по запасникам библиотеки, когда в комнату вошла Элизабет Коннолли. Это была приветливая и всегда позитивная женщина лет тридцати. У Лизы был тот странный оттенок волос, когда девушка ещё кажется блондинкой, но цвет почти рыжий. Глаза зелёные, но не такие, как у самой Келли. Её (Лизы) цвет был на грани зелёного, почти болотного, но со странными вкраплениями. Иногда на свету они казались розоватыми, что всегда пугало девушку-оборотня. Келли одно время даже считала, что Элизабет – демон, но аура её была хоть и странной, но чистой, человеческой.

Лиза прошла по комнате к Келли и остановилась, шурша платьем. Коннолли всегда носила платья и всегда розовато-красных тонов. Похоже, это был её любимый цвет. Она была администратором, поэтому всегда выглядела прекрасно: ей всё-таки приходилось встречать гостей и, следовательно, смотреться она должна мило и изумительно, располагая к себе любого, кто переступит порог библиотеки. Администраторша была выше Келли, но в основном это было из-за каблуков. На самом деле они были почти одного роста.

Перевёртыш не могла взять в толк, что было нужно Лизе. Они редко общались, единственное их нормальное общение состоялось тогда, когда Келли рассказала ей выдуманную легенду про Дэвида и потерю своего глаза.

– Келли, я сейчас немного занята, и мне нужна твоя помощь. К директору пришёл гость, нальёшь ему кофе? Буду очень тебе признательна, – нежно пропел ангельский голосок девушки в красном.

Элизабет улыбалась, пока говорила всё это, но Келли видела, что улыбка фальшива насквозь. Видно же, что администратор никуда не торопится, ну хорошо, проглотим наживку.

– Нет проблем, Лиз, сейчас сделаю, – Келли старалась казаться приветливой и улыбнулась. Она не верила «леди в красном» ни на грош.

– Я подойду через пять-десять минут, мистер Кроу любит эспрессо.

Элизабет выпорхнула за дверь, а Келли пошла готовить кофе. У них была довольно богатая библиотека со своей чайной комнатой и кофе-машиной. Приготовив эспрессо, девушка составила всё на поднос, привела себя в подобие порядка, настроила улыбку и отправилась до кабинета директора. Вот вам и возможность узнать, где книга.

– Добрый де… – начала было Келли, войдя в кабинет директора, и осеклась.

Она уже успела взять чашку кофе с подноса и теперь стояла с блюдцем в одной руке и подносом в другой. Краем глаза она глянула на гостя, и кровь отхлынула от её лица. Она оглянулась больше по привычке, потратив на это движение всего секунду, и неожиданно для самой себя попятилась. Спохватившись, она остановилась и услышала голос гостя.

– Кофе, мисс! – у недавнего знакомого был приятный голос, но девушка-оборотень лишь в последний момент поняла его предостережение. Чашка уже летела на пол. «Вот чёрт», – успела выругаться про себя Келли, и чашка разлетелась вдребезги.

Келли пробормотала подобие извинений и стрелой вылетела из кабинета. Мимолётного взгляда хватило: она узнала утреннего знакомого. Это был ключ, тот самый, которого она встретила утром по пути на работу меньше часа назад. Но он же зашёл в сквер, она это своим глазом видела. Ошибки быть не могло. Выбрался? Да кто он такой, раз смог выбраться из провала? И ещё. Она нашла книгу. Но было одно «но»: книга эта лежала на столе возле ключа, и, судя по тому, как он накрыл книжицу своей рукой, больше она не считалась собственностью Стивенсона. Нужно проследить за этим парнем и выкрасть книгу. Других вариантов она пока не видела. «Да где же это чёртово полотенце?» Нужно было успокоиться: она даже не заметила, как перешла на сверхскорость. Это плохо; она была в шоке. Спокойствие. Вот и полотенце. И пакет.

Келли вернулась в кабинет и как ни в чём не бывало собрала осколки с пола и вытерла лужицу. Она старалась не смотреть ни на кого из присутствующих, но чувствовала, что они оба наблюдают за ней. Девушка встала и с отсутствующим выражением на лице вышла. Выходя, она заметила, как к двери улыбаясь шла Лиза с новой чашкой кофе в руках.

– Я заметила, что ты вошла в кабинет с полотенцем и пакетом, – решила, что гостю потребуется новый кофе. Всё в порядке? – Лиза была сама милость.

– Да, всё в порядке, – выдавила из себя Келли.

Если это было «в порядке», тогда она в полном дерьме. Лиза зашла в кабинет и начала заговаривать ключа своим певучим голосом. Это уже было неважно. Всё, что ей нужно, – это спрятаться и ждать, пока странный ключ выйдет из кабинета директора Стивенсона.


Глава двадцатая.


– Я рад, что ты не решила лезть в канализацию.

– В этом нет смысла: мы знаем, куда он направляется, и мы идём за ним.

Джессика с Питом вышли из парка и двигались в сторону библиотеки. Группа захвата прибыла на место спустя минуту после того, как полицейские потеряли историка, и первым делом оцепила сквер. В канализацию лезть никто не хотел, и детектив Мёрдок обрадовала всех тем, что просто приказала следить за выходом из подземелья, находившимся в сквере. Она знала, что второй люк находится слева от входа в библиотеку и что Кроу вылезет наружу именно там.

– Люк отодвигали, смотри, – Оурен указал на люк и посмотрел в сторону входа в библиотеку. – Мы слишком много времени потеряли в сквере, объясняя группе захвата, что делать.

– Ты думаешь, он уже в библиотеке? Мы бы это заметили, Пит, он при всём желании не смог бы так быстро покрыть такое расстояние под землёй, незаметно для нас вылезти и пробраться в библиотеку, – Джесс говорила всё это, но уже сама сомневалась в сказанном. А может, всё-таки мог?

– Нужно, чтобы кто-то зашёл внутрь и спросил, не заходил ли к ним только что человек в чёрном плаще. Всё просто, Джесс, – Пит пытался успокоить её, за что она была ему благодарна, но это был не совсем тот случай. Сейчас её могла успокоить только голова доктора Кроу на блюдечке.

– Мы можем просто дождаться, пока он выйдет, или дождаться людей из группы захвата, они скоро подойдут, – предложила Джессика.

– Ты боишься его? – Оурен был удивлён.

– Ты видел, во что он превращает людей. Я его опасаюсь, Пит, – опустив глаза, сказала девушка.

– Я могу пойти внутрь и спросить, а ты подождёшь его здесь, – сержант пытался разговорить детектива и тем самым успокоить, а заодно и найти верное решение.

– Нет, разделяться не лучшая идея. Чёрт, мы стоим и мнём булки, вместо того чтобы взять его! Мы его упустим, нельзя его упустить! – детектив начинала заметно нервничать.

– Смотри, ребята из группы захвата уже идут, давай я…

– Я иду внутрь – одного пошли за мной, со вторым следи за люком, – прервала его Мёрдок и быстрым шагом направилась к входу в центральную библиотеку.

– Но… – попытался возразить сержант, но было уже поздно: дверь библиотеки захлопнулась, и Джессика скрылась. – Ребята, а можно быстрее? – закричал Пит на приближающихся солдат в чёрном.

***

Джессика вошла в библиотеку решительно и грозно, словно ураган, надвигающийся на бедную деревушку на побережье, но, дойдя до центра холла, остановилась. Что-то здесь не так. Пусто. Она огляделась. На кассе никого, администратора нет, ни посетителей, ни работников библиотеки. Но у неё совсем не было времени разбираться с этим, и она продолжила свой марш в сторону директорского кабинета. Она и сама справится.

Она знала дорогу… как ей казалось. Но откуда этот поворот? Всё не так: она была здесь совсем недавно, но совершенно не узнавала коридоры и двери. Немного поплутав, она наконец вышла в…

– Что за чёрт? – шёпотом выругалась детектив Мёрдок.

Она снова оказалась в холле. Джессика спешно обернулась, и… позади неё стояла глухая стена.

– Что здесь происходит? – паника неумолимо накрывала её, руки начали дрожать, она хотела достать табельное оружие, но зачем? В кого ей стрелять, если здесь никого…

– Доброе утро, мисс. Могу я вам чем-нибудь помочь? – приятный низкий голос испугал её так, что она подпрыгнула и резко обернулась. В центре холла стояла женщина. Лет тридцати, может, меньше. Латиноамериканка. Симпатичная. Раньше детектив её не видела.

– Здравствуйте! Мне нужно к директору Стивенсону, это срочно, – плюсик за самообладание. Но руки Джесс по-прежнему дрожали. Темноволосая женщина, наоборот, выглядела абсолютно спокойной.

– Директор сейчас занят, может, я сумею вам помочь?

Джессике абсолютно не нравился голос и взгляд незнакомки. Она была похожа на убийцу: холодная, жестокая, расчётливая, непоколебимая. Это читалось в ней: Джесс всё-таки коп и видела это в глазах и позе, в движениях латиноамериканки. Здесь что-то происходило, и ей это не нравилось. Она решила идти ва-банк и достала-таки табельное оружие.

– Я сказала: срочно! – голос Мёрдок слегка дрожал, но табельное, направленное на незнакомку, – нет.

– Как скажете, мисс, – девушка повернулась к полицейской спиной и направилась в противоположную от неё сторону.

Джесс пошла за ней, опустив оружие в пол, но по-прежнему сжимая его обеими руками. Только сейчас она заметила, что женщина была одета в чёрное платье, старое, но очень красивое. Оно завораживало полицейскую, заставляло вспоминать то, что та вспоминать не хотела, ворошило воспоминания, будто кочерга ворошит угли в костре. Чёрные коридоры воспоминаний. Трупы, места убийств, кровь, дом Кроу, переулок, залитый кровью, её ба…

– Хватит! – Джессика закричала, и гипнотическая сила, накрывающая её, словно вуаль, спала.

Полицейская снова оказалась посреди холла. Одна. Девушки в чёрном платье нигде не было. Никого не было. А была ли та девушка? И что вообще с ней произошло? «Чертовщина какая-то», – испуганно подумала Джесс.

Она снова пошла к кабинету директора. Теперь, кажется, всё было ей знакомо; да, вот она, дверь. Она потянула ручку на себя… пусто. В кабинете никого не было.

Сердце забилось быстрее, нижняя губа задрожала, глаза тронула влага. «Что здесь происходит?»

Она пошла дальше по коридору, пытаясь успокоить себя и сконцентрироваться на задании. Кроу где-то здесь, ему не уйти; она не может его упустить, только не в этот раз.

Она шла, но коридор всё не кончался. Складывалось ощущение, будто она идёт на одном месте, словно на тренажёре. Иллюзия. Снова. Она ударила по стене кулаком и что было мочи прокричала:

– Хватит со мной играть!

От её крика стены завибрировали и… разлетелись на крошечные осколки. Она стояла на пороге в холле. Значит, она и шага не ступила по библиотеке. Что это было?

– Доброе утро, детектив! – звенящий голосок женщины-администратора вернул её на землю. – Прошу прощения, я не заметила, как вы вошли. Вам помочь?

Джессика решила убрать табельное на место, но, посмотрев на свои руки, поняла, что даже его не доставала. Вот, значит, как.

– К директору, это очень срочно, – сказала Мёрдок тоном, не допускающим и грамма возражений.

Администраторша улыбнулась и быстрым шагом направилась в сторону директорского кабинета. Джесс не отставала. Войдя в коридор, она повернула голову и увидела его… Рудольф Кроу смотрел на неё с другого конца коридора. Она хотела закричать, приказать стоять на месте, вытащить оружие, задержать – её переполняли эмоции – но дальше произошло то, чего она никак не могла ожидать.

Что-то схватило историка за плащ и дёрнуло в сторону. Из его рук выпала ручка, и Кроу… исчез. Всё было как в замедленной съёмке. Ручка ударилась о пол и покатилась к стене. Впереди девушка в красном открыла дверь кабинета директора Стивенсона и глумливый бархатный голосок проговорил:

– Вы что-то потеряли, мисс Мёрдок?


Глава двадцать первая.


Когда Рудольф Кроу заходил в библиотеку в пятницу, он не застал на месте администратора, да он ему и нужен-то не был: историк прекрасно знал, где находится кабинет Стивенсона, и мог найти туда дорогу с закрытыми глазами. Но сейчас администратор была на месте и пропускать бывшего доктора исторических наук не торопилась. Конечно, Кроу прекрасно понимал причину. Его внешний облик в данный момент не отличался чистоплотностью, и допускать такого «сэра» в помещение центральной библиотеки, в которой могли находиться беременные женщины, дети или, что хуже всего, спонсоры, – это просто недозволительно!

Что больше всего понравилось Руди, так это спокойствие девушки-администратора. Он знал, что она новенькая: её наняли в период «блужданий» исследователя, и поэтому она понятия не имела, кто он собственно такой есть. Но, несмотря на то что она считала его попрошайкой или чем-то вроде того, она обходилась с ним довольно учтиво, не повышала голос, улыбалась – она просто завораживала Кроу. Так ведь и влюбиться недолго.

У администраторши были красивые волосы, от которых Рудольф не мог отвезти глаз, красивое платье, серьги – в ней всё было прекрасно. После соблюдения этикета она наконец-то задала верное направление.

– Так, может, я смогу вам чем-то помочь? – блондинка мило похлопала глазками и была вся внимание.

– Думаю, можете, – Рудольф не стал доказывать, кто он и почему так выглядит, он решил поступить проще и держаться при этом с достоинством графа. – У меня назначена на сегодня встреча с директором Стивенсоном, он меня ожидает.

Администраторша слегка приоткрыла рот, но промолчала. Очко в её пользу: никогда не говори про то, в чём не уверен на сто процентов. Всё же она с сомнением оглядела Руди с ног до головы и с лёгким изумлением приподняла одну бровку.

– Просто наберите его, у вас на стойке стоит телефон, так что далеко ходить не нужно, – Рудольф жестом указал на винтажный дисковый телефон, стоящий на стойке кассы. В этот же момент из-за стойки вынырнула голова кассирши, видимо услышавшей слово «телефон». Стёкла на её очках сверкнули, отражая падающий с потолка свет, а затем она снова погрузилась обратно за стойку.

Девушка промолчала, но всё-таки пошла к телефону. Кроу наблюдал, как она подняла трубочку, несколько раз изящным движением пальца крутанула диск на телефоне и тихо повела беседу с директором либо с охраной, тут уж как повезёт. Все её движения были наполнены изяществом, эротикой. Набирая номер, она слегка нагнулась над стойкой, выставив свой бюст напоказ, специально ли? Ведь она знала, что, кроме Кроу, её никто не видит. А может, это действие, выработанное на автоматизме? Интересная леди. Даже сейчас, разговаривая по телефону, она выгнула спинку и выпятила попку. Впервые за очень долгое время в историке проснулось желание. Нет, он не влюбился, это было животное желание, обладание женщиной на примитивном уровне. И это было странно. Не то, что ему понравилась девушка и он её захотел, нет, странно было то, что она понравилась ему в такой момент. Сейчас, можно сказать, решалась его судьба, его будущее, он ещё несколько минут назад был на волосок от смерти, а сейчас все его мысли о сексе? Бред какой-то.

Пока Руди витал в облаках, девушка успела договорить по телефону и уже подходила к нему. Улыбка не сходила с её лица.

– Прошу меня простить, доктор Кроу, я, право, не знала, кто вы. Это моя ошибка, впредь такого не повторится, – говоря это, девушка вся сияла от восторга; интересно, она всегда такая? – Директор Стивенсон ожидает вас в своём кабинете, вас проводить?

– Нет, спасибо. Я хорошо знаю дорогу, – он улыбнулся ей в ответ и гордой походкой, несмотря на свой внешний вид, отправился к библиотекарю.

Кроу постучал, оповещая Дамиана о том, что он уже пришёл, и, не дожидаясь ответа, вошёл в кабинет. Стивенсон сидел в своём излюбленном кресле за столом и смотрел на вошедшего.

– Вы неважно выглядите, доктор Кроу, – сказал библиотекарь. Говорил он это серьёзным тоном, но явно издевался над прибывшим.

– Да? – Руди изобразил удивление. – Скорее всего, просто не выспался, – что ж, на издёвку он будет отвечать издёвкой.

– Не злитесь, Рудольф, я просто хочу поднять вам настроение. Вы живы, а значит, всё не так уж и плохо.

Что ж, в чём-то он был прав.

– Предлагаю пройтись до туалета. Душ вы, конечно, там не примете, но хоть как-то сможете привести себя в порядок… ну или в его подобие. В любом случае, я думаю, вы почувствуете себя лучше. Да и меньше внимания станете привлекать к своей персоне. А это вам пригодится.

Говоря всё это, Стивенсон не спеша поднимался из-за стола. Он лёгким движением руки взял свою трость и направился к Рудольфу.

Выйдя из кабинета, они прошли до туалета, и гость смог частично поправить одежду и умыться. Благо плащ и туфли были кожаными, и отмыть их было легче, чем, скажем, рубашку или брюки. Когда Руди закончил свой марафет, он заметил, что Дамиан протягивает ему расчёску. Он без вопросов взял её и расчесался. Посмотрелся в зеркало. Что ж, это совсем другое дело, хоть на человека стал похож. Кроу улыбнулся своему отражению и поймал взгляд Стивенсона в зеркале. Тому явно не нравилось находиться в этом помещении. Или дело было в историке? В любом случае сейчас думать о всяких мелочах было некогда, и Кроу быстро выкинул эту деталь из головы.

Спустя пару минут они уже снова находились в кабинете, Руди расположился на диванчике для посетителей, который стоял напротив стола директора, и около него теперь находился небольшой газетный столик.

– Как вы провели выходные, мистер Кроу? – тон библиотекаря казался отрешённым и повседневным. Будто он уже заранее знал все ответы Руди.

– Знаете, мистер Стивенсон, это было потрясающе, – в тон библиотекарю ответствовал Руди. – Я познакомился с потрясающими созданиями, побывал в прекрасных местах, много гулял… а ещё я спал на земле, почти не ел и похоронил двух близких мне людей за одни выходные, – людей, которые умерли по моей вине, Дамиан, – уже не так весело закончил историк.

– Будет вам, Рудольф. Они умерли не по вашей вине, просто так сложились обстоятельства. Привыкайте. Теперь это будет частью вашей жизни, от которой никуда не деться, – голос Дамиана прозвучал печально, словно он говорил по своему опыту.

– Ты так много знаешь об этом. Откуда? – доктор Кроу решил не тратить время на учтивость, столь неуместную и наигранную в данной ситуации. Как-никак они с Дамианом знали друг друга уже очень давно.

– Я много читаю, герр Кроу. Вот, например, взять хотя бы тот прекрасный экземпляр, который я выдал мистеру Стоунзу. Вы, к слову, были у него дома? – вопрос прозвучал как утверждение. Библиотекарь знал ответ на свой собственный вопрос.

– Да. Я забрал книгу, если ты об этом, – спокойно, не таясь ответил Руди. Историк знал, какой вопрос последует далее, и уже знал, как на него ответит. Но всё же считал, что книгу лучше бы было вернуть.

– И где же она? Вероятнее всего, не при вас, – библиотекарь не злился, у Кроу складывалось такое ощущение, что Стивенсон плевать хотел с высокой колокольни на эту книгу.

– Не при мне. Я спрятал её от греха подальше. Она лежит под половицами старой сторожевой будки на пристани. Той, что сгорела, – честно сказал бывший археолог.

– Ясно, – той же отсутствующей нотой произнёс Стивенсон.

Рудольфу стало немного стыдно за свои действия, но он не мог отступить. У него ещё было много вопросов к директору. Используя заминку, Стивенсон нажал на одну из кнопок своего стационарного телефона и проговорил:

– Лиз, дорогая, ты не могла бы организовать кофе для нашего гостя?

– Да, конечно, мистер Стивенсон, – ответил голос по громкой связи. Приятный женский голос. Голос той самой администраторши в красном. Так значит, Лиза. Что ж, красивое имя для красивой дамы.

– Он любит эспрессо, – бросил Дамиан и отпустил кнопку.

Странно было, что директор библиотеки ещё помнил, какое кофе пьёт Рудольф. Но отвлекаться не стоило, и он продолжил.

– Дамиан. Ты говорил, что если я переживу выходные, то должен зайти. Я пережил. И зашёл. Что ты мне хотел рассказать? Про таких, как я? Мне нужна помощь, Дамиан, я один не потащу такое.

– Полно, Рудольф. Я имел в виду, чтобы ты не забывал про меня и заходил время от времени. Не придумывай. Я не всезнайка. Я же сказал, что они сами выйдут на тебя, если захотят. Если ещё не вышли – значит, ты их ещё не впечатлил. Или у них пока нет времени: они, знаешь ли, люди занятые. Ну ты понимаешь, – снисходительно улыбнулся Рудольфу библиотекарь.

– И долго мне их ждать? Я, конечно, понимаю, что они мне ничем не обязаны, но должно же быть у них хоть какое-то сострадание! – слегка возмутился Кроу.

– И оно у них есть. Совсем немного, но есть. Успокойся. Ты прочёл книгу? Много интересного узнал? – теперь тон библиотекаря стал заинтересованнее.

– Достаточно. Я знаю теперь, как с ними бороться, но этого мало.

– Да. Потому что эту книгу писали очень давно. Сейчас многое поменялось. Люди знают больше. Ты прочитал основы и пережил их, а практика лучше теории подготавливает к выживанию там. Вот.

Стивенсон вытащил из ящика в столе какую-то книгу и поднял её на уровень глаз лицевой стороной к Руди. Книга казалась совершенно обычной, с чёрной обложкой и золотой головой тигра на обложке. Надписей на обложке видно не было.

– Это более новое издание. Оно ответит почти на все твои вопросы о мире демонов. Мне она больше не нужна. Забирай, – и он протянул книгу через стол. Конечно, через всю комнату он дотянуться не мог, так что Рудольфу пришлось подняться, пройти через весь кабинет к столу директора и взять книгу.

Кроу испытывал довольно противоречивые чувства. Он был рад, что получил что-то, что поможет ему в дальнейшем, но и был огорчён, так как надеялся на что-то лучшее, чем книга. И только сейчас его прошибла мысль, она не единожды приходила ему в голову, но постоянно куда-то ускользала. Он посмотрел на Стивенсона и спросил:

– А почему они не трогают тебя, Дамиан? Ведь ты знаешь… – голос Кроу осёкся, к двери кто-то подошёл. Враг? Да нет, откуда бы он взялся здесь. Стивенсон улыбнулся. Знал ли он, что хотел спросить Руди? Специально ли подгадал время? Да нет, такого просто быть не могло.

– Добрый де… – прозвучал было на пороге голос и оборвался. Девушка в дверях резко мотнула головой, словно оглянулась. Копна русых волос – красивых, но неухоженных – разметалась на секунду, открыв взору повязку на правом глазу. Рудольф сразу узнал особу, что видел в парке. Похоже, страх ее не стал меньше. Девушка чуть заметно попятилась. Блюдце, которое она держала в руке, опасно накренилось.

– Кофе, мисс! – вскрикнул Руди, взмахнув руками. Но было уже поздно. Чашечка спорхнула вниз. По полу расплылась коричневая кофейная лужа.

Девушка неразборчиво пробормотала что-то, видимо извиняясь, и вылетела за дверь. Через минуту она вернулась, не глядя на Кроу, собрала осколки в бумажный пакет, вытерла лужу и удалилась. Следом в комнату вошла та самая сотрудница, которая встретила Рудольфа в холле. Лиза, как обозвал её Дамиан. Она поставила на столик другую чашку кофе, фальшиво улыбнулась одними губами и пошла в наступление:

– Простите мисс Вайт. Она очень хорошая девушка, только немного нервная. Оно и неудивительно, – женщина громко, уныло вздохнула. Крупные серьги в ее ушах качнулись. – Бедняжке так не везет в жизни… Она мне рассказывала… Всего пару месяцев назад она попала в аварию. Лишилась глаза. Даже стеклянный не вставить – заметили, должно быть: у нее челка скошена, чтобы прикрывать повязку. Но в остальном не пострадала. А ее парень – представляете? – погиб. Бедненькая, так убивается по своему Дэвиду…

Администраторша закончила тираду и вышла из кабинета. За всё это время ни Кроу, ни Стивенсон не проронили ни слова. Рудольф будто просмотрел заранее подготовленный спектакль. Сначала он хотел помочь знакомой из парка, но растерялся, затем считал, что должен что-то ответить Лизе, но не успел и рта раскрыть, как она уже удалилась. Он неуверенно взглянул на Стивенсона.

– Женщины, – пожал плечами Дамиан. Руди сидел с открытым ртом и не знал, что сказать. Вдруг библиотекарь резко изменился в лице и краем глаза взглянул в сторону окна. – Рудольф, тебе нужно уходить. Полиция.

Кроу моментально побледнел: он, конечно, знал, что Барби-коп его ищет, но чтобы она вот так быстро его отыскала… где-то он дал промашку. Дамиан скривил лицо.

– Кроу, дальше по коридору… направо, там чёрный ход, иди скорее, если они тебя задержат… скажем так, в камере довольно проблематично бегать.

Руди вскочил и чуть не опрокинул журнальный стол.

– Не торопись: привлечёшь к себе лишнее внимание. И книгу не забудь, – на тон выше сказал библиотекарь, указывая пальцем на край журнального столика.

– Спасибо, Дамиан, – бросил Руди, схватил со стола книжку, по пути случайно прихватив ручку, и вылетел в коридор. Ручку он решил не возвращать: дорога была каждая секунда.

Будучи в коридоре, Рудольф услышал мелодичный голос красавицы-администраторши. Она, похоже, встречала гостей. Ей ответил ещё один знакомый голос. Точно. Именно её он слышал в доме Стоунзов.

Кроу как можно быстрее пересёк коридор и завернул направо, в сторону чёрного входа. Заворачивая, он продолжал смотреть вдоль коридора в сторону кабинета директора и холла и увидел девушку-полицейскую: днём она была ещё прекраснее, чем тогда, ночью, у его дома. Она увидела его, и её глаза расширились. Он хотел ускориться и начал поворачивать голову, когда врезался в какое-то препятствие. Руди почувствовал, как его хватают за плащ, от толчка у него из рук вылетела ручка, книгу удалось удержать в последний момент. Историка переполняли эмоции, главенствующей из которых был страх. Он закрыл глаза и… переместился в Морх. Вместе с тем, кто пытался его задержать. Ручка ударилась о пол. В коридоре стало пусто. Никто, кроме полицейской, так и не увидел этого представления.


Глава двадцать вторая.


Двадцать два охотника во главе со своим лидером продвигались к назначенному квадрату. Путь проходил строго на запад по разрушенной дороге, что играло им на руку: местность в округе хорошо просматривалась. Каменные, безэмоциональные лица солдатов отражали всю серьёзность ситуации. Все они прекрасно понимали, что не каждому суждено будет вернуться обратно в лагерь живым.

Оракул сказал, откуда последует удар, и дал понять, что демонов нужно перехватить именно в этом квадрате, иначе будет худо. Лидер охотников доверял своим подчинённым, но Оракулу он верил. Старый провидец Лето никогда не врал: это было частью его дара.

«Надеюсь, Ларри успел расставить ловушки», – подумал про себя Хаори. Озвучивать свои мысли вслух и посвящать в свои планы других охотников он не мог. В лагере завелась крыса. Он это знал, но не знал, кто это. Лидер охотников уже исключил троих, но этого ещё недостаточно. Лето сказал, что он не может узнать, кто крыса, но её нужно найти быстро: от этого зависела безопасность лагеря. Это Хаори понимал.

Впереди стали слышны отзвуки боя, – значит, всё началось без основных сил. Вряд ли большое количество охотников смогло явиться по зову так быстро, а значит, дела их были плохи, и нужно было поспешить.

На границе квадрата икс он увидел семерых своих подчинённых, которые смотрели в одну точку и не шевелились. Значит, битва шла не между охотниками и демонами, что же тогда там происходило?

Подойдя к охотникам, пришедшим раньше него и его отряда, он увидел причину всеобщего замешательства.

– Это же… – глаза охотника расширились от ужаса и восторга одновременно. Зрелище, открывшееся его взору, было удивительным, завораживающим, пугающим.

***

Несмотря на то что Грэм знал, откуда и куда ударит противник, у него не хватало скорости уклоняться от атак демона. Люциг многократно превосходил старого охотника и в силе, и в скорости, и в способностях.

Бывший сержант отбивался, пытался наносить ответные удары, заманивал демона в ловушки… но всё тщетно. После того как Люциг получил своё первое ранение, он стал намного осторожнее и, похоже, перестал недооценивать своего оппонента. Всё усугублялось ещё и тем, что битва проходила в полнейшей темноте, а значит, зрение ничем не могло помочь старому вояке.

Грэм выстрелил и полоснул ножом по тому месту, где, если доверять слуху, должен находиться демон, но получил сильнейший удар в спину и полетел на землю. Старый Люциг играл с ним, как сытая кошка играет с пойманной добычей. Ничего не срабатывало, все приёмы охотника оказались абсолютно бесполезны против этого древнего гада. Вот вам и непобедимый охотник: оказался абсолютно бессилен, словно мышка против льва.

Солдат попытался воспользоваться световым камнем, но демон выбил его у охотника из рук, а затем нанёс удар в солнечное сплетение. Всё это он проделал с такой скоростью, что вояка и шевельнуться не успел. Сознание Грэма помутилось, его начало тошнить, и он упал на колени, пытаясь отдышаться.

Неведомая сила сжала его и подняла в воздух. Пелена тьмы, что укутывала Грэма, отрезая от мира, вдруг спала, и он увидел своего мучителя. Старый демон стоял невозмутимо, вытянув левую руку вперёд и сжимая её в кулак.

– Тебе конец, лучший из лучших, – улыбаясь прогрохотал демон. Красные огоньки рун на его руке вспыхнули ещё ярче, чем прежде, и он сжал кулак до предела.

***

Поворот, ещё поворот, уже скоро, ещё немного.

Ларри пробирался закоулками, так, чтобы никто не узнал, что он был в квадрате икс до начала событий. Он бежал по разбитым коридорам переулков, сплошь усыпанных мусором из камней и битого стекла. В Морхе мусора было намного больше, чем в нашем мире, и иногда это создавало большие проблемы. Например, очень неприятно наткнуться на огромную кучу камней, преграждающую переулок, когда тебя преследует целая орда демонов.

А вот и выход из этого лабиринта.

Эмпат уловил в воздухе волну ненависти, направленную в его сторону, и прижался к стене дома, за угол которого собирался забежать. Угол дома снесло волной мощной энергии. Судя по характеру атаки, это был Вурд или Люциг. Уже немолодой, но ещё недостаточно старый и опытный, раз поспешил, не дождавшись, пока цель окончательно покинет своё укрытие.

Ларри вычислил его местоположение: тридцать шагов на северо-запад от угла дома. Неизвестный начал движение к добыче, он находился в растерянности, не зная, попал он или нет. Ларри прыгнул вперёд и выстрелил в то место, где, согласно его внутреннему радару, должен был находиться противник. Демон, а это был всё-таки Люциг, успел отреагировать, но слишком поздно: вот вам и недооценка своего противника, помноженная на чрезмерную уверенность в собственных силах. Молодость.

Демона развернуло на сто восемьдесят градусов: молодой эмпат пробил ему плечо. Рана, конечно, не смертельная, особенно для Люцига, но достаточно неприятная. Вместо того чтобы исчезнуть и дезориентировать своего противника, молодой Люциг попытался повернуться в сторону предполагаемой добычи, за что получил ещё один заряд из ружья. Только в этот раз прямо в бок. Люцига опрокинуло на землю. Рана, нанесённая световым ружьём охотников, не заживает так просто. Даже сильным демонам приходится несладко, что уж говорить о молодняке. Демон умирал, и Ларри, зная это, медленно приближался к поверженному.

– Ты знаешь, кто я? – Ларри знал, как задавать правильные вопросы. Если демон знал, на кого нападает, – значит, его подослали именно за Ларри, если нет, – значит, просто рядовой разбой. А разница, как вы понимаете, может иметь очень большое значение, особенно учитывая последние обстоятельства.

Демон начал говорить что-то на языке Морха, и эмпат достал из внешнего кармана куртки синий камень треугольной формы. Наставив его на Люцига, он повторил свой вопрос:

– Ты знаешь, кто я?

– Нееет, – проревел демон, глаза которого расширились от изумления. Он явно не понимал, почему отвечает на вопрос.

– Причина нападения?

– Приказ напасть на того, кто будет подходить к охотникам с тылааа, – Люциг уже бился в агонии: талисман правды действовал очень грубо и болезненно, он мог даже убить, если жертва особенно сильно сопротивлялась ему.

– Чей приказ?

Глаза демона расширились ещё сильнее, и он рассыпался в прах, оставив последний вопрос без ответа.

– Жаль, – поджав нижнюю губу, трагично произнёс эмпат.

Ларри осмотрел территорию вокруг себя при помощи своего радара эмоций и двинулся в сторону своих.

Кто-то знал, что он будет здесь. Но кто? Об этом знал только лидер… Однако демон не знал, что это будет именно Ларри. Значит, враги знали, что кто-то может прийти с тыла, но не имели представления, кто это будет и почему он придёт с тыла? А может, они ждали кого-то другого? Могли ли они знать о его задании? Нет, это исключено. В любом случае дело приобретало дурной оборот – нужно оставаться начеку.

Молодой эмпат довольно быстро вышел к своим, став тридцатым охотником отряда. Все стояли недвижно и смотрели вперёд: туда, где разносились отзвуки крупного сражения. Ларри не понимал причину всеобщего изумления, пока не посмотрел вперёд сам…

В квадрате икс царил настоящий ад. Орды демонических тварей самых разных видов нападали на одного единственного воина и падали замертво, не успев даже коснуться его. Их прах взметался высоко в небо, создавая ореол чёрного тумана вокруг воителя. Десятки демонов, нападавшие на воина, разлетались на части, а их место занимали другие. Этот бой, казалось, не имел конца. И в центре этого ада находилась она…

Хелен.

Охотница, сплошь чёрная до кончиков ногтей, танцевала в этом кошмаре, уничтожая всё, что дерзнуло подойти слишком близко к ней. Она стреляла, использовала ловушки, свою силу, камни. Её движения были безупречны и точны. Что ни выстрел – попадание, что ни взмах руки – разлетающийся в ошмётки демон.

Эмпат завороженно созерцал представление и не мог даже шелохнуться. Никто никогда не видел Хелен в бою, кроме Грэма и Хаори. Но даже Хаори был в шоке, сильном шоке, а значит, Хелен значительно подросла в своих способностях. Чума демонов. Смерть демонов. Хелен. Сильнейшая из охотников.

Внезапно на поле боя наступила тишина. Горы из демонических трупов, окружавшие охотницу, медленно истлевали в пепел. Оставшихся тварей было слишком мало, а Хелен выглядела, словно ничего и не случилось. Однако Ларри чувствовал её. Он знал, что она на пределе. Она практически выдохлась. И тогда на поле боя вышли они. Люциги. Эмпат почувствовал их за несколько секунд до их появления и подал знак лидеру. Тот в свою очередь дал команду «готовсь» языком жестов, и все охотники приняли боевые стойки.

Ларри предсказал их появление на поле боя сразу после поимки шпиона, но решил не делиться своими предположениями. О шпионе он расскажет только Хаори лично и наедине.

Строй появившихся Люцигов насчитывал не меньше пятидесяти голов. За ними шли ещё демоны самых разных сортов. Там были и Вурды, и даже Морлоки. Бой намечался серьёзный. Давно таких не было. Самому Ларри ещё ни разу не доводилось участвовать в крупных сражениях против демонов. На единственное в его памяти сражение его не пустили: он тогда только вошёл в состав охотников и был совершенно неопытным в военных делах. Большинство же стоящих рядом с ним пережили по крайней мере три-четыре таких сражения и находились в ожидании боя. Они хотели его, жаждали, Ларри впитывал их эмоции, и они его опьяняли и успокаивали. Ему хотелось поскорее вступить в бой с врагом всего человечества!

Хелен обернулась к охотникам; её окружала тёмная аура, словно ореол самой смерти, кожа почернела то ли от своей силы, то ли от праха поверженных ею врагов, превратив её в тёмного эльфа из самых страшных рассказов. Она устало улыбнулась и проговорила:

– Эй, мальчики, может, поможете даме?

Ларри поймал всеобщую волну веселья и улыбнувшись сделал шаг вперёд. Сражение началось.

***

В чайной было довольно просторно, но это только пока вы находились в ней одни. Идеальное место, чтобы переждать бурю и поразмышлять в одиночестве.

Элизабет выпрямила спину и убрала прядь волос за ухо лёгким движением руки. Даже оставаясь наедине с собой, она сохраняла всю присущую ей элегантность, изящность, лёгкость и притягательность. Вы можете подумать, что она делала это специально, но отнюдь: это было заложено в самой её природе, не имеющей ничего общего с человеческим мировосприятием.

На столе исходила уже сходящими на нет клубками пара чашечка свежезаваренного чая. Лиза не любила кофе, как большинство обитателей библиотеки, предпочитая, вопреки всем, чай.

Она решила выпить горячего и перевести дух, пока снаружи не уляжется пыль. Дело было сделано. Всё прошло именно так, как они и планировали. Она улыбнулась сама себе. Неужели всё так просто? Неужели великий Дамиан даже ничего не заподозрил? Но радость победы была недолгой, и её улыбка начала медленно сходить с её лица.

Лиза почувствовала вибрации в воздухе, но не могла понять, откуда они взялись: она не ощущала источника. Дышать стало труднее, руки потяжелели, нет, это сам воздух вокруг неё стал тяжелее, сковывая по рукам и ногам. Девушка в изумлении расширила глаза, не в силах выдавить из себя и слова, и её перенесли в Морх.

В мире демонов библиотека являла собой неприступную крепость, и сейчас Элизабет Коннолли оказалась не в самой лучшей её части. В допросной комнате. Но как? Она попыталась перенестись обратно, но всё было тщетно: кто бы ни перенёс её сюда, он был на порядок сильнее.

Перед глазами девушки появилась тень, постепенно обретающая фигуру из плоти и крови. Через несколько мгновений на месте тени уже стояла женщина Люциг. И это была не одна из посыльных мастера, это была шестёрка Стивенсона – Рашида.

Лиза ни разу не видела её воочию, но была наслышана о её силе. Телохранитель Дамиана, последняя из стражей, великий чёрный рыцарь. Равных ей, возможно, уже не осталось. Но всё это уже не играло никакой роли, было уже слишком поздно. Она перехитрила их! Они в любом случае уже опоздали.

Воздух вокруг девушки стал настолько тяжёлым, что она не могла пошевелиться, сила Люцига сковывала её, приковывая к стулу. Стражница сделала шаг по направлению к Лизе и заговорила:

– Ты Асмит, верно? – уверенно начала демонесса. – Я слежу за тобой с первого дня твоего пребывания в библиотеке. Ты разведчик, но какова твоя цель? Ты ничего не делала до сегодняшнего дня, просто работала наравне со всеми. Но сегодня: вызвала полицию, рассказала им, что доктор Кроу в парке у библиотеки, затем помогла полицейской… – Рашида замолкла и вопросительно посмотрела на Элизабет, задрав одну бровь кверху.

– Вы опоздали, – Лиза хотела улыбнуться, но не смогла. Вид стража внушал настоящий ужас – молодая Асмит боялась, и ей было трудно это скрывать.

– Я уже поняла, что ты сделала то, что тебе велели. Кроу сбежал, а та девочка-оборотень отправилась за ним, так как увидела у него книгу, за которой охотилась. Но что дальше? – спросила Рашида. Казалось, что женщина-Люциг знала все ответы наперёд и спрашивала чисто от скуки. Лиза напряглась.

– Дальше? Я не знаю, я сделала всё, что мне приказали, – и отчасти это было правдой. Лиза не знала, что делать дальше, и просто ждала указаний мастера.

– Кроу сбежит. Охотники победят демонов, что пришли с Люцигами, уже побеждают, кстати, – Асмит не верила женщине в чёрном: быть того не может, после стольких подготовок они не могли проиграть. – А с тобой-то что будет? – этот вопрос выбил девушку из колеи.

– Что? – недоумённо спросила блондинка.

– Твоих друзей сейчас добивают. Вы проиграли. Кроу в безопасности. Что ты теперь будешь делать? – Рашида давила на молодую девушку.

– Я… я не знаю, мне сказали… – начала Асмит дрожащим голосом.

– Кто сказал? – перебила её Рашида.

– Я… я не могу.

– Можешь, он уже нежилец. Ты думала, что такой охотник, как Хаори, не вычислит предателя? – от удивления у Элизабет приоткрылся рот, нижняя губа затрепетала, будто она собиралась расплакаться.

– Нет, неправда… – почти закричала девушка в красном.

– Всё кончено, Элизабет, – тихо, с ледяным спокойствием произнесла Рашида и отвернулась от блондинки.

От последних слов всё внутри девушки перевернулось и сжалось. Лиза молча сидела на стуле, не в силах поверить в то, о чём говорила стражница. Они проиграли? Столько спланированного, все мелочи учтены, и… проиграли? Это просто не укладывалось у неё в голове. Конечно, демоны давно не выигрывали сражений с охотниками… очень давно, но это было не рядовое нападение, а заранее спланированное крупномасштабное наступление, и даже так… Что же теперь делать? Что ей теперь делать? Она не хотела оставаться одна, она не знала, как жить одной: мастер всегда говорил ей, что нужно делать, она… как… она…

Лизе не хватало воздуха, она начинала задыхаться, сердце пропустило удар, она впала в шок. Неужели это её конец? Неужели ей суждено умереть вот так? Она никогда не любила мир демонов, наполненный лишь злобой, предательством и жаждой. Элизабет делала то, что ей приказывали, чтобы быть нужной, потому что знала: от ненужных избавляются. Ей никогда не нравилось то, чем она занималась в угоду своему мастеру, и теперь, когда мастер падёт в битве с охотниками, она последует за ним, вместо того чтобы обрести желанную свободу? Неужели это и есть справедливость?


Рашида, будто предчувствуя внутреннее смятение девушки, повернулась к ней и сложила руки в знак. Элизабет напряглась, ожидая смерти от рук чёрной стражницы, но та не собиралась её убивать, по крайней мере, пока.

Воздух вокруг девушки стал легче, дав возможность дышать полной грудью. Мир начал меняться, приобретая знакомые формы чайной комнаты. Они снова перенеслись в мир людей.

– Я не думаю, что ты хотела бы снова очутиться там, – сказала Рашида, сделав акцент на последнем слоге, и глаза Элизабет стали ещё шире.

– Нет, не хотела бы, – протараторила Асмит. Девушка-демон находилась в полной растерянности и ужасе, окончательно перестав понимать, что вообще происходит.

– Тогда у нас есть для тебя предложение, Элизабет, – голос стражницы звучал твёрдо и решительно.

– Какое? – Лиза в нерешительности подняла взгляд на Люцига.

– Тебе понравится, – улыбнулась Тонс. – Директор лично поговорит с тобой. А пока он занят этой надоедливой полицейской, мы выпьем чаю. Твой уже остыл, тебе налить новый?

– А, да, – нерешительно произнесла девушка.

Рашида принялась хозяйничать, а Лиза просто сидела и наблюдала за ней, будучи окончательно обескураженной. Её мир полностью перевернулся за несколько минут. Всё с ног на голову. Она не знала, что теперь делать, и просто сидела молча на стуле, полностью покорившись воле судьбы.

***

Боевой запал охотников угас довольно быстро, стоило лишь начать бой. Демоны нападали слишком искусно, используя стратегию, что для них было редкостью.

Отряд охотников выстраивал линию обороны. Хелен осталась почти без сил, поэтому Хаори приказал ей прикрывать тылы. Люциги нападали, не щадя себя и подручных демонов. Вокруг царила самая настоящая бойня.

– Не расходитесь, держите оборону, кучнее! – старался командовать своими силами лидер, но в таком хаосе это было практически бесполезно.

Охотники могли лишь отбиваться. Люцигов было слишком много, да и Морлоки с Вурдами не давали перевести дух, постоянно нападая дальними атаками.

– Мы так долго не протянем – нужно отступить и перегруппироваться! – кричал заместитель лидера Гергель.

– Нет, нужно атаковать прямо сейчас! – возражал ему старик Тод.

Хаори оказался без двух своих самых сильных бойцов, но отряд был достаточно большим, чтобы победить даже такого сильного противника. Он решился.

– Кайл, зажигай! Винсент, готовсь, – отдал он приказ.

– Уже, – ответствовал Кайл.

– Есть, – подхватил здоровенный охотник.

Лидер охотников решил испытать давно опробованную тактику по борьбе с большими скоплениями демонов. Все действовали как одно целое. Винсент создаёт линзу, множество ружей нацеливаются, Хаори кричит: «Огонь!» Одновременный выстрел – и, не дожидаясь пока уляжется дым, все ринулись в атаку.

Двое охотников вылетели из дымовой завесы обратно, дым моментально разметало ветром, и Хаори увидел полководца армии демонов.

Старый Люциг, весь в красных рунах, в чёрной рясе. При нём стоял Вурд, разметавший дым и служивший, видимо, помощником при полководце.

Отбить такую атаку. Это слишком даже для такого сильного демона. Хаори осмотрел поле боя. Руны. Множество рун. Совместная броня всех Люцигов. Их лидер вовремя среагировал и успел организовать отличную оборону, отразившую одну из мощнейших атак, на какую способны охотники. Значит, пора вынимать козырь.

Хаори повернулся к Ларри и кивнул. Малец улыбнулся и достал из кармана светящийся бело-голубой камень. Олмаузу. Синее пламя. Эту руну создал сам Лето. Она была хороша для засад и только, в обычном бою практически бесполезна. Но Хаори не зря был лидером тех, кто защищал границы миров. Он предугадывал всё, анализируя любой возможный вариант развития событий. Лидер прекрасно понимал, что демоны могут уйти в глухую оборону, используя магию, но если ты знаешь, в каком месте вам суждено сразиться, то можешь заранее приготовить поле боя под себя, что он и сделал руками молодого Ларри. Молодой эмпат прошептал камню заклинание, и поле боя вспыхнуло ярким бело-голубым светом.

– В бой! – крикнул лидер, и все повиновались его приказу.


***

– Как ты мог упустить его? Он же был у тебя в руках! – продребезжал голос.

– Простите, мастер. У него был амулет псов, я не думал… – пытался оправдаться второй.

– Ты никогда не думаешь! – прервал его первый.

Две фигуры стояли в тёмном, огромных размеров тронном зале из чёрного камня. Стены пестрили красными тонами гобеленов с непонятными изображениями и символами. В зале было влажно и холодно, вода крупными каплями опадала на пол, создавая своеобразную мелодию безумия. Первая фигура повернулась, намереваясь уйти, но вторая ещё не закончила отчитываться.

– Кайхан проигрывает сражение, мой мастер? – первая фигура медленно развернулась обратно, и вторая моментально опустила голову в почтении.

– Это не имеет никакого значения. Призови Фаяма. Теперь он будет командовать Люцигами, – буднично заявил первый.

– Да, мастер, как прикажете, – почтительно ответила вторая фигура.

– Наш разведчик переживёт битву? – первая фигура поправила полы плаща.

– Да, мастер.

– Хорошо. И присматривайте за цитаделью: этот старый чёрт обычно не покидает свою твердыню, но у него очень длинные руки, – первая фигура развернулась и дала понять, что разговор окончен.

– Конечно, мастер, – покорно отозвалась вторая фигура.

Первая фигура покинула зал, а вторая ещё долго стояла, покорно склонив голову.

***

Ловушки, установленные Ларри, сделали своё дело, уничтожив около половины сил противника.

Охотники добивали раненых, ослеплённых и обескураженных демонов, которым улыбнулась удача выжить от столь мощного удара. В этот раз демоны тоже успели среагировать на атаку, но они и не догадывались, что удар придёт совсем с другой стороны, поэтому до охотников не долетела даже ударная волна. Барьер Люцигов вместо того, чтобы защитить армию демонов, защитил охотников.

Хелен, отдохнувшая во время обороны, тоже вступила в бой, взяв на себя сильных демонов – высших Вурдов и Морлоков, остальные строили наступление по пять человек, чтобы разобраться с Люцигами. Лидеров орды взял на себя Хаори.

Теперь сражение больше напоминало избиение младенца – битва подходила к своему логическому завершению практически безапелляционной победой охотников.

Лидер Люцигов осматривал поле брани с выражением абсолютного недоумения на лице: он явно считал, что партия была уже почти выиграна, оставалось лишь измотать и нажать посильнее, но всё пошло по другому сценарию. Сценарию, созданному Хаори.

Рука лидера охотников скрылась под чёрным жилетом, и на свет появился странного вида амулет. Это был небольшого размера жезл, увенчанный тремя головами жаб и оканчивающийся кольцом. Вурд, тот самый прислужник Люцига, бросился на Хаори, но, не сделав и трёх шагов, упал навзничь. Лидер демонов, уже израненный массивной атакой охотников, упал на колени, схватившись за живот. Амулет засветился зелёным светом, постепенно разгораясь и окутывая всё поле боя. Демоны начали падать один за другим, упрощая задачу своего окончательного уничтожения.

– Знаешь, что это? – спросил Хаори у демона.

– Сдохни… – только и смог выдавить из себя Люциг.

– Этот древний амулет практически бесполезен в бою, так как действует только на раны противника. Но вы все ранены, и в данный момент он просто сокровище. Не так ли? – лидер охотников играл с противником, потому что знал, что победил.

Люциг молчал. Либо он не мог ничего сказать от боли, либо решил умереть в молчании. Что же, его право.

– Не хочешь говорить – дело твоё. Вы уже мертвы, и ты это знаешь, – Хаори развернулся и пошёл прочь. Остальные охотники последовали за своим лидером, бросив добивание противника.

Дойдя до границы поля боя, откуда ещё недавно все они наблюдали за прекрасным танцем смерти Хелен, Хаори резко остановился и развернулся к остальным. Несколько секунд он что-то прикидывал в уме, а затем сказал:

– Мы потеряли двоих? – он старался сделать тон безэмоциональным, но ему всегда было больно терять своих подчинённых.

– Да, – отозвался Ларри. – Я не чувствую Тома и Дилона.

Хаори некоторое время молчал, обдумывая сказанное эмпатом, затем повернулся к Хелен.

– Где Грэм?

– Ой, точно! – спохватилась темноволосая охотница. – Он остался присматривать за библиотекой и ключом, сейчас я его призову.

Девушка достала переговорный камень и приложила его к виску.

– Грэм, ты где?

***

– Тебе конец, лучший из лучших, – улыбаясь прогрохотал демон и сжал кулак до предела.

Грэм улыбнулся демону и исчез.

– Как? – в недоумении пробормотал Люциг.

Демон начал осматривать поле боя. В самом начале он специально установил рунический круг, чтобы не дать охотнику прыгать между мирами. Сейчас круг был нарушен. Но когда он успел? Он же всё время находился в лапах Люцига, действовал по его сценарию. Затем он увидел ещё кое-что. Охотник не только сумел нарушить круг старого демона, но и успел наложить свои руны. Теперь старый солдат мог свободно перемещаться между мирами, а Люциг – нет.

– Да чтоб тебя, – озлобленно вскричал Люциг. Демон осмотрелся, ожидая нападения.

Атака не заставила себя ждать – Люциг метнулся в сторону, и мимо него пролетел световой шар от ружья охотника. Что-то щёлкнуло под ногами, заставив демона посмотреть вниз. Он стоял на странном круглом металлическом предмете. Значит, заманил его в ловушку; ха, но на демоне надета обувь, а значит, железо ему не страшно – глупая ловушка.

Демон почувствовал присутствие охотника сзади и снова метнулся в сторону. И тут раздался взрыв. Люциг стоял не просто на странного вида железяке, а на противопехотной мине с широким радиусом поражения.

– Я уничтожу тебя! – прогрохотал раненный демон.

В его тело попало несколько осколков. Неприятно, но для такого старого демона, как он, не смертельно. Что хуже, он лишился ног ниже колен. Нужно срочно восстанавливать конечности и ломать охотничьи руны, а затем…

Грудь Люцига пробило насквозь. Глаза его расширились в недоумении. Грэм появился позади него, сжимая в руке длинный нож. Демон не понимал, как охотник смог подобраться к нему: он ведь его даже не почувствовал.

– С самого начала ты играл по моим правилам и действовал так, как это нужно мне. Неужели ты и правда думал победить? – буднично спросил Грэм.

Из раны в груди демона струились ниточки дыма. Старый вояка повернул нож на девяносто градусов и резким рывком вытащил его из тела демона. Люциг опал наземь, но ещё оставался жив. Солдат не стал рисковать и резким ударом отрубил ему голову. За несколько секунд тело демона превратилось в прах и развеялось по ветру.

– Ты всего лишь демон, – проронил вояка в пустоту.

Грэм уловил знакомые волны и достал камень для общений.

– Грэм, ты где? – услышал он взволнованный голос Хелен.

– Присматриваю за библиотекой, – солдат посмотрел в сторону цитадели и выругался про себя.

– Ключ ещё там?

– Меня отвлекли. Ключ ушёл. Иди ко мне – я пока найду его следы.

– Нет, иди к нам. Это приказ Хаори.

Грэму не нравился тон охотницы, но он понимал, что что-то случилось.

– Хорошо, выступаю.

Грэм убрал переговорный камень и пошёл в сторону севера.


Глава двадцать третья.


– Я не сдамся! – отважно, но шёпотом, так, чтобы никто не услышал, сказала Келли.

Она решила переждать в чайной. Выбор был сделан неспроста. Чайная комната ближе всех остальных находилась к кабинету директора Стивенсона. Плюс она стояла на пути к ближайшему от кабинета директора пожарно-эвакуационному выходу. На случай, если мистер Кроу решит покинуть их через чёрный ход. За те пару недель, что она проработала в библиотеке, Келли досконально изучила все переходы, выходы и кабинеты на всякий случай. Теперь оставалось лишь ждать.

Девушка закрыла глаза и принялась слушать. Цок-цок-цок. Элизабет вышла из кабинета директора и отправилась в зал. Каблучки девушки в красном она ни с чем не спутает: уж больно они действовали Келли на нервы.

Через некоторое время она услышала возбуждение воздуха: что-то происходило в Морхе. Девушка захотела взглянуть на происходящее сквозь ткань миров, но у неё ничего не вышло. Странно, что такого там могло происходить? Она уже хотела повторить свою попытку в полную силу, как вдруг её внимание переключилось на… цок-цок-цок. Элизабет приближалась к кабинету директора… не одна. С ней девушка, поступь мягкая. Ботинки или кроссовки с мягкой подошвой. В кабинете директора возникло напряжение. Кроу боится. Полиция? Значит, чёрный ход.

Келли молнией метнулась из чайной к чёрному ходу, используя сверхскорость. Она не рассчитала расстояние – по крайней мере, так она объясняла свою неуклюжесть – и ударилась о стену рядом с дверью пожарного выхода.

Развернувшись, потирая лоб, она увидела приближающегося доктора Кроу, взгляд которого был направлен назад по коридору. Келли схватила Рудольфа за плащ, и они… исчезли.

***

Как же прекрасен этот мир! Солнце согревает тебя, защищает от проклятых насекомых, не смеющих высовываться из своих укрытий под всеиспепеляющие лучи. Солнце не только дарит тепло и жизнь, но и освещает твой путь, даря надежду на светлое будущее.

Человек в бежевом плаще шёл по центральной улице, подставляя лицо под палящее солнце и улыбаясь, словно ребёнок. Как давно он уже не был в городах. Он осматривал дома, магазинчики, дороги, скамейки. Каждую линию, каждый узор. Он хотел запомнить всё в мельчайших деталях.

А больше всего в городах ему нравился запах. О да. Здесь было так много запахов, что он терялся в них, утопал в их количестве, стремясь вобрать в себя их все и разобрать по деталям, словно конструктор.

Ему требовался отдых: слишком много всего за раз. Человек перешёл в Морх и закрыл глаза, смакуя те воспоминания и запахи, что уже успел собрать.

Подул лёгкий бриз, и до человека в бежевом плаще долетел до боли знакомый запах… кровь. Да-да, это был железный запах крови, пролитой совсем недавно и недалеко. Он тут же проследовал за запахом, рисуя в воображении для себя дорожку, которая ведёт к её источнику. Глаза ищейки смотрели одновременно в оба мира, и в обоих было абсолютно спокойно.

Человек подошёл к трупу, лежавшему в куче мусора. Мужчина средних лет. Убийц было двое, по манере – скорее всего, Люциги.

Ищейка рисовал картину происходящего, быстро отсекая неверные варианты и анализируя всё новые и новые поступающие в мозг данные. Данные, которые давали ему его необычные глаза.

Убили быстро, растерзали, частично съели. Труп находился в Морхе, а значит, его уже никто и никогда не найдёт. Ещё один пропавший без вести.

Мужчина в бежевом плаще окунул два пальца в отверстие в трупе, а затем медленно слизнул кровь с пальцев. Ищейка поморщился. Уже протух. Даже несмотря на то, что лежал в Морхе, где солнце не так палило благодаря облакам. Жаль, а мог бы пообедать. Он уже давно ничего не ел.

Человек поднялся на ноги и посмотрел в сторону, откуда, по его предположению, притащили мужчину. Перед его взором в Морхе высилась огромная цитадель. В мире людей же на этом месте стояла библиотека. В такие места лучше не соваться. Это он уже хорошо усвоил. Пора продолжать путь: еда сама себя не найдёт, как и Келли. Мужчина улыбнулся своим мыслям и медленно отправился подальше от цитадели.

***

Келли держалась за полы плаща доктора Кроу и не могла пошевелиться. Что ей сказать? Что делать? Они же в Морхе. Да, он, конечно же, ключ и всё такое, но как ей себя вести? Изображать дурочку, которая не понимает, что происходит? Или сказать правду? «Здравствуйте, мистер Кроу, меня зовут Келли Вайт, и я оборотень», – звучит не очень. Значит, придётся изображать дурочку.

Рудольф обернулся и удивлённо посмотрел на девушку. Он явно не ожидал её здесь увидеть. Он ещё раз обернулся в сторону коридора, убедился, что хвоста за ним нет, огляделся по сторонам, понял, что находится в другом мире, и снова посмотрел на Келли.

Девушка наклонила голову и встала к мужчине вполоборота, так, чтобы он не видел правой стороны её лица. Дело в том, что в Морхе её повязка исчезает, освобождая глаз оборотня. Будет не очень хорошо, если доктор Кроу увидит это.

Келли пыталась прикрыть свой правый глаз чёлкой, насколько это было возможно, а историк всё не сводил с неё своих голубых глаз.

– Здравствуйте, с вами всё в порядке? Вы поранились? – он спросил это обеспокоенно и одновременно так нежно, что девушка не смогла соврать, сказав полуправду.

– Я потеряла повязку – мой глаз… не хочу, чтобы вы это видели, – запинаясь ответила она.

– Как вам будет угодно, мисс, – слегка склонив голову, сказал Руди и отвернулся. – Я не знаю, что здесь происходит, но, думаю, нам стоит покинуть это место, вы не против? – голос историка, абсолютно спокойный, убаюкивающий, сыграл успокоительным. Точно, он же был профессором в прошлой жизни, лекции читал. Келли была готова на всё, лишь бы он продолжал говорить. Поймав себя на этих мыслях, девушка покраснела.

– Да, – еле выдавила она из себя. Боже, Келли Вайт, что с вами происходит? Возьмите себя в руки!

Доктор Кроу кивнул, убрал книгу, всё это время сжимаемую в руке, за пазуху и уверенно подошёл к решётке, на месте которой в нашем мире находился пожарно-эвакуационный выход. Оглядевшись, он с видом знатока дёрнул за рычаг с правой стороны решётки, и она поднялась. Он взял девушку за руку и вывел из библиотеки.

Стоило им оказаться на заднем дворе библиотеки, как Кроу отпустил руку девушки и стал озираться по сторонам, видимо изучая обстановку. Келли посмотрела на свою руку, ещё сохранившую тепло ключа, и краска снова начала заливать её щёки. «Такая твёрдая, но одновременно нежная хватка», – подумала девушка, прокручивая этот момент раз за разом. «Необычный экземпляр».

Ключ же, пока девушка витала в облаках, закончил свои думы и зашагал по дуге от библиотеки на северо-восток.

– Пойдёмте, не стоит оставаться здесь, – сказал он не оборачиваясь.

– Угу, – ответила девушка и зашагала следом.

Он действовал так уверенно, будто знал всё на свете. Интересно, а все ключи такие, или… Так. Келли. Она тряхнула головой, будто пытаясь выкинуть из неё мысли об историке, и по привычке кинула взгляд назад. Решётка уже опустилась, отрезав им путь к возвращению. Теперь они были один на один с Морхом.

– Решётка закрылась, – вырвалось у неё, и она тут же отругала себя.

– Ничего страшного: мы же не собираемся возвращаться, – спокойно ответил Кроу.

Она чувствовала сильные вибрации в воздухе: в городе явно происходил какой-то переполох. Ей нужно было скорее выкрасть книгу и бежать, чтобы не стать его частью. Она чувствовала, что времени у неё осталось не так много. Но как украсть книгу незаметно и исчезнуть? К силовым методам Келли была не готова – значит, придётся ждать момента и усыплять бдительность профессора.

– Небо затянуло – не помню дождя в прогнозе: «О, да, умница, умнее-то ничего придумать не смогла?»

– Видимо, метеорологи не заметили приближающийся циклон, такое бывает. В этом есть и свои преимущества, вы не находите? Теперь не так жарко, как утром.

Келли открыла было рот и снова закрыла. У него на все вопросы заготовлены ответы?

Доктор Кроу уверенно шагал по разрушенной улочке на восток. Казалось, что его ничуть не смущали разрушенные дома, горы мусора на дороге, свинцовые тучи на небе. Он не прятался от возможных демонов. Он просто шагал, гордо выпрямившись и ничего не страшась.

Келли шла позади профессора и наблюдала за ним. Ей нравилась его уверенность в себе, в нём чувствовалась какая-то сила; нет, не та сила, которая давала ему возможность перемещаться в мир теней, это было что-то другое, что-то большее. Оно исходило изнутри, всё его спокойствие и благородство. Ей сложно было всё это объяснить, но ей определённо нравилось это новое необъяснимое ощущение.

На мгновение ей даже показалось, что впереди неё идёт Дэвид. Она настолько сильно почувствовала себя защищённой рядом с этим ключом, что пробудились старые воспоминания. Она покорно следует за тем, кто лучше знает, куда идти. Вот только в этот раз воспоминания не смогли унести её в свои далёкие миры: в этот раз она спокойно отмахнулась от них, почувствовав себя немного свободнее.

– Как вас зовут, мисс? – прямо спросил историк, огорошив девушку, пребывавшую в размышлениях.

Рудольф обернулся вполоборота и сбавил шаг, ожидая ответа.

– Келли, – на выдохе со второй попытки произнесла девушка. Да что с ней происходит? Она боится его? У неё аж сердце сдавливало. Неужели этот ключ так силён, что в его присутствии даже дышать было трудно?

– Рад знакомству, Келли. Меня зовут доктор Рудольф Кроу. Я прошу прощения за свой внешний вид: знаете, только приехал с раскопок и решил повидаться с директором Стивенсоном. Никогда не был в этой части города – не знал, что здесь есть такие грязные районы, – буднично, с улыбкой говорил ключ. Он строил из себя дурачка. Он не знает, кто она такая; что ж, в этом у неё преимущество. Да вот только, не знай он этого района, не шёл бы вперёд с такой уверенностью. Или он совсем её за дуру держит?

– Куда мы идём? – злость на историка, неожиданно охватившая девушку из-за его глупой сказки, дала ей сил заговорить в полный голос, что её несказанно порадовало.

– На восток, – решительно ответил профессор. – Мы выйдем к морю. Там легче всего сориентироваться.

Келли даже возразить было нечего. По сути, это логично. Она, конечно, не совсем понимала, зачем он взял её с собой; скорее всего, просто не мог оставить бедную девушку одну в страшном месте, тем более он не умел перемещаться сам, как она поняла, а значит, и не был уверен, что она сможет вернуться в обычный мир. Беспокойство… Но взять хрупкую девушку в Морх… Только если он был уверен, что сможет её защитить. Да, он же выживал как-то до этого, да и провал как-то прошёл. Хм. Этот ключ точно не так прост, как кажется.

– Хорошо, – Келли не хотела спорить с доктором.

– А вы, значит, работаете в библиотеке? Я вас раньше не видел, – спросил Кроу. «Пытается поддержать диалог или уйти от скользких вопросов?»

– Да, я там недавно, – ответила девушка.

– И как вам работа?

– Пыльная, – Келли не сразу поняла, что пошутила и довольно удачно, так как ключ прыснул от смеха. Это приободрило девушку, и она решила продолжить разговор. – А вы, значит, археолог?

– Археолог, доктор исторических наук, профессор, – ответил Кроу.

Он повернул лицо в сторону девушки, но так, чтобы не смотреть на неё. Келли вспомнила, что за всю их дорогу он ни разу не посмотрел на неё. Она, конечно, сама попросила его об этом, сославшись на свой правый глаз, но неужели его не грызёт любопытство? Значит, в его копилку идёт ещё и хорошее самообладание вкупе с тактом.

– Не таким вы представляли себе профессоров, а? – улыбаясь вдруг спросил мужчина.

– Ну, если честно, вы правы, не таким, – потупилась девушка.

Историк рассмеялся.

– Слишком я полюбил путешествия – не сидится мне на кафедре.

– В этом я вас понимаю, – сказала Келли, которой так же не сиделось на одном месте, только по другой причине.

– А как вам директор Стивенсон?

– Он странный, но как директор довольно добрый, – честно сказала Келли.

– Согласен.

Они замолкли. Келли не знала, стоит ли продолжать разговор дальше, и если да, то как? Они просто медленно передвигались на восток, каждый думая о своём. Ей было хорошо. Давно она не чувствовала себя так легко. Этот ключ дарил некую надежду и защищённость. Она абсолютно не переживала насчёт демонов, которые могут попасться им, ведь он не боялся, а значит, и она не будет.

Библиотека оставалась уже довольно далеко позади, когда девушка почуяла это. Очень знакомый запах. Запах охоты. Он был где-то рядом. Нельзя подвергать ключа опасности. Во-первых, она не хотела, чтобы по её вине гибли ни в чём не повинные люди, а во-вторых, нельзя, чтобы этому зверю досталась сила ключа: это было слишком опасно. Ей нужно уходить.

В тот момент, когда она уже хотела метнуться за угол ближайшего здания, историк заговорил:

– Что-то не так?

Рудольф покосился в сторону девушки. У девушки-оборотня задрожали коленки, и она решила повременить с побегом.

– Я… просто посмотрела назад и увидела огромный замок там, где должна быть библиотека, – запинаясь сказала Келли. Пусть попробует объяснить ей это.

– Правда? Ничего себе, – удивился Кроу.

И это всё? А где же объяснения? У него же на всё есть ответы?

– Как вы думаете, почему? – решила не отступать девушка.

– Что почему? – ответил Кроу.

Он решил над ней поиздеваться? Или он всегда игнорирует то, что не может объяснить? Сначала он ей понравился, но сейчас девушка была готова его убить.

– Почему вместо библиотеки стоит замок?

– А мне почём знать? – недоумённо ответил Рудольф.

Келли сжала челюсть, чтобы не закричать на историка. Он точно над ней издевается. Но, сделав ещё несколько шагов, она успокоилась. На что она сердится? На то, что он не хочет выдумывать байку про замок и библиотеку? Или на то, что она ошиблась, и он знает не всё на свете?

Запах усилился. Он настигает. Келли осмотрелась по сторонам и увидела полуразрушенное здание, довольно большое, чтобы спрятаться в нём и исчезнуть. Она в последний раз посмотрела в спину высокого блондина и, убедившись, что он не смотрит в её сторону, молнией метнулась к зданию.


Глава двадцать четвёртая.


– Вы что-то потеряли, мисс Мёрдок?

– Вы дали ему уйти! Вы сообщник преступника! – кричала Джессика от переполнявших её эмоций.

– О ком мы говорим, детектив? – ехидно спросил директор, но Мёрдок его не слушала.

Полицейская вытащила табельное оружие и быстрым шагом двинулась по коридору в сторону запасного выхода, где видела доктора Кроу.

Тупик. Дверь чёрного хода не открывалась: она бы это услышала. Но больше он никуда деться не мог. Неужели он ей привиделся? Или и правда исчез? Бред какой-то. Вдруг ей вспомнились видения, которые её настигли всего несколько минут назад, и это показалось не таким уж и бредом. Что здесь происходит? Вот в этом-то ей и следовало разобраться: ей казалось, что все произошедшие события как-то связаны. Ну или она просто сошла с ума.

Джессика посмотрела на свою руку, сжимавшую пистолет и, хмыкнув, убрала табельное оружие обратно в кобуру. Размахивая оружием, она лишь показывает свою беспомощность и тешит Стивенсона. Нужно успокоиться.

Девушка закрыла глаза, досчитала до десяти, выдохнула и осмотрелась ещё раз. Ничего. Только ручка, лежавшая у стены, напоминала ей о сцене, свидетелем которой она стала. Ручка, несомненно, принадлежала директору, и он скажет, что как раз её искал. Даже смысла не было цепляться за такую мелочь.

Детектив вернулась к кабинету библиотекаря и вошла внутрь. Осмотревшись, она приметила чашку кофе, запахи канализации, да и на диване явно кто-то сидел ещё совсем недавно. Она оглянулась назад и, убедившись, что рядом с кабинетом никого нет, закрыла дверь.

– Мистер Стивенсон, что здесь происходит? Я знаю, что Кроу был здесь прямо перед моим приходом, – Джесс старалась говорить спокойно и убедительно, надеясь, что библиотекарь не станет играть с ней, как делал это прежде.

– Мисс Мёрдок, прошу вас, успокойтесь и присядьте, – тон библиотекаря успокаивал. Джессика, сама не осознавая этого, присела на край диванчика для посетителей. – Доктор Кроу и правда был у меня. Он попросил у меня карту леса, что к северу от города, и, получив её, удалился.

– Но как он вышел? Дверь запасного выхода не отворялась. Стивенсон, не пудрите мне мозги, если не хотите провести ночь в полицейском участке, – полицейская решила, что, возможно, угрозой она вытянет больше, однако тон её оставался спокойным: она так вымоталась за сегодня – ей срочно требовался отдых.

– Вы можете мне не верить, детектив, но я понятия не имею. Это вам лучше спросить у моего персонала: я ведь оставался в кабинете, когда доктор ушёл, а камер слежения у нас в библиотеке нет, – спокойно сказал директор. Джесс понимала, что у Стивенсона всегда есть ответ на любой её вопрос. Она решила идти ва-банк.

Полицейская достала рацию.

– Пит, приём, Пит, это Мёрдок, как слышно? – начала она, искоса поглядывая на библиотекаря.

Рация трещала, но ответа не последовало.

– Пит, это Мёрдок, как слышишь меня?

Треск рации. Она ждала, но ничего не происходило. Неужели что-то произошло? Нет, что может произойти с сержантом полиции, да ещё в присутствии двух бойцов группы захвата? Она перестроила волну.

– Ричард, это Мёрдок, приём.

Рация трещала, а сердце Джесс уходило в пятки всё сильнее с каждой последующей секундой.

– Джесс, это Ричард, приём, где ты? – прозвучал знакомый голос.

Девушка так обрадовалась ему, что не сразу нашлась с ответом.

– Я в библиотеке, в кабинете директора. Кроу был здесь – он ушёл через чёрный ход; направь группу захвата по ближайшим кварталам: он не мог далеко уйти, слышишь?

– Понял, сейчас всё сделаю.

– Ричард, пусть сержант Оурен зайдёт в библиотеку.

Рация молчала несколько секунд, затем Ричард медленно произнёс:

– Джесс, Пит разве не с тобой?

Кровь отхлынула от лица Джессики, в глазах поплыло; она пыталась ответить Ричарду и не могла: рот открывался и закрывался, не в силах издать и звука. Успокоиться: ещё ничего страшного не произошло, он мог просто пойти в обход здания. Она подняла глаза и увидела стоявшего перед ней директора Стивенсона, протягивающего ей стакан воды. Трясущимися руками она приняла дар и выпила всё до последней капли. Стало лучше. Мёрдок закрыла глаза и досчитала до десяти. Глубоко вздохнула и ответила в рацию:

– Ричард, где ты сейчас находишься?

– Мы у входа в библиотеку с Гленом и ребятами из группы захвата.

– Ждите меня там, – сказала Джесс и убрала рацию за пояс.

Джессика поднялась с дивана и посмотрела на директора. Она хотела съязвить, напугать его, но решила, что всё это будет лишним. Она знает, что ей делать, а директору Стивенсону об этом знать не следовало. Нужно лишь показать ему, что для него всё закончилось.

– До свидания, мистер Стивенсон, – тихо произнесла Джесс. – И спасибо за стакан воды.

Директор долго изучал её взглядом, театрально вздохнул и улыбнувшись проговорил:

– Удачи вам в поисках, детектив.

Полицейская развернулась и пошла к выходу из проклятой библиотеки.

***

Джессика вышла из библиотеки, и яркие лучи полуденного солнца ослепили её на несколько мгновений. Внутри здания было довольно прохладно и темно, поэтому яркий свет в сочетании с невыносимой жарой и звуками живого города дезориентировал. Она попыталась оглядеться и увидела недалеко от крыльца группу полицейских. Ей стало легче.

Она торопливо сбежала по лестнице и заговорила:

– Кто командует группой захвата?

Здоровенный коп в чёрной форме сделал шаг навстречу полицейской.

– Офицер Хиджет. Что нужно делать, детектив? – несмотря на свои габариты и устрашающий вид, офицер спокойно среагировал на то, что им будет командовать женщина. Редкость в наше время. Плюсик офицеру Хиджету.

– Директор Стивенсон сказал, что Кроу просил у него карту северного леса. Нужно отправить туда группу кинологов. Образцы вещей Кроу, я надеюсь, у вас есть?

– Конечно, детектив, – спокойным тоном отозвался боец.

– Отлично. Стивенсон, скорее всего, прикрывает подозреваемого, но не проверить мы не можем. Также пошлите кого-нибудь наблюдать за сгоревшей будкой на пристани. Он ночевал там, думаю, он вполне может туда вернуться.

– Сделаем, – кивнув, ответил офицер.

– Ещё мне понадобится пара человек из вашего отряда. Я хочу немедленно обыскать библиотеку по горячим следам: мне кажется, что библиотекарь что-то скрывает, – Джессика боялась отказа. По сути, это было противоправным действием: обыск без санкции прокурора.

– Без санкции на обыск? – поинтересовался офицер.

– Без санкции на обыск, – утвердительно повторила за ним Джесс.

– Хорошо, но ответственность на вас – я буду отрицать, что давал бойцам такой приказ, вы же понимаете.

– Понимаю, – тихо выдавила из себя Мёрдок. Если она ничего не найдёт, её могут пустить под трибунал.

– Всё? – подвёл черту Хиджет.

– Да, офицер, можете приступать, – девушка кивнула здоровенному копу и тот, кивнув в ответ, удалился. Она осталась наедине с Ричардом и Гленом.

– Где Пит? – бросила Джесс полицейским.

– Он же ушёл с тобой? Когда мы пришли сюда с группой захвата и Хиджетом, здесь никого не было – мы решили, что ты внутри и, отправив пару человек в обход здания, стали ждать твоего возвращения, – оправдывался Ричард.

– Он остался ждать меня у входа. К нам шли двое бойцов из группы захвата, и я сказала ему зайти вместе с ними, следом за мной, но он так и не зашёл в библиотеку, – в конце предложения Джессика сорвалась на хрип, сердце уходило в пятки, и чувство ужасного уже было не так просто прогнать.

Парни переглянулись, и Ричард, наклонив голову, пустым взглядом посмотрел в никуда.

– Ричард, не молчи, – девушка еле сдерживалась, чтобы не перейти на крик.

– Джесс. Мы пришли сюда вместе с группой захвата, к вам никто не выдвигался. Это были не копы…

Джессика прикрыла рот рукой, на глаза навернулись слёзы, горло сжимало и становилось трудно дышать. Она начала дрожать и уже ничего не видела от пелены слёз, устилающих глаза.

– Но трупа же нигде нет, ребят, может, он увидел выбегающего Кроу и ушёл в погоню, а рацию вырубил, чтобы его не обнаружили, – впервые вклинился в разговор Глен. Это предположение было логичным, и это позволило Джессике прийти в себя.

– Глен, прошу, найди его, – выдавила она из себя.

– Хорошо, я найду его, Джесс, не переживай раньше времени, – Глен улыбнулся, приободрив полицейскую, и удалился. Она повернулась к Ричарду.

– Вы с ребятами из группы захвата возьмёте на себя публику. Мне нужно пробраться в кабинет директора и провести там обыск. Мне кажется, что если он что-то прячет, то прячет он это рядом с собой, – девушка-полицейская нисколько не сомневалась в своей логике. Она была уверена, что улики есть и она их обязательно найдёт. Ради Пита. Ради поимки этого чёртового Кроу.

– Понял, сделаем, – сказал здоровяк и вытянулся по струнке.

Мёрдок увидела быстро приближающихся бойцов в чёрном и шепнула Ричарду:

– Представление начинается.

Она повернулась к входу, и в глазах её горел огонь решимости. Ничто не сможет её остановить.

***

В холле библиотеки находилась только администраторша-кассирша, неприметная девушка в коричневом платье. Она уже знала полицейскую, поэтому просто стояла и улыбалась. Джессика оглянулась на Ричарда, давая ему понять, что кассирша на нём, он кивнул и направился к девушке.

– Доброе утро, вы не подскажете, как вас зовут? Это нужно для протокола… – затянул здоровяк. Когда нужно, он мог стать очень обаятельным и милым, а так как девушки любили спортивных парней, да ещё и голубоглазых блондинов, то, как вы понимаете, он всегда получал то, за чем приходил.

– Доброе… меня зовут Кэрон, – девушка смутилась и потупила превратившиеся в блюдца глазки. Приём сработал.

– Кэрон, какое красивое у вас имя, вы замужем? – продолжал Ричард.

– Нет, – девушка ещё больше зарделась и стала похожа на помидорку.

Джесс улыбнулась и решила покинуть представление. У неё есть более важные дела. Пока кассирша была занята Ричардом, а других работников библиотеки не было видно, она в компании одного из ребят группы захвата направилась к кабинету директора Стивенсона.

Кабинет был открыт, но пуст. Директор вышел, и это было на руку полицейской. Она дала знак бойцу сторожить дверь и вошла внутрь.

В кабинете ничего не изменилось. Библиотекарь ничего не переставлял, даже чашка с кофе, стоявшая на столике для гостей, всё ещё покоилась там. Джесс очень хорошо запомнила обстановку в помещении, потому была абсолютно уверена: всё осталось на месте.

Девушка подошла к столу, за которым всегда восседал Стивенсон. Рабочее место, любимое место. Ей казалось, что он из тех людей, которые доверяют только себе. Если он что-то прятал, то рядом с собой. А значит… Джессика проверила все ящики стола: бумаги, документы, книги. Она задумалась.

Полицейская смотрела на две старые потёртые книги в кожаном переплёте. Полистав их, она увидела много странных символов, непонятных картинок, изображений странных существ. Всё осложнялось ещё и тем, что книга была написана на латыни. Она прочла вслух какую-то надпись под картинкой с горящим демоном и внезапно отпрянула, бросив книгу на пол.

Воздух вокруг неё стал горячим, как в бане. Что это было? Книга заклинаний? Так вот что прятал Стивенсон. Это вполне объясняло то, что с ней происходило, когда она вошла в библиотеку: все эти видения. Старый библиотекарь был колдуном? Бред какой-то. Но если думать в этом направлении, то пазл начинал складываться. Почему они не могли поймать историка? Почему Стивенсон ему помогает? Они оба были колдунами. Если это правда, как бы безумно это ни звучало, то бороться с ними обычными методами было абсолютно бессмысленно, ведь они всегда будут на шаг впереди.

Не раздумывая больше ни мгновения, Джессика схватила обе книги и ринулась к выходу. Выбежав в холл, она остановилась. Никого. Вышли наружу или углубились в библиотеку? Нет времени размышлять – свяжется с ними по рации на улице.

Девушка попыталась сделать шаг в сторону выхода и не смогла. Она посмотрела вниз и увидела, что её ноги держит пол в прямом смысле этого слова. Она увязла в полу, будто в зыбучем песке, по самые щиколотки. Иллюзия? Полицейская закрыла глаза, выдохнула, досчитала до десяти и громко выкрикнула:

– Иди к чёрту из моей головы!

Иллюзия осыпалась, как стекло, так же как и в первый раз. Джесс была свободна. Она заметила, что стоит на выходе из директорского кабинета. Всё как и в прошлый раз. Вот только кто насылает на неё эти иллюзии? Стивенсон? Больше они ему не помогут: она теперь знает, как от них избавиться.

К ней подбежал боец из группы захвата, которого она оставила в дверях.

– Всё в порядке? – спросил он.

– Уходим отсюда, быстро! – приказала Мёрдок.

Они выбежали в холл под удивлённые взгляды Ричарда и второго бойца в чёрном. Девушка в коричневом платье хлопала глазками, уже абсолютно не понимая, что здесь происходит.

– Всё нормально? – повторил вопрос первого бойца Ричард.

– Уходим, – только и бросила Джесс.

Глава двадцать пятая.


Быстрее. Ещё быстрее. Рудольф влетел в пустое полуразрушенное здание, в котором скрылась девушка из библиотеки. Он слишком поздно почувствовал неладное, но успел краем глаза заметить её: она точно забежала именно сюда.

Неужели он что-то не так сделал или сказал? Он делал всё, чтобы не напугать девушку, чтобы отвлечь её внимание от Морха, от лишних вопросов. Он просто хотел увести её в безопасное место и перенести обратно в мир людей, где бы ей ничего не угрожало. Но, видимо, она испугалась его: подумала, вероятно, что он маньяк какой, да и сбежала. Теперь было просто необходимо её найти. Если её сожрёт какой-нибудь демон, Кроу будет винить в этом только себя.

Историк огляделся. Он понятия не имел, что здесь находилось в мире людей, но в Морхе это было полуразрушенное здание с горами мусора из битого камня, стекла и железных арматур. Двери и окна, естественно, отсутствовали.

Он сделал несколько неуверенных шагов вглубь помещения, прислушиваясь. Тишина. Лишь его шаги отражались от голых стен слабым эхом. Она либо притаилась, либо пробежала насквозь и сейчас была уже далеко отсюда. Дела плохи. Но поискать стоило.

Звать девушку Рудольф боялся: мало ли кто мог его услышать. Придётся действовать тихо и всецело положиться на удачу: другого выбора у него попросту не было. А ведь она была очень милой и, казалось, абсолютно не испугалась, оказавшись в нестандартной ситуации… что же такого могло случиться? Что заставило её сбежать? Этого историк понять не мог. Но он обязательно её найдёт. По его вине она оказалась в Морхе, и он сделает всё возможное, чтобы вернуть её назад, в мир людей, как бы бравадно это ни звучало.

Когда они переместились в Морх, Кроу удивился, что утащил с собой ещё кого-то, но не стал подавать виду. Боже, как только ему удавалось сохранять хладнокровие всё это время? Он чудом открыл ворота из библиотеки, сам не поняв как. Уверенно шёл по улице, на которой был впервые. Поддерживал диалог и, как ему казалось, смог успокоить девушку. Отвечал на вопросы, будто всё происходящее вокруг не имело никакой необычности, а являло собой явление обыденное и скучное. Да уж. Если бы не Келли, вряд ли ему удалось сохранить хоть толику того спокойствия и рассудительности, что он выказывал в её присутствии.

Шорох. Девушка или местный житель?

Кроу достал артефакт и приготовился к возможному столкновению. Артефакт был слабо заряжен. Он, конечно, восстановился после путешествия по канализации, но полноценно зарядить его на солнце Рудольфу так и не довелось. Дело дрянь. Крупного сражения он не потянет.

Руди ступал осторожно, стараясь издавать минимум звуков. Конечно, здешние обитатели могли учуять его и не видя, но попытаться стоило. Он высматривал малейшие шевеления в пространстве и пытался уловить возможные шорохи. Ничего. Похоже, он был в помещении один. Кроу выпрямился и решил, что следует выйти на другую сторону здания и поискать следы девушки там.

В этот момент у него из рук вылетел артефакт, а его самого откинуло в противоположную сторону. Рудольфу удалось сгруппироваться при падении и не пораниться о стекло и куски метала, торчащие повсеместно.

Перед ним прямо из воздуха появилась огромная фигура. Значит, на этой свалке всё же притаился демон. Один. Зато какой. Ааги – демон-ящер. Его Кроу знал: читал про него в книге. Как бороться с такой тварью, тоже знал. Но, так как соли здесь не было, а в мир людей попасть было нереально, оставался только артефакт, добраться до которого было целым квестом.

И почему демоны вечно пинают его, словно футбольный мяч?

Кроу перекатился и быстро вскочил на ноги. Манёвр не удался: слишком медленно двигался историк по сравнению с ящером. Рудольф даже шага не успел сделать, как демон снова откинул его ударом хвоста, увеличив тем самым расстояние между историком и артефактом.

Демон приближался, а доктор Кроу оставался лежать на спине, не в силах подняться. Нет. Он не может просто взять и умереть, только не так. Он подумал о бедной девушке, вероятно бродившей в округе в полном ужасе от непонимания, где она находится. А ведь на неё тоже могли напасть. Историка окутал гнев – он закричал на приближающуюся тварь и вскинул руки, готовый защищать себя даже голыми руками. И тут случилось неожиданное. Стоило разгневанному профессору истории в сердцах пожелать этой чёртовой ящерице провалиться на месте, как та… исчезла. Просто взяла и растворилась в воздухе.

Рудольф поднялся на ноги и огляделся. Тихо. Следов демона нигде не было. Что произошло? Времени размышлять о чудесах Морха не было: нужно поскорее найти бедную библиотекаршу, пока с ней ничего не произошло. Если с ней ещё ничего не произошло. Нет, таких мыслей и допускать не стоило, в этот раз он сможет защитить.

Кроу поднял артефакт псов и, убрав его в карман плаща, побежал к выходу из здания, огибая горы мусора.

Историк вышел с противоположной стороны здания, оказавшись среди голых палок, торчащих из земли. В мире людей здесь, вероятно, было что-то наподобие сада, но в Морхе такая роща навевала лишь ужас и уныние.

Стена в том месте, откуда вышел Кроу, оказалась разрушенной – девушка, скорее всего, воспользовалась именно этим выходом. Он стал искать следы. Следопыт из него был никудышный, несмотря на весь его опыт в путешествиях, но ничего другого он придумать не смог. Следы от обуви, сломанные ветки… боги, как можно это разглядеть здесь, в вечно тёмном мире без красок?

Бросив бессмысленные попытки найти следы, он просто побрёл прочь от здания, просто оценивая, как могла продвигаться здесь девушка. Вряд ли она думала, каким путём лучше убежать. Скорее всего, она просто бежала сломя голову. Значит, он просто пойдёт прямо.

***

Кроу пробирался через колючие кустарники, проклиная всё, на чём свет стоит. И зачем только он сюда полез? Его руки покрывало множество мелких царапин, оставленных разными шипами и сухими веточками, не говоря уже о попорченной одежде.

Наконец, когда, к своему безмерному счастью, он выбрался из этого колючего лабиринта мук… ему в глаза ударил свет, заставив закрыть лицо руками. Солнце жарило неистово, словно он попал на курорт в тропики.

Значит, его выбросило в мир людей, а он даже этого не заметил. Интересно, ту девушку тоже выбросило? Или она осталась в Морхе совершенно одна? Нет. Всех выкидывает через определённый промежуток времени. Если её никто не нашёл, то она оказалась в этом мире и быстро найдёт дорогу домой. Оставалось просто верить в лучшее.

Рудольф увидел скамейку неподалёку и решил передохнуть, а заодно и зарядить артефакт. Он присел на скамейку, нагретую горячим летним солнцем, и, положив своё самое мощное орудие с пятью собачьими головами рядом с собой, вытянул ноги, уставшие после долгих прогулок. Если бы не этот адский жар, было бы просто идеально.

Он огляделся. Он ушёл уже довольно далеко на север от библиотеки. Полиции здесь быть не должно, а значит, можно немного передохнуть, не опасаясь, что тебя схватят.

Кроу посмотрел перед собой и увидел парочку молодых людей, парня и девушку, целующихся на скамейке напротив него через дорогу. Хорошо им: никаких забот, лишь любовь и счастье. Ни тебе демонов, ни Морха. Жаль, что ему уже не суждено пожить такой жизнью.

Но жить историку всё же хотелось. Он не торопился умирать. Слишком сильно он любил жизнь. А теперь, когда он узнал о мире демонов, он бы хотел помочь человечеству. Раз демоны всё равно не дадут ему жить спокойно, он бы мог присоединиться к охотникам. Вот только те не спешили его принимать. Вопрос только, почему?

Воздух стал тяжелеть. Он вибрировал и дрожал, отчего по телу Кроу пробежались мурашки. Гула слышно не было, но всё происходило так, будто его снова переносило в мир теней. Не слишком ли быстро? Он и пяти минут не пробыл в мире людей.

Послышался гул, мир вокруг стал терять привычные ему очертания: деревья теряли листву, здания серели и рушились, краски тускнели, и всё погружалось во тьму под нависшими свинцовыми облаками.

Кроу посмотрел через дорогу и увидел его… демон. В книге он звался Колеоптером, а похож был на здоровенного таракана примерно четырёх метров в высоту. Эти твари боялись огня, но его, естественно, рядом не было.

Он переместился в Морх по вине этой твари, но не один: он переместился вместе с той парочкой через дорогу от него, и сейчас над ними нависал огромный таракан, жаждущий только одного – еды.

Нет, не может такого быть. Этот демон не мог так подгадать момент, чтобы перенести их всех вместе, как они вообще это делают? Рудольф схватил артефакт и уже хотел крикнуть ни о чём не подозревавшей паре об опасности, но было уже поздно.

Молодой парень, заметивший, видимо, пропажу солнца, отстранился от девушки и посмотрел вверх. От его крика девушка подскочила, и они вместе попытались сбежать от того, что увидели. Доктор Кроу ещё долго не забудет криков той парочки, разносившихся по всей улице.

Огромное чудовище метнулось к убегающей добыче и схватило молодых людей за головы своими огромными лапищами. Кроу видел, как монстр поднял парня с девушкой в воздух, не обращая внимания на все их трепыхания, крики и мольбы о помощи, а затем руки демона сжались… На асфальт брызнуло красным.

У Руди перехватило дыхание. Всё произошло за какие-то секунды, он даже отреагировать не успел, будто прирос к скамейке. Нет. Их-то за что? Таракан быстрыми движениями закинул в свою пасть сначала девушку, а затем и парня. Кроу не мог пошевелиться. Неужели это он виноват в их смерти? Опять?

Демон, тем временем завидев ещё добычу, отрыгнул и наклонился в сторону историка. Нужно было защищаться – оплакивать умерших некогда, если только не хочешь стать следующим. Но защищаться не пришлось. В тот самый момент, когда демонический таракан открыл свою пасть и зарычал на Рудольфа, его голову снёс столп света. Колеоптер упал и начал истлевать.

Кроу посмотрел в сторону, откуда произошёл выстрел. Недалеко от пресловутой скамейки стоял парень в чёрном с ружьём странной формы на плече. Ну, парень – это громко сказано. Скорее, мужик лет за сорок. Всё лицо его было испещрено шрамами, давая мальцу понять, что перед ним бывалый воин, прошедший не одну тяжёлую битву. Они смотрели друг на друга, каждый изучая второго. Охотник при этом шёл в сторону демона, а Рудольф неподвижно сидел на скамейке.

Дойдя до демона, охотник пнул его истлевающий труп и крикнул:

– Мистер Кроу, у нас сейчас нет на вас времени, но постарайтесь сделать так, чтобы вас не сожрали. Не огорчайте мою напарницу. Она о вас хорошего мнения.

И он исчез.

Доктор Кроу ещё несколько мгновений переваривал информацию, а затем улыбнулся. Значит, они за ним следят. Нужно просто продержаться. Они знают о нём. Он прикинул, в какую сторону направился охотник. Туда же, куда, скорее всего, пошла девушка. Значит, идём на север.

Артефакт подал знак, что он готов сметать орды демонов, дерзнувших встать у Рудольфа на пути, и был убран под плащ. Пора.

***

Смеркалось. Кроу чувствовал приближение вечера, хоть в Морхе и не всегда было понятно, день сейчас или ночь. Тучи скрывали солнце серой пеленой, мешая зрительному наблюдению смены дня и ночи, что, конечно же, дезориентировало. Но всегда оставался внутренний механизм биологических часов, неизменно напоминающий об усталости и желании отдохнуть. Отдыхать, конечно же, времени не было.

Рудольф бродил по северной части города, исковерканной миром демонов до неузнаваемости. Здесь будто бы развернулось целое сражение. Обильные разрушения, дыры в земле, даже что-то отдалённо напоминающее баррикады.

Историк не знал, куда идти. Где искать охотников? Он понимал, что близок к цели, но ему нужна была подсказка. И тогда он услышал голоса. Они звучали приглушённо, – цель находилась ещё далеко – но разговор шёл довольно оживлённый. Кто, помимо охотников, мог вести спокойную, непринуждённую беседу в Морхе, не боясь быть съеденным? Кроу решил не рисковать и спрятаться за стеной разрушенного здания рядом с полем предполагаемого сражения.

Неизвестные приближались, и Рудольф уже мог различить отдельные слова. Он прислушался.

– Я же тебе говорил, что мы опоздаем! – возмущался первый неизвестный.

– Да кто ж знал-то, что они начнут так рано? Мы опоздали-то совсем немного, – оправдывался второй.

– А всё из-за того, что тебе приспичило поесть! Среди белого дня! Когда под боком наш брат дуэлится с охотником! – не переставал возмущаться первый.

– Тогда чего это ты уплетал-то за обе щеки? Не трогал бы тогда мою добычу, – парировал второй.

– Мастер нам головы оторвёт. Битва давно закончилась, – сокрушался первый.

– Да ладно тебе, мы разведчики, а не воины. От нас всё равно не было бы толку. Нам главное сообщить, что Хиршен проиграл дуэль непобедимому, а старый пень остался в своём гнезде, – успокаивал его второй.

– Как думаешь, куда они направились? – спросил первый, оглядывая поле боя.

– Ясное дело куда. В лагерь охотников. Чёрных нужно добить. Это задача номер один нашего крестового похода, – сказал второй так, будто это была всем известная истина.

– Значит, идём на восток? – спросил первый, заведомо зная ответ на свой вопрос.

Кроу оставался незамеченным даже тогда, когда демоны приблизились практически вплотную. Вот тебе и разведчики, одно слово.

Значит, лагерь охотников располагался на востоке. Рудольф улыбнулся. Вот это удача. В кои-то веки. Но оставлять рядом двух демонов в человеческом облике было нельзя. Их нужно уничтожить. Если верить книге – это были либо Асмиты, либо Люциги, а значит, они боятся железа. Рядом, конечно, валялся какой-то прут, возможно, он даже железный, но биться прутом против двух демонов – такое себе удовольствие. Решено.

Кроу выскочил из своего укрытия и оказался прямо перед разведчиками. Одетые в чёрную экипировку, с виду они очень походили на охотника, которого Руди видел у скамейки, вот только чёрные как смоль глаза выдавали их с головой.

Эффект неожиданности сработал на ура – демоны не сразу среагировали на столь неожиданное появление третьего лица в их диалоге, и историку удалось сделать первый ход. Он направил свой артефакт пяти псов в того демона, которого называл вторым, и луч света, вырвавшийся из амулета, превратил того в кучку пепла. Оставшийся в живых демон метнулся было к Рудольфу, но сияние артефакта остановило его в паре шагов от цели. Кроу поднял артефакт над собой, и демон упал на колени.

– Пощади! Не убивай меня! Прошу! – вымаливал у него демон.

Рудольф неспроста оставил в живых именно этого демона. Второй показался ему более спокойным и рассудительным, всегда находившим решения, а с таким было бы труднее договориться. Первый же демон был паникёром. То что надо.

– А с чего мне оставлять тебя в живых? – подыграл ему Руди.

– Я владею ценной информацией. Всё скажу, только пощади! – пресмыкался демон.

– Ты Люциг? – решил начать издалека Кроу.

– Да. Разведчик, – ответствовал демон.

– Что здесь было за сражение? Кто победил?

– Демоны под командованием Люцигов заманили охотников в ловушку и уничтожили их, – сказал Люциг.

– А почему ты уверен, что победили именно демоны? – ехидно спросил Кроу.

Демон опустил глаза. Рудольф уже понял, что демон на самом деле понятия не имеет, кто победил, но думать, что его команда и его лидер проиграли, он просто не мог.

– Где находится лагерь охотников? – задал историк другой вопрос.

– На востоке. Прямо не пройти – нужно улочками, но двигаться на восток. Не доходя до озера, будет дорога на север, по ней и придёте к лагерю.

– Ясно, – ответил Кроу, сведя брови в раздумье.

Историк смотрел на Люцига, в глазах которого читался страх. Странно, когда демон боится тебя. Обычно всё наоборот. Человекоподобность Люцигов – это не дар. Из-за неё они стали слабее. Обычного демона он бы так не допросил.

Резким движением Кроу указал на демона артефактом, и тот обратится в прах, прежде чем успел издать хоть звук. Он ведь не обещал, что оставит его в живых.

Улочками на восток.

Кроу отправился в путь. Теперь у него есть цель.


Глава двадцать шестая.


В Морхе библиотека превращалась в настоящую цитадель не только снаружи, но и внутри: настоящие пыточные камеры, оружейная, алхимическая лаборатория, кузница, специальная комната для зарядки и изготовления магических камней, комнаты для тренировок, архивы, даже кабинет директора преображался, превращаясь в тронный зал, в котором восседал он.

Дамиан переместился в мир демонов сразу, как только полицейская выбежала из библиотеки. Эта назойливая девчонка раздражала Стивенсона. Но, что с неё взять, она всего лишь человек. Наивная и глупая. Скорее всего, она ещё вернётся, но пока что у него были другие дела. Нужно готовиться к следующему шагу.

– Хаори, когда же ты меня услышишь, – пробурчал себе под нос Дамиан.

Хозяин цитадели поднялся со своего трона и устремился в коридор.

***

Стемнело.

Грэм, побывав на поле сражения и поняв, что бой давно окончен, устремился на восток, где на полпути к лагерю нашёл четверых своих собратьев.

Встречал его Хаори, он смотрел прямо на вояку и явно давно его дожидался. Грэм заметил, что терпение его командира было уже на исходе.

Позади лидера на поребрике восседала Хелен. Увидев своего напарника, девушка вскочила на ноги и сделала несколько шагов навстречу охотнику, встав рядом с Хаори. Глаза девушки сияли, давая понять старику, что она очень рада его видеть живым и здоровым.

Справа от них оживлённо о чём-то разговаривали Ларри с Китченом. Китчена старый солдат знал довольно плохо: обычно он ходил в дальнюю разведку и редко участвовал в зачистках территории. А так как Грэм, по сути своей, был нелюдим, то и в лагере они особо не общались. Особенностью этого охотника было созидание электромагнитных полей. Проще говоря, он мог бить током и выводить из строя любую технику. Бывший военный никогда не понимал, отчего Хаори не использует его как солдата, он был бы очень полезен в бою, но решение лидера никогда не оспаривалось. Он знает, что делает, на то он и лидер охотников.

Грэм подошёл к своим соратникам.

– Добрый вечер, – спокойно сказал вояка.

– Ты задержался, – ответил Хаори.

– Непредвиденные обстоятельства, – потирая локоть, тихо сказал Грэм.

– Хаори, – промурлыкала Хелен, давая всем понять, что они здесь не просто так собрались.

– Да, Хелен. Начнём. Итак, – лидер жестом дал знак всем встать рядом с ним и слушать, – мне поступила интересная информация о нашем ключе. Во-первых, Грэм ещё не знает, так что я повторюсь. Ключу удалось переместить в мир людей демона Ааги. Видимо, это произошло во время нападения демона на Кроу. Демон был слаб, поэтому мир людей выпил из него все соки, и он истлел. Я отправил группу охотников зачистить место событий, чтобы полиция не успела найти ничего, за что бы они могли зацепиться. Как назло, переместил он его в магазин на севере города, и демона увидело множество людей. Я постараюсь сделать так, чтобы всё списали на солнечные удары. – Хаори сделал паузу и прислушался, убедившись, что всё в порядке, он продолжил. – Во-вторых, рядом с ключом видели оборотня, девушку. Мотивы её не ясны, но я бы не хотел, чтобы она получила то, чего хочет, несмотря на её цель.

Лидер охотников задумчиво посмотрел на серые облака мира теней и повернулся к Китчену.

– Китчен. Ты пойдёшь вперёд. Найди следы этой девки-оборотня. Ларри будет поддерживать с тобой эмпатическую связь: так остальные будут знать, где ты находишься. Грэм и Хелен выступают как боевые единицы, поэтому на рожон никто не лезет, все стычки улаживают они. Можешь идти вперёд.

Охотник кивнул своему командиру и метнулся на юг с завидной даже для старших охотников скоростью.

– Теперь я понимаю, почему ты используешь его как разведчика, а не как солдата, – сказал старый солдат. – Быстрый, молчаливый, а в случае чего может постоять за себя. Отличный разведчик.

– Да. Вот только я ему не доверяю, – Хаори посмотрел на оставшихся охотников, медленно переводя взгляд с одного на другого. – У нас в лагере есть слив информации. Вы трое и оракул – вне подозрений. За остальных ручаться не могу. Будьте начеку. И не спускайте глаз с Китчена: он один из главных подозреваемых.

Ларри с Хелен были поражены сказанным. Грэм же невозмутимо произнёс:

– Поэтому ты отправляешь его с нами? Если что-то пойдёт не так, Ларри это почувствует, а мы его разделаем?

– Примерно так. Грэм, если я проморгаю и меня убьют – лагерь на тебе. И даже не смей мне возражать. Это приказ, – твёрдо сказал Хаори.

– Так точно, – на полном серьёзе ответил вояка.

– А теперь к делу. Оборотень мне нужен живым. Мне нужно знать, что она делала в библиотеке Стивенсона. И зачем ей нужен Кроу. Также есть неподтверждённая информация, что в округе бродит ещё один оборотень высшего ранга. Я хочу знать, связаны ли они.

– Сделаем, – сказал Грэм.

– А ключ? – вмешалась в разговор Хелен.

– Он ищет нас, так что главное сейчас оборотень. С ключом будем разбираться, когда он сам придёт. А теперь ступайте.

Хаори развернулся и направился на восток. Ларри поправил рюкзак за спиной и пошёл в сторону юга.

– Идём, Китчен ушёл уже довольно далеко – я могу его и потерять, – кинул за спину Ларри.

Грэм с Хелен переглянулись и пошли за молодым эмпатом.

***

Элизабет уже допивала свой чай, когда почувствовала напряжение в воздухе и заметила, что Рашида напряглась. Мгновением позже они обе перенеслись в Морх без своего на то желания. Девушке стало страшно. Она только начала успокаиваться, и её снова выкинули из её зоны комфорта. Она отставила чашку на металлический блестящий столик допросной, и в этот момент в комнату вошёл директор Стивенсон.

Дамиан выглядел не совсем так, как она привыкла его видеть. Он был… внушительнее, что ли, это не сразу бросалось в глаза, но она стала подмечать для себя некие особенности его внешнего вида. Понятно, что в Морхе все становятся… другими, но обычно это происходит только с демонами, но никак не с людьми. И тут у неё в голове созрел новый вопрос: «А человек ли Дамиан Стивенсон?» Скорее всего, в ближайшее время она об этом узнает.

Директор присел на стул с обратной стороны стола от Элизабет и изучающе взглянул на свою подчинённую. Рашида встала рядом с ним по левую сторону, ближе к центру бывшей чайной.

– Здравствуй, Лиза. Я думаю, что кое-что вы уже обсудили с Рашидой, поэтому я могу немного повторяться, но настоятельно рекомендую слушать меня внимательно, хорошо? – чётко произнёс библиотекарь, глядя девушке прямо в глаза.

Девушка-Асмит кивнула.

– Хорошо, – довольно произнёс Дамиан. – Скажу как есть. Ваши войска потерпели сокрушительное поражение от рук охотников. Как и всегда. Ты осталась совсем одна: твой мастер также погиб в этой битве.

Девушка уже поняла, что Стивенсон говорил правду: у неё было время подумать, пока она ждала директора.

– Да, я знаю, – тихо произнесла девушка.

– Ты понимаешь, что тебя просто использовали как расходный материал?

Она понимала, что так оно и есть. Она даже понимала, что даже в случае победы демонов за ней никто бы не вернулся. Он был прав. Её просто использовали, но даже так у неё был хоть кто-то рядом. А теперь у неё нет никого.

– Да, я понимаю, – ответила девушка.

Стивенсон кивнул и продолжил:

– Я хочу предложить тебе работу. Конечно, должность администратора у тебя никто не забирает, ты продолжишь быть лицом библиотеки, у тебя это очень хорошо получается, – честно сказал Дамиан.

Девушка просияла. Её на самом деле радовало то, что её заслуги и старания принимают. Ко всему прочему, вся эта беседа сводилась к тому, что и убивать её не собираются. Лизе предлагают продолжать работать в библиотеке, даже несмотря на её предательство.

– Спасибо, – улыбнувшись ответила она.

– Не за что, я говорю чистую правду, – нежно улыбаясь, проговорил директор. – Но я хочу предложить тебе вторую работу.

– Вторую? – Лиза была одновременно напугана и заинтересована этим предложением.

– Да. Дело в том, что мы с Рашидой уже долгое время защищаем эту цитадель. Это не так просто, как может показаться, а нас всего двое. Я бы хотел предложить тебе войти в ряды стражей.

Её рот медленно раскрывался, а глаза округлялись, превращаясь в блестящие блюдца. Войти в ряд великих стражей? Она? Это было предложение, от которого не отказываются. Точнее, не отказывались раньше. Сейчас всё было по-другому и стражи отвечали не за равновесие мира, а за то, чтобы высшие не покидали мир демонов. Ей придётся встать на противоположную сторону. Обратного пути уже не будет. Но кто сказал, что на той стороне её ждут? Примут? Возможно, от неё просто избавятся, как от ненужного больше мусора. Это было в духе Гаргант. Что ж, возможно, это её судьба. Тем более Рашида тоже демон, и её-то никто не обвиняет в её выборе. Её боятся.

– Я согласна, – отчётливо произнесла Асмит.

– Хорошо. Рашида введёт тебя в курс дела и будет проводить с тобой боевые тренировки. Я понимаю, что это не твоя сильная сторона, но это необходимо для твоей же безопасности. Хорошо? – спокойно и размеренно говорил Дамиан.

– Да, я согласна.

Неожиданно резким движением Стивенсон повернул голову.

–Ай-ай-ай, госпожа полицейская. Обыск без ордера прокурора, понятых и директора библиотеки, – он улыбнулся. – Что же вы желаете найти у меня? Следы помощи Кроу?

***

Он внимательно наблюдал за полицейской, пока Элизабет ждала продолжения беседы, но стояла лишь гнетущая тишина. Асмит подождёт: она уже была на их стороне, а вот надоедливая полицейская…

– Чёрт, – выругался Дамиан. – Забыл запереть ящик стола.

Его глаза медленно расширились, когда детектив прочитала заклинание и откинула книгу. Магия – штука серьёзная и обычным людям не поддающаяся. Сколько бы вы ни пытались, сколько бы времени ни потратили – у вас ничего не получится, если нет предрасположенности. Да кто она такая, что книга сразу откликнулась на неё?

Он повернулся к своей помощнице.

– Рашида, – только и сказал библиотекарь.

Та кивнула и закрыла глаза. Полицейская попалась в иллюзию. Сейчас они её научат, что брать чужое нехорошо. Но не успел Дамиан ничего предпринять, как Рашида вскрикнула, и иллюзия рассеялась. Он посмотрел на девушку-Люцига, которая в ужасе таращилась на свои обожжённые руки. «Детектив смогла освоить магию? Быть того не может. Так быстро? Это просто невозможно. Кто она такая?» – роилось у директора в голове.

Защитник цитадели выпрямился и начал складывать руками знаки.

– Нет! – вскрикнула Рашида, поняв, что хочет сделать её мастер, и ударила его по рукам.

Директор перевёл на неё взгляд, в глазах его стоял гнев и… страх? Давно он не ощущал это чувство, а его подчинённая не видела этого чувства у мастера никогда. Страх – удел слабых. Лицо Рашиды скривилось от отвращения. Стивенсон закрыл глаза и попытался прийти в себя. Открыв их, он стал спокоен, как камень, словно ничего и не произошло.

– Прошу меня простить. В мои планы не входила ведьма. Я считал их давно вымершим атавизмом, – он посмотрел на Люцига. – Рашида. Эти книги… ты знаешь. Их необходимо вернуть любыми способами. Но постарайся никого не убивать из людей.

Девушка-страж испытывала некую неловкость за то, что испытала отвращение к мастеру. Она больше живёт не в мире Люцигов, здесь другие законы и есть место чувствам, даже таким, как страх. Она готова была сделать всё что угодно, лишь бы загладить свою вину. Хотя, естественно, она никогда никому не скажет, что её испытывала.

– Мне нужно разрешение, мастер, – склонив голову, сказала Рашида.

– Я разрешаю тебе покинуть цитадель, чтобы ты вернула мои украденные книги. Даю тебе сутки.

Рашида вышла из допросной комнаты и направилась в сторону выхода из цитадели.

Дамиан повернулся к ожидавшей всё это время Элизабет и улыбнулся.

– А мы пока обсудим твою роль в грядущих событиях. Итак…

***

Неизвестный остановился и, сняв капюшон, огляделся.

Грот был огромен. Своды его уходили так высоко, что конца видно не было, как бы ты ни вглядывался. В пещере стоял густой туман, отчего стены грота покрывались маленькими водяными капельками. Всюду на земле расстилались лужицы, в которые то и дело падали крупные капли, издавая при этом глухие удары, мигом разносившиеся эхом от стен грота. Это была музыка силы, барабан самого ада, пугающий и одновременно требующий проявить уважение к данному месту.

Давно он не бывал здесь. Это плохо. Нельзя забывать, для чего они всё это делают.

Он посмотрел в центральную часть пещеры. Там, обмотанный толстыми чёрными нитями, сотканными самим Морхом, спал Он.

Неизвестный подошёл ближе и поклонился.

– Повелитель. Мы нашли подходящий ключ. Его охраняют, но мы достанем его уже скоро. Я собираю армию. Я лично поведу её в бой. Я скопил достаточно сил, чтобы находиться в Морхе, не опасаясь, что меня выкинет обратно, – немного поразмыслив, он добавил. – Нам очень Вас не хватает, повелитель.

Неизвестный накинул капюшон и направился к выходу из грота. Всё внутри него трепетало. Какая же мощь исходит от него даже во сне. Нельзя дать осечку и в этот раз. Теперь он всё сделает сам.

На выходе из грота его поджидал его помощник. Он стоял смиренно, склонив голову в ожидании.

– Говори, – бросил неизвестный.

– Фаям прибыл, мой мастер. Он готов исполнить вашу волю, – почтенно докладывал помощник.

– Хорошо. У тебя будет ещё одно задание, Крашган.

– Как прикажете, мастер.

– Я хочу, чтобы ты призвал всех моих вассалов и должников. Всех, кто чтит законы великого повелителя. Всех, кто хотел бы получить моё покровительство.

Забыв про манеры, Крашган поднял голову и в недоумении с нотками предвкушения посмотрел на своего мастера.

– Да, мой верный слуга. У людей есть поговорка: «Хочешь сделать хорошо – сделай это сам».

– Вы поведёте нас в бой, мастер? – казалось, что помощника неизвестного сейчас разорвёт от счастья.

– Да. Заберём ключ и уничтожим этих надоедливых насекомых раз и навсегда. Слишком многое стоит на кону.

– Да, мастер! Как прикажете! – радостно лепетал Крашган.

– Веди меня к Фаяму. Ему я отвёл очень важную роль в этом спектакле.

– Ещё кое-что, мастер, – робко проговорил слуга. – Страж Рашида покинула цитадель.

Новость эта озадачила мастера. Что затеял этот старый пёс? Неважно. У них появилась возможность избавиться от стража.

– Уничтожить её. Любыми способами. И не смей приходить без её головы.

Крашган потерял дар речи. Ему разрешили покинуть твердыню. Выйти за пределы их владений. Это великая честь. Придётся выполнять приказ самому. Рашиду доверить кому-то было равно тому, что провалить задание. Давненько он не разминал свои косточки. Давненько он не ел стражей.


Глава двадцать седьмая.


Когда постоянно находишься в движении, а адреналин бьёт по ушам, довольно сложно сосредоточиться, но если от этого зависит ваша жизнь, то волей-неволей вам удаётся взять себя в руки.

Келли бросила взгляд себе за плечо. Никого.

С тех пор как она покинула высокого блондина-историка, прошло уже несколько часов. И за всё это время она ни разу не позволила себе остановиться на отдых.

Дело шло к вечеру. Тёмные тучи Морха теряли последние отголоски света, тени расплывались, теряя свои очертания, – совсем скоро всё вокруг погрузится во мрак, наступит время демонов.

Сомнений не было: Он в городе и уже напал на её след. Она чувствовала его всеми фибрами души. Ей нужно было бежать или укрыться. Но бежать без информации нельзя. Она не могла бегать вечно, а Он был слишком близко. Она может просто не успеть скрыться. Что же делать? Всегда есть выход, из любой ситуации есть выход. Нужно лишь подумать.

Но мысли о Кроу не давали её голове придумать решение столь сложной задачи. Что с ним? Она бросила его, когда на историка напал Ааги. Ящеры – довольно сильные противники. Конечно, у этого ключа были свои козыри в рукаве, он уже немало испытаний пережил, но всё же.

Девушке-оборотню было стыдно за то, что она бросила его в беде. Бросила, боясь, что её не примут. Бросила, боясь, что по её вине умрут. Теперь она не знала, что ей делать. Она окончательно запуталась. Благо демоны Морха опасались оборотней и не приближались близко. Также ей играло на руку, что охотник, скорее всего, уже навёл шуму в городе – теперь к ней не подойдут даже сильные демоны. Но как грамотно воспользоваться этим преимуществом?

Она ушла уже довольно далеко от охотника – запах не различался. Скорее всего, он искал её на севере. Всё-таки уроки Дэвида не прошли даром: запутывать следы она таки научилась. Плюсик в её пользу.

Она очень переживала, что оборотень учует её запах на Кроу и нападёт на него, – этого бы она себе не простила – но что она может? Может, вместе с ключом у неё будет шанс победить охотника? Нет. Этого гада так просто не победить. Тут даже шайка охотников не поможет. Он слишком силён. Он высший оборотень. Дэвид говорил, что такие рождаются раз в столетие. И конечно же, этот высший оборотень заинтересовался именно Келли – небывалое везение.

Другого выхода не было. Прятаться бесполезно. Бежать без информации нельзя. И почему она не украла у историка эту книгу? Охотник слишком сильно её напугал. Она совсем забыла про книгу. Нужно покончить с ним. Жизнь в бегах – это не жизнь. Но как одолеть такого противника?

***

Они сидели на холме в тени деревьев и наблюдали за небольшой деревушкой у подножья. В селении проходил какой-то праздник – люди шумели и веселились. Стоял прохладный осенний вечер.

Келли изредка бросала на Дэвида короткие взгляды. И, хотя бравый оборотень не подавал виду, она очень переживала за его самочувствие.

– Дэвид… – уже в который раз начала она.

– Я же сказал, малышка, всё хорошо. Это всего лишь царапины. Утром их не будет, – тихо, но с нотками раздражения сказал Дэвид.

В нескольких километрах от деревни днём на них напал изголодавшийся демон: похоже, хозяин этих территорий, по мнению Дэвида. Оборотень победил его, но получил несколько серьёзных ранений, после чего они и решили заночевать на холме. Молодая девушка на самом деле просто чувствовала себя виноватой, что не смогла никак помочь своему наставнику, а просто стояла и смотрела на поединок.

– Можешь ответить на один вопрос? – спросила девушка.

– Только если он не о моих ранах, – спокойно ответил оборотень, улыбнувшись.

– Что делать, если встречается соперник сильнее тебя?

Дэвид посмотрел на девушку. Вопрос явно его удивил.

– Бежать, – спокойно ответил тот.

–А если он быстрее тебя? Или умнее? – не унималась девушка.

– Если тебе попался кто-то, кто тебе не по зубам, – можно попытаться избавиться от него тремя путями, – начал оборотень. – Можно убежать. Если он не отстаёт, можно попытаться его вымотать. Скорее всего, ему надоест за тобой бегать, и он отстанет. Но если противник решил съесть именно тебя, а победить ты его не можешь, – остаётся только один способ от него избавиться.

– Какой? – тихо прошептала Келли.

– Убить его, – так же спокойно ответил Дэвид.

– Но как его убить, если он сильнее тебя? – не понимая, к чему клонит её наставник, спросила девушка.

– Найти того, кто сильнее его, – улыбаясь ответил оборотень.

***

Вот ответ. Нужно просто найти кого-то сильнее этого охотника. И если в этом городе, где витает такая мощная энергия, она не найдёт своего спасителя, то нигде больше его не найдёт.

Других оборотней в городе нет: она бы почуяла. Ключ ещё слаб. Демоны? Нет. Такого демона она не найдёт: эта братия даже слушать её не станет. Нужен стопроцентный вариант. Охотники? Если они поймают её, то убьют. Это было слишком опасно.

Она подумала о том, что увидела совсем недавно. Огромный замок на месте библиотеки. Она уже допускала такую мысль раньше: слишком много странного было в этой библиотеке. Например, она не могла смотреть в Морх, находясь в ней, да и директор Стивенсон не был похож на обычного человека, но его аура ничем не отличалась от самой заурядной. Защита? Вполне возможно. Дэвид рассказывал ей о стражах – самой сильной некогда организации в мире – и о том, что остатки их сил сейчас живут в некой цитадели. Неужели она всё это время работала у стражей? Уму непостижимо. В любом случае это всего лишь догадка. Она может и ошибаться, выдавая желаемое за действительное.

Она посмотрело на небо. Потемневшие ещё больше обычного серые тучи оповещали, что наступила ночь. Неужели она так долго в пути? Келли осмотрелась. Отсюда рукой подать до порта. В библиотеку до утра не попасть. Охотник будет рыскать всю ночь и вполне может решить, что она может вернуться на своё рабочее место. Стоило затаиться на ночлег и утром пробраться на бывшую работу. Как минимум ищейка будет уставшим, и шансов на удачу у молодой девушки будет больше. А попытаться стоило: если её догадка верна и Дамиан Стивенсон – один из тех самых стражей, то он вполне мог бы одолеть высшего оборотня.

Кивнув сама себе, она отправилась на восток.

***

Солнце медленно шло к горизонту, забирая с собой последние согревающие лучики света.

Ах, эта прекрасная вечерняя прохлада. Ничего в мире нет превосходнее, чем ужин на природе в освежающий летний вечерок.

Человек в бежевом плаще вытер рот рукавом и облизнулся. Он нашёл добычу в месте недавнего сражения. Его не волновало, кто здесь бился и кто одержал верх. Его волновала только еда.

Ищейку раздражало то обстоятельство, что он потерял след. Он отчётливо ощущал девчонку у библиотеки, но потом запах пропал. Он поморщился. Столько времени гоняться за десертом… но ведь чем дольше ожидание, тем приятнее трапеза, не так ли?

Она ещё в городе. Прячется. Он знал это. На что она надеется? Что он уйдёт? Нет. Если она не сбежала из города – значит, ищет помощи. Единственный в этом городе, кто может с ним справится, сидит сейчас в цитадели. Значит, она отправится туда. Осталось лишь приготовить западню.

Охотник встал и потянулся. Это должно быть интересно.

Единственное, чего он не понимал, – зачем она ушла из библиотеки, если её защитник безвылазно сидит там? Возможно, есть ещё какое-то обстоятельство, о котором он ещё не знает.

– Что же ты задумала, девчонка?

Он посмотрел на небо на горизонте. Как прекрасен закат в мире людей. Они даже не понимают, насколько им повезло видеть ежедневно такую красоту. Но люди этого не ценят. Они никогда не ценят того, что у них есть. Они хотят всё больше и больше. Они язва на теле этого мира. Они не понимают, чем обладают, пока этого не отнять. Люди лишь глупый скот, существующий ради того, чтобы его жрали.

Человек в бежевом плаще развернулся и зашагал на юг. Сердце внутри него колотилось в предвкушении. Скоро, совсем скоро.

– Какая же ты на вкус? – громко произнёс он в пустоту и улыбнулся.


Глава двадцать восьмая.


Джессика мчалась в полицейский участок, игнорируя все правила дорожного движения. Нельзя терять ни минуты. Стивенсон знает о пропаже и отправит кого-нибудь из своих колдунов за ней. Нужно успеть подготовиться и прочитать всё, что только можно. Ей нужна эта информация.

Она была уверена, что это ключ к победе. Эти книги важны, иначе ей не стали бы мешать их украсть.

Полицейская оставила Ричарда за главного у библиотеки и приказала оцепить здание, но внутрь не входить. Задерживать любого, кто попытается войти или выйти. Она не верила, что это поможет, но раз в год и палка стреляет, как говорится.

Парковка. Свободное место. Руки трясутся.

Она чуть было не забыла книги в машине. Стоп. Она закрыла глаза и досчитала до десяти. Глубокий вдох. Не паниковать. Эту роскошь она не могла себе позволить.

Детектив Мёрдок спокойно вошла в участок. Кивки, приветствия, дежурный, лестница, коридор, дверь.

Наконец-то она в своём кабинете.

Джессика устало опустилась в своё кресло за рабочим столом и аккуратно выложила на него две потёртые книги.

Ну что ж. Приступим.

***

Стемнело.

Джесс не сразу обратила на это внимание, лишь машинально включив настольную лампу, она осознала, сколько времени прошло.

Полицейская поднялась с кресла и закрыла жалюзи.

За спиной. Она резким движением развернулась, но в комнате никого не было. Нужно быть спокойнее. На всякий случай она достала из кобуры свой табельный пистолет и положила его перед собой на стол. Ей сразу стало спокойнее.

Удивительно, как оружие может внушить человеку, что он защищён. Даже простой вид пистолета сразу успокаивал. Но в нынешнем её положении он не слишком пригодится. Разве что против двух видов демонов, которые боятся железа. Люцигов и Асмитов.

Она уже прочитала обе книжки, благо описаний там было не так много, больше всяких рецептов и заклинаний, которые она всё равно не понимала, да знаков, назначение которых оставалось для неё загадкой. Это всё она пропускала, чтобы не тратить время. Однако пара заклинаний всё же отпечатались в её мозгу. Словно она всегда знала их. «Может быть, даже пригодятся», – вздумалось ей. Ведь в библиотеке что-то произошло. Если она научится этим пользоваться…

Движение.

Схватив пистолет, Джессика прицелилась. Никого. Иллюзия? Нет, ощущение не то. И тут её осенило.

– Выходи, я знаю, что ты здесь, – уверенно произнесла полицейская.

В центре комнаты загорелись два красных огонька – глаза. Затем появилась улыбка и тени очертили подобие фигуры. Женской фигуры, вне всякого сомнения.

– Кто ты такая? – спросила Джесс твёрдо и решительно.

– Меня зовут Рашида. Мы с тобой играли в прятки в библиотеке, – произнесла тень. Голос её звенел, словно сталь. Джесс казалось, что тень попыталась пошутить, но её безэмоциональность свела всё на нет.

Задавать только правильные вопросы. Казалось, тень готова поговорить, по крайней мере, она не нападала.

– Почему вы защищаете Кроу? – спросила Джессика.

Тень визуализировалась и превратилась в девушку. Именно её полицейская видела в своей иллюзии. Сейчас, правда, она была облачена в чёрный военный костюм, сделанный под доспехи, что придавало женщине очень грозный вид. Мёрдок невольно сглотнула.

Рашида сделала несколько шагов под дулом пистолета и села напротив Джессики.

– Мне приказали не убивать людей. Можешь опустить оружие. Оно всё равно тебя не спасёт, – вальяжно промолвила женщина в чёрном.

– Ты человекообразный демон. По описанию, скорее всего, Люциг. Пуля из пистолета железная. Она тебя убьёт, уж поверь мне, – с улыбкой произнесла Джесс и очень обрадовалась, увидев искреннее удивление на лице демона.

– Прочитала книги, значит. Не думала, что ты знаешь латынь. Неужели этому сейчас учат в полицейской академии? – ехидно спросила Рашида.

Мёрдок недоумевала. Какая ещё латынь? Книги же были написаны на английском, она же легко смогла их прочесть. Но тут ей вспомнилось, что, когда она открывала одну из книг в библиотеке, она видела надписи на латыни. Конечно, это не означало, что обе книги полностью были написаны на латыни.

Сердце пропустило удар, на лбу выступила испарина. Джессика посмотрела на Люцига, не понимая, что происходит.

Рашида кивком указала на книги. Улыбка её стала шире, обнажая клыки.

Джессика положила пистолет на стол и открыла одну из книг.

Руки её дрожали, дыхание прерывалось, ей не хватало воздуха. Она пыталась вымолвить хоть слово, но не могла. Глаза её застилали слёзы. Она посмотрела на демона.

Рашида, уже не улыбаясь, протягивала полицейской стакан воды. Джессика приняла его и выпила половину. Поставив стакан на стол, она скрестила руки, дав этим понять, что убивать свою гостью она не собирается.

– Ты можешь забрать книги. Я узнала всё, что мне было нужно, – сипло произнесла полицейская. Она не понимала, что произошло, но не хотела показывать слабость перед демоном.

Книги тут же исчезли со стола и пропали под жилетом женщины. «Она быстрая», – отметила, про себя, Джесс.

Рашида сделала несколько шагов по направлению к двери и остановилась.

– Ты хотела знать, почему мы защищаем Рудольфа Кроу, – произнесла женщина.

Джессика смотрела в спину демону, ожидая продолжения.

– Ты только что прочитала книги, которые не дано прочитать обычному человеку. Ты всё ещё думаешь, что это Кроу убил своего друга и свою горничную?

Полицейская молча опустила взгляд. Когда она подняла глаза, в комнате уже никого не было.

Переместилась в Морх, значит. У неё появилась возможность узнать, что происходит. Она могла спросить, почему она смогла прочитать книги. Господи, почему она молчала? Дура!

Она вскочила на ноги и подняла жалюзи. Закрыла глаза и досчитала до десяти. Глубокий вздох. В ушах у неё раздался гул.

***

Слишком много времени ушло на дорогу до полицейского участка. Нужно успеть в цитадель до рассвета. Хорошо, что всё прошло быстро и полицейская не брыкалась. У неё абсолютно не было времени на споры и препирательства.

Девушка в чёрном обернулась и посмотрела на развалины, именуемые в мире людей «центральным отделением полиции». Им придётся приглядывать за этой ведьмой. Возможно, даже взять её под свою опеку, чтобы дров не наломала. Но об этом они будут думать потом. Сейчас главное – вернуться до указанного срока. А там мастеру решать, как поступать дальше.

Рашида выдохнула и побежала по дороге, ведущей в сторону библиотеки, но, не успев сделать и десяти шагов, получила сильнейший удар в грудь, откинувший её на несколько метров и впечатавший в гору мусора. Это было больно. И очень сильно. Её застали врасплох. Сильный противник. Нужно быть осторожнее.

Все эти мысли пронеслись в её голове за долю секунды. Открыв глаза, девушка увидела перед собой демона. Глаза её расширились. Только этого не хватало. Она осторожно поднялась, не выпуская противника из поля зрения, и приняла защитную стойку.

Противник не торопился нападать. Он излучал спокойствие и уверенность в собственных силах. Рашида понимала, что этот демон уже очень давно не покидал своих чертогов и изголодался по хорошим дуэлям. Он хотел поиграть, развлечься. Нужно было бежать. Времени не так много, а противник намечался не из лёгких.

Она осмотрела демона внимательнее, подмечая каждую деталь. Это был высший демон, да не абы какой, а Гаргант. Давно она не встречала их брата в мире теней, несколько десятилетий как минимум. Довольно старый, раз имел достаточно сил на спокойное пребывание в Морхе. Гарганты – редкие гости в Морхе, ибо чем сильнее демон, тем больше энергии ему требуется для пребывания в другом измерении. Люциги и Асмиты решили эту проблему, частично очеловечившись, но высшие демоны являются носителями истинной природы мира демонов, поэтому мир людей для них закрыт, если нет ключа.

Сомнений не было: он пришёл за ней. Гаргантам нужен ключ, а в стражах они видят угрозу. Страж покинул цитадель, и за ним тут же выслали эскорт. Да какой. Это не рядовой агент. Стабильное поле энергии, беззвучное парение над землёй, не требующее затраты сил и прерываний, длина щупалец, глаза, красный балахон. Это был один из приближённых спящего владыки.

Рашида улыбнулась. Значит, такую смерть ей уготовила судьба. Умереть в бою с высшим Гаргантом. Не самая плохая смерть, правда, умирать стражница ещё не собиралась.

Девушка выпрямила руку и прочитала заклинание. Гаргант даже виду не подал. Всё её тело почернело и покрылось ярко-красными рунами, тени сгустились вокруг неё, облачая девушку в чёрный, дымящийся самой тьмой доспех. В руке её, сотканный из теней, появился чёрный клинок с красными рунами, наподобие тех, что украшали её тело.

Воздух дрожал. Она выделяла настолько много энергии, что мелкие камушки вокруг неё начали подниматься в воздух. В таком состоянии она могла нарушить физические законы всех миров.

Шаг. Она оттолкнулась одной ногой от земли и метнулась к противнику. В том месте, где она только что стояла, земля комьями разлетелась в разные стороны. Она нанесла несколько ударов мечом и отпрыгнула в сторону. Со стороны могло показаться, что демон оставался неподвижным. Но это не так. Он отбил все её удары с такой скоростью, что она даже не смогла увидеть его оружия.

Плохо дело. Этот гад нереально быстр и, скорее всего, имеет огромный опыт в битвах. Сейчас он просто проверяет, на что она способна, но когда он начнёт биться в полную силу…

Демон медленно развернулся в её сторону. Рашида машинально отпрыгнула ещё дальше. Чем сильнее противник, тем большую дистанцию необходимо соблюдать.

Нужно было бежать: у неё нет времени на всё это. Она просканировала территорию. Гаргант поставил барьер – ей не уйти. Значит, победа или смерть. И с этой мыслью она снова ринулась в атаку.

Неистово нанося удары с немыслимой скоростью, девушка искала слабое место высшего демона, но видела лишь скуку на его лице. Она неожиданно нанесла удар ногой, пытаясь дезориентировать противника, но получила сильнейший удар в живот потоком чистой энергии, выстрелившим в неё, словно из пушки. Рашида впечаталась в кирпичную стену и сползла наземь. В месте удара сетью трещин вырисовывался узор, словно паук за секунду успел сплести паутину.

– Если честно, я ожидал большего от правой руки хранителя миров, – прозвучало в её голове. – Я сожру твоё тело, а голову отнесу в мир демонов и повешу на стену в тронном зале.

Доспех выдержал удар. Рашида поднялась на ноги и сплюнула кровавый ком на землю. Она проигрывает ему в ближнем бою, но и мериться с Гаргантом магией было чистым безумием. Ей нужен был план, и срочно.

Демон вытащил из-под балахона свои длинные руки, увенчанные длинными, по человеческим меркам, пальцами. Оружия в них не было. Так он показывал своё отношение к ней: он не считал её за равную. Он хотел убить её голыми руками. Рашида сильнее сжала рукоять своего меча и исчезла. В ту же секунду в то место, где она стояла, ударил шар, сотканный из самых настоящих миниатюрных молний. Стену с паутинным узором разорвало в пыль.

Она могла быть ещё быстрее. Это её единственный шанс – достать его скоростью. Слишком долго она не встречала сильных противников, слишком редко в последние годы тренировалась. Она переоценивала себя, и вот итог: всегда найдётся кто-то сильнее тебя, таковы законы этого мира. Но сейчас у неё есть шанс, Гаргант слишком высокомерен. Не считает её за равную? Отлично, за это он поплатится своей жизнью.

Стражница перемещалась со скоростью, неуловимой для глаз обычного человека. Гаргант видел её, ощущал, но выжидал, зная, что в такую движущуюся мишень ему не попасть.

Демон сложил руки в печати. Рашида сразу же узнала знаки, которые он выстраивал. Массовая атака по области. Этого-то она и ждала. На последнем знаке ему пришлось сконцентрироваться на себе и руках и отпустить стражницу из поля зрения. В этот самый момент меч девушки пронзил Гарганта насквозь, попутно рассеяв энергию, которую демон собирал для своего заклинания.

– Вот и всё, – тихо произнесла стражница.

– Согласен, – буднично прозвучало у неё в голове.

Она слишком поздно заметила подвох. Слишком поздно почувствовала руку демона, покоящуюся на её доспехе в районе живота.

Вспышка света ослепила девушку. Доспех разлетелся на части. Меч со звоном упал на землю.

Она держалась обеими руками за живот. Боль. Адская, невыносимая боль. Будто все её внутренности проткнули миллионами иголок. Из широко раскрытых глаз лились слёзы. Она пыталась вдохнуть, но ничего не получалось. Кровь. Она чувствовала её на руках и губах. Кровь. Её кровь. Когда последний раз ей встречался противник, который смог бы её ранить? Сто лет назад? Двести? И теперь проиграть всухую. Это невозможно. Просто невозможно.

Рашида перевела взгляд на высшего. Он так же спокойно парил над землёй в том же самом месте. А ведь за весь бой он даже не попытался изменить своего местоположения. Не совершил ни единого лишнего движения. Он смотрел на неё, и в его глазах она видела свою смерть.

– Пожалуй, для начала я сдеру с тебя кожу, – раздалось у неё в голове.

***

Полицейская следила за демонической дуэлью с самого начала. Она понимала, что у Рашиды нет ни единого шанса против этого чудовища с щупальцами. Но как она могла помочь девушке? Она даже не до конца осознавала то, что видела перед глазами. Ей всё ещё казалось, что это просто сон, что она скоро проснётся и окажется, что она уснула в своём кабинете и никакого мира демонов нет и в помине. Но что-то внутри неё подсказывало ей, что это не так.

В далёком детстве она видела то, чего никто больше не видел. Но всё это она закрыла от себя. Она запечатала ту странную Джесс, которую никто не понимал. Которую боялись. Которую считали чокнутой. Она сделала всё для того, чтобы забыть своё детство, но сейчас воспоминания оживали в её голове, разливаясь новыми красками и подробностями.

Она всегда знала о существовании демонов. Она всегда знала, что она особенная. И теперь она приняла своё истинное Я. Ведьма, значит. Пусть будет так.

Рашида упала на землю. Демон в красном победил. Сейчас или никогда. Она собрала в себе всё то странное, от чего всегда отказывалась, и буквы сами появились у неё в голове. Она выкрикнула заклинание на языке, которого сама не знала. Прогремел взрыв. Поле боя скрыла дымовая завеса.

***

Демон вытянул левую руку в сторону стражницы, и тело её охватил неистовый холод, сжав её и не давая дышать. Вдруг что-то поменялось в глазах Гарганта. Он резко вскинул вторую руку в сторону, и прогремел взрыв. Холод отступил.

Дым рассеивался, и постепенно Рашида смогла увидеть демона.

Он стоял неподвижно. В глазах его читалось неподдельное удивление, а правая рука дымилась, обожженная по локоть. Стражница отметила про себя, что раны на руке демона не заживали. Древняя магия. Но если Дамиан покинул цитадель… нет. Это исключено. Значит, это…

Гаргант повернул голову и посмотрел на Джессику.

– Ведьма, – пророкотал он вслух. – Какая удача.

Высшие Гарганты читают мысли окружающих их существ, поэтому в бою они с лёгкостью читают действия противников и всегда готовы к вашей атаке. Их невозможно застать врасплох. Только если не думать ни о чём. А это очень сложно.

Гаргант был готов к атаке полицейской, так как он услышал о ней. Но он не знал, что это будет за атака, потому что сама девушка не понимала, что делает. Это был их козырь. Но можно пойти и от обратного…

Джессика попыталась прочесть ещё одно заклинание, но высший оказался быстрее. Он поднял полицейскую в воздух, и… Рашида представила Дамиана. Демон дрогнул, и этого мгновения стражнице хватило, чтобы поднять меч и нанести молниеносный удар. Гаргант снова оказался быстрее: стражница заметила два направленных в неё пальца ещё до удара, но обожжённая древним заклинанием рука больше не могла творить заклинания.

Вскрикнула полицейская, упавшая с двухметровой высоты.

Демон обернулся к Рашиде. В его глазах читалось удивление и… уважение? Гаргант рухнул на колени, и его голова упала на поле битвы.

– Урод, – только и смогла сказать стражница.

Она схватилась за живот и упала. Раны, нанесённые магией, затягивались медленно. Она начинала терять сознание.

***

Так вот каков этот мир, так серо описанный в книгах, что она прочла накануне. Серые тучи, клубящиеся и изворачивающиеся в вышине, словно живая масса, воюющая сама с собой. Разрушенный параллельный мир. Она словно пребывала в городе, в котором взорвалась бомба или случился пожар. Ничего живого. Не было ни растений, ни животных, только камни и пыль.

Джессика присела у женщины в чёрном. Пора было уходить отсюда. Мало ли кого ещё принесёт по их души. Она положила руки на стражницу и закрыла глаза. «Раз. Два. Три. Четыре. Пять, – мысленно считала она у себя в голове. – Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять». Её лицо задел прохладный ветерок. Она открыла глаза. Стояла глубокая ночь. В участке остался только дежурный, но на улицу он не смотрел. Полицейская осторожно подняла стражницу и донесла её до своей машины.

– Фух, – выдохнула она наконец, закрывая заднюю дверь своего Шевроле. – Тяжёлая.

Мёрдок села за руль, стараясь не издавать лишних звуков и не привлекать внимания дежурного. Заведя двигатель, она спокойно выехала с полицейской автостоянки и погнала в сторону библиотеки.

Джессика понимала, что вряд ли когда-нибудь ещё вернётся на свою работу. Она подумала, что Ричарду с Гленом будет непросто это принять, но она должна понять всё. Должна отомстить за Пита. Должна.

– Ну, Стивенсон, теперь-то ты ответишь на все мои вопросы, – стальным голосом произнесла полицейская.

На заднем сидении мирно посапывала Рашида Тонс, полицейский участок уже давно скрылся из виду, стояла глухая ночь.


Глава двадцать девятая.


Солнце уже полностью перешло границу горизонта и согревало своими тёплыми лучами уже немолодого историка Рудольфа Кроу. Он любовался восходом, стараясь не думать о плохом, и благодарил судьбу за ещё одно утро.

В этот раз ему удалось переночевать в мире людей. Конечно, о тёплой кровати и говорить не приходилось: спал он на улочке возле мусорных баков, но зато он не боялся быть съеденным во время сна.

Больше всего его радовало, что он сам смог переместиться в наш мир. Да, вы всё правильно поняли. Рудольф наконец-то научился перемещаться между мирами по своему желанию, а не когда вздумается Морху.

Произошло это вечером. Уже холодало, и историк подумал о мире людей, что хорошо бы сейчас перекусить и поспать в нормальной обстановке. Тогда-то он и увидел мир людей сквозь мир демонов. Он смотрел в оба мира одновременно, и осознание пришло ему в голову, будто он всегда знал об этом. Он перешагнул границу миров, словно порог дома, и оказался в мире людей. Всё просто.

Сейчас наш герой шёл по улочкам, стараясь держаться в тени. Делал он это по двум причинам. Первая – чтобы его не опознали и не вызвали полицию, а вторая – чтобы солнце не изжарило его окончательно.

Кроу понимал, что он довольно сильно отклонился на юг. Передвигаться прямо по широкой людной улице было опасно, а переулками получалось только так.

Историк посмотрел в Морх. Убедившись, что там нет демонических созданий, переступил грань и оказался в прохладе серого мира. Так передвигаться будет проще. Тем более что теперь он может перепрыгнуть в любой момент.

Но в то мгновение, когда Руди попал в Морх, его учуяли. Он и квартала не прошёл, как перед ним выросла фигура в бежевом плаще. Историк приготовился. Амулет был под рукой и заряжен до отказа. Каким бы демоном ни был его противник, артефакт с ним справится.

– На тебе её запах. Кто ты такой? – спросил человек в бежевом пальто.

– Я Рудольф Кроу, – историк не знал, что ответить незнакомцу, и решил сказать правду. Врать было опасно.

– Ты парень Келли, да? – казалось, что незнакомец и не слышал, что сказал Руди. Ох и странный был этот тип. Нужно быть настороже.

– Вы говорите о девушке из библиотеки? – нужно выудить из него что-нибудь о ней и не сказать лишнего.

– Где она? По моим расчётам, она должна была отправиться в библиотеку утром, но её запаха нет в округе. А теперь он на тебе. Пытается меня запутать, так? – голос незнакомца набирал обороты, он говорил всё быстрее и громче. Кроу решил, что перед ним псих. Других вариантов просто не было. Но откуда он знал про Келли?

– Я не знаю, где Келли, мы разминулись у библиотеки, – ответил Кроу. Что же делать? Амулет работает только против демонов, но этот на демона непохож. Нужно бежать, но он может перепрыгнуть следом. Нужен план.

– Не ври мне! – закричал человек в бежевом плаще. Лицо его скривила гримаса, глаза выкатывались из орбит. Душа Рудольфа ушла в пятки.

В тот момент, когда Кроу хотел ответить незнакомцу, его отбросило назад. Ему удалось приземлиться, не повредив себя, и он быстро вскочил на ноги. На том месте, где только что стоял историк, уже находился незнакомец. Быстрый. Очень быстрый. Руди достал амулет и направил его в сторону человека в плаще, но того уже не было в том месте. Он пропал.

– Знаешь, я сегодня ещё не завтракал, – услышал Кроу у себя за спиной.

Не успел исследователь руин обернуться, как его схватили за шиворот и ударили о землю – амулет вылетел у него из руки.

В глазах помутнело. «Не смей терять сознание, – кричал он себе, – «не смей!»

– Запах девчонки придаст твоему вкусу пикантности. Это, конечно, не совсем то, но лучшего завтрака и быть не может, – продолжал говорить незнакомец.

Кроу ощутил то чувство страха, которое посетило его в заброшенном доме, где он дрался с ящером. Страх и сила. Он увидел границу миров, но каким-то другим зрением – не своими глазами, а будто со стороны – и пожелал этому выродку исчезнуть.

Мужчина в плаще поднялся на ноги. Он осмотрелся и не увидел никого рядом. Кроу выдохнул. Получилось. Сил совсем не оставалось – думать о перемещении не стоит, он его не осилит в таком состоянии.

Рудольф нагнулся и, подняв с земли свой дорогой артефакт, убрал его под плащ. В этот раз амулет ему не помог. То ли этот псих не был демоном, то ли он знал о силе артефакта и держался в его слепой зоне, как тогда, когда внезапно оказался за спиной у историка. А ведь Кроу даже не заметил его движений. Этот парень чертовски быстр.

По спине пробежал холодок. Руди очень надеялся, что больше не увидит этого странного парня.

Куда теперь идти? С одной стороны, ему нужно к охотникам, но его там не ждут. Как знать, что может случиться там? С другой стороны, ему нужно помочь девушке. Мало того что он виновен в том, что она попала в Морх, так за ней ещё и охотятся. Он должен быть уверен, что с ней всё хорошо. Раз она идёт в библиотеку, он должен найти её и сопроводить. Это самое малое, что он может для неё сделать. Заодно и узнает у Стивенсона, что здесь происходит.

– Ох и зачастил я в библиотеку в последнее время.

Решено. Он прикинул, как лучше ему проложить дорогу, и пошёл в сторону юга.

***

Добыча пропала.

Человек в бежевом плаще не сразу понял, что исчезла не еда. Он сам переместился. Он огляделся.

Чистое голубое небо, пение птиц вдали, гул машин и многообразие запахов. Он стоял в мире людей, и осознание происходящего медленно забиралось ему в голову.

Он расхохотался. Так вот оно что: его перекинули в другое измерение! Наглый мальчишка перекинул его в мир людей!

Ищейка попытался переместиться обратно и не смог. Древнее волшебство? Нет. Этот паренёк был ключом. И на нём теперь печать ключа, запрещающая перемещаться между мирами. Чтобы снять её, потребуется время. Интересный экземпляр.

Мужчина сел в позу лотоса и принялся ждать. Как только печать спадёт, он найдёт этого наглеца и разорвёт его в клочья.

Человек в плаще сидел и смотрел на узоры кирпичной стены напротив него. Какие ровные линии. Углы. Трещинки…

***

Ричард Пот впервые руководил операцией. Раньше Джесс оставляла за старшего только Пита Оурена, а Ричарда всегда использовала, только как грубую силу, но сейчас всё не так. Пит пропал, а недавно пришло сообщение, что и Джессика куда-то запропастилась. Её не было ни дома, ни в полицейском участке.

Библиотека всё ещё находилась в оцеплении. Следуя приказу руководства, внутрь никто не входил. Задержать также никого не удалось. Видя оцепление, никто не решался подходить к зданию близко. Изнутри тоже никто не выходил.

Утром Глен доложил, что следов Пита в лесу не нашли, так же как не нашли следов Кроу. А теперь ещё и Мёрдок. Лицо его скривилось. Он не знал, что делать дальше. Что бы сделала Джесс на его месте?


Глава тридцатая.


– Кажется, она просыпается, – прозвучал чей-то голос, будто из трубы.

– Давно пора, – ответил ей второй. Очень знакомый голос. Успокаивающий. Домашний. Родной.

Девушка открыла глаза. В голове гудело, перед глазами всё расплывалось. Она попыталась встать, но живот пронзила боль, и она упала обратно, не став повторять необдуманное действие второй раз.

– Не вставай. Тебе нужен отдых, – сказал кто-то рядом с ней.

Стражница начинала вспоминать свои ночные приключения. Но как она оказалась в цитадели?

– Дамиан, – еле слышно выдавила она.

– Всё хорошо, дорогая, ты дома, – весело прозвучал голос директора.

– Как… – начала было она, но Дамиан её прервал.

– Не трать силы на разговоры. Я расскажу, – он выдержал паузу. Она заметила, что позади него стоят две фигуры. Лиза и Джесс. – Я уже вижу по твоему проницательному взгляду, что ты начинаешь догадываться, как ты сюда попала.

И Стивенсон начал красочный рассказ о том, что бывшая полицейская, а ныне ведьма Джессика Мёрдок после победы над высшим Гаргантом вывезла бедняжку стражницу с поля боя на своей машине. Что она бросила свой Шевроле за пару кварталов от библиотеки и, взгромоздив Рашиду на спину, через Морх пробралась к цитадели, чтобы пройти через полицейское заграждение, которое сама же и приказала установить. Рассказал, как он ухаживал за ней всю ночь, заживляя раны.

– Магические раны, как ты знаешь, не так просты, как могут показаться. Твои вот никак не хотели затягиваться. Мне пришлось на славу постараться, – с улыбкой произнёс директор.

– Спасибо, Дамиан, – выговорила Рашида.

Библиотекарь улыбнулся.

– Ты молодец. Одолеть такого противника! Этим не каждый может похвастать. Да что там, вся ребятня Хаори не справилась бы с этим монстром.

Стражница опустила глаза, давая понять, что победа – это громко сказано.

– Радость моя, таких демонов побеждают только хитростью или числом. В прямом противостоянии никто не выстоит против Гарганта. Особенно один на один. Тебе нечего стыдиться, – успокаивал её мастер. – Кстати, у нас есть некоторые новости. В нашем полку наконец-то пополнение. Пока ты была на задании, я принял в ряды стражников Лизу, а пока ты была в отключке, – Джессику. Да-да, они теперь полноценные стражи. Поэтому, когда придёшь в себя, начнёшь тренировку с Элизабет. Магия у неё хороша, а вот боевые навыки совсем плохи. Это на тебе. Джессикой займусь я. Ведьмачье искусство – дело такое, сама знаешь.

Рашида была рада, что рад мастер. Теперь их не двое, а значит, всё станет проще.

– Есть, конечно, и некоторые трудности, – вдруг продолжил Дамиан. – На Кэрон пришлось наложить сонное заклинание. Библиотека оцеплена, и я не могу отпустить её, вдобавок в городе сейчас неспокойно, и её могут убить, просто узнав, что она связана с библиотекой. Так что сейчас она спит, а Элизабет выполняет обязанности кассира и администратора. Также, когда всё это закончится, нам нужно будет нанять двух новых библиотекарей. И ещё… Я хочу, чтобы ты усилила цитадель.

По его взгляду стражница поняла, что это не простая мера предосторожности. Скоро будет жарко, и Дамиан готовился к приходу гостей. Она молча кивнула, а затем посмотрела на свой живот.

– Сколько…

– Я затянул раны и рассеял магию, что осталась на тебе. Сейчас твоё тело работает в прежнем режиме, так что думаю, что через час ты уже будешь на ногах, – глаза директора сверкали. – А сейчас, пока есть время, мы с мисс Мёрдок сходим в подвальное помещение: её ещё многому нужно обучить.

Библиотекарь поклонился и вышел из комнаты, Джесс последовала за ним, бросив напоследок быстрый взгляд на Рашиду. Она улыбалась.

Стражница посмотрела на Лизу, та тоже улыбалась.

– Почему все улыбаются? Я так смешно выгляжу? – гневно бросила брюнетка.

– Нет, мы просто рады, что с тобой всё в порядке, – тихо ответила Лиза.

Рашида отвела глаза в сторону, насупившись от стеснения. Интересно, это и есть начало возрождения стражей, о котором говорил директор?

***

Стояла мёртвая тишина. Гул Морха давно стал чем-то родным, чего не замечаешь, и оттого казалось, что именно тишина давит на уши. Охотники сидели в засаде, пока Китчен искал следы и расставлял ловушки. Они практически не спали ночью и, вымотанные, ждали команды.

– Пошли, – сказал Ларри.

Охотники двинулись за эмпатом – единственным, кто знал, где сейчас находится следопыт.

Грэм и Ларри одновременно остановились.

– Что случилось? – спросила Хелен.

Грэм посмотрел на мальчишку и кивнул.

– К нам гости. Много. Больше десятка, – ответил эмпат.

– Нужно предупредить Китчена, – буркнул Грэм.

Ларри достал переговорный камень и приложил к виску.

– Китчен, к нам гости.

– Понял. Я поставил ловушки – двигайтесь ко мне, устроим им западню, – ответил следопыт.

– Принято, – он убрал камень и обернулся к Грэму и Хелен. – Китчен предлагает устроить засаду.

– Поддерживаю, – тихо сказал старый вояка, и все двинулись дальше.

***

Найдя разведчика, они устроили небольшое совещание. Самым простым решением было выманить тварей на открытое место и уничтожить разом. Приманкой оставили Хелен. Она стояла на небольшой площади, которую в мире людей облюбовали дети для игр в догонялки и футбол.

Первым на свет вышел Вурд. Судя по всему, старый и опытный. Хелен выстрелила не целясь. Демон сделал шаг в сторону, и заряд пролетел мимо. Оба выжидали. Проницательный Вурд понял, что его заманивают в ловушку, и отступил. «Это не простой отряд: они осторожничают», – подумала девушка. Хелен начала отступать к краю площади. Их план не сработал.

– Ловушки не задели – буду взрывать наугад дальнюю часть, – шёпотом произнёс Китчен, и в нескольких местах вспыхнули вспышки света.

Прогремел взрыв. Демоны всё же решились на атаку, так как подумали, что иначе их повзрывают. Нападали издалека. Хелен не успевала контратаковать, как демоны исчезали из зоны досягаемости.

Грэм вышел к краю площади и выдал несколько залпов наугад.

– Отступай, – крикнул он Хелен.

Девушка побежала к нему, и в тот момент, когда она повернулась спиной к демонам, они атаковали. Два Вурда и три Люцига, не из молодняка.

Грэм кинул им под ноги камень и метнулся в сторону. Хелен, увидев его манёвры, отпрыгнула в сторону и развернулась. Кожа её почернела. В место, где стоял старый солдат, ударила молния, а по траектории, где ещё недавно бежала Хелен, ударила волна ветра.

Камень сработал, выбросив вперёд сеть молний. Китчен со своей позиции выстрелил из ружья. Грэм огляделся.

Все пять демонов стояли на ногах. Охотники не задели никого из них.

Ларри почувствовал неладное и, схватив Китчена, исчез; секунду спустя в их укрытие упала шаровая молния, разнёсшая всё вокруг. Грэм с Хелен остались вдвоём.

– Грэм, солнышко, не мог бы ты свалить? – улыбнувшись попросила Хелен.

– Понял, – коротко ответил вояка.

Грэм метнулся в сторону, попутно выстрелив по рядам демонов, и прыгнул в окно заброшенного дома. Несколько демонов выбежали из тени и ринулись за ним.

– А ну стоять! – бросила девушка и мановением руки разнесла тротуар перед ними, обратив его в прах.

Десяток демонов, на десять часов и на два часа. Она высвободила энергию, что так рвалась наружу, и всё вокруг почернело.

***

– Грэм, мы здесь, – раздалось из переговорного камня.

Охотник решил обойти поле боя с тыла, пока Хелен отвлекла демонов на себя. Он бежал по улочке, огибающей дома, стоящие вокруг площадки, когда переговорный камень, а точнее Ларри, дал ему знать, что его собратья собираются поступить так же.

– Помогите Хелен, я присоединюсь позже, – ответил солдат.

– Поняли, – ответил Ларри.

Стоило Грэму убрать камень, как чувства его подали сигнал тревоги, и он отпрыгнул в сторону. Удар молнии выжег землю перед ним, наполнив округу запахом озона. Прикрывают тылы, значит.

На свет вышли два Вурда, но вояка чувствовал присутствие ещё кого-то. Судя по предыдущим отрядам, все они построены одинаково для большего усиления эффекта. Два Вурда в авангарде, и три Люцига позади. Значит, оставшиеся трое прячутся в тени. Нужно быть начеку. Это опытные воины, не тот сброд, с которым они обычно имеют дело. Такие солдаты редко вылезают из своих нор и уж тем более редко собираются в группы. Если они сплотились, значит, ведёт их кто-то очень сильный.

Приготовления закончены. Можно начинать. Он выстрелил в левого от себя Вурда и метнул камень в темноту за демонами. Вурды отпрыгнули на стены, как и планировал Грэм. Он уже успел разместить там руны разрушения, когда только почувствовал неладное.

В темноте раздался взрыв, затем взорвались стены переулка. Один Вурд успел, используя заклинание ветра, отбить стену и отпрыгнуть в тень, а вот его приятеля завалило камнями. Грэм метким выстрелом снёс второму Вурду голову, как только та показался из-под завала. Он приготовился продолжить бой, но демоны исчезли. Отступили, поняв, что недооценили противника? Или просто не давали ему прийти на помощь Хелен? В любом случае слаженности им не хватает, но надо отдать им должное: они сильны.

Взобравшись на груду кирпичей, заграждавших теперь проход по переулку, Грэм услышал отзвуки сражения и поспешил на помощь напарнице.

***

Охотники спешили на помощь Хелен.

Ларри напрягало присутствие Китчена. Он помнил слова Хаори о его подозрениях на счёт старого следопыта. Но выбирать не приходится.

Последний шаг, и они на позиции.

Хотя молодому эмпату уже приходилось видеть «Смерть» в действии, он был поражён. Против неё боролись десять демонов, безостановочно атакуя с двух сторон. Они перегруппировывались, атаковали, защищались и отступали, чтобы начать новую атаку, но всё было без толку. Однако демонам удавалось теснить Хелен.

Отряд демонов действовал довольно слаженно. Они помогали друг другу, объединяли силы, прикрывали спины товарищей, отбивали удары, так чтобы не досталось их собратьям. Такое Ларри видел впервые. Обычно демонам плевать на своих и они действуют скопом, как попало, каждый по-своему, но сейчас они больше походили на единый слаженный механизм.

Эмпат дал девушке сигнал, что они готовы атаковать демонов, но им нужно, чтобы она полностью завладела их вниманием. Хелен выпустила ещё больше своей силы, и шквал чёрной энергии поднялся в воздух, полностью закрывая врагам обзор. Демоны замерли в ужасе от увиденного. Воспользовавшись моментом, два охотника выпрыгнули со своей позиции и нанесли два точных выстрела. Ларри убил Люцига, пробив тому грудь в районе сердца, – меткий выстрел. Китчен попал в Вурда, но только ранил в плечо. Хелен тоже не стояла в стороне и смогла-таки достать одного из демонов, отвлёкшегося на нападение со спины.

Среди демонов начался переполох. Ларри и Китчен палили по тварям, но противники быстро выстроили защитную стену и теперь были начеку. Хелен пришлось скинуть свой облик смерти, чтобы ненароком не задеть друзей. Ларри почувствовал прибытие подмоги и отошёл с линии возможного огня, чтобы не попасть под раздачу. И тут на площадь выбежал Грэм. Для демонов это был сигнал к отступлению, и они исчезли, не решившись противостоять непобедимому охотнику.

– В итоге достали троих, – подытожил эмпат.

– Не лучший исход, – заметил Грэм.

– С учётом того, что их было на порядок больше и они были нерядовыми демонами, я считаю, что мы все молодцы, – отрезала Хелен. Спорить с ней никто не хотел.

– Почему они сбежали? – спросил Ларри.

– Пока я шёл сюда, на меня напала группа их собратьев. Увидев меня, они могли подумать, что я ту группу одолел, вот и напугались, – предположил вояка.

– Что? Мне кажется, или ты пошутил, Грэм? – улыбнулась брюнетка.

– Тебе показалось, – сказал солдат отвернувшись, чтобы она не заметила его улыбки.

– Они пришли по наши души. Значит, кто-то знает о нашем задании, – сказал Ларри.

– Не факт, что они знают о задании, но информацию о нашем местоположении им точно слили, – сказал Грэм.

Все замолкли, прекрасно понимая, что при Китчене продолжать этот разговор дальше нельзя.

– Значит, их ещё двенадцать? – решила сменить тему девушка.

– Получается, что так, – ответил Ларри.

– Я не уверен, что уничтожил всю группу, кажется, один всё же сбежал. Да и у них могли быть группы в запасе, – сказал вояка.

– Получается, что мы даже их точного числа не знаем, – утвердительно сказала девушка.

– И теперь они будут действовать осторожнее, – угрюмо сказал Грэм. – Не думаю, что они отстанут. Скорее всего, запросят подкрепление и устроят новую засаду.

– Будем осторожнее, и всё, – беззаботно сказала Хелен.

– Нам нужно продолжать задание, – вдруг вклинился в разговор следопыт.

– Да, веди нас, – спокойно ответил на это солдат.

Китчен отправился вперёд, а отряд медленно побрёл следом.

Ларри без устали мониторил территорию.

– Они идут следом, но держатся на большом расстоянии. Я едва их улавливаю, – сказал эмпат.

– Не упускай их из виду, – сказал Грэм.

– Постараюсь.

Спустя пару часов такого путешествия Ларри вдруг резко остановился. Он почувствовал новое присутствие. Страх. Очень сильный страх. Девушка. Довольно далеко. Идёт по прямой линии в сторону библиотеки.

– Кажется, я нашёл её, – тихо произнёс Ларри собратьям.

– Китчен молчит, – ответил Грэм.

– Если лидер прав, то Китчен может преследовать другие интересы, – сказала Хелен.

– Ларри, веди к нему, быстро, – возбуждённо сказал Грэм.

Они побежали. Ларри не упускал Китчена со своего радара. Также он не забывал и про демонов, что плетутся за ними следом.

Ларри резко затормозил. Грэм и Хелен встали от него по обе стороны. Китчен обернулся и удивлённо посмотрел на охотников.

– Вы чего? Впрочем, хорошо, что прибежали. Я поймал её след.

Охотники переглянулись. Кажется, они были не правы насчёт старого следопыта. Китчен объяснил, что нужно сделать, и все принялись за работу. Спустя десять минут всё было готово. Оставалось дождаться оборотня.

***

В зале стояла глухая тишина. Полумрак прятал в себе множество изъянов зала, которому давно требовался капитальный ремонт. Да только мысли человека в капюшоне были не о том. Сейчас его заботил лишь ключ.

Послышался шорох. В зал вошли. Он обернулся навстречу визитёрам, стараясь вернуться в реальный мир из мира грёз.

– Мастер, – неизвестный поклонился. – Ваши вассалы и некоторые из старейшин прибыли, чтобы просить аудиенции.

– Да, наконец-то.

На свет вышли одиннадцать фигур: шесть из них в красных мантиях, один в бордовой, двое в белых и двое в чёрных. Лиц под капюшонами было не разглядеть.

– Я думаю, вы догадываетесь, зачем я вас призвал, – надменно произнёс неизвестный.

– Владыка близок к пробуждению: вероятно, обнаружен достойный ключ, – сказала одна из фигур в красном.

– Но ключ нужно ещё поймать, – произнесла одна из фигур в чёрном.

– А этому препятствуют мошки, – закончила общую мысль фигура в бордовом.

– Вы верно ухватили суть. Мне нужен ключ любой ценой, – твёрдо произнёс неизвестный. – Фаям назначен новым старейшиной Люцигов. Он уже отправился на охоту.

– Да, мастер, мы уже знаем. Я уже дал ему в подкрепление своих солдат, – сказала одна из фигур в белом.

– Я слышал, что вы поведёте нас в бой. Что это значит? – спросила фигура в бордовом.

– Я хочу уничтожить охотников и стражей. Нас не должны отвлекать, когда мы будем проводить ритуал, – произнесла фигура незнакомца.

– Хорошая идея, мастер. Можно начинать готовиться? – льстиво произнесла фигура в бордовом.

– Если ни у кого больше нет глупых вопросов, можете готовиться. Мои связные посвятят вас в детали, – закончил аудиенцию неизвестный.

Все, кроме одной фигуры, неспешно, покинули зал. Остался лишь слуга.

– Мастер… – начал было слуга, как только все покинули зал.

– Крашган? – догадался неизвестный.

– Да. Он проиграл, – кланяясь ещё ниже, ответил слуга.

Неужели стражи хранителя настолько сильны? Нужно будет выделить больше сил для штурма цитадели.

– Азой-хэ, мне нужен новый помощник. Я хочу, чтобы ты сходил кое за кем, – ехидно улыбаясь, сказал мастер.

Понимание приказа медленно доходило до слуги, погружая его в ужас. Неужели мастер решился освободить его? Слуга громко сглотнул и проговорил дрожащим голосом:

– Как прикажете, мой мастер.

***

Кто я? Что это за место? Почему я не могу пошевелиться?

Кап. Кап. Кап.

Холодно, мне холодно. Я не хочу.

Кап. Кап. Кап.

Кто я?

Кап. Кап. Кап.

За что меня заковали здесь, в этом тёмном и холодном месте?

Кап. Кап. Кап.

Я чувствую. О да. Я ощущаю его. Он сможет меня освободить. Нужно лишь дотянуться до него, добраться. Съесть. Как же я хочу есть!

Кап. Кап. Кап.

Мокро. Сыро. Холодно! Я не хочу!

Кап. Кап. Кап.

Истерзанное тело двинулось. Веки фигуры дрогнули. Путы, сдерживающие его всё это время, начали трескаться.

      Скоро, совсем скоро. Да. Осталось совсем немного.

Кап. Кап. Кап.

Глаза фигуры открылись.

– Я вижу тебя, – произнесла фигура, и стены гулким эхом повторили его слова.


Часть вторая. Цитадель.


В которой мы узнаём то, что от нас скрывалось, и надеемся на счастливый конец.


Глава тридцать первая.


Гул Морха привычно стоял в ушах, но даже сквозь него Руди различил вопль, короткий и отчаянный. Словно кричавшему резко закрыли рот. Точнее, кричавшей: тембр определенно был не похож на мужской. Возможно, какая-то женщина попала сюда впервые и мечется между пустыми стенами… Хотя кто бы тогда заставил ее замолчать? Или же попала в беду девушка, которая пришла сюда с ним? Впрочем, Кроу не успел задуматься об этом. Он рванулся в сторону возгласа, так что дыхание едва не сбилось от резкой смены темпа. Он не мог оставить человека в беде, кем бы этот человек ни был.

Поворот, опять поворот… наверное, ему следовало быть осторожнее: Рудольф едва не вылетел на дорогу прямо перед незнакомцами. Их было четверо. Красивая девушка с длинными черными волосами – почему-то именно ее Руди заметил первой. Возможно, оттого что она была сильнее прочих освещена, а может, потому что она была единственной девушкой среди незнакомцев. В руках незнакомка сжимала амулет, сияющий не хуже вечного талисмана Руди. Артефакт был направлен на Келли. Та, испуганная и, кажется, слегка ослепленная, вжалась в стену. Справа и слева в шаге от нее остановились двое мужчин: один почти ровесник Руди, с грубым, совершенно лишённым эмоций, лицом; второй совсем еще юноша. И наконец, четвертый из странной группы заставил Рудольфа усомниться, что людей нужно называть незнакомцами. Кряжистый мужчина в годах, чье лицо больше напоминало жуткую маску: так оно исполосовано шрамами. Не запомнить или не узнать его было бы трудно.

– Что здесь происходит? – спросил он решительно, выходя на улицу рядом с ними.

– А ты откуда вылез? – недружелюбно заворчал старший, очевидно, не только по возрасту, но и по положению. – Иди своей дорогой, пацан. Это наша облава.

– Облава на нее? – Руди махнул рукой в сторону съежившейся Келли, пропустив «пацана» мимо ушей. – Вы в своем уме?

На несколько секунд повисло молчание. Кроу начал прикидывать свои шансы в битве против четверых. Результаты выходили неутешительные.

– Ты знаешь, кто она, мистер Кроу? – небрежно спросила девушка, когда пауза стала затягиваться.

– Это моя вина, что она здесь, – признался Рудольф, сразу приступив к самому важному. – Я случайно затянул Келли в Морх.

– А ей это не слишком-то и повредило, – хмыкнул один из мужчин – тот, что помоложе. Руди почувствовал отчетливый зуд в костяшках пальцев, но вовремя успокоился.

– Вали отсюда, парень, – снова посоветовал старший в группе, но его почти сразу прервала девушка.

– Ты же видишь, он не успокоится, Грэм! Давай ему покажем.

– Хорошо, – согласился тот после секундного раздумья и кивнул юнцу. – Давай, Ларри.

– Снять с нее рубашку? – переспросил парень. Рудольф почувствовал, что желание дать Ларри по морде становится сильнее.

– Не надо, тело можно преобразовать, – покачал головой Грэм. – Покажи ее глаза. Она сейчас не может отказаться от зрения Морха.

Юноша сделал шаг вперёд. Келли попробовала рвануться в сторону, но черноволосая охотница слегка повела рукой с амулетом, и бедную помощницу библиотекаря припечатало к стене.

– Вы когда-нибудь видели, чтобы человек боялся одного из светлых артефактов, мистер Кроу? – полюбопытствовала красотка довольно язвительно.

Руди не ответил. Он смотрел на амулет, который был сродни его, только увенчанный не пятью пёсьими головами, а четырьмя головами птиц. Он, конечно, уже догадывался, что таких артефактов было много, но всё же это его поразило.

Парень подошел к Келли, которая окончательно потеряла способность двигаться, только зрачки глаз, точнее, зрачок открытого глаза метался из стороны в сторону. Встав сбоку, чтобы не загораживать картину, Ларри отвел с лица девушки пушистую челку. Рудольф привык думать, что под ней и под повязкой скрывается шрам, исковерканная и заросшая глазница. После слов девушки трудно было подумать иное. Но шрама не было. Под челкой блестел живой глаз: ярко-зеленый, куда насыщеннее второго по цвету. С тоненьким, суженным до предела вертикальным зрачком.

– Она оборотень, мистер Кроу, – холодно пояснила охотница. – Полукровка демона и человека.

– Покромсала б нас, если бы хватило сил. Когти оборотней острее бритвы, – подтвердил четвертый мужчина, до сих пор молчавший.

Руди как зачарованный смотрел на хрупкую девушку с разными глазами. На лице Келли уже не осталось ничего, кроме отчаяния.

– Она помогла мне. И никогда не пыталась напасть, – выдавил он из себя. Кажется, ему собирались что-то ответить, но тут в кармане у четвёртого охотника что-то тихонько задребезжало. Кроу подумал бы, что это мобильный телефон, но в Морхе подобная техника никогда не работала.

– Идут, – сказал мужчина, не уточняя, кто и откуда: видимо, его и так поняли.

– Пора сваливать. Ларри, свяжи полукровку. Берем ее с собой, – гаркнул Грэм.

– Зачем? – последний из группы неожиданно стал очень разговорчивым. – Ее можно убить и здесь…

Сердце Кроу пропустило удар. Убить? Он сказал «убить»? Он уже хотел было возразить и снова заступиться за Келли, но старший опередил его.

– Хаори зачем-то нужен живой оборотень, – поморщился Грэм. – Давайте быстрее. Пацана забираем с собой.

– Что? Куда? – не понимал Руди.

– Мистер Кроу, будьте паинькой, очень вас прошу, – улыбаясь пропела черноволосая охотница. Историку оставалось лишь повиноваться. Перспектива быть связанным его не радовала.

Ларри достал из рюкзака верёвку и внезапно остановился.

– Что это? – ни к кому не обращаясь, произнёс он.

Где-то вдалеке послышался шум битвы.

– Что происходит? – громко спросил Кроу.

– Ларри, что за чертовщина там происходит? Наши? – спросил у паренька старший.

– Нет, – сразу ответил тот. – Это кто-то незнакомый.

– Да ещё и в обход моих ловушек, – удивлённо сказал четвёртый член группы.

Звуки боя быстро сошли на нет. Ларри обернулся к остальным, на лице его стояло изумление.

– Не знаю, что это было, но оно только что уничтожило всех тех демонов, которые нас преследовали.

– Дело дрянь, – буркнул старый вояка. – Уходим отсюда, живее.

– Далеко собрались? – сказал уже знакомый Руди голос.

Все обернулись. На землю рухнул охотник, чьего имени Руди так и не узнал. Незнакомец в бежевом плаще стоял спиной к охотникам, держа на вытянутой руке голову их собрата.

Глаза Келли округлились, и она задрожала всем телом.

– Ты, – приглушённо произнесла она.

– Здравствуй, Келли. Давно не виделись, – с улыбкой проговорил ищейка.

«Быстрый», – только и успел подумать Кроу. Охотники стояли недвижно, не сводя глаз с незнакомца, – историк решил действовать сам.

Рудольф вскинул руку и попытался провернуть старый фокус с перемещением, но ничего не произошло. Оборотень стоял даже не шелохнувшись.

– В прошлый раз вы застали меня врасплох, мистер Кроу. Впредь такого больше не повторится, – поворачиваясь к историку, спокойно сказал ищейка.

Ларри с Грэмом, сохранявшие тишину и спокойствие, даже когда убили их собрата, уличив момент, когда оборотень отвлёкся на Кроу, одновременно выстрелили из ружей, но противник с лёгкостью уклонился от световых шаров. Хелен решила атаковать своим амулетом, но ищейка опередил её. Он резко махнул двумя пальцами, и талисман света вылетел из её рук. Прогремел второй выстрел парочки охотников. В этот раз цель пропала.

Появился оборотень прямо между тремя охотниками. Он одновременно ударил ладонью левой руки Хелен в грудь, а Ларри – правой ногой в живот. Хелен влетела в гору мусора, а Ларри, ударившись головой о стену кирпичного дома, упал без сознания. Грэм, всё это время находившийся у врага за спиной, приставил к ней ружьё и выстрелил, однако цель снова исчезла.

Все рецепторы старого солдата кричали, что враг у него за спиной, но Грэм ничего не успел с этим сделать: оборотень был слишком быстр. Старый солдат попытался переместиться в мир людей, но не смог. «Скотина!» – в сердцах выругался он, поняв, что опытный враг поставил руны на поле боя. Плохо дело. Ищейка схватил охотника за шиворот и ударил о землю, словно пустой мешок, попутно откинув ногой ружьё вояки.

Он уже хотел разнести голову охотника, замахнувшись над ним, но в этот момент, используя сверхскорость, Келли вонзилась преобразованными когтями ему в бок. На асфальт брызнула кровь.

– Стареешь, Дэвид, – радуясь своему успеху, сказала девушка.

– Да неужели? – ответил старый знакомый.

Только тогда Келли заметила, что его рука покоится на её голове. Прозвучал хлопок чистой энергии, и девушка опала на землю. Оборотень ногой отопнул её в сторону.

– С тобой позже, моя дорогая, – спокойно, не обращая внимания на рану, ответил Дэвид.

В этот момент Рудольф выстрелил в него из своего артефакта. Похоже, ищейка слишком замечтался: этот удар он пропустил. Кроу уже радовался победе, но стоило лишь световой дымке рассеяться, как всё внутри него упало. Оборотень стоял, будто ничего и не произошло.

– Видите ли, профессор, подобные артефакты не слишком действенны против меня, ведь я всё же наполовину человек, – с ухмылкой сказал ищейка.

Оборотень наступал, а Рудольф не знал, что делать: у него больше ничего не осталось, чем можно было атаковать этого монстра.

И тут в бок оборотня – как раз в то самое место, куда ударила Келли, – вонзилось чёрное копьё. Глаза мужчины округлились. Он посмотрел в сторону, на Хелен, стоящую на одном колене. Ей сложно было преобразовать свою силу в тонкий луч, чтобы не задеть друзей, потому сила атаки была не столь велика, но по лицу оборотня было видно, что он испытывал от происходящего мало удовольствия. Она развела руки, и в боку Дэвида образовалась дыра размером со страусинное яйцо. Мужчина взвыл от боли, рана в боку задымилась, глаза его побелели, и он перестал себя сдерживать. Энергия хлынула ручьём, заливая всё пространство вокруг.

Дэвид вытянул правую руку в сторону Хелен, и девушку окутало белое марево, на лице охотницы читалась гримаса ужаса, она испытывала сильную боль и не могла издать ни звука. Глаза девушки закатились, тело побелело.

Позади монстра поднялся на ноги Грэм. Он вытащил свой армейский нож и прыгнул на оборотня. Дэвид резко вскинул левую руку, и старого солдата объяло такое же марево, что и Хелен, и подняло высоко в воздух. Они оба корчились в муках, а милое прежде лицо ищейки превратилось в маску самого настоящего чудовища. С длинных клыков капала слюна. Казалось, что он окончательно потерял остатки своей человечности.

Кроу не знал, что делать. Он смотрел на обезглавленного охотника, на Ларри и Келли, лежащих без сознания, на Грэма с Хелен, которые вот-вот умрут от болевого шока. Он был в ярости оттого, что не мог помочь этим людям. Да как он смеет творить такое. Да… и тут он снова ощутил границу миров. Но не так, как в прошлый раз: это было что-то другое. Он увидел красную нить и потянулся к ней. Он мысленно окутал этой нитью оборотня и пожелал ему исчезнуть.

Глаза Дэвида расширились. Он осознал, что происходит, но было уже слишком поздно. Он попался снова. Видимо, его защита ослабла из-за раны в боку, а может, он просто слишком увлёкся. Оборотень попытался сказать что-то, открыв рот, и исчез.

Тело Грэма рухнуло на асфальт. Кроу выдохнул и оглядел поле боя, надеясь, что все остались живы.

***

Дэвид стоял посреди красной пустыни и хохотал. Он снова попался, дважды на один и тот же трюк! В следующий раз ключа нужно будет убить первым: он не собирается прыгать по мирам вечно, тратя драгоценное время.

Бок пронзила боль. А рана-то оказалась довольно глубокой. Сильная охотница попалась, недооценил, его промашка – больше такого не повторится. Играть с едой – это, конечно, весело, но девушку негоже заставлять ждать так долго.

Он наконец-то огляделся. Мир демонов, значит. И печать ключа на месте. А ведь он так и не успел нормально поесть.

Краем глаза ищейка заметил, что к нему приближаются демоны. Много демонов. Со всех сторон.

– Как приятно, когда еда сама ползёт тебе в рот, – облизнувшись, тихо промолвил оборотень.

***

Неизвестный почувствовал вторжение на свою территорию и взял в руки магический кристалл, пылившийся на витиеватой подставке. Оборотень? Что ему нужно было в его владениях?

Он наблюдал, как непрошеного гостя окружали низшие демоны, что жили рядом с твердыней, питаясь отходами. И как оборотень растерзал их всех. И как их съел. И как потом сидел недвижно несколько часов, пока не смог переместиться в Морх.

– Интересный экземпляр, – проговорил неизвестный в пустом тронном зале.


Глава тридцать вторая.


Она очнулась оттого, что её касались чьи-то руки. Она сразу сообразила, кто это и что именно он делает. Ей так нравилось происходящее, что она забыла про боль, забыло про то, где она находится, забыла про всё.

Хелен пыталась изображать отсутствие сознания как можно дольше, но в итоге открыла глаза. Ей хотелось увидеть его. Давно её не касались мужские руки, очень давно. В лагере её боятся, и только Грэм с Хаори безбоязненно могут общаться с ней. А тут такое – ну нельзя просто взять и не воспользоваться моментом.

Грэм нависал над ней с тревогой на лице. Его рука замерла на её ноге. Она смотрела ему в глаза, думая только об одном… но этому не суждено было сбыться. Вот же дурочка.

– Оу, мистер Грэм, вы решили воспользоваться моей беспомощностью? – игриво, в своём духе, начала Хелен.

– Я осматривал тебя. Переломов нет. Как ты себя чувствуешь? – холодно спросил старый вояка.

– Уже лучше, – не сдавалась девушка.

– Хорошо, нам нужно возвращаться в лагерь. Идти сможешь?

Как же ей хотелось ответить «нет»…

– Конечно, – улыбнулась охотница. – Не давать же мне снова тебе меня лапать.

Грэм улыбнулся, что бывало довольно редко. Может, ещё не всё потеряно?

Хелен огляделась. Кроу приводил в чувства девушку-оборотня. Грэм посмотрел на обезглавленный труп их напарника и двинулся в сторону Ларри, который уже начинал шевелиться.

Подумать только, двух лучших охотников вывел из строя один-единственный оборотень. А ведь он даже не бился с ними всерьёз. Опасный тип.

Брюнетка прикоснулась к ноге, ещё сохранявшей тепло от руки Грэма, и улыбнулась. «Ну что ж, мистер старый ворчун, мы ещё посмотрим, кто кого». Она бросила пронзительный взгляд на старого вояку и, тяжело вздохнув, поднялась на ноги.


***

Через некоторое время все пятеро уже держали курс на север.

Грэм всё же связал Келли, и теперь она под конвоем Ларри, который шёл впереди и заодно мониторил местность, шла с опущенной головой. Без сомнения, девушка понимала, куда они идут и что с ней будет. Рядом с ними смурнее тучи шёл историк. Хелен подумала, что оборотень не сопротивлялся только из-за него. Ох уж эти женщины.

Грэм с Хелен шли в арьергарде, чтобы удобнее было наблюдать и за оборотнем с Кроу, и за местностью.

– Не знал, что у тебя есть один из девяти артефактов древних, – неожиданно сказал Грэм.

– Никто, кроме лидера, не знает, – оправдалась как могла девушка.

– Это хорошо. О таких вещах не стоит кричать на каждом углу, – сказал охотник, обрадовав Хелен тем, что понял её мотивы.

Они уже миновали половину пути, как Грэм всё же спросил:

– А какой это артефакт? Можешь не говорить, я не настаиваю.

Однако охотницу очень обрадовало, что Грэм решил поддержать разговор. Она радостно вытащила амулет и показала его вояке. Жезл с четырьмя головами птиц наподобие ибиса, оканчивающийся крестом в виде буквы «Х».

– Амулет птиц, – начала девушка. – Такой амулет очень хорош в боях один на один, так как позволяет полностью обездвижить жертву. Он может даже остановить потоки крови у демона, чем убьёт его медленной смертью. Я редко его использую, ибо моя манера боя не вяжется с силой этого амулета. Но в ситуациях вроде оборотня, когда нужно кого-то поймать и удержать, он просто незаменим.

– Хороший амулет, – согласился старый солдат. – Зная о нём, я буду за тебя спокойнее.

Хелен отвернулась. Она не хотела, чтобы Грэм увидел её покрасневшей. «Как девчонка, аж тошно».

– А откуда он у тебя? – спустя время снова заговорил Грэм.

– Помнишь, к нам как-то захаживал мобильный отряд охотников? Пару лет назад?

– Что-то такое припоминаю… у них лидер ещё был при смерти? – силился вспомнить охотник.

– Да. Вот тот самый охотник мне его и отдал. Он сказал, что я похожа на его жену, а в мобильном отряде такую вещь хранить опасно. Он попросил меня передать её лидеру, когда тот вернётся в лагерь.

– Насколько я помню, когда Хаори с отрядом вернулись, мобильная группа уже ушла, похоронив товарища? – спросил Грэм.

– Да. Я сказала тогда Хаори об амулете, но он сказал, что второй ему не нужен, и сказал, что я могу оставить его себе, но чтобы никому об этом не говорила.

– Понятно, – кивнул солдат.

На горизонте показался Лагерь охотников. Девушка была рада, что они вернулись, но тяжесть не спадала с её сердца. Она знала, что сейчас будет, и не хотела этого. Но это не ей решать. Решать будет лидер.

– Думаешь, мы правильно поступаем? – решила спросить она у Грэма.

– Думаешь, стоило их отпустить?

– Она помогла нам, а мы ведём её на казнь. Как-то это неправильно, – тихо сказала Хелен.

– Ты видела, кто за ними охотится. Здесь им будет безопаснее. Мы расскажем Хаори, что было, он придумает, что делать. Всё же наш лидер не дурак, – успокоил её солдат.

– Да, вероятно, ты прав, – согласилась с ним девушка.

Караульные на стенах посылали сигналы в лагерь. Лидер уже знает, что они вернулись с добычей.

Они вошли в лагерь. Только тихие пошёптывания нарушали мгновенно возникшую гробовую тишину. К ним, виляя хвостом, подбежал Боб. Бобом звали немецкую овчарку, которую несколько лет назад привёл в лагерь Хаори. Боб стал единственным представителем животного вида, кто смог попасть в Морх. И да, Боб официально числился охотником.

Пёс пару раз гавкнул на незнакомых ему людей и отбежал в сторону центра лагеря, сел у ног своего хозяина, уже поджидавшего гостей, и, высунув язык, стал озираться по сторонам. Рядом с лидером стояли Гергель и Лето. Всё внимание было устремлено на пришедших.

Охотница огляделась. Даже лекарь Джут и кузнец Гомер отложили свои дела, чтобы посмотреть на прибывших, хотя обычно им не было дела до происходящего в лагере. Про себя девушка отметила, что в лагере недостаёт охотников. Многие были на задании.

– Я думаю, у вас есть что мне рассказать, – сказал Хаори, когда они подошли чуть ближе. – Ларри, проводи пока наших гостей в столовую: они, вероятно, очень проголодались.

Ларри кивнул и повёл Кроу с Келли в восточную часть лагеря, где стоял большой шатёр, в котором охотники обычно вместе ужинали, рассказывая при этом, как провели день.

Как только гости зашли в шатёр, охотники начали постепенно возвращаться к своим делам, а лидер подошёл чуть ближе к Хелен и Грэму.

– Что случилось? – начал он.

– Мы устроили засаду оборотню, ей на выручку прибежал Кроу, – лаконично ответил Грэм.

– До этого я додумался, – Хаори дал понять, что его интересует не эта часть рассказа.

– На нас напал оборотень, – вмешалась Хелен, понимая, что разговорить Грэма будет непосильной задачей даже для лидера. – Он убил Китчена, затем раскидал нас, как щенят. Если бы не ключ с этой девчонкой, нас бы тут не было.

– Даже так, – лидер склонил голову и потёр подбородок, раздумывая. – Где теперь тот оборотень?

– Историк телепортировал его куда-то, нам было не по силам его убить, – ответила девушка.

– Два лучших охотника не справились с оборотнем? – недоумённо вставил Гергель, всё это время стоявший за лидером и слушавший разговор.

– Вероятно, это был высший оборотень, – добавил Лето. – Они по силе могут быть равны Гаргантам.

– Раз он раскидал моих лучших солдат, он очень опасен. И всё ещё жив, – закончил Хаори. – Почему он напал?

– Ему нужна была девка, – сказал Грэм.

– Отдавать её мы, естественно, не хотели, – добавила Хелен.

– И теперь он, охотясь за ней, придёт к нам в лагерь, – ехидно сказал Гергель. – Молодцы, ничего не скажешь.

Лидер пропустил замечание своего заместителя.

– Нужно быть начеку. Высший оборотень может натворить много бед, – сказал лидер.

– Девчонку-оборотня лучше казнить: может, тогда он уйдёт, – сказал Гергель.

– А как же борьба со злом? Нам нужно уничтожить его, а девушка – лучшая приманка, – возразил ему Лето.

– Я подумаю над этим, – закончил разговор Хаори.

Хелен начинала переживать за Кроу с Келли. Она не хотела им вреда. Ей казалось, что они поступают неправильно: не так они должны сражаться со злом. Но что она может сделать?

Группа лидеров лагеря двинулась к шатру столовой. Хелен с Грэмом пошли за ними. Девушка жалобно посмотрела на вояку, ища поддержки, но тот только пожал плечами, скривив лицо. Ему тоже не нравилось, как всё вышло.

В это время в столовой бывший историк и исследователь подземелий уплетал за обе щёки. Сколько же он не ел в своих скитаниях по Морху? Келли ела более сдержанно и улыбалась. Хелен заметила, что оборотень не отводит глаз от Кроу. «Ох, девчонка, как же я тебя понимаю».

– Поели? – спросил Хаори.

– Да, спасибо, – ответила Келли. Кроу даже не стал отрываться от тарелки.

– На выход, – бросил лидер и вышел из столовой.

Глаза Келли потухли. Кроу перестал есть и выпрямился.

– Не волнуйся, я не дам им сделать тебе плохо, – с набитым ртом сказал Рудольф, и девушка снова улыбнулась.

Ларри прыснул и тут же получил подзатыльник от Грэма.

– Эй, за что? – возмутился эмпат.

Старый солдат просто посмотрел на него сверху вниз, и парень опустил голову и отвернулся. Хелен дотронулась до плеча Грэма, давая тем самым понять, что она благодарна ему за это действие. Грэм вытянулся по стойке смирно. Он шутит? Что? Грэм? Вот же чудо. Брюнетка улыбнулась и вышла из шатра, Грэм последовал за ней.

Во дворе лагеря полукольцом стояли охотники. Лидеры стояли в центре полукольца с хмурыми минами. Хелен решила остаться у шатра, давая тем самым понять всем, что она на стороне гостей. Многих это смутило, кто-то начал перешёптываться, но больше всего удивлённых взглядов было, когда Грэм встал рядом с ней, также показывая свою позицию.

Ларри вывел ключа с оборотнем. Те недоумённо озирались, не понимая, что происходит. Хелен стало стыдно за своих собратьев, и она отвела глаза от парочки.

– Что здесь… – начал было Кроу.

– С тобой я поговорю позже, – отрезал Хаори. – Сейчас нам нужно решить, что делать с оборотнем.

– Казнить её, и всё. Что тут думать? – сказал Гергель.

– Казнить, да, казнить её, – вторили несколько охотников.

– Что? – попытался возразить Рудольф, но Ларри сделал шаг в его сторону и наставил на него ружьё.

– Не стоит, мистер Кроу, – сказал эмпат, и по его лицу Кроу понял, что парню не очень-то и нравится происходящее.

– Прошу заметить, что, если бы не она, нас с Грэмом здесь бы не было. Она спасла нам жизнь, – вмешалась Хэл.

– Она спасала не вас, а себя, – резко сказал Гергель.

Среди охотников повисло молчание.

– Думаю, нам стоит подумать над этим всем завтра. Она не нанесла нам вреда, да и не убила никого, – сказал Лето.

Лидер охотников посмотрел на своего оракула и, подумав, сказал:

– Завтра мы с Гомером допросим оборотня, и я вынесу приговор. На этом всё. Девчонку – в темницу, – закончил суд Хаори.

Кроу хотел было что-то сказать, но Ларри ткнул его ружьём.

– Вы сделаете только хуже, мистер Кроу, – сказал эмпат.

– Вы судите её только потому, что она оборотень, но она не виновата в этом! – крикнул ключ. – Вы ничем не лучше демонов.

Повисла тишина. Хаори, собиравшийся было уходить, повернулся в сторону историка и сказал:

– Если вы ещё не поняли, доктор Кроу, мы намного хуже демонов.

Несколько охотников подошли к Келли и указали, куда идти. Они не стали пытаться применить силу, боясь ответной реакции. Келли в свою очередь покорно отправилась, куда сказали. Она не хотела, чтобы Кроу пострадал из-за неё. Хелен видела это всё по их лицам. Ей не нужна была эмпатия, чтобы понять очевидное. Она должна что-то придумать. Она просто обязана помочь этим двоим.

Девушку-оборотня увели, а Хаори подошёл к историку.

– Предлагаю вам прогуляться, доктор: нам есть о чём поговорить, – сказал лидер.

– Это уж точно, – злобно согласился с ним Кроу.

***

Они вышли за пределы лагеря. Оба в чёрных плащах. Хаори смотрел в серое небо Морха, а Кроу смотрел на него, еле сдерживая свою ярость.

Главные ворота лагеря – те самые, через которые они вошли вместе с охотниками – медленно закрылись за ними. Дозорные на стене провожали их долгим взглядом. Стояла глухая тишина, нарушаемая лишь шагами Кроу и Хаори.

– Ты должен понять одну простую истину, – начал Хаори. – Демоны, оборотни, ведьмы и прочие твари – у них всегда есть мотив. И он всегда оказывается недобрым, понимаешь? То, что ты не видишь зла в этой девке сейчас, вовсе не означает, что его нет.

Песок или толстый слой пыли не давал идти быстро, поэтому шаг двух мужчин стал медленнее прогулочного. Уже изрядно потемнело, и сложно было увидеть предметы даже в десяти метрах от себя, ворота лагеря превратились в неясные силуэты, грозившие вот-вот окончательно исчезнуть. Ветер едва жил в этой духоте, а ночная прохлада не торопилась проникать в мир теней.

– И вы убьёте её только за то, что она оборотень? – спросил Кроу.

– Я ещё не знаю, как я поступлю. Завтра мы с Гомером устроим ей допрос. От её ответов будет зависеть, оставим мы её в живых или нет, – честно сказал Хаори.

Кроу поник. Он понимал, что охотники лишь исполняют свой долг, но также понимал, что они поступают неправильно. Вот только как это донести до них?

– Но вы же истребляете зло, а за ней охотится та тварь, которая убила вашего товарища, – негодовал историк.

– Думаешь, лучше нам дождаться, пока та тварь, что раскидала моих лучших бойцов, нападёт на нас среди ночи и перебьёт половину лагеря? – вторил ему лидер охотников.

– Но не давать же ему уйти! Какие же вы охотники, если даёте уйти добыче? – воскликнул Руди.

– Высший оборотень не игрушка. Нужна грамотная засада, нужны хорошие бойцы, чтобы избежать потерь. Это не так просто, как ты думаешь. Я не могу разбрасываться своими солдатами, ты даже не представляешь, чего стоит найти одного, а за последние несколько дней я потерял троих! – ответил ему Хаори, чуть повысив голос.

– То-то я вижу, как вы охотно принимаете новых бойцов. Я за вами уже несколько дней бегаю, а вам и дела нет, – ехидно заметил Кроу.

– Ты не понимаешь многого, – сказал охотник.

– Так объясни мне! – крикнул Рудольф.

Хаори остановился и посмотрел на историка.

– Хорошо. Как ты думаешь, что для меня важнее всего? – спросил Хаори.

– Истребить всё зло, – наивно ответил Кроу.

– Нет, – ухмыльнулся охотник. – Важнее всего для меня – держать чистой свою территорию и искать новых охотников.

– Свою территорию? – задумался Руди. – Вас в смысле много? Это не единственный лагерь охотников?

Хаори вздохнул и потёр глаза.

– Конечно нет. Лагерей охотников – таких, как мы, или похожих на нас – довольно много. Только в Соединённых Штатах свыше ста лагерей и несколько мобильных групп охотников. Сколько их по миру? Даже не знаю, но очень много, – поведал историку лидер.

– Вот это да, – Кроу был в шоке. – И все они воюют с демонами?

– Охотники испокон веков защищали мир людей. Раньше об этом знали и это считалось престижным занятием, но со временем охотники решили утаить себя в тени. Даже мифов и легенд не оставили. Стёрли абсолютно все упоминания о себе.

– Но зачем? – не понимал Руди.

– Чтобы меньше людей случайно попадали сюда. Как ты попал в Морх? – неожиданно спросил Хаори.

– Прочитал книгу… – до историка начинало доходить.

– Думаю ты понял, зачем они себя утаили.

– Да, теперь да. А ваш лагерь? Я в смысле, большой он или… какие остальные? – Кроу заинтересовала эта тема, а Хаори был рад, что отвлёк его от оборотня.

– Наш лагерь считается довольно крупным: сейчас в нём пятьдесят официальных охотников. Средний лагерь обычно насчитывает от двадцати до тридцати пяти человек. Лагеря довольно редко общаются между собой. Бывает, что какой-то лагерь уничтожают и оставшиеся в живых охотники примыкают к другому лагерю, бывает, лагерь разрастается и делится на две части, тогда новая часть занимает территорию с высоким обилием демонов. В мире охотников существует своя довольно сложная система. Не вникай в неё, она тебе не нужна. Я просто хочу, чтобы ты понял все масштабы. Мы не просто кучка героев, мы часть крупной организации, целой системы. И мы просто выполняем свою работу по защите этого мира, – Хаори резко остановился и повернулся в сторону Руди. – В нашем штате всего два лагеря, наш лагерь – один из самых крупных в стране, мне известен только один лагерь больше нашего, если он ещё существует, конечно. Место мы тоже выбрали неслучайно. Ты ведь уже знаешь про провал? Ну вот. Этот провал – один из самых крупных в мире, и в этом месте всегда были охотники, они тут были ещё до строительства этого города. Раньше здесь были даже не охотники, а другая организация под названием «Стражи». Но около сотни лет назад произошёл случай, который стал их концом. Из этого провала выполз высший демон, владыка, вместе со всей своей когортой. Стражи считались непобедимыми, и они всё-таки уничтожили владыку и его прихвостней, провал закрыли – мир людей был спасён. После той битвы в живых остались лишь двое стражей. Они воздвигли цитадель рядом с провалом для наблюдения. С тех пор мир защищают только охотники. И знаешь что? Я бы не хотел, чтобы история с владыкой повторилась. Мы не стражи, мы можем и не потянуть такой резни, тем более что мы не так мобильны, каковыми были наши бывшие союзники. Мы просто не успеем собрать достаточной армии для отпора, – охотник сделал шаг вперёд, и Кроу пришлось отступить. – Почему я всё это тебе рассказываю? Чтобы снова открыть провал, нужен ключ. Ключи – довольно редкое явление в нашем мире. Если потенциальным охотником может стать каждый десятитысячный, если что-то разбудит в нём его силы, то ключом рождается примерно каждый миллиардный. Каждый охотник отчасти ключ, но очень слабый: он может перенести с собой пару человек в среднем через грань миров, не более. Но ключ… ключ может переносить через миры целые города. Понимаешь? – Хаори посмотрел историку прямо в глаза. – И вот ты здесь, рядом с провалом, разгуливаешь с артефактом наперевес и никак не сдохнешь. Нам бы было проще убить тебя, но мы так не работаем. Были ключи, которые становились охотниками, это были великие охотники, ибо сила ключа многократно превосходит силу обычного охотника. Но стоит ли рисковать? Как думаешь, Рудольф?

Рудольф был в шоке. Он не знал, что ответить на всю эту тираду. Его мозг отчаянно пытался переварить всю полученную информацию, но выходило не очень. Он просто стоял и молчал.

– Наступит день, и ты поймёшь, почему я так поступил.

Кроу не успел задать вопрос, назревший у него в голове. Хаори резким движением ударил Рудольфа кончиками пальцев в грудь и выкрикнул заклинание. Дыхание бывшего исследователя древностей перехватило. В груди неимоверно жгло. Он согнулся, силясь понять, что происходит.

– Это печать запрета. Древняя магия. Она не даст вам переноситься между мирами, – сказал Хаори.

– Зачем? – начал Кроу.

– Затем, чтобы вам не навредили или вы не навредили себе. Мы за вами ещё вернёмся, мистер Кроу. А пока…

Под ногами Руди ярким синим цветом засветились руны, образовав круг.

– Я хочу, чтобы вы побыли в сохранности.

– Что это? Что…

– Это круг телепортации. Его создал Лето, он работает в обход печати запрета и требует колоссального количества энергии. Нам пришлось соорудить его заранее. Ведь я знал, чем всё закончится.

Кроу больше ничего не успел сказать, жжение в груди начинало проходить, и он успел лишь громко крикнуть:

– Ублюдок!

На него смотрело несколько пар глаз. Люди в форме явно не понимали, как он здесь очутился и почему кричит. Кроу в ужасе развернулся и, извинившись, побрёл в сторону выхода, как вдруг:

– Это же тот самый убийца Кроу! – крикнул один из полицейских, и на него набросились со всех сторон.


Глава тридцать третья.


Горлышко бутылки соприкоснулось с бокалом – раздался лёгкий звон стекла.

Здоровый атлетичный мужчина сидел за кухонным столом своей небольшой квартирки. Он давно мечтал обзавестись домом, настоящим домом, но не мог представить себя одинокого в большом доме. Что ему там делать одному? Многие его знакомые удивлялись, как такой красавец – голубоглазый блондин, высокий, мускулистый, далеко не глупый – и не может найти себе девушку? А вот так. Не может. Потому и живёт в этой квартирке на южной стороне города в полном одиночестве.

Мужчина опустошил ещё один бокал и зарылся руками в волосы.

Вчера утром пропал Пит, затем вечером пропадает Джесс. За сегодняшний день они не нашли ничего, никаких следов. Они пытались в обход приказа Мёрдок пробраться в библиотеку, но она оказалась заперта, а взламывать дверь вышестоящее руководство категорически запретило. Итог: завтра они снимают оцепление, а ему присвоят звание детектива, пока не найдётся Пит или Джесс. А ведь неделя только началась.

Ричард не понимал, что происходит. Дело Кроу стало самым странным делом за всю историю этого городка. Конечно, у нас довольно часто пропадают без вести, но это и немудрено: кто захочет жить в таком захолустье? Скорее всего, молодые просто сбегают в другие города, не сообщая о своём решении родителям. Но в этот раз всё по-другому. Разорванные люди, пропавшие полицейские. Это просто не укладывалось у него в голове.

Он поднялся из-за стола и принялся ходить по маленькой кухне, медленно нарезая круги. За окном стояла глухая ночь. Обычно в это время он уже спит, но сегодня сон не шёл, впрочем, оно и неудивительно.

Детектив. Детектив Ричард Пот. Он привык, что его всегда использовали лишь как силу. Джесс никогда не поручала ему ничего серьёзного, а сейчас он внезапно становится главным. Да ещё и помощником определили Глена Нонси, который всегда был на побегушках при Пите Оурене. Да уж. Несладко им придётся. Но он обязательно раскроет это дело. Он просто обязан это сделать в память о Пите и Джесс.

Неожиданно из коридора послышался звон телефона. Ричард практически не пользовался им и оттого даже подскочил от неожиданности. Поняв, что это всего лишь телефон, он подошёл и взял трубку.

– Слушаю, – спокойно произнёс детектив.

– Детектив, простите, что так поздно, но… – причитал знакомый голос дежурного в трубке.

– Говори уже, Майк, – устало сказал Ричард.

– Мы взяли его, Кроу, он в участке, – сказал голос.

Повисло молчание. Ричард не мог поверить в услышанное. Будто сам бог помогает ему раскрыть это дело. Неужели ему так повезло?

– Детектив? – спросил дежурный на том конце провода.

– Я сейчас приеду, – громко сказал Ричард и повесил трубку.

В голове роились мысли.

– Тебе конец, Кроу, – сказал он в пустоту и начал собираться.


Глава тридцать четвёртая.


В просторный зал, предназначенный для чтения книг, которые не разрешалось выносить из библиотеки, сквозь старое окно лился утренний свет, освещая помещение. Обычно днём окна занавешивали, чтобы посетители библиотеки могли спокойно читать, но сейчас библиотека пустовала. Дамиан перенёс всех в Морх и временно запретил посещать мир людей. Причину он, естественно, не назвал, но Рашида догадывалась, что это из-за полиции, оцепившей всё в округе. Они всё тщательно спрятали, на случай если копам дадут разрешение на обыск, и спокойно перебрались в цитадель.

В Морхе зал для чтения являл собой что-то вроде ринга. Место для отработки боевых навыков. Она довольно редко бывала здесь в последнее время, но теперь ей предстоит обучать новых стражей, а значит…

– Ты молодец, но тебе ещё учиться и учиться. Старайся не сходиться ни с кем в рукопашной, – поучительно сказала Тонс.

– Да, спасибо, – неуверенно ответила Лиза.

Люциг старалась быть помягче со своей ученицей, хоть та и делала всё из рук вон плохо. Много же времени понадобится, чтобы вывести её рукопашку на более-менее сносный уровень. Зато в магическом плане юная Асмит делала грандиозные успехи. Ещё немного, и она заткнёт за пояс даже Рашиду. Что ж, каждый по-своему силён.

– У меня не очень хорошо получается: я ведь чувствую, что ты недовольна, – тихо сказала Лиза.

– Просто рукопашный бой – это не твоё. Но это не значит, что мы не будем им заниматься. Это твоё второе занятие, возможно, ты ещё не раскрылась, – попыталась успокоить её Рашида. Так нянчиться с ней – Дамиану бы это точно понравилось.

– Я всегда отдавала предпочтение магии, не люблю боль, – оправдывалась блондинка.

– Хым, – улыбнулась Тонс. – Никто её не любит. Затем мы и учимся, чтобы тебе никто не смог сделать больно.

Асмит наклонила голову набок и улыбнулась. Похоже, такой исход ей понравился, и она кивнула.

– Что ж, а теперь я хочу посмотреть на твою хвалёную магию, – встав в боевую позу, сказала Рашида.

***

Стивенсон опустил на широкий дубовый стол ещё несколько увесистых томов. Сидевшая за ним Джесс закатила глаза и уронила голову на руки.

– Боже, Дамиан, да я их и до конца жизни не осилю, – жалобно протянула девушка.

– Осилишь. Это только начало, тебе ещё многому нужно научиться, так что не отлынивай, – улыбаясь произнёс директор.

Библиотекарю нравилось учить кого-то. Впервые за очень долгое время у него появился человек, которому он мог бы передать свои знания.

– Поторопись, после теории нужно попрактиковаться. Вчера у тебя хорошо получалось, это нужно закрепить. И нельзя забывать про боевую тренировку: ты, конечно, многое умеешь, всё-таки полицейская, но грех не перенять навыки стража.

– Дамиан, ты садист, – сказала Джесс.

– Как скажешь, дорогая, а теперь за дело.

Джессика читала старинные потрёпанные книги на неизвестных мёртвых языках. Она даже не знала, что это за языки, да и зачем ей это? Главное, что она понимала написанное. Дамиан говорил, что это самая важная способность ведьм: у них есть всё, чтобы обучаться и накапливать знания.

Несмотря на то что бывшая полицейская ныла и ленилась, теория, да и практика, давались ей легко. Она моментально запоминала все заклинания и с лёгкостью их исполняла на практике. Конечно, сила заклинаний была слабовата, по мнению Стивенсона, но самое главное, что у неё получалось, а остальное придёт с опытом.

Сверху послышался грохот. Хоть они и сидели в подвале цитадели, но прекрасно слышали всё, что происходит наверху. Дамиан опустил голову и выдохнул.

– Лишь бы цитадель не разнесли.

– Раньше они были тише, Рашида там Лизу не убьёт, случаем? – поинтересовалась Джесс.

– Раньше они не использовали магию. Рашида всегда аккуратна с учениками, а у Лизы не хватит сил ранить Рашиду, – устало сказал Стивенсон.

Директор стоял у стены спиной к столу, за которым Джессика усиленно изучала очередной том заклинаний. Она уже прочла книги про стихийную магию, про магию крови (это где нужно платить своей кровью за заклинания), про печати и их дезактивацию (где она мало что поняла). Сейчас она пыталась осилить скучную книгу про контроль. Но это был не контроль сознания или что-то в этом духе, нет; имелся в виду контроль своих сил, чтобы не использовать большего запаса энергии, чем нужно для заклятия. Также в книге говорилось, как придавать заклинаниям форму. От такой скукотищи глаза слипались. Джессике сразу вспомнились утомительные отчётные дни в участке, когда она так же сидела и листала горы скучных бумаг.

Неожиданно Дамиан дёрнулся, затем сунул руку в один из многочисленных карманов своего пиджака (если это можно было назвать пиджаком) и вытащил из него белый камень, назначение которого Джессике было неизвестно. Сначала он хотел приложить камень к виску, но, оглянувшись на Джесс, передумал и поставил его на полку книжного шкафа, стоявшего рядом с ним, включив «громкую связь».

– Цитадель, – произнёс библиотекарь. И это был отнюдь не тот игриво-ехидный голос, к которому привыкла бывшая полицейская. Это был голос, наполненный силой и твёрдостью. Словно сам камень заговорил.

– Это Лето, – послышалось из камня с явным индейским акцентом.

– Что-то случилось? – спросил Стивенсон.

– Да. Вчера Хаори отправил твоего Кроу в полицейский участок через телепорт, повесив на него печать запрета.

– Зачем? И почему ты говоришь об этом только сейчас?

– Зачем – неважно. Сложно остаться наедине, чтобы никто не слышал разговора. Главное другое. Хаори хотел прийти за ним позже, но он не сможет. У меня было видение. Дамиан. Освободи парня и жди гостей ночью, – последовала пауза. – Прощай, старый друг.

– Лето, что… – начал было Дамиан, но связь уже оборвалась. – Ох и не нравится мне это.

Стивенсон обернулся к Джессике, которая сидела с открытым ртом и смотрела на своего мастера.

– Лето – охотник. Он видит будущее и знает вещи, о которых не может сказать своему лидеру. Он знает обо мне практически всё, поэтому стал моими глазами и ушами в лагере охотников, – честно рассказал Дамиан.

–Значит, Кроу в опасности? – спросила Джессика.

– Не думаю, что с ним может что-то случиться, пока он в мире людей… но если демоны пришлют какого-нибудь умельца вроде того встреченного вами у участка… Даже не знаю. Если Лето говорит, что Рудольфа нужно вытаскивать, – значит, мы его вытащим.

Бывшая полицейская ждала дальнейших указаний, но библиотекарь не спешил. Он осмотрел подвальное помещение, затем спокойно взял свою трость и молча направился к лестнице, ведущей на первый этаж. Джесс так же молча встала из-за стола и отправилась за ним.

***

Через несколько минут все четыре стража стояли в зале для чтения, образовав круг. Дамиан коротко рассказал им о произошедшем, и они вместе искали решение для сложившейся ситуации.

– Мы с Джесс можем его вытащить, не думаю, что возникнут проблемы, – первой предложила Рашида.

– В прошлый раз за тобой отправили погоню, стоило тебе покинуть цитадель. Они следят за тобой, как и за мной. А вот наших новеньких они не знают и, скорее всего, не обратят внимания, если кто-то из них отправится за Рудольфом.

Стивенсон и Рашида посмотрели на Лизу и Джесс.

– Тогда у меня больше шансов. Я знаю полицейский участок лучше, чем свой родной дом, а если меня кто-то заметит, мне только рады будут, – сказала Мёрдок.

– Согласен. Значит, решено. Джесс освобождает Кроу и приводит его в цитадель, – заключительно сказал Дамиан. – И ещё, Джесс. Прыгай в Морх осторожнее: сначала проверяй куда прыгаешь – в мире теней обитает множество тварей. Береги себя, в общем, – подытожил директор.

Стивенсон отвернулся, а девушки, переглянувшись, заулыбались.

– А пока Джессика освобождает Кроу, у нас будет своё задание, – неожиданно проговорил библиотекарь.

– Задание? – спросила Лиза.

– Нам нужно подготовиться к приёму гостей, – улыбаясь сказал директор.


Глава тридцать пятая.


Старый Азой-хэ спускался всё ниже и ниже по спиральной дороге, ведущей глубоко под землю, в тюрьму мира демонов. Вдоль дороги выстроились камеры для опасных созданий, которые посмели нарушить законы демонов или выступили против мастера Ишгана, что, в принципе, одно и тоже. Большая часть камер пустовала, оно и понятно: мир демонов не самое снисходительное место, и чаще всего нарушителей просто казнили. В тюрьму определяли только тех, кого мастер решал пощадить, но преподать урок.

По дороге временами пролетали смотрители, все как на подбор – Гарганты.

Спиральная система позволяла видеть сразу всю тюрьму целиком, что значительно облегчало задачу смотрителей по надзору. Также по всему периметру были расставлены печати, запечатывающие силу пленников. Печати светились ярким красным светом, отчего всё пространство вокруг смотрелось так, будто здесь произошла массовая резня.

«И о чём только думает мастер? Как можно допускать «это» до столь деликатного дела, как поимка ключа?» – негодовал слуга. Гаргантам неведом страх, но старого демона потряхивало. С этим чудовищем в своё время смог управиться лишь мастер, пощадив его и заточив в самую глубокую темницу. Ох и наворотил он тогда дел. Он умудрился нарушить все мыслимые законы мира демонов, и теперь мастер решил не просто освободить его, а сделать своим помощником. Азой-хэ не понимал этого. Возможно, старый демон был слишком глуп? Ведь он всего лишь слуга, старый слуга величайшего из мастеров Гаргантов.

Спиральная дорога оборвалась, приведя Азой-хэ на большую площадку, всю усыпанную печатями. На дне тюрьмы числилась лишь одна камера, соседей у неё не было. Она была самой большой и самой охраняемой.

Слуга подошёл к запечатанной камере. В темноте загорелись два красных огонька, и Азой-хэ отшатнулся. Успокоившись, демон приблизился к камере на расстояние вытянутой руки. Сидевший в камере узник поднялся на ноги и вышел на свет. Давно старый слуга не видел этой твари вживую. Огромных размеров, даже по меркам Гаргант, которые были на порядок выше людей, эта тварь была полукровкой Гарганта и Вурда. Белого цвета кожа играла бликами, словно мрамор; два красных глаза бегали из стороны в сторону, изучая обстановку. Ещё одно отличие этого чудовища от Гаргант заключалось в способе передвижения: тварь передвигалась на двух ногах, не используя способность к левитации.

– Азой-хэ, что тебе нужно здесь? – прорычал громовым басом пленник.

– Предложение. У меня с собой печать Ишгана, – стараясь не трястись сказал слуга.

– Я слушаю, – размеренно, с паузой между словами пророкотал узник.

– Крашган погиб. Мастеру нужен новый помощник, – быстро проговорил Гаргант.

– При чём здесь я? – медленно рокотал демон.

– Мастер хочет, чтобы ты стал его новым помощником, Рогул, – громко сказал слуга.

Пленник рассмеялся, и смех его, подобно раскатам грома, отражался от стен подземелья, заставив в ужасе отпрянуть даже самых стойких охранников подземелья.

– Я? Убийца своих братьев, нарушивший все законы Ишгана? – сквозь смех говорил Рогул.

– В сложившейся ситуации мастер считает вас лучшей заменой погибшему Крашгану, – ответил Азой-хэ.

– Крашган. Я помню его. Он архивариус, а не воин. Как он погиб? – заинтересованно спросил узник.

– Погиб в бою со стражами, – ответил слуга.

– Слабак. Смотрю, у вас там весело, а? Война началась? – Рогул уже не скрывал своего интереса, и слуга решил воспользоваться его заинтересованностью.

– Да, Мастер планирует поход по уничтожению охотников и стражей. Скоро ритуал… никто не должен мешать нам, – заговорщически начал демон.

– Не хотелось бы пропустить самое интересное… что нужно от меня? – тихо рокоча пробасил пленник.

– Верная служба и исполнение приказов, больше ничего, – сказал Гаргант.

– Я согласен, – немного поразмыслив, медленно пробормотал Рогул.

«Ещё бы ты был не согласен», – подумал про себя слуга, а вслух сказал:

– Вот и отлично.

***

В тронном зале твердыни собрался совет старейшин. Мастер Ишгана восседал на троне, а его вассалы отчитывались перед ним о ходе приготовлений к атаке. Мастер слушал своих подданных вполуха, наперёд зная всё, о чём они скажут. Сейчас его больше беспокоил ритуал и ужасное состояние твердыни, которое может не понравиться владыке. К сожалению, делать ремонт было уже поздно: у них не было времени на такие мелочи.

– Мастер, – напрямую обратился к нему один из вассалов в красном.

– Говори, – разрешил обратится к себе мастер.

– По последним данным, ключ находится в лагере охотников.

– Отлично. Значит, убьём двух собак одним махом, или как там говорят люди? – без особого интереса сказал мастер.

– Двух зайцев, мой мастер, – поправил его вассал в бордовом.

Фигура на троне, не говоря ни слова, кинула взгляд на своего вассала, и тот, поклонившись, пробормотал:

–Прошу прощения, мой мастер.

– Нужно решить, кто будет атаковать лагерь, и назначить командующего, – сказал Фаям, новый старейшина Люцигов.

Мастер оглядел всех присутствующих, минуту поразмыслил и…

– У нас ещё не всё готово для штурма цитадели, поэтому часть старейшин останется со мной. Ещё часть будет наблюдать за цитаделью, а оставшиеся нападут на лагерь охотников и поймают ключа.

Мастер поводил длинным пальцем по своим подданным и…

– Фаям, ты пойдёшь в лобовую: будешь отвлекать на себя внимание и стараться сосредоточить всех охотников на себе, – ехидно проговорил мастер. Все понимали, что это было наказанием за то, что ключ ушёл прямо у него из-под носа.

– Спасибо за честь, мастер, – поклонившись, ответил Люциг.

– Кратош и Хатох-оэ, вы поможете ему по флангам.

Две фигуры в красном поклонились.

– Шагах, ты зайдёшь с тыла и ударишь врагов в спину. Лучше тебя этого никто не сделает, – доверительно сказал мастер.

Одна из фигур в чёрном низко поклонилась.

– Мастер, прошу прощения, но кто будет командующим? – спросил Фаям, оглядываясь на фигуры в красном.

В мире демонов Гарганты считались высшей расой, поэтому старейшина Люцигов понимал, что хоть он и высший и состоит в совете Ишгана, ему никто не позволит командовать Гаргантами.

Мастер улыбнулся.

– Вас поведёт мой новый помощник.

Все вассалы переглянулись. Никто не знал, что мастер назначил нового помощника, однако все понимали, что среди присутствующих его нет.

– Новый помощник? – осмелился спросить Фаям.

– Да, он прибудет с минуты на минуту, – радостно проговорил мастер.

Все взоры обратились на вход в тронный зал. В наступившей тишине отчётливо послышался глухой повторяющийся звук, будто кто-то отбивал ритм на барабане. Бум, бум, бум, бум. Звук нарастал, и… в глазах всех присутствующих застыл ужас. Никто не смел даже двинуться. Все молча наблюдали за великаном, вошедшим в тронный зал Ишгана. Каждый старейшина знал и боялся этого монстра. Бич Ишгана. Пожиратель смерти. Повелитель молний. Братоубийца. Рогул.

– Жду указаний, мой мастер, – улыбаясь прогрохотало чудовище.

***

Пальцы фигуры шевельнулись.

Кап. Кап. Кап.

Ещё одна чёрная нить потрескалась.

Как же раздражает вода, эти мерзкие капли, вечно…

Кап. Кап. Кап.

Палец дёрнулся. Неизвестный слабо улыбнулся своему успеху. У него уже получается шевелить пальцами рук и ног, а его оковы практически потеряли свою силу, постепенно осыпаясь. Ещё немного, и он окажется на свободе.

Кап. Кап. Кап.


Глава тридцать шестая.


Он почувствовал, что перед ним кто-то стоит, и открыл глаза. Ричард всегда спал чутко, а в последнее время по понятным причинам просыпался от любого шороха.

Он оглядел возмутителя спокойствия – невысокого латиноса лет тридцати – и протёр глаза.

– Привет, Глен, – сонно пробормотал он.

– Доброе утро, детектив, – задорно поприветствовал его помощник, заставив поморщиться на последнем слове.

– Почему ты не приехал ночью? – спросил Пот.

– Чтобы не совершать поспешных действий. Тебе нужно было успокоиться, а мне выспаться, да и не хотелось отрываться от жены, если честно, – краснея, признался латинос. – Я надеюсь, ты не стал проводить допрос с пристрастием ночью?

– Нет. Дежурный передал твою просьбу обождать до утра, и я решил подождать, – глядя на свои руки, сказал Ричард.

– Значит, лично сторожил Кроу? Признайся, ты ведь навестил его в камере? – поинтересовался Нонси.

– Навестил, но заходить к нему не стал. Я просто хотел убедиться, что он и правда в камере, что его и правда поймали.

– Да уж. Нам повезло, но нельзя расслабляться, Рич. Нужно вызнать у него о Джесс и Пите, а ещё хорошо бы выпытать у него чистосердечное, – сказал Глен.

– Тогда приступим, – подытожил Ричард, медленно поднимаясь с диванчика.

***

      Рудольф лежал на нарах и пялился в потолок.

Столько сил прилагать к тому, чтобы найти охотников, и ради чего – чтобы они сдали его в полицию? Отлично, просто отлично.

Ночью он проснулся оттого, что за ним кто-то наблюдает, и увидел возле решётки своей камеры здоровенного амбала; он стоял и просто смотрел на Кроу, заставив того поёжиться. Видимо, здесь ему будет очень весело: у него уже появились поклонники. Просто супер. Лучшего и желать нельзя.

А самое поганое заключалось в том, что у него отобрали артефакт при досмотре якобы в качестве улики. Без своего талисмана он и дня в Морхе не протянет, так что ему предстоит не только сбежать, но и вернуть своё единственное оружие, да вот только где его искать?

От всех этих мыслей голова шла кругом. «И почему мне так везёт?»

Послышались шаги: две пары каблуков отбивали глухой темп. Видимо, сейчас будет допрос, Руди уже ждал чего-то в этом роде. Он всё-таки главный подозреваемый как минимум в двух убийствах.

У камеры остановились две фигуры: один – здоровенный атлет, видимо, именно он сторожил его ночью; второй – невысокого роста латиноамериканец, смотревшийся более свежим, нежели его напарник.

– Встать, головой упереться в стену, ноги широко раздвинуть, руки за спину, – злобной скороговоркой прокричал здоровяк.

Кроу встал и послушно выполнил сказанное: злить полицейских он не собирался.

Большой коп вошёл в камеру, осторожно обойдя историка, и пнул его по ноге.

– Ещё шире, – проговорил он, видимо наслаждаясь моментом.

Кроу расставил ноги ещё дальше. Абсолютно безмолвно, без резких движений.

Рудольф понимал, что его считают маньяком и, естественно, обращаться с ним будут соответственно. Он предвидел всё это, включая допрос, который может выйти из-под контроля, и был рад тому, что успел заранее справить нужду.

Полицейский надел на него наручники и развернул в сторону выхода из камеры. Во второй руке полицейского Руди заметил дубинку.

– Дёрнешься, и я буду счастлив, – на ухо сказал ему здоровяк.

Амбал вывел его из камеры, не давая поднять головы. В это время второй коп закрыл камеру Руди на ключ.

Его провели прямо по коридору, поворот налево, дверь, комната. Видимо, это и был пункт назначения. Допросная комната выглядела точь-в-точь, как по телевизору. Большая белая комната со столом в центре и двумя стульями. Кроу усадили за стол, пристегнув его наручники к спинке стула. Положение не из лучших, конечно. Над ним издеваются, так как считают его порождением зла, убившим друга и домработницу, и убедить копов в обратном невозможно.

Он повернул голову направо, и вуаля – большое зеркало. Ну точно, словно в кино попал. А за зеркалом, видимо, сидят другие полицейские, которые будут наблюдать за ходом допроса, чтобы остановить громилу, если тот будет слишком предприимчив. Отлично.

В глубине души Рудольф понимал, что он может не отвечать на вопросы, что он может потребовать адвоката, но от этого может стать только хуже. В небольших городках всё по-другому. Все считают его монстром – он может просто не дожить до приезда адвоката. Припишут ему нападение на полицейского или попытку побега – и делу конец, никто горевать не станет. Проще попытаться донести до них простую истину. Ведь он не был убийцей. Правда, про демонов им тоже не расскажешь. Ох, придётся изворачиваться.

– Рудольф Кроу, – вальяжно начал здоровяк, присаживаясь напротив. На груди полицейского Рудольф заметил бейджик «Ричард Пот», – вы знаете, почему вы здесь?

– Да, думаю, да. Вы считаете, что я убил своего друга Рэма Стоунза и свою домработницу Ребекку Болонз, – спокойно ответил Кроу.

– А вы, как я полагаю, не признаёте своей вины? – так же спокойно спросил коп.

– Я не убивал Рэма и Ребекку, – честно сказал Рудольф.

– А у нас имеются неопровержимые доказательства обратного, – блефовал Ричард. – К тому же вы забываете про мексиканца, которого вы убили возле клуба. Что вы сделали с ненайденными частями тела, Кроу? Съели их?

– Доказательства? Какие у вас могут быть доказательства, если я невиновен? – удивился Рудольф.

Полицейский с громким стуком положил на стол его артефакт с пёсьими головами, закупоренный в пакет.

– Что это такое, мистер Кроу? Ритуальный нож?

– Обычный сувенир с раскопок. Рэм, видимо, хотел сделать мне подарок, заказал его, да вот только передать не успел, – придумывал на ходу Руди.

– Потому что вы его убили?

– Да не убивал я его, мы с ним знакомы с самого университета, зачем мне его убивать?

– Хорошо, – решил зайти с другого края коп. – Допустим, вы не убивали всех этих людей. Допустим, – здоровяк поднял вверх указательный палец. – Зачем тогда вы скрылись с места преступления?

– В моём доме находился маньяк, а вы удивляетесь, почему я сбежал оттуда? – подняв брови, спросил историк.

– Вы могли сообщить в полицию, обратиться к нам уже давно, – спокойно сказал Ричард.

– Меня преследовали, я просто боялся, – соврал Руди.

– Кто вас преследовал, мистер Кроу?

– Я не знаю его. Он был в закрытой одежде, так что я его даже описать не смогу.

– Как удобно, – улыбнулся полицейский.

– Я просто говорю как всё есть на самом деле, детектив. Я не вру, – устало сказал Кроу.

– Конечно, – согласился здоровяк. – Ещё один вопрос.

Рудольф посмотрел на копа в ожидании вопроса, тот немного поразмыслил и спросил:

– Недавно пропали двое полицейских – мужчина и женщина. Вы знаете что-нибудь про это?

– Нет, – честно сказал Рудольф.

– Как скажете, – еле сдерживая себя, ответил Ричард.

– Я правда не знаю, – не сдавался Кроу.

– Конечно, – поджав губы кверху и сведя брови, ответил коп.

– Что мне сделать, чтобы вы поверили, что я невиновен? – спросил историк.

– Сказать, кто виновен, – спокойно ответил здоровяк.

– Я не знаю, – еле сдерживая крик, сказал Кроу.

– Значит, до встречи в суде, мистер Кроу. Берегите себя, – улыбнувшись сказал детектив.

«Ну всё. Похоже, мне конец».

      Спустя несколько минут Кроу уже забросили в камеру. К его счастью и удивлению, его даже не били, чего он опасался и к чему морально готовился. Правда, обед ему так и не принесли; ну в любом случае это лучше, чем побои: к голоду он хотя бы уже успел привыкнуть.

Историк сел на край койки и в очередной раз осмотрел свою камеру: небольшая комнатушка, в которой умещалась лишь одна постель, замурованная в пол, видимо, для того, чтобы её не двигали; в другом углу камеры стоял туалет, на удивление чистый и вполне пригодный для пользования; имелось и маленькое окошко под самым потолком, из которого наблюдалось чистое голубое небо. Никаких излишеств.

Он уже раздумывал на тему побега, но ничего дельного так и не придумал. Всё же это не кино. Подкопы и прочие трюки из фильмов в жизни не особо-то и работают. Затем он несколько раз сосредотачивался, пытаясь перейти в Морх, но ничего не получалось. Как снять эту чёртову печать? Неужели ему и правда придётся просто сидеть и ждать, пока за ним придут охотники? И сколько он так просидит? Судя по словам Хаори, лидера охотников, ждать ему прямиком до электрического стула.

Перебрав в голове всё, что только можно, он, обессиленный, упал на нары. «Интересно, с Келли всё хорошо?» – подумал Руди. Он очень беспокоился за неё и надеялся, что охотники не стали её убивать или что девушке каким-нибудь чудесным образом удалось сбежать. Хотя в глубине души он понимал, что надеется зря.

Дело шло к вечеру, и руки путешественника между мирами окончательно опустились. Ему не выбраться.


Глава тридцать седьмая.


В просторном шатре возился человек. Он перебирал инструменты в шкафу, чтобы затем часть из них выложить на стол и обернуть в тряпку. Один из инструментов неожиданно полетел вниз: видимо, он случайно задел его локтем. Мужчина поймал его на лету, даже не глядя, и посмотрел в сторону. В дальней части шатра стояла старая кровать, которой мужчина пользовался всё реже и реже. Он с глубоким сожалением выдохнул, вытер вспотевший лоб рукавом своей куртки и продолжил шарить по полке.

В шатёр заглянули.

– Через несколько минут начнём, – задыхаясь, сказал коренастый мужик с чёрной кучерявой бородой.

– Хорошо, Гомер, я скоро буду, – ответил Хаори, и мужчина сразу же исчез.

Лидер охотников заканчивал последние приготовления. Он не любил пытать даже демонов, но ему нужно знать, что нужно этой девке от Кроу и почему за ней бегает высший оборотень. Он попросил Гомера и Гергеля помочь с пытками: у них-то рука не дрогнет, особенно у его зама. Тот всегда был бесчувственным воякой из разряда тех, кто собственную мать убивая и бровью не поведёт. Вот только можно ли им доверять? Этого Хаори не знал. Список подозреваемых сокращался, но пока что Гергель и Гомер в него ещё входили. С другой стороны, если что-то пойдёт не так, то он будет знать, от кого пошла утечка, ибо он решил, что сказанное оборотнем не покинет шатёр. Осторожность превыше всего.

Он перепроверил инструменты – кажется, всё в норме. Конечно, Гомер принесёт свои и заново всё перепроверит, но он не мог просто сидеть и ничего не делать.

Он присел на край стула и задумался. Правильно ли он поступил с Кроу? Он считал это решение верным, так как ключ не будет мешать допрашивать оборотня и путаться под ногами, да и с печатью он в безопасности. Тем более пока Хаори не знает, кто предатель, держать ключа в лагере было опасно. Лучше перестраховаться.

Пора. Мужчина поднялся, собрал инструменты и вышел из шатра.

В лагере кипела жизнь. Одни охотники собирали сумки в дорогу, чтобы сменить на постах своих братьев, другие настраивались на обход закреплённых за ними участков, Боб бегал по всему лагерю, лаем подгоняя самых нерасторопных. Каждый охотник был занят своим делом: таковы правила, таков порядок жизни в лагере.

Когда глаза Хаори окончательно привыкли к дневному свету, он двинулся в сторону кузни.

Гомер и Гергель уже всё приготовили – можно было начинать хоть сейчас. Девушку пристегнули к цепям, свисавшим с потолка кузницы. Она выглядела абсолютно отстранённой от всего и, судя по всему, даже не собиралась сопротивляться. Тем лучше для них.

Завидев лидера, Гергель кивнул. Хаори решил не тянуть и сразу же заговорил:

– Думаю, не нужно объяснять тебе, где ты и чем может для тебя кончиться наше общение, так что предлагаю пойти мирным путём: я спрашиваю – ты отвечаешь, – обратился Хаори к девушке.

Оборотень подняла на него пустые глаза, постепенно возвращаясь в мир из своих грёз, и кивнула.

Гомер зашёл ей за спину и стал перекладывать свои инструменты с места на место, давая понять юной особе, что на её молчание или ложь будет соответствующая реакция. Гергель же просто вытащил из кармана белый камень с синей руной, при виде которого девушка скривила лицо.

– О, ты заметила? Прелесть, не правда ли? – Гергель сделал шаг по направлению к девушке, отчего глаза её расширились, а пальцы сжались в кулаки. – Это специальный камушек против оборотней и прочих полукровок. Будешь выпендриваться, и он будет очень рад с тобой познакомиться. Обещаю, тебе понравится, – продолжал Гергель.

– Хватит, – одёрнул его лидер.

Гергель, насупившись, отошёл на три шага назад, а Хаори, напротив, подошёл к девушке ближе.

– Кто ты, откуда, и как зовут? – начал с простого охотник.

Девушка устало выдохнула и решила не брыкаться, Хаори уже видел такое: она считает себя обречённой, а обречённые либо молчат, либо говорят всё без утайки.

– Меня зовут Келли Вайт, – тихо начала девушка дребезжащим голосом, и лидер охотников подал ей воды – смочить горло.

Она жадно сделала несколько глотков и глубоко вздохнула.

– Спасибо, – глядя прямо в глаза охотнику, уже увереннее сказала девушка.

– Я жду, – не давал смутить себя Хаори.

– Меня зовут Келли Вайт. Я оборотень. Пришла в ваш город с восточного побережья из такого же маленького городка.

– Нехило же тебя занесло, – удивился лидер. – Ты полукровка от какого демона?

– От Асмита, – призналась девушка, и все присутствующие напряглись.

Всем известно, как Асмиты хороши в магии иллюзий и как ловко умеют манипулировать людьми. Нужно быть особо бдительным с ней.

– Я выбрала путь человека, так что вам нечего опасаться, – вставила Келли.

– Путь человека? – недоумевал Хаори. – В смысле ты отказалась от демонической силы?

– Да. Если выбрать путь демона и развивать свои способности, можно сойти с ума или превратиться в животное окончательно. Я не хочу такой жизни.

– Ты и есть животное, даже хуже: ты оборотень, – сказал Гергель, надменно задрав нос.

Хаори испепеляюще посмотрел на своего заместителя, и тот, опустив глаза, сделал ещё один шаг назад, давая понять, что больше вмешиваться не станет.

– Насколько я знаю, выбравшие путь человека оборотни пытаются жить как люди и не разгуливают по Морху с ключами, – заметил лидер.

– Я случайно познакомилась с Кроу: я работала в библиотеке, а он несколько раз приходил к Стивенсону, – оправдывалась Келли.

– Тогда объясни, зачем ты разгуливала с ним в Морхе? И почему он прибежал спасать тебя? – наседал Хаори.

– Когда мы попали с ним в Морх, он думал, что я там из-за него – он беспокоился за меня, но я сбежала от него при первой же возможности.

– И тогда он начал тебя искать и в итоге наткнулся на моих ребят. Что ж, пока всё сходится, – удовлетворённо сказал охотник. – Ты говорила, что работала в библиотеке у Стивенсона, – начал Хаори.

– Да, – призналась девушка.

– Ты знала, кто он?

– Нет, – опустив глаза, сказала Келли. – Я догадалась, что работала на стражей, намного после, когда попала в Морх с Кроу.

– Что ты знаешь про охотников? – неожиданно спросил Хаори.

– Вы уничтожаете демонов по всему миру, – ответила девушка.

– И всё? – ехидно спросил охотник.

Девушка заволновалась, глаза её забегали, пытаясь найти ответ. Хаори видел, как напряжённо она пытается понять, что от неё хотят. Она ничего не знает.

– Ладно, опустим это, – махнул рукой лидер, и Келли непонимающе уставилась на него.

Хаори решил узнать последнюю интересующую его деталь.

– А теперь расскажи мне про высшего оборотня. Кто он, почему преследует тебя, чем опасен и т.д.

Келли опустила глаза и начала свой рассказ:

– Его зовут Дэвид. Точнее, звали. Он полукровка от Люцига. Когда-то давно он был моим наставником, и мы вместе путешествовали по миру. Затем он провёл ритуал – я не знаю всех подробностей, но суть в том, что его демоническая часть убила человеческую: так оборотни становятся высшими и обретают силу.

– Насколько я знаю, оборотни чаще всего не выдерживают ритуала возвышения и погибают, – перебил её Хаори. – Но прошедшие его становятся нереально сильны. Серьёзный противник. Продолжай.

– Он хотел защитить меня и поэтому искал силу, но после ритуала он изменился. Одной ночью я услышала, как он разговаривает сам с собой… он хотел съесть меня. Тогда я дождалась, пока он уснёт, и сбежала. С тех пор я скрываюсь и ищу любую информацию, которая поможет мне избавиться от него.

– У него есть какие-нибудь фобии или слабости? – спросил лидер.

– Нет, он никогда ничего не боялся, – опустив глаза, ответила Келли.

– Прям идеальная машина для убийств. Сильнее любого охотника, да ещё и без слабостей. И как нам его остановить?

– Для этого я и шла в библиотеку, когда ваши люди меня взяли.

– Стивенсон, значит. Да, в этом есть смысл.

Немного поразмыслив, лидер охотников продолжил:

– Значит, ему нужна только ты? – уточнил Хаори.

– Да, – призналась девушка.

– Он придёт за тобой? Сюда?

– Он будет искать способ заполучить меня. Выкрасть или забрать с боем. Отпустите меня, прошу. Я исчезну, и он исчезнет вместе со мной, – сказала Келли.

Хаори громко свистнул, и в шатёр зашли двое охотников.

– В темницу её, – коротко бросил лидер, и глаза девушки, потухнув, опустились в пол.

Двое парней кивнули и, отстегнув девушку от цепей, повели её прочь из шатра. Проходя мимо Хаори, девушка посмотрела прямо ему в глаза. Он прочёл в них боль. Девушка скупо улыбнулась и вышла на улицу.

Наступила тишина. Гомер, ожидая указаний, молча убирал инструменты, которые так и не понадобились. Гергель стоял, прислонившись к шкафу и не шевелился, словно тень.

– Что скажете? – обратился лидер к Гомеру и Гергелю.

– Казнить её, и делу конец, что тут думать? – спокойно сказал его заместитель.

– Если мы её казним, то этот высший может начать мстить, – сказал Гомер. – Может, и правда отпустить её, да пусть дальше в догонялки играют?

– Тогда он продолжит убивать, – вставил Хаори. – Хорошо бы убить его.

– Может, использовать девку как приманку? Но тогда стоит не доглядеть, и оба они окажутся на свободе. Не факт, что она сказала правду. Они вполне могут быть подельниками, – резонно заметил Гергель.

– Ты уже разговаривал с нашими, кто бился с ним? – спросил кузнец.

– Ещё нет, – признался Хаори.

– Пусть расскажут тебе всё во всех подробностях, может, заметишь чего, а там виднее будет, – дал дельный совет Гомер.

– Да, думаю, я так и сделаю, – сказал лидер.

С улицы доносились голоса и обычные звуки оживлённого лагеря. Нужно побеседовать с Грэмом и Хелен, Ларри ещё слишком мал, чтобы решать такие вопросы, – лучше его от этого оградить.

– На этом всё, – бросил лидер охотников и вышел из шатра.


***

В шатёр заглянула голова.

– Можно? – басовито спросил Грэм.

– Заходите, – ответил лидер.

Грэм и Хелен зашли внутрь. Старый вояка, хмурый по своему обыкновению, рыскал по шатру взглядом. Девушка же спокойно стояла рядом. Они хорошо сработались, он видел это и был рад этому факту.

– Кайл сказал, что вы нас звали, – начала Хэл.

– Да, присаживайтесь, – Хаори жестом указал на два стула, чем заставил Хелен закатить глаза. Будто они не знают, куда здесь можно сесть. – Я хочу, чтобы вы рассказали мне про высшего оборотня. Всё поэтапно, каждую деталь, каждое слово.

Парочка переглянулась и снова посмотрела на Хаори. Грэм откинулся назад, а охотница начала рассказывать. Эвона как они, не сговариваясь, определили. Пижоны.

Рассказ занял всего несколько минут, и примерно столько же времени понадобилось лидеру охотников для раздумий.

– Значит, он раскидал вас, как котят? – не поверил Хаори.

– Он играл с нами. Если бы хотел – мог бы убить в любой момент, как сделал это с Китченом, – спокойно сказала Хелен.

– Неужели он настолько силён? – не мог поверить лидер.

– Сильнее противника я не встречала, – призналась Хэл.

– И что вы думаете? Отпустить девчонку и тем самым избавиться от него? Позволив дальше безнаказанно убивать? – спросил Хаори.

– Убивать её смысла нет: он будет мстить. Может начать выслеживать нас по одному. Проще отпустить. Если он нападёт на лагерь, мы можем потерять многих хороших охотников, – сказала девушка.

– Можно отпустить её и попытаться выследить его, пока он выслеживает её. Напасть на него так же, как он на нас. Если всё сделать правильно, эффект неожиданности может помочь нам расправиться с ним без потерь, – предложил Грэм.

– Тогда девка точно сбежит, – сказал Хаори.

– Да и чёрт с ней! – вспылила охотница. – Главное, от этого чудовища избавиться.

– Хорошо, я подумаю, – сказал лидер, дав понять, что разговор окончен.

Его лучшие бойцы покинули его покои, и он снова остался один, наедине со своими мыслями. Что же ему делать? Отпускать девку не вариант. Попробовать предложение Грэма? Всё же это будущий возможный лидер охотников. Рискованно. Можно потерять обоих оборотней. Казнить её? Тогда оборотень либо уйдёт, либо начнёт мстить. Казнить и устроить ему засаду? Вряд ли он будет долго выжидать, а вот они могут сидеть в засаде в лагере сколько угодно. Можно посоветоваться с Лето, но… нет. Старик станет уговаривать его помочь девушке, а помогать отродьям демонов он не собирался. Решено. Вечером он казнит девку, а потом они устроят охоту на эту тварь. Он лично возглавит охоту. А от него ещё никто не убегал.

***

Келли стояла на коленях в самом центре лагеря с опущенной головой. Руки, связанные за спиной специальной верёвкой с рунами, онемели. Девушка не могла пошевелиться, и только слёзы, капающие с её подбородка на землю, показывали всю безысходность ситуации. Над ней стоял лидер охотников Хаори с мечом в правой руке. Вокруг столпились охотники, жаждущие посмотреть на расправу над оборотнем, словно дети на представление. Немного в стороне стояли Ларри, Хелен и Грэм, показывая таким образом, что происходящее им не по нраву. Небо в Морхе уже окончательно потемнело, оповещая о наступившей ночи. Вот и конец её истории.

Внезапно Хаори дёрнулся. Келли почувствовала странную энергию вокруг – она машинально обернулась и заметила тень на границе лагеря. Её чуткий слух улавливал странные звуки… демоны. Она уже хотела предупредить охотников, но тут за пределами лагеря ярко сверкнул свет. Спустя мгновение прямо перед ними упало тело одного из охотников, что сторожили периметр.

– Демоны! – крикнул один из постовых.

– Лагерь атакуют! – кричал второй.

– Всем к оружию, готовим оборону лагеря, быстро! – крикнул Гергель.

Все засуетились. Девушка недоумевала: кто в здравом уме станет нападать на лагерь охотников? Она посмотрела на Хаори и увидела, что тот смотрит на неё, не обращая внимания на происходящее вокруг безумие. Он молча поднял меч, и Келли закрыла глаза. Задуманное должно быть исполнено, несмотря ни на что. Она почему-то представила лицо Кроу и мысленно извинилась перед ним.

Она уловила тот момент, когда меч пришёл в движение. Услышала звук рассекающегося мечом воздуха. И содрогнулась всем телом в момент удара.

***

Хаори глубоко вздохнул. Он сделал свой выбор.

– Пора за работу, – оглядев лагерь, сказал лидер охотников.


Глава тридцать восьмая.


Ручка покатилась по столу, и задремавший было детектив, не успев её поймать, выругался. Он смотрел на ручку и не имел ни малейшего желания нагибаться, чтобы её поднять. Пропади она пропадом, чёртова ручка.

Ричард сидел за столом главного детектива – тем самым, за которым ещё совсем недавно восседала Джесс. Где же она теперь? Этого не знал никто.

Уже несколько часов прошло с момента допроса, а он всё думал над словами Кроу. Неужели они и вправду упустили настоящего убийцу, и он всё ещё разгуливает на свободе? Неужели они всё это время шли по неправильному следу? Этого просто не может быть. Улик нет. Даже намёка нет на другого убийцу, окромя Кроу. Но правильно ли устраивать суд, не разобравшись в деле до конца? Как же всё было просто, когда он был телохранителем Джессики… неужели ей постоянно приходилось решать подобные задачи?

Ричард поднялся из-за стола и немного размялся. Сидячая работа не для него. Что толку сидеть и писать бумажки, когда нужно ловить преступников? Ему этого никогда не понять.

Он взглянул на часы, висевшие над входом в кабинет. Почти полночь – надо бы проверить этого Кроу. На всякий случай. Можно заодно и спросить про того убийцу. Правильно, если Кроу хочет выйти сухим из этой заварухи – пусть скажет, где искать настоящего маньяка.

Мужчина кивнул сам себе и покинул кабинет.

***

Какое же прекрасное место выбрали охотники для своего лагеря! Вокруг прекрасный лес, где каждый листок и каждая травинка освещена солнцем. Пение птиц и полное отсутствие городского шума. Это ли не чудесно! Правда, в Морхе картина была куда скуднее. Серость и убогость. Голые поломанные палки вдоль склона, а вместо прекрасной солнечной полянки этот уродливый лагерь.

После возвращения в мир теней Дэвид довольно быстро напал на след Келли и вышел к лагерю. Умение прятаться в лесу всегда было его лучшим качеством, а посему обнаружить его никому не удалось.

Недалеко от него сидел один из постовых периметра и даже не подозревал, что в зоне его видимости находится оборотень. Вот вам и охотники, ужасные и непобедимые. Всего лишь люди. Оборотень сначала думал убить паренька, но потом решил повременить. Если у них есть какие-то формы связи и проверки, то так он только выдаст себя. Лучше просто ждать. Нападать на сам лагерь тоже было рискованно. Всё же охотников слишком много, и кто знает, какие сюрпризы поджидают его в их логове.

Он ждал и любовался природой. Келли была в лагере, без всякого сомнения. Интересно, зачем они её держат? Хотят устроить ему ловушку или просто допрашивают её? Этого он не знал, а незнание его раздражало.

Он отвлёкся от лагеря, наблюдая закат. Ах, эта игра света! Эти красные тона, похожие на свежую кровь.

Солнце постепенно ушло за горизонт, и тени накрыли этот мир, окончательно вытеснив свет.

В лагере наступило некое оживление. Ба, да это же лапушка Келли, а тот парень с мечом, видимо, решил устроить показательную казнь. Дэвид не знал, как поступить. Напасть и отбить её? Но тогда они навалятся гурьбой, и он может не выстоять: всё же там около сорока охотников. Что же делать?

Решение пришло само собой. Он учуял демонов, да каких! Высшие. Отлично, пока они будут воевать друг с другом, он выкрадет свой долгожданный ужин.

Дэвид бросил взгляд в сторону охотника, стоявшего на посту. Тот обернулся в сторону лагеря, видимо, из интереса к происходящему. «А вот это ты, малой, зря», – улыбнулся оборотень.


Глава тридцать девятая.


Джессика рискнула перепрыгнуть в Морх лишь перед самым полицейским участком, заранее проверив местность на наличие демонов. Всё чисто. Она зашла в разрушенное здание и поднялась на второй этаж. Она легко ориентировалась в здании. После стольких лет работы в нём она могла перемещаться здесь с закрытыми глазами.

Вот оно. Перед ней стояла пустая комната, в которой будто граната взорвалась. Девушка посмотрела в мир людей и увидела его. Лежит себе спокойно и смотрит в потолок. И за ним-то она всё это время гонялась? Смех, да и только. Неуловимый Рудольф Кроу сидит себе, запертый в клетке.

Девушка решила не торопиться и внимательнее осмотрела мужчину, который занимал её мысли все последние дни. Высокий голубоглазый блондин, довольно симпатичный, вполне в её вкусе. Да ещё и доктор наук, археолог, профессор. Такие на дороге не валяются. Ох, если бы не обстоятельства… «Так. Хватит, Джесс, ты не за этим сюда пришла».

Убедившись, что коридор по обе стороны пуст, она перепрыгнула обратно в наш мир.

– Ещё пару дней назад я хотела засадить тебя за решётку, а теперь вытаскиваю тебя отсюда. Жизнь всё же довольно непредсказуемая штука, – сказала Джесс улыбнувшись.

От неожиданности Кроу подскочил на нарах и чуть не свалился на пол. Несмотря на всю серьёзность ситуации, Джессика чуть не рассмеялась. Да уж. Этот Кроу явно непохож на убийцу.

– А ты ещё кто? – удивлённо спросил историк.

– Твоё спасение, – игриво усмехнулась бывшая полицейская.

– Постой, я знаю тебя, – всматриваясь в гостью, сказал Кроу. – Ты та самая полицейская.

– Бинго, – съехидничала девушка. – А теперь, если ты не против, я собираюсь вытащить тебя из камеры.

– Но почему? – недоумевал Руди.

– Я теперь работаю со Стивенсоном, остальное объяснит тебе он сам, – оглядывая камеру, сказала Джессика. – Ты можешь переместиться в Морх?

– Мог бы – не сидел бы за решёткой, – огрызнулся Кроу.

– Логично, – кивнула девушка. – Так в чём проблема?

Кроу встал и показал себе на живот.

– Лидер охотников поставил на меня печать, запрещающую мне перемещаться между мирами.

– Значит, выбираться из участка нам предстоит в мире людей? Это сильно усложняет задачу, – Мёрдок задумалась. – Подойди ко мне. Я попробую снять её.

– Ты? – поднял брови Рудольф.

– Просто делай, что говорят, – огрызнулась Джесс.

Кроу подошёл к решётке, и Джессика положила руку ему на живот. Она чувствовала некую силу, но не знала, что именно делать. Это как видеть механизм и в теории знать, как всё работает, но какой из винтиков крутить? Этого она не понимала.

– Нет, я не понимаю, как это снять. Дамиан разберётся. Таааак, – мысли метались в её голове, но идеального решения она не видела. – Если я начну колдовать, могу покалечить тебя, да и на шум сбежится весь участок. Нужно найти ключ.

– А ты не можешь просто отворить дверь магией, раз уж ты умеешь колдовать? – спросил Кроу.

Девушка задумалась. Это довольно простое решение – и почему оно не пришло ей в голову сразу? Потому что она не видела в книгах такого заклинания. Что ж, попробуем.

Джессика положила ладонь на замок камеры и попыталась нащупать нить, хоть что-нибудь. В бою знания переполняли её, но сейчас всё будто испарилось.

Послышались шаги.

– Кто-то идёт, – бросила Джесс. – Я пока спрячусь.

И она переместилась в Морх, глазами продолжая наблюдать за миром людей.

      К камере подошёл здоровяк Ричард. Джесс успела заметить, что ключ от камеры находился при нём.

– Чем это ты занят? – сурово спросил качок, наблюдая за Руди, стоявшим посреди камеры.

– Да ничем, не спится чего-то, – соврал Кроу.

– У меня есть вопрос, – сменил тему Ричард.

Рудольф удивлённо посмотрел на полицейского.

– Ну так задавай, – спокойно сказал историк.

– Ты говорил, что убийца не ты. Скажи мне, кто это, и можешь не сомневаться: я его найду, – уверенно заявил здоровяк.

– Уверен? А я вот что-то сомневаюсь, – улыбаясь сказал Кроу.

– Это твой единственный шанс, Кроу. Иначе тебя сгноят в тюрьме, – пытался запугать его Ричард.

– Не думаю, – спокойно ответил Руди и показушно лёг на нары, намекая, что разговор окончен.

– Идиот! – крикнул вполсилы полицейский.

Джессика решила, что можно попробовать поговорить с Ричардом. Вырубить его она всегда успеет. Она снова переместилась в мир людей, заметив, что с каждым разом это даётся всё сложнее и сложнее. Перемещение для неё в новинку, и она всё время забывала, что это отнимает очень много сил.

Она появилась у стены на семь часов от Ричарда, оказавшись у того за спиной.

– Полегче, Ричард, – успокаивающе пропела девушка.

Полицейский обернулся и побелел, словно увидев призрака. Хотя в каком-то смысле так оно и было: её уже успели похоронить заочно, записав в пропавшие без вести.

– Мёрдок? – еле выговорил её бывший подчинённый.

Она смотрела на него спокойным ровным взглядом, а у того аж коленки затряслись. Плюсик в её пользу.

– Здравствуй, Рич. Не подсобишь мне по старой памяти? – улыбнувшись попросила Джесс.

– Но как? Что здесь… – не мог понять происходящего новый детектив.

– Слишком долго объяснять, да и лучше тебе этого не знать, Рич, – произнесла девушка.

Здоровяк выпрямился по стойке смирно и, сдвинув брови, произнёс:

– Вы всегда будете моим командиром – приказывайте.

– Открой камеру и помоги мне вытащить Кроу отсюда, – заявила Джесс.

Она видела, как в полицейском борются самые разные эмоции, но он пересилил себя и, не задавая лишних вопросов, достал ключ и отпер камеру. Кроу медленно вышел в коридор и встал рядом с ведьмой.

– Ричард, – обратилась девушка к здоровяку. – Кроу невиновен. Я теперь знаю всю правду и… ты хороший человек, и я надеюсь, у тебя будет светлое будущее. Тебе не стоит влезать во всё это. Я всё сделаю сама. Цена – я больше никогда не смогу жить обычной жизнью. Поэтому обещай мне, что ты никогда не полезешь в это дело. Уничтожь все улики и забудь обо всём. Это мой последний приказ.

– Так точно, – выдавил из себя Ричард, скрипя зубами. – А Пит? – с надеждой спросил он.

– Скорее всего, он мёртв, – опустив глаза, тихо прошептала девушка.

Здоровяк опустил глаза и на мгновение застыл. Девушка понимала, что он чувствует. Его покинули оба его наставника, а она ещё и не хочет посвящать его в курс дела. Она не знала, что сказать, но тут неожиданно помог историк.

– Мой артефакт… – неуверенно выдавил Кроу.

– Артефакт? – спросила Джесс.

– Ты о той статуэтке, похожей на ритуальный нож? – придя в себя, спросил Рич.

– Да, она же у вас? Мне без него никак.

– Он правда так важен? – повернувшись к Рудольфу, спросила девушка. Она понятия не имела, о каком артефакте идёт речь, но после всего, что с ней произошло, понимала, что артефакт им явно стоит прихватить с собой.

Кроу посмотрел на полицейского, и девушка поняла, что при нём он не может сказать всего.

– Очень важен, – сказал историк.

– Хорошо. Ричард, – обратилась к своему бывшему подчинённому Джесс. – Можешь его достать?

– Да без проблем. Он в ящике моего стола. Сейчас принесу. А вы ждите здесь и не шумите.

– Меня учить вздумал? – улыбаясь спросила ведьма, и здоровяк, улыбнувшись, кивнул и пошёл по коридору в сторону её бывшего кабинета.

«В ящике твоего стола, говоришь?», – подумала про себя девушка. Она была рада, что он уже называл этот стол своим. Конечно, он нескоро привыкнет к своим новым обязанностям, но для начала сойдёт и это.

– Этот артефакт, – начала Джессика, – что-то вроде оружия?

– Да. И очень мощного, – ответил мужчина.

– Хорошо.

Ричард вернулся через несколько минут. На руке у здоровяка висел чёрный плащ, и девушка мигом вспомнила, что видела Кроу в библиотеке именно в нём.

– Вот, держи, – полицейский протянул Рудольфу плащ и артефакт. – Я и плащ прихватил. Думаю, ты не против.

– Конечно не против, спасибо! – засиял Кроу.

– А тебе не влетит за плащ? – спросила блондинка.

– Статуэтка, по идее, должна была лежать в ящике с вещдоками, а не у меня в кабинете. Если Кроу, сбегая, выкрал свою статуэтку, было бы странно, если бы он не взял и свой плащ, – рассуждал здоровяк.

– Логично, ты молодец, – решила похвалить здоровяка Джесс.

– Нам нужно идти, – вставил Кроу, натягивая на себя плащ. – Если они выйдут на мой след…

– Да, нам пора. Ричард, отвлеки охрану на посту. Только будь осторожен: тебя не должны подозревать в пособничестве.

– Сейчас всё будет, – улыбнувшись сказал здоровяк и повернулся к ним спиной. – Я был рад видеть тебя, Джесс. Прощай.

Полицейский скрылся за поворотом в конце коридора, а Джесс с Руди медленно стали приближаться к лестнице, ведущей на первый этаж. Внезапно во всём участке погас свет.

– Это Рич. Беги к выходу, я через Морх на всякий случай, – приказала Мёрдок.

– Хорошо, – согласился Кроу и быстрым шагом начал спускаться по лестнице, стараясь не издавать лишнего шума.

Бывшая полицейская шла следом за Руди в Морхе, наблюдая за ним через грань миров. Тьма помогла им, создав панику и скрыв их от чужих глаз. Однако на самом финише возникли проблемы.

– Стоять, ни с места! – прокричал дежурный у самого выхода.

Кроу поднял руки вверх: дежурный стоял у него за спиной с направленным на него пистолетом. Мёрдок появилась прямо за спиной полицейского и вырубила того одним ударом. Дежурный мешком повалился на пол. Руди обернулся и уважительно посмотрел на девушку.

– Хороший удар.

– Нет времени, пошли, – поторопила его Джессика.

Они покинули полицейский участок и побежали в ночь.

Когда полицейский участок находился на грани видимости, они услышали три выстрела в небо и яростный крик Ричарда:

– Я достану тебя, Кроу!

– А он хороший актёр, – улыбнулся Рудольф.

– У него огромный потенциал. Надеюсь, он справится, – нежно сказала девушка.

– Кстати, раз мы уже выбрались…

– Говори уже.

– Камеры. Я отчётливо видел их по всему зданию, но судя по тому, что, сколько бы я ни махал, ко мне так ни разу и не приходили, да и всё время проверяли меня…

– На втором этаже сгорел кабель и все камеры где-то неделю назад. Починить так и не успели – камеры работают только на первом этаже. Поэтому Ричард и потушил свет.

– Вот как. Удачно.

– Да, согласна. Хорошо, если нам и дальше будет так же везти.

Две фигуры шли под ночным небом мира людей. Джессика вела их улочками, прекрасно зная маршрут, по которому их не станут искать. До библиотеки было ещё далеко.

Внезапно у Кроу кольнуло в сердце, отчего он дёрнулся и остановился.

– Келли, – неожиданно даже для себя самого вслух сказал Руди.


Глава сороковая.


Девушка вздрогнула и открыла глаза. Она ещё жива? Келли посмотрела на свои руки, а затем вверх, на охотника.

– Пора за работу, – оглядев лагерь, сказал Хаори. – Поможешь нам – мы поможем тебе. Даю слово.

Девушка кивнула и поднялась на ноги.

***

В лагере начался переполох, устроенный демонами. Как нельзя кстати: теперь он сможет спокойно забрать свой ужин.

Дэвид кинул взгляд на постового, всё это время находившегося рядом, а в данный момент решившего помочь своим собратьям (охотник бежал в сторону лагеря с ружьём наперевес). Жалкое зрелище. Пожалуй, сойдёт на аперитив.

Оборотень исчез, и обезглавленный охотник рухнул, оросив землю рубиновыми каплями.

***

Лагерь пришёл в движение. Все охотники занимали свои позиции и готовились к сражению. Вокруг царил настоящий хаос. Никто из ныне живущих не помнил такой наглости: последний раз на лагерь нападали десятилетия назад. Хаори, конечно, приходилось слышать от своего наставника о героических сражениях под стенами лагеря, но он и помыслить не мог, что демоны когда-нибудь отважатся на подобное снова. И это было его большим упущением: их лагерь уже давно не походил на крепость, они не смогут держать оборону.

Им повезло, что на тренировках ещё учили обороне лагеря; больше для дисциплины, конечно, но сейчас это очень пригодилось. Каждый знал слабые стороны лагеря, знал, куда идти и что делать. Никто не запаниковал и не бродил бесцельно по лагерю. А Гергель следил за тем, чтобы всё делалось не только качественно, но ещё и максимально быстро.

Рядом с ним приземлились двое дозорных с востока, подав сигнал, что на востоке чисто. В северной части лагеря, рядом с Лето, Ларри и Самиром, появились оба дозорных севера. Север чист. В южной части, наспех смастерив подобие баррикады, устроились Джут, Кайл, Гергель и ещё пятеро охотников, стоявших спиной к лидеру и потому неузнаваемых. Основные силы находились у главных ворот в западной части лагеря. Вспышка света исходила оттуда, а значит, и нападать будут в лоб.

Один из южных дозорных присоединился к основным силам, второго видно не было. Значит, он уже мёртв – враги обходят лагерь с флангов. Их окружают – ожидать удара стоит с любой стороны. И бежать в случае чего некуда.

– Будьте бдительны, – крикнул Хаори. – Лагерь окружают.

Сообщение от лидера пошло по цепочке, и те охотники, что находились у самых границ лагеря, разделились надвое, чтобы мониторить и ворота, и пространство за стенами.

На западе сверкали вспышки. Лидер догадался, что это второй дозорный, вместо того чтобы отступать к лагерю, сдерживал силы врага, чтобы дать своим время приготовиться.

После смерти Китчена в живых осталось сорок девять охотников. Восемь из них сейчас находились за пределами лагеря на заданиях. Ещё трое погибли на посту сейчас. Значит, вместе с оборотнем защищать лагерь предстоит тридцати девяти единицам. Не так уж и плохо.

Вспышки на западе сошли на нет, и спустя пару мгновений на частоколе рядом с воротами появилась фигура в чёрном с головой дозорного в вытянутой руке. Судя по красному свечению из-под капюшона и телосложению демона, это был Люциг. Высший.

Западный отряд выдал залп, но все заряды прошли мимо; фигура растворилась в воздухе, прежде чем световые шары достигли своей цели.

Руны на воротах, запрещающие демонам проходить в лагерь, ярко засветились и померкли. Чья-то магия смогла сломать руны Лето. Нехорошо. Спустя пару секунд на воротах проступили новые руны, угловатые и чёрные, с красной окаёмкой. Магия Гаргант. У Хаори перехватило дыхание. В этот момент ворота разлетелись вдребезги и сквозь образовавшуюся дыру хлынули демоны непрекращающимся потоком. Сражение началось.

***

Келли и вообразить себе не могла, что когда-нибудь будет участвовать в битве охотников с демонами, да ещё и на стороне охотников. Но сейчас она стояла рядом с лидером лагеря бок о бок. Всё это будто страшный сон. Как бы она хотела проснуться.

Движение воздуха. Девушка обернулась и снова уловила тень. Только сейчас до неё дошло.

– Боггарты! – выкрикнула девушка, и Хаори первым отреагировал на крик.

Охотник обернулся и бросил вперёд какой-то камушек. На свет тут же появился демон, мгновение спустя разорванный двумя заправскими выстрелами.

– Не расслабляться! – крикнул лидер.

Девушка использовала своё зрение обо