КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469356 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219272
Пользователей - 101804

Впечатления

Sem_Sem про серию Теневой путь

Новый стиль? В каждой книге сначала пару глав нормальные, а потом ахинея - другая книга или вставка из ранее прочитанной... Итог - бред, хотя общая задумка норм.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Борискин: Привет с того света или приключение попаданца (СИ) (Попаданцы)

Привет с того света или приключение попаданца- тема интересна.но слишком занудно описание

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).

Интересно почитать: Надежны ли машины марки KIA?

Хранительница ОверХауса [СИ] (fb2)

- Хранительница ОверХауса [СИ] 867 Кб, 248с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна Апрельская

Настройки текста:



Анна Апрельская ХРАНИТЕЛЬНИЦА ОВЕРХАУСА

Пролог

Древние золотистые стены величественного спящего замка были скрыты от глаз обычных людей, не знавших о ЕГО тайне. Они видели лишь часть гордых центральных башен, которые еще могли нести миру свою многогранность, переливаясь белым золотом, сверкая витиеватыми витражами.

За этой видимой всем частью маги могли разглядеть удивительный мираж, подернутые дымкой прозрачные шпили этих, казалось бы полуразрушенных башен. Вдалеке виднелся таинственный темно-зеленый лес…

Замок спал, вместе с ним и древняя магия, редкая как само мироздание. Пространство вокруг было покрыто тайной, которую не могли увидеть жившие вокруг люди. Им и сейчас не дано постичь всю глубину трагедии, ожидающей королевство в том случае, если этот спящий старец пропадет совсем.

Лишь одна маленькая любознательная малышка, что была частой гостьей в волшебном замке, могла спасти этот мир.

Хорошенькая кроха с волнами черных кудрявых прядей бежала по длинному коридору пустынного дворца, мимо портретов далеких предков, которые приглядывали за ней из рам с доброй улыбкой и кричали вслед: «Только не упади, милая!»

Звонкий смех неугомонной шалуньи разносился по комнатам и залам древнего великана, обожающего свою малышку. Она добежала до выхода на цветущую летнюю террасу, откуда повеяло жарким зноем и невероятным запахам жасмина.

— Тори! Тори! Поиграй с нами! — кричали вслед солнечные зайчики, ее друзья по проказам, догоняя убегающую девчушку.

Девочка остановилась, притопывая ножкой от нетерпения, и серьезно посмотрела на друзей. Веселые светлячки окружили ее, радостно прыгая вокруг, звонко смеясь и искрясь от восторга.

— Давай еще в догонялки? — не унимались проказники.

— Неть! Я не могу дого с вами игать! Я обищала учиться и стать ХоЗяйкой! Моего любимого Дома! Веля меня еще не всему наутил! — с умным видом говорила малышка солнечным зайчикам. — Он меня науцит, и я буду Хо-Зяй-кой, Хро-ни-ти-ль-ни-цей До-Ма! — девочка старательно, по слогам произнесла сложное для нее слово, уверенно и сосредоточенно развела маленькие ручки в стороны, показывая друзьям место, Хранительницей которого она станет.

И тут из ее рук посыпались яркие разноцветные искры: красные, зеленые, голубые, белоснежные. Но самые удивительные были золотые, они переливались на солнышке и звенели, казалось, едва слышной мелодией.

Радостный смех еще долго озарял пустые коридоры старого замка. Ему предстоит долго спать, и в своих снах к нему, быть может, придет его будущая Хозяйка.

Немногочисленные обитатели старого великана помогут ей. Научат всему, что нужно знать маленькой Хранительнице.

Живой Замок-Дом ждет.

Глава 1

Тория Оверлийская.


— Тория, дорогая, скоро тебе предстоит самостоятельное путешествие к истокам твоих предков, — в который раз взволнованно объясняла мама Ира, ей впервые приходится отпускать меня одну так далеко. — Я уже много раз тебе рассказывала, но и ты сама знаешь больше моего об истории старого спящего замка.

— Мамочка, не волнуйся, — пыталась успокоить ее. — Уверена, все будет хорошо.

— Но детка, я не смогу так сразу приехать к тебе, — сдерживая слезы, продолжала она. — Жди меня через четыре месяца. Мне еще нужно закрепить магический грим, иначе лорд Олис может узнать меня.

Это точно, не признать лучшую подругу своей первой жены с его стороны было бы странно.

Мы сидели в небольшой кухоньке. Из открытых окон лилось пение птиц, ощущался запах свежей травы после летнего дождя. Я подлила нам еще чая в яркие фарфоровые чашки — мне всем сердцем хотелось утешить беспокойную родительницу.

— МамИрочка, ты не переживай, я справлюсь, — взяв ее за руку, я тщетно старалась донести свои мысли. — Это хорошо, что мы сообразили про магический грим.

Решение действительно необходимое. При продолжительности жизни в двести пятьдесят лет, срок в двадцать лет очень короткий. А герцог Оверлийский провалами в памяти, наверное, не страдал.

— Милая, будь осторожна я отчимом, — нервничая, советовала женщина, что вырастила меня. — Ни в коем случае не давай ему узнать, кто ты есть на самом деле… Бедная Виктория, как сейчас помню, когда этот изверг силой женился на ней, чтобы завладеть герцогством. Каких неимоверных трудов нам стоило сбежать, помощь Духа ОверХауса была последней, что он смог сделать для нас.

Воспоминания были не из легких. Мы сидели с мамой Ирой тесно прижавшись друг к другу, давая поддержку в которой нуждались.

— Я договорилась с мистером Кристом. Он как раз завтра поедет в Честверлийское герцогство, по дороге завезет тебя, — вытирая все-таки сорвавшиеся с глаз слезы, как могла уверенно проговорила мама. — Мне будет спокойнее, если ты поедешь с соседом, да и приглядишь за Красавкой, все помощь старику.

Сколько себя помню, постоянно жила как в двух мирах.

Днями я жила окруженная любовью и заботой женщины, что вырастила меня. Леди Ираида Нилевская заменила мне родную маму, что умерла при родах.

Часто думала о той, что дала мне жизнь, глядя на миниатюру в своем медальоне в серебряной оправе, доставшимся мне от неё. Разглядывала прекрасную зеленоглазую девушку с притягательной родинкой на левой щеке, такой же, как у меня, и волосами цвета ночи, забранными в замысловатую косу. Казалось, ее любящий взгляд «видит» меня, окутывает теплом и лаской.

Втайне от Иры я плакала над этим портретом. Мне так хотелось увидеть маму хоть разок живой!.. Конечно, я никогда не была обделена лаской и вниманием — все это я получала от растившей меня доброй женщины. Но разве можно перестать мечтать, даже о несбыточном?

Ночью же, во сне я перемещалась в замечательное место — в «живой» Дом, старинный замок. Мне там было весело и солнечно, я была окружена самыми лучшими друзьями, какие только могут быть на свете. Солнечные зайчики (светящиеся лимы) приходились мне друзьями по проказам. Когда-нибудь, я смогу помочь им принять истинную форму живых существ, и они вновь будут охранять древний замок, как это было много лет назад.

Были в моем сне и умные, помогающие справиться с премудростями жизни домовые — ростом с меня маленькую.

Был там и домовой ВерДом — Веря, как любя я его называла. Для своих товарищей он был грозным начальником, возвышался над ними больше чем на целую голову.

— Когда-то домовые были почти с человека ростом. Но магии Дома стало на нас не хватать, и вместе с ней мы стали меньше, — тяжело вздыхая, рассказал мне Вер.

Мне было жаль дорогого учителя и друга, и я поклялась себе помочь домовым стать прежними.

Время во сне текло совсем не так, как в реальности, именно поэтому я смогла познать так много. Как часто говорил ВерДом:

«Лишних знаний для Хранительницы быть не может».

Помню, как у меня получилось создать первый огонек, сколько восторга тогда было, как я прыгала от радости! Огонь мне подчинился почти сразу и после никогда не приносил вреда на уроках. А какие игры мы с Духом Огня устраивали в тенистом саду замка! Лимы крутились рядом, с восторгом смотря за моими уроками-играми. А я с радостным криком подкидывала в небо то простой огонек, то пламенный шар, то небольшой фонарик.

С воздухом получалось немного сложнее — первая попытка сделать маленький ураганчик переросла в настоящую бурю. Комната, где мы занимались, была сметена полностью, мебель превратилась в труху. Как же отчаянно я плакала, вытирая кулачками слезы, и икая от переполнявших чувств! Закричала:

— Ты почему со мной не хочешь дружить? Ведь я хорошая!

Казалось, поток воздуха тогда завис, обдумывая мои слова. А затем в моей голове пронеслись слова Духа Воздуха:

«Извини, я не знал, что с Хранительницами можно дружить…»

Все снова пришло в движение, и мебель, наполнявшая комнату до моих уроков, вновь была цела.

«А ТЫ поиграешь со мной?» — услышала я голос в голове.

— Обязательно, но давай на улице, а то мне от ВерДома попадет, — с серьезным видом отвечала я ветру.

К годам десяти я сумела подружиться и с Водой — эта стихия подчинилась мне с большим трудом.

— Хранительница должна владеть всеми четырьмя стихиями, запомни, Тория. И учись! — поучал меня постоянно Вер, подгоняя мои уроки.

Помогли же мне овладеть водой Духи Огня и Ветра. Они, как говорили сами, посовещались об этом на Стихийном совете.

— Тори, нам удалось договориться с Духом Воды, так что мы все будем помогать тебе в обучении, — успокоил меня Ветер.

— А с Духом Земли все сложнее, у нее один ответ: «Минимум знаний дам, а остальное рано ей, не доросла!» Вот же пафосная дама! — горячась, сетовал Огонь.

Так замечательно и проходило мое детство — самый счастливый период моей жизни. Хоть и прожила я раза в три больше, чем мои сверстники… Но это секрет!

Да, забыла представиться — меня зовут леди Виктория Оверлийская.

Скоро я стану настоящей «Хозяйкой» или «Хранительницей» настоящего живого Дома, целого замка.

Я уже еду к тебе, мой дорогой спящий друг, и с огромным желанием помогу пробудиться.

Глава 2

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Когда я впервые наяву увидела величественное здание старинного замка ОверХауса, на глаза навернулись слезы. Мне, шестнадцатилетней девчонке, было до замирания сердца жалко когда-то благоухающие зеленью террасы и аллеи, цветущие сады, золотистые стены каменной кладки. Высокие башни и взмывающие ввысь шпили, красивейшие витражи в южном крыле и невероятные барельефы в северном крыле дворца…

Все было так, как в моих снах.

Кругом запустение. Зелень и цветы исчезли, стены давили своей чернотой. Половины аллей и беседок не было видно — я чувствовала их присутствие где-то в глубине старинного парка. Не слышно пения птиц, журчания родников, и фонтанов.

Казалось, еще день-два, и пропадет и этот полупустой парк — то немногое, что осталось видимым глазу человека. Замок вот-вот рухнет…

Я медленно шла заметной лишь мне тропинке, опоясывающей южное крыло дворца, стены которого настолько заросли вьюном, что стала совсем не видна сама золотистая кладка.

Среди этой зелени я с большим трудом нашла барельеф Великого Тигра, символ мудрого Духа ОверХауса. И это я, которая знает здесь каждый уголок, так долго его искала… Видны были лишь глаза и шершавый нос, сколько же сил он отдал герцогству!

— Здравствуй, дорогой! — со слезами на глазах проговорила я, очищая каменного друга от зелени. — Извини, что так долго шла к тебе и к Дому. Но ты же знаешь — раньше, чем после шестнадцатилетия я не могла здесь появиться, — прижавшись всем телом к каменному тигру, я плакала уже не скрывая слез. — «Прошу пропустить истинную Хранительницу ОверХауса»! — решительно произнесла я, вливая силу и магию, доказывая, что я достойна быть Хозяйкой живого замка.

С этими словами магическая энергия хлынула из меня к Символу Дома. Как же было больно! Каждая клеточка моего тела стремилась к своему Предназначению. Как могла, я держалась, вцепившись в барельеф, терпела безумную пытку, и, вскоре, меня поглотила темнота…

Пришла в себя я от ощущения теплоты ласковых лучей. Открыв глаза, увидела множество солнечных зайчиков. Лимы преобразились, с нашей последней встречи во сне. Это уже были не обычные лучики света, просвечивающие насквозь, а вполне ощутимые светящиеся создания, что парили в воздухе. Конечно, до их полного преображения в существ похожих на человека было очень далеко.

— Тория, как же ты нас напугала, так долго не приходя в себя! Прошло уже десять дней, а наша девочка все спит, — причитали светлячки, и, казалось, я слышала слезы в их голосах. — ВерДом нас, конечно, успокоил — сказал, что ты просто спишь, и так для тебя будет проще пройти процесс слияния с Домом. Но мы очень переживали…

— Мои хорошие, как же я рада вас видеть не во сне, — с улыбкой до ушей говорила я. — Никогда не забывала о моих любимых лимах, — как же хотелось обнять каждого милого солнечного лучика. Но я понимала — до этого еще очень и очень долгий путь, который мы пройдем вместе с лимами, домовыми и другими обитателями ОверХауса.

Огляделась. Где это я очнулась? Похожая на лекарскую, странная, незнакомая комната…

— Вы сказали, ВерДом с вами общался, — опомнилась я. — Он как? С ним все хорошо? — тревожась все больше, я пыталась сесть.

— Да, главный домовой уже на своем посту, помогает ОверХаусу запустить процесс выхода из забвения, — услышала я голос Дима, старшего среди лимов. — Но если ты очнулась, значит, старый великан просыпается, и скоро мы сможем увидеть первые следы жизни Дома. Да и самому герцогству досталось, — с грустью проговорил лим.

— Это так… было больно смотреть на разруху в городах и деревнях Оверлийского герцогства, — с затаённой болью в сердце произнесла я. — Еле сдерживала себя, хотела выскочить из дорожной кареты и броситься помогать маленьким голодным деткам!.. — тихо плача, проговорила я, от волнения теребя кончик своей косы.

Только приехав в Овер, я поняла, насколько герцогство связано с Хранительницей. Мне казалось, что это моя боль и печаль, что это она видна в глазах измученных и исхудавших людей, стоявших вдоль дорог и просивших милостыню. Я слышала стон каждого иссохшего дерева, каждой сухой травинки, каждой полуразрушенной землянки…

— Это кто у нас проснулся? — прозвучал до боли знакомый голос.

— Вери! — кинулась я обнимать старого домового.

— Ну, куда ты! — растрогавшись, причитал он. — Только очнулась и уже вскочила. Как была егозой, так и осталась! — гладил меня по голове ворчун.

— Какую учил, такую и получил! — смеялась я.

— Позже я покажу, где ты будешь жить эту неделю, — улыбаясь и держа меня за руку, проговорил Вер. — И только потом ты явишься глазам обитателей замка…

Несколько часов тянулись так долго, что я все время пыталась снова вскочить и пойти вслед за домовым. Меня останавливали лимы и просили все же подождать его. Ведь до полного восстановления выходить из лекарской комнаты мне нежелательно… И как только Вер зашел за мной, я тут же начала прощаться с друзьями:

— До свидания, мои хорошие!

— Мы будем навещать тебя, Тори! — кричали они вслед.

ВерДом привел меня в замечательную уютную комнатку, которую я помнила по своим снам. Именно в ней я любила отдыхать после тяжелых магических тренировок.

Здесь было совсем немного мебели. Старинная кровать ручной резки, на которой лежало покрывало приятного бежевого цвета. Под ним была мягкая перина. Рядом с кроватью — маленькая тумбочка, выполненная в том же стиле. Что я только не умудрялась в нее положить, когда была маленькой! Однажды выловленная из пруда лягушка, наотрез отказывалась в ней жить!..

У стены, обитой нежно желтой тканью, возвышался шкаф для вещей, открыв который я с удивлением обнаружила множество платьев моих любимых цветов и фасонов. Посмотрев на всё это великолепие, я с нескрываемым удивлением поблагодарила друга.

— Ну, чему ты удивляешься? — смеялся Вер, старший над всеми домовыми. — В ОверХаусе за много лет впервые появилась Хранительница, и, конечно, среди первых проснулась неугомонная Олли. Как же дорогая девочка сможет обходиться без ее помощи, — Вери явно передразнивал модницу-домовую, которая, к слову, была его любимой женой.

Супруга нашего ВерДома была заботливой домоправительницей всего ОверХауса. Они были такой красивой парой, что я всегда невольно любовалась: плечистый, высокий (для домовых), светловолосый мужчина и миниатюрная худенькая брюнетка Олли.

Именно эта пара уже несколько столетий держала в руках всех домовых и придворье. Они всегда знали, когда нужно прикрикнуть, применив силу слова, а когда можно приголубить и пожалеть. Сейчас они выглядели не сказать, что стариками, но уже и далеко не молодыми, и я была уверена, лет через пять-шесть мы увидим их молодой парой в самом расцвете сил. Как и было сотни лет назад, этот удивительный народ никогда не старел.

Я очень этого хочу, значит, так оно и будет, Дух Дома мне поможет.

Глава 3

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Незаметно пролетела неделя, которую я прожила в скрытом от всех южном крыле замка. Я усердно училась восстанавливать магические нити всего герцогства и при этом делать это так, чтобы никто не заметил моих действий.

Замечательно помогала скрывать мою работу по восстановлению замка магия иллюзий, недавно проснувшаяся во мне. Видимо Дух Дома решил, что мне не помешает еще одна сила. Пока я могу немного, но возможность скрывать свои передвижения по Оверу незаменима.

Одним теплым вечером мы с ВерДомом сидели в небольшом садике, где недавно расцвел первый яркий цветок.

— Вер, пожалуйста, расскажи, как так вышло, что Овер остался один из всех «живых» Домов? — спрашивала я то, о чем так давно хотела узнать. — Почему такая разруха и запустение были по всему герцогству, когда я ехала сюда?

— Это началось больше пяти тысяч лет назад. Когда-то сильный магический мир поддерживали больше двухсот «живых» Домов, питали его магические нити. Но ЗамкиХаусы начали засыпать, это продолжалось очень долгое время, пока не остался один ОверХаус. Он тянул на себе подпитку всего мира. О существовании «живых» Домов мало кто уже знал, а затем и вовсе они стали легендой, мифом, — рассказывал мне старый друг, задумчиво глядя на сухие еще деревья. — А когда не стало твоей мамы, последней Хранительницы Овера, и он уснул. Герцогство стало тянуть силу из Кристалла Друидов, находящегося в Лонтоне, вместо того, чтобы питать своей силой все королевство. Тут свое черное дело сделал и герцог Олис Оверлийский. Сначала силой завладел титулом, а потом и жил все эти годы за счет простого народа. Вытягивал все соки из них. А природа всегда была взаимосвязана именно с «живым» Домом, уснул он, спит и все герцогство.

Было неприятно стоять под строгим взглядом мисс Стоур — экономки ОверХауса. Высокая, худая, похожая на палку женщина, в темно-сером платье, на поясе которого висела связка ключей. Казалось, грозная особа видит тебя насквозь, пронизывая суровым взглядом.

— Нам действительно нужна служанка в помощь девочкам с хозяйского этажа, — сухо проговорила она. — Но это временная работа. Нари, закрепленная за комнатами дочерей герцогов Оверлийских, внезапно заболела. Теперь еще и тебя нанимай, раз «эта» слегла с пневмонией… — рассуждала женщина уже сама с собой. — Подумаешь любимая горничная леди Викторины… Так о чем это я… Мы тебя возьмем, работы всегда хватает, будешь у меня на подхвате. Куда отправлю, туда и пойдешь. Предупреждаю, лентяек не люблю! Будешь лодырничать, все вычту из зарплаты!

Я не успевала вставить и слово, да и что-то подсказывало мне — экономка не любила когда ее перебивают.

— Конечно, мисс Стоур, я поняла, — пыталась убедить сердитую даму. — Согласна на эти условия. У меня в соседнем селении живет тетушка, кроме нее у меня нет никого. Хочу помочь ей на старости лет, — мне было нужно любым способом попасть в центральную часть замка официально. Больше прятаться от окружающих людей было нельзя.

Уже неделю работаю горничной, на этаже хозяев. Такого неблагодарного и тяжелого труда я представить себе не могла. Вечером из последних сил доползаю до своей уютной кроватки. Хоть эта радость мне осталась: живу не в комнате для слуг, а в своей. Вер помогает мне найти тайный проход, который скрывается почти за каждой старинной картиной, и я убегаю в свой маленький рай.

— Тори! Где ты, ленивая девица? — кричала на весь этаж мисс Стоур, способная своим грозным криком вогнать в страх весь замок.

Я выбежала из покоев леди Оливии — средней дочери герцога Оверлийского, где уже час пыталась навести порядок. Только старшие дочери нынешнего герцога могли устроить за час в своих комнатах такой свинарник, что и толпа горничных не справится. Опрокинутая баночка пудры на бордовый ковер, постель залитая соком, который так срочно захотели младшие хозяйки. Раскиданные платья и шляпки в гардеробной — это герцогинюшка искала обожаемый наряд. А что твориться в ванной комнате после посещения ее нашими изысканными «ледями»! С этим потопом справиться неимоверно сложно.

В уборке мне помогает Лука, домовой, прикрепленный к покоям на хозяйском этаже. Сейчас он владеет минимумом своей силы, пока Дом просыпается от долгой спячки. И приходится вкалывать по-черному и носить темно-серое платье горничных. Безумно жаль портить свои любимые наряды милые сердцу.

— Мисс Стоун, я у леди Оливии пол домываю, — проговорила я, выскакивая в длинный коридор.

— Да сколько можно там убираться? — недовольно спросила экономка. — Ты давно должна была закончить с комнатами леди Оливии и начать убирать у леди Викторины! — убила меня последней фразой.

— Как у леди Викторины? — тихо спросила я, руки затряслись от бессилия.

— А как думаешь, тебе зря жалованье платят? Напрасно кормят? Ты работаешь очень медленно, еле шевелишься! — вопила как сирена эта д… дородная женщина. Как же я ее «любила», так что иногда хочется ее чем-то тяжелым стукнуть!

— Но я убирала у нее сегодня утром, — только и успела сказать, как получила звонкую пощечину, от боли на глазах выступили слезы.

— Не смей мне перечить! — ор стал еще громче, в коридор с интересом выглянули другие служанки. — Если бы ты убирала там, то в покоях было бы чисто, а там грязь, и вещи кругом валяются! Немедленно начинай уборку! — завершила свой крик экономка, развернулась и прошествовала проверять работу других служанок.

Держась за болящую щеку, я пошла посмотреть на новый фронт работ и пришла в ужас. Покои, где два часа назад было чисто, сейчас опять походили на свинарник. И когда только эта «ледя» успела все раскидать? Дорогие платья и кофточки, шарфики и нижнее белье, были принесены из гардеробной и раскиданы по комнате. На балконе лужи и мокрое полотенце, перевернутые легкие витые кресла, а ваза с циниями лежит на боку. Даже свои любимые цветы не пожалела Вики!

Это протест на то, что ей не позволили иметь личную гувернантку? Герцогиня Лукреция так решила проучить старшую дочь за грубость по отношению к ней. «Замечательная наука», только работы мне прибавила, хотя куда уж больше?

Как же поступить? Физически не успею все сделать. Опустилась на пол, обняв себя за плечи, и горько заплакала. Понимала, не время раскисать, но сил совсем не оставалось.

Нужно что-то придумать! Но что?

— Хозяюшка, я закончил у леди Оливии, — успокаивающе проговорил появившийся Лука. — Вы не плачьте, помогу и тут, да еще Зака позову, вместе мы справимся! — глядя на меня добрыми глазами, твердил домовой.

Я лишь всхлипывала, понимая, что так загоню себя и домовых, выполняя эту каторжную работу.

— Тори, — услышала тихий голос Ала одного из лимов. — Мы можем помочь.

— Привет, мои хорошие, как я рада вас слышать, — вытирая слезы, с улыбкой проговорила я. — Появляйтесь, вас никто из обитателей замка не увидит.

Недавно осваивала новое в магии иллюзий. Особенно хорошо получалось «прятать» маленьких светлячков. Тренировками остались довольные и я, и лимы.

— Но как вы можете мне помочь? — спросила я.

— Да просто! Мы поставим защиту на покои обеих сестер, — хихикая, говорили лимы. — А пусть они сами за собой убирают! Бросит одна из них на пол вещь какую-то или разольет воду, так сразу Дом пошлет им импульс исправить это.

— Не знаю, я не уверена, что это хорошо — тратить такую нужную сейчас энергию ОверХауса на этих бездельниц, — с горечью проговорила, теребя подол фартука от бессилия.

— А хорошо тебе вкалывать тут за пятерых? — с возмущением воскликнул Ал. — Ты эту энергию могла потратить на восстановление Овера!

Я прямо «видела» как светлячок сжал свои пока воображаемые руки в кулаки.

— Да, наверное, вы правы, — прошептала я, выдохнув от принятого решения. — Нужно поговорить с Вером, хочется думать строгий друг не откажет нам. А вы знаете, я скоро смогу с самим Духом Дома познакомиться лично. ВерДом сказал, что недели через две это уже будет возможно! — с восторгом поделилась, представляя в мечтах нашу будущую встречу.

Глава 4

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Так с оригинальной подсказки Лимов я была освобождена от уборки в покоях старших дочерей герцога. Оставались только комнаты восьмилетней Луизы, младшенькой. Но это была настолько аккуратная девочка, что наведение порядка у неё ограничивалось мытьем пола и смахиванием пыли. Мне иногда казалось, что она не родная своим сестрам.

— Тори, давай уже быстрее закончим уборку, — да, малышка помогала мне. — А затем ты расскажешь мне еще про магию? — с просящими глазами смотрела на меня девочка, сложив ладошки так, будто молится Талану.

— Леди Луиза, но ведь не положено, — пыталась отвертеться, скрывая улыбку.

— Да какая «леди», это Вики и Лив «ледя», а я просто Луиза, — с вызовом сказала она, смотря при этом куда-то в сторону.

— Дорогая, что стряслось? — озабоченно спросила, взяв худенькую белокурую малышку за руку, и подвела к диванчику. — Давай посидим немного, и ты все расскажешь.

— Ну, то, что они меня не любят, я и так знала, — всхлипывая, начала разговор девочка. — А сегодня заявили, будто я подкидыш, таких как я нужно травить и давить. Это их слова! — уже плача всерьез, еле говорила она. Не выдержав, я обняла бедняжку. Она прижалась ко мне как маленький котенок.

— Лу, я могу тебя успокоить одной новостью, только не знаю, понравиться ли она, — гладя по голове девочку, тихо говорила я. — Ты точно их сестра, — бедная малышка заплакала еще сильнее. — Но… есть одно «Но», Луиза.

— Ты о чем? — с надеждой спросила она.

— В тебе проснулась древняя кровь Хранителей ЛонтонХауса, — сказала ей, заглядывая в большие мокрые от слез глаза. — А считали угасшей ее очень давно.

— ЛонтонХауса? Разве такое возможно? — удивленно спросила Луиза, глядя на меня с неверием. — Ведь у королевского дворца нет Хранителей!

— А когда-то были, — с улыбкой сказала я в ответ, успокаивающе гладя маленькие ладошки.

— Значит и в сестрах она есть? — с болью проговорила девочка, вновь готовая расплакаться.

— Нет, только у тебя?

— Но как такое возможно? — глазки блестели от восторга, от предполагаемых новых знаний и приключений.

— А это и мне интересно, — с улыбкой проговорила я. — Скажи, чем таким ты смогла удивить ОверХаус, что он даровал тебе эту силу?

— Не знаю, — задумалась девочка, сосредоточенно что-то вспоминая. — Хотя… Знаешь, вспомнила один случай. В старом бальном зале был портрет очень красивой зеленоглазой дамы с волосами цвета ночи, уложенными в прическу в виде короны.

Конечно, я вспомнила, о каком портрете говорила малышка, обожаю его! На нем изображена моя родная мама. Она была в шикарном алом платье, узкий лиф расшит красным жемчугом, пышная юбка в пол поддерживалась явно не жестким кринолином, казалась мягкой, будто летящей. А мужчина, стоявший рядом, был еле виден. Будто портрет еще не определил, кто там будет нарисован.

Девочка откинулась на мягкий диванчик, светясь улыбкой. Казалось, мысленно она вспоминает тот портрет, чем-то он ее очаровал.

— Я часто простаивала напротив него, — продолжила Лу, вглядываясь в пористые облака за окном. — Казалось, из портрета в меня льется какая-то магия, энергия, она была очень теплая, светлая. Когда я в очередной раз опоздала на обед, простояв у портрета. Мама велела его сжечь прямо у меня на глазах в том зале, — девочка посмотрела на меня напряженным взглядом. — Уже поднесли факел к висящему портрету, но отец в последний момент его перехватил и вырвал из рук слуги, и закричал: «Не позволю сжечь портрет! Я хозяин в этом доме!» Мама в ответ скандалила: «Ненавижу эту сумасшедшую магичку! Она всю жизнь так и стоит между нами! Ты до сих пор любишь только эту ненавистную мне девицу!»

Луиза тяжело вздохнула и почему-то посмотрела на свои руки.

— Кругом крик, огромные стражники с горящими факелами. Мне стало так страшно, что я подумала: «Пусть все забудут про этот портрет!» В желании защитить его от пожара подняла руки. Из них полился теплый свет, окутывая окружающее пространство, — малышка опять замолчала ненадолго, потирая свои маленькие пальчики. — Мама с папой уставились друг на друга, долго молчали. Ма огляделась, но на портрет почему-то не смотрела. А затем закричала на бедных стражников: «Почему в замке открытый огонь?! Вы решили нас сжечь?!» — девочка закончила свой рассказ, с мягкой улыбкой глядя на меня. — С тех пор никто не видел этот портрет, даже я видела его лишь изредка, когда никого рядом нет.

— Ты догадываешься, кто была та дама с портрета? — решила спросить я.

— Да, конечно, — снова беря меня за руку, с улыбкой ответила Лу. — Это была твоя мама, последняя Хранительница ОверХауса, — очень тихо проговорила девочка.

— О Светлейший, мне иногда просто страшно, сколько ты про меня знаешь! — с показным страхом проговорила. — Если бы не способность видеть скрытое, ощущать суть человека… — сделала я паузу.

Девочка искристо засмеялась, и от нее повеяло сияющей добротой и схожей магической энергией Хранительниц. Это просто невероятно! Как такое возможно, в месте, где никого родного и никто не знает о моем существовании, нашла себе сестру по духу, по истинной магии.

— Я очень рада, что ты, наконец, со мной! — заявила названная сестра, вскакивая и кружась по комнате, радостно смеясь.

Еще часто мы с Лу говорили о магии, ее истоках и возможностях. ВерДом и я старались научить малышку азам этой сложной науки, все это ей вскоре пригодится. Как оказалось, домовой сделал видимым тот портрет, чтобы привлечь Луизу. Он чувствовал у девочки предпосылки редчайшего дара. Подтвердив это наблюдение, Дух Дома определил, кто же из его спящих братьев получит возможность проснуться.

По молодости своей названная сестрица не поняла, что истинной Хранительницей ЛонтонХаус она сможет стать в том случае, если выйдет замуж за наследника престола, причем по взаимной любви. Тогда и сможет возродиться род Хранителей королевского дворца Лонтон.

Глава 5

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Настал тот день, когда я могла познакомиться с Духом ОверХауса лично. От волнения и значимости этого момента я не спала почти всю ночь накануне. Как долго ждала встречи с ним!

ВерДом провел меня в южное крыло замка, скрытое от глаз его обитателей. Здесь же была моя маленькая уютная комнатка. Мы прошли мимо спящих старинных портретов предков — они пока не разговаривали со мной, как это было в детских ночных путешествиях. Хотелось прикоснуться к стенам, что дремали вместе со всеми. Во мне поселилось желание убрать призрачную дымку, пронизывающую все вокруг.

— Эта часть Дома будет скрыта еще долго, пока ты не войдешь в полную силу, — объяснял Вер, видя мою реакцию на окружающее нас. — Скоро «откроются» двери комнаты Хранителей, кабинета, где ты будешь помогать восстанавливать замок и герцогство. Тогда и проснутся эти стены. Нужно подождать.

Мы подошли к большой двустворчатой двери из красно-золотого дерева, на которой не было ручки.

— Приложи обе руки к двери и произнеси ту фразу, которой я учил тебя, — с волнением говорил старший домовой.

— «Прошу пропустить истинную Хранительницу ОверХауса», — сказала я, вливая магию, опять доказывая, что я — «Хранительница».

В этот раз не нужно было настолько много магической силы. Прижавшись к дереву, я ощутила неимоверную тайну, скрывающуюся за этой преградой.

Почувствовав колебание дверей, подтолкнула их немного, и на нас хлынул теплый свет. Он обволакивал добром, проникающим в каждую клеточку тела, восстанавливаюл магическую энергию, потраченную мной.

С благоговейным трепетом я прошла в огромный зал, очень похожий на тронный. По бокам белоснежные колонны, стены выложены фресками с видами Оверлийского герцогства, каким оно было более ста назад. Тут были и небольшие деревушки, и крупные города, и сам ОверХаус. Зеленые бескрайние леса и глубокие озера, и голубые реки. Люди, домовые, лимы, лесные и водные жители. Все они моя семья, пусть и спящая пока, но для каждого найдется место в моем сердце.

Я прошла в центр месту зала, большому кубу. Будто понимая, именно там меня ждет Дух Дома, ОверХауса.

Над постаментом засиял сотканный из солнечных лучей туман, и показались очертания белоснежного Тигра в золотисто-коричневую полоску. Гордого существа с неимоверно умными глазами.

— Приветствую тебя, Тория, Хранительница ОверХауса, — проговорил он с теплотой в голосе. — Рад нашей встрече. Как долго я ее ждал!

— И я безумно рада тебя видеть, — со слезами на глазах сказала я. — Спасибо за поддержку и теплоту, дарованные тобой все эти годы. Это помогло справиться с трудностями, — благодарила я Тигра, вытирая слезы радости на своем лице.

— Мне конечно приятны эти слова, — величественно отвечал он. — Но не стоит. Мы тебя долго ждали, это нам нужно говорить «спасибо». Я всегда знал, однажды к нам придет маленькая Хранительница Дома, с чудесной родинкой на левой щеке, — с нежностью говорил Дух Дома.

— Ты знал, что я приду?.. — с интересом спросила, подходя к «зверю» еще ближе, как хотелось его обнять.

— Конечно же, и ждал очень долго, — рассказывал Тигр, переливаясь полосками. — Знал, однажды Хозяйкой Овера станет юная леди, наделенная неимоверной силой, — с любовью в голосе, произносил Дух Дома. — Но главная сила твоя еще спит. Тебе поможет ее разбудить друид.

Я сильно изумилась. Как он узнал, что я буду Хранительницей Овера? И о какой еще силе говорит? Да и друиды давно покинули наш мир. Как все странно!

— Не гадай раньше времени, все узнаешь позже. Духи предков всегда присматривали за тобой, — продолжал удивлять меня Тигр. — И это я, как понимаешь, не про себя.

От такой таинственности у меня перехватило дыхание. Кто это еще мог за мной приглядывать? Ну и загадка.

— Подойди, ВерДом, мой старый друг, — обратился к домовому Дух Дома. — Я благодарен тебе за то, как ты в одиночку поддерживал ОверХаус, пока я спал. Без этой помощи не выжил бы замок.

Вер склонился перед Тигром, своим видом показывая почтение.

— Не высказать словами, как я рад, что ты проснулся, Великий Тигр, — со слезами на глазах говорил мой друг. — Это значит, скоро старый спящий великан проснется, а вслед за ним и все герцогство.

— Ты прав, но мы только в начале пути. Еще много нужно сделать для восстановления магических нитей, которые по глупости повредили Олис Оверлийский и давно почивший король Актовиан. — проговорил грозным, негодующим голосом Великий Дух ОверХауса, отбивая тигриным хвостом пугающий ритм. — Но мы исправим! — уверенно говорил уже более спокойный Тигр. — А теперь к моему недавнему видению. Светлейший доволен твоей помощью! В награду получишь то, о чем и не мечтал твой род уже! Пора уже снимать старое проклятие домовых! — сияя еще больше, сказал Дух Дома, окутывая нас светом. — Ждите и возрождайте Овер, только достойные получат награду с милостью Талана.

Тигр посмотрел на меня, лучась добротой и нежностью.

— Подойди ко мне, малышка, безумно хочется ощутить твои пальчики на своей старой шерсти, — подозвал он меня к себе.

— Тигруля, я помню, как однажды в моих снах обнимала тебя, — с нежностью прижавшись к «зверю», млея от удовольствия, шептала я. — Люблю тебя, мой мохнатый друг, — перебирая светящиеся полоски, я услышала довольное мурчание большого кота.

— Помни, Тория: только истинная любовь, поддержка любимого, а так же помощь далекого родственника способна вернуть ОверХаус.

Глава 6

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.

Прошло полгода.


Сегодня полгода, как я служу в ОверХаусе. Конечно, в последнее время я больше внимания уделяла восстановлению Овера. Но… Пока о результатах и говорить нечего. Рано.

Оверлийское герцогство очень большое — моя магическая энергия, которой я делюсь с Домом, просто уходит по малым нитям, поддерживающим герцогство.

Я уже чувствовала перемены: оживала природа, вновь зеленели деревья, в лесах появились грибы и ягоды, которыми может питаться простой народ. На полях колосилась пшеница, зрели картофель и капуста. Земля становилась плодородной, способной прокормить людей. Теперь от голода уже не умирали дети и старики.

Недавно пришло сообщение от Духа Воды.

«Приветствую, Хранительница ОверХауса! Спешу сообщить тебе хорошую новость: возрождается народ водяных дивов, населяющих юг герцогства».

Невероятно! Это значит, что будет меньше болот и топей, люди не могли больше жить без чистых рек и озер. Вода основа всего! Без нее нет жизни ни природе, ни животным, ни людям.

Затем Дух прислал мне мысленный образ, на берегу небольшой речки вокруг травы и полевых цветов резвится деревенский люд, с криками плескаясь в живительной влаге. Эта радостная картинка казалась повседневной, но не для Оверлийского герцогства. Для меня это как глоток свежего воздуха, надежда на светлое будущее всего живого вокруг.

Этим днем моим рабочим местом стала комната Хранителей, находящейся в скрытом пока от глаза людей южном крыле ОверХауса. На стенах, обитых желто-золотистой тканью, висели зеркала, что могли показывать происходящее в данный момент в Доме. Работало пока одно, и то не всегда, магию берегли.

Тут же был крепкий рабочий стол из темного ломейского дерева, несколько стульев, удобное кресло из мягкой кожи фенейской выделки.

Самым значимым для меня предметом в кабинете был висевший на почетном месте портрет моих родителей, тот самый, что видела Луиза. С него на меня улыбаясь, смотрела мама. Она была восхитительна в своем алом бальном платье. Ее взгляд был полон нескончаемой нежности, иногда я слышала: «Доченька, я люблю тебя! Я всегда рядом! Верь, у тебя все получится!»

Рядом с ней стоял папа. Нет, я не видела его лица, но я знала, это мой папа! Его военная выправка была заметна сразу, обнимая маму, будто защищая от всего мира. На нем была форма времен правления Его Величества Актовиана Лайонского, на груди два ордена — Алайонийский и Лурийский.

Но лица мужчины я не видела, оно было затянуто дымкой. Видимо, как и Лу, мне рано знать, кем был мой отец.

Еще одним выжным местом в комнате был тот самый барельеф Тигра — Символа Овера, с помощью него я делилась силой с Домом и восстанавливала магические нити герцогства. Тигр помогал мне «видеть» где нужна была помощь, там мы с ним и оказывались астральными призраками, помогая магией и излечивая гибнущую природу и существ.

Я сидела на небольшом кресле мягкой кожи фенейской выделки, с бархатной подушкой, просиживать так по несколько часов в день было нелегко. Мои руки были прислонены к барельефу Тигра — сегодня я восстанавливала магические нити герцогства. Они уже не были похожи на паутинку, и это меня радовало.

— Спасибо, дорогой друг, — проговорила, убирая руки. — Как всегда ты нам очень сильно помог, да прибудет с тобой Талан, — я буквально услышала ответное рычание тигра, и барельеф сдвинулся обратно в стену.

Еле добрела до моей уютной комнатки, находящейся рядом с главной кабинетом Хранителей в южном крыле замка. Не было сил на лишние движения.

Немного подремав на мягкой кровати, начала приходить в себя. Дико захотелось есть — такое бывало довольно часто после отданной Духу Дома энергии.

— Деточка, ты поешь, вон как исхудала, — увидела появляющейся поднос на столике рядом с диваном. Это Олли домоправительница Овера заботиться обо мне. — Тут и супчик свекольный со сметанкой, как ты любишь, тут и курочка с картошечкой. Ты кушай! — беспокоилась домовая, смотря на меня ласковым взглядом.

С огромным аппетитом я уничтожила все, принесенное мне, запила вкуснейшим морсом, из обожаемой брусники.

— Олли, ты просто моя спасительница! — благодарила я добрую маленькую женщину, целуя в розовую щеку. — Такие вкусности мне носишь! Обожаю твои супы, а курочка какая нежная! Спасибо огромное за заботу.

— Вот еще придумала, — смущаясь, отвечала она. — Это ты наша спасительница! И мы рады тебе помочь!

Пора возвращаться в реальный мир, вернее видимый всем остальным. В небольшой ванной комнате я привела себя в порядок, умылась, посмотрела в зеркало. Да что-то и правда похудела.

В отражении я видела худенькую брюнетку с зелеными глазами, кожей цвета нежного персика, аккуратным носиком, губками бантиком и замечательной родинкой на левой щеке. Обожаю ее, у мамочки такая же!

Только приходится прятать иллюзией свою внешность. Обитатели замка видят белокожую русоволосую девушку с серыми глазами, только отдаленно похожую на меня.

Стояла и рассматривала себя, смеясь отражению, и вдруг заметила несколько прядей волос отливающих красным. Как странно, а недавно они были все цвета темной ночи. А ничего так, мне нравится. Бросив взгляд на портрет родителей, с удивлением увидела, что у папы темные волосы отливают красным, даже огненным.

— Папочка, еще утром ты прятал от меня цвет своих волос, — со смехом проговорила я. — Оказывается и меня по наследству решили одарить! Спасибо, что вы с мамой со мной, — мысленно обнимая любимых родителей, ощущая на миг их ответные объятия.

Поменяла любимое нежно-зеленое платье на простое синей расцветки, с голубым воротником и фартуком с кармашком. Пора входить в роль служанки.

Глава 7

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


За эти полгода у меня появились друзья, среди которых милая добрая повариха — миссис Пэм Блез. Полная добродушная женщина небольшого роста с добрыми глазами цвета зеленого леса, в неизменном поварском колпаке и огромном фартуке. От нее невероятно вкусно пахло сладкой выпечкой.

У миссис Блез всегда найдется для меня что-то вкусненькое, даже пусть в первое самое голодное время угощением была обычная морковка.

— Ты поешь, Тори, а то совсем отощала у нас. Одна да кожа, да кости, — с озабоченным видом часто говорит она. — Как жениха то искать будем? На прошлой ярмарке углядела видного парня — высокий темноглазый брюнет. Красавец! И умом видать не обделен, — смеясь, говорила она и поясняла. — Столько девиц отшил на моих глазах, что липли к нему как мухи… Вот бы тебе такого мужа…

— Тетушка Пэм, но рано мне пока о женихах-то думать! — уверенно отнекивалась я. — Мне еще только шестнадцать лет! Да и столько работы, думать некогда про женихов-то!

— Точно, миссис Пэм, нашей Тории нужен работящий стойкий парень, — это уже добавила Груня, рыжеволосая бестия, помощница Пэм. — Представляете, приходит темноволосый красавец! Плечи широченные! — подруга разводит руками, показывая ширину плеч. — Глаза завлекающие! Настоящий «Принц»! Спрашивает он: «Несравненная моя, Тория! Выходи за меня замуж!» А наша Тори, что в ответ? — спрашивает у нас Груняша, сияя улыбкой. — А она в ответ ему: «Извините, дорогой, но рано еще, мне только шестнадцать исполнилось, приходите годика через четыре!»

Как же заливисто мы вместе смеялись. Поварята покидали свои кастрюли и уставились на нас удивленно, не понимая, чем вызван такой заливистый смех.

— Ох, ничего-то вы еще не понимаете, душеньки мои! Я плохого не посоветую! — сетовала добрая повариха. — А вам бы все смеяться.

— Тетушка Пэм, молода я больно для замужества, — искренне улыбаясь, ответила я. — Вот встречу «принца», тогда точно отвечу «Да»!

— Ох, да куда тебе о принцах то думать, — заволновалась названная тетушка.

Сегодня одна из горничных столовой заболела, и мне пришлось прислуживать во время обеда хозяев. Как же я была удивлена тем, что услышала!

— Викторина, детка ты ешь больше апельсинов, — с умным видом говорил герцог Олис Оверлийский. — Я специально заказал тебе этот экзотический фрукт. Говорят, он увеличивает способности к магии. Для меня не имеет интереса вопрос цены этого фрукта. Главное, это ты моя малая будущая Хранительница всего этого замка. Скоро начнет просыпаться магия, и нужно ей помочь, так что кушай апельсин, он сейчас полезен моей будущей магине.

Рыжеволосый с большой лысиной дородный герцог Оверлийский не привык ни в чем себе отказывать. Увлечения лорда Олиса влетали в копеечку всему герцогству. Да и на содержание своей любимой семьи он не считал деньги, как на наряды для дочек и жены, да кушанья самые дорогие.

Сидя во главе шикарного стола, владелец ОверХауса любил поучать жизни домочадцев.

Стол ломился от яств: фазаны в яблоках; мясо лося, так модное в последнее время; любимая икра латимерии, привезенная хозяину замка контрабандой, на лов этой рыбы давно был запрет; фрукты заморские — апельсины, да бананы.

Окрестные деревеньки жили впроголодь, но на столе герцогской семьи это не отражалось — им все доставляли из далеких земель.

Я часто видела, как тетушка Пэм отправляла остатки этой роскоши в ближайшую деревню, хоть так она поддерживала их как могла.

— Папочка, ты у меня замечательный, — восхваляя отца, щебетала леди Викторина, сероглазая блондинка с рыжими прядями в волосах. — Я уже представляю, как по моим рукам потянется сила магии. Знаешь мне сниться как я магичу и приказываю Оверу подчиниться мне! — с упоением говорила девушка.

— Да, малышка, вся надежда на тебя, давно пора поставить на колени это старый замок. И как он посмел перечить мне! Герцогу Оверлийскому! Титул мой, значит, и ОверХаус мой! — с пафосом говорил лорд, уплетая лосося с сыром и зеленью и запивая лурийским вином.

Я была неожиданно удивлена тем, что, оказывается, магический дар должен «проснуться» после шестнадцати лет. Чуть не споткнулась от смеха, и кто им такую чушь сказал? С магией рождаются, и уж если ее нет, так и нет!

Сколько еще «мечт» самозваных хозяев ОверХауса я наслушалась, только и удивлялась, да ругалась молча.

— Папочка, а я? У меня будет магия? — это уже среднее дочь герцога леди Оливия, юная рыжеволосая девушка с напудренным лицом. Она решила, что веснушки ее портят, теперь слой пудры на лице Лив соперничает со штукатуркой.

— А как же! Сначала Вики овладеет магией замка, как только ей исполнится двадцать лет, — продолжал свои фантазии лорд Олис. — А затем и тебе перепадет магия, проси получше нашу дорогую Викториночку, глядишь, и отберет у Овера еще кусок магии.

При этих словах я чуть поднос с тортом не выронила, просто вопиющая наглость! «Отобрать магию у МОЕГО Дома!» Как хотелось высказать этим бездельникам все, что о них думаю, но пока не время! Чувствуя нежное тепло и поддержку лимов, моих светлячков, я постепенно успокоилась.

— Мы с папой уже почти продумали ваше будущее, — вторила мужу герцогиня Лукреция Оверлийская, богато одетая полная блондинка. — Мы найдем вам достойную партию, выдадим замуж за самых богатых и достойных мужчин. А может и за принцев! — таинственно проговорила хозяйка замка.

Тут парочка амбициозных девчонок застыла, они были в своих мечтах, и каждая управляла целым королевством.

Я посмотрела на бедную Луизу. Младшая дочь герцога белокожая голубоглазая девочка казалось пошла не в отца, ни в мать и на сестер не похожа, хотя внешнее сходство угадывалось. Может быть, это было видно только мне, но Лу уже не могла это слушать — ей было неприятно это бахвальство и расточительство. Девочка устала, и ей интереснее было бы находиться с книгами, чем с такими родственниками.

— Луиза, если ты уже поела, то иди к себе, почитай Слово Светлейшего Талана, — это Леди Лукреция наконец-то заметила младшую дочь. — Забыла вам сказать, доченьки, — вновь с умилением обращалась она к старшим девочкам. — Завтра приедет новая гувернантка! Кроме всего прочего, она будет вас учить музыке и этикету. Будущим королевам это необходимо!

Наутро в ворота Овера въехала скромная дорожная карета, из которой вышла высокая дама с жидкими русыми волосами, собранными в тугой пучок и прибранными под небольшую шляпку с маленькой вуалью, прикрывающую серые глаза и большую бородавку на лбу. Черное платье придавало ей траурный вид, хотя образ этой некрасивой женщины было ничем не испортить.

Новые люди были в ОверХаусе редкость, поэтому множество удивленных лиц высыпало в окна замка.

Длинный как жердь, старый лысый дворецкий мистер Клаусис в черном фраке, белых перчатках и галстуке, важно спустился со ступеней, чтобы встретить гостью.

— Как вас представить, мисс? — спросил он кланяясь.

— Мисс Аида Смайл, будущая гувернантка, по рекомендации маркизы Чейз, — представилась та, пытаясь не смотреть на такой притягательный взору дворец.

— Прошу, мисс Смайл. Вас ждут, — ответил дворецкий и повел даму представлять хозяевам.

Я в этот момент мыла окно в зеленой гостиной центральной части замка. Герцогине Лукреции оно показалось грязным, и именно мне выпала честь мыть его. И сейчас я была очень благодарна за это.

Увидев гувернантку, у меня появилось только одно желание, кинуться ей в объятия и закричать: «Мама Ира! Мама Ирочка! Я так скучала без тебя!»

Леди Аида нашла меня глазами, взгляд ее тут же вспыхнул неимоверной нежностью и любовью.

Вот оно счастье, знать, что мама рядом! Мне хотелось плакать от радости.

Так в ОверХаусе появилась новая гувернантка, по совместительству женщина, что вырастила меня. Пожертвовав ради этого очень многим, хотя об этом я узнала намного позже.

Глава 8

Тория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.

Прошло три с половиной года.


Наступила весна, то время когда деревья просыпались и радовали нас нежной зеленой листвой, яркими цветениями вишни и яблонь. Цветы на клумбах восхищали глаза обитателей замка ОверХаус, столько красок герцогство не видело уже давно. В парке стоял умопомрачительный запах благоухающих деревьев. Снова стали видимыми фонтаны и небольшое озеро на западе усадьбы. Казалось, в воздухе слышна тихая мелодия — это начинал петь Дом.

Прошло уже три с половиной года с момента моего появления в стенах спящего великана. Скоро мне исполнится двадцать лет. И природа герцогства пытается проснуться от спячки двух десятилетий, как бы хотелось в это верить!

Я сидела на своей любимой скамейке в солнечной открытой беседке из зеленых и красноватых эолий — этот редкий кустарник почему-то вырос именно у нас в саду по соседству с ториями. Но они еще не хотели просыпаться, лишь листики немного пробивались сквозь тонкие стебли. В мечтах я представляла себе, как распустятся первые бутоны, и розово-желтые лепестки будут шептать мне свои секреты.

Да, это будет, нужно еще немного подождать.

Встав со скамейки, я провела рукой, и беседка с ториями исчезла с глаз. Не к чему показывать леди Лукреции этот островок будущего. Она ненавидит тории, да и все цветы, похожие на них. Так как знала, названы они в честь герцогини Виктории Оверлийской, первой жены ее мужа.

Мимо цветущих клумб с медуницей и примулой, крокусом и адонисом, по зеленой аллее я в прекрасном настроении шла к двери в кухню, когда услышала голос:

— Пошевеливайтесь! Дива, ты только половину картошки начистила, скоро обед! — это как часто бывало, распекала своих поварят тетушка Пэм. — Груня, ты долго еще мечтать будешь? Пора ставить пирог в печь и заниматься нарезкой овощей для салата, — продолжалось в кухне, где поварята были заняты своим делом, на плите что-то варилось, шкварчало и дымилось. Запах стоял наивкуснейший.

Я, конечно, пыталась пройти незамеченной. Хотелось скорее попасть в южное крыло Овера. Посмотреть в зеркало Дома, проверить, как там тот лес, что мы вчера с Духом Дома очищали от черноты. Я конечно и так знала, там все хорошо, чувствовала просто, но посмотреть-то хотелось.

Но пройти мимо главы нашей кухни незамеченной не получилось, увидев меня, она, улыбнувшись, проговорила:

— Тори, дорогая, тебя уже обыскалась мисс Стоур. Экономка сегодня не в духе, еще больше чем обычно, — рассказывала повариха, подсовывая мне румяные пирожки с лимонно-творожной начинкой. Они источали такой изумительный запах, что аппетит разыгрался мгновенно. — Ты перекуси, чаю выпей, а то когда еще придется спокойно поесть-то? — озабоченно говорила добрая женщина, присев со мной на минутку за стол.

Отказываться от угощения я не стала и с удовольствием съела еще теплые пирожки с ароматным чаем.

— Знаешь, а я иногда вижу в старой кладовке маленького человечка, суетиться что-то он, бегает, будто с кем-то разговаривает, но я не слышу, — доверительно сказала названная тетушка. — Интересный такой мужчина, жаль, только маленького роста, — огорченно добавила она.

Умелая повариха уже лет десять как вдовствовала. Сколько к ней не сватались женихи, всем отказывала, а тут ей понравился мужчина — удивительно!

— Это один из домовых. Странно, как ты смогла его увидеть? Они обычно людям не показываются, — ответила я очень тихо, не хотелось, чтобы наш разговор кто-то услышал.

— А все было интересно, откуда, в этой кладовке продукты появляются? Вот пирожки именно из этого творога и лимона, волшебный вкус, — не могла не похвалить свое творение мисс Пэм. — Я уверена, это мой Нил подкладывает продукты, — еще тише прошептала она.

— Нил? — удивленно переспросила я.

— Да, я уверена — его зовут Нил! Я вчера заглянула в его глаза. Ой, Тори! Это невозможно описать… Как бы схватила его, да женила на себе… не будь он домовым. Вот с тех пор и знаю, Нилом его зовут, — откровенничала влюбленная тетушка.

Что я могла сказать на это? Этого конкретного домового звали именно Нил, и общаться мысленно могли лишь предначертанные Светлейшим Таланом пары. Но можно ли мне рассказывать такие секреты?

Я лишь улыбнулась ей в ответ и пожелала очень сильно Пэм и Нилу счастья, но это будет не так скоро, ведь домовым нужно «вырасти».

— Я побегу, пора узнать, зачем я понадобилась хозяевам.

Я обняла любимую повариху на прощание и убежала к экономке. Вроде все сделала на первую половину дня.

Выйдя из кухни, увидела бегающих в коридоре горничных. Где-то на верхних этажах слышался крик мисс Стоур:

— Пошевеливайтесь, лентяйки, всех поувольняю!

«Тигруля, а скажи мне, дорогой, что у нас такое стряслось? Все бегают, да кричат», — мысленно спросила я у Духа ОверХауса.

«А это очень интересно, — смеясь, ответил мой полосатый друг. — Пришло известие, что к вечеру нас посетят аж два кавалера».

«Ты о ком?» — заинтересовалась я, как-то давно в Овер никто не приезжал.

«Первое пришло сообщение от ректора Амитонской Академии Магии. Он с визитом проезжает окрестные города, ищет одаренных адептов».

«Вот новости! Первый раз слышу, чтобы ректор сам ездил, зазывая студентов, — удивлялась я. — Так плохо нынче с одаренными детьми?»

«А ты подумай, кто ему нужен?» — загадочно спросил Тигр.

«Ну не я же?» — смеялась я.

«Нет, не ты. Как впрочем, и не леди Викторина и леди Оливия, магии у них никогда не будет, не положено таким», — грозно произнес Дух Дома.

«Так ты про…» — даже в мыслях было невозможно произнести о ком я думала.

«Да, про нее», — в словах старого ворчуна чувствовалась гордость, именно он поспособствовал рождению новой магини.

«Овер! Ну, ты и хитрец!» — только и могла сказать я.

«И еще, что за „ректор“ приедет! „Увидеть“ его сможешь только ты», — многозначительно проговорил Тигруля.

«Не может быть!.. — задумалась я. — А кто у нас второй кавалер?»

«Тут вроде все просто, едет Служитель Светлейшего. Причины его приезда не говорят, их пути только Талан и ведает, — тут же ушел в свои думы старый хитрец. — Хотя… странно как-то это. И к нему присмотрись, Тория».

Глава 9

Тот же вечер, ОверХаус.


К вечеру в ворота Овера въехала карета, крытая лурийской ксотой — очень качественной мягкой древесиной, изготовляемой в Лурийском княжестве. Ксота была довольно дорогим удовольствием, но была практична и служила более ста лет. По этой причине и пользовалась таким спросом у аристократов.

В упряжке были два красивых гнедых красавца. Загляденье, что за кони.

Из остановившейся кареты вышел молодой мужчина лет шестидесяти пяти, красивый голубоглазый шатен. В темно-красной кожаной куртке, белой рубашке, модных узких брюках он смотрелся современно.

— Граф Грегори Шериэнский, ректор Амитонской Академии Магии, — представился подошедшему дворецкому молодой щеголь.

— Прошу, Ваше Сиятельство, — ответил гордый мистер Клаусис.

Хозяева Овера встречали столь редкого гостя в приемной зале центральной части замка. Стены были покрыты дорогой фенейской тканью цвета летнего неба, синие портьеры с серебряной окантовкой роскошно оттеняли закат, видневшийся в окнах.

В центре полукругом были расставлены удобные кресла, а самое большое кресло с высокой спинкой походило на трон. На нем, конечно, сидел герцог Олис.

— Очень приятно познакомится с главой герцогства Оверлийского, — проговорил граф, приветствуя сидевших в зале хозяев замка.

— Взаимно, нам неимоверно приятно, что Вы, Ваше Сиятельство, почтили нас своим визитом! — заискивающе проговорил лорд Олис.

— Всё дела Академии заставляют меня колесить по Алайонии, — ответил ректор, усаживаясь в приготовленное для него кресло. — Сколько за эти недели объездил герцогств, благо в наше прогрессивное время магические порталы облегчают путешествие по нашему большому королевству.

— Какие же причины сего путешествия? — интересовалась герцогиня Лукреция, с неодобрением поглядывая на щегольский вид гостя.

Леди Оливия же строила тому глазки, мило улыбаясь и хихикая. Она полгода назад свела ненавистные веснушки. Ну и что если магия стрельнула в ответ, и цвет лица девушки стал желтоватого цвета? Она представляла, будто это загар.

— Говорят, вы ищете одаренных молодых леди, чтобы отправить их учиться в Амитонскую Академию Магии, — томно улыбаясь и выпрыгивая из платья, проговорила средняя дочь лорда Олиса. — Тогда, надеюсь, вам подойдем мы с сестрой?

— Леди Оливия хотела, наверное, спросить, не соблаговолите ли вы посмотреть на их магический дар, — проговорила герцогиня, смотря на девушку убийственным взглядом.

— Вы совершенно правы, — с улыбкой отвечал молодой ректор, барабаня пальцами по дорогому покрытию подлокотника кресла. — Я путешествую, чтобы найти одаренных девушек. Не обязательно благородных сословий — недавно нашлась довольно интересная магия у простой девушки, причем очень редкая магия. Собственно именно таких магинь я и ищу, продолжал лорд, перекинув ногу на ногу. — Недавно профессор Сирояни, наша непревзойденная прорицательница сказала: «Ищите девушек! Стали просыпаться самые редкие и забытые магические силы». Именно по этой причине я и путешествую, забыв об обязанностях ректора в стенах Академии. Только очень сильный маг может «увидеть» такую редкую магию.

— Ну, значит, Вы приехали как раз по назначению, — с пафосом проговорил герцог, подскакивая со своего кресла-трона. — Именно у моей старшей дочери просыпается невероятная редкая магия. Она станет следующей Хранительницей ОверХауса!

Горделиво выставив вперед тяжелый живот, стал вышагивать по залу лорд.

— Конечно, я слышал о Хранителях Домов, — отвечал с наигранным удивлением лорд Грегори. — Только мне казалось, что последней Хранительницей Овер-Хауса была герцогиня Виктория Оверлийская, но она умерла лет двадцать назад… Если не ошибаюсь…

— Ну, а теперь пора возрождаться магии в молодом аристократическом теле, — от пафоса герцог Оверлийский казалось, сейчас лопнет. — И перед вами леди Викторина Оверлийская, будущая герцогиня Оверлийская!

«Граф Шериэнский» просто застыл от непонимания того, что говорит хозяин замка.

— Именно в нашей дорогой Викторине уже просыпается магия Хранителей, — подняв руки вверх, будто обращаясь к самому Духу Овера, вещал герцог. — Вы заметили то, каким стало герцогство! Еще четыре года назад кругом царила разруха и запустение, шныряли бедняки, выпрашивая милостыню, — с презрением на лице проговорил он. — А сейчас все восстанавливается, деревни стали приносить доход в казну герцогства. Давно пора! Да и теперь прогуляться по территории герцогства можно спокойно, не увидев мерзкие и уродливые растения, как было раньше.

— И вы решили, что эти изменения связаны с вашей старшей дочерью? — спросил ректор, недоумевая от услышанного.

— Конечно! А кто же еще? — уставившись на гостя, как на дурака, высказался лорд Олис.

— И вы думаете, магия может проснуться после пятнадцати лет? — уже с интересом спрашивал профессор.

— Ну а о чем я вам твержу уже полчаса, — пренебрежительно проговорил герцог графу, который тоном хозяина был несколько озадачен.

Ректор Амитонской Академии Магии посмотрел на предполагаемую будущую Хранительницу и сильно удивился. Даже не напрягая магическое зрение, он не видел у девушки, впрочем, как и у ее сестры, никакой магической силы. На них стоит мощное ответное проклятие, видимо, не просто так умерла бывшая хранительница Овера. Ни у самих девушек, ни у их детей никогда не будет магии.

— Давайте отложим проверку ваших прелестных леди, — пытался вывернуться из ситуации ректор. — Я уже настроил амулет поиска, и завтра в полдень в роще перед замком порталом будут появляться одаренные девушки. Мне с моим секретарем предстоит непростой день: просмотреть юных дам, и отправить их в Академию.

— Значит, вы будете вести отбор девочек на нашей территории? — с удивлением и порицанием произнесла герцогиня Оверлийская.

— Да все верно, на вашей территории. Вы должны были получить магической почтой свиток с королевской печатью, заверенный Его Высочеством Алексисом Лайонским, — объяснил ректор, удивленно привстав в кресле. — Все герцогства, что я посетил перед вами, получили данное сообщение. Оно было отправлено еще месяц назад.

— Но нам ничего не прислали! — выпалил лорд Олис с обидой в голосе.

Он, что хуже других? Почему всем прислали бумагу с подписью кронпринца, а ему нет!

— Очень странно! Ваше послание не могло быть не доставленным, это магическая почта, все доходит мгновенно!

Удивлялся ректор беспечности хозяина, а работает ли вообще маг-почта в этом замке? Как можно вообще жить без связи с королевским дворцом? Ситуации бывают разные, и глупо отказываться от возможности мгновенно послать просьбу о помощи.

— И все же я не понимаю, почему нам не прислали свиток с королевской подписью? — злился герцог еще больше, будто не слыша никого вокруг.

— Думаю нужно поставить в известность секретаря Его Высочества, — уверенно проговорил гость. — Наверняка все быстро выяснится.

— Ваше Сиятельство, пожалуйста, не нужно никому ничего сообщать, — просила леди Викторина, сильно нервничая. — У нас просто не работает маг-почтовый сундучок.

— Что? Это почему он не работает? — грозно воскликнул герцог.

— Это… Оливия заказала слишком много покупок в столичном магазинчике, — выдала старшая дочь хозяев замка, при этом на лице у Лив было неимоверное удивление. — Давайте ее простим! Ну, захотела девочка больше нарядов, и все сразу! Юность, что с нее взять.

— Леди Оливия! Вы наказаны! — проговорила герцогиня Лукреция, гневно сверкая глазами. — Немедленно в свою комнату!

— Но я ничего не заказывала и не получала уже больше трех месяцев, — пыталась оправдаться она.

— Не смей даже намекать на то, что это Викторина сломала маг-почтовый сундучок, — это уже глава семейства, напомнил о непогрешимости старшей дочери.

Оливия молча встала, и, глотая слезы, выбежала из комнаты.

— Ваше Сиятельство, извините за неприятный инцидент, — извинялся лорд Олис. — Мы немедленно пошлем в Валиаж управляющего. В столице нашего прекраснейшего герцогства можно купить все! Не только маг-почтовые сундучки.

— Значит Вы не против проведения отбора у вас на территории? — спрашивал ректор. — Я могу послать вестника Его Высочеству Алексису, курирующим данный вопрос в Королевском Совете. Думаю, ответ прибудет через час не больше.

— Не нужно! Его Высочество всегда покровительствует только благородным делам! Конечно, мы не против! — с примирительной улыбкой проговорил хозяин замка.

— В таком случае, разрешите откланяться, — сказал «граф Шериэнский». — Завтра сложный день, как я уже говорил, и хотелось бы отдохнуть. Ужинать я буду в своих покоях.

Лорд шел по длинному старинному коридору, экономка вела в комнаты, отведенные для него. Хотелось уже побыть в одиночестве, и стряхнуть с себя гадливость последнего часа.

— Прошу, Ваши покои, — проговорила мисс Стоур с безразличным видом. — Если что-то нужно, то передавайте через служанку, которая принесет через полчаса ужин.

Стоило закрыться двери, как ректор, наложив заклинание неприкосновенности на покои, создал магический купол и встал в него. Все вокруг заискрилось, засветилось, и излишки магии потянулись к стенам замка. Тело мага окутывали множество разноцветных линий, и только минут через десять он, тяжело вздохнув, смог привести себя в норму.

Быстро приняв душ, оделся в простые хлопковые брюки серого цвета, белую рубашку и длинный синий халат. Гость сел в удобное кресло, обитое темно-серой дорогой тканью. Кажется, можно и расслабится.

Ему почудилось легкое дуновение ветерка, что принесло нежный девичий смех. Маг попробовал сосредоточиться и поискал источник этого смеха. И его накрыло видение: невысокая юная девушка, почти ребенок, весело смеялась, подкидывая ввысь огненные, воздушные и водяные шарики. «Тори, смотри, у меня уже три стихии!» — смеясь, говорила кому-то малышка.

Очнувшись, лорд долго сидел с глупой улыбкой. Он ее нашел! Она тут, в ОверХаусе!

Глава 10

Тория Оверлийская. Тот же вечер, ОверХаус.


Узнав о том, что первый гость прибыл, я не спешила его увидеть. Нужно было срочно залечивать небольшой поселок в горах на востоке герцогства, он был совсем маленький, и жители держались из последних сил.

Когда-то это было хорошее крепкое поселение горняков, но добыча падала, реже находили медь и сульт, а изумрудов вообще стало не найти, а как раньше славился тот край. Изом его и назвали.

Пришлось сшивать магические нити самого поселка и ближайших гор в сетчатую ткань. Хорошо, что именно пару дней назад меня этому научил Дух Дома. Очень вовремя.

Устала дико, даже до комнатки не могла дойти, упала в кресло, стоявшее в кабинете. Думала, немного приду в себя и доползу до любимой кроватки. И тут на меня обрушился поток магической силы, столько энергии, неимоверно вкусной и яркой. Мне хватило всего пары минут, чтобы восстановится, подскочить к барельефу Тигрули и передавать поступающую магию уже Оверу и всему герцогству.

По ощущениям и отклику Дома я чувствовала эту силу как родственную моему Дому. Как будто к Духу ОверХауса пришел его старший брат. Это были немыслимые ощущения.

«Тигруля, а что это было?» — спрашивала я у Духа Дома.

«Дай в себя придти», — еле слышно проговорил друг.

«Я чувствовала родственную тебе магию! Мне кажется, я все еще искрю ею!» — делилась ощущениями.

«Да, ты права, — отвечал пришедший в себя Тигр. — Это может быть только представитель королевской семью. И не иначе. Так что самое время тебе посетить нашего первого гостя».

Решив захватить ужин для нас с гостем, я перенесла в его покои накрытый стол, с превосходными блюдами, которые получаются особенно вкусно у тетушки Пэм.

— Добрый вечер, Ваше Высочество, — произнесла я, присев в реверансе, который получался у меня идеально, видимо аристократическая кровь помогала мне. — Извините, что нарушила ваш покой, но нам необходимо поговорить.

— Кто вы? — сухо проговорил кронпринц. — И встаньте.

— Позвольте представиться, герцогиня Виктория Оверлийская, будущая Хранительница ОверХауса.

— Быть того не может! Истинная Хозяйка последнего «живого» замка! Невероятно! Но как?..

Его Высочество смотрел потрясено, все еще не веря в происходящее. Я же таинственно улыбалась, не спешила отвечать на все вопросы.

— Для вас просто Виктория. Если пожелаете, можно сократить до Тории или Тори, — с улыбкой проговорила я. — В соседней комнате накрыт стол на две персоны. Не сочтете ли вы наглостью, если я приглашу вас разделить со мной ужин?

— Почту за честь ужинать с настоящей хозяйкой ОверХауса, — ответил принц, склонив голову в приветствии. — Если вы позволили называть вас просто Тория, то, и обязан оказать вам ответное почтение — зовите меня просто Алексисом или Алексом.

Мы прошли в другую комнату и сели за стол. Этикету я была, конечно, научена, но находиться рядом с будущим королем было немного неловко. Мне все же удалось справиться с нервами и не ударить в грязь лицом.

— Попробуйте вкуснейший даский салат, — после оперетива предложила я. — Люблю его очень, наша повариха его готовит изумительно!

Тетушка Пэм именно так и готовит для меня это блюдо с мясом курицы и добавляет в масло немного лимонного сока, отчего овощи получаются восхитительными.

— Действительно вкусно, — похвалил принц салат и приступил к мясу по-варцовски. — О! И это блюдо божественно! Несомненно, все приготовлено с любовью к вам. Хотите расскажу секрет.

— Конечно, — с улыбкой согласилась я.

— У меня на территории академии небольшой дом, и служащая там экономка всегда сама готовит для меня еду, никому не доверяет! Я всегда ощущаю, сколько заботы и любви вкладывает она в приготовление ужина. Нужно непременно познакомить наших восхитительных поварих, уверен им будет о чем поговорить! — рассказывал гость, сверкая смешинками в карих глазах.

— Нужно непременно подумать над этим, — отвечала я, пригубив бокал лурийского вина изумительного янтарного цвета. — Кстати, на десерт наша миссис Блез испекла великолепные пирожные из ягод клубники и шоколада, что умеет делать только она.

— У меня будет к вам просьба, чтобы вне стен этой комнаты я оставался для всех повернутым на магической академии ректором, — с самоиронией попросил Алексис, допивая бокал вина.

— Конечно, в ОверХаусе вы всегда можете быть спокойны, никто не нарушит ваше инкогнито, — ответила я гостю. — И мы позаботимся, чтобы и иллюзия держалась идеально.

— Скажите, Тори, — говорил принц, удобно устроившись в небольших креслах, из мягкой серо-синей кожи на уютном балконе, с которого открывался невероятный вид на внутренний сад замка.

— Именно благодаря вам я пробовал сегодня эти прекрасные блюда, и вижу великолепный сад?

— Да, вы правы, стол хозяев замка конечно более богат, чем наш сегодняшний, но все эти изысканные блюда не всегда вкусны, — отвечала я.

— Но почему?

— Нынешней герцог Оверлийский любит совмещать несовместимое. Ему кто-то из столицы присылает рецепты самых разных блюд, именно их и требует готовить лорд. Иногда над приготовлением еды для хозяев следит личный камердинер лорда Олиса. Завтра у вас будет возможность попробовать эти блюда, — весело улыбаясь, рассказала я.

— Вы коварная девушка! — смеясь, ответил мне Алекс. — А сад?

— И тут Вы правы, его в подобном истинном виде вижу лишь я, да домовые.

— Домовые? — с удивлением проговорил принц, подскочив. — Они существуют? И они не миф?

— Конечно, — с улыбкой ответила я.

«Вер, не хочешь представиться будущему королю?» — мысленно спросила верного друга, который тут же и появился.

— Представляю вам, Ваше Высочество, ВерДома главного домового ОверХауса.

Важный Вер поклонилась принцу.

— Для меня честь видеть и быть видимым для вас Ваше Высочество, — Вер приложил правую руку к сердцу, показывая тем самым свое уважение.

— Невероятно, я даже не мечтал увидеть домового, считалось, они пропали с эпохой ДомовХаусов, — ошеломленный Алексис, рассматривал ВераДома.

— Как видите, эта эпоха возвращается, — проговорил Вер. — Да и Овер всего семнадцать лет спал, не так долго в сравнении с другими замками, которые до сих пор спят. Наш старый великан около ста лет один питал, как мог магические нити мира. В эти годы магии сильно не хватало, видимо с этим и связано то, что о «живых» домах и нас, домовых, так быстро забыли. Кстати, очень надеюсь, скоро и еще один замок проснется.

— Вы говорите удивительные вещи. Когда-то и королевский дворец был ЛонтонХаусом, таким же «живым» замком, может быть, и он спит? — с надеждой в голосе спрашивал принц.

— Все может быть.

Не хотелось мне пока раскрывать секрет королевского Дома.

— Я на это очень надеюсь… Сам дворец построили заново почти рядом с мифическим замком. Но недавно у меня появилась надежда, прорицательница сказала, можно возродить ЛонтонХаус. Нужно только найти его истинную Хранительницу, — тут принц посмотрел на меня, с мольбой в глазах. — Думаю, я нашел ее в стенах Овера.

— Вы отыскали Хранительницу Лонтона у нас в ОверХаусе? — наигранно спросила я.

— Да, у вас, — улыбаясь, отвечал он. — Мне вечером было небольшое видение, такое долгожданное, что я сначала не мог поверить в него. Видимо это Дух Овера помог мне найти ее. Мою Хранительницу. Мою Истинную.

— Что вы видели?

— Совсем молоденькую девушку, почти девочку, блондинку с невероятными голубыми глазами, как небо. Она смеялась, играя магией, и звала вас, Тория, — обратился он ко мне. — Пожалуйста, скажите кто она? Моя нежная юная фея.

— Алекс, она еще очень мала. Ей всего двенадцать лет, — старалась защитить младшую названную сестричку. — И она должна спокойно вырасти, полюбить вас, только в этом случае у вас получится истинный союз, и Лу станет Хранительницей Лонтона.

— Да, я прекрасно понимаю, что она еще молода, — успокоил меня будущий муж сестры, пусть и в далеком будущем, но принц им станет. — Путешествуя по королевству, я искал не только сильных магинь для Академии Магии, я искал ЕЕ. Мою Истинную. Она вместе с остальными девочками будет учиться в моей академии. Так вы скажите имя мой «Лу». Кто она?

— Это Луиза, младшая дочь герцога Олис Оверлийского, — проговорила я, следя за реакцией принца.

— Удивительно! Как в такой семье… могла родиться моя принцесса? Они же все насквозь гнилые, темнота вместо света души, — в шоке прошептал он.

Будущий король Алайонии еще долго вглядывался в прекрасный сад, раскинувшийся под балконом. Казалось, он представляет, какой была жизнь его маленькой девочки в этом доме. Алексис был настолько погружен в свои мысли, что не сразу заметил появление Духа Дома рядом с цветущей камелией.

«Приветствую вас, дети мои, — услышали мы ментальный голос Тигра. — Несказанно рад видеть вас, Ваше Высочество».

— О Талан! Неужели я вижу самого Духа ОверХауса? — спросил удивленный принц. — Не могу высказать свои чувства, от происходящего со мной сегодня! Сколько нового узнал и увидел!

«Разве я мог не посетить ректора Амитонской Академии Магии, — с улыбкой в голосе говорил Дух. — Вы, Алексис, как ее глава сделали неимоверно много для восстановления магических нитей королевства. А сегодняшняя подпитка нитей Овера, вообще была как подарок Талана!»

— О чем вы? — в недоумении спросил Алекс у Тигра.

«Когда вы пытались скинуть излишки магии, накопившейся за день… — начал рассказ Дух Овера, — я немного вклинился в этот процесс, каюсь, поступил самовольно, не спросив разрешения. Стенки купола пропустили эту энергию, преобразовали те отрицательные эмоции, накопленные за день. И всю эту вкусную магическую силу я впитал в стены замка, — с упоением говорил Тигруля. — Это было неимоверно приятно, как же давно я не общался со своими братьями, они все спят», — уже с грустью закончил рассказ он.

— Эта магическая энергия помогла и мне восстановится после помощи горному поселку, но и передать ее всему герцогству, — проговорила я с благодарностью. — Думаю, множество живых существ хотели бы сказать вам свое «Спасибо».

Глава 11

Тория Оверлийская.


Наутро мне опять пришлось побегать по поручениям грозной экономки, да и герцогиня Лукреция была явно не в духе. Видимо ее сильно задело то, что на территорию Овера будут порталами попадать магически одаренные девушки, а ректор Шериэнский будет их проверять на качество магии.

Для леди существовали только ее дочки, причем две старшие, Луизу она не любила, и старалась это показать девочке постоянно. А тут незнакомые девицы, да еще и кто-то из простых сословий. Такое пережить герцогине было очень сложно.

Сегодня я хотела помочь девочкам-горничным в уборке библиотеки, что не так часто посещалась хозяевами Овера. Но приехавший ректор Амитонской Академии Магии мог заглянуть в царство книг, и силы бедных служанок были направлены именно туда.

Одним из любимых мест для меня стала библиотека, казалось, там витал дух прошлого старого замка. Стены до потолка заполнены книгами, стеллажи и на втором этаже библиотеки, куда вела резная лестница из темного ломейского дерева. Не все отделы видны обитателям ОверХауса, а часть так и будет скрыта, редкие издания не к чему было показывать простым людям.

Я почти каждое свободное время проводила с книгами, читая их в уютном уголке второго этажа. Помню еще в детстве, во время ночных посещений спящего тогда ворчуна, я обожала читать милые сердцу книжки на этом мягком диване.

Библиотека, конечно, иногда очищалась магически, но это было в качестве помощи горничным. Учитывая объем работы, возложенный на них, им было сложно справится еще и с огромным книгохранилищем. Чаще же использовать магию ВерДом не хотел:

— Лучше мы восстановим еще частичку герцогства, чем будем применять магию там, где почти никто не бывает, — объяснил он свое решение.

Сегодня же наша строгая экономка увидела пыль на полках библиотеки, и тут же направила туда несколько служанок, которые и трудились там с раннего утра.

Приезд второго гостя ОверХауса застал меня, когда я проходила по коридору второго этажа. Настроение было хорошее, я обожала бывать в мире книг. Внезапно что-то притянуло мой взгляд, и, посмотрев вниз, я застыла.

Он стоял около главных входных дверей замка, держа в руке небольшой кожаный саквояж.

Молодой человек примерно пятидесяти пяти лет, был одет в простой дорожный костюм темно-синего цвета. Из-под расстегнутого плаща виднелась черная рубашка с голубым воротником, символом Служителей Светлейшего Талана. Невероятные ультрамариновые глаза были устремлены на меня.

Я не могла сдвинуться ни на чуть-чуть. Как оказалась внизу не поняла, только что была не вершине второго этажа, а тут уже в холле рядом с Ним.

Его взгляд окутал меня, окружил теплом.

Те секунды, когда наши глаза встретились, я запомню навсегда. Казалось лавина нашей энергии, магической силы вышла из нас. Закружила огромным вихрем. Мы сами уже не были прежними.

В этом смерче стояли мы. Я и Он. Или уже «МЫ».

«Кто ты?» — спрашивала я.

«Кто ты?» — вторил он мне.

«Это ваша Судьба, — пронеслось у нас в головах. — На правах Хранителя Слова Светлейшего Талана объединяю ваши жизни в одну, дети мои, — продолжил голос Духа Овера. — Отныне у вас Едины и Сила, и Магия. Да будет так!»

Такой теплоты, нежности, ощущения правильности, я не испытывала никогда. Эти чувства, эмоции были неповторимы. Мы кружили в древнем танце истинных пар, общих душ. Никогда не верила в эти сказки. Как оказалось зря.

И тут нам открылись мысли друг друга, жизнь моего единственного пронеслась у меня перед глазами. Сильный, великолепный воин, немало прошедший, хорошо обученный маг, с сильной королевской магией, но очень горячий мой мужчина.

Чересчур горячий! Столько женщин вокруг него вижу, и как больно «смотреть» на то, что вытворяет он с ними. Каждый раз новая пассия, новая любовница.

Грудь стянули невидимые путы боли!

Не смогла сделать ни вдоха! Сердце вот-вот порвется!

Я рассыпалась на несколько миллиардов кусочков.

С трудом вынырнув в реальность, не смогла придти в себя. Все вокруг замерло, и постепенно пришло в движение.

«Никогда! Слышишь, никогда не смей подходить ко мне! — с огромной болью в сердце проговорила я. — Столько сменяющихся женщин, это немыслимо! Забудь обо мне!» — прокричало мое разбитое сердце.

Не помнила как оказалась у себя в комнатке, упала на кровать и дала волю слезам.

Проплакав с полчаса, я почувствовала прикосновение теплых рук к моей руке. Открыв опухшие от слез глаза, я увидела сидящую рядом Олли. Домовая вытерла мои слезы, нежно гладила меня по голове.

— Ну что ты так убиваешься, деточка, — успокаивала она меня. — Не плачь.

— Но, Олли, у него столько женщин, их очень много! — икая, проговорила я. — У Моего мужчины. Моего! Множество любовниц. Он бабник и ловелас!

— Тори, но это все было до тебя! — пыталась образумить меня домовая. — Какой мужчина без личного багажа?

— Не знаю… но как было больно видеть Его рядом с ними, — рассказывала. — А что они творили в постели… — краснея и смущаясь, выдавила я.

— Девочка моя, но раз ты это увидела, значит, это говорит о том, что твой истинный ничего от тебя не скрывает, — продолжала успокаивать меня она. — Да и чего не бывает за закрытыми дверями между мужчиной и женщиной. Но разница есть, когда он с любовницей или же с избранницей, истинной. У вас с ним будет как впервые!

Умывшись и приведя себя в порядок, я пошла в кабинет к портрету родителей. Рядом с ними всегда успокаивалась, будто тепло маминых рук ощущала.

«Тигруля! Что это было, там, в центральном холле?» — спросила я мысленно Дух ОверХауса.

«Ну… Это был ритуал Единения сил и магий… — после паузы тихо произнес Тигр. — Только я не пойму, почему у тебя была такая странная реакция на него».

«А ты хотел другой реакции у меня на то, когда я „увидела“ у Моего мужчины безумное количество любовниц?» — продолжала я.

«Но Тори, это было ДО тебя, — теперь это уже говорил Дух Дома. — А вообще ты не права, тебе попался очень хороший муж, неимоверно храбрый воин и сильный боевой маг. Это хорошо, что ты все в его сознании не увидела. Сражения с темными и порождениями мрака никогда не были приятными. Я в отличие от тебя это увидел. Примерзкое же зрелище они представляют собой, и, убивая их, наши воины зачастую жертвуют собой, отдавая свои жизни во имя королевства».

«Но я думала, что прорывы давно закончились, и ткань мира стала более прочной?»

«Это почти так, сильнейшие прорывы закончились лет тридцать назад. Как раз усилиями принца Доминика и его отряда, — объяснил Тигр. — Много тогда сильных магов полегло, прежде чем смогли найти причину прорывов. Но когда ОверХаус уснул почти двадцать лет назад, прорывы стали вновь более сильные. Не такие серьезные как раньше, немного слабее. И закрывать эти прорехи опять приходится команде твоего мужчины. А истинную картину происходящего король решил не раскрывать народу, незачем его пугать. Ситуация должна немного измениться в лучшую сторону, когда ты вступить полностью в права Хранительницы ОверХауса. Вся надежда на Луизу и ЛонтонХаус, пора уже просыпаться и моему старшему брату».

«Нужно восстанавливать магию Овера!»

«Все верно, но до идеала еще очень далеко. Работы предстоит много, — продолжил Тигр. — И как раз с этим и должен тебе помочь Ник. А ты его так напугала своим поведением. Бедный парень сейчас в непонимании».

«Да, наверное, я немного перегнула палку…»

«Немного?..»

Глава 12

То же утро, ОверХаус.


Алексис проснулся с рассветом, всю ночь ему снились самые прекрасные образы будущего, которое он только мог представить.

Миниатюрная хрупкая блондинка, с глазами голубыми как летнее небо, прекрасная и нежная в бело-золотом платье рядом с алтарем Талана. Фамильная диадема Лайонов сверкала не ее голове, покрытой ажурной фатой. Яркий незабываемый ритуал Единения сил и магий.

Ласковые руки любимой, ее робкое смущение, бархатная кожа которую невозможно не целовать. Нежные стоны любимой, жаркая, сжигающая, страстная ночь.

И самое невероятное в этом сне это были дети! Очаровательная малышка, только делающая первые шаги, как она с заливистым искрящим смехом взлетала вверх в его руках. Или нежно обнимала маленькими ручками свою любящую маму, такую же беляночку как и сама.

Мальчик же с важным серьезным видом показывал Алексу свое умение ездить верхом на пони. Хвастался, как дедуля учил его сражаться на мечах, малыш с гордостью показывал свой деревянный меч. Умные карие глаза с красными всполохами будущего принца были удивительно похожи на глаза самого кронпринца.

Алекс долго лежал в постели, вспоминая невероятный сладкий сон. Он был безмерно благодарен Духу Дома за подаренное видение будущего. У него словно выросли крылья, и появилось уверенность, что все идет верно, он на правильном пути.

Завтрак в кругу семьи герцога Оверлийского ректор еле выдержал. Подобострастные, льстивые лица и слова начали раздражать его довольно сильно.

— Попробуйте икру, Ваше Сиятельство, — нахваливал ломящийся от блюд стол. И это завтрак? Он не понимал, зачем столько еды утром. — Омлет с семгой и горохом, превосходен, он нынче в моде в столице. Мы никогда не отстаем от новых модных тенденций. Обязательно съешьте салат по-гоукски с апельсинами, как вы знаете, эти заморские фрукты увеличивают способности к магии. Наша дорогая Викторина ест их уже пять лет. Уверен, они плодотворно сказались, и мы увидим результат уже завтра, — проговорил герцог Оверлийский, с гордостью глядя на старшую дочь.

«Граф Шериэнский» с трудом усидел на месте. Посмотрев на леди Викторину сквозь толстый слой пудры, увидел на лице красные пятна. Да, не больно хорошо сказалось чрезмерное употребление цитрусовых. Тут лекаря пора звать, а не уровень магической силы измерять.

Ел ректор с трудом, почти все продукты, которые были на столе он, мягко скажем, не любил. Внезапно перед ним опустилась тарелка с неимоверно вкусно пахнущей кашей с фруктами.

— Это специально для вас приготовила наша повариха про просьбе Тории, — тихо сказала маленькая женщина, принесшая ему чудо кулинарного искусства. Домовая, понял глава академии, и с удовольствием принялся за еду.

— Вижу, вам понравился наш изысканный омлет, — с довольным видом произнес хозяин дома.

«Граф» присмотрелся к своей каше, тарелке с мясным пирогом и кружке вкуснейшего чая. Для всех остальных ректор ел то же, что и они.

Может быть, желудки хозяев дома уже привыкли к такой пище? Для ректора это невероятное сочетание продуктов, что было на столе, казалось, немыслимым.

— Спасибо за наивкуснейший завтрак, — произнес принц, наевшись вдоволь. — Ваша Светлость, благодарю вас за прекрасный прием, оказанный мне. А так же огромное спасибо всему удивительному ОверХаусу за вкуснейший завтрак, который мне приходилось пробовать.

Нынешний хозяин Овера расцвел в улыбке, благосклонно кивая.

— Мы рады, что вам понравилось у нас, — отвечал герцог с пафосом. — Думаю, вы вполне можете отплатить за этот прекрасный прием. Завтра результаты наших девочек должны быть исключительными.

За спинами хозяев появился ВерДом в серо-синем костюме, поклонился ректору, высказывая благодарность за теплые слова.

Удивительные вещи происходили в старом замке, проснувшийся Тигр, незаметные домовые, непередаваемое ощущение счастья, царившее в Доме, подумал кронпринц.


Тот же день, окрестности замка ОверХаус.


— Господин ректор, я отобрал для Шериэна еще несколько девушек, — проговорил мистер Проди, секретарь и незаменимый помощник главы Амитонской Академии Магии. — Открываю для них портал через пять минут.

— Хорошо, Дэмис, захвати этих двух еще, — ответил он, опускаясь в кожаное мягкое кресло. — У них нет редкой магии, но одна будет сильной магичкой воздуха, вторая огня. Неплохой улов для королевства. Уверен встречающий их профессор Арчерс будет в восторге.

Уже больше трех часов ректор Шериэнский выискивал бриллианты среди девушек, пришедших для проверки магии. Безусловно, они обладали в какой-то мере способностями к ней, но проверять всех у лорда не хватило бы ни сил, ни времени. Именно для этого и прибыл его секретарь, чтобы отправлять будущих адепток сразу в Шэриэн, графство доставшиеся принцу от прабабушки. Там развернули целый лагерь для подробной проверки, и уже там решали, где будут учиться дальше юные дамы. Самого же профессора больше всего интересовали девочки с уникальными видами магической силы. Почему-то сложилась ситуация, что эти спящие еще несколько лет назад дары Талана, не просыпались у мальчиков.

Пока сильных магинь было не много, а с редкой силой всего одна. Считалось, что магия истинных пар исчезла лет пятьдесят назад, а тут появилась огненная бестия, видящая именно их, пары предназначенные друг другу судьбой.

— Профессор, а вы сегодня встретите свою судьбу, — заявила девушка с ходу, просто посмотрев Алексу в глаза. — Только она еще маленькая, подрасти ей нужно.

Эту яркую егозу уже отправили в Амитон, пусть осваивается на новом месте, среди будущих подруг. За последний месяц ему удалось найти девять малышек с редкими видами магической силы. Это невероятное везение для будущего королевства.

— Ваше Сиятельство, вы обязаны посмотреть меня без очереди, — негодующе донеслось с поляны, где девушки ожидали своей очереди. — Я баронесса Нежинская, мне положено по рождению быть во главе очереди.

Отпихивая высокую девушку с глазами цвета янтаря, в шатер главы академии ввалилась крупная жгучая брюнетка и тут же уселась на кресло для претенденток. Ректор с секретарем были в шоке от подобной наглости, сколько отборов они провели, то такое видели впервые.

— Объяснитесь немедленно, леди, — гневно сверкая глазами, произнес Алекс.

— А вам матушка графиня Шериэнская не рассказывала, что нужно пропускать вперед дам высший сословий? — подняв вверх подбородок, высокомерно произнесла девушка.

— Извините, Ваше Сиятельство, — обращая на себя внимание, заговорила девочка, которую потеснила грубиянка. — Я совсем не против уступить первенство леди баронессе, раз ей так нужно. Мне матушка герцогиня Славская всегда говорила, нужно пропускать нуждающихся вперед.

Благодаря янтарной леди ректор немного остыл, но и прощать такое отношение к себе не желал. Секретарь же со смехом смотрел на сидящую леди. В академии все знали, ректора лучше не злить, разнесет к франу и забывай, как звали.

— Что на это скажите, леди? — не называя по титулу девушку, спросил Алексис. — Вы оскорбили особу вышестоящею по рангу титула.

— Ой, да ладно! Ну, какая из нее герцогиня, поди бастард, — в очередной раз оскорбляя девушку. — Давайте уже проверяйте мою магию, наверняка у меня какой нибудь редкий дар.

— Приступим, — поставив рядом с невоспитанной баронессой белоснежный кристалл, который заискрился, и выдал темно-коричневый цвет с зелеными пятнами. — Да… Этого я и ожидал, — принц щелкнул пальцами, образовав портал, из которого вышел огромный орк.

— Вызывали, Вашество?

— Гют, эту леди отправишь в закрытую часть Вилонской Академии. Передашь ректору Мрену, его новая адептка с явными способностями к некромантии, — стальным голосом произнес ректор, он же кронпринц.

— Нет! Меня куда? Что за академия такая? — верещала девица. — Да за меня может сам принц сватался, я вы тут…

— Совсем забыл, Гют, передай записывающий кристалл лорду Мрену, думаю, его порадует то, как умеет общаться его будущая арестантка, — забил последний гвоздь в гроб юной леди Алексис, гневно метая глазами молнии.

Орк быстро взвалил на плечо онемевшую девушку и исчез вместе с ней в портале.

Глава 13

Принц Доминик Лайонский.

Утро того же дня, ОверХаус.


Как же сложно было отпустить мою девочку, расстаться с теми невероятными чувствами, которые вызывало единение наших магических сил. Какой нежностью и счастьем меня накрыло! Моя единственная светилась от нескрываемого восторга, и я вместе с ней.

Хотелось прокричать на весь мир: «Моя! Никому не отдам!» Воспоминания, увиденные мной после ритуала, повергли в шок! Моя малышка и есть Хранительница ОверХауса! Именно ее и должен был отыскать я в старом замке. И найти в Хранительнице свою истинную. Это немыслимо, невероятно! У меня было отчаянное желание, чтобы время как можно дольше не запускалось! Хотелось подольше побыть в нашем с единственной мире, где только она и я.

Случившееся потом, я не понял. Моя нежная малышка вдруг превратилась в разъяренную фурию. Было больно слышать ее слова, но я понимал, она увидела в моих воспоминаниях что-то не сильно приятное. Даже обидное для нее.

Только что? Мое истинное лицо, и кто я? Да, нет. Не думаю, что именно это послужило причиной.

Фран!.. Вот прав был отец. Идиот я! И нужны мне были эти ш… слишком активные дамочки? Ну вешались сами на меня. Льстило может быть их внимание? Сейчас и сказать сложно. Кем они для меня были? Да никем. Пользовался и забывал. Конечно, был не прав, но при моей занятости иметь постоянную любовницу не получалось. Но разрядка нужна была как воздух.

Как представил, что могла увидеть моя маленькая невинная девочка, становилось не по себе. Буду вымаливать прощение у моей малышки.

А интересно, в воспоминаниях моей пары мне показался дорогой братец? Или он и, правда, тут в Овере. Да, интереснее все становится поездка в старый замок.

Пора вновь входить в роль Служителя Талана. Нужно «знакомится» с ненавистным семейством, фран их побери…

Меня провели в приемный зал центральной части замка, большая часть обстановки давила своей пафосностью. Единственным глотком естественности казался зеленый лес, видневшийся сквозь портьеры.

Лорд Олис восседал с важным видом в центре комнаты, на золотистом кресле, как на троне. Его жена и старшие дочери сидели на диванчиках, с показным величием и превосходством.

— Отец Николос Служитель Светлейшего Талана Амитонского прихода, — представил дворецкий меня.

— Рад приветствовать Вас, Ваша Светлость, — проговорил я хозяину, усаживаясь в кресло напротив того. — Очень приятно было путешествовать по вашему герцогству. С радостью заметил, что вам удалось справиться с упадком на ваших землях. Слава Талану, по пути сюда, я уже не видел голодающих и нищих, как это было четыре года назад. На душе становится светло от этих перемен, — проговорил «Служитель Высшего».

Лицо герцога Олиса пошло пятнами, было видно, он эту тему совсем не приветствует. Да гори синем пламенем все деревни кругом, лишь бы у него был достаток и покой!

— Не настолько все было и плачевно, — начал лорд, краснея еще больше. — Деревни у нас всегда в замечательном состоянии. Не понимаю, о каком упадке и голодающих вы говорите, — протестовал и стоял на своем он.

Про то, что герцог говорил вчера первому гостю можно «забыть». Нужно держать лицо перед Служителем Светлейшего.

— Как странно, я часто проездом бывал в вашем герцогстве, и прекрасно помню его внешний вид, — продолжал «святой милорд», желая выяснить ситуацию. — И слава Талану, все наладилось!

— Конечно, слава Талану! — опомнился, наконец, хозяин замка.

Младшие леди сидели, чинно сложив руки на коленях, как и подобает юным аристократкам. От вида старшей дочери герцога у меня пошла дрожь по телу, не очень приятная у нас была последняя встреча. Несказанно был благодарен АрхиСлужителю Амитона (столицы королевства Алайонии), за то, что мне помогли попросить благословения у Талана. Иначе в своем истинном виде меня бы тут вмиг женили на Викторине.

— Отец Николос, а расскажите нам, пожалуйста. Вы видите Его Высочество принца Доминика? — с придыханием произнесла старшая дочь лордов, накручивая на милый пальчик белокурый локон.

— Да, юная леди, иногда случается видеть его, — ответил я, изображая интерес к разговору, хотя хотелось бежать подальше от этой «гарпии».

— Дело в том, что Доминик оказывает мне знаки внимания, — сочиняла Вики дальше. — Думаю и предложение руки не за горами, — выстрелила девица.

После этих слов, у меня перехватило дыхание, и легкие сотрясались кашлем. Как же ненавистны мне ее слова! С большим трудом с помощью магии, заставил разбушевавшийся организм успокоиться.

— Извините, что-то простыл в дороге, — сгладил свой кашель.

— Да-да, представляете, через несколько лет вы будете вспоминать, как сидели в одной комнате с будущей королевой, — фантазировала и говорила околесицу уже герцогиня, светясь от своей мечты о возможном будущем.

От этих слов у меня в глазах потемнело, хотелось свернуть головы этим глупым выскочкам. Она фактически говорит о смерти Алексиса? Или мы с ней понимает ситуацию слишком по-разному?

— Постойте, но вы говорили про Его Высочество принца Доменика, — жестко сказал я, пытаясь прояснить весь сказанный ею бред. — Но он же не кронпринц! Может объясните свои слова, леди Лукреция, — гневно проговорил я, сжав руками подлокотники дорогого кресла, до хруста дерева. Неужели она совсем не понимает, кому и что говорит? За такие разговоры можно в руки Святой Инквизиции попасть и не только на эшафот пойти!

— Матушка, что вы говорите? Опомнитесь! — услышал я шепот леди Оливии, видимо, она не настолько сумасбродна как ее старшие родственницы.

— Не обращайте внимания, отец Николос, — вклинился в разговор сам герцог, стреляя гневным взглядом на жену. — Это бабья дурь. Что только язык не мелит, — пытался исправить напряженную ситуацию. — Расскажите нам, пожалуйста, с какой целью вас направили в наше герцогство Светлейший.

После небольшой паузы, я все же успокоился и, войдя опять в роль Служителя Высшего, продолжил разговор.

— Светлейший Талан был очень сильно обеспокоен происходящим в герцогстве, — проговорил «святой милорд». — И на меня возложена миссия помочь установлению порядка и благоденствия в Оверлийском герцогстве. Оно очень много значит для всей Алайонии, да вы и сами это знаете, зачем я вам это объясняю.

После окончания своей небольшой речи, я встал, давая понять, что хотел бы покинуть столь гостеприимных хозяев.

— Да, конечно. Будьте нашим гостем, мы всегда рады Служителям Талана, — с трудом проговорил лорд Олис, тягаться со святыми милордами ему было не с руки, слишком много неприглядных тайн имел нынешний герцог Оверлийский. — Наша экономка, мисс Стоур вас проводит в приготовленную комнату. Будем ждать вас к обеду, — старался задобрить он.

Глава 14

Отступление 1.

Принц Доминик Лайонский.

Королевский дворец Амитона Лонтон. Пару недель назад.


Вчера в Шете опять случился прорыв ткани мира. В который раз пришлось рисковать собой, одновременно латая и уничтожая ту мерзость, что перемещалась с помощью этих дыр. И когда же это закончится?

Вспомнить страшно, творящиеся тридцать лет назад. Постоянные прорывы, толпы темных монстров и порождений мрака. Сколько тогда полегло наших боевых магов, пока Алексис не нашел причину прорывов. И сам залатал огромную прореху в ткани мира.

Казалось, тогда все закончилось, но нет… Небольшие прорывы время от времени приходилось закрывать. А лет девятнадцать назад они стали опять намного серьезнее. Опять нужно было вкладывать много сил, для уничтожения всех монстров выходящих из них…

Так и вчера слишком много сил было отдано, попался сильный монстр среди разной мелочи. Втроем с ним бились. Одолели с трудом, но сильно ранило меня и Роя. В портал вообще не помню, как прошел. Спасибо Джей помог.

Лекари со мной долго возились.

— Ваше Высочество, только неделю назад мы лечили ваше многострадальное бедро. И его же опять и ранили больше всего, — ворчал главный лекарь отца. — Вы совсем не даете организму восстановиться, это отрицательно сказывается на нем. Пора дать себе отдых.

Отсыпался в лазарете королевского дворца примерно часов пятнадцать, не меньше. Еще бы столько же поспал. Но личный камердинер и секретарь в одном лице передал от отца просьбу о встрече.

Я шел по коридору Лонтона, совсем не замечая величественной обстановки дворца: изящные колонны, стены во фресках великих былых сражений, дорогие финейские гобелены, золотые рамы прекрасных полотен известных художников. Какой-то холодный дворец династии Лайонов, будто это не мой замок, не мой дом. А где же он, «Мой» Дом? Найти бы его… мечты все…

Видеться с Его Величеством удавалось не часто, эти встречи для меня всегда желанны и приятны. Даже когда получал отцовский подзатыльник за нерадивое отношение к женщинам. Если догадки верны, то отец вызывал к себе чтобы сказать ту же самую, постоянно обсуждаемую просьбу…

— Сын, сколько можно слышать про тебя неприятные для нас с матушкой слова! — часто распекал меня папа. — «Бабник», «ловелас», и много еще каких «приятных» слов про тебя говорят во дворце. Пора завязывать с этим! А то заставлю жениться!

При мыслях о женитьбе у меня заледенело тело. Нет! Ни за что! Вокруг одни охотницы до титула, стать принцессой слишком много желающих. Френ их побери! Не мог я представить ни одну из этих девиц своей женой! Да почти каждая фрейлина матери побывала у меня в постели.

Сегодняшнюю ночь мою постель согревала горячая Мариэлла, или Никорелла, вот же… даже забыл уже как звали эту жаркую чаровницу. Эта малышка в ближайшем будущем выходит замуж за графа Шера. Ну да, не первой молодости лорд. Вот и прыгает его невеста по постелям придворных.

И после этого отец хочет, чтобы я женился! Не хочу!

Я зашел в королевскую оранжерею, в ней было немыслимое количество разнообразных цветов и кустарников. Тут были островки с жасмином и сиренью, камелией и рододендронами. Многие цвели круглый год, маги превосходно знали свою работу. Запахи ирисов и гортензий, циний и гвоздик разносились повсюду.

Матушка любила больше всего орхидеи, именно среди них Ее Величество часто прогуливалась.

Отец же образовал свой островок отдыха в окружении розово-желтых торий, лепестки, которых переливались перламутром. Это были любимые цветы покойной королевы Славилы Лайонской, моей дорогой Ба. Несказанно жаль, что ее уже с нами нет. Вспоминаю, как она говорила: «Именно эти цветы помогут мне найти свою судьбу и любовь». Сентиментальная была старушка в последние годы. Постоянно твердила мне «Не пропусти Ее!», «Найди Ее!» Так и не понял, про кого бабуля говорила.

Папа сидел в большом мягком кресле вишневого цвета, казалось, он задремал. Но стоило мне подойти, как он открыл глаза и встрепенулся.

— Доминик, рад видеть тебя, — улыбаясь, сказал Его Величество, жестом приглашая меня присесть в соседнее кресло. — Как бы тебе не хотелось, но разговор предстоит серьезный. Пора заканчивать с этими девицами!

— Но, папа… — пытался возразить я.

— Подожди, дай договорить!

Не дал мне возразить папа.

— Почему-то мне иногда кажется, слухи они специально распускают! Чтобы завлечь тебя в силки женитьбы, — продолжал он. — Я понимаю, ты мужчина в расцвете лет. Тебе просто необходим секс, но подобные разовые отношения неприемлемы для принца.

— И что ты мне предлагаешь? — спросил я, еле сдерживаясь, как же надоели подобные разговоры. — Найти одну постоянную любовницу, содержанку?

— Нет! Это не выход! — как отрезал папа. — Тебе необходимо жениться, — твердо сказал свое слово Его Величество.

— Отец! Но я не вижу в ближайшем окружении девушки, которую захотел бы назвать своей женой! Вокруг одни лживые, похотливые обманщицы и охотницы до титула.

— Вот скажи, зачем мне жениться на женщине, что побывала в постелях всего двора?

— Не может быть того чтобы в нашем дворе не было ни одной нормальной, чистой девушки… — удивленно проговорил отец. — Да что-то я выпустил из вида нравственный облик наших фрейлин. Нужно поговорить с Ее Величеством, да обновить к франу весь состав этих девиц!

— Матушка на их шалости смотрит сквозь пальцы. Тебе понятно, что не до женской половины двора, ты постоянно занят. Королевский кабинет обжит тобой намного больше, чем спальные покои. Давно пора переложить еще часть своих обязанностей на Алексиса! — раздраженно воскликнул я.

По мере сил мы с братом помогали отцу, заседали в Королевском Совете, вели по несколько направлений министерств.

Я почти семь лет как работал в отделе Внешней Канцелярии, да вместе с командой боевых магов латал появляющиеся прорывы.

Брат учил адетпов в Амитонской Академии Магии, дослужился до ректора. Алекс основательно повернут на науке и магии, в последние годы постоянно что-то ищет, но не говорит что именно. Как-то в последнее время мы с ним мало общались.

— Как ты оставишь на Алекса Алайонию? — спросил я.

Как бы ни хотелось нервировать отца в редкие минуты отдыха, но высказать свое мнение я не мог:

— Пора ему помогать тебе по-полной!

— Ситуация далеко не проста, сын, — тихо ответил папа. — Да и твой брат много делает того, о чем ты не знаешь. Как же все взаимосвязано!.. Да, он станет следующим королем, очень надеюсь, это случится не скоро! Но… Ты же в курсе, без единства Алайонии, без сильных магических нитях королевство слабо! — обеспокоенно проговорил Его Величество.

— Все понимаю. Прорывы ткани мира ослабляют и нас, и весь мир. Тянется к нам мерзость одна. Вчера один из нападавших был очень силен. Лекари меня отругали уже за безрассудное отношение к своей жизни, и вашим с матушкой нервам.

— Тут они высказали и мое мнение. С каждым разом все сложнее мириться с этой стороной твоей жизни, — обеспокоенно согласился папа.

— Извини, но пока я нужен в НЭДе. Мои ребята не справляются одни, каждый боевой маг на счету, — пытался объяснить я. — А вообще хотелось бы понять, как прекратить уже эти прорывы темных?

— Ты думаешь, я просто так просиживал над книгами в старой части библиотеки? — продолжал рассказ отец. — Я искал причину происходящего. Четыре года назад все было совершенно безнадежно! Еще бы немного и королевство ждал бы крах! Магические нити иссякали, я не мог понять, куда уходила их энергия.

— Да, я помню…

В то время назревала война между ледяными и северными эррами. И нам тогда грозила война с гоблинами, и гномы не отставали, постоянно нападали на наши приграничные городки. В мире много бед и катаклизмов. Множество усилий было приложено нашей Канцелярией, сколько полегло агентов, чего только стоил тот шаткий мир.

— В то время Кристалл Друидов с трудом справлялся с ситуацией, его сияние слишком часто мерцало. Он не мог питать магические нити королевства в полную силу. Сейчас его свет стал более ровным, но все же очень тусклым…

— Папа! Но почему ты раньше об этом не говорил? Все серьезнее, чем я думал! — спросил я, подскочив с кресла.

— Мы с Алексисом искали причину происходящего, но… И еще в последнее время магов рождалось очень мало, словно куда-то уходила вся магия королевства… — не весело продолжал отец. — Словно там она нужнее, такие невеселые мысли возникали.

— Но папа, разве бывает что-то более нужное для Алайонии чем Кристалл Друидов, магические нити и рождение магов? — спросил я, нервно расхаживая по светлым плиткам оранжереи.

— Ты сядь, не метлиши. Налей-ка нам по бокалу моего лучшего коллекционного лурийского вина, разговор предстоит непростой…

Выпив любимый напиток, отец продолжил:

— А знаешь, сын, когда я задал себе этот вопрос, тогда и понял на него ответ. Осознал в чем первопричина сегодняшнего коллапса, — удивил меня Его Величество. — Скажи, что ты знаешь о герцогстве Оверлийском?

— Да ничего хорошего! Старый маразматик герцог, да выводок его дочек… — нервно ответил я, вспоминая последнюю встречу с леди Викториной Оверлийской, старшей дочерью герцога Олиса Оверлийского.

Да приятного мало. Она затащила меня в отдельный кабинет и повисла на мне, откровенно предлагая себя. Как только Талан отвел! Сумел отвертеться от девушки, перед великим явлением в комнату ее папаши, прихватившего для поддержки несколько вельможных особ.

— Нет, я спрашиваю про само герцогство! — внимательно глядя на меня, уточнил папа.

Сколько не думал, в мыслях крутились нынешние герцоги, ну и противное семейство!

— Пап, ну не могу вспомнить ничего про само герцогство. Хотя вроде что-то с замком связано, — предположил я.

— Верно, все зациклено на ОверХаусе. Так называют этот старинный замок, — усевшись поудобнее, рассказывал Его Величество. — Информации по нему почти нет, нашел с огромным трудом крупицы. И самое интересное в том свитке говорится, будто замок «живой».

— Но это же миф! Слышал, раньше они существовали, но уже давно исчезли из нашего мира, — в недоумении проговорил я.

Глава 15

Тория Оверлийская.

Настоящее, тот же вечер, ОверХаус.


Я прошла по скрытым коридорам в классную комнату Луизы, так как там сейчас занимаются мама Ира с Лу. Пользоваться этим потайным ходом мы стали совсем недавно. Домовые расчистили и привели старые проходы в действующие состояние. На стенах повесили новые магические светильники, не требующие частой подзарядки. По своей инициативе мои верные помощники сделали их разноцветными, что очень радовало взор проходящего по проходу.

Несказанно обрадовали меня указатели, таблички, показывающие, куда ведет данный переход. Иногда это было совсем не лишним, ведь эта сеть потайных ходов пронизывала весь замок.

Зайдя в классную комнату, увидела, как сестренка сосредоточенно что-то выводит грифелем в тетради. Двенадцатилетняя девочка, еще не девушка, но уже будущая грациозная лебедь. Представляю, какой ослепительной красавицей скоро станет наша Луиза.

— Тори, что случилось? — увидев меня, озабоченно спросила мама, я ведь никогда раньше не прерывала ее занятий.

— Мамочка, я встретила своего единственного, истинного, — выпалила, прижавшись к родному плечу.

— Не поняла, ты не рада? — спросила она, гладя мою напряженную спину. — И почему моя девочка плакала?

— Ну… Я с ним сначала ритуал Единения сил и магий прошла… А затем очень расстроилась, увиденным в его бывшей жизни, и… Вспылила. Наверное, очень обидела его, — печально смотря на маму, закончила рассказ.

Хотелось, чтобы как в детстве, с ее лаской исчезли все невзгоды.

— О Светлейший Талан! Как такое возможно? — удивленно проговорила леди Ираида, внимательно глядя в мои мокрые от слез глаза. — Тория, ты прошла ритуал Единения! А после поругалась с женихом, — мама Ира села на стул и многозначительно посмотрела на меня. — Моя девочка выросла.

— А почему с женихом-то? — в недоумении спросила я.

— Ну, допустим потому, что после подобного ритуала пара считается помолвленной.

— Вот напасть, он и жених мне теперь, — опять загорелась, мне хотелось немедленно выяснить этот вопрос. — Как такой возможно? Я этого мужчину увидела первый раз сегодня утром! Ну, Тигруля! Ну, удружил! — металась я по комнате, представляя наш разговор с ним.

— А причем здесь Дух ОверХауса? — спросила Луиза, тихо слушавшая нас до сих пор.

— Так это он провел этот ритуал, с согласия Светлейшего Талана, — ответила я.

— Что?.. — спросили Лу с мамой в голос.

— Ну да, с согласия… или как там было сказано… — вспоминала я фразу. — «На правах Хранителя Слова Светлейшего Талана объединяю ваши жизни в одну». Вот как-то так и сказал наш Тигр.

— Девочка моя… — только и могла сказать родительница.

— Что?..

Луиза же закрыла рот, но по искрящимся глазам было видно, как она смеется.

— Тори, поздравляю тебя! Ты сегодня замуж вышла! — светясь озорной улыбкой, выдала девочка.

— Ты уверена, Лу? — спрашивала я, с надеждой на то, что сестренка может быть ошибается.

— Уверена, я недавно книгу читала по ритуалам.

— Интересно, а зачем тебе понадобилась подобная книга? — заинтересовалась леди Ираида.

— Да, просто попалась в библиотеке. Чуть ли сама не прыгнула в руки, — пожимая плечами, ответила девочка.

— Детка, — опять обращалась мама ко мне. — А чем успел обидеть тебя твой мужчина, «которого ты увидела только сегодня утром», — с интересом спросила она, повторяя мои слова.

— Ну… Понимаешь… — смущаясь и косясь на юную Луизу, отвечала я. — Во время ритуала мы обменялись воспоминаниями о своем прошлом. Я «рассказала» о том, кто есть на самом деле, о вас всех, об Овере. А он «показал» свое настоящее имя, чем занимается в королевстве. Но и многочисленных женщин, те нежности, которыми осыпал их… Случайно я «увидела» и то, что они творили в спальне… — мои щеки были как яркими свекла, от смущения не знала куда деться.

А тут еще и Лу с вопросом:

— А что они делали там?

— Вырасти сначала, и узнаешь, чем занимаются взрослые за закрытыми дверьми, — со смешинкой в глазах ответила мама Ира, давая понять малышке «мала ты еще для такого».

— Как всегда! — Лу встала «в позу», надув свои милые щечки, да метая глазами гневные искры. Хорошо девочка быстро отходчивая, надолго ее обид никогда не хватало.

— Доченька, но какой же мужчина без «багажа» любовниц? — теперь и мама повторяла слова Олли. — Ну, были они у него и что? А зато сейчас ты у него будешь одна!

— Это как? — мои глаза загорелись надеждой.

— Уверена, что ритуал проводил Светлейший Талан! Дух Дома был только проводником его воли. И мужчин после подобного ритуала… — слегка помолчала, глядя на ловившую каждое слово девочку, а затем тихо закончила. — Ну не захочет твой муж никого кроме тебя, и все.

* * *

Принц Доминик Лайонский.

Тот же вечер, ОверХаус.


Экономика все с тем же безразличным выражением лица проводила «отца Николоса» в отведенные для него покои.

— Располагайтесь, милорд, я пришлю служанку через полчаса, — сказала мисс Стоур, перед тем как покинуть комнату.

Я осмотрелся, вполне приличные покои, выдержанные в зеленом цвете. Гостиная наполнена вполне удобной мебелью, мягкий диван, пара кресел, все обитое темно зеленой кожей. Красивый резной столик, ваза с розово-красными герберами на ней.

Выйдя на балкон, увидел прекрасный сад, раскинувшийся под ним.

Эта красота может соперничать с королевскими садами всеми вместе, каких только растений тут нет, невероятный запах цветов наполнял мои легкие. Надеюсь, отец с матушкой, когда нибудь смогут увидеть эту красоту, с улыбкой подумал я.

Присев на уютный диванчик в тени цветущей магнолии, задумался о том, что случилось со мной сегодня.

Настолько ушел в свои мысли, и не заметил появление невысокого мужчины, одетого в странный темно-синий фрак с золотыми отворотами.

— Добро пожаловать в ОверХаус, Ваше Высочество, — произнес мужчина кланяясь. — Меня зовут ВерДом, я главный домовой ОверХауса, — представился он.

— Домовой? — с удивлением смотрел я на визитера. Как он узнал кто я? Чем грозит раскрытие инкогнито? Хотя плохого от небольшого мужчины я не чувствовал.

— Совершенно верно! И, да, домовые существуют! — рассказывал визитер. — Многих вы, конечно, не увидите. Не все еще проснулись, только нужные на этом этапе восстановления Дома. Допустим дети и внуки наши еще спят, не к чему пока шумные баталии, что они когда-то устраивали.

— Как интересно, а вы всем гостям замка это рассказываете? — не мог не спросить я.

— Конечно, нет. Даже нынешние герцоги не знают о нашим существовании, — с улыбкой объяснил ВерДом.

— Тогда почему мне показался?

— Так это просто! Как не показаться мужу нашей Хранительницы? — светясь улыбкой, выдал домовой.

— Мужу? Когда это мы с Викторией успели пожениться? — посмотрел я с недоумением и недоверием на говорившего, как я думал, невозможные вещи.

— А как только переступили порог Овера. Помните ритуал, проведенный Духом Дома? Ритуал Единения сил и магии, — разъяснял мне ВерДом. — Слова: «На правах Хранителя Слова Светлейшего Талана объединяю ваши жизни в одну»?

Вот тут я задумался. А ведь точно! Со всей этой нервотрепкой, и ссорой с единственной, выпустил из вида самое важное: слова ритуала.

Я женился на своей маленькой принцессе! Это феноменально!

Потешался над самим собой. Как я тот, который еще пару дней назад мечтал только о том, чтобы отвертеться от женитьбы, сейчас уже счастлив от одной этой мысли!

Да, посмеется, наверное, Его Величество.

— Дух Дома просит простить его за такое вмешательство в вашу жизнь, Ваше Высочество, — опять кланяясь, заговорил вновь домовой. — Но выхода не было. Тории нужна была ваша защита. Скоро у нее начинается очень сложный этап в жизни. В этот раз передача Хранительнице Хауса может пройти с сюрпризами, — ВерДом оглянулся, посмотрел куда-то. — Мне пора, свою миссию я выполнил. Сюда идет Тори. Она конечно уже немного успокоилась, но… малышка всегда была горячей. Пожалуйста, попытайтесь успокоить нашу любимую Хозяйку.

Глава 16

Отступление 2.

Принц Доминик Лайонский.

Королевский дворец Амитона Лонтон. Пару недель назад.


— Информации по нему почти нет, нашел с огромным трудом крупицы. И самое интересное в том свитке говорится, будто замок «живой».

— Но это же миф! Слышал, раньше они существовали, но уже давно исчезли из нашего мира, — в недоумении проговорил я.

— Это действительно так, замок «живой». Эту версию подтверждают и эти цветы, — показывая на тории, добавил отец. — Вернее та в честь кого они так названы, любимая фрейлина твоей Ба, леди Виктория, герцогиня Оверлийская.

— Да Бабуля постоянно про нее говорила… Твердила, что не верит в смерть своей родной девочки, наверное, не хотела верить в плохое, — с грустью проговорил я, опять вспоминая, любимую старушку.

— Ты леди Викторию не помнишь. Когда она появилась при дворе, вас с Алом Его Величество отправил на пару лет на очередные «воинские учения». Я часто сейчас вспоминаю ее, красивая зеленоглазая брюнетка. Весь двор был у ее ног, но она была неприступна ни для кого. Кого ей не приписывали в любовники, а она только смеялась в ответ, — отец ненадолго замолчал, будто вспоминая о чем-то. — В нее был влюблен Мик, князь Микаэль Лурийский…

— Я не знал… — тяжело было вспоминать о лучшем друге папы.

Он был для нас с братом лучшим наставником в боевой магии. Именно благодаря его урокам мы и сейчас побеждаем темных.

— Да… Мик ее боготворил, готов был про нее часами говорить. Как он смотрел на юную герцогиню! Да и она смотрела на Мика более пылко, чем полагалось, я замечал это не раз. Что-то было между ними, уверен… Мик часто пропадал на день-два. Все обещал рассказать мне свой секрет… — папа опять задумчиво посмотрел на тории, тяжело вздохнул, и продолжил свой рассказ. — Времена были не сильно хорошие, правление твоего деда было гнетущим. Когда пришло сообщение о том, что князь Лурийский пропал, я просто не мог поверить, будто вырвали кусок моего сердца. Потерять лучшего друга было тяжело, вас рядом не было, поддержки искать было негде.

Отец опять задумался, ушел в тяжелые воспоминания, крутя бокал с недопитым вином в руках. После того как мы вернулись двадцать лет назад, нашли отца будто замороженного, спрятавшего боль от потери названного брата глубоко в себе. Именно тогда мы и сблизились с отцом, пока пытались отогреть его душу.

— Ладно, давай ближе к делу, — встряхнул головой, прогоняя тяжелые мысли Его Величество. — Прошло недели три после пропажи Микаэля, и ко мне обратилась леди Виктория, спрашивала про него. Я тогда был не в себе, не оказал девушке должного внимания. Как же себя за это винил потом! И вскоре Его Величество Актовиан, твой «чудесный» дед объявил о женитьбе своего тогдашнего фаворита на герцогине Виктории Оверлийской. Причем не о помолвке, а именно о женитьбе! Как тогда ругалась матушка, но ее венценосный супруг стоял на своем и все.

— Да, «дед» был еще тот тиран. И требовал он от нас с Алексом называть его «Сияющим Величеством» и «Превосходным Величеством». Никогда не забуду тот день, когда он велел выпороть меня в десять лет, после того как я назвал его «дедушкой».

— «Сияющие Величество» тогда превосходно отыгрался на моей спине. Сам присутствовал на моем «обучении», как он называл. Все твердил: «Нельзя так потакать сыновьям! Нужно из них воинов с юных лет воспитывать!» — жестко проговорил папа. — Мной же он постоянно был недоволен. Отец жалел, что престол займу после него именно я, он сильно горевал по погибшему Аторансу. Уж мой старший брат был точной копией своего отца, только еще больше сумасброднее его.

— Ты никогда не говорил, что все было настолько плохо, — пытался поддержать папу я.

— Да и сейчас не хочу про них говорить! — немного помолчав, отец продолжил свой рассказ. — Ладно, мы опять отвлеклись с тобой от темы. После так называемой свадьбы, молодые уехали в фамильное гнездо Оверлийского герцогства. А бывший фаворит «Превосходного Величества» стал герцогом Оверлийским. Как и что у них сложилось, никто не знает. Но через пару месяцев прошло известие о смерти леди Виктории. Непередаваемо тогда горевала и плакала матушка.

Я был согласен с папой, наверное, именно эта печальная весть и подкосила ее, состарилась бабуля как-то быстро. Почти не выезжала из Эна, нашего южного герцогства. Только разведение цветов стало отдушиной Ее Величества Славилы Лайонской.

Мы с папой немного помолчали. Уверен, что и он в этот момент думал о нашей любимой старшей родственнице. Глядя на изумительные тории, я вспоминал свои последние визиты к Ба. Мы с Алексом старались почаще ее навещать, чему старушка была очень рада.

— Через несколько месяцев я получил письмо, о котором меня просили никому не говорить, только тебе по прошествии двадцати лет, — папа опять замолчал, видно было разговор дается ему не легко.

А я был в недоумении, и как я связан с Овером?

— В том письме леди Виктория рассказывала о ОверХаусе, что замок «живой» и именно он является сердцем герцогства. Взаимосвязь этого древнего замка и «Хранительницы» питает не только сам замок и герцогство, но и все королевство, — продолжал Его Величество. — Допустим, нити Карийского герцогства потускнеют, это конечно плохо, но не сильно скажется на самой Алайонии. Именно Оверлийское герцогство питало последние сто лет все магические нити королевства.

— Почему же об этом никто не знает? — не мог не спросить я.

— Тут все очень сложно. Когда-то, более пяти тысяч лет назад в мире было множество подобных «живых» Домов. Именно они и питали магические нити всего процветающего тогда мира. Но по непонятной причине эти замки стали засыпать. И так около ста лет назад остался один ОверХаус, наверняка ему было сложно в одиночку делать то с чем справлялись многие.

— Пап, но почему все про это забыли? Ведь прошло не так много времени? — удивлялся я рассказ.

— Не могу про это ничего сказать, может это связано с потерей части магии мира. Но это мое мнение. Нам тогда оказали свою неоценимую помощь друиды. Когда принесли в наш мир энергетические Кристаллы, поддерживающие магические нити мира.

— Друиды раньше вроде бы чаще посещали наш мир, наверное, и на этом сказалось уменьшение магии, — высказал свою версию произошедшего я.

— Да, думаю это верно. Но вернемся леди Виктории. Далее она писала о том, как ее выдали замуж силой, рассчитывая получить контроль над Оверлийским герцогством. Что по сути все же получилось у ее мужа… В конце письма она просила послать тебя через двадцать лет в ОверХаус. Да именно тебя, сын!

И опять удивлению моему не было предела! Теперь уже я сидел в задумчивости, глядя на розово-желтые тории.

— Она знала на столько лет вперед? — озвучил я вопрос, что возник в моей голове.

— Видимо да… — задумчиво ответил папа. — Но леди Виктория просила тебя найти в замке истинную Хранительницу ОверХауса. Именно через двадцать лет она должна находиться в замке.

— Пап, но получается, ты знал о роли Оверлийского герцогства в магических нитях королевства? — спросил я.

— В том то и дело, что знал! Но ты думаешь, я поверил написанному тогда леди Викторией? — король со злостью ударил по подлокотнику кресла на котором сидел. — Я просто сжег то письмо и все! Но неделю назад пришло повторное письмо, копия первого, с припиской: «Теперь-то Вы поверите мне, Ваше Величество!»

Меня внезапно накрыло ощущением, будто мой мир изменится в ближайшее время, причем кардинально. И виной этому будет как раз эта поездка.

— Насколько я понял, девочка появилась в древнем замке еще четыре года назад. Тогда немного прекратился сильный упадок Овералийского герцогства, — проговорил Его Величество. — Люди перестали голодать, земля стала приносить урожай, да и магические нити немного восстановились. Но ОверХаус еще не может «питать» все королевство. Видимо, девочка не вошла еще в силу. Да и как он опять будет справляться в одиночку? Так же еще тот вопрос!

Отец откинулся на спинку кресла, он сосредоточенно о чем-то думал, глядя на безмятежное небо, сквозь прозрачные стекла оранжереи.

— Вот мы и подошли к моей просьбе, вернее нашей с леди Викторией, — проговорил отец, посмотрев вновь на меня. — Ты должен поехать в ОверХаус и найти там его «Хранительницу».

— Папа, ты чего-то недоговариваешь?

Какая-то недосказанность витала в воздухе. Что еще не сказал он?

— Нет, сын. Большего я сказать не могу, — уверенно сказал отец. — Ту приписку в конце второго письма вы с истинной герцогиней Оверлийской сами выполните, без нашего вмешательства, — с хитринкой в глазах произнес Его Величество.

В тот вечер мы еще долго сидели с отцом, решали, как лучше мне появится в ОверХаус. Не хотел я оказаться там в своем настоящем виде, особенно после последней встречи с семейством нынешнего герцога Оверлийского.

И только подъезжая к старому замку, я сообразил, отец так и не продолжил со мной разговор о необходимости жениться. Как странно. В чем же причина этого?

Глава 17

Принц Доминик Лайонский.

Настоящее, тот же вечер, ОверХаус.


Последние слова домового удивили меня и заставили волноваться в ожидании истинной. Скоро я увижу мою девочку!

Послышался тихий стук в дверь, открыв ее, на пороге я увидел Тори. Девушка тревожно смотрела на меня, нервничая, она покусывала нижнюю губу. Мне до дрожи в руках захотелось коснуться ее бархатных щек, вдохнуть сладкий аромат кожи.

— Добрый вечер, Тория. Я несказанно рад видеть вас! — осторожно проговорил я, жестом приглашая малышку войти.

— Здравствуйте, Ваше Высочество, — тихо сказала моя девочка, приседая в реверансе.

— Дорогая, пожалуйста, не нужно этого… — взяв единственную за руку, мягко поднял ее. — Присаживайтесь, пожалуйста, мне очень хочется поговорить с вами.

Малышка опустилась в мягкое кресло. А я же все смотрел и не мог насмотреться на мое чудо в нежно-зеленом платье.

— Тория, предлагаю перейти на «ты». И называть друг друга по именам, если вы, конечно, не против такой вольности.

Истинная задумчиво посмотрела на меня, казалось, она не знала как себя вести со мной. Но все же после небольшой паузы она кивнула в знак согласия:

— Хорошо, я не против этого.

И я продолжил:

— Не могу высказать, что для меня значит встреча с тобой. Такие яркие чувства были для меня недоступны, ты как яркое солнышко, легкий летний ветерок. Хочется находиться рядом с тобой, дышать одним воздухом, касаться твоей кожи. Оберегать от невзгод, помогать во всем, — проговорил я своей малышке, которая почему-то избегала моего взгляда.

Меня это сильно беспокоило, страх потерять единственную заставил меня подняться и встать перед ней на одно колено.

— Девочка моя, умоляю не принимай поспешного решения! — пытался я достучаться до Тории. — Не уверен, что было причиной твоего гнева, могу лишь догадываться. После ритуала, в тот поразительный момент единения нашей энергетической магии, у меня сорвало все преграды. И я мог «показать» тебе совсем не то, что предназначалось для невинной девушки, — объяснял я, виновато глядя на нее. — Помню, только сдерживал видения битвы с порождениями мрака, это бы тебя очень сильно испугало. Сейчас я, конечно, понимаю, что тебя расстроило… Да, я не вел жизнь истинного Служителя Светлейшего. Согласен женщин у меня было слишком много. Но прошлое я изменить не смогу! Умоляю, милая, они все уже забыты!

Я вглядывался в лицо единственной, давая ей время обдумать мои слова. И наконец, она заговорила:

— Присядьте, пожалуйста, Доминик, — подождав пока я сяду в кресло рядом с ней, девушка проговорила. — Наша встреча и для меня была полна невероятного. Внезапно нахлынувшие чувства к совершенно незнакомому мужчине были для меня огромной неожиданностью. Раньше я в такое не верила. Еще утром принадлежала самой себе. А тут одной «Я» уже не было, были «Мы»! Эйфория и сказочная общность магической силы, нежный ласковый свет окутали меня полностью. Стоя там, в холле замка, я хотела не просто прикоснуться, а растворится в ваших объятиях, — тихо вздохнув, малышка долго смотрела в сторону сада, виднеющегося в окне. — Не знаю, почему я так откровенна с вами.

— Тобой…

— С тобой, — исправилась единственная, с нежной улыбкой, от вида которой мне захотелось петь.

Наконец-то ее глаза цвета летней травы осторожно посмотрели на меня.

— Кажется, я знаю тебя уже тысячу лет. Для меня много значили те видения, что ты «показал» мне после ритуала, — малышка опять замолчала, видно было, ей сложно собраться сказать то, что она хотела. — Пока не увидела вереницу женщин. Сколько же их было! Это очень больно. Каждая твоя улыбка очередной любовнице, будто укол в мое сердце.

По щекам моей девочки потекли слезки. Невыносимо трудно было усидеть на месте, и не прижать к себе плачущую малышку, чтобы успокоить.

О Талан, если бы я мог что-то исправить. Сидел рядом с моей девочкой, закрыв голову руками. Было страшно от мысли, что я могу потерять ее.

— Тория, я уже говорил, что именно эти видения не хотел тебе показывать. Многое бы отдал, чтобы изменить тот момент, но это невозможно, — со слезами на глазах говорил я. — Да, согласен. У меня было много женщин, я не ангел. Но все это было ДО тебя! Прошу попробуй понять и простить.

Тори подняла на меня глаза полные слез и тихо проговорила:

— Уже поняла. Я переборщила тогда с выражением своего гнева. Была на эмоциях далеко не приятных, очень болезненных. Именно боль тогда говорила моими устами. Сейчас я осознаю, раньше у тебя, конечно, была своя личная жизнь, — щечки моей единственной опять вспыхнули ярким румянцем.

— Солнышко, никто из них никогда не оставлял даже небольшой след в моем сердце. Я был уверен, что не создан для любви. Пока не появилась ты.

Мы немного помолчали, и я решился предложить:

— Тория, давай попробуем начать сначала, постепенно узнавая друг друга, у нас вся жизнь впереди. Ты самое лучшее, что могло произойти со мной. Теперь мы связаны навеки! Это невероятная, сказочная новость! — объяснял своей половинке свои помыслы и желания.

— Ник, ты озвучиваешь мои мысли, — глядя на меня робким взглядом, ответила моя истинная. — И я не хочу терять тебя. Мечтаю о том, чтобы узнавать тебя, быть рядом, прикасаться… — щечки моей девочки опять порозовели.

— Хотелось бы прояснить еще один вопрос, — проговорил я. — Девочка моя, за несколько минут до твоего прихода ко мне заходил ВерДом. Извинялся от имени Духа ОверХауса за расширенный ритуал Единения сил и магий. Думаю, ты уже в курсе, что мы теперь муж и жена? — отчетливо спросил я, глядя на мою нервничающую малышку.

— Да, уже знаю. И что ты предлагаешь?

В ее голосе был слышен вызов. Ох, и грозная мне попалась девочка!

— Предлагаю? Да тоже о чем мы только говорили. Будем больше времени проводить вместе. Общаться, рассказывать друг другу свои чаяния, помогать даже в мелочах. Давай начнем с элементарной дружбы. Хоть и не уверен, хватит ли меня надолго. Но думаю, после мы наверстаем все ошеломительные моменты нашей супружеской жизни. Этого стоит подождать, — окутывая единственную жарким взглядом, проговорил я.


Тория Оверлийская.


Было тяжело признаваться Нику в своих чувствах, о причинах своего гнева после ритуала. Думала горечь воспоминаний раздавит меня. Но высказав накипевшее, мне стало легче, ушла невыносимая боль, я могла спокойно вздохнуть полной грудью.

Теперь больше вспоминались те незабываемые эмоции, дарившие наше единство, общность магических сил и мыслей. Ради этого можно постараться построить отношения с почти мужем.

Сидя сейчас рядом с моим единственным, я ощущала невероятное тепло, нежность его глаз. Те чувства испытывал в данный момент он. И это окрыляло настолько, что хотелось кричать на весь мир: «Это Мой мужчина!»

— Тори, если я правильно понял твоего ВерДома, то я могу тебе помогать в восстановлении Овера, — спросил Ник. — Из увиденного во время ритуала я понял, ты возрождаешь постепенно города и деревни, леса и реки. Но для этого, нужны колоссальные силы. Как ты справляешься? — с беспокойством спрашивал мой принц.

— Первое время было действительно сложно, нагрузка была выматывающая. Но сейчас сам замок почти вошел в свою силу, Дух Дома хорошо мне помогает. Не удивлюсь если с божественной помощью Талана, — представляя хитрую улыбку Тигрули, проговорила я.

— Безумно хочется познакомиться с Духом ОверХауса, судя по твоим воспоминаниям он ошеломительный.

— Да, мой любимый полосатик невероятный. Уверена, сегодня же представлю тебя ему, — довольно отвечала я моему единственному. — О том, как ты можешь помогать сейчас мне и Оверу, тебе лучше спросить у брата. Он вчера, сбрасывая накопившуюся энергию за день так подпитал замок, что Тигруля до сих пор довольно мурчит.

— Алексис тут? — с удивлением спросил он.

— Да, вчера приехал граф Грегори Шериэнский ректор Амитонской Академии Магии, — отвечала я с улыбкой. — Только для меня все эти ваши личины не преграда. Давно научилась видеть сквозь иллюзию.

— И что он тут делает? — возмущался мой принц, с нотками ревности в голосе.

Глава 18

Тот же день и вечер, окрестности замка ОверХаус.


— Что же продолжим наш отбор магических способностей, — улыбаясь, как ни в чем не бывало, предложил ректор. — Герцогиня Славская, рад видеть вас. Истинная дочь своих родителей, вы удивительно похожи на маму, и не только внешне, — с теплой улыбкой проговорил он.

— Вы знаете моих родителей? А я хотела сбежать от них в академию, — расстроено проговорила девочка, казалось, слезы не за горами. — Отец меня хотел замуж выдать! За кого не знаю, да и все равно мне. Не хочу! Учиться хочу!

— Леди Аурелия, даже без кристалла вижу, уровень магии у вас очень высок. Значит место в Амитонской Академии Магии ваше, — уверенно сказал профессор. — Присаживайтесь, будем проверять направленность силы.

Слезы тут же высохли, девочка расслабленно выдохнула. Она мило улыбнулась и села в кресло, готовясь к испытанию. Кристалл же почему-то долго оставался неизменного цвета, заставив всех поволноваться. А затем белоснежный фон вспыхнул ослепительно белым, в воздухе повисли маленькие сосульки.

— ДА! Это невозможно! Ледяная Валта! Мы ее нашли! — прокричав это, мистер Дэмис с трудом взял себя в руки, но сияющая улыбка не сходила с его лица.

— Невероятно! — удивленно выпалил, вглядываясь в девушку.

— Что это значит? — непонимающе спросила она.

— Можно вашу руку, леди Аурелия? — попросил ректор.

Дождавшись кивка девушки, он, положив руку на ладонь будущей адептки, считал образ силы. Утвердительно кивнув, профессор объяснил:

— Когда-то было очень редкая магическая сила, Ледяная Валта. Ее обладатели могли с помощью льда ломать стены или строить дома, замораживать или забирать холод. Вариаций много, зависит от обладателя этой магии, да и сохранилось немного информации об этой силе, она исчезла тысячу лет назад. А мистер Проди давно твердил, что мы найдем девушку с такой силой магии, — проговорил довольный ректор, уже адептке академии. — Поздравляю юная леди, у вас редкий рад, и вам предстоит учиться, и очень много.

К вечеру ректор просмотрел почти всех претенденток на сегодня. Оставалась только одиноко сидящая девчушка, почему-то вытирающая слезы. К ней Алекс решил подойти сам. Девочке было всего лет десять, по платью и платку на голове, полностью скрывающему ее волосы, было видно она из бедной семьи.

— Что с тобой случилось, крошка, — тихо спросил принц, пытаясь ее немного успокоить. — Почему ты плачешь?

— Я Мэргарет. У меня неделю назад умерла мама! Я осталась одна на целом свете, мне некуда идти. Тетка выгнала меня, сказав, что лишний рот ей не нужен, — проговорила малышка, глядя на ректора темно-зелеными глазами как волны моря Ясико.

— Мэри, теперь все будет хорошо. Теперь ты не одна! Я уверен, что у такой доброй девочки в Академии Магии обязательно появятся верные друзья, — успокаивал ее ректор.

— Я буду жить в Академии? — тихо спросила она.

— Конечно, ты будешь жить в общежитии с другими девочками. Учиться магии, да и не только ей, а всему чему захочешь. А однажды мы найдем Твой Дом, и еще один спящий замок проснется.

— Дом? Как может замок спать?

У девчушки тут же высохли слезки, глазки блестели от восторга.

— Все узнаешь позже, а сейчас…

Алексис материализовал маленький столик, на котором стоял поднос с несколькими пирожками с вкусной мясной начинкой и кружкой чая. Наверняка бедняжка давно не ела.

— Будущим адепткам нужно подкрепиться! Предлагаю тебе выпить чаю, да и пирожки пахнут восхитительно! — проговорил он.

Девочка неверяще посмотрела на ректора, и накинулась на угощение. От малышки исходило до боли знакомое солнечное тепло Хранительниц. Но не Его, просто родственное, сестринское. Это было невероятно найти в Овере еще одну Хозяйку Хауса. Где-то на севере скоро проснется еще один ЗамокХаус.

Надо, пожалуй, задержаться подольше и проверить всех девушек имеющих задатки к магии, думал Алекс. Какой плодовитый край на этот редкий дар.

— Привет, я не опоздала? — как переливы колокольчика прозвучал нежный голос Его малышки.

Она стояла рядом с ними, от нетерпения подпрыгивая.

— Мне пришлось очень изловчиться, чтобы сбежать из замка. Ма сегодня была особенно грозной, — тяжело вздыхая, рассказывала она. — Бедные горничные, который день что-то трут, моют, протирают, чуть не падая от усталости! Но ей все мало. Меня же заставила опять учить Слово Светлейшего. Как же я хочу сбежать из Овера. Хочу читать книги о магии! Писание Талана я изучила от корки до корки.

— А попрощаться ни с кем не хочешь, прямо сейчас отправлять тебя в академию? — с улыбкой спросил Алексис, которому хотелось кричать от радости: «Я нашел Ее!»

— Попрощаться? Думаю нужно! Тория будет скучать по мне, да и леди Аида тоже, — рассуждала малышка, разглядывая Мэргарет, как-то очень пристально. — Хотя, сестрице скоро не до меня будет! Она сегодня замуж вышла! — выдала Лу, заливисто смеясь.

— Как замуж? За кого? Странно, вчера еще и жениха не было, — удивленно спрашивал принц. — Кто муж?

— Так ваш брат… — сказала она, странно глядя на него, будто спрашивая: «Что непонятного-то?» — Сегодня приехал, на пороге замка их и поженил Дух Овера.

— Да, ну и новости! Отец будет счастлив! — произнес с улыбкой Алекс, пребывая в своих думах.

— Привет, я Луиза, можно просто Лу, — представилась она девочке в платке. — Если ты не против, то очень хочется с тобой подружиться.

— Со мной? Но я же из бедной семьи, у меня ничего нет, — с тоской смотря на замок вдалеке, говорила малышка.

— Глупости все это. Много оно мне принесло радости, богатство родителей? Постоянное напоминание, что я младшая и лишняя в их семье… Ма видела только старших дочерей, меня же постоянно отправляла учить Слово Светлейшего! Зато моя старшая названная сестра просто чудо! Ты увидишь! Это Тори истинная Хозяйка всего кругом. Она тебе понравится! — убеждала одна будущая Хранительница другую.

— Я Мэргарет, можно Мэри, — счастливо проговорила вторая малышка. Кажется, у нее появилась семья.

— Ваше Высочество, а можно Мэри поживет у нас немного, — умоляюще попросила Лу будущего жениха. — Пусть почувствует, как это жить в «живом» доме, — девочка склонила набок голову, и застенчиво лыбаясь, она из жениха точно «веревки вить» будет.

— Вы леди как меня назвали? — переспросил принц.

— А как мне вас называть? Хотелось бы, конечно, Алексисом! Но думаю рановато еще, — лучась счастливыми глазами, объясняла будущая королева. — А прибудем в Академию, и станете вы «ректором», профессором Шериэнским.

— И когда же ты поняла кто я?

— А как только посмотрела на вас, мой принц, — загадочно произнесла девочка. — Сразу поняла, вы «единственный мой»! Маленькая я еще, не все чувствую. Это и понятно. Роднее вас у меня никого нет, это знаю! Раньше у меня была только Тори, теперь вы есть! Можно я буду у вас чему нибудь учиться? Вы меня будите магии учить? А то Вар сказал, что всему необходимому меня научил, остальное в Академии. А вы Ректор. Значит, учите! — как из многострельной пушки тараторила Лу.

— Озадачила ты меня Луиза, — растерянно проговорил Алекс. — Учиться обязательно будем. И согласен на то чтобы Мэри пожила в Овере. Надеюсь, в скрытой части замка найдется комната для нее, и Тори нас всех не выставит, — пытаясь шуткой смягчить странную для него ситуацию, произнес он.

Принц видел Лу и такой как сейчас, молоденькой девочкой, нуждающейся больше в ласковом слове и улыбке. И такой, какой она станет через несколько лет. Впечатление от сна из будущего было незабываемым.

— Но прежде нужно закончить формальности, — сказал профессор.

Девочки переглянулись: «И чего еще нужно этому взрослому ректору?»

— Пойдемте, проверим вас на кристалле, — объяснил он.

Первой села за стол Мэри, у нее шар сиял темно-зеленым цветом, с золотыми всполохами. Как и думал профессор, у девочки была сила Хранителей Хауса с северными корнями, нужно будет искать Дом малышки.

У Луизы же кристалл опять «задумался». И после паузы выдал темно-золотой цвет с голубыми островками. Затем над шаром закружили огненные вихри, пронизывающие теплом и светом любви. На Алекса увиденное произвело неизгладимый эффект, он будто прикоснулся к будущему, их совместному с единственной. После недолгого молчания принц сумел взять себя в руки и объяснил результат:

— И тут все ожидаемо! Ты будешь очень сильной Хранительницей ЛонтонХауса, золотой цвет в кристалле больше всего выражен. Когда нибудь твои дети… Хотя думаю остальное рассказу лет через пять, — хитро улыбаясь закончил принц.

Глава 19

Тория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


— Алексис тут? — с удивлением спросил он.

— Да, вчера приехал граф Грегори Шериэнский ректор Амитонской Академии Магии, — отвечала я с улыбкой. — Только для меня все эти ваши личины не преграда. Давно научилась видеть сквозь иллюзию.

— И что он тут делает? — возмущался мой принц, с нотками ревности в голосе.

— Твой брат ищет по королевству будущих адепток с редкой магией, — объясняла я моему мужчине.

— Мы в последнее время совсем редко видимся с Алексисом. Он то в академии своей пропадает, то, оказывается, по королевству адепток ищет, — задумчиво проговорил Ник, постукивая пальцами по подлокотнику кресла. — Не понимаю, зачем ректору самому искать адепток…

— Уверена, что не только он один ищет магически сильных девочек, — пыталась объяснить я, при этом, как-то не сильно выдав чужую тайну. — Редкая магия нужна нашему королевству, просто необходима! Ты представь, если твой брат сумеет найти носителя дара Увтол? — придумала я, чем заинтересовать боевого мага и воина.

— Но как? — удивленно проговорил он. — Ведь этот дар пропал уже лет триста назад! Способность видеть и проникать сквозь преграды… Это поистине уникально, все это в прошлом, — тихим голосом проговорил боевой маг, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза. — В прошлом месяце мы потеряли троих сильных магов, я сам был сильно ранен. А все почему? Мы вошли в зал кишащим мерзкими мелкими гритими. Ненавижу эти твари! Один маг мог бы спокойно убить десять созданий ора, но не сотню на одного человека. А знать бы наперед, что там тысяча гритов… кинуть мощный шар светового огня, и нет мелких монстров… Да, видеть сквозь стену никто из нас не умел…

Взяв Ника за руку, и мягко потерла его ладонь, делясь успокоением и магией, заструившейся тут же между нами. Мой воин открыл глаза, притянул мою ладонь к своим губам, и стал нежно целовать каждый пальчик. От чего у меня бабочки запорхали по всему телу, безумно хотелось прильнуть к нему, ощутить нежность его рук, прижаться к желанному телу.

— Давай вернемся к твоему брату, — с большим трудом пыталась я выравнивать мысли, но сделать это было трудно, так как руку мою никто не спешил отпускать. — Он затеял весь поиск по весьма важной для него самого причине. Да и его присутствие в ОверХаусе вполне обосновано.

— Это чем интересно? — выпалил Доминик, яростно сверкая глазами. — Я тебя ему не отдам!

— Ники! Остынь, пожалуйста, — пыталась успокоить своего ревнивца, вновь накрыв его руку своей. — Ему нужна не Я.

Пришлось все же выдать тайну старшего принца.

— А кто?

— Луиза, моя названная сестренка.

— Она будущая адептка его академии? — более спокойно спросил мой мужчина, перестав видеть в брате соперника.

— Да, скоро станет ей. И она будущая Хранительница Хауса.

— Значит скоро еще одна «живой» замок проснется? — заинтересованно спросил принц.

— Совершенно верно. Это ЛонтонХаус.

— Быть этого не может! — удивленно воскликнул Доминик. — Еще недавно я бы сказал, что это миф. Но сейчас так уже не думаю.

Ник задумался, откинувшись на спинку кресла, так и не выпуская моей руки.

— Про «живые» замки я узнал совсем недавно. Вернее, что их существование не было легендой. Все никак не могу понять, как так получилось, что люди забыли о существовании этих невероятных замков! Может прав отец и это сказалась уходящая из мира магическая энергия… — задумчиво произнес мой принц. — Недавно папа, ища причины ослабления магических нитей Алайонии, нашел свиток, в котором и говорилось о ОверХаусе. Который питал все нити королевства еще двадцать лет назад. О ЛонтонХаусе у нас в семье сохранилось предание о том, что когда-то тысячи лет назад королевский дворец был «живым». Но он давно пропал, исчез во времени.

— Нет, он просто спит, Овер это ощущает и просит свозить Лу потормошить древнего старца, — тихо проговорила я, мечтая увидеть старшего брата моего Тигрули. — Не знаю только, получится ли, девочка еще мала для подвигов.

— Лу?.. Ты про кого?

— Это Луиза, моя младшая сестренка. Я тебе про нее недавно говорила, — объясняла я, с нежностью вспоминая малышку. — Она и есть будущая Хранительницу вашего ЛонтонХауса.

— Вот это да… Ошеломительные новости, — проговорил Ник, сияя озорной улыбкой. — А скажи, я правильно понимаю, Луиза будет парой моему брату?

— Уже… Не настолько сильно как мы с тобой, девочка еще маленькая, — сказала я, беспокоясь за сестренку, как там сейчас проходит встреча Луизы и ее единственного?

«Дети, не хотел вас отвлекать от общения, — проговорил внезапно появившийся Дух Дома. — Несказанно рад нашей встрече, Ваше Высочество!» — обращаясь он к принцу, проговорил он.

— Приветствую вас! Позвольте выразить свое глубочайшее почтение Великому Духу ОверХауса! — поклонился мой мужчина приближенному самого Талана. — Но если вы не против, то мне бы хотелось услышать от вас простое домашнее обращение. «Доминик», «Ник»… но не «Ваше Высочество» — с улыбкой проговорил мой единственный.

«Хорошо, как скажешь, мальчик, — довольно промурлыкал Тигр. — И все же, ради чего я пришел. В южное крыло просят доступ Его Высочество Алексис и леди Луиза».

— Овер, а почему они просят доступ, он же у них есть, — озадаченно спросила я старого друга.

«Так не для себя они просят… — старый хитрец решил нас помучить в неведении. — Это наша Лу подружку нашла и просит, чтоб девочка пожила в замке. Занимательная малышка скажу я тебе, Тори. Жизнь только у нее была не сладкой».

Мы переместились с Домиником к видимой части южного крыла замка. Нас встретили принц Алексис и две девочки. Вцепившись в руку Луизы, стояла худенькая девчушка. Она была очень бледна и еле жива от страха, который витал вокруг.

Алекс одними глазами говорил мне: «Помоги!»

— Кто это к нам пришел в гости? — спросила я, присев на корточки перед малышкой в простом полотняном платье коричневого цвета. — Меня зовут Тория, а тебя?

— Я Мэргарет, можно Мэри, — прозвучал нежный тихий голосок.

— Очень приятно познакомится с еще одной сестренкой по дару. Ты погостишь у нас? — окутывая девочку теплом нитей Овера. Нужно было придать гостье уверенности, что это сделает лучше, чем родственная магия.

— Вы, правда, меня примите в таком дворце? — со слезами на глазах проговорила Мэри. — У меня ничего нет, даже вещей! Тетка выгнала из дома в чем была, — горькими слезами плакала маленькая девочка в платке.

— Малышка, все это не важно! Теперь ты не одна! У тебя есть я и Луиза. Мы сестры, у нас общая родственная сила, — обнимая бедняжку и гладя ее худенькую спинку, подбирала я, кажется, нужные слова. — Пусть у тебя она еще спит. Но думаю, Дух Дома поможет разбудить силу еще одной Хранительницы своего брата.

«Сестры! — пронеслось у меня в голове, — Жду вас всех у себя! Перемещайтесь! Нужно серьезно поработать с аурой и нитями малышки. Все разорвано в клочья!» — гневно прорычал Тигр.

Ощутив на своем плече родные руки, почувствовала успокоительное тепло силы моего истинного. Только тогда осознала, что по моим щекам бегут слезы. Прильнув к Нику, отдалась общности нашего единения. Он нежно поддерживал меня своей магической силой, дарил уверенность в будущем. Я, наконец, смогла спокойно вздохнуть и постепенно успокоилась, силы мне сегодня еще пригодятся.

Глава 20

Тория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


Переместившись в зал Духа ОверХауса, мы оказались под тревожным взглядом Тигра, который нервно метался около кровати с магической капельницей. Похоже лазарет для малышки будет прямо в его обители.

«Кладите ее осторожно. И Тори, сними этот франов платок с ее головы…» — слышался грозный звериный рык в наших головах.

Доменик, несший на руках Мэри потерявшую сознание, бережно положил девочку на кровать. Я же сняла с нее темный платок, стараясь как можно меньше тревожить малютку.

Увиденный маленький ежик волос вызвал неимоверное удивление. Некому было заботится об этой крохе. Проведя над ее головой рукой, направила на малышку магию восстановления. И теперь Мэри уже совершенно чистенькая, в новой рубашке, начала дышать спокойнее и ровнее. Волосики же немного выросли, теперь они начнут быстро расти, уж я прослежу за этим.

А вот цветом волос мы были сильно изумлены, особенно сейчас, чистыми они были темно-зеленого, изумрудного оттенка.

«Теперь-то вы понимаете, почему все нити магической силы ее почти разорваны?» — с болью в голосе спрашивал Овер.

— Френ… как же ей жилось то? — только выдавил Ник.

— Скажу точно, жилось ей как в ору. Не любят у нас подобное отклонение в цвете! За что только Светлейший и знает, — нервно рассказывал ректор. — Недавно проезжая мимо небольшой деревушки, вытащил маленькую девочку из под огня, в прямом смысле. Ее хотели сжечь за огненно-красные волосы! Как сумел ее спасти, до сих пор не понимаю.

Послышались всхлипывания и тихий плач, оглянувшись, я увидела Лу, тихо плакавшую в закрытые ладошки.

— О Талан, милая, прости. Не хотел расстраивать тебя, — успокаивал Алекс, понял он, что его избранная еще ребенок, хоть и хочется ей казаться взрослой. — Малышка, мы все исправим, обязательно найдем еще девочек с таким цветом волос, и спасем их.

— Правда? — Лу посмотрела на принца мокрыми от слез глазами, и улыбнулась с невероятным доверием.

— Обещаю! — вытирая набежавшие слезы, проговорил Алекс.

«Как прекрасно! Раз „Обещаешь“… — послышался голос Духа Дома, который все это время что-то колдовал рядом с Мэри. — Значит будешь искать, да и другую редкую магию найдешь рядом с такими яркими детьми. Пора возрождать некогда самое влиятельное королевство. Сильные магические дети не перестали рождаться, они стали прятаться. Ну а вы их, мальчики, найдете».

— Значит и мне в дорогу? — это уже мой принц спрашивал, с тоской глядя на меня.

«Да и тебе, Ник! Пора вам друзья вспомнить, что вы братья! Из вас получится прекрасный боевой дуэт магов. Теперь, благодаря нашей гостьи, я знаю где искать остальных малышек, координаты сообщу вам. Мэри оказалась идеальным радаром для других будущих Хранительниц».

— Но как же так, а мы с Луизой? Почему мы не могли помочь в поисках девочек? — задала я вопрос, возникший у меня в голове.

«Вы, девочки, мои, одну зачали в Овере, — посмотрел на меня Тигруля, от чего я залилась румянцем. — А вторая Моя! Именно с моей просьбы Талан дал разрешение на реинкарнацию первой Хранительницы Лонтона, только так можно возродить моего старшего брата».

— Значит я, чья-то реинкарнация? — непонимающе проговорила сестренка.

«Да, детка, это так. Ну, надоело мне слушать, как ты постоянно ходишь и просишь меня, помочь возродится… Спать мешала… — решил выговориться наш старый ворчун. — Хотя может ты и помогла мне не так сильно уснуть».

— Я была призраком? — в распахнутых глазах сестренки появился такой азарт, что мне стало жаль Тигрулю, расспросов сейчас будет множество.

«Все рассказу потом, обещаю, малышка, — нежностью в голосе промурчал Овер. — А теперь, мальчики готовится к первому перемещению. Девочки еще со мной побудьте, поможете мне с Мэри».

Наши глаза с единственным встретились, невыносимая грусть от расставания окатила нас. Мы вновь оказались лишь в нашем мире, где только он и я. Ник обнял меня, прижал покрепче к такому желанному телу. Его губы накрыли мои в жарком, в яростном поцелуе, мы пили дыхание друг друга. Жили огнем, который бушевал в нас, в каждой клеточке наших тел. Его руки ласкали мою спину, дрожащие плечи, хотелось раствориться в этих ощущениях.

Никто и ничто не существовало для нас, важно было только-то пламя, что неистово горело в нас.

— Любимая, как бы я не хотел продолжить, но перейти границу дозволенного мы не можем, — проговорил истинный прерывистым голосом от тяжелого дыхания. — Прости, даже этот ошеломительный поцелуй, я, можно сказать, украл у тебя. Ведь еще недавно обещал подождать, не трогать. Дать привыкнуть друг к другу. Но предстоящая нам разлука снесла те стены, возведенные мной. Я не смог бы уехать, не прикоснувшись к тебе моя невероятная жена.

— Единственный, — сказав это слово, я поняла и приняла наше единение и то, что он «мой муж». — И я не смогла бы отпустить тебя, не высказав, не показав, как ты мне важен и дорог. Так хочу прикасаться к тебе, быть рядом, дышать с тобой одним воздухом. Не верится, что мы познакомились только сегодня, это невероятно! Кажется, мы знакомы уже сто лет! Ты Мой! Часть моей души, моего сердца.

— Солнышко, ты не представляешь, сколько для меня значат твои слова! Но мне пора запускать время, уже слышу сердитое рычание твоего Тигра, — тихо проговорил любимый и с сожалением выпустил меня из своих объятий, покидать которые мне совсем не хотелось.

«Ну что все попрощались? — Тигруля негодовал, гладя на нас с Ником, и на Алекса с Лу, которые также успели пообщаться. Малышка не желала выпускать руку принца, с мокрыми глазами глядя на него. — Дорогие мои, но ведь мальчики будут возвращаться постоянно, именно сюда нужно переносить ярких девочек. Да, Алексис, а где сейчас та огненная малышка, которую ты спас?»

— В Амитонской Академии Магии, хоть и точно определить не смогли ее направленность в магии, но я ее оставил на глазах. Чутье что ли сыграло роль, — удивлялся сам себе ректор. — Она также Хранительница Хауса?

«Видимо да, но чтобы точно сказать, нужно мне самому на нее посмотреть, или Тории».

Овер вновь засверкал полосками, довольный происходящим, скоро под его опекой будут еще девушки способные пробудить его братьев и сестер.

«ВерДом, — призвал старшего домового Дух ОверХауса. — Нужно приготовить южное крыло, пора ему просыпаться. Нужны будут комнаты для маленьких девочек. Пусть Олли этим займется, она все и без нас знает как лучше для малышек. Расширяй лекарскую комнату, нужно быть готовыми ко всему. Разбуди Ярия и Сюзи, пора твоему сыну и его жене помогать нам».

— Все будет сделано, Ваше Рычательство, — с сияющими глазами проговорил Вер. — Для нас с Олли много значит долгожданная встреча с сыном. Спасибо, — кланяясь, проговорил довольный домовой.

«Ну и вспомнил же! — послышался удивленный голос Тигра, смотревшего на ВерДома лукавыми глазами. — Меня так уже лет двести не называли. А по поводу Ярия, тут и вариантов нет, лучшего лекаря не найти. Иди, обрадуй жену».

И главный домовой растворился в воздухе, не успев и появиться.

«Итак, мальчики еще дал вам время помиловаться. Пора! — рассекретил нас Дух Дома, а как было уютно в объятиях мужа. Тигр взмахнул хвостом, принцы вздрогнули, схватившись за головы. — Извините, что так быстро пришлось информацию вам передавать, но портал уже готов. Желаю удачи!»

Ник быстро поцеловав меня, скрылся в светящемся золотом кольце, следом ушел и его брат, посмотревший еще раз с нежностью на сестричку.

«Девочки, не будем плакать, — подбадривал нас старый ворчун. — У нас много работы, а начнем с Мэргарет, пора ее подлатать. Будешь учиться Лу сразу на практике. Не бойся, я помогу, ошибиться не дам».

Глава 21

Прошло три месяца, южное крыло ОверХауса.


За прошедшие три месяца замок изменился до неузнаваемости. В том же невидимом для обычных людей южном крыле теперь жили и учились яркие девочки. Такого множества цветов не видел старый, ворчун, наверное, никогда, огненно-красные, изумрудно-зеленые, фиолетово-синие, серебристо-белые.

Великий Тигр только довольно урчал, глядя на это буйство красок. Все идет так как он хотел, нужно немного подождать, малышки вырастут, научатся управлять своей силой. Тогда и проснутся его братья и сестры.

— Кэлли, так не честно! — кричала маленькая шустрая девчушка с кудрявой копной волос изумрудного цвета. — Это я хотела запустить этого огненного змея! Моя очередь играть с Духом Огня! — уперев ручки в тоненькую талию, грозно смотрела Мэргарет на закадычную подружку.

— Мэри, прости, я забыла. Ты же знаешь, мне Огонь дается легче всего, люблю я его! Потому и обрадовалась так сильно, что и схватила змея раньше тебя, — в глазах цвета красного дерева было столько сожаления и раскаяния, что старшая подруга, конечно, же простила ее.

— А мне огненная магия не сильно поддается. Как бы я хотела такой же пламенный вихрь сотворить, — пожаловалась зеленоглазка, глядя как в небе резвится строптивая стихия.

Мэргарет за эти три месяца очень сильно изменилась. Исчезла та несчастная малютка, что всего боялась. Пропала сильная худоба, появились румяные щечки, всегда горящие зеленые глазки, и, конечно, неизменная копна изумрудных волос.

Теперь у нее появилась лучшая подруга Кэлли, Кэллистия, попавшая в Овер почти следом за Мэри. Сколько проказ совершали они, порой даже изменившиеся лимы не могли за ними уследить.

— Девочки, пора на занятие! Заигрались вы сегодня, — проговорила подошедшая леди Ираида, преподававшая девочкам основы магии. — Бегом в свою комнату, умойтесь, переоденьтесь. Попросите Малли переплести вас повторно, у вас на головах настоящие вороньи гнезда, — строго проговорила она непоседам, теперь только домовая могла справиться с копной этих ярких волос. — Жду вас в классе! Ульина и Фиоцая уже занимаются.

Гувернантка и учительница в одном лице нежно смотрела вслед малышкам, весело бежавшим в жилые комнаты. Как изменились они с момента появления в Овере, это необычайно грело душу красивой леди. Теперь это веселые, «живые» девочки, способные улыбаться. Хотелось бы верить, что они забудут все тяготы и горе, выпавшие на их долю.

Леди Ираида Нилевская теперь уже не скрываясь, жила в южном крыле. Где не нужен был магический грим, и она была самой собой. Не прятала свои роскошные длинные волосы цвета меда и сияющие светло-карие глаза.

И только малышки называли ее вымышленным именем, леди Смайл. Это все неугомонная Кэллистия придумала, попутно повысив бывшую «мисс» до «леди», сказав при этом: «Я знаю! Так верно вас называть!»

Конечно, дочери герцога Нилевского не пристало преподавать в школе будущих Хранительниц, но Ираиде это занятие безумно нравилось. В ответ на свою доброту и заботу она чувствовала от этих любознательных малышек безграничное доверие и любовь. Теперь она была не одинока, рядом были веселые непоседы и ее ненаглядная приемная доченька, которая уже совсем взрослая. Наверняка ее дорогая подруга Виктория была бы рада сейчас видеть свою маленькую дочку.

Ночами же леди Ираида вспоминала Его! Как же давно он ей не снился! Разлука с любимым давалась нелегко, и сколько же еще она продлится? Только мокрая от слез подушка знала правду о единственном мужчине в жизни леди.


Тория Оверлийская.


Очень быстро пролетели эти три месяца. Я была постоянно занята, и продолжала восстанавливать Оверлийское герцогство, да еще и помогала маме Ире со школой для ярких девочек. Безумно больно было смотреть на израненные детские судьбы малышек, которых привозили Доминик и Алексис. Но теперь я уже знала, что малышки очень быстро излечивались, становились любознательными непоседами. Их проказы иногда были настолько неожиданными, что присматривать за девочками я попросила лимов.

Мои дорогие светлячки еще подросли, и теперь были ростиком с маленьких домовых. Лимы уже не были прозрачными, они парили в воздухе, светясь от восторга и радости, процесс их восстановления шел полным ходом!

Все больше домовых помогало нам в замке, совсем скоро и детки моих незаменимых помощников присоединятся к нам.

ВерДом недавно мне признался, что недалеко от южной части Овера есть большой минизамок, где и живут мои дорогие друзья. Мне даже разрешили увидеть его, хотя облик их жилища всегда держали в строжайшем секрете. Это был добротный деревянный дом в несколько этажей, с резными ставнями, блестящими окнами.

Я, конечно, все выспросила:

— Вер, скажи, пожалуйста, хватает ли вам всем места? У каждой ли семьи есть отдельные комнаты?

— Конечно! Наш минизамок очень большой, ты не все можешь видеть, — отвечал мне старый друг.

— А где будут находиться ваши детки, когда родители заняты в Овере? — с беспокойством спросила я.

Всегда была против детского труда, а человеческие малыши это или домовых разницы нет!

— У нас уже готовы несколько домиков, где и будут младшие дети находиться днем, — отвечал главный домовой. — За нами будет присматривать, играть, учить всему необходимому. Старшие же дети будут помогать нам в замке, учиться нашему мастерству на практике.

Спокойно вздохнув, я поняла, что мои верные помощники живут в хороших условиях. Теперь я была за них спокойна.

Особенно радовало меня еще и то, что домовые немного подросли. Прав был Тигруля, помогая мне восстанавливать Оверлийское герцогство, мои маленькие друзья сами себя возрождали.

Недавно видела Нила, того самого, приглянувшегося тетушке Пэм. Он быстрее всех «рос», да поглядывал нежно на нашу повариху, которую я забрала в южное крыло вместе с хохотушкой Груней. Юным будущим Хранительницам нужно было хорошо питаться. И что может быть вкуснее, чем блюда, приготовленные с любовью. Кухня южной части Овера теперь самое теплое и желанное место нескольких наших ярких непосед.

Все эти изменения произошли, не замеченными для обитателей центральной части Овера. Нынешние герцоги и вообще были не в курсе того, что у замка есть не только то крыло где они жили.

Южное крыло ОверХауса жило своей жизнью!

Глава 22

Тория Оверлийская.


Доминика за эти три месяца я видела крайне редко. Как же я скучала по нему! Безумно хотелось прижаться к такому желанному мужу, посмотреть в его сияющие глаза!

Те редкие минуты, что выдавались нам, мы проводили только вдвоем. Нам просто необходима была эта взаимосвязь. Ник закрывал нас в магический кокон, наш маленький мир, состоящий из окружающей общей магической силы. Мы впитывали в себя эту энергию, жили каждым чувственным прикосновением и нежной лаской.

Сегодняшним вечером было особенно тоскливо. Я сидела на мягком диванчике, на балконе моей уютной комнатки. Меня не радовала окружающая красота. Ни нежно-розовые цветы рододендрона растущего на моем балконе, ни пение крохотной птички, сидящей на его ветке. Даже одинокая луна с грустью поглядывала на меня с полуночного тихого небосвода.

Но неожиданно рядом со мной открылся магический портал и из золотисто-синего круга вышел мой долгожданный единственный!

— Ник! — с радостным криком я бросилась на шею любимому мужу. — Вас слишком долго не было… За эти пять дней я дико соскучилась, — прошептала я, тая в родных объятиях.

— Солнышко, но мы старались, как могли быстро, но в этот раз пришлось еще и отбор одаренных проводить, — объяснил истинный, прижимая меня к себе.

Он здесь! Рядом! Как же я была счастлива в этот момент!

— Алексу досталось работы слишком много, ели ноги передвигал. — продолжал принц. — Я-то в его проверках и распределении детей не силен. Нашли мы троих ярких девочек, лимонно-желтую, светло-голубую и цвета яркого авокадо. Как понимаешь, все трое не в хороших условиях жили. Тут уже я выбивал крох у родителей и хозяев. Вспоминать не хочется, откуда их забирал.

— Бедные малышки, вы их в лазарет уже доставили? — озабоченно спросила я, вглядываясь в глаза мужа.

— Да девочки уже у Ярия, магические капельницы сразу поставили всем троим. Они спят. Думаю еще дня четыре, будут на попечении наших лекарей-домовых, — объяснял Ник, успокаивающе гладя меня по голове.

— А что там с одаренными девочками?

— Сюрприз был в это раз! — хитро улыбаясь, проговорил он. — Не только девочек мы нашли! Но и троих мальчиков, магия которых просто зашкаливала.

— Неужели?

— Да, родная.


Принц Доминик Лайонский.

Несколько дней назад, восток королевства Алайония.


Все тяжелее было выносить разлуку с любимой, очень не хватало ее мягкого голоса, ласкового взгляда. Мне физически необходимо было хотя бы просто находиться с ней рядом! Видеть ее! До дрожи в руках хотелось прижать желанную жену к себе.

Если бы не наши короткие встречи мне бы не выжить… Да и сдерживаться становилось все сложнее… Но я дал слово моей девочке, что настоящими супругами мы станем только после ритуала в Храме Светлейшего. А проводить его можно будет, когда Тория примет титул герцогини Оверлийской, когда станет Хранительницей ОверХауса. Это уже условие отца, он хочет все сделать правильно, пора уже титул передать в достойные руки.

Его Величество уже загорелся идеей, как представить мою истинную всему королевству. А матушка уже планирует бал после брачного ритуала. Но, конечно, они жалеют, что не могут пока увидеть невестку, но тут нужно ждать двадцатилетия моей девочки.

На этот раз портал перенес нас в Фенейское герцогство, ориентиром для нас была небольшая деревенька. Именно там должны находиться две яркие девочки, и их необходимо было найти и поскорее.

Подъехав к первым небольшим домам, заметили их явное бедственное состояние. Покосившийся забор, отсутствие части черепицы на крыше, дыры в стенах просто прикрытые парой досок, окна без стекол. Не понятно вообще как в таком доме вообще можно было жить? Но то, что он обитаемый это точно, в очередной прорехе в стене увидели детское личико.

— Здравствуй, малыш! Позови, пожалуйста, маму или папу! — попросил я, но ответа не дождался, только тихий возглас.

— Что за такое? — недоумевал Алексис. — Поехали дальше, неужели в таком доме живут люди?

Проехав еще дома три, подобных первому, мы увидели более прочные и богатые жилища, явно состоятельных деревенских жителей. Нам с братом было не понятно, как получилась, что в тех первых лачугах кто-то жил, да и еще явно ребенок. Почему местный староста не помогал беднякам, хотя деньги из казны перечислялись на подобные нужды постоянно. Недавно на совете главный казначей отчитывался по этому поводу. Так что нужно разобраться с ситуацией в этой деревеньке!

Когда мы с Алексисом проезжали мимо толпы дерущихся мальчишек, я еле сдерживал желание вмешаться и разнять драчунов. И тут засветился и потеплел проверяющий магические способности кристалл, что носил брат во внутреннем кармане.

— Фран! Что такое? — воскликнул брат. — Артефакт просто обжигает меня!

Мы сосредоточенно рассматривали клубок орущих драчунов, из которого Ал вытащил магическим лассо троицу самый младших ребятишек, поставил их в сторонке.

— Остановились! Какая причина вашего дружного собрания? — спросил он у желающих продолжить.

— Так они вступились за Огневенка! А его нужно пороть каждый день. Это мой дед сказал, староста нашенский, — кричал самый крепкий бутуз.

— И чем же провинился паренек? Хилый больно снаружи, чем заслужил побои, да и каждый день еще? — выяснял непонятную ситуацию Алексис, нервно постукивая хлыстом по своему бедру.

— Так он это… Дом сжег и тетку свою чуть не отправил к праотцам, — прокричал, размахивая огромной палкой, другой недоросль.

— Он сестренку защищал! Тетка хотела продать ее нашему старосте! — выкрикнул мальчишка, защищавший Огненного парнишку.

— То есть как это «продать»? — воскликнул кронпринц.

Стало оглушительно тихо, в звенящей тишине, было слышно как, жужжит пчела.

— Мне кто нибудь ответит? — магически усилил свой голос Алекс.

— Так в служанки ее хотели взять… — пытался вывернуться внук старосты.

— Врет он все! Знамо как Потапыч использует маленьких девочек! — кричал «огненный» мальчуган. — Не верьте им! Пожалуйста, помогите нам! Я и сам работать пойду, только пусть сестренку не трогают! — со слезами умолял мальчик нас с братом.

— Успокойся парень, никто не тронет ни тебя, ни сестренку твою, да и всех живущих в этом селении детей, — успокаивал его кронпринц.

— А почему «Огневенком» прозвали тебя, парень? — задал вопрос, не дававший мне покоя.

Глава 23

Принц Доминик Лайонский.

Несколько дней назад, восток королевства Алайония.


— А почему «Огневенком» прозвали тебя, парень? — задал вопрос, не дававший мне покоя.

— Так он случайно огонь выпустил. Силы у Роки много, а управлять ей не умеет. Мы учим его, но и сами мало знаем, — объяснял парнишка из числа заступников.

Тут Алексис просто слетел с коня как вихрь, подхватил мальчонку и держит его на вытянутых руках, рассматривая.

— Ник, делаем крюк в академию! Эту троицу мне самому нужно доставить туда! — воскликнул брат, ставя парнишку на землю.

Ректор щелкнул пальцами, создавая срочного вестника.

— Скоро появится мистер Проди, мой секретарь, он будет помогать мне с вашим распределением в Амитонской Академии Магии, — проговорил Алекс. — А то, что у вас есть дар, и сильный вижу без всяких проверок. Значит, учиться вам всем ребята придется, тут без вариантов.

— Ура! — закричали, ликуя заступники.

— А как же Дорри? — с грустными глазами спрашивал огненный мальчик.

— Если ты про сестренку, то не переживай. Думаю, что и у нее есть дар, очень на это надеюсь! Да и если нет, то не волнуйся, пристроим и девочку в хорошую школу с проживанием, — проговорил брат. — Кстати, позвольте представиться, будущие адепты, профессор Грегори Шериэнский, ректор Амитонской Академии Магии.

— А в эту деревеньку мы, пожалуй, капитана Дошара пришлем, давно просился он у меня новое место для воинских сборов организовать, — предложил я, осматривая окружающую нас обстановку. — Тут самое то! Место замечательное! Заодно порядок тут наведет, да будет помогать новому старосте!

— Согласен! А вот и мистер Проди, — проговорил Алексис, увидев, как вспыхнул магический портал. — Дэмис, несказанно рад видеть тебя! Работы у нас с тобой в этой деревеньке немало предстоит!

— Здравия желаю, полковник Дагрийский! — это уже говорил мне выходящий из другого портала капитан Дошар, тут же вставая по стойке смирно и прижимая к груди кулак в знак почтения, — Рад служить на благо Алайонии!

Вот что значит военная выучка только отправил вестника, а он уже тут.

— Вольно, капитан, — отчеканил я.

Непривычно было слышать такое обращение «полковник Дагрийский». У нас в НЭДе (команда боевых магов) было все несколько проще, постоянные бои с порождениями мрака сплотили нас, и обращения были скорее как позывные, там я был Дагром. По званию полковника в последние годы ко мне мало кто обращается, как впрочем, и по второму титулу герцога Дагрийского.

— Дошар, уверен эта деревенька хорошо подойдет для воинских учений, и тут необходимо провести серьезную проверку. С этим вам поможет агент Тайной Канцелярии мистер Томсон, ему я также отправил вестника, думаю, и он скоро появится. А пока мы с вами пойдем знакомиться с местным старостой.

Обернувшись к брату, увидел, что он все еще занят с огненным мальчиком и его друзьями.

— Профессор Шериэнский, вы с нами к главе селения? — спросил я у брата, не раскрывая его инкогнито.

— Да, полковник Дагрийский, очень хочется увидеть сего «достопочтенного старосту», — проговорил кронпринц с иронией, которая не предвещала тому ничего хорошего. — У меня накопилось очень много вопросов к нему.

Я-то знал, в гневе кронпринц страшен, одним пронзительным гневным взглядом он приводил собеседника в ужас. А если Алексис применял магические способности, то подозреваемый готов был рассказывать все свои тайны.


Тория Оверлийская.

Настоящее, тот же вечер, южное крыло ОверХауса.


Я с интересом слушала рассказ моего мужчины о произошедшем в той небольшой деревеньке.

— Уже через полдня селение было не узнать, — с улыбкой проговорил мой муж. — Нового старосту нашел Алексис, посмотрел на деревенский люд, вытянул из толпы обычного мужика, проговорив: «Это самый честный и умный человек здесь». Сейчас в деревеньке той воинский гарнизон располагается, рядом учения будут проводить, местность им понравилась. Капитан Дошар свое дело знает! Приехавший мистер Томсон разворошил целый осиный улей, сколько было грешков за бывшим старостой, маленьких и больших. Его вместе с подельниками отправили в центральную тюрьму Амитона. Если уж Тайная Канцелярия взялась, то я уверен, накажут эту шайку по полной!

— А что с женщиной хотевшей продать девочку бывшему старосте? Как можно продавать детей, да еще извращенцу… Не понимаю я такого!

— Согласен с тобой! Ей я сам занялся. Мерзкое зрелище… Душа была у нее совсем черная, видимо давно уже в ней живет частичка порождения мрака. Света самой души уже не было видно. Отправил я тетку в северный острог Светлейшего. Был я там с инспекцией, места там суровые, поселением руководят сильнейшие Служители Талана. Без дела не дадут прохлаждаться!

— А мальчики? — спросила я.

— Мы нашли всех местные детей, Алексис проверил их, и большую часть отправили по школам магии и академиям. Тех драчунов послали в Военную школу, а заступников, что были с огненным мальчиком, доставили сами в академию Алексиса.

— А девочек там нашли? — с тревогой спросила я.

— Да… одна из них сестричка нашего Огонька, у нее волосы цвета авокадо. Только бедняжка их сажей мазала, чтобы не виден был яркий цвет, — успокаивающе гладил меня любимый, рассказывая о нелегкой жизни деток. — Тетка ее действительно хотела продать! Уму непостижимо.

— Неужели такое возможно? — плача спрашивала я.

— К сожалению, да. Завтра рассылается несколько отрядов из Тайной Канцелярии, будут проверять постепенно все деревни и села. Нужно на корню зарубить подобные деяния, приравнивать их к измене королевству… Не плачь, принцесса, мы спасем всех малышей, теперь у нас есть для этого огромная причина, — вытирая мои слезы, говорил мой муж.

— Какая причина?

— Маги, причем очень сильные, стали рождаться в бедных семьях, небольших деревеньках, а в аристократических почти нет, — с довольной улыбкой объяснял мне Доминик.

— Значит, скоро в королевстве грядет бум новых магов из низов? — прекрасная новость сразу высушила мои слезы.

— Так точно будет. Думаю, следует несколько отрядов архимагов отправить по селам, пусть ищут одаренных малышей, — поделился идеей принц.

— А что с прорывами, часто тебе приходиться помогать своей команде? — беспокоилась я, не нравилось мне, когда муж рисковал собой, сражаясь с порождениями мрака.

— Прорывы появляются не настолько часто как еще пару месяцев назад, ребята из НЭД меня почти не дергают. Не переживай, солнышко мое, — ласково целуя меня в висок, успокаивал он. — Больше всего я занят с Алексом, нам еще много придется потрудиться, ярких девочек можем найти только мы. Так что родная, не скоро еще мы сможем расслабиться и просто быть вместе, — с грустью проговорил Ник, еще крепче прижав меня к себе крепче.

— Я все понимаю, любимый. Вижу теперь всех этих малышек, приезжающих к нам еле живыми, что потом носятся веселыми яркими вихрями. Нужно найти всех будущих Хранительниц, это и есть цель нашего Овера, — доверчиво смотря в глаза единственного, говорила я.

— «Любимый»? — переспросил он с надеждой в голосе.

— Да, я люблю тебя, Ники, — целуя его в такие желанные губы.

— И я тебя люблю, мое сердечко, — отвечая на мой поцелуй более яростно, опаляя губы жаром своей страсти.

Его руки скользили по моим плечам, незаметно пробираясь под одежду. Губы выцеловали на моей шее дорожку невероятного желания.

Забравшись пальчиками в темно-синюю шевелюру моего принца, я перебирала прядь за прядью, хотелось запомнить эти непередаваемые ощущения.

Я медленно таяла от приятной неги, хотелось, чтобы эти драгоценные минуты подлинного счастья не заканчивались.

— Девочка моя, пора останавливаться, — проговорил любимый, с сожалением выпуская меня из своих объятий. — Спасибо за минуты, проведённые с тобой. Мне не выразить словами насколько много они для меня значат. Буду вспоминать их каждую свободную минуту, — прошептал он, опять нежно целуя меня манящими губами.

— Ты опять уходишь? — с грустью тихо спросила я.

— Солнышко, у нас с Алексисом еще франова туча дел, нужно найти как можно больше ярких малышек, — объяснял единственный, гладя меня по голове. — К тому же мы стараемся успеть как можно больше до твоего двадцатилетия. В начале августа мы с братом будем с рядом тобой, не переживай. Овер нам уже сказал, что передача сил истинной Хранительнице в этот раз будет не простой. Я постараюсь сделать ее менее болезненной для тебя.

Глава 24

Тория Оверлийская.


После того как мой принц в очередной раз переместился с братом в Амитонскою Академию Магии, именно там был перевалочный пункт их миссии, как они называли. Мне до боли в груди трудно дышать без Ника, но я понимала, что это вынужденная разлука, только от этих мыслей было не легче.

Чтобы успокоиться и взять себя в руки я сидела в любимой беседке из зеленых и красноватых эолий, который еще больше переплелся с прекрасными ториями. Они наконец-то распустили свои розово-желтые лепестки, благоухали сладким, бесконечно приятным запахом.

Находясь здесь, я ощущала родство магических сил с родителями, как будто они передают ее мне через этот невероятный букет из красно-зеленых и розово-желтых красок.

Мое одиночество прервала Луиза. Только они и мама Ирочка могли видеть и заходить в этот уголок сада.

— Тория, ты тут? Так и знала, найду свою сестренку в секретном месте, — тараторила девочка, скрывая свои красные от слез глазки. — Можно я с тобой посижу?

— Конечно, милая, ты плакала? — обнимая малышку, спрашивала я. — Мне тоже тяжело даются эти расставания, но я понимаю, наши мужчины выполняют очень важную миссию для Овера и всей Алайония.

— Понимаю, только тяжело, как бы я не пыталась себя успокоить… — Лу немного помолчала, собираясь с духом мне что-то рассказать. — Тори, меня еще и другое волнует. У нас еще так долго до настоящих отношений истинных, — в голосе слышались слезы. — Целых семь лет. Как же много.

— Думаю, когда ты будешь учиться в академии, все будет немного легче, — пыталась успокоить сестренку. — Там вы будите рядом, ощущать на расстоянии друг друга. Обмениваться магической силой общности просто находясь рядом. Да и тебе придется учиться, не только магии, но и всему тому необходимому для будущей королевы.

— Не напоминай. Мне от одной мысли об этом становится страшно, — тихо говорила Луиза, теребя поясок своего платья. — Какая из меня королева.

— Как какая? Самая лучшая! Истинная пара будущего короля, — уверенно проговорила я, сжимая маленькую руку сестренки. — Это замечательно, раз у тебя есть столько времени впереди. Успеешь всему научиться, я уверена, и Алексис тебя поддержит. Да и кто говорит, что Вам принимать королевство так скоро, уверена еще лет тридцать Его Величество Август Лайонский будет сидеть на троне.

— Тори, забыла тебе рассказать новость! Леди Лукреция серьезно заболела… — с тоской в голосе сказала девочка.

Хоть и скрывает малышка, но мама есть мама, даже если не сильно любящая.

— Ей внезапно стало плохо, все ночь в бреду была, — продолжала Луиза. — Отец от нее не отходил, все твердил, что это его вина, просил прощения у жены. Это я случайно услышала, когда хотела проведать Ма через тайный коридор.

— Как странно, еще вчера все нормально было, как обычно она кричала на горничных и служанок, — рассуждала я, вспоминая вчерашний день. — А что лекарь говорит?

— Сказал, с герцогиней все хорошо, и он не понимает почему она в бреду. Папа хотел послать за новым доктором, появившимся недавно в Честверле, говорят лечит какой-то особенной магией, — тихо проговорила девочка и посмотрела на меня печальными глазами. — Тревожно как-то мне, Тори.

— Я с тобой, малышка, всегда поддержу, — обнимая дрожащую сестренку, успокаивала ее. — Мы теперь семья: ты, я, Овер, ВерДом, Мэри, Кэлли и все яркие девочки.


Прошло пять дней, ОверХаус.


Герцогиня Лукреция Оверлийская так и не пришла в себя, только металась в бреду, периодически крича что-то о проклятии и чьей-то вине.

Наутро шестого дня в ворота ОверХауса въехала красивая легкая карета, похожая чем-то на лурийскую ксоту. Из нее вышел высокий мужчина, одетый во все темно синее. Его длинные белоснежные волосы были заплетены в замысловатую косу. Темные очки скрывали выражение его глаз.

Видимо это прибыл долгожданный лекарь, встречать которого выбежал сам герцог Олис Оверлийский.

— Приветствую вас в ОверХаусе, досточтимый лорд Вэллис, — приговорил хозяин замка, кланяясь.

— Ваша Светлость… — спокойно произнес гость, слегка склонив голову в поклоне.

Казалось, гость пронизывал холодом своих глаз даже сквозь темные очки.

— В письме вы написали, что очень сильно нуждаетесь в услугах сильного лекаря.

— Лорд Вэллис, вас рекомендовал нам герцог Честверлийский, — лебезил нынешний хозяин Овера.

— Вы вылечили его дочь, можно сказать вытащили с того света. И мы очень надеемся на вашу помощь.

— Ситуации бывают разные, и никакой гарантии я дать не могу, — сказал, как отрезал лекарь, пристально глядя на старинный замок. — Пусть меня проводят в отведенную комнату, мне необходимо умыться, и привести себя в порядок после дороги. Думаю, через полчаса, я вполне смогу осмотреть вашу жену лорд, — почти приказывал он холодным голосом застывшему лорду Олису.

Кэл Вэллис зашел в главные двери замка, которые сами открылись перед ним, приведя хозяина подобным в еще больший шок.

— Рад видеть тебя, старый ворчун! — проговорил гость, идя по величественному холлу, окидывая все пространство теперь уже теплотой своего волшебства.


Тория Оверлийская.


Урок с маленькими яркими девочками был почти закончен, когда я почувствовала прибытие нового гостя. Этот внезапный прилив доброй родственной магии окатил меня настолько, что застыла на месте.

— Мисс Тория, с вами все хорошо? — послышались озабоченные голоски маленьких непосед.

— Да, дорогие мои, не беспокойтесь, кажется, теперь нас всех точно ждет нечто замечательное, — с уверенностью проговорила я.

Попав скорее в свой кабинет, настроила зеркало, чтобы проверить, кто это так поприветствовал меня незнакомой магией, но в тоже время такой родной. Я увидела отображение высокого мужчины удобно расположившегося в кресле.

— Малышка, ты лучше сама появись, безумно хочется увидеть тебя не через это дурацкое зеркало, — проговорил тот, нежно глядя на меня. Но как? Это же невозможно! — Девочка, жду тебя, доступа в южное крыло Овера у меня пока нет.

Переместившись в комнату на гостевом этаже центральной части замка, я с недоверием смотрела на гостя, вставшего при моем появлении.

— Кто вы? И почему оказываете на меня и Овер такое влияние? — гневно спросила я.

Глава 25

Тория Оверлийская.


— Кто вы? И почему оказываете на меня и Овер такое влияние? — гневно спросила я.

— Как давно я мечтал тебя увидеть, маленькая принцесса, — с неимоверной грустью в голосе, проговорил он, глядя на меня слишком пристально.

Я не понимала происходящего, почему меня так сильно тянет к этому мужчине, кто он?

— Я Кэлливан Гроввар-Вэллис, кузен твоего отца, — представился гость.

— Что? — эти слова вызвали во мне поистине водоворот чувств. — Мой дядя?!

— Прости, но попасть в нижний мир мы пока не можем. Удалось это сделать только мне, первому за последние двадцать лет. И то потому, что здесь рядом моя истинная, которую я вынужден был оставить тут, — объяснил он такие естественные для него вещи, но совершенно непонятные мне.

— А…? Что? Какой нижний мир? Какая истинная? Кто она?

— Давай все это объясню позже, сейчас разреши только прикоснуться к тебя, дитя истинных, — с надеждой смотря на меня, проговорил новоявленный родственник.

После моего кивка, Кэлл взял мою руку, и накрыл своими ладонями, при этом окатив меня неиссякаемой нежностью своих голубых глаз, спокойных и теплых как теплое летнее небо.

— У нас с тобой еще много времени для того чтобы пообщаться. Я объясню тебе, зеленоглазка, все возможное, — мягко, по-отечески целуя мою руку. — Главное знай, ты была очень желанным ребенком для своих родителей, и они безумно тебя любят. А теперь пора мне навестить самозваных хозяев замка, — надевая черные очки, жестко проговорил он. — Иди к ярким непоседам, среди них сейчас находится лучше всего, южное крыло сияет светом их радости. Мне помогут ВерДом и Дух Овера, — в очередной раз, озадачив меня. В дверях Кэлл приостановился. — Да, и еще. Не пускай в центральную часть замка Луизу. Тут все пышет сейчас сработавшим антипроклятьем, кругом одна чернота.

Посмотрев сквозь стены в сторону хозяйских покоев, с удивлением увидела клубящиеся чернильно-масляные пятна. Почему я это раньше не видела?

— Это мое присутствие помогает тебе разбудить гены друидов, — с улыбкой объяснил дядя перед тем как уйти.

Ну, вот еще одна загадка. Гены друидов, что за новости?

Пребывая в задумчивости, я отправилась к Луизе, нужно поддержать девочку в непростое для нее время. От наших мужчин с их последнего визита вестей не было, хотя такое было уже не раз, не всегда они могла отправить нам весточку. Только в этот раз поддержка Алексиса была просто необходима.

Сестренка сидела в нашей любимой беседке, в соседстве эолий и торий, чей нежный аромат окутывал малышку, видимой мне теперь красно-зеленой нежностью. Едва слышная ласковая мелодия, убаюкивала и успокаивала девочку.

— Милая, как ты? — спросила я.

— Не знаю, она меня никогда не любила. Теперь я знаю почему… видимо чувствовала, что я почти и не ее дочь, — вытирая слезки, говорила она. — Мне недавно Овер все же рассказал. Как у леди Лукреции чуть не умер ребеночек в животе, вернее душа ее уже улетела к Светлейшему. Тогда и уговорил наш Тигруля Талана поместить мою душу в еще не рожденное тело. Значит, по сути, она мне не мама. Но, как же мне ее жаль, — плача уже мне в плечо шептала девочка.

— Малышка, я с тобой, мы твоя семья всегда поддержим в трудную минуту. Не плачь, не рви свое маленькое сердечко, — гладя рыдающую сестренку по белокурой голове, говорила я, пытаясь успокоить.

— Думаю, она долго не протянет… с той стороны, где расположена родительская спальня, веет чем-то нехорошим, отвратительным, — глядя в сторону центральной части замка, проговорила Луиза. — А новый лекарь приехал?

— Да, недавно. Только он не просто лекарь. Это мой дядя по папе, — рассказала я сестренке. — А магия у него очень странная, не похожая на ту которую мы знаем. И она такая родная мне, будто всегда была со мной, но почему-то спала… — задумалась немного, не выразить словами, происходящее со мной сейчас. — Кэлливан сказал, что тебе сейчас нельзя находиться на территории центральной части замка… Там страшно. Кругом чернота, я видела ее… Это сработало антипроклятие, отдача страшная, я не хочу, чтобы тебя зацепило.

Луиза посмотрела на меня мокрыми глазами, и опять прижалась ко мне.

— Что тут происходит? — раздался зычный голос кронпринца. — Почему Луиза плачет?

Лу встрепенулась, и стрелой кинулась в объятия единственного. Я же спокойно вздохнула, что же теперь можно за сестренку так не переживать, Алекс поможет ей.

— Родная, что у вас стряслось? — это уже мой Ник, к которому и я бросилась обниматься. — Как же я рад видеть тебя, солнышко.

— У нас не слишком приятные новости. Проблемы у герцогов, леди Лукреция слегла, и скорее всего… — замолчав, я оглянулась на сестренку, увидев, ей не до меня, продолжила свой рассказ. — Сработал откат проклятия, которое было наложено на мою маму. Я уверена в этом. Там все черно и мерзко, — рассказывала я, прижимаясь к мужу.

Только сейчас поняла, я и сама плачу. Любимый нежно прикоснулся к моей щеке, стирая слезы.

— Солнышко, мы с вами, на то и единственные, разделим печаль и невзгоды пополам, — говорил мне мой принц, окутывая тонкими нитями своей магической силы, которые принесли так нужное мне сейчас успокоение.

— Как вы оказались тут? — удивленно произнесла я, только сейчас осознав появление наших мужчин.

— Почувствовали, что вам нужны, и переместилась. Сработал портал «идеальных пар», — с улыбкой проговорил муж, ласково гладя меня по плечу.

— Это удивительно, и очень вовремя. Я не могла успокоить Луизу, — похвалила я внезапное появление любимого, прижимаясь к нему.

Оглянулась на сестренку, и наконец, спокойно вздохнула. Слез уже не было, она застенчиво улыбалась, слушая Алекса.

— Да, еще новость, приехал мой дядя, папин кузен.

Глава 26

Тот же вечер, ОверХаус.


Князь Кэлливан Гроввар-Вэллис шагом шел по коридору, наполненному темнотой антипроклятия.

— ВерДом, уведи всех слуг подальше от очага этой мерзости, — мимоходом отдавал распоряжения он. — Овер, друг мой, нам придется поднапрячься, чтобы отстоять эту часть замка.

«Согласен, Старый Друид, — проговорил появившийся Дух Дома. — Помогу тебе. Готов разорвать этих самозванцев за мою малышку, потерянную из-за них».

По мере продвижения этой странной пары чернота расступилась перед ними. Войдя в покои герцогини, Кэлл остановился, осматривая присутствующих.

Семейство хозяев сидело в богато обставленной гостиной, у королевы наверное попроще обстановка будет.

— Ну, наконец-то, — с упреком проговорил лорд Олис. — Прошло уже намного больше времени, чем вы сказали. Приехали лечить, а сами прохлаждаешься. Вычту это из вашей оплаты, — гневно выговаривал он.

— Почему так долго?! Да как вы смеете пренебрегать своими обязанностями? — вторила отцу леди Викторина. — Лекарь вашего пошиба должен быть благодарен, раз его позвали лечить саму герцогиню Оверлийскую, — с превосходством королевской особы гневалась она.

— Посмотрите, маменьке все хуже, — размахивая руками, кричала леди Оливия. — А вы не спешите ей помогать, немедленно приступайте к ее лечению.

— ТИХО! — гаркнул Кэлливан, усиливая магией свой голос. — Это замечательно, что вы все тут собрались. Будем разбирать ситуацию все вместе. Жаль, конечно, герцогиня не сможет поучаствовать в нашей беседе. Но ничего, мы и сами справимся! — материализовал себе удобное кресло, князь уселся в него, снимая очки.

Тут же из его глаз полился голубой холодный свет, окутывая все комнату, проникая в сидящих хозяев.

— А теперь поговорим, — начал князь Кэлливан Гроввар-Вэллис. — Начнем издалека, с лорда Микаэля Лурийского. Это вы причастны к его смерти?

— Да… — как не хотел герцог, но сопротивляться ледяному взгляду он не мог.

— Дальше! — приказал Кэлл.

— В то время еще можно было найти темных магов в приграничных городках с Подземными гномами. Я нанял троих темных, которые должны были убить князя Лурийского. Мешался он мне! Постоянно крутился около герцогини Оверлийской, а она мне самому нужна была! Вернее ее титул и замок! — выдавал себя по-полной лорд.

— Подтвердите, это вы виноваты в смерти ближайшего друга нынешнего короля Алайонии? — продолжал допрос друид.

Лед в его глазах замораживал бывших хозяев замка, они не могли сопротивляться сильнейшей магии другого мира.

— Да! Какое мне дело до короля, я сам себе король! — разразился себялюбием, теперь почти бывший герцог.

«Думаю, Его Величество будет рад услышать ваше мнение о себе», — не мог промолчать Дух Дома, рыча от негодования.

Самозваные хозяева начали испуганно оглядываться по сторонам, не понимая, откуда идет этот голос. Тигр соизволил показаться им, гневно сверкая глазами и стуча хвостом по полу.

— А! Кто это? — закричал лорд Олис.

«Его Величество нас прекрасно слышит и видит» — ментально проговорил Дух Овера, не обращая внимания на крики.

На стене комнаты вместо пафосных картин появилось огромное зеркало, по ту сторону которого, все увидели Его Величество.

Обстановка кабинета, где находился Август Лайонский была пропитана властностью ее хозяина. Который в данный момент был очень зол.

— Несказанно рад услышать наконец-то ваше мнение о себе, — с горькой иронией проговорил король, его голос не предвещал ничего хорошего. — Буду еще больше рад услышать продолжение ваших откровений, бывший герцог Оверлийский.

— Что? Почему бывший? Я не хочу! Вы не имеете права! — кричал тот.

— Спасибо вам князь Гроввар-Вэллис за то, что помогли, наконец, узнать правду о Микаэле. Эта тайна долго висела на моей душе, — обращался Его Величество к князю. — Очень надеюсь, что у нас еще представится возможность встретиться лично! — проговорил он, вставая и склонив голову в почтении как с равным. — Великий Дух Овера, и с вами я был бы рад увидеться! — сказал Август Лайонский, поклонившись Тигру.

— Обязательно встретимся! Очень надеюсь, что мне удастся пробыть в вашем мира как можно дольше, — вставая и кланяясь королю Алайонии, проговорил князь друидов.

«И я буду рад видеть вас, Ваше Величество, — отвечал в свою очередь Дух Овера. — Думаю, что ваш визит мы обговорим, как только разберемся с самозванцами!»

— Что? Почему самозванцами? Я герцог Оверлийский! — кричал бывший лорд, но на него никто не обращал внимания.

— Продолжим. В курсе ли вы лорд Олис того, что сделала двадцать лет назад ваша тогдашняя любовница Лукреция, дочь виконта Росби? — спросил друид, вновь глядя на герцога пронизывающе холодными глазами. Немного помолчав, он продолжил. — Она с помощью сильнейшей темной магии прокляла герцогиню Викторию Оверлийскую, вашу жену в то время!

— Да, Луки сказала мне об этом, — проговорил правду лорд, не в силах сопротивляться. — Она тогда уже носила в себе Вики, и мы не могли ждать, пока эта… сама умрет. Яды на нее не действовали, нужно было что-то делать.

— Значит, вы подтверждаете, применение проклятия было с вашего согласия? — прозвучал ледяной голос друида.

— Да… — признался бывший герцог, сверкая злыми глазами.

— Вы были в курсе того, что чем сильнее проклятие накладываешь, там сильнее будет откат? — холодно спросил князь друидов.

— Это все сказки! Какой откат? Не было нам ничего! — хвастался лорд Олис, воспевая себя.

— Ваша любовница произнесла проклятие «Черной розы». Видимо название ей понравилось, решила так оригинально отомстить любимой «розе» Ее Величества Славилы Лайонской. То, что от него наступает не просто откат, а антипроклятие! Разумеется, вы не знали, — снисходительно объяснил Кэлл.

— Какое антипроклятие? — подала голос леди Викторина.

— То из-за чего медленно умирает ваша мать, — холодно объяснял друид. — Оно же станет и причиной ваших смертей, леди. От силы месяц, откат силен.

Глава 27

Тот же вечер, ОверХаус.


— Какое антипроклятие? — подала голос леди Викторина.

— То из-за чего медленно умирает ваша мать, — холодно объяснил друид. — Оно же станет и причиной ваших смертей, леди. От силы месяц, откат силен.

— Нет! За что?! — закричали в голос девушки.

— Ваши родители чуть не уничтожили весь мир! — в ответ гневно проговорил король. — Вы хоть понимали, кого убили? И кого прокляли? — властно обратился он к бывшему герцогу.

— Ну, какой-то там князь, из провинции вроде был Микаэль Лурийский, — оправдывая себя, говорил лорд.

— Князь Микаэль Лурийский был в то время сыном главы Огненных Друидов, — холодно произнес Кэлл. — Если бы смог его отец попасть сюда, то разнес бы все королевство. Ничего бы не осталось. Дядя Натан в гневе страшен.

«А по поводу герцогини Виктории Оверлийской? — спрашивал сердито рычащий Дух Овера. — Вы и сейчас не понимаете, кого прокляли? На кого покусились? В чьем замке жили в свое удовольствие эти годы?»

— Да ладно! Ну, была одна леди герцогиней, стала другая. Что за проблема-то? — высказался лорд, гордо вскидывая голову. — Слышал я, говорили будто ОверХаус «живой дом», так сказки это все. Не верю в них! Мы жили в обычном магическом замке. Ну да, какая-то магия в нем есть, но чтобы настолько …

Внезапно стены затряслись, с потолка посыпались куски штукатурки, упали пара пафосных портретов, гардина с вычурными шторами. Разбилось окно, холодный ветер, влетевший в комнату, подхватил глупого лорда и швырнул об стену.

Девушки сидели прижавшись друг к другу, трясясь от страха.

— Овер, успокойся, ты разнесешь весь свой замок, старый грозный Тигр, — пытался достучаться до друга Кэлл.

«Нет! Разнесу к франу всю центральную часть замка! Отстроим заново», — не унимался рычащий «зверь».

— А ты подумал о простых, ни в чем не повинных слугах? — продолжал настаивать друид.

«Хорошо» — с трудом согласился Дух Дома, восстановив окно, бросив бывшего герцога в кресло и привязав того воздушными веревками.

— Что это было? — бормотал тот, пытаясь вырваться. — Кто это сделал?

«Я!.. Могу продолжить!» — гневно рычал Дух Дома, стуча хвостом по дорогому ковру.

— Вернемся к тому, что вы наделали вместе с любовницей, — продолжил Кэлливан, вновь окутываю холодным взглядом бывших хозяев. — Вы прокляли Хранительницу «живого» замка ОверХаус, который больше сотни лет питал один все магические нити мира. Поддерживал его энергией, в меру своих сил, пусть и больших. Ему было сложно справится с тем, что раньше делали десятки «живых» домов. Ситуацию мог спасти князь Микаэль Лурийский… Но вы его убили, забрав жизнь… — немного помолчав, собравшись с силами, друид продолжил. — Затем вы каким-то непонятным образом женитесь на герцогине Виктории Оверлийской. Не расскажите нам, кто освещал ваш так называемый брак?

— Эээ… Его Величество король Актовиан Лайонский, легкого пути ему за гранью, — выдал лорд всем ошеломительную новость.

Из-за стекла послышался возглас, и что-то тяжелое упало, поверхность зеркала пошла мелкой рябью.

— Вы хотите сказать лорд Олис, что назывались герцогом Оверлийским в последние двадцать лет совершенно незаконно? — послышался властный голос Его Величества.

— Но как это незаконно? Нас венчал мой любимый монарх, — пафосно ответил недоумевающий бывший герцог.

— А у моего отца был когда-то святой сан? В нашем королевстве венчание освящает только Святейший Талан, наш всепрощающий бог. И только в его храмах можно заключить законный брак! — мрачно объяснял Август Лайонский прописные истины, будущему арестанту. — Вы двадцать лет жили с семьей в замке ОверХаус, за счет бедствующего герцогства, разоряя его еще больше своими чрезмерными запросами. Думаю, на каторге вы сможете отдать этот долг.

— Как это? За что? — только и пытался сказать бывший лорд, но его никто уже не слушал.

— А теперь мы подошли к самому страшному для вас девушки, — продолжил князь друидов, обращаясь в юным леди. — После произнесенного проклятия сильнейшей силы, антипроклятие легло на вашу мать и на дитя, находившееся в тот момент у нее в животе. То есть на вас леди Викторина.

После этих слов Вики застыла, безэмоционально глядя на дверь спальни, где лежала ее умирающая мать.

— Хотите сказать, что я так же… — не могла продолжить она свой вопрос.

— Да, от вас несет чернотой так же, как из той комнаты, — доходчиво объяснял Кэлливан, все же вина девушек не так сильна как их родителей. — У вас пик антипроклятия наступает дней через десять.

— Умоляю, помогите! Я же ни в чем не виновата! — внезапно зарыдала Викторина.

— Увы… Тут я могу только ослабить ваши муки, оттягивая этим неизбежный конец, — проговорил друид, создавая в воздухе светящийся знак. Направил его в сторону девушек, осыпая их дождем из изумрудных искр. — Что же так немного лучше, но на этом пока все. Далее вы леди Оливия. Тут сроки установить не смогу, зависит от ваших поступков, отношения к окружающим, и так же от привязанности к матери и сестре.

— Нет! Умоляю! Я хочу жить! — плача просила милости средняя дочь уже не герцога.

— Это цена за сделанное вашими родителями двадцать лет назад, — опять доходчиво объяснял князь Гроввар-Вэллис, сверкая голубыми глазами. — Такое нельзя оставлять безнаказанным. Они обрекли на вымирание весь мир, чьи магические нити постепенно истончались. Постоянные прорывы несли в него не только порождения мрака, но и темную энергию. Это проявлялось не только на бытовом уровне: стало больше драк, конфликтов причин которых, по сути, не было. Но и на межгосударственном уровне: столкновения интересов крупных политиков, борьба за территории богатые плодородными землями и недрами земли, нападение на приграничные области соседних королевств. Но и тут начиналось все с мелочей, которые постепенно могли перерасти в мировую войну. Мировую ситуацию как могли спасали король Август Лайонский и его сыновья. Благодарю, Ваше Величество, что не опустили руки и продолжали бороться, — склонив голову в знак уважения, проговорил друид, глядя на венценосного собеседника за зеркалом.

— Мы делали все возможное… Ощущение неминуемой гибели отступило только четыре года назад, — задумчиво ответил король.

— Все верно ситуация стала немного меняться именно тогда, — подтвердил Кэлливан.

— Но это же Вики! У нее начала просыпаться магия, и она меняла окружающее нас пространство, — кричал, размахивая руками, бывший хозяин ОвераХауса, пытаясь оправдаться.

— А почему вы решили, что это влияние вашей старшей дочери? спросили у него.

— Ну а чье же, по-вашему! Она будущая Хранительница этого франова замка! А вы смеете с нами так обращаться? — гнул свою линию бывший лорд, не слыша грозного рычания Тигра.

«У ваших дочерей никогда не будет магии, — грозно звучало со всех сторон. — Это откат за сделанное вами двадцать лет назад! Моя маленькая девочка не заслужила этого!»

Стены вновь затряслись. Дух Овера дал волю своему Тигру, который готов был растерзать самозваного хозяина замка. Бывший герцог сжался в кресле от напора гневной рычащей магии, направленной на него.

— Овер… Остановись, старый друг! — пытался вновь успокоить «зверя» друид. — Уверен, господин Олис все понял. Дух Дома прав, то, что у девочек нет магии это самый первый откат за сделанное вами с истинной Хранительницей последнего «живого» замка. Антипроклятие же настигло их недавно, — проговорил друид, холодно сверкая глазами.

— Не может этого быть! Кто же тогда восстановил герцогство? — тихо пробормотал Олис. — Кроме Вики это было сделать некому! — воспрянул он вновь духом.

— Повторюсь, у вашей Викторины НЕ может быть магии! А без нее какая Хранительница? — с презрением спрашивал друид. — Да и не могла она ей стать, только родство по крови дает такую возможность. Из поколения в поколение, от матери к дочери! Только так! Это дочь последней Хранительницы возрождала ОверХаус… Тория, девочка моя, хватит следить за происходящим по ту сторону зеркала, — уже с улыбкой проговорил Кэлл. — Ждем вас с мужем тут, думаю пора познакомить нам всем.

Глава 28

Тория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


Оставив Луизу с Алексисом, строго настрого попросила не пускать ее в центральную часть замка. Мы с Домиником отправились в мой кабинет, который с недавнего времени стал нашим. Он значительно изменился, стал намного больше и теперь рассчитан на двоих!

Здесь уже два рабочих стола, стоящих углом друг к другу, можно украдкой посмотреть на моего принца. Хотя за своим Ник почти и не сидит, дома бывает крайне редко. Появился уютный уголок, с небольшим мягким диванчиком, на котором очень комфортно можно расположиться с любимым мужем. Небольшой столик рядом, на котором всегда стоят какие-то вкусности, чаще фрукты, любит нас баловать Олли.

Самым же значимым изменением было то, что барельеф символа Дома стал скульптурой. На постаменте вальяжно лежала копия нашего Тигрули, отлитого из магической стали. Казалось, его хвост немного шевелится, выстукивая что-то небывалое. Сам же Дух Овера часто проходил посмотреть на своего двойника, мурлыкая от восторга.

Именно этот неподвижный тигр и был нашим рабочим местом. Как и раньше нужно было приложить ладони к гладкому боку скульптурного зверя. Это помогало переноситься астрально в любое место герцогства, туда, где нужна была наша помощь.

В прошлый приезд Ника мы вместе «путешествовали» по герцогству, помогали излечить небольшой городок от проявления тьмы и мрака. Это было великолепно, мы с легкостью убирали остатки темноты и мрака, восстановили людей и сами дома, растительность и небольшую речку. Вдвоем все было не просто легче, а мы практически не устали, обмениваясь магической энергией, хоть и потратили ее очень много.

Зеркало, показывающие происходящее в замке, стало больше, почти квадратным, в резной раме из магической стали. Именно его я и «включила» как только мы зашли в кабинет. Не могла я быть спокойной, не зная, происходящего в моем замке. Хотя и понимала, что меня хотят оградить от той трагедии, разыгравшейся в хозяйском крыле Овера.

Мы с Домиником почти не разговаривали, сосредоточенно вслушиваясь и вглядываясь в происходящее за зеркалом. Как же тяжело было смотреть и слушать то о чем говорилось там. Нескончаемо больно слушать о родителях, эти… двое выскочек, самозванцев, просто решили убить моих папу и маму. По вине лорда Олиса я выросла без родителей. Ник нежно прижимал меня к себе, успокаивал меня, вытирал набежавшие слезы.

— Тория, девочка моя, хватит следить за происходящим по ту сторону зеркала, — услышали мы, и взгляд дяди, наполненный теплотой, поддержал меня. — Ждем вас с мужем тут, думаю пора познакомить нам всем.

— Посмотри на меня, родная, — муж нежно развернул меня, окутывая теплотой своей магии.

Я оказалась в коконе из сплетенных нитей наших магических сил. Ласковый воздух осушил мои слезы. Чьи-то невидимые мягкие руки занялся моими волосами. Множество малахитовых искр кружилось вокруг меня, создавая невероятное платье.

— Теперь ты готова для встречи с бывшими хозяевами замка. Ты истинная Хранительница Овера!

Подойдя зеркалу, осмотрела себя. Лицо идеально подкрашено: темные бровки и ресницы, нежно-розовые губки, и конечно, изящная родинка, мой любимый подарок от мамы. Волосы уложены в замысловатую прическу, в которой видны мои огненные пряди. Платье изумрудного цвета, как и мои блестящие глаза. Узкий лиф, свободная пышная юбка, доходящая почти до щиколотки.

Невероятно. Именно так и положено выглядеть хозяйке ОвераХауса.

— Спасибо, любимый, — нежно целуя мужа в щеку, сказала я.

— Думаю, тут не только я постарался, — обращая мое внимание на цвет платья и россыпь камней, что шла по подолу юбки.

— Мамочка, папочка, вы всегда со мной! Спасибо вам за это! — глядя на портрет родителей, проговорила я. — Ники, нам пора.

Взяв единственного за руку, переместилась вместе с ним к ожидающим нас в центральной части замка.

— Позвольте вам представить герцогиню Викторию Оверлийскую, будущую истинную Хранительницу ОверХауса, — проговорил дядя, увидев, как мы появились в комнате, с отеческой любовью глядя на меня. — Думаю, Его Высочество принца Доминика Лайонского все знают и без меня.

— Ваше Высочество, спасите меня, — сорвалась со своего места Викторина, пока ее отец во все глаза смотрел на мое явление столь разному обществу. — Меня убивают, оскорбляют! Умоляю, помогите, в память о нашей любви! — пафосно причитала она, заламывая руки и подползая на коленях к моему мужчине.

Но внезапно леди наткнулась на прозрачную воздушную стену.

— Спасибо, любимая, какая замечательная магическая способность у тебя, — нежно целуя меня в плечико, говорил муж. — Викторина, встаньте, не нужно унижать себя еще больше. Уже давно хотел поинтересоваться, что же такое у нас «было»? Насколько я помню, имела место ваша попытка женить меня на себе, подставив перед своим отцом. Слава Светлейшему это не удалось, ну не тянуло меня к вам как к женщине. Не обессудьте, — с презрением проговорил принц.

— О нравы… Но тут без влияния тьмы не обошлось, — высказал свое мнение Кэлливан. — Уверен, через год другой у молодых девушек не будет подобных мыслей.

— Кто это? Почему она так похожа на «нее»? — тихо произнес бывший герцог, бледнея на глазах, видимо мое сходство с мамой для него стало очень страшным испытанием. — Это не можешь быть «Ты»! Я убил «Тебя»! — закричал он как сумасшедший.

Глава 29

Тория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


— Кто это? Почему она так похожа на «нее»? — тихо произнес бывший герцог, бледнея на глазах, видимо мое сходство с мамой для него стало очень страшным испытанием. — Это не можешь быть «Ты»! Я убил «Тебя»! — закричал он как сумасшедший.

— Лорд Олис, я уже представлял эту девушку, но могу и повторить, — с довольным видом говорил Кэлл. — Это дочь последней Хранительницы ОверХауса герцогини Виктории Оверлийской и ее мужа князя Микаэля Лурийского. Повторяю «мужа»! И брак их был нерушимый, освещал его Дух Овера с непосредственным участием Светлейшего Талана. И таким он будет еще тысячу лет.

Дядя смотрел на меня очень внимательно, будто ждал моей реакции. Мои мысли неслись вскачь… Мои мама и папа… Я боялась даже в мыслях это произнести! А вдруг это правда? Но как? Разве ЭТО возможно?

«А почему нет? — пронесся в моей голове голос друида. — Ты много не знаешь о нас, девочка. Но мы обязательно исправим этот недостаток в самое ближайшее время».

О… Пусть это будет правдой!

«Мамочка, папочка, я вас безумно люблю и скучаю», — мечтая, думала я.

— Таким же, как и нас с Тори ритуалом Единения сил и магий? — ласково прижимая меня к себе за талию, поинтересовался муж у дядюшки.

— Думаю да, — ответил он.

— А нам нужно в храме венчаться повторно? — задал так интересующий нас вопрос Доминик.

— Не обязательно, разве что желаете праздник устроить, нас порадовать, — светясь невероятно теплой улыбкой, проговорил друид.

— Конечно, устроим венчание по всем правилам, думаю, что Светлейший не будет против освятит вас еще раз своей божьей милостью, — произнес Август Лайонский про которого все почему то забыли.

— Ваше Величество, — присев в низком реверансе, произнесла я.

— Встань, дитя мое, несказанно рад видеть тебя, — отвечал чересчур довольный свекор. — Именно о такой невестке я и мечтал. Спасибо, сын. Нашел достойнейшую жену себя, да еще и дочь моего лучшего друга, невероятная радость.

— Пап, я ты знал все, перед тем как посылал меня сюда? — высказал свои мысли мой принц.

— Догадывался… В письме, что пришло вторым от леди Виктории, мамы твоей жены, было упоминание о возможности подобного, — признался нам король. — Еще бы и старшенького пристроить, и можно спокойно вздохнуть.

— Так уже… — не выдержала я и выдала брата мужа.

— Это как? — от удивления Его Величество даже привстал в кресле.

— Думаю, они сами все расскажут. Так что ждите в гости нашу малышку, ей нужно ЛонтонХаус проведать, — с лукавой улыбкой озадачила я короля.

— Жду вас всех четверых завтра утром, согласен на подобный сеанс связи, но чтоб рассказали мне ВСЕ! — властным голосом был произнесен королевский приказ.

Во время нашей познавательной беседы со свекром Кэлливан уже стоя колдовал над троицей бывших хозяев замка. Посмотрев на это своими новыми открывающимися силами, я поняла, что друид поместил их в светящиеся кубы, каждого в свой.

«Все верно, так они меньше зла принесут окружающим, тьма из них так и хлещет», — поделился со мной дядя.

«А как же… мама девочек?» — не хотелось называть по имени эту женщину.

«Ее я давно в подобный куб поместил, как только приехал. Она была самым сильным очагом темной пакости».

— Все, теперь их можно перемещать, они никому не причинят вреда своим антипроклятием, — проговорил уже вслух князь, полностью закончив плетение. — Ваше Величество, бывшего лорда перекинул в дворцовую тюрьму, решайте сами, что с ним будет дальше. А девушек не знаю куда деть, тут им не место.

— Если и их в казематы? — спросил наш добрый король.

— Да, по сути, я не против, но мне необходимо почти каждый день проверять их состояние, — отвечал друид. — Ближайшие пару месяцев я безвылазно осяду в Овере. Нужно помочь восстановить замок после антипроклятия, да и двадцатилетие Тории обещает быть нелегким, — задумчиво проговорил дядя.

— Почему? — взволнованно спросил Ник, крепче прижимая меня к себе.

— У нее накладывается одно на другое. Вступление в права истинной Хранительницы Хауса, будет непростым. Кроме этого у друидов именно в двадцать лет просыпается родовая магия, — объяснил Кэлл, пристально глядя на меня. — Хотя немного процесс я запустил, так что будет не настолько сложно. Главное рядом с тобой Ник, Дух Овера, я, да и Луиза поможет, сестринская любовь на много способна.

— А что с младшей дочерью бывшего лорда? — озабоченно спросил Август Лайонский.

— Все я ней хорошо, только имя нужно девочке менять, не дело будущей королеве иметь опальных родственников, — объяснял с веселой улыбкой князь.

— Что? Вот это новость! — воскликнул король. — Но девочка же мала еще? — тут же вспомнил он.

— Зато будет время всему научиться, — выясняя его настрой на мою сестренку, спросила я.

— Долго же придется Алексису ждать, — рассмеялся своим мыслям свекр.

— Ничего, подождет, ему есть чем заняться, — смеясь, отвечал отцу мой муж. — Но обо всем завтра поговорим, и Лу представим.

— Ты прав, сын. Насчет имени я согласен с вами, Ваша Светлость, — обратился озабоченный монарх к князю.

— «Кэлл», если вы не против, мы родственники как никак, — ответил тот.

— Ну, тогда и я для вас «Август»… Это честь для нас, иметь в родне друидов, — довольно произнес король. — Есть у меня на примете верный человек, дети выросли, так пусть о Луизе и позаботятся с супругой. И будет кронпринцессой дочь герцога Нортского, превосходно!

— Прекрасная идея, Август, — поддержал монарха дядя. — А теперь все же хотелось бы решить вопрос с девушками.

Все посмотрели на диван, где сидели девушки, прижавшись друг к другу. Заметив, что на них обратили внимание, Оливия заговорила что-то, но ее не было слышно. Стенки магического куба не пропускали ни звука. Кэлл взмахнул рукой, давая ей возможность говорить.

— Умоляю, скажите как мама, — проговорила она, вытирая слезы.

Мы с дядей посмотрели сквозь стены на бывшую герцогиню. Ее окружали странные размытые фигуры в белых плащах.

«Эти существа не видны людям, они высшие Служители Светлейшего, пытаются собрать как можно больше тьмы от антипроклятия, — объяснил мне Кэлл. — Это и нам намного облегчит очистку замка, и самой умирающей немного легче. Сейчас бывшая леди испытывает оровы муки».

— Могу только сказать, что вашей маме помогают, облегчают те невыносимые муки, на которые она себя обрекла, — ответил он средней дочери бывшего лорда.

— А мы? Что с нами будет? Нам также предстоит страдать? — спрашивала она опять, уже не ощущая своих слез.

— Все зависит от вас самих, насколько тьмы вы еще успеете впустить в себя до момента ухода из этой жизни, — пристально глядя на девушку, говорил друид. — Но у вас есть и возможность прогнать даже ту тьму, которая есть в вас сегодня. Как вижу сейчас у вас ее немного меньше, чем было час назад. Для вас, не получившей порцию антипроклятия в материнском чреве, есть небольшая вероятность выжить.

— Спасибо, я все поняла. Буду стараться. И хотела принести извинение всем присутствующим, особенно леди Виктории. За то, что говорила когда-то, как себя вела… Меня не оправдывает, что с детства внушали именно так себя вести. Сама виновата, нужно своим умом жить. Спасибо за подаренную надежду на хорошее, — Оливия вытерла слезы, спокойно выдохнула и, снова повернувшись к сестре, обняла ее сотрясающееся от плача тело.

— Нда… Но мы так и не решили куда поместим девушек, — опять спрашивал у всех Кэлливан.

— Если разрешите принять участие в вашей беседе, то у нас домовых есть на этот счет идея, — прозвучал голос ВерДома.

«Конечно, Верри, чего спрашиваешь, — удивленно проговорил Дух Дома. — Ты имеешь право находиться тут, так же как и я».

— Вер, без тебя не было бы уже и самого ОверХауса. Старый великан бы уснул, — поддержала и я Тигрулю.

— Спасибо, для меня много значит, находиться среди вас… На западе, почти у границы территории замка есть дом, мы недавно там были, привели все в порядок. Жить там можно, — рассказывал главный домовой Овера. — Предлагаем отправить туда девушек, там им будет удобно, но и без излишеств. Служанки им не нужны будут, пусть сами убирают все, да и мы поможем. Едой так же обеспечим.

— А хорошая идея, и мне не далеко перемещаться, когда буду присматривать за ними, — воодушевился друид. — Закрою дом магическим куполом, чтобы больше не вредить тьмой окружающей природе.

Глава 30

Тот же вечер, южное крыло ОверХауса.


Первые сумерки летнего ясного неба были освещены разнообразными фейерверками. Тут были и огромные как грибы огненные вихри, и небольшие смешанные водно-световые, воздушно-цветочные змеи. Девочки показывали свои умения, веселились, шумели, каждая хотела наколдовать свой непохожий на других салют.

Леди Ираида Нилевская, или как ее звали малышки леди Смайл, по тому имени с каким она появилась в ОверХаусе, стояла рядом с веселящимися непоседами и задумчивым взглядом смотрела в сторону древнего замка. Уже несколько дней над его центральной частью висела темная завеса, настолько нехорошая, и мерзкая, что женщине хотелось схватить своих ярких малышек и убежать подальше.

Сегодня днем она старалась держаться из последних сил, не понимая, почему эта чернота так негативно на нее влияет. Как внезапно почувствовала небывалый прилив магической энергии. Будто ее обычный выше среднего резерв увеличился более чем в пять раз. Ее окутало светом, теплотой и нежностью.

«Кэлливан», — только и могла подумать она.

«Да, сердце мое, я рядом. Как же я отчаянно скучал без тебя!» — услышала она в голове голос любимого.

«И я, единственный мой! Безумно плохо без тебя!» — ответила Ираида своему мужу.

«Совсем скоро мы будем вместе! Пока же нужно помочь нашей девочке, очистить „живой“ замок от мерзости тьмы и самозванцев», — уверенно проговорил друид.

«Кэлл, я беспокоюсь за Тори! Эта чернота, что я вижу над центральной частью, она меня сильно страшит. Не представляю, как моя девочка находится там, где столько негативного», — беспокоилась леди.

«Не переживай, дорогая, я не пущу пока малышку туда, сначала уберу это отвратительное порождение мрака. Все будет хорошо», — проговорил князь Кэлливан Гроввар-Вэллис, окутывая жену изумрудными нитями магического успокоения.

Всю вторую половину дня леди Ираида мысленно возвращалась к этому разговору. Ее любимый наконец-то рядом! Сегодня она его увидит первый раз за двадцать с лишним лет. Как же тяжела была для них эта разлука! После того как на ее подругу пало сильнейшее проклятие, выбора у только, что поженившейся пары не было… Она не могла оставить беременную Викторию и ее не рожденную малышку. Кэлливан же был вынужден вернуться в свой мир, как бы ни хотел он остаться… На поддержание исчезающего портала в мир друидов магию мира использовать было уже нельзя, ее оставалось катастрофически мало. А жить тут долго друид не мог, без подпитки энергетических нитей своего мира друиду грозило магическое иссушение, и затем смерть. Так и приняли возлюбленные очень сложное для себя решение, разлуку на двадцать лет.

И в наступивших сумерках леди Смайл занимала девочек веселыми играми, лишь бы не думать о том, что происходит в центральной части замка. Хотя к вечеру заметно меньше стало видно черноты, значит, у любимого все получается. Скоро можно будет вздохнуть спокойно.

— Мисс Смайл, скажите, а почему там… — спрашивала Кэлли, показывая маленьким пальчиком в сторону хозяйского этажа. — Днем все было маслянисто-черное?

— Ты видала черноту? — удивилась леди Ираида.

— Да… Нехорошая она, брр… — передернув плечиками, проговорила девочка.

— Не переживай, Кэлл, все скоро закончится, — это уже Мэрри успокаивала подружку. — Там хороший дядя, он им всем накостыляет!

— Мэргарет! Так не говорят воспитанные леди, — проговорила гувернантка, строго глядя на воспитанницу. — И как ты это все узнала, что «скоро закончится» и кто это «хороший дядя»?

— Извините, мисс Смайл, я забылась, — отвечала Мэрри, с лукавой улыбкой. Ну и егоза растет. — А как узнала про это, не могу сказать, просто поняла и все. Как и то, что сегодня наша мисс Тория станет хозяйкой всего замка, — малышка пожала худенькими плечиками и посмотрела пристально на центральную часть замка.

Наконец-то в южной части замка наступила тишина, яркие малышки спали. Леди Ираида стояла у открытого окна в своей комнате, вглядываясь в окружающую красоту. Круглая луна и звезды шептали молодой женщине о том, что скоро ее жизнь опять изменится. Магия ночи проникала в комнату, и блестящие в ночном свете мотыльки водили хоровод вокруг прекрасной леди.

— Ирочка… — раздалось совсем рядом.

— Кэлл… — воскликнула она, развернувшись, увидела своего единственного.

Князь и его княгиня стояли друг напротив друга, и смотрели, не отрывая глаз. Не веря своим глазам, тому, что, наконец, они рядом, вместе. Первая не выдержала Ираида, подлетев к мужу, она прижалась к нему что есть сил, обняв за шею.

— Девочка моя, как же я скучал… — проговорил друид, сжимая любимую в ответ.

Он целовал ее волосы цвета меда, заплаканные глаза, сладкие манящие губы. Пил нектар ее дыхания, так нужный ему сейчас.

Тихие стоны слышны были в темноте комнаты.

— Как же мне было без тебя плохо! — проговорил кто-то из них.

— Ты необходим мне как воздух! — слышалось в ответ.

Их руки изучали тела друг друга заново. Казалось, они решили наверстать всю безудержную страсть и наслаждение, чего были лишены все эти годы.

Проснувшись утром, княгиня Гроввар-Вэллис боялась открыть глаза. Вдруг это только сон и любимый не рядом с ней…

— Девочка моя, я же вижу, ты уже не спишь, — проговорил муж, нежно обнимая и целуя ее. — Не бойся, я с тобой, и мы теперь уже не расстанемся никогда!

— Правда? Ты обещаешь? — встрепенулась она, прижимаясь к единственному.

— Конечно, ты посмотри на наши руки…

— Что это? — спросила она, удивленно разглядывая свои запястья.

Где она увидела замысловатый узор изумрудного цвета в виде браслета.

— Это брачные татуировки моего мира, теперь у нас благословение не только Светлейшего Талана, но и Атланы, — объяснял друид, целуя нежную шею жены. — Ясноликая богиня была так добра к нам с тобой, и свое позволение передала через кулон, что я надел вчера на тебя.

— Кулон?.. Кэлл, ты отвлекаешь меня, — смеясь, произнесла Ира.

— Хорошо, родная, — довольно проговорил Кэлливан, показывая ей кулон.

— Какой невероятный! — только и смогла она произнести.

И почему она его вчера не заметила?

Кулон был в виде изящной капли, белое золото соединялось с зеленым. Россыпь изумрудов в виде маленького сердечка делали его похожим на творение богов, что, по сути, так и было.

— Спасибо, от него идет удивительное тепло, — тихо проговорила княгиня, глядя на мужа влажными от слез глазами.

— Сердце мое, не плачь! Теперь все будет хорошо! Мы вместе! — вытирая ее слезы, успокаивал он. — И не снимай этот кулон, это еще и мощнейший защитный артефакт. Теперь ты княгиня Гроввар-Вэллис, моя жена в двух мирах, и защита тебе не помешает.

Глава 31

Герцогиня Виктория Оверлийская.


Наутро после смены хозяев, вернее хозяйки, в ОверХаусе было немыслимо много забот. Конечно, мне помогали ВерДом и Олли, чтобы я делала без поддержки моих верных домовых, которые за эту ночь удивительным образом еще выросли! Я не могла выразить словами свою радость, когда их увидела!

— Вирри, Олли, как же я за вас рада! — только и смогла сказать.

— Все идет своим чередом, хозяйка! — кланяясь, торжественно произнес главный домовой Овера, чем очень удивил меня. — Позвольте представить вам, герцогиня Оверлийская, домовых, что теперь будут работать в центральной части замка, — серьезно проговорил он, еще больше озадачивая меня.

Но все же я решила промолчать и посмотреть, что будет дальше. И Вер начал представлять мне своих подчиненных. Тут были те, кого я уже не раз видела, и новые лица, видимо, вчера разбудили последних «спящих» домовых.

Через несколько минут, когда закончился длинный строй моих верных помощников, я смогла выдохнуть спокойно.

— Тори, спасибо, что выдержала официальное представление, — объяснил свое поведение верный друг, когда рядом остались только он и Олли. — Нужно было соблюсти ритуал… А предупредить тебя забыл, извини, старика.

— Ничего страшного, даже интересно было! И Верри, ну какой ты старик? — недоуменно произнесла я. — Ты за последнее время только молодеешь!

— Это все благодаря тебе, — довольно говорила домовая. — Твое сильное желание помочь нам сказывается на нашей внешности.

— Но, дорогие мои, вы самые близкие мои друзья! Именно вы, по сути, вырастили меня вместе с мамой Ирой. Как я могу не желать вам самого хорошего? — с улыбкой говорила я.

— Давайте все же к делам приступим, — смахивая скупую мужскую слезу, проговорил Вер. — Предлагаю пройти солнечную гостиную, ее еще вчера очистили, так что можно там все обсудить с удобствами.

Комната и правда была солнечной, сквозь открытые окна в нее проникал теплый утренний свет и нежный аромат цветов нашего прекрасного сада. Стены гостиной были обиты веселой разнообразным шелком, от белого до ярко-желтого.

— За прошедшую ночь мы привели в порядок несколько комнат на первом этаже. В данный момент Брис и Гас продолжают эту работу, нужно убрать энергетический след всего негатива, что тут жил последние двадцать лет. Тебе передают Дух Овера и князь Кэлливан Гроввар-Вэллис, что продолжают работу по устранению последствий антипроклятия. Но это не быстрый процесс.

— А что девушки, Оливию и Викторину перенесли в дом на западе территории замка? — спросила я, усаживаясь на небольшой диванчик, обитый желтой тканью.

— Да, с ними пока постоянно находится Ниона, у нее есть магия исцеления, что очень нужно сейчас бедным юным леди, — рассказывала Олли. — Всем необходимым мы их сразу обеспечили.

— А леди Лукреция, что с ней? — спрашивала я, нервно передернув плечами, все же простить ее, было для меня невозможно.

— Ее еще живую забрали в главный храм Светлейшего. Послушники сказали, что осквернять «живой» дом еще и такой тяжелой смертью они не позволят, — холодно произнес ВерДом, видимо, как и я, он не простил бывшей герцогине того, что она сделала.

Немного помолчав, мы продолжили наш первый совет, нужно было еще многое обсудить.

— Если ты не против, то с этого дня я приму должность управляющего герцогства, как и было всегда, — начал Вер. — А Олли займет место экономки, вернее домоправительницы. Нам вся эта работа знакома, так что справимся!

— Конечно, я вам всегда доверяю и верю, — кивая в ответ, произнесла я, с такими помощниками у меня все получится! — Только скажите, если сейчас всю работу будут выполнять домовые, то, что же делать с прежними слугами? Я знаю, среди них есть очень достойные люди.

— Да мы не против людей в помощниках и слугах, в южном крыле они очень даже уживаются с домовыми, — с улыбкой проговорила Олли. — Я уже присматривалась к работникам в центральной части замка, так что если нужно помогу с выбором.

— Предлагаю сейчас заняться слугами, выбрать кого оставляем, — предложила я.

— Согласен, а еще сегодня необходимо обойти часть комнат, и осмотреть их тебе их самой, — проговорил ВерДом. — Во многих случаях нужен взгляд хозяйки.

«Девочка моя, как понимаю, ты сегодня сильно занята?» — прозвучал голос любимого в голове.

«Ник! Как хочется тебя увидеть! — простонала я в ответ. — Но тут столько нужно сделать!»

«Хорошо, дорогая, я так и передам папе…»

«О… Доминик! Как я могла забыть про зеркальную аудиенцию с Его Величеством? — чуть не плача проговорила я. — Мне так стыдно…»

«Тори, не переживай так сильно, отец все понимает, — услышала я в ответ голос мужа. — И просил передать, что ждет нашего разговора завтра или послезавтра, он знает, дел у тебя сейчас неимоверно много».

«Я очень постараюсь выделить завтрашнее утро для этой встречи, — обещала я, убеждая больше саму себя, чем Ника. — Как же нехорошо отказывать во встрече с королем. Будем надеяться, что меня простят…»

«Обязательно, родители тебя простят, все же ты их любимая невестка. Именно о такой они и мечтали».

«Рассмешил! Мечтали о чрезмерно занятой невестке, которая и встретиться с ними не находит времени?» — уже смеясь, спрашивала я.

«Совершенно верно! Ты их идеал! — смеясь в ответ, проговорил мне муж. — Что же раз ты занята, то я перемещусь во дворец. Займусь делами в Совете Королевства, а то с поисками ярких девочек позабросил эти обязанности».

«Хорошо, я буду занята весь день точно…» — тяжело вздыхая, сказала я, как бы хотелось сейчас раствориться в любимых руках мужа…

И тут я ощутила нежное прикосновение магических нитей Ника. Несколько белоснежных искорок света сливались с моими золотистыми, создавая причудливый хоровод. Магия ластилась ко мне, восстанавливая силы для предстоящих дел.

«Спасибо, любимый, ты мне очень помог, — тихо проговорила я, вынырнув из приятных ощущений танца магии. — Жду тебя вечером дома!»

Очнулась я с легкой улыбкой на губах, сидя на том самом диванчике.

— Ну и как прошла встреча с мужем, — лукаво спросил Вер.

— Необычайно! Мы не часто общаемся ментально, но это всегда так захватывающе! — проговорила довольная я, медленно приходя в себя. — Дайте мне пару минут, и мы пойдем проверять, кого из слуг оставить в Овере.

Глава 32

Тот же день, ОверХаус.


Жизнь в южной части ОверХауса шла своим чередом, занятия для юных Хранительниц начались как и обычно в положенный час. Кто-то из девочек старательно выписывал буквы и цифры, кто-то слушал лекции по истории Замионии, а группа постарше делала первые шаги в изучении магии. Среди них была и леди Луиза, она сосредоточенно смотрела на стоявший на столе горшок с землей, и что-то шептала.

Кронпринц Алексис Лайонский сидел скрытый ото всех магическим отводом глаз, наблюдая за прилежными ученицами, но в первую очередь, конечно, за своей будущей невестой. Он знал, Лу должна вырастить из ростка цветок, такое было задание. Но что-то пошло у нее не так, растение не слушалось юную магиню.

«Что же это такое! Не получается! — послышался голосок девочки в его голове, когда маленький цветок в очередной раз не реагировал на ее слова. — Алексис, я знаю, вы рядом, помогите, пожалуйста! Что я делаю не так?» — умоляюще попросила она.

Она постоянно путалась в обращении к будущему жениху. То по имени назовет, то Вашим Высочеством, то на «ты», то на «вы».

«Посмотри вглубь себя, найди источник силы земли, направь его энергетические нити на росток», — объяснил ректор растерянной единственной.

«Все бы хорошо, но я почти не вижу этот источник, — с грустью призналась девочка. — Иногда мне кажется, что магия земли от меня прячется».

«Не переживай, все выясним! Нужно будет спросить совета у князя Кэлливана, кто как не друид нам в этом может помочь», — подбадривая Луизу, проговорил принц.

«Спасибо!» — с благодарностью глядя на него, произнесла будущая принцесса.

«Как понимаю, ты меня видишь?» — с удивлением спросил он.

«Конечно!» — произнесла она, словно говоря взглядом: «Как можно не понимать таких простых вещей!»

«Да… — протянул Алексис. — Ладно, собирайся, урок закончится через минуту, нам пора с тобой на высочайшую встречу!» — довольно пронеслось у нее в голове.

— Какую встречу? — произнесла вслух Луиза, забыв, что общались и принцем ментально.

— Леди Оверлийская, у вас опять ничего не получилось! — послышался озабоченный голос преподавателя. — Вам нужно больше тренироваться, думаю, есть смысл попросить о помощи вашу названную сестру. У меня же сложилось стойкое ощущение, что у вас стоит блок на магии земли.

— Вы правы, профессор Тличад, мы обязательно обратимся за помощью, — произнес появившийся ректор.

— Профессор Шериэнский, какая честь видеть вас у нас на занятии, — кланяясь, проговорил преподаватель магии земли. — Вы к нам с проверкой? — уже озабоченно спрашивал он, глядя на перешептывающихся учениц.

— Нет, Захари, не переживайте, я тут только чтобы забрать леди Луизу на важную встречу, — не выдавая персону с которой состоится встреча, ответил принц. — Идемте, леди, нас уже ждут.

Они зашли в зеркальный кабинет, который обустроили совсем недавно. Главным атрибутом его была зеркальная стена, которая сейчас отражала вошедших в нее кронпринца и юную леди. При нажатии на поверхность небольшого столика, стена становилась магическим экраном, который показывал помещение с подобными зеркалами.

Алексис провел рукой над поверхностью магического столика, зеркало пошло рябью, и наконец, отразило сидящего на черном кожаном диване Его Величество Августа Лайонского.

— Наконец-то! Я уже минут двадцать жду вас, — откладывая в сторону книгу, проговорил король.

— Отец, хочу представить тебе, леди Луизу Оверлийскую, мою будущую невесту и Хранительницу ЛонтонХауса, — сказал кронпринц, глядя на девочку, которая присела в глубоком реверансе.

— Встань дитя, мне несказанно повезло с тобой познакомиться. Надеюсь, ты не против, что я обращаюсь на «ты», — довольно спросил монарх.

— Конечно, Ваше Величество, — тихо произнесла она.

— Дорогая, обращайся ко мне «Август». «Ваше Величество» слишком пафосно! Ну а «папой» очень надеюсь, ты будешь меня звать лет через десять, — предложил король, светясь от счастья, его старший сын нашел превосходную невесту. — Давайте поговорим с вами, дети, я безумно хочу знать о своей будущей невестке как можно больше. И присядьте уже, не стойте, разговор предстоит долгий.

Алексис и Луиза сели в удобные кресла обитые синей тканью фенейской работы, стоявшие напротив зеркальной стены.

— Расскажи о себе Луиза, — попросил будущий свекор.

— Извините, но я даже не знаю о чем рассказывать. Наверное, из положительного я люблю читать, почти все детство прошло с книгами. Сейчас учусь… Особенно мне нравится огненная магия, Дух Огня мне даже подарил медальон, в котором заключена маленькая частичка его силы, — рассказывала она.

— Как же поразительно, у вас с Алексисом в приоритете одинаковая сила магии… — задумчиво проговорил король, глядя на парочку, что расположилась напротив него, за зеркальной поверхностью.

Ему было приятно наблюдать за тем, как старший сын оберегал свою будущую невесту. Бережно поддерживал ее за тонкую кисть руки, давая понять, что малышка не одна, рядом сильное мужское плечо. Пусть не скоро эта пара истинных станет женихом и невестой, и обретут самое небывалое счастье. Зато сейчас в трудный момент жизни, юная будущая принцесса не одинока! С ней тот, кто нужен намного больше, преданный друг и добрый советчик.

Луиза тяжело вздохнула и продолжила:

— А из отрицательного… Семьи у меня теперь нет… Хоть какая но это была для меня семья… Пусть и не любили они меня… Зато у меня есть Тория, моя названная сестра, — глядя на короля блестящими от непролитых слез глазами, произнесла юная леди.

— Не переживай, девочка, мы все тебе поможем! Ты приобрела намного больше, чем потеряла! У тебя есть Алекс, Тория, Ник, да и я в конце концов! — уверенно убеждал малышку Его величество. — А еще я бы хотел тебе сказать надеюсь, что радостную весть для тебя!

— Какую? — удивленно проговорила она, сильнее сжимая ладонь принца.

— Отец, не томи нас, рассказывай уже скорее! — попросил Алекс.

— Да все просто, я вчера принял идею князя Кэлливана, и уже реализовал ее! И теперь у нашей принцессы будет семья! Я просто уверен, что именно там ты найдешь родительскую любовь, — продолжил Август, наблюдая за реакцией сына и его единственной, которая открыв свои голубые глаза, не могла вымолвить ни слова. — Это прекрасная семья герцога Нортского, его супруга леди Катарина давно мечтает о дочери. Своих детей они уже вырастили, прекрасные боевые маги получились из мальчиков! Они с детства дружили с Алексисом и Домеником, так что уверен, ответят тебе на все возникшие вопросы.

— Спасибо, Ваше Величество! Вы не представляете, сколько для меня сделали! — тихо проговорила Луиза. — Как странно… При имени «Катарины Нортской» у меня стойкая ассоциация с «мамой»! Будто ее я и ждала все детство!

— У тебя не так часто работает дар предвидения, но всегда все сбывается! — уверенно произнес принц, подбадривая девочку. — Теперь у тебя есть не только мы с Тори, но и мама с папой, да и два старших брата в придачу! — пытался он развеселить ее. — Спасибо, папа! Уверен Лу будет у Нортских хорошо!

— И я в этом уверен, леди Катарина уже готовит для своей новообретенной дочери полный гардероб, да еще какие-то женские хитрости. Так что ваша встреча думаю, будет скоро!

Дав будущей принцессе немного придти в себя, Август продолжил:

— Девочка, а расскажи мне про ЛонтонХаус… Мне все не верится, что есть возможность его разбудить! — тихо произнес король.

— Конечно, есть! Я и сейчас его чувствую, находясь от него так далеко. Ему очень одиноко, он бедняжка устал спать, очень хочет проснуться… — выпалила юная Хранительница, вглядываясь куда-то за спину монарха.

— Что? Невероятно! Ты чувствуешь нашего спящего великана даже сквозь зеркало! — ликовал Его Величество, … — Алексис, скажи, есть ли возможность перенести девочку ненадолго к нам? Все условности будут соблюдены, она будет со своей новой семьей, заодно и познакомятся!

— Думаю это вполне можно организовать, — проговорил принц, озабоченно глядя на свою юную единственную, девочка так и сидела, задумчиво глядя в даль.

— Перемещать меня не нужно, я сама… — с робкой улыбкой проговорила внезапно пришедшая в себя Хранительница. — Я ненадолго, ты не беспокойся… — поцеловав Алекса в щеку, она растворилась в воздухе, чем привела присутствующих мужчин в небывалый шок.

— Что это сейчас было? — нервно спрашивал король.

— Папа, она где-то у вас! Ищите ее! Я скоро буду, — вскакивая и вылетая из комнаты, прокричал кронпринц.

Глава 33

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Тот же день, ОверХаус.


Мы с ВерДомом и Олли подошли к одной из комнат, где сидели бывшие горничные и нервно переговаривались.

— И что нас ждет? Может, зря мы сидим, ожидая новую хозяйку замка? — переживала одна из девушек.

— Не выдумывай, Ликоль! Невелики мы птицы… подождем… — отвечала ей другая.

— Добрый день, девочки, — поздоровалась я, входя к ним.

— О, Тори, привет, ты, где пропадала? — встрепенулась третья горничная.

Только сейчас заметила, что сегодня утром по привычке надела на себя амулет. Он менял мою внешность только лишь для бывших хозяев замка и людей служащих в центральной части замка.

— Дарина, замолчи! Добрый день, Ваша Светлость! Мы рады служить вам, — проговорила Салима, приседая в реверансе передо мной.

Мне стало интересно, кто же ей сказал, что я стала новой хозяйкой Овера? Или она смогла увидеть сквозь иллюзию артефакта? Но это было невозможно! И хотелось непременно узнать причину этого.

— Встань Сали, — с улыбкой проговорила я, — С вами девочки я решила поговорить в первую очередь, все же работали бок о бок.

— Не может быть! Наша Тория и герцогиня! Я всегда видела, что ты намного выше нас, тебе… вам подходит быть хозяйкой этого замка, — задумчиво говорила Ликоль.

— Ты права, это мое предназначение, — спокойно отвечала я. — Что же начнем… Валико, подойди ближе.

Черноволосая девушка подошла, боясь поднять глаза.

— Скажи, ты хочешь работать горничной? — спросила я.

— Да, конечно, не выгоняйте! Мне нужна эта работа!

— Постой, я не о том! Я «вижу», из тебя получилась бы прекрасная помощница лекаря. Что скажешь?

— Но… Там же учиться нужно, а на мне сестры и маленький брат, мне работать нужно… — плача говорила девушка.

«Вер, скажи, пожалуйста, мы можем Ярию в помощницы нанять эту девушку, потенциал у нее огромный», — спросила я ВарДома.

«Уже у него спросил, сын не против, говорит, научит ее всему», — ответил мне старый друг.

— Валико, сегодняшнего дня ты будешь работать помощницей лекаря-домового. Жалованье увеличим тебе, так что тяжелые времена для тебя закончилось, — проговорила я девушке. — И приведи ко мне сестер и брата, увидеть их хочу, может и они под стать тебе, неординарные.

«Олли, скажи, кого ты присмотрела себе в помощницы?» — спросила я ментально у домовой.

«Эту троицу, от которой исходит небольшое сияние света. Это Светлейший покровительствует им! Так просто такой свет не заработаешь, видимо что-то очень хорошее сделали, заслужили! Уверена это очень хорошие девушки», — объяснила мне новая домоправительница.

«Что же твое мнение совпадает с моим!» — довольно согласилась я.

Посмотрев внимательно на притихших девушек, я продолжила:

— Шелиса, Катина, Зарина, вы остаетесь работать горничными в центральной части замка. Поступаете по начало новой домоправительницы, домовой Олли Восс. Она ждет вас в коридоре.

— Мы не подведем, работать в легендарном ОверХаусе не каждому повезет! А еще и с домовыми! Спасибо! — тараторили девочки, выходя из комнаты.

«Вер, а это пара девушек, что можешь про них сказать? — спросила я совета у старого друга. — И от них исходит свечение намного больше чем от предыдущих девушек».

«Все верно! Но на них еще и печать Талана, обычно это бывает у перерожденных душ больших праведников. Тут и думать нечего, оставляй!» — советовал ВерДом.

«Это и так понятно, я думаю, куда их направить…» — задумчиво отвечала я.

Как внезапно решение, будто само пришло в голову. «Спасибо, Светлейший!» — подумала я.

— Салима и Ликоль, вы будете воспитывать маленьких ярких девочек, а будете учиться, то и гувернантками станете, — объявила я девушкам.

— Ура! Невероятно! Да я мечтала работать в приюте или школе, но не получилось. Огромное спасибо! — благодарила Салима.

— А ты, Ликоль, что скажешь?

— Я конечно, рада этому, но можно еще и сделать так чтобы я хоть немного училась управлять магией? У меня ее немного, но научиться ей пользоваться хочется, — умоляюще смотрела на меня девушка.

— Это можно устроить. Скоро мы будем расширять школу ярких девочек, и я постараюсь найти для тебя нужного учителя. Вижу у тебя способности к магии предсказания.

— Огромное спасибо, Ваша Светлость, — благодарили меня девушки.

Мне было приятно видеть их радость, но на душе было неспокойно, предстояло еще уволить несколько горничных.

— Чиза, ты оставляешь нас, тебе выдадут выходное пособие, — резко проговорила я.

— Но почему? — спрашивала девушка. — Я же ничего плохого не сделала!

— А ты считаешь хорошо воровать? — холодно спросила я.

— Но как?..

— Я вижу больше, чем ты хочешь показать! С этого дня ты начнешь новую жизнь! У тебя никогда не возникает желания взять чужое! — глядя девушке в глаза, спокойно проговорила я.

Магическое внушение должно помочь девушке в будущем, но это все, что я могла для нее сделать.

— А теперь иди… — немного передохнув, я продолжила. — Продолжим. Теперь вы, Глотта и Хлоя. ВерДом, появись, мне нужна твоя помощь! — попросила я. — Скажите, девочки, откуда в вас столько ненависти ко мне?

— С чего ТЫ взяла?

— Надо больно ненавидеть всяких! Да кто ТЫ такая?

Много еще «приятного» для меня я услышала от этой пары, негативом они были переполнены сверх меры. Это были ближайшие горничные леди Лукреции, значит и не удивительна была их реакция.

Мы с Вером заморозили девушек, создали магический куб, в который их поместили, чтобы они своими черными душами не отравляли окружающих.

— Перекинь их в пустую комнату и никого к ним не пускать! — сказала я Веру. — Нужно попросить Кэла посмотреть на них, у меня пока мало опыта, могу и ошибиться. А вдруг их можно еще спасти? — задумчиво глядя на исчезающих девушек, рассуждала я.

— Сделано, — отчитался домовой.

— С горничными мы закончили, не много же их ждало нас, видимо остальные решили нас покинуть сами, — проговорила я, оглядывая пустую комнату. — Интересно, а почему эта парочка не ушла? Наверняка они горели желанием работать у нас!

— А на них мощное заклинание, девушки не могли выйти за пределы территории замка, — объяснял домовой. — Причем накладывал его не простой маг, отчетливо видны нити магии темных.

— Когда уже смогу видеть все тонкости энергетических нитей? — грустно спросила я старого друга.

— Тори, но ты же знаешь, для этого нужно пройти инициацию, — терпеливо говорил он. — Только после нее ты станешь настоящей Хранительницей Овера и сможешь видеть все мелочи недоступные сейчас.

Конечно, все я знала, но ждать становилось все сложнее. Скорее бы мое двадцатилетие… Вынырнув из грустных мыслей, я вспомнила, о чем не спросила у Вера:

— А где бывшая экономка?

— Она сбежала самая первая, как только поняла, что леди Лукреция не выздоровеет, — гневно проговорил главный домовой. — Понимала, что с нее спросили бы в первую очередь.

— Нужно попросить Доминика найти ее, да и всех ушедших слуг так же, — размышляла я. — Нужно проверить, нет ли и в них черноты.

Дальше пошло все намного проще. Одного конюха отправили в соседний городок, нашли ему работу поближе к семье. Остальные продолжат работать с нашими красавцами гнедыми.

Садовников всех распределили по разным городам и поместьям герцогства, выбирали, что больше каждому понравится. Нам же ни к чему были в магическом саду люди, не обладающие магией.

Оставили всех поварят, работы много для них предвидится. Планы были у меня грандиозные, хотела полностью переделать центральную часть замка.

Самое интересное нас ждало с дворецким.

Мы удобно расположилась в голубой гостиной, недавно очищенной от негативной энергии бывших хозяев и темной силы антипроклятия. Сидя на небольшом диванчике цвета ясного неба, я с удивлением смотрела на старого дворецкого магическим зрением. Теперь имея пусть и небольшие пока силы друидов, я видела на нем мощнейшее защитное заклинание. Кто мог его поставить? Очень интересно!

— Ваша Светлость, несказанно рад видеть вас сегодня! Как же вы похожи на матушку! — со слезами на глазах говорил он. — Сколько же долго я ждал этого дня! Украдкой смотрел на вас, когда вы появились в ОверХаусе. Такая юная, похожая на мою госпожу, — вытирая слезы, продолжил мужчина. — Хоть леди Виктория и говорила мне, что так будет, но я не поверил. Старый дурак! Нужно было доверять силе истинной Хранительницы!

— Вы говорите так, будто были дружны с моей мамой? — с интересом спросила я.

— Конечно! Я хотел следовать за ней в изгнание! Но они с лордом Микаэлем взяли с меня слово сделать все возможное, чтобы самозваные хозяева не разнесли замок к франу! — говорил дворецкий, нервно постукивая по своему колену. — Как же мне сложно было сдерживать сумасбродные порывы лорда Олиса!.. Но это все прошлое! Теперь в замке начнется новая эпоха! И я несказанно рад этому!

— Я просто не знаю, что и сказать… — проговорила я, удивленно смотря на пожилого мужчину. — Но почему вы ни дали мне понять, что на моей стороне?

— Это было невозможно… Я мог выдать себя и этим навредить еще и вам… — ответил он, с грустным взглядом. — Выкажи я свое расположение к вам, все бы поняли, что я совсем не тот, кем представлялся для хозяев. Нельзя было рисковать, ведь лорд Олис прислушивался к моему мнению. От скольких бредовых идей мне удалось его отговорить! Это и была моя цель…

— Мистер Клаусис, вы говорили, что вас о чем-то просили мама и папа? — решилась спросить я.

— Да, ваши родители знали, что им предстоит впереди, — объяснял старый дворецкий, тепло смотря на меня. — Они просили передать вам на словах пару важных вещей. Передавать со мной письмо они не решились, его могли найти, и это бы ничем хорошим не закончилось.

— Я все понимаю, не беспокойтесь. Что же родители просили мне передать?

— Они безумно вас любили… Мысли о вынужденной разлуке для них были неимоверно сложными… Но у них не было выбора! Так было предначертано самой судьбой! Вашему отцу предрек это сильнейший оракул, именно такое течение событий могло привести к восстановлению нашего мира!

Глава 34

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


Ближе к вечеру я сидела на балконе моей комнаты, наслаждаясь красивым закатом, что виднелся сквозь верхушки персиковых деревьев. Можно было расслабиться и отдохнуть, все дела на сегодня я сделала.

С бывшими слугами мы с ВерДомом разобрались. Комнаты, что успели очистить от негативного влияния бывших хозяев, мы посмотрели. Часть мебели оставили, остальную можно было раздать в ближайшем городке.

Мою идею перевести в центральную часть замка школу для ярких девочек Вер одобрил. Малышки будут тут жить и учиться, рядом классы для занятий оборудуем. Места в южном крыле для них становится с каждым днем меньше, и это беспокоило меня очень сильно. А тут целое огромное крыло, с отдельной кухней, садом, большой столовой. Да и поле для игры в голт можно переделать в тренировочную площадку для магических уроков.

От размышлений о новом назначении старой части замка меня отвлек ментальный голос:

«Девочка, ты не сильно занята? По моим ощущениям ты уже отдыхаешь. Не хочешь поговорить?» — спросил дядя.

«Конечно! Я очень хочу с вами пообщаться!» — ответила я, с радостью предвкушая ответы на мои вопросы.

— Безумно счастлив видеть тебя вновь, дитя истинных, — проговорил появившийся друид.

— И я вас, дядя, очень рада видеть!

— Предлагаю перейти на «ты», в нашем мире обращаются на «вы» только к перешагнувшим вторую тысячу лет, а мне еще только пятьсот два года, — удивил меня он.

— Невероятно! — выпалила я, с трудом веря услышанному. — Сколько же лет вы живете?

— Много, девочка, от двух с половиной тысяч до трех, зависит от силы магической энергии, — отвечал дядя, удобно располагаясь напротив меня в мягком кресле.

— Не могу поверить! Как же долго!

— Да, девочка. Но и ты так же будешь жить столько же долго, — еще больше удивил меня Кэлл.

— Но как? А Доминик? Я не хочу жить одна без него! — чуть не плача протестовала я.

— Так и не надо, — лукаво улыбнувшись, проговорил он.

— Тори, вы с Ником прошли ритуал Единения сил и магий с участием Светлейшего Талана! Да! Он незримо был рядом с вами… И после подобного священного обряда пара обменивается жизненными силами. То есть Доминик будет жить долго, столько же, сколько и ты. А друида очень сложно убить!

— Кэлливан, ты опять намекаешь на что? — с робкой надеждой спросила я. — Скажи уже мне, умоляю! Они живы?

— Да, малышка, живы…

— О Светлейший, я боялась даже думать о такой возможности! — вытирая слезы, проговорила я с мечтательной улыбкой. — Как же такое возможно? Папу убили… А мама умерла рожая меня…

— Умерли лишь их изначальные тела. Душа Микаэля возродилась на Атланиане, затем притянула и душу своей истинной, после твоего рождения и смерти тела, которое принадлежало этому миру, — рассказывал дядя невероятные вещи для меня. — Теперь твоя мама истинный друид. Они постоянно за тобой присматривали через портрет, что висит у тебя в кабинете. Мик оставил в нем частички их магии.

— Как же это удивительно! Я всегда чувствовала исходящую от портрета родительскую ласку и теплоту, — не скрывая слез, говорила я. — Но получается, они не могли попасть в наш мир? Да и порталы не работали, так?

— Да, последние двадцать лет ни один друид не смог попасть в Замионию (название этого мира), все переходы были закрыты. Ну а твои родители не смогут покинуть Атланиану (мир друидов) еще лет двести. Их новым телам нужно очень долго восстанавливаться, только энергия нашего мира может помочь им в этом.

— Но как же? Мы не увидимся еще так долго? — опять расстроилась я, мне хотелось увидеть родителей как можно скорее!

— Почему же? — опять лукаво улыбаясь, ответил дядя. — Ты сама попадешь к ним, причем, скорее всего очень скоро.

— Родная, почему ты плачешь? — взволнованно проговорил появившийся муж. — Добрый вечер, Ваша Светлость. Чем вы расстроили мою девочку?

Муж сел на кресло рядом, усадив меня к себе на колени, крепко обнял, прижимая к себе.

— Здравствуйте, Ваше Высочество. Все что касается родителей Тори, всегда для нее будет волнительно! — объяснял Кэлливан, с доброй улыбкой смотря на нас. — Знаете, раз к нам присоединился Доминик, то и еще одно лицо сильно хочет присутствовать на этом минисемейном совете.

— Какое? Ты про свою истинную? Конечно, очень хочу познакомиться с ней! — воскликнула я.

— А знакомится и не нужно! Вы прекрасно ее знаете, особенно ты, девочка, — довольно проговорил дядя, загадывая очередную загадку. — Дорогая, проходи, мы ждем тебя…

— Добрый вечер, Тори, Доминик. Спасибо что разрешили и мне присутствовать при разговоре. Мне сейчас очень сложно долго не видеть Кэлла, — произнесла леди Ираида, заходя на балкон где мы сидели, и тут же устраиваясь на коленях у друида.

— Мама Ира?

— Да, милая, я, — со счастливой улыбкой ответила она.

— Значит это ты истинная дяди?

Все еще не могла придти в себя, мне казалось, я про нее все знаю. Вот так сюрприз!

— Да, истинная моя она, и не только… — опять загадывал загадки хитрый друид. — Жена она моя! Княгиня Гроввар-Вэллис!

— Кэлл, ну что ты так официально! — запротестовала она. — Для своей девочки я надеюсь всегда оставаться мамой, пусть и приемной.

— Конечно! — с нежностью заверила я женщину, что вырастила меня.

— Значит и вас связали ритуалом Единения сил и магий? — спросил Ник.

— Да, все верно, но произошло это двадцать с лишним лет назад… — объяснял дядя, задумчиво перебирая пряди волос единственной.

— О Талан! Значит, из-за меня вам пришлось расстаться? — прошептала я, разглядывая пару сидящую напротив.

— Доченька, я не пожалела об этом! Нам с Кэллом было очень сложно, но так было нужно! — убеждала меня она. — Необходимо было спасти тебя, вырастить настоящей леди, помочь стать истинной Хранительницей.

— Спасибо тебе за все, мама Ира, — сказала я, только сейчас поняла, стольким она пожертвовала ради меня. — Даже не представляю, что тебе пришлось перенести, разлука с единственным это очень больно! Двадцать лет! Как же долго вы ждали друг друга.

— Все не могу представить себе, как можно быть в разлуке с истинной так долго! — глухо проговорил Ник, сильнее прижимая меня к себе. — Как вы выдержали?

— Это было невыносимо, если бы не наши редкие ночные свидания во сне, нам бы не выдержать! — тихо произнес дядя, вглядываясь в глаза жены, которые лучились от счастья.

Глава 35

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


— Дядя, а какой он ваш мир? — задала я вопрос, который очень интересовал меня.

Какой он мир, где сейчас живут мои родители?

— Для этого я и собрал вас всех сегодня вечером, именно вы будете непосредственно связаны с ним. Кто раньше, кто позже… — начал свой рассказ друид.

— Как это? Но мы с Тори причем, — недоумевал Доминик.

— Сейчас все расскажу, часть этого уже знает наша будущая Хранительница… Начать же придется издалека. Когда-то больше пяти с половиной тысяч лет назад наши миры были одним единым миром!

— Это поразительно! — не смогла удержаться я.

— Да, это был мир, в котором, по сути, жили две эпохи. Одни сильнейшие маги жили на парящих в небе материках, они считали себя вершиной всего существования этого мира! Конечно, не все из них были настолько эгоистичные, а лишь кучка, которая правила Атланианой. В те далекие времена за парящих материках не было единства, законы вершили их правители.

— А второй мир, это наш? — спросил Ник.

— Верно, его тогда называли Нижним, там жили множество рас: гоблины, гномы, эльфы, люди… Среди них были как одаренные магией, так и нет. Но самое главное в этом Нижнем мире были «живые» дома, огромная сеть этих домов. Именно они с божественной помощью Талана являлись источниками магической энергии этого мира… — немного помолчав, Кэлл продолжил. — По сути это уже тогда были два разных мира, каждый был по-своему очень сильный. Но эти миры нуждались друг в друге, только об этом мало кто догадывался… То что случилось позже, было катастрофой для обоих миров! К сожалению, кучка правителей Атланианы решила, что Нижняя часть мира вытягивает слишком много энергии из их Источника, и нужно разделить два мира!

— И они это сделали… — горько произнес мой принц.

— Сделали! Первое время все шло хорошо, ликовала только горстка сумасшедших, иначе не могу их назвать. Но были и те, кто понимал, что ни к чему хорошему подобное не приведет! Постепенно магическая энергия начала пропадать. Из некогда цветущего мира вечного лета Атланиана превратилась в царство холодного снега и метелей. Это Ясноликая Атлана гневалась на нас, эти сумасшедшие пытались и ее разлучить с любимым мужем Светлейшим Таланом. Множество людей и животных просто погибло в первые месяцы коллапса… Это было страшное время… Одним из тех кто был против разъединения мира был мой дед, твой Тори прадед. Великий был друид! Жизнь положил на поиски пути восстановления Атланианы! В прямом смысле слова… Он и еще несколько сильнейших магов, отдали свои бессмертные души храмам нашей гневающейся богини. Они впоследствии и стали энергетическими источниками нашего нового мира.

— Как страшно… А та кучка правителей, что стало с ними? — тихо спросила мама Ира.

— А их первыми Атлана в гневе и заморозила, наказав за гордыню и самонадеянность. Богиня, предвидя такой ход событий, спускалась за несколько лет это этого из своих небесных чертогов, предупредить совет правителей от необдуманного поступка. Но они не поверили своей богине, за что и поплатились в первую очередь!

Было невообразимо тяжело на душе, столько сильнейших магов погибли из-за глупости и алчности других.

— А что было дальше? — тихо проговорила я.

— Первую тысячу лет мы восстанавливали наш мир, ни на что другое сил не было… И только когда прошло полторы тысячи лет с момента трагедии, мы смогли построить первый портал в Нижний мир. Там нас так же ждало много неприятных перемен… Сети «живых» домов больше не было! Мир питали в то время всего несколько десятков ДомовХаусов… Но и они с трудом справлялись с этой задачей… Ткань мироздания в то время истощилась довольно сильно, сквозь ее прорывы в мир постоянно проникали порождения тьмы и мрака. Тогда уже мой отец с братьями сумели убедить несговорчивых богов некогда цельного мира. Талан и Атлана перенесли из Верхнего мира в Нижний ледяные статуи бывших правителей. Превратили их в сильнейшие энергетические источники и спрятав где-то на просторах огромной Замионии.

— Но как же тогда кристаллы, что принесли нам вы, друиды? — спросил Ник.

— Это было уже при мне. Не могли долго питать Нижний мир кристаллы бывших правителей Атланианы. Все больше «живых» домов опять стали засыпать. Двести лет назад, мы поняли, что нам все сложнее строить порталы к вам, помогать Замионии для нас становилось все сложнее. Именно тогда наши сильнейшие маги и создали Кристаллы Друидов, как вы их назвали. Но работают эти артефакты еще и потому, что находятся в самых сердцах энергетических переплетений нитей мира. Рядом с ними спят сильнейшие «живые» дома того общего мира, именно они первыми уснули когда-то. Кристаллы неплохо выполняют свою работу и до сих пор, но все же в мир попадает слишком много тьмы, негативно влияя на него. Как могли мы помогали вам, я часто перемещался именно в Алайонию. Ваш дед Доминик был настоящим правителем того времени. Пороки, эгоцентризм и сумасбродство, вот что было главным для него.

— Согласен, Его Величество Актовиан был авторитарным и эгоистичным монархом! Как не развалил королевство? Он просто делал, что взбредет в его венценосную голову! — мрачно проговорил принц.

— Это все сильнейшее влияние сил тьмы, оно было направлено именно на правителей Нижнего мира, — объяснил друид. — Мир непроглядной тьмы и хаоса пытается захватить Замионию вот уже пять тысяч лет, почти с момента разъединения наших миров. Именно по этой причине в мире так много стало безнравственного поведения, угнетения слабых сильными, мелких конфликтов и глобальных способных перерасти в войны. Слишком многие подвержены тьме, люди в которых она живет долгие годы. Да и не только люди, а все живущие в Нижнем мире существа.

— Но ведь в нас с братом ее нет? Как и в отце? — беспокойно спросил муж.

Я же в знак доверия, прижалась к нему еще больше, проведя ладонью по щеке.

— Я точно знаю, что в тебе ее нет! — целуя его в щеку, прошептала ему.

— Все верно, в вас с братом и в Его Величестве Августе нет тьмы, — успокоил принца друид. — Тут все довольно просто, Доминик. Сказалась общение вашего отца, с моим братом Микаэлем. Как не пафосно это звучит, но дружба с друидом всегда приводила к положительным результатам. Из вас полностью изгнала тьму, да и наложила печать чистоты, через которую было не пробиться порождениям хаоса. А наша дружба с Духом Овера привела к тому, что именно он и остался последним «живым» домом, только у него хватило на это сил.

— Вы дружили с Тигрулей? — не могла не спросить я.

— Да, Овер умный собеседник, мы часами обсуждали волнующие нас вопросы, подсказывая их решение друг другу. Тигр замечательный друг, он всегда понимал меня с полуслова, полумысли! — задумчиво произнес Кэлливан.

— А почему мы все забыли про существование «живых» домов? Казалось бы, то, что было сто лет назад, мы должны были помнить, — спросил принц.

— И тут сказывалось влияние сил тьмы, они пытались захватить этот мир! По этой причине и стерли упоминание о ДомахХаусах из умов жителей Замионии. Невыгодно было захватчикам память о тех, кто может уничтожить их, — мрачно объяснил друид.

— Значит по этой же причине и пришлось терпеть ярким девочкам жестокость окружающих? — глухо поинтересовался Ник.

— Все верно… Энергия тьмы, пыталась любыми способами искоренить саму возможность возрождения «живых» домов, силы способной навсегда изгнать из мира порождения мрака.

— И отвечу, Тори, на твой вопрос в начале нашей беседы. Сейчас мир Атланины прекрасен, он полон солнечного света, ярких красок цветов и зелени. Волшебные элементали искрят в воздухе, играя друг с другом! Это процветающий мир наполненный магией, — с улыбкой рассказал друид. — Кажется все слишком благополучно! Но это далеко не так… Так уж сложилось, что друиды могут иметь детей только от истинной пары. Что мужчины, что женщины… Но после трагического разделения одного мира на два мы могли найти наши половинки только в Нижнем мире. Но попасть туда могли далеко не все!.. — сделав паузу, печально продолжил он. — И по этой причине у нас рождается очень мало детей. Спасает Атланиану только наша долгая продолжительность жизни, все же живя две с половиной тысячи лет, друиды еще не потеряли надежду на восстановление портала в Нижний мир.

Тут Кэлливан загадочно посмотрел на меня, будто что-то говоря мне мысленно, но я не понимала его, удивленно смотря на дядю в ответ.

— А кто-то верит предсказанию первых друидов: «Только тогда, когда на землю Атланианы вступит первое дитя истинных: друида и Хранительницы! Лишь она сумеет создать множество порталов в Нижний мир! Так и восстановятся разъединенные миры!»

Глава 36

Где-то рядом с Лонтоном, окрестности Амитона.


Окружающая природа, умиротворенно спала. Не было слышно ни жужжания насекомых, ни шелеста листвы, ни единого звука. Не видно ни одного движения, вокруг все замерло. Все вокруг было серым и безжизненным.

Появление белокурой девочки посреди спящего царства не было замечено никем. Она стояла в центре каменного круга и сосредоточенно смотрела в одну сторону. Казалось, и там нет ничего примечательного, все как и везде застыло.

— Лонт! — прокричала она. — Проснись! Я знаю, ты устал уже спать! Я чувствую это, мой старый друг! Вспомни свою Хранительницу! Мы снова вместе, Гордый Лев!

Внезапно поднялся сильный ветер, окутавший девочку ласковым потоком воздуха. Он распустил ее замысловатую прическу, разметав белоснежные пряди волос, осыпал их дождем из золотистых маленьких капель света.

— Привет, дорогой! Я тоже очень рада тебя видеть! — радостно смеялась Луиза. — Я иду к тебе, как же хочется обнять своего сильно друга!

Казалось, с того момента, что она сидела в кресле в зеркальной комнате прошло огромное количество времени! Но тогда за одно мгновение для окружающих ее людей, она прожила целую жизнь, свою прошлую жизнь. Память о ней внезапно открылась для двенадцатилетней девочки. И сейчас в сознании юной леди пытались найти пути сосуществования две жизни одной души. Конечно, на полное слияние их уйдет немало дней и недель, но силы для долгого пути теперь были. Но и сейчас уже не было той скованной не по годам взрослой девочки, которая выросла в окружении не любви и чрезмерной строгости. Видимо леди Лукреция ощущала, что в теле девочки не душа ее дочери, поэтому и относилась к ней не так как к родным своим детям.

Наконец ветер стих, маленький мир окружающий Луизу немного изменился. В окружающее пространство будто добавили красок. Лучи солнечного света пока еще несмело пробивались сквозь серый туман, исчезающий на глазах.

Перед девочкой проступали очертания тропинки выложенной золотистым камнем, который словно приглашал ее следовать дальше.

Стоило Хранительнице сделать первый шаг по дорожке, как вокруг нее стали появляться зеленая трава и благоухающие цветы. Звуки пробились в некогда спящий мир, окружив его стрекотанием кузнечиков, жужжанием пчел, пением небольшой огненно-красной птички, сидящей на ветке камелии, малиновые цветы которой распускались с приближением Лу.

— Пора просыпаться, друзья мои! — пронеслись по саду слова истинной Хранительницы Лонтона.

И окружающее пространство начало меняться все больше! Явив ее взору золотистые стены величественного спящего замка, что стоял вдалеке.

— Лонтон! Как же давно я тебя не видела, старый великан! — с безмерной радостью проговорила девочка, шагая по тропинке.

Подойдя ближе, она прикоснулась к холодному камню, с любовью провела руками по поверхности старых стен.

— Ну, же просыпайся, мой добрый друг! — прошептала девочка. — Пора уже! Хватит спать! Твоя помощь необходима не только мне, но и всей Замионии!

После этих слов из стены показались очертания барельефа льва, который становился все более отчетливо виден после того как Луиза дотронулась до него.

— Лонт!.. — выдохнула она, прижимаясь к каменному другу. — А теперь ритуальная фраза, дорогой… «Прошу пропустить истинную Хранительницу ЛонтонХауса»! — решительно произнесла девочка, все сильнее обнимая барельеф льва, передавая силу двух своих жизней на восстановление древнего великана.

«Лу!.. Лумалия!.. Малышка!..» — пронеслось в голове девочки.

«Да, мой старый друг, это я! Только меня сейчас зовут Луиза. И я безумно рада чувствовать тебя, ощущать себя вновь твоей Хранительницей!» — отвечала она ментально еще дремлющему Духу Лонтона.

«Девочка моя, как же долго я спал! Почему ты меня не разбудила раньше?» — спросил он.

«Все рассказу! Только может, ты сначала меня впустишь?» — с улыбкой спросила она.

«Конечно! Жду тебя! Надеюсь, дорогу не забыла за сотни лет?»

«Я никогда не забуду ее!» — с любовью произнесла Хранительница.

В стене рядом с барельефом появилась дверь, открыв которую Лу оказалась в длинном полутемном коридоре.

— Как же темно… Магические светильники бы не помешали мне сейчас, — прошептала она, идя вперед. — Что же темноты никогда мы не боялись, ни Лумалия, ни Луиза! А это странно разговаривать с самой собой! — перезвон веселого смеха пронесся по пустому замку. — Скоро уже не будет этого «мы», и я буду вспоминать эти невероятные ощущения от подобного общения.

Так переговариваясь, будто с самой собой и шла девочка, заодно разглядывая древние стены, наполненные старинными фресками, описывающими разные периоды истории Алайонии. Тут были и баталии, унесшие множество жизней, и победы героических боевых магов, веселые ярмарки и праздники простых жителей и благородных лордов. Чем ближе подходила Хозяйка Лонтона к сердцу старого замка, обители Гордого Льва, тем больше пустых мест на стенах видела. На одной из фресок она с удивлением разглядела появляющийся набросок: свою названную сестренку Торию с мужем принцем Домиником на фоне великолепного ОверХауса. Видимо ЛонтонХаус уже начал рисовать историю, и конечно, начал с брата и его Хранительницы.

Когда девочка подошла к массивной двери с позолоченным резным узором, та сразу же открылась перед ней, будто встречая ее.

— Здравствуй, Лонт! — ласково произнесла она, медленно подходя к постаменту на котором сидел Лев.

«Здравствуй, девочка моя! Моя маленькая Лу!..» — прозвучал голос старого Духа.

Так и стояли они, вглядываясь в глаза друг друга, заново узнавая.

«А ты вновь помолодела, моя маленькая Хранительница!» — лукаво произнес Лонт.

«Да, как видишь, — весело отвечала Луиза. — Я родилась вновь, мой друг».

«Как интересно!»

Он ненадолго замер, вглядываясь в голубые глаза Хранительницы, а когда же пришел в себя, то произнес:

«Спасибо за бесценную информацию, Лу, и за доступ к твоим воспоминаниям. Мне очень жаль, что я уснул, не смог защитить тебя, Лумария. Помолчи… Я должен это сказать, пока ваши оба сознания не слились в одно».

«Хорошо, слушаю тебя, старый друг», — тихо произнесла пока еще Лумария.

«Мне жаль, что на твоем пути возникли совсем не те люди, которым следовало доверять. Но в те смутные времена, видимо другого пути и не было… Все было предначертано задолго до этих событий. Все пошло наперекосяк в нашем мире еще со времен разделения его не два. Именно с тех пор и посыпались всевозможные неприятности на головы „живых“ замков и их Хранительниц», — задумчиво объяснял Лев.

«Но почему же Светлейший не помог нам тогда?» — это опять Лумария решилась задать вопрос, что мучил ее несколько сотен лет.

Глава 37

Где-то рядом с Лонтоном, окрестности Амитона.


«Но почему же Светлейший не помог нам тогда?» — это опять Лумария решилась задать вопрос, что мучил ее несколько сотен лет.

«Не стоит гневить бога, девочка! — строго произнес Дух Лонтона. — Хорошо, отвечу я… Талан помогал нам и не раз, но Ясноликая Атлана взяла с него клятву не помогать нам в полную силу. Мы сами должны были пройти этот путь, и именно тогда оба мира ждали процветание и благополучие. И это именно Талан помог твоей душе не уйти на перерождение, а остаться в качестве призрака и докучать моему младшему брату. Ведь только все вместе вы могли не дать крепко уснуть ему. Здесь важны были и твои усилия, и Кэлливана, как его друга, и конечно, его Хранительниц, особенно Тории, твой названной сестренки!» — закончил свой рассказ Дух Дома.

«Лонт, скажи, что будет с нами, сейчас в одном теле, по сути два разума», — озвучила Лумария мысли двух.

«Да, скажите, пожалуйста, Гордый Лев, что же станет со мной и Лу?» — спрашивала до сих пор молчавшая Луиза.

После этих слов рядом с Лонтом засветился ослепительный свет, из которого вышли двое: высокий харизматичный блондин, одетый в белый кожаный костюм и невысокая худенькая брюнетка с искрящимися зелеными глазами, одетая во все зеленое с ног до головы.

— Приветствуем тебя старый ворчун! — задорно улыбаясь, проговорил мужчина.

«И мы вас, Всевысшие!» — ответил Лонт.

Луиза, что до этого стояла, открыв от удивления глаза, только сейчас поняла, кто же их посетил, и присела в глубоком реверансе.

— Встань, девочка, — нежно произнесла Атлана. — Собственно мы спустились сейчас именно для тебя.

— О… Извините, я не должна была гневить вас, задавая ненужные вопросы, — умоляюще произнесла Лумалия, взяв на время верх над Луизой, уж отвечать так ей!

— Не переживайте, девочки, мы не гневаемся! Но прояснить вам ситуацию нужно. А кто же это сделает лучше нас с Таланом, — успокоила богиня, создавая несколько удобных кресел и предлагая всем продолжить разговор сидя.

«Тут ты права, дорогая подруга, именно вы сможете в полной мере рассказать все моим девочкам», — произнес Дух Дома, усаживаясь рядом с креслом своей Хранительницы.

— Начнем с того, что мы очень благодарны тебе Лумалия. Ты сумела пройти долгий путь, который и привел тебя опять в стены ЛонтонХауса. И чтобы развеять ваши страхи, вернее твои Лу… — загадочно произнес Светлейший. — Нет никаких двух сознаний, это все ты девочка!

— Меня всегда удивляло, Лумалия, что ты приходила в храм Светлейшего пообщаться именно со мной, а не с ним, — нежно улыбаясь, проговорила богиня. — Мне очень нравились «наши беседы», сколько раз я хотела сорваться и ответить тебе, девочка! Ты помогала мне своими разговорами в очень сложный для меня и моего мира период, Атланиана была тогда в не лучшем состоянии, как и Замиония. А сейчас, девочка, вспомни твой сон, что рассказывала мне в храме Талана. Я тогда поставила на эти воспоминания блок, который сейчас снимаю.

— О!.. Это невозможно! — шептала Лу, пребывая в состоянии шока.

— Все верно, ты тогда много лет назад во сне перемещалась в будущее и начала жила новой жизнью. Этот сон снился тебе так часто, и ты начала беспокоиться и рассказала мне его. Не понимала ты тогда, что это была реальность, только будущего, а не того настоящего, — продолжала рассказ богиня, с доброй улыбкой смотря на притихшую девочку. — Ты тогда мне очень подробно описала состояние мира грядущего, все катаклизмы, что ждали еще народ Замионии впереди. И чтобы не перегружать твою психику мы перекрыли воспоминания к этим снам, поставив блок на них.

— Не ругай нас, девочка, мы хотели тебе только добра, — мягко произнес Талан.

— Я не знаю, что и сказать!.. Это всегда была я! — удивленно твердила Лу. — Мои воспоминания во снах заканчивались как раз в этой комнате, я помню появление вас Всевышнее… И все… дальше видимо я проснулась…. Но как можно было прожить пусть и небольшую, но жизнь во все? — все еще не выйдя из шока, спрашивала она.

— А разве есть что-то невозможное для сильнейшей магини этого мира? — ответила вопросом Атлана.

— Сильнейшей? Но сейчас-то это не так! У меня довольно средние магические способности… — с грустью призналась девочка.

— Это далеко не так! Просто на тебе стоит магический блок, который ты сама и поставила на себя, — объяснил Талан.

— Блок… Да мне говорили, что на магии земли у меня может быть блок, но чтобы и на других… А как его снять? — спросила Лу.

— А вот тут мы тебе мало чем можем помочь, в нашей силе только ослабить тот блок, — произнес Талан, сверкая глазами глядя на девочку, которая окуталась ярким светом, впитавшимся в нее. «Замечательно, и блок ослабели, и божественное благословение подарили! Спасибо, мои дорогие! — довольно проговорил Дух Лонтона. — Все же удобно иметь таких Всевышних друзей!» — веселился Лев.

— Лёвушка, мы всегда рады помочь тебе и твоему брату Оверу, ты же знаешь! — смеясь в ответ, произнесла богиня. — Да, а полностью снять блок ты сможешь только сама, Луиза. Хотя теперь, когда он ослаблен, возможно, постепенно он и сам спадет, без всяких усилий. Ты расти и учись. У тебя впереди прекрасная интересная жизнь в новом юном теле. Пусть теперь и со старым сознанием, но с тобой всегда будут воспоминания девочки Луизы, что вела себя как взрослая девушка.

— Все верно, я часто сама не понимала, почему вела себя именно так… — задумчиво проговорила девочка. — Иногда глядя на старших сестер, я ощущала себя намного старше их. Конечно у меня еще не укладывается в голове, как вообще такое стало возможно… Как я из прошлого перемещалась во сне в настоящее, живя в нем жизнью маленькой девочки? Почему я, поступая как взрослая, не помнила в тот момент о своей жизни в прошлом? Не понимаю…

— На это ответов у нас нет, дорогая, — проговорил Талан, вставая с кресла и беря Атлану за руку, помогая ей встать. — Это твоя магия, твое собственное колдовство. Может быть, когда нибудь ты это и поймешь. Даже уверен, так и будет! Твой путь в новой жизни не будет слишком простым, но у тебя уже есть верные друзья, способные в трудную минуту подставить плечо. Да и мы с Атланой подарили тебе возможность найти истинную пару, чем ты прекрасно уже воспользовалась! Мы рады за тебя, девочка! Вы с Алексисом будете прекрасной парой!

— Думаю нам пора! Но мы не прощаемся, Луиза! Передай Его Величеству Августу, что мы просим возвести в столице наш общий храм «Двух Богов». Как и было в давние времена! — прощаясь, говорила Атлана. — Пора возвращать в наши миры обоих богов!

«Большое спасибо вам, мои дорогие Талан и Атлана, за этот визит, за раскрытие невероятной тайны, касающейся моей любимой Хранительницы, — благодарил на прощание Лонт богов. — Вы всегда знаете, что мы рады видеть вас у себя в гостях. И так же обещаем восстановить и свою часовню „Двух Богов“. Уверен, вам девочки еще захочется продолжить общение!» — смеясь, проговорил Лев.

Глава 38

Королевский дворец Амитона Лонтон.


Солнечные лучи легко проникали сквозь стекла окон в утреннюю гостиную покоев Ее Величества Дарионии Лайонской. Они весело переливались в воздухе, наполненном сладким запахом фруктов, что лежали на небольшом резном столике.

Королева сидела на мягком кресле, обитом светло голубой тканью и с грустью смотрела, как мечется ее старший сын, меряя шагами комнату.

— Где же она! Почему ее так долго не могут найти? — повторял Алексис эти слова снова и снова. — Я же чувствую, что она где-то рядом! Почему тогда не могу ее отыскать?

— Дорогой, ты присядь, успокойся, пожалуйста! — пыталось достучаться до него мама. — У меня от твоих метаний мигрень разыграется.

— Матушка, но прошло уже трое суток! Почему так долго ее нет? — воскликнул Ал, застыв посреди комнаты. — Пойду ее опять искать! — решительно проговорил он, направляясь к дверям гостиной.

— Алексис Леонский, возьмите немедленно себя в руки! — строго произнесла Ее Величество, терпение которой было на исходе, она не знала уже как заставить кронпринца немного отдохнуть. — Вы полчаса назад только пришел с поисков Луизы. Я настоятельно требую, чтобы вы успокоились, Ваше Высочество! — материнское сердце с трудом уже выдерживало страдание сына. — Сынок, сядь, пожалуйста, отдохни немного. Ты рвешь и свое сердце, и мое…

Такое обращение немного привело принца в чувство, королева Дариония наедине никогда не обращалась к любимым сыновьям так официально. Но тут она никак не могла убедить Алексиса дать себе отдых за последние трое суток поисков.

— Хорошо, матушка, — с трудом согласился он, сев на диван стоящий рядом.

— Спасибо, Ал. Уверена, с твоей принцессой не случилось ничего плохого. Ты же сам говорил, что ощущаешь малышку, с ней ничего плохого не случилось, — опять пыталась успокоить сына. — Нужно просто еще немного подождать.

— Понимаю, все это, знаю, веду себя как мальчишка… С того момента как Луиза пропала я не владею собой совсем. Мной движет только нестерпимое желание наладить вновь нашу связь единственных… Чувствую будто заблокировали часть меня самого. Только знаю, что она где-то рядом, и в тоже время очень далеко! — тихо говорил он, делась с матушкой своими переживаниями.

Внезапно в дымке утреннего света посреди комнаты возникла полупрозрачная Тория. Она слегка смутилась, увидев впервые свекровь, но справилась с волнением, проговорив:

— Приветствую вас Ваше Величество! Извините, поклониться не могу, так как трачу слишком большое количество энергии на ментальный визит к вам.

— Я все понимаю, девочка моя! — с доброй улыбкой ответила королева. — Догадываюсь, зачем ты здесь, и благодарна тебе за это!

— Алекс, с Лу все хорошо! — обратилась призрачная Хранительница ОверХауса к кронпринцу. — ЛонтонХаус проснулся! Луиза с ним, не переживай! Время там пока течет медленнее, чем у нас. Но процесс запущен, но это может занять несколько дней. Надеюсь, скоро появятся очертания самого «живого» замка. Ждите!..

Тори замолчала, вглядываясь в открытое окно комнаты, затем улыбнулась, произнося:

— Ал, и еще… Если совсем будет тяжело терпеть разлуку с моей сестрой, то иди на юг к огромному старому дубу. Это граница нового дворца и старого ЛонтонХауса. Уверена скоро для тебя откроют проход к истинной. И помни, с Луизой все хорошо!.. — донеслись слова исчезающей Тории.

— Какая замечательная у меня старшая невестка! — проговорила довольная королева Дариония. — Как же вовремя она появилась, обязательно поблагодарю ее за это при встрече.

— Ты права, мама! Тори чудесная девушка, Нику повезло с ней! — только это тихо сказал принц, закрыв глаза, зевнув, улегся поудобнее на диване и заснул.

«Не переживайте, пожалуйста, Ваше Величество, — пронеслись в голове королевы слова Тории. — Это я его усыпила часов на пять, пусть отдохнет спокойно! А там уже и ЛонтонХаус может появиться!»

— Спасибо тебе, доченька, за все, — поблагодарила Дариония невестку, хоть и не была уверена, что та ее услышит.

Кронпринц Алексис сидел на траве в тени старого дуба, вглядываясь в призрачные очертание древнего замка. Он был словно сотканный из воздуха, уходя золотыми шпилями ввысь. Уже видны были массивные донжоны, полукруглая высокая стена, окна с яркими витражами. Совсем рядом появилось большое озеро, с искрящейся на свету водой.

Алекс с удивлением наблюдал за меняющимся пейзажем перед ним. Он был неимоверно благодарен Тори за подсказку придти сюда. Хоть и ему пока не было дороги в тот дивный мир ЛонтонХауса, но только тут он мог ощущать свою истинную настолько, чтобы не сойти с ума от ее потери. И пусть он сидел тут уже вторые сутки, но это уже не страшило будущего монарха. Он знал, Луиза рядом. Нить, соединяющая их сердца и жизни, стала только крепче. Пусть это было непонятно для него как для ректора магической академии, но это было потрясающе!

— Алекс, сынок, может, пойдешь уже во дворец? — тихо проговорил король Август, подходя к старому дубу. — Все же ты кронпринц, а сидишь на земле как последний деревенский мужик. И это на виду почти у всего двора!

— Пап, мне все равно, что эти вельможи про меня подумают… — спокойно отвечал Ал, даже не предпринимая попытки встать. — Я даже двигаться не хочу… Именно на этом месте я чувствую и вижу нить, соединяющую меня и Луизу. Ты не волнуйся, еду мне приносит мистер Проди и Грегори. Ты же знаешь, у меня замечательный секретарь и камердинер! У меня есть все, что мне нужно! И не говори мне, пожалуйста, будто тебя волнуют глупые языки наших придворных! Не поверю! — ответил принц отцу, вопросительно посмотрев на него.

— Ладно, разгадал ты мой маневр! — с улыбкой ответил монарх сыну, усаживаясь рядом с ним на траву. — Как же давно я об этом мечтал! Просто посидеть в тени моего дуба! Привет, старый друг! — произнес Август, касаясь дерева, листва которого весело зашелестела.

— Ты сейчас о чем?

— Да все довольно просто, — проговорил расслабленный мужчина, довольно откинувшись на ствол старого дуба. — Это было мое тайное место. Я рано научился создавать иллюзии, причем лучше всего это получалось у меня именно рядом с этим прекрасным деревом. И я пользовался своим умением, сбегая от назойливых преподавателей, и проводя время тут. Именно здесь я чувствовал небывалый приток магической энергией, причем какой-то редкой, но такой родной…

— Папа, но это же пересечение старого и нового Лонтона…

— Теперь-то я это знаю, но в детстве и юности нет… Знаешь, а я иногда видел его, наш древний «живой» замок! Его величественные золотые стены, изящные шпили, замерший, застывший на ветру флаг с изображением льва… — тихо рассказывал отец, вглядываясь в призрачную даль перед собой. — Скажи так и есть? Он такой?

— А ты сейчас не видишь его?

— К сожалению, нет… Сейчас это уже твой замок. Именно тебе необыкновенно повезло встретить его Хранительницу. У меня такого шанса не было. Но я благодарен ЛонтонХаусу за ту поддержку, что он оказал мне в прошлом.

Глава 39

Где-то рядом с Лонтоном, окрестности Амитона.


Прошли еще одни сутки, за которые Алексис так почти и не отходил от старого дуба. Но было удивительно то, что с каждым часом принцу становилось все лучше. Он все больше ощущал связь истинных со своей принцессой. И все сильнее удивлялся: нить, что их связывала, немного изменилась, будто бы Луиза сама преобразилась. Он объяснял это тем, что его единственная стала Хранительницей ЛонтонХауса. Только всего произошедшего с девочкой Алекс, конечно, знать не мог.

Наконец, живая стена из зеленых кустарников и деревьев расступилась, и Алексис увидел золотистую дорожку, выложенную из ровного камня. Он словно приглашал его следовать по необычной тропинке.

— Дэмис, передай Его Величеству, я пошел к леди Луизе, — произнес он, не отрывая взгляда от манящей дороги. — Сколько нас не будет, я не знаю, постараемся послать весточку.

После своего визита король Август настоял, чтобы с кронпринцем постоянно были или его секретарь Дэмис Проди, или камердинер Грегори Томсос. Именно они и должны были сообщить венценосным родителям, что их старший сын отправился, наконец, на территорию ЛонтонХауса.

— Понял, Ваше Высочество! Все передам! — отвечал юноша. — Да прибудет с вами Светлейший!

— Спасибо, друг мой! Я пошел, — весело проговорил принц, ступая на золотистые камни.

Он не видел, что стоило ему пройти границу зеленого леса, как сразу живая стена восстановилась, отрезая кронпринца от всех.

Алексис шел мимо прекрасного сада, причудливо выложенных камней, нежно благоухающих цветов, но он ничего не замечал вокруг. Ал просто шел к своей цели, по той крепкой нити, что вела его к истинной.

Подойдя, наконец, к стене отливающей золотом, принц приложил обе ладони в холодной поверхности и проговорил:

— Приветствую тебя, дорогой друг! Очень давно хотел тебя увидеть, поговорить, рассказать о произошедших переменах. Мир слишком изменился с тех пор как ты заснул, без помощи «живых» домов он погибает. Порождения мрака все активнее и циничнее проникают в наш мир, нашу жизнь, наших людей. Когда-то ты был главным символом королевства! И теперь пришло время занять полагающееся тебе место! Мы маги Алайонии просим помощи у могущественного ЛонтонХауса!

«Я услышал вас, Ваше Высочество! Вы сказали правильные слова! Проходите, пожалуйста, будущий истинный король Алайонии, мы ждем вас!» — прозвучал голос в голове кронпринца.

Рядом появилась дверь, с резным рисунком гордого льва. Открыв ее, Алекс оказался в светлом коридоре, на стенах которого были изображены самые разнообразные фрески. Но опять же мужчине было не до разглядывания произведений искусства старины, у него была цель, близкая уже. Луиза была совсем рядом!

— Алексис! — услышал принц родной голос.

— Луиза, ты где? — бежал навстречу единственной Ал.

И настал миг, когда двое истинных увидели друг друга впервые за несколько слишком долгих для них дней! Всего лишь миг, и девочка с радостным криком кидается на шею своему будущему жениху.

— Как же долго я тебя не видела! — шептала она крепко, обнимая его за шею. — Никогда больше не нужно так надолго расставаться, это слишком больно! Я испытывала физическую боль когда не чувствовала нашу связь истинных.

— А я тебя и не отпущу больше от себя, прикую магическим шнуром, с расстоянием не больше пары метров, — шутил довольный принц. — И будешь кругом за мной ходить!

— Нет… Не согласна я с таким поворотом! Рановато еще на пару метров, маленькая я еще, — в ответ смеялась Луиза. — А как вырасту, ритуал в храме пройдем… Вот тогда сама тебя привяжу к себе! Чтобы все знали что МОЙ! — весело проговорила девочка, смотря на истинного взрослым взглядом.

— Малышка, а ты изменилась… — удивленно проговорил Алексис, вглядываясь в лицо повзрослевшей единственной.

— Все верно, мой принц. Я все расскажу тебе, пойдет только в более удобное место, — с улыбкой проговорила она, взяв его за руку, повела куда-то.

Они прошли несколько поворотов, замок оказался очень большим. Убранство его было дорогим, но совсем не вычурным. Настенные панно, изображающие необычные растения и цветы, все те же фрески былых событий соседствовали с композициями из цветов, резными столиками и маленькими банкетками из необычного темного дерева. Все было оформлено с тонким изысканным вкусом, все так как и всегда нравилось Алексу.

Наконец они подошли к двери с изображением прекрасной хрупкой блондинки и большого льва с золотистой шерстью. Открыв эту дверь, Луиза проговорила:

— Проходи, пожалуйста, присаживайся… Это была моя комната в той другой жизни… Вернее в другой ее части.

— Ты вспомнила свою прошлую жизнь?

— Можно и так сказать, — уклончиво проговорила девочка. — Все несколько сложнее…

— Ты все больше меня интригуешь!

— Дело в том, что это всегда была я и в той прошлой жизни, и в этой, когда встретила тебя!

— Как такое возможно?

— Мне сложно это объяснить… — проговорила Лу, сделав паузу, будто собираясь с мыслями. — Когда-то давно, в той прошлой жизни, я во сне переносилась сюда, в эту сегодняшнюю жизнь.

Долго в тот вечер проговорили кронпринц и Хранительница, много невероятного рассказала она Алексу, который вначале пребывал в небольшом шоке от услышанного. Он не мог поверить, что перед ним в теле девочки сидит взрослая девушка, сильная магиня, которой представился шанс прожить жизнь заново.

Они долго беседовали, рассказывали друг другу почти все о себе, планировали свою дальнейшую жизнь.

Решили, что девочке нужно учиться владеть магией, стараться раскрыть ее такой большой потенциал. Где именно она будет обучаться, они решили подумать вместе с Тори. Луиза знала, что старшая сестра хотела расширить школу ОверХауса для ярких девочек, и надеялась, что и для нее найдутся там сильные учителя. Хотя преподавателями обещал ее обеспечить и будущий жених, где бы она ни решила учиться. Все же ректору Академии Магии было с этим справиться не трудно.

Ну и конечно, с взрослыми отношениями они решили подождать до семнадцатилетия истинной. Алексис хотел чтобы у его девочки хоть ненадолго, но было настоящее детство: смех, радость, маленькие девичьи секреты и лучшие подруги.

Также Луизе нужно будет как можно чаще перемещаться в ЛонтонХаус, который очень нуждался в присутствии своей Хранительницы.

Глава 40

Герцогиня Виктория Оверлийская.

«Живой» замок ОверХаус.


Незаметно в заботах и делах пролетело время в ОверХаусе. Замок заметно изменился. Полностью исчезли проявления антипроклятия, и та гнетущая тьма, что наполняла его центральную часть. Она теперь сияла чистотой своих золотистых стен, невероятными витражами, что были на фасаде второго и третьего этажей.

Гостей поражали своим изменившимся внешним видом главные ворота, которые обзавелись статуями каменных воинов, неустанно следящих за въезжающими повозками и каретами. И конечно, никто не догадывался, что это не просто статуи, а магические существа. Это были лимы, мои дорогие друзья детства и юности, мои маленькие светлячки. Пока они еще не обрели полную силу, но и сейчас уже помогали мне, охраняя «живой» замок.

На блестящих перилах главного парадного входа сидели белоснежно-желтые тигры из нортского камня, невероятно прочного и магически выделанного. Сам камень являлся мощным артефактом с разнообразными свойствами, наши же защищали замок от неудачных последствий магических уроков. Понятно, что подобные статуи стоили баснословно дорого. Но эти мне презентовал герцог Нортский, опекун и приемный отец нашей Луизы.

— Здесь будет учиться моя дочка, значит я должен сделать все возможное для ее безопасности! — проговорил он, доставив статуи вместе с магами, что устанавливали их.

Изменилось и главные входные двери. Теперь они были из светлого ломейского дерева, на них опять же можно было увидеть тигра в бело-золотистую полоску! Символ замка присутствовал на входе в замок, так было положено раньше, значит так и будет!

Самые главные изменения в центральной части ОверХауса только начались. Уже появились несколько классных комнат для маленьких девочек, и юных леди постарше. Один из этажей был переделан полностью под жилой, с одной стороны жили ученицы, с другой преподаватели. И те и другие были в восторге от комнат, в которых их поселили.

Конечно, на первом этаже в царстве вкуснейших блюд опять главенствовала миссис Блез. Моя дорогая тетушка Пэм ни за что не согласилась оставить маленьких непосед, что постоянно радовали ее своими визитами. Главная повариха центральной части Овера теперь светилась от счастья, думаю, что частые свидания с Нилом скоро закончатся ритуалом в храме Светлейшего. Почему-то я была уверена, что наши влюбленные не дотерпят до конца строительства храма Двух Богов. Он будет находиться совсем рядом с ОверХаусом, на том самом месте, что и тысячи лет назад.

В южном же крыле будет, как и прежде жилой этаж хозяев замка и их гостей, главный зал Духа Дома, большая часть библиотеки переместилась сюда, под надежным присмотром домового Лукиана, отвечающего за книжное царство. На кухне южной части замка осталась главенствовать Груня, ставшая строгой поварихой Агреппиной Рокотиной. Блюда у нее получались ничуть не хуже, чем у тетушки Пэм, чувствовалась ее школа.

Самым интересным событием прошедших дней стало появление призрачных очертаний северного крыла ОверХауса. На случившиеся отреагировали только Кэлливан и Тигруля, которые чуть ли на в голос заявили: «Наконец-то! Пора уже было проснуться старому Рою!»

Что же это значило мне не объяснили.

Стремительно пролетело время, через полторы недели мне уже двадцать лет. Весь замок готовит для меня праздник с самого утра, все распланировано до мелочей, так как вечером мне предстоит инициация Хранительницы Овера. Конечно, меня это немного пугало, но я была уверена, что рядом будут мои близкие, которые в нужный момент мне помогут.

— Тори, здравствуй, дорогая… — тихо проговорил дядя, подходя ко мне. — Нам необходимо поговорить, время пришло…

— Кэлл, ты о чем так таинственно? — удивленно спросила я.

— Сегодня вечером мы начнем с тобой ритуал принятия магии друидов.

— Но как?.. Я думала, это произойдет вместе с инициацией, недоумевала я.

— Потому что все вместе будет чересчур тяжело для тебя! — проговорил дядя, тревожно вглядываясь в меня. — Выжить ты, конечно, выживешь, но одну из магических сил можешь отторгнуть! А это совершенно нам не подходит. Согласна?

— Да. Мне нужны все мои силы и способности!

— Прекрасно, тогда сегодня вечером и начнем! — нарочито весело проговорил Кэлл.

— Ваша Светлость, а что это вы от своей любимой племянницы скрываете? — спросила я, взяв дядюшку за руку.

— Хорошо… И этот сегодняшний ритуал очень не прост!.. Именно по этой причине, сегодня мы ждем, наконец, леди Луизу и Его высочество Алексиса, если бы не их отсутствие, давно бы уже провели ритуал… Ну, я муж твой любимый уже тут! Вон идет, твой ненаглядный!

— Доминик! — сорвалась я с места, бросившись с крепкие объятия единственного.

— Родная моя!.. — прижимая меня к себя, шептал он.

— Я соскучилась! Почему ты так долго? — с упреком спрашивала я.

— Мне приходится сейчас поиски вести за двоих. Мне помогает профессор Поррет, правая рука Алекса, но с братом как-то привычнее работать. Теперь понимаю, все познается в сравнении! Но я согласен, Алу сейчас не до меня, да и весь мир, для него не так важен. Его сердце так рвалось к своей истинной! Даже представить страшно, если бы нас с тобой так разлучили… — тихо проговорил Ник, вглядываясь в мои глаза.

— Кэлл сказал, что сегодня начнет ритуал принятия магии друидов. Страшно мне как-то… Чего от него ждать?

— А ты не беспокойся! Я с тобой! Помогу обязательно! — уверил меня муж. — Это же хорошо, что есть возможность провести эти два ритуала по очереди. Значит все пройдет намного легче для тебя.

— Я понимаю это, — тяжело вздыхая, отвечала я Нику. — Только все равно это волнительно.

— Тори! — послышался радостный крик Луизы.

Обернувшись, я увидела младшую сестренку… или не ее?.. Посмотрев на нее внутренним магическим зрением, я увидела юную девушку в теле моей сестры.

— Кто ты? — удивленно спросила я.

— Тория, это все я же, — с доброй улыбкой ответила она.

— Ну да… А я ледяная эльфийка тогда? Не говорите неправду, леди. Уж я-то прекрасно знаю внутреннюю суть моей Лу, — категорично проговорила я, делая шаг назад от мнимой сестры.

— Это и, правда, Луиза! Уж мне-то можете поверить! — начал подошедший Алексис, нежно обнимая девочку за плечи. — Малышка, не плачь, я сейчас все объясню, — успокаивал он свою принцессу, у которой слезы стояли в глазах.

— Но она меня не узнает! — нервно всхлипывая, проговорила девочка, пряча заплаканное лицо в ладонях.

— Тори, поверь, никто не занимал тело моей истинной. А та взрослая душа, что ты видишь в ней это Лумалия, но это и Луиза, — еще больше запутывал нас Алексис.

— Какая Лумалия? — недоумевал Доминик.

— Я истинная Хранительница ЛонтонХауса Лумалия Шэилл, — произнесла взявшая себя в руки девочка, уверенно тряхнув головой. — Это трудно понять… Но я каким-то непостижимым образом перемещалась во сне из далекого прошлого в будущее, в тело Луизы Оверлийской. И именно я жила в ее теле все эти годы.

Это было невероятно! Я смотрела и не могла поверить своим глазам.

— Лу!.. Не может быть!.. Это и правда ты!.. — шептала я, наблюдая такие знакомые мне жесты.

Сестренка лукаво улыбнулась, слегка наклонив голову к правому плечу. Казалось в ней плещется неимоверная сила, но не находя выхода, вновь прячется в глубине ее магического источника.

— Удивительно! Это и ты, но в то же время не ты! — проговорила я, вглядываясь в обновленную душу сестры.

Глава 41

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


К вечеру мое волнение достигло своего апогея!

На ужине у меня совсем не было аппетита от переживаний и волнения по поводу предстоящего. Я почти не ела, а больше перекидывала еду по тарелке.

— Что же почти все в сборе, давайте обговорим намеченный на сегодня ритуал. Овер, друг мой, мы ждем только тебя! — проговорил Кэлливан, закончив пить ароматный чай. — Предлагаю перейти в зеленую гостиную, очень нравится нам друидам этот цвет, — шутя, добавил он.

Конечно, никто не был против уютно устроиться в комнате его любимого цвета. И мы все сели в удобные зеленые кресла, Луиза поближе к Алексису, мама Ираида к дяде. Доминик же посадил меня к себе на колени, нежно спрятав в своих объятиях.

— Я хотел задать вопрос перед тем как ты начнешь объяснять нам все, — произнес он, держа меня за руку. — Ты говорил, что магия друидов просыпается в двадцать лет. А сейчас хочешь проводить этот ритуал уже сегодня… Почему? Зачем нужно спешить?

«Да, друг мой, и я бы хотел это узнать!» — послышался ментальный голос Духа Овера, появившегося в комнате.

— Когда я первый раз увидел Тори, то понял, что ее магические способности друидов уже давно проснулись. И они очень тесно переплелись с магией Хранительницы. Но магия земли почему-то не развивалась до нужного на данный момент размера, — отчетливо объяснил Кэлливан, вглядываясь в меня. — И тем самым она стопорила и дар Хранительницы. Тебе, девочка, помогали родители, сквозь портрет воздействовали на эту взаимосвязь, но не все можно сделать на расстоянии.

— Я помню, что именно в первый день твоего приезда у меня появилось немного магии друидов, — вспомнила я.

— Все верно, и мой визит сделал свое дело, и события сопутствующие ему, — согласился дядя, который почему-то в последнее время перестал носить темные очки, надо бы узнать причину этого. — Именно близкое присутствие друида и сняло то ограничение, что было поставлено.

— Но кем? — не понимала я.

— Уверен, что самим Духом Земли, очень привередливая дама она у нас… — с доброй улыбкой произнес князь. — Именно она родоначальница магии друидов. Наши юноши и девушки с малых лет следуют законам Земли, готовят себя к ритуалу полного принятия магии друидов. Ничего сложного там нет: посадить столько-то растений, деревьев, подпитывать их магически… Еще несколько условий, если интересно, я потом расскажу вам.

— Согласна… Помню, когда я была маленькой, Дух Земли сказала: «Минимум знаний дам, а остальное рано ей, не доросла!» Но почему она так? Я вроде ничего плохого земле не делала… — непонимающе проговорила я, глядя на улыбающегося друида.

— И в храм Земли раз в месяц ходила? — смеясь, спрашивал дядя.

— Что? Какой храм? Нет у нас таких! — вступился за меня кронпринц.

— Все верно нет у вас в Замионии таких храмов, они все на Атланиане находятся! — удивил нас князь.

— Кэлливан, перестань мучить мою девочку, — произнесла мама Ираида, укоризненно смотря на мужа.

— Все! Больше не буду! — с улыбкой ответил друид, целуя руку жены. — Давайте продолжим. Блок у тебя стоит именно от Духа Земли, девочка. Который я почти снял с ее разрешения, и полностью удалю его сегодня вечером.

«Не тяни кота за хвост, старый друид, — вклинился Тигруля в речь друида. — По себе знаю, ничем хорошим такие потягушки не могут закончиться!»

— А сейчас перейдем к самому процессу, что ждет нас. Сам ритуал займет дня три или четыре.

— Так долго? — почти все в голос спросили у Кэлливана.

— Да, так долго! Но не переживайте, за каждым процессом ритуала следят духи наших предков. Хотя за тобой всегда они присматривали, слишком ценна ты для нашего будущего.

«Ну, вот опять „слишком ценна“… Мамочка, папочка, а просто пожить для себя у меня получится?» — тяжело вздыхая, думала я.

«Получится, девочка! И с предначертанным тебе мы все поможем!» — пронесся в голове голос…

«Кто вы?» — спросила я.

«Меня зовут Омистион, я твой проводник в предстоящем ритуале. Ничего не бойся, мы поддержим!»

— Родная, ты что притихла? — тихо спросил Ник, вглядываясь в мои глаза.

— Все хорошо! Теперь я уверена в этом! — успокоила я мужа, да и не только, встревоженные глаза присутствующих были направлены на меня. — Не переживайте, за мной точно присмотрят!

— Итак, ритуал займет дня четыре, не больше надеюсь. Для нас Тория будет спать, и мы будем поддерживать ее, делясь магией, чтобы ей было проще пережить этот процесс. Я уже проверил, каждый из нас совместим магически с тобой девочка, — обратился ко мне дядя. — Конечно, больше всех Доминик, Луиза и Овер. Думаю никому не нужно объяснять причину этого.

«А теперь, малышка, информация только для тебя… — прозвучал в голове голос друида. — Ты уснешь в этом мире, и проснешься в моем, на Атланиане. Что там будет происходить, и кого ты встретишь, я не могу сказать, просто потому что не знаю. Сегодняшний ритуал будет исключением из всех правил, существовавших до этого дня в мире друидов. И я так понял, ты уже познакомилась со своим провожатым во время ритуала, значит, тебе не стоит бояться!»

«Спасибо, дядя! Я очень благодарна тебе за помощь!» — ответила я.

— А где будет проходить ритуал? — спросила взволнованная мама Ираида, она тревожилась за меня, как бы хотелось ее успокоить.

«Какая прекрасная мамочка у тебя!.. — прозвучал опять голос Омистиона. — А знаешь я пожалуй останусь после ритуала… Как раз подходит мое время реинкарнации… Будешь мне сестренкой?» — озадачила меня вопросом душа друида.

«Конечно, почему бы и нет? Мамочка Ира достойна стать счастливой! Ты будешь хорошим сыном?» — спросила я будущего родственника.

«Даже не сомневайся! Быть сыном князя Кэлливана Гроввар-Вэллис многие захотят, но у меня будет приоритет, я будущую маму уже видел! А она невероятна! В ней столько света и любви к детям… Я уже ее люблю! Скорее бы родиться!»

И тут я заметила призрачного юношу, стоящего около мамы. Он поцеловал ее в щеку, поднес руку к ее животу, что-то довольно прошептал.

«Теперь я спокоен! Я занял место! Давай скорее ритуал проведем, я безумно хочу уже полностью переместиться в новое свое малехонькое тельце!» — проговорил призрачный юноша, весело улыбаясь мне.

«Ну ты даешь, Омис!» — только и проговорила я.

«Да, не забудь назвать мое имя маме и папе, очень хочется получить тоже имя!»

— Ирочка, что произошло? — спросил взволнованный Кэлливан, нежно прижимая к себе жену.

— Не знаю, меня кто-то поцеловал в щеку… Кто-то очень родной… — тихо ответила она, прижимая руку к лицу.

— Это был ваш будущий сын, мой проводник в ритуале, — объяснила я, с улыбкой вглядываясь в застывшую пару.

— Что? — в голос почти проговорили мама Ира и дядя.

— И еще, Омистион просил передать просьбу, назвать его прежним именем! И он торопит с проведением ритуала, не терпится занять «свое малехонькое тельце»! — с лукавой улыбкой передала я слова души моего сегодняшнего помощника и в тоже время будущего брата!

— О Светлейший! — шептала мама.

— О Ясноликая! — вторил ей Кэлл. — Сам Великий Князь Омистион станет нашим сыном! Это невероятно! Я потом расскажу тебе про него, родная!

«И ничего такого великого! Я все делал по совести, вот и все! Ну, отдал свою жизнь ради жизни других… Так за мной и остальные князья пошли… Зато мы прекратили зиму, смилостивилась Ясноликая! И тот прекрасный мир, что ты скоро увидишь, стоил того чтобы пожертвовать собой!»

«Так это ты отдал свою бессмертную душу за возрождение замерзающей Атланианы? Но как тогда ты ждешь реинкарнации? Я чего-то не понимаю…» — спросила я душу.

«Дело в том, что богиня у нас добрая, всепрощающая! Атлана все же нам всем как мать! Разве могла она полностью лишить нас бессмертных душ? Да никогда! Но и послужить пришлось нам богам. Поручений было немало, так просто никого Талан не отпускает… Но ты не беспокойся, сестренка, скоро услышишь мое „Ууаа-ууаа!“» — довольно произнес будущий братик.

— Родная, ты опять, где была, — целуя меня в висок, спрашивал муж.

— А я общалась с будущим братом, — смеясь, проговорила я. — Он замечательный! Я очень рада за маму и дядю.

«Так! Может уже пора все же проводить ритуал? — пронесся голос Духа Овера, — Самое время начинать! Скоро луна войдет в поле Новодии. Я уже все приготовит я в своем святилище, жду вас всех там!»

Глава 42

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Тот же вечер, ОверХаус.


Зайдя в святилище Духа ОверХауса, мы увидели широкую кушетку, подушку, свернутое одеяло. Рядом несколько удобных кресел, для моих родных. Узнаю добрую руку Олли, обо всех позаботилась наша домоправительница.

На кушетке было очень мягко лежать, немного пошевелилась, стараясь принять комфортную позу.

— Закрывай глаза, Тория, расслабься… — начал говорить Кэлливан, глаза которого наполнились зеленым светом. — Матушка Земля, даруй свою силу дочери нашего народа, юной девушке, что готова принять тебя в свое сердце.

После этих слов я даже с закрытыми глазами почувствовала, как меня окутывает зеленый свет, проникая в мое тело. Он дарил мне невероятное ощущение правильности и легкости. Я будто парила над своим телом, была уже не в ОверХаусе, а высоко над ним.

«Иди же, девочка, я жду тебя!» — услышала я женский голос.

«Иду!» — отозвалась я и полетела дальше ввысь, навстречу зовущей меня Духу Земли.


Где-то на Атланиане.


Очнулась я среди невероятно прекрасного цветущего сада, вокруг пели маленькие яркие птички, сидевшие на небольших кустарниках и ветвистых огромных деревьях. Все вокруг было наполнено зеленым цветом, даже сам воздух был зеленоватого оттенка.

Среди разнообразных растений я заметила зелено-красные эолии, которые росли в моей любимой беседке в ОверХаусе. Я улыбнулась, провела рукой по узорчатым листьям кустарника.

— Здравствуйте, дорогие мои! Как вас тут много! Спасибо что вы помогали мне в Овере справиться с грустными мыслями, подсказывали верное решение сложных задач. Я вам очень благодарна! — проговорила я, отпуская по листочкам несколько маленьких энергетических шариков, которые переливаясь разными оттенками зеленого, разрослись, питая эолии силой моей магии.

Совсем рядом журчал сверкающий фонтан, из которого настойчиво тянуло сделать хоть глоток живительной влаги. Сопротивляться сил не было совсем, и я, набрав в ладони блестящей на солнце воды, напилась ею вдоволь. Казалось, я слышу голос самой воды, ее веселый заливистый смех. Набрав еще воды, я умылась и почувствовала как уходит усталость, восстанавливается мой магический резерв. Затем я услышала: «Мы рады тебе, девочка!»

Окружающая природа будто была создана для меня, более комфортного места я не видела и не ощущала никогда раньше. Мне было на удивление приятно находиться в этом саду.

Тут я увидела дорожку выложенную зелеными камнями, и услышала снова женский голос: «Иди, дитя, я жду!»

— Иду, Матушка Земля, — отозвалась я, поняв кто же меня зовет.

Идти пришлось довольно далеко, но вокруг меня была такая красота, что долгая дорога была не в тягость. Раскидистые дубы, величавые клёны и кудрявые березы сопровождали мой путь.

Я шла, напевая песенку, что недавно во сне пела приснившаяся мне родная мама:

На лугах по утрам за рекой туман,
От росы отряхнулся тяжелый шмель,
И планета, как жизнь нам одна дана
Среди тысяч миров и чужих земель.
Здесь сосновые иглы колючих звезд,
Акварели морей и молчанье льдин,
Ты под пение птиц на планете роз
Здесь однажды рассветы увидел сын.
Взгляни на эту землю с высоты,
Прозрачна даль и синева чиста
Мы за нее в ответе я и ты,
Не забывай об этом никогда.
Здесь на синих вершинах лежат снега,
И дождям подставляет ладони клён,
И плывут в небесах облака-века
Над землей, где себе ты поставил дом.
Семицветные радуги на заре
Перекинули в завтрашний день мосты,
И с тебя начинается новый день
В том единственном доме, где счастлив ты.[1]

Стоило мне пропеть последние слова запомнившейся мне песни, как я опять услышала голос: «Правильные слова ты нашла, девочка! Следуй дальше, я жду тебя!»

— Спасибо, Матушка Земля! — ответила я, продолжая путь.

И совсем скоро, я увидела, как расступаются передо мной клёны и березы. Дорожка из зеленого камня привела меня на большую поляну, на которой весело прыгали маленькие зверьки. Тут были белочки, зайчики, волчата, медвежата, дракончики. Глаза разбегались от этих милашек!

«А это испытание исключительно для тебя, Тория! — прозвучал строгий голос Духа Земли в моей голове. — Найди среди этих крошек своего фамильяра. Найдешь самого подходящего только тебе, пойдешь дальше! Нет, значит, отправишься обратно!» — кажется, именно на этом этапе серьезная дама решила проявить ко мне строгость.

— Хорошо, Матушка Земля. Я постараюсь… — тихо ответила я, вглядываясь в шумевшую массу зверят.

Найти фамильяра! Невероятная новость! Значит, у меня будет маленький друг, помощник и частичка меня, моей магической силы.

«Подскажу тебе, так и быть. Понравилась мне твоя песня, правильная она очень! — пронесся в голове голос подобревшей дамы. — Ты смотри сердцем и сосредоточением всей своей магической силы!»

— Спасибо, Матушка Земля! — с улыбкой ответила я Духу, начав более внимательно рассматривать малышей.

Какие же они были очаровашки, но я понимала, что не все мои, а тянуло меня почему-то к двум. Тигренок с изумрудными полосками отливающими золотом смотрел на меня добрыми глазами.

— Привет, полосатик! Кто ты такой? Как же на Тигрулю похож! Только полоски у тебя зелененькие, — удивлялась я зверьку, а как рука к нему тянулась, безумно хотелось его погладить.

Но я понимала, что это не мой фамильяр… И в тоже время невероятно близкий, родственный мне тигренок. Будто он будет фамильяром моих будущих детей, как бы невероятно это не звучало.

— Прости, малыш… — с грустью проговорила я, понимая, что за ним еще не скоро придет и заберет моя дочка, а что это будет именно девочка, я не сомневалась.

Пока общалась с тигренком, я постоянно чувствовала с дальнего края поляны грустный зов, на который и пошла. Маленький огненно-красный лисенок лежал, свернувшись калачиком, показывая, как он обижен на меня.

— Привет, мой хороший… Я не могла не пообщаться с тигренком, он так похож на моего Тигрулю… Не обижайся, солнышко… — говорила и говорила я, пытаясь расшевелить моего зверька.

Как же хотелось взять на руки его, погладить, прижать к себе, но я понимала, нужно дождаться ответа от него самого.

«А вот и недолго Тигру ждать! — прозвучал в моей голове обиженный голос малыша. — Всех забирают дети в восемь лет! Это ты за мной так долго не шла! Почему? Я устал уже ждать!»

— Прости, родной… Но я же не знала, что ты меня ждешь! Я и про этот мир не знала, жила в Нижнем мире… — объяснила я фамильяру.

«Нижнем мире?» — встрепенулся лисенок.

— Да, я живу в Замионии, мы с тобой будем там жить. Извини, но выбора тут у нас нет… Я Хранительница ОверХауса, и свой «живой» Дом я никогда не оставлю недолго, — говорила я, уже смотря в зеленые блестящие от восторга глазки.

«Нижний мир! Хранительница „живого“ Дома! Это невероятно! Этого стоило подождать! Согласен! Забирай меня!» — тараторил лисенок в моей голове.

— Иди ко мне, огненный мой! — позвала я, протягивая руки к зверьку, на которые он тут же и запрыгнул. — Какой ты легкий, нужно тебя откормить! Что предпочитаешь? Обычную еду или энергетические шарики моей магии?

«Я всеяден, могу есть, что захочу! Но пока бы не отказался от порции твоей магической энергии», — ответил мне фамильяр, довольно ластясь ко мне.

— Наверное, нужно, прежде всего, дать тебе имя? — рассуждала я. — Огонек? Нет, не хочешь? Плэмм? Нет? Огнис? Нет? А если Красэлл? Как?

«Да! Хочу быть Красэллом!» — довольно прозвучало у меня в голове.

Лисенок прижался ко мне, я его погладила по голове и поцеловала в мокрый нос. После этого нас с Красиком окатило зеленым сверкающим светом, и магические нити того же изумрудного цвета привязали наши ауры друг к другу. Не сказать, что это было больно, но я ощущала каждый стежок высшей магии. Малыш же совсем поник, еще сильнее прижимаясь ко мне.

— Все хорошо, Красэлл! Теперь у тебя есть я! — шептала я лисенку, подпитывая его своей магической энергией.

«Это я у тебя теперь есть! Мне только подрасти нужно, и я стану грозным, сильным противником для твоих недругов!» — еле слышно проговорил Красик.

Глава 43

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Где-то на Атланиане.


«И с этим заданием ты справилась, девочка! — услышали мы голос Матушки Земли. — Нашла своего фамильяра, сумела его быстро к себе привязать. И спасибо, что поговорила с тигренком, ему теперь проще будет ждать твою дочку, хотя не так долго, как лисенок ждал тебя!»

Оглянувшись, я увидела, как малыш тигренок свернулся клубочком и заснул. А затем поляна со зверьками пропали, растворившись в воздухе. Видимо Матушка Земля их переместила в другое место, где им удобнее всего ждать своих юных друидов.

«А теперь пора за настоящие испытания ритуала принятия магии Друидов», — проговорила важная дама.

И мы оказались перед огромными дверьми, на которых было множество выкованных рисунков.

«Тебе нужно нажать две картинки. Но лишь те, которые наиболее близки тебе как друиду. Нажмешь верно, двери откроются! Нет, значит, отправлю тебя домой! Только учти, фамильяры могут быть только у друидов! Не пройдешь эти испытания, в Нижний мир переносишься одна!» — прозвучал голос Духа Земли.

— Но как же? Красик же не сможет жить теперь без меня! — удивилась я, нервно прижимая лисенка к себе.

«А это будет тебе дополнительным стимулом!» — ответила мне грозная дама.

— А нельзя ли попросить помощь Омистона? Он же обещал меня сопровождать во время ритуала… — спросила я, недоумевая, почему до сих пор не появился душа будущего брата.

«Наконец-то ты про него вспомнила! — прокричала Земля. — Это я запретила ему появляться и помогать тебе, пока ты сама не попросишь его помощи!»

— Но я же не знала, что нужно просить. Пожалуйста, поймите меня, я не могу знать ваши законы и правила. Я выросла в Замионии, и не по своей вине не знала, о существовании Атланианы, — пыталась объяснить свои мысли я строгой даме.

«Ладно, уговорила, больше не буду лишние препятствия тебе строить. Да и не простой все же ритуал тебя ждет, без помощи духа друида тебе его сложно будет пройти», — сменила гнев на милость Дух Земли.

— Спасибо! Я благодарна вам за помощь души друида, — только успела проговорить я, как рядом со мной появился призрачный Омистион.

«Привет, сестренка! Как ты тут? Меня к тебе не пускала Земля! Отобрала проведение ритуала в свои женские руки. О! А это у тебя кто? Неужели уже фамильяром обзавелась?» — протараторил будущий брат, не давая мне и слова вставить.

— Омист! Почему же ты такой разговорчивый то? — с улыбкой проговорила я, радуясь компании и помощи друида. — Я скажи, почему я не знала, что у друидов есть фамильяры? У Кэлливана я его не видела, разве мог он оставить зверя на Атланиане?

«Нет, конечно, с нем его дракон! Вот вернешься в ОверХаус настоящим друидом, тогда и сможешь увидеть его! Взрослые фамильяры умеют прятаться от глаз человека!» — удивил меня Омистион.

— Дракон! Невероятно!

«Да, ледяной дракон! Но давай о нем позже! А то мы так с тобой застрянем надолго перед первыми дверями!»

— Хорошо. Давай буду рассуждать вслух, чтобы ты понял мои мысли… — начала было я, когда услышала я смешок Омиста. — Что?

«Так я могу, и мысли твои читать…» — довольно прозвучал его голос в моей голове.

«Уважаемый Великий Омистоин, мы с хозяйкой были бы очень рады, если бы ты не смеялся над тем, чего она пока не знает», — заступился за меня проснувшийся лисенок.

«Но это так весело! А мне в последнее время совсем не до веселья было… Скучно среди неприкаянных душ! Так что не обижайтесь на меня, не со зла я, — ответил он Красэллу. — И рад приветствовать фамильяра моей будущей сестры! Своего-то нового я не скоро увижу…»

«А почему нового? Чем старый плох?» — лукаво спросил Красик.

«А разве это возможно? Мой Шэлл был замечательным помощником и верным другом…» — грустно проговорил друид.

«Конечно, он ждет твоей реинкарнации, чтобы самому переродится и ждать тебя на поляне фамильяров!» — выдал нам лисенок.

«Все! Давайте проходить ритуал! Некогда мне! Ждут меня!» — поторопил меня будущий брат, нервно расхаживая вокруг меня.

Пока мои спутники беседовали, я вглядывалась в символы на двери. Итак, мне нужно найти два близких мне как друиду. Это было не просто, ведь друидом я себя не сильно и ощущала. Но попробовать то нужно…

На дверях были нарисованы озеро, водопад, дерево, цветок, огненный змей, ледяной дракон и множество других символов.

— Смотрите, тут есть мой ОверХаус и Тигруля, — с улыбкой произнесла я.

«Думаешь, их нужно нажать?» — взволнованно спросил Омист.

— Нет, конечно, это моя жизнь Хранительницы, а тут нужно то, что близко мне как друиду искать! — ответила я, внимательнее вглядываясь в картинки.

«Попробуй откинуть все, что было тебе близко до твоего появления на Атланиане. Как бы сложно тебе не было! Прежней Тории больше не будет! Ты должна стать Викторией Оверлийской, истинной дочерью Хранительницы и друида!» — медленно проговорил Омист.

Я попыталась понять его слова, нашла магическим зрением свой внутренний источник, и поняла, что он изменился. Теперь это было переплетение золотых, огненных и ярко-зеленых нитей. Все верно, я уже изменилась, и нужно искать ответы именно в своем обновленном источнике магической силы.

Огонь! Какая из огненных картинок мне ближе? Как же много таких рисунков… Огненный дракон? Нет… Огненный дождь? Нет… Огненно-зеленый цветок… Его лепестки переливались от огненно-красного до изумрудно-зеленого цвета… Как же к нему тянет меня… Это точно МОЁ!

— Первый я нашла! Этот цветок с огненно-красными и изумрудными лепестками! — сделала я свой выбор.

«А дальше?» — спросил Крассэл, пытливо смотря на меня.

И тут я поняла, какой второй символ! Конечно, это ярко-красный лисенок!

— А второй это ты, мой дорогой! — огласила я выбор спутникам.

После этих слов я почувствовала, как ко мне ластиться довольный фамильяр.

«Жми уже! А то меня уже заждалось мое малехонькое тельце!» — проворчал Омистион.

Когда я нажала на огненно-зеленый цветок и ярко-красного лиса, двери открылись, впуская нас в большую комнату полную растений: ярко цветущих цветов, пышущих зеленью деревьев, а вместо пола изумрудная трава. Стоило мне перешагнуть порог комнаты, как какая-то частичка силы вошла в меня, одаривая теплотой.

«И с этим испытанием ты справилась, девочка! Я довольна! — прозвучал голос Матушки Земли. — Вот новое, создай своей новой магией растение, самое близкое к твоей магии друидов».

После этих слов появилась дорожка светло-зеленого камня, которая вела нас к небольшому островку земли. Видимо на нем мне и предстоит вырастить свой огненный цветок. В данном случае я уже не сомневалась в выборе!

Подойдя к земле, я посадила лисенка на траву рядом с собой. Нагнувшись, провела руками по легкой как пух почве.

— Здравствуй, Земелюшка! Помоги мне вырастить прекрасный цветок, уверена, что именно с твоей помощью у нас все и получится! — проговорила я, питая почву своей магией.

Было удивительно, почувствовать отклик земли в первый раз. От нее по моим рукам прошел зеленый туман, который смешался с моей магией и впитался опять в почву. Какое невероятно приятное ощущение это было! На моих глазах из земли проклюнулся небольшой росток, медленно превращаясь в цветок. И затем его бутоны распустились во всей своей красе, радуя нас волшебным переливом от огненно-красного до изумрудно-зеленого цвета.

«Замечательно, дитя! Быстро ты в этот раз справилась! — похвалила меня Матушка Земля. — Пора дальше!»

Глава 44

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Где-то на Атланиане.


«Замечательно, дитя! Быстро ты в этот раз справилась! — похвалила меня Матушка Земля. — Пора дальше!»

После ее слов деревья расступились, вновь появилась дорожка из зеленого камня, а недалеко были видны следующие двери. Подойдя к которым мы увидели сложный пазл с меняющимися картинками. Они постоянно перемещались, и на одном квадрате появлялись разные изображения. Глядя на это бесконечное движение, у меня закружилась голова.

«Сложи пазл верно, и дверь откроется! Но есть небольшая сложность, вариантов несколько, а верный для тебя только один!» — прозвучало следующее задание от строгой дамы.

Ох… Это был для меня очень непростой этап испытаний…

«Не переживай, тут я помогу, — предложил Красик, который еще больше прижался ко мне. — Ты смотри моими глазами».

— Это как?

Вместо ответа фамильяр отправил маленький энергетический шарик по линии, соединяющей нас, подсказывая мне путь. Создав небольшое астральное тело, я переместилась в лисенка. Теперь я ощущала двух разных «Я», одна из них была сейчас в фамильяре. То ощущение его восторга и любви я не забуду никогда! Лисенок просто искрился счастьем, от того что он наконец-то помогает мне!

Посмотрев на пазл глазами Красэлла, я поняла, что изображение на картинках не меняется. Это было замечательно! О чем тут же ментально и сообщила фамильяру, поблагодарив его. В ответ получила довольное урчание.

Даже так в упрощенном виде мне пришлось повозиться с пазлом, не представляла, как можно было справиться с ним без помощи лисенка.

Наконец картинка мозаики сложилась! Я с облегчением выдохнула и поблагодарив зверька еще раз, подпитывая того своей магической энергией.

Получившийся огненный дракон сверкнул изумрудными глазами, изображение зашевелилось, превращаясь в зеленый огонь. После этого двери нам открылись, и мы увидели совершенно пустую комнату.

«Прекрасно! Как быстро у вас получилось использовать взаимосвязь фамильяра и друида! Из тебя выйдет толк, девочка! — похвалила нас Матушка Земля. — А теперь последний этап испытания. Тебе необходимо призвать свою силу друидов и с ее помощью создать нечто особенное. То, что можешь только ты и никто другой!»

Войдя в комнату, я опять почувствовала проникающую в меня магическую силу, на этот раз намного сильнее, будто меня окатили изумрудным огнем. На мгновение мне показалось, будто я горю! Но затем моя кожа окрасилась зеленым цветом, который тут же впитался в тело, добавляя новую магическую силу. Мне захотелось скорее ее использовать! Сотворить что-то невероятное!

«Загляни в свой обновлённый внутренний источник. Используй силу с умом! — наставлял меня Омистон, медленно расхаживая при этом из стороны в сторону и часто смотря центр комнаты. — На этом этапе ты выбираешь вторую силу друидов. Обычно она намного больше той силы созидания, дарованной нам изначально Матушкой Землей».

— Спасибо за совет, но почему мне кажется, что ты чего-то недоговариваешь? — задумчиво спросила я, глядя на внезапно застывшего призрачного проводника.

«Все верно, сейчас очень важный этап! Но большего я сказать не могу! Тут ты должна сама действовать!» — только и ответил он, переносясь в сторону от меня, все также с ожиданием чего-то, смотря на меня.

Оказывается мой балагур, будущий брат может быть серьезным, строгим друидом. Только сейчас я увидела в нем того самого Великого Князя Омистиона, отдавший свою бессмертную душу ради жизни других.

— Хорошо, я постараюсь… Красик, прошу тебя, побудь рядом с Омистом. Я должна быть спокойна, что не наврежу тебе, — проговорила я, опуская лисенка на пол.

«Ты справишься, я уверен!» — ответил он, побежав к друиду.

Взглянув на обновленный внутренний источник, я была очень удивлена! Он вырос почти вдвое, и это всего за какой-то час! К тем цветам, которые были недавно, добавился еще и кристально-белый цвет. Откуда он? Что означает? Приходящее на ум было невероятным! Считалось что кристально-белый, это божественный цвет самого Талана! Но разве это возможно?

«А почему нет, дитя? — пронесся у меня в голове сильный мужской голос. — Мы с Атланой верим в тебя! Поэтому и даровали частички своей божественной силы!»

— Спасибо! — только и сумела ответить я.

Немного отойдя от невероятного общения с богом, я создала небольшой энергетический шар. Он переливался золотым, огненно-красным, изумрудно-зеленым, теперь и кристально-белым. Это было поразительно красиво!

Так глядя на эту магическую энергию, я начала вспоминать тех с кем ассоциировались эти цвета у меня. Мой прекрасный ОверХаус, мудрый Тигруля, наверняка им не сладко без меня… Сердце тоскует по любимому мужу Доминику… Скорее бы его увидеть! Как там моя внезапно повзрослевшая сестричка Луиза и ее будущий жених наш кронпринц Алексис? Беспокоюсь я за Лу, совсем не было у нас времени, чтобы поговорить наедине. Моя приемная мама Ираида, вырастившая меня в любви и ласке, рада я за ее обретенное женское счастье! Дядя Кэлл, самый сильнейший маг и первый друид которого я увидела. Именно он помог сделать мои первый шаги в этой новой для меня магии.

И конечно я не могла не вспомнить о родителях. Мои мама и папа, как оказалось, они постоянно за мной наблюдали, помогали даже через невозможное расстояние. Их родительская любовь не знала преград!

Было очень приятно вспоминать моих родных, тех, кто мне дорог. Мое сердце наполнилось нежностью и любовью. Я задумалась и почти уже не глядела на небольшой магической шар, выпущенный мной недавно, подпитывая его своей любовью к близким мне людям… Как бы я хотела, чтобы мы могли часто встречаться! И не было бы этих ограничений и невероятных расстояний между нами!

И тут я поняла, что именно хочу создать! Портал из мира Атланианы, в котором сейчас находилась в мир Замионии, где мои близкие.

Я смотрела сквозь разрастающийся магический шар, представляя себе, как таких порталов становится много! Не просто пять или десять… Пусть их будет тридцать, уверена, такое мне сейчас по силам! Потом можно и увеличить их количество.

Я стояла и мысленно прорисовывала каждый портал, каждую деталь столь нужного магического предмета.

— С позволения Светлейшего Талана и Ясноликой Аталаны я, герцогиня Виктория Оверлийская создаю сеть магических порталов между Замионией, Нижним миром и Атланианой, Парящим миром! — громко произнесла я, раскидывая руки в стороны, отдавая свои магические силы для создания столько необходимых порталов!

Глава 45

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Где-то на Атланиане.


Как все закончилось, я не поняла. Только почувствовала огромное опустошение… Очень надеялась, что не израсходовала свой магический резерв этой безумной идеей.

— Девочка, зачем же ты так много решила с первого раза строить? — услышала я озабоченный женский голос.

Открыв глаза, увидела красивую молодую брюнетку с искрящимися зелеными глазами. Она поднесла свои руки над моим уставшим телом, сил двигаться у меня просто не было! И тут меня окатило сильнейшей волной божественной силы, что по-матерински нежно помогло восстановить мой резерв, и даже опять поднять его размер.

— Ну вот, ты снова как новенькая, — это уже пошутил мужской голос.

Обернувшись, я увидела Светлейшего Талана, который смотрел на меня с доброй улыбкой.

— Я знал, ты справишься, Тория Оверлийская! Именно тебе и было предначертано вновь соединить два разрозненных мира! — произнес высокий харизматичный блондин, посылая на меня небольшую волну кристально-белой магии, что тут же впиталась в мой восстановленный источник, опять увеличивая его.

— Спасибо, Светлейший! Спасибо, Ясноликая! Именно с вашей помощью я смогла создать порталы! — благодарила я богов, кланяясь им в глубоком реверансе.

— Встань, Тория. Нам, конечно, приятно твое уважение, но для нас важнее то, что у тебя на сердце! Именно ты своим желанием, своей любовью к близким смогла сотворить это чудо, порталы между мирами! — отвечала Атлана, проводя рукой по моим растрепанным волосам и испачканному за время испытания платью. — Вот так намного лучше! Теперь ты готова к самой значимой для тебя встрече! Да, и не бойся Духа Земли! Она в первую очередь справедливая! И отблагодарит тебя за прекрасный этап испытания, даже не сомневайся!

— Мы всегда будем следить за тобой, девочка! Если нужно будет наша помощь, то ты только позови! — произнес Талан, перед тем как они с Атланой растворились в воздухе.

После исчезновения богов окружающее меня пространство пришло в движение. Ко мне подлетел огненный вихрь, Красик кинулся на руки.

«Ри! Я знал, что у тебя получится!» — кричал от восторга фамильяр.

— «Ри»… Ты меня назвал «Ри»? — поинтересовалась я у рыжика, ласково прижимая его к себе.

«Да! Каждый принявший свою хозяйку фамильяр должен называть ее по-особенному! Я буду называть тебя „Ри“! — объяснял лисенок, глядя на меня. — Ты ведь не будешь против?»

— Значит, ты меня принял как хозяйку?

«Конечно! Что за вопросы!» — прозвучал в моей голове обиженный голос Красика.

«Ты не обижайся, Лис, — вклинился в наш разговор Омистион, молчавший до этого. — Твоя хозяйка многого не знает. Она же выросла в Нижнем мире, не забывай об этом».

— Чего я не знаю? Расскажи Омис, пожалуйста! Не хочу обижать своего фамильяра, — попросила я умоляющим голосом.

«Подобное слияние, что было у вас перед этими дверьми, происходит только через несколько лет! И то в том случае, когда фамильяр принимает друида, что происходит не всегда быстро. Бывает проходит не одно десятилетие, а пара так и не обретает единство, — рассказывал мне друид. — Тебе же Крас дал разрешение смотреть его глазами, оказаться в нем, чувствовать его эмоции».

— Спасибо, родной! Для меня очень много значит твое доверие! И я тебе доверяю и принимаю, мой фамильяр! — проговорила я, глядя в искрящиеся от счастья глазки лисенка. — А знаешь, я только сейчас вспомнила, что мне очень часто снился маленький ярко-красный лисенок, он плакал и меня звал…

«Конечно, это был я… Я звал тебя… А ты все не шла… Не мог же я знать, что ты в Нижнем мире, и даже не догадываешься о моем существовании», — печально объяснил Красик, тыкаясь в меня мордочкой.

— Теперь мы вместе! И я тебя никуда не отпущу! — произнесла я, целуя рыжика в мокрый нос.

«Хватит уже нежностей! Пора выходить из Дома испытаний! Двери уже открылись!» — проворчал призрачный друид, ходивший около нас кругами, очень уж не терпелось ему закончить испытания и попасть в Нижний мир.

— Омистион, постой… Ты когда исчезнешь? Переместитесь в свое новое тело? — вдруг пришла мне мысль в голову.

«Как только ты переступишь этот порог…» — тихо произнес теперь уже друг.

— Тогда нужно проститься по-человечески… Я еще не скоро тебя увижу… Да и ты же малышом будешь… А память у тебя останется?..

«Не уверен, что останется… Это уже как Ясноликая Атлана решит… Не думал, что привяжусь к тебя так сильно… — проговорил он, вглядываясь в мои глаза полные слез. — Для меня много значила наша встреча! Ты напомнила мне что значит „жить“! Среди неприкаянных душ так скучно и безрадостно, и только рядом с тобой я почувствовал себя прежним! Именно благодаря тебе я обрету новое тело, вторую жизнь. И если я все забуду, то расскажи мне про меня, каким я был… Обещай мне!»

— Омист, конечно, я обещаю! Расскажу тебе обязательно, как только вырастешь… — уже не обращала я внимания на слезы, струящиеся по лицу. — Наша встреча и для меня много значила! Ты был замечательным проводником, подсказывал, когда нужно, помогал, советовал и даже своим присутствием просто поддерживал меня!

— Ну что за водопад вы устроили? — послышался голос Матушки Земли.

Обернувшись, я увидела прекрасную рыжеволосую женщину с добрыми карими глазами. Ее платье было похоже на живую цветущую поляну в разгар лета. На нем росла трава и россыпь маленьких цветов бледно-желтого, голубого как небо, ярко-красного оттенков.

— Вспомнишь ты все сам, Омистион! Пусть не сразу, не к чему лишние знания малышу. А годам к двадцати, думаю можно, и дать тебе доступ к знаниям. Только овладевать ими придется по новой! Тут я уже ничем не могу помочь! — проговорила Матушка Земля, протягивая руку призрачному друиду. — Вижу, вы уже простились! Тебе пока, Омис! Тебя ждет новая жизнь!

Рядом вспыхнул зеленый портал, искрящий кристальными искрами.

«До встречи, сестренка!» — прозвучало у меня в голове.

Мой будущий брат обернулся на меня на миг и шагнул в божественное зарево.

«Не плачь, Ри! Красик с тобой!» — успокаивал меня лисенок, слизывая соленые слезы с моего лица.

— И, правда, не плачь, Тория! Ты нашла верного друга и брата! И это главное! — немного дав мне времени, придти в себя, она продолжила. — Ты прошла все испытания, Виктория Оверлийская! Ритуал принятия силы друидов пройден полностью. Ты даже превзошла результат многих сильных друидов, создав то, о чем раньше только мечтали, — похвалила меня Матушка Земля, довольно улыбаясь.

Я же стояла, и не могла сдвинуться с места, произнести хоть слово. Это было, наверное, даже больший шок, чем от общения с богами. Зная строгую даму, помня ее нежелание меня учить в детстве, я была очень удивлена, слыша ее слова одобрения.

— Спасибо, Матушка Земля, я никогда не забуду ваши слова! — только сумела произнести.

— Ты извини, девочка, за излишнюю строгость к тебе. Но так было нужно, нельзя было допускать того, чтобы силы друида проснулись в тебе раньше силы Хранительницы. Ты была создана, чтобы стать Хозяйкой ОверХауса! — уверенно произнесла Дух Земли.

И тут у нее в руке возник цветок тории, от вида которого я затаила дыхание, боясь поверить своим мыслям.

— Тебя ждут, девочка! — цветок поплыл в воздухе в мою сторону. — Это тебе мой подарок. Возьми его.

Поймав движущийся цветок, я почувствовала, как он растворяется у меня в руках, превращаясь в прекрасный рисунок на моем предплечье.

— Как только нужна будет тебе помощь моя или Талана с Атланой, ты прикоснись к тории на твоей руке и подумай о нас. Мы обязательно услышим и поможем, — с доброй улыбкой проговорила Матушка Земля. — А теперь тебе пора, беги! Они уже заждались!

Глава 46

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Где-то на Атланиане.


Стоило мне перешагнуть порог Дома испытаний, как я попала в ласковые объятия женщины, которая ради меня отдала свою жизнь.

— Доченька!.. — плакала мама, крепко прижимая меня к себе.

— Мамочка!.. — со слезами вторила я.

— Девочка моя!.. — это уже папа обнял меня со спины.

Сколько мы так простояли не знаю… Нам было жизненно необходимо ощутить тепло друг друга, подпитаться энергией наших общих магических линий.

Самое интересное, что Красик как-то сам переместился с моих рук на цветочную поляну, чтобы не мешать нашим первым в жизни объятиям.

— Все, родные мои, хватит слез! Все плохое позади! Теперь мы вместе, наша семья воссоединилась! — убеждал нас папа уверенным голосом, вытирая наши слезы потоком теплого воздуха. — Предлагаю присесть и поговорить, очень жаль, но времени у нас не так много.

— Почему? — удивилась я, хотелось растянуть общение с родителями на бесконечно долгий срок.

— Потому, дочь, что ты пробыла на испытаниях слишком долго… По-хорошему, тебе бы уже пора оказаться дома, пробуждать свое спящее тело, — проговорил он, усаживая нас с мамой на мягкий диванчик, что успел наколдовать совсем недавно.

— Но я же всего день пробыла на Атланиане! — удивилась я, задумавшись. — Или больше?

— Больше, Тори… К сожалению, твой отец прав, прошло уже больше четырех дней, — начала объяснять мама, — да и времени на испытании прошло же намного больше, хоть ты этого и не заметила.

— Значит, мы совсем немного сможем побыть рядом? — вглядываясь в мамино лицо, проговорила я.

— Намного меньше, чем хотелось бы нам всем, — с грустью проговорила мама, не отпуская моих рук.

Было видно, что ей очень сложно уже сейчас дается наша предстоящая разлука. С какой болью она на меня смотрела, казалось еще немного и просто не отпустит меня больше от себя.

Я же разрывалась на части, одна жаждала остаться с родителями, другая рвалась в Нижний мир, к ОверХаусу, Тиргуле, и конечно, к любимому мужу.

— Времени у нас не так много, милая. И главное, что я хотел тебе сказать, мы можем общаться с тобой через портрет, — собравшись проговорил папа, по его глазам я видела, что и для него расставание будет не простым. — В правом верхнем углу рамы ты найдешь еле заметный рисунок дракона. Пошли на него небольшой шарик из магии друидов, и картинка станет объемной. Нажми на дракона, и портрет превратится в зеркальный портал.

— Хорошо, я все поняла. Значит, вы все предусмотрели? Тогда в прошлом? — спросила я, удивляясь.

Родители странно переглянулись, и мама произнесла:

— Дело в том, что как только мы поженились, нас посетила очень интересная гостья… Она появлялась несколько раз, пока мы ей окончательно не поверили. Это была высокая блондинка с глазами цвета неба, всегда изысканно одетая, и даже один раз с изящной короной на голове. Она представилась Луизой Лайонской, в девичестве Оверлийской, твоей названной сестрой.

Тут мама сделала паузу, видимо, чтобы я смогла суметь осмыслить эту новость.

— Лу была у вас в Овере? — ошеломленно проговорила я.

— Да, она показывала нам портреты, изображающие тебя как через пару лет, так и через пятнадцать лет. Мы очень долго не доверяли ее словам, пока она один раз не принесла мне привет от Тигра, — задумчиво произнесла мама, все еще не отпуская мою руку. — Это была веточка миндаля, в моих руках на ней распустились цветы нежно-золотистого оттенка. Именно таким необычным цветом зацвел этот кустарник когда мне было десять лет. Тогда моя магия выдавала и не такие фокусы. Знали об этом только ВерДом и Тигр.

— Именно благодаря твоей сестре мы и сумели подготовиться к назревающей катастрофе, — это уже папа закончил мамин рассказ. — Только в последний визит леди Луизы мы поняли, что перед нами была будущая королева Алайонии.

Тут в наш разговор вмешался радостный крик Красика:

«Ри! Посмотри же! Это моя мама!»

Оглянувшись, я увидела, как довольного лисенка вылизывает взрослая лиса-мать, а рядом на это смотрел с превосходством огненный дракон размером с взрослого мужчину.

«Спасибо, что привела мне моего малыша! Я очень благодарна тебе, дочь хозяйки!» — пронеслось у меня в голове.

— Рада, что и мой Красэлл побыл с семьей, а не только одна я, — ответила, умиляясь восторгам зверька.

«Ну, я-то не семья!» — удивленно воскликнул огненный дракон, получив от Лисы волну огненного жара.

— А на роль дядюшки ты не согласен? Красик замечательный малыш! — спросила я фамильяра отца, услышав тихий смех родителей.

«Хорошо… Уговорили, будешь мне племянником, рыжик. Иначе твоя мама жить мне не даст спокойно!» — благосклонно согласился дракон.

Затем он улегся на траву, пуская в Красика кольца дыма, с которыми тот начал играть.

Еще с полчаса мы проговорили с родителями, пытаясь наверстать хоть малую долю тех лет, что мы были в разлуке.

Но внезапно я почувствовала, что скоро я перемещусь домой.

— Мне пора… — с грустью проговорила я, вглядываясь в родные лица.

— Что же не будем впадать в уныние! — подбадривал нас с мамой отец. — Мы скоро увидимся в зеркальном портале, а уже после инициации ждем тебя в гости с мужем! Очень хочется познакомиться с зятем!

Меня крепко обняли родители и я, смахнув набежавшие слезы, обернулась к фамильярам. Увиденная картина трогала до глубины души. Дракон неотрывно смотрел в глаза Красика, видимо чем-то наставлял малыша. Лиса же старалась еще разок лизнуть сына. Наконец, рыжика отпустили заботливые родственники, он подлетел ко мне, запрыгнув с разбега на руки.

«Фух… Кажется, я вырвался…» — тихонько пронеслось в моей голове.

— Мы не прощаемся, очень скоро увидимся! Я уверена! И ждите нас в гости! — уверенно произнесла я, одной рукой прижимая к себе Красика, другой махая родителям. Так мы и растворились, пропадая из Атланианы и появляясь в Нижнем мире, в любимом мной ОверХаусе.

Глава 47

Принц Доминик Лайонский.

«Живой» замок ОверХаус.


Первые дни, что Тория спала, я перенес почти спокойно. Мне хватало просто находиться рядом, смотреть на нее, держать за руку. Но дальше все становилось намного сложнее. Мне физически необходимо было общение с истинной, слышать ее голос, ощущать на себе ее взгляд.

Почти все время я проводил около спящей единственной. Мне было все равно, что мы не стали в полной мере мужем и женой. Привязку истинных пар мы почти полностью прошли, даже без физического контакта.

По прошествии же пяти дней мне стало неимоверно сложно держать себя в руках. Меня разрывало на части, одну тянуло к спящей истинной. Другую куда-то ввысь, к тому Парящему миру, где сейчас находилась моя девочка.

Спасала как ни странно младшая сестренка Тории. Луиза, одну руку положив на мое плечо, другую на нашу спящую хозяйку герцогства, шептала что-то, создавая вокруг нас золотистый прозрачный купол. В нем я ощущал эмоции своей девочки, радость, удивление, счастье и любовь к какому-то маленькому существу. Кто это был я, конечно, не понимал, но для меня главное было знать, что с истинной все в порядке, что ей не угрожает опасность.

Наутро шестого дня я почувствовал изменение в состоянии своей девочки.

— Как она? — спросил вошедший в комнату Кэлливан.

— Мне кажется, она просыпается, — с неимоверной радостью ответил я.

Положив руку Тори на лоб, друид ненадолго застыл и затем подтвердил мои слова:

— Все верно! Она уже в нашем мире! Процесс пробуждения запущен!

— Как же долго она спала! — проговорил я, целуя руку своей девочки.

— Ее испытание заняло немного больше времени. Но то, что она создала это невероятно! Наша Хранительница ОверХауса спасла оба мира! — загадочно заявил князь.

— О чем ты? — недоумевал я.

— Ты почти все время провел около Тории. И конечно не в курсе, что на Замионии появились порталы в Атланиану. Уже несколько друидов воспользовались ими, переместившись в Нижний мир. Все они восхваляли прекраснейшую княжну Викторию Оверлийскую!

— Порталы?

— Да! Теперь наши миры могут спокойно общаться! Как простыми зеркальными порталами, так и межмирными! Все это сделала моя дорогая племянница! — Кэлл все говорил и говорил, хваля мою храбрую девочку.

— Неужели Тори смогла просто во время ритуала принятия силы друида сотворить столь необходимый предмет? Я был уверен, что ей понадобится для этого долгие годы, — удивлялся я, наблюдая за просыпающейся женой.

— Во время последнего испытания обычно наступает самая высокая концентрация магических сил друидов! Именно на этом этапе создаются неимоверно полезные артефакты, новые виды и способы использования магии друидов, — объяснял Кэлливан, водя руками над нашей просыпающейся хозяйкой Овера. — После прохождения ритуала проходит очень много времени когда молодой друид овладевает своими обретенными навыками и становится способен создать нечто подобное. Но в данном случае с созданием порталов уверен, что не обошлось без божественной помощи Ясноликой.

— Они оба мне помогали, и Талан, и Аталана… — прозвучал тихий голос моей любимой девочки.

— Тори! — кинулись мы с Кэлливаном к ней.

— Тише… Не раздавите нас с Красиком… — сонно прошептала жена.

— Как ты? — обеспокоенно спросил я.

— Вроде бы неплохо… Только еще слабость… Я полежу еще… — только и сказала она, опять уснув, уже обычным сном.

Только теперь я заметил у своей девочки в руках рыжий пушистый комок. Который пошевелился и, подняв мокрый нос, ткнулся им в меня.

— Это он так здоровается с тобой! — весело прошептал Кэлл, протягивая руку к зверьку. — Привет! Я дядя твоей хозяйки, Кэлливан Гроввар-Вэллис. За моей спиной ты видишь Иллария, не бойся его грозного вида, он многому тебя научит. Это Доминик Лайонский, муж Тории, думаю, и с ним вы подружитесь. Не беспокойся, малыш. А теперь поспи вместе с Тори, и тебе нужно набраться сил.

— Это кто? — тихо проговорил я, разглядывая маленького лисенка в руках своей девочки.

— Фамильяр Тории, — видя мое непонимание, он продолжил. — У каждого друида есть свой фамильяр. Какой он определяет внутренняя суть одной из магических составляющих нашей магии.

— Да, я слышал о этих невероятных магических существах. Но у тебя же вроде бы никого нет… — недоумевая, проговорил я.

— Есть, конечно! Просто взрослые фамильяры умеют прятаться. Илларий покажись, пожалуйста, Доминику.

После этих слов за спиной друида появился большой ледяной дракон размером больше чем сам мужчина.

— Какой красивый дракон!.. Приветствую Илларий! Для меня честь, что ты показался мне, — склонив голову в почтительном поклоне, проговорил я.

Теперь мне становится понятно, почему и так сильные друиды стали совершенно непобедимой расой. Фамильяры всегда считались сильной поддержкой своих хозяев. Очень давно в Замионии не было этих верных и грозных магических существ.

«Иль всегда был устрашающим фактором. Стоило ему показаться врагам, так те сразу бежали прочь, — послышался голос Духа Дома. — А если Ледяной еще и силу применял, враги просто испарялись!» — все предавался воспоминаниям Тигр.

«А на принца почему тогда не навел страху? Разучился я что-то, дружище…» — раздался ментальный рык огорченного фамильяра.

«И чего ему тебя боятся! Принц Доминик у нас и сам не слабый боевой маг! Как вспомню это порождения тьмы, что видел в его воспоминаниях… брр… — мотнул головой разговорчивый Дух Овера. — Уж если он этих монстров не боится, то тебя точно не испугается!»

— А почему я должен бояться Иллария? — недоумевал я.

— Это мой фамильяр привык на всех страху напускать, но с тобой у него не вышел это фокус, — ответил смеющийся Кэлливан.

— Великий Тигр конечно прав, я привык видеть и пострашнее монстров, от некоторых несет чернотой за несколько сот метров. Но уверен дело не только в этом, — ответил я, вглядываясь в ледяные глаза дракона. — Да и я не замышляю ничего плохого в отношении твоего хозяина и тебя, так что мне нечего боятся.

— Интересно, откуда это знаешь? — заинтересовался друид. — Информации по фамильярам ведь не осталось на Замионии.

— А мне в свое время замечательную книжечку подарил князь Микаэль Лурийский. Он был нам с Алексисим самым лучшим наставником в боевой магии, — с улыбкой вспоминал я дядю Мика, как оказывается отца моей единственной.

— То есть это книга была у тебя больше двадцать лет? — удивленно спросил у меня друид, сверля холодным взглядом.

— Не морозь, Кэлливан! Тебе потом Тори не простит, — пытался отшутиться я. — И не пойму что в этом такого. Да книга был у меня эти двадцать лет, спрятана в пространственном тайнике в кабинете во дворце.

«Получается Микаэль отдал один экземпляр „Все о фамильярах“ человеку? Зачем?» — опять прорычал дракон.

— Да! Дядя Мик дал мне книгу «Все о фамильярах»! И не рычи так громко, Илларион! Разбудишь мне Торию, не посмотрю, что ты фамильяр моего родственника, окачу магической лавой! Будешь потом дня три мучиться! — жестко проговорил я, желая поставить на место зарвавшегося магического зверя.

«Ты меня слышишь?» — недоумевал дракон.

— Как такое может быть? — пристально смотрел на меня Кэлл.

— Да, я прекрасно слышу, что говорит Илларион. Но не пойму в чем дело. Тигра я так же хорошо слышу…

«Тут другое, Ник. Я говорю так, чтобы вы меня услышали все. Ну, кроме нашей спящей девочки. И не волнуйтесь, я поставил над ней барьер тишины. Пусть малышка поспит, — проговорил Дух Овера, сидевший рядом с Торией. — А то, что ты слышишь фамильяра друида, это очень странно. Лучше сказать невероятно!»

— Но я же слышу… — не понимал в чем тут странность. — Объясните уже как такое возможно!

— Дело в том, что экземпляр «Все о фамильярах» получает друид перед обретением самой связи с магическим существом. Но ты человек! И как у тебя может быть фамильяр? — все сверля меня взглядом, говорил князь.

— Нет у меня фамильяра!.. В детстве я помню придумал его себе и часто звал, глупо наверное… Прочитал в сказке про этих магических существ, нафантазировал себе будто у меня он есть. И звал… — с улыбкой вспоминал я себя мальчишкой. — Дядя Мик и дал мне эту книгу, когда я ему рассказал про воображаемого фамильяра из детства. Уже и не помню, как то вышло, что выдал ему тайну, которую не знал никто.

«Видимо не такой уж и воображаемый это был фамильяр… — произнес Илларий, глядя за мою спину. — Порталы заработали, это точно… И перемещаются не только друиды!»

Какое-то смутное, необъяснимое чувство заставило меня оглянуться. От удивления я застыл и не мог вымолвить не слова…

«Мур! Ты меня звал… Я слышала! Но я не могла придти! Извини, хозяин!» — приговорила большая белоснежная пантера.

— Молния?.. — тихо спросил я.

«Конечно! Кин, это я! Молния нашла своего Кина!» — урчала от удовольствия моя когда-то воображаемая подруга, самый удивительный магический зверь в обоих мирах.

— Да… Доминик, ты просто уникум! Сумел привязать к себе фамильяра во сне! — смеялся князь друидов, глядя на нас со светящейся от радости кошкой. — Ты еще и маг света? — вдруг заинтересовался Кэлл.

— Да, и довольно сильный, это хорошо помогает уничтожать порождения тьмы, — отвечал я, гладя ластящегося ко мне зверя.

— Очень редкий дар для человека, скажу я тебе. Видимо это и сыграло свою роль в том, что ты смог призвать во сне фамильяра, да еще и связать свои магические силы с ним, — все рассуждал друид.

«Я перемещалась в Нижний мир, но меня никого не видел… Только ты, Кин, меня ощущал…» — проговорила Молния.

— Я так часто чувствовал твою помощь в самых сложных моментах боя с монстрами тьмы. Ты ведь меня не раз спасала? Закрывала собой?

«А на что еще нужен фамильяр?» — горделиво ответила светящаяся пантера, рыкнув, для правдоподобности, чтобы окружающие поняли, что какой она серьезный и грозный враг.

Глава 48

Герцогиня Виктория Оверлийская.

«Живой» замок ОверХаус.


Проснулась я от ощущения теплого солнышка, что светило мне в лицо. На душе было спокойно, хотелось еще немного понежиться в мягкой постели. Рядом сопел Красик, прижавшись своим жарким боком ко мне. Его довольное урчание раздавалось на всю комнату… Но как такой маленький зверек может так громко мурчать? Прислушалась к странным звукам… Лисенок спит рядом, а кто тогда мелодично урчит рядом с кроватью? Открыв глаза, увидела довольную белоснежную пантеру, шерсть которой переливалась искрящимся светом.

— Привет! А ты кто? И что делаешь в моей комнате? — спросила я, глядя в умные глаза цвета неба.

«Я Молния! Спасибо тебе жена хозяина, что создала портал! Я смогла переместиться к моему Кину!» — прозвучало в моей голове.

Большая кошка встала, подойдя ко мне, ткнулась в мою руку своим влажным носом.

— Ты ведь фамильяр? Так, Молния? Только я не поняла, а кто же твой хозяин? Кто этот Кин, к которому ты переместилась? — хотелось погладить светящуюся шерсть, рука чуть ли не сама тянулась к пантере.

«Конечно, я фамильяр! И вчера я наконец-то наяву увидела своего хозяина! Кин великолепен! Самый смелый и непобедимый боевой маг, отважный воин! Такие не всем достаются!» — все хвалила и хвалила кошка своего хозяина, но я так и не поняла про кого шла речь.

— Так кто твой хозяин? — опять спросила я.

«Как кто? Твой муж, конечно!» — прозвучал ошеломительный ответ.

— Но как?… — только сумела сказать я, находясь в шоке от удивления.

«Спроси его сама, вот уже и проснулся хозяин мой, и твой супруг в одном лице», — глаза веселившегося фамильяра так и искрились от счастья и удовольствия.

— Родная, я потом тебе все объясню… — сонно проговорил завозившийся за моей спиной Доминик, — все очень непросто… Да и времени сейчас не так много. Просто прими как данность, Молния мой фамильяр. Честно говоря, я и сам это пока не очень осознал…

Обернувшись, я увидела лежавшего поверх одеяла мужа, который как мне казалось, почти все время моего сна был рядом. Я ощущала его тепло и внутренний свет, даже находясь совсем в другом мире.

— Доброе утро, Ники… — лучась от радости, произнесла я.

Муж меня тут же обнял, прижал к себе, целуя в губы.

— Самое доброе утро, любимая! Ты вернулась ко мне! О чем еще можно мечтать? Разве о том, что все ближе день нашей свадьбы, повторного ритуала в храме Светлейшего! — довольно шептал мне на ухо, мурча не меньше, что него фамильяр пантера. — И поздравляю тебя, солнышко, с днем рождения!

— Что? Уже? Я так много проспала?

— Да тебе исполнилось двадцать лет!

— Значит и ритуал инициации Хранительницы сегодня? — как-то тревожно мне стало, что мне принесет этот день?

— Сейчас тебя ждет праздничный завтрак. На большее пока нет времени, как бы мы не хотели отпраздновать твой день рождения. Дальше Кэлливан и Дух Овера расскажут нам, что будет и как проходить. Насколько я знаю, сам ритуал пройдет вечером. И мы все будем присутствовать на нем, поддержка семьи тебе не помешает! — тихо проговорил Ник, успокаивая меня уверенным взглядом.

«И мы с Красэллом поможем, не волнуйся Ри! — прозвучал в голове голос Молнии. — Ты не против, если я, как и Крас буду тебя звать Ри?»

— Я согласна, разве можно отказать такой шикарной пантере! Да еще если в ней частичка магии любимого мужа! — смеясь, ответила я довольной кошке.

Тут лисенок завозился и поднял голову… Мой малыш… Он изменился, стал взрослым лисом! Но когда? За одну ночь?

«Доброе утро, Ри» — ткнулся носом в мою щеку фамильяр.

— Ты вырос!.. — только сумела сказать я, разглядывая своего магического зверя.

«Это мне Молния и Илларий помогли! Теперь на сегодняшнем ритуале я смогу помочь тебе в полную силу взрослого фамильяра! — хвалился Красик, когда белоснежная пантера легко шлепнула его лапой по довольной морде. — Ну ладно… Теперь взрослые фамильяры смогут, меня поддерживать во время твоей инициации. Чтобы я тебе правильно помочь… — тут лисенок повернулся к пантере, спрашивая: — Я все верно объяснил?»

Когда мы спустились в столовую, нас ждал большой праздничный стол, наполненный моими любимыми блюдами. Все кругом было украшено цветами, яркими магическими шарами, иллюзорными праздничными украшениями.

Особенно мне понравилось поздравление, написанное на большом отрезе ткани. На нем были магически нарисованы самые любимые для меня цветы: тории, в обрамлении красно-зеленых ветвей эолии. Казалось, что розы шевелятся, посылая для меня поздравление родителей!

Нас встречали радостные лица родных и близких. Тут были Луиза, Алексис, дядя Кэлливан, мама Ираида, наши дорогие повара тетушка Пэм и Груня, дворецкий мистер Клаусис. Во главе с Тигрулей стояли и магические жители ОверХауса: еще немного выросшие домовые ВерДом и Олли, и конечно лимы! Дим, Ал, Кит и Фред мои самые верные друзья детства!

— Поздравляем! С днем рождения! — кричали все, поздравляя меня. — Пусть исполнятся все твои желания!

— Родная, с праздником! Будь счастлива! Я, обязательно, тебе в этом помогу! — поздравил Доминик, нежно целуя меня и обнимая со спины.

— Спасибо вам! Для меня очень важна ваша поддержка! — благодарила я своих близких за чудесный сюрприз. — Прошу всех за стол! Пора праздновать мое двадцатилетие!

Глядя на радостные лица дорогих мне людей и магических существ, я поняла, что не стоит страшиться предстоящего ритуала. С такой поддержкой у меня все получится, я была в этом просто уверена!

«Помоги!» — раздалось у меня в голове.

Я начала озираться по сторонам, но все продолжали праздновать и веселиться. Может мне послышалось?

«Помоги нам! Мы гибнем! Только ты можешь нас спасти!» — просил все тот же неизвестный голос.

«Кто вы? Где мне вас искать?» — пыталась спросить я ментально, понимая, что обычный голос они не услышат.

«Мы эллионы… Спаси нашу принцессу! Спаси нас!»

«Но где вы?» — переспросила я вновь.

«Портал к нам в северной части ОверХауса. Только ты сможешь его найти! Помоги нам! Спаси Иллариону!»

Глава 49

Герцогиня Виктория Оверлийская.

«Живой» замок ОверХаус.


«Мы эллионы… Спаси нашу принцессу! Спаси нас!»

«Но где вы?» — переспросила я вновь.

«Портал к нам в северной части ОверХауса. Только ты сможешь его найти! Помоги нам! Спаси Иллариону!»

Еще долго я сидела и размышляла о странном зове, услышанном мною. Что это были за существа, я не знала. Но то, что от них исходило сильнейшее добро и светлая магия, это точно!

— Родная, ты что-то задумалась… Все будет хорошо, инициация пройдет не сложено. Мы все будем рядом! Да и фамильяры тебе помогут! — успокаивал меня Доминик, думая, что я беспокоюсь о предстоящем ритуале.

— Конечно, дорогой, все будет хорошо! — наигранно проговорила я, чтобы не пугать близких мне людей и магических существ.

«Девочка, что сейчас было с тобой?» — вклинился озабоченный голос Кэлливана.

«Я все расскажу. Давайте перейдем в голубую гостиную. Помоги, пожалуйста, найти повод для окончания праздника», — ответила я дяде, улыбаясь присутствующим, держа эмоции под контролем.

— Что же пора заканчивать наш праздничный завтрак. Уверен, у нас еще будет время для настоящего торжества, — проговорил друид, вставая из-за стола. — А сейчас думаю, стоит обговорить предстоящее Тории сегодня вечером.

— Большое спасибо вам друзья, за прекрасный праздник, что вы устроили сегодня. Мне как раз нужно было отвлечься от непростых мыслей. И вы мне в этом прекрасно помогли! — с улыбкой проговорила я, глядя в родные лица.

— Поздравляем! — кричали опять со всех сторон.

Поддержка близких все же сделала свое дело. Я успокоилась и была готова к новому для себя этапу в жизни.

В голубую гостиную мы пошли почти тем же составом, что и всегда. Добавились, конечно, наши фамильяры. Все расселись по ультрамариновым широким креслам, в которые могли поместиться по два человека. Что было очень удобно для наших парочек. Я же осталась стоять у открытого окна, глядя на появившиеся полностью северное крыло ОверХауса. Доминик настороженно смотрел на меня, не понимая почему я не сажусь рядом с ним.

— Девочка, может быть, ты уже расскажешь, что произошло в конце завтрака? — спросил дядя, выжидательно изучая меня взглядом.

— Конечно все расскажу… Но сначала я хочу спросить у вас, Великий Тигр, и у вас, князь Кэлливан Гроввар-Вэллис… что находится в северной части ОверХауса? — настойчиво спрашивала я двух чересчур скрытых друзей.

«Так ничего секретного тут и нет! Там живет Рой… ВарРой, он главный часовой ОверХауса. Отвечает за все ритуалы, инициации, переходы, порталы… Да у него много еще обязанностей, всего не помню… Рой сам тебе все расскажет», — объяснил Тигр.

— Ты на нас не обижайся, Тори! Мы с Овером не хотели тебя обидеть! — это уже дядя пытался оправдать свою скрытность.

— Что за «часовой»? У нас в Лонтоне такого не было… — удивилась сестренка.

«Часовой был только у нескольких „живых“ Домов. У тех, которые специализировались именно на пространственных переходах между мирами. Таким всегда был ОверХаус, — объяснил Тигр, подходя ко мне и подставляя свою полосатую голову под мою руку. — Не обижайся, малышка, мы не со зла… Не думали, что наша недосказанность обидит тебя».

— Овер, но вы забываете, что все касается герцогства, касается и меня! — так уж и быть решила простить своего Тигрулю, и погладила мягкую шерсть на его затылке.

«А я? Красик тоже хочет, чтобы его поласкали!» — примчался подросший лисенок.

— Хорошо, идите все сюда! Все получат свою порцию моей ласки, — проговорила я, усаживаясь рядом с довольным Ником.

Тут же на колени запрыгнул мой фамильяр, Тигруля сел в ногах, а Молния со стороны принца. Все были довольны, только мы с Домиником зажаты магическими животными. Но как же приятно их общество.

— Тория, соглашусь с моим другом Овером, мы не просто не хотели раньше времени нагружать тебя дополнительной информацией. И пожалуйста, расскажи уже нам, что произошло в конце завтрака, — вновь попросил Кэлливан.

— Как ни странно это звучит, но я слышала Голос… — тихо ответила я, глядя на дядю.

— Вполне поверю, у тебя сейчас формируются новые способности. Магия подстраивается, ищет, что тебе ближе… Ты уникум, Тория! Магическая сила Хранительницы и друидов, две сильнейшие магические энергии которыми будешь владеть ты, — проговорил друид, продолжая разглядывать мою ауру. — Они уже выискивают пути сосуществования, лепят из тебя новую Хранительницу с магией друидов. Такого еще никогда не было!

— Даже до инициации? — удивилась я, хотя понимала сама, что с принятием магии друидов я уже очень сильно изменилась.

— Да, сейчас силы Земли помогают тебе …..

— И что же тебе сказал Голос? — спросил Алексис.

— Он просил помощи: «Спаси нас! Спаси нашу принцессу! Спаси Иллариону!..» Как-то так… — вспоминая, рассказывала я. — Это эллионы, и портал к ним в северной части ОверХауса.

— Эллионы… Никогда про таких не слышал, — задумчиво проговорил Кэлливан.

«И я не припомню таких…» — Тигр проговорил Тигр.

— И я не помню, хотя сколько книг в Лонтоне в прошлом прочитала… Но нет, не помню таких, — согласилась во всеми Луиза.

— И мне как-то не попадалась такая раса, а какое множество книг я прочитал… — и Алексис согласился с большинством.

— Нужно будет спросить у ВарРоя, может он как часовой ОверХауса, что-то и знает… — обнадежил всех Кэлливан.

«Мы знаем, — послышались в наших головах голоса фамильяров. — У нас можно общаться коллективным разумом. Вернее мы можем подключиться к общей волне, и спросить совета у более мудрых сородичей».

— И что же вы узнали? Расскажите нам, пожалуйста! — умоляла я магических зверей, одаривая Молнию и Красика своей лаской, так желанной для них.

«Эллионы, это потерянная раса оборотней. Очень близкие по своей природе к Духам „живых“ домов. Когда-то они пропали с Замионии, он это было очень и очень давно. Помнят об этом лишь боги, именно от Ясноликой мы и получили этот ответ!» — ответил за всех Илларий, вызывая у нас сильнейший шок от услышанного.

Глава 50

Герцогиня Виктория Оверлийская.

«Живой» замок ОверХаус.


Северное крыло ОверХауса встретило нас тишиной и прохладой. Стены этой части замка были не золотистые как у всего Овера, а бело-голубые. Кое-где были видные морозные узоры, как будто тут было царство зимы. Потерев свои замерзшие плечи, я продолжала свой путь к главным дверям севера.

«Почему ты встречаешь меня таким холодом? — мысленно спрашивала я у Духа Северной части ОверХауса. — Ты так долго спал и забыл, что значит жить?»

Но в ответ была тишина… Никто мне не ответил…

«Где ты, мой друг? Отзовись!» — опять просила я, чуть ли не кричала!

Но меня окружала тишина…

Тогда я остановилась, и посмотрела магическим зрением третью часть своего Овера. То, что я увидела, повергло меня в шок… Окружающее пространство было не живым! Магические существа, которые должны были быть там не спали, нет… Их просто не было!

— Красэлл, Молния, Илларион, мне нужна ваша помощь! — громко проговорила я, призывая фамильяров к себе.

Я знала, что они все мне помогут, не разбирая кто чей фамильяр.

«Мы тут Хозяйка!» — услышала я их ответ и почувствовала как рядом выстраиваются фамильяры.

«И мы тут! Мы поможем!» — послышались несколько незнакомых голосов.

Но я знала кто это, ощущая их общность магических сил со своими фамильярами.

«Нас послали хозяева тебе на помощь Хранительница ОверХауса!» — услышала я подтверждение своих мыслей.

«Спасибо! Уверена она будет нам очень необходима», — с благодарностью ответила я, следуя дальше в окружении магических зверей.

Подойдя к главным дверям северной части, я увидела очередные морозные узоры на их поверхности. Казалось, что кто-то специально запечатал двери и само крыло.

Я прижала ладони к зимним узорам, не замечая холода.

— Матушка Земля помоги! — взывала я к помощи Духа Земли, закрыв глаза и представляя каким я хочу видеть эту часть своего Овера.

Изумрудные стены, море цветов и растительности, витражные окна… Внутри пусть все будет светлым, конечно, с зелеными оттенками, которые я так полюбила в последнее время. На стенах пейзажи, портреты бывших Хранительниц, пол, выложенный бежевой мранитовой плиткой, на потолке большая красивая люстра из магического хрусталя. Все светлое, доброе, приносящее нам только положительные эмоции. И самое главное никакого холода и мороза!

Я чувствовала сильнейшую поддержку всех фамильяров, что находились рядом. И даже тех кто был далеко, но передавал мне свои силы и помощь.

Открыв глаза, я почувствовала, что северная часть ОверХауса ожила. Холод и зима отступили, морозные рисунки исчезли. Вместо них на стенах расцвели невероятные цветочные узоры. Сами же стены стали светло-изумрудного оттенка, который радовал меня таким родным цветом.

И пусть пока в северной части замка был только ВарРой, которого я наконец-то чувствовала очень отчетливо. Но я была уверена, что скоро и здесь зазвучат голоса и людей, и магических существ.

«Спасибо вам мои друзья! Ваша помощь была бесценна!» — проговорила я с благодарностью, пуская частичку своей магической силы по нитям, что еще связывали нас с фамильярами.

«Мы рады тебе помочь, княжна!» — пронеслось со всех сторон.

Толкнув изумрудные двери, я шагнула в большой холл. На душе было светло и радостно, я поняла, что мои мечты осуществились. Я вижу именно то, о чем фантазировала только что. Стены, пол, потолок, все, как и хотелось мне!

— Тория, как тут красиво! Ты чудесно все придумала! — услышала я голос сестренки, что зашла в холл вместе с Ником и Алексом.

— Родная, у тебя все в порядке? Ты, наверное, слишком много сил потратила… — беспокоился за меня любимый муж.

— Все хорошо, не волнуйтесь! Мне помогли! — ответила я, оборачиваясь.

И тут же оказалась в желанных объятиях, так необходимых для меня сейчас.

— Мы беспокоились за тебя… — шептал мне Доминик, целуя в макушку.

— Мне помогли! Их было очень много! Я чувствовала фамильяров мамы и папы, дедушки и бабушки, да и других родственников со стороны папы! Они все как один встали мне на помощь! — чуть не плача рассказывала я, прижавшись щекой к груди мужа.

— Я горжусь тобой, девочка! Из тебя получается сильная магиня земли, в тебе проявляются самые нужные силы друидов! — произнес дядя Кэлливан с гордостью смотря на меня.

— Девочка моя, я очень переживала… У тебя точно все хорошо? — это мама Ираида почти вырвала меня из объятий мужа, рассматривая нет ли на мне признаков повреждений.

— Мамочка, не волнуйся! Все пока прошло хорошо… — пыталась я ее успокоить.

— Пока? Почему «пока»? — продолжала нервничать мама.

— Думаю, что впереди еще немало трудностей. Но у меня есть помощники, я со всем справлюсь!

«Все верно говоришь, Тори… Инициация еще впереди! Но почему-то мне кажется, не она будет самой сложной для тебя на сегодня…» — услышала я голос Тигрули.

— Что же продолжим! — уверенно произнесла я, концентрируясь на северной части ОверХауса, чтобы понять куда мне идти дальше. — Нам сюда!

Свернув влево, я пошла по длинному коридору, что должен был привести нас в святилище Духа Северной части. Именно там по моим ощущениям находился ВарРой, главный часовой ОверХауса.

Шли мы совсем недолго, видимо магия Овера помогла нам преодолеть большое расстояние. В распахнутые двери был виден большой зал, очень похожий на святилище самого Овера, моего Тигрули.

«Я ее чувствую! Это ее постамент… Эти стены мне шепчут, что когда-то она жила тут… Где она?» — метался по залу ищущий кого-то Тигр.

— Овер, друг мой ты кого ищешь? — попытался прояснить поведение Духа Дома Кэлливан, но, похоже, бесполезно, тот не слышал друида.

«Где она? Как я мог ее не чувствовать столько тысяч лет?» — твердил мой старый друг.

Глава 51

Герцогиня Виктория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


«Я ее чувствую! Это ее постамент… Эти стены мне шепчут, что когда-то она жила тут… Где она?» — метался по залу ищущий кого-то Тигр.

— Овер, друг мой ты кого ищешь? — попытался прояснить поведение Духа Дома Кэлливан, но, похоже, бесполезно, тот не слышал друида.

«Где она? Как я мог ее не чувствовать столько тысяч лет?» — твердил мой старый друг.

Успокоился он только тогда, когда улегся на постамент в центре зала. Мы все смотрели на него в недоумении, что же произошло с нашим спокойным и рассудительным Великим Тигром.

— Он почувствовал присутствие тут Духа Северной части ОверХауса, когда-то это место было ее святилищем! — услышали мы тихий голос.

Обернувшись, мы увидели лежавшего на небольшой кушетке мужчину среднего роста. Его длинные уши придавали ему невероятно сходство с эльфами, но, как известно те были всегда высокими. Да и цветом кожи Рой был совсем не похож на бледнолицых эльфов.

— Рад приветствовать вас, Ваше Сиятельство! Не описать словами насколько я рад этой встрече. Меня зовут ВарРой, или просто Рой, я главный часовой ОверХауса, — представился лежащий мужчина, какой он был расы, я не знала. — Извините, встречаю вас лежа, но пока сил не так много.

— И мне приятно познакомится с вами. Рада, что смогла вас разбудить, — в ответ проговорила я. — Может быть вам чем-то помочь?

— Сейчас я поставлю магическую капельницу, и Рой будет как новенький! — предложил Кэлл, подходя к лежащему почти серолицему мужчине.

— Спасибо, друид. Помню, когда я сумел вырваться в последний раз из заточения холодного замка, встретил я тогда очень похожего друида, князя Калливана Гроввар-Вэллис. Не родственник ли он тебе? — заинтересовался ВарРой моим дядюшкой.

— Это мой отец! И он шлет тебе дронниар поклон! Много веков утекло с тех пор, как вы виделись. И я счастлив, что смог присутствовать при возрождении расы дронниаров! — с довольной улыбкой проговорил друид, ставя капельницу с зеленой магической энергией!

Все интереснее и интереснее становится наш новый знакомый.

— Да какой расы… Один я теперь остался… Еще бы немного и я отдал последние силы Северу Овера… — горестно проговорил Рой.

— Объясните нам, пожалуйста, кто вы? Кто такие дроннианы? Что с Тигром? Да и что было с Северной частью Овера? — чуть ли не в голос проговорили мы с Домиником, да и Алексис нам вторил.

— Давайте все по порядку, и расскажу, — начал ВарРой. — Моя раса когда-то довольно многочисленная называется дроннианы. Мы жили всегда при «живых» домах, служили Хранительницам… По сути все началось очень и очень давно, еще до разделения мира на Верхний и Нижний… В нашем мире было три бога.

— Что? — воскликнули мы все в голос.

— Да, три бога. Вернее два бога и одна богиня. Как и что у них произошло, мы не знаем, все же личные дела богов нам не ведомы. Но после того как стало известно о женитьбе Талана на Аталане, Могиан слишком резко изменился. Он стал совершать поступки непонятные, губительные для нас жителей тогда еще общего мира. Именно тогда стрелки часов и завертелись в другую сторону. Пошел отсчет на вырождение и упадок всего сущего в мире.

— Значит, все началось со ссоры богов? Теперь многое становится понятно… — высказала я свое мнение, грустно было понимать, как мы зависимы от дружбы или ссоры наших богов.

— Да, мы медленно, но верно шли к гибели мира, — не мог смолчать и Алексис. — Радует то, что теперь у нас появилась надежда, «живые» Дома скоро будут просыпаться. У нас появилась надежда на восстановление мира.

— Так вас заточил в Северном крыле Могиан? — задал вопрос Доминик.

— Да… Это коснулось почти всех Северных частей «живых» Домов, самых сильных, что обладали порталами в другие миры. Пострадали и дронниары… Именно мы следили за работой портальных залов, проводили множество ритуалов, — продолжал свой рассказ ВарРой. — В каждом Севере жили прекрасные и сильные магические существа, эллионы…

— Что? Эллионы? Кто это такие? — прерывая Роя, воскликнула я, не веря, что близка к разгадке …. «Голоса».

— Эллионы: это сильнейшие магические существа, оборотни умеющие превращаться в различных животных. У каждого свой зверь был. Собственно один из них сейчас лежит на этом постаменте!

— Что? Но Тигр на оборотень! — искренне изумилась я.

— Они и не оборотни в чистом виде. Прежде всего, это высшие магические существа. Поверьте, это именно так. И сейчас Дух Овера, он же Тигр ищет свою истинную в магической паутине.

— Истинную? — произнесли в голос Доминик и Алексис.

— Да, истинную! Ее зовут Иллариона…

— Принцесса эллионов? — я все больше удивляясь.

— Откуда вы знаете это? — тут пришла очередь дронниана изумляться услышанному.

— Утром я слышала Голос, но просил о помощи: «Спаси нас! Спаси нашу принцессу! Спаси Иллариону!..» Позже мы узнали, что портал к эллионам находится здесь в северной части ОверХауса. Но это все, больше мы ничего так и не узнали, — ответила я ВарРою.

— Удивительно, что вы даже это смогла узнать… Могиан стер память о эллионах, заточив их в другом темном и страшном мире. Помнили о них только мы главные часовые Северных частей «живых» Домов. Но и на нас было наложено заклинание молчания, которое спало с восстановлением Северного замка, — закончил свой рассказ дронниар.

Какое-то время все молчали, обдумывая невероятную информацию, что нам сообщил главный часовой Овера.

— А теперь думаю пора начать ритуал инициации Хранительницы «живого» Дома. Мне намного лучше, так что пора… — проговорил ВарРой, вставая с кушетки и вынимая магическую капельницу. — Необходимо привести в норму Духа ОверХауса. Без него ритуал не провести!

Подойдя к Тигруле, я обняла его, прижалась крепко-крепко, зарылась ладонями в мягкую шерсть. И мысленно просила его:

«Друг мой, Тигрулечка, я понимаю что ты сейчас чувствуешь… У тебя забрали память о любимой, о истинной… Я даже представить боюсь что-то подобное о нас с Ником… Это очень страшно!.. Но умоляю тебя, очнись, пожалуйста! Ты нам нужен! Ты нужен мне, пора проводить инициацию… А следом за ней мы найдем портал где заточена твоя истинная… Мы найдем Иллариону! Обещаю! Но для этого нам нужна твоя помощь».

«Я знаю который их порталов ведет в тот мир… Я чувствую ее боль!.. — раздался голос в ответ моему посылу. — Сейчас я сумел передать ей часть своей магической силы, и теперь она сможет дождаться своего спасения!»

Тигр медленно встал, он выглядел поникшим, будто на него свалилась огромная гора проблем. Его шерсть покрылась белым инеем седины. Но Овер мотнул головой, глаза его загорелись уверенностью.

«Мы спасем ее! Мои истинную! Мою Иллариону!»

Глава 52

Герцогиня Виктория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Зал для ритуала инициации находился совсем рядом, или это нам показалось, будто он близко. Северная часть замка была рада нам и благодарна тому, что она уже не спит, не заморожена и скрыта ото всех. И сами стены даже без Духа Хранителя все делали, чтобы нам было удобно, сокращая большие расстояние. Ведь святилище Духа Севера было на втором этаже, я это точно ощущала. А вот зал для ритуалов явно находился в подземной части замка, хотя мы не спускались по лестнице.

Стоило ВарРою переступить порог зала, как на стенах начали зажигаться магические светильники, освещая большое помещение. В центре был выложен круг из камней разного цвета, в середине которого был небольшой постамент.

— Ваше Сиятельство, становитесь на этот постамент, — начал объяснять главный часовой. — Этот круг пропустить только истинную герцогиню Оверлийскую, только представительница этого рода может быть Хранительницей ОверХауса.

Подойдя к каменному кругу, я с благоговением обошла каждый камень, притронулась в ним.

«Спасибо!» — благодарила я их за верную службу герцогству, да и как оказалось всему миру.

Дождавшись когда я встану в центр каменного круга, Дронниар продолжил:

— Дальше объясняю, кто где встает, — взмахом руки ВарРой создал около каждого камня по два постамента. — Великий Тигр рядом с золотистым камнем. Около синего камня встают князь Кэлливан и Илларий. Рядом с голубым Леди Луиза и княгиня Ираида. Белоснежный камень будет для Его Высочества Доминика и Молнии. Около красного встанут Его Высочество кронпринц Алексис и Красэлл.

Дождавшись когда все разместились по своим местам, главный часовой начал обходить наш круг, произнося какую-то мантру, совсем непонятную для нашего слуха.

Было непонятно почему рядом с Тигром пустовало одно место, а около зеленого каменья вообще пусто. Но спрашивать и прерывать дронниара никто не решался. Мы были уверены, что все скоро проясниться.

ВарРой казалось, прошел уже несколько кругов, когда он встал около зеленого камня, и что-то еще сильнее заговорил. Конец же этой фразы внезапно стал нам понятен:

— Появись! Мы ждем! Князь Натан Лурийский, переход для тебя открыт! — над постаментом рядом с зеленым камнем появился туман цвета ранней травы.

Когда же он развеялся, мы увидели статную фигуру мужчины, в темно-зеленых волосах которого было очень много белых, седых прядей. Изумрудные глаза, горящие радостью, неотрывно смотрели на меня.

Кто это? Неужели это мой дедушка?

— Рады приветствовать тебя Мудрый друид, — кланяясь, проговорил ВарРой. — Разрешаю сказать пару фраз своей внучке.

— Девочка, не выразить словами как я рад видеть тебя! — с доброй улыбкой произнес появившийся друид.

— Дедушка… И я счастлива видеть тебя! — только успела ответить я, как Рой продолжил:

— Место рядом с князем Натаном занимает его фамильяр, Шиитор прошу занять свое место, — и я увидела большого нефритового дракона, вставшего рядом с дедушкой.

И вновь главный часовой ОверХауса начал ходить вокруг нас, читая непонятную мантру. На этот раз прошло намного больше времени, когда, наконец, он остановился около пустого места с Тигром, рядом с золотистым камнем.

— Светлейший Талан! Ясноликая Аталана! Взываем и просим о милости! Дайте разрешение присутствовать и помогать на ритуале инициации бывшей Хранительнице ОверХауса! Просим Вас! — громко взывал к богам ВарРой.

Вскоре над пустующим постаментом показался золотистый туман. Когда же он развеялся, то мы увидели призрачную леди в старинном платье. Ее темные как ночь волосы были уложены в замысловатую прическу, которую украшала прекрасная диадема.

Я, не отрываясь, смотрела на эту даму, так похожую на меня, или вернее я была похожа на нее. Сколько мне хотелось бы у нее спросить! Я чувствовала, что более родственной души мне сложно найти, как будто это моя душа! Но ведь такого просто не может быть…

— Приветствуем и вас леди Викториана Оверлийская! — проговорил главный часовой, кланяясь перед моей бабушкой… — Разрешаю и вам, дамы поговорить, но совсем немного. Время бежит очень быстро, ритуал еще впереди!

— Милая, ты просто чудесная… Я безумно счастлива возможности видеть свою правнучку! — произнесла бабушка, смотря на меня добрыми глазами, искрящимися от непролитых слез.

— Бабуля!.. Для меня это самый неожиданный подарок, что преподнесли мне высшие!.. — говорила я, не стесняясь своих слез, струившихся по моим щекам. — Ты как будто часть меня, роднее тебя души я не найду…

— Все верно, девочка… У нас с тобой одна душа… Только твоя еще молодая, не все уголки ее магической ауры заполнены… Это произойдет в конце ритуала, именно тогда наши души сольются в одну…

— Значит, ты исчезнешь? — плача спрашивала я.

— Нет, дорогая! Это невозможно! Душа Хранительницы всегда передается другой Хранительнице. Мы возрождаемся, чтобы охранять наши «живые» Дома, которые своей магией питают весь мир. Не плачь, я всегда была с тобой… Я это ты… Так уж заведено испокон веков, последнюю часть своей души Хранительницы получают во время инициации. И я горда, что именно ты стала моей реинкарнацией!

«Вики! Моя маленькая любимая девочка! Я должен был догадаться, что именно ты родилась в Тории! Вы невероятно похожи!» — прозвучал довольный голос Духа Овера.

— Тигруля мой! Я скучала! Как же хорошо, что мы вновь вместе, мой родной! — проговорила леди Викториана, окидывая счастливым взглядом своего старого друга.

— Вынужден вас прервать, друзья мои… Пора начинать ритуал инициации, — услышали мы голос главного часового ОверХауса.

Глава 53

Герцогиня Виктория Оверлийская.

«Живой» замок ОверХаус.


— Вынужден вас прервать, друзья мои… Пора начинать ритуал инициации, — услышали мы голос главного часового ОверХауса.

После этих слов зал погрузился в полутьму, магические светильники почти погасли. Но мне было совсем не страшно. Почему-то меня потянуло к разноцветным камням, казалось, будто они меня зовут…

— Огонь… Вода… Воздух… Земля… Мои стихии… — шептала я, закрыв глаза.

Внутренним магическим зрением я видела эти четыре камня. Они кружили вокруг меня, будто в замысловатом танце. Мне было необычайно легко и свободно! Казалось, я сбросила все лишнее, то, что мешало мне, не давало жить и развиваться дальше.

А стихии все кружили, напевая еле слышно мелодию, необычайно красивую и нежную.

— Мой друг Огонь! Твое жаркое пламя так близко мне! — танцевала я с огненной стихией.

«Тори, моя огненная девочка!» — шептало мне бушующее пламя, отдавая частичку себя мне.

— Принимаю тебя, мой Огонь! — впитывала я жаркую стихию Духа Огня.

Продолжая плавно двигаться в танце, я подошла к водной стихии, что синей стеной окружила меня.

— Здравствуй друг мой, Дух Воды!

«Малышка, я соскучился!» — окидывая меня множеством мелких брызг, ворчал Дух Воды.

«Ты так быстро выросла! Мне не хватает тебя, подруга!» — вторил Воде Дух Воздуха, заметая мои распущенные волосы в разные стороны.

— Мой веселый друг, Дух Воздуха! Как же я вас люблю, мои дорогие! — звонко смеялась я, отдаваясь во власть знакомых с детства стихий.

Наш танец не останавливался, а становился все быстрее. Две стихии все кружили меня, отдавая частички себя мне.

— Принимаю вас, мои дорогие! И Вода и Воздух всегда со мной! — счастливо говорила я, наполняя свое магическое тело еще двумя стихиями.

Мой танец становился медленнее, я искала четвертую стихию, ту, что когда-то не хотела мне даваться. Зеленая стена, состоящая из цветов и растений мягко окутала меня.

— Матушка Земля! Несказанно рада тебя видеть! — произнесла я, радуясь возможности ощутить родную стихию.

«Тория, девочка моя! Ты сделала огромный шаг в освоении моей стихии! Я очень довольна тобой! — услышала я мелодичный голос Духа Земли. — Прими и меня, княжна Лурийская!»

И я почувствовала, как в меня проникает частички родной магии друидов.

— Принимаю тебя, Матушка Земля! Твоя магическая энергия навсегда стала для меня родной! — чуть ли не пела я, вбирая в себя и четвертую стихию.

Музыка в моей голове все звучала, заставляя двигаться, искать что-то еще очень нужное мне как Хранительнице… И тут меня окатил столп света. Теплого, доброго, любимого… От ощущения родства с ним мне опять захотелось двигаться. Выражать свои чувства в танце.

— Приветствую тебя теплый мой Свет! Ты освещаешь мое сердце, мою душу! — говорила я, кружась в круге ласкового света.

«Такой светлой душе невероятно приятно освещать ее жизненный путь», — услышала я голос Духа Силы Света и почувствовала, как маленькие частички света окружают меня и плавно впитываются в меня, как будто именно в моем магическом теле им и место.

— Спасибо прекрасная Сила Света! Принимаю тебя! Твой Свет всегда будет со мной! — говорила я, двигаясь в светящемся потоке.

И вновь я кружила в танце, теперь я уже знала, кого ищу. Конечно, самую важную для меня силу! Силу Хранительниц!

Окружающее меня пространство опять изменилось, вокруг было золото звезд, граничащее с белоснежным божественным золотом. Это была Моя сила! Я растворялась в ней! Темп танца с Золотом становился медленнее, плавные движения моих рук были все пластичнее.

— Здравствуй Дух всех Хранительниц! Для меня невероятная честь видеть и чувствовать тебя! — говорила я, обнимая все миллиарды звезд, что окружали меня.

«Мы рады тебе, Тория Оверлийская! Ты истинная наследница своего рода! Ты станешь одной из лучших и сильнейших Хранительниц, что когда либо были в этом мире! Мы дарим тебе свое благословение!» — услышала я голос Духа Хранительниц.

Я чувствовала, как в меня влетает миллион маленьких ярких золотых звездочек и растворяется во мне.

И меня закружило в страстном танце, рядом со мной двигались Огонь, Вода, Воздух, Земля, Свет и Золото Хранительниц. Они же растворялись во мне, создавая новую меня, совсем не похожую на прежнюю! Во мне бушевали все четыре стихии и две сильнейшие магические силы. Это было неописуемое ощущение счастья и блаженства от единения с ними.

— С ней точно все в порядке? — услышала я беспокойный голос Ника, державшего мою ладонь на своей щеке, которую я слегка погладила, давая понять, что пришла в себя. — Родная, ты очнулась! — чуть ли не прокричал он.

— Да, со мной все хорошо… Сейчас немного полежу, и пойдем открывать портал… — тихо проговорила я, все еще не открывая глаза. — Это было невероятно! Мне очень понравилось! — с довольной улыбкой делилась я впечатлениями о прошедшем ритуале.

— Ты очень долго спала, девочка, — прозвучал голос старого друида. — Не пугай, пожалуйста, так больше своего старого деда!

— Хорошо! Уговорил! — весело ответила я, открывая, наконец, глаза.

— О!.. — раздался возглас мужа.

— Что? Я изменилась? — спросила я.

Доминик начал объяснять причину своего удивления:

— Пока ты спала, мы уже видели, что в твоих волосах появились еще и зеленые, синие, голубые, золотые и белоснежные пряди, — я даже села от изумления, к огненным прядям в моих черных волосах добавился целая палитра цветов…. — Но глаза…

— В твоих зеленых глазах появилось много золотых всполохов, будто звезды раскиданы в твоем взоре, — довольно произнес Кэлливан, стоявший рядом с Ником.

— Ты очень изменилась внешне… Хотя не только внешне… — обнимая за плечи, шептала мне сестренка, пробравшаяся сквозь стену мужчин, окруживших меня.

— Так сильно? — тоже тихо спросила я.

— Нет, ты стала намного сильнее, даже больше чем была я в прошлом, — с озорной улыбкой проговорила Хранительница ЛонтонХауса.

Посмотрев на свой внутренний источник, я была весьма удивлена тем, увиденным. Во-первых, его размер увеличился в несколько раз в сравнении с тем, что было в Атланиане. А он и там был не маленький. Во-вторых, теперь в нем были переплетены все цвета моих сегодняшних сил. Огненные, зеленые, синие, голубые, белоснежные и золотые… Все они образовывали прекрасную косу, ярких магических нитей.

«Спасибо, мои друзья», — подумала я, благодаря Духов стихий и сил, прижимая руку к сосредоточению внутреннего источника моей магической силы.

И тут же почувствовала отклик:

«Мы с тобой, Хранительница! Теперь мы едины!»

— Что же, думаю нам пора, — вставая с удобной кушетки, уверенно произнесла я.

Глава 54

Герцогиня Виктория Оверлийская.

«Живой» замок ОверХаус.


Портальный зал оказался длинной прямоугольной комнатой, довольно безликой, на мой взгляд. На стенах которой располагалось по пять арок. Никаких украшений, просто серые стены, пол и потолок. Из мебели тут находился только один стол с магической панелью, покрытой разнообразными знаками и рисунками. За него и встал ВарРой как только мы зашли в зал.

— Представляю вам Зал Порталов, из которого можно попасть во множество точек нашего и других миров, — проговорил главный часовой, уже что-то переключая на магической панели.

— А почему арок только десять? Что можно попасть только в десять миров, а как тогда порталы внутри нашего мира? — заинтересованно спрашивал Алексис, все же он ректор Магической Академии, и интерес ко всему неизведанному у него никогда не исчезал.

— Нет, безусловно, тут все несколько иначе. Справа от меня порталы по нашему миру, слева порталы межмировые, — отвечал Рой, все что-то настраивая на столе. — А на этой магической поверхности можно настроить портал туда куда необходимо. Вот все готово! Теперь мне необходимо ваше участие Ваше Сиятельство. Положите, пожалуйста, руку вот на это возвышение и нажмите на квадрат.

И мы увидели, как перед столом выросла узкая тумба, на которой может поместиться только моя ладонь. Прежде чем положить руку на возвышение я посмотрела на окружающее нас серый и скучный интерьер. Улыбнулась своим мыслям, и, прикрыв глаза, нажала на поверхность, посылая еще и магическую энергию чтобы преобразить, и сам зал.

— Да!.. Узнаю свою девочку! Просто нажать на поверхность она, конечно, не могла, — услышала я веселый голос Доминика.

Открыв глаза, я только кивнула, все получилось, так как я и хотела. Ничего вычурного, все в сдержанном стиле. Изумрудные стены с золотистыми и алыми узорами над арками порталов. Несколько магических светильников, на белоснежно-белом потолке. На полу мранитовая плитка создавала замысловатый рисунок синих и голубых оттенков. Но самое примечательное в центре зала появились небольшие банкетки темного ломейского дерева. Теперь можно и присесть, ожидая работающего над порталом главного часового ОверХауса.

— Замечательно получилось, все как я и хотела! — довольно произнесла я, оглядывая портальный зал. — ВарРой, что у тебя? Нам еще придется подождать?

— Почти все готово, Ваше Сиятельство… — отвечал дронниар, колдуя что-то на магической поверхности. — Всё! Теперь порталы в рабочем состоянии. Мне нужно знать, какой именно открывать. Я не присутствовал в момент, когда эллионов и моих сородичей заточили в другом мире… Меня в это время просто усыпил Могиан, — горько произнес Рой, вспоминая былое.

— Почему-то я уверена, что у нас есть возможность спасти и дронниаров из плена темного мира, — проговорила Луиза.

— Стойте! — прокричала я. — Повтори, Лу, что ты сейчас сказала!

— «У нас есть возможность спасти дрониаров из заточения в другом мире…» Как-то так я сказала… А что? — недоумевая произнесла сестра, почти прячась от моего взгляда за Алексом.

— Дорогая, ты что-то сказала про сам мир… Пожалуйста, подумай! Сядь на банкетку, расслабься и подумай о том мире, где сейчас находятся эллионы и дронниары, — пыталась настроить девочку на нужное мне видение.

Только сейчас я увидела своими новыми возможностями Хранительницы, моя сестренка имеет очень хороший потенциал в магии прорицания. А сейчас он усилен ее присутствием на только что прошедшем ритуале инициации.

— Хорошо я постараюсь… — все, затаив дыхание, наблюдали за нами с Луизой, которая сидела, закрыв глаза, и казалось, мысленно ушла далеко от нас. — Это очень темный мир… Вокруг них почти сплошной мрак… Их спасает только купол, что оставил Могиан… Высший не бросил их без своей поддержки… Но все же купол истончается, и скоро может пасть! — Луиза открыла блестящие глаза, и повергла нас в шок еще больше: — Это тот самый мир, откуда к нам прорываются порождения тьмы и мрака!

— Вот это новость! Нужно все обдумать! — произнес Доминик.

«Только не говорите, что вы решили не ходить за моей истинной! Она меня ждет! Я должен пойти за ней!» — опять нервно заметался Дух Овера, до этого момента ведший себя вполне нормально.

— Тигруля! Никто не говорит, что мы не идем за эллионами и дронниарами… Мы обязательно спасем их из мира мрака! Но нужно все продумать, да и помощь нам не помешает! — успокаивала я старого друга.

— Совершенно верно, Великий Тигр, сейчас откроем портал на Атланиану. Впустим сильнейших друидов, способных сражаться с порождениями мрака, и тогда уже пойдем спасать твою истинную, — уверенно объяснял наши действия князь Натан.

— Согласен! И я позвал своих ребят из НЭДа, уж сражаться и темными нам не впервой! — поддержал моего деда Доминик.

Вскоре все было готово для нашего похода в мир мрака. Мужчины переоделись в военную форму, запаслись магическими накопителями и оружием. Я же так же выпросила у Ника китель и брюки, подходящие мне по размеру. Где уж он их достал не знаю, но мне было в них удобно и это самое главное.

Луизу и Алексиса было решено оставить в Овере, как не пытались они сопротивляться. Но рисковать кронпринцем и его будущей невестой никто не хотел. А насчет нас с Домиником и Тигра, я была уверена, что нам ничего не грозит в мире тьмы. Да и наша юная прорицательница Луиза согласилась с этим. А вот ситуации с нахождением в другом мире Луизы и Алекса не заканчивались в видениях моей сестренки ничем хорошим. Именно по этой причине она и смогла уговорить своего единственного не ходить в мир мрака.

Глава 55

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Мир Мрака.


Выйдя из портала, мы увидели большой трехэтажный дом из синего камня. Он возвышался над маленьким островком фиолетово-синей растительности. Тут была клумба с необычными цветами, несколько деревьев явно не живых, словно их кто-то создал лишь для декорации.

Поглядев на небо, я была поражена мглой скрывающейся за защитным куполом, что еще переливался на наших глазах.

— И неужели кто-то, наконец, разрушил мои чары? Сколько лет ждем! — послышался хриплый мужской голос со стороны дома.

Оглянувшись, мы увидели высокого стройного брюнета, сидевшего на каменных ступенях лестницы ведущей к входной двери.

— Проходите, что застыли, как не родные? — произнес он, вставая и отряхивая свои бывшие когда-то шикарные брюки. — Не смогу и высказать насколько я рад видеть вас! Наконец-то спасете эллионов и дранниаров из моего дурацкого плена… — горько добавил он.

— Хватить есть себя живьем, Могиан! Уже пора все забыть, а ты все казнишь себя! — произнесла подошедшая молодая девушка и нежно прильнула к плечу бога…

— Могиан?.. Но как вы тут оказались? Это ведь вы заперли эллионов в этом мрачном мире? Как вы могли?.. Они же ни в чем не виноваты! — не выдержала я и выпалила хоть часть накопившихся эмоций на этого… бога.

— Вот это напор! Какая сильная магиня… О!.. — застыл бог, разглядывая меня чересчур пристально.

Но почему-то мне совсем не было страшно! Не боялась я его гнева!

— А в тебе есть частичка моей магии, юная Хранительница! Не зря я оставил ВарРоя, ой не зря! — закатился от смеха странный бог, совершенно сбивая нас с толка.

Доминик тут же подошел ко мне, закрывая собой от возможного гнева Всевышнего.

— Дорогой, хватит пугать своих потомков. Не бойтесь, не страшный он, сам попался в свои же сети, — обратилась к нам хрупкая блондинка, что стояла рядом с богом. — Не скажу, что простыми были для нас эти миллионы лет, но мы справились! Да еще и Моригана перевоспитали! Так ведь, любимый?

— Несомненно! Может мне и нужно было время понять, что же дальше делать, размыслить обо всем… Жаль конечно, что в заключении со мной оказались и прекрасные существа. Не думал я что пленю их на такой долгий срок… Рассчитывал выпустить через пару дней! — продолжал каяться синеволосый бог.

— Вы сказали, что кто-то из нас ваши потомки? — спросил князь Натан Лурийский, так же странно разглядывая бога.

— Почему вы так похожи на моего отца? — вторил ему Кэлливан, который так же просто не мог оторвать свой взгляд от Могиана.

— А тут все просто, да и ответ один, дети мои… Я ваш предок, пусть и дальний, даже по меркам ваших длинных жизней, но вы все мои дети, — удивил нас бог, расплывшись в довольной улыбке. — Особенно рад тебе юная Хранительница, лишь ты оказалась способна снять наложенное богом заклятие, — смотрел он на меня с гордостью родителя.

— Мне помогли фамильяры многих друидов, — захотелось мне и о своих помощниках рассказать.

— Все верно, именно ты могла их всех объединить! Уверен до тебя ни у кого такого не получалось! Ладно, заболтались мы, родные мои… Вашему Тигру должно было хватить этого времени, для первых минут общения с истинной… Пора вас знакомить и с другими эллионами! — приглашал нас в дом гостеприимный хозяин в лице синеволосого бога.

«Овер! Где ты?» — ментально проговорила я, но тот мне почему-то не ответил.

— Он пропал, как только мы перешли порталом в этот мир! — объяснил один из друзей Ника, шедший последним.

Зайдя в, казалось бы, небольшой трехэтажный дом, мы попали в огромный замок. И уже не было удивительным то, что дом был больше внутри, чем снаружи, ведь среди запертых поселенцев был бог.

— А почему все в одном огромном доме остались жить? А не в нескольких поменьше? — спросил Кэлливан, которому было непривычно, что все могут жить вместе.

— А тут сказалось то, что такие магические существа как дронниары могут жить только рядом в эллионами. Они друг друга питают магически, — ответила нам прекрасная рыжеволосая девушка, что сидела в обнимку с Тигром.

— Иллариона? — спросила я, довольно смотря на счастливого друга.

— Да. Позвольте представиться Ваша Светлость. Я Иллариона, принцесса эллионов, — проговорила девушка, пытаясь встать, но Тигр ей не дал этого сделать, положив тяжелую лапу ей на колени. — Когда-то мы жили в ОверХаусе… И нам очень бы хотелось вновь обосноваться в тех же стенах Северного крыла старого замка, — с умоляющим взглядом сказала пара моего Тигра, что вольготно лежал около ее ног, не пропуская никого.

— Конечно! Мы вам всегда рады! — с радостью обнадежила я принцессу эллионов. — Думаю, что понемногу уже можно переправлять бывших поселенцев обратно домой! — это уже я обратилась к нашим магам и друидам.

— Верное решение, моя княжна! Если ты не против, то я займусь этим. Помогу ВарРою с порталом отсюда, — обратился ко мне один из друидов, что позвал дедушка.

— Замечательно! И возьми себе в помощь еще кого-то, чтобы распределить кого в первую очередь нужно переправить, — уверенно проговорила я, все же работы предстоит немало, хорошо, что помощников взяли с собой!

— Будет исполнено, моя княжна! — ответили несколько друидов разом, и отправились выполнять мое поручение.

Меня в который раз называли княжной, поразмыслив, я поняла, что мне это нравится! Поймав на себе довольный взгляд деда, услышала его голос в своей голове:

«А что? Ты и, правда, княжна! Хоть и непривычно тебя это слышать… Твой отец князь Микаэль Лурийский, значит ты княжна Виктория Лурийская! Привыкай, девочка, так тебя все друиды звать будут!»

Глава 56

Герцогиня Виктория Оверлийская.

Мир Мрака.


Проследив за перемещением домой первых эллионов и сопровождающий их дронниаров, я вернулась в комнату, где так и сидела принцесса Иллариона. Тигр все еще не давал ей сдвинуться с места.

Тут же обнаружились и трое наших фамильяров, эти друзья окружили Великого Тигра, и что-то ему шептали через магические нити видимые лишь мне.

— Тигруля, а ты когда в себя приходить будешь? Твоя пара уже устала сидеть под твоим весом! Да и может уже обернешься человеком? Очень хочется на тебя посмотреть в другом обличии! — пыталась заговорить старого друга я.

— А он давно не оборачивался? — удивилась девушка.

— Думаю, что как только вы исчезли в портале, у него память частично стерлась… Но не только вас всех забыл, но и себя по сути так же… — высказала я свои предположения принцессе. — Дорогой, родной мой, Тигруля! Пора уже становится собой! Тем Великим Тигром, которым ты был всегда. Пусть только в обличии зверя… — шептала я Духу Овера, обняв его за мохнатую шею.

— Овернис, проснись! Я скучала без тебя, мой любимый Тигр! Но я всегда знала, что мы будем вместе… Что нам какие-то несколько миллионов лет? Мы с тобой бесконечно-долго будем вместе! А теперь вернись ко мне, мой муж! — говорила и говорила Иллариона моему Тигруле.

И тут образ зверя поплыл… Его заволокло золотистым туманом… Когда же тот растаял, то мы увидели сидевшего у ног принцессы совершенно седого мужчину, одетого в зеленые штаны и рубашку. Искрящиеся счастьем золотые глаза бывшего тигра неотрывно смотрели на рыжеволосую красавицу.

— Моя Иллариона, — произнес хриплым голосом мужчина.

— Овернис! Мой единственный! — отвечала ему девушка.

«Как тебе его одежда? — услышала я вопрос Красика. — Это мы придумали…»

«Замечательный цвет, мне нравится!» — весело проговорила я своему фамильяру.

«Все верно! А то пришлось бы Оверу голым задом перед тобой сверкать! Подобное совсем неприемлемо! Нельзя юным девушкам на такое смотреть!» — высказывалась Молния, довольно вылизывая свои лапки, кошка она и есть кошка!

«Так дорогие, думаю мы можем пока оставить наших влюбленных одних… Пойдемте поищем моего ненаглядного мужа… Хотелось бы знать почему он так странно куда-то пропал… Чувствую, что с ним все хорошо, но где же он?» — поделилась я своими думами с фамильярами.

«А что его искать… Уж я-то всегда знаю где мой хозяин находится!» — проговорила Молния, степенно шествуя мимо меня.

«И где же он?» — настойчиво спросила я, выходя из дома-замка, и не видя своего единственного.

«Он на заднем дворе… Они готовятся встречать правителя Темного мира», — выдала белоснежная пантера, продолжая степенно идти к моему мужу.

— Что? Кого они готовятся встречать? — закричала я, срываясь на бег, чтобы скорее увидеть эту… «встречающую миссию».


Принц Доминик Лайонский.

Мир Мрака.


Стоило нам пройти порталом в Темный мир, как я ощутил сильнейший прилив магии Света! Она мне шептала:

«Слишком много мрака и тьмы! Будьте осторожнее!»

Я создал дополнительную защиту для Тории и себя, и почти не отходил от своей девочки ни на шаг, следуя за ней попятам.

Но после того как начали отправлять домой первых эллионов, случилось нечто интересное!

«Наконец-то они уходят! — услышал я в своей голове странный скрипучий голос. — Скорее бы уже эти… ушли! Ненавижу светлых!»

«Кто это?» — решительно спросил я.

«Кто посмел влезть в мои мысли?» — грозно прокричал тот же голос.

«Как и вы в мои мысли… Впрочем хочу представиться, как и положено светлому гостю в вашем темном мире. Герцог Доминик Дагрийский, — назвался я только вторым своим именем, не рискнул выдать себя полностью. — И все же я вас прекрасно слышу… Хоть и не понимаю причин этого…»

«Удивительно…. Чувствую, что не все говоришь, но и угрозы в тебе моя тьма не видит светлый! Как такое может быть?.. — услышал я слова темного. — Что же… Император Тилании Царства Тьмы Августо Даркнисс», — представился он.

Как вдруг перед моими глазами появился образ моего отца, но одетого во все совершенно черное. Его смоляные брови были нахмурены, тонкие губы сжаты, глаза цвета мглы были устремлены на меня.

«О Талан!» — только и сумел произнести я, глядя на эту копию своего отца.

«Не стоит упоминать светлого бога в темном мире!» — грозно прокричал император.

«Вы невероятно похожи на моего отца, Ваше Величество…» — все же я произнес это.

«Странно… Может представитесь полностью, пришелец в мой мир».

«Младший сын короля Алайонии Августа Лайонского, Доминик Лайонский, мир Замиония», — спокойно произнес я, представляясь, никакой угрозы от двойника отца я не ощущал.

«Значит младший сын? Выходит и старший есть? Кронпринц?»

«Есть… Алексис мой старший брат, только мы надеемся, что не скоро ему еще править… Отец у нас еще в самом расцвете сил», — отвечал я, будто кому-то родному.

«Нда… И мне бы сыновей… Только и жены то у меня пока нет… Но будет!» — уже уверенно проговорил темный.

«Это как? Мы как-то связаны с вашей возможной женой?» — внезапно заинтересовался я историей двойника отца.

«Мальчишкой я еще был, отец у власти меня вполне устраивал. Присутствие в нашем мире светлых меня почему-то сильно раздражало… Вот и пошел я за пророчеством к сильнейшей ведьме мира Мрака… — неспешно говорил король темных, усевшись в призрачное кресло, созданное им только что.

Откинувшись на черную спинку, закинув ногу на ногу, он задумчиво продолжил:

— Пророчество гласило, что только я смогу отправить домой всех светлых!.. Но… После того как это случится, я смогу найти свою истинную, свою половинку! Ту, что родит мне физически и магически сильных сыновей!.. Только я как и положено темному понял эти слова по своему… Вот и решил не „отправлять домой светлых“, а прогонять их… Да еще и монстров на ваш мир направлял, чтобы вы быстрее пришли и забрали своих светлых!» — этими словами императора Тилании я был просто шокирован.

«Значит это были просто своего рода послания нам?» — не мог сказать я это без иронии.

«Да! А что вы не поняли?» — искренне удивился темный.

«Да как сказать? Мы про эллионов, запертых в вашем мире просто не помнили! Заклятие на всех лежало», — пояснил я.

«И что не нашлось сильно мага, чтобы снять его?»

«Нашелся… Вернее нашлась, моя жена, моя истинная, только она смогла разрушить заклятие наложенное богом», — поделился я с двойником отца, ощущая от него какую-то толику отцовской любви.

«Жена говоришь? Горжусь тобой, сын! Вот смотрю на тебя, и теперь я точно уверен, у меня будет два сына! И один из них непременно будет похож на тебя, Ник!» — довольно улыбаясь, проговорил император.

«Спасибо», — ответил я почти родителю.

«Знаешь, сын, я, пожалуй, соизволю прибыть на личную встречу с тобой и твоей женой! Да и проститься со светлыми так же необходимо!» — услышал я слова темного, что немного заставили меня понервничать.

«Надеюсь, визит не принесет нам ничего плохого?» — сухо спросил я.

«Не волнуйся, сын! Все ошибки, что мог, я уже совершил… Больше не хочу оттягивать свое счастье… Скажи а среди вас нет девушки, волосы которой и красные, и темные как ночь, да и золото в них светиться с синевой?»

«Зачем тебе это девушка?» — резко спросил я.

«О… Не переживай! Это именно она должна сказать где мне найти свою половинку, так в пророчестве сказано было… Где же мне искать мою темную леди?..» — задумчиво произнес император.

«Что же будет вам и моя яркая девочка! Уверен, Тория не останется вдалеке от такого значимого визита!» — улыбаясь, обнадежил я двойника отца.

Глава 57

Герцогиня Виктория Оверлийская, мир Мрака.


Выбежав на поляну за домом-замком, я тут же нашла глазами Доминика. Ух, как я была зла!

«Дорогой, я, что тут происходит?» — гневно спросила я у мужа, подходя к группе друидов.

«Все в порядке, родная, не беспокойся! Мы просто встречаем императора Царства Тьмы… Так что ничего страшного!» — ответил он, довольно улыбаясь.

— Какого еще императора Царства Тьмы? Он же темный! Почему без меня? А если с тобой что-то случиться? Так неправильно! Я же могу помочь! — тараторила и тараторила я, не могла остановиться, как же я испугалась за Ника!

Спокойно выдохнуть я смогла только тогда, когда он прижал меня к себе. Уткнувшись носом в шею единственного, я поняла, что, наверное, слегка переусердствовала в своем стремлении показать свое беспокойство. Но сделанного не отменить, но что странно мне понравилось выплескивать свои эмоции. Видимо это еще мои силы во мне играют, то ли еще будет!

— Невероятная девушка! — тихо проговорил стоявший кто-то около портала из мглы.

Обернувшись на знакомый голос, я в недоумении застыла. Передо мной стоял Август Лайонский… Или это был не он? Аура сильнейшего мага тьмы чувствовалась мной очень явно.

— Ваше Императорское Величество? — глухо спросила я, все еще не отойдя от шока.

— Верно, Ваше Высочество! Но для почти невестки разрешаю меня называть Августо! — довольно улыбаясь, произнес темный.

— Тогда взаимно, для вас я Тория… Как же вы похожи! — проговорила я, вглядываясь в гостя еще больше…

Странно… А это что у него за темное золото в ауре?

— Скажите, Августо, в вашем мире есть «живые» Дома? — спросила я.

Понимала, что, наверное, срываю всю задуманную процедуру встречи темного со светлыми, но не спросить я просто не могла.

— «Живые» Дома? Это что значит? — тут же заинтересовался император.

— Дома, которые питают магические нити мира. Допустим в нашем мире когда-то их были сотни, но из-за непонятных причин… — сделала я паузу, стреляя глазами в нашего Всевышнего… — они стали засыпать. Что не очень хорошо сказывалось на самом мире.

— Тория, я помогу все исправить! Понимаю, моя небольшая месть брату вышла боком как мне так, и всему нашему миру! — Могиан опять пытался настроить меня ….

— Не уверена я в ваших словах, Всевышний! Что вам мешает взять их обратно, как только мы окажемся дома? — настаивала я.

— Клянусь!.. Ради Блисинды я готов на многое! У меня сейчас задача помириться с братом, и сделать свою жену богиней! Уверен лишняя помощь в восстановлении сети «живых» Домов вам не помешает. И каюсь из-за меня они и засыпать стали… Мое это детище было! Я их создал! А раз меня нет, вот они, и заснули… — раскрыл еще одну загадку бог.

— Да! Какая девушка! Огонь один! — как зачарованный проговорил император.

— Нет, не один огонь, есть еще и вода, и ветер! Да и земля всегда была как основная стихия у друидов! — с улыбкой «не трогайте меня и все мое» проговорила я.

«Такой ты мне еще больше нравишься, любимая! И про огонь двойник отца прав… Моя огненная, горячая девочка! Я горжусь тобой, Виктория Лайонская!» — прозвучал в моей голове голос мужа.

Он обнял меня за талию и прижал к себе. Тем самым давая всем понять, что хоть я и сильная магичка, но нахожусь под защитой своего единственного.

«И я люблю тебя, родной!» — ответила я Нику.

— Могиан, а скажи мне, враг ты мой, любезный, как то ты мне говорил про Хранительниц «живых» Домов… Помню, ты нам пророчил, что после того как вы светлые уйдете, так в мой мир придут эти самые «живые» Дома… — спрашивал темный, не отрывая свой взгляд от меня.

— Все верно! Так и будет! Одним из первых станет этот дом, что за нашими спинами сейчас… — пытался сказать Могиан.

— Есть в этом мире «живые» Дома… — внезапно выпалила я, не ожидая этого. — Самым главным «живым» Домом станет, как и положено императорский дворец! Найти нужно Хранительницу первую, а уж она-то поможет найти и остальные дома.

— Кто она? — затаив дыхание, спросил император, казалось бы, с мольбой смотря на меня.

— Ее волосы белее снега, кожа слишком бледна. Замучена девочка тяжелой работой, что достается ей на императорской кухне. Если бы не магическая подпитка хоть и спящего «живого» дома, то не выдержала бы ваша истинная, Августо! — описала я появившийся перед моими глазами образ прекрасной, но изможденной девушки.

— У нее белые волосы? Но как у моей темной леди могут быть светлые волосы? Это невозможно! Может все же жгучая брюнетка?.. — умоляюще проговорил темный, нервно взъерошив волосы цвета ночи.

— Белые как снег! Но она их под платок прячет, не очень у вас любят не темный цвет волос! — не сдавалась я. — В вашем мире слишком много тьмы, ее пора разбавить немного светом…

— Нет! — грозно воскликнул император.

— Не сравнивайте тот свет, что принесли наши светлые! Он другой, чуждый вам! Именно по этой причине для вашего мира было так болезненно присутствие наших поселенцев, — объясняла я вещи, внезапно всплывающие в моей голове, как будто я видела этот мир сверху глазами Хранительницы. — И в тоже время они сделали и хорошее для вашего мира! За то время, что светлые жили у вас, в вашем мире возникли множество «живых» Домов! Конечно, они еще все спят, но каждый из них уже притянул к себе свою Хранительницу! Осталось совсем немного, и «живые» Дома проснуться! Они принесут в ваш мир, как свет, так и тьму! А когда наступит равновесие, тогда оживет и сам мир!

— Но разве нужен нам свет в мире Мрака? Это невозможно! — все не успокаивался император, уже нервно расхаживая рядом с нами.

— Всему нужен свет! Как и в нашем мире нужна тьма! — выдала я очередную идею.

— Что? — закричали в голос друиды.

— Все верно говорит наша истинная Хранительница! Кажется я понял зачем мироздание закинуло меня в этот мир… Чтобы ты смогла придти в него, Виктория Оверлийская! — решительно произнес Могиан, вглядываясь в меня. — Ты опять меняешься, девочка! Магия в тебе так и плещет! Выпусти излишки в землю темного мира, подпитай его, разбуди «живые» дома.

Посмотрев на императора Тилании, дождалась его удовлетворительного кивка. Присев на корточки, я опустила ладони к земле.

«Матушка Земля, сестра Духа моей родной Земли, прими мою помощь! Помоги дать толчок для восстановления магии „живых“ Домов в вашем мире!» — просила я Духа этого мира.

«Как давно мы ждем тебя, Хранительница из другого мира! Спасибо тебе за магическую силу, обещаем приумножить ее! Мы вернем в этот мир свет! А ты верни в свой мир тьму!» — услышала я мелодичный голос.

«Но как мне это сделать?» — я понимала, что равновесие важно, но где взять тьму в мире, в котором ее миллиарды веков как не стало.

«Мы поможем! Возьми колечко темного золота, а подаришь его тому кого выберет оно само! Ты поймешь, когда уведешь… Он сам придет к вам в ОверХаус, — продолжил все тот же приятный голос. — И успокой своих друидов! В вашем мире никогда тьма не станет настолько плохой, какая она сейчас здесь. Это мир Мрака, в нем тьма усилена негативом, его то и надо нам разбавить светом! Хватит уже господствовать только проявлениям всего отрицательного!»

Я чувствовала, как по моим рукам в землю мира Мрака заструилась магическая энергия, наполняя светом этот мир. Я с улыбкой представляла, каким станет этот мир, совсем не покрытый полностью мглой, как сейчас. Конечно, это наступит не скоро, но Духи этого мира помогут восстановить этот мир.

Я будто бы парила над миром, ища императорский дворец. Главный «живой» замок-дом в этом мире. Я искала будущую его Хранительницу… И нашла, девушка мыла какую-то огромную кастрюлю. Тяжело вздохнув, она откинула выбившуюся из под платка прядь волос. Которые она видимо специально измазала сажей. Нелегко ей дается жизнь в своем будущем доме. Внезапно она замерла, и посмотрела прямо на меня.

«Привет, сестра! — с улыбкой проговорила я, посылая ей импульс силы Хранительниц. — Пора будить старого спящего великана! Я передала тебе знания по „живым“ Домам! Не пугайся новой информации в своей голове!»

«Ты мне опять снишься, Тори?» — спросила у меня удивленная девушка.

«Нет, дорогая, это не сон! Всего лишь одна из твоих будущих возможностей! Сейчас я нахожусь рядом со своим мужем, своим единственным. А астрально путешествуя, я беседую с тобой, — с улыбкой объясняла, замечая как меняется внешне будущая императрица, появляются горделивая осанка и ясный взгляд. — И еще, сестра, помни! Ты равна по происхождению своему истинному! А по силе даже и превосходить его будешь когда нибудь!»

«Спасибо тебе за все, сестра!» — услышала я в ответ.

Теперь я была довольна, процесс восстановления запущен, Хранительница главного замка-дома наполнилась уверенностью к себе! Теперь она сможет стать настоящей истинной парой для двойника отца моего любимого.

Глава 58

Герцогиня Виктория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Наш мир и ОверХаус встретили меня гулом голосов. В Портальном Зале стояла небольшая очередь из желающих отправиться в разные концы нашего необъятного мира. За пультом перемещения стоял незнакомый дронниар, который увидев нас, произнес:

— Рад приветствовать вас дома, Ваше Сиятельство! Разрешите представиться? — дождавшись моего кивка, он продолжил: — МитРой, родной брат ВарРоя. С вашего позволения буду помогать в Портальном Зале… Не справляется уже Вар, совсем себя загнал, почти не спал в последнее время… Мы его ненадолго усыпили, чтобы не свалился… — доверчиво поделился со мной стоявший на дежурстве дронниар.

— Конечно, я не против, а только за! Помощники нашему главному часовому очень нужны! — от моих слов МитРой расцвел в довольной улыбке. — Так что как проснется ВарРой, пусть меня найдет. Мы с ним обсудим и остальных дронниаров, что желают помогать здесь.

Стоило нам выйти из Северной части ОверХауса, как на меня налетел небольшой ураганчик по имени Луиза.

— Почему так долго! Я уже устала беспокоиться за тебя, сестренка! — ругала нас будущая невеста кронпринца, крепко прижимаясь ко мне.

— Ну и чего ты беспокоилась? Ведь заранее знала, что все пройдет хорошо! — отвечала я, ласково поцеловал сестренку в макушку.

— Все верно говорит Луиза, мы уже начали беспокоиться! Последние поселенцы вернулись домой сутки назад! — услышала я взволнованный голос мамы Иры, которая так же оставалась в нашем мире. — Я, конечно, чувствовала, что с Кэллом все в порядке, но за тебя я беспокоилась. Да и твою маму с трудом удержал Микаэль в Атланиане, Вики рвалась к тебе, девочка! Так что же там произошло?

— Сутки назад?.. И это последние поселенцы… Но я-то помню только первых! Как такое возможно? — не понимающе смотрела я на Ника и Кэлливана.

— А ты нам загадки загадывала, внучка! — серьезно ответил за них князь Натан. — Ты общалась с магией мира Мрака больше четырех суток! А очнувшись, даже не поняла, сколько времени прошло!

— Но почему же вы не сказали мне? Теперь мне понятны ваши взволнованные лица… — оглядывая друзей, растерянно проговорила я.

— Некогда уже было объяснять что-то… Купол совсем иссякал, и нам пришлось спешно покидать столь гостеприимный мир, — не замечая иронии в своих словах, ответил дядя.

Его глаза светились от счастья, ведь он наконец-то смог прижать к себе любимую жену.

— Не помню… Для меня прошло совсем немного времени… Простите!.. — виновато объясняла я, стараясь вжаться спиной в обнимающего меня Ника.

Вот совсем я была не рада переживаниям своих близких…

— Не стоит так переживать, Тория… В твоей жизни еще не раз будут поводы для беспокойства родным и близким… Такой уж твой путь… — услышала я родной голос Тигрули. — Но мы всегда тебе поможем! У тебя много помощников, которые просто жаждут разделить с тобой все трудности! — с улыбкой мягко проговорил… Овернис.

— Привет! — тихо произнесла я.

— Привет, малышка! Спасибо тебе за то, что вызволила мою истинную! За то, что смогла разбудить во мне человеческую ипостась! Только ты и Иллариона смогли достучаться до меня! — хрипло произнес мой старый друг.

— А это кто? — удивленно произнесла Луиза.

— Принцесса, ты забыла своего «Пушистика»? — спросил Дух Овера, лукаво улыбаясь ей. — Не может быть! Ты разбиваешь мое старое сердце!

— Тигруля? — прошептала сестренка, не в силах оторвать взгляд от человеческой ипостаси своего старого друга.

— Дорогой, не смейся над удивлением девочки! Не красиво это как-то… Она еще совсем малышка! — произнесла принцесса эллионов, укоризненно глядя на свою пару, что подшучивал над моей сестренкой.

— Вот еще «малышка»! Не сказал бы… Кстати, леди Луиза, а вам сколько лет? — заинтересовался Тигр, опять же весело смотря на будущую невесту принца.

— Великий Тигр! Теперь уже я попрошу не устраивать допрос мой паре! — раздался сердитый голос Алексиса.

— О нет! Не ругайте Овера, это он шутит! Я это прекрасно поняла! — мягко проговорила сестренка, защищая Тигрулю.

— Овернис, к вашим услугам, Ваша Светлость… Теперь в ваших маленьких ручках пробуждение человеческой ипостаси и у моего брата! — с надеждой произнес Дух ОверХауса.

— Мой Лонт! И он тоже?.. — глаза Луизы заискрились от восторга.

— Конечно! — ответила ей Иллариона.

— О!.. Ваше Высочество! — приседая в реверансе, проговорила Лу.

— Ты меня узнала? Но как? — удивленно спрашивала принцесса эллионов.

— Когда-то, еще в другой жизни, я видела старый манускрипт. На нем был изображен портрет прекрасной принцессы Илларионы, и написано пророчество, что только она сможет найти истинные пары для Духов «живых» Домов… Точно я не помню, но саму суть поняла. Я, конечно, желаю для моего Лонта и его братьев истинного счастья! — задумчиво произнесла девочка, с благоговением смотря на рыжеволосую красавицу.

— В другой жизни? Это как? Ты помнишь свою предыдущую жизнь? — удивилась пара моего Тигра.

— Да, помню!.. И мне можно сказать совсем не двенадцать лет! — произнесла сестренка, задорно улыбаясь.

— А расскажешь? — не унималась принцесса эллионов.

Кажется, наша будущая королева нашла себе новую подругу, и я за нее была очень рада.

— Тория, мне нужна твоя помощь!.. Умоляю!.. — тихо произнес Могиан, с мольбой смотря на меня, и не выпуская руки Блисинды.

— Говори, Всевышний! — ответила я богу довольно сухо.

— Тори, я, кажется, понимаю, о чем он хочет тебя просить… — начал Ник. — Предлагаю пройти в свободную комнату. Я бы хотел тебе рассказать, почему изменил свое отношение к нашему опальному богу.

Глава 59

Герцогиня Виктория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Зайдя в голубую гостиную Северной части замка, я с удовольствием уселась на мягком диванчике. Как же давно я мечтала просто посидеть, отдохнуть… А то что при это придется послушать любимого мужа, так этом только в радость!

— Дело в том, что Могиан очень помог нам, пока ты лечила магию мира Мрака. Вернее помог всем нам и тебе, родная! — удивил меня мой принц.

— Это как?

— После того как ты начала общаться с магией мира Мрака, мы поняли, что ты будто застыла во времени… Для нас оно шло, для тебя же почти нет! Мы были в шоке… Особенно казнил себя Император Августо, все же это его миру ты решила помочь. Мы пытались тебя вытащить, но все безрезультатно! Вокруг тебя словно купол магический был, и не пропускал никого из нас!.. — Ник прижал мою руку к своей щеке, словно подтверждая самого себя, что способен до меня дотронуться.

Нервное покашливание остановило наш чуть ли не начавшийся разговор взглядами.

— Извините, что тороплю, но у меня не так много времени, — объяснил свое нетерпение бог.

— Что же продолжу… Успокоить нас смог только Могиан, именно он объяснил, что ты можешь так общаться с миром Мрака довольно долго, даже до трех-четырех дней. Это известие вначале нас привело в шок, но поразмыслив, мы решили действовать по мере нарастания проблем. Кто-то из нас отправился продолжать эвакуировать и отправлять домой поселенцев. Кто-то дежурил около нас с тобой. Ну а я как ты понимаешь, не отходил от тебя, — Ник тяжело вздохнул, сделал паузу в рассказе.

Мне было страшно представить, что вынес мой истинный.

— Все уже хорошо, я с тобой! — прошептала я ему.

— Да!.. Со мной!.. Как я это пережил, не знаю… Помогали конечно все, но особенно Овернис и Могиан. И что самое удивительное, наш Всевышний смог преодолеть барьер магического купола. Он проходил к тебе несколько раз в день, питал тебя магически, поддерживал твои жизненные силы. Именно по этому я прошу тебя выслушай его, помоги ему… Ведь если бы не он, не сидеть нам с тобой сейчас на этом прекрасном диване.

— Да… Озадачили вы меня, — удивленно произнесла я. — Слушаю тебя, Могиан. И спасибо тебе за все, что ты сделал для нас в мире Мрака.

— Это был мой долг, помогать тебе, Виктория!.. А просить тебя хочу о милости… Знаю ты можешь связаться с моим братом, прошу сделать это! Умоляю не ради себя, а ради Блисинды и нашего нерожденного малыша, — с надеждой проговорил бог, нежно прижимая к себе хрупкую блондинку.

Я удивленно смотрела на его жену, которая одной рукой вытерла набежавшие слезы, другую положила на свой небольшой животик.

— Так… Значит вам нужна помощь Талана? Я вас, верно, поняла? — решила уточнить я.

— Да, если в течение этих суток брат не поможет мне сделать Блисси богиней… То наш малыш погибнет… — глухо ответил бог.

— Все поняла!..

Я встала в центр комнаты, сосредоточилась… И начала мысленно рассказывать Талану и Аталане все события последних дней. Все свои эмоции и чувства. А затем мысленно потянулась к нашему всепрощающему богу:

«Светлейший! Умоляю, помоги своему брату! Я верю ему! Могиан исправился! Прости и ты его! Помоги Блиссинде и их нерожденному ребенку! Я почувствовала сильнейшую ауру малыша, это будет еще один великий бог! Но ему нужно только помочь родиться! Помоги его матери стать богиней под стать своему мужу!» — я все говорила и говорила, просила бога о милости…

— Хорошую защитницу ты нашел, брат! — услышала я серьезный голос Талана.

Открыв глаза, я поняла, что мы все переместились в большой белый зал. Тут же нашла глазами Доминика, который сразу оказался около меня, прижимая к себе, будто заслоняя меня от возможных трудностей. Но богам было явно не до нас, они решали свои проблемы.

— Приветствую тебя, старший брат! Если позволишь, то я представлю тебе свою жену, Блиссинду, — медленно произнес Могиан, смотря на брата слегка склонив голову в поклоне.

— Очень приятно познакомится с супругой своего нерадивого брата! — склонил голову и Талан перед молодой женщиной. — Ох, Могиан!.. Мы думали, что ты погиб… — печально произнес он, внезапно подойдя к брату и обняв его.

— Талан, что стряслось?.. — послышался голос Аталаны, и невысокая брюнетка появилась рядом с братьями. — Моги!.. Ты жив!.. — тихо проговорила она, тут же обнимая брата мужа.

— Извините, что вмешиваюсь в вашу встречу, но вы забыли о Блиссинде, ей нужна ваша помощь, Всевышние! Причем, кажется, срочно!.. — несильно вежливо прервала я встречу богов, видя, что беременной женщине становится плохо.

— Блисси! — тут же кинулся к ней Могиан.

— О!.. Она же эллиона!.. — только успела произнести богиня…

— И что?.. Какая разница! Она моя жена! Я люблю ее! У нас скоро будет малыш! — резко проговорил взволнованный Могиан, укладывая Блиссинду на созданный белоснежный диванчик.

— Успокойся брат, Ата не хотела тебя обидеть… — мягко успокоил брата Талан. — Ты просто не все знаешь о эллионах, они создания моей дорогой жены… Уж кому как не ей знать их лучше нас с тобой.

Аталана же в это время проводила руками над ослабевшей блондинкой.

— Вот, замечательно… Сейчас… Еще немного… Какой крепкий малыш, это ты помогал мамочке держаться все это время? Все, отдохни, милый, теперь ей поможем мы с твоим дядей, — шептала богиня, делясь светящейся магической силой с будущей мамой. — Все она уснула! Вы как раз вовремя ее принесли, малыш поддерживал в ней жизнь сколько мог.

— Но почему? — глухо спросил Могиан.

— А скажи за то время, что вы жили в мире Мрака, хоть одна женщина-эллиона забеременела? — просто спросила богиня, хотя сама явно знала ответ.

— Нет, ни одна…

— В их природе заключено то, что для правильного развития беременности нужен свет, Магия Света! Но девушка слишком влюбилась в тебя Могги, и решилась забеременеть и в том страшном мире. Она верила, что ей помогут, что помощь в лице Тории придет вовремя, — негромко проговорила богиня, повергнув сказанным нас в шок.

— А если бы у меня не получилось вовремя попасть в мир Мрака? — глухо произнесла я, вглядываясь в бледную Блиссинду.

— Все предопределено, и ты чувствовала, что нужно спешить! Так ведь? — дождавшись моего кивка, Аталана продолжила: — И получилось, что ты торопилась спасать принцессу эллионов, а спасла еще и будущую богиню и нерожденного бога…

— Значит вы поможете нам? Брат, ты сделаешь Блисси богиней? Это возможно? — с надеждой в голосе произнес Могиан.

— Конечно, разве могло быть иначе? — непонимающе смотрел на брата Талан.

— Ну, я же столько всего совершил!.. И в конце еще и запер эллионов да и дронниаров в мире Мрака!.. Какой я идиот! Спорил с отцом, возомнил себя выше тебя! Вот и получил, что чуть не потерял любимую и нашего нерожденного малыша! — все ругал себя и каялся наш опальный бог.

— Могги, дело в том, что не ты сам себя запер в мире Мрака… Это отец тебя запер там и именно с теми, кто мог тебе помочь понять свои ошибки… С теми кто мог стать тебе друзьями, семьей! — открыл нам еще один невероятный секрет Талан. — Только вот невестка для папы будет сюрпризом! А уж когда он узнает о будущем внуке, то уверен сам и проведет ритуал для Блиссинды.

— Светлейший, в можно вопрос?

— Конечно, Тория.

— Когда я была в мире Мрака, я ощущала, что за мной кто-то присматривает… По схожести магической энергии я сначала подумала, что это вы… — задумчиво вспоминала я свои мысли и чувства в тот момент. — Но когда я уже почти уходила из дворца императора Тилании, я заметила мужчину за спиной будущей Хранительницы «живого» Дома… Это был совершенно седой высокий красивый… бог… Что именно бог, я поняла только сейчас… — с улыбкой спросила я, глядя за спины богов.

— И как ты смогла меня увидеть, девочка? Не пойму! — довольно произнес седой бог.

— Отец!

— Здравствуй сын! А ты так изменился! Стал таким, каким мы с мамой всегда хотели тебя видеть! — проговорил старший бог, обнимая Могиана. — А это у нас кто? — положил он руку на небольшой животик, спящей на диванчике женщины. — Сильный бог будет! Невероятный подарок сделала эта девочка. Пошла поперек своей природы! Но любовь творит чудеса! И именно такое чудо живет сейчас в ее животе! — и он послал своему будущему внуку маленький магический шарик искрящейся от переполняющей его энергии.

И что самое странное, я увидела это! Хотя понимала, что не могла его видеть, я ведь не богини в конце-концов…

— Верно, Тори… Но в тебя очень много нашей магии богов… Тебе и Талан с Аталаной подарили свою благосклонность. И Могиан тебе поддерживал тебя пока ты восстановливала «живые» дома мира Мрака, — уверенно произнес отец богов. — Да и я сам помог тебе там, в этот темном мире, что по какой-то причине оставили боги. Но он с точностью до наоборот похож на ваш мир, мир Света. И ты права, пора уже ваш Светлый мир разбавить немного магией тьмы. Богиня Равновесия давно от меня требует привести в него тьму…. Вижу, ты что-то хотела спросить.

— Да, скажи Всевышний, а возможно ли соединить два мира, что когда-то были одним? — решилась спросить я.

— Нет, девочка, этого делать теперь нельзя. Оба мира теперь идут по своему собственному пути развития. Да они очень взаимосвязаны друг с другом, и не могут жить один без другого… Но это уже два разных мира, с совершенно разной магической подпиткой. Но ты не переживай, ты все сделала верно! Межмировые порталы теперь заработают лучше, чем когда-то это было. Общение жителей когда-то общего мира пойдет обоим мирам только на пользу. А в полном восстановлении сети «живых» Домов тебе помогут эллионы. Это невероятно сильные магические существа! И еще, девочка! Сохрани ту божественную энергию, что мы дали тебе! Она возродится в одной из твоих дочерей! Моему будущему внуку нужно сильная пара! Буду рад видеть ей малышку очень похожую на тебя!

Эпилог 1

Герцогиня Виктория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус.


Сегодня настал день моей Свадьбы! Это был самый прекрасный день для меня! Ведь теперь я осознанно выходила замуж за Доминика. Все недопонимание осталось позади. И пусть это был лишь повторный ритуал, но для нас это была как настоящая, первая свадьба. Я была счастлива! И выходила замуж за своего истинного! Я любила и была любима!

Только с самого утра я почему-то нервничала. И сейчас стоя напротив зеркала, пыталась успокоиться, что никак не получалось у меня. Хоть я и знала, что выгляжу замечательно, но и все же все смотрела, выискивая неуловимые недочеты.

— Дорогая, не стоит переживать, ты у нас самая прелестная невеста во всех мирах! — убеждала меня мама, находящаяся в данный момент на Атланиане.

— Мамочка, ну почему ты не со мной? Как бы я хотела прижаться к тебе… — еле слышно произнесла я, вглядываясь в зеркальную поверхность, за которой находилась мама.

— Милая, но ты же знаешь, что нам еще лет десять самое малое придется лечиться магическими источниками Воздушного мира… Как бы мы с папой не хотели, как бы не желали… — это уже мама чуть не плакала глядя на меня сквозь зеркало.

— Что за водопад вы дамы хотите устроить в такой прекрасный день? — услышали мы уверенный женский голос. — Сегодня будет самая невероятная свадьба! Это я вам обещаю! — произнесла зеленоглазая брюнетка так похожая на нас с мамой.

— Аталана! Здравствуй! — обрадовалась я богине.

— Чудесного дня, девочка! Что это вы с мамой решили погрустить в такой радостный день? — удивленно спросила богиня.

— Почему-то я мечтала, что родители смогут присутствовать на моей свадьбе… Хоть и понимала, что это невозможно! — призналась я, тяжело вздохнув.

— А почему не попросила у отца? Уверена он бы непременно тебе помог! — с лукавой улыбкой проговорила Аталана.

— Что? Но я не знала… — тут уже я не сдержалась, и по моим щекам полились слезы.

— Отставить слезы! — решительно произнес появившийся старший бог. — Ты все думаешь о других, дитя. Это не есть плохо… Но и о себе то так же вспоминать нужно! — меня окутал белоснежный туман, высушивший мои слезы, давший уверенность и божью благодать. — Вот так намного лучше! Подправь немного ее платье, Аталана. Прическа там, украшения… Поболтайте немного, девочки… А я пойду приведу твоих долгожданных гостей, Тори…

— Это он о чем? — все смотрела я на место, где только что был Зевус.

— А ты не догадалась? — хихикнула богиня.

— Я боюсь поверить…

— А ты поверь! Все нужно исполнять приказание отца!

И меня закрутило! В прямом смысле слова! Как я не упала, сама не знаю… Я все кружилась и кружилась. Маленькие магические капли все витали надо мной, пока не оросили меня волшебным дождем. И только тогда я смогла остановиться.

— Вот! Так намного лучше! — довольно проговорила богиня, разглядывая меня со всех сторон.

Посмотрев в зеркало, я застыла от удивления. Мое платье превратилось в воздушную пену невероятно нежной ткани. Юбка была из переливающихся синего, голубого, зеленого и огненно красного цветов. В пикантном вырезе золотистого лифа я увидела изысканное ожерелье из изумрудных и огненных камней. Мою голову венчала диадема из того же гарнитура, но камни были белоснежные и золотые.

— Теперь ты готова! Ты не принцесса сегодня, ты богиня! — поговорила довольная Аталана.

— Спасибо! Это превосходно! Невероятно! Спасибо! — все благодарила я богиню.

— Это мы тебе благодарны за возрождение нашего мира! Пусть впереди еще много работы, но первые шаги уже сделаны в нужном направлении! Так что это тебе спасибо, Виктория Оверлийская! — внезапно удивила меня Всевышняя своими словами благодарности. — Сегодня один из самых счастливых дней в твоей жизни! И пусть ваша совместная с Домиником жизнь сложится счастливо. Пусть она будет наполнена любовью и детишками, — весело проговорила богиня с улыбкой.

Ритуал должен был состояться в храме Двух богов, именно так его и начинали строить. Но после нашего с Ником последнего посещения чертогов божьих мы пришли с ним к выводу, что в нашем мире нужен несколько иной храм. Храм Всех Богов!

И вот сейчас мы с Домиником шли по проходу к группе статуй, стоящих в центре огромного зала. Поклонившись по очереди Талану, Аталане, Могиану, Зевусу и Нияне (смогли выпытать мы у нашего бывшего опального бога имена их родителей). Глядя на наших Всевышних, я представляла в их рядах и прекрасный образ юной богини Блиссинды с малышом на руках.

Я была уверена, что теперь такие храмы будут появляться по всему нашему миру. Пришла эра божьей семьи Солнечных! Чем больше людей, да и не только будут поклоняться им, тем благосклоннее и щедрее будет божья помощь. Хочется только почаще напоминать жителям нашего мира, что и боги ценят людей за поступки, за их деяния.

На ступеньках перед статуями нас встречал АрхиСлужитель Амитона Авадион Светлейший, оказавший нам честь провести повторный ритуал Единения сил и магий. Он начал произносить слова, скрепляющие наши жизни в одну. Мы же почти не слушали его, только смотрели в счастливые глаза друг друга.

— Да осветит пусть ваш единый путь… — немного запнулся АрхиСлужитель, — …наши Солнечные боги, — нашел все же правильную фразу он.

И все верно, раньше ритуал освещал Светлейший Талан, но сейчас-то богов целая семья. Пока и слова ритуалов менять!

Обычно после того как Служитель Светлейшего произносил последнюю ритуальную фразу храм озарял Свет. У кого много, у кого-то совсем чуть-чуть, но все всегда были рады и такой божьей благодати.

В нашем случае же не произошли ничего… В храме послышались шепотки, кто-то спешил обсудить то что нас не хотят освещать боги…

— И что вы там обсуждаете? Свет вам нужен? Так если мы все включим наш «освещатель», тогда не то что храм, мы и все королевство осветим… Еще подпалим что ненароком!.. А оно вам надо? — послышался голос Зевуса, который как всегда говорил в необычной для нашего мира манере.

Посмотрев на статуи богов, мы поняли, что уже давно с нами в храме присутствовали сами боли, а не их статуи.

— Всевышние! Приветствуем вас! — торжественно произнес АрхиСлужитель Амитона, низко кланяясь богам.

— Здравствуй, Авадион Светлейший! Рад видеть, что именно ты провел ритуал Единения сил и магий для моих друзей! Заметил я, что все пары соединенные тобой живут счастливо долгие годы, — приветствовал Талан своего главного Служителя.

— И все же может вы, соизволите закончить ритуал? Он слишком важный для нашей молодой пары истинных, — произнесла Нияна, строго смотря на мужа, усевшегося на ступени постамента.

— Мама права, не стоит устраивать балаган из главного события в жизни нашей девочки! — это уже Аталана пыталась образумить отца.

— А что я-то? Я свой ритуал уже провел!.. — многозначительно посмотрел на нас старший бог. — Первый ритуал проводил я, только они чего-то не очень им довольны… Вон пришли пережениваться!

— Зевус, заканчивай уже говорить на непонятном языке. Половина из присутствующих тебя не понимает! Это он недавно в отпуск перемещался в странный мир, в котором нет магии. И нахватался там словечек!.. — с доброй улыбкой объяснила нам старшая богиня, — Ну вот и я, кажется, заразилась этими словами.

— И все же кто из нас будет освещать этот союз? Мои друзья не должны оставаться без нашего благословения! — произнес Могиан, вопросительно смотря на родителей.

— Я же уже объяснил! Не могу я провести освещение союза, который уже осветил! — признался Зевус, довольно улыбаясь.

— Так это вы вместе с Овенисом соединили наши магические силы и линии жизни? — чуть ли не в голос спросили мы с Домиником.

— Конечно! Хорошо мы с Овером придумали, правда? — старший бог встал и, подойдя к нам, обнял меня, поцеловав в щеку. — Так было нужно, дети мои. Вы созданы друг для друга! И чем раньше бы вы соединили ваши жизни, так скорее бы в этот мир пришло благополучие и процветание. Как не странно для вас это, но эти события очень взаимосвязаны!

— Да мы уже и не сердимся, Всевышний. Как видите, пришли за повторным благословением. Близкие просили церемонию, так что вы уж простите нас! — ответил Ник, нежно обнимая меня за талию.

— Да ладно, не злюсь я! Так для проформы повыступал, — опять удивил нас Зевус непонятными фразами.

— Предлагаю тогда осветить этот прекрасный союз вам дети, — обратилась Нияна к младшим богам. — А я после отдельно благословлю нашу молодую пару.

— Согласны, — проговорили Талан, Аталана и Могиан, вставая около нас.

Только тут я заметила, что время наконец-то запустилось. Оказывается, что наш разговор и милая домашняя перепалка богов была не видна остальным присутствующим на торжестве.

— За храбрость и доблесть!

— За бескорыстие и самопожертвование!

— За бесконечную любовь к ближним!

— Мы дарим вам новые возможности к вашим магическим способностям.

— Мы связываем ваши бессмертные души истинной пары, теперь вы сможете найти друг друга и в следующих жизнях.

— Мы дарим вам магические брачные браслеты истинных пар. У них множество свойств, среди которых и связь с нами. Так что наше общение, друзья, конечно же, не заканчивается!

И нас с Ником окружили миллионы, миллиарды разноцветных магических капелек, они кружили в столпе света, в котором стояли мы. Затем этот водоворот магической энергии будто взорвался, и все магия впиталась в наши магические тела. Похоже, наши огромные резервы увеличились еще в несколько раз.

А на запястьях у нас появились резные браслеты из магического сплава. Они были украшения россыпью мелких драгоценных камней, что переливались, играя яркими красками.

И тут я почувствовала эмоции счастья и любви, что переполняли сердце и душу моего теперь уже настоящего мужа. Наши взгляды встретились, и казалось, время вновь остановилось, теперь уже для нас двоих.

«Люблю!.. Люблю!.. Люблю!..» — твердили мы друг другу.

Мы чувствовали каждую невероятную эмоцию друг друга, каждую мысль.

Наши губы слились в самом сладком чувственном поцелуе. Мы пили дыхание друг друга, жили восторгом от незабываемых чувств.

«Родная, нам нужно прерваться… — услышала я голос Ника, с трудом оторвавшегося от моих губ. — У нас с тобой еще вся ночь впереди! И вот там нам никто не помешает!»

Стоило нам сделать шаг в сторону богов, как время запустилось вновь. Глядя на довольные лица мужской половины наших богов, мои щека налились ярким румянцем.

— Не обращай внимания на этих… мужчин! Я за тебя очень рада! Счастья тебе и нескончаемой любви! — тихо произнесла Аталана, целуя меня в щеку, и на мгновение окутывая зеленоватым туманом, который скрыл следы наших бурных поцелуев.

— Спасибо! — произнесла я богине с улыбкой.

— И я хочу вас, дети, отблагодарить свой божественной благодатью, — проговорила подошедшая Нияна. — Спасибо, что сумели спасти моего младшего сына из мира Мрака. Мы этого никогда не забудем, всегда можете рассчитывать на нашу помощь. А одарить хочу вас способностью общаться мысленно и чувствовать не только друг друга, но и своих будущих детей. Уверена, вы совсем скоро вам пригодится мой подарок!

Когда же мы развернулись к ожидающим нас гостям, я пришла в неописуемый восторг. Мои родители сидели на первом ряду, крепко держась за руки друг друга. Папа с гордостью смотрел на меня, мама же потихоньку вытирала платочком свои слезы.

«Спасибо, Зевус! Спасибо за чудесный подарок!» — мысленно благодарила я бога.

«Ты заслужила это, девочка! Впрочем, как и твои родители!» — прозвучал ответ.

— Поздравляем! Счастья вам! Любви! — кричала наши родные.

Я с улыбкой благодарила и своих родителей, и Ника, которые сидели рядом с моими. Наконец-то лучшие друзья опять вместе!

Здесь же я увидела и князя Кэлливана с мамой Ирой, и дедушку Натана. Конечно, Луизу и Алекса, рядом с которыми сидели Овернис и Иллариона. Мой дорогой Тигруля, ему очень шел человеческий образ!

Мои дорогие фамильяры наблюдали за ритуалом сидя рядом с родителями.

«Мы рады за вас! Поздравляем!» — прозвучало в наших головах.

«Кин, я одобряю твой выбор!» — сказала Молния Доминику.

«Ри, а он хороший парень! Он будет хорошим мужем!» — вторил ей Красэлл.

Мы прошли по мягкой траве, что внезапно появилась в храме, сквозь арку, украшенную прекрасными ториями. Сверху на нас посыпались лепестки белоснежных цветов, перемешанные с брызгами божественной благодати.

Мы счастливые шли рука об руку в наше прекрасное будущее.

Эпилог 2

Герцогиня Виктория Оверлийская, «живой» замок ОверХаус, прошло 10 лет.


Золотистые стены старинного замка казались живыми, они переливались на солнце, весело играя витражами и яркими стеклами окон.

Казалось, что изображенные на барельефах люди перешептываются между собой. А прекрасные невиданные огненные птицы перелетают с одного каменного рисунка на другой.

Старый великан был рад, наконец-то у него появилась истинная Хозяйка! Сбылась его самая давняя мечта, в старинных стенах, наконец, слышны детские голоса! Самое важное же для некогда грозного ворчуна стало то, что в его стенах росли дети его Хранительницы.

ОверХаус был горд, ведь именно он стал первым из «живых» Домов, у которых появились дети Хранительниц. Все верно, старый великан ощущал себя дедушкой таких любимых им сорванцов!

В этот солнечный день я решила провести в нашем парке. Я лежала на мягких подушках, на большом клетчатом пледе, и с умилением смотрела на крохотную дочку, которую очень интересовали пальчики на ее ножках. Малышка и на зуб их пробовала, и внимательно разглядывала.

Славилла Оверлийская родилась у нас совсем недавно, ей не было еще и четырех месяцев. Но, как и старшие наши дети, она развивается намного быстрее обычных малышей.

— Слави, что случилось, радость моя? — спросила я у дочки.

«Ма-ма!» — радостно ответила мне мысленно моя кроха, расплываясь в доверчивой улыбке.

— Неужели ножка такая вкусная? — спросила я, целуя ее в пухлую щечку.

«Не… Ин-те-ес-ная!» — ответило мне синеглазое чудо.

«А ты на вкус-то, зачем ее пробуешь?» — прозвучал расслабленный голос Тигрули у нас в голове.

«Ку-снаая!» — тут же ответила ему дочка.

Дух Овера в последнее время часто меняет свой облик. То он Великий Тигр, то Овернис в облике человека. Переживает мой старый друг, скоро папой станет! Иллариона обещала ему подарить прекрасного маленького котенка. Скорее тигренка, но для его родителей-тигров малыш всегда котенок!

Так и нервничает наш Дух Овера, все перемещается то к любимой жене в Северное крыло замка, то к нам в Центральную и Южную части. Только в обществе нашей малютки и успокаивается Великий Тигр, именно Слави оказывает на него положительное влияние.

— Мама, а Натан и Омист не берут меня играть с собой! — подбежала ко мне старшая дочка.

Викторианне и Натаниэлю скоро исполнится по восемь лет, рождение близнецов стало невероятным сюрпризом. Не иначе это опять Зевус постарался, хоть и не признается, но эта парочка в лице старшего бога нашла еще одного дедушку.

Омистион же стал самым верным другом нашим сорванцам, ему скоро исполнится девять лет. Но я не забывала, что в моем маленьком кузене живет душа великого друида. И порой в умных глазах мальчика я видела хитринки того самого призрачного друга, который был мне замечательным проводником в ритуале принятия силы друидов.

— Омистион Гроввар-Вэллис! Натаниэль Оверлийский! Признавайтесь будущие лорды, почему не берете в свои игры юную Хранительницу? — прозвучал строгий голос мамы Ираиды, которая отдыхала рядом с нами, качаясь в кресле-качалке, подаренной нам все тем же Зевусом.

— Мама! Но мы хотели Анне сюрприз приготовить, а она… — обиженно высказался Омист, сверкая своими голубыми глазами.

— А она пришла и раскидала наши поделки! — продолжил кузену и Натан. — Почему ты всегда права, Анна?

— Потому что девочкам нужно уступать! — важно произнесла зеленоглазая Викторианна, уперев ладошки в бока, и серьезно посмотрела на друзей. — Так дедушка Микаэль говорит!

Вот же балует папа нашу будущую Хранительницу, мечтательно подумала я. Видимо все не отданное мне в детстве внимание и ласку получает сейчас моя дочка.

— Как же она похожа на тебя в этом возрасте, — произнес ВерДом, появившийся на поляне.

— Я была такая же вредная? — со смехом спросила я.

— Нет, не вредная, но настырности и решительности тебе всегда хватало! — с улыбкой глядя на детей, ответил Вер.

За эти годы домовые почти выросли до роста обычного человека, выше всех, конечно, был наш главный домовой. Но самое интересное в их изменении стали немного удлиненные уши, очень похожие на эльфийские, только золотистого цвета. Нияна как то призналась что это ее божественный подарок моим верным помощникам.

— Пришло сообщение от леди Луизы. Она завтра приедет, какую-то новость хочет нам сообщить. И вот лично для тебя, Тори, сообщение, — произнес ВерДом, передовая мне послание.

— Неужели наша принцесса наконец-то согласилась выйти замуж за Алексиса. Бедный он ее и так долго ждал! А тут еще эти постоянные: «Нужно подождать!», «Мне хочется сначала закончить Академию Магии!», — задумчиво произнесла княгиня Ираида, поглаживая свой большой живот и качаясь в кресле-качалке.

— Не уверена… В последний раз Лу писала, что хочет восстановить ЛонтонХаус, чтобы их брак освещали на территории старинного замка. Так и есть… — проговорила я, прочитав письмо сестры, — она хочет что-то важное спросить у Оверниса. Так что видимо нашему кронпринцу придется еще подождать…

— А куда это собрались наши юные лорды и леди? — послышался строгий голос.

— Да мы тут!.. И никуда мы не собрались!.. — оправдывался взъерошенный Натаниэль, оглядываясь кругом, ища где же сейчас находится лим, что рассекретил из замыслы. — И почему мы не можем никуда пойти? Мы же были на территории Овера!

— Так! Юный лорд Натаниэль Оверлийский! Если бы это было так, то вас бы с друзьями не поймали лимы! — строгим голосом отчитывала сына я.

— Мы нашли их у западных ворот ОверХауса! Дети явно пошли разведывать Сиреневый лес, — спокойно проговорил появившийся Дим.

Лимы за эти годы успели принять свой изначальный вид, это были большие существа, выше человека на голову. Внешне они были очень похожи на атлетически сложенных мужчин. Волосы всех лимов были закрыты золотистой банданой (еще одно новое слово нам принес Зевус). На плечах белоснежных рубашек были эполеты с традиционным знаком тигра. Лимы стали самыми внушительными стражами не только самого ОверХауса, но и всего герцогства. Они могли становиться невидимыми, светящимися, и конечно, вполне осязаемыми стражами.

— Значит, говорите, вы случайно оказались у Запретного леса? — грозно произнесла я, вставая с удобного пледа. — И как у вас получилось быть в двух местах одновременно?

В ответ мне стояла тишина, мальчики стояли, склонив головы в напряженных позах.

— Доммианис Солнечный, огромная просьба появиться на наши глаза! Как проказничать так все вместе, а наказания получать будут только твои друзья? — укоризненно проговорила я, вглядываясь между стоящими мальчиками. — Повторяю! Доммианис, я знаю, что ты здесь! Видимо самое время связаться с твоим отцом!

— Нет! Не надо! Мне же попадет! — грустно произнес рыжеволосый сорванец, появившийся рядом с друзьями.

— Мамочка, не говори, пожалуйста, дяде Могиану! Домма накажут, и он не сможет придти на наш праздник! — заступилась за друга Анна, для которой что Омист, что Домм стали как братья.

«Ма-мо-ська! Неть!..» — пронестись у меня в голосе слава Слави, которая перенеслась к юному богу на руки, весело пуская пузыри.

— Лави! Чудо ты мое! Спасибо, заступница моя! — бережно поддерживая малышку, произнес Доммианис.

Сразу после рождения второй дочки, я поняла, что именно она станет будущей невестой внука Зевуса. В ней чувствовалась сильнейшая сила, дарованная нам богами. Как же интересно было наблюдать за общением этих двух истинных. С первых дней Домм часто стоял около кроватки нашей новорожденной дочки, что-то ей рассказывая, объясняя. Да и Слави отвечала ему той же нежной привязанностью, часто плачущую малышку мог успокоить только юный бог.

— Интересно у вас тут как! — услышали мы суровый голос старшего бога. — И как это у тебя, Доммианис Солнечный, получилось перенести Омистиона и Натаниэля к Сиреневому лесу? Я же запретил тебе использовать божественную магию за пределами Божественных чертогов!

Юный бог побледнел, застыл с малышкой на руках, которая обхватила его маленькими ручками и звала меня:

«Ма-мо-ська! По-мохи! Спа-си, Доммя!»

— Всевысший, просим вас о снисхождении для юного бога, — склонив голову, проговорила я. — Уверена, что не один он все это задумал. Трое провинившихся, троим и получать! — уверенно произнесла я, не пытаясь забрать малышку из рук юного истинного, знала, что в его руках ей ничего не грозит.

— Дедусечка! Не наказывай мальчишек сильно! — с очаровательной улыбкой попросила Викторианна, подбежавшая к Зевусу. — Ты же знаешь, что они сорванцы и проказники… Но мы же их любим!

— Нда… Прекрасная защита у тебя, внук! — уже спокойно проговорил старший бог. — Хорошо, внученька, я подумаю как наказать, а вернее исправительные работы с мальчиками провести! — присел Зевус перед Анной, которая его тут же обняла и поцеловала. — Обожаю твои обнимашки, Анечка!

— Дедуся, ты лучший! — ворковала моя старшая дочь с богом.

— А теперь, ты иди ко мне, младшая внученька! — перенес он к себе на руки мою младшенькую, которая тут же что-то заворковала, загукала любимому деду. — И ты просишь за Доммианиса… Да девочки, с такими заступницами как вы мне сложно наказывать наших мальчишек! Что же для вас придумать?

— Приветствую, Всевышний! Думаю, могу подсказать вам способ наказания, а вернее учения! Давно пора мальчишек с Военную школу отдавать. Засиделись они дома! — раздался голос любимого мужа, который тут же прижал меня к себе, целуя в висок.

— Папа! Ура! Я давно хочу в твою Военную школу! Ура! Ура! — запрыгал от радости Натаниэль. — А Омиста возьмут? А Домма? — тут же вспомнил про друзей наш сын.

— Омистион уже зачислен, как и ты, сын, с его отцом мы этот вопрос обговорили сегодня, — спокойно объяснил мой принц, так и не выпуская меня из своих объятий.

Мы не виделись так долго, целых два дня, дня нас этот срок всегда большой!

— А что скажет Могиан или вы, Зевус? — спросил он старшего бога. — Условия в нашей школе для сильных магов хорошие. Учителя превосходные, сам набирал, да и Алексис помогал. Над территорией школы протянут магический щит, впитывая излишки магических усилий наших пока не обученных боевых магов.

Как не невероятно, но Доминик стал директором первой Военной школы для сильных одаренных мальчиков. Теперь у нас это семейное, Ник заведует школой для мальчиков, я же, как и десять лет назад Школой для Одаренных девочек.

Теперь это уже не Школа Ярких девочек, так как все будущие Хранительницы «живых» Домов были найдены нами. Почти все они в ближайшие годы закончат ее. Но такой потенциал, что мы наработали за эти годы нельзя оставлять. Вот и забрали мы себе на обучение маленьких одаренных девочек. Как оказалось, сильных магичек так же много рождается, что и десять лет назад. И особенно нуждались в обучении крошки из простых семей, у которых нет денег на платное обучение. Вот именно такие девочки в большинстве своем и учатся у нас.

Наконец ночная прохлада сменила жару над ОверХаусом. Мы с Домиником пожелали старшим детям сладких снов, а малышку Слави уложили в мягкую кроватку. Дети спали, можно и для себя выделить время… И мы наслаждались невероятным закатом на уютном балконе, примыкающем к гостиной в наших покоях.

— Как у тебя прошел остаток дня? Удалось уговорить Могиана и Зевуса на обучение Доммианиса в твоей Школе? — тихо спрашивала я, нежась в объятиях любимого мужа.

— Да, все получилось! Могиан сам настоял. Они создадут защитную татуировку на плече Домма, она будет сдерживать его божественную силу. Так что он будет учиться наравне с нашими мальчиками, — спокойно отвечал Ник, выписывая на моей руке замысловатые узоры.

— Знаешь, я беспокоюсь, что у Натана и Анны скоро подойдет время отправляться за фамильярами. Как же мальчики будут учиться в Школе с ними? — задала я вопрос, что уже несколько дней беспокоил меня.

— На этот счет не переживай! Во-первых, до учебы больше двух месяцев, Натан сумеет подружится со своим фамильяром. А во-вторых, я уже просил у Кэлливана на должность преподавателя сильного друида, который поможет им и с фамильярами, — объяснял мне Доминик все то о чем он оказывается уже позаботился.

В который раз подумала, что судьба сделала нам прекрасный подарок, соединив нам вместе.

— Да и не забывай, Омистион, сам кого хочешь, научит общаться с фамильярами. С его-то опытом и силой друида! Уверен, что скоро у него будет просыпаться память о прошлой жизни! — добавил он.

— Матушка Земля говорила, что память о прошлой жизни проснется у него к двадцати годам… Думаешь раньше? — задумчиво проговорила я, вспоминая поведение младшего кузена в последние месяцы.

— Уверен в этом! Взгляд у Омиста иногда чересчур взрослый. Думаю, началось это с момента его повторной встречи с фамильяром. Шэлл, как и его хозяин еще тот проказник!

— Согласна… Да и Красэлл и Молния говорят, что Шэллирон часто блокирует ментальную связь с другими фамильярами. А такое умеют делать только взрослые существа, даже наши умеют лишь частично закрываться… Нужно в преподаватели кого-то очень сильного друида… — размышляла я, медленно накручивая на палец длинный локон своих разноцветных волос.

— И тут могу успокоить тебя насчет названного брата. Я час назад договорился с твоим дедом, князь Натан Лурийский согласился занять место преподавателя в Военной школе. Да и еще обещал парочку сильных друидов мне посоветовать, так что твой скрытый братишка будет под хорошим надзором, — успокоил меня муж, уложив себе на плечо и тихо поглаживая мою спину.

— Это и хорошо, как бы ни придумал чего этот получивший второй шанс друид! — согласилась я с Ником, вдыхая сладкий запах моего мужчины.

— А как думаешь, девочки не будут скучать без мальчишек? — вспомнила я, как сегодня дочери защищали провинившийся сорванцов.

— Но порталы никто не отменял! Так что встречаться они смогут, это точно! Пусть не часто, но зато ожидаемо! Не переживай, все будет хорошо! — убеждал меня истинный.

— Анне конечно с фамильяром поможем мы с Красэллом… Да и ей так же пора учиться… Пожалуй, и ее я запишу в свою Школу Одаренных девочек. Пора уже… — рассуждала я, тихонько перебирая отросшие за эти года волосы мужа.

Прекрасная традиция не стричься женатым мужчинам! Пусть все видят, мой принц занят! Он Мой! Истинный! Единственный! Я его люблю!

— И я люблю тебя, моя самая яркая девочка! — проговорил Ник, услышав мои мысли. — Ты мой свет! Половинка моей души! Без тебя меня нет! Я вижу тебя в глазах наших детей! Я готов прожить с тобой еще несколько жизней! Главное чтобы вместе!

Наши губы наконец-то слились в желанном поцелуе. Время в который раз остановилось для нас. Мы наслаждались тем маленьким миром, где были только мы с любимым. Где были нежность, удовольствие, блаженство и страсть.

Примечания

1

«Берегите землю» автор и исполнитель песни Ольга Кормухина.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Глава 55
  • Глава 56
  • Глава 57
  • Глава 58
  • Глава 59
  • Эпилог 1
  • Эпилог 2
  • *** Примечания ***