КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474195 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220940
Пользователей - 102740

Впечатления

Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
demindp93 про серию Конфедерат

Отличный цикл, а 5 книги нет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Достоевский: Преступление и наказание (Русская классическая проза)

Книга на все времена. Эту книгу должен прочитать и периодически перечитывать каждый, кто хочет считать себя человеком.
Те, кто сейчас правят Россией и странами бывшего СССР, этой книги, видимо, не читали.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).

Михаил Тоноян [Сергей Герман] (fb2) читать постранично

- Михаил Тоноян 102 Кб, 5с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сергей Эдуардович Герман

Настройки текста:




                Миша Тоноян

 

Друг-это враг, подпущенный на смертельно близкое расстояние....

                                                                     (народная мудрость)


Я познакомился с Мишей Тонояном во время сдачи вступительных экзаменов. После демобилизации из армии я приехал в город Орёл поступать в школу милиции.


Миша Тоноян внешне не был похож на настоящего армянина. Он был мелкий, тщедушный, без чёрной щетины на лице, да ещё и рыжий. Впрочем, для горских народов это вполне типичная ситуация. Среди них встречаются даже блондины. Например — Харатьян.

Принадлежность к гордой нации абреков Тонояна выдавал лишь орлиный нос, да возмущённый орлиный клёкот, если Мише казалось, что кто-то покушается на его мужское достоинство.

Как и большинство невысоких мужчин Миша страдал комплексом неполноценности по поводу своего роста, поэтому выбирал себе женщин крупных, с большими титьками и задницами.

Все его подруги были в основном с местной ткацкой фабрики и проживали не так далеко, в общаге, через две остановки.

Несмотря на свой горский менталитет, говорил он с ними всегда мягким воркующим голосом.  Как опытный обольститель он  действовал на уровне голоса и слуха. В этом же был убеждён и его земляк Серож Товмасян, который говорил, что таким образом он завлекает девушек в ловушку.


Несмотря на удалённость Армении от нашего российского городка у нас всё-же училось несколько уроженцев этой солнечной республики. Это неудивительно, поскольку армянская диаспора вторая по распространённости после еврейской.


Армяне есть везде. Думаю, что если где-то на другой планете будет обнаружен человек, он наверняка будет армянином.

Сходство с евреями  подтверждает ещё и  тот факт, что армяне, как и евреи, делятся на торгашей и мыслителей. Миша Тоноян был предпринимателем. Он вечно то-то менял, перекупал, продавал. У него всегда были деньги. После стипендии мы иногда сидели в ресторане. Миша всегда успевал заплатить первым. Небрежным жестом он ронял официанту деньги на стол и произносил неизменную фразу "Сдачи нэ надо!»

Я считал Тонояна своим другом. Мне он казался хорошим парнем. Не жадный и без карьерных амбиций. Во всяком случае, когда очередного «залётчика» после двойки или пьянки разбирали на комсомольском собрании, он никогда никого не осуждал с трибуны. Вряд ли я сейчас смогу вспомнить о нём что-то плохое.

В выпускной характеристике ему написали:«Политически грамотен,

принципиален, морально устойчив… Пользуется авторитетом товарищей…»

В общежитии наши кровати стояли рядом.

После выпуска мы все получили распределение и разъехались по разным городам СССР.

Через несколько лет я уволился из милиции, несколько лет занимался бизнесом,  а потом уехал из России. Вопрос чем заняться на чужбине не стоял. Я взялся за перо. За 18 лет написал роман, восемь повестей и три научных монографии.

Я стал писателем. На мой взгляд весьма неплохим.  Лучше всего у меня получалось  описывать чужие пороки.

Много лет я ничего не слышал о своём кавказском друге. Он нашёл меня сам, через 30 лет после выпускного.

Его голос был по прежнему мягок и даже приобрёл какой-то бархатный тембр. У него всё было хорошо. Он уже много лет жил в Монголии и имел там серьёзный бизнес. Поставлял из России в Монголию бензин и солярку. Имел сеть автозаправок в своём городе. Из-за трудности произношения я не запомнил его названия. Совсем недавно он прилетел из Китая, где договорился со своим деловым партнёром об инвестировании в свой бизнес миллиона долларов США. Я слегка завидую своему приятелю, "Живут же люди".

Мы хорошо попрощались, обменялись адресами. Я пообещал приехать в гости к Тонояну в Монголию. Он ко мне в Германию. Через два дня он позвонил мне

снова. Я как раз прилетел в Россию к маме.

-Слюшай. - Сказал он своим бархатным голосом. - Я через неделю буду в Новосибе. Мы можем увидеться.

Ровно через семь дней мы встретились в ресторане. Тоноян подъехал на чёрном мерседесе представительского класса, за рулём был водитель в пиджаке с галстуком. Миша благоухал дорогим парфюмом,  был элегантен и напоминал молодого Березовского. Такой же деловой, успешный, энергичный. Чёрные джинсы, водолазка, слегка мятый, чёрный пиджак. Я предложил выпить водки за встречу.

Тоноян был нетерпелив, он безостановочно посматривал на часы. Я лишь позднее сообразил – машина была взята на прокат. Каждая минута простоя увеличивала арендную плату.

-Я заехал буквально на десять минут.- сказал Тоноян слегка грассируя. Извини, большой бизнес требует издержек.

Он вновь, словно невзначай глянул на часы. Массивный «роллекс» на его руке вероятно должен был демонстрировать респектабельность и надёжность своего владельца. Ему это удалось.  Миша чрезвычайно располагал к себе.


– На таможне застряли