КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439189 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207424
Пользователей - 97916

Впечатления

ANSI про Пустовит: FB2-Librarian (Библиотекарь) Руководство (Программы)

а моё мнение строго полярное - лет 5-7 назад искал и сравнивал проги для хранения книг, так вот именно эта прога заставила меня долго "танцевать с бубном" (сначала по установке, потом по запуску и использованию - то работаю, то не работаю, то вижу базу, то нет((
были использованы ОС от windows XP до windows 8.2
остановился на Calibre, в базе 225 тыс книг и еще примерно столько же ждёт добавления туда

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Пустовит: FB2-Librarian (Библиотекарь) Руководство (Программы)

Будет время - я набросаю брошюрку по этой очень хорошей проге.
К сожалению, у нее есть мелкие баги. В своей брошюрке я напишу как их обходить, а также напишу как использовать язык SQL для пакетной обработки (добавления, удаления, переименования) жанров базы.
Когда появится свободное время.

Пользуюсь прогой лет 17 и очень доволен. В моей библиотеке сейчас более 156 тыс. книг, а будет еще больше.

2 ANSI
Вы наверное путаете с FB2Library.
Вот она точно - то работает, то не работает, то видит базу, то нет. И не портабельна. И не имеет кучу нужных фишек, которые есть в FB2-Librarian.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

На Калиновом мосту над рекой Смородинкой (fb2)

Ольга Богатикова «На Калиновом мосту над рекой Смородинкой»

ПРОЛОГ


Значит так. Ошибка была не в расчетах, это точно. Вернее, точно не в моих расчетах.

А проверю-ка я файлы помощников.

Клик! Клик! Клик!

Так… У Вити все чисто… Клик! Клик! Клик! А у Кости?

— Василиса!

Хм… У Кости тоже все правильно… Тогда Наташка?..

— Василиса!

Клик! Клик! Клик! Да где же это…

— Василиса, ты меня слышишь?

Она что, отчет не сбросила? Так. Сбросила. Что это за ерунда? Хм…

— Василиса, оглохла что ли?

— Петя, отстань. Я работаю.

Клик! Клик!

— Там к тебе муж пришел.

Создается впечатление, что Наташка снова что-то не поняла. Впрочем, ничего удивительного — стажёр все-таки…

— Петя, я работаю. Не отвлекай меня.

— Я говорю — к тебе муж пришел.

— Какой еще муж?.. Да где же этот…

Клик! Клик!

— Как какой муж? Кащей Бессмертный.

Я вздрогнула и, оторвав взгляд от монитора, медленно обернулась. Петька стоял у двери и улыбался во весь рот. Однако, увидев ледяной мой взгляд, улыбаться перестал и напрягся.

— Какой еще Кощей, Петенька? — холодно поинтересовалась я.

Парень смутился.

— Ну… Заказчик пришел. У него фамилия — Бессмертный. А ты — Кащеева, вот я и… Короче, тебя шеф зовет в конференц-зал. Прямо сейчас.

Мой взгляд немного потеплел.

— Зачем?

— Ну как же! Приехал заказчик говорю. Тот, который самый выгодный, которым шеф все мозги прополоскал. Посмотрел вчера образцы, а все равно не верит, что мазь не пустышка. Они сейчас в конференц-зале, и Бессмертный этот требует главного разработчика. Вот я за тобой и пришел.

— Петя, о какой мази речь? — это называется — почувствуй себя тормозом.

— Василиса, ты чего? Да о радикулитной, что ты полгода назад разработала.

— Вы бы еще динозавров вспомнили! — я фыркнула и повернулась к экрану. — У меня здесь глазные капли медным тазом накрываются, а ты о мази. Я сделала, а вы продавайте. У меня работы громадье.

— Василиса! Ты что, не пойдешь что ли? Царев же просил прийти. И Владислав Лаврович этот тоже.

Я вздрогнула снова. Повернулась. Встала.

— Пойдем.


* * *

Медленно приоткрыла дверь и заглянула в конференц-зал. Шеф — Иван Александрович Царев что-то оживленно объяснял светловолосому мужчине в темно-сером костюме. Тот смотрел на шефа скептически, но слушал внимательно. Мое сердце пропустило удар. Влад…

Я почувствовала, как кровь отливает от лица. Хм… Выглядит в целом неплохо, но похудел и даже как-то осунулся. И немного постарел.

Принесла ведь нелегкая!

— Ты так и будешь тут стоять? — прошипел Петька. — Может, зайдем уже?

Я распахнула дверь и вошла. Царев прервал свою речь, улыбнулся. А заказчик вдруг побледнел почти до синевы, а его голубые глаза округлились. На мгновенье мне стало страшно. Неужели узнал?.. Нет. Его лицу вернулся румянец, взгляд из удивленного превратился в вежливо-прохладный. Ну да, Владислав Бессмертный, вы обознались — приняли незнакомую девушку за знакомую. С кем не бывает, особенно если есть определенное сходство… Прав был Валериэль — «шкурка» действует безотказно.

— Владислав Лаврович, позвольте представить вам Василису Еремеевну Кащееву — ведущего разработчика нашей компании, — улыбнулся наш шеф, Влад же при моем имени удивленно приподнял брови. — Василиса с удовольствием ответит на все ваши вопросы и развеет сомнения по поводу нашей мази.

— Добрый день, — вежливо сказала я.

— Приятно познакомиться с гением фармацевтики, — улыбнулся Бессмертный.

— Смею вас уверить, что Василиса — действительно настоящий гений, причем весьма разносторонний, — продолжал Царев. — На ее счету уже несколько успешных разработок. Лекарства, созданные по ее проектам, пользуются бешеной популярностью не только в нашей стране, но и в некоторых государствах Европы. А эта мазь станет настоящим открытие в медицине, поверьте!

Влад молчал и внимательно смотрел на меня. Это плохо. Точно захочет познакомиться поближе. Хотя, может, обойдется? Ну, подумаешь — похожа. Многие люди бывают похожи друг на друга. Мама всегда говорила: хочешь что-то спрятать — положи на самое видное место и веди себя как ни в чем не бывало. Вот я и веду. Внешность менять не стала и иллюзию накладывать тоже, кому надо тот все равно увидит и во всем разберется. А вот благодаря «шкурке», которую мы с Валериэлем сотворили, отличить меня от обычного человека невозможно. Если бы еще можно было имя изменить, вообще было бы здорово. Но тут — увы.

— У вас есть ко мне вопросы? — спросила я.

— Великое множество, — ровным голосом ответил Влад. — Но задавать их здесь не имеет смысла. Иван Александрович, — обратился он к Цареву, — где нужно подписать? Наша компания берется за изготовление вашей мази.

Шеф заметно повеселел и начал что-то говорить.

— Я могу идти?

— Конечно, Василиса. Спасибо. Работайте.

Закрывая за собой дверь, я спиной чувствовала его взгляд. Видимо, еще придется пообщаться.


* * *

— Слушай, этот Бессмертный так на тебя пялился! — Петька удобно уселся на подоконнике и с удовольствием прихлебывал кофе. — Хотя, о чем это я! На тебя всегда все пялятся, ты ж у нас Василиса Прекрасная.

— Не прекрасная, Петь. Премудрая.

— Без разницы.

— И вовсе нет.

— Слушай, ты ведь ему ничего не сказала, просто поздоровалась! А он — рраз! И подписал контракт. А ведь не хотел, всем понятно было. Как это ты так на людей влияешь?

— Понятия не имею. Ты мне дашь сегодня поработать?

— А ведь ты на него тоже странно смотрела. Вы с ним знакомы?

— Знакомы.

— О! Я так и подумал. И близко знакомы?

— Ну как тебе сказать, — я отвернулась от монитора и грустно посмотрела на Петьку. — Ты, милый друг, иногда бываешь удивительно прозорлив. Влад когда-то был моим мужем. Очень давно — когда мой мир был другим.


ЧАСТЬ 1 Еремеевны Пять лет назад

ГЛАВА 1


Это лесное озеро я обнаружила случайно. Собирала цветки гориславки и неожиданно вышла на его берег.

Оно было прекрасно — небольшое, чуть вытянутое, с чистой прозрачной водой. Со стороны — точ-в-точ зеркало в замысловатой зеленой раме травы и кустов. А еще оно так и манило — окунись, Василисушка, охладись, а то от жары летней совсем размякнешь. Я и окунулась. Вода была — парное молоко. Надо ли говорить, что это озерцо стало моим любимым местом отдыха?

Купалась я там с завидной регулярностью. То есть каждый раз, когда выбиралась в лес за травами. Однажды даже привела с собой сестру. Елене озеро понравилось, а вот дорога к нему — нет. Потому что не было там никакой дороги. Мне-то что — обернулась уткой и прилетела, а ей пришлось через кусты и бурелом продираться. Я, конечно, предлагала превратить ее в белку или зайца, им все же по лесу скакать сподручнее, но сестра отказалась. Не любит она оборотничества. Наверное, потому что сама им не владеет.

Так вот, про озеро. Находилось оно как раз за границей нашего Лихолесья, аккурат на землях царя Борислава. И нормальной дороги к нему не было.

Вообще наша мама считает, что колдовать за пределами Лихолесья опасно. При этом толком не объясняет почему. Дескать, могут заметить те, от кого нужно держаться подальше. Интересно, кто? С драками и ундами мы в хороших отношениях, а людям, при желании, можно отвести глаза. Но мать всегда была категорична: выходишь за границу, будь добра прикидываться простой селянкой или горожанкой. А колдуй дома — хочешь уткой летай, хочешь лес расти, хочешь отвары вари.

Мы, как послушные дочери, всегда это правило соблюдали. Сестре, впрочем, это всегда было легче легкого — магии у нее нет, разве что бытовые навыки чуть увеличены. Я же — магичка до мозга костей. Мама иногда в шутку говорит, что боится меня. Потенциал, мол, растет день ото дня и конца-края ему не видно. И добавляет: настоящая берендейка, таких больше нет. И ведь не поспоришь, из всего нашего племени берендеев только мы и остались — мама Варвара, Елена и я.

Пару раз я приходила к своей любимой купальнице пешком (когда нашла и когда Елену вела), то есть честно пересекала границу как простая человеческая девушка. Но потраченного времени было очень жаль — долго идти-то. Да и ноги сбивала так, что никакого купания уже не хотелось. Поэтому прилетала уткой. Подумаешь, десяток метров над людской землей пролетела!

В этот день все было, как обычно. Летний полдень, жара, голубое небо, облака, отражающиеся в озерной воде — благодать.

Я опустилась на землю под деревом, которое росло у самой воды, перекинулась, потом быстро скинула сарафан и в одной сорочке окунулась в озеро. Сладкое блаженство тут же разлилось по всему телу. Я не спеша поплыла вдоль берега, размышляя о том, что купаться в сорочке все же неудобно. Можно, конечно, в следующий раз прилететь в купальнике, но это будет чревато. Вдруг кто-то из местных селян случайно сюда забредет? И увидит меня, прикрытую тремя кусочками ткани. Это же будет настоящий культурный шок. Все же в этой реальности в моде пока еще более целомудренные наряды.

Я-то, как дочь хранительницы Калинова моста, за свои двадцать лет насмотрелась на разную моду — в каждой реальности она своя, а повидали мы с сестрой их немало. В некоторые мать водила нас на экскурсию, в некоторые преподаватели из университета стихийной магии на практику. Собственно, в университете училась я — на факультете стихии земли. А Елена — в Школе ведовства. И закончила она ее, кстати, с отличием. Мне же до конца учебы оставался еще один год — стихийники учатся на год дольше ведунов.

Вообще, мама могла бы дать нам домашнее образование, но она справедливо рассудила, что дочкам нужно общаться со сверстниками, знакомиться с разными полезными людьми, набираться опыта — все же одна из нас однажды станет ее преемницей. К тому же и мой университет, и Школа сестры располагались в Элории — одной из параллельных реальностей. Мама шутила, что приличное образование девушка из нашего захолустья может получить, только если попадет в другой мир. Впрочем, шутки здесь была всего доля — магических университетов в нашей Соларе действительно не было, потому как после последней войны магов осталось совсем немного.

Минуты текли лениво, медленно. Я поплыла к середине озера и твердо решила, что в следующий раз все-таки наплюю на культурные различия и надену купальник.

Только подумала, как спину обжег чей-то взгляд.

Обернулась и чуть не ушла под воду с головой — на противоположном, «людском» берегу стоял незнакомый светловолосый бледнокожий мужчина и внимательно меня разглядывал. Расстояние между нами было приличным — больше десяти метров точно, но я отчетливо ощутила — колдун. Причем, не простой деревенский знахарь, а сильный настоящий чародей. Сила, исходящая от него, как холодный зимний ветер, так ударила мне в лицо, что я чуть не задохнулась и мгновенно замерзла.

Доля секунды — и руки мои превратились в крылья, а я сама серой дикой уткой сорвалась с поверхности озера и, что было сил, рванула в сторону дома.


* * *

Долетела быстро. Уже на подлете к терему сообразила, что сарафан так и остался на берегу озера, и, обернувшись, я останусь в мокрой (теперь уже от пота) сорочке. Поэтому послала ментальный сигнал сестре, чтобы она окно в моей горнице открыла. Во дворе у нас всегда толпится много народу — домовые, дедушка леший может в гости заглянуть, Котофей Котофеевич опять же, или драк дядя Гриша, например, на плюшки с липовым чаем залетит. Не хотелось бы перед ними в таком, хм, неподобающем виде появиться.

Едва я влетела в распахнутое окно с заботливо отдернутыми в стороны шторами, как тут же оказалась в объятиях сестры. Мы с Еленой двойняшки. Однако, настолько разные, что, если нас поставить рядом, никто не догадается что мы сестры. Она — белокурый голубоглазый ангел с нежным голосом, гибким станом и добрым отзывчивым сердцем. За всю свою жизнь я не встречала никого прекраснее и добрее, чем моя Еленушка. Мягкая, веселая, хозяйственная. Не девушка — воздушная мечта.

Я же совсем другая. Темноволосая зеленоглазая ведьма. Нет, уродливой я никогда не была. Мое отражение в зеркале меня всегда радовало, но до сказочной красоты сестры было далеко. Да и характер у меня гораздо жестче: мир я, конечно, люблю, но не весь и не всегда, в отличие от моей двойняшки.

— Васька! — воскликнула Еленушка, едва я обернулась в человека. — Ты почему голая? Где сарафан?

— На берегу остался, — ответила я, копаясь в сундуке с нарядами. — Улетала в спешке, вот одеться и забыла.

Вытащила еще один сарафан и стянула сорочку. Нда. Слетала искупаться. Теперь нужно обмываться заново.

— Вась, а почему ты такая бледная? — спросила сестра. — Случилось что?

Я тем временем плеснула из кувшина с водой на полотенце и начала живо обтирать потное тело.

— Ну как тебе сказать. За мной сегодня, пока я купалась, наблюдал незнакомый колдун.

— Ого! А поподробнее? — заинтересовалась сестра.

— Да ну какие подробности? — я оделась и сидя на кровати начала переплетать растрепавшуюся косу. — Плавала, думало о разном. Вдруг смотрю — мужик незнакомый на берегу стоит и разглядывает меня. Неприятно так смотрит, внимательно. Только я к нему повернулась, меня таким холодом накрыло, что я испугалась, обернулась и улетела.

— Прямо перед ним обернулась? — разволновалась Елена. — Матери не рассказывай! Нам же нельзя колдовать вне дома.

— Придется рассказать, — вздохнула я. — Колдун этот странный был. Очень сильный. То есть явно не человеческий ведун. И не драк, и не унд — ни вода, ни тем более огонь, не дадут такого мороза.

— А как он выглядел?

— Честно говоря, я его особо не разглядывала. Высокий, светловолосый, светлее, чем ты. Молодой, наверное. Внешне не старый точно. Взгляд у него колючий-колючий, холодный-холодный, и аура перед глазами аж полыхнула чем-то сине-голубым, никогда такого не видела. Я пока домой летела, думала, кем он может быть? Неужели кащ? Так ведь кащи живут далеко. Что ему тут делать?

— Может иномирянин? Вдруг стихийные порталы снова начали открываться?

Я посмотрела на сестру чуть снисходительно.

— Этого точно быть не может. Калинов мост надежно их перекрывает. На Земле таких магов, которые были бы способны их открыть, нет, а из других, более дальних миров, без маминого ведома никто к нам не прорвется. Даже по приглашению других стихийников. Граница на замке.

Елена пожала плечами.

— Тогда действительно стоит рассказать матери. Хотя ох и ругаться она будет…

— А я-то трусиха, — снова вздохнула я. — Надо было не домой лететь, а за деревьями притаиться и разглядеть этого колдуна получше.

— Или познакомится, — предположила сестра.

— Вот уж нет, — усмехнулась я. — Я с неприличными мужчинами не знакомлюсь. Приличные на купающихся девушек должны смотреть с теплотой и восхищением, а не так, будто заморозить хотят. Правда, Лен, на меня даже профессор Саусен на экзамене смотрел теплее, а ведь он меня терпеть не может.

Елена закатила глаза и хотела что-то ответить, но дверь моей горницы вдруг отворилась и из-за нее показалась лохматая голова дедушки Касьяна — нашего домового.

— Егозульки, айда вниз, вас маманя зовет, — сообщил дедушка Касьян.

— Деда, ты когда стучать научишься?! — возмутилась я. — Я тут, между прочим, еще пару минут назад почти голая была.

— И чаво? — удивился домовой. — Думаешь, у тя под сарафаном чтой-то чего я не видал ни разу?

— Да ведь ты же мужчина, деда!

— И чегось? Я може и мущина, а вот вы обе — дети малые. Ты, Ленка, не пыхти, и ты, Васька, тоже. Я жешь вас энтими вот руками по ночам качал, когда вы Варьюшку выматывали. Эх, — ностальгически вздохнул домовой. — Наденешь, бывало, еённую сорочку, молоком пропахшую, возьмешь тебя иль тебя на руки и ходишь, да качаешь. А вы-то орете, сердешные…

— Деда, так нас мама звала? — прервала поток его воспоминаний Елена.

И правильно, потому как дальше по сценарию у деда Касьяна шло длинное рассуждение, что детей без мужа воспитывать очень тяжело, и что муж обязательно нужен, даже если ты — ведьма, магичка или просто серьезная самостоятельная женщина. Не то чтобы он был не прав, просто выслушивать это в адцатый раз ни у меня, ни у сестры настроения не было.

— Ага, звала, — спохватился домовой. — Давайте, егозульки, поспешайте. Маманя ж ждеть.


* * *

Мама изволила нас ожидать в своем кабинете — так мы с сестрой называли маленькую комнату с тремя резными креслами и прямым порталом до Калинова моста, который позволял здорово экономить энергию, когда срочно нужно было переместиться на такое большое расстояние. ...

Скачать полную версию книги