КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420736 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200762
Пользователей - 95584

Впечатления

кирилл789 про Кузьмина: Король без королевства [СИ] (Любовная фантастика)

приятно почитать. сериал, но первая книга - закончена, что просто прекрасно!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Маршал: Проданная чудовищу (СИ) (Космическая фантастика)

из жизни вокзальных проституток.
даже и не "чуйства" шлюхи это показывают. как раз у вокзальных шлюх, самого низшего уровня этого "бизнеса", секс с клиентом и заканчивается этим - кулаком в челюсть. с чего и начинается опус.
весь остальной набор букв: фантазм на тему "как меня нашёл мой космический ричард гир".
мерзотное чтиво.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Академия Драконоборцев (Любовная фантастика)

вот тебя вызывает с лекции декан. и первое, что ты думаешь: "закрыла же сессию". ладно, о том, что сессию "не закрыть" для тебя норма, писать подробно не буду. не для альшанских это из свиного ряда.
но. если ты сессию не сдала, почему учишься???
следующий вариант: декан вызывает из-за несдающегося 3 месяца реферата. КАКОГО РЕФЕРАТА??? сессия же прошла! и какое дело декану до какого-то там реферата по какому-то там предмету какого-то преподавателя? это - НЕ ДЕКАНСКАЯ головная боль. а если ты, дура, должна была реферат, но не сдала, тебя бы и до сдачи не допустили, по предмету - точно!
я пролистнул и увидел: в универе учится ггня.
а вот альшанская даже в пту не училась.
ДЕКАН МОЖЕТ ВЫЗВАТЬ СТУДЕНТКУ ТОЛЬКО ЕСЛИ ОНА ДЕКАНАТ ВЗОРВАЛА!!!
даже несданная сессия не колышет в деканате никого. колышет только студента.
это - школьное писево для школьниц.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Альшанская: Ключи от бесконечности (Любовная фантастика)

я прочитал первый абзац.
1. проснувшись утром искать ОДИН тапочек? ггня - одноногая?
2. у тебя не маленький котёнок, у тебя взрослая кошка, которая ссыт и срёт в тапок??? в твой домашний тапок? не в лоток? во-первых, от тебя - воняет. воняет невозможно. так, что стоять рядом невозможно. кошачьи отходы потому кошки и закапывают, что они вонючие. и, пропитывают ВСЕ вещи запахом. а, во-вторых, дура, чем таким ты была занята, что не приучила котёнка к лотку? и где ты его взяла? если читая "отдам в добрые руки", видищь: там хозяева УЖЕ котят приучили.
3. ты идёшь на кухню "заварить" (?) кофе и проливаешь на себя ЗАВАРКУ! "заварку" от кофе???
4. а в ванной у тебя кончилась зубная паста. возьми ножницы, дура, разрежь тюбик, там на стенках такой дуре, как ты, шибко занятой, ещё дня на три наскребётся.
5. а если у тебя отключили горячую воду, дура, то вернись на кухню, плесни в кружку из чайника кипятка, разбавь холодной из-под крана и почисть зубы, наконец, кретинка! там ещё таким же образом можно и умыться. про то, что желательно ещё и между ног подмыть, чтобы на работе не вонять - молчу. тебе не поможет, кошачий дух там всё равно всё перебьёт.
6. чёрную кофту, приготовленную на работу, обваляла в рыжей шерсти та же срущая по углам кошка. она у тебя валялась, что ли, кофта-то? не на плечиках висела? тогда, что значит "приготовила на работу"? вынула из шкафа и на пол (кресло, диван, под стол) швырнула?
7. если ты - дура, и, зная о московских многочасовых пробках не выехала на работу заранее, а в пробке застряла, то первое, что делает вот так опаздывающий москвич: паркует тачку и идёт в метро. но ты - дура, хоть и позиционируешь себя "москвичка". хреничка ты.
8. теперь надо следить за руками. абзац начинается: "просыпаюсь утром". потом чистит зубы, едет на работу через 3 часа пробок, приезжает на работу, её вызывает начальник и тут же отправляет "посреди ночи следить за каким-то недостроенным зданием на окраине города". утро, три часа пробок, час - умываться, и - УЖЕ посреди ночи???
длина дня - 2 часа? а как же ТК? что значит: приехать утром на работу, отработать смену, и - в ночь???
9. а поехала она следить за домом, где по заявлению АНОНИМА вроде бы должна состояться продажа наркотиков. ебанут... альшанская. заявления ОТ АНОНИМОВ НЕ РАССМАТРИВАЮТСЯ. ПО ЗАКОНУ!!! это - раз. если там крупная партия продажи наркоты (заявил аноним), то ЧТО ТАМ СДЕЛАЕТ ОД-НА БА-БА в обосранной кошкой обуви??? это - два. что она там сделает, отработав день, вечер и В ЧАС НОЧИ сидя в машине где-то на окраине? заснёт?
дальше первого абзаца не пошёл, афтарша - примитивная амёба. я не люблю, когда стучат из-под плинтуса.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Шварц: Хиллсайдский душитель (Юриспруденция)

Уберите кто-нибудь, пожалуйста, жанр" детская образовательная литература", а то как-то стрёмно смотрится, когда речь о жестоком маньяке

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Дэвис: Потерять Кайлера (Современные любовные романы)

хорошо, что заблокировано, просто отлично!
дочитал до первых трёх звёздочек, что там "мыслю" афторши от "мысли" отделяет: ну что, истеричка-героиня, сидящая на крутых седативных.
с очень-очень плохой наследственностью, раз её мамаша переспала с собственным родным братцем и, забеременев, не сделала аборт, а родила вот это - ггню с наследственными психическими заболеваниями.
автобиографичная вещь, видимо. раз такие подробности.
надеюсь читатели - умницы, и испражнения очередной со съехавшей крышей за откровения настоящей американской жизни, не примут.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Коняева: Все не как у людей (СИ) (Современные любовные романы)

прочитал одну первую и бесконечную главу. пишем о настоящем, прыжок - уже о прошлом. потом опять что-то в настоящем времени, прыжок - о прошлом! о настоящем, о прошлом, о настоящем, о прошлом. тётя-афтар, издеваемся, да?
на первой главе "шедевр" читать и закончил, нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Гаэльская волчица (fb2)

- Гаэльская волчица (пер. Елена Викторовна Клокова) (а.с. Знак Мойры-1) 2.99 Мб, 273с. (скачать fb2) - Анри Лёвенбрюк

Настройки текста:



Анри Лёвенбрюк Гаэльская волчица

Большое спасибо Анн Менатори и ее 109 волкам.

Эта книга посвящается маленькой Саре,

которая только что появилась на свет


Глава 1 Рука в ландах

У земли память не такая, как у людей. Мы думаем, что все знаем об истории и о мире, но в давние, забытые ныне времена существовало много чудес, которые сегодня исчезли без следа. Помнят о них только деревья, да небо, да ветер. И если душа ваша полнится миром и покоем, и вы растянетесь как-нибудь вечером на траве, и откроете свое сердце, и вслушаетесь, то, может, и услышите историю, случившуюся давным-давно в стране под названием Гаэлия, о белой волчице и девочке по имени Алеа.

ем вечером в графстве Сарр во времена, называемые Третьей Эпохой, в песчаном сердце ланд плакала девочка.

Вокруг, насколько хватало глаз, не было видно никого, кроме оборванной малышки, сжавшейся в комочек в последних лучах солнца. Вокруг нее резвился ветер — сухой и теплый ветерок, игравший в кустах амаранта и поднимавший с земли облачка белого песка. В вечернем воздухе вкусно пахло дымом.

Алеа сидела среди пустоты, к небу от земли поднимались туманные испарения, непослушные пряди черных волос падали на лицо, чуть раскосые темно-синие глаза смотрели исподлобья, рваная сорочка хлопала вокруг худенького угловатого тела…

Алеа зачерпнула ладонями песок и медленно пропустила его между пальцами. Ей казалось, что песчинки, падая на землю, отмеряют время. Время, которое словно замедляло свой ход под ветром, заглушавшим звуки жизни. Высившийся на юге хребет Гор-Драка был таким древним, что у его подножия годы казались секундами, и таким высоким, что люди рядом с ним были пылинками. Казалось, весенний ветер может запросто смести с лица земли эти маленькие комочки плоти, которыми играет судьба — Мойра.

Алеа спрашивала себя, не покинула ли ее Мойра, на сей раз — навсегда. Как же одиноко!

Она подняла подбородок, подставив ветру лицо — очень тонкое, очень смуглое, суровое и нежное одновременно. На щеках виднелись следы пролившихся и высохших слез. Алеа другая — ей это повторяли тысячу раз. Внешне тринадцатилетняя девочка ничем не напоминала саррцев — ни худеньким, хрупким телом, ни смуглой кожей, ни узкими глазами, ни непослушными волосами, черными и густыми.

Песчинки осыпали Алею золотым дождем. Она уронила руки между колен и снова принялась отгребать песок, чтобы забыть гнев, слезы и боль, поселившуюся в животе. Никогда прежде ей не было так плохо. Словно кто-то молотил ее кулаками по пояснице. Не понимая, что с ней, Алеа пришла поплакать в ланды — как приходила сюда всякий раз, когда ей становилось грустно, зная, что только земля услышит и поймет ее.

Еще утром Алеа почувствовала, что наступивший день будет особенным. Пусть саратейцы прогнали ее — ей не впервой. Пусть боль волнами накатывала на бедра и живот. Но девочка даже представить себе не могла, какое ей предстоит невероятное приключение, — настолько невероятное, что о нем стоит рассказать на страницах этой книги.

Неожиданно пальцы Алеи нащупали что-то в песке.


Предание гласит, что чуть раньше, в середине весны, такой же одинокой чувствовала себя молодая волчица. Сказители былых времен звали ее Ималой — что на нашем языке означает «Белая», потому что мех у нее был не серый, как у всех волков, а снежно-белый.

В тот вечер Имала отправилась к подножию холма попить воды, прежде чем залечь в логово, где ей предстояло в скором времени произвести на свет потомство.

Как только поведение самок изменилось — теперь они все время поскуливали, кружа на одном месте, — самцы расширили логовище, устроенное под темным валуном наверху холма. Это был замечательный дом: днем его освещало солнце, туда не проникал ветер, рядом, в двух шагах, в маленьком озерце плавали большие рыбы, а возвышенное место защищало от нападения других хищников. Стая много лет жила на одном месте: в ту эпоху земля была щедрей, и волкам не приходилось кочевать каждую зиму — дичи хватало всем.

Имала осторожно спускалась по склону, готовая в любой момент обратиться в бегство. Она знала, что тяжелый живот сделал ее уязвимой, а другие хищные звери беременных самок не щадят.

Дожди прекратились больше недели назад, лес зазеленел, а самая густая и мягкая трава выросла вокруг озерца — яркая, душистая, свежая. Имала без труда нашла то, что искала. Она долго пила, то и дело поднимая голову и оглядываясь, и вернулась в логово до захода солнца. Уже несколько дней у Ималы лысел живот: шерстинки выпадали на земляной пол, образуя мягкий ковер. Она тяжело улеглась на него и прикрыла глаза. Имала устала, у нее мутилось в глазах, но самцы предпочитали обхаживать Аэну, главную волчицу стаи — та тоже готовилась стать матерью, — и оставили Ималу одну.

Имала была особенной. Ни одна другая самка не осмелилась бы спариться в стае, где уже была главенствующая пара — вожак и его подруга. Это противоречило всем законам клана. Все другие волчицы добровольно подчинились главе, отчего течка у них прекратилась сама собой. Все, кроме Ималы. Она была решительной и дерзкой, такая покинет стаю, если не сумеет взять верх над Аэной. Имала больше не могла подчиняться. Природа уготовила ей иной удел. Она должна произвести на свет потомство.

Стая всегда недолюбливала ее — возможно, за белый цвет меха, а может, за то, что она им гордилась. Имала решилась рожать одна, надеясь только, что Таймо, отец волчат, все-таки оставит Аэну и поможет ей выкормить их.

За прошлую зиму никто из волков не погиб, так что Имала поняла: ее потомство клану не нужно. Но она была горда, и ни одному волку не удалось запугать ее. Две зимы подряд она, самая сильная из молодых волчиц, пыталась свергнуть Аэну, но главенствующая оба раза побеждала, и тогда Имала тайно сошлась с Таймо, одним из молодых самцов. В тот же день она стала врагом Аэны — та не упускала случая напомнить ей злобным ворчанием и свирепыми нападками, кто в стае главный.

Все указывало на то, что единство клана под угрозой: стаю ожидал раскол. Таков закон природы — отстоять себя в драке или умереть. Имала нутром ощущала: если она задержится в этом клане, Аэна в конце концов нападет на нее и наверняка убьет. Значит, нужно уйти и увести с собой хотя бы одного волка. Но не сразу. Сначала нужно доказать всем, что она — волчица и способна подарить этому миру волчат. Когда солнце опустилось за камень на холме и Имала удобно устроилась на новом месте, она первой подала голос, и волки из других кланов ответили ей.


Озадаченная Алеа внезапно перестала копать. Что может лежать под песком в самом сердце ланд? То, до чего она дотронулась, было странным на ощупь. Этого «чего-то» никак не могло тут быть. Драгоценность? Или деньги?

Девочка-сирота все свое детство догоняла удачу и никак не могла схватить ее за хвост. Малышка научилась не питать пустых надежд и не верить в доброту взрослых. Мойра словно нарочно испытывала ее. Алеа, сколько себя помнила, всегда жила одна. Она боролась за жизнь, глядя издалека, как играют и смеются ее ровесники. В Саратее, как и повсюду в графстве Сарр, не любили маленьких нищенок вроде Алеи.

Здесь не привечали ничейных детей, полагая, что для маленьких оборванцев дом и под мостом. Там Алеа часто и отдыхала, глядя на блестящие влажные камни, ограждающие берега. В Саратее было запрещено бродяжничать, здесь для всех найдется работа — во всяком случае, так утверждали старейшины, торговцы и местные кумушки. Матери и бабки заставляли своих отпрысков отворачиваться, когда мимо них лихо и независимо проходила растрепанная Алеа: «Девчонка наверняка замышляет какую-то каверзу!» Все саратейцы жаловались на побирушек, но мало кто давал Алее работу — да она и не жаждала трудиться. Девочка почти научилась никому не завидовать, потому что в глубине души знала: она — не такая, как все! Алеа чувствовала себя счастливой только на воле: вечерами, убегая от всех, она называла себя Дочерью Земли, а ветер, песок, деревья, небо и зверей — своими единственными друзьями. Назвавшись Дочерью Земли, Алеа требовала от других ребятишек называть ее только так.

Никто не знал Саратею лучше ее, никто не умел так ловко прятаться на узких улочках, в старых колодцах, садиках, сараях и заброшенных складах, никто не скрывался проворнее темной ночью в лабиринте переулков, — даже уличные мальчишки, которыми она верховодила. Алеа научилась выживать, несмотря на одиночество, — а это главное. Алеа умела драться — ей часто приходилось вступать в схватку с другими беспризорниками, она умела быстро бегать, спать под открытым небом и довольствоваться тем, что каждый день посылает судьба. Конечно, порой у девочки заводились приятели, а иной раз находились добросердечные саратейцы, что делились с ней чем могли, но такое случалось редко: в Саратее жили бедно.

Так что Алеа скиталась сама по себе, околачиваясь по большей части на западной окраине Саратеи, у рынка: там всегда толпился народ и никому не было до нее дела. Иногда торговцы давали ей работу — она разгружала тележки и помогала раскладывать товар на прилавке — и платили за помощь монетку-другую. Денег хватало ненадолго, и девочке приходилось придумывать что-нибудь еще. Она уходила в поле или в лес и собирала на продажу ягоды, грибы и даже цветы — никто лучше ее не умел делать букеты. Кое-кто из саратейцев это покупал, а добряк-трактирщик, хозяин «Гуся и Жаровни», платил ей даже больше, чем она просила. Жизнь сразу налаживалась, и гордая собой Алеа отправлялась в лавку за едой.

Зимой все менялось. В холодную пору девочке иной раз приходилось воровать еду или прибиваться на время к ватагам бродяг — от них иногда перепадал кусок-другой. Но бродяги уходили дальше, и Алеа снова оставалась одна.

Девочка всегда была одна. Сколько она себя помнила, ей было ведомо лишь одиночество на улицах Саратеи. Как она сюда попала? Если кто и мог ответить на этот вопрос, то уж никак не жители этого захолустного селения, пекущиеся лишь о собственном благе! Были ли у нее родители? А если нет, кто оставил ее здесь и в каком возрасте? Алеа предпочитала не искать ответы на горестные вопросы. Она… забыла.

Но сегодня вопросы вернулись, нахлынув на нее водопадом. Словно слезы и эта странная боль в животе внезапно разбудили девочку. Казалось, чей-то голос звучит у нее в голове: «Алеа! Беги! Пришла пора измениться!»

Алеа пообещала себе, что если найдет под песком сокровище и наконец разбогатеет, то вернется в Саратею — в последний раз! — и отомстит всем, кто гнал ее, как жалкую побирушку. Она досыта наестся за одним столом с самыми богатыми саратейцами, а потом отправится в Провиденцию, столицу королевства, и заживет там, как благородная дама.

Но первым делом она посчитается с Альмаром, жирным саратейским мясником. Он поймал Алею сегодня утром, когда она попыталась стащить пару жалких кусочков мяса, — сперва затаился за соседним прилавком, а потом ринулся на девочку, как коршун на добычу. Несчастная Алеа, успевшая спрятать еду под сорочку, не ожидала нападения и растянулась ничком на земле. Зеваки улюлюкали и смеялись. Мясник отнял украденное и рявкнул:

— А ну убирайся — не то в другой раз я отдам тебя страже!

Когда Алеа попыталась подняться, кто-то кинул в нее яблоком, оно больно ударило девочку по спине, так что она вскрикнула от боли.

Пример оказался заразительным; другие торговцы принялись закидывать Алею овощами и фруктами. Девочка бросилась бежать, прикрывая голову, и остановилась только в ландах, где без сил упала на песок, заливаясь слезами обиды и отчаяния.

Обычно Алеа почти сразу забывала о своих злосчастьях и в другой раз сглотнула бы слезы, плюнула на угрозы мясника и даже не подумала бы убегать из селения. Сколько раз она попадалась на воровстве, как часто ее прилюдно унижали! Алеа давно привыкла к жестокости саратейцев и научилась замыкаться в себе, как черепаха в своем панцире.

Но сегодня броня не выдержала. Алеа не понимала, что с ней, но на этот раз ей сделалось не по себе, — так что лучше было убежать в ланды и побыть в одиночестве. Сегодня девочка ощущала себя слабой, уязвимой и ужасно усталой. Ей больше не хотелось бороться, словно она к тринадцати годам исчерпала весь запас воли и терпения и тонкая ниточка ее непутевой жизни внезапно оборвалась. Не нужна ей такая жизнь, кончились силы…

Алеа вздохнула и принялась раскапывать песок, решив все-таки выяснить, что он скрывает.


В те времена ночи были совсем другими. Если бы вы улеглись на вершине вот этого холма, то услышали бы все, что сегодня умолкло или стало неразличимым за шумом и грохотом, сотворенным людьми. А тогда в ночи пел ветер, он то свистел, то стихал на мгновение, шелестела листва, в кронах деревьев попискивали птицы, щелкали и скрипели неутомимые цикады. Тихонько, как заговорщики, перешептывались лютены — духи деревьев, и все эти звуки сливались в тихую колыбельную, рождавшуюся в сердце леса.

Имала спала в своем логове, свернувшись калачиком, и слышала сквозь сон, как уходят на ночную охоту самцы, в животе у нее то и дело шевелились волчата, как будто им не терпелось покинуть наконец материнское лоно.

Таймо медленно подошел и ласково потерся об нее плечом, прощаясь перед охотой. Он хотел показать, что понимает ее тревогу и усталость и скоро принесет ей вкусной еды. Но Имала, повинуясь материнскому инстинкту, заворчала, исподлобья посмотрев ему вслед. Она никогда еще не рожала, но почему-то знала, что будет очень больно, а потом понадобится много терпения и сил, чтобы малыши выжили. Возможно, в памяти волчицы жил опыт ее собственной матери, и он говорил: сейчас ей следует поспать.

Поздно ночью где-то далеко послышался вой другой молодой волчицы, и Имала успокоилась. Ее убаюкивало это нежное пение: звуки то взлетали вверх, то падали вниз, голос звучал призывно и сильно. Имала и раньше слышала эту волчицу: они никогда не встречались, но ее ночная песня успокаивала и убаюкивала.

А в это время Таймо и его серые братья в самой глубине леса уже подбирались к оленю, отбившемуся от стада. Таймо медленно и бесшумно полз на брюхе, то и дело замирая в такт ночным шорохам чащи. Из его пасти текла слюна, от голода и возбуждения бока ходили ходуном, вздрагивало брюхо. Другие волки неслышно заходили справа и слева, чтобы окружить добычу, но олень что-то почуял и замер на месте, подняв голову. Уши уловили чужой посторонний шорох, чуткий нос — опасный запах, и олень кинулся вскачь, ища спасения в темноте среди деревьев. Охота началась.

Волки гнали добычу — они уступали оленю в ловкости и проворстве, но хищников было больше, их подгонял голод. Сила стаи заключалась в упорстве и терпении, ее цель была в том, чтобы измотать жертву.

Преследование продолжалось, но в лесу было слишком много препятствий — и для охотников, и для дичи: над землей низко нависали ветки деревьев, на пути попадались то валуны, то откосы, то овраги. Очень скоро все участники погони устали. Олень чувствовал за спиной жаркое дыхание преследователей и, добежав до высокого камня, подпрыгнул и перевернулся в воздухе, чтобы встретиться с ними лицом к лицу. Волки тоже остановились, встали полукругом и медленно двигались на оленя, прижимая его к валуну. Вместо того чтобы немедленно кинуться на жертву, они выжидали, некоторые даже улеглись на землю, не сводя глаз с оленя. Тот наклонил рогатую голову и глухо заревел, пытаясь отпугнуть стаю. Но волки застыли как вкопанные и терпеливо ждали, когда олень на миг утратит бдительность, чтобы прыгнуть ему на спину. Однако олень оставался начеку — напружинив задние ноги, он по-прежнему угрожал волкам могучими рогами, не собираясь сдаваться. Но хищники все не нападали, и олень, подняв голову, сам медленно пошел на них, ища брешь в стенке врагов. Этим и воспользовался Таймо. Разинув пасть, он прыгнул на оленя. Шерсть на его загривке встала дыбом, с клыков капала пена. Олень нанес стремительный ответный удар рогами, и Таймо полетел на землю, из пасти у него хлынула кровь. Остальные волки бросились на оленя, он прянул, выгнув спину, и задними ногами ударил Таймо по голове. Молодой волк погиб мгновенно.

Но всех хищников олень одолеть не мог. Он отчаянно отбивался рогами и копытами, но один из молодых самцов вцепился ему в горло и не отпускал. Олень истекал кровью, теряя силы, и вскоре по его телу пробежала предсмертная судорога.

Волки потащили умирающее животное за собой, оставив труп Таймо в луже крови в глубине леса.

Утром Ималу разбудили голоса волков и вкусный запах свежего мяса. Самцы принесли добычу в логовище, и весь клан с жадностью кинулся пожирать оленя. Имала потянулась всем телом, поднялась на лапы и огляделась, мгновенно заметив, что Таймо среди вернувшихся самцов нет. Она подошла к волкам, увидела кровь на их шкурах и на рогах оленя и поняла, что охота была жестокой и Таймо ее не пережил. Она встревоженно заскулила, и вожак стаи Эгано, на миг оторвавшись от пиршества, взглядом подтвердил ее худшие опасения.

Таймо не стало — олень убил его.


Алеа завопила от ужаса.

Из-под песка показалась рука.

Девочка отшатнулась назад и, не переставая кричать, стала отползать на спине, отталкиваясь пятками от земли. От испуга и изумления она даже забыла о боли в животе. Оказавшись на безопасном расстоянии от руки, Алеа поняла наконец, что именно она нашла. Надеялась на клад, а обнаружила труп, занесенный песком!

Она спросила себя, как ей теперь следует поступить. Мчаться в Саратею и предупредить стражу, что в ландах лежит мертвое тело? Забросать руку песком и обо всем забыть? Что с ней могут сделать, если узнают, что она нашла труп?

Солнце почти скрылось за лесом Сарлиа, тень от деревьев медленно наплывала на узорные пески равнины.

Далеко на юге мерцали теплым красноватым светом окошки Саратеи, в воздухе тянуло ароматным дымом. Наступала ночь.

И тут в голову девочке пришла неожиданная мысль. А вдруг этот мертвец был богачом? Что, если на трупе есть драгоценности или тугой кошель с монетами? Сначала она сказала себе, что у нее никогда не хватит духа откопать тело и уж тем более ограбить покойника. Она, конечно, не впервые видела мертвое тело: однажды зимней ночью у нее на глазах прямо на улице умер мальчик — ее ровесник; но в теле, погребенном под песком, было нечто странное, пугающее. Рука о чем-то предупреждала. Эта рука старого человека, — но жесткая и твердая; она словно молила о чем-то Алею и одновременно угрожала.

В конце концов, этот человек мертв, и богатства вряд ли нужны ему… Но что, если она перечит Мойре? Может, она искушает судьбу, пытаясь изменить ход событий, воруя чужую участь? Или Мойра нарочно послала ей этого мертвеца? Неужели это случайность — что Алеа начала раскапывать песок в нужное время в нужном месте?

Девочка вытерла рот рукавом, собираясь с духом, и медленно поползла на четвереньках к торчавшей из песка руке. Внезапно она заметила на одном из пальцев великолепное кольцо с драгоценным ярко-красным камнем. Названия камня девочка, конечно, не знала, но готова была побиться об заклад, что он бесценен. Найденное сокровище словно разрешило ее сомнения и прибавило сил — хотя самая мысль о том, чтобы прикоснуться к трупу, вызывала омерзение. Девочка огляделась вокруг, желая убедиться, что никто ее не увидит, но равнина была пуста.

Алеа протянула руку к кольцу, то сжимая, то разжимая кулак от нерешительности, но в конце концов закусила губу и взялась за дело.

Девочку поразило, какой теплой была ладонь: она думала, все мертвецы ледяные, но этого, должно быть, согревали солнце и песок. Набрав в грудь побольше воздуха, Алеа начала стягивать кольцо с пальца. Это оказалось непросто — палец был слишком сухим, кожа сморщилась и не пускала ободок. Алеа потянула сильнее. Ее била дрожь.

Кольцо наконец подалось. В то же самое мгновение мертвые пальцы сомкнулись на пальцах Алей.

Девочка отчаянно закричала. Рука не разжималась. Она держала ее крепко, давя все сильнее и причиняя боль. Алее казалось, что мертвец хочет утянуть ее под песок. Завлечь в сердце пустыни, чтобы наказать. Внезапно она ощутила рукой странный толчок — он как будто передался ей от руки мертвеца, хотя, возможно, то была всего лишь дрожь страха. Смертного ужаса. Алеа отпрыгнула назад так далеко, как только смогла, вскочила и бегом бросилась к Саратее — вытаращив глаза и крича так, что саднило горло, — а кулак мертвого все грозил ей в спину, вздымаясь из песка.


Волчата родились ближе к вечеру.

Имала ощенилась пятью малышами, и они отчаянно пищали, пока ласковый язык матери не успокоил их. Пять маленьких серо-рыжих комочков с закрытыми глазами, курносыми мордочками и крошечными треугольными ушками были совсем беспомощными. Мохнатые лапы дрожали, упираясь в землю, волчата пытались встать, но равновесия удержать не могли.

Обессилевшая Имала совершенно растерялась. Она пыталась прислушаться к инстинкту, но пятеро волчат не только вызывали у нее нежность, но и ужасно пугали. Волчицу подавляло одиночество. Смерть Таймо означала, что ей придется заниматься выводком самой. Она взглянула на своих малышей, словно стараясь их запомнить. Каждый щенок чем-то неуловимо отличался от других — запахом, окрасом, формой ушей или ростом, и мать сразу научилась их различать. Один из пятерых волчат был самым крупным, толстым, шустрым и смышленым, другой, самый тощенький, едва дышал. Все дети были для Ималы особенными, чудесными и обещали превратиться в замечательных волков.

В нескольких шагах от нее ощенилась Аэна, но от Ималы ее загораживала стая, сидевшая вокруг подруги вожака.

Имала почувствовала укол ревнивой зависти, но тут же повернулась к волчатам, прижимавшимся к ее животу. Ее мучил голод, и она принялась поедать послед, но то и дело облизывала каждого из пятерых детенышей: они жадно тыкались в брюхо матери, ища соски. Кто же из самцов, думала Имала, отвлечется от Аэны и принесет ей немного свежего мяса, и зарычала, чтобы привлечь внимание клана. К ней повернулось несколько голов, но ни один из самцов не посмел подойти, никто не решался наперекор Аэне выказать ласку ее сопернице, — к тому же эта гордячка осмелилась произвести на свет потомство в такой момент, когда клан не нуждался в пополнении.

Имала устроилась поудобнее, носом подвинула волчат поближе к соскам и в изнеможении уронила голову на подстилку — ей требовался отдых.

Ее разбудило сопение малышей. Трое — и в их числе, конечно, самый толстый — уже не только нашли дорогу к соскам, но и поняли их назначение и теперь усердно сосали молоко. Имала издала тяжелый вздох, в котором смешались усталость и облегчение. Когда ее глаза привыкли к свету, она обнаружила, что практически вся стая отправилась на охоту, остались лишь Аэна с малышами — они лежали в тени большого валуна. Волчат у подруги вожака родилось больше, чем у Ималы, и они с самого начала казались крупнее и толще. Аэна подняла на нее глаза и угрожающе прижала уши к голове.

Имала не стала отвечать. Она уже тысячу раз выказывала подчинение, но теперь была слишком слаба и не понимала, почему Аэна с таким упорством утверждает свое верховенство. Возможно, она просто завидует небывалому меху Ималы? Или все дело в законе леса и стаи?

Солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву каменных дубов, освещали склоны холмов, словно покрытые пестрой красно-лилово-белой накидкой. Из-под земли проклюнулись первые ландыши. Песнь весны тихонько убаюкивала волчицу и ее малышей, весело стучал по дереву зеленый дятел, порхали в воздухе сизокрылые голуби. Имала готова была снова погрузиться в дрему, но тут на пороге логовища возник огромный волк. Очевидно, он охотился в одиночку — в зубах зверь держал кролика. Это был JIxop, величественный и благородный самец, не уступавший в силе Эгано. На мгновение Лхор остановился, положил свою добычу на землю и пометил ее. Он ясно давал понять, что это его добыча. Аэна наградила его презрительно-высокомерным взглядом и отвернулась, положив голову на своих волчат.

Волк вскочил и начал рвать шкурку кролика клыками, придерживая лапой. Он скалился и рычал, пока не освежевал дичь, и принялся есть, поглядывая то на одну, то на другую волчицу. Неожиданно Лхор вскочил и, против всяких ожиданий, отнес остатки кролика Имале и сел рядом, как будто приглашая ее поесть. Та не знала, на что решиться; Аэна низким ворчанием выказала свое недовольство, но вступить в единоборство с Лхором не смела, а Эгано был далеко. Волк подошел еще ближе и подтолкнул мясо прямо под нос Имале, так что волчица уже не могла отказаться. Она схватила тушку и не остановилась, пока не съела все, до последней косточки.

Лхор повернулся и исчез в лесу.

Глава 2 Новый дом

еликий Друид Альдеро стоял перед таинственным чертогом Шанха. Силы у него кончались, но он был счастлив, потому что нашел наконец тайное убежище, которое искал вот уже скоро год. Альдеро был стар, но упорством и решимостью не уступал молодым. Он сможет наконец выполнить то, что должно! Это станет ему долгожданной наградой — возможно, последней. Альдеро был один, но он почти физически ощущал силу собратьев-друидов, которые думали о нем на другом конце света. Ему это было необходимо.

Здание цвета золотистой охры, сточенное временем, словно вырастало прямо из внутренностей горы. Дворец, высеченный в этой желтой скале, был великолепен, но от него исходила невидимая угроза. Что за колдовство сделало его незримым для людей? Кто мог создать это чудо, кроме древнего народа, чье знание исчезло вместе с ним? Изящные, устремленные вверх линии стен гармонично переходили в своды арок и окон, являя миру застывшее чудо красоты. Бессмертной, высеченной в камне.

Солнце не проникало в святилище. Все казалось спокойным и холодным, нетронутым, почти мертвым, но Альдеро знал: его враг затаился внутри чертога. Он чувствовал его присутствие, словно читая знаки на поверхности камня и в глубине таившихся по углам теней. Враг поджидает Альдеро, готовясь убить его, но путь назад отрезан, а битва неизбежна — вот что гласили величественные письмена на темном своде над вратами чертога Шанха.

Морщинистое лицо Альдеро с длинной седой бородой скрывала тень коричневого капюшона. Он медленно положил меч на землю у своих ног, зная, что тот ему больше не понадобится. С этим врагом мечом не сразишься. Друид освободился и от заплечного мешка, и от перевязи.

Альдеро шагнул вперед и воздел руки к небу — возможно, последний раз в жизни. Он ощутил, как в него проникает сила, как она бежит по жилам, растекается в крови, обостряя восприятие и проясняя ум. Он полностью владел своим телом. Альдеро положился на силу, на ту духовную мощь, которой умеют управлять люди его касты, — на сайман.

Переступив высокий порог, он погрузился в морозный холод. Тень зыбкой границей отделяла внешний мир от ледяного пространства чертога. Воздух был пропитан злом. Злом, которое затрудняло каждый шаг Альдеро. Ему казалось, что чей-то взгляд караулит его в темных углах и следует за ним в полной тишине. Вскоре его глаза привыкли к полумраку, и он увидел, что стоит в огромном зале. Наверх уходили две параллельные лестницы, стены терялись в вышине в игре теней и света. По полу скользили редкие солнечные лучи, и пылинки разноцветной радугой вспыхивали в воздухе — зрелище великолепное и одновременно жуткое, как в потревоженной усыпальнице. Но Альдеро не позволял себе отвлекаться на красоту. Он понимал, что должен думать только о битве. Выжить или умереть.

Сайман медленно разогревал его тело и воспламенял чувства. Звуки и блики окружали его, и Альдеро начал внутренним зрением обследовать каждый закоулок, отыскивая след, надеясь услышать биение чужого сердца. Но в зале не было ничего, кроме четырех гладко отполированных каменных стен. Друид закрыл глаза и сразу понял, что ему следует идти наверх. Альдеро начал бесшумно подниматься по левой лестнице, ведомый сайманом.

Как только он шагнул на последнюю ступеньку, за его спиной с оглушающим грохотом опустилась потайная стена, отрезав путь к отступлению. Когда Альдеро открыл глаза, голова у него гудела. Выбора не осталось. Судьба медленно опустила занавес. Друид, совладав с собой, огляделся и узнал место, некогда явившееся ему в видении. Просторный прямоугольный покой, колонны справа и слева, покрытые гнусными изображениями, потолок терялся где-то в вышине. Откуда-то издалека доносились нечеловеческие крики. Багровое свечение в глубине комнаты всполохами отражалось от стен. В центре, где в гигантских чашах с вязкой красной и черной жижей гулко лопались пузыри, поверху был перекинут каменный мостик. У задней стены стоял трон — зловещий, высокий и узкий, сделанный, похоже, из человеческих костей.

На троне, словно статуя из черного камня, темнел силуэт Маольмордхи. Властелин горгунов, Повелитель герилимов, Носитель Темного пламени. Тот, кого друиды называли Отступником. Он был тут. Он терпеливо ждал Альдеро, положив руки на резные подлокотники. В его глазах сверкала смерть былых и будущих врагов. Он не двигался, но сама его поза излучала могущество, медленную разрушительную силу, которой ничто не может противостоять. В этом безмолвном существе больше не было ничего человеческого — ни во взгляде, ни в зловещей улыбке.

Альдеро шел по узкой лестнице, стараясь не утратить взаимодействия с источником своей силы, превозмогая страх, отравлявший ему душу. Враг был прямо перед ним. Схватка неизбежна. Их встреча могла закончиться лишь смертью, и его противник, казалось, заранее знал исход битвы.

— Итак, один из вас наконец нашел меня…

В голосе Маольмордхи звучала смертельная ненависть к друидам. Ненависть, вскормленная временем. Необратимая. Убийственная. Воспоминание о ране, которая никогда не затянется, о ране, превратившей его в чудовище.

— Я пришел убить тебя, — произнес Альдеро, черпая из глубины своего существа уверенность и достоинство, подобающее друиду.

Но сколь бы искусен ни был Альдеро в друидической магии, он не мог совладать со страхом — ведь предстояла схватка с самым опасным из врагов. Маольмордха разразился хохотом. Он вскочил с трона и поднял руки над головой. Его сильное тело, наполовину состоящее из черного металла, наполовину из живой плоти, озарилось багровым светом, окружавшим трон. Маольмордха наклонил голову вперед, и Альдеро увидел вздувшиеся жилы на бритом черепе. Глаза врага вспыхнули огнем, его смех заполнял все окружающее пространство, враг словно увеличивался в размерах. Внезапно смех превратился в вопль ярости. Воздух в зале раскалился, пол задрожал, в бассейнах забулькала лава.

Застигнутый врасплох Альдеро сомкнул вокруг себя облако силы, защищаясь от неминуемого нападения, и сайман заплясал вокруг его тела.

Неожиданно голос Маольмордхи стих, и он кинулся на Альдеро, как хищник на добычу.

Альдеро увернулся, едва не упав в клокочущую жижу, и оказался на каменном мостике, готовясь отбить новое нападение. Довольно защищаться — необходимо переходить в наступление. Надо и тело наполнить обжигающей силой, чтобы тоже вырасти, и друид закричал, собирая сайман в жилах, но Маольмордха снова напал.

Очертания тела Отступника растворились и вспыхнули огнем, Альдеро оторопел, и Маольмордха воспользовался его замешательством. Превратившись в огненный шар, он взлетел в воздух и взорвался прямо перед друидом. Альдеро успел собрать силу перед собой и прикрыться ею, как щитом. Тело Маольмордхи, простертое у ног друида, вновь обрело человеческий облик, он потянулся, как кошка, стряхивая с себя язычки пламени.

Альдеро завертелся винтом и попытался ударить врага двумя кулаками, но Маольмордха увернулся так стремительно, как не сумел бы сделать ни один человек, потом снова рассмеялся и начал медленно кружить вокруг Альдеро, глядя на него с презрением, ненавистью и вызовом.

Внезапно он оскалился, как бешеный волк, и секунду спустя его тело плавно развоплотилось — перед Альдеро оказался не один, а четыре противника. Удары сыпались на него со всех сторон, воспламенившиеся руки Маольмордхи погружались в незримый щит Альдеро, и у старика не было сил противостоять яростной атаке. Друиду опалило левый бок, потом живот, он упал на колени, крича от боли, и утратил власть над сайманом.

Обезоруженный, ошеломленный, Альдеро больше не мог сопротивляться. Боль в животе прожигала насквозь, он стал уязвим, он покорился. Маольмордха вернул себе человеческий облик и склонился над противником.

— Назови мне имя Самильданаха! — приказал он замогильным голосом.

Альдеро не мог противиться словам заклятия. Он заговорил против своей воли:

— Самильданаха зовут Илвайн, — пролепетал он, и на губах у него запузырилась кровь. — Илвайн Ибуран. Но другие уничтожат тебя прежде, чем ты до него доберешься. Маольмордха… можешь меня убить, теперь братья знают, где ты.

Маольмордха расхохотался:

— Я рад, что ты со мной, Альдеро…

Друид медленно поднял голову и удивленно посмотрел на своего мучителя:

— С тобой?

Маольмордха закрыл глаза. Мгновение спустя его рука вытянулась, превратившись в длинный клинок из блестящего металла, и обрушилась на Альдеро, разрубив его тело от плеча до пояса.

Когда дым вокруг них рассеялся, Маольмордха с улыбкой на губах наклонился и схватил за руку умирающего врага, который истекал кровью на каменном полу.

— Прощай, несчастный безумец, — прошептал он и вернулся на трон, предвкушая новые жертвы.

А в другом конце зала по телу Альдеро пробежала последняя судорога.


Когда Алеа добралась наконец до главных ворот Саратеи, свет погас почти во всех домах. Задыхаясь от усталости, она уселась, упершись одной ладонью в землю, а другую положила на живот, словно пытаясь утишить боль. Ее тошнило. Что с ней? Почему ее корежит изнутри? Алею охватила паника, переходящая в дурноту, ее вырвало, из глаз хлынули слезы.

Потом девочка подняла голову и глотнула свежего воздуха.

Издалека доносился смех людей, ужинавших на открытом воздухе, со скрипом закрывались ставни… Саратеа медленно вплывала в ночь под благосклонным взглядом Мойры.

Несколько долгих мгновений девочка сидела неподвижно, пытаясь отдышаться и собраться с силами. Горло саднило так, что Алеа не знала, сможет ли говорить. Она сунула руку в карман, чтобы проверить, не пропало ли кольцо. Она уже раз десять проверяла. Ей ни за что нельзя потерять кольцо, оно подтвердит ее рассказ, будет доказательством!

Ощутив затылком холодный поцелуй ветра, Алеа решилась наконец войти в ворота и найти Фарио, капитана местного гарнизона, чтобы все ему рассказать. Девочка знала, что он каждый вечер приходит на центральную площадь, к харчевне «Гусь и Жаровня», где собираются игроки в фидчел.

Она бежала по кривой улочке к центру Саратеи, стараясь держаться подальше от струящегося по ее середине потока нечистот. В этот вечерний час над селением плавали запахи жареного мяса, тянуло теплым сухим дымом от горевших в очаге смолистых поленьев.

Голубой лунный свет постепенно вытеснял с небосклона солнечный, в открытые окна можно было видеть янтарное пламя, весело пляшущее в очагах.

Вдалеке показалась центральная площадь, Алеа разглядела в толпе игроков капитана Фарио в кожаном колете с ласточкой на груди, гербом графства Сарр. Свой кожаный шлем он зажал под правой мышкой, а длинные кожаные перчатки держал в левой.

У капитана вошло в привычку приходить вечером к дверям харчевни «Гусь и Жаровня» и беседовать с жителями. Он являлся, чтобы разнюхать настроения обывателей и послушать сплетни, в которых было много полезного для безопасности Саратеи… Саррцы слыли самыми говорливыми подданными королевства Гаэлия.

— Говорят, наш король собрался жениться, — объявил доверительным тоном один из игроков. Выговор выдавал в нем саррского крестьянина.

— Лучше бы занялся христианами да Харкуром, — вступил в разговор другой. — Я вот слыхал, что эти посвященные собираются прислать сюда своих Воинов Огня, чтобы они обратили нас — кого добровольно, а если не получится, то и силой… По мне — так стоит повесить графа Ал'Роэга, отнять у него Харкур и покончить с христианами.

Стоявшие вокруг люди согласно закивали — все, кроме Фарио, хранившего невозмутимость, как и полагалось капитану королевской гвардии.

— Двоюродный брат рассказал мне, — вступил в разговор еще один собеседник, — что Воины Огня уничтожили целую деревню из-за того, что жители не захотели принять их проклятого епископа.

— Томаса Эдитуса.

— Если этот дурак Эоган ничего не сделает, христиане всех нас перережут.

— Не говорите так о Верховном Короле! — вмешался Фарио.

Саратейцы на мгновение умолкли. Присутствие капитана заставило их слегка придержать языки.

— Это правда, что он собирается жениться? — спросил наконец один из мужчин.

— Правда, — важно ответил Фарио.

— Невеста — галатийская дама?

— Я слышал, это девушка из нашего графства…

— Девушка из Сарра? — удивились саратейцы.

Капитан, не отвечая, нахмурил брови и устремил взгляд в конец улицы.

— Что там за девчонка? — спросил он, и головы всех присутствующих повернулись на север.

Из последних сил Алеа выбежала на центральную площадь.

— Капитан! Капитан! — звала она, шатаясь от усталости.

Фарио подошел к девочке:

— Клянусь Мойрой, да это же малышка Алеа. Говорят, ты сегодня отличилась, девочка…

— Капитан, да послушайте же меня, я нашла в ландах, к югу отсюда, что-то ужасное… Вы должны сами посмотреть.

Остальные заинтересовались разговором и встали в кружок вокруг капитана и Алеи, чтобы послушать. Она узнала своего заклятого врага мясника Альмара: на нем был заляпанный кровью фартук, и он стоял, сложив руки на жирном животе.

— Что это ты болтаешь? — перебил Алею капитан, и в его глазах блеснула улыбка.

— Я нашла тело под песком в ландах, капитан. Старика, его кто-то закопал, одна рука торчит наружу.

Мясник Альмар захохотал, хлопая себя ладонями по брюху.

— Вы ее только послушайте! Эта маленькая воровка готова наврать с три короба, лишь бы покрасоваться! — насмехался он, обращаясь к остальным.

— Да нет же! Клянусь, это правда! Вот, глядите, что было у него на пальце! — Алеа выхватила из кармана кольцо.

— Так я и думал! — крикнул Альмар, опередив капитана Фарио. — Ты снова кого-то обокрала и выдумала всю эту историю, чтобы оправдаться, я прав? Может, ты сама и убила старика?!

— Заткнись! — закричала Алеа, охваченная дикой яростью.

Этот выкрик, подобный вспышке молнии, напугал саму девочку. В то же мгновение Альмар полетел на землю, словно кто-то с размаху пнул его ногой.

Мясник шлепнулся на задницу, а все окружающие рты разинули от удивления. Поглядев на ошарашенное лицо Альмара, люди разразились хохотом.

Не смеялась только Алеа. Она почувствовала, как по телу прошла жестокая судорога, — то же самое девочка ощутила, когда кулак мертвеца сомкнулся вокруг ее ладони. Что с ней такое? Совершенно растерявшись, она лепетала что-то бессвязное.

Тут капитан наконец вышел из оцепенения. Ему не раз приходилось иметь дело с этой девчонкой, и он знал, что душа у нее вовсе не злая.

— Послушай меня, Алеа, вот что я решил: мы во всем разберемся завтра утром. Ты что-то неважно выглядишь… Совсем неважно. У тебя есть чем заплатить за ночлег в харчевне?

— Да, — солгала Алеа.

— Обещаю во всем разобраться, если ты отправишься в харчевню и пообещаешь мне не выходить на улицу до завтрашнего дня. Поступи хоть раз как разумная девочка, договорились?

Алеа кивнула, спрашивая себя, что ей делать, если Фарио решит проследить, действительно ли она ночует под крышей. У нее совсем не осталось денег, ни одной монетки, иначе она не пыталась бы украсть еду у Альмара.

— А ты, толстяк, — добавил капитан, — пил бы поменьше, а то уж и на ногах не стоишь.

Зеваки начали расходиться, глумливо посмеиваясь, а ошеломленный мясник молча поплелся домой. Время от времени он оглядывался и со страхом смотрел на Алею.

Площадь вскоре опустела. Алеа окончательно пришла в себя и отправилась в харчевню «Гусь и Жаровня», чувствуя спиной взгляд капитана Фарио.


Восемь долгих недель Имала выкармливала в логовище своих волчат. Много раз она оставляла их и в одиночку отправлялась на охоту, чтобы добыть пропитание. Ее дети были ровесниками малышей Аэны, но росли они хуже, были тощими и хилыми. Имала недоедала, силы ее были на исходе. У нее почти не осталось молока, она так исхудала, что кости выступали наружу, шкура облезала.

Когда она перестала подпускать волчат к соскам и впервые оставила их одних на целую ночь, они были еще совсем слабыми и неуклюжими. На следующий день она вернулась, убив косулю, и ей пришлось защищать свою добычу от стаи. Затащив тушу в логово, она принялась жадно поглощать мясо и целую неделю кормила свой выводок, отрыгивая съеденное. Это спасло ослабевших детенышей от смерти.

Однажды утром, когда от косули остался только обглоданный скелет, Имала снова отправилась на одинокую охоту в чащу леса.

Пятеро волчат, почувствовав зов природы, вылезли из норы и отправились знакомиться с миром в окрестностях своего дома. В высокой траве они встретились с полными жизни, веселыми детьми Аэны, которые играли, бегали, боролись друг с другом, прыгая и покусывая друг друга, радостно повизгивая. Волчата обрадовались новым товарищам по играм. Они бегали вокруг детей Ималы, толкали их мордочками в тощие бока, но недокормленные волчата с трудом выдерживали слишком бурные стычки со сверстниками. Устав, волчата Аэны отправились в родное логово, а пятеро малышей Ималы, пошатываясь, поплелись следом. Оба выводка мирно улеглись спать и проснулись через несколько часов, разбуженные грозным рыком Аэны. Волчица разъярилась, увидев в своем доме чужаков, и как смерч обрушилась на несчастных щенков.

Первому волчонку Аэна мощным движением челюстей перегрызла горло. Он умер мгновенно, не успев даже пискнуть. Вид и вкус крови еще больше возбудили волчицу. Аэна бросилась на оставшихся четверых детенышей, она выбросила их из норы и грызла и кусала до тех пор, пока не убедилась, что незваные гости перестали подавать признаки жизни, а потом вернулась к своим дрожавшим от страха волчатам, удовлетворенно вздохнула и улеглась рядом с ними.

На закате дня измученная Имала вернулась и обнаружила четверых мертвых детенышей. Пятый едва дышал, лежа на боку, и тихонько стонал от боли. Обезумевшая волчица носилась вокруг своих убитых детей, подталкивая носом то одного, то другого, как будто надеялась оживить. Поняв, что все кончено, она осторожно взяла в зубы раненого волчонка, отнесла его внутрь логова и начала вылизывать, оставив мертвых у входа. Волчонок скулил и мелко вздрагивал, ему было трудно дышать. Серый мех весь промок от крови, текущей из раненого горла.

Когда другие волки приблизились к логову Ималы и начали обнюхивать трупы, она ощерилась, выставив клыки, спина ее выгнулась, шерсть встала дыбом. Вид Ималы был так страшен, что они убрались, поджав хвосты и оставив мертвых волчат лежать на земле.

На следующее утро тела исчезли, Имала не знала, как и куда, ее волновал только стонавший у нее под боком волчонок. У нее не было ни молока, ни мяса, чтобы накормить его, и ей следовало отправиться на охоту, но она не хотела оставлять его одного, боясь, что он умрет, не дождавшись возвращения матери. Имала взяла детеныша в зубы и медленно выбралась наружу, пробежала мимо игравших в траве волчат Аэны и углубилась в лес. В это мгновение Имала решила, что никогда больше не вернется в стаю.

Она долго шла по буковому лесу. Ни летняя жара, ни яркие краски, ни веселое пение птиц не могли утешить волчицу: силы ее были на исходе, сердце разрывалось от тоски и тревоги.

Волчонок был давно мертв, когда Имала поняла, что несет в зубах бездыханное тельце. Она пробиралась все дальше, не выпуская из пасти труп своего последнего сына, и только когда на землю опустилась ночь, положила его у корней огромного дуба.

Усевшись на землю, Имала долго выла, тщетно надеясь услышать отклик собратьев, а потом кинулась бежать прочь от разрывающих душу воспоминаний.

Легенда гласит, что именно так Имала стала одинокой волчицей.


— Сколько вы мне дадите за это кольцо?

Толстяк Керри, хозяин харчевни «Гусь и Жаровня», с недоверием взглянул на девочку, протягивавшую ему перстень.

В зале было полно посетителей: саратейцы, уставшие после долгого рабочего дня, трое солдат в желтой форме саррской армии и труппа бродячих актеров, чью кибитку Алеа заметила на главной площади. Потрескивали дрова в большом очаге, вокруг которого ежевечерне собирались игроки в фидчел, если за столиками на улице не оставалось свободных мест. Девочке было не слишком уютно среди всех этих взрослых, но она не хотела испытывать терпение капитана Фарио. В обстановке харчевни было что-то успокаивающее. Цветные фонари, развешенные на стенах, отбрасывали вокруг мягкие блики красного и зеленого света. Кресла и скамьи, обитые мягкой рыжей тканью, обещали отдых усталому телу, в воздухе витал аромат жарившегося на кухне мяса. Алеа, никогда прежде не заходившая в харчевню, подумала, как здесь, должно быть, хорошо жить. Достаточно темно, чтобы на тебя не глазели, и уютно от огня и фонариков.

— У кого ты его украла? — спросил трактирщик, отталкивая руку Алей.

— Я его не украла! Это все, что у меня осталось от матери, а заплатить за ночлег мне нечем, вот я и…

Алеа лгала так неумело, что трактирщик подумал, уж не хочет ли она попросту разжалобить его своей улыбкой. Если так, девочке это удалось…

— Я не верю ни единому твоему слову! И речи быть не может о том, чтобы я купил ворованное кольцо, но, если хочешь, можешь остаться здесь на ночь — при условии, что поможешь моей жене на кухне. Заработаешь ужин, моя жена — лучшая кухарка в Саратее, уж ты мне поверь.

Он оперся ладонью о тяжелую дубовую дверь и наклонил к девочке голову.

— Идет? — спросил он.

Алеа сделала вид, что думает.

— Ладно, договорились, — наконец произнесла она.

Трактирщик улыбнулся. Ему всегда нравилась эта неугомонная малышка. Он помогал ей, когда мог, покупая то, что она продавала, даже если не очень-то нуждался в грибах, цветах или ягодах. Он не раз предлагал ей работу, но девочка отказывалась, не в силах усидеть на месте…

— Очень хорошо. Тебя ведь зовут Алеа, правда?

Она кивнула. Керри ласково ей улыбнулся и повернулся к кухне, зовя жену:

— Тара! Пойди-ка посмотри, что посылает нам Великая Мойра! Искупай эту кроху и приготовь для нее комнату, а потом она придет помогать тебе на кухне.

В дверях появилась маленькая толстушка. На ее круглом лице сияла широкая улыбка. Алеа подумала, что именно так она себе и представляла саррских трактирщиц — ужасно симпатичными.

— Пойдем, детка, у нас сегодня есть свободная комната, тебе повезло.

Час спустя Тара удобно устроила Алею в небольшой комнатке и наполнила большое корыто горячей водой. Девочка забыла и о тошноте, и о спазмах в животе и с долгим вздохом облегчения улеглась в огромную ванну — она давно не чувствовала себя так хорошо. Горячая вода ласкала кожу и расслабляла, и Алеа отдалась незнакомому чувству блаженства. Через несколько минут она дотянулась до платья, достала из кармана кольцо и принялась — в который уже раз! — его разглядывать. Украшение было редкостно красивым, и Алеа порадовалась, что ей не пришлось с ним расставаться. Она подняла кольцо, чтобы лучи света прошли через красный камень, и заметила вырезанные изнутри ободка символы. Девочка поднесла кольцо поближе к глазам и смогла различить две руки, прикрывающие сердце и корону. Работа была очень тонкой. Алеа улыбнулась. Она даже представить себе не могла, что означают эти таинственные символы, но почему-то была уверена: они делают перстень еще ценнее.

Наконец Алеа оделась и спустилась в кухню, к Таре. Трактирщица оказалась говорливой, она болтала, не переставая готовить еду, составлявшую славу харчевни «Гусь и Жаровня»: запеченный в меду окорок — его нарезали мелкими кусочками и подавали в качестве закуски, — цесарку в винном соусе, фаршированную белым виноградом, молочного поросенка на вертеле с печеными яблоками и — главное блюдо — вымоченную в водке и натертую чесноком кабанью ногу с приправой из овощей и жареного лука. Кухня была почти такой же большой, как обеденный зал, на стенах хозяйка развесила всякую утварь — назначения многих предметов Алеа не знала.

— Знаешь, крошка, ты можешь остаться с нами, если захочешь. Давно нужно было прийти сюда, а не бегать по улицам…

Алеа молчала. Доброта трактирщицы озадачивала девочку, но природная недоверчивость не позволяла ей расслабиться. Таре уже случалось давать Алее всякие мелкие поручения, но она впервые всерьез предложила ей настоящую работу, что было удивительно и тревожно… Алеа не знала, как поступить. Она чувствовала себя совершенно беспомощной. Ее не учили ни разговаривать со взрослыми, ни принимать от других великодушную и бескорыстную помощь. Внезапно Алеа почувствовала себя невыносимо жалкой, ни на что не гожей. И так застыдилась своего сиротства, что с трудом удерживалась от слез.

— Ты умеешь готовить? — спросила наконец Тара, вытирая руки о фартук.

Алеа ответила, понимая, что не сможет молчать весь вечер:

— Не очень…

— А что ты умеешь делать? — напрямик спросила трактирщица.

— Если вы мне объясните и покажете, я все сумею! — похвалилась девочка, справившись с волнением.

Тара улыбнулась, взяла Алею за руку и насыпала немного соли ей на ладонь.

— Зачем вы это делаете?

Трактирщица удивилась ее непониманию, но Алеа всегда жила на улице и не могла знать обычаев и суеверий саратейцев.

— Это для того, чтобы Мойра была к тебе милостива, Алеа. Не стоит слишком часто беспокоить Мойру — не то она рассердится, но время от времени можно попросить о маленькой услуге, верно? Я хочу, чтобы она озаботилась наконец твоей судьбой. Хочу, чтобы ты работала у нас…

Вот так Алеа начала в тот же вечер обслуживать постояльцев харчевни — в тот час, когда все ее ровесницы благоразумно отправляются спать. Она пару раз ошиблась, разнося еду, обожгла пальцы о горячую тарелку и уронила чашку на пол, но в общем и целом девочка проявила удивительную стойкость, заслужив одобрительные улыбки хозяев и едоков. Те, кто узнавал Алею, удивлялись, что она так старательно работает, кто-то радовался, другие готовы были поспорить, что ее усердия хватит дня на два, не больше…

В середине вечера, когда усталость начала брать свое, Алеа заметила входившую в дверь женщину редкостной красоты. За спиной у нее на ремне висела арфа. На мгновение шум в зале смолк, а когда люди за столами вернулись к разговорам, голоса их зазвучали оживленнее, как если бы появление незнакомки взбудоражило всех. Ни нарядом, ни уверенной манерой держаться женщина не походила на саратейских кумушек: благородный голубой цвет фетрового колета с высоким воротом и пышными рукавами подчеркивал изящество фигуры. Голубой был цветом бардов, так что Алеа легко догадалась, кто перед ней. Она — бардесса! Невероятно! На груди красовался изящный единорог — знак певицы, а вместо юбки она носила черные штаны, красиво облегавшие длинные ноги, густые рыжие локоны золотым водопадом падали на плечи и спину.

— Добрый вечер, Фейт, — сказала трактирщица, бросив тряпку и раскрывая объятия навстречу красавице. — Сколько лет! Где побывали?

Алеа очень удивилась, увидев, что женщина знакома с хозяевами харчевни. Бардесса расцеловалась с Керри и протянула руки к появившейся из-за стойки Таре.

— Добрый вечер, друзья мои. Я странствовала по королевству Харкур в надежде, что мои песни и рассказы смягчат нравы его подданных, но жить там не слишком весело, если не молишься этому их Христу. Вот я и вернулась — чтобы спеть несколько новых песен в харчевнях Сарра.

— Ты ведь проведешь с нами вечер? — спросила Тара, накрывая стол для певицы.

— Конечно, если вы накормите меня вашей знаменитой цесаркой…

Тара подмигнула и подошла к Алее. Только тут девочка сообразила, что все это время простояла посреди зала с разинутым ртом, не сводя взгляда с лица бардессы, с ее сверкающих глаз.

— Думаю, ты достаточно поработала сегодня, девочка, пора тебе немного отдохнуть. Садись за тот столик у стойки, я принесу тебе поесть, и ты сможешь послушать Фейт. Она — лучшая бардесса в графстве, поверь мне. Никто другой не знает историй удивительнее и песен красивее. Что ты хочешь на ужин?

— Я никогда не видела бардов, — объявила девочка вместо ответа.

— Что ж, я понимаю твой восторг! Барды — необыкновенные люди. Они следуют учению друидов, ходят по миру, поют свои песни, рассказывают истории и сообщают последние новости. Фейт часто приходила к нам.

— Я и друидов никогда не видела…

— У них много важных дел в высокой башне Сай-Мина. Раньше они чаще выходили в мир, но с тех пор, как началось противостояние с Харкуром, им есть чем заняться. Ну же, садись и слушай Фейт.

Девочка не заставила себя просить и устроилась за столом, по-прежнему не сводя глаз с сочинительницы. Эта женщина — бард! Какая она красивая и хрупкая! Алеа в жизни не встречала таких изящных дам и вдругпоняла, что мечтает однажды стать такой же стройной и благородной, а может, и бардессой тоже! Барды видят столько стран, а уж чудесных приключений наверняка переживают без счета! Фейт заворожила девочку и, должно быть, почувствовала это, встретившись с ней взглядом.

Она нежно улыбнулась Алее.

Девочка была очарована и мгновенно забыла все свои злоключения, жестокость мясника Альмара, бегство в ланды, горькие слезы, труп в песке и даже лежащее в кармане великолепное кольцо. Она больше ни о чем таком не думала. Ее околдовал аромат жаркого, красные и зеленые огоньки, доброта хозяев и — главное! — загадочная женщина.

Алеа с удовольствием отведала сочного окорока, который принесла ей Тара, и восторженно захлопала в ладоши, когда Фейт подсела к столу и взяла арфу, приготовившись петь.

— Вот песня, которую поют сильваны в Борселийском лесу. Я переложила ее на наш язык, но мелодию не меняла. Вы увидите, как искусны сильваны в музыке…

— Но нету ведь никаких сильванов! — воскликнула Алеа и тут же об этом пожалела: взгляды всех посетителей обратились на нее.

Девочка покраснела до корней волос и смущенно улыбнулась. В синих глазах блеснули слезы — так ей было стыдно: она почти забыла, что в зале, кроме нее, есть и другие люди. Алее ужасно хотелось заговорить с Фейт, вот она и ляпнула первое, что пришло в голову.

К счастью, бардесса не рассердилась и не обиделась. Улыбнувшись, она начала медленно перебирать струны и повела свой рассказ, глядя на Алею. Голос ее звучал, как музыка.

Глава 3 Друид

от начало истории Фейт:

— Очень давно жил на этой земле старый король по имени Толанд, и был он добр и справедлив. Толанд выстроил себе дом — ни один нынешний владыка не сумел бы возвести дворца прекраснее — в Провиденции, которая тогда звалась Амельсоном. Королевство Толанда простиралось от Эбонской бухты до северной границы Гаэлии. Подданные Толанда были мирными людьми, они жили тем, что ловили рыбу, охотились, пасли скот и возделывали поля. Так было до прихода галатийцев, задолго до возведения на севере величественного замка Сай-Мина.

В те времена люди, гномы, лютены, волки и иные создания, которых сегодня никто не помнит, жили душа в душу. Мир был как одна большая деревня, где все друг с другом ладили. Войн не было, люди знали только землю, деревья, цветы, птиц, море, рыб и солнце…

Но король старел, и его сын Эрсен начал терять терпение. Он был честолюбивым и тщеславным юношей и мечтал об одном: занять место отца, чтобы управлять королевством по собственному разумению. Королева, его мать, умерла несколько лет назад, и король, слишком занятый делами державы, не уделял сыну должного внимания, о чем и сокрушался потом всю оставшуюся жизнь. Так часто случается с занятыми отцами. Но несчастный король Толанд, повторяю, был человеком справедливым и добрым. Он как мог позаботился об образовании сына, построив для него великолепный город на острове со странным названием Мон-Томб, или Могильный Холм. Мюр Оллаван стал городом образованных людей, ведь туда пригласили лучших ученых со всего света. В то время — до прихода друидов — знание передавалось через книги. Друиды потом открыли нам, что истинное знание передается изустно, как драгоценная тайна. Скажу вам вот еще что: именно на развалинах этого города Томас Эдитус построил Университет, потому что он верит в чтение и письмо. Признáюсь — я невысокого мнения об этом самом Эдитусе, но его библиотека — самая богатая из всех, что я видела в Гаэлии. Я побывала во всех городах нашего мира, видела Фарфанаро, Тарнеа, Провиденцию, Риа и даже большие города за Южным морем, но университетской библиотеке нет равных. В скриптории работают день и ночь, переписывая книги со всего света на выделанную кожу. В Мон-Томбе находится единственный экземпляр Книги Вторжений, карты мира, начертанные моряками Бизани… Понадобится не одна жизнь, чтобы прочесть всю библиотеку.

Но вернемся к нашей истории. Проведя несколько лет в Мюр Оллаване, принц Эрсен стал очень образованным человеком. Конечно, с друидами принц сравниться не мог, но он хорошо знал земные чертежи, историю и древние учения. Королевство жило в мире с соседями, но Эрсен настоял, чтобы его приобщили к тайнам военного искусства, обучили стратегии и тактике ведения боя. Принцу не нравилось миролюбие отца, он хотел извлекать выгоду из всех земель Короны, до которых у Толанда не доходили руки. Ученость, наделенная властью, но лишенная доброты, никому не приносит пользы.

И вот, еще не став королем, молодой Эрсен решил объехать страну и утвердить свою власть над подданными отца, ввести новые налоги и проверить, все ли подчиняются королевскому закону, — как он сам его понимал. Эрсен прошел походом из конца в конец королевства с конным войском в триста человек, и подданные, почитавшие и любившие Толанда, возненавидели его наследника за жестокость и себялюбие. Эрсен был даровитым вождем: он ловко манипулировал людьми и гладко говорил, так что ему без труда удалось убедить воинов в правоте своего дела. Не прошло и нескольких недель, как триста спутников Эрсена превратились в тупых и послушных скотов.

До короля в его замок Амельсон стали доходить жалобы, и Толанд впал в глубокое отчаяние и тоску. Он был стар и знал, что, когда умрет, жители королевства станут подданными его сына, чья жестокость росла день ото дня. Король утратил влияние на наследника и с тревогой спрашивал советников, как ему поступить, но все они предлагали один-единственный выход: избавиться от недостойного отпрыска. Король не мог на это решиться и страдал все сильнее.

Однажды утром, когда Толанд пребывал уже на самом пороге смерти, во дворец явился странный гость — он был одет во все черное, лицо скрывал капюшон плаща — и попросил об аудиенции. Придворные не хотели его пускать, но незнакомец проявил настойчивость, и его отвели к постели Толанда. Очень может быть, что тут не обошлось без магии.

Пришелец был высок, худощав и изящен. Что-то в его облике внушало почтение, — в нем явственно ощущалась королевская стать.

— Государь, — начал он и откинул капюшон, явив взору Толанда тонкое, изумительно красивое лицо с кожей, цветом напоминающей кору юного дерева, и высокие заостренные уши, — я — Оберон, король сильванов, и пришел из Борселийского леса, чтобы предложить вам нашу помощь.

— Король? Еще один король в моем королевстве? — задыхаясь, прошептал Толанд.

Сильван вынул из кармана цветок — совсем высохший, он сохранил чудесный розовый цвет.

— Каждый год Дерево Жизни нашего леса приносит цветок, который мы, сильваны, зовем Мускарией.

— Что еще за Дерево Жизни и кто это живет в моем лесу? — рассердился король.

Но сильван, не отвечая Толанду, повел рассказ — тихо и спокойно, как будто говорил с ребенком:

— Тот, кто съедает этот цветок, молодеет на год. Это подарок Дерева Жизни. Легенда гласит: если человек будет каждый год съедать новую Мускарию, он не умрет никогда.

Толанд нахмурился и с тревогой взглянул на советников, стоявших за спиной сильвана. Но тех цветок интересовал куда больше, чем умирающий монарх.

— Съешьте этот цветок, государь, а народ сильванов каждый год будет приносить вам в дар новый. Вы никогда не умрете, и вашему сыну не бывать королем.

Оба монарха — сильван и человек — проговорили до конца дня, а когда солнце скрылось за розовыми вершинами Гор-Драка, король Толанд принял дар сильванов.

Каждый год король съедал цветок и молодел. Очень скоро он обрел былую силу. Принц Эрсен, поняв, что его лишают будущего, совершенно обезумел и повел на отца армию в пятьсот человек. Но войско короля оказалось сильнее, и Эрсен нашел свою погибель на поле боя. Король Толанд горько оплакивал смерть сына.

Год спустя король отказался принять от сильванов Мускарию. Вторая жена родила ему сына, и, когда наследник достиг совершеннолетия, король взял с него клятву соблюдать заключенный с сильванами договор.

Следующей зимой король Толанд умер. Его сын стал справедливым и добрым правителем. Он сдержал обещание, данное его отцом королю сильванов, так же поступали все потомки Толанда.

— А что это было за обещание? — спросила Алеа певицу, которая закрыла глаза и словно бы ждала этого вопроса.

— Что Борселийский лес и его тайны навечно останутся под защитой монарха. Вот почему мир так мало знает о сильванах, а некоторые маленькие девочки даже полагают, будто их и вовсе не существует…

Все посетители харчевни дружно захлопали бардессе, некоторые весело смеялись. Фейт подмигнула Алее, снова взяла арфу и запела:

Один. Единому песни нет,
Ибо одно едино для всех,
Что были, есть и пребудут: Смерть.
Два — повозку тащат волы,
Везут паяцев вниз под уклон
И сами падут — бедняги!
Три — мирозданье из трех частей,
Три начала и три конца,
Три царствия Самильданаха.
Четыре оселка на оси,
Чтобы точить мечи храбрецов
На четыре стороны света.
Пять годов в потоке времен
Для богов, зверей и людей,
Пять — это срок начала.
Шесть растет живительных трав —
Гном разводит огонь в лесу,
Целебное зелье варит.
Семь светил горит наверху,
Семь у арфы звенящих струн,
Вселенная семизвучна.
Восемь буйных земных ветров
Весть возносят с восьми морей
Вверх, на высоты битвы.
Девять лютенов пляшут в лесу,
Девять герилимов по следу мчат,
Девять знаков мир исчисляют.
Десять вражеских кораблей
С юга движутся к берегам,
Несут разор и погибель.
Одиннадцать церковных вождей
Безоружны — сломаны их клинки,
Кровь пятнит одеянья.
Двенадцать месяцев — это год;
Двенадцать Великих Друидов — предел:
Так замыкается круг.

Поздно ночью, когда последний посетитель покинул харчевню, Алеа поблагодарила хозяев и отправилась в приготовленную для нее комнату. Девочка ужасно устала, у нее снова разболелся живот, и она мечтала отдохнуть.

Алеа хотела спать, но сон не приходил, слишком бурным оказался прожитый день. Девочка спрашивала себя, чем закончится ее встреча с хозяевами харчевни. Алеа ни на мгновение не верила, что задержится у них. Она ведь ни с кем никогда долго не дружила. Кроме Амины…

Воспоминание о подруге пронзило ее, как молния в ночи.

Амина Салиа, дочь кузнеца, сердечная подружка… Когда обеим было одиннадцать лет, они встречались каждый вечер по секрету от всего остального мира. Придумывали игры, дарили друг другу подарки, сообщали, как прошел день. Амина говорила о кузнице отца, Алеа посвящала ее в тайны выживания на улице, подруги страстно мечтали оказаться в один прекрасный день где-нибудь подальше от этого скучного селения с его дурацкими законами и правилами. Они часто залезали на крышу, наблюдали сверху за этими болванами — взрослыми — и смеялись над ними.

Дружба с Аминой перевернула жизнь Алеи. Впервые на нее смотрели с восхищением. Впервые ее слушали и — главное! — понимали. Девочка совершенно изменилась: вместе с одиночеством кончилось детство, Алеа перешла в тот замечательный возраст, когда человек учится доверять себе самому и извлекать пользу даже из неудач. Подруги так хорошо понимали друг друга, потому что чувствовали одинаково, — часто один взгляд заменял им десяток слов. Они воображали, что им каждый день будет что рассказать друг другу и они придумают новые игры и переживут новые приключения. Им казалось, что это счастье дано им навсегда, и поклялись, что никто и ничто не разлучит дочь кузнеца и Дочь Земли. Что их дружба будет вечной… Увы, кто не давал подобных клятв?

А потом наступил вечер, когда Амина не пришла на свидание.

На следующий день она объяснила Алее, что ее отец умер и тетка забирает ее жить в Провиденцию, столицу Гаэлии.

Алеа никогда больше не виделась с Аминой и снова погрузилась в безмолвное одиночество, на которое была обречена с детства. Алеа смирилась с жизнью всеми забытой сироты, которую уготовила ей Мойра.

Алеа вздохнула, образ Амины улетучился из ее мыслей, и она постепенно погрузилась в сон.

Среди ночи она проснулась. Живот болел все сильнее, она встала и почувствовала, что по ногам течет что-то горячее.

Перепуганная до смерти, Алеа подбежала к окну и в бледном свете полной луны разглядела кровь на внутренней поверхности бедер. Девочка закричала от ужаса и, сжав голову руками, сползла по стене на пол. Она была на грани обморока, из глаз лились слезы, стучало в висках, болел низ живота. Алее казалось, что голова у нее вот-вот разорвется. Она не понимала, что происходит, и подумала было, что умирает, что у нее сейчас вытечет вся кровь и все будет кончено. Девочка решила, что Мойра наказывает ее за кражу. А может, мясник Альмар наслал на нее порчу?

Внезапно Алеа показалась себе ужасно нечистой, ей была омерзительна кровь в этом месте, она должна отмыться, если хочет заслужить прощение Мойры. Алеа залезла в таз с водой, стоявший рядом с кроватью, и в этот момент на крик девочки в комнату влетела перепуганная Тара.

— Что случилось? — спросила она, глядя на голую рыдающую Алею.

Девочка была так растерянна, что смогла лишь прошептать «кровь…» и кивнуть на свой живот, а потом из ее огромных глаз снова ручьем потекли слезы.

Толстая трактирщица подняла брови и облегченно расхохоталась. Алеа так удивилась, что тут же перестала рыдать и даже чуточку обиделась. Она подхватила полотенце, которое с доброй улыбкой протянула ей Тара, и села рядом с ней на кровать.

Следующие полчаса Алеа слушала Тару. Трактирщица объяснила девочке, что это случается со всеми маленькими девочками, когда они становятся девушками, и что она может даже гордиться тем, что случилось, а беспокоиться вовсе не о чем.

— Природа похожа на тебя, Алеа. Ты становишься частью великого круговорота. Есть времена года, есть сроки жизни и смерти, солнце восходит и садится, лунный диск убывает и рождается снова. Когда у девушки начинаются месячные, она входит в этот круговорот, понимаешь? Таков закон естества.

Алеа мало что понимала, но она впервые ощутила тепло материнской заботы, ей объяснили, что она больше не ребенок, успокоили, и она мирно уснула, положив голову на колени умиленной трактирщицы.

На следующее утро Алеа получила лучший в своей жизни завтрак и целый час наслаждалась едой и благодарила хозяев. У девочки никогда не было такого хорошего настроения, теперь она твердо знала — это Мойра послала ее вчера в ланды и помогла отыскать спрятанное под песком тело. Все изменилось. Она больше не ребенок. Жизнь станет совсем иной.

Наутро в харчевню завернул капитан Фарио. Он хотел задать Алее несколько вопросов, потому что не нашел в ландах никакого тела и спрашивал себя, что же в действительности произошло. Девочка предпочла солгать, чтобы ее оставили в покое, и заявила, что все придумала, а кольцо нашла в дюнах. Капитан нахмурился и попросил Тару и Керри последить за Алеей, пока он не разберется до конца в этом странном деле.

Алеа провела в харчевне несколько недель. Она помогала хозяевам, постигала секреты нового ремесла, подружилась с завсегдатаями и даже научилась пропускать мимо ушей плоские шутки перебравших саратейцев. Она горько расплакалась всего один раз — когда бардесса Фейт покинула Саратею…

Каждый вечер, когда уходили последние посетители, Алеа мыла пол в большом зале, раскатывала поленья в очаге, чтобы огонь погас не сразу, и поднималась к себе, поблагодарив Тару и Керри. У нее вошло в привычку доставать перед сном кольцо и любоваться им при свете свечи. Оно было ее единственным имуществом, единственным сокровищем. Алеа все время пыталась понять, что могли означать символы, выгравированные внутри кольца. Две руки над сердцем и короной. Алеа думала, что сердце символизирует любовь, а корона — королевскую власть… Но что они означают вместе? Она надевала кольцо на палец и засыпала, думая, что оно приносит ей удачу: да, Мойра посылает ей новую жизнь.

С каждым днем Алеа все сильнее привязывалась к Таре и Керри. Они обращались с ней, как с родной дочерью, слушали ее, говорили с ней, учили всем тем вещам, которых она не узнала в детстве, и даже начали давать ей немного карманных денег за работу. В эти первые недели Алее казалось, что она попала в сказку.

Но через некоторое время девочка поняла, что скучает по былой свободе, что она здесь не на месте. Не всем она тут нравится, в глазах некоторых посетителей она читала ненависть. Алеа с трудом подлаживалась к жизни Тары и Керри, к их образу мыслей, обычаям и привычкам. Быт этих великодушных людей казался девочке тоскливым до невозможности, в нем не было ни малейшей неожиданности. Однажды вечером, крутя по привычке кольцо на пальце, Алеа спросила себя, а подходит ли ей эта новая жизнь.

Да, ей хорошо тут, в харчевне, но что-то, таящееся в самой глубине души, гонит ее прочь. Иногда ей позарез необходимо одиночество, полная свобода и даже опасность. Алеа скучала по своей бродяжьей жизни, по улице, по страху и тайнам — не настолько, чтобы отказаться от нового существования, но достаточно сильно для того, чтобы убегать по вечерам на несколько часов в надежде снова испытать те — изначальные — чувства. Керри и Тара не удерживали ее и не обижались, понимая, что девочке необходимо время, чтобы привыкнуть. Когда Алеа возвращалась, они встречали ее улыбками, словно хотели сказать, что всегда ей рады и не торопят ее. У Керри и Тары, на их общее горе, своих детей не было. Они не знали, правы ли, но отдали бы все на свете, чтобы сделать Алею счастливой. Ничто не радовало добряков так, как радостный свет ее синих глаз.

— Девочке нужно чувствовать себя свободной, — объяснил трактирщик жене, услышав, что Алеа вернулась за полночь. — Я вообще не понимаю, как это она так быстро тут освоилась. Фарио — и тот удивляется!

— Да знаю я, знаю, вот только боюсь, что однажды вечером она не вернется! — призналась Тара. — А если на нее нападут?

— Она до сих пор неплохо справлялась одна. Признайся, ты просто боишься, что она не захочет остаться с нами…

— А ты разве не боишься?

Трактирщик ничего не ответил. Ну конечно, он боялся, и его жена это прекрасно знала. Керри стал самым счастливым человеком на свете с тех пор, как в их доме появилась Алеа. Девочка многое изменила, ее присутствие в доме оживило нежную привязанность Керри и Тары друг к другу. К несчастью, Керри знал, что навсегда девочка с ними не останется.


Однажды вечером, прогуливаясь перед ужином по улицам Саратеи, Алеа невольно подслушала разговор двух жителей. Мужчины сидели на каменном бортике фонтана и судачили о Верховном Короле Гаэлии.

Эоган Мор был не самым любимым из королей, правивших островом. Злым его никто бы не назвал, но поговаривали, что он — игрушка в чужих руках, да и храбростью не славится. Эоган не умел противостоять друидам и слишком быстро отказался от войны с харкурскими священниками. Короче говоря, Эогану было непросто заставить пять графств Гаэлии считаться с собой. Но одна новость все-таки обрадовала обитателей Сарра, самого бедного графства острова: Верховный Король собирался взять в жены уроженку Сарра, больше того — девушку из Саратеи!

Алеа незаметно подобралась ближе.

— Как ее имя? — спросил собеседник постарше.

— Амина. Малышка Амина Салиа, дочь кузнеца, помнишь ее?

Алеа чуть не подпрыгнула, услышав имя своей детской подружки. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы осознать услышанное. Амина выходит замуж за Верховного Короля? Быть того не может!

— Но ей ведь нет и пятнадцати! — воскликнул старый саратеец.

— Как раз исполнилось, — ответил другой. — Когда ее отец умер, она отправилась жить в Провиденцию, к своей тетке. Там она училась у одного друида и оказалась такой способной, что в прошлом году стала ватом! Великая Мойра, она совсем кроха — вся столица только и говорила, что о чудо-ребенке! Малышка из Саратеи, представляешь? Там ее и приметил Верховный Король…

— Как, по-твоему, она позаботится о нас, став королевой? Возможно, Верховный Король обратит наконец внимание на графство Сарр?

— Надеюсь, — вздохнул молодой саратеец.

Алеа не верила своим ушам. Она взглянула на кольцо на пальце и улыбнулась. Угу, ее жизнь меняется! Девочке хотелось одного — отправиться в трактир «Гусь и Жаровня» и рассказать все Керри и Таре. Алеа повернулась и побежала на другой конец Саратеи. Сердце ее бешено колотилось. Прохожие улыбались: давненько Алеа не носилась так по улицам.

Запыхавшись, она влетела в харчевню и, проскользнув мимо столиков, отправилась на кухню, где и нашла Керри и Тару. Они удивленно переглянулись, спрашивая себя, что могло случиться с девочкой.

Алеа, захлебываясь и тяжело дыша, пересказала им всю историю. Закончив объяснять, кто такая Амина и что она для нее значила, Алеа заключила:

— Я должна попасть в Провиденцию!

Тара бросила на мужа встревоженный взгляд. Она догадывалась, что сейчас будет.

— Алеа, — начал Керри, подвигая девочке стул, — успокойся… Я понимаю твое волнение, но не надо торопиться! Скажи-ка, ты уверена, что она тебя узнает?

Алеа удивилась — она ждала совсем иного ответа и не понимала, как может Керри сомневаться в Амине. Нет, дело тут в чем-то совсем другом.

— Ну конечно узнает! — запальчиво воскликнула она, хмуря брови.

Керри обернулся к жене, ища взглядом поддержки, но Тара была смущена не меньше мужа. Керри прикусил губу, снова посмотрел на Алею и неловко улыбнулся.

— И что с того? — огорченно спросил он. — У нее наверняка найдутся дела поважнее, чем возиться с подругой детства, которую она не видела тысячу лет… Ей надо готовиться к свадьбе… Алеа, я… Не думаю, что это хорошая мысль — свалиться Амине на голову… без предупреждения…

Наконец Алеа поняла: Керри пытается объяснить, что возражает против ее путешествия.

— Я уверена, она так обрадуется нашей встрече. Я-то обрадуюсь, это уж точно! Тара, я хочу туда пойти!

— Но Провиденция очень далеко от Саратеи, Алеа, это другое графство! У тебя и денег нет — понадобится купить лошадь, платить за еду в придорожных трактирах… А в Провиденции солдаты короля ни за что не впустят тебя во дворец! Алеа, детка, ничего не выйдет!

— Я без труда доберусь в Провиденцию! Я всегда сама справлялась, и мне не нужна никакая лошадь, и в трактиры я заходить не стану! Почему ты хочешь меня остановить?

Тара опустила глаза, отвернулась и ушла, сделав вид, что у нее неотложное дело на кухне. Они впервые разошлись во мнениях, и трактирщица не знала, что делать. Какие бы чувства они с Керри ни испытывали к девочке, она им не родная дочь и власти над ней они не имеют.

И все-таки Тара, как и ее муж, была твердо убеждена: их долг — помешать Алее сделать глупость. Она надеялась, что девочка в конце концов сдастся.

Керри явно терял терпение. Он тоже не осмеливался употребить власть по отношению к ребенку, с которым был знаком всего несколько недель, но упрямство Алеи становилось просто смешным. Его передергивало от одной только мысли, что девочка уйдет в Провиденцию, не успев даже чуточку пожить по-человечески в тепле и сытости.

— Послушай, малышка, уверяю тебя, это плохая затея. Я понимаю, тебе хочется уйти, но ведь в жизни не всегда делаешь то, что хочешь… Ты сейчас не можешь одна путешествовать по дорогам Гаэлии. Ты слишком молода и только-только начала зарабатывать на жизнь… Мы вернемся к разговору после королевской свадьбы. Возможно, Амина приедет в Саратею повидаться с нами и тут сама тебя узнает. Но ты должна подождать. И быть терпеливой. Понимаешь?

— Я понимаю одно — вы не хотите, чтобы я туда шла, вот и все! — закричала Алеа, с трудом сдерживая слезы.

Она вскочила и отправилась в зал к посетителям — те уже начали проявлять нетерпение. Алеа взяла себя в руки и не разнюнилась, хотя ужасно хотелось, и весь вечер избегала встревоженных взглядов Керри и Тары. Даже посетители заметили, как печальна девочка. Она впервые не улыбалась шуткам завзятых балагуров и не шутила в ответ.

Поздно вечером, укрывшись наконец в спасительной темноте своей комнаты, Алеа дала волю слезам. Она пыталась понять Керри и Тару, но не могла. Оба были добры к ней, почему же они вдруг воспротивились тому, что может сделать ее счастливее? Неужели они не желают ей добра? Может, Тара и Керри — просто-напросто своекорыстные люди и не хотят отпускать ее, потому что она помогает им, работая в харчевне? Зря она поверила в человеческую доброту. За великодушием и щедростью всегда кроется расчет! Но она не сдастся! Она хочет отправиться в Провиденцию, чтобы найти Амину, и трактирщики ее не остановят! В конце концов, они ей не родители.

Сон никак не шел. Девочка хотела убедить себя в том, что права и ей действительно нужно покинуть Саратею, но в голове у нее не укладывалась мысль о том, что Керри и Тарой движет корысть. А может, они искренни и просто боятся за нее? Как это узнать? Алеа ненавидела себя за то, что злится на них, — они столько всего для нее сделали! Да, но ей так хочется отыскать Амину!

Алеа все вертелась и вертелась на кровати и заснула только поздно ночью.

На следующее утро Алеа долго валялась в постели, не решаясь спуститься вниз. Девочка уже не понимала, сердится она на трактирщиков или соглашается с их доводами. Твердо она знала одно — ей необходимо найти Амину.

Когда Алеа наконец спустилась, Тара встретила ее улыбкой и молчаливым объятием. Девочка успокоилась, улыбнулась в ответ и пошла завтракать, решив забыть о вчерашнем споре. Она с наслаждением поглощала гренки с маслом, любовно приготовленные для нее Тарой.

В это самое мгновение в харчевню вошел старик.

Он был высок и худ, в руках держал посох из белого дуба и почему-то казался опасным. Глаза закрывал капюшон длинного белого плаща с вышитым на груди знаком Мойры — тонким алым драконом, вплетенным в сложный узор (этот знак украшал двери домов в праздник летнего солнцеворота и дней Самайна).

Алеа перестала жевать и не двигалась, пока незнакомец усаживался за соседний столик Ее охватило тревожное возбуждение. Возможно ли это? Друид, в Саратее?

Она с трудом отвела взгляд от старика — тот ее прямо заворожил. Что ему понадобилось в харчевне? К добру это или к худу? Алеа спрашивала себя, не лучше ли вернуться к себе. Тара в кухне, она тут наедине с друидом и не знает, что делать.

Внезапно друид повернул к ней голову, не снимая капюшона.

— Здравствуй, Алеа, — произнес он красивым низким голосом.

Девочка вздрогнула и уставилась в тарелку, сделав вид, что не услышала приветствия.

— Ты не хочешь поздороваться? — настаивал старик чуть насмешливо.

Алеа медленно подняла голову, но лицо друида оставалось в тени. Девочка растерялась.

— Кто… Кто вы? — пролепетала она. — Откуда знаете мое имя?

В это мгновение в зале наконец появилась Тара. Она явно очень удивилась, увидев друида, посмотрела на девочку, улыбнулась ей, подошла к старику и почтительно протянула ему руку.

— Добрый день, — застенчиво произнесла она. — Добрый день, друид, я… не ожидала… Столько лет прошло…

— Больше десяти, вы правы, хозяйка. Удивительно, что вы меня не забыли…

— Таких, как вы, не забывают, — ответила Тара, улыбнувшись уголками губ. — Алеа уже спросила, что вам угодно?

Друид тоже улыбнулся. Его плавные, величавые движения не могла ни обмануть, ни успокоить девочку.

— Нет. Думаю, малышка меня боится. Так, Алеа?

Не отвечая, она нахмурила брови и посмотрела на Тару.

— Тебе нечего бояться, Алеа! — Женщина погладила ее по голове.

Алеа продолжила завтракать. Она постаралась успокоиться, но то и дело бросала исподлобья взгляд на старика, который наконец откинул капюшон. Друид был совершенно лыс, а возраст его не поддавался определению. В глазах сверкал живой ум, выступающий вперед мощный подбородок украшала небольшая седоватая бородка клинышком. Но самым устрашающим был высокий лоб друида — Алеа не смела предположить, какие мысли за ним скрываются.

— Решительно, Мойра в этом месяце с нами! — Тара улыбнулась старику. — Наша любимая Фейт Дана, певица и сказительница, которую мы не видели столько лет, посетила Саратею несколько недель назад! Что я могу тебе предложить, Фелим?

«Ага, его зовут Фелим, — подумала девочка. — Мне это ничего не говорит, а он вот откуда-то знает мое имя!»

— Разве что немного мясного отвара, хозяйка, если возможно.

Трактирщица кивнула и отправилась на кухню.

— Ты выросла, Алеа, я тебя едва узнал, — продолжил разговор друид. Он встал и пересел на скамейку рядом с ней.

Алеа замерла. «Говорит, что знает меня, — подумала она. — Но я… но мне-то он не знаком…Может, он меня видел, когда я была совсем маленькой».

— Капитан Фарио рассказал мне о том, что с тобой недавно произошло… Он полагает, будто ты все придумала, а на самом деле украла это кольцо у какого-нибудь чужестранца или саратейца.

Разинув от изумления рот, Алеа уронила руки на стол. Вот оно что… Друид явился, чтобы судить ее. Она уже слышала, что в больших городах именно друиды ищут виновных, когда совершается преступление. Неужели этот человек явился сюда только из-за нее? Алеа задрожала.

— Я, — продолжил старик, — уверен, что ты говорила правду. Не хочешь рассказать, как все произошло?

Алеа не могла шевельнуть ни рукой, ни ногой, она не знала, что сказать. Может, он расставляет ей ловушку? Что ей сделать, чтобы защитить себя? Соврать? Друид долго молча смотрел на нее — он ждал, что она захочет объясниться, а потом спокойно спросил:

— Кольцо на твоем пальце… Это его ты сняла с мертвого человека?

Алеа сунула руку под стол и тут же об этом пожалела. Она почувствовала себя чудовищно виноватой. Ей ведь уже стало казаться, что все обойдется: ведь Фарио не вернулся, а Керри и Тара вопросов о находке не задавали.

— Думаю, я узнаю это кольцо, Алеа, — продолжил друид. — А если так… если так, я знаю, кем был человек, которого ты нашла в ландах.

В зале снова появилась Тара — она принесла старику мясной отвар. Фелим взял из ее рук горшочек и кивнул в знак благодарности. Ел он молча, а закончив, просто сказал:

— Можешь хотя бы рассказать, как ты сумела повалить на землю Альмара? Ты хотела, чтобы так вышло?

На этот раз Алеа по-настоящему испугалась. Она почти забыла то маленькое происшествие и теперь испытала ужас, вспомнив, как странная сила пронизала ее тело с головы до пят.

— Я… я не помню, — соврала она, заикаясь.

Фелим начинал терять терпение. Он вздохнул, взял посох, лежавший рядом с ним на лавке, и оперся на него обеими руками.

— Алеа, я обязательно должен увидеть кольцо. Это очень важно для меня.

Девочка отпрянула назад и закричала:

— Ни за что! Оставьте меня в покое!

В дверях, услышав крик Алеи, показались трактирщик с женой.

— Что здесь происходит? — спросила Тара.

— Он хочет украсть мое кольцо! — выпалила Алеа.

Друид медленно положил правую ладонь на стол.

— Не будь смешной, Алеа. Мне ни к чему красть кольцо, я хочу только взглянуть на него.

Тара подошла к девочке. На ее лице была смущенная улыбка: она явно не хотела перечить старику.

— Алеа, раз друид говорит, что хочет просто посмотреть, значит, так оно и есть. Ты можешь показать ему кольцо, детка, друидов нужно слушаться.

Но девочка вскочила с места и выкрикнула:

— Нет!

Алеа дрожала всем телом. Она была убеждена, что друид явился ее наказать, и теперь в панике думала только о бегстве. Мысли путались, она понимала одно: надо решаться. Теперь у нее появился еще один повод отправиться на поиски Амины: подруга наверняка сумеет ее защитить. Взглянув полными слез глазами на хозяев харчевни — ей так хотелось расцеловать их и попрощаться, но друид уже встал, — девочка кинулась к двери, по пути опрокинув скамейку.

Алеа выбежала, не оглядываясь, и ноги сами понесли ее на юг. Она вытирала рукавом слезы, упрекая себя, что плохо рассталась с Тарой и Керри, и вспоминая вчерашний спор, но внутренний голос приказывал ей бежать, и в глубине души она знала, что это единственный выход.

Девочка пообещала себе, что однажды вернется и поблагодарит друзей за их доброту.

Она бежала все быстрее, не глядя по сторонам, не поднимая глаз, и люди, должно быть, удивлялись, не понимая, почему она мчится так, словно за ней гонится стая волков. Добравшись до городских ворот, Алеа остановилась, чтобы отдышаться. Перед ней расстилалась длинная дорога в Провиденцию. Сейчас придется делать выбор: остаться здесь и отвечать на вопросы друида или ступить на эту дорогу и, наплевав на советы трактирщиков, найти Амину. Алеа глубоко вздохнула, взглянула в последний раз на Саратею и снова побежала. Такова воля Мойры. Вскоре девочка исчезла в ландах, подгоняемая надеждой на встречу с подругой.

Глава 4 Волынщик

леа без сил упала на свежую траву, в белые маргаритки. Девочка лежала на спине, пытаясь отдышаться, и вдруг захохотала. Она смеялась и смеялась и никак не могла успокоиться — так сильно друид ее напутал, и к тому же она никогда еще не чувствовала себя настолько свободной. Она далеко от города, она сбежала, ей удалось! Сердце Алеи неистово билось, она забыла свой страх и слезы и теперь ощущала только нетерпение.

Девочка еще долго лежала на траве, улыбалась красному солнцу и следила взглядом за жужжащей над головой жирной черной мухой. Закинув руки за голову, она любовалась горизонтом и кружевной линией леса на западе, вспоминая Фейт, которая спела ей так много прекрасных песен о таинственных сильванах. Алеа с сожалением думала, что лучше поскорее забыть бардессу, ведь они вряд ли увидятся снова. На юге возвышалась гряда Гор-Драка: вершины тонули в пухлых облаках.

Девочка твердо решила немедленно отправиться в Провиденцию и найти там Амину. Она поднялась и пошла на юг, загребая босыми ногами белый песок ланд.

Она шла много часов, прежде чем почувствовала голод, и поняла, что придется опять искать пропитание и ночлег.

Тут ее глазам открылась странная картина. Ланды переходили в долину между двумя холмами, вокруг высились скалистые утесы — идеальное место для засады. И правда — в нескольких метрах впереди, посреди дороги, двое грабителей грозили дубинками низенькому человечку — он был слишком мал для взрослого мужчины и слишком коренаст для ребенка. Алеа поняла, что это гном и что он явно нуждается в помощи — у него даже оружия не было! Девочка подобрала с земли несколько камней, сунула их в карман и быстрым шагом направилась к троим незнакомцам.

— Вы не получите моих денег! — кричал гном нападавшим.

Алеа подошла ближе и смогла разглядеть их белые одеяния и вытатуированные на лбу знаки. Это были отверженные.

Алеа видела отверженных всего один раз, в Саратее, и испытала жалость к людям, с которыми никто не имел права разговаривать. Изгнание, провозглашенное друидами, графами или Верховным Королем, было тягчайшим после смертной казни наказанием во всех графствах Гаэлии, и Алеа не взялась бы сказать, которое из них страшнее. У отверженных не было никаких прав. С ними не разговаривали, им не подавали милостыню, не выказывали ни жалости, ни участия. Их не пускали в харчевни и лавки, — да у горемык и денег-то не было. Они часто собирались где-нибудь на окраине города или за околицей деревни, чтобы разделить пойманного кролика или рыбину, но, если группа становилась слишком многочисленной, являлись стражники и немедленно ее разгоняли. Чаще всего случалось так, что изгнанные из людской общины парии умирали под открытым небом и никто о них не сожалел.

Несколькими годами раньше Алеа видела проходивших по городу измученных, худых как смерть людей и сказала себе, что ей, по сравнению с отверженными, очень даже повезло, а правосудие не всегда справедливо.

Но сегодня, сейчас, ей было жаль гнома. Один из грабителей занес над его головой дубину, и тогда Алеа размахнулась и швырнула в него камень. Шансов попасть с такого расстояния у нее было маловато, хотя в Саратее она часто упражнялась в метании камней и достигла необычайной ловкости, целясь в птиц или в окна досадивших ей земляков.

К счастью, камень попал точно в цель — в затылок отверженному, и тот без чувств рухнул на землю. Гном, увидев подоспевшую ему на помощь Алею, изо всех сил ударил кулаком в живот второго грабителя, так что тот сложился пополам, завопив от боли. Алея, не теряя времени, снова начала швырять булыжники в отверженных, крича: «Я — Дочь Земли! Я — Дочь Земли!» — так она еще в детстве распугивала деревенских мальчишек.

Грабители побежали прочь, корчась от боли, а в спину им летел глумливый хохот толстяка-гнома.

Алеа выбросила оставшиеся камни, глядя вслед удаляющимся трусам, а потом с горделивой радостью протянула гному руку и весело представилась:

— Меня зовут Алеа.

— И ты ужасно храбрая женщина, слово гнома! — со смехом ответил он. — Мое имя — Мьолльн Аббак.

— Как-как?

— Мьолльн!

— Чудное имя, — удивилась девочка, ей не слишком понравилось, что гном назвал ее «храброй женщиной».

— Совсем не чудное — для гнома! Ахум. Хотя для слуха метательницы камней оно, может, и правда звучит странно. Твои соплеменники часто зовут меня волынщиком — из-за инструмента.

И он кивнул на висевшую за спиной волынку.

— В любом случае спасибо за помощь, ты их напугала, этих болванов! Ахум, ахум. Я бы, конечно, и сам с ними разобрался, хо-хо-хо, но меня это здорово развлекло!

— Оно и видно, — с иронией заметила Алеа.

— Клянусь Мойрой, ваш король должен что-нибудь сделать для отверженных. Что да, то да! Поведение этих несчастных становится слишком вызывающим. Ахум! Мягко говоря… А куда это ты направляешься в гордом одиночестве, метательница камней?

— В Провиденцию, — ответила Алеа, глядя на собеседника сверху вниз.

Ну что за диковинное создание! Она и раньше видела гномов в харчевнях Саратеи, но говорить ни с одним из них ей не доводилось. Несмотря на глухой хрипловатый голос и странную манеру разговаривать, гном показался Алее симпатичным. Одет он был с головы до ног во все кожаное, носил два поясных ремня, через плечо у него висела фляга, голову венчала диковинная темно-коричневая шляпа с длинным белым гусиным пером. Стоило Мьолльну сделать движение, как деревянные трубы волынки отзывались несколькими нотами. Мьолльн был ниже Алеи ростом, но очень широк в плечах, густая рыжая борода спускалась на могучую грудь.

— Ага… А я собирался на север, в Блемур, — там так славно живется на цветущих холмах. Но мне хочется как-нибудь тебя отблагодарить, ахум. Что доставило бы тебе удовольствие?

Алеа колебалась недолго — она не хотела вести себя как невежа, но голод мучил ее все сильнее.

— Ну… — ответила она наконец, — я давно ничего не ела и…

— Понимаю, понимаю… Ням, ням, ням. По части еды я — дока, это именно то, что я умею делать лучше всего, после игры на волынке! Я — король едоков. Если согласишься говорить мне «ты», я приглашу тебя на обед в харчевню, которую видел на дороге, ахум. Мы познакомимся получше, споем несколько песен и посчитаем тучи — назло небесам.

— Но вы же хотели идти на север…

— Север или юг, какая разница! Куда повернулся, туда и дорога! Я бы даже сказал — чем сильнее забираешь на север, тем больше у тебя шансов оказаться на юге! Ахум. Ха, ха, ха. Замечательно, правда? Слово гнома, если я найду того, кто изобрел юг, я лишу его севера навсегда! Соглашайся, метательница камней, я никуда не тороплюсь. Не каждый день встречаешься на дороге с искательницей приключений. Я продолжу свой путь позднее.

Искательница приключений! Он назвал ее искательницей приключений! Алеа была польщена и очарована, ведь раньше ее кроме как воровкой и побирушкой никто не называл! Девочка подумала, что такое прозвище годится только для взрослого человека. Большие синие глаза Алеи засияли.

— Пошли, не будем терять время, — заключил гном, глядя на плывущие от горизонта тяжелые свинцовые тучи.

И они отправились в путь, болтая, как старые приятели. Гном оказался очень милым и смешливым, и девочка сразу прониклась к нему доверием. Характером они замечательно подходили друг другу. Смешной и болтливый Мьолльн был ужасно любопытен и все время задавал девочке вопросы, причем на всякое ее словцо своих находил с дюжину.

— Откуда ты?

— Из Саратеи.

— Не стоит задерживаться в Саратее. Ха-ха. Значит, ты оттуда? Ахум. Понимаю, почему ты оттуда ушла…

— И почему же?

— А в Саратее ничего не происходит. Жизнь в Саратее — что стоячая вода. Ха-ха. Разве нет? А может, была другая причина?

— Меня прогнали…

— Прогнали? Выгнали? Гнали? Как дичь? Ха-ха. А они тебя, случайно, не ощипали?

Алее гном казался просто уморительным, они шли и болтали, позабыв и о времени, и об отверженных, и даже о том, что завтрашний день непременно наступит…

Мьолльн сообщил, что побывал в городе под названием Старый Порт, где выгодно продал товар, оставшийся после закрытия лавки. Жизнь у гнома, судя по всему, была непростая, кем он только не работал за прошедшие годы…

Как и все его собратья, он начинал кузнецом — в Пельпи, своей родной деревне, что к юго-западу от Фарфанаро. Кузнецом он пробыл дольше всего, знал все секреты этого ремесла и похвалился Алее, что даже выковал меч для племянника самого графа Бизанийского. Родные места Мьолльн решил покинуть после смерти жены — отправился путешествовать на север королевства. Он поклялся себе, что будет путешествовать, пока не станет таким же высоким, как люди, — то есть всю свою жизнь!

Сначала Мьолльн прибился к ватаге бродячих комедиантов и от них научился не только балаганной игре, но и умению находить дорогу в незнакомых местах и выживать в одиночку. Лицедеи никогда не проводили больше одной ночи в городе, где давали представление, разъезжая по дорогам острова в ярких цветных кибитках. Комедиантов называли детьми Мойры, потому что они посвящали ей жизнь и отдавали свою судьбу в ее руки. Эти люди никогда не строили планов на будущее и не думали о завтрашнем дне: они жили, полагаясь на Мойру. С ними рядом Мьолльн и научился не бояться смерти, от них он узнал много такого, что потом ему пригодилось: как зовутся цветы и деревья, какие травы съедобны и какие грибы ядовиты. Гном провел с ватагой два года и расстался с лицедеями недалеко от Провиденции.

Несколько дней гном бродил по огромному городу и научился не теряться в лабиринте широких людных улиц. Он нанялся подмастерьем к мебельщику и познал все хитрости полировки, научился варить лак из смолы и сока деревьев, искусно смешивать цвета и краски и всей душой полюбил дерево, хотя прежде имел дело только с железом. Этот благородный материал продолжает жить и после смерти, дерево дышит, меняется, а иногда, кажется, даже разговаривает по ночам. Мьолльн просиживал вечера напролет в мастерской, поглаживая ладонью гладкую деревянную поверхность, словно тело женщины.

Движения гнома стали такими нежными, что он мог прикоснуться пальцами к свежему лаку и не повредить его. Мьолльн обожал запах лака, который не выветривался из помещения даже после окончания работы. Он пробыл у мебельщика почти три года, пока старик не свернул дело и не отправился доживать свой век на покое в Старый Порт — как это было принято у мастеров Провиденции. К тому времени, как Мьолльн снова пустился в дорогу, руки его почернели от лака — он и сегодня с гордостью носил на пальцах этот знак своего ремесла.

Следующий год стал самым трудным, но и самым важным для гнома. Он отправился один к горам Гор-Драка, решив перейти их. Если самый маленький человек на свете сумеет взойти на самую высокую вершину мира, значит, на свете нет ничего невозможного, сказал он себе, — возможно, ему даже удастся дорасти до человека! Он начал восхождение по южному склону гряды, и поначалу ему навстречу еще попадались одинокие пастухи со своими стадами. Он спал под звездами, обдуваемый ночными ветрами, и каждое утро с радостью в сердце продолжал свой путь и шел до вечера, петляя по крутому откосу. Вскоре люди перестали встречаться, только серны да сурки молча наблюдали за ним. Склон становился все более отвесным, ноги скользили по камню, а солнце светило так ярко, что Мьолльн порой едва не падал без чувств. Но труднее всего приходилось с пропитанием. Чем выше поднимался Мьолльн, тем реже встречались съедобные растения, тем труднее становилось поймать на обед рыбку. В какой-то момент он было подумал, что умрет голодной смертью, когда — о, чудо! — набрел на старую деревянную хижину, где пастухи оставили немного солонины. Гному ее едва хватило на обед, но он набрался сил, взбодрился и наутро снова отправился в путь.

Каждый день приносил новые страдания. Горел пересохший рот, воспаленные глаза слезились, руки покрылись ссадинами, ныла усталая спина, икры сводило судорогами, а ноги покрылись кровавыми мозолями. Каждый шаг доставлял страдания, Мьолльн давно утратил представление о времени, и вперед его гнала одна только гордость. Когда гном добрался до перевала у вершины Гор-Драка, от него осталась одна тень.

Идти дальше было бы полным безумием: Мьолльн слишком ослаб и не выжил бы на отвесной вершине. Но он выиграл спор с самим собой и был уверен, что сумеет спуститься по другой стороне горы. Мьолльн тяжело рухнул на землю и разрыдался от боли и радости.

Он отдыхал много дней, восстанавливая силы в горной седловине Гор-Драка и созерцая раскинувшийся внизу на юге Борселийский лес и город Атармайю. Когда солнце опускалось вечером за горизонт на западе, море одевалось в лиловый наряд. Гном, никогда в жизни не видевший такого, даже забыл про голод — он питался красотой гор и окружавшим великолепием. Целыми днями он упивался стройным ладом мироздания и однажды вдруг отчетливо осознал смысл своего путешествия.

Он больше не хотел «дорастать до человека».

Утром Мьолльн начал долгий спуск в долину, и сердце его полнилось счастьем.

По прошествии нескольких недель он поселился в маленьком городке Блемур и долго работал там красильщиком, поваром, кузнецом и конюхом… пока не открыл собственную лавку, где можно было найти товар на любой вкус. Гном оказался любезным и умелым торговцем, и жители очень ценили и уважали его, зная, что у Мьолльна каждый найдет, что ему нужно. Если же какого-нибудь товара вдруг не оказывалось, гном в месячный срок непременно доставлял его в Блемур! Так пролетело десять счастливых лет, местный бард научил Мьолльна играть на волынке, и в один прекрасный день гном решил снова пуститься в путь. Он устал от спокойной жизни, ветер странствий манил его в дорогу, он жаждал новых приключений и назначил себе испытание еще более безумное, чем восхождение на Гор-Драка. Он научился игре на волынке и поклялся, что станет первым среди гномов бардом. Продав лавку, Мьолльн отправился в Старый Порт, чтобы избавиться от имущества, на которое не нашлось покупателей в Блемуре.

— Теперь, — сказал он девочке, — я ушел из города, чтобы найти друида, который согласится сделать из меня барда. Видишь, чего можно добиться, начав простым кузнецом?

— Я знала одного кузнеца, — кивнула Алеа, — вернее — дочь кузнеца.

— А у меня вот дочери нет! Тра-ля-ля. Была когда-то жена, но давно, и это совсем другая история. Ахум.

— Расскажи мне! — попросила девочка. Вдалеке уже показалась харчевня, где они собирались подкрепиться.

— Хочешь послушать? Ахум. Ладно, я расскажу. Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас — ну, может, вдвое, а то и втрое больше, не знаю, — я влюбился в подругу детства. Ее звали Зайна, ахум, красавица Зайна, и мы вместе росли на улочках Пельпи… Как же сладко отзывается у меня в памяти это название — Пельпи… Что? Ах да! Зайна… Зайна была шалунья, веселая и живая, а я походил на своего отца — задумчивого и медлительного увальня. Почему ты смеешься? Да-да, я ужасно рассудительный, метательница камней! Зайна научила меня смеяться всему на свете, а я помог ей полюбить звезды. Ты любишь звезды? Ахум, ты только подумай — днем они прячутся, а ночью утешают фонарщиков и тех, от кого бежит сон. Знаешь что, сегодня вечером я назову одну звезду Алеей — в честь тебя, метательница камней. Ну так вот, мы всегда были друзьями, а потом я вдруг понял, что мы, должно быть, любим друг друга. Ахум. Любим, как взрослые, — я это хотел сказать. На следующий день я попросил ее руки. Поначалу она решила, что я с ума сошел, но это было не так, и много лет спустя жизнь подтвердила мою правоту: мы действительно влюбились друг в друга. В конце концов Зайна согласилась стать моей женой, и деревня подарила нам новый дом.

— Подарила?! — изумилась Алеа.

— Да, у нас так заведено. Ахум. Когда рождается новая семья, все объединяются, чтобы построить молодоженам дом. Его возводят за две недели, и на пятнадцатый день брак считается заключенным. У нас, у гномов, свадебная церемония — это строительство, которое идет четырнадцать дней! Ахум. Сама понимаешь, мы надеялись, что у нас родятся дети: я очень любил Зайну и хотел, чтобы она стала матерью моих маленьких гномиков. Ха-ха-ха! Красиво сказано, не правда ли? Обожаю играть словами. Слова — самая забавная вещь на свете… Что? Ах да… Зайна. Я не мог вообразить матерью моих детей никого другого. Кстати… Ну, в общем, мы хотели детей и даже приготовили для них комнаты — Зайна целый год украшала их… А потом, одним ужасным вечером, в Пельпи пришли горгуны.

— Горгуны?

— Ты что, никогда о них не слышала?

— Слышала, конечно, но думала, это все сказки, которыми пугают детей… Так горгуны правда существуют?

— Таха, да, еще как существуют и питают смертельную ненависть к гномам. Ахум. Мы их тоже ненавидим…

— А какой он из себя, горгун? — спросила Алеа, во все глаза глядя на Мьолльна.

Мало ей было историй о сильванах, которые бардесса поведала в харчевне Тары и Керри, теперь вот гном утверждает, что и горгуны тоже есть! Прежде все эти создания казались ей выдумкой, а сегодня она готова поверить не только в них, но и в любые другие чудеса.

— Горгуны? Они ужасно уродливые. Самые уродливые твари на свете. Отверженные, которые напали на нас в лесу, в стране горгунов считались бы красавчиками. Бррр… Кожа у них зеленая, а плоти на костях совсем нет. Да-а, ахум, зеленая, как у жабы, кожа, сами грязные, а глазки красненькие и бегают. Горгуны, они волосатые и ужасно злые. Да я их просто ненавижу! Слышите меня, вы, горгуны? Я вас терпеть не могу! Так вот, они явились, чтобы разграбить нашу деревню, и перебили половину жителей Пельпи. Когда я вернулся домой, моя жена лежала мертвая на земле. Горгуны и ее прикончили. Они отняли у меня смысл жизни. Как же мне не хватает моей красавицы Зайны… Я сохранил верность моей любимой женушке, потому-то у меня и нет детей, понимаешь?

— Грустная у тебя история…

— Знаешь, я отправился в путешествие, и вершины Гор-Драка облегчили мою боль. Ахум. Ну а с тобой что приключилось?

— Да мне и рассказывать-то особенно не о чем. По правде говоря, мне кажется, будто я только что родилась.

Гном удивленно посмотрел на девочку, и она рассказала ему, как жила на улицах Саратеи, поведала о дочери кузнеца, о жирном мяснике и капитане местного гарнизона. Не утаила Алеа от Мьолльна странную историю о том, как нашла в ландах мертвое тело, — вы ее уже знаете, — и даже показала кольцо, сообщив, что идет в Провиденцию продать его.

По небу плыли тяжелые тучи, воздух потемнел, предвещая близкую грозу, но девочка и гном ничего этого не замечали. Алеа нашла в Мьолльне благодарного слушателя, она почувствовала к нему то доверие, которое когда-то испытывала к Амине. Они обрадовались, завидев наконец харчевню: оба ужасно проголодались и надеялись вкусно поесть и отдохнуть.


— Я слушаю, Хозяин.

— Я хочу, чтобы ты привел ко мне того, кого называют Илвайн.

Маольмордха не сходил со своего трона во дворце Шанха с того момента, как убил Альдеро. Вокруг царил холодный, смертельно опасный сумрак Злая воля хозяина этих мест отравила воздух зала. Справа от трона валялись два трупа: Маольмордха убил двух рабов просто так, ради забавы. От запаха крови и сырого камня подкатывала тошнота. К подножию трона была прикована цепями нагая девушка: она лежала на животе, окровавленная спина была располосована когтями, на шее и плечах виднелись следы чудовищных укусов. Несчастная глухо рыдала. Стены зала казались живыми: языки слизи стекали по ним на пол, как потоки лавы. Здесь витала душа Маольмордхи — холодная, как смерть, и такая же пустая, таинственная и ужасающая.

На коленях перед Маольмордхой, не смея поднять головы и взглянуть в лицо хозяину, стоял исполин в доспехах. Рыцарь предпочитал не рисковать: слишком многие умерли, посмев испытать терпение хозяина!

Айн'Зультор был Князем герилимов, Насылающим Тьму, достойным наследником древней династии похитителей душ: Маольмордха сделал его своей правой рукой, дабы обеспечить преданность и покорность всех герилимов, главных и самых сильных его союзников. Зультор был неправдоподобно огромен: его рост достигал двух метров, тело казалось высеченным из камня. Черные доспехи подчеркивали мертвенную бледность лица, из-под забрала шлема блестели темные угли глаз. Из-за них его и прозвали Айн'Зультор — Черные Глаза.

Но рядом с Маольмордхой гигант выглядел ничтожным червяком. Покорным слугой, трепещущим перед властью и силой Хозяина. За последние дни Маольмордха дважды продемонстрировал ему свое могущество, собрав ради своих целей маленькое войско горгунов. Горгуны были глупы, и Маольмордхе пришлось для острастки убить многих из них. Всполохи огня и молнии, слетавшие с его тела, надолго утвердили его власть и над горгунами, и над герилимами, которые от его имени управляли тупыми тварями.

Зультор не сразу решился заговорить. Чтобы даже ненароком не взглянуть на хозяина, он смотрел на маленькую светлую точку в углу одной из плит и представлял себе налитое кровью лицо с выступающими венами, в которых бурлило готовое взорваться в любой момент Зло. В пустых мутных глазах Маольмордхи плескалась жестокая колдовская сила.

— Как я узнаю его, Хозяин? — спросил Айн'Зультор, не поднимая глаз, и судорожно сжал позолоченную рукоять своего меча.

— Он — Самильданах. Сила выдаст его, и вы без труда узнаете, кто он, Князь герилимов. Не пытайтесь победить Самильданаха, просто приведите его ко мне. Доставьте сюда этого Илвайна. Если же выбора не останется, убейте этого человека и привезите мне его тело в саване, который я вам вручаю. Саван сохранит силу в его теле.

— Я исполню вашу волю, Хозяин.

— Тем лучше, Князь герилимов, тем лучше.

Зультор встал и покинул тронный зал, не оглядываясь. Сзади до него долетел предсмертный вопль молодой рабыни, которой перерезали горло.


Имала шла на юг и очень скоро попала в густой лес, где шелестели кронами дубы, сосны и березы, ее лапы утопали в высокой траве, она ступала осторожно и то и дело оглядывалась, проверяя, не бежит ли кто по ее следу в этом незнакомом месте. В лесу хорошо пахло — соком и смолой деревьев, влажной травой и землей. Слабый ветерок щекотал Имале морду, заставляя моргать, она купалась в волнах новых запахов, которые доносил до нее ветер. Лапы волчицы намокли от обильной прохладной росы. Ей было хорошо.

Имала ничего не ела со вчерашнего дня и надеялась найти пропитание в этом лесу. Боль утраты утихла. Она с ненавистью вспоминала Аэну, но в ее душе поселилось новое чувство — страсть к приключениям, жажда познать неизведанное. Облизнув клыки, Имала углубилась в чащу: она бежала, слушая пение птиц и уханье дневной совы.

Час спустя она наткнулась на заблудившегося кабанчика. Он хрюкал, зовя мать, но это не остановило волчицу: сейчас ею правил только голод. Она замерла, несколько мгновений наблюдала за добычей, потом прижалась к земле, вытянула хвост и голову, прижала уши и медленно поползла к упитанному поросенку. Неловкость и неопытность делали его легкой добычей.

Имале оставалось до жертвы всего несколько прыжков, и тут кабанчик внезапно насторожился — должно быть, почуял ее запах. Волчица, не теряя ни секунды, разинула пасть и кинулась на него. Поросенок пытался защититься маленькими клыками, но челюсти Ималы сомкнулись на его толстой шее. Детеныш упал, и Имала перегрызла ему горло, почувствовав на зубах восхитительный вкус теплой крови.

Дернувшись несколько раз, поросенок испустил дух, и волчица отволокла его в тень, к подножию старого дуба, чтобы насытиться вволю. Час спустя она уже спала — с полным брюхом и спокойной душой.

Проснувшись, она испытала ужас и удивление и мгновенно отпрыгнула назад, припала к земле и ощерилась: на земле перед ней сидел дыбун — так у волков зовутся люди и все, кто умеет стоять на двух ногах: дыбуны.

Этот подобрался к Имале, пока она спала, уселся рядом и просто смотрел. Волчица никогда еще не видела дыбунов так близко и страшно перепугалась. Но он как будто не желал ей зла, в его запахе не было ничего угрожающего, а медленные спокойные движения вовсе ее не пугали. Имала то и дело выглядывала из густой травы, наблюдая за чужаком: он не двигался и не отводил от нее взгляда. Волчица заметила, что он худой и высокий и совсем не похож на тех дыбунов, которых она мельком видела издалека. Больше всего Ималу поразил цвет его кожи, острые уши и тонкие черты. Любопытство взяло верх, и она решила остаться на месте, хотя инстинкт подталкивал ее к бегству.

В то же самое мгновение дыбун нежно произнес тихим мелодичным голосом:

— Хат не фриан, Имала клот.

Волчица мгновенно успокоилась, а дыбун медленно поднялся с земли и бесшумно двинулся в глубь леса.

Волчица замерла, глядя, как он исчезает за деревьями. Солнечные лучи заливали деревья молочным светом, похожим на веселый дождик.

Имала подошла к тому месту, где сидел дыбун, и начала обнюхивать примятую траву, чтобы навсегда запомнить запах этого странного, но дружелюбного создания. Потом она повернулась и, помахивая хвостом, побежала по следу незнакомца.


Маленькая харчевня стояла у обочины дороги. Вокруг, на песках ландов, росли деревья, рядом располагались амбар, конюшня и маслодавильня. Ни один путник не мог пройти мимо харчевни, не заглянув, — никто не мог устоять перед соблазнительными запахами еды, доносившимися из открытого — наверняка нарочно! — окна кухни.

Приземистый каменный дом был крыт соломой. Алеа и Мьолльн вошли внутрь в тот самый момент, когда в воздухе раздались первые грозовые раскаты.

Большой зал ничем не напоминал чудесную харчевню «Гусь и Жаровня». Стены были грязными, мебель знавала лучшие времена. Тот, кто ее расставлял, явно не заботился о красоте. И все же тут хватало тепла, и путешественники могли отдохнуть и набраться сил перед дорогой. Конечно, тут не было и в помине чистенького уюта, присущего подобным заведениям Саратеи, люди вели себя запросто, ели шумно. Между столами без устали сновали две веселые подавальщицы, и Алеа подумала, что она ни за что не смогла бы работать с такой бешеной скоростью. Женщины разносили по залу тарелки, кружки, кувшины с пивом и вином, подносы с едой — предметы плясали в их руках, как дрессированные.

Из-за грозы посетителей в харчевне набралось больше обычного. Под потолком висел трубочный дым, пахло горячей едой, гулко звучали голоса. Небо совсем потемнело, из низкой черной тучи в землю ударила первая молния.

Свободных мест за столами не было, Мьолльн и Алеа, как потерянные, бродили по залу, и тут чей-то голос произнес:

— Сударыня, сударь, подсаживайтесь к нам — где трое, там и пятеро!

Им улыбались трое молодых людей в странных головных уборах. Алеа удивленно взглянула на гнома.

— Юноши учатся в Мон-Томбе, Алеа. Странно они одеваются, верно?

Алеа и Мьолльн, не зная, что школяры пользуются не слишком доброй славой у местных жителей, дважды просить себя не заставили и тут же уселись за стол напротив них.

— Я — Даррагх, а это Гаррет и Пирс.

Из-за шума грозы и гомона в зале приходилось кричать, чтобы слышать друг друга.

Гном поздоровался, а девочка ограничилась застенчивой улыбкой.

Школяры ели поросячий бок с аппетитной золотистой корочкой. Кухарка, сняв кожу, натерла жирок сахаром, нашпиговала мясо чесноком и запекала, поливая мясным соком. К свинине были поданы тушеные овощи. Мьолльн радостно потер ладони и облизнулся в предвкушении еды, как голодный щенок. Как только поблизости от их стола появилась подавальщица, он попросил, чтобы им немедленно принесли «то же самое». Женщина рассмеялась, кивнула и побежала в кухню.

— Вы на юг или на север? — спросил школяр, представившийся им Даррагхом.

— Я — на юг, в Провиденцию, — гордо сообщила Алеа (предстоящее посещение столицы казалось ей делом весьма почтенным).

— Я тоже, — подхватил Мьолльн, к полному удивлению девочки.

Гном твердо решил, что пойдет вместе со своей новой подружкой: Алеа показалась ему такой трогательной и беззащитной, что не хотелось с ней расставаться. Возвращаться в Блемур Мьолльн не спешил — в конце концов, никто его там больше не ждет. Гному льстило, что малышка от всей души смеется каждой его шутке, и дружба между ними завязалась мгновенно. Это был один из тех волшебных моментов, когда случайная встреча внезапно и навсегда определяет будущее человека.

— Я сопровождаю Алею в Провиденцию, — продолжил он, лукаво улыбаясь. — А вы?

— Мы тоже идем на юг, нам нужно добраться до Эбонской бухты, там завершится наше обучение…

Последний год обучения студенты Университета проводили, странствуя втроем или вчетвером по миру с каким-нибудь важным заданием. Как правило, школярам поручали добыть для университетской библиотеки какие-нибудь ценные сведения касательно той или другой области знания или ремесла, наук о земле и государствах или же из истории… Епископа Томаса Эдитуса и его Церковь интересовало все, что могло утвердить и возвысить христианское учение. Христиане смотрели на мир не так, как прочие жители Гаэлии, их философия ставила под сомнение само существование Мойры. Университетские монахи исподволь приобщали гаэлийцев к своему знанию и наукам, чтобы соединить их с народной мудростью, а самые способные студенты, странствуя по дорогам острова, вербовали новых школяров…

— А что вы будете изучать в Эбонской бухте? — спросила Алеа (честно сказать, она даже не знала, что это за бухта такая).

— Знаменитых ходульников, конечно! — ответил Пирс, и его тон показался Алее чуть высокомерным.

— Вот как? А кто они? — переспросила девочка, подняв брови.

— Это обитатели Эбона… — Студент объяснял прилежно, словно отвечал вызубренный урок. — Эбон — город на сваях, он стоит в бухте с тем же названием. Раз в день вода уходит из бухты — во время отлива, и тогда жители покидают свои дома и на ходулях отправляются ловить рыбу в тине. Вот почему их называют ходульниками. Это особый обычай, о котором мало что известно. Его-то мы и будем изучать.

— Очень увлекательно! — объявил Мьолльн, косясь на блюдо с дымящейся поросятиной, которое принесла проворная служанка.

Алею не на шутку захватило услышанное. Итак, существует место, где собрано все знание мира и где все записывается! Место, где можно узнать все о любом городе или ремесле, узнать множество историй, просто читая книги и слушая рассказы учителей. Ах, если бы она умела читать! Как бы ей хотелось отправиться в Мон-Томб и учиться в Университете! Плевать ей на глупые россказни о христианах, если в их университете она откроет для себя чудесный мир, о существовании которого до сих пор даже не подозревала! Со вчерашнего дня она ощущала жадную потребность в знаниях — она, мало что ведавшая о жизни и мире, она, видевшая не дальше стен Саратеи, она, каждый новый день ожидавшая нового чуда. Алеа говорила себе, что нет ничего лучше знания и учения, что все золото мира не стоит этого богатства и теперь-то она до него доберется.

— А девушки в вашем Университете есть? — спросила она, прервав затянувшуюся паузу.

Студенты смущенно переглянулись. Они явно не ожидали подобного вопроса, да и тема оказалась щекотливая.

— Нет, — ответил Даррагх, — дело в том… В общем, девушек туда не принимают.

— А-а-а… — Алеа не могла скрыть разочарования. — Очень жаль.

— Но… девушки могут приходить в библиотеку и читать там любые книги — конечно, заплатив за год вперед… Монахи не то что друиды! Они одобряют и чтение, и письмо, так что каждый может учиться. У нас, христиан, знание не есть привилегия избранных.

Алеа перестала слушать: снаружи гремела гроза, дождь стучал по крыше, и девочка отдалась потоку нахлынувших мыслей. Мир неважно устроен, и лучше бы ей родиться мальчиком. Справедливости на свете нет. Родиться бы в богатстве, чтобы не бродить в тринадцать лет по улицам Саратеи, и не девчонкой, чтобы тебе позволили отправиться в Университет изучать имена вещей и их тайны. Ну почему все так несправедливо — ведь на саратейских улицах она ни в чем не уступала мальчишкам — ни в силе, ни в сообразительности. Несколько недель назад, когда у Алеи по ногам потекла кровь и она восприняла это как наказание, трактирщица Тара убеждала ее в том, как это прекрасно — быть женщиной. Ну да, она женщина, но что проку! Она даже не имеет права пойти учиться, как эти трое балбесов, что отправились изучать ходульников Эбонской бухты. Нет, справедливости и правды не существует, и мир устроен плохо. Вот бы его изменить! Алеа не знала, чего ждет от нее Мойра: следует ли бороться или же идти предначертанным путем? И все-таки девочка сказала себе, что человек приходит в этот мир, чтобы действовать, двигаться, меняться, и именно этим она и займется — ну и что же, что она девочка, что она еще маленькая! Алеа поклялась себе, что однажды она сделает все, чтобы изменить этот дурацкий закон, и станет первой девушкой, переступившей порог Университета! Девочка улыбнулась, вспомнив, как много зароков сегодня дала, и сказала себе, что для начала следует добраться до столицы.

Мьолльн успел съесть половину поросячьего жаркого, и Алеа наконец решилась отрезать кусочек и себе. Мясо оказалось восхитительно нежным, с хрустящей корочкой. Когда они закончили, Мьолльн щедро расплатился с хозяином, и они остались пережидать грозу, попивая горячее молоко с медом. Студенты не произнесли больше ни единого слова, как будто вопрос Алеи ужасно их смутил. Вскоре они удалились, вежливо распрощавшись с гномом и девочкой, и отправились на юг, на встречу с загадочными ходульниками.

— Ахум. Не очень-то мне нравятся эти христиане, — объявил внезапно Мьолльн, не промолвивший ни слова с самого начала обеда. — Да будет тебе! Но вообще-то я в жизни не встречал девушку-кузнеца!

Алеа недоуменно посмотрела на гнома, спрашивая себя, что он хотел этим сказать, а когда поняла, улыбнулась и кивнула.

Когда гроза наконец утихла, Мьолльн с Алеей пустились в путь, увлеченно болтая и бодро топая по мокрой земле.

Через час от их хорошего настроения не осталось и следа.


Темный взгляд Зультора, Насылающего Тьму, медленно обследовал поверхность ланд в поисках хоть какого-нибудь следа. Он почуял его, Самильданах близко.

Белый песок и дюны сверкали на солнце, как стеклянные. Земля была такой горячей, что над дюнами воздух мрел, искажая пространство. Ни одно человеческое существо не выдержало бы и пяти минут в этой раскаленной пустыне, но Айн'Зультор ничего не чувствовал. Он больше не боялся ни жары, ни холода.

Зультор проехал все графство Сарр верхом на своем огромном черном коне, обнюхивая, на манер ищейки, каждую дюну, каждую улицу каждой деревни, каждую поляну и каждую дорогу. Он прикасался к душам людей, с которыми встречался, обшаривал их разум в поисках следа. Люди шарахались в разные стороны, пугаясь повадки герилима, чувствуя, как сквозь их тела проходит ледяная волна, когда он заглядывает им в душу.

Зультор много раз останавливался, чтобы утолить голод, но ел он не в харчевнях, не в придорожных трактирах и даже не в домах местных жителей. Нет, похититель душ находил себе еду в головах людей. Он питался их мыслями, чувствами, памятью и страхами. Тела его жертв на несколько минут застывали в немой неподвижности, а потом падали замертво на землю, как гусак, которому отрубили голову. Он выбирал добычу, оценивая душу, возбуждая чувства, хватал за плечи, и когда ужас наконец становился непереносимым и придавал пище ту странную горечь, что так его возбуждала, напитывался энергией захваченных тел. Своей собственной силой он бы не смог похитить душу жертвы; для этого Зультор использовал ариман — силу герилимов. Скрыться от него не было никакой возможности: выследив дичь, он всегда ее убивал. Князь герилимов не щадил никого — чем сильнее сопротивлялась жертва, тем с большим наслаждением он ее пожирал. В предводителе герилимов не осталось ничего человеческого — ни взгляда, ни слова, ни жеста. Он превратился в орудие уничтожения в руках Маольмордхи, а в его жилах текла не кровь, а черный яд.

Через много дней он наконец пересек границу графства Сарр. Когда вдалеке на западе показался лес Сарлиа, Зультор ощутил жжение в голове. Получив этот знак, он резко осадил лошадь. Он не мог ошибиться: каким бы слабым ни был сигнал, он исходил от Илвайна Ибурана, Самильданаха. От человека, которого он искал по приказу Маольмордхи.

Насылающий Тьму спешился и медленно пошел вперед, стараясь не потерять неясный след добычи. Он зорко вглядывался в горизонт, но доверял не глазам, а внутреннему чутью. Да, Илвайн был тут, но Зультор никак не мог отыскать его и подумал было, что Самильданах еще далеко, но тут же понял, что дело не в расстоянии, а в слабости исходящих от него токов. Жизненной силы у Илвайна оставалось очень мало. Как если бы… Как если бы Самильданах умирал. Князь герилимов ускорил шаг, ведомый болезненным ощущением жжения в голове. Оно становилось все сильнее, все мучительнее. Две противостоящие друг другу силы сближались на малом, слишком тесном для них пространстве.

Это становилось невыносимым. Айн'Зультор задыхался. Сайман против аримана. Сила друидов и Самильданаха против силы герилимов, две несовместимые, враждебные друг другу силы.

Белая песчаная равнина простиралась далеко на север, не мешая мысленному поиску рыцаря. Внезапно Зультор ощутил жестокое сотрясение в глубине души и понял: Самильданах прямо перед ним.


Когда Алеа и Мьолльн шли по дороге между дюнами, поросшими редкими соснами, на них напали восемь отверженных с дубинами и мечами.

— Это они! Смерть им! — завопил один из изгоев, потрясая мечом над головой.

Алеа и Мьолльн узнали одного из грабителей, которых они обратили в бегство этим утром, и сразу поняли, что сейчас случится. Двое трусливых негодяев отправились за подмогой и вернулись, чтобы отомстить.

Завязалась схватка. Мьолльн из последних сил защищал девочку, пытаясь одновременно уклоняться от ударов, но изгоев было слишком много. На лбу у каждого красовалась метка, означавшая, что им запрещено общаться с жителями Гаэлии, но они, судя по всему, твердо решили снова нарушить закон. Очень скоро Мьолльн получил удар дубиной по плечу и, вскрикнув от боли, упал на землю лицом вниз. Алеа кинулась к другу, чтобы помочь ему встать, но прямо перед носом у нее свистнул меч. Она успела отклониться, но потеряла равновесие и упала навзничь рядом с гномом. Преступники начали жестоко избивать их, нанося удары ногами в живот.

— Беги, спасайся! — кричал Мьолльн девочке, но Алеа даже шевельнуться не могла и судорожно цеплялась за руку гнома.

Мгновение спустя один из нападавших склонился над ними, готовясь безжалостно заколоть мечом. В глазах убийцы горела ненависть. Ненависть и жажда мщения — пусть теперь эти двое заплатят за их отверженность и пережитые страдания своими жизнями.

Алеа поняла, что сейчас умрет. На лице убийцы не было и тени сомнения, он занес меч, и девочка издала отчаянный вопль, как будто крик мог остановить меч.

Блеск металла, сверкнувшего на солнце, ослепил девочку, она ощутила жестокий удар и решила, что все кончено.

К полному своему удивлению, открыв глаза, Алеа обнаружила, что ничего не изменилось, — вот только убийца исчез. Девочка приподнялась и увидела, что тот отлетел в сторону, стукнулся о дерево и тело его охватил огонь. Он лежал на земле, весь в крови; по обугленному телу пробегали редкие судороги.

Внезапно время словно остановилось.

На мгновение. На короткое мгновение.

Алеа потерла кулаками глаза и увидела, как за пеленой тумана, приглушившего краски и звуки, разворачивается невероятное зрелище. Их обидчики медленно оседали на землю, и тела их возгорались от странного сверкающего шара, перелетавшего от одного разбойника к другому. Огненный шар прикасался к человеческому телу, и в воздух летели обгоревшие ошметки плоти и осколки костей, после чего шар стрелой несся в другую сторону. Смерть поразила каждого из отверженных, и ни один из них не успел понять, что происходит. Закончив разрушительную работу, шар ударился о дерево и погас.

Когда объятая ужасом Алеа наконец поднялась, готовая спасаться бегством, из-за того самого дерева вышел человек Он был высок и худ, по длинному белому плащу и лысой как коленка голове Алеа узнала Фелима. С ладоней таинственного друида со свистом и треском слетали маленькие белые молнии.

— Это… Это вы сделали? — испуганно спросила она.

Фелим молча улыбнулся и подошел к растянувшемуся на земле Мьолльну.

Гном ужасно удивился.

— Друид! Вы ведь друид, правда? — пробормотал он в рыжую бороду, потирая плечо и морщась от боли.

— Меня зовут Фелим, сударь, вернее — Карон Катфад, сын Катубатуоса. Фелим — мое друидическое имя. Дайте мне взглянуть на вашу рану.

Плечо у Мьолльна оказалось вывихнуто. Старик положил на него ладонь, и Алее на мгновение почудилось, что она отсвечивает красным огнем. Гном дернулся, но тут же вскочил на ноги, разинув от удивления рот:

— Я здоров! Он меня вылечил! Тахин, таха, это чудо! Вы и правда друид! Алеа! Друид, ты понимаешь?

Но девочка, похоже, была в куда меньшем восторге. В глубине души она не знала, может ли доверять друиду. Кое-кто в Саратее говорил, что друиды — просто старые безумцы, строящие козни за спиной королей и играющие в опасные игры с магией и Мойрой… Все это не слишком успокаивало.

— Вы за мной следили? — спросила Алеа, глядя на валявшиеся вокруг тела мертвых грабителей.

— Да, и, судя по всему, правильно поступил: они бы вас не пощадили. А теперь иди ко мне, я займусь твоими ранами.

— Да нет у меня ран! — ощетинилась Алеа, отступая на шаг.

Удивленный Мьолльн с тревогой взглянул на девочку:

— Алеа, моя метательница камней Алеа! Эй, я-то вел себя повежливей, когда ты пришла мне на помощь, ахум! Тебе следует быть учтивой с Фелимом. Таха… Друидов лучше не сердить — вот уж нет, это точно!

— Мьолльн, я знаю этого Фелима и не доверяю ему, — сердитым шепотом ответила девочка.

Гном упер руки в бока, нахмурился и опустил кудрявую бороду на грудь. Девочка вздохнула и закатила глаза.

— Не буду же я доверять ему только потому, что он нам помог! — запротестовала она.

— Помог? — оскорбился друид. — По-моему, когда я появился, дела ваши были хуже некуда… Правильнее будет сказать, что я вас спас! — Фелим улыбнулся.

Алеа с трудом скрывала смущение. Она прекрасно знала, зачем друид догнал их. По той же самой причине она утром сбежала из Саратеи.

— Я не отдам мое кольцо только потому, что вы меня спасли! — запальчиво произнесла она, пряча руки за спиной.

— А я тебя об этом и не прошу, — покачал головой старик. — Но может, ты позволишь мне проводить вас до Провиденции и объяснить, зачем я последовал за тобой?

Алеа взглянула на гнома — его терпение было явно на исходе. Девочка не знала, что делать. Этот Фелим — опасный и таинственный человек… С помощью колдовства он в мгновение ока расправился с отверженными, потом вылечил ее друга Мьолльна, но ей почему-то казалось, что друид думает, будто именно она убила того человека в ландах и украла его кольцо.

— Знаешь, Алеа, замышляй я зло, мог бы уже тысячу раз убить тебя и заполучить кольцо.

Алеа кивнула — тут Фелим прав. Любопытство начинало брать верх над врожденной недоверчивостью…

— Хорошо, Фелим, вы можете пойти со мной, — сдалась она.

— С нами! — воскликнул гном, хватая свою волынку. — Не каждый день удается поговорить с друидом, так что я вас не покину! Нетушки. Ни за что. Мы пойдем вместе, рука об руку, и горе злым грабителям! Так я думаю!

Не теряя времени, компания пустилась в путь: друид решительно зашагал впереди. Казалось, будто это он выбирает дорогу и ведет за собой остальных. Фелим выглядел сильным, ловким и непреклонным.

— Как вы сотворили те огненные шарики? — спросила Алеа, не глядя на друида.

«Она все-таки решилась со мной поговорить, — подумал Фелим. — Любопытство позволит мне приручить ее. Я должен этим воспользоваться».

— Я друид, Алеа, и сижу в Совете Великих друидов. Я учился всю жизнь, чтобы овладеть этим секретом и многими другими тайнами.

— Это вы называете секретом?

— Да. Я называю секретом и имя человека, которого ты нашла в ландах, и твое рождение, и причину твоего бегства из Саратеи…

— Вам и это известно? — разозлилась девочка. — А может, вы мне просто голову морочите? Я, знаете ли, не дурочка!

«Что да, то да. Я никогда прежде не встречал такой несгибаемой воли и столь живого ума в ребенке ее возраста. Если бы только она доверилась мне…»

— А как, по-твоему, я тебя отыскал? Случайно?

— Раз уж вы такой всезнайка, объясните тайну моего рождения и причину бегства!

«Знай я это, наверняка испугался бы сильнее тебя…»

— Твоя история записана в сердце Мойры. Нужно только научиться читать эту книгу. Мне известно, например, что ты — Дочь Земли… Это что-нибудь тебе говорит?

— Все друиды так разговаривают? Загадками? — язвительно спросила Алеа.

Но в глубине души изумилась, откуда Фелим узнал ее прозвище? Неужели услышал, следуя за ней от самой Саратеи?

— Загадка — это правильно поставленный вопрос. А иной вопрос частенько скажет больше, чем простой ответ. Нужно только уметь слушать.

Внезапно друид остановился и обернулся к своим спутникам.

— Ты умеешь слушать, Алеа? — спросил он, наклоняясь к девочке.

Алеа пожала плечами. Этот старик смущал ее. К счастью, в разговор вмешался Мьолльн, и молчание не слишком затянулось.

— Сейчас мы это проверим — я поиграю тебе на волынке, и все сразу станет понятно! Согласна?

— Конечно! — Девочка кивнула, а друид, довольно улыбаясь, пошел дальше.

Вот так, под веселое пение волынки Мьолльна Аббака, странная компания двинулась в путь.

Глава 5 Первая схватка

огда солнце исчезло за горизонтом, трое спутников нашли укромное место в нескольких метрах от дороги и устроили привал. Мьолльн начал разводить огонь, Алеа убирала лежавшие вокруг камни и сухие ветки, расчищая место для бивака.

Какой день они прожили! Сколько всего случилось с утра! Душу Алеи по-прежнему переполняли восторг и возбуждение — она почти забыла о нападении отверженных. Девочка не знала, что готовит ей будущее, но теперь чувствовала себя увереннее. Мьолльн все время был рядом, и она уже не так боялась Фелима. Ну да, она все еще не слишком доверяла друиду, но они разговаривали, и девочка наконец смирилась с мыслью, что старик, возможно, не желает ей зла. Во всяком случае, явного.

Фелим был наделен невероятной силой. Несмотря на преклонный возраст, старик шагал легко и быстро, и морщины на его лице казались ненастоящими. Друид словно был существом из другого мира и иного времени.

Дорогой они больше не вспоминали ни о кольце, ни о мертвом теле в песке ланд, хотя каждый из них об этом думал. Разговор просто отложили на потом. Спутники хотели получше узнать друг друга, и Мьолльн болтал без умолку. Рассказчиком он был отменным и часто путался в хитросплетениях собственных историй — как все истинные сказители! — но слушатели не уставали ни от голоса гнома, ни от описываемого им чудесного мира людей и вещей.

Когда Мьолльн разжег наконец костер, все трое уселись на трухлявый ствол поваленного дерева, и Фелим вернулся к отложенному разговору. Вечер темным пухлым одеялом ложился на землю и плечи путников; красные дрожащие отблески огня на лице друида придавали ему что-то грозное.

— Алеа, человека, чье тело ты нашла в ландах, звали Илвайн Ибуран. По правде говоря, я в этом совершенно уверен, но ты одна можешь это подтвердить.

Гном и девочка с удивлением посмотрели на старого друида.

— Он был очень важен для Мойры, — пояснил Фелим.

— Что это значит? — Алеа была заинтригована.

— Он был… Самильданахом.

Алеа искоса взглянула на Мьолльна — тот сидел, разинув от изумления рот.

— Иными словами, — пояснил Фелим, — он обладал единственной в своем роде и… огромной силой. Силой, которая не могла просто так покинуть его.

— А если этот Илвайн умер? — спросила Алеа.

— Тогда, возможно, кто-то забрал у него силу, и меня это ужасно беспокоит.

— Почему?

— Потому что сила эта огромна и перейти она должна только к друиду.

— Вы его знали? — продолжила допрос Алеа.

— Конечно. Он был Самильданахом. Я очень давно не видел Илвайна, но кольцо, которое ты нашла, невероятно похоже на то, что он носил. Если ты согласишься показать мне свое кольцо, я проверю, чтобы окончательно убедиться. Мы узнаем, Илвайна ты нашла в ландах или кого-то другого.

— Как вы узнаете? — недоверчиво спросила Алеа.

— Символ Самильданаха выгравирован на внутренней стороне кольца.

— Что за символ? — вскинулась девочка, крутя кольцо на пальце.

— Две руки, прикрывающие сердце, и корона, — объяснил Фелим.

Алеа закусила губу. Внутри кольца был выбит именно этот символ. Поколебавшись еще мгновение, она вместо ответа протянула старику кольцо. Он с улыбкой взял его из рук девочки и начал внимательно изучать.

— Именно этого я и боялся. Держи… — Фелим вернул кольцо Алее. — Береги его, оно очень-очень ценное. Я не уверен, что ты сумеешь удержать кольцо при себе, все это так странно…

Помолчав, Фелим добавил:

— Итак, Илвайн мертв.

Алеа увидела, что на глаза старого друида навернулись слезы, смутилась, надела кольцо на палец и, не говоря ни слова, поднялась, чтобы поправить костер. Наконец Мьолльн решился нарушить молчание:

— Друидов нечасто встретишь в маленьких деревеньках. Что вы делали в Саратее?

— До чего же вы любопытны, добрый мой гном! Похоже, вам многое известно о друидах, в том числе и то, что у нас есть свои — тайные — причины для действий и поступков?

Гном обиженно нахохлился.

— И кто же решает, как следует поступать? — спросила Алеа. — Этот ваш знаменитый Совет?

— Я все объясню тебе позднее, а сейчас мне необходим отдых. Договорились?

— Нет! Почему вы не хотите отвечать?

— Алеа, Илвайн мертв. Он был важным человеком. Очень важным. Я должен проводить его душу до царства мертвых, а для этого мне необходимо сосредоточиться. Оставь меня одного, прошу тебя. Поверь, у нас будет много времени для разговоров. Ложись спать, Алеа, день был долгим.

Девочка пожала плечами и отправилась к костру, спать.

— Что ж, а я покараулю, — сообщил гном и запел: — Та-да, сильный и храбрый, Мьолльн непобедимый, охранит своих друзей от ночных чудовищ. Ахум. И от волков…

— Нам нечего бояться волков, мой дорогой гном, — успокоил Мьолльна Фелим, кладя руку ему на плечо. — Можете спать спокойно, сегодня ночью с нами ничего не случится.

Гном кивнул и улегся спать под темным сводом ночного неба. Прежде чем погрузиться в сон, он выбрал на небе самую прекрасную и яркую звезду и назвал ее Алеей.


На землю опускалась ночь, но Князь герилимов Айн'Зультор без труда заметил полузанесенное песком тело. Черный всадник сразу узнал Илвайна — старика с худым лицом. Седую бороду припорошил белый песок, длинный коричневый плащ казался сухим и жестким, мертвые черные глаза смотрели в небо.

Илвайн умер, и для Зультора это была плохая новость. Великан наклонился, чтобы осмотреть тело. Старик мертв уже много дней, и, судя по всему, смерть его была естественной, — во всяком случае, Зультор точно установил, что почти вся сила Самильданаха иссякла. Искорки могущества в теле старика едва теплились, потому-то Зультор с таким трудом почувствовал его присутствие. Он выругался, понимая, что план Маольмордхи может сорваться, раз Самильданах утратил силу.

Князь герилимов схватил тело Илвайна за руку и вытянул из-под песка. Окоченевший труп был тяжелым, и Зультор привязал его к седлу, чтобы предъявить в качестве доказательства Хозяину. Он решил отправиться в ближайшую деревню в надежде разузнать что-нибудь еще о смерти Илвайна.

Пылая гневом, он въехал в Саратею. Деревня тонула во тьме: луны на небе не было, ни в одном окне не мерцал свет. Инстинкт сразу повел Зультора к дому соглядатая Маольмордхи. Хозяин наделил верного слугу правом допрашивать своих соглядатаев — он называл их Смотрящими — во всех городах всех пяти графств Гаэлии.

Зультор знал правило: встречаться со Смотрящим надо как можно незаметнее, чтобы не раскрывать его перед односельчанами. Окружающим незачем знать, что это — соглядатай.

Зультор спешился и, ведомый чарами Маольмордхи, пошел по темным улицам на юг, туда, где стояли самые красивые, в несколько этажей, дома Саратеи. Колдовское чутье привело его к старинному строению: стены из кирпича-сырца держали балки и укосины темного дерева. На улицу выходила высокая и тяжелая двустворчатая дверь, но Зультор заметил дорожку, огибающую дом, и догадался, что с задней стороны есть другой вход. Бесшумно проникнув в дом Альмара, он высвистел четыре ноты — тайный сигнал Смотрящих.

Минуту спустя мясник спустился в кухню, к задней двери. По всему было видно, что он сильно напуган, но, зная правила, простерся ниц перед Зультором. Альмар никогда прежде его не видел, но понял, что герилим — один из приближенных Хозяина. Альмар умел распознавать герилимов, а на этом к тому же был шлем предводителя.

— Чем я могу служить вам, господин мой, Князь герилимов? — спросил Смотрящий, не поднимаясь.

— Расскажи, что ты слышал — если слышал — о человеке, который умер рядом с твоей деревней и все еще лежит в ландах, — произнес Зультор с тяжелой угрозой в голосе.

— Я слышал об этом, но доподлинно мне известно одно: Алеа, маленькая побродяжка, некоторое время назад нашла тело под песком. Она рассказала об этом в городе, а потом поселилась в харчевне «Гусь и Жаровня». Этот дурак Фарио — капитан местного гарнизона — не сумел отыскать тело, что меня несколько удивляет, и я даже спрашиваю себя, хорошо ли он искал… Здесь об этом быстро забыли. А вчера девчонка исчезла.

— Это все?

— Думаю, да. Во всяком случае, это все, что я видел…

— И ты не заметил никого подозрительного в последние дни? — сурово спросил Зультор, надвигаясь на умиравшего от ужаса мясника.

Альмар дрожал всем телом и, с трудом соображая, пытался восстановить в памяти события, случившиеся после той истории. Он почел за лучшее не рассказывать страшному рыцарю о том, как Алеа одолела его одной только силой мысли. Потом мясник вспомнил о Фелиме. Ну конечно, как же он мог забыть о друиде?

— Когда девочка сбежала, — дрожащим голосом произнес он, — здесь был Фелим. Мы давно его не видели, но вчера он заявился.

— Фелим? Друид?

— Собственной персоной. А еще тут была Фейт — бардесса. Она много лет не приходила в наш город. Вот и все, что я знаю.

Зультор взглянул на мясника и положил руку ему на плечо. Альмару показалось, что все его тело пронизал ледяной ветер. Страх парализовал его, он почти лишился чувств от боли — но очнулся, услышав слова Князя герилимов:

— Ты что-то скрываешь от меня, Смотрящий.

— Но… нет… вовсе нет, — пролепетал он, поднимая глаза на гиганта.

— Что такого произошло, о чем ты не хочешь мне рассказать? — Зультор угрожающим жестом поднес руку к шее мясника.


— Я…


Рука герилима сжалась чуть сильнее.

— Я думал, вас это не интересует…

Пальцы герилима так сдавили шею Альмара, что он едва мог говорить.

— Девчонка… Она меня… Она повалила меня на землю, едва подумав об этом…

Герилим неожиданно отпустил мясника.

— Едва подумав? — переспросил он, не сумев скрыть удивления. — Как занятно. Очень хорошо. Где эта харчевня, в которой она, по твоим словам, поселилась?

— На главной площади, в двух улицах отсюда, — сипло произнес Альмар, пытаясь отдышаться и потирая горло, чтобы успокоить боль. — «Гусь и Жаровня».

Не говоря больше ни слова, Зультор повернулся и покинул дом мясника.

Альмар со вздохом облегчения рухнул на табурет. Он исполнял обязанности Смотрящего второй раз в жизни, и душа его заледенела от ужаса. Смотреть в лицо герилиму — не самое приятное занятие в жизни…

Альмар пошел на службу к Маольмордхе через несколько месяцев после смерти жены. Тьма и тоска его души, мечта о смерти и ночные стенания привлекли к мяснику внимание одного из герилимов, и тот сумел его подчинить. Высокий, одетый во все черное всадник появился в деревне в ночь полнолуния, и Альмар не устоял, ведь ему пообещали намного больше того, на что он мог рассчитывать на закате дней! Он надеялся, что перестанет наконец быть жалким деревенским мясником, но время шло, а он все еще не вкусил и капельки вожделенной власти, оставаясь простым соглядатаем, — и боялся, что так будет всегда.

Но сегодня судьба предоставила ему шанс. Альмар надеялся, что герилим скажет о нем Хозяину. Мяснику так хотелось покинуть жалкое селение и его глупых обитателей, быть с Маольмордхой, в его дворце, стоять у трона Хозяина… Но ему следовало терпеливо ждать, безупречно исполнять свои обязанности и — главное — ничего не требовать. Таков удел Смотрящих. Альмар знал правило. Знал он и то, каким будет наказание за ошибку или ослушание.

Князь герилимов, не теряя времени, направился в таверну «Гусь и Жаровня». Подойдя, он выбил плечом дверь и поднялся в спальню хозяев. Чета в страхе пробудилась.

— Кто… кто вы? — пролепетал Керри, приподнявшись в постели и схватив жену за руку, словно это могло ее защитить.

Зультор безмолвно выхватил меч из ножен, приставил его к горлу Тары и обратился к Керри:

— Если ты крикнешь, если шевельнешься или если не будешь отвечать на мои вопросы, я перережу горло твоей жене, а потом убью тебя. Ты все хорошо понял?

Трактирщик от ужаса не мог вымолвить ни слова.

— Где девчонка?

— Ка… какая девчонка? — Керри сделал последнюю попытку проявить сопротивление.

Князь герилимов вздохнул, молниеносным движением поднял меч и опустил его на руку Тары. Несчастная не успела даже дернуться. Она закричала от ужаса и боли, глядя, как ее собственная рука падает на пол, как хлещет кровь. Воин швырнул подушку на лицо женщины, чтобы заглушить ее крик, и снова обратился к окаменевшему от страха трактирщику.

— Спрашиваю в последний раз: где девчонка?

Керри разрыдался, чувствуя, что теряет рассудок, и пролепетал:

— На юг… Она бежит на юг.

— Куда именно?

— Не знаю, она нам ничего не сказала. Наверняка в Провиденцию…

Зультору больше не требовалось повышать голос, страх делал свое дело.

— Она нашла что-нибудь в ландах?

— Кольцо… на трупе, занесенном песком.

— И Фелим последовал за ней? — спросил застывший как изваяние палач.

Трактирщик молча кивнул — и это стало последним его движением. Двумя ударами меча герилим безжалостно прикончил Тару и ее мужа, отрубив обоим головы.

Он вытер окровавленное оружие о подушку и спокойно вышел из комнаты.


В Первую Эпоху жил в этой стране народ туатаннов. Не люди и не боги, они были легендой, они были началом, кровь, что текла в их жилах, была соком земли. Туатанны назвали этот остров Гаэлией, они почитали Великую Мойру, и при них остров процветал.

Во Вторую Эпоху тысячи солдат, пришедших из-за Южных морей, вторглись в Гаэлию с запада. За несколько лет они уничтожили туатаннов, разделили остров на пять графств — Сарр, Харкур, Бизань, Темную Землю и Галатию — и поставили Верховного Короля управлять вместе с друидами.

В Третью Эпоху — тогда родилась Алеа — морем приплыл епископ Томас Эдитус, чтобы обратить жителей острова в христианство.

Такова древняя история Гаэлии и туатаннов, загадочного народа, согнанного с родной земли и забытого в кровавых волнах войн и нашествий.

Эту часть истории Гаэлии рассказывали редко, а кое-кто из бардов считал ее старой сказкой. Но туатанны существовали, и хотя легенда гласила, что всех туатаннов убили в начале Второй Эпохи, правда была иной.

Некоторые туатанны выжили и укрылись в тайной стране под названием Сид. Много веков они жили во чреве Земли и терпеливо ждали своего часа, чтобы отомстить. Тут-то Алеа и нашла в ландах кольцо. В тот же день посредине острова появился забытый всеми народ.

Кончалась зима. На склонах Гор-Драка по-прежнему было холодно. У подножия гор снег таял, но с моря все еще задувал ледяной ветер, выстуживая остров. И люди по-прежнему ходили в тяжелых шерстяных накидках и теплых рукавицах в ожидании солнца и лета.

На равнине никого не было. Ни детей, ни бродячих торговцев — только несколько птиц сушили крылья на ветру. Никто не увидел, как приподнялись гигантские валуны, явив миру вход в заброшенные пещеры. Это открылась дорога в страну Сид, где вот уже триста лет туатанны ждали, когда наступит день отмщения.

Туатаннские воины, как армия муравьев, вылезали один за другим из-под земли, молча готовясь к атаке. Они были обнажены по пояс, ноги их заросли дикой шерстью. Жизнь под землей сделала глаза туатаннов темно-красными, а взгляд — пронзительным. Воины нанесли на свою бледную кожу боевые цвета своих кланов, их молчание, прерываемое лишь звуком хлопающих на ветру меховых шкур, наводило ужас.

Из самой большой пещеры выходили на белый свет отважнейшие воины клана Махат'ангор: они испокон веков правили туатаннами в Сиде. Синий узор подчеркивал могучие мышцы. Туатанны других кланов не смели носить прическу членов Махат'ангора, чьи бритые головы украшал длинный синий падавший на спину гребень волос, переплетенный ремешками. Вооруженные молотами и булавами, они были самыми свирепыми среди народа туатаннов и с детства проводили все свое время, упражняясь в воинском искусстве. Главной и единственной их задачей было защищать Саркана — вождя клана, чью власть признавал весь туатаннский народ. Другие же кланы занимались добычей пропитания и строительством. Люди клана Махат'ангор были первейшими воинами туатаннов, их передовым отрядом. Своими дикими криками и убийственной яростью в бою они увлекали за собой всех остальных.

Туатанны появлялись из чрева горы нескончаемо, как поток лавы: в боевых порядках, вышедших на равнину, было три тысячи воинов. Увидев солнце, они подняли вверх оружие, выкрикивая слова приветствия. В их глазах горела вековая ненависть и жажда крови, погасить которую могла только смерть.

Туатанны пересекли равнину и ринулись к видневшемуся вдалеке поселению. Эта деревня у подножия горы называлась Атармайя. Армия туатаннов была уже в нескольких шагах от поселения, когда их заметила крестьянка. Они напоминали стадо диких зверей, и женщина, отбросив корзину, закричала от ужаса. Она хотела предупредить односельчан, но опоздала.

Туатанны ворвались в Атармайю, ведомые кланом Махат'ангор. Они издавали воинственные крики на незнакомом языке. Жители не успели ни схватиться за оружие, ни убежать — началась кровавая резня. Три тысячи подземных воинов не щадили никого — ни женщин, ни детей. Нападение было стремительным, отработанным и неотвратимым. Туатаннское оружие резало, рубило, кололо, давило и крушило, подземные дикари поджигали дома, жалобно мычал скот, вопили перепуганные дети. Ничто не могло остановить волну злобы и ярости, безжалостные воины продолжали разрушать деревню и после того, как в живых не осталось ни одного атармайца.

И вот уже первые туатаннские воины в зловещей тишине стояли на главной площади, вытирая окровавленное оружие.

Деревни больше не существовало. Все вокруг погибло. То тут, то там на ярких ставнях деревянных домов виднелось висящее тело мужчины или женщины с перерезанным горлом и застывшим на мертвом лице выражением недоумения и ужаса. На клумбах, среди пестрых цветов и зелени, жирно алели пятна крови. Лишь зловеще поскрипывали двери да капала с тяжелым стуком на землю кровь. Смерть ведь беззвучна…

В Атармайе жило не больше тридцати семей. Чтобы построить эту деревню со скромными одноэтажными домиками, лавками, мастерскими и проложить дорогу, соединяющую ее с портом и Провиденцией, понадобился труд четырех поколений, долгие годы труда под ласковым ветром и милосердным небом в тихом уголке, у которого до сего дня словно и не было истории.

Но туатаннам было все равно — глухие к мольбам и слезам женщин и детей, они хотели одного — отмщения. Месть стала их неразлучной спутницей в походе.

Когда площадь заполнилась туатаннскими воинами, Саркан, вождь клана Махат'ангор, взобрался на каменный колодец и обратился к ним с речью. В деревню пришло столько туатаннов, что многие оказались слишком далеко от середины площади и не слышали его речи, но решимость, написанная на лице вождя, была красноречивее всяких слов.

— Братья мои! — закричал он. — Вы узнаете эту землю? Ее украли у нашего народа. Украли у наших предков, когда водопады Гор-Драка еще были льдом. Эту землю удобрили трупами наших отцов и оросили кровью наших матерей. Под этой деревней лежат руины туатаннского города, безжалостно уничтоженного изгнавшими нас галатийцами. Братья, вы узнаете землю наших предков?

Толпа ответила ему восторженным ревом.

— Мы вернем ее себе — всю, — продолжил Саркан, обводя взглядом возбужденных его речью воинов. — Мы не остановимся, пока не вернем эту землю ее истинным детям!

— Туатанн! — закричали в ответ воины, потрясая оружием, будто подтверждали эту клятву перед лицом Мойры.


Имала весь день пробиралась к опушке леса. Прячась в высокой траве, она обнаружила лагерь дыбунов и теперь с любопытством его разглядывала. Те сидели вокруг очень странного огня — она такого никогда не видела. Пламя заворожило Ималу, и она долго лежала на земле, не решаясь приблизиться.

Все это время трое дыбунов — высокий лысый самец, маленькая хрупкая и шустрая самочка и низенький коренастый самец, с мордой, покрытой рыжей шерстью, — ели и разговаривали, не замечая волчицу.

Имала вспомнила дыбуна, которого встретила в лесу, и подумала, какие все они разные. От их движений и голоса исходит невероятная сила, какой нет ни у нее самой, ни у одного из зверей, которых она повидала за свою короткую жизнь. Имала никогда бы не посмела напасть на дыбунов — во-первых, потому, что они ходят на двух ногах, но — главное — из-за того, что их разум намного превосходит ее собственный. Имале ужасно хотелось приблизиться, понять, почувствовать, но стоило ей набраться мужества, как в следующее мгновение звук голосов пугал ее. Имала снова ложилась и долго слушала, замерев в неподвижности.

Наконец наступил вечер, и трое дыбунов улеглись спать. Каждый из них вытянулся на земле и затих. Имала еще немного понаблюдала, а потом все-таки решилась подползти. Ее пьянило небывалое возбуждение — оно вытеснило даже мучительные воспоминания о родной стае. Ее новая жизнь одинокой волчицы оказалась неизмеримо счастливее. Имала чувствовала себя свободной и упивалась всеми чудесами, которых не видела, потому что была связана законами стаи. Мир оказался полон тайн, и Имале нравилось самостоятельно открывать их для себя.

Она потихоньку приближалась к лежбищу дыбунов. Запах огня сделался таким сильным, что у нее защипало в носу и глазах. Имала решила зайти с подветренной стороны, чтобы не попадать под дым. На мгновение огонь скрыл дыбунов от волчицы, а когда она наконец подобралась достаточно близко, один из них исчез — высокий и лысый самец. Она начала испуганно озираться, и тут он появился — так близко, что она отпрыгнула в сторону.

— Cap, cap, Имала, комтх ал'эспран, — прошептал дыбун нежным теплым голосом, опускаясь на землю перед волчицей.

Имала сразу поняла, что этот дыбун тоже не желает ей зла. Тот, другой, встреченный ею в лесу, тоже сидел перед ней на земле — это наверняка был знак добрых намерений. Она почувствовала его запах, сделала два шага назад и тоже села, чуть покачиваясь от смущения, непонимания и смутного страха. Потом она увидела, как высокий согнулся и закрыл глаза. Он глубоко вздохнул, и Имала услышала, как он прошептал одно-единственное слово: «Волтх». Его силуэт начал расплываться, и мгновение спустя дыбун превратился в волка.

Имала вскочила на все четыре лапы и стрелой понеслась к опушке. Происходящее настолько превосходило ее понимание, что она ужасно испугалась. Прямо на глазах волчицы дыбун превратился в волка, и ее это потрясло. На краю леса она все-таки обернулась и увидела великолепного черного самца. Он бежал к ней и был красив и благороден, глаза его сверкали, но Имала не могла забыть, что на самом деле он — дыбун. Она показала клыки, выгнула спину и зарычала, но черный волк не остановился, а принялся прыгать вокруг нее, показывая, что просто хочет поиграть. Имала, не подпуская волка к себе, продолжала рычать, и он исчез в лесу.

Имала не смела двинуться с места, она была смущена и растерянна. В тот момент, когда она решилась наконец уйти, волк появился снова: в зубах он принес добычу — молодого кролика, — положил перед ней и отступил на несколько шагов. Имала колебалась недолго — уж слишком аппетитно выглядело угощение. Она даже не спросила себя, как это волку удалось так быстро поймать кролика: чудеса продолжались. Черный лег на живот, словно умоляя Ималу принять подношение, и она сдалась. Схватила кролика, подтащила его к себе и начала есть, не спуская глаз со странного волка, все так же неподвижно лежавшего в отдалении. Насытившись, Имала медленно поднялась, и тогда черный снова принялся скакать вокруг нее.

Имала присоединилась к странному созданию, и началась их сумасшедшая веселая гонка по лесу. Он бежал быстрее, но часто оборачивался, поджидая ее, и напрыгивал сверху, а потом останавливался, радостно скаля зубы. Так они играли, озаряемые лунным светом, пока Имала не выбилась из сил и не легла отдохнуть в траву.

Волк приблизился и ткнулся в нее носом, нежно и дружелюбно, и душа Ималы переполнилась счастьем. Потом волк побежал назад к лежбищу дыбунов, а Имала уснула, усталая и умиротворенная.


На следующее утро, когда первые лучи солнца разбудили Мьолльна, Фелима в лагере не было. Придя в ужас, гном вскочил и разбудил девочку:

— Алеа! Алеа! Ахум! Да проснись же! Друид исчез, да-да! Друид ушел!

Девочка, сладко зевнув, перевернулась на живот:

— Дай мне поспать, Мьолльн!

— Нет-нет-нет. Никакого спанья без друида! А ну-ка вставай, Алеа!

В это самое мгновение у гнома за спиной раздался голос Фелима:

— Успокойтесь, мой храбрый гном, я здесь. Я не из тех, кто уходит, не попрощавшись.

Гном подскочил от радости:

— Ага-ага-ага, так-так-так, добрый мой друид, значит, это был розыгрыш? Ахум. Ну вот, я смеюсь. Сейчас я приготовлю вам такой завтрак, какой умеют готовить только в Пельпи, милые мои друзья, да, лучший завтрак в Гаэлии. Обеды — это большое дело, стало быть, для больших людей, а завтраки — так, перекус, стало быть, — наше, гномское занятие. Правильно?

Радостное настроение и веселые вопли гнома в конце концов разбудили Алею. Она села и зевнула во весь рот.

Фелим принес флягу воды, душистых травок и четыре здоровенные рыбины — они еще трепыхались. Алеа удивилась, как это друид ухитрился раздобыть в окрестностях такую замечательную добычу, но предпочла не задумываться об этом. Она не сомневалась, что старый друид преподнесет им еще немало сюрпризов.

— Держите, Мьолльн Аббак, это вам пригодится.

Гном поблагодарил, вытащил из мешка свои котелки и мисочки и захлопотал у костровища.

— Я должен отправиться в Сай-Мину, Алеа, — сообщил Фелим, — в башню, где собирается Совет друидов, чтобы сообщить братьям о смерти Илвайна. Я буду очень счастлив, если ты согласишься пойти со мной. Я смогу многое тебе объяснить, как и обещал.

Девочка потерла кулаками сонные глаза. Отправиться вместе с этим друидом на встречу с другими друидами? Что за глупости! Ей хотелось одного — найти Амину, но она была обязана Фелиму жизнью и не имела права на неучтивость.

— Если вы объясните, как туда добраться, я, возможно, приду потом в Сай-Мину, — наконец ответила она. — Я поклялась, что доберусь до Провиденции, и сначала отправлюсь туда.

— Что ты будешь делать в столице? Я бы очень просил тебя не продавать кольцо. Оно… бесценно.

— Я обещаю, Фелим. Я пойду в Провиденцию, потому что мне нужно найти подругу детства. Для меня это очень важно.

Фелим долго смотрел на девочку. В глубине души он ею восхищался. Алеа проявляла непреклонную волю и редкостную храбрость. Он сказал себе, что остальные члены Совета вряд ли отнесутся к девочке бережно и мягко. Возможно, чем позже она попадет в Сай-Мину, тем лучше для нее. Теперь он был совершенно уверен: легкой жизни у Алеи не будет.

— Делай, что должна, но согласись хотя бы принять от меня подарок. — С этими словами Фелим протянул девочке серебряную брошь. — Я хочу, чтобы ты всегда ее носила как знак моей дружбы — те, кому он известен, будут относиться к тебе с почтением. Брошь поможет тебе в пути, не теряй ее и никогда не снимай — она защитит тебя в мое отсутствие. Согласна?

Алеа подняла на друида удивленный взгляд. Она слыхала немало странных историй о людях, подобных Фелиму, и в глубине души чувствовала недоверие и опаску. Ходили слухи, что друиды плетут козни за спинами королей. Говорили, они в грош не ставят простых смертных. Знающие люди уверяли, что они пекутся лишь о пользе их собственного братства и не гнушаются никакими средствами ради достижения своих целей. Но старый друид говорил так искренне! Алеа протянула руку и взяла брошь. То был изящный серебряный дракончик, очень похожий на алого дракона, вышитого на белом плаще Фелима. Девочка сразу приколола подарок к сорочке и поблагодарила старика.

— Ваш завтрак готов, друзья мои. Все горячее! — воскликнул гном, хлопнув в ладоши.

Все трое подсели к огню и принялись за еду, приготовленную Мьолльном. Гном сдержал обещание: еда оказалась ужас какая вкусная, и Алеа съела здоровенный кусок запеченной рыбы. Запив завтрак душистым травяным отваром и вытерев губы, она спросила, не глядя на гнома:

— Ты пойдешь с Фелимом в Сай-Мину, Мьолльн?

Маленький человечек колебался. Он смотрел то на девочку, то на друида, лицо его кривилось от напряженных раздумий, но наконец он ответил:

— Путешествие вместе с друидом наверняка будет очень увлекательным. Ахум. Сколько историй и легенд он может поведать! Или опровергнуть? Откуда мне знать, — может, все, что болтают о друидах, враки? Так, Фелим? Таха! Или красивые сказки! А еще Фелим может рассказать мне, каковы друиды на самом деле. Да ладно, метательница камней, конечно, я пойду с тобой — в Провиденцию или в любое другое место, куда ты захочешь, да-да, так-то вот. Если я не отправлюсь вместе с тобой, кто будет кормить тебя завтраками? Таха.

— Спасибо, Мьолльн, — просто сказала девочка.

Друид встал, вытащил — словно из-за спины — короткий меч и протянул его Мьолльну:

— Возьмите это оружие, дорогой гном. Вы сможете защищать Алею в дороге.

Смущенный гном, никогда не державший в руках оружия прекраснее, прямо раздулся от гордости. Клинок был откован из светлого металла, посередине широкого лезвия шел изящный желобок, две золоченые дужки в виде птичьих голов сходились к навершию рукояти, украшенной синим камнем.

— Меч? — пролепетал он.

— Его выковал в Первую Эпоху Гуабниу Кузнец. Меч зовется Кадхел и, по преданию, его нельзя сломать. Я счастлив отдать Кадхел, в ваши руки, волынщик, потому что знаю — у Алеи будет надежный защитник.

— Я много чем в жизни занимался — что да, то да, но вот телохранителем не бывал! Но теперь со мной Кадхел, и горе тому, кто хоть взглянет на Алею. Я отрублю ему голову, руки, ноги и все остальное! А-ха!

В это мгновение Фелим резко поднялся и схватил Алею за плечи:

— Прячься, малышка, мы окружены! Скорее, под это бревно, и не вылезай, пока я за тобой не приду.

Алеа открыла было рот, чтобы возразить, но тут заметила по другую сторону дороги несколько уродливых зеленоватых тварей, очень похожих на горгунов, как их описывал ей Мьолльн. Девочка так испугалась, что тут же нырнула вниз, под поваленное дерево.

— Мьолльн, вам придется пустить в ход меч раньше, чем я мог предположить, — закричал Фелим гному, готовясь к бою.

— А… э-э-э… Да, конечно, какая удача! — пролепетал Мьолльн. — Проклятые горгуны, сейчас вы познакомитесь с моим оружием, ахум! Клянусь Зайной, я убью их всех. — И он издал боевой клич на древнем языке воинов-гномов: — Алраган!

Горгуны наступали, размахивая короткими ржавыми саблями, они угрожающе вопили, изрыгая пену и слизь.

Сидя в укрытии, Алеа увидела, как Фелим, внезапно превратившись в огромный трепещущий язык пламени, стремительно кинулся на врагов. Она в ужасе закрыла глаза.

Первую волну горгунов Фелим сжег заживо, чудовища корчились на земле, но их было слишком много, и в схватку пришлось вступить Мьолльну. Гном не был закаленным в боях воином, но он не раз противостоял горгунам в прошлом, а смерть жены от рук зеленых тварей стократно усиливала его убийственную ярость. Мьолльн то и дело издавал свой боевой клич «Алраган!» и не раздумывая наносил удары направо и налево — не слишком изящно, зато весьма действенно: Алеа, повернувшись на крик Мьолльна, увидела, как упали с плеч две горгунских головы. Одна докатилась до нее, и девочка, вскрикнув от ужаса и отвращения, прикрыла ладошками глаза.

Фелим сжег дюжину горгунов и, вернув себе человеческий облик, без сил упал на колени. Но живых врагов оставалось еще слишком много, Мьолльн не мог справиться с ними в одиночку. Друид тяжело поднялся и подобрал свой белый посох, который обернулся в его руках сверкающим лезвием. Он отправился на подмогу Мьолльну, размахивая посохом, как алебардой. Алее казалось, что лезвие его оружия удлиняется и изрыгает молнии, прикасаясь к телу врага. Горгуны умирали мгновенно, не успев даже крикнуть.

Мьолльн сражался все с тем же бешеным упорством, даже не замечая Фелима, бьющегося с ним бок о бок. Гном кружился, нанося удары во все стороны и подбадривая себя криками. Он воткнул меч в живот одному горгуну и перерубил глотки двум другим, пока его самого не остановил жестокий удар саблей по ноге. Гном закричал от боли, упал, подняв тучу пыли, и перекатился по земле, ища укрытия у ствола дерева, но мечом махать не перестал.

Фелим пришел в безумную ярость, все его тело заискрилось, обрушивая на горгунов смертоносные молнии. Чудовища вокруг него разрывались на куски, двое оставшихся в живых в ужасе обратились в бегство. Друид без сил повалился на землю.

Сидевший у дерева Мьолльн левой рукой зажимал рану на бедре и бормотал, изнемогая от боли:

— Вернитесь, мерзкие жабы, вернитесь, и я заставлю вас землю есть и познакомлю с моим мечом!

Собрав последние силы, гном поднял над головой Кадхел и метнул его в беглецов, но тех и след простыл.

— Трусы! Бабы! — крикнул Мьолльн и потерял сознание.

Алеа немедленно вылезла из своего укрытия и побежала к друиду:

— Фелим! Скорее, нужно помочь Мьолльну, поспешите!

Старик с трудом поднялся на ноги. Он был совершенно опустошен и, казалось, тоже мог в любое мгновение лишиться чувств.


В то утро Уильяма Келлерена разбудила непривычная суета в коридорах Сай-Мины.

До окончания срока его ученичества оставалось несколько недель, и он подумал было, что шум имеет отношение к нему. Возможно, готовится церемония посвящения, на которой он станет друидом. Снимет наконец зеленое одеяние вата и наденет белый друидский плащ…

«Перестань думать только о собственной персоне! — одернул себя Уильям. — У Совета хватает забот, помимо твоего посвящения!»

Наверняка случилось что-то из ряда вон выходящее. Уильям даже догадывался, что именно, но уже несколько дней мог думать лишь о том, что подходят к концу семь лет его ученичества в Сай-Мине. Это было трудное время: три года ушли на обретение саймана, два — самые скучные! — на то, чтобы научиться не пользоваться им и хранить молчание, два последних он провел, заучивая наизусть триста тридцать три триады друидов и пытаясь их осмыслить. Таков был последний урок послушничества: учись, познавая себя. Уильяму это удалось — он нашел в триадах истину. Сопоставляя их с собственным опытом и поступками друидов, Уильям научился постигать мир в одиночестве. Мир состоит из знаков и символов, которые открываются тому, у кого хватает духу их отыскать, понять и запомнить. Знание — дело сокровенное. Учись, познавая себя.

Уильям выглянул из окна своей маленькой комнаты послушника и увидел сновавших по двору Сай-Мины слуг. Они бегали между каменными строениями от мельницы к колодцу, от колодца к конюшням, из конюшен — на кухню… Уильям надеялся, что ничего серьезного не случилось и обряд его посвящения состоится, как было запланировано. Мысль была, конечно, себялюбивая, но ведь это же самое важное событие его жизни. В глубине души Уильяму не терпелось завершить ученичество, но его страшила мысль о том, что он вот-вот станет друидом. Дело было не только в таинственном обряде: Уильям очень рано понял, какая это великая ответственность — быть членом братства. Раз надев белый плащ, его носят до самой смерти. Силой друидов должен был кто-то руководить, направляя и распределяя ее во имя Мойры, в этом и заключалась роль Совета: двенадцать Великих Друидов и Архидруид обеспечивали единство всего их сообщества.

Казалось, что у всех Великих Друидов — общая и заранее предопределенная судьба, в которой нет места ни случаю, ни праздности. Так воспринимал Совет Уильям, хотя он мог лишь строить догадки, ведь узнать, чем и как живет Совет, можно, только став его членом.

Уильям вернулся к кровати и упал на тюфяк, скрестив руки на груди. Он почти сожалел о том, что срок ученичества подходит к концу. Старики часто говорили ему, что это самые счастливые годы в жизни друида, теперь они и правда показались Уильяму упоительными. Он так много узнал, что сегодня мог сам без труда оценить свои успехи. Сначала, чтобы стать ватом, он пошел в ученики к одному друиду в Провиденции. Он мог бы остаться ватом, жить и работать в столице, но предпочел продолжить учебу, чтобы стать друидом. Его приняли в башне Сай-Мина, ибо только вату и барду позволено стать друидом — если он выдержит семь лет ученичества.

Труднее всего Уильяму — впрочем, как и всем другим послушникам — оказалось управлять сайманом, силой друидов. Он научился отыскивать в глубине своего существа эту странную энергию, о которой понятия не имеют простые смертные. Он привык ощущать ее огонь в своих жилах, но на первых порах сила ускользала от него всякий раз, как он пытался ею овладеть. Он не сразу научился точно рассчитывать ее количество, необходимое для выполнения простейших упражнений, и однажды чуть не сжег дотла комнату, сотворив и выпустив на волю огромный огненный шар, когда его попросили просто зажечь свечу… Но Уильям был терпелив и прилежен, он много работал и в конце концов научился подчинять себе поток жившей в нем силы, сливаясь с ней воедино. Сегодня он управлял ею лучше большинства старших собратьев, хотя ни один из них ни за что бы этого не признал. Некоторые его умения изумляли даже Архидруида. В один прекрасный день Уильям станет выдающимся друидом, в этом никто не сомневался.

Потом наступил черед испытания триадами — трехстишиями, которые ученику следовало заучивать наизусть: они касались истории, тайн мироздания и — главное — дел государственных. Со стихами у Уильяма проблем не возникло: он был способным юношей и прилежным в учебе.

Уильям сел на кровати, вздохнул, улыбнулся и пошел к своему столу, чтобы взять медальон, который носил еще ребенком, — последнее напоминание о былых временах. Все началось прекрасным весенним днем. Уильям жил в окрестностях Провиденции, процветающей столицы Галатии. Каждое утро он помогал в работе своему отцу-булочнику, а днем, когда другие ребятишки из его квартала играли в прятки на узких улочках города, бегал в школу друидов. Уильям ничего не сказал родителям о своем твердом намерении стать друидом. Когда он впервые пришел к воротам школы, ему с улыбкой объяснили, что сюда пускают только студентов. Уильям ужасно расстроился, но он был слишком робок, чтобы возражать, и поплелся домой несолоно хлебавши. На следующий день он вернулся, сел напротив школы и смотрел на входящих, избегая удивленного взгляда друида-наставника. Он оставался у ворот до вечера, и так продолжалось каждый день, пока друиду это не надоело.

— Ладно, хорошо! — воскликнул он. — Войдешь ты наконец или нет?!

Разинув от удивления рот, Уильям нерешительно поднялся с маленькой грязной скамеечки. Он был худым, хрупким, молчаливым и болезненно застенчивым ребенком и всегда ходил опустив голову по самым темным закоулкам, лишь бы не встречаться со взрослыми. Они его пугали. Всякий раз, когда взрослый заговаривал с Уильямом, глаза мальчика наполнялись слезами, как будто он вот-вот заплачет. Он прятал лицо, чтобы скрыть волнение, и говорил совсем тихо, глядя на носки башмаков. Отец вечно гневался на него за это и обзывал девчонкой, а ровесники только и делали, что издевались. В глубине души Уильям ненавидел себя за эту робость, но она была сильнее его, и Уильям, чувствуя себя дураком и простофилей, победить ее не мог. Так было, пока он не узнал, сколь благородны, милосердны и всесильны друиды, и не сказал себе, что лишь знание сможет его спасти. Уильям убедил себя в том, что, став друидом, перестанет бояться взрослых и сможет говорить с ними, не опуская глаз.

— Я… Думаю, у меня не хватит денег.

Друид снова улыбнулся.

Малыш показался ему странным и одновременно трогательным.

— Ну, раз я приглашаю тебя войти, тебе остается только войти!

И Уильям вошел — робкими шагами, заложив руки за спину, не зная, смеется над ним друид или вправду решил впустить его бесплатно. Друид схватил мальчика за плечо и посмотрел ему прямо в глаза:

— Если хочешь, можешь приходить сюда каждый день, но учись усердно, иначе будешь иметь дело со мной, и будь уверен — я сумею с тебя спросить. Ясно?

Уильям навсегда запомнил тот миг: взрослый говорил с ним, а он не заплакал, и с этого мгновения начался самый удивительный, решающий год в его жизни.

Каждый день он приходил учиться к друиду. За год совершенно изменился не только его характер, но даже лицо. Он больше ничего не боялся, потому что отныне был наделен грозным оружием — знанием. Уильям перестал прятать глаза, разговаривая со взрослыми, и не спускал насмешек не только ровесникам, но и мальчишкам постарше; глаза его блистали, походка стала уверенной, а весь облик — бодрым и радостным.

В пятнадцать лет Уильям Келлерен стал одним из самых образованных подростков в столице, и друид удостоил его зеленого одеяния вата. Но юноша не стремился заниматься врачеванием и не хотел оставаться дома. У него была великая цель — стать друидом, научиться смотреть на мир и людей так, как смотрел принявший его в школу человек, стать таким же сильным и спокойным. Несколько дней спустя он простился с родителями и отправился в Сай-Мину, храня гордое спокойное достоинство. Отец и мать смотрели ему вслед.

Уильям встал и, закончив собираться, поправил перед зеркалом зеленое одеяние, проверил, хорошо ли выбрита голова. Отступив на шаг, он взглянул на свое отражение. За семь лет ученичества Уильям не утратил ни жажды знаний, ни природного любопытства.

Но сегодня в суете слуг было нечто особенное. Гул голосов нарастал, и Уильям изнемогал от ожидания. Когда за ним пришли, чтобы позвать на сбор, он был полностью готов. Увидев выражение лица слуги, Уильям окончательно уверился, что случилось нечто чрезвычайное.

— Вторжение в Галатию, — дрожащим голосом объяснил посланник.

— Вторжение? Кто напал?

— Туатанны. Новость пришла от бардов. Все должны собраться в Зале. Вы готовы, молодой мастер?

Уильям кивнул и последовал за слугой к главному покою башни. По темным коридорам шли друиды, лица у всех были озабоченные. Обычно в Зале Совета собирались только Великие Друиды и Архидруид, но в редких случаях глава ордена собирал там всех обитателей Сай-Мины, даже послушников.

Уильям на несколько мгновений задержался перед дверьми величественного зала, расположенного на самом верху круглой башни. Он так и не привык к великолепию стен, потолка и мебели и восхищался обстановкой ничуть не меньше, чем девять лет назад, когда впервые перешагнул порог школы. Тут многое потрясало воображение: деревянные скульптуры, фризы на стенах, роспись на потолке, картины, загадочные символы и изречения на древнем языке, сундуки и стеклянные витрины с сокровищами… Уильям спрашивал себя, насытится ли он однажды созерцанием всей этой роскоши. Повсюду в Зале Совета присутствовало изображение Дракона Мойры — на картинах, на потолке, на спинках высоких деревянных стульев и в центре каждого из шести витражей, через которые в комнату проникал свет внешнего мира. Исполнясь царящего здесь духа магического спокойствия, Уильям занял свое место за кругом тринадцати резных черешневых тронов, предназначенных для Великих Друидов и Архидруида.

Четыре кресла пустовали. Фелима и Альдеро Совет отослал с поручением, а двое других — отступниками их называли, потому что имена проклятых не должны более звучать в стенах Сай-Мины, — отсутствовали уже много лет.

Когда все расселись, Архидруид Айлин трижды стукнул по подлокотнику своего трона — его престол, возвышавшийся над остальными двенадцатью, украшал резной дракон. Айлин, избранный Архидруидом семь лет назад, после смерти Элоя, стал полновластным хозяином на заседаниях Совета. В прошлом Айлин не раз выказывал и силу, и мудрость, чем снискал всеобщее почтение. Айлин поднял правую руку и взял слово:

— Вчера утром туатанны вторглись в Галатию. Барды сообщают, что их очень много — возможно, больше трех тысяч. Они никого не щадят.

Слова Архидруида эхом отозвались под высоким потолком круглого зала. Айлин лишь повторил то, что все уже знали, ясно дав понять, что говорить сегодня возможно лишь об этом и ни о чем другом. Друиды умели выразить многое в нескольких словах, только не всякий умел понять это многое, — Уильям умел. «Айлин разгневан, — подумал он. — Новость задела его за живое. Архидруид стареет, возможно, это — последнее, что он хочет успеть перед смертью».

— Они вернулись, — вступил в разговор Эрнан, Великий Друид и летописец Сай-Мины. — Этого следовало ожидать.

«Ага, — понял Уильям, глядя на Айлина с другого конца Зала. — Айлин давно предвидел их возвращение, но остальные ему не верили — никто, за исключением разве что Эрнана, который все заносит в книгу Совета. Другие Великие Друиды полагали, что на земле не осталось ни одного туатанна. Сейчас увидим, сумеет ли Айлин воспользоваться преимуществом».

— Необходимо предупредить графов и Верховного Короля и попытаться объединить их для решения общей задачи, — продолжил Архидруид. — Как вы понимаете, я не верю, что Харкур к нам присоединится.

«Вот оно! Вернуть Совету былое величие и подчинить себе заклятого врага — Томаса Эдитуса».

— Объединятся все государства или нет, победа туатаннов — во всяком случае, на юге — неизбежна, — высказал свое мнение Шехан.

«Шехан, должно быть, на стороне Айлина. Своими словами он развязывает ему руки, перечеркивая всякую надежду на то, что вторжение захлебнется. Это заседание Совета наверняка подготовили заранее. Все предопределено. Шехан, Эрнан и Айлин не оставляют Совету выбора».

— Судя по всему, — сказал Айлин, — туатанны идут в Темную Землю, вместо того чтобы сразу ударить в центр Галатии. Нет смысла обманывать себя: если они захотят получить Темную Землю, они ее получат. Важно другое — как поведет себя новое государство по отношению к тем трем графствам, что останутся в подчинении у короля. Должен ли я напомнить исторические факты самым молодым среди нас?

«Он хочет сказать, что с присутствием туатаннов можно будет согласиться, как только они здесь утвердятся, поскольку это позволит укрепить наши позиции в противостоянии с Харкуром».

— Мы можем уничтожить туатаннов с помощью магии, — предложил Аодх.

«Ну конечно, Аодх будет противиться. Но он рискует остаться в одиночестве, Айлин наверняка все продумал заранее. И Аодху это известно, он возражает из упрямства».

Айлин остановил возражавшего небрежным взмахом руки:

— Мы не можем быть совершенно уверены в победе, — кроме того, это лишь отсрочит дело. Нам пора понять роль, которую Мойра отвела туатаннам. Наши предки изгнали туатаннов с этой земли, но мы больше не можем решать за изгнанных их судьбу.

«Айлину нужно от туатаннов что-то другое, но что именно? Он словно давно ждал появления варваров. Так чего же он хочет от туатаннов?» — спрашивал себя Уильям.

— Но что они смогут противопоставить нашей магии? — настаивал Аодх.

«Он задает себе тот же вопрос, что и я. Аодх видит Шехана, Эрнана и Айлина насквозь. Он хочет понять истинные побуждения Архидруида».

— Они тоже могут пустить в ход магию… Мы владеем не всеми манитами, — бросил в ответ Айлин.

«Вот оно что…»

— Некоторые из них, описанные в наших анналах, исчезли, когда галатийцы изгнали туатаннов из страны, — вступил в разговор Эрнан.

— Камень Судьбы, — начал Архидруид. — Самый ценный из всех.

— Копье Луга, — продолжил Эрнан, не поднимая глаз от своего фолианта.

— Меч Нуаду и Котел Дагды, — завершил перечисление Шехан.

Архидруид повернул к Шехану голову и мгновение пристально, без улыбки, смотрел на него.

«Он благодарит его за поддержку. И делает это напоказ — так, чтобы, все видели и поняли».

— Если туатанны действительно владеют этими манитами и умеют ими пользоваться, нас могут ожидать большие перемены, — заключил летописец.

«Магические предметы, созданные Самильданахами! Четыре манита исчезли, и Айлин хочет их отыскать, даже если придется пойти на сговор с туатаннами. Я должен был догадаться. Маниты всегда влекли Айлина, он жаждет узнать, как Самильданах наполняет предмет силой. Мечта честолюбивого друида…»

— Мы должны быть предельно осторожны! Вторжение туатаннов началось столь неожиданно и проходит так стремительно, что я не сомневаюсь в соучастии двух отступников! — высказался Киаран.

«Киаран, как всегда, витает, в облаках. Он один не видит истинной сути спора… До чего же он странный, Киаран. Я обязательно должен узнать его поближе».

— Исключено! — воскликнул Айлин. — Обоим предателям нечего делать рядом с туатаннами. Напоминаю вам последний раз: эта земля когда-то принадлежала туатаннам, и мы наверняка можем найти способ вернуть им какую-то ее часть. Нужно предложить им договор и остановить вторжение, а для этого необходимо встретиться с Верховным Королем и четырьмя графами. Главная задача — выработать общее решение. Томас Эдитус наверняка откажется, но это не имеет значения — нас не обвинят в сговоре за его спиной…

«Именно этим мы и занимаемся. Айлин говорит так, словно имеет власть навязать Совету решение, а ведь все знают, что подобные шаги должны ставиться на голосование. Он пользуется своим старшинством и той ошибкой, которую когда-то допустили другие, не предусмотрев подобного развития событий. Память — самое опасное оружие ума. Все было предопределено».

— Как убедить туатаннов удовольствоваться тем малым, что мы предложим им взамен? — спросил Аодх.

«Взамен чего? Мира или манитов, которые надеется вернуть Айлин? Вопрос Аодха неточен. Но он сознательно задал его именно так. Друид с его опытом ничего не оставляет на волю случая. Возможно, он хочет показать Айлину, что прекрасно знает, к чему тот клонит, не обвиняя его открыто. Отсюда и вопрос, который можно интерпретировать двояко…»

— Наш Совет сумеет уладить это дело, — ответил Айлин.

«Великая Мойра! Айлин ловко дает понять, что Совет лучше, чем кто бы то ни было, способен решать дела государственные и никто не сравнится с ним в знании манитов — кроме Самильданаха, естественно! Если Аодх пытался вынудить Айлина признать, что все затевается во имя возвращения манитов, Архидруид весьма изящно выкрутился. Это лишний раз доказывает преимущество опыта. Мне еще столькому нужно научиться!» — сказал себе Уильям.

— Братья, — подвел итог Айлин, — проголосуем, чтобы решить, кто отправится на переговоры с Верховным Королем и графами.

«Ну вот, спор окончен. Если никто не возразит, Айлин выиграет схватку. В любом случае те, кто понял, чего на самом деле добивается Архидруид, не меньше его хотят вернуть маниты…»

— Для Бизани и Темной Земли, — высказал свое мнение Эрнан, — нам нужен самый… как бы выразиться поточнее… необычный из наших братьев. Тот, кто сумеет очаровать бизанийцев возвышенным духом, а перед жителями Темной Земли прикинуться наивным простаком. Я предлагаю Киарана, если он согласен.

Киаран явно удивился, но кивнул, и друиды проголосовали, одобряя решение.

— В Галатии и Сарре, — продолжил летописец, — задача будет не такой сложной, но потребует методичности…

«Ага, это поручат мне…»

— Я предлагаю послать туда Уильяма.

«Великая Мойра, я ведь даже не друид!» — подумал про себя Уильям.

— Уильям Келлерен всего лишь ученик, — заметил Аодх.

— Пусть обряд его посвящения состоится сегодня вечером, — приказал Айлин, не желавший слушать возражений.

Друиды снова проголосовали «за».

— Мой юный брат, — добавил Айлин, обращаясь к Уильяму, который не мог прийти в себя от изумления, — как и все мы, знает, что король Эоган на этой неделе женится. Мы получили приглашение, и ты будешь представлять нас там. Свадьба весьма кстати, потому что Эоган не любит государственных дел. Утром перед брачной церемонией ты легко убедишь его согласиться на мир с туатаннами. Успех достойно отметит первый день твоего пребывания в звании друида! Ты убедишь Верховного Короля, а потом отправишься в Сарр — граф Албат Руад наверняка не осмелится перечить Верховному Королю.

Уильям молча кивнул.

«Он не упускает ни одной возможности».

— И наконец, Харкур. Здесь нам нужен человек храбрый и опытный, — заключил Эрнан. — Я предлагаю Аодха…

«Жестокий способ избавиться от единственного возможного противника. Это отвратительно».

— Вы оказываете мне слишком большую честь, — ответил Аодх.

«Он снова показывает им, что все понимает. Отказаться Аодх не может — иначе его сочли бы трусом, но, отправившись в Харкур, он почти наверняка погибнет, его убьют либо солдаты графа Ал'Роэга, либо священники Томаса Эдитуса. Зачем он соглашается? Затем, что у него просто нет выбора. Ловушка, подстроенная Айлином и Эрнаном, нашим летописцем».

Совет снова большинством голосов одобрил предложение Эрнана, и Айлин подвел итог:

— Вы отправитесь в путь без магистражей. Так вы внушите больше доверия собеседникам. Магистражи дождутся вашего возвращения в Сай-Мине. Завтра утром, перед отъездом, Эрнан даст вам советы и наставления касательно предстоящих переговоров. А сегодня вечером пусть все присутствуют в каменном круге на посвящении Уильяма.

Великие Друиды согласились и молча поднялись. Уильям отправился к себе — взволнованный известием о том, что его страстное желание стать друидом наконец сбудется, возбужденный мыслью о предстоящем путешествии. Как давно он не покидал Сай-Мины!

Уильям присел на подоконник и устремил взор в затянутые облаками небеса. Голоса друидов все еще отдавались эхом у него в голове. Ход событий стремительно ускорялся. Заседание Совета показалось ему захватывающе интересным. В глубине души он спрашивал себя, сможет ли однажды стать Архидруидом и сумеет ли манипулировать Советом так же ловко, как это сделал сегодня Айлин, но не ради сведения личных счетов, а во имя блага Гаэлии…

Пожав плечами, Уильям сел на кровать, чтобы попытаться справиться с охватившим его смятением. Он медленно прогнал магическую силу саймана по всему телу, и на кончиках его пальцев вспыхнули маленькие золотые искорки.


Фелиму удалось остановить кровь, хлеставшую из бедра Мьолльна, но полностью затянуть рану он не смог, хотя руки его стали ярко-красными от саймана.

— Нужно подождать. Вам следует поспать, друг мой. Возможно, вечером у меня получится лучше. Но опасности для вашей жизни нет.

— Благодарю вас, друид, — слабым голосом произнес гном.

Фелим и Алеа оставили его отдыхать и отошли подальше, чтобы спокойно поговорить.

— Он ведь поправится, правда? — спросила девочка.

— Конечно, но он не должен напрягаться. Мы соорудим ему костыль и наложим повязку. Но сначала я должен выяснить, почему горгуны на нас напали…

Алеа, не до конца оправившаяся от страха после нападения мерзких тварей, молча кивнула и последовала за друидом, то и дело бросая озабоченные взгляды на уснувшего гнома.

Фелим обследовал валявшиеся на земле зеленоватые тела горгунов. Их красные, наводящие ужас в ночи глаза погасли, но среди груды мертвых тел друид нашел то, что искал, — выжившего уродца.

Он нагнулся к существу, потерявшему руку, но еще дышавшему, и возложил на него ладонь, угрожая огнем.

— Кто вас послал? — произнес он медленно, почти по слогам.

Горгун ничего не ответил, только жалобно застонал от боли.

Фелим посильнее нажал на тельце маленького уродца и повторил вопрос на языке горгунов:

— Хо ар б'нерок вор?

— Ммм… Маоль… Маольмордха, — прошептал умирающий.

Фелим стиснул кулак и одним движением прикончил его.

— Покойся с миром, проклятый сын… — прошептал он, поднимаясь на ноги.

Алеа, потрясенная реками крови и видом горы трупов, резко отвернулась и убежала к гному. Постепенно тошнота отступила, и она спросила подошедшего друида:

— Почему вы назвали горгуна «проклятым сыном»?

Фелим явно удивился ее приметливости. Он сел рядом и с тяжелым вздохом ответил:

— Друиды называют так горгунов, потому что… нам известно, кто их создатель…

— Как это? — удивилась девочка.

— Сейчас это не важно. Главное — теперь я знаю, почему на нас напали. Нас ищут, Алеа… Тебя ищут…

Алеа недоверчиво взглянула на старика:

— Меня? Но кто? И зачем?

— Маольмордха, это… человек, который… искал Илвайна. Он наверняка нашел его тело в ландах. Если Маольмордха узнал, что ты обнаружила Илвайна первой, это объясняет, почему он за тобой охотится… Так я, во всяком случае, думаю. Тебе грозит опасность, и мы должны без промедления отправиться в Сай-Мину. Мне очень жаль, Алеа, я знаю, как ты хотела попасть в Провиденцию, но ты должна пойти со мной, в Сай-Мине я смогу сказать тебе больше.

Алеа нахмурилась. Друид снова смутил ее, девочке казалось, что он лжет, во всяком случае, говорит не всю правду. Почему он так хочет увести ее в Сай-Мину? Правда ли ей там будет безопаснее, чем в другом месте? Все происходящее казалось ей каким-то наваждением… Но горгуны-то были настоящие, как и лужи крови у ее ног. Алеа ни за какие коврижки не хотела бы встретиться с ними еще раз. Она не знала, что ответить Фелиму.

— В Сай-Мине за Мьолльном будет лучший уход, — добавил друид, видя, что она колеблется.

— Ладно, я пойду с вами в вашу башню! Но скажите, Фелим, что со мной произошло, когда я прикоснулась к руке Илвайна в ландах? Что ли, из-за этого Маольмордха хочет меня найти?

— Мы поговорим об этом позже, Алеа, а сейчас нужно уходить, и немедленно! — ответил друид, помогая гному подняться.

В глубине души Алеа начинала всерьез сомневаться — а не привиделось ли ей все то, что с ней произошло, и это ее пугало по-настоящему.

Глава 6 Сай-Мина

нязь герилимов упал на колени перед разожженным огнем. Окружавшая его ночь благоволила к темным силам. Князь вглядывался в пляску огня, и глаза его горели красным.

Сегодня, как и каждый вечер, он знал, что Хозяин явится его навестить. Он отдал собственную душу и души одиннадцати других герилимов Маольмордхе за место в его свите. Об этих жестоких рыцарях без роду и племени никто ничего не знал. Все они пришли с севера во время Мерикурской войны и показали себя безжалостными разрушителями. Но касте герилимов так и не удалось за прошедшие после войны годы отнять власть у Совета друидов, который твердой рукой правил миром.

Став на сторону Маольмордхи, Зультор знал, что сможет наконец отомстить. Друиды падут — все, как один, следом за Альдеро, и настанет власть Маольмордхи, а рядом с ним будут Зультор и его воины-герилимы. Насылающий Тьму знал, что за это придется заплатить своим полным подчинением хозяину.

Он и его люди окропили свои мечи кровью, которую дал им Маольмордха. Он наделил их огненной силой, темным чутьем и нечеловеческой быстротой движений. Герилимы обрели новую силу, и теперь даже друиды не могли их остановить.

Всевластию Совета пришел конец. Зультор предвкушал, как будет убивать их, одного за другим, голыми руками. Он когтями вырвет сердца у своих извечных врагов, Великих Друидов, украдет и уничтожит их души. Он увлечет их в небытие, в Джар, в пустой и холодный мир, где мысль становится смертельным оружием. Маольмордха научил Зультора управлять неведомым друидам пространством. Никто не сможет ему противостоять в этой сумрачной пустоте. Достаточно увести друидов на ту сторону с помощью манитов Джара, а уж убить их там будет детской забавой.

— Хозяин… — почтительно произнес Зультор, когда в высоких языках пламени затрепетал облик Маольмордхи. — Они одолели горгунов и продолжают бегство на север.

Огонь взметнулся вверх, вознося к небу огромное лицо разгневанного Повелителя Тьмы.

— Они идут в Сай-Мину, не иначе, — пророкотал Хозяин горгунов. — Возьмите с собой троих герилимов, Зультор, и привезите мне тело этой девочки в саване, который я вам доверил.

— Да, Хозяин.

— И не разочаруйте меня, Князь герилимов. Ваша неудача может помешать исполнению наших планов.

— Хозяин, я очень скоро привезу тело этой дряни в святилище Шанхи, клянусь вам.

Облик Маольмордхи растаял в золотисто-красном пламени.


Уильям уже больше часа сидел в маленькой темной комнатке, куда отвели его друиды, — это было началом обряда посвящения. Полная темнота побуждала к размышлениям. В глубине души Уильям понимал, что именно в этом и состоит смысл его заточения: ученику надлежало осмыслить и оплакать свою прежнюю жизнь. Но Уильяму никак не удавалось предаться спокойным размышлениям, он опасался неизвестных испытаний, через которые ему предстояло пройти. Он бы, может, и хотел достичь мира и покоя в душе, но не знал, за что зацепиться. Искать сайман в себе самом, чтобы согреть тело и успокоить дух? Но сможет ли он? Справится ли с тревогой? Неужели все ученики чувствуют то же самое, сидя в четырех стенах темной комнаты? Интересно, он задает себе правильные вопросы? И существует ли вообще единственно правильный путь — как быть хорошим учеником и стать безупречным друидом? Уильям не осмеливался ответить себе на эти вопросы. Когда за ним наконец пришли, он только-только нащупал сайман в самой глубине своего существа.

Дверь открылась, и Уильям узнал Шехана, несмотря на опущенный на лицо белый капюшон. Плавные движения, походка… Это мог быть только Шехан — самый загадочный из Великих Друидов, самый таинственный из всех.

— Кто ты? — торжественно вопросил Шехан.

Уильям знал обряд, он выучил его слова наизусть, оставалось только повторить их: теперь они обрели смысл, их глубина открылась наконец молодому человеку.

— Ват, — твердо ответил он.

— Чего ты хочешь? — продолжил Шехан, кладя руку на плечо ученику.

— Света!

— Укрепил ли ты свою душу в уединении этого места?

— …Да.

«Обряд принуждает меня лгать. В этой проклятой комнате я только и делал, что боялся. Должен ли я сказать правду и ответить «нет»? Или все те вопросы, которыми я себя терзал, только укрепили мою душу? Хотел бы я понять… Этот обряд подобен триаде — трехстишию. Его сначала зубришь наизусть, а осознать пытаешься потом. Должен ли я понять его сегодня, или это случится со временем?»

— Тогда можешь следовать за мной, ват.

Шехан нагнулся, чтобы помочь Уильяму снять сандалии. Ученик должен идти на церемонию босиком. Уильям смиренно поблагодарил и последовал за Великим Друидом до конца центрального коридора. Они спустились во двор Сай-Мины, где находился большой каменный круг для проведения церемоний. Зрелище, открывшееся глазам Уильяма, поражало воображение. Мерцающий свет факелов отбрасывал тени на огромные камни, и они казались живыми. Друиды в белых плащах, бывшие когда-то бардами и звонарями, играли на арфах печальную и торжественную мелодию, от которой сжималось сердце, в воздухе плавал аромат ладана. Все Великие Друиды и друиды Сай-Мины стояли во внутреннем круге, обратившись лицами на восток, туда, где под столетним дубом сидел в ожидании первых лучей солнца Архидруид.

Уильям, ведомый Шеханом, вошел в центр процессии, ожидавшей его у входа в каменный круг. Двое друидов, шедших первыми, несли сломанный пополам меч, а четверо других вздымали вверх деревянные шесты с привязанным за углы белым полотнищем, украшенным омелой. Она как шатер прикрывала шествие. Уильям почувствовал священный ужас, по телу пробегали ледяные судороги. Что это? Страх? Радость? Или на него так действует музыка? Противоречивые чувства нахлынули на Уильяма, ему показалось, что он погружается в сон. Его босые ступни сами собой скользили вперед за Шеханом: Великий Друид вел его теперь в западную часть круга, а музыка все играла и играла…

Они остановились напротив величественного дерева, у гладкого валуна, куда чья-то рука положила хлеб и соль. Шехан отпустил плечо Уильяма, подошел к камню и взял их. Каждое его движение было медленным, выверенным, торжественным. Посыпав хлеб солью, Шехан с улыбкой протянул его Уильяму:

— Ват, этот хлеб и эта соль — Земля, через которую ты умрешь и возродишься.

Уильям глубоко вздохнул, как будто хотел набраться мужества, и отведал хлеба. Это был толстый ломоть ноздреватого ржаного каравая. Уильям жевал медленно, обдумывая слова своего вожатого и говоря себе, что у него целая жизнь на их обдумывание.

Он положил половинку ломтя на камень в знак благодарности, и процессия снова тронулась в путь по каменному кругу. Следующую остановку они сделали у плиты на северной стороне. Шехан взял чашу с водой и протянул ее посвящаемому:

— Ват, эта вода очистит тебя.

Уильям принял чашу и выпил всю воду. Она была прохладной и вкусной, и Уильяму показалось, что она освежила все его тело.

Шехан снова опустил руку на плечо юноше и повел его вперед, на южную сторону круга. Уильям был так взволнован, что даже не чувствовал холода босыми ступнями. Ему казалось, что он ощущает жар тел всех присутствующих на церемонии друидов, словно они составляли единое тело.

Шествие остановилось у последнего, южного, камня, на нем был закреплен горящий факел. Шехан бережно взял его и отдал Уильяму:

— Ват, вот огонь, он осветит тебя.

Уильям принял факел, и друиды ввели его в центр круга. Они остановились в нескольких метрах от Архидруида.

Четверо друидов опустили белое льняное полотнище с омелой на землю у его ног и вместе с бардами встали в круг рядом с Великими Друидами. Уильям затрепетал, ощутив свое одиночество. Взгляды всех присутствующих были теперь обращены на него. Рядом остался только Шехан. Он вывел Уильяма на середину белого полотнища, и от прикосновения льняной ткани к босым ногам Уильям ощутил бодрость. Он бросил взгляд на древний дуб: он никогда не видел его так близко, ученики не допускались в круг. Величественное дерево уже покрылось изящными резными листьями.

— Архидруид, — обратился к Айлину Шехан, — представляю тебе вата Уильяма, которого мы считаем достойным быть друидом.

У Уильяма перехватило дыхание. Наступал решающий миг обряда.

«Он говорит «мы», но, кажется, достойным меня счел только Айлин. А если он ошибся? Если я не готов? Может быть, Айлин поторопился? Может, Архидруид ускорил ход событий, чтобы послать меня в Галатию и Сарр? Нет, я не могу в нем сомневаться. Это действительно важно. Раз он посчитал меня достойным, значит, так оно и есть. Так почему же я все еще сомневаюсь? Мне попросту страшно».

Айлин выпрямился на своем каменном троне, обвел взглядом собрание друидов и спросил, торжественно и громко:

— Все ли согласны?

— Все! — Голоса друидов, стоящих за кругом, и членов Совета, застывших в круге, слились воедино.

— Что ж… — Голос Айлина зазвучал спокойнее. — Тогда приступим.

Шехан в последний раз сжал плечо ученика, и Уильям остался один перед Архидруидом. Молодого вата била дрожь, он с трудом сохранял самообладание. Прежняя жизнь накатывала на него волнами мучительных воспоминаний и смутных образов, сменяющих друг друга. Он стоял в каменном круге под ночным небом, застывший и безмолвный.

Голос Архидруида вывел его из оцепенения:

— Именем Великой Мойры, ват Уильям Келлерен, мы спрашиваем тебя: возведенный в священный сан Друида, клянешься ли ты служить только и исключительно Добру?

Уильям судорожно сглотнул и поднял глаза на Архидруида. Допрос начался. Слова, заученные наизусть, как во сне возвращались на уста, но он хотел произнести их по-настоящему, так, как чувствует и понимает — быть до конца искренним и позволить говорить своей душе.

— Клянусь от всего сердца.

— Обещаешь ли помнить свой долг — с помощью Великой Мойры подавать пример достойной жизни любому, кто тебе доверится?

— Обещаю, — ответил Уильям, и промелькнувший перед глазами смутный образ родителей скрепил данное обещание.

— Клянешься ли хранить как зеницу ока, как священное наследие, власть и силу, которыми будешь наделен?

— Клянусь, — произнес Уильям, и слова его были правдивы.

— Обещаешь ли служить людям, насколько хватит твоих сил?

— Обещаю.

— Да хранят тебя наши предки, возлюбленный брат, и да укрепят они тебя в новом сане.

Сердце Уильяма колотилось, он опустился на колени.

— Теперь ты вправе учить тех, кого сочтешь достойным знания, всему, что посчитаешь полезным и нужным. И ответственность за это ляжет на тебя одного, ибо ты приобщен тайне.

«Великая Мойра, вот чего я всегда ждал. Я становлюсь друидом — таким же друидом, как тот, что десять лет назад бесплатно принял меня в свою школу, сочтя достойным обучения. Сумею ли я стать таким же добрым? Буду ли учить так же хорошо? Окажусь ли на высоте моей собственной мечты?»

Архидруид встал, подошел к Уильяму и возложил руки на его склоненную голову.

— Я, Эльдер Моргау-кабан, сын Сундайна по прозвищу Гову-бард, друид по имени Айлин, Архидруид священного круга Сай-Мина, возвожу перед лицом гаэлийцев Уильяма Тишайшего в сан друида. В честь этого события и потому, что наставники называют его справедливым человеком, отныне братья и все остальные люди будут звать его друидом Фингином. Да хранит тебя Мойра, Фингин!

Потрясенный Уильям плохо понимал, что происходит. Он смутно видел приближающиеся тени, рука Айлина на лбу становилась все горячее, как если бы сайман старца был направлен на его голову, и внезапно он словно лишился чувств.

Вокруг вспыхнул яркий белый свет, заливая каждый уголок его разума. Этот свет шел откуда-то изнутри, а потом все исчезло. Наступила абсолютная пустота.

Ощущение длилось всего мгновение, но, придя в себя, Уильям понял, что стал другим человеком. Айлин что-то изменил в нем. Открыл некую дверь. Разорвал цепь: он теперь лучше видит, лучше слышит, все его чувства обострились до предела. Сайман в глубине его существа утратил былую зыбкость, став сияющей, могущественной силой, которая отныне не ослабнет никогда.

Уильям постепенно приходил в себя. Шехан сжал его в объятиях и произнес:

— Теперь ты друид, Фингин. Бери, это принадлежит тебе.

Он протянул ему друидский белый плащ и посох. Изо всех сил сдерживая волнение, молодой человек накинул плащ на плечи и обеими руками взялся за посох. Он столько лет ждал этого мгновения, что ему почудилось, будто этот посох принадлежал ему всегда.

Друиды один за другим подходили к посвященному и обнимали его. Глаза их сияли искренней любовью.

Уильям, которому еще предстояло привыкнуть к новому имени Фингин, перестал наконец сдерживать слезы. Издалека до него доносилась музыка — теперь барды заиграли весело и радостно.


— Мы отправимся далеко? — спросил Саркана его сын.

— Почему ты об этом спрашиваешь, мальчик мой?

Тагору, одному из самых молодых воинов клана Махат'ангор, в будущем предстояло унаследовать от отца звание вождя всех кланов. Впрочем, сам он не стремился к этой тяжкой ответственности. Храбрый и могучий воин с торсом, украшенным, как у всех мужчин клана Махат'ангор, синим узором; с гребнем длинных волос, ниспадающим на спину с выбритой головы, Тагор был наделен редкостной, магнетической привлекательностью: не одна девушка клана мечтала стать однажды его женой. С самого его раннего детства на айгабах — трапезах, где присутствовали исключительно женщины, — говорили о его удивительных глазах: один был голубой, другой — черный. Он сам пока и думать не думал о будущей жене: каждый день с тех пор, как туатанны покинули Сид, мужчины клана проводили в сражениях. Одно отличало Тагора от старших воинов — в нем не было их яростной ожесточенности.

Саркан сидел в полуразрушенной хижине, где они остановились на ночлег. Наступил один из тех редких моментов затишья, когда юный Тагор мог поговорить с отцом.

Саркан принялся стирать с тела, рук и лица боевой узор, нанесенный синей краской. Он обмакивал губку в стоявший у огня котелок с горячей водой и совершал обряд омовения.

— Когда-нибудь нам придется остановиться, — ответил Тагор. Стоя за спиной отца, он развязывал вплетенные в его волосы кожаные шнурки.

Этот обычай считался в клане знаком почтения, и Тагор, как заведено, каждый вечер приводил в порядок прическу отца. В военные времена лишь мужчины имели право прикасаться к волосам воинов; когда наступал мир, это делали женщины, и тогда волосы, смазанные нутряным жиром, свободно спадали на плечи и спину. Тагор почтительно положил перед отцом кожаную косичку с вплетенными в нее перьями и сел рядом.

— А разве галатийцы остановились, когда пришли и начали истреблять наших предков? Ты должен всегда помнить: здесь мы дома. Подумай о названиях здешних поселений. Разве они ничего не говорят тебе? Почти все деревни и даже города носят туатаннские имена. Галатийцы так глупы, что не понимают смысла названий занятых ими городов. А ведь истина, сын мой, скрывается во чреве земли. И в названиях мест. Ты ведь знаешь наш язык и можешь понять имена гор, деревень и заброшенных храмов.

— Конечно, отец, но стоит ли из-за этого убивать потомков тех, кто изгнал наших предков с их земель? — не успокаивался молодой воин.

— Ты говоришь, как галатиец!

— Прости, отец. Мне известны наши побуждения, и я восхищаюсь нашей непреклонностью. Но я думаю о будущем, в котором мы смогли бы жить, не боясь новой войны… Однажды наступит день, когда нам придется искать мира, нельзя же сражаться вечно.

— Галатийцы не хотят мира, сын. Они истребили наших предков, потому что жаждали завладеть этой землей, а с похитителями и ворами переговоров не ведут и мира не заключают.

— Я понимаю, — разочарованно отвечал Тагор. — Скажи, отец, смогут ли однажды таутанны счастливо и спокойно жить в домах, подобных этой хижине?

— Да, сын мой! Когда мы заберем назад то, что принадлежит нам по праву. Твой народ сотни лет жил ожиданием возвращения к солнцу и свету. Вы, молодые, не знавшие жизни на поверхности земли, привыкли к такому существованию, но наше место здесь. Мы поклялись вернуться. И тебе придется подождать еще немного, прежде чем сложить оружие.

Юный Тагор подвинул полено в очаге, и огонь разгорелся с новой силой.

— А если на нас нападут друиды? Говорят, они очень могущественны.

— У меня есть то, что не позволит им этого сделать. В свое время я покажу тебе, а теперь спи, потому что завтра мы отправимся на юг, в те места, которые галатийцы называют Темной Землей и где течет Шинайн.

Саркан улыбнулся сыну и стремительно вышел на улицу, где его ждали вожди других кланов.


Трое путешественников свернули с дороги, ведущей в Провиденцию, и направились полями на север, к побережью Пурпурной реки. Три дня они шли по травянистой долине между песчаными холмами, спали в полях и ни разу никого не встретили. Рана Мьолльна понемногу заживала. На второй день к гному вернулось хорошее настроение, он даже выбросил костыль, выструганный для него друидом.

Вечером Алеа почувствовала себя плохо. Сердце мучительно колотилось, кровь яростно стучала в висках. Она внезапно ощутила неясный страх. Девочка не осмелилась поделиться им со спутниками и легла спать, как только они остановились на ночлег.

Ночь была безлунной, на небе, затянутом тучами, лишь изредка показывались звезды. Алеа быстро погрузилась в беспокойный сон.

«Я стою перед входом в огромный храм, сложенный из камня цвета крови. Нет. Это не цвет крови! Стены покрыты кровью! Нет ни воздуха, ни ветра, даже времени нет. Только я, храм и… что-то или кто-то… Он, который подстерегает меня. Я не знаю, кто Он, но Его взгляд неотступно следует за мной, стережет каждое мое движение. Я пытаюсь приблизиться к храму, но получается не сразу — ноги не идут. Они как будто вросли в камень, став продолжением красных каменных ступеней… кровавых ступеней. Потом Он позволяет мне войти. Нет. Он меня тащит. Неба нет. Только я, храм, который теперь медленно приближается, и… кто-то… Он. Я не хозяйка своим ногам, они сами несут меня к храму. Слишком быстро несут. Где-то в глубине души я чувствую, что не готова. На меня наваливается ужас. Нет, если я встречусь с Ним сейчас, то не буду знать, как уничтожить Его. Я должна перенести внимание на что-то другое.

Я поворачиваю голову налево. Там ничего нет, но я уверена, что усилием разума смогу сделать так, чтобы что-нибудь появилось. Да. Вот так. Огромное дерево. Нет. Это не одно дерево, а тысячи маленьких деревьев, они срослись воедино и образовали гигантское дерево. Видение исчезает.

Я смотрю направо. Там тоже ничего нет, но я сделаю так, что будет. Да, но что?

Я закрываю глаза, а когда снова открываю, вижу волчицу. Какая она красивая… Мех у нее совершенно белый. В зубах она держит волчонка. Своего малыша. И вдруг я понимаю, что он мертв. Почему же она не выпускает его из пасти, он ведь умер? Волчица смотрит на меня, поворачивается и исчезает.

Мне не удается отвлечься. Храм все еще здесь, и он приближается. Скоро я окажусь внутри. Я знаю, что этого нельзя допустить. Этому, Неведомому, только того и надо, потому что Он знает, как я сейчас беззащитна. Я уязвима, потому что ничего не понимаю. Что это за дерево? Кто эта волчица? А храм неотвратимо приближается. Передо мной все части загадки, но я не в силах ее разгадать. А собственное тело стало как чужое.

Темнота огромных дверей вот-вот поглотит меня, и в это мгновение чья-то рука опускается мне на плечо и останавливает.

— Не ходи туда, — произносит незнакомый голос.

Молодой голос, голос юноши, мальчика. Сейчас я обернусь и увижу его.

Я оборачиваюсь. В этот миг и храм за моей спиной, и Он — исчезают. Юноша здесь, передо мной. Я с трудом различаю его лицо. Оно расплывается. Я вижу только, что его длинные светлые волосы собраны на затылке. Никогда не видела мужчин с такими длинными волосами…»

Алеа так металась во сне, что Мьолльн забеспокоился и разбудил ее.

— Плохой сон? — спросил друид. Фелим сидел в сторонке у огня и исподлобья смотрел на девочку. Казалось, он вообще никогда не спит.

— Нет-нет, все хорошо, — солгала Алеа и со вздохом отвернулась.

Она больше так и не заснула, но сердце постепенно стало биться ровнее, да и странное чувство, охватившее ее накануне, под утро наконец исчезло.

Она ни разу не заговорила со спутниками о своем сне и делала вид, что не замечает их встревоженных взглядов. Во второй половине дня они добрались до Пурпурной реки. Солнце отражалось от воды, разбрасывая по поверхности ослепительные золотые искры. Кряж Гор-Драка на юго-западе казался таким же близким, как накануне и два дня назад, но трава становилась все зеленее, а цветы все ярче. На горизонте не было ни одного дома — этот край Галатии слыл пустынным.

— Мы спустимся по реке, и до Сай-Мины останется два дня пути.

Мьолльн радостно захлопал в ладоши:

— Вперед, друзья мои! Мне прямо не терпится увидеть Сай-Мину!

Но Фелим остановил порыв гнома, тронув его за плечо:

— Подождите, Мьолльн, я вижу тучу пыли у нас за спиной, это наверняка какие-то всадники. Будет разумнее подождать и посмотреть, кто это.

Алеа поднялась на цыпочки и, заметив вдалеке группу, о которой говорил Мьолльн, задрожала всем телом. Ею овладело странное чувство, словно кто-то приказывал ей немедленно уносить ноги.

— Я… мы должны спрятаться, Фелим, они… они плохие. Пусть это странно, но я вижу, я знаю.

Друид внимательно посмотрел на девочку, и ему тоже стало страшно. Он пробормотал несколько слов на незнакомом ей языке, но согласно кивнул:

— Ты наверняка права, давайте спрячемся.

Они укрылись в густом цветущем кустарнике и молча ждали появления всадников. Когда те подъехали, друзья увидели четверых одетых в черное мужчин — лица у всех прикрыты широкими капюшонами, только у предводителя на голове шлем. То был рыцарь огромного роста — намного выше обычного человека.

Он знаком приказал спутникам остановиться, спрыгнул со своей могучей лошади и присел на корточки. Зачерпнув левой рукой горсть земли, он поднес ладонь к прорези шлема и принюхался. Резко отшвырнув землю за спину, он рывком поднялся.

— Она здесь проходила, — бросил он остальным. — И она недалеко. Я ее чую…

Он огляделся вокруг, и прятавшейся среди веток Алее показалось, что они встретились взглядами. За долю секунды, показавшуюся ей вечностью, мир дрогнул и начал распадаться, в ушах зазвучал гул тысяч голосов. Девочка увидела Тару и Керри, Илвайна в ландах, Фелима, Фейт, Альмара — все их лица сразу, и ее охватила дрожь вселенского ужаса, а перед мысленным взором вихрем проносилось множество картин. Потом Алеа ощутила надвигающуюся темную могущественную силу, стремящуюся проникнуть к ней в сознание. Ужаснувшись, Алеа попыталась оттолкнуть от себя эту странную ледяную силу, ломившуюся к ней в голову. Она вела внутри себя сражение, сути которого не понимала, — но то ли чутье, то ли какое-то волшебство помогали ей, приказывая отринуть эту силу, подобную бездне небытия и смерти. И она победила ее последним отчаянным усилием. В то же мгновение черный всадник вернулся в седло.

— Странно. Я мог бы поклясться, что она была здесь. Едем дальше, другой дороги все равно нет.

Четверо всадников пустили лошадей в галоп и исчезли на равнине.

Мьолльн, Фелим и Алеа посидели еще несколько минут, не двигаясь, потом осторожно вылезли из кустов.

— Они ищут меня, — объявила потрясенная девочка.

Фелим погладил ее по черным волосам.

— Не бойся, мы скоро будем в безопасности и Совет друидов положит этому конец, — успокоил он ее. — Чтобы избежать новой встречи с черными всадниками, мы переправимся через реку и поедем вниз по южном берегу, а в Сай-Мину попадем морем: так эти люди нас не найдут.

— Клянусь Мойрой, эти уроды еще хуже горгунов! — воскликнул гном.

— Кто они? — спросила Алеа, подходя к тому месту на дороге, где стояли всадники.

— Герилимы, — объяснил друид, — когда-то они были кастой воинов, а теперь служат Маольмордхе.

— Это тот человек, который меня ищет?

— Да. Мы должны любой ценой избежать встречи с ними.

Взглянув на друида, Алеа поняла, что он снова открывает ей лишь часть правды, — но была слишком напугана, чтобы расспрашивать дальше.

Бежать. Сейчас она не могла думать ни о чем другом.

Они пустились в дорогу и то и дело оглядывались, желая убедиться, что черные всадники не гонятся за ними.

К счастью, позади не было ничего, кроме страшного воспоминания.


Прошло уже несколько дней с тех пор, как Имала покинула равнину и вернулась в лес. Она сбежала, после того как увидела ужасную драку между дыбунами: те, что повыше, били низеньких, с зеленой кожей. Ималу так напугали грохот и огонь, что она остановилась, только забравшись в самую чащу, куда не доносились шум и крики.

Имала ничего не ела с того дня, как странный черный волк принес ей в подарок кролика, и ее уже мучил голод. Она попыталась поймать белку, но та оказалась проворней и скрылась от нее в дупле дерева.

В чаще леса было тихо и спокойно, и волчица немного полежала у подножия дерева, надеясь, что глупая хвостатая зверюшка спустится. Ималу успокоили привычные лесные шорохи и жужжание насекомых, и она перевернулась, чтобы почесать спину, а потом ей надоело ждать, и она решила найти другую добычу.

Имала углубилась в дебри букового леса. Сквозь листву проникали редкие лучи солнца, травинки и лепестки цветов осыпали ее белую шубу, как кружочки конфетти, пыльца, облаком поднимавшаяся в воздух, заставляла волчицу чихать. Внезапно она поняла, что покинула территорию волчьего клана: исчез тот привычный запах, на который она никогда не обращала внимания. Имала очутилась на новом незнакомом пространстве, где давным-давно не пробегал ни один волк. Имала почувствовала другой запах — очень приятный, но не имеющий никакого отношения к волкам. Она замедлила шаг и начала принюхиваться, пытаясь понять, откуда он исходит, но запах был повсюду. Имала поняла, что изменился не только аромат леса, но и растения и земля. Казалось, что в лесу кто-то прибрался: все осталось на своих местах — деревья, трава, земля и грибы, но не было ни сухостоя, ни гнили. Лес был невиданно прекрасен, и волчица бродила по нему в восхищении.

Так прошло несколько часов, а потом она внезапно столкнулась нос к носу с новым дыбуном. Он был похож на того, который несколькими днями раньше присел перед ней на корточки. Такая же кожа цвета коры дерева, такие же изящные высокие и заостренные уши, такая же золотистая копна волос и — главное — тот же запах, гармонично сливавшийся с ароматом леса. Дыбун так неподвижно сидел посреди леса, что его можно было принять за спящего. Но волчица заметила, что он улыбается и внимательно на нее смотрит. Имала, поколебавшись, оглядела незнакомца со всех сторон, но все-таки последовала его примеру и уселась на траву. Дыбун не двигался. Он словно был частью этого леса и сидел тут всегда.

Через несколько мгновений к первому дыбуну присоединился второй — точная его копия, потом третий и четвертый. Волчица испуганно попятилась и укрылась в высокой лесной траве.

Четверо дыбунов о чем-то заговорили, и Имале показалось, что она их понимает. Они были дружелюбны и как будто просили ее не беспокоиться, потому что они — обитатели леса и ничем ей не угрожают. Не этого леса — а леса вообще, поняла волчица.

Эта мысль пришла ей внезапно, словно упав с неба, и очень ее напугала. Никто никогда не вступал с ней в такой прямой и ясный разговор. Даже другие волки не умели так полно выражать свои чувства. У Ималы вырвалось глухое поскуливание — от страха и изумления. Дыбуны ее успокоили. Тогда она призналась, что голодна, и один из них исчез за деревьями. Волчица подобралась, готовая убежать, но другой дыбун прошептал несколько слов, и она поняла: тот, первый, пошел за едой. Волчица недоверчиво заворчала, но он вернулся и положил перед ней тушку сони. Подождав, пока он отойдет, Имала медленно подошла к угощению, не выпуская из поля зрения странных дыбунов. Она обнюхала зверька и только после этого взяла его в зубы. Пообедав, она улеглась на бок и попыталась выразить благодарность тихим поскуливанием. Кажется, у нее получилось, потому что они снова дружелюбно обратились к ней.

Через некоторое время они поднялись, дав понять Имале: она может пойти с ними. Волчица затрусила следом, но на некотором расстоянии — чтобы в случае чего в любой момент сорваться с места и убежать. Имала оставалась с дыбунами много дней: те ловили для нее дичь, и она все лучше понимала их язык, но ни разу не подошла близко.


Алеа и ее спутники наконец добрались до того места на побережье, где Пурпурная река впадает в неглубокие синие воды залива. На другом берегу высилась величественная цитадель друидов — зрелище захватывающее.

Высокая башня Сай-Мины, дерзко устремленная в небеса над волнами, была самым прекрасным и путающим зданием Гаэлии. Стрельчатая громада резного серого камня гордо вздымалась под скальной опорой, продолжая до небес отвесную линию белого утеса, служащего ему фундаментом, четыре маленькие зубчатые башенки окружали центральную башню — квадратную до половины высоты, а дальше, над каменным выступом, скрадывающим углы, — круглую, на медной крыше гордо трепетало знамя друидов — Дракон Мойры. Башенки, соединяющие их стены и главную башню, опоясывала галерея с навесными бойницами, похожая на каменное кружево.

Это было самое необыкновенное здание во всем королевстве. Доживи оно до наших дней, вы бы тоже восхитились его великолепием. Столетие назад Совет друидов построил его в знак своего главенства в королевстве. Архидруид выбрал это место, потому что, если верить легенде, именно здесь рос самый старый дуб Гаэлии. Здания выстроили вокруг него, а в центральном дворе устроили каменный крут. Вокруг священного дерева проходили самые важные церемонии. Сай-Мина превосходила красотой все графские замки — так же, как сила Совета друидов превосходила все иные силы в тогдашнем раскладе на острове. Чтобы воплотить замысел троих ученейших бизанийских художников и четверых искусных зодчих-гномов, у трехсот строителей ушло девятнадцать лет, и ушло бы больше без особой помощи друидов и их магии. Сбоку скалы соорудили покатый помост, по которому с великим трудом поднимали грузы; в повозки запрягали самых сильных и выносливых волов, каких только удавалось найти в окрестностях. Много рабочих погибло на этой опасной стройке, так что понадобилась вся непреклонная воля друидов, чтобы довести дело до конца. Никто не знал, во что обошлось Совету это чудо; никому, кроме друидов, не собрать было столько денег, не привлечь стольких художников и зодчих, мастеров и строителей.

Алеа никогда не видела ничего красивее. Что до Мьолльна, тот неуклюже плюхнулся на камни в полной растерянности и теперь то брюзжал, то восхищался.

— Хорошо, верно? — спросил Фелим, и Алеа расслышала в его голосе непривычную гордость.

— Невероятно, — кивнула девочка, соглашаясь.

Они спустились в маленькую бухту, где было привязано несколько лодок. Фелим выбрал самую большую и столкнул ее в воду. Алеа никогда не бывала на корабле и не умела плавать, так что мысль о том, чтобы пересечь бухту на старой деревянной посудине, не слишком понравилась, но она доверяла друиду и отважно взобралась на борт. Она уселась на корме и за всю дорогу ни разу не шевельнулась. На веслах сидели ее спутники. Девочка очень устала, в памяти мешались сладкие воспоминания о Саратее, о раннем детстве, об исчезнувшей подружке Амине. Это — прошлое, сказала она себе, жизнь никогда не будет прежней, и вдруг загрустила. Так бывает — вместе с усталостью приходит грусть, всей тяжестью давит на легкость настоящего, — это прошлое тает и ускользает, как величественная картина, которую уже не воспроизвести никогда. Алеа знала, что ни Мьолльн, ни Фелим не смогут разделить ее детских воспоминаний, воспоминаний о той жизни, которую вела маленькая сирота, пока за ней не пришла Мойра, уготовившая ей другую судьбу. От прошлого остались только воспоминания. Алеа не знала, отчего мокры ее щеки — от слез, морских брызг или от того и другого одновременно, но в одном была уверена: высокая башня, надвигавшаяся на нее с каждым гребком весел, необратимо изменит ее жизнь.

— Приехали! — закричал Мьолльн, слишком рано бросил весла, опрокинулся на спину и весело захохотал, видя, как подскочила на корме Алеа.

Фелим подвел лодку к подножию скалы, привязал ее к прочному канату, протянутому сквозь вбитые в камень на штырях железные кольца, потянул за бечевку, и суденышко оказалось у нижней площадки высеченной в скале крутой узкой лестницы. Друид вышел первым, за ним следом — Мьолльн и Алеа. Не говоря ни слова, они начали подниматься, только гном с тяжелым вздохом посмотрел наверх: карабкаться придется не меньше получаса!

Когда друзья закончили восхождение, сил у них почти не осталось. Их уже встречали трое служителей в красивых синих облачениях. Сначала они поклонились Фелиму, потом его спутникам и повели маленькую компанию по тропинке к Сай-Мине. Через потайную калитку они попали во двор священного дуба, и перед ними во всей красе предстала главная башня замка.

На близком расстоянии она казалась еще величественнее, а высокие могучие крепостные стены почти заслоняли небо. Двор сиял чистотой — что неудивительно: Алеа видела, как множество служителей работают не покладая рук. Кто-то доставал воду из колодца, другие поили лошадей в просторных стойлах, полных соломы; молодые воины в доспехах упражнялись с мечом под присмотром седовласого старика, друиды в белых плащах чем-то занимались посреди каменного круга, там, куда никто посторонний не допускался. В этом же внутреннем дворе помещались жилища слуг и ремесленников, лавки и мастерские, школа, куда ходили их дети… Двор Сай-Мины являл собой целое селение — яркое, многоцветное, наполненное гулом голосов людей и домашнего скота. Кричал ярмарочный зазывала, крестьяне ловили сбежавших кур и поросят, а через равные промежутки времени звонил колокол, сообщая об открытии главных ворот…

— Это Сай-Мина, — сказал Фелим, кладя руку на плечо Алей. — Мало кому из маленьких девочек повезло побывать у нас. Не теряй времени, здесь есть на что посмотреть!

Они прошли через двор к северному крылу замка — оно было ниже других, — где Фелим покинул их, сказав, что они увидятся за ужином, а сейчас им покажут их комнаты. Двое слуг отвели Мьолльна и Алею в четырехэтажное здание. Девочка молчала, потрясенная красотой обиталища друидов. Временами Алеа спрашивала себя, уж не сон ли это. Все здесь казалось странно совершенным: цвет, звук, точные жесты слуг, плавные движения упражняющихся воинов. Словно на людях и вещах лежит некое таинственное покрывало, защищая их и управляя ими. Все это и впрямь напоминало сон — но происходило наяву. Алеа не без труда преодолела высокие деревянные ступени лестницы, то и дело оглядываясь на гнома. Вид у Мьолльна, кстати, оказался такой же ошарашенный, хотя он-то кое-что повидал за свою жизнь. Поселили их в больших покоях, в двух смежных комнатах.

Внутреннее убранство тоже было великолепно. Мебель из драгоценного дерева, резная наборная обшивка стен. Ножки стульев и столов сверкали накладками золоченой бронзы, и повсюду — на дереве, фарфоре и шелке — присутствовала вытянутая фигурка Дракона Мойры. Чтобы создать все это, понадобились годы труда искусных мастеров и художников, горы золота и серебра. Алеа сидела на широкой кровати с балдахином, сложив руки на коленях. Она не только не смела ни к чему прикоснуться — но боялась даже шевельнуться, просто сидела и любовалась чудесным покоем, пока за ней не пришли.

Когда в дверь постучали, Алеа сразу открыла, даже не спросив, кто там. Молодая служанка приветливо улыбнулась ей с порога.

— Молодая госпожа еще не готова? — удивилась она, кивнув на сложенную на стуле одежду.

— Я… нет. Я не знала, что это для меня…

— Думаю, будет лучше, если вы наденете это платье.

— Платье? — удивилась Алеа.

Оно было из голубовато-серой шерсти, просторное, строгого, но изящного кроя, с расширяющейся книзу юбкой. Круглый вырез и края рукавов были расшиты витой золотой нитью; на спине до талии платье стягивала шнуровка, пропущенная через серебряные ушки и отороченная черной лентой.

— Я такого никогда не носила! — призналась девочка, чувствуя, что краснеет. — Не знаю, сумею ли…

Служанка рассмеялась и предложила свою помощь. Через полчаса Алеа появилась в огромной трапезной главного здания, нарядная, как принцесса, и очень смущенная. Она приколола и брошку — подарок Фелима, надеясь, что этот талисман придаст ей уверенности среди незнакомых людей.

— Добро пожаловать в Сай-Мину! — произнес лысый старик, направляясь к девочке. На его длинном белом одеянии красовался тот же знак, что у Фелима. Алеа поняла, что он — друид, как и полдюжины других, что-то тихо обсуждающих перед огромным очагом.

— Путешествие было приятным?

— Ну… нет, совсем нет, — пролепетала Алеа, ужасно смущенная и новым платьем, и вопросами, и вниманием к ней незнакомых взрослых.

— Ха! Вот чистая душа! Но здесь ты в безопасности, — успокоил девочку старик, обнимая ее за плечо. — Садись за стол, у нас к тебе много вопросов…

Алеа поморщилась: ей не улыбалась мысль пройти через допрос друидов. Но, увидев сидящего в кресле у огня Мьолльна, она немножко успокоилась. Алеа последовала за старым друидом, и другие расступились, давая им дорогу. Странно было находиться здесь — все эти люди так напоминали ей Фелима! Лысые, одинаково одетые… Один и тот же символ на одежде, цепкий взгляд.

Фелим, сидевший рядом с Мьолльном, увидел Алею, радостно улыбнулся и подошел.

— Алеа, представляю тебе Совет друидов, вернее, то, что от него на данный момент осталось: многие наши братья уехали выполнять важные поручения… Все, кого ты здесь видишь, — члены Совета и Великие Друиды, — так нас величают, понимаешь? Ты только что разговаривала с Айлином, нашим Архидруидом, а вот наш летописец Эрнан, а это Шехан, Аэнгус, Одран, Хенон и Тиернан.

— Здравствуйте, — робко произнесла девочка и неловко поклонилась.

Имена и титулы друидов путались у нее в голове. Ее никто не учил, как вести себя в таких местах, и она казалась смешной. Не зная, как положено обращаться к друидам, она робела, не смея ни на кого поднять глаза и чувствуя себя чужой.

— Не смущайся, Алеа! — ласково произнес Фелим, подведя девочку поближе к огню. — Тебе будет хорошо здесь. Взгляни на Мьолльна — он уже вполне освоился!

Гном обнял Алею за плечи, и все пошли к столу. Служители Сай-Мины расстарались, как всегда, когда в башне принимали гостей. Бесконечный дубовый стол покрывала вышитая белая скатерть, серебряные приборы были начищены до блеска. Алеа глаз не могла отвести от фарфоровых тарелок, с изумительной тонкостью расписанных сценами охоты. В канделябрах горели высокие белые свечи, отбрасывая свет на столовое серебро.

И вот уже слуги понесли из кухни блюда с яствами. Проголодавшаяся Алеа почувствовала упоительный запах еды и тут же вспомнила харчевню «Гусь и Жаровня». Сейчас она попробует новые удивительные блюда — она, всю свою коротенькую жизнь питавшаяся чем придется…

Слуги поставили на стол три больших блюда мясного жаркого. Алеа поразилась мастерству поваров. Вкуснейшую черную кровяную колбасу сначала завернули в тонкие ломти бизанийской ветчины, а потом — в телятину, зашили, обмазали горчицей и положили в сеточку, чтобы жаркое не развалилось. «Даже Тара не приготовила бы лучше!» — подумала девочка.

Слуга положил на ее тарелку кусок жаркого с овощами, но Алеа ждала, когда к трапезе приступит гном, и только тогда проглотила первый кусок — она не хотела опозориться перед друидами. Особенно восхитительным оказался соус — нежный, приправленный высушенным на сковороде мясным соком, и девочка макала в него каждый кусочек мяса, чтоб ни капли не пропало.

Наслаждаясь едой, Алеа все время боялась нарушить приличия. К счастью, никто не обращал на нее внимания, а сама она в разговор не вмешивалась, хотя слушала очень внимательно. Она мало что знала о событиях, которые обсуждали друиды, но поняла, что на юге Галатии разразилась война и что эта война волнует друидов не меньше смерти Илвайна. Когда речь зашла об Илвайне, взгляды всех присутствующих обратились на девочку, и Айлин задал ей первый вопрос:

— Как ты нашла тело Илвайна?

Алеа вытерла губы, опустила глаза и рассказала всю свою историю, то и дело поглядывая на сидящего рядом Мьолльна и ища у него взглядом поддержки. Фелим попросил девочку показать Совету кольцо. Она-то была уверена, что Фелим так или иначе уже все объяснил собратьям, но у нее возникло ощущение, что друиды лишь в это мгновение по-настоящему осознали реальность случившегося. При виде кольца все онемели, и в зале повисла тяжелая тишина. Ужин так и окончился в молчании, Алеа поймала несколько растерянных взглядов, уловила перешептывание членов Совета.

Скоро у девочки стали слипаться глаза, и она попросила у Фелима разрешения пойти спать. Честно говоря, ей стало сильно не по себе среди этих людей, — теперь, увидев кольцо, они смотрели на нее совсем другими глазами. Фелим улыбнулся в ответ и пожелал ей сладких снов, сказав, что они увидятся завтра. Мьолльн встал, решив уйти вместе с Алеей, и слуги проводили гостей в их комнаты.

— Мьолльн, посидишь со мной немножко? Мне не очень-то уютно в этой большой холодной комнате, да и советы твои мне необходимы.

— Конечно, метательница камней. Мне моя комната, тахин, тоже не слишком нравится.

Они поблагодарили слуг и уселись вдвоем на большую кровать под балдахином.

— Мне так одиноко среди всех этих друидов! — пожаловалась девочка гному.

— Да-а… Я понимаю. Ахум. Они такие большие и таинственные, да… А мы — маленькие. Но Фелим — хороший человек Он бы не привел нас сюда, грози нам какая-нибудь опасность. Ахум. Ты успокоилась?

— Мне не нравится, как они стали на меня смотреть, когда увидели кольцо. Мне кажется, они считают меня… чудовищем.

— Ха-ха! Это мне знакомо, ахум, еще как знакомо! Сколько раз люди именно так смотрели на меня — недомерка! Хе-хе, ничего, дорогая, в конце концов к этому привыкаешь, да в нас ведь и правда есть кое-что особенное! Ахум. Толстый гном и маленькая девочка с волшебным кольцом…

— Но что во мне особенного, Мьолльн?

— Ты — моя любимая метательница камней! Только это для меня и имеет значение! Ахум. Вот так-то. Метательница камней и искательница приключений.

— Да, но друиды? Думаешь, они считают меня странной? — спросила девочка, не глядя на гнома.

— Откуда мне знать, Алеа? Тада. Ты просто милая маленькая девочка. Ну же, малышка моя, не тревожься, здесь уж точно безопасней, чем на дороге или в лесу.

— Мне бы твою уверенность… — вздохнула девочка, залезая под одеяло.

Гном улыбнулся, погладил Алею по черным волосам, подумав, что в ней не осталось ничего детского, слез с кровати и направился к большому креслу.

— Буду спать здесь — баюшки-баю — рядышком, под бочком, если захраплю, разбуди меня. Спокойной ночи!

Ответа он не дождался — девочка уже спала.


В этот самый час Киаран, Фингин и Аодх — трое друидов, посланных Советом с важным поручением, переправлялись на другой берег на той самой лодке, которую оставили на причале Алеа и ее спутники. Они добрались до маленькой деревушки Матар, где купили трех лошадей, и галопом отправились в путь. Время поджимало.

Фингин скакал молча, то и дело бросая взгляды на собратьев. Киаран выглядел спокойным и уверенным, а вот Аодх то и дело выказывал сдерживаемую ярость.

«Он знает, что Айлин придумал все это, чтобы избавиться от него, — подумал Фингин. Они ехали на юго-запад. — Мне понятен его гнев. Неясно одно — Айлину-то зачем так рисковать? Аодху вряд ли обрадуются в Харкуре. Граф Ферен Ал'Роэг ненавидит друидов с тех пор, как попал под влияние Томаса Эдитуса. Он прикажет немедленно убить Аодха. И кто тогда займет его место в Совете? Что меня действительно удивляет, так это легкость, с какой Айлин пошел на подобный риск. Нет, не могу поверить».

Когда лошади устали и перешли на шаг, Фингин наконец решился задать Аодху вопрос:

— Как ты собираешься добраться до графа Ал'Роэга? Томас Эдитус его обратил в свою веру, он теперь даже видеть друидов не желает!

— Чей план тебя интересует — мой или Айлина?

«Он угадал мои мысли. Как и замысел Архидруида. Что ж, сыграем по его правилам».

— Разве есть какая-то разница?

Аодх резко повернул голову и посмотрел на молодого друида. Юноша не в первый раз удивлял его. Блестящий ум и дерзкая самоуверенность.

— Айлин полагает, что я сбегу, не выполнив поручения. Тогда он сможет обвинить меня, что я не выполнил решения Совета, и потребует моего изгнания. Он наверняка считает, что я предпочту это смерти… Меня ведь ждет именно смерть, если я отправлюсь в Харкур. Айлин мечтает избавиться от меня, но убивать не хочет. Архидруид надеется, что я сбегу и буду прятаться до конца дней.

«Бедняга в тупике. Как Совет мог согласиться? Я и сам голосовал за это решение. Хитер Айлин. Мне следует быть осмотрительнее, держать ухо востро».

Все это время Киаран молча скакал рядом с товарищами на своей черной лошади. Трудно было понять, слушает он их разговор или думает о другом, не сознавая его важности.

— Так что же ты собираешься делать? — робко переспросил Фингин.

— Поеду умирать в Харкур, мой юный друг, это лучший способ отомстить Архидруиду…

— А если…

Фингин осекся, внезапно осознав, сколь неуважителен и дерзок его вопрос. Но было поздно.

— Если я умру, кто заменит меня в Совете? — договорил за него Аодх. — Ты это хочешь знать? За нас решит Мойра. Надеюсь только, что случившееся заставит задуматься того, кто однажды займет место Айлина.

«Не знаю, храбрец Аодх или безумец, но он удивительный человек».

— Фингин, — продолжил Аодх, — я знаю, что тебя только что посвятили в друиды, и восхищаюсь тем, как ты хочешь во всем разобраться, понять игру Архидруида. Но эта игра сложнее и опаснее, чем ты думаешь. Каким бы жестоким ни было решение Архидруида, возможно, оно — лучшее. Мой ответный поступок дорого мне обойдется, но скорее всего принесет большую пользу. Наступает момент, когда каждого из нас втягивают в игру с человеческими судьбами, а ставкой в такой игре порой становится наша собственная жизнь. Но у тебя есть время все понять самому, и я не хочу быть твоим учителем. Давай поговорим о чем-нибудь другом, и не надо делать поспешных выводов. Наши пути разойдутся в Провиденции, там ты начнешь выполнять свою миссию. И пусть Великая Мойра решит наше будущее, хорошо?

Молодой друид кивнул, и тут в разговор решил вступить Киаран. Глядя в звездное небо, он произнес:

— Решает не Мойра, а люди.

Фингин и Аодх изумленно переглянулись. Не сошел ли Киаран с ума? Все это очень странно. Киаран был немногословен, но всякий раз, открывая рот, изрекал нечто, прямо противоположное мнению большинства. Киаран смотрел на мир не так, как другие друиды, и в этом были его сила и слабость одновременно…

— Тебе стоило бы высказать эту идею Совету, — сказал наконец Аодх. — Не уверен, что все ее оценят, но у тебя было бы время объясниться…

«Изящный, вежливый, но очень решительный способ прервать разговор. Киаран, кстати, прекрасно это понял. И снова замолчал…»

Солнце закатывалось за горизонт, и друиды, не говоря больше ни слова, пустили лошадей в галоп.

Через два дня и две ночи они добрались до ворот Провиденции, так и не обменявшись больше ни единым словом.


Алеа проснулась поздно. Ей редко случалось спать так долго и крепко — удивительно, что никто не пришел ее разбудить. Девочка потянулась и вдруг заметила, что Мьолльна в комнате нет. Она спрыгнула с кровати, быстро оделась и направилась к двери, но на пороге внезапно остановилась.

Раз никто не пришел, может, ей нельзя покидать комнату? Но Мьолльн ведь вышел. Алеа не знала ни что ей делать, ни куда идти, если она покинет комнату одна. Она подумала, что, возможно, слуга просто почтительно ждет за дверью, но тут же засмеялась этой нелепой мысли: ну кто бы стал ждать так долго?

Она решила взглянуть в окно, отдернула занавеску и тут же зажмурилась от солнца. Во дворе замка было еще оживленнее, чем накануне. Алеа сразу заметила Мьолльна: гном сидел на скамье рядом с огромным воином в кожаных доспехах поверх кольчуги, его длинные черные волосы были собраны в хвост на затылке. Они о чем-то запросто беседовали. Интересно, кто он такой?

Она тут же выбежала из комнаты и, никого не встретив в коридоре, побежала вниз по лестнице. Попадавшиеся ей навстречу люди вежливо здоровались и не выказывали ни малейшего удивления. Девочка вышла во двор и взглянула на залитый солнцем замок — он был прекрасен.

Когда она подошла к Мьолльну, гном наблюдал за воином, с которым только что беседовал. Тот показывал приемы мечного боя юноше, и звон оружия сливался с шумом двора: звенела цепь колодца, лаяли собаки, мычали коровы, блеяли овцы, стучал кузнечный молот. Неудивительно, что Мьолльн не услышал шагов Алеи.

Она села рядом — гном подскочил от неожиданности, когда она поздоровалась.

— Эй, ты меня напугала! Доброе утро, Алеа, да уж, утречко и вправду хорошее — смотри, какое солнышко! Сай-Мина выглядит совсем иначе, чем вчера, а? Замок как новенький. Ахум. Ты только взгляни на этих воинов. Бим — влево, бам — вправо! Вот драка так драка. Мастера, право слово, а?

— Тебе виднее. Это — тот рыцарь, с которым ты только что разговаривал?

— Да. Его зовут Галиад, только он не рыцарь, а магистраж Фелима. А тот, другой, — его сын Эрван. Он учит его владеть мечом. Бим.

Алеа вздрогнула: ей показалось, что она знает юношу, на которого указывал Мьолльн, хотя лицо его не было ей знакомо, да и имени она вспомнить не могла.

— Магистраж? Что это такое? — спросила она, не сводя с Эрвана глаз.

— Ахум. Ну… Телохранитель Великого Друида. Бам. Ты нападаешь на Великого Друида, а дело имеешь вот с ним! Так-то вот. У каждого Великого Друида свой магистраж, да еще один у Архидруида, — стало быть, всего тринадцать. Впрочем, сейчас их одиннадцать, потому что двое Великих Друидов куда-то пропали — но это тайна. Уф, как же все сложно! Ахум. Ну вот, магистражей выбирают за силу и ловкость, так что эти тринадцать — лучшие воины на свете! Галиад очень славный, он даже поблагодарил меня за то, что я пришел вместе с Фелимом, как будто я защищал его хозяина, а было-то все как раз наоборот. Невероятно, правда? Я уже слышал о Галиаде — в песнях бардов.

— И что о нем говорят?

— Что он великий воин — убил последнего дракона, а свой знаменитый меч Бантраль вынул из хвоста чудища.

— Странная история! — Алеа недоверчиво сморщила носик.

— И это еще не все! Говорят, он может назвать точное число врагов, глядя на приближающееся войско, и что он такой замечательный следопыт и охотник, что ни разу не упустил дичь.

— Ты сказал, что этот молодой человек — его сын? Странный способ воспитания — лупить свое чадо мечом!

— Галиад хочет, чтобы его сын однажды тоже стал магистражем, бим, бам, а для этого он должен научить его всему, что знает сам. Это ужас как сложно! Галиад пообещал, что, если мы останемся в Сай-Мине, он и нас научит драться, тебя и меня!

— Нас? Драться?! — воскликнула Алеа.

Она перевела взгляд на воинов. Галиад явно брал верх, но его сын не сдавался, выказывая силу и непреклонность. Свои длинные волосы он, как и отец, собирал на затылке, но были они у него белокурые и, по мнению Алеи, просто великолепные. Она поймала себя на том, что слишком уж пристально смотрит на Эрвана, и встряхнула головой, словно отгоняя наваждение. И внезапно вспомнила — так выплывает из глубины памяти забытое имя: этого юношу она видела во сне, когда ей пригрезился тот страшный храм. Она еще хотела войти, а он ей не позволил. Да, это был он, теперь она не сомневалась, и ее охватил ужас! Как ей мог присниться человек, если она его никогда не видела? Как угадала во сне, что встретится с этим юношей? Что за колдовство?

Алеа медленно поднялась, собираясь уйти, но заметила Фелима, шагавшего к ним через двор.

— Здравствуйте, друзья. Вижу, вы уже познакомились с Галиадом и его сыном. Очень хорошо, я как раз хотел вас представить. Алеа, ты ведь еще не завтракала… Идем, я покажу, где ты сможешь поесть.

Друид увел девочку, в замке ее накормили завтраком, а когда она покончила с булочками — их испекли специально для нее! — повел осматривать покои. Так они провели весь день, и только в центральную башню Фелим свою гостью не пригласил.

— Там Зал Совета, — объяснил он Алее, — тебе нельзя туда входить. Никто, кроме друидов и — в редких случаях — бардов и ватов, на Совет не допускается.

Алеа молча кивнула, и они пошли дальше, осматривая залы, конюшни и даже мельницу, и девочка в очередной раз обратила внимание, как все красиво и опрятно. Когда они перешли в сад, Алеа решилась наконец задать друиду мучившие ее вопросы.

С каждым днем смутная тревога, поселившаяся в душе, становилась все сильнее. Она чувствовала, как некая ответственность, неведомо за что, с каждой минутой все сильнее давит на ее хрупкие плечи.

— Фелим, зачем я здесь?

— Ты здесь, потому что тебе грозит опасность.

— Нет. Не только. Я хочу знать правду! — настаивала девочка. — Зачем я здесь на самом деле?

Фелим молча шагал вперед, потом подвел Алею к скамье и усадил рядом с собой — полюбоваться главной башней Сай-Мины.

— Ты теперь немножко понимаешь, кто такие друиды…

— Волшебники?

— Можешь называть нас и так, но проще будет сказать, что друид — это человек, способный подчинить себе силу, живущую в каждом человеке. Мы называем ее сайман. Овладев сайманом, мы можем управлять тем, что окружает нас в этой жизни.

— Я видела, как вы обратились огнем, когда нам угрожали отверженные и горгуны, — прошептала Алеа.

— Да, и это очень опасно. Каждый друид знает, что силой злоупотреблять нельзя. Но я не об этом хотел с тобой поговорить. Илвайн — тот человек, которого ты нашла в ландах, — был Самильданахом. То есть… человеком куда более могущественным, чем друид. Самильданах наделен вечной властью над сайманом. Как тебе объяснить? Скажем так — он может изменять природу вещей… Изменять бесповоротно. Понимаешь?

Алеа завороженно кивнула.

— Не знаю, точно ли ты все понимаешь, — впрочем, это не важно. Важно другое — когда Самильданах умирает, он передает свою силу другому. Только так ее можно держать в узде. Вот почему всегда есть только один Самильданах. К счастью, все Самильданахи до сего дня были добрыми и благородными людьми и передавали свою силу достойным наследникам. Ни один Самильданах не употребил свою силу во зло. А сегодня мы не знаем, кто наследовал Илвайну, потому что старик умер неожиданно, в одиночестве, в сердце ланд. И… понимаешь…

Алеа боялась услышать продолжение фразы. Фелим сложил руки на коленях и сгорбился, как будто слова, которые он должен был произнести, невыносимой тяжестью давили ему на плечи.

— Мы боимся, что это ты.

— Я? — выдохнула девочка, вскакивая.

— Может быть. Ты дотронулась до Илвайна, когда он лежал под песком в ландах, и с тех пор много раз ощущала в себе странную силу, овладевавшую твоим телом. Это может быть сила Самильданаха…

Алеа почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, хотя в глубине души знала: в тот день, когда она дотронулась до руки Илвайна, действительно что-то произошло. Но она гнала прочь эту мысль: не хотела, не могла поверить. Не нужна ей эта зловещая сила, не могла же она унаследовать ее против своей воли! Алеа закрыла глаза и обратилась с мольбой к Мойре. «Я маленькая девочка, и это совсем не то, о чем я просила, Мойра. Умоляю, сделай так, чтобы это была не я».

— Это может быть сила Самильданаха, — между тем повторил Фелим, — однако такое невозможно!

В глазах Алей загорелся огонек надежды.

— Почему?

— Ты девочка.

— А девочки не могут наследовать силу?

— Нет.

Алеа почти успокоилась. Откровения Фелима потрясли ее, но она говорила себе, что, возможно, дело совсем в другом… И она очень скоро избавится от всего этого ужаса.

— Возможно, ты унаследовала остаток его силы… Не исключено, что он уже передал ее другому и тебе досталась лишь ничтожная доля. Не знаю… Именно это мы и хотели бы понять.

Они долго молчали. Алеа смотрела на главную башню, взвешивая возможные последствия всего того, что объяснил ей Фелим. Девочку охватил невыносимый страх. Она хотела услышать правду, надеясь, что та рассеет ее беспокойство, но теперь тревога еще усилилась. Хуже всего, что Совет намерен ее изучать. Что они с ней сделают? Что ей придется вынести? Лучше бы ничего этого не знать, забыть все колдовские ужасы и идти себе в Провиденцию вместе с Мьолльном.

Но за стенами Сай-Мины ее подстерегает другая опасность — Маольмордха. Может, все-таки лучше ей как следует разобраться во всем — вдруг это спасет ее от Маольмордхи?…

— Но как узнать, что со мной произошло на самом деле? — спросила она после долгого молчания.

Фелим молча погладил ее по темным густым волосам, улыбнулся и встал у выхода из сада, ожидая, что девочка последует за ним. Разговор окончен…

Алеа вздохнула и, не глядя на Фелима, вошла в главное здание Сай-Мины. Она поднялась по лестнице и закрылась в своей комнате. До самого вечера девочка ни о чем другом думать не могла. Когда Мьолльн предложил сыграть партию в фидчел, она сказала, что очень устала и хочет спать, но глаз не сомкнула. На рассвете слова друида все еще звучали у нее в ушах.

Глава 7 Последние тайны

леа в одиночестве спустилась во двор замка. Мьолльна там не было, и она устроилась на той же скамейке, где сидела накануне, чтобы снова смотреть, как бьются на мечах Галиад и его сын Эрван.

Девочка все время думала о своем разговоре с Фелимом и о том, что из него следует. Взгляд ее блуждал в пустоте, звон оружия затихал. Алеа погрузилась в свои мысли и забыла об окружающем мире. Она хотела заглянуть в собственную душу, решив больше не обманывать себя и попытаться найти ответы на терзавшие ее вопросы. Кем она стала, изменилась ли, действительно ли Илвайн что-то ей передал? Она попыталась вернуть странное ощущение, овладевшее ею, когда она кричала на Альмара и когда герилим пытался ее найти. Она старалась ни о чем не думать. Главное сейчас — ощущение. Нужно почувствовать свою душу, услышать не что за звуком собственного учащенного дыхания. Она старалась, но слышала лишь, как бьется ее сердце. Алеа попробовала пробраться еще дальше, остановить этот стук, разорвать темную пелену, застившую внутреннее зрение, и там — на мгновение, на короткую секунду — увидела огонек пламени. Этот огонек трепетал где-то очень далеко, в полной темноте. Алеа ни в чем не была уверена — слишком уж все неуловимо, неясно, расплывчато. Она попыталась удержать это видение, приблизиться к свету, но почувствовала, что каждая новая попытка только отдаляет ее от огонька. Нужно попробовать как-то по-другому, она должна научиться укрощать свой разум.

— Сударыня?

От неожиданности Алеа едва не упала со скамейки. Галиад вовремя подхватил ее под руку.

— Простите, я, кажется, напугал вас? — смутился рыцарь.

— А… нет, я просто замечталась. Простите, я не видела, как вы подошли.

— Фелим попросил меня дать вам несколько уроков — научить владеть мечом… Я ответил, что нахожу его просьбу странной, но он настаивал и даже заявил, что вы обрадуетесь…

— Он так сказал? — удивилась Алеа.

— Да… А вы не хотите? — разочарованно спросил воин.

— Ну… нет. Я просто не знаю, буду ли хорошей ученицей.

— Ваш друг Мьолльн прекрасно справляется. Фелим говорил мне, что он проявил недюжинную храбрость и смекалку в одном из сражений. Это правда? Ему еще многому предстоит научиться, особенно если он хочет в совершенстве овладеть таким прекрасным мечом, как Кадхел. Вчера он начал упражняться и уже освоил несколько самых действенных приемов. Мой сын назначил ему встречу на сегодняшнее утро, вы ведь не захотите отстать от них?

Алеа кивнула, и Галиад попросил слуг принести ей подходящую одежду. Девочка отправилась в свою комнату, а потом нашла Эрвана во дворе, где упражнялись магистражи.

— Здравствуй, Алеа, — сказал молодой человек, протягивая ей оружие.

Эрван забрал свои длинные волосы в пучок на затылке, ярко-синие глаза сияли на тонком удлиненном лице. Сын магистража был намного выше Алеи, и девочка робела в его присутствии. Воспоминание об увиденном сне тревожило душу, не позволяло открыто взглянуть в лицо Эрвану. Она видела не его, а человека из сновидения, и так смущалась, что отвечала невпопад, но тут, на ее счастье, появился Мьолльн.

Сын Галиада вывел девочку и гнома на середину площадки и начал урок. Он как будто не замечал смущения Алеи, и девочка понемногу преодолела робость и вошла во вкус боевых упражнений. Все трое заливались хохотом, когда Мьолльн и Алеа неуклюже шлепались на мягкое место или неожиданно для самих себя ловко выполняли прием. Меч казался Алее слегка тяжеловатым, зато она не утратила сноровки, приобретенной на улицах Саратеи. Она умела драться, стреляла из рогатки и ловко управлялась с дубинкой, что сильно облегчало ей обучение. Эрвану не исполнилось и восемнадцати, но он уже был замечательным учителем.

За обедом гном и девочка не засиживались — так им не терпелось вернуться во двор и снова начать упражняться вместе с сыном магистража. На них словно повеяло свежим ветром новой жизни. Эрван был терпеливым, вежливым и внимательным, и он не разглядывал Алею, как друиды. Те все время изучали ее, как будто хотели что-то прочесть в ее голове. Во взгляде же Эрвана было уважение, учтивость и, возможно, даже некоторая робость. Робость, которую Эрван не испытывал ни к одному человеку…

Четыре дня они усердно упражнялись и очень преуспели, научившись наносить удары и уколы и отвечать на них, уклоняться и делать ложные выпады. Эрван даже показал им секретный прием, с помощью которого можно было обезоружить противника одним ударом.

Продемонстрировав свой хитрый финт, Эрван предложил Алее и Мьолльну выполнить его в поединке. Мьолльн начал первым. Он попытался обезоружить Алею, но ему не удалось достать мечом запястье девочки.

— Это несправедливо, — обиженно пожаловался раздосадованный гном.

— Что, староват ты для меня? — поддела его Алеа.

— Вовсе нет! Все дело в росте! Тага! Давай-ка сама попробуй, тогда посмотрим, кто будет смеяться последним…

Алеа встала в позицию. Нет на свете ничего уморительнее обиженного гнома: нижняя губа заползла на верхнюю, чуть не до самого носа, а кустистые брови низко нависли над глазами.

Мьолльн атаковал, но Алеа ловким движением зацепила своим острием гарду его меча, и оружие гнома, с неторопливым изяществом взлетев в воздух, воткнулось в песок в нескольких шагах за его спиной.

Мьолльн сперва оторопел, а потом впал в дикую ярость.

— Ты не имеешь права! — закричал он и кинулся подбирать оружие.

Эрван вынужден был вмешаться, пока словесная перепалка не переросла в настоящую ссору.

— Ну вот, вам обоим нужно извлечь урок из случившегося. Вам, Мьолльн, не помешает толика смирения. Право же, дорогой гном, вы ведь не станете дуться на девочку за то, что она вас обезоружила! Вы ведь выше этого, не так ли?

Алеа снова засмеялась, и Эрван дружески подмигнул гному. Мьолльн было снова насупился, но не смог сдержать ответной улыбки.

— А ты, Алеа, если не будешь сгибать запястье, нанося удар, то сломаешь руку. Особенно если тебе попадется противник, который будет цепляться за свое оружие покрепче нашего друга Мьолльна.

— Мне сейчас просто незачем его сгибать, — возразила девочка. — Думаю, я хорошо поняла твой секретный прием.

— Неужели? А со мной не хочешь попробовать? — поддел девочку Эрван, коснувшись мечом земли у ее ног.

Алеа немедленно пожалела об излишней самоуверенности, но отступить уже не могла. В конце концов, кое-какие шансы у нее есть, а одолеть Эрвана было бы здорово!

— Защищайся! — скомандовал Эрван.

Алеа не заставила просить себя дважды и тут же кинулась на противника. Сейчас она ему покажет, на что способна саратейская воровка. Но девочка даже не успела направить на учителя оружие, как он изящно шагнул в сторону, встав к ней боком, и поставил ей подножку. К его превеликому удивлению, Алеа устояла на ногах и мгновенно повернулась к нему.

— Неплохо, — признал Эрван. — Но мое оружие все еще при мне, неужели ты успела забыть секретный прием?

Алеа перевела дух и начала новую атаку, нацелившись на рукоять меча Эрвана. Он не стал уклоняться, дождался, когда острие клинка Алеи окажется на уровне его запястья, но, едва она зацепила гарду, резким движением рванул ее меч вниз. Оружие полетело на землю, а девочка закричала от боли. Эрван подцепил меч Алеи своим, подбросил его в воздух и перехватил левой рукой, так что у него теперь было по мечу в каждой руке, а Алеа, упав на колени, с гримасой боли на лице нянчила вывернутое запястье.

Эрван сложил оружие на скамью, а потом вернулся к девочке, чтобы дать ей наставление.

— Побеждает тот, чья рука сильнее и гибче, Алеа. Нужно гнуться, но оставаться твердой, понимаешь?

— Ты сломал мне запястье — вот что я понимаю.

— Гибкое запястье не ломается, Алеа. Уверен, этот урок ты запомнишь накрепко. Наши занятия закончатся в тот день, когда ты сумеешь меня разоружить. Когда этот день наступит, мне больше нечему будет тебя учить.

Эрван пытался говорить тоном строгого наставника, помня, что именно так учил его отец, но в душе уже жалел, что причинил девочке боль. Не слишком достойный способ. Похоже, он тоже сумеет извлечь пользу из их занятий — ведь и учителя набираются ума-разума от учеников.

— Мьолльн, не будете ли вы так любезны отвести Алею к врачевателю, думаю, перевязка и отдых пойдут ей на пользу.

К счастью, запястье Алеи не было сломано: молодой ват подлечил девочку, и спустя два дня она вернулась к упражнениям — исполненная решимости доказать Эрвану, что легко не сдастся. Она старалась изо всех сил и очень быстро во всем догнала Мьолльна, за плечами у которого был многолетний опыт. Но ярость и воля стоят десяти лет практики. Когда Алее удавалось взять верх над Мьолльном, гном всякий раз заявлял, что ему просто не повезло. Оба хохотали и без устали упражнялись, скрепляя этим и без того верную и чистую дружбу.

Друиды гостям не докучали — у них хватало иных забот. Мьолльн и Алеа проводили все свое время с Эрваном. Он показывал им сад и башни, знакомил со слугами, представлял других учеников магистражей, а вечером они играли у костра в фидчел. Эрван был на редкость учтив и поразительно умен. Алеа в конце концов забыла о мучивших ее много дней тревогах, обнаружив в душе новое чувство, в котором отказывалась себе признаться. Эрван был, безусловно, самым красивым юношей, которого она видела в жизни, ее чувства к нему напоминали привязанность к подруге детства Амине, но было еще кое-что, с чем она пока не освоилась, и краснела, стоило Мьолльну завести об этом речь.

— Скажи-ка мне, Алеа, тахин-таха, уж не влюбилась ли ты? — лукаво спросил он ее как-то утром.

Алеа залилась краской и отвернулась, притворившись, что не услышала, а потом с новой силой принялась упражняться в мечных приемах.

Через несколько дней Эрван сообщил им, что уезжает вместе с отцом, но скоро вернется. Девочка опечалилась, но виду не подала, сказала только, что будет скучать без его уроков.

— Теперь ты можешь упражняться и без меня, есть вещи, над которыми тебе нужно поработать самостоятельно…

Алеа подняла бровь:

— Какие вещи?

Эрван от смущения закусил губу, отвернулся, начал складывать оружие и только тогда решился ответить:

— Ты как мой друг Уильям…

— Я тебя не понимаю! — рассердилась девочка.

— У тебя есть… эта сила. Нечто, чем я не обладаю, и ты должна научиться управлять этим. Тогда ты станешь такой сильной, каким я никогда не буду что бы ни делал.

Алеа едва не лишилась чувств. Значит, Эрвану что-то известно… Во всяком случае, он знает ее лучше, чем она могла подумать. Эрван утверждает, будто она наделена этой непонятной силой, — но ведь она сама не понимает, что с ней произошло.

— Ты знаешь что-то, чего не знаю я? — робко спросила девочка.

Эрван обернулся — в его лице была твердость и нежность.

— Я ничего не знаю. Но я чувствую это в тебе. Уильям был таким, как ты, пока не начал упражняться. Сегодня он стал друидом, и зовут его Фингин. Мне трудно объяснить, но я вижу эту силу в твоих движениях, во взгляде, в том, как ты сражаешься. Она в тебе есть.

— Ты сам не знаешь, что говоришь! — возмутилась Алеа, но не слишком убежденно. — Нет у меня никакой силы!

— Возможно, ты этого еще не понимаешь, но я-то знаю, что сила живет внутри тебя. Не отвергай ее — лучше попытайся подчинить.

Сердце Алеи отчаянно колотилось. Ее предали. Ее словно раздевают при всем честном народе, а у нее нет ни сил, ни возможности сопротивляться. Этот Эрван видит ее насквозь. Девочка была просто раздавлена, но решила, что отпираться дальше бесполезно.

— Но как я смогу укротить то, чего не понимаю? — спросила Алеа так тихо, что Эрван даже не понял, к нему она обращается или к себе самой.

— Когда Уильям начал упражнять свою силу, я ему помогал, сам того не ведая, — показывал мечные приемы, которым отец учил меня с детства. Первые упражнения учат собираться перед сражением, они помогли Уильяму овладеть и его силой. Может, я и тебе сумею помочь.

— Но я совсем не похожа на Уильяма, он ведь друид!

— Конечно, и все-таки мы можем попытаться. Возможно, силой, что живет внутри тебя, можно научиться управлять тем же способом.

Девочка без сил опустилась на скамейку. Что ей делать? За четыре дня благодаря Эрвану она почти забыла ту историю, и вот он сам ей все снова напомнил!

— Алеа, я сегодня вечером уезжаю на несколько дней, так что у тебя будет время все обдумать. Знай одно — упражнения повредить тебе ничем не могут, а когда придется сражаться, наверняка окажутся полезны.

— Вообще-то я сражаться не собираюсь.

Эрван улыбнулся девочке и повел ее за собой через двор к главному зданию.

— Если хочешь, можешь в мое отсутствие выучить первое упражнение.

— Какое?

Эрван долго смотрел на нее, потом улыбнулся и закрыл глаза.

— Научись зажигать свечу между глазами.

— Что-о-о? — воскликнула Алеа, решив, что юноша над ней потешается.

— Первое упражнение заключается в следующем: нужно закрыть глаза и мысленно зажечь свечу в самом низу лба, между глазами.

— Что ты выдумываешь?

— Так ты научишься контролировать свой разум. Если тебе действительно удастся мысленно увидеть эту свечу, а потом зажечь и погасить ее силой духа, считай, что первое упражнение ты освоила. Чем больше будешь заниматься, тем легче и быстрее все станет получаться.

Эрван повернулся к ней, не открывая глаз.

— Я сейчас вижу свечу, — шепотом сообщил он.

Помолчав несколько мгновений, юноша открыл глаза. Оставив Алею перед домом, он отправился в покои отца, но на прощанье не забыл улыбнуться:

— Мы скоро увидимся, Алеа, работай!

Эрван скрылся за тяжелой дубовой дверью, а Алеа в полном смятении вернулась к Мьолльну. Они устроились в комнате девочки, чтобы поиграть в фидчел.

Первую партию выиграл гном, вторую — Алеа, а в середине третьей девочка решилась наконец начать разговор:

— Мьолльн, если бы я и правда… Ну, то, что ты говорил… В общем…

— Влюбилась? — широко улыбаясь, подсказал гном, двигая своего воина по диагонали к лучнику Алеи.

— Да… Не важно… Ты думаешь, я нравлюсь Эрвану? — с трудом выговорила она, не поднимая глаз от доски.

— Великая Мойра! Парень по уши в тебя влюблен, ты что, не видишь?

Гном взял своим воином лучника Алеи.

— Ну что ты выдумываешь, Мьолльн? Я ведь серьезно спрашиваю!

— А я и отвечаю серьезно! Смотри: о, как я серьезен! — заверил гном, поглаживая рыжую бороду и хмуря брови. — Во всяком случае, настолько, насколько способен быть серьезным Мьолльн! Ха. Разве ты не замечаешь, как он на тебя смотрит? Не видишь, что, когда он показывает какой-нибудь прием мне, все его мысли заняты тобой? Не слышишь, как меняется у него голос, если он заговаривает с тобой? Ну же, метательница камней, неужели ты оглохла и ослепла?

Девочка молчала, опустив глаза на доску, словно ее всецело поглотила игра. Может, гном и прав. От этой мысли сердце у нее забилось так сильно, что заболело в груди, словно от страха. Она ничего не видела, не слышала, остался только этот безумный, пронзительный стук сердца. Алеа мечтала, чтобы Эрван оказался сейчас с ней, хотя она наверняка ни в чем не осмелилась бы ему признаться.

Она напрочь забыла все хитрости игры. Как ей пойти? Она двинула вперед стражника, и Мьолльн тут же «запер» ее короля. Алеа совершенно забыла о защите.

— Проиграла, проиграла! — захлопал в ладоши гном. — Ха! Может, мечом ты владеешь лучше, но в фидчеле ты меня не побьешь, метательница камней! А теперь я пойду спать, желаю и тебе сладких снов… Хе, хе.

С этими словами он удалился в свою комнату.

Алеа легла, но никак не могла успокоиться. Сейчас она хотела одного — чтобы все в ее жизни было проще. «Ты в самом деле этого хочешь?» — спросила себя девочка. Она ведь так мечтала о приключениях и переменах…

Алеа вздохнула, подумала о последних словах Эрвана и сказала себе, что ей все-таки стоит попробовать его пресловутое упражнение. Может, так будет легче заснуть. Она закрыла глаза и попыталась отрешиться от всех мыслей. Только тут она поняла, что уже много раз сама так делала, когда хотела осмыслить происходящее. Если чутье ее не обмануло, значит, Эрван говорит правду.

Алеа напряглась, пытаясь представить себе пламя посреди собственной головы, но там было полно посторонних мыслей, они путались, и всякий раз, когда она пыталась собраться, ее уносило к иным берегам. В конце концов она заснула глубоким сном.


Туатаннам хватило недели, чтобы занять юг Галатии, а королю Эогану недостало времени, а вернее, мужества послать туда свое войско. Он был слишком занят предстоящей свадьбой. Захватив Атармайю, воины туатаннских кланов подошли к границам Темной Земли, и король надеялся, что его брат граф Мерианд Мор даст им отпор вместо него.

На следующий день после начала вторжения другие туатанны прошли теснину между гор, ведя за собой женщин и детей, и те немедленно начали обустраиваться в завоеванных деревнях, покуда мужчины несли караул и готовились к новому броску.

В тот вечер вокруг Филидена, первого приграничного города Темной Земли, собралось около трех тысяч туатаннских воинов. Им не удалось застать врасплох местных жителей: те подготовились к вторжению, и захватчикам становилось все труднее продвигаться вперед. Известие о приходе врага быстро распространялось по всему королевству.

Осада города длилась всю ночь. Защитники Филидена стреляли в туатаннов огромными камнями из катапульт, лучники забрасывали их горящими стрелами с городских стен. Многие туатаннские воины погибли, но рано утром, измотав за ночь гарнизон Филидена, вождь Саркан отдал приказ идти на приступ. Туатанны с воплями лавиной обрушились на город, — неудержимая и яростная атака дикарей.

Бои длились весь день. Туатанны постепенно теснили войско Темной Земли к центру города. Саркан объявил, что ни один дом не должен быть сожжен: Филиден был очень красив, и он желал, чтобы вожди кланов поселились именно здесь. Это условие осложняло задачу его армии, но остановить воинов не могло. Туатанны позволили жителям бежать, они то атаковали, то отступали, снова атаковали, и в середине дня с войском Филидена было покончено.

Взятие Филидена оказалось самой важной — пожалуй, решающей — победой туатаннов. Саркан взял в плен с десяток вражеских воинов, приказав, чтобы их привели вечером во дворец, который он избрал своей резиденцией.

Глава клана Махат'ангор не говорил на гаэльском, и толмач переводил его слова перепуганным пленникам:

— Отправляйтесь на юг. Мы пощадим вас, чтобы вы оповестили жителей всех пяти графств Гаэлии. Передайте им, что туатанны вернули кусок своей земли. Ведь Гаэлия принадлежит нам. Скажите им, что это говорю я, Саркан, предводитель кланов, и все туатанны думают так же. Пусть знают, что мы не остановимся. А теперь — спасайтесь!

Воины не заставили себя упрашивать и мгновенно скрылись. Некоторые из них спрятались, но другие добрались до Провиденции и слово в слово повторили все, что сказал Саркан.


Имала еще несколько дней шла по лесу вместе с дыбунами, и ей даже не приходилось охотиться. Дыбуны направлялись в глубь чащи, они шли мимо чудесных деревьев, любуясь цветами на полянах, и Имала глубинным чутьем услышала голос леса, — ей захотелось приключений и одиночества.

Имала постаралась дать понять дыбунам, что очень им благодарна, но хочет уйти, и ей показалось, они ее поняли.

И вот однажды вечером она повернула назад. Волчица неслась по лесу, радуясь вновь обретенной свободе, и несколько часов спустя остановилась на краю поляны. Сев на траву, Имала принялась выть так громко, как только могла, надеясь, что дыбуны услышат ее последний дружеский привет, а потом улеглась под деревом.

Несколько следующих дней она заново училась охотиться. Потихоньку продвигаясь на юг, она находила вкусную добычу и наконец поздним вечером добралась до опушки леса. Перед ней простирались песчаные дюны, где-то вдалеке, на востоке, мерцали огни города.

Несколько дней назад она ни за что не осмелилась бы подойти к жилищам дыбунов, опасаясь их загадочной власти, и наверняка просто повернула бы обратно в лес, но теперь в ней что-то изменилось так сильно, что Имала решила отправиться на восток.


Фингин прибыл в Провиденцию утром в день королевской свадьбы. Повсюду красовались флаги с вышитым на них королевским гербом — алмазной короной.

Город готовился к празднику и был прекрасен, как никогда. Дома, лавки и даже улицы были разукрашены, жители столицы надели свои лучшие наряды.

Фингина встретили шестеро приближенных короля и в карете отвезли его в Галатийский дворец. Проезжая через город, друид любовался столицей.

Город очаровывал глаз: угловатые фасады домиков, свежепобеленные стены, забранные косыми темными балками, выступающие балконы, увитые цветами, круглые слуховые окошки под самой крышей, ступени из белого камня и деревянные двери, башенки колоколен, садики, рынки, маленькие уютные площади — жизнь, бьющая ключом.

Многие богатые горожане пригласили бизанийских мастеров, чтобы те обновили фасады их домов в честь королевского праздника, другие украсили цветами свои жилища и фонтаны на площадях. Солдаты расхаживали по улицам в парадной форме. В Провиденции не осталось ни одного уголка, где не отдали бы дань королевскому бракосочетанию.

Наконец карета подкатила к дворцу и въехала в парк. Фингин в изумлении глядел на огромное здание. Он вспомнил свое первое впечатление от Сай-Мины и подумал, что сейчас, пожалуй, взволнован ничуть не меньше. Если башни Сай-Мины вздымались в небеса, словно бросая вызов земному тяготению, то дворец в Провиденции был невысок, зато вытянут в длину. Линия садов казалась бесконечной, разноцветные клумбы чередовались с куртинами, зеленые лужайки — с цветниками, фонтаны среди деревьев разбрызгивали сверкающие радугой тонкие струи воды.

Высокие колеса кареты грохотали по усыпанным белыми камешками длинным аллеям.

— Господин мой друид, мы прибыли, — объявил слуга, открывая маленькую деревянную дверцу с левой стороны кареты.

Фингин медленно вылез, не сводя глаз с королевского дворца. Он шел за слугой, любуясь зданием во всей красе. Наконец, когда его жадный взгляд насытился зрелищем, он обратился к провожатому:

— Мне нужно поговорить с королем как можно скорее, дело не терпит отлагательств.

— Нас об этом предупредили, мой господин, и король, несмотря на бракосочетание, готов дать вам получасовую аудиенцию ближе к полудню. За вами придут и проводят, но сначала я покажу вам ваши покои.

Они прошли насквозь левое крыло дворца, где все блестело и сверкало: люстры, мрамор и дерево. Фингин старался не отвлекаться на великолепие залов, дабы не утратить уверенности в себе. У него есть всего полчаса, чтобы добиться согласия короля, и второй попытки не будет. Время, оставшееся до встречи с правителем, друид решил провести в уединении, чтобы собраться с мыслями. Отринув все внешнее, Фингин призвал на помощь сайман. Властная сила наполнила все его тело, душу затопила чистая радость, на кончиках пальцев заплясали огоньки. Друид следовал за собственным светом, настраиваясь на мерцание огня.

Так он сидел, пока в дверь не постучали. Королевские слуги проводили друида в кабинет короля.

— Мы встречаемся впервые, друид, — сказал монарх, не вставая с трона.

На Эогане был черный с золотом наряд бизанийской работы, на голове красовался прославленный Венец Галатии, хотя церемония бракосочетания пока не началась. На камзоле была вышита алмазная корона — герб королевства.

«Я должен завоевать его доверие».

— Я совсем недавно прошел посвящение, Ваше Величество, но от имени всех моих собратьев прошу вас принять самые искренние и почтительные поздравления.

— Вы явились в Провиденцию в самый неподходящий день — я сегодня женюсь.

«Он меня испытывает. Надо произвести на него впечатление. Я мог бы использовать сайман, чтобы припугнуть его, но это выглядело бы неуместно и неблагоразумно. Нет, на него надо воздействовать иначе. Он — король, и я выказал ему почтение, но теперь нужно напомнить, что я — друид и со мной следует обращаться уважительно. Он пользуется моей молодостью, но я могу напомнить, чем он обязан друидам».

— Не думаете же вы, государь, что я посмел бы обеспокоить вас сегодня, если бы то, что я должен сказать, не было сейчас важнее всего на свете, даже женитьбы? Речь идет о будущем жителей вашего королевства, Эоган, и, если вы не выслушаете меня сегодня, что станется с вашей семьей завтра, когда туатанны отнимут у вас трон и все богатства? С каких это пор, по-вашему, друиды разучились верно оценивать будущее государства?

Фингину показалось, что король удивился его словам. Эоган знал, как высокомерны друиды, но от молодого человека столь жесткого напора не ждал.

— Я слушаю вас, Фингин…

— С вами говорит не Фингин, Эоган, моими устами к вам обращается Сай-Мина.

«Это поставит его на место раз и навсегда».

— Очень хорошо… я слушаю.

— Туатанны заняли весь юг Галатии и сейчас убивают жителей королевства. Теперь они продвигаются к границам Темной Земли, к графству вашего брата.

— Клянусь Мойрой, мне это известно, и я собираюсь послать туда свою армию.

— Я приехал предложить вам иное решение.

— Вы знаете другой выход?

— Да. Мир.

— Я не понимаю.

— Туатанны в своем праве. Они просто вернулись на исконно принадлежавшие им земли.

— Вовсе нет! Они — захватчики!

— Эоган! — повысил голос Фингин, едва не поддавшись соблазну припугнуть короля сайманом. — Вы можете лгать своему народу, можете обманывать себя, но, во имя Мойры, не пытайтесь провести друида. Что вы делаете на троне, если не знаете истории?

Король ничего не ответил. Глаза его сверкнули яростью. Фингин выдержал паузу.

«Он разгневан. Прекрасно, мне следует этим воспользоваться. Нужно успокоить его, заставить внимать голосу рассудка, и тогда я смогу направить обиду в нужное русло».

— Туатанны в своем праве, и у нас есть два выхода. Мы можем послать против них армию и драться, но можем договориться, чтобы остановить нашествие. У нас, конечно, есть шанс разбить туатаннов, но какую цену придется заплатить? Сколько людей погибнет, как велики будут потери? Эта война будет тяжелой и жестокой, она измотает нас…

«Теперь забросим наживку».

— … но кто от нее выиграет, Ваше Величество? Конечно Харкур! Начать битву с новым врагом — значит открыть ворота королевства Томасу Эдитусу и графу Ал'Роэгу с его Воинами Огня, когда будет некому оказать им сопротивление.

Король нахмурился.

— Главный вопрос — кого из врагов выбрать? Харкур никогда не станет сражаться с туатаннами на вашей стороне, более того — наверняка нанесет вам удар в спину.

«А теперь — изящная концовка».

— Если же вы королевским указом отдадите туатаннам северную часть Темной Земли, они станут бесценными союзниками в противостоянии с Томасом Эдитусом и графом Ал'Роэгом. Прошу вас, государь, подумайте о долгосрочных последствиях.

Король откинулся на спинку кресла и посмотрел молодому друиду прямо в глаза:

— Вы хотите, чтобы я отнял у брата половину его графства? Да вы шутите!

— Он и так его почти потерял! Если вы ничего не сделаете, через несколько дней вся Темная Земля окажется в руках туатаннов. Вы сумеете объяснить это брату.

— Но как можно быть уверенным, что, если мы отдадим варварам северные области Темной Земли, они остановят бойню? Какою частью наших земель они удовлетворятся?

«Получилось. Я его зацепил».

— А вот это уже наша забота, государь. Если вы согласитесь с предлагаемым нами решением, переговоры мы возьмем на себя. Туатанны к нам прислушаются. Если понадобится… Мы отдадим им Харкур! И уничтожим руками варваров и графство, и христиан!

— Но как мы объясним северянам Темной Земли, что их дом принадлежит отныне туатаннам?

— Если мне удалось убедить вас, вы сумеете все объяснить подданным.

«Ответ дерзкий, но Эоган оценит честную игру».

— Кроме того, — добавил друид, — вы сможете предоставить беженцам землю на юге Галатии. В вашем королевстве довольно места!

— А что думает об этом граф Бизанийский? Барды ничего мне не рассказали.

— Граф Альваро Бизаньи ждет только вашего предложения, чтобы дать свое согласие.

«Иногда ложь оборачивается правдой… Только бы Киарану удалось убедить Бизаньи, иначе все мои уловки пропадут втуне…»

Эоган тяжело вздохнул и долго молчал, почесывая подбородок.

— Вы останетесь на церемонию? — спросил наконец король, поднимаясь из кресла.

— Сочту за честь, Ваше Величество.

— Тогда я дам вам ответ завтра утром.

Правитель Галатии покинул покои, не оборачиваясь.

«Он согласен», — сказал себе Фингин, вставая.


Мьолльн и Алеа замечательно провели в Сай-Мине целую неделю. Гном продолжал упражняться вместе с магистражами и их учениками, а девочка училась достигать ощущения пустоты в голове и много размышляла. Она впервые в жизни задумалась о себе, пытаясь понять, что она такое. Делая каждый вечер упражнение, о котором рассказал ей Эрван, Алеа все лучше понимала его смысл и значение. Она понемногу училась управлять силой куда большей, чем обычная мускульная сила. Но на мучивший ее вопрос — чего хотят от нее друиды и что они ей готовят, закрывшись в башне, — ответа не было. Фелиму удалось уговорить ее последовать за ним в Сай-Мину, но Алеа до сих пор не понимала намерений друидов. Здешняя спокойная, безмятежная жизнь становилась все более тягостной. Друиды что-то решают у нее за спиной. Но если дело касается нее, почему она не может послушать?

И однажды вечером Алеа решила тайком пробраться в Зал Совета. Она, конечно, знала, что это запрещено, но ее разбирало любопытство, и девочка убедила себя, что имеет право знать. Раз ее силой удерживают в Сай-Мине — она узнает чуть больше, чем хочет открыть ей Фелим.

Алеа дождалась, когда двор опустел, и проскользнула к подножию главной башни. Дверь была заперта, но Алеа — опытная взломщица — быстро и бесшумно отперла замок маленькой булавкой, которую весьма предусмотрительно захватила с собой. Она не забыла старые привычки. Разве изначально она не воровка? К Алее вернулось восхитительное ощущение — смесь страха и возбуждения, — овладевавшее ею всякий раз, когда она выходила на охоту за едой у себя в Саратее. Она улыбнулась сладкому воспоминанию, набрала в грудь побольше воздуха, перешагнула порог и решительно зашагала вверх по узкой лестнице. На каждом этаже был выход в коридор, но Алеа знала, что нужные ей покои находятся на самом верху.

Она преодолела уже половину пути, когда на лестнице раздались шаги: кто-то спускался вниз. Один человек, возможно двое. Перепугавшись, Алеа бросилась прочь, спустилась этажом ниже, потянула на себя дверь, та не поддалась, и она снова полезла в карман за булавкой. Шаги приближались, руки у девочки тряслись от страха — ее вот-вот застигнут на месте преступления! Сердце билось все сильнее, она кусала губы, ковыряя булавкой в замочной скважине. Дверь подалась в тот самый миг, когда на нижнюю площадку лестницы ступили чьи-то ноги. Алеа скользнула за дверь, бесшумно прикрыла ее за собой и нырнула в темноту, моля Мойру, чтобы там никого не оказалось.

Воздух внутри был ледяной, и Алеа убедила себя, что дрожит от холода. Она услышала, как по лестнице спускаются двое, и даже уловила несколько слов, не поняв, однако, смысла разговора. Алеа постояла, прижавшись спиной к стене, а потом выскользнула, даже не оглядев комнату, где пряталась.

Не теряя времени, Алеа снова начала взбираться по лестнице, подгоняемая возбуждением. Когда девочка добралась наконец до самого верха, ее ужасно удивил размер двери: она оказалась гораздо меньше, чем на нижнем этаже. Алеа попыталась заглянуть в замочную скважину, но ничего не увидела.

Собравшись с духом, она наконец толкнула дверь. Та оказалась незаперта, и Алеа, шагнув внутрь, попала на небольшую галерею. Внизу горел свет, оттуда доносились мужские голоса. Алее было страшно, но она все-таки решила посмотреть, что там происходит. Прямо под галереей располагался Зал Совета, где в деревянных креслах с высокими спинками сидели Великие Друиды — Фелим, Айлин и остальные.

Алеа сказала себе, что скорее всего совершает что-то ужасно плохое, но любопытство было сильнее, и девочка прислушалась.

— Она как будто ничего не ощущает и до сих пор не проявила ни силы, ни необычных способностей, — произнес Айлин.

«Они говорят обо мне», — догадалась Алеа и еще больше встревожилась.

— Вы подвергаете сомнению мои слова, Архидруид?! — оскорбился Фелим. — Глаза меня не обманули. Я дважды видел, как она использовала силу, которой не умеет управлять.

— Будь она Самильданахом — что невозможно само по себе! — то вряд ли играла бы во дворе Сай-Мины с этим болваном гномом! Все мысли девочки были бы заняты дарованной ей силой и собственной судьбой, и мы бы немедленно это заметили. В любом случае все здесь знают, что Самильданах не может быть женщиной! — раздраженно воскликнул Айлин.

— Но в Энциклопедии Анали… — робко пробормотал Эрнан.

— Довольно! То, что написано, не имеет никакого значения, Эрнан! Важно то, что есть на самом деле. Завтра же мы испытаем девочку манитом Габхи и раз и навсегда выясним, что в ней есть такого особенного.

— Об этом не может быть и речи! — закричал Фелим, вскакивая. — Вы прекрасно знаете — если она не Самильданах, то не переживет испытания!

— Но это единственный способ выяснить правду. Мы не можем отпустить ее, не убедившись. Вы ведь уверены, Фелим, что она — Самильданах, так чего же вы боитесь?

Алеа не верила своим ушам. Айлин, всякий раз улыбавшийся ей при встрече, готов даже на убийство, лишь бы выяснить, унаследовала она силу от Илвайна или нет. Иными словами, он ничем не лучше страшного Маольмордхи. Ей хотелось немедленно бежать прочь, но она оцепенела от страха.

— Мы проголосуем, — добавил Архидруид.

— Это невозможно, — запротестовал Фелим, — нас всего семеро, Альдеро еще не вернулся, да и трое наших послов к туатаннам — Аодх, Фингин и Киаран — вряд ли скоро появятся. Столь серьезное голосование требует присутствия всех братьев.

— Больше половины членов Совета здесь, этого вполне достаточно, Фелим. Боюсь, привязанность к этой девочке заставляет вас быть пристрастным. Ведите себя, как подобает Великому Друиду, не уподобляйтесь ученику!

— Если речь идет о жизни ребенка, главное — быть человеком, Айлин!

— Замолчите, Фелим! Вы переходите все границы, испытывая мое терпение. Проголосуем же, братья, чтобы решить, как нам должно поступить: подвергнуть девочку испытанию манитом Габхи или отпустить с миром. Но помните, если мы ее отпустим, то никогда не узнаем, кто унаследовал силу Илвайна. Голосуйте, если поддерживаете первое решение, братья мои, — приказал Айлин.

Все, кроме Фелима и Аэнгуса — в отсутствие Фингина он был самым младшим среди друидов, — подняли руки.

Фелим резко встал, оттолкнув кресло, и направился к выходу из зала, но Айлин окликнул его:

— Фелим! Совет не окончен! Покинув эту комнату, вы сами приговорите себя к изгнанию. Каковы бы ни были ваши чувства, не нарушайте наших законов.

Друид остановился на пороге. Сначала Алеа подумала, что он подчинился приказу Архидруида, но потом поняла, что он ее заметил, потому-то и остановился. Друид притворился, что не видит ее, и обернулся к членам Совета, бросив на Архидруида гневный взгляд. Поколебавшись мгновение, он вернулся на свое место за столом.

Алеа дрожала всем телом.

— Как я сожалею, что привел сюда эту девочку! Я хочу одного — чтобы она сбежала, прежде чем вы ее заберете. Но, раз вы проголосовали, я подчиняюсь решению Совета.

Алеа поняла, что хотел сказать ей друид, и без промедления вернулась на лестницу. Она летела вниз по ступенькам, стараясь ступать бесшумно. Сердце у нее билось так сильно, что она слышала его стук.

Оказавшись во дворе, она кинулась к левому крылу здания и побежала в свою комнату. В конце коридора она нос к носу столкнулась с Эрваном и вскрикнула от испуга. Юноша удивленно отпрянул.

— Эрван? Что ты здесь делаешь?

— Я… Я пришел сказать, что мы с отцом вернулись… А ты? У тебя такой испуганный вид, словно за тобой гонится злой дух…

Алеа не знала, что отвечать. Ей хотелось все ему рассказать, но это было невозможно. Эрван будет обязан все выложить друидам, а лгать юноше она не могла.

— Я должна бежать, Эрван, не могу объяснить почему. Умоляю, не выдавай меня до утра, позволь скрыться.

Эрван не знал, что ответить. Он понимал: ему следует удержать Алею, но отчаяние в глазах девочки лишило его решимости.

Алеа медленно подошла к Эрвану, неожиданно поцеловала его в щеку и побежала в комнату Мьолльна. Не оборачиваясь, она захлопнула за собой дверь, надеясь, что Эрван не станет мешать ее бегству.

Гном от неожиданности аж подскочил на кровати — он не сразу узнал Алею.

— Ты меня напугала! Что за безумие — врываться вот так, без предупреждения! Таха! Я, между прочим, вооружен!

— Нам надо бежать, Мьолльн, немедленно! Если мы друзья, доверься мне и не задавай вопросов, я тебе потом все объясню. Уходим!

Гном изобразил лицом некоторое недовольство и недоумение, но все-таки последовал за девочкой в коридор. Эрвана там уже не было. Прихватив свой меч и волынку, Мьолльн догнал Алею.

Во дворе девочка удостоверилась, что за ними никто не следит, и они побежали вниз по лестнице к морю. Алеа шла первой, показывая гному дорогу в темноте ночи.

Задыхаясь от усталости, Алеа и Мьолльн выскочили на каменный мол и с ужасом обнаружили, что лодки у причала нет. В то же мгновение наверху, над утесом, во дворе замка раздались крики.

— Нас хватились! — перепугался гном. — А я не умею плавать! Не-е-т, в воду я не полезу, только не это!

— Я тоже не умею плавать, Мьолльн, мы найдем другой способ перебраться на тот берег.

Крики воинов и магистражей слышались все ближе, скоро они доберутся до лестницы.

Алеа упала на колени и зажмурилась, чтобы успокоиться. Внезапно ей в голову пришла четкая и ясная мысль: сейчас наконец станет ясно, есть ли толк от упражнения Эрвана. Она сосредоточилась и попыталась мысленно зажечь в центре лба огонек. Пламя задрожало и начало медленно расти.

Голос Мьолльна постепенно таял у Алеи за спиной, она чувствовала, как душа наполняется светом, словно от маленькой свечки Эрвана в ее голове разгорелось большое пламя.

То же чувство — ощущение собственного могущества, ужаса, мгновенного безумия — овладело ею в ландах Саратеи, но теперь она твердо решила, что не даст этой силе уйти. Девочка попыталась мысленно прикоснуться к зарождавшемуся в душе пламени, окунуться в огонь, слиться с ним. Что-то толкало ее в пламя, нечто инстинктивное, животное, превосходящее ее понимание. Внезапно она стремительно вскочила, ощущая в себе неведомую прежде силу. Она наполняла все тело, огнем бежала по жилам, нарастая с каждой минутой. И не в силах сдержать эту нахлынувшую мощь, Алеа, закричав от боли, простерла руки к морю.

Мьолльна отбросило назад, он повалился на спину а приподнявшись, не поверил собственным глазам, потряс головой, как собака, встал на четвереньки и пополз к Алее, желая убедиться, что это не сон. Глаза его не обманули.

От противоположного берега к ним, словно по волшебству, сама собой плыла лодка. Нос вздымался на волнах, казалось, что невидимые паруса наполнились свежим ветром.

Алеа так и стояла, протянув руки к воде. Черные волосы развевались, огромные синие глаза неподвижно смотрели в одну точку. Она даже казалась выше ростом, как будто неведомая сила приподнимала ее над землей. Девочка была прекрасна и величественна, на ее губах играла почти взрослая улыбка.

Потом она медленно опустила руки и повернула голову к Мьолльну.

— Чу… Чу… Чудо какое-то? — Перепуганный гном даже начал заикаться.

Алеа не стала отвечать — она и сама ни в чем не была уверена, — просто схватила Мьолльна за руку и потащила за собой.

Лодка шла прямо на них и остановилась почти у самого берега. Алеа прыгнула внутрь, Мьолльн последовал за ней. Голоса преследователей приближались.

Девочка перешла на нос и снова сосредоточилась, а гном схватился за весла и принялся грести что было сил. Очень скоро он почувствовал, что ветер подул сильнее, а вода под днищем заволновалась. Лодка стремительно полетела вперед безо всяких усилий с его стороны. Какая-то могущественная сила толкала вперед их суденышко, та самая, что привела к ним лодку от противоположного берега. Магическая сила — гном догадывался, откуда она исходит, но предпочел бы этого не знать.

Лодка миновала речное устье, летя как стрела над водой. По небу плыли ночные облака, вокруг угрожающе клубилась темнота, но Алеа и Мьолльн ни разу не обернулись. Вопли бессильной ярости стражников Сай-Мины оставались позади, заглушаемые шумом волн и воем ветра.

Когда нос лодки ткнулся наконец в песок и ракушки берега, девочка и гном выпрыгнули и без сил повалились на землю.

Отдышавшись, Алеа приподнялась на локтях, чтобы посмотреть, нет ли за ними погони, но увидела только море да величественный силуэт Сай-Мины. Она закрыла глаза и снова опрокинулась на спину.

— Мьолльн, — шепнула она, — нам нужно бежать. Они скоро будут здесь.

— Я больше не могу.

— И я не могу, но мы должны, другого выхода нет.

Они с трудом поднялись и быстро зашагали на юг. Они шли много часов, не говоря ни слова, не оглядываясь по сторонам. У обоих ужасно болели ноги, ныла спина, но страх гнал их вперед. Алеа пыталась успокоиться и погасить огонь, сжигающий ее изнутри, но обмануть себя не могла: она знала, что отныне так будет всегда.

Она стала Самильданахом! Она знала это с самого первого мгновения, а теперь окончательно убедилась. Чувствуя, как будущее — ее собственное и всего мира — давит ей на плечи, Алеа говорила себе, что ей не снести этой тяжести. И слеза, невидимая в темноте, скатилась по ее щеке.

А Мьолльн все никак не мог поверить в то, чему стал свидетелем, и то и дело изумленно поглядывал на Алею, напрасно ища у нее подтверждения. Неужто это она толкала вперед их лодку? Что за волшебство?

Когда сбитые в кровь ноги отказались нести их дальше, гном и девочка решились остановиться на ночлег. Они устроились в маленькой пещерке у подножия холма, и гном нарушил молчание:

— Когда я был молодым — моложе тебя — и что-нибудь меня огорчало, ахум, я уходил и прятался в пещере недалеко от Пельпи. Она была очень похожа на эту. Я мог часами сидеть там и слушать, как падают с потолка капли воды, смотрел на висящих вниз головой летучих мышей и надеялся, что они не проснутся. Ахум. Они и не просыпались. Никогда. Время от времени одна из них хлопала своими кожаными крыльями, и я вздрагивал от страха, но дальше дело не шло. Таха. Я вот думаю теперь, знали они, что я там сижу, или нет? Может, они не только знали, но и понимали, почему я прячусь в их пещере? Хмм… Они, наверно, чувствовали мою грусть. Знаешь, когда на меня находит тоска, я начинаю думать о тех летучих мышах и мне кажется — нет, я уверен! — что со мной ничегошеньки не случится. Как в этой пещере.

Алеа улыбнулась гному. Его голос звучал необычайно искренне. Она догадалась, как сильно Мьолльн испугался, и почувствовала, что они стали с ним как родные. Девочка вдруг подумала, что этой ночью вряд ли вынесла бы одиночество.

В это мгновение они услышали шум крыльев летучей мыши в глубине пещеры. Оба вздрогнули, но тут же с улыбкой переглянулись. Случайное совпадение успокоило их, и они вскоре уснули, убаюканные тишиной ночи.

Глава 8 Погоня

лею разбудило ржание лошадей. Она вскочила, увидела, что Мьолльн еще спит, и на цыпочках пошла к выходу из пещеры. Неужели друиды уже нашли ее? Дождавшись, когда глаза привыкнут к дневному свету, девочка высунула голову наружу.

— Добрый день, сударыня.

Фелим и Галиад сидели на травке, пригреваемые ласковым летним солнцем, ели хлеб с изюмом и ждали, когда девочка и гном проснутся. У дерева за их спиной были привязаны два пони и две лошади.

— Как вы меня нашли? — удивленно спросила Алеа, слыша, как в пещере заворочался Мьолльн.

Девочка бросила гневный взгляд на магистража. Неужели Эрван предупредил отца о ее бегстве? Но в глазах Галиада не было ни укора, ни гнева. Поверх обычной кольчуги на нем были надеты тяжелые доспехи: пластинчатые поножи и наручи ловко облегали тело, хотя подходили скорее для битвы, чем для скачки по лесу. На поясе Галиада висел Бантраль, его легендарный меч: серебряная гарда была инкрустирована золотом, на рукояти красовался красный дракон. Меч был длинный, широкий и тяжелый, наверняка остро наточенный.

Магистраж выглядел сильным и крепким и словно не замечал тяжести доспехов и оружия. Алеа понимала — Галиад из тех, кто никогда не жалуется, она вспомнила, как Мьолльн, представляя ей магистража, назвал того великим воином.

Алеа взглянула на Фелима. Друид сдержанно улыбался, глядя на девочку проницательными мудрыми глазами. Казалось, ничто не способно поколебать его спокойствие, хотя накануне Алеа видела, как Фелим вспылил в Зале Совета.

— Я не собираюсь возвращаться в Сай-Мину, Фелим, вы зря потратили время.

— Я не собираюсь ни увозить тебя силой, ни убеждать в чем бы то ни было. Мы приехали, потому что хотим помочь тебе и защитить.

— Я не нуждаюсь в защите, — вспыхнула Алеа.

— Если мы нашли тебя, найдут и другие друиды. Мы привели лошадей, чтобы ты могла бежать вместе с нами.

— Вы тоже собираетесь бежать? — удивилась девочка. — Вы… покинули Совет?

— Скажем так: я незаметно ускользнул после твоего отъезда, Айлин послал за тобой в погоню троих мажистелей, и нам следует опередить их, если не хотим, чтобы нас схватили.

— Почему я должна вам доверять? Вы ведь тоже друид.

— Если бы я хотел отдать тебя моим братьям, то сделал бы это вчера вечером, когда ты пряталась на галерее над Залом Совета, — сурово ответил друид. — Нам пора научиться доверять друг другу, Алеа, ты так не думаешь? Придя сюда, я стал отступником, нарушил клятву, данную перед Советом, и принесенная мною жертва заслуживает, во всяком случае, уважения. Знаешь, девочка, мы получили достаточно убедительные доказательства того, что ты уже не ребенок.

Алеа обернулась и жестом подозвала Мьолльна. Увидев друида, гном подпрыгнул от радости:

— Фелим! Добрый мой друид! Вот радость так радость… Ну и приключеньице! Ничего не понимаю! Пора навести порядок в делах, слово Мьолльна… Приветствую и вас, Галиад. Ахум.

Алеа прервала радостные излияния гнома:

— Лично я еду в Провиденцию. Я с самого начала хотела туда отправиться и, кстати, уже была бы там, если бы не послушалась ваших дурацких советов. Возможно, я даже отыскала бы Амину.

— В Провиденции ты будешь беззащитна, Совет без труда найдет тебя там. Не говоря уж о герилимах, посланных Маольмордхой.

— Фелим, один раз вы уже отговорили меня, но удачи это не принесло. На сей раз ничто не помешает мне добраться до Провиденции.

Фелим вздохнул, и в разговор вступил Галиад. Он произнес своим низким властным голосом:

— Так позвольте же нам сопровождать вас, Алеа. Так у вас будут лошади и наша защита.

Девочка взглянула на Мьолльна, и гном состроил в ответ умоляющую рожицу: он был готов на все ради путешествия в компании друида и его магистража.

— Ладно уж, — сдалась девочка. — Вы можете нас сопровождать. Но я повторяю: никто не помешает мне отправиться туда, куда я сама захочу. Я больше вам не доверяю, Фелим. Ни вам, ни вашему Совету. Хотите остаться с нами? Ладно. Но ничего от меня не требуйте.

— Надо отправляться, и немедленно, — сообщил Фелим, пока Галиад седлал лошадей. — Не думай, Алеа, что оказываешь нам милость. Я много раз спасал тебе жизнь, девочка. Я защитил тебя от разбойников и от горгунов. Благодаря мне ты избежала испытания ма~нитом Габхи, а оно наверняка стоило бы тебе жизни. Ты упорствуешь в своем желании отправиться в Провиденцию, что ж, так тому и быть, но не забывай, что обращаешься к друиду и что мое терпение не безгранично. А теперь собирайтесь, и поехали.

Алеа не нашлась, что ответить, и сочла за лучшее промолчать: друид сумел-таки нагнать на нее страху. Девочка вернулась в пещеру, к Мьолльну, чтобы помочь ему собраться.

Алеа вздохнула. Она понимала — друид ее в покое не оставит. Ночь была короткой, пол в пещере — ужасно жестким, и все тело ныло от боли. Каким же далеким казался сейчас удобный и безопасный ночлег в Сай-Мине!

Галиад подвел к ней пони, и девочка взобралась в седло. Рыцарь тут же понял, что Алеа никогда прежде не ездила верхом. Он успокоил ее, вручая поводья:

— Ее зовут Дулия, и она самая смирная лошадка в королевстве, вот увидишь. Ты научилась сражаться быстрее всех моих учеников, так что я уверен, что с пони справишься очень легко.

— Спасибо, Галиад. — Девочка кивнула, не слишком уверенная в его правоте.

Мьолльн уже запрыгнул на спину своему пони. Гном был замечательным и очень опытным всадником — сейчас он что-то шептал на ухо своему скакуну.

— Как бы вы ни называли этого пони, — объявил он, — я даю ему имя Алраган. Так-то вот.

Галиад явно удивился. Взглянув сверху вниз на гнома, он понял, что тот в помощи не нуждается.

Они не стали медлить, и магистраж, положив руку на рукоять меча, возглавил кавалькаду.


Имала весь вечер бежала к видневшемуся на горизонте жилью, переходя с быстрого галопа на щадящую рысь. За те дни, что волчица провела с дыбунами в лесу, она набралась сил и мчалась без устали, пока не достигла селения.

Еще до рассвета Имала оказалась в нескольких прыжках от главных ворот и до самого восхода отдыхала в ландах.

Ее разбудил детский смех. Волчица вскочила и заметила дыбуна — маленькую самочку, игравшую с деревянным обручем, который она палочкой катала по земле. У девочки были красивые темные волосы, и Имала мгновенно почувствовала к ней доверие. Раз взрослые дыбуны не сделали ей в лесу ничего плохого, вряд ли эта самочка может быть опасна, подумала она.

Имала осторожно приблизилась и легла, свернувшись клубком, в нескольких шагах от ребенка. Девочка по-прежнему не замечала ее и продолжала играть с обручем. Имале захотелось побегать с детенышем дыбунов, она вскочила и помчалась к ребенку, помахивая хвостом и прыгая то вправо, то влево, как волчонок, приглашающий другого поиграть.

Внезапно девочка заметила Ималу и в ужасе закричала: «Волки!» Имала не поняла слов, но почувствовала страх девочки — однако продолжила скакать вокруг нее, надеясь все-таки поиграть.

Бросив обруч, малышка кинулась к городским воротам. Волчица усмотрела в этом приглашение и побежала следом, высунув язык.

Так они и бежали, одна — вопя от страха, другая — весело и вприпрыжку.

Влетев в ворота, Имала на мгновение заколебалась: она поняла, что попала в логово дыбунов, а ее доверие к ним, безусловно, не простиралось так далеко. Но люди не оставили ей времени на раздумья.

Двое дыбунов с вилами и дубинами выскочили из-за ворот, и волчица лишь в последний момент сумела уклониться от жестокого удара по голове. На секунду ей показалось, что эти двое тоже решили с ней поиграть, но тут ей нанесли удар дубиной по хребту.

Взвыв от боли, Имала повалилась на землю. Она не понимала, чем вызвана внезапная жестокость дыбунов, — они ведь всегда были так дружелюбны с ней. Волчица перевернулась на спину, подняв вверх лапы в знак подчинения, но дыбунам было мало одержанной победы — они продолжили бить Ималу, а тот, что держал вилы, ткнул ее в бок.

Волчица закричала от боли. Поняв наконец, что пора спасаться бегством, она сорвалась с места и, хромая, побежала, израненная телом и душой. Дыбуны преследовали ее до самых ланд, но потом отстали, и Имала забилась в кустарник, чтобы зализать раны.


Четверо спутников до самого вечера скакали на юго-восток. Белый песок летел из-под копыт их лошадей. Галиад решил не приближаться к Пурпурной. Они ехали полями, чтобы ни с кем не встретиться, и в середине дня слева показался резной скалистый гребень Гор-Драка. По другую сторону в море отражался сияющий диск солнца. Алеа попросила магистража остановиться на мгновение, чтобы полюбоваться роскошным зрелищем. Светило зажгло в синих волнах тысячи маленьких огоньков.

— Как остров на морской глади. Так, должно быть, выглядит остров Мон-Томб. После того как я увижу Провиденцию, отправлюсь туда, — сообщила Алеа с ноткой вызова в голосе.

— Вот как? — удивился Фелим. — И зачем же?

— Чтобы учиться в Университете.

Друид собрался было ответить, но промолчал. Фелим хотел сказать: все, чему могут научить ее монахи-христиане, не идет ни в какое сравнение с сокровищами знаний Сай-Мины, но понял, что девочке это не понравится. Впрочем, теперь он и сам не был уверен, что прав. Непохоже, чтобы Совет намеревался наставлять Алею и учить премудрости, с горькой иронией подумал он.

— Вам ведь не нравятся христиане и их Университет, правда? — лукаво спросила девочка.

Уж не читает ли она его мысли, удивился Фелим.

— Они ведут себя чересчур напористо. Кроме того, мы не согласны с их, скажем так, воззрениями.

— Почему? — настаивала Алеа.

— Христиане отрицают Мойру. Распространенное нынче заблуждение. В Университете убеждены, будто Мойра держит наш мир в неподвижности, а их Бог позволяет ему двигаться вперед. Там учат письменному слову, а мы, друиды, полагаем, что это губит знание. Что записано — то убито; истинное знание подвижно и не может быть связано путами письма. Наше слово — живое, наше сокровенное знание передается от учителя к ученику. Понимаешь?

— А вдруг они правы? Вдруг Мойры нет?

— Одного того, что ты обрела силу, позволившую тебе выбраться из Сай-Мины живой и невредимой, довольно, чтобы показать неправоту христиан. А как назойливо они насаждают свою веру! Сколько молодых людей покидают каждый год этот остров с головой, забитой всякой чепухой!

Алеа кивнула — не слишком убежденно: кто его знает, какое знание лучше. Девочка ощущала внутри себя явственное присутствие Мойры — ну и что с того: однажды она все равно отправится в Университет, потому что не может забыть свою встречу со студентами и хочет научиться читать, а помочь ей в этом могут только христиане.

— Поедем, — прервал их беседу Галиад, — медлить нельзя. Если хотим попасть в Провиденцию живыми и невредимыми, нужно отправляться немедленно. Не знаю, близко ли друиды, но я почти уверен, что за нами наблюдают.

— Верно, у меня такое же ощущение, — признался Фелим, обводя взглядом равнину. — Алеа, ты ничего не чувствуешь?

— Нет, — призналась девочка, польщенная вопросом друида. Неужели он ей все-таки доверяет?

— Не будем терять время, — заключил Фелим.

Кавалькада галопом поскакала на юг. Алею, непривычную к верховой езде, немного укачивало, но девочка все равно с восторгом любовалась удивительными видами, что открывались за каждым поворотом. Здесь, в западной Галатии, было больше зелени, чем на равнине вокруг Саратеи, и море подходило ближе. Девочка впервые ощутила упоение от скачки, — она словно летела на крыльях, как во сне, и все вокруг проплывало мимо, как зыбкие грезы. Ее пьянили скорость и ветер.

Алею обуревали самые разные чувства — по мере того, как кони несли их от одной прекрасной картины к другой. И первой нахлынула печаль, жгучая и трепетная, как пламя костра. О Саратее, об Амине и о чудесных днях, проведенных в харчевне Керри и Тары… Но больше всего она корила себя, что не попыталась уговорить Эрвана отправиться вместе с ней. Алеа говорила себе, что не должна была бросать его в Сай-Мине. Они наверняка никогда больше не увидятся. Сердится ли на нее Эрван? Или он пообещал Совету вернуть назад дерзкую девчонку?

Ах, если бы они могли поговорить подольше, она бы узнала, что он думает о ней на самом деле! Мьолльн утверждает, что Эрван ее любит, но достаточно ли сильны его чувства, чтобы покинуть Сай-Мину и сопровождать ее в пути? Неужели однажды придется выбирать между любовью к Эрвану и жизнью вечной беглянки, на которую она обречена? Каждая новая мысль разбивала девочке сердце. Она вздохнула и приказала себе думать о будущем.

Провиденция. Само название города, казалось, дарило душе надежду. Она наверняка наконец разыщет Амину, с которой дружила в детстве, и забудет и о Самильданахе, и о множестве трудностей, что ей предстоят. Возможно, с помощью Фелима и Галиада она даже избавится от преследующих ее магистражей и герилимов. А потом она отправится в Мон-Томб и научится читать. Каким простым и ясным может стать ее будущее, если Мойра предоставит ей выбор…

В конце дня Галиад решил пустить лошадей шагом, чтобы они отдохнули от долгой скачки. Солнце медленно опускалось за отроги Гор-Драка.

Галиад подъехал к Мьолльну.

— Вы не слишком устали? — вежливо спросил он, глядя на покрытого песком и пылью гнома.

— Я-то ничего, а вот мой пони выбился из сил. Он, конечно, крепкий, но скакать галопом целый день — это уж слишком… Ахум. Во мне, как-никак, есть кой-какой вес. Ахум. Понимаете?

Магистраж пожал плечами:

— Вы назвали пони Алраганом?

— Ахум, — подтвердил гном.

— Где-то я уже слышал это слово, — объявил магистраж. — Кажется, так звучит боевой клич древних воинов-гномов… Я не ошибаюсь?

Мьолльн удивился:

— Да нет, вы правы. Так кричат воины в моей деревне, когда горгуны нападают. Но как вы узнали?

Магистраж явно обрадовался вопросу гнома, словно много лет хотел поговорить на эту тему и получил наконец возможность избавиться от тайны, вернее — от горестного воспоминания.

— Прежде чем присягнуть Фелиму во время Харкурской войны, я долго сражался бок о бок с гномом. С Адналем. Его звали Адналь. Был он вашим ровесником или чуть старше, хотя тяжелые сражения могли добавить ему несколько преждевременных морщин. Каким же храбрецом он был, Адналь! Клянусь, он не боялся харкурцев, хоть те велики ростом. Своим кличем он увлекал в бой всех нас, заражая своей яростью! Если бы все воины Галатии были похожи на Адналя, Харкур никогда не выиграл бы войну, я в этом уверен. Я бы не задумываясь отдал жизнь за этого гнома, я уважал его так же, как почитаю сегодня Фелима. Таково мое предназначение — служить доблестным людям. Адналь был доблестным и храбрым…

— Вы говорите — был… Он умер?

— Не думаю. Полагаю, он мирно живет где-нибудь на юге.

— Мирно? — удивился Мьолльн. — Это бы меня очень удивило! Если гном познал вкус приключений, он не сможет без них существовать. Ахум, у нас это в крови. Ну, может, не у всех — иные, конечно, так и живут тихо до самой смерти, но таких немного. Я справлюсь о вашем Аднале и расскажу, чем он сейчас занимается. Возможно, вы его еще отыщете!

— Мне кажется, что я его уже отыскал, вы мне очень его напоминаете!

Мьолльн расхохотался:

— Хотите сказать, что все гномы похожи?

Галиад засмеялся в ответ.

Алеа решила все-таки поговорить с друидом. Она жалела, что так сухо отвечала ему утром, тем более что ее мучили тысячи вопросов.

— Когда вы обсуждали мою судьбу в Зале Совета… — начала она.

— Я сделал все, что мог, — оборвал ее Фелим. Он, казалось, испытывал облегчение от того, что девочка перестала дуться. — У Архидруида наверняка были свои, особые соображения, которые нам не дано понять, и…

— Фелим, я хочу говорить вовсе не об этом. В какой-то момент разговора один из вас — кажется, Эрнан — упомянул об Энциклопедии Анали, когда Архидруид сказал, что Самильданах не может быть женщиной.

Фелим вздрогнул. Девочка продолжала его удивлять. Она снова уловила ключевой момент всей той беседы. Выступление Эрнана, архивариуса.

— Энциклопедия Анали — не совсем обычная книга, — начал Фелим, пряча глаза. — Анали был Самильданахом. Он составил энциклопедию, книгу, которую Совет много лет спустя запретил, потому что она противоречила нашей традиции — передавать мудрость из уст в уста.

— В ней раскрывалось слишком много тайн?

— Не уверен, что дело в этом… — пробормотал Фелим.

— Но там говорится, может девушка быть Самильданахом или нет?

— Я не читал книгу, поскольку это запрещено. Ты поэтому хочешь отправиться в Университет?

— Не отвечайте вопросом на вопрос, Фелим, я больше не куплюсь на ваши друидские хитрости! Я задала простой вопрос, а вы пытаетесь вывернуться! Я больше не та маленькая дурочка, за которой вы явились в Саратею. Отвечайте, что в этой книге привлекло внимание Эрнана. Вы ведь должны знать, пусть даже и не читали книгу, так?

Друид долго смотрел на Алею, не говоря ни слова: как непостижимо быстро взрослеет и умнеет это дитя!

— Знаешь, Алеа, я и правда сомневаюсь, что членам Совета что-либо известно, потому-то Эрнан лишь заикнулся об этой книге — зная, что Архидруид его тут же оборвет. Эрнан, должно быть, понял нечто и хотел намекнуть нам. Ни один друид — так, по крайней мере, считается — не знаком с Энциклопедией Анали. К тому же многие главы ее записаны тайным языком. Годы уйдут лишь на то, чтобы его разгадать.

— И вы даже не представляете, что имел в виду Эрнан?

Фелиму снова показалось, что девочка совершенно точно угадала то, о чем он хотел умолчать. Возможно, она уловила его сомнение: он смутно припоминал одну легенду о девушке и Мойре. Но ведь это всего лишь легенда, одна из многих. Важная легенда, о которой Совет постарался забыть…

— Существует множество легенд о юных девушках, избранных Мойрой, Алеа. Возможно, Эрнан намекал на одну из них. Больше я ничего не знаю.

— Может, и не знаете, но у вас наверняка есть догадки…

— Мне казалось, ты хочешь одного — отправиться в Провиденцию… Или тебя все-таки больше привлекают легенды?

— Вовсе нет, мне надоели все ваши тайны и загадки, на которые у вас нет ответов. Выходит, друиды знают ненамного больше обычных людей. Что означает символ на моем кольце? Какую легенду имел в виду Эрнан? Как я могу быть Самильданахом, если я — женщина?

— Ты — не Самильданах! — запротестовал Фелим, выпрямляясь в седле. — Нельзя объявить себя Самильданахом, не пройдя испытания манитом Габхи! А ты к тому же девушка!

Алеа молча смотрела вдаль, туда, где небо сходилось с землей. Ах, если бы так! Если бы все это в конце концов оказалось сном. Но нет — она больше не может отрицать очевидное.

— Между всем этим есть связь, я уверена, — наконец произнесла она. — Ничто не происходит случайно, вы же сами так считаете, правда? Случайностей не бывает.

Хруст песка под копытами заглушал ее голос.

— Во всяком случае, сейчас для них не время, — добавила она совсем тихо.

Фелим обернулся к ней. Не ослышался ли он? Алеа словно бы ничего и не говорила. Лицо ее было грустным и застывшим. Взгляд терялся вдалеке. Ему почудились последние слова девочки или она действительно их произнесла? А если так, что она имела в виду? Фелиму очень хотелось откровенно поговорить с Алеей, но девочка с каждым днем держалась все жестче, а Фелим страшился той яви, с которой столкнулся лицом к лицу.

— Остановимся здесь, — внезапно объявил Галиад. — Тут есть все, что нужно для лагеря. Лошадям необходим отдых.

Все спешились и устроились на лугу, поодаль от дороги.

— Галиад, за нами все еще наблюдают, не так ли? — спросил Фелим. Он опустился на колени и приложил ладонь к земле.

— Думаю, да. Один человек. Следовал за нами весь день, следил издалека. Я его не вижу, но присутствие ощущаю. Возможно, это воин. Хороший разведчик. Но не магистраж из Сай-Мины: он бы давно с нами заговорил.

— Возможно, — с сомнением в голосе ответил друид. — А не ваш ли это сын?

— Его вы бы не заметили, я прекрасно обучил моего мальчика! — горделиво возразил магистраж. — Тот, кто нас преследует, производит гораздо больше шума.

— Остается надеяться, что это не один из герилимов.

— Не их манера. Но это вполне может быть шпион, посланный Маольмордхой.

Гном вздрогнул.

— От этого имени у меня мурашки бегут по спине, — признался он.

Алеа подошла к Мьолльну, смущенно улыбаясь:

— Мне так жаль, что я втянула тебя в эту историю.

— Ахум! Глупости какие! Я счастлив быть с тобой, Алеа, и хотя имя проклятого леденит мне кровь, зато я — вместе с моей метательницей камней. Таха! Перестань выдумывать, слышишь, я больше волнуюсь за тебя, чем за себя: ты такая грустная со вчерашнего вечера! Понимаю, понимаю. Тебе кого-то очень не хватает, ведь так?

Если бы только это… Да, конечно, Алее не хватало Эрвана, во всяком случае, ей казалось, что они расстались в тот самый момент, когда готовы были открыться друг другу. Возможно, она бы даже призналась, что любит его.

Нет, Алеа больше печалилась из-за того, что подвергает жизнь Мьолльна, Галиада и Фелима опасности. Теперь, после расставания с Керри и Тарой, они словно стали ее семьей, — даже Фелим, который так часто ее огорчал. Алеа была самой юной в их маленькой компании, но она чувствовала, какая на ней лежит ответственность. На ней сошлось все, из-за нее люди, которых она любит больше всего на свете, оказались в ловушке.

Подумать бы о чем-нибудь приятном и улыбнуться друзьям. Но Алеа никак не могла забыть о призраках, которые гнались за ней от самой Саратеи. Может, хоть в Провиденции станет чуточку легче!

За ужином Алеа так и не смогла избавиться от мрачных мыслей и первой отправилась спать, пожелав спокойной ночи Галиаду. Тот решил караулить всю ночь — надеялся поймать наконец того, кто за ними следит.

Девочка уснула мгновенно, погрузившись в странную грезу, такую же живую и яркую, как та, в которой она впервые, еще до встречи с ним, увидела Эрвана.

Эта греза была не совсем сном.

«Я сижу на траве перед Борселийским лесом.

Я никогда в жизни не видела Борселийский лес и даже не знаю, на что он похож, но знаю — это он. Я не ошибаюсь. Борселия. Это название — силъваны — просто пришло откуда-то мне на ум.

Солнце едва пробивается сквозь свинцовые тучи. Ветер дует мне в спину, я чувствую его (или Мойру) — как чье-то присутствие позади меня.

Ветер дует так сильно, что, если я поднимусь на ноги и пойду, он поможет мне двигаться вперед. Да. Таков смысл этого ветра Мойры. Он дует, но не направляет.

Слева маленькая девочка (или нет, я) играет совсем одна на таком огромном лугу, что я не вижу, где он кончается. Она бегает, в руках у нее палочка и деревянный обруч. Я вижу по лицу девочки, что она хохочет во все горло, но ничего не слышу. Она (это я?) похожа на меня. Но она маленькая и счастливая, нет, беззаботная.

Небо все больше хмурится.

Волчица (Имала) появляется в нескольких метрах от меня. Я узнаю ее. Узнаю этот белый мех. Я уже видела ее. Здесь. В мире сновидений (Джар).

Она медленно движется вперед. Увидела меня и идет ко мне, а когда оказывается так близко, что я могу до нее дотронуться, медленно оборачивается (приглашает следовать за ней?). Я встаю. А может, это ветер (Мойра?) подталкивает меня в спину.

Я иду очень-очень быстро. Также быстро, как волчица. Мы углубляемся в лес. Ветви деревьев щекочут мне лицо. Я больше ничего не вижу. Все происходит слишком быстро. Я знаю только, что нахожусь за спиной волчицы.

Вокруг меня звучат крики и смех. Кто-то поет. Трещат ветки. Листья касаются моих щек. Не знаю, где я оказалась.

Внезапно волчица останавливается. Я поднимаю голову. Мы стоим в центре залитой солнцем псляны. Темный свод облаков растаял. Ветер стих.

Вокруг никого, только я и человек (сильван?) передо мной.

Он ласкает волчицу. Улыбается мне.

— Алеа, времени не осталось.

Он знает мое имя. Он говорит на чужом языке, но я его понимаю. И волчица тоже.

— Ты должна прийти сюда, Кайлиана. Все родилось здесь.

Почему он называет меня Кайлианой? Я хотела бы с ним поговорить, но губы отказываются подчиняться.

— Все началось здесь, в сердце Дерева Жизни. Мы ждем тебя, Кайлиана.

Но как я найду его? Я все еще не могу произнести ни слова. Думаю, человек понял. Он снова улыбается.

— Я — Оберон. Времени не осталось.

Эта последняя фраза эхом отражается от гор. Времени не осталось».


Айн'Зультор и его спутники уже два дня стояли лагерем близ Сай-Мины.

Перед Князем герилимов вырос храм из плюща и веток. Земля по-прежнему была ему верна — во всяком случае, какая-то ее часть все еще подчинялась его воле. Змеи, черви и насекомые живой стеной защищали заросшее листьями сооружение, пропуская только герилимов. Влажный смрад постепенно заполнял лес, изгоняя из зарослей последних зверей и птиц. Мир вокруг герилимов гнил заживо.

Вечером, едва приехав, Князь герилимов опустился на корточки на опушке и погрузил ладони в почву. Земля задрожала, и на поверхности у его ног появились десятки крыс. Он долго молча поглаживал их спины, потом прошептал несколько слов и поднялся на ноги, а грызуны устремились к Сай-Мине, став ночными посланцами владыки герилимов.

— Смотрящий скрывается в логове нечистых, — объяснил он своим людям.

«Нечистые» — так герилимы называли друидов. Когда-то сами герилимы были друидами. Но в роковой день один друид понял, что может красть души смертных, неправедно используя сайман, и им овладела убийственная гордыня: он покинул Совет и создал собственное темное братство — отряд герилимов. Его последователи питались одними только людскими душами и презирали «нечистых», собратьев-друидов, вкушавших лишь плоды земли. Много поколений подряд два сообщества люто ненавидели друг друга, и вот теперь Зультор надеялся уничтожить Совет с помощью Маольмордхи.

Но всему свое время. Сначала нужно найти несносную девчонку.

Четверо герилимов начинали терять терпение, когда вечером второго дня к живому святилищу подошел человек.

На всякий случай Зультор положил ладонь на рукоять своего меча.

— Стой, кто идет? — крикнул он.

— Мое имя вам ни к чему. Я — Смотрящий из Сай-Мины. Вам нужен не я, а мои вести.

Чтобы успокоить Зультора, незнакомец насвистел пароль — раздражать великана не стоило.

— Ты не слишком торопился, — недовольно произнес Зультор.

— Скорее это вы явились в неудачный момент. Жизнь в Сай-Мине стала очень беспокойной. А вести мои такие: девчонка сбежала прямо перед вашим появлением. Она и тот гном, что повсюду ее сопровождает. Фелим и его магистраж Галиад исчезли на следующий день и скорее всего присоединились к ней. Куда они направились? Не знаю. В Совете полагают, что на юг. Думаю, так оно и есть. Вот и все, что я могу вам сообщить.

Не говоря больше ни слова, он нырнул во мрак ночи и, провожаемый взглядами герилимов, направился ко дворцу друидов.

Зультор отвязал коня и отдал приказ остальным:

— В путь, мы должны найти ее как можно скорее.

Святилище из веток и насекомых беззвучно осело на землю за их спинами.


Алеа и трое ее спутников скакали весь следующий день. Вдалеке, на горизонте, уже виднелись величественные стены столицы королевства. Они ехали на юго-восток; в долинах там и сям попадались усадьбы, обнесенные каменными оградами и окруженные садами и виноградниками. Навстречу путешественникам попадалось все больше людей, чем ближе к Провиденции, тем больше становилось вокруг домов.

Девочка то радовалась долгожданной встрече с городом, куда так жаждала попасть, то пугалась, вспоминая давешний сон. В ушах у нее все звучали слова сильвана: «Времени не осталось».

Алеа не могла не думать об Эрване. Их разлучили обстоятельства — чрезвычайные и пугающие. Вся ее жизнь отныне подчинена им. Но как бы ей хотелось снова увидеть длинные золотистые волосы славного юноши. Всякий раз, когда она смотрела на черные кудри Галиада, перед глазами у нее вставало лицо Эрвана. Знает ли магистраж, как сильно она любит его сына? Девушке хотелось с ним поговорить, открыться, — может, он сумел бы ее успокоить, но все мысли магистража были заняты их преследователями. С самого их отъезда Галиад то и дело оборачивался, поглядывал по сторонам, отставал от отряда, чтобы проверить кусты, но всякий раз возвращался ни с чем и мрачнел еще больше. С каждым днем Галиад все сильнее напоминал призрачного воина, словно их путешествие постепенно стирало с его лица человеческие черты. Алеа больше не осмеливалась заговаривать с ним.

Девочка ехала весь день бок о бок с Мьолльном, стараясь разговорами прогнать тяжелые мысли, а гном с удовольствием развлекал ее веселыми историями, которых знал великое множество.

Ночь наступила раньше, чем ждал Галиад, и путники решили отправиться в город утром. Там в некоторых домах еще горел свет. Очертаниями Провиденция ничем не напоминала маленькую Саратею. Столицу невозможно было охватить взглядом, даже купол неба над городом казался выше, шире и светлее. Алеа долго любовалась горделивыми очертаниями спавших крепким сном богатых домов.

Как и накануне, они развели костер и остановились на ночлег в стороне от дороги.

— На сей раз я не позволю нашему соглядатаю следить за нами, — торжественно объявил Галиад. — Если вы позволите, Фелим, я отлучусь на эту ночь.

Казалось, что друида забавляет нетерпение магистража.

— Вообще-то, Галиад, лучше бы вам быть рядом с нами, чем бегать по лесу в поисках призрака…

— Это не призрак, о чем вам известно не хуже моего. Кто-то уже два дня неотступно следует за нами.

— Этот «кто-то» как будто не желает нам зла — во всяком случае, пока. Пусть совершит ошибку, и тогда мы поймаем его. Если вы отправитесь на охоту сегодня ночью, кто-нибудь другой может воспользоваться вашим отсутствием, чтобы напасть на нас. Успокойтесь, Галиад, вы обязательно поймаете нашего преследователя.

Магистраж покорился. Он не мог ослушаться Фелима и даже не решался с ним спорить. Галиад знал, сколь мудр Фелим, и доверял ему, но присутствие неуловимого невидимки становилось невыносимым. Он молча устроился рядом с Алеей и помог девочке приготовить скромный ужин. Кролик, грибы и каштаны — ничего другого у них, как и накануне, не было.

— А правда, что Дерево Жизни существует? — спросила девочка у друида, когда он подсел к огню.

— Чему мы обязаны столь странным вопросом? — удивился старик, принимая из рук гнома фляжку с вином.

— Я видела сон, такой… похожий на явь. Не знаю, как вам объяснить. Со мной это происходит второй раз в жизни. Некоторые вещи из тех, что я видела в первом сне, сбылись. Мне кажется, там был и Маольмордха.

Галиад с тревогой посмотрел на друида.

— Сегодня ночью мне пригрезился сильван — Оберон, и он просил меня прийти в Борселию. И знаете, это был не совсем сон. Мне кажется… Как бы вам объяснить? Мне кажется, сильваны и правда зовут меня туда.

Друид выглядел озабоченным.

— Но я ведь должна ехать в Провиденцию… Это как-то связано с легендой, о которой говорил Эрнан? — настаивала девочка.

— Алеа, возможно, это всего лишь сон. В последние дни ты услышала так много всяких историй, что воображение играет с тобой злые шутки. В тот день, когда ты нашла Илвайна, с тобой что-то произошло. Я в этом совершенно уверен и хотел бы разобраться в случившемся, понять. Но ты не должна торопиться, не позволяй событиям управлять тобой. Сначала мы должны понять явь, а не сны.

— Хорошо. Но вы не ответили на мой последний вопрос. Дерево Жизни существует?

— Если Судьбе будет угодно, ты сама найдешь ответ на этот вопрос. Легенда, о которой ты спрашиваешь, — плод некоего учения и исполнена символов. Нельзя вот так, запросто, говорить о Дереве Жизни… Если хочешь знать, есть ли оно, — ищи сама!

— Вы снова говорите загадками, это не ответ на мой вопрос.

— Загадки дают пищу уму. А ответов у меня для тебя нет. Могу предложить только способ, как их отыскать.

— Но вы знаете больше, чем хотите сказать.

— Я уверен только в одном, Алеа: ты в опасности. Чем навлекать новые напасти на свою голову, помоги нам тебя защитить.

— Но ведь это вы хотели узнать, почему именно я нашла кольцо Илвайна. Это вы заставили меня сбежать из Саратеи и пуститься на поиски истины. Неужели она вас больше не интересует? А может, правда вас пугает?

— Я боюсь за твою жизнь, и этого более чем достаточно, — сухо оборвал ее друид, дав понять, что тема закрыта.

Алеа, выругавшись, отвернулась от упрямого старика и ушла кормить лошадей. Зачерпнув горсть овса из торбы Галиада, девочка неловким движением протянула его своему пони.

За спиной Алеи бесшумно возник магистраж и осторожно взял ее за руку.

— Вытяните хорошенько пальцы, чтобы зернышки лежали на плоской ладони, тогда пони вас не укусит, — посоветовал он тихим голосом.

Девочка послушалась, маленькая лошадка мигом проглотила угощение и ткнулась мордой в бок хозяйки.

— Ну нет, хватит, Дулия, не жадничай, — засмеялась Алеа.

— Знаете, — шепотом сообщил Галиад, — пони, они такие же упрямые, как друиды…

Алеа улыбнулась магистражу. Как же он похож на своего сына! Поразительно, какое у этих суровых воинов великодушное сердце.

Она пожала плечами и начала кормить скакуна Мьолльна. Магистраж не уходил. Он был смущен поведением Фелима и решил побыть рядом с девочкой, понимая, что ей необходимо дружеское участие. Алее было хорошо с Галиадом. Она успокоилась и почти забыла о мучивших ее день и ночь тревогах.

— Ваш сын… — робко сказала девочка и тут же пожалела о том, что осмелилась заговорить на сокровенную тему: она не знала, как продолжить, и ужасно покраснела.

— Вам его не хватает?

Алеа запрокинула голову, и в ее голубых глазах отразилась луна.

— Да.

Ей почему-то показалось, что Галиада ее ответ утешил. Магистраж тоже чувствовал себя неловко, он наверняка впервые говорил о сыне с юной девушкой.

— Мне тоже его не хватает. Глупо, правда? Если вы позволите мне защищать вас, обещаю — мы вместе вернемся к нему. Согласны?

Алеа кивнула.

Внезапно где-то рядом хрустнула ветка.

Галиад выпрямился и мгновенно вытащил меч из ножен.

На опушке небольшой рощицы, рядом с которой они остановились на ночлег, возник силуэт всадника. Лицо было скрыто листвой. У пояса незнакомца висел длинный меч. Оружие оставалось в ножнах, но в молчании и позе всадника было что-то угрожающее.

Фелим и гном подошли к магистражу.

— Стой! Кто идет? — крикнул Галиад, пытаясь разглядеть лицо незваного гостя.

Им показалось, что наступившая тишина продлилась целую вечность. В прохладном ночном воздухе раздавалось монотонное пение цикад.

— Вам нельзя в Провиденцию…

Голос принадлежал женщине, но это не слишком успокоило Галиада. Он медленно двинулся вперед, держа перед собой меч. Может, он поймает наконец шпиона, который уже два дня выслеживает их. Нет никаких сомнений — это она, он узнал ее шаги. Неудивительно, что ему было так трудно ее найти, женщины — самые скрытные существа на свете.

— Положите оружие на землю у ваших ног, — приказал он, — а когда назовете свое имя, мы решим, имеете ли вы право высказываться относительно нашего пути.

— Какой очаровательный прием, мессир Галиад Аль'Даман! — насмешливо произнесла женщина. — А говорят, вы родились в благородной семье. Куда подевались ваши хорошие манеры?

Этот разговор, казалось, забавлял Фелима: не говоря ни слова, он снова вернулся к огню.

— Я никогда не бываю учтивым с соглядатаями вроде вас, — презрительно ответил Галиад. — Вам известно мое имя? Своего вы не назвали, но требуете от меня хороших манер! Я не стану повторять дважды — положите оружие на землю, сударыня.

Подошедшая Алеа удержала магистража за руку:

— Галиад, вы можете убрать меч в ножны. Мне знаком этот голос. Он может принадлежать одному-единственному человеку.

Выйдя на опушку лесочка, она произнесла:

— Добрый вечер, Фейт…

— Здравствуй, Алеа, — ответила молодая женщина. Она вышла из тени, явив миру тонкое лицо и пышные золотые кудри.

Черная одежда из дорогой ткани красиво облегала ее изящную фигуру. — Мойра щедро одарила эту женщину.

— Если Алеа говорит правду, — все так же недоверчиво спросил Галиад, — почему же вы одеты не так, как подобает бардам?

— Да потому, что я оставила свое ремесло, уважаемый магистраж.

Галиад, чьей главной заботой была безопасность друида и девочки, продолжил допрос:

— А могу я спросить, по какой причине? С таким ремеслом, как ваше, редко расстаются…

— Неужели магистражи разучились понимать разницу между недоверчивостью и дерзостью? — усмехнулась Фейт. — Или вы всего лишь неловкий оруженосец?

Галиад не позволил себя сбить и заговорил еще жестче:

— Я задал вам вопрос. Если не хотите отвечать, езжайте своей дорогой. Спрашиваю еще раз: почему вы оставили свое ремесло?

Алеа потянула его за рукав:

— Успокойтесь, Галиад, я ведь сказала, что знаю ее!

Но Фейт ответила на вопрос магистража:

— Потому что у меня теперь иная цель.

— Из-за которой вы преследуете нас уже два дня?

— В том числе. Я должна поговорить с Алеей и хотела сначала узнать, с кем она путешествует.

— Так почему… — Магистраж хотел задать следующий вопрос, но Алеа, уставшая от споров, перебила его:

— Хватит, Галиад! Вы задали достаточно вопросов! Я хочу пригласить Фейт поехать с нами.

Магистраж онемел от удивления.

— Идемте, Фейт, — продолжила девочка. — Мы продолжим разговор у огня, после того как я познакомлю вас с моими друзьями.

Фелим решил наконец вступить в разговор.

— Добро пожаловать в наш круг, сестра моя, — произнес он, расплывшись в улыбке, и направился к бардессе.

Такое обращение было принято между бардами, друидами и ватами.

— Добро пожаловать? Кажется, далеко не все рады моему обществу, — угрюмо усмехнулась в ответ Фейт.

— Мой магистраж всего лишь исполняет свой долг, не гневайтесь на него. У нас осталось немного жаркого, не хотите ли разделить с нами трапезу?

— С удовольствием! Я, признаться, уже два дня ничего толком не ела. Все силы тратила на то, чтобы не попасться на глаза вашему сторожевому псу…

Мьолльн не смог удержаться от смеха — ему бардесса сразу понравилась. Но не Галиаду. Тот, удостоверившись, что в лесу никто больше не прячется, неохотно убрал меч в ножны.

— Выходит, вы знаете Галиада и Фелима, — сказала Алеа, когда все вернулись к еде.

— Я много о них слышала, — ответила Фейт. — Но я думала, вы гораздо выше… — Она насмешливо улыбнулась магистражу.

— Представляю тебе господина Мьолльна Аббака, волынщика. Это мой новый друг, он сопровождает меня с самого первого дня путешествия. Думаю, вы с ним столкуетесь, он мечтает стать бардом.

— Будем надеяться, что однажды я смогу дать вам несколько уроков, — учтиво ответила бардесса.

Гном радостно захлопал в ладоши.

Сразу после ужина Фелим спросил Фейт, что ей нужно от Алеи.

— Я все вам объясню, — пообещала она. — Но сейчас не это главное. Мне следует прежде всего попытаться убедить вас не ездить в Провиденцию.

— Но почему? — удивилась Алеа, которой слова Фейт совсем не понравились.

— А потому, что за ваши головы король пообещал награду и на стенах всех домов столицы королевства расклеены ваши приметы.

Эта новость удивила всех, даже Фелим выглядел изумленным.

— Король? — воскликнул Мьолльн. — Что, и за мою голову тоже обещана награда?

Фейт огорченно кивнула.

— Кто мог отдать такой приказ? — продолжил гном. — Ахум. Насколько мне известно, мы королю ничего плохого не сделали.

— Я вижу два возможных объяснения, — сказал Фелим. Друид выглядел обеспокоенным. — Первое — Совет мог попросить короля Эогана найти нас…

— А второе? — спросила Алеа и поняла, что, увы, уже знает ответ.

— Если Маольмордха сумел проникнуть в окружение короля, то за всем этим может стоять именно он. Но вы в любом случае правы, Фейт, о Провиденции не может быть и речи.

Алеа вздохнула. Второй раз обстоятельства помешали ей попасть в Провиденцию, второй раз она вынуждена смириться — вопреки собственному желанию. Словно сама Мойра не хочет пустить девочку в столицу. По глазам Мьолльна Алеа видела, что он понимает ее огорчение и сочувствует ей. Впрочем, она сама, как ни странно, не очень-то и расстроилась.

Где-то в глубине ее существа продолжала эхом звучать последняя фраза из давешнего сна. Времени не осталось. Алеа знала, что это правда, но не хотела этому верить.

Выбора у нее нет. Нужно без промедления отправляться в Борселию. Это очевидно — и неизбежно. Она не имеет права противиться своему предназначению, потому что поняла наконец: из-за нее жизнь многих людей круто меняется — и не только ее близких друзей. И дело не в гордыне — сама девочка предпочла бы избежать такой участи.

Она становилась взрослой и с каждым днем все яснее осознавала, что это не делает ее свободной. Совсем наоборот. Чем старше становишься, тем больше у тебя обязательств перед собственной судьбой и тем больше судеб других людей оказываются завязаны на тебя.

Стать взрослой. Она обязана сделать это ради друзей.

Да, времени у них не осталось.

— Хорошо, — произнесла она, вставая. — Мы не поедем в Провиденцию.

Фелим улыбнулся девочке. Всего раз Алеа видела во взгляде друида такую открытость и нежность — в тот день он подарил ей брошь, которую она с тех самых пор носит на груди, не снимая. Значит, он рад, что Алеа взрослеет, — хотя сегодня девочка отдала бы все на свете за то, чтобы остаться ребенком.

— Фейт, — обратилась она к бардессе, — вы, кажется, хотели со мной поговорить?

Та замялась:

— Не знаю, подходящий ли сейчас момент…

— Это так важно? — спросила Алеа.

Фейт обиженно подняла бровь.

— Не знаю, кажется ли это важным тебе, но для меня все, что случилось, ужасно. Бард не перестает быть бардом из-за глупого пустяка. Не в моих привычках скакать из одного конца королевства в другой в поисках юного создания, чтобы задать ничего не значащий вопрос.

— Я понимаю и сожалею, простите меня, Фейт… Может быть, перенесем разговор на завтра? — предложила Алеа.

— Нет. Я и так слишком долго держала все в себе. Дай отвести душу, поговорив с тобой, Алеа… Как рассказать тебе? Не очень-то это просто. Причина, заставившая меня покинуть мою касту, так… печальна. Случившееся разбило мне сердце, я ни о чем другом не могу думать. К несчастью, оно и тебя опечалит, я знаю.

«Тара и Керри», — поняла Алеа. Как она хотела, чтобы Фейт сказала ей что-то другое — но девочка знала, что не ошибается. И ободряюще улыбнулась певице. Я готова, говорил ее взгляд, можете начинать.

Фейт поднялась и стала расхаживать вокруг костра, — видимо, так ей было легче рассказывать.

— Тару и Керри, хозяев харчевни «Гусь и Жаровня», убили в тот самый вечер, когда ты уехала…

Алеа закусила губу, чтобы сдержать рыдания. Она знала, что скажет ей Фейт, но все равно была потрясена.

— Я глубоко опечалена, — продолжила Фейт. — Было бы чудесно принести вам счастливую новость, но они мертвы, и сегодня я могу думать лишь об этом. Я все время вспоминаю Тару и Керри, вижу перед собой их лица. Я поклялась отомстить за их гибель и, когда ты так поспешно исчезла, кинулась следом… Вот почему я искала тебя, Алеа… Вдруг ты поможешь мне найти их убийцу… Я…

Она без сил уселась на ствол поваленного дерева рядом с Алеей и обняла ее за плечи.

— Керри и Тара всегда были моими друзьями. Они были рядом в тот день, когда я впервые надела голубое платье бардессы, переживали вместе со мной все сомнения и утешали в печали. Я не спою больше ни одной песни, пока не отомщу, я поклялась в этом над их мертвыми телами.

Голос Фейт звучал все печальнее.

— Алеа, ты — мой единственный шанс понять, что с ними случилось. Вот почему я во что бы то ни стало должна была найти тебя. Приход Фелима и кольцо, которое ты нашла в ландах, — вот два странных события, что предшествовали их смерти, и я решила, что тут есть связь. Прошу тебя, Алеа, скажи, что я не ошиблась!

Девочка сжала руку Фейт и залилась слезами.

— Я не знаю, — рыдала она. — Конечно, вы правы.

Последние слова Алеа выговорила с трудом: она понимала, что принимает на себя новое, еще более тяжкое обязательство. Еще один человек отныне вовлечен в этот ужас — Фейт, бардесса. Как бы ей хотелось крикнуть Фейт: «Бегите прочь отсюда, спасайтесь, забудьте обо всем!» — но она знала, что Фейт не отступится, что Мойра уже сделала за нее выбор. Фейт должна ехать с ними. У нее своя роль в поиске, который ведет Алеа, и, возможно, спорить с этим опаснее, чем покориться предназначению.

Долг Алеи — убедить в этом Фейт, но не было для девочки ничего горше, чем навязывать свою участь другому человеку.

— Я и сама еще очень многого не понимаю, — чуть успокоившись, через силу заговорила Алеа. — Но если ты поедешь с нами, Фейт, мы станем искать убийцу вместе. Мне мучительно просить тебя, но и обманывать не хочу: соглашаясь, ты ввязываешься в запутанное и опасное дело, но я почти уверена, что у нас общий враг.

— Кто он? — нетерпеливо спросила Фейт.

— Это долгая история.

— Именно такие я больше всего и люблю, — настаивала бардесса.

«Ей нужно сказать правду», — подумала Алеа.

— Так давайте сядем у огня, — предложила она с улыбкой.

Алеа сделала знак друзьям приблизиться и несколько минут молчала, собираясь с мыслями. Девочка хотела быть точной, и присутствие бардессы очень ее смущало — она помнила, как замечательно рассказывала сама Фейт. Но о ребяческой робости пора забыть — и Алеа заговорила:

— Все началось в то утро, когда я нашла тело Илвайна Ибурана под песком в ландах… Илвайн был Самильданахом, и он был очень старым человеком. Вместо того чтобы передать силу ученику, как велит традиция, он умер в одиночестве, вдали от всех. И это первая загадка.

Она бросила взгляд на Фелима, пытаясь по глазам угадать, одобряет ли он ее рассказ.

— Продолжай, — кивнул ей друид.

— Когда я нашла тело Илвайна… то… думаю, я унаследовала его силу и могущество.

Бардесса медленно сняла руку с плеча Алеи.

— Фейт, — произнесла девочка, сделав глубокий вдох, — я — Самильданах.

На сидевших у костра друзей повеяло холодом. Мьолльн, с самого их бегства из Сай-Мины пребывавший в счастливом неведении относительно чуда, свидетелем которого стал, едва не задохнулся — так его поразили слова девочки. Только Фелим сохранял спокойствие и выдержку.

Фейт во все глаза смотрела на Алею.

— Клянусь Мойрой, если бы не твои достойные спутники, я бы сказала, что ты издеваешься надо мной, Алеа! Ты отдаешь себе отчет в том, что только что сказала? Ты… Ты считаешь себя Самильданахом?

— Я не «считаю», Фейт, к несчастью, я и есть он, и, поверь, я очень рада была бы солгать.

— Но это же совершенно невозможно, Алеа! — произнесла ошеломленная Фейт. — Самильданах не может быть… женщиной.

— Именно так, по-видимому, считает Совет друидов. Но Совет ошибается, и, честно говоря, это единственное, что меня радует…

Фелим стремительно встал, словно желая возразить, но Алеа так на него глянула, что друид счел за лучшее промолчать.

— Получив силу, которая мне не предназначалась, — продолжила девочка, обращаясь только к Фейт, — я, сама того не желая, обратила на себя злую волю и убийственное вожделение. Маольмордха послал за мной в погоню горгунов и герилимов. Керри и Тару наверняка убил один из них, чтобы узнать, куда я отправилась. Совет друидов…

Она помолчала и смерила Фелима холодным взглядом.

— Эти замечательные люди, желая убедиться, что я действительно Самильданах, решили устроить мне испытание… Судя по всему — смертельно опасное. С тех пор я бегу от них от всех.

Алеа тяжело вздохнула и улыбнулась бардессе.

— Вот, — заключила она, — теперь ты все знаешь.

Фейт молчала несколько долгих минут, ища ответ во взглядах сидящих вокруг огня людей, но видела в их глазах только страх, сомнения и сострадание. Она проделала весь этот долгий путь, чтобы найти убийцу, а стала участницей куда более жестокой драмы. Она не знала, что сказать, но не могла остаться равнодушной к отчаянию и страху, что скрывались за показной твердостью Алеи.

— Я поеду с тобой, — объявила она наконец. — Куда бы ты ни направилась, я буду рядом.

Решение Фейт всем принесло облегчение, на лицах появились улыбки — серьезность сохранял только Галиад, все еще обиженный на бардессу за насмешку.

— О путешествии в обществе столь прославленной бардессы можно только мечтать, что да, то да, ахум!

— К пению у меня душа не очень-то лежит, — призналась Фейт, — но, думаю, нужно уметь забывать о своих горестях, чтобы вкусить чуточку счастья. Если хотите, я спою сегодня вечером в честь нашей встречи.

— С превеликим удовольствием послушаем! — воскликнул Мьолльн, радуясь, что вечер закончится веселее, чем начался.

— Я бы и рада была повеселиться, но мы ведь даже не знаем, куда отправимся завтра, — перебила гнома Алеа. — В Провиденцию нам путь закрыт…

— Ты говорила о Борселии… — рискнул вмешаться Фелим.

Алеа удивилась предложению друида. Естественно, она собиралась как можно скорее оказаться в Борселии, но думала, что друид резко воспротивится: он ведь не был в восторге, когда она рассказала ему о своем сне. А теперь вот сам предлагает идти в Борселию. Что изменилось сегодня вечером? Неужели повлияло появление Фейт? Нет, Фелим непредсказуем…

— Мы сможем укрыться там на какое-то время, — добавил Галиад.

— Вчера вечером вы говорили, что дорога к Дереву Жизни никому не ведома, — удивилась Алеа.

— Кто говорит о Дереве Жизни? Просто отправимся в Борселию, а там посмотрим. Фейт знает этот лес лучше всех, я уверен.

— Таково право моей касты, — подтвердила бардесса.

Алеа оглядела своих спутников. На их лицах была написана решимость, даже Мьолльн поддался общему настроению. Иного пути у нее нет, тот сон казался явственней яви, — и все же страшно вот так слепо довериться ночной грезе. Послушаться видения — явно не лучший способ избавиться от других наваждений. Но куда еще ей идти? Указ короля об их розыске наверняка распространяется не только на Провиденцию. Возможно, Борселийский лес действительно лучшее убежище для нее во всем королевстве.

— Хорошо. Завтра мы пойдем в Борселию, — объявила Алеа.

Всем как будто стало легче, и Фейт запела у огня. Голос ее был звучен, а песни — одна красивее другой. Алеа забыла о своей тревоге, остальные тоже поддались очарованию. Только Галиад хранил невозмутимость. Он делал вид, что не слушает и занимается костром. После того как отзвучала вторая песня, он вообще удалился проверить окрестности.

Фейт пела весь вечер, а потом поведала им о своих странствиях. Алеа и Мьолльн заснули с легким сердцем, убаюканные голосом бардессы.

Галиад молча приготовил ложе для молодой женщины и учтиво сказал:

— Вы можете спать здесь, если захотите.

— Сперва воевали со мной, а теперь решили поухаживать? — насмешливо спросила Фейт.

— А вам этого так хочется? — в тон ей парировал магистраж.

Фейт вздохнула, пожав плечами, и отправилась спать, не удостоив Галиада даже взглядом. Тот со смехом удалился.

Глава 9 Переговоры

иаран не был обычным Великим Друидом. Внешне он ничем не отличался от собратьев — такой же лысый старик в белом плаще, — но некоторые считали его странным мечтателем, а другим он казался загадочным безумцем. Киаран стал Великим Друидом задолго до того, как Айлин возглавил Совет: по правде говоря, никто и не помнил, что побудило тогдашнего Архидруида оказать этому странному чудаку подобную честь.

А между тем причина существовала. Киаран вовсе не был ни чудаком, ни сумасшедшим. Великий Друид обладал редкостным и загадочным даром: с самого детства он каждую ночь попадал в Джар, мир вещих грез, и путешествовал там по океану знамений и символов. В Джаре Киаран видел смешение прошлого и будущего и просыпался, потрясенный и растерянный, — так что и правда походил на безумца. Впрочем, его самого это не слишком заботило. Настоящая жизнь Киарана проходила вдали от яви, в Джаре, и ему было безразлично, что думают о нем другие. Он замыкался в себе, пытаясь понять и разгадать знаки иного, нездешнего мира.

Тем вечером Киарану был оказан роскошный прием в замке бизанийского графа, что высится на холме над старинным Фарфанаро.

В этом выстроенном из дерева городе мелочей не было: каждый кусочек пространства, каждая улочка и переулок, дом и лавка были изукрашены и отделаны, словно драгоценная шкатулка. Опоры в виде женских фигур, черепичные крыши с резными коньками — все говорило о редкостном искусстве бизанийских мастеров, даже булыжники мостовых были выложены причудливым мозаичным узором.

Предки бизанийцев, заселившие южные земли королевства, были обычными наемниками на службе у правителей Галатии, но три поколения их потомков сумели прославиться своим изысканным вкусом, тонким мастерством ремесленников и искусством зодчих. Северяне часто находили любовь бизанийцев к украшательству чересчур варварской — мол, слишком уж все яркое, да и позолоты многовато, и формы вычурные, — но жители графства гордились своей роскошью и многочисленными художниками, зодчими и иными мастерами, не устающими состязаться друг с другом кистью и рубанком, мастерком и резцом. Все в этом графстве радовало глаз, даже наряды бизанийцев были поистине чудом из чудес. Везде и всюду в глаза бросался герб графа Бизанийского — золотая улитка на красном поле.

То был край внешнего блеска, всем и каждому надлежало выставлять напоказ себя, свой дом и свое добро, высоко ценилось искусство лести, умение покрасоваться своей образованностью и точное следование сложнейшему кодексу хороших манер и благопристойности, совершенно недоступному иностранцам. Это умение жить по-бизанийски называлось словом десенца.

Однако на сей раз Киарану было не до городских красот и чудес: сегодня его цель — во что бы то ни стало убедить Альваро принять предложение друидов, и потому он решил приступить к делу на первом же ужине, устроенном в его честь графом. Архидруид Совета все рассчитал правильно: Киаран очаровал бизанийцев своей необычностью, странными суждениями и мечтательной улыбкой.

Альваро Бизаньи и сам был человеком необычным. Самый богатый из всех графов, он любил искусство, веселье и хорошие манеры. Плотские радости были его религией, причем любил он в равной мере мужчин и женщин. Вечера и приемы, которые граф устраивал в своем роскошном дворце, давали обильную пищу для пересудов кумушкам и сурово осуждались христианскими аскетами.

Но этим вечером ни одно плечико не оголилось — в присутствии друида десенца требовала благопристойности. Граф позвал на ужин нескольких знатных горожан, присутствовали также дочь Альваро и капитан его личной охраны. Весьма уважаемые люди, как заключил для себя Киаран. Впрочем, друиду мало было дела до каждодневной суеты и нравов хозяина дома.

— Вам, конечно, известно, что туатанны заняли юг Галатии, — начал беседу Киаран. Ужин был в разгаре, одна перемена блюд следовала за другой.

— О да! — отвечал граф, хмуря брови и качая головой. — Положение ужасное. Все только о том и говорят, драгоценнейший друид…

— Эогану следует как можно скорее остановить их, — вступил в разговор личный лекарь графа.

— Вы, безусловно, правы, — добавил другой сотрапезник. — Король не может позволить варварам вырезáть целые деревни!

— А вот мы считаем иначе. — Друид улыбнулся, заранее зная, какое воздействие окажут его слова.

Глаза у всех присутствующих округлились от изумления, хотя никто не посмел оспорить более чем странное заявление.

— Вы хотите вступить в переговоры? — удивился граф Альваро.

— Только не с этими дикарями, клянусь предками дома Джаметта! — воскликнул пораженный капитан.

— О нет… Речь теперь идет вовсе не о переговорах, — пояснил собеседникам Киаран. — Туатанны уже захватили всю землю к югу от хребта Гор-Драка. Сейчас необходимо найти решение и способ остановить их — не дать двинуться на запад.

Со всех концов стола послышались возмущенные возгласы, но граф знаком призвал подданных к молчанию.

— И какое же решение предлагаете вы? — спросил он сурово.

Киаран положил вилку и нож, вытер губы уголком салфетки. Наступил решающий момент в разговоре, он должен во что бы то ни стало убедить слушателей в своей правоте, нельзя ошибиться ни в едином слове, иначе мнение графа склонится на другую сторону. Киаран вспомнил наставления Айлина, собрался с мыслями и пошел в наступление:

— Какое решение? Именно то, с которым уже согласился Эоган Галатийский. Нужно уступить часть земель туатаннам, принять их в наш торговый и военный союз, дать им… образование, и постепенно они забудут о войнах и примут нашу сторону.

— Что за странная мысль! — выкрикнул капитан гвардии. — Отдать землю напавшим на нас варварам!

— Они никогда не научатся благопристойности! — добавил граф.

Ничто в этой жизни не ценилось бизанийцами выше их изощренного кодекса поведения. В Фарфанаро десенца преподавалась детям в школе, граф лично каждый месяц заседал в совете самых именитых граждан, определявшем, что можно и чего нельзя делать, дабы не нарушать приличий.

Киаран колебался, но в конце концов все-таки решил применить сильнодействующее средство: графа придется припугнуть, чтобы он смирился — хотя бы ненадолго! — и подчинился решению Совета.

— Должен ли я напоминать, что вы когда-то получили земли Бизани от короля Галатии в благодарность за помощь и участие в изгнании отсюда туатаннов? Никто не думает отдавать им все королевство, речь идет лишь о части Темной Земли. Они станут бесценными союзниками в борьбе с Харкуром, поняв… какие выгоды сулит им подобный союз. Вы ничего не потеряете. Границы графства Бизань останутся неприкосновенными, у вас появится надежный союзник, который усилит армию короля Галатии.

— Любопытная мысль, — признал граф.

— И наконец, согласившись на такое решение, вы завоюете уважение Совета друидов, который я представляю, — закончил, хитро подмигнув, Киаран.

Присутствующие переглянулись и обменялись с графом улыбками, выказывая живой интерес к затее друидов.

Альваро отпил глоток из бокала. Красное вино из поздних сортов винограда доставлялось ко двору из западных областей Бизани. Виноградникам Эбонской бухты не было равных в стране.

Он прищелкнул языком о нёбо на манер бизанийских знатоков и с довольной улыбкой покачал головой.

— Если мы решим подписать договор, — произнес он, — пусть мне доставят еще один ящик вина.

Этими словами граф дал понять друиду, что готов согласиться на предложение Совета. Киарану оставалось уладить формальности. Он выполнил свою миссию. Теперь предстояло самое трудное: отправиться в Темную Землю и убедить брата короля уступить варварам часть своих владений.

Кто-то, возможно, и считал Киарана мечтателем, но сам он не питал пустых надежд относительно шансов на успех этого предприятия.


— Куда мы теперь поедем? — спросила друзей Алеа, когда завтрак подходил к концу.

— Если наша бардесса будет и дальше такой же скромницей, — вы только подумайте, как долго она не решалась с нами заговорить! — до места мы доберемся не скоро! — Галиад не упускал ни единой возможности поддеть Фейт.

— Я окажусь в Борселии прежде, чем вы отсмеетесь над собственными остротами! — не осталась та в долгу.

Алеа завела глаза к небу. Как же ей надоели перепалки! Правда, ее друзья не воспринимают их всерьез. Ничего, придется привыкать.

— Мы будем в большей безопасности, если доберемся берегом до леса Велиан, — высказал свое мнение Фелим, — а потом, обогнув его или проехав насквозь, попадем в Борселию.

— Ахум. Думаю, это и впрямь лучший путь, — поддержал друида Мьолльн. Гном редко вмешивался в принятие решений, но эту часть Галатии он знал лучше всех.

Они покончили с завтраком, и Галиад затушил костер и уничтожил малейшие следы их привала. Оседлав лошадей, друзья поскакали на юг, к побережью.

Вся первая половина утра прошла в молчании. Они пустили лошадей в галоп. Каждый понимал, что все начинается сначала, и никто не взялся бы сказать, радоваться им или горевать.

Алеа все сокрушалась, что они не поедут в Провиденцию. Словно чья-то злая воля намеренно уводит ее от города, куда она так мечтала попасть. Столица, Университет… Девочка на мгновение закрыла глаза и приотстала от остальных. Она узнавала плававающий в воздухе аромат. Так пахло в долине Саратеи, то был остро-пряный аромат ланд, в котором смешивались запахи вереска и дрока. Два дня назад Алеа сделала удивительное открытие: когда скачешь галопом, тебя одолевают сладкие воспоминания. Мерный шаг лошади завораживает, ветер кружит голову…

Сегодня она думала об Илвайне, похороненном под песком в нескольких шагах от Саратеи. Она давно не надевала на палец кольцо, хранившееся на дне заветной ладанки. Алеа вспомнила вырезанный с внутренней стороны знак. Как его разгадать без помощи магии? Надо искать смысл. Но зачем? Что в нем такого, в этом кольце? До чего же не хочется ни о чем таком думать — но обстоятельства сильнее ее. Кольцо теперь стало частью ее существа, оно само звало ее, как те сильваны из сна. Она должна все узнать. Девочка чувствовала, что пройдет много времени, прежде чем она найдет ответы на все загадки. Но она решилась. Она хочет во всем разобраться и верит, что приснившийся ей сильван не пустое наваждение. Алеа надеялась встретить его в Борселии и получить ответы на некоторые вопросы. Время шло, и она все отчетливее осознавала, что это ее последний шанс. Медлить нельзя, иначе Маольмордха найдет ее. Он — или те, другие.

Галиад заметил, что Алраган — пони Мьолльна — устал, и попросил спутников сбавить ход. Вдалеке показалось море, скоро они ступят на песчаный пляж, тянущийся вдоль западного побережья Галатии. Пустив лошадей шагом, они смогли поговорить.

— Фейт, ты встречалась с сильванами, расскажи нам, какие они… — попросила Алеа.

Бардесса подъехала к девочке и дружески ей улыбнулась.

— Сильваны? Они самые прекрасные и добрые создания в целом мире. Не то что… Галиад! — со смехом воскликнула она. Магистраж сделал вид, что не слышит. — О них много чего рассказывают, кое-что из этих историй правда, но остальное просто выдумки. Я встретила их однажды, когда пела сама для себя на опушке Борселии.

— И они вас освистали? — с насмешкой спросил Галиад.

— Вовсе нет, мои песни им скорее понравились: они вышли из леса и уселись рядом со мной. У них-то ведь ухо музыкальное, не то что у некоторых…

— Да уж, ушки у них остренькие! — развеселился Мьолльн.

— С тех самых пор, — продолжила Фейт, обращаясь к Алее, — когда я оказываюсь в Борселии, мне бывает достаточно запеть, чтобы привлечь сильванов. Все они очень похожи, так что я никогда не знаю, знакомы ли мы, но они как будто узнают меня.

— Но какие они из себя? — не унималась Алеа.

— Сильваны во многом похожи на нас, но они выше, стройнее, и, как верно заметил Мьолльн, уши у них большие и слегка заостренные.

Именно так выглядел сильван из сна девочки, а ведь она никогда в жизни не встречала лесных обитателей и никто их ей не описывал.

— Какого цвета у них кожа? — нетерпеливо задала она следующий вопрос.

— Она как кора деревьев, и с такими же бороздками.

— Фейт, в истории, которую вы поведали нам в харчевне «Гусь и Жаровня», короля сильванов звали Оберон. И случилась эта история очень давно. Возможно ли, чтобы он был все еще жив?

— В некотором смысле — да. Жизнь и смерть сильванов — странная штука. Нам, людям, трудно это понять. Сильваны подобны листве деревьев, они живут и умирают, подчиняясь смене времен года, но, нарождаясь снова, берут себе имена предков. Они словно и не умирают никогда, так что король сильванов всегда носит имя Оберон.

— Когда мы доберемся до Борселии, — продолжила девочка, — они придут на встречу с нами?

— Возможно, если я спою в лесах.

— А поговорить согласятся?

— Сильваны не знают нашего языка, Алеа, но я уверена, что Фелим говорит по-сильвански…

Взгляды друзей обратились на друида, который с самого начала разговора не проронил ни слова.

— Посмотрим, посмотрим… — пообещал он.

Алеа хотела было возразить, но к ним вихрем примчался Галиад — он в самый разгар беседы незаметно ускакал на разведку.

— Нас преследуют четверо герилимов. Они уже близко!

Фелим выругался, что-то сказал Галиаду на незнакомом остальным языке, достал из торбы пучок травы и скормил пони Мьолльна.

— Алрагану понадобятся силы. Нам необходимо скрыться, — объяснил он.

Галиад криком послал лошадей в галоп, и никто не осмелился произнести ни слова. Никогда прежде опасность не обрушивалась на них так внезапно, а до леса было еще очень далеко.

Лошади мчались невероятно быстро, и Алеа чуть отстала от кавалькады, чтобы не оставлять Мьолльна одного. Ей приходилось сдерживать Дулию — пони, почувствовав страх хозяйки, из последних сил рвалась вперед. Гном подгонял Алрагана, но бедное животное окончательно выбилось из сил.

Алеа чувствовала присутствие герилимов. Убийцы догоняли их. Она кожей ощущала жестокость их намерений — ее то и дело догоняла сзади волна чужой ужасающей ненависти, разительно не похожей на терзавшую ее два последних дня смутную тревогу. Паника овладела Алеей: она слышала запах надвигающейся опасности — запах смерти.

Вскоре они оказались на пляже, и Галиад погнал лошадей вброд по воде, надеясь, что это собьет герилимов со следа. А высокие дюны укрывали беглецов от глаз преследователей.

Алеа никогда прежде не видела моря так близко. Как бы ей хотелось спешиться и побродить босиком по мокрому песку! Увы, герилимы не позволят ей этого!

Спутники ехали час за часом в полной тишине и сосредоточенности, пока впереди не показались наконец крыши домов.

— Это Галабан, — сказал Галиад.

— Мы сможем остановиться здесь на ночлег? — спросил гном у магистража, — тот вглядывался вдаль, высматривая погоню.

— Нет, Мьолльн, герилимы недалеко, они наверняка станут искать нас в деревне… Оставаться здесь было бы безумием…

— Но пони нуждаются в отдыхе, да и мы тоже… Нужно купить еды и…

— Не утомляйте себя разговором, друг мой. Поскачем дальше, а мы с Фелимом на ходу решим, как поступить.

Гном недовольно скривился. Он устал от скачки, но не смел жаловаться. Алеа ведь не ноет, а она раз в десять моложе его! Хотел бы он понять, что творится в ее головке… Как ей, должно быть, тяжело и страшно. Какими далекими кажутся теперь счастливые часы, проведенные в садах Сай-Мины! Тревога и страх овладели их сердцами.

Когда они добрались до ворот, Галиад сделал им знак остановиться.

— Фелим, — спросил он, — время позволяет нам заехать в деревню?

Фейт, Мьолльн и Алеа с тоскливым ожиданием посмотрели на друида. Им очень хотелось отдохнуть самим и расседлать лошадей. День был трудным, и будущее не сулило ничего хорошего.

— Скоро ночь, — ответил Великий Друид, спешиваясь. — Но мы сможем найти укрытие и отдохнуть за пределами Галабана.

— А если нас заметят? — заволновался Мьолльн.

— Отойдем подальше, разобьем лагерь и поспим, пока Галиад будет нас охранять. На рассвете отправимся дальше.

— У нас маловато еды, да и лошадьми следует заняться, — вмешался в разговор Галиад. — Их необходимо перековать.

Друид кивнул и повернулся к бардессе:

— Фейт, вас они не ищут. Не согласитесь ли отправиться в деревню и взять на себя эти заботы?

— Конечно, с радостью. Я все сделаю и вернусь к вам.

— Мы отправимся вместе, — заявил Галиад. — Одну я вас не отпущу, и на то есть множество причин.

— Боитесь соскучиться? — усмехнулась Фейт.

— Нет, но на обратном пути вам может понадобиться моя помощь.

— Это просто смешно, Аль'Даман. Я иду одна.

Алеа решила, что ей пора вмешаться:

— Фейт, пусть Галиад составит тебе компанию! Ты, конечно, не заблудишься, но он, в случае чего, сумеет помочь и защитит тебя. Соглашайся.

— С этим одержимым я не буду чувствовать себя в безопасности. Кроме того, важнее, чтобы он защищал тебя.

— Со мной останется Фелим, Фейт, так что мне нечего бояться. Ну пожалуйста, возьми с собой Галиада, с пятью лошадьми тебе одной не справиться.

Бардесса обреченно вздохнула, вздернула брови и кивнула.


— Отец, мы когда-нибудь вернемся в Сид? — спросил Тагор, придя, как это было заведено в туатаннских кланах, на ежевечернюю беседу с отцом.

После захода солнца сыну вождя полагалось задавать отцу вопросы, чтобы научиться от него всему, что положено знать будущему главе племени. Но Тагор приходил не за тем, чтобы учиться управлять: он хотел понять причины ненависти, жившей в душе отца и других воинов клана, узнать наконец, в чем смысл всех тех смертей, что тревожили его сон после ухода из Сида.

Саркан ощущал невыносимую усталость. Он сражался, управлял своим войском, отдавал приказы, и у него почти не оставалось сил на разговоры с сыном, но он неукоснительно и с великой любовью исполнял отцовский долг.

— Правильнее было бы спросить, Тагор, должны ли мы были жить там все эти годы.

— Я не понимаю, отец.

— Ты жил в Сиде только потому, что наших предков изгнали из Гаэлии. Мы не должны были оказаться в Сиде, но, раз уж ты спросил, — да, сын мой, однажды мы снова увидим Сид.

Лицо Тагора мгновенно просветлело.

— Но когда же, отец?

— В день нашей смерти, Тагор. Именно в Сид мы отправимся, испустив дух. Когда закончится наша земная жизнь, мы перейдем в иной мир, но пока наш дом здесь, на острове Гаэлия, — таков порядок вещей.

— Отчего так, отец? Сид намного прекраснее этого острова! Отец, я всегда жил только в Сиде и был там очень счастлив! Я не хочу ждать смерти, чтобы вернуться туда!

Саркан вздохнул. Этот разговор они с сыном вели очень давно, чуть ли не с первого дня, как началось великое мщение туатаннов. И Тагор ежевечерне отказывался понимать.

— Ты прав, сын мой, Сид хорош, и жить там прекрасно, и все же это ничто по сравнению с тем, что ты сможешь познать в Гаэлии.

— Что здесь есть такого, чего нет в Сиде?

— Время, Тагор, время.

— Именно время заставляет нас умирать! Я не хочу, чтобы оно проходило! — воскликнул Тагор.

— Но оно неизбежно пройдет, и ты вернешься в Сид!

— Тогда к чему нам сидеть здесь и смотреть, как оно проходит?

Тагор срывался на крик. Он никак не мог понять отца, и это ранило его душу.

— Ты хотел бы вечно прятаться в Сиде, даже зная, что нам предназначена другая жизнь, здесь? Мы родились, чтобы жить на этом острове, сын мой. В Гаэлии ты познаешь то, чего не в силах дать тебе Сид, и когда боги решат прервать твое земное существование, они призовут тебя к себе. Так начертано свыше. Таково наше предназначение. Мы не боги, сынок, а вечно в Сиде живут лишь они. Нам же дано познать жизнь смертных, видеть, как восходит и заходит солнце, уступая место на небе луне, как меняются лица людей, как распускаются почки на деревьях. А в Сиде чудесного течения жизни не существует!

— В смерти нет ничего чудесного, отец! Я не хочу умирать!

— Чудо смерти, мой Тагор, состоит в том, что она неотделима от жизни. Иной жизни, кроме той, что предшествует смерти, не существует. Да, Тагор, Сид прекрасен. Но там нет ни времени, ни смерти, ни жизни. Гаэлия позволит тебе познать все это, только здесь ты научишься быть живым.

— Я чувствовал себя достаточно живым в Сиде! — запальчиво возразил Тагор.

— Потому что не знал, какова жизнь здесь, на Гаэлии. А теперь замолчи, сын мой, раскрой глаза, прислушайся и внимай миру, которого не понимаешь, и очень скоро жизнь убедит тебя в своей правоте, поверь мне.

Саркан встал и, не глядя на юношу, подошел к окну. Первые капли дождя упали на ночную землю.


Через полчаса бардесса и магистраж вошли в Галабан, ведя в поводу выбившихся из сил пони и лошадей. Оставшись наедине, они не произнесли ни единого слова и лишь изредка обменивались смущенными взглядами.

Вышагивая впереди в холодном вечернем воздухе, Галиад терзал себя упреками. Их глупая распря просто смешна, она портит настроение остальным, и магистраж, привыкший быть обходительным с дамами, ощущал неловкость. Ему никак не удавалось переломить себя. Фейт сильно задела его самолюбие в первые дни, когда скрытно следовала за ними, а он не почувствовал ее присутствия. Она не упускала ни единой возможности посмеяться над ним. Галиад признавал, что бардесса очень красива и все с ней прекрасно ладят, так что ему следует сделать над собой усилие и помириться с ней, тем более что Фелиму явно надоела их пикировка. Решив завязать дружескую беседу, магистраж улыбнулся Фейт и спросил:

— Где вы учились пению и игре на арфе? — Посмотреть на нее он не решался.

— На городской свалке! — отрезала певица.

С такой помиришься, раздраженно подумал про себя Галиад. Вряд ли у него получится подружиться с этой злюкой.

— Чем, безусловно, объясняется исходящий от вас запах! — с насмешливой улыбкой едко парировал он и, заметив кузницу, повернул направо.

Маленькое деревянное строение выходило на главную улицу селения. Большинство лавок было уже закрыто, кузнец тоже убирал инструменты, когда Галиад похлопал его по плечу:

— Простите, мастер, что беспокою вас в неурочное время, но мы очень спешим, а лошади наши нуждаются в новых подковах.

Кузнец хмуро взглянул на вооруженного рыцаря и тяжело вздохнул:

— Великая Мойра! Ну почему люди, подобные вам, вечно появляются именно в тот момент, когда я запираю кузницу?

Фейт выглянула из-за высокого плеча рыцаря и одарила ремесленника самой очаровательной из своих улыбок.

— Если хотите, — сказала она, смеясь, — я спою, чтобы вас подбодрить!

Кузнец буркнул что-то в бороду, вытер руки о кожаный фартук и знаком велел им поставить лошадей на конюшню.

В кузнице все говорило о рачительности и трудолюбии хозяина. Каждый инструмент висел на особом деревянном крюке, некоторые приспособления были явно собственноручной ковки. Рядом со входом, в желтом мерцающем свете фонаря, Галиад разглядел деревянный щиток со знаками, символизирующими принадлежность хозяина к гильдии кузнецов, а чуть ниже под стеклом стоял выкованный из железа великолепный крылатый конь — по всей вероятности, работа, снискавшая кузнецу звание мастера.

Хозяин знаком пригласил незнакомцев присесть на деревянную скамью.

— Сколько времени займет ваша работа? — спросил Галиад. — Мы могли бы пока…

— Я сделаю все очень быстро, — не дал ему договорить кузнец. — При всем уважении, сударь, думаю, будет разумнее, если вы останетесь здесь.

Галиад нахмурился:

— Почему вы так говорите?

— Ваши приметы красуются на городских стенах, вас ищут по приказу короля.

Бардесса с тревогой взглянула на Галиада. Они допустили ужасно глупую ошибку. Фелим предполагал, что их могут узнать, и Галиад не должен был уступать настояниям Алеи.

— Не тревожьтесь, — успокоил их кузнец, — у меня вам ничего не грозит. Короля нашего я считаю болваном и вовсе не собираюсь сдавать вас солдатам. Садитесь, прошу вас, я постараюсь все сделать как можно быстрее.

Галиад колебался, но выбора у них не было.

Эоган разослал приказ об их розыске по всему королевству, даже в маленькой деревушке о нем знают, так что теперь на них охотятся не только герилимы. Магистраж чувствовал, что преследователи дышат им в спину.

— Почтеннейший мастер, — обратилась к кузнецу Фейт севшим от волнения голосом, — мы очень вам благодарны и уйдем сразу, как только вы подкуете наших лошадей. Мы вовсе не хотим стать причиной ваших несчастий. Но нам необходима провизия. Не скажете ли, где мы могли бы купить еды, не рискуя… встретить солдат?

Мастер сидел на низенькой табуретке, зажав в коленях ногу лошади. После недолгой паузы он поднял глаза на молодую женщину.

— Ваших примет, сударыня, — сказал он, — никто не объявлял. Насколько мне известно, вас не ищут, так что можете спокойно ходить по улицам.

Фейт взглядом спросила совета у Галиада. Тот кивнул, вспомнив слова Алеи: «Времени не осталось…»


В графстве Сарр молодой друид Фингин без труда убедил Албата Руада принять план Совета относительно туатаннов, а вот Киарану в Темной Земле пришлось даже труднее, чем он ожидал.

Мерианд Мор Прекрасный, граф Темной Земли и брат короля, не сразу принял его в своем замке в Мерикуре. Он заставил Великого Друида провести долгие часы ожидания в пустых и холодных покоях, не оказав почестей, приличествующих его положению. Темная Земля ведет войну, и у Мерианда нет ни времени, ни желания заниматься друидом, тем более что тот наверняка занимает сторону короля. Эоган Мор Галатийский никогда ничем не помогал брату. Туатанны уже заняли северную часть графства, и Мерианд вынужден был защищать свою страну в одиночестве, силами не слишком подготовленного войска.

Ненависть разделила братьев Мор на следующий же день после смерти их отца и коронации Эогана. Мерианд надеялся, что брат, заняв трон, отведет ему особое место в государстве, но стал всего лишь одним из четырех графов. Зависть и ревность разъедали сердце Мерианда, он жил единственной надеждой: занять место брата на престоле Галатии. А нашествие туатаннов добавило ему горечи.

И все-таки Мерианд принял Великого Друида до наступления ночи. Когда Киарана провели в зал, граф, не вставая из-за огромного деревянного стола, указал гостю на широкое, обитое серым бархатом кресло. Брата короля не случайно называли Мериандом Прекрасным — он и вправду был очень хорош собой, обаятелен и изящен. На шелковом голубом с кружевами камзоле был вышит его герб — серебряная химера.

— Говорите, друид, я могу уделить вам не слишком много времени, — приказал он прежде, чем Киаран занял свое место.

Граф держался намеренно резко — у них в Темной Земле бизанийские правила хорошего тона силы не имеют.

— Мерикур очень изменился со времен моего последнего посещения, — широко улыбнулся в ответ Киаран.

— Неужто вы пересекли всю Гаэлию только за тем, чтобы сообщить мне о своих впечатлениях? — нетерпеливо спросил граф, не собиравшийся плести словесные кружева на друидский манер.

— Вы правы, граф, Сай-Мина и Мерикур и впрямь находятся на разных концах королевства, но забота о Темной Земле живет в сердцах членов Совета. Я проделал весь этот путь, потому что графство важно для нас не меньше остальных частей острова.

— Возможно, наше удаленное положение имеет свои преимущества. У нас, в Темной Земле, говорят: «Все браки счастливы, только завтракать вместе не хочется».

— Восхитительная и мудрая поговорка. Но я, дорогой граф, не предлагаю вам ни того ни другого.

— Тем лучше. Так чего же вы хотите?

Великий Друид выдержал паузу. Он хотел показать графу Темной Земли, что нисколько его не боится. В Гаэлии друиды делают королей — а не наоборот.

— Эоган не станет помогать вам победить туатаннов.

Граф был поражен.

— Он поручил вам сообщить мне эту новость?

— Нет, но такова правда, — бросил в ответ Киаран. Я просто сообщаю вам о положении вещей. Эоган не придет вам на помощь, и, если никто ничего не предпримет, туатанны будут здесь к концу следующего месяца. Они отнимут у вас трон — а с ним и голову.

— Мое войско даст им отпор, — возразил друиду Мерианд.

— Чтобы остановить туатаннов, понадобится вчетверо большее войско, и если вы этого еще не поняли, то скоро сами убедитесь. По нашим сведениям, туатаннские воины по всем статьям превосходят лучших бойцов Галатии, а ненависть к вам во много раз умножает их силу. Вы бессильны против них.

Граф нахмурился, он явно терял терпение.

— Если вы явились пугать меня, то просчитались: никакому безумному друиду не позволено диктовать мне, как поступать!

Застывший в кресле как изваяние Киаран произнес суровым глухим голосом:

— Через месяц вас уже не будет.

Граф открыл было рот, чтобы ответить, но не смог вымолвить ни слова: на сей раз он испугался.

— Совет предлагает вам свою помощь, — так же грозно продолжил Киаран.

Мерианд с тяжелым вздохом откинулся на обитую голубым бархатом высокую спинку кресла.

— Отдайте туатаннам часть земель вашего графства, пусть они там расселятся, а потом мы общими усилиями уговорим их взять Харкур и на том успокоиться. Таким образом они прекратят нашествие и одновременно избавят нас от Харкура.

— Кого это «нас»? — вскинулся граф.

— Вас, Галатию, Бизань, Сарр и Совет, конечно! Если мы объединим силы и употребим весь наш дар убеждения, туатанны не посмеют отвергнуть это предложение.

— Не может быть и речи о том, чтобы я уступил хоть пядь земли моего графства! — Оскорбленный Мерианд в ярости ударил кулаком по краю стола. — Мой брат — король, Галатия во сто крат богаче Темной Земли, вот пусть он и отдает туатаннам часть своего королевства! Тогда и поговорим об объединении сил.

— Туатанны уже пришли на ваши земли.

— Если Эоган уступит им часть Галатии, они уйдут.

— Ваш брат никогда на это не решится.

— Значит, нам не суждено стать союзниками.

Киаран понял, что проиграл. Граф был упрям, но друид решил сделать последнюю попытку:

— Вы предпочитаете умереть?

— Я предпочитаю защищать мой народ.

— Мерианд, вы совершаете ужасную ошибку. Туатанны уничтожат вас и ваших подданных, и тогда ваш брат отдаст им все ваше графство. Если же вы примете наш план, мы сумеем остановить нашествие.

— Я не уступлю ни клочка земли! — гневно выкрикнул граф и резко встал. — Возвращайтесь к Совету и передайте вашим собратьям, что Мерианд Мор не будет служить щитом — ни вам, ни королю. И, раз уж вы решили договориться за моей спиной с Эоганом, я больше не хочу видеть друидов в графстве Темная Земля. Передайте тем из ваших, кто находится в пределах моей страны, что у них есть девять дней на то, чтобы покинуть Темную Землю. Те, кто задержится, будут схвачены как предатели. Прощайте, — объявил он и стремительно покинул зал.


Галиад и Фейт легко отыскали своих друзей, несмотря на спустившуюся на землю темноту. Компания разбила лагерь под деревьями у подножия холмов.

Лошади были подкованы и досыта накормлены: кузнец оказался человеком слова. Галиад улыбнулся: в Галатии еще остались честные и смелые люди. Он осмотрел окрестности, расставил ловушки вокруг лагеря и попросил Мьолльна не зажигать огня.

Пятеро спутников долго сидели в молчании, измученные и встревоженные, озаряемые лишь бледным светом луны. В гнетущем воздухе таилась угроза. Мысль о герилимах, идущих по следу, и королевских указах на всех углах отбивала охоту разговаривать.

Фелим весь вечер простоял на коленях. Алеа поняла, что он старается собрать воедино всю свою волю и найти внутри себя ту особую силу, природу которой девочка начинала понимать. Друид готовился к битве.

Внезапно вокруг Фелима возник сайман. Алеа вряд ли смогла бы описать это словами, но она явственно различала, как вокруг тела друида обвиваются потоки тепла, и знала, что прочим увидеть их не дано. От изумления Алеа едва не упала навзничь, но удержалась и, раскрыв от изумления рот, любовалась потрясающим зрелищем. Она чувствовала на себе удивленный взгляд Мьолльна — гном не понимал, что ее так заворожило, — но не могла отвести глаз от изящных завитков невидимого другим пламени, окружавшего тело Фелима.

Друид, должно быть, почувствовал ее взгляд, и сайман растаял. Несколько долгих мгновений он смотрел на Алею, потом, не говоря ни слова, растянулся на земле.

Алеа вздохнула и тоже легла, приготовившись слушать Фейт, которая решилась наконец поиграть на арфе.

Музыка, медленная и печальная, дышала тревогой. Фейт умела читать чувства друзей и правдиво перелагать их в звуки, исполненные души. В этих созвучиях, помимо объединяющего всех тягостного ожидания, слышался то гнев Алеи, то страх Мьолльна, то чуткая настороженность Галиада, то ворчливое недовольство Фелима, то ее собственная скорбь. В конце каждой долгой жалобной музыкальной фразы Фейт извлекала из арфы последнюю ноту, в которой звучала слабая надежда — словно доверчивое дитя вопрошало о чем-то ночь.

Музыка убаюкала Алею, и она, несмотря на холод, скоро уснула, перенесясь в волшебную страну грез.

«Здесь тихо и тепло. Вокруг меня расстилается огромный луг. Я словно сплю с открытыми глазами на постели без конца и без края. Музыка доносится до меня, как шорох волн и шепот ветра, вокруг звучит простая нежная музыка, звуки складываются в мелодию, от которой перехватывает горло, а на глаза наворачиваются слезы. Мне кажется, что мир вокруг чуть дрожит, отзываясь на переплетение этих звуков. Они словно напоминают о чем-то забытом, что давно поджидало меня в сонном воздухе. Музыка была тут раньше. Задолго до всего. Всегда. Ее просто нужно было сыграть, ведь так?

И вот кто-то приближается ко мне — как я хочу, чтобы это был он, Эрван. Чтобы сказать ему, как я о нем тоскую. Чтобы он знал, что заполнил все мое существо, что он в каждом моем вздохе, в каждом ударе сердца. Как жаль, что я не сказала ему, как люблю его! Хочу, чтобы это был он, чтобы наши руки соединились над желтой травой в единое и вечное мгновение. Чтобы мир сомкнулся под нашими руками наперекор надвигающимся временам и чтобы мы никогда больше не расставались — до конца жтни. Да, пусть это будет он, — его несет ко мне этот ветер, эта музыка. Пусть он придет. И пусть наступит конец нашим мучениям. Хочу идти вместе с ним по затерянной, забытой дороге, ведущей туда, куда не проникает человеческий взор. Пусть моя жизнь обретет смысл. Пусть не случится так, что я проживу жизнь зря и умру глупо, не почувствовав в своей руке его руку, и пусть наши руки соединятся, а все остальное просто исчезнет.

Я помню его голос, его слова, его взгляд, как если бы всегда их знала, словно он был тут еще до нашей встречи, и на всем белом свете существовала единственная история, и написана она была для нас двоих. И также вечно пребывали в мире звуки этой мелодии, и нужно было просто сыграть их.

Как бы я хотела, чтобы это оказался он.

— Времени больше нет. Здесь его не существует.

Я поднимаю глаза и вижу другого юношу. Не Эрвана. Мне только примечталось, что это былЭрван. Почудилось, потому что очень хотелось. Но это не он. Другой голос, другой юноша, хотя ему столько же лет, сколько Эрвану.

Я никогда не видела это лицо, я не знаю, кто он, но он здесь, как и Эрван. Обнаженный по пояс. Тело расписано синими узорами. Синий гребень волос посреди бритой головы. Но все это не важно. Я вижу совсем другое. Вижу его глаза, которые смотрят на меня. Его глаза. Один — синий, другой — черный. Синее и черное. Как море и ночное небо.

— Кто ты?

Это мой голос. Он звучит вне меня, но я его узнаю. Я встаю с золотой травы. Мы обнажены, он и я. На моем теле те же синие знаки.

— Я — Тагор.

Теперь я даже не уверена, что сплю. Мир вокруг — и не явь, и не сон. Мне страшно. Сновидения такими не бывают. Со мной что-то происходит.

— Что ты делаешь здесь, Алеа?

Он поворачивается ко мне спиной. Откуда ему известно мое имя?

— Не знаю. Откуда ты знаешь, как меня зовут?

Его образ расплывается, удаляясь, как и все вокруг.

— Времени здесь не существует, Алеа. Этот мир принадлежит нам».


Пересекая границу графства Харкур у края гряды Гор-Драка, Аодх задумался, правильно ли поступает. Друид попался в ловушку, из которой не было выхода, и предпочел умереть, чем признать свое поражение. Он надеялся, что это послужит уроком Совету и — главное — Айлину, но теперь спрашивал себя, стоит ли оплачивать этот урок ценой собственной жизни.

Больше всего душу Аодха смутили слова Фингина. По-видимому, самый молодой друид Сай-Мины распознал западню, расставленную Аодху Архидруидом. Раз так, большинство Великих Друидов наверняка тоже поняли игру, затеянную Айлином, и защитят Аодха, если тот вернется, не выполнив возложенной на него миссии. Конечно, так все и будет. Совет простит его, но переживет ли он сам такое унижение? Раз он подчинился приказу Архидруида, то должен найти выход — даже если выхода нет.

Аодх ступил на землю графства Харкур, где каждый шаг приближал его к неминуемой смерти. Епископ Томас Эдитус ненавидел друидов, ибо само их существование на земле противоречило его вероучению. Друиды поклонялись множеству богов, над которыми стояла Мойра, ее почитали повсюду на острове. Томас же верил в Единого Бога — в Христова Отца. Но куда больше досаждало епископу сильнейшее влияние друидов на государственные дела. Совет был мощным орудием короля, а посему лучший друг епископа, граф Харкурский, почитал друидов своими заклятыми врагами.

Жители графства, которых Аодх встречал на дороге, смотрели на него с неприязнью и недоверием: здесь не любили знак Мойры, который друид носил на груди. Большинство харкурцев отреклись от прежней веры и почитали теперь Единого Бога, чьим символом служил крест, на котором, по утверждению Томаса Эдитуса, умер Богочеловек Христос. Граф и епископ полагали, что в Харкуре нет больше места ни иным богам, ни иной мудрости.

Но Аодха не смущали неприязненные взгляды встречных. Углубившись в свои мысли, он скакал к Риа, столице графства, любуясь резными отрогами Гор-Драка, где сверкали под весенним солнцем нетающие снега.

Он слишком поздно заметил патруль Воинов Огня. Все они поверх кольчуг были одеты в длинные белые плащи с вышитыми на груди красными языками пламени — гербом графа Ал'Роэга.

— Кто такой? — окликнул Аодха один из всадников. Богато украшенный шлем выдавал в нем командира.

— Я — Гелиод Таим, братья зовут меня Аодхом, я — Великий Друид Совета Сай-Мины.

Долгое мгновение воин молча смотрел на него, держась обеими руками за луку седла.

— Вы на земле Харкура, сударь, так почему же на вас знак Мойры?

— Потому что друид никогда не снимает свой белый плащ, как воин никогда не расстается с оружием. Я приехал, чтобы встретиться с графом Ал'Роэгом.

Шестеро солдат разразились хохотом.

— Он приехал встретиться с графом! Нет, вы слышали?! — издевательски воскликнул командир, оборачиваясь к своим людям. — Что ж, друид, в храбрости тебе не откажешь. Поворачивай назад, и я сохраню тебе жизнь…

— Вы не поняли. Я должен увидеться с Ференом Ал'Роэгом, графом Харкурским, и не уеду, покуда не встречусь с ним.

— Я не шучу, друид, немедленно поворачивай назад, иначе мы тебя вздернем.

— По какому праву?

— По приказу графа, глупец.

— Граф позволит вам повесить посла Совета, приехавшего, чтобы предложить ему договор?

— Граф Ал'Роэг хорошо заплатит нам за твою голову, и я спрашиваю себя, почему все еще трачу время на разговоры, вместо того чтобы немедленно тебя казнить. Солдаты, взять этого человека!

Те проворно спешились и направились к друиду, размахивая булавами и мечами. И в тот же миг Аодх исполнился саймана и спрыгнул на землю.

Жаркая сила пронизала все его тело и вырвалась наружу, и в следующее мгновение его плоть преобразилась в сверкающую сталь, руки и ноги сделались остро заточенными лезвиями, кружащимися в смертоносном танце. Живым клинком Аодх надвигался на застывших от ужаса солдат.

— Бросьте мечи! — заорал начальник отряда. — Хватайте булавы и раздробите его на куски!

Но Аодх оказался проворнее: подпрыгнув, он обрушил правую ногу на плечо ближайшего солдата, развалив того надвое до пояса, и продолжил смертоносный танец.

Солдаты подступили снова, и друид стремительной дугой полоснул по горлу другому солдату, но тут справа на него обрушилась булава. Аодх пошатнулся, и огонек саймана дрогнул, но лишь на миг — друид опять подпрыгнул, перевернулся в воздухе и, приземляясь, перебил нападавшему обе ноги. Не теряя ни мгновения, он выпрямился и нанес четвертому солдату смертоносный удар кулаком.

Командир, видя, что друид за несколько минут убил четверых его людей, выхватил оружие и поскакал на него с криком:

— Во славу Креста Господня!

Друид успел отклониться, но последний оставшийся в живых солдат изо всех сил ударил его булавой по ноге. От могучего удара металла о металл посыпались искры, друид потерял равновесие, упал на землю и, подкатившись под лошадь командира, ударил животное руками-лезвиями в брюхо. Лошадь рухнула на землю, увлекая за собой всадника.

Аодх стремительно поднялся и повернулся к солдату. Тот заслонился щитом, но друид, снова взлетев в воздух, одной ногой лишил его защиты, а другой снес голову.

От этого удара друид и сам не удержался на ногах. Обернувшись, он увидел, что начальник отряда вскочил на другую лошадь и бросился прочь. На земле валялось пять изуродованных трупов. Когда Аодх вновь обрел человеческий облик, ноги его были по колено в крови.

Друид отдышался и отправился на поиски своего скакуна, а потом, бросив последний взгляд на тела убитых врагов, прыгнул в седло и послал коня в галоп, продолжив путь к Риа.

Вдалеке, на юге, горы сменились морем. Аодх скакал до самой темноты. Он не знал, сколько времени провел в седле, обдуваемый морским бризом. Болела спина, отчаянно слезились глаза. Наконец он решил остановиться на ночлег, расседлал лошадь и развел костер.

Аодх чувствовал себя опустошенным и невыносимо одиноким. Ах, если бы рядом оказался его магистраж Адриан! Поборов минутную слабость, он принялся восстанавливать силы.

Жестокая схватка измотала и глубоко потрясла друида. Он не знал, как ему следует теперь поступить. Слова молодого Фингина, нападение Воинов Огня, усталость — все склоняло Аодха к тому, чтобы оставить безнадежную затею. Но друид не должен отступать.

Погрузив лицо в ладони, Аодх попытался собраться с духом. Огонь обжигал ему пальцы, и он чувствовал себя беспомощным, как в первые дни ученичества.

Внезапно из-за высокого серого валуна послышался какой-то шум, и Аодх вскочил на ноги. К нему направлялся высокий человек с посохом в руке:

— Не бойтесь! Я всего лишь безобидный старик.

Незнакомец прихрамывал. Величавый, в богатой одежде, он выглядел странно неуместным в этих безлюдных просторах. Вид его не внушал доверия.

— Я увидел ваш огонь и пришел — как друг.

Аодх взглянул в лицо незнакомцу и не слишком приветливо пригласил его присесть.

— Добрый вечер. Кто вы? — спросил он, садясь рядом.

— Ну же, я уверен, что вы меня узнаете, Великий Друид…

Аодх вздрогнул.

«А ведь старик прав, — подумал он. — Его лицо чем-то мне знакомо. Но я его давно не видел, раз не могу вспомнить. Странно. Если мы знакомы, вряд ли эта встреча случайна. Неужели я угодил в новую ловушку?»

— Неужели? — спросил он.

— Вы были очень молоды, брат мой, когда я покинул Совет.

Аодх нахмурился и внезапно вспомнил.

«Не может быть! Как же меня угораздило наткнуться на него? Что он здесь делает? Не могу поверить!»

— Вы… Самаэль?

Старик облегченно вздохнул и широко улыбнулся друиду:

— Ну вот… Как же давно никто не называл меня моим друидическим именем! Приятно узнать, что меня не вовсе забыли… А вы — Гелиод Таим, не так ли?

— Теперь братья зовут меня Аодхом. Вы покинули Совет в день моего посвящения.

Старик рассмеялся, раскатисто и недобро:

— Покинул? Так вы называете мой уход?

— Так говорят о друиде, который по доброй воле покидает Совет.

— Между выражениями «добровольно покинуть» и «быть вынужденным уйти» существует некоторая разница, дорогой друид. Но поговорим лучше о вас… Что вы делаете здесь, так далеко от Сай-Мины, один, без магистража?

— Я прибыл на переговоры с Ференом Ал'Роэгом, графом Харкурским.

— Вот как… Жаль, что они не прислали Киарана, мы были очень близки когда-то, и я хотел бы увидеться с ним, потолковать о мире сновидений… Что вы намерены обсудить с графом?

Аодх внезапно осознал всю нелепость беседы.

— Самаэль, вы возникли передо мной как из-под земли, в самом сердце Харкура, после стольких лет отсутствия, Совет ищет вас и жаждет вашей смерти, а вы присаживаетесь к моему костру, чтобы вот так запросто поболтать ни о чем? Я мог бы принудить вас вернуться на суд Совета…

— Для начала попробуйте меня принудить к чему бы то ни было вообще… Я уже не член Совета, но сайман по-прежнему со мной, молодой человек, и я им по-прежнему владею. Впрочем, я почему-то уверен, что вы не станете меня ни к чему принуждать… Вас ведь тоже заставили уехать, я прав?

Аодх ничего не ответил. Он уловил насмешку в тоне старика и почувствовал себя уязвленным.

— Как вы жили, Самаэль, после того как покинули Совет?

Тот в ответ широко улыбнулся:

— Первые несколько лет я пытался забыть свою ненависть к Элою — Архидруиду, заставившему меня уйти.

— Элой умер, Самаэль, его сменил Айлин.

— До меня доходили слухи. Айлин умен, я уверен, что он прекрасно справляется с ролью Архидруида, не так ли?

«Подначивает меня, — подумал Аодх. — Знает, что я здесь из-за Айлина, но хочет, чтобы я сам сказал. Но зачем? Возможно, чтобы самому убедиться в сходстве между его и моей судьбой. И тем самым утвердиться в нелепой мысли, что именно Совет виновен в его уходе? Или он вознамерился использовать мое недовольство Айлином в иных целях? Нет уж, мое дело — заставить раскрыться, а самому помалкивать».

— А что вы делали потом?

— Я расскажу, если хотите, но пообещайте, что перестанете уклоняться от моих вопросов. Не оскорбляйте мой разум, Аодх, я здесь, потому что хочу этого, и мог бы уйти, не сказав больше ни слова. Думаю, я заслуживаю немного доверия или хотя бы уважения.

«Понял, что я разгадал его игру. Надо его успокоить. И заодно попытаться понять Самаэля получше, прежде чем говорить с ним начистоту. Впрочем, любопытно, что он желает мне сообщить».

— Я глубоко почитаю вас, Самаэль, но и вы, надеюсь, понимаете мое удивление и причины моей настороженности. Вы стали врагом сообщества, к которому я принадлежу.

— Я никому не враг, Аодх, но не вижу нужды оправдываться. Элой умер, вместе с ним умерла и моя жажда мести. Мне жаль, что остальные Великие Друиды не сумели когда-то удержать его от несправедливости, вынудившей меня к бегству, но все это осталось в прошлом. В конце концов, большинство участников той прискорбной истории тоже ушли из жизни. Я не пытаюсь разжалобить вас, Аодх, и не стремлюсь ни в чем убедить.

— Тогда расскажите, как живет Великий Друид, покинув Совет.

«Подброшу ему надежду — что я тоже собираюсь оставить Совет. Уверен, он именно этого и ждет».

— Я постарался увидеть мир чистым взглядом, отрешившись от предубеждений Совета. Живя среди друидов, перестаешь воспринимать мир таким, каков он есть. Доверяешь только Совету, видишь все его глазами, забывая, что смотреть нужно сердцем. По прошествии нескольких лет я понял, сколь искаженным было мое видение мира. Следовательно, заблуждается и Совет.

— О чем вы? — спросил Аодх с неподдельным интересом в голосе.

— О Мойре, — просто ответил старик.

— И что же Мойра?

— Это величайший обман, Аодх.

Друид остолбенел от неожиданности.

«Старик совсем свихнулся. Не следует его оскорблять — это может плохо кончиться. Но и пропустить подобное мимо ушей тоже нельзя. Пусть приведет доводы».

— Мойры не существует, Аодх, это всего лишь глупейшее объяснение того, что правит миром на самом деле. Где логика, где смысл существования Мойры? Как можно ее волей объяснить что бы то ни было?

— А что, по-вашему, необходимо объяснять?

— Человека. Жизнь. Все. Зачем мы здесь? Только, ради всего святого, не говорите: «Потому что так захотела Мойра»! Это не ответ, а чушь! Слишком просто.

— Каков же ваш ответ?

— Я его ищу. Сейчас меня больше всего интересует христианский бог. Кстати, христиане принимают меня за единоверца и даже сделали епископом! Уморительно, не правда ли? Епископ Наталиен, так они меня зовут. Знали бы эти люди, что когда-то я был друидом!

— В чем же суть различия между их так называемым богом и Мойрой? — не успокаивался Аодх.

— О, вы правы, разница не так уж велика, она, пожалуй, в том, что христиане признают Писание и почитают письменное слово. Вы даже представить себе не можете, Аодх, какие богатства таятся в книгах! В них мое главное счастье.

Аодх растерянно молчал.

— Странно слышать подобное из уст бывшего Великого Друида, не правда ли? И все-таки это правда, Аодх. Чтобы понять, нужно постараться смотреть на мир, забыв глупое учение, которым столько веков нас потчевал Совет. Беда в том, что все слепо его принимают.

— Вы… Вы — за Томаса Эдитуса? — ошарашенно пробормотал Аодх, сраженный безумными речами собеседника.

— Эдитус мне смешон. Меня интересует лишь знание, скрытое в книгах, ибо знание… это власть и сила. Харкур — наилучшее место для осуществления моих мечтаний. Здесь находится Мон-Томб, Аодх, и мне доступны все его книги! Каждая открывает новую дверь, и очень скоро я буду сидеть на троне, который принадлежит мне по праву.

«Он хочет занять место Ал'Роэга! Великая Мойра, я должен предупредить Совет. Этот безумец жаждет захватить власть, используя сайман, а Совет даже не знает, что он здесь! Я должен немедленно вернуться в Сай-Мину! Забыть пережитую горечь, простить Айлина и предотвратить грозящую нам беду».

— Самаэль, я не знаю, что вам сказать…

— Просто скажите правду: Совет послал вас сюда с невыполнимым поручением на верную гибель, потому что хочет избавиться от неудобного человека, так?

«Он безумен, я должен торопиться…»

— Что вы намерены делать? — спросил старик. — Вернетесь и станете ждать, когда они найдут иной способ избавиться от вас? А вы спрашивали себя, почему они так хотели отослать вас?

Аодх ничего не ответил.

— Возможно, они испугались, что вам откроется истина. Поняли, что однажды вы, как и я, прозреете и скажете себе: учение Мойры — не более чем чудовищный обман! Подумайте, Аодх!

— Я уже подумал, Самаэль, и должен теперь вас оставить. Прощайте.

Аодх встал и направился к своей лошади.

— Очень жаль, Гелиод Таим, вы совершаете самую горькую ошибку в вашей жизни, а могли бы обрести наконец свободу!

— Меня зовут Аодх. Прощайте! — повторил друид, садясь в седло.

Не успела его лошадь перейти на галоп, как Аодх почувствовал внезапную и жестокую боль в спине. Опустив глаза, друид с ужасом обнаружил, что из его груди торчит наконечник стрелы. Она пробила ему сердце. Зеленые капли на металлическом острие выдавали присутствие яда.

Аодху не хватило сил обернуться — смерть унесла его, не дав увидеть натянутый лук в руке старика.


Когда трое магистражей вернулись в Сай-Мину и сообщили Совету, что потеряли след Алеи, Айлин впал в неистовую ярость, приказал собрать Великих Друидов в Зале Совета и позвать туда же молодого Фингина — он ведь теперь посол и, следовательно, имеет право присутствовать на Совете, пусть и не являясь пока Великим Друидом.

Все сразу поняли, что Айлин разгневан, и в Зале Совета повисла гнетущая тишина.

Молодой Фингин никогда прежде — не считая дня своего посвящения — не присутствовал на заседаниях и был поражен этим общим напряжением, что не помешало ему извлечь очередной урок из всего услышанного. Он был усердным учеником и не упускал ни единого слова из разговора друидов.

— Начнем с хороших новостей, — попросил Архидруид, — они слишком редки, чтобы оставлять их напоследок. Фингин, расскажите нам, как прошло ваше свидание с Эоганом.

Странно было, что простого друида пустили на Совет, а уж то, что ему позволили говорить, казалось совсем невероятным. Фингин чувствовал на себе взгляды присутствующих, но говорил — спокойно и с достоинством:

— Эоган принял наше предложение. Но взамен он попросил, чтобы мы сами уладили сложности с соседями. Кроме того, нам придется помочь ему успокоить народ — людям вряд ли понравится, что их государь отдает часть королевства дикарям. Но сам Эоган твердо намерен заключить мир с туатаннами — это укрепит его позиции в противостоянии с Харкуром, который становится все опаснее. Албат Руад, граф Саррский, не посмел оспорить решение короля.

— Благодарю, Фингин. — Архидруид улыбнулся. — Преуспел ли ты в Бизани и Темной Земле, Киаран?

— Бизань подчинится совместному решению Совета и Галатии. Альваро — соглашатель, он сделает все, что мы ему скажем. А вот Мерианд — гордец, он завидует своему брату-королю и не способен мыслить трезво. Он отверг наше предложение и, как вам известно, приказал изгнать из графства всех друидов.

— Это не важно. Наши братья могут отправиться в Галатию и дождаться свержения Мерианда с трона. Это вопрос времени. Печальную новость принесли сегодня утром барды: наш брат Аодх убит в Харкуре.

По залу пронесся встревоженный шепот.

«Эрнан или Тиернан наверняка выскажутся», — подумал Фингин, но Архидруид никому не позволил вмешаться.

— Мы знали, что рискуем, — продолжил Айлин, — но теперь можем быть уверены: если союз с туатаннами состоится, он будет заключен против Харкура. В каком-то смысле враг у нас все тот же.

«Нужно быть Архидруидом, чтобы осмелиться сказать такую вещь в подобных обстоятельствах, думаю…»

— Кто займет место Аодха в Совете? — спросил Эрнан, раскрывая на коленях свиток Совета.

— Время Фингина, возможно, еще не пришло, хотя он достойно выполнил свою миссию. Аодх сообщил мне о своем желании оказать покровительство Отелиану, поэтому друид Отелиан будет возведен в ранг Великого Друида, как только мы подготовимся к церемонии. А пока я должен сообщить вам вторую плохую новость, — продолжил Архидруид. — До нас дошла весть о смерти Альдеро.

Члены Совета снова потрясенно зашептались.

Архидруид посмотрел на Фингина. Он как будто колебался, стоит ли говорить об этом в присутствии молодого друида, но продолжил, голосом тяжким и печальным:

— Альдеро убил Маольмордха, которого наш брат разыскивал целый год. Он был одним из храбрейших среди всех, кого я знал в жизни. Его смерть — большая потеря для Совета…

«Он словно сравнивает его с Аодхом. Должно быть, они ненавидели друг друга еще сильнее, чем я думал».

— Его ученик, Калан, будет возведен в ранг Великого Друида одновременно с Отелианом. Братья мои, я разделяю ваше горе, но знайте, что эта смерть помогла нам узнать важную вещь: место, где укрылся Маольмордха.

Эрнан снова принялся что-то писать в книге Совета.

— Он в цитадели Шанха. Да-да, в этом легендарном замке. Я и сам думал, что Шанхи не существует, ведь, если верить нашим летописям, никто никогда не мог ее отыскать.

Эрнан согласно кивнул.

— Думается, Маольмордха решил свергнуть Совет, и это самая серьезная угроза за все время его существования, ибо сила и власть отступника увеличиваются с каждым днем. Мы переживаем страшный момент, наше сообщество под угрозой. С одной стороны — Маольмордха, с другой — эта девочка, Алеа.

«Так вот что его заботит — он привлекает наше внимание к Маолъмордхе, но мысли его заняты Алеей. Скорее всего он потому и впал в такую ярость. Поверить не могу, что столь юное создание способно так встревожить старого, опытного и мудрого друида. Воистину поверишь, что девочка наделена силой, а может, она и правда Самильданах».

— Все вы знаете, что она убежала в тот вечер, когда мы решили подвергнуть ее испытанию манитом Габхи. Похоже, кто-то ее предупредил. На следующий день исчезли Фелим и его магистраж, и я совершенно уверен, что именно Фелим помог этому ребенку скрыться при… странных обстоятельствах, о которых я предпочитаю не говорить.

«А ведь это самое интересное! Я не понимаю, как могла девочка сделать то, что она сделала в тот вечер…»

— Вот почему я ставлю на голосование вопрос об изгнании Фелима, который попрал законы Совета и пошел наперекор решению, которое мы приняли. Братья мои, и ты, юный Фингин, поднимите руки, если вы согласны изгнать Фелима.

Руки, одна за другой, начали медленно подниматься — робко, нерешительно. Большинству братьев предстояло впервые голосовать за подобное, и всем было тяжко. Но не подняли руки только Киаран и Фингин. Насчет первого никто не удивился, но взгляды остальных обратились на молодого друида, и он почувствовал, что краснеет.

«Такой способ голосования невыносим. Это наверняка подстроено. Как не подчиниться подавляющему большинству? Если я не подниму руку, наживу врагов, а если подниму, меня сочтут трусом, которому не хватает мужества отстаивать собственное мнение, особенно когда оно идет вразрез с мнением большинства… Тупик. Единственный способ выбраться из затруднения — взять слово, но это будет неправильно воспринято, ведь я даже не гость Совета. Великая Мойра, они все на меня смотрят! Когда же закончится это мучение? Придется говорить — выбора нет».

— Братья, будь Фелим предателем, он не привел бы к нам эту девочку. Он выступал не против вашего решения, но против метода и…

— Довольно! — оборвал его Айлин. — Друид не говорит перед Советом, если его об этом не просят! И уж тем более во время голосования — чтобы не повлиять на мнение голосующих.

«Но ведь не проголосовали только мы с Киараном! Я уже ни на кого не могу повлиять, я всего лишь оправдываюсь! Айлин снова готов на все, чтобы добиться своего. Тем хуже. Я хотя бы попытался».

— За изгнание Фелима проголосовало большинство, два голоса подано против, что и будет занесено в книгу Совета, — торжественно объявил Айлин, наградив молодого друида ледяным взглядом. — По нашему закону Фелима будет судить Совет, то есть ему грозит смерть или — в лучшем случае — уничтожение его силы в маните Саарана. Следовательно, мы должны найти его, а поскольку велика вероятность, что предатель сопровождает девочку, которую мы тоже ищем, я предлагаю послать троих друидов с их магистражами по следу беглецов: так мы будем уверены, что их найдут и привезут назад. Я предлагаю кандидатуры Шехана, Тиернана и Аэнгуса. Решение за вами, братья…

Против на сей раз оказался только Фингин.

— Что касается туатаннов, теперь, когда Бизань, Сарр и Галатия согласились с нашим решением, я отправлюсь в Филиден, на переговоры с Сарканом, вождем туатаннских племен. На сегодня все, пусть трое наших братьев сегодня же вечером отправятся в путь вместе с магистражами.

Друиды поднялись и с каменными лицами покинули зал. Всем казалось, что Совет впервые не сумел остаться хозяином положения, как будто какая-то злая сила обыграла их. События ускорялись, и это одновременно поражало и устрашало. В воздухе запахло переменами — неожиданными и разрушительными.

Айлин покинул зал последним. Он сидел, погрузившись в свои мысли, не замечая ничего вокруг и не отвечая на прощальные слова братьев. Сгорбившись и понурив голову, он вернулся в свои покои, где его, как всегда, ждал архивариус.

— Эрнан, в юном Фингине есть нечто значительное, вы не находите? Он просто блистателен!

Архивариус ничего не ответил. Он смотрел на Архидруида, который в задумчивости расхаживал по комнате. Это вошло в привычку: они встречались каждый вечер, и Архидруид говорил, говорил не переставая. Время от времени он задавал вопросы, которые не требовали ответа, — и Эрнан не отвечал. Он терпеливо ждал, когда Айлин выскажется и успокоится, а уходя, изрекал какую-нибудь убийственную фразу, над которой старик мог размышлять до следующего утра. Таков был дружеский ритуал, помогавший Айлину справиться с грузом забот.

— Я, знаете ли, нахожу, что он очень похож на меня в молодости. Такой же упрямый и такой же храбрый. В эти годы думают сердцем, каким бы блестящим ни был ум. А ум и правда блестящ! Вы заметили, как внимательно он слушал все, что мы говорили? Он живет среди нас всего семь лет, а уже владеет истинным мастерством друида лучше всех этих болванов. Я говорю об истине и о том, как на нее посмотреть. Чтобы убедить другого в своей правоте, знание истины, конечно, необходимо, но лишь в качестве довода — важнее всего то, как высказать это знание! Этого молодого человека не проведешь — он сразу схватывает суть. Поверьте мне, из него выйдет редкостный Архидруид. Самое печальное в судьбе Архидруида — то, что ему не суждено увидеть преемника на своем месте. Как бы я хотел дожить до того дня, когда Фингин станет Архидруидом… Как отважно он защищал свое мнение, объясняя, почему не захотел присоединиться к большинству! Я даже испугался на мгновение, что негодник заставит меня сорваться! Подобного со мной давно не случалось, но, знаете, дорогой Эрнан, мне это доставило некоторое удовольствие. Да, Фингин — прекрасный друид. Теперь, когда Фелим ушел, а Аодх мертв, он — последний член Совета, заслуживающий моего уважения, — не считая вас, конечно, дорогой друг! Да-да, я знаю, что вы думаете. Что Аодх погиб по моей вине и что я только что поставил Фелима в чертовски безвыходное положение. Но вы не знаете истины во всей ее полноте, добрый мой друг. А тут дело опять-таки в том, как посмотреть.

Впервые монолог Архидруида задел Эрнана за живое — он даже поднял голову и исподлобья взглянул на старика.

— Аодх погиб, потому что был слишком честолюбив и жаждал моего поражения, Эрнан. И теперь я должен признать, что проиграл. Я не думал, что он зайдет так далеко. Я скорблю о его гибели, хотя сознательно подталкивал его к совершению ошибки… чтобы защитить! Он был слишком горд! Я виноват, очень виноват, надеюсь только, что не повторяю той же ошибки с Фелимом. Он тоже редкостный друид. Возможно, лучший из нас.

Эрнан не сдержался. Много лет он молчал, не позволяя себе высказаться, но в этот раз поддался искушению и прервал монолог Архидруида:

— Так зачем же вы изгнали его, почему заставили совершить ошибку?

Айлин остановился. Вид у него был потрясенный, он долго молчал, глядя в лицо Эрнану, а потом воскликнул:

— Вы разве не понимаете? Эрнан! Все это время вы принимали меня за палача, так? — Вид у старика был оскорбленный.

— Архидруид, я… я не знаю. Я не понимаю, зачем вы заставили нас осудить человека, которым так восхищаетесь…

— Подумайте о будущем, Эрнан, подумайте о будущем! Разница между Великим Друидом и обычным человеком проста: люди радуются, негодуют, осуждают и сочувствуют, а друиды ищут выход! Вот чему я вас всегда учил, клянусь Мойрой! Речь не о том, чтобы наказать Фелима за его поступок, следует найти наилучшее решение, чтобы помочь ему в будущем!

— Но согласитесь, что смерть Аодха ставит такой подход под сомнение…

Эрнан тут же пожалел о своих словах, но Архидруид, казалось, не заметил иронии.

— Я извлеку из этого урок, дорогой архивариус, даже в моем возрасте нужно учиться!

— Но чем изгнание поможет Фелиму?

— На самом деле это вовсе не изгнание, я намеренно вынудил его бежать вместе с девочкой, Эрнан. Изгнание — это всего лишь обряд, для Совета.

— Но почему вы так поступили?

— Да потому, что она — Самильданах, разумеется! — воскликнул Архидруид, усаживаясь за свой стол.

Архивариус не сдержал возгласа изумления:

— Но как?!

— Вы ничего не поняли, друг мой. Мы беседуем каждый вечер, и я надеялся, что вы догадались о причинах моего выбора… Алеа — Самильданах, тут не может быть сомнений, и это, безусловно, худшая новость за всю историю Совета. Потому что она знаменует наш конец. Скоро друидов не станет, Эрнан. Ни друидов, ни Совета, ни Самильданаха.

— Я думал, женщина не может быть Самильданахом!

— Но это случилось. И сказано: ее приход означает конец саймана!

— Я… Я по-прежнему не понимаю, зачем вы так поступили с Фелимом, Архидруид, даже если малышка действительно Самильданах.

— Чтобы он был свободен, Эрнан. Свободен от Совета и остальных друидов, свободен от вас и от меня. Я хотел, чтобы он сопровождал девочку и помог исполниться предначертанию судьбы. Мне казалось, это так очевидно…

— Значит, вы не желаете смерти Фелима?

— Конечно нет, друг мой, конечно нет. Фелим — один из самых драгоценных моих друзей.

— Я не уверен, что все понимаю, Архидруид, я…

— А теперь оставь меня, Эрнан, вся эта суета меня утомила. Я должен отдохнуть, дорогой архивариус. Мы вернемся к разговору завтра.

Потрясенный Эрнан почтительно поклонился и отправился к себе. Как он жалел теперь, что так поздно понял побуждения Архидруида! Он всегда восхищался этим человеком и должен был сразу догадаться, что у него добрые намерения, а не сомневаться и не подозревать Айлина в старческом слабоумии. Эрнан был глубоко потрясен и долго не мог уснуть.

На следующий день Айлин умер.

Никто так и не узнал, оборвал ли его жизнь тайный недуг или же Архидруид сам решил пресечь свой земной путь. Рядом с телом нашли записку в несколько слов, где Айлин объявлял свою последнюю волю: Эрнан должен занять его место Архидруида, а Фингина следует сделать Великим Друидом и отдать ему место Эрнана в Совете. Заветы Айлина потрясли большинство Великих Друидов. Фингина совсем недавно посвятили, за всю историю Совета его членом никогда не становился столь молодой человек. Впрочем, волю Архидруида тоже никогда не нарушали.

В тот же вечер Фингин, Отелиан и Калан стали Великими Друидами, а Эрнана провозгласили Архидруидом.

Эрнан плакал на похоронах, но в глубине души он благодарил Мойру за то, что она повелела Архидруиду открыть ему душу перед смертью. Эрнан поклялся себе, что постарается стать таким же мужественным и добрым, каким оказался старый Айлин, хоть и не был уверен, что у него получится.


Как и каждый день, Эрван отрабатывал боевые приемы во дворе Сай-Мины вместе с другими учениками. Он изматывал себя упражнениями, словно хотел забыть — забыть Алею, забыть ту свежесть, которую она привнесла в его жизнь. Он тосковал по девочке — по ее взгляду, темным волосам, искреннему смеху. Нанося удар сопернику, он всякий раз воображал, что отдаляет от себя воспоминания об Алее. Но ее образ упрямо возвращался.

Эрван говорил себе, что должен был сопровождать Алею или помешать ей уйти. Он каждое мгновение думал о том, где она может быть. Он мучился, не зная, как поступят Фелим и Галиад, его отец, если отыщут девочку: принудят вернуться? Станут защищать? Он злился, потому что не мог заставить себя думать о другом. Он, всегда умевший собраться, подготовиться к бою и с полным вниманием слушать своих учителей, был теперь поглощен мыслями об Алее.

Горечь разлуки с ней была так сильна, что Эрван даже пропустил несколько чувствительных ударов, которые при иных обстоятельствах с легкостью мог отразить. Противники только диву давались.

В самый разгар учебной схватки, когда Эрван был готов все бросить и укрыться в тишине своей комнаты, за ним пришел Фингин. Молодой человек, неожиданно и преждевременно возведенный в ранг Великого Друида, был лучшим другом Эрвана. Один из них готовился стать друидом, другому была уготована судьба магистража. Они росли и учились вместе и не раз делили друг с другом радости и печали юности.

Эрван был счастлив снова увидеть Фингина. Они теперь встречались редко: накануне Эрвана не допустили на церемонию возведения друга в сан Великого Друида, как недавно его лишили возможности присутствовать на посвящении.

Фингин наверняка сумеет его понять. После отъезда отца он никому не мог довериться, и ничто не обрадовало бы его сильнее неожиданного появления друга.

— Эрван, я пришел просить тебя стать моим магистражем! — без долгих предисловий сказал Фингин.

Сын Галиада только что рот не разинул от изумления. Ничего подобного он не ждал. Поглощенный собственными переживаниями, он даже не подумал, что Фингин, став Великим Друидом, должен будет взять себе магистража.

Эрван выронил меч. Радость переполняла его душу. Он бы никогда не поверил, что случай представится так скоро, а уж о том, что любимый друг сделает ему такое предложение, он и мечтать не мог. С самых юных лет у него была единственная цель — стать магистражем, и теперь судьба вознаграждала его за долгие годы упорного труда и стараний. Он каждый день просыпался и засыпал с надеждой, что его призвание когда-нибудь осуществится, но и помыслить не смел о том, чтобы стать магистражем Фингина! Что может быть прекраснее!

— Друг мой, я… я не знаю, что и сказать, — пробормотал Эрван, зажав руку Фингина в широких ладонях. — Это такая честь…

— Просто скажи «да», дурачина! — хмыкнул друид, обнимая ученика за плечи. — И пойдем выпьем по стаканчику по этому славному поводу.

Оба рассмеялись, но Фингин видел, что Эрвана что-то смущает.

— Что с тобой?

— Как бы я хотел, чтобы отец был здесь! Я не могу принять посвящение в его отсутствие.

Фингин остановился как вкопанный:

— Твой отец? Так ты ничего не знаешь?

— В чем дело? — забеспокоился Эрван.

— Великая Мойра! Тогда, значит, тебе и не положено ничего знать. Я нарушил повеление Совета и совершил первую ошибку — проговорился. Но я должен был предупредить тебя, Эрван, ведь ты мой друг… Идя сюда, я надеялся обрадовать тебя и не подумал, что ты ничего не знаешь о судьбе отца…

— Но откуда мне знать? — нетерпеливо спросил Эрван, с тревогой поглядывая на Фингина. — Что с моим отцом?

— Ничего, просто он больше не магистраж, потому что Фелим, его господин, изгнан.

— Изгнан? Ты шутишь? Фелим безупречен!

— Тссс! Умоляю тебя, говори тише, не забывай, я не имел права ничего тебе сообщить! Хочешь, чтобы и меня изгнали?

— Но это невозможно! — возмутился Эрван, чувствуя, как его душой овладевает ужас. — Что же с ними будет?

— Фелима подвергнут суду, а твоему отцу придется подумать об иной судьбе. Думаю, ни один друид не захочет взять его к себе магистражем. Шехан, Тиернан и Аэнгус вместе со своими магистражами отправились на поиски Фелима. Они должны привезти обратно и сбежавшую девочку, чтобы подвергнуть ее испытанию манитом Габхи. Совет хочет проверить, не Самильданах ли она… Ну вот, я снова открываю тебе лишнее, Эрван. Эта история очень непроста, я и сам потрясен происходящим. Я сделал все, чтобы Фелима не осудили, но моего голоса оказалось недостаточно. Во имя Мойры, забудь все это, я уверен, что твой отец справится. Он ведь был одним из лучших.

— Он и теперь — лучший! — вскинулся Эрван.

— Ну же, друг мой, прими мое предложение — ничто не доставило бы твоему отцу большей радости. Если Фелим ни в чем не виноват, мы вместе постараемся его отстоять.

— Это невозможно, Фингин, твое предложение делает мне честь, я этого никогда не забуду, но я должен… предупредить отца, — закончил Эрван, думая об Алее.

— Предупредить? Да ты обезумел! Хочешь восстановить против себя Совет?!

— Фингин, я не могу позволить, чтобы трое друидов схватили Фелима и моего отца, не дав им шанса доказать свою невиновность. Я должен их предупредить, чтобы у них было время подготовиться. Если ты друг мне, позволь уехать, не предавай меня, а если в мое отсутствие захочешь взять другого магистража, я не обижусь. Пойму, что ты не мог ждать. Прощай, Фингин.

Эрван поклонился другу и побежал к себе. Он хотел бы остаться с Фингином, но его гнала прочь мысль о том, что Алеа и Галиад в опасности.

Эрван быстро собрался, решив ничего не говорить своему боевому наставнику — тот наверняка помешал бы ему уйти, — и, дождавшись темноты, начал спускаться по лестнице, ведущей к морю.

Выйдя на берег, он принялся отвязывать лодку, и в это мгновение ему на плечо легла чья-то рука. Эрван так испугался, что едва не свалился в воду. Обернувшись, он узнал Фингина, облаченного в белый плащ.

— Прежде чем уйти, Эрван, дай согласие стать моим магистражем.

Юноша тяжело вздохнул:

— Почему ты упорствуешь?

— Да потому, что, если ты будешь моим магистражем и с тобой приключится беда, я об этом тотчас узнаю, как бы далеко ты ни оказался. Такой сильной будет связь, что нас объединит.

— У меня нет времени, Фингин. Я понимаю твою тревогу и благодарен за нее. Но времени не осталось.

Молодой друид не собирался сдаваться.

— Тебе достаточно просто согласиться. Забудем о церемонии. Совет меня, конечно, осудит, но мне это безразлично! Умоляю тебя, соглашайся!

— Мы не можем сделать этого здесь. Без согласия Совета. Отец убьет меня.

— Лучшего момента не будет. Если что-нибудь случится, я никогда не прощу себе, что не сумел тебя убедить, и положу конец своей жизни. Доверься же мне, Эрван.

Сын Галиада медленно протянул Фингину руку.

— Почему ты делаешь это для меня? — прошептал он.

— Ты — мой единственный друг, и жизнь, которую я избрал, не позволит мне найти другого. Я десять лет не видел родных. Ты — все, что у меня осталось, Эрван, и я не хочу тебя потерять. Я понимаю и принимаю твое желание уйти, но твое будущее темно и опасно, и я должен знать, что сумею, в случае необходимости, помочь тебе. И потом, я всегда знал, что ты — рано или поздно — станешь моим магистражем…

Друид взял руку друга в свои ладони. Ученикам не объясняют, что им следует делать в это мгновение, и Фингин, доверившись инстинкту, пошел вслед за своей силой. Он смежил веки и открылся сайману. Горячий поток вошел в него, и Фингин мысленно направил силу к руке Эрвана. Он должен был установить связь. Отпереть душу принимающего. Войти в его разум. Понять этот разум и оставить там частицу себя. Фингин никогда прежде не ощущал столь тесного единения с другим человеком, а то, что этим человеком оказался его лучший друг, наполнило душу молодого друида радостью и волнением.

В течение секунды, показавшейся обоим вечностью, они были единым целым. Фингин оставил в душе Эрвана знак своего пребывания, и юноша навечно стал его магистражем.

Когда их связь внезапно прервалась, Эрван увидел, что стоит перед друидом на коленях, как рыцарь, принимающий посвящение. Он ощущал в глубине своего существа новую силу. Силу магистража.

Свершилось то, о чем он всегда мечтал.

— Обещаю тебе, Фингин, что не задержусь вдали от тебя и вернусь, как только найду отца, чтобы исполнять свои обязанности. Моя жизнь принадлежит тебе.

Фингин помог другу подняться.

— Отыщи Алею, — шепнул он, бросив быстрый взгляд на Эрвана. — Отыщи и сделай то, что должен. Она для тебя важнее всего на свете. Я прочел это в твоей душе. Найди ее, Эрван.


— Мы сможем добраться до Борселии за два или три дня, — сказал Фелим друзьям. Они ужинали, сидя вокруг маленького костерка на опушке леса Велиан. — Но всадники, что нас преследуют, едут быстрее, так что придется найти другой способ уйти от погони.

— Вступим с ними в схватку! — предложил Мьолльн.

— Мой дорогой гном, я знаю, как вы храбры и доблестны, и не сомневаюсь, что бой с герилимами не страшит вас, — ответил Фелим. — Я видел вас в сражении, и если когда-то вам недоставало мастерства, то теперь, взяв уроки у Галиада и его сына, вы без труда победите вдвое больше горгунов. Но наши теперешние враги, герилимы, намного опаснее. Даже Галиад поостерегся бы вызывать их на бой, так ведь, магистраж?

— Безусловно. Смысл моей жизни в том, чтобы защищать Фелима, — пояснил Галиад гному, — а эти люди живут, чтобы убивать. Они полны смертоносной ненависти. Смерть — в каждом их движении. Даже их мечи закляты смертью. Говорят, один удар такого меча старит жертву на много лет. Нет, сражение — не выход.

— Мы могли бы стереть наши следы и пропустить герилимов вперед, — высказала свое мнение Фейт.

— Так просто их не проведешь, — покачал головой Фелим. — Если они сумели выследить нас здесь, то найдут где угодно.

— Так что же делать? — нетерпеливо спросил Мьолльн.

— Нужно попасть в Борселийский лес другой дорогой, по которой они не смогут за нами ехать, — подала голос молчавшая весь вечер Алеа.

Никто не произнес в ответ ни слова. Речи Алеи звучали все более странно, она вела себя слишком жестко и невероятно серьезно для своего возраста. Новое предназначение тяжестью легло на ее душу, девочка словно повзрослела до срока. Казалось, она невероятно быстро учится, постигает суть мира, унаследовав загадочное знание, с которым пока не может совладать, хоть оно и помогает ей идти вперед.

— Что еще за другая дорога? — спросил гном. — Мы же не попадем туда по воздуху, ведь так? Ахум. Хотя вместе с тобой я готов теперь ко всему.

— Скажите, Фелим, — спросила девочка, — нет ли способа попасть в Борселию, о котором не ведают люди? Как сильваны путешествуют по лесам, оставаясь незамеченными? Наверное, знают проход?

Фелим казался удивленным.

— Я не знаю…

— Существует множество легенд, — вмешалась в разговор бардесса. — Мне, конечно, известны далеко не все, но в одной и правда говорится, что сильваны знают волшебный способ, потому-то их никто и не видит. Рассказывают, что они входят в одно дерево, а выходят из другого — далеко-далеко…

— Лучше всего будет спросить у самих сильванов, — подвела итог Алеа.

Бардесса растерялась.

— Значит, я должна позвать их моими песнями, но нас тут слишком много, и они могут не захотеть показаться.

— Но попробовать все же стоит, — предложила Алеа.

— Сейчас? — удивилась Фейт.

— А что еще нам остается?

Фейт обвела взглядом спутников, взяла арфу и, отойдя подальше, присела на ствол поваленного дерева и запела.

Ее голос звучал изумительно, и Алеа снова поразилась чудесной мелодии, что завораживала ее, как в самый первый раз, когда девочка услышала волшебное пение Фейт.

Спев три песни, Фейт вернулась к друзьям.

— Они должны были бы уже появиться. Но ваше присутствие их пугает. Мне очень жаль, Алеа.

— Или им ваш голос не понравился… Можете считать, что вам в любом случае повезло: я-то думал, что сильваны вас освистают! — съязвил Галиад.

— А может, их отпугнул ваш запах, — парировала Фейт. — Думаю, с вами нам вообще не стоит тревожиться — даже герилимы не рискнут приблизиться…

— Будет вам, — вмешался Фелим. — Шутки в сторону. Уже поздно, и у нас остается время в запасе. Завтра утром Фейт снова попытается призвать сильванов, а если ничего не выйдет, мы поищем способ бегства. Герилимы совсем близко, так что будьте настороже и прекратите ребячиться. Пора спать, нам всем необходим отдых.

Пожелав друг другу спокойной ночи, друзья молча завернулись в свои покрывала. Каждый думал о грозящей им опасности и о четверых герилимах Маольмордхи, черных призраках на боевых конях, громадных зубчатых тенях, выплывающих из синевы летней ночи. Заснуть оказалось непросто.

Алеа все вертелась с боку на бок, но так и не уснула и в середине ночи решила встать и прогуляться, остыть под ночным ветерком.

Уже много дней подряд ее мучили одни и те же мысли.

«Я опасна для моих друзей. Всадники ищут меня, ни Мьолльн, ни Фейт, ни Фелим, ни Галиад не должны приносить себя в жертву. Великая Мойра, как же мне стыдно, что я втянула их в это опасное путешествие! Я всю жизнь мечтала о приключениях и необычайной судьбе, а теперь почти тоскую о жизни в Саратее! Там я, во всяком случае, ни для кого не представляла угрозы.

Я обязана найти способ вытащить их из передряги. Не Фейт должна нас спасать, а я. Если бы только понять живущую во мне силу и научиться ею пользоваться! А может, я просто должна слиться с ней? Но как это сделать? Я чувствовала силу в тех редких случаях, когда ужасно злилась или если опасность была смертельной и я тогда становилась вроде бы и не совсем я. Как повторить то, что я чувствовала? Гнев на Альмара, испуг при встрече с всадником, ужас и изумление во время бегства из Сай-Мины. Мне казалось, что я все вижу, знаю и понимаю, словно мир раскрывается передо мной.

Возможно, я спасу друзей, но какую цену придется заплатить? А что, если я навсегда утрачу способность наслаждаться жизнью? Буду видеть не мужчин и женщин, а все их прошлое — с неприглядными поступками и тайными желаниями? Что, если мир вокруг окажется невыносимым? И мне придется вечно задаваться вопросом, что еще я должна сделать? Как поступить с моей силой? Кому и чем помочь? Почему Мойра избрала меня? Мне придется вечно быть настороже. Из-за Маольмордхи…»

Алеа задрожала и упала на колени. Она и не заметила, что идет по лесу больше часа.

«Я должна спасти моих друзей. Ну почему эти противные сильваны не хотят нам помочь и я должна сама искать проход?! Я уверена, он существует.

Я должна стать лесом».

Она погрузила ладони в рыхлую, влажную, усыпанную листьями землю.

«Я должна проникнуться духом леса. Стать деревьями, каждой веткой, каждым листком».

Наконец-то посреди ее лба возник огонек.

Это был сайман — легкий, как сон, неуловимый, текучий. Алеа знала, что может его потерять, если не подчинит себе, но сайман не исчезал и готов был раскрыться. Она попыталась приблизиться к свету. Как у подножия скалы Сай-Мина. Алеа смутно помнила прием, который тогда мысленно проделала: она не должна отпускать от себя свет.

Внезапно за спиной Алеи раздался чей-то голос, и она упустила сайман.

— Ух ты! Так она всех перебудит!

Алеа так резко обернулась, что не удержалась и плюхнулась на землю, но никого не увидела.

— Кто здесь?

Она услышала, как зашуршали листья, мелькнула какая-то тень, но никого видно не было. А потом послышался тихий смех, эхом рассыпавшийся между деревьев.

— Почему вы смеетесь? — спросила она суровым тоном.

— Шшш! Я же говорю, она всех перебудит! Она что, не может заснуть, как воспитанная девочка? Видит ведь, что сейчас ночь!

Вокруг Алеи снова зазвучал тоненький смех.

— Как противно разговаривать с тем, кто не хочет показаться! Да выходите же вы из тени!

— А заслужила ли она это? — спросил чей-то насмешливый голос.

— Это маленький человеческий детеныш, — откликнулся другой.

— С нее станется не заметить нас, даже окажись мы у нее прямо перед носом!

По лесу снова разнесся переливчатый смех. Алее показалось, что насмешников становится все больше.

— Вы сильваны? — робко спросила она.

— Сильваны! Ха-ха-ха! Какая добренькая глупышка!

— Вот я и говорю — она нас не видит. Она принимает нас за сильванов, нет, это просто удивительно!

— А почему не за троллей, а? Ха!

Алеа резко вскочила на ноги — ей надоели их насмешки. И почему это они говорят о ней «она» — так, будто ее нет? Девочке показалось, что она вот-вот сойдет с ума.

— Довольно! Немедленно выходите, или я… или я… я разрушу лес!

Наступила глухая тишина. Алеа напрягла слух. Ничего. Ни единого смешка. Даже листик не шелохнулся.

— Ну?

— Она не может нас видеть, — объявил вдруг чей-то серьезный голосок. — Она должна смириться. Тут уж ничего не поделаешь.

— Но почему? — не успокаивалась Алеа.

— Потому! Почему она — такая большая? Потому что так устроено. Почему у деревьев есть листья? Потому что так заведено. Почему она не видит лесных жителей? Потому что так положено!

— Вы лютены?

— Быстро соображает… — заметил еще один насмешник.

Они снова засмеялись, но Алеа не обиделась, ей и самой стало смешно.

— Зачем она так разворошила лесные внутренности, эта девочка?

— Разворошила? — удивилась Алеа.

— Конечно! Везде ходила — под деревьями, по земле… Нас разбудила!

Сайман. Они его почувствовали.

— Я кое-что ищу в этом лесу.

— В нашем лесу!

— В вашем лесу…

— А что она ищет?

Алеа на мгновение задумалась. Как глупо — стоишь посреди леса и разговариваешь с невидимками. А вдруг это всего лишь сон?

Она снова села.

— Я ишу проход, чтобы попасть в Борселию, минуя долину.

Лесные обитатели молчали.

— Вы знаете, где этот проход?

— Об этом нужно спрашивать у сильванов. Мы не ходим в Дерево.

— Но сильваны… Я не могу их найти.

Домовые снова засмеялись.

— Она не может их найти? Значит, они не хотят ее видеть! Она наделала такого шуму, что сильваны уж точно давно ее заметили.

— Да почему же они не хотят показаться, я не сделаю им ничего плохого?! Я пришла попросить у них помощи…

— Она пришла…

Голос лешего внезапно оборвался. В наступившей тишине Алеа услышала, как разбегаются лесовички. Мгновение спустя все стихло. Все лютены вмиг исчезли, как не было.

Алеа встревоженно вскочила. Что-то заставило их скрыться.

— Что происходит? — спросила она у темноты. — Здесь есть кто-нибудь?

В ответ не раздалось ни звука. Девочке стало страшно. Вокруг было черным-черно, а она ушла так далеко от лагеря. Ей вдруг показалось, что лес смыкается, наступает на нее. Она ощущала чье-то присутствие, но не могла определить, кто это.

Внезапно за ее спиной хрустнула ветка. Она обернулась — в нескольких метрах от нее стоял Галиад с мечом в руке.

— Это вы их напугали? — облегченно спросила она.

— Не думаю. Я стою здесь уже несколько минут, но с места не двигался. Должно быть, они услышали что-то другое.

— Вы были тут? — удивилась Алеа.

— Я шел за вами следом, сударыня. Я не посмел оставить мою ученицу одну в темном лесу.

— Я никак не могла заснуть и…

— Я понимаю. Нам пора возвращаться. Уверен, теперь вы уснете.

Алеа согласно кивнула, и они пошли к лагерю.

— Вы когда-нибудь уже слышали лютенов? — спросила она магистража.

— Я слышал их смех.

— Как это?

— Мне часто приходилось прятаться одному в лесу. Знаете, Алеа, лютенов всегда слышишь, но почти никогда не видишь.

— Но Фелим говорит, что вы лучший в мире следопыт!

Магистраж улыбнулся:

— Он преувеличивает. В любом случае мне и в голову не приходило выслеживать лютенов. Это ведь их лес, не правда ли?

— Кажется, они вовсе не злые, — с улыбкой согласилась девочка.

— Я ни разу в жизни не слышал подобной беседы. Вам удалось их удивить, но вы поступили неосмотрительно.

— Прошу вас, Галиад, говорите мне «ты»!

Магистраж положил руку на плечо девочки:

— Вы теперь стали такой серьезной, Алеа, что я не знаю, осмелюсь ли…

Она состроила ему рожицу.

— Хорошо, Алеа, но пообещай не уходить больше в одиночестве на ночные прогулки.

Девочка радостно кивнула.

Они пришли в лагерь, и Алеа, не говоря больше ни слова, улеглась спать. Сон пришел мгновенно, тихий и спокойный.

Глава 10 Дерево жизни

осле смерти Айлина прошло всего несколько дней, когда Эрнан, ставший новым Архидруидом, покинул Сай-Мину вместе с Фингином. Исполняя завет своего предшественника, Эрнан отправился в Филиден к Саркану, вождю туатаннских племен, с предложением о мире.

Кони у друидов были резвыми, и путешествие заняло всего три дня. В дороге Эрнан был сама любезность и дружелюбие.

— Знаешь, Айлин ведь очень любил тебя.

— Он никогда мне этого не показывал, — простодушно отвечал молодой друид.

— Такой уж он был, наш Айлин… Все в нем было окутано тайной. Я и сам редко когда вполне понимал его истинные намерения. Ведь Айлин хорошо умел скрывать свои мысли и побуждения. Так вот, он очень тебя ценил.

— Многих его решений я не понимал, — признался Фингин.

— Айлин говорил, ты со временем станешь хорошим Архидруидом. Думаю, он взял бы тебя с собой к туатаннам, потому-то мы и едем вместе.

— Благодарю тебя, Архидруид.

Эрнан еще не привык к званию Архидруида, и молодой Фингин, величая его верховным титулом, выказывал некоторую почтительную отстраненность.

Вечером второго дня Архидруид не промолвил за ужином ни слова. Он не спускал глаз с молодого друида, как будто пытался проникнуть к нему в душу. Когда с едой было покончено, он наконец обратился к Фингину:

— Вижу, у тебя появился магистраж…

Молодой друид оторопел:

— Но откуда… Как вы узнали?

Архидруид весело рассмеялся:

— Ты думал, это останется тайной?

— Нет, конечно нет! — пролепетал Фингин. — Я хотел признаться после возвращения.

— А почему ты взял магистража, не испросив на то нашего согласия?

— Так получилось…

— Речь идет о молодом Эрване?

— Да.

Архидруид снова взглянул в лицо Фингину, задумчиво почесывая подбородок.

— Не слишком-то гладко начинается твой путь… Ты поступил так, чтобы защитить Эрвана?

Фингин кивнул:

— Я всегда желал, чтобы он стал моим магистражем. Эрван — мой лучший друг. Когда он объявил, что намерен отправиться на поиски отца, я попросил его присягнуть мне, потому что хотел быть уверен: случись что плохое — я сумею его отыскать.

— Это очень благородно. Крайне глупо, но благородно.

— Почему же глупо? — оскорбился Фингин.

— Да потому, что он влюблен, и взять на службу влюбленного магистража — самая идиотская затея на свете.

Фингин не смог сдержать ответной улыбки.

— Вы правы, Архидруид. И я это знал, когда связывал наши судьбы воедино. Я не думал о будущем. Единственным, что тревожило меня в тот момент, была грозящая ему опасность.

— Об этом я и говорю. Поступок благородный, но дурацкий. Тут ты скорее похож на Фелима, чем на Айлина! По правде говоря, я думаю, ты хорошо поступил. Ты, конечно, понесешь положенное наказание — чтобы в дальнейшем тебя не попрекали.

— Я понимаю.

— Вот и хорошо. Но когда Эрван отыщет свою возлюбленную, тебе придется искать нового магистража.

— Возможно, будущее окажется гораздо сложнее, Архидруид.

Эрнан похлопал молодого человека по плечу. Прошло всего три дня, но Архидруид и Фингин сблизились за время пути и теперь чувствовали друг к другу искреннее уважение.

У ворот Филидена дорогу друидам преградили конные стражники с копьями. Они обратились к ним по-туатаннски, и Фингин, недоуменно пожав плечами, обернулся к Эрнану. К превеликому его удивлению, тот ответил стражникам на их языке.

Ворота распахнулись, и друидов, как пленников, проводили к жилищу Саркана.

Саркан, сидевший на задрапированном красными с золотым шитьем шелками троне, поднялся и вышел им навстречу в сопровождении толмача — дозорные, а может, шпионы давно предупредили вождя о приходе друидов. Шла война, и все держали ухо востро.

Предводитель туатаннов был в воинском облачении: обнаженный торс украшали синие узоры боевой раскраски, на бритом черепе устрашающе торчал боевой гребень. Саркан вернулся на трон и сел среди лучших воинов племени.

Эрнан начал первым, на этот раз — по-гаэльски: он недостаточно хорошо владел языком народа туатаннов, чтобы излагать на нем важное послание.

— Я — Матх Малдуин, — сказал он, — Архидруид Совета Сай-Мины. И я пришел предложить вам мир.

Толмач переводил вождю кланов слова Архидруида.

— Саркан слушает вас.

— Мы хотим помочь туатаннам заключить мир с жителями Гаэлии.

Выслушав перевод этой фразы, Саркан произнес суровым тоном:

— Туатанны не ищут мира.

— Неужели туатанны готовы воевать против объединившихся воинств Галатии, Темной Земли, Сарра, Харкура и Бизани? Очень в этом сомневаюсь. Это путь в никуда. Если мы в ближайшие дни не договоримся, вам не выстоять в схватке с ними. Без помощи Совета вы завтра же проиграете войну. С нашей же помощью вы, возможно, вернете себе землю, которая принадлежит вам по праву. Другого выхода нет.

Саркан ударил кулаком по подлокотнику трона.

— Не нужны нам ваши советы! — перевел туатаннский толмач. — А вот вам… нужны наши маниты, и только за этим вы сюда и явились. Саркан согласится, если Совет поможет туатаннам отвоевать весь остров.

— Это невозможно. — Эрнан покачал головой, стараясь скрыть мгновенно вспыхнувший гнев.

— Что ж, тогда возвращайтесь, откуда пришли.

Фингин не знал, следует ли ему вступить в разговор, но, взглянув на задумавшегося Архидруида, решил, что просто обязан попытаться скрыть замешательство Эрнана.

— Вы не сможете обойтись без Совета. Мы — дети Мойры, так что, отвергнув наше предложение, вы пойдете против ее воли. Мы не собираемся навязывать вам наш выбор — мы всего лишь хотим помочь вам следовать путем Мойры. Вам не вернуть Гаэлии, что была вашей до нашествия варваров из Галатии.

Саркан поднял бровь, выказывая любопытство.

— Но вместе, — продолжал Фингин, — мы сумеем изменить страну — вам во благо. Если война продолжится, самым опасным вашим врагом станет не Галатия, а Харкур. Заключив мир с Галатией и Бизанью, вы избавитесь от харкурцев и оставите за собой их земли…

— Если Харкур — самый опасный враг, так почему бы нам не договориться с ним, не тратя время на жалких галатийских червей?

— Да потому, что друиды живут в Галатии и ваш союз с Харкуром станет объявлением войны друидам — то есть Мойре.

Саркан молчал несколько долгих минут. Он знал, что этот момент однажды наступит, но не думал, что так скоро.

— А если вы обманете и не поможете нам победить Харкур? — перевел слова вождя толмач.

— Галатия, Сарр и Бизань уже готовы к союзу ради мира, — ответил Эрнан, опередив Фингина. — Темная Земля не говорит ни «да», ни «нет», и только харкурцы упорствуют. Если вы передадите свои маниты Совету друидов, мы обеспечим вам победу. Это могущественное оружие, которым вы все равно не сумеете воспользоваться без нашей помощи. Согласитесь на мирный договор — и оно станет служить вам.

Саркан долго совещался со своим толмачом и двумя другими вождями клана, сидевшими по правую и левую руку от него. Фингин и Эрнан обменялись взглядами, и Архидруид даже улыбнулся молодому друиду.

— Саркан обдумает ваше предложение, когда король Галатии и Совет друидов признают нашей ту территорию, которую мы уже завоевали. Возвращайтесь в Филиден, заручившись их согласием, и мы начнем переговоры.

Эрнан поклонился вождю. Он знал, что не имеет права упустить такой шанс.

— Вы сделали верный выбор, Саркан, и мы постараемся вернуться как можно скорее.

Часом позже друиды уже скакали к Сай-Мине.


Алеа проснулась последней. Четверо ее друзей сидели вокруг огня, тесно прижавшись друг к другу. Девочка подумала, что выглядят они как-то странно, да и смотрят почему-то в одном направлении, куда-то в глубь леса. Никто даже не пожелал ей доброго угра, и девочка вытянула шею, чтобы взглянуть, на что они все уставились.

В нескольких шагах от костра, прямо на земле, сидело изумительное существо, похожее на странных созданий из ее сна. Высокое и хрупкое, оно в то же время казалось сильным, с длинными волосами и заостренными ушами. Его кожа была словно древесная кора. Да, он напоминал Оберона, но это был не Оберон.

— Это…

— Да, это сильван, — подтвердил Фелим. — Он уже час сидит там и смотрит на нас, но, стоит кому-нибудь встать и шагнуть в его сторону, убегает и возвращается только после того, как все мы снова усаживаемся в кружок у костра.

— Он такой красивый, — прошептала Алеа.

— Но уж больно надоедливый! — пожаловался Мьолльн.

Галиад рассмеялся, но Алеа не могла отвести от сильвана глаз.

— Я подойду к нему.

И она пошла — медленно, осторожно, не оборачиваясь. Лесной житель тут же встал, но, к удивлению спутников Алеи, не скрылся в чаще. Сильван ждал: чуткий и напряженный, он мог в любой момент сорваться с места и спастись бегством, но Алеа шагала, глядя ему прямо в глаза. Она знала, что сильван пришел именно к ней. Пришел за ней и не убежит. Именно так выглядел сильван из ее сна — тот, что ждал ее в Борселии. Вот тот, кто будет их проводником.

Когда Алеа оказалась в нескольких метрах от сильвана, он жестом предложил ей сесть, и она опустилась на землю напротив него, на длину лезвия меча — так сильван чувствовал себя спокойнее.

Алеа улыбнулась.

— Вы звали нас этой ночью, — произнес сильван, с видимым трудом выговаривая слова.

Голос его звучал ясно и звонко, но по-гаэльски он явно говорил редко.

— Правильнее будет сказать, что я вас искала, — пояснила Алеа. — Вы знаете наш язык?

— Теперь — да. Некоторые из нас знают. Что вы ищете?

— Нам нужно попасть в Борселию… минуя долину.

— Почему так? — спросил сильван, нимало не удивившись.

Алее показалось, что он знает ответ на свой вопрос.

— Потому что меня ищут и я должна скрыться так, чтобы никто не узнал.

— Зачем? — настаивал сильван.

— У меня есть одна вещь, которую хотят забрать.

— Почему? — на той же ноте с детским упрямством повторил сильван.

Алеа не знала, как положить конец этим вопросам, и не понимала, чего добивается от нее сильван, казалось, он чего-то ждет.

— Потому что люди — злые, — рискнула она.

Эти слова вызвали у сильвана смех, и Алеа вдруг увидела, как волшебно прекрасен ее собеседник. Она засмеялась в ответ, пожав плечами.

— Но почему именно Борселия? — возобновил допрос сильван.

— Я… Один из ваших ждет меня там. Оберон.

Сильван ничего не сказал, и Алеа поняла, что он наконец дождался заветного ответа и больше вопросов задавать не станет.

Сильван поднялся с земли и произнес:

— Я провожу вас и ваших друзей.

Алеа махнула рукой спутникам.

— Лошадей придется оставить, — добавил сильван.

Галиад начал расседлывать скакунов под опечаленным взглядом гнома, привязавшегося к Алрагану, хлопнул ладонью по крупу своего жеребца, и все пять лошадей галопом понеслись к долине.

— А теперь следуйте за мной.

Сильван, не промолвив больше ни слова, повел их в сердце леса.


Имала уже сутки не двигалась с места. Бок все еще болел, но главное — она никак не могла прийти в себя от страха и потрясения. Почему дыбуны вдруг накинулись на нее? Странно. Вряд ли они хотели ее съесть, и защищаться не защищались, — она ведь на них не нападала! Откуда же эта смертоносная ярость — у других зверей Имала никогда не видела ничего подобного. Звери убивают, чтобы утолить голод, но дыбуны, они… Нет, Имале не понять.

В середине дня она так сильно захотела есть, что решилась наконец встать и вернуться в лес. Тут-то она и заметила вдалеке странную компанию.

С дюжину дыбунов верхом на лошадях. Они были вооружены дубинками, вилами и луками и как будто высматривали кого-то в ландах.

Имала сразу поняла, что ищут они ее.

Дыбуны пришли ее убить.

Она понеслась к лесу — так быстро, как только могла, но мгновение спустя услышала за спиной крики дыбунов и стук копыт. Погоня приближалась с устрашающей скоростью. Ее заметили. Охота началась.

Всадники заходили справа и слева, собираясь взять волчицу в клещи, когда она выдохнется. Они что-то яростно выкрикивали — в голосах слышалась жажда убийства.

Имала была до смерти напугана.

Она понимала, что долго не продержится. Надо укрыться среди деревьев! Но до опушки было еще очень далеко, а лошади уже дышали ей в спину.

Внезапно мимо со свистом пролетела стрела и воткнулась в землю совсем рядом с Ималой. Другая едва не вонзилась ей в бок. Волчица попыталась прибавить ходу, но сил у нее почти не осталось, каждый скачок отдавался жестокой болью в раненом боку.

Она видела, что всадники берут ее в кольцо, похоже, ей уже не вырваться, не спастись.

Опушка леса медленно приближалась.

Вокруг Ималы падали стрелы, но всадникам на полном скаку было трудно целиться, и волчице пока удавалось уворачиваться. Она бежала из последних сил под дождем смертоносных стрел, а лошади заходили слева и справа, нагоняли…

Когда Имала добралась наконец до первых деревьев, охотники были уже в нескольких шагах от нее, она миновала заросли кустарника, и тут стрела вонзилась ей в спину, достав до хребта. Она стряхнула ее одним сильным движением, но рана оказалась глубокой, и от боли волчица замедлила бег.

К счастью, лес становился все гуще, затрудняя продвижение всадников. Волчица знала, что спастись сможет только в густом подлеске, — там они потеряют ее след, но боль стала почти невыносимой. Имала все время меняла направление, пытаясь обмануть преследователей, но внезапно оказалась лицом к лицу с одним из них.

Он остановился, привстал в стременах и прицелился из лука. Волчица попыталась повернуть назад, но потеряла равновесие и покатилась по земле. Лошадь медленно наступала на нее, и через несколько мгновений охотник оказался прямо перед Ималой. Волчица видела наконечник смертоносной стрелы и натянутый до предела лук, она читала в глазах охотника свирепую радость. Он улыбался. Он готовился подарить смерть.

Собрав оставшиеся силы, волчица вывернулась из-под удара в тот момент, когда убийца спустил тетиву. Стрела воткнулась в землю в том самом месте, где мгновением раньше находилась шея волчицы. Имала отпрыгнула и начала яростно кусать лошадь за ноги. Животное прянуло на дыбы, всадник не удержался в седле и навзничь опрокинулся на землю.

Лошадь понеслась прочь, припадая на раненые ноги, а Имала, ни секунды не раздумывая, кинулась на дыбуна и вцепилась ему в горло. Она никогда бы не напала, держись он на ногах, но, упав на землю, дыбун утратил все свое превосходство и стал неопасен.

Охотник отчаянно отбивался, но, падая с лошади, сломал хребет и теперь был обречен.

Он умер, и Имала разжала клыки, увидев приближающихся всадников. Их глазам открылось жуткое зрелище: он лежал на земле с растерзанным окровавленным горлом, перекушенным волчицей. Некоторые спешились, другие, выкрикивая проклятья, начали осыпать зверя градом стрел. Имала бросилась бежать. Вкус крови возбудил ее — убив охотника, она испытала прилив неведомой прежде силы. Припадая к земле, Имала на полном ходу метнулась между двумя всадниками, получила удар дубинкой, сбивший ее с ног, но тут же вскочила и одним прыжком достигла зарослей густой травы. Волчица бежала, покуда хватало силы, слыша за спиной далекие голоса охотников, потом, решив, что ушла от погони, без сил рухнула на землю. Отдышалась, забралась в глубокое темное дупло в основании старого дерева и затаилась внутри.


Алеа не знала, сколько времени они шли по лесу, когда все вокруг внезапно изменилось.

Ей показалось, что деревья стали больше в обхвате и мощнее, их толстая кора словно натянулась под напором соков — вот-вот лопнет. Зеленые и коричневые лианы обвивались вокруг стволов, ноги утопали в мягком упругом мху. Чашечки цветов клонились под тяжестью собравшейся в них росы.

Вокруг царила удивительная тишина, даже птицы не пели. Это была странная поляна, какой-то особый мир в самом центре леса.

Компания друзей молча шла за сильваном, восхищаясь внезапно открывшейся картиной. Они направлялись к самому огромному дереву, которое было у основания широким, как фундамент дома. Человек мог, не нагибаясь, запросто войти в темную пещеру под толстыми корнями. Туда-то и вел их сильван.

Именно у подножия дерева-великана нырял под землю сумрачный тоннель.

— Вот один из входов в Борселию, — объяснил сильван.

— Здесь? Вот так просто? — изумилась Алеа. — Да ведь его может найти кто угодно, гуляя по лесу!

— О, вовсе нет, — улыбнулся сильван. — Не кто угодно. Мы больше не в лесу.

Алеа удивленно вздернула брови. Что он хочет этим сказать? Что в эту странную часть леса людям без помощи сильванов не проникнуть? Надо же, а ей казалось, они все время шли прямо.

— Тахи, таха! Мы что, спустимся туда?! — спросил Мьолльн, махнув рукой на темный провал под корнями дерева.

— Вы, но не я, — поправил его сильван. — Я останусь здесь.

— И как же долго мы будем добираться до Борселии? Вы уверены, что мы не заблудимся?

— Вы искали потаенную дорогу? Эта — лучшая. Если сердца у вас чистые и храбрые, вы найдете выход. Сильваны всегда выходят из тоннеля целыми и невредимыми. Почти всегда.

— Подождите! — в ужасе закричал Мьолльн, но было поздно: смеющийся сильван исчез — как не бывало.

Галиад, сжимая меч, первым шагнул в темноту под свод корней.

— Да вы что, всерьез собрались туда идти? — запричитал перепуганный Мьолльн. — Мы же не знаем, что нас там ждет. Не-е-ет! Фигушки! Никаких нор, никаких безумных затей!

— Мы должны довериться сильванам, Мьолльн, да и герилимы наверняка уже напали на наш след.

Пока они спорили, друид молча осматривал вход в подземелье.

— Алеа права, мой дорогой гном! — наконец вмешался он. — Да и чего вам бояться в обществе одного из славнейших воителей страны, друида и очень храброй молодой девушки. Разве я не прав?

Магистраж опустил свой тяжелый заплечный мешок на землю.

— Прежде чем отправиться в путь, проверим, достаточно ли у нас припасов.

Он поделил еду на равные части, взял несколько факелов.

— Вот, держите и берегите их от сырости под плащами.

Галиад помог Алее и Мьолльну уложить поклажу и проверил оружие каждого.

Когда магистраж закончил, удовлетворенно кивнув, Алеа протянула гному руку и, шагнув под корни, потащила его за собой. Мьолльн был так потрясен, что даже не пытался сопротивляться. Трое остальных последовали за ними в сумрак тоннеля.

— Проклятый сильван! — ворчал гном себе в бороду. — Окаянная пещера! Ах, драгоценная моя метательница камней, гном, видно, сошел с ума, раз последовал за тобой в этот опасный тоннель. Ахум, да, именно так — гном окончательно рехнулся.

Уже через несколько шагов дневной свет остался далеко позади. Галиад снова вышел вперед и зажег факел.

Алеа на ходу искала сайман. Она была напугана не меньше Мьолльна, хоть и волокла его за собой, как на аркане.

Тоннель уходил все глубже под землю, в воздухе висела влага. Внезапно Мьолльн, замыкавший шествие, дико закричал, заметив бежавшую вдоль стены крысу:

— Мерзкие твари! Прочь! Убирайтесь вон!

Через час спуск закончился, и дорога стала ровной. Никто из участников опасной вылазки не осмеливался заговорить, даже Фелим и Галиад чувствовали напряжение. Фейт зажгла свой факел и запела, почувствовав, что товарищи нуждаются в ободрении.

Алеа невозмутимо шагала вперед — она наконец почувствовала, как в глубине ее лба зажегся маленький огонек, и сосредоточилась на нем, не слыша ничего, кроме биения собственного сердца, не ощущая холода, сковывавшего движения ее друзей.

Неожиданно спутники оказались перед стеной: тоннель упирался в три тяжелые каменные двери.

— Так-так-так, вот вам и неприятности, — буркнул гном.

Галиад попытался толкнуть створки центральной двери, но не преуспел.

— Ни замков, ни ручек? — спросила Фейт.

— Вообще ничего, — ответил Галиад, изо всех сил наваливаясь плечом на другую дверь.

— Может, найдется рычаг или что-нибудь в этом духе? — спросил Мьолльн.

— Нет.

— Давайте осмотрим стены, — предложил Фелим. — Ищите надпись, или карту, или тайный знак.

Фейт и Галиад, светя себе факелами, внимательно осмотрели стены и свод.

— Ничего не нахожу, — сокрушенно объявил магистраж.

— Постойте! — воскликнула Фейт. — Погодите. Смотрите — там, внизу…

Она начала осторожно отгребать землю в трепещущем свете факелов. Показался вделанный в стену отполированный до блеска камень, на котором были выбиты какие-то письмена.

— Не могу разобрать… Это не гаэльский.

Фелим подошел ближе и остановился за спиной Фейт.

— Но и не язык сильванов! — удивился он. — Это туатаннский, вот что интересно!

— Туатанны? — не поверила своим ушам Алеа. — Странно!

— Не так уж и странно, — возразила Фейт.

— Почему?

— Да потому, что, если верить преданию, туатанны живут под землей.

— Так что означает эта надпись? — нетерпеливо спросил гном. — Вы ведь умеете читать по-туатаннски, Фелим?

— Уметь-то я умею, да вот только буквы почти совсем стерлись.

Галиад и Фейт поднесли факелы ближе к плите, и в тот же миг Мьолльн пронзительным воплем напугал их до полусмерти.

— Смотрите, там!

— Что?

— Надписи! Рядом с каждой дверью что-то выбито!

Друид начал разглядывать надписи — это оказались цифры.

— Ноль перед первой, четыре перед второй, восемь перед третьей.

— Надо же, — прошептала Алеа.

— Да, это загадка, — подтвердил Фелим.

— О нет! Да что же это такое! Ахум. Кто додумался загадывать загадки перед дверьми? Таха. Неужели болваны туатанны не могли воспользоваться замками, как все люди?

— Ноль сорок восемь, — объявил друид. — Кому-нибудь из вас что-нибудь говорит это число?

— Да, столько лет моему младшем брату! — с хохотом воскликнул Мьолльн.

— Фелим, вы расшифровали надпись на камне? — спросил магистраж.

— Подождите. Я не уверен. Это на древнетуатаннском, я на нем давненько не читал… Знаете, любой друид должен уметь читать, но пишем мы редко, а уж на туатаннском, сами понимаете… Кар… Ничего не вижу! Кар андо йа… И дальше, кажется, мин то рам'атаб. Думаю, это означает: Ключ там, где разделяются две другие. Что-то в этом роде.

— И правда загадка, — подтвердила Фейт.

— Вы так любите говорить загадками, Фелим, — насмешливо бросила Алеа, — что без труда найдете разгадку.

Фелим отступил в сторону, потирая подбородок. Галиад по-прежнему всматривался в двери, пытаясь раскрыть их тайну. Гном пританцовывал на месте от нетерпения.

— Ничего это не значит! Белиберда какая-то. Туатанны пошутили! Довольно терять время, давайте взломаем чертову дверь — ту, что в центре, и покончим с дурацкими загадками.

— Там, где разделяются две другие… — зад умчиво повторила Алеа. — А может, где-то в этих дверях есть щель?

— Нет, — покачала головой Фейт. — Раз есть ключ, стоит поискать замочную скважину.

— Не вижу ничего даже отдаленно напоминающего скважину! — заверил ее Галиад.

— Может, вы не там ищете…

Внезапно Фелим звонко хлопнул в ладоши и решительно направился к дверям:

— Искать следует не ключ, а решение! В загадке есть слова ключ и две другие, значит, нам даны три элемента для решения задачи. Полагаю, три элемента — это три двери или три цифры на этих дверях. Там, где разделяются две другие… Может, следует поделить две цифры из трех друг на друга и, если получится третья, соответствующая им дверь будет той, которую мы ищем… Есть! — с гордостью воскликнул старый друид.

— Ничегошеньки я не понял! — фыркнул гном.

— Это было бы замечательное объяснение, — вмешалась Фейт, — но я не вижу тут решения: четыре, поделенное на восемь, не дает ноля; восемь, поделенное на четыре, — тоже; ноль, деленный на восемь, не дает четыре… Ни одна комбинация не действует.

— Вы правы, но…

Фелим медленно подошел к двери с цифрой 8. Он несколько мгновений вглядывался в символ, потом осторожно нажал и повернул камешек с цифрой влево — тот пришел в горизонтальное положение.

— …четыре, деленное на ноль, равно бесконечности, а символ бесконечности в учении туатаннов — это лежащая восьмерка!

Тяжелая каменная дверь начала медленно, со скрипом подниматься. Земля дрожала. Путешественники в испуге отступили назад.

— Фелим, вы — мудрец! — воскликнула Фейт.

— А туатанны были великими придумщиками! — восхищенно добавил Мьолльн.

— Искусными математиками, — поправил Фелим.

Пламя факелов колебалось под дуновением воздуха из-под двери, по ту сторону было еще холоднее. Когда каменная плита целиком ушла в щель в потолке, Галиад снова обнажил меч.

— Идемте, мне хочется побыстрее выйти из тоннеля.

Вытянув вперед руку с факелом, он решительно шагнул вперед, и спутники без лишних слов последовали за ним.

Через час пути тоннель превратился в подземную реку. Вязкая черная жижа проникала под одежду, хлюпала в сапогах. Чавкающий звук шагов эхом отдавался от стен.

— Скажи-ка, метательница камней, может, нам лучше повернуть назад, пока не поздно? — предложил гном, которому вода доходила уже до пояса.

Эхо, звучащее в тоннеле, придавало его голосу странное металлическое звучание. Галиад остановился, пропуская женщин вперед, чтобы посадить гнома на закорки.

Но в тот момент, когда магистраж уже протягивал к Мьолльну руку, тот стремительно ушел под воду.

Алеа издала вопль ужаса. Какая-то длинная зеленая чешуйчатая тварь ухватила гнома за ноги и поволокла в глубину. Не колеблясь ни секунды, Галиад кинулся в погоню.

В то же мгновение над водой, прямо перед девочкой, вынырнула другая гадина. Голова у нее была как у громадной змеи, с клыков текла пена, а в желтых глазах отражалось пламя факела Фейт.

Алеа схватилась за рукоять висевшего на поясе меча, а чудовище, пронзительно зашипев, кинулось на нее. Алеа отпрыгнула назад, челюсти змеи щелкнули у самого ее лица, и она упала в воду к ногам Фейт. Одной рукой бардесса поймала девочку, другой нанесла чудовищу стремительный удар кинжалом. Тварь откачнулась в сторону, но тут же снова приняла боевую стойку, издавая угрожающий свист.

Галиад никак не мог достать первое чудовище. Гном пытался удерживать голову над водой, и, когда ему удавалось вынырнуть, он истошно звал на помощь. Клыки подводного страшилища все сильнее впивались в ноги несчастного Мьолльна, раздирая кожу и мышцы.

Подобравшись наконец к чудищу, Галиад нырнул и нанес удар, стараясь не задеть раненые ноги гнома, левой рукой он удерживал над водой пылающий факел. Оружие скользнуло по чешуе, но ящер легко увернулся, не выпустив свою жертву.

Галиад поднялся на ноги. Вода и вязкий ил мешали, стесняя движения. Он уже собирался снова напасть, но ящер нырнул в реку и исчез в глубине вместе с Мьолльном.

Магистраж осторожно приблизился к тому месту, где на поверхность поднялся огромный пузырь воздуха. Галиад отступил, поводил факелом над водой, но не услышал больше ни звука.

Ничего.

— Мьолльн! — тщетно звал Галиад.

Гном и чудовище исчезли.

Галиад обернулся, проверяя, как дела у его спутников, и увидел, как по лезвию меча Фелима побежали голубые молнии, но не смог разглядеть ни Алею, ни Фейт, и кинулся к ним на помощь.

Когда магистраж оказался рядом с товарищами, Фелим поднял руки над головой, закричав, как от ужасной боли, и внезапно с его ладоней сорвался сияющий ослепительным светом шар, стремительно полетел к чудовищу и с оглушительным шумом взорвался, разнеся голову ящера на куски. Магистраж отвернулся, чтобы не ослепнуть, а когда снова взглянул в сторону тоннеля, туша твари плавала на поверхности. Алеа и Фейт стояли, прислонясь к стене. Девочка дрожала всем телом.

— Кто это был? — спросила Фейт.

— Кажется, гидры, — ответил Фелим.

— Где Мьолльн? — воскликнула Алеа, заметившая, что магистраж вернулся один.

Выбившийся из сил Галиад тяжело дышал.

— Он… Он исчез под водой вместе с первой гидрой. Я их преследовал, и вдруг… ничего. Чудище, должно быть, утащило его в свое логово, значит, под водой есть проход.

— Нужно его найти! — Голос Алеи выдавал охватившую ее панику.

— Вернемся к тому месту, где они исчезли, — предложил Фелим, обняв девочку за плечи.

Галиад зажег новый факел, протянул его Фелиму, и они пошли по тоннелю друг за другом. Алеа была смертельно напугана, она больше не могла выносить хлюпанье воды под ногами, ей хотелось выйти на свет, к солнцу, ощутить дуновение ветерка на коже. Но они должны во что бы то ни стало спасти Мьолльна. Она надеялась, что монстр его не сожрал. Ее друг не может умереть такой ужасной смертью в этом жутком месте. Не сумев сдержать рыданий, Алеа взяла Фейт за руку. Она не хотела, чтобы Фелим услышал, как она плачет.

— Вот здесь они исчезли, — сказал Галиад, останавливаясь и кивая на воду.

— Должно быть, под водой есть проход, — предположил Фелим. — Нужно обследовать стены.

Не дожидаясь приглашения, Галиад протянул свой факел Алее, и она приняла его, вытерев рукавом слезы. Галиад присел и провел рукой вдоль левой стены. Его ладонь скользила по бугристой поверхности, он погружался в холодную воду тоннеля, но не дрожал. Магистраж медленно простукивал стену и дно, но ничего не находил. Он поднялся на ноги, перешел к другой стене и внезапно нашупал рукой ее край.

— Здесь! Вот он, проход!

— Как же быть, я ни за что туда не пролезу! — в отчаянии закричала Алеа.

— Пойду я, — предложил Галиад. — Другого выхода нет.

— Я с вами, — сказал Фелим.

— Нет, лучше останьтесь здесь с Алеей и Фейт. Им помощь и защита нужны больше. Да я и не знаю, как далеко смогу пробраться.

Друид кивнул, соглашаясь.

— Фейт, — магистраж повернулся к певице, — не одолжите мне ваш кинжал? Если придется драться под водой, мой меч вряд ли будет полезен.

— Конечно берите! — Фейт протянула ему оружие. — Будьте осторожны.

— Не беспокойтесь, я постараюсь не повредить лезвие…

— Я имела в виду вас, остолоп вы этакий!

Магистраж улыбнулся.

Он снял доспехи и поножи, набрал в грудь воздуху и нырнул.


Имала не знала, как долго она проспала в дупле. Разбудил ее стук копыт.

Охотники снова вышли на ее след.

Она слышала их голоса, чувствовала дыхание приближавшихся лошадей. Дыбуны обшаривали кусты, приподнимали дубинками ветви деревьев. Имала распласталась по дну. Ей больше не убежать. Силы кончились, две раны — в боку и спине — причиняли ужасную боль.

Внезапно прямо у нее над головой раздался голос одного из охотников. Он несколько раз пнул ногой сухой ствол, и волчица вцепилась когтями в кору.

Сначала в отверстии показалась голова дыбуна.

— Ничего не вижу! — крикнул он остальным.

Имала не знала, заметил ли ее преследователь. Она еще теснее вжалась в стенку дупла, охотник исчез, но тут же появился снова и начал шарить внутри палкой.

— Клянусь Мойрой, сейчас увидим, не прячется ли здесь проклятый зверь!

Имала видела, как палка медленно приближается к ее голове, раскачиваясь от одной стенки к другой. Сейчас охотник наткнется на нее.

— Ты нашел волка? — крикнул кто-то из всадников.

— Пока нет…

Палка опускалась все ниже, охотник уже засунул в дупло всю руку, но сук остановился у самой морды волчицы. Она отпрянула, думая, что погибла, но в последнее мгновение дыбун бросил палку.

— Волка здесь нет, едем дальше! — крикнул он остальным.

Имала слышала, как ускакали прочь всадники, но осмелилась покинуть убежище только на следующее утро.


Галиад не представлял, долго ли сумеет продержаться в этом странном месте, куда не проникал даже лучик света. Нельзя плыть слишком быстро, а то пропустишь выход. Он все еще находился под водой, в узком тоннеле, и то и дело наталкивался на скользкие стены. Темнота давила, воздух кончался. Может, стоит повернуть назад, пока не поздно?

Нет, поддаваться слабости нельзя. Галиад попытался воззвать к помощи саймана, протянуть тонкую ниточку к Фелиму. Их связь никогда не прерывалась, согревая душу, как маленькая искорка огня.

Тоннель казался нескончаемым. Нужно остановиться, опасность слишком велика. Но он не может бросить Мьолльна на произвол судьбы, не имеет права. Сосредоточившись на пламени саймана у себя в голове, Галиад поплыл дальше.

У него стучало в висках, зрение мутилось, внимание рассеивалось. Внезапно он с размаха ударился головой об стенку и едва не закричал от дикой боли. Он с трудом справлялся с паникой: ему необходим воздух, он должен сделать хотя бы один вдох! Магистраж чувствовал, что сходит с ума.

Он уже терял сознание, когда впереди блеснул свет. Еще одно, последнее усилие. Галиад сделал мощный гребок, оттолкнулся ногами и вынырнул на поверхность, жадно глотая воздух.

Магистраж лег на спину, чтобы отдохнуть и восстановить дыхание. Он оказался посреди подземного озера в центре гигантской пещеры, стены ее испускали странное свечение.

Отдохнув, Галиад подплыл к берегу, и его взгляду открылось удивительное зрелище.

Хозяин подземного грота собрал здесь огромную груду драгоценностей — золото, оружие в ножнах, украшенных красными, синими и зелеными камнями, резные перстни, старинные доспехи, серебряную посуду, золоченые блюда… Галиаду на миг показалось, что он грезит наяву.

Магистраж с трудом выбрался на берег: с одежды ручьями стекала вода, макушка была в крови, он все еще не мог отдышаться, но от изумления забыл обо всех напастях.

Внезапно из-за золотого холма донесся хриплый стон. Галиад медленно обошел вокруг и увидел лежавшего на земле гнома. Он кинулся к нему и принялся трясти за курточку.

— Мьолльн! — кричал он. — Очнитесь!

Правая нога гнома была разодрана, на каменный берег натекла лужа крови из ран. Магистраж легонько похлопал Мьолльна по щекам, и тот начал медленно приходить в себя.

— Ахум! — пролепетал он, отплевываясь черной водой.

— Мьолльн! — облегченно выдохнул Галиад. — Вы живы!

— Ммм, — промычал в ответ гном. — Где это мы?

Галиад бережно обнял товарища за плечи, чтобы тот мог приподняться, и огляделся вокруг. Пол пещеры был усеян костями.

— Точно не знаю, но лучше будет как можно скорее убраться отсюда. Наверное, эта тварь оставила вас здесь, чтобы полакомиться перед сном.

— Я не смогу идти. Ноги ох как болят! Правую я совсем не чувствую, она, наверное, никуда не годится, гляньте…

— Я вас понесу, боюсь только, нам придется вернуться под воду. Тоннель отыскать будет непросто, скорее всего их здесь много. Разве что…

Галиаду показалось, что на другой стороне озера он заметил вход.

— Алраган! — воскликнул он, пожимая гному руку, встал и посадил его себе на спину. Магистраж понимал, что времени терять нельзя, хотя он еще не оправился от усталости.

Гидра могла вернуться в любой момент, и Галиад побежал, удостоверившись, что гному удобно.

— А как же все эти богатства?! — заголосил Мьолльн. — Мы же не оставим их здесь! Ахум. Да на них можно купить всю страну! Галиад, нужно взять все, что мы сможем унести!

— Не время, — коротко бросил тот.

— Вот ужас-то! Охо-хо! Все гномы мира мечтают найти однажды такое сокровище, а мне нельзя взять даже одну самую маленькую монетку?

Галиад не стал отвечать, чтобы не сбивать дыхание, ему и без того нелегко было тащить Мьолльна на закорках. Добравшись до входа, он понял, что перед ним какой-то другой, узкий тоннель, поднимающийся внутрь скалы. В этот момент с середины озера донесся шум — чудище возвращалось в свое логово.

Галиад пригнулся, чтобы гном не ударился головой о потолок, и стремительно зашагал по коридору. Воды здесь не было, так что гидра вряд ли станет их преследовать, но расслабляться не стоило.

Галиад шел по тоннелю, и с каждым шагом гном все тяжелее давил ему на плечи, но магистраж был счастлив, что нашел друга живым, и мужество его не покидало. В голове билась одна-единственная мысль: они должны выбраться отсюда.

Свет, доходивший в тоннель из пещеры гидры, остался у них за спиной: Галиад и Мьолльн оказались в полной темноте.

— У вас еще остались факелы? — спросил гном.

— Да, но я удивлюсь, если они загорятся после моего «купания».

Магистраж замедлил шаг, но не остановился. Он шел, держась стенки, и чувствовал, что теряет самообладание, что больше не может выносить клубящуюся вокруг тьму.

Внезапно Галиад услышал вдалеке неясный шум голосов. Остановившись, он опустил гнома на землю. Мьолльну было больно, и он пыхтел, как барсук.

— Слышите? — шепотом спросил у него магистраж. Далекий гул голосов смешивался с каким-то непонятным гудением.

— Да. Слышу. Ахум. Думаете, это они?

Галиад из последних сил закричал:

— Алеа?

Голоса смолкли. Через мгновение откликнулся пронзительный голос:

— Галиад?

Гном вскрикнул от радости.

— Мы здесь! — вопил он. — Здесь! Хей-хо! Слышишь меня, метательница камней?

— Сюда!

Галиад снова посадил гнома на спину и зашагал вперед. Он почти сразу заметил пробивающийся снизу свет от пламени факелов. Магистраж пошел на него и вдруг увидел внизу, в том месте, где коридор упирался в стенку, своих спутников.

Он опустился на колени и свесился вниз, чтобы подать им знак.

— Мы здесь, наверху!

Фелим, Алеа и Фейт одновременно подняли головы и вскрикнули от радости.

— Клянусь Мойрой! Я и не заметил, что там еще один проход! — крякнул Фелим. — Как же высоко вы забрались!

— Как Мьолльн? — спросила Алеа полузадушенным голосом.

— Могло бы быть и получше… — признался гном. — Но я жив! Ранен в ногу, но Фелим уж точно сумеет меня вылечить!

Галиад вытащил из мешка веревку, острый крюк и молоток, забил крюк в скалу, привязал веревку и кинул свободный конец в пустоту.

— Мьолльн, вам достанет силы в руках, чтобы спуститься самому?

— Конечно, друг мой.

Гном ухватился за веревку и соскользнул вниз, прямо в объятия Алеи.

— Там, наверху, остались немыслимые сокровища! — Мьолльну не терпелось поделиться с девочкой потрясающей новостью. — Никогда не видел ничего прекрасней! Ахум. Да-а-а, сказочные богатства. Мы должны туда вернуться, моя Алеа, и чем раньше, тем лучше!

Галиад спрыгнул с веревки вниз и протянул Фейт ее кинжал.

— Ни зазубринки! — Он благодарно улыбнулся бардессе.


Айн'Зультор и трое его спутников подъехали к остаткам костра в северной части Велианского леса, — здесь еще совсем недавно сидела Алеа с друзьями.

Князь герилимов спешился. Длинный черный плащ развевался на ветру, тяжело хлопал по сапогам. Подойдя к кострищу, он разворошил угли мечом — по лезвию побежали сверкающие искорки.

— Зачем они пришли в этот лес? — произнес он вслух низким голосом.

Застывшие в седлах герилимы молча ждали приказаний своего господина. Все лесные обитатели затаились, едва повелитель герилимов коснулся ногой земли, только покачивались да поскрипывали тихонько ветки деревьев.

Казалось, само солнце хотело бы спрятаться за густыми облаками, — вокруг стремительно темнело.

— Хасим! — повелительно крикнул Айн'Зультор, оборачиваясь к одному из герилимов. — Немедленно найди и притащи сюда какого-нибудь паршивого лешего! Эти твари все видят, все слышат и наверняка знают, куда отправилась честная компания.

Всадник потянул за удила, разворачивая громадного черного коня, и поскакал в темную глубину леса. Несколько мгновений спустя он вернулся, волоча за ноги лютена.

Маленький человечек кричал и отбивался. Он был хрупким, ростом меньше ребенка, в ярком красно-зеленом одеянии, с седыми кудрявыми волосами и жидкой бороденкой.

Герилим спрыгнул на землю и бросил лютена к ногам Зультора. Принц приставил острие меча к горлу лесного человечка, его угольно-черные глаза грозно блестели.

— Девчонка и ее спутники — где они? Куда направились?

Перепуганный лютен дрожал всем телом и не смел отвечать. Тогда Зультор поднял меч и воткнул его в землю рядом с головой лесного жителя.

— Отвечай — или я изрублю тебя на куски!

— В Борселию! — пролепетал несчастный. — Они отправились в Борселию!

На прикрытом капюшоном лице принца появилась довольная улыбка.

— Знаешь зачем? — продолжил он допрос, медленно водя лезвием над головой лешего.

— Они ищут Дерево Жизни! — закричал насмерть перепуганный лесовичок.

Меч Зультора, описав в воздухе широкую дугу, обезглавил лютена: брызнула светлая кровь, и голова жертвы откатилась в кусты.

Князь герилимов поднял меч в воздух и огляделся вокруг — он знал, что из зарослей за ним наблюдают десятки собратьев убитого, — расхохотался и вернулся в седло.

Махнув рукой, он приказал спутникам послать лошадей в галоп. Его лошадь походя раздавила голову несчастного, превратив ее в алое месиво.


Фелим раздал товарищам остававшиеся у него в мешке сушеные фрукты.

— Это поможет вам восстановить силы.

Друид подлечил Мьолльна: бегать гном не мог, но нога больше не болела. Галиад же сам перевязал себе рану на макушке.

Алеа подошла к гному и заключила его в объятия, желая ободрить и приласкать. Девочка так испугалась за его жизнь, что голос у нее все еще дрожал. Внезапно она застыла на месте, пораженная.

— Мьолльн! — воскликнула она. — Твои волосы! И борода!

— А что с ними такое? — испугался гном.

— Они седые! Совсем белые.

Остальные подошли к Мьолльну, пытаясь разглядеть в подземном полумраке, что так изумило Алею. Фейт воззрилась на него, раскрыв рот от изумления: гном действительно в одночасье стал совершенно седым.

— Так что же со мной такое? — нетерпеливо спросил он у бардессы.

— Ну-у… — Фейт не знала, стоит ли говорить Мьолльну правду. — Клянусь Мойрой, Алеа права.

Гном опустил голову и потянул себя за бороду.

— Именем рода Аббак! — в ужасе прокричал он. — Как такое возможно?

К ним подошел улыбающийся друид.

— Все не так уж и страшно, — успокоил он Мьолльна. — Вы пережили тяжелое испытание.

— Как это — не страшно?! — возмутился гном. — Хотите сказать, я потом снова стану рыжим?

Друид с сомнением взглянул на гнома:

— Э-э-э… Нет, вряд ли. Боюсь, седина — это навсегда! Ничего страшного — вы просто… сменили масть!

Фейт хихикнула.

— Нечего смеяться! — оскорбился гном.

— Простите меня, Мьолльн. Мне действительно ужасно жаль. Но знаете, седина вам к лицу.

— И правда, — со смехом подтвердила Алеа. — Седина придает тебе обаяние. Обаяние мудрости…

— Ну да, старческое обаяние, — простонал Мьолльн.

— Да нет же, новый облик очень вам идет, — счел нужным подтвердить Галиад.

— Вы находите? — ворчливо переспросил гном. — Так перестаньте разглядывать меня! Ладно, что мы станем делать дальше?

Фейт и Алеа прыснули со смеху. Им, конечно, было жаль бедного Мьолльна, но после пережитого ужаса посмеяться просто необходимо…

— Нельзя сворачивать с этой дороги, — высказал свое мнение магистраж. — Через реку все равно придется перебраться, но будем начеку.

Радости никто не выказал, хотя все понимали, что Галиад прав. Они не могут отступить.

— Фелим, вы должны научить меня управлять силой, — неожиданно объявила Алеа, чем несказанно удивила спутников.

— Да как же я это сделаю? — изумился друид. — Я ведь не… Самильданах.

— Конечно нет, но вы можете рассказать, как укрощаете собственную силу, — вдруг я сумею лучше понять мою.

— Возможно, возможно, но ты… девушка, и я не знаю, как за это взяться…

— Не смешите меня, Фелим! Мойра подтвердила вам, что девушка способна воспринять силу Самильданаха, а вы сомневаетесь, что я могу чему-то от вас научиться? Или вы попросту боитесь?

— Хорошо, Алеа, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе, но главное сейчас — выбраться из этого жуткого места.

Алеа молча кивнула, соглашаясь, хотя ответ Фелима ее не очень-то устроил: она хотела, чтобы друид больше ей доверял, но понимала, что сейчас не время спорить.

— Я пойду первым, — объявил он, — а вы будете замыкающим, Галиад, и глядите в оба, помните, что первая гидра напала на нас с тыла.

Фейт положила руку на плечо Мьолльна.

— Вперед, Белая Борода! — воскликнула она с улыбкой.

И компания отправилась в путь. Алеа следовала за Фелимом, не спуская с него глаз. Друид выглядел очень сосредоточенным. Внезапно Алеа заметила проходящие через его тело волны энергии: эти маленькие красноватые облачка были почти невидимыми, но она без труда различала их. Сайман. Он окутывал Фелима и крошечными сгустками уходил в воду впереди друида.

Алеа догадалась, что Фелим выбрасывает вперед порции силы, прощупывая, не грозит ли им опасность. Ничего сложного, она должна попробовать — ведь в Сай-Мине, с лодкой, у нее получилось!

Не сбавляя шага, она попыталась отыскать свет внутри себя и почти сразу, очень легко, нашла трепещущий огонек. Оставалось раздуть его, заставить гореть в полную силу.

Алеа стала наращивать этот малый проблеск в своей душе, постепенно все больше проникаясь сайманом. Затем она попыталась окутать свое тело волнами, как это сделал Фелим, но ей было трудно сосредоточиться. Сайман едва не ускользнул, но она собралась, и пламя разгорелось с новой силой. Мало-помалу сайман наполнил ее и вырвался наружу, окутав тело светом. Только ее свечение было не красным, как у Фелима, а голубым. Неужели все так просто и энергия делится на мужскую и женскую? Все может быть, но так ли это важно сейчас?

Она должна последовать примеру Фелима: подчинить себе силу и посылать ее впереди себя над самой водой. Алеа сделала глубокий вдох и собрала всю силу в одну точку. Вот он, сайман, тут, в груди. В следующий миг девочка вытолкнула его наружу вперед, не очень понимая, что и как делает. Просто мысленно приказала ему: вперед. Ощущения были такими же, как тогда у подножия Сай-Мины, когда она — повинуясь лишь чутью — послала сайман за лодкой.

Внезапно Фелим вскрикнул, Алеа вздрогнула от неожиданности и тут же упустила силу: огонек, горевший в ее сознании, погас.

— Это ты сделала? — рявкнул Фелим, схватив девочку за плечи.

Она не знала, что отвечать разъяренному друиду.

— Что случилось? — встревоженно спросил Галиад.

Фелим несколько мгновений молча смотрел Алее в глаза, потом вздохнул и отпустил ее:

— Ты меня напугала. Я решил, что… Знаешь… Ты могла бы предупредить, что пытаешься…

— Да объясните же, о чем вы говорите? — нетерпеливо потребовала Фейт.

— Ни о чем, простите, это моя вина… — ответил друид. — Идемте, мы почти у цели, — кажется, я вижу выход из тоннеля.

И он зашагал вперед. Алеа держалась рядом, а трое их спутников, ничего не понимая, изумленно переглянулись. Наконец Мьолльн пожал плечами и махнул рукой, словно хотел сказать: «После разберемся…»

— Ох уж эти мне волшебники, — шепнул он и захромал дальше.

Алеа, не отстававшая от Фелима ни на шаг, все-таки решилась задать мучивший ее вопрос:

— Вы почувствовали мою силу? — тихонько произнесла она.

— Ничего я не почувствовал, мне просто показалось! — отрезал, не глядя на нее, Фелим.

— А вот и почувствовали! Это был мой сайман. Я пыталась повторить то, что делали вы, хотела послать вперед мою силу.

Фелим повернул к ней голову и недоверчиво вздернул бровь:

— Откуда ты знаешь, что я делал?

— Я вижу. Вижу силу вокруг вас, когда вы пускаете ее в ход…

— Ты играешь с вещами, которыми не умеешь управлять!

Алеа вздохнула:

— Вы худший учитель в мире, Фелим!

— Ты — не моя ученица! Забудь…

— Но вы же говорили…

— Вот именно, что говорил! Давай выбираться отсюда, сейчас это — главное!

Алеа молча последовала за друидом. Она никак не могла понять его. Временами ей казалось, что Фелим вот-вот ей поможет, но мгновение спустя друид отталкивал ее — словно испугавшись, а ей так хотелось, чтобы он попытался ее понять. Она сама куда больше Фелима боялась этой своей неизведанной силы.

В конце коридора, наверху, замаячил выход: бледный свет луны проникал в подземелье, и путники ускорили шаг, стремясь поскорее вдохнуть свежего воздуха.

Выбежав наружу, они оказались на поляне, как две капли воды схожей с той, откуда началось их опасное путешествие. Когда глаза привыкли к лунному свету, они обнаружили, что их окружили сильваны, и в изумлении переглянулись.

— Я… Я надеюсь, что мы их не потревожили, — пробормотал Мьолльн.

Сильваны замерли в неподвижности, слившись с деревьями. Их было много, очень много, великое множество…

— Фейт, это и правда Борселийский лес?

— Никаких сомнений, — кивнула бардесса, радостно улыбаясь сильванам.

Алеа вышла вперед и воскликнула:

— Мы пришли к Оберону!

Один из сильванов приблизился, чтобы поговорить с девочкой, другие замерли за его спиной.

— Вы нашли проход. Гм-хмм. Странно.

— Один из ваших указал нам путь, — объяснила Алеа.

— И вы отыскали выход. Гм-хмм. Вы смелы и отважны.

В это мгновение среди деревьев появился еще один сильван, и собратья расступились, давая ему дорогу. Алеа сразу узнала Оберона. Все сильваны отличались красотой и изяществом, но этот был прекрасен. Величественной походкой Оберон направился к девочке и ее спутникам и обратился к ним на своем языке:

— Этх а йан эли Алеа. Шан вал эммана ан бор алиан.

Он остановился перед Алеей и приветствовал ее грациозным поклоном. Все остальные немедленно опустились на одно колено, шепотом повторяя какое-то слово: Алеа поняла — это знак уважения — и почувствовала, что краснеет. Она не привыкла быть в центре внимания.

— Мы ждали вас, Кайлиана.

Фейт, положив руку на плечо девочки, шепнула ей наухо:

— Так они называют… своего Самильданаха.

— Но что это значит?

— Не знаю, лучше спросить у сильванов, — тихо ответила бардесса.

Алеа со всем возможным почтением обратилась к лесному повелителю:

— Приветствую тебя, Оберон. Это мои друзья.

Сильван улыбнулся:

— Вы, должно быть, сильно проголодались, сейчас мы вас покормим.

Оберон повернулся к своим подданным и взмахнул руками. Сильваны тотчас поднялись, и пятеро друзей стали свидетелями изумительного зрелища. Вся поляна пришла в движение: лианы, деревья и листья шуршали, двигались, переплетались, и очень скоро в глубине леса возник сад, а в саду ниоткуда появились длинный пиршественный стол, скамьи и колонны, держащие зеленый навес… Казалось, что ветви и лианы исполняют немыслимый по изяществу медленный, текучий танец, создавая на глазах у изумленных друзей живой дворец.

— Великая Мойра! — воскликнул Мьолльн, не веря своим глазам. На поляне появились новые сильваны. Они начали расставлять на столе чаши с фруктами и ягодами и за десять минут приготовили пир.

— Вы можете утолить голод и жажду, — произнес Оберон, приглашая путников к столу.

Друзья расселись среди сильванов: большинство из них не говорили по-гаэльски, но сотрапезники успешно объяснялись жестами.

Оберон знаком пригласил Алею занять место рядом с ним.

— Сколько же сильванов в этом лесу? — спросила завороженная увиденным девочка.

— Мы — одно.

Ответ Оберона удивил Алею, но она не осмелилась расспрашивать дальше. У сильванов были свой язык и собственная манера изъясняться, такими их и следовало принимать. Алеа взглянула на друзей, сидевших с четырех сторон огромного стола. Все они ужинали с явным удовольствием.

Среди сильванов они чувствовали себя в безопасности, им было хорошо и уютно после пережитого под землей ужаса и треволнений последних дней.

Мьолльн без устали пихал в себя еду, чем явно веселил сильванов, — те с удовольствием подносили гному все новые и новые кушанья. Фейт радушные хозяева почти сразу попросили спеть им, и она охотно исполнила для сильванов свои лучшие песни.

Фелим и Галиад не расстались и за столом, но всячески выказывали сильванам дружеские чувства: они рассказали, какое приключение пережила их маленькая компания и почему оказалась в этом лесу. Фелим то и дело переходил на сильванский язык, между ним и насельниками Борселии чувствовалась особая связь.

Сильваны все лучше говорили по-гаэльски, они словно учились чужому языку прямо по ходу разговора.

Алеа за весь вечер не произнесла ни слова, но внимательно слушала все разговоры. Сильваны то и дело нежно улыбались девочке, уважая ее молчание. Она начинала понимать смысл слов Оберона: «Мы — одно». Сильваны совершенно очевидно делились друг с другом мыслями и знаниями, потому-то они так быстро заговорили по-гаэльски. Каждый сообщал каждому выученное слово и фразу, и дело шло в пятьдесят раз быстрее. «Везет им», — подумала Алеа.

Ближе к ночи разговоры стихли, и в лесной тишине звучала только музыка Фейт.

Наконец Оберон обратился к Алее:

— Мы можем показать тебе то, что ты ищешь.

— А вы знаете, что я ищу?

— Мы увидели это в твоем сне.

— Но я сама ни в чем не уверена!

— Ты ищешь то, что вы — люди — называете Деревом Жизни. Мы позвали тебя, потому что так нужно. Но ты должна дать нам что-нибудь взамен, девочка.

Сидевшая на другом конце стола Фейт прервала пение. Взгляды всех присутствующих обратились на Оберона и Алею.

— Я слушаю тебя, — отозвалась она.

Говоря Оберону «ты», она обращалась ко всем сильванам сразу, желая показать, что понимает их и восхищается ими.

— Ты должна будешь дать нам жизнь.

Фелим стремительно обернулся к Оберону. Алеа увидела тревогу в его глазах и улыбнулась, чтобы успокоить друида, а потом задала сильвану следующий вопрос:

— Как это так — дать жизнь?

— Ты сама поймешь, когда увидишь то, что ищешь. И однажды — очень нескоро — мы снова встретимся, и тогда у тебя будет возможность… дать нам жизнь. Обещай, что сделаешь это, и мы покажем тебе то, что ты ищешь.

— Мне трудно обещать, не понимая, но я доверяю тебе, Оберон, и если в один прекрасный день сумею подарить тебе жизнь, сделаю это — и не важно, покажешь ты мне Дерево Жизни или нет.

Сильваны зашептались, и Алеа поняла, что так они выражают свое одобрение.

— Твоим друзьям пора ложиться спать. Мы приготовили для них дом.

— Я хочу сопровождать Алею, — вмешался Галиад, поднимаясь из-за стола.

— Невозможно, — покачал головой сильван.

— Не волнуйтесь, Галиад, здесь мы в безопасности, — шепнула Алеа.

Магистраж взглядом спросил совета у Фелима, и друид, прикрыв глаза, показал, что согласен с девочкой. Так нужно — такова воля Мойры. В улыбке, которую Фелим послал Алее, читалось дружеское беспокойство за нее.

Она встала и помахала рукой своим спутникам, которых сильваны вели в большую красивую хижину из деревьев и лиан. У нее сжалось сердце, когда последний из них исчез за дверью: в глубине души девочка сожалела, что только она увидит Дерево Жизни, но выбора у нее не было.

Поляна вокруг постепенно приобретала прежние очертания: стол и крыша снова стали деревьями, кустами и лианами.

Оберон подошел к Алее, взял ее за руку, вывел на середину поляны и знаком предложил сесть. Девочке было чуточку страшно, но она полностью доверяла сильвану и подчинилась.

— Дерево здесь? — спросила она.

— Шшш… Ни слова больше, Кайлиана.

— Подождите, Оберон. Последний вопрос. Вы называете меня Кайлианой… Что означает это имя?

— Кайлиана по-сильвански — Дочь Земли.

От удивления Алеа раскрыла рот. Эти слова жили в ее памяти задолго до того, как она нашла в ландах кольцо… Что все это значит?

Сильваны, один за другим, выходили на поляну и рассаживались вокруг Алеи. Здесь было с полсотни участников вечернего пира, но к ним присоединялись все новые и новые, и Алеа уже не знала, сколько же их на поляне. Очень скоро сильваны образовали вокруг нее гигантское кольцо, и в сердце Алеи закрался страх. Внезапно она почувствовала, как пробуждается внутри нее сайман. Он был силен, как никогда, словно присутствие сильванов оживило пламя в ее сознании. Теперь, когда Алеа не искала силу, та появилась сама и овладела ею.

Алеа увидела, что тела сильванов цвета древесной коры начинают сливаться, превращаясь в гигантское единое целое, — совсем как лес, превратившийся несколько часов назад в чудесный сад. Потом вся эта огромность пришла в движение и потянулась вверх: вокруг Алеи выстраивалось гигантское дерево. Дерево из сильванов тянулось к небу, и Алеа становилась его сердцем.

Сайман заполнил все ее существо, и девочка не чувствовала страха.

Внезапно она окунулась в общую память сильванов.

Это было как сон, как мечта.

Ей показалось, что она утратила сознание и что ее душа блуждает по дорогам истории, по прошлому сильванов и по их будущему, среди тысяч легенд. И она поняла.

Сайман, Самильданах, сильваны, Дерево Жизни — все это было единым целым, сердцем земли, душой мира, соком жизни. Она увидела сильванов, и они были одно. Она поняла, что они и есть Дерево Жизни. Она увидела сильвана, рождающегося весной и умирающего зимой. Жизнь каждого сильвана длилась три времени года — и вечно возрождалась. Одна и та же жизнь, один и тот же сильван, одна и та же память — память мира. Память земли. Алеа постигла вечность листьев — венок из них подносят королям, жертвуя им год своей жизни. Она увидела Маольмордху в Зале Совета. И другого друида, Самаэля, — того, что исчез. Она поняла, что две эти темные силы объединятся против нее. Алеа видела все это и постигла смысл предания, что рассказывают люди. Это не предание, а просто-напросто жизнь. И в конце этой жизни, этой легенды Алеа наконец увидела себя. Она не сразу поняла, что видит себя матерью, с ребенком на руках, а мгновение спустя — старухой.

Внезапно она увидела, что вместе с ней умирает дерево, сильваны и друиды. Это было ужасное видение. Чудовищное. Все угасло, исчезло в одно мгновение. Ее накрыло небытие. Ничего не осталось. Даже стук сердца смолк.

Этого Алеа не смогла понять.

В то же мгновение она проснулась среди сильванов.

Ей показалось, что они спят.

Неужели она грезила?

Сильваны поднимались и один за другим исчезли в лесу. Алеа осталась наедине с Обероном.

Она была потрясена. Смущена. Растерянна. Одинока. Не в силах произнести ни слова, Алеа встала и подошла к сильвану.

— Я… ваша смерть? — спросила она.

— Кайлиана, ты сможешь дать нам жизнь, нам и еще множеству других вещей, если захочешь. Никогда этого не забывай и не умирай, пока не исполнишь все, что должна исполнить, — ответил сильван, погладив девочку по щеке. — Ты пообещала.

— Но… Мне неведомо, что я должна сделать. Как я узнаю? Кто поведет меня?

Сильван улыбнулся, но ничего не ответил. Он поцеловал ее и оставил одну на поляне. На границе света и тени Оберон в последний раз обернулся и, прежде чем исчезнуть, сказал:

— Теперь спи, а завтра сделай, что должно. Тебе предстоит исполнить три пророчества.

Глава 11 Алраган

ятеро друзей проснулись в просторной хижине сильванов и ужасно удивились, обнаружив, что поляна исчезла.

— Ух ты… Это я грезил наяву — или вы тоже видели, что вчера тут было совсем по-другому? — озадаченно спросил Мьолльн, шагнув с последней ступеньки на траву.

Алеа, вернувшаяся в домик после прощания с сильванами, улыбнулась гному и нежно его успокоила:

— Да нет же, мой добрый Мьолльн! Ты не спал. Сильваны ушли, но мы по-прежнему в сердце Борселии.

Мьолльн потянул себя за бороду, удивленно вздернув брови:

— Ага… Но борода у меня как была белой, так белой и осталась!

Алеа взяла его под руку. На круглом валуне, вросшем в землю между тремя деревьями, сильваны оставили им немного фруктов, хлеб, молоко и мед. Путники уселись вокруг камня, потягиваясь и протирая глаза. Давно они так хорошо не спали!

— Ничегошеньки-то я не понимаю! — воскликнул гном. — А ты вот, похоже, совсем не удивилась. Да-а-а, ты начинаешь меня беспокоить, девочка! О-хо-хо… Но Дерево Жизни ты хоть видела?

— Я все вам потом расскажу, — пообещала Алеа, — а теперь давайте поедим.

Но они не успели отведать угощений сильванов: Галиад внезапно вскочил на ноги.

На другой стороне поляны появились четверо герилимов на огромных черных конях и медленно обнажили мечи. Темные глаза всадников были едва различимы под капюшонами тяжелых плащей, но сомнений не оставалось: все они смотрели на Алею.

— Боюсь, с завтраком придется повременить, — объявил Галиад, выхватывая меч из ножен.

А потом глухо и непреклонно отдал приказ:

— Алеа и вы, Фейт, спрячьтесь. Мьолльн, к оружию!

Ни та, ни другая не послушались магистража.

Четыре всадника подъехали к хижине. Галиад ринулся с мечом навстречу герилимам, чтобы не подпустить их ближе. Мьолльн последовал за ним, и оба издали боевой клич древних гномов:

— Алраган!

Фейт сняла с плеча лук и стрелы, а Фелим взял в ладони руку Алеи:

— Защищай свою жизнь, малышка, о нас не думай.

Посмотрев ей прямо в глаза, он прошептал:

— Важна лишь твоя жизнь, Алеа.

Мгновение спустя его тело обратилось в пламя, и Алеа в ужасе отшатнулась: однажды Фелим уже проделывал это — когда они сражались с горгунами.

Она подумала, что должна помочь друзьям, и опустилась на колени. Чтобы отыскать сайман, ей требовались соприкосновение с землей и спокойствие. Ах, если бы у Фелима было больше времени и он успел научить ее чему-нибудь еще!

Герилимы спешились, и трое из них скрестили мечи с Галиадом и Мьолльном. Самый высокий, Зультор, держался за их спинами. Гнома испугали маленькие голубые молнии, вспыхивавшие на клинках темных рыцарей, и он попятился.

Галиад напал первым: он колол и рубил сплеча, заставив герилимов отступить. Стрела, выпущенная Фейт, вонзилась в дерево, вокруг закипела сумятица боя. Лязг клинков смешивался с яростными криками сражающихся. Но Зультор ждал, застыв в неподвижности.

Фелим стремительно атаковал предводителя герилимов, но тот уклонился, обернувшись огромным языком огня.

«Каким могуществом наделил его Маольмордха!» — подумал друид, снова готовясь напасть. Он устремился к великану, тот опять увернулся. То же повторилось в третий раз. С каждым новым выпадом Зультор подбирался все ближе к Алее, стоявшей на коленях перед хижиной.

«Я должна отыскать сайман, — твердила себе девочка, сжимая кулаки. — Он здесь, в земле. Я — Кайлиана. Я — Дочь Земли».

Стоявшая рядом Фейт выстрелила из лука и на сей раз попала — ее стрела вонзилась прямо в сердце одному из врагов. Он упал, но двое других продолжали биться с Галиадом. Магистраж вкладывал в каждый из ударов всю свою силу. Он знал, сколь могущественно оружие герилимов, и понимал, что для победы придется сделать невозможное. Галиад сражался с двумя противниками, покуда Мьолльн не подоспел на помощь, добив раненого Фейт всадника. Гном едва доставал герилимов своим коротким мечом и очень скоро, несмотря на уроки Эрвана, пропустил жестокий удар и без чувств упал на землю.

Алеа ощутила дикую ярость и тут же упустила сайман. Вскочив на ноги, девочка схватила меч — Эрван ведь наставлял и ее — и с воплем бросилась на всадников. Галиад воспользовался мгновением передышки, удвоил усилия и заставил отступить одного из противников. Пылающая гневом Алеа сражалась с другим, походу дела вспоминая разные обманные движения. Ей нужно застигнуть врага врасплох. Побеждает тот, чья рука сильнее и гибче, Алеа. Нужно гнуться, но оставаться твердой. Лезвие меча скользнуло по черной кожаной перчатке герилима, и она резким движением выбила у него оружие.

Алее следовало добить врага, но она так удивилась, что промедлила, и герилим воспользовался ее ошибкой. Он отпрыгнул назад, подобрал воткнувшийся в землю меч и кинулся на девочку, выплеснув в крике свою ненависть. Алеа попыталась уклониться, но он ударил ее в бедро, и девочка, закричав от боли, свалилась на землю.

Чуть в стороне Фелим продолжал биться с Зультором. Его пламя то и дело ослепительно вспыхивало, выжигая все вокруг. Увлеченный битвой, друид не видел, что Алеа упала.

Тем временем черный всадник приблизился к Алее и занес над головой меч, но, заметив, что Фейт натягивает лук, бросился на бардессу, оставив Алею лежать на земле, и всей тяжестью обрушил клинок на плечо Фейт. Та, не успев отклониться, без чувств рухнула на землю. Всадник медленно повернулся к Алее. Ему отдали четкий приказ. Убить маленькую паршивку.

Герилим готов был заколоть девочку мечом, когда на его шею сзади неожиданно обрушился удар меча, и голова черного всадника покатилась прочь. Тело герилима тяжело осело на траву, и позади него Алеа увидела сына Галиада Эрвана.

Пока изумленная Алеа с трудом поднималась на ноги, Эрван с яростным криком поспешил на помощь отцу, бьющемуся с третьим герилимом.

— Что ты здесь делаешь, сын? — Галиад даже в пылу схватки не удержался от вопроса.

Не отвечая, Эрван воткнул свой меч в живот герилиму, тот выронил свое оружие и упал на колени, схватившись обеими руками за смертоносное лезвие.

Галиад и Эрван даже не успели обернуться, когда грянувший за их спиной страшный грохот и вспышка света швырнули обоих на землю.

Поднявшись на ноги, они не сразу поняли, что произошло. Из густого дыма появился Князь герилимов. Капюшон черного плаща был откинут назад, являя миру страшное лицо, в котором живая плоть срослась с вороненой сталью. В его глазах сверкал глумливый вызов. У ног герилима лежало нечто темное и неподвижное. Галиад сжал кулаки. Как он хотел ошибиться!

Когда дым окончательно рассеялся, сомнений у магистража не осталось: на земле лежало мертвое тело друида.

Огонек в мозгу Галиада погас, как свеча, задутая порывом ветра. Все исчезло. Связь прервалась. Фелим умер.

Его убил Князь герилимов.


Все утро Имала блуждала по лесу. У нее почти не осталось сил, она была ранена и смертельно голодна, но все-таки убежала от дыбунов — а это главное. Волчица получила новый урок. Сначала ее изгнала собственная стая, а теперь дыбуны. Она им доверяла — и напрасно! Имала знала, что осталась одна в целом мире, это приводило ее в отчаяние, но и одаривало новой силой. То была сила знания. Имала училась жизни.

На склоне дня она вдруг почувствовала, что вступила на территорию родного клана. Она чуяла запах Аэны.

Внутренний зов погнал Ималу вперед, и она побежала на поиски стаи. Имала летела по ночному лесу, отталкиваясь от земли лапами, с гордо поднятой головой, ведомая этим голосом, и знала, что остановится, только достигнув цели.

Наконец она добралась до волчьего логова. Самцы, почувствовав запах, заступили ей дорогу. Потом волки узнали Ималу и расступились, спрятав клыки.

Она знала, зачем пришла сюда, и призывно зарычала, и Аэна поднялась с земли и узнала Ималу.

Волчицы встали морда к морде, бросая друт другу вызов.


Мьолльн постепенно приходил в себя. То, что он увидел, открыв глаза, превосходило его понимание.

Время словно остановилось. Звуки стихали, движение замедлялось, пока не прекратилось окончательно.

Сначала гном решил, что снова теряет сознание, но заметил застывших, будто заколдованных, Галиада, Эрвана и Алею. Их тела замерли на взлете, когда друзья бросились на герилимов. Мьолльн и сам не мог шевельнуться.

Потом силуэты его друзей и черного всадника начали медленно таять и исчезли.

Как только время снова пошло, гном вскочил на ноги. Из раны на шее текла кровь, ему было ужасно больно. Ноги дрожали. Но он хотел убедиться, что ему не померещилось.

Он сделал несколько шагов вперед, протер глаза и вынужден был признать, что не ошибся. Алеа, Галиад и Эрван действительно исчезли, как и Зультор.

Мьолльн зажал рукой рану на шее, чтобы остановить хлеставшую кровь. Гном хромал, у него кружилась голова. Фейт неподвижно лежала на земле — она была без чувств. Мьолльн подошел, взял бардессу за руку и, нащупав под кожей слабое биение, облегченно вздохнул. В нескольких шагах от Фейт он заметил безжизненное тело Фелима. Гном заплакал.


Они в небытии.

Зультор перенес своих врагов в пустоту с помощью манита Джара — он знал, что страх, неизвестность и пространство Джара ослабят их. Им неведомо это место. Они не понимают его законов и правил. Зультор убьет их — всех троих. Магистража, его сына и девушку. И положит ее мертвое тело к ногам Хозяина.

Алеа мгновенно замерла. Она видит только Галиада, Эрвана и всадника. Зультора. Он завлек их сюда. Она уверена. Но что это за место? Здесь нет ничего — ни вещества, ни света, ни расстояний, ни силы. Все вокруг другое — и все-таки Алеа не сомневается: она — в мире снов, там же, куда позвал ее Оберон. Она все поняла.

Зультор приближается.

Она должна ему помешать.

Сайман в глубине ее существа все еще не отзывается. Зультор совсем близко. Он здесь. И сейчас начнет думать смерть. Да, здесь убивают именно так. Силой мысли. Она должна ему помешать. Но Галиад и Эрван не понимают. Они — другие. Отец и сын не видели Дерева Жизни, не пережили ни одной из ее грез.

Они хотят обороняться — но тела не слушаются их. Пытаются кричать — но ни один звук не срывается с немых уст. В глубине души Галиад и Эрван отказываются верить в подлинность этого мира, что зовется Джар, — и потому он держит их в плену. Алеа должна помочь друзьям. Нужно завладеть их вниманием.

Я люблю тебя.

Эрван услышал ее мысль. Он ошеломленно смотрит на нее. Он услышал, но не понимает.

Я люблю тебя, Эрван. Спасибо, что пришел. А теперь — замри и подумай. Думай о мире вокруг тебя. Думай об отце. Думай о вас как о едином целом.

Эрван закрывает глаза. Он пытается понять.

Правила изменились. Слов здесь нет. Мысли путаются.

Я с тобой, Алеа.

Тогда думай об отце. О вас обоих. И отойдите оба подальше отсюда. Я сама займусь всадником.

Эрван пытается собраться. Галиад тоже начинает понимать.

Мы действительно здесь?

Алеа успокаивает его. Но время не ждет. Зультор уже начал проникать в пространство ее мыслей.

Вы должны уходить вместе с сыном, Галиад. Здесь вы бессильны. Только я могу попытаться. Во имя милосердия и той любви, что я питаю к вашему сыну, во имя Мойры — представляйте себя далеко отсюда, бегите… мысленно. Я вас отыщу.

Алеа, я пришел предупредить тебя. Совет изгнал Фелима и послал в погоню за вами троих друидов с магистражами. Я опередил их, но они близко. Вот почему я здесь, Алеа. Чтобы защитить тебя…

Прощай, Эрван, и спасибо. Я найду вас, бегите! Зультор обрушивается на Алею. Пытается протиснуться в ее душу.

Умри! — ревет он.

Но Алеа уже нашла путь к сайману. Даже здесь она сумела это сделать. И она отражает убийственную мысль своего врага.


Зультор поражен. Кажется, девчонка понимает Джар. Он должен вылепить небытие. Против нее. Это он умеет.

И вот он начинает возводить вокруг Алеи стены, мысленно представляет себе утыканный острыми лезвиями верх и запирает ее в эту смертоносную тюрьму. Медленно. И зажигает под ловушкой огонь.


Алеа видит смыкающиеся вокруг нее стены.

Да, он умеет измышлять небытие. Он преобразует мое пространство. Здесь я не могу перейти в наступление. Я должна сразиться с ним иначе. Нужно отразить нападение силой мысли. Нет. Я выверну его мысль, как перчатку. И заново создам вокруг себя пустоту.


Зультор видит опрокидывающееся пространство. Его атака отражена, и он спешит оборвать собственную мысль, чтобы она не уничтожила его самого.


Алеа снова открывает свое сознание. Сайман не исчез. Она покидает телесную оболочку. Смотрит на себя со стороны. Знает, что Зультор где-то сзади, и все-таки смотрит. Она пытается постичь горящий внутри огонь саймана. Я должна перестать думать о саймане, как о чем-то, чем можно управлять. Я сама — сайман. Он — это я. Именно так я должна его использовать — как себя самое. Он не во мне, он — я.


Зультор видит истаивающее тело девушки. Ее душа покинула тело. Что она делает, глупая козявка?! Да он проглотит ее за один присест. Зультор кидается на Алею.


Я — сайман. Алеа — сайман. Я просто должна открыть глаза. И взглянуть на окружающие меня вещи. Вот так. Я знаю мир. Здесь я знаю небытие. Я знаю, кто этот всадник. Он Айн'Зультор, Князь герилимов, повелитель тех, кто ворует души, Насылающий Тьму Он явился, чтобы убить меня и отдать Маольмордхе.

Он ничто для меня. Он — препятствие. Я убью его, и Маольмордха услышит, как кричит от боли его слуга, и станет меня бояться. Пусть знает, что после Зультора я приду за ним. Я — Зультор.

Алеа проникает в тело напавшего на нее Зультора.

Она вливается в его кровь. В сознание. В мозг. В тело. В мысли. Она насыщается им. Она — Зультор. Она протискивает свою душу через его тело, взрывая каждую, даже самую маленькую жилочку, каждый клочок плоти, сквозь который просочилась.

Зультор надрывается от вопля. Его голова сейчас взорвется. Маленькая дрянь забралась в него.


Алеа кричит. Она выпускает на волю свою ненависть. Сайман разливается по ее венам. Она вылетает из Зультора, в мгновение ока разорвав его на части.


Аэна напала первой. Грозно разинув пасть, она прянула на задние лапы — Имала ощерилась и тоже встала на дыбы, и волчицы столкнулись лоб в лоб. Каждая пыталась зацепить соперницу передними лапами. Челюсти угрожающе щелкали, Аэна и Имала яростно рычали, устрашая друг друга.

Наконец Аэна сильным ударом свалила Ималу, так что та снова коснулась земли передними лапами. Аэна ловко воспользовалась преимуществом и собралась вонзить клыки в горло Ималы, но та вывернулась. Аэна снова взмыла на дыбы, чтобы нанести удар с другой стороны.

Ни один член клана не осмеливался вмешаться, даже вожак Эгано. Стая напряженно следила за битвой катавшихся по земле, в облаках песка и пыли, волчиц.

Имала отбила атаку Аэны ударом задних лап и вскочила. Они снова сошлись в лобовой атаке, морда к морде, и теперь стояли на задних лапах, слившись в одну изящную дугу, готовую в любое мгновение рухнуть от малейшего поворота головы.

Раны Ималы все еще болели, она знала, что надолго у нее сил не хватит: она снова проиграет, и Аэна ее прикончит на глазах у стаи, чтобы окончательно утвердить свое главенство.

Внезапно Имала вспомнила все, что с ней случилось после ухода из стаи. Были звери, которых она победила, и принявшие ее дыбуны, и те, что прогнали ее. А еще она загрызла одного из них. Жаркая волна воспоминаний обострила волю к жизни. Она не может умереть. Она больше не хочет подчиняться. Она должна стать главной и властвовать — во всяком случае, над собственной жизнью.

Одним сильным ударом Имала опрокинула Аэну на землю и с яростным рычанием вонзила клыки ей в шею. Та взвыла, но Имала намертво вцепилась окровавленными челюстями в горло соперницы. Она могла бы убить ее, но Аэна внезапно обмякла и в знак подчинения задрала лапы вверх. Куснув ее последний раз за шею, Имала разжала зубы и замерла, стоя над хрипло дышащей, истекающей кровью соперницей.

Имала простояла так несколько долгих минут, обводя взглядом стаю, а потом кинулась бежать и исчезла в лесу. Она могла бы занять место Аэны среди волков, стать подругой вожака, но лес манил ее и звал, она слишком сильно отличается от остальных и не может вернуться в волчью семью. Покидая стаю, она знала, что никогда больше не станет жить среди сородичей.

Имала бежала по лесу, пьянея от аромата вечернего воздуха. На ночлег она расположилась у ручья и, прежде чем заснуть, торжествующе завыла — и услышала ответный вой стаи. Волки попрощались с ней, и Имала заснула, свернувшись клубком.

Она осталась одна — но она была свободна.


Алеа рухнула на землю в центре поляны.

Она почти лишилась сил, но сайман ее не покинул. Девочка поняла, что отныне этот огонь будет гореть в ней всегда.

Она открыла глаза и огляделась.

Мьолльн горько плакал, сидя над неподвижным телом Фейт.

Она не умерла.

Чуть в стороне лежали три мертвых всадника.

А перед хижиной Алеа увидела Фелима.

Девочка с трудом встала и пошла к Мьолльну. Гном поднял голову, вздрогнул от удивления, заметив Алею, и едва не свалился на землю. Он вытер слезы рукавом.

— Ты… Ты жива? — воскликнул он, не веря своим глазам.

— Да, — просто ответила Алеа, подходя ближе. — Кто-нибудь прикасался к телу Фелима?

Ей показалось, что Мьолльн удивился вопросу, но гном ни о чем не спросил, просто покачал головой. Алеа пошла к безжизненному телу друида. Встала на колени. Положила руку ему на грудь и почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы.

Никто не займет ваше место, Фелим. Никто не может вас заменить.

Она по наитию высвободила его сайман, тело Фелима выгнулось и снова бесшумно опустилось на траву. Вокруг него растекались волны силы.

Прощайте, и спасибо.

Гном что-то пробормотал. Алеа его пугала, и он начал медленно отползать назад.

— А… а… а всадник? — спросил он, тараща на нее глаза. — Он… он вас не?…

— Он мертв.

— А где Галиад и Эрван?

— Не знаю. Они… Ох, Мьолльн, что я наделала?!

Она упала на колени, прижалась к гному и разрыдалась.

Эпилог Дочь Земли

ва дня они провели в хижине сильванов. В первый же вечер Фейт пришла в себя. Алеа и Мьолльн расплакались от радости и смогли наконец выспаться ночью. Назавтра они поведали ей о произошедшем накануне сражении.

С трудом сдерживая слезы, Алеа рассказала о смерти Фелима и об исчезновении Галиада и Эрвана. К вечеру Фейт набралась сил и утешила девушку своим пением.

Утром третьего дня Мьолльн прибежал из леса, задыхающийся и напуганный.

— Трое друидов и их магистражи идут по нашему следу! — закричал он, врываясь в хижину. — Что нам делать, Алеа? Будем сдаваться?

— Не раньше, чем отыщем Галиада и Эрвана. Потом подумаем, как быть. Пора, впереди у нас долгий путь.

— Но куда мы отправимся?

— Туда, где прячется Маольмордха.

Гном изумленно вытаращился на девушку:

— Ты рехнулась?

— Ты не обязан следовать за мной, я пойду и одна, потому что это единственная возможность найти Эрвана и его отца. Я не собираюсь всю жизнь убегать.

— Но мы ведь бежим от друидов!

— Ими я займусь потом, — спокойно ответила Алеа, собирая вещи. — Фейт, вы сможете идти?

— Я еще не отомстила за смерть Тары и Керри. Я тебя не покину.

— Мьолльн?

— Я с тобой, метательница камней. Не возвращаться же, в самом деле, домой?

И они поспешили в путь, пролив в последний раз слезы над могилой Фелима. Алеа погладила рукой брошь — подарок друида, с которой не расставалась ни на мгновение, и поклялась, что отомстит за его смерть.

Они шли весь день и часть вечера и разбили лагерь неподалеку от опушки леса.

Алеа оставила спутников отдыхать и углубилась в заповедную глубину Борселии, ей хотелось утешить душу ночной прогулкой. Она надеялась встретить сильванов и попрощаться с ними. Но никто не появился. Девочка шла между деревьями, пытаясь постичь душу леса. В самой глубине ее существа появилось что-то новое. Сайман перекинул мост между ней и остальным миром. Сайман придал смысл ее имени: Дочь Земли.

Внезапно в нескольких шагах впереди Алеа заметила волчицу и сразу поняла: она видела ее во сне, видела этот белый мех и эти глаза.

Волчица удивилась не меньше Алеи: вытянувшись в струнку, она уставилась на девушку. Несколько долгих мгновений обе не шевелясь смотрели друг другу в глаза.

Потом Алеа присела на корточки, не отводя взгляда от волчицы. Сайман жил внутри нее, она была сайманом, и окружающим миром, и деревьями, и этой волчицей. Алеа протянула руку к зверю.

В глазах волчицы девочка прочла всю ее историю.

— Иди ко мне, — позвала она, — мы с тобой похожи.

Волчица, тихонько скуля, отступила назад, склонив голову набок, потом медленно, останавливаясь на каждом шагу, пошла к Алее.

Девушка улыбнулась волчице:

— Я — твоя сестра, Имала.

Волчица подошла совсем близко и коснулась руки Алеи. Поборов последние сомнения, лизнула ей пальцы.

Они больше не были одиноки.


Оглавление

  • Глава 1 Рука в ландах
  • Глава 2 Новый дом
  • Глава 3 Друид
  • Глава 4 Волынщик
  • Глава 5 Первая схватка
  • Глава 6 Сай-Мина
  • Глава 7 Последние тайны
  • Глава 8 Погоня
  • Глава 9 Переговоры
  • Глава 10 Дерево жизни
  • Глава 11 Алраган
  • Эпилог Дочь Земли