КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397703 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168482
Пользователей - 90431

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Богиня за стеклом (fb2)

- Богиня за стеклом (а.с. Ниффт Проныра-4) 196 Кб, 92с. (скачать fb2) - Майкл Ши

Настройки текста:



Майкл Ши Богиня за стеклом

Предисловие Шага Марголда к повести «Богиня за стеклом»

Пожалуй, единственное, что я могу сообщить о происхождении этого документа, заключается в том, что я не являюсь его автором, хотя многие мои знакомые утверждают обратное, полагаю, на том основании, что я ненадолго появляюсь в нем в качестве одного из действующих лиц. Кем он был написан и даже когда и как оказался в моем архиве, не ведаю. Ниффт и сам мог бы спрятать его среди моих (хранящихся в строгой секретности) бумаг, но то же самое могли проделать и многие наши общие друзья. Во всяком случае, специфических навыков и умений, необходимых для подобной операции, им не занимать; в то же время ни стиль данного документа, ни почерк, которым он написан, – рука писца неопределенной национальности – не содержат ни малейшего намека на то, кто является его автором.

Что до его содержания, то не много, должно быть, найдется сегодня людей, ничего не знающих о несчастье, постигшем Наковальню-среди-Пастбищ; прочие смогут почерпнуть из этого документа необходимые подробности, без которых все слышанное ранее наверняка казалось им лишь бессвязным вымыслом. Рискуя показаться черствым, замечу, что я не испытываю сочувствия к этому городу. Свое отношение к тем, кто торгует войной, я, надо полагать, достаточно недвусмысленно выразил в предварительных замечаниях к повести «Жемчужины Королевы-Вампира». При всем моем предубеждении сомневаюсь, что найдется хоть один осведомленный человек, который станет отрицать, что бесстыдством своих коммерческих сделок Наковальня далеко превзошла всех поставщиков оружия последнего столетия. Моральные принципы продавцов оружия, снабжающих своим товаром две воюющие между собой стороны одновременно, настолько ниже всякой критики, что лишь абсолютно невежественный или наивный человек возьмет на себя труд порицать их публично. Обратите внимание, с какой бесцеремонной небрежностью Наковальня обошлась как с Халламом, так и с Баскин-Шарпцем. Но анналы коммерческой деятельности Наковальни-среди-Пастбищ изобилуют примерами сделок, которых устыдился бы даже самый циничный космополит. Позволю себе напомнить читателю лишь об одной, стяжавшей наибольшую известность, пародии на честную торговлю из тех, что имели место за последние несколько десятков лет. Я имею в виду крестовый поход Питны против Таарга.

Нельзя отрицать, что Питна занимала в этом конфликте смехотворную позицию. Она действительно является частью Астригальской цепи, но относится к группе малых островов, зачастую именуемых Семь Сестренок. Чародейство, которое в ходу на Питне, – так же как и на любой из Сестренок, – не идет ни в какое сравнение с магией высшего порядка, практикующейся на островах Стрега, Шамна или Хагия – трех гористых Старших Сестрах, благодаря которым Астригалы прославились на весь мир, и заслуженно, в качестве колыбели закона Силы. В сущности, Динуарий Путешественник в своем грешащем всяческими преувеличениями и отступлениями от истины (хотя и, безусловно, в высшей степени занимательном) рассказе о приключениях в морях к югу от Колодрии довольно точно характеризует малышку Питну. «Обитатели Питны, – говорит он, – это пестрая толпа полоумных и просто чокнутых».

Столь же смехотворен был и casus belli, о котором питняне раструбили по всему свету. Собрание сочинений никому не известного питнянского философа (все четыре тома которого я прочел, и могу сказать, что интерес к нему пиратов от книгоиздания должен почитаться за комплимент) было украдено и напечатано столь же безвестным издателем из Таарга; с какой целью, я так и не смог выяснить. Но смешнее всего, пожалуй, выглядят те амбиции, которые питняне неуклюже пытались замаскировать, ухватившись за это недоразумение как повод к вооруженному конфликту: добиться известности и положения в качестве магов, сокрушив Таарг – державу, чья мощь давно одряхлела, источенная чужеродными демоническими влияниями. Питняне, все до последнего полоумного и чокнутого, устали быть в роли младших при Стреге, Шамне и Хагии.

Улыбнуться, конечно, можно, но лишь очень сдержанно, и сразу же задуматься. От Таарга, находящегося в опасной близости к одноименному Водовороту (см. «Рыбалку в море Демонов»), по свидетельству ученых комментаторов, а также тех, кому довелось бывать в этом городе (а я принадлежу по крайней мере к последним, в случае, если мое членство в первой категории может быть оспорено), так вот, от Таарга, повторяю я, не осталось почти ничего, кроме оболочки, все остальное сгнило под тлетворным влиянием демонических испарений, постоянно поднимающихся из клыкастой, изрыгающей клочья пены, пасти водоворота. Если уж крестовые походы неизбежны, то пусть, по крайней мере, те глупцы, которые их возглавляют, обнажают свои клинки против городов, подобных тогдашнему, а может быть, и нынешнему Тааргу. Таково мое мнение, хотя читатель вправе, конечно, иметь свое собственное.

Наковальня-среди-Пастбищ принимала посольства обеих сторон, пустив в ход всю свою традиционную осторожность, которая и уберегла соперников от неприятного открытия. Питняне приобрели у Старейшин впечатляющее оружие: стаю металлических гарпий на пружинах, заводных летучих хищников, которые слушались элементарных заклятий, доступных даже их фельдмаршалам, и могли в считаные секунды очистить от защитников крепостные стены какой угодно протяженности. Послы Таарга, прибывшие с железным сундуком демонической работы в качестве дара, – все на свете знают, что и содержимое этого ящика также происходило из подземного мира, – купили в Наковальне-среди-Пастбищ превосходную защиту от любого нападения с воздуха (настолько предсказать тактику своего соперника они сумели): это была изумительной легкости и прочности система стальных сетей, которые натягивались на огромных рамах, в мгновение ока приводившихся в действие пружинными распорками.

Флот Таарга притаился в засаде, готовясь к контрудару, который и был нанесен в тот момент, когда атака питнян потерпела сокрушительное поражение. Питняне стрелой понеслись домой, ведя на хвосте достаточную для полномасштабного вторжения армаду. И действительно, неудавшийся крестовый поход на Таарг поставил их собственный остров под угрозу немедленного вторжения и завоевания. Флотилия преследователей являла собой, должно быть, грозное зрелище, ибо флагманами командовали Дами-зрги, а на носу каждого судна выстроилось по центурии галгатских десантников. Вот от этого многокорпусного морского джагернаута и бежали повергнутые во прах питняне, поддавшись панике настолько, что по прибытии домой у них не хватило ума даже забаррикадировать вход в гавань. И, как всем известно, спасением своим Питна обязана отнюдь не собственным силам, но могуществу Стреги. Именно обитатели последней, приведенные в бешенство самой мыслью о том, что кили демонических кораблей осквернили своим прикосновением хотя бы один берег Астригала, обратили на интервентов взор столь грозный, что те немедленно, завывая и обливаясь кровью, убрались обратно в свой Водоворот и провалились в его громогласную глотку.

Но, каких бы взглядов на подобные вопросы мы ни придерживались и как бы ни распределяли вину между теми, кто разжигает войны, и теми, кто, снабжая их оружием, делает возможным удовлетворение кровавых амбиций, надеюсь, не много найдется людей, которые откажутся признать одно из последствий случившегося с Наковальней положительным. Вскоре после катастрофы торговая война между Халламом и Баскин-Шарпцем утихла, а бывшие враги сумели преодолеть разногласия и достичь соглашения, которое действует и по сей день. Его результатом уже стали многочисленные совместные предприятия, которые обещают в скором будущем открыть новую эру экономического сотрудничества двух городов.

История произошедшей в Наковальне катастрофы – еще один поучительный пример того, к чему может привести трагическая замкнутость сознания, жертвой которой так часто становится человек. Сохранившаяся информация о далеком прошлом Наковальни-среди-Пастбищ, хотя и не очень обильная, такова, что любой человек, потративший несколько недель на ее изучение, неминуемо пришел бы к выводу о чрезвычайной тревожности тех распоряжений, которые Дама Либис в качестве Оракула Богини передавала своим согражданам, а результаты исполнения этих директив его просто ошеломили бы. Более того, та информация, которую мне удалось собрать самому и часть которой привез, по моей просьбе, Ниффт, являлась и является не единственным в мире трактатом по данному вопросу, в чем можно убедиться, прилежно перечитав труды других ученых мужей.

География Южной Шпоры Люлюмии, где располагается Наковальня-среди-Пастбищ, заслуживает отдельного замечания. Высокое содержание железа в породах, образующих этот гигантский массив, отмечалось многими исследователями. Неиссякаемая мощь разрушительных атак беспокойного Агонского моря лишний раз подчеркивает упрямую невосприимчивость величественных утесов Шпоры к натиску стихий. Они, по сообщениям бесчисленных авторов, очень мало пострадали, несмотря на то что их прочность подвергается проверке уже несколько тысячелетий подряд, и океан по-прежнему тщетно осаждает почти безупречно вертикальную стену общей протяженностью в пятьсот миль. Многие авторы, и заслуживающий всяческого доверия ученый Кволл в их числе, придерживаются восходящего к глубокой древности представления о неземном происхождении Шпоры; считается, что она представляет собой остаток огромного огненного шара, который в незапамятные времена упал на нижнюю оконечность Люлюмии со звезд. По крайней мере концепция эта не лишена определенной поэтической точности, ибо, когда позднее на месте нынешней Наковальни была построена легендарная мастерская по ремонту звездных кораблей, говорили, что гости из межзвездного пространства, нуждавшиеся в услугах тамошнего кузнеца, метеоритным дождем сыпались с неба, освещая погребенный в ночи океан на многие мили. Вполне уместно предположить, что космические мореплаватели стремились починить свои суда, используя материал, встречающийся в тех межзвездных проливах, плавание по которым было их главной задачей и победой.

I

Когда вору Ниффту из города Кархман-Ра было около тридцати лет (насколько больше или меньше, неизвестно), он достиг первой ступени мастерства в избранном им искусстве. Это значит, что стиль его сформировался к тому времени вполне, однако какому жанру отдать предпочтение, он еще не решил. Поэтому он больше шатался по свету, чем работал.

И вот однажды летом, когда он вместе с Барнаром Бычьей Шеей охотился на диких свиней в горах Чилии, его нашло письмо Шага Марголда, его друга, кархманитского картографа и историка. Марголд, зная, что Ниффт намерен отправиться на запад, за Агонское море, просил его задержаться в Наковальне-среди-Пастбищ, что на полуострове Южная Шпора континента Люлюмия. В тот момент Марголд как раз занимался серьезным научным трудом, для которого информация о главном религиозном культе города была в высшей степени необходима; к своему письму он приложил список вопросов, которые Ниффт, по его просьбе, должен был задать Оракулу святилища Смотрительницы Стад.

Последняя новость, достигшая той части света, где проживал ученый, сообщала, что город более года тому назад вступил в полосу небывалого расцвета, который стал результатом откровения, явленного Богиней через Оракула. Считалось, что неизменным своим благополучием город также обязан милостивым теофаниям Смотрительницы, и потому именно теперь, в момент очередного подъема, представилась превосходная возможность задать несколько тактичных вопросов о сути взаимоотношений Наковальни-среди-Пастбищ и ее божества.

Вот так и получилось, что две недели спустя Ниффт сел в Чилии на корабль, который направлялся в Наковальню-среди-Пастбищ. Он уже знал о недавно свалившемся на город процветании. Изготовленное там оружие уже много десятилетий преобладало на рынках Великого Мелководья, за последние же девять месяцев его превосходство стало разительно. Клинки, доспехи, арбалеты, осадные машины – все что угодно, от кольчуги до кинжальных ножен, притом из превосходного качества стали, невероятно гибкой и почти непробиваемой одновременно, потоком хлынуло из кузниц и сталелитейных мастерских города и буквально наводнило рынки оружия по обе стороны Агонского моря, уничтожив всякую возможность конкуренции. Ниффт был уверен, что найти корабль, отправляющийся в Наковальню, не составит труда.

Однако он был немало удивлен, обнаружив, что самым удобным из всех возможных вариантов оказался большой гелидорский транспорт, на борту которого находилось не менее семи сотен наемников, чьими услугами заручились Старейшины Наковальни-среди-Пастбищ. Значительную часть этого контингента составляли саперы и военные инженеры. Никто из солдат не знал, для чего они понадобились городу, зато у них были другие новости. Похоже, везение Наковальни все-таки кончилось. С одной из тех огромных корявых гор, что окружают город со всех сторон, произошло нечто странное и жуткое. Верхушка ее откололась и зависла на краю пропасти, где и лежит уже несколько недель, грозя в любую минуту рухнуть и похоронить под собой весь город. Старейшины – управляющая городом группа олигархов-коммерсантов – обратились к Оракулу Смотрительницы Стад с просьбой отыскать какое-нибудь средство для предотвращения катастрофы. Богиня за стеклом – именно так называли ее наемники, прибегая к этому наименованию не реже, чем к другому, – через своего Оракула объявила, что может оказать городу помощь в столь критической ситуации, но для этого Старейшины должны, в доказательство честных союзнических намерений со своей стороны, предоставить в ее распоряжение значительный экспедиционный корпус, состоящий из первоклассных профессионалов.

За ужином Ниффт отыскал местечко рядом с первым капитаном саперов, человеком по имени Кандрос, который еще раньше в немногих ясных словах сумел изложить ему суть проблемы Наковальни-среди-Пастбищ. Пока дело дошло до грога, двое мужчин успели рассказать немало анекдотов и обменяться достаточным количеством философских замечаний, чтобы выяснить, что они друг другу симпатичны. Кандрос был сухощавым человеком хрупкого сложения, немногим менее сорока лет от роду, но с морщинистыми, как у пустынной черепахи, глазами, которые за два последних богатых событиями десятилетия его жизни повидали немало укреплений, фортификаций, осад и баталий. Ладони, завершавшие его жилистые руки, походили скорее на покрытые узлами сухожилий клещи. Эти его большущие, с жесткими, как гвозди, костяшками пальцев лапы, которыми он, казалось, предпочитал вовсе не шевелить, двигались с рассчитанной точностью каждый раз, когда он все-таки пускал их в дело.

– Кандрос, прав ли я, утверждая, что число саперов и инженеров в этой кампании необычайно велико, в особенности с учетом размеров войска в целом?

– Совершенно прав. Предположениям, для осады какого места нас могли нанять, нет конца, но для нападения на любой по-настоящему крупный город нас слишком мало. Кроме того, трудно понять, чем захват какой-нибудь крепости или городка поможет сейчас Наковальне.

– Хотя Старейшины и наняли вас, думаю, что августейшие особы находятся в таком же точно неведении относительно вашего предназначения, как и вы сами.

– Вот и я так понимаю. Старейшины далеко не каждый раз проявляют столь благочестивую поспешность в исполнении распоряжений Смотрительницы Стад. Например, более года тому назад Богиня через своего Оракула объявила, что ее стада вернулись в мир солнца и что – ее собственные слова – они должны быть подле нее все до единого, ибо много-много времени прошло с тех пор, как они покинули ее. Оракул от лица Богини потребовал снаряжения экспедиции для возвращения животных откуда-то с юго-восточного побережья Кайрнгема, где они, очевидно, выбрались на поверхность после длительного погребения в недрах земли. Но Старейшины, по зрелом размышлении, решили, что не стоит идти на громадные расходы для выполнения какого-то туманного приказа.

– Но Богиня, похоже, не помнит зла. Должно быть, вскоре после их отказа она и указала городу путь к недавно от крытой неистощимой рудной жиле.

Движения Ниффта стали настороженными, словно в последнем замечании Кандроса ему послышался какой-то оттенок, смысла которого он не распознал. Капитан задумчиво продолжал:

– Если говорить о вопросах сугубо религиозных, то, на мой взгляд, отцы города проявляют некоторую непоследовательность. Когда в пророчествах Богини содержится хоть малейший намек на возможную прибыль, их благочестивая уверенность в ее всемогуществе не знает границ. Ее тело, хотя и мертвое, странным образом настроено на одну волну с землей и ее самыми глубинными и потаенными недрами, а оракулы из поколения в поколение передают тайну истолкования откровений Смотрительницы, не поверяя ее больше никому. Насчет великодушия Богини ты прав. Сообщение, результатом которого стало невиданное прежде процветание, последовало через неделю после отказа Совета Старейшин удовлетворить ее требование.

Ниффт, глядя на свою кружку, рассеянно улыбался.

– У меня есть предчувствие, – произнес он, – что в нынешнем положении дел города заключена какая-то ирония, которую ты еще не до конца мне раскрыл.

Кандрос согласно кивнул.

– Действительно, человеку, которого создавшаяся ситуация не затрагивает лично, может показаться забавным, что именно невоздержанность Совета Старейшин, стремившегося поскорее нагреть руки на указанной Богиней богатой жиле, и привела к образованию опасной трещины в структуре той самой горы, что угрожает нынче городу.

Ниффт и Кандрос стояли у борта как раз посередине корабля.

– Знаешь, – сказал Ниффт, – как я ни старался себе это представить, все казалось каким-то нелепым. – Глядя на горы, окружающие бухту, в которую входило их судно, и улыбаясь, он покачал головой.

Кандрос кивнул.

– Описания никогда не передают сути.

– Из чего построен этот пирс?

– Из стали или чего-то в этом роде. Его называют Пастушеским Посохом. Он здесь со времен Смотрительницы Стад.

– Пастушеский Посох… А как давно это было?

Кандрос пожал плечами.

– Тогда же, когда образовалась эта бухта, и окружающие ее скалы. Горы, которые ты видишь сейчас, были в два раза выше и во много раз ужаснее на вид.

Посох, выдаваясь на четверть мили в середину бухты, служил становым хребтом целой системы доков. Покатый спуск дна затопил его дальний конец, так что судить о его истинной длине было затруднительно. Несмотря на то что кирпичная кладка и бревенчатые стены увенчивали его и ответвлялись от него в разные стороны, циклопический стержень незамедлительно приковывал к себе внимание, как будто все его окружение было не столь реально, как восходящий к незапамятным временам металл, и потому не имело силы затмить его. Он уводил взгляд наблюдателя к берегу, туда, где покоился его наземный конец, встроенный архитекторами в основание внушительной городской стены. Но, достигнув берега, взгляд вновь невольно выказывал пренебрежение к благородным пропорциям каменных сооружений Наковальни-среди-Пастбищ, притянутый горами, полукружием охватившими город.

Кандрос не обладал склонностью к причудливым оборотам речи, и его определение этих гор вполне отражало их суть: они были ужасны. Вся Южная Шпора представляла собой один громадный кусок чрезвычайно богатого железом камня в две сотни лиг длиной, гигантские округлые утесы которого были обращены к бурным волнам Агонского моря. Дожди и ветер долго точили и терзали эти скалы, но нигде не удалось им нарушить общую гладкость могучей стены. Однако там, где теперь расположилась Наковальня-среди-Пастбищ, в камень вгрызалось что-то куда более мощное, чем приливы и ветра: оно выдолбило подкову гавани, высекло нишу, в которой укрылся город, изжевало самые опоры континента, превратив их в горы, острые, как костяные осколки, которые, подобно лучам, расходились в разные стороны от полукруга бухты, вдаваясь на шестьдесят миль в глубь континента. Их устрашающе крутые склоны взмывали на две и более мили вверх от самого порога моря. Между голыми, обглоданными пиками не было никаких соединений. Вся эта толпа каменных калек наводила на мысли о бедствиях и страдании.

Ниффт сказал:

– Помню, несколько лет тому назад я видел одно поле сражения. Линия фронта прошла через него двумя неделями раньше, и в том бою полегло много кавалеристов. Дело было как раз посреди лета, жара стояла отчаянная. И все это поле, многие акры земли, было покрыто завялившимися на солнце трупами, конскими и человеческими, так что только скрюченные ноги торчали в разные стороны.

Кандрос скривил губы, выражая вымученное согласие, и кивком головы указал на горные пики.

– Вообрази, как они выглядели, когда были вдвое выше нынешнего. Тысячелетия дождей и ветров не смогли смягчить их рваных очертаний.

Облокотившись о поручень, они обводили рассеянным взглядом гавань, пока корабль подходил к причалу. По пути они миновали два военных корабля, которые, игнорируя прибывающие суда, неизменно останавливали и обыскивали любое направлявшееся к выходу из бухты.

– Халламизцы, – ответил Кандрос на невысказанный вопрос Ниффта. – Довольно забавная история. Халлам воюет с Баскин-Шарпцем, что неподалеку от экватора, чуть выше по этому берегу Люлюмии. Полагаю, ты слышал об этом конфликте?

– Да. Халлам находится на Мойре, это остров к востоку от Чилии. Это же торговая война?

– Именно так. Казалось бы, Агонское море достаточно велико, чтобы в нем нашлось место и тем и другим. Так нет же, оказывается, они и вступили-то в войну потому только, что обе стороны тайком послали своих представителей к здешним Старейшинам для подписания, как обеим казалось, исключительно выгодных военных контрактов. И вот вцепляются они друг другу в глотки, и каждый при этом обнаруживает, что его противник вооружен в два раза серьезнее, чем предполагалось. Если бы они так не раскипятились, то, сделав это открытие, заключили бы перемирие, объединили силы и напали на Наковальню, которую наверняка смогли бы одолеть, несмотря на всю мощь их стен. Да и сейчас обе враждующие стороны соблюдают мир в этой гавани. Через несколько дней сюда придут два баскинонских военных корабля, чтобы сменить халламизцев на боевом посту. Их задача в том, чтобы помешать потоку иммигрантов из Наковальни. Они хотят, чтобы жители города оставались здесь и любой ценой исполняли те контракты, которые они столь двулично заключили. Естественно, обе воюющие стороны прислали сюда своих дипломатов, которых Старейшины вынуждены были разместить в своих собственных уютных жилищах, и эти дипломаты изо дня в день занимаются тем, что составляют списки всех богатых и влиятельных людей города и описи их движимого имущества, чтобы удостовериться, что и то и другое остается на местах. Только этим можно объяснить, почему великолепный метро-полис до сих пор не превратился в город-призрак.

Оба рассматривали крепостную стену, под которой вставало на якорь их судно. Сияющее воплощение силы и богатства – именно такое впечатление производила величественная мощь каменной кладки городских стен и расположенных выше по холму зданий, поднимавшихся над ними. Ниффт задумчиво сказал:

– Пастушеский Посох. Так называется эта штука в воде, точно? Я хочу сказать, мне кажется, будто я где-то слышал подобное название, только звучало оно немного иначе.

– Нет, Пастушеский Посох, другого названия никогда не было.

– Ну что ж, нет так нет. А не раздавить ли нам кувшинчик вина, пока будем дожидаться аудиенции в храме?

– Пойдем в трактир «У Молота», но при одном условии: за кувшинчик плачу я.

– От чистого сердца предложено, с радостью и принято.

II

Жилистый капитан саперов должен был присоединиться к другим командирам армии наемников, для того чтобы отрапортовать о своем прибытии Оракулу Смотрительницы Стад и узнать, что им надлежит делать дальше. Кандрос полагал, что шансы Ниффта на успех в беседе с Оракулом возрастут, если он предстанет перед ней в компании военных, чьими услугами распорядилась заручиться ее Богиня, и сам Ниффт придерживался того же мнения.

– Возможно, нам хватит времени опорожнить еще один такой же, прежде чем настанет пора идти, – сказал Кандрос, взвешивая на ладони пустой кувшин. Он подозвал хозяина трактира «У Молота».

– Только если платить буду я, – отозвался Ниффт.

– Ничего подобного. Если долг не дает тебе покоя, сочтемся как-нибудь в другой раз.

Вор улыбнулся задумчиво.

– Хорошо. Как-нибудь в другой раз.

– Я смотрю, ты не сводишь глаз с камина, – произнес Кандрос после того, как принесли еще вина.

– Мне никогда еще не доводилось видеть очага с внутренней стенкой из железа. Обычно они бывают кирпичные. – И в самом деле, стена, прогретая пылающим в камине огнем, прямо-таки дышала жаром.

Кандрос кивнул, улыбаясь как человек, которому удалось произвести задуманный эффект.

– Вообще-то это гораздо более крупный кусок железа, чем можно судить по тому, что открывается взгляду отсюда. Вся внутренняя стена трактира пристроена вплотную к нему.

– Трактир «У Молота»…

– Я покажу тебе его, когда будем уходить.

– Так тому и быть, о любящий загадки офицер.

Крупный холеный мужчина в длинном подбитом мехом плаще вошел в общий зал трактира, всем своим видом демонстрируя, что он спешит, однако не больше, чем позволяет ему достоинство. Он остановился в дверях, хлопая в ладоши, чтобы подозвать к себе трактирщика, и одновременно ища его глазами по залу. Тот не очень-то спешил прерывать беседу с сидевшими за угловым столом завсегдатаями, и, подойдя наконец к вошедшему, продемонстрировал лишь весьма формальные знаки почтения. Кандрос подтолкнул своего друга локтем и сказал:

– Думаю, этот тип из храма. – И в самом деле, трактирщик уже указывал незнакомцу на их стол. Судя по выражению гладкого лица последнего, он некоторое время обдумывал, не подозвать ли их к себе, но, видимо, что-то в их внешности подсказало ему, что лучше этого не делать, и он сам Устремился к их столу.

– Добрый день, джентльмены. Кто из вас капитан Кандрос?

– Это я. А вы – Младший Служка, не так ли?

Тот кивнул, довольный и в то же время несколько раздосадованный, точно произнесение вслух своего звания было одним из привычных удовольствий, которого его внезапно лишили.

– Владычица храма примет вас немного раньше, чем намеревалась. Я сообщил об этом остальным офицерам, и они попросили, чтобы я привез в храм и вас. Мой экипаж ждет у дверей.

– Не выпьете ли с нами стаканчик? – предложил Ниффт. – Жаль оставлять столько хорошего вина.

Маслянисто поблескивающие черные глаза Служки, не отрываясь от кувшина, выражали согласие.

– Дама Либис велела мне поспешить… – Он запнулся. Собственные его слова подсказали решение. – Ба! Я ее Служка, но не лакей. Благодарю вас, джентльмены. – Он сел и сделал трактирщику знак принести еще стакан. С видимым наслаждением он налил себе вина и пригубил.

Кандрос заговорил:

– Мне доводилось слышать, друг Служка, что хозяйка святилища – гневливая особа. Надеюсь, это не превращает вашу почетную службу в непосильное бремя.

Эта льстивая вылазка заставила Служку заметно подобреть. Он скорчил доверительную гримасу и наклонился поближе к гостеприимным хозяевам, щедро обдавая их запахом помады для волос.

– Почетная служба, как вы изволили изящно выразиться, на самом деле невыносима. Я не устаю благодарить свою счастливую звезду за то, что состою в близком родстве со Старейшиной Хэмпом, через посредство которого я сделался храмовым Служкой, и, следовательно, могу, в скромных пределах, претендовать на значимое общественное положение вне зависимости от занимаемой должности. Мой кузен, строго говоря…

– Я и в самом деле наслышан о вас, уважаемый Служка, и очень рад, что мне наконец представился случай воспользоваться вашим глубоким знанием внутренней ситуации. Мне не однажды доводилось проезжать через ваш город, но, вынужден признать, постичь сущность жизни Наковальни-среди-Пастбищ я так и не смог.

Служка сочувственно кивнул, его большие черные глаза так и лучились пониманием. Ниффт снова наполнил все три стакана.

– Один аспект всегда ускользает от моего понимания, – продолжал Кандрос. – Дама Либис, несмотря на всю свою эксцентричность, должно быть, обладает немалой властью, ибо Богиня, которой она служит и с которой говорит, мертва, ведь так?

– Еще бы не мертва, – отозвался Младший Служка. – Вы ее видели?

Кандрос кивнул.

– Вот именно. И как же Дама Либис вступает в контакт с божественным трупом? Как могут мертвые, пусть даже они боги, сообщать что бы то ни было?

Служка снисходительно улыбнулся своему стакану и с наслаждением опрокинул в себя остатки его содержимого.

– Простите мою невольную усмешку, капитан, но все эти разговоры о божественном – хотя мы и в самом деле называем Смотрительницу Стад богиней – кажутся мне в высшей степени наивными. Что есть бог или богиня? Какое расплывчатое понятие! Вы, разумеется, слышали, что все просвещенные люди на сегодняшний день условились считать существ, называемых в народе богами, пришельцами со звезд? Их способности, столь непохожие на наши собственные, их силы, несопоставимые с человеческими, являются источником таинственности, на которой и держатся все религиозные культы. Смотрительница Стад при жизни была отнюдь не уникальна: существ одной с ней породы было довольно много. Тело ее благодаря счастливой случайности пережило катастрофу, уничтожившую прочих колонистов-переселенцев из иных миров. Высочайшая чувствительность ко всему, что происходит глубоко под землей и внутри скал, присуща ей и по сей день, и поколения владычиц святилища каким-то способом, который они сохраняют в строгом секрете, читают в мертвых глазах пришельца и предсказывают, хотя и не всегда безошибочно, события геологического характера. Вы замечали, что усики Богини вытянуты вперед, так что их кончики почти касаются внутренней поверхности окружающего ее стекла?

– Именно так.

– Ну так вот, как именно Оракул вступает в контакт с Богиней, неизвестно, поскольку процесс всегда скрыт занавесом, однако многие полагают, что жрица просто прижимает ладони к стеклу в упомянутых выше местах. Эта процедура, между прочим, именуется Ходатайством перед Богиней. Что именно происходит между Оракулом и Смотрительницей Стад, неведомо никому за пределами гильдии хранителей святилища. Можете быть уверены, немало предприимчивых жителей Наковальни прижимали свои ладони к стеклу в глухие ночные часы, когда храм пуст, и, напрягая все силы, ждали, не поделится ли с ними богиня своим посмертным знанием, одна кроха которого может принести миллионы ликторов… – Тут Младший Служка выразительно приподнял брови, точно делясь ироническим самонаблюдением, – но все напрасно. Однако разве с проявлением божественного имеем мы дело в данном случае? Разумеется, речь идет о технике, определенном историческом знании, – представляясь мистическим большинству из нас, оно тем не менее являет собой всего лишь совокупность технических приемов, не более того.

Ниффт снова наполнил стаканы. Служка умолк, единым духом опорожнил свой и закончил речь предложением:

– Что ж, друзья, не пора ли нам? Дама Либис может быть очень резкой, если мы опоздаем слишком сильно…

Когда они вышли из трактира, Кандрос поднял руку, чтобы задержать Служку, который открывал дверцу своего ландо.

– Минуточку, пожалуйста, – сказал он. – Я хочу показать Ниффту Молот.

Прежде они подходили к трактиру со стороны, противоположной той, куда теперь вел Ниффта Кандрос. Они обогнули угол высокого старинного здания, и Ниффт увидел, что оно примыкает вплотную к главным городским воротам. Окружающие город крепостные стены были высотой футов девяносто, еще сорок прибавляли им две укрепленные башни, предназначенные для обороны ворот в случае нападения или осады. Однако если левая башня и стена под ней были сложены из массивных камней, то угол стены справа от ворот и значительная часть возвышавшейся над ним башни представляли собой один цельный кусок железа неимоверной величины, почти правильной прямоугольной формы, немного сужавшийся книзу. Он сразу бросался в глаза, выделяясь на фоне окружавшей его каменной кладки; прилепившийся к нему трактир – сооружение само по себе вполне солидное и почтенное – выглядел незначительным, выстроенным наспех, обреченным изначальному праху, по сравнению с гигантским ферролитом, неподвластным тысячелетиям солнца и дождя.

То, что это именно молот, становилось понятно с первого взгляда, ибо примерно из середины монолита выходила горизонтальная железная полоса, которая тянулась почти во всю длину крепостной стены до того места, где последняя поворачивала к морю. Хотя железная балка и была встроена в стену, со стороны все же казалось, что она скорее пронзает каменную кладку и нарушает ее целостность, чем добавляет что-либо к устойчивости и прочности сооружения.

– А это, – произнес после минуты молчаливого созерцания Ниффт, – Пастушеский Молот?

– Совершенно верно, – ответил Кандрос, взирая на давно знакомый предмет с изумлением и безмолвным одобрением, которые противоречили добровольно избранной им роли чичероне. Ниффт кивнул и повернулся к последовавшему за ними Младшему Служке с вопросом, услышав который тот так обрадовался, что даже перестал нервничать из-за очередного незапланированного промедления.

– Прости, что беспокою тебя вопросом, который наверняка покажется тебе банальным, добрый Служка, но я человек неученый, а твой город воистину завораживает меня. Это называется Пастушеский Молот, или, иначе говоря, Молот, который принадлежит Пастуху?

– Абсолютно точно, друг мой, точнее и быть не может.

Служка усмехнулся остроумности своего ответа и умолк, очевидно ожидая следующего дурацкого вопроса. Но, услышав, как Ниффт бормочет себе под нос, оглядывая окружающие город скалы: «Трудно и представить себе землю, которая меньше походила бы на пастбище, чем эта, не правда ли?» – он сначала утратил дар речи, потом почему-то рассердился.

Пожав плечами, он нахмурился и ответил:

– В обычном смысле этого слова, разумеется. Однако название города указывает на исторический факт. Животные, за которыми присматривала Смотрительница Стад, были литофагами – пожирателями камней. Именно они, кормясь на этом берегу, выгрызли бухту и скалы там, где прежде не было ничего, кроме богатых железом неприступных утесов. Фекалии стада снабжали племя Смотрительницы обогащенным металлом, необходимым для развития их промысла, а также чем-то вроде угля для кузниц. Так что все это и в самом деле пастбища, хотя и не такие, где привольно длиннорогам или джабобо. Прошу вас, господа, нам и в самом деле пора.

III

По мере удаления от гавани городские улицы все круче уходили в гору, пока не достигали наконец центральной возвышенности, огромного каменного монолита с плоской вершиной, увенчанной величественными постройками. Меж этих домов, среди просторной, окруженной рядом колонн площади, и высадило своих пассажиров ландо храмового Служки. Сам он уже приготовился сопровождать своих спутников к гигантскому зданию с тяжелой прямоугольной террасой, второму по величине сооружению акрополя, как вдруг Ниффт, ни на кого не обращая внимания, точно во сне, двинулся в совершенно противоположном направлении, дошел до середины площади и остановился у острия зазубренного лезвия тени, что пересекало каменные плиты. Это был самый крупный выступ огромного темного клина, который полуденное солнце отбрасывало на площадь, затеняя всю ее повернутую к горам сторону. Служка поднял было руку, собираясь протестовать, когда он и Кандрос увидели, как взгляд долговязого кархманита, задержавшись на мгновение на кончике теневого лезвия, устремился вверх, к вершине горы, которая эту тень отбрасывала. Рука служителя храма упала, и на мгновение все трое замерли, молча глядя вверх, на молот, что злая судьба занесла над процветающим городом.

Наполовину разрушенная – готовая все разрушить, – гора так мало отличалась от своих причудливых сестер, что ее нынешнее состояние сообщало им всем выражение дополнительной угрозы. Хотя, надо признать, и при любых других обстоятельствах вид у них был бы не менее устрашающий. Яркое полуденное солнце высвечивало саму динамику их сотворения, заставляя сверкать к блестеть беспощадно перекрученные, свитые в тугие спирали прожилки металла: казалось, расплавленные породы слили некогда в один котел и варили, помешивая космической шумовкой. Исконная необычность структуры и послужила причиной возникновения истерзанных, обглоданных гор, ибо тысячелетия «чисток» – именно так назывался процесс спиральной разработки отдельных металлоносных жил, а также породы между ними – обнажили их скелет. Руда, пласты которой переслаивали залежи металла, не отличалась особым разнообразием. Большую часть ее составлял плотный, но хрупкий коричневато-черный камень – тот самый фекальный уголь, о котором упоминал Служка. Его добывали с тем же усердием, что и различные металлы.

Поврежденный пик, равно как и многие другие вокруг, был настолько глубоко выскоблен, что различить ненарушенные слои породы, удерживавшие его массивную верхушку, можно было невооруженным взглядом. На высоте примерно четырех пятых всей горы, там, где могла бы находиться, если так можно выразиться, ее «шея», огромный оползень вскрыл хрупкое переплетение жил, подпиравших тяжелую шишковатую «голову». Три закрученных друг вокруг друга стебелька железной руды, на которых держалась вершина, выглядели на удивление неадекватными возложенной на них задаче да и, собственно, уже заметно прогнулись в сторону города под навалившейся сверху тяжестью, образовав угол с наклоном примерно в сорок пять градусов. Система подпорок из дерева и стали – колоссальных в сравнении с обычными человеческими размерами, но трогательно не соответствующих нависшей над ними каменной массе – рваными зубцами окружала разлом.

Ниффт повернулся к горе спиной и вновь присоединился к своим спутникам. Следуя за Служкой к храму, он пробормотал:

– Эти подпорки. Надо полагать, они служат скорее в качестве полумеры психологического характера, нежели серьезного средства защиты?

Служка, скорчив кислую мину, кивнул. Ниффт продолжал:

– Насколько она велика, в масштабах всего города? Я имею в виду, если она все-таки упадет на город – ну, или хотя бы просто опустится на него, – она его накроет?

Служка уставился на Ниффта откровенно ироническим взглядом.

– Бог ты мой, ну конечно нет! Мы все тщательно рассчитали. Посмотри вон туда, вниз, где гавань. Видишь там, в самом дальнем углу крепостной стены, несколько лачуг?

– Те небольшие серо-коричневые домишки из старого дерева?

– Именно! Ну так вот, если вот это, – и он, не оборачиваясь, взмахнул рукой в сторону пика, – опустить сюда, – и он развел руки в стороны, подразумевая весь окружающий город, – тогда вон то, – и он снова указал на припортовый район, – останется совершенно непокрытым. Что же до всего остального… – И Служка пожал плечами, словно говоря: «Кто сказал, что нельзя иметь все сразу?»

Ниффт и его спутник ждали у дверей храма, пока Служка ходил внутрь переговорить с кем-то из служителей. Вернувшись, он доложил:

– Все офицеры уже там. Хранительница святилища Либис сейчас совещается со Старейшинами. Проходите, пожалуйста, внутрь и присоединяйтесь к остальным, она скоро придет.

Кандрос кивнул, но Ниффт положил руку ему на плечо и ответил:

– Быть может, мне удастся убедить Кандроса проявить снисхождение к любопытству деревенщины и вкратце ознакомить меня с вашим великолепным акрополем, пока мы дожидаемся прибытия Оракула?

– Очень хорошо. Но, пожалуйста, не забывайте о времени. Когда вернетесь, входите сразу внутрь, служитель проводит вас прямо к святилищу Смотрительницы.

Когда он скрылся за дверью храма, Ниффт спросил:

– Разве Совет Старейшин не располагается в одном из этих зданий?

– Вон в том.

– Чрезвычайно впечатляет! Не мог бы ты показать мне его изнутри? Быть может, нам повезет услышать, что говорит Старейшинам жрица.

Чуть заметно улыбаясь, Кандрос ответил:

– Возможно, это будет не так уж и трудно. Хотя встреча и не вполне открыта для публики, внутри здания множество галерей, укрывшись в одной из которых мы сможем незамеченными наблюдать за происходящим.

Палаты Совета Старейшин были единственным зданием акрополя, которое превосходило храм Смотрительницы Стад размерами. Для средоточия правительственной активности он выглядел достаточно открытым: обширная система крытых портиков и колоннад, в центре которых располагался собственно Совет Старейшин. В каждой из четырех стен внутреннего зала зияли широкие, лишенные дверей проемы, так что почти из любой части окружающей его галереи прекрасно просматривался весь интерьер, а также можно было отчетливо различить каждое слово, произнесенное под его звенящими эхом сводами. Ниффт отметил это обстоятельство, еще когда они только взбирались по ступеням, на что Кандрос ответил привычной улыбкой.

– Замысел, – объяснил он, – призван отражать честность и открытость помыслов олигархов. Поскольку Старейшины никогда не позволяют соображениям собственной выгоды влиять на проводимую ими законодательную политику, то у них нет причин опасаться, что кто-либо услышит, как происходят прения. Кроме того, у них давно вошло в привычку принимать по-настоящему важные решения в частной обстановке собственных домов, поэтому, собираясь здесь, они лишь добавляют торжественности новому закону, все щекотливые стороны которого они рассмотрели заранее, облекая его в приличные, не вызывающие настороженности слова.

Поднявшись, они обнаружили, что в коридорах и среди леса колонн полно людей. Праздношатающиеся гуляки разговаривали на пониженных тонах. Казалось, все прислушиваются к женскому голосу, доносившемуся из зала заседаний Совета Старейшин. Звучал он пронзительно и резко, но слов друзья разобрать пока не могли.

– Тем не менее, – продолжал Кандрос, – определенным людям при определенных обстоятельствах удается убедить Старейшин собираться здесь, даже когда присущая им деликатность побуждает их предпочесть более потаенный способ общения. Например, мастера кузнечной гильдии имеют право на одну сессию в год для обсуждения своих профессиональных вопросов. А Оракул Богини может созывать их на заседание каждый раз, когда она решит, что очередное откровение Смотрительницы Стад этого требует.

Они направлялись к ближайшему входу, и доносившийся оттуда женский голос с каждым их шагом раздавался все отчетливее, пробиваясь сквозь им же самим порожденное эхо, что витало меж мраморных колонн и коридоров снаружи.

– …потому что именно о деньгах говорю я с вами вновь, господа. И нечего ерзать и морщиться, мы и раньше уже вели об этом речь, – чуть больше года тому назад, к примеру, припоминаете? Посох, Молот и Наковальня! Да что на вас такое нашло, господа? Наша небеснорожденная Смотрительница Стад, которую вы все почитаете и которую вы сами благодарили за покровительство не менее двадцати раз в течение только моего срока служения! – наша Богиня обратилась к нам с просьбой, что и привело – разве нет? – к тому предыдущему случаю, на который я ссылалась, когда мы тоже говорили о деньгах, в точности как сейчас, – вы не забыли, как это было, господа? Что вы говорите, Член Правления Поззл? Прошу меня извинить, но я не расслышала ваших слов, не могли бы вы повторить погромче, пожалуйста?

Если какой-нибудь другой голос, кроме ее собственного, и прозвучал в зале, то Ниффт и Кандрос, стоя на галерее, не уловили ни малейшего писка. Они повернули на дорожку, которая вела прямо к одной из дверей, и впервые за все время увидели говорившую. Она стояла на высокой узкой трибуне, по форме напоминающей корабельный нос, в окружении полукольца мраморных сидений, на которых расположились Старейшины. Маленького роста, с непокорной гривой волос, сжатые в кулаки руки засунуты в нагрудный карман передника, из-под которого виднелись края потрепанной туники, вкривь и вкось подхваченные булавками на высоте примерно середины голени, вероятно, чтобы не ограничивать свободу движений ее обутых в сандалии беспокойных ног. Женщина подалась вперед, всем своим видом подчеркивая, сколько важности придает она повторению якобы произнесенного им замечания, но даже в этой позе ноги ее не стояли на месте. Цветущий мужчина в центре самого высокого ряда мраморных скамей мрачно покачал головой. Тоном давно свыкшегося с несправедливыми нападками человека он произнес:

– Вы ошибаетесь, Дама Либис, я не сказал ничего.

– Вы ничего не сказали? Ах, вы имеете в виду, что ничего не сказали сейчас! Понимаю! Потому что во время прошлогодней дискуссии вы говорили чрезвычайно много, может быть, поэтому я и ошиблась, решив, что вы собираетесь вновь повторить то в высшей степени изящно сформулированное замечание, которым вы закрыли прения в прошлом году. И, клянусь богом, бы и впрямь произнесли весьма впечатляющую, хотя и небольшую, речь, Поззл; я особенно хорошо помню одно из ее положений. Вы помогли нам осознать, сколько будет стоить возвращение стада Богини. Вы подсчитали, что если животные и впрямь так велики, как она говорит, то возвращение из южного Кайрнгема хотя бы одного из них обойдется городу дороже, чем сооружение трех общественных зданий. Объяснение было очень наглядным и доходчивым, особенно в свете вашего, джентльмены, горячего желания субсидировать постройку нового здания гильдии кузнецов, которых, известно небу, просто необходимо было задобрить после того, как вы проявили бездну изобретательности, заставив выплаченные ими в муниципалитет налоги работать на себя! Но подумать только! Как меняются со временем наши взгляды! Возвращение любого из животных Богини домой стоило бы городу трех зданий. А во сколько зданий обойдется нам очередное бездействие? Сколько вообще зданий в Наковальне-среди-Пастбищ?

Задавая эти вопросы, жрица стояла вполоборота к своей аудитории, но тут вдруг резко развернулась и снова обожгла их яростным взглядом.

– Запомните как следует! – чуть ли не проревела она. – Попомните мои слова, и в особенности обратите внимание на то, о чем я не говорю! – С минуту женщина молча ухмылялась, явно наслаждаясь прозрачностью брошенного намека. Свои волосы цвета дикого меда она носила забранными под металлическую сеточку, которая, однако, давно уже не могла сдержать натиска ее мощной гривы, а лишь тонула в ней, так что отдельные пряди тут и там высовывались сквозь переплетения тонкой проволоки, делая хозяйку святилища похожей на рассерженного ястреба со взъерошенными перьями. Нос ее, как и все остальные части тела, не отличался большими размерами, но имел характерную горбинку и, вероятно из-за соседства с глазами, большими, черными, живыми, производил впечатление как раз такого дыхательного органа, который вечно суется, куда его не просят, напрашиваясь на неприятности. Изящно изогнутый маленький полногубый рот наводил бы на чувственные размышления, оставайся он хотя бы на мгновение в покое, но он был либо целеустремленно сжат, либо кривился в иронической усмешке. Ниффт и Какдрос, прислонившись к противоположным косякам, ленивым оценивающим взглядом окидывали женственные округлости бедер и небольшой, но упругой груди, угадывавшихся под туникой.

– А не говорю я о том, – почти каркнула она, – что Богиня намеревается послать нас за своим стадом ради спасения нашего же города. Я всего лишь скромная служительница Богини и потому не беру на себя смелость предрекать ее волю. Но что же может быть очевиднее, а? И если она и впрямь пошлет нас в Кайрнгем, то разве найдете вы более удачную возможность искупить свою преступную прошлогоднюю скаредность?

Довольно. Осталась лишь одна важная вещь, которую я хочу вам сообщить. Вы пригласили наемных солдат, как она и потребовала. По крайней мере на это вы раскошелились, и, надо признать, без лишнего нытья. Однако смотрите, не оступитесь теперь. Какую бы работу ни распорядилась она им поручить, сделайте, как она просит, и наплевать на расходы. Сейчас я иду встречаться с их командирами. В мои планы не входит уламывать и умасливать их, чтобы сбить цену. Все они – крепкие профессионалы с Гелидор Ингенса. Когда они узнают, чего от них хотят, то наверняка назовут самую высокую сумму, которую только в состоянии заплатить разумный, хорошо информированный заказчик за работу подобного рода. А уж ваше дело, господа, принять их условия и как можно быстрее изыскать финансовые возможности для выплаты денежного содержания. Поскольку ничем больше вы сами себе помочь не можете, то сделайте хотя бы это.

Церемония Ходатайства начнется через час. Прошу не опаздывать.

IV

На обратном пути в храм, пересекая площадь, двое друзей увидели впереди носилки Оракула и прибавили шагу. Ниффт, не сводя глаз с удаляющегося паланкина, улыбнулся и произнес:

– Мне нравятся ее манеры.

– Да. Точно рассчитаны на определенную аудиторию.

Они продолжали шагать. Взгляд Ниффта стал рассеянным.

– Расскажи мне, что ты знаешь об исторических обстоятельствах, Кандрос. Прежде всего, каким образом это стадо умудрилось потеряться и почему оно еще живо?

– Животные исчезли во время все того же нападения, которое уничтожило Смотрительницу и весь ее род.

– Конкуренты… оттуда? – И Ниффт взмахнул рукой вверх. Кандрос отрицательно покачал головой.

– Люди. Судя по всему, произошло это в одну из тех эпох, когда наша раса переживала период наивысшего могущества. Мне приходилось даже слышать, что в те времена люди более терпимо относились к колонистам наподобие Смотрительницы, так как и сами неоднократно перебирались в другие миры и заселяли их.

– Гм-м-м… А что же, в отношении Смотрительницы терпению пришел конец?

– Очевидно, его место заняла жадность. Говорят, что здешняя колония процветала. Согласно одной легенде, тут была кузница, обслуживавшая огромные стальные корабли, на которых боги и люди путешествовали меж звезд из одного мира в другой. Как бы там ни было, жители одного соседнего города – в те времена славного, а ныне сгинувшего бесследно – атаковали Наковальню. Нападение было столь яростным, что все Смотрители оказались уничтожены. Вообще-то Богиня в том храме уникальна уже тем, что ее тело сохранилось целиком. Собственно, поэтому ее и поместили под стекло, – что-то вроде монументального трофея, полагаю. Шум и грохот битвы стали причиной мощного оползня: обрушилась часть скалы, под которой в тот момент как раз паслись животные. Все они были погребены заживо, а завоеватели получили кузницу-призрак, лишенную и металла, и топлива. Что до самого стада, то камнеедам воздух ни к чему, и потому погребение их не убило.

– И они спаслись, уйдя отсюда под землей? И продолжали жить в ее недрах, пока недавно не вышли наружу?

– Очевидно.

– И с ними не было никого, кто мог бы их… пасти?

Кандрос удивленно поднял брови, услышав этот вопрос, и Ниффт рассмеялся, точно спеша признать его нелепость.

– Если ты всерьез полагаешь, – ответил Кандрос, – что кто-нибудь из Смотрителей мог избежать уничтожения, зарывшись вместе со своим стадом в землю, тебе достаточно будет одного взгляда на Богиню в храме, чтобы убедиться, что она не из породы землероек.

У входа их встретил и проводил внутрь трясущийся от старости прислужник, который что-то бормотал и постанывал на каждом шагу. Ниффт, переступив через порог святилища Смотрительницы – огромного, залитого мягким светом зала в самом сердце храма, – ощутимо вздрогнул. Облик Богини и поза, в которой она стояла, были таковы, что ее размеры буквально бросались в глаза всякому входящему.

Больше всего она походила на гигантскую стрекозу. Удлиненный задний сегмент ее узкого тела загибался вперед и вверх над четырьмя угловатыми арками невероятно тонких и длинных суставчатых ног. Она занимала все пространство стеклянного саркофага до самого потолка, а он был высотой с шестиэтажный дом. У Смотрительницы было две пары усиков: одни короткие и широкие, наподобие узорчатых плетеных вееров, которые украшали ее вытянутую голову сразу за пирамидками фасеточных глаз. Другие, хрупкие, с кисточками на концах, были вытянуты далеко вперед. Под тяжестью щетинок усы сгибались вниз, едва не касаясь стекла. Место почти соприкосновения, находившееся примерно на высоте человеческого роста от пола, огораживали драпировки. Шторы, когда путешественники вошли в зал, были открыты.

Из портшеза, стоявшего возле стеклянного монолита, вышла Дама Либис и, на ходу стягивая узлом на затылке расшитую повязку, украшавшую ее лоб, направилась к драпировкам. Поравнявшись с передним рядом скамей, она остановилась, сунула руки в карман передника и торжественно поклонилась присутствующим, не сводя с них сосредоточенного взгляда.

– Господа, я рада видеть вас здесь, и это еще мягко сказано. Прошу простить меня за спешку, не примите ее за пренебрежение, но сейчас не время для совещания. Я рассматриваю нашу встречу как предоставленную мне возможность в общих чертах обрисовать для вас сложившуюся ситуацию и вкратце ответить на самые важные вопросы, не более того.

Итак, во-первых, когда я завершу Ходатайство и вы узнаете, какую задачу мы вам поручаем, определите для себя самую крупную сумму, которую вы считаете справедливой платой за такую работу. От Старейшин можно добиться сотрудничества только при условии, что вы с самого начала будете разговаривать с ними твердо и без недомолвок.

Во-вторых, хотя воля Смотрительницы не будет известна наверняка до тех пор, пока я не завершу Ходатайство, скажу не лукавя, что почти не сомневаюсь в его исходе и потому могу уже сейчас в общих чертах ознакомить вас с масштабом работ. Наверняка Смотрительница хочет воссоединения со своим стадом, о чем она заявила еще около года тому назад, когда узнала о том, что животные вышли из-под земли. Судя по всему, именно они и есть единственное средство от того, что угрожает городу. – Либис вскинула руку к потолку, не отводя взгляда от сидевших перед ней командиров наемников.

Итак, что же собой представляет стадо? Точное количество животных никому не известно: несколько сотен, не больше тысячи. Все они – гигантские литофаги. Думаю, ростом примерно по колено Смотрительнице. – Все глаза устремились вверх – прикидывая. Каждая конечность Смотрительницы имела три основных сустава. Нижний из них находился на расстоянии пятнадцати футов от пола. – Размерами со взрослого кита. Чрезвычайно послушны. Наружу вышли среди холмов южной оконечности Кайрнгема; вся эта территория вперемежку покрыта крутыми скалами и непроходимыми тропическими лесами, так что кайрнцы так и не позаботились о ее присвоении. В это время года на дорогу через море Катастора уйдет десять дней. И, прежде чем вы начнете подсчитывать, сколько раз понадобится пересечь море туда и обратно, примите во внимание, что животные феноменально толстокожи и почти неистребимы, а также могут жить совершенно без воздуха. В общем-то, их вполне можно сбить в группы по четыре-пять, связать вместе и тянуть на буксире за умеренных размеров транспортом с еще одним или двумя животными в трюме.

Она умолкла и выразительно подняла брови, ожидая вопросов. Командир одного из отрядов пехоты, Менодон, буркнул:

– Двадцать судов смогут увезти сто сорок за одну ходку. Нам дадут двадцать кораблей?

– Нам дадут тридцать пять. Старейшины могут откомандировать двадцать из одного только торгового флота, и они охотно подпишут приказ о приобретении еще пятнадцати на Мелководье или на островах Аристоса.

– М-м-м… Простите меня, Дама Либис, но я прошу позволения перефразировать некоторые ваши замечания в выражениях, которые кажутся мне более точными. Много веков тому назад далекие предки этого стада были чрезвычайно послушны распоряжениям Смотрительницы, – он многозначительно кивнул в сторону застывшего в неподвижности колосса, – но животные, с которыми придется иметь дело нам, никогда не знали ни Смотрительницы, ни ее власти. Теперь позвольте мне, в свете уточненных фактов, снова задать вам вопрос, на который вы, впрочем, практически ответили. Будут ли нахождение и транспортировка этих громадных тварей связаны с какими-либо опасными неожиданностями? Пожалуйста, будьте откровенны с нами. Мы не бежим от риска и опасностей, мы лишь стремимся как можно более точно их представить и справедливо оценить. Вряд ли можно рассчитывать на то, что давно одичавшие гиганты-кочевники дадут накинуть на себя узду, отвести на берег, погрузить на транспорты и перевезти за море, и все это без единой попытки сопротивления. Не сочтите за оскорбление, но как можете вы с такой легкостью заверять нас в благополучном исходе всей операции?

Либис стояла безмятежно улыбаясь, руки по-прежнему в кармане передника, и снисходительно покачивала головой.

– Вы не уяснили себе всей картины, друг мой. Вам, разумеется, придется как следует потрудиться и столкнуться со многими опасностями уже на пути через джунгли. Вполне возможно, что найдутся и другие, кто будет заявлять свои права на стадо, и тогда вам придется с ними сразиться. Экскременты этих животных содержат в обогащенном виде тот металл, который они поедают вместе с камнями, а также первоклассное топливо, поэтому, случись кому-нибудь положить на них глаз, от желающих заполучить их в свою собственность отбоя не будет! Что до сопротивления нашей воле со стороны самого стада, то этого не произойдет. Потому что Смотрительница будет повелевать ими. То, что вы могли бы назвать голосом Богини, обеспечит благодушие и покорность животных на всем протяжении пути. Ибо разве не говорит она моими устами и не изъявляет свою волю через мое присутствие и разве сама я буду не с вами? Хотя инструментом передачи ее приказов в данном случае будут служить не слова, тем не менее, благодаря моему присутствию, животные будут их чувствовать. Эти звери так устроены, что, как бы долго ни пробыли они на свободе, распоряжения Смотрительницы всегда найдут к ним дорогу.

На мгновение воцарилась тишина, и глаза всех присутствующих устремились к Либис с невысказанным вопросом, который она, благожелательно улыбаясь, своим молчанием подначивала их облечь в слова. Наконец Ниффт спросил:

– Прошу меня извинить, Дама Либис, но получается, что мертвые могут не только открывать местоположение скрытых от глаз сокровищ, чувствовать, как выходят на поверхность давно пропавшие существа на другом конце света, но еще и руководить экспедициями, ни на минуту не ослабляя заботливого контроля?

Старейшины уже начали заполнять святилище, встав плотной кучкой немного в стороне от военных и тихо переговариваясь между собой. Жрица, не отрываясь, смотрела Ниффту в глаза, словно оценивая. Затем произнесла:

– Вы уже знаете, что на первое и второе Богиня способна. Верить или не верить в то, что она выполнит и третье, решите сами, господа, прежде чем браться за наше поручение.

V

Собрание молчало. Старейшины и командиры наемников одинаково внимательно изучали мягкие складки Занавеса Ходатайств, задернутого Младшим Служкой за жрицей, как только она подошла к стеклу. Он и теперь стоял рядом, ожидая сообщения хозяйки о том, что Ходатайство завершено, готовясь, как и полагалось ему по должности, отдернуть занавес по первому ее слову.

Хотя обе группы наблюдателей одинаково сосредоточенно разглядывали складчатые драпировки, Старейшинами владело неприятное предчувствие неизбежного расставания с большими суммами денег, в то время как лица солдат выдавали тихую радость скорой встречи с богатством. Не считая этой разницы в ощущениях, можно было смело утверждать, что для обеих групп малейшее шевеление церемониального занавеса сопровождалось одним и тем же призрачным звуком: неземной музыкой россыпей золотых монет достоинством в пять ликторов каждая, мелодией, которая навевала тоску на одну половину аудитории и вызывала сладкие грезы у второй. Между тем глаза отцов города и наемных солдат тоже выказывали сходную тенденцию – когда отрывались от чреватых последствиями складок драпировки, разумеется, – постреливать вверх, на скрытого за стеклом гиганта. Особенно много конфузливо-расчетливых взглядов притягивали к себе длиннющие, опущенные навстречу мольбам просительницы-лилипута усики громадной стрекозы. По всей видимости, собравшиеся вновь задумались, способна ли Богиня думать и чувствовать. Хриплый победный крик раздался из-за Занавеса:

– Ха! Я так и знала! И ты это получишь, Госпожа, жизнью клянусь, получишь! Ха!

Служка переступил с ноги на ногу; смущение на миг сорвало маску ритуальной торжественности с его лица. Наступила почти полная тишина, в которой стали отчетливо слышны доносившиеся из-за Занавеса звуки, похожие на легкий дробный стук и приглушенный писк. Затем Либис воскликнула:

– Ее воля ясна! Ее воля будет исполнена!

Служка со всей учтивостью, которую, по всей видимости, предписывало его положение в момент произнесения данной формулы, развернулся, чтобы раздвинуть занавес перед Оракулом, но не успел он и притронуться к нему, как драпировки разлетелись в разные стороны, одна из них наглым образом обмоталась вокруг его плеч и головы, и Либис вылетела из-за ширмы, сжимая в руках табличку для письма и стило. Злорадно ткнув тупым его концом себя в грудь, она воздела табличку в воздух и потрясла ею перед собравшимися.

– Разве я не предсказывала вам, господа? А? Разве не знала я этого заранее? – Она воткнула стило себе в волосы, где оно тут же бесследно исчезло, и с угрожающей улыбкой похлопала табличкой по освободившейся ладони. – Внимайте, – произнесла она и начала звонким, как песня охотничьего рога, полным драматизма голосом читать:

Убийства древнего зерно, в подземный мрак погружено,
Обильным урожаем проросло на свет —
Так пусть же человек пожнет, что был посеять рад,
Когда, богатства жаждой воспламенено,
Преступное деянье совершилось,
А то, что алчность было утолить должно,
На долгие века в могиле скрылось.
Но на Кайрнгема крайнем юге убийство разоблачено;
Как только возвратите в Наковальни град
Моих избегших смерти подопечных, предрешено —
Опустит в ножны карающий свой меч судьба назад.

– Ну так что же, господа? – выпалила Либис, словно пораженная всяким отсутствием реакции с их стороны на столь точное исполнение ее предсказания. – Неужели вы и впрямь настолько холоднокровны, что даже героические деяния и космические феномены не в силах вас расшевелить? Да нет, вы просто разыгрываете стоиков, как это в обычае у мужчин. Ну хоть один покажите, что вы меня слышите и понимаете, иначе я буду думать, что вы все разом оглохли, или поглупели, или и то и другое вместе. Мастер Монетного Двора Хэмп! Вы, сэр, вы! Из всех многоуважаемых изворотливых господ Старейшин я выбрала именно вас! Ну же, давайте, господин Хэмп, отвечайте. Что вы почерпнули для себя из откровения Богини?

У человека, к которому она обращалась, было тяжелое, квадратное лицо, которому полное отсутствие растительности на щеках и подбородке и до блеска выскобленный череп с остатками седоватой щетины на самой макушке лишь придавали массивности. Он ответил Либис замороженным взглядом, угрюмо опущенные уголки рта выдавали его уверенность в том, что любой его ответ будет враждебно воспринят и осмеян.

– Умоляю вас, господин Хэмп, – настаивала Оракул. – Нельзя ли покончить с констатацией очевидных фактов несколько побыстрее? Что сказала вам Богиня?

Видя, что собравшиеся, в том числе и Поззл, смотрят на него ободряюще, Хэмп прочистил горло и отомкнул свою массивную нижнюю челюсть.

– Ну, в общем, она имеет в виду, как вы и предсказывали в Совете Старейшин, что единственный способ решить нашу проблему – это пойти и привести ее стадо, что, опять же согласно вашему предсказанию, приводит нас к ситуации годичной давности.

Хэмп снова кашлянул, на этот раз даже с некоторым оптимизмом, порожденным задумчивым молчанием Либис. Женщина медленно покачала головой, по-прежнему не спуская с него глаз. Потом ухмыльнулась. Голова ее запрокинулась, и она громко, хрипло расхохоталась, почти заржала. Наконец она снова овладела собой.

– Ах, дорогой мой господин Хэмп, – заговорила она. – Да смилуются над нами Посох, Молот и Наковальня! Обратите внимание, я говорю это отнюдь не в порицание вам, ибо знакомство с вами и особенно с вашими взглядами неизменно доставляет мне живейшее удовольствие, однако в данном случае вы, с характерной для вас одаренностью, говорите вслух исключительно о несущественном, к чему я за годы знакомства с вами, впрочем, привыкла. Совершенно БОГИНЯ ЗА желает возвращения стада! Что может быть яснее? Но неужели же никто из вас не видит истинного значения этого шага? С какой целью ее разум и воля противились смерти все эти долгие века? Зачем она всегда нам помогала? Короче говоря, для чего она и после смерти стояла на страже все это время, как не ради вот этого самого момента? Ради возвращения домой ее стада, ради восстановления ее мира в том виде, каким он был, пока в древности его не разрушили люди! И кому же так повезло? Кто наследует этих давно потерянных созидателей и разрушителей гор, этих горнодобытчиков ныне? Подумать только, что нас приходится буквально вынуждать принять это ошеломляющее богатство! До чего же вы скаредны, когда речь заходит о жалких грошах, до чего ленивы и лишены воображения!

– Вот именно вынуждают! – взорвался наконец Член Правления Поззл. – Об этом-то я и говорю!

– А? Вы опять что-то шепчете себе под нос, Член Правления Поззл?

Поззл вскочил на ноги, тыча пальцем в Богиню, точно обвиняя ее в чем-то, но в ту же минуту ее огромное тело словно поразило его заново, колени его мелко задрожали, а голос мгновенно осип, как будто бессловесная громада Смотрительницы заранее обесценивала любые слова.

– Вымогательство, – выдавил он с усилием. Эффект получился комический, как если бы он обращался ко всей аудитории, но так, чтобы не слышал безмолвный гигант. – Это шантаж. Мы говорили в Совете Старейшин. – Под его вызывающим взглядом коллеги-Старейшины неубедительно закивали головами и робко запротестовали. – Богиня знала заранее о ненадежности опорной жилы, о том, что она и вполовину не так широка, как казалось снаружи. Пласты, которые она указала нам, лежали глубже, и если она знала об этом, то должна была знать и об опорной жиле, на которую мы рассчитывали…

Либис воздела руки и слушала, утвердительно кивая головой.

– Господин Поззл. Богиня не снисходит до обсуждения мотивов своих поступков со скромной служанкой, каковой я являюсь, но неужели вы считаете меня дурочкой? Разве то, о чем вы сейчас говорите, и так не бросается в глаза? Отвечу вам тем вопросом, который задала себе, когда меня осенила та же мысль: ну и что! Может быть, вы, господа, возьметесь наказать ее? И не приходит ли вам в голову, что раз она смогла заставить гору наклониться над городом, то наверняка сумеет помочь нам и обезглавить ее? К кому еще пойдете вы за помощью? Но, разумеется, городская казна в вашем распоряжении. Я оставляю вас с нашими друзьями военными заключать такое соглашение, которое вы найдете наиболее приемлемым. Только дайте потом мне знать, что вы решили. Я буду в атриуме.

Ниффт вышел из зала вслед за жрицей.

– Могу ли я поговорить с вами, Дама Либис? – Он протянул ей перевязанный тесемкой пергаментный свиток. – Мой очень близкий друг из Кархман-Ра, прославленный ученый, посылает вам это. Возможно, вам доводилось слышать о человеке по имени Шаг Марголд?

Брови ее удивленно поползли вверх, рука протянулась за пакетом.

– Марголд? Его «История колодрианских миграций» занимает почетное место на моей книжной полке. Зачем он пишет мне?

– Он работает над историей наиболее выдающихся религиозных культов нашего мира. Ваш всегда вызывал у него особый интерес, и ему удалось собрать немало имеющей к нему отношение информации. – Ниффт сделал паузу, кашлянул и, опустив глаза, продолжал: – В письме он задает вам много вопросов, на которые, он надеется, вы сможете дать ответ, что поможет ему закончить отчет о Па… о Наковальне-среди-Пастбищ. Не сочтите за наглость, но у вас премилое колечко. Это Наковальня?

– Да.

– Отличная ювелирная работа, того же мастера, что выполнил и посох с молотом?

Либис, чей взгляд внезапно сделался рассеянным, коснулась двух миниатюрных изображений, которые висели на цепочке у нее на шее.

– Полагаю, что да. Это храмовое серебро, изготовлено задолго до моего появления здесь.

– Ага. Я пробуду в городе еще некоторое время, – честно говоря, какая-нибудь работа мне бы не помешала, – и, может быть, вы сочтете возможным написать Шагу ответ к тому времени, когда я отправлюсь назад. – Либис, не отвечая, кивнула. – Что ж, большое спасибо. Пойду прогуляюсь, полюбуюсь видами на площади. До свидания.

Ниффт слонялся по площади уже минут десять, когда из храма показались сначала Старейшины, а за ними офицеры, – первые сосредоточенные, вторые чуть не прыгая от радости, которую они, однако, старательно сдерживали в рамках приличия. Ниффт сказал Кандросу, что задержится еще немного, а потом найдет его в казармах, где расквартировали наемников. Еще минут через десять после их ухода из храма выбежала Дама Либис, огляделась по сторонам, увидела Ниффта и направилась прямо к нему, не переставая натянуто улыбаться.

– Все еще здесь? Знаете, мне очень любопытно, а вы не читали письмо вашего друга?

Ниффт уязвленно выпрямил спину.

– Как… ну конечно же нет! – Выражение неловкости на его лице отнюдь не добавляло уверенности его голосу.

– Ну разумеется нет, – опомнилась Либис. – Простите мое любопытство. Знаете, мне хочется выразить свое восхищение Марголду каким-нибудь более ощутимым способом, а не просто письмом. Вы, кажется, упоминали, что ищете работу? Вы производите впечатление человека дельного и бывалого, не хотите ли присоединиться к нашему экспедиционному корпусу на условиях офицерской оплаты? Я все устрою.

– Вы необычайно добры! С величайшей благодарностью принимаю ваше предложение!

VI

Экспедиции повезло с ветром: море Катастора осталось позади, и ближайшая к цели путешествия удобная стоянка на берегу была найдена уже на девятый день после отплытия из Наковальни. Таким образом, семьсот лиг пути были преодолены. На то, чтобы пройти еще пятьдесят миль по незнакомой местности, а потом вернуться со стадом Богини назад, ушло три недели.

Причиной такой медлительности явились отчасти поросшие густым тропическим лесом горы, через которые лежал путь экспедиции в глубь континента. С другой стороны, способ ориентирования на местности также замедлял передвижение. В открытом море директивные эманации Богини – незримые волокна ее чувствительности – достигали их хотя и не очень быстро, зато беспрепятственно. На суше, пересекая заросшие папоротником долины и карабкаясь по склонам гор, покрытых частоколом деревьев, чьи стволы плотно перевили ползучие растения, шлепая по узким руслам недавних ручьев, все еще скользким от мха и жидкой грязи, – зачастую единственной дорогой, по которой можно было перебраться через очередной затор растительности и камней, – Либис бывала вынуждена так сильно отклоняться от прямых линий тонкой связи между нею и Богиней, что совершенно теряла их. И тогда ей приходилось взбираться на какую-нибудь вершину и стоять там до тех пор, пока связь не восстанавливалась, позволяя ей определить дальнейшее направление и откорректировать в соответствии с ним маршрут экспедиции.

И третье обстоятельство задержало их: найдя наконец стадо, они обнаружили, что им уже завладела одна армия, в то время как другая армия окружила первую.

Первая армия завладела стадом золотоносных монстров исключительно в техническом смысле. Животные находились внутри некоего подобия крепости, ими же самими и воздвигнутой: они проели что-то вроде широкого залива с почти плоским дном между двумя прилегающими друг к другу каменистыми холмами. Искромсанные, почти вертикальные стены футов девяносто высотой окружали их со всех сторон; по ним было несложно спуститься при помощи веревок, но в качестве маршрута для отступления они никуда не годились. Вследствие этого осаждающие сосредоточили все свои усилия на стене из камня и дерева, возведенной защитниками поперек узкой горловины углубления в холмах, которые пришлись по вкусу гигантам. Оборонявшаяся армия обладала чудищами лишь постольку, поскольку те, от природы медлительные, были слишком заняты обгладыванием каменистых склонов, чтобы к исходу сражения убежать куда-нибудь или скрыться из виду; к тому же они оставались абсолютно безразличны, если не сказать слепы, к событиям столь малого масштаба, как боевые действия между людьми, и притязания армии, огородившей облюбованную ими ложбинку между скал стеной, не вызывали у них ни малейшего протеста или возмущения.

Тела у них были, по-видимому, жесткие, панцири блестели, как лакированные, так что со стороны казалось, будто они покрыты мокрой черепицей или брусчаткой; формой их туши больше всего напоминали опрокинутые килем вверх корабли. Передвигались они при помощи целых пучков искривленных, сравнительно коротких ножек, на каждом шагу тычась, точно свиньи, удлиненными четырехчастными рылами, в закрытом состоянии похожими на бутон тюльпана, в питательные кости земли.

Обе армии пришли из Кайрнлоу Изначального, поросшей пышными травами южной части континента, этого скотоводческого рая, и сражались ради обогащения двух соперничающих провинций. Эти сведения сообщили остатки разбитой армии осаждающих, которая атаковала наемников, когда те встали лагерем, чтобы обсудить сложившееся положение Они давно уже поджидали прибытия вызванного противником подкрепления и в густом переплетении ветвей не распознали, что ввязываются в схватку с гораздо более крупным а главное, хорошо обученным отрядом, нежели тот, о приближении которого предупреждали лазутчики.

Стоявшая перед наемниками тактическая задача значительно упростилась. На следующее утро они приблизились к крепостной стене. Там они быстро сломили сопротивление базовых сил осаждающих, которые те оставили у стены, чтобы замаскировать свой отход и избежать, таким образом, вылазки и контрудара осажденных. Затем Менодон обратился к защитникам с призывом мирно сложить оружие, ибо его армия представляет интересы законного владельца стада. Взобравшиеся на стену солдаты в грубой форме отвергли его предложение.

Предвидя подобное развитие событий, Кандрос уже взялся за сооружение высокой и легкой осадной башни. Ее поставили на расстоянии нескольких сотен футов от стены. Либис в сопровождении Ниффта и Менодона, прикрывавших ее своими щитами, поднялась на верхнюю площадку. Жрица объявила себя полномочным представителем истинного владельца стада и потребовала немедленного возвращения его собственности. В ответ на презрительно брошенное приглашение прийти и забрать ее самой она, улыбаясь, сообщила, что никакой необходимости в этом нет, и вытянула руки, ладонями наружу, по направлению к стаду.

Животные тут же продемонстрировали редкое единодушие, пугающее в таких медлительных гигантах, как они. Дружно, как один, повернулись они спиной к пище и, грохоча, точно грозовая туча, двинулись в направлении Либис. Многие солдаты, ошарашенные поведением животных настолько, что необходимость покинуть стену как-то не пришла им в голову, были смяты вместе с ней.

Хотя на обратном пути экспедиции уже не было необходимости отыскивать дорогу на ощупь, из-за пятисот колоссов, добавившихся к отряду, то и дело приходилось отклоняться от проложенного ранее маршрута настолько, что след, который они оставляли в джунглях, более всего напоминал изгибы ползущей змеи. Бесконечные обходные пути выводили людей из себя, невозможность отыскать их приводила к еще худшим результатам. То и дело перед ними вставали крутые, обрывистые каменные хребты, густо поросшие лесом; влажная палая листва покрывала почву между деревьями густо, как смазка, так что даже несуразно короткие и кривые конечности монстров, похожие на ножки вшей, тем более устрашающие в своей всесокрушающей мощи, были бессильны против той безоговорочной покорности, с которой их гигантские, лоснившиеся от грязи туши скользили вниз, повинуясь силе земного притяжения. И гораздо чаще, чем того хотелось погонщикам, приходилось заставлять идущих впереди стада животных вгрызаться сквозь напластования перегноя в подстилающую его каменную породу и проедать в ней туннель, полого подымающийся к перевалу, а уж затем направлять через него остальных.

Наконец они вышли на берег. Отряд саперов Кандроса, оставшийся при кораблях, уже закончил сооружение устройства, которое должно было помочь преодолеть трудности, возникающие в процессе погрузки. Сложнее всего оказалось поместить хотя бы по одному животному в трюм каждого корабля, а ведь гигантов необходимо было как можно быстрее доставить на противоположный берег, и потому выделенный для этой цели флот мог сделать лишь два рейса. Для этой цели от самого пляжа до середины бухты, параллельно цепочке уходящих в море скал, протянулся огромный сводчатый пирс, похожий на половину моста, увенчанную стрелой колоссального подъемного крана.

Для соединения животных во флотилии, которые корабли могли бы взять на буксир, на самой линии прилива построили тридцать пять загонов вместимостью шесть китов каждый (общая масса животных с безукоризненной точностью исчислялась в китах). Сложены они были из тридцатифутовых бревен, выходившие на море стены крепились на петлях и потому распахивались наружу, как ворота. Когда постояльцев каждого корраля связывали вместе и обвешивали поплавками – работу эту выполняла во время отлива специальная команда, – оставалось лишь дождаться прилива, и, когда вода достигала высшей точки, корабли с уже наполненными трюмами разом выволакивали на большую воду дополнительный груз и, поставив паруса, уходили в сторону Наковальни-среди-Пастбищ.

Стадо с предсказуемостью часового механизма прошло все стадии погрузки, а неколебимое спокойствие, с которым животные позволяли грузить себя в трюмы и привязывать к корме, вызывало у всех причастных к этому процессу глубокое ощущение неизмеримой силы, находящейся в полном, хотя и неосознанном повиновении у некоей верховной воли, источник которой находился в тысячах миль от них. И в самом деле, теперь, когда между Богиней и ее стадом лежала лишь морская гладь, ничто не мешало ей диктовать свою волю животным, ибо, по словам Либис, она ясно видела, что именно окружает ее подопечных в каждый момент времени, и посылала им приказы, как вести себя, чтобы избежать возможных опасностей. Поэтому половина стада, которую первый конвой не мог взять с собой, осталась на берегу под охраной надежного гарнизона ждать возвращения флота, а Либис вернулась в Наковальню.

По дороге, примерно в двух днях пути от Наковальни, им повстречалась эскадра баскинонских военных кораблей. Их лоцманское судно приветствовало флагман Либис и в довольно вежливых выражениях, учитывая привычную резкость обеих воюющих сторон с жителями города, который оказался их совместным арсеналом, запросило для своего капитана позволения взойти на борт. Порывистая сердечность, с которой Либис приняла баскинонцев, не нуждалась даже в фанфарах, которыми она сочла нужным приветствовать их появление на палубе своего корабля. Нагрянувший с визитом адмирал, и без того порядком озадаченный тем, что он увидел за корабельной кормой, совершенно потерялся после осмотра трюма, который ему буквально навязала словоохотливая хозяйка. Когда экскурсия по судну была закончена, она пригласила его в свою каюту угоститься бокалом вина. К тому времени адмирал – могучий старик с изборожденным шрамами лицом, вне всякого сомнения крупный торговец в мирное время, как это было в обычае на Баскин-Шарпце, – уловил суть ее показного нахальства и оттаял. Осушив второй бокал, он поднялся, чтобы идти, но вдруг без тени смущения склонился и потрепал ее по плечу.

– Храбрости у тебя, жрица, на семь морских дьяволов хватит, а такая маленькая! Надеюсь, тебе удастся успешно завершить начатое. Хотя, должен сказать, я почти убежден, что настань твоему городу конец, и наша вражда с Халламом закончилась бы сама собой. И вот что я еще тебе скажу, дорогуша, на свете немало мест, где люди толкуют о твоих усилиях по спасению города, но никто их не приветствует. Мне неприятно говорить тебе об этом, но это так.

Либис улыбнулась ему в ответ какой-то слишком уж радостной улыбкой.

– Зато мой город приветствует эти усилия, адмирал.

По возвращении домой Либис отдала Кандросу приказ построить систему опор вокруг надломившейся верхушки, включив в нее уже существующие устои, – задание, которому подготовка офицера более чем соответствовала, хотя результат его выполнения до смешного не отвечал громаде поставленной цели.

Уходя во второй рейс, жрица взяла с собой Ниффта, которого по дороге туда и обратно частенько приглашала в свою каюту выпить. В такие моменты она обыкновенно расспрашивала его о том, как он жил прежде, и нередко находила его ответы очень забавными.

VII

На следующее утро после возвращения экспедиции в Наковальню-среди-Пастбищ Ниффт, Кандрос и Младший Служка неспешным шагом пересекли акрополь, направляясь к наивысшей точке площади, откуда открывался прекрасный вид на стадо, которое разместили пока в небольшой долине за главными воротами города. Однако и по дороге через площадь было на что взглянуть, ибо на вершине горы, на валу, стальной шиной окружавшем ее сломанную «шею», копошился целый рой крохотных фигурок, и то и дело оттуда с запозданием долетали смягченные расстоянием строительные шумы.

– К полудню спустятся, – произнес Служка, невозмутимо щурясь на яркую голубизну небес, – вот и посмотрим, Удержит ли их постройка этих скотов.

– Если, конечно, скоты к тому времени туда доберутся, – ответил Ниффт. Оба спутника посмотрели на него, и он заулыбался. – У меня такое чувство, что нам предстоит еще одно Ходатайство. – С этими словами он кивнул в сторону храма, который находился как раз через площадь. Целая процессия экипажей приближалась к нему, некоторые уже остановились, и из них показались Старейшины.

– Чтоб ей провалиться, этой женщине! – завопил Служка. – Я – первый функционер ее штата! А она мне ничего не сказала! Это она специально изводит меня и третирует!

Ниффт хлопнул его по плечу.

– Надеюсь, тебе не будет слишком обидно, если я скажу, что нас с Кандросом она предупредила. У жрицы, понимаешь ли, есть предчувствие, что у Богини может появиться желание, для исполнения которого вновь понадобятся инженерные навыки моего друга. Ладно, давай пойдем посмотрим. У нас еще почти полчаса.

Они продолжали свой путь, но Служка не переставал ворчать, пока наконец Кандрос не воскликнул, потеряв терпение:

– Понять не могу, почему ее враждебность так тебя изумляет, Младший Служка? Она что, пылает любовью к Старейшинам? А ведь ты связан с ними, более того, ты гордишься, что именно их влияние обеспечило тебе этот пост. Ты не скрываешь своего скептицизма относительно божественной природы Смотрительницы Стад, мягко говоря. Меж тем сама Дама Либис не более и не менее чем предана…

– Ага! Вот тут-то вы и ошибаетесь! – Казалось, возражение на это замечание было у него давно готово и ему просто не терпелось произнести его вслух. Они как раз достигли балюстрады в том месте, где она заворачивала к северной оконечности площади, и Служка в увлечении ударил ладонью по перилам. – Взгляните же на это дело непредвзято. Существует объект, труп так называемой Богини, из которого исходит самая что ни на есть настоящая сила. Он – словно раскаленная докрасна кочерга, которая излучает тепло и свет еще долго после того, как умрет огонь, передавший ей эти свойства. Как пользоваться теплом, знают все. Но как быть, если речь идет о силе, ее ведь не зачерпнешь горстью, как воду? Значит, должен быть какой-то особый прием. Вот и представьте теперь, что вы по рождению принадлежите к гильдии, которая открывает вам этот жизненно важный секрет, требуя взамен, чтобы вы произносили некие ничего не значащие слова о божественной сути нашего объекта, которые, собственно, и узаконивают ваше единоличное владение тайной. Что бы вы тогда проповедовали? На самом же деле речь идет именно о грубой остаточной силе, сохранившейся внутри чудом уцелевшего чужеродного тела. Разве настоящая богиня, которая в состоянии диктовать свою волю через океан, не смогла бы сделать так, чтобы ее распоряжения, передаваясь в обход воздвигнутых сушей препятствий, достигали непосредственно сознания ее слуг? Неужели божественное всемогущество так до смешного ограничено? Ха! Но вот простой луч силы, исходящий от объекта, как свет и тепло от кочерги, вполне может нуждаться в отражении и фокусировке, точно так же как зеркало может направлять сконцентрированный поток света и тепла по какой угодно траектории.

– Но эта отраженная сила обладает чувствительностью, – возразил Ниффт. В его глазах промелькнула ленивая усмешка, словно мысли его были заняты чем-то другим, не имеющим никакого отношения к предмету разговора. – Она осознает и направляет происходящее.

– Кто же знает, какой энергией обладали пришельцы со звезд? – воскликнул Служка. – Все, что у нас есть, это грубая механическая штуковина, которой Дама Либис манипулирует трезво и беспощадно, как заправский атеист.

– Ну что ж, – вздохнул Ниффт. – Кто рискнет заявить, что твое понимание вещей не верно хотя бы в самых общих очертаниях?

Все трое умолкли, полностью отдавшись созерцанию того, к чему их взгляды были устремлены уже давно, – а именно стада Смотрительницы. Сверху оно походило на небольшой городок, выросший сразу за крепостными стенами, – причудливое скопление округлых, точно хлебы, зданий, подобные которым можно, наверное, обнаружить в других мирах. Пейзаж из истерзанных, обглоданных до костей скал, в которых до полудюжины блестящих полос металла – золота, серебра, меди – неразрывно переплелись с черными лентами векового фекального угля, только усиливал эту иллюзию. Скорее даже сам белокаменный, окруженный мощными стенами город показался всем троим наименее реальной, самой эфемерной частью панорамы.

– «Клянусь Посохом, Молотом и Наковальней», – пробормотал Ниффт. – А где Наковальня, Служка?

– А? О чем это ты? Какая Наковальня?

– О той Наковальне, которая сочетается с Посохом в вашей гавани и Молотом в городской стене! «Посох, Молот и Наковальня». Твоя госпожа постоянно это повторяет.

– Ах вот оно что! – Служка усмехнулся. – Ее не существует. Вон, в гавани, Пастушеский Посох Наковальни. Тут, в стене, Молот Наковальни. Так что все они, Посох, Молот и Наковальня, прямо перед тобой. – Казалось, он и сам доволен столь остроумным объяснением, так что Ниффт, глядя на него, не мог не рассмеяться в ответ, обменявшись с Кандросом быстрым взглядом.

– Понятно. Глупо с моей стороны. Но знаешь, хоть Богиня и велика, я не перестаю удивляться, как же ей или даже всем ее сородичам вместе удавалось ворочать столь массивными орудиями.

Служка фыркнул, но призадумался над ответом. Наконец, пожав плечами, сказал:

– Любопытная мысль. Полагаю, ими никто и не ворочал, они служили в качестве монументальных указателей, по которым подлетающие клиенты этой колонии опознавали ее с воздуха.

И это объяснение тоже показалось Служке вполне удовлетворительным. Ниффт кивнул.

– Изобретательно, – добавил он вполголоса, не переставая улыбаться.

Вернулись к храму. Когда они поднимались по ступеням, навстречу им вышел тот самый престарелый привратник, которого Ниффт встречал раньше. При виде его Служка взъярился.

– Крекитт! Ах ты выжившая из ума крыса, я же отстранил тебя на две недели!

– Намыль веревку и сам отстранись с ближайшей потолочной балки, – ответил тот, как ни в чем не бывало шагая вперед. Служка схватил старика за плечо, стремясь удержать его у дверей, и тут в проходе возникла Дама Либис.

– Руки прочь от моего послушника! – рявкнула она. Служка повиновался немедленно, но все же возразил:

– Я наказал его! Я застал его, когда он подглядывал через занавес за Богиней…

– И что с того?

– Но он смотрел на ее потайные органы, на те, что за занавесом, куда только ты сама… То есть разве в протоколе не говорится, что…

– Успокойся! Разве во всем этом храме найдется хотя бы один служитель, который не совал туда свой нос? Включая и тебя самого? И не прикладывал свои ладони, на удачу, к ее… потайным органам? – И Либис коварно ухмыльнулась. – Говорю тебе, о Младший Служка, послушник Крекитт пришел сюда, отработав сорок лет в кузнях, и попросился на службу, побуждаемый лишь благочестием. Двенадцать лет из тех четырнадцати, что я исполняю обязанности жрицы этого храма, он служит здесь. Ты понял? Из уважения к ее силе, – и она взмахнула рукой в сторону святилища, – а не Старейшин. И если уж кто-нибудь и будет заглядывать за покрывало, то я предпочитаю, чтобы это был Крекитт, а не ты, учитывая те гнусные, подлые мыслишки, с которыми, я уверена, ты это делаешь. А теперь, будь добр, исполни свои обязанности во время Ходатайства и перестань поднимать шум. У меня есть предчувствие, что сегодняшнее предсказание всем нам добавит работы.

Нараспев, то и дело поднимая восхищенный взгляд от своей таблички, хозяйка святилища провозгласила волю Богини:

О, ближе наседку добрую к цыплятам приведите!
Пусть в смерти древней заперта она,
Ее, с покровом вместе, к тем несите,
На благо чье вся жизнь положена.
И в детскую, где нежная невинность,
Ее доставьте, чтобы, Знанья лишены,
Плоды Великой Мудрости ее вкушали
И в замысел ее вникать могли.
Что с того, что тело недвижимо под стеклом стоит,
Ведь Разуму оно обителью все также служит,
Так дайте же ему возможность на расстоянье близком управлять!

С необычайной нежностью жрица опустила табличку в карман своего передника. Стило осталось у нее в руках, и, медленно поворачивая его в пальцах и не отрывая от него задумчивых глаз, она заговорила. Голос ее тек, подобно всепобеждающей струе спокойного пламени.

– Боги мои, господа! Даже если бы выполнение ее желаний не совпадало с нашими собственными интересами, разве могли бы отказать ей в этом наши сердца? Общение с Богиней, прикосновение к живому источнику ее эмоций, ее незапамятной древности знанию и страстям никогда не оставляло меня бесчувственной. Но на этот раз… – Тут она ожгла безмолвствующее собрание взглядом. – Говорю вам, ощущение было такое, будто она жива! Настоятельная потребность ее Души быть рядом со своими детьми, как она их называет, – о да! Кажется, она и в самом деле испытывает к ним те же самые чувства, что и мать к своим чадам. Насколько же глубока была некогда ее связь со стадом! Клянусь, мне не удалось выразить в словах и десятой части того эмоционального напряжения той материнской страсти, которую заключало в себе ее безмолвное повеление!

И мне вполне понятны ее чувства, господа, хотя между нею и животными стада нет, по-видимому, кровного родства! Разве сама я не знаю, что значит служение инородному существу, поклонение совершенству и красоте создания, чуждого мне по крови, преклонение, которое достигает такой степени радости и горделивой преданности, что переходит в любовь?! Большая дерзость с моей стороны задерживать вас личными излияниями, но, говорю вам, сама мысль о том, что Богиня сумеет еще раз, в смерти, насладиться близостью своих возлюбленных подопечных, составлявших некогда весь смыл ее жизни, делает меня счастливой! Ибо она получит желаемое, вне всякого сомнения. Операция, которую ей предстоит проделать при помощи своих лишенных разума гигантов, необычайно сложна, и потому простое благоразумие подсказывает, что чем тверже рука ее будет держать скальпель, тем лучше… Очевидно, что никакое усиление, которое мы в состоянии придать искаженным стеклянным колпаком импульсам ее воли, не будет лишним. А исполнение материнских обязанностей, которого она жаждет, послужит нам надежнейшей гарантией, господа. Кроме того, вполне понятно, что она ничего не предпримет для нашего спасения, пока мы не выполним ее требования, так что у нас фактически нет выбора. Итак, суть наших дальнейших действий сводится к следующему…

VIII

Вынос Богини за пределы города, в котором принимало участие едва ли не все население Наковальни, представлял собой внушительную церемонию. Она растянулась на целых четыре дня и, несмотря на тщательно продуманный маршрут, потребовала где частичного, а где и полного уничтожения девяти крупных зданий, чтобы освободить дорогу циклопическому трупу. Однако, прежде чем отправить Богиню в это многотрудное паломничество, необходимо было спустить ее с акрополя, для чего также пришлось приложить нешуточные усилия. Прозрачный мегалит опускали при помощи гигантской лебедки с неслыханных размеров стрелой, каковую менее чем за сорок восемь часов выковали и собрали в городских кузнях под звуки изнурительной какофонии. Рассвет был уже близок, когда величественная громада начала дюйм за дюймом приближаться к земле, опускаясь с похожего на птичий клюв выступа в северной оконечности массивного плато. Целые реки факельных огней стекали вниз по веревочным дорожкам, натянутым вдоль отвесной стены плато для того, чтобы рабочие могли контролировать спуск; площадь над ними тоже была залита светом, так что со стороны казалось, будто первый в истории спуск Богини с акрополя сопровождается каскадами искр.

Наконец настало время, когда огромный кристальный блок, катясь по настилу из цельных древесных стволов, сотни и сотни которых превратились под его тяжестью в щепы, со скрежетом прошел через главные городские ворота. Всей ширины впечатляющего портала только-только хватило, чтобы пропустить его. Солнце уже час как село, когда саркофаг наконец поместили посреди поля, где расположилось стадо, и окружили экраном из храмовых гобеленов: свисая с натянутых между врытыми в землю столбами веревок, они отмечали сакральную границу, за которую простым смертным хода не было. Дама Либис, окутанная густеющими вечерними тенями, прошла за ширму под безмолвными взглядами горожан, чьи факелы омывали поле неверным оранжевым светом; его дрожащие отблески падали на туши неподвижных колоссов, отчего казалось, будто те беспокойно ворочаются и переминаются с ноги на ногу. И в самом деле, не успела жрица прервать тайную беседу со Смотрительницей, как толпа содрогнулась, точно единое тело, напуганная изумленными криками и судорожными движениями задних рядов, которые стояли ближе к животным. Те, переваливаясь с боку на бок, развернулись и медленно двинулись к горам.

Из-за темноты снизу невозможно было различить, как они преодолели подъем и взошли на выстроенное Кандросом ограждение, отмечавшее границы их временного пастбища, однако, как доложили уже в первые часы своего ночного бдения военные, специально посланные наверх наблюдать за передвижениями стада, и то и другое прошло как по маслу. Рассвет явил их горожанам уже за работой.

Следующие десять дней обитатели Наковальни неустанно наблюдали за спектаклем, разыгрывавшимся на поднебесной высоте. Громадные туши животных были хорошо различимы даже с большого расстояния; не так обстояло дело с крошечными фигурками людей, целая армия которых трудилась над очисткой ограждений от продуктов жизнедеятельности стада, а поскольку продукты эти представляли собой не что иное, как обогащенный металл и тонны высококачественного топлива для кузнечных горнов и плавильных печей, то их, не жалея усилий, спускали вниз по склону горы в город. За это время вес угрожавшего городу природного молота заметно снизился: от одной пятой до четверти общей массы, по оценкам Кандроса и находившихся под его командой специалистов.

Высокое ограждение сделалось центром внимания многочисленных дружеских вечеринок. У горожан вошло в привычку собираться на центральной площади или в поле за северной стеной Наковальни и устраивать веселые пирушки с угощением, выпивкой, музыкой и танцами, изумляясь и радуясь ни на мгновение не прекращавшейся деятельности волшебных животных, приятно уменьшенной расстоянием, которая медленно, но верно сводила на нет смертельную опасность, много недель нависавшую над крышами их домов.

Вот почему на одиннадцатый день, когда все пошло наперекосяк, свидетелями тому стали тысячи счастливых, довольных наблюдателей. Первая группа до смерти напуганных рабочих принесла тревожное известие через полчаса после катастрофы, но даже тогда жители в основном еще не утратили спокойствия. В худшем случае ими была замечена некая гиперактивность трудившихся на валу рабочих, а некоторым показалось, что и движения стада стали несколько менее верными, чем обычно. К тому времени, когда сообщение о катастрофе распространилось по городу, ее результаты только-только становились видны. Ограждение в одном месте как-то вспучилось и начало прогибаться, миниатюрные обвалы земляными языками протянулись к узкой части горы. Бурный поток всполошившихся граждан устремился на луг, к саркофагу Смотрительницы, вокруг которого и так уже плескалась многочисленная толпа близких к истерике людей.

Стадо взбесилось. Животные не только прекратили равномерно объедать внешние края пика, но и принялись беспокойно, почти ритмично топтаться по кольцевому валу, так что вибрация грозила вот-вот обрушить его устои. Хуже того, разрушительный аппетит нескольких дюжин тварей возбудил обнаженный металл и без того покореженного станового хребта горы. От этой последней новости обитатели Наковальни сами чуть не взбесились.

Дама Либис скрылась за таинственным занавесом, чтобы в срочном порядке ходатайствовать перед Богиней о помощи и просвещении, но не успела она оттуда выйти, как железный ошейник горы лопнул и чудовищный пик склонился на три леденящих сердца ярда. Мятежные гиганты уже кувыркались вниз по склону, когда грохот катастрофы достиг ушей собравшихся на лугу людей. Мгновения складывались в вечность, а верхушка горы, за которой, затаив дыхание, следили все, не двигалась с места. Тем временем несокрушимые чудовища, прервав свой неконтролируемый головоломный спуск, выпутались из обрушившихся на них сверху обломков, лениво, почти нехотя, образовали некое подобие строя и зашагали в сторону города. Именно в это мгновение Дама Либис вынырнула из-за занавеса и во всеуслышание объявила о том, что ей поведала Богиня. Смотрительница, которой вот уже несколько дней подряд все труднее и труднее становилось подчинять себе животных, настолько ослабела от усилий, что колоссы разорвали-таки путы ее воли. Сейчас ей приходилось тратить поистине титанические силы на восстановление своей власти над ними настолько, чтобы заставить их вернуться в долину.

IX

Младший Служка, каждая черточка лица которого выражала крайнее недовольство возложенной на него задачей, вошел в кузнечное отделение одной из крупнейших плавилен Наковальни, расположенной неподалеку от главных ворот города. Осторожно пробирался он через тысячную толпу потных, точно дьяволы, рабочих, которые изо всех сил раздували в горнах пламя и поднимали такой умопомрачительный лязг, что все попытки служителя храма обратиться к кому-либо из них за помощью неизменно сходили на нет. Каждый выполнял свою операцию с экономной точностью мышцы работающего тела, в которое превратился в последние несколько недель доведенный до отчаяния город. Ограждение вокруг вершины горы, на котором кормились животные, необходимо было отстроить заново, на случай если нынешние усилия жрицы заручиться помощью Смотрительницы дадут положительный результат и средство усмирить непокорное стадо будет найдено. А между тем любые размышления и предположения на тему, удастся ли изыскать такое средство и продержится ли до тех пор каменный молот в покачнувшейся руке, рвали душу куда больнее, чем самая адская работа, и потому каждый кузнец и каждый литейщик, не поднимая сосредоточенных, точно уже видящих смерть глаз, осатанело трудился над скобами, болтами, хомутами, распорками и поперечными балками, необходимыми для нового ограждения. Младший Служка прокладывал себе путь сквозь царство грохота и копоти, бросая возмущенные взгляды на каждое корыто, из которого раздавалось злобное шипение опущенного в ледяную воду куска железа, и на каждую печь, из пробитого днища которой ярко-алой струей хлестал жидкий металл, точно подозревая их в намеренно оскорбительных действиях.

Наконец ему посчастливилось набрести на кузнеца, прикорнувшего прямо на своей наковальне, пока разогревался горн. Рабочий мирно свернулся клубочком, пристроив скрещенные в лодыжках ноги на выступе наковальни и подсунув ладони под щеку. Служка заметил молот, прислоненный к стенке прямо у того за спиной. Он подошел и тряхнул кузнеца за плечо. Рабочий, лысеющий уже ветеран с заросшими щетиной щеками, подскочил и уставился остекленевшими спросонья глазами на Служку, который ревел ему прямо в ухо:

– Новое предсказание. Дама Либис послала меня сюда за кузнечным молотом. Дай мне твой!

Сделав это сообщение, Служка выпрямился и поджал губы, непроницаемый в сознании величия своей службы; он надеялся, что одурманенный сном кузнец передаст ему требуемое орудие без лишних вопросов и избавит его таким образом от необходимости надрывать горло и дальше. Рабочий скатился с наковальни и перебросил ему молот. Служка, недооценив мощь узловатой руки, которая держала тяжелый инструмент за конец рукояти без всякого напряжения, словно ложку, едва не вывихнул оба плечевых сустава, попытавшись поймать молот на лету.

Гримаса страдания сошла с его лица лишь когда он, выйдя из главных ворот, поднял глаза и увидел причудливый решетчатый футляр, окруживший витрину Смотрительницы. Вокруг стеклянного монолита громоздились леса. Либис, все еще одетая для Ходатайства, стояла на высоте двух третей этого вертикального лабиринта. Рядом с ней находился не только отвратительный старикашка Крекитт, но и Старейшины Поззл, Хэмп и Смоллинг. Все свободное от работы городское население высыпало за ворота и затопило собой равнину у северной стены, не рискуя, однако, приближаться к непредсказуемой скотине. Последнее обстоятельство, похоже, не вызвало у Служки никакой радости. Ниффт взял у него молот и передал его рабочим на лесах. Потом ободряюще стиснул плечо Служки.

– Утешься, мой честный друг. Посмотри, как она обращается со Старейшинами. Разве ты не видишь, что единственный способ устоять – это соглашаться со всеми ее требованиями, как бы эксцентричны они ни были? Любая попытка сопротивления дает ей лишний повод еще раз ткнуть тебя носом в тот скрытый скептицизм, с которым ты относился к ее Богине все эти годы. Это, конечно, некрасиво и неблагородно с ее стороны, но вполне понятно, учитывая ее многолетнюю преданность культу, над которым другие втайне потешались.

– Зачем было требовать настоящий кузнечный молот, тем более что одного слабенького удара для этой работы вполне достаточно, – продолжал дуться Служка. Но инструмент был уже у Жрицы в руках, и, несмотря на свое показное негодование, Служка вместе с остальными горожанами затаил дыхание, ожидая, что будет дальше.

Мягко, словно желая успокоить, что особенно странно прозвучало при сложившихся обстоятельствах, Ниффт добавил:

– О, конечно, этого будет достаточно. Раз уж она в состоянии нащупать глубинные кости гор из своего заточения, то найти единственное слабое место своего стеклянного гроба и подавно сможет, так ведь? Ничего, ничего. Сейчас с Богини, выражаясь ее собственными словами, совлекут одеяния. Бога мои, Служка, какие воодушевляющие строки, – я имею в виду их выразительность, а не только общий смысл.

И Ниффт запрокинул голову с видом знатока, который собирается процитировать свои любимые стихи. Не похоже было, однако, чтобы Служка собирался его слушать, ибо в эту самую минуту он, как зачарованный, смотрел на Либис, которая с силой, неожиданной для столь миниатюрной женщины, занесла молот над головой, замахиваясь для удара. Но Ниффт просто ткнул пальцем в копию новейшего предсказания, размноженного и развешанного по всему городу в считанные часы после его оглашения, и прочел:

Способна ли рабов Хозяйка усмирять,
Когда сама в оковах долгий век томится?

(Тут Либис расставила пошире ноги и на мгновение приложила заостренный конец молота к очерченному на стекле кругу, словно подсчитывая, каков будет максимальный разрушительный эффект удара.)

Так совлеките же с меня одежды
Пусть устремится на волю сила,
Где станет вновь пленять существ,
Над коими когда-то я царила.

Жрица во второй раз медленно занесла молот над головой, и стальная болванка сладострастно прижалась к стеклянной поверхности. Глухой, отчаянно невыразительный блямс эхом пронесся над затаившей дыхание толпой. Люди ответили дружным, хотя и приглушенным ревом. В эту самую секунду кристальный монолит вдруг полностью утратил свою прозрачность, точно изнутри на него плеснули молоком. А потом просто сложился и стек с гигантского чужеродного тела кучами сухого песка.

Жестко сочлененные леса специально построили как можно плотнее к стеклу, чтобы поддержать падающие останки Смотрительницы Стад, как только саркофаг рухнет. Предосторожность оказалась излишней. Смотрительница не упала. Она твердо стояла на пружинистых ногах, пробуя радужными крыльями воздух.

Это зрелище исторгло из глоток толпы такой мощный крик, что Ниффт, не ожидавший ничего подобного, одобрительно закрутил головой. Выкрик был до странности похож на стон облегчения, которым приветствуют свершение того, на что надеялись, но во что боялись поверить. Крылья Смотрительницы заработали чаще, разгоняя воздух. Вот они почти пропали из вида, столь стремительными стали их движения, но окружающих лесов так и не задели. Строго вертикально поднялась она вверх, оставив под собой пустую коробку. Плавно пролетела над равниной, неся мятежному стаду послание своей верховной воли.

И, как только началась ее атака, никто из свиноподобных гигантов ни на мгновение не усомнился в ее превосходстве. Казалось, хозяйка устроила своим подопечным что-то вроде ритуальной порки, правда, высекла она не каждого, а примерно сотню животных. Зависая над ними, она вытягивала вперед и вниз – прямо перпендикулярно привычному изгибу своего хвоста – брюшное жало. Его она вгоняла в тело находившегося под ней животного и, соединившись с ним таким образом, на мгновение повисала в воздухе, ритмично вздрагивая. Потом снималась с якоря и перелетала к другому, на первый взгляд, случайно выбранному животному.

Когда наконец бичевание подошло к концу и Богиня повернула назад, сразу стало заметно, как сильно она ослабела. В воздухе ее мотало из стороны в сторону, а, когда она стала садиться на землю возле своего рассыпавшегося в прах гроба, ноги ее подкосились, а голова бессильно повисла.

Вскоре Лионе сообщила, что усталость, овладевшая благодетельницей их города, серьезна и жизнь – этот хранимый поколениями жрецов секрет – окончательно оставит ее тело через считаные часы после исполнения долга, к которому она так долго готовилась. Никто не знал, сколько она проживет, и единственное, чем оставалось утешаться горожанам, так это покорностью стада, хотя бы временной, и обещанием Богини, что ее подопечные вернутся на вал для кормежки, как только его ремонт будет окончен. Правда, животные будут поедать камни значительно медленнее, чем обычно, ибо близится период отела, но и по мере его приближения они станут послушно, хотя и не слишком энергично, выполнять свою задачу.

По крайней мере они не перестанут есть, покуда Смотрительница жива. А о том, как они поведут себя, когда она умрет, перепуганные насмерть горожане могли только догадываться. Над Богиней возвели огромный павильон. К обреченному божеству устремились толпы ставших в одночасье весьма благочестивыми граждан, и в импровизированном святилище днем и ночью горело такое количество свечей, которого храм не видел за все века своего существования. Жрица обратилась с просьбой о следующем предсказании и получила его.

В нем содержалось туманное указание, на чью помощь могли рассчитывать горожане в случае, если печальное событие – кончина Богини, – свершится. Сообщение можно было прочесть на каждом перекрестке, ибо вывешивание текстов предсказаний на стенах городских зданий стало обычной процедурой.

Уходит жизнь, предчувствием тяжелым омрачена.
Коль смерть моей над стадом власти
Конец положит, знайте:
Недалеко отсюда тот, чье имя о связи
Древней с Наковальни градом говорит, —
Пастур. Как найти его могилу, вас научу,
Когда к закату жизни день вплотную подойдет,
Не раньше, чтобы, жадностью томимы,
Гиганта люди не подняли из могилы
И целям корыстным не заставили служить.
Из всех, с кем мир я свой делила,
Лишь одному Пастуру колоссы подчинялись беспрекословно.
Их направлял он куда хотел,
Отпора не встречая со стороны сородичей моих.
Мы все, дрожа, склонялись пред волею его.

X

Стадо возобновило свое пребывание на высокогорном пастбище, но с явной неохотой, которая лишний раз навела горожан на мрачные размышления об иссякающей силе Богини. Животные пока еще подчинялись ее воле, но двигались вяло, медленно и демонстрировали явное отсутствие аппетита. Помимо близящегося сезона отела, причиной этой медлительности служило, очевидно, и быстрое угасание Смотрительницы. Никто не мог без содрогания думать о том, что случится, когда животные окончательно забросят свои спасательные работы; а размышлять о последствиях еще одной вспышки одержимости, если таковая произойдет, просто никто себе не позволял. Две недели корчились люди в агонии неизвестности, до головокружения вглядываясь в кишащий массивными животными вал и наблюдая, как нависший над ними обломок скалы дюйм за дюймом уменьшается до двух третей от своего первоначального размера, тогда как поддерживающая его металлическая жила составила еще меньший процент от своей изначальной толщины.

А потом стадо забастовало целиком, вплоть до самого последнего животного. В одно прекрасное утро горожане, проснувшись, обнаружили, что вершина горы совершенно пуста, а равнина за северной стеной снова усеяна неподвижными гигантами.

Все население Наковальни высыпало на стены, а многие даже вышли на равнину, спеша стать свидетелями выдающегося биологического феномена, который разворачивался там. Вскоре стало совершенно очевидно, что самки составляли большую часть стада, ибо к полудню примерно четыре сотни гигантов активно занялись произведением на свет потомства.

Обещанный отел, вне всякого сомнения, шел полным ходом. Сначала самка погружала в почву свой хвостовой отросток и стояла так примерно час, потом приподнимала кончик хвоста и постепенно закрывала находящееся на нем эластичное отверстие, одновременно стягивая его с того, что она с такими усилиями, содрогаясь всей своей гигантской тушей, сажала в землю, а именно со сверкающего белизной ребристого эллипсоида с заостренной, точно пика, верхушкой и, вероятно, таким же острием на противоположном конце; именно благодаря им яйца плотно крепились в земле, и хотя и качались от порывов поднявшегося в сумерках ветра, но никуда не улетали и даже не падали. Каждая гигантская корова произвела как минимум десяток яиц, а некоторые старые самки умудрились снести по пятидесяти.

Кладка яиц совпала с появлением особенно тревожных симптомов истощения и без того уменьшившейся жизненной силы Смотрительницы. Она давно уже лежала, подогнув под себя ноги, а ее загнутое вверх брюшко закрутилось в гораздо более тугую спираль, чем во время бесконечного заточения в стеклянной темнице. Единственной частью тела, которая все еще продолжала жить, оставались усики-антенны. Видно было, как они слабо колебались всякий раз, когда жрица скрывалась за занавесом для тайной беседы с Богиней, во время которой та сообщала ей о все усиливающейся слабости. Однако теперь громадная голова Смотрительницы поникла, а величественные некогда антенны свисали, едва не касаясь земли. Время от времени они вяло шевелились. Жрица, видя состояние Богини, не решалась обратиться к ней с формальным Ходатайством и, для успокоения истерзанных неизвестностью сограждан, повторяла, что, почуяв приближение смерти, Смотрительница сделает последнее усилие ради блага своего человеческого стада (именно так, по словам Либис, привыкла она смотреть на жителей Наковальни) и снова заговорит, сообщив им, в чем ключ к спасению, иными словами, как поднять древнего гиганта, который избавит их от напасти.

Пока стадо бездействовало – некоторые животные, правда переминались нетерпеливо с ноги на ногу, но большинство коров, казалось, впали в состояние близкое к коматозному тупо стоя рядом с отложенными яйцами, – горожане не переставали со страхом думать о содержавшемся в последнем предсказании намеке на то, что смерть Богини способна привести ко второму взрыву неповиновения камнеедов. Не исключалась и возможность нападения на город. Четыре последовавших за кладкой яиц дня Старейшины столь громогласно рассуждали на эту тему, что в конце концов в союзе с Кандросом и его коллегами был разработан план защиты Наковальни на тот случай, если это чудовищное подозрение подтвердится.

Поскольку главной причиной беспокойства была явная неспособность каменных укреплений любого рода сдержать натиск животных, то валы, насыпи и прочие вертикальные барьеры были отвергнуты с самого начала: все равно они рухнут почти мгновенно от одной только тяжести нападающих, если, конечно, у города не будет достаточно времени для полномасштабного строительства, что вряд ли. Колоссальная траншея с вертикальными стенками – вот что могло стать серьезным препятствием на пути громадных тварей; уже на следующий день после принятия этого решения толпы добровольцев повалили за город помогать наемникам – народу собралось так много, что меньше чем через неделю все работы были завершены. На полторы мили протянулась траншея, отделившая северную стену города от равнины. Глубина ее и ширина составляли сто футов, внутренний, ближайший к городу склон ощетинился палисадом остро заточенных кольев, наклонившихся над ямой, – оттуда защитники готовились отражать атаки осаждающих. Когда впечатляющий инженерный подвиг был завершен, а толпы перемазанных землей горожан все еще слонялись по площадям и паркам Наковальни, безмолвно ожидая следующей ужасной опасности, которая потребует от них безумного напряжения всех сил, жрица разослала приглашения на Ходатайство, ибо антенны Смотрительницы приподнялись и послали Либис слабый сигнал, призывая ее собрать всех послушать предсказание. Похоже, что это обращение к человеческому стаду могло стать последним. С предсказанием тем более следовало поторопиться, говорилось в сообщении жрицы, что яйца на равнине уже начинали лопаться, а застывшие вокруг них гиганты стали подавать признаки жизни, и даже обнаруживали намерение двинуться на саму Наковальню. Когда Либис появилась из-за Занавеса, ее необычайная бледность и выражение холодной, бесстрастной решимости на некоторое время заставили собравшихся позабыть об ужасающем спектакле, который разыгрывался на равнине, в какой-то четверти мили от свежевырытой траншеи.

– Богиня, Смотрительница Стад, мертва. Да здравствует Богиня! Да здравствует Смотрительница!

Низкий гул прокатился над толпой, стремясь к горизонту: это воплем потрясенной набожности вторили люди словам жрицы, ибо только теперь заметили они то, на что поначалу, захваченные происходящим на равнине, попросту не обратили внимания. Шея Смотрительницы обмякла, антенны мертвыми питонами протянулись по траве.

– Мы приняли верное решение, – сказала Либис, взмахнув рукой в сторону ощетинившейся пиками канавы. – Они придут, они уже начинают двигаться, видите? И те, которые скоро вылупятся из яиц, тоже придут. Наблюдайте за ними. На меня можете не смотреть, мне нужны только ваши уши. Изучайте новую опасность, постигайте глубинную суть грозящей нам беды и внимайте средству избавиться от нее, которое я сообщу вам. И если, выслушав меня, вы не поспешите с такой скоростью, точно весь ад за вами гонится, начать тяжкий труд, который позволит вам завладеть этим средством, пеняйте на себя.

С этими словами жрица вынула из кармана табличку и прочла согражданам новое, последнее предсказание Богини. Пока она читала, люди не отрывали глаз от равнины, а там и впрямь было на что посмотреть. Ибо, хотя все яйца походили друг на друга как две капли воды – каждое с четырехместный экипаж размером, те же шипы сверху и снизу, те же ребра по бокам, тот же цвет, – два абсолютно разных вида существ вырывались из растрескавшейся скорлупы на волю.

Более многочисленные были, несомненно, отпрысками стада. Несмотря на то что ножки их производили впечатление рудиментов, не более чем черной шершавой бахромы вдоль боков, во всем остальном они были точными копиями своих родителей, хотя и в миниатюре.

Но были среди яиц и другие, общим числом не более ста из которых среди так называемых телят появлялись на свет совершенно отличные от них создания. Тела их походили на покрытые шипами черные бочонки, ноги, куда более развитые, чем у других, состояли из нескольких причудливо сочлененных сегментов, также украшенных колючками, сложно устроенный челюстной аппарат ничем не напоминал жесткие тупые рыльца более многочисленных телят.

Обе породы животных запускали челюсти в первое, что оказывалось поблизости, как только головы их пробивали скорлупу; остальные части тела вольны были избавляться от остатков яйца как придется. Телята немедленно начинали грызть камень, на котором лежали. Их черные сверстники, также не теряя времени даром, принимались кормиться телятами.

Началось кровавое пиршество невиданного размаха, ибо любой его участник, была то жертва или охотник, размерами не уступал большой боевой колеснице с упряжкой вместе. Телята, казалось, не только лишены были способности сопротивляться, но даже и не замечали атак своих плотоядных сородичей. Они лишь беспомощно извивались, а некоторые продолжали поглощать камни, пока саблезубые сверстники превращали их тела в пузырящиеся лохмотья и жадно набивали ими свои желудки. Тем временем родители выводка обращали на происходящее не больше внимания, чем их поедаемые отпрыски, и продолжали медленно, покачиваясь из стороны в сторону и шаркая ногами, двигаться в направлении города. Либис давно уже закончила чтение оракула, а горожане все продолжали стоять, не сводя глаз с равнины. В казавшихся прежде хаотичными движениях начал появляться смысл. Плотоядные отпрыски стада все время оставались на одном и том же месте, к концу пиршества вокруг каждого из них скопилось до полудюжины истерзанных, залитых кровью останков, которые они продолжали уничтожать. Тем временем телята, которым удалось избежать печальной участи остальных, ни на минуту не переставая жевать, постепенно завершали процесс появления на свет и начинали, копируя поведение взрослых животных, двигаться вместе с ними на город. Так, все вместе, неспешно, но со зловещей целеустремленностью, приближались они к недавно оконченной траншее.

Странно, что лишь очень немногие жители Наковальни сочли необходимым перечитать последнее предсказание Смотрительницы. Как ни поразил их несусветный, чреватый катастрофой спектакль, который они наблюдали на равнине, голос Либис запечатлелся в сознании людей, и впоследствии многие обнаружили, что помнят наизусть не только самую суть божественного откровения, но и его сладко-тревожную музыку.

В Оссваридоне, где провидцы и жрецы,
Ища прозрения, видений мглу вдыхают
Внутри гигантского скелета,
Живут во тьме, дабы яснее видеть,
Там место, где великого Пастура
Постигла катастрофа, следует искать.
Могилу вскройте и останки сюда верните.
Кости эти, коль вместе их сложить
И тело вновь из них составить,
Смогут теми править, кто роковой
Судьбою стать для вас грозит.
Прибегните к волшебной силе того,
Кто более чем равен мне.
Спешите его найти и принести туда,
Где Наковальни град раскинулся широко.
О, поспешите! Иначе рухнет то, что ныне
Лишь паденьем угрожает!
А стада, что с кончиною моей останется
Без власти, не бойтесь.
Всё способны звери, от голода страдая, истребить,
Всё, кроме золота, – его они не тронут.
Сочтите богатства вновь свои и взвесьте,
Что вам дороже: злато или жизнь.
Коль жизнь, то курс дальнейший ясен.

XI

Дама Либис в компании Кандроса и Ниффта (чью роль доверенных стратегических советников, к помощи которых жрица обращалась всякий раз, когда ее положение ставило перед ней очередную трудновыполнимую задачу, давно уже никто не оспаривал) возглавила экспедицию, отправившуюся на поиски костей Пастура. Там она оставалась лишь до начала работ, а потом поспешила назад в город, чтобы проследить за завершающими фазами утолщения крепостных стен.

Даже попытайся жрица специально пробудить в своих согражданах сознание коллективной ответственности, то и тогда вряд ли бы преуспела больше. В городе установился строгий коллективизм. Материальные ресурсы распределялись между жителями по потребности и в строгом соответствии с объемом и важностью выполняемых работ, а представители всех слоев общества объединили свои усилия в единодушном стремлении как можно быстрее и добросовестнее исполнить ту часть общей задачи, что выпала на их долю. На стенах города, в трудоемких конвоях тяжело груженых телег, доставлявших кости Пастура из Оссваридона, в бригадах, лихорадочно мостивших дорогу для этих караванов (а им приходилось работать всего в какой-то лиге от грохочущего авангарда повозок), горожане трудились плечом к плечу с наемниками, отличаясь от них лишь особым выражением целеустремленности на исхудавших лицах да нездешней сосредоточенностью остекленевших глаз, какие бывают у доведенных до отчаяния рабов.

Воистину титанический труд выпал на долю тех, кому была поручена эксгумация костей. Оссваридон – до сих пор всего лишь название незаметного поселения религиозных фанатиков для большинства горожан – лежал в пяти днях пути за горами, что защищали Наковальню от моря. Но столько времени потребовалось маневренной пешей экспедиции, чтобы добраться туда с почти пустыми повозками. Для их возвращения пришлось проложить уже упомянутую дорогу, но даже и по ней телеги с поклажей шли целых восемь дней. Деревушка, прилепившаяся к ровному, обтесанному ледником склону горы, стояла на костях мертвого гиганта как в архитектурном, так и в культурном смысле этого слова. Ее обитателей, несмотря на все различия в происхождении, роднил спиритуалистический склад ума. Ледниковая эра, которая, судя по всему, вклинилась между эпохой гибели гиганта и историческим прошлым человечества, сдвинула большую часть камней, которые некогда скрывали его останки. Впоследствии эрозия довершила начатое, еще более обнажив громадный скелет, целые фрагменты которого тут и там выпирали из каменистой почвы. В частности, лицевая часть черепа открылась почти полностью, так что мистически настроенные последователи культа могли проникать в пустые глазницы и наслаждаться грезами наяву, которые эти костяные пещеры дарили всем желающим; именно они на протяжении многих веков привлекали сюда людей, им, собственно, и был обязан своим возникновением Оссваридон. И все же, несмотря на то что все до единого шаткие строения культового поселения жались к ребрам и позвонкам поверженного титана, их обитатели не оказали ни малейшего сопротивления полному (и очень поспешному) уничтожению их жилищ, равно как и извлечению из земли и транспортировке в неизвестном направлении самого объекта их поклонения.

Когда освобождение скелета от камней шло полным ходом и первая партия телег уже ушла со своим грузом по находившейся еще в зачаточной стадии дороге в город, Либис во главе небольшого отряда, включавшего, кроме Ниффта и Кандроса, еще несколько офицеров-наемников, тронулась в обратный путь. На выезде из деревни она вдруг резко развернула коня и подъехала вплотную к лагерю шаманов. Они уже давно без лишней суеты перенесли свои нехитрые пожитки на равнину, в палатки, поставленные для них по распоряжению Оракула. У крайней из них стоял какой-то человек, и, поравнявшись с ним, жрица натянула поводья. Глаза его, тусклые и черные, как кремень, были глазами глубокого старца, хотя сам он, несмотря на худобу и скрывавшие ее лохмотья, не производил впечатления пожилого человека.

Либис, не сходя с седла, наклонилась к нему.

– И ты не возражаешь, – она повела рукой в сторону обширного, украшенного лесами раскопа, – против всего этого?

– Не возражаю, госпожа.

– Могу я спросить почему?

Губы ее собеседника раздвинулись в улыбке, которая совершенно никак не отразилась на выражении его до черноты загорелого лица (многодневные бдения оссваридонитов не ограничивались лишь особо почитаемым черепом).

– Разве вы не возвращаете его к жизни? И разве сопротивлением его воскрешению следует нам благодарить его за бессчетные прозрения, открывшие нам суть человеческой истории?

Либис улыбнулась и кивнула, точно сама себе. Затем чуть слышно кашлянула и произнесла:

– Я рада и благодарна. Я в особенности рада, что вы не вмешиваетесь в труд наших рабочих, не пытаетесь смущать их…

– Разговорами на любую тему, госпожа. – Человек спокойно кивнул, на этот раз даже губы его не улыбались. – Так будет и впредь. У нас нет желания препятствовать вашим трудам в чем бы то ни было.

– Да пребудет с тобой благословение, шаман.

– И с тобой тоже, Оракул.

Когда она вернулась к своим компаньонам и прерванное путешествие продолжилось, Ниффт задумчиво произнес:

– Изумительные, я имею в виду пещеры его глазниц. Ты в них заходил, Кандрос?

– Нет. Не довелось как-то.

Ниффт едва заметно улыбнулся другу и вновь посерьезнел.

– Там было так тепло! А когда убрали часть скалы, которая нависала над глазницами и затеняла внутренность пещер, знаешь, что мы увидели? Задняя стенка левой глазницы треснула, в ней была настоящая дыра, сквозь которую проглядывал громадный металлический шар, окруженный костью, как раз на том месте, где должен быть мозг. Попомни мои слова, друг мой, этот кусочек окажется потяжелее всех прочих.

Когда они вернулись в город, подготовка к гражданской обороне была в полном разгаре. Реализации проекта предшествовали, впрочем, длительные и болезненные прения в Совете Старейшин. В пароксизме жадности Старейшины, из чьих карманов должна была поступить львиная доля золота, неустанно подчеркивали бесполезность затеи, настаивая, что животные, каким бы эффективным отпугивающим средством ни оказался драгоценный металл, просто сделают подкоп под любым позолоченным оборонительным сооружением, вставшим у них на пути, и обрушат его, как это делают саперы.

Дебаты все шли, а стадо приближалось. Взрослые животные, равно как и их прожорливые, день ото дня прибавляющие в размерах отпрыски, казалось, боялись свалиться в глубокую траншею (хотя многие из них благополучно пережили падение с куда большей высоты, когда вал для кормления обрушился прямо у них под ногами) и потому принялись проедать туннель, уходивший полого в землю. Оказавшись на дне рва, животные, величественно неуязвимые для любых снарядов, которыми осыпали их с бревенчатого палисада защитники, принялись за второй скат, точнее подъем, который должен был вывести их наружу, такой же покатый, как и первый. По мере того как эта линия обороны приходила в негодность, вынуждая защитников ее покинуть, а момент, когда неутомимые землекопы выйдут на поверхность под самыми стенами города, надвигался, потребность горожан в согласованных действиях сделалась настолько явной и неукротимой, что Старейшинам пришлось уступить. Соорудили огромные насосы, приводившиеся в действие мехами. Их присоединили к плавильным котлам, в которые Старейшины опустили долгие голы копившиеся груды золотых монет, а также меры золотого песка, лежавшие до этого в различных городских банках. Когда Либис вернулась, четверть стены уже вызолотили тончайшим слоем, который только смогли выжать из инженеров Старейшины, держа их под своим неусыпным контролем. Жрица быстро передала завершение этой задачи в руки Кандроса и его подчиненных, назначив Ниффта помощником. Люди, занятые у помп, мехов и плавильных чанов, радовались любой помощи: завершение работы не терпело отлагательства, поскольку стадо прогрызло уже более половины пути наверх. Ниффт и Кандрос вместе внесли некоторые усовершенствования в процесс, и дело пошло веселее. Кости Пастура между тем начали прибывать в город.

Относительная их легкость стала единственной удачей, выпавшей на долю караванщиков. Те из горожан, кто имел хоть какое-то представление о подобных вещах, божились, что циклопические останки весили едва ли треть от той массы, которой должны были обладать обычные кости животных подобных размеров. Акрополь так и стоял, ощетинившись лебедками и подъемными механизмами, с тех самых пор, как его покинула Смотрительница Стад, и, поскольку во всем городе не нашлось более просторной площадки для размещения колоссального скелета, то машинам представилась возможность внести дополнительную лепту в спасение города, поднимая части костяка Пастура наверх по мере того, как они прибывали в город через восточные ворота. Дальнейшие разрушения, в разной степени коснувшиеся еще тридцати семи зданий, потребовалось произвести, чтобы обеспечить беспрепятственную доставку разрозненных частей скелета к подножию центрального возвышения города; прежде чем работы по воссозданию целостности шести останков продвинулись достаточно далеко, стало ясно, что для поддержки громадных костей потребуются дополнительные опоры. Титаническая платформа протянулась с широкого конца возвышения. Когда, спустя примерно две недели после возвращения Либис, прибыл череп, его с большими усилиями и всевозможными предосторожностями водрузили на северный выступ акрополя, торчавший, словно рог, тот самый, откуда Ниффт и его друзья еще совсем недавно рассматривали расположившееся в долине стадо. Позвоночник к тому моменту был уже почти готов, ноги и ступни, полностью собранные, покоились на платформе в противоположном конце площади, и, когда череп занял свое место, стало понятно, что при жизни Пастур был ростом с восьмидесятиэтажный дом.

Именно этот момент избрали Старейшины для того, чтобы явиться к Даме Либис с визгливой жалобой на ее организацию обороны города, и в особенности на то, как осуществляется позолота стен. Их математики давно уже со скрупулезной точностью подсчитали соотношение единицы объема золота к площади поверхности при желаемой толщине покрытия на один квадратный фут, однако стена, теперь уже почти полностью вызолоченная, пожрала почти в полтора раза больше золота, чем предполагалось. Команды рабочих под руководством Ниффта и Кандроса ни на минуту не прекращали трудиться, даже когда в Совете Старейшин шли высокопарные (и весьма темпераментные) дебаты, во время которых сама их честность была поставлена под сомнение. И хорошо, что они не остановились, ибо задолго до того, как Старейшины, при посредничестве Дамы Либис, пришли к какому-то согласию, стена была полностью вызолочена и в тот же самый час из подземных туннелей вырвались колонны обезумевших животных и бросились прямо к крепостному валу. Горожане спешно покинули равнину, заперли за собой ворота и высыпали на стену, где, готовые отражать натиск гигантов, затаив дыхание, ждали первого, решающего соприкосновения стада со ставшими бесценными оборонительными сооружениями. Животные сгрудились вдоль стены, как свиньи у корыта, потыкались в нее своими всеразрушающими рылами и отпрянули.

Однако стремление атаковать цитадель не покидало их ни на мгновение в те напряженные дни, что последовали за первым отпором. Стадо, угрюмо уворачиваясь от метательных снарядов и потоков кипящего масла, изливавшихся со стены, но бессильных причинить какой-либо вред, неизменно возвращалось и возобновляло атаку, хотя животные ни разу не пустили в ход свои вселявшие трепет в сердца горожан челюсти: по всей видимости, золото и впрямь препятствовало их использованию. Вместо этого они вставали на дыбы, насколько позволяли их короткие ножки, и колотились головами о препятствие. И это был далеко не жест беспомощного отчаяния. Шли дни, и по внутренней поверхности стены в нескольких местах побежали опасные трещины, а кое-где каменная кладка даже начала зловеще выпучиваться. Поголовье животных тем временем увеличилось, по самому грубому подсчету, до двух тысяч: телята росли как на дрожжах и должны были вскоре сравняться со своими родителями в размерах, тела их уже в точности повторяли все подробности строения взрослых особей. Такая армия, ни на день не перестававшая таранить стену города, неизбежно должна была опрокинуть и более серьезную преграду, нежели та, которую представляли собой крепостные сооружения Наковальни. Жители сменяли друг друга на стене, ни днем ни ночью не оставляя ее пустой, и не покладая рук трудились, укрепляя ее изнутри там, где она начинала расшатываться.

Два добрых знака умудрились разглядеть в своем нынешнем положении некоторые наиболее оптимистично настроенные жители Наковальни. Во-первых, животные ни разу не попытались прибегнуть к саперной тактике, которой опасались Старейшины и которая, вне всякого сомнения, привела бы к полному обрушению стены, причем на это хватило бы и половины того времени, что ушло с момента первого натиска. Во-вторых, устрашающие плотоядные родственники телят вовсе не изъявляли желания присоединиться к осаде; мало того, демонстрировали на редкость флегматичный темперамент. Все они, незадолго до того как стадо сомкнулось вдоль стены, до половины зарылись в землю и, кажется, уснули. Через несколько дней наблюдатели заметили, что торчащие наружу верхние половины их тел покрылись непрозрачными чехлами из какого-то плотного темного материала. Теперь их окружало что-то вроде второй скорлупы. Прошло еще десять дней, а загадочные существа по-прежнему не подавали никаких признаков жизни, в то время как их капсулы сделались совершенно непробиваемыми на вид.

Тем временем кости потенциального спасителя города продолжали прибывать сквозь восточные ворота и, под крики людей, рев тягловых животных, дребезжание и скрежет подъемных устройств, дюйм за дюймом всползали по головокружительному откосу акрополя, чтобы занять подобающее им место в медленно, но верно растущем скелете гиганта, распростершемся на его вершине. Работа не прекращалась ни на мгновение, даже ночью, когда все плато покрывали яркие точки факельных огней, так что со стороны казалось, будто с него снова, как встарь, сыплются каскады искр.

XII

Далеко за полдень Старейшины Поззл, Смоллинг и Хэмн стояли возле храма, ведя серьезную беседу с Младшим Служкой. Находиться там, да и вообще где бы то ни было на акрополе, означало оказаться в густом переплетении чудовищных по своей величине древних костей и не менее громадных поддерживавших их лесов, на которых суетились рабочие; казалось, скелет не собирали из разрозненных частей, но он рос самопроизвольно, а люди лишь дополняли и ускоряли его рост. Если кипевшее над головами строительство угнетало Старейшин, заставляя их сутулиться и то и дело бросать пугливые взгляды по сторонам, то Служке оно словно прибавило росту. Возможно, сказывалась овладевшая им в последнее время безотчетная гордость за доселе презираемый храм, который, однако же, сумел стать причиной невиданной активности всего населения города. Сила, как он понимал, прямо на глазах превращалась в понятие более универсальное, превосходя все представления, которые соединялись в его сознании с этим словом раньше. Тот почтительный полупоклон, в котором он имел обыкновение застывать в разговоре с властями предержащими, безвозвратно исчез; у Служки был вид цветущего, пышущего здоровьем и бодростью человека. Трое его облеченных властью собеседников, напротив, выглядели озабоченными, едва ли не больными, точно неудержимый поток галопирующих издержек вконец измотал и обескровил их.

– Мне очень жаль, господа, – журчал Служка, – но в этот самый момент Дама Либис занята поиском некоего ключа в хранилище священных текстов. Все, что нам остается, – ждать. Поверьте, я искренне сожалею о неудобствах, которые это вам доставляет. Но попытайтесь смотреть на вещи разумно. Разве в последние несколько месяцев храм не стал источником целого ряда потрясающих по своей силе и многообразию откровений и провидений? Должен признаться, господа, что сам я ощущаю неколебимый оптимизм, при всей мрачности обстоятельств. В конце концов, каким бы опасностям ни подвергала нас Богиня, она же нас от них и избавляла, пусть хотя бы это послужит вам утешением.

Поззл наградил Служку взглядом, полным плохо скрытой злобы. Представители властной элиты имеют склонность брать на учет каждую мелкую монетку лести из того налога почтительности, которым они облагают подчиненных, и Старейшин порядком злило, что Служка их в этом отношении постоянно обсчитывал, да еще и обсчитывал-то, нагло ссылаясь на тот самый храм, из-за которого и начался всеобщий разор и уничижение. Сиплым от злости голосом, но все-таки сдерживаясь, Старейшина заговорил:

– Пройти такой долгий путь, Младший Служка, – его рука взметнулась вверх, – чтобы обнаружить нехватку одной крохотной детали скелета, делающей, однако, его силу совершенно недостижимой для нас, да еще нет ответа на вопрос, чем вообще может нам помочь этот костяк против монстров снаружи, – все это в высшей степени раздражает. Я бы даже сказал, приводит в ярость…

Старейшина Смоллинг, хлипкий, неказистый человечек, успокоительным жестом положил руку на плечо Поззла, словно желая предупредить удар.

– Нетрудно заметить, Служка, – потекла его гладкая речь, – особенно вон с того северного выступа, – и он указал на гигантский череп, пустые глазницы которого были устремлены в небо, – что стена, атаки на которую не прекращаются, уже сильно прогнулась в нескольких местах, и никакие, далее самые решительные контрмеры не в состоянии поддерживать ее долее нескольких дней. Может быть, рука все же лежала где-нибудь среди тех камней, под которыми были найдены остальные кости? Если потребуется, мы превратим в груду щебня все нагорье, чтобы найти ее, невзирая ни на какие расходы.

Тут у Поззла вырвался сдавленный стон бессильного гнева, а широколицый Хэмп заметно позеленел. Служка отрицательно покачал головой, приподняв брови в знак недоуменного сожаления.

– В этом-то и заключается вся проблема, господа, но, как уже неоднократно бывало в данном случае, именно в ее решении лежит ключ к нашему общему спасению. Видите ли, Дама Либис совершенно убеждена, что еще в бытность свою послушницей этого храма, проходя необходимую для жрицы подготовку, она слышала, что кисть руки была отделена от тела гиганта, – собственно, упоминание было настолько беглым, что, лишь убедившись в невозможности ее отыскать, жрица вспомнила о нем. Но неужели вы не понимаете? Если ей удастся обнаружить летописные основания этой легенды в архивах, то вместе с ними скорее всего отыщется и описание места, где следует искать недостающую руку.

– Если она, конечно, вообще где-нибудь существует, – пробормотал еле слышно Поззл, бросая лихорадочные взгляды на кипевшие у них над головами работы.

К концу дня, по мере того как солнце близилось к закату, деятельность рабочих явно свелась к последней подгонке деталей. Все кости Пастура, которые только удалось обнаружить в Оссваридоне и привезти в город, уложили на места, так что скелет был собран почти целиком, не хватало лишь правой руки. Весь день напролет Старейшины появлялись кучками по нескольку человек, стояли у храма, входили в него и выходили вновь и наконец уходили восвояси. Теперь, когда ажурная тень скелета, точно клетка причудливого, неземного рисунка, нависла над крышами восточных районов города, большая группа этих достойных граждан собралась перед дверьми, готовыми, как им хотелось надеяться, произвести на свет долгожданное решение проблемы.

Двери резко распахнулись. Из них, потрясая в воздухе клочком пергамента, словно порыв штормового ветра, вылетела жрица святилища и в порыве энтузиазма понеслась вниз по лестнице, но на середине затормозила и обернулась к поджидавшим ее Старейшинам. Ее миниатюрная фигурка также отбрасывала длинную тень. Отцы города сгрудились вокруг нее, точно пчелиный рой вокруг матки. Голос женщины, раскатистый и звонкий, разносился далеко, хотя разобрать слова было невозможно. Блуждая меж каменных строений, среди которых вдруг вырос костяной лес, звуки проникали в каждый изгиб оссария, поражающего воображение, как древний собор. Остальные, столь же миниатюрные, фигурки окружили жрицу и слушали не шевелясь, точно завороженные. Но вот мелодика ее речи переменилась, руки вспорхнули, и рой Старейшин тут же рассыпался, точно рассеянный взрывом невидимой словесной бомбы. Ниффт повернулся к Кандросу, бок о бок с которым они сидели на длинной перекладине, протянувшейся над просторными арками ребер гиганта. Взгляд Ниффта, нехотя оторвавшись от созерцания картины прямо под ними, устремился к северной стене города.

– Кандрос, ты заметил, за теми частями стены, которые стадо не атакует непосредственно, как будто идет какая-то возня, затеянная крохотными существами, почти призраками? – И он передал капитану саперов фляжку с вином, которая у них была одна на двоих. Кандрос сначала основательно приложился к ней, а уж потом ответил:

– Да. По-моему, это просто люди. Интересно, что им там нужно. Может быть, золото, которым обмазана стена? Лучникам они явно не дают сидеть без дела.

Ниффт кивнул с торжественным и просвещенным видом человека, только что выслушавшего доказательство весьма хитроумной теоремы.

– Воры. Ну разумеется. Они, наверное, сбежались сюда со всех городов побережья с тех пор, как прошел слух о золочении. – Получив назад фляжку, он сделал паузу, чтобы воспользоваться ее по назначению. – Знаешь, Кандрос, искренние дружеские чувства, которые я к тебе питаю, побуждают меня сделать одно признание. Я и сам имею некоторое представление о специфике воровского ремесла.

Кандрос в свою очередь тоже кивнул, принимая от него фляжку.

– Всякий, кто хотя бы немного знаком с жизнью, имеет некоторое представление о специфике воровского ремесла, – сказал он. И тоже использовал фляжку по назначению.

Когда на город опустилась темнота, крупная партия обвешанных фонарями фургонов устремилась от подножия акрополя к гавани. Там с концом светового дня начиналась новая трудовая вахта.

На заре из доков вышел огромный плот. На него опирался массивный кран, стрела которого нависала далеко над волнами. Тяжелые понтоны из сваренных воедино металлических бочонков служили противовесом, необходимым для работы. Она началась с первыми лучами солнца и состояла в поиске и извлечении со дна гавани – с помощью ныряльщиков – целой серии крупных, бородатых от водорослей, покрытых коростой ракушек блоков, самый длинный из которых имел восемнадцать Футов в длину. Вскоре в доках их скопилась целая груда. Все они были найдены в одной сравнительно узкой зоне, примыкавшей к Посоху примерно на полпути к открытому морю. Точнее говоря, около половины этих удлиненных объектов пришлось выковыривать прямо из-под Посоха, для чего сначала потребовалось откачать огромное количество песка и ила, что и было сделано при помощи помп, приводимых в действие мехами; для них соорудили отдельные плоты, каждый из которых обслуживали дюжины ныряльщиков и механиков. Как только поднятые со дна моря фрагменты оказывались в доках, на них наваливалась целая команда людей, вооруженных пилами и топорами для снятия чешуи, какими обычно пользуются рыбаки при разделке крупных морских рептилий. То, что затем грузили в фургоны и везли к ведущим из гавани воротам, с первого взгляда можно было опознать как кости; века пребывания на дне нисколько им не повредили, так что после тщательной чистки кто угодно, даже человек, не имеющий и зачаточных представлений об анатомии, безошибочно определил бы, что перед ним – составляющие гигантской ладони.

Следующая ночь застала большинство горожан на стенах, где они ожидали результатов сборки скелета Пастура, которая, как было объявлено, завершится в течение часа. Поззл и Смоллинг стояли у пилонов северных ворот, – это место навсегда было закреплено за Старейшинами как один из лучших наблюдательных пунктов и к тому же самая сильная точка городских укреплений.

– Ну, где этот хорек? – проскрежетал Поззл, вглядываясь в покрытое недавними окаменелостями плато. Смоллинг, также не отрывая взгляда от акрополя, ответил:

– По-моему, вон то храмовое ландо, что спешит с акрополя вниз, и везет к нам этого скользкого, как угорь, нахала. Что-то больно он торопится. Интересно, из-за какого такого «расследования» он напустил столько туману.

Тревожный шелест пролетел по стене. Кто-то заявил, что видел, как один из коконов со спящим хищником шевельнулся и задрожал в земле. Некоторое время все, кто был на стенах, не переводя дыхания смотрели на равнину. Ни один из земляных холмиков, в которых замуровались чудовища, не двигался. Громоподобные удары их родителей о стену, не прекращавшиеся ни на мгновение, вывели наконец людей из оцепенения. Метательные снаряды и кипящее масло снова дождем полились на осаждающих, бессильные причинить им серьезный вред и лишь ненадолго отпугивавшие их. Поззл и Смоллинг снова отыскали глазами путь, по которому следовало ландо, и, когда экипаж вновь попал в поле их зрения, поразились, как далеко вперед он успел продвинуться.

– К чему такая спешка? – проворчал Поззл. – Еще одна катастрофа?

– Вот он.

Едва переводя дух, Младший Служка выскочил из экипажа и торопливо зашагал к надвратным укреплениям. Как только он появился, выражение подчеркнутой таинственности, не сходившее с его лица, привлекло к нему всеобщее внимание – окружающие продолжали глазеть на них и когда он заботливо отвел поджидавшую его пару в уголок для приватной беседы.

– Ужасная катастрофа постигла нас, – застонал он. – Дама Либис, поддавшись возбуждению, отыскала не весь пассаж. У меня было предчувствие. Я отправился в Архивы… и нашел остальное, прямо рядом с тем местом, где она перестала читать, обнаружив первую страницу. Вот. Прочтите.

Смоллинг выхватил документ у него из рук. Он держал его так, чтобы и Поззл мог читать вместе с ним. Закончив чтение, оба устремились к висевшей на стене копии того, что Дама Либис разыскала в Архивах днем раньше. Прочли еще раз и снова опустили глаза в документ, принесенный Служкой. Начало было таким:

Обезоруженный врагом и в смерти руки
Лишенный, все ж Пастур сжимает
Тот посох, коим при жизни командовал,
Недвижными перстами касается того,
Что бедам всем конец положит.

(Здесь опубликованный отрывок заканчивался и начиналось приложение Служки.)

Лишь только кость срастется с костью снова,
Отступит смерть, вернутся мощь и разум,
И берегись тогда Пастура-великана,
Ведь он, затеяв что, свое всегда возьмет.

Ознакомившись с содержанием обоих документов заново, Старейшины недоуменно воззрились на Служку. Целая толпа с любопытством следила за каждым их движением.

– А где Либис? – тихим ровным голосом спросил Поззл: ужас, еще только зарождаясь, не успел полностью овладеть его сознанием. – Надо ей показать…

– Слушайте! – воскликнул Смоллинг. Наблюдавшие за ними Старейшины подошли тем временем так близко, что невольному приказу подчинились все, вытянув шеи и навострив уши. Со стен повсюду поднимался ослабленный расстоянием рокот. Ничто не препятствовало распространению звука. Даже с самых отдаленных участков городских укреплений доносились голоса, ибо беспрестанные удары животных о стену вдруг полностью прекратились. Старейшины метнулись к ограждению, откуда остальные горожане уже глазели на притихших чудищ внизу. Даже упрямые воры, все это время продолжавшие сдирать золото со стены, на миг замерли, пораженные, в своих времянках, где занимались переплавкой украденного. Но вот где-то раздался одинокий крик, к нему тут же присоединились и другие, хриплые от страха, голоса:

– Поле! Смотрите, там, в поле!

Холмики, в которых, точно отшельники в своих гробах, спали недавно вылупившиеся хищники, содрогались, то вспучиваясь, то опадая вновь. Земля ручейками стекала с черных пластинчатых саркофагов, блестящие поверхности которых растрескивались, пока сами они продолжали вывинчиваться из неглубоких гнезд. Один, преуспевший больше других, лежал как раз рядом с траншеей. Солнце только что село: предметы уже не отбрасывали теней, но небо еще истекало красно-золотым светом. Горожане ясно видели, как черный гроб расколола продольная трещина, и не менее отчетливо разглядели существо, которое, выбравшись оттуда, расправило гигантские члены, распахнуло широкие перепончатые крылья и теперь возвышалось перед ними в полный рост. Это была Смотрительница Стад, и, несмотря на относительную компактность вторичного яйца, из которого она возникла, размеры ее уже составляли одну треть размеров Богини, чей труп, лежавший в павильоне неподалеку, долгие века хранил неумирающее семя новой жизни.

XIII

Когда закат померк окончательно, целый легион существ, подобных первому, поднялся на равнине. С момента их освобождения от скорлупы прошло достаточно времени, широко раскинутые крылья просохли, приобретя необходимую для полета упругость, и завибрировали с бешеной, не фиксируемой глазом скоростью. Казалось, новые Смотрители вот-вот оторвутся от земли, но они по-прежнему оставались на месте, трепеща в нетерпеливой готовности; их подопечные по ту сторону обрушенной их стараниями траншеи тоже замерли как вкопанные.

Как только люди утвердились в мысли, что небо наконец ниспослало воюющему городу долгожданное спасение в виде странной, но, по-видимому, имманентной особенности жизненного цикла данной породы животных, они развернулись к равнине спиной и обратили свои взоры на операционную площадку акрополя, где продолжалась энергичная ликвидация последствий стародавней ампутации конечности Пастура.

Полная драматизма сцена, открывшаяся их глазам, исторгла из глоток толпы вопль надежды, люди принялись взахлеб обсуждать происходящее, ибо до завершения работы остался буквально один шаг: со стрелы подъемного крана, который специально для реконструкции кисти соорудили на платформе, водруженной на краешке тазовой кости гиганта, свисала, похоже, последняя фаланга последнего пальца, а с одного ее края, по всей видимости того, которому надлежало войти в сустав предыдущей, болтался обрывок сухожилия. Хотя естественный свет мерк с каждой минутой, пламя факелов и фонарей, укрепленных на окружавших скелет лесах, отчетливо обрисовывало каждый его изгиб. Он выглядел вполне антропоидным, хотя и не без некоторых бросавшихся в глаза погрешностей против истинных пропорций человеческого тела.

Верхние конечности, как и завершавшие их кисти, при всей своей массивности и длине, производили впечатление чрезвычайной гибкости, в особенности пальцы, каждый из которых имел по четыре фаланги; большие пальцы крепились к ладони суставами, дававшими большую свободу движений, чем человеческие. Грудная клетка ошеломляла размерами, причем основной ее объем сосредоточивался в верхней части. Вне всякого сомнения, такое устройство давало рукам опору, необходимую для подъема воистину непомерных тяжестей. Ближе к поясу торс гиганта заметно сужался, а его ноги, крепкие и довольно хорошей формы, были сравнительно невелики. Что до черепа, то он был в целом более выпуклым, чем человеческий, причем весь избыток объема концентрировался вверху; огромный купол состоял из четырех видимых невооруженным взглядом костных долей. Вся нижняя часть головы, включая маленькие изящные челюсти, была скроена чрезвычайно экономно. Лицо гиганта, по-гномьи крошечное под впечатляющим вздутием мозгового отдела, производило, должно быть, странное впечатление. Каждая, вплоть до малейшей, часть его громадного организма обращала на себя внимание утонченной проработкой всех деталей; не представляла исключения и последняя фаланга, которая вот-вот должна была увенчать все сооружение. Кость, едва ли четырех футов длиной, тонкая и изящная, довершала палец, идентичный остальным по стремительной силе рисунка.

И тут, как нарочно, движение крана замедлилось и, после резкого судорожного содрогания, прекратилось вовсе. Кость, несмотря на всю свою легковесность, была неправильно обернута тросом и теперь, соскользнув в петле, привела к остановке работы крана. Фаланга качнулась назад к платформе и опустилась на землю, где ее тут же принялись перецеплять заною. Зрители на стене застонали и заперебирали ногами, как перепуганное стадо, готовое в любую секунду удариться в галоп.

В толпе выделялась кучка из трех наблюдателей, стоявших подле ворот: они не сводили со скелета настороженного, полного тяжелых сомнений взгляда. Все, кто был на стенах города, затаив дыхание, подались вперед, точно надеясь на расстоянии передать собственную силу команде, возившейся с последней фалангой. Но Смоллинг, Поззл и Младший Служка с каждой минутой созерцания все сильнее съеживались то ли при виде происходящего, то ли от мыслей, которые оно в них пробуждало.

Стрела подъемного крана снова взмыла в воздух, безупречно закрепленный фрагмент гигантского скелета поплыл в кобальтово-синем, подрумяненном пламенем множества факелов небе. Толпа вздохнула, как один человек, и все головы синхронно повернулись в одну сторону, точно чашечки цветов за солнцем. Фаланга, завершив горизонтальное движение, пошла вниз. На подвесных дорожках по обе стороны незаконченного пальца застыли двое рабочих. Они приняли драгоценный груз в воздухе и начали направлять его, бережно, почти нежно соединяя сухожилие подвешенной фаланги с суставом предпоследней кости. Фрагмент качнулся и вошел на место, издав при этом негромкий сухой щелчок, на который с привычным запозданием ответило притаившееся в пустом городе звонкое эхо. И сразу же раздался куда более мощный звук.

Сначала все увидели, как скелет легким, быстрым движением словно бы стянулся: все косточки до последней с безукоризненной одновременностью двинулись навстречу друг другу, отчего по колоссальным останкам будто пробежала рябь. Мгновение спустя долетел звук – всем показалось, будто загремели сотни тысяч щитов, копий и мечей огромной, отлично вымуштрованной армии, выполняющей команду «кругом». Рокот, окатив толпу, заставил ее замереть в изумлении. И тут глазницы лежащего навзничь скелета превратились в озера ярко-оранжевого света, из которых в темное ночное небо ударили два мощных луча. Пальцы правой руки осторожно сомкнулись вокруг примостившихся на ладони рабочих.

Пронзительный вопль перекрыл вызванный этим движением гул. Легионы новых Смотрителей поднимались на крыло. В следующий миг стадо возобновило свою атаку на стену, причем с такой сокрушительной силой, в сравнении с которой все предыдущие удары казались простой разминкой перед настоящим делом. В смятении, обуявшем на несколько мгновений жителей города, никто не заметил, как над северными воротами навис громадный крылатый призрак. Но вот видение спикировало вниз и замерло, вибрируя крыльями, прямо над головами Старейшин, усугубив владевший ими ужас. На спине воздушного чудовища – это была одна из свежевылупившихся Смотрительниц, – точно всадник в седле, сидела Дама Либис, а позади нее Ниффт Кархманит. Хозяйка святилища воскликнула:

– Старейшины! Сограждане! Внемлите, о почтенные верующие, алчная моя паства, внемлите, вы, мои дорогие, вечно сомневающиеся, жаждущие дукатов расхитители законной собственности и богатств Пастура! Внемлите последнему священному пророчеству моего служения, нет, всего моего культа! Во-первых, взгляните, если на то будет ваша воля, на Великого Пастура!

Ирония была совершенно излишней. Все видели, как гигант сел, как он исполненным удивительного изящества движением, одновременно ловко и небрежно, перегнулся через край плато и выпустил рабочих, которых держал в руке, на безлюдную улицу. Затем он выпрямился и, проворно шевеля тонкими пальцами, обобрал с себя, точно паутину, опутывавшие его леса. Увесистые обломки, звеня, посыпались на крыши окружавших акрополь зданий; причудливая музыкальность этих звуков, с некоторым запозданием достигая стен, произвела на впавшую в оцепенение толпу впечатление чуда, одного из многих, что им еще предстояло увидеть. Ибо вслед за этим гигант ступил с плато вниз, уперся руками в площадку, где его тело лежало всего несколькими мгновениями раньше, и склонился, переводя прожекторы своих глаз, словно в задумчивости, с одного предмета, заполнявшего его недавнее ложе, на другой.

– А теперь, если на то будет ваша воля… – Либис сделала паузу – ее слова эхом пронеслись над толпой, обострив внимание слушателей, – а затем раскатистым голосом заговорила вновь: – А теперь, если на то будет ваша воля, узрите Наковальню Пастура, которая послужит ему вновь, как служила и раньше, но не для того, чтобы ковать звездные корабли для других, а для того, чтобы изготовить свой собственный, ибо наш мир утомил его, мои бывшие прихожане! Несказанно, до самого крайнего предела утомил его наш мир. Сейчас Смотрители отдадут стаду, для которого золото не является настоящим препятствием, команду быстро и, если с вашей стороны не последует сопротивления, мирно снести городские укрепления. Отряд богинь уже сторожит выход из гавани, другие патрулируют стены со всех сторон. Вы будете работать на Пастура, причем так, как не работали никогда в жизни, и, хотя служба ваша будет долгой, новый хозяин не причинит вам вреда, если вы станете во всем подчиняться ему и трудиться в его кузнях. А теперь позвольте откланяться, и поверьте, я делаю это не без некоторого удовлетворения постигшей вас судьбой. С шестнадцати лет служила я не встречавшему благодарности храму, куда вы приходили выслеживать да вынюхивать, лишь когда Богиня швыряла вам кусок лакомой требухи, которой вы так жаждали. Я сполна познала вкус одиночества, выпадающего на долю преданного своему искусству художника. Безусловно, возможность посмеяться над вашим невежеством скрашивала мое одинокое бдение, да и другое, ни с чем не сравнимое счастье, также, ибо именно на период моего скромного служения пришлись великие события: воскрешение стада и освобождение скованной допрежь воли Богини. Этими обстоятельствами я, не колеблясь, воспользовалась и благодарна, что именно мне из многих тысяч служителей храма выпала эта честь. А теперь, Младший Служка, готовься сопровождать меня. Залезай!

Старейшины отпрянули, когда при этих словах жрицы ее крылатый скакун устремился к ним. Служка, разделяя всеобщее замешательство, попятился тоже.

– Как? – вознегодовала жрица. – Ты что же, полагаешь, что тебе удастся выжить в этом огромном лагере рабов после того, как ты открыто поддержал меня? Летим со мной, или умрешь здесь, другого выбора у тебя нет. Пастуру и без того хватит работы, некогда ему сторожить твою жалкую жизнь.

Пламенные возражения замерли на устах Служки. Не переставая изумленно таращиться, вскарабкался он по колючей ноге Смотрительницы. Богиня взмыла в небо, и оттуда донесся голос Либис:

– А теперь прощайте. Ваш новый хозяин примется за работу сейчас же, и ему понадобятся его инструменты. Вы, у ворот, освободите стену, прежде чем он придет за своим Молотом!

Пастур провел рукой по Наковальне. Одного легкого движения хватило, чтобы очистить ее от всего, что ее загромождало. В лавине посыпавшихся на город обломков здание Совета Старейшин смешалось с храмом. Затем, с удивительной аккуратностью выбирая наиболее просторные участки между домами, очень немногие из которых он сокрушил на своем пути, титан зашагал к гавани. Там он протянул руку за Посохом. Пальцы его скользнули в те самые волны, откуда их совсем недавно извлекли, и, с бульканьем и чавканьем, Посох оторвался от морского дна и поднялся в усыпанное звездами небо, роняя куски покрывавших его сооружений. Верхний его конец, от века сокрытый песком и илом, изгибался наподобие пастушеского посоха. Десяток Смотрительниц немедленно взмыл в воздух и расселся на петлеобразном навершии. Гигант обратил маяки своих глаз к северной стене города и взмахнул в ее направлении рукой. Смотрительницы устремились туда и довершили очистку стены от потерявших способность двигаться обитателей Наковальни, пока Пастур приближался, чтобы поднять свой Молот, так долго лежавший без дела.

– Так, значит, никто из них никогда не слышал об этом Древнем варианте названия города? И о самом Пастуре тоже? Просто поразительно.

– Гм! Говорю тебе, Шаг, я никогда не переставал удивляться тому, насколько бесчувственны и нелюбопытны люди кo всему, что лежит за пределами того крохотного островка пространства и времени, который им выпало на долю занимать.

– Да. Хотя культ и можно упрекнуть в систематическом сокрытии собственного происхождения и связанной с ним традиции, по крайней мере служители его не прилагали никаких усилий к тому, чтобы сбить со следа тех, кто энергично доискивался правды. Надо сказать, что ученая братия в целом проявила потрясающую беспечность, не проследив историю этого храма… Ну что ж! По крайней мере тебе удалось благополучно выбраться из всего этого. Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в том, что я ни при каких условиях не приму от тебя столь богатый подарок. – Ученый, сурово сдвинув брови, кивнул на стопку золотых кирпичей, аккуратно сложенных в углу кабинета. – При той скорости, с которой ты проматываешь деньги, тебе они самому понадобятся, не успеешь оглянуться.

– Вот и славно, но тогда избавляйся от них сам. Предупреждаю, они тяжелые. Когда будешь выносить их отсюда, поднимай по одному и давай себе хороший отдых после каждого. А кстати, что, Академия вдруг разбогатела и тебе не придется вкладывать собственные средства, чтобы опубликовать тот превосходный труд, многочисленные сноски которого пестрят упоминаниями моей скромной персоны?

Марголд упрямо уставился на свои квадратные шероховатые ладони. Немного погодя подняв глаза, историк встретил саркастический, полный решимости взгляд Ниффта и вздохнул.

– Итак. Где же Дама Либис теперь?

– Где-то на архипелаге Аристос.

Ученый, явно впечатлившись, кивнул.

– Понятно. Похоже, она далеко пойдет, особенно после столь мощной чародейской подготовки.

Ниффт, очевидно, разделял точку зрения друга, однако не скрывал беспокойства. Прежде чем ответить, он встал и подошел к окну.

– Того же мнения придерживаюсь и я. Хотя, должен признаться, одно меня тревожит. Я люблю Даму Либис всем сердцем, я преклоняюсь перед ее характером, выдержкой и искусством. С другой стороны, она отнюдь не чужда цинизма. Власти она, безусловно, добьется. Целеустремленности и силы воли ей не занимать. Но удастся ли ей сохранить свое нынешнее добросердечие по мере того, как сила ее будет расти, – вот вопрос, на который я не могу ответить с уверенностью.

Марголд загоготал. Косматая седая грива языками пламени окружала его загорелое обветренное лицо, которое вдруг пошло складками: такое искреннее наслаждение доставило ему замечание Ниффта.

– Сохранить добросердечие, так ты сказал? Клянусь Трещиной и всем, что из нее выползает, клянусь Посохом, Молотом и Наковальней! Мне это нравится! Нет, в самом деле. Сохранить добросердечие! Когда буду рассказывать об этом коллегам, главное – не перепутать слова, чтобы прозвучало так же искренне и серьезно, как у тебя.

Картограф продолжал посмеиваться. Ниффт, приподняв бровь, разглядывал свои ногти. Наконец он тоже не выдержал и усмехнулся.

– Не спорю, то была мрачная игра. Хотя никто из них не повстречался со смертью, которой они так бойко торговали на все четыре стороны света, некоторые из них, по крайней мере, на собственном опыте узнали, каково это – жалеть, что ты все еще жив. – Это замечание пришлось обоим по вкусу, и друзья примолкли в знак согласия.

– Знаешь, – нарушил наконец молчание Марголд, – твое описание гиганта, легкость его костей… странная идея, но, быть может, на них никогда и не бывало плоти. Возможно, он и сам… изделие Наковальни, порождение какой-нибудь огромной кузни, куда большей, чем его собственная?

– Ты хочешь сказать, что он всего лишь… громадный автомат?

Историк кивнул.

– Вспомни хотя бы, что говорит о его гибели легенда, если ей, конечно, можно верить. Она утверждает, что подстроенный врагами оползень… не убил его: он высунул из завала руку с Посохом и в скором времени при помощи этого впечатляющего орудия освободился бы и сам, если бы отсечение конечности не разрушило целостность его организма, а вместе с ней и жизнь. Те, кто это сделал, позаботились о том, чтобы унести руку как можно дальше от тела, и бросили ее в море. Когда человек теряет руку, он вовсе не обязательно умирает от этого. Но убери из часового механизма хотя бы одну пружину, и часы встанут и будут стоять до тех пор, пока недостающая деталь не вернется на место.

Ниффт задумчиво смотрел в окно.

– Так, значит, он работал на еще более могучих хозяев куда более значительного мира? Почему бы и нет? Сам тоже Раб? Но тем не менее прекрасное и грозное создание, Шаг. Помню, каким я его увидел в последний раз: он походил на те гравюры, что ты мне показывал, со сценами из «Пак-Демониона» Парила, как бишь того парня зовут?

– Ты имеешь в виду гравюры на дереве Ротто Старва?

– Вот-вот, он самый. Старв. В общем, за день до того, как наш корабль поставил парус, мы с Кандросом взяли Служку и Крекитта покататься на Смотрительнице – так сказать, прощальная экскурсия по городу, не столько для нашего собственного удовольствия, сколько для Служки и старика, которые нам под конец очень понравились. Короче, мы перемахнули через горные вершины и зависли над южной оконечностью города, разглядывая его в предзакатном освещении. Картина могла вызвать трепет в ком угодно, Шаг, их была целая армия, и они шагали в унисон, словно одержимые отчаянием.

Я говорю о горожанах. Они наводнили улицы, и их движение приводило на память вечно меняющуюся неизменность потока. Они работали все в тех же кузнях и литейных мастерских, которые были в городе испокон веку, с той только разницей, что теперь там трудились все. Стада не было видно, животные работали в дальних горах, неподалеку от Оссваридона. Половина Смотрительниц отправилась с ними, вторая патрулировала улицы и периметр города, отмеченный теперь грудами каменных обломков. Но в них практически не было нужды. Одно только присутствие Пастура подчиняло себе всех, и мужчин и женщин, без исключения. А он отдыхал от трудов. Наковальня еще гудела от недавних ударов Молота, рдеющая металлическая крошка устилала ее поверхность. Великан сидел, спиной прислонившись к холму, сложив могучие руки на коленях, небрежно придерживая Молот правой ладонью. Он взирал на город, словно чужеземец, разглядывающий непривычный вид. Из труб валил дым, зарницы вставали над плавильными печами с невиданной прежде яркостью. Лучи его глаз перебегали с крыш домов на запруженные людьми улицы, время от времени поднимаясь к звездам.

Помолчав немного, Марголд вполголоса заметил:

– Он отправил стадо пастись туда, где был погребен он сам и их предки? Быть может, он уже тогда замысливал возвращение домой?

– Возможно. Остается только гадать, что ждет его там после столь длительного отсутствия. Он, кажется, тоже о этом думал.



Оглавление

  • Предисловие Шага Марголда к повести «Богиня за стеклом»
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII
  • IX
  • X
  • XI
  • XII
  • XIII

  • загрузка...