КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423789 томов
Объем библиотеки - 576 Гб.
Всего авторов - 201901
Пользователей - 96133

Впечатления

кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Турова: Лекарственные растения СССР и их применение (Медицина)

Одним из достоинств этой книги являются прекрасные иллюстрации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Князькова: Планета мужчин, или Цветы жизни (Любовная фантастика)

С удовольствием прочитала первые части, а тут обломалась: это ознакомительный отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 2 (Попаданцы)

Это на Андрианова бэта - ридеры работают что ли? Огромная им благодарность, но лучше б автор загнал своего героя доучиваться, чем без знаний по болотам шляться. Автору респект.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Попаданцы)

Смотри ка, книга вычитана и ошибки исправлены. Это кто ж так расстарался то? Респект за труд безвозмездный для людей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Князькова: Три дня с Роком (СИ) (Любовная фантастика)

долго ржал и плакал.) шикарная вещь.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

2018: Северный ветер. Том 2 (fb2)

- 2018: Северный ветер. Том 2 [СИ] (а.с. Врата-4) 1.12 Мб, 319с. (скачать fb2) - Сергей Александрович Ким

Настройки текста:



Сергей Ким 2018: Северный ветер Том 2

Пролог


Фрамер старательно выводил имперские руны, которые ему, как и любому из уор, давались непросто. Куда привычнее было держать древко копья или рукоять меча, а вот маленькое и хрупкое перо того гляди норовило хрустнуть в тяжёлой лапе…

Хрупкое перо и не менее хрупкий лист грубой сероватой бумаги – вот и всё, на что можно рассчитывать. Иначе последний рапорт трибуна до командования не дойдёт.

Тракт на Дорпат перерезан уже как три дня, на нём засели ордынские всадники, и никому из гонцов прорваться на юг не удалось. Гелиографические посты были захвачены и уничтожены, а посылать голубей было бесполезно – у шаманов диких хватало ручных коршунов.

Виверн не было – они все ушли вместе с самыми боеспособными частями на юг и сейчас вели разведку близ Дорпата. В Шаурае же остался небольшой гарнизон из учебной когорты новобранцев, которых оставили ухаживать за доставленными в крепость ранеными…

Хотя крепостью Шаурай можно было назвать с натяжкой: вместо высоких башен и крепких стен – огромный походный каструм, где не столько квартировались легионы, сколько тренировалось легионное пополнение.

Четыре учебных во главе с центурионами, чей срок службы уже подходил к концу, и ещё одиннадцать сотен раненых. Две сотни - тяжело, ещё четыре – легче, но в строй их не поставить. И пять сотен легкораненных, которые могут сражаться. Ещё – вспомогательная когорта, восемь сотен человек, но это повара, гонцы, писцы, кузнецы… То есть формально – не бойцы.

Хотя, тут-то не тыловые провинции, здесь если в легионе – значит солдат. Значит драться обучен. Правда, там ещё есть и другие проблемы…

И трое магов. Старик Эмос, который формально уже давным-давно за штатом в силу возраста, да пара его учеников-подмастерьев, которые только-только из Схола Магика выпустились. Ни щита толкового, ни магической поддержки от них лучше не ждать, в общем.

Попробовать прорваться на юг или даже на север – к пограничной страже? Не вариант. Новобранцы ещё, может, и вырвутся, а вот что с ранеными делать? Имперская армия – не варварская банда, здесь на предложение добить раненых на копьях распнут быстрее, чем договорить успеешь...

Хорошо ещё, гражданские из Шаурая ушли загодя – премьер-легат Пламб, упокой боги его бедовую душу, конечно, ни за что бы не дал приказ на эвакуацию, но в его отсутствие и городской голова мог такое распоряжение дать... И он его дал – хоть и барон, но титул получил после отставки, так что чуйки армейской не утратил. Гражданские поворчали, но с места снялись и ушли на север – аккурат перед тем, как Орда прорвалась далеко на юг и перерезала Железный тракт. Учитывая, что наступление дикие развернули в сторону Дорпата, есть немалый шанс, что беженцы смогу успешно затеряться в лесах...

Расклад, конечно, не в пользу Империи: диких оказалась куда больше, чем предполагали изначально - тысяч тридцать-сорок, может больше. При том, что легат Келер вывел к Дорпату не более семи тысяч бойцов, и в самом городе тысяч пять-шесть гарнизона...

Мало. Даже с учётом того, что Дорпат укреплён добротно – этого мало. Город вполне может пасть раньше, чем подойдут подкрепления с юга... Да и подойдут ли они вообще? Вопрос, однако...

Так что о деблокаде снаружи даже мечтать не приходится. И о том, чтобы продержаться в осаде – тоже. Если Орду ведут не дураки (а её явно ведут не дураки) – Шаурай в тылу они оставлять не станут. Шаурай – это не острог с центурией, это какие-никакие, а почти три когорты, которые могут стать занозой в заднице у диких. К тому же, тут припасы, оружие и удобное место для квартировки – Орде такая база в наступлении на Дорпат пригодится.

Так что остаётся только сидеть и ждать… Чего-нибудь. Не чуда – на пятом десятке Фрамер в чудеса не верил. Скорее уж просто – чем всё это закончится. А закончится всё должно довольно быстро - тут же не крепость пятого ранга, одними стенами и рвами не отделаешься, тут придётся стены из щитов сбивать и приступы отражать...

Внешнюю линию укреплений пришлось оставить – половина фортов была выстроена с учебными целями и совершенно не рассчитана на имеющийся гарнизон. Там натуральный укрепрайон отстроили, который только парой полнокровных легионов и удерживать, но уж никак не тремя когортами. С внутренними укреплениями тоже не всё слава богам было – деревянная стена местами переходила в простенький частокол, так что слабых мест в обороне хватало.

- Господин трибун, - чётко отсалютовал вошедший в штабную палатку легионер. – Прибыли разведчики.

- Спасибо, Гай, - кивнул Фрамер. – Сейчас буду.

Вывел последние линии букв – как и все орки, трибун скорописью не владел. Поставил именную печать, посыпал песком написанное, стряхнул, ещё раз пробежался глазами по тексту, кивнул и свернул его в трубку. Скрепил сургучом, поставил печать трибуна и заложил в специальный футляр.

Всё. Теперь остаётся только забросить рапорт в специальный тайник и... Ну а дальше это уже не его, Фрамера, дело. Шаурай могут спалить и сровнять с землёй, но свиток рано или поздно всё равно найдут. Не бог весть какое чтиво – ни тебе высокого слога, ни тебе красивых оборотов. Зато из сухих канцелярских строчек можно будет понять, где ошиблась имперская военная машина – мёртвым, конечно, будет уже всё равно, но на их ошибках будут учиться ещё живые.

Трибун взял со стола шлем с продольным гребнем, натянул на голову, застегнул ремешок. Поднялся со скамьи и невольно поморщился от прострелившей болью спины. Даже не старые раны – просто старость.

Разведчики ждали около главных ворот – полноценный десяток, только вернувшийся из дозора. И большая удача – контуберний разведчиков полностью состоял из лесных фейри. Взрослые опытные бойцы – рекрутскую подать сильваны новобранцами не платили.

В этом можно было разглядеть некоторую иронию – орк и фейри состояли в армии Империи Людей... Впрочем, в Новориме достаточно терпимо относились ко всем народам, потому что всегда было кого ненавидеть – Тёмных.

- Трибун, - коротко отсалютовал десятник Ришмор. – Идут минимум полудюжиной колонн с северо-запада, в каждой – не менее двух тысяч копий. В основном лёгкая пехота, есть средняя. Большинство – орки. Кавалерии всего пара сотен. Есть десяток элефантов.

Фрамер поморщился.

Орки – это плохо. В чистом поле да против легионного строя – противник как противник, не лучше и не хуже иных прочих. Но вот против новобранцев и нестроевиков... Прорвут строй и навяжут беспорядочный бой – будет туго. Орки в среднем всегда сильнее и выносливее человека, и в схватках один на один биться против них непросто. Фрамер это и по себе прекрасно знал.

- Как скоро подойдут?

- Если таким же темпом, то к закату будут здесь.

Трибун кивнул, повернулся… И оказался перед собравшимися со всех концов лагеря легионерами. Скользнул по бледным лицам солдат – бледным от ран или испуга. Новобранцам бояться ещё можно было – они не легионеры, присяги не принимали, в бою не были.

А бой сейчас был бы весьма кстати - ожидание битвы с превосходящим противником убивает не хуже мечей и копий. Нужна драка – чтоб стрелы и заклинания в лицо, чтоб обязательно с кровью и павшими товарищами, с которыми успел сдружиться во время обучения. Тогда можно будет держаться насмерть, чтобы варвары сто раз подумали, прежде чем лезть ещё раз.

Никогда нельзя загонять противника в угол. Если некуда бежать и нечего терять, то не страшна ни смерть, ни позор – важным становится лишь то, скольких врагов ты заберёшь с собой на тот свет.

Но пока что легионеры не загнаны в угол.

Но пока что требовалось что-то сказать. Произнести воодушевляющую речь, приободрить… Жаль только, что Фрамер в таких речах никогда силён не был. Ну, какой из него оратор в самом деле? Он был и оставался типичным центурионом из рядовых, которому полутысяцкого дали только лишь из уважения и перед выходом в отставку. Ему проще обматерить или в ухо дать, чем красиво сказать.

Ещё можно было бы повязать кровью, но только чьей? Нужен враг – вызывающий гнев и презрение, но не вызывающий страха… И нужен как можно скорее.

«Боги, я не очень-то и верю вас». – на мгновение прикрыл глаза трибун, - «Но другие-то верят. Так сделайте для них хоть что-нибудь!»

Небеса не разверзлись, и из Далёкого Отечества не прибыли легионы героев и полубогов. Но…

- Сир, ещё не поздно принять решение…

«Удача», - подумал Фрамер. – «Или повод поверить в богов».

Трибуна Лабрика, командовавшего вспомогательной когортой, орк откровенно недолюбливал. Молодой, здоровый, но скользкий донельзя – сидит на сытой и доходной должности. От вида крови, поди, в обморок свалится, как девка какая-нибудь... Одно слово – сынок богатеев. Не нобилей – купцов, но от того не лучше. У вчерашних лавочников, которые невесть с чего разбогатели, гонору как раз побольше бывает, чем у аристократов с вековой родословной.

Беда у него сейчас, конечно, знатная – так усердно паковал добро, «непосильным трудом» нажитое, что не успел вместе с гражданскими свалить. Теперь вот ратует за то, чтобы в бой не ввязываться, а как-нибудь договориться с теми же дикими. Ну, откупиться, например…

Вот же кретин.

Как есть кретин, раз до таких лет дожил, а не знает, что от варваров не откупаются. Потому что откупаются только слабые, а перед слабым слово держать не нужно – слабого нужно до исподнего обирать.

- Сир Лабрик, - сухо произнёс Фрамер. – И что же это за решение, по-вашему?

Формально они были равны – трибун и трибун. Но даже трибун когорты новобранцев выше трибуна вспомогательной когорты. Но – неофициально. Так сказать, последний пережиток древних времён, когда существовала иерархия центурионов внутри легиона…

Однако приказать Лабрику ничего нельзя. Слушаться – тоже, но слово боевого офицера, что потом и кровью выслужился за три десятка лет безупречной службы до полутысяцкого всегда будет выше слова какого-то шакалья из тыла. Даже несмотря на то, что этот трибун – уор. Или – в особенности потому что этот трибун уор.

Орков до сих пор неохотно брали в легионы. Во вспомогательные части, дружины, городскую стражу – спокойно, но не в легионы. Немногочисленные исключения – взятые в качестве выкупа кровью и полностью романизированные сыновья риксов. Таких немного, но они становятся центурионами и трибунами. За две сотни лет такой практики – ни одного случая предательства.

Фрамер был как раз из таких. Уор по крови, имперец по духу. Родителей никогда не знал, вместо родителей были наставники в военном приюте – строгие, но справедливые. И понимающие. Это не обычный сиротский приют, где всякая дрянь порой творится – заложников и детей погибших легионеров растили отставники, растили как собственных детей. И воспитанники за своих наставников были готовы глотки перегрызть.

Конечно, на совершеннолетие трибун получил своё личное дело, где было всё о том, откуда он… Но предпочёл сжечь, не читая. К чему забивать себе голову всякой дурью? Нет у него ничего общего с какими-то северными варварами. Не были они его семьёй и никогда не будут – вся его семья вышла из стен военного приюта, да почти вся упокоилась в земле от Закатного материка до Тёплого Берега.

- Сир, каждый здесь стоящий понимает, что нам не выстоять против многократно превосходящего противника, - веско сказал Лабрик. – Под угрозой даже Дорпат, что уж говорить о нас? Я считаю, что пока ещё есть время, нам нужно попытаться спастись… спасти хотя бы часть подразделения.

Фрамер досадливо скривился. Но про себя.

Лабрик был трусом, но производил хорошее впечатление. Когда он говорил – он говорил вполне разумные вещи, говорил вещи, в которые верилось. Не вызывал он отвращения, как некоторые. Он был скользким, да, но скользким настолько, чтобы сойти за своего парня.

- Здесь сотни раненых, - сухо произнёс Фрамер. – Вы предлагаете их бросить?

- На войне не обойтись без потерь, – развёл руками Лабрик.

А вот это он зря.

- Мы не Тёмные, мы не приносим жертв, - отрезал орк. – Мы умираем в бою, но не под жреческим ножом. А вы, сир Лабрик, предлагаете не потери, но именно жертву. Гекатомбу.

- Если слабый ценой своей жизни спасёт…

Толпа легионеров глухо заворчала.

Ладно тыловики – там народ уже битый жизнью и пропитанный цинизмом, хотя даже им не так уж и приятно было слышать такое открытым текстом. А новобранцам и того больше - месяцами вбивали в головы, что «легион своих не бросает». Что за них будут драться – за пленных, за раненных, даже за мёртвых.

- Кажется, вы забыли слова присяги, сир.

- Но и вы требуете соблюдать её от тех, кто присягу не приносил! – воскликнул Лабрик.

- Справедливо, - кивнул Фрамер, - Но это поправимо.

Трибун неторопливым шагом прошёлся до стоящей неподалёку стойки с алебардами… А затем со всей силы пнул её, отчего довольно основательную конструкцию отбросило прочь, и оружие разлетелось в стороны. Фрамер поймал одну из алебард, высоко вскинул её и заорал:

- Каждый с мечом в руке! Каждый, способный держать оружие! Слушать сюда и повторять!

Пусть боги и предки услышат меня:

Клянусь быть бесстрашным перед лицом врагов своих.

Клянусь быть верным слову перед лицом друзей своих.

Клянусь говорить правду, только правду и всю правду.

Я клянусь хранить верность моему Отечеству. Я не брошу оружия и не покину в рядах своих товарищей. Я буду защищать то, что свято и то, что не свято. Я не оставлю потомкам свою землю униженной и разорённой. Я клянусь почитать старших и слушать мудрых. Я клянусь выполнять приказы командиров и соблюдать воинские уставы. Я клянусь повиноваться законам и защищать их. Я клянусь защищать свободу и честь моего народа и Отечества, даже если останусь один.

Я – меч в руке Императора. Я – щит, что защищает Империю людей от тьмы. Я – легионер. Я могу умереть, легион может умереть, но Рим будет жить.

И в этот день и час я, легионер, присягаю на верность своему Отечеству – Новоримской Империи, и клянусь служить своему народу. В жизни и смерти. Отныне и навсегда.

И если я нарушу своё слово, то пусть меня постигнет законная кара, гнев богов и ненависть народа.

AveNovaRomanus!..

Слитный рёв сотен глоток стал завершающим аккордом этой рапсодии гнева. Легионеры орали своё коронное «барра!», ударяя мечами о щиты и древками копий и алебард о землю.

Фрамер шагнул вперёд – легко – как будто и не было за спиной всех этих десятков лет. Приставил остриё алебарды к горлу Лабрика и прорычал:

- Параграф два пункт восемь Дисциплинарного устава! Измена Родине! В военное время – карается смертью! Трибун Гней Лабрик, вы низложены и арестованы. Взять его!

Трибун впал в натуральный ступор, поэтому даже не сопротивлялся, когда его скрутил и увёл десяток подоспевших легионеров.

- Легионеры могут отступить! – рявкнул орк, чувствуя, что нельзя упускать подходящий момент. – Мы часто оставляем заслон из наших товарищей, который должен умереть, чтобы сдержать врага и дать возможность остальным выжить! Но мы не покупаем свои жизни ценой предательства!

Солдаты вновь одобрительно заорали.

- Я не собираюсь никого обманывать – завтра будет жарко! Завтра многие из нас умрут! Но, если решим бежать, нас тоже перебьют! И если всё равно умирать, так почему бы и не выбрать? Бежать, будто трусливый шакал, став двуногой дичью на охоте диких? Или же встретить врага лицом к лицу, в одном строю с товарищами? Кто вообще сказал, что мы проиграем?! Если варвары думают, что они вышли на прогулку за трофеями, то пусть! Потому что завтра они умоются кровью и те, кто выживут, будут обсираться только услышав слова «имперские легионеры»!


* * *


...Пущенный по кругу бурдюк с водой достиг и Фрамера, но тот скорее чуть пригубил, чем глотнул – уор могли обходиться без воды дольше людей, так что трибун на всякий случай экономил. Старая привычка, от которой всё не удавалось избавиться, хотя уже лет десять прошло с момента, когда он жарился в степях на границе со Скифией или беспокойными княжествами жаркого юга.

Всё так же побаливает спина, но теперь ещё и левая рука ноет – кольчужный рукав пробит топором между наручем и наплечником. Ничего страшного в общем-то – рана неглубокая, поддоспешник спас, кость не задета. С тяжёлым скутумом, конечно, было бы непросто управляться, но трибун сейчас орудовал короткой алебардой. С щитом хорошо строй держать, а вот на стенах рубиться, заодно отбрасывая штурмовые лестницы – тут алебарда сподручнее.

…Дикие и правда подошли к закату того же дня, и немедленно встали лагерем за внешними стенами Шаурая. Около десяти тысяч пехоты, под тысячу всадников, дюжина боевых элефантов – фейри всё верно сказали.

Они же ночью совершили вылазку во вражеский лагерь, притащив с собой пленного орка. Тот рычал и смачно ругался на уоре, но после короткой и достаточно гуманной «обработки» перестал выпендриваться, начав говорить. Благо, что ничего особенного от него и требовали – сколько копий, какие кланы и племена, кто командует...

Выяснилось, что ядро армии составляет клан Белой руки – большой орочий клан, живший в Хорасане и северной Гефаре. Из десяти тысяч пехоты они дали почти шесть тысяч копий. Остальные – всякая вассальная мелочёвка. Шаманы были, но всего десяток, что чуть-чуть, но улучшало положение, потому как даже один имперский маг-подмастерье стоил полудюжины варварских недоучек.

Командовал осадной армией – некто тен Филипус.

Фрамера такое имя сразу насторожило, потому как имя было похоже на ромейское – то есть в лидерах либо в прошлом имперец, либо кто-то из клана, где сильна мода на всё имперское. Таких на самом деле хватало и среди людских, и среди орочьих кланов, но обычно они жили где-нибудь в приграничных эосах, а не в Хорасане...

...На приступ варвары пошли на следующий день, ближе к полудню. Преодолели внешний рубеж, вошли в каструм – вначале настороженно, но затем явно расслабились, не встречая сопротивления. А увидев приоткрытые врата в стене вообще чуть ли не строевым шагом попытались войти внутрь...

Трибун сильно рисковал, создавая иллюзию того, что защитники оставили Шаурай, но в итоге оно того стоило. Для диких стало полной неожиданностью, когда ворота захлопнулись едва ли не перед их носами, а со стен посыпались стрелы и камни.

Орда отхлынула было, но быстро оправилась от шока, и рванула вперёд, таща тараны и штурмовые лестницы. Дикие попытались выломать ворота, однако они уже были наглухо завалены специально приготовленным хламом, а на стены поднялись все способные держать оружие. Орки смогли зацепиться в полудюжине мест, но их всё-таки выбили – в тесноте схваток крепкие латы и короткие мечи давали преимущество легионерам. Лёгкие кожаные доспехи и кольчуги почти не спасали от заговоренных клинков, а топорами в плотном строю особо не помашешь.

Дикие отошли, оставив тела павших, под улюлюканье легионеров. Но лишь для того, чтобы перегруппироваться и изменить тактику – наскоро срубили большие деревянные щиты, взяли новые лестницы и вновь пошли на приступ.

На этот раз бой продлился почти до самого заката – поняв, что ворота ломать бесполезно, дикие подтянули своих шаманов и попытались поджечь их. Пришлось вступить в бой и троице имперских чародеев, которые смогли развеять варварскую волшбу и слегка остудить пыл атакующих огненными шарами. Но на стенах численное преимущественно не могло не сказаться, и Орда вновь закрепилась в нескольких местах. На этот раз мест было всего три, но туда стянули большее количество бойцов, которые вдобавок были лучше экипированы. Юшманы, чешуйчатые скваматы, даже простенькие латные нагрудники мелькнули – явно что-то из гефарских трофеев, работа похуже имперской, но довольно неплохая.

В двух местах орков с большими потерями отбросили, а вот на последнем было тяжко – дикие захватили почти стофутовый отрезок стены и дальше не могли продвинуться только из-за сосредоточенного обстрела из башен и внутреннего двора. На случай именно таких прорывов внутренняя часть стен и башен были сделаны открытыми.

В бой пришлось вступить даже лично трибуну и наиболее опытным бойцам, которые до того находились в резерве. Сражение завязалось жаркое, но наконец, под сосредоточенным обстрелом, к которому подключились и маги, варваров всё-таки удалось выбить со стены.

Из семнадцати сотен защитников гарнизон потерял почти полсотни убитыми и две сотни ранеными. Но почти половина из них осталась в строю и к ним присоединилось ещё полсотни раненых из лазарета. Варвары навскидку потеряли только убитыми несколько сотен, но они вполне могли позволить себе такой размен – весь первый день был всего лишь разведкой боем.

Первый день осады Шаурая закончился.

Но и ночь не принесла покоя – варвары наспех соорудили лёгкие полевые камнемёты, которыми и легионеры порой не брезговали, и устроили беспокоящий обстрел. Ничего серьёзного – убитых не было, с десяток раненых, но на нервы действовало. Что, собственно, и задумывалось. Фрамер ждал даже полноценного ночного штурма – ходили слухи, что Литгален пал именно при свете лун, а не солнца, но на этот раз дикие даже посылкой лазутчиков не озаботились.

На следующий день Орда вновь атаковала к полудню, на этот раз подготовившись весьма основательно. Ростовых щитов стало ещё больше, так что потерь от стрел и камней, выпущенных из пращ, варвары несли мало. И на поле боя появились элефанты – без свойственных более-менее развитым кланам аркабллист на спинах животных, но и такой дуростью, как пытаться атаковать слонами крепостные стены, дикие не занимались.

Вместо этого они тремя колоннами ударили по тем местам стены, где была не, собственно говоря, полноценная стена, а лишь крепкий частокол. Забросили массивные крюки и толстые арканы, привязанные к крепким канатам, которые тянули те самые элефанты.

Стена оказалась проломлена в двух местах почти одновременно, на последнем участке атаки была тройка магов, и там совместными усилиями штурмовой отряд удалось рассеять и отогнать.

Тем временем остальная Орда с рёвом ворвалась в проломы, но натолкнулась на загодя выстроенные стены щитов. Завязалась яростная схватка. Легионеры брали выучкой, хорошими доспехами и более приспособленным для строевого боя оружием; на стороне орков была сила и количество.

Копейщики били почти без продыху, но не как «одна рука», так что кое-где оркам удавалось банально выдернуть из строя одного-двух легионеров. Однако строй имперцев держался – пока что, во всяком случае. Арбалетчики били поверх голов своих товарищей, засевшие на крепостных башнях лучники засыпали врага стрелами.

Западный пролом держался крепко, там среди нападавших было больше людей, чем орков, так что легионеры шаг за шагом выдавливали противника за стену. А вот на правом фланге дела обстояли куда хуже – орки навалились волной, так что копейщики не успевали бить. Их оружие ломалось, вязло в телах и в итоге два строя ударили щиты в щиты. Короткие прямые мечи легионеров – потомки легендарных гладиусов – куда лучше подходили для боя, чем секиры орков, однако и дикие были отнюдь не беспомощны. Не имея алебард, они загнутыми лезвиями секир, словно крюками, растаскивали щиты, разрубали их на части и ломали тяжёлыми булавами. На правый фланг стягивались все резервы, и казалось, что ещё чуть-чуть, и строй имперцев будет прорван.

Но вот в первых рядах мелькнула могучая фигура трибуна в шлеме с продольным гребнем. В воздухе мелькнул дымящийся снаряд, и в рядах диких прогремел взрыв. Осколки ручной бомбы, весом в добрый десяток фунтов, изрешетили пару десятков варваров, а следом взорвалась ещё одна граната.

Раз уж пошло такое дело, то не имело смысла экономить драгоценные артефакты.

Орда замешкалась, на мгновение дрогнула, а затем к месту прорыва подоспели чародеи, хлестнув по строю диких вихрем острых, как сталь, снежинок. Один из подмастерьев – тучный молодой парень – протиснулся во второй ряд, и ударил потоком гудящего пламени. В воздухе мелькнул огнешар, разорвавшийся в глубине строя, и варвары наконец почли за лучшее отступить.

...Пущенный по кругу бурдюк с водой достиг и Фрамера, но тот скорее чуть пригубил, чем глотнул – уор могли обходиться без воды дольше людей, так что трибун на всякий случай экономил. Привык – большую часть срока службы он провёл на южный рубежах и привык ценить воду. Степные рубежи Мезии, Фракии и Македонии, пустыни Трансоксианы и Согдианы... Набранные из потенциально неблагонадёжных граждан подразделения в родных местах не воюют и не квартируются – старое правило, написанное кровью легионов-предателей времён Второй Империи.

Всё так же побаливает спина, но теперь ещё и левая рука ноет – кольчужный рукав был пробит топором между наручем и наплечником. Ничего страшного в общем-то – рана неглубокая, поддоспешник спас, кость не задета. С тяжёлым скутумом, конечно, было бы непросто управляться, но трибун сейчас орудовал короткой алебардой. Не успел сменить на щит и меч – сначала дрался на стене, потом доставал из арсенала бомбы. Две потратил – оставалось ещё восемь. И больше на легион не полагалось - слишком уж дорогие штуки.

Фрамер опёрся на алебарду, поднял забрало и кое-как вытер лицо от пота и крови. Латы трибуна были сильно измяты, даже шлем мощным ударом булавы покорёжило, но доспех был цел – не зря в своё время потратился и за свои кровные купил нештатный комплект и зачаровал в чародейской мастерской.

Этот раунд осады дался легионерам куда тяжелее, чем прежние – только убитых было почти сотня и втрое больше раненых... Больше, чем за весь предыдущих день.

- Заделать проломы, - приказал Фрамер. – Хоть чем, хоть как, но заделать.

Но трибун понимал – это так, лишь отсрочка неизбежного. Варвары вполне могут растащить баррикады, а если захотят, то наделают ещё проломов – слабых участков на стене хватало. Маги не смогут колдовать бесконечно, бомбы кончатся, солдаты устанут. А в открытом бою рано или поздно дикие одолеют – их просто-напросто больше...

Одно слово – Орда.

- Сир, вижу парламентёра! – прокричали с одной из башен.

- Кого, мать его?! – удивился Фрамер.

А вот это было чем-то новеньким – обычно варвары не утруждали себя такой чушью, как ведение переговоров...

- Парламентёр, сир! В доспехах, без оружия. При нём – знак мира. Пристрелить его?

- Нет, не стоит, - подумав, покачал головой трибун. – Никогда не видел варвара-дипломата. Хочу его послушать.

- Эй, имперцы! – проорали снаружи. – Кто старший? Выходи, есть разговор! Стрелять не будем, даю слово!

- Не ходите, ваша милость, - сплюнул стоящий рядом седоусый легионер в шлеме центуриона. – Дикие же – им соврать, как посрать.

- Спокойно, друг, - хлопнул его по плечу Фрамер. – Сподличают – им же хуже, тут тогда все будут насмерть драться. Схожу, погляжу на диковинку.

Трибун сказал чистую правду – ему действительно было интересно. Да и смерти он не боялся. Оборону держать – не битву планировать, и без него обойдутся. Зато если ордынцы его подло убьют, веры им не будет и драться в Шаурае все будут насмерть, потому что чего ждать от лживых ублюдков милосердия?

Фрамер отдал алебарду одному из стоящих рядом солдат и спокойно зашагал вперёд к пролому.

Снаружи его уже ждал варвар... Хотя на варвара он как раз особо и не тянул.

Не уор – человек. Гладко выбритое лицо, принадлежащее типичному имперцу лет пятидесяти с небольшим. Седой, с залысинами; худое лицо, спокойный взгляд серо-стальных глаз. Недорогой, но добротный латный доспех – такие носили легионы лет полтораста назад. Длинный тёмно-синий плащ за спиной, короткий прямой меч у пояса. Вполне сойдёт за какого-нибудь барона.

- Тэн Филипп Никер, - представился варвар, демонстрируя превосходную унилингву и похлопывая свежесорванной веткой по ноге. За неимением оливковой ветви обошёлся берёзовой. – Вы здесь главный?

- Трибун Фрамер дан Эмпиреа, - рыкнул в ответ орк. – Я командир. Я тут главный.

- Трибун Фрамер дан Эмпиреа, если вам небезразлична судьба ваших людей, то я предлагаю вам почётную капитуляцию. Оставьте в крепости оружие, доспехи и припасы, сделайте это и даю слово – вы и ваши люди сможете беспрепятственно покинуть Шаурай.

- Хороший имперский у тебя, варвар...

- Я не больший варвар, чем вы, трибун. Я родился в Империи и даже отслужил контракт в легионе. В 24-м пехотном, если интересно. Но отношение ко мне всегда было слишком... предвзятым, потому как я происходил из семьи врагов народа. Мой отец принимал участие в мятеже Конфедерации. Поэтому я покинул Новый Рим в поисках лучшей доли.

- И поэтому ты вернулся сюда во главе орды варваров? – презрительно бросил Фрамер.

- Я достиг своего места потом и кровью, - вздохнул Филипп. – Правда, мне было легче – у диких орков оказывается нет обычая судить детей за грехи отцов...

- Мне пожалеть тебя, варвар?

- Нет, будет достаточно, если вы, трибун, примите моё предложение. Мы можем ещё раз столкнуться в бою, но пусть это будет потом, а на сегодня – достаточно крови.

Фрамер знал, что должен испытывать презрение к предателю Отечества. Знал, что должен... Но не испытывал. Не чувствовалось в этом... имперском варваре ненависти – только усталость. Вряд ли бытие вождём у северных варваров – то, о чём он действительно когда-то мечтал. Чужой в чужом краю.

Чем-то похож на него самого... Многие и Фрамера бы посчитали предателем. Каково было бы войти в варварские эосы во главе карательного отряда и ощутить на себе взгляды тех, кто в иной жизни мог быть другом и братом? Хорошо, что он вернулся на север лишь под конец службы, и судьба никогда не ставила перед ним таких выборов...

Правда, отличие от тэна у трибуна всё-таки было – его не тяготила собственная судьба чужака. Он чувствовал себя на своём месте.

- Отдай приказ на капитуляцию, трибун, - сказал варвар.

- Раз ты когда-то был легионером, тэн, то помнишь присягу, - Фрамер хмыкнул. – Присягу, которую нарушил. Присягу, которая не до конца правдива. Мы присягаем Империи, но, если будет надо – Империя наплюёт на нас и разотрёт. И забудет. Но это не даёт нам права на мятеж. Мы даём слово и должны держать его, несмотря ни на что. Не потому что нам страшно, не потому что нам выгодно, а потом что мы так решили раз и навсегда. Тэн, мы ведь когда-то вместе проливали кровь за Империю, ты знаешь – я не могу отдать такой приказ.

- Понимаю, - кивнул Филипп. – Но попытаться должен быть.

Трибун фыркнул.

- Что, думаешь дерьмовая идея была? – усмехнулся варвар.

- Ну... так себе, если честно.

- Ясно...

Филипп прищурился и посмотрел на солнце.

- Мы атакуем через стражу. Всё решится сегодня.

- Может и решится, - пожал плечами Фрамер.

- Не сегодня, так завтра.

- Может завтра. А может – к нам подойдёт подкрепление. А может мы и без подкрепления вас одолеем.

- Это уже вряд ли.

- Всё в руках богов, - хмыкнул легионер.

- Веришь в них?

- Да не особо... Но вроде как положено.

- Вот и я не особо.

Помолчали, каждый разглядывая позиции противника. Больше по привычке, нежели пытаясь заметить что-то важное.

- Прощай, имперский орк, - сказал тэн Филипп Никер.

- И ты прощай, варварский имперец, - ответил трибун Фрамер дан Эмпиреа.

Двое старых солдат разошлись и зашагали к своим армиям.

1

Каурос был довольно небольшим речным портомпара тысяч населения от силы.

Так что прибытие четырёхтысячного авангарда принцессы Афины не на шутку встревожило местных жителей. Занервничаешь тут, когда беспорядки в Пределе едва-едва утихли, на дорогах ещё пошаливали разбойники, а с севера пёрла многотысячная Орда...

Впрочем, даже когда выяснилась принадлежность войска к официальным имперским силам, поводы нервничать у кауросцев остались, ибо авангард шёл налегке и авангарду очень требовались припасы. Городской магистрат и угрожал, и умолял, но легат Лепид был непреклонен – либо Каурос кормит свою армию сейчас, либо потом, но уже чужую.

К тому же, закон о военном положении не подразумевал, что своих граждан надо обирать подчистую. Существовали определённые нормы, да и к тому же после окончания тревожного времени, все издержки полагалось компенсировать – деньгами ли, освобождением от податей или ещё каким-нибудь образом.

Третья Империя ошибок Второй не повторяла – некогда именно из-за жёстких Зерновых податей половина центральных провинций взбунтовалась и откололась.

Вместе с авангардом также прибыла и союзная «механизированная кавалерия» - двадцать семь разномастно окрашенных «тойот» и три БТР-82. Исходя из цветов отряды получили наименование «белые», «чёрные» и «серые».

А вскоре прибыла и лично Её Высочество принцесса Афина Октаво с турмой новобранцев.

Причём прибыли храбрые амазонки в изрядно потрёпанном состоянии – о том, что принцесса по дороге схлестнулась с какими-то вражинами, даже слухам распространяться не потребовалось. И так всем понятно, что, несмотря на изрядное миролюбие, Её Высочество подраться любит и умеет.

Прибывшие вместе с «Бригадой Ахрар аш-Китеж» разведчики, правда, заволновались, потому как вместе с принцессой должен был прибыть и майор Вяземский. Должен был... но не прибыл.

Шари забеспокоилась сильнее всех, поэтому сходила до прибывших амазонок и начала выпытывать информацию.

Где располагались другие турмы принцессы сильвана знала – успела за несколько дней разведать как сам лагерь, так и окрестности. Ну так, на всякий случай и чтобы сноровки не терять.

А уж вычислить, кто из воительниц прибыл недавно – вообще плёвое дело, на лица у Шари память оказалась отличная. Кого раньше не видела и кто довольно помят на вид – того и надо спрашивать.

- Ты из прибывших вместе с Её Высочеством? – эльфийка остановила одну из воительниц – высокую блондинку. – Ответь на пару вопросов.

Амазонка, экипированная в простенькую кольчугу и шлем, сначала явно хотела послать таких спрашивальщиков куда подальше... Но потом разглядела и саму сильвану, и что важнее – во что она была экипирована. Разглядела и непроизвольно вытянулась.

- Так точно, сира.

- С вами должен был прибыть офицер Федерации – майор Вяземский. Где он?

- А, инвириди Вяземский... Так ранен он, сира, остался под присмотром Её Святейшества Эрин.

- Ранен? Как тяжело? Как получил рану? – эльфийка немедленно забросала амазонку вопросами, внутренне похолодев.

За матушку Эрин она не беспокоилась – она же апостол, она бессмертная. А вот Сергей – человек, и как любой человек – смертен. Но Шари уже как-то свыклась с мыслью, что у неё есть отец – настоящий отец, а не просто родитель. Сильванов воспитывают не мать и отец, но весь клан и Хранительницы Правды. Никого не обделяя, но и не выделяя. После такого чувствовать, пусть даже всего несколько месяцев, что ты – единственная и любимая дочь оказалось почти опьяняюще...

И после этого мысль снова лишиться такого казалась почти невыносимой.

Холодея, Шари выслушивала сбивчивый рассказ амазонки о том, как они сначала громили банду инсургентов, потом их коварством заманили к себе подлые хаоситы, потом на них пёрли сотни оживших мертвецов, как явился ужасающий демон, как апостол Эмрис, Её Высочество и офицер инвириди плечом к плечу сразили всех... И как после боя федерал рухнул без сил от полученных ран...

Разглагольствующая воительница неожиданно получила увесистый подзатыльник

- У тебя дел, что ли, нет? – послышался ворчливый голос.

Блондинка обернулась, гневно сжимая кулаки, но натолкнулась на хмурую девушку-кояна и как-то неожиданно сникла.

- Да я, госпожа декан, эт самое...

- Я иду справиться относительно обеда. Затем я возвращаюсь и удивляюсь какое важное занятие ты себе нашла, Зея. Поняла?

- Так точно, госпожа декан!

Амазонку как ветром сдуло.

- Ишь ты, расслабились... – проворчала кошкодевушка и покосилась на Шари. – А ты что, знаешь того человека в зелёном, который был с нами?

- Он мой отец, - твёрдо ответила сильвана.

- Не беспокойся – рана у него вроде бы несерьёзная была. И Её Святейшество осталась за ним присматривать.

- Спасибо, - облегчённо выдохнула девушка.

- Не за что, - дёрнула ухом Нур и ушла прочь.

Вернулась к своим Шари всё ещё обеспокоенной, но уже не так сильно... А затем разглядела, что в её отсутствие среди машин разведбата появилась ещё одна – командирский «тигр». Возле которого обнаружились Эрин и вполне живой и здоровый Вяземский.

- ...тебя как угораздило-то, командир? – покачал головой Айвазов.

- Бывает, - пожал плечами Сергей. – Вон, даже Эрин провели.

- Меня не провели, - засопела апостол. – Меня всего лишь застали врасплох. Такое тоже бывает. Но мне хотя бы с голым задом драться не пришлось.

- Всё с моим задом нормально было – не знаю, что там твоему святейшеству померещилось впотьмах...

- Вяземский! – гневно подбоченилась чёрная жрица. – Я вообще-то прекрасно вижу в темноте!

- Ну и чудно, - Сергей заметил подошедшую Шари, улыбнулся и кивнул ей. – Но всё-таки надо вынести из этой ошибки уроки. Собирайте всех.

Командиры разведчиков козырнули и разошлись по подразделениям. Теперь в их число входила и Шари – с получением младшего сержанта отец дал ей под командование двоих бойцов, сформировав дозорное звено. Солдат отобрала сама девушка, выбрав спокойных, немногословных и более-менее знакомых с охотой – конечно, с охотниками сильванов их и сравнивать было нечего, зато Егор и Андрей в отличие от остальных хотя бы немного умели скрадываться и читать следы. А вот стреляли они значительно точнее своей командирши – если она десяток лет училась охотиться, то они столько же учились стрелять.

Собрали личный состав батальона, который скорее на взвод тянул – тридцать шесть человек.

- Здравия желаю, - кивнул Вяземский.

- Здравия желаем, тарщ майор! – синхронно рявкнули разведчики.

- Довожу новую информацию: противник применил диверсионные подразделения, замаскированные под местное население. Предположительно – орден наёмных убийц. Действуют по ночам, скрытно; используют разнообразное холодное оружие и яды.

- Яд на основе змеиного, не слишком сильный, но без введения противоядия приводит к смерти, - добавила Эрин. – У Сергея был лишь небольшой порез, но этого оказалось достаточным, чтобы его вырубить.

- Татьяна, нам потребуется противозмеиная сыворотка и вообще антидоты – глюкоза, атропин, ну и так далее.

- Есть, - кивнула фельдшер. – Спрошу в МПП.

- Также обращаю внимание на соблюдение формы одежды – арамидный комбинезон рассчитан на противодействие низкоскоростным осколкам, так что может защитить и от метательных стрелок, ножей и звёзд. Бронежилетом не пренебрегать, каской тоже. Сохранять постоянную бдительность. С местными вести себя вежливо, но быть настороже – это могут быть замаскированные диверсанты. Поодиночке не ходить. Ночевать группой, с выставлением часовых. Будут угощать едой или выпивкой – вежливо отказывайте. Всем отработать навыки рукопашного боя, всё время держать под рукой пистолет, если нет автомата.

- Конечно, я предполагаю, что покушение было в основном на Её Высочество Афину, но и вам лучше клювами не щёлкать, - сказала апостол. – Каждый из вас является источником ценных сведений и артефактов. Если Орду действительно ведут Тёмные, то когда они попытаются захватить кого-то из российских солдат – дело времени.

- Разрешите вопрос! – произнёс Айвазов. – Если столкнёмся с этими самыми Тёмными – как действовать?

- Расстрелять издали, - отрезала чёрная жрица. – Или взорвать. Помните - фейри превосходят людей в скорости и силе, они владеют боевой магией. В ближнем бою вы не успеете применить огнестрельное оружие, а в рукопашной тягаться с ними – гарантированное самоубийство.

- Следующий момент, - продолжил Вяземский. – Мы вновь столкнулись с зомби... То есть с веталами. Напомню – оживлённые мертвецы, быстрые, сильные, живучие. Наиболее действенный способ уничтожения – стрельба в голову. Поражение спинного мозга их замедляет, как и отстрел конечностей.

- Если не получается попасть в голову – просто шпигуйте их пулями, - добавила Эрин. – Веталы не получают какой-то особой неуязвимости – это просто мёртвые тела, состоящие из ещё недавно живой плоти. Раневые каналы и баллистический шок разрывают мертвецов не хуже топора или двуручного меча. Обращайте внимание на свежевспаханную землю или просто на запах мертвечины – веталы малоэффективны в полевом бою, особенно против огнестрельного оружия, однако представляют немалую опасность, если нападут из засады. Также, если нападение началось – значит где-то поблизости находится маг-мистик, который инициирует атаку.

- Следующая угроза... – Сергей на секунду замолчал, подбирая выражения. Прикрыл глаза, сокрушённо качнул головой – говорить такую ересь ему определённо не нравилось, - Некротические конструкты. Куски трупов, металл, дерево. Размером с БТР.

- Сателлит. На самом деле – штука не очень распространённая, почти редкая. Мистиков и так мало, сильных мистиков ещё меньше, а сильных мистиков-ренегатов – и того меньше... Впрочем, появилась вот новая...

- Кодовое имя «Тельза», - уточнил майор. – Человек, лет двадцати с небольшим, среднего роста, худощавого телосложения. Лицо округлое, веснушчатое; глаза голубые...

- Нет левой руки ниже локтя, - оскалилась Эрин. – При встрече с ней просто пристрелите – она не более живуча, чем обычные маги. А вот при встрече с крупным сателлитом рекомендую использовать тяжёлое оружие – гранатомёты, противотанковые гранаты, крупнокалиберные винтовки и пулемёты. Будучи искусственно созданными, они более... прочны, чем обычные веталы.

- Значит, чтоб хотя бы у каждого второго при себе была противотанковая граната. Внимательно прочитать инструкцию, знать как применять, держать под рукой. Кстати, что насчёт огня? – Вяземский повернулся к стоящей рядом девушке.

- Учитывая, что сателлиты местами в прямом смысле слова сшиты на грубую нитку - может быть весьма эффективно.

- Эриксон, что там у нас с огнемётом?

- На досуге поковырялся – можно снаряжать и применять, - ухмыльнулся Неверов.

- Добро. Значит вводим должность штатного огнемётчика.

- Думаю, мало кто захочет таскать за собой десять литров огнесмеси, рискуя в случае чего поджариться первым... – хмыкнул Темиргалиев.

- Можно взять рюкзак, расковырять пару старых броников и чехол смастерить, - немедленно предложил Эриксон.

- Хорошая идея, - кивнул Вяземский. - Займись, Алексей.

- Есть!

- На этом пока всё. Разойдись!

Командиры отделений и отдельных звеньев начали нарезать задачи уже своим подчинённым, а Вяземский отошёл к «тигру», присев на водительское сиденье. Чувствовал он себя всё ещё не особо хорошо – даже за руль не садился, весь путь от усадьбы до Кауроса проделала Эрин.

- Плохо? – посочувствовала ему апостол.

- Так, немного паршивенько, - поморщился Сергей. – Бывало и хуже, перетерплю.

- Но впредь, - наставительно подняла палец чёрная жрица. – Будь внимательнее! Особенно, когда... ммм... уединяешься с симпатичной девицей.

- Ничего, это урок такой был. Стоило только забыть о своих принципах, как немедленно последовала расплата.

- Что на этот раз за принцип? – полюбопытствовала Эрин.

- Красивая девушка может погубить разведчика.

- Ммм, - многозначительно произнесла чёрная жрица. – И что же в таком случае делать по-твоему?

- А ты сама как думаешь?

- Хм... Ну, как по мне, раз красивая девушка может погубить разведчика, то разведчик должен первым погубить красивую девушку!

- Неправильно, гражданка апостол. Чтобы красивая девушка не могла погубить разведчика, он её должен игнорировать.

- А, - сказала Эрин и скривилась. – Фу! Вот значит ты как!.. Я тут, понимаешь, к нему со всем почтением, а он...

- Тебя я, между прочим, не игнорирую, - заметил Сергей.

- И что, я получается или не девушка, или некрасивая? – чёрная жрица гневно насупилась.

Вяземский ругнулся. Про себя, правда.

Вот надо же было взять и своими же руками загнать себя в логический капкан...

- Просто я не считаю тебя угрозой, - выкрутился майор.

- Хммм... – Эрин прищурилась и побарабанила пальцами по броне «тигра». – Лааадно... Ответ засчитан как удовлетворительный. Но мы с тобой ещё обсудим этот момент, Сергей.

- Боюсь, этот разговор придётся отложить...

- С чего бы это?

- Ты же с Афиной едешь, верно?

- Ну да, - кивнула апостол. – Как и ты. На тебе огневая поддержка, на мне – вопросы божественной милости и охраны принцессы. Раз уж больше некому. Я с ней уже переговорила накоротке – её такое вполне устраивает.

- Мы не едем с Афиной, - покачал головой Вяземский.

- Ага... - машинально кивнула Эрин и тут же удивлённо вскинулась, - Чего?!

- Пока ты с ней накоротке говорила, со мной начальство накоротке пообщалось. На правом фланге образовывается внушительная дыра, раз Орда всё-таки полезла к Сорока Племенам. И нас отправляют дальше на север в качестве усиления. А на центре остаётся «Бригада Китеж» и ещё кого-то на усиление кинут. Так что несколько месяцев мы точно не увидимся.

- А... ага, - несколько растерянно произнесла апостол, но тут же пришла в себя. – Эй! Я ведь могу пойти с вами!

- А кто принцессу будет охранять?

- О принцессе он думает. А о вас кто подумает?!

- Иван Фёдрович Крузенштерн, - не удержался Вяземский.

- И при чём тут земной мореплаватель? – не поняла девушка. – Нет, послушай, а как вы в случае чего от какой-нибудь зловредной волшбы будете отбиваться без моей-то помощи? Вы ж вообще можете даже не понять, что с магией столкнулись!

- Как раньше, - пожал плечами майор. – Будем действовать добрым словом и автоматом. Эрин, ты же понимаешь, что не сможешь нянчиться с нами вечно и что покушение было не на нас, а на Афину. Имперцы о её охране что-то не сильно пекутся, охрана от наших с местными реалиями знакома будет плохо, а вот ты сможешь её прикрыть в случае чего.

- Как обычно – ты говоришь отвратительно логичные вещи, - поморщилась чёрная жрица.

- Там будут леса, а с нами будет Шари – думаю, со своими сородичами она в случае чего общий язык найдёт.

- Сергей, не забывай - Шари только четвёртый месяц как выбралась из своего леса.

- И ты не забывай, что ей пришлось повзрослеть за эти четыре месяца едва ли не больше, чем за четыре года.

Эрин вновь побарабанила пальцами по броне «тигра» - на этот раз откровенно раздражённо.

- Я... Мне нравится путешествовать с вами, - наконец произнесла апостол. – Я бы хотела, чтобы всё и впредь было так же, как и сейчас.

- Нам тоже нравится, что ты путешествуешь с нами, - кивнул Сергей. – Мне – точно. Слушай... Разгром Орды и даже поход на север – это же не так долго, реально пара месяцев всего, из которых основное время на дорогу уйдёт. На Земле будет январь – я поговорю, чтобы нам всем дали небольшой отпуск. Выберемся во Владимирск, посмотрим на современный город, покатаемся на лыжах...

- Звучит неплохо... - прищурившись, улыбнулась девушка. – Звучит как обещание! А Шари отпустят? На Земле же нет фейри.

- Ей будет достаточно выучить слово «косплей», и никаких вопросов не возникнет – только очередь желающих сфотографироваться.

- И что это такое, этот ваш косплей?

- Это когда кто-то наряжается эльфами или прочими вымышленными персонажами.

- Дикость какая, - фыркнула апостол. – Но мне нравится! И значит... увидимся после победы над Ордой?

- Да, - улыбнулся Вяземский. – Конечно увидимся.

- Чудно! – воскликнула Эрин и неожиданно наклонилась к майору.

Порывисто обняла его и поцеловала в щёку.

- На удачу! – крикнула апостол и рванула прочь...

Сергей поймал её за руку, развернул, притянул к себе и поцеловал Эрин – не в щёку, в губы. Обнимать и целовать её у всех на виду, глядя в сказочного фиалкового цвета глаза оказалось... волшебно.

- Вот теперь у меня достаточно удачи.

...Вяземский посмотрел на руку, которую остановил лишь в последний момент и на спину уносящейся прочь Эрин. Потёр щёку, посмотрел в зеркало заднего вида броневика, усмехнулся.

- Может, и правда стоило так сделать?..

«Может, и стоило», - беззвучно ответил он сам себе из отражения. – «А, может, она и правда лишь хочет, чтобы «всё и впредь было так же, как и сейчас». Ты же помнишь, что Эрин тоже всего двадцать, и она впервые выбралась в большой мир? Вряд ли хочет связывать себя какими-нибудь серьёзными отношениями...»

- Если не отпустит это наваждение – сделаю так в следующий раз, - усмехнулся Сергей.

«Звучит как обещание».

2

В то время как на Земле уже минула половина ноября, и личный состав 68-го армейского корпуса перешёл на зимнюю форму одежды, на Светлояре наступившая осень совершенно не ощущалась. Так что число желающих выбраться на материк резко снизилась, а число заявок на перевод в Особый регион с Земли наоборот – увеличилось. Мягкий климат, умеренная влажность и температура около +28 манила российских военных с невиданной силой. Особенно после необычайно жаркого июня, дождливого июля, так себе августа, холодноватого сентября и традиционно мерзкого октября.

С момента вступления Орды в пределы Нового Рима минуло уже почти две недели, и пока что ситуация складывалась отнюдь не в пользу имперцев. Пара пограничных острогов на границе Гефары ещё умудрялись держаться, но в основном не благодаря храбрости и стойкости защитников, а потому что расположились они в местах, до которых диким особого дела не было. Расквартированный вдоль границы с Сорока Племенами 80-й пограничный легион огрызался, но вынужден был отступать на восток под натиском варваров. Что в перспективе могло кончится и вовсе печально, учитывая поступившую информацию о том, что ещё одна армия Орды ударила по землям лесных фейри, явно намереваясь пройти сквозь их территории до Империи.

Дорпат готовился к обороне, в нём же сосредоточились и остатки северных легионов. Подход основных сил Орды к городским стенам был уже делом всего нескольких дней: дикие прорвались далеко на юг, перерезали Железный тракт и окружили главную базу квартировки легионов – Шаурай, где оказалось много раненых после приграничных сражений.

Положение слабо укреплённой крепости было критическим – гарнизон держался уже второй день под превосходящими ударами противника, но день третий мог и не выдержать.

Поэтому было принято решение о форсировании операции, и российская армия начала действовать раньше, чем закончилось сосредоточение имперских войск.

- Китеж, это 6-12, прибыла в район работы, - Нарсиваль заложила вираж на своём «супер тукано». – Наблюдаю до десяти тысяч солдат противника. Над Шаураем имперский флаг, повторяю – Шаурай ещё держится. Проломы в стенах, пожары. Ситуация критическая. Запрашиваю разрешение на атаку.

- 6-12, атаку подтверждаем. Сожгите всех.

- Принято, - улыбнулась Нарси и бросила второму пилоту, - Игорь Иванович, держитесь.

Гарнизон под командованием трибуна Фрамера удерживал Шаурай уже второй день, хотя второй вчерашний штурм едва не закончился поражением имперцев. Бой был отчаянный – Орда бросила на приступ все силы, но легионеры пусть и большой кровью, всё же удержались.

Впрочем, третий день осады должен был стать без вариантов последним – у имперцев в строю оставалось едва пять сотен способных биться легионеров. Спасти их могло разве что чудо...

...«Тукано» рухнул вниз, разрывая низкие слоистые облака, заложил горку и снова спикировал, дав первый залп НУРСами. Четыре блока по двадцать 80-миллиметровых ракет С-8, способных одним залпом накрыть площадь размером с футбольный стадион. Удар по скученной массе пехотинцев, готовящихся к штурму, произвёл просто чудовищный эффект.

Штурмовик пронёсся над войском Орды, заложил вираж, повторил боевой заход. И так раз за разом. Нарсиваль, демонстрируя завидную выучку, снова и снова накрывала НУРСами наиболее плотные скопления противника, что уже на втором заходе было не так-то просто – Орда начала панически разбегаться.

Восемь десятков ракет кончились достаточно быстро, но в запасе ещё оставался контейнер со спаренной 23-миллиметровой пушкой и два крыльевых 12,7-миллиметровых пулемёта. И ушастая лётчица намеревалась истратить все имеющиеся к ним боеприпасы.

Штурмовка превратилась в свободную охоту, «супер тукано» нарезал круги вокруг Шаурая, находя более-менее крупную группу противников и обрушивая на них пушечно-пулемётный огонь.

Помимо непосредственного огневого воздействия, Нарси давила ещё и на психику, постоянно уводя штурмовик в облака, а затем пикируя оттуда. ГШ-23 стреляла со звуком, напоминающим треск разрываемой простыни, а затем на землю обрушивалось полсотни снарядов, превращающих тела людей в кровавую кашу.

Нарсиваль свою работу выполняла без особых эмоций, но методично и обстоятельно, будто ведя жатву. Не самое уместное занятие для вроде бы миролюбивой богини урожая, не так ли? Если не знать, что культ Инсании изначально подразумевал человеческие жертвы. Божественных сил, считай, не осталось, но острое зрение и молниеносная реакция всё ещё были при Нарси, как и многолетний опыт пилотирования, так что «тукано» она освоила очень быстро и уже могла на лету едва ли не в одного-конкретного человека попасть.

Две дорожки от попадания 12,7-миллиметровых пуль НСВТ, заменивших некогда штатные «браунинги», перечеркнули отряд в сотню человек и напоследок накрыли боевого элефанта, свалив животное наповал.

Всё, патроны кончились тоже.

- 6-12, работу закончила. Противник потерял несколько сотен солдат, рассеян и деморализован.

- Принято, 6-12. Возвращайтесь в Надежду.

Нарсиваль напоследок снизилась к Шаураю, сбросила скорость и заложила круг вокруг крепости, несколько раз качнув крыльями.

- ...И что это было?.. – в общем-то риторически спросил Фрамер, стоя у подножья крепостной башни и провожая взглядом... что-то.

Это птица? Это дракон? Но крыльями не махал, да и вообще создавал впечатление чего-то… чего-то рукотворного. Летающий крест какой-то. Да и любой птице такая скорость даже и не снилась, не говоря уже о чудовищном рёве.

К тому же, Фрамер мог бы поклясться, что сквозь пузырь силового щита разглядел пару человеческих фигурок внутри этого… «креста». Что-то из арсенала механической магии гномов? Машина уже не наземная или морская, а летающая?

- Гнев богов... – кто-то из молодых легионеров послабее духом даже на колени рухнул.

- Аааставить! – центурион Дамастр не поскупился на несколько крепких оплеух и пинков, поднимая ослабших духом на ноги. – Какие, к воронам, боги?! Боги – это тьфу! Плюнуть и растереть! Если и есть что-то в этом мире такое могучее, то оно может быть лишь на службе имперской армии! Верно я говорю, сир?

И вопросительно посмотрел на Фрамера.

Что всегда нравилось трибуну в старом служаке Дамастре – так это простота мышления и непоколебимая уверенность в мощи Нового Рима. Самая лучшая армия, самая сильная магия, самое могучее оружие – в Империи всегда всё самое лучшее.

- Разумеется, центурион, - Фрамер кивнул и тут же пожалел об этом, потому как голова взорвалась от резкой боли.

Сказывался вчерашний удар по шлему. Сотрясение головы волновало трибуна куда больше свежего глубокого шрама на лице – глаз цел, рожа и до того не шибко красивая была, будет шрам, но от шрамов раньше времени в отставку не отправляют. А вот после ран головы – очень даже.

- Нет никаких сомнений, что Империя послала нам в помощь что-то из новейшего оружия, - с уверенностью, которой вовсе не чувствовал, громко произнёс Фрамер.

Для себя произнёс в том числе, но больше – для оставшихся в строю. Сейчас нелишней будет любая надежда... Боги? Имперская магия? А плевать! Когда нечто приходит на помощь и обращает в бегство целую армию, убивая врага сотнями и тысячами – так ли уж важно, откуда пришла подмога?

Тем более, ходили же слухи, что принцесса Афина заключила союз с какими-то могучими чародеями с юга? В отличии от Дамастра трибун не питал иллюзий, что всё самое лучшее есть только в Империи. Ойкумена большая, не изучена даже наполовину – мало ли какие чудеса есть в глубинах той же Африки?

Мелькнула отчаянная мысль – а вдруг и правда получится выжить?..

Впрочем, даже беглая оценка изменившейся ситуации внушала неожиданный оптимизм – поля вокруг Шаурая были усеяны сотнями погибших, поражённых мощнейшим боевым колдовством. И что ещё важнее, армия Орды фактически перестала быть армией, превратившись в то, чем они и являлись на самом деле – толпой варваров.

Казалось бы – ну сколько они потеряли? Две, три тысячи? Да хоть бы и пять – сил у них ещё было предостаточно.

Но теперь у них появился страх, от которого так просто не избавиться. Впрочем, Фрамер не питал иллюзий – его разношерстный гарнизон разбежался бы точно так же, подвергнись он столь чудовищному магическому удару. Скованный дисциплиной и боевым опытом строевой легион мог бы устоять – такие привычны и под ливнем из стрел стоять, и под градом боевых заклинаний. Другое дело, что особого смысла в этом не было. Конечно, полноценная воздушная кавалерия из драконов и виверн есть только у Новорима, так что это всяким варварам пришлось разучивать приёмы по рассредоточению и маскировке с воздуха. Но и легионеры с этим знакомы были хотя бы в теории.

Вот эти ордынцы, например, пренебрегли и поплатились. А случись здесь относительно обычный красный дракон? Пусть и не так сильно огребли бы, но без сотен погибших и полного хаоса не обошлось.

- Что будем делать, господин трибун?

Что делать? Хороший вопрос! Но глупый, потому как выбора, считай, и нет – как сидели в крепости, так и придётся сидеть дальше. Пусть даже осадная армия и разбежалась, но сотни раненых никуда не делись, так что прорываться не получится. Тем более, что…

- Ждём, – сказал Фрамер. – Мнится мне – всё только начинается.

И легионер оказался прав.

Вскоре в воздухе над Шаураем появился новый странный объект – вот он уже на крупную птицу походил, но выдавал своё чародейское происхождение неподвижными крыльями и лёгким треском от работающих заклинаний.

Впрочем, люди или сам Фрамер этот треск почти не слышали – уж очень высота была большой. Но зато его прекрасно слышали фейри-разведчики.

Колдовская птица покружилась над Шаураем, а затем сбросила на центральной площади стандартный посыльный контейнер, которым пользовались дозорные на вивернах для быстрой передачи сведений с неба на землю.

Троица гарнизонных магов едва держалась на ногах от усталости, но старик Эмос не преминул устроить своим ученикам очередной экзамен на тему «магическая осада проклятого предмета». Старик вообще держался едва ли не лучше своих подмастерьев, которым в деды годился. Хотя и едва превосходил их по силе – что взять с не самого сильного чародея? Однако опыт в таких случаях стоил куда больше чистой мощи, иначе бы боевой маг не дожил до своих преклонных лет.

Проверка заняла почти час, но ничего опасного найти в контейнере не смогли, так что его решено было открыть.

Внутри на дорогущей белоснежной бумаге обнаружился самого стандартного вида армейский циркуляр, написанный убористым каллиграфическим почерком опытного писца:


Командующему гарнизоном крепости Шаурай будь то офицер, рядовой легионер или верный гражданин Империи.

Восхищаюсь вашей храбростью и стойкостью перед лицом многократно превосходящего врага!

Сообщаю, что вскоре к вам прибудет специальный отряд союзных нам сил, который превратит вашу доблестную оборону в решительную победу. Не чинить им никаких препонов, оказывать всяческое содействие и никакой их магии не дивиться без меры, вводя посторонних лиц в смущении видом поражёённых диковинками легионеров.

За ранеными будет выслан летающий транспорт, но отправить на нём стоит лишь самых ценных бойцов, ибо мы ограничены в лекарях-колдунах.

Желаю вам удачи в бою и напутствую не посрамить Отечества.

Сила и честь!

Волею Его Величества Императора Нового Рима и милостью Светлых Богов, Страж Востока Афина.



Наскоро пробежав глазами текст, Фрамер предпочёл зачитать его во всеуслышанье – вроде бы мелочь, но сейчас ничем нельзя пренебрегать дабы боевой дух поддержать.

Воплей радости не было, лишь одобрительное ворчание. На спасение всё равно никто особо не рассчитывал, зато теперь появилась твёрдая уверенность, что и варвары от гнева Империи не уйдут. Не сейчас, так позже – когда там ещё это подкрепление прибудет-то…

Когда спустя пару часов на горизонте показались три крупных чёрных точки, никто даже внимания на них не обратил. Однако вскоре это стало почти невозможным, потому как издаваемый ими грохот, казалось, разносился на половину Восточного Предела.

Ещё три летучих машины. Правда с тощим и поджарым «крестом» никакого сравнения – скорее уж вымахавшие до размеров драконов стрекозы. Толстое брюшко, длинный тонкий хвост и бешено вращающиеся крылья сверху, число которых даже определить не получалось - то ли четыре, то ли четыре десятка… Последнее даже вернее, потому как по мере снижения они подняли настоящий ураган.

Из двух машин, что были ощутимо крупнее, высыпалось десятка два людей в диковинного вида лёгких доспехах и одежде ярко-зелёного цвета. Они тут же начали вытаскивать разнообразные ящики, мешки и прочую снарягу.

Неожиданно среди «зелёных» мелькнула вполне знакомая фигура – латный доспех, шлем с султаном. Всадник? Это у всадников вместо гребней султаны. А доспех однозначно имперский, да ещё и вполне современный – такой только в армии и применяется… Пленник? Да не, не похож – вон, и меч с кинжалом на поясе, да и держится как равный. Посыльный при федератах? Похоже на то…

Фрамер взял с собой десяток бойцов посвежее и лично отправился за стены встречать союзников. Хотя каждый шаг ему нынче давался нелегко – получил рану в левую ногу, так что ходить теперь приходилось, не расставаясь с алебардой, которую пришлось использовать в качестве опоры.

Всего сотня шагов, а кажется будто пару тысяч прошёл!.. Ну нет, такими темпами в бою вообще от трибуна никакого толка не будет – пора проситься в отставку, либо на тыловую должно...

А.

Ну да. Командовать учебной когортой в глубинке дальней провинции – и так тыловее некуда, хех...

- Центурион Григорий Геммер, 57-й пехотный легион, - первым представился прилетевший имперец, чётко отсалютовав.

- Трибун Фрамер дан Эмпериа, учебная когорта при 49-м. Пехотном, - ответил на приветствие орк и слегка прищурился, глядя на шлем посыльного.

Неужто всё-таки хитрая западня? Обычно вот на таких мелочах, как кавалерийский шлем у пехотного офицера и попадаются...

- Уже не первый раз летаю на геликоптере инвириди, - центурион понял подозрения и поспешил объясниться. – Сильный ветер – обычный пехотный шлем сдувает.

- Инвириди – это кто? – уточнил Фрамер.

- Это они, - Григорий спокойно кивнул в сторону людей в зелёном.

- Мы и с ними воюем? – в тон ему спросил трибун.

- Нет. Уже нет. Но была большая пограничная стычка, пока Её Высочество не вмешалась.

Что-то такое Фрамер слышал, но северная группа легионов Предела была в общем-то обособлена и от центральных, и от южных сил. Так что о беспорядках к югу легионер имел лишь самое общее представление: нобили куда-то влезли и крепко получили по башке, втянули в это дело легионы – легионам тоже досталось. Вспыхнули беспорядки, дворянское ополчение истаяло в боях, но невесть откуда появившаяся принцесса Афина смогла навести порядок...

- И теперь...

- Так точно, сир, они теперь наши союзники.

- Капитан Алымов, - представился подошедший инвириди и протянул руку.

Человек. По крайней мере с виду. Не особо высокий, не особо крепкий. Оружия не видно, разве что вот это непонятное нечто, висящее на плече? Арбалет не арбалет, шнеппер не шнеппер... Но вроде бы оружие. Заковыристое... Дубина какая-нибудь? Да не, вот рукоять, вот ствол... кажется.

Но какое же всё совершенно чужое на вид!

Даже на доспехи Тёмных отродий смотришь и видишь знакомое, тем более что сраные людоеды никогда не стеснялись у людей учиться военной науке. А тут – непонятно. Вроде лёгкая кираса, вроде наручи и наплечники, вроде полукруглый шлем... Кожа? Плотная ткань? Или просто обшито материей? Да всё равно как-то мало защиты – будто и не воины вовсе, и не планируют защищаться от копий и мечей. Маги? Вот это уже явно ближе – маг и простую рубаху зачаровать может так, что она не хуже кольчуги защитит. Правда, всё одно металл заговаривать сподручнее, насколько знал Фрамер, так что из боевых магов никто доспехами не пренебрегал. Хотя, с этих станется и в сто крат сильнее зачаровать – трибун не был дураком, кое-какое понятие о магическом искусстве имел и потому представлял (а точнее вообще не представлял), какой надо мощью обладать, чтобы заставить летать таких вот «стрекоз», как у инвириди.

И говор – говор совершенно нездешний. Сразу чувствуется – чужак. Как есть чужак. А чужаков Фрамер недолюбливал...

Хотя, чего голову всякой чушью забивать-то? Раз Её Высочество сказало союзники, значит союзники. И нечего тут перебирать – нравится, не нравится... Союзники – это не золотые монеты и не девки, чтоб всем нравится. Они есть – хорошо, можно вместо себя выставить – ещё лучше, приносят пользу – вообще прекрасно.

Так что трибун пожал протянутую руку. Аккуратно пожал, памятуя, что хватка у орка такая, что запросто можно человеку запястье сломать.

- Капитан – это по-нашему центурион будет примерно, - пояснил Григорий. – Но у инвириди каждый пехотинец – маг, так что...

Ого! Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой! Два десятка магов – это норма на два легиона, а командовать таким отрядом поставят полутысяцкого, а то и секунд-легата даже...

- Можем забрать две дюжины раненых, - сказал человек в зелёном. – Кто самый важный. И кого можно перевозить.

Фрамер молча кивнул, сразу же прикидывая кого отобрать – двоих следопытов-фейри, центурионы, ветераны...

- Сколько бойцов вы можете выставить? – спросил Алымов.

- Мои люди вымотались, многие ранены... - покачал головой трибун. – Бой мы не выдержим.

- Бой не нужен, - хмыкнул инвириди. – Нужно сопровождение. Нам. Хорошо бы сотни две... Капитуляцию принять.

Орк скептически хмыкнул.

Два десятка боевых магов – серьёзная сила. Но хватит ли этого, чтобы заставить капитулировать добрых восемь тысяч диких? Сомнительно… Несмотря на всю продемонстрированную мощь – сомнительно. Именно поэтому те же красные драконы так и не стали абсолютным оружием Империи. Боевой зверь может разогнать войско, сжечь крепость, но он не сможет сжечь всех и каждого. Это не победа в войне, а лишь истребление. Но истребление не даёт ни рабов, ни данников; пепелищами не правят и звонкой монеты с них не получить. Победа в войне – это когда пехота топчет чужую землю, как свою.

И с магами то же самое – сколь не были бы сильны одиночки, без обычной армии никак.

- Сомневаетесь, - кивнул федерал. - Понимаю. Но сегодня этот отряд противника должен быть разбит…

Бахвальство? Может быть. Вот только пустое или имеющее под собой что-то весомое?

- Нам из графика нельзя выбиваться.

Что имел ввиду инвириди под словом «график» Фрамер скорее догадался, нежели понял. Мало того, что на унилингве человек в зелёном говорил с чудовищным акцентом, так ещё и время от времени вставлял слова из своего наречия.

Но зато трибун почувствовал родство: Имперская армия воевала именно так – планами, тактикой и лучшей в Ойкумене логистикой. Варвары могут быть отчаянно храбры и сильны, они могут одерживать победу за победой, но их победы в битвах всё равно заканчиваются поражением в войне.

- Две сотни, - кивнул Фрамер. – Бойцы будут. Могу и четыре сотни дать.

- Не стоит. Остальные пусть лучше к приёму пленных готовятся.

Пленные?.. Пленные!

А вот об этом трибун как-то даже и не задумывался раньше... Вероятно потому как не особо много размышлял на тему того, как он одной когортой разбивает десятикратно превосходящего врага и затем пленяет выживших.

- Много ожидается?

- Много, - хмыкнул человек в зелёном. – Как только мы ликвидируем пару сотен – остальные сдадутся.

- Остальные убегут, - не согласился Фрамер.

Инвириди указал в сторону стоящих на поле летающих машин.

- Только не от них.

3

Оба Ми-8 ушли в сторону Надежды, увозя с собой по дюжине раненых имперцев. Для огневой поддержки же остался некогда гражданский «экюрой», оперативно отжатый у островных нефтяников. Потребность в небольшом ударно-десантном вертолёте у светлоярской группы войск была, а вот самих вертушек не было – Ка-60 в серийное производство всё никак не шёл, а «ансатов» хоть и было побольше, но всё равно так просто добыть их не получалось.

В итоге, явно вдохновившись фильмами про Вьетнамскую войну, экспроприированные винтокрылые машины фирмы «Еврокоптер» кустарно доработали, благо что оная доработка не отличалась большой сложностью. Ломать – как говорится, не строить.

«Белок» оперативно перекрасили в тёмно-серый цвет, нарисовали красные звёзды по бортам, сняли боковые двери и вообще выпотрошили весь пассажирский салон, максимально облегчив его, и установили в проёмах шкворневые установки для ПКМов. За возросшую опасность и сохранённые резаки для высоковольтных проводов в носовой части «белок» уже успели обозвать «саблезубыми белками».

Варвары после атаки штурмовика в себя прийти до сих пор не могли. Точнее, особой паники уже не было, но выбило немало вождей и старейшин, организация была полностью нарушена – армии уже фактически не было, остались только несколько племён. Так что неудивительно, что часть решила продолжить осаду Шаурая, а часть попыталась отступить.

Пилоты «белки» насчитали около полутора тысяч копий, двинувшихся скорым маршем прочь от города, но преследовать их не стали. Уходили они обратно на северо-запад, вертушка была всего одна и была нужна здесь и сейчас, а эту колонну на марше обработают другие. Донесение ушло в Китеж, там эту банду взяли на заметку, и как представится случай – немедленно отправят за ней пару ударных БПЛА или «тукано».

Впрочем, всё равно оставалась достаточно нетривиальная задача – силой одного стрелкового взвода при поддержке двух сотен солдат союзных вспомогательных сил нанести поражение восьмитысячной группировке противника.

Первым делом «экюрой» начал закладывать широкие круги, а бортстрелки периодически вели огонь по диким. Без цели уничтожить, а просто чтобы бежали в нужную сторону.

Между тем вперёд выдвинулись и пехотинцы. Капитан Алымов разделил свой взвод на три отделения, каждому запросил по три десятка легионеров, и перекрыл почти полуторакилометровый фронт, чем превысил штатный норматив впятеро. Вертолёт исполнял функции наковальни, а три отделения стали молотом, который начал постепенно оттеснять ордынцев к двум брошенным полевым фортам.

- Начали, - скомандовал капитан по рации. – Бить одиночными, только из автоматов. Гранатомётчикам, расчётам АГС и крупняка двигаться со всеми, быть наготове.

С учётом характера противника, пришлось импровизировать. Никаких манёвренных и огневых групп при поддержке бронемашины – фактически место БТРа или БМП, как ядра построения, теперь занимал сам мотострелок.

Ждать, что ордынцы будут не только дикими, но и почему-то тупыми – не приходилось. Чтобы стоять под автоматным огнём строем требовалась либо отменная дисциплина, либо полная неадекватность, но варвары пока что не демонстрировали ни того, ни другого. Так что просто взять на прицел толпу противника и выкосить её длинными очередями было затруднительно.

Противника требовалось в эту самую толпу собрать, уплотнить и каким-то образом «убедить» не разбегаться.

Алымов, исходя из местной тактики, решил, что самый логичный ход для диких, столкнувшихся с сильным врагом – отступить и засесть в укреплённом месте. Например, те же деревянные форты-редуты. С точки зрения варваров они должны были выглядеть привлекательнее, чем просто стоять под огнём в чистом поле.

И вот в этих-то фортах их можно было накрывать кучей при помощи крупнокалиберного пулемёта и автоматического гранатомёта.

Капитан зашагал вперёд, но автомат оставил поперёк груди, больше полагаясь на бинокль: в конце-концов задача Алымова – командовать, а не только вести вперёд личным примером. Это хорошо, когда бойцы действуют в плотном строю и видят друг друга, и это единственный вариант, если из всех средств коммуникации в основном только поставленный командный голос.

Рядом с федералом шагал и Фрамер, с интересом оглядываясь по сторонам. Шагал легко – укол эликсира инвириди унял боль в раненой ноге, а без такой помехи удержать трибуна в тылу было сложно.

Орку было просто-напросто интересно посмотреть на людей в зелёном в действии.

Оценить «геликоптер» он уже успел, мощь боевых артефактов – тоже, но это всё было в общем-то понятным и малоприменимым. А вот наличие магической связи с каждым бойцом удивило и откровенно восхитило. Не надо надрывать лишний раз глотку, можно действовать очень рассеянным строем, но при этом не терять эффективность... Удобно, мать его так! И, по-видимому, дёшево, раз у каждого рядового солдата есть... Ну, пусть даже не рядового, но артефакты связи имперского производства стоили куда как дороже и в большинстве легионов их никогда не видели даже, не говоря уже о применении.

Теперь-то понятно, почему у десятников и старшего доспехи такие же, как у рядовых. Это легионеры иногда просто вынуждены ориентироваться по приметным командирским шлемам, а военачальникам от трибуна приходится следить за значками и сигнами отдельных подразделений для управления на поле боя... А тут – раз, и отдал приказ либо конкретному солдату, либо нужному командиру.

Цепь инвириди наступала размеренным шагом, легионеры прикрытия шагали позади. То и дело громыхали боевые заклинания людей в зелёном, и варвары падали один за другим. Били заклинания далеко – тысячи на полторы футов, а то и дальше.

Ещё Фрамера заинтересовали какие-то здоровенные штуки, которые две пары инвириди тащили с собой. Чисто логически, трибун предположил бы, что это какие-то особые боевые артефакты. Ну, как в древние времена использовали баллисты и катапульты...

- Они отступают в форты Ламбда и Ми, - заметил трибун.

- Хорошо, - кивнул инвириди.

- Разве? Из фортов их выковырять будет сложнее...

- «Корд», - федерал махнул в сторону одного из перетаскиваемых артефактов. – У фортов стены в один ряд брёвен, а вот это может пробить кирпичную кладку. И тех, кто будет стоять за ней. Чем больше в форт набьётся, тем лучше – меньше бегать за ними.

Фрамер скептически хмыкнул, но промолчал.

Стрелки шли неторопливо, но неумолимо – словно механизмы. Автоматные магазины пустели один за другим, но зато почти не открывали огня пулемётчики – они вступали в дело лишь пару раз, когда отступающие ордынцы пытались контратаковать и пускали заслоны из стрелков. Но им не то что стрелы пустить и камни бросить – даже выйти до рубежа атаки не получалось, их ещё загодя клали длинными очередями пулемётчики. Снайпера били редко, выбивая лишь наиболее приметных варваров и тех, кто подходил под описание варварских шаманов.

Наконец, федералы остановились. Остановились и следовавшие за ними легионеры. Процесс «загона» диких продолжался не один час, но в итоге увенчался успехом.

- Около трёх тысяч в форте Ламбда и чуть меньше трёх в форте Ми, - прикинул Фрамер. – Ну, навскидку.

Полным успех не был – из хилого оцепления вырвалось ещё почти две тысячи диких, но недобитками можно было заняться и позднее. Например, когда подойдёт авторота «джихад-мобилей» или вообще – имперцы подтянутся. В задачи ВС РФ входило уничтожение и рассеивание крупных соединений варваров, а полицейские функции и зачистки – это уже дело легионов.

- Могут сдаться? – поинтересовался Алымов. – Капитуляцию предлагать стоит?

- Вряд ли, - осклабился трибун. – Мне предложили сдаться в куда более безвыходном положении – я отказался.

- Но они даже сделать ничего не могут. Нам, то есть.

- Это шок, - объяснил орк. – Шок от стремительного разгрома. Даже слишком стремительного – многие просто не успели... проникнуться положением. Они поняли, что у нас есть сильная магия, они бегут от неё, но это не паника.

- Мне казалось, что атаки с воздуха и нашего оружия должно было хватить с избытком...- протянул федерал. – Даже не чтобы сдались, а чтобы в полном ужасе были.

- Орда, - развёл руками Фрамер. – Туповатые. Храбрые. Знают, что такое боевая магия. Да и жизнь в Северных Пустошах... не самая лёгкая. Межклановые войны, злобные божества, опасные хищники...

- Весело, в общем, - резюмировал капитан, сдвигая каску на затылок. – А если начать громить один из фортов? Ну, так – чтоб показательно, чтоб прониклись.

- Можно попробовать.

- Есть монетка? – поинтересовался Алымов. – Нет?

Достал из кармана стальную пятирублёвку, подбросил в воздухе, поймал, выложил на тыльную сторону левой руки, затянутую в перчатку с обрезанными пальцами.

- «По воле рока так случилось…» Этот, - федерал указал на форт Ми. – «Корд» и АГС - на позиции. РПГ - к бою!

Спустя минут пять развёрнутый в боевое положение крупнокалиберный пулемёт хлестнул короткой очередью по бревенчатым стенам форта. Пули калибра 12,7 миллиметров, с полукилометра могли пробить два сантиметра стали, так что дерево не стало для них особой помехой, и из форта немедленно послышались вопли. Ещё одна очередь, и в стороны полетели щепки от пробиваемых насквозь брёвен.

- Нормально, - оценил Алымов, опуская бинокль. – Комаров, а ну-ка долбани по воротам.

Ворота были деревянные, но окованные сталью, крепкие. Короткая очередь пробила их и измочалила, но они остались висеть.

- Тарщ капитан, продолжать? – крикнул пулемётчик.

- Не, придётся пол-ленты высадить, не меньше... Нахрен надо. Мишуков, РПГ!

- Разойдись, разойдись! – помощник гранатомётчика для верности сопроводил скверную новолатынь куда более понятными жестами, заставляя отойти легионеров.

Гранатомёт – это не пулемёт, позади него находиться смерти подобно. В прямом смысле этого слова.

Выстрел!

Взрыв кумулятивной гранаты буквально вынес ворота внутрь форта.

- АГС, пяток гранат внутрь.

Расчёт автоматического гранатомёта влепил короткую очередь прямой наводкой, и во внутреннем дворе форта громыхнули взрывы. Не очень мощные, без жирного дыма и яркого пламени, зато с кучей смертоносных осколков.

Ещё одна очередь из «корда» прошивает деревянные стены, вдогонку летит следующая.

Алымов несколько раз выстрелил трассирующими пулями по одному из участков форта.

- Мишуков, огонь по трассерам.

Грохот выстрела, и реактивная граната улетает вперёд. Взрыв разламывает бревенчатую стену укрепления, и она даёт отчётливый крен.

- «Шмель», цель прежняя.

Ещё один взрыв, но на этот раз куда более мощный. В стене образовался натуральный пролом, а ближайшая сторожевая вышка накренилась и рухнула под собственным весом, рассыпаясь на части.

- Всё равно списывать пора, - уронил туманную фразу капитан.

Из образовавшейся бреши и через пробитые врата, попытались вырваться засевшие варвары, но натолкнулись на огонь двух «печенегов», будто разогнавшиеся гоночные болиды на бетонное ограждение. Длинные очереди уложили несколько десятков противников, натуральным образом заткнув проломы и заставив остальных отступить вглубь.

- Как думаете – убедительно? – поинтересовался у трибуна Алымов.

- Вполне, - невозмутимо отозвался Фрамер, хотя на самом деле ему было очень даже неуютно.

Что он там говорил про чудо-связь и не особо впечатляющее оружие? Это со стороны всё смотрелось не так внушительно, а вот вблизи… Нет, вообще ничего такого уж необычного трибун не увидел. Ну, боевые чары. Ну, бьют дальше, бьют точнее, бьют сильнее. Ну, осадные чары… Которые обычно готовят по несколько дней, а не говорят «вон там пролом хочу» или «вот эти ворота мне не нравятся – снести их».

Скорость – вот в чём дело.

Фрамер, как и всякий офицер проходил курс теоретической магии. Чтобы колдовать, часто даже волшебником-то быть не требовалось – маги-механики больше на собственный ум полагались, а не на какое-то там врождённое сродство. А уж чтобы просто понимать магию, способности тем более не требовались.

Базовое штурмовое заклинание – огненный шар, базовое осадное заклинание против лёгких укреплений – усиленный большой огненный шар.

Для них требовалось рассчитать параметры скелета, каналы запитки и параметры зацикливания, высчитать траекторию, внести поправки на влажность и ветер, учесть плотность и особенности магических потоков на выбранной местности… Офицеров, у которых в будущем в подчинении окажутся боевые маги, учили такому, чтобы те могли знать – что от колдунов требовать можно, а чего нельзя. На пальцах и за пару мгновений никто таких расчётов не сделает, ну кроме архимагов разве что. Вот только архимаги в полевых боях не участвуют – им делать больше нечего, что ли? Они сидят в тёплых уютных кабинетах, заведуя академиями и командуя специальными магическими отрядами…

Скорость, да.

Ударил летающими машинами – быстрыми, быстрее любого дракона или виверны. Доставил мощный ударный отряд, разгромил противника, прыгнул к следующей цели. Принципиально иной оперативный темп – не дни и недели, а часы, считанные часы.

Впрочем, если нет ни могучего волшебного оружия, ни иной прочей боевой магии, придётся делать, что можешь. И что умеешь.

- Попробую поговорить с фортом Ламбда, - произнёс Фрамер.

В конце-концов ему же капитуляцию предлагали – надо бы теперь вернуть должок. И дело даже не в благородстве как таковом – тут всё-таки не поэмы о героях древности. Просто пока враги ведут себя в рамках хоть каких-то правил – война не превращается в бойню, как это бывает часто.

- Кто-нибудь, принесите мне ветку, - скомандовал трибун.

Ветвь нашли достаточно быстро – пострадало ближайшее дерево двулопастника.

- Это сигнал к началу переговоров? – поинтересовался Алымов. – А мы используем белый флаг.

- Белый, как пурпур и золотой – это императорские цвета, - пояснил Фрамер. – А ветвь… Когда-то, говорят, это была лавровая ветвь, но нынче любая ветка сгодится – где бывали легионы, там этот сигнал знают.

- Учтём на будущее, - кивнул капитан.

Фрамер зашагал к форту Ламбда.

На Земле такое укрепление могли бы назвать редутом – земляной вал, бревенчатые деревянные стены, сторожевые вышки-башни. Таких вокруг Шаурая имелось почти два десятка – остатки некогда планировавшегося Шаураского укреплённого района. Но Лесной каанат распался, едва сформировавшись, и строительство мощных оборонительных укреплений на севере Предела посчитали неразумным. Тыловая база войск – Дорпат – превратился в промышленный центр, куда с северных уделов свозился древесный уголь и руды, а на юг и запад отправлялось оружие, доспехи и прочие продукты. Передовая база – Шаурай – стала тренировочным лагерем и местом квартировки для северных легионов. Посад на юге, редуты на севере – каждый был рассчитан на пару когорт гарнизона от силы. Как туда сейчас набилось вдвое больше народа? Загадка…

Трибун подошёл к воротам Ламбды и проорал:

- Эй, варвары! Кто старший? Выходи, есть разговор!

Какое-то время ничего не происходило, а затем ворота с противным скрипом начали открываться… Кто там ответственный за Ламбду? Если жив – надо бы взгреть за ненадлежащее состояние вверенного объекта…

Из форта вышел варвар.

Человек лет пятидесяти с небольшим. Седой, с залысинами. Гладко выбритое худое лицо, спокойный взгляд серо-стальных глаз. Недорогой, но добротный латный доспех, короткий прямой меч у пояса, короткий синий плащ – изодранный и запачканный кровью.

Ба! Знакомые всё люди!..

- Тэн Филипп Никер, - буднично, будто бы расстались пару мгновений назад, произнёс Фрамер. - Если вам небезразлична судьба ваших людей, то я предлагаю вам капитуляцию.

- Почётную? – криво усмехнулся варвар.

- Сам знаешь – нет у меня полномочий на почётную. Только на безоговорочную.

- Сдаём оружие и доспехи, после чего вольны будем покинуть Шаурай?

- Сдаёте оружие и доспехи, после чего сидите под арестом до прояснения вашей судьбы.

- Какая тут судьба, трибун? Виселица да каторга – вот и вся судьба.

- Злодейств много натворили? – спросил Фрамер. – Что разграбили? Города, посёлки, усадьбы?

- Не получилось, - усмехнулся Филипп. - Второй эшелон – сам понимаешь… Всё уже разграбили. До нас.

- Тогда есть шанс. Повинитесь, покайтесь… На службу попроситесь, в конце-концов. Выложи всё что о набеге знаешь. Скажите, мол, так то и так – если б с остальными не пошли, клан бы подчистую вырезали… Мне тебя учить, что ли?

- К кому на службу-то? – саркастически отозвался Нимер. – Кто у вас за главного-то? Граф, герцог? Этот меня и слушать не станет. А если кто из легионных – предателям заклеймят. А я даже не предавал – два контракта отшагал, да разошлись наши пути с Империей.

- Граф, герцог… Выше бери! Целая принцесса крови – Её Высочество Афина.

- Принцесса? Чушь какая-то.

- Необычно, да. Но вот – прислала же подмогу, деблокировала. А вы как думали - нас в тылу оставили, Железный Тракт перерезали, и всё? Да нет. Сам же видишь, как всё обернулось.

- Помощь… - варвара отчётливо передёрнуло. – Это что было-то вообще? Я когда служил – такой дряни не было. Огонь с небес и заклинания все эти… Что-то из нового?

- А пёс его знает, - честно ответил Фрамер. – Империя же. Всё может быть. Это здесь глухомань, не говоря уже о хорасанских пустошах, а в Столице…

- Ясно, – помолчав, негромко спросил Нимер. - Выбор у нас есть?

- Выбор у вас есть, - трибун указал на дымящийся форт Ми. – Вон. У меня когорта в строю, но зато три десятка боевых магов четвёртой-пятой ступени. Нам вообще-то вас уничтожить проще, чем охранять.

- А чего ты тогда со мной вообще разговариваешь-то?

- А ты со мной чего тогда заговорил? – парировал Фрамер. – Ты по-человечески, и я по-человечески. Имперец имперца любить не обязан, но понять всегда может.

- Время есть подумать? Тут же не только мои солдаты, ещё куча разных прибилась…

- Только недолго.

Филипп неожиданно усмехнулся.

- Слушай, а не такая уж и глупая идея оказалась…

- Поговорить? Ну да, согласен. Хотя тебе повезло – другой бы тебя и слушать не стал. Великий Рим, ну и всё такое прочее…

- Так и тебе повезло.

- Ну да. Повезло, - Фрамер хмыкнул. – Или не в удачу, а в богов поверил?

- А ты?

- Так меня-то не боги, а Империя хранит. Её солдаты, магия и дипломатия.

- Так сказал… Я ж прямо заскучал по былым временам.

- Ничего, сейчас тебе скучно не будет, - осклабился орк и бухнул кулаком по нагруднику. – Сила и честь, тэн. Только не глупи - сделай всё правильно.

- Сила и честь, трибун, - с некоторой заминкой варвар отсалютовал в ответ. – Сделаю.

Два старых солдата разошлись и зашагали к своим позициям.

4

- Действуют грамотно, - легат Блазиус Лепид постучал пальцем по расстеленной на столе карте. – Пять тысяч в авангарде, по пять тысяч во фланговом охранении, пятнадцать тысяч основных сил и десятитысячный арьергард, который бросили против Шаурая.

- Не многовато ли? – усомнился секунд-легат Констант Корелл. – У нас же там лишь раненые и учебная когорта – на кой ляд против них такую толпу бросать? Хватило бы двух-трёх тысяч.

- Это мы знаем, что в Шаурае не было серьёзного гарнизона, - заметила Афина. – Дикие же наступают фактически в пустоту – вряд ли они ведут полноценную разведку. И я бы на месте командующего легионами отошла бы именно к Шаураю, закрепилась бы и дала ещё один бой.

- Ещё один бой... – проворчал секунд-легат Якоб Эфезиус. – После поражения, да без подготовки, да на таких слабых позициях разбили бы запросто. Вы уж простите, Ваше Высочество, но вы Академии не кончали и тактически...

- Тактически? - прорычала принцесса. – Пламб проиграл приграничное сражение именно тактически! Он не нарушил ни одного пункта Устава, но при этом всё равно проиграл! Кто-нибудь мне скажет, почему он проиграл?

- Действовал без учёта текущей обстановки, - произнёс Блазиус. – Слишком много шаблонов. Недооценил противника, упустил инициативу.

- О, интересное мнение, - хмыкнул Эфезиус. – Вы-то, вероятно, большой специалист по шаблонным действиям и недооценке противника...

- Если вы сомневаетесь в моей компетентности... – холодно произнёс Лепид, кладя руку на эфес меча.

Афина ударила кулаком по столу, заставив подпрыгнуть пару шлемов, которыми прижали карту.

- Сир Блазиус, успокойтесь. Сир Якоб, - Афина в упор посмотрела на пожилого легата. – Вас отозвали из отставки для мудрых советов, а не для ядовитых слов. Если вам больше нечего сказать, то можете вернуться в своё имение.

- Отчего же нечего? – невозмутимо ответил Эфезиус. – Если хотите мудрого совета, то весь ваш план кампании попахивает дурной авантюрой, Ваше Высочество. Вы слишком надеетесь на этих ваших... союзников, слишком переоцениваете свои силы... Которых явно недостаточно. Северные уделы фактически потеряны, значит надо закрепиться на линии центральных графств, собрать больше сил, сделать запасы...

- Всё сказали? – спокойно спросила девушка.

- В целом – да.

- Кто ещё не верит в то, что мы сначала вышвырнем варваров из Империи, а затем погоним их до самой Стены? – Афина обвела взглядом командующих армией.

- Мне, Ваше Высочество, верить не положено – мне положено поставленные задачи выполнять, - хмыкнул Корелл.

- А если я поставлю задачу прыгнуть в небо и достать мне Рубедо?

- Значит, буду строить катапульту побольше.

- Мой ответ вы знаете, госпожа, - пожал плечами Блазиус. – За вас – хоть в огонь.

- При всём уважении, Ваше Высочество, но ситуация тяжёлая, - покачал головой Эфезиус. – Орда либо уже взяла, либо вскоре возьмёт Шаурай и получит хорошую тыловую базу. Гарнизон там маленький и при всём желании те же запасы оружия быстро уничтожить не сможет. Дикие закрепились на Железном Тракте и, владея Шаураем, могут дойти до Дорпата буквально в считанные дни. Превосходство у них будет почти трёхкратное, так что город они могут и взять, раз уж Литгален взяли...

К Афине тихо подошла одна из её дружинниц, что-то шепнуло на ухо и передала несколько белоснежных листов, испещрённых странновато выглядящими имперскими буквами.

- Последние вести от союзников, - будничным тоном произнесла принцесса, наскоро пробежавшись глазами по докладу.

Свеженький... Бумага ещё даже не остыла от наложенных чар.

- И что пишут, Ваше Высочество? – поинтересовался Корелл.

- Как и было оговорено – Шаурай под защитой, - торжественно произнесла Афина. – Осадная армия диких численностью до десяти тысяч копий – рассеяна. В плен сдались свыше трёх тысяч варваров. Федералы наносят удары по всем крупным соединениям Орды вплоть до самой границы с Гефарой. Армия, идущая к Дорпату, таких ударов в основном избегает... Пока что. Ну, кроме фланговых отрядов, которые уже фактически примкнули к основным ударным силам.

- Хотите сказать, что заманиваете Орду в ловушку? – недоверчиво протянул Эфезиус. – Наковальня Шаурая и удар молота под Дорпатом... Вы это серьёзно?

- Я же вам сама озвучивала план, - невозмутимо произнесла Афина. – Раз мы уже не смогли помешать прорыву варваров на юг... то пусть прорываются. Бить Орду нужно под Дорпатом – среди болот и лесов. Не в междуречье Арги-Хары и Рукутар, где можно увязнуть в погонях за рассеявшимися посотенно варварами. И без предварительных ударов с воздуха, чтобы Орда не начала рассредотачиваться раньше времени.

- А теперь, значит, время пришло?

- Сосредоточение крупных сил под Дорпатом и удар в тыл под Шаураем. И вместе с тем – полная дезорганизация тыла глубокого. У Орды сейчас до самой Гефары земля под ногами горит – им даже отступить некуда толком.

- Вертикальный охват. Знаю, учил. Вот только за всю историю эта тактика ни разу не сработала нормально – удар молотом всегда оказывался слишком слаб.

- Потому что десяток магов и пара драконов – это слишком мало, а большими силами вертикальный охват никогда не осуществлялся, - парировала Афина. – Сейчас же всё иначе.

- Неужели? – скептически произнёс Якоб.

- Шаурай наш – что вам ещё надо? А, вы, наверное, ещё не видели оружие людей в зелёном в действии...

На этих словах Лепид и Корелл нервно сглотнули – они-то под огнём оружия федералов как раз таки бывали...

- У меня сейчас дружина упражняется с переданным в дар оружием людей в зелёном, - небрежно бросила принцесса. – Хотите посмотреть?

...До импровизированного стрельбища была буквально сотня шагов, так что далеко идти не пришлось – это радовало.

А вот что принцессу совсем не обрадовало, так это безобразно организованный процесс обучения. Точнее – не столько безобразно, сколько безалаберно, потому как даже охранения не выставили... Конечно, посреди многотысячного имперского лагеря таким можно было и пренебречь, но хоть кого-то же стоило оставить на страже, чтобы хотя бы могли подать сигнал о том, что старший офицер прибыл...

Но – нет, не оставили. Так что тройка легатов и принцесса подошли совершенно незамеченными.

Выстроившиеся полукругом воительницы с интересом наблюдали за дивным по своей красоте зрелищем – десятница Нур от души костерила не особо сообразительную подчинённую:

- Ты, дура тупая, хрен ли ты там дёргаешь?! – голос у кояны был тонковат, зато громок и звонок. – Нос свой дёрни, кобыла!

Распекаемая дружинница смущённо переступала с ноги на ногу и тискала в руках карабин. Дружиннице было стыдно. Как за то, что она безбожно тупила, так и за то, что она возвышалась над своей грозной командиршей едва ли не на три головы.

- Ещё раз! Запомните, сиры идиотки, - Нур продемонстрировала всем обойму с патронами калибра 7,62 миллиметра. – Берёте этот «гребешок», аккуратно вставляете, мать вашу, и нажимаете на верхний патрон. Если не вставился, то достаёте и ещё аккуратнее вставляете заново... И ни в коем случае НЕ ДЁРГАЕТЕ ЭТОТ КРЮЧОК, ВАШУ МАТЬ! Нехер своими руками дёргать то, что дёргать не надо! – коян наградила дружинницу добрым взглядом и ласково произнесла, - Вставляй «гребешок», госпожа ослозадая.

Амазонка аккуратно вставила обойму.

- Вооот... Теперь нажимаешь на верхний патрон... Вот так, да. Достаёшь железку... Куда ты её потащила?!

- А куды её, госпожа дупликарий? – простодушно поинтересовалась девушка, уже было хозяйственно заткнувшая пустую обойму себе за пояс.

- В зад себе запихай, твою мать! – рявкнула Нур. – Мне отдаёшь, чего неясного?! Так. Теперь отводишь эту рукоятку... и отпускаешь. Ну, вот! Можете же, когда хотите, шакальи дети... Всё, теперь...

Дружинница протянула карабин Нур.

- ЧЁ ТЫ МНЕ ЕГО ПИХАЕШЬ?! Сейчас берёшь карабин, выковыриваешь учебные патроны и снова собираешь их в гребешок!

Коян прошлась взад-вперёд, заложив руки за спину. Остановилась, обвела дружинниц грозным взглядом.

- Я с вами когда-нибудь рехнусь! Вас что – подменили всех? Ведь вместе же мертвяков стреляли, а? И ведь ни одна не ошиблась! А сейчас? Я вас спрашиваю – что сейчас не так, дуры вы эдакие?!

- А вроде несложно, - произнёс Корелл. – Даже я понял.

Нур наконец заметила стоящее позади дружинниц начальство. И не только она.

- Смийна! – вякнул кто тонким и картавым голоском.

Амазонки немедленно вытянулись по струнке.

- Мощная у вас дружина, Ваше Высочество, - сухо заметил Эфезиус.

- Угроза всем врагам Империи, - поддакнул Корелл.

Амазонки погрустнели.

- В бою нормально себя проявили, а остальное придёт, - сказала Афина. – Нур, боевые патроны есть? И карабин.

- Конечно, госпожа, - коян немедленно достала из переброшенной через плечо сумки обойму и скинула с плеча свой СКС. – Прошу.

Принцесса уверенным движением зарядила карабин и выдвинулась на рубеж для стрельбы, прицелившись в один из больших деревянных щитов, использовавшихся для тренировок лучников. Даже не щит, а просто толстый спил – арбалетчиков на таких не тренировали, а то болты пришлось бы вырубать из дерева.

Вскинула СКС к плечу, поудобнее упёрла в доспех, прицелилась... А затем выпустила половину магазина. Выпустила бы и больше, но уже на пятом попадании толстый деревянный кругляш раскололся на части.

Поставила на предохранитель, передала оружие кояне.

- Вот так-то, - сказала Афина. – Бьёт на пять сотен шагов, прошибает любой доспех. И это едва ли не самое слабое и старое оружие инвириди... Как идёт обучение, Нур?

- Тупят, Ваше Высочество, - буркнула десятница.

- Это нормально. Какие меры принимаешь?

- Внушение делаю. Голосом, - Нур вздохнула. – Вы ж приказали никого не вешать... Пока что.

- Сурово как у вас, - иронично заметил Корелл. – Прислать пару толковых центурионов?

- Если центурионы будут толковые, то у меня половина турмы небоеспособными на девять месяцев слягут, - слегка улыбнулась Афина. – Просто на кого через седьмицу жалобы будут – тех в отставку отправлю и замуж выдам. Сир легат женат?

- Сиру легату даже одной жены что-то многовато, а уж второй и подавно не нужно...

- Ладно, продолжайте занятия, дупликарий Нуралан.

- Есть! – чётко отсалютовала коян.

Когда легаты и принцесса отошли на полсотни шагов до них снова донёсся голос Нур:

- КУДА ТЫ ТАМ ЗАГЛЯДЫВАЕШЬ, ДЫРКА ТЫ ДРАНАЯ?! Думаешь, птичка вылетит?! Хреном тебе сейчас по башке вылетит! Чё ты лыбишься?! Тебя за такую тупость уничтожить надо! Закопать!

- Суровая девушка, - заметил Корелл. – Речь у неё... хорошо поставлена.

- Да, ругается душевно, с чувством, - кивнул Эфезиус. – Признаюсь, Ваше Высочество меня удивили... Но до конца сомнений не развеяли.

- Вот мы сейчас и идём остатки ваших сомнений развеивать, раз уж иначе советов от вас не добиться, - проворчала Афина.

Русский отряд базировался на краю имперского воинского лагеря и охранялся довольно-таки строго, потому как желающих поглазеть на три десятка самоходов было предостаточно. Ну и пропустить кувшин-другой с необычными союзниками – тоже.

Учитывая, что инвириди выпить явно любили, но при этом их за это нещадно наказывали, люди в зелёном отбивались от попыток союзнических посиделок стойко, но с большой печалью в глазах.

Обычные имперцы такой строгости особо не понимали, но принцесса сообразила сразу – при той огневой мощи, которую представляет собой даже один-единственный инвириди, напиваться им, как и магам, категорически противопоказано. Да и к тому же пьяный маг ничего толкового не рассчитает, а человеку в зелёном надо всего-то за крючок-другой подёргать, чтобы в мире стало на десяток людей меньше.

В любом случае, Афине сотоварищи в посещении парка техники не препятствовали. Как принцесса узнала – у часовых людей в зелёном имелись небольшие сборники с портретами тех, кого пускать можно безоговорочно, а кого надо гнать взашей... Хорошо жить, когда есть походная типографии с артефактами для магографии! У каждого инвириди и книжечка небольшая есть, называемая военным разговорником, так что худо-бедно всегда можно было объясниться. И если Афина просто находила это весьма удобным, то многие офицеры открыто завидовали, вспоминая свои опыты по взаимодействию с какими-нибудь союзными варварами...

- Сира принцесса, - один из стоящих на страже федералов вежливо поприветствовал девушку. – Чем обязаны?

- Лишь небольшой экскурс для мой офицер, - если федералы считали себя обязанными учить унилингву, то Афина посчитала необходимым выучить русскую латынь.

Ну, хотя бы немного. Язык врага знать желательно, а язык союзников – обязательно. Благо что федеральный диалект и так едва ли не на половину состоял из древнелатинских и греческих слов, так что более-менее образованный имперец федерала всегда мог понять хотя бы с пятого на десятое.

- Вы говорили о «механизированной кавалерии», Ваше Высочество, - Эфезиус с сомнением оглядывал ряды «тойот», с незначительными вкраплениями «уралов» и БТРов. – Что бы вы не подразумевали под этим термином... Хорошо. Я вижу самоходы, я примерно представляю, чем они вооружены... Но как вы намереваетесь применять их тактически? Как тяжёлые колесницы?

- Я их никак не намереваюсь применять, - усмехнулась принцесса. – Применять их будут сами федералы, как более опытные в таком вопросе. Однако, насколько я знакома с методами инвириди, к ним нельзя подходить с точки зрения современной тактики.

- Все их самоходы делятся на транспортные, осадные и штурмовые, кои являются своеобразным гибридом первых двух, - вставил Блазиус. – Почти все очень быстрые, полностью защищены бронёй... Даже смотровые щели закрыты зачарованным стеклом, которое не берут ни стрелы, ни арбалеты. Если обычных пехотинцев людей в зелёном с натяжкой можно описать, как сильных магов, то такие машины вообще ни в какие схемы не вписываются.

- Ну да, - кивнул Якоб. – Извечная проблема гномских боевых самоходов... помимо цены и отсутствия унификации – неясная тактическая роль. Когда я был молод, это бесконечное рассмотрение гномьих изобретений уже длилось не первый век... Но вы полагаете, что федералы всё-таки как-то вписали самоходы в структуру армии?

- Если проводить аналогии, то я бы сравнил их с подвижными укреплениями типа вагенбургов, - сказал Лепид. – Как по мне, гномьи самоходы очень подводит тот факт, что их мало. Вагенбург из пары телег не соорудить, так что в пользу самоходов инвириди играет ещё и их многочисленность, а не только собственная огневая мощь.

- Хммм... Аналогия интересная, об этом стоит поразмыслить на досуге. Так значит каждая из этих машин фактически неуязвима?

- Не совсем, - Афина указала на «тойоты». – Видите эти самоходы? Как я узнала – это вообще не военные машины. «Т-йоты» - машины для обычных граждан. У них нет своего оружия, они лишены брони – просто сделаны из металла, но он достаточно тонок. С другой стороны, они развивают совершенно немыслимую скорость, потребляют очень мало топлива, а оснастить их оружием – лишь вопрос желания.

- Лёгкая кавалерия, - понимающе кивнул Эфезиус. – Бей и беги. Разумно. Если за тобой не могут угнаться всадники, а сам ты можешь вести бой вне досягаемости вражеских стрелков – скорость может компенсировать слабую защиту. Значит, каждую из таких машин можно посчитать за десяток лёгких всадников?

- Больше, - сказала Блазиус. – В каждой «Т-йоте» - четыре пехотинца и тяжёлое орудие. Один такой самоход может в одиночку уничтожить сотню солдат противника – конных или пеших. Полдюжины – способны развалить строй целого легиона.

- Кавалерии у нас нет, но «йоты» заменят нам кавалерию, - подхватила принцесса. – На них не возлагается задача истребить всех варваров – удары отрядов «йот» должны в первую очередь заставить Орду держаться большими отрядами, которые легче уничтожать с воздуха.

- Брони нет... Стёкла у них, я так понимаю, тоже заговорены не сильно? Кстати, какие чудесные всё-таки стёкла... То есть теоретически дикие могут их повредить? Например, устроить засаду где-нибудь в лесу, обвалить на пути дерево...

- У федералов хватает дальновидящих артефактов, в том числе и тепловидящих. У них хватает и механических птиц для разведки ближайшей местности. Да – они вполне могут попасть в засаду и понести потери, но не думаю, что это будет во-первых просто, а во-вторых...

- Да-да, понимаю, - поморщился Якоб. – Если у меня есть отличная лёгкая кавалерия, способная доминировать в чистом поле, зачем я поведу её в такие места, где лишусь всех преимуществ?..

- К тому же отряды «йот» будут действовать как при поддержке с воздуха, так и с вот такими машинами, - Афина указала на БТР-82. – Вот он как раз полностью бронирован, а его магострел способен крошить даже каменные стены. Полагаю, что если будет нужда передвигаться по каким-то неудобным местам, то федералы просто пустят этот самоход в авангарде. Такого обычным бревном не остановить – тут надо целый бессмертник[1] валить.

- То есть в целом предполагается что-то вроде... – Эфезиус пощёлкал пальцами. – Падения Новой Греции? Кавалерия Падших своими манёврами сковала синтагмы эллинов, после чего их последовательно разгромила армия магнуса Деенары... Что ж. Быть может, вы не до конца меня убедили в мощи федералов, госпожа, но готов признать – ваш план авантюрен, но не самоубийственен. Пожалуй, был неправ, прошу простить старика.

- В конце концов за вас ручался сам сир Кастор, - невозмутимо произнесла Афина. – И он просил передать, как только вы признаете свою неправоту, что вы, цитирую – «старая ослиная задница». Сир.

- Задница не задница, а я своё дело знаю, - усмехнулся Якоб. – Что ж. К делу, Ваше Императорское Высочество. Надо разбить эту вонючую Орду, да желательно побыстрее. Мне и правда стоит поскорее возвращаться в имение.

- А что так, сир? – полюбопытствовал Корелл.

- Если бы вы видели какие астры я вырастил, ни у кого бы рука не поднялась оторвать меня от этого занятия.

[1] Близкий родственник земной секвойи.

5

Помимо «архаровцев», также известных как «Бригада Ахрар Аш-Китеж», они же ротно-тактическая группа, они же РТГ-141 по числу имеющегося личного состава, под Кауросом к выдвижению готовился и разведбат.

Разведбат прозвищами обрастал куда как медленнее, долгое время фигурируя просто как «Могучая кучка», опять-таки по числу личного состава. Эриксон пытался продвигать название «Батальон Меркурий», но приживалось оно так себе. Зато кто-то из «архаровцев» пустил в народ хлёсткое «1-я Панцергренадёрская Курфюрст фон Вяземски» – припомнилась дежурная отмазка Сергея, что английский он не понимает, потому что в школе учил немецкий. Что обычно означало «вообще никакой язык не знаю».

Такой креатив майору не понравился, и он потребовал от личного состава больше не пытаться разводить мотострелков на разное добро и прочий хабар, но было уже немного поздно, так что «панцергренадёры» к разведке таки прилипло. К огромному неудовольствию Вяземского.

Впрочем, на фоне очень легкой бригады на «тойотах», соединение разведчиков и правда смотрелось не то что панцергренадёрами – настоящей танковой дивизией прорыва.

Два броневика «тигр», две «гиены», одна из которых была вооружена 14,5-миллиметровым КПВ, БТР-82 и два «тайфуна». Причём, на крыше одного из них закрепили СПГ, а из второго сделали базу для запуска дронов. Также имелось два квадроцикла, две новеньких багги и «урал» снабжения.

Не хватало только настоящих танков и самоходных артустановок, но гусеничная техника бы серьёзно сковала отряд, так что Вяземский не стал брать уже имеющиеся в его распоряжении Т-55 и потенциально доступные САУ. Вероятно, если бы он хорошо попросил, то их бы ему выделили. Но вот только зачем? Даже без учёта того, что его нанобатальон и так всё дальше отходил от функций классической войсковой разведки, превращаясь в не пойми что.

Тактически – во что-то вроде штурмового отряда или пресловутого спецназа. Считалось, что разведчики на сегодняшний момент обладают наибольшим боевым опытом в качестве подразделения первого контакта. Дракон? Был. То ли големы, то ли роботы? Были. Зомби? Были дважды. Ниндзя-ассасины-хаоситы? И тут без Вяземского не обошлось.

В путь предстояло отправляться уже сегодня, так что Сергей проводил контрольный обход, проверяя всё ли в порядке и всё ли взяли.

- …А командовать кто будет? – скептически поинтересовался майор у лейтенанта Айвазова, который примерял слегка доработанный огнемёт. – Если ты жечь собрался?

- Я и буду, - невозмутимо ответил офицер, поправляя лямки. – И не жечь, а отжигать… А что? Мы ж один хрен воюем, все как один. А эту байду я хотя бы таскать могу без особого напряга…

Ну, в общем да – аргумент был справедливый. Айвазов, который периодически переиначивался то в Айвазовского, то в Айву, был из всех разведчиков самым габаритным – рост под два метра и комплекция шкафа с антресолями.

Надо ли говорить, что по образованию он опять же был танкистом? Как так сложилось, что срочников в танковые войска брали невысоких, а офицеры через одного были велики и необъятны – оставалось загадкой…

А касательно тяжёлого вооружения в любой армии всегда и везде царил один принцип: большому человеку – большую торпеду. То есть, если вы обладали внушительными габаритами, то вам всегда норовили впихнуть самое тяжёлое оружие, которое приходилось таскать. И при этом никого вообще не волновало – вы действительно большой и мускулистый, или просто жирный.

Юрию Айвазову, несмотря на небольшое раннее пузо, повезло – он был не жирным, а сильным. И снаряжённый ЛПО-50 в дополнение к стандартному комплекту снаряжения и оружия таскал без особых проблем – что для такого лося какие-то 23 килограмма?

- Да и вы сами, тарщ командир, часто с пулемётом бегаете…

Тоже верно. Хотя «часто» – это не значит «всегда». Так… скорее вооружался при необходимости.

- Кожух делать не стал? – поинтересовался у Эриксона Сергей.

- Не, я потом поразмыслил – ни к чему это, - ответил Неверов. – Баллона со сжатым газом нет, баллоны для огнесмеси из легированной стали, сама огнесмесь не самовоспламеняется…

Алексей пошкрябал ногтем несколько глубоких царапин.

- Во, из имперских арбалетов стреляли – не пробивает. А даже если и будет дырка, то оно сначала будет просто вытекать… А вот рукав на всякий случай обернул арамидкой. Ещё систему крепления доработал – его теперь в случае чего можно в две секунды сбросить и не таскать на себе пустые баллоны. Аккумы ещё в «ружье» ни к чёрту: ну, сами понимаете – время. «Кроны» обычные приспособил – нормально, работает. Пиропатронов оригинальных ПП-9РО не нашёл, но и с обычными ПП-9 пашет.

- А не рванёт? – с сомнением спросил Вяземский.

- Не должно, - хором заявили Эриксон и Айвазов. Чем ни капельки не развеяли опасений майора.

- Может, ну его нахрен, этот фламменверфер?

- Ну, командир, - Неверов даже обиделся. – Тут уже такая техническая работа проведена, что теперь жалко будет не применить. Такая вещь всё-таки…

- Такая – это какая?

- Внушительная, - солидно пробасил лейтенант. – А то у нас автоматы, пулемёты да гранатомёты – всё какое-то сильно смертоносное, но местные могут и не успеть проникнуться всей серьёзностью момента. Хлоп – и все уже мёртвые.

- Ну да, а здесь вжух и вроде уже мёртвые, но ещё орут и горят…

- Наглядная агитация, - вставил Эриксон.

- Мне тебя замполитом назначить? – поинтересовался Сергей. – Ладно, хрен с ним, с огнемётом... Пусть будет. Глядишь – и пригодится ещё. Что в целом по вооружению? Пистолеты всем раздали?

- «Ярыгиных» хватило только на офицеров и капралов – рядовым раздали ПМы.

- Хреново, - в кои-то веки вставил реплику Темиргалиев.

- Ну, лучше уж так, чем ничего.

- У нас на всю роту ПЯ есть, но они на склаке, - Сергей поморщился. – А склад в городке… По РКГ инструктажи провели?

- И даже практические метания, - кивнул Эриксон. – Думаешь – тоже пригодятся?

- Вылезет на тебя какая-нибудь козябра – будешь с десяти метров по ней из РПГ садить?

- Он даже не взведётся…

- То-то и оно, - сказал майор. – По одной противотанковой на человека. Не убьёт, так повредит или глушанёт.

- Даже и не думал, что кто-то с РКГ дело имел… - признался Айвазов.

- Имел, - пожал плечами Неверов. – И даже применять приходилось. Немного, правда – РПГ как-то сподручнее всё-таки… А так – много с чем старым приходилось иметь дело. С «максимами», с ПТРС, с ДШК… А вот с ППШ и Томпсонами только фотался – под них патронов, считай, вообще не было.

- А я думал, у нас вообще сплошное новьё будет. И вроде «ратник» топовой комплектации есть, и машины только с завода… И при этом - гранаты пятидесятых годов и старый «сапог[1]» в качестве артиллерии.

- Сначала думали, что тут магов – как собак нерезаных, да ещё и каждый второй умеет танки с одного файербола сжигать. Вот и снаряжались, как на последний бой, - пожал плечами Вяземский. – А оно вон как на самом деле оказалось. И раз героического превозмогания не намечается пока что, то приходится думать, как воевать тем, что вообще не жалко и как беречь то, что на балансе ещё числится.

- Мне вот с таким вот подходом пытались к «корду» впарить валовый 12,7 мм, - проворчал Булат. – У которого, между прочим, как и у валового 7,62 ШТАТНО заложено рассеивание по горизонтали. Типа – чтобы одной очередью больше врагов накрыть. А в снайперке мне оно на кой хрен?

- По дробовикам всё сделали?

- Сделали. Синяя изолента – пули, красная – картечь. Ну, это к КС-К. К «бенелли» самому придётся как-то по карманам распихивать разные патроны и помнить что где… Ну, если им реально придётся вооружаться.

- Мы ж вообще дробовики брали, чтобы тяжёлых юнитов бить – смысл тогда именно в дроби? – спросил Айвазов.

- Там не дробь, а картечь, - объяснил Эриксон. – Накоротке – не хуже, чем очередь из пистолета-пулемёта будет.

- Кстати, а где Татьяна? – огляделся по сторонам Сергей. – Я ж сказал всем командирам собраться.

- А чем она у нас командует-то?

- Учитывая масштабирование – отдельным медвзводом.

- Справедливо, - почесал затылок Эриксон. - Тогда, наверное, около «медтигра» где-то. И надо её как-то оповестить, что ли… Ну, что она у нас аж к младшему командному составу относится… А что насчёт дочки не спрашиваешь?

- Шари я ещё с утра проверил и других задач ей нарезал.

Медицинским один из двух «тигров» называли больше для удобства, нежели исходя из каких-то реальных свойств. Ни красных крестов на бортах, ни отличия в штатном вооружении не имелось, но зато в нём теперь базировалась ефрейтор Семёнова со своими запасами лечебных эликсиров и зелий… То есть таблеток и ампул.

Впрочем, в данный момент штатный фельдшер батальона была занята тем, что без кителя, в одной тельняшке, дралась с младшим сержантом Вяземской…

Точнее, проводила очередной спарринг.

Шари - тоже одетая в тельняшку – больше уклонялась и блокировала удары, время от времени давая короткие советы и поправляя свою противницу. На текущий момент это была как раз поставленная перед фейри задача – провести очередное занятие по рукопашному бою с Семёновой.

Вяземский придерживался мнения, что даже в эпоху тотального господства огнестрела и наличия ядерного оружия, умение бить морду солдату всё равно не помешает. Тренирует выносливость и умение терпеть боль, вообще закаляет. Плюс скорость реакции и внимательность в стрессовых ситуациях.

И дисциплинирует опять же – в бою без хладнокровия никак. А то вот с самоконтролем у Татьяны всё не так гладко оказалось – пребывание в плену явно как-то отразилось на девушке, и если в обычной жизни она была вежливой и даже застенчивой, то вот в драке становилась упёртой и агрессивной. Порой даже чрезмерно...

Пара ударов в голову – излишне размашистые, но довольно грамотные. Впрочем, Шари без особых усилий уворачивается.

- Руку прямее, - напоминает фейри. – Помни о защите.

В подтверждение своих слов бьёт ногой в печень – не сильно, скорее просто обозначая удар. В учебных спаррингах с другими разведчиками, когда эльфийка не сдерживалась, то таким ударом запросто могла свалить взрослого мужика.

Татьяна попыталась захватить ногу Шари, но не смогла. Крутанулась на месте, махнув ногой с разворота – снова неудачно, фейри просто пригнулась. Прямой удар – его эльфийка просто заблокировала. Семёнова быстро сократила дистанцию и попыталась ударить кулаком сверху вниз. Шари перехватила руку и перебросила свою противницу через себя.

Татьяна довольно грамотно приземлилась, перекатилась и тут же вскочила на ноги.

- Неплохо, - оценила Шари и неожиданно провела подсечку, сбив Семёнову с ног.

Та умудрилась в падении ударить ногой, едва не зарядив Шари в грудь, так что фейри пришлось отскочить назад. Татьяна с воплем оттолкнулась спиной от земли и одним рывком вскочила на ноги, демонстрируя хорошую физическую форму... И тут же рухнула обратно, потому как возникшая перед ней Шари несильно пихнула её в грудь.

Наблюдавшие за всем происходящим рядовые разведчики разразились аплодисментами и радостными криками.

- Смотрю, кто-то уже к выезду подготовился? – сухо произнёс Вяземский, появление которого любители женской лиги ММА проморгали. – Ну-ка марш отсюда проверять всё ли по фен-шую сделано.

Шари протянула руку, помогая Татьяне подняться на ноги. Кивнула Вяземскому.

- Отец. Провожу занятие. Всё по плану.

Сергей вздохнул. Упрямая эльфийка продолжала именовать его отцом, причём чаще всего намеренно, а не потому что не понимала норм субординации, например. Или того, что у них вообще-то всего восемь лет разницы, так что майору она скорее в младшие сёстры годилась.

Впрочем, это в общем-то не раздражало... И не только Вяземского, но и вышестоящее начальство. А порой явно забавляло.

- Вижу, что проводишь... – проворчал Сергей. – Татьяна, ты где такую акробатику выучила?

- Я в школе карате немного занималась, - слегка порозовела Семёнова. – А что, плохо?

- В бою не самый лучший приём, - вместо майора ответила Шари, но на всякий случай посмотрела на Сергея. – Я же права?

- Права, - кивнул Вяземский. - Таня, что у тебя с медициной – всё собрала?

- И даже у «архаровцев» получилось кой-чего сверх комплекта выцыганить... Антисептики, обезболивающее в ампулах. И шприцы, а то они всё равно там уколов бояться - даже фельдшера.

- Что пришлось взамен дать?

- Я просто глазки немного построила, - хитро улыбнулась Семёнова. – Им если что и с базы помогут, а у нас же дальний рейд, нам нужнее.

- Сразу видно – наш человек, - хохотнул Эриксон. – А ты брать её не хотел, командир!

- Молодец, хвалю, - улыбнулся Сергей. – Жалобы, предложения?

- Никак нет! – бодро козырнула Татьяна.

- К пустой голове руку не прикладывают, - озвучила очевидное Шари. – Отец, ещё задания будут?

- Нет, можешь пока отдохнуть.

- Я лучше пойду ещё раз машину проверю, - покачала головой фейри. – Мало ли.

Сергей это одобрил, но вслух сказать не успел, потому как у него пискнула рация.

- Да, на связи.

- Командир, это Исаков, - доложил дежуривший у границ мини-лагеря разведчиков боец. - К вам тут от имперцев.

- Кто?

- Принцесса Афина.

- Хм, - нахмурился Вяземский. – Интересно, зачем... Понял тебя, сейчас подойду.

- А она действительно настоящая принцесса? – полюбопытствовал Айвазов, который до этого Афину видел в основном только издали.

- Самая настоящая.

- Ага, настоящее некуда, - хмыкнул Эриксон. – На коне скачет, головы мечом рубит, в доспехе всё время...

- Принцесса, - пожал плечами майор. – Не принц же, верно? Пошли, узнаем, чего Их Высочество нас визитом почтило...

Принцесса Афина заявилась, как обычно, без пышной свиты – лишь с парой своих амазонок. Вполне знакомых уже, надо сказать. Высокая и крепкая орчанка в латном доспехе с клинком-полуторником на плече – Гаста, и невысокая кудрявая блондинка в кольчуге с рядами стальных блях на груди – Хелен.

- Ваше Высочество, - кивком, как старую знакомую, поприветствовал принцессу Сергей. – Рад вас видеть.

Насколько он при этом нарушал местный этикет было неясно. Впрочем, его ни сама Афина, ни кто-либо другой ни разу не поправил – принцесса в общении была совершенно простой и сама предпочитала, чтобы к ней обращались как к обычному имперскому офицеру. Уважительно, но без лишнего подобострастия.

- Взаимно, сир Вяземский, - Афина тоже кивнула в ответ и протянула разведчику небольшой свиток пергамента с внушительного вида печатью. – Вот.

На печати красовалась имперская аквилла, а значит документ был официальным.

- Здесь подтверждения ваших полномочий, как моего союзника и личного эмиссара, - заявила девушка. – На северо-восточных землях вы сможете действовать непосредственно от моего имени.

- Благодарю, Ваше Высочество. Почту за честь. Но вы вполне могли бы передать сей документ и с нарочным, а не утруждать себя...

- Просто хотела ещё кое-что на словах передать, - слегка улыбнулась Афина, но тут же посерьёзнела. – Сир Вяземский, к сожалению, я не могу послать вместе с вами своих солдат... Да и, полагаю, это не очень-то нужно – вы зарекомендовали себя как человек чести, так что, думаю, могу просить вас об одолжении.

Начинааается... И о чём, интересно, Её Высочество попросит-то?

- На северо-востоке сейчас неспокойно, - сказала Афина. – Даже без диких. Беженцы, остатки отступивших частей... Наверняка из своих укрывищ повыползали инсургенты и просто головорезы. Имперской власти там сейчас... мало. Слишком мало. Порядок навести некому... пока что. А тут вы в те края всё равно направляетесь. И моя просьба: столкнётесь с чем-то, на что не сможете закрыть глаза – не закрывайте. Действуйте. Если что – скажите, что действовали моим словом и по моей просьбе.

- Я не... стражник и не палач, Ваше Высочество... - негромко сказал Вяземский.

- Но вы человек чести, Сергей, - принцесса пристально посмотрела в глаза разведчика. – Ведь так?

- И я не сведущ в законах Новоримской Империи.

- А какова, по-вашему, кара, за убийство невинного человека? За насилие над женщиной?

- Смерть, - хладнокровно ответил майор.

- Вот видите, - улыбнулась Афина. – И больше не врите восьмой наследнице престола, что не знаете законов Неорима. Главное вам известно.

- Что ж... Пожалуй, это и правда будет несложно.

- Удачи, сир Вяземский, - принцесса протянула руку.

- Сила и честь, Ваше Высочество, – пожал протянутую руку майор.

Уже дважды удачи пожелали... Не к добру, видимо.

[1] Жаргонное наименование станкового гранатомёта СПГ-9

6

«Группа армий Восток», сиречь третья крупная армия Орды, следом за двумя другими на юг не пошла. И по тактическим соображениям, и по сугубо практическим – там, где прошло несколько десятков тысяч конных и пеших, ни фуражом, ни припасами, ни хоть какой-нибудь добычей можно было даже и не надеяться разжиться. Так что, пройдя севернее Гишана, дикие перешли Арги-Хару и обогнули Сторожевой лес с севера, неожиданно вторгнувшись в междуречье земель Сорока Племён.

Эти территории были населены несколькими людскими и орочьими кланами, которые суммарно могли выставить не намного меньше бойцов, чем было в пятнадцатитысячном корпусе вторжения.

Однако эти силы было не так-то просто собрать вместе – на это требовалось время, а вот времени у местных кланов как раз и не было.

Дикие играючи разгромили полдюжины отрядов, числом меньше тысячи копий, действуя куда более крупными силами. Междуречье Арги-Хары и её небольшого притока – Хои, оказалось опустошено. Неудивительно, учитывая что, минимум, половина этой армии состояла из членов племени Акшар, ведомого тенном Хозесом, даже среди других хорасанцев считавшиеся жуткими головорезами.

На восток потянулись беженцы из лежащих на пути Орды земель, а вместе с ними выдвинулись и собираемые ополчения кланов. Главы трёх западных племён послали весть к остальным членам Совета Сорока, но уже сейчас было ясно, что если дикие не остановятся, то будет потеряна минимум треть земель, прежде чем удастся дать генеральное сражение.

Номинально Сорок Племён могли выставить столько воинов, что от пятнадцатитысячного корпуса и мокрого места бы не осталось. Шесть людских, семь орочьих и двадцать семь больших кланов фейри. Но кто-то просто не успеет, кто-то не захочет успеть – сильванам с отрогов Рубикона и Ржавого кряжа надо сотни миль преодолеть. Причём по землям соседей, с которыми у фейри особой дружбы нет и которые вряд ли будут рады видеть у себя на земле тысяч двадцать остроухих бойцов. Так что есть серьёзные основания полагать, что кто-то вообще не отреагирует на призывы о помощи.

Впрочем, кое-какие силы собрать уже удалось.

- Клан Оукари – девять сотен пехоты, триста лучников, полтора десятка олифантов, - мрачно уронил здоровенный орк в накинутой на плечи шкуре снежного волка.

- Клан Дирайя – четыре сотни пехоты, пять сотен всадников, сотня лучников, - произнёс пожилой воин в ламелляре имперской работы, покачивая в руке имперской же работы шлем с глухим забралом и султаном из перьев.

- Клан Зирт – восемь сотен всадников, две сотни лучников, - сказала молодая воительница, с нанесённой на лицо боевой раскраской по обычаю северных племён, в лёгком кожаном доспехе и с луком за спиной.

- Клан Оушаг – двенадцать сотен пехоты, сотня лучников, - высокая стройная орчанка в толстой кожаной куртке с нашитыми роговыми пластинами, опирающаяся на короткое копьё с широким листовидным наконечником.

- Клан Терагара – двести пехотинцев, восемь сотен лучников, - немолодой уже фейри в короткой воронённой кольчуге.

- Клан Эанара – триста пехотинцев, семь сотен лучников, - ещё одна фейри. По меркам сильванов – довольно молодая, вряд ли старше полусотни кругов. Для фейри – ещё вполне детородный возраст, так что даже странно, что её уже выбрали военным вождём...

- Шесть с половиной тысяч от больших кланов, - подытожил Димитриус Дирайя. – Ещё около полутысячи от кланов малых. Треть всех воинов – лучники. Негусто.

- Хорасанцы разбились на три отряда по легиону в каждом, - произнёс Ритор верс Терагара. – Против дружин отдельных кланов хватает. Один такой мы одолеть сможем.

- Договориться не получится? – спросила Ханна Зирт. – Их цель не мы, а Империя. Пусть проходят.

- Скажи это речным кланам, всадница, - рыкнул Паг Оукари. – Это же Акшар – с ними не говорят и не воюют. Ты либо убиваешь этих людоедов, либо становишься их обедом.

- Тогда – договариваться с имперцами? – предложила Ширидар верс Эанара.

- Им не до нас, - покачал головой Дирайя. – Орда серьёзно навалилась на ромеев – они отошли к Дорпату. Им бы дальше не откатиться – какой уж тут поход на север?

- Я бы всё равно послала к ним гонцов, - произнесла Фрамея Оушаг.

- Мы посылали.

- Не с предупреждением - с просьбой. О помощи.

- Нам? Просить помощи у имперцев? – фыркнула Зирт. – Что за вздор!

- С имперцами мы не воюем, - произнёс Оукари. – Торгуем. Мы не друзья, но и не враги. Даже если попросить – не помогут они нам. Потому что не враги, но и не друзья.

- У нас мало сил, мало тяжёлых бойцов, - веско произнёс Ритор. – Нужно ждать подхода холмовых и равнинных кланов. До того лучше где-нибудь закрепиться.

- Это Чистолесье – где тут закрепляться-то? – спросила Зирт. – Лесов нет... Да и были бы – своих всадников я бы туда не двинула.

- И городищ нет, - вставил Оукари.

- Есть старое капище... - задумчиво произнёс Дирайя. – День пути отсюда. Стоит на холме, рядом река. Можно встать лагерем.

Все остальные посмотрели на него как на сумасшедшего.

- А ещё меня называют безумным, - задумчиво уронил орк. – Старик, ты и правда полагаешь, что это добрая мысль? Капище? Ещё и покинутое?

- Восемнадцатый век идёт, как пришли ромеи, - хмыкнул Димитриус. – Кто сейчас боится древних богов?

- Тот, у кого нет под рукой легиона латников и полудюжины боевых магов, - сказал Ритор.

- Вы же сильваны. Разве вы верите в чужих богов?

- Мы – сильваны. А не глупцы. Если мы не верим в богов, это не означает, что с ними стоит ссориться.

- Успокойтесь, - поморщился Дирайя. – Никто не помнит, кому там поклонялись и никто не помнит, чтобы там были даже тени богов. Его и капищем-то по привычке называют – может, это развалины какой-нибудь древней крепости, а, может, ещё что. Сейчас это просто куча каменных глыб, в которых можно занять оборону. Или тут кто-то умеет возводить полевые укрепления, подобно имперцам?

- Имперское оружие и доспехи тут только у тебя, старик, - буркнул Оукари. – Что ж, крепость так крепость – всё лучше, чем в поле лагерь разбивать. Я – за.

Голосование вышло бурным, но недолгим. Нежелание оставаться на открытой местности всё же пересилило страх перед какой-то там эфемерной угрозой. Тем более, что в «капище» и правда не было ничего зловещего. Вокруг не было мёртвых деревьев и жухлой травы, в воздухе не висело смрадного запаха, а текущая неподалёку река не была заболоченной или мутной.

Сами руины то ли святилища, то ли какой другой древней постройки представляли из себя несколько кольцевых рядов громадных каменных глыб и остатки грубо сложенных стен. Ни зловещего вида идолов, ни алтарей для жертвоприношений. Стены пусты – их не украшали ни орнаменты, ни письмена.

- И правда - не очень-то здесь и страшно… - разочарованно протянул Оукари. – На капище опасного божка не похоже.

- А что, много встречал? – полюбопытствовала глава клана Оушаг.

- Приходилось, - лаконично ответил орк.

- Тоже встречал, - кивнул Ритор. – Главное – нет погибельной ауры. Если здесь творили зло, то первыми бы погибли деревья и травы. Потом вода превратилась бы в яд. Если это и было храмом, то этому богу не приносили страшных жертв.

Лучники и пехота встали лагерем среди руин на вершине холма, конные расположились на лугах подле. В самом капище разместились едва ли две тысячи человек – места всем не хватило. Так что занятие укреплённого места получилось откровенно так себе. Лучше, чем ничего, но хуже, чем если бы встали нормальным военным лагерем по всем заветам ратной науки. Те же телеги в круг бы выстроили, например. Но телег – мало, почти все выдвинулись налегке, без серьёзных обозов. Конным обозы и не нужны, а пехота частично на себе припасы несла, частично – на подножном корму жила. Когда вокруг вдосталь дичи, а отряд небольшой – можно и охотой прокормиться.

И даже хорошо, что без обозов двинулись, а то ж влекомые лошадьми телеги у тех же лесных кланов – редкость большая, они если кого и запрягают, то быков. А, как известно, армия движется со скоростью самого медленного обозника. При такой скорости хорошо если полдюжины миль удастся за дневной переход одолеть… Про то, как пешие легионы имперских латников за день по три десятка миль отмахивают, только мечтать и остаётся.

Так что недостаток укреплений восполняли усиленной разведкой. Дозорные десятки сильванов рассредоточились по округе, в дозор выдвинулись конные разъезды, а шаманы держали в воздухе ручных соколов и воронов. Всё ж таки и правда – восемнадцатый век на дворе, как в старину уже никто не воюет, когда можно было чинно встать лагерем и никого особо не опасаться…

На вторые сутки прибыли дозорные из небольшого клана фейри-всадников – Нидара. Принесённые ими вести были… странными. И довольно пугающими.

Разведка показала, что основные силы Орды так и остаются разбитыми на три отряда, каждый численностью примерно в легион. Они закрепились в междуречье Хои и Арги-Хары, рассылают отряды фуражиров, но продвижение остановили. Однако что-то всё равно уничтожало одно племенное городище за другим. Споры среди военных вождей, кто бы это мог быть затянулись до самой ночи.

Ширидар, осмотрев как расположились её соклановцы, прошлась вдоль переднего ряда обороны, а затем устроилась неподалёку от ближайшего бивуака и принялась править меч. Женщине не спалось – терзало неясное ощущение тревоги. Может, просто обычное волнение – ведь всего два месяца как её выбрали военным вождём, а тут сразу же большой военный поход...

Подошёл военный вождь другого Большого Клана фиари – Ритор.

- Ширидар-са, - вежливо кивнул фейри. – Не помешаю?

- Нет. Вы что-то хотели?

Ритор – другое дело, он спокоен. Конечно, на людской взгляд фиари вообще всегда и все как один спокойны и неэмоциональны... Но тут другое дело – военному вождю Терагара уже кругов двести, он и у имперцев успел послужить, и по миру попутешествовать. Многое видел, многое знает, вряд ли уже чему-то может удивиться.

- Я о той смутной угрозе.

- Думаете, это всё-таки Падшие? – спросила Ширидар.

- Самое вероятное, - фейри присел рядом с ней на огромную каменную плиту, почти всю покрытую мхом и лишайником. – В это я верю больше, чем в то, что хорасанцы призвали какого-нибудь злобного бога во плоти. Фатихару, Дааш, Кориоган или кто у них сейчас с в почёте.

- Слухи о Падших среди Орды...

- Не просто Падшие, - перебил женщину Ритор. – Скорее всего Алые Жнецы – клан убийц, после которых ничего живого не остаётся. А ткань мира настолько истончается, что к нам прорываются злобные духи.

- Почему вы говорите это мне, а не всем вождям? – слегка удивилась Ширидар.

- Потому что если это правда, то сражаться с ними придётся нам. Люди и орки для них не противники.

Справедливо. Фиари сами по себе быстрее и сильнее других рас, да и к тому же поголовно умеют творить простую волшбу. Но главное – за их плечами опыт десятков и сотен лет. Даже из самого слабого и неумелого за полвека можно вылепить отличного бойца. А у Падших за плечами даже не десятки – сотни лет опыта войны и убийств. Иных среди патриархов просто нет – выжили лишь самые сильные, самые хитрые, самые удачливые. Всех остальных перебили имперские террор-группы и отряды Рассветных Звёзд Светлых братьев.

Но здесь, на Северо-Востоке, никого из них нет, а из достойных противников – только лесные фейри. Народ охотников, не воинов. Не слишком хорошо вооружённых, не очень хорошо владеющих боевой магией, ни слишком опытных в боях... Но кто, если не они? Если не они, то никто.

- Сколько у тебя бойцов, прошедших имперскую армию?

- Полсотни пехотинцев, сотня лучников.

- И у меня столько же, - слегка поморщился Ритор. – Этого мало. Сколько у тебя триариев? У меня ещё тридцать мечников и две сотни лучников.

- Двадцать мечников, сотня стрелков. Много по рекрутскому ясаку ушло.

- Ясно, - фейри задумчиво порабанил пальцами по каменной плите. – Если Жнецов не больше одной манипулы – может и справимся...

- Правда так считаете?

- Нет, - честно признался Ритор. – Но потрепать сможем – это точно.

- Сможем, - проворчала Ширидар, продолжая править меч. – Но ради чего? Они Падшие, но всё же фиари. Моя сестра когда-то ушла к ним. Может, получится договориться?

- Не с этими. Не в этот раз, - отрезал фейри. - Орду привели в наши земли Падшие. И привели не чтобы обменяться приветствиями и дарами – привели с войной. Это удар. А лесной народ всегда отвечает на удар. Если выпало сражаться с Падшими, то проигрывать нельзя. Умереть можно, проигрывать – нет.

- Потому что они Падшие?

- Потому что их не просто так зовут Тёмными фиари.

- Быть может, не всё, что говорят о Падших – правда... – проворчала женщина.

- У тебя что-то к имперцам?

- Я не Эанара по крови, - Ширидар поймала своё отражение в лезвии короткого меча. - Меня выдали из дальних земель – из клана Сангара. А недавно до нас дошли вести, что клан Сангара полностью погиб, когда у имперцев началась свара! Мои родичи – мертвы! Кто-то остался, но клана больше нет. А ведь они присягали Новому Риму. И разве тогда Падшие не правы, что имперцы – это зло?!

- Не горячись, вождь, - проворчал Ритор. – Светлому верь на половину, человеку – на четверть, Тёмному – никогда. Вести – это лишь слова, которые родились не на твоих глазах и не твоими родичами принесены. Ритенгемот будет в этом году. Прибудут посланники южных кланов – расскажут правду. А до тех пор - не ищи правых и виноватых. Ты же военный вождь!

- Я не просила об этом, - тихо произнесла Ширидар. – Я просила о том, чтобы идти на юг и справить поминки родичам, но Хранительницы сказали, что это будет мне испытанием и успокоением... Но я не чувствую себя спокойной.

- А ты молода для вождя, - заметил Ритор. – Разве ты не должна растить второго ребёнка?

- У меня нет и первого - Великий Дух не осенил меня своей милостью. Но я лучше всех в племени бью из лука, хорошо сражаюсь на мечах и умею командовать...

Вождь Терагара промолчал – и так всё ясно. Бездетная и на грани пригодного возраста – вот и решили Хранительницы правды, что не будет от неё пользы в продолжении рода. А раз так, то пришло время выбрать Ширидар ту стезю, по которой она пойдёт до конца жизни. Не хозяйка, не охотница, не Хранительница – воин. Сразу – и дар, и проклятье.

- Не нам пытаться постичь Великого Духа, - Ритор посмотрел на чернеющее небо, в котором зажигались первые звёзды. – У каждого из нас свой путь. Замысел Торната – не для простых смертных и бессмертных. Раз тебе выпала такая судьба, Ширидар-са... Значит, это нужно.

- И смерти моих родичей?

- Все мы смертны. Рано или поздно. И все мы встретимся. В этой жизни или иной, в этом мире или другом...

- Великий Торнат больше не встретил свою возлюбленную Чёрную Звезду, - грустно усмехнулась Ширидар. – Где уж тогда нам на что-то надеяться?

- А что нам ещё остаётся? – пожал плечами Ритор. – Алая Звезда восходит, но небеса ещё не рухнули, а значит замысел Великого Духа ещё не исполнен. А значит – наша история и история Торната ещё не окончены.

Фейри поднялся на ноги, положил руку на плечо соратницы, слегка сжал.

- Не горячись, Ширидар. Не отчаивайся. И не верь тому, что не увидела сама. Кто знает, как всё обстоит на самом деле? Смотри!

Ритор достал нож и со скрежетом провёл по каменной плите, соскребая мох и лишайник, а затем прикоснулся двумя пальцами, под которыми тут же засветились древние клинописные письмена.

- Можешь прочитать?

- «Шестьдесят два... или шестьдесят второй?.. Несли здесь... службу... принесли... привели...» Не пойму, что за слово. Прости, Ритор-са, я не сильна в эмегире.

- Это не эмегир и не эмесаль. То, что было до них; то, что древнее. О чём говорят эти слова? О герое или героях? Или о предателях? Или это просто рабочее граффито? Мы уже не узнаем. Потому что это всего лишь...

Ритор осёкся и огляделся по сторонам.

- Что такое? – моментально насторожилась Ширидар.

- Туман, - лаконично ответил фейри и достал меч.

Эанара тут же вскочила на ноги, сразу же сообразив, что насторожило её собрата.

Растекающийся на равнине перед руинами туман явно был не истинным, а колдовским. Не самое сложное колдовство, да и по нынешним меркам считается морально устаревшим, потому как малый туман несложно развеять магией ветра, а в большом почти невозможно управлять своими собственными войсками.

По лагерю моментально разнеслись сигналы тревоги, и ополчение кланов начало спешно готовиться к обороне. Всадники спешно уводили коней в тыл – от кавалерии в ночном бою всё равно толку не было. Даже на ровной местности впотьмах немудрено переломать лошадям ноги, а себе - шеи, да луга вокруг руин вдобавок были не очень-то и ровными.

Все имеющиеся шаманы племён начали спешно колдовать, развешивая в воздухе магические огоньки и разбрасывая незримые сигнальные нити.

Пехотинцы людей и орков, привычные к строевому бою, занимали места на переднем крае. Фейри встали рассыпным строем, прикрывая проходы в руинах и промежутки между отдельными пехотными отрядами. У всех ополченцев был солидный боевой опыт, многие даже прошли имперскую школу, отслужив в наёмных отрядах или по рекрутскому ясаку.

Позиция у кланов была довольно неплохая – такую с наскока было не взять. С хорошим оружием и доспехами, конечно, проблема, но у кого, кроме имперцев, её нет? Латных доспехов ни у кого нет, даже кирас – чешуйчатые скваматы да неплохие кольчуги имперской работы у вождей и командиров разве. Простые бойцы чаще обходились кожаными доспехами всех видов – от простеньких стёганок до панцырей, собранных из клееных пластин, мало уступающих по прочности железным. С оружием было получше – железное оружие было у всех, а у многих и стальное имелось – сказывалась близость Новорима и достаточно развитой Гефары, чьи клинки были хоть и хуже имперских, но зато сильно дешевле.

Сильванские лучники номинально были сокрушительной силой – с их-то меткостью и способность выпускать в минуту по дюжине стрел, из которых в цель попадали все двенадцать. Но в общевойсковом бою они были не особо ультимативной силой в силу своей специфики. Лесных фейри не даром так зовут – они привыкли действовать в лесу, где дистанция боя составляет всего сто-двести футов. Мощные составные луки избыточны, а большие простые – неудобны при передвижениях в чаще.

Так что большая часть остроухих стрелков была вооружена самыми обычными луками, которые прицельно били максимум сотни на четыре футов. Стрелы улетали дальше, но фейри не практиковали залповой стрельбы, и в этом крылась ещё одна проблема – у каждого лучника-сильвана имелось всего по паре колчанов в запасе, так что ни о каких тучах стрел речи быть не могло.

Но главная проблема – ополчению остро не хватало аналога старших офицеров, способных командовать соединениями от когорты до легиона. Как известно, даже стадо львов во главе с бараном никогда не победит стадо баранов во главе со львом. Вожди кланов баранами не были, но и опыта боёв с привлечением многотысячных армий у них доселе не было – внутри земель Сорока Племён вооружённые конфликты уже давно были сведены к одиночным поединкам лучших воинов. А если и случалась межклановая война, то речь шла о столкновении лишь нескольких сотен воинов, да ещё и без особого ожесточения – мало кого прельщала перспектива кровной мести на поколения вперёд.

Ширидар, уже взявшая свой лук и колчан со стрелами, подошла к своим Виядщим.

Три звена по три фиари, каждой из которых исполнилось не менее двух сотен кругов, сидели каждая вокруг своего небольшого костра, негромко напевая заклинания. Одна тройка плела сигнальные нити, ещё одна создавала и запускала небольшие магические огоньки, последняя тройка пыталась прощупать туман. Ширидар в волшебство не вмешивалась – прекрасно знала, что Видящих не стоит отвлекать зазря. Что-то узнают или будет что сказать – сами скажут.

Так и вышло: старшая разведывательной тройки – Шеада – открыла глаза и подбросила в костерок пучок трав, от которых в воздухе сразу же повеяло мягким цветочным ароматом.

- Туман – колдовской, - констатировала очевидное старая сильвана. – Но совсем простой – тепла он не скрывает.

- Развеять сможете? – спросила Ширидар.

- Не в наших силах, - покачала головой Видящая.

- Ясно. А враги? Сколько?

- Сотни две, не больше. Половина – фиари. Есть шаманы, но сколько именно – непонятно. Изнанка слишком взбаламучена...

- Понятно, - кивнула Ширидар и направилась прочь.

Значит, скорее всего те самые Жнецы... Всего сотня? Не так много, в общем-то. Впрочем, там же каждый наверняка боевой маг...

Шеада схватила женщину за плечо, останавливая Ширидар.

- Постой, вождь, я не договорила. Изнанка взбаламучена не просто так. В тумане есть ещё что-то. Что-то сильное. Что-то опасное.

- Что-то опасное для шести тысяч воинов? – без тени шутки спросила Ширидар.

- Да.

- Поняла вас, Видящая.

Разыскать остальных вождей много времени не понадобилось – они тоже шли от своих шаманов, которые укрывались в сердце руин.

Все были хмуры и сосредоточены.

- Что-то опасное в тумане, - не спрашивая, а утверждая произнесла Ширидар.

- Что-то сильное, - буркнул вождь-орк.

- И это не та пара сотен врагов, - заметил Ритор.

Остальные промолчали: два клана сильванов и Оукари были самыми сведущими в колдовстве, шаманы остальных были слабее, но явно сказали что-то в том же духе.

- У нас всё ещё есть шесть тысяч воинов, - сказал Димитриус.

- А нам это сильно поможет, если там какая-нибудь потусторонняя тварь? – хмыкнула Зирт. – Я смерти не боюсь, но и не позволю, чтобы мои братья бессмысленно убивались об демона или аватару. Я сказала.

- Отходить надо, - прогудел Оукари. – Нужно больше шаманов, нужно больше войск.

- И не надо биться ночью, - добавила Оушаг.

- Верно, маленькая сестра. С демонами не бьются по их правилам.

- Да как отходить-то? – покачал головой Ритор. – Ночь уже. Мы, фиари, ещё выйдем, а вы?

- Тогда остаёмся? – вставила Ширидар. – Надо до рассвета продержаться.

- А что помешает напасть, как только эти каменюки окажутся в тумане, а? – возразила Зирт.

- Смотри, - хмыкнул орк, указывая на пелену тумана.

- Ну, встала, и что? Наверняка их шаманы просто взяли передышку.

- А, человеческие глаза, будь они неладны... – поморщился Оукари. – А вы, феи, видите?

Ширидар прищурилась. В темноте, как и все фейри, они видела неплохо, но вот поле зрения ощутимо снижалось, так что приходилось фокусироваться на чём-то конкретном... Ага!

В лугах вокруг руин хватало больших валунов, которых то ли во время Белой Тишины принесло льдами с севера, то ли расставило неизвестное племя, что выстроило этот то ли храм, то ли крепость... И последнее, вероятно, было ближе к истине, потому как сейчас эти обломки слегка светились в темноте.

- Древняя магия, - тихо произнесла Ширидар. – Это... поможет?

Ритор покачал головой и указал рукой:

- Смотри.

Один из тускло светившихся камней мигнул и погас в темноте, а пелена тумана немедленно поползла в образовавшуюся брешь.

- Это лишь отсрочка, - сказала Фрамея, подкинув в руке небольшой боевой топорик. – Всего лишь отсрочка.

Стало ясно, что атаковать хорсанцы и то, что они привели с собой (или что привело с собой хорасанцев) собираются лишь под покровом тумана. Магия камней сдержала его, но лишь на время – при контакте с ними чародейство, поддерживающее завесу, распадалось, поэтому врагу сначала надо было как-то погасить древнее волшебство. И у Тёмных это пусть и небыстро, но получалось.

Что шаманы людей и орков, что Видящие, лишь разводили руками – эта древняя магия была просто вне их понимания. Зачем накладывали эти чары, что они делали, как до сих сохранились в рабочем состоянии? Загадка на загадке... Тут требовались знания ранга четвёртого-пятого по имперской табели, но где ж их было взять-то? Шаманы, даже самые опытные, не тянули больше чем на седьмой, старшие Видящие были где-то на шестом, но этого было недостаточно.

Битвы прямо сейчас не ожидалось – туман должен был достигнуть руин часа через четыре, если не позже. Магические огоньки большей частью погасили, клановые отряды разбили на смены – часть отправили отдыхать после дневного перехода, часть оставили в готовности к сражению.

Ширидар же, как и прочие военные вожди, глаз не смыкала. Лук – под рукой. Боевой, мощный – из нескольких разных деревьев, умело склеенный и высушенный. Разве что немного не по руке, потому как от предыдущего вождя остался, а тот хоть и был для мужчины худоват, но всё ж таки покрепче женщины.

Стрелы – два десятка в колчане, десяток воткнут в землю, два десятка в походном туле. Ещё десяток в запасе, в основном бронебойных – они, скорее всего, не пригодятся. Тонкий игольчатый наконечник пробьёт даже дощатую бронь, но таких у сородичей-варваров, считай, и нет. Срезни и то полезнее обычно...

К женщине подошла старшая из Видящих - Шеада. Длинные русые с обильной проседью волосы – заплетены в боевую косу, на поясе – сакс, за спиной – простой лук. А вот несколько стрел в руках – явно непростые. Мало того, что зажигательные, так ещё и волшбой за тридевять шагов несёт. Ширидар не очень хорошо колдовала – так, по мелочи всякое, но колдовство чуять могла, как и любая фиари.

- Вам лучше бы вернуться в тыл, старшая, - проворчала Ширидар. Риторически, по большому счёту, потому как Видящим приказывать не мог ни военный вождь, ни мирный вождь, ни вождь вообще никакой – только Хранительницы.

- Я вернусь, - спокойно ответила Шеада. – Как только жарко станет.

Вождь бросила непроизвольный взгляд на клубящийся уже почти под самым холмом туман.

- Это будет через стражу. Тёмные замедлились – наверное, выдохлись.

- Наоборот – скорее они лучше разобрались с древним волшебством, - покачала головой Видящая. – Жарко станет очень скоро.

Видящим, конечно, лучше знать обо всём, что связано с магией... Но колдовство не так уж и сильно отличается от любой другой тяжёлой работы, так что часами твориться чародейство ничуть не легче, чем часами сражаться. Да вон, даже сторожевые камни перестали гаснуть...

Только стоило об этом подумать, как они погасли на протяжении пары сотен футов, и туман, будто морской прибой, рванул вперёд.

- К бою!!! – прокатилось по занятым клановым ополчением руинам.

Пелена затопила подножье холма с фронта. С тыльной стороны послышалось испуганное многоголосое ржание лошадей. Темноту прорезали вспышки зажёгшихся факелов и пары магических огоньков – один из малых кланов на правом фланге решил всё-таки прорваться. Полсотни всадников ворвались в туман, разгоняя белесую муть огнём и магией... и канули, будто камень в тёмном пруду. Ночную тишину прорезали вопли людей, лязг оружия и чей-то чудовищный рык.

Туман поднимался всё выше и выше к вершине холма. Отряды у подножья уже накрыло, и вскоре там тоже послышался шум битвы, крики, лязг металла и чудовищный рык.

Видимость сократилась до какого-то десятка шагов. Ширидар выдернула из земли стрелу, наложила на лук, и начала рыскать по сторонам в поисках цели...

В кого?

Куда?

Куда бить?!

Видящая рядом с ней негромко пропела заклинание, зачаровывая зажигательную стрелу. Щелчок пальцев, между которыми проскакивают искры, и стрела загорается ярким пламенем. Шеада быстро наложила её на лук и выпустила куда-то вниз, не особо беспокоясь заденет ли она кого-то из союзников или нет.

Огненная стрела прорезала пелену тумана, оставляя широкую просеку, и воткнулась в землю у подножья холма. В радиусе десятка шагов от неё тотчас же образовалась свободная от дымки зона.

Мелькнула громадная тень, скрывающаяся в тумане.

Стало видно, что к руинам отступает отряд орков, ощетинившийся копьями. Перед ними оставалось пара растерзанных тел их соклановцев.

- Огонь! – прокричала Видящая. – Факелы! Зажигайте огонь!

Вниз ударили стрелы – обычные и огненные вперемешку. В воздух полетели зажжённые факелы.

В тумане мелькнули ещё тени. Послышались отчаянные вопли нескольких воинов, которых что-то стремительно схватило и уволокло прочь.

Громадная тень внизу.

Ширидар выпустила в неё стрелу. И ещё одну. Фейри знала точно – она попала, не могла не попасть. Выхватила из горящего поблизости костра ветку и швырнула вниз – та приземлилась на каменную плиту, разгоняя туман.

Никого.

Несколько зажжённых в первых рядах факелов заставили туман отступить, но почти тут же одного из факелоносцев буквально выдернуло из строя и утащила в туман громадная тень. Мгновение – что-то утаскивает ещё одного воина.

В туман полетели стрелы, ругань и проклятья, но – без всякого толка.

Воздух прорезал слитный речитатив орочьих шаманов, и у подножья холма на пару мгновений вспыхнуло призрачное сияние, выжигающее добрую сотню футов тумана.

И на этот раз тени не успели скрыться.

Громадный – с половину олифанта – иссиня-чёрный волк со светящимися алым глазами. Неестественно длинная и противоестественно зубастая пасть. Вставшая дыбом шерсть на холке – будто бы частокол стальных игл.

Метнулся вперёд. Ударом лапы раскидал десяток воинов, ломая щиты, копья и кости. Схватил одного из ополченцев и утащил его в туман.

Вдогонку волку ударило с десяток стрел, но они лишь бессильно завязли в его шкуре.

Шеада выпустила ещё одну волшебную стрелу, расчистив на какое-то время участок пространства, на котором отступали – пока что отступали, а не бежали в ужасе! – ополченцы Дирайя.

Из тумана выскочил чудовищный волк – тот же? или ещё один? - и врезался в ряды воинов.

Удары громадных лап легко разбрасывали людей в стороны, а чудовищные челюсти с лёгкостью кромсали ополченцев на части. Те пустили в ход оружие, но копья, мечи и топоры лишь бессильно вязли в мехе и шкуре демонической твари.

Ширидар и ещё несколько лучников засыпали волка стрелами, целясь ему в глаза. Кто-то даже попал, и древко осталось торчать из выбитой глазницы, но монстр, казалось, этого даже особо не заметил. Он перебил десятка полтора бойцов, а потом просто снова скрылся в тумане.

- Назааад!..

- Отступаем! Держать строй, мать вашу!!

- Не бежать! НЕ БЕЖАТЬ! Копья! Коли! Коли!!!

- Бейтесь, сукины дети!!!

- Это Железная стая!..

- Не отступать!

- Смерть Лонару! СДОХНИ!

Бой завязался на фронте в добрую тысячу футов. Было очевидно, что чудовищных волков явно больше одного, но сколько именно – оставалось неясным. Они нападали то тут, то там, запросто ломая ударом лапы хребет взрослому мужчине и разрывая зубами кольчуги и даже ламелляры. Копья и мечи же, к ужасу ополченцев, демонических тварей вообще почти не брали, оставляя лишь лёгкие раны, но чаще просто вязли в меху, который был прочен, как стальные латы.

Однако воины дрались отчаянно и храбро. Хотя и во многом потому, что не знали – волки рвут весь передний край, убивая ополченцев десятками и не потеряв ещё ни одного из своей чудовищной стаи.

Ширидар увлекла стрелков своего клана вниз, прикрывая ураганной стрельбой отступающих людей и орков. Фейри сама всаживала стрелу за стрелой в волков, но железные наконечники просто отскакивали в сторону.

На отряд Дирайя прямо перед фейри выскочил монстр, вырвал одного воина из строя, смёл лапой десяток. Прямо в грудь и голову волка ударили копья, но тот лишь мотнул башкой, ломая древки, будто тростинки, и попёр вперёд, топча людей. Ополченцы дрогнули и побежали прочь со всех ног, отбрасывая щиты и оружие.

Неожиданно где-то справа послышался низкий трубный рёв, и из тумана вывернул боевой олифант орочьего клана.

Волк увернулся от удара двух длинных загнутых кверху бивней, но получил сокрушительный удар хоботом по хребту и отшатнулся прочь, врезавшись боком в одиноко стоящий менгир.

Налетевший на монстра олифант снова взмахнул хоботом, захватывая верхушку торчащего из земли камня и обрушивая его на чудище. Менгир рухнул прямо на волка, разлетевшись на куски, а слон немедля подцепил монстра бивнями пробивая живот и отшвыривая прочь.

Монстр отлетел в сторону, приземлился на бок, а на него, не снижая хода, налетел олифант. Ударил хоботом по голове и принялся топтать колонноподобными ногами, превращая чёрного волка в кровавое месиво.

Из тумана выскочило ещё двое монстров. Один из них вцепился в заднюю ногу олифанта, дёрнул её, заставляя боевого зверя потерять равновесие и присесть. А второй прыгнул на олифанта, сбивая того на землю и вгрызаясь в шею.

Успевший спрыгнуть с шеи слона орк-махаут, коротко перекатился по земле, а затем с воплем рванул вперёд, вскидывая здоровенный клевец. С размаха вогнал одному из волков чуть пониже уха железный клык почти в локоть длинной, сорвал с пояса длинный нож-сакс и всадил его в глаз монстра.

Тот, несмотря на такие раны, остался жив и ударом головы отшвырнул храбреца. Слез с туши ещё бьющегося в агонии олифанта, пошатнулся и припал на передние лапы, утробно зарычав.

Перед ним невесть откуда взялась Видящая Шеада, которая с неожиданной для её возраста ловкостью всадила снизу в подбородок волка свой меч, чьё лезвие было окутано искрами от наложенных чар. Усиленный магией клинок пробил-таки заговоренную шкуру монстра, и пригвоздил ему нижнюю челюсть.

- Вытащите их! – прокричала Ширидар, а сама сосредоточилась на втором волке...

Которого не было видно.

Вырвавшаяся из тумана громадная тень схватила одного из мечников-фейри и отшвырнула в сторону, а затем рванула прямо к Ширидар. Та успела увернуться, и чудовищная пасть клацнула буквально в паре ладоней от головы фейри. Перекатилась по земле, и всадила стрелу – почти в упор. Но та вновь лишь отскочила от заговоренной шкуры.

Женщина зашипела, молниеносно выдернула из колчана бронебойную стрелу и всадила её в голову волка, целясь в глаз.

Попала. Стрела ушла в плоть едва ли не по самое оперение.

Монстр замотал головой, и тут из тумана с диким ором вылетел большой отряд орков во главе с вождём Пагом с белоснежной шкурой снежного волка на плечах. Оукари с рычанием, не уступающим рыку монстра, обрушил на голову чудища удар боевого молота. Следом навалились и остальные орки, не столько подрубая, сколько подбивая ударами палиц и обухов топоров лапы волка – его шкура могла быть прочной, как стальные латы, но под ней всё равно оставалась живая плоть и кости... Вероятно оставалась.

Чудовище свалили на землю. Тот ударом лапы отшвырнул от себя нескольких орков, но те снова налетели со всех сторон – вождь привёл с собой никак не меньше полутора сотен бойцов.

Откуда-то появилась крепкая верёвка, которую умудрились захлестнуть вокруг шеи волка, и полдюжины здоровых воинов принялись натурально душить чудище, пока остальные беспрерывно били его чем потяжелее, не давая подняться.

От подножья склона из тумана выскочили ещё двое волков, но остановились, когда к сражающимся оркам, людям и фейри подошли ещё два боевых олифанта. Волки оскалились, оглушительно зарычали и неспешно двинулись вперёд, беря пару слонов в клещи. Те затрубили, затопали ногами, но махауты сдерживали их на месте, пока остальные орки во главе с Пагом добивали монстра.

Неожиданно где-то в тумане у подножья холма словно бы сгустились тени, собираясь в ещё одну фигуру волка. Но какую фигуру! Если остальные были размером с половину олифанта, то этот был минимум вдвое больше.

Во мраке на месте головы полыхнули алые глаза – не пара, сразу четыре. Послышался утробный клокочущий вой.

Два волка дёрнули головами и синхронно унеслись прочь – назад в туман.

Затихли крики и шум боя и в других местах – монстры, повинуясь сигналу вожака, отходили. Последней растаяла сотканная из мрака фигура самого здорового монстра, а вот туман остался, хотя и прекратил растекаться с противоестественной скоростью.

Ширидар подошла к вождю Оумарен, который тяжело дышал над ещё дёргающейся тушой поверженного монстроволка, опираясь на свой боевой молот.

- Спасибо, - кратко поблагодарила фейри.

- А, - только и отмахнулся орк.

- Что... это было? – вырвалось у Ширидар.

- Ты знаешь.

- Нет, - мотнула головой женщина.

- Ты знаешь, - Паг указал на поверженную тварь у их ног.

Иссиня-чёрная шкура, среди которой виднелись костяные пластины. Длинные иззубренные когти, отливающие металлом. Шерсть на холке не просто вздыбилась и слиплась – это был натуральный гребень из толстых твёрдых шипов. Пасть – больше подходящая речному ящеру, чем обычному или даже снежному волку – длинная, усеянная множеством пар клыков.

- Быть того не может... – прошептала фейри.

- Именно, фея, именно, - орк-вождь мрачно усмехнулся. – Это Лонар и его Железная стая во плоти.

7

Легат Септимус Келер был командиром 68-кавалерийского легиона и, как и любой кавалерист, предпочитал не обороняться, а наступать. С хорошим войском – чего бы и не наступать в самом-то деле? А если войско плохое, в обороне тем более не отсидишься – сомнут или обратят в бегство.

Но сейчас ему приходилось думать, как обороняться около Дорпата.

Город большой – эвакуировать нельзя, и город важный – сдавать его нельзя тем более. Здесь кузницы, плавильни и мастерские – такой подарок Орде делать совсем не хочется. Дикие не дикие, с домнами, может, разобраться не смогут, но вот что делать с запасами железной руды и древесного угля знают наверняка. Уничтожить всё это? Жалко, мать его так и разэтак...

Хорошо, значит, оборона.

Наличие понёсшего совсем небольшие потери 68-кавалерийского толкает к тому, чтобы не пытаться отсидеться за стенами, а вначале попытаться дать бой под городом. Если что - под защиту стен можно будет успеть отойти.

Численный расклад не в пользу Империи? Ну, бывает, чего уж там... Да и не особо большой там перевес.

У диких по данным разведки – до сорока тысяч копий. Тысяч тридцать пехоты и десять тысяч кавалерии, лёгкой в основном. За тяжёлую олифанты сойдут, но как с ними бороться - легионы ещё со времён Войн за Основание помнят. Всё равно что пытаться серпоносными колесницами оперировать в современном бою... Вот мобильная артиллерия – это, конечно, опаснее, но слонов с баллистами на спинах не тысячи и даже не сотни. Так что угроза не стратегическая.

У Келера – шесть конных и две пехотных когорты 68-кавалерийского, ещё шесть пехотных когорт 49-го пехотного. Тысяча пехотинцев нобилей – ещё две когорты. Всадников, увы, нет – уже нет, полегли в приграничном сражении. Почти все графства и баронства в один день перешли к старшим наследникам... Пять тысяч пехоты гарнизона Дорпата – вигилы, конечно, больших успехов от них ждать не приходилось. Но на стены выставить можно или во второй линии пустить, оставив на стенах городское ополчение – там ещё тысяч пять списочного состава будет. Пять сотен стрелков, тысяча алебардистов, две тысячи пехоты Вольных манипул, что квартировались в Дорпате – эти из одной только любви к Отечеству драться не рвались, так что пришлось трясти магистрат. Впрочем, наёмники попались вполне вменяемые, так что запросили, считай, по самому минимуму – им отступать тоже особо некуда. А попытались бы – их бы потом Орда на марше перехватила и особо не спрашивала бы, кто они, зачем и куда идут людно, конно и оружно.

Итого – тысяч двадцать-двадцать пять, если всех в поле выставлять. Учитывая, что имперский солдат или ополченец в основной массе хорошо вооружён и защищён, некоторое превосходство диких существенной роли не играет. У Орды пехота преимущественно лёгкая, как и кавалерия. Точнее не лёгкая, а бедная, как и в большинстве стран Ойкумены, кроме Нового Рима.

Но, если Ордой командуют не полные кретины, то, несмотря ни на что, свои слабые и сильные стороны они прекрасно знают. И что это означает? А означает это то, что генеральное сражение они давать вряд ли будут...

Самое настораживающее – как пал Литгален. Даже – как именно пал Литгален? Подтянули армию, сходу пошли на приступ и... Взяли город? С такой скоростью хорошо укреплённый город можно взять лишь несколькими способами. Первый – если есть много сильных магов, способных сходу рассчитать мощные осадные заклинания, что в случае с Ордой совершенно нереально. Способ второй – ворота открыли сами гефарцы. Зачем? Либо решили примкнуть к походу диких, либо кто-то получил выкуп... Но Орда и плата выкупа малосовместимые понятия. Точнее, платят обычно диким, а не дикие. Союз? Так был союз. Точнее договор о ненападении. Поначалу был. А потом дикие показали, что даже другие варвары их дикими неспроста зовут.

Вариант третий? То есть подвариант второго – Орда взяла город через какой-нибудь тайный ход. Правда, через такие ходы обычно города не берут – через них либо бегут прочь, либо засылают лазутчиков...

Правда, есть такие лазутчики, которые даже одной центурией могут большой полис взять... Кто на это способен? Преторианцы, Псы Ареса, 75-я отдельная центурия – это из людских отрядов. Легион Гелиос – это уже Светлые фейри.

Ну и фейри Тёмные, разумеется...

И вот этот вариант – самый паршивый. Потому как наиболее логичный и вероятный. И несколько сотен Тёмных – это вполне себе весомая гиря на чаше весов. Захотят прорваться в город – прорвутся. Как тут помешать-то? Ну, ворота разве что дополнительно усилить – если в привратных башнях пару сотен солдат разместить, то даже Тёмным будет непросто их захватить...

Это если о штурме говорить. А в поле отряд магов-Падших вполне сопоставим по ударным качествам с когортой тяжёлой кавалерии – развалят любой строй. А без строя даже у лёгкой пехоты Орды будут все преимущества – диким-то как раз привычнее такая свалка вместо правильного линейного боя...

Легат с тоской посмотрел на расстеленную перед ним карту. Гряда холмов на севере, болота на юге, но на левом фланге всё равно слишком много пространства для атаки – не перекрыть на дальних рубежах. Выведешь армию в заслон, а там же считай одна пехота – свяжут боем, обойдут и выйдут к Дорпату... А кавалерию посылать – это ещё хуже, лёгкой конницы нет, так что 68-й будет нести потери от наскоков ордынских лучников. Засыпят тучей стрел, выбьют десяток-другой коней, и отступят, не принимая боя. И так раз за разом, пока кавалерийский легион не превратится в пехотный. А значит – придётся принимать бой близ города...

Келер бросил корпеть над картой и отправился на обход возводимых полевых укреплений.

Работа шла полным ходом – если уж на что городское ополчение и правда могло сгодиться, так на инженерные работы. Рвы, волчьи ямы, ряды вбитых кольев, рогатки, гружённые камнями телеги – в общем всё, что могло замедлить продвижение войск и заставить потерять строй. Возводили укрепления с севера на юг, чтобы на западе и северо-западе они были наиболее серьёзными, и чтобы Орда отказалась от мысли наступать на этом направлении. Пускай попробуют обойти, ударив через слабо укреплённый участок южнее Буревой гряды...

Была бы возможность – Келер вообще бы не стал в том районе ничего возводить, но это был тот случай, когда отсутствие укреплений настораживало куда сильнее, чем их наличие – если противник везде возвёл заграждения, а на одном участке почему-то не стал этого делать, то нет ли в том ловушки?

А ловушка и в самом деле была. Легат планировал заставить Орду заложить манёвр и ударить в обход засечной линии в сторону полуночных врат. Вокруг них даже строительные леса возвели – якобы для проведения ремонтных работ, потому как северные врата были самыми старыми в Дорпате, а тамошний участок стен был самым слабым.

На вершинах сопок Буревой гряды – цепи низких холмов, поросших кустарником и мелким кривым лесом, тем временем тайно возводили редуты для лучников, магов и полевой артиллерии. На этот раз легат не побрезговал ничем, так что норматив «сбор полевой катапульты за указанное время» использовался не только лишь для наказания провинившихся легионеров – катапульты и правда начали возводить. Лёгкие, без всяких изысков вроде торсионов, дуг и противовесов – только станок, рычаг и верёвки, за которые дёргает десяток крепких парней. Тяжёлые фрондиболы специальной постройки вышли из употребления уже как несколько веков – не пережили соперничества с боевыми магами, а вот лёгкие, собираемые из подручных материалов, машины в ходу были до сих пор.

Заставить Орду пройти вправо, зажать между холмами и засечной линией. Обстрелять магией и артиллерией, ударить укрытыми в холмах отрядами кавалерии, и затем захлопнуть крышку, нанеся удар с флангов. Не дать диким развернуться – не будет толку от их численного преимущества...

- Сир, приближаются виверны! – бодро доложил подскочивший к легату посыльный.

- И что? – буркнул Келер.

- Мы не отправляли разведчиков на юг, сир.

Тааак...

Келер непроизвольно потёр лоб. А вот это уже интереснее. Посланники бастардки? Стоит выслушать... Хотя бы выслушать. Конечно, вряд ли в её распоряжении осталось много сил после подавления беспорядков... Она же вроде бы с помощью наёмников порядок наводила? А наёмникам надо платить. Можно пообещать долю в трофеях, можно чем-то разжиться в захваченных замках нобилей, но на годичную кампанию этого не хватит...

В любом случае, никакое войско от центральных графств раньше чем через месяц до Дорпата не дойдёт, а через месяц тут точно будет всё кончено. Но, может, подкинет драконов или магов? Тогда кое-какие шансы есть... Кое-какие...

Легат решил встретить посланников лично – ему было элементарно любопытно - кто и что именно ему скажет. А изображать из себя важную шишку на ровном месте Келер никогда не любил – лишнее позёрство, от которого одни только проблемы. Покойный легат Пламб тому свидетель, да будут демоны в Тартаре к нему хоть немного благосклонны...

Ящеры приземлились на специально отведённой для таких целей площадке. Две виверны, явно не из северных легионов – узоры на голове у ездовых зверей были уникальны, и узоры этих Келер не узнавал.

Прилетело четверо. Пара всадников осталась со своими зверьми, которым уже везли свежее мясо – вивернам после долгого или тяжёлого полёта требовалось много пищи и отдых для восполнения сил.

Оставшаяся пара человек подошла к Келеру, который с небольшой свитой встречал посланников.

- Легат Септимус Келер, командир 68-го кавалерийского легиона, за временного командующего северными легионами Восточного Предела. Назовите себя.

Затянутый в лётный доспех человек расстегнул защитную маску и снял шлем. Келеру он был неизвестен – лет тридцати с небольшим, крепкий, коротко стриженный, русоволосый, кареглазый.

- Секунд-легат Ираклий Сеши, 57-й пехотный легион, - мужчина достал из висящей на плече сумки несколько тубусов. - По воле Стража Востока Её Высочества принцессы Афины и по приказу командира легионов центра легата Блазиуса Лепида. Прибыл для координации действий.

Келер достал подтверждающие полномочия грамоты, внимательно их изучил, кивнул и протянул руку.

- Добрые вести, легат. Приветствую и прошу за мной.

- Есть, - коротко кивнул Сеши и обратился к своему спутнику. – Пётр, идём.

Тот двинулся следом, неся за спиной объёмистый вещмешок.

- А это...

- Маг связи, - объяснил Ираклий. – Из федератов. Распорядитесь организовать ему место для проведения ритуалов. Да, и виверны останутся для разведки.

- Наши воздушные всадники и сами вполне справляются.

- Полагаю, у ваших воздушных всадников нет таких артефактов, какие есть у наших, - хмыкнул Сеши.

- Что-то новое? – заинтересовался Келер. – Боевые?

- Нет, это артефакты связи. Позволяют держать непрерывный контакт с землёй на расстоянии в пары десятков миль.

- Недурно... Весьма недурно...

Дошли до штабной палатки командующего обороной Дорпата.

- План обороны, - кивнул в сторону карты Септимус. – Или... в нём уже нет нужды?

- Нет, Дорпат приказано отстоять, - Сеши бегло осмотрел план. – Прижать к гряде, а потом взять в клещи фланговыми ударами? И слабый участок, да. У вас есть достаточно опытные части, способные заманить противника в подобную ловушку?

- Знаю, рискованно, - поморщился Келер. – Придётся триариев в первую линию ставить. Можно было бы, конечно, просто за стенами укрыться, но...

- Тёмные, - по лицу секунд-легата пробежала тень. – Они с Ордой – это факт, Секуритате уже доложила. Укрылись бы за стенами – Дорпат взяли бы штурмом...

- Что ещё приказывает Её Высочество? – без хождений вокруг да около в лоб спросил Септимус. – Держать Дорпат? Сколько – месяц, два? Будет ли подкрепление из магов и драконов?

- Орда будет здесь уже совсем скоро. Самое большее - через неделю.

- Неделя? – удивился Келер. – Я полагал, что они сначала разберутся с Шаураем. Тракт перекрыт, с севера вестей нет... Впрочем, и так всё понятно. Но там комендантом – трибун дан Эмпиреа, все запасы он диким однозначно сдать не мог, да и крови пустил наверняка немало. Пока разберутся с трофеями, пока сделают запасы... Какая уж тут неделя?

- А, вы, вероятно, не в курсе – Шаурай мы всё-таки отстояли. Скоро нарастим там группировку и окончательно отрежем Орду с севера...

- Не понял. То есть как отстояли? Единственный нормальный путь на Шаурай только по тракту, а мимо нас никакие армии не проходили...

- Вы про инвириди слышали?

- Кое-что. Почти всё звучало как сказка...

- Почти всё – правда, - Сеши азартно рубанул воздух рукой. – Разведали обстановку, ударили с воздуха, а потом перебросили отряд магов и закрепились. Операция – как по учебнику! И теперь у Орды нет другого выхода, как идти сюда – в тылу у них земля под ногами горит.

- Значит, неделя...

Вопросы веры были в компетенции жрецов, легаты о таком думают мало. Так что Келер просто воспринял сказанное, как факт. Сказали – через неделю здесь будет Орда, значит, через неделю здесь будет Орда... Укрепления в полном объёме не отстроить – это уже понятно.

- Скоро диких начнут обрабатывать с воздуха, а затем в бой должна вступить механизированная кавалерия инвириди, - продолжил Сеши. – За эту неделю Орда потеряет минимум треть воинов, будет истощена и вымотана. Вскоре ещё прибудут маги инвириди, и наша задача будет заключаться в том, чтобы собрать под Дорпатом как можно больше диких и прихлопнуть их здесь. После этого нужно немедленно организовать преследование выживших и рассеянных, и произвести зачистку местности...

- Как вы сказали – зачистка?

- Да, мы почерпнули этот термин у инвириди. Означает блокирование и уничтожение любых враждебных сил на определённом участке.

- Ёмко. Сколь велик будет этот участок?

- Всё имперская земля до границы с Гефарой, - отчеканил Сеши. – Согласно рескрипту Её Высочества все дикие, оказавшие сопротивление или уличённые в преступлениях против наших граждан, могут быть уничтожены на месте любым приемлемым способом. Если же они пожелают сдаться, то им должно быть предложено на выбор – рабство или служба Империи.

- Я не ослышался? – скривился Келер. – Мы действительно должны будем принимать на службу это отребье?

- Если это поможет быстрее разобраться с проблемой, то почему бы и нет? В Шаурае это сэкономило немало сил и времени – часть диких сдалась нам, после чего их использовали для уничтожения непримиримых и охраны пленных.

- А как скоро они подымут мятеж, а? – иронично поинтересовался Септимус.

- Самые храбрые или глупые там уже мертвы, остальным хватило обещания Её Высочества немедленно обратить Шаурай и всех клятвопреступников в пепел.

- А она может?

- С помощью инвириди? Безусловно.

- Мне кажется, или эти люди в зелёном и правда взяли как-то много власти?

- Мы ударили им в спину, после чего они сломали нам обе руки и взяли за горло, - невесело усмехнулся Сеши. – Я был там, сир, среди тех, кто первыми прошёл за врата в другой мир. Лишь благодаря умелой дипломатии Её Высочества, люди в зелёном не сломали нам шею, а протянули руку помощи. И я скажу так – лучше воевать вместе с инвириди, а не против них. Многие легионеры вообще теперь грезят великим походом, подкреплённым магией Далёкого Отечества...

- Походом на кого?

- На всех.

- А это возможно?

- Мы вторглись в другой мир четыре месяца назад. Спустя месяц мы были разбиты в пух и прах, а Восточный Предел погрузился в хаос. Спустя ещё месяц, власть Империи на Востоке была восстановлена. Сейчас август, и мы разобьём Орду в этом месяце. Даже в сказках никто не одерживал победы так быстро.

- Мы разобьём Орду в этом месяце, хорошо, - скептически произнёс Келер. – А дальше-то что?

- Дальше вам, легат, поручено готовить запасы, предоставить провиант, фураж и всех лошадей, что сможете дать, - буднично ответил Сеши. – Потому что Её Высочество поведёт нас дальше.

- В Гефару?

Месяцами сидеть в осаде Септимус не рассчитывал, поэтому запасами интересовался постольку-поскольку. Но тут требовалось обеспечить минимум пару легионов войск, если после выхода к границе Империи планировался ещё и карательный рейд в Североземье...

- В Гефару. В Хорасан. А если понадобится – к последнему морю и последнему берегу. Этот набег не останется без ответа.

8

- …Грубо говоря – двухкилометровая сигара, - стоящая перед интерактивной доской Эйра крутила в руках магическую проекцию космического корабля. – Приспособлена для входа в атмосферу, но в самой атмосфере маломанёврена – несколько таких носителей мы подбили как раз на взлёте и посадке. Защита – металлическая броня, магические силовые щиты. Вооружение тоже довольно стандартное – несколько курсовых энергетических излучателей высокой мощности, а также магострелы средней мощности на корпусе.

- Вы сказали – стандартное? – переспросил кто-то из собранных в зале учёных и военных.

- Да, именно, - жрица кивнула, тряхнув распущенными волосами и машинально поправляя маску, закрывающую верхнюю половину лица. – Цивилизация нагов в зените своего могущества встретилась в ходе исследовательских миссий с несколькими иными цивилизациями, освоившими космический полёт. Все они имели защиту на основе магических щитов, а также энергетическое вооружение.

- Позвольте уточнить – а что это были за цивилизации?

- Других нагов, разумеется, - невозмутимо ответила Эйра. – Даже нынешние наги это плохо помнят, но Светлояр – это вовсе не родина их народа. Их мир погиб, и они вынуждены были на нескольких ковчегах отправиться в поисках пригодных для жизни планет. И именно Светлояр оказался самым благоприятным из них – прочим кланам повезло куда меньше, наги заселили ещё четыре мира, в трёх из них смогли выйти в космос, но условия на этих планетах… Оставляли желать лучшего, скажем так.

- А если конкретнее?

- Радиация, холод, низкое содержание кислорода, - лаконично ответила Эйра. – Наги переносят всё это куда хуже тех же людей, хотя и живут значительно дольше.

- То есть других цивилизаций они не встречали?

- Имеете ввиду – основанные не нагами? Нет, не встречали. Развитых, по крайней мере. О примитивных упоминания есть, но их планеты были закрыты для визитов.

- Причина? – спросил Кравченко. – Враждебность? Карантин?

- Гуманизм, - улыбнулась старшая жрица. – После опытов с человеческой цивилизацией подобные исследования в будущем были признаны негуманными. Впрочем, скрытое наблюдение за ними какое-то время велось.

- Визитёры… - сказал кто-то

- Рептилоиды…- добавил другой.

- С Нибиру.

- Нибирунги.

- Почему вы всё-таки называете сочетание силовых щитов и энергетического оружия стандартным? – уцепился за эту формулировку Вершинин. – Какие у вас есть основания полагать, что именно такая схема может быть стандартна?

- Да, именно! Почему, так сказать, лазеры и энергополя, а не композитная броня и кинетическое оружие?

- Могу сказать, что цивилизация людей Земли развивалась и достигла вершин в атипичных условиях, - пояснила Эйра. – У вас нет магии, нет доступа к дешёвой повсеместной энергии эфира, нет возможности создавать силовые щиты и создавать мощное энергооружие… Поэтому вы пошли по сильно альтернативному пути. Поясню для примера – я знаю, что вы пользуетесь двигателями, работающими на энергии сгорания нафты и её производных. А до этого активно пользовались паровыми машинами, работающими на угле. Они куда менее эффективны и куда более громоздки, но они были вполне работоспособны. Так вот представьте, что на Земле не существует нефти и вам приходится и дальше развивать паровые машины.

- Товарищи, так у нас оказывается стимпанк какой-то…

- Неточная формулировка, коллега. У нас скорее дизельпанк или атомпанк, если смотреть на основу нашей энергетики…

- При тех же космических перелётах, - продолжила старшая жрица, – Немалую опасность для кораблей представляют даже крошечные метеориты – против них первоначально системы защиты и разрабатывались. На кораблях нагов такая защита обеспечивалась достаточно компактными артефактами и магическими щитами, исходя же из земных технологий – вам бы пришлось ставить метр стальной брони. Сами понимаете, насколько громоздкой и сложной становится конструкция с подобными элементами. Та же ситуация и с оружием. Генерация… плазмы, да? Так вот, генерация плазмы или гравитационных волн опять же требует довольно скромных по размерам артефактов и очень мало… рабочего тела, если говорить о плазме. А вот что-то вроде артиллерийского орудия… Ну, думаю, и сами понимаете. Это как сравнивать сорокопятку и ручной гранатомёт: эффективность сопоставима, а вот размеры и вес – ни разу.

- При этом вы, уважаемая, довольно легко поменяли магический посох на ручной пулемёт, - иронично заметил Вершинин.

- Так в этом-то и суть! – улыбнулась Эйра. – Видите ли в чём дело… Продвинутая боевая магия рассчитана в первую очередь на преодоление или нейтрализацию щитов, а продвинутая же защитная магия ставит по главу угла стабильность щита и способность рассеять направленный энергетический поток.

- Поэтому композитная броня оказывается не по зубам файерболам, а магические щиты прошибаются из пулемёта, - кивнул Нагле. – И правда поразительный эффект от столкновения двух принципиально разных школ…

- Вы, кстати, не ответили на вопрос полностью, Эйра, - напомнил генерал.

- О, я просто всё ещё в процессе, - жрица небрежно взмахнула рукой и жалюзи на окнах тотчас же опустились, а проекция корабля Незванных в руке женщины сменилась на самую настоящую звёздную карту.

- Смотрите, - Эйра указала на относительно небольшое скопление звёзд между двумя большими рукавами. – Мы – и Светлояр, и Земля – находимся здесь. Вы называете это Рукавом Ориона. Около 3500 светолет в толщину и 11 000 светолет в длину. Ближе к центру Галактики – рукав Стрельца, а внешний звёздный поток – это рукав Персея. Так вот, по нашим расчётам Алая Звезда родом не из нашего рукава, а из внешнего – она прибыла с той стороны, где никаких крупных звёздных скоплений не наблюдается. Это подтверждается и той информацией, что менталистам нагов некогда удалось выудить из разума командных особей Незванных...

Жрица помолчала и побарабанила пальца по столу.

- Как по мне, открывшееся нам просто ужасает. По сути, весь наш небольшой кластер ещё не захвачен лишь потому, что Незваные практически неспособны преодолеть пустоту между рукавами, умея открывать лишь проходы между относительно близко расположенными системами. Наша Алая Звезда – либо какой-то эксперимент, либо прибыла, что называется, своим ходом.

- Постойте! Но… это же миллионы и миллионы лет!

- Незваные стары, - сказала Эйра. – Очень стары. Их цивилизации десятки, а то и сотни миллионов лет… Хотя можно ли называть их настоящей цивилизацией – большой вопрос. Они развились до межзвёдных полётов, но остались всего лишь саранчой. Они находят пригодную планету, они высаживаются на пригодную планету, колонизируя или захватывая её. Больше походит на улей или рой насекомых. Нет разума – есть мышление, нет эмоций – их заменяют инстинкты. И это эффективно.

Жрица вскинула голову.

- Товарищи, мы не обсуждаем полсотни тысяч варваров Северной Орды, потому что ну их в болото. В конце концов они тоже люди, в конце концов им жить в этом мире. С ними – даже не война, так, скорее просто разговор на повышенных тонах. Главное то, что мы схватились с врагом, против которого мы всё равно что одинокий муравей против горы. Мы кое-что вытащили из памяти командных особей Незванных. Это тысячи световых лет пространства, на протяжении которых каждая пригодная планета захвачена Незванными. Миры-кузницы, которые превращают астероиды и планетоиды в Алые Звёзды. Десятки, сотни, тысячи. И бессчётное количество иных цивилизаций, которые Незваные уничтожили. Но всё это там – в рукаве Персея. У Незванных нет правительства, нет единого регулярного флота – никто не пришёл на помощь Алой Звезде, когда она терпела от нас поражения. Не пришёл за десять тысяч лет – вряд ли придёт сейчас. Уничтожим её – выиграем.

- Но это будет лишь тактической победой, - нахмурился Вершинин. – Всё равно что убить одного солдата из миллионной армии.

- Знаете как едят олифанта? По кусочкам, - улыбнулась жрица. – В день один-два подвига, не больше. Для начала всё-таки спасём этот мир.

- Можете прикинуть примерные силы вторжения? – спросил генерал.

- Очень приблизительно. Первый контакт в расчёт брать не будем – это был пик мощи Незванных, испытание их блицкригом. Мы это испытание выдержали. Ещё дважды они пытались высадить десанты, но расположение небесных тел было неудачным – Алая Звезда практически с противоположной стороны от звезды. Так что Незванным пришлось ограничиваться отправлением больших носителей – на малых запасённого в накопителях эфира не хватило бы на перелёт. Первый раз прибыло пять кораблей, во второй раз всего два. Экипаж каждого, считая вместе с десантом – тысяч пятьдесят моллюсков, из них две трети – пехота. Экзоскелет, броня, энергооружие – покрупнее человека, но не сильнее обычного пехотинца. Есть артефакт магического щита, но слабый: пистолетную пулю может и остановит, винтовочная – пробьёт.

Эйра создала в руках проекцию врага. Гуманоид. Две руки, две ноги, посередине – падла. Ноги, кстати, как у кузнечика – коленками назад. Много металла – так сразу даже и не поймёшь, где кончается живая плоть и начинается броня и артефакты.

- Стандартная схема, как я говорила: огонь и рукотворные молнии в качестве меча, воздушный купол – вместо щита.

Рядом с первой в воздухе повисло ещё пяток – все гуманоиды, но кто-то крупнее, кто-то мельче; броня разная.

- Полевой командир – лучше оружие, лучше щиты и броня. Маг – броня хуже, чем у пехоты, встроенного оружия нет, но умеет колдовать, - начала перечислять Эйра. – Осадный боец – медлителен, слабо бронирован, но имеет высокую огневую мощь. Разведчик – может становиться невидимым, умеет заглушать звуки шагов, действует оружием ближнего боя. Штурмовик – как осадный, только мельче, ниже огневая мощь, но лучше броня. И шустрый.

Новая порция голографических проекций. Уже не двуногие, причём сильно – у кого шесть ног, у кого восемь. Клешни, металлические щупальца, какие-то крупнокалиберные стволы – явно непростые штуки.

- А это аналоги танков и бронетехники.

- Как те механические пауки?

- Приблизительно. Главное отличие – пауков бросали в первой волне, они из того запаса, что был на Алой Звезде изначально. Сразу – и рабочие, и солдаты. В зависимости от условий – могут строить форпосты, а могут и боевые действия вести. А всё это – Незваные. Это не машины, экипажей у них нет, а есть… пилоты. Хотя, не в наших традициях запаивать пилотов в машину, как в консервную банку до конца жизни.

- Ааа… часть корабля – часть команды, - хмыкнул кто-то.

- Да, неплохо сказано, - кивнула старшая жрица. – И да, вот это всё – противник куда более опасный, чем обычная пехота. Огневая мощь у таких вот полумашин на уровне ваших основных боевых танков, а то и выше. Поэтому если не хочется сюда воинов дивизиями и армейскими корпусами гнать – рекомендую бить носители на входе в атмосферу.

- Вопрос! – поднял руку Кравченко. – А как вы-то такие махины подбивали? Ну, понятно мы – можем зенитной ракетой с ядрённой боеголовкой ударить, от атомного взрыва никакая магия не спасёт. А вот вы? Я помню, что раньше у вас тут трава была зеленее, небо голубее, а волшебство волшебнее, но как конкретно обстояли дела?

- Если говорить вашими терминами, то это будет плазменное оружие и гравитация, - объяснила Эйра. – С плазмой вы знакомы – это самые обычные огненные шары. Совсем чуточка вещества, которое разогревается и превращается в ионизированный газ, а затем отправляется в цель силовым импульсом. Носимый боекомплект получается очень маленьким и лёгким – согласитесь, что лучше носить с собой консервную банку, а не железнодорожный вагон со снарядами? Экономия очень важна именно в межпланетном пространстве, где нет ничего, кроме пустоты и особо много груза с собой таскать нежелательно. Если же совсем ничего под рукой нет, то в ход идёт гравитация. Как в случае с любой магией – есть лишь предел человеческого мозга, который не способен высчитывать заклинания высших порядков. Других же пределов нет. С помощью полностью исправной, настроенной и отлаженной экипировки я бы, например, вполне могла нанести такой удар, который разнёс бы половину Илиона…

Жрица сделала паузу.

- Жаль, что такой экипировки у меня нет.

- Самортизировала? – понимающе кивнул Нагле.

Остальные присутствующие учёные немедленно посмотрели на него – очень вопросительно посмотрели.

- Экономический термин, - объяснил Нагле. – У меня же супруга – главбух.

- Ааа… - понимающе протянули все и снова повернулись к Эйре.

- Там в общем-то нечему, как вы изволили выразиться, амортизировать, - усмехнулась жрица. – Наши доспехи, как и оружие – это уровень как у божественных клинков. Что называется – зачем чинить, если не ломается? Копьё нашей… семьи, например, без всяких последствий пережило сход с орбиты Светлояра. Проблема совсем в другом – так сказать, сбились настройки.

- Поясните?

- Поясню, - кивнула Эйра. – Отчего же не пояснить? Думаю, не слишком удивлю учёных мужей, если скажу, что апостолы вовсе не обладают такой чудовищной физической силой, как это можно предположить. Просто мы почти всё время находимся под действием магических эффектов.

- Перманентные баффы, - хмыкнул кто-то из учёных помоложе. На него тут же зашикали с призывом не материться при дамах.

- Пусть будут баффы, если вы так это называете, - отмахнулась Эйра. – Так вот. Мы можем дополнительно усиливать себя – становиться быстрее, сильнее… Собственно, любой хороший боевой маг такое умеет. Наше преимущество в том, что апостолам не нужно забивать голову постоянными вычислениями, как ускорить собственное тело и при этом не потерять концентрации и не ошибиться в вычислениях. Ну, как бы мало кто хочет одним неверным движением порваться по шву напополам… Большую часть таких вычислений выполняют наши божественные клинки – нам же остаётся только просто задавать направление, если так можно выразиться. Это как с тем жезлом, что я передала на изучение, но он более специализирован под непосредственное колдовство.

- Это всё типа графическая оболочка, чтобы каждый раз ядро не компиллить…

- Нет, скорее набор программ-алгоритмов…

- Слушайте, вы же всё равно не разбираетесь – так зачем умничаете?

- А что, нельзя? У меня, может, талант к магическому программированию… Внезапно просыпается.

- Умение бить в бубен талантом не является.

- А в бубен?

- Узнаю тёплую ламповую атмосферу разговоров технической интеллигенции…

- То есть, уважаемая Эйра, божественные клинки – это тоже CAD?

- Что, простите? – переспросила жрица.

- CAD - Casting Assistant Device, устройство для помощи в колдовстве. Это мы так решили назвать подобные устройства…

- И вовсе не вы решили, а тот юноша-маг из экспериментального отдела.

- Это который?

- Это который Евгений. Можно подумать там другие школьники-колдуны есть...

- Госпоже Ливии вообще-то примерно столько же лет, сколько и ему.

- Госпожа Ливия уж точно не смотрит мультики.

- Тихо! – возвысил голос Вершинин. – Простите, Эйра. Продолжайте, пожалуйста.

- Так вот, - жрица невозмутимо откинула волосы с плеча. – Текущие наши способности – это так, малая доля от общего объёма. Система автонастройки, если так можно выразиться, стала неактуальной. Константы, применявшиеся для их калибровки – более непостоянны, прошу простить за каламбур. Изменились положения небесных тел, изменилось напряжение магического поля и направления потоков. Чудо, что хоть что-то ещё функционирует, спустя дюжину тысячелетий...

- А сами вы их настроить....

- Нет, не могли, - покачала головой Эйра. – До настоящего времени и до полной мощности, во всяком случае. Наша община нагов – тоже. Слишком уж много лет прошло и слишком много поколений сменилось... Апостолам же были известны лишь самые элементарные манипуляции. Нас готовили как солдат и дипломатов, так что артефакторика нам известна постольку-поскольку, если так можно выразиться. К тому же помимо нехватки знаний у нас нет и специальных артефактов для обслуживания.

- А как же ваша база близ Надежды?

- Не база, - поморщилась жрица. – Всего лишь опорный пункт, да ещё и недостроенный. И к тому же предназначенный не для апостолов, а для фраваш. Не те, которые из легенд северян, а настоящие: как вы говорите – бюджетная версия апостолов, лишённая фамильных божественных клинков и других приятностей. Нынче от них осталось всего несколько семей, римляне зовут их ламиями, и они понемногу зарабатывают наёмничеством. Мы к ним уже несколько веков не лезем – пусть хоть немного от потерь оправятся... Так что, всего лишь опорный пункт, всего лишь... Вообще у нас было восемь баз – Железных крепостей, как их называли. Пять остались в других мирах, две были разрушены ещё во время Войны в небесах. Потом... потом несколько тысяч лет мы базировались в Восьмой Крепости, что находилась в Туманных горах, но затем она была сильно повреждена из-за землетрясения, вот и пришлось по всему материку скитаться... А! Ещё вроде как девятую построили – кто-то из малых кланов где-то на севере, аккурат перед Белой тишиной... но это неточно. Сестрица Айрин полсотни лет назад передавала, что кажется напала на её след, но с тех пор от Авроры ни одной весточки не было...

- Хорошо, вернёмся к нашим улиткам, - кивнул Вершинин. – Ну, пусть будет тысяч двести Незванных...

- Вероятно – больше, - вставила Эйра. – В этот раз расстояние между Алой Звездой и Светлояром будет минимальным, так что это позволит задействовать и малые корабли... Ну, малые – это значит всего четверть мили в длину.

- Ладно, пусть даже будет больше. Как они атакуют? Орбитальная бомбардировка? Высадка десантов в десятках мест? Или только в одной и создание плацдарма?

- Бомбардировка – да, однозначно, - уверенно кивнула жрица. – Они всегда так делали, если замечали с орбиты что-то подозрительное. Массовые десанты – однозначно нет. Незваные действуют очень однообразно – все разы, что мы сталкивались с их десантами, они пытались закрепиться в какой-то одной точке. В первый раз они ударили прямо по столичным землям, во второй раз пытались высадиться на Хиспане, в третий раз – в Африке. Думаю, на этот раз ударят по Пацифиде и Неориму – очень уж манит Незванных инфраструктура. Как увидят довольно развитую страну – так непременно учинят бомбардировку и десант выбросят.

- Уже хорошо, - хмыкнул генерал. – Хоть весь мир не надо захватывать и по всей планете гарнизоны размещать...

- Но уж Пацифиду-то наверняка придётся окучивать плотно, - заметила Эйра. Подумала немного и добавила, - Хотя захватить мир никогда лишним не бывает.

9

Ударил – убежал.

Тактика очень старая и мало изменившаяся в течении тысяч лет – скифы, монголы, нумидийцы, лётчики Второй Мировой и современные повстанцы всех мастей. Несмотря на завершение масштабной программы перевооружения, Российская Армия данную тактику тоже применяла с большой охотой и изрядной выдумкой. Не секрет, что для успешного развития военного искусства всегда нужно изучать и адаптировать вражеский опыт, так что в настоящий момент ротно-тактическая группа 141 представляла собой в плане тактики химеричную помесь «волчьей стаи» немецких субмарин и каких-нибудь многочисленных исламских джихадистов.

Беспилотники и лёгкие штурмовики методично наносили удары по наступающей к Дорпату Орде, планомерно сокращая численность варваров, но дикие продемонстрировали на удивление адекватную реакцию на угрозу с воздуха – они рассредоточились на множество мелких отрядов, рассыпавшись по огромной территории. Сотня-другая пехотинцев – это «тукано» на один туканий зуб, конечно, но эффективность уничтожения противника сразу понизилась. Попробуй-ка отследи все такие группы, наведи на них авиацию и рассчитай боевой маршрут так, чтобы не приходилось делать по одному вылету на каждую такую банду, а можно было накрыть сразу две-три.

К тому же группировка российских ВКС на Светлояре самолётов в своём распоряжении имела немного, дорогими боеприпасами кидаться не спешила и по сотне боевых вылетов в день не делала. Дорпат, чай – не Дамаск, имперцы даже с такой поддержкой и сами с врагом прекрасно справятся, так что высшим руководством было принято несколько циничное решение – особо не надрываться.

Зато в бой вступили наземные части – полторы сотни человек оказались вполне в силах кошмарить несколько десятков тысяч бойцов противника.

Впрочем, невелика премудрость, учитывая такую разницу в технологиях.

Три «тойоты» со сменными экипажами действовали на переднем краю, и либо один из экипажей ведёт разведку с лёгкого дрона, либо все работают по указке из штаба. Выдвинулись к замеченной группе диких – преимущественно, когда они лагерем встанут или на марше будут. Заняли позицию, обстреляли из пулемётов и автоматических гранатомётов, после чего дали дёру, не пытаясь уничтожить всех варваров до единого. Если дикие пытались где-то укрепиться – из ближнего тыла выдвигался БТР-82 на подмогу или кооперировались с другой тройкой «тойот». А если встречалась совсем уж большая группировка, которую почему-то пропустила большая разведка, то по координатам немедленно вызывалась дежурная машина.

День-два таких действий, после чего передовые звенья отходили в тыл – к «дойным коровам» грузовых «уралов» и «камазов», с которых пополняли запасы топлива, боеприпасы и провиант. А им на смену выдвигались свежие звенья.

На войну всё это походило мало – пулемёты и АГС спокойно накрывали противника с километровой дальности, а даже конные, если могли потом броситься в погоню, просто-напросто не могли угнаться за шустрыми пикапами. А если бы догнали – было бы себе дороже, ибо каждая «тойота-хайлюкс» - это не только закреплённый на турели автоматический гранатомёт, пулемёт единый или крупнокалиберный, но и четвёрка вооружённых до зубов мотострелков. Опыт разведчиков Вяземского никуда не пропадал и не лежал мёртвым грузом – как на высшем уровне, так и в порядке личной инициативы военные активно запасались реактивными и обычными гранатами, МОН-ками, пистолетами, ну и вообще всем, на что хватало фантазии.

Про психологическую войну тоже не забывали. Правда, учитывая, что противник чаще всего российских солдат даже не видел, кое-кто попытался исполнить давнюю мечту, навеянную фильмом «Апокалипсис сегодня» и традициями американских морпехов – совмещать огневые налёты и музыку.

Правда, оказалось, что мощные колонки по эту сторону ленточки достать практически нереально, а что получалось достать – на максимальной громкости выдавали не грозные гитарные риффы, а лишь грозные, но невнятные хрипы. Тяжёлый рок в таком воспроизведении страдал сильнее всего, ценителей классики не обнаружилось, а проигрывать шансон было признанно совсем уж негуманным.

Так что пришлось обойтись самыми обычными древними ручными сиренами, которые, как обычно, обнаружились на почти бездонных складах ВС РФ.

Получилось в общем-то даже ещё лучше, потому как сирены издавали поистине леденящий душу вой, который и своих-то пробирал до костей. Но сильно этим не злоупотребляли – если противнику в сотнях метрах впереди страшно становилось, то вблизи-то ещё страшнее было.

Орда начала потихоньку звереть от непрекращающихся потерь и постоянных атак. Они бы и рады повернуть, назад, например, но путь назад перекрыт был накрепко – несколько кавалерийских отрядов попытались прорваться на север, но оказались разбиты всё теми же летучими отрядами русских. Из нескольких сотен вернулись лишь единицы, вознося хвалы богам за ниспосланную удачу и сохранённые жизни.

Хотя одиночек отпускали намеренно – чтобы было кому рассказать о невидимой смерти, которая косит воинов десятками под пробирающий до костей вой и рык неизвестных чудищ.

Психологическая война и всё такое.

По факту РТГ-141 при мизерных затратах боеприпасов и топлива (вылеты авиации обходились на порядок дороже), превратили тылы варварской армии в ад и полностью отрезали им путь к отступлению.

Так что дорога у диких была только одна – на Дорпат.

Но это вовсе не означало, что они не пытались выставить заслоны на пути неестественного врага, орудующего в тылу. Правда, после того, как несколько заслонов из пары сотен бойцов были сметены пулемётным огнём, Орда предпочла не только рассыпаться, но и перейти на перемещение по лесам.

Кстати, это оказалось достаточно эффективным.

Тепловизоры имелись далеко не на всех разведывательных дронах, а пикап-пехота не горела желанием соваться на машинах в леса, так что несмотря ни на что, Орда всё ещё сохраняла немалую численность.

Но и совсем уж без внимания атаки РТГ-141 оставлять было нельзя. Тем более, что с наземной угрозой чисто теоретически дикие считали возможным справиться, в отличие от угрозы воздушной.

За дело пришлось браться лично Тёмным, раз заслоны из хорасанцев оказались никуда не годными.

С Ордой шли представители сразу нескольких кланов Падших. Певчие Смерти – лучшие колдуны Севера, Чёрные Молнии – отличные конные стрелки и лёгкая кавалерия, Алые Гончие – тяжёлая пехота, Пожиратели Костей - тяжёлая кавалерия, Катагарра – Говорящие с тенями, диверсанты и разведчики. Ну и Жнецы, разумеется – элитный карательный отряд, который был силён не столько в бою, сколько в устрашении врага. Но когда-то они всё-таки создавались как боевое подразделение для противостояния лёгкой имперской пехоте – егерям и лесным собратьям на службе людей.

Самым логичным для Тёмных было бы послать разведчиков Катагарра – кто справится лучше них в деле сбора информации и точечных ударов? Но Катагарра ушли вместе с восточной армией к землям Сорока Племён, сопровождая шаманов племени Ледяной Реки и имея личный приказ шера Узервааза – проследить, чтобы служители Железного волка натравливали его куда надо и не пытались плести козни. Что было совершенно нормально для тех, чьего бога ещё называют Отцом Лжи.

Так что провести разведку боем выпало именно Жнецам. И не столь приметные, как всадники или тяжёлая пехота, и колдовать умеют, и драться, и скрадываться – всего да помаленьку. Три отряда по три десятка Тёмных выдвинулись на север и начали поиски.

Учитывая, что бывшая мотопехота, сменившая БМП на «тойоты», особо и не таилась, небольшим отрядам лазутчиков это далось не слишком-то и сложно.

Сложнее оказалось угнаться за постоянно перемещающимися бойцами. Тёмные пытались найти закономерность в перемещениях и действиях федералов… и не находили её. Что в общем-то было неудивительным, потому как это тот же разведывательный батальон действовал в своих рейдах автономно. А вот Орду к Дорпату гнали в лучших традициях современной тактики ВС РФ, в рамках самой настоящей сетецентрической войны.

Так что место стоянки одного из автоотрядов отряд Падших нашёл едва ли не случайно и, не желая упустить свой шанс, решил атаковать этой же ночью, сняв часовых и взяв пленных.

Три «тойоты» расположились на вершине небольшого холма около большого ручья. Встали нарочито беспечно – на взгляд Жнецов. Сам факт самобеглых повозок их удивил мало – таким штукам уже не первая сотня лет пошла, ну а что именно вот эти вот как-то получше, чем помпезные чудища гномов и имперской аристократии – ну так всякое бывает. В задачу Жнецов открывать рот и дивиться с каждой чародейской диковинки не входило. Сами-то и поудивительнее видали…

Три повозки, дюжина человек. Ведут себя достаточно беспечно, оружия на виду нет, кроме ножей разве что. Доспехи тоже не ахти какие – простенькие шлемы без забрал, бармицы и прочего, да обтянутые вездесущей зелёной материей кирасы. Возможно даже не кирасы, а бригантины просто. Впрочем, нельзя было исключать и того, что в тяжёлых латах инвириди не видят нужды – ткань зачаровывалась довольно неплохо, разве что быстро теряла магию… Во всяком случае легионные маги предпочитали носить именно кольчуги и заговорённые мантии вместо лат – на обычную броню магия в долговременной перспективе действовала неважно, а специальный доспех стоил очень недёшево.

Как стемнело, отряд из трёх десятков Жнецов разделился на боевые тройки и начал выдвигаться к лагерю инвириди. Сильван спрячется в лесу, Светлый пойдёт открыто, а Тёмные предпочтут хоть какую-нибудь, а тень. Правда, на этот раз теней вокруг особо не было, так что пришлось продвигаться и по открытому пространству, и мелким кустарником, заросли которого опасно близко подступали к тройке стоящих самоходов. Ловушка? Или просто беспечность? Учитывая, что Тёмные шли аккуратно, набросив отводящие глаза и маскировочные чары, и постоянно прощупывая пространство перед собой в поисках сигнальных нитей – скорее именно беспечность…

Жнецов в самонадеянности упрекнуть было нельзя – на Светлояре любые нормальные боевые маги непременно плели на стоянках паутины из сторожевых чар. Не плели их либо те, кто не мог, либо кто не считал нужным и потому имел крайне короткую карьеру в боевых магах…

Но и взвод под командованием старшего сержанта Мансурова в беспечности обвинить тоже было нельзя – просто вряд ли Тёмные фейри слышали о таком колдунстве, как списанная противотанковая мина ТМ-83, переделанная в мину противопехотную.

На «тарелку», изначально используемой для формирования ударного ядра, при помощи эпоксидки, строительного скотча и такой-то матери были налеплены шарики из подшипников, гвозди и шурупы. А инфракрасный и сейсмический датчики оставили нетронутыми. Вообще считалось, что для подрыва мины должны совпадать показания их обоих – и чтобы земля тряслась как от многотонного танка, и чтобы луч перегородило что-то соразмерное. Но на практике оказалось, что установленная без дистанционной системы активации мина превращается в неизвлекаемую, особо опасную и подлежащую удалённому расстрелу из пулемёта или крупнокалиберной винтовки.

Всё дело было в том, что оба датчика прекрасно реагировали не только на цель типа танк, но и на пехотинца.

Поэтому, когда девять фейри, приглушив магией шум шагов и лязг доспехов и накинув маскировочные чары, оказались метрах в десяти от мины, инфракрасный датчик оказался обманут, а вот датчик сейсмический прекрасно взвёлся и перешёл не только в режим ожидания, но и в режим активации.

Взрыв и волна осколков буквально снесли весь отряд Тёмных – магические щиты никто выставить не успел, да они бы особо и не помогли. А вот зачарованные доспехи местами выдержали попадание осколков, но что толку, если каждый из Жнецов получил десятки разогнанных до сверхзвуковой скорости кусочков металла в неприкрытые бронёй части тела? Одному из Падших и вовсе не повезло – он умудрился словить сформировавшееся ударное ядро от мины. Оно разнесло ему всю верхнюю часть туловища, пробив зачарованный нагрудник, будто бы сделанный из фольги.

Конечно, погибли не все девять Жнецов, но и те, кто остался жив, были тяжело ранены.

Остальные, услышав шум, моментально активировали на себя стандартную связку чар для ближнего боя – усиление, ускорение, выносливость и нечувствительность к боли.

Вот только на сторожевую мину Тёмные нарвались более чем в ста метрах от лагеря, и им всё равно требовалось время, чтобы добежать до машин.

К тому же это оказалось не так просто – решив, что они обнаружены и атакованы, Тёмные сбросили маскировку и рванули вперёд. И нарвались прямо на растяжки с МОН-50 перед лагерем – чары обнаружения снова подвели и не смогли засечь натянутую проволоку.

Громыхнуло ещё несколько взрывов, которые уполовинили число Тёмных. Если бы не ночь, Падшие уже были бы в настоящем ужасе – потерять две трети бойцов ещё до того, как вступить в бой с врагом! Просто немыслимо!!!

Постоянные тренировки, проводимые по приказу полковника Кравченко, даром не прошли – часовые немедля подняли тревогу, и налетевший десяток Жнецов встретила дюжина мотострелков.

Тёплую осеннюю ночь разорвали автоматные трассирующие очереди, а затем на «хайлюксах» включили фары дальнего света - освещая всё пространство вокруг и заодно ослепляя потенциальных противников.

Мощные ксеноновые лампы выхватили смазанные силуэты и по ним тут же ударили крупнокалиберные пулемёты. Один из Жнецов попытался было выставить щит, но пули калибра 12,7 миллиметра с лёгкостью пробили его, оторвав Тёмному руку и голову.

Из неосвещённого участка в сторону федералов прилетело три файербола, разделившиеся перед одним из пикапов и ударившие по нему сразу с трёх сторон. Взрывами вышибло лобовое и два боковых стекла, но сидевший за рулём водитель отделался лишь кучей неглубоких порезов - каской, тактическими очками и балаклавой он, будучи часовым, не пренебрёг. Так что мотострелок не растерялся, а с матами открыл огонь из автомата прямо через разбитое стекло. Стоящий за турелью второй боец и вовсе остался невредим и продолжил с азартом поливать пространство перед лагерем из «корда».

Из ещё одной области тьмы вылетела ветвистая молния, ударив в другой «хайлюкс». Его экипаж тоже не пострадал – машина сработала как клетка Фарадея, поглотив и рассеяв электрический разряд, отведя его в землю, но вот проводку замкнуло и фары «тойоты» немедленно погасли.

По месту пуска тут же отработала машина, вооружённая АГСом. Очередь из гранат накрыла ещё одного мага Падших, и тот оказался насмерть нашпигован десятками осколков.

Из темноты буквально рядом с лагерем вырвалась тройка Жнецов, каждый с хопешем наперевес. Двое взмахнули своими клинками, посылая «воздушные косы», а третий тут же на всякий случай выставил щит.

Потоки сжатого воздуха ударили в стоящего за пулемётом в ближайшей машине стрелка. Брызнула кровь; в стороны разлетелись боковые стёкла «тойоты», выбитые ударом. Солдата буквально вышибло из кузова, и он рухнул на землю.

Двое мотострелков высадили в Тёмных по магазину – щит отклонил несколько первых пуль, но остальные прошибли его насквозь. Однако почти половину отразили зачарованные доспехи Жнецов, хотя один из мечников рухнул, получив пулю прямо в лицо. Оставшиеся двое Падших замедлили шаг, хотя и продолжали бежать вперёд. Их доспехи были пробиты во множестве мест, Тёмные были все в крови и в общем-то при смерти, но заклинания выносливости и блокировки боли ещё работали, так что их сил ещё должно было хватить на один бросок. Всего один бросок. Чтобы добраться до врага и покромсать его своими...

От слегка мерцающего в темноте щита отскочила граната и упала аккурат перед Жнецами, но те проскочили вперёд, даже не заметил её. А спустя секунду прогорел порох в запале, и РГД-5 взорвалась, нашпиговав Тёмных кучей осколков прямо внутри щитовых чар.

Ещё один взрыв. Но на этот раз от прилетевшего из темноты файербола. Двоих автоматчиков отбросило в сторону, а, накрывшийся «покровом теней» Жнец ударил вдогонку потоком пламени. Правда, огнеупорная ткань «ратника» огню не поддалась, так что солдаты отделались лишь ожогами. Ещё один федерал выпустил по Тёмному неприцельную очередь, автоматная пуля насквозь прошила его руку, но Падший этого даже не почувствовал. Жнец метнулся к противнику, рубанул хопешем – привычно, даже не сомневаясь в наложенных чарах остроты. Таким ударом он привык разваливать воина в латной броне от плеча до пояса...

Подвела раненая навылет рука.

Удар вышел смазанным, и хопеш рубанул по груди федерала вскользь, выбив из руки автомат. Заговорённое лезвие с лёгкостью прорезало арамидную ткань, но завязло в керамической пластине. Опомнившийся федерал, который даже не увидел ни броска, ни удара, выхватил из кобуры на разгрузке табельный ПМ, щёлкнул предохранителем и почти в упор разрядил весь магазин. Попал лишь один раз – Тёмный на всякий случай разорвал дистанцию, даже особо не понимая и не осознавая угрозы, исходящей от пистолета. Пуля попала Жнецу в нагрудник, не пробила его, но тряхнуло фейри всё равно прилично и поэтому он на мгновение потерял концентрацию. Почувствовал какое-то движение за спиной, на одних инстинктах увернулся от удара прикладом... И получил прямо в грудь очередь на половину магазина – наложенные на доспех чары моментально выдохлись, и автоматные пули изрешетили тело Жнеца.

Ещё несколько взрывов – тройной файербол ударил по уже повреждённой огнешарами машине, а следом прилетел мощный вихрь из огромных снежинок из магического льда, которые с лёгкостью вонзались в обшивку «хайлюкса». Послышались вопль и ругань раненых мотострелков, которые укрылись за машинами и открыли наугад огонь из автоматов. Вздрогнула земля, со скрежетом смялся задний борт кузова «тойоты», попавший под удар «воздушного тарана».

Двое федералов вытащили наконец мощные ручные фонари и осветили темноту, из которой летел вихрь стальных снежинок. Световые лучи выхватили пятно тьмы, странно выделяющееся на фоне ночного мрака – близко, буквально в нескольких метрах от машин - и на нём немедленно скрестились автоматные очереди. От попаданий пуль замерцал силовой щит – опытом и силой колдуны Тёмных явно превосходили имперских чародеев.

Глухой хлопок подствольного гранатомёта, и прямо под ногами закрывшегося щитом и «покровом теней» Падшего разорвалась граната. Взвизгнули осколки, часть которых отрикошетила от брони фейри, но тот всё равно сделал шаг назад, оступился и рухнул на одно колено. Щит и заговорённая броня – это хорошо, вот только пережить близкий взрыв без последствий не получится.

Автоматы замолчали – мотострелки в горячке боя опустошили их за считанные секунды и теперь спешно перезаряжали оружие. Впрочем, сам командир группы вместо этого быстро выхватил «ярыгин» и высадил в тёмного половину магазина. Пистолетные пули не только пробили латный нагрудник, но их попадания ещё и были сопоставимы с ударами кувалды, так что Жнец рухнул на спину.

К нему тотчас же подскочили четверо перезарядивших оружие федералов и почти в упор расстреляли из автоматов.

Снова занявшие места за пулемётами стрелки продолжили полосовать темноту очередями, так что всем потребовалось какое-то время, чтобы понять – бой окончился столь же внезапно, как и начался.

На удивление, все бойцы группы остались живы, даже те, кого приложило магией. Ранены, правда, оказались все – ожоги, глубокие порезы, переломы. Двое бойцов было в довольно тяжелом состоянии – сильнее всего досталось мотострелку, которого приложили в грудь двумя «воздушными косами». Бронежилет выдержал, но у парня была переломана половина рёбер и имелись глубокие резаные раны на руках. Ещё один до сих пор не пришёл в сознание после близкого разрыва файербола. Так что вместе с немедленным докладом в штаб ушёл и запрос на медицинскую вертушку.

Быстрый осмотр места боя показал, что Тёмные потеряли двадцать бойцов убитыми. Возможно, кого-то из раненых можно было спасти, но федералы серьёзно опасались вражеских магов, так что все раненые были немедленно добиты.

Судя по следам крови – часть Падших отступила и забрала с собой нескольких раненых. Преследовать ночью их не стали – и сил не было, и особого желания. Вместо этого был дан подробный доклад в штаб, и по указанным координатам уже были высланы два тяжёлых беспилотника, оснащённых тепловизорами, а к вылету начали готовить Су-33 с управляемыми ракетами и бомбами на борту – к «тёмной» угрозе командование светлоярской группы войск отнеслось более чем серьёзно.

10

- Двадцать один, - произнёс Велисарий, приглашённый в качестве эксперта по Тёмным, пересчитав выложенные в ряд искорёженные, пробитые и запачканные кровью шлемы.

Вообще сначала по привычке позвали Эйру за неимением под рукой Эрин, однако та сослалась на то, что высокопоставленный Светлый знает куда больше неё о своих кровожадных сородичах. Поэтому хоть и пообещала заглянуть для консультации, но в первую очередь посоветовала обратиться к Светлому фейри.

- Семь полных боевых троек. Судя по доспехам… - Светлый фейри слегка прищурился, рассматривая зловещего вида шлема, стилизованные под человеческие черепа с острыми зубами, – Гончие? Нет, Жнецы. Да, Алые Жнецы. Некогда один из кланов Рейдгарда – Алого Царства. Пленные есть? Хотя, о чём это я…

- После боя нашли нескольких раненых, но их сразу же добили, - спокойно ответил полковник Ядров. – Так сказать – во избежание.

- Разумно, - кивнул Велисарий. – Впрочем, воины Тёмных умеют не попадать в плен живыми… В любом случае, от лица Доминиона Эльвенгард искренне вас благодарю.

- Нам казалось, что в отличие от людей, фейри относятся к своим Тёмным собратьям более лояльно…

- Это так. Мы искренне считаем их заблудшими и падшими, но братьями… Однако это не означает того, что любой добропорядочный Высший не обрадуется окончанию пути ещё одного убийцы. Тем более сразу двух десятков… Могу ли поинтересоваться, сколько ваших воинов погибли в бою с этими отродьями? Эльвенгард не оставит их подвиг без достойной награды.

- Повреждена техника, почти вся боевая группа ранена, но ничего серьёзного, - отмахнулся Ядров. – Отлежатся в госпитале, вернутся в строй…

С посланника Светлых на мгновение даже весь его лоск и благодушие слетели.

- Хотите сказать, что среди ваших людей не было погибших вообще? – с расстановкой произнёс Велисарий. – Их было много? Они загодя обнаружили тёмных и накрыли их вашими дальнобойными заклятьями?

- В отряде было двенадцать человек, - пожал плечами фээсбэшник. – Встали на ночлег, а их попытался атаковать отряд Тёмных. Вот, как-то так.

- Мне сложно в это поверить, - признался Светлый. – Наши террор-группы действуют отрядом не менее чем в пятьдесят-сто мечей, и то любой серьёзный бой кончается парой убитых.

- Ничего невероятного, сир Велисарий, скорее всего – просто везение. Тёмные наверняка не рассчитывали столкнуться… с тем, с чем столкнулись. Основная часть отряда погибла ещё на подходе к лагерю.

- Охранные чары? – нахмурился фейри. – Но мне сложно представить случай, чтобы Падшие решились на такую атаку без предварительной магической разведки местности…

- Можете рассказать поподробнее?

- Вероятно, я здесь именно ради этого, - слегка улыбнулся Высший. – Что ж, слушайте. Любой отряд тёмных, если посчитает, что столкнулся с отрядом вражеских магов, в первую очередь будет вести магическую разведку местности. Сигнальные чары, заклинания-ловушки… Ну и банальные ловчие ямы или разбросанные на тропе колючки. Впрочем, такая тактика характерна для любого подразделения боевых магов – не только для Тёмных.

- То есть, металл маги находить могут?

- Это скорее вопрос опыта или умения читать следы – никакой магии, - ответил Велисарий. – Специализированные заклинания подобного рода используют в основном рудознатцы – требуется либо очень-очень тонкая настройка, либо искать нужно что-то размером с месторождение железной руды.

- Получается, вот такое боевые маги заметить не смогут? – Ядров достал из кармана кусок проволоки, обычно использующийся в растяжках.

- Боевые маги – вряд ли, следопыты – запросто. Хотите сказать, что именно такая проволока и убила десяток Тёмных? – обычно сдержанный Велисарий сейчас был откровенно скептичен.

- Не совсем. Это своего рода… сигнальные нити. Только не магические.

- Железо? Инвириди, как всегда, расточительны…

- Россия – щедрая душа, - хмыкнул Ядров. – Но нас интересует – это магическое сканирование… то есть поиск сигнальных чар – его можно как-то отследить?

- Это пассивное колдовство, нацеленное именно на поиск других действующих чар, а не расчёт своих. Это всё равно что светить фонарём – если у врага есть маги, они такое обнаружат махом.

Аналогия была понятна – то же самое, что и с работой РЛС на истребителях, к примеру. Включил радар, чтобы обнаружить противника – одновременно выдал себя.

- Хорошо. Тогда следующий вопрос – возможно у нас есть аналоги этого вашего магического поиска, но мы их просто по-другому называем…

- Невидимый обычным взором свет, да, - кивнул Велисарий. – Сигнальные чары основаны в основном на нём и ещё на магии воздуха.

- А вот, например, сейчас вы ничего не чувствуете? – спросил Ядров. – Возможно, ощущение направленного на вас взгляда или просто что-то вроде «дурного глаза»…

Фейри на мгновение замер, прикрыл глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям…

- Нет, ничего необычного не чувствую. Но должен был?

- Всего лишь проверка, - дипломатично улыбнулся полковник, щёлкая кнопкой рации. – А что насчёт возможности противостоять возможности засечь шаги?

- Вы имеете в виду - приглушить шум шагов? – уточнил фейри.

- Нет, я о том, что можно засечь колебания от шагов.

Велисарий задумался и вновь уточнил:

- А это вообще возможно? Никогда ни о чём подобном даже не слышал... Да и на каком расстоянии-то можно засечь шаги, если это человек, а не элефант? Фут? Два фута?

- Сотня.

- Позвольте мне пусть и несколько преждевременно резюмировать, - сказал Высший. – Вы заманили Тёмных в западню, где они попали под заклинания… то есть под артефакты-ловушки, которые засекали врага по колебаниям от шагов и в неизвестных нам спектрах колдовского виденья. Так?

- Практически. Только мы никого не заманивали – это вышло случайно… И в общем-то, мы не рассчитывали, что такое столкновение вообще возможно. Конных противников наши воины бы заметили, но это была, по всей видимости, пешая группа…

- Сколько ваши «йоты» проходят за час – два-три десятка миль?

- Скорее четыре-пять.

- Пусть так, - кивнул Велисарий. – И будь против вас обычные люди – этого вполне хватило бы, чтобы за вашими отрядами никто бы даже не угнался, но даже я могу без особых проблем преодолеть за день полсотни миль и после этого вступить в бой. А я, как вы понимаете, уже давно не работаю в поле…

- Прекрасно понимаю, - скупо улыбнулся Ядров.

- Ваш отряд просто перехватили по кривой погони. Тёмные поголовно владеют магией, и математику знают тоже все. И… похоже, вам действительно очень повезло, что против вас бросили Жнецов, а не кого-то более умелого.

- Да куда уж лучше-то… - хмыкнул полковник.

- Поверьте, уважаемый, опасных кланов у Падших хватает, - покачал головой светлый. – Жнецы, в общем-то, в бой ходят лишь в чрезвычайных случаях. Их профиль – это акции устрашения. Вырезать несколько деревень с особой выдумкой, да так, чтобы чёрная магия разорвала ткань мироздания и оттуда полезла всякая нечисть - вот это им по нраву. А выслеживать отряды вражеских магов и устраивать ночные налёты на лагеря… Для этого есть кланы охотников, следопытов и лазутчиков.

- Как полагаете, с чем это связано?

- Я бы предположил три варианта, - после короткого раздумья ответил Велисарий. – Первый – Тёмные понесли большие потери, поэтому оперируют теми отрядами, что уцелели или сохранили боеспособность. Однако пока что Орда наступала более чем уверенно и особых потерь не несла, а специализированные истребители Падших на Восток пока что не прибыли. Также я сомневаюсь, что ваши удары с воздуха могли проредить ряды тёмных столь сильно: одно из главных правил Падших – не будь в толпе. Так что – вряд ли. Второй вариант - Падших было немного изначально, но это маловероятно – Жнецы почти никогда не действуют самостоятельно и выдвигаются лишь на крупные операции… Вроде организации и похода Орды, например. И вариант третий, как мне видится – самый реалистичный. Другие отряды Тёмных либо заняты, либо действуют на других направлениях… что, в общем-то, может означать одно и то же. Удар немногочисленной, но опасной группы через земли Сорока Племён с выходом, или же быстрое выдвижение отрядов Тёмных к Дорпату для дезорганизации обороны.

- Не сочтите за цинизм, но чем это может грозить конкретно нашим манёвренным группам?

- Вас пытались взять нахрапом, в наглую, решив, что вы – просто очередной отряд магов, имперский или наёмный. Будь это и правда так – у Тёмных получилось бы не только нейтрализовать ваш отряд, но и взять пленных и трофеи. Раз этого у них не получилось – теперь ожидайте более тонкой игры и взвешенной тактики. В любом случае при основных силах Орды должен быть хотя бы один отряд нормальных разведчиков – их пошлют против ваших механизированных эскадронов. Будут много наблюдать, попробуют всё-таки взять пленных.

- Эльвенгард примет какие-либо меры, разу уж нахождение Тёмных в рядах Орды теперь полностью подтверждено?

- Я отправил вести и Ареопагу Доминиона, и лично Императрице, - эльф вздохнул. – Но, вероятно, скорого прибытия террор-групп ждать не стоит. У нас возможности всё-таки достаточно скромные, по сравнению с вашими – переброска даже пары десятков бойцов через половину континента является весьма сложной задачей. Пока что я могу предложить лишь свою посильную помощь…

- Мне казалось, что вы дипломат и политик, а не воин… - с нотками иронии заметил Ядров.

- Любой из князей-магов Ареопага обязан прослужить не менее двадцати пяти лет в рядах Легиона Гелиос, - вежливо улыбнулся Велисарий. – Поверьте, я знаю, с какой стороны браться за меч.

- Тогда ваш опыт, без сомнения, больше пригодился бы Её Высочеству Афине… Особенно в свете недавнего покушения.

- Положенная Стражу Востока охрана выступила в путь, но сами понимаете – расстояния… - развёл руками фейри. – К тому же с ней и так отправилась сама госпожа Эрин.

- При всём уважении, но Её Святейшество всё-таки боец, а не телохранитель. Мы бы могли предоставить наших специалистов, но... Они обучены действовать против несколько иных угроз.

- Узнаю почерк Корнелиев, - проворчала зашедшая в кабинет Эйра. – Выживет сильнейший.

- Госпожа, - почтительно склонил голову фейри.

- А это общая черта для служителей культа Эмрис – не стучаться? – невозмутимо поинтересовался полковник.

Эйра столь же невозмутимо постучала костяшками пальцев по дверному косяку.

- Сир Велисарий, - приветственно кивнула старшая жрица, - Константин Михайлович.

- Осмелюсь заметить, что ещё Александр Великий сказал «власть даётся лишь достойным», - с улыбкой произнёс Высший.

- Потомки несколько превратно поняли Великого, - проворчала жрица. – у Корнелиев действительно входит в дурную привычку учить наследников плавать, кидая их в горную реку. Сначала Марий, теперь Афина...

- Её Высочество – пока что лишь восьмая в очереди к трону. Когда её признают полноправной наследницей – станет шестой.

- Закон о престолонаследии никто не отменял, - парировала Эйра. – Император может назвать первым наследником любого из своих законных детей.

- На это требуется одобрение Сената.

- В случае введения чрезвычайного положения Сенат распускается, а император получает диктаторские полномочия.

- Господа! – напомнил Ядров и покосился на жрицу, - Ну и дамы, конечно. Давайте вернёмся к тому, ради чего мы здесь собрались.

- Трофеи с Тёмных отродий, да, - кивнула Эйра. – Прекрасная работа, полковник, ещё два десятка ублюдков перестали топтать нашу землю. Кстати! Никто голыми руками к этому... всему не прикасался?

Жрица и фейри синхронно посмотрели на фээсбэшника.

- Мы уделяем большое внимание просвещению личного состава, - дипломатично ответил Ядров. – Пусть у нас нет магии, но представление всё-таки имеется. Так что нет, не касались.

Просвещение заключалось в том, что на большой земле были разграблены все городские библиотеки на предмет изъятия художественных романов в стиле фэнтэзи, которые обязали читать на занятиях по ОГП.

- Хорошо, - кивнула Эйра. – Сир Велисарий, вы владеете искусством разрушения заклинаний?

- Разумеется.

- Тогда, как только снимете проклятия с доспехов – сразу дайте знать. Нельзя упускать такие ценные экземпляры...

- Вы о том, что экипировка Тёмных имеет большую стоимость? – уточнил полковник.

- Я о том, что каждый из этих комплектов доспехов, - жрица указала на разложенную броню, - Представляет собой комплект артефактов. Гравировка, драгоценные камни... Всё это, конечно, имеет декоративное значение, но не только – здесь много полезного.

- Согласно рескрипту... – начал было Велисарий.

- Федералам нужнее, Светлый, - отмахнулась Эйра. – У вас таких доспехов – куча, а им пригодятся для научных изысканий. Тем более, что ваша юрисдикция не распространяется на трофеи Федерации.

- Что ж, это звучит... разумно, - вежливо кивнул Высший. – Но разве культ Эмрис не владеет...

- Культ Эмрис много чем владеет, сир. Но доспехи рядовых Тёмных мы не коллекционируем, - жрица сделала паузу, - Как правило. Да и вообще трофеи вас сейчас должны волновать в последнюю очередь – от вас, как от представителя Эльвенгарда, требуется другое.

- Я бы предложил свои скромные познания в организации магической обороны.

- Есть несколько... иная миссия, - произнёс Ядров. – Вы там можете принести куда большую пользу. И да – речь идёт в первую очередь о благе Империи.

- Не ошибусь, если скажу, что речь о волнениях на юге Предела, - кивнул Велисарий.

- Именно. У нас недостаток высокопоставленных кадров, которые могли бы наладить взаимодействие с легионами на границе Степи.

- Разве приказа из Генерального Штаба недостаточно?

- Сир, я вас умоляю, - поморщилась Эйра. – Приказ – всего лишь приказ. К чужакам всегда отнесутся настороженно, а вот князь-маг Эльвенгарда – другое дело, посланникам Доминиона доверяют. К тому же попробуем заручиться поддержкой Восточного Союза, а со степными фейри лучше всего договорится другой фейри.

- Северный Альянс принял главенство Империи, но никакими договорами себя не связывал, - возразил Светлый. – Придётся что-то дать взамен.

- Специи подойдут? – спросил Ядров. – Удобная валюта, ценится, не занимает много места. Можем собрать достаточный для задатка объём, Империя потом вернёт.

- Военная поддержка?

- Будет. Для наземных или воздушных сил далековато, но, если Новый Рим поможет протащить пару наших боевых кораблей вниз по реке – из устья Великой союзные силы никто не выбьет.

- Вы уже связались с Её Высочеством?

- Разумеется, - кивнула Эйра. – Она предоставила нам полную свободу действий. Насколько знаю, Доминион имеет доли в нескольких судоходных компаниях Великой?

- Да, это так. Имперские суда и так заняты в перевозке припасов и войск, но, полагаю, необходимое изыскать можно... – задумчиво произнёс Велисарий. – Что именно требуется?

- Корабли, вместимостью не менее... – Ядров на мгновение запнулся, – Тридцати бочек. Минимум два. Именно столько требуется нашим кораблям для автономных действий в течение недели. Пригодились бы буксиры – тогда мы сэкономили бы топливо.

- Паровые машины? – понимающе кивнул Светлый. – Да, они весьма прожорливы... Может, попробовать договориться с речной флотилией? Пусть флот поможет, раз уж прозевали набег... А вы полагаете, что двух кораблей будет достаточно? На них такой большой экипаж?

- Полтора десятка на каждом, - невозмутимо ответил полковник. – Но зато у них очень серьёзная огневая мощь.

- Ага, примерно, как у всей 1-й эскадры Греческого флота, - ехидно заметила Эйра. – Кстати, я тоже планирую отправиться на юг.

- Почту за честь путешествовать в вашем обществе, святая, - уважительно склонил голову фейри.

11

На пару патрульных откуда-то сверху падает тень, сдвоенным ударом ног в спину сбивая одного на землю. Прыжок на спину второму. Одна рука зажимает рот, вторая бьёт кинжалом в шею.

Из темноты возникают ещё четыре тени, оперативно оттаскивая тела солдат. Тревогу никто из них поднять не успел, и лагерь имперских войск продолжает жить своей жизнью.

Ещё двое патрульных. Проходят мимо одной из палаток, следуя по своему маршруту.

Из-за угла возникает тень, ювелирно точно всаживающая кинжал под подбородок одному солдату. Почти одновременно из палатки выскакивает ещё одна тень с гизармой наперевес. Точный удар шипом в забрало, и второй имперец тоже валится на землю.

Этот сектор теперь чист от охраны. Впереди основная цель – шатёр принцессы Афины.

Двое часовых у входа.

Сухие щелчки арбалетов. И хоть вокруг темно – болты летят точно в едва подсвеченные горящими факелами цели.

У часовых крепкие кирасы, но больше ничего из латных доспехов нет – умаешься стоять по нескольку часов. Бронебойные болты бьют по уязвимым местам – кольчуга тонкий гранёный наконечник остановить не в силах.

Шесть фигур, экипированных в лёгкие кожаные доспехи, окружают шатёр принцессы. Безмолвный сигнал, и они бросаются вперёд – двое через вход, ещё две пары просто прорезают ткань и врываются внутрь.

Тем, что рванули через вход, сразу же не повезло – прямо на их пути оказалась заботливо выставленная лавка, об которую пара лазутчиков и споткнулась. Не упали, но всё равно замешкались, так что дежуривший у входа внутри шатра ещё один часовой оперативно схватил скутум, выхватил длинный кинжал и просто попёр вперёд. Учитывая, что по габаритам воин был примерно, как оба его противника сразу, неудивительно, что удар щита буквально вышиб их из палатки.

Ещё один часовой схватился с двумя другими противниками. Дрался он не особо умело, но ему помогло то, что один из нападавших был вооружён гизармой, которая элементарно запуталась при попытке ворваться через дыру в шатре.

Последнюю пару нападавших встретила сидевшая за столом девушка в доспехах и с волосами, собранными в косу. Она моментально вскочила на ноги, схватила лежащий рядом меч и рванула его из ножен.

Заблокировала удар короткого меча, ударила ножнами, что держала в левой руке по локтевому сгибу. Шагнула вперёд, сбив ударом плеча своего противника на землю… И тут же отклонилась назад, уворачиваясь от удара второго нападающего. Отбила следующий удар короткого меча, пнула первого противника, сбитого с ног. Добавила ножнами.

Отвлеклась и чуть не пропустила удар вылетевшего из рукава небольшого кистеня на ремне. Крутанулась на месте, пригибаясь и ударом ноги подсекая противника. Впрочем, тот успел шустро отскочить назад и замахнулся мечом для нового удара...

- Тревога, - зевнув, с ленцой произнесла сидящая на стуле посреди шатра Афина.

Потасовка моментально прекратилась. Учебные клинки, конечно, затупленные, но народ тут собрался азартный, так что, как минимум, без синяков не обошлось. На дневной тренировке и вовсе нескольким бойцам основательно пересчитали рёбра.

- Отряд Арса – незачёт, противник дошёл до охраняемого объекта, - произнесла Эрин, вкладывая меч в ножны.

Принцессу изображала именно она, потому как единственная из всех могла скопировать почти чей угодно стиль боя. Хотя, даже с заплетёнными в косу волосами и воронённой кольчуге на Афину она не походила ни капельки.

- Хвалю за то, что не пренебрёг резервом, но с патрулями надо что-то думать, - продолжила апостол. – Если уж девчонки смогли твоих дуболомов снять, то Тёмные или хаоситы ими даже не подавятся.

Жрица повернулась к команде «нападающих».

- Группа Нур – тоже незачёт. Внешний рубеж преодолели чисто, а вот с финальной частью прям беда.

- Так далеко мы ещё не заходили, - буркнула коян, пряча кистень в рукав.

- Никто не заходил вообще-то, - заметила Афина. – Но – атаку вы всё равно провалили. Зря вы пустили Ставрос с её глефой вперёд – не самое лучшее оружие для боя в тесноте. А тебя, Нур, Её Святейшество ещё пощадила – я бы тебя вырубила быстро.

- Что ж, думаю, на сегодня с тренировками всё, приведите здесь всё в порядок и идите отдыхать, - распорядилась Эрин. – Завтра продолжил тренировки на маршруте.

Дружинников долго упрашивать не пришлось – порядок в шатре они навели быстро, после чего откланялись.

- Полагаешь, мне и правда так необходима охрана? – принцесса запалила несколько свечей, занимая свой рабочий стол и доставая сумку с письмами и прошениями для изучения.

- После покушения хаоситов? – иронично приподняла бровь Эрин. – После того, как прямым текстом сказали, что Халефдан жаждут твоей головы? И я уже молчу о Тёмных среди Орды, которые не первую сотню лет пускают слюни на несколько ритуалов, где нужна кровь Корнелиев...

- Думаю, что если все эти господа действительно захотят, то всё равно дойдут до меня, - хладнокровно произнесла Афина. Черты её лица заострились, - Мою мать не спасло даже то, что она была императорской наложницей в самом сердце Империи.

- Политика, ты же сама прекрасно понимаешь… Всё замяли, потому что это было… политические нецелесообразно, - последние слова апостол проговорила с нескрываемым отвращением.

Жрица подтащила стул к рабочему столу принцессы и пристально посмотрела на принцессу.

- Хочешь отомстить?

- Не знаю, - призналась Афина. – Честно – не знаю. Я... я ведь даже почти не помню её.

- Ты думаешь, что это правильно – не спустить обиды, что нанесли даже не тебе и не Корнелиям – всей Империи. Но ты стыдишься того, что тебе не хочется мстить за Анастасию как за свою мать.

- Да, - принцесса вымученно улыбнулась. – Почему тебя не было рядом со мной раньше? Ты говоришь неприятные, но такие необходимые слова...

- О, знаешь ли, непрекращающаяся война со злом, демонами и безумными богами отнимает достаточно много лет моей жизни... Всё в трудах, всё в трудах аки пчела... Разъезды эти постоянные по всему миру... - небрежно заявила Эрин, откидывая косу с плеча. – Зачем стыдиться? Желание надрать задницы негодяям благородно само по себе.

- Может, тогда подскажешь, как втянуть людей в зелёном в войну не только с Гефарой и Хорасаном, но и Альдераманом?

- А зачем... втягивать? Просто попроси.

- Ты же знаешь, в каком долгу перед инвириди и я, и вся Империя... – поморщилась Афина. – Мне даже думать страшно, что будет, когда они потребуют уплаты по всем долгам...

- Ничего не будет, - хмыкнула Эрин. – Уж прости, Твоё Высочество, но по их меркам все эти долги – сущая безделица. Дай инвириди, чего они хотят, и они не станут торговаться из-за каждого медяка.

- Ресурсы. Да, я знаю. Я подписала немало договоров на концессии... – принцесса вздохнула. – Да, это даже выгодно для Империи, но договоры всё равно очень жёсткие.

- Ресурсы – ерунда, - отмахнулась апостол. – Что им действительно нужно, так это наши знания, наша магия...

- ...которые ничего не смогли сделать против их магии, - иронично заметила Афина.

- Смысл в том, что, усилив свою магию нашей, Федерация станет сильнее, - объяснила Эрин.

- И для чего же? Они, кажется, и так вполне сильны...

- В нашем мире. Но в Далёком Отечестве – это не так. Там они велики и сильны, но даже не первые среди равных. У них много врагов.

- Я была там, - сказала Афина. – Кое-что мне рассказали сами федералы, кое-чему я даже поверила. Я считаю, что нам стоит и дальше вести дела с ними, а не пытаться ударить в спину, ища связи с их врагами...

- Исключительно правильная мысль! Исключительно! - заметила Эрин. – Потому что, если бы мы столкнулись кое с кем из врагов Федерации, их армии уже прошли бы половину Империи в поисках добычи и рабов. А, может, и просто ради забавы.

- В Далёком Отечестве же нет Тёмных?

- Тёмные, Светлые, люди, фейри... – поморщилась жрица. – Всегда найдётся тот, кого можно ненавидеть. Всегда будет кто-то, считающий себя выше других. Всегда найдутся алтари, которые надо кропить человеческой кровью - во имя богов, идей или золота. Это в человеческой природе.

- Фейри – не люди, - напомнила принцесса.

- У тебя есть старший брат, который наполовину фейри по крови, - рассмеялась апостол. – Не говоря уже о том, что твой уважаемый отец сам на какую-то долю фейри. Как и ты, вообще-то. А раз потомство возможно, значит все мы люди – и хомори, и фейри… и кояны тоже.

- Тоже заметила? – усмехнулся Афина. – Маленькая колючая разбойница, кажется, влюбилась…

- Да как тут не заметить, если Нур только и делает, что отгоняет от юного графа всех прочих девах, - хмыкнула Эрин. – Дальше, она, правда не заходит… А Арс для намёков слишком… мужчина. Не понимает, в общем.

- Непонимание – это вообще общий недостаток мужчин, - кисло произнесла принцесса.

Девушки синхронно вздохнули. Нахмурились. Посмотрели друг на друга.

- Только не говори мне, что… - с подозрением в голосе протянула апостол.

- Может, всё-таки лучше будет подождать, когда прибудет настоящая охрана, а не мучать дружинниц? – нарочито громко произнесла Афина. – Ну чего это потешное войско охранять-то может – их самих охранять надо…

- Ну да, ну да, извечные проблемы женских подразделений – специфические потери брюхатыми… - подозрения в голосе жрицы поубавилось, но совсем оно никуда не делось. – Уж прости - ерунду несёшь, Твоё Величество. Если нет лучшей из лучших Гвардии, будем обходиться лучшими из худших – пусть будет хотя бы такая охрана, чем никакой.

- А ещё есть ты, - иронично заметила принцесса.

- Ну, моего величия, конечно, отрицать нельзя… - самодовольно заявила Эрин, скрещивая руки на груди и принимаясь раскачиваться на стуле. – Но мало того, что я не могла нарушить данного сестре слова, так и решила, что Твоё Величество загнётся с одними только дружинницами, часть из которых пытаются изображать из себя фрейлин… Особенно Гаста. Вот из кого фрейлина, как из меня пастушка… Впрочем, я бы с большииим удовольствием посмотрела на лица столичных хлыщей, если выкатить эту прекрасную осадную башню на бал.

- Когда меня пригласят в Столицу для официального производства в полноправные принцессы, именно так и сделаю, - оскалилась Афина, а затем удивлённо моргнула. – Подожди, что ты там сказала о сестре?

- Когда-то я пообещала Норин, что буду приглядывать за её бедовым семейством, - безмятежно ответила Эрин.

- Норин? – сказала принцесса.

- Ага.

- Норин Геката?

- Ага.

- Норин Геката – наставница и соратница Александра Корнелия? Архижрица культа Эмрис?

- Вообще-то шестой апостол, но сила тьмы начала покидать её, поэтому сестра сложила с себя звание апостола, - уточнила Эрин. – А ещё она была матерью Александра Великого.

- Я… я не знала… - потрясённо выдавила Афина.

- Это нормально. Членам фамилии обычно это рассказывают на совершеннолетие, но, думаю, Клавдий не будет на меня в большой обиде.

- Так вот почему, когда речь заходила о тебе, в Столице все становились очень серьёзными и начинали верить любому моему слову… - протянула принцесса.

- Тысячи лет апостолы не вмешивались в политику, - сказала Эрин. – Мы покинули Пацифиду, отправившись сражаться со злом на границах Ойкумены. Потом мы вернулись. И Норин решила разделить свою жизнь и судьбу вместе с людьми. Она воспользовалась древними договорами со Светлыми, возвела своего сына на трон диоцеза Эльб, с которого и началась Реконкиста. А мы… Мы опоздали к главным битвам, но дали слово хранить наследие сестры. А апостолы всегда держат своё слово.

- Статус равный принцессам крови, - кивнула принцесса. – Теперь-то всё встало на свои места. Получается, ты моя…

- Пра-пра-пра… Много пра, - рассмеялась Эрин. – Впрочем, к чему такая точность? Гордись, о Афина, пока что прозываемая Октаво – со времён Александра ты первая, у кого в ближних союзницах настоящий апостол Смерти.

- Я хочу сделать тебя своей официальной советницей, - серьёзно сказала Афина. – Куча народа мне обзавидуется, если узнает, что со мной ты.

- «Великая Ты», - преувеличенно серьёзно поправила апостол. – А отказы принимаются? Я ведь вообще-то уже числюсь в советницах федералов.

- Нет, отказы не принимаются, а с федералами мы это как-нибудь решим по-братски.

- Как с контрибуцией, что ли? Замечу, что делить такую хорошую меня можно по-разному – по-братски, поровну и по справедливости. Но сама я делиться не люблю, знаешь ли…

- Лучше скажи мне, советница, вот что…

- Без меня меня женили, - закатила глаза Эрин. – Ну, чего там? Всё ещё сомневаешься, не слишком ли много людей планируем посадить на холмах? И ничего ни много, в самый раз – им же придётся прикрывать людей в зелёном, когда вся эта толпа вверх полезет. А она полезет – это я точно говорю…

- Нет, лучше мне скажи, но только честно – я поклялась гнать Орду до самой Стены, но это вообще возможно? – Афина вздохнула. – Сейчас и с нашими силами? Я только до Гефары маршрут прикинула и то едва не поседела… И это не говоря уже о том, что на юге тоже началось…

- Эй, мы зря, что ли, весь этот план с моим варваром придумывали? Нет уж, если в деле апостол смерти и федеральные войска, то похода не миновать… А с югом, я так думаю, особых проблем не возникнет.

- Империя воюет с Севером сотни лет, а ты думаешь, что мы справимся за год-другой? – хмыкнул Афина.

- Почему сразу… год, - пожала плечами Эрин. – Лично я рассчитываю управиться с Гефарой до конца года. Накопим силы, и на Хорасан. А если Халефдан своё нутро покажут, то и на них.

- Думаешь, покажут?

- А думаешь – нет?

- Эх, а я ведь ещё совсем недавно думала, что худшее, что может со мной случиться – это свадьба с каким-нибудь старым графом... – вздохнула принцесса.

- О, а у тебя есть жених? – удивилась апостол. – Ни разу не слышала.

- И не услышишь уже, - Афина неприятно улыбнулась. – Мой... несостоявшийся супруг неудачно сходил в поход на людей в зелёном.

- Мои... соболезнования? – саркастично произнесла чёрная жрица. – Впрочем, ну их, к воронам все эти браки по расчёту... И без обоюдного согласия.

- Ну их к воронам, - охотно согласилась принцесса. – Кстати, почему ты так спокойна за южные границы?

- Так тебе же передали, что вопросом занялись федералы, - удивилась Эрин.

- И, по-твоему, этого достаточно, чтобы не беспокоиться?

- Как по мне – более чем! Смотри, - апостол подтянула разложенную на столе карту Восточного Предела. – По суше варвары прорываться не решились, вот и озадачились такими хитростями, чтобы наступать по реке. Всё-таки три легиона, сторожевые крепости и засечная черта – это не шутки.

- Но на реке-то у нас сил недостаточно, а боевых кораблей я у людей в зелёном не видела, - возразила Афина.

- Всего лишь дело времени, - отмахнулась апостол. – Протащат, не беспокойся. И тогда главной проблемой будет наладить снабжение топливом и боеприпасами. Ну, и надо успеть первыми занять слияние Инда и Великой, а затем планомерно наступать на юг.

- И контратаковать пограничными легионами, - кивнула принцесса. – Я ещё предложила послать гонцов к Северному Альянсу, но там племена такие...

- Ну да, Новорим с них даже дань стрясти не сумел пока что – только признание Императора верховным владыкой всех тамошних племён... Но их можно купить.

- Плата варварам часто становится данью. Слишком часто.

- Практически постоянно, - усмехнулась Эрин. – Но лишь когда наниматель слаб. К тому же те племена всё равно надо приводить под твёрдую руку Империи, а что может быть лучше для начала дружбы, чем пролитая вместе кровь? И в Степь границы пора двигать, а то как восточногирканская торговля умерла, так все тамошние земли начали в запустение приходить...

- Мне кажется, или ты правда решила завоевать нашими руками кучу земель? – проворчала принцесса.

- Нет, не кажется, - усмехнулась Эрин. – Алая Звезда восходит, времени всё меньше – пора собирать столько сил, сколько сможем.

- Но это же просто присказка такая, верно? – нахмурилась Афина. – Звёзды – это звёзды, чего их боятся, они же далеко в пустоте...

- Увы, но нет, - апостол покачала головой. – С этой звезды и правда приходят демоны. Многим придётся поверить в легенды об Алой Звезде, потому что уже скоро демоны будут среди нас.

12

Затянутое низкими тучами небо, из которых моросит мелкий противный дождь, с мелодичным звоном стучащий по доспехам тысяч воинов.

Худшего дня для битвы даже не придумать. Кто вообще в здравом уме будет пытаться взять приступом укреплённый город в такую отвратную погоду? Солдаты будут наступать по колено в грязи, устанут, вымотаются, а ведь им ещё тащить фашины до рва и лестницы до стен. Огненная магия, которой более-менее владеют даже разные варвары, почти бесполезна, зато раздолье для магии водной и ледяной. Всё и даже сами небеса против того, чтобы сегодня началось сражение, но…

- Всё решится сегодня, - уверенно произносит сидящая верхом по правую руку от принцессы Эрин.

Апостол сменила свой традиционный боевой наряд на кольчугу, не пренебрегла островерхим греческим шлемом с длинным алым хвостом. На боевом коне и в коротком алом плаще, наброшенном поверх доспехов, она мало отличалась от прочих дружинниц Афины. Вот разве что упёртый подтоком в стремя её божественный клинок выделялся на фоне обычных копий. От того, как чёрная жрица умудрялась орудовать столь чудовищным оружием, сидя в седле, уважительно присвистывала и Гаста, и бывалые легионеры. Кое-кто отметил, что техника владения клинком у Её Святейшества очень похожа на стиль тяжёлой кавалерии Светлых…

- Да, ты права, - Афина скупо роняет слова.

Эрин действительно права. Орда состоит из варваров, но не дураков – уж вожди-то наверняка понимают, что стоять на месте для армии северян смерти подобно. Ежедневные налёты союзной федеральной авиации собирают богатый урожай и даже ночь им не помеха. А вот такая вот погода – да. Насколько поняла из объяснений принцесса – высокая концентрация водной стихии мешает механической магии людей в зелёном, которая работает на огне.

Механизированная кавалерия тоже снизила интенсивность ударов по тылам Орды, и Афина знала почему…

Тёмные.

Всё чаще и чаще это слово отзывалось в груди подспудной и какой-то чужой ненавистью. Кровожадные твари, Падшие, отродья фальшивой тьмы – враг древний, известный, но не ставший от этого менее ненавистным.

Недавно люди в зелёном прияли бой с отрядом Тёмных и, о чудо! Мало того, что победили, так ещё и разгромили наголову подлых тварей, почти не понеся потерь. Раненые не в счёт, в боях с Падшими у сражений цены не бывает – ты либо побеждаешь, либо умираешь.

Но теперь люди в зелёном береглись, действовали большими отрядами, а значит – контролировали меньший участок фронта. Дорогу на север они держали крепко, но не более того. Да и самоходы вряд ли так уж хорошо передвигались по грязи, которой развелось преизрядно в последние дни – «спасибо» зарядившим мелким дождям. Маги сразу сказали – слишком много облаков пригнало со Стены, столь не развеять. Так что приходится терпеть. Терпеть, готовиться к битве… и ждать.

Северные предместья Дорпата превратились в сплошную мешанину из ям, рвов и заграждений. Здесь городское ополчение и легионеры постарались на славу – такие полевые укрепления можно было взять штурмом лишь после массированной магической подготовки, ну или с помощью бронеходов инвириди. Оставлен был лишь относительно слабо укреплённый участок, примыкающий к Буревой гряде. Нет, совсем без укреплений его не оставили, просто сделали вид, что не успевают уже возвести там ещё несколько рядов рвов и заграждений.

На самой же Буревой гряде разместили десяток редутов – местный командующий планировал размещать там магов и всю доступную артиллерию, чтобы хотя бы сковать Орду, что попытается атаковать на слабом участке. Но Афина, которой в помощь прибыли почти полсотни людей в зелёном, намеревалась не просто задержать, а нанести серьёзные потери варварам.

Переброшенные вертолётами российские солдаты под командованием капитана Алымова были довооружены с учётом боя за Шаурай. Один полноценный взвод специфической светлоярской оргструктуры – «корд», АГС-30, «печенег» и РПГ-7 в каждом отделении, плюс снайпер и командир. Ещё - отделение связи и отделение сапёров.

Последние выгребли все привезённые с собой запасы мин, установив на участке вероятного прорыва управляемое минное поле, а подступы к редутам обложили растяжками с МОН-ками и ОЗМ-ками.

Афина в подробности не вдавалась – всё равно у неё магического образования были только самые основы. Ей вполне хватило информации, что, когда эти невзрачные артефакты сработают, на десятки шагов не останется никого живого. Главное, что принцесса неплохо представляла, что из себя представляют автоматы и пулемёты людей в зелёном. Бьют на пару тысяч футов, пробивают любую броню, пробивают по несколько человек за раз, каждое попадание – если не смерть, то тяжёлое ранение. Каждый инвириди имеет запас в две-три сотни патронов. Ещё гранаты. Ещё громовые трубы. Если вспоминать бой десятка бойцов Вяземского под Илионом – полсотни инвириди вполне можно приравнять к полнокровному легиону. А то и к двум, учитывая, что оружие людей в зелёном убивает гораздо раньше, чем противник просто успевает добежать на расстояние удара мечом или копьём.

...Орда стояла лагерем всего в считанных милях от Дорпата. Заманчиво было бы покончить с дикими одним хорошим ударом с воздуха, но увы, федералы сказали, что сил для столь мощного удара у них не хватает. Всех сразу не перебить, много выживет и немедленно рассеются по окрестным землям – замучаешься ловить. Так что… пусть атакуют.

У варваров осталось тысяч двадцать пять, вряд ли больше – сказались предварительные удары авиации и мехкавалерии. Ну, может, ещё пара тысяч, но они скованы – стычки разведывательных отрядов не стихали всю неделю. Дикие отчаянно пытались прощупать обстановку вокруг города, но у них так ничего толком не получилось – имперцам было проще, от них требовалось лишь перехватывать и громить отряды лазутчиков. Разведданые-то исправно шли от воздушных наблюдателей федералов. Легаты поначалу, конечно, кривились от непривычного вида карт людей в зелёном, но ничего, потом привыкли, оценив не только сложность, но и удобство.

Но на завесу против варварских разведчиков ушла почти тысяча всадников. Оставались ещё четыре когорты 68-го кавалерийского и две сборных кавалерийских когорты из пришедшего с Афиной корпуса.

Десять тысяч вигилов и ополчения Дорпата принцесса решила оставить в городе – в поле всё равно от них толку будет куда меньше, чем на стенах. Там же осталась и тысяча пехотинцев поместного войска.

Ещё восемь когорт из числа уцелевших северных легионов, восемь тысяч бойцов экспедиционного корпуса, три с половиной тысячи наёмников – пятнадцать с лишним тысяч солдат.

Десять редутов по две центурии, на которых главным образом возлагалась задача охраны людей в зелёном – четыре когорты. Причём брать пришлось лучших из лучших – из числа пришедших с принцессой и прошедших бои с инвириди, плен и сражения с инсургентами.

Три с лишним тысячи наёмников были направлены на удержание основных линий укреплений. Мизер, конечно, но, как и все наёмники, вряд ли они были достаточно устойчивы в обороне.

Наёмники готовы убивать для своего нанимателя, а вот умирать сами – почти никогда. Но сейчас им задача была поставлена тоже непростая – сегодня им придётся изрядно побегать по грязи, изображая тремя с половиной тысячами копий втрое большую армию на укреплениях.

Десять тысяч – основные силы – на прикрытие ослабленного участка. Этим будет тяжелее всего – придётся держаться против многократно превосходящих сил и медленно отступать. А организованно отступать всегда намного сложнее, чем наступать – одно неверное движение, и отступление мгновенно превращается в беспорядочное бегство. А, как известно, наибольшие потери армия всегда несёт не в битве, а при бегстве.

Остаются четыре когорты пехотинцев, которые вместе с тремя тысячами всадников, укрыты в глубине Буревой гряды – ими, как и в изначальном плане легата Келера, было решено захлопнуть ловушку. Но лишь после того, как побольше сил варваров втянется в бой, а сдерживающим их легионерам придётся отступить на несколько сотен шагов.

Тёмные пока не показываются... Да и покажутся ли? Конечно, Падшие готовы драться до последнего бойца, но лишь до последнего бойца из варваров. Будет жарко – легко бросят вассальную армию, чтобы только спастись самим.

Засечная линия на юге, тяжёлая пехота на востоке, конница на западе, а с севера бьют маги в зелёном из редутов… Превосходный план.

Ведь правда, принцесса?

Это ведь то, о чём ты мечтала?

Тебя признают, тебе повинуются – не за страх, за совесть. За тебя готовы умирать, с твоим именем на устах умирать. Ты ведёшь тысячи солдат в бой и сама придумываешь планы сражения – по крайней мере, пока что сама, раз легаты старой закалки ещё с трудом понимают механическую магию федералов.

Афина Корнелия.

Сколько раз ты пробовала это на вкус? То, что даётся принцам-бастардам за пустяки вроде нескольких лет в армии или пары карательных походов, а тебе приходится выгрызать огнём и мечом. Диадема уже почти на твоём челе, полноправная принцесса. Ты всё ещё не можешь выбрать себе супруга без одобрения родителей, но и навязать брачный союз тебе никто уже не в силах. Всё, что хотела – ты взяла. По праву силы, по праву сильной.

Так почему же тебе не стало легче?

Почему тебе не легче, чем в детстве, когда ты горела от одного-единственного желания – желания признания?

- Почему мне не стало легче… - едва слышно пробормотала Афина.

Едва слышно, но Эрин всё равно услышала: нечеловечески острый слух – одна из привилегий апостолов смерти.

- Знаешь Последнюю песнь? – поинтересовалась жрица. – А я думала, что её уже и не помнит никто толком…

- Не знаю, - качнула головой Афина. – Просто откуда-то помню эти слова.

- Ты же выросла около северных земель? Тогда ничего удивительного, хотя это и старая песнь. Северяне считают, что её пели фраваши перед боем, но на самом деле…

Эрин прокашлялась, и над рядами выстроившихся клином всадников разнёсся звонкий голос:


Почему мне не стало легче,

Когда солнце ушло за горы,

Когда тени спрятались в норы,

О пощаде прося вечность.


Почему мне не стало легче,

Среди лязга клинков в битве,

Средь картин, написанных кровью,

Среди песен, что ветер шепчет.


Почему мне не стало легче?

И от мести в груди – пусто.

И не холодно, и не грустно.

Только боль – всё та же, что прежде.


Почему я не чувствую счастья?

Я сполна расплатилась с врагами,

Я сражалась бок о бок с друзьями,

Берегла не своё - чужое.


А себе – только лишь половина.

Даже меньше – всего лишь доля,

Доля памяти в брошенном доме,

Доля радости в сломанном сердце,


Почему я не чувствую счастья?

Я, наверное, просто устала

Провожать навсегда близких,

Напоследок им ставя камни.


Вы меня проводите, сёстры

От могилы до колыбели -

Не на вечность, а только до срока,

Когда с неба обрушатся звёзды.


Когда солнце скроют пожары,

И костров погребальных пепел,

И зимы ледяной ветер

По стальным застучит ставням.


Я проснусь – пусть даже не скоро,

Не собою, не здесь – может,

Но проснусь, залечив раны.

Возвратившись той, кто достойна!


…И вновь – будто вместо низких, поросших кустарником, холмов Буревой гряды – высокие горы. Вместо прохода между сопками – каменные врата подземной крепости. И лишь только дождь всё тот же самый – мелкий и противный, да неизменное свинцово-серое небо…

…Свист рассекаемого тяжёлым клинком воздуха. Треск и шипение разбивающихся о броню заклинаний…

- …Я – мать мёртвой дочери. Я – дочь мёртвых земель. Та, что никогда не рождалась. Та, что не живёт. Та, что не может умереть. Та, что стоит за вашими спинами. Та, что смотрит на вас из тьмы. Та, что чует ваш страх. Та, что пришла сегодня требовать расплаты…

Афина моргнула, и наваждение спало.

Странно, но грустные слова песни в устах Эрин задышали яростью и гневом. Кто-то из дружинниц немедленно свистнул, остальные разразились криками; застучали по щитам – песня определённо пришлась их по вкусу.

- Тихо! – скомандовала Афина, но не удержалась от улыбки. – Потом ещё споём. Эрин, говоришь – её мало, кто помнит? Вот и отлично. Значит сделаю её гимном своей дружины. «Той, что достойна…» Мне нравится!

- Сестрица Норин завещала начертать это на своей могиле, - улыбнулась апостол.

- И что же значит? Той, что достойна… Чего?

- О, над этим вопросом бьются все императоры Нового Рима со времён Александра Великого! – расхохоталась жрица. – Как и пытаются вытянуть из камня знаменитый чёрный меч Норин.

- А каков правильный ответ? – с улыбкой прищурилась Афина.

- Секрет, - Эрин подмигнула и покачала указательным пальцем.

- А по секрету? Как советница принцессе?

- Неа.

- А как подруге?

- Как подруге? – апостол задумалась. – Как подруге – могу! Наклонись – пошепчемся.

Принцесса с усмешкой наклонилась к Эрин, и услышала её негромкий вкрадчивый голос:

- Апостолы не служат себе. И мы не отказываемся от пути ради себя. Мы отказываемся от пути лишь тогда, когда не чувствуем в себе сил идти по нему. И мы сходим с него. Мы засыпаем. Мы исчезаем. Но мы не пропадаем навсегда. Когда мир зовёт – мы возвращаемся. Не там, не теми, но возвращаемся. Хочешь знать ответ, Афина? Ответ в том, что, уходя, Норин не думала о себе – она просто ушла и всё. Но оставила свой меч и завещала свой путь…

- …той, что достойна… - вырвалось у принцессы.

Афина посмотрела на Эрин. Та улыбалась, но её улыбка больше походила на оскал, а глаза натурально полыхали лиловым пламенем.

- Мир зовёт апостолов, - сказала чёрная жрица. – На последний бой этого мира.

- А причём здесь я? Только потому, что во мне есть капля вашей крови?

- За эти тысячи лет, - Эрин усмехнулась, - Много в ком оказалась наша кровь. Но не каждый из наших потомков способен услышать зов.

- А я, получается, могу? – хмыкнула Афина.

- Быть может, - рассмеялась апостол. – Быть может! Моя приёмная дочь Шари – тому пример. Кровь апостолов пробудилась в ней. Настоящим апостолом Тьмы ей не стать, но и обычной смертной ей уже не быть.

- А ты удочерила её, узнав об этом? Или узнала, лишь удочерив? – иронично поинтересовалась принцесса.

- Ха. Ха, - скорчила гримаску Эрин. – Разумеется, у моего величия есть границы, так что мне ведомо многое, но отнюдь не всё.

- А кому ведомо всё? Богам?

- Боги не слишком отличаются от людей. Они бывают добрыми, они бывают злыми – они разные. По меркам имперской теологии Эмрис вообще не является настоящей богиней, потому как никогда не принимала земного воплощения... Но я вообще не очень-то и верю во всеведущих и всемогущих богов...

- Ты? – усмехнулась Афина. – И не веришь в богов?

- Иногда я убивала богов, - сказала чёрная жрица. – Иногда молились мне.

Где-то поблизости хрипло каркнул ворон.

- Так что больше верю в свой клинок. Исход сегодняшней битвы тоже решать будут не боги.

- Да, - эхом откликнулась принцесса. – Всё только в наших руках.

К Эрин и Афине подъехал один из связистов инвириди.

- Ваше Высочество, Ваше Святейшество, - обратился он к ним на чистой унилингве. – Дроны засекли выдвижение войск противника.

То, что экипированный в новенький камуфляж российский солдат, вообще-то родился и вырос на Светлояре, в советском Анклаве – даже перед союзниками особо не афишировалось. Ну, переводчик, ну, неплохо сидит в седле... Подумаешь. А что вместо полноразмерного «калаша» пользуется более привычным ППС-ом – ну так имперцы в конкретных моделях стрелкового оружия понимают всё ещё слабо, а к старому пистолету-пулемёту анклавовец и привык уже, и с коня им орудовать удобнее.

- Разведгруппы? – спросила апостол. – Авангард? Как много варваров вышли из лагеря?

- Похоже, что все.

Ну, вот и всё.

- Началось, - сказала Афина.

- Началось, - кивнула Эрин и обратилась к связисту. – Телеграфируй в Китеж, пускай держат наготове дежурные звенья поблизости.

- Думаешь, не справимся без авиации? – с сомнением произнесла принцесса.

- Думаю – лучше подстраховаться, - сказала апостол. – Когда против тебя Тёмные – всегда лучше держать пару сюрпризов в запасе.

13

Орда изготовилась к битве к девяти часам утра.

Никаких хитрых тактических построений – главный полк по центру, полки левой и правой руки на флангах, впереди небольшой отряд авангарда. Вполне типичная тактика северян, варьирующаяся от эоса к эосу с незначительными изменения в плане соотношения пехоты и кавалерии.

Правда, конницы у Орды почти не осталось – всего пара тысяч, половина из которых была оттянута рейдами имперских всадников. Особенно в деле уничтожения кавалерии постаралась федеральная авиация – чем менее мобильным будет противник, тем тяжелее ему в случае чего рассредоточиться на местности.

Пятнадцать тысяч тяжёлой пехоты главного полка, по пять тысяч в остальных полках, состоящих из пехоты лёгкой. Авангард усилен до этого почти не действовавшими в полевых сражениях племенами титанов и циклопов – неплохой аналог тяжёлой кавалерии, способной проломить почти любой строй. Уцелевших боевых слонов в первую линию никто не пускал – чай, восемнадцатый век на дворе, а не седая древность, всем известно, что запаниковавший слон гораздо опаснее для своих, чем для противника. Тем более против имперцев-то – в своё время способность Девятого Испанского отбивать любые атаки слонов повергла владетелей северных царств Тёмных в настоящий трепет.

Самих Тёмных, кстати, в рядах Орды видно не было. Пока что во всяком случае.

Зазвучали боевые горны, и под бой барабанов северяне двинулись вперёд. Наступали хорошо, чётко, даже несмотря на превратившиеся в грязь поля вокруг Дорпата: опять же – не древность на дворе, даже последние варвары на границах Нового Рима научились строевому бою и даже тактическим перестроениям в сражении. Правда, вряд ли сегодня Орда сможет продемонстрировать что-то подобное: хорасанцы измотаны многодневными налётами воздушных и наземных отрядов инвириди, погода отвратная – какие уж тут манёвры? Но наступать Орде было жизненно необходимо, потому что под дождём не растаешь, а вот сидя в лагере – запросто. Под огнём федеральной авиации-то. Генерал Вершинин и пары корректируемых бомб не пожалел бы, чтобы накрыть лагерь диких, но было решено, что если накрывать, то накрывать только Тёмных и как можно больше. А это было не так-то просто, потому как в походе Падшие тщательно маскировались и места их стоянок были даже не факт, что вместе с остальными кланами северян.

Орда наступала без особых изысков – прямо к северным воротам Дорпата, которые укреплены были довольно слабо. Во всяком случае осадный отряд циклопов их бы проломил без существенных проблем.

Но для этого сначала требовалось преодолеть три линии полевых заграждений, воздвигнутых городским гарнизоном. В принципе, ничего сложного – никакая стена не может быть сильнее её защитников, а в случае с полевыми заграждениями, которые были в общем-то сугубо пассивной обороной, и подавно. Достигнуть рядов вбитых в землю кольев, начать проделывать проходы в них, пустить вперёд разведчиков, чтобы не пропороть ногу стальным шипом и не провалиться в ловчую яму – вполне выполнимо. А затем можно несколькими ударными отрядами совершить бросок до люнетов, в которых до поры до времени укрывались обороняющие засечную линию имперские солдаты.

Хороший план. Как и любой план, до тех пока не начался реальный бой.

Циклопы шли в первых рядах авангарда. Здоровенные – больше трёх метров ростом, с длинными косматыми волосами, ниспадающими на грубые лица и закрывающими один глаз – за это они своё прозвище и получили. Никаких доспехов – только звериные шкуры, но в доспехах они в общем-то и не нуждались. Шкура пещерного медведя или северного элефанта сама по себе была неплохой защитой, но и кожа самих циклопов почти не пробивалась стрелами и даже арбалетными болтами. Точнее пробивалась, но убить таким образом гиганта было очень проблематично. Разозлить – запросто, убить – нет. Тут требовались тяжёлые крепостные арбалеты, боевые маги, ну или на худой конец наваливаться массой и рубить алебардами, молясь всем богам, чтобы не попасть под удар дубины или лапы. Если попал – то никакие доспехи не спасут, гномьи латы, может, и выдержат, но вот кости и плоть под ними превратятся в месиво.

Поэтому, когда идущий в первом ряду циклоп схватился за грудь, а затем, сделав по инерции ещё несколько шагов, рухнул мордой в грязь, никто из диких поначалу даже ничего не понял. Но следом рухнул ещё один циклоп, и ещё один.

Все трое присутствовавших на поле боя русских снайпера сменили штатные СВД на крупнокалиберные АСВК, способные продырявить БТР с полутора километров.

До отряда авангарда было больше километра, но стрелков подобрали одних из лучших, да и циклопы, которых уже успели обозвать на свой манер троллями, мишенями были превосходными.

Снайперы отстреляли по целому магазину, положив пятнадцать пуль из пятнадцати в цели. Учитывая, что огонь вёлся по плотной толпе – не особо шикарное достижение. Перезарядились и переключились на основную массу армии диких, выискивая всех, кто выглядит как вождь или шаман. Причём, никто из диких даже не сообразил, что к чему – грохот десятков боевых барабанов, лязг оружия и прочий шум от многотысячного войска сделал почти незаметными грохот выстрелов вдалеке.

Авангард Орды перешёл на атакующий шаг, подсмотренный у всё тех же имперцев, и рванул к засечной линии. Над люнетами блеснули поднятые алебарды и гизармы, в воздухе свистнули тяжёлые дротики, выпущенные из крепостных арбалетов, и ещё несколько циклопов рухнули на землю.

Люнетов, чьи земляные валы были укреплены фашинами, брёвнами и откровенным мусором, отстроили больше двух десятков. Не редут – с тыла открыт, но навскидку в таком спокойно могло поместиться до полукогорты солдат.

Правда, на самом деле, в каждом хорошо если по две центурии сидело – прикрывавшие засечную черту наёмники лишь изображали из себя большое войско, но им, разумеется, не являлись.

Впрочем, всё равно не предполагалось, что им придётся вступить в серьёзный бой…

Авангард достиг первой линии вбитых в землю под углом кольев и начал их выдёргивать, расчищая путь основным силам. На изыски вроде обмазывания кольев салом или маслом имперцы не расщедрились, так что работа у диких закипела споро.

Несколько десятков варваров разведали пространство между первой и второй линиями кольев и, не обнаружив ничего подозрительного, двинулись дальше…

Из ближайших люнетов в разведчиков полетели навесом стрелы, благо расстояние уже позволяло. Стрельба имперцев оказалась исключительно точной – на земле остался валяться почти десяток варваров, а остальные, спешно отступившие назад, не придали значение тому, что из тел убитых не торчало оперение стрел или болтов.

Огонь пары вооружённых автоматами сапёров вновь остался незамеченным на фоне шума, издаваемого наступающей армией

В наступление пошёл главный полк северян, выдвинув в первые ряды щитоносцев с большими ростовыми щитами для защиты от обстрела. Строй диких достиг второй линии заграждений... И тут же под их ногами загремели десятки взрывов.

Сапёры прибыли не налегке, а с несколькими десятками кассет для быстрого минирования, снаряжённых одной из самых гадких мин, что можно только представить – ПФМ-1С, она же «лепесток». Чуть больше зажигалки, не дающая осколков, почти не содержащая металла, гарантированно отрывающая стопу и не подлежащая разминированию. Производство её было давно прекращено, а имеющиеся запасы утилизировались, так что командование российской группировкой войск довольно цинично решило уничтожить несколько сотен этих мин посредством диких. Правда, в ход всё же была пущена несколько более «гуманная» версия, оснащённая самоликвидатором, чтобы имперцам потом не обходить «проклятые» поля около города.

Орда потеряла почти две сотни ранеными, по инерции двинулась в образовавшийся разминированный проход к третьей – последней – линии заграждений, в которую были включены люнеты, и нарвалась на второе минное поле.

На этот раз в ход пошло кое-что более серьёзное – ОЗМ-72, они же «ведьмы», они же «мины-лягухи».

Фронт главного полка буквально натолкнулся на десяток подлетевших на полметра в воздух мин, а затем разбился, будто волна о берег. Десяток взрывов, почти слившихся в один. Две с половиной тысячи стальных шариков в каждой мине, радиус сплошного поражения – двадцать пять метров.

Число убитых и раненых варваров пошло на многие сотни, и Орда начала отступать. Боевой дух и дисциплина у северян были вполне на уровне, но на Светлояре ещё не было известно оружие или боевая магия, способная убить столько воинов за считанные мгновения.

Засевшие в люнетах наёмники облегчённо перевели дух - они отнюдь не горели желанием схлестнуться с десятикратно превосходящим войском. Размещённый вместе с ними десяток российских сапёров просто молча снялся с позиций и начал выдвижение к основному отряду имперцев. Их присутствие больше не требовалось, и припасённый резерв из установленных МОН-ок не пригодился.

На то, чтобы отойти, перегруппироваться и сменить план действий Орде потребовалось почти два часа. В процессе не обошлось без стычек между некоторыми кланами – схлестнулись те, кто не понёс потерь, и те, кто потерял десятки родичей ранеными и убитыми на минных полях. Победили последние, и за оставленными ранеными отправились несколько отрядов, даже с риском попасть под ещё один «магический» удар.

Урок северяне усвоили и теперь пустили вперёд несколько отдельных десятков всадников, прощупывая оборону, посчитав, что натолкнулись на засевший в обороне сильный отряд магов. А по быстро перемещающейся цели попасть куда как сложнее, чем по неторопливому пехотному строю – мыслили дикие вполне логично.

Разумеется, нигде больше с минами они не столкнулись, зато смогли символически обстрелять стоящих под Буревой грядой легионеров. Впрочем, отсутствие магического ответа варваров не расслабило – кто ж будет тратить мощные заклинания на пару десятков конных стрелков? Но следующими вперёд выдвинулись несколько тысяч стрелков, которые, выйдя на рубеж атаки, начали методично засыпать имперцев волнами стрел.

Вот на такое уже можно было и ответить, хотя бы несколькими файерболами, ну или, учитывая сегодняшнюю погоду – вихрем ледяных дротиков...

Но имперцы молчали.

И вожди Орды решились на следующую атаку, решив, что разгадали план новоримлян – сдержать основную массу сильным отрядом магов и ударить во фланг двумя легионами.

Места для манёвра было немного, так что дикие перестроились из четырёх полков в одну колонну, ощетинившуюся большими щитами.

Лучники продолжали обстрел легионов, но те стояли ровно, не отвечая. Имперцы потери, конечно, несли – стрелы нет-нет, да находили бреши в сомкнутых черепахой щитах, но выучка и добрые доспехи позволяли отделываться в основном легкоранеными.

Так что когда в строю варваров начали падать воины, это списали на то, что легионерам надоело стоять без ответа. Хотя это снова заработала троица снайперов, засевших в редутах на вершинах холмов Буревой гряды. На этот раз двое из них использовали СВД, благо дистанция была всего около полукилометра, но били всё тех же – командиров, шаманов, как их себе представляли российские солдаты, ну и вообще любых противников, излишне выделяющихся своей экипировкой. В такого рода армиях – верный признак знатного или высокопоставленного бойца. Ещё один снайпер продолжал методичный отстрел циклопов из крупнокалиберной винтовки.

Расстояние между двумя армиями сократилось до полусотни метров, и тут имперцы наконец-то ответили. В строю защёлкали арбалеты; бронебойные болты с лёгкостью пробивали щиты и доспехи диких.

Варвары с воплями рванули вперёд, на острие атакующего строя выдвинулись оставшиеся циклопы, размахивающие громадными дубинами, больше смахивающими на грубо обработанные брёвна.

Первый ряд легионеров вместе с щитами опустился на колено, второй ряд выставил скутумы под наклоном, смыкая полноценную «черепаху». Строй имперцев ощетинился частоколом пик, упёртых в землю; из глубины рядов подали алебарды и боевые молоты.

Дикие метнули дротики, не прекращая обстрел из луков навесом. Следом в легионеров полетели волны ледяных дротиков, которые, впрочем, бессильно разбились об алую стену щитов – наложенные на скутумы защитные чары работали исправно.

Циклопы врубились в копейный строй, ломая дубинами древки будто спички, но многие из них попытались просто атаковать в лоб и поплатились за это – взятые легионерами длинные пики могли погасить даже атаку тяжёлой кавалерии. Гиганты сами насаживались на множество копий под влиянием собственного веса, а в прорвавшихся ударили десятки энергетических разрядов.

Заклинание молнии вполне могло убить циклопа на месте, но на этот раз легионные маги пренебрегли мощностью в пользу многочисленности. Оглушённые шоковыми разрядами гиганты моментально оказались в состоянии нокдауна, и на них немедленно обрушился град ударов алебард и молотов.

Имперцы неплохо знали, как бороться с такими противниками – им подрубали сухожилия алебардами, кололи длинными пиками, цепляли крюками и глушили ударами молотов.

Из глубины строя Орды полетели тяжёлые стрелы, выпущенные из аркбаллист, закреплённых на спинах элефантов. Даже такие грубоватые варварские самоделки были способны пробить легионный скутум и стоящего за ним солдата. Вместе с ними шаманы метнули и ледяные дротики – не целыми волнами, всего пару десятков, зато длинной с руку взрослого человека.

Легионные маги немедленно переключились на защиту, ставя огромные щиты: обычные воздушные – против стрел и дротиков, вибрационные – против магии льда. Наталкиваясь на такой, даже усиленный чародейством лёд, мало уступающий по прочности стали, разлетался вдребезги.

Впрочем, свою роль и атака циклопов, и магический обстрел сделали – частокол копий стал куда реже основные силы варваров смогли схватиться со строем легионеров.

Несмотря на то, что имперцев было почти втрое меньше, крепкие щиты и отличные доспехи давали им огромное преимущество. Да и короткие прямые мечи подходили для свалки куда больше длинных клинков и секир диких.

Впрочем, численное преимущество всё равно сказывалось, и варвары имели возможность менять воинов в первых рядах, минимум, втрое чаще.

От колонны Орды неожиданно отделился отряд всадников числом примерно в пять сотен мечей и попытался зайти имперцам во фланг…

Прогремевший взрыв был не особо красочным – так, вспышка огня, белый дым и летящие во все стороны комья влажной земли. Но при этом установленная МОН-90 одним махом выкосила половину атакующего отряда – две тысячи осколков по плотному строю вызвали просто чудовищный эффект. Всадники словно бы на полном ходу врезались в стену – с соответствующими последствиями. Отчаянные крики раненых людей и лошадей, десятками валящихся на землю, слились в один многоголосый вопль, способный внушить ужас даже самым храбрым из воинов Орды.

Однако, оставшиеся в живых дикие всё-таки смогли найти в себе силы продолжить атаку и рассредоточиться редким строем… Но тем самым только сделали хуже, потому как нарвались на ещё одно минное заграждение из растяжек с ОЗМ-72.

«Ведьмы» ударили покруче любого колдовства – из четырёх подлетевших на полметра в воздух железных банок, сработали три, но и этого хватило с лихвой. Взрывы мин создали сплошную зону поражения, где к тому же ещё и наложились друг на друга ударные волны, тяжело контузив тех, кто каким-то чудом сумел избежать стального урагана осколков.

Последние уцелевшие всадники - а их оказалось немногим больше сотни - сочли за лучшее как можно быстрее отойти от места предполагаемого массированного чародейского удара.

Большие атаковать с фланга Орда не пыталась.

Сражение затянулось, и понемногу легионеры начали отступать сначала ко второй линии заграждений, а затем и к третьей – последней...

- ...Вышли на рубеж, - передал связист.

- Команда начало, - кивнула Афина, понемногу осваивающая русский.

По расчётам предполагалось, что для гарантированного разгрома основных сил Орды за глаза хватило бы потери половины армии ранеными или убитыми. Но сапёры подстраховались и заложить мины так, чтобы накрыло две трети войска.

Взрыв мин направленного действия оказался сокрушительным, тем более что заложены они были сразу с двух сторон. Число мгновенно погибших сразу же пошло на тысячи.

Но у плотного строя обнаружились неожиданные положительные стороны – шквал осколков начисто выкашивал первые линии, но затем увязал в телах, и те варвары, что шли в глубине строя, почти не пострадали.

Из редутов на вершинах Буревой гряды ударили засевшие мотострелки. Крупнокалиберные «корды» прошивали одной пулей сразу по несколько человек за раз, внося чудовищное опустошение. Расчёты АГСов в первую очередь накрыли хвост атакующей колонны, а затем начали бить короткими очередями по переднему краю строя, время от времени снова обстреливая арьергард, не давая диким возможности для отступления. «Печенеги» просто методично выкашивали варваров рядами, благо что воздушное охлаждение позволяло отстреливать сотни патронов без замены ствола. Снайперы продолжали бить одиночные цели на выбор, гранатомётчики пока молчали, а вот вторые номера расчётов тяжёлого оружия взялись за «шмели».

Одна за другой огненные стрелы срывались с вершин холмов и разрывались в рядах варваров. Учитывая мощность, сопоставимую с шестидюймовым гаубичным фугасом, и объёмно-детонирующий характер воздействия, Орда словно бы попала под огонь артиллерийской батареи. Каждый взрыв выбивал десятки диких и почти столько же, оказавшихся поблизости, контузил.

Северяне под столь сокрушительным огнём почти моментально потеряли всю организацию.

С одной стороны оказалось «проклятое» поле, усеянное минами, с другой – холмы Буревой гряды, сзади гремели взрывы, а спереди алой стеной стояли два легиона – уставшие, но всё ещё боеспособные. Сказалась и многочасовая работа снайперов – из числа клановых вождей в живых осталась едва ли половина, при этом самые авторитетные и умелые были выбиты почти сразу.

Поэтому неудивительно, что дикие довольно быстро утратили единое командование и разделились на несколько отрядов.

Часть варваров попыталась прорваться через минное поле, но махом потеряла несколько десятков воинов и испытала на себе доселе невиданное на Светлояре явление – минный ужас.

На обычных нажимных минах подорвётся каждый четвёртый, на «лепестках» - каждый второй, осколочные выкосят две трети личного состава. И это – если подразделение действует врассыпную и в принципе имеет представление, что такое минное поле. А если наступать плотным строем...

При том, что сплошных минных полей вокруг Дорпата организовать не удалось – слишком уж велика была площадь. Поэтому устанавливали на растяжках ОЗМ-ки, перекрывали вероятные пути наступления МОН-ками и создавали тонкие полосы из «лепестков», в расчёте на то, что варвары не рискнут раз за разом пытаться прорваться через минные поля.

Часть диких с удвоенной силой атаковала имперцев, но легионный строй без мощной магии или тяжёлой кавалерии не пробить, так что варвары разбились об него, как волны о берег.

Другая часть попыталась прорваться назад – через то и дело громыхающие взрывы гранатомётных очередей, но тут как раз из-за Буревой гряды вылетели три тысячи всадников под личным командованием принцессы Афины.

Легат Келлер тоже планировал выход кавалерии в тыл Орде, но дальше следовал удар, из редутов на холмах бросались всем, чем только можно, а «наковальня» легионеров шла вперёд, зажимая врага сразу с трёх сторон. Принцесса такого накала страстей не одобрила, поэтому кавалерия просто перегородила путь к отходу, выстроившись в несколько линий. Достаточно близко, чтобы создавать прямую и явную угрозу, но на расстоянии, где кавалерия могла бы набрать атакующий разгон.

В первых рядах – всадники 68-го легиона. Длинные копья, полуторные мечи, кирасы и бахтерцы, латные наручи и поножи – через таких пехоте просто не прорваться, даже если наваливаться всей массой. Позади конные стрелки – лучники и отборная сотня дружинниц, вооружённых карабинами.

Афина – среди них, не в первых рядах хотя бы. Легаты едва волосы на голове не рвали, пытаясь удержать задиристую принцессу от того, чтобы лично вести солдат за собой. Но максимум чего добились – неохотного решения в битве участвовать, но держаться в задних рядах.

Прямо на замерших на месте всадников надвигалось по меньшей мере вдвое большее войско, правда пешее войско, а пеший конному – не противник.

- Готооовсь! – проорала декурион лучниц, которых и перевооружили на магострелы. – Цееельсь! Пли!!

Громыхнул залп сотни карабинов.

Тренировки даром не прошли, благо, что федералы боеприпасов передали достаточно. Так что спустя пару недель тренировок вчерашние лучницы уже неплохо били из СКСов прямо из седла. На скаку тоже стрелять уже умели, особо умелые единицы при этом даже попадали куда-то в район цели.

Впрочем, попасть по плотной толпе – много умения не надо. Лучники – те, что были из числа легионеров – так просто били навесом, не особо заботясь о точности. Точность – это для конных арбалетчиков, которые в сражении больше одного залпа дать не успевают. А лучникам главное пускать стрелу за стрелой, накрывая врага колючим дождём.

Беспощадно избиваемые сразу с трёх сторон варвары попытались было отойти ближе к холмам, но наступать грудью на пулемётный огонь они были явно не приучены...

Афина ожидала было ощутить разочарование от такой победы, но почувствовала в основном лишь удовлетворение от хорошо проделанной работы...

- Разочарована? – спросила всё так же следующая по левую руку от принцессы Эрин.

- Как ни странно – нет, - сказала Афина. – Знаешь... Один федерал как-то сказал, что героизм – это когда кому-то приходится собственной жизнью исправлять чьи-то ошибки. Я сначала даже возмутилась от таких слов, а вот сейчас...

- Правильно, - кивнула апостол. – Зачем нам сейчас героические подвиги? Это пускай дикие таким балуются. Потому что это они – на войне, а мы – на работе.

Низкие серые облака позади Буревой гряды прорезали алые вспышки сигнальных ракет, которые раздали кавалерийским дозорам.

И которые они были обязаны применить лишь в самом крайнем случае.

- Зараза, - Эрин закатила глаза. – Похоже, без подвигов сегодня всё-таки не обойтись.

14

Буревая гряда близ Дорпата достигала едва ли полусотни метров в высоту, являясь вполне типичной мореной, оставшейся после ледника, который покрывал эти земли тысячи лет назад.

Имперское и федеральное командование учло возможность манёвра сил Орды с севера, но угроза была признана не слишком существенной. Удобные проходы между холмами были заминированы растяжками, да и через тамошние теснины большими силами продвинуться было проблематично. Диким пришлось бы двигаться узкими колоннами, уязвимыми для атак с холмов, и которые могла остановить даже сотня-другая пехотинцев.

Однако сотню дозорных на всякий случай оставили – из-за паршивой погоды разведка с воздуха оказалась почти невозможна. Не спасало даже наличие тепловизоров, потому как в отличие от Земли на Светлояре маскироваться в инфракрасном спектре умели куда лучше.

Выходом могли бы стать бортовые РЛС... Могли бы, но не стали, потому как на лёгкие дроны такая аппаратура не влезала, а тяжёлые машины для непосредственного оперативного мониторинга поля боя подходили слабо.

У засевших в редутах мотострелков имелись три портативных РЛС «Фара», но с ними проблема была другая – сложный рельеф сильно сокращал их возможную дальность.

Так что, когда с севера начала надвигаться пелена тумана, превращая всё пространство от земли до низких облаков в сплошное серое марево, первыми отреагировали дозорные-велиты.

Имперцам раздали по паре биноклей на каждый десяток и две стареньких радиостанции Р-159, с которыми попытались наскоро обучить работать. В основном обучение свелось к тому, что и где можно нажимать и крутить, а что – ни в коем случае. Раздали бы больше, но пудовых радиостанций с собой взяли немного. Основная же проблема заключалась в том, что старая техника была недостаточно надёжной и откровенно сложной даже для многих солдат-землян, а новые средства связи стоили слишком дорого и раздавать их направо и налево российское командование откровенно жмотилось.

Впрочем, имперцы были рады и такой помощи, потому как ввиду дороговизны оптики даже телескопы выдавались едва ли не поштучно. Так что даже старые советские бинокли Б8х30 котировались чрезвычайно, к тому же их ведь раздавали насовсем, без возврата.

Как только под покровом тумана показались идущие рассеянным строем пехотинцы диких, велиты немедленно радировали в Дорпат о контакте с противником. Но отступать не стали, а продолжили наблюдение, благо что наблюдательные позиции были хорошо замаскированы, а чары на маскировочных плащах подновили прямо перед боем.

Варваров было немного – тысячи две от силы. Будь в редутах просто стрелки – могли бы и потрепать, но, согласно свежим циркулярам, любой союзный федерал считался за центурию, так что Буревую гряду держало, считай, пол-легиона минимум. Нечего опасаться, то есть. К тому же если велитам-то объяснили, где сапёры заложили мины, то ордынцам – нет.

Но вот когда следом за хорасанцами из тумана выдвинулись редкие цепи пеших и конных бойцов, закованных в тяжёлые воронёные латы, велиты тут же бросили наблюдение и спешно снялись с позиций. Против такого врага в засаде не отсидишься.

Тёмные.

И много. Много! Пять сотен... Восемь сотен... Тысяча?..

В эфир тут же полетели спешные радиограммы и одновременно – в воздух взлетели красные сигнальные ракеты. Плевать, что дикие заметят: велиты уходили по проходам в минных полях, которые они знали, а вот варвары – нет...

Так и вышло.

Имперцев сразу же заметили с парящих птиц-наблюдателей, и за велитами бросилось в погоню не меньше пары сотен варваров, которые на полном ходу нарвались на растяжки.

Взрыв пары «ведьм» резко охладил тягу хорасанцев к погоне в частности и к атаке в целом, и они даже было вознамерились отступить... Но нарвались на идущих позади Тёмных и их боевые заклинания, которыми они без особых колебаний зарядили по бегущим варварам – расходный материал Падшие никогда не жалели.

Оказавшиеся меж двух огней дикие повернули назад и попытались снова продвинуться вглубь Буревой гряды... И снова нарвались на мины.

Одиночная ОЗМ-ка с её радиусом поражениям начисто перекрывала проход между сопками, так что вскоре варвары попытались пройти непосредственно через холмы. Они действительно оказались укреплены хуже – на голых каменистых склонах было сложнее вкопать достаточное количество мин, так что на каждом просто выпустили по паре кассет «лепестков».

Впрочем, зрелище того, как одному за другим воинам взрывами отрывает стопы, боевого духа ордынцам не прибавило. И они, выбирая между злом новым и злом старым попытались всё-таки прорваться через строй Тёмных.

Фейри на неумелую атаку ответили молниеносно, причём, даже в прямом смысле этого слова – в ход пошли молнии и волны ледяных дротиков. А тех, кто прорвался, встретили пехотинцы Тёмных, вооружённых небольшими каплевидными щитами и копьями.

Диких, набранных из тех кланов, чья верность была под сомнением, быстро перебили, однако стараясь не наносить серьёзных увечий. Почему так и почему Тёмные не пустили как обычно в первых рядах латников с тяжёлым двуручным оружием для пролома строя – выяснилось быстро.

Подошли маги Тёмных. Часть из них, не занятая поддержание магического тумана и наблюдением за окрестностями с помощью дозорных птиц, принялись десятками обращать мёртвых варваров в ветал, отправляя их вперёд. Ещё часть наложила на самих Падших маскирующие чары, чтобы ожившие мертвецы рванули в сторону имперцев, а не на ближайших живых.

С точки зрения современной тактики – блажь, да и только. Многотысячные армии ветал призывать никому не по силами... Точнее, кое-кто поднять такую толпу может, а вот управлять ей и что главнее – справиться с последствиями – никто. А как бороться с отдельными ожившими мертвецами – знали неплохо. Удерживать на дистанции с помощью древкового оружия и методично рубить на части или пробить череп точным мощным ударом, ничего сложного в общем.

Однако сейчас Тёмных интересовало исключительно разминирование пути перед собой. Источник угрозы всё ещё был для фейри загадкой, но вот как с ними бороться, пусть даже и такими примитивными и жестокими методами – сообразили быстро.

Внутри Буревой гряды загремели взрывы, а Тёмные продолжали слать вперёд всё новых и новых мертвецов.

К этому времени на редутах уже были оповещены о неизвестной, но очень серьёзной угрозе. Да и надвигающийся и явно колдовской туман и громыхающие взрывы свидетельствовали о том, что дело определённо нечисто. К самим редутам туман, правда, не подступал, потому как тогда теоретически находящиеся в них имперские маги могли достаточно эффективно рассеять чары. Но зато туман затопил пространство между холмами, на которых были расположены редуты, и каждый из них теперь был фактически сам по себе, не видя даже соседей.

Над Буревой грядой прожужжал лёгкий дрон разведки, отправленный для прояснения ситуации на северном направлении... Но едва он только приблизился к пелене тумана, как на него бросились два крупных белых сокола, мощными ударами когтей повредившие крылья беспилотника, который тут же потерял устойчивость и рухнул на землю.

Установленные в двух крайних редутах «фары» начали выдавать множественные сигналы уже на расстоянии менее, чем в километр, а затем из тумана вырвалось до двух сотен оживлённых магией мертвецов.

Северные подступы к редутам были заминированы с помощью МОН-ок и ОЗМ-ок, расставленных так, что создавали буквально сплошную зону поражения. У живых противников шансов преодолеть её почти не было, а вот неживые лезли вперёд, даже получив десятки попаданий в корпус и с оторванными конечностями. Им-то для второй смерти требовалось либо прямое попадание в голову, либо серьёзное повреждение спинного мозга.

В итоге веталы смогли добраться до самой гряды холмов, где были расположены редуты, а остановила их оставленная на всякий случай полоса из обычных ПМН-ок. Которые не расшвыривали на десятки метров вокруг шарики поражающих элементов, а «по старинке» отрывали взрывом ногу.

Следом быстрым шагом из тумана начали выходить Тёмные – даже не редким строем, а натуральными пехотными цепями. Когда каждый боец - маг, а в рукопашной стоит десятерых – можно себе позволить. А когда ещё и острый недостаток личного состава имеется – тем более иначе атаковать не получится.

На редуты уже передали предупреждение о появлении Тёмных, но федералы сначала просто не сообразили, что наступающая пехота – это и есть те самые великие и ужасные Падшие фейри. Везде говорилось, что они действуют относительно небольшими группами, а тут было несколько сотен только навскидку.

Поэтому их подпустили на пятьсот метров, после чего открыли огонь из автоматов, пока расчёты тяжёлого оружия продолжали истребление основной армии Орды.

И тут выяснилось, что магические щиты вкупе с заговорёнными латами и наложенными усиливающими чарами позволили латникам Тёмных выдержать обстрел без серьёзных потерь.

Вот тогда-то угрозу восприняли куда серьёзнее, и автоматчики сменили магазины на специальные – для верности перевязанные красной изолентой – с бронебойными пулями.

Патроны 7Н24, рассчитанные на поражения противника в бронежилетах, сработали куда лучше – точнее, просто как надо. И в наступающих цепях Тёмных появились бреши – бронебойные пули спокойно пробивали зачарованные доспехи.

Прогремело несколько взрывов – подключился гранатомётчик, выпалив из РПГ-7 осколочным «карандашом». И почти сразу же – ещё один, но куда мощнее. Кто-то из Тёмных задел уцелевшую после атаки ветал растяжку ОЗМ-ки.

«Ведьма» снесла сразу пару десятков эльфов – урагана осколков их защита тоже не выдержала.

Хлопок. Ещё один Падший оборвал сигнальную леску, и вышибной заряд подбросил в воздух стакан ОЗМ-ки. Фейри на одних рефлексах ударил мечом – быстро, намного быстрее, чем любой человек. Промахнулся по стакану, но промахнулся удачно, и острозаточенный клинок перебил тросик взрывателя, так что напичканная взрывчаткой и стальными шариками банка просто упала на землю.

По цепям Тёмных пронеслись короткие отрывистые команды. Вперёд выдвинулись мечники, а маги в боевых порядках начали обшаривать пространство вокруг на предмет вражеских чар.

Из семи редутов, в которых не было федералов, полетели боевые заклинания. С учётом погоды – никаких файерболов, зато много ледяных стрел, молний и дождя из переохлаждённых капель, которые при попадании на кожу обжигали и промораживали будто жидкий азот.

Расстояние сократилось до нескольких сотен метров, и Тёмные рванули в атаку. Для обычного человека в тяжёлом доспехе и с двуручным оружием бежать пусть даже и по пологому склону холма – почти подвиг, а для фейри – обычное дело.

И тут же на все десять редутов с воздуха обрушился настоящий град из громадных ледяных дротиков. Из низких облаков ударили громадные ветвистые молнии, а следом рухнуло несколько мощных файерболов. Особых, с усиленным силовым каркасом – чтобы не взорвались раньше времени от рассеянной в воздухе влаги. Поэтому огненные шары, размером с половину бочки, сначала воткнулись в мокрую землю, несколько мгновений, и только затем громыхнули взрывы.

По укреплениям словно бы пронёсся разрушительный смерч – они, конечно, были укреплены, но совершенно не рассчитаны на атаку, уровня огневого налёта артиллерийского дивизиона.

Стрельба из редутов моментально прекратилась – почти весь личный состав в них оказался выведен из строя. Федералы оказались ранены почти все: бронежилеты защитили жизненно важные органы, но вот ранений в конечности было очень много.

Первыми, как ни странно, в себя пришли имперцы, среди которых оказалось немало убитых и тоже много раненых, но в отличие от российских мотострелков легионерам под мощными магическими обстрелами бывать уже приходилось.

- Встать! – проорал немолодой уже центурион Сципион Кархат, в чьём щите застряло несколько ледяных дротиков. – Занять оборону! Доложить о потерях!

Имперцы со стонами и руганью принялись оттаскивать в стороны убитых и занялись перевязкой раненых. Инвириди в редуте оказались живы все, но и ранены были тоже все – комбинезон «ратника» в отличие от латных доспехов почти не защищал от разогнанных магией острых кусков льда. Кое-кто был без сознания, контуженный близкими взрывами.

- Сир! Полтора десятка убитых, четыре десятка раненых, десять из них – тяжело. Инвириди – ранены все, - коротко доложил один из легионеров.

Хреново.

Федералов перевязывали в первую очередь, но уже было ясно, что большинство из них сегодня уже не бойцы...

Над головой просвистел залп ледяных дротиков. Солдаты поспешили пригнуться, а центурион лишь перебросил скутум за спину – залпа чего-то мощного можно не опасаться ещё добрую четверть стражи. Будь Тёмные хоть сто раз сильными магами, но быстрее им новый такой залп не рассчитать. А от мелочи щит и заговорённая кираса – уберегут.

- Идут на приступ! – проорал один из залегших у бруствера солдат, вскидывая арбалет и готовясь всадить болт в кого-то впереди.

Значит, подошли уже на двести-двести пятьдесят шагов. Совсем хреново...

Решение пришло незамедлительно.

- Развернуть крепостные магострелы! – скомандовал центурион. – Приведите в чувство кого-нибудь из инвириди – пусть помогают!

Легионеры оперативно перетащили на северную сторону «корд», АГС и «печенег»; разобрали меж собой автоматы.

К Сципиону, хромая, подошёл один из людей в зелёном с левой рукой на перевязи и с лихорадочно блестящими глазами. Учитывая богатство инвириди, Кархат предположил, что тот уже успел накачаться каким-нибудь обезболивающим эликсиром.

- Как пользоваться – поняли? – спросил федерал.

- Стволом от себя, приклад упереть в плечо, дёргать за крючок – не сложнее арбалета, - Сципион видел, как с подобным оружием упражнялись амазонки Её Высочества и не думал, что его бойцы окажутся тупее каких-то девчонок.

- Хорошо, - кивнул мотострелок. – Тогда – к бою!

- К бою!

Центурион занял место на бруствере, достав меч и сбив им застрявшие в скутуме дротики. Рядом опустился на колено человек в зелёном с какой-то коробочкой в правой руке.

- На счёт три, - сказал инвириди.

Позиции на бруствере заняли остальные легионеры – автоматчики и арбалетчики вперемешку. Блеснули вскинутые для боя мечи, копья и гизармы.

Тёмные были уже всего в какой-то полусотне метров впереди. Уже можно было различить зловещего вида забрала в виде зубастых человеческих черепов и угрожающего вида воронёные доспехи...

- ТРИ! – рявкнул федерал и нажал кнопку подрыва МОН-ок.

Взрыв десятка мин, чьи сектора поражения перекрещивались, буквально смёл полсотни несущихся в атаку Тёмных, магическая защита которых оказалась основательно подточена первоначальным обстрелом. Загрохотали пулемёты и АГС на прямой наводке. В их рокот вплёлся треск одиночных автоматных выстрелов. В ходе почти моментального полевого инструктажа легионерам объяснили, как снимать с предохранителя «калаши», но они с непривычки перевели их в крайнее положение – на одиночный огонь. Хотя, это и было так задумано когда-то – чтобы в горячке боя солдат случайно не выпустил весь магазин одной очередью и не остался ни с чем.

Пули калибра 12,7 миллиметра с лёгкостью отрывали фейри головы и конечности; разрывали на части тела, несмотря на все их заговорённые латы и магические щиты. Рядом с «кордом» один из легионных арбалетчиков азартно палил из «печенега», быстро дойдя до такой штуки, как стрельба с рассеиванием по фронту. Часть солдат продолжила заниматься ранеными и привели в чувство ещё нескольких инвириди, которые оперативно накачались промедолом и начали раздавать указания, что из их снаряжения нужно собирать.

- Враг здесь! – разнеслось над редутом, перекрывая грохот выстрелов.

Всё ещё зажатые в тиски дикие из основной армии попытались относительно большим отрядом в несколько сотен человек атаковать вверх по склону, как только с холма прекратили обстрел.

Десяток легионеров расхватал заряженные арбалеты и дал нестройный залп по варварам.

- Пулемётчика сюда!

Мотострелка услышали многие, но так как орал он на русском, поняли его только свои. Впрочем, главное, что услышал командир отделения, который метнулся к легионеру с «печенегом» и сначала хлопнул его по плечу. А когда тот никак на это не отреагировал, увлечённый истреблением Тёмных, по-простецки отвесил ему пинка, не особо стесняясь того, что имперец был минимум вдвое старше федерала.

Последовал короткий обмен жестами, после чего легионер сообразил, что от него требуется и метнулся на южный фас редута.

И вовремя – на этом направлении мин выставлено почти не было, так что дикие были уже в каких-то полусотнях метрах.

Подскочивший к брустверу легионер на удивление грамотно зажал приклад «печенега» подмышкой и хлестнул длинной очередью по атакующему противнику. А затем боёк щёлкнул всухую, когда закончилась снаряжённая лента. Имперец тут же поймал грудью брошенное каким-то дюжим орком тяжёлое копьё и отлетел назад. Живой отлетел. И даже не раненый – спасла крепкая кираса.

К брустверу подполз раненый в ногу мотострелок и швырнул вниз РГО. В отличие от старенькой Ф-1, взрыватель более новой гранаты сработал от удара, и град осколков смёл десятка полтора варваров.

К федералу подскочили легионеры, которым он немедленно пододвинул сумку с РГД-5. РГО-шка у мотострелка была только одна, в разгрузке.

Быстро показал, как распрямлять усики, дёргать кольцо, прижимая предохранительную скобу, и кидать. На разъяснение посредством метода «делай как я» ушло от силы пара минут – легионеры не были новобранцами и в критических ситуация соображали очень быстро. Тем более, что даже сама идея гранат им была вполне известна, только чугунные шары с фитильным запалом были не в пример опаснее для самого гранатомётчика.

Команда, бросок, и за бруствер по дуге летит полдюжины зелёных кругляшей.

Немного оправившиеся после пулемётного огня и взрыва гранаты варвары попытались было пойти на ещё один приступ...

Взрыв нескольких наступательных гранат оказался ничуть не хуже взрыва противопехотной мины – старая-добрая карманная артиллерия в виде ручных гранат не утратила актуальности ни в двадцать первом веке, ни в другом мире.

Такого дикие уже не выдержали и откатились назад, больше не рискуя атаковать столь неприступное укрепление.

Легионер-пулемётчик хотел было выпустить пару очередей в спину убегающим, но оказалось, что все снаряжённые ленты уже кончились.

Под командованием федерала имперцы прямо мечами начали вскрывать цинки с патронами и снаряжать ленты с помощью машинки Ракова, похожую на странного вида мясорубку. Благо, что никаких особых познаний для всего этого вообще не требовалось –патроны засыпаются, рукоятка крутится, лента снаряжается.

Тем временем на северном фасе атаку Тёмных удалось успешно отразить. Точнее, они сами предпочли отступить под прикрытием колдовского тумана и перенаправить удар на центральный редут, где тоже находился десяток федералов.

На холм обрушился новый мощный магический удар, а маги в боевых порядках начали посылать волны ледяных дротиков, но уже не в защитников редута, а расчищая проходы в минных полях. Загремевшие взрывы показали, что пусть и наугад, но меры противодействия Падшие нащупали.

И, явно воодушевлённые этим фактом, рванули в атаку на холм.

На этом редуте после первой атаки федералов в строю осталось больше, так что здесь они сами организовали оборону, раздав имперцам оружие выбывших из строя бойцов. Но вот новый удар ледяных глыб, молний и переохлаждённого дождя, заставил весь невеликий гарнизон в первую очередь попытаться укрыться. Федералы не побрезговали воспользоваться имперскими скутумами, зачарованными от множества боевых чар. Та же переохлаждённая вода наносила мотострелкам куда больший ущерб, чем имперцам – у тех лишь покрывались изморозью доспехи, а от холода защищали толстые поддоспешники. Но вот люди в зелёном получали сильные обморожения от этих чар.

А тем временем под прикрытием магического обстрела к редуту выдвинулось до двух сотен Тёмных. Несколько из них подорвалось на оставшихся в строю противопехотных минах, но основная масса уже почти достигли позиций союзников.

Вперёд вырвалась пара латников на громадных конях, защищённых мощной кольчужной бронёй.

Неожиданно с южной стороны из тумана выскочил одинокий всадник с копьём наперевес. Пронёсся среди укрывшихся под щитами союзников, лишь каким-то чудом никого не затоптав и не попав под удары боевых чар. Перемахнул через бруствер и метнулся прямо навстречу Тёмным...

Ферий занесли для удара тяжёлые совни, скопированные с вооружения кавалерии их Светлых собратьев...

Стремительный росчерк стали.

Ничего не видящие из-за шор боевые дестриэ эльфов врезались прямо в усеянный кольями бруствер.

Оба их всадника оказались обезглавлены.

Эрин спрыгнула на землю, хлопком по крупу отослала коня прочь и крутанула копьё вокруг себя.

- Ну давайте, пожиратели падали! - звонко выкрикнула чёрная жрица на безупречном эмесале. – Сразитесь со мной! Сразитесь с апостолом истинной Тьмы, если кишка не тонка!

В ответ в неё полетели волны ледяных дротиков... Которые натолкнулись на выставленный щит и разлетелись вдребезги.

Девушка расхохоталась, взмахнула копьём, и нескольких Тёмных натурально снесло невидимой косой, прорубившей зачарованные стальные кирасы, как бумагу – не спасли никакие чары.

В этот раз на Эрин обрушился град стрел, но и их она спокойно приняла на щит. А затем вскинула правую руку и сжала её в кулак. Щит тут же лопнул, а вся накопленная в нём энергия ушла в зависшие в воздухе стрелы и болты, которые немедленно вспыхнули и посыпались на землю.

- И это ВСЁ?

Полыхнула бело-голубая вспышка, и несколько Тёмных замерли как вкопанные, а их оружие и доспехи оказались покрыты сплошной ледяной коркой. С клинка Гаэ Ассайл сорвался сноп тонких молний, и замёрзшие фейри разлетелись на куски.

Апостол снова расхохоталась.

- Давайте! Покажите мне, на что способны!

Десятки Тёмных магов обрушили на жрицу весь свой арсенал магии, а остановившаяся было пехота вновь начала двигаться вперёд.

У Падших определённо сложилось впечатление, что под такой мощной атакой долго не продержится ни маг, ни бог... Но слишком уж увлеклись противостоянием со своим древним врагом и совершенно забыли, что в редуте ещё оставались не менее опасные противники.

Залп из пулемётов и автоматов прошёлся смертоносной косой по рядам Тёмных. На прямой наводке загрохотал АГС, рядом с ним гранатомётчик с РПГ-7 выпускал один за другим загодя снаряжённые осколочные заряды.

Магический обстрел Эрин тут же прекратился, а к ней бросились сразу девять противников, преодолевших разделяющее их с апостолом пространство одним стремительным броском.

Федералы не стреляли по ним, опасаясь зацепить союзницу, так что Тёмные атаковали смело, заходя на апостола сразу с нескольких сторон.

Блок.

Клинок копья встречает полуторный меч Тёмного. Удар древка подбивает его ноги, сбивая на землю.

Поворот. Блок.

Клинок прорубает латный нагрудник. Удар подтоком в живот и вспарывающий в горло, шутя разрубающий кольчужный воротник.

Пригнуться.

Тяжёлый пернач разрывает воздух над головой. Поворот – клинок Гаэ Ассайл подрубает ногу. Прямой укол в живот, а затем апостол сносит своему противнику голову с плеч.

Прыжок вперёд.

Перекувыркнуться в воздухе, приземлиться. Уклониться от удара, рубануть по руке с оружием. Подток проминает забрало. Выпад – клинок глубоко вонзается в бедро, заставляя Тёмного согнуться и припасть на одно колено. А затем ещё один мощный удар под подбородок, ломающий шею эльфу.

Осталось шестеро.

Один из Тёмных взмыл в воздух, занося тяжёлый двуручных меч для мощного колющего удара, одна жрица успела отскочить назад. Божественный клинок описал широкую дугу, отгоняя бросившихся было к ней остальных Падших.

Тёмный заблокировал мечом удар, но Эрин крутанулась на месте, подсекая его ноги, а затем воткнула копьё в живот упавшего врага.

И неожиданно метнула своё копьё вперёд. Ещё одного противника отбросило назад, пришпилив к земле, будто бабочку булавкой.

Девушка ногой подцепила валяющийся на земле двуручник с воронёным волнистым лезвием и подбросила его вверх, перехватывая обеими руками – за рукоять и за незаточенную пяту. Клинок со свистом рассёк воздух, описывая вокруг своей новой хозяйки смазанные серебристые круги.

Оставшиеся Тёмные молча переглянулись между собой и снова рванули в атаку.

Меч подрубил ногу одному из эльфов, а затем Эрин ударила навершием в забрало. Оттолкнула ногой и воткнула меч в грудь Падшего.

Осталось трое.

Апостол отбросила двоих налетевших врагов, а затем сделала резкий выпад назад, вонзая меч прямо в узкую смотровую щель шлема подобравшегося со спины противника.

Оружие тут же увязло, поэтому девушка моментально выпустила его из рук и сблизилась с одним из врагов почти вплотную. Перехватила руками древко его тяжёлого пернача, и крутанула вокруг себя, швыряя на второго оставшегося в живых Тёмного.

Выбросила руку, и в неё буквально запрыгнуло Гаэ Ассайл.

Удар – почти без замаха, но обоих Тёмных пробивает насквозь.

Левую руку девушки окутало огнём, а затем она вытянула её, и головы Тёмных окатило потоком гудящего пламени.

Апостол выдернула копьё и легко взбежала к редуту, запрыгнув на бревенчатый бруствер.

- Кажется, я вовремя, - невозмутимо произнесла чёрная жрица.

- Ваше Святейшество, - уважительно склонил голову командовавший имперцами молодой центурион.

Апостола Эмрис признал сразу, даже несмотря на простой наряд.

- А, ты та чёрная принцесса, с которой майор из разведки мутит, что ли?

Командовавший федералами старший сержант лет сорока продемонстрировал принципиально иной уровень узнавания.

Эрин закатила глаза, перебросила копьё в другую руку и вытянула его вверх.


Некому вздохнуть под сгоревшими звёздами,


Голос чёрной жрицы стал низким и угрожающим; в нём появились нотки звериного рычания и змеиного шипения.


И проклятья эхом не отразятся от костей земли.


Резкий порыв ветра взметнул короткий плащ на плечах апостола.


Не раздастся плач на осколках небесного свода.


Вокруг неё в воздухе появилось десятка три чёрных точек, вокруг которых словно бы танцевало марево от жара, хотя воздух на полигоне наоборот сильно выстудило.


И раз пусто стало кругом и холодно


Эрин вытянула копьё в сторону пелены тумана, в которой укрылись Тёмные.


Заклинаю:

Разорви этот мёртвый мир, Голодная Тьма!


Чёрные точки со скоростью молнии рванули вперёд, пробив зияющие бреши в стелющемся над землёй тумане. А затем земля взорвалась десятками взрывов, которые перепахали территорию размером в половину футбольного поля.

Тут же дрогнул эфир от колдовства Тёмных, но на этот раз не боевого, а защитного.

Пласты земли вздыбило вверх, создав сплошной вал длиной в пару сотен метров и высотой в три человеческих роста, за которым укрылись Падшие.

Эрин снова взмахнула копьём, и в воздухе промелькнула невидимая волна, в которой искажались очертания предметов. Кусок земляного вала размером с амбарные ворота вырвало и отбросило прочь, но маги Тёмных немедленно заделали брешь.

- Берегутся, шкуры, - скривилась апостол и обратилась к федералу. – Сержант, нужна связь с Китежем.

- Сделаем, - кивнул мотострелок, видимо, не особо усомнившийся в праве чёрной жрицы отдавать приказы. – База, это…

В воздухе засвистели падающие с неба ледяные дротики. Эрин моментально выставила щит, закрываясь от магических снарядов, но всех защитить у неё, разумеется, не получилось.

Тот самый старший сержант умудрился получить дротик ниже левой ключицы и рухнул на землю – ледышка прошла аккурат правее лямки бронежилета. Рана не была смертельной, но из строя федерал определённо выбыл.

Апостол, не желая терять время, спрыгнула с бруствера и взяла рацию у раненого. Стянула шлем и натянула на голову гарнитуру связи. Пощёлкала кнопками, вспоминая как обращался с такой же рацией Вяземский и его бойцы.

- База, это Эрин. Как слышно меня? Приём.

Пауза.

- Эрин, ты что ли? – Кравченко был слегка удивлён

- Я, я. Некогда объяснять – нужен мощный удар с воздуха. Есть у вас что-нибудь такое-эдакое?

- Дрон с КАБ-500-ОД. Подойдёт?

- Полтыщи Тёмных накрыть сможет? – уточнила девушка.

- Полтыщи Тё… Ни хрена себе. Да, сможет! Там радиус сплошного уничтожения – тридцать метров.

- Чудно. Бейте этой штукой. Как её навести?

- Лазером. Подсветим с дронов. Только сначала…

- Если типа «орлана» - собьют, - возразила Эрин. – Один сегодня сбили уже. Варианты?

- У командира отделения должно быть устройство подсветки. Типа фонарика на автомате.

- Секунду.

Апостол подобрала АК-12, повертела в руках, быстро обнаружила закреплённое на стволе устройство подсветки и волшебную кнопку «ВКЛ».

- Есть.

- Но нужно сначала разогнать туман. Сможешь?

- Сделаем, - ухмыльнулась Эрин.

- Тебе нужно сделать окно для захвата цели. После - БПЛА выйдет на позицию и скинет бомбу с пяти километров. Ближе никак. Как сбросят - тебе сразу дадут знак. У тебя будет где-то полторы минуты до взрыва. Как поняла меня, Эрин?

- Поняла вас, Денис Юрьевич.

- Тогда – принимай командование над отделением и действуй.

- Есть!

Апостол щёлкнула кнопкой рации и повернулась к солдатам в редуте.

- Принимаю командование по приказу полковника Кравченко, - это она произнесла по-русски, обращаясь к федералам.

Из десяти в строю оставались лишь пятеро, которые просто коротко кивнули – имени Кравченко было вполне достаточно.

- Бойцы! – а это уже имперцам, - Есть возможность распылить всех или почти всех Тёмных тварей. Кто мне поможет?

Не желающих поквитаться с извечным врагом не нашлось. За убийство Тёмного любого легионера немедленно ждала корона обскура, повышение, личный нобилитет и солидная денежная премия. Не говоря уже о том, что убийц Падших не считали зазорным приветствовать как равного легаты и графы.

Расчистили загодя подготовленную позицию для АГСа, там же залёг гранатомётчик с РПГ-7, а остальные федералы и часть имперцев разобрали реактивные гранаты и огнемёты. Противотанковые РПГ с собой взяли немного, зато «шмелей» и РШГ-2 – в достатке.

- Я колдую и насылаю на врагов воздушную магию, - объяснила свой план Эрин. – И тут вы откроете огонь. Единого сокрушительного удара не нужно – нужно, чтобы Тёмные не могли поднять головы в течении тридцати-сорока ударов сердца. Все всё поняли? Тогда – понеслась!

Апостол воткнула копьё в землю, повесила автомат на плечо и принялась рассчитывать заклинание.

Взвыл сильный ветер, а в левой руке жрицы появилась призрачная сфера, словно бы сплетённая из ветра и переливающегося алыми и синеватыми огоньками.

Облака над Буревой грядой пришли в движение, закручиваясь воронкой над головой Эрин. Ветер пригнул низкие кривые деревца и чахлый кустарник, растущий на каменистых склонах холмов.

- Тебе, моя госпожа!.. – пророкотал голос апостола, перекрывая вой бури. – Эмрис и смерть!

Сфера сорвалась с руки девушки и понеслась вперёд, распускаясь в полёте мощным смерчем, который разорвал пелену тумана, будто кавалерийский клин строй лёгкой пехоты.

Эрин щёлкнула переключателем лазера и направила невидимый луч в то место, где чувствовала присутствие сотен живых существ.

Загрохотал АГС, перебрасывая через возведённый Тёмными вал гранаты, разрывающиеся где-то внутри. Имперцы и федералы начали с интервалом в несколько секунд разряжать в ту же сторону РПГ. Особая прицельность тут не требовалась – когда каждый заряд накрывает полсотни квадратных метров площади этим можно и пренебречь. Единственное, за чем строго проследили перед стрельбой – чтобы позади гранатомётчиков никого не было, чтобы не поубивало реактивным выхлопом.

В пяти с лишним километрах от места битвы баражирующий в воздухе тяжёлый беспилотник вышел на ударную позицию. Телевизионно-корреляционнаясистема наведения корректируемой бомбы поймала мелькнувшее пятно лазерного излучения и довернула небольшие крылышки на нужный угол, внося поправки в траекторию полутонного снаряда.

- Подарок пошёл! – прозвучало в эфире.

Дрон заложил горку и выпустил КАБ-500-ОД из захватов.

- Всем укрыться! – немедленно проорала Эрин.

Бомба пролетела несколько километров примерно за сто секунд и ударила прямо по перегруппировывающимся силами Тёмных.

Сначала вышибной заряд распылил гелеобразную взрывчатку, а затем сработал инициирующий заряд. Чудовищный перепад давления и мощнейший взрыв буквально превратили в пыль всё живое в радиусе тридцати метров от попадания бомбы. Возведённый магией земляной вал снесло начисто, ударная волна дошла до расположенных в трёх сотнях метрах от взрыва редутов, а к небу устремился гриб, до ужаса напоминающий ядерный.

В это же время стрелки принцессы Афины опустошили свои запасы болтов и патронов. И вперёд рванула тяжёлая кавалерия имперцев, сметая таранным ударом рыхлый строй варваров.

Вперёд двинулась алая стена легионов, разя копьями и мечами ордынцев, всё больше и больше превращающихся из организованного войска в перепуганную толпу.

На землю полетели используемые хорасанцами вместо знамён украшенные цветными лентами шесты и оружие, а варвары начали поднимать руки в межмировом сигнале сдачи в плен.

Битва за Дорпат была окончена.

Интерлюдия

- Что за прекрасный день, господа! Не прикажете ли подать вина?

- Есть повод?

- Дайте-ка подумать... Да! Кажется, у меня есть почти полтысячи поводов выпить за здоровье наших доблестных солдат и не менее доблестных союзников!

- Возможно, майор-легат несколько преувеличивает, но Тёмные и правда потеряли за один день больше, чем за последние сто лет...

- Преувеличиваю? Ни в коем случае! Я знаю Келлера, неплохой парнишка в донесениях точен и к хвастовству не склонен. Если сказал, что у него есть четыреста голов Тёмных, значит так оно и есть.

- Но там же не Келлер командует?

- Её Высочество руководит в целом, Лепид экспедиционным корпусом центральной группы, а на Келлере – остатки северной группы.

- Я слышал – даже пленных взяли?

- Взяли. Сильно изранеными и покалеченными, но живыми. Сейчас их держат под зельями в цитадели Дорпата. Твари не менее чем из дюжины кланов - дознаватели Светлых уже вылетели на Восток.

- Это безусловный успех, господа.

- Победная реляция уже готова?

- Пока нет – в колокола в честь победы звонят, но текст в газеты дадут лишь завтра.

- Сколь велики наши потери?

- Учитывая, что мы столкнулись с Тёмными – потерь практически нет. Около двух сотен убитых и до полутысячи раненых.

- И все мы знаем, благодаря чему, а вернее кому мы имеем столь потрясающий результат...

- Люди в зелёном.

- Именно.

- У нас появилось огромное количество данных по их магии. Мы узнали, что их вполне возможно ранить и даже убить...

- Убить можно даже бога. Мы что - этого раньше не знали?

- Инвириди заслужили славу неуязвимых и нечеловечески сильных бойцов.

- Это – от недопонимания.

- Ну вот понимаем мы сейчас намного больше, чем полгода назад – стало нам легче?

- Я бы сказал, что совсем наоборот...

- Господа! Давайте заслушаем доклад Круга Магов.

- Благодарю, сир. Итак, господа, я вынужден повторить ровно то же, что говорил и в прошлый раз – нам совершенно нечего противопоставить людям в зелёном. Ни сейчас, ни в обозримом будущем.

- Хм.

- Но они же понесли потери убитыми и ранеными в бою с Тёмными, так?

- Против них было несколько сотен сильных магов - обычный пехотный легион они смяли бы начисто. А самих людей в зелёном там было всего три десятка. Понимаете? Три. Десятка.

- Подождите, но об их магии у нас же теперь больше данных?

- О да. И они отнюдь не радуют. Все же здесь присутствующие в курсе очередного конкурса Маджарата на массовые поставки порохового оружия?

- Там что-то поменялось? Ну, за последнюю сотню лет...

- Опять покажут что-то сравнимое по силам с легионным магом, но менее универсальное и стоящее, как экипировка целой центурии...

- Значит, в курсе. Так вот. Представьте, что гномы создали оружие, которое они могут производить десятками тысяч. Которое не требует особой подготовки, навыков и силы. Которым можно вооружить последнего обозника, женщину, старика, ребёнка и он будет способен убивать врагов десятками. Представили? Ну, хотя бы примерно. А теперь умножьте всё это в тысячу раз, потому что по сравнению с иным оружием инвириди индивидуальный магострел – это всё равно что гладиус или копьё.

- В рапортах упоминается факт, что Тёмные могли выдерживать обстрел из магострелов людей в зелёном...

- Под мощными щитами? В полной латной броне, зачарованной и усиленной артефактами? Они бы прямое попадание из баллисты выдержали. И то они так шли только до того момента, пока инвириди не перешли на зачарованные снаряды и не ударили из тяжёлого оружия...

- А против тяжёлого оружия...

- Правильно. Никаких мер противодействия. Единственное, что подтвердилось из наших предположений - федералы действительно пользуются чрезвычайно продвинутой механической магией. От рядового бойца требуется очень мало, что подтверждается тем, что, когда часть инвириди оказались ранены, их оружием с успехом воспользовались наши легионеры.

- Мы можем скопировать это оружие?

- Федералы подарили Её Высочеству несколько десятков магострелов. Наши маги смогли ознакомиться с их устройством и прислать примерные чертежи...

- А если без долгих предисловий?

- Да, можем. Но каждый магострел обойдётся нам даже не как центурия, а намного дороже. Точность изготовления деталей, подгонка, специальные сорта стали или зачарования. Кроме того...

- А если попробовать захватить?..

- Не стоит.

- Это ещё почему?

- То есть, мы можем захватить их оружие, но без специальных снарядов оно будет почти бесполезно. И, на самом деле, именно в этом и главная проблема – так называемые патроны. Теоретически их, конечно, можно скопировать...

- Теоретически я могу встретить вечером на улице высокородную фейри, а завтра стать зятем князя-мага Ареопага... Извини, Деметрий.

- Не стоит. Получается, мы не можем скопировать эти снаряды?

- Опять же – точность исполнения, потому что, если патроны больше или меньше требуемого, магострел может просто сломаться или перестать работать. Внутри патронов - какая-то огнесмесь, дающая не взрыв, но ровное горение... Какая-то инициирующая смесь в донце... В любом случае, даже если переделать и задействовать все оружейные мануфактуры Ура, мы сможем производить по несколько сотен, ну пусть даже несколько тысяч патронов в месяц...

- Это же много? Или нет?

- Нет, это мизер. У каждого человека в зелёном есть сотни таких патронов, но это буквально на полчаса-час боя. После чего в ход идут ящики с тысячами таких патронов. И напомню – это расход для трёх десятков человек. Настоящая армия инвириди вероятно способна пожирать только в день десятки тысяч снарядов.

- Прошу простить, но почему мы упёрлись только в чистую боевую магию? Легионы славной Империи Людей как бы тоже не одними мечами завоевали пол-мира, а ещё и благодаря превосходству в тактике и логистике. И люди в зелёном явно сильны не одними своими магострелами.

- Именно. У них тотальное превосходство в разведке – их механические птицы позволяют следить за перемещениями врага круглыми сутками. Если при налётах виверн и красных драконов противник рассредотачивается лишь на время, то в случае с инвириди варварам приходилось всё время двигаться отдельными отрядами. Потому как на крупные силы немедленно налетали их ударные машины и уничтожали диких сотнями за каждый налёт.

- И это ещё не всё. У них превосходство в темпе, если так можно выразиться. Их механизация, вероятно, вынудила мыслить людей в зелёном на принципиально другой скорости. Если планы наших кампаний – это недели и месяцы, то им даже дни кажутся черепашьим темпом.

- Связь и механизация, механизация и связь. Время их реакции – часы и даже минуты. Представьте, что ту линию редутов не удерживали бы люди в зелёном. Дано: на фланге появилось до полутора тысяч копий, из которых треть – Тёмные фейри. Ваши действия? А они – и огонь перенесли, и ударили... Кстати, чем они ударили-то?

- Вероятно, что-то из их сверхдальнобойной магии.

- Бррр. Что-то поистине чудовищное.

- В рапортах написано, что погибших Тёмных на месте удара считали только по уцелевшим частям доспехов. Всё живое в радиусе ста футов просто стёрло в порошок...

- Яркая вспышка, чудовищная сила взрыва, грибовидное облако... Мне одному это напомнило то оружие, удар которого описан из ментограммы того...

- Шшш! Сир, вы в своё уме? Сказано же было – того человека нет и никогда не было.

- Разве? После того, как его видения оказались более чем реальными, мы довольно плотно занялись их изучением...

- Всё засекретить, старые материалы уничтожить, с причастных взять клятву о неразглашении.

- Вас что – не знакомили с циркуляром после того инцидента в Илионе?

- Какого именно? В Илионе много инцидентов было...

- Тот, который связан с действиями людей в зелёном, когда они обнаружили своих граждан в нашем рабстве. Даже одного человека оказалось вполне достаточно для того, чтобы они фактически разорвали мирное соглашение.

- Не думаю, что они сделали это из одного только человеколюбия...

- Странно слышать такое от Высшего...

- Именно потому что я - Высший, я это и говорю. Жизнь соплеменника – ценна, но ещё ценнее репутация страны, которая готова перегрызть глотку даже за одного своего гражданина. Конечно, когда эта репутация уже наработана, то уже необязательно поддерживать её столь же рьяно...

- Репутация – это то, что зарабатывается годами и десятилетиями, а просирается за один момент. Прошу простить за мой лексикон из казарменной юности.

- Значит, того человека забыли и не знаем, хорошо. Но вопрос остаётся прежним – было ли то, что применили инвириди под Дорпатом, маломощным вариантом тех самых Убийц Городов?

- Насколько мы понимаем, там должно сопутствовать некое проклятие, которое налагается на земли, где было применено подобное заклинание. Но люди в зелёном ни о чём не предупреждали.

- Считаете это достаточным?

- Пока что инвириди можно обвинить в чём угодно – в хитрости, ползучей экспансии, но только не в том, что они не держат слова. Его они держат как раз на зависть кому угодно.

- Полагаете, этому стоит радоваться?

- Сколько прошло с момента, когда Орда ступила на имперскую землю? Два месяца? А теперь этот без малейшего сомнения большой набег окончен. С сокрушительным итогом – для варваров и Тёмных сокрушительным. А теперь представьте, что было бы, если бы мы серьёзно сцепились с федералами, и они решили бы прислать сюда не половину легиона, а тысяч пятьдесят своих солдат.

- Мы уже поняли, что они гораздо жёстче, чем мы, зависят от снабжения...

- И что при нужде это перестаёт быть для них существенной проблемой. Вы же помните доклад Её Высочества? Она ведь сказала, что заградотряды людей в зелёном использовали некие «йоты» - обычные гражданские самоходы, на которые они пересели, потому что те потребляют меньше топлива. Что подтверждается и данными от легионеров, которые были по ту сторону врат. Понимаете? Для них варвары – это даже не противник, раз они не считают необходимым применять против них свои мощнейшие боевые машины.

- Угу, всё равно что пересесть с дестриэ на телегу, запряжённую волами, ибо и так сойдёт.

- Даже после такого партия войны будет настаивать на том, чтобы вкладываться в противодействие инвириди и готовиться к реваншу?

- А я бы посмотрел как они берут реванш у тех, что сотнями кладёт Тёмных. Кстати, сколько «корона обскура» мы должны нашим славным союзникам?

- Не так уж и много – не больше пяти дюжин, если считать ещё и прошлое столкновение инвириди и Тёмных.

- Между прочим, после той стычки Тёмные сообразили, как можно преодолеть эти их проклятые поля...

- С помощью ветал? Так себе метод – только тёмным и под стать. К тому же даже после такого, с позволения сказать, «метода» Тёмные всё равно гибли там, где прошли веталы.

- Я, кажется, что-то пропустил. Что за проклятые поля?

- Мы столкнулись с новым тактическим приёмом людей в зелёном – засеивать обширные территории специальными взрывными артефактами.

- Вроде наших гранат?

- С тем же успехом можно сказать, что и столовый нож «вроде» двуручного меча.

- О, это артефакты другого уровня. Инвириди называют их минами и используют несколько разных видов. Есть небольшие артефакты, размером с кубок, способные смести взрывом сотню человек и срабатывающие от чего-то вроде охранной магии или сигнала. Есть артефакты размером со стручок рожкового дерева, которые взрываются, если наступить на них. Слабо - не убивая, но дробя ступню. Их разбрасывают десятками и сотнями, как мы трибулы, на пути вражеских отрядов. Есть и железные банки, которые они вкапывают в землю и которые могут выпрыгивать и поражать всё в радиусе сотни футов.

- Мины? Чудное слово. Я бы скорее вспомнил миф о драконьих зубах, которыми засеивали поля.

- Эти... «зубы дракона» и правда столь эффективны?

- Чрезвычайно. Их можно установить предельно скрытно, а магией поиска их обнаружить решительно невозможно. Тёмным, во всяком случае, это не удалось.

- И не забывайте о колоссальном психологическом эффекте. Орду зажали в клещи между пехотой и кавалерией, расстреливая с фланга сотнями и тысячами, но они даже и не думали сунуться второй раз на «драконье» поле, где подорвалось несколько их отрядов. Инвириди называют это «минным ужасом».

- И сколько у них ещё таких вот сюрпризов?

- Вы у нас спрашиваете, уважаемый?

- Сколько бы ни было, не в этом суть.

- А в чём же, по-вашему, сир?

- Их оружие и тактика рассчитаны на принципиально иного врага, но они с лёгкостью адаптируют их под наши условия. Пока мы не достигнем такого же уровня реакции и адаптации, нам не помогут никакие магострелы.

- Но эту тему хорошо бы всё равно продвинуть.

- Естественно.

- Думаете – сможем?

- А у вас есть сомнения?

- Конечно. Нам требуется фактически с нуля создать новую оружейную отрасль. Новые сорта стали, особо точные станки, мануфактуры, теоретические разработки в области механической магии, многочисленные исследования в алхимии...

- Не мне вам говорить, чем больше будет итоговая партия оружия – тем дешевле будет стоить каждый образец.

- Но эти образцы ещё предстоит сначала изобрести, а затем освоить производство.

- Нам же легче, ведь образцы магострелов инвириди у нас перед глазами и даже скоро будут в руках. Мы знаем, что хотим получить, так что нам не придётся проходить путь развития, длиной в сотни лет...

- Вам напомнить старую задачу об Ахиллесе и черепахе? Сколько бы мы не гнались, с учётом темпа действия инвириди они всегда будут впереди. Будет точно также, как в случае с имперской школой магии и всякими варварами, которые сотни лет за нами гонятся... Да-да, и при этом имея конечный результат, к которому стоит стремиться. Но при этом догнать всё равно не могут. Вот только на этот раз на месте отсталых варваров будем мы.

- А вот вы сказали – «скоро будут у нас в руках». А вы не рассматривали альтернативный вариант?

- Какой же, сир?

- А такой, что инвириди просто-напросто предложат нам купить их магострелы. Возможно, устаревшие или не самые совершенные, но...

- Бред. Простите, сир, но это откровенный бред.

- Отчего же?

- А мы самим многим ли продаём легионные мечи и латы?

- Но простое стальное оружие...

- Даже просто стальное оружие мы продаём лишь немногочисленным лояльным кланам.

- Напомню, что инвириди считаются нашими союзниками, а мы, соответственно – их. Несколько десятков магострелов они уже подарили Её Высочеству.

- Просто подарили?

- Просто подарили. Но – Её Высочеству. А теперь представьте, что они подарят ещё. Или пусть даже продадут за умеренную цену, а затем по столь же умеренной цене станут продавать патроны.

- Так хорошо же – проще будет копировать...

- Зачем?

- Что – зачем?

- Зачем копировать? Если инвириди будут поставлять столько оружия и снарядов, сколько потребуется? Это же будет значительно дешевле, чем разрабатывать самим – мы ведь точно также ставим наших федератов в зависимость от имперской стали. Зачем им развивать своё, если проще и дешевле купить наше?

- Мы словно меж двух огней. Один путь – дорогой, сложный и вероятно гибельный. Второй – простой, но тоже дорогой и гибельный.

- Гибельны не сами отношения с людьми в зелёном, а попытка играть против них по их же правилам.

- А по каким ещё правилам могут играть силовые ведомства Империи?

- Я склоняюсь к тому, что возможное противостояние с Федерацией надо переводить в дипломатическое русло, а нам стоит заняться тем, что мы умеем лучше – думать, как обратить мощь инвириди к нашей вящей пользе. Мало получить те же магострелы – нам же придётся под них всю тактику перекраивать. Нужны новые штаты, новые наставления...

- Люди в зелёном ведь благоволят Её Высочеству? К тому же под её командованием есть несколько легионов, которые, вероятно, самые опытные в плане знакомства с оружием инвириди...

- На своей шкуре в основном.

- Так это даже хорошо. Можно на их основе создать экспериментальное соединение с новым оружием и посмотрим что да как.

- Тем более, что Её Высочество всерьёз настроилась воевать до победного конца.

- Поход до Стены прямо скажем – попахивает авантюрой.

- Наоборот – достигнутый успех нужно развивать и закреплять. Гефара обескровлена, кланы Хорасана понесли тяжёлые потери – что может быть лучше для хорошего карательного похода? У Её Высочества неплохие шансы если уж не привести под нашу руку два эоса, то хотя бы усадить в них лояльных правителей.

- А они нам нужны?

- А когда не требовались буферные государства?

- К тому же Его Величество санкционировал масштабную шоковую операцию.

- Мы планируем задействовать истинных драконов? Отличная новость! Пора показать дикарям, что не стоит лезть к Империи с войной.

- Тройка драконов уже вылетела в Илион.

- Почему в Илион, почему не в Норик?

- Инвириди отстроили огромное взлётное поле для своих летающих машин – это теперь самая удобная точка для базирования на всём Востоке. К тому же...

- ...нужно устроить демонстрацию и для людей в зелёном?

- В том числе. А то нас и правда скоро за варваров будут держать. На нас в поход идут, а мы даже толком в ответ ударить не можем. Но лучше подгадать удар под время, когда Её Высочество начнёт северную кампанию.

- Я всё ещё считаю, что поход до Хорасана – опасная авантюра.

- Её Высочество в союзе с инвириди демонстрирует великолепную эффективность. Лично у меня как раз нет сомнений, что её поход увенчается успехом.

- Подождите, господа. А что насчёт третьего соединения Орды, которое ушло в сторону Сорока Племён?

- Сильваны сильны. Даже если дикие полезут к ним, то пожалеют, а договориться они вряд ли смогут – напомню, у нас с тамошними фейри договор о ненападении.

- К тому же Её Высочество сообщила, что в ту сторону отправился элитный отряд инвириди и поэтому особо беспокоиться об угрозе с того направления оснований нет.

- Хорошо, если так. Есть ещё какие-то вопросы относительно битвы у Дорпата? Нет? Отлично, тогда перейдём ко второму пункту сегодняшней повестки...

Интерлюдия

- Что ж, братья и сёстры, начнём. Итак, в связи... с закончившейся раньше срока операцией, ответ перед Конклавом придётся держать уже сейчас, а не через полгода. И я боюсь, что вне зависимости от наших ответов, кто-то гарантированно отправится в Кадливун.

- Всё настолько плохо, брат?

- Гораздо хуже, сестра. Наши потери чудовищны, есть пленные, силы Орды разгромлены наголову...

- Я не ослышалась? Кто-то действительно попал в плен?

- Как доносят соглядатаи – они попали в полон, будучи сильно изранены...

- Это не оправдание.

- Возможно. Но со сложившейся ситуацией необходимо что-то делать.

- Операция полностью провалена?

- Фактически – да. Остался лишь отряд Узервааза.

- Который из Алых Гончих? И почему я не удивлена, что он выжил и на этот раз...

- К Гончим будет много вопросов, потому что их почему-то не было под Дорпатом.

- А я сразу говорил, что это крайне подозрительно, когда командующий операцией идёт не с основными силами, а берёт под свою руку второстепенный отряд.

- Вы разве не знаете? Именно отряд Узервааза считается основным.

- И что там в землях лесных может быть основного?

- Грозовые ворота, через которые можно выйти прямиком в центральные графства и даже к самому Илиону.

- Кстати, а когда внесли эти изменения? Почему я об этом не знаю?

- Пока вы были с миссией в Эрелкозе.

- А, ясно. Но с чем связаны такие изменения?

- Разведка боем. Катагарра, как обычно, утаили часть информации, но наши резервные сети донесли, что важен не сам факт разгрома имперцев в центральных графствах Востока, а то, кто именно их разгромил.

- Эти, как их... Люди в зелёном? Росказни о них больше походят на детские сказки...

- Тем не менее факт в том, что они дважды разгромили имперцев, потом инсургентов в союзе с имперцами, а теперь и нас.

- Громко сказано.

- Правдиво сказано, брат. Ты разве не читал доклад о первом столкновении с ними?

- Может, уже достаточно? Ты же сама знаешь, что я только из Эрелкоза и ещё за бумаги не брался.

- Если вкратце: наших было три десятка, людей в зелёном – десяток.

- Кто из наших?

- Жнецы.

- Проклятье... Что, опять ни одного пленного?

- Хуже. Потеряли семь полных троек, оставшиеся еле смогли оторваться от погони. Ни пленных, ни, кажется, даже убитых.

- Они, конечно, отряд устрашения, а не лазутчики... Но там действительно было всего десять врагов?

- Выжившие утверждают, что да. Они же их предварительно выслеживали, что тоже было очень непростым делом – у них какие-то невероятно быстрые самобеглые повозки.

- А почему именно Жнецы? Почему не Катагарра? Это же их удел.

- Катагарра ушли вместе с Узерваазом дальше на восток, так что послали тех, кто шёл в арьергарде.

- Вы же понимаете, что если мы начнём вот это всё рассказывать Конклаву, то нас выпотрошат живьём прямо в Солнечном зале?

- А для чего мы собрались, брат? Нам же нужно выработать какую-то правдоподобную версию, чтобы Третью Северную директорию не обвинили в нарушении Ритуалов войны.

- Если мы скажем, что операция сорвалась из-за кучки каких-то хомори нам и правда будет худо.

- Операция ещё не сорвана, если что. Узервааз и его мясо довольно успешно продвигаются через территорию лесных.

- Хм. Идея с этими безумными культистами Лонара оправдала себя?

- Да, Железнокровные неплохо показали себя. Кретины и фанатики, но веруют истово – аватару призвали на зависть многим.

- То есть официально заявляем, что всё идёт по плану?

- Ну, нет. Кто поверит, будто план предусматривал, что имперцы так легко и быстро разгромят полусоттысячную армию вторжения? Ещё и после проигранного приграничного сражения, и в Восточном Пределе, где только-только закончилась смута.

- Это не столь уж и важно. Кто вообще считает этих хомори? Они всё равно плодятся как животные – самки ещё нарожают. А вот за смерть нескольких сотен, СОТЕН братьев и сестёр придётся держать ответ. Нам держать.

- Тем более, что там в основном погибли кланы из других директорий...

- Даже так? Мы можем это как-то использовать?

- Напомню, что междуусобицы запрещены в Ритуалах войны.

- А мы тут причём? Это же всё имперцы.

- Нас обвинят, что мы послали их на убой.

- Пусть обвиняют. Если нечто смогло одолеть в бою полтысячи братьев и сестёр, это угроза высшего ранга и угроза абсолютно непредсказуемая. Пускай Конклав лучше спасибо скажет, что мы вскрыли её и такой дорогой ценой добыли столь важную информацию.

- А она у нас есть? Не думал, что когда-нибудь придётся сказать такое, но... кто-нибудь вообще выжил под Дорпатом?

- Конечно, выжили. Арьергард, отряды охранения и разведки, командование и шер Иентерааз – почти две сотни. Сейчас большая часть уходит в режиме тишины, меньшая – готовит операцию прикрытия.

- Хорошо. Так что с добытой информацией? Конклаву нужно кинуть весомую кость...

- Кто-то из Катагарра же был полгода назад в глубинном дозоре?

- А то ты не знаешь Катагарра, сестра – всегда говорят ровно столько, сколько считают нужным. Не больше, и не меньше.

- Может, пора уже их прижать? Никогда мне этот клан вольнодумцев не нравился...

- Может, и пора. Но у них много нужных контактов и подвязки на имперских землях. Прижмём их сейчас – потеряем несколько хорошо сплетённых сетей.

- Но что-то же эти полулесные сказали, нет?

- Сказали, конечно. И немало на самом деле. К тому же мы много что собрали со своих сетей. Самое главное – люди в зелёном и правда прибыли из того же мира, откуда некогда пришёл и Проклятый Девятый.

- Далёкое Отечество? Великий Рим?

- Они зовут себя Федерацией России. Как именно у них там обстоят дела – неясно, даже имперцы не очень-то осведомлены, кроме того, что там царит роскошь и на каждом шагу чудеса механической магии. А ещё там, видимо, бушуют жестокие войны, потому как имперцы, открыв или найдя врата в другой мир, напали на какой-то провинциальный городок, но получили жесточайшую трёпку. И люди в зелёном остановились только тогда, когда поняли, что воюют с дальними родичами.

- Жаль, что нам не удалось в своё время подогреть ожесточение этого конфликта...

- Так кто ж знал-то?

- К чему сожалеть? Далеко не факт, что для нас была бы хорошим выходом победа инвириди над имперцами. Ещё неясно, кто из них хуже...

- Уже ясно. Инвириди. Они за один день положили больше наших, чем имперцы за минимум полста лет.

- А мы можем как-то проникнуть в это самое Далёкое Отечество?

- Сомнительно. Единственный известный нам проход находится в лагере людей в зелёном близ Илиона и, по слухам, совершенно неприступен.

- А зачем нам проход? Попытаться взять реванш и перенести войну на родные земли инвириди?

- Мы даже на имперские земли войну толком перенести не можем, а тут речь о другом мире. Нет, я имела в виду, что наличие мощной армии у людей означает, что в их мире всё ещё есть войны и есть враги. Так почему бы не попытаться связаться с врагами инвириди? Есть же и у них какие-то варвары на границах?

- Сестра, давай всё-таки не будем углубляться в слишком уж фантастические сценарии.

- Хм... Пожалуй, ты прав, брат. Тогда – что ещё удалось вызнать об инвириди?

- Это исключительно люди, хотя и на удивление разнообразные видом – вероятно это оттого, что их страна вполне сопоставима по размерам и населению с Новым Римом. Их войско невелико, но чрезвычайно насыщено боевыми магами: фактически каждый человек в зелёном – чародей.

- На что делают упор?

- Упор делают на механическую магию.

- Как гномы?

- Гномы по сравнению с ними – так, малые дети. У инвириди нет лошадей, они почти не используют привычного нам оружия, даже доспехов толком не носят, зато у них огромное количество магострелов и самодвижущихся повозок, многие из которых защищены стальной бронёй и фактически неуязвимы.

- Всё на основе механики, хм... Ну, допустим. И что, их чары так сложно блокировать?

- Не знаю, с кем они там у себя воюют, но их оружие рассчитано на то, чтобы сносить крепостные стены и ровнять с землёй целые кварталы. Ни мы, ни имперцы в своё время ничего не смогли им противопоставить.

- Добавьте ещё превосходство в воздухе. Мы когда-то считали имперских драконов фактором, способным изменить ход целой войны... Так вот летающие устройства инвириди могут полностью закончить целую войну. В одиночку.

- Даже драконы не стали абсолютным оружием. Им требуется отдых, им требуется еда...

- Потому что они живые существа. А люди в зелёном используют машины, которым нужно лишь обновлять чары и всё. Пока основной отряд Орды шёл к Дорпату воздушные соглядатаи висели над варварами день и ночь, причём были весьма крупными и быстрыми – страж-птицы просто-напросто не могли за ними угнаться или серьёзно повредить. А как только варвары разбивали лагерь, немедленно прилетали боевые машины и убивали хомори своими чарами десятками. Раз за разом, снова и снова, как механизм.

- А какого рода чары, кстати? Лёд, огонь?

- Огонь и металл – разогнанные до немыслимых скоростей острые кусочки металла.

- Гномьи огнебои?

- Вроде того. Ну, если бы их огнебои были способны за мгновения выплёвывать десятки и сотни снарядов.

- У людей в зелёном превосходство в огневой мощи, у них превосходство в воздухе... Чем ещё обрадуете?

- У них ещё и в мобильности превосходство.

- Да, мы слышали, что Жнецы еле-еле догнали их самобеглые повозки...

- Не в этом суть. Кавалерия тоже быстра, но в рамках армии – не быстрее самого медленного из волов в обозе. Люди в зелёном же оперируют сотнями миль в сутки. По нашим оценкам весь отряд, что неделями наносил удары по основным силам Орды не превышал двух сотен воинов, но даже без учёта огневой мощи, а за счёт мобильности они оказывали влияние, как полноценный кавалерийский легион.

- Здорово. Великолепно. Как полагаете – насколько обрадуется Конклав, услышав всё это?

- Надо дать что-то весомое.

- Весомое? Мы ударили в никуда, потеряли армию, которую пестовали не один год, а теперь есть риск, что под имперцев ляжет и Гефара, и Хорасан, а мне стоит напоминать, что у нас там сокрыто?

- Ещё и Пятая Южная начала свою операцию...

- Начали блестяще, надо полагать.

- Только лишь потому, что наши пешки отвлекли внимание на севере.

- Но Киадарра всё равно сработали чисто. И если они смогут достигнуть успеха там, где его не достигли мы...

- А вот это уже вряд ли.

- Хмм?..

- Силы имперцев и федералов на севере теперь свободны, а значит вскоре они возьмутся за южное направление.

- До устья Великой тысячи миль. Им не одолеть этого расстояния быстро. А за это время пешки южан осадят Фориоку и...

- Если бы речь шла только об имперцах, то я бы с тобой согласилась, брат. Но люди в зелёном наверняка будут там уже в ближайшие недели. И тогда – сколь долго продержатся варвары под их ударами?

- Особенно с учётом того, что у южан нет никакого опыта столкновения с людьми в зелёном...

- Мы можем помочь им. В обмен на услугу.

- Но стоит ли?

- У нас нет вражды с Пятой Южной – отчего и не помочь, если это даст нам преимущества в Совете?

- И тем не менее – стоит ли им помогать?

- Поясни свою мысль, брат.

- Если южная операция провалится, то к нам будет меньше вопросов. Одно поражение, второе... Влияние людей в зелёном на баланс станет неоспоримым, так что...

- Хм... А толково. Но это всё равно вопрос нескольких недель, минимум. А отвечать перед Конклавом придётся раньше.

- Отвечать придётся, если мы признаем провал операции.

- А, по-твоему, это не провал?

- Отряд Узервааза всё ещё в строю, отряды завесы под Дорпатом – тоже. Можно сказать, что проигранная битва – это размен, чтобы...

- Чтобы – что?

- Например, чтобы ударить по новому командующему имперцев на Востоке. Точнее – командующей.

- Принцесса Афина? Она казалась отработанным материалом.

- Мы пересматриваем её ценность.

- А она вообще есть?

- Вопрос не в этом. Вопрос в том – насколько она ценна для Империи.

- Я - против. В докладах же чётко сказано, что около неё крутится эта проклятая ведьма. Пока она рядом – до принцессы нам не добраться.

- А ты не преувеличиваешь, сестра?

- Я ещё очень сильно преуменьшаю.

- Жриц лже-богини можно убить. Мы знаем это.

- А ещё мы знаем, что на кровь они отвечают океанами крови.

- Апостолы уже много веков не вмешиваются в дела смертных.

- Только лишь потому, что создали себе Империю Корнелиев вместо цепного пса.

- Но, кажется, теперь они нашли себе зверька позубастее и поинтереснее...

- По-твоему, апостолы могут иметь отношение к Федерации? Но какое именно?

- Если у кого и есть знания, как открывать проходы в другие миры, то лишь у жриц лже-богини. Апостол Енарин поклялась отплатить Ночному Царству, и явился Девятый легион. Апостол Норин прокляла Найтгард, и самого сильного клана Северного Континента не стало.

- Люди в зелёном, римляне и апостолы лже-богини. Сильный союз.

- Слишком сильный.

- Есть идеи, как их рассорить?

- Имперцы и люди в зелёном уже воевали. Имперцы проиграли, а инвириди выиграли, но пощадили родичей.

- Слабаки.

- Сложно сказать. Но во всяком случае – далеко не глупцы. Зачем воевать самим, если можно ограничиться горсткой воинов, а в качестве мяса использовать имперцев?

- А, может, их вообще горстка?

- Согласно докладам – их оружие и снаряжение очень жёстко стандартизированы. Даже жёстче, чем у имперцев. Мелкому варварскому племени такое просто не по силам.

- Союзников рассорить можно. Сильного и слабого – нет. А имперцы стали слабы.

- Так что с этим багрянородным отродьем делать будем?

- Мы? Мы - ничего. А вот отряд завесы пусть поработает.

- Заодно и шороха у имперцев наведёт.

- Чтобы особо не расслаблялись после победы.

- А есть мысли как не допустить в будущем таких вот... побед?

- Очень мощные щиты и зачарованные доспехи способны обеспечить кое-какую защиту... кое-какое время. Одно ясно – строем наступать нельзя. Никакой щитовой резонанс не спасает.

- И большими отрядами тоже лучше не оперировать. Люди в зелёном – не имперцы, за каждым нашим не гонялись. Но всегда предпочитали бить по большим скоплениям, выжидая, пока такие образуются.

- Хорошо, лобовые атаки мы должны полностью исключить. Но ведь и скрытная атака тоже провалилась. Конечно, Жнецам поручили не то, в чём они хороши, но они же не полное мясо.

- Шли как надо – с разведкой и чарами поиска, но заклинания и артефакты людей в зелёном вообще никак не определялись.

- Такая хорошая маскировка?

- Скорее – нетипичная схема, когда магия замкнута на себя, а инициация завязана на что-то другое...

- Ну, не за верёвочку же они там дёргают в самом-то деле? Вероятнее – просто неизвестный нам алгоритм. У них всё-таки было две тысячи лет в запасе, чтобы создать школу магии, которая не похожа на имперскую.

- То есть, что получается – нам предлагается перейти на полностью теневую тактику?

- А у нас есть выбор?

- Достать бы хоть одного человека в зелёном... Живьём...

- Сложно. На передовой у них явно элитные части, а остальные прочие слишком глубоко в имперском тылу. Убить кого-то, может, и получится, но вот вытащить оттуда к нам...

- И не забывайте о том, что к людям в зелёном сложно подобраться ещё и потому, что среди них нет фейри. Совсем.

- Говорили же, что есть?

- Там странная история. Вроде бы всего одна, вроде бы - дочь апостола, вроде бы – служит в армии людей в зелёном...

- Как-то слишком подозрительно...

- Мне одной чуется тут какая-то долгая интрига?

- Полагаешь, федералы тоже решили вырастить своих собственных ручных фейри?

- Как по мне – очень даже вероятно. Сейчас те, из лесных, кому не по душе имперцы, идут к нам, потому что больше им идти не к кому. Но если появится ещё одна фракция...

- Которую возглавляет ребёнок?

- Почему нет?

- Ребёнок – это всего лишь символ, всего лишь знамя.

- Знаменосец не командует, но ведёт за собой, что нередко даже важнее.

- Только время всё расставит по местам, сестра.

- Да, брат. Поживём – увидим...

15

Все незадействованные в охране разведчики были собраны вокруг ноутбука в целях повышения грамотности личного состава на тему текущей политической обстановки и ситуации на фронтах. Поддержку незримую, моральную и загоризонтную в этом нелёгком деле обеспечивала база Китеж, которая передавала специально смонтированный файл - для этой цели один из беспилотников задействовали как ретранслятор, который передавал файл на умопомрачительной скорости в один мегабит в секунду.

Ещё сильнее всё усугублялось тем, что помимо видео разведбату прислали ещё и пачку свежих циркуляров, наставлений и пару уже менее официальных роликов.

Услышав бодрый арабский нашид в качестве музыкального сопровождения, крякнул Темиргалиев, а вчитавшись в прилагающиеся к видео субтитры сразу на русском и неоримском, хмыкнул уже Вяземский.

- Узнаю почерк наших троллей, - резюмировал майор.

Типа пропагандистский ролик был исполнен в лучших традициях запрещённых в РФ ближневосточных любителей возноситься в рай к гуриям посредством тротила - в чём в чём, а в неумении делать такие вот ролики «бармалеев» упрекнуть было нельзя. Впрочем, им это всё равно не помогло, когда пару лет назад отечественные Военно-Космические силы выполнили в Сирии план по утилизации подлежащих уничтожению бомб на несколько лет вперёд.

В любом случае народ несколько развеселился и поржал от типичных рязанских морд, азартно орущих «Аллах Акбар!» при стрельбе по маячащему где-то вдалеке противнику в виде варваров Орды.

Морщился разве что один только Олег, что сразу же отметил ржущий вместе с остальными Эриксон.

- Коробит? - серьёзно поинтересовался он.

- А тебя нет? Ты ж тоже в Чечне был.

- Да как-то… Не ну, я-то сильно позже был, когда БД уже кончились в общем-то, так что я, наверное, это просто не так остро воспринимаю.

- Меня в общем-то тоже особо не колышет. Так… нехорошее просто навевает.

- Бывает, - понимающе кивнул Эриксон.

- Для вас это память и реальность, - сказал Вяземский. - А для нас - уже история. Просто модная хайповая тема, как говорят те, кто ещё моложе.

- Быстренько же всех этих бородатых уродов простили… - буркнул Олег.

- А был другой выход? - резонно заметил Эриксон. - Если враг не сдаётся, то его уничтожают... А если всё-таки сдаётся - что делать?

- Ага, блин. Понять. И п’гастить.

- Прощать тяжело. Я вот так не умею.

- И поэтому ты попёрся воевать туда? - хмыкнул Олег.

- Нет, поэтому я вернулся обратно.

- И сразу же полез в другой мир?

- Ну, блин, а это уже моё жизненное кредо - быть там, где я нужнее всего.

- Мне проще, - пожал плечами Вяземский. - Я к этому отношусь как к неизбежному - если долго воевать, то враги рано или поздно начинают всё сильнее походить друг на друга. И я сейчас совсем не об ожесточении… Так, перерыв в ОГП - смотрим второй ролик.

На удивление официальное видео, одобренное непосредственно МО РФ, тоже нехило так отдавало троллингом - разве что речитатив на арабском заменили на пафосную инструментальную музыку из очередного трейлера какой-то стрелялки. А в остальном - ровно то же самое: крутые кадры с марширующими солдатами ВС РФ в крутой снаряге и обмундировании, красивые ракурсы техники, стрельба из разных видов оружия, видео с беспилотников и всё в таком духе.

- Ну прямо “Разгром эльфийско-фашистских войск под Дорпатом”, - хмыкнул Булат. - Но хотя бы наши научились делать и чтоб красиво, и чтобы со смыслом. Эк их эльфов минами-то приложило, а?

- Ну, что - все прониклись размером угрозы, которую мы создаём не только НАТО, но теперь и Тёмным фейри? - поинтересовался Сергей.

В ответ послышалось утвердительное мычанье остальных разведчиков.

- Ваше мычанье звучит неубедительно, а значит - начинаем подробный разбор.

После первого же боя федералов с Тёмными по всем подразделениям немедленно довели ход и результат боя, а также строго-настрого наказали всем быть бдительными и минировать все подступы к временным и постоянным стоянкам. Точнее не всем, а лишь тем всем, кто не хочет поутру проснуться с отрезанной головой.

Разведка в этом плане подготовилась заранее, заимев такую полезную штуку как неконтактное взрывательное устройство «Охота», представляющее собой металлический цилиндр с несколькими разъёмами, пульт управления, блоки батарей и сейсмодатчики. Никакого особого хайтека – ещё в Афганистане применяли, просто долгое время считалась засекреченной в силу чрезвычайной эффективности. На минуточку: «Охота» засекает идущего человека за 150 метров, распознаёт цель примерно на 100 метрах, а на 15-20 метрах даёт команду на подрыв одной из подключённых мин. А затем при надобности второй, третьей и так далее. Разминировать невозможно, в самом устройстве тоже штатно предусмотрена тротиловая шашка для самоподрыва, так что и захватить не получится.

И это уже не говоря о том, что НВУ способно отличить человеческие шаги от шагов какого-нибудь осла или суслика.

Так что это мотопехотные отделения из ОТГ-141 вынуждены были мастерить эрзацы из подручных материалов типа списанных противотанковых мин в силу… Ну, много чего. Может – просто не знали о такой штуке, может – просто решили, что больно мудрёный девайс или достать его будет непросто. Вяземскому же о такой штуке сообщил Темиргалиев, а затем при помощи бывшего же сапёра удалось договориться с инженерно-сапёрным батальоном о получении пары таких адских механизмов. Обошлось это, конечно, в кругленькую «сумму», выразившуюся в потере старшиной некоторой части своих почти бесконечных запасов добра. Новиков сопротивлялся, увещевал, умолял и даже грозил забиться в припадке, но Вяземский был неумолим – угроз старшины он не боялся, зато теперь на каждой стоянке на ночлег позиции разведки обносились минами, подключёнными к «Охоте»

Согласно присланным видеороликам и циркулярам эмпирически было доказано - Тёмные могут какое-то время выдерживать обстрел из автоматов, зато на минах подрываются очень душевно. Насчёт пуль – в принципе понятно. Согласно информации, переданной имперцами, у Тёмных очень качественные защитные чары на доспехах, что делает их аналогами бронежилетов третьего-четвёртого класса защиты, способных защитить от обычных пуль калибра 5,45. К тому же перед боем они, как и большинство боевых магов, накладывают на себя заклинания, повышающие живучесть, силы, скорость, реакцию и понижающих болевой порог. Ближайший аналог – обколотые дурью боевики, которые могли запросто получить несколько автоматных пуль и продолжать при этом бой до момента, когда банально не истекали кровью.

И это вновь заставляло задуматься об оружии, не весящем как противотанковое ружьё, и при этом способном остановить цель типа носорог или обколотый дурью шахид. То есть, чтобы быстро, надёжно и с одного-двух попаданий. Ещё будучи в Китеже Вяземский начал составлять примерный запрос на нечто подобное, но к моменту отбытия в рейд в земли Сорока Племён запрос был... ну, не в стадии рассмотрения, а в стадии реализации. Потому как в качестве такого оружия майор хотел видеть что-то вроде РШ-12 или ШАК-12, которые при относительно вменяемом весе имели солидный калибр в 12,7 миллиметров. Проблема была только в том, что это были довольно редкие стволы под не менее редкие патроны, которые в целом не очень-то предназначались для вооружения армейских частей - оружие не солдат, а спецназа. Также Сергей попробовал прозондировать почву насчёт подствольных дробовиков, ибо потребность в нём возникнуть могла, а менять одному из стрелков штатное оружие с автомата на дробовик, или же заставлять носить два оружия сразу не показалось разведчику хорошей мыслью. Конечно, такие штуки типа «мастеркей» использовались и применялись в основном в армии невероятного противника и дорогого партнёра, на чью территорию была нацелена львиная доля ядерного арсенала России...

Но никто же не отменяет армейскую смекалку, верно?

- Итак, пока что лучше минных заграждений для обороны ничего нет, - резюмировал Вяземский. – А значит продолжаем практику минирования подступов к лагерю. Но надо бы что-то придумать против возможной попытки проделать проход атакой зомби. Есть мысли?

- Это которые веталы? – уточнил Айвазов. – Раз мёртвые, значит тепловизоры тут без надобности... ПНВ?

- Нам их не просто увидеть надо, - покачал головой майор. – Нам ещё и упредить угрозу с их стороны необходимо. При этом, как мы видели – мины их останавливают не так хорошо, как хотелось бы. Нужно поразить голову или спинной мозг; оторвать конечности.

- Оторвать – это с помощью крупняка можно, - вставил Эриксон.

- Значит, надо на охранение «фару» задействовать, - кивнул Сергей. – А лучше все три. Три «фары» - три «корда».

- Так у нас их всего три...

- Вот все и задействуем. Снимаем с машин, ставим на треноги и по периметру лагеря. Соответственно придётся увеличить число часовых.

Разведчики поворчали, что, дескать, теперь спать придётся меньше, но так – больше проформы ради. Всем было понятно, что Вяземский это не из вредности и занудства устраивает, а потому что это реально повышает шансы на выживание.

- А заместо «кордов» на «коробочки» что ставить?

- «Печенеги» ставьте – большинству местных их за глаза хватит.

- Надо ещё подумать, как бы машины так ставить, чтобы в случае чего всё вокруг фарами осветить, - сказал Неверов. – И чтобы всё это можно было одним махом врубить.

- А в чём смысл-то, тарщ сержант?

- А смысл в том, боец, что после ночной темени да ксеноновыми лампами в рожу – это не хуже светошумовой будет.

- У нас же обычные на технике, не?

- А я в запас надыбал, можно и заменить... Если надобность возникнет.

- Эриксон, блин. Кого опять обнёс?

- Чего это сразу... обнёс. Так, выменял.

- Кошелёк или жизнь? В нашем случае – лампы или жизнь?

- Лампы или коты.

- Коты-то тут причём?

- Потому что ты, товарищ Неверов, какое объяснение не озвучишь, так всегда какой-то котоламповостью несёт.

- Для несведущих в современных мемах – это что означает?

- Означает это, что ты, Эриксон, как бы это помягче выразиться...

- Трындишь?

- Во, реально помягче выразился.

- Вот котов попрошу не поминать всуе. БМТО с их ведром котятины помните?

- Я не то что не помню – я и не знал даже. Они реально Кравченко ведро котят притащили?

- Ведро. Точнее ведёрко. Маленькое такое пластмассовое. В которое поместился ровно один котэ, перевязанный ленточкой.

- Георгиевской? Или триколором?

- Откуда у стройбата такие изыски? Из куска «цифры» сделали.

- Мы тебя родили - с того, что утащили...

- И Кравченко схавал?

- Кравченко таких умников по три штуки за раз хавает. Тарщ полковник забыл уточнить размер ведра, но также забыл уточнить и то, что это должна быть не разовая поставка, а еженедельная.

- Не, ну правильно же. Батальон материально-технического обеспечения же.

- Котята – это материалы или техника?

- Котята – это обеспечение.

- Вот вы ржёте, а у имперцев такой подарок в виде кота – это дико престижно. Первого кому подарили? Фортосам. Следующих кому? Дворянам из влиятельных.

- Блин, надо было домой написать, а то дома кошара небось опять окотилась и такой ценный ресурс зазря пропадает...

- Разговорчики убили, - возвысил голос Вяземский, решив, что болтовни и в самом деле достаточно.

Несмотря на общую жёсткость, кое-какие вольности в подразделении майор всё-таки позволял – например, совещания в стиле мозгового штурма. Но больше из прагматичных целей, потому что болтун – это находка для шпиона, и подчас в таком трёпе можно было почерпнуть немало важной информации, которую прямо бы хрен кто сказал...

Например, о новой потребности БМТО, которую в перспективе можно использоваться как рычаг давления.

- Я напомню, что при всех наших мерах предосторожности всё-таки не стоит исключать возможность рукопашной, - напомнил Сергей. – Если Тёмные не дураки (а они явно не дураки), то быстро сообразят, что сократить дистанцию до минимума и попытаться взять нас в мечи – это самый разумный вариант.

- Нам готовиться к рукопашной, тарщ командир? – азартно поинтересовался кто-то из разведчиков.

- Если дойдёт дело до рукопашной, вам придётся готовиться к земле, - холодно ответил майор. – Шари, иди сюда.

Сидящая на земле девушка поднялась на ноги и встала рядом с отцом.

- Младшего сержанта Вяземскую вы уже неплохо знаете, - многозначительно произнёс Сергей.

Разведчики издали понимающий, но довольно грустный звук, слабо поддающийся идентификации. Здоровым лбам было довольно неуютно от осознания такого факта, что молоденькая хрупкая девушка в среднем быстрее, сильнее и выносливее их.

- Ей восемнадцать, она – девушка, и она толком не умеет колдовать. А теперь представьте себе урода с боевым опытом в несколько веков, способного голой рукой вырвать человеку сердце из груди, поджарить файерболом или разрубить пополам мечом. К тому же, скорее всего, одетого в тяжёлый доспех. И для полноты картины – имперцы сообщили, что среди эльфов тоже попадаются амбалы под два метра ростом и поперёк себя шире. Представили? Ну вот и хрен вы что такому в рукопашной вообще сделаете. Пистолеты у каждого есть? Всем тренироваться быстро выхватывать и стрелять накоротке, если другого оружия нет. Всегда держите под рукой гранату – у нас тут не галантные войнушки между братьями-европейцами, в плену ловить нечего. Запомните, разведка: бой с Тёмными по их правилам – это почти гарантированная смерть. А значит постарайтесь продать свою жизнь подороже.

Вяземский сделал паузу, обводя бойцов взглядом.

- И да, если под рукой не окажется ничего, кроме ножа или лопатки – придётся драться ими. Всё лучше, чем голыми руками махать. Так что тренировкой рукопашного боя не пренебрегать.

- Но должны быть у эльфов хоть какие-то слабые места? – задумчиво произнёс Айвазов.

- Таких пока что не обнаружено, - усмехнулся Сергей. – Умники из научного городка по результатам тестов выявили, что фейри в среднем в два раза сильнее человека. В принципе, ничего сверхъестественного – если кто не знал (хотя, скорее всего, этого тут никто не знал), даже мелкий шимпанзе в полтора раза сильнее человека. Так разница на уровне белков в мышцах, но вам это знать один хрен без надобности. Теоретически… Эта штука могла бы означать, что фейри сильнее, а люди выносливее… Но на практике – ничего подобного, эльфы и выносливее.

- Я бы не исключала, что это уже не врождённое, - вставила Семёнова. – Шари просто выросла в лесу, а мы тут все городские и не тренированные.

- Не исключаю, - кивнул майор. – В любом случае… Шари, хочешь что-то сказать?

- Есть кое-что, что пригодится может, - поколебавшись, сказала девушка. – Есть то, чем фиари платят за то, что мы… они быстрее людей. Это особые… точки. Их у нас больше, нежели чем у людей.

- Болевые точки? – наморщил лоб Олег, - Типа – только ткнул пальцем, а эльфа начинает плющить от боли, да?

- Скорее – крупные нервные узлы, - возразила Семёнова.

- Палец? Нет, палец – это мало, - покачала головой Шари. – Нужно бить со всей силы, бить иглой, ножом – чтобы наверняка. Тогда есть шанс врага… вывести из строя. Больно, темно в глазах, может рука дрогнуть, дыхание сбиться.

- А откуда… - начал было Эриксон.

- Посвящение в охотники – это три укола, - объяснила фейри. - Надо выдержать и не закричать. Я – прошла, сестрица Шури – нет, хотя она и была старше.

- Жестоко.

- Надо, - не согласилась Шари. – Охота бывает… опасной. Могут ранить. А до Видящих – надо ещё дойти. Приходится терпеть. И не быть слишком обузой для товарищей.

- А воины тоже должны?..

- Посвящение в воины – десять уколов.

- Однако, эльфы – суровый народ…

- Нас мало, - сказал фейри. – Живём долго, но дети рождаются редко. Два-три, редко больше. За многие десятки лет. Поэтому – каждый ценен. Поэтому – каждый должен быть сильным. Или хотя бы стараться таким быть.

- Я смотрела кое-какие результаты исследований… - задумчиво произнесла Татьяна. – Я, конечно, не врач, но вроде бы всё дело в гормональном фоне – отсюда и проблемы с деторождением. Но, в принципе, ничего такого, что нельзя было бы исправить правильно подобранным комплексов препаратов… Хотя вам, парням, это, наверное, не слишком…

- Что. Ты. Сказать.

Шари выглядела на удивление… взволнованной.

- Эмм… - Татьяна в некотором замешательстве потёрла лоб. – Ну… что вроде как ваши проблемы не такие уж и серьёзные по нашим меркам, ага? То есть… Нет, ну там наверняка надо будет сделать анализы, назначить лечение каждому индивидуально… Но в общем-то ничего страшного.

- Даже великие жрицы Ашерах не могли такого сделать, - возразила фейри.

- Я посмотрела, как работают местные целители. Заживление ран, точечное вмешательство без всяких хирургических инструментов – это прям круто, да. У нас такое возможно лишь в высококлассных клиниках. Но что касается более массовой медицины, ну и более глубоких процессов – с этим у жрецов явно похуже. Им, походу, порок сердца излечить проще, чем какое-нибудь банальное эндокринное расстройство…

- Но почему ты не говорить, мне этого… Нет. Понимать. Секрет за секрет, да, - Шари явно волновалась, раз у неё усилился акцент.

- Это важно? – поинтересовался Сергей. – Впрочем, отложим разговор и для начала потренируемся…

Разведчики не смогли сдержать грустного вздоха. Если и был кто-то, свято верующий в принцип «тяжело в ученье – легко в бою», то его определённо звали майор Вяземский.

16

- ...У фиари рождается очень мало детей, - объясняла Шари. – Двое-трое – да, у многих, но вот больше – очень редко. И это за всю жизнь.

- Период фертильности, ага, - понимающе кивнул Вяземский.

Эльфийка тоже кивнула, хотя и не поняла, что такое фертильность.

- Кстати, а как долго он длится? Ну, в смысле как поздно у фиари может родиться ребёнок?

- Первый должен родиться уже к тридцати кругам, второй – к полусотне. Позже – родиться может, но редко. Если к сорока-сорока пяти кругам ни одного не родилось, Хранительницы Правды определят в воины или ещё куда. Раз уж матери из такой женщины не получилось – будет приносить пользу как-нибудь иначе.

- Но ведь ты стала охотницей, ещё даже не достигнув совершеннолетия? – уточнил Сергей.

- Охотиться на птицу или мелкую дичь невдалеке от селения – невелика сложность, - поморщилась Шари. – Если есть способности – доверят уже к четырнадцати кругам. Просто не все решаются пройти испытание. Но это так, ученичество – настоящим охотником становятся только уже в зрелости. Это близ Илиона леса тихие, а вот на севере – там опаснее. Там бы меня в одиночку не отпустили.

- Ясно... И возвращаясь к проблеме детей – насколько важно то, что сказала Таня?

- Очень. Совершенно. Абсолютно. Капьец как. Есть ещё какие-нибудь важные слова? – девушка снова заволновалась. – Понимаешь, отец... Дети – это будущее клана. Любого клана. Места много, добычи в лесах много, если даже чего-то не хватает – можно откочевать дальше, мир большой. А людей – мало. Фиари реже болеют, фиари крепче, но и они гибнут – на охоте, в боях. Поэтому кланы – маленькие. Сотня, две сотни. Только в Сорока Племенах есть большие – почти тысяча.

- Так... – майор побарабанил пальцами по капоту «тигра». – Что будет, если мы предложим какому-нибудь клану сделать так, чтобы у них рождалось в разы больше детей?

- Что захотим, - кривовато улыбнулась Шари. – Фиари... фиари не очень богаты. Им не очень нужно золото и серебро; ценится железо, но... Но фиари умеют быть благодарными.

- Как ты? – усмехнулся Вяземский.

- Да, - эльфийка задумалась, а затем её глаза расширились. – Да! Точно! Вам же нужны воины? Так потребуйте службы! Потребуйте этого, как его... вассалитета. Лесные кланы признали старшинство имперцев, но не присягали им служить. Их не заставить силой, не купить золотом, но вот за такой дар...

Тысячи и десятки тысяч тех, кто живёт веками, имеет громадный боевой опыт и в большинстве своём умеет хоть и плохонько, но колдовать? Заманчиво. Крайне заманчиво, чёрт побери! За такое вполне можно стать самым молодым подполковником и крутить очередную дырку для ордена... Но, что куда важнее – можно таки укомплектовать разведбатальон по всем штатам. У кого самый большой опыт действий на Светлояре? У разведчиков. А у кого вечный некомплект личного состава? Тоже у разведчиков.

Эльфами укомплектовать? А пусть даже и эльфами – пример Шари показал, что светлоярские фейри при должной мотивации являются отличными бойцами. Которые от чудес Земли двадцать первого века удивляются, но не шарахаются. Те же американцы во время Вьетнамской войны имели под своей рукой не только совершенно никакую в плане боевой ценности армию Южного Вьетнама, но и довольно боеспособные горские племена. Из которых были сформированы в основном те же диверсионные спецгруппы MASV-SOG, в которых обычно было лишь три американца и от трёх до девяти горцев.

Эльфами комплектовать даже лучше, потому как к местным людям командование относится всё-таки с известной долей настороженности, а вот у фейри всё ещё имеется некий флёр сказочности и фэнтэзийности.

Тем более, что с таким рычагом давления в их верности сомнений будет куда как меньше, чем у обычных людей. Не было ли это, кстати, резервным ходом от древних нагов? Не так уж и сложно контролировать даже целую расу, если держать их за горло в плане рождаемости...

Но вот как это всё обставить и желательно побыстрее? Наверху наверняка тоже не дураки сидят и почуяли чем пахнет, а пахнет тут потенциально лояльной группой фейри, одно изучение которых может оправдать всё присутствие на Светлояре. Пусть даже не сотни лет жизни и не долгая молодость, позволяющая выглядеть эльфам одинаково, что в двадцать пять, что в сто двадцать пять лет, но даже небольшое продление жизни для любого власть имущего прозвучит чрезвычайно заманчиво. Можно даже сказать – капьец как. Потому как любые деньги накопить значительно проще, чем вырвать себе десяток-другой лет жизни.

Значит, вопрос требуется решить как можно быстрее. Желательно даже в ходе текущего рейда. Вернуться не только с сообщением о разгроме восточной группы армии Орды, но и с готовым решением как привлечь на свою сторону эльфов. А то пока что ни угроза вторжения Незванных через десять лет, ни первые потери в ходе боёв с Тёмными не вынудили высшее командование на радикальное увеличение российского контингента. А в текущих условиях чем подразделение крупнее, тем лучше – в столкновении с теми же Тёмными лучше иметь три сотни стволов, чем три десятка. Как говорится – Бог на стороне больших батальонов.

Но, как всегда, есть нюанс...

Одно дело – просто скопом просящиеся в российское подданство фейри, а другое – эти же фейри, которых почему-то надо зачислить именно в его, майора Вяземского, батальон. А не организовать поселение на базе территории бывшего клана Сангара, например...

Вот только как? Не будешь же на каждого вешать долг жизни, как в случае с той же Шари...

Хм. Шари?..

- Отец?.. – девушка уже на удивление неплохо научилась читать эмоции Сергея. В отличие от большинства людей, нужно признать.

- Человеку, я так думаю, могут и не поверить, - задумчиво произнёс майор. - Но что если о таком своим сородичам расскажешь ты?

- Мне... вероятно, поверят больше. Хотя я и не вождь клана...

Вяземский неожиданно вспомнил о том юридическом казусе у имперцев, по законам которых Шари стала единоличной правительницей земель своего бывшего клана и фактически сравнялась в статусе с каким-нибудь римским графом.

- Я не силён в ваших традициях, - сказал разведчик. – Но у вас ведь принято выбирать вождя...

- Вождей, - педантично уточнила девушка. – Двух вождей – мирного и военного.

- Хорошо, вождей. Их ведь выбирают из числа членов клана?

- Да, конечно.

- А что, если в клане всего один или два человека?

Фейри задумалась. Что уже было неплохим результатом, раз сходу не возразила такому толстому намёку.

- Я могу объявить себя вождём, - наконец сказала Шари. – И Ритенгамот даже может подтвердить моё право... Но в клане должны быть ещё люди.

- Как много? – уточнил майор.

- Ну, достаточно... – фейри замялась. – Одно из главных условий – обмен невестами. Пока клан может выдать девушек в другие семьи – его признают кланом...

- Но ты же планировала возродить клан, ведь так? И каким образом, если не секрет?

- Выйти замуж, - Шари слегка порозовела. – Родить детей. Уговорить кого-нибудь присоединиться к клану...

- То есть так тоже можно? Просто пригласить в клан?

- Да, конечно. Но...

- ...не каждый пойдёт?

- Да, - фейри вздохнула и посмотрела на Сергея. – Я думала... Если я смогу одолеть дракона и отомстить за родичей – мою отвагу признали бы другие. И кто-то из других кланов решил бы присоединиться ко мне.

- Значит, личный авторитет... – кивнул майор. – В принципе, это не проблема, это устроить несложно... Но смотри, что мне тут пришло на ум... Мы сейчас идём в земли Сорока Племён, так? И насколько мы знаем, дикие с твоими сородичами миром не разошлись. И раз нам всё равно воевать с Ордой, то есть немалая вероятность, что в процессе мы можем помочь какому-нибудь клану. А фейри умеют быть благодарными, верно?

- Потребовать с них службу? – задумалась Шари.

- Можно и не со всего клана. Просто расскажешь о том, что сможем сделать так, что в твоём клане будет рождаться много детей и попросишь кого-нибудь присоединиться к тебе...

- К тебе, - поправила Вяземского фейри.

- Что?

- Присоединиться – к тебе. В любом клане должно быть два вождя – мирный и военный. Я могу быть мирным, а ты тогда будешь военным вождём, - объяснила девушка и с хитрой улыбкой добавила, - Отец.

- А не возникнет проблем, что я вообще-то человек, а не фиари?

- Полагаю, если я расскажу о том, что ты в одиночку убил красного дракона, призвав в видоки матушку, то вряд ли кто-то что-то возразит, будь ты хоть циклопом.

- Для справки – того дракона мы били всем миром. Я его больше добивал.

- Это уже нюансы, - категоричным тоном заявила Шари.

Общение с Эрин и Вяземским не очень хорошо сказывалось на девушке: врать она всё ещё не умела, а вот манипулировать фактами и тактично умалчивать о некоторых моментах – научилась неплохо.

- Ладно, - вздохнул Сергей. – Я в клане. Пускай. А мои родичи тоже считаются за членов клана?

- Матушка Эрин?

- Мы с ней не родичи, не расписаны и даже не встречаемся, - закатил глаза разведчик. – Ну, пока что во всяком случае... У меня вообще-то отец есть и младшая сестра.

- О, - Шари приняла очень серьёзный вид. – Как вышло, что я до сих пор не представлена старейшине клана? И своей... тётушке?

- Эта... тётушка – твоя ровесница вообще-то, - кисло ответил Сергей. – И не дай бог она на Светлояре окажется... Да познакомлю я вас как-нибудь, не переживай. Я ж просто всё время в разъездах, дома уже полгода не был, считай. Хотя отцу вроде бы по моей наводке отправляли приглашение на работу... Он же у меня историк всё-таки.

- Историк?..

- Ну, тот, кто собирает, изучает всякое-разное о том, что происходило раньше...

- Хранитель прошлого. Почётно.

- Вот прям так его и назови – бате понравится. Хотя... – разведчик замялся.

- Хотя? – насторожилась Шари.

- Я ему вообще-то ещё не говорил, что он неожиданно стал дедом, - признался Сергей. – К тому же ещё и эльфийки.

- Это может быть проблемой?

- Проблемой? Это вряд ли. А вот причиной безмерного удивления – очень даже... Кстати! Я, кажется, не понял – мы с Эрин вроде как твои приёмные родители... Так?

- Так, - с очень довольным выражением лица кивнула Шари.

- Но это получается мы стали номинальной частью Сангара, так? Тогда мои сестра и отец тут ни при чём.

- Род Сангара будет восстанавливать кто-то из родичей с других кланов, - торжественно произнесла девушка. – Я же, присягнув на верность по долгу чести клану Вяземских, сообщу Ритенгамоту о появлении нового клана фиари.

Сергей моргнул.

- Ты это серьёзно?

- Абсолютно. А что такое?

- Да нет, ничего такого, ни-че-го... - вздохнул майор. – А, да. Ты же опять упомянула Ритенгемот. Это какой-то ваш верховный совет – я правильно понимаю?

- Просто совет мудрых, где собираются вожди от всех больших племён.

- А он постоянный или вожди собираются время от времени?

- Время от времени. Обычно раз в несколько лет.

- Но есть же какие-то экстренные советы? – спросил Сергей. – Не ждать же нам несколько лет, в самом-то деле...

- Думаю, что такой совет и так был созван, - предположила Шари. – Дикие всё-таки. Раз ополчение собрали – значит был совет кланов. Раз дикие всё ещё наступают, то сходу опрокинуть не смогли. Если война затянется, то созовут ещё один совет, где решат, что делать дальше.

- Например, договориться? Всё ж таки у Орды заправляют ваши дальние родичи – Тёмные.

- Им нужно было договариваться заранее, - покачала головой девушка. – А теперь Сорок племён будут драться.

- А что, могли договориться?

- Могли и договориться, - вполне человеческим жестом пожала плечами эльфийка. – А могли бы и имперцам сообщить. Кланы – разные, кто-то больше Тёмным сочувствует, кто-то – имперцам, кто-то – вообще никому.

- Кстати... – протянул Вяземский. – Я знаю, что к Тёмным уходит кое-кто из лесных... А обратное возможно?

- Тёмные к лесным? – уточнила Шари. – Вряд ли. Никогда о таком не слышала.

- Учитывая, что имперцы и Светлые воюют с ними на истребление? Довольно логично о таком зря не трепаться.

- Если особо не говорить, то – может быть... – с сомнением произнесла фейри. - Даже среди лесных, бывает, рождаются те, кто внешне походят на Тёмных... Можно объяснить, если вопросы возникнут. Наверное. А почему ты спрашиваешь, отец?

- Да есть тут одна мысль... – почесал нос Вяземский. – Что Тёмные – не едины, это мы уже поняли. Имперцы шепнули, что это неединство доходит до того, что некоторые из Падших были бы непрочь прекратить тысячелетнюю войну и жить более-менее мирно. Ну, как они это понимают – без гекатомб, каннибализма, массовых беспорядков и прочих увеселительных мероприятий. Но проблема тут, как я понимаю, больше в том, что им бежать-то особого и некуда. Либо свои нож в спину всадят, либо имперцы казнят на всякий случай.

- Вполне вероятно, - вставила Шари. – Поэтому лесные раненого Тёмного подлечить ещё могут, но у себя ни за что не оставят. С имперцами ссориться неохота.

- А если, допустим, существовала бы ещё одна группа фейри? До которой не смогли бы дотянуться те же имперцы. Если система нестабильна – нужно попробовать убрать сам дестабилизирующий элемент...

- Сложно, - покачала головой девушка. – С чего ты вообще задумался о таком, отец? Вряд ли мы сможем закончить войну между имперцами и Тёмными – они ведь воюют тысячи лет...

- Да я и не собирался, - хмыкнул Сергей. – Просто прорабатываю все варианты, так сказать. У нас сейчас очень высокие шансы встретиться с Тёмными, вступить с ними в бой и оказаться не в самой выигрышной ситуации... Чём чёрт не шутит – а вдруг и до переговоров дело дойдёт?

- Маловероятно.

- Мало ли что, - не согласился майор. – С имперцами мы тоже в общем-то ещё воевали, когда я с принцессой за стол переговоров сел... Хотя уж о чём, о чём, а о дипломатии я тогда даже не задумывался. Однако же просто поговорили и остановили кровопролитие. С экстремистами и людоедами я, правда, переговоров ещё не вёл... Но, если будет возможность решить проблему не только боем – я бы предпочёл именно такой вариант. Меньше риска. К тому же, учитывая, что нам почему-то на удивление много дипломатической деятельностью приходится заниматься – лучше быть готовым к тому, что нам поручат какую-нибудь такую дичь.

- Светлому верь наполовину, Тёмному – ни в чём, - сказала Шари. – Есть у нас такая поговорка. Как можно вести переговоры с теми, кто предаёт даже не часто, а всегда?

- Верить необязательно, - хмыкнул Вяземский. – Надо лишь подобрать грамотные рычаги давления...

- Рычаги? Это значит - бить палками?

- Это как с тем, что мы, вероятно, можем решить проблему с детьми у фейри. Почти у каждого есть уязвимое место, с помощью которого его можно купить или запугать. Войну, вообще любой конфликт - очень сложно решить атакой в лоб. Иногда и вовсе невозможно. Хочешь - не хочешь, а часто приходиться находить компромиссы, договариваться с кем-то из вчерашних врагов...

- Это же враг. Как с ним вообще можно договариваться? – не поняла Шари.

- Можно, - вздохнул Сергей. – Ещё как можно... Потому что это – уже политика. Политика – это стратегия, а в стратегии ничего личного нет. Смерть одного человека – трагедия, смерть тысяч – всего лишь статистика. Если надо простить тысячу врагов, чтобы не погибло ещё сто тысяч – это... оправдано.

- А как же справедливое воздаяние?

- Мы живём не в самом справедливом мире. И как выясняется – даже не в мирах, - усмехнулся Вяземский и потрепал девушку по голове. – Такие дела, Шари. Я был бы рад не думать о такой фигне, но как показывает практика – это не гарантирует того, что ты в это не вляпаешься.

- Поэтому надо быть готовым, да?

- И желательно ко всему.

- Я подумаю о твоих словах, отец, - серьёзно кивнула фейри. – Но всё равно – вести переговоры с Тёмными...

- Я прагматик, - усмехнулся Сергей. – И потому не очень настроен воевать с Падшими лицом к лицу. Куда больше меня бы устроила тактика СДД.

- CДД?

- Сожрите друг друга. Исходя из нашего опыта – такие структуры, как камарилья Тёмных лучше всего разваливаются изнутри. Надо просто найти или взрастить условно союзную группировку, которая развяжет гражданскую войну. А чем больше Тёмные будут заняты внутренними дрязгами, тем меньше у них будет времени делать нам пакости.

17

Северо-восток Восточного Предела Империи местом был глухим и малонаселённым, но всё же обитаемым. Впрочем, как и любая новоримская окраина – места опасные, много диких зверей и не менее диких племён, зато относительно свободно. Поселенцы традиционно освобождались от любых налогов на несколько лет – чем опаснее было пограничье, тем большим был срок. И какие-никакие, а подъёмные. В общем вполне достаточно причин, чтобы даже в это захолустье шли вольноотпущенники и крестьяне из западных провинций. К тому же местное самоуправление осуществлялось в основном не дворянами, которых тут и не было толком, а выборными из числа своих же. Отставные офицеры, выслужившие личный и потомственный нобилитет, предпочитали селиться где-нибудь южнее, как и отставные же легионеры.

Как ни странно, основная доля населения этих уделов была сосредоточена на значительном удалении от Дорпата – почти на самой границе с Сорока Племенами. Впрочем, ничего необычного – в эти края ещё не дотянулась разветвлённая сеть имперских дорог, поэтому вся жизнь сосредотачивалась вокруг естественных транспортных артерий. В частности – около реки Фриула.

Не слишком крупная, но и не слишком мелкая; вполне пригодная для судоходства... Ну, если вы не планируете пройти на крейсере или хотя бы галеоне. А для небольших речных барж и баркасов – вполне сгодится. Через её верховья как раз и лежал путь разведбатальона, потому как именно по ней частично и проходила официальная граница между Сорока Племенами и Новым Римом.

Хотя граница там была больше номинальной – без чего-то вроде Траянова вала, стены Буша или даже контрольно-следовой полосы. Так, несколько пограничных столбов от силы.

С лесными фейри имперцы были в традиционно доброжелательных отношениях, а раз с их стороны не случалось набегов или иных проблем, то и гарнизонов на границе с ними почти и не было. Всего лишь несколько застав, которые были заняты не охраной, а скорее просто демонстрацией флага.

Сильваны вообще неплохо устроились, если так посудить. Даже с Тёмными у них отношения были, как минимум, нейтральными, при том, что и с имперцами они при этом не ссорились, в отличие от каких-нибудь варварских племён. В пределах же Неорима лесные пусть не считались полноправными гражданами, но имели статус союзных федератов – податей они не платили, но и на защиту в случае чего претендовать не могли. В теории. Де-факто же у них имелось мощнейшее лобби в виде Светлых собратьев, у которых за многие века образовался комплекс «панэльфизма», в рамках которого они считали себя старшими братьями сильванов и в случае чего готовы были прийти на помощь.

С насиженных земель их тоже не сгоняли, но фейри зачастую и сами могли сняться с обжитого места и отправить куда-нибудь дальше на границу, благо что Пацифида всё ещё была населена не слишком плотно, а пригодных для жизни земель вполне хватало. Даже у самой Стены было полным-полно добычи, да и климат хоть и переставал быть субтропическим, но в целом не становился хуже, чем где-нибудь в Средней полосе России. Ну и вообще с лесными старались особо не конфликтовать, несмотря на то, что в большинстве кланов насчитывалось не больше полутора-двух сотен фейри всех полов и возрастов. Нападать сильваны не любили, но попробуй выковыряй их из родного леса – задача не легче войны с белорусскими партизанами.

К тому же фактически все кланы лесных были объединены в одну большую федерацию – племена регулярно обменивались невестами, собирали общий совет, а случись чего и на помощь могли позвать. И, что характерно – на такой призыв им бы ответили.

Нет, желающие поохотиться на фейри всё равно находились, но действовать предпочитали крупными отрядами и атаковать лишь одиночек или небольшие группы. Ну или вовсе слетались как стервятники уже после битв, не брезгуя трупами и ранеными. Воевать же лоб в лоб, да ещё и на уничтожение – так себе затея, как показала история. Если в клане оставалось хотя бы несколько человек, то им не разрешалось ни вступать в другие племена, ни возрождать своё до тех пор, пока не свершится отмщение. Учитывая продолжительность жизни сильванов и их боевые навыки – получались отмороженные на всю голову мстители, способные преследовать врага или его потомков десятилетиями и веками. Всё отличие от Тёмных в таком случае было лишь в том, что Падших можно было назвать хаотично-злыми, а лесные становились «всего лишь» нейтрально-злыми.

...Багги передового дозора нёсся по дороге.

Обстановку с воздуха уже разведали и обнаружили впереди условно союзное селение, которое было не миновать, так как оно стояло около удобного моста. Точнее, миновать его можно было бы, но пришлось бы делать изрядный крюк по не самой хорошей местности. Застревать в грязи, потом вытягивать увязшую технику... Кому оно надо? Проще уж через имперскую деревню проехать.

Только сразу всей колонной не въезжать, а то непривычные к такому делу местные ещё непонятно как отреагируют. А ссориться с местными опять же было бы крайне нежелательно...

Так что после некоторого обдумывания ситуации, Вяземский решил послать вперёд дозорных во главе с Шари. Внешность-то у неё была как раз более чем респектабельная по местным меркам: во-первых – фейри, во-вторых – блондинка, что делало её похожей на Светлую фейри. Люди-то везде одинаковые – могли и подозрительно отнестись, а к Высшим в Империи относились доброжелательно.

Шари сидела впереди, рядом с водителем. По причине повышенной боеготовности и поездки в открытой машине, где уже на первой сотне метров проглатываешь килограмм дорожной пыли – при полном параде. На голове - каска, на глазах – тактические очки, лицо замотано чёрным платком. На плече – нож, на поясе – верная остро заточенная лопатка, автомат закреплён в специальном зажиме, а в руках – установленный на кронштейне пулемёт. Ещё один пулемёт у третьего члена экипажа позади – уже не «печенег», а некогда выменянный у ВКС четырёхствольный ГШГ.

Багги остановился в паре сотен метров от границы деревни. Шари сменила каску на берет – чтобы острые уши были видны, водителя оставила в машине, а сама отправилась в селение вместе со вторым разведчиком.

- Князь, это Шари, захожу в деревню, - доложила девушка по рации, проводив взглядом пролетевший над ней беспилотник.

- Вижу вас. Будь осторожна.

- Принято.

Эльфийка шагала вперёд, попутно проводя рекогносцировку. Второй разведчик – Егор – был, как и большинство, городским, поэтому в деревенской жизни понимал ровным счётом ничего. Шари, впрочем, тоже особым экспертом не была – она ведь не в деревне росла, а в лесу и больше по части охоты была, а не земледелия. Но кое-что сообразить всё-таки могла.

Деревня была не особо крупной по имперским меркам – всего пара десятков дворов. То есть в районе сотни человек здесь обитает. Поля вокруг довольно обширные, засаженные в основном кеноа – в здешних краях было уже попрохладнее, чем близ Илиона и пшеница урождалась явно хуже. Впрочем, кеноа по всему Востоку сажали больше по привычке, нежели из-за какой-то существенной разницы в урожайности.

Люди в полях были, но вдалеке. Само селение не безмолвствовало – слышалось разноголосое млеянье-блеянье домашних животных, лай собак и шум от разномастной деревенской работы...

Не ещё одна деревня-призрак – уже хорошо. Следов боёв или осады тоже не видать – тоже хорошо. Но вот людей – особо не видно. Впрочем, ничего удивительного – разгар дня, все работают скорее всего, а не по домам сидят. Да и шума от багги только глухой не услышал, так что если и есть кто в деревне, то наверняка на всякий случай попрятались. Но кого-то на встречу должны были отрядить...

- Кто такие? Чего надо?

Показавшегося из-за одного из сараев мужика Шари срисовала ещё когда он только прятался. И он ей сразу почему-то не понравился. Вроде бы - ну мужик и мужик, лет сорока, бородатый, хмурый. А вот одет не как крестьянин явно – вместо рабочей рубахи куртка, что сподручно под доспех надевать. На ногах сапоги, за пояс заткнут небольшой топорик – причём, не рабочий, а боевой.

Местный дружинник, что ли?..

- И тебе доброго дня, гражданин, - сухо произнесла девушка. – Декан Шари верс Вяземская, отряд федератов на службе Её Высочества Афины.

Эльфийка уже даже не пыталась объяснить все тонкости своего статуса, статуса своего батальона и взаимоотношений Неорима и России. Поэтому изъяснялась максимально доступными для несведущего человека терминами.

- Хочу предупредить, что через вашу деревню пройдёт наш отряд. Останавливаться не будем, грабить не будем, припасы не нужны. Главное – чтоб вы с испугу чего не натворили.

- Ну и проезжайте, - буркнул мужик, явно не очень обрадованный перспективой визита вооружённого отряда. – А своих заберите, а то чего они тут воду мутят...

- Своих?.. – моментально навострила уши эльфийка.

- Ну, фейри, - мужик прищурился. – Или они не ваши?

- Что за фейри?

- Да вот аккурат перед вами пришли трое уша... двое. На постоялом дворе сейчас.

- Я с ними поговорю, - не терпящим возражений тоном произнесла Шари.

Эльфийка зашагала прочь, чувствуя, как так и не назвавший своего имени человек продолжает буравить её взглядом. Интерес к сородичам у неё возник неподдельный – а вдруг это кто-то из Сорока Племён? Можно будет свежие новости разузнать...

- Князь, это Шари. Местных предупредила. Узнала, что здесь есть фиари – схожу посмотрю.

- Принято. Сейчас подтянемся.

Долго искать постоялый двор не пришлось – имперцы ставили их обычно где-нибудь по центру селения. Да и ставили в основном в приказном порядке - на случай, если через деревню пройдёт имперский отряд с каким-нибудь поручением.

Мимоходом Шари отметила, что если отсутствие женщин и детей в целом было объяснимо, то вот почему между домами то и дело шныряли мужики, напоминавшие видом того «привратника» - загадка. Точнее не загадка, а повод насторожиться. Кто знает, может тут какая банда обосновалась, взяв местных в заложники?..

Два таких подозрительных гражданина подпирали стену по обе стороны от входа на постоялый двор, не очень-то и дружелюбно глядя на подходящую эльфийку.

- Кто такие? Чего на... – начал было уже знакомую песню один из них.

- Я на службе Империи, - резко бросила Шари. – Не становитесь на пути.

Егор немедленно чуть сдвинулся вправо и перехватил поудобнее висящий поперёк груди автомат.

Мужики что-то пробурчали, но препятствовать фейри не стали.

Разведчики вошли внутрь и подоспели аккурат к началу конфликта.

С одной стороны – дюжина местных, все здоровые, кряжистые. Все как на подбор в поддоспешниках, на поясах – топорики и длинные ножи-саксы.

С другой стороны – пара фейри. Не воины – обычные охотники, причём из молодых – вряд ли разменявшие кругов тридцать. У каждого лук, который на случай боя в помещении почти бесполезен; ножи, дротики.

- Повторяю: наши люди должны были пройти здесь неделю назад, - с нажимом произнёс один из фейри – тот, что был повыше. – До Чернолесицы они не дошли, в Трёх Дворах их видели и сказали, что они ушли в вашу сторону.

- И что? – буркнул трактирщик, меланхолично протирая не первой свежести полотенцем большую глиняную кружку. – К нам-то ты чего прицепился как репей? Сказали же – не видали мы твоих сородичей. Мало что на дороге могло случиться...

- Дорога – имперская. Коли что приключилось там – с имперцев и спрос.

- Мы что - похожи на солдат или дружинников? – хмыкнул один из сидящих за столами, отставляя в сторону кружку с элем.

- Я чувствую, что вы чего-то недоговариваете, - упрямо произнёс фейри.

- А я чувствую, что лучше бы вам валить из нашей деревни, - сказал трактирщик.

- Мы уйдём только тогда, когда получим ответы.

- Уходите подобру-поздорову, дурачьё, - вставил кто-то из сидящих в зале. – А не то...

- А не то – что? – спокойно поинтересовался фейри и невзначай сдвинул руку к висящему на поясе джиду с дротиками.

- Всем доброго дня, - произнесла Шари, копируя ледяные нотки Вяземского. – Что здесь происходит?

На девушке немедленно скрестились взгляды всех присутствующих в зале.

- А ты кто такая? – немедленно набычился один из деревенских. – Чего...

- Это у вас тут приветствие такое, что ли? – спросила эльфийка. – Мы из имперской армии. Так что потрудитесь объяснить: Что. Здесь. Происходит.

- Если ты имперский легионер, то я – имперский граф! – заржал кто-то.

- А если мы не хотим объясняться непойми кому? – буркнул трактирщик.

- Тогда я могу сообщить, что через четверть стражи здесь будет отряд боевых магов моего отца, - Шари не слишком приятно усмехнулась, на этот раз копируя уже Эрин. – И вы вряд ли обрадуетесь, если вопросы начнёт задавать уже он.

- Почтенная, - склонил голову тот фейри, что вёл разговор с местными. – Я – Тей-Рид из клана Деара, это – мой брат Ринтар. Две недели назад отряд торговцев отправился из наших земель к городищу Чернолесицы, но где-то в этих краях наши соплеменники пропали. Я чувствую, что жители этой деревни что-то знают, но отчего не хотят...

- Слушайте, ушастые, в последний раз говорю – проваливайте отсюда! – выдвинулся вперёд один из деревенских.

- Заткни пасть, – ледяным тоном произнесла девушка. – Тебе кто говорить разрешал? И ещё раз попробуешь мне угрожать – поплатишься.

Эльфийка была на добрых полголовы ниже и раза в три худее говорившего мужика, но тот быстро почуял, что молоденькая фейри не шутит. К тому же странного вида наряд и множество непонятных артефактов явно выдавали в ней мага, а с магами ссориться было себе дороже.

- Я – Шари верс Вяземская, десятник армии Федерации России – союзника Нового Рима, - веско произнесла разведчица. – Тей-Рид-са, у вас есть веские основания для обвинений?

- Веских – нет, - покачал головой фейри. – Но мне показалось подозрительным, что я не знаю никого из присутствующих здесь селян...

Шари молча щёлкнула предохранителем автомата и посмотрела на деревенских.

- Вы же не местные, - сказала девушка. – И никакие не крестьяне. Так? Мне зачитать эдикт Её Высочества о том, как надлежит поступать имперским солдатам с инсургентами и разбойниками?

Наизусть этот эдикт она вообще-то не помнила. Да и не читала даже ни разу, зная только в пересказе Сергея, который сократил написанный витиеватым слогом документ до краткой резолюции – «бандитов валить на месте».

- Нас тут дюжина, - равнодушно, будто бы говорил о погоде, сказал трактирщик. – А вас - только двое.

- Четверо, - вставил Тей-Рид.

- Сначала ты бросишь кружку, целясь мне в голову, - флегматично сказала Шари. – И тебя я убью первым. Остальные кинутся в атаку, и мы с моим солдатом убьём их всех. Оставлю в живых только вон того, тощего – он мне не нравится, поэтому и не умрёт быстро. Потом придёт мой отец. Получит все ответы, которые захочет и решит судьбу остальных в этой деревне. Если окажется, что мирные жители мертвы, а здесь обосновались инсургенты или разбойники – к заходу солнца мы сровняем здесь всё с землёй. Я сказала.

- Не горячись, уважаемая, - трактирщик нутром почуял, что фейри не шутит и не блефует. – Мы и правда не из этой деревни – из городища Чистоводного. Набольшие племени решили, что времена нынче неспокойные, так что надо бы взять деревни вокруг под защиту. Местных мы не трогали... ну, почти не трогали. Мужичьё в полях и лесу на работах, а мы – здесь охраняем...

- Охраняете, значит? – саркастично поинтересовалась Шари, а затем прошипела, вскидывая автомат, - Живо все на выход. Кто дёрнется – прикончу сразу же.

Недо-дружинники заколебались, так что фейри для весомости своих слов пальнула в одну из стоящих на столах кружек, которая тут же разлетелась вдребезги, обдав находившихся рядом дрянным элем.

- Следующей разлетится не кружка, а чья-нибудь голова, - сообщила девушка.

Мужиков буквально вымело с постоялого двора на улицу.

- Тей-Рид, Ринтар – держитесь рядом с нами, - скомандовала фейри и щёлкнула рацией. – Князь, это Шари. В деревне неспокойно. Десятка полтора, может больше. Говорят – охрана из другого селения, но больше на бандитов похожи.

- Понял тебя, немедленно выдвигаемся. Жди нас, сама не действуй.

Шари с Егором вышли с постоялого двора с оружием наперевес, но, как ни странно, на улице их никто не ждал. Даже наоборот – выбежавшие первыми «охранники» уже успели куда-то подеваться.

Зато из ближайшего дома немедленно выскочила растрёпанная пожилая женщина и натурально бросилась Шари в ноги.

- Госпожа! Империя... Молю, защитите... – запричитала крестьянка, начав то и дело всхлипывать, отчего её речь стала совершенно невнятной.

Фейри от такого сначала натурально оторопела, но затем начала поднимать женщину на ноги, чувствуя себя не в своей тарелке.

- Встаньте, сира, - по возможности спокойно сказала Шари. – Скажите, что произошло?

- Девочки мои... – заплакала крестьянка. – Душегубы эти... Увели их, увели...

- Где, - черты лица Шари заострились, придав девушке сходство с хищником.

18

Багги с рёвом ворвалась в деревню, затормозив перед постоялым двором, и в его кузов немедленно запрыгнул Егор, берясь за рукоятки ГШГ. Шари там уже не было – эльфийка стремглав унеслась в ту сторону, куда ей кое-как смогла указать женщина.

Нагнал её не багги, а въехавший в селение «тигр» Вяземского. Бронемашина замедлила ход рядом с Шари, и та легко запрыгнула на подножку, рукой указав направление движения.

Затормозили около крепкого бревенчатого дома в центре деревни. Для жилища нобиля, пусть и самого захудалого – чересчур бедно, а вот для местного головы или какой иной власти – в самый раз.

Шари спрыгнула на землю ещё до того, как броневик полностью затормозил, подбежала к двери и немедленно пнула её. Впрочем, безуспешно – даже немалой силы фейри не хватило, чтобы выбить крепкую дверь, явно запертую на засов.

Однако перед домом уже остановился «тигр», из которого высыпались разведчики, а пулемётчик взял на прицел здание.

К Шари подскочил Эриксон, вооружённый КС-К и дважды выпалил по двери – примерно туда, где мог бы располагаться засов.

Девушка одним ударом вышибла дверь и кувырком влетела внутрь, становясь на колено и беря на прицел всех внутри. Следом за ней ворвался Эриксон, выпалил в потолок из дробовика и рявкнул:

- Всем лежать, работает ОМОН!!!

Вероятно – по привычке, потому как проорал явно невпопад и на русском. Но достаточно грозно, весьма громко и вполне убедительно.

Следом внутрь вошли ещё двое разведчиков, взяв на прицел автоматов всех находившихся внутри.

Внутри обнаружилось шестеро. Три здоровых лба в стёганках за грубым столом, уставленным разнообразной снедью и кувшинами с чем-то явно покрепче, чем вода. Один из них держал на коленях полуодетую плачущую девушку, которую немедленно отпихнул в сторону. Ещё одну рыдающую девчонку деловито раскладывал на кровати в углу другой бандит...

Внутрь зашёл Вяземский.

В генеральской фуражке, которую обычно всегда надевал во время контактов с местным населением, без автомата, зато с пистолетом в руке. Быстро окинул взглядом помещение, чуть скривился и ледяным тоном выплюнул:

- Встать.

Опешившие бандиты, естественно, его приказ то ли не сразу поняли, то ли проигнорировали... Впрочем, майор примерно на это и рассчитывал.

Сергей хладнокровно выстрелил в живот тому типу, который держал на коленях девушку и тот немедленно свалился на пол, корчась от боли. Он был жив, но с такой раной долго не живут и легко не умирают.

- Я сказал... ВСТАТЬ.

Двое немедленно вскочили на ноги... Точнее – попытались, потому как сделать это успел только один, а перед вторым возникла Шари и двинула ему в рожу рамочным прикладом своего АКС. Жёстко, даже жестоко ударила, превращая лицо в одно сплошное кровавое месиво, и тот рухнул на пол, как подкошенный.

Вяземский одними жестами отдал команды двоим разведчикам, и те быстро подскочили к последнему бандиту, стащив на пол, несколько раз пнув для острастки и выволокли наружу.

- Кто такой? – скучным тоном поинтересовался Вяземский к единственному оставшемуся стоять на ногах разбойнику. Его он сразу же определил, как старшего этих лиходеев.

- Да ты... Да ты кто такой вообще?! – тот, кажется, начал понемногу отходить от шока и стал, что называется, быковать. – Да ты знаешь, кто мы такие? Кто я такой?!

- Это я как раз и выясняю, - майор слегка поморщился от воплей раненого в живот, который продолжал корчиться на полу.

- Да ты хоть знаешь, что с тобой сделают, когда...

Сергей, не целясь, выстрелил раненому в голову и упёр горячий ствол под подбородок бандиту. Моментально запахло палёным мясом и горелой шерстью.

- Кто. Такой. Спрашиваю в последний раз.

Сергей говорил и выглядел абсолютно спокоен, но на самом деле был зол. Даже очень зол.

- Пэрек, - несмотря на то, что бандит был выше и крепче Вяземского, он всё же нервно сглотнул. – Пэрек из клана Паршан.

- Вы не местные.

Майор не спрашивал – утверждал.

- Да.

- Откуда?

- Городище Чистоводное.

- Что здесь делаете?

- Набольшие решили, что времена смутные, и хорошо бы... хорошо бы взять окрестные селения... Под защиту взять.

- Сколько ваших в деревне?

- Два десятка.

- Которые в трактире были - ваши?

- Да.

- Мы нашумели. Остальные будут уходить?

- Да.

- Верхом?

- Да.

- Север? Северо-запад?

- Северо-запад.

- Что в той стороне?

- Старая имперская крепостица.

- Никитин, - щёлкнул рацией Вяземский. – Контроль северо-запада с воздуха. Группа целей – пятнадцать-двадцать всадников. Отследить.

- Есть, командир!

- Шари, - обратился майор к эльфийке.

- Да, отец?

- Берёшь своих и багги, догоняешь беглецов.

- Взять живыми? – поинтересовалась девушка. – Или можно и мёртвыми?

- Не надо брать. Дайте паре человек уйти, остальных – уничтожить на месте.

- Поняла, - кивнула Шари и быстрым шагом вышла прочь.

- Клан ваш – под кем? – продолжил допрос Сергей.

- То есть? – бандит не понял вопрос. Или сделал вид, что не понял, но это уже менее вероятно.

- Кому подчиняетесь? С кем в сговоре? Северная Орда? Тёмные Фейри? Нобили?

- Эээ... Да мы, как бы, сами по себе...

- А если подумать? – майор упёр ствол пистолета посильнее.

- Не знаю я, господин. Дааш клянусь!..

- Да мне плевать на твои клятвы, - равнодушно бросил Вяземский. – Раз больше нечего сказать интересного - на выход.

- Эээ... – бандит забеспокоился. – Господин, а что тебе надо рассказать-то? Ты только скажи!..

Всё, что не касалось вторжения Орды или Тёмных фейри, Вяземский счёл неинтересным.

- Я услышал вполне достаточно. Остальное – узнаю сам. Пошёл!

В деревню втянулись остальные силы разведчиков, которые мимоходом умудрились схватить ещё двоих бандитов, не успевших удрать. Всех пятерых пойманных собрали перед их бывшей резиденцией, разместив по классике – на коленях и с руками за головой. Татьяна совместно с Эриксоном успокаивала двух вызволенных из плена девушек – по уже отработанной на себе схеме, с дружелюбной болтовнёй ни о чём и дозами «противошокового».

Тем временем, начали подтягиваться местные – в основном женщины, старики и дети. К ним немедленно вышел Сергей.

- Граждане Империи, - возвысил он голос. – Я – майор Вяземский, командир отряда союзников Нового Рима и полномочный представитель Её Высочества принцессы Афины Октаво. Имеете ли вы претензии к вот этим вот... людям?

Ответом ему был многоголосый и гневный хор.

- Мужа моего насмерть зашибли!

- Всё же забрали, поганые, всё!..

- Племяшек моих!..

Майор поднял руку, призывая к тишине.

- Считаете – виновны?

Ещё один хор голосов - уже не только гневный, но и подтверждающий.

- И чего они достойны, по-вашему?

- СМЕРТИ!

Где-то вдалеке громыхнуло что-то вроде раската грома, хотя на небе и не было ни облачка.

Впрочем, разведчики поняли, что это никакой не гром, а просто очередь из ГШГ.

- Да будет так, - Вяземский кивнул и прошёл к выстроенным бандитам, снимая пистолет с предохранителя. – Именем Новоримской Империи...

Предполагала ли Афина, что нечто подобное произойдёт, раз попросила Сергея не проходить мимо, если он увидит творимое зло? Скорее всего. В конце концов, она не была принцессой, прожившей всю жизнь в башне из слоновой кости и думающей, что внешний мир полон радуги, цветочков и летающих единорогов.

Надо бы обязательно поблагодарить её при следующей встрече за... Возможность расстреливать людей направо и налево? Ни в коем случае. А вот за возможность не закрывать глаза и не проходить мимо всякой погани, сдерживая себя, чтобы не давить её ботинком – более чем.

- Господин!!! – заорал один из разбойников. – Пощади! Мы!.. Да что угодно!..

- Господин, - побледнел главарь. – Если... если вы ещё чего-то знать хотите, то мы...

- Неинтересно, - равнодушно произнёс майор и продолжил, - За убийство имперских граждан, покушение на жизнь имперских граждан, покушение на честь имперских граждан, разбой, грабежи и прочие преступления, тяжкие и многочисленные... Вы приговариваетесь к смерти. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Сергей спокойно прошёл вдоль строя, прострелив пять затылков. Мимоходом даже удивился, как это легко и просто получилось – не сложнее, чем вымести мусор из квартиры.

Местные на казнь отреагировали одобрительным гулом, хотя вот кое-кто из разведчиков явно опешил, хотя и не подал особого вида перед посторонними.

Вяземский снова поднял руку, призывая к тишине.

- Я не оратор, - сказал Вяземский. – Поэтому скажу просто – времена сейчас тяжёлые, всякая падаль лезет из углов. Власть никуда не делась, просто не всегда успевает. Мы здесь не для этого, но, если ещё такие преступления увидим – разберёмся. У вас долго не задержимся – нам дальше нужно ехать. Трупы сами, надеюсь, уберёте...

Уточнение, что задерживаться разведчикам нельзя, пришлось весьма кстати, потому как местные явно оказались под впечатлением от непривычно экипированного отряда, перемещающегося на диковинных самоходах и устанавливающих имперскую власть в деревне за считанные минуты. Такое вполне могло быть чревато приглашением отобедать, а заодно и отужинать, и попутно раздавить кувшин-другой вина...

Вернулся багги, лихо затормозив невдалеке. Шари легко выпрыгнула из кабины и подошла к Сергею:

- Отец, приказ выполнен, - доложила эльфийка. – Двоим дали уйти, остальных положили в поле – примерно в полукилометре от деревни.

- Добро, - кивнул майор. – Все к машинам! Продолжаем движение.

- Отец! – остановила его Шари. – Здесь двое моих сородичей. Могу ли я кое-что у них выяснить?

- А что такое? – поинтересовался разведчик.

- Они потеряли кого-то из своих. Предполагали, что местные могут что-то об этом знать.

- Занятно.

Подошли те самые эльфы, которые поглядывали на Вяземского и Шари с уважением. Почтительно склонили головы, Тей-Рид выступил вперёд:

- Шари-мах, - произнёс он на хорошем имперском. – Воин, чьё имя мне неведомо...

- Прошу, повтори свою историю для моего отца, - сказала девушка.

- Ты полуфиари?

Дети, рождённые от человека-мужчины и женщины-фейри хоть и рождались нечасто, но от чистокровных фиари внешне отличались мало, разве что жили гораздо меньше и уступали в силе и ловкости. Так что заблуждение Тей-Рида было вполне простительно – Шари действительно вполне могла быть дочерью человека.

- Это не важно, - покачала головой девушка. – Повтори свою историю.

- Прошу простить меня за бестактность, - вновь склонил голову эльф и обратился уже к Вяземскому. – Сир, я - Тей-Рид из клана Деара, а это – мой брат Ринтар. Две недели назад отряд торговцев отправился из наших земель к городищу Чернолесицы, но где-то в этих краях наши соплеменники пропали. Я чувствую, что жители этой деревни что-то знают, но отчего-то не хотели нам ничего говорить.

- Кто-то мог решиться напасть на ваших? – нахмурился Сергей. – Насколько я знаю, с фейри предпочитают не враждовать.

- Смутные времена, сир, - вполне человеческим жестом пожал плечами эльф. – На севере лютуют варвары, из имперских земель тоже идут недобрые вести – о всё тех же варварах, о смуте и нашествии злых духов... В такие времена даже фиари могут быть в опасности.

- Значит, торговцы...

- Шестеро, сир. Четверо мужчин, двое женщин, - Тей-Рид замялся. – Одна из них моя невеста...

- Ты отпустил свою невесту из леса?! – тут же вскинулась Шари, яростно сверкнув глазами.

- Шури молода, но она очень хорошая лекарка. Вот только для зелий ей нужны были снадобья, что можно купить лишь у имперцев...

Девушка побледнела.

- Клан, - глухо произнесла она. – Назови свой клан ещё раз.

- Деара, почтенная.

- А твоя невеста...

- Она из другого клана. Прибыла к нам в конце прошлого года, с юга, из земель...

- Сангара, - сказала Шари. – Она из клана Сангара.

- Да, истинно так, - немного удивился Тей-Рид.

- Знаешь её? – спросил Вяземский.

- Она, - эльфийка стиснула зубы, - Она - моя старшая сестра.

- Тааак... – протянул майор. - Есть мысли - зачем фейри могли понадобиться бандитам? У вас же ни золота, ничего особого ценного нет...

- Я не знаю, сир, - сказал Тей-Рид.

- Шари?

Та лишь молча помотала головой, крепко сжимая висящий поперёк груди автомат.

- Возможно, стоило оставить кого-то из тех людей в живых? – осторожно спросил эльф.

- Это было мелкое шакальё, - поморщился Сергей. – Такие никогда ничего не знают. Но когда я хочу что-то узнать, то я нахожу кого-то, кто знает больше меня, и спрашиваю...

Майор на пару мгновений задумался, а затем подошёл к своему «тигру» и включил рацию.

- База, я Князь, запрашиваю консультацию.

- Князь, это База. Что за консультация?

- Нужна Эйра. Ну или тот эльф, который из посольства.

- Погоди немного.

- Принял, - разведчик кивнул и посмотрел на явно нервничающую фейри. – Шари. Шари!

Та вздрогнула и пришла в себя.

- Да, отец?

- Спокойно, - произнёс Сергей. – Спокойно. Мы во всё разберёмся.

- Да, отец...

- Алло!

Удача!.. Со старшей жрицей общаться было куда проще, чем с хитрым и явно непростым Светлым фейри, с которым постоянно приходилось подбирать обтекаемые слова и выражения, чтобы не сболтнуть лишнего.

- Эйра, это майор Вяземский. Есть вопрос...

- А, зятёк! Слушаю, слушаю...

- У нас тут пара местных фейри... Которые потеряли нескольких соплеменников. Одна из них – старшая сестра Шари.

- Какие есть возможные угрозы? Дикие? Тёмные?

- Местные. Какое-то больно умное племя решило тут в местное самоуправление поиграть и несколько деревень под себя подгребли. Фейри думают, что эти деятели могут быть замешаны в исчезновении родичей.

- Могут быть, да.

- Так с фейри же брать нечего, - удивился Сергей. – У них ни золота, ни ценностей, да и добыча больно зубастая...

- Города-государства Карнем Хауса охотились на предков Тёмных, считая, что, вкусив плоти фейри, они тоже смогут жить сотни лет... Такие кретины есть и сейчас. Но близ Сорока Племён? Я бы ещё поняла, если б дело было ну около Илиона, что ли... Недалеко до Степи, а там и до Тёплого берега, где в такое верят. Так что, скорее всего, здесь замешано нечто иное...

- И что же, по-вашему?

- Дай-ка подумать... Хм, хм, хм... Женщины среди пропавших были? Что лет сорока, не стар... А. Ну да. Точно.

- Сестра Шари, - понял Сергей. – И что это означает?

- Тёмные в землях Сорока Племён, - сказала Эйра. – Похоже, что кто-то решил, что может неплохо заработать, продав Тёмным пару невест.

- Спасибо за консультацию, ваша святость. Кажется, ситуация, немного прояснилась...

- Сергей, что думаешь делать?

- Нам всё равно по пути, - неприятно усмехнулся Вяземский. – Вероятно, придётся кое-кому причинить добро.

- Чудно! Бей мерзавцев, а чей грех можно простить – пускай разбирается Эмрис. Пусть тьма скроет твои следы, Сергей.

- И вам всего хорошего, - хмыкнул майор и вернулся к ожидавшим его фейри. – Новость хорошая. Есть идея, что, как минимум, ваши женщины могут быть живы. Эйра думает, что эти местные «кулаки» могли решить продать их Тёмным, что идут вместе с армией Орды, как невест.

- Но где нам их искать? – спросила Шари.

- Вряд ли они держат их в своём главном городище. Скорее – на каком-нибудь укреплённом хуторе или в небольшом форте. Ну, скоро узнаем.

- Те, кому ты приказал дать уйти... – поняла девушка.

- ...приведут нас в своё логово, - Вяземский побарабанил пальцами по открытой дверце бронемашины. – Раз эльфы пропали между этим селом и Чистоводным, то какая-то база должна быть примерно между ними... Сколько до городища? В имперских милях желательно.

- Миль... Где-то пять дюжин примерно.

- Значит, где-то часам к пяти доберутся, - Вяземский посмотрел на циферблат наручных часов. – И у нас будет около пары часов, чтобы приготовиться к штурму.

- Может, лучше дождаться ночи? – предложила эльфийка.

- Не стоит, - покачал головой Сергей. – У наших мало опыта ночных операций - могут налажать, а лажать нельзя категорически. Но и ждать тоже нельзя, чтобы не получилось, как тогда в Вилде...

- Имейте в виду, - Шари мрачно взглянула на Тей-Рида. – Если моя сестра жива, то я заберу её из вашего клана. Если вы не можете её защитить – это сделаю я.

19

Разведывательный батальон в кои-то веки действительно можно было принять за самую настоящую Дикую Охоту.

Двое бандитов, специально оставленных в живых, рвались на северо-запад – напрямик, без всяких там петляний или попыток сбить со следа. Им явно было не до хитростей, после того как большую часть их отряда срезало всего одной очередью из ГШГ.

За ними вели пристальное наблюдение с воздуха; техника шла без особой спешки, но бодро – из «тайфуна» ещё и квадроцикл извлекли и теперь они на пару с багги действовали, как охотничьи псы.

Вяземский ехал в командирском «тигре», невозмутимо изучая карту местности и периодически выслушивая доклады воздушной разведки и старших машин. Всё ж таки не по автобану и даже не федеральной грунтовой трассе ехали – по тем ещё козьим тропам, где конный может и нормально пройдёт, а вот многотонная машина может и застрять. Что, собственно, несколько раз и произошло, так что приходилось делать остановки, цеплять тросами технику и вытаскивать из грязи.

- Командир, слушай, - обратился к Сергею ехавший вместе с ним в броневике Эриксон. – В деревне ты, конечно, круто сработал – я нашим всё подал как надо, но не слишком ли круто всё-таки?

- Думаешь, стоило отдать их местным? – поинтересовался Вяземский. – Это ж не наш метод, Алексей Анатольевич. Где гуманизм? Где – человек человеку...

- Не, ну я понимаю, что местные им бы головы посрубали, ну или ещё чего...

- Головы тут отрубают, если наказание было смягчено, - уточнил майор. – За чистосердечное там, или ещё что-нибудь в таком духе. Повешенье за шею до смерти – для дворян, а бандитов рекомендуется распинать в качестве наглядного пособия. Я немного местные законы изучил всё-таки.

- Ну всё равно, - поморщился Эриксон. – Просто есть же какие-то, пусть даже формальные меры расследования, судопроизводство там всякое... Банально имена спросить, чтобы отчитаться, что такой-то и такой-то были подвергнуты высшей мере соцзащиты в полевых условиях, потому что.... Ну и так далее. Так что, если захотят копать – скажут, что мы просто гражданских каких-то постреляли без суда и следствия. За такое, знаешь ли, и «на подвал» уехать недолгая история...

- Ну, во-первых не мы, а я, - заметил Сергей. - Вас я не подставлял и расстрельные команды не создавал. Всё сам, как говорится. Во-вторых, у нас в общем-то до сих пор не отменены приказы Народного Комиссариата Обороны от сороковых годов, в части касающейся расстрелу трусов и паникёров на месте. И это, между прочим, в отношении своих же солдат.

- Но сейчас-то не военное положение, - возразил Неверов. – Нет, ты не думай, командир – так-то я не против. Сам мародёров расстреливал – было дело, потому как трофеи собирать это одно, а мародёрство – это уже последнее дело...

- А какая разница? – спросила, внимательно их слушавшая Шари.

- Оружие, боеприпасы, что-то необходимое в быту – это трофей. Побрякушки всякие, деньги – это уже мародёрство, - сказал Вяземский. – Ну, я так считаю. А вообще в Дисциплинарном Уставе вообще русским по белому написано - военнослужащие в соответствии с законодательством Российской Федерации могут применять оружие для защиты военнослужащих и гражданских лиц от нападения, угрожающего их жизни или здоровью...

- ... Если иными способами и средствами защитить их невозможно, - вставил Эриксон.

- Допустим, не было таких способов, - невозмутимо произнёс Сергей.

- Просто я ж реально больше за тебя переживаю – как бы проблем не случилось. Толковый командир – это, знаешь ли, дорогого стоит.

- Я ценю такую заботу. Серьёзно. Но – не стоит, - Вяземский ухмыльнулся. – Я никогда не действую, если не имею хотя бы плана как свою задницу прикрыть в случае чего.

Майор продемонстрировал кожаный тубус, похлопав по нему ладонью.

- Знаешь, что внутри?

- Какая-то бумаженция от принцессы?

- Правильно. А знаешь, что в той бумаженции?

- Что-то типа «податель сего свитка есть всамделишный посланник Её Высочества Восьмой наследницы»...

- В точку, - Сергей убрал тубус. – А ещё там написано, что я являюсь официальным представителем Империи, направленным для поддержания порядка на этих землях. Плюс описание полномочий. Если кратко, то мне запрещается использовать высшую меру социальной защиты только в отношении нобилей и легионеров. Потому как возможные провинности первых следует рассматривать в присутствии не менее чем трёх других нобилей и двух представителей имперского центра, а для вторых предусмотрен военный трибунал и гражданскому суду они не подвластны. А мы, как ты, наверное, догадываешься, к имперской армии официально не относимся – так, дружинники скорее. Ну, а рядовых граждан, раскачивающих Новоримскую лодку, нам разрешено стрелять в количествах, необходимых для укрепления авторитета имперской вертикали власти.

- А не слишком ли круто они со своими гражданами-то? – спросил Неверов. – У них же тут, как бы, все равны, все - граждане...

- Граждане гражданам – рознь. Даже в Новом Риме. В эту глухомань законопослушные крестьяне не бегут, а вольноотпущенники теми ещё кадрами могут быть...

- В общем, ты думаешь, что опасаться нечего, - вздохнул Эриксон. – Ну, окей.

- Не думаю – знаю, - отмахнулся Сергей. – Захотят утопить – утопят и без всякой реальной причины. Но если я полезен – хрен меня кто утопит. Особенно, если никто из своих не настучит.

- Не, вот этого точно не должно быть, - хмыкнул Неверов. – Наши хоть и молодняк сплошняком и без боевого опыта, но адекватные и серьёзностью момента прониклись. Пацанам всегда нужен не просто хороший командир, а хороший и крутой командир.

- Вот уволят меня и будет у них такой командир, - флегматично произнёс Вяземский. – Может быть.

Неторопливый загон бандитов продлился почти до шести часов вечера, Сергей уже начал было беспокоиться, что до темноты дело не решится. Конечно, даже севернее Илиона светлоярское солнце заходило довольно поздно – сказывался почти нулевой наклон оси планеты. Но в любом случае ни атаковать в темноте, ни задерживаться сверх необходимого требуемого времени Вяземский не хотел.

Однако разведчикам всё-таки повезло.

Ещё до того, как беглецы добрались до места своего назначения, дрон заметил с воздуха возможное логово бандитов. Насколько понял Вяземский, это было что-то вроде старого имперского острога – деревянные стены, четыре сторожевых башни-вышки по углам, укреплённый блокгауз по центру. Причём пусть и обшарпанный, но каменный, а не бревенчатый, что было более ожидаемо. Если точнее, то даже не каменный, а бетонный – внешний антураж Неорима всё-таки не должен был вводить в заблуждение, что прогресс стоял на месте все семнадцать веков после перехода Девятого Испанского.

Располагался острог около то ли небольшой реки, то ли около крупного ручья, где-то в полукилометре от кромки редкого леса – всё по науке, чтобы нападающие не могли так просто подобраться близко.

В мирное время эту крепостицу скорее всего старались не трогать и по брёвнышкам не разбирали, потому как объект «Министерства обороны» Новорима всё-таки, а вот как неспокойно стало – решили как-то использовать.

Сергей навскидку насчитал где-то полторы-две сотни человек в остроге. Немало в общем-то, ну по местным меркам. Мужчины, взрослые; не слишком хорошо, но всё-таки вооружённые. Так что вряд ли это было просто обычное поселение – скорее уж передовой лагерь этих доморощенных кулаков...

Высунувшиеся из-под покрова леса боевые машины напомнили хищных динозавров, что охотились на доисторической Земле, и на доисторическом Светлояре скорее всего тоже. Техника вышла линией, а затем взяла острог в клещи – БТР, «тайфун» и командирский «тигр» напротив ворот. «Гиены» и второй «тигр» зашли с флангов, полностью окружая укрепление. Багги и вооружённый пулемётом квадроцикл остались в качестве наиболее мобильного резерва при Вяземском.

Сергей выпрыгнул из броневика, поправил фуражку, посмотрел на часы, посмотрел на заходящее солнце.

Рядом затормозила багги, из которого выбралась Шари и подошла к майору.

- Отец, разреши вопрос?

- О сестре?

- Нет, - девушка покачала головой. – Я... я, наверное, погорячилась там, в деревне...

- А сейчас успокоилась и задумалась – правильно ли мы поступили? – усмехнулся Сергей, доставая из кармана пачку сигарет и закуривая.

- Да.

- Я тоже, - разведчик выдохнул облачко табачного дыма. – Я тоже...

- Они сказали, что взяли под защиту эту деревню, - не слишком уверенно произнесла Шари. – И другие тоже. Да – убивали, да – грабили, да – насиловали, но не сделали мы только хуже? Ведь если теперь туда заявится кто-то другой...

- Брось, - криво усмехнулся Вяземский. – Ты действительно думаешь, что те два десятка кого-то смогли бы защитить? Они даже охранения нормального не выставили. К тому же, если берёшь кого-то под защиту – пусть даже принудительно – то и ведёшь себя, как защитник. А не как оккупант. Своё – защищают, своё – не портят. Ну и пришла бы к той деревне сотня северян, и что бы те гаврики им сделали? Опять спросили бы «Вы кто такие? Мы вас не звали. Иди на хер»? Были у нас в истории такие же... «защитнички». Которые, если что случались – первыми и кидали тех, кого якобы защищали.

Майор брезгливо поморщился.

- Всего лишь падаль, просто ещё и лицемерная.

- А как надо защищать тех, кто этого не очень-то и хочет?

- Если это тактически и стратегически необходимо, то уж явно не ведя себя как фашистский оккупант. Нужен гарнизон? Выбрал место базирования, запросил снабжение у местных при необходимости. Но так, чтобы сами несли и так, чтобы последнее не отнимать. И минимум контактов с местными. С местными девками – тем более. Кто добровольно сговорится – ну боги с ними, насильно – нет. У нас за такое расстреливали.

- А если это враг? – спросила фейри. – Нам говорили, что с врагом не церемонятся.

- С врагом – да, с поставившими себя вне законов государства и человечества – возможно. Но не с невиновными. Я могу предположить, что в этом остроге есть и женщины. Но пока они не кинутся на нас с вилами, то я не буду считать их врагами. А если посчитаю, то скорее просто убью. Столкнувшись с ублюдками совсем не обязательно и самому становиться ублюдком.

- То есть мы поступили правильно.

- Как по мне, всегда лучше сделать и пожалеть, чем не делать и просто жалеть, - пожал плечами Вяземский. – Не скажу, что это истина в высшей инстанции, но лично я считаю именно так. Твоё право – считать иначе.

- Я всегда беру пример с тебя.

- Только, беря пример в рисковых ситуациях, помни, что у меня всегда есть мысли, как выкрутиться, случись что, - Сергей потрепал Шари по плечу.

- Когда ты, например, казнил тех инсургентов?

- Именно.

- А можно ли было наказать их как-то иначе?

- Конечно. Но я сделал так, как сделал, - майор слегка прищурился. – Этот мир... Он не такой, как наш. Он прямее и честнее, но зато и слова, не подкреплённые делом, тут не очень уважают. Вон, у нас совершенно незаслуженно сложилась репутация записных гуманистов и чуть ли не пацифистов только потому, что мы не убивали всех противников направо и налево. Хотя при всём нашем гуманизме и нежелании воевать, мы отнюдь не белые и пушистые. А если кто так подумает... Ну, и земля тому стекловатой.

- Но сейчас ты не отдал немедленного приказа на штурм, - сказала девушка. – Хотя с нашей мощью за полчаса мы сровняли бы этот острог с землёй.

- Часто надо убить одного, чтобы напугать сотню. Хотелось бы надеяться, что мы уже уничтожили достаточно этих головорезов, чтобы остальные пришли в договороспособное состояние... Но, полагаю, что без боя не обойтись. Хотя, попытаться всё равно стоит. Всё, по коням.

Шари забралась в багги, Вяземский запрыгнул на подножку джипа и жестом скомандовал водителю подъехать поближе.

Бронетехника остановилась метрах в двухста перед запертыми воротами – вне досягаемости тех же арбалетов, если таковые у этой голытьбы нашлись бы. Находившиеся в них разведчики высыпались наружу, развернувшись цепью перед машинами.

Майор вооружился для разнообразия не автоматом или пистолетом, а загодя припасённым небольшим мегафоном и обратился к засевшим в крепостице.

- Эй, вы! Здесь имперская армия. Есть разговор. Открывайте ворота.

- Пошёл на хер!

У кого-то в остроге оказался весьма громкий голос – его было прекрасно слышно и без всякого мегафона.

- Мы идем пропавших фейри из племени Деара. Ещё – надо прояснить факт вашего самоуправства в отношении окрестных деревень.

- Пошёл на хер!!

- Предупреждаю, что если вы не подчинитесь, то я буду считать вас бандитами и мятежниками, и именем Её Высочества принцессы Афины применю силу и оружие, - невозмутимо продолжал Вяземский.

- Пошёл на хер!!!

- Глотка лужёная, а лексикон крайне бедный, - опуская мегафон, констатировал Сергей и посмотрел на стоящего рядом Эриксона. – Ну, что? Обязательную программу отработали? Совесть наша чиста?

- Более чем, - поморщился Неверов. – Они совсем тупые, раз нас не боятся?

- Может быть, - Вяземский задумчиво вытянул из кармана сигарету и покрутил её в руках. – Ну, или просто тупые.

- Это даже вероятнее... Командир, смотри!..

Майор посмотрел на сторожевую вышку, на вершине которой показался какой-то бородач, волочащий за собой одетую в лохмотья женщину. Достал небольшой бинокль, посмотрел через него.

- Вы кто такие?! – проорал мужик. – Вас кто послал?! Я же говорил, что будет, если посмеете на нас руку поднять, а?! Что, смелые больно?! Что, баб своих не жалко, значит?!

Бородач подтащил к себе женщину – скорее даже девушку, насколько было видно. Чумазую, растрёпанную и сильно избитую.

- Ну так получайте!

Бандит выхватил нож, одним махом перерезал горло пленнице и сбросил её тело с вышки.

Вяземский сжал кулак, и сигарета осыпалась табачной крошкой на землю

- Поняли, да?!– надсаживаясь, проорал головорез, вскидывая вверх окровавленный нож. - И так будет...

- Конец тебе, - сквозь зубы прорычал Эриксон, передёргивая затвор автомата.

- А где отец? – спросила стоящая рядом Шари.

Сергей вышел из-за «тигра» с выражением уже знакомой многим ледяной злости на лице, на ходу вставляя в РПГ-7 заряд. Вскинул гранатомёт на плечо, прицелился и выстрелил.

Граната врезалась аккурат в вершину сторожевой вышки, разворотив деревянный частокол и взрывной волной сбросив вниз отчаянно вопящего головореза. Тот с влажным хрустом упал рядом с убитой им жертвой и затих.

- Разведка! – рявкнул Сергей, перебрасывая дымящий гранатомёт стоящему рядом солдату. – К бою! Всех, кто окажет сопротивление – валить на месте!

Минут десять ушло на координацию между отдельными машинами и придумывание плана действий. Затем стоящие на флангах «гиены» и «тигр» обработали из крупнокалиберных пулемётов сторожевые вышки. БТР дал очередь по воротам, превращая их в труху, а затем туда же ударил заряд, выпущенный из СПГ-9. Ещё одна очередь из 30-миллиметровой пушки по верхней части измочаленных ворот, и ещё один выстрел из станкового гранатомёта. БТР, выплюнув два облака сизого дыма, рванул вперёд, на ходу разворачивая пушку назад.

Разогнавшаяся многотонная бронированная машина проломила скошенным носом остатки ворот и перевалившись через обломки и хлипкую баррикаду с внутренней стороны, ворвалась во внутренний двор – тактика в общем-то отработанная ещё в Вилде.

Внутри оказались изготовившиеся к бою головорезы – на этот раз уже не налегке, а с щитами и копьями. Даже какое-то подобие строя попытались составить.

Сидевшие в БТРе разведчики открыли огонь через бойницы, а затем довернулась и башня, причесав противника из спаренного пулемёта. Бронемашина превратилась в подобие ощетинившегося огнём ежа, бандиты почти моментально потеряли убитыми несколько десятков человек и сочли благоразумным немедленно разбежаться.

Впрочем, на небольшом внутреннем дворе острога особо разбегаться было некуда.

Десант высыпался из БТРа и развернулся цепью, а между тем к разрушенным воротам подрулили ещё и «тигр» с багги, привезя с собой оставшихся пеших бойцов.

Вяземский перелез через баррикады, держа в руках автомат. Рядом с ним была и Шари, которая по случаю большого боя не пренебрегла боевой раскраской плакальщицы.

Майор окинул взглядом внутренности крепостицы – всё, в принципе, уже было кончено. Без магов местные вообще ничего не могли противопоставить земному оружию и бронетехнике. Конечно, так наверняка будет не везде и не всегда, но пока что стоило пользоваться моментом...

Из небольшого бревенчатого сруба близ частокола сквозь узкие окна в разведчиков полетело несколько стрел – неприцельно, наобум. Однако солдаты к угрозе отнеслись более чем серьёзно – часть немедленно открыла огонь по срубу, не давая лучникам приблизиться к окнам, а ещё пара человек рывком сократили дистанцию и забросили внутрь пару гранат. Громыхнули взрывы, следом вооружённый дробовиком боец вынес дверь в сруб и внутрь влетели двое разведчиков. Прозвучало несколько одиночных выстрелов.

- Чисто! – немедленно доложили бойцы.

Оставался главный блокгауз – солидное двухэтажное бетонное здание. И дверь тут была куда более основательная – старая, но всё ещё очень крепкая. Из толстых досок, вдобавок обитых железом, да и без толики магии вряд ли тут обошлось.

Разбирать на кирпичики форт Вяземский не решился – внутри могли быть пленные. Но при наличии двери и закреплённого на ней заряда взрывчатки разрушать здание и не требовалось.

Накладной заряд установил Эриксон – сказал, что делал так уже сто раз. На сто первый раз тоже обошлось без проблем – пластид разворотил половину двери, а остальное доломали вооружённые топорами и кувалдами из ЗИПа разведчики, после чего ворвались внутрь.

Гранаты на этот раз направо и налево кидать не стали, да и стреляли тоже немного. Правило «при штурме здания в комнату заходит сначала граната, а потом ты» при наличии заложников не работало.

Не дожидаясь окончания зачистки всего здания, внутрь зашёл и сам Вяземский вместе с Шари. На майора быстро посыпались доклады:

- Нашли двоих гражданских. Женщины. Живы.

- Пятеро на верхнем этаже.

- Десяток в большом зале.

- Фейри среди них есть? – спросил Сергей.

- Никак нет!

Кое-где ещё раздавались одиночные выстрелы. Чаще всего взятых почти наобум дробовиков – это двери в российские квартиры без автогена вскрыть часто не представлялось возможным, а вот деревянные двери заряды картечи выносили на раз.

Шари между тем вовсю вертела головой, а затем целенаправленно направилась к лестнице, ведущей на второй этаж.

- Отец, сюда!

Под лестницей обнаружился люк с большим металлическим кольцом, а под ним – проход в подвал. Разведчики включили тактические фонари и двинулись вниз по старой рассохшейся лестнице.

Внизу обнаружилось достаточно просторное каменное подземелье, тускло освещённое светом нескольких лампад. Деревянные клетки вдоль стен и в дальнем конце – явно новые, самодельные. Внутри – десятка два женщин в драной одежде, многие без сознания.

В нос шибанул запах пота и давно не мытых тел.

Посреди подземелья стоял грубый стол, уставленный снедью и кувшинами. За столом – четверо, ещё двое на широкой лавке чуть поодаль. Женщина лежит безвольно, а мужчина – даже скорее молодой ещё парень – пытался торопливо завязать портки.

Остальные при виде разведчиков немедленно похватались за валяющиеся тут и там топоры и булавы.

Вяземский моментально оценил, что кругом бетонная кладка и клетки с пленницами, так что стрелять из автомата было себе дороже. Поэтому быстро выпустил из рук автомат, оставив его висеть на ремне, выхватил закреплённый у плеча штык-нож и метнул его. Кто же знал, что практикуемое сугубо для форса метание ножей когда-то пригодиться в бою? А вот поди ж ты – пригодилось...

Нож воткнулся одному из тех, кто был за столом аккурат в шею, а затем Сергей достал из кобуры пистолет, щёлкнул предохранителем и всадил ему ещё две пули в грудь. Бандит тут же рухнул на пол.

- Оружие на пол! К стене! – рявкнул на оцепеневших головорезов слегка оглохший майор. Те, будучи тоже слегка оглушёнными с некоторым запозданием, но повиновались.

Оказалось, что в тесном помещении даже выстрелы из пистолета становятся очень уж громкими...

- Сестра!.. – Шари метнулась вперёд к одной из клеток.

Дёрнула закрытую дверь и яростно посмотрела на столпившихся у одной из стен бандитов.

- Т-там... на столе... – заикаясь, произнёс один из них – упитанный лысоватый толстяк.

Эльфийка схватила грубоватый ключ, открыла замок и опустилась на колено перед лежащей на грязной соломе пленницей.

Судя по острым ушам – явно фейри. Лица не видно – закрыто длинными спутанными волосами. Одета получше, чем другие пленницы – сильванский кожаный костюм сильно истрёпан, но на лохмотья всё же не похож. Зато в отличие от других пленниц эльфийка оказалась крепко связана.

- Это она? – спросил Сергей, продолжая держать бандитов под прицелом «ярыгина».

- Она... - Шари бережно убрала спутанные волосы с лица сестры.

- Жива?

- Слава всем богам.

Девушка неожиданно оскалилась и зашипела, обнаружив на теле сестры ссадины и кровоподтёки. Рывком поднялась на ноги и стремительно метнулась к стоящим у стены бандитам, уперев тому самому толстяку дуло автомата в подбородок.

- Ты... – зашипела Шари. – Что ты...

- Мы... мы ничего с ней не делали, госпожа! – толстяк нервно сглотнул, обливаясь потом. – Она просто без чувств... Отвар... Тёмным... Тёмным не понравилось бы, если бы мы испортили товар...

- ОНА НЕ ТОВАР! – проорала девушка. - ОНА! МОЯ! СЕСТРА!

- С ней вы значит ничего не делали, - холодно произнёс Вяземский. – А с другими?

- Парням же тут было скучно... – пробормотал бандит. – Да и чего заложникам зря пропадать...

- Ты умрёшь, - прошептала Шари, сильнее упирая ствол автомата и кладя палец на спусковой крючок.

На плечо девушки легла рука Сергея. Эльфийка повернулась к нему. Вяземский покачал головой.

- Нет, - ровным тоном произнёс майор.

Какое-то время они смотрели друг другу в глаза, а затем фейри отвела взгляд.

- Да... отец... – выдохнула Шари, унимая тяжёлое дыхание.

- Успокойся. Ты должна быть спокойна.

- Да, отец, - послушно кивнула девушка.

Сергей отошёл назад и двинулся к лежащей без сознания Шури, наклонился к ней, проверил пульс и достал запасной нож, чтобы разрезать путы.

- Тут же везде камень, - как бы между прочим произнёс Вяземский. – От автоматных пуль рикошеты будут. Ещё зацепишь кого...

- Да, отец!.. - оскалилась Шари и выхватила из ножен штык-нож.

В отличие от старых штык-ножей 6Х4, которые были сделаны из хрупкой порошковой стали и часто даже с банкой тушёнки справиться не могли, новые 6Х9-1 были сделаны из отличного металла.

Эльфийка первым ударом распорола горло толстяку, воткнула нож второму в шею. Крутанулась на месте, подсекая ноги третьего, попытавшегося убежать, и вонзила ему клинок чуть пониже затылка. Сила фейри позволила запросто раздробить ножом шейные позвонки.

В живых остался только один бандит – молодой парень-насильник, который немедленно рухнул на колени перед Шари.

- Госпожа! – взмолился он. – Прощу, пощадите!

Девушка остановилась перед ним и холодно посмотрела на парня.

- А она? – подбородком указала она в сторону безвольно лежащей на лавке женщины. – Она просила пощады?

Молодой бандит крепко зажмурился, ожидая удара... А затем открыл глаза и увидел, что эльфийка вытирает клинок куском материи.

- Госпожа! – парень натурально пал ниц. – Да благословят вас боги! Милосердная, добрая госпожа!..

- Кто сказал, что я добрая? - сказала Шари и ударила рукояткой ему в глаз – металлическим шипом для раскалывания стекла.

Парень с воплем прижал руки к выбитому глазу, кровь из которого заливала ему лицо.

- Будешь жить, - равнодушно бросила эльфийка. – Расскажешь всем своим, что бывает с теми, кто преступает закон. Мы ещё вернёмся. Проверим. Если сами не накажете виновных в преступлениях – это сделаем мы. Тогда умрут все.

- Закончила? – спросил Вяземский, вынося из клетки находящуюся без сознания Шури.

- Да, отец, - Шари брезгливо отвернулась от воющего от боли бандита и убрала клинок в ножны.

- И если что...

- Они оказали сопротивление, - невозмутимо произнесла фейри. – Пришлось применить силу.

- Именно, - кивнул Сергей. – Займись остальными, я пока отнесу твою сестру и пришлю ещё кого-нибудь на помощь.

- Хорошо, - улыбнулась Шари.

День подходил к концу. И заканчивался он куда лучше, чем начинался.

20

Куй железо, пока горячо. Допрашивай пленных, пока они в шоке.

Опустившаяся ночь преградой для продолжения деятельности не стала – разведчики протянули провода от установленных за оградой машин и развесили фонари, так что работа продолжилась и в темноте.

Первым делом Вяземский устроил с пленными «профилактическую беседу».

Разоружённых бандитов согнали к одной из стен частокола, осветили фонарями, а прямо перед ними установили пулемёт на станке.

И для убедительности дали очередь поверх голов.

- Минуточку вашего внимания.

Вперёд выступил Сергей.

- Я – майор Вяземский, личный и полномочный представитель Её Высочества принцессы Афины, Стража Восточного предела, - скучающе произнёс майор. – Все вы прекрасно знаете, за что получили сегодня трёпку. Самовольный захват власти, насилие в отношение имперских граждан, убийство имперских граждан, покушение на честь женщин Империи, грабежи, сопротивление официальным властям Нового Рима в лице меня.

Разведчик ледяным взглядом обвёл выстроившихся бандитов.

- Иными словами – мятеж, - припечатал он.

Инсургенты зашумели – с мятежниками Империя не церемонилась в принципе. Во всяком случае, без публичных казней что простолюдинов, что нобилей никогда не обходилось.

- Я мог бы казнить вас всех прямо здесь и сейчас. Или просто бы приказал не брать пленных... Однако в свете надвигающей с севера угрозы, посчитал неразумным напрасно тратить... – Вяземский брезгливо поморщился, – Человеческий ресурс. Сейчас вы займётесь уборкой и захоронением своих более неудачливых подельников, а также разбором баррикад и завалом. Хоронить будете снаружи. Можете попытаться сбежать, но предупреждаю сразу – этой ночью вы сможете уйти лишь так далеко, как мы позволим. После чего вы будете пойманы и в лучшем случае убиты на месте. Другой вариант – вы подчиняетесь моим приказам и остаётесь живы... по крайней мере, до рассвета. А, может, и дольше – это уже как решат местные имперские власти, когда сюда прибудут. Но вначале я попросил бы, чтобы из строя вышли ваши набольшие.

Бандиты переглядывались между собой, негромко переговаривались, но с места никто из них не тронулся.

- Пожалуйста, - холодно улыбнулся майор. – Пока я ещё прошу.

Ноль движения.

- Шари, дочь моя, подойти, - нарочито громко произнёс Сергей.

Из темноты вышла фейри – с непокрытой головой, позволяющей видеть острые уши, и с автоматом наперевес. Для большей наглядности к «калашу» был примкнут штык-нож. Ну и про довольно-таки угрожающую раскраску плакальщицы забывать тоже не стоило – девушка сейчас мало походила на спокойную сильвану, а вот на Тёмную фурию – запросто.

Эти месяцы закалили и тело, и дух Шари – как кузнечный молот при ковке выбивает из заготовки для меча всё лишнее и слабое. Она научилась убивать и сражаться, но не погрузилась в это с головой, как Падшие. Старые традиции племени и дисциплина нового клана сделали её жёсткой, но хладнокровной. Как названный отец.

Это сделало её очень, очень опасной. И пленные бандиты это чуяли.

- У вас в плену моя дочь нашла свою сестру, - всё с той же улыбкой сказал Вяземский. – Не внемлите моим просьбам – с вами будет говорить она... Как считаешь, Шари, с этими господами есть смысл побеседовать?

- Более чем, - в тон майору ответила девушка. – Они станут куда сговорчивее... После того как я убью каждого десятого.

- А ты нас своей ручной зверушкой не пугай, имперец! – выкрикнул кто-то из строя.

Двое разведчиков подвели того самого парня с выбитым глазом, чья голова была криво перемотана грязной тряпицей, и толкнули его в строй.

Шари спокойно подошла к нему, посмотрела снизу вверх.

- Я забрала твой глаз, - холодно произнесла девушка. – Как плату. Как напоминание. Как... сувенир.

Фейри резко ударила локтём в стоящего рядом с парнем бандита, выволокла его из строя и ударом ноги под колено заставила опуститься на землю. Схватила за длинные сальные патлы, запрокинула ему голову и приставила к горлу вытащенную из чехла сапёрную лопатку.

- Хочешь ещё сувенир, отец? – невинно поинтересовалась Шари у Вяземского. – Будет неплохим украшением кланового дома.

- Возможно, стоит набрать побольше... сувениров?

- Довольно, - из строя вышел крепкий мужик лет сорока, безбородый, с острыми чертами лица и собранными в небольшой хвост светлыми волосами. – Я здесь старший.

- Слааавно... – протянул Сергей и кивнул паре стоящих рядом разведчиков. – Увести.

Вожаку немедленно завернули руки за спину и уволокли прочь.

- Остальные – работайте и ведите себя примерно. Или пожалеете. Я предупредил.

Пленных немедленно распределили на работы – кому копать братскую могилу для погибших, кому таскать трупы, кому разбирать завалы и баррикады.

- Тебе б синематограф снимать, командир, - хмыкнул подошедший к Сергею Эриксон. – Напугал образцово-показательно просто-таки. Шари тоже молодец – вся в папу.

- Благодарю, - чинно кивнула девушка.

- Как твоя сестра?

- Всё ещё без сознания. Татьяна поставила ей кап... капельницу. Сказала, что всё будет в порядке.

- Я, кстати, Тане даже свои запасы «противошокового» отдал, - сообщил Неверов.

- А что так?

- Там пленных женщин больше сорока. Пока всех из комнат собрали, пока из подвала достали, пока всех отпоили...

- Возьми десятка два из этих, - Сергей брезгливо кивнул в сторону пленных. – Пусть весь блокгауз вычистят – от трупов, от крови, от... следов своего пребывания.

- Кстати, где этих беспредельщиков будем размещать-то?

- Вот, где построили у стенки, там пусть и размещаются. Не сахарные – на улице не растают. Завтра ещё вместе с заложницами поговорим, и тогда кое-кто... «на подвал» отъедет.

Через всё ещё заваленный всяким хламом главный вход пробрался Айвазов и подошёл к Вяземскому.

- Командир, сектора разобрали, машины поставили, местность заминировали.

- Плотно?

- Как обычно.

- Надо плотнее.

- В смысле, потому что из-за всей этой бодяги мы тут встряли?

- В смысле, потому что здесь можно закрепиться, - объяснил Сергей.

- А я думал... – протянул Эриксон.

- Алексей, ну сам посмотри какая тут обстановка, - поморщился майор. – Я манал такой ненадёжный тыл иметь, раз есть риск столкнуться с Тёмными. У них тут и так оказывается либо агенты, либо подвязки среди местных – они же махом все наши перемещения сдадут, сам же понимаешь.

- Это да, - Неверов почесал затылок. – Это ты в точку, командир. И ладно бы просто отследят...

- Могут и атаковать, да, - кивнул Айвазов. – Пойду тогда Булата возьму и дополнительно местность укрепим с парнями. А вообще, какой у нас план действий?

- Долгосрочный сам видишь – по звезде пошёл. Закрепляемся в этом форте, оповещаем представителей имперской власти, выходим на связь с местными кланами фейри... А заодно и с заграничными. И только потом выступаем.

Конечно, граница между Новым Римом и Сорока Племенами была фактически не демаркирована и во многом номинальна, но Сергей решил не лезть наобум в чужие земли. Он там никого не знает, его никто не знает – мало ли что... Напасть – может, и не нападут, но и не предупредят в случае чего.

- Но и влипать в местные разборки тоже не хотелось бы, - вздохнул Эриксон. – И откуда тут столько дармоедов-то? Сила есть, ума нет, а всё туда же – давай свой хуторянский Рейх строить с бухлом и заложницами...

- Вольноотпущенники, - пожал плечами Вяземский. – Предположу, что их тут на волю как наотпускали, вот это шакальё в стаи и посбивалось. Лес валили, в рудниках пахали там артелями, а как слабину почуяли – решили власть взять.

- И на что они только надеялись... – буркнул Айвазов.

- Надеялись, что когда сюда официальная власть доберётся, они уже всё тут под себя подомнут, - объяснил майор. - Проходили уже – так в Восточном Пределе много кто думал. Типа – вот сейчас отмудохаю соседа, отожму у него владение, а когда вопросы возникнут – скажу, что антиконституционный мятеж подавлял.

- Имперцам проще закрепить установившийся порядок, чем разбираться кто прав, кто виноват? Ну, тоже вариант, чего уж там...

- Тем более в этом медвежьем углу, - вставил Эриксон.

- Тем более, да, - кивнул Вяземский. – Нам скоро потребуется подвоз топлива; возможно, потребуются боеприпасы. От Надежды до имперской границы нужна минимум одна база подскока, а лучше две. А какие базы, если местное население вот такое вот? Своих не жалеют, с фейри рискуют связываться – с нами тем более не побоятся.

- А чтобы боялись, в них надо этот рефлекс вбить, - понимающе кивнул Айвазов.

- Именно, - майор нехорошо прищурились. – Каждый потенциальный беспредельщик в округе должен знать, что при виде камуфляжа и при запахе ГСМ он даже думать ничего крамольного не должен, если не хочет получить прикладом по зубам или пулю в брюхо. Иначе охрану топливной базы подрежут в момент и отдадут Тёмным.

- Да уж, БМТО и ГСМ-щики – это даже не мотопехота, - вздохнул Эриксон. – От эльфийских зондеркоманд они хрен когда отобьются.

- А я думал, что с лесными эльфами всякая шелупонь старается не связывается, - задумчиво произнёс лейтенант. – Это же, ну кровники на всю жизнь. Причём дико опасные и упёртые кровники.

- Никогда не следует недооценивать человеческую тупизну, - пожал плечами Сергей. – Без регулярных живительных и неиллюзорных люлей, у многих резко притупляется инстинкт самосохранения и чувство опасности. Как я понял, если лесным какую падлу сделать, то их надо либо всех под корень вырезать, либо самому могилу себе копать.

- Это так, - вставила Шари. – И это традиция. За тяжёлое преступление – убийство, похищение – кара только одна.

- Смерть, - понимающе кивнул Вяземский.

- Да. Весь в клан в мстителей вряд ли обратится... Но кто-то из близких, друзей – обязательно. И если назваться плакальщиком, то от этой участи может отрешить только Ритенгемот – большой или хотя бы малый. Плакальщикам не место в клане, им нельзя жениться или выходить замуж, нельзя заводить детей. Они принимают путь мести и живут только ею. Фиари живут дольше людей, поэтому кто-то ждёт годами. Говорят, что месть творят с холодным сердцем. Око за око, жизнь за жизнь.

- И всё равно находятся придурки, - сказал Айвазов.

- Находятся, - кивнула Шари. – Многие живут лишь сегодняшним днём, ни думая ни о прошлом, ни о будущем, ни о посмертии. С такими плохо.

- С такими всегда плохо, - поморщился Эриксон.

Из блокгауза вышла явно уставшая Татьяна и мрачно выругалась.

- Мужики, дайте сигарету.

- Ты ж не куришь, - заметил Эриксон.

- Я и матом раньше не ругалась. Сигарету дайте.

- Курить – вредно, - сказал Вяземский, доставая мятую пачку из кармана разгрузки.

- А жить вообще вредно – он этого умирают.

Семёнова прикурила, затянулась, немедленно закашлялась и скривилась.

- Как вы эту гадость курите вообще?

- Точно так же, как и водку пьём – от безысходности, - пожал плечами Эриксон.

- Командир, может завалим этих, а? – Татьяна мотнула головой в сторону оставшейся под светом фонарей кучки пленных. – Ну или хоть расстреляем кого... Уроды грёбанные.

- Не стоит увлекаться массовыми казнями, - спокойно ответил Сергей. – Тем более, что в таких масштабах это будет уже военное преступление... И напрасная трата боекомплекта. Лучше подождём имперцев – пусть сами вешают, головы рубят, ну или что в этой глухомани в моде. Мы тут и так нормально поработали. Что скажешь насчёт Шури?

- Фейри, - пожала плечами Таня. – Крепкий организм – крепче, чем у нас. Ссадины, ушибы, порезы... Думаю, что без боя она не далась. Её поили чем-то одурманивающим, но она наверняка быстро очнётся.

- Я могу её навестить? – нерешительно спросила Шари.

- Она спит, - слегка улыбнулась Семёнова. – Но можешь зайти, если хочешь.

- Я хочу.

- Налево от входа, вторая комната.

- Я с тобой, - сказал Вяземский. – Таня, иди отдохни – дальше справимся сами.

- Хорошо, - девушка широко зевнула. – Мне и правда стоит немного вздремнуть...

Сергей и Шари вошли внутрь блокгауза и почти сразу же нашли лежащую на большой охапке соломы Шури, заботливо укрытую колючим синим одеялом, взятым из запасов разведбата. Рядом обнаружилась и стойка с капельницей.

Вяземский аккуратно осветил спящую фейри, которую впопыхах даже как следует рассмотреть не успел.

Волосы девушки были всё ещё спутанными и грязными, но уже не так как раньше. В отличие от блондинистой Шари они были скорее светло-русыми, чем просто светлыми. Ну и в целом чувствовалось, что это её сестра – похожие черты лица, разве что чуть более округлые. Навскидку Шури была и чуть выше Шари, да и немного пофигуристее. Возможно – в силу конституции, возможно – в силу чуть большего возраста.

Шари присела около сестры, аккуратно убрала несколько прядей с лица и взяла её за руку.

Сергей вспомнил собственную сестру – неугомонную Ольку, чей характер чем-то напоминал характер Эрин. При разводе родителей она осталась с матерью, но связи они никогда не теряли, а год назад она и вовсе переехала обратно во Владимирск и поступила в местный ВУЗ. Ольга, конечно, временами раздражала и утомляла, но Вяземский знал, что за неё, как и за любого близкого человека, он перегрызёт глотку кому угодно. И если потребуется, то в прямом смысле и без всяких гипербол и метафор.

- Вы с ней были близки? – спросил разведчик. – Ну, как сёстры.

Шари ответила не сразу.

- Мама... Мама умерла при моём рождении – её я совсем не помню. Отец нас почти не воспитывал – это всё-таки не дело военного вождя, к такому его бы никто не допустил, - девушка вздохнула. – Он был... хороший. Сильный, мудрый. Но... слишком фиари. Мы не были близки.

Эльфийка улыбнулась.

- Когда мне исполнилось шесть кругов – нас собрали в общую стайку. Лесные фиари так воспитывают всех детей. Шури старше меня на пять кругов – это она меня растила. Когда в восемь лет я упала в холодную реку и подхватила лихорадку – выхаживала меня она. Начала изучать травы, снадобья. Стала потом лекаркой. Хорошая лекарка, но плохая охотница, совсем плохая. Боится боли, не очень сильная. Не боец. Я младше, но я всегда была сильнее. Сильнее многих.

Девушка сгорбилась.

- Никого не осталось. И теперь я сильнее всех. Теперь я - самая сильная.

- Ты правда хочешь забрать сестру из клана? – спросил Сергей.

- Да, - решительно кивнула фейри. – Не знаю, есть ли такой закон, но я сделаю своё слово законом. Деара не защитили. Не защитили! Слабые. Слишком слабые... Я – сильнее. Если не они, то я. Если не они, то я защищу сестру. Моё право. Мой долг. По крови. По духу. Я – вождь. Вождь, когда мир нарушен. Госпожа войны. Не оплакать. Не хватает слёз. Никому не хватит. Кровь вместо слёз, кровь – смоет. Чтобы восстановить мир. Чтобы больше не теряли, как я. Никто. Никогда. Вселенная не кончается на опушке леса. Вселенная – бесконечна. Теперь – знаю. Теперь – есть цель. Навсегда. Пока буду дышать, когда перестану дышать. Нет мира – только война. Без края, без конца. Но я закончу. Я буду той, кто закончит. Я буду госпожой войны.

Вяземский опустился рядом с Шари и осторожно обнял дрожащую девушку, которая немедленно уткнулась ему в плечо и беззвучно заплакала.

И тут же майор поймал краем глаза движение.

- Ша... ри... – лежащая фейри пошевелилась и забормотала, не открывая глаз. – Не... плачь... Я... здесь...

Шури приоткрыла глаза. В свете фонаря стало видно – не серебряные, как у сестры, а голубые.

- Ты... мне снишься? – пробормотала девушка. – Тогда... не хочу... просыпаться...

- Я тебе не снюсь, - Шари прижала руку фейри к своей груди. – Всё хорошо. Ты теперь в безопасности. Теперь всё будет хорошо.

- Хо... хорошо... сестра... – пробормотала Шури и снова заснула.

Шари засмеялась, вытирая слёзы.

- Ничего, - Сергей потрепал девушку по волосам. – С ней всё будет в порядке, так что успокойся. Поплакали немного, ну и хватит – нам ещё дальше подвиги совершать.

- Угу... – фейри зевнула.

- Надеюсь, мне не придётся и её удочерять? – озабоченно спросил Вяземский.

- Шури – совершеннолетняя, хоть и моя сестра, ей не нужны старшие... – пробормотала Шари. – Но я заберу её из клана в свой, а потом найду хорошего... жениха... Минимум – сержанта... Хорошая лекарка пригодится... Надо и Таню ещё... сосватать...

Девушка замолчала и засопела, умудрившись почти моментально уснуть.

- Вот все говорят – гарем эльфиек, гарем эльфиек... – вздохнул Сергей. – А у меня какой-то детский сад эльфиек.

21

Трибун Гней Гризаус чувствовал, что влип. Причём влип очень серьёзно – буквально по самую макушку шлема и торчащий сверху гребень.

Дельце, обещавшее быть не особо пыльным и при этом довольно выгодным, неожиданно превратилось в занесённый для удара палаческий меч. А ведь ему даже не требовалось делать ничего сложного или противозаконного – требовалось НЕ делать. Если точнее – не реагировать на все возможные запросы из окрестных земель о помощи и получать за это причитающуюся мзду. Клан Паршан платил звонкой монетой, поставил женщин – почему бы и не согласиться?

Ну да, это целый букет самых разных должностных преступлений, но трибун и обе центурии были присланы из центральных провинций, местных в их составе не было, так что на передел имущества одних вольноотпущенников в пользу других, легионеры решили посмотреть сквозь пальцы.

Строго говоря Паршан даже не был настоящим кланом северян, спаянным родственными узами – просто стая, в которую сбились помилованные и отработавшие своё каторжане с окрестных рудников и лесоповалов. Отсюда и такой перекос, что большая часть клана оказалась мужчинами.

Большая часть жителей окрестных деревень тоже была из вольноотпущенников, но уже в основном во втором-третьем поколении. Край был глуховат и не слишком благоприятен, так что отставники в этих землях себе наделы после службы не брали.

И всё в общем-то шло довольно гладко... Где-то западнее бушевала война, на юге тоже было не слишком спокойно – лучшего времени, чтобы укрепить свою маленькую власть и не придумать. Как говорится – лучшем быть первым на деревне, чем последним в Альба-Лонге.

А затем – как гром среди ясного неба. Имперский эмиссар! Здесь, в этой глуши! И что погано - ведущий себя, как и подобает полномочному представителю Императора, то есть нагло, жёстко и решительно.

Но самое плохое было даже не это, а свалившийся однажды рано поутру прямиком с неба стандартный футляр для доставки срочных депеш. В которому имперскими буквами по превосходной белоснежной бумаге было написано от имени Стража Востока принцессы Афины – явиться в некий Форт Росс, который, судя по описанию, был заброшенным острогом за номером 102-Гамма. За неповиновение южная фурия сулила огонь с небес и немедленное уничтожение всех противящихся её воле, что выглядело очень похожим на то, какие слухи доходили о венценосной бастардке.

С неё такой и правда станется отправить пару драконов выжечь форты и казармы...

Что характерно – такое же послание было доставлено и главе городища Чистоводное, а по совместительству главе клана Паршан – Намеру Паршану. Как только об этом стало известно трибуну, тот посоветовал бывшему рабу не выделываться, готовить дары и ехать на встречу с эмиссаром.

Делать нечего – собрались в путь, проклиная всё и вся.

Теперь по итогам этой авантюры не то что о прибытке не приходилось говорить – тут бы убытков не понести. В виде собственной головы в том числе.

Хотя Гризаус считал себя довольно опытным в деле приёма разномастных проверок и комиссий, и полагал, что с любым проверяющим можно договориться по-хорошему – отличаются только объёмы умасливания.

С собой взял полсотни легионеров - в качестве свиты и охраны даров.

- Как думаешь – что там за эмиссар-то? – поинтересовался едущий рядом с трибуном Намер.

Для вождя он был довольно молод – и сорока лет нет, но крепок и силён. Ничего неожиданного – в звериных стаях и кланах северян правят сильнейшие.

- Понятия не имею, - буркнул легионер. – Но кто-то очень дерзкий.

- Это ещё мягко сказано, - оскалился Паршан. – Взял штурмом нашу крепость!..

- Это вообще-то была НАША крепость, - сухо уточнил Гней.

- Ну да, ну да...

- В свите эмиссара скорее всего есть маги, причём сильные, - сказал трибун. – Не думаю, что форт с парой сотен человек гарнизона так просто взять...

Но строить догадки долго не потребовалось – в паре часов езды от Форта Росс их встретило яростно рычащее четырёхколёсное нечто с алым имперским знаменем на крыше.

Из него быстро выбралась фейри в диковинным доспехах ярко-зелёного цвета и с устрашающей раскраской на лице.

- Назовите себя, - холодно произнесла она, оглядев растянувшихся на дороге всадников.

Полсотни легионеров и больше сотни бывших варваров... Хотя бывают ли варвары бывшими? В любом случае, отряд был не из слабых. Уж не из тех, кому следовало опасаться трёх человек в непонятной самобеглой повозке, пусть даже они были бы магами...

Но светловолосая фейри вела себя так, будто бы за её спиной стоял легион при поддержке пары десятков магов и красного дракона.

- Я имперский трибун, - надменно произнёс Гризаус. – Кто я такой, чтобы давать тебе отчёт? Уйди с дороги, или...

Торчащий из задней части повозки человек развернул в сторону всадников что-то вроде собранных вместе четырёх тонких металлических трубок, что очень сильно не понравилось легионеру. С таким видом не поворачивают фонарь или вазу – так нацеливают лишь оружие.

- Я десятник свиты эмиссара Её Высочества Афины, - холода в голосе фейри стало явно больше. – Назовите себя.

- Трибун Гней Гризаус.

- Ваш пропуск.

Легионер скривился, но дал отмашку одному из солдат, который выдвинулся вперёд и передал ушастой тот самый приказ принцессы.

- Всё в порядке, - кивнула Шари и посмотрела на Паршана. – Теперь вы.

- Ты - фейри? – кривовато ухмыльнулся Намер. – А сколько тебе...

- У меня есть приказ уничтожать на месте любого, кто откажется мне подчиниться, - сообщила девушка.

- Со мной сто тридцать человек, красавица.

- Я оставлю в живых человек двадцать, чтобы они убрали тела с дороги, - равнодушно произнесла фейри.

Паршан какое-то время пристально рассматривал Шари, а затем слегка кивнул одному из своих воинов, и тот передал пропуск сильване.

- Всё в порядке. Следуйте за мной.

Фейри уселась в свою повозку, которая вновь заревела и неспешно покатилась по дороге, наполняя воздух какой-то алхимической вонью.

- Не нравится мне это, - пробормотал Гней.

Воистину – алчность губит. Что стоило дождаться пенсиона и не разевать пасть на что-то большее? Не разевал бы тогда – не оказался бы перед ещё одной пастью сейчас.

- А мне как раз нравится, - удовлетворённо прогудел Намер.

Странной тяги Паршана к фейри легионер искренне не понимал – мало того, что это были едва ли не самые проблемные бабы, которых только можно себе представить, так на взгляд Гнея они в принципе были так себе. Личики симпатичные, а вот ухватиться не за что...

- Ты это лучше брось, - буркнул Гризаус. – Это тебе не какая-нибудь лесная дурочка. Видел как держалась? Наглая, уверенная... Умеет приказывать, умеет пугать. Привычно так. Наверняка из боевиков Высших, а с ними лучше не шутить. А всего лишь десятник, заметь.

- Посмотрим, - ухмыльнулся Намер.

Спустя пару часов они прибыли к старому имперскому острогу, который затем заняли клановые дружинники... а теперь оккупировали пришельцы.

Форт за минувшую неделю изменился и изменился сильно.

Стены были отремонтированы и укреплены свежими брёвнами, вокруг выкапывался ров, одна из сторожевых башен и ворота тоже были новыми.

А ещё вне форта стояли диковинного вида... повозки? Да нет, повозка была у этой ушастой стервы, а это были самые настоящие самоходы. Но не просто роскошные самобеглые кареты, отделанные позолотой и красным деревом – металл, хищные линии очертаний, чудовищно широкие колёса и... какие-то подозрительно неприятные на вид устройства сверху. От них за милю разило боевой магией, причём очень мощной магией.

Около одного из самоходов собралось человек десять в таких же странного вида зелёных доспехах, как и у той фейри. Собственно, и пара фейри там имелась, но уже в более привычной одёжке лесных. Причём, судя по количеству перьев в головных уборах – это были ни много ни мало – клановые вожди.

Трибун моментально определил старшего среди всех собравшихся.

Молодой – лет двадцать пять от силы, холодное лицо, холодные глаза. Спокоен, уверен, а значит опасен. Если это и есть имперский эмиссар, то дело может быть плохо – у него взгляд фанатика, а с фанатиками никогда не получается нормально договориться...

Грубоватый стол, пара скамеек, грубое кресло во главе. Эмиссар собрался разговаривать с ними вне форта, да и долго разговаривать, по всей видимости? Странно как-то...

И тут Гней сообразил – самоходы.

Самоходы держали в клещах место заседания, держали под прицелом. Но... всего десяток воинов свиты? Ну, тройка фейри не в счёт – это, кажется, вообще из местных кланов...

С другой стороны, выставить десяток воинов против пары сотен может либо глупец, либо тот, кто знает – десятка достаточно.

- Я трибун Гней Гризаус, командующий... – начал было легионер.

- Старшие от армии и клана Паршан по двое человек – за стол, - сухо произнёс эмиссар и, немного подумав, добавил, - Живо.

- Да ты хоть знаешь, с кем... – немедленно разозлился трибун.

- Я – да, вы – нет. Что ж, исправим это. Я - чрезвычайный и полномочный эмиссар Её Высочества Афины Октаво, - скучно, будто заученную и повторяемую уже в тысячный раз реплику, произнёс разведчик. – Меня зовут Сергей Вяземский, звание – майор. В переводе на ваши звания – трибун. Но трибун когорты особого назначения.

Гней открыл рот. Гней закрыл рот.

- Спешиться и занять свои места. Или, возможно, вы не знаете значения слова «живо»?

Гризаус молча повиновался. Говорить ему резко перехотелось – аккурат после того момента, когда ему сообщили, что эмиссар является командиром когорты особого назначения.

Это что – преторианцы? Или Псы Ареса? Нет, Псы – террор-группы, они борются с Тёмными... Тогда, получается, преторианцы. Или, может, 75-я отдельная центурия? Которую всё-таки развернули в когорту, как грозились последние лет двадцать... Доспехи невиданные... Доспехи, самоходы, скорее всего магострелы... Да, вероятно те штуки, из которых в них сейчас целятся – это магострелы.

Этот Вяземский... Чудное имя. Да и говорил со странным акцентом. Иноземец? Вполне может быть... И в элитном имперском отряде, да ещё и командует им? Не говоря уже о возрасте. Какой-нибудь очередной гениальный боевой маг, что рождается раз в сто лет?

Ох, ну и поганая же ситуация...

Хотя вот Намер спешился и с парой старших клана спокойно уселся за стол, не выказывая ни малейших признаков недовольства. Но он, скорее всего, ещё просто не понял, как сильно встрял в неприятности...

Трибун последовал примеру своего сообщника, взяв с собой примипила; также за стол уселась и пара фейри. По традиции - все разместились вперемешку. Легионер, паршанец, фейри – строго в соответствии с принятой иерархией.

Всю остальную свиту отослали подальше в поле.

Майор уселся в кресло во главе стола.

- Могу ли я спросить, для чего вы нас собрали, сир Вяземский? – стараясь, чтобы это не прозвучало слишком уж нервно, произнёс Гней, кладя шлем на стол.

- Не я, - спокойно ответил Сергей и сделал короткий жест.

Один из разведчиков вынес из десантного отсека «тигра» и водрузил перед Вяземским... шкатулку? Зеркало на подставке? Что это вообще за штука какая-то?

Верхняя часть этого неизвестного нечта засветилась и на нём начало проступать изображение.

Магическое зеркало? Такое маленькое? Чудеса, да и то...

Гней вгляделся в артефакт повнимательнее и нервно сглотнул.

- Узнали? – из хиленьких встроенных динамиков ноутбука послышался хрипловатый голос Её Высочества Афины.

Сама принцесса сейчас находилась в Дорпате, с которым был установлен экстренный видеоканал. На экране стал виден стол и походный шатёр, откуда, по-видимому, и велась трансляция.

- Ваше Высочество! - Гризаус и остальные легионеры немедленно вскочили на ноги и отсалютовали.

С некоторым запозданием и с видимой неохотой из-за стола поднялись и Паршанцы.

- Правильно, - кивнула девушка на том конце телемоста. – Принцесса Афина, прозванная Октаво. Восьмая наследница Имперского престола и Страж Востока. А теперь, мои дорогие сограждане, извольте объясниться - какого хрена у вас там происходит?!

- Ваше Высочество!.. – начал было трибун.

- Почему ваши отряды самообороны ведут себя как оккупационная армия?! – прорычала принцесса. – Грабежи, убийства, изнасилования? Взятие заложников?! Самовольное...

- Госпожа, это всего лишь чрезвычайные меры, - хмыкнул Намер и натолкнулся на бешеный взгляд Афины.

- Ты смеешь перебивать имперскую принцессу? – вкрадчиво произнесла она.

- Э... нет... – головорез моментально понял, что перегнул палку. – Эм... прошу простить, госпожа...

- Намер Паршан. Верно? – холодно произнесла девушка.

- Истинно так, - кивнул мужчина.

- Хочешь ли ты объясниться как-то ещё или считаешь, что не сделал ничего предосудительного?

- Возможно, кое-где мои ребятки и переусердствовали, но в целом...

- Ясно. Сир Гризаус?

- Ваше Высочество, я...

- ...виновен? – нехорошо улыбнулась принцесса.

Трибун с тоской подумал, что его сегодня только и делают, что перебивают, но он категорически ничего не может с этим поделать.

- Моя принцесса, если я в чём-то виноват, то готов всё искупить! – с наивозможной решимостью заявил Гней.

- Отлично, воин, - улыбка Афины нравилась ему всё меньше и меньше. – В таком случае... Знаком ли тебе такой термин, как... зачистка?

- Никогда не слышал, - признался Гризаус. – Могу ли я спросить, что именно он обозначает, госпожа?

- Это означает, что сейчас, трибун, ты немедленно арестуешь некоего Намера Паршана, а также всю его дружину. После чего, как и положено блюстителю имперского закона, предашь их суду – скорому и праведному. Ну, или просто скорому.

Намер дёрнулся было, но немедленно замер, когда стоящий рядом с ним фейри упёр ему в бок кинжал и посоветовал:

- Стой смирно.

- Затем, ты выступишь со своими легионерами к Чистоводному и проведёшь в оном городище рекомую зачистку, - всё с той же улыбкой, продолжала перечислять Афина. – Выражаться это будет в том, что весь клан Паршан объявляется мятежниками и подлежит поголовному аресту. Всех совершивших тяжкие преступления – судить по всей строгости закона. Женщин и детей – в рабство. Будет чем возместить ущерб пострадавшим селениям, если у лиходеев не найдётся чем заплатить штрафы. Всех подряд казнить не нужно, но и жалеть тоже не стоит. Оставишь гарнизон в Чистоводном, твёрдой рукой наведёшь порядок в вверенных тебе землях и тогда, возможно, я забуду такое слово, как...

Принцесса улыбнулась чуть шире. Трибун нервно сглотнул.

- Децимация.

Эту казнь не применяли уже очень-очень давно, но формально она так и не была отменена. При этом оставаясь весьма жутким пугалом для легионеров, ведь суть там была даже не в казни каждого десятого. А в том, что его должны были убивать его же товарищи по десятку и при том исключительно голыми руками без применения оружия.

- Но вам, трибун, в случае моего неудовлетворения я могу гарантировать почётное право броситься на меч, - уже без тени улыбки преувеличенно покивала Афина. – Ваш пенсион передадут родственникам, можете не беспокоиться. Поражения в правах также не будет... Децимированных, кстати, даже за счёт казны похороним...

Принцесса неожиданно громыхнула затянутым в латную перчатку кулаком по столу и рявкнула:

- Вы что думали – я вас в задницы целовать стану, уроды?! Ты, Паршан, сговорился с Тёмными, а знаешь, что за это бывает? Похоже, что не знаешь... А ты, трибун, тоже хорош! Спелся с инсургентами, предал присягу... И ещё большой вопрос – знал ли ты, что сговариваешься с предателями рода человеческого!

- Ваше Высочество, не знал! – взмолился Гней. – Клянусь всеми богами – не знал!

- Тогда ты знаешь, что делать, - бросила Афина.

- Но... Госпожа, клановых дружинников здесь больше... и у них оружие...

- А у вас, твою мать, что – деревянные ножички? Попроси моего доброго друга, сира Вяземского – он поможет своими магами. А заодно и проследит, чтобы ты всё как следует выполнил. Ведь проследишь же, Сергей?

- Запросто, Ваше Высочество, - слегка усмехнулся майор.

- Вот и хорошо. Принцесса Афина, Дорпат, конец связи.

Окно программы видеосвязи стало чёрным.

- Приступим? – усмешка Вяземского стала чуть шире.

- Думаешь, я тебе что-то скажу, имперец? – презрительно сплюнул Намер. – Или будешь пугать тем, что отдашь ушастым за то, что их девок воровал?

Оба фейри угрожающе зашипели.

- Твой... наместник в форте тоже храбрился, - равнодушно бросил Сергей. – Поначалу. А потом он познакомился с такими достижениями технического прогресса, как выхлопная труба «камаза», полевой телефон, противогаз и вымоченная в нашатырном спирте шапка...

- Что ты там вообще несёшь? – скривился Паршан.

- Скоро узнаешь. Увести этих... Нет, легионеров оставьте. Что стоишь, трибун? Собирай своих людей и действуй. А мы поможем. Либо...

Майор улыбнулся, но Гризауса от этой улыбки аж передёрнуло.

- Я не могу тебя сместить, трибун – сам знаешь, - Сергей резко захлопнул крышку ноутбука и постучал по ней пальцами. – А вот Её Высочество – может. И не только сместить. Возможно, твой примипил будет расторопнее и послушнее...

- Я всё сделаю, сир! - нервно сглотнул легионер, вытягиваясь по стойке смирно, будто новобранец.

- Вот и отлично, - Вяземский, казалось, моментально утратил весь интерес. – Более вас не задерживаю.

22

Ширидар споткнулась, покатилась по земле, и осталась лежать на ней, тяжёло и хрипло дыша.

- Вставай... – еле слышно выдавила фейри и захотела заорать, но получилось лишь сиплое карканье. – Вставай!

Сильвана отвесила себе пощёчину и, пошатываясь, кое-как поднялся на ноги. Лицо её походило скорее на обтянутый кожей череп – неделя непрерывных сражений и пять дней непрерывной погони без сна и отдыха вымотали даже двужильную фейри, но ей всё-таки удалось сбросить с хвоста шедших за ней варваров. Ширидар этот темп выдержала, а вот преследовавшие её хорасанцы – нет.

...Тот бой на руинах древней крепости ополчение Сорока Племён хоть и не проиграло, но и не выиграло. Но ничья в бою обернулась стратегическим поражением – пока колдуны хорасанцев сковывали лесное войско, их основные силы глубоко вклинились в земли кланов.

Ополчение повисло на плечах Орды, но варвары действовали отвратительно грамотно: чувствовалось, что их направляет чья-то умелая рука – тёмная рука. Колдуны с их ручными монстрами грамотно рассекали крупные отряды на более мелкие, а затем громили их один за другим, первыми выбивая орочьи и людские кланы. А когда сильваны оказались против десятикратно превосходящего врага, то не выдержали и они.

Клан Эанара дрался до последнего, но после нескольких сражений потерял почти две сотни бойцов убитыми и ранеными, и Ширидар приняла решение отходить к родным землям. Сама же она с небольшим отрядом осталась прикрывать отступление и держалась столько, сколько смогла. Сотня лучников и десяток мечников под её командованием смогли продержаться достаточно долго, сковывая действия врага, хотя и потеряли в итоге больше трети воинов. Последний бой вообще затянулся на целую неделю – их преследовало не меньше тысячи варваров, с которыми то и дело завязывались стычки. Ширидар собственноручно сразила несколько десятков хорасанцев, но их всё-таки было слишком много...

Десяток сильванов зажали и почти полностью перебили, но Ширидар всё-таки смогла прорваться, ещё и убив какого-то варварского вождя. Варвары взъярились, но сильвана это и было нужно - она постаралась в одиночку оттянуть на себя как можно больше врагов, а затем увлекла их за собой, давая остальным своим воинам возможность отступить. Ордынцы, разозлённые смертью вождя, клюнули на уловку, бросились в погоню и пустили громадных псов по её следам.

И началась погоня со смертью...

Сильвана расстреляла все свои стрелы и те трофейные, что удавалось собрать. Потом, в одной из стычек пришлось бросить повреждённый лук, скоро сломалось копьё и пришлось оставить меч в трупе одного из врагов, прыгая с обрыва в реку. А когда её настигли ловчие псы – пришлось отбиваться одним только ножом.

Оторваться получилось лишь на пятый день погони – с трудом, но всё-таки получилось.

...Сильвана вновь зашагала вперёд, постепенно ускоряясь и переходя на лёгкую рысь – пусть она и была чудовищно вымотана, но мыслила женщина всё так же трезво и ясно. Возвращаться назад сейчас, когда на границе рыскали поисковые отряды хорасанцев – смерти подобно. Так что оставалось только идти вперёд, вернее на юг – к местным кланам сильванов, что приняли имперское подданство, ну и к самим имперцам. Пусть Ширидар и не питала к ним особой приязни, но надежда сейчас была только на них – больше помощи просить было не у кого, а Орду надо было остановить до того, как она войдёт в леса близ Ржавого кряжа...

Ещё несколько часов безумной гонки, и начнутся имперские деревеньки... наверное, начнутся. Век людей короток, но и меняется у них всё куда быстрее, чем у фейри, а в последний раз в этих краях Ширидар была хорошо если кругов десять назад...

Учитывая это, немудрено, что сильвана немного заплутала, умудрилась пройти мимо всех хуторов и вышла прямо к крупному городищу, стоящему на слиянии двух небольших речушек...

Впрочем, так было даже лучше. В городище наверняка был имперский гарнизон, который мог подать весточку дальше...

Ширидар вышла на дорогу, миновала перекрёсток, мимоходом отметив, что вместо пары повешенных преступников, виселиц на этот раз было больше десятка и даже пара крестов...

Дорога была пустынна, но в паре миль от города фейри натолкнулась на первых местных. И удача – именно на тех местных, что были ей нужны.

Пост на дороге около небольшого моста – место выбрали с умом, иначе как по дороге здесь не пройти. Десяток легионеров и ещё десяток дружинников, вооружённых попроще. Службу несут прямо-таки на загляденье – ворон не считают, в кости не режутся, все при оружии и доспехах...

- Кто такая? Назовись! – командир имперцев выступил вперёд, как только Ширидар подошла ближе.

Двое дружинников с подозрением уставились на фейри и поудобнее перехватили арбалеты, что даже вусмерть уставшую сильвану удивило.

- Ширидар верс Эанара, - прохрипела женщина, переводя дыхание и стараясь не показать, насколько она вымотана. – Военный вождь клана Эанара и сопредельных. У меня дело к... к вашему командиру.

Имперцы принялись вполголоса совещаться, сверились с записями на листе... При этом продолжали держать фейри на прицеле.

- Тебя нет в списке, - непонятно сказал легионер. – Ты не местная?

- Я из Сорока Племён, - теряя терпение, процедила сильвана. - Послушайте, это касается Орды!..

- Пока жди здесь – мы свяжемся с вашими.

Ширидар захотелось выругаться, причём в выражениях уор и людей, потому как на эмесале таких слов не было. Ну, вот с кем они собрались связываться-то? Да и как? И что это ещё за «ваши»? Местные кланы? Но так они же не в городище живут – это что, так и стоять на дороге, считая дни?!

Один из легионеров достал откуда-то небольшую трубку, дёрнул – хлопок, и в небо взлетел зелёный магический огонёк.

Фейри очень хотелось пить и хотя бы присесть, но ей нельзя было показывать слабость – ни сейчас, ни когда-либо и ни перед кем. Такое и рядовому члену клана было не к лицу, а воину и военному вождю – тем более.

Однако ждать и правда не пришлось слишком долго.

Со стороны городища принеслась какая-то дико громыхающая... повозка, затормозившая около поста имперцев, а из неё выбралась фиари. Девушка, светловолосая, симпатичная, молодая – едва ли ей исполнилось больше двадцати кругов. Но лицо – жёсткое, а уж как перед ней сразу начали стелиться ромеи... Явно уже привыкла командовать, пользуется авторитетом. Воительница на имперской службе? Да нет, Новый Рим воинский налог берёт лишь взрослыми мужчинами... Может, из Светлых?..

Между тем фиари перекинулась парой фраз с командиром легионеров и решительно зашагала к Ширидар. Сильвана мельком подметила диковинную одежду и чудные доспехи девчонки – странные, но явно дорогие. И ткань дивно зелёного цвета – такую бы на платье, а не на воинскую одёжку...

- Десятник Шари верс Вяземская, - девушка коротко кивнула, положив руку на пояс. – Вы не отсюда. Что вас сюда привело, уважаемая?

Услышав говор, Ширидар сразу же поняла: не Светлая – своя, лесная. А вот названный клан был ей решительно неизвестен – откуда-то с запада или ещё каких земель?..

- Ширидар верс Эанара, военный вождь клана Эанара и сопредельных, - повторила сильвана. – Я из Сорока Племён. Мы схватились с Ордой, говорят – Империя тоже. Ты же служишь Империи?

- Я - союзник Империи, - уточнила Шари и слегка прищурилась. – Ты едва держишься на ногах, Ширидар-мах.

- Я с отрядом прикрывала отход наших, - криво улыбнулась сильвана. – Но диких было слишком много, нас рассеяли - я уводила врага сколько могла...

- Тебе нужно отдохнуть, Ширидар-мах.

- Потом! - отмахнулась женщина. – Мне нужно поговорить с имперцами – может они согласятся помочь... Сегодня – мы, но завтра – Империя. Если Орду не остановить – она будет идти дальше!..

- Тебе. Нужно. Отдохнуть, - твёрдо повторила Шари, беря фейри под руку и уводя за собой к повозке. – Орду – остановим. Но раз ты из Сорока Племён, то тебе нужно к моему отцу – расскажешь что и как.

Девушка едва ли не силком усадила Ширидар внутрь повозки, в которой сидел ещё один воин в таком же чудном наряде, но не фиари, а человек. Сама Шари уселась позади и что-то произнесла на неизвестном языке, держась за небольшую коробочку, закреплённую на груди. Человек в зелёном – вероятно, возница - кивнул, а затем повозка вновь взревела.

- Держись крепче, - сказала фиари в зелёном. – Поедем быстро.

Повозка стремительно сорвалась с места и понеслась в сторону городища. Благо, что соплеменница успела предупредить Ширидар, и она вцепилась в трубу, на которую был натянут тент повозки – скорость у этой штуки и правда оказалась совершенно безумная.

Как повозка едет без лошадей? Ну, этим вопросом сильвана даже не задавалась: Империя всегда славилась своей магией – у ромеев много разных чудес, всем дивиться просто устанешь...

Подъехали ближе к городищу.

Ворота его были выломаны, а на стенах было повешено десятка два человек – вероятно, был штурм. Подле деревянной стены обнаружилась ещё пара повозок, но здоровенных, закрытых и поблёскивающих металлом. При них находился десяток уже знакомых людей в зелёном и с полсотни легионеров и дружинников.

Повозка остановилась, Шари вышла первой и помогла выбраться Ширидар – перед своей же фиари та решила, что можно не изображать из себя сильную и неутомимую воительницу. Да и в случае чего можно было оправдаться, что это поездка на этом диковинном транспортном средстве её вымотала...

Шари отстегнула с пояса флягу и протянула сильване.

- Пей.

Женщина благодарно кивнула и принялась пить небольшими глотками тёплую, отдающую металлом воду, которая в этот момент казалась ей истинным напитком богов.

- Не стесняйся - я знаю, что ты устала, - сказала Шари. – В этом нет слабости.

- Ничего, я в порядке, - Ширидар вернула флягу и утёрла рот рукой. – Твой отец – он?..

- Он, - подбородком указала на одного из подошедших людей в зелёном.

Если бы не черты лица и уши его можно было даже принять за фиари – высокий, худощавый, светловолосый. Выправка воинская – видно, что привык командовать.

Лицо и глаза холодные – видно, что привык убивать. Но не зачерствел – лишь заледенел.

- Трибун Сергей Вяземский, - коротко отрекомендовался человек в зелёном. На унилингве он говорил со странноватым акцентом, - В союзе с Новым Римом. Здесь по слову Её Высочества принцессы Афины.

Имена и титулы людей мало что сказали Ширидар, но за слово «трибун» она зацепилась. Трибун – значит, полутысяцкий. Пять сотен бойцов... Мало! Нужно легиона два, нужны маги...

- Ширидар верс Эанара, военный вождь клана Эанара и сопредельных, - в очередной уже раз за сегодня произнесла сильвана. – Я из Сорока Племён. Мы схватились с Ордой, говорят – Империя тоже. Нам нужна... помощь.

Первый раз она сказала это без хождений вокруг да около, а прямо и честно.

Сорока Племенам и правда нужна помощь – слишком долго они не сталкивались с врагом, который действовал бы с умом и опытом настоящей армии, а не просто пустившихся в набег шальных головорезов.

- Их тысяч пятнадцать, - торопливо произнесла Ширидар, чувствуя, что у неё от усталости подкашиваются ноги. – С ними Тёмные и жрецы Лонара – они призвали и его, и Железную стаю. Монстры, с олифанта ростом. Лонар – ещё больше. Мы собрали армию, но Стая сковала нас, а Орда пошла дальше. Я прошу...

Прилив бодрости, вызванный встречей с имперцами и соплеменницей, кончился, и ноги сильваны всё-таки подкосились. Хотя Ширидар и посчитала это знаком, поэтому опустилась на одно колено.

- Я прошу... – сильвана склонила голову. - Нет, я молю – если в ваших силах...

Плевать на гордость.

Если на кону выживание племени, то плевать на гордость.

Эти имперцы слишком странные, чтобы быть слабыми – Ширидар нутром это чуяла. И магическая повозка... да и не одна, к тому же. Наверняка, у них в отряде хватает магов, а маги – это именно то, что нужно. То, что лучше обычных мечей и копий...

- Она смертельно устала, отец, - сказала Шари на русском, делая шаг к сильване и подхватывая её под руку.

- Но не стоит расслабляться, - сухо произнёс Вяземский, тоже переходя на русский.

- Я всё время держала её под прицелом пистолета.

- Это правильно. Но и дальше не спускай с неё глаз и... Займись ею, - распорядился Сергей и перешёл на имперский, - Сира Ширидар, вы сможете продержаться ещё немного? Здесь собрались главы местных кланов фейри – вы сможете сказать им то же, что и мне?

- Смогу, - кивнула сильвана. – Дайте мне воды и немного прийти в себя, и я снова буду готова к бою.

- Хорошо, - сказал Вяземский. – Шари, у вас полчаса. Потом – жду в магистрате.

- Поняла, отец.

Шари оттащила сильвану к самоходу, усадила её и дала ещё воды – на этот раз с каким-то кислым ягодным вкусом. Потом вытащила сумку, от которой за милю разило алхимией и лечебными снадобьями, и принялась обрабатывать раны Ширидар.

- Вы... имперцы? – спросила сильвана.

- Нет, мы русские, - не слишком понятно ответила Шари. – Союзная армия Федерации Россия.

- Понятно.

Хотя на самом деле ничего Ширидар не было ясно.

- Вы маги?

- Да.

- Вас много?

- С чего такие вопросы?

- Не доверяете? – усмехнулась сильвана.

- Учитывая, что в здешних краях объявились Тёмные, которые заплатили местным за похищенных из лесных кланов девушек? – черты Шари неожиданно заострились. – Да, не доверяем.

Ширидар посмотрела на пару людей в зелёном, которые стояли неподалёку и явно следили за ней.

- Поверни голову.

Шари протёрла глубокий порез на голове сильваны пахнущей алхимией тряпицей. Ширидар слегка прищурилась и приблизила палец к лицу девушки.

- Плохо стёрла краску.

- У инвириди она слишком хорошая.

- Ты - плакальщица?

- Всё ещё.

- Я не слышала о твоём клана, - сказала сильвана. – Это человеческий клан? Твой отец – человек.

- Я – приёмыш. Из клана Сангара... Была. Пока его не уничтожили.

- Подожди! – Ширидар схватила девушку за руку. – Ты из Сангара? Я тоже! Меня выдали в Эанара двадцать пять кругов назад.

Фейри уставились друг на друга.

- Кто был Первой Хранительницей? – спросила Шари.

- Шейра. А старшая – Нери.

- Где мы брали воду?

- Звонкий ключ. Подле кривой берёзы.

- Первая песня на празднике Солнца.


Мгновенья объятий так мало, за день до прихода конца.

Назавтра с тобой мы простимся – когда позовут небеса...


- негромко пропела Ширидар, закашлялась и произнесла, - «Тёмная звезда». Нери её любила больше всех, вот и заставляла разучивать.

Шари порывисто обняла женщину, а та обняла её в ответ.

- Сестра, - вымученно улыбнулась сильвана. – Я думала, что никого не осталось...

- Из тех, кто оставался в Одиноком лесу – никого, кроме меня, - вздохнула Вяземская. – Здесь я нашла свою старшую сестру – она была как раз среди тех девушек, что похищали местные для Тёмных.

- Мрази, - прошипела Ширидар.

- С местными мы разобрались, - сказала Шари и не слишком приятно усмехнулась. – А скоро и с Тёмными поквитаемся.

- Это вы штурмовали, значит? – женщина указала на выломанные ворота.

- Имперцы. Мы... немного помогли в наведении порядка. Мой отец сейчас командует на всех окрестных землях – имперцы ему подчиняются, с лесными кланами мы договорились, когда вернули похищенных женщин и помогли достойно похоронить павших. Мы и так вскоре собирались выступать в земли Сорока Племён, но хотелось разведать обстановку – мало ли как отнесутся к незнакомцам в землях кланов...

- Я – военный вождь, я могу вас призвать, - сказала Ширидар. – Если надо – я присягну этой вашей Федерации, если такова будет плата за то, чтобы Эанара жили.

- С Сорока Племён ни добычи толком, ни рабов. Зачем они вообще пошли в вашу сторону?

- Я думала об этом, - протянула сильвана. – Единственное, что мне пришло на ум – они просто хотели пройти через наши земли. Но никто бы в здравом уме не пустил на клановые земли пятнадцать тысяч головорезов – поэтому они задали нам показательную трёпку. Но на зов откликнулись не все кланы и не все кланы могут воспринять угрозы, а значит...

- Значит, - сказала Шари, – война продолжается.

23

Ширидар показалось, что она лишь на мгновение прикрыла глаза, но затем очнулась от того, что кто-то ненавязчиво тряхнул её за плечо. Фейри на рефлексах потянулась к ножу на поясе, но затем вспомнила, что сама отдала всё оставшееся оружие в виде пары ножей и лёгкого топорика – в знак доброй воли и намерений.

- Шари?.. – пробормотала сильвана, увидев склонившуюся над ней светловолосую фигуру в зелёном, но затем поняла, что ошиблась.

Это тоже была фиари, похожая чертами, но всё-таки другая. Бледноватая, исхудавшая; на щеке – свежий кровоподтёк, куча царапин и ссадин...

- Я – Шури, старшая, - вежливо склонила голову девушка. – Шури из клана Деара... Ну, пока что, наверное. Шари-мах – моя сестра. Она и её отец ожидают нас, старшая.

- Помоги подняться.

Отдых – это, конечно, хорошо, но теперь Ширидар чувствовала себя даже ещё более уставшей...

- Я долго спала? – провела рукой по лицу женщина, усаживаясь на шикарной мягкой лавке внутри железной повозки «зелёных».

- Нет, старшая.

- Хорошо. Идём.

Две фейри в сопровождении следующей за ними пары солдат направились в сторону городища.

Ширидар шла, опираясь на руку Шури, и на одних рефлексах следила за обстановкой.

Имперское городище явно только-только выдержало мощный штурм с применением разрушительной боевой магии, если судить по начисто вынесенным воротам. Свежие висельники на городской стене, никаких жителей на улицах, одни только военные патрули... Легионеры, дружинники. Причём, на Шури они смотрели с откровенным страхом. Или свою роль играло то, что она была в этой диковинной зелёной форме?..

Подошли к одному из длинных бревенчатых домов у входа в который стояла пара легионеров, мгновенно вытянувшихся перед сильванами по стойке «смирно».

- Они боятся тебя? – вполголоса спросила на эмегире Ширидар.

- Нет, моей одежды, - слегка улыбнулась девушка. – Это форма отряда, в котором состоит моя сестра. Они тут навели страха.

На лицо фейри набежала тень.

- Что-то не так? – спросила Ширидар.

Шури помолчала и неожиданно добавила:

- Сестра... она изменилась.

- Сильно?

- Да. Очень сильно. Я помню её славной девочкой, которая лучше всех била из лука и не любила домашних дел, а сейчас...- девушка поёжилась. – Я понимаю, что ей пришлось многое вынести и пережить, но...

- Это нормально, - сказала Ширидар. – Ты и правда помнишь маленькую девочку... но девочка выросла. Теперь она – воин.

- Да, – кивнула Шури. – Да, наверное.

Ширидар не соврала, успокаивая обеспокоенную девушку – переход в воины часто сильно менял человека в глазах окружающих. Разве что Шари для воина была всё-таки очень молода – обычно туда не брали тех, кому не исполнилось сорока-пятидесяти кругов. А не достигших такого возраста женщин и вовсе почти не брали, Ширидар – то ещё исключение, что всего за несколько лет прошла путь от рядовой лучницы до военного вождя благодаря своему цепкому уму... Если было бы возможно, то она, конечно, сначала бы лет пять послужила в имперском войске, но ромеи опять же не брали рекрутскую повинность женщинами.

Фейри вошли внутрь просторного зала. Длинный стол – наверное, обеденный, но сейчас на нём не было ничего, кроме большой карты.

Во главе сидел уже знакомый человек, в котором от человека на вид было куда меньше, чем от фиари. Рядом с ним ещё двое людей в зелёном и Шари. Троица фейри: учитывая орнаменты на дорогой одежде и количество перьев в волосах – вожди. Тем более, что одного из них Ширидар даже знала лично, хотя и редко бывала в здешних краях – Кирин Деара, вождь клана Деара.

И двое людей. Один - в легионерских доспехах, рядом на столе - дорогой шлем с продольным гребнем трибуна или легата... Пожалуй, всё-таки трибуна – у легатов шлемы должны быть побогаче.

Второй – лет тридцати с небольшим на вид, русоволосый, бородатый. Одет в стёганую кожаную куртку, простецкие штаны, сапоги – обычный мужик с пограничья. Может – дружинник, может – лесоруб, может – кто угодно, здесь так многие одеваются. Но вот судя по массивной золотой цепи на шее – тоже, скорее всего, вождь.

- Сира Ширидар, - приветственно кивнул Сергей. – Прошу, присаживайтесь. Вас мы послушаем чуть позже... А пока что просто выскажитесь, если посчитаете нужным. Шари, прошу.

- Вождь Кирин, - девушка поднялась на ноги и посмотрела на сидящего напротив неё фейри. – Я – Шари верс Вяземская, урождённая Сангара. Мой родной клан уничтожен, я вошла в клан приёмного отца и избрала названной матерью Ан-Хак Эрин, но по праву крови я говорю – Шури верс Деара, урождённая Сангара, должна вернуться в родной клан.

- Ты не вождь, - заметил фейри рядом с Кирином. – Ты вошла в человеческий клан, и ты младше своей сестры.

- Раз Деара не смогли защитить мою сестру – это сделаю я.

- Думаешь, что в силах?

- Не думаю, - качнула головой Шари. – Знаю.

- Ты хочешь заявить свои права как мирного вождя? – спросил второй фейри.

- У Вяземских единоначалие. Мы – клан воинов.

Сергей вздохнул и прикрыл глаза ладонью.

- Может, стоит спросить у самой Шури? – неожиданно вставила Ширидар.

Фейри все дружно посмотрели на неё, троица вождей задумалась.

- Это справедливо, - сказал Кирин. – Шури?

- Я... – девушка замялась, но затем твёрдо посмотрела ему в глаза. – Я, думаю, что нужна сестре. Она – воин. И она сражается за всех нас. Если бы не Шари...

- Позвольте, - Ширидар подняла руку. Конечно, она бы хотела побыстрее перейти к обсуждению похода в земли Сорока Племён... Но женщина уже поняла, что прежде чем её будут слушать, ей придётся заслужить, чтобы к её словам прислушивались. – Насколько я слышала, местные кланы людей похищали наших женщин, желая продать их Тёмным. Кого-то из лесных даже убили. А спасли их и отомстили за убитых – клан Вяземские...

Сильвана ухватилась за неожиданно пришедшую на ум мысль.

- Мы столкнулись с Ордой и проиграли ей не потому что были слабее, а из-за разобщённости, - продолжила фейри. – Орда действовала как армия, а мы бились как привыкли – каждый клан и союз за себя. Я пришла в Новый Рим за помощью; за вашей помощью, вожди – в том числе. Но если мы так же разобщённо выступим, то вновь можем понести серьёзные потери.

- Ты говоришь разумные вещи, сестра, - кивнул Кирин. – Но при чём здесь юная Шури?

- На север нас поведёт отряд трибуна Вяземского, - как само собой разумеющееся сказала Ширидар и обвела вождей фейри взглядом. – Вам ведь стыдно, братья. Потому что вы оказались слабы и ваших женщин вызволили чужаки. Вы упустили из своих рук судьбу юной Шури, а Вяземские вырвали её и забрали себе. По праву силы, по праву крови. Награда – победителю, награда – отомстившему. Если юная Шури захочет уйти – вы её не удержите.

Сильвана посмотрела на имперцев.

- А вы просто боитесь. До дрожи. А раз Вяземские могут испугать легионера, значит они – именно те, что нужны. Как сказала юная Шари? Единоначалие. Пусть Вяземские ведут нас на север, если...

- Мы ещё не обнадёживали вас согласием, сира Ширидар, - напомнил Сергей.

- Если, - подчеркнула фейри. – Если Империи не безразлично, что на её границах объявилось тысяч десять варваров и аватары злобных богов, вы поведёте нас на север.

- Допустим, - сказал майор. – Но не соберут ли и против нас ополчение Сорока Племён?

- Если скажу, что вас призвала я – не соберут. Но это мы уже отвлеклись.

- Шури, да, - кивнул майор. – Сир Кирин?

- Ширидар всё верно сказала, - вздохнул фейри. – По правде сказала. Жених у юной Шури есть, но свадьбу не сыграли. Ученическая клятва лекаря – не из тех, что держат до последнего вздоха и... Мы и правда оказались непростительно слабы. Отомстивший вправе и дальше оберегать спасённого. Даже не в праве – обязан. И если понадобится – мы выступим на помощь братьям с севера.

- Сколько вы можете дать? – спросил Сергей.

- Клан Деара – два десятка мечей, сто двадцать стрелков.

- Клан Сеадара – двадцать мечей, сотня стрелков.

- Клан Далара – десять мечей, восемьдесят стрелков.

- Итого – триста пятьдесят бойцов, - подытожил Вяземский. – Если и правда хотите помочь, то лучше выделите бойцов в помощь трибуну Гризаусу. Я хочу быть уверен, что здесь будет крепкий и надёжный тыл... Ведь так, сир Этер?

Мужчина в стёганке мрачно кивнул.

- Что ж, значит, будем считать вопрос исчерпанным, - сказал Сергей. – Кирин верс Деара, вы подтверждаете переход Шури верс Деара, урождённая Сангара, из вашего клана в наш... нашу юрисдикцию? Претензий и вопросов не имеете?

- Истинно так, - кивнул фейри.

- Сира Шури, вы подтверждаете, что добровольно присоединяетесь к нашему отряду в качестве волонтёра и изъявляете желание стать гражданкой Российской Федерации?

- Эммм... – девушка явно растерялась. – Да?

- Что ж, да будет так, - заключил майор.

- А... мне нужно будет называть вас отцом? – нерешительно спросила Шури.

- Вы совершеннолетняя, так что опекун вам не требуется... Сира Ширидар, прошу. Что вы можете сказать об обстановке в ваших землях?

Фейри посмотрела на расстеленную на столе карту. Выглядела она, конечно, очень уж диковинно... Но затем глаз зацепился за знакомые очертания рек, за участки лесов, городища человеческих и орочьих кланов. Спустя пару минут, Ширидар хотя бы очень приблизительно, но смогла сориентироваться.

- У Орды десять-пятнадцать тысяч копий, - сказала Ширидар. – Было пятнадцать, когда мы с ними схватились. Сейчас, возможно, уже меньше. Или нет, если к ним подошли подкрепления. Ударили в междуречье, идут тремя колоннами, рассекли наши земли примерно здесь, здесь и здесь... В основном пехота, идут налегке, обоз вьючный. В основном – люди, союз Аушкар. Дурной враг, совсем дурной. Пленных берут мало, пожирают сердца и печень врагов.

- Что с Железной стаей? – спросил Сергей. – Мы засекли, что у Орды в первом эшелоне действует что-то опасное, но не понятное.

- Огромные волки, с олифанта ростом. Быстрые, живучие. Убить можно, но сложно.

- Сколько их?

- Мы убили полдюжины, но осталось ещё десятка два.

- Ясно, - Вяземский побарабанил пальцами по столу. – С Тёмными сталкивались?

- Мы... их встречали, - замявшись, ответила Ширидар. – Они в бой не вступали, мы – тоже.

- Грозовые ворота. Полагаете, что они могут направляться к ним?

Шари явно передала её слова отцу.

- Таково моё предположение, - кивнула сильвана. – Добычи в Сорока Племенах мало, да и нет в Орде ни кавалерии толком, ни обоза большого.

- Ну да, - слегка усмехнулся Вяземский. – Даже если добычу и наберут, то вывезти всё одно не на чем по сути...

- К тому же само направление удара... Ближе к имперской границе живут племена людей, дальше к северу – орки, но ударили по центру, где лишь кланы фиари. Мы – не самый удобный противник.

- Просто договориться о проходе не могли?

- С Эанара никто не договаривался, - покачала головой Ширидар. – Да я бы и не пропустила пятнадцать тысяч людоедов, Тёмных и свору злого бога через наши земли.

- И Тёмные, скорее всего, это знали... – задумчиво произнёс Сергей. – Ясно. Что за Грозовые ворота? Проход?

- Перевал в Ржавом кряже. Через него можно выйти к Эрдой Хоям, Вегес Хоям и...

- В имперские земли.

Вяземский встал со стула, прошёлся туда-сюда, остановился около стола, разглядывая карту.

- Как сильно вклинилась Орда? – спросил майор. – Сколько могут продержаться ваши соплеменники?

Ширидар тоже поднялась с места, чуть покачнулась, соотнесла карту «зелёных» с привычными ей и указала рукой.

- Примерно до сюда, пока нам ещё удавалось их сдерживать. Сейчас, скорее всего, они продвинулись миль на двадцать-тридцать восточнее... Эанара должны были уже сняться с привычных мест и уйти севернее – к Суара. Это уже леса Небесных деревьев, а Суара – хорошие воины, хоть и себе на уме.

- Так. А как вообще развивалось наступление диких?

- Примерно здесь нам пришлось дать первое сражение, - Ширидар указала на карте место. – Мы рассчитывали встретиться с Ордой только дня через два и схлестнуться примерно здесь, но они придержали основные силы и послали вперёд Стаю. Следующий день нам пришлось потратить на восстановление сил, а Орда тем временем обогнула наше войско и двинулась вглубь. Мы бросились в погоню, но варвары днём вставали укреплёнными лагерями, а ночью снова насылали чудовищ. Несколько дней они нас так изматывали, а затем соединили силы, дали бой, разгромили отряды на фланге и ушли дальше.

- Значит, сейчас Орда должна быть уже в ваших лесах... Ваши воины продолжат нападать?

- Конечно, - кивнула сильвана.

- Плохо, - поморщился Вяземский. – Значит удары с воздуха могут зацепить и ваших...

- Если бы не волки, - скривилась Ширидар. - Пусть Орды и пятьдесят тысяч копий было бы – всех бы перебили.

- Хм. Значит надо устранить из... пропорции волков. Можете сказать, где они идут – в авангарде, на флангах?

- Орда использует их вместо кавалерии, - ответила фейри. – Таранный удар для расчистки пути, обходы на флангах, беспокоящие действия, дозоры...

- Нам всё-таки понадобится некоторое количество ваших воинов, - обратился к вождям Сергей. – Нужно будет максимально быстро оповестить все союзные силы... что они союзные нам силы. И чтобы отошли с линии соприкосновения.

- Думаете, что достаточно просто уйти с пути Орды? – спросила Ширидар. – Но теперь война с ними – это дело чести.

- Мы можем нанести мощный удар с воздуха, но... эта магия не разбирает, где свои, а где чужие – накроет всех. Думаю, Сорок Племён не очень... обрадуются, если вместе с варварами мы случайно убьём несколько сотен или тысяч ваших людей.

- Да, пожалуй. Драконы?

- Кое-что получше. И ещё раз о нашем правовом статусе, сира Ширидар. Как именно должно быть оформлено то, что вы нас... призовёте?

- Вы, имперцы, очень уж цените слова, написанные на бумаге, - поморщилась сильвана. – Хотя, если за ними нет правды, то они не стоят бумаги и чернил, потраченных на них.

- Вы и нас поймите, сира Ширидар, - сказал Вяземский. – Вы призываете не просто соседнее племя, а союзный Новому Риму отряд чужаков.

- Отчего же чужаков? У вас уже двое из моего родного племени...

- И тем не менее.

- Хорошо, - вздохнула воительница. – Давайте тогда подумаем... Насколько велик ваш клан, Шари?

- Я, отец, матушка, сестра и ещё... – девушка посмотрела на Сергея.

Двое сидящих за столом людей в зелёном заулыбались. Майор вздохнул и произнёс:

- Допустим, мой отец и моя сестра.

- А остальные?.. – Ширидар покрутила пальцем в воздухе.

- Подчинённые мне воины. Я не какой-нибудь нобиль с дружиной, а офицер федеральной армии.

- Ага.

Фейри не очень поняла, что там ещё за федеральная армия, но для себя решила, что это, наверное, какое-то особое подразделение у имперцев. У них же всё так запутано, что запросто можно запутаться – войско императорское, войско поместное, войско Круга Магов, флот, гвардия, жреческие дружины разных богов...

- А вы – вождь.

- Вождь, - снова вздохнул Сергей. Ещё двое людей в зелёном отчего-то пришли в чрезвычайно весёлое расположение духа.

- Если у вас нет разделения на мирного и военного вождей, то у вас может быть вождь людей и вождь фиари, - предложила Ширидар. – В союзах, где есть младшие и старшие кланы разных колен крови так делают, бывает. Если попросить помощи у вождя людей или имперцев – да, могут осудить. Но если фиари просит у фиари – что не так? Тем более у родича-то.

- Она не вождь, - сказал один из фейри.

- И я ещё зовусь плакальщицей, - добавила Шари.

- Нас здесь как раз четверо, - сильвана обвела взглядом сородичей. – Мы же не войну объявляем и не о большом переселении договариваемся – для этого не нужно собирать Большой Ритенгамот, хватит и малого. Или вы против?

Фейри переглянулись между собой, а затем Кирин поднялся с места.

- Справедливо сказано, сестра. Ты начнёшь?

- Пожалуй, - сильвана выпрямилась.

Следом поднялись и остальные вожди фейри, а затем, с некоторым опозданием, Шари, люди в зелёном и Шури. Не остались в стороне и трибун Гризаус с новым вождём клана Паршан – эти уже просто на всякий случай решили не выбиваться из общей массы.

- Я, Сарин верс Сеадара, - торжественно начал один из вождей фейри, закрывая левой рукой своё ухо, - спрашиваю – кто ты и чего хочешь сказать под взглядом моих братьев, сестёр и тех, кто был допрежь?

– Я, Ширидар верс Эанара, - произнесла сильвана, - желаю говорить под взглядом моих братьев, сестёр и тех, что был допрежь нас.

- Я, Кирин верс Деара, - вступил второй вождь, прикладывая левую руку к сердцу, - спрашиваю тебя, сестра – что ты желаешь сказать под взглядом своих братьев, сестёр и тех, кто был допрежь нас?

- Я говорю – наша сестра, что предстаёт перед нами, достойна нести ношу вождя своих соплеменников.

- Я, Нарин верс Далара, - ещё один вождь прикрыл левой рукой глаз, – спрашиваю – кто предстал перед взглядом братьев, сестёр и тех, кто был допрежь нас?

- Я, Шари верс Вяземская, - голос явно волнующейся девушки слегка дрогнул.

- Воительница храбрая и достойная, - подхватила Ширидар. – Увенчанная славой, осенённая мудростью, одарённая милостью предков. - и тихонько шепнула Шари, - Протяни руку.

Та подчинилась.

- Клянёшься ли ты быть храброй перед лицом всех опасностей, грозящих клану? – спросил Сарин.

- Клянусь, - кивнула девушка, и вождь положил свою ладонь поверх руки Шари.

- Клянёшься ли ты оставаться верной правде и слову, даже если смерть грозит тебе? – спросил Нарин.

- Клянусь, - и он положил свою ладонь следом.

- Клянёшься ли ты защищать слабых? - сказал Кирин. – Клянёшься ли ты хранить честь? Клянёшься ли ты быть достойных своих братьев, сестёр и тех, кто был допрежь нас?

- Клянусь!

- Да будет отныне известна Шари верс Вяземская, как вождь всех фиари своего клана! – объявила Ширидар, а затем влепила звонкий подзатыльник девушке. – А это чтобы помнила клятвы покрепче.

Фейри снова чинно уселись за стол.

- Боюсь показаться бестактным, - подал голос Сергей. – Но это что – всё?

- Испытание сестра пройдёт, как только соберём хранительниц, - объяснила Ширидар. – А в остальном... Да, всё. Мы не очень любим длинные и напыщенные церемонии, как у наших Светлых братьев.

- Разумно, - кивнул Вяземский. – Тогда обсудим детали похода на север...

24

- Всё очень просто, - сказал Вяземский.

...Пара Су-33 сбросили скорость и начали снижение, прибыв в заданный квадрат.

Корабельные истребители всё ещё оставались самыми дальнобойными единицами, находившимися в распоряжении российских войск на Светлояре.

При дальности полёта в три тысячи километров они позволяли в случае чего нанести быстрый и мощный удар по любой цели в северных уделах Восточного Предела, ближней Гефаре и южных районах земель Сорока Племён.

Выбор не слишком подходящего для наземных ударов самолёта складывался из двух вещей: во-первых – дальность, а во-вторых – возможность скрытно протащить истребитель через весь город, пусть даже и под покровом ночи. Обеспечивалось это путём складывания крыльев, погрузки боевой машины на тягач и накрывания банальным брезентом. Увы, но применению куда более подходящих для бомбово-штурмовых ударов и летающих значительно дальше Ту-22М или даже Ту-95 мешали не только требования к взлётно-посадочной полосе, но и тот факт, что как Су-33 их было не перебросить. Полоса-то – ладно, за истекшие полгода строители уже соорудили более-менее приличный аэродром, но тяжёлые бомбардировщики и транспортники должны были появиться не раньше, чем будет открыт проход в Приморье – к Надежде.

Ну и опять же, вопрос о том, наблюдают ли вероятные партнёры за Владимирском со спутников двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю был всё ещё дискуссионным, но рисковать лишний раз никто не хотел.

- На этот раз принято нанести максимальный урон силам Орды с воздуха, поэтому есть добро на массированные удары с применением как дронов, так и истребителей. Авиаразведка засекла три крупных отряда варваров, но в приоритете тот, где предположительно может находиться аватар Лонара.

Перед Вяземским выстроились Айвазов, Темиргалиев, Эриксон, Шари и выбранная командиром всех приданных фейри Ширидар.

...Истребители снизились до высоты в шесть тысяч метров. Не исходя из соображений безопасности, как это делалось в той же Сирии, дабы исключить возможность поражения переносными зенитными комплексами, а больше по привычке. Выработанной в ходе получения всё того же сирийского опыта, которым ныне обладали почти все строевые лётчики ВКС РФ.

Каждый из Су-33 нёс по двадцать восемь самых обычных ФАБ-250, которые за долгие десятилетия отлично зарекомендовали себя в деле уничтожения как немецко-фашистских, так и ближневосточно-террористических войск. Дорогие корректируемые бомбы на этот раз решили не использовать – ювелирной точности и поражения цели с первого же удара не требовалось, а потому проще было швыряться почти ничего не стоящими фугасными бомбами.

- Первый удар будет нанесён по группе А, - продолжил майор. – Исходя из данных авиаразведки, именно там, скорее всего, и сосредоточена основная ударная сила волчьего бога и его божественной свиты. Плюс – до двух тысяч варваров, но это уже не особо важно. Сам Лонар, правда, обнаружен не был – увы, но варвары довольно неплохо знакомы с такой штукой, как разведка с воздуха и мерами рассредоточения и маскировки не пренебрегают.

Шари как могла, переводила слова Вяземского соплеменнице.

...У американцев имелась система JDAM, когда на старую свободнопадающую бомбу прикручивались рули и система приёма сигнала GPS. Получалось довольно просто, но дорого – примерно по двадцать пять тысяч вечнозелёных баксов для одноразового применения по целям типа «три ржавых бочки в пустыне» и «сельская ослятня стратегического значения».

В России же к вопросу особого точного нанесения добра и причинения справедливости с минимальным круговым отклонением подошли с другой стороны – систему СВП-24 прикрутили не на боеприпас, а на самолёт. После чего шутка про точечно-ковровые бомбометания перестала быть шуткой, потому как оказалось возможным просто сбросить с горизонтального полёта пачку фугасных бомб, но при этом сбросить их так, чтобы погрешность составила не больше десяти метров. Обычно даже меньше.

- С помощью наших эльфийских союзников нам удалось предупредить местные силы, чтобы они на какое-то время прекратили свои беспокоящие атаки и не попали под удары. Всю работу мы за них делать не собираемся, но пусть займутся дикими после того, как мы проредим их ряды с воздуха и заставим разбиться на небольшие соединения. Это нам за каждой сотней головорезов бегать – морока, а вот для лесных эльфов – самое то.

...СВП-24 «Гефест» в нормальных условиях работала, учитывая огромное количество параметров: ветер, влажность, тип боеприпаса, скорость самолёта и главное – взаимное расположение самолёта и цели с учётом вращения Земли. Точность достигалась за счёт расчёта местоположения при помощи спутниковой системы ГЛОНАСС...

Которой на Светлояре, разумеется, не имелось.

К тому же Светлояр вращался чуть медленнее, а ускорение свободного падения было чуть меньше, что тоже понижало возможную точность. Благо ещё, что метеоусловия были фактором, который можно было более-менее просчитать. А вот отсутствие спутников возместили тяжёлыми БПЛА, из которых построили подобие системы триангуляции, что обеспечило более-менее приемлемую точность.

С другой стороны, поражать требовалось не точечный объект, а площадную цель, так что возросшая до нескольких десятков метров погрешность была признана вполне допустимой.

- Как только будет нанесён авиаудар, наша задача – выдвинуться к месту и зафиксировать результаты.

- Зафиксировать, это – зафиксировать? Или... – уточнил Айвазов.

- Или, - усмехнулся Сергей. – Добиваем аватара и его свору. Всё, что уцелеет после штурмовки; всё, что найдём.

...Где-то на высоте в несколько километров безоблачное небо чужой планеты разорвал рёв реактивных двигателей и полоснули серебристые инверсионными следами. Какое-то время ничего не происходило, а затем в воздухе промелькнули десятки едва различимых точек, несущихся к земле.

В следующий момент на лагерь варваров, что приткнулся подле опушки леса, обрушилось полсотни с лишним бомб, и всё утонуло в облаках взрывов.

За счёт массированности погрешности прицеливания были практически нивелированы, а эффект от десятков взрывов оказался мощнее, чем от удара более мощными бомбами. Из-за перекрытия и интерференции ударных волн на территории в несколько футбольных полей не осталось ничего живого.

- БТР по центру, - продолжил майор. – «Гиены» по бокам, интервал сто. «Тигры» на флангах, осуществляют дозор. «Тайфун» - в резерве, багги – в оперативном резерве. Вопросы есть?

Сильвана наклонилась к Шари и что-то негромко произнесла.

- Ширидар спрашивает – что делать ей?

- Нам потребуется по паре фейри в каждой машине, - подумав, ответил Сергей. – Со знанием имперского, хорошо бьющих из лука и умеющих тихо скрадываться. Остальные вместе с «тайфуном» остаются в тылу в качестве резерва. Ещё вопросы? Тогда – выдвигаемся.

Разведчики дружно козырнули и разошлись по своим машинам.

Форсировав крупный ручей, «гиены» и БТР-82А направились по широкому лугу к тому, что ещё несколько часов назад было лагерем крупного отряда Орды. Сейчас же это были просто десятки гектаров перепаханной земли, покрытой воронками и телами убитых. Варвары бежали в спешке, не то что не похоронив своих, но даже толком их не обыскав, что свидетельствовало о натуральной панике. Ничем иным объяснить тот факт, что дикие не забрали с собой стальные мечи и доспехи, которые они ценили выше золота, было нельзя.

Взрывами выкосило часть леса близ лагеря и стало видно, что под кронами деревьев скрывались какие-то древние руины. Предварительная разведка с дронов показала неясное мельтешение – видимо, выжившие дикие закрепились именно там.

Разведчики остановились в паре километров под прикрытием густых кустов, развернули «фару», выпустили дроны и принялись наблюдать.

- Множественные цели по фронту – десятки, сотни, - доложил оператор РЛС.

- А основательные там строения, - заметил по рации Эриксон. – «Тридцатка» не возьмёт.

- Там и танковая не возьмёт, - буркнул Олег. – Может, пусть летуны ещё раз врежут?

- Проведём разведку боем и решим, что да как, - пожал плечами Вяземский. – Может, придётся и правда авиацию с бетонобойными вызывать, а может – и сами справимся... Эриксон, Айвазов, скрытно подходите к лесу, спешиваетесь, берёте эльфов и продвигаетесь вперёд без особого шума.

- У нас бесшумок маловато, - заметил Неверов. – Только по одному АКМу с ПБ, а «винторезы» у Булата остались.

- А фейри вам на что? – резонно заметил Сергей. – А в следующий раз попросим «валы» и ещё что-нибудь. И да – возьмите дробовики с пулями и РКГ.

- Гранатомёты проще, - сказал Айвазов.

- При контакте на двадцати метрах ты особо гранатомётами не навоюешь.

- Я тогда огнемёт возьму. Такая вещь всё-таки...

- Бери, - не стал возражать Вяземский. – Это ж тебе тащить всё-таки, а не мне.

- Да и потащу, чего уж.

- Тогда – доклад по готовности и выдвигайтесь.

Оставив в «гиене» лишь экипаж в составе мехвода и стрелка, Айвазов повёл четырёх человек своего «взвода» и двух приданных эльфов. Кое-как объяснившись с фейри, он отправил их вперёд – снимать часовых и разведывать путь.

Вооружились до зубов: гранаты осколочные и противотанковые, у двоих разведчиков автоматы с подствольниками, ещё у двоих – полуавтоматический дробовик и пулемёт соответственно.

Сам же Юрий, не слишком афишируя своё увлечение кое-какой «классикой» скрутил проволокой свой АК и огнемёт в единое монструозное целое.

Так уж вышло, что несмотря на стереотипную внешность типичного омоновца, лейтенант Айвазов с юности почитывал фантастику, даже сам что-то пробовал писать и выкладывать в Сети, но малоудачно и потому это занятие забросил. Однако тяги к чтению и к фантастике не утратил, а оказавшись во время приснопамятной атаки легионов на Владимирск на передовой, сразу после окончания боёв начал всячески пробивать почву на предмет перевода в мир за вратами.

По основному правоохранительному профилю устроиться не получилось – полиция на Светлояре пока что особо востребована не была, зато с помощью знакомств отца удалось хитрыми комбинациями перейти в армию. Благо, что в связи с нежеланием привлечения посторонних немногочисленное население островного края вербовали в иномировой корпус довольно активно, а процедура перевода из одного ведомства в другое проходила поразительно мирно и быстро.

Зато оказавшись на Светлояре, Айвазов смог сполна воплотить свою тягу к фантастике – он повидал самых настоящих магов, принцессу, драконов, а вместе с ним служила самая настоящая эльфийка. Которая ни капельки не походила на секс-бомбу, зато отменно дралась – во всяком случае, поколотить Юрия в общем-то мало кому удавалось до этого. Этим Шари моментально заслужила уважение лейтенанта, да и не только его одного – никто в батальоне не считал, что Шари получила капрала только из-за статуса приёмной дочери командира. Немногословна, неконфликтна, спокойна, дело своё знает – чего бы такому бойцу командование-то не доверить?

...Высадились примерно в километре от леса под прикрытием кустарника и под этим же прикрытием двинулись вперёд. Впрочем, местные следопыты их бы всё равно обнаружили – те же фейри на разведчиков поглядывали с откровенным сочувствием, потому как земляне по лесу ходить не умели. Причём не умели от слова абсолютно. Шумели, гремели, хотя зачем сравнивать легковооружённых эльфов и людей в зелёном, на которых было под два пуда разной снаряги?

К тому же, глядя как идущая впереди пара фейри буквально растворилась на местности, Айвазов предположил, что остроухие и на городской площади в тени от фонаря умудрились бы спрятаться.

Спустя примерно час обе группы разведчиков со всеми предосторожностями вошли в лес и подошли к каменным руинам.

В целом, инвириди перестраховались, потому как ни секретов, ни часовых на дальних подступах варвары не выставили.

Сами руины в качестве потенциального места боя иначе как погаными назвать было сложно. Ширидар, что находилась в тылу вместе с двумя десятками своих сородичей, могла бы, пожалуй, провести параллели с руинами, где она уже сражалась с Железной Стаей. Разве что, если на севере это были просто разбросанные тут и там мегалиты, то на этот раз это были именно что руины какой-то древней крепости, сложенной из громадных каменных блоков.

Невысокие, но крайне толстые стены. Что-то вроде грубых казематов, круглая площадка в центре, и всё это уже плотно и давно заросло лесом.

Появилось и первое подобие охранения. Появилось... и тут же исчезло.

Варвары выставили несколько пар наблюдателей по периметру древней крепости: часть засела на деревьях, часть – укрылась на земле.

Впрочем, охотники-фейри их быстро обнаружили.

Коротко просвистела в воздухе стрела, попав скрывающемуся в кроне дерева варвару в рот и пришпилив его голову к стволу. Напарник варвара, что лежал на земле в десятке метров правее, что-то заподозрил и попытался было подняться, но на него уже обрушился второй фейри. Молниеносный удар в горло, и второй наблюдатель Орды готов.

Приданные отряду Айвазова эльфы сняли ещё три таких секрета, прежде чем разведчики добрались до самой крепости и соединились с отрядом Эриксона.

Один пулемётчик и с ним пара фейри заняли позицию напротив широкого выхода из крепости. Остальные вскарабкались на стены, занимая господствующую высоту и беря под прицел внутренний двор руин.

Разобрали сектора стрельбы, рассредоточились, приготовились к штурму. Но вначале провели рекогносцировку.

И её результаты заставили Айвазова негромко, но от души выругаться, а затем потянуться к рации.

- Князь, я – Айва. Ситуация сложная. В крепости сотен пять человек, из них где-то сотня пленных. Три волка размером с быка. Колдуны или шаманы.

- Понял тебя. А в чём сложность?

- Тут ритуал какой-то, - объяснил лейтенант.

В центре внутреннего двора, в окружении сотен варваров, было установлено восемь резных деревянных столбов-идолов, к которым были прикованы обнажённые и окровавленные люди. Их деловито кромсали на части каменными ножами десятка два диких, одетых в звериные шкуры и со звериными черепами вместо шлемов.

Столбы были установлены вокруг груды мёртвых тел, поверх которых были брошены серые шкуры и крепко связанный волк. Не монстр, что окружали место жертвоприношения, а просто очень крупный волк. На земле же, а точнее на каменных плитах, что виднелись сквозь стоптанную траву, уже побуревшей кровью была выведена замысловатая фигура, состоя