КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423789 томов
Объем библиотеки - 576 Гб.
Всего авторов - 201901
Пользователей - 96133

Впечатления

кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
SubMarinka про Турова: Лекарственные растения СССР и их применение (Медицина)

Одним из достоинств этой книги являются прекрасные иллюстрации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Князькова: Планета мужчин, или Цветы жизни (Любовная фантастика)

С удовольствием прочитала первые части, а тут обломалась: это ознакомительный отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 2 (Попаданцы)

Это на Андрианова бэта - ридеры работают что ли? Огромная им благодарность, но лучше б автор загнал своего героя доучиваться, чем без знаний по болотам шляться. Автору респект.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Попаданцы)

Смотри ка, книга вычитана и ошибки исправлены. Это кто ж так расстарался то? Респект за труд безвозмездный для людей.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Князькова: Три дня с Роком (СИ) (Любовная фантастика)

долго ржал и плакал.) шикарная вещь.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Убить Гитлера (fb2)

- Убить Гитлера 296 Кб, 83с. (скачать fb2) - Владимир Смолович

Настройки текста:



Убить Гитлера Владимир Смолович

Und das hat mit ihrem Singen

Die Lorelei getan.

(И всё это Лореляя сделала

пеньем своим)

Гейне «Песня о Лорелее»

Глава 1. Приглашение

С замирающим сердцем Сергей принимал поздравления, которые более походили на прощание. Поздравляли члены комиссии, товарищи по отряду, те, кто готовил экспедицию. Он попытался представить себе, как чувствовал себя Гагарин, когда тому объявили – «Первым летишь ты». Он не летит в космос, но значимость не меньшая. А может быть, гораздо большая. Риск такой же, если не больший. После этого мир станет другим.

Два месяца назад позвонил бывший командир Сергея и начал осторожно расспрашивать – как дела, чем занимается, что планирует. С бывшим командиром у него остались хорошие отношения, хотя дружескими их назвать трудно было. Так, приятельские, когда люди вспоминают друг о друге лишь тогда, когда что-то надо. И Сергей терпеливо отвечал на дежурные вопросы, чувствуя, что командир звонит не просто так. И действительно, спустя минуту-другую, выяснив, что Сергей не планирует жениться, не планирует учиться, не планирует ничего другого – серьёзного и важного – предложил встретиться. Есть предложение супер-супер, но детали – не телефонный разговор. Сергей согласился. Его бывший командир был человеком солидным – никакого криминала предлагать не будет. Скорее всего, речь шла об очередной поездке в горячую точку. Сергей уже пару «ходок» – как они между собой называли спецкомандировки – сделал. Именно на заработанные в горячих точках деньги он купил квартиру. Но отец с матерью в конце концов поняли, что за командировки у него, и умоляли, заняться чем-то поспокойней, чтобы им не приходилось каждый день и каждый час переживать за него и волноваться – жив или нет. Фактически, они его уговорили, и у него теперь за плечами был год спокойной жизни.

Удивляла лишь форма, в которой его бывший командир предлагал новую работу, новую командировку. Его приглашения всегда – чистая работа, никакого криминала, никакой самодеятельности. Командир был связан с серьёзной конторой, у которую попасть не так уж просто. Проверки, комиссии, инструктажи. Намёк бывшего командира заинтриговал его.

Встретились в маленьком уютном баре. После непродолжительно вступления и нескольких глотков пива командир перешёл к делу. Есть дело, но не похожее ни на что из того, чем он занимался ранее. По линии другой организации. Будет жёсткий отбор. Потом – пару месяцев подготовки. Экзамен. А затем короткая командировка. Вернёшься – получишь столько, что на всю оставшуюся жизнь хватит.

– А шанс вернуться есть?

Сергей спросил это просто так. Не тот человек был командир, чтобы посылать на гибель. За своих солдат он был готов кому угодно глотку перегрызть. За то и любили. Поэтому и доверяли. Поэтому и был его бывший командир на особом счету. За строгость и суровость его Колчаком прозвали. Новичкам говорили – если Колчак тебя возьмёт – не раздумывай ни минуты. За Колчаком будешь как за каменной стеной. Колчак строг, но справедлив. У Колчака будешь вкалывать как папа Карло, но и иметь будешь не как Буратино. И когда Колчак потупив взгляд сказал:

– Не знаю.

Сергей оторопел. Не может такого быть, чтобы Колчак на верную гибель посылал.

– Ты это в натуре? Или прикалываешься?

– Без прикола. Сам бы поехал, да мне сходу дали от ворот поворот. Требуется человек, свободно говорящий по-немецки.

Сергей смотрел на Колчака так, как баран из известной поговорки смотрит на новые ворота. Чего только не пронеслось в голове! И ГРУ вспомнил, и ФСБ и ещё бог знает какие спецслужбы. Всё было похоже на какой-то бред. У тех спецслужб что, своих кадров не хватает?

– А немецкий зачем?

Но Колчак больше рассказывать не захотел.

– Я всё сказал. Пока. Остальное – за закрытыми дверьми и под подписку. Но ты запомнил. Первое – риск огромный. Второе – я к тебе пришёл потому, что меня развернули. Добавлю, что если бы риску было вдвое, втрое больше – я бы всё равно пошёл бы. Немецкий подвёл. Так что подумай. Согласишься – в понедельник к 8 утра…

И назвал адрес.

Колчак слов на ветер не бросал. Из того немного, что он услышал в память врезалось главное – если бы даже риска было вдвое или втрое больше…Немецкий подвёл. Колчак хорошо говорил по-английски, немного знал арабский, а тут нужен немецкий. Сергей наоборот – свободно владел немецким. В детстве шесть лет жил в Германии. И не в большом городе, а маленьком Бломберге, в Баварии, где русских семей было раз, два – и обчёлся. Так что с немецким языком у него проблем не было. Но кому нужен немецкий? Не в Германию же на спецзадание ехать – там – слава богу – войн после 45 года не было. Ещё по-немецки говорят в Австрии, в Швейцарии – это Сергей знал. А больше вроде бы и нигде.

Сергей сел за компьютер и попытался отыскать страну, в которой говорили бы по-немецки, и в которой шла бы хоть какая война. Не нашёл.

Сказать, что по указанному адресу в понедельник он пришёл лишь из любопытства, было не верно. Правильнее было бы сказать, что и из любопытства тоже. Где же это отыскалась такая горячая точка, что без немецкого – никак? И что это за странный ответ Колчака на вопрос об уровне опасности – «Не знаю»?

На старом массивном здании никакой вывески не было. Иного Сергей и не ожидал. На таких учреждениях если и вешают вывеску, то что-то вроде «рога и копыта». Военизированная охрана, сразу налево – бюро пропусков. Паспорт, стандартный вопрос, кто заказывал пропуск? Ах, подполковник Кольчинский? Пожалуйста, вот пропуск, на шнурке, повесьте себе на грудь.

Учреждение более походило на медицинский центр, что озадачило Сергея. Не пахло ни горячими точками, ни оружием, ничем таким, что могло бы напомнить ему прежние места вербовки и отправки.

Колчака он нашёл на втором этаже, в комнате с номером 208. В комнате сидели ещё трое – кроме Колчака. Они что-то шумно обсуждали до того, как он зашёл. И мгновенно замолкли при его виде. Сергей почувствовал, как в него впились четыре пары глаз. Сверлили насквозь, словно намеревались досверлится до его скрытой сущности. Колчак встал, поздоровался за руку, усадил на стул напротив этой троицы и тут же подсунул бумагу о неразглашении. Бумага была подготовлена заранее – значит ждали. Сергей подписал не глядя. Колчак вернулся на прежнее место, троица превратилась в квартет. Затем началось нечто странное. Все члены квартета начали потихонечку толкаться, каждый предлагал другому начать разговор. Это тоже было странно, с таким Сергей прежде не сталкивался. И сам помог им выйти из затруднительного положения. Обратился прямо к Колчаку:

– Товарищ подполковник, вы хотели рассказать о чём-то таком, о чём нельзя было вне этих стен говорить.

Он сразу заметил, как среагировали трое других на слова «Товарищ подполковник». Нет, это не военная организация, тут по Уставу обращаться друг к другу не принято.

Колчак кивнул.

– Что бы проще было, я с конца начну. Ты как к Гитлеру относишься?

У Сергея глаза на лоб полезли от удивления. Смеются что ли? Да нет, никаких намёков, даже напряглись все как-то. А как смотрят на него! Проглотить готовы. Тут что, филиал детского сада или начальной школы, в которой ничего не смыслящие и ничего не знающие детки сидят? Ответа на такой вопрос они не дождутся – нечего прикалываться.

Все некоторое время молчали. И лишь когда поняли, что Сергей на вопрос отвечать не собирается, продолжили.

– Мы подбираем человека, который убьёт Гитлера.

Тут уже Сергей не выдержал и съязвил:

– Выяснилось, что он ещё жив?

– Чувство юмора у него есть, – констатировал мрачный мужчина, сидевший справа от Колчака. – Это хорошо.

– Нет, Сергей, – вздохнул Колчак. – Он, слава богу, мёртв. Мы о другом. Представь себе, что ты переносишься в 1905 год и встречаешь Гитлера. Что бы сделал?

– Удавил бы гада!

– Вот это и требуется. Мы тебя перебросим в 1905 год, ты там разыщешь Гитлера и…

Колчак замолчал. Ни у кого из сидевших рядом с Колчаком, ни мускул на лице не дрогнул. Сергей это сразу отметил.

– Ну а если серьёзно?

И снова пауза. И другой – пожилой, с лысиной, сказал:

– Куда уж серьёзней. Ты про машину времени что-то слышал?

– Фильм видел, – Сергей не понимал к чему лысый клонит. – По книге Уэллса.

– Замечательно!

Так вот, нам тоже удалось склепать машину времени. Конечно, не такую, какая была у Герберта Уэллса, поскромнее. Машина времени Уэллса могла отправиться и в прошлое, и в будущее. Наша же – может только в прошлое. Машина Уэллса всегда была готова к работе – то есть в любой момент можно было забраться в её кабину и отправиться в путешествие. Нам такого достичь не удалось, наша машина может отправиться в путешествие только в определённые моменты времени, мы их называем «окошками», или – если полным названием – «окна выхода во вневременное пространство». И попасть можно не в какое захочется время, а лишь в строго определённые, конкретные даты, определяемые расчётным методом. Мы называем «окошками выхода из вневременного пространства». Предположим для примера, первого декабря сего года в 10 часов утра на пять часов откроется окошко для перемещения в 11 мая 1930 года или в четвёртое октября 1890 года. И никаких других дат. И только на непродолжительное время.

Ну а если конкретно, то через пару месяцев на несколько часов откроется окошко выхода во вневременное пространство. Рассчитали список дат, в которые можно попасть из вневременного пространства. Для окошка, открывающегося второго ноября сего года, таких дат – кот наплакал. 16 ноября 1905 года. Или 28 мая 1868 года. Дальше наша машина пока не достаёт. Подчёркиваю, только в 16 ноября 1905 года, или в 28 мая 1868. Ни днём раньше, ни днём позже.

Есть ещё очень важное и принципиальное отличие нашей машины времени от машины времени Уэллса. У того вес путешественника во времени роли не играл. То ли 60 килограмм, то ли 120 – машине было всё равно. По крайней мере, в романе об этом ни слова. У нас получается иначе. Перемещать во времени можно лишь тела малой массы. Очень малой. Скажу более того – нулевой. Это – как деление на нуль в математике. Для того, чтобы переместить тело ненулевой массы потребуется – примерно – бесконечное количество энергии. Законы физики иного не разрешают. Ты помнишь, какие тела имеют нулевую массу?

Он хитрым взглядом уставился на Сергея, предлагая поучаствовать в разговоре.

Сергей оторопел. Тело нулевой массы? Тело, которое может проникать куда угодно. После секундных колебаний кивнул, что о таких телах он слышал. Да и кто не слышал о призраках! Они не материальны, сквозь стены проходят. И попал в яблочко! Сотрудники загадочной лаборатории заулыбались.

– Почти угадал. Но мы за другую идею уцепились, когда поняли, что масса должна быть нулевой. Об информации. Вот например, я говорю тебе – Колумб открыл Америку в 1492 году. Сколько весит эта информация?

Он повернулся к Сергею, рассчитывая получить ответ. Но Сергей молчал. Пусть выскажется до конца. Специалист по машинам времени посмотрел на спокойно-равнодушного Сергея и понял, что лучше обходиться без риторических вопросов.

– Что такое человеческая личность? Знания, эмоции, привычки. Всё это можно передать из одного тела в другое, из одного мозга – в другой. Значит, достаточно переслать информацию из вашего тела, из вашего мозга – в тело, в мозг другого человека, жившего в том времени. Тот, кого отправляют в дальнее путешествие во времени – это донор. Тот подходящий, кого найдём в том времени – реципиент. На несколько часов вы просто меняетесь разумами. Кстати, найти реципиента гораздо легче, чем донора…

– Потому что донор знает, а реципиент – нет, – вставил другой собеседник.

– Это верно, но не только по этой причине. Надеюсь, в самых общих чертах понятно. Как выглядит путешествие во времени? Мы сканируем ваш мозг. Вы забираетесь в нашу машину времени и как бы засыпаете на несколько секунд. А просыпаетесь уже в другом теле – человека, живущего, положим, в 1905 году. И вас есть несколько часов на путешествуете по тому миру. Затем вам опять становится дурно, теряете сознание и спустя считанные секунду просыпаетесь в собственном теле, в нашей машине времени. Единственное, что вы можете привезти из того мира – это впечатления, воспоминания, рассказы. То, что по законам физики имеет нулевую массу. Путешествие состоялось. Сразу предупрежу, что тот бедняга или счастливец, в чьё тело вы вселитесь, также осуществит путешествие во времени – он вдруг осознает себя лежащим на кушетке в нашей уважаемой лаборатории да ещё и в вашем теле. Возможно, мы побеседуем с ним, возможно, расскажем о чём-то, передадим наши скромные просьбы. Но, может, просто усыпим, чтобы он проспал всё время путешествия, и не мешал нам, и не пугал бы потом обывателей 1905 года жуткими рассказами. Эксперты решат, что лучше.

Колчак неожиданно наклонился к Сергею и прошептал на ушко: «перестань строить из себя агента ноль ноль семь». А затем выпрямился.

– Сергей, ты, надеюсь, понял. Как насчёт путешествия в 1905 год? Твой ум, твой опыт, твои знания на несколько часов переместятся в тело человека, жившего в ту эпоху. И ты найдёшь парня по имени Адольф Гитлер и прикончишь его.

Убить Гитлера? Чтобы изменить историю?

– У нас сейчас работает группа экспертов. Пытаются просчитать – насколько можно и допустимо вторгаться в собственную историю. У них есть наработки. Самый значимый проект – убить Гитлера, чтобы не допустить второй мировой войны. Все наши историки в один голос твердят – без Гитлера войны бы не было. А та война – это не только гибель пятидесяти миллионов и разруха на всю Европу. Это ещё и сломанные судьбы двух поколений.

Здесь Сергей впервые растерялся.

– В самом деле? Вы это на полном серьёзе?

– Да, сказал Колчак. – Мы это на полном серьёзе. Уже подбираем кандидатов – не ты первый здесь. Туда пойдёт лучший. Самый надёжный. Самый подготовленный. Берёшься? Сколько тебе надо времени на размышление?

– А кто-нибудь так перемещался? – осторожно спросил Сергей.

– И да и нет. Переселение душ – как мы это называем между собой – проверено, его выполняли, и не раз, но в одном времени. Из помещения в помещение. А вот во времени – впервые. Окна возможностей ещё не открывались ни разу. Первое такое окошко откроется через 58 дней – ты уже слышал. Следующее раскрытие – через несколько лет. Так что решай. Впрочем, повторяю – твоё согласие ещё ничего не гарантирует. Будет конкурс. Пойдёт тот, кто будет лучше подготовлен.

Сергей был в известной степени тщеславен. Спортивное прошлое не уходит так легко и просто. В спорте его мало интересовали рекорды. Важнее было обойти других, оставить их позади, продемонстрировать превосходство над ними. Это повторилось и в армии. Стремление опережать других, добиваться большего и даже ставить всё на карту и привело его после армии в ряды солдат удачи. И сейчас упоминание о конкурсе, подстегивало его. Если откажется, они подумают, что испугался. Испугался опасности путешествия, испугался конкурентов. А он всю жизнь боролся со страхом. Он никому некогда не рассказывал об этом. Но именно ради борьбы с собственным страхом в детстве ввязывался в драки с детьми старше и крупнее его, прыгал с обрыва в воду и делал многое другое, что со стороны выглядело детским безрассудством. А на войне убедился – если дашь страху овладеть собой – конец. Страх – не причина отступать. Страх должен мобилизовать. Своего он добился – страх не останавливал его, а делал более расчётливым, более внимательным, и напрягал так, что он превращался в готового к прыжку тигра.

– Значит, переместится в 1905 год и убить Гитлера? – тихо повторил он словно для того, чтобы лучше запомнить.

– Не только, – пожилой человек с лысиной впервые улыбнулся. – Гитлер – это лишь самая эффектная часть путешествия, обширная программа будет расписана по минутам.

– Обеденный перерыв предусмотрен, – сказал ранее молчавший мужчина слева от Колчака. Демонстрировал, что и ему чувство юмора не чуждо. И Сергей выпалил фразу, которая была верхом абсурда, если бы её произнесли в другом месте.

– Только ради Гитлера.

И кивнул головой в знак согласия.

– А у вас есть чувство юмора, – констатировал с удовольствием мужчина с лысиной. Встал, протянул Сергею руку для рукопожатия и представился:

– Иван Степанович.

И повернувшись к Колчаку, приказал:

– Оформляйте его, Семен Донатович. С завтрашнего дня – на полную катушку.

Так началась подготовка. Сергей познакомился ещё с тремя другими кандидатами в путешественниками – Виталием, Евгением и Никодимом. Двое из них в прошлом были офицерами, а третий, Никодим, прежде работал в уголовном розыске. Теперь они все именовались курсантами. Сергей оказался самым молодым из них.

Начинался день с занятий по языку и стране. У них не было необходимости в изучении языка, все курсанты свободно владели немецким, но требовалось знание особенностей немецкого языка начала ХХ века. Принятые обороты и выражения, способы выражения восторга и удивления, и массу других мелочей, которые люди не замечают в сутолоке повседневной жизни. Нужно было учитывать специфический для Австрии диалект. Никто не собирался доводить их знания немецкого до того уровня, при котором бы они были бы неотличимы по речи от местных жителей, но знать особенности речи жителей верхней Австрии они были обязаны. Ситуация усложнялась тем, что их преподаватели сами не всегда были уверены в точности своих представлений об Австрии начала ХХ века. Они знакомились с ценами на товары, правилами обслуживания в магазинах и кафе. Казалось бы – нужно ли это тем, кто собирается в те времена и в те края всего на несколько часов? Руководство было неумолимо – нужно. Если путешественник по времени будет обращать на себя слишком пристальное внимание окружающих, то не сможет выполнить задание.

Сергею было странно узнать, что эксперты до сих пор не пришли к единому мнению, что предстоит сделать. Даже в отношении Гитлера. Не было ещё в истории человечества случая наказания человека за преступления, которых он ещё не совершил. А кто знает, что мы сами совершим через год или десять лет? Историки до хрипоты спорили, и каждый раз возвращались к одному и тому же – складывающаяся ситуация аналогов не имеет, поэтому подходить к этой проблемы с позиций классических представлений о морали, справедливости и честности невозможно.

Другая странность задуманного выяснилась через пару недель. Совершенно случайно Сергей спросил у Ивана Степановича – почему историки, участвующие в эксперименте, ссылаются на мнения профессоров, которых никто не видел.

Иван Степанович смутился и ответил резкой фразой – это ты их не видел. Сергей был человеком наблюдательным и обратил внимание – Ивану Степановичу вопрос не понравился. Через пару дней улучил момент, и задал этот же вопрос Колчаку. Бывший командир сделал знак – отойдём в сторонку. И рассказал, что были профессора, но они вышли из эксперимента, причём не по собственному желанию. После отчаянных споров они выступили против любых изменений в прошлом ввиду непредсказуемости последствий.

Есть два подхода к путешествиям во времени. Одни ссылаются на то, что называют «эффектом бабочки». Незначительные изменение прошлого может вызвать чудовищные или даже катастрофические изменения в будущем. Название «эффект бабочки» было придумано американским писателем Брэдбери, в рассказе которого случайная гибель обыкновенной бабочки тысячи лет назад непостижимо изменила действительность. Каждое изменение тянуло за собой следующее, изменения наслаивались и нарастали, как снежный ком.

Другой подход – предопределённость истории. Исторические события развиваются в соответствии с законами развития общества. Люди могут оказывать на ход исторических событий влияние – ускоряя или замедляя их, но все эти изменения со временем нивелируются. Поводом для Первой мировой войны было убийство сербским националистом Гаврилой Принципом австрийского эрцгерцога Фердинанда. Но причины войны были гораздо глубже, и она бы всё равно состоялась, даже если бы покушения на эрцгерцога не было. Нашёлся бы другой повод. Теория относительности была бы создана и в том случае, если бы Эйнштейн не родился, просто в другие сроки. Кстати, не слишком отличающиеся – что такое для истории несколько десятков лет? Не случайно, немалое количество открытий были сделаны несколькими учёными независимо друг от друга и примерно в одно время.

Споры между этими двумя лагерями достигли такого накала, что в конце концов двух самых ярых сторонников «эффекта бабочки» – одного историка и одного физика – предпочли вывели из эксперимента. Теперь ощущается нехватка в оппонентах. Некому выискивать ошибки и неопределённости в выполняемых расчётах.

– Физик участвовал в этих дискуссиях? – удивился Сергей.

– Нет, он носился с другой идеей – что случится, если обмен душ прервётся из-за изменения реальности? Представь себе, что в новой реальности этот институт не будет создан и установка не будет сконструирована. Эксперимент прервётся? В какой момент?

Что станет со старым миром? Растворится? Или любое путешествие во времени порождает параллельные миры? Вопрос на вопросе.

– Так что же случится, если в новой реальности этот институт не будет существовать? Нам некуда будет вернуться? – Сергей не привык оставлять вопросы без ответов.

– Представь, что ты работаешь на компьютере. Создал на диске папку под названием «Документы» и поместил в неё десятки файлов. Один из них ты открыл в текстовом редакторе – какое-нибудь письмо. Попытайся после этого удалить эту папку. Не удастся. Получишь сообщение, что удаление невозможно из-за того, что один из файлов, находящихся в этой папке открыт. Здесь то же самое. Пока канал связи открыт – не всякое изменение истории возможно. Конфликт изменений. Потому тот профессор и вздыбился – пока не поймём, как разрешается конфликт событий – никого не посылать. Что значит не посылать? Ждать неизвестно сколько лет до следующего окна?

– А если привлечь ещё учёных?

– Боже упаси! Если это открытие станет достоянием гласности – конец. Будет организовано десять комиссий по изучению ситуации и возможных последствий путешествия по времени! Тогда о ближайшем открытии окна нужно забыть. Боюсь, и о нескольких следующих – тоже.

– Мы действуем на свой страх и риск?

– В какой-то степени, да. Но абсолютное большинство специалистов поддерживают концепцию предопределенности. Изменения будут, но не слишком существенные – иначе нас не окажется в новом мире и тому, кто отправиться в прошлое, некуда будет возвращаться. Представь себе, что войны всё-таки не будет, и из-за этого твой дедушка женится на другой. Вместо тебя родится кто-то другой. И вместо тех физиков, которым так любопытно – что же случится – также будут другие. И этой лаборатории может не быть в другой реальности. Значит, война будет. Надеемся, что не столь кровопролитная и тяжёлая. Скажу тебе более – если бы не радостная перспектива уничтожить Гитлера, ученые были бы более осторожны.

– А президент знает?

Колчак пристально посмотрел на Сергея. Тот мгновенно понял – он коснулся красной черты.

– Когда нужно будет – доложат. Кто надо и что надо.

Сергей кивнул – понятно, ему дважды объяснять не надо.

В середине дня четверо курсантов по специальной программе тренировали память. Им предстоит запомнить, а затем там, в Австрии начала ХХ века по памяти написать несколько писем и отправить по нужным адресам.

Необычным предметом стало изучение биографии Гитлера.

– У нас нет полной уверенности, что тот мир, в который вы попадёте – это действительно наше прошлое. Может быть вы попадёте в параллельный мир, очень похожий на наш, но всё-таки другой. Положим – я надеюсь – вы войдёте в дом тридцать один по Гумбольтштрассе в Линце и встретите там щуплого паренька по имени Адольф Гитлер. Повторяю, положим. Если там живёт кто-то другой – всё, ваша миссия закончилась, это не наше прошлое. Но, положим, встретили этого паренька. Вы должны проверить, что он действительно родился 20 апреля 1889 года, и что его родителей звали Клара и Алоиз. Вы должны проверить, что он увлекается живописью и музыкой и дружит с Августом Кубичеком. Если вдруг выяснится, что его отец скончался не 3 января 1902 года, а – положим – 11 февраля 1901 года – прокол. Разворачивайтесь и уходите. Должно совпасть минимум восемь параметров. Только тогда вы получаете право уничтожить его. Будет Первая мировая, будет национал-социализм, но он не сумеет сконцентрироваться до такой степени, чтобы это привело к войне.

На занятиях по психологии им рассказывали, как «разговорить» Гитлера.

– Вы не можете подойти к нему просто так и начать задавать вопросы один за другим. Пошлёт вас куда подальше и будет прав. Нет, вы должны учитывать его характер, его особенности, его привычки. Адольф с детства страдал нарциссизмом – любованием собой. Добавьте к этому параноидальный тип мышления. Используйте это. Скажите, что видели его акварели, и они поразили вас скрытым величием нарисованных образов. Составьте предложение так, что бы он понял, что вас восхищает музыка Вагнера. Перед встречей купите ему два билета в местный Ландестеатр. Гитлер любил бывать там, но из-за нехватки денег покупал самые дешёвые стоячие места. Два билета в партер невероятно польстят его самолюбию…

А потом устраивались «рабочие игры». Каждый из четырёх курсантов брал по очереди на себя роль Гитлера, другой же пытался его разговорить. Беседа велась только на немецком языке, под пристальным контролем преподавателей. После беседы дотошный разбор, затем повторение, но игроки уже поменялись ролями.

Их охотно знакомили с содержанием тех писем, которые они должны были отправить.

– Мы не знаем, как вы среагируете на переселение в тело другого человека, поэтому вы должны не просто запомнить точное содержание письма, но и вникнуть в его суть и цель. Вы должны уметь оценить количество и качество тех знаний, которые донесёте до Австрии 1905 года. Если из-за пробелов в памяти вы не сумели восстановить суть и текст письма – просто не отправляйте. Отправляйте только те письма, в которых вы уверены.

Особо долго разбиралось письмо в адрес одному из чинов Петербургской жандармерии. В письме сообщалось, что некий известный получателю письма господин В.У. договорился о встрече в Гельсинфорсе с управляющим банком, графом М. Граф решил щедро профинансировать предприятие господина В.У. по производству фейерверков. По получению денег господин В.У. отправится в Петербург, скорее всего 8 (21) ноября, поселится по адресу Можайская улица 8, квартира 14 или 10-я Рождественская 1, квартира 3. Спустя несколько дней к нему из Женевы должна приехать супруга …

Письмо нужно было составить так, что если кто-то из австрийских чиновников и прочитает его, то не заметит его подлинной сущности. В те годы мало кто слышал о Владимире Ульянове и не догадается, кто скрывается под инициалами В.У. и о каком производстве фейерверков идёт речь.

– Это письмо может стать тем снежком, который перерастёт в лавину. Если в Отдельном жандармском корпусе получат это письмо, то без особых сложностей арестуют Ленина с женой, арестуют Красина и ещё нескольких видных большевиков. То, что граф Маннергейм занимается финансированием революционных организаций, борющихся с царизмом, в жандармерии знали, и кое-какие улики у них уже были. С арестом Ленина кольцо вокруг Маннергейма сожмётся. Его пожалеют – брат – командир драгунского полка, отличившегося на русско-японской войне. А на господине Ульянове отыграются. Загремит господин Ульянов в Сибирь, а это не Швейцария. Из Сибири партией он руководить не сможет. В марте или апреле 17 его освободят по амнистии – по решению Временного правительства – но за несколько месяцев, без денег, воссоздать партию он не сумеет. Мы-то знаем, что в нашей истории на агитацию ему деньги передавал немецкий Генштаб через подставных лиц – вроде Парвуса или Ганецкого. Не будет Октябрьской революции – не будет гражданской войны с десятью миллионами погибших и разрухой. Не будет позорного Брестского мира и потери половины золотого запаса страны. Зато добавятся Константинополь с проливами, и жирный кусок германских репараций. Вот что одно письмо сделать может! Поэтому каждая мелочь в письме важна! Полковник должен почувствовать, что пишет человек, хорошо знающий и его, и господни В.У.!

Курсанты с восхищением следили за рассказом, это была столь наглядная демонстрация «эффекта бабочки», что нельзя было не задуматься об опасениях некоторых историков.

– Может, разгромить центр большевиков – и всё, – спрашивал Никодим. – Россия без того ущерба, о котором мы слышали, без коллективизации, Голодомора и сталинских репрессий будет вдвое сильней и раздавит этого Адольфа как таракана.

– Это обсуждается, – отвечали ему. – Именно поэтому мы держим вас в курсе всех наших исследований. Вы не посторонние, а часть нашего научного коллектива.

Вечера Сергей проводил за книгами. Читал о Гитлере. Неожиданно для себя он обнаружил, что не знает о Гитлере ничего. Вождь Третьего рейха был для него прежде какой-то схемой, впитавшей всё мерзкое и отвратительное, что только может быть. В Первую мировую Гитлер заслужил два железных креста. Казалось бы – бравый солдат. Но характеристика, данная его командиром, не могла вызвать уважения к кавалеру двух железных крестов – послушен, дисциплинирован, безынициативен, замкнут. Сергей знал таких солдат – те прятались в тёмных уголках, стремясь быть незаметными – чтобы не беспокоили. Скажешь – сходи, принеси – выполнят. И снова в свой угол. Попросишь – сходи, проверь установку для стрельбы – пойдёт, проверит. Доложит о её состоянии. А сколько ящиков с патронами около установки? Удивлённые глаза. Разве его просили проверить, сколь боеприпасов подготовлено? Пошлёшь ещё раз – пойдёт безропотно. И снова проверит только то, что скажут. И такой безынициативный солдат, про которого офицер писал в рапорте, что к отправке на сержантские курсы не рекомендуется – лидер Третьего рейха?

За три недели до эксперимента их всех повезли в Австрию. Самолётом до Вены, От Вены до Линца – поездом.

Они гуляли по улицам Линца. Прошли мимо дома, в котором жил Гитлер. Не останавливаясь и почти не замедляя шага, чтобы не привлекать внимания. Жители Линца очень не любят, когда им напоминают – хотя бы косвенно – об их бывшем земляке. Но жёлто-оранжевый дом в четыре этажа, с несимметрично расположенной входной дверью врезался в память сразу. И хотя дома на старых улицах Линца, впрочем, как и многих других городов Европы, шли непрерывной линией, этот дом запоминался. Предыдущий дом имел всего два этажа, следующий включал магазин на первом этаже. Это поможет отыскать этот дом в Линце начала прошлого века.

Прошлись по Гумбольтштрассе и повернули на Моцартштрассе – к Ландестеатру.

– Не город, а сказка, – сокрушался Евгений. – Моцартштрассе, Гётештрассе, Шиллерштрассе. Можно подумать, тут только люди искусства жили.

– Не обобщать, – строго прерывал его Василий Александрович, преподаватель немецкого языка и истории Австрии. – Лучше напомните мне, когда семья Гитлер переехала сюда?

– В июне 1905 года, – почти хором отвечали курсанты.

– А какого числа, кто помнит?

Вспомнил лишь Сергей.

– Двадцать первого июня. – И сразу пояснил. – Я запомнил это по другой дате. Спустя 36 лет, 22-го июня 1941 года Гитлер нападёт на СССР. Переезд его был на день раньше.

– Отлично! – прокомментировал Василий Александрович. – Лучше всего запоминается, если удаётся найти какие-нибудь ассоциации. А теперь идём к дому доктора Блоха.

Доктор Блох лечил больную раком мать Гитлера. В 1905 году она уже была тяжело больна, доктор часто посещал её, и была вероятность встречи с Адольфом на маршруте дом Гитлера – дом Блоха.

– Поразительно, – рассуждал вслух Евгений по дороге. – Еврей Блох лечил мать того, кто потом отправит миллионы его соплеменников в газовые камеры.

– Вот поэтому и готовится наш эксперимент, – сказал Василий Александрович. – Понятия типа добрый-злой к Гитлеру отношения не имеют. Он жил по ту сторону добра и зла. Любил мать, и потому велел своим гестаповцем взять под охрану еврея Блоха, который когда-то лечил его матушку. Но другому врачу, тоже еврею, который лечил самого Гитлера от слепоты, вышла другая судьба.

Все разговоры велись на немецком языке. И во все три дня пребывания курсантов в Линце организаторы поездки старались организовать как можно больше общения с местными жителями.

По возвращении их ждало любопытное известие – подобран человек, чьё тело им предстоит использовать. Карел Кубейка из чешского Вишкова.

– Информации о нём и городке из которого он приехал в Линц – кот наплакал. – удивлялся Иван Степанович. – Но все историки в один голос твердят, что кандидатура идеальная. В Линце его никто не знает, он оказался там случайно, и он при деньгах. Местного жителя использовать опасно – маленький городок, всегда можно наткнуться на того, кто вас знает. Можно не узнать собственную мать или жену. Для приезжего подобная опасность очень мала. Кто может знать человека, приехавшего не просто из другого города, а даже из другой страны?

– Главное, что при деньгах. Будет на что купить нож на Гитлера, – смеялись курсанты.

– Четыре дня вам на знакомство с чешским языком. Чтоб несколько десятков наиболее употребительных слов от зубов отскакивали, – строго сказал Иван Степанович. И добавил – Через четыре дня будет объявлена программа экспедиции.

Сергей, да и другие курсанты ожидали, что в день объявления программы экспедиции их соберут вместе с другим персоналом, участвовавшим в составлении программы эксперимента. Но день шёл обычным темпом, и у некоторых даже стало закрадываться сомнение, что решение будет объявлено. Никто из руководителей проекта в лаборатории не появлялся, программа обсуждалась где-то в другом месте.

Без четверти пять позвонил Колчак и попросил не расходиться.

Сотрудники лаборатории и курсанты расслабились. Вспоминали фильмы, события в которых разворачивались в начале прошлого века, и вспоминали промахи и ляпы кинематографистов.

Иван Степанович позвонил в семь часов, и сказал, что все могут отправляться по домам. Сделал паузу и добавил то, что могли понять только сотрудники лаборатории:

- Обсуждаем «а плюс три».

Они не договаривались ни о каких условных обозначениях, но все мгновенно поняли: Адольф и три письма.

Следующий день начался как обычно. Занятия, тренинг. Руководства лаборатории не было, что порождало самые противоречивые слухи. На телефонные звонки они также не отвечали.

К середине дня всех охватило уныние.

– Испугались, – говорили одни. – История изменится, и уже не они будут сидеть в пригретых креслах.

– Не ту цель выбрали, – говорили другие. – Нужно было наоборот, сюда на день германского Кайзера призвать, и рассказать, что наделала Германия в первой половине прошлого века и во что это ей и другим обошлось. У него бы сразу воинственного пыла поубавилось.

– Решили подождать до следующего раскрытия окна отправки, – острили третьи. – Чтобы не брать на себя ответственность.

Руководство лаборатории появилось к четырём часам, когда уже никто не работал. Усталые, но довольные. И сразу объявили общий сбор.

В небольшом и тесном конференц-зале собрались все сотрудники – 28 человек и четверо курсантов. Иван Степанович демонстративно запер дверь – такое случилось впервые – и занял положение председательствующего.

– Не пугайтесь, я долго говорить не буду. Только итоги. Отстояли вариант с Гитлером. Итак, Гитлер и три письма. Одно – политическое, попытаемся предотвратить Октябрьский переворот. Второе научное – подтолкнём важное для человечества изобретение. Третье – самое скромное, – подскажем, районы залегания полезных ископаемых. И последнее, самое неожиданное объявление. Завтра мы все едем в командировку. На пять дней. Все без исключения. Туда, где нет мобильной связи. Это то, что вам предстоит сказать дома жёнам, мужьям, родителям, любовницам и так далее – что кому актуально. Не стоит, конечно, говорить, что в командировку уезжает вся лаборатория, это вызовет нездоровый интерес. Утром мы сядем на автобус и поедем туда, откуда начнётся эксперимент. Там нас ждёт гостиница, не слишком комфортная, но с горячим питанием и всем остальным, что полагается. Комнаты, в основном, двухместные. Кто-то не может?

Таких оказалось двое. Иван Степанович пошептался с Колчаком и подозвал тех двоих, которые не могли ехать. Он разговаривал с ними тихо, но Сергей слышал. Им велели отдать – на пять дней – свои мобильники и не приближаться к лаборатории ни при каких обстоятельствах. Они в отпуске. Если кто-то будет звонить им домой, на обычный номер, говорить, что ничего не знают. Тем более, что куда все уехали, они в самом деле знать не будут.

Сергей предупредил родителей, что уезжает на пять дней. И лишь после разговора с ними осознал, насколько сильно ему хочется быть тем, кто совершит путешествие во времени.

Следующим утром армейский автобус увёз в место, которое руководство лаборатории называли «Объектом Б».

«Объект Б» был старой военной базой, оборудованной подземными стендами для испытания разных систем оружия. В их распоряжении оказалось двухэтажное здание – военная гостиница, или попросту общежитие для сотрудников. В сотне метров от гостиницы, в плотном окружении сосен пряталось длинное опрятное одноэтажное здание, облицованное белым кирпичом. Испытательный корпус. Тут же выяснилось, что на самом деле здание трёхэтажное – два других этажа были подземными. Самый нижний этаж отличался массивными стальными дверями и стенами метровой толщины. Сергей заглянул – из любопытства. Большая часть комнат подземного этажа были пусты, сохранились лишь остатки какого-то оборудования. Мощная вытяжка, впрочем, ныне не работающая. Выбоины и следы пожара в некоторых комнатах.

Сергей не заметил, как сзади оказался Колчак.

– Здесь когда-то испытывали ракетные двигатели?

Колчак кивнул головой.

– Как ты догадался?

– По остаткам оборудования. В одной комнате стена обожжена – наверное, при прожоге двигатель сорвался с установки.

– Молодец, – покачал головой Колчак. – Учтём это.

Он не сказал, когда, но Сергей понял – он совершенно случайно прибавил себе шансов на «выход в финал».

– Раз молодец, то ещё вопрос. Накануне объявления программы всё руководство лаборатории отправилось куда-то за разрешением на проведение эксперимента. Почему получение разрешения заняло так много времени? Ведь подготовка велась давно.

Сергей сомневался, что Колчак захочет отвечать на такой вопрос, но командир, помедлив, начал:

– Несколько причин. Первая – усилились позиции апологетов «эффекта бабочки». Если одно письмо жандармскому подполковнику в состоянии превратить гибель десяти или даже более миллионов людей, то наш мир находится в столь неустойчивом состоянии, что одно непредусмотренное событие может превратить мир в чёрт знает что. А нам ведь жить в этом чёрт знает что. Хотя – если честно – я плохо верю, что с этим письмом что-нибудь получится. Письмо может не дойти, полковник может не поверить, Ленин может избежать ареста. А если и арестуют, не факт, что посадят. А если и отправят в Сибирь, то кто может гарантировать, что товарищ Ленин через год не сбежит? Всё вилами по воде писано. И про Гитлера говорили то же самое. Спрашивали – вот вы убьёте Гитлера. И, возможно, тем самым откроете дорогу для карьеры кого-то другого, кто окажется ещё большим чудовищем, чем Гитлер. Вторая задержка – возник вопрос, а нет ли в мире другой тайной лаборатории, которая планирует такой же – по сути – эксперимент? Окно возможностей открывается для всех. Не важно, что они захотят изменить. Непонятно, что случится, если не один, а два человека одновременно отправятся в прошлое и одновременно захотят вернуться? Как бы не пересеклись по дороге. Третья – страх, что когда ты вернёшься – никто тебя не узнает, и не будут знать, зачем тебя отправляли.

– И вы сумели убедить? Или наше бегство на этот объект связано с тем, что сохраняется «подвешенное» состояние?

Колчак промолчал.

– Завтра твоя судьба решается, – сменил тему Колчак. Скажу по секрету – у тебя хорошие шансы. Но помни, делаешь только то, в чём уверен на сто процентов. Один процент сомнения – проходишь мимо.

Сергей воспринял эти слова, как похвалу. Ему доверяют и знают, что за него можно не беспокоится. Он знает, что такое ответственность и знает, что такое дисциплина.

Утром следующего дня четверо курсантов сидели на спортивной лавке, выставленной в коридоре испытательного корпуса. За дверью заседала комиссия. Курсанты обменивались шутками, чтобы скрыть своё волнение, и ждали, когда их начнут вызывать. Эта минута никак не наступала. Вышла лишь Анна Васильевна, врач, и поинтересовалась – самоотводов ни у кого нет?

– А что это такое? – сделал удивлённый вид Женя.

Анна Васильевна понимающе кивнула и скрылась за дверью.

И снова бесконечное ожидание. Наконец, дверь распахнулась и послышалась команда:

– Всем зайти!

Иван Степанович встал, взял в руки лист бумаги, и словно ещё раз прочитал его содержание. Затем внимательно оглядел стоявших перед ним курсантов. И снова заглянул в лист.

– Обсудив результаты тестирования и уровень подготовки курсантов к экспедиции, комиссия пришла к следующему заключению – в экспедицию отправляется…

Сергей услышал своё имя. Дыхание замерло.

– Дублёр – Евгений…

Всё дальнейшее происходило как во сне. Ему жали руки, похлопывали по плечу, передавали какие-то напутствия.

Сергей принимал поздравления.

Глава 2. Подготовка

Сергей на секундочку прикрыл глаза. По крайней мере, так ему показалось. На тело навалилась тяжесть, стало невозможно ни вдохнуть, ни открыть глаза. Что это? Сильнейшая боль пронизала тело. Он бы вскрикнул, если бы мог дышать, двигаться. Терпеть. Стиснуть зубы и терпеть. Но тело не слушается, и стиснуть зубы также не удаётся. Ещё мгновение – и он проваливается в какую-то бездну.

В лёгкие ворвался воздух и уже возможно открыть глаза. Он лежит на траве. Кто его дёргает? Кто-то пытается поднять его?

Действительно, тащат к лавке. Вернулось зрение. Маленький сквер с вековыми деревьями, на некоторых уже опала листва. Мобилизовал силы и обернулся. Господин в добротном пальто, вокруг шеи обмотан белый шарф. Котелок. В руке тросточка, которую этот господин не оставил, когда тащил его к скамейке.

Линц.

– Herzlichen Dank, Herr! Ich werde mich jetzt besser fhulen. Das ist ein Zufall.

(Сердечное спасибо, господин. Мне сейчас станет лучше.)

Господин недоверчиво смотрит на Сергея. Он видел минуту назад, как у человека, шедшего впереди, подкосились ноги и тот осел на траву. Сергей мобилизует все свои силы, чтобы вымучить улыбку благодарности. Вы можете идти, всё в порядке, это случайность.

Боль ослабевает. Зато начало чесаться всё тело.

Сергей смотрит на свои ноги. Они обуты в массивные чёрные ботинки с толстой подошвой. Длинная шнуровка. Брюки серые, с тонкой чёрной полоской. Пальто длинное, как шинель. Но не слишком тёплое, наверное, без подкладки. На голове какая-то шапка. Сергей пока ещё боится пошевелить рукой, чтобы взять и рассмотреть собственный головной убор.

Что за сквер?

Мимо прошёл господин, одетый в короткое пальто, сапоги и шапку. Смотрит на него, но шаг не замедляет. Значит, Сергей на него не производит слишком странного впечатления. Боже, как чешется тело! Но удаётся повернуть голову, и рассмотреть прилегающую улицу.

Пересечение двух улиц. Напротив – четырёхэтажное угловое здание. Очень красивое. Кажется, этот стиль называется новой готикой. На углу – вход вовнутрь. Похоже, там магазины. Вывеску рассмотреть не удаётся. Следующее здание чуть иное, штукатурка частично бежевая. Ещё пара зданий – и улица кончается, возможно, там ещё перекрёсток, не видно. Нет асфальта, его заменяет булыжник.

Сергей крутит головой. Небольшая улица, с одной стороны постройки, с другой – парк. Надо напрячь память.

Есть! Штельцхамерштрассе! Вторая улица, которая видна лишь частично – Ландштрассе. По Ландштрассе они прогуливались в XXI веке. И на Ландштрассе находится почта. Молодцы, австрийцы! Воспоминание, что почта не меняла адрес почти два века, придало ему уверенности.

О том, что будет зуд по всему телу, предупреждали. Поэтому первый час давался на то, чтобы прийти в себя. Ничего не поделаешь. Предупреждали, что будет хотеться пить. Так оно и есть! Стоило только вспомнить об этом, как Сергею захотелось пить. Но надо терпеть. Предупредили – как бы прекрасно он себя не чувствовал – первые пятнадцать минут не вставать.

Легко сказать – пятнадцать минут. Часов на руках нет. Историки говорили, что у Кубейки при себе были часы. Наверное, карманные. Нужно будет проверить содержимое карманов.

Руки совсем другие. Сергей внимательно смотрел их. То есть руки Карела Кубейки. Толстые, мясистые пальцы. Грубая, натруженная кожа. Плохо вымытые. Или та грязь каретных дел мастера, коим был Карел, уже более не отмывается? Сергей-Карел стал потихонечку обшаривать карманы.

В правом кармане пальто оказалась квитанция. Карман, кстати, непривычно глубокий. Ага, он сдал багаж в камеру хранения на вокзале. Собирался забрать его до 10 часов вечера – так помечено в квитанции. Несколько монеток. Две с половиной кроны. Замечательно, это гораздо больше, чем надо на бутылку воды в ближайшем кафе или ресторане. Нащупал кошелёк в кармане брюк. Хорошо, потом проверю, сколько в кошельке денег – не делать же это посреди улицы, то есть сквера. Под пальто пиджак, в боковом кармане прощупывается бумажник. Проверить тогда, когда никто не будет видеть. Ещё один пункт к списку дел на ближайший час.

Часы нашлись в специальном кармашке пальто. Часы на цепочке, пристёгнутой к внутренней пуговице. Достал, нажал на кнопку, чтобы открылась крышечка. Первый раз Сергей держал в руках карманные часы с крышечкой, ранее лишь в кино видел. Белый циферблат с римскими цифрами. Сейчас 10 часов 42 минуты. Он прибыл сюда 6–7 минут назад, значит назад он возвращается до семи с четвертью. Максимальное время пребывания в 1905 году – восемь часов и 37 минут. Но всегда нужно быть готовым к аварийному возвращению – такое может случиться в любой момент.

Тело продолжало чесаться и зудеть. Зуд был неравномерным, то отпускало, то схватывало с новой силой, и тогда приходилось закрывать глаза. Но было велено, а может просто рекомендовано, первые 15–20 минут сидеть и ждать. И Сергей сидел, время от времени вытаскивая часы.

Ровно в 11 он встал и направился к Ландштрассе. Идти было тяжело, чужие ноги плохо слушались, казалось, что он на костылях или на ходулях. Ещё сложнее оказалось перейти улицу – именно в тот, момент, когда он собирался это сделать, по улице промчались два всадника на гнедых лошадях. А потом проехала запряжённая парой лошадей карета. Что ж, и здесь нужно быть осмотрительным.

Через сотню метров он увидел трактир, или как там оно называлось. Вход в трактир был ниже уровня тротуара – три ступеньки вниз. Заскочил. Четыре небольших столика. Всего один посетитель с кружкой пива. Официант – маленького роста мужчина, бросился к нему.

– Чего желает господин?

– Пить, – Сергей бросился к ближайшему столику и плюхнулся на стул. Не свои ноги подкашивались.

Вернулся официант с большой кружкой пива. Сергей испугано глянул на пиво. Можно ли в такой ситуации? Но мучившая его жажда не оставляла места для размышлений. Он сделал большой глоток, буквально втянув в себя чуть ли не треть кружки.

Стало легче. Даже зуд уменьшился. Далее Сергей пил пиво небольшими глотками. Когда кружка закончилась, подозвал официанта и попросил бутерброд и стакан воды.

– Минеральной?

Сергей кивнул. Вскоре перед ним стояла тарелочка с двумя бутербродами с салом и стакан.

Бутерброды были невкусные. Или, по крайней мере, непривычного вкуса. И вода имела странный привкус. Может быть это связано с физиологическими изменениями при переходе в другое тело?

Сергей ещё раз подозвал официанта. Возможно, здесь просто кладут деньги на стол, но он не знал цен. Ладно, они прекрасно видят, что он иностранец, скорее всего догадываются, что чех. Не грех спросить. И, заодно, узнать – где туалет.

Туалет оказался вполне цивилизованным – отдельная кабинка, дверь с крючком. Сергей проверил содержимое бумажника. Двести восемьдесят крон. Хорошие деньги для 1905 года. Тщательно изучил паспорт – сложенный вчетверо плотный лист бумаги, с печатями и описанием внешности хозяина. Фотографии в те времена ещё не научились вклеивать в документы. Письмо на чешском языке – явно деловое. Фотография приятной женщины. Возможно, жена. Господин Кубейка был женат, но до историков XXI века фотография жены не дошла.

После трактира шагалось легче. Ноги перестали казаться ходулями. Сергей направился к почте.

У почты он оказался в 11 часов 40 минут. Не потребовалось даже доставать карманные часы, в небольшом зальчике на стене висели красивые часы в деревянном футляре. Сергей подошёл к окошку и попросил у услужливого почтового служащего – уже немолодого человека в форме – семь листов бумаги и три конверта.

– Сразу наклеить марки? Куда господин отправляет письма?

– Да, спасибо, наклейте. Письма в Россию.

Служащий не удивился – Сергей обратил на это внимание – и направился к высокой стойке с чернильницей и ручками.

Выбрал ручку получше, с тонким металлическим пером. Подвинул поближе чернильницу. Хорошо, что у них были занятия по письму инструментами начала прошлого века, а то бы клякс наделал! Сергей стал писать первое письмо.

«Мой дорогой Алексей Михайлович!

Не удивляйся тому, что это письмо отправлено из Австрии. Я здесь оказался, случайно, проездом. Но неожиданным образом мне удалось узнать то, что тебе будет непременно интересно»

Сергей писал яти и «и» с точкой, там, где казалось ему верным. Занятия по грамматике русского языка начала ХХ века не прошли даром. Конечно, ошибок будет много, но далее господину полковнику станет не до ошибок.

«Перед отъездом мне выпало удовольствие беседовать с господином Рыбкиным, Сергеем Ивановичем, и я получил от него множество полезных советов, кои помогут мне, а значит и вам, преуспеть в делах наших.

По совету господина Рыбкина я имел только что встречу с человеком, чрезвычайно осведомлённым в делах наших, а также и в делах банковских».

Впервые со времени перемещения Сергей улыбнулся. Подполковник – сообразительный человек, поймёт недоговоренность и намёки, а дойдя до этих строк подскочит. Ещё бы, господин Рыбкин – его лучший филёр, расторопный и сообразительный. Подполковник работает с ним лично, никому не доверяет…

Сергей продолжал аккуратно выводить слово за словом, соблюдая стиль, коим писали письма в начале ХХ века. Он помнил всё, никаких провалов в памяти не ощущал, равно как и нарушения логики. Непонятно, почему эксперты просили не упоминать фамилию Маннергейма, хотя в Гельсинфорсе не так-то много графов, чья фамилия начинается с буквы «М» – вычислить легко. Имя Ленина разрешили писать как «Вл. Ул.». Сергей считал, что можно было бы писать фамилию Ульянов полностью – кто в те времена слышал об этом человеке – но не хотел нарушать инструкции.

В конце письма попросил передать сердечные приветы Елизавете Андреевне и деткам – Никите, Федору, Наташе и Андрею. Полковник ещё раз подскочит от изумления – загадочный автор письма знаком с его семьёй!

Второе письмо требовалось писать в совершенно ином стиле. И Сергей начал:

«Уважаемый профессор! Я имел удовольствие бывать на ваших лекциях и беседовать с вами. Однажды мы беседовали о необычных свойствах гриба Penicillium notatum. Вы помните, я начинал с изучения работ известного вам господина Дюшена, и сумел повторить некоторые из сделанных им опытов, что убедило меня в полной его правоте.»

Сергей улыбался. Профессор будет бить себя по лбу пытаясь преодолеть возникший провал в памяти, пытаясь вспомнить, кто же из его студентов взялся повторить опыты Эрнста Дюшена – молодого военного врача из Франции, чья диссертация об антагонизме между микробами и экстрактом из Penicillium notatum была отвергнута научным сообществом. Учёным в Париже это показалось невероятным и даже напоминающим шарлатанство. Молодому врачу – а тогда Дюшену было всего 23 года – порекомендовали продолжить исследования, прежде чем заявлять о них в диссертациях. Дюшен продолжил, хотя военному врачу, который проходил службу на Востоке, это было не просто. Он лечил местное население от тифа, пробовал применять экстракт из Penicillium notatum против других болезней.

В конце концов ему удалось перевестись в полк, расквартированный на севере Франции, но к тому времени у него самого появились признаки тяжелой болезни. За год до того момента, когда Сергей оказался в австрийском Линце, Дюшен был отправлен в отставку по состоянию здоровья – туберкулёз. Он не сумел или не успел объявить миру о создании пенициллина. Спустя тридцать лет Флеминг повторил его открытие.

Теперь Сергей собирался – с помощью тех, кто отправил его в 1905 год – исправить эту досадную несправедливость. А заодно, приобщить к открытию пенициллина одного из соотечественников, который в той истории сгинул в огне гражданской войны. Может, это его спасёт, если письмо полковнику не сработает. Пенициллин появится на пару десятилетий раньше.

Письмо заняло три листа. Сжато о производстве, возможностях, применении.

Третье письмо Сергей начинал почти что официально.

«Глубокоуважаемый Александр Петрович!

На протяжении нескольких лет мне посчастливилось помогать в научных изысканиях Ивану Васильевичу Мушкетову, память о котором я бережно сохраняю до сих пор. Недавно я обнаружил, что из списка открытий, сделанных Иваном Васильевичем странным образом исчезли несколько перспективных месторождений, о коих и хочу вам напомнить.»

Далее следовал небольшой список месторождений «открытых» в разные года профессором Мушкетовым. С кратким описанием.

Пусть поломают голову – почему сам Мушкетов, скончавшийся пару лет назад от воспаления лёгких, об этих открытиях не счёл нужным рассказать. А единственный, кто знает о них – это его помощник, которого никто не может вспомнить.

В конце – как бы случайно – было упомянуто, что автор этого письма сейчас находится по пути в Дармштадт, родной город отца Екатерины Павловны, жены Мушкетова. О том, что отец Екатерины Павловны, немецкий горный инженер Йосса родом из Дармштадта, знали лишь самые близкие к семье люди. Конечно, где Линц, а где Дармштадт, но кто сказал, что он едет в Дармштадт из России? Может быть, он из Белграда едет.

И ещё одна мысль промелькнула в голове, когда он заклеивал третий конверт – если первое письмо сработает, то сына профессора Мушкетова, также профессора – Дмитрия Ивановича Мушкетова, ректора Горного института – не расстреляют в тридцать восьмом.

Служащий, принимавший письма, смотрел на Сергея с любопытством. Ещё бы! Полтора часа заняли эти письма, у Сергея уже ноги гудели.

– Господин – журналист? – с любопытством поинтересовался почтовый служащий.

– Почему? – удивился Сергей. И, чтобы не создавать паузы, добавил, – Посредник.

Он использовал немецкое Mittler, слово, имеющее широкое толкование. Это может быть и посредник при покупках-продажах, и при выполнении работ, и при любых других действиях, в которых участвуют две стороны. Такой ответ не должен вызывать дополнительные расспросы.

Сергей покинул почту, когда часы на стене показывали уже 13:20. Написание писем заняло больше времени, чем он планировал, но не настолько, чтобы это повлияло на план действий. Театральные кассы открываются в два часа, у него есть сорок минут на покупку ножа и других мелочей. Торговые ряды находятся неподалёку от того месту, откуда он начал путешествие по Линцу, придётся возвращаться – да что уж тут сделаешь, другие магазины искать не рекомендуется. Все строго по плану, никакой самодеятельности.

В дороге он позволил себе послабление – присел ненадолго на скамейку в малюсеньком сквере. Прежнюю спортивную форму Сергей еще не восстановил. Попытался оценить собственное самочувствие в баллах. Получалось что-то между тремя и четырьмя.

Город поражал тем, что с одной стороны был похож на тот Линц, который он видел в XXI веке, но с другой стороны обладал шармом старины. Устройство улиц не сильно отличалось от того, к которому он привык, но было гораздо грязнее. Трех- четырех этажные многоквартирные дома чередовались с маленькими, на одну семью. Сергея поражало, что считающиеся такими аккуратными и чистоплотными австрийцы безо всяких проблем бросают на землю мелкий мусор. По городу витали сильные запахи, часть из них были непривычны для Сергея – в первую очередь это запахи навоза и конской мочи. В воздухе витали также прочие запахи, происхождение которых оставалось непонятным.

Прохожих на улицах было немало, но меньше, чем он видел в начале 21 века. Понятно, в 1905 году населения в городе было в два с половиной раза меньше. Одеты прохожие были скромно, но аккуратно. Того разнообразия, к которому он привык в 21 веке, не было.

Мог бы он жить здесь? Они немало часов посвятили разбору всевозможных сбоев и сюрпризов, какие могут ожидать путешественника во времени. Среди них было превращение путешественника во времени в “невозвращенца”. И теперь Сергей пытался примерить этот мир к себе.

Лавку, в которой можно купить хороший нож, он нашел не сразу. Пришлось спрашивать. Лучше всего подошел бы стилет, но иностранец, покупающий стилет, мог привлечь внимание. Объяснил продавцу, что нужен мясницкий нож, но желателен такой, чтобы его можно было брать и на охоту.

Подходящий нож нашелся, за 20 крон вместе с футляром из свиной кожи. Продавец проверил, что нож хорошо наточен прежде, чем Сергей попросил об этом.

В соседней лавке Сергей приобрел простенькую губную гармошку, в следующей лавке – длинную холщовую рубаху. И уже на выходе с торговых рядов – две тощие розы.

С удовольствием вытащил из кармана часы и глянул – удостовериться, что успевает. 13:50, пора идти к Ландестеатру. До театра было километра два, и Сергей решил по пути зайти в кафетерий – если попадётся. Сергей поймал себя на мысли, что ему хочется пройти мимо дома, где живёт Адольф Гитлер – чтобы убедиться, что там всё именно так, как он представляет. Но делать крюк не хотелось, к тому же часы неумолимо тикали, двигая стрелку вперёд – минута за минутой. По воспоминаниям тех, кто знал Адольфа в эти времена, Гитлер имел обыкновение в четыре часа выходить из дома, значит, учитывая возможные отклонения от обычного графика, ему нужно успеть до трёх.

Кафетерий ему попался на углу Моцартштрассе и Херенштрассе. Поданный кофе не был вкусным – так, средней паршивости, как говорили у них. Жажду утолишь, удовольствия никакого. А вот пирожные оказались вкусными. Гурманы бы оценили. Впрочем, Сергей – по своему состоянию – дать заслуживающей оценки лакомствам не мог. Он старался запомнить интерьеры, изучал детали и жалел, что нет при нём фотоаппарата. За кофе и три маленьких пирожных с него взяли две кроны – больше, чем за литр пива и два бутерброда утром. Такие цены у них, или официант сжульничал, решив облапошить иностранца? Не случайно официант смотрел на него с какой-то злорадной усмешкой.

Напротив собора святого Михаила оказался маленький, хаотично заросший деревьями, сквер. Сергей юркнул туда. Осмотрелся. Его никто не видит. Быстро сбросил пальто. Вытащил из пакета холщовую рубашку и натянул её на себя поверх пиджака. Ловко орудуя ножом, срезал воротник так, чтобы рубашка не была бы заметна из-под пальто. Манжет левого рукава срезал, а правого подогнул. Обрезки собрал вместе, чтобы выбросить в канаву или яму, что попадётся по дороге.

Вернулся на Херенштрассе, посмотрел с сожалением на собор – нет времени зайти, как и во время прошлого посещения Линца – и направился в сторону Променада – за ним и начинался театр, к которому спешил Сергей.

Касса театра была открыта, и Сергей попросил два билета в партер, на ближайшую оперу Вагнера. Кассир с усами как у Франца-Иосифа назвал дату. Сергей кивнул – подходит. Для него дата роли не играла. Единой цены на места в партере не было, Сергей попросил самые дешёвые, что есть в партере. Франц-Иосиф кажется не первый раз сталкивался с покупателем, которому были безразличны места, главное – чтобы в партере – для престижа.

За два самых дешёвых билета в партер Сергей отдал тридцать крон. Из тех денег, какие были у Карела Кубейки, он уже истратил 60 крон. Такими темпами он к концу дня разорит Кубейку. Шестьдесят крон – это, наверное, недельный заработок каретника из Вишкова. Впрочем, основные покупки сделаны.

Сергей снова вытащил из кармашка часы, и нажал на кнопку. Ему нравились, что проверка времени по карманным часам превращается в своего рода церемонию. «Вернусь – куплю себе похожие», размышлял он. Часы показывали 14 часов 25 минут. Всё идёт по плану. Последнее, самое главное и самое сложное задание. Важно, что к новому телу уже привык. У него нет ощущения, что он таков, каким он был в своём времени, но и той силы и ловкости, какая досталась ему от каретника Кароля – хватит. Сейчас главное – что бы Адольф оказался дома. Есть запасные варианты – идти на поиски, ждать в квартире или около дома – но лучше бы этого не пришлось.

Сергей ускоряет шаги. Примерно такие ощущения он испытывал перед атаками. Тогда он отвлекал себя всевозможными проверками – но не проверками оружия и снаряжения, а проверками пустяковыми – что лишнего есть в карманах, не забыл ли сделать пометки в календаре, в чистоте ли ботинки. Сейчас же он пытается понять погоду. На улице не холодно – градусов восемь, а то и десять, и это в середине ноября! Сплошная облачность, но дождём не пахнет. Да и земля сухая, дождей, наверное, неделю не было.

Тяжело гружённая телега с ужасным скрипом простучала по брусчатке. Это сродни промчавшемуся мотоциклу, сравнивает Сергей 1905 год со своим временем. Тишиной здесь и не пахнет. Брусчатка не всюду в порядке – то и дело попадаются выбоины – камни выскочили со своих мест и куда-то сбежали, оставив широкое поле деятельности для дорожных мастеров. Временами «плеши» – не хватает нескольких камней с одном месте. Неужели кто-то выковыривает?

Возле дома тридцать один Сергей останавливается и переводит дух. Оглядывается – словно проверяет – нет ли слежки? – и заходит в дом.

Второй этаж. Массивная деревянная дверь. Сергей говорит себе «Пошёл!» и ощущает себя солдатом, выскочившим из спасительного окопа навстречу врагу.

Замок щёлкает и дверь раскрывается. За дверью, в полумраке стоит худощавый парень со знакомыми до боли чертами лица.

Сергей опять посмотрел на часы. 14 часов 50 минут.

В атаку!

– Мне нужен господин Адольф Гитлер.

– Это я. Простите…

Сергей представляется:

– Моё имя Кароль Кундера и я пришёл к вам по просьбе своего отца.

Настоящее имя он называть не собирался – зачем подставлять беднягу Кубейку, чьим телом он пользуется? Имя назвал паспортное – Карелов в Чехословакии не меньше, чем Иванов в России.

– Мы с ним знакомы?

– Нет, но на протяжении многих лет мой отец работал с вашим отцом. Несколько дней назад, ему рассказали, что ваш отец умер. Это правда?

Адольф Гитлер несколько секунд внимательно смотрит на Сергея и вдруг говорит:

– Проходите.

Один шаг – и Сергей стоит в тесном коридоре, тускло освещённом лампочкой без абажура под потолком.

– Да, отец умер.

Голос Гитлера ровный, спокойный. Отец Адольфа был жёстким, грубым, но в то же время заботливым и любящим. В те времена грубость и любовь сочетались без особых проблем. Впрочем, глава семейства, поколачивающий детей или жену, в те времена не был редкостью.

– Когда это случилось?

– Уже давно. Отец умер в январе второго года.

Точка первая. Отец Адольфа Гитлера – Алоиз Гитлер – скончался 3 января 1902 года. Совпало.

– А где он похоронен?

– Не здесь, в Леондинге. Мы тогда жили в Леондинге.

Точка вторая. Алоиз Гитлер похоронен на кладбище городка Леондинга. Совпало.

– Кто вам дал наш адрес?

– У нас есть общие знакомые. Вам имя Августа Кубичека знакомо?

– Августа? Да это же мой лучший друг!

Точка третья. Август Кубичек в Линце был единственным другом Адольфа Гитлера. Совпало.

– У меня к вам большая просьба: не могли бы вы отвести меня на могилу отца – я бы хотел возложить цветы, – Сергей демонстрирует завёрнутые в бумагу розы.

– На могилу отца? – удивляется Адольф. – Это далеко, час ходьбы!

– Я понимаю, что отрываю вас от дел, – Сергей пытается быть как можно любезней. – Но я готов вам предоставить компенсацию.

Движением фокусника он достаёт из кармана два билета в оперу. Места – партер. Адольф Гитлер любит музыку, любит Вагнера, но в оперу ходит только на галёрку, где стоячие места стоят всего одну или две кроны. Попасть в партер, туда, где занимают места самые уважаемые люди города – недосягаемая мечта подростка. Это не просто самоутверждение или возможность хоть почувствовать настоящим аристократом. Это осознание собственной значимости, и не только в собственных глазах, но и в глазах друга, которого пригласит с собой для засвидетельствования триумфа.

Адольф долго вертит в руках билеты, словно тщательно изучает, что на них написано.

– Вы истратили на эти билеты кучу денег. Но не выглядите состоятельным человеком. Чем я заслужил такую щедрость?

А Гитлер не так прост, как мы рассчитывали. Сергей понимает, что надо быть осторожней.

– Вы мне ничем не обязаны. Просто я бы хотел, чтобы мой визит оставил у вас приятные воспоминания, а не сожаление, что вы истратили на меня массу времени. К тому же я трачу не свои деньги, а деньги отца. Он мне дал деньги на поездку.

– Вы так любите отца?

От прямого ответа лучше всего уклониться. Показать почтение, но не слишком сильное.

– Я многим обязан ему. Здесь не тот случай, чтобы спорить.

Из двери выглядывает упитанная круглолицая девочка в простеньком платье. Удобный предлог перевести разговор на другую тему.

– Это ваша сестра? Сколько ей лет?

Адольф оборачивается и цыкает на сестру – что бы скрылась.

– Да, сестрёнка. Ей скоро десять.

– В декабре? В январе? – Сергей делает вид, что это уточнение – исключительно дань вежливости.

– В конце января.

Точка четвёртая. Сестра Адольфа Гитлера, Паула родилась 21 января 1896 года. Совпало.

– Отец говорил мне, что у вас уже взрослая сестра. Он даже рассказывал, что видел её.

Лицо Адольфа окрасила улыбка.

– Наверное, он видел Ангелу. Но она с нами не живёт, пару лет назад она вышла замуж.

Точка пятая. Ангела Гитлер вышла замуж в сентябре 1903 года. Совпало.

Дверь снова открывается. Теперь в двери показывается немолодая худощавая, немного сутулая, женщина. Сергей тут же замечает немалое сходство между выскочившей из комнаты девочкой и этой женщиной. Несомненно, это мать Адольфа. Выглядит гораздо старше своих сорока пяти. Впрочем, не удивительно, она больна. В прежней истории ей оставалось жить два года.

– Фрау… – Сергей делает галантный ковок головой, но специально не договаривает фразу, предлагая женщине самой представиться.

– Клара, – отвечает женщина и вопросительно смотрит на сына.

Сергей замирает. Секунду назад ему представилось, что последует продолжение фразы, и тут же понимает нелепость предположения, что вместе с именем она назовёт и дату рождения. Клара Гитлер не станет шестой контрольной точкой.

– Мама, отец этого господина, Кароля Кундеры, работал прежде с папой. Он узнал о смерти отца и приехал выразить соболезнования.

Сергей кивает головой в знак согласия и говорит слова соболезнования.

– Как звали вашего отца? – удивлённо спрашивает Клара, – и где он работал с Алоизом?

– Моего отца Рудольф Кундера, в 90-х годах он работал в Пассау, – учтиво отвечал Сергей.

– Я не помню этого имени, – рассеяно протянула Клара. – Алоиз мало рассказывал о своих друзьях.

Именно поэтому мы проработали эту версию, мысленно ответил ей Сергей.

– Кароль хочет, чтобы я показал ему могилу отца, – добавил Адольф.

Сергей подумал, что настало время опережающего действия.

– Я полагаю, мы сумеем взять фиакр.

– Зачем фиакр? Адольф знает короткую дорогу. Мы ведь раньше жили в Лиондинге, и Адольф каждый день ходил на занятия в реальную школу. – Клара сказала это с некоторой гордостью. Про то, что Адольфа выгнали за неуспеваемость, она умолчала.

Сергей делает вид, что пытается что-то вспомнить. Даже лоб потёр.

– Это то ремесленное училище, что на Штейгенштрассе?

– Вы его знаете? – осторожно удивляется Адольф.

– Один из моих товарищей закончил его лет десять назад. Почему-то я запомнил адрес –Штейгенштрассе, шестнадцать.

– Не шестнадцать, а шесть, – поправил Адольф.

– Неужели? – Сергей сделал вид, что удивлён. – Мне казалось, что он упоминал шестнадцатый номер.

– И всё-таки шесть, – поправил Адольф. – Можете не сомневаться. Я учился там.

Точка шестая. Адольф Гитлер учился в ремесленном училище на Штейгенштрассе, 6 в 1900–1901 годах. Совпало.

Клара умоляюще смотрит на сына. Она польщена тем, что хоть кто-то хранит память о её покойном муже.

– Надеюсь, мы там не задержимся, – Адольф уходит зачем-то в комнату. Сергей остаётся с Кларой. Ему жаль эту несчастную женщину. Разве она виновата, что родила такого сына? И ещё жаль потому, что через несколько часов или завтра она узнает о гибели сына. И ещё жаль потому, что из-за рака её дни уже сочтены.

Сергей ждёт, пока Адольф соберётся, а мысли продолжают кружиться вокруг Клары. Не виновата, или всё-таки виновна? Она ведь воспитывала сына. Все историки в один голос говорят отец семейства, Алоиз, детьми не занимался. Пусть у Адольфа были паскудные предрасположенности, нарциссизм, паранойя, но не каждый же псих становится дьяволом во плоти. Не родился он монстром, а что-то сделало его тем, кем он стал. С тем, что Клара тут ни при чём, можно согласится лишь при одном условии – воспитание в семье ничего не стоит. А с этим ни один разумный человек не согласится. Значит, есть и её вина. И нечего смотреть на неё с жалостью.

И вот они выходят на улицу. Сергею кажется, что ноги его превратились в ходули. Рядом идёт человек, которого он должен убить. Враг его и враг всего человечества не выглядел монстром. Наоборот, это вежливый, спокойный, и скромный паренёк. Убить идущего рядом – это не убить врага в бою, когда знаешь – или ты его, или он тебя, третьего не дано. Убить можно того, кого ненавидишь. Ненавидишь всеми фибрами души. Или того, кого не считаешь человеком. Но шедший рядом не вызывал ненависти. Он рассуждал о музыке и о живописи, указывая изредка на связь живописи с другими видами искусства.

С Гумбольтштрассе они повернули налево, на Шиллерштрассе. Потом прошли мимо маленького сквера и повернули на короткую, застроенную небольшими домами, улочку Ауэрпергштрассе. Сергей плохо слушал рассуждения Адольфа, предоставляя ему возможность говорить что угодно, лишь изредка встревал с вопросами, как бы возникавшими случайно.

– Ты родился в Леондинге?

– Нет, что ты! Я родился далеко отсюда. О Брауннау когда-нибудь слышал?

Точка седьмая. Адольф Гитлер родился в Браунау-на-Ине. Совпало.

Сергей кивнул – слышал. В этом он не обманывал Адольфа. Слышал, и не раз. Теперь всё внимание Сергея было сосредоточено на дороге. После Штокхофштрассе, пересекавшим улицу Ауэрпергштрассе, начинался пустырь. В середине ХХ века там разобьют парк, будет ботанический сад, но пока, в 1905 году, небольшие лесные массивы перемежались с карьерами для добычи песка.

– Правда, что твой отец однажды менял фамилию?

– Да, засмеялся Адольф. Прежняя его фамилия была Шикельгрубер. Представляешь, какой смех! Разве такая фамилия может звучать? Такие фамилии у половины жителей Австрии. А Гитлер? Звонкая, сильная как взрыв! Можно выйти на площадь и крикнут во весь голос – Гитлер! И все обернутся! А Шикельгрубер? Пока выговоришь, толпа разбежится. Определённо говорю, если мой отец и сумел сделать карьеру, то лишь благодаря тому, что сменил свою прежнюю фамилию на Гитлер. Шикельгрубер никогда бы карьеры не сделал.

Точка восьмая. Отец Адольфа Гитлера поменял фамилию Шикельгрубер на Гитлер в 1876 году. Совпало.

Сергей вспомнил не раз виденные в кино длинные шеренги нацистов с взметнувшимися в едином порыве руками – «Хайль Гитлер!» Неужели и эта малость – изменение фамилии – повиляла на ход истории? Представить толпы, скандирующие «Хайль Шикельгрубер!» ему не удалось.

Капкан захлопнулся. От Сергея требовали не менее восьми совпадений, и все они случились. Лицензия на убийство получена.

– Ты думаешь о чём-то другом, – неожиданно заметил Адольф.

Наблюдательный парнишка.

– Ты знаешь, – протянул Сергей. – Мне показалось, что твоя мама чувствует себя не очень хорошо. Такое ощущение, что она приболела.

- Ты прав. Она действительно болеет. В её годы болезни – не редкость. Она получает лечение.

– И кто её лечит?

– Есть один. Эдуард Блох. Еврей, но хороший врач.

Сергея словно ведром ледяной воды окатили. Началось с «еврей, но хороший», а кончилось газовыми камерами. Посеянное в детстве зло дало всходы. Научился этому у отца-пьяницы? Отец твой умер в пивной, а ты сдохнешь в канаве!

– Ты не любишь евреев?

– А кто их любят! Их терпят, пока они нужны. А будут не нужны – их не станет.

Стало мерзко и противно. Случайностей нет. Но надо переключить внимание на что-то другое, чтобы сохранять полный контроль над собой. Сергей попытался сосредоточить своё внимание на карьерах, мимо которых они проходили.

Вот и карьеры. Не глубокие, внутри людей не видно. Далее – по часовой стрелке: кустарник, вдали собор – километра полтора. Пустырь. Роща. Снова плешь пустыря, за которой видны деревянные домики. И снова дорога. Хочется, что бы всё случилось поскорее. До карьера справа – двадцать шагов, до густых зарослей кустарников слева – десять.

Сергей ещё раз оглядывается – убедиться, что никого нет – и достаёт из кармана губную гармошку. Останавливает того, кто уже не станет фюрером Третьего рейха, и протягивает ему гармошку. И – словно случайно – отпускает гармошку за секунду о того, как пальца Адольфа должны были схватить её. Гармошка падает. Адольф удивленно смотрит на Сергея, затем наклоняется, чтобы поднять губную гармошку.

Удар ребром ладони по шее. Гитлер не успевает осесть на землю, как Сергей подхватывает его и тащит в кусты. Быстро снимает с себя пальто. Теперь он в рубахе. Выхватывает нож из кармана.

Адольф открывает глаза и пытается приподняться.

– Что ты?…

Удар ножом в шею. Брызнула кровь.

– Это тебе за Освенцим! – процедил Сергей сквозь зубы на русском языке.

Второй удар. Снова в шею.

– А это – за Бухенвальд!

Адольф Гитлер повалился на землю. Из рассечённых артерий хлещет кровь. Теперь нож Сергея вонзается в спину лежащего. Сергей знает, в какие места нужно бить. Каждый удар – смертельный.

– А это – за Бабий Яр!

– А это – за Хатынь!

Стоп. Невероятным усилием воли Сергей останавливает себя. Хватит. Гитлер уже мёртв.

Жуткая опустошённость. Он бы сейчас не среагировал бы даже на подошедшего полицейского. Если бы ему сейчас что-то говорили, он бы не слышал. Если бы его толкали или бы били, он бы не почувствовал.

Сергей вытаскивает из кармана часы. Они показывают 15 часов 50 минут.

Десять глубоких вдохов. Сергей стаскивает забрызганную кровью рубашку. Для этого он её и надел – чтобы защитить костюм и пальто от пятен крови. Кароль после возвращения в своё тело не должен заметить ничего подозрительного, кроме нехватки денег. Присыпает листьями и ветками тело Гитлера. Небольшая ложбинка, с дороги не будет видно.

Надевает лежащее в стороне пальто. Подбирает валяющуюся на дороге гармошку. Её и нож заворачивает в растерзанную рубашку и направляется в сторону не высокой горы Фрайнберг неподалёку. По дороге выбрасывает рубашку с завёрнутыми в неё гармошкой и ножом в малоприметную яму. Ногой присыпает яму, стараясь скрыть следы.

С горы хорошо видно место, где упокоился тот, кому уже не суждено стать лидером нацизма. По тропинке прошло два человека, проскакал всадник, но они ничего не заметили.

Снова вытаскивает часы из кармана. 17 часов ровно.

Сергей закончил наблюдения и возвращается в город. Программу заброса он выполнил. Даже если появятся полицейские, чтобы арестовать его, это ни на что не повлияет. Через два с четвертью часа он вернётся домой. Из какого места – не важно, даже если он будет сидеть в полицейском участке, переход во времени отработает как надо.

Вспомнился давно виденный мультфильм – нам бы день простоять, да ночь продержаться.

А вот Каролю Кубейке не позавидуешь. Тело могут найти, начнут расспрашивать у матери убитого – кто приходил – и отыщут беднягу Кубейку. Шанс невелик, конечно, настоящей фамилии они не знают, но всё же. Мать опознает того, кто заходил за её сыном. Может быть, ему в XXI веке Каролю объяснили, что по возвращении он должен уносить ноги из Линца с максимально возможной скоростью?

Самый тяжёлый вариант – если Серёге не удастся вернуться в своё время. То, что они изучали в разделе нештатных ситуаций. Что-то сломалось, и он навсегда остался в 1905 году. Тогда – по окончанию контрольного времени – мчаться в Вену. Военный атташе российского посольства – Никитин Алексей Никанорович по совместительству сотрудник Разведывательного управления Генштаба Российской армии. По архивам установили. У Серёги есть пароль, есть краткая легенда. Никитин не знает всех оперативных сотрудников, находящихся на службе в Австро-Венгрии, но знает, что должен помочь тому, кто назовёт условный пароль. Сергея переправят в Россию, и заживёт он там новой жизнью, опираясь на те знания и опыт, которые у него есть. Поможет прогрессу родины. Он многое знает. У братьев Стругацких в одной книжке вычитал про «прогрессоров» – людей, ускоряющих историю. Он станет одним из них.

Сергей гуляет по городу. Посидел в кафе, выпил кружку пива. Кушать не хотелось.

К семи часам вечера он был на вокзале. Выбрал скамейку в отдалённом углу и сел ждать.

Глава 3. Линц

Сергея словно ударили по голове. Тело обмякло, стало чужим. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Дохнуло жаром, над ним раскрылась дверь преисподней. Об закричал, если бы мог. Но тело не слушалось, оставалось либо надеяться, что он всё-таки не сгорит, а если не суждено иного, так чтобы это произошло поскорее. Наверно, его молитвы были услышаны, ибо жар стал спадать. Чувство времени было утрачено, он просто ждал, просто надеялся.

Постепенно сознание прояснилось, и он стал ощущать бодрящую прохладу. Ещё усилие – и он открыл глаза.

Над ним кто-то склонился. Но всё плывёт перед глазами, поэтому лица он не узнаёт. Чувствует, что его пытаются приподнять. Кажется, берут под мышки и куда-то тащат. И вот он уже лежит на чём-то жёстким.

Возвращение оказалось более тяжким. Но, главное, что вернулся. Несмотря на ломоту во всём теле, несмотря на жажду и сильное головокружение, несмотря на то, что всё плывёт перед глазами – Сергей счастлив. Сделал.

Резкий, мерзкий и отвратительный запах ударяет в нос. Сергей вздрагивает всем телом и пытается отшатнуться, отдалиться от источника этого запаха. Это ему удаётся, и в ту же секунду возвращается зрение.

Напротив него круглолицый мужчина с шикарными усами, в пальто, с завязанным на шее шарфом. В вытянутой руке он держит ватку. Она в десяти сантиметрах от Сергея.

– Er ist aufgewacht!

Рядом с круглолицым держателем ватки стоит худощавый мужчина в форме австрийского железнодорожника. Чуть дальше – полицейский с какой-то бумагой в руке смотрит попеременно то на него, то на бумагу, которую держит в руках.

Сергей осознаёт, что лежит на лавке в зале ожидания вокзала.

Он вздрагивает от осознания произошедшей катастрофы. Связь разорвалась. Он теперь – невозвращенец. Остался в далёком 1905 году. Нет, теперь уже не далёком, теперь 1905 год – его.

Чем выше заберёшься, тем больнее падать. То состояние счастья, которое он испытывал несколько секунд назад, вывернулось наизнанку и отбросило его на дно глубокой пропасти.

– Verstehst du deutsch?

(Ты понимаешь немецкий?)

Сергей кивнул – понимает – и попытался встать. Нет, даже не встать, а просто перебраться из лежачего положения в сидячее. Не удавалось, но те двое, что стояли подле него, бросились помогать.

– Kannst du aufstehen?

(Ты можешь встать?)

Сергей попытался встать, но не получилось. Тело было словно чужим. А если бы и встал, то не смог бы устоять на месте, голова кружилась, его тошнило.

– Wohin f;hrst du?

Куда он едет? Сергей несколько секунд размышляет. Вспоминает то, чему его учили. Запасной вариант. Ему нужно в Вену. Там нужно будет встретиться…

– Ich muss nach Wien. Ich werde mich bald besser f;hlen.

(мне нужно в Вену. Мне скоро станет лучше)

Он еле говорит. Словам, что скоро ему станет лучше, никто, похоже, не верит.

– Er muss ins Krankenhaus gebracht werden.

Нет, в больницу ему нельзя. Ему нужно как можно скорее исчезнуть из Линца. Но как это сделать, если ноги не держат? Во чтобы не стало убедить окружающих, что через пол часа он будет в порядке. И Сергей повторяет:

– Ich muss nach Wien.

Они обсуждают его слова с удивлением. Появляется ещё один человек, богатырского телосложения и такой же усатый, как и эти трое.

Круглолицей разговаривает с подошедшим, и просят его объяснить, что…

Сергей не разбирает слов. Богатырь наклоняется над ним:

– Mus;te j;t do nemocnice. Poslouchejte zdravotn;ka.

Послушайте здоровника? Что это. На каком языке говорит этот богатырь?

Ещё несколько фраз, Сергей их не понимает. Богатырь удивляется и в ту же секунду до Сергея доходит – с ним пытаются говорить по-чешски.

– Er versteht nicht, was ich sage. Bist du sicher, dass er ein Tscheche ist?

(Он не понимает, что я говорю. Вы уверены, что он – чех?)

Полицейский демонстрирует лист, который держал в руках и аккуратно складывает его вчетверо. И только тут Сергей замечает свой бумажник в руках у полицейского. Бумага, которую тот изучал – паспорт.

Ситуация резко усложняется. Без паспорта, без бумажника ему до Вены добраться не просто будет. Потребовать бумажник назад. Но что делать с этим богатырём, говорящим по-чешски?

Решение приходит сразу. Сергей делает вид, что теряет сознание. Ему снова суют ватку с нашатырём под нос. Он открывает глаза и шепчет услышанное и запомненное слово:

– Здоровник….

Его берут под руки и тащат к выходу. Зачем?

Сергея сажают в карету. С одной стороны садится доктор или фельдшер – кто разберёт, с другой – полицейский. Богатырь оказался кучером.

Дорогой Сергею стало чуть лучше. Сергей стал составлять план действий.

В больнице остаться до утра. По приезду спросить плату, и – из экономии – попросить ничего не делать. Всё равно медицина 1905 года ломаного гроша не стоит. Почему он говорит по-немецки лучше, чем по-чешски? Он много лет работал в Баварии. Кто будет проверять? Утром уехать в Вену.

Из кареты он вышел почти что сам, хотя его и поддерживали с двух сторон.

Сергей ожидал увидеть убогое здание, более напоминающее сарай, и был удивлён тем, что его подвезли к красивому двухэтажному зданию. Парадный вход охраняли два каменных льва, посаженные на невысокие пьедесталы. Надо львами висели электрические фонари.

Через просторный вестибюль Сергея провели в один из кабинетов и велели подождать. Появилась немолодая медсестра, помогла снять пальто. Сергей попросил воды. Сестра, кажется, была удивлена, с какой жадностью Сергей выпил воду, наполнила ему ещё стакан. Сергей попытался расспросить про оплату, и был удивлён, что сестра отказалась говорить ему об этом. Сергей вяло похлопал себя по кармам, и «обнаружив», что бумажника в них нет, спросил у сестры – где полицейский, который привёз его сюда? Бумажник с деньгами и документами, кажется, у него.

Сестра просила не беспокоиться и отвечала, что полицейский оформляет его доставку.

Сергея это успокоило. Утром можно будет спокойно уйти. До утра он надеялся прийти в норму.

Теперь он смотрел на мир, в который забросила его судьба, иначе. Ему предстоит жить в этом мире, среди этих людей, пройти вместе с ними через войны и революции двадцатого века, стать свидетелем, а может и участником многих событий, о которых он лишь слышал. Но прежде ему предстоит попасть на родину, найти там людей, которым бы он мог объяснить произошедшее с ним, которые бы ему поверили.

Доктор появился через пол часа. Лицо его украшала маленькая бородка, на носу прочно держалось настоящее пенсне. Проверил пульс и заставил раскрыть рот. Вопросами Сергея он не утруждал. Попросил положить ногу на ногу и постукал специальным молоточком под коленом – проверял нервы. Попросил встать и вытянуть вперёд руки. Сергей встать сумел, но когда вытягивал руки вперёд, закачался. Доктор с проворством подхватил его и усадил опять на кушетку. Сергей пытался рассказать, что такие случаи с ним бывали, что нескольких часов хватало, чтобы вернуться в норму, но доктор прервал его – расскажите, когда спрошу. Наконец, окончив осмотр, он повернулся к Сергею:

– Вы понимаете по-немецки, господин Кубейка?

– Конечно! – Сергея поразило то, что этот вопрос ему задают уже после того, как он успел сказать несколько фраз.

– Похоже, что у вас сильное обезвоживание на фоне острой сердечной недостаточности. Вы сейчас воду пили?

– Да! Два стакана.

– Стало легче?

– Да! Я сразу почувствовал!

– Отлично, это подтверждает мой диагноз. Вам нужно серьёзно заняться своим здоровьем.

– Господин доктор, вы позволите мне утром уехать?

Врач пожал плечами.

– Вы не хотите лечиться у нас?

– Я бы хотел дома. Дома стены помогают.

Конечно, гиблое дело переводить пословицу дословно, но Сергей не собирался впечатлять доктора.

– Хорошо, я дам вам микстуру, сестра принесёт вам воды с лекарством. Утром выпьете ещё микстуры и отпустим – если вы, конечно, будете настаивать. Сейчас вас определят в палату…

– Самую простую, – тут же вставил Сергей. Кто знает, во сколько обойдётся ему эта ночёвка?

Доктор удивлённо посмотрел на него, но ничего не сказал.

Прошёл целый час, прежде чем он забрался под тонкое одеяло в палате на восемь коек. Пережитое за день – перемещение во времени, убийство, провал возврата, микстуры – вымотали его настолько, что он мгновенно уснул.

Глава 4. Больница

Сергея разбудила сестра милосердия:

– Господин Кубейка, выпейте микстуру.

Конечно, нужно было бы прежде умыться и почистить зубы, но выбора не было. Он выпил горькую микстуру, осмотрел палату. Две койки оставались пустыми, На остальных лежали или сидели такие же бедолаги, как и он.

Сергей сжал пальцы в кулак, спустя секунду раскрыл ладони. Повторил это простое упражнение для кистей рук несколько раз. Руки слушались.

Встал. Надел лежавший рядом на тумбочке халат. Сделал несколько шагов. Тело ныло так, словно он вчера мешки таскал. Но двигаться он мог, и нужно было поскорее исчезнуть из этого города.

В углу на табурете, закрытом жёлтой клеёнкой, стоял тазик для воды, над ним был укреплён рукомойник. Стараясь не расходовать много воды и не создавать шум, Сергей умылся. Вытерся общим полотенцем. На вопрос – где туалет – ему не ответили, а лишь указали на ночной горшок под кроватью.

– А настоящий туалет есть?

Пожилой человек с забинтованной шеей указал ему – направо, в конце коридора. Сергей вздохнул – пора привыкать к иным стандартам комфорта.

Спустя десять минут он расспрашивал у сестры – как выписаться из больницы? Куда идти за одеждой?

Сестра отговаривала его, просила подождать доктора, который будет в девять часов. Сергей стал убеждать её, что очень торопится, благодаря попутно за лечение. Про себя добавив – которого не было. Принял дважды какую-то микстуру, проку от которой – скорее всего не было. Какая у него сердечная недостаточность!

В конце концов сестра отвела его в какую-то комнату на первом этаже и велела ждать. Вскоре появился фельдшер – мужчина с лихо закрученными вверх усами, в белом халате и в белой шапочке. Достал лист бумаги и медленно и обстоятельно начал заполнять. Сергей назвал имя, место рождения – выученное им по бумагам Кубейки, профессию.

– Куда вы ехали?

Сергей знал, что в Линц Кубейка попал из дома. Выехал из Вишкова, через день был в Вене, а из Вены направился в Линц. Зачем – установить не удалось. Скорее всего, конечной целью его путешествия был Мюнхен или Зальцбург или Нюренберг. В Линце он сделал остановку для важной встречи, но с кем – оставалось загадкой. Приходилось импровизировать. Сергею было важно побыстрее оказаться в Вене, поэтому он сказал:

– Я еду из Бломберга домой через Вену.

Бломберг он знает, если у него что-то спросят о Бломберге – сумеет ответить.

Заполнение бумаги заняло четверть часа. И только после этого Сергей получил одежду. Быстро переоделся.

– Сколько мне нужно заплатить? – Он похлопал себя по карманам. И добавил:

– Где мой бумажник? Там паспорт и деньги.

– Наверное, в сейфе, – невозмутимо ответил фельдшер. – Подождите минутку, я сейчас вернусь.

Ждать пришлось гораздо дольше. Сергей уже начал волноваться, чувствуя, что что-то пошло не так.

Наконец, фельдшер вернулся. За ним гордо шагал полицейский, следом семенила щупленькая медсестра. У дверей фельдшер и полицейский посторонились, пропуская медсестру вперёд.

– Jak se c;t;te?

Это было самое неприятное. Зачем они пытаются проверить его знания чешского языка?

– Здесь не все понимают чешский, поэтому я предпочту говорить по-немецки, – с достоинством ответил Сергей.

Сестра стала объяснять ему что-то на чешском языке. Сергей стоял неподвижно, сам же следил глазами за полицейским, который – в свою очередь – очень внимательно следил за происходящим. Спустя минуту он прервал её:

– Спасибо, сестра Клара. Вы очень помогли нам.

Полицейский и фельдшер зашли в комнату и плотно закрыли за собой дверь.

– Садитесь, господин Кубейка. Я обязан задать вам пару вопросов.

Сергей напряжённо всматривался в его лицо. Что привлекло их внимание? Чех, который не говорит по-чешски? Легко объяснить – он много лет жил в Бломберге. Поэтому его родной язык – немецкий. Можно добавить, что его мать – немка, разве такого не может быть? Основная масса его клиентов – добропорядочные немцы из Брно. В те времена пятая часть или даже четверть населения Брно были немцы, Сергей об этом знал. Конечно, от Брно до Вишкова двадцать километров, но кому это сейчас важно? Главное, чтобы причина их внимания не оказалась иной…

– Когда вы приехали в Линц?

– Вчера.

– Поточнее.

– Вчера в середине дня.

– Каким поездом?

Сергей напрягся. Вчера он бросил взгляд на расписание поездов, но не стал запоминать его. Зачем? Обратил внимание лишь на поезд из Мюнхена.

– Из Мюнхена.

– Поезд из Мюнхена прибывает в два часа дня. Постарайтесь теперь вспомнить, господин Кубейка – где вы вчера были между тремя часами дня и шестью часами вечера?

Сергей про себя сосчитал до десяти. Главное – не выдавать охватившего его напряжения.

– У меня было романтические свидание. А в чём дело?

- Вчера, около трёх часов дня, какой-то чех, назвавшийся Карелом Кундерой, пригласил на прогулку молодого человека по имени Адольф Гитлер. С тех пор ни того, ни другого никто не видел. Бог с ним, с Кундерой, его в городе никто не знает, он не наш. А вот господина Гитлера – знают, причём с лучшей стороны. Спокойный, безобидный парнишка, увлекающийся живописью и музыкой. И вот что любопытно, по описанию госпожи Гитлер, этот самый загадочный Карел Кундера говорил по-немецки с очень необычным акцентом. Сдаётся мне, что ваш акцент, также весьма необычный, похож на акцент упомянутого мною господина Кундеры. Чтобы развеять сомнения мы пригласим сейчас сюда госпожу Гитлер, чтобы она и мы все могли убедиться, что вы и господин Кудера – разные люди. И тогда вы сможете…

Сергей не дал ему договорить. Бросок вперёд, взмах левой руки – якобы для нанесения удара – отвлекающий манёвр. Всю силу, всё отчаяние выходящей из-под контроля ситуации он вложил в удар правой рукой – ребром ладони по тощей шее полицейского. Не дожидаясь прояснения ситуации, подскочил к растерявшемуся фельдшеру. Фельдшер попытался защититься, но Сергей действовал решительно. Первый удар – по зубам, чтобы фельдшер не вздумал кричать. Второй удар лишил фельдшера сознания.

Три глубоких вдоха – привести себя в порядок. Он должен действовать непредсказуемо. Надеть пальто и выйти из больницы. Идти спокойно, чтобы не обращать на себя внимание.

Сергей вышел из кабинета. В коридоре пусто, лишь в конце его, у окна, курит какой-то больной. Вестибюль. Сергей пытается изобразить небрежное безразличие, чтобы пройти мимо нескольких человек, чего-то ожидавших в вестибюле. Спокойной – как ему кажется – походкой направляется к двери.

– Halt!

Изящно одетый джентльмен, в странной полумаске, из-за которой пробивались тонкие усики, с тусклыми глазами, поднимает тросточку, которая словно шлагбаум преграждает Сергею путь.

Серей на секунду останавливается.

Справа, шагах в шести-семи – два господина, один молодой, почти подросток, другой – видимо его отец, беседуют с сестрой. Они его не видят.

За пижоном, на одном из стульев, стоящих вдоль стены, сидит нарядно одетая дама и изучает какой-то листок.

Ловким движением Сергей вырывает из рук пижона тросточку. Дама вскрикивает, и Сергей чувствует, что двое других мужчин оборачиваются на крик.

Пижон оказался проворнее, чем ожидал Сергей. Секунды хватило ему, чтобы сориентироваться. Рука пижона стремительно ныряет в карман.

Ещё секунду назад Сергей планировал отбросить тросточку в сторону. Но ситуация стремительно меняется. Скорее всего, в кармане у пижона пистолет.

Сергей разворачивается и наносит пижону удар тросточкой по лицу, Отбрасывает тросточку. Выскакивает на улицу.

Около входа курят два офицера. Они удивлённо смотрят на Сергея и прислушиваются к крикам, доносящимся из вестибюля больницы. На обочине улицы стоит открытое авто. Шофёр на месте, но двигатель не заведён. Авто диковинной конструкции, в иной ситуации Сергей с интересом осмотрел бы эту машину, но сейчас машина – враг. Она может завести двигатель и поехать за ним. Поэтому нежно бежать в сторону, противоположенную направлению машины, и юркнуть в первый же попавшийся переулок или подворотню. Спрятаться, отдышаться, разобраться, в каком районе города он находится, чтобы потом решить, как выбраться. Главное – найти место, которое не придёт никому в голову. Хорошо было бы спрятаться в каком-то из склепов на кладбище, но до кладбища ещё нужно добраться.

Сзади слышны крики, но нет времени обернуться. Обернуться – значит потерять время, те драгоценные секунды, которые так нужны, чтобы добежать до угла.

Раздаются неприятные щелчки. Более подсознанием, чем разумом, Сергей понимает, что это выстрелы. Пытается петлять, и вдруг чувствует, что словно палка ударила его по ноге. Он спотыкается, падает. Поднимается на ноги, но в этот момент цепкая рука офицера, одного из тех, кто курил возле двери больницы, хватает его и разворачивает.

Сергей не успевает защититься. Кулаки офицера обрушиваются на его голову. Попытка перехватить инициативу не увенчалась успехом. Офицер стойко принял удар в челюсть и продолжил молотить Сергея. Сергей пытается применить болевой приём, но в эту секунду подскакивает второй офицер. Первый офицер скривился от нанесённого удара, но у второго в руках пистолет.

Он слышит чей-то возглас:

– Nicht schie;en!

И В ту же секунду получает тяжелейший удар по голове, который лишает его сознания.

Глава 5. Бегство

Удар по дых заставляет его скорчиться.

– Ваше поведение неразумно, господин Кубейка. Всё равно мы вас сфотографируем. Даже если не удастся получить нормального снимка, наш художник за пол часа по уже сделанным снимкам с вашими гримасами нарисует портрет, и у нас будет то, что нам требуется. Только в дополнение к этому портрету у вас будут отбитые почки. Поберегите здоровье, господин Кубейка.

Его ещё раз усаживают на стуле, заставляют смотреть на фотографа. Вспышка вспыхивает внезапно, он ещё не успел скорчить гримасу. Поворачивается к следователю, чтобы рассказать о боли в глазах, но следователь со словами «Тс-с» стремительно направляется к фотографу. Сергей прерывает начатую фразу, и в этот момент ещё раз вспыхивает вспышка. Фотограф удовлетворённо кивает.

– Вот и всё! – радостно говорит следователь, поглаживая усы. – Рана на ноге не болит? Знаю, знают, побаливает. Но вы человек мужественный, переносите боль безо всяких проблем. Отдыхайте.

Сергей смотрит на него с ненавистью. Все – как один – Кайзеру подражают, сплошные усатые тараканы. Но истинная причина ненависти – вовсе не личные качества озабоченного следователя. Сергей злится из-за того, что так глупо попался. И выхода никакого. Что за убийство ему могут присудить? Повесят, наверное.

Душа замирает. На секунды забывается даже боль в ноге, тело охватывает дрожь. В следующую минуту он вспоминает, что Гитлера больше нет. Он пожертвовал собой ради т ого, чтобы не было войны, Освенцима, Хатыни.

Да вот вспомнит ли его кто-то? Возможно, что убийство Гитлера так изменило последующий мир, что ему некуда было возвращаться. Зато пан Кубейка теперь живёт в двадцать первом веке и наслаждается всеми благами цивилизации.

Надо выработать стратегию поведения.

Отказываться от всего. Пусть докажут. Даже, если найдут труп. Оружие убийства им не найти. Отпечатки пальцев только-только начали вводить, в Австро-Венгрии их начнут использовать лишь в будущем году. Мотивация отсутствует. Инсценировать потерю памяти.

Программа действий ободряет его. И он не пугается трёх полицейских пришедших за ним.

Теперь он и ещё двое других сидят на стульях в большой светлой комнате, хоть и с решётками на окнах. Сейчас начнётся следственный эксперимент.

В помещение заходит Клара Гитлер, её ведут под руку, видимо ей тяжело идти. Сергей делает отсутствующе-любопытное лицо. Примерно такое, как и двух подставных. Клара останавливается напротив, всматривается в лица и вдруг с воплем бросается к нему.

– Где Ади?!

Её удерживают, успокаивают, и уводят в другую комнату. Понятые и подставные подписывают бумаги, Сергей смотрит на всё это равнодушно. Сергей ожидает окончания эксперимента, но никто с места не трогается.

Через пару минут в комнату заводят паренька лет шестнадцати. Паренёк всматривается в лица сидящих напротив и отрицательно качает головой. Никто ему не знаком. Снова подписи понятых, и испуганный паренёк уходит.

Сергей возвращается в кабинет следователя.

– Ну вот, господин Кубейка, всё разъяснилось. Может быть скажите, что случилось с пареньком? Сотрудничество со следствием облегчит вашу незавидную участь.

– Я не помню этой женщины. Каким странным образом весь вчерашний день выпал из моей памяти. Вы говорите, убил какого-то паренька. Не помню такого. Да и зачем мне убивать кого-то? Он мне что-то сделал? Он – мой кровный враг?

– Вот и я о том же. Странная картина получается. Некий каретник, приезжает из чёрт знает откуда, идёт в дом вдовы Гитлер и выманивает оттуда паренька. Обратите внимание, действия логичны и хорошо подготовлены. Он знает, что покойный муж госпожи Гитлер работал когда-то в Пассау. Он знает имя близкого друга пропавшего без вести господина Адольфа Гитлера, он знает о сестре, которая пару лет назад вышла замуж. Кроме того, господин каретник дарит Адольфу два дорогих билета на оперу – чтобы тем надёжней выманить из дома. Он ссылается на то, что адрес семьи Гитлер дал ему друг пропавшего Адольфа. Но на следственном эксперименте этот самый друг пропавшего Адольфа каретника не узнают, и под присягой подтверждает, что никому адрес семьи Гитлер не передавал. Каретник сдал багаж в камеру хранения, сказав при этом, что заберёт его в девять вечера, так как его поезд отходит на Нюрнберг в девять с четвертью. Да и в бумажнике найден билет из Вены в Нюрнберг, с остановкой в Линце. А в больнице рассказывает, что едет в Мюнхен. Забавный каретник, не правда ли? Из Нюрнберга в Мюнхен едет через Линц. У меня такое ощущение, что врёт на каждом шагу. Запутался. Сейчас двести человек вышли на поиски тела пропавшего Адольфа. Любопытно, сколько ещё лжи добавится после обнаружения? Жаль, не узнаю.

Следователь так тяжко вздохнул, словно ему, а не Сергею светила виселица.

– Всё это мелочи по сравнению с тем, что вы натворили сегодня. То, что послал в нокаут полицейского при исполнении и фельдшера – пустяки, лет на пять тянет, не более. А вот удар тростью… Ты хоть знаешь, кому зубы выбил?

Сергей продолжал молчать, хотя лицо, мимика, всё выдавало живейшее любопытство.

– Вот-то и оно. Из-за этого твоим делом будет заниматься Тайная Полиция. А там не шутят. Посиди здесь, пока тебе конвой собирают, в Вену поедешь, куда ты так рвался. Но в кандалах как и долженствует государственному преступнику.

Сергей переваривал услышанное. Запугивает? Намекает, что выбил зубы какой-то важной персоне? И вдруг вспомнил тех двух офицеров, которые курили у дверей и которые его и поймали. Охрана? Кто же это был?

– Кто это был? – не выдержал Сергей.

– Не узнали? Вот то-то и оно. Ой, как дорого вам эти зубы обойдутся…

Внезапно распахивается дверь и в кабинет заходит довольный полицейский.

– Господин капитан, багаж доставлен.

Следователь кивает и полицейский уходит.

– Ваш багаж, господин каретник. Что у вас было в багаже?

Сергей молчит. Неожиданно в памяти всплыло, что убийца эрцгерцога Фердинанда – Гаврила Принцип – получил пожизненное. Может, его не повесят?

– Сколько у вас было багажа?

Сергей вспоминает багажную квитанцию в кармане. Он не выкинул её, чтобы не создавать проблем Кубейке. Теперь эта квитанция – дополнительная проблема. Что за багаж – у него и не возникало желания проверить.

– Не помните? Вижу, багаж вас абсолютно не интересует. Кабы не пришлось нам ещё и труп господина Кубейки разыскивать.

Следователь с торжеством смотрит на Сергея.

– Ну, сам посуди – на черта этому самому каретнику из Вишкова этот парнишка сдался? Кто-то другой воспользовался документами этого каретника, чтобы прокрутить некое дельце, причём такое, что в крови испачкаться не преграда. Возможно – я размышляю вслух – парнишка что-то знал, за это ты его жизни лишил. Что-то очень важное, раз ты не побоялся его из дома вытащить. Подумай, напоследок – как это каретник одним ударом вырубил полицейского? После болезни, ещё не выздоровев. Профессиональный удар был. И фельдшера не пожалел. Человек всю жизнь добро творил, и получил награду.

Снова раскрылась дверь. Зашёл дюжий полицейский с кандалами в руках. Не говоря ни слова дёрнул Сергея за руки, чтобы тот встал, в следующую секунду на запястьях захлопнулись наручники. Полицейский наклонился и кандалы захлопнулись и на ногах. Сергей чуть не вскрикнул от боли в простреленной ноге. Полицейский подтянул цепочку и замкнул её на замок.

– Прощайте, – сказал следователь. – И послушай мой добрый совет – не шути с Тайной Полицией. До суда ведь ещё дотянуть надо. А с другой стороны – с ними легче договориться, чем с нами. Им много позволено.

Глава 6. Преступник

Весь следующий день (18 ноября – воскресенье) Сергея не беспокоили. В малюсенькой тюремной камере-одиночке размером полтора на два с половиной метра была железная кровать, табурет и маленький стол. Небольшое зарешеченное окошко выходило в тюремный двор. Тюремщик объяснил ему, что днём на кровати лежать нельзя. Затем глянул на перевязанную ногу Сергея и поправился – тебе можно.

Днём его водили на перевязку. Фельдшер – по крайней мере на это Сергей надеялся – обработал рану какой-то мерзкой жидкостью, от которой исходил тошнотворный запах. Всего-то клок мяса вырвала пуля, а какая боль!

Сергей лежал на кровати, задрав больную ногу – чтобы надзиратели – если заглянут в окошко – видели его больную ногу, оправдывавшую дневное пребывание в кровати – и обдумывал стратегию поведения. Более всего его мучал вопрос – может, сказать, что он из будущего? Если бы он был в российской тюрьме, то так непременно бы и сделал. Но давать фору Австро-Венгрии не хотелось. Хотя… Какая в конце концов разница? Он может предупредить о покушении на эрцгерцога Фердинанда. Конечно, Гаврила Принцип ещё ребёнок, что с него взять. Отправят жить в Америку. Объяснить всем, что от Первой мировой никому хорошо не будет. Всё равно, к концу века вся Европа объединиться и станет своего рода сверхгосударством. Не будет Первой мировой, значит – не будет и Второй мировой. Объединение Европы наступит гораздо раньше. Польша… Что будет с Польшей? Так и будет мечтать о независимости? Османская империя? Сама, по доброй воле предоставит независимость народам, её населяющим? Если центр ослабит нажим – все они разбегутся? Значит, для объединения нужно пройти через разъединение? Сергей убедился в справедливости однажды услышанных слов – нельзя стать настоящим философом не побывав в тюрьме. Именно в такой клетке начинаешь заново обдумывать смысл жизни!

Еда была паршивая. То ли у него вкусы изменились, то ли в самом деле в прошлом веке так готовили, но ел с трудом.

На прогулку не выводили. Почему? В австрийской тюрьме нет прогулок? Или ему не полагается? Или какая-то другая причина?

Как ни странно это звучит, всю вторую половину дня Сергей маялся от скуки. Попросил газету, но ему отказали. Будет указание следователя – дадут газету. А пока – отдыхай.

Понедельник начался с шума и топота по коридору. Сергей ждал, когда его позовут. Нетерпение нарастало, ему хотелось, чтобы всё побыстрее началось и кончилось, ожидание было мучительно. Незнание времени также раздражало. Наконец, раздался лязг отпираемой двери, ему скомандовали «Руки за спину» и повели многочисленными коридорами, через многие железные двери, запертые внушительного вида замками.

После тесной камеры комната, куда его привели, казалась просторной. Два окна с решётками, шеренга из пяти стульев вдоль стены, противоположенной окну. Две двери – слева и справа. Ему велели сидеть и ждать.

Через минуту тюремщики ввели ещё трёх арестантов, и усадили на стулья. Все молчали, в воздухе чувствовалось напряжение подобное тому, какое бывает перед премьерой в театре.

В комнату зашли ещё три человека, среди них женщина, одетая в странного покроя серое пальто и шляпку. Один из сопровождавших её мужчин сказал ей что-то по-чешски.

Женщина вдруг улыбнулась жалкой улыбкой, какой побитая собака улыбается хозяину. Подошла к Сергею, неожиданно взяла его за руку и что-то сказала. Первое слово он понял, она назвала его имя – «Карел», точнее имя того, кем он сейчас стал. Женщина выдала ещё какую-то длинную фразу и попятилась.

В ту же секунду Сергей понял всё. Они привели жену Кубейки.

Человек, пришедший с женщиной сказал что-то резкое на чешском языке и тут же трое других арестантов вскочили. Их вывели в другую комнату.

Женщина продолжала что-то говорить, обращаясь то к сопровождавшим её людям, то к Сергею. Ей что-то отвечали, затем взяли под руку и вывели из комнаты.

– Занятно. Мы полагали, она тебя не узнает, а вышло наоборот – ты её не узнал. Занятно.

Говоривший кивнул конвоиру. Тут же руки Сергей оказались скрученными за спиной. Так и повели его за господином в тёмном, в тонкую полоску костюме.

Через пять минут он сидел на привеченном к полу табурете в уютном кабинете. Хозяин занял место за широким двутумбовым столом, покрытым зелёным сукном. Чернильный прибор, настольная лампа. За спиной хозяина кабинета – шкаф. Правее шкафа зарешеченное окно, выходящее на городскую улицу, у правой стены два свободных стула.

– Давай знакомиться. Меня зовут Герберт Шварц, я следователь по особо важным делам, буду вести твоё дело. Для начала разберёмся, по каким вопросам у нас есть полное согласие.

Он достал лист бумаги и вытащил из кармана пиджака автоматическую ручку. Дорогое удовольствие по тем временам, отметил Сергей.

– Итак. Зовут тебя Карел Кубейка. Или у тебя есть другой вариант имени?

Серей подтвердил, да, он Карел Кубейка.

– И родился ты 11 февраля 1869 года?

Сергей пожал плечами:

– Может быть. Не помню.

– Не помните свой день рождения? Пометим – не помнит, но не возражает. Семейное положение?

– Возможно, что женат. Так уверяла женщина, которую я видел четверть часа назад. Но я не помню её.

Следователь не удивился и записал сказанное Сергеем.

– Про детей тоже не помните?

– Нет. У меня странный провал в памяти.

Следователь ничему не удивлялся, лишь аккуратно записывал сказанные Сергеем слова в протокол.

– Ну а вероисповедание помните?

Сергей задумался – что сказать?

– Христианин. Точнее не помню. Возможно католик. А может – протестант.

– Родной язык какой?

– Немецкий.

И этому следователь не удивился. Спокойно записывал в протокол.

– Про родителей что-то можете сказать?

Сергей опять отрицательно покачал головой.

– Понятно. В школе учились?

– Я уже говорил – ничего не помню. У меня потеря памяти.

Следователь не спорил, записывал сказанное. Сергей всё более ощущал, что загоняет сам себя в тупик.

Через пол часа Герберт Шварц с удовольствием потёр руки и достал из портсигара папиросу.

– Угощайтесь.

– Спасибо, не курю.

– Как желаете.

Шварц закурил папиросу, откинулся на стуле и с посмотрел на Сергея с чувством превосходства. Сверху вниз.

– Завтра пригласим сюда самых квалифицированных докторов. У вас уникальная болезнь – не помните о себе ничего, кроме того, что было записано в вашем паспорте. Даже родной язык забыли. Родной язык забыли – кое-как понять можно, чего не случается в мире. Но как вы вдруг по-немецки заговорили, вот вопрос. Не было такого случая в медицинской науке – чтобы человека вдруг – положим, по голове ударили – заговорил на другом языке. Хорошо, что хоть на немецком, а то бы вдруг на каком-нибудь китайском – где бы переводчика искали? Кстати, госпожа Кубейка подтвердила, что её муж знал немецкий. Правда, плохо. Но это ничего, хоть что-то. Ещё, кстати, она говорила, что её муж много курил, а ты не куришь. Ни вчера, ни позавчера не вспоминал о папиросах, коридорные отметили, что табака не просил. Ну ладно, это мелочи. Из-за потери памяти забыл, что такое курить. Бывает. Ну а с какого момента хоть что-то помнишь?

Сергей сидел, опустив голову. Он готовился совсем к иному допросу. Следователю безразличны поступки Сергея? Или прежде хочет докопаться – кто же сидит перед ним? Начать молчанку? Собьёт ли это следователя?

– То, что в госпитале Милосердных сестёр был, помнишь?

Сергей усмехнулся оригинальному названию больницы. Говорить или молчать? Смириться, или попытаться каким-либо образом выбраться отсюда? Пока есть шанс…

Сергей кивнул.

– За что полицейского избил?

– Случайно…

– Полицейский Лангер рассказывал иначе. Его заинтересовал факт, что чех не понимает по-чешски. Спрашивал, что вы делали в городе. Вы рассказали, что приехали из Мюнхена на романтическое свидание. Имя дамы называть не будете? Понимаю, сам бы так поступил. Не настаиваю, честь дамы не должна пострадать. Но – увы – объявляю вам об открытии уголовно дела – нанесение тяжких телесных повреждений полицейскому, находившемуся при исполнении служебных обязанностей. Вот, познакомьтесь с постановлением о взятии вас под стражу.

Сергей не стал читать документ, который протянул ему Шварц. Только отметил, что почерк у следователя красивый.

– Ну а затем избили фельдшера. Он-то чем вам помешал? Никаких вопросов не задавал, собирался отпустить вас – несмотря на то, что вы были не здоровы. Накануне вас подобрали на вокзале в бессознательном состоянии, вы там ещё и наблевали, причём с желчью. Фельдшер Кристли, организовавший вашу отправку в госпиталь, обратил вниаие, что спиртным от потерявшего сознание не пахло. Мелочь, но важная. Подозревал отравление, но однозначно – без лабораторного анализа – подтвердить отказался. Так и написал в объяснительной – допускаю. Так что извините – в постановление о возбуждении уголовного дела вписываю ещё нанесение тяжёлых телесных повреждений фельдшеру Геллеру. Вот постановление о возбуждении уголовного дела, гляньте.

Зачем ему эти бумаги? Чего хочет этот усатый следователь?

– Понимаю, торопились на свидание. Чего не сделаешь ради дамы сердца. Ой, простите, забыл, что вы должны были уехать. У вас в кармане лежал билет в Нюренберг, хотя на на вокзале вы говорили, что едете из Бломберга в Вену. Потеря памяти, забыли, куда торопились.

Сергей мочал. Шварца это не смутило.

– И вот – самый жуткий эпизод. В вестибюле больницы вы вырываете из рук августейшей особы тросточку и наносите такой чудовищный удар, что Их Императорское Высочество пришлось госпитализировать.

– Императорское высочество? – Сергей чуть не подскочил. Мгновенно всё стало на место. Шикарное авто около больницы. Два офицера, дежуривших у дверей. Повелительный возглас «Halt»: вызвавший столь негативные эмоции у Сергея. Вот почему дело было тут же передано в Тайную полицию!

– Кто это был?

– Это был эрцгерцог Отто Франц Иосиф Карл Людвиг Мария Австрийский!

Казалось – ещё секунда и следователь Шварц подскочит и станет по стойке «смирно».

– Я не знал… Простите. Я глубоко сожалею. Передайте эрцгерцогу мои глубокие сожаления, раскаяние и пожелание скорейшего выздоровления…

Получилось глупо и нелепо. Он лепетал, словно нашкодивший подросток.

– Сомневаюсь, что эрцгерцог примет ваши сожаления. У него было некоторое недомогание, потому он и зашёл в госпиталь в сопровождении собственной медсестры. Вы же превратили небольшое недомогание в серьёзную болезнь.

– Он до сих пор в больнице?

– Нет, его перевезли вчера в родовое имение Вёринг на окраине Вены, туда же вызваны лучшие медики. Нападение на Его Императорское высочество будет вашим основным делом. Куда вы так торопились – не помните?

Теперь следователь сделал паузу, предлагаю Сергею сказать хоть что-то. Не дождавшись, продолжил.

– Я предполагаю, что торопился уехать. За день до этого ты убил паренька по имени Адольф Гитлер, и торопился исчезнуть. Но на вокзале тебе внезапно стало плохо и всё пошло наперекос. Если бы не тот нелепый обморок, да ещё и рвота – то ищи-свищи – к тому моменту, когда прояснилось, что речь идёт об убийстве – ты бы уже был в Баварии. А может в Саксонии – кто тебя знает. Пославшие тебя где-то прокололись по-крупному.

– Меня никто не посылал, – выпалил Сергей. И тут же пожалел. Получилось по поговорке – «на воре шапка горит».

– Верю. Охотно верю. Сегодня я верю каждому твоему слову. Верю даже, что ты и есть Карел Кубейка. Хотя очень странно и необычно – какой-то рядовой каретник в полминуты вырубил умелыми приёмами двух здоровых мужчин. Такое ощущение, что каретник где-то обучался мастерству рукопашного боя. А за день до этого и того хуже – зарезал шестнадцатилетнего паренька. Да как зарезал! Не менее четверти часа шёл рядом с ним, наверное, ещё и разговаривал. Никаких следов драки. Просто увидел, что место пустынное – и зарезал. Четыре удара ножом. Три из них – смертельные. Зарезать таким образом – ой как не просто! Я уже два десятка лет подобными делами занимаюсь, знаю, как и когда убивают. Одно с другим сочетается. Тот, кто может хладнокровно и профессионально зарезать шестнадцатилетнего паренька, в состоянии справится с парой полицейских. Так кто ты по национальности?

– Чех. Я уже говорил. Просто у меня потеря памяти.

– Тому, что потерял память – верю. Люди часто теряют память. В жизни бывает много событий, о которых не хочется помнить. Но вот тому, что ты чех – не верю. Очень любопытно, как ты сумел настолько изменить свою внешность, что госпожа Кубйка тебя за мужа приняла. Правда, сразу сказала – внешне похож идеально, но какой-то чужой. Ладно, не моё это дело, завтра медикам расскажешь, где это тебе операцию подобную сделали? Одно знаю – не в Австрии. У нас таких специалистов нет. Ты, кстати, какие ещё языки знаешь? Кроме немецкого?

– Никакие.

Шварц развёл руками.

– Не заставляй меня сомневаться в правдивости твоих слов. По-немецки ты говоришь чудесно. Даже баварский акцент легко узнаётся. Но говоришь как то иначе, чем говорят в Баварии. Какой-то ещё акцент примешался. Сдаётся, что акцент связан с твоим настоящим родным языком. Русским.

Сергей сжался в комок. Только бы Шварц не заметил.

Следователь некоторое время молчал. Словно давал возможность подследственному прийти в себя.

– В полиции Линца работает капитан Бренер. Умнейший человек. И очень решительный. Он быстро размножил твою фотографию и отправил десятки полицейских – всех, кого сумел, на проверку магазинов, кафе, прочих публичных мест. И не зря. Служащий на почте опознал тебя по фотографии. И не просто опознал, но и вспомнил, что 16-го числа, в день убийства, ты был на почте, написал и отправил в Россию три письма. Почтовый служащий допустил оплошность, и не отправил в тот день эти письма. Так что они попали к нам. Читаю первое письмо – и глазам своим не верю – автор, оказывается не каретник, а доктор! Бывал на лекциях уважаемого профессора медицины Петербургского университета, и не просто бывал, а обсуждал с ним злободневные вопросы. Далее шёл такой текст, что мне пришлось обращаться к помощи университетских профессоров! Они в один голос сказали – текст писал специалист! Открываю второе письмо – и ещё меньше верю своим глазам! Автор, оказывается – геолог. Был помощником известного учёного в геологических изысканиях, кои описывает с профессиональной подробностью. Сверх того, зачем-то сообщает, что он сейчас находится по дороге в Дормштат. Ну а после третьего письма я сказал себе – отныне я буду верить каждому слову этого человека. Деловое письмо, касающееся какого-то странного производства фейерверков. Неожиданно для нынешней России, согласитесь. Только что войну Японии проиграли, в стране революционеры творят безобразие, а тут о фейерверках беспокоятся. Не поверите, в субботний вечер пришлось отправлять по телеграфу в наше посольство в Петербурге шифрованную депешу. И знаете, что выяснилось? Не поверите, как и я в первый момент! Письмо адресовано подполковнику Отдельного Жандармского корпуса! Сюрприз за сюрпризом!

Следователь глубоко вдохнул и с довольным видом продолжил.

– Ещё хочу обратить твоё внимание, что письма писал человек, не просто свободно владеющий русским языком, но и хорошо владеющий пером. Изящный текст, лёгкий стиль. Вчера, в выходной день, разыскал специалиста по русской литературе и показал ему эти письма. Он посмотрел и выдал тут же – с Чеховым не сравниваю, но писал интеллигентный человек! Каретник – одним словом. И после этого не верить твоим словам?

Ещё одна пауза. Следователь ждёт реакции Сергея, но тот молчит.

– Может быть, ты чужие письма отправлял? Несколько человек – один из них врач, другой – геолог, третий – вроде бы деловой – дали тебе письма, чтобы ты их непременно из Линца отправил. Ты эти письма выучил наизусть… Ах, да, забыл – у тебя потеря памяти. Или ты письма оправил – и потом память потерял?

Казалась – ещё секунда и он расхохочется. Громко, раскатисто. Сергей перевёл внимание на чернильный прибор. Зачем он здесь? Следователь пользуется автоматической рукой. Остался как очевидец других времён?

– Мы о письмах позаботились. Сейчас их эксперты изучают. Как бы я не верил тебе, но странно, что один и тот же человек был бы и каретником, и доктором и геологом и деловым человеком. Какая-то тайнопись. Опять же, представь – ехать за тысячу километров, чтобы написать уважаемому профессору о новом лекарстве. Не очень логично.

Что случилось с настоящим каретником, скажешь? Ты уже понял – ещё день-другой, и всё прояснится. Ты мне одно слово скажи, я большего не требую. Как понимаешь, меня этот каретник интересует как прошлогодний снег. Так, праздное любопытство.

– Жив, – внезапно выпалил Сергей. Не думая. И тут же пожалел о сказанном. Каретник этот в двадцать первом веке прохлаждается – будь он не ладен.

– Вот и замечательно! Представлю тебе предварительные выводы. Буду не то что, предельно откровенен, буду недопустимо откровенен.

Ты – обычный шпион. В Линце у тебя была важная встреча. Для неё ты и изменил свою внешность, чтобы быть невероятно походить на того, чьи документы ты украл. Возможно, ты воспользовался документами того, кто был на тебя похож. Поэтому и появился на свет чех, не знающий чешский. У тебя была большая программа действий. Но что-то пошло не так. Возможно, случайным свидетелем вашей встречи стал этот паренёк – Адольф Гитлер. Глупый, ленивый переросток, мечтающий о богемной жизни. Семья бедная, на пенсию живут, а работать не идёт. По музыкальным салонам болтается, рисуночки мазюкает. А тут появилась возможность большой куш сорвать. Он представлял и думал, что это очень просто. Достаточно пригрозить. Сведения иногда равны золоту. То ли уж запросил слишком много, то ли запугал слишком сильно, но решили вы на него не тратиться. Я говорил тебе, что знаю – как непросто убить. Особенно того, с кем идёшь рядом. Такое убийство только со страха совершить можно. Подумаем – чего же такого вы боялись? Не пытайся скрыть, это нелепо – у тебя был напарник, в этом я уверен. Ему ты знак оставил – неподалёку от места, где ты тело Гитлера листьями присыпал, две розы лежали крест-на-крест. Ты их от дома нёс. Неспроста. Ну а дальше – напарник твой по какой-то причине решил и от тебя избавится. Что-то уж сильно пошло не так. Дал тебе яда, да не рассчитал. Организм у тебя сильный, вылез. Ну а утром ты решил броситься за ним вдогонку. Разобраться с напарником за вероломство, а заодно ноги подальше от места убийства унести. И опять не повезло. Случайно эрцгерцог Отто попался на пути. Невезучий ты.

Помолчал и вдруг сказал по-русски с сильным акцентом:

– Как правильно говорить тебе – Ваше Благородие или Ваше Высокобродие?

Сергей молчал.

– Подумай над тем, что я сказал. Теперь ты своих должен бояться больше, чем нас. Решиться на убийство своего же агента – такая веская причина нужна, что – не дай бог!

Сергей молчал, переваривая услышанное. Этому Шварцу детективы писать. Да, в конце случился «прокол» – не сумел вернуться. Один просчёт потащил за собой цепочку неприятных событий, количество которых нарастало лавиной. Досада, что письма не дошли, затмевала собой многие другие неудачи этих дней. Вариант перехвата писем аналитики прокручивали, только не с одновременным его арестом. Не думали, что возможно такое чудовищное совпадение: во-первых, не сумел вернуться, во-вторых тут же попался за убийство, в-третьих письма перехвачены, в четвёртых – тяжкая потеря сознания после срыва возвращения. Четыре карты из колоды вытащил – и все шестёрками оказались.

А теперь – целый букет, теперь будут терзать по лучшим рецептам инквизиции. И вдруг всплыло понимание – плохо его готовили к операции. Тому, как действовать в случае провала, уделили так мало внимания…

Раскрылась дверь и Сергей увидел человека с шикарными усами и бакенбардами. Шварц вскочил.

– Допрашиваю задержанного, господин генерал.

Генерал пристально посмотрел на Сергея.

– Говорит что-нибудь?

– Очень мало. Я задал ему примерно девяносто вопросов. Из них на восемьдесят он ответа не дал, или дал такой ответ, который невозможно принять. Но здесь тот случай, когда молчание бывает более красноречиво, чем слова. Отдельные его слова и реплики говорят о нём красноречивее, чем многословные тирады. Вот, например, господин генерал, – Шварц указал, на фразу, записанную на одном из листов допроса.

– Передайте эрцгерцогу мои сожаления, – прочитал вслух генерал. Повернулся к Сергею и изобразил на лице страшную гримасу.

- Тебе что, эрцгерцог ровня, что ты ему сожаления передаёшь?

Казалось, он сейчас начнёт хлестать Сергея по лицу. Сергей опустил голову. Но не от того, что боялся ударов, а от того, что пришло понимание ещё одного прокола. Он не имел права так говорить по отношению к представителю другого сословия. Он в обществе, где сословные границы реальны и строго соблюдаются.

– Очень важная фраза, господин генерал. Она – вне всяких сомнений указывает, что этот господин привык к общению в таких кругах, в которых нормальным считается сказать подобную фразу представителю высшей аристократии. Не удивлюсь, если в его доме великие князья бывали. Так что перед нами, скорее всего, какой-либо молодой граф сидит. И притом, большой либерал. Считает себя в высшей степени благородным человеком, потому, что научился не замечать у окружения низкие чины. Более высокие чины, чем есть у него – редкость. Отсюда и сожаления, словно он случайно бокал шампанского опрокинул на брюки зашедшего к нему на часок князя. С другой стороны – эка невидаль – кому-то зубы выбил. Российский подход. К нему в дом полицейский с плохой новостью зайти побоится – кабы по зубам не получить от этого либерала.

Сергей дёрнулся. Пусть сколько угодно оскорбляют его, но не Россию! И тут же взял себя в руки. Молчать. Молчать, чтобы они не говорили.

Глава 7. Следствие

– Садись.

Сегодня господин Шварц был хмур и резок. Что-то случилось за те четыре дня, которые его не трогали. Четыре дня его не вызывали на допросы, на очные ставки, на обследования.

– Игра в благородство кончилась. Ситуация резко изменилась, и не в лучшую пользу для вас.

Кончилась, так кончилась. Сергей ждал, когда они перейдут от уговаривания по-доброму к допросам по-жёсткому.

– Умер эрцгерцог Отто. Заражение крови, начавшееся оттого, что вы вбили ему зубы.

– А не от сифилиса? – Сергей не помнил, как выглядит эрцгерцог, не пришла ему тогда в голову мысль вглядеться в лицо, но состав императорской семьи и биографии её членов он изучал. В той истории эрцгерцог, ведший образ жизни, не соответствующий его положению в обществе, умер в 1906 году от сифилиса.

Шварц подскочил к Сергею и дал ему хлёсткую пощёчину.

– Не смей говорить о члене императорской семьи в таком тоне!

– Простите, я всего лишь констатировал факт. Уверен, что если бы не сифилис, заражение бы его не убило.

Шварц вернулся на место.

– А откуда ты знаешь, что у него был сифилис?

Сергей вздохнул. Ну не говорить же, что из учебника по истории!

– В современном мире тайн нет.

– Кредо разведчика?

– Выводы наблюдательного человека.

– Очень наблюдательного. Ты говоришь мало, но даже за теми скупыми словами, которые из тебя удаётся вытянуть, чувствуются обширные познания.

Помолчал и добавил:

– Сегодня у тебя будет интересная встреча.

Очных ставок было много. Почтовый служащий из Линца и родной брат Карела Кубейки из Брно. Оба узнали его с лёгкостью. Но наблюдательные австрийцы заметили, что Сергей не узнал «собственного брата».

Во время двух медицинских обследований он молчал как партизан. Результат оказался обратным. «Никакой потери памяти нет» – заявили врачи в один голос. «Биографическая амнезия – утрата человеком памяти о себе и о своём окружении сопровождается потерей личности и утратой – хотя бы частичной – интеллекта. Здесь же мы видим способность человека противостоять обширному психологическому давлению из вне, которое невозможно при амнезии». Анализ крови признали хорошим и подтверждающим, что токсикологической амнезии нет.

– С тобой хочет встретиться военный атташе Италии.

Сергей удивлённо посмотрел на следователя.

– Откуда он знает о моём существовании?

Шварц зловеще улыбнулся.

– Кто-то сказал минуту назад, что в современном мире тайн нет.

Сергей пожал плечами.

– Идём. – Шварц крикнул конвоира. На Сергея надели наручники, и они втроём направились к месту загадочной для Сергея встречи. Наручники насторожили его – на очные ставки и к тюремным врачам его водили без наручников.

Идти по коридорам пришлось довольно долго, они прошли через несколько охраняемых переходов. Наконец, оказались в солидно обставленной приёмной, с мягкими стульями и ковровой дорожкой на полу.

Сбоку от массивной двустворчатой двери, ведший в кабинет кого-то из местной элиты за столом сидел офицер в парадной форме – адъютант. Шварц обратился к нему так, как подчинённый обращается к начальству – с некоторой долей угодничества.

Им велели ждать.

Через десять минут в приёмной появились три человека, один из них – круглолицый, с небольшой бородой, был в форме, которая показалась Сергею знакомой. Русский офицер? Откуда ему здесь взяться? Адъютант подскочил, распахнул двери перед гостями. После того, как они зашли, плотно прикрыл их и стал перед дверьми так, чтобы никто не мог зайти. Сергей напрягся.

Минуты через три – не более – адъютант сделал знак Шварцу. Следователь вскочил. Тут же побежал конвойный и перестегнул наручники так, что правая рука Сергея оказалась прикованной к левой руке Шварца. Дверь распахнулась, и им предложили зайти.

За массивным столом на роскошном стуле восседал уже не молодой – весь в седине, включая усы и бакенбарды генерал. Перед столом стояли два стула – лицом друг к дружке. На правом сидел недавно зашедший офицер. Ещё один, из вошедших в кабинет ранее, сидел за круглым столом в центре кабинета. Другой стоял подле входа, видимо он и подал знак адъютанту.

Дверь захлопнулась, Сергей со следователем остались стоять.

Генерал повернулся к сидевшему по другую сторону стола офицеру.

– К моему сожалению, вынужден представить вам убийцу эрцгерцога Отто. При задержании у него обнаружен был паспорт на имя некоего Кароля Кубейки, но выяснилось, что он не тот, за кого себя выдаёт. Своё имя назвать отказывается. Мы продолжаем поиск настоящего Кубейки, тем более, что этот преступник проговорился, что пан Кубейка жив. Список преступлений, совершённых этим человеком велик. Два убийства, нападение на полицейского, нанесение тяжких телесных повреждений доктору госпиталя Милосердных сестёр. Совершение этих преступление подтверждено многочисленными показаниями свидетелей, материалами следствия, да и подследственный сам не отрицает факта совершения вышеназванных преступлений, заявляя временами, что сожалеет о сделанном. Вас, господин Никитин, я решил познакомить с этим преступником лишь потому, что у следствия есть веские основания считать, что речь идёт о подданном Российской империи. За сутки до убийства, точнее, за сутки до нанесения эрцгерцогу Отто побоев, приведших к его безвременной кончине, этот господин, написал и отправил в Петербург письмо. Письмо написано на русском языке и адресовано подполковнику Отдельного Жандармского корпуса господину Ерёмину Алексею. Продолжается экспертиза, и я не могу показать вам подлинник, его изучают эксперты, в том числе и на наличие тайнописи, но могу показать фотографическую копию начала и конца письма. Подлинность письма подтверждается показаниями свидетелей и результатами графической экспертизы почерка. Ознакомьтесь. Вот фотографические копии начала и конца письма, а вот перевод на немецкий, которым мы пользуемся – чтобы вы могли убедиться, что перевод выполнен точно.

Сидевший напротив генерала русский офицер, военный атташе Никитин взял в руки фотографические снимки и листки бумаги. Сергей похолодел. Тот самый Никитин Алексей Никанорович, который – по расчётам тех, кто готовил путешествие Сергея в прошлое – мог бы обеспечить возвращение в Россию. Но где итальянский атташе?

– Где итальянский атташе? – спросил шёпотом Сергей.

– Оговорился. Русский атташе, – шёпотом, с нескрываемой издёвкой, ответил Шварц.

Сергей сжал зубы. Мерзавец. Догадался, что Сергей вылез бы из кожи вон – лишь бы не идти на встречу с русским атташе.

– Видите, господин Никитин, – продолжил генерал после паузы, – Обращение «Мой дорогой» однозначно говорит о близком знакомстве автора письма с подполковником Ерёминым. Финал письма, в котором автор письма передаёт сердечные пожелания супруге и детям подполковника, которых знает по именам, также говорит о близком личном знакомстве. Мы допускали, что эти имена означают что-то другое, но через наше посольство в Петербурге нам удалось убедиться, что в письме действительно перечислены дети подполковника Ерёмина.

Генерал сделать паузу.

– Поймите меня правильно, господин Никитин. Мне бы очень не хочется хоть какого-то ухудшения отношений между нашими странами. Если у нас будет возможность осудить этого человека, как частное лицо, совершившее непреднамеренное убийство эрцгерцога – я буду только рад. Но упорство, с которым этот человек отрицает своё близкое знакомство с высокопоставленным офицером Особого Жандармского корпуса, косвенно указывает на наличие связи между работой российских спецслужб и действиями этого человека. Из этого положения можно выйти очень просто. Мы – с вашей помощью – пригласим сюда вышеупомянутого подполковника Ерёмина и он раскроет нам личность задержанного. Мы, в свою очередь, сделаем всё необходимое, чтобы факт очной ставки подполковника Ерёмина и господина, выдающего себя за Кароля Кубейку, остался строго между нами.

– Он действительно подданный Российской империи?

– Позвольте мне сказать? – подал голос Шварц.

– Это господин Шварц, следователь, ведущий дело об убийстве, – пояснил генерал.

Атташе кивнул.

– В ходе нескольких бесед выяснилось, что он согласен, что бы его считали гражданином Сербии, Черногории, Болгарии – но только не России. Это заставляет задуматься.

Атташе в упор посмотрел на Сергея.

– Я могу задать вопрос этому человеку?

- Разумеется, это будет любезно с вашей стороны!

– Вы понимаете немецкий язык? – спросил Никитин по-русски.

– Свободно.

– Вы можете сказать – откуда вы родом?

– Я готов поклясться на чём угодно, что не являюсь и никогда не был подданным Российской империи.

Сергей с удовольствием отметил про себя, что он не лжёт, ибо родился много лет спустя после того, как Российская империя исчезла, реинкарнировавшись в Российскую республику, затем в Советский Союз, а затем в Российскую Федерацию.

Человек, сидевший напротив генерала, наклонился к внимательно следившему за разговором генералу и стал быстро переводить.

– Откуда вы знаете русский язык?

– В детстве я шесть лет жил в России, – Сергей вспомнил о шести годах жизни в Баварии.

– В каком городе?

– В Москве.

Атташе повернулся к генералу и театрально развёл руками – вот видите – он не наш.

Неожиданно Шварц подался вперёд и на ломаном русском обратился к военному атташе:

– Господин Никитин может узнать, по какому адресу в Москве жил этот человек? Вам он ответит.

Атташе повернулся к Сергею.

– Ты можешь ответить?

– Нет, Алексей Никанорович. Тогда вы вычислите моё имя.

– Имя нужно вычислять? Это что, арифметическая задачка? Откуда ты знаешь моё отчество? Оно не звучало в этой комнате.

Сергей молчал. Если вести себя правильное, все убедятся, что ни одному его слову нельзя верить. Атташе повернулся к генералу и перешёл на немецкий язык.

– Вы говорили, что этот человек не знал о предстоящей встрече. Откуда же он знает моё полное имя?

Генерал открыл рот, чтобы что-то сказать, но Шварц перебил его:

– Этот господин не раз намекал, что знает гораздо больше, чем мы думаем.

Сергей посмотрел на Шварца с возмущением. Когда это он делал подобные намёки?

Генерал жестом прервал следователя и ткнул пальцем в Сергея, требуя внимания.

– Ты встречался ранее с господином полковником? Кто тебе его полное имя сказал?

Сергей разозлился.

– Тот же, кто рассказал – где и когда эрцгерцог заразился сифилисом. Тот же, кто рассказал, что подлинное имя сестры Марты – Луиза. Те, кто рассказал о предстоящем открытии сессии рейхстага и о требованиях социалистов ввести всеобщее избирательное право!

– Молчать! – рявкнул генерал, подскакивая.

Сергей в душе ликовал. Вот когда пригодилось изучение обстановки в Австрии конца 1905 года!

– Мы не давали ему газет, – начал оправдываться Шварц.

– Кто это сестра Марта? – не понял атташе.

Сергей мысленно улыбнулся. Пускай объясняются. Сестра Марта, она же Луиза Робинсон – последняя любовница эрцгерцога.

– Не играет роли, – отмахнулся генерал. – Мерзкое поведение этого субъекта заслуживает наказания. Отправьте его в карцер!

– Одну минуточку, – атташе встал и подошёл к Сергею. – Что мешает тебе открыть собственное имя? Я понимаю, когда своё имя пытается скрыть аристократ, для которого честь дороже жизни. Но ты не аристократ. Ты можешь воображать что угодно, хвастаться начитанностью и знанием нескольких языков, но руки… Я обратил внимание на твои руки. Ты мог сменить имя, ещё что-то, но представить фужер с шампанским в твоих руках я не могу.

Он резко взял Сергея за руку и повернул кисть ладонью вверх.

– Кожа на твоих руках наполовину состоит из грязи и краски. Огрубела и превратилась в сплошные мозоли. И после этого пытаешься сделать вид, что представляешь из себя что-то? Ты обычное быдло. Пусть даже ты прочитал двадцать книг. Двадцать книг не превратят быдло в интеллигента, не говорю уже о большем! Подобно тому, как крещённый еврей не станет христианином, он останется выкрестом.

Сергей опешил от таких слов. Этот полковник оказался мерзким снобом. Белая кость. Из-за таких как он и началась революция. После секундных колебаний Сергей ответил также по-русски:

– Погоны не дают ума, а принадлежность к превилиригированному сословиям – чести.

Генерал наблюдал за перепалкой с явным удовольствием.

– О какой чести может говорить человек, совершивший два убийства?

Сергей на секунду закрыл глаза, набрал в лёгкие воздуха и выпалил:

– Я недавно перечитывал пьесы Чехова…

И замолчал. Пароль сказан.

– И возомнили себя героем? Не впрок чтение пошло.

Ответ должен был быть другим. Или пароль изменился, Никитин не понял, что ему выдают пароль, или решил не делать вид, что услышал условленную фразу.

Генерал подошёл к Сергею и заглянул в ладонь левой руки, которую продолжал удерживать Никитин.

– Да, вы совершенно правы, господин атташе. Не графская рука. Уведите!

Шварц дёрнул Сергея и потащил к двери.

Глава 8. Провал

– Ну, садись, – Следователь указал на табурет. – Не скучал в карцере?

– Скучал, – зло ответил Сергей. – Оказывается, в карцер нет газет!

Следователь издёвки не заметил. Или не обратил на неё внимание.

– Карцер всё-таки. Да и зрение испортил бы. Без газет в карцере спокойней. Выглядишь ты неважно. Ничего, откормим. Перед прессой ты не должен предстать кающимся. А то ещё подумают, что отпетый преступник. Хотя так оно и есть. А газетчики теперь будут.

Он показал на несколько газет, лежавших у него на столе.

– Специально принёс. Чтобы ты мог убедиться в собственной популярности. Не сидеть же тебе в тюрьме просто так. Не по чину – убийце эрцгерцога быть обойдённым вниманием прессы. Люди должны знать, как выглядит настоящее зло. И откуда это зло исходит, – следователь протянул Сергею газету.

«Wiener Zeitung» – «Венская газета». На первой странице – громкий заголовок: «Как устанавливали личность убийцы» И тут же ссылка – подробный отчёт на странице номер пять. Сергей быстро нашёл нужную страницу и пробежал заметку.

Журналист рассказывал, как организовали встречу убийцы эрцгерцога, именовавшего себя Карелом Кубейской с младшим братом – Якубом Кубейкой. Якуба предупредили заранее – в комнате будет человек, выдающий себя за Карела Кубуйку. Не торопитесь, сказали ему, просто понаблюдайте за ним. Преступник, называвший себя Карелом Кубейкой, не обратил никакого внимания на находящегося рядом с ним брата. Якуб рассказывал по окончанию часовой встречи:

– Лицом – вылитый Карел. Но походка иная, на стуле сидит по-другому, ел совсем иначе, чем Карел. В мелочах – всё другое: ложку иначе держит, не прихлёбывает, хлеб отламывал от ломтя малыми кусочками, Карел так никогда не делал. Глаза совсем другие – Карел смотрел спокойно, а у этого бегают постоянно. Через час мне стало страшно находиться с ним в одной комнате.

Журналист описывал, как быстро обнаружилось, что человек, выдающий себя за чеха, по-чешски почти не говорит. Подчёркивалось, что преступник свободно говорит по-немецки и по-русски, трудно даже определить, какой из этих языков знает лучше. Однако, следствие склоняется более в сторону признания фактом русского происхождения преступника. За сутки до нападения на эрцгерцога преступник отправил три письма в Петербург, написанных на превосходном русском языке. Это очень серьёзный аргумент.

Следователь услужливо протянул Сергею другую газету – «Heute» – «Сегодня». Указал на статью на четвёртой полосе.

«Кто заказчик?» – испрашивали читателя буквы заголовка, набранные зловещим змееобразным шрифтом. Два убийства, совершённые 16 и 17 ноября текущего годы выглядят случайными – рассказывал журналист. Но случайным оказалось задержание. Если бы не два офицера, опять же случайно оказавшиеся возле госпиталя Милосердных сестёр, мы бы и сейчас искали преступника. Да и офицеры сумели задержать его только потому, что применили огнестрельное оружие. Одного из них преступник с лёгкостью отправил в нокаут – точно также, как за несколько минут до этого он расправился с полицейским. Преступник отказался сотрудничать со следствием, отказывается отвечать на вопросы, позволяя себе лишь едкие и циничные замечания в адрес следователя и официальных властей. Не каждый матёрый каторжник способен проявить подобное хладнокровие. Что скрывается за этими убийствами? Такое ощущение, что мы видим лишь верхушку айсберга.

Следующую газету – «Kleine Zeitung» – следователь протянул Сергею с комментарием:

– Газета маленькая, но статья в ней большая. Не по размеру, а по важности.

Сергей взял газету.

«Как удалось узнать нашему корреспонденту, факт связи преступника с российскими спецслужбами считается практически доказанным. За несколько дней до нападения на эрцгерцога преступник направил кодированное письмо одному из старших офицеров российской тайной жандармерии. Нашей контрразведке удалось перехватить это письмо. Вызванный в Министерство внутренних дел военный атташе Росси в Австро-Венгрии полковник Никитин отказался обсуждать это письмо. Сейчас в Министерстве Иностранных идёт интенсивное обсуждение сложившегося положения. Министр-президент Пауль фон Франкентурн имел по этому поводу встречу с Его Императорским величеством…

– Что это? Зачем превращать смерть тяжело больного сифилитика в трагический фарс? Кому это нужно?

– Нам нужно. Отбросим в сторону ваш не почтительный отзыв о покойном эрцгерцоге. Скорее всего завтра в Министерство иностранных дел будет вызван посол России, от которого потребуют, повторяю – потребуют, а не попросят – прислать сюда того самого подполковника Ерёмина для дачи свидетельских – пока свидетельских – показаний по делу об убийстве. Эксперты вычислили из вашего письма сообщение о том, что вы приступаете к выполнению намеченного плана, и нам очень хочется знать, какого? На тебя надежды никакой нет, ты даже имя своё не желаешь раскрывать – приходится вызывать Ерёмина. А если Ерёмин не приедет – скорее всего – так и будет, то вашего посла вызовут ещё раз, только уже не для вручения ноты, а для вручения ультиматума. Страна-то ваша сейчас в тяжёлом положении оказалась: проиграли войну Японии, революционеры творят бог знает что. Сообщения из Москвы более напоминают фронтовые сводки. Грех не воспользоваться.

– Вы!!! – Сергей чуть не задохнулся от возмущения, но прервал фразу, не зная, что сказать.

– Вижу, как вы за Россию переживаете. Но я за другую страну переживаю, вы должны войти в моё положение. Я – как и вы – надеюсь, что до войны не дойдёт. Кое-какие мелкие уступки. Скажем, потребуем от России не вмешиваться в судьбы Балканских народов. Ведь мелочь, почти что пустяк. Соглашение о нейтралитете сроком на двадцать лет. Это также России выгодно. Расторгните договор с Францией, обязуетесь не заключать договор с Англией. Они ведь вас нагло использовать собираются. Представим, что – не дай бог – война в Европе случится. Вам же лучше быть в нейтралитете. Нам ведь много не надо – только бы знать, что в случае войны вы с тыла не ударите. После провозглашения нейтралитета России Англия с Францией присмиреют. Может, войны и не будет. Тогда все в выигрыше. Благодаря тебе. Благодаря тому, что ты хранишь молчание. Так что я более не настаиваю на том, чтобы ты отвечал на мои вопросы – необходимость отпала. Тем более, что ты сделал всё возможное, чтобы никто не верил не единому твоему слову.

Шварц расслабился, откинулся на спинку мягкого стула, достал папиросу из серебряного портсигара и закурил, демонстрируя наслаждение.

Сергей молчал. Мир меняется, и он тому причиной. Только непонятно – в какую сторону. Положим, Австро-Венгрия предъявит ультиматум России. Война из-за этого сифилитика маловероятна, сказал Шварц. Что ожидается, если Россия примет ультиматум, Шварц объяснил. А если отклонит? Разрыв дипломатических отношений? Ну и что из этого? Экономика пострадает? Экономические санкции в то время были? Германия присоединится? Турция, то есть Османская империя перекроет выход из Чёрного моря в Средиземное? Как мыслят австрийские политики? И что он может сделать? Как ответит царь Николай? После поражения в войне с Японией попытается взять политический и военный реванш в Европе? Почему жжёт душу предчувствие чего-то страшного? Для России, в первую очередь. Слишком мало он знает, чтобы предсказывать развитие событий. И ещё вопрос – насколько откровенен этот следователь?

– Зачем вы мне всё это рассказываете?

– Мечтаю достучаться до вашей совести. Кто-то убедил вас, что всё, что вы делаете, будет воспринято потомками с благодарностью. Что есть столь высокие цели, что для их достижения можно использовать любые средства, даже самые мерзкие и противные. Чушь, мой друг, потомки ничего не узнают. Высокие цели достигнуты не будут. Останется только кровь.

Ты полагаешь, что попался из-за цепочки случайностей? Нет, друг мой. Много случайностей объединились и получилось закономерность. Единственное, что тебе осталось – это продумать, как сохранить себе жизнь. Пожизненное заключение – не сахар, но лучше, чем петля. Тем более, что живой всегда может рассчитывать на милость Императора. Так что смирись. Вспомни своё имя, биографию и мы тебя быстренько осудим. Плачь, раскаивайся. Постарайся, чтобы тебя жалели. Неделю мы ещё подержим тебя в одиночке или снова вернём в карцер – для надёжности. Потом попрощаемся – и я передам тебя в руки обычного следователя. Там и пригодятся твои таланты. Мне ты более не интересн.

Испуг овладел Сергеем. Следователь говорил так, словно догадывался о его задании, о его благородной миссии избавить человечество от нацизма и Гитлера!

– У тебя испуганный вид. Что я сказал такого страшного? Понял, что будешь жить, презираемый всеми, даже сородичами? И не поможет то, что рассказал русскому атташе про любовь к пьесам Чехова?

И снова Сергей вздрогнул. Нет, не просто так упомянул следователь о Чехове. Знал он, что за этой фразой скрывалось. Значит, что Никитин на две стороны работал. Никитин – предатель? И он поможет им раскрутить дело о гибели эрцгерцога так, чтобы добиться максимума выгоды? Но почему ему та спокойно раскрывают этот секрет? Ночью тихонечко удавят?

– Воды не желаешь?

Сергей кивнул. Следователь повернулся, и с ловкостью фокусника достал из шкафа бутылку тёмного стекла и стакан. Наполнил стакан наполовину и протянул Сергею.

В нос ударил непривычный резкий запах. Но Сергей всё равно выпил. И лишь потом понял, что это была не вода.

– Что это было? – с испугом посмотрел он на следователя.

– Не пугайся. Пока ещё не яд. Водка. По твоему состоянию тебе водка лучше подходит. Неужели не узнал?

Теперь Сергей понял, что это действительно была водка. Но почему она не ударила ему в голову? Нервное напряжение? Случалось с ним подобное. Однажды на прыгающую мину наступил. Спасли его сапёры. Ногу, под которой щёлкнула пружина, прижали к земле доской. Потом аккуратно разрезали ботинок. Пять минут плавно вытаскивал ногу – чтобы ботинок не пошевелился. Потом – руки-ноги тряслись, пока не дали выпить воды. Отпустило. И не понял сразу, что не воду ему давали, а спирт разбавленный.

– После первой не закусываешь? Так в России принято?

– У Уэллса книжка была – «Машина времени». Читал?

– Не знаком, но допускаю, что такая книга есть.

– Там один человек во времени путешествовал…

– И тебя прихватил? Оригинально. Журналисты клюнут. Но вряд ли поверят. И это никак не повлияет на то, в какую сторону, и с какой скоростью, будут развиваться события.

Сергей с ужасом понял, что ему не просто не поверят. Даже, если он начнёт рассказывать о великих открытиях и изобретениях, которые ещё предстоит человечеству сделать. Его рассказы о полётах в космос, о строении атома никому сейчас, то есть в конце 1905 года, не интересны. Он может рассказывать, что знает – почему вымерли динозавры. Но это заинтересует несколько сот человек, никакого влияния на текущие события не имеющих. И всё это – при условии, что ему дадут говорить! Развития событий, способных привести к войне, не остановить.

Распахнулась дверь и на пороге снова появился генерал. Шварц вскочил.

– Субъект в порядке?

– О, да. Очень переживает за будущее России.

Генерал подошёл к Сергею, взял его за подбородок и приподнял голову так, чтобы их глаза встретились.

– Переживаешь? А мы завтра собираемся в Министерство иностранных дел посла России вызывать. Для столь серьёзной беседы, что – не дай бог! Но вызовем – или нет, ещё и от тебя зависит.

Генерал повернулся к Шварцу.

– Ты ему объяснил?

– Ещё нет, господин генерал.

– Так я объясню.

Генерал повернулся к Сергею.

– Убийство эрцгерцога может так дорого обойтись России, что страшно представить. Только что пришла телеграмма от Кайзера Вильгельма, он проинформирован и обещает полную поддержку нашему императору. Ты понимаешь, что это означает? Но ещё не поздно остановить всё. Ты сейчас получишь бумагу и карандаш. Сядешь и подробно изложишь свою биографию, где тебя так чудно переделали в этого Кубейку, где вы спрятали этого каретника, с какой целью ты приехал в Линц, кто твои сообщники, что удалось и что не удалось сделать – короче – как на исповеди. И если мы сочтём твоё описание правдивым и исчерпывающим – я лично посоветую Министру-президенту фон Франкентурну закрыть дело.

– Это невозможно! – вскричал Сергей. – Вы мне не поверите!

– Будешь писать правду – поверим. Мы умеем отличать правду от вымысла.

Шварц подошёл к Сергею и неожиданно обратился к нему по-русски:

– Как говорить правильно – из-за тебя война начнётся или благодаря тебе война начнётся?

И снова перешёл на немецкий.

– Постарайся не фантазировать. В магические превращения, путешествия во времени, добрых и злых волшебников и в чудеса мы не верим. Полагаю – и ты тоже. Не глуп. Так что сейчас отведём в другую комнату, там стол есть, стул, бумаги достаточно. Охранник – на всякий случай. Захочешь – кофе дадим. А ты садись и пиши. И помни, что на кону.

Шварц крикнул конвоира. Тот вошёл, дёрнул Сергея за рукав, прикрикнув:

– Руки за спину!

Генерал отодвинулся, чтобы не мешать конвоиру. Сергей и конвоир вышли. Генерал проводил их взглядом. Когда они исчезли из виду, генерал повернулся к Шварцу и спросил:

– Какого бога благодарить за такой подарок?

Конец


Оглавление

  • Убить Гитлера Владимир Смолович
  • Глава 1. Приглашение
  • Глава 2. Подготовка
  • Глава 3. Линц
  • Глава 4. Больница
  • Глава 5. Бегство
  • Глава 6. Преступник
  • Глава 7. Следствие
  • Глава 8. Провал