КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423288 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201703
Пользователей - 96062

Впечатления

кирилл789 про Вонсович: В паутине чужих заклинаний (Детективная фантастика)

отличный детективчик. влёт прочёл.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Убойная Академия (Фэнтези)

шикарная вещь.) а про кроликов - я плакал.)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за наивность (Фэнтези)

потрясающе. вещь эта продолжение "платы за одиночество", и начинается она с того, что после трагедии, когда ггня не смогла сказать "нет" к пристававшему к ней мужику в прошлой вещи, спровоцировав два убийства и много-много "нервных" потрясений, в этом опусе она тоже не говорит "нет"! кстати, главпреступник там сбежал. (ну, видать, тут обратно прибежит).
здесь к ней привязывается на улице курсант, прошло 1,5 года после трагедии и ей уже почти 20, и она ОПЯТЬ! не может отделаться! посреди людной улицы в центре города. СТРАЖУ ПОЗОВИ!!!
но дур жизнь ничему не учит. нечитаемо, афтарша.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Сладкая: Четвертая жена синей бороды (Любовная фантастика)


Насторожила фамилия аффторши или псевдоним, в принципе и так было понятно , что ничего хорошего в этом чтиве ждать не нужно. Но любопытство победило.
Аффторша, похоже, любитель секса, раз с таким наслаждение описывает соблазнение 25-летней девственницы, которая перед этим умело занимается оральным сексом. Так что ей легко и нетрудно было согласится на анальный секс, лишь бы не лишится девственной крови , нужной ей для ритуала избавления от проклятия фараона…А потом – любофф. О как! Это если кратенько.
Посмотрела на остальные книги, названия говорят сами за себя- Пленница, родить от дракона, Обитель порока, Два мужа для ведьмы. Трофей драконицы.. .И все заблокированно и можно только купить .И за эту чушь платить деньги??? Ну уж , увольте..
В топку и аффторшу и сие «произведение».

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Чернованова: Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать (Любовная фантастика)


Автора не очень люблю, скучно у нее все и нудновато и со штампами. Но попалась книга под руку , прочитала и неожиданно не пожалела.
Хороший язык и слог, Посмеялась в некоторых главах от души. В то же время есть интрига и злодеи.
Скоротать вечер нормально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за одиночество (Фэнтези)

что безумно раздражает в вонсович, так это неспособность её ггнь сказать "нет". вот клеится к тебе мужик, достаёт так, что даже у меня, с другой стороны экрана, скрипят зубы. он тебе не нужен. он тебе не нравится. он следит за тобой. выслеживает до квартиры. да просто: тебе подозрительно - что ему от тебя надо??? ты - нищая из приюта, а он - вполне обеспечен, обвешан дорогими магическими цацками. и что ты делаешь? соглашаешься идти с ним на ужин? ты - дура, ггня?
все остальные твои проблемы - только собственная твоя заслуга. нет, мне не жалко таких. в 18 лет, даже после монастырского приюта (а особенно после монастырского, уж там точно не учили - под первого встречного), вести себя так? либо ты - дура, либо - дура. вариантов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Танари: Приручить время, или Шанс на любовь (Фэнтези)

"Закатила глаза: куда я влипла?", на начале 4-й главы читать бросил. тебе запретили проводить испытания (не-пойми-чего), но ты решила, что умнее всех и пошла проводить опыт. то, что не разнесло полгорода и не убило тысячи - не твоя заслуга. тебя и пошедшую в разнос установку прикрыл щитом ассистент.
потом ты очухиваешься в его доме, результат "эксперимента": вы не можете отдаляться друг от друга, вас скручивает от смертельной боли, тебя ищет безопасность, уже напечатано в прессе, что ты - великая преступница, убийца и воровка. твой ассистент делает всё, чтобы спасти ваши шкуры. и ты ему хамишь. не только словами и поступками, даже - в описываемых мыслях.
и, пока он пытается, ты думаешь: "куда я влипла?". ты, безмозглая дура, влипла, когда пошла на запрещённый эксперимент. в лаборатории, в центре густонаселённого города. потому что - дура. потому что в запрете прямо было указано: возможность катастрофы.
а когда тебя из дерьма, в которое ты влипла потому, что - безмозгла, пытаются вытащить, ты дерьмом, из которого, видимо, состоишь полностью, спасителя поливаешь. чтобы тупо осложнить и спасение и жизнь, не только свою, кретинка.
сюжет "прекрасен", нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Я больше не боюсь тебя (fb2)

- Я больше не боюсь тебя 679 Кб, 190с. (скачать fb2) - Анастасия Блэк

Настройки текста:



Я больше не боюсь тебя Анастасия Black


1.Договор


      Стоит ли обращать внимание на то, что нам говорят люди? Наверное, нет, ведь даже от близких можно услышать много гадости. Порой жестокие слова способны в корне изменить человека, особенно ребёнка.

      Так случилось с маленькой и, в силу своего возраста, наивной девочкой. Тогда ей было всего пять. Что, казалось бы, могло произойти с обычным, на первый взгляд, ребёнком? Октавия (Окти или Ави, так называли её друзья) Мирайт жила в обычной японской семье. С родителями ей в конечном счёте не повезло! Отец в последнее время стал заядлым пьяницей, а мать медленно, но верно сошла с ума, что и привело её к смерти. На самом деле, девочка была приёмной дочерью.

      По началу всё было очень хорошо. Родители взяли малютку из приюта, когда ей было пять месяцев. В то время будущие отец и мать не имели вредных привычек и психологических отклонений.

Мать родилась и выросла в Англии, а отец был японцем. После пяти лет жизни в браке им так и не удалось завести детей. Тогда они решились на ответственный шаг. Ведь взять малыша из приюта способна отнюдь не каждая семья.

      Октавия имеет очень притягательную внешность, но вспыльчивый характер. Нет, это не значит, что она «колючка», просто ей так проще выражать свои эмоции. Девочка от природы имела прекрасные и яркие красные волосы. Чем старше становилась, тем более беспорядочными и непослушными становились её локоны. Глаза не совсем обычные. Плавный перелив из фиолетового в голубой делал её взгляд более пронзительным, а порой — до дрожи пугающим.

      Счастливое время продлилось не долго. В какой-то момент у родителей начались неприятности. Как бы банально это не звучало, но, потеряв работу, жену и всех своих близких, мужчина обвинил во всём дочь и стал постоянно унижать бедную девочку.

      Одним весенним солнечным днём девочка вернулась из детского сада. Вернее, её привела соседка, которая понимала всю сложность ситуации с отцом. Октавия была очень весёлой, так как именно в этот день был день рождения у её папы. Хоть он и был агрессивен к девочке в последнее время, но, несмотря на это, она продолжала любить его. Детская привязанность к родителям — очень интересное чувство, однако порой оно бывает ошибочным и незаслуженным.

— Папочка, я хотела тебе кое-что подарить, — начала разговор Мирайт, на носочках входя на кухню. Именно там сидел и пропивал, казалось бы, последние деньги её отец. Увидев свою дочь, он смерил её презрительным взглядом. 

— В-вот! Я это сама нарисовала. — Ави протянула отцу неумелый рисунок. Такой простой, наполненный детской искренностью и добротой. — Вот это — ты, а это — я! Ещё здесь мамочка. Видишь, она счастлива! У неё есть крылья за спиной. Я уверена, если бы она была рядом, то папочка бы не грустил! 

После этих слов мужчина взбесился. Выхватив рисунок из рук девочки и с силой скомкав его, выбросил в открытое окно. Затем неожиданно вскочил и с силой ударил Октавию по лицу. Она полетела прямиком на пол. Не успев подставить свои руки вперёд, чтобы смягчить удар, Мирайт «пропахала» лбом и носом ламинат. 

      На кухне буквально на несколько секунд воцарилось молчание. Октавия пыталась прийти в себя. Она чувствовала, что её нос сильно пульсирует. Девочка продолжала смотреть в пол, на который медленно, одна за другой, падали капли алой крови. Поняв в чём дело, ребёнок зажал свой носик рукой, чтобы остановить кровь. Найдя в себе силы, она приподнялась и со слезами на глазах взглянула на своего приёмного отца. 

— Ты… Х-х… Я тебя просто ненавижу! Зачем мы тогда удочерили тебя?! — кричал мужчина, сжимая пальцы в кулаки. Алкоголь, который он сегодня выпил, усилил его злость и агрессию. — Все неприятности только из-за тебя! Если бы я только мог вернуть мою любимую женщину… Мою прекрасную леди! А что если… Если я убью тебя? — последнюю фразу он произнес с улыбкой. В глазах девочки застыла именно его улыбка. Она была далеко не доброй и ласковой, а больше напоминала улыбку ненормальных людей: психов, маньяков или просто душевно больных. 

— П-папочка, — отчаянные попытки поговорить были прерваны истошным воплем: 

— Заткнись! Жалкое отродье как ты, не имеет больше права говорить со мной! Я скажу тебе кое-что по секрету… Ты такая жалкая и ничтожная, что мне кажется, не заслуживаешь право на жизнь! Ты ничего не добьёшься, и твоя чёрная, прогнившая от ужасного характера душа умрёт! Не смотри на меня так! Да я терпеть тебя не могу. Кто вообще сможет это делать, находясь с такой уродкой, как ты! — дыхание у этого ужасного человека сбилось. Он перевёл свой взгляд на нож и медленно взял его в руку.

      Пока он вертел его и что-то бормотал под нос, девочка молча сидела на холодном полу. Кровь перестала идти из носа. Руки немного дрожали, а сердечко быстро колотилось в груди от волнения. Глаза были мокрыми от слёз.

       «Да, отец, я теперь тебя прекрасно понимаю. Ты не любишь меня и никогда не любил. Наверное, тебе было очень противно находится рядом. Ты делал это только ради мамочки… Я приемная и не могу быть любимой. Именно поэтому не держу зла на тебя.Что касается моей души, то, возможно, ты и прав. Она порой становится чёрной и даже очень. Сейчас я хочу, чтобы ты умер… Твои слова раскалёнными иглами вонзились мне в сердце. Хотя, будет проще, если ты убьёшь меня. Я ведь вижу, что ты этого так желаешь… Нож в твоей руке и взгляд, направленный на лезвие, говорят об этом, но…» — думала девочка, опустив голову. 

— Будет не больно. — Эти слова вывели её из раздумий. Мужчина уже замахнулся на Ави. 

— … Но я не собираюсь умирать из-за тебя!


      Девочка вскочила на ноги и ринулась назад. В её красивых глазках блеснул огонёк. Успокоившись и уверенно встав на ноги, Мирайт подняла голову, устремила взгляд на отца. Мужчина застыл на месте. Вскоре из его руки вывалился нож… Жалкий отец девочки схватился за шею и начал прерывисто дышать.

— Знаешь… Не все твои слова были ложью. Я действительно не очень хороший ребенок. По правде говоря, я не знаю, начались проблемы в семье из-за меня или нет. В любом случае, я пыталась быть хорошей девочкой и не навредить тебе, несмотря на постоянные побои и твои вспышки гнева. Мне было очень тяжело потерять мать, которая не проклинала мой дар, любила меня искренне. Я ей пообещала, что не буду пользоваться этой способностью во вред кому-либо. Но с тобой это обещание не сработает. Не могу простить тебе всего этого. — Авия подняла правую руку и направила её в сторону мужчины. Несмотря на недостаток кислорода, он, еле волоча ноги, пошёл назад. Вскоре ужасный человек уже находился у широко открытого окна. 

— Т-ты… кх… чертов монстр. — Это были его последние слова. 

— Прощайте, господин Сиран Мирайт.


      Мужчина полетел вниз. Он умер быстро и почти безболезненно… Пока прохожие подбегали к нему, Октавия присела на табуретку и упёрлась лбом в стол. По щекам полились слёзы. Зубы были плотно стиснуты от злости и сожаления одновременно. 

— Прости меня, отец…



***

11 лет спустя…



      Машина с солдатами японской демонической армии ехала по дороге к Сангвинему. Насколько было известно, аристократы из России и других стран прибыли в Японию. Они явно были недовольны, что королева Крул Цепеш потерпела поражение. К тому же, её обвинили в предательстве, что в последствии и привело её к солнечным пыткам вместе с Феридом Батори. 

      Данный отряд едет в город вампиров не для убийства ненавистных врагов, а для поддержки своего руководства. После победы людей в сражении за Сангвинем, Вальдо Джиллес и Курето Хиираги решили на время заключить перемирие. Курето не очень доверял Второму Основателю, поэтому встреча была назначена неподалёку от столицы вампиров Японии. Как ни странно, но прародитель согласился. В конце концов, ему не доставит огромного труда убить «жалких людишек», если вдруг они сглупят.

— Э-э-эй, ну как прикажете это понимать, господин водитель? Мне вот, лично, вообще не понятно, куда вы нас везёте. Это белобрысая стервочка сказала, что мы должны будем присутствовать на какой-то там встрече, — протянуто произнесла синеволосая девушка. Она сидела, закинув ногу на ногу, и пристально смотрела на затылок водителя. 

— Хатару! Хватит уже. Ты же знаешь, что приказы не обсуждаются. У нас есть определённая задача: охранять нашего командира. Между прочим, Аой далеко не стерва, — раздражённо произнёс паренёк с жёлтыми глазами и взъерошенными коричневыми волосами. Его явно раздражала эта болтливая особа. 

— Блин… Акер, скажи что-нибудь этому засранцу Тоширо! 

— … 

— Эх, вы меня все бесите! — раздался голос с самого крайнего места возле двери. Девушка, которая недавно дремала, была не в восторге от своих товарищей по команде. Кстати, немного о них. Эти четверо — второй элитный отряд. Очень талантливые для своего возраста ребята, заключили контракты с сильными демонами. 

— О-о-о, Ави проснулась! Только не бей, пожалуйста, я больше не буду шуметь, — с наигранным испугом в голосе пролепетала Хатару. Мирайт откинула свой капюшон, и её красные волосы плавно рассыпались по спине. Строгим взглядом она посмотрела на товарищей. 

      Черноволосый юноша с улыбкой взглянул на девушку, затем залез рукой в карман своего пиджака и достал оттуда ириску. Взгляд красноволосой тут же смягчился и с надеждой устремился на паренька. 

— Я дам её тебе, но взамен ты не будешь устраивать беспредел на задании. Останешься паинькой и очень постараешься не дерзить начальству и тем более вампирам! — последние слова Акер произнёс с очень серьезным видом. 

— Блин, ну ты и зануда. Я очень постараюсь, командир! — она протянула свою руку вперёд и от предвкушения облизнула сухие губы. Получив желаемое, девушка тут же развернула и закинула конфетку себе в рот. После сего действия машина остановилась. Дверь открыл вампир. Он выглядел довольно-таки обычно. Простой рядовой солдат, не представляющий весомой угрозы этому отряду. 

— Идите за мной, — коротко и ясно произнёс он. 

      Ребята вылезли из машины, которая, вскоре, куда-то уехала. Мирайт с удовольствием жевала свою «взятку» за послушание и одновременно оглядывалась по сторонам. Вокруг почти ничего не было, кроме нескольких зданий, больше напоминавших заброшенные магазины. Что касается вампиров, то их тут было не так-то уж много, впрочем, как и людей.



      «Да, вот это глухомань… Не думала, что они устроят встречу именно здесь. Ладно, стоит посмотреть, что к чему и приготовиться к худшему, на крайний случай. Не могу сказать, что не рада этому короткому перемирию. По крайней мере, небольшой отпуск у меня намечается. Хочется просто завалиться на кровать и забыть про всех этих вампиров, всадников апокалипсиса и людей. А-а-а-а, так хочется спать». — Октавия широко зевнула и направилась вслед за своей командой.



      Вошли они в одно здание, где, собственно говоря, и находились вампиры с людьми. В том же месте стоял стол для переговоров и несколько стульев. За этим столом заседали глава ЯИДА и Второй Прародитель. Они мирно беседовали и подписывали бумаги.



      «Ого, как тут всё спокойно… Не знала, что нашему „великому“ Хиираги под силу контролировать себя в общении с ненавистными ему вампирами. Ха-ха, а у этого белобрысого, как я посмотрю, элитное прикрытие. Большинство из них я не знаю, но этот мне точно знаком — Ки Лук, которого я встретила вчера на задании».



Воспоминания вчерашнего дня…



      Девушка стояла посреди пустынного города. В этом чахлом и заброшенном месте, казалось бы, делать нечего, но всё совершенно не так. Ави должна была спасти небольшую группу запуганных этой жизнью детей. Всадники апокалипсиса пытались истребить людей, будто наказывая за все совершенные грехи. Мирайт подоспела вовремя и спасла детей… Помимо них там были и подростки. Октавия заметила, что ребята пытались отнять у детей их последние пожитки, пока она спасала и их жизни тоже. Окти была крайне не рада подобному поступку. Девушка уже хотела преподать ворам урок, но тут появился он…



      Этот вампир был одет в одежду аристократа. Его лицо имело приятные черты, что крайне нравится людям в целом. Бессмертные существа всегда выглядят бесподобно и безумно притягивают к себе своей внешностью. Коричневые и слегка взъерошенные волосы были зачёсаны назад. Лукавая улыбка и торчащие клыки насторожили Мирайт. Всего мгновение и трое подростков были мертвы.



      Кровь плавно стекала с их тел. Юноша, который находился в кровавых «объятиях» Пятого Основателя, был почти мертв. Вампир осушал его тело до последней капли.



      «Говорят, зло не имеет лица. Действительно, на его лице не отражалось никаких чувств. Ни проблеска сочувствия, а ведь боль просто невыносима. Разве он не видит ужаса в их глазах и панику на лице? Он спокойно убивает людей. Конечно же, для него они не представляют никакой ценности. Бессмертие, на мой взгляд, порождает безразличие. Возможно, порой это просто замечательно: ничего не чувствовать. Иногда у меня это отлично выходит… Этот вампир ведь убил их за дело, я не злюсь на него, но задам несколько глупых вопросов… Он ведь аристократ и, похоже, весьма высокого ранга. Следовательно, должен знать о завтрашней встрече».



— М-м-м, несмотря на то, что они подонки и такие жалкие, их кровь на вкус очень даже ничего. Ой, остальные ребятки уже убежали, не будешь их ловить? Или же там твои друзья? Ага, точно! Я слышу их… Почему же ты молчишь? — вампир вообще не парился насчёт трупов и даже наступил на один из них.



— Хм, вы задаёте слишком много вопросов. Также почти на все вы ответили сами. Что касается вашего поступка, вероятно, вы поступили не совсем правильно. Хотя, не будем поднимать эту тему, так как ничего уже не изменишь. Я так понимаю, что, раз я ещё жива, вы знаете про временное перемирие с ЯИДА, — демонстративно зевая, произнесла девушка, чем вызвала улыбку у аристократа.



— О-о-о, какая ты смелая. Неужели смерти совсем не страшишься?



      «Он подошёл ко мне и коснулся своими пальцами подбородка. Я подняла голову и увидела глаза полные лёгкого презрения ко мне. Затем его взгляд резко поменялся. Он стал более мягким… Задумчивым и чересчур изучающим. Почему-то мне стало немного не по себе. Обычно я ничего особо не пугаюсь, но этот вампир внушал мне небольшой, но все же, страх», — думала девушка, погружаясь в омут его глаз.



— Я не думаю, что вам охотно об меня руки марать, — неуважительным тоном огрызнулась Ави.


— В этом ты права, малышка…



Настоящее время…



— Хорошо, вы можете выбрать кого-то из моих солдат. Они много чего знают и принесли неоценимый вклад в войну, — говорил Хиираги Второму Основателю, указывая в сторону элитного отряда.



— Раз мы обсудили тех, кто будет с нашей стороны, то теперь можно приступить и к вам. Девушка с красным волосами, думаю, подойдёт. В конце концов, это не надолго, — холодно произнёс вампир.



      «О чём это они там треплются?! Я никоим образом не собираюсь жить у этих вампиров. Пусть возьмут в качестве „заложника“ кого-то другого! Боже, а как замечательно начинался этот день!» — сжимая кулаки от раздражения, негодовала Мирайт.



— Ты слышала приказ, Октавия Мирайт. Выполни его, сейчас же!



      «Приказ… Как же это похоже на него. Курето всё-таки жестокий командир. Да, у него есть тёплые чувства к друзьям и той девице Аой, но остальные лишь пешки. Стоит ли мне сейчас перечить? Нет, думаю не стоит… Это продлится не так долго, ведь перемирие не вечно. Я всего лишь должна буду жить на территории врага. Два или три месяца ада… Потом вернусь, надеюсь, живой. Хотя если я погибну, то перемирию конец».



— Ки Лук, ты присмотришь за этой девушкой. Я рассчитываю на тебя и думаю, что не подведёшь.



      Тем временем Мирайт стояла возле вампирских стражников и наблюдала за тем, кто немного пугал её.



— Да, мой Лорд, — с неким азартом ответил Ки.



      Его слова звучали как приговор. Девушка немного сгорбилась и печально опустила глаза. Ей было некомфортно от того, что именно этот вампир станет смотреть за ней. Будет находиться рядом… Ведь он единственный, кто смог напугать её за столь длинный промежуток времени. Ки еще ничего не сделал: не ударил её, не укусил, но страх всё-таки был. Казалось, что с каждым ударом сердца он всё больше распространялся по телу девушки.



       «Это ведь тот ребёнок, которого я видел вчера. Почему не смотрит мне в глаза? Также, как она это делала в первую нашу встречу, без намёка на страх. Где вся её дерзость? Сейчас девочка как будто не обращает на меня внимание. Это очень грубо с её стороны, я ведь не белый и пушистый! Хоть мне и нельзя её убить, но никто не запрещал мне делать ей больно. Не знаю, почему, но я безумно хочу посмотреть, как она страдает… Но и зла ей не желаю. Какое противоречивое чувство! Ха, только загвоздка в том, что вампиры не чувствуют… Что же это тогда, Октавия Мирайт?»


2.Место заключения

«За что? Нет, чем же я так прогневала Бога! Согласно этому ужасному договору я обязана жить с кровососами на протяжении нескольких месяцев. Ради чего всё это? Для того, чтобы каждая из сторон сохраняла „мир“. Ещё и раз в неделю мне нужно будет связываться с руководством, чтобы было ясно живая я или нет.



      Ладно-ладно, к этому я ещё морально готовилась. Но мой так называемый наблюдатель или надзиратель чертовски настораживает меня. С того момента, как я села в его машину, он и слова не произнёс. Лишь только таращился на меня исподтишка. Думает, я не замечаю его или нарочно делает так? Блин… Мне действительно не хочется находиться с ним даже на расстоянии одного километра. После того, что он мне сказал и сделал в первую нашу встречу…»


Анализируя всё с ней произошедшее, Октавия сама не заметила, как погрузилась в воспоминания о вчерашнем дне…



      «Его рука не сходит с моего подбородка, а глаза так и пожирают. Такие алые и затягивающие… Почему так смотрит на меня? Голоден? Это не очень хорошо. Он давит своей невероятной и жуткой энергией. Но я не собираюсь сдаваться! Главное — не показывать врагу свой страх перед ним. Если я попробую убрать его пальцы с моего лица, он разозлится? Или останется совершенно безразличным? Ну, была не была!» — закончив свой короткий монолог, Октавия схватила кисть аристократа и резко одёрнула её. Вышло немного грубо, но зато эффектно.



      Вампир на сие действие отреагировал не сразу. Он ещё долго смотрел на девушку с недоумением. Повисла зловещая тишина, нарушить которую первой отважилась красноволосая:



— Почему вы не отвечаете на мои вопросы? — несмело спросила она.



— Хм… А ты не ответила на мой… Боишься ли ты смерти?



      «Ой, всё… Он точно собрался со мной беседовать. Что… Что он делает?»



      Сняв перчатки, Ки плавно обхватил тонкую шею Октавии, сделав своеобразное кольцо. От прикосновения его холодных рук девушка слегка вздрогнула, а затем замерла, то ли от страха, то ли от любопытства, и продолжила наблюдать за аристократом. Его глаза плавно разгуливали по её ключицам, затем резко переключились на бледное лицо. Перед началом разговора он томно вздохнул:



— Я — Ки Лук, Пятый Основатель. Само собой знаю об этой затее про мир. На мой взгляд, это возможно и даже разумно. Вы захватили Сангвинем, а мы — одну из стратегически-важных для ЯИДА точек. Кажется, там находятся две лаборатории для проведения ваших убогих экспериментов, множество солдат и простых жителей. Заключив договор, мы меняемся захваченными территориями, что, несомненно, очень важно для нас, ведь Сангвинем — один из самых больших вампирских городов. К тому же постоянные битвы крайне выматывают. Не то, чтобы мне было скучно, просто это бесполезное дело. Ну, я ответил на твой вопрос? Если да, то, будь любезна, ответь на мой.



— Хах… Я боюсь смерти, как и любой другой человек. Это же очевидно! — бросила Октавия, чувствуя, что теряет контроль над собой.



— Правда? По тебе не скажешь, малышка.



      Руки стали медленно, словно тиски, сжимать девичье горло. Зрачки Мирайт расширились, она стала жадно глотать ртом воздух. Сопротивляться было б бесполезно. Вампир не сводил своего холодно взгляда рубиновых глаз с лица девушки.



      Она по-прежнему не шевелилась. Это был вызов! Октавия не хотела поддаваться ему, тем более молить о пощаде! Ави понимала, что он просто играет с ней. Вампирская жизнь слишком длинная и скучная. Каждый пытается разнообразить её по-своему: кто-то заводит себе людей в качестве зверушек, некоторые играют в игры со внешним миром, кому-то нравится показывать своё превосходство над скотом. Всё это — лишь способы побороть вечную скуку.



      «Мой воздух… Такими темпами, я действительно скоро окачурюсь».



      Хрупкая ладошка потянулась к сильным рукам Пятого Основателя, дабы прекратить своеобразную пытку. Этот жест заставил Ки разжать хватку, едва человеческая плоть коснулась его. Будто потеряв интерес к этой особе, аристократ развернулся и зашагал неведомо куда.



— Эй! Объясните, зачем вы это сделали! — не выдержав подобного отношения, кинула красноволосая. Она пыталась отдышаться, и её голос немного дрогнул.



— Хм… Я сделал это, потому что захотел. Маленькой девочке как ты нужно быть аккуратнее со мной. Я ведь мог и задушить. — Он резко развернулся и, нахмурив брови, посмотрел на Ави. Создавалось ощущение, будто он злится.



— Э-э-э, а разве Вам не должно быть всё равно? Одним человеком больше, другим меньше. Неужели вы соблюдаете правила? Или вам меня жаль? Нет, никогда в такое не поверю. Слишком уж вы своенравный! — усмехаясь, произнесла девушка. Почти полностью придя в себя, она подалась прочь от монстра.



      Ки Лук улыбнулся и посмотрел вслед непредсказуемой особе. Подобное поведение его явно забавляло.



— Ещё раз заговоришь со мной в таком тоне — и я сломаю тебе руку… А лучше от души напьюсь крови и кину в подвал на перевоспитание.



      Вкрадчивый и властный голос заставил Мирайт остановиться и нервно сглотнуть. Она чувствовала позади себя наростающую угрозу и ей стало не по себе. Стараясь скрыть свой страх, дабы не доставлять этому монстру удовольствия, Октавия резко развернулась и посмотрела прямо в глаза кровососу.



— Какие интересные слова вы говорите! Только не забывайте, что я не ваша собственность и власти надо мной у вас нет. Что такое, неужели не нравится мой тон? Так вот знайте, что я со всеми так разговариваю! До свидания! — еле сдерживая крик, молвила она. Развернувшись на пяточках, Мирайт откинула волосы назад и поспешила скрыться.



— С таким характером ты мужика себе не найдёшь! — хихикнул ей вслед вампир.



— Да больно он мне нужен! — сквозь зубы процедила девушка.



— Что ж, я тебя пока не убью. Надеюсь, мы ещё увидимся. В следующий раз знай своё место, человек…



Настоящее время…



      « Черт, я так надеялась на то, что больше не встречу его. Наговорила ему всякого… Язык мой — враг мой. Интересно, выполнит ли он свои угрозы?»



— Какая неожиданность! Я и не думал, что мы встретимся так скоро, — растягивая слова, издевался вампир.



— Ох, а я так надеялась, что вы меня не вспомните. Я же такая непримечательная, — нервно отвечала девушка. Её поза была скованной. Она словно котёнок поджала колени и уткнулась в них лицом, стараясь не поднимать головы.



— Да, конечно же, красная копна волос и необузданный нрав — очень непримечательно. Что-то ты слишком молчаливая сегодня. Тебя смущают все эти стражники? Не переживай, они ничего и никому не скажут — им не положено, — этими словами Ки пытался показать свою неоспоримую власть.



— Может мы не будем разговаривать? — неуверенно выдала Мирайт и, подняв голову, с надеждой взглянула на собеседника.



— Нет-нет, мы будем часто разговаривать. Не забывай, что у нас впереди несколько месяцев совместного проживания! — надменная ухмылка не сходила с его лица.



      «У меня появилась новая игрушка. Так давно этого хотел. Не ожидал, что моя прихоть исполнится так скоро», — думал аристократ, моделируя их совместное проживание.



      Спустя несколько минут они въехали в Сангвинем, который, согласно договору, был возвращён вампирам. Многие люди также остались здесь — это было одним из основных условий Вальдо Джиллеса. Проехав несколько, на первый взгляд, одинаковых улиц, машина остановилась и стражники покинули салон. В это время Окти с интересом рассматривала город, отметив про себя, что здесь довольно-таки светло, несмотря на то, что они находились под землёй. В целом, город был аккуратным, но унылым: каменные дорожки, похожие друг на друга дома, отсутствие красок, серость и однообразность.



      Автомобиль двинулся дальше и Ави немного задремала. Впрочем, ехали недолго. Вскоре машина остановилась и Октавии было сказано выйти. Резиденция Пятого Основателя находилась на поверхности и в лицо девушке ударил солнечный свет, заставляя её сощуриться. Однако это не испортило первого впечатления: ей и в голову не могло прийти, что особняк аристократа окажется настолько огромным и настолько красивым.



— Нравится? — пронеслось над ухом красноволосой. От неожиданности та вздрогнула.



— Не делайте так больше! Мне неприятно, когда ко мне подкрадываются, особенно такая личность, как вы! Что касается дома, то он просто великолепен!



— Ха-ха-ха, не думал, что ты поклонница архитектуры. Я был здесь всего три раза, и ты права — дом действительно хорош, но я видел и по-лучше. Тебе покажут твою комнату. Ко всем вопросам до того, как я приду, обращайся к Лире — она заведует скотом в моё отсутствие. — С этими словами он кивнул в сторону двери, где стояла та самая «заведующая скотом». На вид ей было около двадцати. Хрупкая миниатюрная девушка, шатенка с рыжим отливом, светло-карими глазами и потухшим взглядом. Еле натянув улыбку, она произнесла:



— Здравствуйте, меня зовут Лира. Приятно познакомиться.



— Октавия.



— Ну, надеюсь, комната тебе понравится, ведь капризы слушать я не собираюсь! — строго произнёс вампир.



— Не переживайте, я помню, что если буду себя плохо вести, то вы меня четвертуете и кинете в подвал на перевоспитание, — как на духу пропела Окти.



— Я не совсем так сказал…



— Не важно. Я постараюсь не доставлять вам проблем, — с той же ноткой в голосе ответила Ави. Игнорируя эти слова, надзиратель ушёл по делам, а Лира предложила девушке провести экскурсию по особняку.



      «Как же здесь красиво! Никогда не видела ничего подобного! Двухэтажная постройка из красного кирпича, черепичной крышей и симметричными окнами с белыми переплётами в традиционном английском стиле, характерным для викторианской эпохи. Весь интерьер выполнен в пастельных тонах, а мебель сделана из ценных пород дерева в стиле знаменитого английского мастера Томаса Чиппендейла. Стены отделаны деревянными панелями, на полу — наборный дубовый паркет. Деревянные карнизы, массивные двери и доходящий почти до потолка камин, облицованный изразцами и природным камнем. Широкая лестница из белого мрамора, ведущая из гостиной на второй этаж. На стенах развешены картины, гравюры и художественные гобелены, а также оружие и охотничьи трофеи… Может Ки Лук когда-то был английским лордом? Так вот откуда в нём столько высокомерия! Чёртов аристократ… Хотя меня сейчас не должно это волновать. Моя спутница выглядит ой как плохо — везде синяки и следы от укусов… Этот ненормальный по полной программе издевается над ней! Почему мне вечно не везёт? Задаюсь этим вопросом на протяжении всей жизни… Эх, я не позволю ему так обращаться с Лирой и со мной! По крайней мере постараюсь. Так, а вот и моя комната. Ничего себе хоромы!»



      Комната нашей героине явно пришлась по душе. Она даже представить себе не могла, что получит такие апартаменты. Двухспальная кровать с кучей подушек, гигантский платяной шкаф, что заслонял собой полстены, книжная полка над письменным столом, уютное кресло и небольшой мягкий пушистый ковёр, а напротив огромного зеркала в бронзовой раме находилась дверь в ванную комнату. Несмотря на большое количество безделушек, в комнате был идеальный порядок, ничего не было лишним. Девушка была в восторге, ведь обычно у неё в обители вещи были скомканы и кинуты где ни попадя. Октавия разулась, дабы не пачкать ковёр. Открыв шкаф, обнаружила несколько комплектов вещей и, не заморачиваясь, взяв чёрные шорты с белой футболкой, направилась в ванную…



***


Кабинет Хиираги Курето…



— Есть ещё одна проблема… Появилась некая организация, которая объявила войну ЯИДА и вампирам. Они уже нанесли нам своеобразный визит. Нужно оповестить об этом Второго Основателя, — удобно расположившись в кресле, размышлял Курето.



— Разве не будет лучше, если вампиры об этом инциденте не узнают? Мы хоть и заключили договор, но это не вечно! Они — наши враги, и, я думаю, если им нанесут удар, то это даже к лучшему, — пыталась донести свои мысли до начальника Аой.



— Нет-нет, пока у нас «мир», нужно соблюдать его. Тем более, если эта организация опасна, то нам не помешают сильные союзники. — Его взгляд тёпло смотрел на непоколебимую женщину. Он еле сдерживал чувства, что так пылали в нём.



— Я вас не узнаю… Господин Курето, вы стали более мягким. Понимаю, что, получив главенство над ЯИДА, вы исполнили свою мечту, но сейчас не время расслабляться! Ведь вампиры не из тех, кому стоит доверять… П-почему вы так смотрите на меня? — лёгкий румянец появился на её щеках.



— Просто задумался…



***



      Красные непослушные волосы плавно развивались на ветру, белоснежная и ещё влажная кожа покрылась мурашками. Ави сидела на подоконнике и, свесив ноги вниз, мечтательно любовалась небом.



      «Ночное небо — бесконечно, безгранично, у него нет очертаний, нет рамок, конца и начала, только звёзды мерцают своим холодным светом, и луна завораживает бесстрастным сиянием. Хотя сегодня вся эта красота почти полностью скрыта за облаками, создавая ощущение пустоты… А я до сих пор сижу в комнате и ничего не делаю. Так непривычно всё это… Наверное, я бы только вернулась с задания и, уставшая, приготовила бы ужин. Затем, поев вполне сносную пищу, приняла бы холодный душ и уснула без задних ног… А что сейчас? Лира зачем-то закрыла меня. Небось этот изверг велел, хотя мне от этого не легче. Так хочется спать…»



      Девушка бесшумно спрыгнула на пол и закрыла окно. Босыми ногами подошла к зеркалу и, развернувшись, приподняла футболку. С правой стороны, неподалёку от пупка, виднелся кривой шрам. Он не был большим, но и маленьким его не назовёшь.



— Да… Мы многое забываем, даже боль. Но вот шрамы, которые остаются, постоянно напоминают нам об этом. Когда смотрю на него, тут же вспоминаю того человека и своё прошлое. Как говорил Чезаре Павезе: «We do not remember days, we remember moments»*. А ведь порой хочется всё просто забыть… Но, с другой стороны, это заставляет меня жить дальше и не сдаваться… — Внезапный стук прервал мысли девушки, и она резко опустила руки.



— П-простите, можно мне войти? — в дверях стояла Лира, печально опустив глаза в пол. На ней было надето платье горничной, а в некоторых местах виднелись пятнышки крови. Можно было только догадываться, откуда они там взялись.



— Ну-ну, не нужно на «вы». Я же не бабулька столетняя. Зови меня по имени. Кстати, я уже собираюсь спать. От меня что-то нужно?



— Господин хотел вас… тебя видеть.



— Он, как ребёнок… Сначала запирает меня в комнате, а потом жаждет разговора. Уже полночь, вообще-то. Эх, хорошо, я сейчас спущусь.



      Ави нехотя спустилась по мраморным ступеням. Ки Лук сидел в гостиной и задумчиво смотрел в окно. Когда вошла «пленница», аристократ не шелохнулся. Он, будто завороженный, смотрел на звезды.



— Тебе понравилась комната? Хотя можешь не отвечать. Я знаю, что ты в восторге. — Вампир взял со стола бокал с кровью. Сделав глоток, Ки всё же перевёл взгляд на девушку.



— Даже так, это не повод запирать меня в ней на целый день! — возмутилась Октавия.



— Какая же ты шумная! Просто хотел удостовериться, что ты не натворишь глупостей. Не пойми меня неправильно, хочу наиграться с тобой вдоволь. Последний раз предупреждаю– не говори со мной в таком тоне.



— Извините. Мне сейчас не хочется спорить. Если это всё, то я бы хотела плюхнуться в кровать и погрузиться в мир снов. — Мирайт уже собиралась уходить, но прародитель продолжил разговор:



— Завтра я покажу тебе город и окрестности. Ты кое в чём мне поможешь. Я слышал, ты была в элитном отряде… Так что-то, о чём я тебя попрошу, не доставит трудностей.



— Вам нужна моя помощь?! Что же заставило вас пойти на такое? Мне уже интересно!



— Аха, ты такая нетерпеливая. Вы, люди, все такие. Хотите всего и сразу, ради этого готовы на всё. Это ведь так глупо. — Ки Лук встал и направился к Ави. Он встал рядом с ней и пристально посмотрел в глаза. — Появилась некая опасность, поэтому будь аккуратнее.



— Поняла. Обязательно прислушаюсь к вашему совету. Теперь я могу идти? — безразлично спросила Мирайт.



— Да, малышка.



— У меня есть имя! Будьте добры звать меня Октавией и никак не малышкой или ещё как-то! — С этими словами девушка сморщила лоб и надула щёки, придавая себе вид обиженного ребёнка. На этот жест аристократ отреагировал довольно-таки странно. Его руки легли на плечи девушки, и он заговорил с доброй улыбкой на лице:



— Ты ведёшь себя, как ребёнок.



      «Что с ним? От чего глаза такие печальные? Неужели влетело от руководства… Хм, а мне то что! Страдает и фиг с ним… Вот только пусть руки уберёт».



— Ты, кстати, можешь звать меня «Великий Лорд». Ну, а если хочешь — «хозяин» или «мой господин», — его взгляд стал таким же надменным, каким был раньше, а лицо исказила презренная ухмылка.



— Ого, какое разнообразие! Буду звать вас Лорд Ки, а лучше просто Лорд.



— Отлично! Только обращайся на «ты». В конце концов, будем жить вместе. Только не напридумывай всякого. Ты — всего лишь игрушка, а обращение на «ты» просто…



— Хорошо. У меня создаётся ощущение, что тебе грустно, Лорд Ки, — смотря прямо ему глаза, прошептала Мирайт.



      «Братик, тебе грустно?» — воспоминания прошлого предстали перед вампиром. На минуту потеряв контроль над собой, Лук с силой оттолкнул девушку. Она, еле удержавшись на ногах, пыталась понять ситуацию, но грубый голос заставил её содрогнуться:



— Убирайся отсюда!



      Ави, не говоря ни слова, пулей вылетела из гостиной. В следующий момент послышался грохот. Лорд нервно сжал зубы, смотря туда, куда секунду назад швырнул стул.



      «Чёртовы человеческие воспоминания! Ненавижу их! Я Великий Лорд и это неоспоримо! Это всё из-за этой девочки! Почему… Почему всё так происходит?..»

Примечание к части

* Мы не помним дни, мы помним моменты.



3.Собственное бессилие

 В комнату девушки заглядывала полная луна. Смотря на её спокойное и непостижимое сияние можно было забыть обо всём. Октавия сладко посапывала, обнимая подушку, в то время как одеяло безразлично валялось на полу.



      Перед сном она долго думала о том, что произошло. Поведение вампира интересовало и в то же время отпугивало её. Ки отличался от вампиров, с которыми девушка пересекалась ранее: его действия сложно предсказать и он совсем не умеет сдерживать несвойственный своему виду гнев, а порой кажется и вовсе неадекватным. На самом ли деле вампиры такие бесчувственные, какими их считают люди? Её слова задели его? Ему было больно? Вопросы, на которые не было ответов. Она решила не вспоминать об произошедшем, если только Пятый Основатель сам не подымет эту тему. На этом и заснула.



Тем временем на первом этаже.



–Г-господин, я всё убрала, как вы и велели. – Лира нервно теребила пальцами платье.



Губы были искусаны до крови от волнения. Она служит Лорду всего месяц но знает, что, если он в плохом настроение, ей несдобровать.



– Что там с девчонкой, долго плакала? – невзначай поинтересовался вампир, переворачивая страницу читаемой книги.


– Нет-нет, она не плакала. Пришла и спокойно легла спать.


–Ха, другого от этой особы я не ожидал, – аристократ поманил девушку к себе. Та тихо подошла к своему хозяину. – Наклонись и убери волосы.



Лиру передёрнуло от слов Ки, сердце бешено заколотилось, ведь она понимала, к чему всё идёт, но покорно исполнила приказ. Прародитель отложил книгу и резко прокусил плоть. Девушка зажмурилась, издав лёгкий писк, но стояла неподвижно. Насытившись, Лук небрежно отодвинул Ли (сокращение от Лира). Девушка встала и, едва держась на ногах, приложила руку к следу от укуса.



– Можешь идти. Не забудь остановить кровь, а то весь пол заляпаешь, — вытирая рот белоснежным платком, равнодушно сказал вампир и погрузился в свои мысли.


–Да…



«Эх, всё же пить кровь непосредственно из источника– лучше всего. Жаль, что законы не позволяют делать это свободно… Ах, как же привлекателен аромат того ребёнка... Я еле сдерживаю себя, чтобы не выпить её досуха. Её хрупкие плечи и выпирающие ключицы… Так и хочется прокусить тонкую и никем не тронутую кожу… Сильно… Так сильно, чтобы она запомнила мои клыки. Чтоб её кожа посинела и остались глубокие ранки от моего укуса...» — вампир закрыл глаза и мечтательно прикусил свою губу, издав протяжной стон:



–Ты намного пленительнее её, Октавия, — шепнул Пятый Основатель.



                                                ***



      Как оказалось, разбудить нашу героиню – задача не из лёгких. Красноволосая вертелась, бубнила что-то под нос и не хотела просыпаться. Лира потратила много времени, чтоб наконец заставить Ави встать.



–Ты и правда ведёшь себя, как ребёнок. — с улыбкой на лице молвила кареглазая.


–Вот только не используй фразочки этого типа! — Окти всё же сползла с кровати и поплелась в ванную. Умывшись, надела чёрные джинсы и серую футболку, отметив, что вся предоставленная ей одежда была удобной и практичной. – Интересно, кто её выбирал?


–Октавия, ты, наверное, голодна?


–Ооо, я бы сейчас всё, что угодно съела!


Такое ощущение, что вы совсем позабыли, что я человек и нуждаюсь в пополнении энергии!— обуваясь, бормотала Ави.


–Прости, вчера не предоставилось такой возможности, но сейчас Лорд ждёт тебя внизу и готов позавтракать.


–Сейчас умру от радости! Ты серьезно считаешь, что я хочу завтракать с ненормальным? Да я лучше на толчке кофейку попила бы! — лицо девушки выражало недовольство, — Что это у тебя на шее? Неужели Ки Лук позавтракал... тобой? – спросила Мирайт, глядя прямо в глаза Лире.



      Лира замялась и виновато опустила голову. Ей было неловко от того, что именно Окти увидела шею, ведь девушка пыталась скрыть то, что с ней делает Лорд. Хотя, что она могла сделать?


–Эй, не опускай голову! В конце концов, Лук заставил тебя отдать кровь. Не волнуйся! Я не осуждаю тебя.


–Спасибо…



      Спустившись по лестнице, Мирайт зашла в гостиную и увидела накрытый для неё стол. Чего на нём только не было! Омлет, бутерброды с сёмгой, тосты, овощи, всякого рода сладости, напитки и многое другое. Хозяин особняка сидел в кресле и скромно пил кровь из хрустального бокала. Девушка торопливо села на стул и принялась за трапезу.



–Какая ты, однако, невоспитанная. Разве не учили говорить «Доброе утро»? Или эти слова не вылетают из твоего ротика только по отношению ко мне? — язвительно спросил кровососс.


–Доброе утро. Куда мы сейчас пойдем? — не обращая внимание на подколку, как ни в чем не бывало пролепетала Мирайт.


–Я покажу тебе окрестности. Также будешь сопровождать меня в моих делах. Мне доложили, что ты кое-чем прославилась у себя в команде…


– И чем же? — заинтригованно спросила красноволосая.


–Не-по-слу-ша-ни-ем, — отчиканил Лорд и его алые глаза устремились прямо на Ави, желая видеть её реакцию, — Поэтому я не оставлю тебя дома, ведь за таким ребёнком нужен глаз да глаз.



       Девушка не удивилась, лишь слегка покраснела, ведь вампир говорил правду: она действительно была неуправляемой. Многие приказы начальства считала глупыми и безрассудными, поэтому попросту игнорировала их. Презрительно относилась к проводимым экспериментам и пыткам людей. На задании часто кидалась в бой без приказа или просто ничего не делала. Зачастую просыпала и не приходила на важные собрания. В общем, нельзя сказать, что она кроткая и покорная, но командование ценило её за сообразительность и превосходные навыки боя, хотя старалась девушка редко. Чаще всего Октавия использовала грубую силу, ей не удалось заключить контракт с демоном, поэтому в сражениях использовала обычный меч. Тем не менее, её рейтинг среди солдат был очень высоким! Именно по этой причине она и была в элитном отряде.



–А сам-то прям святой! — забылась Ави.


–Видимо, ты ещё и глухая. Последний раз говорю: не смей разговаривать со мной в таком тоне! Будь благодарна, что я так терпелив с тобой. Считай, что это предупреждение– моё извинение.



«Что? Он и правда извиняется? Не ожидала от него подобного. Мне казалось, что Ки – черствый и безжалостный вампир, который не знает пощады. Вся его жизнь — лишь игра, в которой он – король. Но сейчас извиняется…перед скотом! Может просто запутался в своих взглядах на жизнь? У него высокий ранг, следовательно, ему очень много лет… Неужели за столь долгое время он не утратил своей человечности?»



      После долгожданного завтрака аристократ с Мирайт покинули особняк и направились на «прогулку». Территория, закрепленная за Пятым Основателем, чем-то напоминала находившийся неподалёку Сангвием: здесь патрулировали стражники и проживал скот, а общий вид создавал ощущение ухоженности и порядка.



–Это всё принадлежит тебе, Лорд?


–Да, все эти люди и земли – моя собственность, — горделиво ответил Лук.



       Девушка осматривалась по сторонам, отмечая про себя, что тут довольно людно:



«Столько детей бегает по улице и они не выглядят несчастными, в отличие от тех, кого я видела в других городах. Не думала, что Лорд такой гуманный и способен управлять чем-то подобным. Однако вампиры – перфекционисты в каком-то смысле и подобное было ожидаемым. Но мне жутко интересно, о чём Лук собирался меня попросить. Что за угроза, о которой он упоминал?»



      Мирайт так увлеклась своими размышлениями, что не заметила, как вампир остановился, и с силой врезалась в спину Пятого Основателя. Раздался глухой звук с последующим смешком со стороны аристократа. Девушка присела на корточки, схватилась за нос и начала болезненно крехтеть. Пробегавшие мимо дети остановились, с интересом и осторожностью наблюдая за этим зрелищем, и лишь одна маленькая девочка лет пяти отважилась подойти. Она нежно обняла хрупкими ручёнками Мирайт и тихо произнесла:



–Тише, не плачь. Я с тобой.



«Я услышала детский нежный голос над своей головой и взглянула на ребёнка. Ясные, небесно-голубые глаза. Такие добрые и наивные. Тёплый, нежный взгляд. Если подумать, то ещё никто не смотрел на меня так, даже приёмная мать… »



– Ты точно, как ребёнок! Хватит ныть и вставай уже, мне надоело лицезреть этот жалкий спектакль – презрительно фыркнул вампир.


– Спасибо… Эм…


– Я Карин.


– Очень приятно, я Ави. Ещё раз спасибо, Карин. Прости, мне нужно идти.


–П-пока!


–Хорошего дня. – Октавия помахала девочке и побежала за Лордом. Догнав его, снова схватилась за нос.



– Не надейся, что я тебя пожалею. Мне плевать, – закатил глаза вампир.


– Не очень-то и хотелось.– после этих слов Ави отвернулась и между ними воцарилось молчание.


–...Я хотел тебе кое-что рассказать. Появилась некая организация «Мир», которая начала активно действовать против нас – вампиров и вас – ЯИДА. Они не разделяют ничьих интересов и просто пытаются получить главенство над миром. Недавно было совершено нападение на одну из ваших баз и мы ожидаем, что вскоре «Мир» навестит и нас. Поэтому не ослабляй бдительности. Знаешь, люди хрупкие существа и могут умереть от всяких пустяков. Кстати, подумай, куда эта организация собирается напасть. – его тон был холодным и расчётливым. На девушку он не смотрел, а лишь периодически поглядывал чтобы понять, слушает ли она его.



– Понятия не имею…– безучастно пожала плечами Октавия.


– Так подумай!



«Ну что опять за перепады настроения? Минуту назад он был в совершенно ином расположении духа! А я ведь даже ничего не сделала… Как же трудно его понять, а нам ещё жить вместе. Не будь Ки вампиром, я б подумала, что меня приревновали к ребёнку… Но это невозможно!»



– Отвечай. Ты ведь способна предугадать действия врага!


– Почему ты знаешь обо мне так много, а я про тебя –ничего? Это нечестно! — Мирайт очень раздражал подобный приказной тон и она еле сдерживалась, чтоб не огрызнуться.


– Тебе и не нужно много обо мне знать. Главное запомни, что, пока ты здесь, то обязана хорошо себя вести, а я должен за тобой присматривать. Думаю, остальное и сама понимаешь. А теперь отвечай, мне интересно твоё мнение.– человек и вампир остановились. Ки тайком смотрел на Ави, в то время как она перестала замечать происходящее вокруг и погрузилась в собственные мысли, приложив палец к губам и уставившись в одну точку.



«Она выглядит так сосредоточенно и серьёзно. Стабильное сердцебиение, ровное дыхание. И ходит она довольно-таки тихо… Нет, почти бесшумно! Всё время внимательно смотрела по сторонам и запоминала дорогу, прислушивалась к малейшему шороху и всматривались в лица стражников. Думаю, у неё это уже вошло в привычку. Читая её досье, я был поражён: столь выдающиеся способности, аналитический склад ума, множество выполненных заданий и убитых врагов. Неплохо для человека столь юного возраста. Почему же такое низкое звание? Не могу… Не могу оторвать от неё взгляд. Меня уже давно никто так не интересовал… Её способности и правда на уровне: до мелочей отточенные техники и грациозные движения. Что ж, я не жалею, что оставил её в живых в первую нашу встречу…» — Основатель так задумался, что пропустил почти всю речь Ави.



–… Из этого я делаю вывод, что, возможно, их следующей целью будут твои владения. — Услышав обрывок фразы, Лук настороженно посмотрел на красноволосую. Он и сам так считал. Нападать на Сангвием было бы самоубийством – там сейчас слишком много знати; другие территории под властью вампиров находятся слишком далеко. Но город под столицей мог бы стать неплохим началом. Думая об этом, Ки провозился весь вечер, отдавая распоряжения и усиливая охрану.


–Ха, а ты меня не разочаровала! – его рука невольно потянулась к девушке. Та замерла и как заворожённая наблюдала за действиями неприятеля, который пытался погладить её по голове. Но это неожиданное проявление доброты и ласки было прервано истошным детским воплем. Неизвестные люди в чёрном, появившиеся из неоткуда, убивали всех без разбору. Стража спохватилась и принялась отбиваться. Ки без раздумий ринулся в бой, раздавливая противников голыми руками, его лицо выражало азарт. Для него эта была весёлая игра, способ развлечься. Октавия думала последовать его примеру, но тут она заметила на земле труп. Одежда выпачкана в грязи и крови, маленькое тельце изувечено рубцами, в голубых поблекших глазах застыл ужас и отчаяние. К горлу поступил ком.



«Почему? В чём провинилась Карин? Мир так несправедлив… Я даже не успела ничего сделать, а могла…Такая жалкая и ни на что не способная… Я всё то же ничтожество…» — Мирайт подошла к трупу девочки и закрыла ей глаза. Губы Ави немного дрожали… Теплой рукой Окти провела по голове девочки и, еле сдерживая слёзы, выдохнула. Вдруг девушка почувствовала человека позади неё …



      Красноволосая резко поднялась и посмотрела на врага. Дыхание участилось, глаза пылали яростью. Мужчина уже занёс меч над её головой, предвкушая лёгкую победу. Увернувшись от атаки, Мирайт заскочила за спину соперника, и, сложив руки лодочкой, резко оглушила его. Дизориентированный противник упал на землю и старался прийти в себя. Из ушей капала кровь. Девушка не стала его добивать и побежала в самую гущу событий. Только вот, когда она туда добралась, то увидела лишь гору трупов и огорчённого Ки, который, похоже, даже не успел войти во вкус.



– Скука… Ты почти ничего не пропустила. Жаль, среди них не было стоющего соперника.– его слова звучали сухо и безразлично.


– Скука, говоришь… Да как ты можешь! Посмотри, сколько людей погибло. А тебе всё равно! Как же это бесчеловечно, Ки! — Октавию прорвало. Она кричала, выливая всю горечь и печаль, что накопилась. Лицо вампира исказилось в презрении от такого тона «пленницы» в свою сторону. Мгновение, и он уже находился рядом с разбушевавшейся девушкой. В его алых глазах пробежал огонёк.


– Доложите об этом инциденте Второму Прародителю.– как можно спокойнее процедил Лук. Только стражники удалились, оставив их наедине, он схватил девушку за футболку и с силой потянул на себя.


– Как ты смеешь со мной так разговаривать! Не забывай, что я не человек– во мне нет человечности! Плевал я на скот! Изо дня в день страдаю от скуки и пытаюсь бороться с ней. Если ты, ничтожный человек, жалеешь себе подобных, то это твои проблемы! Что такое?! Ребёнок, который пожалел тебя, умер, истекая кровью? — его слова ранили Мирайт. Однако упоминание про Карин стало последней каплей.


– Заткнись, ублюдок! — вскрикнула девушка и сразу же пожалела о своих словах. Вампир повалил её на землю, сдавив руками горло. Он наслаждался властью над жертвой, а её тщетные попытки вырваться лишь забавляли его.


– Ты сильно дёргаешь ногами. Это так мило. Твои действия разжигают во мне голод, — наклоняясь всё ближе, молвил Лорд.


– Пошёл ты! – прохрипела девушка.


– Плохо усваиваешь уроки, дорогуша… М-м-м, ты так вкусно пахнешь, Октавия, — увлечённо шептал вампир.— Не против, если я попробую тебя…



      Пятый Основатель прильнул к шее Ави. Она попыталась освободиться, но безуспешно. Октавия почувствовала, как страх начал парализовать тело. Мир вокруг замер и казалось, что время остановилось. Боль, отчаяние и ужас происходящего пронизывали девушку. Сердце быстро забилось и к глазам подступили слёзы.



Несмотря на страстное желание резко впиться клыками в плоть, Ки деликатно прокусил тонкую кожу. Сделав глоток, он непроизвольно «замурчал» от удовольствия. Чем больше он пил, тем большая эйфория переполняла его. Кровь девушки растекалась по телу вампира. Она была горячей и до безумия вкусной. Казалось, что ничто не сможет оторвать его от Мирайт… Но тихие всхлипывания вернули аристократа в реальность. Он резко отстранился от шеи девушки. Она лежала на холодной земле, волосы были разбросаны и безнадёжно испачканы, по белоснежной шее стекала алая кровь, глаза были мокрыми от слёз, губы слегка дрожали. Мирайт чувствовала себя грязной и униженной. Не смогла использовать свои способности против хищника…из-за страха! Не смогла спасти одного ребёнка! Все эти обстоятельства душили её изнутри.



      Ки сощурил глаза и прикоснулся к испуганному лицу Октавии. В груди что-то защемило, а перед глазами возник образ прекрасной девушки. Красивая кудрявая шатенка с зелёными глазами. Она сидела в углу некой комнаты и тихо плакала. Чёрное кружевное платье было разодрано в клочья. Медленно подняв свой взгляд, незнакомка тихо произнесла: «Мне так больно, братик...»



      Мимолётное воспоминание ушло и Лук нежно, словно хрустальную вазу, обхватил Ави за талию, шепча:



–Прости меня, малышка


–Не прощу…

4.Сладость

Октавия так устала, что даже процесс мытья своих непослушных волос казался ей невозможно долгим, поэтому, приняв душ, она набрала ванну. Тёплая вода успокаивала, принося некое душевное равновесие, тело расслаблялось. Что может быть лучше после тяжелого и напряженного дня? Девушка сидела неподвижно, рассматривая в собственном отражении небольшой синяк на шее.



«Я просто жалкая. Этот упырь, как он посмел пить мою кровь? Неужели я могла пасть так низко? Позволила сделать подобное… А-а-а-а, так хочется придушить его, — Ави нервно ударила кулаками по воде, разбрызгав её по всему помещению. — Помимо выпитой крови, он морально унизил меня. Черт, он так кричал! Как вспомню это злобное лицо, так дрожь берёт. Но больше всего меня поражает его резкие перемены настроения. Нести меня в особняк на руках, словно принцессу, что это было? Сказал, что как только разберётся со всем этим „мусором“, то обязательно вернётся и поужинает со мной. Как будто я его жду! Но мне вот что интересно… Почему периодически он становится таким… Таким нежным, что ли. Пытался несколько раз погладить меня. Странно… Даже слишком! Руки у него такие холодные, а кожа гладкая и мягкая, — от подобных мыслей Октавия сильно покраснела и сжалась в комочек. — А-а-а, да о чём я только думаю! Он несносный, эгоистичный, злобный вампиряка! Сам же сказал, что я для него лишь игрушка! Правильно, он всего-то издевается надо мной. Ха, а я то напридумывала всякого. Вот и отлично, не стоит переживать из-за всякой ерунды». Ави хлопнула себя по щекам, дабы отогнать ненужные мысли прочь и погрузилась в воду с головой.



***

Зал заседаний совета.

      Второй Основатель сидел в удобном кожаном кресле и пристально смотрел на экран. Хоть лицо и оставалось беспристрастным, его глаза выражали недовольство. Кто-то посмел нарушить порядок, который он недавно установил таким трудом. Организация «Мир» становилась реальной проблемой. Это подвигло Курэто и Вальдо пойти на данный разговор.

— Вы предлагаете объединиться? — холодно молвил вампир.

— Я считаю это разумным. В конце концов, вы ничего не теряете, ведь у нас перемирие. Мои шпионы успешно разузнали про данную организацию. Их базы находятся на территории всей Японии. Многие — под землёй, что немного затрудняет поиски. Однако я думаю, вам будет интересно узнать, что одну из них мы обнаружили буквально в трёх километрах от Сангвинема. — Данные слова заставили Второго Основателя задумчиво прикрыть глаза. — Она находится в горах и очень хорошо защищена, однако слабое место есть. Если напасть небольшой, но сильной группой, можно уничтожить эту базу, а заодно и добыть больше информации об остальных.

— Интересное предложение. Возможно, я соглашусь с вами, однако меня интересует слабое место данного объекта.

— Ха-ха, конечно же я вам расскажу, только взамен на участие в этом деле.

— Я согласен, — мгновенно ответил Вальдо.

— Нравится мне ваша непоколебимость и решительность… В горах есть заброшенная шахта. Мы проберёмся внутрь без шума, используя тайные ходы. Если всё пойдёт по плану, проблем не будет.

— Что ж, с моей стороны вы получите пять вампиров, не больше. Хотя, хватило бы и одного. Местом встречи будет деревня к западу от гор. Вас будут ждать там в восемь утра, — сказал Джиллес и приподнялся с места.

— Приятно иметь с вами дело. До свидания.

      Изображение на экране пропало. Вальдо посмотрел в угол зала. Там, тормоша свои итак взъерошенные волосы и думая о девушке, сидел Пятый Основатель.

— Ки Лук, на задание отправишься ты. Также возьми с собой свою гостью.

— Да, мой Лорд.

— По поводу нападения… Ты же все уладил, верно?

— Да…

      Вальдо посмотрел на подчиненного. Его искренне удивило поведение аристократа. Обычно эксцентричный и ехидный Лук сейчас походил на задумчивого писателя-романтика.

— Ты свободен.

— Да, мой Лорд.

***

      Вода в ванной начала остывать и наша героиня решила, что пора вылезать. Вытерлась, надела чистую одежду и, тряхнув огненной гривой, смахнула остаток воды с волос. Поразмыслив над тем, как бы провести остаток вечера, Ави направилась в библиотеку. Девушка безумно любила читать, но у неё не было свободного времени для своего хобби. Октавия спустилась на первый этаж и начала искать заветную дверь. Обходив весь дом, она решила, что заблудилась и пошла по второму кругу. Странно было то, что до сих пор кроме Лиры ей никто не попадался на глаза.

«Если так подумать, то получается, что Ли делает всю работу по дому сама… Обалдеть! Я бы так не смогла — уж слишком ленива. О, а вот и библиотека. Наконец-то нашла!»

      Окти плавно отворила дверь и попала в чудесный мир знаний. Небольшой зал с огромными стеллажами и полками, плотно забитыми книгами. Пройдясь по рядам, можно было увидеть издания самых разных времён. Ни пылинки, ни царапинки или потертости, будто вчера написанные! Создавалось ощущение, что их никто и в руки не брал.

«Вижу, Лорд ценит книги, хоть и живет так долго. Уверена, он видел много исторических событий. И всё же продолжает читать о них, будто любопытный ребёнок. Эта тяга к знаниям… Лук начинает всё больше поражать меня! Думала, что попав сюда, жизнь превратится в ад… (Ну, частично это правда!) А оказалось, что встретила интересную личность…» Мирайт на секунду остановилась, её сердце начало биться чаще. Девушка не понимала, что с ней творится. Она ведь знала и понимала, что является лишь игрушкой в руках вампира, но продолжала надеяться на нормальное общение с ним.

— Судьба всё-таки странная штука, — негромко произнесла Ави.

      Отогнав от себя эти абсурдные мысли, девушка подошла к центральному стеллажу и начала рассматривать книги. Многие она уже читала, но были и те, о которых Окти и понятия не имела. «Самые изощрённые пытки». Увидев этот заголовок, глаза девушки расширились, а бровь невольно дёрнулась.

«Зачем ему подобная книга? О Господи, даже закладка есть… Нет, всё же он псих! Зачем ему читать про человеческие пытки, если может переломать все кости или убить одним пальцем? Чёртов маньяк…»

      Мирайт с подозрением открыла книгу на той странице, где Пятый Основатель сделал закладку, и начала читать вслух:

— «Затаптывание слонами». В течении нескольких веков эта казнь практиковалась в Индии и Индокитае. Слон очень легко поддается тренировке и научить его затаптывать своими громадными ногами провинившуюся жертву — дело нескольких дней. Человека привязывают к полу, а в зал заводят дрессированного слона, чтобы тот раздавил мученику голову. Иногда перед «контрольным в голову» животные отдавливают жертвам руки и ноги, дабы повеселить публику. «Китайская пытка водой». Человека усаживали в очень холодной комнате, привязывали его так, чтоб он не мог пошевелить головой, и в полной темноте ему на лоб очень медленно капали холодной водой. Через несколько дней человек замерзал, либо сходил с ума. — сзади Ави раздался смех Лиры. Девушка очень звонко и беспрерывно смеялась. Красноволосая от неожиданности просто уставилась на кареглазую.

— Я… Ха-ха, не знала, что тебе такое нравится.

— О Боги, нет! Я просто взяла первую попавшуюся книгу и начала читать… И не смотри на меня так, я не вру. — Девушка обиженно надула губы.

— Ладно-ладно. Прости, что помешала тебе… Я всего-то хотела предложить тортик.

      От волшебного слова у Октавии подкосились ноги. Сладкое было для неё подобно наркотику. Только сейчас она заметила в руках у Лиры поднос с кусочком пленящего торта. Она безошибочно определила, что это за лакомство, и её глаза заблестели от предвкушения. «СОБЛАЗН». В этом торте три белых сметанных бисквита, каждый из которых со своим наполнением (мак, изюм, кедровый орех). Они прослаиваются нежным сметано-творожным кремом, от которого становятся еще нежнее и «сметаннее».

— Я оставлю поднос здесь и выйду. Не буду мешать тебе довольствоваться книгами.

      Как только шатенка ушла, Мирайт захлопнула книгу и поставила её на место, затем вприпрыжку побежала к желанному объекту. Девушка уже хотела наброситься на тортик, но её взгляд привлекла старая тетрадь в кожаном переплете. Из неё торчал пожелтевший от времени листок. Конечно же Окти не смогла побороть своё любопытство и, отложив лакомство, вынула листочек из тетрадки. Это был портрет девушки аристократической внешности. Внизу красивым почерком выведено имя красавицы. От удивления красноволосая замерла.

«Она чем-то похожа на него. Возможно — родственница… Виктория… Почему Ки хранит её портрет? Неужели она была ему дорога?»

      В груди болезненно закололо, а глаза потускнели.

— Забудь… Тебя не должно это волновать, Октавия Мирайт, — сказала девушка сама себе и положила рисунок обратно. Взгляд вновь устремился на тортик. Взяв блюдце, Ави направилась к подоконнику и с нетерпением залезла на него. Ложечкой отломила кусочек «соблазна» и, немедля, отправила его в рот. Сладкий, но не приторный вкус растекался по горлу девушки, и это ей доставляло огромное удовольствие.

— Надо же, я и представить себе не мог, что ты способна сделать такое выражение лица. — Окти услышала знакомый голос и, приоткрыв глаза, увидела ехидную ухмылку вампира, который уже минуту сидел в своём удобном кресле.

— Я много чего могу, — она фыркнула, недовольная тем, что её трапезу прервали.

— Я и не сомневаюсь… Знаешь, завтра мы с тобой идём на задание в горы. Вставать нужно будет рано, так что ляг спать по раньше.

— Ха-ха-ха, задание? Горы? Ты серьёзно или шутишь? О-о-о, да ладно! Поверить не могу, что тебя отправляют на задание в горы. А суть задания в чём? Собрать лечебные травы или поймать горного козла? — Мирайт думала, как бы избавиться от Ки, ведь он портил ей весь кайф

— Ну-ну, не язви мне, милочка. Помни, что это может плохо закончится для тебя. Что касается задания, то я предпочёл бы сохраните интригу до завтра.

— Хм, ну как хочешь! — Ави продолжила начатое, а вампир не отрываясь смотрел на неё.

«Она так злится на меня… Когда непроизвольно надувает щёки, это просто сводит меня с ума. Весь день я думаю только о недавнем событии. Кажется, будто я начинаю чувствовать что-то. Сам понимаю, что звучит глупо, но это так. Что же я могу с этим сделать, если просто не в состоянии подавить своё дикое желание обладать ею. Это так угнетает и пугает… Моя многолетняя непоколебимость и равнодушие теряются, когда она рядом. А этого быть не должно, я ведь непобедимый Лорд! Терпеть её не могу в некоторых ситуациях, но и отпускать не намерен. В моей голове одни противоречия… Голос, фигура, взгляд… Хочу видеть её полное отчаяния лицо, слышать мольбы о пощаде, когда я буду причинять ей боль. Только не думаю, что это будет просто. Октавия слишком гордая и упрямая. Но вчера она испугалась меня, дала слабину перед хищником. Аха, я никогда ещё не испытывал такого удовольствия от собственной власти. Внутри всё так и трепетало от чувства собственного превосходства. А как же вкусна её кровь! Потерял контроль после первого глотка и, если бы не слёзы, выпил бы всё до последней капли! А-а-а, хочется вновь ощутить этот вкус на своём языке и прочувствовать его каждой клеточкой тела!» Вампир облизнулся и жадно посмотрел на шею и мокрые плечи Мирайт. На её неприкрытые колени и маленькие ступни… На пухлые, но миниатюрные губы и прикрытые от удовольствия глаза…

«Почему же ты так спокойна? Раздражает. Любой другой человек бежал бы от меня, дрожа от страха. Нечестно, неправильно! Ты должна быть в растерянности от моих действий и постоянно думать об этом… Как же неаккуратно она ест свой торт! Её губы почти полностью в шоколаде… Когда облизывает их, то мне хочется сделать это за неё. Подобное действо нельзя проделывать перед мужчиной, и она должна понимать это… Больше не могу, хочу приподать ей урок».

      Вампир в плотную подошёл к Октавии и упёрся руками в подоконник. Девушка раздраженно приоткрыла глаза и посмотрела на него с вызовом, как при их первой встрече. Её ритуал поглощения углеводов опять прервали.

— Что тебе нужно? Не видишь, я тут немного занята.

— Торт наверное такой сладкий? — перешёл на шёпот Лук и приблизился к лицу Мирайт.

— Э-э-э, ну да, — удивлённо произнесла девушка.

— Тогда я попробую немного, — ещё тише прошептал он и приблизился до критического минимума к лицу Окти.

      Облизав свои губы, он несмело прикоснулся кончиком языка к губам девушки, а затем плавно скользнул по чувствительной коже Ави и стал жадно слизывать шоколад. Зрачки девушки сузились, а рот слегка приоткрылся от удивления. Она боялась пошевелиться, даже звука не смогла издать… В комнате слышалось лишь короткое дыхание и быстрое сердцебиение… Закончив с шоколадом, Ки нежно прикоснулся своими губами к губам поражённой девушки. Это можно было назвать поцелуем. Очень лёгким, воздушным, сравнимым с невинным поцелуем в щёчку. Тем не менее это был её первый раз, и он был украден несносным вампиром. Одумавшись, аристократ открыл глаза и посмотрел на удивлённое лицо девушки. Она и слова не произнесла, а лишь молча смотрела в никуда. Сняв перчатку, Ки Лук плавно провёл по щеке Ави и, улыбнувшись, сказал:

— Ужин уже на столе. Не опаздывай, Октавия…

      После сказанного вампир вышел из библиотеки, оставив Октавию наедине со своими мыслями. Спустя пару секунд ложка выпала из руки девушки и с грохотом упала на пол. Мирайт наконец пришла в себя и отставила блюдце с тортом подальше. Её дрожащая рука прикоснулась к побеспокоенным губам. Раздался тихий вдох… Щёки покраснели и были похожи на помидор. По телу пробежала приятная дрожь.

—Ч-что-о он только что сделал?


Оставляйте свои отзывы и ставьте лайки~ Вам не трудно, а мне безумно приятно♡

5.Церковь Сатаны

Ави так и не спустилась на ужин. После того, что сделал Ки, она почти сразу же побежала к себе в комнату и заперлась изнутри. Лира звала девушку на ужин, но Октавия придумывала отговорки, чтобы не видеть чудака-вампира. Ведь Мирайт просто не знала, как теперь себя с ним вести, поэтому говорила, что не голодна и хочет лечь спать пораньше. Вскоре Ли отстала от неё, пожелав спокойной ночи.



«Что это было? Зачем ему понадобилось слизывать шоколад с моих губ, а потом целовать? — девушку будто колотило. Она уткнулась головой в подушку и нервно елозила на кровати. — Он точно издевается надо мной! Хочет сломать меня, и тогда победа окажется в его руках! Я и забыла, с кем имею дело. Он ведь просто страдающий от скуки вампир, который входит в высший круг аристократии. Я… Я не поддамся ему! Не проиграю! Даже виду завтра не подам, что хоть что-то чувствую! Так-то он точно поймёт, что его уловки на меня не действуют!» — Мирайт ехидно улыбнулась и решительно настроилась на завтрашний день. Она всё восприняла как игру, ей даже в голову не пришло, что это было нечто большим.



Тем временем на первом этаже.



— Значит сказала, что хочет лечь спать пораньше? Хм, а это ведь я ей посоветовал… Не думал, что она послушается… Лира, ты мне вот что скажи: ты когда-нибудь испытывала столь противоречивые чувства, как желание убить и защитить кого-то одновременно? — как бы невзначай поинтересовался вампир. Ли удивленно уставилась на вампира, но всё же ответила на вопрос.


— Нет, мой Господин. Никогда не замечала за собой такого… А вот вы, будучи человеком, испытывали подобное? — случайно спросила девушка, поздно осознав свою ошибку. Но, к её удивлению, Ки только усмехнулся, обнажая клыки.



— Ха-ха, раз интересно, я поведаю тебе то, о чем никому не рассказывал. Любопытно, что об этом думает человек: я испытывал желание обладать моей двоюродной сестрой.


— Сестрой? — изумилась кареглазая.


— Да-да, запретный плод сладок… Я был молод и импульсивен. Мы знали друг друга с детства, но я понял, что хочу её, только когда встретились спустя восемь лет разлуки. Меня влекло к ней с дикой страстью. Я хотел делать с ней грязные вещи, мечтал, чтобы она принадлежала лишь мне и никому больше! Пользуясь женщинами для удовлетворения половых нужд, желал её. Это было новое, неведомое мною чувство. Каждая клеточка девичьего тела интересовала меня… А сейчас я ощущаю что-то похожее, — вспоминал Лорд. Слушая его, глаза Лиры невольно округлились, но она быстро взяла себя в руки и несмело произнесла:


— Позвольте сказать прямо: я не думаю, что вас так уж и интересовала ваша сестра.


— А…Что же это тогда было, если не интерес? Я ведь желал её. — Аристократ вскинул бровь и выжидающе посмотрел на служанку.


— Её тело, не более. Вы ни разу не сказали, что хотели проводить с ней время вне постели и делиться своими эмоциями! Чувство, которое вы испытывали к вашей сестре,— всего лишь страсть, примитивные человеческие инстинкты. И это означает, что вне «развлечений» девушка становится вам неинтересной. Ах… И ещё про те чувства, которые вы испытываете сейчас… Они относятся к Октавии? — неуверенно выдала Ли.



— А ты догадливая! Знаешь, будучи человеком, никто не вызывал у меня такого интереса! А сейчас я совсем запутался в своих чувствах, если это можно так назвать. Даже и не знаю, что это, — барабаня пальцами по ручке кресла, бормотал Пятый Основатель.


— А что вы испытываете?


— Когда вижу её, то не могу оторваться, словно мир вокруг останавливается. Алые пряди непослушных волос… Фиолетовые глаза с голубым отливом, хрупкое тело… Всё это притягивает мой взгляд и в то же время я хочу уничтожить её, порвать на кусочки. Периодически она так сильно раздражает, что хочется придушить… Но представляя, что делаю ей больно, в груди появляется щемящее чувство. Я словно наяву слышу хруст её ломающихся тонких пальчиков, отчаянные вопли и просьбы остановиться. А знаешь, что потом? Приласкать, как котёнка, утешить и никогда больше не отпускать, гладить её нежную кожу и целовать, вновь испить столь сладкой крови. Мечтаю повалить на кровать и… Это так странно… Кажется, будто я схожу с ума, — Ки сидел, мечтательно прикрыв глаза, на его лице сияла блаженная улыбка.



— Г-господин! Я, конечно, могу и ошибаться, но не испытываете ли вы своеобразную симпатию к Октавии?



      Лук удивлённо распахнул глаза. Такое заявление было для него неожиданным.



— Этого просто не может быть. Я же вампир, каким образом?


— Для чувств нет преград, даже после смерти.


— Нужно всё хорошенько обдумать самому… Представить не мог, что буду разговаривать на эту тему со скотом. Но всё равно, некая польза есть. — Пятый Основатель вмиг оказался позади девушки и приложил свою ладонь ей ко лбу. Ли тут же закрыла глаза и расслабила шею, будто погружаясь в сон.



— А теперь ты забудешь весь наш разговор от начала до конца, — на одном дыхании произнёс вампир и убрал руку.



      Через минуту Лира пришла в себя. Ки как обычно сидел в своём кресле и листал книгу.



— И долго ты ещё собираешься тут стоять? Меня это начинает раздражать!


— П-простите, Господин! — заикаясь, пролепетала испуганная девушка. Она поклонилась и мелкими шажками вылетела из гостиной.



«Людям свойственно разбалтывать всё и всем. Они совсем не умеют держать язык за зубами. И с чего я так разоткровенничался со скотом? Совсем размяк, тряпка».



***

      Красноволосая сидела в машине с Лордом и жадно жевала бутерброд. Несмотря на то, что Лира долго и настойчиво будила девушку, встала она только час спустя. Собиралась в спешке, уже на лестнице натягивая ботинки, наспех схватив что-то съестное со стола. Добравшись до двери, она промямлила вампиру что-то в духе: «Что ты тут встал, мы же опаздываем». Подобная утренняя метушня забавляла Ки, поэтому он был в прекрасном расположении духа.

— Приятного аппетита. Не запачкай салон. Пока ты будешь кушать, я бы хотел рассказать о нашем задании. Мы направляемся к одной из деревень, которая находится под защитой вампиров. Она расположена в горах, недалеко от которых находится база организации «Мир». Вальдо Джиллес и Курето Хиираги договорились о встрече людей и вампиров и о создании команды, которая должна будет пробраться на базу и разузнать как можно больше информации, а затем ликвидировать её. На задании мы будем целый день, а ты ничего почти не ела. Я не собираюсь выслушивать твои жалобы по поводу еды. Надеюсь, это понятно? — спросил Лорд, удивляясь, с какой скоростью Мирайт поглощает завтрак.

— Угу… Кстати, что насчёт оружия? Или ты предлагаешь мне голыми руками сражаться? — спросила Ави, избегая взгляда Ки. Хоть она и решила не обращать внимания на его шутки, но все равно смущалась смотреть на вампира.

— Ты и без него отлично справишься, к тому же у тебя есть я. — Лорд немного наклонился вперёд и поднял голову Окти вверх. Он видел её смущение и ему это явно нравилось. — Ты так смущена, малышка, — тихо произнес Основатель.

— Н-нет! С чего это ты взял? И я просила не называть меня так! — девушка попятилась назад. Её попытки убрать чужую руку с подбородка не увенчались успехом.

— М-м-м, а мне очень нравится называть тебя малышкой. Ты смущаешься из-за вчерашнего случая? Ого, как заколотилось твоё сердечко, значит, я прав. — Октавия сама не заметила, как оказалась прижатой к полу сильными руками Ки. — Скажи, я ведь первый, кто прикоснулся к ним? — облизывая свои мертвенно-бледные губы, промурчал вампир.

— Э…да какая разница! Даже если и так, то не… не думай, что я позволю играть со мной в такие грязные игры! И вообще, отпусти меня, извра… извращуга! — голос Ави предательски дрогнул. Пятый Основатель лишь улыбнулся и прислонился своим лбом к красноволосой.

— Почему ты думаешь, что я играю с тобой, человек? Это совсем не игры…

      Октавия не ответила, она лишь смотрела в алые глаза несносного вампира. За всю свою жизнь она почти всегда могла определить ложь. Мирайт вдруг подумала, что Лорд не врёт, и от этого в голове возникло столько вопросов. Она не знала, что сказать и сделать в данной ситуации. Вернуться в реальность ей помогла резкая остановка машины и извещение водителя о прибытии на место назначения.

      Ави еле вырвалась из крепкой хватки вампира и резко открыла дверь. Грациозно выпрыгнув из машины, девушка отбежала подальше и уселась на траву. Аристократ спокойно вышел из автомобиля и загадочно посмотрел на пленницу. Поблизости стояли два человека, одного из которых Октавия знала не понаслышке. Акер — командир второго элитного отряда. Он с улыбкой посмотрел на свою подчинённую и по-дружески заговорил:

— Вижу, ты, как всегда, попадаешь в неприятности, Авия.

— Э-э-э, Акер! Почему ты не отправился на каторгу вместо меня?! — прокричала Окти.

— В отличии от некоторых непослушных, я любим и ценим больше, — с наигранным высокомерием произнёс брюнет.

— Да кому ты сдался!

      Парень подошёл и бережно погладил напарницу по голове. Хоть Мирайт и не возражала, но всё-таки убрала его руку. Естественно Ки Лук увидел это, но лишь раздражённо фыркнул.

— О-о-о, видимо вы — те людишки, с которыми мы идём на задание, — презрительно сказал аристократ, становясь между Акером и Ави.

— Хм, а вы, видимо, Пятый Основатель. Много слышал о вас. Надеюсь на плодотворную работу. Это мой подчинённый — Рой. — Мужчина указал на рослого рыжеволосого паренька.

— Отлично! Быстро ты мне замену нашёл, командир, — пробурчала красноволосая и недовольна надула щёки.

— Нет-нет, ты незаменима, Мирайт!

— Да-да, незаменима, а теперь нам следует выдвигаться, если вы ещё не забыли про наше задание. Ты же должна понимать, что времени у нас не так много, малышка. — После последнего слова на Октавию вопросительно уставились две пары мужских глаз. Сама девушка злобно зыркнула на мучителя, давая понять, что он сказал глупость. Повисло неловкое молчание, затем Ки вместе с Акером стали изучать карту заброшенной шахты. Октавия поближе познакомилась с Роем, и он ей очень даже понравился. Чего нельзя было сказать о Лорде и командире. Их взаимоотношения сразу не задались. Они долго спорили, каким путём лучше пойти и кто возглавит команду…

Час спустя.

«Спускаясь в шахту, я чуть ногу себе не сломала, благо Акер поймал. А эта напряженная атмосфера меня сейчас задавит… Ки и командир что-то совсем не ладят, а я то и делаю, что спотыкаюсь о камни. Раньше не замечала за собой такой невнимательности. Просто сегодня плохой день, вот и всё! Ладно, нужно сосредоточиться на задании. Мы подошли к заброшенному входу, значит это уже территория врага…»

— Так, я проверю дорогу, — тихо произнёс брюнет и отправился вглубь тоннеля. Никто особо не возражал. Спустя пару минут он вернулся, и команда продолжила движение. Этажи надёжно охранялись, так что пришлось двигаться перебежками и вырубать противника только при необходимости. Лорд был единственным, кто вообще не прятался. Он выглядел так, будто гулял по парку, спокойно насвистывая себе под нос какую-то весёлую мелодию.

— Можно потише? — не выдержала Октавия и в ту же секунду у неё жалобно заурчал живот.

— Ха-ха-ха, что ты там говорила про тишину? Не нужно было просыпать, тогда бы поела нормально! — лепетал Пятый Основатель.

— Не нужно было на ночь глядя выкидывать всякие грязные штучки, — шёпотом психовала Окти. Её всю трясло от раздражения…

      Лук игриво улыбнулся и, схватив девушку за руку, грубо притянул к себе. Его рука сильно сжала красные локоны и потянула вниз. Вышло так, что Ави не смогла пошевелиться, а её лицо смотрело на аристократа. Он в любой момент мог сломать ей шею, не прилагая к этому особых усилий, или вцепится клыками в плоть.

— Октавия, девочка моя, я ещё не делал того, от чего тебе пришлось бы не спать ночами. Признайся, что просто обожаешь спать, вот и всё. Тогда я отпущу тебя, малышка.

«А-а-а-а, как же это было неприятно! Так крепко держит мои волосы, что и дёрнуться не могу. Чёртов манипулятор!»

— Ну-ну, давай быстрее говори, а то твоя компания уже далеко убежала и нас вскоре хватятся. Ты ведь не хочешь, чтобы они увидели тебя в таком неловком положении, — надменность так и хлестала из уст аристократа. Ему нравилось наблюдать за реакцией девушки.

— О-о, я терпеть тебя не могу! Хорошо, я проспала из-за того, что дико хотела спать и это полностью моя вина. Ай… Ай… отпусти меня, пожалуйста, а то больно! — прыгая с одной ноги на другую, болезненно говорила Окти.

— Ну раз так, то…

      Взгляд вампира случайно устремился на укус, что так выделялся на белоснежной шее. Его высокомерие и задорность мгновенно улетучились. В глазах появилось сожаление, и в груди всё болезненно сжалось. Лорд плавно отпустил волосы девушки и, прильнув к шее, нежно лизнул рану. Ави начала отбиваться, думая, что он вновь решил укусить её.

— Это из-за меня, прости…

      Красноволосая перестала колотить Основателя и попыталась унять непонятную дрожь. Она распространялась очень стремительно, и Окти хотелось просто стоять в невесомых объятьях вампира.

«Я не могу позволить себе проиграть. Никому нельзя верить, а вампирам тем более. Все его слова и действия — ложь… Он просто не может заботиться обо мне… От этого хочется плакать…»

      Девушка с силой оттолкнула Лорда и стремительно направилась за товарищами. Она бежала, не разбирая дороги, и нечаянно наткнулась на людей из организации. Они собирались закричать, но не успели. От одного взгляда Мирайт они повалились на пол, жадно хватая ртом воздух.

— Извините, но я очень спешу!

      Ави бежала по нескончаемому коридору и давно уже потеряла Ки и остальных. Вдруг она заметила двух мужчин в чёрных одеждах со знаком «церкви сатаны». Он находится в «Сатанинской Библии» под «Девятью сатанинскими заповедями». Этот символ всегда говорит о вовлечении в сатанизм. Сам факт того, что организация под названием «Мир» ходит с таким символом, заставило девушку удивлённо вдохнуть и, затаившись, слушать их разговор.

«Сатанисты чёртовы! Могли бы и другое название придумать своей секте! Похоже, их главный в прошлом был отменным юмористом».

— Руководство сказало, что вскоре мы вновь нападём на ЯИДА. Мы должны связаться с остальными базами и обсудить детали, — говорил первый мужчина хриплым голосом.

— Да, обязательно займусь этим сегодня. А как обстоят дела с привлечением талантливых людей на нашу сторону? Мы предложили им очень многое, согласны ли они присоединиться?

— Без понятия, это вопрос не в моей компетентности. Ты же знаешь, что наш главный очень умный человек — он добьётся своего. Не стоит беспокоиться, брат, мы обязательно выиграем эту святую войну!

«Святую? Да этот мужлан хоть что-нибудь о святости знает? Убивать детей просто так — не святость, а мерзость и низость!»

Авия заметила открытую дверь в другом углу коридора и ринулась туда. К счастью, её никто не заметил, и она бесшумно проникла внутрь, как оказалось, архива. Внезапно Мирайт услышала шорох и, обернувшись, увидела своих товарищей. Совпадение, но они случайно оказались в одном месте одновременно.

— Ты где была? — возмутился Акер.

— Я потерялась, — виновато сказала Окти.

— Как обычно. Рой успел заминировать базу, а я порылся в их главном компьютере, но не нашел ничего достойного. Похоже, эта база одна из самых маленьких. Кстати, нужно убираться и быстро. Нас обнаружили, сейчас поднимется тревога.

      Хоть дорога была немаленькой, преодолели они её довольно быстро. Оказавшись на поверхности, ребятам пришлось отбежать на километр, дабы спокойно взорвать базу. Раздался взрыв. К счастью, гора уцелела. Задание было выполнено, и команда в полном составе вернулась в исходную точку их отправления.

      На улице было тихо и темно. Машина Лорда Ки подъехала и ждала, когда он и его пленница сядут внутрь. Лук был необычно тихим и задумчивым, он молча ждал, пока его подопечная будет готова к отправлению.

— До встречи, Авия. Спасибо за полезные сведенья, мы передадим руководству, что с тобой всё в порядке, — прощался Акер.

— Ага, пока, ребята.

      Октавия повернулась к Пятому Основателю и заметила, что он что-то держит в руках, но из-за того, что было темно, она не смогла рассмотреть, что это было.

— Что ты делаешь, Лорд?

      Вопрос заставил вампира быстро спрятать предмет за спину и натянуть свою фирменную улыбку.

— О-о-о, ничего такого. Садись в машину и поехали, а то твой желудок начинает меня раздражать своим непрерывным бурчанием.

— Ах, всё тебе не нравится! — девушка уселась в машину, а аристократ спрятал под пиджак папку с пометкой: «Кандидат №554 — Октавия Мирайт (5,5 лет)».

6.Мимолётное откровение


«Я долго думал над тем, что же узнаю из этой папки, так отчаянно пытался спрятать её, и ради чего? Ради пустых листов…Хотя от этого даже легче. Не спорю, мне безумно интересно, почему там было написано имя ребёнка, но с другой стороны неведенье — порой даже лучше. Вот теперь думаю: рассказать Октавии или нет…» — вампир рассуждал об этом, расслабившись и закинув ноги на стол в своём кабинете. Неожиданно в дверь постучали. Лира должна уже была спать, и, по логике, оставался только один возможный вариант.



      В помещение зашла красноволосая, держа в руке старинную книгу с множеством символов на обложке. Аристократ сел в позу поприличнее, его взгляд выражал удивление и интерес. Ки даже представить не мог, что она придёт к нему после их небольшой «ссоры». Девушка пришла босиком. Ладно бы только это, но майка на размер больше, которая не прикрывала хрупкие плечи, и короткие шорты, бесстыдно оголявшие девичьи ноги, затуманивали разум вампира.



— Извини, что отвлекаю. Я хотела обсудить с тобой сектантов и мои мысли по поводу данной организации. Также хотелось бы узнать и твоё мнение, Лорд. — Голос Мирайт был тихим, так как ей было немного стыдно за столь странное поведение на задании.



— Проходи и присаживайся, — нервно глотая, произнёс Лук и, как истинный джентльмен, отвёл глаза в сторону. Ки сидел без пиджака, белая рубашка была расстёгнута на две верхние пуговицы. Вампир уже не ждал кого-то сегодня, а повседневная одежда слишком надоела ему.



      Кабинет у Основателя был простым, без пафоса и столь любимой вампирами роскоши. Рабочий стол в центре, одно большое кресло, два стоящих друг напротив друга стула, кожаный диван, книжный шкаф и пара статуэток.



— Я хотела поговорить о том, что заметила на задании. У мужчин, которых я встретила, блуждая по коридорам, на плечах был символ «Церкви Сатаны». — Данные слова немного ошарашили вампира. У него не было подобных сведений.



— …Очень интересно. Я и внимания не обратил на их эмблемы. Знаешь, когда-то общался со скотом, который придерживался этих фанатских убеждений.



— Слабо верится, что ты общался с людьми, — пессимистично сказала Окти.



— Ха-ха-ха, да, в этом ты права. Во время путешествий я остановился в одном отеле и, так уж вышло, что ко мне подошёл человек из этой секты. Долго пытался навязать свою глупую веру, пока я не свернул ему шею, — подперев голову рукой, молвил аристократ.



— Ну, кто бы сомневался. Ты видимо убиваешь всех, кто тебя раздражает… Я, кстати, воспользовалась твоей библиотекой и нашла некоторую информацию о данной секте. Возможно, что-то из этого ты уже и сам знаешь. «Церковь Сатаны» была основана в 1966 году Антоном Шандор Ла-Веем. Эта, скажем, вера пустила свои корни в Сан-Франциско и с тех пор распространилась по всему миру. Сатанисты считают, что все религии духовной природы изобретены человеком, и что нет никакого бога, кроме самого себя. В приоритете личностных качеств — гордость и свобода, что большинство вероучений считают неуместным. Сатана — это не религиозное божество, а главная вдохновляющая фигура…



— Да-да, это я знаю. Я сяду на диван, а то стул начинает меня раздражать. — Аристократ уселся на новое место и посмотрел на Мирайт, приглашая сесть рядом с ним.



— Нет, я уж здесь посижу, — девушка нахмурилась, подумав, что на стуле ей будет безопаснее. — Я продолжу. Адепты церкви стремятся завершить борьбу между общепринятой религиозной политикой и противоречивой человеческой природой, чтобы каждый в этом мире смог жить, не испытывая стыда и вины за собственные людские инстинкты и желания, что делает сатанизм удивительно свободной и толерантной религией. Тем не менее, это не даёт им права убивать всех без разбору! — Ави очень злилась, но старалась держать себя в руках.



— Октавия, — строго начал вампир, — я считаю, что ты не должна защищать всех. Понимаю, что скот очень чувствителен, но подумай об этом ещё раз. То, что ты спасла кого-то когда-то, по большому счету ничего тебе не даёт. Жертва в прошлом может запросто пырнуть ножом в спину в будущем! И наоборот, враг может спасти тебя и стать союзником. Вы, люди, ведь все разные и в разных ситуациях каждый поступит по-своему. Также и с верой. Каждый выбирает её сам и следует ей по собственному желанию…



      Слова Лорда заставили красноволосую задуматься. Она и сама всё прекрасно понимала, но не могла принять. Ей не хотелось, чтобы невиновные гибли, но откуда она узнает, кто виновен, а кто нет. Всё это было слишком трудным для понимания.



— Наверное, ты в чём-то прав… Но если у меня будет возможность спасти, то я спасу!



— Эх, откуда столько благородства? Никогда людей не пойму. Вы зачастую ведёте себя, как стадо! Неужели так нравится поступать, как все, и не иметь собственного мнения? Именно поэтому для меня люди — лишь скот! — высокомерно произнёс аристократ.



— Ладно, закрыли тему! — сквозь зубы процедила девушка.



— Да, не хочу говорить про насекомых, — закинув ногу на ногу, молвил кровопийца.



— Магическое волшебство и тому подобное трюкачество не является частью «Церкви Сатаны». По сути, Сатанинская Библия настраивает против людей, практикующих белую или чёрную магию. Вот откуда у них претензии к ЯИДА! Ну, с одной стороны я их понимаю… На этот счет у адептов есть свое собственное мнение, а точнее, разделение магии на Малую и Большую. Первая — это виртуозное владение психологическими приемами, умение манипулировать людьми и их сознанием, подталкивая к принятию нужных решений. Этой магией владеют практически все сатанисты, тогда как Большая — это огромный раздел оккультных наук и ей не так просто обучиться. И если Малая магия — это чисто интеллектуальный процесс, то практика Большой требует серьезной отдачи эмоций. Эти магические обряды воспринимаются, как терапевтический метод контроля энергии, и обязательным составляющим процесса являются пять элементов, или «ингредиентов», для обоих типов магии: желание, время, образ, направленность и баланс…



— Ха-ха-ха, хорошая у них, однако, фантазия. Придумают ерунду, а потом глупым людишкам втирают. И, конечно, не забудь про девять заповедей!



Сатана олицетворяет потворство, а не воздержание!



Сатана олицетворяет жизненную суть вместо несбыточных духовных мечтаний.



Сатана олицетворяет неосквернённую мудрость вместо лицемерного самообмана!



Сатана олицетворяет милость к тем, кто её заслужил, вместо любви, потраченной на льстецов!



Сатана олицетворяет месть, а не подставляет после удара другую щеку!



Сатана олицетворяет ответственность для ответственных вместо участия к духовным вампирам.



Сатана представляет человека всего лишь еще одним животным, иногда лучшим, чаще же худшим, чем те, кто ходит на четырех лапах; животным, которое вследствие своего «божественного, духовного и интеллектуального развития» стало самым опасным из всех животных!



Сатана олицетворяет все так называемые грехи, поскольку они ведут к физическому, умственному и эмоциональному удовлетворению!



Сатана был лучшим другом церкви во все времена, поддерживая ее бизнес все эти годы!



— Откуда ты их знаешь? — изумилась Мирайт.



— Память хорошая, и заняться зачастую нечем. Эту книгу я особо не читал, но за столь долгую жизнь пришлось сталкиваться с разным… Это всё или что-то ещё хочешь мне сказать? — спросил вампир, пристально смотря в прекрасные глаза Окти.



— Знаешь, всё это как-то странно. — Ави присела рядышком с Пятым Основателем и поджала под себя замерзшие ноги. — После апокалипсиса прошло уже много лет. Почему же организация нападает только сейчас? Набирались сил? Искали союзников? Изучали нас и засылали шпионов? Очень странно, учитывая тот факт, что с годами ЯИДА и вампиры только набирали свою мощь. Они испугались союза людей и вампиров? Думают, что мы пойдём на них войной… Столько вопросов в моей голове! Не думаю, что усну сегодня, — мучительно протянула Мирайт.



— Ты слишком много думаешь. Такая неугомонная, как тебя вообще родители терпели? — усмехнулся Лорд Лук.



      Октавия замерла. Её взгляд потускнел и с некой тоской посмотрел на вампира. Она никогда не видела своих настоящих родителей. В приёмной семье жизнь не сложилась, а далее — лишь разные приюты. Единственным местом, где её ценили, была ЯИДА.



— Ты же читал моё досье. Должен знать, что я — приёмный ребёнок… Почти всё детство провела в семье с нелюбящим отцом, а затем в приютах. Меня отфутболивали, как ненужную вещь, пока я не пригодилась демонической армии. Если так нравится делать мне больно, то пожалуйста. Я постараюсь привыкнуть к этому и не обращать внимания.



      Красноволосая встала с дивана и направилась к выходу, но путь ей перегородил вампир. Он прижал девушку к стене и тихо заговорил:



— Я же вампир и мне безразличны эмоции скота. Однако люди мне интересны. Точнее, меня интересуешь ты, Октавия. — Девушка хотела возразить, но Лук закрыл её рот своей ладонью. — Молчать, сейчас я говорю. Ты мне не веришь и не хочешь верить, я понимаю тебя. Но пойми и ты меня, я тоже очень долго в этом сомневался и не знал, что делать с этим интересом. Для такого вампира, как я, неестественно чувствовать что-то. Я могу убивать, мучить людей и не сожалеть об этом. Но ты — совершенно другое. Я боюсь, что сделаю тебе больно и сам не замечу этого. Хотя порой так хочу заставить тебя страдать и молить о пощаде. А когда понимаю свою ошибку, то внутри всё переворачивается… Сейчас я не вру и не играю! Так что прошу, не отталкивай меня. — Голос Пятого Основателя немного дрожал, а глаза непрерывно смотрели на лицо девушки.



«…Я в шоке… Нет-нет, это просто невозможно. Ки сейчас говорит, что чувствует что-то ко мне?! Не знаю почему, но мне приятно от этого, хоть он и признаёт, что хочет истязать меня… Дура я… Привязываюсь к бессмертному неуравновешенному и самодовольному кровопийце. Что делать? Почему мой мозг отказываеться думать в такие моменты?»



Девичья рука потянулась к голове аристократа. Пальцы легонько тормошили его волосы, а фиолетово-голубые глаза со смущением смотрели на мужчину. Вампир убрал руку со рта девушки, не отрывая от неё взгляд.



— Знаешь, ты говоришь странные вещи, Лорд. Я не совсем понимаю, как реагировать на это. Ты тоже не знаешь, что делать со своими чувствами. И как же нам быть? — опустив руку, спросила Ави.



— Может я поцелую тебя? — зашептал вампир. Слова вырвались у него непроизвольно, хорошо, что девушка не восприняла его всерьёз.


— Не-е-е-ет! Ты совсем обнаглел! Я не про такие чувства!!! — девушка вся залилась краской и начала активно жестикулировать руками.


— А может выпить твоей крови? — с толикой надменности заговорил Ки Лук, исправляя свою ошибку.


— Нет-нет… Черт возьми, не-е-ет!!! О-о-о, какой же ты наглый! Без понятия, что нам делать и как общаться, но я иду спать, — красноволосая вылетела из кабинета, забыв про книгу, и захлопнула дверь просто перед носом вампира.



      Он некоторое время стоял неподвижно, а затем элегантно плюхнулся на диван и приложил руку ко лбу.



«Я идиот… Наговорил ерунды. Она так раскраснелась от моих слов… Думаю, завтра будет злиться и кидать на меня презрительные взгляды. А я не должен ей это позволять. В конце концов, Лорд я или нет! Скот не имеет права со мной так разговаривать! Надо преподать ей хороший урок… Сейчас пойду и… И что? Ни-че-го, потому что не хочу ссориться с малышкой. Безвыходное положение, Лук. Сейчас Октавия пыталась поддержать меня, гладя по голове? Как же это по-детски… Но мне это понравилось, даже слишком… Маленькая хрупкая ручка бесстрашно погладила хищника… Эх, какая же ты добрая, Октавия…»



***



Главная база организации «Мир».



      В огромном зале с резными белокаменными колоннами и мраморным полом за массивным столом сидели двое мужчин и обсуждали свои планы касательно ЯИДА и вампиров:



— Так значит, мы нападём на их вторую по значимости лабораторию и уничтожим всех испытуемых? — спрашивал мужчина с длинными фиолетовыми волосами и светло-сиреневыми глазами. Астарт Ковени — помощник главы организации «Мир».



      Второй — сам глава. На вид ему было не больше двадцати лет. Чёрные волосы почти касались сильных плеч, а чёлка слегка падала на правый глаз. Его лицо было аристократичным и привлекательным, а некую загадочность придавала врождённая гетерохромия: левый глаз был зелёным, как изумруд, а правый — гранатово-красный. Звали этого человека Дагон Дрейн.



— Зачем же уничтожать? Они, в конце концов, и так мучились. Нам следует сыграть «героев», которые хотят спасти их из лап тиранов! — Астарт улыбнулся от подобных слов своего начальника.


— Мы, друг мой, сделаем это не за просто так, верно?



— Конечно. Я не столь безрассудный, чтобы протягивать руку помощи даром. Если с них будет толк, то будут жить, а если нет, то «случайно» погибнут. Хоть в наших правилах не приветствуется подобного типа магия или проклятья, но если люди полезны, то почему бы не использовать их во благо? — Дагон отпил из бокала красного вина и посмотрел на собеседника.



— Ха, ты прав. Нужно использовать всё для достижения нашей цели… Ты правда думаешь, что кровососам и людям удастся объединиться и выступить против нас? Слишком уж они разные, к тому же, долго сражались между собой. Всё пошло не так, пока мы ждали, когда они перебьют друг друга, чтобы уничтожить остальных. Это обидно, Даг! Что теперь будем делать? — произнёс помощник и закинул ноги на стол.



— Всё действительно пошло не по плану. Но так даже интересней, не люблю быстрых побед. Наш шпион подробнее разузнал об их договоре, и я тут подумал, что если, к примеру, отравить кого-то из «заложников», то хрупкому перемирию конец. Вампира убить ядом не получится, посылать на такое задание людей — слишком рискованно. Из этого можно сделать вывод, что будет проще избавиться от девушки. Главное — сообщить об этом ещё одному нашему человеку. Если затея с ядом сработает, то, возможно, дел поубавится. Эх, всё-таки хотелось бы повеселиться, но тут они сами друг друга уничтожат, и конец игре… Столько противоречий, друг мой.



— Хорошо, я займусь шпионом. Немного отойдём от дел: твоя сестра так и не научилась использовать свои способности? По взгляду вижу, что нет… Ты так переживаешь из-за этого в последнее время. — Мужчина подошёл к товарищу и положил руку ему на плечо.



— Да, меня это тревожит. Никаких изменений, хоть я и занимаюсь её воспитанием с тех пор, как родителей не стало. Так старался научить её всему, но увы. Плохой из меня старший брат! Я очень сильно люблю её, но взамен не получаю ничего, будто она совсем равнодушна ко мне. А ведь сестра — моя главная слабость. Если кто-то сделает ей больно, то не прощу, уничтожу, изрублю на мелкие кусочки! Что ж, закрыли тему. Не забудь отдать приказы. Во время моего отсутствия завтра — ты за главного. Рассчитываю на тебя, Астарт.



— Понял. До завтра, Дагон-Дагон, и повеселись на славу!


— Обязательно…


Жду ваших оценок и отзывов ♡♡

7.Боль и стыд

Рано утром организация «Мир» напала на одну из важнейших лабораторий ЯИДА. Армия сражалась изо всех сил и с успехом отбила неожиданную для себя атаку, захватив немало пленных. Однако выбить из них информацию так и не удалось: большинство покончило с собой, другие же стойко выносили все пытки. Вальдо отправил несколько отрядов вампиров на ловлю сбежавших. Главной задачей была поимка ещё хоть одного солдата из организации.



      Ки Лук тоже получил известие о данном происшествии и, несмотря на сильную грозу, решил сам патрулировать местность. Он считал, что враги укрылись где-то переждать непогоду.



«Никак не могу разобраться, их командир слишком туп или слишком умён? Совершает такие безумные ходы. Но в них определённо есть смысл. Хочет отвлечь внимание и атаковать другое место? Или же вновь нападёт туда же? Эх, люди такие непредсказуемые. Нужно разбудить Октавию пораньше, а то на патрулирование один я не пойду. Сейчас почти шесть утра, ничего страшного с ней не случится».



      Вампир направился в апартаменты девушки, так как горел желанием разбудить её сам. Но, отворив дверь, его запал мгновенно улетучился. В комнате творился ужасный беспорядок: на полу было разбросано множество книг, карандашей, бумажек, одежда валялась где ни попадя. Сказать, что Ки был в шоке, — это ничего не сказать! Он ожидал, что у девушки будет идеальный порядок. От такого сюрприза на лице Лорда появилась неподдельная улыбка, и ему стоило немалых усилий, чтобы не засмеяться во весь голос.



      Но ещё больше его поразило, каким образом спала красноволосая. Раскинувшись поперёк кровати, она слегка сжимала скомканную простынь, в то время как подушки и одеяло мирно покоились на полу. Лук, аккуратно перешагивая все преграды, добрался до цели, прямо в обуви залез на царское ложе и улёгся рядом с Мирайт, внимательно разглядывая невинное спящее личико. Его холодная рука потянулась к буйным красным волосам, что закрывали часть лица. Лук убрал их и провёл по щеке Окти ледяными пальцами.



      Глаза игриво заблестели. Девчонка была так беззащитна, что в голову аристократу лезли плохие мысли. Основатель вплотную придвинулся к Ави, и их лбы соприкоснулись. Его рука аккуратно прижала девушку ещё ближе к мужскому телу. Он ощущал её короткое дыхание и тёплую кожу, а кончики волос приятно щекотали чувствительный нос.



«Вот так держать тебя в объятьях мне определённо нравится. Если бы ты только знала, как прекрасна, когда вот так безмятежно спишь. Мне не хочется делать тебе больно в такие моменты… Знаешь, я ведь хотел тебя наказать, но не смог. Я просто слабак или поступил правильно, Октавия? Эх, спишь столь сладко… Жаль, что я так не могу. Максимум — полежать в кровати, дабы скоротать время. Что ж, не хочется прерывать этот приятный момент, но нужно поймать глупых людишек. А без тебя мне будет скучно, так что просыпайся, девочка моя! А то я ведь могу и передумать с наказанием».



      Аристократ плавно перевернул девушку на спину и прижал её руки к кровати. Окти всегда спала очень крепко, и только что-то неожиданное могло вывести её из мира снов, поэтому она продолжала мирно посапывать, как ни в чём не бывало. На лице мучителя появилась озорная улыбка. Ки не представлял, что она будет спать так крепко. Как же он ошибался, думая, что красноволосая вскакивает от малейшего шороха, хранит нож под подушкой и непрерывно сжимает рукоять в руке.


— Октавия, вставай, а то мне придется будить тебя не самым щадящим методом. Никакой реакции… Ха! Это, очевидно, твоя слабость, малышка. Сочувствую, что узнал о твоём маленьком секрете именно я. — Рука, еле касаясь кожи, провела по столь аппетитной шее. Свет от молнии периодически озарял комнату и в такие моменты алые глаза будто светились в темноте, становясь жуткими или, лучше сказать, кровожадными.



      Мужчину терзало неописуемое чувство голода, которое усиливалось с каждой секундой. Хищник приблизился и облизнул тонкую шейку спящей девушки, его клыки уже были готовы жадно впиться в нежную и манящую плоть.



«Что я делаю? Как и всегда, что хочу. А что же я хочу? Тебя… Хочу всю, без остатка. Не могу найти объяснения моему поведению, просто желаю и всё. Решил, что не отдам тебя никогда и никому. Будешь моей игрушкой или… Сам пока не решил, кто ты для меня, Октавия. Подумаю над этим позже. Хочу испить твоей крови, прямо сейчас! Я терпел долго, с того момента, как впервые вкусил её. Но мне этого мало. Я хочу большего, девочка. Что же ты со мной делаешь? Мой укус почти полностью затянулся, так дело не пойдёт. Хочу видеть свои следы на твоём теле! Ах, проснись, пока я не сделал этого… Хотя, не просыпайся, больше нет сил терпеть!»



      Ки не колеблясь, с силой прокусил нежную кожу. От неожиданности Ави вздрогнула и тут же проснулась. Сначала комната казалась расплывчатой, но, когда зрение нормализовалось, зрачки панически сузились, а страх не давал здраво думать. Руки посинели от мёртвой хватки и жутко ныли. Мирайт попыталась вырваться, но не вышло. Превосходящий по силе во много раз монстр даже не дёрнулся, а лишь продолжал медленно, растягивая удовольствие, высасывать кровь.



— Ки… Отпусти меня! — негромко вскрикнула пленница. Услышав жалобный писк, Лук оторвался от своего занятия и беспристрастно посмотрел на испуганное лицо. Он доминирующе навис над девушкой, и капли крови падали прямиком на её бледные щёки. На фоне каменного, безэмоционального лица горели ярко-алые глаза, в которых Окти увидела дикую жажду крови и смесь незнакомых ей желаний. В ответ на её мольбы вампир ещё сильнее сжал мёртвую хватку и полностью обездвижил ноги красноволосой.



— Заткнись и подчинись мне. Если будешь сопротивляться, то я сломаю тебе запястья, а потом унижу ещё больше, выпив кровь из самых разных мест твоего невинного тела, — голос был ровным и холодным. Это заставило Ави содрогнуться. Она впервые слышала, чтобы Ки говорил таким тоном.



— П-пожалуйста, не надо, — еле слышно произнесла Октавия и робко посмотрела в глаза аристократу, но тот ещё сильнее сжал свою хватку. В комнате раздался пронзительный, наполненный болью, крик.



— Скот не разговаривает. Будь хорошей девочкой и не сопротивляйся. — Мирайт обречённо замерла.



      Сейчас она поняла, что так её пугало. Ави всегда интуитивно чувствовала его власть и жестокую натуру. Он мог быть милым с ней, но думать совсем о других, более грязных, вещах. Красноволосая закрыла глаза и отвернулась в сторону, чтобы не видеть этого лица.



      Аристократ принял это за добровольное подчинение и победоносно улыбнулся. Наклонившись, он грубо откинул прядь волос и медленно провёл языком по выпирающей ключице. От каждого прикосновения Ави лишь молча вздрагивала. Её лицо покрылось румянцем от холодных и в то же время приятных прикосновений. Острые клыки вновь прокусили чувствительную кожу.



— Ай!



      На этот раз укус был намного больнее, но позже боль переросла в неведомое ранее наслаждение. Тело ослабло, поддаваясь хищнику, и его пробивала приятная дрожь. Аристократ отпустил руки Окти и приподнял её за талию, чтобы было удобнее пить. Воспользовавшись моментом, девушка со злостью оттолкнула Ки и, не удержавшись, упала с кровати. Подняться на ноги не хватало сил, поэтому красноволосой оставалось только встать на четвереньки, но тут она почувствовала глухой удар в спину, затем её бесцеремонно прижали к полу. Лежа на животе с грубо захваченными руками за спиной шансов на побег оставалось всё меньше.



— Ха-ха-ха… Это была бы не ты, если бы не попыталась убежать от меня. Ах, девочка, тебе, наверное, так обидно и стыдно за свою беспомощность! Бедная маленькая Октавия, которой просто не повезло. Только из-за того, что твоё поведение меня крайне забавляет, и я хочу вновь испить твоей крови, не буду избивать тебя, а продолжу. — Снова укус, уже в плечо.



— Нет… Отпусти! — Собрав последние силы, Мирайт резко дёрнулась, освободила руку и заехала локтем по щеке обнаглевшего мужчины. Поднявшись, на ватных ногах рванула к окну — до двери бежать дальше. Перед глазами поплыли круги, с каждым шагом ноги подкашивались всё больше, мир вокруг становился туманным, но останавливаться Октавия не собиралась. В нескольких метрах от желанного спасения холодная рука вновь схватила за всё ещё синее запястье и уверенно прижала к стене.



— Плохая девочка, — сладко облизываясь, произнёс мучитель.


— Х-хватит, — не смотря на него шептала Окти.


— О чём ты? Я ещё не закончил. Скоту положено беспрекословно повиноваться хозяину. Ты нарушила правила моей игры, а это значит, что пора наказать тебя, малышка…



      Одним движением вампир сорвал майку с девушки, оставив её в одном нижнем белье. Ави опешила от такого — ни один мужчина не позволял себе ничего подобного раньше. Продолжая осознавать суть происходящего, она была готова сквозь землю провалиться. Изучающе блуждая по всем впадинам и выпуклостям девичьего тела, взгляд Основателя стал диким и похотливым. Неожиданно его внимание привлёк большой шрам сбоку. Однако вновь нахлынувшая похоть заставила перевести взор на грудь Мирайт и довольно ухмыльнуться. Он выбрал место, откуда будет пить.



— Ты так прекрасна для скота… Никем не тронута, моя собственность. Если бы я был человеком, то изнасиловал бы тебя. Где угодно, хоть на грязном полу. Жёстко, долго и беспощадно. Слушал бы твои крики и стоны, и, будь уверена, ты просила бы больше и больше, — отстёгивая надоедливую лямку ночного лифа, тихо мурлыкал вампир.



— П-пожалуйста, не надо, — вся дрожа, взмолилась девушка.



— Не переживай, я не скот и не буду грязно лапать тебя. Просто хочу выпить крови и вдоволь насмотреться на твоё хрупкое тело. Считай это наказанием. Да, Октавия, я просто ужасная тварь! Ты должна была догадаться раньше. Спровоцировала меня, такая непокорная, слишком беспечная. Вампиры остаются хищникам, независимо от обстоятельств, и мне нравится мучить свою жертву, я желаю этого. Опять же, это всё — твоя вина. Был бы на твоём месте кто другой, не заморачивался бы так… А теперь, подчинись мне. — Основатель уже принялся за другую лямку.



— Отпусти! Пожалуйста, Ки, я всё что угодно сделаю, но не трогай меня… Ки… Прошу, не надо… Умоляю тебя, — уже плача и заикаясь молила Мирайт.



— Нет. Я хочу сделать это… Ты отныне — моя! Смирись и получишь удовольствие, — его слова звучали уже не так холодно. Низкий тембр голоса плавно переливался и даже казался нежным, а рука уже норовила стянуть лишнюю вещь…



— Не-е-е-е-е-т, — раздался пронзительный крик. Аристократа резко откинуло в другой конец комнаты. Окна, вазы, зеркала — все стёкла поблизости разлетелись вдребезги. Ави упала на пол и сжалась в комочек. Слёзы безостановочно текли по щекам, падая на колени.



      Алоглазый изумлённо смотрел на трясущуюся и бесшумно плачущую девушку. В груди опять что-то сжалось, и ему стало неуютно. Он отдался своим желаниям и потерял контроль. Сейчас ему хотелось подойти и утешить, обнять пленницу, но вампирские высокомерие и гордыня мешали аристократу.



— Через полчаса я жду тебя внизу. Будь готова, мы едем на задание. Твоя комната будет убрана к вечеру. Если опоздаешь, я тебя…



      Он не закончил фразу, а просто вышел из комнаты, мельком глянув на Ави.



— А-а… А-а-а-ах… А-а-а-а, — эмоции захлёстывали девушку, и она негромко заплакала, чтоб никто не услышал. Только что произошедшее неприятным комом осаживалось в душе и душило её в виде стыда, боли, обиды.



— Октавия? — В комнату заглянула Лира. Увиденное шокировало её, и она попыталась утешить бедняжку. — Тише, не плачь… Я понимаю, что ты чувствуешь, но нужно собираться. Лорд будет злиться, если ты опоздаешь, милая Ави.



В ответ лишь тихий плач…



***

      Дагон, переодетый в форму ЯИДА, разжёг камин в одном из заброшенных домов. Он сел вразвалочку перед источником тепла и довольно улыбнулся. Всё шло по плану, и это не могло не радовать.

— Эх… Оборона у них, несомненно, эффективная, но я это предвидел. Пока они за нами гоняются, то основные войска уже направляются к цели. Мне везёт: я убил солдата, который пытался меня поймать, и взял его форму. Пиджак немного жмёт, но в принципе, ничего так. Осталось лишь притвориться, что я на задании по поимке сектантов… Ну и погодка сегодня! Такой грозы давно не было, да и ветер такой сильный, завывающий. Моё сердце так и норовит выпрыгнуть из груди, неужели что-то скоро произойдёт?..

***

      По пустынной извилистой дороге ехала машина. За рулём сидел Ки Лук и непрерывно смотрел вперёд, стараясь игнорировать дождевые капли на лобовом стекле. Октавия сидела рядом и задумчиво смотрела в окно. Глаза были красными и опухшими от недавних слёз. Волосы хаотично торчали в разные стороны — девушка даже не расчесала их. У неё еле хватило желания одеться по погоде: короткий чёрный плащ с большим капюшоном, чёрная тёплая кофта, чёрные штаны и высокие коричневые сапоги. В салоне царила гробовая тишина.

      Октавия чувствовала себя крайне паршиво. Тело было тяжёлым из-за потери крови, и передвигаться получалось с трудом. Хорошо, что Ли впопыхах накормила и напоила девушку, дабы та не грохнулась в обморок.

«Это самое ужасное пробуждение в моей жизни. Лучше бы и не просыпалась вовсе! Ну вот только недавно говорил, что не хочет делать мне больно и тут же делает с точностью до наоборот. Столько крови у меня выпил! Ладно бы сделал это по-быстрому, но он, как на зло, решил растянуть себе удовольствие. Блин, я даже помыться не успела. Лук взял меня на задание в таком состоянии и что-то ждёт от меня? Решил поиздеваться? Ничего удивительного, собственно говоря. Чёрт возьми, даже злиться сил нет. Тоже мне, сидит тут. Ни намёка на разговор или банальное извинение! Хотя о чём я мечтаю? Нужно вспомнить, кто он такой, но мой разум постоянно притупляется и заставляет меня надеяться на лучшее. Я самая настоящая дурочка… Ещё и способностью нечаянно воспользовалась, разнесла уютный уголок в доме… Все его укусы сейчас ноют намного сильнее, чем первые. Но и ощущения были другими. «Моё тело покорно слушалось своего „хозяина” и получило от этого неописуемое удовольствие». «Когда вампиры пьют кровь из человека, ему приятно». Это то, что я слышала. Мне радоваться тому, что хоть что-то в этой ситуации мне понравилось или плакать? Ах, что такое? Да-а-а, машина заглохла. Поздравляю, Октавия, сегодня ещё один из самых счастливых дней в твоей жизни. Если так приглядеться, то мы между горами… Нифига не вижу из-за этого дождя».

      Лорд вышел из машины, обошел её, а затем открыл дверь со стороны девушки и с ухмылкой сказал:

— Мы прокололи заднее колесо и одновременно застряли в яме. Придётся идти пешком до ближайшей деревни, а после того, как погода стихнет, продолжим наше задание.

«Отлично… А переждать здесь нельзя? Как я попрусь под таким дождём в таком состоянии? Чёртов кретин, он думает только о себе!»

      Красноволосая выползла из машины и недовольно зыркнула на мучителя. Он развернулся и направился в ему одному известном направлении. Октавия пошла за ним, еле волоча ноги. Спустя несколько минут она полностью промокла. Жуткая слабость была очень некстати. Неожиданно Ави поскользнулась и упала спиной в грязь. Вставать она не торопилась, поэтому просто лежала на сырой земле, напоминая брошенную куклу.

— Ты так жалко выглядишь. Вставай уже, а то…

— А то изнасилуешь меня во всех позах, как похотливый мужлан? Или сегодня ты недостаточно наелся и вновь вцепишься мне в глотку?! О-о-о, или придумаешь что-нибудь оригинальнее?! Хватит уже, Ки! Сегодня с меня достаточно твоих выходок. И только попробуй завести свои разговоры про тон и неподобающее поведение! Ты это заслужил, так что иди к чёрту и дай мне полежать в грязи. Заодно и отмоюсь от твоих слюней! — Ави говорила, не контролируя себя, но получалось довольно убедительно. На такое резкое высказывание Пятый Основатель решил не огрызаться.

— Я… Помочь встать?

— Обойдусь! Иди уже, куда шёл, я догоню тебя.

      На этом их короткий диалог закончился. Аристократ вытерпел к себе подобный тон и слова, ведь понимал, что сам виноват в подобном отношении к себе. По идее, ему вообще должно быть всё равно на скот, но эти странные чувства…

      Спустя сорока минут ходьбы по грязной и скользкой горной дороге и лесу, они вышли к заброшенной деревушке. В одном из домов в окне виднелся огонёк, поэтому наши герои направились туда. Отперев дверь, они увидели красивого черноволосого мужчину с разными глазами. Он стоял в полной боевой готовности.

— Вы кто такие?


Жду ваших оценок и отзывов ♡♡♡

8.Новый знакомый

— Вы кто такие? — спросил брюнет, делая вид, что понятия не имеет, кто такой Ки Лук. Его голос был очень спокойным, это насторожило Лорда. Дагон окинул взглядом спутницу вампира, но как только девушка подняла голову, её образ так и застыл в глазах у мужчины.



      Он не мог насмотреться на красноволосую красавицу, хоть та была промокшей до нитки и вся в грязи. Некое чувство трепетало в груди, по сердцу разливалось приятное тепло. У него появилось ощущение, будто он встретил старого друга после долгой разлуки.



— Почему бы тебе не представиться первым, а то мало ли что… Вдруг шея сломается от ветра, или случайно упадешь из-за сломанного позвоночника, — не без ухмылки сказал аристократ, делая решительный шаг вперёд.


— О-о-о, не переживай. Я очень аккуратен, да и кости крепкие. Ты вроде бы Ки Лук, Пятый Основатель? Ясненько, такое высокомерие и чванство — обыденное явление среди вампиров. Я Даг — разведчик ЯИДА, выполняю свою миссию. Безумно рад нашему знакомству, — грозный взгляд Лорда встретился с бесстрашным взглядом Дрейна. Вампир почувствовал в мужчине соперника и заметно воодушевился.


— Ха, ты не плох для человека. Но твоё неуважительное поведение аукнется тебе в дальнейшем.



      В доме повисла тишина, пока девушка не начала снимать и выжимать свой плащ, дабы поскорее умоститься возле старенького камина.



— А тебя как зовут? — мягко осведомился брюнет с обаятельной улыбкой на лице.


— Октавия. — Равнодушно ответила красноволосая, усаживаясь напротив желанного источника тепла. Мужчины продолжили своё разногласие, теперь уже стреляя друг в друга презрительными взглядами.



— Значит, ты тоже ловишь солдат из организации «Мир». Я не предлагаю тебе идти с нами, так что даже не вздумай увязаться. — Аристократ говорил с язвительной насмешкой и привычным для себя высокомерием.



— О-о-о, мне так не кажется. Я хочу услышать мнение девушки, она же, как-никак, твой напарник! А мнение напарника нужно учитывать, если ты не знал. Ах, или для тебя она лишь скот? — так же высокомерно сказал Даг, делая акцент на последнем слове.



«Он разговаривает со мной в такой манере, что хочется переломать ему все кости и оторвать кое-что. Он всё просчитал! Не думаю, что наглец лишь солдат. Следует быть повнимательней».



— Что думаешь об этом, Октавия? Не против засранца?


— Хм… Я думаю, это будет хорошо. Он, по крайней мере, считается с моим мнением, а не напрыгивает на меня, когда я сплю и…


— Я тебя понял! — резко перебил девушку Лук. Брюнет же удивлённо посмотрел на Ави и странно улыбнулся.



      Прошло около часа, и погода сменилась в лучшую сторону. Дождь прекратил монотонно барабанить по крыше, ветер стих. Трое временных напарников сидели перед камином и разговаривали.



— Значит, ты в шестом элитном отряде? — зачем-то переспросила девушка, вытягивая ноги поближе к источнику тепла.


— Ну-у-у, да! А ты была во втором? — Дрейн узнал, что красноволосая является той самой девушкой, которую он хотел отравить, дабы возобновить войну ЯИДА и вампиров. От одной только мысли об этом у него тоскливо сжималось сердце. Даг решительно отказался от данной затеи и теперь думал над новым планом.



— Ага…



      Ки сидел и пристально смотрел на Мирайт, которая беседовала не с ним, а с жалким человечишкой. Она даже не смотрела в сторону Пятого Основателя, и это выводило его из себя. Ему хотелось хоть маленькую порцию её внимания. Лорд фырчал, словно недовольный ребёнок, и чуть ли не вслух проклинал брюнета.



— Погода уже улучшилась. Нужно отправляться в путь, а то так весь день просидим за бесполезной болтовнёй, — скрипел зубами вампир, поднимаясь с пола.


— И вправду! Я даже не заметил. Время так быстро пролетело за разговором со столь прелестной девушкой. Ах, ну ты не разговаривал, — язвил мужчина.


— Ох, не провоцируй меня, человек. Если бы не договор, расчленил бы я уже…



«Эх… И так будет всю дорогу? Не хочу слушать оскорбления двух взрослых мужиков. Это так раздражает. Я с ума сойду, пока мы будем обследовать все горные территории».



— Эй, не наступи на плащ Октавии, — поднимая с пола вещь, протараторил Дагон. Девушка тем временем обувалась, слушая надоедливое кудахтанье.


— Не трогай, я сам отдам ей. А то мало ли, испортишь его своими грязными руками!


— О-о, нет, я хочу отдать!



      Вампир и брюнет схватились за плащ и начали отбирать его друг у друга. Они не хотели порвать вещь, поэтому старались пререкаться как можно аккуратней. Ави смотрела на них, как на двух самодовольных петухов. Ей уже хотелось подойти и забрать свою же вещь. Только вот не успела. В самый разгар событий плащ случайно полетел в камин. Парни уже были готовы пустить в ход кулаки, если бы пламя не перекинулось на близлежащие дрова. Старый деревянный дом вспыхнул, как спичка, и только тогда виновники заметили, что случилось нечто ужасное.



      Мирайт стояла и смотрела на это «завораживающее» зрелище с приоткрытым ртом. Казалось, девушка сейчас взорвётся от гнева. Но нет. Ави лишь закатила глаза и вздохнула:



— Идиоты…



      Девушка вышла из полыхающего дома, за ней последовали мужчины.



— Я могу дать тебе свой пиджак, если холодно, — заботливо предложил Даг.


— Нет, спасибо, обойдусь! Лорд, ты можешь даже не предлагать. Хотя о чём это я? Такая, как я, не удостоена столь великой привилегии!



       Следующие пятнадцать минут спутники хранили молчание. Вскоре они наткнулись на двоих человек из организации «Мир». Сатанисты шли по узкой горной тропинке, не чувствуя опасности, и Ки, не церемонясь, напал на них. Застав врагов врасплох, он быстро одержал победу. Один тут же покончил с собой, а вот другой не успел, так как Лук умудрился вытащить пилюлю с ядом прямо изо рта.



— Фу, какой же ты слюнявый! Из-за тебя я испачкал перчатку. Так-с, а теперь скажи мне о вашей цели, — держа пленника за горло, молвил алоглазый.



— Я н-не з-знаю, — прохрипел солдат.


— Правда, что ли? Ну, тогда…



      Раздался хруст свёрнутой шеи, а в руках Основатель держал уже бездыханное тело.



— Что ты делаешь?! Разве нам не нужно разговорить его? В конце концов, отвели бы в штаб ЯИДА, и, возможно, он заговорил бы там. Лук, ты всё испортил! Мы могли бы получить больше информации об их миссии, — размышлял Дагон, делая вид, что хочет помочь.


— Он бы не заговорил в любом случае. Очень уж преданны солдаты своему начальству и вере. К тому же, он лишь пешка, много информации мы бы не получили. Его задача — отвлекать ЯИДА и вампиров, только и всего. Не могу точно сказать, чем это обусловлено, возможно, они собрались снова напасть. Это моё личное предположение. Так что, Лорд, ты не поступил опрометчиво, — потянула Октавия, увлечённо роясь в сумке убитого.



— Видишь, напарница согласна со мной! Выкусил, да? — странным жаргоном заговорил аристократ.


— Ой-ой, у неё просто есть своё мнение. Если оно совпало с твоим, то это лишь случайность. Всё равно, она никогда не будет относиться к тебе хорошо, с учётом того, что ты там вытворяешь с ней, пока она спит!


— Да что ты вообще об этом знаешь!



— Заткнитесь оба! Мне это надоело уже. Сил нет ни говорить, ни ходить, ни успокаивать вас! Я нашла карту с отмеченным местом сбора сектантов. Нам нужно поспешить туда и поймать их всех. Тут ещё есть книга, взгляните.



      Временные напарники подошли и увидели перед собой абсолютно чёрную книгу… Страницы и обложка её были чёрного цвета, а вот текст — серым.



— Да-а-а, дизайн, видимо, Малевич придумал, — на выдохе произнесла Окти.


— Ничего особенного, лишь заповеди и всякие там правила. Что ж, где там место их сбора, Авия? — спросил Даг.


— В горах… Блин, ну почему именно там? Туда переть не меньше дня. Хотя встреча, судя по записям, состоится завтра вечером. Неужели нам придётся ночевать на улице? За-ме-ча-тель-но, я так и не помоюсь сегодня, — жалобно ворчала красноволосая, вешая сумку себе на плечо.



      С неба вновь полился прохладный дождь. Обычная мартовская погода. Компания шла по извилистой дороге, всё глубже удаляясь в чащу. Сочетание бескрайнего леса и величественных гор приятно радовало глаз.



      Настроение у Ави было на нуле, поэтому она старалась не разговаривать. Чего не скажешь о мужчинах. Они постоянно спорили и философствовали о всякой ерунде, каждый пытался опередить оппонента в оскорблении или задать трудный для понимания вопрос. Лук, по мнению девушки, вместо своего привычного равнодушного отношения к скоту, которое ей удалось понаблюдать мельком, очень даже проявлял эмоции. Негативные, но всё же эмоции!



      Дождь всё усиливался, и было принято решение заночевать в горах. Дагон, собрав мокрые ветки и листья, пытался развести костёр. На поиски убежища не пришлось тратить много времени. Лорд нашёл пещеру и перенёс туда девушку одним грациозным прыжком, мужчине же пришлось потратить около десяти минут, чтобы подняться туда. На сей жест благородства Мирайт никак не отреагировала, даже словом не обмолвилась. Она действительно обиделась на Пятого Основателя не по-детски!



      Даг развёл костёр с помощью своих способностей и тем самым получил одобрение от красноволосой. Ки Лук не был человеком и ему не требовался отдых, так что он с жутким недовольством покинул напарников. Сказал, что вернётся часа через три или четыре. Дрейн, естественно, был рад тому, что злобный упырь всё же исчез из поля зрения, и он сможет познакомиться с Ави поближе. Новые знакомые долго сидели и беседовали о разном. Даг поделился своими запасами пищи с Окти, и она была на седьмом небе от счастья, ведь несносное урчание в животе наконец прекратилось.



— Кстати, я тут вот что хотела спросить. Как твоя фамилия, Даг? — вкрадчиво поинтересовалась Октавия, исподлобья рассматривая Дрейна.


— Э-э-э. Эм… Др… Друкери, — промямлил мужчина. На лбу выступила испарина, ведь подобного вопроса он явно не ожидал.


— Хм… Странная, однако, фамилия, — слегка улыбнувшись, протянула Авия.


— Да уж… Что это мы всё обо мне и обо мне… Слушай, извини за вопрос, но что сделал этот гад? Ну, не смотри на меня так, пожалуйста! Я просто скажу, что заметил кое-что. На твоей шее, а также плече и ключице видны свежие следы от укусов и один уже почти заживший… Запястья в синяках. Не отрицаешь, значит, правда… Он сделал это сегодня? — тихо спрашивал Дрейн.



— Ага, пока я спала… Ну, раз уж догадался, то можно мне рассказать тебе? Нет-нет, ты только не подумай, что я болтушка, просто, как бы объяснить… Я просто хочу рассказать тебе об этом. Можно? — по-детски произнесла красноволосая, будто бы обращаясь к старшему брату. Щёки парня покрылись лёгким румянцем. Что уж скрывать, ему было очень приятно слышать такие слова, ведь его сестра Отара не откровенничала и относилась к нему сухо, без явных признаков родственной любви.



— Конечно… Обещаю, что никому не расскажу. Тем более, для этого нет причин, и я не такой человек, Октавия.



— Я… Я верю тебе. Наивно и глупо, но верю… Ты даже представить себе не можешь, как я испугалась. Никогда в жизни мне не было так страшно и больно одновременно. Он… Я с самого начала ждала подвоха, но это было уж слишком! Когда я проснулась от боли в области шеи, то обомлела, — к глазам подступили слёзы. — Я просто смотрела… кх… на его безэмоциональное лицо и… И ощутила его силу и власть. Подобное было и раньше, но не в такой степени. В этот раз меня парализовало только лишь от его бездушного и беспощадного взгляда, сравнимого с непробиваемым айсбергом… А-ах… А когда он сказал, что сломает мне что-нибудь, если нарушу правила его игры, то я интуитивно попыталась вырваться. Мне стало лишь больнее, и я ненадолго поддалась. Знаешь, как это унизительно… Гх… А потом попытка сбежать, затем ещё одна… Укус за укусом, — слёзы уже ручьём текли по щекам Окти и падали на плечо Дагона, который обнял девушку. — Больно, чёрт возьми, мне было так больно! Морально и физически… Агх… А потом самое отвратительное… Он сказал мне, что в качестве наказания решил утолить свою жажду из слишком откровенных мест… А-а-а-а… Козёл, ненавижу его за это! Он сказал, что если бы был человеком, то изнасиловал бы меня во всех позах… Гха… Я так испугалась, Даг…



— Тише, милая, успокойся. Он слишком импульсивный и порой сам не понимает, что делает больно. Всё же у вампиров остаётся что-то от человеческой жизни и сущности… Считай, что у этого поганца осталось неуравновешенное поведение, — успокаивал девушку Дрейн.



— А-а-а… Ладно бы только это… Н-но он даже не извинился и никак не оправдывается! Даже не попытался… Агх.



— Успокойся, Октавия. Для него, на мой взгляд, даже будучи человеком, было в новинку просить прощение…



— А-а-а…



      Лидер организации «Мир» перевёл взгляд на вход в пещеру. Минуту назад там стоял Ки, а сейчас он прятался за стеной. Аристократ в конец растормошил свои волосы и сполз по стене, держа руку на груди. Его щёки приобрели розоватый оттенок. Он сгорал от стыда, а в душе бушевала буря. Лорд слегка приоткрыл рот и скривил лицо. Спустя столько лет вампир разучился справляться с резко нахлынувшими чувствами… А когда увидел девушку, плачущую на плече у ненавистного человечишки, то добавилось ещё и чувство ревности.



      Примерно двадцать минут спустя Лук зашёл в пещеру, убедившись, что Окти крепко спит. Она разлеглась на пиджаке Дага и сладко посапывала.



— Мерзкий трус, — спокойно сказал разноглазый.


— Заткнись, жалкое отродье. Будь благодарен, что я не убил тебя сегодня! — возмущался аристократ.


— А смог бы? — хищно улыбаясь, спросил Дагон.


— Пришлось бы повозиться…



— Ладно, я тут хотел рассказать тебе одну притчу. Ничего не говори, просто выслушай. Ветер встретил прекрасный Цветок и влюбился в него. Пока он нежно ласкал Цветок, тот отвечал ему еще большей любовью, выраженной в цвете и аромате. Но Ветру показалось мало этого, и он решил: «Если я дам Цветку всю свою мощь и силу, то тот одарит меня чем-то ещё большим». И он дохнул на Цветок мощным дыханием своей любви. Но Цветок не вынес бурной страсти и сломался. Ветер попытался поднять его и оживить, но не смог. Тогда он утих и задышал на Цветок нежным дыханием любви, но тот увядал на глазах. Закричал тогда Ветер: «Я отдал тебе всю мощь своей любви, а ты сломался! Видно, не было в тебе силы любви ко мне, а значит, ты не любил!» Но Цветок ничего не ответил. Он умер. Тот, кто любит, должен помнить, что не силой и страстью измеряют любовь, а нежностью и трепетным отношением. Лучше десять раз сдержаться, чем один раз сломать!



      Вампир ничего не ответил, а лишь молча сидел у костра и смотрел на спящую Октавию.



«Да понял я, понял, чёртов всезнайка! Только вот я никогда не любил, идиот. Не знаю, что это такое… Понятно, почему я делаю столько ошибок… Нужно признаться себе в том, что я… Что я лю… Лю… Неважно… Глупости всё это».

Нынешний мир(объяснение)

Императорская Армия (яп. 日本帝鬼軍) - одна из человеческих организаций, которая возглавляет людей Японии(Японская Имперская Демоническая Армия - ЯИДА).


Императорская армия была сформирована для того, чтобы защитить выживших людей от демонов и вампиров. Несмотря на то, что в мире существуют другие подобные организации, именно Японская Императорская армия является самой умелой по борьбе с вампирами.Из-за таинственного вируса человеческое население земли сократилось на 90 процентов, убив всех людей старше 13 лет, не получивших специальную вакцину. Четыре всадника Иоанна прибыли с целью убить выживших людей, но вампиры предложили спасти людей взамен на то, чтобы использовать их в качестве питания.

Некоторые выжившие люди не согласились быть домашним скотом для вампиров и организовали Императорскую армию для борьбы со всеми противниками людей.

▪︎Лунные Демоны - отряды людей, владеющих проклятым оружием с заключённым в оружии демоном.

Совет основателей (Progenitor Council) - это группа прародителей высокого ранга - королей вампиров стран. Главой совета является Урд Гиллес, как Второй основатель и сильнейший (исключая Сайто и Первого Основателя) вампир.


Целями Совета Основателей является обсуждение важных административных вопросов. Так же, основна из их передовых целей - уничтожение Императорской армиии уничтожение любой организации, которая проводит эксперименты над людьми. Они время от времени проводят встречи, чтобы принимать решения и обсуждать важные вопросы. Встреча также может быть проведена из-за чрезвычайной ситуации


Правила вампиров

▪︎Вампирам запрещено вмешиваться в "Серафим конца времен". Нарушения приведут к вечному заключению.

▪︎Вампирам было запрещено вмешиваться в жизнь людей, однако, после Апокалипсиса 2012 это правило было отменено.

▪︎Пить кровь непосредственно из человека разрешено лишь вне столицы.

▪︎Пить кровь другого вампира-это табу и считается аморальным.

▪︎Только дворянам и основателям разрешается превращать человека в вампира.

▪︎Вампиры не могут использовать кровь другого вампира, чтобы превратить человека в вампира. Если они сделают это, и сын, и молодой вампир будут подвергнуты вечному заключению.


Наказания

Солнечная пытка - одно из самых страшных наказаний для вампиров. Используется как пытка.

Вечное заточение - самое страшное вампирское наказание. Заключается в том, что голову вампира отсекают и замуровывают в камне до скончания веков, заставляя наказуемого испытывать вечный голод.


Ки Лук「Ky Luc,キ・ルク 」 - пятый прародитель всего вампирического общества. Явился в Японию как член Японского Вопроса.Ки как и другие вампиры обладает острым умом и хладнокровным нравом. Судя по всему он садист.У Ки средний рост (~175-180) и стройное телосложение. Глаза чуть скругленной миндалевидной формы. Как и все вампиры, Ки обладатель красной радужки, заостренных ушей и пары острых клыков. Его волосы каштаново-рыжего цвета, всегда идеально зачесаны по форме головы. Внешне, укладка его волос напоминает прическу Второго Основателя за исключением пробора, который у Ки идет сбоку.


Одежда Пятого Основателя представляет из себя стандартную форму европейских дворян, которая восходит к моде 19 века, состоит из белой рубашкой с плиссировкой на груди, белого галстука-повязки, синих брюк, синего мундира с черным лацканом и удлиненным задним разрезом и черных сапог чуть ниже колена.


Как вампир, Ки бессмертен и обладает усиленными физическими характеристикам - сила, ловкость, скорость во множество раз превосходит человеческие показатели. Ки входит в число старших Основателей, то бишь является прямым потомком Первого Основателя. Этот факт ставит его выше по силе большинства вампирского мира.

Ки владеет мечом неизвестного ранга. Изначально оружие представляет из себя два кольца, которые Ки носит на средних пальцах обеих рук. При активации, из кольца появляется темно-красная структура, которая обвивает ладонь и предплечье, и уплотняясь, превращается в черное треугольное лезвие. Возможно, эта структура - кровь самого Ки, которая при синтезе с кольцами становится самим оружием. Сам Ки называл его "мечом".


☆ Если есть вопросы, то задавайте их в комментариях. Спасибо всем тем, кто читает.

9.Знала с самого начала

Под утро Октавия почувствовала, как чья-то холодная и одновременно обжигающая рука гладит её щёку. По телу пробежали мурашки, девушке впервые было приятно от чужого прикосновения. Она сгорала от любопытства, но глаза открыть не решалась.



— Прости меня, я поступил ужасно, Октавия.



      Над ухом послышался тихий мужской голос. Догадаться, кому он принадлежит, было несложно, и сердце непроизвольно участило свой ритм. Ки не мог этого не заметить.



— Я не хотел, чтобы ты услышала. Вернее, хотел, просто для меня это так странно… Октавия, пожалуйста, не игнорируй меня больше. Я не вынесу этого жестокого бойкота.



      Лук лежал рядом с красноволосой, прижимая её к себе сильными руками и вдыхая исходящий от девичьих волос запах лаванды. Его губы почти касались мочки уха девушки.



«Что такое? Неужели я рада слышать эти слова? Неужели мне приятны эти прикосновения? Боже, как колотится сердечко! Ах, почему не остановлю его и не уберу руку?! Я ведь злюсь и даже частично ненавижу его! С ума сойти, сама себя понять не могу. Его я тоже едва ли понимаю. Не хочу привязываться к кому-либо, но с Ки всё пошло наперекосяк. Что же делать?»



      Мирайт повернулась на спину и громко выдохнула. Аристократ приподнялся и навис над девушкой. Он смотрел на её лицо с нетерпением и волнением, время от времени отводя глаза из-за несвойственного ему смущения. Авия слегка улыбнулась и решительно сказала:



— Ки… Я прошу тебя больше не делать так. Понимаю, что моя кровь притягивает тебя и заставляет чувствовать голод, но мне больно слышать от тебя обидные вещи. Ты поступил плохо, но я прощу тебя. Только вот больше чтобы не вытворял такого без моего разрешения! — последние слова случайно сорвались с губ Окти. Щёчки тут же налились краской, глазки нервно забегали по сторонам.



— О-о-о, так значит, ты не будешь возражать, если я сделаю такое, спросив тебя? — красноволосая отрицательно затрясла головой. — Нет? Ну, если не попробуешь, то не узнаешь, что я собираюсь сделать.



— Опять ты начинаешь! Это совсем не смешно!



      Девушка нахмурила брови и строго посмотрела на аристократа, но увидев на его лице улыбку, её дыхание напрочь сбилось, а сердце продолжило биться с неимоверной скоростью. Не звериный оскал, не надменную ухмылку, а мальчишескую, радушную улыбку, наполненную тёплыми чувствами и человечностью. Это было так неожиданно, что у Ави не нашлось, что сказать, а всё недовольство и обида мгновенно испарились.



— Знаешь, я тут начал за собой замечать некие странности в поведении и собственных ощущениях. Раньше понятия не имел, в чём их причина. Сейчас, кажется, до меня окончательно дошло. Ты мне… мне… ты… Ах, чёрт, а это трудно сказать! Я не считаю тебя скотом и не испытываю к тебе отвращения. Наоборот, ты нравишься мне… как человек… Нет, как девушка… Ну, или как-то так! Ненавижу все эти человеческие штучки! В общем, суть ты поняла! — сумбурно и немного возмущенно тараторил Лук.



— Э-э-э… Р-разве такое возможно?


— Как видишь, возможно. А что насчёт тебя, девочка. Примешь мои чувства? — вкрадчиво спросил мужчина, изнывая от нетерпения.


— Н-нет, — шепнула Окти и повернула голову в сторону.



      Лорд улыбнулся и повернул покрасневшее лицо Ави обратно к себе.



— Правда? Не верю тебе, милочка. Я же вижу, что тебя смущает то, что я говорю, и ты хочешь сказать мне «да», но отчего-то не можешь. Не хочешь признавать, что я тебе нравлюсь или просто боишься отношений?



— Н-нет…


— Хм, давай я кое-что сделаю, и, если понравится, ты усмиришь свой «прелестный» характер и согласишься принять мои чувства. Ну и сама признаешь, что я тебе нравлюсь. Это же так очевидно, Октавия, — накручивая на палец локон красных волос, мурчал вампир.



— Нет-нет… Не надо.


— Да-да, это просто необходимо…


— Т-ты абсолютно не интересуешься моим мнением!


— Хочу, чтобы ты не отрицала свои же чувства, вот и всё…



      Основатель прищурил глаза и приблизился к губам девушки.



— Можно?


— Н-нет!



      Кончик языка скользнул по розовой щеке, заставляя Мирайт нервно сжать кулачки.



— Прошу тебя.


— Нет, — полушепотом произнесла девушка. Бессмертный, словно острие ножа, водил языком вокруг её губ.



— Сдайся.


— Нет!


— Ты хочешь, чтобы я продолжил?


— Д-да, — голос дрогнул, а руки сжали рубашку Лорда.



      Сперва робкий, затем жадный, напористый поцелуй стирал грани реальности. Теплые девичьи губы и холодные уста мужчины слились вместе в неком танце противоречий. Язык Ки с лёгкостью проник в ротик Ави и теперь хозяйничал там. Поначалу она отвечала ему неумело, но потом приноровилась и даже не задела острых, как бритва клыков. Лорд не мог насладиться желанными устами и, дав девушке сделать живительный глоток воздуха, вновь припал к её губам. Он пытался доказать правдивость своих слов. Хотел, чтобы Мирайт поняла его серьёзные намерения. Но главное — он получал немыслимое удовольствие, чего раньше с ним не было. Лук осознал, что это даже приятнее, чем пить кровь. Посчитав, что для первого раза достаточно, Ки нехотя оторвался от губ Мирайт.



      От сильных и новых ощущений красноволосая обмякла. Фиолетово-голубые глаза были полуоткрытыми, а дыхание стало глубоким и частым. Её волосы теребил вампир, который сейчас находился в похожем состоянии. Они молчали, изредка переглядываясь друг с другом.



— Лук, ты разбудил Ави? — раздался мужской голос. Вблизи пещеры послышались шаги.



— Ки, слезь с меня! — нервно зашептала Окти. Вампир нехотя выполнил «приказ» девушки.



      Дагон застал Авию, поправлявшую свою одежду. Она наспех поздоровалась с ним, стараясь не смотреть ему в глаза. Лук кинул в его сторону гневный взгляд и вышел из пещеры. Мирайт вернула Дрейну его вещь.



— У тебя всё нормально?


— Да, всё отлично. Спасибо за пиджак. Прости за вчерашнее, я наговорила лишнего. Лучше забудь и не зацикливайся на моих проблемах. — Октавия уже полностью собралась и направилась к выходу.



Три часа спустя…



      Путешествие по горам продолжалось, хоть и прошло довольно-таки много времени. Пробираться сквозь горные хребты было довольно трудно. Ави постоянно возмущалась по поводу колючих кустарников, что попадались ей на пути. Мужчины лишь тихо смеялись, наблюдая за тем, как Октавия ворчит, сдирая колючки со своей одежды. За эти три часа погода менялась несколько раз: в каких-то местах шел дождь, где-то снег, и лишь изредка выглядывало солнце. Наконец напарникам удалось добраться до нужного места. Сбор людей из организации «Мир» должен был начаться приблизительно через двадцать минут в ущелье неподалеку от долины горных трав. Ки первый заметил неприятелей. Это были две девушки в чёрной форме, которые мило беседовали, сидя на огромных камнях.



«Идиотки! Я же предупреждал о том, чтобы ни в коем случае не снимали свои капюшоны. Дуры, выдают себя с лихвой. Ладно, это я ещё переживу. Надеюсь, они не додумаются вслух обсуждать наши дальнейшие действия, пока не прибудут остальные. Пятый Основатель ведь не глупый, сразу начнет действовать, как и девушка. Только вот кое-что не даёт мне покоя. Она очень странно себя ведет с нашей первой встречи. Мне легко с ней общаться, не спорю, но периодически от её слов и действий исходит некая опасность. Ладно, сейчас нужно постараться сделать так, чтобы мои временные напарники не узнали лишнего».



— Мики, ты слышала, что в этом задании участвует и наш лидер. Говорят, он такой красавчик, что все девушки от него с ума сходят! Прям жду не дождусь, чтоб его увидеть.


— Да-да, поскорей бы, Джилли. Вай, а вон и остальные!



      К ущелью подошло ещё около пяти людей из организации. Они не особо спешили обсуждать что-то или действовать, будто ждали кого-то.



— Что-то они ничего не делают. Даг, как ты думаешь, в чём же причина? — спросила Ави, ехидно улыбаясь. В её глазах блеснул игривый огонёк, который заметил Ки.


— Хм, кто же их знает…



— Ладненько, Лорд, мне кажется, что нам следует прочесать территорию вокруг ущелья, — лукаво посмотрев на вампира, пропела Авия.


— А кто здесь останется?


— Ты и останешься. Если через полчаса мы не вернёмся, то хватай этих солдат. Ну, а дальше сам разберёшься.


— Но я хочу пойти с тобой! — возмутился алоглазый.


— Ки! Ты с солдатами и один справишься. Дагу лучше со мной пойти, — настаивала Октавия, немного покраснев от пронзительного взгляда вампира.


— Я согласен с Авией, — влез в диалог Даг.


— Хорошо, но если с ней что-нибудь случится, я четвертую тебя без лишних вопросов.


— Я в этом не сомневаюсь, Лук.



      Мирайт и Дрейн ушли на патрулирование. Красноволосая шла вприпрыжку и внимательно смотрела по сторонам. Мужчина, шедший позади, настороженно следил за ней. Он начал предполагать, что здесь что-то не так. Она вдруг ни с того ни с сего решила обойти ущелье, взяв его с собой. Даг начал немного нервничать.



— Октавия, ты ведь уже давно догадалась, кто я. Поэтому прекрати отводить меня всё дальше от солдат из моей организации. Давай разберемся с этим прямо сейчас. — Дагон остановился вместе с Окти посреди долины горных трав.



— Долго же ты додумывался до этого! Знаешь, догадаться, что ты не из японской демонической армии, было несложно. Расстроен, что твой план не удался? Между прочим, ошибся ты в довольно-таки глупых вещах. Начнём с того, что в нашей армии всего пять элитных отрядов, а шестого и в помине никогда не существовало. Потом, как же нелепо на тебе смотрится форма. У наших солдат каждая вещь шьётся индивидуально, так, чтобы ему было удобно. Более того, форма элитного отряда немного отличается от прочих. Когда ты дал мне свой пиджак, на его внутренней стороне были вышиты инициалы, абсолютно не совпадающие с названными тобой именем и фамилией. Ещё хочется отметить, что на задание даже элитные отряды, кроме первых двух, ходят группами, а не поодиночке. Хромает и твоё поведение. Когда ты разговаривал с Лордом, то вёл себя крайне подозрительно для простого солдата. Даже я побаиваюсь его, а ты и не дрогнул.


Я рассказала тебе про мои проблемы только потому, что подумала о том, что мы никогда больше не встретимся с тобой. Но как только те девушки начали говорить об их главнокомандующем, который тоже участвует в этой операции, я серьёзно задумалась. Если ты глава организации «Мир», то являешься моим врагом. Не исключено, что в будущем мы ещё не раз пересечёмся. Ки, возможно, уже разобрался с солдатами твоей армии. Мне больше незачем тянуть время. Прости, но операция не удалась, хоть она и заключалась совсем в другом. Ты ведь собираешься вновь напасть на вторую по значимости лабораторию? Это очень умно, крайне непредсказуемо и одновременно очевидно. Но я бы не советовала делать этого, ведь ты ничего не сможешь из этого извлечь. Наше руководство уже давным-давно перевело нужные им инструменты (людей) в другие места. Я думаю, что тебе не стоит идти на такой опрометчивый шаг, Даг, — констатировала Мирайт.



— Я приятно удивлён и поражён! Ты такая умная девочка, Октавия. Заметила мою ложь в столь незначительных вещах, которые другие люди бы пропустили или просто не разглядели. Я действительно глава организации «Мир» и сейчас должен находиться со своими подчинёнными. Также ты была права в том, что я собирался вновь напасть в то же место. Но по твоему совету я не буду так поступать. Кстати, что же ты сейчас собираешься со мной делать? Хочешь поймать или убить? Ты же ненавидишь мою организацию, считаешь нас деспотами и варварами, которые убивают невинных детей. Я понимаю твою ненависть ко мне, но, как бы странно это не звучало, не хочешь ли ты присоединиться к нам? Я сам предлагаю тебе это. Ведь, честно говоря, мне очень бы хотелось видеть тебя в моём ближайшем окружении.



— Прости, но не соглашусь. Я действительно ненавижу организацию «Мир» и терпеть не могу такие методы борьбы с врагами, как убийство невинных! Это низко. Хотя к тебе у меня нет ненависти, наоборот, как друг ты мне очень бы понравился. К сожалению, сам понимаешь, что друзьями в таком положении мы с тобой стать никак не можем. Что касается твоего убийства, то я не думаю, что это было бы разумным делом. Я сейчас очень сильно измотана как физически, так и морально, ты это прекрасно понимаешь. Поэтому, чтобы не доставлять проблем ни тебе, ни мне, предлагаю мирно разойтись. Это всё, что я хотела сказать на прощание. Ты свободен, уходи! Спасибо за советы и за то, что выслушал меня. Надеюсь, это наша последняя встреча. Ведь убивать тебя мне неохотно, — сказала красноволосая, печально глядя на небо.



— Ха, мы с тобой ещё обязательно встретимся. — Дрейн приблизился к Октавии и, потеребив её непослушные волосы с улыбкой на лице, исчез.



— Дурак…



— Октавия, ты отпустила его? — спросил вампир, беспечно смотря на облака.


— Лорд, ты ведь понимаешь, что он чертовски сильный. Возможно, даже немного сильнее тебя… Долго бы с ним провозились, к тому же, я хочу поскорее завершить это патрулирование. Ванна — всё, о чём я сейчас мечтаю, — сказала Ави, прикрыв глаза.


— Гениальная отговорка, Октавия. Отпустила врага лишь только из-за желания помыться? Ох, пошли уже отсюда. С людишками я разобрался, так что преград больше нет…


— Ага. Пошли скорее, а то дождь начинается…

10.Капля яда


«Я очень удивилась, когда вернулась и действительно узрела комнату в прежнем виде. Добрались мы не скоро. Благо Ки нашёл машину у заброшенной деревни и быстро починил её. Я была жутко уставшей, поэтому заснула, только сев в салон. Когда же открыла глазки, мы уже подъезжали к резиденции Лорда… Мне сейчас крайне неловко общаться с ним. Хотя после этого неожиданного поцелуя мы особо не разговаривали. На самом деле я бы очень хотела закончить все эти глупости, касающиеся наших отношений…»



      Октавия снимала грязную одежду, небрежно кидая её на пол. Вода в ванной уже набралась, и девушка хотела скорее погрузиться в неё. Но сперва нужно было вытащить маленькие колючки из ладоней, что Ави делала с явным негодованием. Они как пиявки впились в кожу и не хотели отцепляться. Закончив, красноволосая блаженно опустилась в горячую и поначалу обжигающую воду.



«О-о-о, как же хорошо… Я мечтала об этом два долгих дня. Кстати, Лиру что-то давненько не видела, даже встретить меня не вышла. Может спит, время-то позднее… Ну, сейчас я думаю совсем не об этом. Стоит разобраться с этой проблемой. Я — наивный человек, который невольно начинает влюбляться в своего же надзирателя. Глупая девочка, которая не думает о последствиях, если сдаётся вампиру так легко! Привяжусь к нему ещё сильнее, а когда придёт время разлуки, буду страдать. А оно обязательно настанет… Как только перемирие кончится, мы вновь будем врагами. Даже если решим сохранить наши возможные отношения, то не факт, что они продержатся долго. Он бессмертен, а я нет. Хотя есть и другие причины. Вампир, любящий человека, само по себе нелепость…»



      Гель для душа наполнял помещение приятным ароматом лаванды. Мирайт намыливала кожу и наслаждалась столь чудным запахом. Смыв пену со своего тела, девушка вылезла из ванны. Обернулась махровым полотенцем и направилась в комнату. Она настолько устала, что просто плюхнулась на кровать без задних ног. Но заснуть ей так и не удалось, в голове крутились разные мысли.



«Лук только испытывает ко мне нечто, напоминающее симпатию… Может это обычный интерес? Он просто заинтересован во мне, как в человеке или источнике вкусной крови… Хотя эти варианты маловероятны, ведь тогда не стал бы меня целовать. Я не могу контролировать свои чувства, когда он рядом. Зачем позволила ему поцеловать себя? Долго сопротивлялась, но потом сдалась, не в силах противиться. Глупая… Мне же это понравилось, чёрт возьми, и даже очень! А когда что-то нравится, то хочется большего. Стоит держать под контролем свои желания, тогда и эмоции притихнут…»



      Октавия всё же оделась и собиралась лечь спать, но тут в дверь постучали. Она прекрасно понимала, кто это был.



— Войдите, — отрешённо молвила девушка и залезла на подоконник. Вампир стоял в дверях и с ухмылкой на лице смотрел на Ави.


— Я думал, ты уже спишь.


— Нет, я не сплю. Ки, прошу тебя, выслушай меня и не перебивай.


— Эм, хорошо, — серьёзно сказал Лук, делая шаг вперёд.


— Стой на месте! Слушай и оставайся там! — Лорд сделал так, как велела девушка.



— Ки, то, что мы с тобой делаем, — абсолютное безрассудство! Ты вампир, бессмертное существо, для которого я не должна быть кем-то большим, чем скотом. Тебе нравится моя кровь и, возможно, я, но мне трудно поверить в такое, прости. Если продолжаешь играть со мной, то это слишком затянулось. Пойми, ведь и ты мне начинаешь нравиться, Лорд! Такие чувства я испытываю впервые, так что не считаю их глупостью, они важны для меня! А если ты растопчешь в грязь мою искреннюю симпатию, мне будет больно. К тому же, закончится наше перемирие или нет, не имеет значения. Моя жизнь когда-нибудь оборвётся, и если ты привяжешься ко мне, то будешь страдать! И подумай о том, что скажут остальные… Ты же уважаемый аристократ и вдруг связываешься с жалкой скотиной? Не порть себе репутацию… Я не хочу такого для тебя… Хоть ты и неуравновешенный жестокий вампир! Прости, но я не могу принять твои чувства и свои отдавать не собираюсь. Это всё, спокойной ночи, Лорд Ки.



      За всё время разговора Ави ни разу не посмотрела вампиру в глаза. Она желала, дабы он просто ушёл поскорее и не видел слёз, которые капали на колени. Девушка не могла сдержать их, ведь говорить такое Ки ей совершенно не хотелось. Октавия жаждала и одновременно боялась отношений с аристократом. Она решила разрушить то, что только начинало возрастать…



— Ты уверена в этом, Октавия? — тихо раздался голос Пятого Основателя.



«Что мне ответить? Соврать? Нет, не могу этого сделать…»



— Думаю, так будет лучше.


— Хм… Хм… глупый ребёнок.



      Ки направился к двери, громко топая ботинками. Мирайт уже была готова разреветься, ведь Лук положил руку на ручку двери… Но вместо громкого хлопка Ави услышала щелчок. Вампир закрыл дверь и мгновенно оказался позади сидевший к нему спиной девушки. Его руки легли на миниатюрные плечи красноволосой. Своим дыханием он опалил чувствительную шею, что заставило Окти вновь раскраснеться.



— Ты боишься меня? — хищно зарычал Лук. От неожиданности девушка сглотнула и перестала дышать.


— Н-нет, — закусив губу, шепнула она.


— Не ври мне, — нежно сжимая девушку в «каменных» объятьях, пленительно шептал он.


— Да… Я боюсь тебя, — сдалась Мирайт, и из глаз полились слёзы.


— Мне это нравится!



      Основатель, не выпуская девушку из рук, сжал её горло и притянул тело ближе к себе. Фиолетово-голубые глаза волнительно смотрели в глаза хищника. Он видел её слёзы, слышал стук сердца, прерывистое дыхание… В такие моменты в нём просыпался дикий зверь. Лук наклонился ниже, обнажая клыки. Авия сильно зажмурилась и приготовилась к худшему исходу. Но хищник остановился с довольной ухмылкой на лице, наблюдая за опешившей девушкой. Выражение её лица напоминало смесь страха, сомнения и тайного желания быть побеждённой. От такого вампир был в восторге, и всё внутри трепетало.



— Ах, так бы и съел, — облизываясь, ехидничал Пятый Основатель. Окти распахнула глаза и смущённо отвела их в сторону.


— Опять ты издеваешься надо мной… Кретин…


— Я обожаю так делать и буду так делать… Я не отпущу тебя, ведь ты — моя собственность! Тот факт, что ты боишься меня, это ничего удивительного. Я сильнее тебя и опасней! Запомни хорошенько, ты лишь моя, либо только со мной будешь, либо ни с кем… Не думай сейчас о будущем, забей на других и подчинись своему Лорду. Если боишься, это нормально, я тоже никогда подобными вещами не занимался. Ты у меня первая в таком роде отношений… Я не собираюсь торопить вас, юная леди, но отпускать уж точно не намерен. Больше чтоб не говорила о таких глупостях! — напористо говорил аристократ в игривой манере.



— Н-но, я боюсь… Боюсь, что потом не смогу остановить свои желания.


— Ха-ха-ха, ну ты даёшь… Каждый раз всё больше удивляешь! Глупенький ребёнок, ты хоть представляешь, что сейчас говоришь? Я ведь и сорваться могу от таких милых слов, — лизнув щёку Мирайт, сказал Лорд.


— Отпусти меня, пожалуйста, а то задушишь…



      Основатель резко потянул девушку на себя и взял её на руки. Она с испугом посмотрела на него и хотела возразить, но не успела. Вампир положил девушку на кровать и с головой накрыл одеялом. Октавия была удивлена столь спокойному поведению Ки.



— Спи уже, а то захочу сделать что-то плохое. Завтра, будь любезна, не опаздывай на завтрак. У тебя выходной, а у меня потом ещё куча дел…



      Дверь в комнату тихо захлопнулась, а Ави стащила с себя одеяло и крепко обняла подушку.



«Что за чёрт! Я ему одно говорю, а он мне другое… Я не его собственность! А-ах, теперь он точно знает, что я боюсь его… Дурак, сказал, что ему это нравится. Спи… Спи, Ави… Просто усни».



***



      На огромной кухне дома Ки хлопотала Лира, заканчивая приготовление блюд к завтраку. Её лицо было задумчивым и печальным. Создавалось ощущение, что девушка вот-вот заплачет. Когда она начала делать кофе, то на минуту застыла. В руке находился маленький пузырёк с жидкостью, содержимое которого должно было попасть в чашку.



«Я такая дрянь… Что сейчас собираюсь сделать? Гх… Не хочу убивать эту девочку, но не могу ослушаться приказа. Какая же судьба — интересная вещь, спустя столько лет свела наши судьбы вновь. Ави не помнит меня, а я вот никогда не забуду её лица. Тогда ей было чуть больше пяти. Несчастный ребёнок с кучей психологических травм. Это произошло на одной из наших баз, куда под предлогом развития интеллектуальных и парапсихологических способностей привозили самых невероятных детей со всей Японии. Люди из организации забирали их из разных приютов, не говоря никому истинной причины. Но им особо никто и не возражал, ребят-то девать некуда. Там я и встретила Октавию. Она выделялась среди других детей внешностью и поведением. Пока ребята весело играли в предоставленные им игрушки, малышка стояла в стороне и разглядывала картину. Однажды, подойдя к ней ближе, я рассмотрела такую боль и отчаяние в её глазах, что захотелось плакать. Только вот говорить с ней мне было запрещено. Я почти с самого рождения нахожусь в организации „Мир“, беспрекословно выполнять все их приказы для меня норма. Но тогда мне так хотелось обнять эту маленькую девочку! Я знаю, что с ними делали. Их называли „кандидатами“, которые в дальнейшем должны были исполнять ужасные приказы. Из них делали солдат, готовых жизнь отдать за нелепые устои и своё руководство. Кого-то возвращали, стирая всю информацию о нём и оставляя лишь имена на папках. А кого брали, то уже не отпускали! Я видела, как тренируют таких детей… Мой братик тоже подвергался данным тренировкам. Всё его тело было в синяках и порезах. Только вот он ни капельки не переживал, казалось, что эмоции потихоньку исчезают из его сердца… Я не хотела, чтобы такое случилось и с этой девочкой. Её слёзы. Она специально смотрела на картину, чтобы никто не заметит прозрачных капелек на бледных щёчках. В тот момент я решилась на некую авантюру. Нужно было выкрасть её документы из кабинета, выбросить информацию о ней и оставить лишь папку. Главное было успеть сделать это до того, как с ней поговорит Нора. Она как раз и определяет, кто пройдет, а кто вернётся в приют. Женщина раскладывала папки в две стопки, а затем отдавала определенному человеку ненужные, и он развозил детишек обратно. Во время перерыва приём ребят остановили. Я действовала очень быстро и положила папку №554 в стопку с неподходящими детьми, информацию же потом сожгла. План удался, никто ничего не заметил. Помню то чувство! Внутри всё трепетало от радости! Девочку повезли обратно в приют. Я долго гадала, как же сложилась судьба Октавии. В тот день, когда Лорд привёз её, я так и застыла на месте, но не показала виду, что знаю её… Позже всё разузнала о Мирайт. Она стала такой красивой, сильной девушкой, мне было её жаль. Лорд Ки очень опасный и ненормальный вампир! Я еле выжила месяц на этой работе от его постоянных унижений и жажды. Но когда появилась Ави, то что-то щёлкнуло в голове аристократа. Он действительно думал, что я не замечаю его интереса к Окти? Когда он приходил ночью к ней в комнату и просто наблюдал за её сном, это было очень странно. Лук не трогал её, а просто наблюдал! Но когда он сорвался на Ави, то я вновь увидела слёзы из её по-прежнему детских глаз. Сердце вновь защемило, в тот раз я пожалела её… А что прикажете мне делать сейчас? Я просто умру от горя, когда увижу труп Ави».



      Кареглазая тихо плакала и выливала яд в чашку. Следом она налила кофе и положила три кусочка сахара, как и любила красноволосая. Чашку поставила на поднос и, вытерев слёзы, понесла завтрак на стол, где уже сидел Ки Лук.



***



Недалеко от главной базы организации «Мир».



— Друг мой, что-то ты припозднился, — говорил Астат, оперевшись на дерево.


— Чёрт, весь план пошёл наперекосяк! Кстати, пока не забыл. Ты ещё не отдал приказ об отравлении? — с явным интересом спросил Дагон.



— Эм, я отдал его ещё вчера. Наверное, девушка уже на небесах и ведёт беседу с ангелочками, — пытался пошутить Ковени. Даг не оценил шутки и яростно вцепился в своего друга.


— Быстро отменяй приказ, иначе я убью тебя! — голос брюнета был столь резким, что Астат не на шутку испугался. Земля вокруг треснула, поднялся сильный ветер.



— Э-э-эй, Даг! Ты чего это взъелся? Сейчас всё исправлю… Нел, бегом доставь информацию об отмене приказа! — солдат мгновенно перешёл к исполнению.


— Ах… Эх… Гх, прости, просто я встретил эту девушку на миссии. Не заслуживает она такой участи, — сказал мужчина, отпустив друга.


— Эй-эй, колись… Ты влюбился что ли?


— Ты дурак?! Нет, скорее она пригодится мне в будущем, — молвил разноглазый, направляясь к машине.


— Ха, ну как скажешь…



Гостиная дома Ки.



      Аристократ сидел на своём стуле и как-то непривычно ёрзал в нём. То волосы поправит, то несколько раз расстегнёт или застегнёт верхнюю пуговицу. Постоянно смотрел в сторону лестницы и на часы, которые показывали почти восемь часов. Наконец, Октавия спустилась и тихо поздоровалась. Она смущённо села на своё место и принялась уплетать приготовленный завтрак. Лук пил кровь из своего любимого бокала и наблюдал за Ави. Лира тоже нервно смотрела на Мирайт и задерживала дыхание, когда красноволосая тянула руку к подносу.



— Октавия, сегодня приду ближе к вечеру…


— Ага.


— Потом мы пойдём в сад на прогулку, — пристально посмотрев на девушку, молвил Основатель. Окти от такого заявления поперхнулась и начала кашлять. Затем потянулась к кружке с кофе.



«Нет, Господи, прости меня!» — кареглазая зажмурилась и отвела полные слёз глаза в сторону.

11.Везение

Интересно, что будет чувствовать человек, который убил собственного друга или знакомого не по своей воле? Испытает ли грусть, боль, отчаянье, вину за содеянное? А может, захочет умереть от горя из-за потери кого-то дорогого, как зачастую бывает от несчастной любви? Хотя, каждый человек поступит по-своему.



      Лира отвела глаза в сторону… Она смирилась с неизбежным исходом? Нет, девушка определённо не хотела такого для Октавии. Ли ведь нарушила приказ однажды ради Мирайт, что же мешает ей пойти против ненавистного руководства вновь? Сжав свои зубы, шатенка бросилась к Окти. Она вырвала чашку у неё из рук, слегка пролив кипяток на грудь красноволосой.



— А-а-а-а-а, твою мать! — закричала Мирайт, вскакивая со стула. Ки мгновенно оказался позади Лиры и со злостью дёрнул её за волосы.


— Ах ты, сучка! Как посмела вытворять такое перед своим хозяином? — глаза его пылали от возмущения и дикого желания убить.


— Не трогай её, Ки. Со мной всё нормально.


— Нормально?! Я её придушу, — Лорд стиснул тонкую шею кареглазой.



— Ки, прошу, перестань! — Мирайт пыталась расцепить сильные руки Основателя, но всё было тщетно. — Если не прекратишь, то я не буду с тобой разговаривать, дурак!


— О-о-о, будешь как миленькая. Я прекращу, если поцелуешь меня прямо сейчас, в губы! Если нет, я сверну ей шею.



      Щёки красноволосой покраснели. Окти непроизвольно закусила губу. Она понимала, что вампир шантажирует её, и ему это доставляет неподдельное удовольствие. Также девушка осознавала, что спорить с Лордом в такие моменты абсолютно бесполезно.



— Ладно…



      Сдавшаяся Мирайт встала между Лирой и высокомерным вампиром. Он по-прежнему не отпускал шею смертной, так что нужно было целовать наглеца на глазах у служанки. Лук был высоким, так что девушке пришлось встать на носочки. Только вот Лорд ещё выше задрал голову и довольно ухмыльнулся. Такое высокомерное поведение очень раздражало Окти, но возмутиться в такой ситуации она не могла.



— Т-ты слишком высокий… Н-наклонись, пожалуйста, — схватившись за рубашку Пятого Основателя, шепнула девушка.



      Лорд резко отпустил служанку, и та сразу же убежала. Мужчина, облизываясь, наклонился к Ави и пристально посмотрел в её взволнованные глаза, выжидая дальнейших действий. Она ещё больше покраснела и крепче сжала рубашку несносного вампира. Робко, несмело Мирайт приблизилась к бледным губам. Через секунду закрыла свои глазки, прикоснулась к холодным губам Ки, обуяв их своим теплом. Сильные руки хищника обхватили талию смертной, не желая отпускать. Он не выдержал и взял всё в свои руки. Вампир углубил поцелуй до такой степени, что у красноволосой предательски затряслись ноги, и закружилась голова. Когда сладкая пытка закончилась, девушка начала жадно глотать воздух.



— Уже получается намного лучше! Нужно чаще тренировать тебя, мой непослушный ребёнок. — Слова звучали крайне воодушевлённо и удовлетворённо.


— Ты… Кх, это не честно! Мои ноги…


— Ха-ха-ха, ты ещё так невинна, — Лорд погладил Окти по голове и усадил на стул.



— А если на чистоту, Октавия. Тебе не кажется, что поступок Лиры слишком странный? Перед тем, как ты хотела выпить кофе, она пристально смотрела на тебя, и я заметил это, но слишком поздно. Может она отравить тебя хотела? — серьёзно молвил аристократ, продолжая теребить непослушные волосы Ави.


— Ки! Ну что за глупости ты говоришь. Лира никогда такого не сделала бы со мной.


— Лира, быстро сюда, — заорал вампир. Кареглазая мигом пришла и, виновато склонив голову, встала перед хозяином.



— Слушаю твои объяснения.


— Я…Я не положила сахар в кофе. Не злись на меня, пожалуйста, Авия! Я не хотела проливать кипяток на тебя. Молю, хозяин, простите мне столь ужасный проступок!


— Эй, а она ведь права, Лорд. Я бы очень расстроилась, будь кофе горьким. Ненавижу горечь! Ладно, Ли, я не злюсь на тебя, иди…


— С-спасибо!



      Шатенка вновь ушла, оставив вампира и девушку одних. Мирайт тихо вздохнула и встала со стула. Лук нахмурился и резко схватил Ави за локоть. Ему не понравилась такая глупая отговорка служанки. Вернее, Ки просто-напросто не поверил ей, что было весьма логично. Окти обернулась и смущённо посмотрела на бессмертного.



— Что ещё, Лорд?


— Если с тобой что-то случится, то я убью её. — От его голоса бросало в дрожь. Ави стало страшно, хоть вампир говорил об убийстве другого человека.


— У-успокойся, со мной всё будет хорошо. Иди уже по делам, а мне нужно сменить одежду и поскорее отмыть кофе. Не нужно делать из всех врагов. Это лишь случайность!



      Основатель нехотя отпустил руку красноволосой и с фырчаньем ушёл, громко хлопнув дверью. Ави облегчённо выдохнула и направилась к себе в апартаменты. Она скинула грязную одежду и начала залезать в набирающуюся ванну, но застыла, почувствовав, что пальцы липнут друг к другу. Ей стало любопытно, и Ави лизнула один из них. Каково же было её удивление, когда она ощутила во рту сладкий привкус. Но вскоре этот самый привкус сменился на невыносимое жжение. Мирайт тут же подлетела к крану и начала усиленно полоскать рот, а затем умыла лицо, которое немного пылало от неприятного ощущения.



— Чёрт… Кофе сладкий… Она действительно соврала! Также Ки был абсолютно прав насчёт яда в моём напитке. Неужели первоначальные догадки были верны? Нет-нет, я просто не могу поверить в это! Но… Факты говорят сами за себя… Главное, чтобы Лорд не узнал об этом, иначе Лире конец. А я не хочу, чтобы этот человек умер, несмотря на то, что она хотела убить меня.



***

Дом Дагона Дрейна.

      В огромной гостиной дома главы организации «Мир» сидела симпатичная девушка со светло-красными волосами. Она что-то писала в своём дневнике и невольно улыбалась. Эта особа — сестра Дрейна. Ей шестнадцать лет, но девушка до сих пор не развила в себе способности, которыми обладали все члены семьи Дрейнов. Как ни странно, Отара совсем не переживала по этому поводу, ведь брат оберегал её, словно хрустальную вазу. Только вот отдачи никогда не получал, ведь сестрёнка была слишком избалованной. С самого детства ей доставалось всё самое лучшее. Сначала от родителей, которые просто обожали её. Затем, после их гибели, от заботливого старшего брата.

      Он возглавил организацию в семнадцать лет, убив предыдущего лидера. Даг никогда не был фанатиком данной религии, у него были свои причины поступить так. Тогда Отаре было семь, и её детская психика очень пошатнулась из-за потери мамы и папы. Всю заботу о младшей сестре на себя взвалил Дрейн. Он исполнял почти все её желания, ведь очень любил. Сейчас же их отношения стали слишком холодными. Не было искренности со стороны девушки, чего Дагон не мог не заметить.

— Эй, хвостик, я вернулся!

— Ага, привет, — равнодушно молвила Отара.

— Слышал, ты уже покушала… Не хочешь просто посидеть со мной и поговорить? — в его голосе присутствовали нотки грусти. Дрейн видел, что сестра даже глаз не оторвала от дневника.

— Нет, спать хочу. Я тогда пойду, не буду тебе мешать…

      Кареглазая встала и направилась к себе в комнату, пытаясь скрыться от надоедливого братца.

— Ну, хвостик, подожди. Дай я тебя поцелую на ночь. — Брюнет подошёл к Отаре и попытался чмокнуть её в макушку, как в детстве, только вот его руку наглым образом отдёрнули.

— Брат! Я уже не маленькая девочка, к тому же хочу спать.

      Парень ничего не сказал, а лишь опустил глаза. Дверь громко захлопнулась.

— Выходи, Ковени! Надоел уже прятаться, я больше не злюсь. Главное, чтобы Октавия не умерла, а то я… Неважно… Скажи мне лучше, чем же я не угодил сестре. Почему она так ко мне относится?! — дом буквально затрясся от столь неожиданного порыва злости.

      Астат подбежал к Дрейну и хлопнул его по спине.

— Друг, хватит! У девочки переходный возраст. Давай-ка сядем, выпьем, ты мне расскажешь о задании. И о той загадочной девушке, которую ты так отчаянно пытался спасти от собственного приказа.

      Как ни странно, Даг послушал своего друга и взял себя в руки. Они довольно долго беседовали и даже смеялись над нелепым провалом хозяина дома. Двое мужчин были как родные братья и ценили друг друга. Дрейн попросил его об одной довольно странной услуге:

— Ты же постараешься?

— Да-да, конечно же, постараюсь найти всю возможную информацию об Октавии Мирайт. Только вот мне не нравится, что ты врёшь о своих чувствах. Ты ведь влюбился, да? — поддевал своего начальника Ковени.

— Нет! Я не знаю, как объяснить… Просто отстань!

— Ой, ты такой ранимый мальчик.

— Рот закрой!

***

      На улице уже стемнело. Из-за облаков не было видно ни луны, ни звёзд. Октавия сидела в библиотеке и читала лёгкий детектив. На душе было неспокойно от всех этих событий. Девушка до сих пор не могла поверить в то, что Лира шпион. Хотя Мирайт сразу подумала об этом, как только попала сюда. Весомых доказательств на то не было, только интуиция. Красноволосая думала, как ей быть и что делать. А вдруг Ли захочет завершить начатое? Мысли... Переживания прокручивались в девичьей голове, практически сводя с ума и не давая сосредоточиться на книге.

      Её раздумья прервал Ки, внезапно вошедший в библиотеку. Окти вскочила и заострила своё внимание на изодранной одежде бессмертного. От аристократичной формы остались лишь клочья. Белоснежная рубашка осталась без пуговиц и бесстыдно оголяла мужскую грудь, штаны были порваны в районе колен. Единственное, что осталось в целости и сохранности, так это ботинки Лорда.

      На голове у Ки творилось чёрти что! Волосы, слипшиеся от крови, торчали со всех сторон и касались бледного лица. Глаза устало смотрели на Мирайт, и не о какой прогулке речи не шло.

— …Я даже спросить боюсь, кто так отделал тебя, Лорд. — С толикой иронии молвила девушка. Она была очень шокирована, что мужчина пришёл в таком виде.

— Ох, а я тебе скажу… Веришь или нет, но ведение боя фанатиков меня поразило! — Лук плюхнулся в кресло и закинул голову назад. — Сегодня мы сотрудничали с ЯИДА и весьма плодотворно. Я убедился, что и среди жалких людишек я могу найти себе достойных соперников. Но вот эти сектанты всё испортили! Я и представить не мог, что в бой пойдёт разъедающая кислота. Самое удивительное, что скоту удалось вылить эту мерзкую жидкость на меня! — Основатель возмущался и становился похожим на ребёнка.

— Ха-ха-ха, неужели им удалось провести тебя? — Ави громко смеялась, оперевшись на стол. Алоглазый резко дёрнул её за руку и, усадив к себе на колени, крепко обнял за талию.

— Не смейся… А то я укушу тебя! Сдерживать себя в такие моменты крайне трудно.

— Эй… Нечестно. Ты убил их? — поинтересовалась Окти и облокотилась спиной к почти полностью обнажённой мужской груди.

— О-о, да. Только вот им всё же удалось уничтожить часть моей формы… Погулять сегодня не получится, надеюсь, не расстроилась?

— Ничего, всё хорошо… Можно я вот так полежу на твоём плече, — Окти громко зевнула и положила голову на мужское плечо. Она очень хотела спать, поэтому закрыла глаза, уткнувшись носиком в шею вампира.

— Хм… Конечно, девочка моя…

      Лук обнял её и ничего больше не делал. Поначалу он хотел выпить крови из тонкой шейки или вновь немного поиздеваться над красноволосой. Но сейчас вампир лишь невольно улыбался, смотря на спящее личико своей пленницы, не в силах пошевелиться.

— Что же ты со мной сделала, Октавия? — мертвенно-бледные губы коснулись тёплого лба Мирайт. Аристократ крепче стиснул тело девушки в объятиях и прикрыл свои алые глаза.

***

      Лира сейчас находилась в яблоневом саду владений Ки. На ней был плотный чёрный плащ, а в руке потёртая бумажка, похожая на письмо. Из тени деревьев вышел Нел, который встал очень близко к шатенке и нагло дышал ей в лицо.

— Хорошо, что ты не успела отравить её. Иначе бы Дагон прибил тебя собственными руками, а я не хотел бы этого. Он даже своего лучшего друга чуть не задушил. Видимо, девчонка приглянулась ему, так что план меняется. Так-с, я заберу твоё донесение. — Мужчина буквально выдернул бумажку из рук девушки и, скинув её капюшон, вцепился в пухлые губы. От неожиданности кареглазая пискнула, но, собравшись, оттолкнула Нела.

— Ты что творишь?! Я же сказала, что не люблю тебя!

— Да мне всё равно. Нравится над тобой издеваться, Вакенс. Твой брат, кстати, очень хорошо услужил нашему главному, так что его в звании повысили. Порадуйся за него, трусишка Ли. — Нел развернулся и через несколько секунд исчез из поля зрения.

— Придурок…

12.Обидчивый вампир

Октавия тихо посапывала, широко раскинув ноги на огромной кровати Лорда. Мужчина принёс девушку сюда, так как её невозможно было разбудить, да и он сам хотел этого. Ки лежал вплотную к спящей Ави. На сильном мужском теле не было рубашки, тем не менее это не мешало ему крепко обнимать свою девочку за талию. Он смотрел на ребёнка, как на сокровище, которое случайно попало в его властные руки. Наблюдал за ней и думал о собственных ощущениях, которые поглощали его с каждым днём всё больше и больше, затягивая в воронку сильных чувств. До сих пор он не мог поверить в то, что действительно влюбился в человека за такой короткий промежуток времени. Вся эта ситуация казалась нереальным сном, который скоро закончится, но никогда не забудется.



      Сейчас рядом с ним невинная девочка, которая сводит с ума даже такого дьявола, как Ки. Лорд видит в ней ребёнка, но хочет от неё взрослых вещей. Только вот принуждать к чему-либо он её не станет, ведь она должна сама этого захотеть. Но хищная натура протестует и требует страсти, похоти! От такого рода внутренних противостояний у Основателя часто меняется настроение… Иногда совершенно не получается его контролировать. Так и было несколько дней назад, что могло привести к полному провалу в шатких отношениях. Хорошо, что вампир быстро усмирил свою гордыню и извинился за содеянное.



      Сейчас его тлетворное дыхание опаляло тонкую шею девушки. Лук глубоко вдыхал приятный запах, исходящий от красноволосой, и мурчал от наслаждения. Ни одна, даже самая опытная, женщина не доставляла ему столько удовольствия. Мирайт же достаточно было лишь сопеть под боком у аристократа.



      На улице сегодня вновь было пасмурно и хотелось тепла утреннего рассвета, который прятался за плотными тучами. Октавия начала ворочаться во сне, пытаясь перевернуться на другой бок. Ей не удалось это сделать, поэтому и проснулась. Девушка почувствовала на своей талии чью-то руку и мгновенно открыла сонные глаза. Повернув голову, столкнулась с алыми глазами своего мучителя, который уже ослабил хватку.



— К-ки? Какого! — Ави резко упёрлась своими слабыми руками в обнажённую и мускулистую грудь аристократа. Лук не убирал руку, а лишь тихо произнес:



— Тс-с, малышка, не буянь. Поспи, пока не рассвело.


— Н-но! Ты ведь без рубашки, и я не у себя в комнате!



      Аристократ смотрел на милое красное личико и нервно бегающие глазки. Он перевернул Ави на спину и повис над ней с довольным видом. Маленькие ручки по-прежнему упирались в мужскую грудь, пытаясь оттолкнуть его. Такой невинный жест пробуждал в Лорде азарт и толику умиления.



— Тебе что, не нравится? — низким тембром поинтересовался алоглазый.


— Нет! То есть да… Или нет… С-слезь с меня, ты же обещал, что не тронешь…



      Рука хищника слегка провела по чувствительным губам смертной, заставляя дыхание девушки окончательно сбиться. По всему телу пробежали мурашки.



— Я и не трону… Только вот совсем не прикасаться к тебе я просто не в силах. Ты хоть понимаешь, что если вампир что-то чувствует, то намного сильнее, чем обычные люди.


— К-ки, ну не надо, — дрожащим голосом прошептала Мирайт.


— Хорошо, не буду, — молвил Лук, целуя напряжённую шею девушки.



      Его холодные руки бесцеремонно полезли под маечку Ави. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди от неожиданности и небольшого страха. Руки и ноги отказывались двигаться, будто находились под чем-то тяжёлым. Губы были нервно искусаны чуть ли не до крови, но желания останавливать мучителя не было. Он лишь нежно поглаживал живот и трепетно целовал шею…



— Лорд, прошу тебя, прекрати!


— Угу, — проурчал вампир и нежно прикусил мочку чувствительного уха, не задевая клыками плоть. Окти безмолвно открыла ротик и сильнее упёрлась в грудь вампира. Аристократ буквально будоражил кровь, прикасаясь холодными устами к нежной коже. Он целовал её, но не в губы, будто дразня и заставляя желать большего! Мучительно было сопротивляться такому напору.



— Ки, — шептала Ави, надеясь на прекращение сей сладкой пытки. Алоглазый нехотя оторвался и припал к груди девушки, делая обиженный вид. Затем резко встал с кровати и, закинув девушку на руки, понёс в её апартаменты. По пути красноволосая явно возмущалась тому, что вампир не отнёс её к себе в комнату с самого начала. Основатель плавно опустил Мирайт на кровать и разочарованно направился к себе.



— Ки, ты что, обиделся? — надув щёчки, спросила пленница.


— Да!



      Дверь громко захлопнулась, и в комнате раздался тихий смешок. Она издевалась над Луком, запрещая даже целовать себя без разрешения. Естественно, Окти не хотела торопить их отношения, но вот мужчине было гораздо труднее. В нём просыпался зверь, когда желания касательно данной особы выплёскивались за край его самообладания. Контролировать их становилось невозможным, поэтому нужно было просто немного побыть порознь с красноволосой.



«Дурак! Думает, что получит меня всю и сразу? Нет, такого точно не произойдет. Я ведь тоже люблю играть…»



***

Кабинет Дагона Дрейна.



      На улице около пяти часов без остановки моросил надоедливый дождь. Всё это время Дагон занимался своими делами, и, конечно же, придумывал дальнейший план действий. Попытка убить Октавию была прекращена и отменена. Брюнет был очень счастлив, что Ави осталась жива и невредима. Только вот стратегию нужно было кардинально менять.



«Если мы подключим к наступлению наш флот, то выйдет довольно эффективно. Следует сделать нападение неожиданным и точным. Вампиры будут ошарашены столь неожиданной атакой. Пока кровососы будут разбираться с флотом, мы попытаемся захватить одно из поместий Хиираги. Насколько стало известно от разведчиков, то именно там, в большинстве случаев, проводились эти чёртовы эксперименты над людьми. Это довольно рискованно, велика вероятность больших потерь. Так и получилось в прошлый раз. Стоит нанести ещё один незначительный, но всё же, удар. Ради отвлекающего манёвра… Одна группа на территорию людей, а другая на вампирские владения. Земли Лука я громить не особо хочу, но и туда пошлю небольшой отряд. Операцию стоит начать завтра или послезавтра. Лучше ещё разок хорошенько всё продумать и тогда уже отдать приказ».



***


Поместье Ки Лука.



      Октавия усердно тренировалась с мечом в одном из огромных и редко используемых залов. Лорд с самого утра и словом не обмолвился с ней. Он обиделся, словно дитя какое-то, и Октавия начала переживать по данному поводу.



«Хм, что за чувство… Ничего понять не могу! Я вроде бы сама хотела немного поиздеваться над ним, а теперь чувствую себя крайне мерзко. Почему он совсем не говорит со мной?»



— Следи за ногами! Очень важно в них не путаться и вовремя занять удобную позицию относительно противника, чтобы можно было удобнее размахнуть руками, а главное — быстро изменить положение при атаке, отражении ударе или отступлении! — раздалось за спиной Ави.



— А-а-а… Ки? — девушка вскрикнула от неожиданности и повернулась к вампиру. Он выглядел серьёзным, но пугало не это, а меч, находящийся в его руке.


— Почему навыки владения мечом на столь низком для тебя уровне?


— Э-э-э, ну я не особо им и пользуюсь… Лорд, я хотела бы, — не закончила она, как Основатель встал в боевую стойку и грозно посмотрел на девушку. Его намерения были очевидными. Желание проучить непослушную особу не покидало мужчину ни на минуту.



— Больше двигайся. Прыгай, приседай, где есть возможность, обходи меня с разных сторон, быстрее меняй положение меча. Используй обманные манёвры: замахнись в одном направлении, а ударь в другом, «сыграй» искусственное падение. Повесели меня, ребёнок!


— Н-но!



      Резкий удар Ки заставил напрячься буквально каждую клеточку девичьего тела. А он ведь бил далеко не в полную силу. Ещё один замах девушка бы не выдержала, так что пришлось отступить и «грациозно» увернуться.



— Хм, неплохо. Но куда ты смотришь? Смотри не на клинок или мои руки, а в глаза. Только глаза покажут, что хочет твой соперник сделать в данный момент. Но тем не менее оружие противника не должно выходить из твоего поля зрения, чтобы ты знала, куда вести свой меч. Готова, Авия? — спросил аристократ, вновь занося своё оружие для удара.



      На этот раз атака была более продолжительной. Даже когда меч вылетал из ноющих от мощных ударов вампира рук, Окти быстро ловила его и продолжала сражаться. Алоглазый в какой-то момент остановился и, улыбнувшись, хищно посмотрел на запыхавшуюся девушку.



— И ещё кое-что, малышка. При схватке с противником ты должна знать, что у тебя происходит за спиной. Ведь «на войне как на войне» — атака сзади не запрещена.



      Лук в мгновение ока выбил оружие у Мирайт из рук и, схватив Окти под подмышки, зажал хрупкие руки за спиной девушки. Её дыхание было сбивчивым, а тело вообще не слушалось.



— Попалась. Ты проиграла, готова исполнить желание? — поинтересовался Ки. — Ах, как я мог забыть, что нельзя трогать тебя без разрешения. И как назло, моё желание вынудит тебя прикоснуться ко мне… Эх, видимо, не судьба, — мужчина отпустил смутившуюся девушку и прилёг на диван. Он хотел понаблюдать за Окти со стороны и сделал вид, что читает книгу.



      Октавия пыталась отдышаться, а затем поговорить с Лордом. Она хотела попросить прощение за то, что слишком много поставила запретов в их отношениях. Ави не хватало внимания, и от этого сердце предательски сжималось в груди. Она понимала, что бессмертный хочет проучить её. Нормализовав дыхание, тихими шажками Окти подошла к дивану и пристально посмотрела на читающего хищника.



— Я…Хочу извиниться перед тобой. Сам знаешь, за что. Я разрешаю тебе целовать меня без спроса… Но остальное пусть подождёт! Ки, ты меня слышишь? — мужчина ничего не говорил, а лишь безэмоционально читал книгу.



      Мирайт залезла на диван и поползла к лицу своего надзирателя. Только вот приблизиться и посмотреть в алые глаза мешала надоедливая книга. Все попытки убрать её были безуспешными. Смертная пролезла под ней и плотно прижалась к груди бессмертного. Глаза его были закрыты, и щёки девушки мгновение заалели от такого беспечного выражения лица. Она думала, что Лук хочет, чтобы девушка сама поцеловала его. Октавия приблизилась к бледным устам Ки и невинно приоткрыла свои губки, только вот мужчина отвернулся. Сердце у Окти буквально остановилось, и в груди неприятно закололо. В фиолетово-голубых глазах неожиданно появились слёзы, которые горячими каплями падали на лицо Основателя.



      Руки бессмертного дрогнули, он почувствовал, что пленница пытается слезть с него. Вампир открыл глаза, но смертная отвернулась и продолжила бесполезные попытки улизнуть.



— Авия, посмотри на меня.


— Кх…нет, — заикаясь, молвила Мирайт.



      На лице аристократа появилась озорная улыбка. Он властно повернул голову Окти к себе и взглянул в прекрасные заплаканные глазки. Мужчина был доволен результатом своего наказания. Ки крепко прижал к себе своё сокровище и поменял положение. Теперь красноволосая лежала под наглым вампиром, хлюпала носом и вытирала капельки слёз.



— Ах… Как же мило! Ты всё же можешь быть обычной девушкой и давать волю эмоциям. Мр-р, это так нравится мне! Даже больше, чем когда ты выходишь из себя. Так и хочется поиздеваться над тобой! Твоё смущение заводит меня во всех смыслах этого слова! — руки девушки уже были плотно прижаты к дивану. Она не сопротивлялась, а пристально смотрела на мурчащего бессмертного.


— К-ки, а что ты хотел бы сделать? — шептала Окти.


— О-о-о, боюсь, что мои желания крайне похотливы и развратны. Вампиры не часто занимаются сексом, так как нас интересует исключительно кровь. Но… Если так уж вышло, что кто-то нам нравится, то помимо жажды появляются потребности и в другой области… Уверен, что ты понимаешь, о чем я. — Похотливо облизываясь, молвил Лук.



— Д-да… Ты меня прощаешь? — невинно хлопая глазками, поинтересовалась Ави.


— Конечно. Так значит, я могу целовать тебя, когда пожелаю?! Я добился своего.



      Мужчина наклонился к пленнице и нежно поцеловал желанные губы. Такой поцелуй не удовлетворил всех его потребностей, но пугать красноволосую своей животной страстью мужчина пока что не собирался.



— Ты такая сладкая!


— Ки, поцелуй меня, — от такого заявления зрачки аристократа расширились. Он отпустил руки Октавии и немного отдалился.


— Я ведь поцеловал тебя…


— А я хочу, чтобы ты поцеловал меня так, как хочешь! Мне ведь нужно хоть приблизительно узнать о твоих чувствах и оценить, насколько сильно ты себя сдерживаешь. Тогда буду стараться как-то соответствовать твоему уровню, чтобы удовольствие получала не только я.



      Слова девушки были весьма логичными и крайне воодушевляющими. Лук улыбнулся, обнажая свои острые клыки.



— Ты точно хочешь узнать, что я хочу? — переспросил он, шепча свою речь на ухо любознательной девице.


— Да, хочу…



      В тот же момент в податливые губы смертной страстно вцепился Лорд. Этот поцелуй значительно отличался от всех предыдущих: дикий, требовательный. Вампир нагло проник языком в рот удивлённой Ави. Он начал по-собственнически разгуливать внутри, исследуя каждый уголок и погружаясь всё глубже, заставляя смертную дрожать от странных ощущений. Мужчина крепко обнял юное тело и запустил свои руки под одежду непокорной девочки, чтобы ощутить её тепло.



      Окти робко поглаживала его голову, теребя торчащие волосы. Её губы начали болеть, и вампир учёл этот момент, дав девушке сделать мимолётный перерыв. Голова немного кружилась, и мыслей становилось всё меньше… Язык немного кровоточил, и во рту Мирайт чувствовала привкус собственной крови. Внизу живота всё трепетало. От каждого, даже лёгкого, прикосновения алоглазого к чувствительной коже смертной, девичье тело бросало в приятную дрожь.



      Лук еле оторвался от обмякшей в его крепких объятьях девушки. В комнате слышалось тяжёлое дыхание юной особы, которая нежно прильнула к аристократу, сидя на его коленях. Голова лежала на мужском плече, а руки обвивали талию. Такого Октавия точно не ожидала. Она и представить не могла, что вампир настолько себя сдерживает.



— С тобой всё хорошо? — спросил бессмертный, облизывая и так влажные губы.


— Н-нормально, — еле ворочая языком, ответила она. Вампир провел между лопаток красноволосой холодными пальцами. — А-а-ах, хватит, — прохрипела Окти.


— Чувствительное место?


— Когда ты до меня дотрагиваешься, я чувствую себя странно, дурак! А теперь убери руки, мне щекотно.



      Наглец послушался и убрал руки из-под одежды девушки. Он улёгся на диван вместе с Ави, уложив её рядышком. Мирайт ещё долго тяжело дышала, пока вампир гладил её по голове.



— Теперь ты всё поняла? — в ответ лишь тишина. — Неужели заснула? Ха-ха-ха, ты точно ещё маленькая девочка!



      Основатель прикрыл глаза и блаженно лежал рядом со своей любимой, понимая, что еле остановился сегодня…



***



      В яблоневом саду стоял красивый мужчина и смотрел на весёлую шатенку, которая крепко обнимала его. Мужская рука потянулась к мечу. В мгновение оружие пронзило сердце Лиры со спины. Кровь медленно закапала из её рта, и ошарашенные, полные слёз глаза посмотрели в безэмоциональное лицо. Сил стоять не было, и девушка упала на землю, хватаясь за грудную клетку и тяжело дыша. Её тело дрожало, и всё те же удивлённые глаза смотрели на этого монстра. В сердце кареглазой поселились обида и горечь.



— З-за что… Кх… братик?



      Мужчина ничего не ответил, а лишь наблюдал за тем, как его родная сестра издаёт последний вздох. Он даже не закрыл ей глаза, а просто развернулся и направился прочь.



— Ты должна была исполнять только мои приказы, глупая девочка.

13.Шрам

У рубцовой ткани нет собственного характера. Это вам не то же самое, что ткань здоровой кожи. На ней не остаётся признаков возраста или болезни, на ней не видна бледность или загар. На шраме не растут волосы, на нём нет пор или морщин. Это словно плотный чехол. Он заслоняет и скрывает то, что ещё осталось под низом. Потому-то человек и научился его создавать: чтобы что-нибудь спрятать.



Сюзанна Кейсен. «Прерванная жизнь»



***



      Ки Луку сообщили о внезапной смерти Лиры как раз в тот момент, когда они с Октавией собирались идти на вечернюю прогулку. Ави сразу же ринулась к месту смерти её так называемой подруги. Вампир не сожалел, что кареглазая умерла, а наоборот — радовался, ведь он не доверял ей, особенно после попытки отравить Октавию.



— Ли-и-и, нет. — Мирайт трепетно прижала к себе труп девушки. Её захлестнула буря эмоций, на глаза навернулись слёзы.


— Не трогай эту гадость! — красноволосая с удивлением посмотрела на Ки, но проигнорировала его слова. — Я кому сказал не трогать!



      Мужчина аккуратно отпихнул Ави от шатенки, затем ударил бездыханное тело ногой, заставив его отлететь метров на пятнадцать.



— Что ты делаешь?! Она не гадость, — а человек!!! — ошарашено воскликнула девушка.


— Ты — человек, а она — вонючий скот! Перестань так разговаривать со мной! — Лук уже начал выходить из себя. Окти пыталась подбежать к Лире, но её запястье схватил возмущенный вампир. — Она пыталась убить тебя, идиотка!!!



— О-откуда ты знаешь? — изумилась Мирайт.


— А ты думаешь, я совсем дурак? Если бы не господин Вальдо, который приказал следить за её дальнейшими действиями, то убил бы!!!


— Отпусти, мне больно!


— Не-е-е-е-ет, ты не подойдёшь к этой суке!



      Окти замахнулась на Лорда свободной рукой, но попытка, как всегда, провалилась. Лук дёрнул девушку к себе и крепко прижал её к груди.



— Она не сука! Она была моей подругой… Я… Кх… Хочу закрыть ей глаза! — возмущалась красноволосая, но вампир был непреклонен. Он властно улыбнулся и прошептал на ушко Ави:



— Тише, малышка… Я ведь и разозлиться могу, когда со мной так разговаривают, даже ты. — Влажный язык заскользил по шее Мирайт.



— А-а-а-а-а, ты — чёртов эгоист, отпусти меня!



      Бессмертный с силой прокусил тонкую шею и стал глотать кровь с неимоверным азартом. Тело смертной слабело в его руках, и дабы было удобнее пить, Лук положил её на землю, не прерывая своего занятия.



— Н-ненавижу, когда ты так делаешь, — прохрипела Окти, проваливаясь в небытие.



      Девушка потеряла сознание, и аристократ наконец оторвался от своего занятия. С одной стороны он был зол из-за очередного непослушания, а с другой — его переполняло сочувствие, которое Лорд не хотел показывать своей пленнице. Он тихо поднялся с земли и громко заговорил в адрес уже покойной служанки:



— Я поссорился с Ави только из-за тебя. Думаешь, я и раньше не догадывался, что ты скрываешь нечто важное? Например, тот факт, что являешься предателем? Многие слуги не выдерживали у меня и недели, а ты без проблем проработала почти полтора месяца… Ладно бы, если не трогала Октавию, но ты и тут преуспела! Презираю тебя, жалкий скот.



      Мужчина вновь обратил внимание на красноволосую и почти таким же грубым тоном произнес:



— Маленькая и такая непослушная девочка… Ты хоть представляешь, что я сейчас могу сделать? Моё терпение лопается, как же выйти из этой ситуации? Может всё же запереть тебя в подвале на недельку? — последние слова вампир прокричал. Затем плюхнулся на колени и крепко стиснул юное тело в своих объятьях. — Глупая и бестолковая! Я сделал это, чтобы ты не плакала при мне. Знаешь, как в груди всё сжимается от твоих слёз? Уверен, что ты обиделась на меня. Но я не специально, дурочка. У тебя просто талант выводить меня из себя… Всё из-за того… потому что я… — алоглазый дотронулся холодными губами до ушка Мирайт и сладко прошептал: — Ведь я люблю тебя, глупый ребёнок…



***

Неподалёку от главной базы организации «Мир».



      На небольшой полянке, близ крутого обрыва, стояла девушка. Она была в предвкушении какого-то события. Красные волосы убраны в низкий хвостик, который прикрывала большая и роскошная шляпа. Карие глаза счастливо горели и смотрели на тропинку, ведущую к горному озеру. На лице играла дурацкая улыбка влюблённой по уши девушки.



      Вскоре уста немного дрогнули от лёгкого прикосновения мужских рук к девичьей спине. Кареглазая резко развернулась и мгновенно вцепилась в манящие губы брюнета. Она зажмурилась и наслаждалась процессом, в отличие от парня. Он не закрыл глаза, а равнодушно смотрел на Отару.



— Милый, ты опоздал на пять минут, — пролепетала Дрейн.


— Много дел было.


— Хорошо, присаживайся на травку, я хочу обсудить всё до начала нашего свидания.



      Двое присели и продолжили разговор:



— Чёрт, твоя сестра должна была успеть отравить эту девку. Брат крайне заинтересован в ней, что удивляет меня! Ну ладно, мы ещё успеем избавиться от неё… Ты сейчас жалеешь, что убил свою сестру?


— Нет. Всё ради нашего благого дела. Она погибла не зря. Твой брат готовит новый план, и это действительно сыграет нам на руку. Хочется покончить с надоедливой девочкой раз и навсегда! — последние слова звучали неуверенно.



— Конечно, Акер! Ты обязательно станешь следующим главой организации и будешь править миром. А я буду рядом с тобой и помогу, если что… Но убить Дагона — задача не из легких. Яд, который я подсыпала ему в еду, не действовал из-за врождённого иммунитета! Только вот Даг скрывал это от меня. Способности пока я в себе не развила, так что помочь в его убийстве не смогу, — девушка крепко обняла мужчину и уселась ему на ноги.



— Не волнуйся, я сам всё сделаю. А насчёт смерти сестры… Я скажу, что нашёл её убитой.


— Хорошо, а сейчас…



      Отара начала игриво расстёгивать рубашку брюнета и блаженно мурлыкала, медленно изворачиваясь своим телом.



      Тем временем за одним из деревьев прятался Нел. На его щеках ещё виднелись капельки слёз. Парень любил Лиру с самого детства и хотел вместе с ней сбежать куда подальше. А ведь он даже не успел попросить прощения после их последней ссоры. Чувство вины грызло его изнутри, причиняя ещё большую боль.



«Лира… Это моя вина, прости… Я обязательно отомщу за тебя! Акер, ты нажил себе страшного врага. Я ведь уничтожу тебя, чёртов лжец и предатель!»



***



      Много ли боли нам причиняет прошлое и старые шрамы? Думаю, что даже слишком много…Страдания всегда оставляют шрамы, страдания преследуют нас, меняют нашу жизнь, страдания всё меняют. Но, может, так и должно быть. Всё то, через что нам пришлось пройти, заставляет нас двигаться вперед, подстегивает нас. Наверное, мы должны меняться, чтобы двигаться дальше.*



      Ки сидел на кровати рядом с Октавией и внимательно вглядывался в кривой шрам на её животе. Он легонько дотронулся до него и провёл своей холодной рукой по коже. Ки испытывал ярое желание убить того, кто посмел сотворить такое с его сокровищем… Лук понимал, что девушка обиделась на него за такое свинское отношение к Ли. Именно поэтому приказал похоронить её, как положено, а не зарыть где-то под деревом.



      Спящая красавица медленно открыла свои глазки и обиженно глянула на вампира. Тот, ничего не говоря, прильнул к Окти и удобно устроился у неё на груди.



— Слезь с меня, идиот, — грубо прохрипела красноволосая.


— Извини, я сорвался. Прошу, не злись… Я даже похоронил скотину по всем человеческим правилам…


— Скотину? — бровь Ави изогнулась.


— Ну… Лиру.


— Хм. Я злюсь на тебя, но прощу. Но в следующий раз изобью тебя. Поверь, в гневе я редко могу себя контролировать! А теперь слезь с меня, ты слишком тяжёлый.


— Хорошо…



      Лорд высунул язык и плавно провёл им по чувствительной коже губ Мирайт, будто дразня её. Та вздрогнула и протянуто выдохнула. Время позднее, пора было ложиться спать. Окти только сейчас заметила, что её кофта задёрнута, и смущение взяло вверх. Удивлённые глазки устремились на алоглазого, который с довольной ухмылкой произнёс:



— Да не переживай ты так, ничего с тобой не делал. Просто интересно было посмотреть на твой шрам, который я давно заметил. Откуда он у тебя? — эти слова заставили Авию нервно вздрогнуть и печально улыбнуться.


— Он у меня давно… Ещё с детского дома.


— Расскажи мне, я так хочу узнать о тебе больше. Видимо, это причиняет боль, так что извини за мой интерес. — Основателя обняли тёплые ручки ребёнка и повалили на кровать.



— Ха-ха-ха, ты, оказывается, такой заботливый! Я расскажу тебе, и, надеюсь, мне станет легче.



      Ки устроился поудобнее и приобнял единственную девушку, которой он позволял столь дерзкое поведение по отношению к себе.



— Ох, после смерти моего приёмного отца я попала в детский дом. Это место мне запомнилось на всю жизнь! Для детей, которые потеряли родителей на собственных глазах или имеют серьёзные психологические травмы, правительство создало данный детский дом. Просто громадная территория за городом рядом с живописной природой. Здание старенькое, но очень ухоженное. В первый день меня поселили в дальний корпус, находившейся недалеко от озера… Ну, это не так важно. Я не считала, что получила какую-то психологическую травму, но вот психологи все в один голос твердили, что я «больна». Именно поэтому не могла жить в обычной японской семье. В день прибытия, во время тихого часа, девочка из соседней комнаты отрезала мне часть волос… По правде говоря, это было ужасно! Друзей за неделю моего пребывания в новом доме мне так и не удалось завести, но зато я подружилась с библиотекой и её обитателями! Вскоре мне позволили гулять по территории одной. Тогда-то я и встретила нашего учителя по физкультуре. Мимолётный контакт, не более. Тогда не особо обратила внимание на Зака, но потом заинтересовалась в нём, как только начала посещать его своеобразные уроки. Он занимался с нами, как воспитатель в детском саду, но мне очень нравилось. Единственное, что напрягало, так это странное поведение некоторых детей. Они будто чего-то сильно боялись, но как бы я не «пытала» их, ни слова не услышала. Спустя три дня с начала посещения занятий мне удалось поговорить с учителем в библиотеке. Меня немного смутило, что он проявил инициативу в общении. Но я не отказала и провела приятную для себя беседу. Зак как-то пригласил меня попозировать ему в саду… Его хобби было рисование, чем я очень восхищалась! Ведь художественный талант мне не дан.



      Октавия на секунду прервалась, так как вампир затащил её под тёплое одеяло и крепче прижал к себе. Он понял, что человек, сделавший ей больно, мёртв и немного расстроился. Лорд ведь сам хотел наказать виновника.



— В тот день ярко светило солнце, и я пробыла на улице около двух часов, стоя в одной позе. Картина была закончена, и я была просто в восторге! Никогда в жизни не видела столь поразительного сходства между картиной и живым человеком. Естественно, мой интерес взял вверх, и я напросилась к нему посмотреть остальные работы. Прошло дня два или три… За это время я стала замечать на детях странные синяки и порезы… На улице было просто адское пекло, но они ходили в длинных кофтах, будто что-то пряча… Все эти ребята посещали дополнительные занятия у Зака. Знаешь, Ки, тогда я почувствовала реальную угрозу от этого человека. Наблюдая за ним, стала замечать странный взгляд с его стороны. Он вводил меня в ступор! Но моё неисправимое любопытство всё же уговорило меня наведаться к учителю на «чай».



      Хрупкие руки Окти крепко сжал алоглазый, нежно целуя её в макушку. Его зубы были плотно сжаты от нарастающего гнева. Хоть аристократ сам попросил рассказать девушку о прошлом, но сейчас еле сдерживал нахлынувшие эмоции.



— Жил он в отдельном доме, как и все остальные учителя. Я, как культурная девочка, присела на диван в гостиной и ждала свой чай. Пить его старалась как можно дольше, тянув время. В конце концов, Зак решил показать мне свои работы. Комната с картинами была на втором этаже и, оказавшись там, я чуть челюсть на пол не уронила! Было так красиво, что у меня еле хватило сил сдержать свой восторг. Учитель смотрел на меня и невольно улыбался, а потом ему позвонили. Зак вышел из комнаты и оставил меня одну. В данном помещении была ещё одна дверь, которую я с радостью отворила, надеясь увидеть живописные работы. Но когда включила чёртов свет, то не на шутку испугалась. Вся та доброта и неземная красота картин превратилась в кромешный ад и ужас. Я сделала два робких шага в сторону ужасных полотен. На большинстве из них были изображены мои знакомые, почти полностью обнаженные, а их тела… Они были в огромных порезах и других увечьях. О Господи, а в их глазах было столько боли! Всё выглядело настолько реалистичным, что я даже застыла на время. Затем погас свет, и дверь захлопнулась… Моё сердце ушло в пятки! Потом помню лишь сильный удар по голове… Очнулась уже в подвале дома со связанными руками. Зак сказал мне кое-что: «Милая девочка! Любопытство до добра не доводит. А я ведь не хотел тебя калечить некоторое время. Теперь слушай меня и подчиняйся, дабы выжить».



      Аристократ вдруг понял, что не так давно сказал то же самое, и в груди опять неприятно закололо.



— Мне осталось лишь подчиниться. Сначала он развязал руки, снял с меня верхнюю одежду и оставил лишь нижнее белье. В тот момент я ещё не осознавала, что он собрался со мной делать. Зак отвёл меня в соседнее помещение, где стоял мольберт и находились все нужные принадлежности для рисования. Я села на красный пуфик, ощущая изнывающий взгляд этого урода. Для начала он взял кинжал и подошёл ко мне. Сердце в тот момент чуть не выпрыгнуло из груди. Учитель прикоснулся холодным лезвием к моей щеке и сделал надрез. Именно тогда я вышла из ступора и сильно ударила его в пах…



      Октавия крепко обняла вампира и прижалась к нему, как маленький зашуганный зверёк, ищущий защиту.



— …и побежала вверх по каменным ступеням, но, поднявшись, не смогла открыть дверь. Она была заперта на ключ. Осмотревшись, я поняла, что нахожусь в гараже, и тут же начала искать что-то для защиты. Только вот Зак опередил меня. Он поднялся по лестнице и встал позади. Отступать было поздно! Помню, как оказалась прижатой к грязному бетонному полу… как видела острый охотничий нож с зубцами… как ощутила жуткую боль от резкого удара в живот острым предметом… как слышала смех, видела собственную кровь на его руках! Отчётливо помню собственный пронзительный крик и звук от разбивающихся предметов… Затем видела, как учителя начало буквально разрывать изнутри! Он выплёвывал кровавые ошмётки и выгибался в разные стороны. Я слышала треск его костей и видела его мучительную смерть… Не знаю от чего, но начался сильный пожар. Я лежала и вдыхала едкий дым, ни о чём не думая. Нож так и торчал из моего живота, было невыносимо больно. Знаешь, а я ведь не плакала, хоть так хотелось выть… Меня спасли… Не помню кто и как, но я очень им благодарна…



      Красноволосая завершила свой рассказ и закрыла сонные глазки. Ки ничего не сказал, а лишь слушал тихий детский плач у себя под боком, прижимая своё сокровище ближе.

Примечание к части

*Анатомия страсти / Анатомия Грей (Grey's Anatomy)

14.Тайна рождения

«Ревность — это источник мук для влюбленного и обид для любимой».


Карло Гольдони.


***



      Со дня смерти Лиры прошло две недели. Октавия всё так же жила в доме у аристократа. Их отношения стремительно развивались в лучшую сторону. Они начали понимать друг друга и старались особо не ссориться, хоть и не всегда всё шло гладко, так как разные характеры порой давали о себе знать. Мирайт два раза выходила на связь с руководством, показывая тем самым свою невредимость. Эти разговоры проводились в присутствии Второго Основателя, что крайне напрягало красноволосую. Она побаивалась его пронзительного взгляда и холодных как лёд речей. Лук же не упускал возможности подшутить над Ави и нежно шептал «моя маленькая трусишка».



      Организация за это время напала лишь на окраину территорий ЯИДА, решив не торопить событий. Руководство вампиров и людей понимало, что грядёт буря, поэтому они временно объединили свои армии против грядущего наступления «сатанистов». Поначалу вампиры и люди не ладили между собой, но потом смирились, увидев в этом острую необходимость. Акер и Отара тоже готовили план по завоеванию организации, но их первоначальной задачей было убийство Мирайт. Если посеять семена раздора между двумя сильными противниками, то захватить «Мир» было б проще.



Комната Ки.



      В помещении раздавались болезненные возгласы, смешанные с толикой наслаждения. Ки сидел на кровати и аккуратно выворачивал руку Ави, при этом давя другой рукой меж лопаток.



— Ой-ой, Ки, пожалуйста, ниже! — напряженно шептала девушка. Мужчина, как послушный пёс, опустил свою руку и надавил на позвоночник. Раздался хруст и вздох облегчения. На лице аристократа появилась неподдельная улыбка.



— М-м-м, мне так нравится делать тебе массаж, особенно когда слышу столь прелестные звуки, — пошло облизываясь, молвил он.


— Заткнись! Это, между прочим, твоя вина! Ты же совершенно не жалеешь меня на тренировках… Так выматываешь моё хрупкое тело, а потом наслаждаешься моим бессилием! — прокряхтела Окти, поворачиваясь к наглому вампиру лицом.


— Зато мечом научилась сражаться! А то тебя абсолютно не обучили точным ударам. Рукопашный бой не всегда спасает, глупая девочка! Свои способности используешь редко, а так я хоть спокоен буду, что ты меч умеешь не только держать, но и махать им!



— Ага… Но всё равно, это нечестно! Когда ты тренируешь меня, то успеваешь по попе шлепнуть и облапать!



      Холодные пальцы Основателя бесцеремонно заскользили по чувствительной коже ног Октавии, заставляя её мгновенно замолчать. Фиолетово-голубые глазки смущённо забегали по сторонам, а хрупкие руки потянулись к торчащим со всех сторон волосам аристократа. Он в свою очередь жадно вцепился в губы смертной, заставляя ту тихо постанывать от нахлынувшего удовольствия. Окти уже привыкла к таким прихотям Лорда и не сопротивлялась — бесполезно. Оторвавшись на мгновение от искусанных губ девушки, Лук переключился на бледную шею. Его влажный язык легонько щекотал чувствительную кожу, заставляя каждую клеточку трепетать. Холодные руки пытались залезть под одежду возлюбленной, но…



— К-ки, я тебя сейчас покусаю, — прошептала Окти, убирая руки наглеца прочь.


— А-а-а-а-а, ну почему?! Я так хочу касаться тебя, а ты вечно останавливаешь меня… Мол через одежду терпимо, а без неё нет?! — возмущался Основатель, сердито глядя на красноволосую. Ему уже две недели не дают зайти дальше поцелуев.


— Ха, ну ты же знаешь, как я к такому отношусь! Тем более сейчас у тебя важная встреча с Джиллесом, а у меня занимательная уборка комнаты… Лиры-то больше нет, а новенькая мне не нравится. Она так на тебя смотрит, что хочется в лицо ей плюнуть или в нос дать, — ворчала Мирайт, переворачивая вампира на спину и укладываясь на его грудь.



— Не ревнуй! Она лишь скот и не более…


— Ага, конечно…



      Юная особа резко встала с ухмыляющегося мужчины и побрела в свою комнату.



«Дурочка… Меня так заводит твоя необоснованная ревность! Эх, сдерживать себя становится все труднее».



***

Комната Дагона Дрейна.



      Мужчина перечитывал, казалось бы, в сотый раз недавно принесённые ему документы, не веря собственным глазам. Ковени сидел рядом с ним и пил коньяк из горла бутылки, пытаясь успокоиться. Между друзьями повисла гнетущая атмосфера непонимания. Даже воздух в комнате казался тяжёлым, и дышать было нелегко.



— Всё это время я растил не свою сестру? Мой родной человечек находился в ужасных условиях из-за глупой ошибки… Мне так больно осознавать то, что я не смог дать Октавии всего того, чего она действительно заслуживает! Отара для меня очень важна, я сильно привязался к ней и уже не смогу отпустить. Но моя настоящая сестра должна быть рядом и ни в чём не нуждаться. Как же это, чёрт возьми, обидно, что враги моих родителей поступили так подло! Жаль, что мелочные людишки умерли, ведь я хочу убить их ещё разок и намного мучительнее, чем в прошлый раз! — Дагон положил на тумбочку бумаги и выхватил бутылку из рук своего заместителя. Её содержимое потекло по горлу брюнета, неприятно обжигая его.



— Эй, брат, не напивайся ты так! Теперь же знаешь, что твоя настоящая сестрёнка сейчас находится в «гостях» у вампиров. Нужно поскорее забрать её! И не забудь про её мнение. Ты же не можешь просто прийти и заявить: «Я твой родной старший брат!», это будет как минимум странно. Так что стоит обдумать всё хорошенько, прежде чем действовать. Девушки в таком возрасте очень импульсивны и ранимы… Но всё равно в голове не укладывается, что эти твари подменили ребенка в роддоме, а потом бросили малютку возле реки и просто убежали. Как же это низко для семьи, заключившей сделку с дьяволом… Хорошо, что ты жестоко наказал их тогда за убийство родителей. — Астат пытался подбодрить своего друга, хотя и сам был удивлён той информации, которую с трудом добыл.



      Оказалось, что малышку Ави выкрали из роддома и бросили умирать возле реки под старым мостом. В том месте не ездили машины, да и люди редко проходили мимо. Отару же оставили в семье Дрейнов, дабы наследница без сил не могла претендовать на наследство и получение тайных знаний. Поначалу это может показаться неразумным, но на самом деле это правда. Каждый из клана Дрейнов стремится к получению тайных знаний, которые позволят в дальнейшем управлять людьми, стихиями и многими другими вещами.



      Даже самый обычный человек стремится к получению чего-то уникального. Хочет стать непохожим на остальных. Ведь если у тебя есть что-то необычное, то все сразу обращают на тебя внимание, что нравится большинству людей. Но есть и те, кто страдает от собственной силы и знаний. Изо дня в день они проклинают небеса или родителей за то, что у них есть что-то уникальное и нечто непостижимое для других…



— Нужно встретиться с ней и поговорить. Это будет очень нелегко! Но, по крайней мере, я не сдамся до самого конца. Хочу, чтобы моя маленькая сестрёнка всегда была рядом и больше никогда не терялась. Отаре я расскажу правду чуть позже, но не прогоню её, ведь люблю, как члена своей семьи. — Дагон встал с кровати и подошёл к открытому настежь окну. Перед собой он увидел прекрасную морскую гладь, которая завораживала и будто насильно заставляла восхищаться ей. Но вода не отвлекала мужчину от навязчивых мыслей о потерянном времени, о жестокости этой жизни и о своей настоящей сестре.



***



      Пятый Основатель сейчас находился на очень важном задании. Ему была поручена подготовка солдат к наступлению. Так как вампир обладал отменным умом, то его навыки были просто необходимы. Он долго провозился над картой местности, изучая каждый сантиметр, что немаловажно для атаки… На улице уже стемнело, и Ки понимал, что не поспеет к ужину с Мирайт.



Тем временем в особняке Лорда.



      Красноволосая стояла в боевой стойке с настоящим мечом в руках и смотрела на ворвавшегося в особняк мужчину. Он решительно настаивал на серьёзном разговоре с девушкой. Октавия, естественно, отнеслась к такому повороту событий с настороженностью, поэтому и взяла оружие в руки, дабы не произошло чего ужасного. Ей не было страшно, ведь убить человека не составляло огромного труда. Но любопытство всё росло и росло, не давая покоя.



— Скажи мне, пожалуйста, ты в своём уме? Хоть представляешь, в чей особняк забрел? А если знаешь, чей это дом, то советую поскорее убраться отсюда! Ведь когда вернется хозяин, то влетит тебе и, возможно, мне… Как всегда, ни за что. Так что проваливай отсюда, а то я не хочу потом выслушивать глупые упреки в свой адрес, — недовольно морщась, произнесла Ави. У неё неприятно ныла спина, и болели все конечности, а держать тяжёлое оружие в руках было настоящей пыткой.



— Прости, я забыл представиться. Меня зовут Нел Генол, и я пришёл, дабы поговорить с тобой о кое-чём важном. Я солдат из организации «Мир» и хороший друг Лиры. Перед тем, как прийти сюда, я посетил её могилу. Хотел заранее поблагодарить за такой великодушный жест, ведь я очень переживал по этому поводу. Моя глупышка умерла собачьей смертью… Она этого не заслужила! Факт в том, что я знаю, кто и по какой причине убил её. — Слова мужчины заставили Мирайт на секунду задуматься. Она не видела лжи в его глазах, а наблюдала лишь ярую жажду мести.



— Ну, допустим, что я поверила тебе. Мне тоже очень жаль эту девушку. Она была хорошим человеком, несмотря на то, что пыталась убить меня! Хорошо, я понимаю, почему ты пришел на могилу к своей подруге. Но зачем рассказывать мне, кто убил её, ведь при всём желании я не могу покинуть особняк? Пятый Основатель присматривает за мной, нужно спросить у него разрешение, а он мне его не даст, уж слишком переживает, что сбегу. Я даже не рассчитываю, что он согласится прогуляться со мной, дабы убить убийцу Ли.



      Ави немного солгала Нелу, но сейчас это было не так уж и важно. Мужчина нервно поправил свои зелёные волосы и присел на диван, пристально посмотрев в глаза юной особы.



— Я понимаю твоё удивление. На самом деле, всё не так просто, как кажется. Лиру убил её собственный старший брат за то, что она не смогла отравить тебя. Но наш главный неожиданно отменил приказ после задания двухнедельной давности. Я бы даже сказал, что Дагон был просто в ярости, когда узнал, что ты чуть не умерла.



      Слова солдата заставили сердечко девушки невольно ускорить свой ритм. В глубине души она была счастлива слышать такие слова. Окти поняла, что Дагон сделал это по доброте душевной. На секунду ей захотелось увидеть симпатичного брюнета, который засел в юном сердце.



— То есть ты хочешь сказать, что Ли убил её брат, который тоже входит в организацию «Мир»?


— Да, ты всё правильно поняла. Только вот этот человек хочет убить моего командира и занять его место. А сестра Дрейна полностью поддерживает его планы, чёртова сучка. Я не прошу помочь моему командиру, но хотелось бы, чтобы помогла мне убить человека, который хочет уничтожить и тебя.



— Ты даже представить себе не можешь, сколько людей хотят убить меня. Это не повод, чтобы приходить ко мне и просить о таком. Мне кажется, ты что-то скрываешь, но хочешь сказать об этом прямо сейчас. Неужели это столь важная информация?



      Окти убрала меч в ножны и плюхнулась на диван рядом с парнем. Она поняла, что Генол действительно не хочет причинять ей вред. Кровожадности в нём не наблюдалось, так почему бы не присесть на мягкий диванчик? Тем более всё девичье тело неприятно ныло.



— А что, если я скажу, что ты прекрасно знаешь этого человека? Он ведь предатель не только в нашей организации.


— Что? — удивлённо воскликнула девушка.


— Я даже могу назвать его имя и фамилию… Его зовут…



      Мужчину прервал грубый голос, который громким эхом раздался в комнате, заставляя содрогнуться от страха обоих смертных.



— Что это за скотина сидит на моём диване рядом с тобой?!


— Ки?



      Авия посмотрела на разъяренного вампира и попыталась объяснить ему, что к чему, но не удалось. Мужчина резко набросился на солдата и жаждал убить его, не разобравшись. К счастью, зеленоволосый был отменным бойцом, поэтому с легкостью увернулся от удара и незаметно скрылся. Лорд даже не попытался догнать его. Он схватил Окти за шиворот и повалил на пол.



— Кто это такой? Почему он был здесь? Этот ублюдок трогал тебя?! Чем вы тут с ним занимались?! — яростно кричал мужчина, пугая девушку до чёртиков.


— К-ки, — прохрипела красноволосая. Из испуганных глаз полились слёзы. Основатель убрал руки с тонкой шеи и усмирил свой пыл.


— Ну-ну, хватит плакать, глупая. Я же ведь предупреждал, что не хочу видеть с тобой рядом каких-то там мужиков… Эй, ну прости, я сорвался… Снова…



      Бессмертный пытался утешить свою любимую. Он поднял Ави на руки и посадил к себе на колени. В зале раздался неприятный звук от пощечины.



— Что ты опять вытворяешь, придурок! Я ведь тебе не игрушка, чтобы так бесцеремонно сжимать моё тело в разных местах. Мне так больно от твоих выходок, Лорд… Кх… этот мужчина хотел рассказать мне, кто предатель, а ты набросился на него и чуть не убил. Бестолковый! Он ведь сказал, что я знаю этого человека, а ты, как всегда, всё испортил. Почему ты не веришь мне? Я ведь не врала и не буду, а ты, жестокий вампир, обижаешь мою чувствительную натуру… Терпеть это не могу!



      Слова Мирайт будто пробивали дырку в груди у Лорда. Он гладил свою малышку по волосам, нежно обнимал, целовал её за мочку уха и шептал слова сожаления.



— Прости, малыш, прости… Но всё равно накажу тебя!


— Ты совсем уже с ума сошел?


— Видимо, да, моя глупая девочка…



      Холодный язык мужчины скользнул по белоснежной коже шеи смертной, заставляя ту сильнее сжать его одежду. Он вдыхал приятный аромат, исходящий от девушки, и медленно сходил с ума. Погрузив клыки в чувствительную плоть, Лук начал медленно глотать горячую кровь. Он не пил столь сладостный напиток две недели, ведь сдерживался и не хотел навредить Октавии. Сейчас мужчина был действительно зол на то, что какой-то козёл прикасался к его сокровищу! Глоток за глотком он заставлял Мирайт медленно закрывать глаза и постепенно ослаблять хватку рук. Она испытывала наслаждение с привкусом боли и желания быть побежденной своенравным вампиром… в которого безоговорочно влюблена…

15.Сладкий сон

Я мечтал о сне. Не для того, чтобы забыться или избежать скуки, как это было раньше, а потому, что я хотел бы видеть сны. Может быть, будучи без чувств и имея возможность видеть сны, я бы смог провести несколько часов в мире, где мы с ней были бы вместе. Она видела сны обо мне. Я хотел, чтобы она снилась мне.


Стефани Майер, «Солнце полуночи»


***

      По телу пробежала приятная дрожь, заставляя каждую клеточку разгорячённого тела трепетать от наслаждения. Дыхание стало прерывистым, казалось, будто девушка сейчас задохнётся от собственного бессилия перед жгучим желанием быть покорённой несносным мучителем.

— К-ки, прошу тебя, — нежный шёпот ласкал слух бессмертного, разжигая в нём ещё больший огонь страсти. Он плавно провёл своими пальцами по искусанным губам возлюбленной, давая понять, что сейчас не стоит говорить.

      Авия покорно замолчала, ожидая следующих действий Основателя. Её крохотные, на фоне мужских ладоней, ручки крепко вцепились пальчиками в простынь. Глаза изучающе рассматривали каждый изгиб мужского тела, пытались запомнить каждый сантиметр. Она впервые была один на один с мужчиной, и всё для неё было в новинку.

      Лук хотел доставить удовольствие своей непокорной малышке, которая изнывала от нехватки его ласк. Он начал со своего излюбленного места — шеи. Дразня, вампир невесомо провёл языком вниз по ней, вызвав у девушки лёгкую дрожь. Холодные руки медленно заползли под маячку Октавии, заставив её немного занервничать. Но даже волнение не позволило Мирайт остановить бессмертного. Сейчас он — её господин, перечить которому не стоит, если хочешь испытать эйфорию, которую тебе ещё не приходилось испытывать ранее. Лорд не спешил, растягивая удовольствие и наслаждаясь нарастающим желанием красноволосой, которое так отчётливо читалось в полуоткрытых глазах.

      Ласковый, но требовательный поцелуй ниже пупка заставил красавицу невольно застонать. Такая реакция вызвала улыбку у аристократа и смущение у девушки.

— М-м-м, моя девочка… Мне продолжить?

— Д-да, не останавливайся.

— Как скажешь…

      Его рука потянулась к шортам с прямым намерением снять их…

      Окти резко открыла свои глаза, понимая, что это был сон. На лице читалось удивление, на бледных щеках тут же выступил лёгкий румянец. Девушке впервые в жизни снилось подобное… Всё было так реалистично, что ощущения после увиденного дали о себе знать. Внизу живота приятно щекотало, но и в другом месте чувствовалась непонятная пульсация, которая требовала немедленного укрощения.

«Что за?! Божечки, как мне стыдно… Это лишь сон, но что-то не так. Мне как-то некомфортно… Никогда не испытывала столь странных ощущений. М-минутку, это не моя комната… А это значит, что…»

      Повернув голову, она встретилась с пристальным взглядом вампира. Он смотрел на девушку с лёгкой усмешкой, наблюдая, как всё личико юной особы становится красным. Как же ей неловко смотреть в эти горящие интересом глаза! Что же сказать? Как лучше оправдаться?

— Л-лорд… я…

— Хм, ты у меня в комнате, — сказав это, Лук смело наклонился к ушку смертной. — Кто же тебе снился, малышка?

      Ави перекосило. Основатель спросил именно «кто» тебе снился, а это означает только то, что девушка говорила во сне.

— Н-никто. — Ложь пришлась по нраву аристократу. Он наблюдал, как его девочка перевернулась на бок и перестала смотреть на него, будто пыталась поскорее сбежать от любопытного наглеца. Чтобы этого не произошло, бессмертный обхватил хрупкую талию и прижал испуганное тельце к себе.

— Никто? Я так не думаю… Ты ведь шептала моё имя во сне и даже закусывала губу, а это явный признак желания. Да и к тому же стоны, милая моя, я тоже отчётливо слышал, — в ответ гробовая тишина. — Тебе ведь впервые снился такой сон, да? Не молчи, пожалуйста, я ведь чувствую твоё возбуждение.

      Сердце смертной не на шутку ускорило свой темп, а девичья рука резко отдёрнула сильную руку аристократа. Девушка феерично грохнулась с кровати и растерянно протараторила:

— Д-даже если и так… то я… я…

      На глаза навернулись слёзы. Ави, ничего больше не говоря, побежала к себе в комнату, оставив Ки в полном оцепенении лежать на кровати. Влетев в свою обитель, красноволосая заперлась в ванной и включила прохладную воду, дабы остудиться. Быстро скинув мешающую одежду, она залезла в ванну и сжалась в комочек.

«У-а-а-а-а, как же мне стыдно… Ещё и всё внизу пульсирует, а я не знаю, как унять это чувство! Чёрт, Ки, наверное, опять обидится на меня. Что делать?!»

      В дверь раздался стук, заставивший девушку нервно вздрогнуть и резко взглянуть на запертую дверь. Сердце билось очень быстро, а румянец вспыхнул на щеках с новой силой…

— Октавия, ты там в порядке? — спокойным тоном молвил аристократ, оперевшись плечом на дверь.

— Уходи!

— Ну-ну, тише. Я слышу, как ты плачешь, а мне это очень не нравится, знаешь же! Понимаю, что сейчас тебе нелегко, поэтому хочу помочь. Можно войти?

— Н-нет, только не входи, пожалуйста, — хлюпая носом, сказала испуганная девушка.

— Хорошо. Ты сейчас возбуждена, я прав? — нежный голос бессмертного ласкал слух и внушал доверие. Красноволосая всё же набралась смелости и, немного приподнявшись, ответила на поставленный вопрос:

— Я не знаю… Внизу живота всё щекочет и… и там тоже.

— Тебе стоит разобраться с этим, я не буду мешать. — Лук даже собирался уйти, дабы не смущать Мирайт. Но услышав следующую реплику смертной, впал в ступор.

— А как?

«Минутку… Вот я идиот! Ей же наверняка никто не объяснял, как удовлетворять своё сексуальное возбуждение. После апокалипсиса телевидение, интернет, СМИ больше не работают, а, следовательно, ей в голову не лезли мысли о сексе. Небось, думала лишь о тренировках и способностях. Какой же она ещё ребёнок!»

— Гхе… гхм… Ну, неужели ты раньше такого не делала?

— Делала что?

«Делала что?! Как мне ответить на этот вопрос?!»

— Я имею виду, трогала ли ты себя в зоне источника дискомфорта, дабы угомонить нарастающую пульсацию? — еле выговорил Основатель, закатывая алые глаза.

— Н-нет… Но это точно поможет? Знаешь ли, трогать себя в таких местах, даже наедине с собой, мне стыдно! — тараторила Ави, нервно елозя в ванной.

— Эх, это биологическая потребность твоего организма… Я сейчас не буду тебе всего объяснять, ведь со стыда помрёшь. Обещаю, что завтра постараюсь достать подходящую тебе литературу для индивидуального прочтения… А теперь действуй и иди спать!

      Прародитель бесстыдно приставил ухо к двери, дабы не пропустить ни единого звука. Его похотливые мыслишки уже прокручивали в голове столько эротических картинок, что, казалось, воображение сведёт его с ума!

«Почему бы ей не выключить воду? Эх, я и забыл, что она чертовски проницательная! Сто процентов знает, что я не уйду и буду подслушивать… Иногда хочется, чтобы она не думала вообще!»

      Тем временем Авия закрыла глаза и несмело дотронулась мокрыми пальчиками до возбуждённого клитора. Окти начала медленно поглаживать свой бугорок, осознавая, что так ей становится легче. Её зрачки сильно расширились от нарастающего удовольствия… Хотелось открыть рот и жадно глотать тёплый воздух, но она не могла позволить себе такой роскоши, ведь прекрасно понимала, что надоедливый вампир стоит прямо за запертой дверью. Постепенно девушка непроизвольно увеличила темп и, достигнув пика, всё же протяжно застонала, но тут же смущённо закрыла рот рукой. Её ноги немного подрагивали, и «послевкусие» от проделанной работы даже пришлось по душе красноволосой.

      Лук расцарапал всю дверь, плотно сжимая зубы. Он не думал, что сдерживать собственное возбуждение в такой ситуации будет так трудно. Хотя сам виноват, нечего стоять под дверью и слушать, как девушка расслабляется! Благо не подсматривал, а то Октавия бы точно треснула ему…

      Мирайт вылезла из воды и, вытеревшись насухо, натянула пушистый комплект пижамы. Выходить ей совершенно не хотелось, но не сидеть же теперь здесь всю жизнь. Открыв дверь, девушка вышла из ванной с опущенной головой, стыдясь смотреть Прародителю в глаза. Лук не растерялся и, взяв полотенце из рук Ави, начал вытирать её непослушные волосы.

— Хм, ты неплохо справилась…

— Не говори мне об этом, пожалуйста! Ты хоть представляешь, как мне сейчас неловко?

      Вампир отбросил полотенце и грубо прижал смертную к двери, приблизившись слишком близко к её удивлённому лицу. Его пронзительный взгляд пугал юную особу до чёртиков, но ей всё-таки удалось опустить полные смятения глаза вниз, дабы не свалиться в обморок.

— М-м-м, я прекрасно вижу, как ты смущена и знаешь что? — мужчина приблизился к уху смертной и страстно прошептал: — Меня это так заводит!

      У Окти горели теперь не только щёки, но и всё лицо. Бежать некуда, да и скрыться от надзирателя было непосильной задачей. Она так беззащитна только перед ним, и это в глубине души выводит её из себя.

— Представляю, как же сильно ты раскраснеешься, когда мы будем спать с тобой… И это будет продолжаться несколько часов подряд, без перерыва! Ах, сколько же стонов вылетят из твоего миниатюрного ротика… Хочу услышать, как же сильно ты попросишь не останавливаться и будешь умолять меня взять тебя снова и снова! — шептал монстр, пытаясь выразить своё неумолимое желание в близости. Только вот девушку такие откровенные слова пугали, казалось, что сейчас она вновь разревётся.

— М-мне страшно, когда ты такое говоришь, Ки, — пискнула Ави.

— А разве я не говорил, что мне нравится, когда ты боишься меня?

      Холодные губы коснулись горячей кожи шеи, нежно целуя её. Ноющие клыки хотели вонзиться в аппетитную плоть, но вампир понимал, что сегодня уже достаточно напился крови. Подняв подбородок милого личика, Лук взглянул в дрожащие глаза и смягчил свой напористый взгляд. Довольно ухмыльнувшись, аристократ накрыл своими устами дрожащие губы Октавии, успокаивая её.

— А теперь пора в кроватку, — как ни в чём не бывало молвил Пятый Основатель и отстранился от напуганного ребёнка.

      Мирайт маленькими шажками направилась к кровати, послушав вампира. Она убрала покрывало и залезла на мягкий матрас, накрывшись с головой одеялом. Рядом с ней улёгся Ки и крепко обнял свою малышку, мысленно празднуя своеобразную победу. Его целью было укрощение необузданного нрава, который мог вывести вампира из себя.

— К-ки, а я слышала, что мужчины возбуждаются от обнажённого вида девушек и не только… А ты…

— Хм, как думаешь, чем я занимался за дверью? — издеваясь, произнёс Лук.

— Чего-о-о-о?! — Окти громко вскрикнула, но бессмертный весело засмеялся, чем обидел девушку ещё больше. — Хватит издеваться надо мной! Я ведь реально поверила тебе.

— Малышка, я прекрасно себя контролирую… Спи давай, завтра нам нужно на осмотр новых земель, помнишь? — подминая под себя красноволосую, молвил он.

— Помню я, помню… Спокойной ночи!

— Спи спокойно, Октавия…

***

Морской порт.

      На берег высаживаются солдаты из организации. Они полностью подготовились к наступлению и намеревались одержать победу в предстоящей битве. Дагон тоже прибыл сюда, дабы проконтролировать весь процесс лично.

— Перемещаемся в лес на нашу базу. Переносите оборудование аккуратнее, если уроните — на кол посажу! — саркастично и одновременно серьёзно произнёс Ковени.

— Астат, надеюсь, информация, предоставленная тобой, верна. Ведь я приду за своей сестрой в этот заброшенный город и заберу её к себе. Если что-то не удастся, получишь от меня нагоняй! А лучше в подвал посажу, может повнимательнее будешь, — говорил Дрейн насмешливым тоном.

— Э-э-э-эй, ну не хорошо так угрожать собственному другу! Знаешь, периодически в тебя вселяется чокнутый садист, может, экзорциста позовём?

— Заткнись!

      Брюнет направился вслед за своими подчинёнными, осматриваясь по сторонам. Когда-то, до падения мира, он любил здесь гулять вместе со своими родителями, которые тут познакомились. Сейчас весь порт разрушен. Нет больше чудесного вида на море, оно превратилось в ужасную грязную лужу, не было и чудесных дельфинов, лишь мерзкие всадники апокалипсиса, перестали работать и маленькие кафешки, манящие своими вкусными ароматами…

«Нам нужно успеть до рассвета. Если нас засекут, то придётся отступать, а мне такой исход не нравится. Завтра я встречусь с сестрой в городе, который отдали Пятому Основателю в качестве новых территорий. Они пойдут смотреть окрестности вдвоём, ведь одну он её не оставит из-за обострения военного конфликта… Надеюсь, у этого ненормального планы не поменяются. Чёрт, когда я рассказал Отаре об этом, она чуть в обморок не упала. Но её реакция была такой странной, что теперь не знаю, как быть. Глаза были наполнены некой уверенностью и… радостью? Я-то рассчитывал на обиду, негодование, злость. Из-за этого на душе так паршиво… Любит ли она меня вообще? Эх, как же фигово!»

      Мужчина остановился и с грустью посмотрел на небо, наблюдая за мерцанием небесных светил. Они так манили и в то же время отталкивали своей неземной красотой, что Даг не мог оторвать глаз. Его сердце забилось чаще, и на лице взыграла столь редкая и такая искренняя улыбка. Детская, неподдельная, как у увидевшего чудо ребёнка. А вот в глазах читалось волнение и предвкушение долгожданной встречи. Брюнет тщательно подбирал слова перед приездом в порт и даже расхаживал по каюте, репетируя встречу. Астат застал этот момент и громко хохотал над своим другом. Ведь Ковени понимал, что такой профессиональный убийца, как Даг, сейчас похож на обычного человека. Будто не было вовсе рек крови и нескончаемых криков вставших у него на пути людей. Но за что заместитель уважал своего начальника, так это за верность семье… ради которой он готов на всё.

— Эх, завтра будет трудный день!

16.Стремительное наступление

Обида в отношениях — значит взвалить на них лишние камни. Чем сильнее обида, тем большая тяжесть приходится на ваши чувства. И даже самые сильные рано или поздно рухнут под этим грузом. Умение прощать доступно лишь мудрецам, умение просить прощения — удел сильных духом.


***


      Красные волосы быстро развевались на ветру, щекоча нос девушки. Сегодня Ки лично вёл машину, развивая при этом бешеную скорость. Ави весело хохотала от глупых песенок Основателя, который теперь уже, не стесняясь, пел их. Обычно он не парился по поводу мнения окружающих на этот счёт, но точка зрения Мирайт была для него крайне важна. Вампир невольно трепетал от звонкого голоса и почти не смотрел на дорогу, а лишь блаженно любовался улыбающейся Окти.



— … It’s such a pleasure to sing with you together. Making love, when there is nobody home. But I can’t kiss you 'til you lift up your chin. You have to want to stop being alone (2014)*


— Эй, а про что песенка?


— Ха-ха-ха, значит, ты знаешь немецкий и французский, но только несколько фраз по-английски? — ехидничал Лук.


— Ну-у-у, просто ещё не успела выучить. В конце концов, для этого ещё вся жизнь впереди. Надеюсь, там ничего пошлого! — прищурила глаза юная особа.


— Нет-нет, ничего такого там нет…



      Пятый Основатель вдавил педаль газа до упора и вывернул руль. Кабриолет резко развернулся, и Ави влетела в мужское плечо, крепко вцепившись в него, дабы не вылететь из открытого салона. Аристократ специально так ехал по извилистой дороге, дразня свою малышку. В конечном итоге, они благополучно добрались до места назначения, и Мирайт с радостью вылезла из машины, плотно прикрывая рот рукой и благодаря судьбу за то, что жива.



— Тебе нехорошо?


— Я сейчас блевану! Зачем вертел машиной так, будто вошь под задницу заползла? — вампир смерил Октавию строгим взглядом, и та, повернувшись к машине, упёрлась в неё руками.



«Блин, я сейчас такую глупость сказала. Опять будет говорить про неподобающий тон и укоризненно смотреть на меня».



      Мужские руки крепко сжали упругие ягодицы Ави, заставляя девушку мгновенно покраснеть и опустить голову.



— Куда там мне вошь заползла? — тихим тембром осведомился алоглазый, перемещая свои руки на хрупкую талию и уверенно прижимая юное тело ближе к себе.



      Октавия же несмело развернулась с позволения вампира и невинно обняла мужчину, уткнувшись носиком в его широкую грудь.



— П-прости…


— Ладно, только сначала…



      Лорд поднял маленький подбородок пленницы и припал к сладким губам смертной, которая была не против таких действий. Его разгорячённый язык водил по чувствительной нижней губе, а затем проник внутрь и начал смело разгуливать там. Окти почувствовала, что ноги начинают подкашиваться от приятных ощущений. Ей стало жарко и захотелось скинуть с себя всю надоедливую одежду. Сейчас она уже не возражала против интимных прикосновений вампира к её спине, животу, груди… Прошла минута, и возбуждённая девушка смиренно лежала спиной на капоте и мурлыкала, словно котёнок.



      Аристократ же медленно водил губами по притягательной шее и выпирающим ключицам, нежно поглаживал красивые ножки и чувствовал, что вконец теряет контроль над происходящим. Раньше непокорная особа постоянно останавливала его, но сейчас она не противилась, а наоборот — жаждала большего. Зрачки расширились, алые глаза казались почти чёрными, но самообладание всё же пересилило похоть.



«Если бы малышка не была девственницей, то пиши пропало, чтобы я сейчас с ней сделал. Маленькая засранка, опять выводит меня из себя…»



— Так-так, что-то мы с тобой раззадорились, — молвил Лук, одобрительно оглядывая размякшую девушку.


— Д-да…



      Ки как ни в чём не бывало направился оглядывать свои новые владения. Это был небольшой городок с невысокими заданиями, но большим парком в центре. Сюда по приказу Второго Основателя должны были заселить людей и привезти оборудование для сбора крови, а также запасы еды и тому подобное. Это место идеально подходило для заселения скота, и оставалось лишь всё устроить по усмотрению нового хозяина.



      Ави тихо следовала за алоглазым, внимательно рассматривая местность. Она заметила, что мужчина задумчиво смотрел на дома и дорогу, периодически озвучивая свои планы на будущее. Продумывать всё до мелочей, не оставлять без внимания ни одну деталь было так похоже на него. Этим он напоминал Джиллеса, который отстроил Москву по собственному усмотрению, сделав город ещё лучше, чем до конца света.



«Какой он милый, когда заинтересован работой. Нет, честное слово, никогда бы не подумала, что влюблюсь в этого психованного и эмоционально неуравновешенного монстра… Он лицемерный, высокомерный, надменный вампиряка! Но такой нежный, страстный, умный… Красивый, заботливый и чертовски сексуальный! Блин, что же я сегодня натворила? Так стыдно теперь… Хорошо, что с самоконтролем у Ки всё нормально. Хотя иногда случаются досадные недоразумения… Почему же я перестала сопротивляться? Неужели уже готова заняться с ним сексом?! А-а-ах, даже от этих мыслей кровь приливает к щекам. Нет-нет, стоит привыкнуть друг к другу, тем более не хочу, чтобы другие вампиры заподозрили что-то. Хотя Вальдо Джиллес, вероятнее всего, раскусил нас… Ладно, не буду заморачиваться на этот счёт».



      Октавия остановилась и с улыбкой взглянула наверх. Похожие на стадо овечек облака не спеша плыли по небу, то и дело заслоняя солнце. С раннего детства Ави обожала смотреть на небосвод, пытаясь разглядеть там животных или предметы. Некоторые считают это занятие скучным, но только не она…



— Авия, — протянул мужчина, стоя рядом с двумя другими вампирами.


— Эм…


— Меня вызывает руководство. Наш объединённый флот терпит крах от чёртовых сатанистов. Границы людской территории также подверглись нападению. Фронт разделился надвое, так что мы с тобой направляемся к заливу Осаки, дабы изменить ситуацию в лучшую сторону, — с толикой отстранённости молвил аристократ.


— Хорошо!



***

Залив Осаки.



      Вампиры и люди сражались уже на протяжении двух часов, но никто не собирался сдаваться. Лук с довольным лицом убивал надоедливых противников, наслаждаясь свежепролитой кровью. Он потерял из виду Октавию и уже начинал нервничать из-за её долгого отсутствия. Проблема была в том, что в основном вампирским войском командовал именно Пятый Основатель, так что просто уйти на поиски своей пленницы он не мог.



— Чёрт, где она?! — ломая шею очередному человеку, возмущался Ки.


— Что-то не так, Господин Лук? — спросил один из его помощников.


— Ох, маленькая девочка, по-видимому, решила ослушаться моего приказа! Я же сказал ей, чтобы ни на шаг от меня не отходила!


— Мой Господин, я видел, как она побежала в сторону бывшего порта. В одно из развалившихся зданий…


— Отлично!



Тем временем в здании заброшенного порта.



      Нел вытирал кровь со своей щеки и с опаской смотрел на Октавию, которая явно была чем-то очень недовольна. Она жутко хмурилась и протирала попу, что-то ворча под нос.



— И-извини, я не специально… Кто ж знал, что это ты, а не вампир.


— Теперь оправдываешься? Знаешь, если нас с тобой тут найдут, то меня точно заподозрят в предательстве! Давай говори быстрее, кто настоящий предатель! А то я б тебе ещё раз с удовольствием треснула. — Мирайт гневно потирала руки, ведь Генол ударил её по голове и толкнул на землю. Теперь копчик ужасно болел, причиняя явный дискомфорт при ходьбе.


— Хорошо. Этого человека ты прекрасно знаешь. Его зовут А…



      Зеленоволосый мгновенно замолчал, заметив позади девушки Основателя. Он прожигал его убийственным взглядом, поэтому парню пришлось отступить на несколько шагов назад. Страх действительно проснулся в его сердце, и он осознал, что сейчас лучше как можно быстрее скрыться. Нел развернулся и, недолго думая, выпрыгнул из окна.



— Какого?! — возмущенно закричала Окти.



      Вампир схватил её за плечо и грубо развернул к себе, при этом вжимая хрупкое тело в стену. Девушка оторопела, и сердце нервно забилось, ведь холодное выражение лица Лорда не предвещало ничего хорошего.



— Ты отошла от меня для того, чтобы поговорить с этим ничтожеством? — процедил сквозь зубы вампир.


— Ч-чего?


— Ты что, оглохла?! Я же сказал, что не потерплю, чтобы кто-то другой прикасался к тебе! Неужели ты тогда соврала мне?! Любишь его! Хочешь быть рядом с этим ублюдком? — алоглазый громко кричал, приближаясь всё ближе к лицу опешившей девушки.


— Я не…



      Лук закрыл рот красноволосой своей большой ладонью и, коснувшись её лба своим, продолжил говорить в такой же манере:



— Не отдам, — от этих слов зрачки Ави расширились. В глубине души ей было чертовски приятно слышать такое от высокомерного вампира. — Ты только моя! Плевать на всех, я не отдам тебя этому человеку… Но за враньё ты будешь наказана.



«Почему он мне не верит?»



      Авия оттолкнула Основателя и исподлобья уставилась на него. Ей было очень неприятно, что он хочет наказать её ни за что.



— Хватит уже чушь нести. Я не вру тебе. Он всего лишь хотел сказать, кто предатель, и всё! — Лорду не понравился такой тон.


— С чего бы вдруг ему такое рассказывать собственному врагу? Не думаю, что из-за смерти своей подружки в нём проснулась совесть… Лучше извинись за своё поведение, и я не буду тебя сильно наказывать. Хотя следовало бы! — властный голос раздавался в помещении. От нарастающего недовольства Октавия крепко стиснула зубы.



— Не буду, — прошептала она.


— Что ты сказала?


— Я сказала, что не буду просить прощения! Какого чёрта ты вообще мне приказываешь? Я, в конце концов, человек, а не твоя очередная игрушка. Если не веришь мне, то скатертью дорога! Надоел уже так себя вести… Не делай то, не делай это! Не ходи, не пей, не ешь, не дыши! Да твою мать, как же достали твои эгоистичные приказы и желания. Моё мнение тебя вообще не интересует… Ненавижу, когда ты такой, Ки!



      Вывалив все эмоции наружу, красноволосая громко дышала и сжала кулаки так, что костяшки побелели. Бессмертный же, судя по всему, очень обиделся, хоть и пытался сохранять спокойствие.



— У тебя последний шанс, чтобы извиниться…


— Не буду.



      Алоглазый приблизился к смертной и хотел вцепиться ей в шею, но неожиданный удар в пах заставил его буквально согнуться пополам. Оклемавшись, он попытался выпрямиться, но мощный энергетический всплеск влепил его в стену. После этого всё успокоилось. Подняв свои глаза, Лук увидел чуть ли не ревущую девушку.



— Ты хотел меня ударить?


— Нет, я…


— А вот не верю тебе! Не хочу с тобой разговаривать и видеть тебя не хочу… Ты лжец и эгоист! Пока сам не попросишь прощения, ко мне можешь даже не подходить. Я объявляю тебе бойкот, Лорд Ки!



      Лук жутко обиделся. Он не стал ничего говорить, а лишь равнодушно вышел из здания, даже не взглянув на Октавию. Как только вампир ушёл, старое здание пошатнулось и начало рушиться. Девушка еле выбралась и грохнулась прямо перед взволнованным аристократом, который, увидев её целой и невредимой, вновь надел маску безразличия. Он развернулся и посмотрел на поле битвы, где уже лежали только трупы убитых, и направился к своему помощнику. Октавия же медленно поднялась и украдкой посмотрела на объект своей обиды.



«Терпеть не могу такое к себе отношение, Ки».



***


      По новым владениям Ки Лука разгуливал брюнет. Вид у него был угрюмый: в глазах виднелся проблеск разочарования, лицо было мрачнее тучи. Сейчас он искал кое-кого с явно не благими намерениями.



— Ковени, твою мать! Где моя сестра, чёрт тебя дери?



      Астат прятался в квартале от Дрейна. Он опять накосячил и испортил настроение своему начальнику.



«Что же мне так не везёт? Блин, они должны были быть тут… Кто ж знал, что эти двое так быстро уйдут отсюда. Это не моя вина, только вот этому неугомонному сейчас плевать. Ох, нет конечно, я могу его понять — родная сестра и всё такое… Но он слишком импульсивен, и из-за этого у меня много проблем. Если вспылит, то спасайся кто может! Раз в неделю я точно меняю почти все стёкла в его доме, а всё из-за буйного нрава. Одним словом — кошмар, а не друг! Но я всё равно ценю его. Ладненько, нужно выйти и нормально поговорить».



      Как только друг Дрейна появился перед ним с улыбкой на лице, Дагон остановился и обнажил свой меч.



— Эй, ты чего?


— Глупый вопрос, Ковени. Я убью тебя, чёртов поганец!



      Двое мужчин начали драться, но победитель был очевиден. Брюнет повалил друга на лопатки и сильно врезал кулаком ему в лицо, после чего наконец угомонился. Оба продолжали сидеть на земле. Отдышавшись и полностью придя в себя, они начали говорить:



— Ты идиот…


— Знаю. Извини за то, что ударил. Мне просто очень хотелось увидеть сестрёнку. Знаешь же, как сильно я готовился к этому событию. Просто не представляю, когда снова удастся поговорить с ней… Наше наступление было отлично спланировано. По моим расчётам в Осаке должна быть ничья, а у границ ЯИДА мы должны были сокрушить их, пусть и огромный, отряд…


— Ох, хорошо, если так. Они должны повестись на нашу приманку.


— Тогда-то всё станет куда проще…



***



      Акер смотрел на полыхающие боеприпасы, затем перевёл взгляд на своих союзников, корчащихся в жуткой агонии. Они задыхались и пытались выползти из ядовитого тумана. Мужчина же очень равнодушно отнёсся к их поражению у границ ЯИДА, поэтому развернулся и направился прочь. Вокруг слышались душераздирающие крики, мольбы о помощи. Акера то и дело окликали ещё живые люди, но он лишь молча направлялся в сторону своей машины.



«Отлично. План Дагона Дрейна пока идёт как надо. Теперь мне нужно будет лишь воплотить свои идеи в жизнь. Та идиотка по уши влюблена в меня, что, в свою очередь, очень выгодно. Она сделает всё, что только я пожелаю. Нужно поскорее разобраться с одной навязчивой проблемой. Тем более, когда я узнал о том, что Октавия — сестра главного. Её смерть будет гораздо мучительнее, чем планировалось. Даг, я разрушу всё, чего ты с таким трудом добивался… Обещаю тебе».

Примечание к части

*Это невероятное удовольствие — петь вместе с тобой. Заниматься любовью, когда никого нет дома. Но я не могу поцеловать тебя, пока ты не приподнимешь голову. Тебе стоило бы перестать хотеть быть одной...


(Отрывок)


Исполнитель: Jack White


Название: Would You Fight for My Love?

17.Примирение

Прощать всегда трудно, злиться — легко, ненавидеть тоже, но прощать тяжелее всего. Иногда люди говорят не то, что думают или совершают ошибки, иногда мы сами совершаем ошибки. Так мы успокаиваем себя, чтобы унять боль…



Холм одного дерева (One Tree Hill)


***


Ревность — разновидность чувства собственности.


Поль Лафарг.



      Вернувшись с задания, Ки с Ави так и не помирились. Девушка сразу же заперлась в своей комнате и не выходила оттуда на протяжении нескольких часов. Делать было нечего, поэтому большую часть времени она потратила на ванну, а после пыталась отвлечься чтением простенького детектива. Но надоедливые мысли, крутившиеся в юной голове, не давали покоя. С одной стороны, угрызение совести за плохие слова в адрес Ки, а с другой — собственное упрямство. Однако Мирайт не собиралась извиняться первой, ведь считала виноватым вампира, что и неудивительно с её то характером.



      Через пятнадцать минут должен был начаться ужин, и красноволосая пыталась хоть как-то угомонить своё волнение. Акини — новая служанка — не позвала её, поэтому девушка подумала, что Лук не хочет видеться с ней. Дабы проверить своё предположение, Окти собралась спуститься вниз пораньше и посмотреть, накрыт стол или нет. Обычно девушка постоянно опаздывала, но Лорд всегда терпеливо ждал её. Что же сейчас?



      Спустившись, Ави остолбенела. Картина, которую она застала, ввергла её в шок. Хоть выражение лица оставалось спокойным или даже беспристрастным, внутри всё вспыхнуло огнём. С колен Основателя, вытирая собственную кровь, слезла новая служанка. Она мило улыбнулась Ави и, подбежав к столу, отодвинула стул перед красноволосой, приглашая ту сесть. Мирайт всё же взглянула на безэмоциональное лицо вампира и с нежеланием уселась за стол. Ужин проходил в оглушительной тишине. Время тянулось так мучительно долго, что хотелось поскорее покинуть это место.



«Эта курица всё же добилась своего… Получила удовольствие и хочет ещё. Ну уж извините, что я вам помешала! Хотя, пусть этот грубиян делает всё, что захочет, мне плевать… Эгоист».



— Тебе следует попробовать этот великолепный десерт. Я его сама испекла. Уверена, что будешь в восторге! — расплывшись в улыбке и слегка задрав голову, пропела Акини. Эти слова мгновенно взбесили Ави, вызвав бурю негативных эмоций… Ей стало очень неприятно от того, что кто-то пытается ею тонко помыкать. Тем более девушка думала, что её хотят выпроводить поскорее, дабы продолжить начатое с Лордом.



      Красноволосая сильно сжала кулаки, и вилка, по-прежнему находящаяся в её руке, согнулась пополам. Октавия зло посмотрела на рыжую бестию, и у той резко перехватило дыхание. Из носа закапала кровь, падая на ковёр, где, держась за горло, лежала Акини. Её всю трясло от нехватки воздуха, девушка уже слегка посинела и была на грани, но с позволения Мирайт вновь смогла дышать.



— Я сама разберусь, что и когда мне есть. Свой десерт кушай сама. Уверена, ты им пода… Вернее, он тебе очень понравится. — Окти встала из-за стола и, гордо вскинув голову, направилась к себе в комнату.



      Девушка гневно скрипела зубами и упорно вытирала слёзы обиды, что так и лились по красным щекам. Рыжая лишь ухмыльнулась ей вслед и с трудом встала с заляпанного ковра. Она смело направилась к задумчивому вампиру. Служанке хотелось присесть на колени бессмертного, но за это она получила сильный удар под дых. В последствии несколько рёбер точно сломались, и в зале раздался истошный вопль от ни с чем не сравнимой боли. Ки схватил девушку за волосы и бесцеремонно, словно мешок, выволок на улицу. В буквальном смысле кинув её на дорогу, он строго произнёс:



— Чтобы я тебя больше никогда не видел. Приблизишься к Октавии, убью сразу же, как узнаю…



— Господин, вас ожидает Второй Основатель с полным отчётом о произошедшем, — сказал прибывший слуга, учтиво склонив голову.


— Как не вовремя! Хорошо, я сейчас же прибуду к Джиллесу.



Комната Октавии. Ночь.



      Девушка мирно сопела у себя в комнате, подмяв одеялко под бок и скинув все подушки. Её волосы частично свисали с кровати и кончиками касались пола. Пятый Основатель наблюдал за этим зрелищем с улыбкой на лице, зная, что Ави крепко спит и не видит его… Холодная рука провела по солёной от слёз щеке и спустилась к шее. Затем аристократичные пальчики коснулись красных локонов и полностью зарылись в них. Ки наклонился к милому личику и слегка лизнул щёку, а потом прильнул губами к манящей шейке и оставил розоватый засос.



— Давно хотел это сделать, а ты всё не позволяла… Глупенькая, плакала из-за такой ерунды. Я ведь просто играюсь с тобой, потому что хочу проучить! Для меня ты самая лучшая и аппетитная, Авия… Ты так кричала на меня, я думал, что с ума сойду. Не от злости, а от твоего выражения лица. Оно было таким отстранённым и обозлённым, что на мгновение показалось, что ты яро возненавидела меня! Нехорошо так поступать… Но, с другой стороны, в этом есть и моя вина…


This is his first punishment, that by the verdict of his own heart no guilty man is acquitted*


Утро следующего дня.



      Мирайт проснулась рано, но долго не могла решиться выйти из комнаты. Ей не хотелось видеть Ки из-за вчерашнего представления, однако голод всё же победил чувство обиды, и Ави направилась вниз, размышляя о произошедшем.



«Если я увижу эту рыжую, то за себя не ручаюсь! С Ки я не собираюсь разговаривать, пусть сначала на коленях постоит и ручки мне расцелует… Не спорю, это слегка преувеличено, но таково условие его прощения. Эм… А почему здесь никого нет? Только куча еды и…»



      Девушку окликнул приятный мужской голос. Повернувшись, она увидела довольно симпатичного молодого человека. Скорее всего он был её ровесником, но учтиво кланялся. Подняв свою голову и убрав русую чёлку в сторону, парень улыбнулся Окти и дружелюбно произнёс:



— Доброе утро, госпожа Октавия. Моё имя Норт Говерин, я новый слуга в этом доме. Меня выбрал Лорд Ки и чётко изложил перечень моих обязанностей. Буду с вами предельно откровенным: Господин запретил мне прикасаться к вам или долго беседовать. Сказал лишь выполнять свои обязательства и сразу же уходить. Ваш завтрак на столе. Пока вы будете кушать, я закончу утреннюю уборку. Если что-нибудь понадобится, зовите. — Мужчина не стал дожидаться ответа Окти и направился наверх. Девушка лишь плюхнулась на стул и начала с жадностью поглощать вкусную еду.



«Запретил прикасаться ко мне? Он вообще головой своей думал, когда говорил такое вслух? Чёртов собственник! Мне что теперь, ограничить своё общение со всеми представителями противоположного пола? С другой стороны, хорошо, что появился слуга, а не развратная служанка! Ладно-ладно, сейчас поем и прогуляюсь по особняку. Столько мыслей навалилось, хоть отвлекусь… Имя предателя начинается на „А“, и я прокрутила в голове возможные варианты. Получилось восемнадцать имён. Следующий этап — ещё раз всё проанализировать и отмести неподходящие кандидатуры, но этим я буду заниматься завтра, а то сегодня нет настроения… Так, а что случилось с Акини? Надеюсь, больше не увижу эту рыжую бестию. Ой-ой, копчик болит, зараза! Ну что за проблема?»



      Красноволосая закончила с трапезой и позвала Норта. Парень быстро прибежал и начал убирать со стола, а затем, закончив, поспешно удалился. Это была просто замечательная возможность для Ави побродить по особняку в полном одиночестве, ведь Говерин предупредил, что хозяин вернётся не раньше обеда. Значит, у неё есть около пяти часов… Для начала юная особа направилась в своё любимое место — библиотеку. Там она провела около часа, читая актуальную для неё книгу.



      Один из способов сделать возникшую обиду более слабой — переключить свое внимание на нечто увлекательное. Это может быть любимое хобби, разговор с позитивным человеком, чтение и даже медитация. Конечная цель — сосредоточение внимания и переключение человека с терзающих его эмоций на интересное занятие. Это дает временное облегчение от негативных чувств. Однако для того, чтобы покой в душе был не временным, а постоянным, важно понять суть обиды и, исходя из этого, начать уменьшать душевную боль.



— Хм… Какие полезные советы! Прям сейчас усядусь на его кровати и буду медитировать… Кому это вообще может помочь? Тем более это лишь отвлечение от реальной проблемы… Что тут ещё?



      Обида — это чувство, состоящее из нескольких элементов. Во-первых, это ожидания касательно другого человека. Во-вторых, это несоответствие ожидаемого поведения с тем, которое уже было прорисовано в мозгу. И, в-третьих, это сравнение того поведения, которое было ожидаемым, с тем, что происходит на самом деле. Если человек ведет себя совсем не так, как от него ожидают, то возникает неприятное ощущение, именуемое обидой. Следовательно, нужно избавиться от ожиданий и стереотипов мышления.



— Так-так-так, избавиться от стереотипов? Очень занятно… Эх, как же всё трудно! — красноволосая разочарованно захлопнула книгу и направилась «размять косточки». Так уж вышло, что она забрела в ту часть особняка, где ещё никогда не ходила. В основном там были кладовые и гостевые комнаты… Но одно помещение заставило Ави остановиться и зайти в него.



— Винный погреб, что ли? Обалдеть, сколько здесь алкоголя! Хоть бар открывай! Если так поразмыслить, то Ки говорил мне о том, что вампиры помимо крови потребляют алкогольные напитки, дабы расслабиться. Я и подумать не могла, что у Лорда столько вина и прочей радости… Подождите-ка! Я ведь никогда их не пробовала! Может сделать глоточек? Это, кстати, может приглушить негативные эмоции… Блин, нужно только капельку попробовать, а то опьянеть ещё не хватало!



      Ави закрыла за собой дверь и направилась к полкам с напитками… Выбирала девушка довольно-таки долго.



— Вино… шампанское и коньяк… ликёр, водка, текила… О, ром! Я всегда хотела попробовать его! Как увидела мультик про пиратов, эта коричневая бутылочка не выходила у меня из головы. Ну, была не была! — Окти кое-как открыла бутыль и начала глотать ром…



Несколько часов спустя.



      Лук вернулся от Второго Основателя в плохом настроении. На собрании был Ферид Батори, который своими шуточками вывел его из себя. За неподобающее поведение Вальдо сделал выговор им обоим и приказал уйти. Ки очень расстроился из-за этого и хотел причинить кому-нибудь боль, ведь Ави сейчас объявила ему бойкот и не стала бы выслушивать переживания вампира.



«Всё, мне это надоело! Хочу обнять мою непослушную девочку и рассказать обо всём! Придётся пойти против собственных принципов, но ради неё можно».



      Основатель бесцеремонно распахнул дверь в комнату красноволосой, но там её не оказалось. Совершив увлекательную прогулку по собственному дому, Лук нигде не смог найти непослушную особу. Осмотрев последнюю комнату на этаже, внутри бессмертного что-то дрогнуло. Он испугался, что обидел Октавию до такой степени, что она просто напросто убежала.



— Октавия… Где ты? — растерянно спросил Ки у пустоты. Мужчина решил сходить в те места, которые девушка раньше не особо посещала. Проходя мимо погреба, Пятый Основатель замер, ведь услышал негромкий стук. Попытавшись открыть дверь, он понял, что та заперта. Именно поэтому спокойно выломал её и зашёл внутрь.



      На полу сидела и тихо плакала Окти, переставляя бутылки туда-сюда, будто играя в шахматы. Она попробовала почти каждую разновидность алкоголя и теперь не могла встать — тело будто свинцом налито, голова стала невероятно тяжелой. Так уж вышло, что замок в двери заклинил, и Мирайт пришлось сидеть взаперти несколько часов наедине с так манящими к себе бутылочками… Сказать, что Лорд был в шоке — значит ничего не сказать. Такое состояние любимой потрясло его до глубины души. Окти подняла свой туманный взгляд на удивлённого вампира и надула щёки.



— Э-э-эй, ты где-е-е был? — протянула она заплетающимся языком.


— Я думал, ты со мной не разговариваешь, — на лице Ки застыла лёгкая улыбка.


— То-очно! Я с тобой н-не хочу разговаривать… Т-ты противный извращенец! З-зачем её трога-ал и пил кровь?



      Еле выговорив эти слова, девушка опустила голову вниз и на несколько секунд сникла, но потом неожиданно начала громко реветь. Лук тут же упал на колени рядом с ребёнком и нежно обнял её. Ему было плевать на свой статус и авторитет в данный момент… Вся холодность и отстранённость отошли на задний план, потому что нахлынувшее чувство нежности укрощало его эгоистичную натуру. Сейчас вампиру хотелось ещё сильнее сжать свою малышку в объятьях и никогда не отпускать.



— О-отпусти… Я же сказала, что…


Люблю тебя, — шепнул Лорд, и девичий голос мгновенно умолк. Сейчас она видела перед собой уверенный взгляд бессмертного, а от этого сердце забилось с бешеной скоростью, мозг отказывался думать, и подбирать слова давалось крайне трудно.


— Ч-что?


— Я сказал, что люблю тебя, глупый ребёнок. Что непонятного?



      Мужская ладонь ласково утёрла прозрачные капельки с розовых щёк, вторая в это время прижала ближе хрупкое тело.



— П-прости… Я правда не хотела на тебя кричать… И-и я тоже люблю тебя! Пожалуйста, прости меня… У-у-а…


— Ха-ха-ха, хватит уже плакать! Я не злюсь… Только вот почему ты решила выпить? От тебя очень сильно пахнет алкоголем, милочка. Сколько же бутылок выпила? Боюсь, ты сейчас такая беззащитная, что я не выдержу и сделаю что-нибудь плохое, — вдыхая запах лаванды, смешанный с алкоголем, говорил Лук. Он резко повалил красноволосую на пол и вцепился в желанные губы.



— М-м-м...


— Маленькая моя… Я сейчас с ума сойду… — промурчал мужчина, с трудом отрываясь от Октавии. Девушка поднялась вслед за вампиром… Она уселась на его колени и неожиданно укусила Ки за шею.



— Месть… Ты ведь оставил засос на моей шее… К-ки, ты ведь хочешь, чтобы я тебя поцеловала?


— Да, — мгновенный ответ заставил красноволосую впиться в губы Основателя и в порыве чувств повалить его на лопатки. Лук был впечатлён достигнутыми успехами Окти в поцелуях. Но вскоре его восхищение переросло в лёгкое волнение, ведь красноволосая не на шутку разошлась, и сейчас своё мужское возбуждение удержать было нереальной задачей.



— Авия!


— Что? Эм… тебе не нравится, — еле волоча языком, молвила она.


— Мне всё нравится, просто…


— Ой, а что это такое твёрдое? Пряжка от ремня? Что-то раньше её не замечала…


— Нет, милая моя, это не пряжка.



      Мирайт, осознав, что это действительно была не пряжка, сильно покраснела, но не отстранилась от своего Лорда.



— И-и что… Я не возражаю, если мы продолжим, — промурлыкала непослушная особа, не думая о последствиях.


— …Ты хоть понимаешь, что я сейчас сорвусь и наброшусь на тебя! Ты пьяна, прекрати…


— Ты разве не рыжих предпочитаешь? — возмущение так и проскальзывало в её словах. Вот Авия вновь на коленях у Ки и сжата в крепких объятьях.


— Я предпочитаю тебя и только тебя! Хочу взять тебя прямо сейчас, но не могу, потому что люблю и хочу, чтобы ты запомнила свой первый раз… Эй? Опять уснула? Эх, сначала соблазняешь меня, а потом спокойно сопишь на плече. Ну, завтра я тебе устрою! Вдоволь наслажусь твоим смущением… С тобой так хорошо, что забываются все проблемы… Люблю… Теперь я понимаю, почему люди так ценят это чувство.


Примечание к части

*Первое наказание для виновного заключается в том, что он не может оправдаться перед собственным судом.



18.Последний день

Вдруг по-женски насторожилась, поймав его пылающий взгляд. Ещё ни один мужчина не смотрел на неё так, и этот взгляд смутил её. Джек Лондон. Мартин Иден

***

Смущение есть признак чувствительности. Дэвид Блидин.

     Пробуждение у Октавии началось с болезненных стонов. Она схватилась за тяжёлую голову и, что-то ворча, попыталась хоть на миллиметр оторваться от подушки. В горле пересохло, словно в пустыне, и хотелось сделать хоть парочку глотков воды. Такие ощущения девушка испытывала впервые, и вампир с ухмылкой на лице наблюдал за этим милым зрелищем, изо всех сил сдерживая смех.

— А-а-а, как фигово, — жалобно прохрипела красноволосая и скинула одеяло на пол, ведь жар охватил юное тело целиком. Появилось дикое желание пойти в ванну, полежать в прохладной водичке… Естественно, мечтам Окти не суждено было сбыться, по крайней мере, сейчас.

    Лук хотел преподать своей девочке ещё один полезный урок. Вчера она чуть ли не соблазнила вампира, но потом просто невинно уснула, будто маленький ребенок. Мужчине не терпелось узнать, правду ли Ави говорила про свою готовность отдаться ему. Эта мысль обнадёживала Основателя, ведь контролировать себя он уже практически не мог. А что поделать — такова его природа. Ведь если вампиры что-то испытывают, то намного сильнее людей, что одновременно хорошо и плохо. Девушка попыталась поднять свои тяжёлые веки, но, ослеплённая утренними лучами солнца, она тут же сомкнула их. Ей хотелось перевернуться на другой бок, но Лорд угрожающе навис над юной особой, грубо вжимая девичьи руки и ноги в матрас.

— Ты невыносима!

После этих слов Ки требовательно открыл своей свободной рукой рот удивлённой красноволосой пошире и впился жадным поцелуем в манящие губы. Точно в первый раз его язык исследовал каждый уголок миниатюрного ротика, будто бы ища то место, где ему ещё не удалось побывать. Мирайт тут же вспыхнула от смущения. То, как он делал это каждый раз, на самом деле очень нравилось Окти, ведь наказания любимого были слишком сладкими. От мыслей в голове почти ничего не осталось, и хотелось лишь, чтобы этот головокружительный поцелуй не прекращался… Мимолётный перерыв, большой глоток воздуха, а затем лишь одобрительное мычание вампира. Желание обладать кем-то настолько сильно — одна из особенностей любви. Это неземное чувство захлёстывало Ки целиком и зачастую порождало невыносимую ревность! «Только моя!», «Не отдам никому!», «Люблю!», «Хочу до безумия!»…

  Мысли, которые постоянно крутились в голове бессмертного, сводили его с ума. Каждый день желания относительно Ави росли с неимоверной скоростью. Периодически, особенно при ссорах, Лорду хотелось грубо вжать непокорную особу в матрас и жёстко отыметь её… Он так мечтал, чтобы в её красивых глазках полыхал огонь желания… Но вампир укрощал себя, дабы не навредить красноволосой и не отпугнуть её своими взрослыми порочными желаниями.

   Мужская рука бесстыдно провела по внутренней стороне бедра Октавии… Девушка мгновенно дрогнула и попыталась сомкнуть колени, чего не произошло из-за того, что ноги были обездвижены. Лук на секунду оторвался от её губ и похотливо облизнулся, издеваясь над малышкой. Мирайт нервно сглотнула и тихим голосом поинтересовалась:

— Ч-что ты делаешь, Ки?

— Как это «что»? Наказываю за вчерашнее… Более того, ты же сказала, что не против продолжить. Или это не так, моя непослушная девочка? — мужчина говорил уверенно и так же смело положил свою руку поверх шорт юной особы, наблюдая за необычной реакцией.

— Я-я не против… П-просто стесняюсь.

  Ави отвернула голову в сторону, пытаясь не смотреть на ухмыляющегося Ки. Смущение просто захлёстывало её с головой, удовлетворяя эгоистичные намерения вампира. Он получил желаемое, а теперь стоило попробовать нечто большее, тем более Окти не сопротивлялась.

— Ах… Значит, не против? Тогда давай сделаем так: сейчас я отпущу твои руки, но ты не будешь мне мешать, ведь иначе вновь отниму свободу… Также буду не против, если ты всё-таки повернёшь голову. Я так хочу видеть твой смущённый взгляд и целовать столь сладостные губы… Перед тем, как мы продолжим твоё наказание, я кое-что сделаю, дабы проверить, поняла ты мои условия или нет.

Аристократичные пальцы Лорда начали не спеша двигаться поверх ткани шорт, заставив Октавию выгнуться в спине от неожиданности и запрокинуть голову назад. С губ сорвался тихий стон. Хрупкие руки невольно оказали сопротивлению вампиру. Он прекратил свои движения, но вот взгляда от лица смертной не оторвал.

— Нарушила все правила… Как же на тебя похоже. Ну, посмотри на меня, — голос Основателя звучал с толикой грусти. Ему так хотелось, чтобы Ави не боялась его и смотрела на него с желанием. Лук ведь действительно хочет доставить удовольствие своему сокровищу так сильно, что порой даже забывает о собственном эгоизме.

«Я так смущена, что и шелохнуться не могу… Вот же дура! Ки ведь пытается выразить свою нежность и любовь, а я только и делаю, что сбегаю. Люблю ведь его, а нормально выразить чувства просто не в состоянии. Он отпустил мои руки? Сейчас уйдёт и просто скажет, что наказывал меня за вчерашнее. Я ведь дала ему надежду на продолжение, а сама боюсь сделать первый шаг. Если посмотрю ему в глаза, то пойму, как поступить в данной ситуации… Надеюсь на это».

     Когда Октавия отважилась посмотреть в глаза Лорду, у неё сердце в пятки ушло, ведь мужчина отвернул голову в сторону и уставился в матрас. Но потом девушка рассмотрела лёгкий румянец, выступивший на бледных щеках Ки. Ави впервые увидела его смущённым и слегка улыбнулась.

«Я идиотка. Хочу доказать ему то, что ценю все его старания! Пора бы уже хоть немного повзрослеть и посмелеть. Так хочется коснуться его…»

    Пятый Основатель почувствовал на своём лице тёплую ладошку и тут же повернулся. Октавия лежала под ним и невинно улыбалась, чем вызвала непонятное покалывание в груди у мужчины. Вскоре Ави убрала руку со щеки вампира и, глубоко вдохнув, заговорила:

— Ки, я не боюсь тебя и не против, чтобы ты касался меня, целовал… П-прости, но смущение берёт надо мной вверх, и я не могу контролировать свои действия. Ты не врёшь мне в своих чувствах, даже если они и периодически пугают! Ты так честен со мной, что я просто не в силах сейчас останавливать тебя, да и не хочу! Я просто желаю обнять тебя… Можно?

      Ави широко развела руки в стороны, ожидая объятий. Вампир тут же выпустил ноги пленницы и, приподняв девушку за талию, повалил на бок, не выпуская из своих рук. Его губы находились рядышком с ухом смертной и невесомо касались нежной кожи, опаляя её своим дыханием. Октавия ласково прильнула к мужчине, довольно вдыхая приятный аромат. Мирайт чувствовала тёпло и защиту, находясь рядом с Пятым Основателем. Вампир ещё сильнее прижал к себе пленницу и трепетно поцеловал маленький носик.

«Каждый раз поражаюсь своей слабости перед, казалось бы, обычной человеческой девочкой. Она не понимает этого, но я просто не в силах противиться, когда она делает такое милое личико и говорит столь желанные для меня слова. Ах, а её необыкновенно красивые глаза, вечно торчащие красные волосы, нежная кожа, манящие губы и вздорный нрав… Люблю всё это и не хочу ни с кем делить! Только вот, говоря, как сильно хочу её, Октавия почему-то смотрит на меня, как зашуганный зверёк. С одной стороны, это очень возбуждающе, а вот с другой — волнительно! Я ведь не хочу, чтобы малышка боялась меня… Трудно, так трудно выразить свою любовь».

— К-ки, ты меня сейчас задушишь, — прошептала красноволосая. Лук ослабил хватку и, спустившись чуть ниже, лизнул розовую щёчку.

— Не задушу. Тебе стоит принять ванну и переодеться… Завтрак скоро будет готов, поэтому поторопись, а то всё остынет.

— Хорошо, я спущусь через полчасика.

***

И всё-таки, уверяю вас, ни тигр, ни ядовитая змея не могли бы внушить мне такой ужас, какой я испытываю перед ним. Эмили Бронте. Грозовой перевал

  Акер Вакенс родился и вырос в секте Сатаны. Его отец возглавлял данную организацию и до поры до времени обучал своего сына всему необходимому. В девять лет Акер с лёгкостью орудовал мечом и использовал разнообразные техники ведения боя. К сожалению, Вакенс не обладал демонической силой, именно поэтому считался изгоем в семье. С детства он поставил себе цель — стать главой организации «Мир» и уничтожить всех своих ненавистных родственников. Годы шли, и один за другим его братья погибали от рук брюнета. Однако никто даже не заподозрил изгоя в этих преступлениях.

   Акер продолжал строить свои грандиозные планы на будущее. У юноши не было союзников или друзей, лишь младшая сестрёнка. Такая же бесполезная, по мнению главного семейства, девочка. Вакенс проникся нежностью и очень привязался к ней. Девочка во всём слушалась старшего братика и почти никогда не пререкалась с ним. Когда Акеру исполнилось четырнадцать, произошло нечто непредвиденное: Дагон Дрейн из сильнейшего рода людей, в которых течёт кровь демонов, напал на их организацию.

      У него были свои причины сделать нечто подобное. Даг одним своим видом вселял ужас во врагов. Тогда, казалось бы, впервые в жизни Акер кого-то испугался настолько сильно. Увидев брюнета с невероятно пугающей аурой, юноша ужаснулся. Все его планы полетели к чертям, а сам он оказался безвольной тряпкой перед истинным наследником главного рода. Вакенс наблюдал за жуткой смертью своей ненавистной семьи и жестокого отца. Мужчина был съеден заживо псами Дагона, и мальчик ничего не смог сделать, ведь до этого Дрейн изрядно истязал его.

     В тот день погибло много народу, но по счастливой случайности Акер остался жив, ведь никто не считал его членом семьи Вакенсов. Он был лишь жалким ничтожеством, но этот факт сохранил ему жизнь. Лира тоже выжила в этой резне. Так брат с сестрой начали новую жизнь, которая была не так уж и плоха. Дрейн изменил порядки и действительно заслужил уважение среди подчинённых. Акер проходил обучение на солдата-шпиона, что крайне подкосило его психику. Он начал терять человечность и вернулся к составлению своих планов. Брюнет возненавидел Дага за его силу и неоспоримую власть. Вакенс считал себя истинным наследником и хотел заполучить всё своё назад. Для этого он добился доверия начальства и любовь наивной Отары. Акер знал, как братец дорожит ей, и решил использовать сей факт в собственных целях.

     Затем его послали в ЯИДА в качестве шпиона. Там брюнет тоже втерся в доверие руководства и занял должность капитана второго элитного отряда. Когда он впервые увидел Октавию, то сразу понял, что девчонка очень необщительная. Она почти всегда была одна, даже находясь рядом с товарищами. Минимум разговоров, лишь убийства и ведомое только ей наслаждение, смешанное с грустью. Спустя некоторое время Акер осознал, что красноволосая как хамелеон: периодически она бывала грубой, а иногда слишком спокойной… Но когда Ави улыбалась, на сердце сразу становилось теплее. Несмотря на хорошие отношения с командой, она по-прежнему держала людей на расстоянии, будто бы боялась привязаться к ним. Мужчина относился к Ави с настороженностью и вёл себя очень внимательно, находясь рядом с ней. Когда же Октавию отправили на задание, он наконец-то смог дышать свободно. Узнав о том, что девушка сестра Дагона, Вакенс долго не мог поверить в это, а затем окончательно осознал, за что Дрейн уничтожил всю его семью. Теперь он мечтал покончить с Отарой, а затем прикончить непослушную девушку и принести какую-то часть её тела брюнету. Он с нетерпением ждал, когда Мирайт вернётся от Ки Лука. А это должно было произойти совсем скоро.

***

Резиденция Пятого Основателя.

      Лук сидел, печально склонив голову, а Октавия доедала свой ужин, пытаясь унять дрожь в руках. Случилось кое-что непредвиденное. Завтра вечером Ави должна была уже быть дома. Руководство посоветовалось и решило, что такие меры «заключения» девушки больше не нужны, ведь вампиры и люди вроде как неплохо сражаются вместе. От этой новости у Основателя случился нервный срыв, но ничего поделать с решением Вальдо Джиллеса он не мог.

    Тёплые руки успокаивающе обвили шею аристократа, а сама девушка плавно уселась на колени Ки. Вампир стиснул красноволосую в своих объятьях и нежно поцеловал её шею. Им сейчас было нелегко, ведь такой скорой разлуки никто не ожидал. Каждое мгновение было важно для них, ведь потом видеться они будут намного реже. Сердце смертной сейчас очень сильно билось от нахлынувшего волнения. Ави тихо прошептала своему любимому на ушко слова, которые он так давно хотел услышать:

— Ты же подаришь мне незабываемую ночь сегодня, Лорд Ки?

     У Основателя сильно закололо в груди, и на лице появилась довольная улыбка. Мужчина слегка отстранился и посмотрел в смущённые глазки, которые уверенно смотрели на него. Проведя рукой по щеке Окти, он убрал прядь волос за ухо.

— Конечно же… Но перед этим спрошу. Ты точно готова стать моей этой ночью? — голос вампира немного дрожал.

— Да, я уверена в этом…

— Тогда сегодня в десять часов жду тебя у себя… Не опаздывай, малышка.

— Поверь, сегодня я не опоздаю.

Десять часов вечера. Комната Пятого Основателя.

      На пороге стояла Октавия. Она впервые надела для кого-то нечто подобное и сейчас от неловкости теребила ткань белоснежного платья, которое аккуратно подчёркивало её фигуру. Лук же сидел на полу, держа в руках два бокала вина, в почти полностью расстёгнутой чёрной рубашке и широких штанах. В комнате горели свечи и пахло лавандой, аромат которой так полюбился аристократу. Ави застенчиво села рядышком с Лордом и, не произнося ни слова, взяла бокал. Они смотрели друг на друга и ничего не говорили. Им было достаточно томных взглядов и тихого дыхания, чтобы ощутить возбуждение друг друга. Так трудно сделать первый шаг, но вампир, не выдержав, делает его. Поставив почти пустой бокал на пол, Лук жадно впивается в губы смертной, которая хватается за шею Ки и с урчанием прижимается к его телу…

19.Памятная ночь

Состояние невинности содержит в себе зародыши всех будущих грехов.


Александр Арну.


***


Ты так приятно пахнешь.


Я иду по твоему следу,


Ты так приятно пахнешь.


Ты такая


Аппетитная.


Я следую за тобой,


Ты так приятно пахнешь,


Скоро ты будешь моей.

      Ки медленно развязывал шнуровку платья. Сегодня он старался сдерживаться как никогда и именно поэтому действовал нежно и мягко, дабы не спугнуть малышку. Наконец одежда соскользнула, и взору аристократа представилось прекрасное невинное тело. Даже коснуться его было страшно, ведь Лук боялся поранить свою любимую неосторожным прикосновением. Мужчина посмотрел в её фиолетово-голубые глаза, которые сейчас были полны робости и смущения. В такой момент ему хотелось сделать из неё женщину ещё больше. Основатель понимал, что он у неё первый, это чувство радости порождало неимоверно сильное желание обладания… Обладания только этой непослушной девочкой. Лорд осознал, что никто и никогда не сможет сравниться с ней! Сейчас он окончательно понял, что просто до безумия влюблён в это хрупкое, способное умереть даже от царапины существо. Сей факт обязывал защищать её как зеницу ока от всего, даже от себя…

      Мирайт рассматривала мужчину с таким же интересом и вожделением, как и он её. Аристократ был без рубашки, и тусклый свет идеально подчеркивал его мускулистое тело. Девушка дышала часто и глубоко, а сердце, казалось, выпрыгнет из груди, волнение распространялось по телу с неимоверной скоростью, и от этого пальцы немного дрожали.

      Почувствовав на своём подбородке холодные пальцы, Ави перевела смущенный взгляд на вампира. Увидев в его глазах дикое возбуждение, ей захотелось полностью окунуться в омут его незабываемых ласк. И, будто прочитав желание смертной, властные, жадные губы накрыли её собственные, сминая в почти болезненном поцелуе. Девушка даже тихо вскрикнула от неожиданности. Позже поцелуй стал очень нежным, едва ощутимым, бережным, осторожным, уносящим куда-то очень далеко… И в какой-то момент непокорная особа невольно отдалась во власть своего Лорда. Затем, чувствуя, как его губы размыкают её, плотно сжатые, как язык проникает внутрь, обвивая и захватывая в плен её собственный, Ави вдруг поняла, что теряет… просто теряет связь с этим миром, с собой, с реальностью, буквально растворяясь в этом нежном, но таком сильном мужчине, теряясь в нем и чувствуя только его… его холодные руки, его пленительные губы, его дыхание…

      Лорд медленно отрывается от своего занятия и начинает рассматривать бледную шею… взгляд опускается ниже к упругой груди. Лук пошло облизывает свои губы и бесцеремонно разрывает тонкую ткань бюстгальтера своей малышки. На её щёчках появляется ещё больший румянец, что так возбуждает вампира. Его рука нежно сжимает грудь девушки, а губы целуют набухшие соски, заставляя Октавию тихо постанывать в унисон с тихим рычанием Основателя.

      На лице бессмертного появилась странная улыбка, а в глубине алых глаз блеснул огонёк. Его ладонь спокойно сместилась на внутреннюю сторону бедра смертной, и рука плавно двинулась туда, где осталась лишь последняя вещица, которую Лорд так же спокойно разорвал и кинул на пол.

— Ты так прекрасна и беззащитна. — Бархатистый голос обволакивал и успокаивал Ави, а стеснение уходило на задний план от следующих сладостных действий Ки.

      Он молча схватил обе её ладони и сжал в одной руке, вторая же мягко прикоснулась к самому сокровенному. Дыхание участилось и тихий, наполненный блаженством стон раздался в комнате. Лорд задал какой-то странный ритм своим осторожным поглаживаниям самого сокровенного, но не самого потаенного. Вскоре прикосновения мужчины начали очень странно воздействовать на девушку: место осторожных касаний всё больше нагревалось, оплетая теплом и внутреннюю поверхность бёдер, и низ живота.

— К-ки…

      Взволнованно выдала Мирайт, сжимая ладони в кулаки. Эти ощущения значительно отличались от тех, что она испытывала ранее, удовлетворяя свои сексуальные потребности самостоятельно. Контролировать свои стоны уже становилось непосильной задачей, но вот когда красноволосая была почти на пике, аристократ отстранился, вызвав недовольный стон со стороны девушки. Затем мужчина поднёс собственную ладонь к лицу, медленно втягивая воздух, наполненный её запахом, и довольная улыбка превратилась в хищный оскал…

— Моя… Только моя!

      Лук перевернулся на бок, прижимая пленницу к себе и целуя так, что голова начала кружиться сразу, а мысли… мыслей не было, было ощущение влажности и холода внизу живота, и оно становилось только сильнее. Октавия чувствовала себя в его объятиях маленькой, слабой, беззащитной и умопомрачительно желанной. На малейшее сопротивление сил не было совершенно, а чувствительный участок кожи просто очень хотел, чтобы его снова приласкали хоть чуть-чуть. И все страстные поцелуи, прикосновения к груди, бедрам — всё это казалось фоном к стремительно нарастающему желанию прикосновений именно там, в том самом месте. И его рука вновь скользит туда, где девушка совершенно беспомощна перед её прикосновениями. Она скользит по бедрам, между ними, и Окти невольно раздвигает ноги, позволяя протиснуться дальше. А Прародитель снова сводит с ума, дразнит, покусывает плечи, спину и наполняет страстью, продолжая ласкать. И большой палец его правой руки мягко скользнул внутрь, чтобы так же плавно выйти и вернуться к осторожным касаниям. И неожиданно он последний раз тронул пальцами бугорок, буквально взрывая её мир и наполняя пространство громкими стонами. Ничего больше нет, только сладкая судорога по всем мышцам и искусанные губы.

      Находясь в расслабленном состоянии, Ави с трудом заметила, что аристократ уже снял с себя одежду, осторожно раздвинул её ноги и устроился между ними, касаясь своим достоинством столь чувствительной зоны. В мгновение девушка напряглась и судорожно сжала простынь. Бессмертный просто сгорал от нетерпения и желания, но старался быть более сдержанным, именно поэтому не так резко вошёл в неё, и вместе с вскриком красноволосой в комнате раздался негромкий протяжный стон.

      На глаза навернулись слёзы. Вампир не двигался, а лишь трепетно целовал свою девочку, слизывая солёные капельки, что плавно стекали по её красным щекам. Когда она немного успокоилась, аристократ с осторожностью начал двигаться в ней. Мужчина медленно, заставляя чувствовать каждое движение, снова вышел, почти весь, и уже значительно резче ворвался вновь, ударяя в ту самую, безумно чувствительную точку, что сотрясала все юное тело волнами новых ощущений, не боли. Мирайт вскрикнула, протяжно застонала, снова замерла в ожидании…

      Предвкушение сводит её с ума, опьяняет, лишает разума и чувств, оставляя лишь нетерпение. А он все медлит, поглаживая бедра, и, когда девушка расслабляется, стремительно врывается до самого конца. Крик и снова резкий, но сдержанный толчок, чтобы вновь сорвать сладостный стон с припухших губ, и снова, в каком-то безумном, нарастающем ритме, в котором Авия теряет связь с реальностью… В котором довольные крики оглушают её саму, в котором кровь взрывается ослепительными искорками удовольствия, заставляя гореть всё тело. Ощущение легкости, почти невесомости окончательно губит сдержанный стон Лорда и его последнее резкое движение. И лёжа на покрывале, обессилев, Ави поняла, что тот маленький чувствительный участок её тела — такая мелочь в сравнении с тем, что может дать открытие новых потаенных пространств…

      И вот сильная рука прижимает к себе дрожащее от удовольствия тело, и влажные губы целуют горячий лоб. Лорд накрыл девушку покрывалом и взглянул в её блестящие от блаженства глаза. От столь прелестного вида красноволосой на лице аристократа появляется искренняя, но властная улыбка. Ему сейчас очень хорошо, правда хочется взять Мирайт ещё несколько раз за ночь, но только вот для самой девушки и этот раз был просто взрывом по остроте ощущений.

— Октавия, всё в порядке?


— Д-да… Я сейчас счастлива, Ки.


— Ты моя… Только моя… Отныне и навсегда! — тихо прошептал Лук уже сопевшей под боком красавице, которая, как всегда, охотно погрузилась в мир сновидений.

Ты такая


Аппетитная.


Я овладеваю тобой.


Ты так приятно пахнешь.


Теперь ты моя.*

***


В мире всё равно нет иной правды, кроме той, в которую нам хочется верить.


Сергей Лукьяненко.

      Акер наблюдал за расстроенной и испуганной девушкой, только что кричавшей на него. Мужчина всего лишь рассказал ей о собственных планах, но так получилось, что красноволосая была против такого расклада событий. Брюнет лишь признался ей в своём притворстве и лжи. Зачем так поступать? Просто Ковени заподозрил неладное, к тому же Нел решил рассказать своему начальнику всю правду.

— Ты жалкое отродье! Лгал мне всё время и манипулировал, как бездушной марионеткой… Как же я была слепа, так забвенно веря в твою гнусную ложь. Больно… так больно моему сердцу! Из-за тебя я предала брата, из-за тебя погибли невинные, из-за тебя я стала настоящей дурочкой. Ты и представить сейчас не можешь, как сильно я сожалею… Говорил, что Дагон злой и бесчувственный монстр, уничтожающий всех своих врагов без капли милосердия, а оказывается, что мразью всегда был ты! Использовал меня ради глупой мести и наживы… Нет-нет, я ведь и сама такая же эгоистка, только вот давно ли я такой стала? Дай-ка подумать… Наверное, когда повстречала тебя, Акер. Почему так поздно осознаю свои ошибки? А ведь всё могло быть иначе! — девушка закрыла лицо руками и начала всхлипывать. Позади неё стоял мужчина и тихо доставал кинжал, крепко сжимая рукоять в руке. — У меня появилась бы сестра, которая смогла бы стать хорошей подругой. И братик бы меня не бросил, ведь любит, как родную… Господи, что же я за идиотка такая? Умру из-за собственной глупости.

— В этом ты права. Умрёшь из-за собственной глупости и наивности.

      Острое лезвие молниеносно скользнуло по тонкой шее, оставляя глубокий порез. Девушка потянулась к горлу, харкая собственной кровью, в её глазах читался страх и ужас. Испустив последний вздох, Отара закрыла глаза, смирившись со своей участью. Её труп остался лежать в гостиной загородного дома Дрейнов, а Вакенс спокойно вернулся в ЯИДА, с нетерпением ожидая встречи с Октавией.

Тем временем в доме Дрейна.


— Почему же ты мне раньше об этом не сказал?! Представь, что могло случиться с моей сестрой из-за этого урода! — сказать, что Дрейн был в ярости — ничего не сказать. Ковени по просьбе друга стоял за дверью и обдумывал слова Генола, параллельно размышляя о ремонте помещения после бурных эмоций начальника.

— Прошу прощения. Я сглупил и каюсь за это. Просто решил сам отомстить, только вот не получилось…


— Чёрт! — выкрикнул Даг и вскочил с дивана, попутно выкрикивая кучу ругательств. — Этот Акер ведь догадался уже, что пора уходить из нашей организации. Даже ради приличия попросил у меня отпуск… Где Отара?! — голос дрогнул от волнения.

— Она ушла сегодня утром, и больше её никто не видел, — зайдя в помещение, молвил Астат.


— Найти и привести ко мне.


— Хорошо.

— А теперь, что касается Октавии… Когда она возвращается в ЯИДА?


— Завтра.


— Это очень плохо! Мне стоит предупредить её как можно скорее. Нел, ты поможешь мне в этом. Хоть как-то исправишь собственную глупость!


— Я вас понял, господин Дагон.

***


      Лучики солнца освещали комнату Пятого Основателя, нежно касаясь обнажённого тела девушки. Она была крепко сжата в объятьях бессмертного, который уже около часа гладил её гладкую кожу. Сейчас он мог довольствоваться этим в полной мере, ведь никто не оказывал ему сопротивления. Его прическа была очень растрёпанной, а вид крайне непринуждённый и счастливый. Такого вампира редко где встретишь, ведь по обыкновению они холодны и безразличны к людям. А Ки так любяще разглядывает своё сокровище и трепетно целует.

— М-м-м…

      Раздался тихий звук со стороны проснувшийся Октавии. Она открыла глаза и посмотрела на улыбающегося вампира. Её щеки порозовели, сердце ускорило ритм.

— Доброе утро, моя Октавия, — страстно прошептал Лорд, целуя девушку в губы.


— Д-доброе…


— У тебя ничего не болит? Нету слабости? Не хочешь пить? — такая забота со стороны Основателя вызвала улыбку у Ави.


— Ха, ты такой заботливый. Нянчишься со мной, как с дитём малым.


— Конечно, я буду носиться с тобой как с ребёнком, но это будет не всегда, — алоглазый повис над юной особой и, прижав хрупкие запястья к матрасу, прильнул губами к мочке уха смертной. — Я могу обращаться с тобой, как со взрослой девочкой, — властный шёпот сбил дыхание красноволосой, и заставил мелкую дрожь распространяться по телу Мирайт.


— П-подожди… У меня ещё болит живот… Т-так что не надо, — тихо ответила она.


— Глупая, неужели я этого не понимаю? Эх, когда же ты поймёшь, что я забочусь о тебе, как никто другой в этом мире?

      Сильные мужские руки откинули одеяло и подняли пленницу с кровати. Невзирая на наготу, Авия сейчас не смущалась, а лишь трепетно обнимала Ки, смотря в алые глаза влюблённым взглядом. Сегодня она должна была вернуться в ЯИДА, и эта мысль расстраивала как девушку, так и вампира.

— Авия, ты моя, и я тебя не брошу. Если нужно будет, украду прямо из-под носа твоего начальника или уничтожу всех жалких людишек, дабы ты была рядом со мной! — в его глазах плясали огоньки сумасшествия.


— Вот только без похищений и убийств… Я и так всегда буду с тобой! А если решишь меня бросить, найду и прибью собственными руками! — возмутилась девушка.


— Я в этом не сомневаюсь… А теперь нам следует помыться, а то ночка была бурной. — Слова Лорда звучали крайне шаловливо и возбужденно.


— Эй… Ты что задумал?


— Ничего. Просто хочу насладиться тобой вдоволь перед разлукой…

      Мужчина слез с кровати и направился с девушкой на руках в ванну. С его лица не сходила игривая улыбка, а вот Ави было не до смеха.

— Ты такой засранец, Ки!

20.Возвращение

Случается иногда, что жизнь разводит двоих людей только для того, чтобы показать обоим, как они важны друг для друга.

***

Ад — это расставание с ней.

      Мирайт стояла возле зеркала и рассматривала своё отражение. Её красные волосы не полностью прикрывали шею, что было весьма печальным известием, ведь всю бледную кожу покрывали засосы. Лук очень постарался и ночью, и сегодня утром, дабы оставить на ней знак своего обладания.

— Ки, ты такой дурачок! — сказала она сама себе и, взяв в руки портфель, направилась вниз по лестнице. Путь ей преградил Лорд, ни с того ни с сего крепко обняв свою малышку и страстно поцеловав её припухшие губы. Затем углубил свой поцелуй до такой степени, что и так ослабшие после бурной ночи ноги предательски задрожали. Красноволосая, не выдержав, тихо застонала, надеясь, что стражники, стоявшие за дверью, не услышат. Сильные руки подхватили девушку за ноги и властно прижали к стене. Основатель урчал от удовольствия, постепенно забывая, что времени у них в обрез.

— К-ки, ах…


— Октавия… Чёрт, прости, я не сдержался.


— Ты испортил мне причёску, — иронично отозвалась пленница, вставая на пол и поправляя одежду. Пятый Основатель продолжал стоять на месте с грустным выражением лица. — Эй, ну ты ещё расплачься! Мы ведь не навсегда расстаёмся… Я тоже буду очень скучать и…

      Красноволосую зажали в объятьях, так крепко, что даже дыхание на миг перехватило. Но это не мешало Окти обнять своего любимого вампира со всей свойственной ей нежностью. Они не хотели расставаться или отпускать друг друга ни на миг…

— Господин Ки Лук, машина прибыла. — Голос слуги был очень некстати в такой-то момент. Вот крепкие объятья прекратились, наступила гробовая тишина.

      Ави резко выдохнула и, встряхнув головой, непринуждённо улыбнулась. Она подошла к выходу и, открыв дверь, шагнула на улицу, где уже стояла машина с солдатами ЯИДА внутри. Робкий шаг, удаляющий её от Лорда, стискивал сердце красноволосой и вселял страх… Страх того, что они больше не встретятся…

Спустя три часа.


      В комнате Октвии было очень и светло, и темно одновременно. Весь мир тускнел от испытываемой ею грусти. Она даже побоялась обернуться, дабы взглянуть на бессмертного ещё раз. А сейчас жаждала увидеть его хотя бы мельком…

      Кинув рюкзак на кровать, девушка побрела в душ. Хорошенько вымывшись, она начала надевать свою военную форму, чему была не рада. Окти всегда она не нравилась: стесняла движение, да и цвет неподходящий.

— Что б тебя! Эта юбка просто ужас… Жаль, что нельзя идти к руководству в пижаме. Сейчас Курето начнёт задавать свои тупые вопросы, отвечать на которые мне совсем неохотно… Я та-а-ак скучаю по Лорду! Что же это такое… Не ожидала, что привяжусь к кому-то так сильно. Интересно, Ки скучает по мне? Или же нет… А-а-а, нужно сосредоточиться.

      Наконец одевшись, Мирайт вскочила с кровати и направилась к начальству. Войдя в кабинет Курето, девушка вся съёжилась и обречённо выдохнула. Вот он — источник всех её бед и наказаний. Столько боли ей причинил этот человек, но за возможность быть с Основателем она ему явно благодарна.

— Я рад, что ты вернулась живой и невредимой. Очень благодарен за то, что жила с этим монстром столько времени. Я отдал приказ о повышении твоего звания. К сожалению, не могу дать тебе выходной, ведь солдаты из организации «Мир» нападают всё чаще. Тебе и Акеру поручено одно дело. Завтра он всё подробнее объяснит, на сегодня ты свободна, отдыхай. — Он говорил холодно и отчуждённо.


— Я всё поняла.

      Девушка резко развернулась и, не задавая лишних вопросов, направилась к себе в комнату. Ей показалось очень странным, что начальство не стало задавать интересующих его вопросов. Но, как оказалось позже, её предположение было ошибочным. Как только Ави зашла в свою обитель, то увидела огромную папку у себя на кровати. Девичье лицо исказилось до неузнаваемости, в усталых глазах читалось раздражение и недоумение. Ей и так не хотелось ничего делать, а тут эта ненавистная бумажная работа.

***


На каменной стене храма было вырезано стихотворение под названием «Утрата», в нём всего три слова. Но поэт соскоблил их. Утрату нельзя прочесть… можно только почувствовать.

      На лице брюнета сейчас отражалась вся испытываемая им боль и скорбь. Он узнал о смерти сестры буквально час назад и тут же примчался в свой загородный дом. Отара лежала на мраморном полу с перерезанным горлом. На её бледных щёчках виднелись засохшие следы от слёз и капельки крови. Мужчина старался держать себя в руках, пока рядом были подчинённые, но как только они покинули комнату, Дагон плюхнулся на колени и едва дотронулся до мёртвого тела, всё ещё не веря в произошедшее. Пару минут спустя в помещении раздался короткий вдох и тихий скрип зубов. Как же он пытался сдержать свой гнев, который так и рвался наружу, затуманивая разум. Тёплые пальчики прикоснулись ко лбу убитой и спустились ниже, попутно закрывая безжизненные глаза.

— Я…Убью его… Обещаю, хвостик.

      Его слова звучали очень тихо, но в них ощущалась вся теплота и грусть, которую он испытывал. Ковени наблюдал за своим другом со стороны, боясь подойти ближе и рассказать о своей находке. А она была очень важной, ведь на кону стояла жизнь Октавии. Это были письма, которые содержали в себе полезную информацию о дальнейших планах Акера. Наконец, немного успокоившись, Дагон обратил своё внимание на помощника:

— Что у тебя в руках?


— А… Это письма… В основном любовные, но есть несколько интересных. Например, в последнем содержится план Вакенса о…


— О чём? — предчувствуя нечто плохое, брюнет даже вскочил.


— Об убийстве Октавии Мирайт. Я расскажу вам вкратце. Он точно знает, что Ави возвращается сегодня и понимает, что Хиираги поручит им задание. Оно заключается в следующем: отследить передвижение нашей организации с моря. Только вот место не уточняется. Нам остаётся лишь предположить, какой из наших трёх приблизительных маршрутов они направятся проверять… Что прикажешь, Даг? — Астат сделал шаг вперёд и тут же замер как парализованный. Он увидел такой гнев и ярость в глазах друга, какие ему в жизни не встречались.

— Направь в каждое место по одному отряду лучших бойцов. Пусть будут на связи и тут же сообщат, если встретят сестру и этого ублюдка… Я убью его… Буду мучить, разрезая плоть, и сделаю так, чтобы он каждой клеточкой ощутил мою ненависть и презрение! — недобрая улыбка проскользнула на лице Дрейна.

«Чувствую, завтра будет тяжёлый день. К тому же, если мы не успеем поймать предателя, Даг, возможно, потеряет свою настоящую сестру, и тогда у него окончательно крыша съедет. Но мы должны успеть… Нельзя позволять такому отродью, как он, вмешиваться в дела Дагона».

В то же время. Кабинет Второго Основателя.


      Вальдо разговаривал с Ки уже довольно-таки долго, обсуждая дальнейшие действия, в том числе его завтрашнее поручение.

— Ты должен будешь командовать нашими солдатами в завтрашнем сражении. Также желательно взять живьём несколько пленников, дабы раздобыть побольше информации об их лидере и дальнейших планах.


— Да, мой Лорд.

      Лук вернулся домой и, перешагнув через порог, хотел было крикнуть, что вернулся, но тут же замолчал. Голова его печально опустилась, глаза наполнились неодолимой грустью, которая так неожиданно обрушилась на вампира. Настолько плохо в моральном плане бессмертному давно не было.

— Эх, что за неприятное чувство! Всё же не завидую я людям, ведь так переживать каждую эмоцию не каждый сможет. Лады, чем бы заняться?

      Лорд направился в столовую, где попытался отвлечься, выпив крови, затем пошёл в библиотеку. Он долго ходил взад-вперёд вдоль стеллажей и брал в руки те книги, которые читала Ави. Лук просто перелистывал страницу за страницей, стараясь вникнуть в текст, что получалось у него с трудом, учитывая то состояние, в котором бессмертный сейчас пребывал. Решив прекратить это нудное занятие, хозяин дома направился дальше гулять, напевая себе под нос какую-то тоскливую песенку. Проходя мимо погреба, в груди что-то ёкнуло, и в сознании всплыли воспоминания, связанные с этим местом. Основатель остановился возле двери и облокотился на неё.

«А здесь я признался в любви моей девочке. Господи, тогда она так напилась, что я чуть не набросился на неё, как дикий и ненасытный зверь. Ха-ха-ха, а потом её испуганный вид с утра…»

      Грустная улыбка так и застыла у него на лице. Если бы кто-то увидел Лорда в данный момент, то определённо бы понял, что тот страдает. Ему было одиноко и скучно без Октавии. Впервые за столькие столетия его одолевала такая тоска. Вначале он хотел развлечься, убив несколько людишек, но внезапно передумал и отправился в пустой дом. Желал Лук и испить крови прямо из живого тела, понаблюдать, как жизнь ускользает прямо на его глазах. Раньше Основателю такое нравилось… Даже слишком! Несколько веков назад он даже уничтожал целые деревни, дабы насладиться своей властью и силой. Только Вальдо смог угомонить этого монстра и своеобразно подчинить его собственной воле. Если так подумать, Ки слушается лишь Второго Основателя, остальные ему побоку.

      Алоглазый направился прямиком наверх, попутно рассматривая огромные картины на стенах. Сейчас они выглядели не так волшебно и захватывающе. Когда Мирайт жила здесь, то частенько подмечала великолепие сей живописи: «О Господи, как же прекрасны эти картины. Если бы я умела рисовать, то делала бы это днями и ночами напролёт. Ведь смогла бы нарисовать те места, который мне так запали в душу… Или те, в которых мечтаю побывать». Вампиру всегда казалось довольно странным, что его сокровище так ценит обычную мазню. Хотя несколько раз ему хотелось нарисовать портрет своей возлюбленной. За воспоминаниями вампир и сам не заметил, как оказался возле комнаты Ави. Лук непроизвольно открыл дверь и заглянул внутрь. Его чуткое обоняние почувствовало едва ощутимый аромат лаванды. Основатель блаженно прикрыл глаза и подошёл к кровати. Сняв с себя ботинки, он плюхнулся на мягкий матрас, как это по обыкновению делала девушка. Алоглазый прижал к себе подушку и сделал глубокий вдох, втягивая любимый аромат, словно редкий наркотик.

— Я так скучаю по тебе, моя Октавия…

Люди могут закрыть глаза и не видеть величия, ужаса, красоты, и заткнуть уши, и не слышать людей или слов. Но они не могут не поддаться аромату. Ибо аромат — это брат дыхания. С ароматом он войдёт в людей, и они не смогут от него защититься, если захотят жить. Аромат проникает в самую глубину, прямо в сердце, и там выносит категорическое суждение о симпатии и презрении, об отвращении и влечении, о любви и ненависти. Кто владеет запахом, тот владеет сердцами людей.


***

Утро следующего дня.


      Вакенс стоял возле машины, держа в руке своё оружие. Он чистил его всю ночь ради убийства Октавии. Для него это было чем-то вроде ритуала перед важным делом. На уставшем лице виднелась некая неуверенность и тревога. По непонятной ему причине Акер сомневался.

«Что за нервозность одолевает меня с утра? Понять не могу, почему руки трясутся и сама мысль того, что Мирайт умрёт, в какой-то степени печалит меня. Хотя, всё должно быть наоборот. Предвкушение должно сводить меня с ума, а сердце переполняться злобой. В любом случае, эта девчонка опасна, мне нужно убить её как можно скорее».

      Позади мужчины показалась Ави, которая не спеша направлялась к нему, попутно зевая и периодически спотыкаясь о камни. Завидев свою жертву, брюнет напрягся, тем не менее быстро взял себя в руки, натянул фирменную доброжелательную улыбку, разводя руки в стороны для дружеских объятий. Октавия улыбнулась в ответ и помахала рукой, но обниматься не стала.

— О, какие люди вернулись! Скажу по-честному, мне так не хватало твоего присутствия, как и ребятам. Мы всё вспоминали твой ужасный характер и жуткое непослушание. Знаешь, было как-то скучно без твоих выходок. Нас даже к начальству ни разу не вызывали для наказания! Ха, а почему не обнимешь своего капитана? — спокойно молвил мужчина, не скрывая иронии.


— Привет, Акер! Ты мне сейчас прямым текстом говоришь о том, что без меня у вас не было проблем? Как грубо. — Девушка надула щёки, точно ребёнок.


— Ха-ха-ха, такая же капризная, как и всегда, милочка. Так значит, ты не соскучилась по своему любимому капитану, раз не хочешь обниматься?


— Просто кое-кто мне потом выговор устроит и ещё тебе достанется, — машинально ответила Окти. Затем, осознав свою ошибку, резко покраснела и прикусила губу, отводя взгляд.


— Эм… В смысле?


— Аха, да шучу я! Просто обиделась на тебя и не хочу обнимать, ду-рак. — Мирайт, не стесняясь, показала Вакенсу язык.


— Ха, садись уже в машину.


— Так точно, капитан!

      Октавия обходила машину, что-то напевая себе под нос, как это по обыкновению делал Лорд. В это время Акер как заворожённый смотрел на её развивающиеся красные волосы. В его глазах блеснул нехороший огонёк.

«Всё же я люблю её красные локоны… Скоро Октавия вся покроется собственной кровью и уверен, это будет незабываемым зрелищем! Скорее бы увидеть её в таком состоянии…»

21.Ценность жизни

Последний вздох уже затих,


Смерть приближается всё ближе.


Последние минуты жизни,


Все лучшие из многих них.


Мозг умирает, вспоминаешь


О жизни, прожитой тобой.


Всё не вернуть уже, ты знаешь,


Твоя дорога — мир иной.


В последние минуты тленья


Ты прибываешь в бытие.


Смерть не волнуют твои мненья,


Она пока что в стороне.


Но скоро будет то мгновенье,


Когда возьмёт она с собой.


Тебя постигло невезенье,


Твой путь последний — в мир иной.


Ты будешь жить там до мгновенья,


Пока душа живёт с тобой.


Ты должен заслужить прощенье,


Заслужишь этим свой покой.


Душа ж опустится на землю,


В другое тело забредёт.


Твоей останется здесь тенью,


И снова счастья не найдёт.

Последние минуты жизни


Яна-Мария.


***


На смертном одре с облегчением видишь, что почти все твои страхи были совершенно напрасны.


Кшиштоф Конколевский.

      Отряды по приказу Дагона начали проверять возможные места, куда могли бы пойти Авия и Акер. Брюнет очень переживал за свою сестрёнку и сам решил направиться в одну из точек. По пути туда он уже весь извёлся и его нервозность просто зашкаливала.

«Так: до обрыва бежать ещё около пятнадцати минут. Если я не ошибаюсь, тут неподалёку должен быть маленький посёлок, а рядом с ним заброшенный завод по переработке мусора. Там как раз и находится мой отряд, который должен будет отвлечь вампиров. Сейчас мне не до битв. Ковени обо всём позаботится, и я рассчитываю на его навыки и сообразительность. У меня плохое предчувствие. Давно на душе не было так тревожно. Надеюсь, никакой беды не произойдёт. Если с Октавией что-то случится, я боюсь вообразить, каких глупостей натворю… Стоп, что за странный звук? Выстрелы и лязганье мечей… А эта форма… Этот голос… Неужели Ки Лук!»

      Дрейн остановился и уставился на вампира, который с довольной ухмылкой на лице и привычным для него безумным огоньком в глазах убивал вражеских солдат. Уже расправившись с последним, Лорд услышал шаги за спиной и медленно обернулся. Заприметив парня, его лицо исказилось в недоумении. Ки не ожидал, что глава организации «Мир» так запросто придёт на поле битвы. Лук откинул подальше труп солдата и с насмешкой произнёс:

— О-о-о, давненько не виделись. Неужели пришёл сдаться?


— Мне сейчас не до твоих шуточек! Октавию хочет убить один ублюдок, и я должен её спасти! — Даг был настроен решительно и даже достал меч из ножен, направляя оружие на вампира.

      Бессмертный, услышав о своей малышке нечто подобное, вмиг стал очень серьёзным. Его взгляд устремился на Дрейна с толикой ярости и неподдельного интереса. Основатель зашагал прямиком к мужчине и, подойдя вплотную и упёршись грудью в меч, строго произнёс:

— Если не хочешь сдохнуть, рассказывай всё, что знаешь, немедленно.


— А тебе какая разница?


— Тот же вопрос! С какого перепугу ты лезешь к моей девочке? Умереть вздумалось? Если да, могу это устроить прямо сейчас! — мужчины, как обозлённые волки, кидали друг в друга презрительные взгляды.


— Она дорога мне! — после этих слов вампир мгновенно схватил брюнета за шкирку.


— Она моя! — громкий, наполненный ревностью и яростью крик эхом отлетел от горных хребтов.


— Нет, моя!


— Что ты сказал? — казалось, что в глазах Лорда сейчас горит адский огонь, который было практически нереально потушить.


— Я сказал, что она моя родная сестра, что непонятного?

      Пятый Основатель открыл рот от удивления и ослабил хватку, делая шаг назад. Затем наступил весьма неловкий момент, который длился около минуты. Брат Мирайт сейчас пытался понять, почему Лорд говорит подобное о его сестре. А вампир в свою очередь старался принять услышанные слова. Он с самой их первой встречи заметил некую схожесть между мужчиной и красноволосой, только вот и подумать не мог, что они родственники. Всё это казалось просто нелепым спектаклем, который скоро кончится.

— Ты ведь не шутишь, я прав? — выдавил Основатель, всё ещё погружённый в собственные мысли.


— Не шучу… Она действительно моя младшая сестрёнка, которая сейчас нуждается в помощи. Я ищу её, дабы предотвратить катастрофу.


— Я помогу.


— Зачем? Неужели бросишь всех своих подчинённых ради человеческой девочки… В которую ты, вероятно, влюблён? — немного издеваясь, произнёс брюнет.


— Ха, она только моя! Естественно, я собираюсь помочь своей непослушной девочке. Говори, куда мне идти…


— А ты, как я погляжу, жуткий собственник.


— Замолкни. Ближе к делу…

***


Жизнь — это движение к смерти. Мы начинаем умирать с момента своего рождения. Мы умираем, даже когда растем. Это неизбежность, с которой нужно примириться.


Анхель де Куатьэ.

      Октавия и Акер оказались в парке. Долгое время здесь никого не было и природа начала брать своё. Краска на скамейках поблекла и облезла, аллея вся заросла травой, фонтан в центре покрылся мхом. Вокруг было тихо, а цветущая сакура завораживала и пленила своей красотой, заставляя забыть обо всех своих печалях и невзгодах. Смотря на нежно-розовые цветочки, на душе становилось спокойнее. Октавия шла по мягкой травке и наблюдала за этим чудом, не в силах сдержать улыбку. За ней осторожно ступал Акер, осматривая свою жертву с головы до пят. Его план протекал без сучка и задоринки, ведь девушка не догадалась о подвохе и не заподозрила брюнета. Сей факт немного насторожил мужчину, так как Мирайт всегда была слишком проницательной, сейчас же всё шло слишком гладко. Он решил не тянуть и начал доставать меч.

— Командир, правда, здесь замечательно! — обернувшись, Авия посмотрела на замешкавшегося Вакенса. Тот энергично помахал головой и улыбнулся, лихорадочно соображая, что ответить.


— Эм… Н-ну, да! Цветы и всё такое…


— Что-то мне не нравятся твои запинания. Если есть что сказать, говори, — в её словах проскальзывали нотки холодности и настороженности. Брюнет растерялся и начал нервно бегать глазами туда-сюда, мысленно проклиная себя за неосторожность. Он ведь не сможет убить девушку в честном поединке из-за неравенства сил. Ави отлично дралась, к тому же была сестрой Дагона, что весьма усложняло задачу. Его взгляд случайно устремился на шею Окти.


— Ну, просто я хотел поинтересоваться, откуда у тебя засосы на шее.

      Подобного вопроса красноволосая не ожидала, поэтому резко отвернулась, дабы скрыть своё смущение и придумать подходящую отмазку. Девушка выглядела очень глупо и забавно, но командир больше не задавал вопросов, ведь ему нужно было как можно скорее восстановить сердцебиение, дабы нанести точный удар в спину.

«Вот же Акер засранец, задал такой вопрос! Пожалуй, стоит сменить тему. Ах, точно, мне нужно подумать над именем предателя, а то немного подзабыла об этом. Значит, начинается на „А“. Не густо, но хоть что-то. Довольно много знакомых, чьё имя начинается на эту букву, только вот этот человек должен быть исключительным. Раз смог убить собственную сестру, хладнокровие точно присутствует, как и хороший ум с выдающимися физическими способностями… На эту кандидатуру подходят как минимум двое и один из них…»

      Октавия замерла, почувствовав адское жжение в груди. Опустив глаза вниз, она увидела острое лезвие, торчащее из её тела. Зрачки расширились, дыхание участилось, каждый вдох причинял нестерпимую боль. Дрожащими руками девушка потянулась к груди, хрипя и не веря в происходящее. Её белая рубашка окрасилась в красный, пальцы похолодели и отказывались подчиняться.

— А-акер, кхм… т-ты…

      Мужчина резко вынул свой меч, чем вызвал нестерпимую боль у красноволосой. Она, не выдержав, болезненно вскрикнула и упала на колени, а затем, обессилев, плюхнулась на бок.

— Ата-та, что же ты такая невнимательная? Хотя, это даже к лучшему, ведь проблем не возникло. Думал, что будет сложнее, ведь ты такая… такая проницательная и до безумия надоедливая девочка, — лицо брюнета исказилось в довольной и одновременно злобной гримасе.

      Увидев такого командира, девушка зажмурила глаза и через силу отвернулась. Но он не переставал издеваться над Мирайт. Громкий и до безумия противный смех резал слух юной особы, чуть ли не доводя её до истерики. В глазах читалось удивление и толика разочарования в самой себе за такую слабость.

— Ох, тебе, наверное, до безумия интересно узнать, за что же я так поступил с тобой? Ах, милая Октавия, уже и ответить на вопрос не можешь?


— Пошёл ты!

      За такие дерзкие слова в адрес бывшего командира красноволосая получила удар ногой в спину. Она чуть не завыла от боли, но доставлять такое удовольствие врагу не собиралась, поэтому, стиснув зубы, промолчала. Так хотелось сбежать, но рана и жуткая слабость не позволяли ей такой роскоши. Врождённые силы в таком состоянии использовать было практически нереально, к тому же все предыдущие попытки провалились.

— Так нельзя разговаривать со старшими, милочка. Хм, на чём я остановился? А точно, на рассказе о своей долгожданной мести. Ты, наверное, в недоумении и задаёшься вопросом «за что?!». Это естественно, ведь, скорее всего, тебе не известно о делишках Дагона Дрейна… Вернее, ты даже понятия не имеешь, кем он тебе приходится. Октавия, ты жила в неведении всё это время. Сочувствую! Думаю, нет, вернее, я уверен в том, что ты бы не дала себя обмануть, в отличие от Отары, и тогда бы мой план рухнул. Хотя, он и так пошел ко всем чертям, когда твой братец захватил организацию, принадлежащую моему биологическому отцу. — Мирайт удивлённо посмотрела на своего мучителя. В потускневших глазах сверкнуло нечто, похожее на радость, что было довольно странным в такой-то ситуации. Согласитесь, не каждый человек будет рад чему-то, осознавая свою скорейшую гибель.

— У меня есть брат? — тихим, дрожащим, но наполненным надеждой голосом спросила девушка.


— Да-да, у тебя есть брат. Самый настоящий мерзавец, пусть и сильный, да и умом не обделён. Вот смотрю на тебя и вспоминаю этого ужасного монстра, ведь вы с ним очень похожи как внешне, так и по характеру. Сей факт раздражает, знаешь ли! Ладно уж, сегодня я добрый и именно поэтому поведаю тебе краткую историю о моей мести. Всё началось в далеком детстве, когда я слепо верил в то, что смогу унаследовать организацию, несмотря ни на что. Все мы, будучи детьми, надеемся на лучшее и не учитываем кучу важных моментов, на которые стоило бы обращать внимание. Тогда я недооценил главный род, к которому ты, собственно говоря, и принадлежишь. Никогда бы не подумал, что твой брат будет мстить моей семье за смерть собственной таким образом. Это отвратительно, ведь Дрейну совершенно не нужна эта война и организация «Мир». Этот человек плюет на большинство наших правил, чего быть не должно. Он слишком высокомерен и самоуверен, именно поэтому не заметил меня, прячущегося в тени и ожидающего того момента… того самого момента, когда я смогу вернуть то, что принадлежит мне по праву! Но не будем углубляться в детали. Как ты уже поняла, Дагон отобрал у меня нечто дорогое, именно поэтому я сделаю то же самое: убью его маленькую сестрёнку. Даг совсем недавно узнал о вашей родственной связи, что оказалось мне на руку. Видела бы, как он хотел рассказать тебе всю правду. Поверь, такое милое зрелище! Жаль, что вы с ним больше не увидитесь и не поговорите, как семья. Если так подумать, у тебя никогда не было настоящей семьи… Всегда была такой ненужной, нелюбимой, как дворовая шавка. Я ведь тоже никогда никого не любил так сильно и, по большому счёту, не получил любви от тех людей, от которых истинно желал её заполучить. Не заслужил даже доверие и признание собственного отца. Это так обидно и больно, но со временем я смирился и стал только сильнее, ведь ничего не чувствовать — порой просто необходимо. Так вот, как посмотрю, ты там уже потихоньку отключаешься, так что ускорюсь. Скажу лишь одно: это мои родители организовали твоё похищение и разлучили с семьёй. Будь благодарна, что не убили сразу и дали возможность прожить довольно короткую, но запоминающуюся жизнь. Надеюсь, когда умрешь, тебе станет легче, ведь, несмотря на всю свою жажду мести, почему-то мне не хочется видеть твоих страданий. В конце-концов, не ты виновата во всех совершённых грехах. Мне в какой-то степени будет не хватать тебя. Ах, больше не будет возможности посмотреть на колыхающиеся от ветра алые локоны, заглянуть в твои прекрасные глаза и ощутить запах лаванды, исходящий от твоего юного тела… Возможно, если бы ты не была его сестрой, мы бы смогли обойтись без этого, Авия… Прощай…

      Мужчина в последний раз взглянул на еле дышащую девушку и, развернувшись, направился прочь. Ему нужно было как можно скорее попасть к своим соратникам, которые уже были готовы к атаке. Но по воле судьбы или случая он встретил Дагона Дрейна. Брюнет от неожиданности замер на месте. Страх, который внезапно нахлынул на него, пронизывал всё тело, как мощный разряд тока. Разноглазый, не задумываясь, достал меч и грозным, наполненным искренней ненавистью голосом крикнул:

— Где моя сестра?!


— Сдохла, как последняя крыса. Да-да, Дагон, я прирезал твою ненаглядную сестрёнку. Поверь мне, Октавия мучилась очень долго, ведь я специально не задел сердце. Алая кровь наполняла её легкие, причиняя невыносимую боль… Ах, как же она страдала, расплачиваясь за грехи собственного брата. Но я сделал одно одолжение: рассказал ей правду о тебе. Знаешь, по-моему, она обрадовалась, что у неё есть семья… Только вот не суждено вам встретиться вновь, какая ирония судьбы!


— Неужели ты убил её обычным мечом, не задевая сердца? — неожиданно поинтересовался Дрейн.


— Да, а разве это что-то значит? Думаю, нет! Попрощайся с жизнью, Дрейн.


— Ха, это означает лишь то, что ты сдохнешь сегодня, как и твой папочка, который оказался редкостным ничтожеством. Запомни, ты мне не соперник.


— Заткнись, ублюдок!

      Мужчины скрестили мечи, но разница в силе была просто огромной. Дагон как молния двигался в пространстве, нанося множество точных ударов противнику. Акер пытался сделать ответное нападение, но резкая боль, схожая с пулевым ранением, которая пронизывала разные участки его тела, мешала сконцентрироваться, и ему оставалось только отражать замечаемые им атаки. Вскоре он почувствовал, что сил практически нет — Даг будто специально истязал его, не раня жизненно важные точки, нанося всё больше и больше увечий. Когда на парне живого места не осталось, Дрейн решил, что пора заканчивать, и, сделав ещё один выпад, проткнул сердце противника, а затем развернул лезвие и направил оружие по косой, практически разрубая тело пополам. Смерть была мгновенной, Акер даже понять толком ничего не успел. Все его глупые мечты и нелепая месть канули в небытие. Брюнет устранил ещё одну нелепую угрозу, которая мешала его жизни. Но на сердце было неспокойно, ведь мужчина искренне переживал за свою сестрёнку. Не говоря ни единого гневного слова бывшему подчинённому, Дрейн ринулся вперёд на поиски Октавии, дабы попытаться спасти её…

***


Ах, сколько б ни смотрел на вишни лепестки


В горах, покрытых дымкою тумана, —


Не утомится взор!


И ты, как те цветы…


И любоваться я тобою не устану!


      Мирайт неподвижно лежала на земле, стараясь дышать как можно тише, ведь каждое, даже незначительное движение в груди отдавалось волной боли во всём теле, сознание почти покинуло её. Небо такое голубое и чистое, а травка такая мягкая и приятная. Хотелось лишь лежать и смотреть вверх, забывая обо всём, а потом взлететь к облакам, ощутить свободу, избавиться от давящего чувства в груди. Но вот только на это у девушки совершенно не было времени. Сейчас каждое мгновение было на счету. Кожа слегка посинела, стала холодной, взгляд медленно становился всё более безжизненным. Но в тоже время тело Октавии ощущало лёгкое и приятное дуновение ветерка, а лепестки сакуры плавно ложились на землю. Один непослушный лепесток упал прямо на волосы Ави и в тот же момент улетел с красных локонов, взмывая ввысь. А Окти лишь продолжала смотреть вверх стеклянными глазами, ощущая, как жизнь медленно покидает её молодое тело. Девушке было грустно от всего происходящего. Но уже не было больно физически. Кончики пальцев рук и ног онемели, а колени немного дрожали. Глаза потихоньку закрывались, и дыхания почти не было слышно. Сердце билось очень медленно, периодически пропуская удар, заставляя красноволосую нервно вздрагивать, ожидая последнего момента…

«Господи, как же приятен этот лёгкий ветерок, и это прекрасное голубое небо. Неужели вижу всё это в последний раз? Вот бы посидеть рядом с моим любимым вампиром. Полюбоваться этой красотой вместе… Жаль, что такого не произойдет. Ощущаю, как драгоценная жизнь буквально вытекает из меня или, лучше сказать, ускользает из моего тела, не давая возможности поймать её. Мне было так больно несколько минут назад, но сейчас уже всё равно. До сих пор поражаюсь, как настойчиво мой организм борется, не сдаётся. Ах, у меня есть старший брат… Вот так новость! Если бы я могла смеяться, то билась бы в истерике от счастья и недоумения одновременно. Подумать только, как могла бы поменяться моя жизнь, узнав я об этом раньше. Но я не жалею о том, как прожила свою короткую жизнь. В ней были взлеты и падения, боль и радость. Даже любовь, которая оказалась взаимной. Невероятно, просто невероятно, что мы теряем тех, кого любим, едва встретив. Интересно, что же будет делать Лорд, когда узнает о моей смерти… Будет ли он плакать, страдать, вспоминать обо мне? Думая об этом, у меня наворачиваются слёзы. Но я их почти не чувствую… Как же хочу увидеть его прямо сейчас… взглянуть в эти алые глаза, коснуться мягких волос… поцеловать его сладкие губы и обнять… просто обнять, как своё бесценное сокровище. Я так тебя люблю… Просто до безумия! Мысль о том, что ты останешься один, разрывает мне сердце… Пожалуйста, не злись на меня… Я правда не хотела расставаться с тобой, мой Лорд…»

      Девушка закрыла глаза. По вискам потекли слёзы. Сердце, сделав последний удар, остановилось навсегда. В нескольких метрах от своей любимой стоял вампир, который, увидев это, испуганно прошептал:

— Ок-та-вия…

За пять минут мы можем сделать больно,


За пять минут мы подлость можем совершить, —


Предать, задеть, обидеть поневоле.


За пять минут мы много можем натворить…

Узнать о горе иль радость испытать,


Увидеть смерть, увидеть чудное творенье,


Познать весь смысл жизни иль заново начать —


Всё это в пять минут, в одно мгновенье.

Когда-нибудь наступит час, момент прозренья:


Глаза откроются и люди всё поймут.


Цените жизнь и ветра дуновение,


Цените время, цените пять минут…

22.Моя

Потом я встретил тебя. В сердце стало много пустоты. Её можно было заполнить болью или тобой. Так случилось, что вышло второе. Тогда ещё я не знал, что ты тоже превратишься в боль. Я и понятия не имел, что любить — означает терять…

Евгений Ничипурук.


***


Где-то там даже дьявол может плакать, потеряв тех, кого любит.

Devil May Cry 3: Dante’s Awakening.

      Аристократа переполняли сильные эмоции, которыми было почти нереально управлять. Всепоглощающая боль и невыносимое чувство злости распространялись по телу бессмертного с огромной скоростью, пробираясь в каждый уголок. Мужчина стоял рядом с Октавией на коленях и боялся прикоснуться к её бледной, словно мрамор, коже. Всё же видеть смерть единственного дорогого для тебя человека — это невыносимое терзание души, даже для бессмертного монстра. А если уж ты любил того, кого потерял, мир вокруг тебя разрушится, а собственное существование будет казаться глупым и бессмысленным. Захочешь провалиться сквозь землю, повеситься, утопиться, прыгнуть с обрыва… Но твоей основной задачей станет смерть. Раньше ты боялся её, ведь не хотел покидать своего любимого человека, а теперь даже мысль о ней вызывает у тебя дикое восхищение и непостижимое желание.

      Основатель трепетно дотронулся до лба девушки, бережно убирая с него прилипший волосок. Глазам почему-то стало жарко. Ки нервно всхлипнул и удивлённо дотронулся до собственной щеки, ощущая горячие слёзы на бледной коже. Он не плакал с тех самых пор, как был человеком, и сей факт наталкивает на мысль, что чувства мужчины обострены до предела… Секунду помедлив, вампир резко вцепился в своё запястье и начал высасывать кровь. Затем, слегка приоткрыв миниатюрный ротик, бессмертный припал к губам своей возлюбленной, вливая эликсир вечной жизни в её мёртвое тело. Лук делал это со всей присущей ему нежностью и осторожностью. Только вот Мирайт всё не двигалась, чем вызвала у Лорда нервный смех.

— Ха-ха-ха, почему ты не открываешь глаза?! — как ненормальный кричал алоглазый, тряся Ави за плечи и надеясь, что это поможет. Он смеялся… плакал… крушил всё вокруг, а потом просто лёг на травку рядом с ней и нежно обнял. Ки смотрел на её лицо и гладил красные волосы, а потом прикрыл глаза и заговорил: — Знаешь, когда ты ушла… Ну, в тот день, мне стало вдруг так одиноко, хоть на стену лезь. А ещё хотел встретиться с тобой и отругать за то, что даже не сказала мне «Пока», глупенькая девочка… Так скучал по твоему нежному голосу, таким мягким и непослушным волосам, — аристократ зарылся пальцами в алые локоны и прильнул губами к холодной коже лба юной особы. — За этот чёртов день я изголодался по твоему телу и гладкой, никем не тронутой кроме меня коже. Ах, а твой запах — вообще что-то непостижимое для меня, как сильный наркотик для людей… Без которого, если привыкнешь, уже не сможешь жить ни дня… Боже, а как же я скучал по твоим стонам! Одни лишь воспоминания о них возбуждают меня. А ещё хочется касаться твоих бёдер, груди, шеи, спины… М-м-м, так хочу тебя! Вот когда очнёшься, — а ты обязательно очнёшься! — я устрою тебе настоящую ночь страсти, малышка, ведь тогда я ой как сдерживался.

      Тон аристократа стал совсем уж печальным, ведь он уж начал думать, что не успел спасти её. Слёзы перестали течь, лишь губы подрагивали в немом вопросе. В один миг Ки крепко притянул к себе девушку и, сев на колени, начал отчаянно шептать:

— Нет-нет, ты не умерла… Может, я дал мало крови? Точно, нужно больше… Так много, чтобы каждая клеточка твоего юного тела была наполнена мной!

      Бессмертный уже собирался снова вцепиться в свою руку, но услышал за спиной знакомый мужской голос:

— Крови ты дал достаточно. Даже более чем! — Дагон наконец отважился приблизиться. Когда он прибыл на место, то застал Ки, страдающего над телом его сестры, поэтому решил подождать, пока вампир придёт в себя.


— Ты… Если я дал достаточно крови, так почему она не ожила?! — яростно крикнул Лорд.


— Эй-эй, ты мне тут не ори! Я, в конце концов, её брат, так что не нужно ругаться со мной. Акер не задел её сердце, и это означает лишь то, что она должна была стать демоном… Но так как ты дал ей своей крови, Октавия станет вампиром. Зря ты, конечно, обрёк мою сестрицу на вечную жажду, но так хотя бы у вас будет меньше различий…


— Подожди. Как это понимать? Авия могла стать демоном? — напрягся вампир.


— Да, это у нас семейное. Что ж, раз уж ты так сильно влюблён в сестру и говоришь ей столь пошлые вещи, то расскажу.

      Слова Дрейна немного смутили Ки, ведь он понял, что брюнет слышал все его откровенные слова. Даг уселся рядом с Основателем и нежно погладил Мирайт по голове, что не понравилось аристократу.

— Я внимательно слушаю.


— Не сомневаюсь… Наша семья, как ты уже понял, не совсем обычная. Когда-то давно мои предки помогли демону спастись из лап экзорцистов. Они поплатились за этот поступок собственными жизнями, ведь предали свой клан и неоспоримую веру в Бога. Их повесили, а затем сожгли, даже не удостоив похорон. Демон был очень зол и одновременно благодарен обычным смертным. После их сожжения он пришёл к детишкам тех предков и даровал им бессмертие… Соглашусь, что звучит всё это довольно странно, но такова уж правда! Мы бессмертны, но до тех пор, пока не заведём детей, что вполне реально. Тогда бессмертие как бы исчезает, но вот молодость и долголетие нам обеспечены. Так как ты дал Октавии свою кровь, то есть превратил в вампира, она бессмертна как и ты, и семью завести не получится… Ну, это и так понятно… Вот, в принципе, и всё. Не буду углубляться в подробности истории нашей семьи, так что не переживай, Ави скоро очнётся. А то начал истерить, как маленький ребёнок. Сам же должен понимать, что превращение занимает длительное время.

— Я тебя понял, не дурак…


— Ты отнесёшь её к себе? — спросил Даг немного взволнованным голосом.


— Да. Тебе бы, кстати, лучше прекратить наступление и взяться за ум. Зачем эта нелепая война с ЯИДА и вампирами? Мы бы воевали себе с людишками, вас не трогали, так что же сподвигло тебя вылезти из своей норы ради ненужной войны?


— Веришь или нет, скука. Я обожаю играть, только вот мои люди немного перебарщивают в своих действиях, тем самым нарушая мои же приказы. За это их наказывают… Но я же не в силах следить за всеми! Сейчас мне бы успеть вывести войска, а то ваши солдаты всё пронюхали, что весьма странно. Кто предатель? — поинтересовался Дрейн.


— Один из твоих стратегов. Отступите, пока не поздно, мой Лорд даже готов на переговоры…


— Хм… Хорошо, только учти, что я приду увидеться со своей сестрёнкой! Если что-нибудь случится, тебе не жить, животное, — обстановка между мужчинами накалилась.


— Не переживай, она всё-таки моя…

***

Она вернулась в его жизнь, как пламя, которое тянет свои языки прямо к сердцу…

Дневник памяти (The Notebook)

      Октавия по-прежнему неподвижно лежала на коленях Основателя, в то время как вампир бессознательно теребил красные локоны, просто умирая от нетерпения. Он немигающим взглядом смотрел на её бледное лицо, ожидая хоть малейшего движения.

Сознание Мирайт

«Хм… странно, я вроде бы умерла, но почему мне снится сон? Или же это мир иной? Здесь так светло, будто бы и нет других красок, кроме белой. А что это там вдалеке виднеется… Странно, но как я очутилась в лесу? Сколько вопросов и не единого ответа! Кто этот человек в чёрном?»

      Ави видела перед собой двух людей и демона. Одна молоденькая девушка лет тринадцати, паренёк на год старше её и красивый бессмертный с ножом в руках.

— Я очень благодарен вашим родителям за спасение и именно поэтому решил даровать вам силу и бессмертие, — его лукавая улыбка вынуждала красноволосую девочку краснеть и прятаться за брата.


— Нам нужна сила, но не бессмертие! — дерзко ответил паренёк.


— Хорошо, пойду вам на уступки. Если вы решите завести деток, бессмертие развеется, но силы останутся. А если же нет, то суждено вам жить вечно. Подумайте, ведь бессмертие без жажды крови — дар, который я вам предлагаю за собственное спасение.


— Демоны лгут! С чего бы нам вам верить? — нежный девичий голосок вызвал улыбку у монстра.


— Демоны не нарушают своих обещаний и платят по счетам, в отличие от алчных людишек… Моя сила позволяет отблагодарить вас как следует, тем более есть кое-что, перед чем я просто бессилен!


— И перед чем же? — спросила красноволосая, надувая щёки. Демон поднял её подбородок вверх и страстно прошептал:

— Перед тобой…

      Воспоминания резко оборвались, и Окти оказалась в темноте. Она почувствовала странную лёгкость в теле, а в груди будто чего-то не хватало. Прислушавшись, девушка поняла, что её сердце больше не бьётся. Ави поймала себя на мысли, что восприняла это слишком спокойно, однако её размышления прервала неожиданно подступившая жажда… жажда крови. Осознав это, Мирайт резко распахнула глаза, заставив Ки буквально подскочить на месте.

— К-ки? — тон девушки был ровным, но удивлённым.


— Малышка… Как же я рад, чёрт возьми, что ты очнулась!


— Моё горло в огне, — Октавия схватилась за шею и недоумённо посмотрела на своего мучителя. — И что произошло?!


— Тише-тише, милая. Я обратил тебя в вампира… Прости, не спросил твоего разрешения.


— А-а-а… Ты… я ведь не хотела!

      Мирайт еле сдерживала слёзы. Вся её жизнь теперь будет другой. Эта неизвестность немного пугала. Лорд усадил красноволосую на колени и крепко обнял, пытаясь утешить.

— Знаю, что ты не хотела становиться вампиром, но я бы не смог вынести такую потерю. Тем более когда-нибудь мы бы обязательно затронули эту тему… Тише, ты так мне всю спину расцарапаешь!


— Пить, — только и смогла прошептать Мирайт.


— Знаю, что хочешь…

      Лук тотчас приказал слуге привести человека, дабы его любимая вкусила крови и стала такой же бессмертной, как и он сам. Когда в помещение зашла пятнадцатилетняя девушка, красноволосая будто с ума сошла. Её звериные зрачки расширились от предвкушения, и она невольно сглотнула, когда её взгляд упал на шею смертной. Вампир дал Окти несколько советов и уговорил её выпить крови самостоятельно, иначе бы сам влил ей живительный напиток. Девушка аккуратно вцепилась в человеческую плоть и начала жадно глотать жидкость, отмечая, что у крови приятный вкус. Вампир смотрел на это зрелище с неким восхищением и тайным наслаждением. Благо Мирайт смогла удержаться и не осушила тело до последней капли… Но в данный момент красноволосую переполняли довольно противоречивые чувства. С одной стороны, невероятное удовлетворение, а с другой — сожаление. Её глаза стали алыми и робко посмотрели на бессмертного. Тот лишь сел на диван и игриво поманил юную особу пальцем. Авия подошла к своему Лорду и, умостившись на мужских коленях, стала приближаться к его лицу.

— Ави… Я соскучился по тебе

      Очень нежно, упоительно осторожно, невероятно ласково вампир прильнул к искусанным губам. Затем с неистовой жадностью Лук углубил поцелуй и прижал к себе девушку, пробираясь собственными руками под её порванную и испачканную в крови одежду. Их языки переплетались в диком танце, периодически задевая клыки друг друга, заставляя ощущать привкус сладкой крови во рту.

— М-м-м, Ки… Я люблю тебя.


— И я тебя… А ещё хочу тебя прямо сейчас, малышка!

      Рычание мужчины сейчас не на шутку заводило Ави. Ей тоже хотелось наброситься на бессмертного со всей своей жадностью и необузданностью. Все эмоции Мирайт были на пике…

— Я вам не помешал? — леденящий голос раздался в комнате, чем ошарашил обоих.


— Вальдо? — растерянно пролепетал Лук, пересаживая Окти на диван и вскакивая, как провинившийся школьник.


— Как я посмотрю, ты всё же обратил эту девушку в вампира. Теперь понимаю, что у вас всё серьёзно, хоть поначалу думал, что она очередная игрушка. В любом случае, рассчитываю на то, что ты объяснишь девушке наши законы, хоть и уверен, что с некоторыми из них она знакома… Ещё у меня есть несколько вопросов к тебе, девочка. Ты способна сейчас на них ответить? — Второй Основатель спокойно сел на кресло и подпёр собственную голову тыльной стороной ладони.

— Я отвечу на все ваши вопросы, господин Вальдо, — уверенно принесла Мирайт и, поправив одежду, села рядышком со своим Лордом.


— Правда ли что ты не знала, что Дагон Дрейн твой родной брат?


— Нет, я узнала об этом только находясь при смерти.


— Хорошо.Теперь не совсем характерный для вампира вопрос… Любишь ли ты Ки Лука? — от такого вопроса бледные щёки слегка покраснели.


— А по нам не видно? — слова девушки заставили Джиллеса хмыкнуть.


— Ясно. Раз так, то ничего уж не поделать. Что ж, к сожалению, мне нужно забрать у тебя Лука на несколько часов, чтобы обсудить некоторые детали касательно завтрашнего договора.

— Да, мой Лорд. Я немедленно прибуду…


— Только не забудь застегнуть рубашку, это выглядит не совсем прилично.


— …

      Основатель оставил двух влюблённых. Мирайт взглянула на Лорда, а затем встала и начала потихоньку застёгивать его рубашку. Вампир тем временем нежно водил руками по лопаткам алоглазой и тихо напевал какую-то песенку.

— Когда я вернусь, то уже не отпущу тебя, моя маленькая девочка, — проурчал Пятый Основатель.


— Я в этом не сомневаюсь… Только вот, Ки, одобрил ли Джиллес наши с тобой отношения?


— Да. Думаю, ты ему симпатизируешь, как умная девушка и отличный солдат… Кстати, пока не забыл. Ты увидишься с братом завтра.


— Правда?! — бодро воскликнула красноволосая.


— Конечно, а сейчас мне следует идти, ведь Лорд не любит опозданий.

      Лук чмокнул новообращённую в лобик и быстро ушёл. Октавия плюхнулась на диван и положила руку на грудь, понимая, что сердце её больше не бьётся, и это весьма непривычно. Только вот что её по-настоящему удивило, так это чувства… Девушка испытывала эмоции, так же как и прежде, что было весьма странным… Не было чувства опустошённости и холодности внутри, какие она себе представляла.

Мы умираем каждый вечер. Но мы — мертвецы, наделенные памятью.

23.Конец

Любовь — это вещь эмоциональная, и, будучи таковой, она противоположна чистому и холодному разуму.


Артур Конан Дойл, «Знак четырех»


***


Любовь — это единственный разумный ответ на проблему человеческого существования.

Эрих Фромм.

      Октавия очень ждала своего Лорда всю ночь, но он так и не пришёл, чем очень опечалил её. Когда в комнату начали проникать первые лучи солнца, Мирайт услышала звук мотора. Выглянув в окно, она увидела Лука, парковавшего машину у главного входа. Тот заметил девушку и помахал ей рукой, чтоб выходила. Грусть мгновенно улетучилась, и Октавия, распахнув окно, мягко приземлилась прямо около вампира. Затем, сев в салон, она кивнула ему, что готова, и машина тронулась. Чтобы унять волнение перед предстоящей встречей со своим братом, красноволосая долго говорила с Основателем обо всём, в том числе об их будущем. Теперь им суждено было быть вместе навечно, стоило лишь уладить несколько моментов. Прежде всего, поговорить с Дагом, который не очень-то симпатизировал вампиру. Ну, это и неудивительно, ведь братья порой очень ревнивы! Путь до главной базы был не близким и в общей сложности дорога заняла около трёх часов… Когда Окти приехала на место, то нервно посмотрела на своего любимого, ища в нём поддержку.

— Эй, не переживай ты так, малышка. Помни, что он твой брат и примет тебя такой, какая ты есть на самом деле. Хоть мне не нравится сама мысль о том, что кто-то другой смеет касаться и любить тебя, но Даг твоя семья! Он даже окончил эту нелепую войну из-за тебя, а это многого стоит, девочка моя…

      Голос бессмертного был немного обиженным, в нём проскальзывали нотки ревности. Чтобы там не говорил в поддержку Ави, он сам жутко не хотел отпускать её.

— Ха-ха-ха, Ки, неужели ревнуешь меня к Дагону?!


— Нет, — вампир резко отвернулся, но красноволосая развернула его голову и страстно припала к сладким губам, легонько покусывая их.


— М-м-м, вот и ревнуй себе на здоровье!

      Девушка вылезла из машины, оставляя своего спутника в смятении. Она вприпрыжку бежала к огромному зданию, чем-то напоминающему неприступную крепость, забывая о так называемом «вампирском величии». Пленнице доставляло удовольствие подшучивать над мужчиной, а заодно это было хорошим поводом для отмщения за все его былые издевательства. Добравшись до дверей и обнаружив их незапертыми, Авия заглянула внутрь, а затем уверенно шагнула вперёд. Оказавшись в доме, она почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернувшись, она встретилась с наполненными нежностью и неподдельной радостью глазами. Между братом и сестрой возникла некая неловкость, которую им нужно было преодолеть.

— Я очень рад тебя видеть, Октавия.


— Мне тоже безумно приятно вновь встретиться с тобой в роли младшей сестрёнки, а не врага.

      Мужчина плавно опустил руку на хрупкое плечо, а затем аккуратно подвинул к себе юное тело. Его объятья отличались от других, ведь когда тебя обнимает родной человек, ты волей неволей испытаешь тепло, исходящее из глубин его сердца. Ави как потерянный котёнок вцепилась в брюнета и уткнулась своим маленьким носиком в его мускулистую грудь. Сердце, которое больше не билось, немного покалывало от переизбытка светлых чувств.

«От Дага исходит приятный аромат, он мне безумно нравится. Если Ки об этом узнает, то будет ревновать пуще прежнего… С одной стороны, это будет выглядеть очень милым, но с другой — мало ли что этому ненормальному в голову взбредёт!»

— Ах, от тебя пахнет прямо как от нашей мамы, — улыбнувшись, молвил Даг и плюхнулся на диван вместе с Мирайт.


— Правда?! Расскажи о нашей семье…


— Ха-ха-ха, а прямолинейность и нетерпеливость как у папы. Ладненько, раз ты так хочешь, то начнём с этого. Наши родители были слишком беспечными, что сыграло с их жизнями злую шутку. Так уж вышло, что наша мать была полудемоном, а вот отец занятым человеком, вернее бизнесменом. Познакомились они в раннем детстве, когда не поделили игрушку в детском садике, — Окти улыбнулась, вспоминая своё ужасное поведение в саду. — Да-да, тогда они просто терпеть друг друга не могли: вечные ссоры, драки и тому подобные вещи. После детсада им суждено было попасть в одну школу, где их отношения переросли в дружбу, а позже — в любовь, хоть они долго и не признавались друг другу в своих чувствах. После школы мама поступила в мединститут, а отец занялся семейным бизнесом. Они встретились лишь спустя пять долгих лет. Когда папа увидел нашу вечно молодую мамочку, то обалдел не на шутку… Вскоре он сделал ей предложение, чему мама была необычайно рада, только вот боялась поведать тайну своей семьи любимому. Но судьба — штука порой жестокая, однако от неё не уйти. Отец попал в серьёзную передрягу и был смертельно ранен. Тогда-то наша мамочка поделилась с будущим мужем своим проклятьем через кровь. По правде говоря, отец рассказывал, что тогда был необычайно зол на маму за её ложь и даже не разговаривал с ней несколько дней. Но потом всё уладилось и они поженились. Через несколько лет родился я, а потом — ты…

      Дрейн печально опустил голову, а потом вдруг ни с того ни с сего крепко обнял алоглазую, целуя её в макушку.

— Прости, что росла вдалеке от меня и покойных родителей. Это частично и моя вина…


— Я не злюсь, ведь сейчас мы рядом друг с другом… Расскажи мне, как и из-за чего умерли наши родители, — голос бессмертной дрожал, а к глазам подступили слёзы, которые она старалась спрятать, дабы не расстраивать брата.


— Всё случилось из-за чужой зависти и высокомерия. Видишь ли, мы не единственная семья, которой удалось заключить контракт с демонами. Таких очень много! Просто нас отличает ряд привилегий, которые недоступны другим кланам… Один из таких родов — Варкенс, но Акер убрал одну букву из своей фамилии и тем самым сбил меня с толку. Я был так невнимателен, что плохо отразилось на дальнейших событиях… Но сейчас не об этом. Варкенсы решили, что мы храним магические книги и артефакты, из которых черпаем собственное бессмертие… Вот они и решили спереть часть нашей библиотеки, чем не на шутку разозлили родителей. Началась нехилая заварушка, которая повлекла за собой весьма печальные последствия. Когда мать родила тебя, хоть убей, я не знаю, как им удалось поменять младенцев местами! Лишь нелепые догадки. Возможно, Варкенсы хотели использовать тебя в своих грязных целях, но не смогли этого сделать… Но как им удалось убить родителей, я до сих пор понять не смог. Знаю только, что их род, безусловно, замешан в этом. Ох, как я был зол! Мой и так бурный характер вспыхнул, словно стог сена… Убийства, которые я совершил, были мне безумно нужны, ради мести, но этого было крайне мало. Тогда-то я решил, что отниму у этого клана всё, включая их обычаи и веру. Но, знаешь, потом мне стало просто скучно и я ввязался в эту нелепую войну… Рад, что сей поступок хоть как-то помог нам с тобой встретиться.

      Девушка взглянула в глаза своего старшего брата и улыбнулась. Они ещё долго сидели вместе и говорили о всяком. Авия познакомилась с Астатом, чему была весьма рада. От Дрейна красноволосая узнала о завтрашнем договоре и немного успокоилась, ведь поняла, почему Лорда не было всю ночь. Кстати, Ки сидел в своей машине и несколько часов ждал, когда его девочка уже выйдет из логова Дагона. Основатель не хотел мешать Окти и одновременно жаждал увидеться с ней. Когда юная особа покинула дом и села в салон, аристократ раздражённо молвил:

— Ты долго!


— Ну ты чего такой вредный? Он ведь мой брат!


— Ага, знаю. Ладно, поехали домой.

      Несмотря на то, что дорога была довольно дальней, вампиры большую часть пути хранили молчание, ведь немного поссорились. Что уж поделать, если Лук ещё тот ревнивец! Наконец они добрались до резиденции Пятого Основателя. Перешагнув порог дома, Мирайт замерла, непроизвольно закусывая губу. Приятные мурашки распространялись по телу, а глаза будто прожигали дырку в полу. Бессмертный ещё даже не дотронулся до Мирайт, он просто стоял сзади, скидывая плащ и расстёгивая свою рубашку, не сводя алых очей со своей пленницы. Она слышала каждое его движение, но отчего-то боялась повернуться. Почувствовав прикосновение его пальцев к своей шее, Авия от удовольствия прикрыла глаза и открыла ротик. Вампир медленно прильнул губами к бледной коже и невесомо поцеловал девушку возле мочки уха.

— Я так соскучился по тебе, малышка, — обольстительный шёпот сводил с ума юную особу.


— Ки…

      Аристократ развернул к себе любимую и вцепился в её столь сладостные губы, словно дикий и необузданный зверь. Не успела девушка опомниться, как уже лежала на его огромной кровати, изнемогая от нетерпения. Лорд сорвал с красноволосой всю одежду и продолжал ласкать её, еле сдерживая свою похоть. Он целовал её, и она предательски тонула в жаре его чувств. Обнажённая лежала в огне… в его огне, овладевающем ею. Лук не просто целовал, он утверждал своё право собственника. Настойчиво завладевал ртом, словно жизнь его зависела от их поцелуев. Лизал, покусывал, вкушал, жадно посасывая, её нижнюю губу, захватывая своими клыками. Его руки мяли упругие груди, а девичья кожа изнемогала от нужды там, где он её касался. Мужчина то целовал свою возлюбленную долгими, глубокими, медленными поцелуями, то жёсткими, наказывающими и быстрыми. Какое-то время она не могла даже двинуться, могла только принимать его поцелуи, но не усмирить неистовую силу. Ави чувствовала себя, словно её поглощали, и знала, что секс с вампиром будет грязным и абсолютно необузданным. Никаких запретов! Потрясённая, безрассудная, она как в бреду цеплялась за мужчину, выгибалась к нему, наслаждаясь ощущением его больших рук, скользящих по её телу. Одна его рука грубо накрыла груди, дразня соски, другая обхватила девичью попу и приподняла к себе. Лихорадочно девушка обхватила ногами его бёдра. Она была так возбуждена, что пульсировала, испытывая боль и пустоту. Запутавшись пальцами в его шелковистых волосах, Октавия растянулась под ним, выгибаясь каждый раз, когда он касался её плоти. Хладные губы сомкнулись на её губах, его язык был глубоко у неё во рту. Она сходила с ума от нужды в этом безумце. Когда Лук вошёл в изнемогающую плоть, то услышал столь громкий и такой желанный девичий стон.

— Как же я хотел этого, малышка! — шептал алоглазый, продолжая набирать темп.

       Девушка, находясь в блаженной невесомости, пыталась прочувствовать каждый малый дюйм, на который он всё глубже продвигался, забирая каждую крохотную частичку, которую уступало ему её юное тело. И когда Октавия была уже точно уверена, что он вонзился до упора, что заполучила его всего, Лук с грубым рыком сделал последний рывок, ещё глубже, и тогда Авия беспомощно задрожала, кусая собственные уста до крови. Пленница хотела всего: нежности и дикости, мужчину и зверя прямо сейчас! Лорд медленно вышел и наполнил снова, пронзая её длинными, медленными ударами, мягко пробиваясь вглубь. Она чувствовала, как оргазм нарастает с каждым уверенным ударом, поглощая буквально её всю. Напряжение, скрутившее её тело, неожиданно взорвалось, затопив самым всепоглощающим ощущением, какое ей доводилось когда-либо испытывать. Оно отличалось от того, что случилось в прошлый раз… Это была более глубокая дрожь в самой её сердцевине, более сильная и продолжительная. Окти выкрикивала его имя, пока кончала. Ки же продолжал равномерно вонзаться, пока алоглазая не ослабла под ним. Потом мужчина перевернул любимую, потянул её бёдра вверх и на себя, поставив на колени, и начал снова вбиваться в неё. С каждым пронизывающим ударом она всхлипывала, неспособная сдержать сладостные звуки, слетавшие с искусанных губ… Он выдохнул её имя, когда кончал, а затем блаженно улёгся на бок, сгребая в охапку свою неимоверно счастливую и уставшую девочку. Им было хорошо вместе, и сей факт невозможно было изменить.

— Я люблю тебя, — шепнул Лорд, но ответа не последовало. — Ха-ха-ха, даже будучи вампиром, ты так быстро засыпаешь? Такая маленькая, непокорная… Моя девочка

Одно мгновение тебя стоит вечности.


Марк Леви. Семь дней творения.

***


Мы принадлежим друг другу навеки… Ключ от моего сердца, в котором ты заключен, утерян, и теперь тебе никогда не вырваться оттуда.


Александра Федоровна Романова.

      На следующий день недалеко от столицы вампиров Сангвинема был заключён мирный договор, который обязывал людей и вампиров не воевать друг с другом. Бессмертные не собирались жить в тени или прятаться под землёй как раньше, поэтому пришлось строить новый мир всем вместе, где будет царить хоть какая-то гармония. Конечно же, были недовольные, но даже им пришлось смириться с неизбежным. Ведь война не может длиться вечно, как не крути. Дрейн прекратил существование организации «Мир» и начал углублённо изучать проклятья. ЯИДА продолжала свою деятельность как военная организация, ведь оставалась ещё одна нерешённая проблема — всадники апокалипсиса. Сайто, со своими грандиозными планами, также мог представлять угрозу, но им уже занимались вампиры. Спустя двадцать лет мир был почти полностью восстановлен и бессмертные кое-как ужились со «скотом». Как бы странно это не звучало, но многие люди остались в городах вампиров по собственной воле. Естественно, им давались некие привилегии, которыми грех было не воспользоваться…

      Ки Лук вместе с Октавией сейчас находились в Китае. Они собирались отправиться в кругосветное путешествие, однако у Лорда было много неотложных дел. Только недавно ему удалось уговорить Вальдо Джиллеса на отпуск, чему чрезмерно была рада Мирайт. Она от радости чуть ли весь дом не разнесла…

— Ки, а во Вьетнаме очень много солнца? — воодушевлённо спросила юная особа, примеряя новенькую форму.


— Да, — коротко ответил Лук, зачёсывая волосы назад. Он прожигал свою возлюбленную взглядом, особенно, когда красноволосая наклонялась вниз, дабы застегнуть сапожки. Её короткая рубашка поднималась вверх, открывая мужчине вид на красивую попу.


— Эй, ну ты чего такой грустный…


— Грустный?! Ты в курсе, что сейчас прибудет Джиллес, а ты тут меня искушаешь! — недовольно фырчал Лорд.


— Ха, а это тебе месть за вчерашнее! Мы не виделись целую неделю, а ты даже пальцем меня не тронул, — обиженно ворчала Окти.


— Ты же спала, как я мог к тебе прикоснуться? Такая беззащитная и аппетитная!

      Двое уставились друг на друга, словно обиженные дети.

— Дурак.


— Глупая девочка… Но я люблю тебя.


— И я тебя, Ки.

      Лорд крепко обнял своё сокровище и страстно прошептал:

— Когда я вернусь, то накажу тебя, Октавия.


— Буду с нетерпением ждать, мой Лорд…


Оглавление

  • Я больше не боюсь тебя Анастасия Black
  • 1.Договор