КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 425986 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202701
Пользователей - 96499

Впечатления

Читатель 1959 про Боссэ: Готовьте из диких весенних растений (Справочная литература)

Помогите убрать розовую обложку!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Престон: Сборник "Отдельные триллеры". Компиляция. Книги 1-10 (Триллер)

Как и обещал, выполнил обещанное, приятного чтения!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Дом Демона (fb2)

- Дом Демона [СИ] 1.13 Мб, 343с. (скачать fb2) - Элис Грин

Настройки текста:



Дом Демона Элис Грин

Глава первая. Дом демонов.

Если вы свернули не туда, вы возвращаетесь обратно? Скорее всего да. Однако я решила, что все дороги все равно приведут меня в Уолкшир, так что я могу и дальше гнать лошадь мимо полей и редких зарослей деревьев, уж больно резко перетекающих в лес. Все дело в том, что мои одноклассницы уже давно вернулись в деревню из школы дилижансом, а я, провалив экзамен по французскому, задержалась на два дня, и ждала, пока из дома мне не пригонят лошадь. И вот теперь, я скачу верхом полдня, и кажется, пропустила свою развилку.

- Ладно я, но ты, Кукла, должна знать дорогу домой! – замедляясь, сетовала я на лошадь, которая уже как пару часов нуждалась в водоеме.

Уже слышу слова мама «Мия, ты должна была грамотно рассчитывать время и дорогу! Ты такая безответственная, Мими»

Судя по солнцу, к ужину я точно не успею.

Деревья все гуще оплетали дорогу, сужая ее с двух сторон, пока она не превратилась в узкую тропинку, по которой точно не проедет телега. Но я не сворачивала. На обратую дорогу уйдет слишком много времени, а уже начинает темнеть. Одинокой девушке ехать по главной дороге еще страшнее, чем гулять по чащобам и болотам.

Из ниоткуда пришла буря.

Она начиналась с легкого ветерка, унесшего мою шляпку к кронам деревьев, и уже перерос в ураган с мелким дождем.

Кукла окончательно запротестовала и остановилась, не желая идти дальше, взбрыкивая, и ржа, как будто в нее кто-то вселился.

На этом моменте стоило бы испугаться, и наплевав на поздний час, вернуться назад, к знакомой дороге, но вместо этого я спешилась, и разозлившись, пошла пешком дальше, надеясь, что лошадь пойдет за мной.

Но хитрое животное, немного попятившись, развернулась и рысью уехала без меня.

Вот замечательно.

Дождь усиливался, тонкая ткань летнего ситцевого платья начала намокать, и противно прилипать к телу.

Если тут есть дорога, значит есть и населенный пункт. На ночлег у стариков или в гостевом доме мне хватит денег. Правда, если я опоздаю на сутки, мама и Мистер Робертс, мамин муж, все лето не выпустят меня из дома.

Прижимая к груди сумку, не отчаиваясь, я пошла дальше.

Тропинка заканчивалась мостом через реку, которая показалась мне странного цвета. Вода словно черная, или это просто отражение от пасмурного вечернего неба.

Ветер уже пробирал до костей, так что не было времени разглядывать бурный поток, и перейдя через реку, я внезапно оказалась на поляне, на которой как-то странно располагалось имение. Небольшой дворец из черного, будто угольного кирпича, с такими же затемненными стеклами в окнах. Будто это не жилое помещение, а какой-то очень большой склеп. Но было так темно и холодно, что мне уже стало все равно, кто там живет, лишь бы хоть ненадолго укрыться от дождя и ветра.

Быстро преодолев поляну, хлюпая по ней мокрыми сапогами для верховой езды, я добралась до ворот перед садом. На них не было ни замка, ни стража.

Странное место.

Сад, будто проклятый этой бурей, выглядел устрашающе с фигурами страдающих ангелов, проткнутых копьями или с прибитыми к земле крыльями.

Интересно, это все еще графство Уолкшир? Если да, то знатный господин, который тут живет должен знать нашу семью. Мы родственники королевы.

Еще более «гостеприимно» встретили меня врата, черные, с рисунками красных, переплетающихся роз на холодном и толстом железе.

Постучала.

Тишина.

Ни в одном окне не загорелся свет. Я осторожно толкнула врата. Они поддались, и с необычайной легкостью  я оказалась внутри просторного, холодного зала. Запахнув дверь, я осмотрелась.

 Неужели хозяева до такой степени беззаботны, что оставляют все открытым? Врата, двери. Ну не может быть имение совсем пустым?

Ой, как я оказалась права.

В один момент зал озарил свет сотен свечей, будто они по щелчку разом зажглись. Пол был точной копией реки, черный, и будто стеклянный. Стены испещрены, словно скалы, которые год за годом осыпались, создавая ровную поверхность. Ни камина, ни кресел, ничего. Разве что, четыре колонны тоже каменные.

И лестница, по которой медленно спускался черный силуэт.

Я не сразу разглядела в нем молодого мужчину. Он плавно, словно растягивая удовольствие спускался вниз, странно ухмыляясь.

Сразу вспомнилось, как старший двоюродный брат взял меня на охоту, и загнав волчицу в угол, медленно подходил к ней с ружьем, все оттягивая наслаждение от убийства.

Может, под дождем было не так уж и плохо. Но развернуться и убежать я не смогла. Железная дверь защелкнулась. Я дернула, но она так и не открылась.

Вот бедствие.

- Здравствуйте, сэр, - начала я бодро, и склонилась в реверансе, надеясь, что хоть раз вежливость спасет мне жизнь, - я заблудилась, моя лошадь убежала, и ваш дом, единственное место, которое мне встретилось. Если я вам мешаю, то могу уйти.

 Теперь он был ближе, я могла разглядеть темный костюм и белую рубашку, расстегнутую на несколько первых пуговиц. Его волосы были цвета его дома, и вообще всего, что окружало меня здесь – безупречно черного. Кожа, немного светлее, чем у англичанина в разгаре лета, а на довольно красивом лице, чуть грубоватом, подчеркнутым острыми скулами, сверкали почти хищные, зеленые глаза.

- Зачем же уходить, - голос хозяина отозвался в стенах, и оттого сердце забилось в груди как воробей в клетке, - Мы рады гостям. Вы как раз к ужину.

Я буквально вжалась в металлические двери, надеясь волшебным образом проскользнуть в крохотную щель.  Этого не происходило.

Сожалеть о повороте было уже поздно, и я просто надеялась, что мне не будет больно.

Зажмурилось.

Боли не было. Ничего не случилось.

Я осторожно открыла глаза. Хозяин смотрел на меня сверху вниз. Улыбка исчезла с его лица. Будто он сам испугался. Просто стоял и смотрел на меня, как на загадочное существо.

- Сэр? – снова прорезался голос у меня, но далее я не смогла ничего сказать.

Он схватил меня за плечи, и повалил прямо на стеклянный пол. Резкая боль поразила затылок, но я забыла и о ней, когда мужчина схватил меня за запястья, всем телом прижал к гладкой поверхности, и впился своими губами в мои.

Стыд и страх, родившиеся в моем и без того напуганном сердце, тут же сменились чем-то другим. Легким, плавным, почти приятным. Это были не мои чувства, мне их навязали, влили в кровь, вкачивали. Я перестала биться под его телом, расслабилась, и ждала, чем же все это закончится.

Кажется, я даже увидела сон, как иду по знакомой поляне, и держу за руку мальчика, темненького, как вороненок, с отрешенным, и полным грусти пустым взглядом. Что-то я говорю ему, но он не слышит, продолжая смотреть вперед. Пока я не позвала его по имени.

«Лиан»

Имя тут же, будто его вырезали ножом, отпечаталось на сердце.

Мучитель отскочил от меня так же резко, как и повалил на землю, а вот я, даже осознавая свое незавидное положение, не могла пошевелить даже рукой. Всю силу будто высосали из меня. Я даже знала кто.

Воспаленный мозг осознавал, что это невозможно. Нельзя через поцелуй высасывать жизнь. Правда от понимания легче не становилось.

- Кто ты, - нависая сверху, как коршун, спрашивал меня хозяин, - как ты мне это показала?!

Но я не понимала ничего.

- Отвечай мне - кто ты! – заорал он, оглушая. Вот сейчас он меня точно убьет. Пожалуйста, побыстрее.

- Хозяин, она не может.

Незнакомый голос был прав. А обладателем нежного сопрано оказалась белая собака, с двумя нормальными глазами, и одним, третьим, на лбу, горящий желтым светом.

Я очень сильно ударилась головой.

Из последних сил я держалась в сознании, чтобы не лежать без чувств в этом странном доме, со странными существами. Даже не страх не было сил.

- Вы забрали у нее слишком много сил, сами того не осознавая, - продолжала собака, немного похожая не шелти, даже не открывая длинную пасть.

Сказав это, она будто троекратно усилила мою слабость и глаза закрылись сами собой.

Я слабо чувствовала, что холодный пол сменился невесомостью, стало тепло, даже немного жарко, а потом, меня уже почти с головой кто-то укрыл прохладным одеялом.

*****

Сквозь пелену сна я слышала звуки. Какое-то шуршание и гудение. Топот, голоса. Силы возвращались медленно, и чтобы разлепить веки потребовалось минут пятнадцать.

И увидев перед собой белый потолок, я резко подскочила.

Ведь у меня дома над кроватью сиреневый балдахин.

Я, обнаженная по пояс, лежала укрытая одеялом до подбородка, а вокруг пустая комната. Нет, есть стул, на котором стоит стакан воды и мое платье, чистое и выглаженное.

Его что, гладила собака?

Медленно, со скрипом, я вспоминала вчерашние события, и тут же ощутила тупую боль в затылке. Значит, все это было правдой. Я столкнулась с существом, способным высасывать из меня жизнь, одним только прикосновением губ, и сейчас я проснулась в его доме, без одежды, без защиты и шанса сбежать.

Прежде чем впадать в отчаяние, и рассчитывать план бегства через окно, я решила одеться. По крайней мере так можно чувствовать себя увереннее. Открыв окно и прикинув, что оно находится на втором этаже, я решила связать свои простыни, как делается во всех приключенческих романах, и просто соскользнуть вниз, снова преодолевая сад и вон отсюда!

Однако другая часть моего сознания понимала, во-первых, просто так я от этого человека не уйду, если нужна ему, а во-вторых, я до сих пор жива, а значит, вред мне причинять никто не собирается.

Дверь в мою комнату открылась.

Почти сразу я резко развернулась и приготовилась бежать, опасаясь моего вчерашнего мучителя или совсем не милую трехглазую шелти.

Но в комнату, осторожно, одна за одной вошли девочки лет двенадцати, одетые как мои детские куклы, в голубые пышные платья и белоснежные фартучки. На ножках красовались белые гольфы и черные ботиночки. Их личики, нежно-персикового цвета, с розовыми щечками, алыми губками и голубыми глазками, обрамленные длинными черными ресницами, вызывали умиление и ужас одновременно. А волосы, закрученные в мелкие кудряшки и собранные в два голубых, как платья, банта, точно напоминали кукольные. Отличались они только ленточками на шее, у одной белая, у другой черная.

- Юная мисс, - начала говорить одна из девочек, улыбаясь, с белым платком, вполне человеческим голосом, - возможно, проще будет покинуть наше поместье через двери на первом этаже. Так же, перед тем как отправить вас домой, хозяин хочет угостить вас завтраком, дабы загладить вчерашнее недоразумение.

- Недоразумение!? – голос у меня почти сошел на писк, - Я вчера чуть не умерла. Я не хочу никакого завтрака.

- Верно, - голос девочки с черной лентой был чуть ниже, и рада она была куда меньше первой, - Но вы сами пришли в наш дом. Хозяин сделал то, что велела ему его сущность. А вы сих пор живы.

Не знаю, какая сущность ему велела меня убить, но этот дом мне хотелось покинуть как можно скорее.

Девочки, как полагается опытным служанкам, помогли мне одеться, ловко завязав бант на летнем платье, и пока одна разглаживала складки руками, другая уже расчесала мои волосы, и заплела в две пышные косы до груди.

- Прошу вас в умывальную, леди, завтрак в девять, хозяин не любит опозданий.

Я последовала за ними из своей комнаты, по длинным коридорам особняка, разглядывая картины и цветы в горшках, которые стояли на каждом углу. Странно, что тут цветы растут, а в саду запустение.

- Позвольте спросить, как вас зовут? – решила я пойти на мировую, ведь эти дети ничего плохого мне не сделали. Пока что.

- Вивьен, - поклонилась на ходу девочка с белым бантиком на шее, тряхнув кудряшками, - но все зовут меня Виви.

- Белл, - кажется, эта, с темной повязкой, была более недоверчивой и строгой, чем ее сестра-близнец, - еще у нас живет Шелл, та самая белая собака, Лестор, наш дворецкий, его ты встретишь за завтраком, еще садовник Кристофер, но его сейчас нет.

Довольно пустынный дом для такого количества людей.

- А меня Мия, приятно познакомиться.

Компания вырисовывается забавная. Во главе всего этого мракобесия, еще их хозяин, не особо гостеприимный.

Умывальня оказалась весьма милой, с белыми раковинами, множеством зеркал и мягких пуфов, где можно было ждать, пока наберется и согреется ванна в купальне.

После, близняшки повели меня по винтовой лестнице вниз, в столовую, как было не сложно догадаться.

Сам особняк выглядел очень живым и человеческим, будто обитатели изо всех сил старались поддерживать видимость нормальной жизни. Мягкие ковры, гобелены, картины с пейзажами, много света, отражающегося на белых стенах, через окна, и большое количество мягкой мебели и комнатных цветов.

Даже столовая, в которую мы зашли, была залита солнцем. Длинный, белоснежный стол уже украшал заварочный чайник, два чайных набора и две тарелки с десертными ложками. Рядом со столом, в черном костюме дворецкого, с полотенцем на руке и подносом, стоял, еще не известный мне дворецкий – Лестор.

Ничего особенного в нем не было – мужчина средних лет, с начинающейся лысиной и белыми подпалинами седины у висков, смирным, покорным приятным лицом, и прямой осанкой, из-за которой казался выше.

Вся обстановка так контрастировала со вчерашним событием, что я уже подумала, будто этот поцелуй мне показался, пока вслед за нами не вошел он.

Единственный, кто напоминал явление ада по-настоящему. Все, как и вчера. Хмурое лицо, обрамленное выпавшими из низкого хвоста прядями, как будто неестественно привлекательное лицо, и фигура, будто он всю жизнь возделывал землю, и оттого стал крепким и чуть грубоватым.

Он прошел мимо, сел во главе стола и наконец поднял взгляд на меня.

Я вздрогнула от неожиданности. Как глупо.

Это вызвало у хозяина улыбку, но ненадолго.

- Леди, ваше место рядом, - Виви взяла меня за руку и помогла сесть по левую руку от хозяина, как раз рядом со вторым набором столовых приборов.

Девочки, поклонившись, удалились, остался только Лестор, и шелти, которую я заметила случайно, подняв край скатерти. Она дремала в ногах у моего вчерашнего мучителя под столом.

- Мое имя Лестор, леди, я дворецкий, и по любым вопросам вы можете обращаться ко мне.

- Думаю, этого не потребуется.

Его голос контрастировал на фоне всех остальных, и теперь я точно смогу отличить его в толпе. Грузный и тяжелый – единственная вещь, которая отталкивала.

- Юная гостья задержится у нас на завтрак, а затем отправится домой. Родные наверняка ее потеряли.

Эти новости меня очень обрадовали, даже если меня всего лишь хотят выгнать.

Лестор налил мне чаю, и положил на тарелку кусочек пирога, тоже самое проделал и с хозяином.

- Но прежде мы должны разъясниться кое в чем, - продолжал хозяин, отпив немного из кружки, - То ведение, которое вы мне показали, вам оно правда неизвестно?

- Я думала это сон, сэр. Позвольте мне задать встречный вопрос, если уж мы прощаемся. Что вы со мной сделали, и кто вы такие?

Тишина в столовой повисла слишком оглушительная. Лестор прочистил горло, а хозяин, собиравшийся отрезать пирог, убрал вилку подальше.

- Что ж, вы в праве знать правду. Вчера вы питался вашей жизненной силой, и слегка… потерял контроль. Поэтому вы потеряли сознание. Но жизненная сила людей восстанавливается, стоит им отдохнуть. Кто такие мы? Я думал, вы догадаетесь сами.

Он снова улыбнулся и впился в меня зелеными глазами, которые, всего на секунду, стали оранжевыми, с вертикальными как у змеи зрачками. Стоило ему моргнуть, как они снова стали зелеными.

- Мы – демоны.

Глава вторая. Горький чай.

Меня не съели. Уже отлично.

Более того, мне откуда-то пригнали лошадь, которая как моя, не боялась этого места как огня, а также хозяин приказал Шелл проводить меня до дома и убедится, что ничего не случится по пути.

Как мило, учитывая, что вчера меня чуть не убили прямо на стеклянном полу.

- Вы так просто на все отреагировали, мисс, - сопровождая лошадь, говорила собака, - мы думали, вы упадете в обморок, или начнете креститься.

На мгновение я представила, как падаю на колени и начинаю просить святую деву Марию о помощи, спасти меня от кучки темных существ прямо в их столовой за завтраком.

- Наверное слишком сильно ударилась головой, - отшутилась я, - мне просто хочется забыть то, что произошло.

Когда я успела дойти до такого состояния, что гнев матери и отчима за задержку пугают больше, чем нападение демона?

Шелл не стала мне ничего отвечать, продолжая молча бежать за лошадью, ничуть не уставая.

В какой-то степени мне даже стали интересны жители этого странного дома, как они туда попали, и чем занимаются, особенно их хозяин, Лиан. И тот сон, который вроде бы и не сон.

Подумаю над этим, как вернусь домой.

Лес редел, а дорога все больше выделялась на фоне земли, и вот, за пригорком, показался мой городок, Уолкшир. Небольшой, будто собранный из цветных и иногда нелепых домиков на берегу реки, и оттого выглядел уютным и теплым. Всегда любила каникулы, за то, что могла вернутся домой. Особенно, до того, как папа однажды не вернулся с охоты.

Сама не заметила, как остановилась на возвышенности, глядя на размеренную жизнь городка, телеги и повозки, что-то развозящие, и солнце, отражающееся в нашей речушке.

- Дальше я не пойду с вами, мисс, - села рядом Шелл, которая при дневном свете казалась идеально белоснежной. Уж слишком она красивая для демона. Хотя, может они и должны быть такими?

- Все в порядке, я доберусь сама. Еще раз спасибо, было приятно проехаться с тобой.

Если бы собаки могли улыбаться, она бы так и сделала, я уверена.

- Постарайтесь больше не попадать в неприятности, удачного дня.

И, развернувшись, быстрым галопом умчалась обратно в лес.

Лишь бы никто не заметил, что я говорю с собакой.

Собравшись с мыслями, я погнала лошадь к нашему особняку.

Особняк – громко сказано. Моя мать – Рита Дарквелл, которая взяла фамилию Робертс, после второго замужества на отчиме, из старой дворянской семьи, с немалым состоянием, а папа – Ричард Дарквелл, из давнего рода королевских охотников и офицеров, так же никогда не бедствовал. Составив выгодную партию, родители переехали из Лондона в пригород, чтобы я могла наслаждаться природой и чистым воздухом. Отец открыл свое дело, продавая шубы и мясо, а также маленький ломбард и книжную лавку.  Когда мне было семь, папа ушел на охоту – и не вернулся. Нам на помощь пришел мистер Робертс, папин друг, который мог вести дела отца. Только из-за него мы не оказались на пороге бедности. Мама по своей природе женщина инфантильная, и документы и деньги для нее стали чем-то сверхвозможным, поэтому, дабы сохранить дела, деньги, и мое будущее, Рита, без особого энтузиазма, согласилась выйти замуж за Робертса, хотя тайно, когда он уезжал или ложился спать, смотрела в ту сторону леса, куда когда-то ушел отец, надеясь, что однажды он вернется.

 Меня заметили сразу, и на въезде в имение, тут же открыли ворота, а мама, теребя в руках платок, готовилась устроить мне показательное выступление.

- Мия! – вскрикнула она, стоило мне спешится, - Почему твои вещи и табели с отметками приехали раньше, чем их владелица?!

- И тебе доброго дня, мама, - изобразив шуточный реверанс, произнесла я, - я попала в грозу в пути. Мне пришлось ночевать в домике лесника.

В своей манере мама тяжело вздохнула и закрыла глаза.

- В домике лесника! Моя дочь проводит ночи в лесу, и приезжает на чужой лошади. Что я должна думать, Мия? Что должен думать мистер Робертс?

Он, стоит отметить, не вышел меня встречать.

- Мистер Роджерс должен думать, что лошадь я взяла в аренду, а ночевала в постоялом дворе, мама. Если мы обе не хотим проблем.

Полностью отличные в характерах и внешности, мы часто соглашались с ней и придумывали для отчима небылицы, дабы не ввязываться в конфликт. Мне от отца достались светлые, с рыжиной волосы, на концах переходящие в завитки и серые глаза, тоже, как у папы. Иногда казалось, что меня просто подкинули ей повитухи, так как с ней я была похожа только острым подбородком и чуть вздернутым носиком. Моя внешность была для нее изощренным мучением – я была копией ее любимого мужчины, и полной противоположностью ее – смугловатой и темноволосой. Может быть поэтому нам иногда было тяжело понять друг друга.

- Я научила тебя лгать, как и все женщины. Даже не знаю, стоит ли гордится. Что ж, пойдем в дом, ты выглядишь уставшей.

Взяв Риту под руку, мы медленно проследовали к двери, по-летнему, цветущему саду.

Внутри дома уже пахло обеденной выпечкой и чем-то вроде жаркого, а значит, прислуга готовится к обеду.

Как и всегда, отчима мы застали на сидящем с трубкой на диване и читающим свежую газету. Как будто лондонские акции помогут ему сделать нашу книжную лавку более процветающей. Он строил из себя деловитого человека, хотя на вид напоминал тонкого хорька, с бегающими глазками и какой-то непонятной, будто натянутой ухмылкой. Нет, мне он не был противен, но и полюбить его не получалось. Все тепло я получала от матери, и то, только в те моменты, когда у нее хватало сил им делится.

- Мия, ты задержалась, - вместо приветствия пробурчал он, не отвлекаясь от чтения, и вдохнув табака из трубки, - Что случилось в этот раз?

- Французский, - тоже, не здороваясь, ответила я, не испытывая чувства вины, - пришлось пересдавать и задержаться на постоялом дворе, потому что дилижансы на выходных не ходили.

Вместе с мамой мы сели напротив, глядя в окно сквозь газету, почти полностью закрывающую туловище Робертса.

- Твоя школа обходится в пять тысяч фунтов в год, за некоторых девушек дают такое ежегодное приданное. И ты не можешь справится с французским языком?

Деньги. Деньги для него все.

- Прошу прощения, сэр, - ничуть не раскаивалась я, но лгала мастерски. Я уделяла больше времени экономике и праву, чтобы однажды унаследовать фонды отца, и отправить отчима на пенсию или куда-нибудь дальше.

Как я и думала, не желая тратить на меня время, отчим забрал свою газету, и ушел в свой кабинет, где никто не будет ему мешать закопаться в бумагах или просто создать вид деятельности.

Тут же атмосфера стала более теплой и спокойной.

Мама укоризненно на меня посмотрела:

- Будь вежливей, без него нас бы тут уже не было.

Это очевидно мама, но я ничего не могу поделать.

- Постараюсь, - опять скривила я душой и взяла с полки книгу, которой увлеклась до поздней ночи, стараясь забыть все происшествия с демонами и жить как раньше.

Увы, не вышло.

На следующий день мы с утра отправились в Лондон за покупками, и вернулись под вечер, уставшие, но довольные обновлением гардероба. Я достаточно вытянулась с прошлого года, и в приближающимся семнадцати годам уже переросла маму на полголовы.

После легкого ужина мы устроились отдыхать в саду, и любоваться на то, как солнце прячется за холмами, укрывая последним теплом спрятанный за ними дом демонов.

Стоило об этом подумать, как отчим принес нам чай.

При всем его внутреннем скряге и вредности, иногда он любил делать приятное, и теплыми вечерами часто готовил нам с мамой чай.

Как раз начала дуть прохладный ветер, и я готовилась сделать глоток, как что-то мокрое ткнулось мне в руку.

От испуга я выронила чашку, и она упала на траву, выплескивая содержимое.

Рядом с моим стулом стояла Шелл, высунув язык.

- Мисс, нам нужна ваша помощь, - ее голос был очень взволнованным.

На всякий случай я обернулась. Родители ушли вглубь сада, посмотреть на яблони, которые стал поедать какой-то червяк.

- Как ты сюда попала? – все-таки шепотом спросила я, чтобы никто из прислуги не подумал, что их леди в школе окончательно сошла с ума и говорит с трёхглазой собакой.

Хвост собаки то и дело нервно дергался, а уши прижимались к голове.

- Это не важно, мисс Мия, если вы нам не поможете, мы все погибнем. Мы сделаем для вас все, что в наших силах, только спасите хозяина!

На душе стало тревожно. Странное чувство, как будто в груди копошится давняя, забытая грусть.

Я не стала спрашивать, что от меня требуется, и оставив родителям быструю записку о том, что мне срочно нужно выехать в город за бумагой для письма, побежала в конюшню.

Моя лошадь, кукла, вернулась, но более доверия мне не внушала.

- Возьмите эту, - Шелл ткнула носом в маминого жеребца, - я смогу с ним договорится, он довезет вас.

Наверное, его готовили к вечерней прогулке, и мне повезло, что с него еще не сняли седло и амуницию.

Открыв денник, я села верхом на немного удивленную лошадь, на которой ездила всего пару раз. Вдруг третий глаз Шелл зажегся оранжевым светом и конь, точно понял, что от него хотят, осторожно вышел из конюшни, и помчался вслед за собакой по грунтовой дороге до наших врат.

Покинув поместье, мы развили почти небывалую скорость. Меня даже стало подташнивать.

Расстояние до моего вчерашнего укрытия мы преодолели за двадцать минут, и снова оказались у умирающего сада со статуями страдающих ангельских созданий.

Спешившись, я подобрала полы платья, и побежала за Шелл ко входу. Там на пороге сидели близняшки-куколки с потухшим видом, но как увидели меня, резко поднялись.

Виви, та что с белой ленточкой на шее, явно обрадовалась, а ее сестра Белл, наоборот, нахмурилась и чуть ли не закрыла мне собой вход.

- Зачем ты привела ее?! – бросила она Шелл, становясь теперь больше похожей на маленького дьявола с кудряшками. На мгновение ее голубые глаза пожелтели.

Другая сестра схватила ее за руку.

- Либо она, либо никто, - спокойно ответила шелти и подтолкнула меня головой вперед, в обход девочки, - Мы должны заботится о жизни хозяина, если вы еще не забыли.

Меня буквально завели в холл, то самое жуткое место, кажется, единственное, напоминавшее гробницу. Остальной дом был весьма милым.

- За мной, он на втором этаже, - я побежала за Шелл по лестнице, цокая коготками, а Вивьен и Белл, немного помявшись, решили последовать.

Как будто они демона от меня защищают. То же самое что беречь кота от мышки.

Налево по коридору, и мы оказались у двери из темного дерева.

Неохотно Виви открыла дверь.

Комната, в которую я попала, чем-то напоминала папину спальню, которую никто до сих пор не смел трогать и что-то в ней менять.

Деревянный лакированный пол, с мягким ковром посередине, большой камин напротив кровати, два широких окна, стены, неожиданно светлые. Демоны они, или нет, все в этом доме будто отрицало это. Или мне просто хотелось в это верить.

На широкой кровати полулежал хозяин. Темные волосы прилипли к широкому, мокрому лбу. Веки зажмурены, а красивое лицо искривлялось, будто он испытывал непереносимую боль. Вчерашней ночью это существо чуть не убило меня, а сегодня я пришла спасти ему жизнь. Мама всегда говорила, что мое стремление к неизведанному и непонятному сведет либо в могилу, либо к бабуле в дом для душевнобольных.

Над ним склонился мистер Лестор. Дворецкий держал на серебряном подносе фужер с чем-то мутно красным.

И на губах Лиана я заметила странные подтеки.

Меня замутило еще сильнее.

- Это что, кровь? – произнесла я, хватаясь за комод, чувствуя, как кровь отливает от щек.

Лестор обернулся на меня и спрятал фужер за своей спиной.

- Не переживайте мисс, никто не пострадал при ее получении. Как видите, она оказалась неэффективна.

Все слуги собрались вокруг меня, будто я должна была совершить чудо и как-то вылечить их господина.

- Что… мне нужно сделать? – переводя дух, спокойно спросила я.

Теплая ладонь Виви взяла меня за запястье и осторожно подвела к постели демона. Вся его белая рубашка промокла от пота, а грудь тяжело вздымалась, как будто ему не хватало воздуха.

Почему-то именно в этот момент я представила отца. Мне всегда казалось, что на охоте он сильно поранился, и лежал вот так, в лесу, в бреду и с жаром, надеясь, что придет помощь. Но мы его так и не нашли. Ни я, ни мама.

- Коснитесь своими губами его губ, и представьте, что ваша энергия медленно, как мед, скользит от вас, к нему, - пояснил Лестор, убирая поднос совсем.

Я присела на краюшек кровати, и совсем растерялась. Я никогда не целовала мужчин вот так… технически, это не совсем поцелуй, ведь тогда, тоже был не поцелуй.

- Не бойтесь мисс, - Лестор осторожно сел напротив, - я не позволю вам пострадать.

Собравшись с силами, я под умоляющие взгляды слуг склонилась над Лианом, и положив руку ему на грудь, краснея, кажется, всем телом, осторожно коснулась его неожиданно теплых и сухих губ. Как и говорил дворецкий, тут же представила, что мои силы осторожно покидают меня, и уходят в другое тело.

Почувствовав, что демон расслабился, и его грудь под моей рукой перестала содрогаться, убедилась, что делаю все правильно и чуть расслабилась. Как и в тот раз, пришло некое легкое наслаждение, за ним забытие, а потом, будто сон, ведение.

Снова маленький темноволосый мальчик со знакомыми зелеными глазами, среди ночи стоит на траве и смотрит куда-то вдаль. С его глаз медленно капают слезы. Обернувшись, я увидела на холме особняк, объятый пламенем. Парнишка смотрел на него, сжимая кулаки, испачканные кровью. Слезы тут же прекратились, он смахнул их рукавом.

Сон оборвался, когда сильная рука обхватила меня за талию, и прижала к себе сильнее. Так крепко, что стало больно.

«Мария» - резко отдалось у меня в голове, что она закружилась.

От испуга поток энергии тут же прекратился, и я отпрянула, вырываясь из объятий.

Ноги подвели меня тут же, и, если бы не Лестор, в одно мгновение оказавшийся рядом, я бы упала и ударилась головой о малахитовый письменный стол.

Долго бы они оттирали этот пол от моей крови.

Лиан резко открыл глаза и приподнялся, оглядывая присутствующих. От Шелл и близняшек он перевел взгляд на нас с Лестором. На всякий случай одной рукой демон протер глаза и снова посмотрел, но вопреки обоюдному желанию, я не исчезла.

Хотела я пожелать доброго вечера, но я не рассчитала сил, и теперь даже язык плохо поддавался контролю.

- Напои гостью чем-нибудь горячим и дай ей поесть, - бодро, будто пять минут назад не горел в лихорадке приказал хозяин, не сводя с меня удивленного взгляда. Но быстро взял себя в руки, и зло обратился к Шелл:

- Я давал тебе приказ, маленькая дрянь, так какого Ада ты притащила ее сюда?

Шелти прижала уши к голове и опустила морду, чуть не скуля.

Дальнейший диалог мне был очень интересен, но дворецкий практически уносил меня из спальни, а девочки за компанию, под предлогом помощи. Весила я немного, но три демона очень живо изображали, что во мне не менее двухсот фунтов.

Бедная Шелл, она же хотела помочь, и так рисковала быть пойманной людьми.

- Он ничего ей не сделает, - поспешил успокоить меня Лестор, словно читая мысли, - Вам не стоит беспокоиться.

Вскоре я уже сидела в знакомой столовой, ела горячий суп с говядиной, и пробовала странный зеленый чай, восстанавливая силы.

Столько вопросов раздирало мою голову, но усталость и бессилие делали мое тело будто лишенным какой-либо мускулатуры.

Справившись с ужином, я все-таки стала расспрашивать дворецкого и Виви с Белл, покорно стоящих у дверей столовой и ждущих хозяина.

- Так зачем я была вам нужна?

Отвечал все так же дворецкий, наверное, девочки боялись хозяина куда больше.

- Господин Дантелиан очень давно не питался человеческой жизненной силой. Ваше вчерашнее появление, почему-то, спровоцировало его нарушить многолетнее воздержание, и теперь, когда он резко вернулся к демоническому рациону, ему очень тяжело. Была необходима сила того, кто до этого спровоцировал срыв.

- Демоническому рациону? – стараясь скрыть дрожь в голосе, повторила я, пытаясь разжевать эти слова, - То есть, все демоны питаются энергией и… кровью? Я видела кровь на подносе и на губах.

Дверь в столовую неожиданно скрипнула.

- Какая догадливая юная мисс, - второй раз за день я чуть не опрокинула кружку на пол от внезапно появляющихся демонов. За стол на против меня сел вполне здоровый хозяин, а за ним следом вбежала грустная, но вполне живая Шелл, и, как обычно, устроилась у его ног под столом, - Человеческая энергия дает нам очень много сил, но не каждая подходит, как и кровь.

Длинные тонкие пальцы Лиана коснулись фужера, который оказался напротив него так быстро, что я не заметила. Я вообще мало что замечаю, когда он рядом, потому что мне либо страшно, как загнанному зверю, либо слишком спокойно, и я не могу сосредоточится.

- И моя сила… вам подходит? – смочив горло чаем, спросила я, заметив, что в его фужере уже не кровь, а что-то больше походящее на вино.

Мне было страшно поднять на него глаза. И перед ним долг. Я спасла ему жизнь, в то время как демон чуть не загубил мою.

В тысячный раз пожалев, что тогда свернула на чужую дорогу, и теперь согласилась помочь трехглазой собаки, я все-таки взглянула в эти хитрые и сводящие с ума зеленые омуты. Темные волосы теперь были приведены в порядок, рубашка сидела идеально, он даже успел накинуть пиджак. Ничего общего с тем умирающим и беззащитным мужчиной, которого я поцеловала.

Так, только не краснеть.

- Судя по всему да. Но вас не должно это заботить. Моей слугой Шелл завладела слабость и безответственность, из-за чего она вернулась за вами, но этого более не повториться. Час уже поздний. Вам пора домой, мисс Мия, - назвав мое имя не без доли отвращения, Лиан поднес фужер к губам и тут же его опустошил.

Да вы нервничаете, сэр. Робертс тоже посягает на отцовские запасы вина, когда к нему приходят гости из казначейства Ее Величества.

Это я заставляю его нервно стучать по столу? Почему?

- Ваша слуга обещала мне услугу, взамен на то, что я вам помогу.

Кажется, Шелл чуть слышно заскулила из-под скатерти. Хозяин дома снова перевел внимание от пустого бокала на меня.

- И что вы хотите? – подчеркнуто спокойно спросил он, хотя в глазах плясали бесы.

Я сказала то, чего и правда хотела больше всего.

- Оставьте меня в покое. И пусть Шелл еще раз проводит меня, я не покину этот лес без посторонней помощи.

Мое желание исполнилось почти мгновенно. Уже через десять минут я снова мчалась на лошади, в сопровождении белой демонической собаки.

Уже достаточно стемнело, и, если в ближайшее время меня не будет дома, можно позабыть о поездке в Лондон и о встречах с друзьями, которые я запланировала. Отчим устроит мне каникулы в обнимку с книгами и воскресными походами в церковь. Интересно, как долго мне придется молиться, чтобы замолить спасение жизни демона?

Будь я хоть чуточку религиозной, уже бы точно разбила лоб и деревянный пол местного храма, но в школе уроки богословия заменили географией и математикой, поэтому я больше верила числам и картам, чем библии. Главное только не говорить об этом матери.

- Не пейте чай того человека, мисс, - вдруг заговорила Шелл, когда мы почти подъехали к городу.

- Почему? – я замедлила лошадь, чтобы лучше ее слышать.

- Я почувствовала там запах сон-травы, которой в древности пользовались демоны, чтобы усыпить жертву и выпить из нее кровь. Не думаю, что тот человек демон, однако, будьте с ним осторожны. Я прошу прощения, что побеспокоила вас. Вы первый человек, которому мне не хочется перегрызть глотку.

Сделав сомнительный комплимент, белоснежная шелти чуть склонила длинную узкую мордочку, и убежала в сторону своего дома.

Глава третья. Хуже, чем демон

Как я и думала, мама была в бешенстве. Ее лицо то краснело, то синело, когда она возмущалась из-за без спросу взятого коня, а потом за ночные поездки за бумагой, затянувшиеся на два часа. Я стояла на пороге собственного дома, опустив взгляд на мыски собственных запыленных туфель, и выслушивала нотации, которые, бесспорно заслужила.

Никто не заставлял меня помочь ему. Я сама решилась. Где-то глубоко в душе я чувствовала, что между мной и этими созданиями есть какая-то связь, которая точно не приведёт ни к чему хорошему. Точнее, уже привела.

- Я говорил, что ее надо было отдавать в церковную семинарию, - внес свою лепту отчим (о которой его не просили, если что), расположившийся на кресле за спиной матери, - А ты ее в частную школу. И чем там ее научили? Убегать верхом на лошади в ночь, неизвестно куда?

Это было решать не ему. Папа хотел, чтобы я выросла не очередным воплощением покорности и честолюбия, а девушкой, способной смотреть за грань таблицы умножения и мнения, что удел леди вышивать крестиком. Рита всегда доверяла мое воспитание папе, даже когда он пропал, не стала идти против его воли, и выбрала школу, которую предлагал муж.

Робертса это бесило. Как и любое упоминание об отце.

- Я прошу прощения, мама, мистер Робертс, что повела себя так безответственно, - проговорила я эту вызубренную фразу, надеясь, что сработает.

Клюнул, внезапно, отчим.

- Ладно, - он развернул газету и взял трубку, - все-таки, второй день дома, нужно освоится. Садись, попей с нами чаю, и сделаем вид, что ничего не было.

Даже маму удивил его резко сменившийся тон. Мы обменялись непонимающими взглядами, но сели на софу в гостиной и подождали, пока отчим дочитает и принесет свой чайник.

Как только он ушел на кухню, Рита отложила книгу, которую якобы внимательно читала.

- Я тебя не узнаю, Ми-ми, что с тобой случилось? – очень тихо спросила она.

Расстроилась. Ненавидела видеть ее такой. Потерянной и маленькой, будто брошенной в этом мире. Иногда мне казалось, что как только папа ушел, все в этой жизни она делает по инерции, не особо вдумываясь или стараясь. Единственное, что ее еще волновало – это я, и когда я вела себя подобным образом, ей казалось, что она не справилась с моим воспитанием, из нее никчемная мать.

Не скажу же я ей, что два раза была в гостях у детей ада.

- Прости, - теперь я была искренна. Своей ладонью я сжала ее руку, надеясь успокоить, - я сама не своя. Мне просто тяжело перестроиться после школы, к жизни дома.

Рита сделала вид, что поверила, и принялась дальше читать, заметив возвращение мужа с подносом.

Только сейчас я заметила, что чашка, которую он дает мне, уже была полна, а маме и себе он налил из чайничка.

Не подав виду, я взяла кружку, и преподнесла к губам, имитируя глоток. А когда отчим отвлекался на газеты или банковские выписки, осторожно выливала чай в мандариновое дерево, заботливо посаженное в горшок мамой.

Как только чашка опустела, не вызывая подозрений, я откланялась, и объявила, что иду спать. Мама поцеловала меня в щеку, а отчим махнул рукой.

Все как обычно. Может Шелл ошиблась?

В своей комнате я переоделась в ночное платье, распустила волосы из тугих кос и погасив свечи, легла, делая вид, что сплю.

Первое время ничего не происходило.

Я лежала и думала о том, что сейчас происходит в доме демонов, о его жителях, о их историях. Как они оказались там все вместе? Почему я до этого не встречала демонов? Почему они не пугают меня так, как должны?

На ум почему-то пришла история нашей семьи по папиной линии.

Когда я была маленькой, папа приходил ко мне в комнату, и рассказывал сказки, но однажды, он отложил книгу в сторону, и рассказал, что его бабушка отреклась от семьи, и совершила нечто такое, из-за чего ее выгнали из деревни. Бабушке долго приходилось восстанавливать честное имя семьи, но она справилась, потому что женщины нашего рода очень сильные. Как и тогда, я сейчас не понимала, зачем он мне все это рассказал, но может…

Дверь в мою комнату приоткрылась. Ручка почти неслышно повернулась и кто-то вошел. Я не подала виду. Это могла быть мама, чтобы проверить, все ли свечи я потушила, или слуги, чтобы закрыть окно. Но незваный гость замер над моей постелью. А потом и вовсе начал ложится рядом.

Я не успела даже пискнуть, как его рука коснулась груди, и сквозь тонкую ткань сжала ее до боли.

Я тут же дернулась, пытаясь избавится от всего этого, ну руки прижали меня к себе крепче.

- Так ты все-таки не выпила чай, - мерзко прошептали мне на ухо, и кончиком языка коснулись мочки, - Что ж, когда ты не спишь, это делать даже приятнее.

Мистер Робертс заткнул мне рот ладонью, всем телом прижал к постели, а второй рукой коснулся живота, и повел ее ниже, к краю сорочки, касаясь обнаженных бедер.

Дыхание перехватило, а рыдания, накрывшие с головой, не давали мне возможности даже вскрикнуть. Я издала вопль, максимально громкий, чтобы его можно было услышать даже через закрытый рот.

- Давай, кричи, - усмехался он, позволяя своим рукам все, - пусть мама узнает, чем мы тут с тобой занимаемся, все слуги, чтобы по городу пошел слух о вашей семье, когда-то благородной. Думаешь, тебе поверят?

Его губы коснулись моей ключицы.

Меня затошнило.

- Слух будет такой: скромная маленькая мисс забралась в постель к мужу мамы, и была так довольна, что не сдержала криков, и разбудила весь дом. Естественно, такую малышку никто не возьмет замуж. Скажу больше. Тебя УЖЕ никто не возьмет замуж. Ты ведь очень давно пьешь этот чай.

Пальцы пробрались сквозь слабую резинку трусиков.

На мгновение мне захотелось сдаться. Просто обмякнуть в его руках, и пусть делает что хочет. Я потерплю. Я не хочу, чтобы мама плакала. Я знаю, еще одного удара она просто не выдержит. Ее старшая сестра покончила с собой от несчастной любви, а Рита, нашедшая ее в виселице, до сих пор видит кошмары. Узнай она об этом…

Глубоко в душе внезапно что-то откликнулось. Незнакомая до этого сила. Я осознала, что говорил мне папа. Женщины нашей семьи очень сильные. И я тоже.

Собрав последние силы, я согнула ногу и ударила его коленом между ног. Отчим ахнул, расслабился, и я воспользовалась моментом. Еще один удар ногами, и я свалила его с кровати. Вскочив с постели, я метнулась к двери, и преодолела ее за два шага.

Дальше коридор и лестница.

Я почти ничего не видела, слезы застилали глаза, но знакомые с детства повороты было невозможно пропустить.

Вниз по лестнице. Направо. Мимо гостиной.

Не останавливаться. Не останавливаться. Не останавливаться.

Входная дверь слетает, ломая крючок, который уже давно шатался.

Я бежала босиком по саду, чувствуя, как легкие раздираются холодным ночным воздухом. Но нельзя было медлить. Он все еще мог меня догнать. От страха ноги онемели, и я не чувствовала ни усталости, ни боли.

По непонятной причине я снова бежала к холму, за которым спал лес, туда, где меня никто не найдет, где я спрячусь.

Хотелось просто быстрее уйти от всего этого, выкинуть из головы, забыть.

Не помню, как оказалась среди деревьев.

Как остановилась, наконец, и сползла вниз по одному из стволов, закрыла глаза руками, и начала плакать и задыхаться. Легкие просили воздуха, и отторгали его одновременно, потакая всхлипам и страху. Кажется, я кричала. Кричала так, что могла привлечь диких животных, способных меня убить.

О да, в тот момент я очень хотела умереть.

Где-то поблизости зашуршали листья, следовало бы обернуться и посмотреть, кто ко мне приближается, но я не стала. Лучше вообще не смотреть. И не видеть ничего.

- Добрый вечер.

Теперь я была уверена, что надо мной возвышается человек. Лесник, наверное. Будет заканчивать дело отчима.

Я сжалась еще сильнее, обнимая колени руками.

Незнакомец наклонился, и коснулся моей руки.

- Не бойся, я тебя не обижу. Куда тебя проводить?

Приятный голос.

Отчего-то мне хотелось ему верить. Хотя в ту ночь я потеряла доверие ко всем людям.

- В дом де-демонов, - дрожащим голосом произнесла я, не рассчитывая, что он меня поймет. Но по сути, мне было просто больше некуда идти.

Чуть успокоившись, я подняла голову.

Нашедший меня человек оказался молодым парнем, в странной деревенской мешковатой одежде и угловатым носом. Это все, что я разглядела в лунном свете.

- Даже так? – спросил он, сдерживая смех в голосе, - А Лиан не так уж и невинен, раз юные девы просятся к нему на ночлег.

В моей груди затрепыхалась надежда.

- Вы знаете Лиана? – живо спросила я, цепляясь за спасение.

- О, я да. Однако меня удивляет, что его знаешь ты. Ну раз ты таr хочешь, то я тебя отнесу.

В один миг я оказалась на руках у парня, а не успела моргнуть, как мы очутились возле того самого темного особняка.

- Вы тоже демон? – спросила я своего спасителя, когда он осторожно опускал меня на знакомую поляну.

- Да, к сожалению. Мисс, вам нужна помощь и тепло, пойдемте в дом.

О нашем приближении узнали быстро. На первом этаже тут же зажегся свет, как будто слуги стояли у канделябров на стенах, чтобы их зажечь, и упражнялись делать это синхронно. Сад с ангелами уже не пугал меня, а почти радовал. Было бы неплохо, если бы отчима так же пригвоздили копьем к земле.

Дверь нам открыл Лестор, и увидев меня, замер.

Теперь я даже адских существ пугаю. Видок у меня, наверное, не из лучших.

- Мисс Мия? – откашлялся дворецкий, - Проходите скорее. Что с вами случилось?

Обнимая за плечи, незнакомый демон провел меня до небольшой гостиной, минуя темный холл, где усадил на маленький диван.

Не успела я отсчитать ход секундной стрелки пять раз, как в комнате появились близняшки и Шелл. Вся толпа демонов, кроме нашедшего меня, а он, кстати, оказался парнем чуть старше меня, с каштановыми кудряшками и нетипичным для демона, чуть детским лицом с большими голубыми глазами, стояли в стороне.

- Так что с тобой случилось? – повторил он вопрос Лестора он, присев на корточки и смотря на меня снизу-вверх.

 События часовой давности нахлынули снова с отвратительной точностью, и будто ощутив его руки на своем теле, я вздрогнула, и поддавшись слабости, свернулась в комок и заплакала.

Рядом кто-то сел. Молча.

Затем один за одним, судя по шагам, слуги начали покидать комнату, и остался только тот, кто делил со мной диван. Я уже догадывалась кто.

- Я готов заключить с вами сделку, мисс Мия, - произнес Лиан, не предпринимая больше ничего. Он ждал, пока я возьму себя в руки, или продолжу плакать, пока мне не надоест. Интерес внутри снова начал побеждать, и я чуть притихла.

- К-какую? - потерпев фиаско в твердости голоса, уточнила я.

- Можете жить здесь, сколько вам заблагорассудится, а взамен каждый вечер будете добровольно давать мне свою энергию.

Я оторвалась от колен, и посмотрела на демона, с совершенно серьезным лицом, который протягивал мне руку.

Вытерев кулаком слезы, я осторожно вложила свою тонкую кисть в его широкую ладонь, которую он довольно крепко сжал.

Я почувствовала странную искру, как только наши руки соединились, но разобраться мне не дали, Лиан убрал руку и поднялся с дивана, показательно одергивая рукава рубашки, предавая себе серьезность.

- Будете со мной завтракать и ужинать, я должен убедится, что вы принимаете достаточно пищи, чтобы давать мне жизненные силы. После ужина, через два часа, в девять, вы ждете меня у дверей моей спальни, для передачи сил. После, ложитесь спать. В остальное время можете заниматься чем угодно. Учтите, как только нарушите договор, на пороге этого дома лучше не появляться.

- Я поняла.

Уже в дверях он снова остановился.

- И прошу не забывать, что находитесь в доме демонов, вам придется видеть и слышать странные и страшные вещи. Я вежлив, и вижу грани, но не стоит испытывать мое терпение, мисс.

Дверь закрылась.

В тот вечер я впервые добровольно коснулась существа, которое перевернуло мою жизнь с ног на голову всего за одно лето.

Глава четвертая. Жажда

Кровь от изрезанных ног я даже не заметила. Как только ушел Лиан, снова появились близнецы и Лестор, а мой спаситель ушел вместе с хозяином. Я заметила, что на светлом диване разводы алого цвета, прямо рядом с моими ступнями.

- Повредили, когда бежали, - жалобно произнесла Виви, смотря на торчащие из ступней колючки и обломки веток, покрытые алой жидкостью, - я принесу теплую воду и пинцет.

Девчушка с белой лентой на шее убежала куда-то наверх, стуча каблучками по деревянному полу.

Ее сестра Белл не сдвинулась с места, смиряя меня таким же неприятным взглядом, как и ее господин:

- Люди такие хрупкие.

Выпад куколки не задел, мне просто хотелось закрыть глаза, укрыться одеялом и забыть все, что сегодня случилось.

Приведя ноги в порядок, и обработав их, сестры повели меня наверх, в ту спальню, где я проснулась совсем недавно.

- Утром мы разбудим вас, - расстилая постель, сказала Виви, - Пока договор с хозяином действителен, мы будем помогать вам, мисс.

- Как угодно, - я так устала, что мне просто хотелось остаться одной.

Наверное, демонам в какой-то степени присуще чтение мыслей, и поставив кувшин с водой, они ушли.

Перед усталостью и слабостью уступило все: страх, боль, стыд. Положив голову на подушку, и согревшись в постели, я заснула быстро, как никогда.

Утро наступило быстро. Занавески вспорхнули, и солнце защекотало нос. Я протерла глаза и осторожно села на постели. Вивьен открыла окно, пуская в комнату свежий воздух, а Белл осторожно выкладывала на кресле рядом с кроватью нижнее белье, легкое летнее платье желтого лимонного цвета, носки, туфли и шляпку.

- Откуда это? – разглядывала я одежду, пытаясь понять новая она, или нет.

- Прежней госпожи, - Белл встала к дверям, - вы тут не первый человек.

Прежде чем я одернула руку от льняной ткани, подоспела Вивьен и зло зыркнула на сестру.

- Прекрати сейчас же, это не вежливо, - Виви повернулась ко мне и примирительно улыбнулась, - это новая одежда мисс Мия, она правда осталась от госпожи, но она ни разу ее не носила, могу вас заверить. Сегодня мы снимем с вас мерки, и отправимся в человеческий город, чтобы подобрать вам одежду.

Сестра с черной лентой закатила глаза.

На зло ей я поднялась и начала одеваться. Желтое платье сидело как влитое, да и с размером туфель угадали.

Значит у Лиана была женщина. Может даже жена. На вид он молод, может около тридцати, чуть меньше. Хотя он демон, они, наверное, живут дольше человеческого срока. Тогда где сейчас их госпожа?

Вопросов становилось все больше, а ответов я не получала. Хозяин что-то говорил вчера про общий завтрак. Может, я смогу узнать за чашкой чая.

В сопровождении девочек я спустилась вниз, уже окончательно запомнив, где располагается столовая.

На этот раз хозяин уже сидел за столом, читал какую-то книгу и пил чай, Лестор стоял рядом с чайником и периодически подливал.

Мое присутствие он заметил, но не подал виду, продолжая что-то увлеченно изучать.

Я села от него на расстоянии двух стульев, не навязываясь, но и не показательно отстраняясь.

Голод застал меня врасплох, надеюсь никто не услышал, как заурчал живот, до того, как дворецкий принес мне кашу, печенье и стакан горячего чая.

- Доброе утро, - осторожно шепнула из-под скатерти Шелл, пока шла под столом к ногам хозяина.

- И тебе, - ответила я так же, под скатерть.

Со стороны это выглядело странно, но не так, как все эти существа вместе взятые.

Молчание было долгим, но это дало мне время, чтобы сделать кое-какие выводы. Судя по всему, Лиан куда-то уходил – поверх привычной рубашки теперь еще был накинут камзол цвета пасмурного неба, темные волосы собраны в хвост на затылке, и ни одна прядка не выбилась из него. Сегодня он был задумчив, и как-то напряжен. Острые скулы подергивались, скорее всего непроизвольно. Он и впрямь нервничал.

И тут я поняла, что буквально пялюсь на него, а когда попыталась спрятать взгляд, демон поймал его своим хищным прищуром.

Это противостояние длилось недолго, я испугалась, и сделала вид, что меня очень интересует, как тает в каше кусочек сливочного масла.

- Надеюсь вы выспались, мисс Мия, у вас сегодня будет довольно напряженный день, - я даже не сразу поняла, что он ко мне обращается. После вчерашних событий и сна я была потеряна и не могла собраться.

- А, да, сэр, - исчерпывающе промямлила я, и отпила чаю, чтобы немного смочить пересохшее горло. Когда он со мной говорил, разум отключался почти совсем.

Кажется, я слышала, как кто-то из близняшек тихо хихикнул.

Главное на него не смотреть. Разглядывать рисунок на тарелке, или изгиб ручки у чашки, скатерть, руки, виднеющийся хвост шелти, все что угодно.

- Мисс Мия, - от его голоса я чуть не подпрыгнула, - Может уделите мне немного внимания?

Уняв тряску в руках, я подняла голову.

Книгу забрал Лестор, поменяв ее на газету, в то время как Лиан выпрямился и очень недобро на меня глядел.

- Прошу прошения, - опять полупрошептала я, не отводя от него взгляда. Надо нащупать чашку и хоть чем-то занять руки.

И чего я его так боюсь? Не убьет же он меня. У нас договор, вроде.

Убедившись, что я слушаю, мужчина продолжил:

- Практически каждый день после завтрака я отправляюсь в мир демонов, для исполнения своих обязанностей, в это время вы занимаетесь своими делами, а также можете покидать особняк в сопровождении одного из моих слуг. Одна вы никуда не отлучаетесь, ради вашей же безопасности и сохранения нашего договора. Вечером, в семь, вы являетесь на ужин, не опаздывая, в девять, около двери в мою спальню. Вам ясно?

Я кивнула, и поняла, что аппетит пропал совсем.

 - Сегодня Кристофер покажет вам дом и передний двор. На заднем дворе вам делать нечего, и даю совет не соваться туда, если не хотите, чтобы ваше бездыханное тело оттуда выносили.

Пить я перестала тоже.

- У вас остались вопросы ко мне? – демон откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди, как-то странно изучая мое платье. Наверное, показалось.

- Да, - я решила, что диалог наладить нужно, - Вивьен и Белл сказали, что хотят купить мне одежду сегодня, однако у меня нет денег, и я не хочу, чтобы вы брали на себя эти расходы. Можно просто забрать вещи из моего дома.

Вот только как, я не до конца понимала. Однако одеваться за счет демонов в мои планы не выходило.

Лиан медленно кивнул, опуская взгляд на мою шею, где тут же кожа начала будто гореть.

- Как я заметил, одежда, которая имеется в этом дома вполне… - он осекся, - подходит вам по размеру. Можете воспользоваться ей.

- Но ведь, - говорить, когда он вот так смотрит, было тяжелее, чем я думала, - она принадлежала другой женщине.

Демон как очнутся. Он резко моргнул и выпрямился, сжав губы.

- Не знаю, кто вам это сказал, - Белл у дверей уронила тарелку, которую натирала полотенцем, и она покатилась, как колесо, вдоль всей столовой, - однако женщина, о которой вы говорите, никогда не касалась этого гардероба. Не успела.

На последних словах его голос неожиданно сел.

Стул под ним заскрипел, демон поднялся и быстрым шагом удалился из столовой, чуть не сбив в дверях молодого человека, стремящегося сюда.

- Лиан, какой ты резкий сегодня, - бросил ему в вслед парень, спасший меня вчера в лесу. Я так поняла, он и есть Кристофер. Тот самый садовник. Вот сад у них больше походит на кладбище Медузы Горгоны. Спасать девушек у него выходит куда лучше.

Он так просто обращается к хозяину, будто они друзья. Вот у кого я могу узнать чуточку больше об этом месте.

- Что случилось? - обратился он к присутствующим, снимая соломенную шляпу и перчатки, измазанные в земле, прямо на белую скатерть.

Один глаз Лестора дернулся, когда первый развод поселился на ткани, но седеющий мужчина покорно налил коллеге чаю.

 - Белл всегда слишком много говорит, - подала голос Шелл, выходя из-под стола, и садясь напротив «злой» сестры. Та возмущенно тряхнула кудряшками.

- Она бы все равно узнала о Марии, к тому же, разве это секрет?

Все многозначно промолчали, и только одна я не понимала, о чем речь.

Садовник неожиданно повернулся ко мне, улыбнулся и протянул руку.

- Мисс Мия, прекрасно выглядите сегодня. Не успел представится вчера – Кристофер, садовник, точнее, пытаюсь им быть.

Я поднялась поприветствовала человека, которому обязана жизнью.

- Не обращайте внимания, - продолжил он, - просто у нас очень редко бывают гости, а еще люди. Вы создали небывалый ажиотаж, сами того не подозревая. Как только закончите трапезу, я вас познакомлю с эти чудным домом и окрестностями.

Создавалось впечатление, что Кристофер тот самый груз, поддерживающий весы этого хаоса в равновесии.

Постепенно столовая пустела. Сестры ушли по своим делам, Лестор удалился с грязной посудой, а Шелл свернулась на коврике у холодного камина и задремала.

Мы с Кристофером вышли в холл, который встретил меня в дождливый день первого визита.

- Почему тут так темно? – с ним я не боялась говорить, в отличие от Лиана.

- Это старая часть особняка, единственная не сгоревшая, - пояснил садовник, а я вспомнила тот сон, где маленький мальчик глядел на горящий дом, сжимая кулачки, когда делилась с хозяином энергией, - Наш общий знакомый решил ее сохранить, а остальная часть дома полностью создана заново.

Мы прошлись по комнатам для слуг, заглянули в библиотеку, общую купальню, которой никто не пользовался с основания, комнату для музицирования, посреди которой стоял рояль, а также имелась скрипка, арфа и маленький ящичек с флейтами.

- Сэр Лиан играет на музыкальных инструментах? – подумала я, проводя пальцами по гладкой поверхности рояля, не наблюдая пыли.

- Иногда. Когда у него есть настроение. Это, к сожалению, крайне редко случается. Но, насколько мне известно, он рисует, и очень неплохо.

Было бы интересно взглянуть.

На втором этаже располагалась моя комната, еще две свободных, гостевые, и собственно уже знакомая, с деревянными внушительными дверьми – спальня Лиана с примыкающим к ней кабинетом.

На секунду я застыла у нее, представляя, что в девять вечера снова буду внутри, наедине с демоном.

Кристофер галантно подождал, не спрашивая о причинах задержки.

Спустившись вниз, мы вышли в тот же сад, совершенно пустой, с голой землей, кое-где виднеющейся травой, и коллекцией покореженных, скрюченных от боли, в спазмах, ангелов.

- У вас весьма любопытный вкус на садовое искусство, -  произнесла я, чуть не наступая на голову небесного жителя, отделенную от тела и наполовину вкопанную в землю.

 - О, спасибо! – Кристофер не понял шутки, и гордо развел руками, - десять лет создавал этот вид.

- А почему нет цветов, деревьев? Ведь за оградой они растут.

Прямо за кованными темными вратами в виде пик, соединенных между собой железным плющом, искрилась зеленая поляна, все в летних цветах, которую старательно опыляли бабочки и пчелы. Но чем ближе особняк, чем трава становится беднее, а земля тверже.

Новый знакомый тяжело вздохнул

- Видите ли, мы, демоны, не очень ладим с земными животными и растениями. Я много лет пытался сажать цветы, деревья, траву, что угодно. Оно просто не растет. Или всходит и погибает. Наша сила убивает все живое, что ее окружает, поэтому мы не живем среди людей.

Я почувствовала себя цветком, который вырос на этой земле, и ждет часа, когда его настигнет та самая темная сила, чтобы убить.

- Я ведь тоже живая, - выдохнула я, не подумав, и тут же нервно засмеялась, - то есть, я хотела сказать…

Кристофер остановил меня, махнув рукой.

- Все правильно вы сказали, мисс. Мы рады вам в той же степени, в какой сочувствуем. Однако заверяю вас, мы сделаем все, чтобы эта сила не коснулась вашей драгоценной жизни.

Надо сменить тему.  В конце концов, я сама пришла сюда.

- Как думаете, - я опустилась к земле, и провела по ней рукой. Сухая и твердая, но не безнадежная, - если я посажу цветы, они вырастут?

- Может быть, - садовник почесал затылок, - раньше люди у нас этим не занимались.

Таким образом я нашла себе занятие почти на весь день. Вместе с Кристофером мы копали землю, удобряли ее, сажали семена, какие были в поместье, и выходили в лес, выкапывать деревца дубов и лип, пересаживая на наш участок. С корнями работала только я, чтобы избежать контакта растений с демоном-садовником. После обеда мы сошлись на том, что нужно съездить в город за новыми саженцами и семенами.

Все это время из окон и крыльца за нами наблюдали слуги, особенно внимательно близняшки и Шелл. Позже, Лестор вынес нам в сад сока и булочек.

- Мы надеемся, - сказал Кристифер, переглядываясь с сестрами, - что вы принесете в наш дом жизнь.

Я поняла, что спрашивать, что это значит, не стоит. Зато другой вопрос так и не выходил из головы.

- А кем была ваша госпожа? Она человек?

Слуга замялся, задумчиво ковыряя новую грядку сапогом.

- На самом деле, мы знаем об этой женщине очень мало. Дантелиан жил с ней до того, как слуги пришли в этот дом. Госпожа Мария очень много значила для него. Когда она умерла, я нашел его в домике лесника, окруженного горой трупов, из которых он выпил всю кровь и оставил гнить и разлагаться. Не было ни одной частички его тела, не покрытой кровью, - рассказывая, парень смотрел вдаль, не моргая, стараясь вспомнить все, - не знаю, сколько человек он перерезал, пока боль от ее потери улеглась в его сердце. Если бы я не остановил его тогда, Лиан бы превратился в неконтролируемое существо, которое пришлось бы уничтожить в целях безопасности самим же демонам. Даже теперь, спустя не один десяток лет, мы стараемся лишний раз не произносить это имя, или как-то упоминать ее. Но, в этом доме появились вы, и история этой несчастной мисс сама собой у всех на устах.

 Поэтому Белл так недовольна моим пребыванием. Он может потерять контроль над собой, и уйти из особняка, тогда все жители погибнут без него. Но с другой стороны я даю ему силу, а значит, их состояние становится лучше.

Начало вечереть.

Я сменила четвертую пару садовых перчаток, когда пришла Шелл, светя в сумерках желтым глазом во лбу, и объявила, что ужин готов, а значит, Лиан уже вернулся домой.

- Мне стоит переодеться, - платье из желтого стало бежевым с оригинальными земляными полосами и зелеными вкраплениями.

Пробравшись в черный холл, я поднялась по лестнице на второй этаж и зашла в свою комнату. Она пополнилась новеньким сундуком, внутри которого я нашла платья и нижнее белье.

Для ужина я выбрала серое платье с открытыми плечами, и после душа, переоделась и спустилась в столовую.

Место главы дома пустовало, хотя и было заставлено столовыми приборами и пустыми тарелками. Но ведь уже начало восьмого…

- Такое бывает, - поймав мой взгляд, пояснил дворецкий, - Господин часто задерживается в мире демонов, и не приходит на ужин.

Во мне промелькнула надежда, что он в девять не успеет. Зря, Мия, не надейся.

- А какой он, мир демонов?

- Пока не увидите сами, не поймете, - ставя передо мной жаркое с овощами, сказал Лестор, и более не произнес за ужин ни слово.

Да и видеть его я не горю желанием. Мне вполне хватит маленького дома, вместо целого мира этих странных созданий.

Вернувшись к себе, я прилегла, и не вовремя вспомнила о маме. Она дома сходит с ума. Я же даже записки ей не оставила. Нужно обязательно намекнуть ей, что я жива. Мало ли что этот ублюдок мог ей наплести про меня.

Скоро я увижу тебя, мама, и все объясню. Стану достаточно сильной, чтобы забрать дела у отчима и уметь распоряжаться деньгами. Придется бросить школу и найти работу. Ведь некому будет платить за нее, да и возвращаться туда теперь нет смысла. Мне ведь осталось доучиться всего год.

Сама не заметила, как по щеке скатилась слезинка, которую я тут же вытерла. Сейчас нельзя плакать. Нужно что-то делать, придумывать.

 Стрелка часов неумолимо приближалась к девяти.

Что надеть?

Этот вопрос стал ребром за полчаса. Он ведь не будет меня… касаться. Или что-то еще. В любом случае, не стоит выбирать что-то открытое и легкое.

Я нашла осеннее платье из плотного материала изумрудного цвета, с длинной юбкой, высоким горлом и не самым притягательным фасоном, чуть округлявшим фигуру. Самое то.

Мама бы сказала, что в таких платьях в свет выходят только десятикратные разведенки или старые девы за шестьдесят.

Собравшись с мыслями, я вышла из комнаты, и медленно поплелась прямо по коридору. Надо же, мы вдвоем живем на втором этаже. Вся прислуга внизу.

Странное совпадение.

Дрожа чуть ли не всем телом, я встала около двери.

Постучать, или подождать, пока сам откроет мне?

Только я подумала об этом, как шаги за стеной стали громче и скрипнул замок.

Я отшатнулась, чтобы меня не ударили по лбу.

- Я слышал, что вы подошли, в следующий раз просто заходите, - без приветствия, и других любезностей произнес Лиан, запуская меня внутрь.

Ничего не отвечая, я просто впорхнула внутрь, останавливаясь напротив кровати, не зная куда себя деть.

Невозмутимый демон оставил меня наедине со своими мыслями, а сам сел за письменный стол, где до моего прихода, по-видимому и находился.

Я застала его в легкой рубашке и штанах, с распущенными волосами, чуть растрепанными.

Надо же, домашний демон.

Или просто хочет, чтобы я так думала.

- Присядьте пока куда-нибудь. Мне надо дописать.

В моем распоряжении оказались только кресло и кровать.

Сначала я хотела сесть в кресло, но потом подумала, если я займу его, то он устроится на кровати, и мне придется сесть к нему.

Лучше уж я на кровать.

- Значит, на садовые работы вы надеваете красивое яркое платье, а ко мне мешок из-под семян? – развернувшись, усмехнулся демон, откладывая перо для письма в сторону.

- Это между прочим из гардероба, который вы мне предложили, - парировала я, смутившись. Заметил, что я сменила платье. И видел, в чем я работала. А вы, сэр Лиан, только прикидываетесь безучастным.

Потушив свечи на столе, и закрыв бумажки, мужчина поднялся со стула, обходя свою комнату, как лев клетку.

- Где вам будет удобнее отдавать мне энергию, на кровати, или кресле?

- Кресле, - выпалила я почти сразу, чувствуя, как немеют ноги и пересыхает горло.

Кивнув, сэр Лиан опустился на кресло, и развел руками, коварно улыбаясь.

- Ну же, идите ко мне, мисс Мия.

Я осторожно поднялась и встала напротив него, чувствуя себя полной дурой. Стыдно, страшно и непонятно.

Демон, наверное, сжалился надо мной, поэтому без смеха командовал, что делать.

- Теперь садитесь ко мне на колени. Относитесь к этому, как к работе, а не чему-то личному. Мы ничем друг другу не обязаны. Вы не моя леди, а я не ваш кавалер. Мы заключили сделку, которую обязаны выполнять.

Это была мечта каждой девочки. Оказаться в объятиях прекрасного мужчины, защищающего леди от любой напасти.

Как и другие, эта мечта тоже не сбылась.

Не скажу, что мне стало легче, но дрожь в коленках прошла, и я, осторожно села ему сначала на одну ногу, потом на другую.

Черт, снова покраснела.

Я оказалась боком к нему, прижатая к груди, чтобы не упасть, сильной рукой, которая, в свое время, ломала таких людей, как я, пополам.

Прежде чем я успела задуматься о чем-то еще, своими губами он накрыл мои, и я сосредоточилась на том, чтобы моя сила осторожно переплывала в его тело.

Как и в прошлый раз, смущение сменилось удовольствием, Лиан прижал меня крепче, но я уже не возражала. Своей ладонью я накрыла его щеку, чувствуя тепло, от которого по всему телу пробежали мурашки. Я думала, демоны холодные.

Сон приходил медленно, и я снова видела маленького мальчика с темными волосами. Он беседовал со мной, играл в саду, и снова приходил, когда я читала книгу, или готовила ужин.

- Почему у тебя растут цветы, а когда я их сажаю, они тут же вянут?

Сегодня парень был расстроен и доверчиво смотрел снизу большими, зелеными глазами.

Я осторожно присела, чтобы быть с ним на одном уровне.

- Мы не властны над природой, дорогой, - как и наяву, во сне коснулась его щеки, - если бы это были демонические цветы, уверена, у тебя они росли превосходно, а в моих руках превращались в пепел.

- Это значит, что я не часть этого мира?

Иногда он рассуждал слишком мудро для ребенка.

- Ты часть меня, - прижала я его голову к своей груди, - а это самое главное.

Мне хотелось забрать всю его боль, плохие мысли и обиды, которые копились так долго в маленьком сердце.

Уверена, что и взрослый Лиан хранит их в себе, никому не показывая.

Я просыпалась.

Сон кончился, а тепло осталось.

Тепло его тела, которое я чувствовала своей кожей, платье задралось, почти до бедра, и до голой кожи дотронулись длинные пальцы.

Это не было похоже на рваные омерзительные домогательства моего отчима, Робертса, скорее вопрос, требующий разрешения. Может, я все еще была под действием передачи силы, которая делала мое тело податливым, а разум мутным, но я не стала возражать. Мне хотелось погрузиться в него, отдать еще больше силы, больше чувств, и все, что так долго спало во мне.

Ладонь легла на бедро и чуть сжала ее, синяки останутся, но мне было все равно.

Свободной рукой я прошлась по его затылку, зарывая ее в черные, густые волосы.

Где-то далеко сознание билось головой о стену, пытаясь вернуть меня, достать из этого сладкого обмана, и у него получалось.

За завтраком я перед ним дрожу, а вечером не могу покинуть.

От большой отдачи силы начала кружиться голова, что и привело меня в чувство. Сначала я осторожно убрала руку с головы демона, и опустила как раз в тот момент, когда другая очерчивала линию скулы.

Затем прервала поцелуй.

Лиан открыл глаза через секунду после меня. И мы снова столкнулись, два чужих друг другу существа из разных миров, которые сейчас и на сутки разойдутся по разным комнатам.

Уже не знаю, рада я этому, или нет.

- Знаешь в чем разница между кровью и энергией? – вдруг спросил он хриплым голосом, нерешительно отпуская мое бедро. Спускать меня с колен не торопился.

Я покачала головой.

- Кровь мы берем силой, - уверял он, смотря мне прямо в глаза, но в этот раз я держалась, не отводя свой, - а силу можем получить только добровольно, или у человека, который нами очарован.

Сердце пропустило удар.

- Но ведь тогда, в нашу первую встречу, вы насильно заставили меня ее отдать.

Поддаваясь какому-то порыву, он коснулся кончиком носа моей шеи, и добрую половину тела тут же охватил жар.

- Я сам удивился. Людская кровь для нас безвкусная, разве что дает насыщение, а вот сила, как сироп, или мед. Невозможно передать. Когда я коснулся твоих губ, то энергия потекла сразу, и эти твои ведения, которые я тоже вижу. Все это соединилось. До сих пор не могу понять, что это было. И есть.

- Это ваше детство? Что мне снится?

Он пожал плечами, а я понимала, что пора ретироваться.

- Я не помню. Возможно.

Было трудновато соскочить с колен быстро, так как ощущение было, будто я весь день скакала на лошади, ноги онемели, и кружилась голова.

Не подавая виду, я выпрямилась, чуть склонила голову.

- Спокойной ночи, сэр.

 Он так же сидел на кресле, опьяненный моей силой, и странно смотрел, будто пытаясь разглядеть, что до этого не видел.

- И вам.

Вся нежность и чувство исчезло. Только во время передачи силы он становится другим. Не демоном, а ребенком, которого я вижу, нуждающегося в ком-то, кто сможет понять ему израненную, залитую кровью душу.

Так странно закончился мой первый день в этом доме.

Глава пятая. Слова осколки

Я так вымоталась и перенервничала, что уснула, как только голова коснулась подушки, и глаза открыла только на утро. Солнце только-только начало выглядывать из-за леса за моим окном, и скорее всего жители дома демонов еще спали.

Стараясь вести себя как можно тише, я оделась, немного порывшись в вещах моей предшественницы. Вкус у нее был очень необычный. Не попадая под здешнюю атмосферу, Мария старалась выбирать яркие цвета, открытые плечи и спину, иногда даже чересчур. Сейчас благодаря королеве женская мода шагнула вперед, разрешая девушкам маленькие шалости в виде открытого декольте, но по тем временам, Мария была очень революционной дамой.

И от этого становилось еще интереснее, какой она была? Почему Лиан до сих пор не говорит о ней? Почему в доме нет ни одного портрета? И как она умерла?

Каждый вопрос жалил меня, как пчела, и требовал найти на него ответ. Папа всегда говорил, что во мне живет дух негасимого авантюризма, который однажды меня погубит.

Так оно, впрочем, и получилось.

Разгладив синее платье с белым воротником, похожее на то, что мы носили в школе, и связав волосы в высокий пучок, я вышла из комнаты, в кой-то веки наслаждаясь тишиной и спокойствием этого места.

Из дальнего коридора, где располагалась комната хозяина, слышались тихие шаги.

С одной стороны - хотелось с ним встретиться, но я осеклась, и вместо этого быстро побежала по ступенькам на первый этаж к прислуге.

Не стоит пока нам сближаться. Да и вообще не стоит. Не выйдет из этого ничего хорошего.

Столовая пустовала, поэтому я шмыгнула на кухню, и сама нашла чайник, вчерашние остатки ужина, и немного кексов.

Наливая себе чай, я напевала под нос какую-то детскую песенку, я, околдованная хорошим настроением не заметила, как кто-то подошел сзади и прямо над моей головой протянул руку, чтобы открыть верхний шкафчик.

Подпрыгнув и чуть не рассыпав сахар, я обернулась.

- Мисс, это всего лишь я, - дворецкий Лестор как обычно просто улыбался, и протянул мне сверху блюдечко, которые я до этого искала, - Вы вторглись в мои владения, я должен был вас запугать, как истинный демон.

Мне полагалось струхнуть, но вместо этого я пожала плечами, приняла блюдечко и извинилась:

- Прошу прощения сэр, я боялась, что еще слишком рано будить вас и решила позавтракать сама.

- Самостоятельность поощряется, но не стоит переоценивать ее. Если вы проголодаетесь в следующий раз, то стоит лишь произнести мое имя, и я появлюсь. Иначе мое пребывание здесь было бы бесполезным.

Как-то быстро мы разговорились с этим седеющим серьезным мужчиной, потому он доверил мне помочь ему с завтраком, и немного похлопотать по кухне.

Стоило нам накрыть на стол, как в дверях появился Лиан. В своей привычной безразличной манере он сел за стол, взял свежую газету и принялся медленно потягивать чай, не обращая внимания на наши порхания.

Только когда я поставила ему чизкейк, а сама снова планировала спрятаться, а кухне, ко мне обратились:

- А вы мисс Мия, увлекаетесь диетами? Или сегодня пища отравлена, поэтому вы кормите только меня?

Я остановилась на полпути, но не обернулась, стоя спиной к демону.

- Я уже позавтракала, так как рано проснулась. К тому же, я планировала пойти в город, если вы не против. Лучше сделать это утром.

Он промолчал в ответ, и я расценила это как разрешение. После вчерашнего мне было крайне неловко встречаться с ним взглядом.

Полутра я вбивала себе в голову, что это просто процедура, как прием сиропа от кашля, только с демоном и в губы, и что наши объятия ничего не значат, и стоило признать – не помогало.

Когда я уходила с кухни уже насовсем, он снова меня позвал.

- Мисс Мия, - голос был чересчур строгий, и на этот раз я обернулась. И тут же пожалела. Зеленые глаза практически испепеляли меня исподлобья, - Возьмите с собой Шелл, она будет сопровождать вас в городе.

Я коротко кивнула и продолжала путь.

Он на что-то злиться. Что я сделала не так? Вроде и так все утро не надоедала. Ладно, сейчас уйду, вернусь под вечер, и может к тому времени Лиан немного успокоится.

Мало ли с чем он мог столкнуться там, в мире демонов?

Перед походом в город я спустилась в сад, полила семена и деревья. Надеюсь, они приживутся. И надо достать этих несчастных мраморных ангелов из земли, иначе вместе с цветами сад будет похож на кладбище.

Садовник Кристофер сегодня отбыл в мир демонов, как сказали мне близняшки, наводившие порядок в доме, поэтому в земле пришлось возится одной.

Шелл охотно согласилась меня сопровождать, и уже через полчаса, мы шли по лесной тропинке в соседний городок, Ивер, находящийся в достаточной удаленности от Уолкшира, чтобы не встретить знакомых. Мама наверняка уже ищет меня.

- Из этого леса мы можем перенестись в любую точку Англии. Нужно только захотеть. Так же можно попасть и в особняк, при сильном желании. В первый раз ты искала кров, поэтому нашла нас, а во второй уже направлено шла к нам, - поясняла Шелл, когда начали редеть деревья, и зазвучал стук колес повозок по мостовой площади Ивер.

Я часто была тут в детстве. У папы был тут магазин.

- Удобно. Вы вообще демоны, как я погляжу, многое можете. Так почему вас среди людей так мало? И никто о вас не знает?

Демоническая собака закрыла третий желтый глаз на лбу, чтобы простые смертные не падали в обморок и во всю глядела в два, обычных.

- Мы непереносим людей. В большинстве случаев, - уточнила Шелл, - И, если вы узнаете, что мы питаемся вашей энергией и кровью, это вам, людям, не очень понравится. Проще жить в тени.

- Но ведь энергией питается только Лиан и дает ее вам. Так почему вы не можете уйти от него?

Мои каблуки застучали по выстланной гравием дорог, и я влилась в толпу прогуливающихся зевак.

- Я и близнецы связаны с господином особой связью. Это он нас сделал демонами.

Я остановилась.

- Как это? – опустила я взгляд на шелти, и, наверное, слишком громко спросила, несколько прохожих обернулись. Пришлось откашляться и продолжить прогулку. Нет, я вовсе не разговариваю с собакой.

- Когда-то девочки были обычными людьми, а я – компаньоном человеческой семьи.  Мы погибли очень страшной смертью, из-за чего наши души застряли здесь, движимые жаждой мщения. Рано или поздно такие души превращаются в темных существ, которые не воспринимают ничего, кроме смерти и убийств. Демоны занимаются их истреблением, чтобы не выносить тайну существования темного мира, и не сеять людскую панику. Нас господину тоже поручили убить. Но он смог. Поделившись с нами своей демонической сущностью. Это сложно объяснить человеку. Часть его помогла нам вернуть рассудок, и теперь поддерживает в нас жизнь. А мы, в благодарность, ему служим.

Тут же мне захотелось узнать, как же погибла Шелл и девочки, но раз она не сказала мне об этом сейчас, значит это слишком тяжело.

Тогда я спросила о другом.

- А Крисофер и Лестор?

- Лестор обычный демон, а Кристофер высший, но у него своя история. Видишь ли, высшими демонами считаются те, кто очень близок к императору Тьмы и к их крови никогда не примешивалась кровь людей. А Лестор не имеет знатного происхождения, однако много поколений жил в мире демонов и стал кем-то вроде обычного горожанина. Они занимают вторую ступень иерархии после высших. Есть полукровки, у которых один родитель человек, они так же могут жить в нашем мире, и наконец, мы – подчиненные. На самой низкой ступени. Нас то за демонов не считают. Поэтому мы вынуждены примыкать к сильным покровителям, которые делятся с нами силой. Мы ее лишены и погибнем без хозяина. Фактически, Лестор и Кристофер сами могут питаться от человека, но за счет того, что живут в мире людей и не пользуются силами, им хватает того, что дает хозяин.

- Сложно-то как. Кристофер высший демон и садовник?

Шелти усмехнулась, но было больше похоже на чих.

- Проще говоря, он натворил много дел в темном мире, и сэр Дантелиан прячет его у себя. Пытается, точнее. Кристофера тяжело удержать на месте.

Что-то еще вертелось у меня на языке, однако я не спросила.

Ноги сами принесли меня к тому месту, где я любила быть в детстве. Папин охотничий магазин. Часто мы приезжали сюда, я бегала внутри, щупала шкурки животных и меха. Папа ругался и просил постоять на месте. А я не слушалась. Как и всегда.

 Прямо напротив главной площади и сквера. Только теперь над ним располагалась надпись «Аптека»

В груди больно защемило.

- Шелл, - рука невольно потянулась к дверной ручке, - давай зайдем.

Словно проходя через года, я перешагнула порог, ступая на деревянный пол, казавшийся мне маленькой, волшебным. На светлые квадратики можно наступать – на темные нельзя. В углу голова оленя, у него страшные зубы, а если долго на него смотреть, он начнет оживать и ими клацать. Шкурки зверей лежали на стеллажах, очень мягкие, приятные на ощупь. Пахло формалином и клеем. Папа всегда говорил с продавцом, молодым мужчиной, у него еще был сын, Уильям, мы иногда играли в сквере через дорогу. Они приходили к нам в гости.

Теперь тут пахло спиртом и травами, на полках стоят стеклянные пузырьки и лежат мешочки со сборами. За стойкой продавца тоже молодой мужчина, пугающе похожий на того самого, папиного друга.

Шелл зашла за мной, и дверь со звоночком закрылась.

Продавец обернулся на нас, и замер, откладывая в сторону книгу.

- Мия? – удивленно назвал мое имя аптекарь, - Это ты?

Светленький паренек, с выгоревшими на солнце волосами соломенного цвета и живыми голубыми глазами, чуть не свалился за свою стойку.

- Уилл? – пригляделась я, пытаясь узнать в нем своего партнера по играм.

- Да! – улыбнулся во все зубы парень, и выйдя из-за своего места, крепко меня обнял.

От неожиданности я замерла, не зная, как реагировать.

Благо он тут же успокоился и отстранился, немного смутившись.

- Прости, - почесал он затылок, сверкая улыбкой как начищенный фужер, - я так давно тебя не видел, с тех пор как…

- Пропал папа, - подтвердила я, невесело усмехнувшись. Уилл тоже замялся, понимая, что для меня это до сих пор трагедия.

Меняя тему, я огляделась.

- Теперь вы держите тут аптеку?

Парень сел на небольшой табурет напротив кассы, и один придвинул мне.

- Твой отец оставил это помещение моему. Но шкуры перестали поступать, и поэтому мы решили, что выгоднее будет открыть аптеку. Мама сейчас занимается травами, а отец в Лондоне, важная шишка теперь в гильдии торговцев. Кстати, они были бы рады тебя увидеть.

- Нет! – тут же выпалила я, понимая, что они могут рассказать моей маме о моем приходе сюда, - Тут такое дело… я ушла из дома.

Пришлось врать давнему другу о том, что я повздорила с родителями из-за молодого человека, мол, они не разрешали нам обручится, и мы сделали это тайно, и теперь живем в другом месте.

Рассказ получался весьма складным, пока Уилл не покосился на мои руки.

- А где кольцо? – с подозрением в голосе уточнил он.

- Не ношу на людях. Не хочу, чтобы подумали лишнего. Мол, такая молодая, а уже замужем.

А вот это было не убедительно, но Уилл не стал спорить, и немного расстроившись от новости о моем замужестве, начал расспрашивать о том, как мы жили после папиной пропажи.

Время шло очень незаметно, и когда Шелл в очередной раз громко тявкнула, напоминая посмотреть за окно, закат уже разгорелся в полную силу. А значит, скоро восемь и я могу не успеть.

- О, время, - поднялась я, поправляя платье, - боюсь, мой муж будет волноваться, если я не вернусь до темна.

Почти не соврала.

Уилл тоже поднялся, и осторожно коснулся моей руки. Всего на миг, а потом отпустил.

- Я очень рад, что ты вернулась, Мия, - тихо сказал он, добро улыбаясь. От этого стало и тепло, и больно. Мне не хватало человеческого света.

Уходить из этого места, пропитанного детством и папиной любовью стало еще более невыносимо.

- Я еще приду, - сама почти не веря, сказала я, и на прощание осторожно поцеловала его в щеку.

Пока он собирался со словами и мыслями, удивленный таким внезапным жестом, я выскочила из магазина, и практически побежала обратно, к деревьям.

- Мисс Мия, вы плачете? – догоняя, спросила Шелл, как раз когда я протирала рукавом щеку.

- Тебе показалось.

*****

Было пять минут девятого, когда я практически залетела в комнату Лиана. И меня там уже ждали.

Демон, скрестив руки на груди, подпирал собой стену рядом с камином, и даже не пытался скрыть презрение, которым он меня сполна одарил, не говоря ни слова.

Я просто пыталась отдышаться.

- Что было неясного в моей просьбе явится ко мне ровно в восемь часов?

Голос был больше похож на скрежет металла.

- Простите, сэр, - выпрямляя спину, извинилась я, отчасти не понимая такой встречи. Ведь всего пять минут.

Медленно, будто оттягивая неизбежную боль, он приближался ко мне, пока не встал на против.

- И почему, черт возьми, от тебя так несет человеком?

Вот теперь мне было не смешно. Я даже не сразу заметила, как он перешел на «ты». Никакой вежливости и сдержанности не осталось.

Демон навис надо мной, как черная туча, черты его лица ожесточились, губы вытянулись в тонкую полоску, и только глаза, цвета ведьминого огня, продолжали нагнетать на меня демоническую ненависть.

- А почему от меня должно нести другим, сэ… - я не успела договорить.

Мгновение, и я прижата к стене тяжелым телом, мои запястья схвачены одной сильной ладонью и сведены над головой, а свободной рукой демон упирается в стену рядом с моей шеей.

По телу прошла мелкая дрожь, но я тут же взяла себя в руки. Хватит уже бояться.

- Отпустите меня, - потребовала я, но очень жалко. Едва ли кто-то кроме него услышал бы этот приказ.

Тяжелые дыхание обжигало мою шею.

- От тебя пахнет мужчиной, ты опаздываешь сюда, где должна быть уже пять минут, и не приходишь на ужин. Что, Мия, решила расторгнуть наш договор?

Лиан слишком сильно сжал мои руки. От бои их сводило, но я молча смотрела на него, пытаясь понять, чем я вызвала эту бурю. Тяжелое дыхание уже начинало походить на рык.

- Нет, сэр. Я не рассчитала время, и разговорилась с другом.

Смысла врать не было. Он бы все узнал от Шелл.

Теперь на каждое мое запястье приходилась его рука, и когда он их перехватил и завел мне за спину, я не удержала болезненный стон.

До моих чувств никому не было дела.

- После разговоров женское тело так не пахнет. Не делай из меня идиота, девчонка.

- Я не…

Казалось, еще чуть-чуть и он меня раздавит.

- Почему же, после того, как твой отчим решил воспользоваться твоим телом, ты пришла сюда, а не к своему другу? Думала, нашла себе забавную компанию, да?

Вся боль забылась в один миг. Даже страх прошел. Я перестала прятать глаза и встретилась с этой зеленой агонией напрямую.

- Откуда вы знаете, что произошло в ту ночь? – растерянно спросила я, ощущая, как щупальца отвращения отхватывают сердце.

Тут же мужчина расслабил хватку и почти отпустил мои руки.

- Не только ты можешь лезть в чужие мысли, когда передаешь энергию.

Значит, он тоже видит что-то из моей памяти. И даже не сказал. Молчал все это время. А теперь в чем-то обвиняет меня?

- Отпустите, - еще раз попросила я, но тверже, даже делая рывок.

Не вышло.

- Я предупреждал тебя, - он наклонился, почти касаясь губами моего уха, - ты теперь живешь в доме демонов, моем доме. А значит будешь делать, то, что я хочу.

В тот момент я думала о своей чести. Глупая, ведь стоило переживать за жизнь, за целостность костей, но в голове было только яростное желание восстановить имя перед тем, кого я знаю три дня и ненавижу почти так же, как отчима.

- Если вы думаете, что я отдаю свое тело всем подряд, то вы ошибаетесь, господин Дантелиан. Я испытала боль, которую никогда бы не пожелала испытать вам. По всему моему телу рассыпаны синяки, которые я прячу под платьями с длинным рукавом. Даже сейчас, когда меня касаетесь вы, мне страшно, потому что последний, кто это сделал, разрушил мою жизнь. Если вам угодно, я не против. Можете убить меня, прямо сейчас, если вам угодно. Вам ведь не впервой.

Мои запястья освободились. Комната стала снова светлой, когда спина демона перестала скрывать свет от меня. Темные волосы упали ему на лицо, и поэтому я не видела, что оно выражает. Слов было достаточно.

- Завтра утром можете уходить. Наш договор расторгнут. Я больше не нуждаюсь в ваших услугах.

Глава шестая. Укус

Я исполнила приказ.

Только-только поднялось солнце, как я уже покидала дом демонов, взяв с собой одно платье, флягу воды и кусочек хлеба. Не знаю, на что я рассчитывала, но я снова захотела, чтобы этот лет вывел меня в Ивер.

Как обычно, ранним утром дом пустовал.

Либо прислуга не знала, что мы расторгли контракт, либо просто не захотела прощаться. Это и к лучшему. Я опять слишком привязалась к тем, кому я была не нужна.

Сад встретил меня еле пробивающейся через черную почву зеленью. Все-таки начал расти. Жаль, что не увижу, как они зацветут.

Так, Мия, хватит себя жалеть. Надо размышлять о том, как выжить. Ну уж где провести день, я уже знаю.

Уилл встретил меня с распростертыми объятиями. За час я была накормлена и напоена чаем.

Пришлось опять ему соврать, что муж уехал в Лондон по делам, а мне скучно с прислугой и я решила снова составить ему компанию и вспомнить наше беззаботное детство.

До вечера я почти не думала о том, в какую ему сейчас скатывается моя жизнь, и что мне делать дальше. Зато, когда опять начало темнеть (я возненавидела за это солнце), мне пришлось покинуть своего друга, и якобы отправится домой.

- Приходи с мужем в следующий раз, - сказал аптекарь, обнимая меня на прощание, - хоть посмотрю, какие кавалеры в твоем вкусе, и кому я проиграл в борьбе за твое сердце.

Сам того не понимая, он чуть не довел меня до слез, поэтому я опять покинула аптеку как можно быстрее.

Можно подумать за мое сердце хоть раз кто-то сражался.

Нет, маме поступали предложения о знакомстве от всяких подающих надежды молодых людей из благородных семей, но мама всегда выкидывала эти письма, отвечая твердым отказом, ссылаясь на то, что мне нужно сначала закончить школу, как и хотел этого папа.

Отец…

Почему я не могу просто пропасть, как ты?

Я села в сквере на лавочку, и залюбовалась на озеро, где раньше был утки, которых мы с папой кормили.

Где он сейчас? Я бы все отдала, чтобы он появился сейчас и забрал меня с собой. Я обижалась на него практически всю жизнь, за то, что он бросил нас. Оставил слабохарактерную мать и малютку меня на съедение этой безжалостной жизни. Мы всю жизнь искали силу. Нам с мамой нужен был человек, готовый подать нам руку, и вытащить из одиночества и трудностей. Робертс подал руку, но искалечил души.

Потом я начла искать защиту, и снова не нашла ее.

Ни в ком, кроме Лиана.

Думаю, именно поэтому я вернулась к нему в ту ночь. Я хотела, чтобы кто-то меня защитил, закрыл спиной, пусть даже ради этого придется принести жертву.

Быть сильной очень сложно. Особенно сильной молодой девушкой, которой даже негде переночевать

Не знаю, что двигало мной, но я решила вернуться в Уолкшир. Может получится незаметно пробраться в дом и взять кое-какие вещи. Или поспать в конюшне. Что угодно.

Единственный способ быстро попасть куда мне надо – зайти в тот самый лес. Я думала, это работает только на демонах, но и до Ивера я дошла намного быстрее, чем планировала. Значит, он на самом деле может переносить сквозь расстояния.

Доев хлеб и запив водой, я двинулась в путь избегая людных мест. Уже порядком стемнело.

Не полагает таким девушкам как я гулять одним ночью. Учитывая, что теперь я знаю, что существуют спятившие демоны, которые хотят выпить из людей всю кровь.

Лучше бы Шелл мне этого не рассказывала.

И вот я снова вошла в лес.

Единственным моим фонариком была луна, так как взять обычный я не догадалась. Бежала со всех ног. Еще и не спала всю ночь, и еще чуточку, и я усну прямо под осиной.

Я шла по дороге, усиленно представляя перед собой Уолкшир, чтобы лес понял, куда мне надо, но я все шла и шла, а просвета не наблюдалась.

Неужели этот чудный переход работает через раз?

В лесу я еще точно не ночевала.

Что-то позади меня хрустнуло веткой.

От головы до ног прошел холодок и я обернулась. Никого.

До этого только сверчки сопровождали меня своими песнями, но сейчас тут явно был кто-то еще. Я чувствовала это сердцем.

Стараясь не обращать внимания, я пошла дальше.

Мой преследователь тоже пошел. Теперь я отчетливо слышала шаги.

Невидимая тень преследовала меня.

Ускорю я шаг, и он поймет, что я догадалась, и может напасть.

Что делать?

Я не знала, кто это, и тем более не знала, как с ним сражаться.

Отвратительное шестое чувство уже знала, что я стала целью не человека. Действует он слишком умно, будто хочет запугать меня до ступора.

Не выйдет.

Всего на миг преследователь остановился, замирая среди мрачной листвы.

И через секунду уже преграждал мне путь.

Остановившись, я прикинула свои шансы на спасение, пытаясь не трястись и ровно дышать.

Желтые глаза горели в темноте, как и у всех жителей темного мира. Он мало походил на Лиана, разве что аурой, убивающей все живое вокруг. Хотелось спрятаться – сжаться. Ноги перестали слушаться.

- Доброй ночи леди, - секунда, и он прямо напротив меня. Медленно протягивая ладонь, и наслаждаясь моим страхом, демон коснулся края своей шляпы, над которой я в другой ситуации посмеялась. Не такой бабочке как мне, сейчас смеяться в паутине перед пауком.

- Доброй ночи, сэр, - его взгляд бегал по мне, будто он сумасшедший, - Я могу вам чем-то помочь?

- О-о-о, - протянул он шипяще и ладонью поднял мое лицо за подбородок. Какие холодные пальцы. Теперь он мог отчетливо видеть мою шею, - еще как можешь.

Демоны пьют кровь. Когда не могут получить энергию добровольно.

Нет.

Эта мысль мелькнула в голове, и как будто побудила все тело двигаться. К ногам прилила кровь. Развернувшись, я бросилась бежать, лавируя между деревьями. Либо он был не так ловок, либо дал мне форы, надеясь поиграть.

Маленький человек внутри меня отчаянно захотел жить. Впервые за долгое время осознала ценность времени, которое меня покидало с каждой секундой.

Я боролась. В очередной раз, за место в доме, за себя в школе, за честь и жизнь.

В отчаянии я опять подумала об отце. Он ушел для того, чтобы я стала сильнее, или чтобы вот так умерла, убитая существом тьмы?

Ты будешь разочарован, папа.

Демон схватил меня за плечо и одним движением кинул на землю, как тряпичную куклу. Я упала в листву, отчего было не так больно.

Мгновения хватило мужчине, чтобы оглядеть меня с наслаждением, а затем склониться, прижать телом к земле.

Внутри меня сражалось все. Я билась руками и ногами, вырывалось, но все было бесполезно. Стоило понять еще в комнате у Лиана.

Над моим ухом прозвучали слова:

- Не стоит таким маленьким девочкам ходить одним по ночам, - и что-то острое вонзилось в мою шею с такой силой, что перехватило дыхание. От боли мысли затуманились, и каждая клеточка тела пульсировала и содрогалась.

Неизбежность смерти казалась мне почти комичной. Последним, за что я сейчас цеплялось было одно имя.

Дантелиан.

В мое горло вгрызались все яростей, я даже не могла закричать. Вместо кожи там теперь куски разодранного мяса.

Боль потихоньку уходила, но настигал холод.

Лиан.

В пустой голове крутилось всего одно слово. Снова и снова.

Пока сознание не начало утихать, покидая слабое тело Мии Дарквелл.

Вдруг демон перестал кусать горло. Остановился.

Тело, прижимающее меня, хрустнуло, словно кто-то раскрошил его ребра. Потом еще раз.

Не было даже сил открыть глаза.

По животу потекло что-то теплое, густое и липкое.

Бездыханное тело упало рядом, освобождая меня и давая раскрыться легким, чтобы они наполнились кровью.

Кашель немного привел меня в чувство.

Открыв глаза, я увидела силуэт, объятый лунным светом, в его руках обтекали кровью два сердца. Мне так показалось.

Дышать выходило все хуже, а говорить даже не пыталась. Боль возвращалась вместе с мыслями. Кровь выливалась изо рта вместе с воздухом, я пыталась ее выплюнуть и вдохнуть снова. Металлический привкус вызывал порывы рвоты.

- Мия, - протянул до боли знакомый голос, и бросив сердца, Лиан склонился надо мной, одной рукой зажимая шею, останавливая кровь, а другой приподнял за талию, чтобы я могла выплюнуть кровь на землю.

- Сейчас я вас подниму и отнесу в особняк, - тихо говорил он, сильнее перехватывая рану, - вы должны меня внимательно слушать и не терять сознание. Боритесь, мисс Мия.

Я и так слишком долго боролась.

Демон осторожно взял меня на руки, не убирая ладонь с шеи.

- Только вы могли ночью идти через лес, кишащий всякой дрянью. Белл предупреждала меня, что вы не славитесь здравым смыслом.

Тепло его тела успокоило, я расслабилась, прижимаясь лбом к плечу, и ощущая запах собственной крови на его рубашке. Хотелось закрыть глаза и уснуть, наслаждаясь, что в кой-то веки меня защищает существо, способное вырвать сердце у моего обидчика. Или их было два…

- Не спать! – громко повторил он, - Мы почти пришли.

Краем глаза я рассмотрела свой сад, уставленный статуями и мелкой, только проросшей травой.

Все-таки я увидела его еще раз.

- Мисс Мия! – в один голос воскликнули близняшки, но я их не увидела, держать тяжелые веки стало слишком тяжело.

Дверь хлопнула, мы вошли внутрь особняка.

- Мне нужна теплая вода и повязка, - голос Лиана будто разваривался, как свечи под потоком.

Он промчался по ступенькам со мной на руках, затем миом моей комнаты, распахнул ногой свою.

В его спальне пахло жжеными дровами и, кажется, кофе. Я никогда не обращала внимание на это, потому что в большинстве случаев была очень напугана, чтобы задумываться.

Вместе с кровью вытекали все эмоции.

Присев на колено, демон, не отпуская моей шеи, положил меня на свою постель, и посмотрел в сторону двери.

А он красивый.

Черные волосы соскользнули с плеч, и упали на ключицы, почти скрытые кровавой рубашкой. Никогда не видела его таким встревоженным. В основном на лице мужчины играло безразличие, но сегодня я почти гордилась тем, что заставила скулы напрячься, а брови свестись. Вот только глаза… они выражали какую-то необъяснимую тоску. Даже смотрел он меня с трудом.

Ну конечно, Мария. Ведь она тоже, наверное, умирала у него на руках.

- Слушайте, - наклонился он почти к моему уху, - у демонов есть яд, который останавливает кровь и заживляет раны. Мы его используем, чтобы жертва, которой мы долго питаемся, не погибла. Сейчас я буду снова кусать вас чтобы ввести яд. Он очень жжется, когда в большой концентрации. Терпите, ясно?

Я моргнула, потому что кивать с перекусанной шеей не получалось.

Убрав руку, Лиан тут же коснулся губами открытых ран. Кровь потекла тут же, я чувствовала. Демон сделал глоток, а затем острые клыки опять возились в горло, от которого не осталось живого места.

Вскрикнув, я сжала в кулаке простынь.

Чьи-то холодные ладошки коснулись моего лба, а потом щеки.

- Уже начался жар, - произнес детский голос, - организм борется. Так мама говорила.

Я узнала близняшек, которые сели на краюшки кровати, одновременно вложили в мою руку свои ладони, и аккуратно сжали.

- Держитесь, мисс Мия.

Я думала, что все самое страшное осталось позади. И тут началась агония. Шея как будто горела, все тело горело заживо. Физически я ощущала, как от груди отваливается обгоревшая человеческая плоть. Мне часто снились кошмары, как наш дом обуял огонь, а я оказалась запертой в комнате, и не могла выбраться. Этот кошмар оказался ничем. Я не могла думать, только кричать и сильнее сжимать одной рукой девочек, а другой плечо хозяина, надеясь, что он поймет, как мне больно и перестанет, но этого не происходило.

Целую вечность я варилась в этом адском котле, глотая пот, стекавший со лба, и вдруг все прекратилось.

Лиан оторвался от моей шеи и снова накрыл ее рукой.

Отпустив меня, девочки принесли ему повязку, и он ловко наложил ее затягивая так, чтобы я могла дышать.

Слова благодарность застряли в горле, кажется, сожжённом, и вместо звука раздался еле различимый шепот.

- Сегодня говорить будет тяжело, - садясь рядом и вытирая пот с моего лица, заверил мужчина, - поспите, мисс. Завтра мы с вами все обсудим.

Предложение было таким заманчивым, что отказываться я была не в праве. Возможно, стоило задуматься, сколько я принесла суеты в этот дом, что Лиан только что убил другого демона, что снова оказалась там, откуда меня выгнали. Но все это я оставила на завтра.

Которое, как я думала, наступит не скоро.

Глава седьмая. Игра слов

Не часто мне снятся сны.

Впервые за долгое время я снова видела отца. Спиной ко мне, Ричард Дарквелл наблюдал с холма за нашим домом.

Ведь, если это сон, подойдя, я могу его спугнуть. Что делать?

- Папа, - осторожно окликнула я, но он не обернулся.

Боже, да я ведь совсем не помню его лица. Казалось, всю жизнь он незримо был рядом, а сейчас пропал из детских воспоминаний.

- Наша семья, - голос будто звучал в голове, но принадлежал точно отцу - проклята.

Что-то зарябило в глазах, сон обрывался.

- Ты о чем? – пытаясь удержать эту реальность еще чуть-чуть, спросила я.

Широкие плечи отца дернулись.

- Вернись домой. Тебе не место тут.

Хотелось коснуться его. Сердце сжалось, когда сон растворился, и я ощутила пробуждение.

Даже не сказал, жив ты, или нет.

 Папа.

Сильнее обняв одеяло, я проснулась, но глаза не открыла.

Два мужских голоса переговаривались недалеко со мной.

- Не знаю, друг, просто так демоны не нападают на людей.

Кристофер говорил тихо, но то и дело его шепот чуть опускался до негромкого баса.

- До нашей встречи девочка жила спокойно, а теперь за ней по запаху шли три демона. Но осмелился напасть тот, что сильней. Это высший, но его имени я не знаю, - узнала я голос Лиана.

Судя по звуку, диалог шел из кабинета.

- Ты убил высшего? Надеюсь твоя бабуля это замнет. Иначе не видеть тебе твоих двух сердец.

Хозяин дома усмехнулся.

- В любом случае, - продолжил садовник, - мы не можем просто так вернуть ее домой. На нее взяли след. Что-то с ней так, как и с Марией. Отсутствует первородное чувство страха перед нами.

- Мария это другое… Мия боится.

- Еще бы тебя не бояться! Половина темного мира демонов до сих трясется при твоем имени. Будь с ней почеловечней.

- Когда я последний раз так сделал, сам знаешь, что случилось. Не хочу иметь на заднем дворе свое маленькое человеческое кладбище.

Задний двор. Дантелиан запретил мне туда ходить. Неужели…

- Твое дело, - стул проехался по полу, Кристофер поднялся, - Но пока мы не убедимся, что девочка в безопасности, не стоит отпускать ее одну.

Не открывая глаза, я подождала пока садовник выйдет, а может, и Лиан, и тогда я смогу уйти к себе, но… демон остался.

Он закрыл дверь на замок, и по шагам я поняла, что он сел в кресло напротив кровати.

- Вы не спите.

Это был не вопрос.

Осторожно повернувшись к нему, натянув одеяло до подбородка, я все-таки открыла глаза.

Дневной свет отливал в черных, распущенных волосах, а лицо казалось бледнее и прозрачнее от солнечных лучей.

- Откуда вы узнали? – слабо спросила я, испытывая легкую боль на уровне шеи. Значит вчера все это мне не приснилось.

- Сердце стало биться чаще, - в зеленых глазах зажегся какой-то сумасшедший огонек, которого я до этот не замечала, - Когда люди спят, и сердце бьется ровно и тихо.

И тут я вспомнила, что вчера он пил мою кровь. Если после энергии у него была такая страшная агония, то что происходит с организмом демона, после глотка крови?

Страх пришел против воли, и это мужчина тоже услышал.

- Чего вы боитесь?

То есть, все время он мог слышать мое сердце? И в его комнате, и в столовой, и при всех прочих встречах? Понятно, почему он так легко угадывал, когда лучше уйти и оставить меня. Или наоборот игрался?

- Вы пили кровь, - подтянув ноги к груди, решила не лгать я, - вам не будет потом плохо?

Всего на секунду, уголки его губ дрогнули, но улыбка не задержалась.

- На вашем месте я задумался о собственном самочувствии. Рана была достаточно глубокой, я сделал все возможное, но в лечении людей несилен. Поэтому отдохните сегодня, и желательно не покидайте дом, а мне нужно в темный мир, чтобы уладить кое-какие дела.

Кристофер сказал, что из-за убийства того демона могут быть проблемы. Неужели я и этому дому принесла беды?

Произнеся это, демон поднялся, ловко снял камзол со спинки стула, напротив моей кровати, и набросил на свои широкие плечи.

- Спасибо, - неуверенно пискнула я из-под одеяла. Лиан остановился у дверей в кабинет. – За то, что спасли мою жизнь. Теперь я ваша должница, и вы вправе попросить у меня что угодно. И еще… я прошу прощения за свои грубые слова, обращенные к вам вчера, я вовсе не хотела как-то вас оскорбить или обидеть.

Молчание длилось пару секунд.

- Мы обсудим это вечером. Отдыхайте.

И больше не обернувшись, он ушел, закрыв за собой дверь.

Вот теперь отдыхать не хотелось. В голове все перевернулось с ног на голову, и весь мой мысленный процесс направился решать – демоны – это зло, или нет. Спас он меня ради себя, или из благородства?

До этого момента, я не считала себя виноватой.

«- Я предупреждал тебя, - он наклонился, почти касаясь губами моего уха, - ты теперь живешь в доме демонов, моем доме. А значит будешь делать, то, что я хочу»

Так оно и было. Пока я не решила ответить.

«- Если вы думаете, что я отдаю свое тело всем подряд, то вы ошибаетесь, господин Дантелиан. Я испытала боль, которую никогда бы не пожелала испытать вам. По всему моему телу рассыпаны синяки, которые я прячу под платьями с длинным рукавом. Даже сейчас, когда меня касаетесь вы, мне страшно, потому что последний, кто это сделал, разрушил мою жизнь. Если вам угодно, я не против. Можете убить меня, прямо сейчас, если вам угодно. Вам ведь не впервой»

Не впервой.

Я ведь вообще ничего не знаю о том, что случилось между ним и Марией.

- Мисс Мия.

В дверях показались две пары синих, как васильки, любопытных глаз. Близняшки держали в руках два подноса, один с завтраком, другой с большой пиалой, наполненной теплой водой и мягкой губкой.

- Доброе утро, - поприветствовала их я, все еще мелко дрожа от странного разговора с Лианом.

Девочки вошли, и принялись открывать окна, убирать шторы, пуская в комнату свет и воздух.

- Так в нашем доме никогда не пахло человеком и человеческой кровью, - чуть морща носик, отозвалась Белл, оборачиваясь на меня, - И как только хозяин ночевал тут, и не выпил из тебя всю душу.

- Н-Ночевал? – переспросила я, когда Виви чуть не ударила сестру концом длинной занавески.

- Прекрати сейчас же, несносная! Да, мисс Мия, мы приготовили для него отдельную комнату, но он предпочел остаться здесь.

Осторожно раскрывшись, я заметила под одеялом новую, чистую сорочку. Меня еще и переодели.

Сестры на этот жест никак не отреагировали, и я надеялась, что переоделась сама, просто плохо помню.

Даже не хочу представлять, что Лиан делал, пока я спала.

Хотя, что он мог делать? Даже сейчас мне тяжело повернуться и двинуть шеей, и если бы он что-то со мной хотел… он не поступил бы так. Он не мой отчим.

Белл села на край моей кровати, и взяла воду, макнув в нее губку.

- Хозяин запретил вам сегодня много двигаться, поэтому я оботру вас в комнате. Завтрак тоже вы примете здесь. А на обед стоит спуститься. Раздевайтесь и садитесь на стул.

Хотя злая близняшка вчера и волновалась за меня, сегодня к ней снова вернулось недовольство людьми и нескрываемое презрение ко мне. Я начинаю привыкать.

Быстро пройдя все процедуры, я снова пошла в кровать, не смотря в зеркало. Пока что нет желания видеть мою шею.

Слабость все еще сохранялась в тебе, но по крайней мере, голова не кружилась, и по разным сторонам мое несчастное тело не мотало.

Девочки ушли, а я уснула как раз до обеда, перед которым все-таки пошла в свою комнату, чтобы переодеться.

Там-то я с зеркалом и встретилась.

Шея была забинтована, а повязка испачкана кровь. Волосы похожи на охапку соломы, а на бледном лице проступила нездоровая синюшность. Я бы на месте господина с такой юной девой в одной комнате не осталась.

Обед прошел как обычно, будто вчера мое полумертвое тело не принес высший демон, вырвавший до этого два сердце своему «товарищу». Дворецкий Лестор подал мне суп и жаркое, после чего сел разговаривать с Кристофером на кухне.

Одна Шелл составила мне компанию, сидя около стула, и как-то нервно дергая кончиком белого хвоста.

- Что такое? Тебя что-то беспокоит? – собака будто не слышала, созерцая стену напротив всеми тремя глазами.

- Что-то движется нехорошее на наш дом, мисс. Я это чувствую.

По спине пробежал холодок.

Слишком много нехорошего случилось в последнее время. Буду молится, чтобы она ошиблась.

- Мисс Мия, вы хорошо знаете Лондон?

Близняшки обступили меня, как раз когда я набрала себе книг в библиотеке и уселась читать. Но я не учла, что они на демоническом языке, и чуть не сломала глаза, пытаясь найти хоть какое-то сходство с латинским алфавитом. Его не было.

- Посредственно, но примерно знаю районы. А что такое?

Белл показательно отвернулась, надув губы, а вот ее сестра Вивьен по-настоящему обрадовалась.

- Я знаю, что вы себя неважно чувствуете, но не могли бы вы сопроводить нас до одного дома. Через лес наш путь будет очень близким, и мы пойдем медленно. Господин, конечно, будет ругаться, но вы нам очень нужны. Сегодня.

Должно было случиться что-то очень серьезное, чтобы они нарушали указания Лиана.

Что ж, давно следовало прогуляться.

 Закрыв шею платком, а не очень чистые волосы шляпой, мы с девочками покинули дом демонов и снова отправились в лес, невероятно перемещающий своих обитателей туда, куда они хотят.

У меня это плохо работает.

Однако с девочками мы преодолели нехилое расстояние за десять минут, после того, как лес заключил нашу компанию в объятия.

Старый добрый Лондон.

Сероватые дома и вымощенные улочки, неутихающий стук колес повозок и карет, гул людского потока, шуршание газет и запах свежей выпечки.

Таким я его и запомнила.

Сестры тоже приоделись, сменив фартуки на черно-белые готические платьица, украсив ладошки белыми кружевными перчатками, а на ножки отстукивали ритм мелкими каблучками.

Они вполне могут показаться со стороны моими кузинами, волосы у нас почти одинаково светлые. Вот почему им нужна была я. Две двенадцатилетние девочки очень подозрительно смотрелись бы на улицах города. На самом деле они вдвое, а то и более старше меня.

- Куда вам нужно?

Местный гул заметно сбил их с толку, и они стали испуганно озираться. Белл достала из сумочки какой-то помятый листок.

-  Район Вестминстер, Оксфорд Стрит, - неуверенно прочитала девочка, убирая листок обратно.

Довольно известная улица. Поймать экипаж, и мы будем там через двадцать минут.

- Пойдемте.

Чувствуя себя и впрямь старшей сестрой, я повела их в сторону дороги, где мы поймали экипаж, и поехали на запад.

Как-то они сильно нервничали.

Почти всю дорогу они держались за руки, оглядывали друг другу, и вздрагивали от любых резких звуков.

Никогда бы не подумала, что это две демонессы.

Спрашивать к кому или куда мы едем, я не стала.

Карета остановилась.

Мы вышли на оживленной улице с кучей магазинчиков разной масти.

- Нужно купить цветов, - Виви протянула мне несколько монет, - в наших руках они быстро увядают.

В цветочной лавке я взяла букет красивых больших ромашек.

И теперь девочки повели меня.

Обойдя магазины, мы оказались в жилом районе.

От пестроты и ходьбы начинала кружится голова. Все-таки много крови я потеряла.

Девочки остановились.

Перед нами оказался многоквартирный дом, со старой, немного облупившейся дверью. Я уже плохо ее видела. Сознание уносилось куда-то далеко.

- Положи цветы на порог, и пойдем, - последнее слово я плохо расслышала, улица поплыла перед глазами. Девочки вскрикнули, пытаясь поймать меня, но кто-то их опередил.

- Леди! – голос незнакомой женщины привел меня в чувство, но ноги будто стали ватные, - ну же, девочки, помогите отнести ее в дом.

Облупившаяся дверь открылись, и облокотившись на плечо незнакомки, я неловко переступила порог.

Благо квартира находилась на первом этаже, и им не пришлось тащить меня на второй.

Через минуту я уже сидела в уютном большом кресле и пила сладкий чай. Девочки встали по обе стороны от меня, будто боясь тронуть что-то в этой маленькой квартирке.

Хозяйкой была женщина лет пятидесяти, с приятной, милой внешностью, не смотря на возраст озорными голубыми глазами. Ее лицо обрамляли выбившиеся из тугого узла седоватые волнистые пряди, контрастирующие с основным каштановым цветом. Поджарую фигуру облегало серое платье, какие носили учительницы у нас в школе. Может, она тоже чему-то учит детей.

Сделав чаю, она поставила чашки и вазу с конфетами на журнальный стол и позвала девочек сесть рядом.

- Извините за неудобство, - я только сейчас поняла, что до сих пор держу в руках ромашки, - мы с кузинами вышли прогуляться, но я недавно переболела, и не рассчитала сил. Мы скоро уйдем.

- Нет, что вы, - женщина покачала головой, - я не могу вас отпустить в таком состоянии. Оставайтесь здесь, сколько вам будет нужно. Я живу одна, да и к тому же вечереет.

Вечереет. Лиан будет в бешенстве. По глазам Виви и Белл я прочитала тоже самое.

Что ж, Мия, самое время вспомнить про вежливость.

- Больше вам спасибо, меня зовут Мия, а это мои кузины, Вивьен и Белл.

Хозяйка улыбнулась, отпив из кружки, и оглядела двух сильно побледневших девчушек.

- А меня – Джейн. Зовите меня просто по имени, я еще не так стара, для дряхлой «миссис»

Только я заметила как сестры взяли за руки друг друга и напряглись.

Как-то странно они себя ведут. Да и хозяйка так внимательно их изучает.

- Вы извините, юные леди, что я вас так испепеляю взглядом, но вы так похожи на моих сестричек. И звали их похоже. Тоже Вивьен, и кажется…

- Изабелла, - произнесла Белл, ненадолго закрыв глаза, - меня тоже так зовут. Это сокращенное имя.

- Надо же! Какое совпадение. Жаль, у меня не осталось их фотографий.

Странные совпадение стали закрадываться в голову.

- А где сейчас ваши сестры, - говоря это, я не смотрела на девочек.

Джен опустила плечи, а улыбка стала скорее грустной, чем счастливой.

- Они погибли, когда я была совсем маленькой. Говорят, в наш дом забрались воры, папа проснулся, и хотел их остановить, но один выстрелил в него и пистолета. На шум проснулись мама и сестры. Они и их… в живых не оставил. Меня спасло то, что моя детская была на самом верху, и я просто не услышала ничего. Меня нашли полицейские, и отдали родственникам, у которых я и выросла. Извините за такую грустную историю.

Все это время девочки даже не дышали, если это возможно, внимательно слушая хозяйку.

- Сегодня годовщина, - ее чашка опустела, она налила новую, - с их смерти. Думала, опять проведу этот страшный день в одиночестве, а тут вы. Извините конечно, но вы очень удачно упали в обморок на моем пороге.

Вот какими должны быть девочки. Еще старше этой женщины. Старушками, окруженными внуками и теплыми котами. Они застряли и вынуждены всегда оставаться детьми. Даже не знаю, кого мне было сейчас жалко – их, или Джейн.

- Тогда, стоит поставить эти цветы в вазу, - вспомнила я о ромашках, - в память. А у вас есть дети?

- Кончено, - Джейн поднялась и забрала у меня цветы, - Да, двое. Сын, сейчас служит в гвардии, и дочка, вышла замуж и уехала в Уэльс.

Взяв цветы, она ушла в другую комнату, и зазвенела посудой.

- У вас есть племянники, - улыбнулась я девочкам, - почему вы раньше не приходили к ней?

- Воспоминания возвращаются очень медленно, - опустив глаза на цветной ковер, пояснила Виви, - После обращения в демона мы мало что помним и прошлой жизни. А когда узнали, что в тот день наша младшая сестра не погибла, просто… испугались. И каждый год приходя сюда, стояли у порога, боясь войти. Ведь мы уже не ее сестры. Мы монстры, для которых человеческая жизнь просто хрупкая субстанция, с каждой секундой осыпающаяся в никуда.

Джейн вернулась, и поставила цветы на стол.

Обе сестры посмотрели на них, но, вопреки моим ожиданиям, не выдержала именно Белл. Самая противная и грубая сестра, всхлипнув один раз, уже не смогла остановить слезы. Закрыв лицо ладонями, она согнулась, и начала так отчаянно и громко плакать, что сжалось сердце.

Виви обняла ее, положив руку на плечо, разрешив себе только тихие капли, стекающие по щекам.

- Девочки, - растерялась хозяйка, - что с вами?

Они не смогли ей ответить.

- Просто в этот день они тоже потеряли дорого человека. Как и вы, Джейн.

Я сказала правду, которая была недоступна для понимания женщиной, но частью души, я знаю, она чувствовала связь с ними.

Вплотную присев к Белл, она прижала ребенка к себе, захватывая второй рукой Виви, и утешительно начала раскачивать их из стороны в сторону, тоскуя по чему-то своему, и одновременно общему.

Я почувствовала себя лишней, и решила выйти на улицу, подышать свежим воздухом.

Открыв дверь, я чуть нос с носом не столкнулась с Лианом.

Очень недовольным.

Мягко говоря.

Глава восьмая. Леди смерть

Лиан обошел меня и устремился в квартиру.

Надо его остановить. Девочкам нужно время.

Шагнув навстречу ему, я схватила уходящего демона за руку двумя ладонями. По сравнению с его, две мои ручки были такими маленькими и тонкими.

Резко вздохнув, Лиан замер, и обернулся на меня через плечо.

Это первый раз, когда я сама, добровольно его коснулась, не передавая силы.

Взгляд, окутанный туманом, от которого по спине прошли мурашки.

- Дайте им побыть вместе, сэр. Они очень давно не виделись, - почти умоляюще попросила я, и крепче сжала его ладонь.

Алкоголь. От него пахло чем-то приятным и отталкивающим одновременно. Что же он так долго делал в мире демонов, и отчего он пил спиртное?

На удивление, Лиан послушно развернулся, сжав мою руку в ответ, а потом осторожно отпустил, но зато подошел вплотную настолько, что подол моего платья касался его ботинок.

В темноте он казался еще более пугающим, и жутким, чем при свете дня. Сквозь зеленую радужку пробивался золотистый свет – цвет глаз демона в охоте или возбуждении.

Голова закружилась снова, но не от потери крови.

- Боишься меня? – вдруг тихо спросил он, проводя костяшками ладони по моей щеке, опускаясь до шеи. Когда демон переходит внезапно на «ты», мне становится не по себе, но я чувствую себя чем-то большим, чем источник силы.

Вся злость, до этого исходящая от него, адресованная близняшкам, начала испарятся и перерастать во что-то иное. Если я уведу его отсюда, у них будет больше времени.

Тяжело вздохнув, я снова поймала руку, замершую у шеи, и приложила ее к тому месту, где стучало хрупкое, маленькое, человеческое сердце.

- Нет, слышите, не боюсь.

Хотя оно и трепетало быстрее, чем обычно, но это был не страх. Вопреки человеческим инстинктом и здравомыслию, я наслаждалась этой минутой.

Сквозь темноту стал бить свет. Один за другим начали зажигать уличные фонари.

На острые скулы, тонкие губы, и зеленые, полуприкрытые глаза, упал желтый рассеянный свет.

- Тогда я позволю себе доставить вас домой лично, мисс Мия, - еще секунда, и мои ноги оторвались от земли, и я оказалась прижатой к груди Лиана. Одной рукой демон обхватил меня под ноги, в другой под лопатки. Мужчина так крепко меня держал, что попытка вырваться и запротестовать просто осталась незамеченной и выглядела жалко.

Так меня несло создание тьмы по темным улицам Лондона, пока мы снова не вышли к зеленой живой стене деревьев.

- Мне сегодня долго пришлось уговаривать Императора оставить два моих сердца в груди, из-за того, что я убил высшего, - заговорил он неожиданно, когда я уже начала засыпать не его плече.

Значит, его могли убить. Из-за того, что он спас мою бесполезную жизнь.

- Я бы мог оставить его в живых, эту тварь. Но когда я увидел, как он нагло забирает жизнь из человека, принадлежащего мне, остановиться уже не смог.

- Я не принадлежу вам, - тихо ответила я, хотя старалась проговорить тверже и убедительнее.

Он хмыкнул, и получше меня ухватил.

- В данный момент вам не стоит мне перечить. Я ведь могу и уронить.

В голосе слышалась улыбка.

Может это и действие алкоголя, но мне и правда не хотелось спорить с ним сейчас.

- Я прошу прощения за то, что наговорила вам вчера, - может это и не лучший момент для разговора, но молчать сил больше не было, - Я не имела права так сильно задевать ваши чувства, даже в сложившейся ситуации.

Кроны деревьев перешептывались над нами. Нашептывали песни и сказки, которые могут слышать разве что лесные жители. Даже эти непонятные шуршания внушали покой и умиротворение. Добрые сказки, с правильным концом.

- И вас я прошу простить за мое поведение. Я позволил себе грубость по отношению к тому, кто очевидно слабее меня, хотя бы физически. Надеюсь мы больше не допустим недопонимания.

Сомневаюсь, что можно достичь полного понимания в отношениях человека и демона, но эту мысль озвучивать не стала.

- Я тоже надеюсь.

Мы вернулись в особняк уже поздним вечером. После ужина Лиан проводил меня до комнаты, отказался от передачи силы, объяснив это тем, что ему срочно надо с темный мир «замаливать грехи» перед местным монархом всех демонов, и вернется он только завтра днем, когда мне станет получше.

На самом деле, я догадывалась, что он просто жалеет меня, что не свойственно ему.

За близняшками отправили Кристофера, чтобы он забрал их, представившись нашим братом.

Это было последнее что я помнила из разговора двух демонов, прежде чем уснула прямо на стуле, перед туалетным столиком, с открытой в коридор дверью из комнаты.

Утром я проснулась уже в кровати, как раз в тот момент, когда зашли близняшки, принеся свежее белье и одежду.

- Сегодня я сама схожу в душ, - сообщила я сестрам, беря в руки полотенце.

- Еще бы, - недовольно проговорила Белл, - я не собиралась каждый день вытирать твое тело вручную.

Может мне показалось, но враждебность в ее голосе была какой-то наигранной. Виви просто смотрела на меня, не скрывая улыбки.

Не стала я спрашивать, как они провели вечер с сестрой. Слишком личное. Захотят – поделятся сами.

Когда я вернулась в комнату после душа, на моем столике около кровати стоял букет полу увядших цветов. Они попытались.

  На завтрак я спустилась в хорошем настроении, даже зная, что сегодняшняя трапеза будет одинокой, без хозяина этого дома.

- Доброе утро, - поприветствовал меня дворецкий, - вы сегодня будете чай, кофе, или может, стакан молока?

Я выбрала молоко и творожную запеканку, а пока ждала, с улицы вернулась Шелл, неся на лапах комки земли.

Несчастного Лестора аж передернуло, когда он увидел на белом кафеле земляные следы собачьих лап.

 Шелл хотела что-то мне сказать на бегу, но резко остановилась, подняв уши и хвост. Третий глаз во лбу открылся так резко, что я испугалась.

- Кто-то сломал защиту, - чуть не срываясь на лай, громко произнесла демоническая собака, - Враг пробирается за периметр.

Весь дом на секунду затих. Все переваривали информацию.

Откуда-то из подсобки выскочил Кристофер, перемахнул через столовую, забежал в кухню. И все это просто с невероятной скоростью. Тем временем на кухне перестал греметь посудой Лестор, вытащив из держателя все ножи, и молниеносно распихал их по карманам, и положил за пояс. Садовник снова выбежал из кухни, уже вооруженный то ли косой, то ли алебардой, я не смогла разглядеть.

- Идем со мной, - скомандовал Кристофер, хватая меня под руку, - пока нет Лиана, я ответственный за твою жизнь.

Мы выбежали из кухни, и рванули на улицу.

А там уже шел бой.

Прямо у врат близняшки пытались остановить кого-то, яростно размахивающего длинными ножами, стараясь поразить девочек.

И тут я пригляделась. Это были не ножи, а когти. Длиннющие, отливающие серебром когти. А сражалось вовсе не чудовище, а девушка, телосложения немногим крупнее меня. Ее черные волосы ворошил ветер, а на дьявольски привлекательном лице застыла гримаса такой истинной ненависти, что мне захотелось спрятаться. Куда-нибудь.

Она замерла.

Заметила меня.

 То, что было до этого, стало детским игрищем. Два взмаха рукой, и девочки, истекающие кровью из резаных ран по всему телу, корчились от боли на недавно выросшей зеленой, молодой траве.

- Нет! – заорала я, и бросилась к ним, но садовник поймал меня за руку, не дав и шагу сделать с порога.

- Стой!  У тебя не единого шанса против нее.

- А как же сестры!? – от страха чуть не перехватило горло, я уставилась на Кристофера, задумчиво глядящего на девушку, которая уверенным шагом приближалась.

Теперь путь ей преградила огромная псина. Я не сразу узнала в ней Шелл. Размером с конный экипаж, дьявольская собака с разгону врезалась в демоницу, но та даже не дрогнула, обхватив собаку за шею, и заставив взвизгнуть от боли так, что птицы с соседних деревьев разлетелись.

С каждым ударом мне казалось, что из мня выходит душа.

- Они не смогут умереть, пока Лиан поддерживает в них жизнь. Сейчас он почувствует, что теряет связь со своими обращенными и придет. Лучше бы это случилось быстрее.

Шелл в неестественной позе упала на землю, дергая лапами и скуля.

Еще немного, и я сломаю себе руку, но пойду к ним.

Погодите-ка.

- Она пришла за мной, - снова повернулась я к садовнику, не сводящему глаз с чудовища.

- Да.

Следующий на сражение отправился Лестор.

Систематично и точно он начал бросать ножи в девицу, от которых она либо уклонялась, либо ловила.

- Да что она, черт побери, такая?

Ножи она ловить устала, и бросилась на дворецкого. Он довольно долго уклонялся, и даже умудрился пару раз задеть ножом для мяса незваную гостью. Оттого она еще сильнее разозлилась.

Один удар – и мужчина отлетел в дерево на другой стороне двора, ударившись хребтом о ствол и больше не пошевелившись.

Я всхлипнула, закрывая рот руками.

За что им это, за что!

Кристофер перехватил косу и выставил ее вперед, направив на врага, который оказался так близко, что я смогла разглядеть ее лицо.

Подозрительно похожее, даже цветом глаз на…

- Знакомься. Это малышка Лидия, младшая сестренка Лиана, и его невеста по совместительству.

Черное платье на ней уже заметно помялась, а черные выбившиеся из некогда идеальной прически волосы, спускались на перекошенное яростью прекрасное лицо.

Невеста Лиана. Просто идеальная пара.

- Отдай мне девчонку, ничтожество, - прошипела она, остановившись, и переводя взгляд на меня. Даже Лиан в наше первое знакомство не пугал меня так. Так, что подкосились ноги, и я схватилась за садовника в последний момент.

Вот он, настоящий демон, с желтыми, пылающими через изумрудную пелену глазами, когтями размером с кухонный нож, и такой аурой, что не то, что все живое, все мертвое забилось куда подальше.

Кристофер усмехнулся, и закрыл меня половиной своего тела.

- А ты подросла и чертовски испортилась, малышка Лидия. Откуда в тебе столько злобы? Посмотри, что ты сделала со слугами Лиана. Ему это очень не понравится.

Но больше ни на что, кроме меня, она смотреть не могла.

- Вчера Дантелиана чуть не казнили из-за этой мерзкой человечки. Если бы не бабушка, и расположение Императора к нашей семье, все эти слуги полегли бы еще ночью. И что сделал этот идиот? Вернулся к ней, к этому хрупкому мешку крови и костей. Пусти меня, и я устраню это недоразумение!

Недоразумение уже само себя хотело устранить в этот момент, но держалось до последнего.

- Ревность плохое чувство, красавица, так что втяни коготки, и подожди своего суженного, а потом уже будешь решать, кого устранять.

Жуткая улыбка родилась на ее губах.

- Нет, предатель Кристофер, это ты сейчас подождешь Лиана, с выпущенными кишками около этих ступеней, если не пропустишь меня.

Я услышала то, что хотела очень давно выполнить.

Короткое: «Беги»

Дальше – холл, лестница. Звуки борьбы, и заискрившегося металла, встретившегося с когтями демоницы. Я перебежала на второй этаж, и бросилась мимо своей комнаты в спальню Лиана. Хоть бы он не закрыл дверь.

Не закрыл.

Я дернула ручку, и она легко поддалась.

Закрыв ее изнутри, я побежала дальше, в кабинет, который тоже не был закрыт.

Он состоял из книжного шкафа, забитого бумагой, письменного стола, пары кресел, большого зеркала во весь его немалый рост, и странного круга на полу, исписанного демоническим языком, который я пыталась разобрать в книгах.

Значит, отсюда он перемещается в темный мир.

Тем временем Лидия начала выламывать дверь в спальню.

Я бросилась ко входу в кабинет, и закрыла еще и его, попутно пытаясь сообразить, как сохранить свою жизнь, и чем можно от нее отбиться. Кроме металлического тройного подсвечника и меча, висящего на стене, я ничего не нашла.

Взяв меч, я выставила его вперед, понимая, что совершенно не умею драться. Тем более с демоницей, которая просто разбросала по двору неслабых демонов всех мастей, и, судя по всему, одного высшего.

Сквозь дверь показались два когтя.

Я пыталась остановить слезы страха, и успокоить дыхание, чтобы хотя бы видеть ее, и увеличить свои шансы на победу.

Выпрыгнуть из окна?

Это меня не спасет. Лидия быстрее меня в десяток раз.

Испещренная дверь сдалась, и упала, представляя мне сестру Лиана во всей демонической, жуткой, красе.

Одновременно боясь и благоговея перед ней, я сжалась, держа меч перед собой.

Ей стало смешно. Смешно до истерического смеха.

- Серьезно думаешь, что этим, - она шагнула, и одним когтем отвела в сторону мое оружие и последний шанс на спасение, - сможешь меня одолеть?

Она была близко. Слишком, чтобы я могла ей что-то ответить.

- Вы, люди, всегда портили жизнь нам. А к Лиану они так и липнут. Я больше не позволю ни одной душе быть угрозой его жизни и души. Хочешь что-то сказать мне на прощание, дорогая?

Видела, как ее когти сверкнули в луче солнца, пробравшегося в окно через облако. Как она занесла их, готовясь располосовать меня как росомаха кролика.

Слов не было. Разве можно сказать что-то, когда вся жизнь мелькнула перед глазами.

Я закрыла глаза, и сползла по стене, спрятав голову в колени.

Шуршание бумаг, и два отрывистых шага…

Ничего не произошло.

Ни боли, ни вкуса крови во рту.

Либо меня так безболезненно убили, либо я еще жива.

- Прекрати.

Отрезал голос, который я уже не рассчитывала услышать в этой жизни.

Распахнув глаза, я увидела следующее: Лиан держал руку Лидии, зависшую прямо над моей головой. пепла по все глаза смотрела на брата, одновременно радостно и виновато. Хотя вина была скорее показная.

Как послушная девочка она опустила руку, втянула когти, и кинулась обнимать мужчину, прожигающего меня не моргающим взглядом.

Надо подняться, чтобы он увидел – я цела. Ноги не слушались, трясло невероятно, но я все-таки встала, держась за кресло, пытаясь не плакать.

Как ты вовремя пришел, Лиан.

Глава девятая. Демоническое воспитание

 - Идите в свою комнату, - тоном злого отца Лиан указывал мне, что я должна сделать, пока он успокоит свою кровожадную подругу.

Не тут-то было, демон.

- Пока на улице страдают слуги, я не могу просто сидеть здесь и наблюдать из окна на пейзажи. Разрешите мне пойти к ним!

Негодование начало перерастать в раздражение. Как-то плохо мы находим компромисс.

- Мисс Мия, будьте так любезны слушаться меня в моем же доме!

Я ни на сантиметр не сдвинулась с места, смотря на мужчину, и на мятый след на рубашке, который оставила Лидия, провисевшая на нем минут пять, пока я пыталась снова овладеть ногами и обойти все разрушения, которые она причинила. Вот только кричит он сейчас на меня, пока она пьет кофе в столовой.

Я не собиралась сдаваться.

- Можете делать со мной все, что вам угодно, но пока существа, которым я обязана жизнью, не будут в безопасности, я не уйду отсюда.

У него нервно дернулась половина лица, после чего он глубоко вздохнул.

- Ваше право. Оставайтесь на пороге, если это лучшее место для отдыха.

Демон за два шага преодолел расстояние до лестницы, и быстро спустился вниз.

А я осталась стоять, как и обещала.

Прошло пять минут. Десять. Пятнадцать.

Ноги начали потихоньку уставать.

Наконец шаги все-таки раздались на лестнице, и ко мне поднялся Кристофер, побитый, в рваной одежде, но живой.

- Мисс Мия, Лиан просил передать, что вся прислуга размещена в холле, и вы бы хотели ее навестить.

Иногда я умею добиваться своего. Жаль, это редкость.

Улыбнувшись садовнику, я проследовала за ним, в темный холл дома демонов.

Все выглядели куда лучше, чем я запомнила полчаса назад. Шелл приняла прежнюю форму белой шелти, зализывая себе кровяные разводы на шерсти, близняшки сидели на диванчике, разглядывая испорченные платья, и пытаясь собрать золотистые локоны обратно в прическу, а дворецкий Лестор, с резанной раной над правым глазом, отрывая кусок ткани от своего жилета, принялся заматывать им кровоточащую ногу Виви.

От этого зрелища защемило сердце. Из-за меня. Все они пострадали, защищая меня, точнее, оттягивая время моей гибели. Возможно, это Лиан приказал им защищать меня, даже если так… еще никто так отчаянно и жертвенно не боролся за жалкую человеческую жизнь.

- Я могу чем-то помочь? – спросила я, хотя знала, что они полностью зависят от силы хозяина, а значит сегодня нам точно придется встретится в спальне.

Если только леди разрушение не соизволит удалится.

Хотя какое мне дело? Это невеста Лиана, она пожелает быть здесь, сколько угодно. Пусть только не трогает слуг, не то я… буду защищать их, отбиваясь от нее подсвечником.

 - Все в порядке, мисс, - поспешил заверить Лестор, однако я не удержалась, подошла, и вытерла рукавом платья его разбитую бровь. В его глазах отразилась неподдельная благодарность.

 - В следующий раз я сверну ей шею, - Белл осмотрела разорванную одежду, - лучше эта противная человечка, чем демонесса с завышенной потребностью демонической крови.

 Стоило ей это сказать, как в холле появилась собственно демонесса и Лиан. И темноволосая девушка услышала разговор, но от этого ее лицо стало еще более надменным. Белл даже не стала менять тон, продолжая заматывать руку сестры, как ни в чем ни бывало.

 - Я неправильно поняла ваши мотивы, дорогие существа, - пропела она тонким голосом вместо извинения, оглядывая всех, и задерживая взгляд на мне, - Хозяин поставил защиту человека выше ваших потребностей, и мы столкнулись интересами, надеюсь, конфликт исчерпан?

 Звук скрежета зубов Белл, и кашля Кристофера донесся даже до меня. Поэтому ответил самый выдержанный и высший по положению после садовника.

 - Естественно, - однако и Лестор не поклонился перед ней, лишь немного опустив голову.

 Ощущение какой-то остроты в душе начало расти, когда она не сводила с меня глаз, будто бросая мне непонятный вызов.

И почти тут же пояснила мотивы.

- Мы с Дантелианом решили устроить сегодня праздничный ужин, и вас, мисс Мия, тоже решили пригласить.

 В этот момент я обратила внимание на Лиана, который лукаво улыбался. Задумал какой-то план, или просто издевается.

Первой мыслью было отказаться. Ужинать в компании девушки, чуть не прикончившей тебя утром? Почему бы нет. Посмотрим, как вы ведете себя при женихе.

 - Сочту за честь, - получилось слишком едко, я даже исполнила реверанс.

Это стерло надменность с лица Лидии, однако Лиан только загорелся этой идеей. Что-то тут не чисто.

 - Встретимся вечером, - бросила она, направляясь к лестнице, мимо импровизированного лазарета демонов, - Только не готовьте устриц, у меня на них аллергия.

 Лестница опустела, и Белл, которая начинала нравится мне все больше, не удержалась:

- С этого дня у тебя будет аллергия на этот дом, исчадье темных уголков Ада. Я лично уложу Мие волосы на ужин. Посмотрим, на кого хозяин сегодня будет смотреть.

 Ощущение невероятной общности появилось в доме, когда все прислуги, отдохнув и восстановившись с нечеловеческой скоростью, начали готовиться к вечернему событию.

Лестор и Кристофер тут же отправились на кухню, а девочки, прибрав дом, и взяв зачем-то Шелл, заперлись у меня в комнате вместе со мной.

 - Почему это так важно? – я молчала, до того момента, как сестры не начали беспощадно перерывать сундук с вещами Марии и искать в них подходящее платье.

 - Давно пора поставить эту мисс на место, - ответила Виви, ее сестра была слишком увлечена поиском, - Лидия очень избалованная девушка, хотя и является сестрой господина. У демонов немного другое родство, нежели у людей. Если в вашем мире браки в семье считаются не очень желательными, то у демонов это обычное дело. Как правило, дети от одних родителей являются совершенно разными, даже биологически. Поэтому, сыновья воспитываются в семьях, а дочерей отдают на воспитание с раннего возраста в специальные школы, или старшим родственницам вроде бабушек и тетушек, чтобы между детьми не возникло братских чувств. Семей высших демонов наперечёт, поэтому браки планируются заранее и с очень высокой вероятностью. Леди Лидия воспитывалась бабушкой Лиана, главой семьи и герцогиней темного мира, которая помимо мудрости умудрилась вложить в эту юную голову столько гордости и предрассудков, что сама уже этому не рада. Однако хозяин любит ее, и надеется, показать сестре пример того, как должна вести себя леди, познакомив с вами.

- Уже познакомились, - до сих пор не пришла в себя от вида этих когтей.

- Но леди не просто так пришла сюда, - присоединилась к разговору шелти, - Лидия увидела в вас соперницу. Господин ведь вернулся к вам, к той, из-за кого его могли казнить. Этот жест не ушел незамеченным от демонического общества. Эту беду, надвигающуюся на наш дом я чувствовала. И чувствую до сих пор. Сэр и его семья имеют много врагов в темной империи, и такая слабость, как хрупкий человечек, очень желанная добыча.

Мало того, что я даю силу одному демону, так теперь еще и являюсь лакомством для его «приятелей». Замечательное начало каникул.

- И правильно увидела, - наконец, Белл нашла что-то в вещах, - сегодня господин будет смотреть только на вас, я это гарантирую.

Свои обещания демоны редко нарушают.

Не отходя от традиции, ужин состоялся в восемь часов вечера.

Девочки дали совет мне задержатся на пару минут, когда брат с сестрой уже займут свои места на ужине.

Еще с лестницы я чуяла запах тушеного мяса с овощами и горячего вина. Сестры и Кристофер поднялись на второй этаж, чтобы проводить меня.

- Нам приказано не мешать ужину, будет только Лестор на подаче блюд. Справитесь? – садовник был очень заботлив сегодня, подавая мне руку, чтобы помочь спуститься на высоких каблучках.

- Да, я уже была на официальных обедах. Только на этом меня могут подать на десерт. Маленькое нововведение.

Сестры пожали друг другу руки.

- Мы неплохо поработали. Вы прекрасны, мисс Мия, - было непривычно слушать похвалу от Белл, даже сердце сжалось.

- Спасибо.

Мы спустились, и дальше я пошла одна, к дверям столовой.

 Они открылись как раз тогда, когда я собралась это сделать сама.

Комната была залита приглушенным светом свечей, но лице своих собеседников я видела очень хорошо. Особенно Лиана, сидящего во главе стола.

Только я зашла, он тут же поднялся, приветствуя меня. Лидия же, забыв о том, что говорила жениху до моего прихода, обернулась и застыла.

Девочки убрали мои светлые волосы в две косы по бокам, оставив лишь две прядки у висков, закрутив их в наивные завитки. Вдоль кос, демонессы прикрепили жемчужины и сверкающие камушки, от которых на стенах отражались блики. Моя шея и плечи были полностью открыты, благодаря белому платью, которое они обнаружили чуть ли не в самых дальних закромах дома. От голых плеч опускались полупрозрачные, летящие рукава, заканчивающиеся на запястьях, напоминающие формой цветок каллы. От декольте, довольно низкого, шел корсет нежно-голубого цвета, на котором вышиты маленькие, полевые цветы, затем подол из плотной белой ткани, стекающий, словно поток молочной реки, до самого пола.

Лидия же, будто специально была одета совершенно наоборот. Черные, вьющиеся волосы, скрывали плечи и грудь, а платье, черное, с вставками красного, открывало только изящную спину и ключицы. Она осталась сидеть, поэтому я не могла оценить ее наряд в полной мере, но теперь точно понимала, что демоническая мода очень отличается он нашей.

Однако, дело было в другом. Хозяин смотрел на меня. И не мог, не то, что шевельнуться, моргнуть, почти бесстыдно разглядывая меня, от завитков волос, до скромно выглядывающих из-под платья туфелек.

- Вы опоздали! - голос Лидии чуть не сошел до писка.

- Прошу прощения, - против воли я почувствовала, как раскраснелись мои щеки под взглядом этих изумрудных глаз Лиана. Нужно сесть за стол. Сегодня тебе еще вести разговор, Мия, прекрати вести себя как дурочка.

Но этот процесс было уже не остановить.

Лестор помог мне сесть, подвинув стул, и Лиан наконец занял свое место во главе стола, между мной и Лидией.

С этого момента началось полное игнорирование меня. Лидия вела разговор только со своим братом, не обращая на меня никакого внимания. Однако была и польза. Наконец-то я хоть что-то узнала о своем демоне.

Никогда бы не подумала, но сэр работал в демонической полиции, помогая своей бабушке, которая исполняла какие-то руководящие обязанности, поддерживать порядок в определенной части темного мира.

Стало как-то тоскливо. Он никогда мне об этом не рассказывал. Да и нее должен был, просто… Мне бы хотелось знать больше о том, что он делает вне дома.

- А вы, мисс Мия, чем занимаетесь, кроме того, что даете энергию моему брату? – голос Лидии испугал меня, и я чуть не пролила кофе на платье. Сестры бы убили меня.

- Эм… я обучаюсь в школе, в предпоследнем классе. Планирую стать учительницей или изучать литературу.

Лиан был удивлен. Ах да, я ведь тоже ему о себе не рассказывала. Что ж, мы на равных.

- Вот как, - демонесса изящно отломила кусочек пирожного на своей тарелке, - А ваша семья знает, что вы здесь, живете с неженатым мужчиной в его доме, спите в его комнате?

Зато у меня кусок в горле застрял.

Даже не знаю, хорошо, что хозяин ей ничего не рассказал, или плохо.

- Я не отвечаю на такие вопросы малознакомым особам, прошу прощения, - давно заснувшая гордость проснулась, я бросила ей эти слова с тяжелым взглядом из-под ресниц, но такую мисс тяжело испугать.

- Просто мне любопытно, почему я не могу перегрызть глотку той, которая проводит вечера в комнате моего жених, и из-за которой он чуть не поплатился сердцами?

Ох, вот оно что. Леди ревнует. Эта красотку увидела соперницу во мне, невзрачной человеческой девушке, которая только и существует за счет своей жизненный силы и некой доли удачи?

Дела у этой леди плохи совсем.

- Я тебя просил, Лидия, - вмешался в разговор Лиан, присоединяясь ко мне в бросании тяжелых взглядов, - не поднимать тему присутствия мисс Мии в моем доме, и исполнения ее обязанностей. Между нами ничего нет, и быть не может, прекрати эту нелепую сцену.

Не успели эти слова прожечься на моем сердце, как эта сцена, собственно, и началась.

 Лидию было уже не остановить. Она резко поднялась, бросила салфетку с колен на стол, и чуть не дыша в шею тоже поднявшемуся брату, заявила:

- Если нет, тогда прямо сейчас поднимемся к тебе, и она поделится этой силой со мной. А потом с тобой. По очереди. Если она всего лишь исполняет обязанности, прикажи ей подчинится мне! Я хочу попробовать эту человеческую энергию, на которую ты хотел променять свою жизнь!

Ее глаза загорелись желтым. До этого я сравнивала их с Лианом, и находила очень много сходств, но различия были очевидны сейчас. Мила до невозможности в один миг принцесса ада превращалась в чудовище, ангела мщения, ведомого только ненавистью и злостью. Никакой привлекательной аристократичной тревоги, которая возникала при взгляде на хозяина дома, не возникало. Лидия вызывала только жалость и страх попасть под ее горячую руку.

- Я тебе уже сказал! – впервые слышала, как упал голос Дантелиана почти до грозного баса, - Что ты, как и другая часть демонического мира, не тронет Мию, пока она находится под моей защитой! Я устроил этот ужин, чтобы ты, невоспитанная маленькая девочка, увидела, как ведут себя леди! Ты, демон с таким высоким статусом, позволила себе опустится до таких низких высказываний в адрес девушки, ничем не заслужившей такого, - с каждым его словом, Лидия будто становилась меньше, пока совсем не сжалась, опустив голову в пол, - Как позволила себе устроить скандал в моем доме, доме твоего старшего брата и исполняющего обязанности главы семьи. Ты забыла кто я? Если ты моя сестра, и если какой-то нелепый договор, связывает нас как будущую пару, то я не смогу наказать тебя? Мнение ошибочное, Лидия. Бабушка не вбила тебе в голову элементарное уважение, так его вобью я! Прости прощения, немедленно, пока я не запер тебя в темном мире лет на двести!

- Прошу прощения, - тут же произнесла она, и я уже чувствовала, как скоро за это прощение мне придется очень сильно поплатится.

- Замечательно. А теперь, я провожу тебя домой, и расскажу герцогине о твоем поведении. Мия, ко мне в комнату.

Еще минуты три я переваривала всю его речь, провожая взглядов демонов до выхода из столовой, пока ко мне не подошел Лестор.

- Мисс Мия, вы не хотите переодеться, прежде чем пойти к господину?

Пойти к господину? Зачем?

А, точно, он же просил.

- О, нет, можете принеси мне чаю, желательно, успокоительного.

Пока я снова усаживалась за стол, дворецкий уже исполнил мое поручение.

Давно не было у меня таких светских раутов. С момента моего первого выхода в свет, когда мы танцевали с кузеном около окна, он наступил на занавеску, а карниз для штор был плохо закреплен. Так этот карниз чуть не пришиб меня тем вечером, благо, я успела отскочить.

Странно сравнивать демонессу с карнизом, но эффект они оказали похожий.

Я прождала Лиана в комнате около тридцати минут, занимая себя чтением книги на демоническом. Нашла переводчик в кабинете. Странные загогулинки я еще понимала плохо, но текст точно был о каком-то старом демоне, который пытался изменить мир. Больше я не успела разобрать – в кабинете замерцал свет, и из перехода вышел демон.

Теперь он был спокойнее, но заговорил со мной не сразу, перед этим сняв пиджак, нервно убрав бумаги на столе, и быстро налил в небольшой бокал прозрачную жидкость из бутылки, стоящей на столе. Посмотрел на нее. Поставил. Не стал пить.

- Сэр? – позвала я разбушевавшегося демона, - Все в порядке?

Не смотря на меня, он глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

- Когда дело касается семьи, мне хочется заниматься кровопролитием.

Взяв себя в руки, он сел на край кровати, напротив моего кресла, заметив, что я читаю.

- «Истоки»? Такая себе книжка для легкого чтения.

- Сестры принесли, когда я отдыхала после укуса. Забыли, что у людей другая письменность.

Впервые Лиан улыбнулся не натянуто.

- И вы решили заняться ее переводом? В таком случае я подберу вам переводчик получше, и книгу попроще. Можете завтра прийти до ужина, я буду заниматься с документами, а вы, если интересно, погрузитесь в глубины демонического языка.

- Всегда хотела изучить несколько языков. Думаю, испанский подождет.

- Кстати, - он вцепился руками в кресло и подвинул к себе кресло вместе со мной, - как там ваш укус? Можно я посмотрю?

Не дожидаясь моего согласия, мужчина коснулся холодными пальцами моей шеи, и осторожно развернул голову. Рана затянулась в тот же день, а вот шрам, я не сомневалась, останется навсегда.

 - Теперь ты знаешь, что не стоит одной бродить по ночам, - поспели нравоучения от демона, - Я постараюсь обеспечить тебе безопасность здесь, но вне дома тебя все еще будут сопровождать.

Ненавижу ощущать себя слабой. Вечной дамой в беде. А так оно и происходило. Только мне казалось, что я набираю силы, как что-то случается, и мои крылья подрезают под самый корень. Демоны, от которых стоило бы защищаться, защищают меня.

- О чем задумались, Мия?

Лиан изучал мое лицо, и я тут же поспешила натянуть улыбку.

- Да так, не обращайте внимания. Может, приступим? Вам нужно много сил на восстановление слуг, и вас самих.

Не исключено, что Лидии тоже досталось из-за энергетического голодания брата. Он бы никогда так не сорвался. Хотя, откуда мне знать.

- Как скажете.

Я пересела к нему на кровать, в потом мы оба аккуратно легли, лицом к лицу, так близко, что сердце чуть не проделало дыру в ребрах от ощущения его дыхания на моей щеке.

Не успела я снова разволноваться, как его мягкие губы накрыли мои, и все, что было у меня в душе, я через энергию, начала передавать ему.

Наивысшее счастье и покой захватили разум, отпуская здравый смысл как голубя в небо. Моя ладонь легла на его щеку, спускаясь ниже, к шее и затылку, а Лиан притянул меня к себе еще ближе, наши тела почти стали единым целым.

Поглаживая мою спину, от лопаток до ключицы, он затянул меня в наш общий сон, смутное, вырванное из прошлого воспоминание.

Я лежала на кровати, а Лиан, намного моложе, чем сейчас, расположился рядом, на стуле, сжав мои пальцы, и поглаживая свободной рукой каждый по отдельности. Такое печальное лицо… Из окна бил свет, но парень будто не замечал дня, пения птиц, и рождающегося лета. Всем его миром была я, беспомощная и болезненная, как дряхлая старушка.

Сколько мне было лет, непонятно, но руки еще не покрывали пигментные пятна, а только легкая сеть морщинок.

- Не смотри на меня так, дорогой. Это должно было случится, рано или поздно.

Он отчаянно завертел головой, приводя в беспорядок и так не расчёсанные черные пряди.

- Нет! Не должно было! Я бы нашел выход, придумал что-нибудь!

Тяжелая улыбка накрыла мои губы

- Мне не стать демоном. А тебе человеком. Такова воля судьбы. Ты вырос сильным мальчиком, - я сжала его руку в ответ, - Больше никто не сможет обидеть тебя.

- Нет, не говори…

- Не перебивай меня, Дантелиан, - в слабом голосе прорезалась сталь, - Я многому научила тебя. Тяжело быть существом тьмы, но еще тяжелее человеком. Сохрани эти обе части в себе, и пользуйся, как инструментами, а не нести как крест. Помни, что даже самым сильным может быть нужна твоя помощь. Помни, что даже самое каменное сердце может растопить любовь. Помни, что жертв не избежать, но и стремится к ним нельзя. Настала пора тебе стать тем, кто ты есть.

Демон зажмурился, прижал соединенные руки ко лбу и втянул воздух через зубы.

- Я убиваю все, что люблю. Даже тебя, Мария.

Мое имя раздалось где-то далеко, силы покидали тело. Крик, пронзивший умирающий слух, заставил меня резко открыть глаза, и снова стать Мией Дарквелл, лежащей в объятиях демона, такими же широко распахнутыми глазами смотревшего на меня.

Его руки, сжимающие мое тело, чуть ослабли, но он не отпустил, и внезапно опустил голову, уткнувшись любом в мою грудь. Спрятался, как ребенок.

- Простите, - голос охрип, я сама не заметила, как сморгнула слезы, - Я не хотела.

- Он заболела, - теплое дыхание обжигало мне кожу солнечного сплетения, не прикрытую платьем - А я не смог ничего сделать. Человеческую жизнь может сломать дуновение ветра. Я был не готов к этому.

- Уверена, вашей вины в этом не было.

- Знаю. Однако именно поэтому я хочу, чтобы вы вернулись к своей семье, хоть это пока и невозможно. Вы уже пострадали, - шрам на шее странно заныл, - человеку не место среди существ темного мира.

- Мне нигде не место, если вас это успокоит, - невесело отшутилась я, - однако я подумаю, что делать дальше. «Я вернусь к людям», - говоря это, я все меньше верила себе. Хотя бы потому, что не хотела возвращаться. Разве что к маме.

- Если я попрошу вас остаться сегодня со мной, вы не сочтете это за непристойное предложение? Обещаю, что не трону вас.

Его голова вернулась на подушку, и изумрудный взгляд застыл в ожидании ответа.

Мне стало стыдно и одновременно радостно от того, что я даже не надеялась это услышать, хотя очень хотела. Быть во сне под защитой демона – что еще может пожелать семнадцатилетняя девушка?

- Конечно, сэр. Только позвольте мне переодеться.

Демон кивнул, отпуская меня, стараясь не смотреть на меня, чтобы скрыть улыбку и… смущение? Грозный демон тоже имеет это чувство?

Через двадцать минут, когда я вернулась, Лиан сидел за своим письменным столом, что-то яростно исписывая, освещая себе бумаги двумя свечами по разным сторонам стола.

Я легла на заправленную свежим бельем постель, и накрылась одеялом чуть ли не с головой.

- Спокойной ночи, сэр, - робко прошептала я, но он улышал.

- И вам, мисс Мия. Засыпайте.

Мне хотелось лежать всю ночь, вот так, слушая скрежет пера о бумагу, звук чернил, в которое оно окуналось, и периодическое тяжелое дыхание мужчины. Хотелось дождаться момента, когда он опустится рядом, но, сон сморил меня раньше.

Последний раз сосредоточившись на желтом огне свечи, я провалилась в глубокий сон, без сновидений.

Глава десятая. Камень ангелов

Завтрак длился невероятно долго, это впервые, с тех пор, как я живу с демонами.

Все потому, что Лиану дали выходной, а слуги, зная, что в такие дни он приступает к завтраку позже, приготовили намного больше и вкуснее.

В этот день даже им было позволено завтракать вместе с хозяином, поэтому мы около часа сидели и обсуждали всякие мелочи и различия человеческого мира и темного.

- Вот что за бред, свадьба, - Кристофер развел руками, показывая что-то объемное, – Вы – люди, всегда стремитесь вылезти из кожи вон ради роскоши и потратить все деньги на событие, которое происходит только между двумя людьми. Невесты утягивают себя в корсеты, женихи выглаживают костюмы до блеска. И все это для кого? Для дальних родственников, который последний раз видели брачующихся, когда они сидели на горшках.

Я не смогла сдержать улыбки.

- Хорошо, а как проходят свадьбы у демонов?

Стоило мне задать этот вопрос, Лиан перестал жевать и оторвал глаза от газеты.

- Нет никакой свадьбы, - ответил мне хозяин, которому она вскоре предстояла, если Лидия не взорвется от злости, - Мы даем друг другу нерушимое обещание о верности и любви, в присутствии двух свидетелей и наносим укус в нижней части шеи. Затем он зарастает, оставляя шрамы, свидельствующие о наличии обещания. Кольцо дарится только в том случае, если высокородный демон берет в жены кого-то ниже статусом, чтобы глядя на кольцо с фамильным гербом, все видели к какому дому принадлежит эта женщина или мужчина теперь.

- Укусы? – скривились сестры, похоже, впервые слышавшие об этом вместе со мной.

Мой шрам на шее заныл снова, после того, как я это представила.

- Это совсем не больно, - Лестор поспешил успокоить, - Даже приятно. Когда мы с моей женой давали друг другу обещания, был так счастлив, что даже не почувствовал ее очаровательных зубок на моей шее.

- У вас есть жена? – не подумав, спросила я, о чем потом пожалела.

- Да, - дворецкий обхватил руками чашку кофе, и опустил голову, - была. Умерла, уже давно, но мы прожили долгую прекрасную жизнь, какую я бы всем пожелал прожить.

Неловкое молчание оглушало комнату, и я тут же приняла решение сменить тему.

- Сегодня я бы хотела отправится домой, взять кое-какие вещи, - даже представить боюсь, в каком состоянии мама после моего исчезновения, от того было еще страшнее возвращаться, и видеть, что случилось в доме, - По воскресеньям моя семья уезжает в Лондон, их не будет до вечера. Может кто-нибудь сопроводить меня?

Неосознанно я посмотрела на Кристофера, единственного, кто смог бы дать отпор высшему демону, кроме…

- Я вас провожу.

Весь стол дружно повернулся в сторону хозяина. Он как ни в чем не бывало потягивал напиток из своей кружки, снова погружаясь в чтение газеты на демоническом языке.

- Но, сэр, - тихо произнесла, - у вас же выходной.

- Именно, поэтому я хочу хоть ненадолго покинуть этот дом, и увидеть что-то кроме темного мира. Вам хватит часа на сборы?

Я быстро кивнула.

- Конечно, но сэр, вы не обязаны…

- Вы, мисс Мия, - его голос стал строже, - являетесь источником моих жизненных сил, и я не хочу найти ваше мертвое тело на полпути к поместью, а потом возвращать его вашим родственникам, придумывая причину смерти.  Так что я лучше проведу полдня в человеческом мире, чем потом буду тихо умирать от резкого сокращения сил, или перебью пол деревни, пока не напьюсь крови. Вам ясно?

Спорить было так же бесполезно, как и вовсе отказываться от этой затеи.

Спустя час, мы уже шли по дороге в сторону Уолкшира, одни, даже без сопровождения Шелл, которая почти всегда следует за господином. Насколько мне известно, трехглазая собака всегда чувствует, когда дому или его жителям грозит опасность, потому и покидать надолго ей его не стоит. Да и пока нас нет, вряд ли кто-то захочет расправится с компанией демонов-слуг.

Солнце уже с утра палило, словно костер над головой, и даже шляпа спасала мало. Даже не намека на ветерок…

- Как в Аду, - выдохнула я, и потянулась за водой в фляге, которую догадалась положить в свою сумочку.

- Ошибаетесь, - глядя прямо перед собой, сказал Лиан, - в Аду такая температура, что кожа почти тут же стекает с костей. Ну, у людей по крайней мере.

Чуть не захлебнувшись, я убрала флягу.

- То есть, Ад существует?

- Да, как и Рай. Мы, существа темного мира, сторожим врата в него, чтобы самые темные создания не вырвались наружу. Люди, которые попадают туда, и демоны, в наказание ссылаемые, теряют свой человеческий вид, превращаясь в нечто ужасное. Долго они не живут, но их ряды так часто пополняются свежим мясом, что дозор приходится вести круглосуточно. И если эти существа прорвутся, всем мирам придет конец.

- А Рай? Его охраняют… ангелы?

- Да. Жители Светлого мира. Не только ангелы, есть и полукровки, нефилимы. Он отличается от нашего разве что обилием солнечного света, вечными цветущими садами, и высокомерными обитателями. Кстати говоря, я видел ангела всего один раз, когда он приходил к императору, кооперировать действия и принцип охраны адских и райских ворот. В Раю конечно, спокойнее, но люди, живущие там, становятся блаженными, почти лишенные чувств и эмоций, теряющие связь с реальностью. Вечный покой тоже сводит с ума. Поэтому наш император и их верховный жрец должны действовать сообща, чтобы поддерживать равновесие.

- Надо же, - сквозь деревья наконец стали проглядывать знакомые силуэты домиков, - А люди даже не представляют, что на самом деле творится в обоих мирах. Тогда, какое же наше предназначение во всем этом равновесии? Ведь вы, демоны, сильные, выносливые, и ангелы, я уверена, не уступают вам, и между вами, мы, жалкие, смертные существа, к тому же, еще и глуповатые, что скрывать.

Теперь я даже видела свой дом. Надо опустить шляпу, чтобы никто из знакомых не узнал.

- Этим вопросом задаются оба мира. Однако я смею предположить, что вы являетесь силой-уравнителем. Без вас, светлый и темный мир вступили бы в войну, делить власть и территорию, в итоге, оставив землю пустой и искалеченной. А пока есть вы – у нас есть смысл существования. К тому же ангелы питаются положительной людской энергией. Чем больше людей счастливы в Раю, тем сильнее раса. А мы – как ты заметила, используем живых людей, для пополнения численности, крови и жизненной силы. На этот вопрос подробно может ответить разве что Император. Он очень мудрый демон.

- Надеюсь я с ним никогда не встречусь, - усмехнулась я, - лучше уж стану блаженной лет через шестьдесят.

- Мия, вы просто не видели блаженных. Адские создания иногда ведут себя адекватнее.

Вот он. Мой дом.

С виду ничего не изменилось, все тот же аккуратный газон, ухоженные, милые цветы. Но вопреки всему чувствовалась какая-то опустошенность и грусть. На улицу не вынесены столики зонты, где мы с мамой любили греться и пить холодный лимонад.

 Ворота закрыты. Как я и думала, прислугу отпустили на выходной, а сами уехали.

Я решила не рисковать.

Мы прошли через торцовые врата, куда доставляют продукты, и через подвал вошли в дом.

- Людьми пахнет, - Лиан осмотрелся, - но они были тут давно. Никого больше не слышу. Дом пуст. Миновав зальную комнату, мы поднялись на второй этаж, где находилась моя.

Как-то неловко приглашать мужчину в свою спальню, но после того, что произошло на кровати, я бы просто не смогла находится в одиночестве. Теперь внутри было прибрано, кровать заправлена, а на столике благоухали свежие цветы.

Мама. Мои любимые ромашки.

 На глазах проступили слезы, но я тут же их стерла, чтобы Лиан не увидел.

- Напишите матери записку, - он все-таки заметил, - пусть знает, что вы живы. И вам полегчает.

Надо было сделать это раньше. Представить не могу, сколько он страдала. Взяв листок бумаги, я принялась быстрым почерком писать о том, что со мной все хорошо, и про первой возможности, я вернусь домой.

Лучше так, чем неизвестность.

Оставив письмо в ее комнате, и взяв пару вещей из моей, мы уже собрались, как я резко остановилась возле еще одной двери.

- Мисс Мия? – демон встал рядом, рассматривая вход в комнату со мной.

- Кабинет отца, - пояснила я, и вспомнила сон, в котором он хотел вернуть меня домой, - мама закрыла его, как только он пропал. Теперь еще и я…

Внезапно сильная рука легла на мое плечо, и крепко его сжала. Я почувствовала тепло его тела сквозь тонкую ткань платья, и мерное, но глубокое дыхание. Я почти касалась головой его груди.

- Если ты хочешь в него попасть, я могу открыть, - резко он снова перешел на «ты», наверное, сам того не замечая.

В голове крутилось слово «нет», но в последнее время я слишком часто вспоминала папу, и злилась на него, что он оставил меня одну в этом запутанном и страшном мире… поэтому неуверенно кивнула.

Лиан отстранился и убрал руку, от чего даже в такое пекло стало прохладно.

Склонившись над дверным замком, он приложил к нему палец, и повернул его, будто ключ. Шестерни заскрипели, и сложный механизм быстро поддался.

- Вы так легко открыли? – удивилась я, не решаясь сделать и шага в сторону обители исчезнувшего родителя.

Лиан гордо улыбнулся.

- Должны же быть у демонов свои маленькие увлечения. Вскрывать сложные замки очень расслабляющее занятие. Особенно если имеются длинные и тонкие когти.

Я не стала расспрашивать дальше, боясь услышать еще более странные занятия, и стыдясь того, что нарушаю правило, установленное мамой, вошла внутрь.

Обстановка была такая же, как я и запомнила ее с детства. Небольшой, но мягкий зеленый диван, на котором я играла, пока папа занимался документами, ружье, висевшее на стене, его самое первое. Еще дедушка учил его стрелять из него. Рабочий стол, с несколькими стопками бумаги, два книжных шкафа, забитых умными книгами, половину слов из которых я сейчас с сомнением выговорю. Маленькое окошко, из которого он присматривал за нами с мамой, боясь, что мы уснем на солнце и обгорим, или нас покусают комары.

Его кресло. В детстве ты было таким большим.

Неуверенно я села в него, представляя, как папе было в нем удобно, и о чем он думал, целыми вечерами не поднимаясь с него.

- Вы на него похожи, - Лиан взял в руку нашу с ним фотографию на озере, мы выехали на него, как раз в тот день, когда узнали, что меня приняли в школу. Он, в охотничьей шляпе и с ружьем на перевес, и я сидящая у него на шее, ту самую шляпу, прижимая к папиной голове. Надеюсь, ему не было слишком больно. Улыбка ведь искренняя.

- Мама до сих пор по этому поводу шутит, мол, меня подкинули ей, и я дочь отцовской любовницы. И чем больше я на него становлюсь похожей, тем ей больнее видеть меня перед собой. Она об этом не говорит, но я знаю.\

Лиан не стал отвечать мне, да и не требовалось. Поставил фотографию на место, поднимая слой пыли в воздух.

И тут я обратила внимание на маленький ящичек в столе. Обычный, не запирающийся на ключ.

Недолго думая, открыла.

Внутри оказалась коробочка белого цвета, перевязанная голубенькой ленточкой и подпись.

«Моей Мие, на восьмой день рождения. Пусть хранят тебя высшие силы от зла и боли»

Руки сам потянули за ленту, стремясь открыть коробку.

Лиан встал рядом, наблюдая за моими рваными нервными движениями.

На мягкой подушечке лежал кулончик голубоватого цвета в виде незамысловатой капельки. Он надет на подвеску из серебра, красиво переливающуюся в свете солнца из окна.

- Позвольте мне посмотреть, - лицо демона стало каким-то странным, и я без колебаний протянула камушек ему.

Только он оказался на его руке, как Лиан неожиданно бросил его на письменный стол и схватившись за ладонь, тихо зашипел.

- Сер Лиан! – подскочила я, и тут же взяла его руку, пытаясь рассмотреть.

На руке прямо в виде капли, остался красный чуть ли не дымящийся ожог.

- Что это? – я оглянулась на подарок, и даже взяла его в руки, но ничего, кроме холода природного минерала я не ощутила.

- Ангелит, - не сводя глаза с кулона, произнес демон, - причем из Светлого мира. Такие украшения делаю на заказ, чтобы сберечь людей, попавших под влияние демона. Стоит тебе его надеть, как ни один демон не сможет коснуться тебя, не получив ожог.

- Но, - я ничего не понимала, - откуда папа знал о его свойствах? Это, скорее всего просто ошибка, он мог случайно…

- Нет, мисс Мия, - перебил меня хозяин дома демонов, глядя мне в глаза, - это очень дорогая вещь. Ангелы очень неохотно делятся этим материалом с людьми, а тем более делают украшения. Не хочу ни в чем вашего отца подозревать, но очевидно, он знал о демонах. И хотел вас от них уберечь.

Весь мой мир на миг замер. Разум отчаянно искал этому другое объяснение, не связывающего моего отца и демонов, но картинка складывалась иная. У меня не было повода не верить Лиану.

- То есть, он знал, что мне будет угрожать опасность от вас. Что рано или поздно, вы найдете меня.

Лицо Лиана стало серьезным и задумчивым.

- Но вы нашли нас первой.

Теперь все события, происходившие со мной, перестали мне казаться бредом сумасшедшего, чередой случайных событий, и причина им было не мое невероятное невезение.

Папа все знал. О демонах, о ангелах. Знал, что я могу попасть в беду, но так и не вернулся. Или не смог вернуться. Что же случилось с ним?

Выходит, он не просто пропал, и в нашей семье, все гораздо сложнее, чем казалось.

- Сэр Лиан, - я сжала кулак с кулоном так сильно, что стало больно, - что мне делать?

Я взглянула в глаза-изумруды, в которых замер такой же ответный вопрос.

- Будем искать ответы.

Глава одиннадцатая. Семейная встреча

- Значит, ты виделся с мамой?

Чтобы хоть немного освежить голову и собрать вместе тысячу мыслей в голове, я решила прогуляться до города, и зашла в лавку Уилла, пока сестры навещали свою сестру. Она всегда была им рада, и охотно принимала помощь по дому, да и просто поговорить стареющая женщина любила.

- Да, - Уилл смешивал какие травы в ступке, - она чуть не задушила меня, и начала расспрашивать, где ты живешь. Как я мог ей ответить? Я и сам не знаю. Ты мне солгала о том, что ты поссорилась из-за жениха с родителями, верно? Рита ничего не знала.

Я уже так привыкла лгать, что почти не смутилась. Только стыд выступил краснотой на щеках.

- Пришлось. Все очень сложно, Уилл.

Парень оторвался от работы, и его взгляд упал на мою шею с недавно зажившей раной.

- Оно и видно, - друг слишком сильно отбросил пестик в сторону, - Ты знаешь, что если у тебя что-то… не получается, ты всегда можешь прийти ко мне, и я помогу.

Милый Уильям, решил бы ты проблему с демонами в доме, где я живу, и в моем сердце, где живут они? Сомневаюсь. Поэтому и не хочу тебя в это втягивать.

Конечно, все это было озвучено только в моей голове.

- Давай сменим тему, ладно?

Парень нехотя вернулся к работе и теперь по очереди нюхал порошки в стеклянных баночках.

- Мой отец никогда не вызывал у тебя подозрений?

От такого вопроса Уилл слишком глубоко вдохнул молотых ракушек и закашлялся.

- Что? – прокряхтел он, - а что должно было быть странного в твоем отце?

- Мне кажется, что он был не просто охотником. И кто-то нарочно убил его, или похитил, и до сих пор держит где-то.

Уилл поглядел на меня как на больную, и бы в шаге от того, чтобы выписать рецепт успокаивающих трав.

- Я не сошла с ума! Так вышло, что мне пришлось ненадолго вернуться домой, и я обнаружила там вещи, которые, не должны быть у обычного охотника. Но я не знаю, как тебе это объяснить.

Под тканью платья ангелит будто начал гореть.

Он совсем не верил мне. И как мне после этого объяснять ему про демонов? Тогда я точно окончу свои дни в заведении для душевнобольных. Если только Лиан не вытащит меня.

- Не знаю, - аптекарь пожал плечами, - мистер Дарквелл казался мне очень хорошим и открытым человеком. Ты заблуждаешься, Мия. Однако, на твоем месте, я бы расспросил об этом человека более знакомого с ним.

- Если ты не знал, я в предпоследнем классе школы, и проходила такой предмет как логика. Ты – единственный кроме меня и мамы с ним общался тесно. Остальные мертвы. Мама там много говорила мне о папе, но будь у него какие-то темные дела, точно не стала бы скрывать. Такой она человек – тайны - не ее стезя.

- Если я не ошибаюсь, - устав стоять, я села на стул, прямо около прилавка, - у тебя же есть бабушка?

Медленно, но верно мой разум начал работать, а память с детства возвращаться.

Бабушка. Папина мама. Мы были у нее всего один раз, когда я была совсем малышкой, но уже тогда ее рассудок начал мутнеть, и судя по тому, что к ней был приставлен врач, жить ей оставалось не долго. После папиного исчезновения, мама, возможно, либо забыла о старушке, либо просто не сообщила мне о ее смерти, чтобы не трогать и без того испорченное детство.

- Возможно, - протянула я, задумчиво стуча пальцами по дереву прилавка, - я ведь и совсем позабыла о ней.

После этого наша беседа зашла в тупик, так как теперь я пыталась вспомнить где живет бабуля, и как до нее добраться.

Не отвлекая больше парня, я покинула аптеку и пошла за девочками, чтобы вместе вернуться домой.

Всю ночь эта мысль не давала мне покоя. Лиан дал мне несколько учебников по демоническому языку, но даже на нем я не могла сконцентрироваться. Хозяин дома сегодня не пришел ночевать, и оттого становилось как-то не по себе.

Уже почти утром, я сама оделась, и спустилась в столовую, где, на удивление, обнаружила нашего садовника Кристофера, в компании с бутылкой старого, запыленного вина.

- Доброе утро, - улыбнулась я, на что мне ответили взмахом руки, которая подпирала голову. Естественно, кудрявая голова чуть не упала на стол, но он вовремя взял себя в руки.

Никогда не видела пьяного демона.

Оставив его одного, я сделала себе кофе и яичницу, снова вернувшись за стол.

- Кристофер, что с тобой? – беззлобно поинтересовалась я, кладя в стакан два кубика сахара.

Демон лениво выпрямился, и перевернул пустой фужер вверх ножкой, выражая протест напитку. По белой скатерти поползли красные разводы. Она напомнили кровь. Я попыталась не думать об этом, но холодок по спине прошелся.

- Когда-то давно, - плохо выговаривая, произнес он, - Я был о-о-о-очень знатным демоном. Другом Лиана. Лушчшчм, - последнее слово далось садовнику тяжело, - Любил себе милую демоннессу. Собирался сделать предложение. А один кусок гов… милый джентльмен, решил, что мой очаровательный персик принадлежит ему. Предложил родителям куда больше денег чем я, и ее почти обручили. Однако она дала отказ, после чего этот паршивый ублюдок обесчестил ее, надругался, и если бы она отказалась выйти за него замуж, разнес бы это по всему Темного миру. О-о-о, этот мерзавец мог. Но я отомстил. Не знаю, как долго он собирал свои кости и растил новое сердце, но из мира демонов меня гнали уже его приспешники. За мою голову там неплохой куш. Но Лиан! Чертов человеческий воспитанник, слишком идеальный для нашего черного мира, укрыл меня здесь, нанял садовником в доме, где нет ни одного цветка. Кроме тебя, конечно, моя ромашечка.

Ромашечка скромно улыбнулась, стараясь не смеяться с этой грустной истории, рассказанной пьяным демоном.

- Еще Белл, - вдруг сказал он, откидывая взгляд к потолку, - тоже цветочек. Только демонический. Старшая сестра, воительница в теле ребенка.

Скрипнула дверь, и этот самый цветочек появился на пороге. Очень злой.

- Кристофер! – закричала она так, что за окном с дерева слетели птицы, - Ты опять обносишь местные запасы выпивки? Я тебя предупреждала, что в следующий раз оторву тебе руки?

Стремительно подойдя к нему, он чуть не за шкирку стянула его со стула, и потянула к выходу.

- Валькирия моя, - мечтательно произнес он, глядя на нее с неподдельным восхищением, - тебе можно оторвать мне все, что угодно!

Сквозь пелену гнева одной из сестер, я смогла рассмотреть быструю, почти секундную улыбку.

Вот как значит. Тут у нас еще и неразделенная любовь. И какие секреты еще хранит этот дом?

Лиан вернулся под утро, я дождалась его в столовой, чтобы сообщить о намерении навестить бабушку. Или хотя бы ее могилу.

Он внимательно меня слушал и одновременно ел. Наверное, я слишком быстро тараторила, и ответил демон не сразу.

- Так, ты не знаешь, где сможешь ее найти?

Я покачала головой.

Мужчина задумался, смотря невидящим взглядом в дверной проход, где немного с опозданием появились сестры и замерли, готовые исполнить любое поручение хозяина. Белл была немного растрепана, а ее сестра не скрывала смешков.

Значит все-таки уложила она Кристофера.

- А ее имя и фамилию помнишь? – вдруг спросил Лиан, повернувшись ко мне.

- Фелисити Дарквелл, это после замужества, - отозвалось имя в недрах памяти, -  а девичью не знаю.

Лиан вытер краем салфетки уголки губ, и поднялся, обратившись к сестрам.

- Вивьен, Белл, приводите в чувство Кристофера и разыщите по окрестностям Лондона дома престарелых, больницы, кладбища, старушку лет восьмидесяти по имени Фелисити Дарквелл, сообщите что ее ищет внучка.

Поклонившись, сестры вышли из столовой, и пошли собираться.

Остались только Шелл и Лестор, последний учтиво поклонился и спросил:

- Могу я тоже чем-то помочь, господин?

Хозяин дома похлопал его по плечу, а затем почесал дьявольской собаке между ушами.

- Оставайтесь дома, ему нужна защита, пока нет остальных. Я пойду отдохну. Мисс Мия, мне сегодня пришлось выпить крови на одном мероприятии, так что можете до завтра быть свободны в ваших действиях.

Вот так, раздав всем указания, он ушел, оставив нас в столовой одних.

- Он раньше очень редко пил кровь, - заговорила обычно немногословная собака, - С тех пор, как он… переборщил.

Они ни намека не дали, но я поняла.

- Думаете, это из-за меня? Что-то не так с моей силой?

- О, нет, - тут же поспешил заверить дворецкий, убирая со стола, - мне кажется сэр Лиан не хочет использовать вас так часто, теперь, когда вы не только наша гостья, но и… немного часть этого дома.

Я не смогла сдержать улыбки. Никогда не думала, что буду рада ощущать себя частью темного демонического логова.

Близняшки и Кристофер вернулись с новостями уже вечером, как раз, когда начался дождь. Чуть намочив одежду и волосы, девочки забежали в холл, а за ними зашел садовник, стряхивая с рукавов рубашки капли воды.

Я сидела на диване напротив двери, и ждала их. Стоило им появится, я тут же подскочила, и чуть не умерла от волнения.

- Ну, - на лестнице раздались шаги, хозяин дома тоже услышал оживление, - как поиски?

Слуги поклонились и поспешили доложить.

- Фелисити Дарквелл весьма редкое имя, - сказала Белл, оглядывая нас, - мы нашли ее доме для пожилых людей, на окраине Лондона, она жива, однако, больна, и думаю, вам следует поторопиться с визитом.

Уже утром у врат в особняк нас ждал экипаж, запряженный двумя лошадьми, и даже с кучером. Где Лиан их нашел, я не стала спрашивать. Вообще, демонам лучше не задавать неудобные вопросы, я этот урок усвоила.

Прикрывшись угрозой моей жизни и дальности путешествия, Лиан и Шелл собрались ехать со мной. Полутра я отпиралась, говорила, что справлюсь сама, но хозяин в итоге выдвинул условие – либо с ними, либо вообще никуда никто не поедет.

Оставив дом на Кристофера, все еще борющегося с головными болями, мы отправились навестить умирающую, слабоумную старушку, в надежде выяснить у нее хоть что-то полезное об отце и нашей семье.

Шансов изначально было не много.

Но я надеялась.

Если была хоть одна возможность найти папу, я ею воспользуюсь, ведь, если он вернется… Я тоже смогу вернуться домой.

Я резко посмотрела на Лиана. Он глядел в противоположное окно кареты, и казалось, будто он не здесь.

Наверное, он тоже понимает это. Он сам говорил, что хочет, чтобы я жила дома, с мамой, как положено всем девушкам моего возраста. Держать в доме демонов человека, пахнущего как еда, да еще доставляющего столько неудобств. Взять хотя бы Лидию, которая бесится только от того, что ее жених кормится мной.

До сих пор перед глазами искалеченные тела слуг. Нет, моих друзей. Они не отвернулись от меня, даже несмотря на то, что я человек.

Заведение для престарелых было похоже на больницу, только с большим садом, фонтанами, и кучей лавочек, на которых, греясь на солнце, сидели старики, мило беседуя, или о чем-то споря.

Периодически мелькали сестры милосердия в белых одеяниях, наблюдая за тем, чтобы постояльцам ничего не угрожало.

Когда мы шли мимо лавочек, оставив Шелл сторожить карету, Лиан, против воли, усмехнулся, глядя на двух стариков, яростно спорящих, кто какими фигурами играл на шахматной доске, но по старости забывшими.

- Да уж, вам такое не грозит, - озвучила я свои мысли в слух, и тут же осеклась.

Но демон не услышал колкость.

- Демоны тоже стареют, только очень медленно. Если вы, мисс Мия, узнали, сколько мне лет, вы бы удивились.

Я подозревала, что ему вряд ли около тридцати, насколько он выглядит, но до какой степени…

- Невежливо с моей стороны о таком спрашивать, сэр.

Мне хотелось думать, что этому мужчине, с черными, как вороново крыло волосами, светлой кожей, высокими скулами и мудрыми, но чуть пугающими зелеными глазами, все еще немного за двадцать пять, и он вполне еще может погулять в свете, выбирая невесту. Которая не будет разрушать его дом до основания.

В теплом и светлом помещении нас встретила одна из медсестер, Лиан представил нас как супругов, от чего я покраснела, но постаралась свалить это на духоту, обмахиваясь веером. Меня же он назвал по полному имени, и сказал, что я ищу свою бабушку.

- Ох, Фелисити, - вздохнула медсестра, и я тут же подумала о худшем, - ее так давно не навещали.

Сестра повела нас через длинные коридоры, пахнущие яблочным пюре и старостью.

Мне стало неловко и стыдно, я и вправду забыла о ней. Разве что, не специально. После исчезновения отца, все пошло по наклонной.

Она остановилась и деревянной двери и не спешила ее открывать.

- Миссис Дарквел ни в коем случае не буйная, но память и рассудок ее иногда подводят, и она может путаться в мыслях, поэтому не ожидайте, что она вас сразу узнает, или скажет что. Просто, постарайтесь показать, что он ваша семья. Это всегда работает.

Затем, она ушла, оставив нас.

Я открыла дверь.

Комнатка напоминала мою комнату. Только то, что нужно – стол, кресло, маленький диван, шкаф с книгами и полка, на которой благоухали ромашки. Наверное, я унаследовала эту лаконичность от нее.

Фелисити по первой не заметила нас, разглядывая свои сморщенные, сухие ладони. На ней был бледно-голубой чепец, свободное платье-сорочка такого же цвета. Укрыв ноги одеялом, старушка полусидела –полулежала на кровати, освещенная солнцем, бьющим из открытого окна, за которым шумела старая яблоня.

Глаза, как и у папы, серые, как море в шторм, волосы и брови посидели, и кроме глаз и тонкой полосы бледно-розовых губ ничего не отличало ее от белой простыни, на которой она лежала.

- Здравствуйте, - поздоровалась я, медленно заходя к ней, и садясь в кресло напротив кровати. Лиан встал рядом и чуть позади, держась за спинку кресла.

В глазах бабушки я прочла удивление, в потом медленно, пришло узнавание.

- Ты ничуть не изменилась, - произнес ломкий, чуть слышный голос, - ты наконец пришла ко мне.

Она улыбнулась, как ребенок.

Но бабуля не могла меня узнать. Я ведь была у нее совсем малышкой. За кого она меня принимает?

- Как вы себя чувствуете, Филисити? – осторожно поинтересовалась я, стараясь не напрягать больную память.

- Намного лучше, чем тогда, когда мы играли с братом, и он попал мне песком в глаза, - сухо засмеялась она, - ты разве не помнишь этот день? Ты готовила блинчики. И как раз пришел он.

Вдруг она кивнула на Лиана.

Я бы совсем списала это на бред сумасшедшей, вот только Лиан почему-то не смутился. Наоборот, он свел брови, наморщив лоб.

- Простите, не помню, - продолжила я, не понимая, как вести ее к отцу, - Вы ведь замужем?

Ее мутный взгляд устремился к окну.

- Тяжело было выйти замуж, - теперь она будто говорила сама с собой, - когда твоя семья проклята. Когда ваш род начала прокаженная принцесса.

Я снова посмотрела на Лиана, но он слушал ее внимательно. Сложилось впечатление, что я одна тут чего-то не понимаю.

- О чем вы? – на этот раз спросил Лиан.

Бабушка сначала пожала плечами, но потом нехотя начала говорить.

- Виктория, сестра королевы. Полюбила юношу, а он оказался проклятым, темным существом. Он ее околдовал, и она понесла от него ребенка. Необычного ребенка. Сильного. Виктория отдала его добрым людям, а сама, не справившись с горем потери любимого, вернувшегося в свой мир, спрыгнула с обрыва. Только ребенка того другие темные прокляли. Наложили чары, из-за которых каждая женщина рода несла в себе темную часть, которую тянуло к таким же темным, как ее предок, а каждому мужчине проклятие охотника, чтобы убивать этих созданий. Никогда в семье не было все ладно, всегда девушки пропадали, их убивали, их тела находили изувеченными и обескровленными, а мужчины гибли в погоне за убийцами сестер, матерей, и дочерей.

Закончив она крепко сжала одеяло.

- Ты ведь тоже пришел за мамой, - повернулась она на Лиана, который резко выдохнул, - но я не виню тебя. Ты не сделал ей ничего плохого. Ей никогда не было хорошо с папой, да, мама?

На этот раз она посмотрела на меня.

Вон оно что. Она думает, я ее мать. Прабабушка.

Папа говорил, она умерла, но она… за ней пришел демон, такой же, как Лиан?

- Нет, - осторожно начала я, - я не ваша мама, а внучка. Меня зовут Мия. Дочь вашего сына Ричарда.

Бабушка снова надолго задумалась, а молчание Лиана начало меня пугать.

- Вот как. Ты так похожа на мою маму. И звали ее похоже. Мария.

Кажется, в эту минуту мое сердце пропустило удар.

Я снова обернулась на демона и впервые увидела его таким… напуганным и удивленным одновременно.

Отпустив кресло, он осторожно подошел к бабулиной кровати, сел на колени, чтобы смотреть на нее снизу-вверх, и очень бережно сжал дряхлую руку.

- Прости меня, Фили, - я не узнавала этот тихий, нежный голос, - я не хотел забирать у тебя Марию. Ты стала жертвой моего эгоизма.

Подарив ему добрую улыбку, она покачала головой.

- Ничего. Она давно хотела уйти. Папа бил ее, обижал. Я помню, как она плакала. А ты, тогда еще совсем маленький мальчик, пришел, и стал сыном и защитником, которого так не хватало. Вот только почему ты такой красавчик, а я дряхлая старуха?

Она почти естественно засмеялась, и потом вдруг убрала руку от Лиана и стала очень серьезной.

- Оставь меня наедине с внучкой, мне нужно с ней поговорить.

Пока я пыталась понять эту сложную семейную историю, при чем тут Лиан, Мария и я, демон попрощавшись, вышел, а бабуля подозвала меня к себе.

Я села на край ее кровати, стараясь унять боль в голове, от огромного количества мыслей

- Внучка, - зашептала она, - наше проклятье, это не только вред, но благо. Воспользуйся им правильно.

- Я не понимаю, бабушка.

Она закачала головой, потребовав не перебивать.

- Не осталось женщин, чтобы рассказать тебе, но внутри нас есть сила, способная однажды снять проклятье с семьи. Но для этого придется пожертвовать. Мы приобрели проклятье, когда человеческая женщина отдала жизнь из-за демона, которого любила. Чтобы его отменить, демон, который полюбит женщину, должен пожертвовать собой.

Это все сложно, но я все еще пыталась понять.

- Это невозможно. Демоны никогда не полюбят, и тем более не отдадут жизнь за нас.

Но старушка только погладила меня по голове.

- Ты еще такая молоденькая. Ничего то ты не знаешь. А теперь иди. Нечего тебе тут делать.

- Бабуль! Так мой папа, твой сын, охотник на демонов?

Она снова начала терять здравость ума, выпрямилась, и начала мять край одеяло.

- Все мужчины нашего рода охотники. Иначе не могут.

Обратно мы ехали молча, хотя меня раздирали вопросы. Так, его Мария, человеческая женщина, была моей родственницей? Поэтому я вижу ее глазами воспоминания, когда обмениваюсь энергией с Лианом?

Хотя я точно могла понять, по выражению лица Лиана, что он совсем не хочет об этом разговаривать. Как можно не рассказать мне о моей семье?

Тут Шелл резко перестала спать, подскочила да сидении кареты, и завыла.

- Что случилось? – испугалась я, и тогда по нашей карете был нанесен первый удар.

- Высший демон, - огляделась Шелл, - не один.

Еще мгновение, стекло напротив меня словно лопается, и чьи-то руки вытаскивают меня через отверстие в карете, царапая тело осколками.

Я оказалась в воздухе, а крылатое создание тащит меня все выше и выше.

- Отпусти! – крикнула я.

Существо тряхнуло меня сильнее, и теперь я ногами могла коснуться крон деревьев.

- Заткнись, - зарычали мне в ответ и спустя секунду бросили вниз.

Никогда не забуду это. Я лечу спиной вниз, смотря на существо, с горящими желтыми глазами, завитыми у висков рогами, и черными крыльями, как у лебедя переростка.

Хруст позвоночника уже почти отдался в голове, как кто-то поймал меня, так же, в воздухе.

Я подняла голову. Меня держал Лиан, так же зависнув в воздухе на двух крыльях, и прямо на моих глазах над ушами начали расти два улиткообразных рога.

Уже от этого даме было бы пора потерять сознание.

Но на этом все не закончилось.

Мой несостоявшийся убийца поравнялся с нами, и на бледном, каком-то изможденном лице сверкнула больная ухмылка.

- Привет, племянничек. Давно не виделись.

Сложно было узнать в этом страшном, остром лице, с сумасшедшим взглядом и острым носом родню Лиана.

- Сегодня день семейных встреч, - выплюнул Лиан, и резко опустил меня на землю, - стой здесь, я разберусь.

Но не успел он уйти, как откуда-то выскочили еще два демона. Шелл, обратившись исполинской собакой, пыталась меня защитить, но одним захватом, что-то в районе ее ребер хрустнуло, и завизжав, она упала.

Я попыталась бежать, и как раз вовремя вспомнила о папином кулоне, завалявшемся в сумочке. На ходу я достала и надела его. Как раз в этот момент один демон схватил меня за плечо, но тут же взвыл, отдергивая руку, и швыряя в меня в одно из деревьев.

- У нее ангелит, неси сеть, - бросил он другому, пока я, превозмогая боль от удара, поднялась, и побежала снова.

Но не успела я почувствовать, что оторвалась, петляя между деревьями, как ноги в чем-то запутались, и я упала. Затем, небо над головой поделилось на мягкие клеточки сети.

Меня поволокли по земле, как мешок с зерном, и каждый корень и камень я чувствовала всем телом.

Меня дотащили до кареты, и бросили.

В горле застрял крик.

Лиан, распахнув крылья, лежал навзничь, еле поднимая грудь. Его черные волосы разметались по земле. Я попыталась подползти к нему, протянуть руку, но на нее наступила чья-то нога и с силой нажала.

Сжав зубы, я почувствовала, как с щек текут слезы.

Меня взяли за голову и чуть приподняли. Желтые глаза и острое лицо, которое я тут же возненавидела.

- Поспи чуть-чуть, мисс.

Удар по голове, и темнота, которая будто поглотила меня полностью.

Глава двенадцатая. Пять сантиметров

Сначала казалось, что это сон. Но потом… боль, постоянная боль. Меня волокут по земле, а глаза засыпает песком. Мое тело кладут в мешок, закрывают, снова несут, на этот раз по воздуху.

Я теряюсь во времени, может, прошло пару часов, а возможно, пару недель. Голоса-голоса-голоса. Незнакомый мне, демонический язык. Я ничего не понимаю. Среди всего этого гама звучит один, кажется, знакомый, но мне так и не удалось вспомнить, кто это.

Я точно понимала, что нахожусь в мире демонов. Что меня, как товар, передают из рук в руки. А что самое страшное – Лиан до сих пор не вмешался. Значит, мы в полной западне.

Холод, бесконечный холод, будто меня переместили из лета в зиму за какое-то мгновение.

 Тело не выдерживает. Сознание покидает его, и я совсем ненадолго обретаю покой в беспамятстве.

Скрипнула дверь.

Я попыталась открыть глаза, что вышло не с первого раза. Они опухли и чесались, прошло минуты две, как я увидела свет.

А меня закрыли в камере. Знакомство с миром демонов началось весьма оригинально. Я попала в их тюрьму.

По крайней мере тут было не так холодно, как до этого, на полу лежало сено, никаких тебе кроватей и подушек. Чуть поодаль еще маленькая комнатка. Для нужд.

От одной мысли, что там в этой комнате, меня стало мутить.

Отдышавшись, я начала потихоньку подниматься на ноги, опираясь на холодную каменную стену из крупных серых кирпичей. От коридора и выхода наверх меня отделяла металлическая решетка, в которую спокойно проходила моя рука.

Жаль, не голова.

Бежать отсюда бессмысленно, это понятно, ведь простому человеку убежать от демонов невозможно.

Подойдя ближе, я обнаружила, что моя камера первая, из череды последующих, освещенных яркими факелами, горящими у стен. Возможно, я тут не одна, и может, Лиан тоже здесь.

- Эй, - осторожно крикнула я, - тут есть кто-нибудь?

Эхо пару раз передразнило меня, и замолкло.

Замечательно.

Еще раз осмотревшись, я опять планировала лечь на сено и усиленно думать, как из соседней камеры послышался шум.

- Девушка? - мужской голос из-за стены, почему-то, обрадовал меня, - Тебя-то за что?

Я снова прижалась к прутьям, надеясь разглядеть собеседника, но угол обзора был слишком мал. Я ответила:

- Здравствуйте. Я еще сама до конца не поняла. Очень надеюсь, что это какая-то ошибка.

За стеной пролетел смешок.

 - Сюда по ошибке не попадешь, дорогая. Как я слышу, ты совсем юная? Уж чем ты не угодила этим отребьям?

Я была так напугана, и мне очень хотелось поговорить, поэтому я решила, что не буду играть в шпионку и врать… много.

- Да, мне семнадцать. Я… работала на одного из них. А потом нас обоих схватили. Вот, я здесь, а где мой демон, я не знаю.

Вся ситуация снова обрушилась на мою голову. Если Лиана тут нет, значит возможно два исхода – его снова не будут наказывать, потому что он большая шишка, и скоро он придет, сказать, что все хорошо и он нас вытащит отсюда, либо… он не придет совсем. Никогда.

Дыхание стало прерываться, а паника сжимать горло, но я снова взяла себя в руки.

- Работала? – тем временем продолжали за стеной с неким отвращением, - интересно, как?

О чем он подумал?

- Нет! Он ничего себе не позволял! – мне вопреки всему хотелось оправдать Лиана, - Я давала ему свою энергию, а он мне кров и еду. В последнее время мне не очень везет, как вы заметили.

- Да уж, иначе и не скажешь.

Стало тихо, а оттого страшно. Надо продолжить говорить.

- А вы? Вы как сюда попали?

Сено у моего соседа зашуршало, он сел рядом со стеной, разделяющей нас. Я сделала так же.

- Убил парочку этих чертей. Ну они и поймали меня. Судить решили. Вот только приговора я жду очень долго. Боюсь, так я тут и подохну. Хотят помучить меня подольше.

Я хотела сказать еще что-то, вдруг на лестнице послышались шаги.

Отпрянув от прутьев, я отползла к дальней стене.

На шее все еще болтался кулон папы. Значит, они не могут по мне прикасаться. Отлично, хоть какое-то преимущество.

Первыми спустились два-демона стражника похожие чем-то на средневековых рыцарей, а за ними еще один демон.

Уж тебя я запомнила, ублюдок.

К моей камере подошел дядя Лиана, тот самый, что напал на нас. Теперь он нацепил на себя костюм, темно-зеленый камзол, и белоснежную рубашку, на которой должна быть кровь моего демона.

- Проснулась, дорогая, - нараспев начал он, улыбаясь, как кретин. От их схожести с Лианом кружилась голова, но я точно знала, что ничего общего между ними нет, - как себя чувствуешь?

А издеваться у них в крови.

- Вполне сносно, - я удержалась добавить в конце «сэр», обойдется, - и все же мне интересно, по каким причинам я здесь, и где Дантелиан?

Он прозаично изогнул одну темную бровь, и чуть наклонился, чтобы быть на одном уровне с моим взглядом.

- Ты очень смелая человеческая девочка, и красивая, - пауза, - мой племянник сражался за тебя сколько ему хватало сил. Не думал, что такая крошечная человеческая жизнь ему небезразлична.

Мысли о хозяине дома демонов выбивали меня из колеи, и снова вводили в панику, но я держалась, понимая, если сдамся сейчас, уже не смогу бороться.

- Я хочу услышать ответ на вопрос, - настаивала я, подойдя ближе к прутьям, и не отводя от него глаз, - почему я здесь, и где Дантелиан?

Скорее всего он не ожидал от меня, пять минут назад мешка с костями, такой прыти, потому снова выпрямился, и теперь уже не улыбался.

- Дантелиан арестован за убийство одного высшего демона и причинения вреда второму.

- Вам, - уточнила я, - только вы сами напали на него.

От его самодовольного лица у меня прошел холод по спине.

- А кто это докажет, красавица? Ты? Думаешь хоть кто-то тут поверит маленькой человеческой девочке?

Я даже не надеялась на это.

- А ты, - он продолжил, - подозреваемая в соблазнении и подталкивание его на убийства. К тому же, ты своим маленьким кулончиком хорошенько потрепала тех, кто пытался тебя задержать. А это еще и сопротивлении при аресте.

Обвинение звучало как бред сумасшедшего, хотя так оно и было. Но меня волновал другой вопрос.

- Зачем это делаете? Что вам нужно.

Демон отступил, собираясь уходить.

- Понимаешь ли, в нашем мире, чем меньше родственников, тем ближе дорога к успеху. С его родителями я расправился быстро, а малыш оказался живуч. Вот и исправляю ошибки молодости. Не переживай, ты его скоро увидишь. Правда, не обещаю, что живым.

Откуда-то внутри взялась сила. Из самой души, в хрупком теле появилась первородная ненависть, к существу, который мог одним пальцем ломать мое тело пополам.

Развернувшись, он ушел, оставив меня с таким желанием жить и сбежать, какого у меня не было, наверное, уже очень много лет.

*****

Прошло два дня.

Время от времени мне приносили еду, в виде жидкой похлебки и хлеба. От постоянного холода и сквозняка сверху меня продуло, я начала заболевать и чувствовать чуть ли не каждую кость в ослабленном организме. Они болели и не давали мне даже спать.

Мой сосед по камере умудрялся подкладывать мне сено, и уговаривать зарываться в него, так теплее. Еду, даже такую скудную, я буквально запихивала в себя.

Но я не сдавалась. Я каждую минуту была готова воспользоваться любым шансом сбежать. Если бы еще не путались в бреду мысли…

Мысли о смерти Лиана час за часом возвращали меня в реальность, это была единственная нить, еще связывающая меня с миром.

Хуже приговора была только тишина. Больше я о нем ничего не слышала.

- Ты как, малышка? – каждое мое пробуждение голос из-за стены звал меня, убедиться, что я жива, - давай, покушай чуть-чуть.

Я подползала к мискам, ела, и снова садилась к стене, сжимая папин медальон, умоляя его помочь, дать мне знак, или сил.

Второй посетитель явился под вечер, судя потому, что свет с дневного, который чуть падал на лестницу, напротив меня, сменился на желтый, цвет зажженных факелов.

Красивая, какой я ее и запомнила, но со скорбным выражением на лице.

Черные волосы водопадом ниспадали по голым плечам открытого синего шелкового платья, на подоле украшенного россыпью серебряной пыли. За ней шел страж, но она что-то шепнула его, и он снова вернулся наверх, наверное, на пост.

Изумрудные, как у брата глаза были полны грусти и сожаления.

И тут меня осенило. Я ее голос слышала, когда меня волокли сюда. Это она сказала, как нас найти.

Превозмогая боль в мышцах, я поднялась, чтобы встать на один уровень с ней и посмотреть в глаза этой девушке.

- Довольна, - прошипела я, смаргивая слезы болезни и боли, - это ты хотела увидеть? Меня здесь?

Она вскинула голову, желая что-то резко мне ответить, но осеклась, видно, видок у меня был такой, что даже у нее сожаление проснулось.

- Я не хотела этого, - закачала головой демонесса, - я не знала, что дядя Аст хочет зла Лиану, он ведь… наш дядя!

- Желает зла!? – я не могла контролировать голос, я была так зла, - Он приговорит его к смерти! Твоего брата и жениха убьют, и это только потому, что ты думала? Чего ты хотела, Лидия? Чего ты добивалась?

Она плакала, смотря в пол, но тут же вытерла слезы рукой и начала кричать на меня.

- Ты не понимаешь! Я не видела Лиана очень много лет, а когда разрешили с ним встретится, появилась ты! Ты жила в его доме, давала ему силы, и он ради тебя даже пошел на убийство! Что я должна была думать? Это мой брат! Я люблю его, а теперь…

Лидия не могла остановить поток слез, и стояла вот так, передо мной, рыдая как маленькая девочка.

- Твой дядя, как его, Аст, - не стоило этого говорить, но мне искренне хотелось сделать ей больнее, отыграться на ком-то, - и родителей ваших убил. Лиан не говорил тебе, а я скажу. Вдруг ты в следующий раз снова решишь, что он твой любящий и добрый родственник.

- Он говорил, - сквозь слезы ныла она, - я не поверила, он ведь так… так…

Прямо как мой отчим Робертс. Тоже думала, хороший.

- Перестань плакать, - унимая озноб в теле и обнимая себя руками, кутаясь в то, что осталось от моего платья после путешествия в ад, - нужно что-то делать.  Ты ведь не извиняться ко мне пришла.

Снова взяв себя в руки, она пару раз хмыкнула и пострела на меня.

- Я не знаю, куда идти. Бабушка, хоть она и герцогиня темного мира, связана по рукам, она и так слишком часто спасала Лиана. А суд… он завтра. Я услышала об этом и сразу пришла. Мия, послушай, завтра тебя заберут отсюда, внесут в зал суда, прикуют к полу цепями, а напротив тебя будет стоять брат и ждать приговора. Его казнят на глазах у тебя и всей знати демонического мира. Сначала ему вырвут одно сердце, потом второе, а когда он упадет замертво, придет твой час. Не думаю, что ты переживешь его больше чем на полчаса.

Не будь у меня жара, я бы может испугалась или бросилась рыдать, пытаясь покончить с собой еще до того, как наступит завтра, но мне было так плохо, что завтра я просто перестану соображать, в чем дело, где я, а может, и кто я.

- Прискорбно, - выдавила после молчания я, прислоняясь лбом к холодной стене, - что делать?

Лидия пожала плечами сложив руки. А затем, порывшись в подоле, вдруг достала склянку, и обернувшись, проверила что стражников нет. Затем отдала ее мне. В ней была какая-то мутноватая, бурая жидкость.

- Это настой трав. Поможет. Немного ослабит твою болезнь, если хочешь, выпей. А нет – разбей. Поверь мне, Мия, я не хотела всего этого. Даже тебе я не желала такого.

Может, она была искренна. Наверное, жалела. Только какой от этого толк.

- Спасибо, - равнодушно ответила я, - если захочешь поговорить еще, приходи. Я не уйду.

Поняв намек, она подобрала полы платья, и умчалась вверх по лестнице. Всеми силами я подавила к ней сожаление внутри, и уставилась в склянку. Интересный выбор – умереть самой, или быть казненной демонов, перед этим увидев смерть одного из самых близких существ.

- Тебя зовут Мия, малышка? – напомнил о себе сосед, и я поняла, что мы даже не познакомились. Что ж, самое время.

- Да, - протянула я слабо, - именно так. А вас?

- Честно говоря, меня так давно не называли по имени, что я почти забыл свое. А вот твое, знаю. У меня так дочку звали.

Надо же, какое распространённое у меня имя, подумалось мне.

- Ясно.

Мы недолго помолчали, пока мои воспаленные мозги вдруг не начали отзываться. Дочка Мия. Убил пару демонов.

Надо проверить эту невероятную теорию.

- А вашу жену, случаем, не Рита звали?

Тишина.

- Вроде так.

Сердце ухнуло. Хватаясь за мысли и стараясь не потерять эту нить и надежду, я продолжила цепочку.

- А вас, - трясущимися руками я прислонилась к стене, будто так смогу его увидеть, - зовут Ричард Дарквелл. Вы из небольшого городка Уоркшира, занимались охотой и продавали шкурки и кожу.

- Святой Боже, - прошептал пленник и громко ударил по стене руками, - Мия, доченька, это ты?

Не задумываясь, я выпила отвар Лидии и бросила бутылку на пол. Нет, сегодня я точно не умру.

Я прижалась к стене настолько сильно, насколько могла, пытаясь ощутить его тепло, его дыхание, хоть что-то, кроме голоса.

- Папа, - протянула я, срываясь на крик, - Папа!

Я слышала, как он плакал, как тяжело дышал и бил кулаками стену, пытаясь вырваться, освободить нас, но это было так же невозможно, как все эти десять лет.

- Перестань, папа, - я знала, что его руки уже и так содраны в кровь, - все хорошо, перестань.

От обиды, от несправедливости происходящего, мне хотелось взорваться, выломать прутья руками, но я могла лишь смотреть перед собой, в серые кирпичи, понимая, что отец, которого я так долго ждала и искала, в каких-то пяти сантиметрах от меня. В непробиваемых пяти сантиметрах.

- Прости меня, Мия, прости. Я не хотел всего этого.

- Я знаю, знаю. Все будет хорошо, мы выберемся, слышишь? Я придумаю что-нибудь.

Мне мало верилось во все это. Но может завтра, когда меня будут выводить, я хотя бы увижу его. А он меня.

- Давай, я расскажу тебе про маму? – решила сменить тему я.

- Расскажи, - папа чуть-чуть успокоился, - и про себя расскажи. Все мне расскажи, Мия.

Глава тринадцатая. Два сердца

Я так и уснула, приложились ухом к стене, слушая отца и внимая каждому звуку его голоса. Мы вспоминали детство, я рассказывала ему то, что произошло после. Про маму и ее женитьбу на Робертсе. Он ожидаемо расстроился, но не подал виду. Я заверила, что Рита всё ещё любит его и только ради меня и папиного дела согласилась отдать себя ему в жертву. Естественно, я не рассказала почему ушла из дома и какие у меня отношения с Лианом.

- Я убью всех, кто хоть пальцем тебя тронет, - сказал он слишком уверенно.

Ох, папа.

Будь все иначе, уверена, ты бы сдержал эти слова.

За мной пришли утром.

Я услышала шевеление наверху и сразу проснулась, пытаясь тут же начать размышлять.

Недолго думая, я сняла с шеи кулон с ангелитом и бросила его к папиной камере.

- Возьми, - произнесла я шёпотом, - тебе он пригодится больше.

- Мия? Мне не нравится твой голос. Они ничего тебе не сделают, слышишь?

Ответить я уже не успела, так как спустилась стража, и, внезапно, Лидия.

Я поднялась с пола и отряхнула то, что осталось от платья, и даже попыталась привести в порядок волосы. Не очень получилось.

Прутья на моей клетке опустились, и Лидия вышла вперёд ко мне, держа в руках металлические наручники. Вид у нее был такой, что казнить сейчас будут ее, а не меня.

- Мия, дай мне пожалуйста руки и не используй ангелит, ради твоей же безопасности.

В соседней камере закричал папа. Один из стражей нажал что на стене и звуки прекратились. Оглушила мертвая тишина.

- Решила лично понаблюдать, - с нескрываемой злостью произнесла я, но кисти протянула.

Наручники щелкнули, и я наконец смогла преодолеть свой квадрат заточения. Всего на мгновение мне удалось увидеть папу. Обросший, похожий на старика человек, вцепился в прутья и что-то громко кричал, только беззвучно. Будто хватал ртом воздух.

Я что-нибудь придумаю, папа, обязательно.

Взяв меня ща плечо, демонесса заставила идти вперед.

- Бабушка добилась у судьи разрешения сопровождать тебя и находиться рядом. Как залог твоей безопасности до вынесения вердикта.

- Какая честь, - от негодования сводило зубы, стражи грубо толкали в спину и заставляли идти быстрее, - это такой способ помучить перед смертью?

Черные кудри игриво плясали на ее груди и плечах. Она всё ещё была красива. Даже в скорби. Глаза будто подведены чёрным, фарфоровая кожа, тонкие руки. За такую должен был умереть Дантелиан, а не за меня, глупую человечку.

- Я делаю, что могу, Мия! - ее спокойствие давало трещину, - думаешь, тебе одной паршиво?

Меня аж передёрнуло от нее.

- Нет, что ты, меня просто ведут на эшафот в чужом мире, а так я в полном порядке.

Слава богу она заткнулась и дальнейший путь до суда мы продолжили в полном молчании.

Приближение сопровождал гул голосов, которые становились все громче. Зал суда оказался прямо передо мной, и я тут же сравнила его с римской ареной.

Круглый зал, со всех сторон заставленный сидениями, на которых сидели взволнованные и верещащие сразу на двух языках - человеческом и демоническом, жители Темного мира. Когда мы зашли, они поумолкли. Так, стоя окружённая демонами, я начала потихоньку понимать всю сложность данной ситуации.

 Точнее, безысходность.

Судью я увидела сразу. Взрослая женщина на большом стуле с высокой спинкой, в белом одеянии, сидела за столом, единственным содержимым которого был маленький медный колокольчик. Рядом с ней была ещё одна женщина, старше, но даже возраст не мог скрыть ее былую красоту. Чёрные, с проседью, волосы, чёрные, как омуты, глаза, и тонкие, чуть дрожащие губы. Высокая и стройная, как статуя. Я сразу поняла, чья это бабушка.

Сначала она внимательно осмотрела Лидию и лишь украдкой взглянула на меня. Мне и этого хватило, чтобы понять, кто именно, после смерти Лиана вырвет мне сердце.

Судья позвонила в колокольчик и поднялась. Тишина как в гробу тут же разлилась в круглом помещении.

Даже голова закружилась.

Она что-то быстро произнесла, но я не поняла.

- Суд будет на демоническом, я переведу, - поспешила за ее речью Лидия, - Нам нужно заковать тебя.

Только сейчас я заметила рядом с собой цепи, прибитые к полу. Лидия сама надела мне их на руки и ноги, так, что я оказалась на коленях. Судя по недоброму гоготанию зрителей, делала она всё слишком долго и осторожно.

- Они думают, я смогу нанести вред демонам в таком виде? - шепнула я Лидии, трудящейся над цепями.

- Тихо, молчи, ты не должна говорить, только слушать.

Пояснила она, чем снова вызвала неодобрение.

Я послушалась. Что ещё оставалось.

Я сохраняла лицо до последнего. Пока Лидия переводила судью, пока руки тяжело сводило от оков, и затекали ноги от сидения на коленях, на жестком полу, на острых коленках. Я думала о папе и о том, как же все это кончится.

Держалась до конца.

Пока не привели хозяина дома демонов.

Зал замолчал опять, на этот раз не от интереса, а от трепета, потому что Лиан, в рваных, грязных одеждах, связанный цепями и передвигающийся только с помощью трех стражей, внушал не меньший ужас, чем судья и герцогиня-бабушка вместе взятые.

Тяжелым взглядом он оглядел всех присутствующих, абсолютно. Он напоминал вулкан, ураган, и все вокруг наивно думают, что какие-то цепи способны его сдержать. Будто вот-вот он напряжет крупные плечи, расправит широкую спину, запрокинув голову, и звенья полетят в зрителей со скоростью пуль. Единственной его преградой был он сам.

Никто не мог сдержать высшего демона без его воли. Никто не мог даже слова сказать, или вздохнуть. Теперь я понимаю трепет людей, и даже меня, перед ним. Даже его соотечественники не могу посмотреть ему прямо в глаза.

Кроме одного. Дядя Лиана и Лидии.

Аст.

Как искривленное отражение Лиана, такой же черноволосый, бледный, только черты лица острые, глаза маленькие и злые, острый нос и подбородок. Он был так же по-своему очарователен, как и его племянник. Но более мерзок, по крайней мере, мне.

Демон смотрел на Лиана с нескрываемым злорадством, чем бесил рядом сидящую герцогиню. Представляю, как у нее тряслись руки. Вряд ли он ее сын, скорее всего она бабушка по матери, потому что ничего общего с благородной женщиной у него не было.

Все мысли покинули голову в один миг.

Пленник посмотрел на меня, и взгляд его замер. Надменность и дикий оскал покинули его лицо, сменяясь сначала удивлением, граничащим с шоком, а затем чуть ли не яростным гневом.

Он резко обернулся к судье, как раз в тот момент, когда его, как и меня, пригвоздили к полу с помощью цепей.

Его голос пронесся на демоническом до меня. Слов я не разобрала, но свое имя услышала четко.

Сестра подсудимого еле разжимала рот, не в силах перестать смотреть на брата.

- Он спрашивает, почему ты здесь, они якобы пришли к согласию, что тебя не тронут и отпустят домой.

Судья ответила ему, а затем вклинился Аст, кивая то в мою сторону, то на Лиана.

Голос Лидии звучал так тихо, что я еле слышала.

- Судья сказал, что версия была пересмотрена, так дядя внес коррективы. Ты манипулировала Лианом, и так же нанесла ранения другим демонам, и ему в частности. Девчонка должна ответить за свои действия, даже если является всего лишь человеком. Смертные не должны быть выше демонов.

Даже если бы мне можно было говорить, я бы промолчала. Звучит так бредово, будто он все это придумал прямо сейчас, экспромтом.

Ноги уже совсем отекли, и я перестала их чувствовать, а в руки точно перестала поступать кровь. Надеюсь, я умру сейчас.

Лиана перебили, запрещая ему говорить.

Однако он наплевал, и замолчал только когда герцогиня подняла руку и укоризненно взглянула на внука. Выдохнув и махнув головой, подсудимый демон отвернулся, и опустил глаза в пол, пытаясь взять себя в руки.

А суд шел.

Разговоры-разговоры-разговоры.

Лидия старалась переводить, подавляя дрожь в голосе.

От боли и неудобства я мало что понимала.

Прошло примерно полчаса, может больше. Потолок у здания был прозрачный, и над нашими головами сверкали звезды.  Как мне хотелось отказаться сейчас среди них и ничего не чувствовать. Быть облачком газа.

Приговор не заставил себя ждать, судья поднялась и начала зачитывать свой вердикт, сливаясь тембром с уже почти не живой, бледной Лидией.

- На основании двух непростительных обвинений, как убийство высшего демона, без особо веских причин, а также нападение на другого высшего демона, без особо веских причин, суд приговаривает Дантелиана, высшего Демона, комиссара полиции Темного мира, к смертной казни, путем лишения его двух сердец, последовательно. Приговор исполнит потерпевший и истец, высший демон Аст.

Последние слова демонесса договаривала уже шепотом, обхватив себя руками, и роняя на холодный, мраморный пол, маленькие капельки, стекающие с щек.

Все начало происходить слишком быстро.

Дядя Лиана покинул свое место, спускаясь вниз, к нам. Лидия одновременно стремилась подойти ближе к брату, закрыть собой меня, и прекратить охватившее ее рыдания, под укорительным взглядом бабушки, которая сама заметно тряслась, и только неведомая сила держала ее на месте.

- И ничего нельзя сделать?! – не выдержала я, хватая Лидию за подол платья, пытаясь привлечь к себе внимание.

Она качала головой, закрывала лицо руками, пытаясь что-то сказать, но слезы душили ее, пока она не села на колени рядом со мной, и прошептала только:

- Я не смогу на это смотреть.

Я беспечно дернула цепи, пытаясь вырваться, но стало только больнее истончавшей коже и уставшему телу.

На противоположной стороне зала разворачивалась не меньшая драма.

Лиана подняли на ноги, прямо перед Астом, стоящим спиной к нам. Его лица я не видела, но его отражение было в Лиане, в его отвращении и ненависти к кровному родственнику, однажды уничтожившему его девство, семью, а теперь и его самого.

Однажды оставшись ночевать у незнакомых существ, я попала в самое пекло войны непонятного мне мира. А этот мир, в лице одного демона, теперь раз и навсегда осел в моем сердце и моей голове.

Смотреть на Лиана.

Забыть про все, и смотреть, ждать, пока он ответит.

И он ответил. Через плечо дяди он снова перевел на меня взгляд, выражавший искреннюю боль и какое-то роднящее нас чувство безнадежности и глупости ситуации. Нас хотят убить за то, что мы защищались. За то, что мне спасли жизнь. За то, что уничтожили сумасшедшего демона. Убивают местного князя тьмы и девочку, потерявшуюся в своей ничтожной, человеческой жизни.

- Нет, - произнесла я одними губами, снова дернув цепями, - нет, Лиан!

Он вдруг улыбнулся, осторожно, но по-настоящему, неуместно, разрушая всю атмосферу ужаса и хаоса, творящегося здесь.

- Мия, - протянул он, и резко дернулся.

С края его губ потянулась полоска алой, блестящей крови.

Аст, за мгновение, пробил рукой грудную клетку Лиана, сопровождая это хрустом костей и хлюпаньем потревоженной плоти, и вытащил на свет что-то красное, и еще бьющиеся в его руках.

Сердце моего демона. Лиана.

- Нет! – заорала я, пытаясь подняться с места, будто моя ярость и боль смогут разорвать цепи, - Лиан! Отпусти его! Лиан!

Его тело обвисло на цепях, он закашлялся кровяной пеной, но был еще жив, еще держался.

- Брат, за что… брат, - бормотала Лидия, царапая свое же лицо, но не убирая руки от глаз.

А я больше ничего не слышала.

Рыдания Лидии, переросшие в истерику, судью, призывавшую меня к тишине, рева зала, в ужасе и каком-то вожделении. Ничего кроме своего голоса и звука умершего сердца.

Сердце, как бесполезная вещь, была выброшена на пол и чуть не докатилась до нас.

Я видела, как Аст занес вторую руку.

Теперь все стало так просто и ясно. Его смерть, моя смерть, папина, возможно, и мамина, от горя. Все рушилось моей голове как карточный домик из тысяч составляющих.

Однако потом, осталось только одно.

Зеленые, бездонные глаза, смотрящие на меня, и окровавленные губы, принёсшее мое имя так, как никогда раньше. Так, что у меня замерло сердце. Тепло и по-домашнему. Словно мы не здесь, а дома, разговариваем, пьем чай. Словно, он не демон, а я не человек. Мы что-то иное, понимающее друг друга, неразделимое.

Это наступило давно. Просто я не хотела признавать и ощущать. Пряталась от этого.

Я осознала, что люблю его, когда его сердце в прямом смысле упало к моим ногам.

Люблю его уже давно, любила еще до своего рождения, до рождения бабушки. С того самого момента, как принцесса Виктория, мой предок из бабушкиной истории, полюбила демона. С тех пор, как родился первенец. Эта любовь, передавшееся мне от Виктории, с каждым поколением росла и крепла, чтобы однажды, отозваться в моей душе ее голосом, криком самоубийства ради самого дорогого существа в своей жизни.

Цепи рвали мне кожу, на руках и ногах, а я билась, как раненая птица, об землю.

Даже Лидия перестала рыдать, пытаясь поймать меня, чтобы я не покончила с собой прямо тут.

Все это время он смотрел на меня, улыбаясь, будто мог этим как-то изменить время, и вернуть все назад.

Аст дернулся.

Кости хрустнули.

А вместе с ними и все, что так долго, беспробудно и очень глубоко спало во мне. Моя кровь. Мое наследство.

Я ощутила силу. Поток горячей крови прошелся по всему телу, как удар тока. Желание убивать и разрушать овладело душой и телом.

Слова бабушки Фелисити как из горна звучали в моей голове:

«Не осталось женщин, чтобы рассказать тебе, но внутри нас есть сила, способная однажды снять проклятье с семьи. Но для этого придется пожертвовать. Мы приобрели проклятье, когда человеческая женщина отдала жизнь из-за демона, которого любила. Чтобы его отменить, демон, который полюбит женщину, должен пожертвовать собой»

 Ты пожертвовал собой ради меня, Лиан. А теперь, я должна помочь нам. Спасти все, что дорого нам. Я больше не позволю никому разрушить то, что мы так долго возрождали.

Сначала это был огонь в груди, потом в спине, и наконец, в руках и голове. За долю секунды я почувствовала, как мое тело стало сильнее в тысячу раз.

Лидия отскочила меня как от прокаженной.

Тело в прямом смысле горело.

Первой оборвалась цепь на правой руке, я даже не почувствовала ее. Как эта слабая конструкция могла сдержать меня каких-то пару минут назад.

С левой тоже проблем не возникло, как и с ногами.

Я была на свободе.

Стояла, посреди зала суда, пылая, и желая убить все, что приблизится ко мне.

Не было больше страха и боли.

Зрители повыскакивали с мест, не в силах поверить глазам. Даже Аст обернулся, забыв вытащить руку из груди Лиана.

Сейчас я тебе помогу.

Безумие и гнев заняли всё место в голове. Я улыбнулась.

Есть одна цель – спасти Лиана, а какими способами, это уже не важно. В два мгновения я преодолела расстояние в половину зала, читая в глазах судьи и графини удивление и ужас. Два стражника бросились мне на перерез с мечами. Ловко увернувшись, будто это и не мое тело вовсе, я отразила атаки и отшвырнула обоих в разные стороны, приложив спиной о первый ряд кресел. Ничто не могло меня остановить.

Теперь остался только ты, дядя.

Он отшатнулся, наконец-то вырвав руку из груди Лиана, забыв сердце. Раз так, ты падешь быстро.

Стоило подумать об убийстве, как когти сами стали перевешивать ладони. А они были у меня не меньше длинны до колен. Испуганные глаза Аста промелькнули между моими когтями, когда я бросилась на него как коршун, защищающий гнездо.

Ничего в голове, ничего.

Убить.

Атака за атакой, удар за ударом.

Он кричал что-то, просил помочь стражей, но никто больше не спешил ему на помощь.

Краем глаза я заметила, как Лидия кинулась к брату, пытаясь привести его в чувство и даже освободить.

Хорошо.

Аст тоже выпустил когти, и теперь мы метались по залу, выбивая искры, однако я была быстрее и легче, и первое, во что я попала – щека, разорвав ее, затем, промахнулась по шее, и наконец, пронзила плечо, навалилась, и пригвоздила к полу, прижав собой.

Он дёргался, как жук на булавке, но сделать ничего не мог.

- Вот теперь я на тебя напала, - прошипела я ему в лицо, - можешь меня казнить. Или слабенькая человечка оказалась тебе не по зубам?

- Маленькая, - плевался он, дергаясь подо мной, - сука.

Сейчас я убью тебя, сотру в порошок гнусное существование…

- Мия.

Снова этот голос.

Теплый.

Стоп.

Что я делаю?

Когти в мгновения ока исчезли, будто их и не было никогда.

Я резко поднялась на ноги, освобождая Аста и пятясь на зад.

Что я наделала, как я это сделала? И… кто это был вместо меня, что произошла, я…

- Мия, все хорошо, - спиной я столкнулась и источником голоса, Лианом.

Все еще в цепях, он смог обхватить мои плечи. Я тут же обернулась к нему, ища хоть что-то знакомое в этой ужасной ситуации.

Живой. Весь в крови, еле стоящий на ногах, но живой.

Его рука коснулась моей щеки прямо над нижним веком, он улыбнулся и сказал:

- Вот оно что. Вот почему ты такая ненормальная, - хрипло произнес он, а затем, повернулся к бабушке, все еще в недоумении стоящей рядом с не менее удивленной судьей. Она внимательно посмотрела на меня, и расплылась в неожиданной улыбке.

- Мой внук, - впервые услышала ее твердый властный голос на родном языке, - защищал особу императорской крови, и когда убил высшего, и когда дрался с господином Астом. Все обвинения должны быть сняты немедленно, а леди предоставлены все условия до выяснения дальнейших действий.

- О чем она? – я схватилась за Лиана, чувствуя, как тело слабеет так же быстро, как и набрало силу. Он и сам еле стоял на ногах. Поспешила Лидия, и обхватила меня за талию.

- Ее глаз… - обронила она, изучая меня будто видит в первый раз.

- Да, - кивнул ее брат уверенно, - красный цвет глаз при пробуждении, это императорская кровь.

Все было все менее понятно и странно, а я, тем временем, перестала ощущать под собой землю.

- Ее предком была полукровка Люцифера и земной девушки. Когда-то эта кровь должна была пробудится. Когда падет проклятье.

Его глаза, такие зеленые…

- Ну же! – герцогиня появилась так внезапно, что Лиан с Лидией вздрогнули. Она тут накинула мне на плечи накидку, и, будто я ничего не весила, подняла меня на руки.

Как раз вовремя, я собиралась упасть.

Еще не решила, от усталости или от происходящего.

- Я отнесу ее в свою приемную, Лидия, позаботься о Лиане, без одного сердца жить весьма тяжело, а растить второе снова непросто. Скоро о ней узнает император, и тогда начнется настоящая катастрофа. Ты говорил, ее зовут Мия, вер…

Ее щебетание осталось где-то там, в реальности, в то время как я, не сумев побороть сон, заснула, не веря, что все еще жива.

Глава четырнадцатая. Проснувшееся чудовище

Смутно помню, как герцогиня демонов, несла меня по ступеням все выше и выше, как котенка, завернутого в тряпку. Не далеко от истины, я и правда могла только мяукать.

Плечом женщина толкнула дверь, и мы оказались в небольшой, но уютной комнатке. Надо же, я думала демоны живут либо в каменных дворцах, либо в стилизованных пещерах.

Положив меня на диван, и укрыв еще одним пледом, бабушка Лиана удалилась в ту же дверь.

Стоило ей уйти, как начались мои страдания.

Похоже, зелье Лидии перестало работать, и простуда вернулась ко мне тройной силой. Тело начало ломить, будто кости трескались сами собой, а меня голую засунули в холодный подвал, и знобило меня сейчас именно так. Я тряслась и стучала зубами, ощущая дикое желание спать, но боль не давала мне этого сделать.

Наконец-то ручка двери зашевелилась, и я услышала за ней знакомый голос.

Лиан практически влетел в комнату из одно мгновение оказался на коленях перед моим телом, внимательно меня осматривая, чтобы убедиться, что я цела.

Со мной все в порядке.

Не переживай.

Рука сама потянулась к его волосам, но он поймал ее, сжал, и прижал к щеке, ненадолго закрывая глаза.

Всего на мгновение мне стало очень тепло. Не было всех этих страданий и боли.

- Ее нужно вернуть домой, - за спиной внука возникла герцогиня, - а ты ранен, тебе нужна кровь и сила, чтобы восстановиться.

Уже впадая в бред, я осознала сказанное. Сила. НЕ моя сила.

Я представила, как другая девушка будет лежать рядом с ним, как он будет гладить ее спину, плечи, как он коснется ее губ.

Я не хотела думать об этом, ведь я не могла дать ему ничего. Глаза говорили за меня.

И он меня понял.

- Я не могу, - покачал головой демон, не отрываясь от меня, - мне нужно доставить Мию обратно, и позаботиться о ее здоровье.

Эти слова как никогда грели мне душу, пока еще один голос не разрушил тишину этой маленькой комнатки.

- Лиан! – да, конечно, Лидия, - Тебе вырвали одно сердце и повредили другое! Ты хоть понимаешь, как это опасно? Если оно перестанет работать, все, что сейчас произошло - напрасно.

Взволнованная, но прекрасная черноволосая девушка поравнялась с герцогиней. Две копии с разницей в столетия.

Да, я же совсем забыла о том, что Аст сделал. Вот, даже бинты на его груди, выглядывающие из-под рубашки не заметила.

Сказать ему, чтобы он не волновался и спокойно лечился там, где ему могут оказать помощь. Пусть берет силы у кого хочет.

- Лиан, - выдавила я, - со мной все… будет хорошо.

Что по голосу точно не скажешь.

- Я вижу. Об этом не может быть и речи, я и так чуть тебя не убил.

Вот упрямый демон!

Сейчас я сделаю то, о чем пожалею.

Я подняла глаза на Лидию, надеясь, что она сможет переубедить его.

Сестра Лиана не сразу, но поняла, что я от нее хочу.

Собрав всю силу в кулак, она произнесла:

- Я позабочусь о ней, - герцогиня и Лиан обернулись на нее с полнейшим недоумением, - пока брат не поправься. Если… это единственный способ удержать тебя здесь.

Пальцами она сжала подол платья, и отвернулась, сжав губы.

- В конце концов, я тоже виновата в том, что случилось с Мией, поэтому сейчас же иди в лазарет, а я присмотрю за ней.

Я, конечно, недолюбливала Лидию и уверена, что мои чувства были взаимны, однако мы обе понимали, что оставлять Лиана в таком состоянии без помощи нельзя.

- Всё будет хорошо, - заверила я его, вытягивая свою ладонь из его.

Было тяжело обмануть векового демона, но тут присоединилась бабуля.

- У твоей подруги проснулась демоническая императорская кровь. Рано или поздно владыка узнает, и пока ей намного безопаснее будет дома, под присмотром Лидии, а тебе здесь, чтобы дать показания касательно Мии. Или ты хочешь, чтобы Император сам явился в твой дом?

Доводы герцогини были для него убедительнее наших, потому он поднялся, морщась от резкой боли в груди и шагнул к сестре, скромно стоящей в самом углу, у камина.

Он осторожно приобнял ее и прошептал что-то на ухо, затем отпустил девушку, неуверенно ему кивнувшую.

- Я вернусь, как только у меня снова будут сила защищать наш дом, - пообещал Лиан, и герцогиня повела его в сторону двери.

Давно мне не было так тяжело расставаться.

На этот раз я оказалась на руках у Лидии, которая тоже не почувствовала моего веса, и развернувшись, окинув взглядом семью, вошла в большое напольное зеркало, как в воду, преодолевая расстояние между своим и моим миром.

****

- Бросьте мисс Мию, госпожа, или мы за себя не ручаемся, - первое, что увидела после перехода через миры, это слуг, вооруженных подсобными материалами - Лестор - кухонным ножом, Шелл - зубами, Кристофер - виллами, а впереди стоящие близняшки двумя сковородками.

- Я повторять не буду, - заявила Белл, выставив чугунную посудину вперёд, как пистолет.

Конечно, ведь им никто даже не сказал, что с нами случилась, и где мы были все это время. Как они, наверное, переживали. И у них совсем не осталось сил.

Лидия фыркнула, брезгливо оценивая компанию.

- Если я ее брошу, ее человеческое тело этого не переживет. Расступились, ей нужна помощь.

Но никто из слуг не сдвинулся с места. В кабинете Лиана было не протолкнуться.

- Сейчас тебе потребуется помощь, - Кристофер поднял виллы выше, - что ты сделала с Мией и Дантелианом?

Все это время я набиралась слов и сил, чтобы объяснить им произошедшее, и не дать забить сестру Лиана до смерти. Правда кто больше пострадает, еще не ясно.

- Лидия помогает, - выдохнула я, стараясь не стучать зубами, - пустите ее, пожалуйста.

Слуги поверили не сразу. Только Лестор, дворецкий, отошёл в сторону и подвинул демоническую собаку, чтобы Лидия со мной могла протиснуться между остальными.

В спальне Лиана демонесса уложила меня на кровать, и села на стул, напротив. Обеспокоенные демоны окружили меня, старательно игнорируя госпожу.

- Кто-нибудь объяснит, что тут происходит? - не успокаивалась Белл, всё ещё держа сковороду на боевой изготовке.

Тем временем Виви склонилась надо мной и легонько поцеловала в лоб.

- Ох, мисс, - отпрянула она, - у вас сильный жар. Необходим врач.

Пока Лидия рассказывала о том, что случилось и у слуг поочередно открывались рты от изумления, Лестор и девочки пытались сделать мне жаропонижающий сбор, обтерли тело губкой и поменяли мои обноски на лёгкое домашнее платье.

- Я давно понял, что в Темном мире проблемы судебной системой, но, чтобы так! - возмущался Кристофер, сам находящийся в розыске.

Полное молчание повисло в спальне, когда Лидия рассказала, что случилось позже, и благодаря чему мы избежали казни.

- Мия императорской крови?! - почти в один голос спросили демоны.

- Ещё ничего не ясно, - Лидию тоже мелко трясло, только от всего, что на нее навалилось, - следует дождаться Лиана и сделать так, чтобы Мия поправилась. У меня есть настойки в мире демонов, но недавно она приняла одну, ещё доза может убить человеческий организм. Демоном-то она окончательно не стала.

- Нужно ждать, - сообщала Виви, - если к вечеру не станет лучше, нужно идти за врачом.

- Ульям, - вспомнила я о друге аптекаре и лекаре по совместительcтву, - он поможет. Я могу дать адрес.

Сестры обратились к Лидии.

- Идти придется вам, госпожа, мы не может без разрешения хозяина покинуть дом, иначе наш контракт аннулируется, и мы больше не сможем сюда вернуться.

Все больше и больше сестре Лиана хотелось отсюда убраться, но обещание перед ним было равноценно непреложному обету.

- Если к вечеру ей не будет лучше, я подумаю, - ответила она и развернувшись, подобрав полы платья, покинула спальню.

Я уже начинала ее жалеть.

*****

Лучше мне не становилось.

После чая Лестора мне стало чуточку легче, вроде бы даже удалось чуть-чуть поспать. Вскоре в затуманенном мозгу начались страшные сны, а потом и вовсе бред. Лиан был в моей голове каждую секунду, события сменялись нашей первой встречей с нападением, затем повседневной жизнью. Он уходил и снова возвращался. Из его груди вырывали сердце - АСТ, Лидия, Мария, Я. Смотрела на окровавленные руки и плакала, прижимая к себе его тело. Снова и снова он умирал, а затем воскресал, лежал со мной в одной постели, питаясь моей силой, потом исчезал, уходил. Я просыпалась, тяжело дышала. Кто-то хватал меня за руки, укладывал, обнимал. Мною снова овладевал не сон - мучение. А потом, всё стало совсем плохо.

Ко мне пришел отчим. Он медленно шел к моей кровати, мерзко ухмыляясь. Его глаза, чёрные и страшные. Робертс закатывал рукава, будто жаждал какой-то работы.

А его работой была я.

Он лег рядом со мной, и его рука тут же полезла под платье. Ни кричать, не сопротивляться я не могла. Как рыба билась об лёд, пытаясь проснуться, если это был сон. Его пальцы касались моих бедер, ягодиц, поднимаясь то выше, то ниже. Грудь уже болела от его прикосновений, сводило от боли живот, и мне хотелось умереть. Его жирные губы у моего уха все повторяли: не кричи, не расстраивай мамочку.

Мама. Как ты там, мама?

И снова его руки сжимают мне ребра так, будто хотят сломать.

Холодная тряпка коснулась моего лица. Отчим ушел. Осталась только тишина и темнота. Я сделала вдох и боли не было.

Я все еще на суде? Где Лиан?

- Как вы могли так запустить обычную простуду? - донёсся мужской голос из другого мира, вне моего бреда.

- Они с братом ездили в Шотландию, она там простыла и ей пришлось вернуться. Пока ехала, всё усложнилось.

- Ваш брат, хочу сказать, редкостный... Человек. Разве можно было подвергать свою супругу такой опасности?

- Уверена, он не хотел, чтобы так получилось.

- Если не хотел, не стоило везти ее так далеко. У Мии с детства здоровье не ахти.

- Поверьте, Уильям, я говорила ему тоже самое, однако он не может без нее. К моему большому сожалению.

Разговор ненадолго оборвался и мне в руку что-то кольнуло. Не так сильно, чтобы стоило открыть глаза, и потратить так много сил.

- Я сделал ей инъекцию обезболивающего и жаропонижающего. Так же оставляю вам настойки и кое-какие травы. Если вы не против, я проведу ночь в доме, чтобы утром провести повторный осмотр, когда она проснется.

- Слуги приготовят вам комнату.

- Так же утром необходимо будет обмыть ее теплой губкой, так как она слишком обильно потела. Я думаю тоже смогу провести эту процедуру, с вашего разрешения.

- Да, конечн...

- Нет.

Я услышала, как ручка двери ударилась о стену, и тяжёлые шаги разнеслись по комнате.

- Лиан?! - голос Лидии чуть не сорвался, но она тут же взяла ему в руки, - Ты уже вернулся из... Шотландии?

Шаги затихли недалеко от моей постели и холодная рука легла на щеку. Отвечая на этот жест, я тяжело вздохнула и облизнула губы.

- Уладил дела, и больше я им там не нужен, - его шепот, - нужно будут, приедут сами. Доброй ночи, доктор. Ваше присутствие так необходимо?

Теперь я была здесь, вырываясь из кошмаров, в мир, где все хорошо, и где есть он.

Тон Уила тяжело было назвать дружелюбным.

- Если вы хотите, чтобы ваша жена прожила больше суток, то да.

- Вы ведь дали нужные снадобья. Если ей станет хуже, я вам сообщу.

- Знаете, что! – голос друга резко повысился, он аж зарачал, - Мия - мой друг и я не позволю вам - человеку, не удостоившемуся даже попросить руки и сердца у ее родителей, вот так, погубить ее вот в этой каменной катакомбе!

- Я бы попросил, - Лиан тоже был далеко не духе после очень веселой ночки с принудительным извлечением сердца, и я решила, что пора заканчивать этот детский сад.

- Лиан, - прошептала я, пытаясь открыть глаза, но свет слишком сильно бил в глаза, - прекрати.

Он опустился на кровать, судя по тому, что половина моего тела немного потеряла опору.

- Ты проснулась? - у него был такой мягкий голос, что я почти не узнавала его. Перепалка тут же кончилась

- Было бы странно если бы после стольких уколов она не проснулась, - пробурчал Уилл, гремя своими инструментами.

- Спасибо, - на этот раз сказала я другу, - давай утром поговорим? Я бы хотела поспать.

- Конечно, Ми-ми, - судя по тону, он все-таки еще не выяснил все отношения с демоном, - мисс Лидия, поможете найти слуг?

Если бы Лиан сорвался на Уила, я бы потеряла последнего друга.

- Конечно, - девушка немного задержалась, затем они оба вышли, и Лиан тут же потушил свечи. Я смогла открыть глаза.

Из окна бил молочный лунный свет, падая на краюшек кровати с белыми простынями и пол, вырисовывая прямоугольник.

Лиан стоял спиной ко мне, смотря в то самое окно, но не загораживая свет. Видела я его все равно плохо.

- Как ты? - преодолевая сонливость и сухость в горле, спросила я.

С несвойственной ему заботой он налил мне воды, будто прочитал мысли и снова вернулся на свое место.

- Не в первый раз мне вырывают сердце. Ничего, вырастет. Совсем другое дело ты. Я подверг тебя такой опасности.

Опять двадцать пять. Я ведь почти не пострадала. Жива, по крайней мере.

- Я не должен был поступать так с тобой.

- Я сама пришла в твой дом, Лиан. Я сама поехала к бабушке. Ты не виноват.

- Жизнь человека снова чуть не оборвалась из-за меня. Я обещал, что на Марии все кончится, и снова поддался искушению.

Тяжелые раны заживают долго, знакомо, но убиваться из-за меня я не позволю.

- Лиан, - мне так нравилось, как звучало его имя из моих уст, - давай обсудим это потом. А сейчас я и правда хочу спать.

- Да, - демон отошёл от окна. - Спи. Я пойду в кабинет. Нужно кое-что что доделать.

Слезы неожиданно навернулись на глаза, я даже не успела их поймать, перед тем, как они упали на простыни, и конечно, Лиан их увидел.

- Нет, не уходи, пожалуйста.

Он остановился.

- После всего ты ещё хочешь находится со мной?

Я кивнула, сильнее кутаясь в одеяла.

- Да. Ложись со мной, - я помедлила, - Мне сняться страшные сны.

Долго его уговаривать не пришлось. Он хотел этого всегда, и не отправлял меня обратно в комнату, хоть мог в любой момент. Я нужна тебе больше, чем ты думаешь.

Белая рубашка слетела на пол.

Упали брюки и зашуршали спальные штаны. Я знала весь ритуал подготовки по ко сну. Это радовало и пугало одновременно.

Одеяло поднялось и прохладный воздух вместе с мужчиной оказались рядом со мной.

Я повернулась, положила голову ему на плечо, а руку на грудь, ощущая бинты под пальцами.

- Не больно?

От выдохнул мне в висок, сжав мои пальцы чуть сильнее, чем хотел и прошептал:

- Больно.

Лихорадка определенно дала в голову. Жар точно ещё не до конца прошел, и я с чего-то решила, что могу позволить себе его поцеловать.

Приподнявшись, прежде, чем он успеет мне что-то сказать, нашла его губы и коснулась из своими, ощущая мягкую, теплую кожу.

От моего резкого порыва, Лиан резко выдохнул, а я не прервала поцелуй, касаясь сначала нижней, потом верхней губы. Я не передавала ему энергию, и не потому что у меня её просто не было, а потому что я давала нечто большее. Себя. Всю. И душу. И тело.

Мне хотелось показать ему все, что я чувствую, и не могу сказать.

Сомневаясь, он положил руку мне на талию, но потом, отвечая, привлек к себе, проводя пальцами от поясницы до шеи, медленно, перебирая каждый позвонок под тонкой кожей спины и сорочки.

Как мешал этот кусок ткани на мне, хотелось его сбросить с себя, чтобы всем телом ощущать Лиана, его руки, его дыхание. Я мечтала раствориться в нем, забыться, стать всем для него. Стать вторым сердцем.

Под моими пальцами горели его плечи, я сжимала их, как ребенок, требуя больше нежности.

Рука Лиана легла мне на щеки, и он медленно отстранился, не давая мне шелохнуться.

- Открой глаза, - шепнул он, и я послушалась.

От улыбки в уголках глаз пролегли складки.

- Вот в чем дело, мое пробудившееся чудовище, - я не поняла, о чем он, пока не продолжил, - у тебя снова правый глаз горит красным.

Я посчитала это чуть ли не оскорблением, и уже сама легла подальше.

- Ты думаешь, я так себя веду, потому что во мне есть демоническая кровь? – обижено прошептала я.

Он покачала головой и поспешил оправдаться.

- Нет, просто раньше вы были немного скромнее, мисс Мия, и где же ваше чопорное обращение «сэр»? Я все чаще слышу свое имя из ваших уст, - смешливо издеваясь проговорил он, смотря на меня, как на ребенка.

На самом деле я об этом не подумала. Ведь раньше я правда вела себя по-другому.

В этот момент я поняла, что с тех пор, как пришел Лиан, мое состояние улучшилось, и словно болезнь ненадолго отступила.

Но меня все еще обижало его отношение. Нужно наказывать самоуверенных демонов.

- Все верно, - стягивая одеяло, и закутываясь как куколка, отстранённо заявила я, - в таком случае, дабы исправить свое поведение, я, пожалуй, пойду в свою комнату.

Только моя пятка коснулась пола, как демон схватил меня за запястье, растянувшись на кровати.

- Ты больна. А в твоей комнате холодно и нет камина.

- Так он и тут не горит.

Демон зашел в тупик, но сдаваться не собирался.

- И вообще, - рука не поддавалась, даже с пробудившейся демонической силой, порвавшей цепи, - у вас есть невеста, спящая за пару комнат отсюда, не лучше ли вам пойти к ней, она точно будет вести себя скромнее.

Обхватив за талию, меня затащили обратно на кровать и уложили рядом, на этот раз накрытую до шеи.

- Человеком ты нравилась мне больше.

- Тогда вам стоит поискать другой источник силы. Я вернусь домой, сломаю своего отчима пополам, и мы с мамой снова заживем счастливо.

Голова Лиана устроилась на моем плече, будто мы поменялись ролями, но эта игра ему явно нравилась.

- Твоя демоническая кровь просыпается только рядом со мной, если вы не заметили, мисс, что, кстати, спасло наши жизни, и я должен как-то поблагодарить вас.

Если бы ты больше молчал, то до сих пор благодарил меня, правда, уже возможно без этой рубашки.

- Будьте добры, сэр, дайте больному человеку поспать, в таком случае.

С максимально недовольным видом я отвернулась в другую сторону.

- Я просто не хочу, - шепот звучал уж как-то очень близко к моему уху, - чтобы под влиянием темной стороны тебя, ты наделала глупостей, а потом жалела.

Какой заботливый демон, как мне повезло.

- Я сделала глупость в начале лета, когда заключила с вами договор.

- Полностью согласен. А теперь засыпай, потому что, как только темная кровь перестанет в тебе играть, человеческое тело снова станет слабым и боль может не дать тебе отдохнуть.

Честно говоря, в тот момент я надеялась, что мое человеческое тело вообще не проснется.

Глава пятнадцатая. Приглашение в Ад

Утро мы встретили раздельно, и тоже по моей прихоти.

Я проснулась раньше, как только стало всходить солнце. Мне плохо спалось, болезнь вернулась, и теперь все мои мысли были о том, как вытащить папу из демонической тюрьмы. План, конечно, был, но он требовал времени и некого влияние со стороны высших инстанций. Судя по всему, папу не собираются судить ближайшее время, поэтому я должна успеть освободить его живым.

Выскочив из-под одеяла, я позволила лишь ненадолго посмотреть на спящего Лиана. Темные ресницы был плотно сжаты, отбрасывая длинные тени на щеки, впалые, после заточения в тюрьме, цвет кожи тоже бледнее чем обычно. Он ведь тоже очень много пережил, и так быстро вернулся сюда, наверняка не долечился.

Жалость к нему сменилась легкой злостью, за то, что вчера он решил, что все мои чувства были вызваны демонической силой. Да, мне было стыдно, за то, что я устроила, но кровь только подтолкнула меня, ни в коем случае не искажая желания.

В конце концов, вопрос с Лидией так и не был решен, поэтому я приняла решение – приходить к нему, только для того, чтобы делиться энергией, а затем, вести себя, как и раньше.

Да, я была влюблена в него, даже не буду отрицать. В такого мужчину вообще тяжело не влюбиться, даже зная, как он может быть смертоносен, и способен стереть в пыль тебя за одну минуту. Мое сердце, до этого не знавшее любви поддалось, но это не значит, что я буду потакать этому чувству. Оно ничего под собой не несет. Мы слишком разные.

С этой мыслью я дошла до своей комнаты, но закрыть ее не смогла, кто-то держал ручку с другой стороны.

- Мисс Мия, - Белл, «темная близняшка», уже проснулась, и бегала с пылевой кистью по дому, - вам уже лучше?

В ее глазах была неподдельная тревога. Как же я привязалась к вам, темные существа.

- Да, - комната была залита солнечным светом, которого я так долго не видела в подземельях Темного мира. Никогда не думала, что буду скучать по солнцу, - Спасибо, Белл. Как только Уильям проснётся, будь добра, позови его ко мне.

Демонесса пообещала выполнить, но уходить не торопилась.

- Мисс, - окликнула она меня, подошедшую к окну, - в этом доме было очень пусто без вас, как бы мне не хотелось этого признавать. Я от лица всех слуг благодарю вас за спасение господина, если бы не вы – нас бы уже не было в живых.

 Поддавшись порыву нежности, я убрала за ухо ее выбившуюся из косы белую прядь.

- Будем считать, что это благодарность за вашу заботу, - она настороженно проследила за моей рукой, украдкой улыбнувшись.

Исполнив легкий полу-реверанс демонесса потихоньку вышла.

Следующие два часа я провела в постели, все еще ощущая тремор от вчерашней лихорадки.

Наверняка, Лиан уже проснулся, но в мою комнату не заходил, и даже не посылал слуг, или завтрак. Это мне казалось странным. Неужели сладка месть?

- Привет, больная.

Ульям так незаметно вошел, что я вздрогнула.

- Ты что так пугаешь? – приподнялась я на локтях.

Друг любопытно осмотрел комнату, и подошел ко мне с другой стороны кровати.

- Неплохой у тебя дом, - в голосе прозвучала досада, -  муж, правда, похож на какого-то зверя, а так ничего. И сестра у него, должен признать, милая, - его лицо приняло глупое, блаженное выражение.

- Лидия? – пискнула я, - Милая? Ты просто мало ее знаешь.  Уильям, пожалуйста, забудь об этой красотке ради своего же блага.

- А что? - он принялся ковыряться в своем докторском чемоданчике, доставая устройства для прослушивания грудной клетки, а также для измерения температуры, - тебе, значит, можно замуж, а мне жениться - нет?

- Можно, только не на Лидии.

Она демон и тебя сожрет.

Хорошо, что я проговорила это в голове.

Проделав все процедуры и убрав инструменты обратно, Уилл уселся рядом, и тяжело вздохнул.

- Ну, больная, вы почти здоровы. Что ты делала в Шотландии, дорогая?

Я почти не соврала.

- Там живут родственники мужа. Родина его.

Стоило помянуть демона, как…

В дверях появилась Виви, и громко объявила:

- Мисс Лидия ждет доктора на завтраке, а господин желает провести процедуру, о которой вы вчера говорили.

Если вчера мой дорогой аптекарь дрался за мое тело, как лев, то сегодня, очарованный юной демонессой, оставил губку, приказал нагреть воду, и был таков.

Вот что любовь с дружбой делает.

Зато мой «муж», явился тут же, и отговорки о том, что я вполне здорова, чтобы сходить в душ сама, даже не хотел слушать.

У белой рубашки уже были закатаны рукава. Он вошел не спеша, меряя шагами комнату, растягивая удовольствие поиздеваться надо мной.

- Ты вчера хорошо поиграла со мной, Мия, - улыбаясь самой коварной улыбкой из своего арсенала, напомнил демон, беря в руки губку, и рассматривая ее как орудие пыток, - моя очередь.

Конечно, я попыталась натянуть на себя одеяло, обложиться подушками, защититься всем возможным…

- Призови ты хоть свои коготочки, - видя мои жалки попытки Лиан только усмехался, - тебе бы не помогло.

Через пару минут Виви принесла таз с водой, с самым заговорческим видом. Все слуги за одно, что ли?

Ушла так же быстро, как и появилась.

Медленно, предвкушая, Лиан намочил губку, или встал надо мной как гора.

- Либо ты сама раскрываешься, либо это делаю я. Сразу говорю, лучше сама, или тебе придется менять постельное белье.

- Сэр, - приняла я последнюю попытку к спасению, - я вполне могу сама искупаться.

- Ах, - первая подушка была безбожно отброшена на пол, вторая – за ней, - сегодня я - «сэр», а вчера просто Лиан. Ты уж определись.

Нехотя я убрала одеяло, и легла на единственную оставшуюся подушку.

Демон убрал темные волосы со лба, и, присев на край кровати, осторожно провел губкой по внутренней стороне запястья, поднимаясь выше.

От щекотки я улыбнулась, немного расслабившись. В конце концов, ничего он мне сделает.

Думалось мне.

В это время Лиан перестал улыбаться, лицо его было сосредоточенным и серьезным, будто он выполнял какую-то кропотливую работу, но стоило ему спустить лямку моей сорочки, и коснуться теплой губкой шеи, как я перестала мило смеяться, а его глаза загорелись, и он правда стал похож на демона.

- Снимай сорочку, - скомандовал он беспрекословным тоном.

Мольба в моем взгляде его не смягчила.

- Лиан, - протянула я его имя, - пожалуйста…

Даже глазом не моргнул.

- Это медицинская процедура. И еще мне надо оценить, наличие ран, а также изменений, связанных с обращением. Я не буду переходить грань дозволенного, - мужчина сделал паузу, смотря мне в глаза, - Если ты сама этого не захочешь.

Так Мия, ты сама вчера перед ним чуть это не сделала. Лучше самой, чем он будет проводить эту пытку дольше.

Зажмурившись, и планируя больше не открывать глаза во время всей процедуры, чтобы не умереть со стыда, я стянула сорочку, и легла ровно, как солдат, прижав руки к телу.

Это к лучшему, что я не видела лицо Лиана в этот момент, иначе я бы точно не выдержала, и чем-то накрылась.

Судя по тому, что губка коснулась моих ключиц не сразу, он меня осматривал. Точнее, рассматривал.

- Я постараюсь быстро, чтобы не замерзла, - голос подозрительно охрип, но я постаралась не думать об этом, сконцентрировав все мысли на чем-то отвлечённом. Например, на литературе.

«Одиссея», вторая после «Иллиады» классическая поэма Гомэра…

Губка плавно проскользила от ключиц до пупка, и первые капельки лишней влаги скатились вниз, по ребрам, от чего я вздрогнула.

Создана, вероятно, в VIII веке до н. э. или несколько…

Рука Лиана случайно коснулась моей груди, когда он проводил губкой от подмышки и ниже, я резко выдохнула, пытаясь снова вернуться к поэмам.

… несколько позже.

Теплая вода дошла до моих ног, до внутренней стороны бедра. Против своей воли я сжала ноги сильнее, поджимая их к животу, ощущая, как жар от них, поднимается к животу, к сердцу, к голове.

Наслаждаясь этим, демон не собирался останавливаться, снова опуская свое орудие пыток в воду. Мне не то, что не было холодно. Все тело огнем горело, как на костре.

Провел от низа живота вверх, а потом опять вниз, будто дразня меня.

- Лиан, - не контролируя мысли, выдохнула я, сжимая меж пальцев простынь.

- Расслабься, - опустился до шепота твердый голос.

Я уже почти не думала.

Хуже все равно не будет.

Надо успокоиться.

Ощущения губки постепенно становились все приятнее. Мне в голову пришла мысль, что Дантелиан наверняка видел столько женских обнаженных тел, что мое его мало вдохновило. Он просто захотел поиздеваться, напомнить, что он все еще хозяин в доме.

Я хочу, чтобы он продолжал издеваться.

Когда я совсем привыкла, и чуть не потеряла сознание, он почему-то остановился.

Я осмелилась открыть глаза.

Тенью нависая надо мной, Лиан стоял, держа в нетвердых руках губку, и тяжело дышал, будто каждый вдох давался ему с трудом. На сосредоточенном лице блестели зеленые, страшные и красивые глаза одновременно. Какой он все-таки прекрасный. Я не могла перестать на него смотреть.

Ненадолго закрыв глаза, будто собираясь с мыслями, он выдохнул, и повернулся на меня.

- Это было тяжелее, чем я думал, - от хрипоты его тона, по моей коже пошли мурашки, и даже туман в глазах не помешал мне рассматривать его снизу-вверх.

- Хотел помучить меня, - крепости в моей речи было не больше, чем у него, - а в итоге сам попался?

Только утих мой голос в комнате, как Лиан уже был на моей кровати, прижимая меня к себе, и целуя на этот раз сам, но не так, как обычно – аккуратно и нежно, а грубо, рывкам, сжимая мои узкие плечи почти до боли, чтобы максимально сократить расстояние между нами.

Я оплела его талию ногами, чувствуя, как все его тело подается ко мне навстречу, как его самообладание теряется с каждой минутой. Даже рана на груди не мешала ему. Руками он касался тех мест, где до этого была губка, а мне оставалось лишь тихо выдыхать ему в губы, сдерживая стоны, которые мои легкие еле контролировали. Я мало знала о мужской физиологии, но точно ощущала – Лиан очень меня хотел.

Я даже боялась подумать этом.

И вдруг мне стало страшно.

Накатило все сразу.

Те дни в тюрьме, отец, мама, мое обращение, чуть не совершившаяся смерть Лиана, и ощущения, которые я испытывала сейчас очень пугали меня.

Вздохи сменились всхлипами, и мужчина тут же это заметил, и в этот же миг отстранился, сел и поднял меня за плечи.

- Мия, Мия, - испуганно повторял он, чуть встряхивая меня, - что случилось, Мия?

Слезы душили до такой степени, что я не могла произнести и слова, только обреченно трясла головой.

На мою спину легла рубашка Дантелиана, он просунул мои руки, и застегнул ее, прикрывая мое тело.

Через силу я заставляла себя не плакать, но грудная клетка сама сотрясалась, вместе с телом, пока ладони лихорадочно вытирали слезы.

Обхватив меня руками, демон положил мою голову себе на плечо, и качая, как маленькую, тихо заговорил:

- Прости меня, я не знаю, что на меня нашло. Ты такая красивая, Мия, я потерял контроль, обещаю, такого не повториться. Не плачь, пожалуйста.

Постепенно, когда все накопившееся из меня вытекло слезами, я начала успокаиваться, и поняла, что все его плечо мокрое от моих слез.

- Все хорошо, - отстраняясь, и закрывая волосам заплаканное лицо, уверила я, - просто слишком много произошло…

Он убрал мои волосы с лица, всматриваясь мне в глаза, надеясь увидеть в них подтверждение сказанных слов.

- Как мне хочется вернуть тебя домой и прекратить мучить, - прошептал он, проводя большим пальцем по моей скуле, -  Но теперь мир демонов в тебе, и скоро наступит час, когда ты встретишься с Императором, а потому, должна уметь себя защищать. Даже от меня. Не позволяй никому заставлять тебя бояться или плакать.

Он отпустил меня, и поднялся с кровати, взъерошивая и без того отросшие, черные пряди.

- Нам нужно поговорить за завтраком. Собирайся и спускайся, проводи своего друга. Сама понимаешь, чем меньше о нас знают, тем лучше.

И он ушел, оставив меня одну, наедине со своими страхами.

*****

Близился обед.

Проводив Уила, я вернулась в свою комнату, от которой уже порядком отвыкла, но твердо решила – никаких слабостей себе не позволю, и каждую ночь буду возвращаться сюда. Хватит с меня этих игр. Есть Лидия – вот пусть с ней и… отводит свою темную душу.

На общий обед, который был объявлен для всех жителей дома, в связи с экстренной ситуацией возможного визита императорских войск за мной – я надела самое изящное и милое платье, которое нашла – светло-лиловое, с открытыми плечами и глубоким декольте, приталенное, спускающееся вниз легкой ситцевой тканью до лодыжек. Волосы я немного завила и опустила по плечам.

Буду делать вид, что ничего не произошло, что меня это ни в коем случае не задело.

Спустившись в числе первых, я заняла место как можно дальше от него – во главе стола. Лестор вышел из своей кухоньки, неся на подносе суп, вкусно пахнущий курицей. Как давно я не ела нормальную еду.

- Вам стоит набираться сил, мисс, - заботливо заметил дворецкий, выпрямившись, - вы попали в нелегкую историю.

Беспокойство слуг мне очень льстило, в отличии от их хозяина, и я все думала, как их отблагодарить.

Выглянув в окно, я вспомнила про сад. Наверное, завял совсем. Жаль, теперь не будет времени им заниматься.

Следующей появилась невеста Лиана, как всегда в черном пышном платье, будто только что вернулась с бала, но теперь еще и со скорбным выражением. Высокомерие куда-то улетучилось, и даже то, что я провела ночь и утро с ее братом, не вызывало в ней гнева. Кожа еще бледнее, хотя куда уж.

Это было так странно, что я не выдержала и спросила:

- Лидия? Все в порядке?

Она кивнула, но ничего не ответила.

А вот и сам хозяин.

Старательно не смотря мне в глаза, он занял свое привычное место, которое уже было накрыто дворецким. Вслед за ним зашли близняшки и Кристофер, Шелл как всегда улеглась у ног господина.

- Ситуация такая, - немедля, начал он, скрещивая пальцы на белоснежной скатерти, - о происхождении мисс Мии уже знает не то, что Император, а весь Темный мир.

Вилка, до этого покорно лежавшая в руке у Лидии, упала со звоном вниз.

Судя по всему, она до сих пор обвиняет во всем себя. Поговорить с ней, что ли.

- Честно, - прикрыл веки демон, - я не знаю, чего нам ждать. Герцогиня всеми силами пытается установить контакт с Императором, но зная его… неординарный характер, ожидать стоит чего угодно.

Мне неописуемо интересно:

- Уточните пожалуйста, сэр, - на последнее я сделала особое ударение, отчего жилка у него на виске заметно надулась, - Император хочет меня убить, или, как правильно выразиться, познакомиться?

Если убить – не удивлюсь. Моя жизнь в последнее время так и хочет покинуть бренное тело.

Наши с Лианом взгляды все-таки встретились.

- Сложный вопрос. Вы являетесь родственниками, точнее сказать, единственными родственниками. Императорский род закончился на нынешнем Императоре. В то же время, именно из-за твоих предков, Мия, отец Владыки бросил свой трон, увлекшись человеческой женщиной, из-за чего Темный мир понес очень большие потери. Главный вопрос – он хочет отомстить, или взять под свое крыло? Я не знаю, - неуверенность в его голосе меня напугала.

Раньше я думала, что самый страшный мой родственник тетя Ребекка из Италии, которая коллекционировала трупики мелких грызунов, высушивая их на солнце. Теперь я подцепила рыбку покрупнее.

- А мои родители, - сердце больно екнуло, - ее их не тронет?

Лиан покачал головой:

- Не думаю. Твой отец передал кровь и силу, и в тот же день потерял всю связь с предками. Это если верить тем записям, которые я нашел в демонической библиотеке. Мария была единственным исключением, которая после рождения дочери все еще сохранила привязанность к темным созданиям.

- Становится все хуже и хуже, - озвучила я мысли в слух, уже без аппетита смотря на свою тарелку с супом.

Странный звук послышался из соседнего темного холла.

Будто пролетела стрела, а затем, в комнату влетел огненный шар размером с детский мячик, завис над Лианом, будто пытаясь понять, к тому демону он попал, или нет. Не найдя ошибку, шар вдруг заискрился, и взорвался, не причиняя никакого вреда, кроме еще парочки седых волос на моей голове.

Но этим все не кончилось.

- Уважаемый Господин Дантелиан, - в воздухе стали рисоваться большие огненные, каллиграфические буквы, - Я, Император Темного мира, Владыка Демонов, приглашаю вас, а также мисс Мию Дарквелл на прием, который состоится через неделю, в Центральном дистрикте Темного мира, во Дворце хранителей Ада. Вам следует взять с собой двух спутников, которые будут сопровождать вас, согласно статусу и положению, не ниже высших демонов. Так же спешу вам сообщить, что лично проконтролирую судебный процесс над г-ном Астом.

В случай отказа от приглашения, буду вынужден явиться вместе с гвардией, чего ваш маленький домик может не пережить.

С уважением и почтением, Император.

Глава шестнадцатая. Дьявольские танцы

Для того, чтобы добить меня после всех новостей, потребовалось немного – всего лишь отправиться вместе с Лидией покупать платье. Хотя мы и «сблизились» в последнее время, от ее присутствия рядом холодок по коже иногда пробегал.

Мы ехали в карете, приготовленной Лианом, в Лондон, чтобы подготовить меня к визиту во дворец Темного мира, и, якобы, без Лидии, я не смогу выглядеть подобающе.

Благо почти всю дорогу и даже в паре магазинов она молчала, лишь указывая продавцу на ленточки, кружева и корсеты, которые мне нужны.

- Разве мне не нужно темное платье, как тебе, - не выдержала я, когда она засунула меня в кремовое, больше подходящее фее, а не демонессе.

- Я ношу черное в память о родителях, а не потому, что это носят все в Темном. Тебе больше подойдут светлые тона.

Голос ее был спокоен и как-то грустен.

Почему я чувствую себя виноватой перед ней? Наверное, потому, что ее жених и брат теперь вынужден принять меня у себя дома, выдавать себя за моего мужа и следить за тем, чтобы меня не убили, рискуя своей жизнью?

Я даже толком не рассмотрела, что мы купили. Просто согласилась с ней, и нам упаковали первое платье, которое одобрила демоническая принцесса.

Обратно мы тоже ехали молча. Но на этот раз не долго.

- Мия, - она позвала меня, но сама голову от окна не повернула, - можно у тебя кое-что спросить?

Поджилки затряслись заранее.

Сейчас придется оправдываться.

- Конечно, что угодно.

- А, - указательным пальцем она коснулась тонких губ, - доктор Уильям, он, женат?

Я с облегчением выдохнула.

- Уилл, нет, конечно, нет, а зачем тебе…

Меня осенило.

Я так резко придвинулась к ней, что карета накренилась влево.

- Лидия, ты влюбилась в этого мальчишку?!

На бледных щеках заиграл малиновый румянец, точно Белоснежка, только любящая пить жизнь из людей.

- Нет! - воскликнула она, вжимаясь в стенку кареты, подальше от меня, - Просто, он такой обаятельный и милый, хоть и человек, всего лишь хотела встретиться с ним… еще раз.

Она посмотрела на мое вопрошающее лицо, и продолжила виновато изъясняться.

- Я не собираюсь пить его энергию, слово демона! Просто… я давно не испытывала такого приятного ощущения от общения с кем-то. Кроме тебя, мне некого о нем спросить.

Учитывая, что я буквально «забрала» у нее Лиана, было бы верхом эгоизма запретить ей или Уиллу видеться, даже в целях безопасности. Да и Лидия вовсе и не такое чудовище, которым хотела показаться.

И тут мне в голову пришла довольно гениальная идея…

*****

Первый раз я так долго сидела в холле первого этажа, где Лиан месяц назад чуть не убил меня на пороге своего же дома, если бы не слуги. Он казался самой мрачной комнатой во всем доме, потому что меньше всего пострадал при пожаре, когда погибли родители Лиана и Лидии. Точнее, их убил Аст.

Я ждала.

Сегодня ночью, когда мне пришлось прийти к Лиану, чтобы поделиться энергией, он сообщил мне, что на приемах подобного масштаба, обязателен вступительный танец, который следовало бы выучить заранее, так как Император, возможно, выберет партнершей именно меня.

Как и обещала я сама себе, после непродолжительного поцелуя, отдав ему максимум, на который я была способна, я ушла, не коснувшись его. Надо было видеть его глаза. Мне даже стало жаль его.

Око за око, демон.

Так же, мы решили, что Лиана будет сопровождать Лидия, а меня Кристофер. Хоть он и в бегах, но является высшим демоном, и единственным, кто может сопровождать меня. Однако, так сложились обстоятельства (точнее, я попросила его удалиться по некоторым обстоятельствам), что я останусь без партнера на время репетиций, а Уилл, как раз должен зайти и проверить мое здоровье.

- Я не пойму, - грозный голос пронесся над моей головой, когда Уилл в сопровождении Лидии появились в саду, - ты испытываешь мое терпение?

Как ни в чем не бывало, я ответила ему прямо снизу, со своего кресла, которое Лиан любезно подпирал собой:

- Мне нужен партнер, а Уилл как раз кстати.

- Ты могла бы порепетировать с Лестором. С кем угодно. А выбрала этого доктора. Ты же знаешь, что он меня раздражает.

Уклоняться от глаз, горящих зеленым ведьмовским огнем было сложно, но мне ловко удавалось.

- Сейчас дело не в тебе, а во мне. Меня, возможно, через пару дней не будет в живых, в то время, как тебя волнует, чья рука будет лежать на моей талии?

Спесь сошла, но не до конца. По крайней мере замолчал.

Он еще не знает, что его сестренка нашла моего друга весьма милым. Иначе, он бы уже вырезал пол-Лондона от злости.

Войдя в дом, Лидия мысленно уже отблагодарила меня за путь, пройденный вместе с ним до особняка, это блестело в ее взгляде.

Мне не сложно. Готова доставать твоего братца всю жизнь.

Расположившись в разных сторонах холла, и разбившись на пары, мы с Уильямом начали повторять за демонами каждое движение. И движения эти, надо сказать, были весьма нескромными. Хоть я и знала аптекаря с пеленок, и танцевала с ним не раз, то, что демоны называли бальным танцем, мы недавно чуть не сотворили с Лианом в его комнате. Мой демон, прекрасно это понимая, чуть ли не при каждом нашем с Уиллом контакте, повторял, что нужно соблюдать границы дозволенного, и все прикосновения должны нести характер формальности, а не чувства.

Не долго его демоническое терпение держалось.

В очередной партии, он вдруг отпустил Лидию, считающую такты, и бурей метнулся к нам.

Мой партнер чуть не покинул комнату, от внезапности происходящего.

- Не пойдет, - лаконично, но очень громко прогремел над нами Дантелиан, буквально забирая меня из рук друга, - тебе танцевать с…- он чуть не проговорился про Императора, - с шотландским герцогом, а так, ты только научишься мерить шагами комнату. Меняем партнеров.

Лидия чуть не подпрыгнула на месте от счастья, а Уилл был рад уйти подальше от моего «мужа», даже не спрашивая, почему мы репетируем таким странным составом, и почему этот танец так отличается от классического.

В этот момент освободились близняшки, одна из них села за рояль, который стоял в самом темном углу, я даже не замечала его до этого момента, а другая принесла скрипку.

Они наигрывали ритмичную мелодию, и Лиан довольно резко начал вести. Наши пальцы переплелись, он взял меня за талию, и опустил почти к самому полу, а потом медленно поднял, позволяя мне свободной рукой скользить по его груди, так же, как и Лидия делала напротив с Уиллом. Уилл теперь копировал Лиана, а я его сестру.

Мы одновременно обходили кругом партнеров, не разделяя руки и сплетенных пальцев, поднимались вверх на поддержке. У меня кружилась голова. Полчаса, и я почти запомнила часть танца, и тогда началось веселье.

В следующей части, партнеры прижимались друг к другу еще сильнее, хотя куда уж там. После поддержки, меня тут же роняли к полу, заставляя вцепиться к крепкие руки как можно яростнее, хотя я знала, что Лиан меня не уронит.

Вальсируя, мы смотрели друг другу в глаза, демон обхватывал меня по за плечи, то за талию, то под ноги, когда, взяв меня на руки, сделал несколько оборотов. Я уже не смотрела, как со всем этим справляется пара напротив.

Все мое тело было подчинено его рукам, я готова была сделать что угодно, лишь бы он продолжал управлять. Властвовать надо мной. Это было так красиво. Внутри все сжалось от трепета.

- Как я буду танцевать это с Императором? - прошептала я ему на ухо, нечаянно касаясь губами мочки, во время очередного «близкого» элемента. Я почувствовала, как с его губ сорвался полу-стон, полу-вздох, щекочущий мне щеку.

- Я не знаю, - неуверенно, но честно, произнес он, почти против собственной воли, отпуская меня от себя, и, затем громче, - На сегодня достаточно, Лидия еще слаба, ей нужно отдыхать.

Хотя перевести дух надо было кое-кому другому.

Дыша, как загнанная лошадь, он почти искренне поблагодарил Уилла, и разрешил сестре даже покормить его ужином, прежде чем отправить домой. Затем, практически не смотря на меня, он вспорхнул по лестнице, и так громко хлопнул дверью, что Шелл, спящая на коврике перед кухней, вздрогнула и подскочила на все четыре лапы.

- Что я не так сделала? – спросила я скорее у себя, чем у девочек, пожавших плечами за своими инструментами.

Время до вечера тянулось долго.

Я даже сходила в сад, выкопала завядшие цветы, посадила новые, снова зашла в дом.

 Изучала демонический язык.

 Пыталась снова призвать демоническую кровь, ничего не вышло. Как обычно.

После ужина мне следовало идти к Лиану и делиться с ним энергией, однако на ужин он не пришел. Попросил передать через Лестора, что и энергии ему не нужно.

Даже не сам.

Вот только я такого обращения к себе терпеть не собираюсь! Он начал эту игру, а я ее закончу!

Допив кофе, я распустила волосы, надела сорочку чуть выше колена, с открытыми плечами, выпрямилась, и гордой походкой поплыла в логово демона. У нас контракт! И я… не хочу оставаться в своей комнате одна, думать о всех ужасах, в то время как Лиан пытается строить из себя плохого демона.

Постучалась. Тишина.

Что ж, мы упрямые. Постучалась еще.

Не выдержав, я дернула за ручку, и дверь внезапно открылась.

Я думала, что Лиан ушел в мир демонов, и потому не открывал мне дверь, но ошиблась.

Комната наполнилась запахом специй и цветов, от горящих в камине сухоцветов, а сам хозяин комнаты, сидел в кресле, как завороженный, уставившись в рыжие языки пламени.

Дверь за мной тихо захлопнулась.

Кажется, он не в настроении, но отступать уже поздно. Да, я пообещала, что не буду позволять себе лишнего, только энергия и дела. Но мне не понравилось, как он повел себя в холле, после танцев, а мои ранимые чувства тоже задевать не стоит.

- Что случилось, когда мы танцевали? – я решила не темнить.

Хрустальный фужер с темно-красной жидкостью блестел в его руках. Этот цвет ни с чем не перепутаешь.

Дантелиан сохранял молчание.

Что-то в груди начало обрываться.

- Зачем ты пьешь кровь, когда у тебя есть я? – слова ломались как лед о скалы. Затрепыхалась обида, и чувство, что меня предали.

На бледном лице огонь плясал танцы похлеще наших.

Лиан даже не моргнул.

- Мне нужно залечивать раны, - выдержав паузу, его демоническое высочество соизволило объясниться, - Что ты тут делаешь, Мия?

Опять даже не смотрит. Я что, теперь даже не заслуживаю взгляда?

- Тебя не волнует, - я вцепилась руками в стул, стоящий у стены, чтобы как-то унять дрожь в теле, - что скоро я отправлюсь на встречу с Императором, которая, возможно, будет последней в моей жизни?

Вся эта ситуация напоминала какую-то бездарную трагедию, в которую превратилась моя жизнь.

Ничего, кроме тишины и звука глотка я не услышала.

Костяшки побелели, от того, как сильно я сжала спинку стула, к горлу начали подступать рыдания. Держись Мия, ты сильная девочка.

Чем я заслужила это безразличие?

- Мне страшно, Лиан.

Эти слова заставили его посмотреть на меня – слабого человека в тонком одеянии, держащегося на ногах только с помощью деревянной мебели. Хотя и это его не тронуло.

- Я тебе говорил, что ты должна уметь защитить себя. Ты меня абсолютно не слушаешь. Иди спать, Мия, уже поздно.

Ну уж нет!

- Почему… - звуки обрывались и терялись в воздухе, - … сначала ты так добр со мной, так заботишься, оберегаешь, говоришь, что я нужна тебе, а потом внезапно отворачиваешься, когда… нужен мне.

Не стесняясь, я роняла на каменные полы слезинки. Мне было слишком больно, чтобы терпеть.

Его силуэт в кресле расплывался все сильнее.

- Ты сама решила отдалиться. И правильно сделала. Мне тоже давно надо было это сделать. Я убил Марию, теперь убью тебя. Уже почти. Император, слава богу, решит за меня.

- А, - из горла вырвался смешок, больше похожий на рыдание, - то есть, я как котенок, которого точно утопят, и к нему теперь не стоит привязываться? В таком случае, знаешь, что? Я ухожу. Пускай твой Император заберет меня в другом месте. У Уилла, скажем. Побуду последние деньки в доме, где меня любят, а не отмахиваются, как от ненужной вещи.

Я резко развернулась и открыла дверь.

- Тебя убьют прежде, чем ты достигнешь города. Охоту на тебя никто не отменял, - его голос изменился, но не настолько, чтобы я остановилась.

- Ты убил уже давно, Лиан, позволь остальным насладиться тем, что осталось.

Не успела я сделать шаг за порог, как мое плечо сжали и резко дернули назад, в комнату, захлопывая дверь с хлопком прямо перед носом. Левым глазом я заметила руку, упирающуюся в стену, не дающую мне пути к отступлению. Он был за моей спиной, но я чувствовала его так, будто Лиан прямо передо мной.

- Как такое жалкое существо, не демон, и даже не человек, как ты, смеет манипулировать мной, высшим демоном? Уму не постижимо, - зло выговаривал мужчина мне в затылок.

- Существо. А вчера я была Мией и милой. Ты уж определись, кто я, высший демон, - отплатила я ему его же словами.

Рука, оставившая уже точно синяк на плече, опустилась.

- Ты сводишь меня с ума! - отшатнувшись, и сделав шаг обратно к своему креслу, Лиан схватился за голову, как сумасшедший, - как ты это делаешь, черт возьми?

Я замерла на месте, только развернулась к нему лицом.

- Ничего я не делаю. Просто… просто я не знаю, Лиан! – истерика, начавшаяся до этого, продолжилась, - Я стараюсь соблюдать субординацию, пытаюсь разобраться во всем, что происходит. Я ушла из дома, познакомилась с вами, попала в мир демонов, чуть не умерла, спасла тебя, пробудила в себе какую-то непонятную кровь, узнала от бабушки легенду о своей семье, нашла отца в подземельях другого мира, а теперь мою судьбу решает ваш Владыка. Лиан, мне страшно, кроме тебя, мне больше не к кому идти!

- И ты здесь, только потому, что тебе больше не к кому идти? – он был спокоен, но и внутри него что-то ломалось.

- Нет! – выкрикнула я, теряя последние силы.

Демон снова рванул ко мне, и остановился в сантиметре от меня, коснувшись своим лбом моего и закрыв глаза.

- Так скажи мне, для чего, - тихо.

- У тебя невеста…

- Скажи мне, почему, ты здесь, - громче.

- Лиан, мне страшно, хватит…

- Почему, черт возьми, там, на суде, ты билась как проклятая за меня, почему сила, спящая столько поколений в твоей семье, проснулась в тот момент, когда твоему мучителю, чудовищу, заставлявшего тебя делать вещи против своей воли, собирались вырвать сердца?! – кричал он мне в лицо, заставляя плакать еще громче. – Если я не могу ответить на этот вопрос, ответь мне ты. Ответь, иначе я никогда больше не коснусь тебя. Не скажу ни слова. Не посмотрю в твою сторону. Буду пить кровь и убивать людей, но выцарапаю тебя из своей головы.

Слова были готовы сорваться с губ. Такие простые три слова. Сложные три слова. За них можно отдать жизнь.

Но я не смогла. Я знала, что, сказав их – все разрушу. Мое положение и так довольно шаткое, но Лиан был прав. Мою судьбу решит Владыка демонов, и если я сейчас признаюсь ему в любви, Лиан, хотя бы из своих убеждений, не позволит этого, а схватку с Императором ему точно не пережить. Тем более в таком состоянии. А погибнет он – дом демонов долго не протянет.

Я отшатнулась от мужчины, снова потянувшись к двери, стараясь не открывать глаза, чтобы не видеть, какая эмоция застыла на его лице.

- Прости, - тяжело выдохнула я и опустила голову, разглядывая босые ноги, - ты прав, я должна уметь себя защитить. А… почему я тогда вступилась за тебя на суде? Я не знаю. Правда.

Сказав это, я быстро выскочила, чтобы он не сумел меня поймать. Он и не пытался.

Я разрушила все без всяких слов.

Глава семнадцатая. Кровные узы

Утром пришли близняшки, и деликатно сообщили, что хозяин ушел в мир демонов, по своим рабочим делам, и не появится в особняке до приема, поэтому репетиции и подготовку он оставляет на Лидию. Позвали на завтрак.

Но туда я не спустилась. Как и на репетицию.

Наверное, вчера мы слишком громко кричали, поэтому ни слуги, ни сестра Лиана, не беспокоили меня до самого обеда, пока Белл не занесла мне чай с печеньем и тарелку запеченной картошки с мясом.

Все это время я просто лежала на постели, свернувшись в калачик, периодически проваливаясь в сон, и беспокойно просыпаясь, вспоминая о нашем вчерашнем разговоре.

«Больше никогда тебя не коснусь»

По плечам и ногам пробежались мерзкие мурашки. Обхватив себя руками, я попыталась избавиться от этого чувства, выбросить из головы все воспоминания о его руках, губах, обо всем, что я чувствовала, когда была рядом с ним.

«Не скажу ни слова»

Нет ничего хуже его молчания. Я уже хотела вернуться во вчера, когда он кричал на меня, обвинял, больно сжимал плечо и злился. Тишина, резко повисшая в доме, действовала как какая-то средневековая пытка, сводя меня с ума.

Будто надеясь ощутить его снова, я дотронулась шрама на шее, который был немного холоднее, чем моя температура. Я бы отдала все, чтобы ощущать его как-то, пока Лиан не рядом. Он обещал вырезать парочку деревень, но вряд ли исполнит это. На него направлено слишком много глаз. Он импульсивен, но вовсе не убийца.

Хотя, с таким обаянием, ему можно с легкостью добиться крови или же энергии добровольно.

Не думай об этом, Мия.

Ближе к вечеру, когда запас слез иссяк, я перевернула подушку, чтобы не спать на мокром, дверь вдруг снова открылась. Вбежала демоническая собака Шелл, запрыгнула мне на кровать, свернувшись клубком рядом со мной, и немного помолчала.

Мне было все равно. Пусть лежит.

- Мисс, - сверкнула третьим глазом шелти, -  вам стоит поесть. Иначе ваше здоровье пошатнется.

Слуги послали самого милого демона, чтобы он уговорил меня поесть. Умно.

- Мне все равно, - прокряхтела я, - так и так умирать.

- С чего такие размышления? – подняла собака уши, -  Хотел бы Император навредить вам, сделал бы это незамедлительно, а не приглашал на собственный прием. Даже я это понимаю, - она ткнулась мордочкой мне в подмышку, - ну же, мисс, поешьте.

Она все-таки заставила меня съесть пару ложек и выпить чай с одним печеньем, после чего я снова легла на кровать, не планируя вставать, пока Лидия не начнет впихивать меня в платье для приема.

Шелл осталась со мной, но теперь спокойно спала у изголовья кровати, будто охраняя.

Но и этот покой не длился вечно.

Уже без стука, распахнув дверь, в комнату впорхнула Лидия, в темно-фиолетовом платье, облегающим ее фигуру совсем не по человеческой моде. Ее лицо вернулось к стандартному, надменному выражению.

- Живо поднимайся и пошли со мной. Покажу кое-что.

Мысль кинуть в нее подушкой так навязчиво крутилась в голове, что я еле сдержалась.

- Посмотри сама, я себя плохо чувствую, - я демонстративно отвернулась к окну и закуталась в простыни.

- Я… - злобно пискнула демонесса, и тут же осеклась, продолжая спокойно - это касается твоего прошлого и прошлого Лиана. Я покажу, где похоронена Мария.

Мария?

Имя этой женщины заставило меня подняться. Мне хотелось узнать больше о своей родственнице.

- Зачем тебе это? – даже если бы Лиан попросил, она бы не согласилась вести меня, особенно, когда мы поссорились, и теперь ей это только на руку.

Лидии было сложно скрывать истинные чувства, она не привыкла так часто их демонстрировать. Она смутилась, опустив глаза, и обняв себя руками, будто только что яростно не выбила мне дверь.

- Она твоя прабабушка, если верить рассказам брата. Семья всегда должна быть превыше всего, даже в наших с тобой отношениях. Одевайся, я жду внизу.

К вечеру стало прохладно. Я накинула шаль, и достала дорожные туфли, ведь о том, куда мы пойдем, Лидия не сообщила.

Однако, как только я спустилась вниз, она вышла в сад, обвела меня кругом и остановилась у зеленой стены, которая закрывала задний двор, куда Лиан мне запрещал даже подходить.

Найдя старую калитку, девушка открыла ее и запустила меня внутрь.

Никогда бы не подумала, что это все часть особняка.

Поляна, залитая последним, вечерним солнцем, единственное место, где зелениться трава, на этой демонической земле. Посредине – маленький пруд. Под двумя пушистыми ивами блестели два надгробия из белого мрамора. Лидия медленно прошлась до них.

Я последовала за ней.

Надписи были на демоническом, я ничего не поняла, но демонесса снова стала моим переводчиком, как на том страшном суде.

- Это наши родители, - ее рука коснулась белого камня, а затем упала. Голос стал тихим, как ветерок, - Лилия и Данте. Наши имена составлены из их имен.  Это показатель высшей любви друг к другу и детям. Я никогда не видела, чтобы еще какие-то родители заботились о нас так, как они.

Девушка обернулась на меня, глаза, удивительно, были сухими, хоть и бездонно печальными.

- Но мы не к ним пришли. Однако я решила, что ты должна познакомиться с ними. Ты им бы понравилась, даже как человек.

Я никогда близко не сталкивалась со смертью близких и даже боялась представить, чего стоило ей меня сюда привести.

- Мне бы тоже захотелось с ними познакомиться.

Не соврала я.

Затем, меня повели в другую сторону, чуть поодаль, за пруд, где стоял крест из серого дерева, на котором, уже на человеческом языке, вырезано:

«Мария, любящая мать, добрая подруга, и сильный человек»

На ее могиле цвели маргаритки. Представить не могу, как Лиан посадил их так, чтобы они мгновенно не завяли от его прикосновений.

- Ты здесь, для того, чтобы перестать себя жалеть и понять, как много потерял мой брат, и как теперь боится за твою жизнь.

- За твою тоже, - добавила я, не сводя глаз с могилы моей «предшественницы»

- Не обо мне речь. Я уже взрослая демонесса, могу, если ты не заметила, разнести этот особняк подчистую. А твоя жизнь может закончится от одного удара тоненького лезвия. Надо быть слепой, чтобы не замечать его влечения к тебе. Снова привязаться к человеку для него подобно извращенной пытке. Даже если ты выживешь сегодня, завтра, через десять лет… в итоге все равно состаришься и умрешь. А вот он – нет.

Зеленые глаза Лидии замерли на мне.

Сердце пропустило удар. Единственное, человеческое сердце. С этого момента, время до моей смерти, словно начало свой отсчет.

Я ведь не думала об этом. Не думала о том, что наши с ним часы жизни не совпадают. Когда я буду дряхлой старухой, он, возможно, еще даже не достигнет полного демонического взросления.

- Этим ты хочешь сказать, что у меня и Лиана нет будущего? – смотря ей в глаза, спросила я, но злорадства, или победы в глазах не промелькнуло. Страшное безразличие.

- У него есть. У тебя нет. Подумай в следующий раз, перед тем, когда что-то говоришь или делаешь. Если он демон, это не значит, что он ничего не чувствует, и только ты одна несчастная строишь из себя страдалицу. Ты умрешь – а ему жить с этим.

Как будто мне с этим не жить.

- Ты преувеличиваешь мое значение в его жизни.

- Это ты недооцениваешь. Я не позволю тебе издеваться над ним. Либо уходи, либо сделай так, чтобы его жизнь не зависела от твоих капризов. - полы платье зашуршали на траве, -  Как выйти – ты знаешь. Дам тебе время поговорить с родственницей. Я пойду, надо еще подготовить платье. И изволь прийти не репетицию. Не стоит позориться на приеме Императора.

Крест Марии ответил мне многозначным молчанием.

*****

Мысли захватили меня.

Даже когда близняшки затягивали на мне корсет "восхитительного платья" как выразился дворецкий, я задыхалась и думала о том, что рано или поздно нам с Лианом придется расстаться, по причине моей кончины. Конечно, придя сюда, я думала побыть тут летом, а затем вернуться в школу, но в какой-то момент мир демонов стал неотъемлемой частью меня. Не из-за проклятья и моей кровной связи с ними. Даже представить не могу, что смогу жить без девочек, Шелл, Лестора и даже Кристофера, хотя не так часто доводилось его видеть. Так же самая Лидия, как бы мне не хотелось признавать, стала мне близка.

- Вот, Мия, смотри, какая ты красивая, - восхитилась Виви, расправляя подол.

Это было платье цвета слоновой кости из плотной ткани, в котором мне сразу стало жарковато. Начиная от декольте, вниз красной паутиной тянулась блестящая вышивка, покрывающая весь корсет. Далее, продолжался белый, объемный подол, спадающий до самого пола, образуя собой внизу форму раскрывшегося пятилистного цветка.

Платье оголяло грудь и плечи, а до локтя тянулись такие же белые перчатками с красными капиллярами нити.

Мне казалось, при покупке оно было другим.

- Кончено, она красивая, мне пришлось отдавать его темным мастерицам, чтобы они сделали похожим на демоническое.

В дверях моей комнаты появилась Лидия, в неизменном черном. Ее платье было из шелка, плотно облегающим тело до колен, со вставками переливающихся камней, точно звёзд, сверкающих на ее подоле и вверху корсета, у груди. Плечи тоже были открыты, но рукава присутствовали, начинаясь от середины плеча, до самого запястья. Сверху, на плечах лежала полупрозрачная бордовая накидка, спускающаяся до пола и ещё немного, будто подол, тянулась за ней тенью по земле. Она напомнила темное, изящное деревце. Девушка собрала темные локоны повыше, разрешая паре прядей щекотать щеки.

Лидия теперь выглядела немного старше.

Мне же просто немного завили волосы, и уложили на лопатках.

- Спасибо, - неловко поблагодарила я, отворачиваясь к зеркалу, вспоминая недавний разговор.

Белл, все ещё не питающая теплых чувств к госпоже, фыркнула, и ещё раз брызнула на меня духами.

- Мия, ты и Кристофер отправляетесь первые, а мы с Лианом, как приближенные Владыки, должны явиться непосредственно перед началом приема. Пошли, я провожу тебя.

Обняв меня за талию, демонесса из спальни повела меня в сторону кабинета Лиана, где уже ждал Кристофер, удивленно оглядывая свою человеческую спутницу.

- Запомни, пока Лиан не представит тебя Императору, сама не подходи, веди себя тихо, не отходи от Кристофера. Улыбайся и здоровайся со всеми, сегодняшний прием все должны говорить на человеческом языке, так что проблем у тебя не возникнет.

Девушка ловко передала меня в руки садовника, наряженного в красивый темно-синий костюм.

- Не переживай, - улыбнулся парень, сжимая мою руку, успокаивая то ли меня, то ли Лидию, - я все проконтролирую.

- Очень надеюсь, - съязвила сестра хозяина и удалилась, позволяя нам попасть в кабинет Лиана, а затем в зеркало, открывающее портал в мир моего далёкого прадеда.

Мы сразу оказались в центре события.

Большой тронный зал, заставленный столами с едой и напиткам вдоль стен, а в середине уже потихоньку кружились некоторые пары.

Зал исполнен в золотисто-белых тонах, чем-то напоминающих лондонские королевские дворцы, разве что без излишней вычурности, скорее, наоборот, все строго, вплоть до канделябров, каких-то классически черных, без завитков.

Зато гости были просто великолепны. Женщины в платьях, ничуть не похожих на наши кринолины и кружева. Обтягивающие, изящные, подчёркивающие сильные места своих хозяек. Мужчины статные, в рубашках, костюмах.

Все ничего, не будь они демонами.

Время от времени в толпе так и проскальзывал жёлтый цвет чьих-то внезапно вспыхнувших глаз.

- Ну как тебе демонические сборища? - приобнял за плечи Кристофер, оглядывая вокруг.

- Я ожидала склепы и рога, - отшутилась я, подтягивая к себе стакан с газированной жидкостью.

- Я был тут в последний раз ещё до изгнания, эх, как давно это было. Кстати, смотри осторожно с бокалами, тут даже лимонад довольно крепкий.

Я это поняла, только сделав глоток, чувствуя, как зал немного пошатнулся. И дело не в землетрясениях

Благо есть мужчина, который меня крепко держит.

Кстати, а где, собственно, мой демон?

Я мельком огляделась, но Лиана еще не было.

- Они скоро появятся, - видя мое нетерпение, уверил демон, принося мне закуски.

Лишь бы платье не испачкать.

Когда народ немного разошёлся, я увидела на возвышении, у противоположной стены зала, трон из черного дерева и красной ткани, который все ещё пустовал.

Какой он, этот Владыка?

Внезапно музыка закончилась.

Все гости, как по приказу я разошлись, освобождая дорожку до трона.

Открылся портал.

На каменный, отполированный пол ступил тот, что присутствие заставило сердца (а их два) демонов биться быстрее.

Первое, что бросилось в глаза, это огненно-рыжие волосы, стоящие торчком, как ёжик. На его лице, почти мальчишеском, играла задорная улыбка, подчёркивающая чуть торчащие крохотные клыки. Серые глаза излучали нескончаемую энергию, будто ему хотелось прямо сейчас сесть и менять политику, перестраивая города.

Одет Владыка был на удивление скромно - белая широкая рубашка и бежевые штаны, образ, больше напоминающий студента Кембриджа. Вслед за ним тянулись старшие демоны, среди которых я узнала бабушку Лиана, величественно вышагивающею в изумрудном одеянии, и уже затем "молодежь"

Под руку с Лидией наконец оказался Лиан.

В груди что-то сжалось. Захотелось спрятаться, и я сделала инстинктивный шаг назад, наступив на ногу Кристоферу.

- Испугалась Владыки? - посчитал он.

- Да, немного.

Лучше ему не знать.

Тем временем, демон тоже бегал глазами по залу, пытаясь кого-то найти, но сестры хорошо постарались и теперь меня так просто не узнать.

 Молодцы, девочки.

Владыка дошел до трона, снял со спинки корону из черного стекла, покрутил ее на пальце, и надев на голову, развернулся к народу.

- Добрый вечер, дорогие подданные, - улыбнулся Владыка во все тридцать два, и развел руками, будто хотел всех обнять.

Я представляла его иначе.

- Сегодня мы собрались с вами по очень важному делу. Завтра состоится совет высших демонов, в связи с весьма плачевной ситуации с вратами Ада, которые в последний момент так и норовят открыться и выпустить в наш прекрасный мир худших отбросов демонического общества, свихнувшихся и полуразложившихся людей, а также кучу других милейших тварей. Поэтому сегодня вам следует хорошенько отдохнуть. Но прежде, чем мы приступим к танцам и кушаньям, позвольте вам представить одну мисс, которую с этого дня вам предстоит хорошенько запомнить.

Сердце перекатилось в пятки, я схватила Кристофера за руку.

- Мия, Владыка не станет убивать тебя здесь, если это успокоит.

Император осмотрел зал, полный недоумевающих гостей, и встретился взглядом с напряжённым Лианом. Лидия подтолкнула его, и он заметил, что его просят подойти.

Демон отпустил свою спутницу и подойдя к императору, встал на одно колено.

- Владыка, спасибо за честь присутствовать здесь.

Рыжеволосый демон кивнул и Дантелиан поднялся.

- Я тоже рад видеть, что ты здравствуешь, после того неловкого инцидента с вашим дядей и нашей общей дорогой леди. Ну же, покажи мне эту смелую человеческую девочку, которая рискуя жизнью, сохранила в груди твое сердце и проткнула насквозь многоуважаемого Аста. Бедняга до сих пор приходит в норму.

Лиан посмотрел в толпу, и негромко позвал.

- Мия!

Мое имя из его уст заставило двинуться с места и протиснуться сквозь толпу, которая вскоре и вовсе разошлась, уступая мне дорогу.

Я шла навстречу двум мужчинам, совершенно одна, под шепотки гостей.

Владыка тут же заметил меня, и улыбка не сходила с его губ.

Лиан же наоборот, оглядел меня с ног до головы, с таким видом, будто я иду его казнить. Будто я приношу ему боль своим присутствием. Хотя, наверное, так оно и есть.

Так, а что делать дальше. Встать на колено? Поцеловать руку? Поклониться?

Почему Лидия мне этого не сказала? Не удивлюсь, если специально.

Однако стоило мне поравняться со своим демоном, как все решилось само собой.

 Владыка сам шагнул ко мне, взял меня за руку и поцеловал, под удивлённые вздохи подданных. Над Лианом будто ударила молния. Я спиной почуяла, как его этот жест задел.

Но сейчас я смотрела только на повелителя демонов и пыталась понять свою роль в игре.

- Добрый вечер, Владыка, рада встрече с вами, - все-таки поклонилась я, когда он выпустил ненадолго мою руку, но затем взял снова, отчего я почувствовала себя мышкой в лапах кота.

- А как я рад, - ответил он очень тихо, приблизив свое лицо к моему. И тут его глаза загорелись красным.

Я вздрогнула, но мою ладонь сжали сильнее, более того, прижали к груди, ещё сокращая дистанцию.

- Поверь, дорогая, я последний демон, которого тебе стоит бояться в этом зале, поэтому успокой свое маленькое сердечко.

Прошептав мне это, Владыка снова обратился к народу.

- Дорогие подданные, позвольте вам представить мисс Мию Дарквелл, отважного человека, и мою кровную родственницу по отцу. С этого момента я присваиваю ей титул "леди" и прошу считать моей сводной, однако, сестрой. И потому любое покушение на ее жизнь, либо угроза, будут рассматриваться как государственная измена и наказываться, соответственно, мучительной казнью провинившегося и всей его семьи до третьего колена.

После недолго молчания, мужчины чинно склонили голову, а женщины исполнили реверансы в знак согласия и покорности.

- А теперь преступайте к торжеству, скоро будет первый церемониальный танец.

Толпа потихоньку начала расходиться, кроме меня, Лиана и императора рядом никого не осталось.

- Вот и отлично, - Владыка наконец-то снял с лица улыбку, и обратился ко мне, - я очень боялся, что тебя убьют ещё до того, как ты сюда попадёшь, но Дантелиан прекрасно справился с обеспечением твоей безопасности, за что выражаю тебе, Лиан, огромную благодарность.

Мой демон, отпустил голову.

- Благодарю, но я ничего не сделал. Мия сама в силах за себя постоять, иной раз в той ситуации, в которой я бессилен.

- Да, тот суд был великолепен. Жаль, я не увидел Мию во всей ее красе, когда она расчленяла Аста. Надеюсь, ещё мне представится такая возможность.

Я глупо кивнула, не зная, что делать, говорить, и вообще, как существовать в данный момент.

- Ладно, Лиан, отдыхай, нам с сестрой надо о многом поговорить, пока есть время, пошли, дорогая, посидим, посмотрим на это скопление милых демонов.

Глава восемнадцатая. Дама в беде

Вечер только начался, а я уже сидела рядом с троном Владыки на красивом кресле, наблюдая за высшим обществом тёмного мира. Пару раз мне представлялось быть на приемах с родителями, но, могу признаться, демоны умеют веселиться лучше людей.

- Тебе почти не страшно, - внезапно произнес владыка, следя за моим взглядом, - не бояться демонов - это действие проклятья?

- С чего вы взяли, что я не боюсь? - вцепилась я в ручки кресла, стараясь не выдать напряжения, - И откуда знаете о проклятье?

Демон откинулся на спинку Трона, и ненадолго закрыл глаза, будто медитируя.

- Мой дар, позволяющий мне ещё сидеть на этом месте - чтение чужих чувств. Я знаю, кто трясется от страха, кто чувствует вину или боль. Достаточно одного взгляда, и я знаю, что мой подданный скрывает. Например, стоило тебе подойти ко мне, как Лиан тут же начал нервничать, и, что более любопытно, злиться. Даже сейчас, общаясь с одним из своих друзей, он то и дело просматривает сюда, будто я отнял его любимую игрушку.

- Возможно, - не стала отрицать я, стараясь не обижаться на данное мне прозвище. Лиан сам никак не определиться, что он хочет со мной делать.

Еле касаясь, Император дотронулся до моего плеча.

- Я не хотел тебя расстроить. Честно признаться, я уже тысячу лет не говорил так свободно, обсуждая проблемы земного характера. Ты спросила откуда я знаю о проклятье? Моя мать наложила его.

Ну конечно! Это же его отец полюбил Викторию, нашу принцессу, начавшую мой род. Значит, он был свидетелем того, как его отец, король Ада, выбрал вместо матери человека. И теперь я сижу здесь, как доказательство его неверности.

Поэтому и странно, что я здесь.

- Мне очень жаль, что ваш отец ее обидел, - искренне извинилась я за родственницу.

Демон удивился.

- Ты не держишь на нее зла?

-  Я совсем ничего о ней не слышала, и благодаря ее проклятью очень много боли было в нашем роду. Но и есть хорошая сторона. Мария, моя прабабушка, спасла Лиана, который, в свою очередь, сохранил жизнь мне. К тому же, я сняла проклятье, пожертвовав ради него своей жизнью, и пробудив вашу кровь.

Любопытная улыбка заиграла на его губах

- Впервые вижу такую привязанность человеческого существа к демоническому. Даже сейчас, если я велю казнить Лиана, ты пожертвуешь собой?

Глаза цвета пепла изучали меня.

Он своего добился. Мне стало страшно. Зачем Владыка это делает?

- Зачем вам это проверять? Я же не могу вам солгать, раз вы читаете мои чувства.

Правитель Ада вдруг усмехнулся и отвернулся от меня к залу.

- Мне бы хотелось иметь хоть одного человека в моем окружении, кто хоть на треть будет любить меня так сильно, как ты этого высшего.

- Что?! - я почувствовала, как пылают щеки, - Владыка, вы неправильно все поняли. Мы с ним... Я...

Слова не лезли в голову.

- Не мучайся. С этого момента я не буду читать твои чувства, а ты зови меня, пожалуйста, Вэл. Вообще, мое полное имя Вельзевул, но я его не люблю. На счёт того, что с этого момента ты моя сестра, я не слукавил, однако звать себя братом я тебя не заставляю. Прошу лишь быть со мной честной, и не лезть в политику.

Его отношение все больше и больше настораживало. Я прекрасно понимала, что от демонов можно ждать чего угодно. Верить сейчас его пламенным речам не хотелось, ведь завтра, за один неверный шаг, я могу оказаться снова в соседней от отца клетке. А мне нужно его вытащить. Любой ценой. Если будет нужно, я сыграю на чувствах Вела.

- Спасибо, Владыка, но мне хватило бы того, что вы позволите мне дальше жить своей жизнью, и я ничем вам не помешаю. Да и возможно, это был первый и последний раз, когда пробудилась моя кровь. Вам не стоит идти на такие жертвы.

- Хах, жертвы? Ты Мия, единственное живое существо, которое я могу назвать своей семьёй. Мой отец за вратами ада, матери… это отдельная история. Я никому не могу доверять, ни с кем не могу поговорить, понимаешь? Ни ты, ни я не виноваты в грехах наших предков, я даже благодарен отцу, что он оставил после себя вашу семью и тебя.

Я боялась считать эти слова искренними, ведь демоны умеют искусно лгать. Этому уроку я уже научилась.

Да, Владыка оказался вовсе не таким чудовищем, каким я предполагала, но что у него может быть на уме, я не знаю.

Зато он прекрасно знает.

Обещание не читать меня было дано, но искренне ли? Ведь соблазн так велик.

Я бы все отдала, чтобы знать, о чем думает Лиан.

А он стоял в толпе, держа в руках бокал, и даже улыбался. Улыбался после того, как обещал больше никогда ко мне не прикасаться. Надолго ли тебя хватит?

Задрожали витражные стекла.

Весь зал мгновенно замолчал.

В один момент мы с Лианом посмотрели друг на друга. В его глазах мелькнул страх. Дело очень-очень плохо.

Вслед за звоном, последовало несколько продолжительных ударов, будто глухой колокол.

- Что случилось?

Сидящий радом Император перестал улыбаться.

- Да так, врата Ада открылись, - сообщил он будничным тоном, после чего половина стекол в зале сотряслись и дали трещены, и с улицы донестись истошные крики.

Я вскочила с кресла, не в силах находиться на месте, но Вел тут же поймал меня за запястье, покинув трон следом за мной.

- Всем действующим комиссарам и желающим помочь, сбор через пять минут у городских врат, - пока Император озвучивал план, в зале началась суматоха, однако Лиан оказался подле меня тут же.

Он увидел, как император держит меня за руку, и сдержано ждал, пока Владыка не закончит.

- Я отведу ее в безопасное место и присоединюсь к вам, - Демон взял меня за другую руку, и я в прямом смысле почувствовала себя меж двух огней.

Очевидно чувствуя, как Лиана раздражает его прикосновение, Владыка убрал руку и еле сдержал улыбку.

Но не поддеть подданного он не мог.

- Очень надеюсь, что ты сбережешь мою дорогую сестру. Головой за нее отвечаешь. В прямом смысле, - и разжал запястье.

Мой демон не ответил на выпад, только осторожно склонил голову.

- Я приставлю к ней Лидию, как только она будет свободна. Уверяю, Мия будет в безопасности.

Не дождавшись ответа, он повел меня за трон, в небольшую дверь. Я еле успевала бежать за ним.

Зал остался позади, и теперь мы петляли по дворцовым коридорам, в которых я запуталась почти сразу.

Его рука касалась моей. Ты уже нарушил свою клятву. Или это не считается?

В голове вертелось столько вопросов, но больше всего меня волновал один.

- Лиан, - позвала я. Он не посмотрел на меня, но точно услышал, - Там очень опасно?

- Для тебя – смертельно, - слова разнеслись по пространству дворцовых закутков, - если я попрошу тебя оставаться в одно месте и ждать Лидию, ты меня послушаешься?

Я обижено хмыкнула.

- С чего бы мне тебя слушать? Я же жалкое создание.

- Я такого не говорил! – резко выдал он, наконец найдя нужную дверь, и почти заталкивая меня в нее.

Мы вошли в маленький читальный зал с парочкой столов и стеллажей с книгами. За окном, сквозь тюль, я заметила паникующих демонов, носящихся по улице. Я точно тут в безопасности?

- Ты это имел ввиду! – наконец-то я встретилась с ним лицом к лицу. Мужчина отошел от меня на метр, скрестив руки на груди, наверное, надеясь нагнать на меня страху. Ха! Уже было. Не сработает. Смени тактику, демон.

Темная прядь выбилась из низкого хвоста и упала на плечо. Какой он, черт возьми, красивый! За что мне все это?

- Ты хочешь сейчас поругаться со мной? Тебе не кажется, что вторжение демонических созданий в столицу не очень этому благоприятствует? – уже сдержанней парировал он, но явно тянул время, чтобы побыть здесь, со мной.

- Я не ругаюсь с тобой, это ты все воспринимаешь в штыки. Иди вон, выполняй свой долг перед императором, никуда я отсюда не денусь, - я демонстративно отвернулась к окну, чтобы снова не разглядывать пылинки на его костюме.

- В тебе точно есть что-то демоническое. Где та девочка, которая пришла ко мне в дождливую ночь?

- Ты хочешь, чтобы я лежала на полу и не сопротивлялась, пока ты высасываешь из меня жизнь? Можем попрактиковать, когда ты вернешься из этого месива, если опять не решишь ограничить наше общение встречами раз в неделю.

Он стоял ближе, чем раньше, его дыхание щекотало мне ухо. И все же недостаточно близко.

- Дождись, пожалуйста, Лидию, - произнесли мне в шею, - и никуда не уходи. Поговорим, когда я вернусь.

Дверь хлопнула, а от его смены настроения у меня скоро начнется паранойя!

Лидии не было уже около десяти минут.

Все это время я сидела на стуле и смотрела в окно, как оранжевое небо освещает темный, будто из обсидиана город. В основном виднелась только кирпичная стена и мощеная дорога перед ней, на которой больше никого не было. Стало подозрительно тихо.

Может, все закончилось?

Стоило об этом подумать, как за окном что-то промчалось.

Я плохо разглядела это существо, но то, что у него серая кожа, два крыла, и движется оно на четырех конечностях уже не внушало доверия. Отойдя от окна, я встала спиной к стене, надеясь, что меня не заметили.

 Оконное стекло плохая защита.

Хоть бы мне в этот раз повезло, и меня не съели демоны. Шрам на шее от того высшего неприятно заныл и в этот момент окно рядом со мной разбилось, и серокожее чудовище вползло в библиотеку.

В детстве папа, пока мама не слышала, рассказывала мне про вурдалаков. Гниющая кожа, зловонный запах, крылья, дырявые в нескольких местах. То, что раньше было лицом вытянулось, оставив маленькие глазки, но выделив большой нос, шарящий по воздуху, явно для того, чтобы учуять семнадцатилетних человеческих леди.

Я даже не дышала. Он наверняка видел очень плохо, и пока я не шевелюсь, я не более, чем предмет интерьера. Но мой запах точно выдавал.

Медленно, но уверенно, создание ада тянулось ко мне.

Стоило бы впасть в панику, но от того, как часто моей жизни угрожает опасность, мне стало почти смешно. Я же могу защитить себя.

Собрав все силы, я подняла юбки отвратительно неудобного платья, и выпрыгнула в окно, которое серокожий разбил.

Ах, да, я забыла упомянуть уши, как у собаки, для которых шуршание моих юбок было как сирена.

Он бросился за мной.

Первым делом я сбросила туфли и подобрав юбки, петляла между домами, заставляя чудовище врезаться в стены сослепу.

Интересно, Лидия предвидела, что меня опять захотят сожрать, поэтому дала мне это платье? В нем меня точно сожрут быстрее.

Но футбол в платьях в школе, который тогда мне казался отвратительной игрой, сейчас очень выручил меня и навык бега с подолом почти спас жизнь.

Было бы лучше сбросить ее вообще, нагота взамен на жизнь очень выгодное предложение.

На улицах шли сражения.

Демоны, обратившись в истинную форму, с когтями, крыльями и рогами отбивали атаки серокожих, убивая одного за другим. Их было так много, что никто просто не заметил меня, бегущую. Более того, на мой хвост сел еще один.

Все, хватит!

Я остановилась так резко, что исчадья ада пробежали мимо меня еще метров десять, пока обнаруживали мое отсутствие.

У меня есть когти. У меня есть сила. Давай, Мия, хоть раз защитит себя сама!

Сконцентрировавшись, насколько позволяло время до нападения моих противников, я вспомнила это ощущение растущих когтей, в прошлый раз вызванное угрозой Лиану. Но в этот раз – угроза моей жизни. Я должна доказать, что стою чего-то.

Враг бросился ко мне.

Ощущая, как сила наполняет мое слабое человеческое тело, я вытянула вперед руку и сделала выпад, закрывая глаза.

Толчок, чуть не сбивший меня с ног.

Боли не последовало. На меня не напали.

Открыв глаза, я увидело, как существо висит на моих когтях, проколотое насквозь и не шевелиться.

Безумие заполонило разум.

Убить. Убить их как можно больше.

Скинув труп с когтей, я выпрямилась, наблюдая за вторым, замешавшимся. Тем временем, и моя вторая рука заметно потяжелела под тяжестью когтей, острых, как бритва.

Мы бросились друг навстречу другу, он замахнулся, но я оказалась быстрее. Увернувшись, я проткнула ему бок, попав как раз между ребер, в сердце. Издав истошный вопль, но упал, пару раз дернулся, и замер. Навсегда.

Кто-то другой будто управлял мои телом. Я стала ловкой, быстрой, платье теперь казалось мне незначительной помехой. И что самое главное – мне нравилось.

Кровь демона делала меня бесстрашной, и первая мысль, ударившая в разгоряченный мозг – я в мире демонов. И тут мой папа. Надо его освободить.

Где искать тюрьму, как туда попасть? Зачем мне эта информация? Ведь есть запах. Запах кресел в зале суда. Запах сена в камерах. Запах каменных стен. Я все помнила, и не спутала бы этот запах более не с чем.

Пробираясь сквозь уличную бойню, я периодически убивала выбравшихся из-за врат, на что солдаты явно обращали внимание, и точно доложили бы о странной бескрылой демонессе начальству, благо, времени у них на это не было.

Тюрьма оказалась недалеко от замка.

Глава девятнадцатая. Поцелуй раздора

Было глупо думать, что охранники оставили без присмотра человеческую тюрьму.

Но я угадала.

Было сейчас куда важнее отстоять столицу, чем охранять людей.

Я беспрепятственно преодолела врата, небольшую площадь перед судом, и нашла вход непосредственно к заключенным.

В голове ожили воспоминания, как Лидия, под конвоем вела меня по этим коридорам, на растерзание своему дяде – Асту.

Уже почти подойдя к камерам, я поняла, что все еще чуть ли не волочу по ступеням когти. Боюсь, папа будет не очень рад их увидеть.

С усилием и даже некой болью втянув их, я оказалась в подземелье.

Папа дремал, свернувшись клубком на сене. В руке сжимал кулон из ангелита, который я оставила ему в прошлый.

Как же жестоко ты расплачиваешься за проклятье какой-то девчонки, которая полюбила демона. И теперь я поступаю так же. Боюсь, у нас будет нелегкий разговор.

- Отец, - чуть слышно позвала я, но он услышал и тут же открыл глаза.

Я подошла к прутьям решетки вплотную, чтобы коснуться его.

Ричард поднялся и сжал мою протянутую руку.

- Мия? – изумился бородатый и помятый мужчина, мало похожий на человека с семейных фотографий, - Что ты тут делаешь? Что на платье за тебе? Что вообще…

- Папа, - перебила я его, смотря в глаза, надеясь объяснить ему все как можно быстрее, - у нас нет времени. Сейчас, ты должен поверить мне и… пообещай, что дашь мне все объяснить.

Его взгляд выражал недоумение. Времени было мало. Нужно, чтобы он бежал сейчас, пока в городе суматоха.

Опустив его руку, я немного отошла от камеры и выпрямилась, готовая выпустить когти. Замок довольно обветшал, да и никто не думал делать их крепкими, что сможет человек в демоническом мире, даже если сбежит?

- Прости, папа, - прошептала я, чувствуя, как тяжелеют руки.

С первой попытки я сбила замок, и дверь камеры распахнулась, но папа не сдвинулся с места, будто из него вынули всю душу.

Я поспешила спрятать демоническую сущность обратно.

Он изучал меня, будто я не его дочь, а какой-то монстр. Хотя, так оно и было.

- Я сняла проклятье с нашей семьи, - не смотря на него, извиняющимся тоном, произнесла я, - и это не обошлось без последствий.

- Мия, - так жестко мое имя еще не из чьих уст не срывалось, - Ты… стала одной из них?

Последнее слово он выплюнул, как протухший кусок.

Лучше бы я не поднимала голову. В его глазах я уже не была любимой маленькой дочкой. Я не могла его винить. Это его суть. Он последний охотник на демонов в нашей семье. После него никого не будет. Проклятье снято с будущих поколений, но он родился с врожденным желанием убивать таких как Лиан, и с ним, скорее всего, умрет.

- Это мне не подвластно. Я… это сложно, - будто оправдываюсь перед учительницей за невыполненное домашнее задание.

- Что сложно, Мия? – наконец, он двинулся с места, но как хищник, загоняющий в угол жертву. В его руках все еще был ангелит, который он в любой момент мог бросить. А я не знаю, как теперь камень будет на меня реагировать. Потому что я до сих пор не знала, кто я. – Ты пожертвовала собой, защищая демона? Верно? Этого требовало проклятье? Я посвятил изучению нашей семью всю жизнь, моя мама… была изгоем из-за бабушки, потому что ушла жить к демону. А теперь моя дочь! – он ударил кулаком в стену подозрительно близко с моей головой.

Я зажмурилась, не зная, чего ожидать.

- Я знаю. Я не прошу у тебя прощения и не ищу оправдания. Я просто… прошу тебя сейчас сбежать. Вернуться домой, к маме. Ты ей нужен.

Папа навис надо мной, как гора, тяжело дыша.

- А ты думала о ней, когда связалась с ними?

-  Ты можешь сделать со мной что захочешь потом, а сейчас пожалуйста уходи, - я хотела добавить «папа», но не стала.

Кто я теперь для него?

А когда я наконец открыла глаза, камера оказалась пуста, и рядом со мной никого не было.

Папа ушел.

Тюрьму я покидала подсознательно, не разбирая пути.

Папу нельзя было освободить другим способом. Было бы еще хуже, узнай он, что я теперь часть семьи Императора. Пусть лучше так. Может он вернется к маме, и душа перестанет болеть за него и за нее. А сама… разберусь как-нибудь.

На улице все еще сражались, но уже не так яростно. Везде валялись трупы убитых серокожих. Шансов у против демонов у них не было, но насколько я знала, в городе жили и полукровки, вот они-то и могли пострадать. Возвращаться во дворец мне не хотелось, хотя Лидия наверняка сбилась с ног.

Ничего, пусть поищет.

Выпустив когти, я побежала по улице, ища очередную жертву.

Убить мне удалось немногих, наверное, потому, что девушка в вечернем платье, крошащая на кусочки исчадий Ада выглядела странно, и кто-то из стражи доложил о моем местоположении.

Я как раз пригвоздила к земле очередное чудовища, когда с неба раздалось писклявое.

- Мия!!!

На двух черных крыльях, чуть не теряя перья, спикировала молодая внучка герцогини, внимательно меня изучая.

- Ты что… убиваешь исчадий? – милые бровки изумленно изогнулись, когда ее стопы в туфельках коснулись земли.

- Как видишь, - выдохнула я, и пнула труп ногой.

Она еще больше удивилась, и быстр сменила тон на более лояльный.

- Я думала, тебя уже сожрали.

Снова вернув человеческий вид, я парировала:

- Зря надеялась.

Странный выдался разговор, и уже знала, что она скажет, что меня ищет Лиан и Император, поэтому я молча взяла ее под руку, и буркнула:

- Веди меня, где там эти демоны.

Я сегодня определенно побила рекорд по выбивании почвы из-под людей. И исчадий.

Когда мы вернулись в тронный зал, оттуда уже выходили солдаты, и осталось не больше десятки человек, в числе которых герцогиня, бабушка Лиана и Лидии, Кристофер (удивительно), и еще демоны, которых я не знала.

Первым меня заметил Лиан, и я даже с другого конца помещения чувствовала, как он недоволен.

Наверное, не потеряв доверие отца, я бы испугалась. Сейчас мне было абсолютно все равно.

Даже Император, провожающий нас недоумевающим взглядом не вызвал у меня никакой реакции. Мне хотелось забиться в какой-нибудь угол и сидеть там, пока не начну чувствовать хоть что-то.

- Так вот, - продолжил император речь, которую мы, судя по всему, прервали своим появлением, - Атака исчадий была успешно отбита, и врата снова закрылись, правда, не уверен, надолго ли. Очевидно, кто-то из Ада управляет этими отрядами наших полуразложившихся собратьев, но кто, выяснить мне не удается. Ни один отряд не продвинулся за вратами дальше, чем на пару километров. Если так продолжится, нам придется просить помощи у Поднебесья, чего я очень не хочу.

- Вельзевул, - обратилась графиня, кутаясь в теплую шаль, - Если в Аду непорядок, значит и Рай должен волноваться. Блаженные, которые заключены в Раю, ничем не лучше адских исчадий. Если откроются и врата Рая, боюсь, мы уже ничего не сможем сделать.

Император тяжело вздохнул, отчего его корона сползла набок, чуть не сваливаясь с красной головы.

- Если бы там были проблемы, Верховный ангел обратилась ко мне. Мы же поддерживаем баланс.

- Эти белокрылики те еще мерзавцы, - произнес кто-то из незнакомых мне, - они могут молчать из принципа, боясь опустить нос ниже своих облаков.

- И что вы мне предлагаете? – устало обратился ко всем Вел.

- Нужно выяснить, что твориться в Аду, и я буду возглавлять экспедицию, - заявил Лиан. Его слова подействовали на меня, как пощечина. Но первой возразила Лидия.

- Брат, но ведь оттуда мало кто возвращался. Это самоубийство, и оно бессмысленно!

Он делает это назло мне?! Специально, чтобы показать, какой он крутой демон готовый каждый день умирать, а ты, Мия, сиди и смотри!

- Дантелиан, мне нравится твоя идея. Ты один из самых сильных моих солдат. Бери все необходимое. Я даже не знаю, к чему именно нам готовиться. Пока ты будешь в Аду, я со с своей милой сестренкой наведаюсь к ангелочкам.

Эта идея не обрадовала Лиана, но посмотрев на меня, он встретился с таким же злым взглядом. Хочешь в Ад – вперед! Я буду делать, что хочу.

- Если вы позволите, - снова вступила в разговор старая герцогиня, - я займусь государственными делами, пока вы будете отсутствовать, Повелитель.

- Дорогая герцогиня, - он развел руками, - чтобы я делал без вашей семьи. Кстати говоря, а где Аст?

Этот вопрос волновал всех.

- Он покинул столицу, - заверила герцогиня, - я давно не слышала о нем ничего.

Эта новость мне не понравилось. Холодок пробежался по коже. Было бы намного спокойнее, если бы я точно знала где он, и это место было как можно дальше от меня и Лиана.

- Что ж, - Император хлопнул в ладоши, - закончим на этом. Прошу удалиться всех, кроме моей дорогой сестры и Дантелиана.

Не к добру. Хитрый взгляд Вела ничего хорошего не сулил. Но и ближе к Лиану я не стала подходить.

- До меня дошли слухи, - начал император, смотря на меня, когда дверь за последним демоном закрылась, - что из тюрьмы сбежал некий охотник на демонов, Ричрад Дарквелл.

Лиан повернулся ко мне, пытаясь понять по моему лицу, причастна я, или нет. Конечно нет, папа сбежал сам.

- Лиан, это твой участок, как комиссара, и я бы попросил разобраться тебя в этом вопросе, потому и ставлю в известность, однако…

Теперь Вельзевул ухмыльнулся мне так дружелюбно, что стало не по себе.

- Кое-кто из королевской семьи был замечен рядом во время этого инцидента.

Хорошо, меня поймали, я должна быть наказана.

- Император, я…

- Тш-ш-ш, - поднес он палец к губам, останавливая меня, - я знаю, что моя милая сестра не могла этого сделать. Но чтобы снять с нее все подозрения, я хочу взять с нее некую… взятку.

- Взятку? – переспросил Лиан, теряясь в сюжетном повествовании Владыки.

- Да, - положил Вел ногу на ногу, оглядывая нас с высоты трона, будто мы его бесплатный театр, - Я не буду никого подозревать, и даже сбежавшего не буду искать, ведь он, скорее всего, не выжил, в таком-то… месиве. И попрошу я с подозреваемой всего ничего. Поцелуй.

Поцелуй.

Это слово отдалось в моей голове несколько раз, пока я поняла, чего от меня хотят.

- Что, прости? – я на всякий случай переспросила, хотя, если судить по каменному лицу Лиана и его сжатым кулакам, я не ослышалась.

- Да, моя дорогая, поцелуй. В губы. В мире демонов кровная связь не считается чем-то предосудительным, ведь Дантелиан и сам обручен со своей сестрой.

Воздух между нами буквально искрил. Всего парой фраз мой «брат» накалил между нами обстановку до предела.

Я знала, как Лиан отреагирует на поцелуй. И я не хотела целовать кого-то другого. Но Лиан… все знают, что он с Лидией, и тем не менее, он все пытается добиться от меня ответных чувств, одновременно обращается со мной, как с игрушкой. Рискует своей жизнью, зная, как она дорога мне.

Мне надо спасти отца. Никто кроме меня ему не поможет.

Выражение лица демона из злого превратилось в беспомощное, почти умоляющее.

А сколько раз я умоляла тебя? Я для тебя жалкое существо. Вот и смотри, как жалкое существо целует другого.

Подобрав полы платье, точнее, то, что от него осталось, я поднялась к Императору, и остановилась рядом с троном.

С победным выражением, будто он только что выиграл войну, главный демон поднялся, и положив одну руку мне на талию, прижал к себе.

- Ты мне еще спасибо скажешь, - шепнул он мне на ухо, и не успела я опомниться, как его губы накрыли мои. Никаких вспышек. Никакого тепла. Я не испытала и толики того, что давал мне Лиан. Да, губы теплые, но он ни в какое сравнение не шел с моим демоном.

Поцелуй длился не более пяти секунд, но они показались мне вечностью. Вел отпустил меня и снова сел на трон.

- С Дарквелла сняты все обвинения по причине смерти. А вы, леди Мия, можете отправляться домой. Дантелиан, позаботься о моей сестре.

Я даже боялась поворачиваться в его сторону.

- Всенепременно.

Одного слова хватило, чтобы понять, он в бешенстве.

«Зачем?» - задала я вопрос в голове, зная, что Вельзевул сможет его прочесть.

В ответ мне только уверенно кивнули, как врач, подтверждающий диагноз.

На ватных ногах я спустилась к демону, несущему внутри себя бурю, и только я с ним поравнялась, как он резко двинулся с места, прямо к большому зеркалу, в конце зала.

- Мия, Дантелиан, я жду вас завтра на собрании, не опаздывайте, пожалуйста.

Мы ничего не ответили, потому что мне не хватало дыхания бежать за хозяином дома демонов, а он сам был точно не в себе.

Гладь зеркала пошатнулась, открывая нам портал в мир людей, куда меня затянули за собой, как бездушную тряпочную куклу.

Глава двадцатая. Предложение

Оказавшись в кабинете, мы тут же попали в толпу слуг, ждущих нас тут явно не первый час.

- Ну, как прошло? – на свою беду поинтересовалась Виви, прежде, чем увидела, что ее хозяин сейчас уничтожит все, что в радиусе трех метров от него и тут же перестала улыбаться.

- Ой, - отшатнулась ее сестра, задевая край стола.

- Все. Вон. Из. Моего кабинета! – заорал хозяин. Я еще ни разу не видела, чтобы Лиан так выходил из себя. Ретировались все, кроме меня. Шелл попыталась утянуть и меня, схватив зубами за край платья, но, если я его сейчас не остановлю, никто не сможет.

- Идите, - шепнула я обеспокоенным слугам, и они скрылись за дверью.

Чертов Император.

Первой жертвой был стул, который полетел в противоположную стену и разлетелся на щепки. Хорошо, не в меня.

- Давай! – всплеснула руками я, и решила сменить тактику страха нападением, - разнеси тут все! Это же тут же решит все твои проблемы!

Лиан остановился и в два шага оказался рядом со мной, нависая, как утес. Жаль, что мне не страшно. Сила, пробудившееся во мне, будто сделала меня спокойнее и рассудительней, хотя до этого чуть не превратилась в безумие.

- Единственная моя проблема, прямо передо мной, - заявил он, думая, что под его взглядом я исчезну. Но я тоже злилась.

- Какое совпадение, моя тоже. Что делать будем? Убьем друг друга. Давай, мне вытаскивать когти, или так все решим?

Противостояние – последние, что ожидал демон, это даже немного успокоило его.

- Думаешь, раз Император признал тебя, я ничего не могу тебе сделать? – полу-шептал он, паре сантиметров от меня, все еще пытаясь как-то запугать меня.

- Так давай, сделай, - не отводила я от него глаз. Провокации он тоже не ожидал.

Моргнув, хозяин обошел меня и направился к спальне.

Естественно, я следом.

- И как это, целоваться с Императором? Все, вы теперь официально вместе? Когда ждать королевской свадьбы?

Вопросы Лиана казались мне глупыми, но он задавал их вполне серьезно, мечась от окна к кровати, как раненая птица.

Он в бешенстве, это очевидно. Когда в твою столицу врываются твари-убийцы, тяжело сохранять самообладание. Вот только вся злость обратилась на меня.

- Сразу после вашей с Лидией. Она, все-таки старше, не хочу выходить раньше нее.

Остановился.

- Ты издеваешься надо мной?

- Конечно Лиан, меня специально для этого сюда подослали. А ты что думал? Это все заговор.

От его терпения не осталось ничего. Трепать нервы оказалось на удивление забавно, но мгновение, и мои руки сжаты крепкой ладонью, а я чуть ли не прибита к стене телом Лиана.

Дышать тяжело.

- Если ты, маленькая человечка, думаешь, что я ничего не чувствую, то ты ошибаешься, - на одном дыхании выговорил Лиан, сильнее сжимая мои руки.

Силовой прием. Предсказуемо.

- Думал, только ты можешь играть с моими чувствами? Да, я человек, но это не значит, что я буду слепо верить тебе и подчиняться. У нас договор. Я даю тебе энергию, а ты мне дом. Только из этого договора выходит, что взамен на энергию, я получаю постоянную душевную боль из-за тебя.

Он закусил губу, придумывая, что же мне ответить.

Мне больно и неудобно, но это движение губ чуть не заставило меня глупо улыбнуться.

Тогда он бы точно меня убил.

Раньше, я бы впала в панику из-за такого обращения, но кровь демона сделала меня выносливее. И мне нравилось говорить с ним на равных.

- Ты первая сломала все стены, которые я строил, чтобы отгородиться ото всех. Ты забралась в самую душу, как мелкая букашка, перевернула там все, заставила меня трястись за каждый твой волосок. А потом ты так показательно целуешь другого. Кто из нас монстр, Мия?

- Тот, кто обручен с другой. Тот, кто играется со мной, как с этой самой букашкой. А я спасала отца. Ты бы на моем месте поступил так же, - правда глаза режет, не так ли?

- Я бы не поцеловал другую на твоих глазах.

- Жаль, что из нас двоих, жестокий демон  - это я.

Лиан ослабил хватку, а потом и вовсе отпустил меня. Мои слова подействовали на него, как ведро холодной воды.

- Это на тебя так демоническая сила действует?

Дальше случилось то, что никто не ожидал. Даже я.

Я начала плакать.

Сначала заслезился один глаз. Потом второй. Затем перехватило дыхание и всхлипнув, я уже не смогла остановиться.

- Нет! Это ты на меня так действуешь! Давай, вали в свой Ад, я надеюсь тебя там сожрут, и я больше никогда тебя не увижу.

Закрыв лицо руками, я сползла вниз по стене, и сжалась в комок, чувствуя, как после всего, что произошло, мне становиться легче.

Почему, когда в книгах пишут про любовь, все кажется так мило, безоблачно? Ни один писатель не придумал написать суровую реальность того, как два человека день за днем ломают друг друга.

За окном громыхнуло. Начался ночной дождь.

- Как отец отреагировал на то, кем ты стала? – вдруг сменил тему мужчина, и голос заметно смягчился.

Одним движением руки он зажег камин и треск дров нарушил тишину.

- Как видишь, не позвал меня с собой домой.

Судя по шуршанию одежды, Лиан опустился рядом, тоже облокотился на стену, но меня не коснулся.

- Он охотник. Но я уверен, отцовские чувства пересилят проклятье, и он простит тебя.

Я промолчала. Теперь он пытается успокоить меня. Что у этого демона с головой? Почему мне попался сумасшедший? Куда делся этот припадочный мужчина, кидающий стулья минуту назад?

- Тебе надо переодеться. Твое платье было очень красивым изначально. Я даже забыл на пару мгновений, куда шел, когда увидел. Но в таких ошметках ты вовсе не сходишь на леди.

- Только убивать исчадий в нем не очень удобно, - еще раз хмыкнув, я совсем успокоилась, вспоминая, как я, наконец-то, смогла постоять сама за себя.

- Я же просил тебя подождать Лидию. Ты когда-нибудь будешь меня слушать? Что мне для этого сделать? Продать душу твоему брату?

В тот момент мне было не до послушания.

- Через окно ко мне ворвался один из адских ребят. Извини, тогда я еще хотела жить.

Лиан улыбнулся. Даже краем глаза я это заметила.

Точно ненормальный. Еще и демон. У женщин в моей семье отвратительный вкус с рождения.

-  Ладно. Я рад, что ты смогла защитить себя без посторонней помощи. Извини, что я был так резок.

Ничего себе, Лиан извиняется!

- Ладно, я понимаю. Мне тоже не стоило целовать Императора.

Демон протянул мне руку.

- Что, снова друзья?

Это слово резало мне слух, но это лучше, чем молчание и холод.

Я сжала ее, чувствуя некоторое облегчение.

Снова улыбнувшись мне, демон поднялся, и пошел к двери.

- Принесу тебе чистую одежду.

Через минуту он вернулся со стопкой чистых вещей и протянул мне руку, чтобы я смогла подняться.

- Я отвернусь, - галантно заявил он, и тут же поспешил исполнять.

Оказавшись на ногах, я столкнулась со следующей проблемой – пуговицы на спине. Вот что значит качественная одежда. Ни одна не отлетела.

- Лиан, - позвала я, - расстегни пожалуйста, у меня руки не дотягиваются.

Его пальцы коснулись кожи около шеи, и вместе с пуговками плавно поползли вниз. Теперь платье держалось только за счет моих прижатых к груди рук.

- Спасибо, - поблагодарила я, но голос будто надломился. Почему он снова не отворачивается.

- Что-то не так? – уточнила я, Лиан замер, изучая мою спину.

- Я разорвал помолвку с Лидией.

Эта новость чуть не заставила меня опустить руки, но тут я вспомнила, что в шаге от наготы.

- Когда? – голос, держись, не выдавай меня!

- Сразу после того, как она пришла к нам на ужин, и повела себя неподобающе.

- Так давно? – для меня это было странно, - почему ты сказал мне об этом только сейчас?

Лиан промолчал, сделал еще шаг ко мне, обхватил руками мою талию сзади, забравшись под ткань платья, и устроил свою голову у меня на плече.

Мое сердце чуть не остановилось в тот момент.

- Потому что скоро я буду вынужден сделать еще одно предложение, на этот раз по своей воле.

Раньше бы эти слова долго доходили до меня, но теперь я поняла все сразу. Только не поверила.

- Вынужден? – уточнила я, чувствуя, как сушит горло.

- Да, - шепнул он мне в шею, - вынужден. В последнее время на мою избранницу обращают слишком много внимания. А еще она такая красивая и смелая, что я просто не могу позволить себе отдать ее кому-то другому.

Стоит ли уточнять, что в этот момент платье упало, и я осталась в одном нижнем белье, прикрытая со спины только хитрым, сводящим меня с ума демоном.

Жар его тела сводил с ума, но из роя мыслей в своей голове я уловила одну, мучающую меня постоянно.

Мария когда-то оставила. Боюсь еще одного расставания не выдержит даже два сердца.

- Я человек, Лиан. Моя жизнь – для тебя всего лишь миг. Я не хочу делать тебе больно. Рано или поздно мою жизнь оборвется, вместе с ветхим телом, и ты останешься один.

Медленно, он развернул меня к себе, и довел до кровати. Мы вместе сели на нее, а потом легли. Лбом, я уткнулась ему в плечо. Лица демона я не видела, и очень жалела об этом, мне бы хотелось видеть отображение его слов в глазах:

- Поверь, я лучше тебя это знаю. Но я ничего не могу с собой поделать, Мия. Я никогда и никому не смогу тебя отдать. С твоим появлением мой дом стал живым. Каждый день я хочу возвращаться, чтобы видеть тебя. Твоя улыбка, твой взгляд, биение твоего сердца – это все, что еще держит меня на земле. Лучше миг с тобой, чем вечность без тебя.

Будь я чуть беззаботнее, или не люби я его так сильно, я бы скакала и радовалась. Я бы приняла его предложение, не сомневаясь, тут же. Но я слишком сильно его любила. За его счастье я не пожалею жизни, и потому:

- Нет Лиан, - я говорила, почти физически чувствуя, как разрывается что-то в груди, - я не могу. Я не смогу видеть, как из года в год наше время кончается. Как ты будешь наблюдать за разрушением моего тела. И в один миг, ты окажешься один перед моей могилой. Пока не поздно, не надо.

«Не влюбляйся в меня»

Я опоздала.

- Я люблю тебя, Мия, - произнес он, как истину, как мантру, как что-то очевидное, не требующее доказательств, не подвергаемое сомнению.

Камень твердый.

Река мокрая.

Облака белые.

Я люблю тебя, Мия.

Я закрыла лицо руками. Его рука зарылась мне в волосы и начала перебирать прядь за прядью, нежно, осторожно.

- Нет, - полу-простонала, полу-провыла я, сжимаясь в комок, надеясь, что время обернется вспять и я еще могу что-то изменить. Мне не убежать от него, не скрыться. Нет места, где бы он не нашел меня.

Я так долго добивалась взаимности, а теперь хочу, чтобы он забыл все эти чувства ко мне.

- А если… - неуверенно шепнул он мне в волосы, - нам не придется расставаться? Если ты станешь демоном?

Надежда, как смертельно раненая птица, затрепетала в маленьком пространстве комнаты.

- Каким образом? – еще не зная ответа, я уже была готова отдать жизнь за эту попытку.

- Ты уже начала обращаться. Когти и глаза – первичные демонические признаки. Они самые первые появляются у наших детей. Затем рога. И последнее – крылья. Я думал об этом еще с того момента, когда ты спасла меня на суде.

- Да, но у меня получается их использовать только в критические моменты. Считаешь, со временем, я смогу окончательно стать демоном, и моя жизнь перестанет так быстро бежать?

Лиан перевернулся на спину и стал разглядывать потолок.

- Как один из вариантов. Тебе нужно больше находиться в Темном мире. Учиться контролировать превращение. Давай договоримся – ты можешь не давать мне ответ сразу. Я вернусь из Ада, ты проведешь это время с Императором, и обдумаешь все.

Обдумать.

Лиан заснул довольно быстро, этот день измотал его, а я еще долго лежала, засматриваясь на языки пламени в камине. Спать я не могла, но и голова отказывалась работать.

Подумаю об этом завтра.

*****

С утра Лиан начал готовиться к походу в Ад, и чтобы не отвлекать его, я покинула его спальню, сходила в купальню, переоделась и встретилась с ним уже за завтраком. Мне стало немного жаль, что он уже в одежде, и… О чем я думаю?! За такие мысли в моей школе для девочек, меня отправили бы в церковь изгонять бесов.

Правда, теперь я почти одна из них, поэтому скорее, я скорее изгнала святого отца из церкви.

Вся прислуга выстроилась в ряд, ожидая дальнейших указаний хозяина.

- Я не знаю, насколько долго затянется это задание, - допивая кофе, начал демон, - и пока меня нет, хозяйкой дома я оставляю Мию.

Я чуть не подавилась омлетом.

- Меня?!

Лиан неоднозначно улыбнулся.

- Ты теперь вполне можешь защитить себя. К тому же, скорее всего Лидия будет тут частой гостьей, и я буду очень признателен, если к моему возращению от дома останется хотя бы пару стен.

Белл прыснула, и даже хмурая Виви не удержалась от улыбки.

Почему все думают, что мы так друг друга не любим? Да, у нас с этой демонессой сначала не заладились отношения, но я вовсе не считаю ее врагом.

- Не утрируйте, господин, - невозмутимо парировала я, надеясь, что выглядела серьезной.

Моего демона это развеселило, я рада, что он в хорошем настроении, но разговор тут же вернулся в серьезное русло.

- Виви, Белл и Шелл, вы, как демоны, обращенные мной, будете нуждаться в энергии, но так как я в последнее время черпал ее только у мисс Мии, ее энергия вам подойдет. Мия, если не сложно, заполни небольшой пузыречек своей кровью и давай им по капле в день. До моего возвращения они продержатся.

Запомнив это, я чуть не упустила главное.

- А как же ты? Меня ведь там не будет.

За него ответил Кристофер.

- В Аду огромная концентрация демонической силы, и как бы странно это не звучало – это место – наш источник силы. Поэтому там Лиану не нужна человеческая сила.

С одной стороны, мне стало легче, но с другой – когда Лиан не нуждался во мне, я чувствовала какую-то бесполезность.

- Ну, - он поднялся со стула, погладил Шелл по голове и направился к выходу, - я пошел. Я еще должен встретиться с бабушкой и Лидией.

- Удачи, господин, - пожелал дворецкий Лестор, склонив голову, девочки поклонились, и садовник протянул руку для рукопожатия.

А как же я?

Вскочив с места, а быстро подошла к нему, дожидаясь своей очереди, чтобы попрощаться.

Ко мне он повернулся с самой довольной демонической мордашкой, которую я когда-либо видела.

- Не переживай, - он погладил меня по голове, как до этого собаку, - демонов страшнее тебя там не будет.

И когда я уже набрала воздуха, чтобы высказать ему, какой он дурак, Лиан поцеловал меня.

Одна рука легла мне на затылок, вторая на талию.

Слуги совсем не тихо вздохнули позади.

Закончив поцелуй, он наклонился к моему уху:

- Я буду ждать ответа на свое предложение, - прошептал мужчина и резко выпрямился, в то время, как мои ноги стали ватными.

- До встречи! Постараюсь вернуться побыстрее.

С тех пор, как он прошел через зеркало, меня не покидало чувство, что так просто все не кончится.

И мои опасения подтвердились…

Глава двадцать первая. Гостья

Я дала себе обещание не унывать!  Если Лиан на время ушел, это еще не повод давать себе расслабиться.

Однако просыпаться в доме, где нет демона с постоянными перепадами настроения я не привыкла. За завтраком никто надо мной не издевался. После завтрака не случилось ничего. Никто не напал. Никто не хотел разрушить дом. Меня не вызвал Император.

К такому жизнь мне не готовила.

Я походила за девочками пока они убирали комнаты. Помогла Лестору разобрать на кухне специи. Вскопала сад (опять завядший) с Кристофером. В  итоге, осталось только прогуляться с Шелл, как только она проснется.

- Соскучились? – со второго этажа, перейдя через зеркало Дантелиана, спустилась Лидия, в очередном милом черном платье, правда, довольно коротким, с белым, кружевным воротником.

Я была даже рада ее приходу. Скука довела меня до того, что я сидела за кухонным столом и изучала демонический.

- И тебе доброе утро, - оторвалась я от символов, которые уже везде мне мерещились.

Она села за стол напротив меня и махнула Лестору, чтобы он сварил ей кофе.

- А ты разве не должна быть у бабушки, Герцогини? – уточнила я у Лидии, точно помня, что Лиан говорил о каком-то задании, в котором должна участвовать женская часть его семьи.

Ее лицо сделалось каким-то грустным. Не стоило спрашивать.

- На самом деле должна, - согласилась демонесса, задумчиво разглаживая руками край скатерти, - Но у меня есть к тебе одно… дело.

Это мне уже не нравилось.

- У тебя ко мне? Ты точно ничего не перепутала?

Обычно, Лидия обращается ко мне только в случае угрозы конца света.

Девушка огляделась по сторонам, проверяя, что нас никто не подслушивает.

Затем потянулась ко мне через стол, и шепнула:

- Личное дело.

Теперь точно хотелось сбежать.

Как только дворецкий принес кофе, он как почувствовал, что был лишним в своей столовой и ретировался в сторону двери в сад.

- Если это из-за Лиана, - вчера я узнала, что они давно разорвали помолвку, и теперь он предложил мне занять вакантное место его невесты. Над этим я усиленно думала, - то мне жаль, что из-за меня вы все отменили.

Ее взгляд сделался непонимающим, но вдруг она усмехнулась и махнула рукой.

- Ты о нас с братом? Не переживай, меня это больше не беспокоит, а вот, один милый человек, - я почти увидела, как в ее голове материализовался мой друг детства, Уилл.

- Ах да, вы же тогда танцевали вместе, перед приемом у Императора, и что…

В тот момент я была слишком увлечена ссорой с моим демоном, что даже не обращала внимания на соседнюю пару.

- Не думаю, что ему неприятно мое общество, - с надеждой произнесла она, старательно не поднимая на меня взгляда, - но я не знаю, как мне сказать ему о том, что я…

- Демон? – угадала я, и Лидия быстро кивнула.

Такой смущенной богиню разрушения я еще никогда не видела. Еще более удивительно, что они пришла с этой проблемой именно ко мне. Ведь наши отношения никогда не были особо теплыми. Будто читая мои мысли, она объяснила:

- Я знаю, что наше знакомство началось не очень хорошо, - она неловко поправила темные волосы, откидывая их за спину, - я правда прошу у тебя прощения. Просто, у меня никого нет кроме Лиана. Когда ты под постоянным присмотром бабушки, и обучаешься все дни на пролет, тяжело завести друзей. А когда я узнала, что у него появилась ты, немного вспылила.

- Ты поколотила всю прислугу и разломала половину дома, - уточнила я, вспоминая то страшное утро. Она невинно улыбнулась, пожав плечами.

- Не отрицаю. Я повела себя крайне некорректно. Но, могу ли рассчитывать на твою дружбу, если пообещаю, что подобное никогда не повториться?

Семья демонов таки завалила меня предложениями. Один руки и сердца (двух сердец), другая дружбы. Хотя, Лидия не особо симпатизировала мне, почему-то в тот момент стало жаль ее. Учась в школе для девочек, я испытывала примерно те же чувства. Мне тяжело заводить дружбу с людьми, а сами они ко не тянулись.

Думаю, стоит дать шанс нашему дуэту.

 - Хорошо, - согласилась я, и девушка даже не стала скрывать ликования в глазах, - чем я могу помочь тебе, с Уилом?

Я сама не догадывалась, чем могу быть полезной в делах любовных. В своих-то не могу разобраться.

- Ну, ты же знаешь, что ему нравится? Еда, например? Я могла бы что-то приготовить.

- Только не на моей кухне! – послышался голос из сада, куда со столовой выходило окно, - При всем уважении, мисс Лидия, еще одного вашего вмешательства этот дом не переживет.

Она яростно вскочила и высунулась в окно.

- Вы подслушиваете!?

Кристофер и Лестор, как ни в чем не бывало, поливали сухое дерево из одной лейки, смотря куда угодно, только бы не на сестру хозяина.

Юная леди запахнула окно и вернулась на свое место, напротив меня.

- По правде говоря, -  напрягла я память, - мы толком не общались с детства, но, насколько я помню, Уилл умирал с приключенческих романов.

Лидия медленно кивнула.

- Я читала книги, но ничего захватывающего в них не было. Может еще что-то?

Я начала перечислять все его увлечения, известные мне, но ничего из этого не пересекалось с увлечениями Лидии.

- Может, - предположила я, - для начала стоит сказать ему, кем ты являешься? Даже если вы будете с ним обсуждать утреннею газету, и у тебя вдруг вырастут рога из-под милых темных локонов, это немного усугубит общение.

Немного – я преуменьшила.

Мои слова вызывали в ней волну сомнений.

- А если я недостаточно ему нравлюсь? Что, если он испугается, и у меня даже не будет шанса? – смотря в ее зеленые глаза, я тут же вспоминала Лиана, и мое сердце сжалось.

- Он испугается, - не стала ее успокаивать я, - я тоже боялась. До смерти. Твой брат чуть не убил меня при первой встрече. Но ты не собираешься высасывать из него энергию, бросаясь с порога, так что думаю, если ты ему по-настоящему нравишься, он не будет судить тебя по твоему происхождению.

Так легко было это говорить, будто каждый день с этим сталкиваюсь.

- Но, - мне вспомнился наш разговор у могилы Марии, - разве твоя жизнь длиться не больше человеческой? Уилл умрет раньше тебя, и что тогда?

Судя по всему, она об этом думала. Долго. И тогда, предупреждая меня о чувствах брата, сама запуталась в том, что делать ей.

- Знаю. Мне сначала показалось, что я просто увлеклась. Однако я так часто о нем думаю. Хочу услышать его голос. Я даже к тебе пришла, понимаешь, насколько все плохо?

Да уж, это точно была крайняя мера. Мне стоило обидеться, но я продолжила.

- Хорошо. Я приглашу его на обед. Потом осторожно уйду, а ты в это время разберись со своими чувствами, и посвяти в них моего друга.

На этом мы договорились, и, по крайней мере, я отвлеклась на половину для.

У Уилла как раз был выходной в аптеке, и он помогал местной больнице в качестве добровольца. Там я его нашла и пригласила к нам, что его немало удивило. Все же он согласился, я подождала, пока он переоденется, и к обеду мы уже были в особняке.

Лидия ждала нас там, помогая Лестору выносить блюда.

- А где твой жених? – спросил Уилл, оглядываясь, и, к своему облегчению, его не замечая.

- В командировке, - ответила за меня Лидия, пожирая взглядом моего друга, пока я искала синоним к слову «Ад», - Уилл, вы больше любите чай или кофе?

- Чай, - не задумываясь, ответил Уильям, садясь за стол и наблюдая за тем, как демонесса убежала на кухню.

- Почему у такого тирана такая милая сестренка? – после его слов, шанс Лидии был обеспечен.

О, дорогой, ты много не знаешь об этой леди. Лиан по сравнению с ней просто ангел.

Но этого, я естественно, в слух не произнесла.

В какой-то момент обеда я поняла, что откровенно мешаю этим двоим обсуждать сны, которые им сняться, и попрощавшись, пошла искать Шелл, чтобы прогуляться с ней.

Собака была не против, и вскоре мы покинули поместье.

В лесу было на удивление спокойно. Никаких признаков демонов или других темных сил.

Я решилась задать вопрос, который волновал меня довольно давно.

- Шелл, а как ты стала демоном и оказалась здесь?

Трехглазая собака замедлила шаг и поравнялась со мной.

- На самом деле, я слабо помню прошлую жизнь, - призналась она, - разум собаки отличается от моего нынешнего. Мысли не такие богатые и воспоминания размытые. Но я помню свою хозяйку. Маленькую девочку. Она играла со мной, я спала у ее ног. А потом, девочка заболела.

Шелл прижала уши к голове, и опустила глаза.

- Она долго болела, пока в итоге не умерла. Родители отчаялись и забыли про меня. Я ушла в лес, так и не осознав утрату. Наверное, я погибла, а мой не упокоенный дух тревожил спокойствие людей. И господин Дантелиан дал мне второй шанс и цель в новой жизни – оберегать других.

Почему все их истории такие печальные? Не потому ли, демоны становятся злыми, что просто не видели счастья?

По лесу разнёсся женский крик.

Мы с шелти тут же остановились и повернулись на звук.

- Человек! – на нюх определила она, и тут же обернулась своим гигантским образом, - Залезай мне на спину, нужно помочь!

Без промедления я оказалась на широкой белой спине и мы понеслись в сторону крика. Жаль, у меня нет своих крыльев.

Достигнув места, первое, что бросилось в глаза, это женщина, лежащая вниз лицом в белом, больничном платье.

На нее, дружным рядом из трех существ шли демоны, отдаленно напоминающие тех, которые напали на столицу Темного мира. Правда, эти выглядели посвежее и ходили на двух конечностях. Хотя был такого же отвратительно серого цвета, с зубами, торчащими изо рта.

- Неприкаянные, - пояснила Шелл, сквозь рык, - вот такими становимся мы, если нас не спасет демон.

Я вытянула когти уже без особых усилий. Я точно знала, что сейчас мой глаз горит красным – цветом императорской демонической крови.

Закрыв собой женщину без чувств, Шелл бросилась на отвратительно кряхтящих существ, слету перекусывая одному голову, и еще одного сбивая с ног. За единственного непострадавшего взялась я. Приготовив смертоносные когти, я пошла на существо, готовясь нанести удар. Почуяв неладное, демон стал отступать, но недолго. Я перешла на бег, и на скорости пробила его грудную клетку. Тело само знало, как двигаться. Демон внутри меня отлично сражался.

Троица оказалась довольно слабой, и на них с у нас с Шелл ушло менее пяти минут.

А еще пару месяцев назад они напугали бы меня до потери пульса.

Расправившись с существами, мы поспешили к женщине.

Опустившись на колени, я подтянула ее за плечи, разворачивая к себе лицом. И чуть не вскрикнула.

Бледная, в белом изорванном платье, и синяками под глазами, лежала моя мама.

- Шелл, - опомнилась я, - прими обычный размер.

Убедившись, что опасности больше нет, собака снова стала белой шелти.

- Мам, - позвала я, чуть не плача, - очнись, мам!

Рита Дарквелл тяжело вздохнула и открыла глаза. Уж кого она точно не ожидала увидеть, так это пропавшую дочку.

Очнулась женщина мгновенно.

- Мия!? – воскликнула она, и сжала мою щеку, - ты не моя галлюцинация?

Если бы ты открыла глаза пару минут назад, то точно подумала, что у тебя психическая болезнь.

- Нет, мама. Ты как себя чувствуешь, что случилось?

Шелл толкнула меня мордой в подмышку, намекая, что лучше поговорить дома.

Если вы не знаете, как испортить сведание, то я вам сейчас расскажу.

Берем одну женщину, сбежавшую из психиатрической лечебницы, куда ее упрятал муж, добавляем ее дочь, которая практически тащила ее на руках, и трехглазую собаку, открывающую дверь толчком лап. Немая сцена и много возникающих вопросов вам обеспечено.

Мы зашли в тот момент, когда пара уже держалась за руки, но тут де отпрянули друг от друга.

- Девочки, приготовьте диван! Лестор, принеси успокаивающий чай, Кристофер – не мешайся, - раздала указания я и повела маму дивану, который близняшки мгновенно застелили.

- Мия, - все еще не веря, звала меня мама, - где ты была? Почему мы здесь, что это за место?

Я понимала, сколько у нее вопросов, но давать ответы была не готова.

- Отдохни, - попросила я, укрывая ее одеялом, - я тебе все расскажу, обещаю.

По ее отрывкам истории, я узнала, что Робертс упрятал ее в психушку, откуда она сбежала, но еще явно была под какими-то лекарствами. Речь мамы была сбивчивой, а взгляд мутным.

Поверив мне, Рита заснула, а я с облегчением выдохнула.

- Твоя мама? – спросила Виви, подходя ближе.

- Да, на нее напали демоны в лесу. Но есть еще кое-кто в нашей жизни, пострашнее демонов.

Проспала она до вечера, и все это время мы с Лидией продумывали, как ей лучше преподнести мою историю. Уилл, обещав зайти завтра и еще раз осмотреть маму, ушел домой, прощаясь с Лидией чуть дольше, чем требовал этикет.

Она начала просыпаться, и я поняла, что настало время давать ответы.

- Мия? – в который раз удивилась она, увидев меня, но на этот раз резко села на постели и тут же схватилась за голову, - я ничего не понимаю.

Я села на край ее дивана и осторожно прижала к себе, пока она не пришла в бешенство, как это часто бывало.

- Сейчас я все объясню тебе, а потом ты все мне, хорошо? Выслушай меня.

Я не стала скрывать, что Робертс пытался со мной сделать, отчего мама тут же заплакала. Иначе я не могла, потому что выгораживать этого мерзавца я больше не собиралась. Потом, я рассказала ей, что по пути домой со школы, попала в этот дом, и мы с хозяином поладили. А когда со мной случилась эта беда, он приютил меня и более того сделал мне предложение. Я почти не лгала. А не поженились мы только потому, что еще не получили благословение моих родителей, но мне было очень страшно возвращаться домой, и я надеялась, что как только мой жених вернется из командировки, мы тут же пойдем к ней. Но Рита опередила меня, найдя меня первой.

К сожалению, пришлось соврать про демонов и сказать, что это были выряженные разбойники, которых напугала я с пистолетом мужа и собака.

Затем, настал ее черед рассказывать:

- Когда ты ушла, я стала сама не своя, - приживаясь ко мне, плакала она, - пила таблетки, перестала выходить из дома. Уилл намекал мне, что с тобой все хорошо, но я не верила, а он отказался рассказывать где-ты, потом этот мерзавец… стал подмешивать мне в чай что-то, отчего я становилась совсем невменяемая. В итоге, он просто сдал меня в лечебницу и оформил на себя дом и дела твоего отца, заверив всех своих друзей, что я сошла с ума от горя.

В этот момент я вспомнила, что отец, скорее всего, тоже был поблизости, но до сих пор не объявился.

- Но теперь вы в безопасности, миссис Дарквелл, - тепло улыбнулся ей Лестор, неся бульон, и получая от нее благодарную улыбку в ответ, - наш господин будет очень рад познакомиться с матушкой нашей мисс Мии, как только вернется, а пока вы можете быть здесь, сколько вам угодно.

- Что вы, - зарделась она, осматривая слуг и Лидию, - мне так неудобно.

- Не переживай, мам, комнат много, да и мне будет не так одиноко, пока Лиан далеко. А как он вернется, мы все вместе сходим к этому ублюдку, и посмотрим, что он так себе присвоил.

Мама была так зла, что даже не стала ругать меня за плохое слово.

Я забыла, что не представила ей жителей дома.

- Мама, знакомься, это – я указала на дворецкого, - Лестор. Он готовит пищу и выполняет обязанности дворецкого.

Лестор поклонился ей.

- Кристофер, садовник, но так как земля здесь неплодородная, ему довольно сложно заниматься своим делом.

Демон улыбнулся ей, и мама добавила:

- Очень приятно, молодой человек. Как только я поднимусь на ноги, тут же помогу вам.

- Буду очень признателен, - благодарно ответил садовник.

- Девочки, - я подтолкнула их вперед, так как они немного стеснялись, - они сироты, но Лиан принял их в дом, и теперь они помогают с уборкой и другими мелкими делами. Виви с белой ленточкой на нее, а Белл с черной.

Девочки по очереди пожали руки.

- Я смотрю, твой жених очень благородный человек, - демон, чуть не поправила я.

- А с этой милой собакой я уже знакома. Шелл, я думаю тебя мне стоит благодарить за спасение?

Я взмолилась, чтобы шелти не заговорила по привычке, но так только махнула хвостом.

- И наконец, Лидия, - девушка даже мило улыбнулась мама, - сестра Лиана.

- Очень рада видеть вас в это доме, - не кривя душой проговорила Лидия и обернулась ко мне, - Мия, я пойду наверх, немного отдохну, увидимся утром.

Лидия, конечно, собиралась уходить в мир демонов через зеркало, но маме об этом еще рано знать. После лечебниц о таком не сообщают.

Я кивнула, и девушка упорхнула по лестнице.

Уложив маму уже в комнате, я вернулась в комнату Лиана, где еще, почти неуловимо, чувствовалось его присутствие.

Борясь с одиночеством, я зажгла камин и села в его кресло, надеясь, что сейчас он войдет, и скажет, что миссия закончилась.

Но должна буду дать ему ответ, в котором я еще не была уверена до конца.

И в комнату правда вошли, только не Лиан. Однако, не менее обаятельный демон.

 - Сестра, - Император Вельзевул, навис надо мной, уставившись пепельными глазами сначала на меня, а потом в огонь, который по цвету очень напоминал его волосы, - завтра нам с тобой надо отправится в Поднебесье, к ангелам.

- Уже завтра? – удивилась я, забыв поздороваться, - Как долго будет путешествие?

Он задумался, прикидывая в голове время.

- Не больше трех дней. К тому моменту уже твой демон должен будет вернуться.

- Так быстро?

- Я бы не сказал, - Вел плюхнулся на пол, рядом с моим креслом, - Один день здесь равен неделе в Аду. Нужно примерно четыре дня на выполнение миссии, то есть, месяц. И если он не вернется по нашему прибытию из Поднебесья, то что-то пошло не так…

Глава двадцать вторая. Поднебесье

Объяснить маме, что нам с Лидией нужно уехать было не легко.

- Но ведь, мы только встретились! – возмущенно всплеснула она руками, чуть не сбивая со стола медицинский чемоданчик Уилла, который сдержал обещание и пришел ее еще раз осмотреть.

- Я понимаю, - я замялась, потому что лгала ей, а Рите я всегда доверяла безоговорочно, - Это всего на три-четыре дня, нам нужно некоторое время провести в Лондоне, затем выбраться в загородный дом друзей Лиана, где мы встретимся с ним, проведем день на охоте и тут же вернемся.

Кажется, мама поверила.

- Ах, эти светские мероприятия, - она погрузилась в воспоминания, - как давно я была на охоте с твоим отцом! Кажется, прошла целая вечность.

Затем, она сразу погрустнела, вспоминая о нем. Было бы замечательно, если бы он вернулся. Знаю, он сейчас в замешательстве, и возможно, сам не понимает, как снова вернуться домой. Да и его охота, о которой мама так мечтательно говорит, может закончится смертью кого-то из моих друзей. А возможно – и меня.

- Ну миссис Робертс, с вами все в порядке, правда, лекарства будут некоторое время вымываться из организма, - заверил женщину Уилл, собирая свои приборы.

- Дарквелл, - жестко поправила она, - моя фамилия Дарквелл с этого дня. Не хочу иметь ничего общего с этим чудовищем!

Уилл глянул на меня, и я пожала плечами. Это вполне в ее праве.

Попрощавшись со мной, доктор дружелюбно чмокнул меня в щеку, а я сжала его руку. При всем моем уважении к Лидии, определенная часть меня не хотела их отношений. Уилл был простым человеком. У него не было даже шанса стать демоном, в отличии от меня. Он был беззащитен даже перед самым слабым темным существом, в то время как я научилась пользоваться когтями.

Этот мальчишка с детства радовал меня своим обществом, и первым, кто по-своему поддерживал меня, когда я столкнулась с миром демонов. Да, Лидия не допустит угрозы его жизни, но даже Лиан при всей своей силе не мог обеспечить мою безопасность. Мы это не раз доказывали.

- Будь осторожен, - не сдержалась я, попросила его напоследок. Он коротко кивнул и направился к лестнице на первый этаж.

Мама, тем временем, вскочила с постели, как только ее официально признали здоровой и принялась рассматривать вещи, которые я ей принесла. Мария оставила нам очень большой гардероб. Удивлена, что Лиан все это хранил.

- Я бы так хотела послушать о вас с Дантелианом, - она сразу запомнила его полное имя, - о том, как встретились, как полюбили. Жаль, что ты так быстро уезжаешь.

Не могла же я сказать ей, что он питался моей жизненной энергией в обмен на жилье в этом доме. Ну и как меня пару раз чуть не убили. Как встретила папу в тюрьме Темного мира. В общем, об этом я тоже подумаю, пока Вел будет вести переговоры с ангелами.

- Мы вместе вернемся, и все тебе расскажем, не переживай. К тому же, ты не заметишь, как эти дни пролетят. Вокруг много земли, а ты любишь копаться с растениями. Можешь попросить слуг принести книг. Даже выехать в город, в сопровождении, например, девочек, они часто едят, - я чуть не сказала к младшей сестре, которая выглядит намного старше их, из-за того, что близняшки остановились в росте, как только стали демонами, - к родственнице, очень обаятельная женщина.

Согласившись со всем, что я перечислила, она вдруг оторвалась от одежды и как-то странно на меня посмотрела.

- А ты изменилась, Мия. Стала какой-то… взрослой, что ли. Знаю, что не часто говорила тебе это, я на самом деле горжусь тем, какой мудрой и красивой леди ты выросла. Тебя окружают замечательные люди. Если бы не ты, не знаю, чтобы сейчас было со мной.

Мое сердце сжалось, и я бросилась обнимать ее, понимая, как сильно все это время я по ней скучала.

Демоническая кровь заняла достаточную часть моего организма для того, чтобы я самостоятельно смогла переходить через зеркало Лиана во дворец Императора.

Правда, Лидия попросила подождать ее, но ее прощание с Уилом меня задевало сильнее, чем я думала, и поэтому отправилась одна.

Портал перенес меня немного не туда, куда я рассчитывала. Темный проход разительно отличался от тронного зала, где обычно находился мой «брат», но я вспомнила, что по нему мы шли, когда существа Ада атаковали столицу. Лиан практически тащил меня через дворец, но некоторый повороты я успела рассмотреть.

По пути мне попадались другие демоны, из прислуги или охраны, но никто не сделал мне замечания, что я шатаюсь здесь. Наверное, приказ Вела не трогать меня отложилися в их головах слишком категорично.

До тронного зала остался всего один поворот, как я услышала незнакомые голоса.

- Повелитель, - обратился кто-то с содроганием, - это была ошибка, мы не виноваты в произошедшем.

Я ближе подобралась к дверям, ведущим в зал, но сама не показывалась. Подслушивать – отвратительно, но в тот момент мне стало слишком любопытно.

- Да неужели, - голос Вельзевула звучал намного жестче обычного, по крайней мере он не разговаривал со мной таким тоном, - Вы не оказались на месте открытия врат! Не предупредили постовых! Из-за вас была атакована столица, и после этого вы заявляете, что не виноваты!

Стало страшно. Жутко. Его слова наполнили зал, и хоть я не стояла перед ним, как те люди, поджилки затряслись. Я опять на мгновение забыла, с кем общаюсь. С демонами. С главой всех демонов.

Ответа на обвинения не последовало.

- Вы сочли куда более важным развлечься с падшими девками в местной таверне, чем охранять ближайшие к столице Врата Ада! На колени!

Я знала, что не надо смотреть. Не стоит выглядывать из-за двери, показывая свою светлую голову. Нутром чуяла – ничем хорошим, это не кончится. Но хоть когда-то я слушаю свой внутренний голос?

На коленях стояли десять солдат, понуро опустив головы. Больше, кроме самого императора никого не было.

Вел поднялся с трона и взял меч, лежащий у его ног. Острие оружия проскользнуло по полу, отдаваясь в стенах тяжелым металлическим звуком.

Подойдя к провинившимся, он взял меч двумя руками и с непроницаемым и пустым выражением лица произнес:

- Вы приговариваетесь к смерти за государственную измену. У вас есть последнее слово?

И вот в этот момент следовало бы отвернуться, но я стояла, как завороженная.

Один из осужденных поднял голову.

- Позаботьтесь о моей дочке. У нее никого кроме меня нет.

Вел медленно кивнул.

- Несомненно.

В этот момент я представила своего отца. Если бы кто-то собрался забрать его у меня. Кто-то собирался оставить одну маленькую девочку. Вел просил меня не вмешиваться в его дела, но я не могла это так оставить.

Только я дернулась, и практически выбежала из своего укрытия, как полетели головы. В прямом смысле.

Невероятно быстрым движением Император обошел всех подданых. Я даже не заметила, как рубил меч. Но не прошло и пары секунд, как десять голов взмыли в воздух, и подобно детским мячикам упали на безупречно чистый, черный мраморный пол. Обезглавленные тела упали плашмя, брызгая кровью все вокруг себя из отрытой раны не шее.

В лицах умерших застыло покорное, спокойное выражение лица, будто смерть, это что-то неизбежное.

Вел заметил меня в тот момент, когда я скрючилась, и упала на колени, в бесполезной попытке удержать в себе недавний завтрак.

Ноги и руки похолодели, меня трясло, пищевод горел из-за рвотных позывов. Первобытный страх жертвы перед хищником превратил меня дрожащую и онемевшую вещь.

- Мия! - Вел сел рядом, даже не пытаясь меня коснуться, но я вздрогнула, - Я же просил эту тупую Лидию присмотреть за тобой!

Так вот зачем она попросила дождаться ее. Мне не следовало видеть всего этого.

Дар речи возвращался ко мне долго.

- Нет, - прохрипела я, пытаясь подняться на ватных ногах, - все нормально.

Естественно, не было ничего нормального. Я никогда так близко не видела смерть.

Не в силах больше наблюдать мои мучения, демон схватил меня за плечи, и осторожно поднял, ведя к своему трону.

Я начала сопротивляться, потому что, если я еще раз увижу трупы, точно потеряю сознание. Одно дело убивать чудовищ – другое, смотреть на казнь живых.

- Тихо-тихо, - успокоил Император, - уже ничего нет, смотри.

И правда, все следы кровавого месива исчезли, будто их и не было. Но я точно знала – здесь, только что, попрощались с жизнями десять живых существ.

Меня усадили на трон и отпустили. Складывалось впечатления, что в этом зале очень мало воздуха.

- Принести воды и апельсинового сока! – крикнул в пустоту Вел, но уже через минуту слуга в костюме принес поднос с двумя бокалами. Жидкость все еще ассоциировалась с кровью, поэтому и пить я начала не сразу.

- Мне жаль, что ты все это увидела, - наконец произнес глава демонов и уселся на ступеньки, ведущие к престолу, как раз у моих ног, - но ты должна понимать, что я – Владыка, и моя жизненная цель защищать свой народ и наказывать виновных. Кроме меня этим никто не будет заниматься.

Сладкий сок обжег горло.

- Я понимаю, - все еще собирая мысли в кучу, ответила, - просто это было весьма… неожиданно.

- Ну, - Вел практически лег на ступени, немного расслабляясь, и видя, что я не собираюсь убегать от него в панике, - если тебя это успокоит, Лиан тоже это делает иногда.

Я представила, как мой демон сносит головы, и мне опять поплохело.

Когда Император снова приготовился ловить меня, в зал забежала Лидия.

- Мия? – удивленно и с облегчением произнесла демонесса, увидев меня.

Зато кто не страдал излишним спокойствием, так это мой «братец».

- Явилась, красавица! – поднялся на ноги повелитель демонов, приходя в бешенство. Лидия выпрямилась и поклонилась, замирая как статуя, - Нагулялась? Я тебе что приказал – следить за семнадцатилетней девочкой! Если эта такая невыполнимая для тебя задача, может тебя определить в штаб дворников, чтобы твоей самой большой ответственностью был веник?

- Простите, повелитель, - робко извинилась она, не поднимая на него взгляда, - Я допустила ошибку, подобного больше не повториться.

Вельзевул был готов разразиться очередной гневной тирадой, когда я решила вмешаться.

- Она просила ждать ее, - оборвала я его на вдохе, схватив за рукав рубашки. Вел тут же взглянул на мою ладонь и поменялся в лице, - Я не послушала и пошла одна, не думая о последствия. Она не виновата.

- Вот только не надо ее защищать! Она внучка Герцогини, моей правой руки, и высший демон. Если она сейчас меня так подставила, что последует дальше? – его голос утих, но Император был еще не готов простить мою подругу.

Тогда я пустила в ход тяжелую артиллерию.

- Пожалуйста, не наказывай ее, брат, - я сделал ударение на последнее слово, и оно сработало как нужно.

На несколько мгновений Вел даже потерялся, но затем что-то обмозговав, снова обратился к Лидии.

- Проконтролируй сборы в Поднебесье. Надеюсь эта задача тебе по силам?

- Да, господин, - Лидия почти ощутимо выдохнула и благодарно посмотрела на меня.

- Иди, - махнул он рукой и отвернулся.

Девушка скрылась так быстро, насколько это возможно.

 Я думала, что Вел сейчас начнет обвинять меня в манипуляции его чувствами, но вместо этого он сел обратно на ступени, и как-то печально улыбнулся.

Так даже хуже. Теперь мне стыдно.

- Убийства так вошли мне в привычку, что я даже не вспомню, когда начал этим заниматься. Когда я был маленький, часто бывал на отцовских казнях. И ощущал себя так же, как и ты. Но с годами, все забывается. Запомни Мия, однажды настанут времена, когда и тебе придется выбирать – убить или быть убитой. И тогда твоя рука не должна дрогнуть.

Таким законам в моей школе для юных леди нас не учили.

******

Через некоторое время я уже ехала в экипаже и в кой-то веки могла разглядеть Темный мир не во время своего суда или поиска тюрьмы в пылу битвы, а просто, как путешественница.

Что я давно отметила – в постройках присутствовало много обсидиана – черного, сверкающего камня. Как пояснил Вел – в Темном мире очень много горных выходов этого камня, и потому строить из него было дешево и красиво. Крыши переливались в слабом свете солнца, которое светило тускло, будто его накрыли какой-то темной тканью. Яркими дни бывали крайне редко. Все здания отличались остротой – узкими и высокими пиками крыш, украшенными металлическими узорами, либо каменными изваяниями неизвестных мне существ.

А жители – самые обычные. Никто тут не летал, рогов не показывал. Так же играли дети в небольших парках и скверах, ходили на рынок за продуктами женщины, одетые в богатые платья и не очень. Работали магазинчики и лавочки – вроде аптек, пекарен и забегаловок.

- А правда, что растения этого мира не приживаются в нашем и наоборот? – спросила я Императора, сидящего на против.

- Да, - подтвердил он, также, как и я, оглядывая свои владения, - это все из-за света. У нас он рассеянный, да и энергетика не человеческая, поэтому людские цветы вянут от нашего ухода.

Значит, все-таки Кристофер не виноват в ущербном состоянии нашего сада.

Я бы не сказала, что мир демонов внушал какой-то ужас, хотя когда первое время Лиан уходил в него, мне казалось, будто он падет в яму, населенную кучей жутких существ.

- А вот и полицейский участок, - Вельзевул показал на двухэтажное здание, чем-то напоминающее наши управления или министерства, только из темного, будто угольного камня, и все с теми же, привычными пиками, - Лиан комиссар этой части Темного мира, то есть, глава управления. Он контролирует преступность и следит за порядком.

Как-то он рассказывал мне о своей работе, и я почти могла представить его, патрулирующего улицы, и задерживающего грабителей. Хотя, он, наверное, не занимался всем этим, а только руководил и контролировал.

- Нет демона, которому я доверял бы больше, чем Лиану, - решил добавить Вел, - его родители были очень преданными еще моему отцу, а после он занял их место.

- Если бы не Аст, они были бы живы, - сквозь зубы проговорила я, жалея, что на суде не проткнула ему два сердца  когтями.

- Увы, - кажется, Владыка сам об этом частенько думал, - таковы демонические законы. Данте и Лилия расслабились, предаваясь семейной жизни с детьми на границе человеческого мира, и Аст воспользовался слабостью. Быть высшим демоном тяжело и опасно. Он бы и Лиана прикончил, если бы не ты. Думаю, он исчез только для того, чтобы набраться сил, и снова ударить по своему племяннику. Только теперь, когда ты под моей защитой, ему будет сложнее.

Мне кажется, в моей жизни на одного нормального человека приходится один урод – что Аст, что Робертс.

Увидев, что я погружаюсь в темные мысли, брат решил сменить тему разговора.

- Тебе даже не интересно, как мы попадем в Поднебесье?

Я так загляделась на столицу, что почти забыла.

- Интересно, - заявила я, перевод взгляд от окна на Владыку.

Он, будто опытный рассказчик, уселся поудобнее, убедившись, что его готовы слушать:

- Мой отец, Люцифер, если ты не забыла, был ангелом. Причем одним из лучших и честных. Правда, чем-то он насолил святошам, и они изгнали его, вдобавок столкнув сверху, так, что его крылья обгорели. Летать он может, но увы, уже не так, как прежде. Так вот, на месте его падения остался небольшой кратер, через который проще всего подняться наверх, к ангелам. До него не так далеко ехать. Правда, без их разрешения этот переход не работает, но тебя, меня, Лидию и еще пару демонов пустит, для переговоров.

- Ты там был раньше?

Мне стало любопытно, как же выглядят ангельские города.

- Да, в детстве, с отцом. Как раз познакомился со своей будущей невестой.

- Невестой?! – поразилась я, - Как это?

Вел усмехнулся и взгляд его сделался немного мечтательным. Наверное, девушка красива.

- Это, конечно, дико, но есть негласная договоренность между нашими мирами – Темным миром должен править полукровка, а не чистый демон. Святошам так спокойнее.

- Твоя мать тоже была ангелом?

- Архангелом. Высшим.

И тут до моего ума дошло.

- Погоди. Так мою семью проклял… архангел?

Эти два факта не укладывались в голове. Как светлое, чистое существо, может наложить проклятье на… человека? Обычную, молодую девушку, которая поддалась чарам Люцефера. Из-за него она даже покончила жизнь самоубийством, а на их ребенка наложили ужасные чары, из-за чего женщины погибали в руках демонов, а мужчины истребляли их, нередко, тоже расставаясь с жизнями. И во всем этом виноват – ангел?!

Ответ подтвердил мои догадки.

- Моя мать была сослана в Темный мир для того, чтобы родился и должна была уйти обратно. Насколько я помню, она вроде как заботилась обо мне. По крайней мере, она была со мной, сколько могла. Думаю, она любила отца, а когда он так предал ее, завязав отношения с человеком, так еще и заделав ребенка… она потеряла связь со своим рассудком. После этого случая, Люцифер естественно пришел в бешенство, и вернул маму обратно, в Поднебесье. С тех пор, о ней даже говорить запрещалось. Но, если бы он знал, что ребенок выжил, а не погиб вместе с матерью, то снял бы с вас проклятье намного раньше. Хотя, я сомневаюсь, что ему были под силу ангельские чары.

- А ее никак не наказали за это? – я так разозлилась, что на мгновение забыла, что пытаюсь обвинить маму Вела, но он ответил быстрее, чем я извинилась.

- Думаю, нет. То, что делают ангелы в Темном мире никак не отслеживается. Но, возможно, она сама себя до сих пор за это винит.

- Еще бы, - мне тяжело было сдерживать гнев, зная, кто разрушил мою семью.

Экипаж постепенно остановился, и послышались голоса.

- Вот и приехали, - демон открыл дверь экипажа, спускаясь, и помогая выбраться мне.

Тут же к нам присоединилась Лидия, покинув соседнюю карету.

Мы окружили большой, глубокий кратер, окруженный с одной стороны лесом, а другой горами. Я даже боялась представить, какой силы был удар, чтобы оставить такую дыру в земле.

- Ну, не будем медлить, - внезапно Вельзевул подхватил меня руки, отчего я взвизгнула, и направился прямо к ступеням, ведущим вниз, - Мы пойдем первыми, Лидия за нами, министры – за Лидией. И только в таком порядке, иначе святоши вас сожгут еще на границе миров.

- А могу я пойти ногами? – уточнила я на всякий случай, смотря с высоты роста Владыки.

- Нет, у тебя же нет крыльев. А нам придется немного полететь. Не переживай, это быстро, чихнуть не успеешь.

Когда тебя носят на руках – без сомнения приятно, но видел бы это Лиан… ох, не буду думать.

Мы спускались до тех пор, пока не стало совсем темно. Запах мокрой земли ударил в нос. И только его ноги ступили на землю, как он поднял голову вверх, и крикнул.

- Эй, там, наверху! Может откроете портал уже, тут, вообще-то, холодно.

На удивление, его услышали, и в лицо, с неба ударил яркий свет, и я увидела, как мои распущенные волосы начали подыматься с плеч, будто ветер дул снизу.

За спиной Вела распахнулись два черных, крыла, покрытых крупными перьями, и только он ими взмахнул, как мы рванули верх в такой силой, что мой желудок словно прилип к позвоночнику.

Глава двадцать третья. Вина ангелов

Мы поднимались пару минут, а мне показалось, что часов. Я вцепилась в плечи Вела так сильно, что ему наверняка было больно, но он стоически это выдержал.

Наконец, нас выбросило вверх, прямо навстречу голубым небесам, так очевидно контрастирующим с небом Темного мира.

Пока я пыталась привыкнуть к новому освещению, Император плавно опустился на землю и сложил крылья.

- Сможешь стоять? – тихо спросил он у самого моего уха, отчего по плечу пробежали мурашки.

Я неуверенно кивнула, и меня поставили на ноги, но при это продолжили придерживать за плечи.

Еще раз моргнув, я увидела их.

Ангелов.

Когда я впервые увидела демонов, они показались мне невероятно привлекательными, даже несмотря на то, что человеческая жизнь для них разменная монета. Лиан в минуты своего обращения в демона был восхитителен, но ангелы – просто невероятны.

Перед нами стояли около десяти существ, примерно столько же, сколько и нас. У каждого идеальная, белоснежная кожа, стройные, подтянутые тела. Они словно сверкали на солнце. Белые одежды чем-то напоминали древнегреческие, что делало их похожими на древних богов. И во главе жителей Поднебесья стояла она.

Белокурые полосы, струящиеся нежными волнами до пояса, украшенные заколкой из голубого камня около левого уха. Я уже догадывалась, что камень – ангелит, и демоны не могут касаться его. В цвет украшения, под черными длинными ресницами прятались кристальные глаза. Тонкий, вздернутый носик, и губы, будто тоненькие лепестки пепельных роз. Сказать, что девушка была прекрасная – не сказать ничего.

Правда, пока я разглядывала, я не уследила за одной деталью. Ее взгляд был прищурен и сфокусирован на ладони Вельзевула, держащей меня за плечо. Затем голубые глаза взметнулись на меня, и появилось желание провалиться назад. В ту самую яму.

Кажется, я догадываюсь, кто невеста Владыки.

- Мика! – оживился Вел, выдержав драматическую паузу, пока ангелы и демоны сверлили друг друга глазами, - Как давно я тебя не видел. Мамочка таки доверила тебе трон верховного архангела?

Девушка улыбнулась, правда в этой улыбке было мало ангельского.

- Вельзевул, мое любимое исчадье Ада! Я бы не видела еще столько же, если честно. Да, доверила, но как ты узнал, я ведь без короны?

Наконец-то брат отпустил меня, подзывая Лидию, и та встала рядом, судя по взгляду, готовая в случай чего, кого-нибудь порвать на кусочки.

- Дорогая, - их разговор напоминал комедию в двух актах, - От тебя так веет самодовольством и гордостью, что я почувствовал твою коронацию еще в своем скромном темном мирке. Правда, я все еще не уверен, что твои навыки полета улучшились с того момента, когда мы соревновались в последний раз.

За спиной Вела снова распахнулись два угольных крыла, и он с вызовом уставился на Мику.

Та немного растерялась.

- Конечно улучшились! – оправдание звучало слабо, - Но я не могу летать с тобой. Я архангел, а не перелетная чайка!

Заметно, что она боролась с желанием ответить на провокацию, и сохранить лицо перед подданными и нашей делегацией.

Владыку это откровенно забавило.

- В этом то и разница наших миров. Я – Владыка, и могу летать хоть в собственной столовой, а ты – Верховый архангел, не можешь наперегонки до дворца пролететь. Что, боишься мамочка поругает?

Афера удалась, и девушка распахнула белоснежные крылья, которые были даже чуть больше, чем у Вела.

- Кто последний, тот вонючка! – серьезно объявил правитель демонов и обернулся на нас, - Лидия, сопроводи всех до дворца, встретимся там.

И подмигнув мне, взмыл в небо вместе с белокурой красавицей. По общей команде они стартовали, и начали петлять между кирпичных домов, прямо навстречу замку, нависающему над городом белой стеной.

- Детский сад! - выругался кто-то со стороны ангелов, и велели нам идти за ними.

Мы мерили шагами город, зеркально напоминающий Темный мир. Все те же острые крыши, широкие проспекты, только все из белого кирпича, и сверкающей крошки, которой украшали ступени, крыши и даже одежду. Ангелы спокойно ходили по улицам, правда, лица их почти всегда были непроницаемы, будто они идут не на рынок, а в праведный суд. Даже дети, облаченные все в те же белые балахоны, послушно шли рядом с родителями, а не играли в куче, как в Темном Мире.

Владения Вельзевула мне определенно нравились больше.

Замок же напомнил мне картинки из сказок. Белый, с кучей маленьких башенок, милыми, круглыми окошками и длинными балконами. На первом этаже окна были большие и витражные, наверное, там находилась тронная зала. В ней вел длинный пролет ступенек, и, честно сказать, в тот момент я пожалела, что не обзавелась парой крыльев. На тридцатой ступеньке ноги начали болеть.

- Почти пришли, -  подбадривала Лидия, в знак солидарности идя рядом. Остальные же предпочли миновать ее в полете.

Наконец мы попали внутрь, и сразу оказались в зале, подготовленном для переговоров.

Напротив друг друга располагались два длинных стола. Дальний заняли ангелы, во главе с расстроенной Микой. Кажется, я знаю, кто стол вонючкой.

За ближнем же вальяжно расположился мой демонический родственник, приглашая нас тоже присесть. Мне он занял место рядом с собой.

И только я с облегчением уселась, жалея свои ноги, да и вообще тело, ноющее после перелета, Вел снова приобнял меня за плечи. Честно, я прямо ощутила, как на меня уставились голубые ангельские глаза с противоположной стороны.

- Я победил, - сказал он мне, осторожно оглядывая взбешенную Мику, - Осталось только договориться о совместной защите адских врат, делов-то.

- Я так понимаю, для тебя это мелочи, - ответила я, удивленная его самоуверенностью, - Мне кажется, они не горят желанием с нами сотрудничать.

- Какая ты у меня проницательная сестренка. Так заметно?

Я не раздела его веселого настроения, потому отодвинула стул ближе к Лидии, надеясь, что все пройдет быстро, завтра мы уже вернемся домой и я увижу Лиана. Я уже начинала скучать по нему, хотя и знала, что надо будет дать ответ на его предложение. А ответа у меня не было.

Тихий гул в зале затих, стоило еще одной фигуре спуститься по лестнице со второго этажа. Женщина, выглядевшая точной копией Мики, только старше лет на двадцать (по человеческим меркам), волосы ее были значительно короче, по плечи, а взгляд еще жестче, чем у Вельзевула, когда он сносил головы.

- Мама, - будто сам себе проговорил Вел, не сводя с нее взгляда.

Чувства, которые выражало его лице вряд ли можно было описать одним словом. Восхищение, разочарование, грусть, злость – вперемешку. Он немного рассказал мне о своих отношениях к ней, но я точно знала, равнодушным после ее ухода обратно в Поднебесье он не остался. Однако сама мать взглянула на него мимолетно, как на обычного гостя, не представляющего ничего особенного.

Мне ее сейчас начать ненавидеть, или после того, как я начну припоминать, что она сделала моей семье?

Зато на мне она задержала взгляд многим дольше. Даже удивленно.

- Кто эта юная леди? - голос, напоминавший перезвон колокольчиков отозвался в зале.

Вел поднялся, а за ним и вся наша группа.

- Я, Владыка Темного Мира, Вельзевул Первый, глава делегации, это моя многоуважаемая сестра, обладательница императорской темной крови по отцовской линии, Мия Дарквелл, - далее он начал перечислять остальных присутствующих, но женщина теперь интересовалась только мной.

Бабуля перепутала меня с Марией. И возможно, наше семейное сходство передавалось из поколения в поколение, за счет проклятья. Возможно, сейчас она смотрела не мне в глаза, а на Викторию, женщину, которую обрекла на смерть, не справившись с ревностью.

- Микаэлла, - представилась девушка, встречающая нас, - Верховный архангел Поднебесья. Рафаэль, бывшая Верховная, ныне, глава совета ангелов.

Так же, как и Вел она перечислила всех, тогда, наконец, мы перешли к делу.

- Что привело наших темных соседей в нашу скромную обитель? – поинтересовалась Мика, смотря поочередно на меня и Вела.

Владыка поспешил дать ответ:

- Я думаю, вы заметили, что Райские ворота стали достаточно нестабильны.

Утвердительная тишина.

- С Адским вратами та же беда. Я послал своих лучших демонов в Ад, чтобы разобраться с происходящим там. Недавно, исчадья ада напали на столицу. Мы отбили нападение, но есть вероятность, что это бы неединичный случай.

- Это не наша беда, - поставила свою хату с краю «матушка» Раф, ожидая на этом закончить совещание.

Но Вел явно был готов к таким доводам.

- Не совсем так, уважаемая. Как только падут врата Ада, падут и Райские врата. А блаженные, живущие там, насколько мне известно, ничуть не лучше наших исчадий. Теряя земное предназначение, их рассудок затуманивается, эмоции притупляются, и они живут лишь в ожидании получения наслаждения. Но как только Рай перестанет давать им желаемое, кто знает, что они сделают с вашим маленьким царством.

Ангелы задумались и начали переговариваться.

- Вы хотите заставить рисковать наших ангелов из-за того, что не в состоянии справиться со своими обязанностями охранять Ад? – Рафаэль не сдавала позиций. - И, если не изменяет память, ваш отец, Люцифер, должен держать их закрытыми изнутри?

Об этом я не знала, и мне стало интересно, почему.

- Верно. Я предполагаю, что с ним что-то случилось, иначе он бы подал сигнал. Если бы ситуация не была такой плачевной, я бы не обратился к вам.

Ангелы некоторое время совещались, и затем Рафаэль вынесла вердикт:

- Мы предоставим вам поддержку, как только ваши демоны вернуться из Ада, и предоставят полную картину происходящего. Если наше вмешательство будет необходимо, мы предоставим условия, по которым будем работать. А теперь, - она улыбнулась, но от этого холодок побежал по коже, - Будьте нашими гостями до завтра, сегодня мы уже не сможем открыть вам портал.

****

Обстоятельство, что надо будет ночевать в Поднебесье напрягал меня намного больше, чем вариант такой же ночевки в Темном мире. Наверное, я и впрямь превращаюсь в демона.

Мы спали вместе с Лидией на соседних кроватях, чтобы за мной можно было приглядывать. Вел заметил, как его матушка проявила ко мне пристальное внимание и рисковать не стал.

Зато мне очень хотелось встретиться с ней, и спросить, как ей живется, зная, что столько людей пострадали по ее воле.

Поэтому, как только Лидия улеглась, и, кажется, уснула, я вскочила с кровати, накинула теплый плащ и покинула дверь своей комнаты.

Как ее найти я узнала сразу.

Пение.

Вел рассказал мне, что для успокоения душ блаженных, людей, находящихся в раю, Верховный архангел каждую ночь должен петь что-то вроде колыбельной. Так как Мика вступила в должность недавно, не совсем овладела данным умением, а теперь, когда они были беспокойными из-за колебаний Ада, ошибки нельзя было допускать.

По памяти я спустилась в тронный зал, где проходили переговоры. Через голубые стекла он был залит ярким, лунным светом, а в самом центре, будто призрак в белом, стояла Рафаэль и пела нежную, спокойную песню, от которой глаза закрывались даже у меня. Она была похожа на пение птиц и журчание воды одновременно, на мелодию сопрано и перестук дождя. Такой звук никогда не смог бы издать человек.

Даже заметив меня, женщина не перестала петь, лишь смерив меня стеклянным взглядом.

Нельзя быть такой прекрасной и делать такие отвратительные вещи.

Допев свою арию, он выдохнула, и вспомнила о моем присутствии.

- Я ждала тебя, - произнесла она, но не подходя ближе.

- Я предсказуема, - сообщила я, решив оставить любезности, - Вы, наверное даже знаете, зачем я пришла.

- Ты – потомок одной земной девушки, разрушившей мне жизнь?

- Верно. А вы – существо, из-за которого разрушены жизни десятка поколений моей семьи. В том числе меня, отца, бабушки и прабабушки. И это только те, кого я знаю. Не считаете, что многовато за одну жизнь.

Вместо ответа она смотрела на меня и улыбалась, чем бесила меня еще больше. Никогда не думала, что общаться с ангелами будет проблематичнее, чем с демонами.

- Зато твоя жизнь складывается как нельзя лучше. Если подумать, то, если бы не мои чары, твоя лошадь никогда бы не свернула на ту дорогу, к твоему очаровательному демону.

Очень хотелось знать, откуда у нее такая информация, и тут я вспомнила способности ее сына.

- Не надо лезть мне в голову, пожалуйста, - от ее присутствия в моих мыслях заболела голова. – Что значит, лошадь не свернула.

Я смутно вспомнила тот день первой встречи. Мы с Куклой и впрямь запетляли, но как это связано с проклятьем?

- Очень даже связано, - мою просьбу проигнорировали, - Ведь женщин вашей семьи всегда тянуло к демонам. За исключением твоей бабушки Фелисити, Мария дала ей достаточно оберегов, вот только твой отец не успел подарить тебе ангелит, и оказался в тюрьме до твоего дня рождения. И тогда, незадолго до твоего семнадцатилетия, проклятье сработало. Тебя тянуло к демону, как и демона к тебе.

Она хочет сказать, что наша связь с Лианом только из-за проклятья?

- Я сняла его с нашей семьи. Чуть не отдала свою жизнь взамен на жизнь демона. И после этого он не отвернулся от меня.

- Несомненно, - она усмехнулась, смотря на меня как на непонятливого ребенка, - К тому времени вы стали близки не только из-за моего колдовства. Но – не будь его, Лиана в твоей судьбе не было бы тоже. Так ли сильна моя вина?

- Это вы так сами себя успокаиваете? – улыбочка медленно сползла с тонких губок. Кажется, я попала по больному, - Если бы этому мужчине я была уготована судьбой, мы встретились при других обстоятельствах. И это вовсе вас не оправдывает. Вы хоть можете представить, что испытывает женщина, отдавая своего ребенка от любимого человека чужим людям, и прыгая в открытое море с обрыва? Виктория была молодой девушкой, сестрой королевы. Обычным человеком. Вы нашли себе неравную соперницу. Верховный архангел – против влюбленной глупышки. Да как… у вас рука поднялась?!

Все мое нутро трясло от злости. Будто вся моя родня сейчас стояла за моей спиной, и ждала, пока я заступлюсь за каждого по отдельности.

Рафаэль тоже знатно теряла контроль.

- Да что ты об это знаешь, глупая девчонка? – она сжала руки в кулаки, и отвернулась к стене, - Когда тебя ссылают в Темный Мир, без права выбора, пока ты не родишь ребенка дьяволу, и не воспитаешь это отродье? Думаешь, ангелу легко без солнца? В мире падших существ с отравленными душами?!

Вот значит, что она вбивала себе в голову все это время. Стоила из себя жертву. Не надо уметь читать мысли, чтобы понять – все было иначе.

- Вы любили Люцифера, - она услышала, но не подала виду, продолжая упорно смотреть куда угодно, только не на меня, - А он предал вас. Его изгнали из вашего мира, и он, несомненно изменился. Был не тем, ангелом, которого вы знали. И обрадовался вам далеко не так, как вы ожидали. И всю злобу на Люцифера вы сорвали на человеческом роде. Только и всего. И Вельзевула вы любили, как бы не хотели этого отрицать. Однако стоило Люциферу узнать о смерти любимой и ребенка, вас отправили домой. И вместо того, чтобы снять с нас проклятье, вы утешали себя мыслью, какая вы бедная-несчастная, как с вами несправедливо обошлись. Так знайте – я в лице всех своих предков, никогда вас не простим, пусть это гложет вас до вашего конца, и надеюсь, после смерти, вы встретитесь со всеми проклятыми несчастными мужчинами и женщинами и посмотрите им в глаза. Как у вас говорят? На страшном суде все равны? Вот и я желаю вам справедливости!

Чувствуя, что еще чуть-чуть и я не смогу контролировать свои когти, я развернулась и собиралась вернуться к себе, чтобы хорошенько поплакать, как она меня окликнула:

- Мия, остановись.

Для этого действия потребовалось очень много моральных сил.

Я обернулась, когда она произносила какое-то заклинание и в ее руках материализовался клинок, полностью голубой, сияющий в темноте ярче лунного света. Я догадалась, что он сделан из ангелита.

Как только он упал ей на руки, он грустно посмотрела на него, а затем положи на пол, толкнула ко мне.

- Что это? – клинок чуть не достал до моих ног, продолжая гореть синевой.

- Клинок из ангелита с заключенной в нем душой ангела. Демоны не могут взять его в руки, а в руках ангела он станет смертоносным и сведет с ума своего обладателя. А так как ты – ни то, ни другое, он будет защищать тебя.

- Мне не нужна защита, - и ваши подачки, хотела добавить я, но портить дипломатические отношения было не моем праве. Хотя, она ведь все равно мысли читает? Да, мне не нужны ваши подачки, ясно?!

Рафаэль снова улыбнулась, но на этот раз грустно и… искренне? В ее глазах отразилась тоска, почти человеческая, а не поддельная, как у всего ее народа.

- Я даю его на время. Скоро, тебе придется отправиться в опасный путь, где без него у тебя не будет шанса. Ты должна будешь спасти своего любимого.

Я не хотела ее слушать, пока речь не зашла о Лиане.

- Что с ним? – испуганно спросила я, все-таки смотря на оружие.

- Завтра сама узнаешь. Можешь считать это частью моего извинения за… твою семью. Бери, пока я не передумала.

Подняв с пола клинок, короче меча, но длиннее кинжала, я спрятала его в чулок, закрепив резинкой.

А когда разогнулась, чтобы спросить, как им пользоваться, Рафаэль уже не было.

Глава двадцать четвертая. Поединок

- Кажется, я прокляла твою мать, - вспоминая слова о страшном суде, сообщила я Велу, зайдя к нему утром, так и не поспав толком.

Он в это время поправлял рыжие волосы, которые упрямо не хотели укладываться и торчали в разные стороны.

- Ничего удивительного, - вполне спокойно ответил он, когда пряди, наконец-то улеглись, - Ты не единственная. Я только из уважения держусь.

- Кстати, Вел, - я села на краешек его кровати, - Почему твой отец по ту сторону Ада держит врата? Ты мне никогда не говорил.

Наверное, он и не хотел говорить, но пришлось, раз я спросила.

- Как только я вырос достаточно, отец передал мне трон, так как считал себя слишком старым для того, чтобы защищать Темный Мир. Но решил, что хватит сил контролировать врата и исчадий с той стороны. Звучит справедливо, но мне кажется он отправился искать Викторию.

- А что ей делать в Аду? – спросила я, не видя причин для того, чтобы отправлять туда девушку.

- Самоубийство входит в список грехов. Да и мама вряд ли взяла ее под свою опеку. Но, учитывая, что он все еще там, либо они счастливы в геенне огненной, либо он не нашел ее и не видит смысла возвращаться сюда.

Внезапно до меня дошло, почему Вел так быстро включил меня в список своих родственников.

- Значит, твоя мать в Поднебесье и не общается с тобой, отец ушел в Ад искать возлюбленную, а ты остался один с огромным количеством демонических проблем?

Он развернулся, сложил ладони в два пистолета и сделал вид, что выстрелил, смешно ухмыляясь.

- В точку, сестренка!

Значит, Владыкам тоже бывает тяжело и грустно. Надо запомнить, и почаще радовать его.

******

Нашу делегацию снова провожала Мика, явно сожалеющая, что ее Вельзевул ее покидает. Ох, как бы теперь он не влюбился в человеческую девушку, и история не повторилась.

Напоследок они пожали друг другу руку, и Вел даже шепнул ей на ухо что-то, отчего ангельское сердечко затрепетало и она даже выдавила вполне счастливую улыбку.

Когда Император уже взял меня на руки, готовый к спуску вниз, с неба спустилась Рафаэль, и встала рядом с дочерью.

- Вельзевул, - впервые за время нашего пребывания она обратилась к нему напрямую, и даже сам Владыка замер от такого жеста, - Мы будем ждать информации от тебя. Будь осторожен.

Она говорила очень тихо и по-доброму, будто вспомнив наконец, что перед ней ее сын.

Вел так растерялся, что даже не знал, что ответить, только кивнул и ступил в портал, который из-за потока воздуха сделал всех провожающих размытыми.

- Почаще проклинай ее, - прошептал брат мне на ухо, - Того гляди вспомнит, что она меня родила.

- Думаю, она и не забывала.

Мои слова растворились в воздухе, и с той же силой, с которой мы поднимались вверх, нас кинуло вниз, по пути Люцифера.

Выбравшись из кратера мы в задумчивой тишине продолжили путь до дворца в конных экипажах.

 Я изо всех сил надеялась, что Лиан вернулся, и уже ждет меня, чтобы мы вместе отправились в наш мирный дом. Или сейчас я просто останусь ждать его. Или он уже дома и встретился с моей мамой. Надеюсь, они как-нибудь объяснят ей, почему он вернулся без меня и Лидии.

В этот раз мы ехали в экипаже втроем, вместе с ней, и время от времени обменивались взволнованными взглядами.

Вот только во дворце для нас не было приятных новостей.

Герцогиня расхаживала туда-сюда по тронному залу, и остановилась только тогда, когда мы подошли к ней вплотную.

- Лиан? – первое слово, которое вырвалось из меня, стоило нам подойти ближе.

Женщина покачала черной с проседью головой.

У меня упало сердце.

- Они должны были вернуться, - озвучила мои мысли Лидия, обращаясь к бабушке, которая тоже была не в восторге.

- Знаю, - проронила она, с беспокойством оглядывая свои дрожащие руки, - Я надеюсь, что к вечеру они будут уже дома.

- Они должны были быть дома утром! - не унималась демонесса ища поддержки у бабушки и Владыки. - Мы должны что-то сделать!

Вельзевул устало добрался до своего трона и плюхнулся на него, протирая глаза.

- Еще одну группу посылать нет смысла. За четыре дня они должны были добраться до других Врат. А в них можно только выйти, а не войти.

Клинок под поим платьем, на этот раз уже закрепленный ремешком, начал греть мне ногу. Вот о чем говорила Рафаэль.

Лиан попал в беду. Я это сердцем чуяла. Он был сильным демоном, намного сильнее многих. Задерживаться в Аду, да еще зная, что его тут жду я, ему было бессмысленно.

Мы с Лидией посмотрели друг на друга одновременно, и одна и та же мысль промелькнула в наших головах.

- Я отправлюсь за ним, - Сказала я Велу, который чуть не уронил корону, до этого крутящуюся на его пальце.

Сначала он удивился, а потом залился таким громким смехом, что мне стало не по себе.

- Не смеши меня, Мия, ради всех не святых! – вытирая слезы, попросил он, - Я даже слушать об этом не хочу.

Лидия тоже хотела предложить свою кандидатуру, но пока не добьюсь разрешения я, ей пробовать даже не стоит.

- Вельзевул, - только мне было далеко не до смеха, - Ты же знаешь, с твоим благословением, или без – я пойду.

Мгновенно его лицо стало серьезным, он напрягся и выпрямился.

- Не мели чушь! – резко отозвался он, надеясь меня запугать, - У тебя даже нет шанса против Адских созданий. Если Лиан вернется, и узнает, что ты там, что будет тогда?

Как мне объяснить, что его мать заранее предсказала мне, что без моей помощи ему не справится.

- Вел, он не вернется, - покачала я головой, умоляюще смотря на Владыку, - Ты ведь умеешь читать чувства. Давай, я разрешаю, и ты поймешь, что я не вру.

Он некоторое время смотрел на меня, и явно не оправдывая каких-то своих надежд насупился снова.

- Я сказал нет, Мия! И разговор окончен! Ступай отдыхать и не заставляй меня нервничать, пожалуйста!

Его спокойствие и веселье ушло безвозвратно. Но отступать я не собиралась. Владыка точно был не готов к такому сопротивлению. Тогда остался еще один вариант, к которому я не хотела прибегать.

- Тогда, - унимая дрожь в голосе, громко начала я – Я вызываю тебя на дуэль. Если я выиграю – ты откроешь для нас с Лидией врата в Ад.

Мне показалось, что брат снова засмеется, но вместо этого он стал чернее тучи и вскочил с трона.

- Ты знаешь, на что подписываешься? – почти шипел он, приходя в ярость, - Ты бросаешь мне вызов, Мия. Мне! Императору!

Преодолев половину зала, и поднявшись к его трону, я встала вплотную к этому пышущему гневом демону.

- Ты знаешь, что ради Лиана я брошу вызов любому, - наши серые глаза встретились друг с другом. То, что досталось нам обоим от Люцефера. И упрямство, несоменно.

- Это будет быстрый бой, сестра, - так же прошептал он мне, из последних сил пытаясь меня отговорить.

- Я обещаю тебя удивить.

Его дыхание стало глубоким и тяжелым, а у меня потихоньку затряслись поджилки, но никто не собирался сдаваться.

- Иди на тот конец зала, дорогая, и не обижайся, если сделаю больно.

Взметную русыми волосами я быстро спустилась вниз, перепрыгивая через ступеньку.

- Мия, - слабо позвала меня Герцогиня, - Не стоит, Мия.

В ее глазах отразился страх за мою жизнь. Хоть мы и не были с ней очень близки, но для ее внука я была важна. И именно поэтому мне нужно найти его.

- Все хорошо, - улыбнулась я ей и взволнованной Лидии, - становясь напротив Владыки в метрах десяти.

Он покинул свой престол, призвав рога, крылья и когти. Кажется, он собрался драться всерьез. В моем распоряжении же были только когти, и один маленький туз под платьем, которым я не имела понятия как пользоваться.

- Это безумие, - выдохнула Герцогиня, все же сняла белую перчатку и бросила между нами, - Начинайте.

Только услышав команду, Вел бросился на меня, и я еле успела поставить блок и заградиться от него. Меня отшвырнуло в сторону, но я удержалась на ногах.

Взметнув вверх, он набрал высоту и спикируя, снова приготовился к атаке.

Его глаза горели красным, а на лице замерли гримаса злости и боли. Увернувшись, я проскользила по мраморному полу, опираясь на две ноги и руку, готовая в любой момент снова менять направление. Вел готовил новый выпад.

На этот раз он был быстрее, наши когти встретились и скрестились. Его крылья были сильнее моих ног, и он зажимал меня к стене.

- Я знаю почему ты злишься, - через силу произнесла я, пытаясь отбиться от его атаки. Но вместо этого я убрала когти, и нырнула под него, оказываясь за его спиной.

Он был открыт. Один удар, и я, если не уложу его, то серьезно раню. Но бить в спину было низко даже для такой ситуации.

Развернувшись, демон уже в который раз пошел на меня, на этот раз усыпив мою бдительность и задевая когтем мою щеку, оставляя хороший разрез.

Я вскрикнула от неожиданной боли и снова поставила блог, пытаясь найти в алых глазах отблеск рассудка.

- Я не оставлю тебя Вел, не уйду, слышишь? – разговаривать сейчас было крайне неудобно и опасно, но надо было достучаться до него.

- Ты это сейчас и делаешь, - выплюнул он, делая мне неожиданную подножку, и бросая на пол, хорошенько приложив головой.

Снова сопротивляясь боли, я заглядывала в его лицо, которой было очень близко. Как и когти.

- Я вернусь. Вернусь к тебе, обещаю. Но без Лиана, я не выживу, и ты прекрасно это знаешь.

На миг он будто услышал меня, и тогда я сделала обманный маневр. Втянула когти на одной руке, и когти Вела освободились, проскальзыкая в опасной близости от моего лица, и свободной рукой я выхватила клинок Рафаэля, поднося к горлу Вела.

Только заметив ангелит, он тут же отпрянул от меня на значительное расстояние с таким лицом, словно его предали.

- Откуда он у тебя?! – растерянно воскликнул Император, пока я поднималась на ноги, держа оружие перед собой, зная, что в любой момент меня могут атаковать снова.

- Взяла на время, - пояснила я, и теперь сама начала атаку, надеясь достать его. Но вот только брат был в воздухе, а я могла максимум подпрыгнуть. Еще был вариант бросить в него клинок, но в случай промаха я буду безоружна, и тогда точно проиграю.

Тогда я вспомнила слова Рафаэль. В клинке был заключен ангел, а у ангелов есть крылья.

Осталось только призвать его.

Вел же времени даром не терял, пытаясь обойти меня или выбить из рук клинок когтями, так как теперь я свои использовать не могла. Только на левой руке, и очень неловко.

Собравшись с духом, я мысленно заговорила с оружием, надеясь, что оно меня услышит.

«Заточенный в клинке ангел. Я призываю тебя»

То ли это на самом деле так работало, то ли мне просто повезло – клинок задрожал в моих руках. Синее мерцание вокруг него стало почти осязаемым и из света материализовалась фигура.

Полупрозрачная девушка нависла надо мной, распахнув два белых крыла. Именно в этот момент Вел снова начал атаку, но столкнулся с ней, и его отбросило назад с огромной силой.

Черты ее лица было сложно рассмотреть, она словно была соткана из сверкающего тумана, и теперь ждала моей команды. Это как разбираться с эксплуатацией мясорубки, когда она уже начала все в себя затягивать, в том числе и меня саму.

- Крылья? – скорее спросила я, чем приказала, и кивнув, она материализовалась мне за спину. Меня словно обхватили руками и подняли вверх. Стоило мне подумать о направлении, как крылья тут же направляли меня туда. Ладно, хотя бы так.

- Это что же ты такое наговорила маме, что она дала тебе ангельскую реликвию, - замерев напротив меня вопрошал демон, изучая мое преимущество. Теперь руки освободились. Я убрала клинок в поясок, и выпустила когти.

Мой глаз тоже загорелся красным.

- Я умею быть убедительной, если ты не заметил, - парировала я, и первая ринулась в бой. Теперь защищался он, отбивая мои атаки. Кровь демона начала пробуждаться, о чем мне сообщило покалывание на ноге из-за ангелита, но оно было не смертельно.

Тело двигалось само собой, я знала, куда бить, и как закрываться. А с маневренными крыльями было и того проще.

Однако я не учла одной вещи – призыв этой милой леди расходует силу, и я резко пошла вниз, теряя над ней контроль.

Воспользовавшись моей слабостью, Вел атаковал сверху, готовясь снова прибить меня к полу. Крылья исчезли, как призванная, и единственное, что я успела, это достать клинок, и во время удара максимально близко приблизить его к горлу Владыки. В это же время его рука с острыми когтями лезвиями замерла над моим лицом.

Находясь оба под ударом мы медлили.

- Ну же, - не своим голосом просил Вел, - давай, задействуй ангелит. И никто не помешает тебе спасти дорого Дантелиана.

Мне было почти до слез жалко его. Я стремилась к своим интересам, не считаясь с ним, как его родители. Как все вокруг. Окруженный ордой подданных, сам Император был до забавного одинок. И только он встретил меня, как я снова предаю его, ставя кого-то другого выше него.

- Ты знаешь, что я этого не сделаю, - я выдавила из себя улыбку, стараясь сдержать дрожь в руках и голосе, - Ты дорог мне, брат.

Глаза погасли и вспыхнули снова, будто разносящийся ветром пожар.

- Я тебе не верю, сестра.

Не зная, к чему это приведет – я убрала кинжал от его шеи и бросила подальше от наших сплетенных тел.

Затем, посмотрев ему в глаза, произнесла:

- Ты умеешь читать чувства, и знаешь, что я не лгу. Ты очень близок, Вел. И я правда люблю тебя, - затем, приподняв голову, я коснулась губами края его губ, и замерла на несколько мгновений.

Он вздрогнул.

Отпрянув, я увидела, как глаза приобрели прежний, серый оттенок, а когти втянулись обратно, и теперь его рука упиралась в пол над моей головой.

- Но Лиан – мое второе сердце. Моя душа. Я зачахну у тебя на руках без него, брат.

Вельзевул смотрел смирял меня отчаянным взором, надеясь, что я лгу. Но все сказанное мной было правдой.

- Почему, как только в моей жизни появляется что-то ценной, его забирают другие? – обращаясь словно не ко мне, спросил он убирая руку, и кладя голову мне на грудь, при этом обнимая прямо на полу.

- Никто меня у тебя не забирает. Я не вещь, а человек. Ты мой брат, несмотря ни на что. Если Лиан в моем сердце – то ты – в моей крови. Я твоя семья, и даю слово, я вернусь к тебе, и больше не оставлю тебя одного.

Вельзевул не ответил мне, но я точно знала – я первый человек победивший Владыку Темного Мира и проигравший ему одновременно.

*****

В путь нас собирала Герцогиня. Отведя в часть дворца, где жила она сама, бабушка Лиана открыла комнату, встроенную в шкаф.

- Когда-то я сама была той еще воительницей, - не без гордости заявила она, доставая из темной комнаты множество одежды из странной ткани и пытаясь найти, чтобы больше всего нам подошло.

- Не просто так ты стала Герцогиней, бабуль, - садясь рядом со мной на небольшой диван сказала Лидия, завороженно глядя на женщину.

Она одарила внучку многозначным взглядом.

- И я очень надеюсь, что ты тоже ею станешь, в свое время, Лидия, поэтому постарайся не погибнуть в Аду.

И бросила Лидии темный костюм из штанов и кофты из странных материалов, каких я еще не видела.

- Это доспех. Драконья кожа. Ни зубы, ни когти ее не возьмут. Самое то в преисподней.

Взяв еще один комплект одежды, тоже темный, но с синим оттенком, Герцогиня отдала его мне.

- Тоже доспех. Только из кожи морского демона. Не восприимчив к высоким и холодным температурам, однако не такой плотный как у Лидии, поэтому тебе стоит обороняться больше. С клинком из ангелита это не так сложно, можно даже не призывать ангела.

Ткань правда была словно из рыбьей кожи – эластичная и сохраняющая тепло.

Лидии так же выделили лук со стрелами и меч. Я оружием не владела, поэтому моим единственным спасением были когти, подарок ангелов и, собственно, сама Лидия.

Осознание, какой опасности я ее подвергаю, дошло до меня сразу после поединка с Велом, о чем я ей и сказала.

- Во-первых, одна ты туда не пойдешь. Во-вторых, я тоже хочу помочь Лиану и в кой-то веки быть полезной императору. А в-третьих – ты – моя подруга.

Тогда-то мне стало стыдно за мысль, что она решила подружиться со мной только из-за Уилла.

Когда мы переоделись и взяли с собой еду, воду и некоторые другие приспособления, Герцогиня решила поговорить со мной наедине.

- Знаешь, - обратилась она, только Лидия вышла за дверь, - Изначально я не очень одобряла твое присутствие в жизни внука, даже после того суда. И твое вступление в семью Императора меня не волновало. Но сегодня, то, как ты сражалась за право спасти Лиана… спасибо тебе. Если бы я могла, сама отправилась за ним. Он и Лидия – вся семья, что у меня есть. Может, по демонам и не скажешь, что мы ценим узы, но… мы одиноки. Иметь хотя бы одного родственника уже большое достижение. Поэтому, Мия, если вам с Лианом когда-нибудь что-то потребуется… даже не так, если тебе будет нужна помощь – ты можешь рассчитывать на меня. Я никогда не забуду то, что ты сделала для моего мальчика.

Закончив говорить, она убрала тонкими сухими пальцами выбившуюся из моего хвоста прядь за ухо, одарив меня теплым, женским взглядом. Морщинки на ее глазах стали заметнее, когда она улыбнулась.

- Не стоит благодарности. Я тоже первое время не одобряла его присутствие в своей жизни, если вам станет легче.

Я заставила Герцогиню усмехнуться, после чего мы присоединились к Лидии и Императору.

Пройти через Врата можно было сразу из замка, по специальному порталу, что мы и собирались сделать.

Вельзевул был все еще надутый, как дрожжевой пирожок, но свое обещание выполнил.

- Запомните, - обращаясь больше к демонессе, чем ко мне, вещал Владыка, - Один день тут – неделя в Аду. Питаться вы должны по нашему режиму. То есть три приема пищи в неделю вам должно хватить. Так же со сном. Расходуйте силы и припасы экономно. Так же Лидия, я тебя прошу, научи мою сестру драться нормально, чтобы она сама себя же не проткнула клинком.

- Брат, - позвала я, не зная, как еще извиниться.

Он показательно закатил глаза, не обращая на меня внимания.

- Иди уже, - обижено бросил он, кивая на портал, - Если умрешь, ко мне не возвращайся.

Я не смогла не улыбнуться.

- Вас понял, Верховный главнокомандующий! - шуточно отдала честь я ему, и взяв Лидию за руку, пошла к порталу.

- Если бы пару недель назад мне кто-то сказал, что я отправлю человека в Ад спасать группу демоном, я бы отрубил этому лгунишке голову…

Его слова были последним, что я услышала, прежде чем мы оказались в темном, пустом пространстве.

Я даже не заметила, как мы куда-то переместились, как было с транспортировкой в Поднебесье.

Только на горизонте, тонкой полоской горел свет.

- Чистилище, - пояснила Лидия, крепче сжимая мою руку, - перед тем, как попасть в иной мир, тут избавляются от всех земных тяжб. Но с нами ничего не будет, потому что мы живые. Силы Ада нас не тронут.

- Силы Ада? – переспросила я, никак не привыкая в темноте.

- Есть предположение – что Ад – это разумное существо. Он сам решает, кого оставить, а кого отправить в Рай. Так же, он показывает путь тем, кто в этом нуждается. Именно поэтому Лиан должен был вернуться. Ад не задерживает тех, кто не принадлежит ему. А если брат все еще не вырвался, значит тут его удерживают силой.

- Надеюсь, мы разберемся, кто это сделал.

Лидия согласно кивнула, и далее путь мы продолжили в молчании.

Белая полоска приближалась медленно, но верно, и вскоре, мы достигли ее. Она – была щелью огромных Врат, но Лидия с удивлением легко толкнула их, и вот, мы ступили на землю Преисподней

Глава двадцать пятая. Адские дороги

Ад во многом походил на пустыню. Не считая кислотных рек, съедающих кожу до костей, деревьев, выделяющих углекислый газ, огненных болот, и существ, отдаленно напоминающих животных, которые пытаются тебя сожрать примерно каждые пятнадцать минут.

Лук Лидии не успевал остывать, а мой клинок пару раз уже разрубал серую, гниющую плоть особо непонятливых местных жителей.

В итоге, через пару дней пути, мелкие создания поняли, что воевать с нами себе дороже, и большей частью обходили нас стороной. Зато более крупные, человоекоподобные ребята иногда принимали нас за бесплатный обед.

Бинты кончались с немыслимой силой, так как я по неопытности постоянно падала, цеплялась за колючие ядовитые кусты, давала себя попробовать на зубок демонам. Я – училась драться, а Лидия – меня латать.

Мы шли вдоль каньонов, и самой большой опасностью были даже не исчадья, а спуски с пригорков, переходы через реки и преодоление глубоких ям.

Как и ожидалось, мы шли без сна и еды несколько дней, не испытывая потребности в них. Но все же периодически приходилось останавливаться, чтобы немного вздремнуть, по очереди охраняя костер и отпугивая мелкую живность.

Как ни странно, существа побольше, нападали преимущественно при свете, из чего я сделала вывод – в Аду существа плохо видят в темноте

В утренние часы – по крайней мере мы думали, что это утро, так как по постоянному блеклому красному небу Ада было сложно понять время суток – Лидия занималась моими тренировками. Было преимущество временной разницы между Адом и Темным Миром. За четыре дня я могла освоить месячную норму.

Девушка давала мне стрелять из лука, мы сражались на мечах. Это было сложно, так как задевать ее ангелитом лишний раз не хотелось. Если верить ей – я делала успехи.

- Осталось самое сложное, - заговорила как-то со мной Лидия, когда мы преодолели очередной спуск, где нашли следы присутствия группы – кусок красной формы, - сказать Лиану и бабушке, что я влюблена в человека.

Девушка выглядела по-настоящему расстроенной.

- Когда я сказала папе, что влюблена в демона, он собрался меня убить – без капельки шутки успокоила я и без того нервную Лидию.

Впереди нас опять ждал горный переход, мы прыгали с одного бурого камня на другой.

- Лиан, поругается, конечно, но он сам выбрал человека, поэтому с его стороны это будет глупо, а вот бабуля… Она будет примерно того же мнения, что и твой отец.

Я представила, как эта женщина в возрасте берет меч, и гоняется за Уиллом и Лидией по дому демонов, обещая дать им благословение в следующей, загробной жизни.

Задумавшись, я чуть не свалилась, и если бы не вовремя поймавшая меня Лидия – точно разбила себе голову.

- Она хочет, чтобы ты стала Герцогиней?

- Да, - протянула грустно девушка, подтягивая меня на относительно ровную тропу,  - Только я этого не особо хочу. То есть, быть полезной Владыке большая честь, я понимаю, но… Править. Руководить. Это не для меня.

Я вдруг кое-что вспомнила.

- Когда ты набросилась на меня в доме, узнав, что я живу с Лианом, ты была очень воинственной и внушающей страх. Стоит тебе разозлиться и даже Император вздрогнет, я уверена.

Лидия тоже улыбнулась, правда, смущенно.

- Драться и воевать я как раз-таки могу. Поверь, сейчас в Аду мне намного комфортнее, чем с бабулей на каком-нибудь совещании или инспекции. Я не хочу ее разочаровывать этим. Ведь, она меня так долго готовила к этому. И теперь я просто все разрушу.

Чувствую себя провокатором, но это я должна сказать:

- Знаешь, чтобы на твой счет не строили другие – это твоя жизнь, и тебе решать, как ее жить. Но в одном бабушка, я и Лиан будут наверняка правы – Уилл проживет короткую, человеческую жизнь. А что будет дальше с тобой?

На это Лидия не могла дать ответа, поэтому так и не рассказала никому о своих сокровенных чувствах.

- Я боюсь, что мы с Лианом оба останемся у свежевырытых могил, - сказала она внезапно, печально обернувшись на меня.

На этот раз ответа не нашла я.

Чем дольше мы шли, тем серьезнее становились исчадия. Через две недели пути, то есть два дня по нашему времени, нас нашли серокожие. Похожие на людей, только передвигающиеся на четырех конечностях, а некоторые даже имели крылья.

Но самым тяжелым было напороться на целую группу.

 Что мы и сделали.

Стоило нам выйти из пещеры, где мы ночевали, как около десятка черных глазок разглядели нас на равнине и поспешили к завтраку.

Лидия, подстрелив нескольких из лука еще на бегу, достала меч, а я клинок.

- Призови крылья, - посоветовала она, и я еще раз обратилась к ангелу.

Нежно обняв меня, моя призванная подняла меня в воздух, откуда мы наносили удары по чудовищам. С каждым призывом девушка слушалась меня все лучше, и сил хватало на большее пребывание в воздухе, однако и этого было недостаточно. Через какое-то время мне пришлось опуститься, и отбиваться когтями и ангелитом.

Те два парня, которые напали на меня во дворце после приема теперь казались детским садом, по сравнению с тем, как мы сражаемся с сестрой Лиана каждый день.

Расправившись со стаей, мы опять нашли следы группы Лиана. На это раз в плече одного из убитых торчал нож, какой выдавали только в армии Императора Тьмы.

- Что же с ними случилось? – спросила я вслух, оглядывая другие тела.

- Я ощущаю брата, - заверила меня Лидия, показывая на рога. Они служили демонам как сенсоры – улавливали движения, звуки, а также чувствовали приближение других демонов, - Мы так играли в детстве, когда у нас только прорезались рога. Я пряталась, а Дантелиан с помощью их искал меня. Мы всегда находили друг друга.

- Он жив? – осмелилась спросить я, заканчивая осмотр и двигаясь дальше.

Девушка взяла меня за руку и улыбнулась.

- Конечно. Его не так просто убить, как кажется на первый взгляд. Совсем другое, что он все еще здесь. Почти неделю в Аду. Это довольно много, даже для него. Хотя нам тут не требуется подпитка человеческой энергией или крови, атмосфера слишком сильно давит на живое существо. Чем раньше мы его найдем, тем лучше.

На очередной ночевке, когда выпала моя очередь сторожить очаг, я призвала ангела, надеясь выяснить его свойства.

- Что ты еще умеешь? – спросила я у призрачной девушки с распущенными крыльями, но она только смотрела на меня стеклянными, как и у всех ангелов, глазами.

Оружие дали – руководство нет. Чего еще ожидать от этих святош?

- Хорошо, - выдохнула я, надеясь на удачу, - Я разрешаю тебе говорить.

Призванная продолжила молчать, паря надо мной, как призрак.

- Ладно, говорить ты не можешь. Тогда покажи, что ты умеешь.

С этим оказалось немного проще. Первое, на что она указала – крылья, то есть, возможность летать, и это я поняла. Второе – сжав две руки в кулак, она будто нанесла удар противнику перед собой.

- Так ты и драться умеешь? – уточнила я, и призванная активно закивала головой.

Затем, она изобразила ладонями сердце и крест.

- Так, - я отползла от клинка, - ты можешь убивать?

Ангел резко начала мотать головой, и теперь, нависнув надо мной, двигала руками в воздухе. Свет от ее рук стал падать на мою кисть, которую я сегодня поранила, и та начла быстро затягиваться.

После этого я ощутила небольшой упадок сил.

- Можешь исцелять? – девушка согласилась, - Но при этом используя часть моей жизненной силы?

С неким разочарованием она пожала плечами.

Хоть она и не могла говорить – это единственный ангел, с которым мне довелось нормально пообщаться.

- А имя у тебя есть?  - я уже было подумала, что сейчас мне придется его придумывать, как она кивнула, и указала на клинок, лежащий у огня. Я подняла его и принялась рассматривать. Когда призванная покидала его, он не так горел синим, и некоторые детали можно было разглядеть лучше.

Прямо вдоль лезвия было выгравировано каллиграфически имя.

- Лейла, - произнесла я по буквам.

Девушка два раза кивнула, подтверждая мои догадки.

- Теперь мне интересно, за какой проступок тебя заключили в этот клинок, и отдали в помощь мне, человеческой девочке.

Она пожала плечами и покорно разведя руками. Поняв, что больше от нее не добьёшься, я призвала ее в клинок, чтобы не расходовать силы, и подождав до рассвета разбудила Лидию.

С каждым днем мы находили все больше следов группы, а исчадья становились все свирепее и страшнее.

- Тебе не кажется, - Лидия стерла с щеки брызнувшую кровь из только что убитого демона, - что они будто направляются куда-то? Я еще в начале пути обратила внимание, что у врат их практически не было, а сейчас, когда мы почти достигли выхода из Ада, они лезут из каждой щели.

- Я разбираюсь в строении Ада так же, как ты в кулинарии, - демонесса грозно взглянула на меня, но не обиделась, - Подожди, что значит достигли конца? Хочешь сказать, что Лиан застрял уже почти у самого выхода домой?

Это уже совсем странно.

- Ничего не понимаю, - ничуть не успокоила она меня, и мы пошли дальше.

Прошло уже практически четыре недели, то есть время, за которое мы должны были выбраться. Кончалась еда, вода и силы. Хоть Лидия храбрилась, но я видела, как она устала, и скрывала отчаяние. К тому же, из-за моей неподготовленности к таким дальним пешим прогулкам, мы шли намного медленнее, чем если бы девушка шла одна.

И почти в самом конце нашего пути, мы почти нашли пропавшего демона.

Минуя очередную пустыню, Лидия вдруг остановилась, и на ее голове выросли два полусогнутых рога. Она взволнованно обернулась на меня.

- Лиан здесь.

Теперь обернулась я, и увидела по всем сторонам только красные пески и горячий ветер, периодически их поднимающий.

Так, мы начинаем сходить с ума. Отличное начало дня.

- Может тебе попить водички? – заботливо предложила я, доставая из сумки флягу.

Она отмахнулась и насупилась.

  - Я точно знаю, где мой брат, Мия, я не могу ошибаться!

Тогда почему я его не вижу?

Стоило об этом подумать, как поднялась буря. Так быстро, что Лидия, стоящая от меня шагах в десяти, потерялась из видимости.

- Лидия! – позвала я, пытаясь добежать до нее. Песок застилал глаза, нос и рот, и кричать дальше было бессмысленно.

Где-то очень далеко я услышала свое имя, и тут же оно затерялось в буре.

Я бежала, пытаясь разглядеть хоть что-то кроме красной ряби.

Погода будто специально не давала мне пройти дальше, разделяя нас с Лидией. Замотав плащом голову и прикрыв рот с носом, я стала осматриваться, и хоть что-то понять.

Так же, как началась буря, она и утихла, вот только Лидии след простыл.

Что за чертовщина?

Зато на горизонте я увидела фигуру, лежащую на песке.

Сердце пропустило удар. Не может быть.

- О, боже, - я бросилась к обездвиженному телу Лиана.

Он лежал распластавшись, а на его животе зияла страшная открытая рана.

Темная с красным форма Имперской армии была разорвана в клочья. Я тут же начала осматривать его на наличие других ран, но кроме здоровой дыры в животе ничего существенного не обнаружила.

Стараясь не плакать от песка и от чувства облегчения и страха, я оторвала часть чистой ткани своей рубашки, и принялась перевязывать его. Он дышал, но не подал голоса либо реакции на боль.

- Лиан, - проскулила я, беря его лицо в свои руки, но он будто спал, очень крепко.

- Он не проснется, - женский голос вспугнул меня, я тут же вскочила, развернулась и вытащила клинок, готовая в любую минуту призвать Лейлу.

Ад сделал меня неплохой убийцей.

Но передо мной стоял не демон, а вполне обычный человек. Женщина в длинном шерстяном буром платье, чем-то напомнившая мою гувернантку. И меня. Ее темно-русые волосы были убраны в тугую кулю.

Что-то мне подсказывало, что я ее знала. Но очень не хотела подтверждать свою догадку.

- Мария? – не сводя с нее глаз, спросила я.

Утвердительно кивнув, она улыбнулась.

Вот уж точно – до встречи в Аду.

Но даже мертвые женщины Лиана не внушали мне доверия, и я все еще целила лезвием в сторону ее горла.

- У меня всего два вопроса: что ты тут делаешь, и почему Лиан не проснется?

Она спокойно обошла меня, и направилась к нему. Ну уж нет, красавица!

Преградив путь, я снова потребовала:

- Отвечай!

Мария усмехнулась и показательно подняла руки вверх.

- Я ничего не сделаю ему. Позволь мне сесть, и я все тебе расскажу.

Опустив кинжал, я наблюдала, как она опускается на колени, кладет его голову себе на ноги, и пальцами распутывает черные, лохматые локоны.

В груди одновременно заиграли ревность и злость. Это должна делать я.

- Никогда бы не подумала, - не отрывая нежного взгляда от демона, заговорила она, - что моя правнучка станет такой невоспитанной и грубой леди.

С демонами жить по-демонически выть.

- А я бы никогда не подумала, что моя прабабка будет удерживать моего возлюбленного в Аду, и ждать, пока он умрет от ран.

Мои слова ею воспринимались как детский лепет.

- Ты ошибаешься. Он сам удерживает себя здесь. Мы во временной петле, и Дантелиан застрял между прошлым и будущим. К сожалению, я не могу вывести его оттуда – но, возможно ты сможешь.

Теперь она обратилась ко мне, и я с каким-то странным чувством посмотрела в знакомые серые глаза. Кого было Лиану видеть мои, после того, как он потерял ее.

- Я ничего не понимаю. Просто скажи, как его спасти и вернуть домой?

Она похлопала по песку рядом с собой, и убрав оружие окончательно, я села, все еще думая, что когти я смогу призвать в любой момент.

- Проклятье замкнулось. Точнее, должно было замкнуться, но ты изменила его.

Меня это начинало порядком раздражать.

- Если все мертвые говорят загадками, до давай на пару минут представим, что ты жива.

Я откровенно ее веселила, только вот мне было совсем не до смеха, пока Лиан умирал на руках своей старой знакомой.

- Я объясню, пока есть время. Проклятье ангела началось, когда человеческая девушка полюбила демона, и погибла от рук ревнивой супруги. После этого Люцифер стал значительно слабее, как и его империя. Теперь же, круг должен был замкнуться. Ты полюбила Лиана и Лидия должна была убить тебя из ревности, однако Лиан помешал ей. Но проклятье на этом не остановилось. Вы должны быть погибнуть на том суде, но на этот раз ты помешала, сломала чары, прошедшие сквозь столетия. Ты стала первой и последней женщиной в нашем роду, которая не только слепо любила, но и проявила мужество и храбрость, защищая дорогое существо. Но теперь ваша любовь не подкреплена силой чар, и вам с Лианом будет намного тяжелее. Именно поэтому он застрял в прошлом, нашем общем прошлом. Он сомневается в том, что стоит возвращаться к тебе.

Безмятежно лицо демона скривилось на мгновение, будто он испытал боль, но потом снова успокоился.

Не хочет возвращаться? То есть, он ушел, оставляя меня одну, обещая вернуться и услышать ответ на предложение руки и сердца, а потом внезапно передумал? Ну да, похоже на него.

- Что мне нужно сделать? – я накрыла его руку своей и почувствовала лишь холод. Глупый демон.

- Убедить его в своей любви. Убеди, что он нужен тебе. Если честно, - ее лицо стало серьезным и мрачным, - я бы хотела, чтобы он остался со мной навсегда. Я оставила его против своей воли. Но я понимаю, что моя привязанность во многом выражена лишь чарами. В то время, как ты пришла за ним в Ад свободной от них. Я отведу тебя к нему, но прежде…

Она повернулась ко мне и встревоженно спросила:

- Расскажи мне о Фили.

Я не сразу поняла, что речь идет о бабушке Фелисити.

- Ей семьдесят и она в доме престарелых, - выдала я.

Мария разозлилась не на шутку.

- А что она там делает?! Почему она не с семьей?

Вот чего-чего, а рассказывать ей, что твориться у нас дома мне не хотелось.

- Как только все закончится, мы заберем ее. Сейчас у нас самих нет дома.

Марию мое обещание не успокоило, но причитать она не стала.

- Мне жаль, что я оставила ее такой маленькой, но я рада, что она дала жизнь вам.

Сказав это, она взяла мою руку, и я начла погружаться в странный, тяжелый сон.

- Только ты можешь спасти его. И лишь ли сможешь остановить ее.

- Кого… ее? – произнесла я онемевшими губами и провалилась в сон.

Глава двадцать шестая. Маленький демон

И оказалась прямо напротив дома демонов, совсем как в первый день, когда заблудилась моя лошадь. Вот только дом мало напоминал, тот, в котором я жила.

Большая половина постройки была покрыта черной копотью, будто от недавнего пожара. Фасад здания держался на добром слове. Стекла в окнах выбиты, ступени ко входу разломаны, а если сад сейчас находился в не лучшем состоянии, то около этого дома словно прямо перед входом была война.

В памяти всплыло, как Лиан говорил, что в тот момент, когда на его родителей напали - дом загорелся. Неужели я вернулась в то время?

От вида моей личной крепости защемило в груди.

Подняв полы плаща, я поднялась по крошащейся лестнице, и сама открыла дверь.

Внутри, в зале на первом этаже не было привычного дивана, статуй, картин. Только разруха, лестница наверх, и поворот в столовую, которая без твердой руки Лестора выглядела холодной и пустой.

Пока я поднималась по лестнице, почти физически ощутила нехватку говорливых девочек, стука когтей Шелл по полу, вечно бездельничавшего Кристофера.

Как бы странно это не звучало – дом без демонов был намного страшнее чем дом с ними.

На втором этаже ситуация была получше, правда комнаты не тронуты, и все в них покрылось пылью. Даже моя прежняя спальня.

Только в дальнем помещении – кабинете Лиана, горел свет и трещал камин. Дверь раскрыта настежь, а за ней звучал голос Марии.

Я остановилась на пороге, постучав по дверному косяку.

Мария, все в том же шерстяном платье с высоким воротником, стояла над темноволосым мальчиком, водящим карандашом по листу. Он творил все за тем же столом, за которым спустя годы будет разгребать бумажки по демоническим комиссарским делам.

Пара обернулась. На меня смотрело пронзительное детское лицо, лишь отдаленно напоминающее моего демона. И изучал меня с тем же интересом, что мог бы изучать муху на потолке.

- Смотри, дорогой, у нас гости, - Мария же была совсем молодой, немногим старше меня, может лет двадцать пять.

- Я никого не приглашал, - его серьезный голос заставил меня вздрогнуть. Ну конечно, он не узнал меня. И его родители погибли совсем недавно.

Выглядел он не по мальчишески разбитым. И еще немного уделив мне внимание, вернулся к рисунку.

Зато Мария точно знала, кто я, и приветливо улыбнулась.

- Раздевайся и чувствуй себя как дома, Мия. Думаю, тебе придется пробыть тут некоторое время.

Мысль, что мне придется доказывать Лиану-ребенку, что он мне нужен совсем подкосила планы. Я не знала, как вести себя с детьми. Совсем. Однако, это все тот же демон, что и несколько десятилетий спустя влюбился в меня.

Не стоит унывать. Ведь без него я в любом случае не уйду.

Переодевшись в одно из платьев Лидии, которое я уже носила в будущем, я вернулась в его комнату, издали наблюдая, как он старательно выводит что-то на белом листе.

- Ну, - Мария поднялась со стула, что совсем не отвлекло маленького художника, - Я пойду готовить ужин. Мия, будь добра, поточи Дантелиану карандаши.

И заговорчески сажая меня на свой стул рядом с ребенком – ушла.

Повисло неловкое молчание, прерываемое только треском дров. Взяв цветные карандаши и точилку, я принялась за дело. Я с ужасом поняла, что знала только взрослого и сильного демона Лиана, но маленького, оставшегося одного ребенка внутри него – почти нет. Чары, которые до этого удерживали нас вместе, закрывали некоторые провалы в общении, но не сейчас.

К моему облегчению мальчик заговорил со мной первый.

- Ты родственница Марии? – его карандаш стал двигаться медленнее, но он все еще был поглощен рисунком.

- Дальняя, - надеюсь, он еще не умеет так распознавать ложь. Хотя я почти не лгала.

- Вы похожи, - подметил он на мгновение посмотрев на меня, - но ты другая. И смотришь на меня по-другому.

- Как же я на тебя смотрю? - стало интересно мне.

Но он передумал отвечать, вместо этого он стряхнул с листка остатки карандаша и развернул мне рисунок.

На нем весьма мастерски была изображена маленькая, немного кругленькая птичка, сидящая на тонкой, женской руке.

- Что за птица? – я надеялась, что, хотя бы на этот вопрос он ответит.

- Королек. Моя любимая. Мама разводила корольков. Даже мою сестру она хотела назвать Каролина, но традиции требовали, чтобы наши имена были составлены из имен родителей.

Интересно, взрослый Лиан бы рассказал мне такое?

Посмотрев на листок оценивающе, он убрал его в стол и взял новый, подвинув ближе наточенные мною карандаши.

- Теперь я нарисую тебя. Мария не любит долго позировать, но ты, я смотрю, не двигаешься уже долго, значит выдержишь мою маленькую просьбу.

До этого я сомневалась, что сижу в одной комнате с Лианом, но теперь точно знала – это тот же эгоистичный засранец, только чутка меньше. И без извращенских замашек.

- Как скажете, сэр, - решила подыграть я, что вызывало у него дьявольскую улыбочку, которая уже начала формироваться в десятилетнем мальчишке. Возможно, по годам он был больше, но выглядел именно так.

Я села на стул посреди комнаты, в он достал мольберт, и стал смотреть на меня, вертеть кисточкой и прищуривать глаз.

 - Сиди не двигайся, - приказал он, начиная углем набрасывать на белом полотне.

Примерно с час он поработал, а затем оторвался, чтобы немного передохнуть.

- Ты кажешься мне знакомой, - заявил он, садясь на свою кровать и разрешая мне немного расслабиться, - Мы раньше не встречались?

- Вряд ли, я ведь обычный человек.

Эти доводы показались ему довольно убедительными, и он больше не спрашивал.

- Почему ты не заведешь слуг и не починишь дом? – на этот раз решила спросить я.

- Мне хватает Марии. Больше никто не нужен, - он посмотрел на меня так, будто я сморозила глупость. Следует осторожно подбирать темы, - И моих демонических сил недостаточно, чтобы восстановить его.

Мне хотелось перевести разговор в более позитивное русло, но я не знала, когда именно умерли его родители, и насколько сейчас тяжело ему чувствовать себя непринужденно.

Почему путешествие по Аду давалось мне проще?

Благо, Мария позвала нас к ужину, и до ночи говорить нам не пришлось.

Мне не спалось. То ли от того, что я знала, что все вокруг меня неправда, это временная петля, которая восстанавливает события под воспоминания Лиана, и что я в любой момент могу из нее вылететь, то ли от мысли, что я понятия не имею, как убедить маленького Лиана уйти со мной.

Прогремел гром. Где-то в углу закапало с потолка.

Какая прелесть.

Поднявшись с кровати, я зашлепала голыми ногами и по инерции направилась в крайнюю комнату, где всегда жил мой демон.

Это было так несправедливо. Я так долго его не видела, так скучала по нему, но теперь он ребенок и даже не узнает меня. Неужели я дала повод сомневаться в себе? Почему он предпочитает жить в полуразвалившемся доме, чем вернуться ко мне?

Открыв дверь, я увидела, как в кромешной темноте, с одной свечей на тумбочке, сидел в кровати Лиан и тихо всхлипывал.

- Эй, - позвала я, и он оглянулся.

- Уходи! – отрезал он, и закутался в одеяло по нос.

Очень похоже на него – страдать в одиночестве.

Я прошла половину расстояния до его кровати и остановилась.

- Может мне позвать Марию? – я удивилась, что ее в принципе до сих пор нет рядом.

Он покачал головой и хмыкнул:

- Она ушла. И я не знаю куда.

Наверное, это и есть мой шанс.

Рискнув, я подошла совсем близко, села на край его кровати, и стала говорить с ним, как говорила бы со взрослым Лианом.

- Ну, я может и не Мария. И смотрю на тебя вовсе не так, как она. Но тоже вполне могу помочь.

- Чем же? – недоверчиво зыркнул он из-под одеяла.

- Могу стать твоей женой, например, - нагло заявила я и повернулась к нему.

Мое предложение его явно заинтересовало, но он еще колебался. Да, тебе бы такую робость да в наши отношения. Обычно меня просто припечатывают к стенке, когда сомневаются в моих чувствах.

- И что ты будешь делать? – мальчика явно интересовали все аспекты данного явления.

- Много чего, - я принялась загинать пальцы, - буду поддерживать тебя, гулять, помогать, спать вместе, чтобы тебе не было страшно. Отправляться в путешествия, сражаться с врагами, стать неотъемлемой частью тебя.

Он скинул одеяло и подполз ко мне, садясь напротив в позе йога.

- И будешь делать - то, что я захочу? – зеленые глаза уже горели нетерпением, стоило ему об этом подумать.

Вот маленькая хитрюга.

- Не все. Иногда ты предлагаешь мне то, что я не хочу. Но по возможности, да. Ведь такому очаровательному демону тяжело отказать.

Я не смогла сдержать улыбку, и он наконец-то улыбнулся в ответ.

- А зачем ты станешь моей женой?

Протянув руку, я коснулась его темных, завивающихся волос.

- Потому что люблю тебя. Разве непонятно?

- Но, - он посмотрел на мою ладонь, но убирать не стал, - ты же совсем не знаешь меня.

Я утвердительно качнула головой.

- Верно. Но ведь люди для того и любят, чтобы больше узнать друг друга. Да и демоны тоже.

Мои доводы явно работали, но он все еще думал о чем-то тяжелом и тревожном.

- И ты не умрешь? Как мама и папа? Как Мария.

Значит, его сознание не совсем детское. Он знает, что Мария умрет. Возможно, сейчас у меня есть возможность напомнить о себе.

- Это звучит очень странно, но мы с тобой в будущем уже говорили об этом. Там ты стал очень красивым молодым человеком. Я тоже плакала, и говорила, что не хочу оставлять тебя одного. Но ты все равно просил меня остаться с тобой. Чтобы вместе найти способ продлить мне жизнь. И у нас есть шанс. У тебя есть шанс стать счастливым, Лиан.

Непонимание в его глазах сменялось озарением. Будто он знал, что я говорю правду о одновременно не мог сопоставить меня и Марию в одном времени. Его будущее с темным прошлым.

- А там, в будущем, ты меня любишь?

Вот значит какой вопрос его беспокоил. Он признался мне той ночью, а я ему нет. И это чуть не погубило его в Аду.

Я притянула его к себе, и прижала мальчика к себе, ощущая, насколько запуганный и пытливый парень живет в моем Лиане.

- Конечно. Намного сильнее, чем ты можешь себе представить. Поэтому, я прошу тебя, давай вернемся домой. К Лестору, Виви и Белл, Кристоферу, Шелл. Лидия тоже пришла за тобой, и мы все очень сильно хотим, чтобы ты вернулся.

Он обнял меня в ответ, утыкаясь головой в мое плечо.

- А как же Мария?

За моей спиной заскрипел пол. Я знала, что она пришла, но не стала оборачиваться, чтобы не потревожить Лиана.

- Возвращайся домой, мой дорогой, - тихо попросила она, - теперь я вижу, что ты в надежных руках. А мне пора  в свой мир. Была рада повидаться с тобой, Лиан.

Вздрогнув, парень ничего не ответил.

- Мия, - позвала она, и увидела ее краем глаза, - Даже самое большое зло можно победить, если напомнить о том, что ему дорого. О том, что его любят. Запомни это, тебе придется быть той, кто остановит разрушение баланса и вернет все на свои места. И еще, - она провела рукой по щеке, смахивая соленую каплю, - я очень горжусь своей правнучкой.

Комната стала разваливаться на глазах, не успела я ответить ей, а когда открыла глаза, снова увидела бескрайнюю красную пустыню, и Лиана, который крепко прижимал меня к себе.

Он осторожно отпрянул, и я снова увидела до боли знакомые, родные черты.

Демон немного наклонил голову, и ухмыльнувшись, убрал выбившиеся волосы с моего лица.

- Давно не виделись, любимая.

Глава двадцать седьмая. Королева Ада.

Чтобы вы знали, тащить на себе демона мужского пола очень нелёгкая задача. Даже если, как говорится, своя ноша не тянет. Даже на пару с Лидией, которая появилась так же внезапно, как и пропала.

Обняв брата и ужаснувшись его ранению, она тут же решила, что нам пора вести его в безопасное место и уже там обо всем расспрашивать.

- Тебя не затянуло во временную петлю? - пыхтя, спросила я девушку.

- Нет, - брат повис на ней ещё сильнее, чем на мне, - я просто бросила по равнине, пытаясь понять, откуда идёт ваш след. Я вас ощущала и не ощущала одновременно.

Очень странно.

- Ещё никогда не чувствовал себя так скверно, - морщась от боли в животе, пробормотал Лиан, пытаясь идти ногами, что не очень у него выходило.

На песок капала демоническая кровь.

Когда мои силы немного пополнилась, я все же решила призвать Лейлу.

Она послушно покинула клинок и вопрошающе зависла надо мной.

Увидев ее, Лиан на пару мгновений перестал дышать, таращась на призванную.

- Я знаю, что это не входит в твои обязанности, - обратилась я к ней, - но не могла бы ты немного понесли Лиана, до ближайшего ночлега?

Сгущалась ночь, а двигались мы из ряда вон медленно.

- Ты душу ангелам за призванную продала? - удивленно спросил демон, когда Лейла подняла его, будто он весил не тяжелее ребенка.

- Нет, душу продал мой род. Это так, компенсация.

- Знаешь, - улыбнулся он сквозь боль, - я влюбляюсь в тебя все больше и больше.

Я засияла.

Лидия кашлянула.

- Вообще-то, я тоже добровольно пошла тебя вытаскивать отсюда. И защищала твою и возлюбленную. Где твоя братская благодарность?

Конечно, она злилась в шутку, но мужчина поспешил оправдаться.

- Лидия, ты же знаешь, что все, что ты делаешь выходит превосходно. Даже мое спасение. Я не сомневался, что ты доведешь Мию в целости. Спасибо.

Она зарделась румянцем, и кивнула головой.

- Не за что.

Ох, чувствую она ещё не раз упомянет его спасение, когда будет просить его помочь в вопросе с бабушкой и Уиллом.

Издалека мы увидели небольшой прогал в скале и поспешили к нему.

Он был небольшим, но было подобие крыши, можно было развести огонь, и отдохнуть.

Лидию я отправила спать первой, чтобы позаботься о Лиане и поговорить. Она и сама это понимала, поэтому без вопросов взяла свои вещи и ушла глубже в прогал, поставив от нас звуковой барьер.

Уложив раненого демона на землю и положив под голову скрученный плащ, я принялась разматывать свою же перевязку на его животе.

Рана выглядеть лучше не стала. Даже хуже. Более того, она начала гнить. Я старалась сильно не смотреть, надеясь не увидеть его внутренних органов.

- Теперь ты точно видишь меня насквозь, - пошутил он, создавая видимость веселого настроения.

Мне было не до шуток.

- Почему она не затягивается? - задумчиво озвучила я свои мысли. Даже мои раны заживали быстрее.

Сейчас бы очень пригодился Уилл.

Лиан поймал мою руку и сжал ее.

Я вздрогнула.

Как долго пришлось ждать этих прикосновений.

- Я задержался в Аду. На то, чтобы сохранить рассудок и сражаться нужно много сил, а это место имеет свойство их вытягивать.

Недолго думая, я предложила.

- Тогда я поделюсь с тобой.

Она сразу понял, что я хочу передать энергию и запротестовал.

- Нет, - серьезно отрезал он, - ты и так потратила много сил на призванную. К тому же, ты ещё не до конца демон, и тебе тяжелее противостоять гнету Ада.

Я лукаво улыбнулась ему.

- А кто тебя будет спрашивать?

И не дожидаясь его редакции, склонилась над ним и наконец наши губы встретились. Я сжимала их с жадностью и отчаянием, так искренне, что Лиан перестал протестовать и поддался, обнимая меня одной рукой за талию, а другой нежно проводя от шеи до виска. Я научилась совмещать передачу энергии, с поцелуем и потом одновременно чувствовала слабость и наслаждение, которое буквально разрывало мою грудь и заставляло сердце выпрыгивать из груди.

- Ну, - прошептал он мне в губы, - хватит.

- Нет, - на это раз отрезала я, и обхватив ручками его лицо, снова прижалась губами.

Мне кажется, я никогда в жизни его так не целовала.

Он ощутил это.

Одной рукой он начал расстёгивать пуговицы порванной рубашки, в то время как я, отпустив его губы, спустилась ниже, к шее, изучая поцелуями каждую венку, каждую родинку.

Он глухо выдохнул, зарываясь рукой мне в волосы.

- Что ты со мной делаешь? - охрипшим голосом спросил он, сильнее прижимая меня к себе.

- Люблю, - без колебаний и дум произнесла я, смотря в зелёные, хищные, полуприкрытые глаза.

Его ладонь прошлась по моей щеке, затем шее, ключице, груди, остановившись на талии, которую он сжал почти до боли.

- Если бы мои кишки не выпадали наружу, ты бы уже была без одежды.

- Обожаю когда ты говоришь мне такие романтичные вещи, - отозвалась я и немного отпрянула, чтобы посмотреть на рану. Терпеть она выглядела получше, края начали подсыхать.

Другое дело.

Коротко поцеловав его, я села немного подальше, чтобы не было соблазна продолжать начатое.

- Поматросила и бросила? - такого обиженного взяла я ещё не наблюдала. И взгляд этот был направлен на разрез рубашки, который оголял то, что обязан прикрывать.

Пришлось снова застегнуть все пуговицы, натянуть доспех Герцогини и скомандовать:

- Спи, завтра тебе придется идти на своих.

С самым недовольным видом он закатил глаза, и быстро закрыл веки, надеясь, что я тут же исправлю свое поведение и буду всю ночь угождать его (ну и моим, чего тут скрывать) прихотям, но житейская мудрость научила меня не поддаваться даже таким недопустимо очаровательным демонам.

Но на удивление, он заснул быстро. Дыхание его стало ровным, даже немного приоткрылся рот. Желание поцеловать его было невыносимым, но я удержала себя в руках, и вместо этого призвала Лейлу.

- Полечи его чуть-чуть, - просила я, не зная, на сколько ещё мне хватит сил.

Ангел грустно посмотрела на меня, наверняка думая о том же, но подчинилась.

Возможно, мне и стоило сберечь силы, но здоровый Лиан намного полезнее, чем я, полная сил. Вдвоём с Лидией им не составит труда вывести нас, в то время как я была балластом, полагаясь только на кинжал из ангелита.

Когда я поняла, что потеря сил стала почти болезненной, рана перестала кровоточить, и начался процесс заживления.

Лейла исчезла внезапно, у меня даже не осталось сил поблагодарить ее.

Немного поев и согревшись, я разбудила Лидию, надеясь, что немного сна приведут меня в чувство.

Сначала мне показалось, что земля подо мной ходит ходуном.

Землетрясение в Аду?

Но с трудом открыв глаза, я разглядела перед собой красную материю плаща Имперской армии, и почувствовала знакомый запах, который ни с чем не перепутаю. А теперь, когда я медленно но верно обращалась, он был еще ярче.

- Лиан? – сонно и хрипло произнесла я, с опозданием понимая, что меня несут на руках, и сейчас уже разгар дня, - а ну, отпусти меня!

Игнорирование желаний друг друга продолжалось, демон даже бровью не повел.

- Не-а.

Попытки вырваться были пресечены, после потери большого количества энергии я была слаба, и сопротивление оказалось жалким.

- У тебя же рана разойдется! И все мои усилия впустую, - попыталась сыграть на жалости я, но и это не помогло.

- Ты меня не слушаешь, и я слушать не буду. Ты, несомненно, будешь очаровательной демонессой, но я буду скучать по покорной человеческой девушке.

Рядом усмехнулась Лидия, и я поняла, что помощи у нее можно даже не просить.

Сдавшись, я начла спрашивать наш дальнейший план.

- Итак, куда мы сейчас направляемся?

Издалека я увидела каньон, в котором было сооружение, отдаленно напоминающие дверь, размером с Ниагарский водопад.

- К выходу, - Лидия указала рукой на те самые темные врата, которые я только что заметила, - мы живы, а значит без препятствий покинем их. Если на нас не нападут.

- Главное слово – если, - добавил Лиан, смотря на сестру, - сражаться сможешь только ты. Если я призову крылья или резко дернусь, то точно отсюда не выберусь, а сил Мии не хватит даже на призванную.

Конечно, сил Мии вечно ни на что не хватает! Даже после того, как я откопала его в Адской пустыне.

- Будем верить в лучшее, - вместо тирады произнесла я, заранее молясь всем известным богам.

Но чудеса, как известно, происходят редко.

Когда до врат оставались считанные километры мы увидели… муравейник. Размером с замок Вельзевула. Он был сложен из камней, скреплён неизвестным мне цементообрзным веществом, а так же имел окна и даже пару балконов. Среди лысых гор он был незаметен, зато стоило подойти поближе – мы замерли.

Я сильнее вцепилась в плечо Лиана, наблюдая за тем, как сотни и сотни серокожих ходят вокруг этого муравейника, как сонные стражи, готовые в любой момент создать организованную группу. Заметь они нас – нам конец.

- Это что за чертовщина?! - не сдержался демон, с ужасом осматривая сооружение, - Я никогда подобного не видел.

Лидия вышла вперед, доставая меч, готовая защищаться в любой момент.

- Боюсь, это и есть место, откуда и лезут эти твари. Прямо рядом с Вратами Ада.

В голову пришла интересная мысли.

 Думаю, внутри этого сооружения сидит главарь. Тот, кто все это затеял.

Брат с сестрой посмотрели на меня сначала удивленно, а потом с пониманием, и оттого у меня по коже пробежался холод.

- И что нам делать? – Лидия стала осматриваться, думая, как нам обогнуть адский муравейник.

Вопрос был скорее риторический, но и на него я не успела ответить, потому что прямо с вершины муравейника кто-то начал спускаться к нам на крыльях. Орда исчадий как по команде подняли головы, следя на крылатым созданием, и заметили нас, когда он приблизился.

Я замерла в руках Лиана от страха и ярости.

В нескольких метрах от нас с кривой усмешкой завис Аст. Дядя Лиана, убивший его родителей и чуть не прикончивший нас на суде.

- Давно не виделись, племяннички, - прокричал он сверху под звук шаркающих в нашу сторону исчадий, - И с вами, леди Мия. Как ваше здоровье?

Не говоря ни слова, Лиан опустил меня на ноги, пряча за свою спину, и дрожащей рукой вытащил меч из ножен, направляя его на родственника.

Лидия сделала тоже самое.

- Как не по-семейному, - продолжал издеваться он, взирая на нашу жалкую компанию, - Что-ж, Дантелиан, поднимайся, умрешь от моей руки, а о твоих женщинах позаботятся мои друзья.

Что он делал в Аду? Как он нас нашел? Знал ли он, что мы придем сюда? Имеет ли какое-то отношение к нестабильной ситуации в Аду?

Куча вопросов роились в голове, но смотря на то, как капает слюна с дырявых ртов трупов грешников, все это стало неважно. Собрав последние силы в кулак, я достала анелит, надеясь, что хотя бы на пару минут Лейла сможет отсрочить мою смерть.

- Лидия, защищай Мию, - спокойно произнес мужчина, оглядываясь на нас через плечо. Глаза его горели болью и ненавистью, - Ангелит держи при себе, милая, я скоро вернусь.

Сказав это, два черных крыла распахнулись на его спине, оставляя на месте владельца два угольных пера.

- Лиан! – крикнула я в небо, но он уже не слышал.

Дело плохо, черт-черт-черт.

Его рана разойдется, а если Аст нанесет удар, может и вовсе не выжить.

Думай Мия, думай!

Тем временем Лидия вступила в бой с первой парой мертвецов, а я выставила вперед клинок, отпугивая их голубоватым светом, как диких животных огнем.

Их было слишком много. Будто зная, что делать, исчадия теснили меня, рычали, чавкали, грозясь прыгнуть.

Призвав на левой руке когти, скрипя зубами, я ринулась прорывать кольцо, в которое меня взяли.

Ноги предательски подкашивались, словно я не спала двое суток, и демонических сил еле хватало, чтобы вытаскивать когти из продырявленных тел.

Вырываясь из окружения, я спиной к спине с Лидией, стала отбиваться, надеясь, что хоть она придумает что-то.

- Нужно, чтобы Лиан одолел Аста, - опережая мой вопрос, прорычала она, отпихивая очередное исчадие от себя ногой, - тогда мы с горем пополам сможем вылететь. Я понесу тебя. Вот только у него дела плохи.

Вслед за ней, я подняла голову в сторону небесной битвы. Моя демон защищался, но атаки здорового Асты были слишком сильны. Учитывая, как он поник и как вяло взмахивал крыльями, дядя уже задел его пару раз.

Почему мне не хватило сил вылечить его до конца? Почему я такая слабая.

- А-а-а!

Крик Лидии оглушил меня.

Один из исчадий сбил ее с ног, откинул в сторону, и навис над ней, вцепившись зубами в плечо, перекусывая с соответствующим хрустом сухожилие.

В это мгновение отвлекся Лиан, чем Аст с удовольствием воспользовался, нанося удар когтями в недавно заживший живот.

Для меня время остановилось.

 Моя подруга сейчас будет съедена, а возлюбленный потеряет контроль над крыльями, и разобьется, либо будет добит Астом.

Я была слаба, отвратительно слаба. Защищая меня, они подставились под удар.

Мия, сейчас ты должна действовать.

Закрывая сердце, чтобы не ощущать боль и дикий страх, от которого на глаза навернулись слезы, я вызвала Лейлу и направила ее к Лиану, поймать его, уложить на землю, и защищать от Аста, столько это возможно, а сама, отрастив когти на двух руках, ринулась спасать Лидию.

Кровь в жилах буквально закипела.

В глазах темнело, и снимая с Лидии жрущего ее демона, я уже плохо разбирала, где его конечности, а где мои.

Всадив в его грудную клетку когти, я упала вместе с ним, прямо на костлявое, воняющее смертью тело.

Казалось, моя кончина почти смотрела мне в лицо, когда, проглатывая боль и ужас я начала подниматься.

И тогда, вновь случилось это.

Я почувствовала силу. Ощутила, как кровь вскипает еще сильнее, а тело наполняется энергией. Демон внутри меня возликовал. Спящее наследие Люцифера вступило в колоборацию с желанием защитить дорогих мне созданий.

Сквозь копну светло-русых волос прорезались рога, открывая мне новый мир.

Лидия рассказывала, как они работают, но теперь я ощущала это сама.

Чувствовала, как тяжело вздыхает Лиан, как корчится от боли его сестра, и как Аст, горящий местью, пытается пробиться через щит Лейлы. И все это с закрытыми глазами.

Распахнув глаза, один из которых несомненно горел красным, я первым делом сконцентрировалась на Асте. Демон нещадно влетал в барьер призванной, которая теперь, насыщаясь моей новой силой, стала намного сильнее.

Однако сейчас она нужна в другом месте.

Разгоняясь, я со всего маху прыгнула на ничего не ожидающего демона и отбросила его от раненого Лиана и души ангела.

Прижимая Аста к себе, я одним рывком достала кинжал из ангелита, знатно обжигающего руку, и почти попала, но опыта у дяденьки было побольше, и он вырвался, и моя рука с оружием вошла в землю.

«Лейла, лечи Лидию» - мысленно приказала я, а сама встала перед Лианом живой стеной, готовая ради него уничтожить половину мира.

Аст замер напротив меня, стирая с уголка губ струйку крови.

- Какая же ты живучая тварь, - блестя сумасшедшими глазами, прошептал он, но теперь я слышала все.

- А ты очень надоедливый ублюдок, к твоему сведению.

Его взгляд сначала поднялся к моим рогам, а потом к ангелиту в руке, и теперь он не спешил сломя голову пытаться мне навалять. Что было замечательно, Лейла как раз сейчас ставит на ноги Лидию.

- Наполовину демон, наполовину человек, обладающей силой призванного ангела. Не много ли способностей для одного хрупкого тела?  Не боишься сломаться?

Пока он этого не сказал, я не чувствовала. Но резерв моей силы и правда теперь стал больше. Однако сердце у меня все еще одно. И тело семнадцатилетней девушки. Кости заныли как от простуды, но виду подавать было нельзя.

- Пока ты не отцепишься от них, не бойся, я тебя не покину.

- Жаль, - протянул он хрустя шеей, - придется тебе помочь.

Мы сцепились. Когтями, рогами, всем, чем можно было. Избегая ангелита, демон умудрялся обманывать меня, и пару раз несерьезно ранить. Лейла бы не помешала, но если она не будет поддерживать жизнь Лидии, она погибнет. Исчадье перекусило артерию.

Дело дрянь.

В какой-то момент мое сердце кольнуло.

Словно меня кто-то позвал, кто-то очень родной и близкий.

Это ощущение так контрастировало с тем, что творилось в голове, что я на мгновение словно сошла с ума. А потом:

- Не тронь ее!

Голос, въевшийся в кровь, раздался с вершины муравейника и темная тень двинулась на нас.

Аст удивился не меньше меня, но в его глазах мелькнуло узнавание, и через пару мгновений перед нами опустилась женщина.

Она не была похожа на исчадье, но и демона я в ней не чувствовала. Только боль. Много боли, отчаяния и ярости, но смотря на меня, все это будто утихало.

И черт возьми, она тоже была похоже на меня, Марию и прочих женщин нашей семьи.

Не может быть…

- Отпусти ее, - повторила будто мой темный двойник, только более взрослый и с почти черными волосами. За ее спиной, как и у  всех демонов было два черных крыла, но глаза оставались все теми же, человеческими.

- Ты что несешь, - оглянулся он, судя по отступлению от нас исчадий, королеву этого бала, - Виктория?

Она металась. Ее темная сторона вступила в схватку со светлой. Схватившись за голову, она упала на колени, и на миг, маленький миг, вместе с ее замешательством, остановилась вся орда и начала медленно опускаться на землю.

Я понадеялась, что сейчас эта армия сгинет, но не тут-то было.

Оставляя меня, Аст бросился к Виктории, обхватывая ее за плечи.

- Возьми себя в руки! – она извивалась в его объятиях, - Они – враги! Они – приспешники Люцифера, отнявшего у тебя все, и они забрали твое дитя. Вспомни, и вернись!

Силы покидали меня медленно но верно, и воспользовавшись заминкой, я поднялась и побежала к Лиану.

Он тяжело дышал, зажимая рукой рану, окрасившую всю его одежду в багрянец. По моему прикажу Лейла принесла Лидию, и положила ее рядом с Лианом.

Выхода не было.

- Прости, - я положила грязную, дрожащую ладонь на щеку моего возлюбленного, - Теперь только я способна сражаться

Соединив руки брата и сестры, я сняла с пальца кольцо Вела.

«Оно перенесет только двоих» - прозвучал у меня в голове его обеспокоенный голос.

Кольцо украсило пальчик демонессы, и напоследок поцеловав своего демона, я произнесла:

- Темный мир. Дворец Вельзевула, - стоило последнему слову сорваться с языка, как два тела растворились оставляя меня одну.

С молниеносной скоростью я призвала когти и Лейлу в миг нависшую надо мной, как похититель подал голос:

- Не брыкайся! Я все равно сильнее. Лучше умолкни, отзови свою ангельскую овчарку, если хочешь выжить.

От отпустил меня, и я обернулась, готовая поступить ровным счетом наоборот.

Меня ждал сюрприз.

Я смотрела на Вела, отрастившего длинные, рыжие волосы, выросшего сантиметров на десять и значительного постаревшего.

Вел в возрасте улыбнулся ангельской улыбкой.

- Люцифер. Приятно познакомиться. Моя возлюбленная сегодня не в себе, прошу прощение. Не желаешь немного чаю?

Одну, наедине с двумя очень проблемными демонами.

Виктория тем временем начала приходить в себя, и ее армия восставала вновь.

Обернувшись на врагов, я готовилась принять все, что можно.

Но и сегодня мне не суждено было умереть.

Вмешался третий демон. Он подобрался так тихо, что я заметила его только тогда, когда он заткнул мне рот рукой, и потащил за ближайший крупный камень.

Глава двадцать восьмая. Быть отцом

Меня любезно унесли с поля боя окольными путями, не говоря ни слова и не отвечая на вопросы.

И мы на самом деле пили чай.

Недалеко от муравейника в полуразрушенном замке, невесть откуда оказавшемся в Аду. Люцифер с ловкостью кухарки намешал каких-то трав в чайнике (надеюсь я не умру), и поставив две кружки в ярко-розовый цветочек на каменный стол, обломанный с одной стороны, сел на против.

- Виктория любила такие чашечки, - мечтательно вспомнил он, смотря на фарфоровое изделие, прежде чем отпить.

- А сейчас она любит разрушать города. Это вы ее так обидели, и что вообще происходит?

Люцифер отхлебнул бурой жидкости, я свою на всякий случай не трогала.

- Много чего происходит, моя дорогая, и в первую очередь, мне нужно попасть в Темный мир, к сыну.

Произнеся это, он вопрошающе посмотрел на меня, будто я сейчас возьму его за руку и поведу. Хотя мне сейчас туда нельзя. Если Лиан уже очнулся и понял, что я сделала… даже не хочу думать.

- Я конечно бесконечно благодарна вам за спасение, но при чем тут я?

Замок дрогнул. С крыши посыпались мелкие камешки. Нас тут случаем не завалит?

Хозяин разваливающегося помещения выглянул в окно без стекла.

- Виктория обнаружила, что я тебя забрал. Расстроилась бедняжка. При чем тут ты? Я по молодости своей, относительной, стоит заметить, сам запер себя в Аду, чтобы быть здесь с моей возлюбленной. Но, это отдельная история, я расскажу ее позже. Ты можешь меня вывести.

Выводить дьявола из Преисподней или не выводить? Сложный вопрос.

Нас снова порядочно затрясло и мне все больше и больше хотелось домой. К маме.

- Не думаю, что Вельзевул будет рад вас видеть.

Поставив пустую кружку на стол, бывший ангел в упор уставился на меня, и оттого внутри пробежался неприятный холодок.

- Я сначала подумал, что мне показалось. Даже когда увидел, не поверил. Но Виктория не могла ошибиться. Ты… наша дочь?

Следует отметить, что его высказывание не было абсурдным. Я и правда была похожа на свою демоническую семью серыми глазами и легким рыжим отливом волос на солнце, и наше сходство с Викторией, думаю, было обусловлено проклятьем. Как и Марии.

В его голосе было столько надежды, чтобы стало жаль его расстраивать.

- Увы, нет. Однако я ваша пра-пра-много раз-пра внучка.

Глаза демона загорелись.

- Серьезно? Ваша семья выжила? Я думал, что ангелы позаботились о том, чтобы вас не существовало.

На мгновение мне показалось, что я разговариваю с отцом.

- Да, они постарались. Но мы оказались сильнее. И теперь я здесь и сняла проклятье.

Еще чуть-чуть и Люцифер бы точно упал со стула.

- Проклятье пало? Вот в чем дело! Теперь все ясно. Нам срочно нужно в Темный мир, только нужно кое-кого захватить.

Мы спустились в подземелье, где за дверью оказалось с десяток спящих мужчин.

- Эм, - я честно, не знала, что думать, - а что вы делаете с этими славными парнями?

Мне подарили недоумевающий взгляд.

- Вообще-то это друзья того демона, которого ты вытащила из временной петли. Я пытался его спасти, но чары были довольно сильны. Поэтому смог переместить только их. Сейчас я оставлю здесь амулет, а когда окажусь по ту сторону, их тоже переместим домой. А ты о чем подумала.

Я махнула рукой и поспешно вышла в коридор, хлопая себя по лбу.

Через десять минут мы покидали каменный замок, какие строили еще… очень давно. Думаю, еще Жанна Д’Арк такой осаждала.

- Откуда тут эта постройка? – поинтересовалась я, оглядывая серый, совсем не вписывающийся в Преисподнюю фасад.

С восторгом оглядывая свою жалкое убежище, мне ответили:

- Я строил его для Виктории. Думал, когда найду ее, мы обретем счастье и здесь. Теперь все иначе. Но, как и обещал, расскажу все позже. Позволь мне донести тебя до врат.

- Ох, нет, - мне уже надоело как мешку с картошкой путешествовать на чьих-то руках, - У меня есть призванная, и она вполне справится.

Не дожидаясь ответа, я позвала Лейлу, и она мгновенно подняла меня в воздух.

- Лейла? – узнал Люцифер мою помощницу, и в ее пустых глазах мелькнуло что-то, - Я тебя не приметил сразу. Да уж, ангелы умеют наказывать. Кого-то в Ад, кого-то в клинок.

Она грустно пожала плечами, и снова приготовилась слушать мои приказы.

Когда мы поднялись в небо, я спросила:

- Вы знали Лейлу?

- Да, - кивнул мужчина, - Я же был Архангелом, и знал всех. В свое время Лейла была на моей стороне, и не исключу, что именно потому она теперь с тобой.

Как можно незаметнее и тише мы подлетели к вратам. Во время пути я все время смотрела на крылья Люцифера. Когда-то кипельно белые, теперь они были обожженные, будто грязные, но все еще невероятно большие. Наверное, они так пострадали, когда он пал.

- Что мне нужно сделать? – я смотрела в упор металлического листа, который вверх и вниз еще тянулся метров на тридцать.

- Просто толкни, - приложив руку к конструкции, дьявол примерно показал, как.

Я не знала, как это сработает, но послушалась, и стоило мне коснуться теплого железа, как оно поддалось под моей ладонью, и мы мигом пролетели в образовавшуюся щель.

И оказались прямо на поле боя.

Прямо напротив дворца Императора, во внутреннем саду, под возмущённые крики Герцогини и Лидии, сцепились Лиан и Вел, чуть ли не на смерть.

- Как ты мог ее отпустить?! – вопил мой демон, нанося, судя по всему, очередную атаку на моего названного брата, который и сам вот-вот выйдет из себя.

- То есть ты думал, я не пытался ее остановить? Да я был бы счастлив, если бы она осталась со мной, забыла о твоем существовании и жила припеваючи. Нет, он пошла туда за таким жалким демоном как… - замахнувшись мечом, Вел с маху ударил по Лиану, но тот ловко блокировал атаку, - ты!

Звон металла разнесся по округе.

- Это они из-за тебя, да? – крестив руки на груди, полюбопытствовал Люцифер, явно наслаждающийся зрелищем, - Я не удивлен. Женщины в вашем роду всегда были просто прекрасны.

Для начала я оторопела. Потом удивилась. И в итоге пришла в бешенство.

Надеясь, как можно быстрее завершить это мракобесие, я спикировала прямо в самый центр драки в тот момент, когда эти два «героя» разошлись по своим углам.

- А ну прекратили оба! – не своим голосом закричала я, опускаясь на землю и отзывая Лейлу. Ей лучше сейчас меня не видеть.

Сначала меня узнал Лиан. Черты его разъяренного лица мгновенно сгладились, после чего он растерянно бросил меч.

- Мия? – выдохнул он, но в тот момент я уже испепеляла взглядом брата, удивившегося не меньше.

- Ты жива, - с облегчением произнес он и убрал свой меч в ножны, делая шаг ко мне. Но я выставила две руки вперед – одному и другому.

- Не подходите ко мне оба, ясно?! – я понимала, что я все еще наполовину человек и разговаривать так с двумя сильнейшими демонами было равно самоубийству, но сейчас меня волновало только то, что перед собой я вижу сильнейших идиотов, - То есть, вы решили, что драться на заднем дворе это очень взрослое решение? И обвинять друг друга, вместо того, чтобы решать проблему?

Вел и Лиан замерли, и смущенно переглянулись. Как мальчишек отчитываю, честное слово.

- Сейчас мы все собираемся, идем во дворец и думаем, как нам не допустить конец света из-за спятившей человеческой девушки и дядюшки одного моего знакомого, - я посмотрела на Лидию, и та вздрогнула. Так Мия, успокойся, не пугай высших демонов, - Лидия, пошли, я не хочу с ними разговаривать.

Я направилась к ней, и поняла, что забыла про одну деталь.

- Кстати, Вел, тут твой папа на чай заглянул.

Словно ожидая моего объявления, на землю спустился падший ангел и одарил всех ясной улыбкой.

Теперь меч выронил Вельзевул.

- Вот когда я был Императором, - наставительно молвил он, - мной не манипулировали женщины, - задумался, - Ах нет, тоже манипулировали. Ну, что встали, моя внученька дело говорит!

За столом переговоров повисла нервная обстановка. Слуги не понимали кого слушаться – папу или сына, потому что гнев обоих был весьма смертелен. Лиан, явно желавший до этого хорошенько наказать меня за их с Лидией перемещение, был сбит с толку моей тирадой и теперь частенько, как можно незаметнее, поглядывал на меня, пытаясь угадать мое настроение. Герцогиню, как и Люцифера вся эта ситуация забавляла, и все же Вел решил разрушить гнетущее молчание.

- Зачем ты здесь, папа? – без лишних речей спросил он, смотря на отца с неподдельной злостью.

Хозяин Ада прочистил горло и приготовился рассказывать все, что знал сам:

- Следует начать с самого начала. Виктория, моя возлюбленная, после того, как покончила жизнь самоубийством, естественно, не без помощи матери Вела попала в Ад. Как только я узнал об этом, направился за ней, и провел очень много времени в поисках. Однако, существо, которое я обнаружил, не было похожу на мою Викки, которую я любил. Она напала на меня, стоило мне приблизиться, и бредила о мести, о смерти своего ребенка, о том, как ненавидит меня и мой род. Более того, сила зла, исходящая от Виктории, начала привлекать исчадий, они начали питаться этой злобой. А вскоре, появился и этот парнишка.

- Аст, - сжимая кулаки добавила я, обещая себе произносить его имя реже.

- Возможно, я не спрашивал, как его зовут. И вместе с моей несостоявшейся невестой, они организовали весьма неплохую армию. Но самое любопытное – я думал, что ее разум утерян навсегда, и все же стоило Виктории увидеть Мию, она начала вспоминать и сопротивляться злу. А значит Мия та – кто может это остановить.

Услышав мое имя, Лиан напрягся, готовясь опять отстаивать мою безопасность, но Император оказался проворнее:

- Почему ты не убил Викторию, отец? Если они питаются от нее, если ее не станет, они сами собой погибнут?

Все разом обернулись на Люцифера, а ему было нечего сказать. Вмиг мужчина сделался грустным, и будто виноватым. Печального дьявола я еще не видела.

- Потому что я люблю ее.

Вел зверел буквально на глазах. Из-за моего недолгого отсутствия он и так с утра на взводе, потом ему еще поддал Лиан со своей дуэлью, а теперь вернулся папочка и твердит о любви к своей любовнице. Тут бы и я разрушила пару тройку городов от негодования.

- Знаешь, отец, - стул под ним скрипнул, и он сгорбился над столом, - У нас тут, вообще-то, Темный мир пытается загнуться, а тебя беспокоит только то, что твоя сумасшедшая женщина решила взять себя в руки?

На этот выпад спокойно отреагировали:

- Можно подумать ты бы смог убить Мию.

Теперь все смотрели на меня, а я максимально вжалась в стул. При чем тут Мия вообще?

- Прекращай залезать в мою голову! – еще чуть-чуть и Вела придется выводить отсюда, чтобы сохранить жизнь Люциферу. Зато теперь он понимает, какого читать чужие чувства.

Внезапно поднялась Герцогиня и чинно произнесла:

- Довольно, - хрупкая старая леди усмирила двух царей тьмы, и они растерянно сели на стулья, - все устали. Дети только вернулись из Преисподней. Совещание о дальнейших действиях можно провести и завтра, а сейчас нам всем нужно отдохнуть и успокоится.

Не дожидаясь окончания ее речи, Вельзевул вскочил и бросился прочь из комнаты. Мои первым порывом было пойти за ним, но мою руку сжала Лидия.

- Мия, не забывай про маму.

Да, конечно, я как раз забыла, что она окружена демонами на границе человеческого и Темного мира.

Отодвинув от себя стул, я устало оглядела Лиана, который ждал моих дальнейших действий.

Да уж, знакомство с родителями не начнется с позитивной ноты.

Попрощавшись со всеми, я, Лидия и мой демон покинули зал, но прежде, чем переместиться, я объяснила хозяину дома ситуацию с мамой и то, если мы внезапно спустимся со второго этажа посреди бела дня, мама может неправильно понять.

- Женщины в вашей семье отличаются поразительное проницательностью, и уж если она около пяти дней живет в одном доме с кучей демонов, то наше внезапное появление ее не удивит, - открывая нам дверь в комнату с зеркалом перемещений, улыбнулся мне демон. Но эта улыбочка меня не смягчила.

- И все же, давай переместимся чуть поодаль и пойдем пешком.

Поняв, что спорить со мной сейчас себе дороже, он что-то про себя сказал, и мы шагнули в зеркальную рябь…

…очутившись лицом к лицу с моим отцом.

Окруженный деревьями на крошечной поляне, Ричард Дарквелл замер с пистолетом в руке, направленной прямо на Лиана. Мы с Лидией резко шагнули друг к другу, как делали в Аду в случай опасности.

- Папа! – поднимая вверх руки опомнилась я, в то время как мой жених, оценив ситуацию, стоял неподвижно, хотя уже давно мог сломать ему шею, - Не надо.

Искаженное яростью лицо направилось на меня.

- Это все из-за него! – указывая на Лиана оружием, рычал отец, - Из-за него ты стала чудовищем! Как бабушка когда-то. Я виноват, что не успел помочь тебе. Но теперь я все исправлю.

И к моему ужасу, снова сфокусировался на Лиане.

Все происходило слишком быстро. Дантелиан взглянул на меня спокойно, будто охотник на демонов всего лишь пылинка на его пиджаке, но я знала обратное. Это проклятье мужчин нашего рода. Убивать демонов – лучшее, они умеют. Сомневаюсь, что пистолет заряжен обычной пулей.

Папа нажал на курок.

Мысленно, за долю секунды я воззвала к Лейле, и та, так же молниеносно освободившись из клинка, прикрыла папину цель от голубоватой пули.

Вот только пуля не застряла, и отрикошетила в сторону меня, и стоило ей коснуться кожи, как я поняла – пуля из ангелита.

Дальше была только боль. Ноги подкосились, и тело стукнулось о землю, но это было несравнимо с жжением в груди. Казалось, что мне под ребра засунули раскаленный кусок железа, разжижающей мое нутро в кашу.

- Мия! – голоса отца и Лиана смешались, руки обхватили меня, и открыв глаза, я увидела две размытых лица.

Одно из них крикнуло себе за спину:

- Лидия, веди своего доктора, и мне плевать каким методом! У тебя пятнадцать минут!

Судя по ветру, демонесса вызвала крылья, и вспорхнула ввысь.

Даже воздух обжигал горло, но я понимала, что мне нужно говорить.

- Па-па, - воздух почти беззвучно срывался с губ, но охотник на демонов услышал и растерянно обхватил мое лицо руками.

- Ее нужно доставить в мой дом и уложить, так яд ангелита медленнее будет распространяться по организму.

- Хорошо, - неожиданно спокойно согласился отец, поднял меня на руки и практически побежал за демоном.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде, чем я увидела знакомый особняк, и услышала взволнованные голоса.

- Мия?! – мамин голос пробивался сквозь испуганный ропот слуг, и затем ее изумленное, - Ричард? Да что тут вообще происходит! Что с нашей дочерью? И почему ты здесь?!

Оставив оправдания на потом, мужчины отнесли меня на второй этаж в свободную комнату, уложили на кровать, указывая слугам, что нужно делать.

Все это время отец держал меня за руку, и с ужасом рассматривал место, в которое угодила пуля.

Он молчал, понимая, что словами не исправить ничего.

К гомону голосов добавился еще один.

- О, мой бог! – Уилл переводил взгляд с меня на ранение, затем на отца и Лиана, - Ладно, я ничего не буду спрашивать. Просто скажите, что мне нужно сделать в первую очередь?

- Достать пулю, - безапелляционно выдал Лиан, - Как можно быстрее.

Я вскрикнула, и все тело свело болезненной судорогой. Странно, что я еще до сих пор жива. Человеческая часть борется с демонической.

- Все вон! – доставая шприц и лекарство, неожиданно резко рявкнул Уилл, - без исключений.

Лиан и папа задержались дольше других, но с доктором спорить не стали.

- Сейчас станет легче. Я вколю лошадиную дозу морфина, но если ты до сих пор в сознании от такого ранения, то можно не беспокоиться.

Когда я немного пришла в себя, заметила его странный тон. Точно, это же Лидия привела его. Точнее, принесла. Так быстро на двух они бы не добрались.

Надо что-то сказать. Как-то оправдаться. Но меня опередили.

- Демоны, значит, - скальпель прошелся по моей коже, но было скорее неприятно, чем больше, - А я-то думал, что-то тут нечисто. Не может мне так повезти с леди. А она всего лишь создание дьявола.

Под звук своей кромсаемой плоти, я заметила:

- Дьявол, кстати, очень любезный мужичина, и Лидия, прошу заметить, одна из лучших его творений.

Уголок рта Уилла нервно дернулся.

- Да, особенно крылья и рога. Прям сошла с картины Боттичелли.

Сохранять спокойствие в такой ситуации было очень непросто для обычного человека. Я бы на его месте точно потеряла сознание, а он вытаскивает пулю из груди подруги. Да уж, Лидия не ошиблась в выборе партнера.

- Ты еще меня не видел. Правда крыльев у меня, но рога тоже ничего.

Отшучиваясь, я пыталась его успокоить.

Наконец, пинцет щелкнул, и голубая пуля покинула мое и без того потрепанное тело и со звоном упала в металлическую чашку. Уилл замер надо с мной с кровавыми руками.

- И дефицита железа нет, я заметил, - он начал вставлятьы нитку в иглу, - если я узнаю, с чего все это началось, и с каких пор я в это втянут, то твой шрам будет почти незаметен.

Я вкратце рассказала ему свою историю, и закончила как раз на последнем стежке.

- Моя возлюбленная демон, ее брат демон, ее бабушка супер-демона, а моя подруга полу-демон. Мне сразу себе место на кладбище покупать, или потом решите проблему по мере ее поступления?

Я усмехнулась и тут же почувствовала боль на месте раны.

- Тише. Отдохни. Я могу запустить твоих родственников? Мне кажется они устроили лагерь под дверью.

Я кивнула, и стоило Уиллу дернуть ручку двери, как мама подлетела ко мне с невиданной для нее скоростью.

- Мия, о боже, ну разве так можно? Кто гуляет по лесу во время охоты? – значит, они уже придумали для нее легенду. Мне не нравилось держать Риту в неведении, но в этом колесе чертовщины все же должен остаться один нормальный человек.

- Прости, - выдавила я из себя улыбку, - мне не везет.

Теплой рукой она нежно провела по моей щеке, и судя по красным глазам – она плакала. На нее столько навалилось. Интересно, как свою многолетнюю пропажу объяснил отец?

Следом с самым виноватым видом зашел объект моих мыслей, боясь смотреть мне в глаза, и все же произнес:

- Рита, оставь нас на пару минут одних, - сколько помню, мама никогда не задавала лишних вопросов, если отец просил о чем-то. Так было и сейчас. Поцеловав меня в макушку, она послушно вышла.

- Прости, - папа придвинул стул к моей кровати, - я не знаю, что на меня нашло. Я поставил ловушку, в которую вы попались, а дальше уже плохо помню. Но я не хотел, правда.

Честно, мне было тяжело простить папу. Я понимала, что он охотник, что это действие проклятье и так далее. Но он выстрелил в Лиана, попал в меня. Хотя я помогла ему сбежать из тюрьмы и ничем не провинилась перед ним.

- Я знаю, - коротко ответила я, смотря в окно.

Ричард мялся, собираясь с дальнейшими мыслями.

- Эти… существа так заботятся о тебе, - с трудом выговорил он, ерзая на стуле.

Осталось невозможное – доказать папе, что все, что знал о них до этого – по большей части выдумки.

Глава двадцать девятая. Мама-демон-сковородка

Стоял ясный солнечный денёк. Мама копалась на переднем дворе, пытаясь уговорить гортензии расти. Я, как подобает больной, сидела в кресле на крыльце и наблюдала за надвигающейся осенью. Подумала я уже было о возвращении в школу, как мама издаёт:

- А, Лиан в зеркалах отражается? - и отрывается от грядки с вопрошающим видом.

Надеется на то, что мама, прожив почти неделю в доме с демонами ничего не заметит - было бы наивно. Однако так быстро я к допросу не готовилась.

- Конечно, - поспешила я ее уверить, но далее отбрасывать ее подозрения не стала, позволяя самой во всем разобраться.

Она сделала какую-то пометку в своем и уме и продолжила:

- Хорошо. А чеснок?

- Ест.

- Осиновый кол?

- Даже если в меня полетит кол, не факт, что я выживу.

А я даже не задумалась - есть ли у людей оружие против демонов, кроме ангелита?

Рита резко поднялась, отряхнул руки от земли и разгладила смятое платье. Я немного испугалась ее резких движений, не зная, чего ожидать дальше.

- Давай договоримся так - мне не интересно, что тут у вас всех происходит, если ты счастлива, и отец не собирается снова удалиться лет на десять.

Может, Рита всегда была наивной и инфантильной, но есть одна черта, которая выделяла ее среди других женщин - доверие. Тем, кого она любила ее вера была непоколебима.

Не удержавшись, я осторожно поднялась, чтобы не тревожить швы и подошла к ней. Такой растерянной я ее давно не видела.

- Мне тоже тяжело, - призналась я, сжимая пальцы мамы в своих руках, - но мы обязательно справимся.

Было очень много вещей, которыми бы я хотела с ней поделиться, но втягивать ее в свои проблемы было бы эгоистично. От объединения человеческого и демонического миров не приходится ждать чего-то хорошего.

Я не знала, что ещё сказать, и тут меня спасли папа и Лиан, вышедшие из дома.

Правда, немного поодаль. Папа проделывал гигантскую работу над собой, чтобы в присутствии демона не тянуться к ружью. Более того, они даже поговорили на счёт нашего дома, где сейчас жил Робертс. Родителям было неудобно находится в доме демонов так долго, хотя мы уверяли, что они никому не доставляют проблем. Хотя с моим появлениям людей тут стало чуть ли не поровну с темными созданиями.

- Рита, дорогая, переодевайся. Мы пойдем домой.

Мамина рука в моей дрогнула. Видом она не показала волнения, но я знала, как тяжело ей будет снова видится со своим бывшим мужем.

- Я пойду с вами, если позволите, - звучало как вопрос, но Лиан для себя все уже решил, поэтому спорить было бесполезно.

- И я, - мне тоже захотелось посмотреть ему в глаза, но Лиан покачал головой.

- Ты ещё слаба. Тебе нужно отдыхать.

Родители тоже хотели запротестовать, но до умения отказываться мне, как у этого демона, им было далеко.

- Поездка в экипаже едва ли заставит меня напрягаться, - я знала, что Лиан не хочет брать меня по другой причине. Увидев Робертса и зная, что он со мной хотел сделать, он может не содержаться. Но как раз мне хотелось это предотвратить. Родители все ещё не доверяли ему, а наличие рогов и когтей едва ли прибавит ему уважения в их глазах

В итоге я собралась, и мы все вместе сели в экипаж Лиана. Надо как-нибудь спросить, где он их берет.

Благо напряженное молчание длилось недолго, и наш дом уже виделся из окна.

Мама обхватила себя руками. Заметив это, отец обнял ее за плечи. Жаль, что я уже и забыла, как они любили друг друга. И сколько времени они упустили.

Мы дружно покинули экипаж, и Лиан отправил кучера обратно.

- Прогуляемся, - ответил на удивленные взгдяды родителей он, и взяв мою руку, первым пошел в дом.

Первое, что бросилось в глаза - тишина. На веранде, в саду, в летней кухне никого не было. Даже слуг.

- Ох, мои крокусы, - печально воскликнула мама, глядя на жухлые цветы.

Далее, мы распахнули дверь в зал, где тоже было пусто.

- Это уже совсем странно, - озвучил общую мысль отец, привыкший, что в доме всегда кипит жизнь. Даже десять лет назад.

Лиан заметно напрягся, оглядывая пространство. Я вцепилась в его руку ожидая худшего.

Вдруг на кухне что-то упало.

- Оставайтесь здесь, - сказал Ричард маме и мне, и они с Дантелианом медленно зашагали к источнику звука.

Переглянувшись, мы естественно пошли за ними.

Оказавшись да их спинами, нам открылась следующая картина:

Дверь из кухни на задний двор оказалась распахнута, и с середины комнаты до самого выхода тянулся красный след, как будто кого-то истекающего кровью волокли по полу.

На улице этот след петлял между грядок и цветов и уходил за выломанные врата.

- Может вы вернётесь к нам? - дернула я за рукав задумчивого папу.

И тут рядом  с мамой что-то выпрыгнуло из-за печки.

Чёрное существо, похожее на паука, правда размером с кошку и двинулось на выход.

Лиан уже замер в атакующей позиции, как вдруг мама с невероятной проворностью схватила сковородку со стены, и замахнувшись, огрела существо с высоты своего роста.

Он хрустнул, и украсил окружающие стены и утварь своими склизкими остатками внутренностей.

- Дорогая, - удивленно и восхищённо произнес папа, оглядывая самодовольную маму и ее жертву.

- Я плохое существо убила? – быстро спросила она, оглядывая нас.

Лиан медленно и отрешенно кивнул.

- Несомненно, миссис Дарквелл. Просто отвратительное.

Даже я на секунду растерялась.

- Ну и здорово, - она беззаботно кинула сковороду в мойку и отряхнула руки, - может найдем слуг?

После ее слов из всех наиболее широких отверстий стали выходить люди. Две кухарки вышли из шкафа, поваренок выполз из-под стола.

- Господа, вы дома! - радостно заохали они и чуть ли не кинулись их обнимать, но Рита, то ли из-за пережитого страха, то ли из-за облегчения, тут же принялась раздавать указания.

- Да, мы дома. Поэтому сделайте нам с мужем и детям чаю, и, - пнув носком туфли паука, - приберитесь.

И невозмутимо покинула кухню.

Папа довольно улыбнулся ей в след.

- Поразительная женщина, - и последовал за ней.

- Теперь я знаю, откуда в тебе это отвратительное чувство отсутствия опасности, - тепло произнес Лиан и обхватив меня за плечи, поцеловал в макушку.

*****

Все, что произошло далее, было еще более невероятным, чем мама, убивающая мелких демонов.

Лиан попросил у моих родителей руку сердце. Мои, естественно.

Мама выронила чашку, а папа подавился кусочком хлеба. Шустрая горничная тут же убрала разбитую посуду и протерла пол, пока родители приходили в себя, а я неудобно мялась за спиной демона.

- Нет, ты говорила, - первая взяла себя в руки мама, оглядывая нас, - что вы вроде как обручены. Но… так быстро? Милая, а как же школа?

На самом деле я думала об этом. Очень много думала.

- Я понимаю, - мой голос звучал уж очень виновато, и я откашлялась, - но я уже не уверена, что смогу работать учительницей после всего… что произошло.

После того, как я стала превращаться в демона, и в соседнем Темном мире началась война, грозящая уничтожить мир. Теплая рука Лиана сжала мое плечо. Зеленые, спокойные глаза внушали мне уверенность. Я знала, почему он просит нашей помолвки сейчас. Потому что в ближайшее время кого-то из нас может не стать.

Теперь дожевал и папа:

- Знаешь, будь другая ситуация, я бы был категорически против, - папа буквально прожег в невозмутимом демоне дыру, - но он спас тебя. Был рядом, пока я отсутствовал. Я очень виноват перед вами обоими, поэтому не имею права сказать что-то против.

В моем воображении помолвка выглядела иначе. Наши родители должны были встретиться. Нам следовало все обсудить – дату свадьбы, цветы, гостей. Но ситуация была такая плачевная, что я даже не знала, радоваться или плакать.

- Благодарю вас, - Лиан обратился к Ричарду и Рите и крепко сжал мою руку, - ваша дочь очень много для меня значит, и я знаю, как вам тяжело. Думаю, дату свадьбы мы назначим на середину осени?

Мы переглянулись, понимая, что к тому моменту все должно решиться.

Родители согласились.

Перед тем, как уйти, Лиан поставил к дому двух стражей, и поручил разобраться с исчезновением Робертса. Обыскав особняк, других демонов мы не нашли, поэтому со спокойной душой оставили родителей вдвоем, и сами направились домой.

- Не рада? – голос мужчины утонул в тишине леса.

Чувства смешались. Конечно я была рада. Я любила его. На самом деле любила. Не было человека на этой земле, ради которого я смогла бы отдать все, что у меня есть. Жизнь без него – ничего. Однако было слишком много «если». Если мы проиграем Аду. Если я не обращусь в демона. Если я умру. Каждый раз думая об этом, сердце пронизывала почти физическая боль.

- Если бы все было по-другому, - под ногами мрачно хрустели опавшие листья, - я боюсь причинить тебе боль.

Лиан не стал отрицать, погружаясь в свои собственные мысли и сомнения.

Впереди, за деревьями, уже показался наш особняк. И с ним было что-то не то. Он был… украшен?

По двору носились демоны, вместе с Лидией, Уиллом, и, внимание, Императором!

- Что происходит? – спросила я сразу у всех, оглядывая свежесобранные демонические цветы, оформленные в букеты, арку, поставленную посередине сада, только-только восстановленного мамой. Белые и черные ленты опоясывали забор, перилла у лестницы. Высокие фонарики на ножках освещали пространство, и озаряли светом сгущающиеся сумерки. Девочки носились туда-сюда с букетами, Лестор наводил чистоту со скоростью света, Кристофер вязал ленты, а Шелл просто пыталась не мешаться под ногами. Уилл просто носился за Лидией, не зная, куда себя деть.

Лиан недовольно закатил глаза.

- Я же просил вас быстрее!

Его сестра, уперев руки в боки, принялась возмущенно щебетать, оглушая своего молодого человека, к своему несчастью, стоящего рядом.

- Знаешь, организовать свадебную церемонию за пару часов даже для демонов проблематично!

Из-за куста с белыми розами в горшочке, выглянула рыжая голова.

- Королевскую свадебную церемонию, я бы попросил! Моя сестра невеста, а не абы кто!

Оставив ошарашенную меня на подъездной дорожке, демон зашагал на разборки с Императором.

- А тебя я вообще звать не собирался!

Розы опустились на землю, и Вел сравнялся с Лианом.

- Я твой Владыка, если ты не забыл! Прояви уважение!

- Мы в человеческом мире, ты тут власти не имеешь!

- Тогда и ты тоже! И вообще, моя сестра меня любит больше, чем тебя, и я имею полное право…

Набрав воздуха, я громко вскрикнула:

- Эй! – все лица обернулись на меня, даже Лестор перестал подметать лестницу, - Какая свадьба, что вообще происходит?

- Сюрпри-и-из, - с натянутой улыбочкой протянули Виви и Белл, немного удивленные моим недовольным голосом, - Мы думали господин вас предупредит.

Теперь все сфокусировались на хозяине дома.

- Я думал, она не согласится.

Что ж дорогой, очень логично! Намного проще меня сразу перед фактом поставить. Вот – я, вот – свадьба. Выходи за меня!

Тяжело вздохнув, я попыталась успокоиться, и все хорошенько оценить.

Но стоит заметить, растерянный Лиан выглядел очень мило. Он неуверенно поглядывал на меня, ожидая реакции. Да, сегодня выходить замуж я точно не планировала, но живя с демонами, приходится принимать решения за пару секунд.

- Хорошо, - развела я руками под общий облегченный выдох, - свадьба так свадьба.

По демоническим обычаям, невеста надевает черное платье, а жених белый костюм. Лидия, обладающая отменным вкусом в одежде, естественно нашла платье, приводящее в восторг.

-  Так как ты все еще наполовину человек, я решила, что просто черное платье тебе не подойдет, - объяснила она, надевая на меня красное обтягивающее платье футляр до колен, а следом за ним, черное, длинное кружево сверху.

Полупрозрачное платье открывало все, кроме того, что прикрывало красное, и тянулось до самых туфель тонким подолом сросшихся друг с другом цветов и стеблей, образующих кружева. Спина и плечи были открыты вовсе.

- Не похоже на свадебное, - крутилась перед зеркалом я. Раньше, будь я человеком, никогда не надела такое. Но кровь бурлила, и я знала, что это – настоящая я. Красивая, роковая, опасная, сводящая с ума.

Образ завершала прическа, собранная наверху в куле, а свободу получили только закрученные у висков пряди.

- Наши обряды отличаются. Но зато союзы на всю жизнь, - себя Лидия нарядила в белое простое платье, по форме напоминающее калу, так как была близкой родственницей моего жениха.

Взяв меня за руку, чтобы я не упала на высоких каблуках, она помогла мне спуститься вниз.

Выйдя на улицу, я заметила, что к гостям присоединилась Герцогиня и Люцфифер. Мне и так было неловко, а теперь и вовсе поджилки затряслись. Но стоило мне увидеть его… Как все в душе перевернулось.

Как никогда прекрасный, в белом костюме, подчеркивающем аристократичную бледность кожи, стоял Дантелиан. Черные волосы собраны в низкий хвост, высокие скулы открыты и освещены рассеянным светом фонариков. А изумрудные глаза смотрят с таким обожанием, что мне тут же захотелось с него этот белый костюм снять.

Но на этом чудеса не закончились.

Была еще одна гостья, держащая под руку Кристофера, и разглядывающая меня добрым, задорным взглядом.

- Бабуля? – воскликнула я, и побежала к ней, насколько позволяли мне каблуки.

Фелисити вполне уверенно стояла на ногах, и выглядела куда здоровее, чем в доме престарелых. Она тоже приоделось в бежевое длинное платье и нацепила немного неподходящую салатовую шляпку.

Я обняла ее, и получила хрупкое объятие в ответ.

- И все-таки я не могу понять, - скрипучим голосом проговорила она, смотря на подходящего к нам Лиана, - почему этот мальчик такой молодой, а я уже такая старая.

 - Ну что ты, - усмехнулся мой будущий муж, целуя протянутую сухую руку, - ты такая же молодая, какой я тебя помню, Фелисити.

- Не льсти мне, мальчик, - тоже засмеялась она, но ее лицо тут же стало серьезным, - дай мне поговорить с Мией.

- Ты прекрасна, - шепнул мне на ухо Лиан, и они с Кристофером нас покинули.

Я не понимала, до какой степени бабушка понимает, что тут происходит, и как ей все объяснить.

Вдруг она сняла с пальца большой перстень из черного серебра и протянула мне.

 - Это обручальное кольцо твоего деда. Он был обычным человеком, первым, кто не охотился на демонов, как мой отец, и потому, ты должна отдать его Лиану, как знак примирения между нашими народами. Я горжусь тем, что ты сняла проклятье. Но у тебя впереди долгий и тяжелый путь, внученька.

Она все понимала. И многое знала. Черное кольцо в моей руке словно горело.

- Я знаю. Спасибо, бабушка. Я… встречалась с Марией. И она спрашивала про тебя.

Фелисили улыбнулась кончиками губ и опустила глаза.

- Я не виню ее ни в чем. Так должно было случиться. Пускай она бросила меня, но теперь уже все в прошлом. Ну, иди, твой суженый дождался.

Я проводила ее до кресла, вынесенного специально для нее. Остальные гости же ждали стоя.

- Позволь проводить тебя на демонической церемонии, - рядом оказался Вел и взял меня под руку, - Пусть я не твой отец, но путь до твоей новой семьи хочу пройти вместе.

И мы шагнули на ковер из красных как кровь алых лепестков роз.

- Ты всегда останешься моей семьей, брат, - и сжала его локоть сильнее, чтобы он почувствовал.

- Я знаю.

На глаза навернулись слезы, но я быстро их сморгнула, чтобы никто не заметил. Естественно, заметили все.

- Не плачь, - тихо произнес Вел, - Лиан только с виду такой страшный, а так в общем-то ничего.

Смеяться и плакать одновременно не очень удобно, но я умудрилась совместить.

Наконец, я заметила протянутую руку своего жениха, и схватилась за нее, чтобы не упасть, так как слезы снова нахлынули и видела я плохо.

- У тебя два состояния, когда ты плачешь, - весело шептал мне Лиан, ставя рядом с собой под аркой, - когда мне вырывают сердце, и когда нужно произнести пару слов клятвы. Странное соотношение.

- Ну извини, - выдавила из себя я, замечая, что Вел теперь стоит напротив нас, как священник. Только наоборот. О боже, мою свадьбу ведет Сатана. Вот здорово.

- Потом побеседуете, - он откашлялся и обратился к гостям, - Так как у нас необычная свадьба и наша пара вечно делает все на скорую руку, меня попросили не читать долгую речь, - укор точно был в сторону ухмыляющегося жениха.

Вельзевул снова прочистил горло и продолжил:

- Дантелиан из рода высших демонов, происходящих из ветви первых демонов, согласен ли ты связать свою долгую жизнь с Мией Дарквелл, и быть с ней в самые счастливые и ужасные моменты вашей жизни?

Лиан сжал мои ладони в своих, и тихо ответил:

- Да.

Вел развел руками, мол, можно было не спрашивать, и с надеждой обратился ко мне.

- Мия Дарквелл, моя любимая, прекрасная сестра, из Императорского рода, который, вообще не чета всяким так Лианам между прочим…

- Вельзевул! – одновременно возмущенно воскликнули Люцифер и Герцогиня, перебивая его.

- Ладно-ладно! Я пытался по крайне мере. Кхэм, итак. Мия Дарквелл, согласна ли ты разделить с этим… демоном радость и боль, быть поддержкой и опорой на протяжении всей его жизни?

- Длинной жизни, - поправил жених, делая акцент на слова «длинной»

- Я так и сказал. И вообще не перебивай, я сейчас уйду, будете сами жениться. Так вот, дорогая, любимая сестра, ты…

- Да, я согласна, согласна, - быстро ответила я, пока он снова что-то не придумал.

Вел обижено поджал губы, но все-таки благословил:

- Что ж, тогда властью данной мне, Императору демонического мира, я объявляю ваши жизни связанными навеки.

И вместо колец протянул нам два кинжала.

Прежде, чем я успела испугаться, Лиан поспешил меня успокоить.

- Больно будет совсем чуть-чуть, не переживай.

Доверяя ему, я протянула ему руку ладонью вверх, и он сделал маленький надрез посередине.

Тоже самое проделала я с его рукой.

Затем, мы соединили их, и наши руки перевязали красной лентой.

- Теперь у вас единые душа и кровь, которые не в силах разрушить даже вечность, - серьезно произнес Император, и выждав пару мгновений развязал наши руки, - Ну и по человеческим обычаям можете поцеловаться. Только недолго.

А дальше мы остались одни. Весь мир потух перед нами. Был только Лиан, его теплые губы, крепкие объятия, и мгновение, полное радости и счастья, мгновение, на которое я позабыла все, что меня тяготило.

Я бы хотела, чтобы оно длилось вечно.

Глава тридцатая. Одна душа - одна кровь

Невестам положено чувствовать себя счастливыми. Улыбаться гостям, принимать поздравления, млеть в руках мужа, замирать перед своим отражением в белом платье.

Но не мне.

Изначально эта свадьба казалось мне каким-то недоразумением, но я видела, как было это важно Лиану. Его глаза горели, он не мог насмотреться на меня. Наверное, после такого длительного одиночества и добровольного отчуждения ему в кой-то веки захотелось почувствовать себя частью другого человека. Я его понимала, но в душе, как крысы в канализации, мерзко ползали страхи.

Но я постаралась отложить их мозгование на другой срок, чем своя свадьба, поэтому посвятила себя наблюдению за выпившими демонами.

А картина была на самом деле очень любопытной.

Стоило Кристоферу бросить свои «садовые дела», и начать дегустировать вина из коллекции хозяина дома, как он тут же решил в который раз обозначить свои чувства к одной из близняшек – Белл. Когда я впервые заметила его странное отношение к вспыльчивой из сестер, я сбросила это на обычное предубеждение, во второй раз начала сомневаться. Но сегодня – он прямо-таки чуть ли не лбу написал – «Мне нравится эта леди»

Расстояние между ними сокращалось быстро, из пару минут с одного конца дивана садовник переместился почти вплотную к девочке. Мозгом я конечно понимала, что двенадцать ей уже лет сорок, и по возрасту она ровесница моей мамы, но все еще эта парочка казалось мне несуразной. И – удивительное! Белл не выражала протестов. Ее улыбки были быстрые, неловкие, но очень искренние. Стоит упомянуть, что пара пустых бокальчиков уже стояло около нее.

Виви наблюдала за этой картиной с соседнего кресла, но ее в упор не замечали, чем она пользовалась и продолжала инкогнито следить за Белл счастливым взглядом.

Лестор что-то упорно рассказывал Люциферу, из чего я сделала вывод, что мужчины знакомы с тех пор, как первый Владыка правил.

Шелл, как положено собакам во время шумного застолья, носилась от гостя к гостю, выпрашивая вкусные кусочки мяса со стола, даже не применяя для этого свой дар речи, и пряча третий глаз.

Единственные, кто не прикоснулись к спиртному были Лидия и Уилл, сопровождаемые всюду пронзительным взглядом герцогини. Но прежде, чем вмешаться в эту семейную драму, я решила уделить время своей.

Мой недавно обретенный брат расположился на софе у камина, выбрав себе в спутницы личную бутылку эля, и уставился в горящий камин. А то он на огонь в приграничье Ада не насмотрелся.

- Вел, - окликнула я его тихо, и подобрав платье, опустилась рядом, - ну что с тобой?

Да, это был глупый вопрос, но ответ я хотела услышать от него лично.

- Знаешь, - демон откинулся на спинку, и не смотря на меня, заговорил философским тоном, - вот вроде бы семья у меня есть. Отец, какой-никакой, мать, заботливая как кукушка, сводная сестра, повернутая на ангельской власти, и вот, появляется относительно нормальная кузина, как она тут же выскакивает за другого демона!

- Относительно нормальная? – уточнила я сомнительный комплимент.

- Ну согласись, состоять со мной в родстве и иметь хорошую психику тяжело.

- Очень тяжело, - не сдержалась и передразнила я, - Но Вел, я ведь никуда не делась. Я все еще твоя сестра, твоя семья.

- Нет, ты ушла в другую семью, - его слова были так категоричны, как будто я предала родину, мать, и вообще, переметнулась не то что замуж, а к Виктории с Астом, будь они нелады.

Такое печальное выражение лица было почти больно видеть. Я положила ему голову на плечо, стараясь не задеть швы, которые все еще закрывали рану от пули. Ангелит очень сильно замедлял регенерацию.

- Брат, послушай меня сейчас, пожалуйста. Я знаю, что возможно ты испытываешь ко мне не только братские чувства, - его тело напряглось, словно я задела его несуществующую пулевую рану, - хоть и пыталась это игнорировать. И я уважаю твои чувства. Эта свадьба мне тоже не по душе. Но она важна для Лиана. А ты знаешь, на что я способна ради него.

- Знаю, увы, - выдохнул Император.

- Глупый ты мой братец. Если ты заплутаешь в Аду, я буду первой, кто бросится тебя спасать, обещаю.

- Хах, Лиан тебя не пустит. Теперь уж точно.

- Ну, - я отпрянула от него, стараясь поймать серый уже затуманенный взгляд Вельзевула, - Меня глава демонов не смог остановить как-то, а уж какой-то жалкий комиссар и подавно.

- Жалкий комиссар, надо запомнить, - Вел немного повеселел и все-таки повернулся ко мне, - Ни одни темное создание не заслуживает такого человека как ты, Мия. Мы погубим тебя.

Я выдавила жалкую улыбку.

- Ты читаешь чувства, а не будущее.

- Тут не надо быть гадалкой.

В голове тут же начали рождаться отговорки, как позади упал стул.

На котором сидела Лидия, теперь уже почти в слезах кричащая бабушке-Герцогине.

- Но я люблю его!

Теперь все гости дома удивленно смотрели на нее, нависшей над своей родственницей против.

- Не устраивай сцен, - оборвала ее женщина, тоже спокойно поднимаясь, - пошли, поговорим наверху.

Мы переглянулись с Лианом, примерно понимая, о чем пойдет речь.

Покинув брата, я отправилась к бабуле, тоже расположившейся за столом, но абсолютно игнорирующей происходящее, разглядывая пузырьки в своем бокале.

Обняв ее за плечи, я ласково спросила:

- Бабулечка, не хочешь спать? Пойдем, я покажу тебе свободную комнату, а завтра поедем к Ричарду.

Она согласилась, и отведя ее в комнату, я доверила ее еще трезвым рукам Виви. Девочка была рада оставить свою сестру наедине с Кристофером, и принялась искать Фелисити пижаму.

Тем временем я спустилась на первый этаж, возвращаясь на торжество, которое после инцидента с Лидией, тут же перестал быть веселым.

Гости стали расходиться. Вел и Люцифер обняли меня, и обещали встретиться завтра, на срочном собрании, на которое прибудут ангелы, герцогиня все еще разговаривала с Лидией, и в итоге весь состав Дома Демонов скопился в холле первого этажа.

- Вы теперь официально наша хозяйка? – счастливо улыбаясь спросил Лестор, натирая только что вымытый фужер.

- Ну, - я посмотрела на не менее довольного Лиана, - еще будет человеческая свадьба попозже, и после нее я подумаю.

- Да что тут думать! – воскликнул Кристофер со своей софы, потому что подняться он не мог, - Ты будешь уж получше этого адского зануды!

И показал Лиану язык.

Хозяин дома только закатил глаза, и повернулся в сторону лестницы на второй этаж, где две его родственницы разбирались в том, кто кого любит.

- Вот не могла она хотя бы сегодня помолчать, - его явно раздражало то, что сестра подняла вопрос Уилла, который, кстати, куда-то делся, именно в этот момент.

Мои руки успокаивающе обхватили его за плечо.

- Не сердись. Представляешь, как ей тяжело смотреть на нас?

Раскидав слуг по комнатам, отсыпаться, наша молодая пара осталась ждать и доедать оставшиеся на столе салаты и допивать полбутылки вина. Лидия вот-вот должна была вернуться после разговора с бабушкой.

Долго ждать не пришлось.

Через десять минут сестра Лиана, закрывая лицо руками, спустилась с лестницы, добежала до дивана, упала на него лицом вниз и громко зарыдала.

Даже у хладнокровного демона сжалось сердце, и он первый подсел к сестре на край, и погладил ее по спине.

- Лидия, - печально протянул он, и в этот момент наконец-то вошел Уилл.

Взглянув на свою молодую мисс, а затем на наши скорбные лица, парень сразу все понял, и закрыв дверь, прислонился к ней спиной, скрестив руки.

- Ты сегодня решила выкатить мне гильотину, да? – устало спросил доктор у возлюбленной, но в ответ услышал только хлюпанье носом и всхлипы.

Черные волосы разметались по светлой поверхности дивана, и теперь она выглядела еще более несчастной.

- Ладно, - Уильям оттолкнулся от двери, и медленно, но уверенно пошел к двери. - В какой Герцогиня комнате?

Сквозь ткань мебели пронеслось что-то нечленораздельное, но девушка нашла в себе силы, и оторвала заплаканное лицо.

- Не ходи-и-и-и, хнык, - больше провыла она, чем сказала, но врач уже преодолел половину ступенек.

Несостоявшаяся невеста бросилась за ним.

- Стой, - обернулся он, и черная фурия по правде остановилась в растерянности.

- Дай мне самому поговорить с твоей бабушкой. В конце концов это не только твоя проблема.

Оставив слова витать в воздухе, молодой человек ушел, только дверь хлопнула.

Вдруг Лиан подошел к Лидии, сгреб ее в охапку, снова отвел к дивану и, усадив сестру рядом, прижал к себе, как ребенка, осторожно поглаживая по волосам. Впервые я видела между ними что-то подобное. Обычно брат только критиковал ее за что-то или давал указания, но на этот раз проявил нежное, зарытое глубоко в нем чувство заботы о маленькой сестре.

К тому же, чувство любви к тому, кого любить не стоило, знакомо обоим. И оттого Лидии еще обиднее, что у брата все складывается хорошо, в отличии от нее.

Как-то Лиан сказал, что она единственное, что осталось у него от родителей. На некоторое время я даже почувствовала себя лишней.

Хотя, как свадьба без сломанного рояля или семейной драмы? Все по закону жанра.

Но Уилл пробыл у демонической бабушки меньше Лидии, более того, спустился вместе с ней.

Девушка оторвалась от брата, порядком намочив ему рубашку, выжидающе смотря на обоих.

- Пошли домой, - со сталью в голосе произнесла женщина, обращаясь к внучке, а затем к Уиллу, - если ваши обещания будут выполнены, молодой человек, я дам вам свое согласие, а пока, все по домам! Дайте молодым хоть немного времени побыть вместе.

Когда Лидия неохотно ушла с Герцогиней, мы все-таки спросили у Уилла, что же он ей пообещал.

- Да так, - махнул рукой он и снял со спинки стула пиджак, - всего лишь бессмертие.

Смысл его слов доходил до меня долго, и когда я наконец поняла, он уже открывал дверь на улицу.

- И как ты хочешь это устроить?

Он немного печально улыбнулся мне и Лиану.

- Такую выскочку как ты все-таки выдали замуж. Значит нет невозможных вещей. До встречи!

И прежде, чем я успела среагировать – захлопнул дверь.

*****

Это был один из самых сложных дней за всю мою жизнь. Даже потяжелее, чем в Аду, хотя там было меньше проблем.

Родственники за одни сутки устроили мне настоящий мозговой штурм, после которого просто хотелось упасть на кровать и провалиться в сон.

Но у Лиана оказались на эту ночь совсем иные планы.

Выключив свет, он зажег камин, подкидывая в огонь побольше дров, надеясь, что он будет гореть дольше.

Затем, развернувшись ко мне, с лицом кота, заметившего открытую свежую сметану, спросил:

- Тебе помочь расстегнуть платье.

В это время я уже пару минут возилась с замком на спине, но принимать его помощь было рискованно.

- Я сама.

- Да ладно, - его руки расстегивали замок, пока я искала очередные отговорки.

Первый черный кружевной слой платья упал к босым ногам, оставляя на мне только короткий красный футляр.

Неожиданно дыхание демона защекотало шею, и его губы коснулись плеча. Правая рука покрылась мурашками, и я непроизвольно сжалась.

- Что такое? – прошептали мне на ухо, предварительно его кусая.

Громко выдохнув, я еще сильнее закрылась, пугаясь его, и своих ощущений. Не знаю, чего больше.

- Ничего, - промямлила я, теряя контроль над языком.

Его руки скользнули от моих плеч до запястий, где и осторожно меня обхватили.

- Если не хочешь, можем просто лечь спать. Я не буду тебя заставлять.

Не в силах что-то сказать, я коротко кивнула, после чего он снял с меня второй слой платья, поцеловал в плечо и пошел переодеваться сам.

Накинув пеньюар, который остался здесь еще с тех пор, как я ночевала в комнате демона, пропадающего на тот момент в Аду, быстро шмыгнула на кровать, под широкое и тяжелое одеяло, натянув его до ушей.

На Лиане же остались только широкие, хлопковые штаны серого цвета, и подобно мне он тоже лег на кровать.

Тишина продлилась недолго.

- Наш договор еще в силе? – вдруг спросил он.

Я не поняла.

- Какой договор?

- Ну, по которому ты делишься со мной силой. В Аду я неплохо ею запасся, но, если бы ты сейчас отдала мне немного, я выспался бы лучше.

Жаль, я не видела в темноте эти хитрющие зеленые глаза. Иначе бы сразу раскусила его план.

Однако наивная и добрая Мия тут же предоставила свои губы одному наглому демону.

Поцелуй начинался спокойно. Как обычно, когда между нами был только обмен энергией, никаких прикосновений или лишних движений.

Но тут его рука легла мне на бедро.

Импульс, похожий на удар током пронесся по всему телу, и поддавшись этому порыву я вцепилась в его плечи, сжимая их ногтями. Лиана сам вздрогнул от моего прикосновения, и рука начала подниматься выше, к косточкам на боку, к животу, к ребрам и остановилась.

Неожиданно мне стало обидно, что мужчина остановился, хотя пару минут назад, чуть не умерла от страха.

Не отрываясь от его губ, я подалась вперед, максимально прижимаясь к телу, и почти направляя его руку в сторону моей груди.

Демоническое терпение не выдержало и с тяжелым стоном, он сам обхватил меня, и притянул к себе.

Я закусила его губу, звучно выдыхая, от движений его ладоней под моим пеньюаром.

Демон во мне начал крепчать, и отбрасывая страхи в дальний угол души, я приподнялась на локтях, щекоча Дантелиана своими русыми волосами, принялась целовать его в щеки, шею, ниже, грудь.

Его живот под моими руками и губами вздымался, будто его только что вытащили с тяжелейшей битвы.

Да, битвы со мной тоже утомляют, любимый.

- Какая ты… боже, - прохрипел он, сжимая мои ягодицы. Демон, упоминающий бога – это что-то новенькое.

Но бой продолжался, и меня опрокинули на спину, придавливая своим телом к кровати.

Тоненький кусочек шелковой ткани, скрывавший мою наготу, отлетел куда-то в сторону камина, окрашивающего наши тела своим светом в теплый, янтарный оттенок.

Посыпались поцелуи, вслед за ними укусы, нежный, быстрый, а потом долгие, почти болезненные и оттого невероятно чувственные.

Казалось, на моем теле ни оказалось места, которое не исследовал мой муж.

Он оставлял поцелуи на икре, проводил пальцами под коленом, покусывал обратную сторону бедра.

Мои ладони безжалостно сжимали простынь и одеяло, уже начавшееся рваться. Внезапные стоны кружили по комнате, и стоило одному утихнуть, мне дарили второй.

Еще раз поцеловав меня в шею, Лиан с серьезным лицом, но затуманенным взглядом замер надо мной.

- Ты готова? Будет немного больно, но я постараюсь осторожно.

Вместо ответа я обхватила его руками за плечи и притянула к себе, даря такой поцелуй, после которого у него не осталось вопросов.

Пижамные штаны упали примерно туда же, куда и пеньюар, и не отрывая глаз от моих, Лиан осторожно вошел в меня.

Я выгнула спину, быстро смаргивая непрошенные слезы, и сжимая зубы.

Демон остановился, обнял меня за талию и прижимая к себе, снова принялся целовать каждую частичку моего тела – шею, ключицы, грудь. Боль утихала, и мужчина продолжил аккуратные толчки, не выпуская меня из рук. Дискомфорт смешался с наслаждением и бесконечным желанием. Наши тела были едины – демона, и человека, родившемся для того, чтобы им стать. Сильного мужчины с израненной душой и слабой девушки с твердым духом.

Все так и должно быть. Сотни лет готовили нас к этому. Судьба вела нас друг к другу долгой дорогой и, наконец, мы вместе.

Его движения становились все быстрее, а мои губы высохли, сводило зубы, от того, как крепко я сжимала. Кажется, о спины и плеч Лиана не осталось живого места после моих ногтей.

Поцелуями, движениями, движением рук он довел меня до состояние полного беспамятства. Я прижималась к нему, будто он был единственным источником жизни на этой земле. Мне хотелось раствориться в нем. Горела уже не кровь, горело все тело.

Еще одно движение и по моему телу будто пропустили молнию. Зажимая самой себе рот рукой, я вскрикнула, чтобы не разбудить прислугу и обмякла как тряпичная кукла в твердых, но таких же слабых, как и у меня руках.

- Как же я тебя люблю, - прошептал он мне, падая рядом со мной на подушки, кладя голову мне на грудь.

Я запустила руку ему в волосы, и принялась бездумно разделять их по прядям.

- Я тоже тебя люблю, Лиан.

И стоило мне это сказать, как все счастье, переполняющее мой разум и тело, начало гаснуть.

Как долго мы будем вместе? Кто даст гарантию, что наш личный маленький рай не разобьётся завтра о суровую реальность? Что его не уничтожит Аст или Виктория?

Лиан уснул, а я, прижимая его к своей груди, как ребенка, тихо плакала, и молилась всем богам о том, чтобы завтра проснуться и не услышать, что нас может не стать.

Глава тридцать первая. Демон и человек

Не знаю, спала ли я. Кажется всю ночь я прислушивалась к звукам, ожидая какой-нибудь опасности. Как показывала практика, после самых прекрасных событий в моей жизни наступал апогей несчастий.

Лиан ровно дышал на моем плече, и к его дыханию я тоже прислушивалась.

Встав часа в три ночи, я прошлась по дому, убедилась, что все спят, бабушка даже похрапывает, и только после этого улеглась окончательно.

Но с утра нас ждали в Темном мире на совещании с монархией Поднебесья.

И стоило Лиану зашевелиться рядом, как я тут же открыла глаза, словно и не засыпала.

Увидев меня, мужчина улыбнулся, и провел кончиками пальцев по моей щеке.

- Доброе утро, солнце, - тихо произнес он, и пригляделся, - Ты спала? У тебя глаза немного красные.

Напрягать его с утра своими переживаниями мне не хотелось, поэтому я пошла на обманный маневр и залезла к нему под одеяло, прижимаясь обнаженным телом.

Он прерывисто выдохнул.

- Кажется, я разбудил в тебе чудовище. Ты понимаешь, что нам нужно вставать?

- Да? - протянула я удивлённо, - А я и забыла совсем.

С большой неохотой мы принялись одеваться, с камнем на душе оставляя комнату - оплот безопасности и уюта.

Как ни странно, слуги тоже проснулись, но были весьма помяты. Лестор завис над омлетом, словно пытался найти в нем смысл жизни, сестры вяло подметали, а Белл ещё и прятала глаза ото всех. Читай книги на _к_н_и_г_о_ч_е_й._н_е_т_ А когда в комнату завалился Кристофер, так вообще убежала в город за продуктами. Без денег и корзинки.

- Доброе утро, - процедил садовник и взяв свой кофе, похоже, начал искать, куда пропала его любимая близняшка.

Только Шелл не изменила традиции и покорно юркнула под стол, в ноги хозяину.

- Лестор, сделай мне, пожалуйста, кофе покрепче, - крикнула я на кухню, надеясь, что дворецкий уже отмер.

Хозяин дома тут же отложил газету, которую до этого читал.

- Не спала, все-таки? - под этим тяжелым взглядом было тяжело лгать.

- Я думала. Слишком много случилось за лето. О будущем размышляла.

- М-м-м, а днём этого делать нельзя? Я слышал невесты перед свадьбой не спят, а ты после.

- Ты не дал мне возможности поволноваться, я с порога оказалась в свадебном платье.

- Потому что я забочусь о твоих нервах! - весело заявил он, и в этот момент Лестор принес завтрак

Ага, очень заботишься. Особенно пару месяцев назад, когда я только и делала, что тряслась.

За столом переговоров в зале заседаний уже сидели Люцифер и Вел, и мы ждали только делегацию с небес.

Я почти видела, как в голове брата крутятся вопросы о первой брачной ночи, и останавливали его только отец и Дантелиан, сидящие по обе стороны от него.

Ехидное выражение императора демонов преследовало меня, пока я ходила по комнате, пытаясь избавится от навязчивых тревожных мыслей.

Ангельская свита явилась как раз тогда, когда у меня уже заболели ноги, и поприветствовав их - новую молодую Верховную Мику, ещё пару и ангелов и последней зашла Рафаэль - мать Вела и Мики.

Люцифер проводил ее до места пристальным, напряжённым взглядом, она же его проигнорировала.

- Рады видеть, - для вежливости соврал Вельзевул, - у нас сегодня очень животрепещущая тема на повестке.

Всем видом жители Поднебесья выражали пренебрежение и постоянно ерзали на стульях, общаясь со своими темными отражениями.

- Да, дело действительно серьезное, раз сам Люцифер вернулся из своего добровольного заточения в Аду. Как там дела? - я ошиблась, думая, что Рафаэль сдержится. К бывшему супругу она испытывала ту же неприязнь, как и он к ней.

- Превосходно. Ещё бы ты мою невесту до самоубийства не довела, было бы вообще замечательно.

- А какое это имеет отношение к делу? - заступится за женщину одни из прихвостней бывшей жрицы, и тут же получил ответ.

- Самое прямое. Теперь она, потеряв в Аду человеческие чувства и объединившись с хитрыми демонами собрала армию.

Ангелы заметно удивились, даже Рафаэль утратила напыщенность.

Люцифер, выпрямившись на стуле, продолжал.

- Твои действия привели к очень серьезным последствиям, Раф. Ты должна была защищать людей, а не убивать.

Долго слушать, как ее отчитывают павших, она не смогла.

- Не обвиняй меня! Ты первый с ней спутался.

- Я - демон, - напомнил Люцифер, почти крича на Рафаэль, - и могу делать с людьми многие вещи. Однако я не пренебрегал силами, не убивал девушек и на накладывал проклятье на ее семью. Впору бы тебе отрезать крылья, а не мне.

Она испуганно оглядела своих подданных. Да, кажется об этом она никому не рассказала.

- Мама, - ошарашено протянула Мика, ожидая объяснений.

- Какая помощь вам необходима? - тут же сменив тон на деловой спросила ангел.

Добившись желаемого от бывшей, Люцифер начал излагать план. Он заключался в том, что половина войска ангелов и демонов останутся в столице Темного мира, а другая отправится через адские врата в его разрушенный замок, и попытается там устранить Викторию. Он предположил, что именно она контролирует неуправляемых падших, и как только ей вернется рассудок, армия потеряет силу и контроль. В лучшем случае они сами умрут, в худшем останется их только добить.

- Астом я займусь лично, - добавил Лиан, нервно сжимая челюсти.

- То есть, - начала рассуждать Мика, - вся это операция существует для того, чтобы ваша любовница снова стала человеком? А не проще ее убить?

Выслушав, Люцифер собрал все свои силы, чтобы удержаться от грубости, и ответил наигранно спокойно.

- Меня иногда поражает ваша ангельская логика. Первая мысль, когда человек в беде – это его прикончить?

- Она уже не человек, - напомнила Рафаэль.

- А благодаря кому она перестала им быть? - парировал бывший муж.

Первой нервы сдали у Герцогини.

- Прекратите! – поднялась она, умело заткнув двух бывших правителей Ада и Рая.

Перепалка закончилась, и родители Вельзевула уселись на места.

- Как ты планируешь вернуть ей человеческий облик? – озвучила волнующий всех вопрос старая демонесса.

Я прям знала, что сейчас он посмотрит на меня. Не прогадала.

- С помощью Мии. В прошлый раз, когда она ее увидела, то остановила Аста, и не дала ее в обиду. Думаю, она чувствует в ней кровь своего ребенка каким-то образом.

На соседнем стуле разразился Лиан:

- Нет, Мия в этой битве участвовать не будет!

Опять двадцать пять. Когда до него дойдет, что не стоит принимать за меня решения.

- Может я сама решу, участвовать, или нет?

У новоиспеченного мужа в глазах поднялась буря и на лице заиграли желваки.

- Я сказал – нет!

Это было почти смешно. Только уладили одну семейную сцену, теперь закатываем другую.

- Лиан, я не собираюсь обсуждать это сейчас, - тонко намекнула я, что сейчас не самое лучшее время.

Собрав волю в кулак, мужчина отвернулся, и точно начал мозговать свою тираду, которую мне представит после совещания.

- Делаем так, - приняла решение Раф, -  если ангелы первые достигают Виктории, мы ее устраняем, если вы – то делайте, что хотите, только успокойте ваших живых мертвецов, пока наши через Рай не полезли. Все, мы отправляемся домой.

Мика, просидев под маминой словесной юбкой вышла первая, явно разочарованная, что ей не дали повода поскандалить с демонами, а вслед за ней и вся свита уплыла в свой сахарный мир.

Неожиданно Раф задержалась рядом с моим стулом, и шепнула на ухо.

- Лейлу оставь себе до битвы. Этот клинок тебе еще пригодится, - и смерив презрительным взглядом Люцифера, замкнула собой пернатое шествие и хлопнула дверью.

На самом деле я уже подзабыла про заключенного ангела, но на раздумье мне времени не дали.

- Мия не будет участвовать в битве! – отрезал Лиан, оглядывая присутствующих так, что есть кто-то решит оспорить, он выпустит ему кишки.

Но я молчать не собиралась.

- Прекрати принимать за меня решения! Я не маленькая девочка, и сама знаю, что буду делать, а что нет!

Демон менялся на глазах. Разве что волосы на голове дыбом от злости не встали. Раньше бы я испугалась этой нападки до потери пульса, но сейчас это было даже обидно.

- Мия, - выдавил он, - не испытывай мое терпение.

В голове родились еще пару десятков невежливых слов, но тут за меня вступился брат.

- На самом деле, Дантелиан, она твоя жена, но не дочь. И к тому же член королевской семьи. Ты не можешь ей приказывать.

Когда дело касалось меня, высший не видел берегов, и слова Императора сделали только хуже.

- Да неужели? А где была ваша семья, когда она сбежала из дома? Когда ей глотку перегрыз демон? Когда ее чуть не казнили на суде? Когда, в конце концов, из ее груди доставали ангелитовую пулю?

- Лиан, остановись, - коснулась его плеча бабушка, но он ее сбросил.

- Нет, подожди. Где ты был?

Как известно, Владыки тоже молчать не умеют.

- Если бы я знал, кто она, ничего бы не случилось. Ты тоже обходился с ней не самым лучшим образом, уж поверь, я умею ощущать чувства и мысли людей. Ты так и будешь прятать ее в своем маленьком домике до старости? Ты не сможешь постоянно ее защищать.

Стул Лиана противно проехался по полу, когда он поднялся, грозно нависая над присутствующими.

- До этого защищал, и сейчас смогу!

- Ты не защищал, ты приходил в самый последний момент. Если Мия хочет участвовать в битве – она будет. И это, - Вел тоже поднялся, - мой приказ!

Император опустился до грязной игры, но это сработало.

Покидая свое место, Лиан пошел к выходу, и перед самой дверью замер.

- Как скажете, повелитель, - сквозь зубы процедил он, - однако, если с ней что-то случиться – это будет полностью твоя вина. Мия умрет – и это останется на твоей совести. И если с ней что-то случиться, мне плевать, что со мной будет – я тебя прикончу.

И как пару минут назад Раф, вылетел из комнаты, хлопнув дверью.

Люцифер откинулся на спинку стула, и произнес слова, описывающие ситуацию как нельзя хорошо.

- Да уж.

Естественно я не пошла домой. Возвращаться, когда Лиан в таком состоянии приравнивалось к самоубийству, поэтому я задержалась во дворце, помогая Герцогине разбирать ее старые доспехи и оружие.

- Смотри, может что-то и тебе подойдет, - роясь в звенящих металлом сундуках, говорила она, - когда-то я тоже была маленькой и тощей.

Проигнорировав сомнительный комплимент, я раскладывала на полу вещи, примерно прикидывая их на себя.

- Я смотрю, вы много сражались.

- Да, - судя по голосу, женщина погрузилась в воспоминания, - мы с моим покойным мужем Ад вдоль и поперек прошли. Расчищали земли Темного мира для новых городов, усмиряли бунты. А потом его не стало, и вся моя жизнь потеряла смысл.

Я никогда не думала, как много пришлось на ее долю. Смерть мужа,