КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426041 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202746
Пользователей - 96510

Впечатления

Masterion про Квернадзе: Ученый в средневековье Том 1- 4 (Попаданцы)

Отвратительно. Даже для начинающего. Может автору стОит писать на родном языке?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Ардова: Невеста снежного демона (Фэнтези)

Вот только про шалав и писать, ковырялка сотворила шИдЭвер.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Слеза (СИ) (fb2)

- Слеза (СИ) 509 Кб, 10с. (скачать fb2) - (Владка)

Настройки текста:



<p>


- Это конец, Серена, - устало сказала Блэр Уолдорф своей лучшей подруге. – Я так больше не могу, - она знала, что подруга не поймет ее, но ей нужно было с кем-то поделиться своими чувствами.



- Что случилось? – Серена видела, что в последний месяц ее подруга была очень странная и ее что-то мучило, но на все попытки узнать правду, Блэр отвечала шутками и фальшивыми улыбками.



- Я думаю, мне…я… Боже, мне нравится Чак Басс, - ее голос практически сорвался в конце, и она даже прикрыла глаза. Будто это могло ее спасти. Она все же смогла произнести это вслух.



- Как? Кто тебе нравится?



- Самовлюбленный, эгоистичный, развратный Чак Басс. Я переспала с ним, Серена, - Блэр не понимала, почему она плачет. Неужели это от безысходности?



- Когда? – Серена не могла сформулировать нормальную мысль. Это было настолько иррационально. Ей казалось, что Блэр шутит.



- На День Благодарения.



- Но... как же Нейт? Он знает? – ведь Блэр столько усилий потратила на Арчибальда. Как она могла подарить свой первый раз Бассу? Даже Серену тошнило от одной перспективы оказаться с Чаком в одной постели. А ведь у Блэр всегда были такие высокие стандарты.



- Его не было рядом. Его никогда не было рядом, когда я нуждалась в нем, - хриплым от отчаянья голосом сказала Блэр. – А он был. Он был рядом.



И она рассказала ей обо всем.


 </p>



Месяц назад. День благодарения


<p>




- Блэр, прости, но я не смогу провести с тобой День Благодарения. Я уезжаю с отцом загород. Он хочет познакомить меня со своим старым другом, который работает в приёмной комиссии Дартмута. А ты ведь знаешь его навязчивую идею о моем обучении там.



- Но, Нейт, ты обещал мне, и ты знаешь, что это мой любимый праздник. Ты не можешь так поступить со мной! - Блэр Уолдорф не могла поверить, что ее парень так поступит с ней, но в глубине души понимала, что Нейт не сможет перечить Капитану.



- Я обещаю, что как только вернусь, тебя будет ожидать сюрприз. Прости, но я, правда, не могу отказаться, - парень поспешно скрылся из пентхауса Блэр и облегченно выдохнул. Блэр была его девушкой, но она часто пугала его своими вспышками гнева.



Блэр не могла поверить, что ее гениальный план пошел коту под хвост. Точь-в-точь как на бал-маскараде. Когда Нейт поцеловал Дженни. Но она простила его и хотела все-таки устроить себе с Нейтом романтический вечер. Но все опять разрушилось. Она даже пожертвовала возможностью увидеться с отцом, который сейчас жил во Франции, и спровадила мать к подруге, чтобы весь дом был только их.



А теперь она обречена встречать День Благодарения одна. А Нейт так быстро ушел, так и не узнав, на какие жертвы девушка пошла ради него.



Но она Блэр Уолдорф. Королева Констанс. Она не будет, как неудачница, встречать этот праздник одна. Ведь у нее есть Серена.



Девушка нашла свой мобильник и стала отчаянно искать номер лучшей подруги. Вот, кто всегда сможет ей помочь.



- Эс, ты счастливица! В этом году у тебя есть шанс провести День Благодарения вместе со мной, - весело проговорила Блэр, ни капли не сомневаясь в том, что любой был бы рад такой чести.



Кроме Нейта, конечно. Который выбрал чертов Дартмут.



- Би, я ведь говорила, что Дэн пригласил меня к себе в Бруклин, - Чертов Хамфри. Чертов Бруклин. К черту все. Как она могла забыть? Не зря этот бруклинский бродяга всегда вызывал у нее раздражение. – Но ты можешь присоединиться. Дэн не против, - заверила ее подруга звонким голосом через несколько секунд.



Блэр Уолдорф и Бруклин???



Нет, она не была в таком отчаянии.



- Очень смешно. Лучше я проведу этот день с Доротой, - на последних нотах ее голос сорвался, и девушка бросила трубку.



Вселенная была против нее. Против того, чтобы у нее с Нейтом было все хорошо. Против того, чтобы она, наконец, потеряла девственность. Против того, чтобы провести время с подругой.


Понимая, что задыхается в собственном доме, девушка схватила свою сумочку и подошла к лифту. Ей срочно нужно на воздух. Если все складывается против нее, она сама устроит себе праздник. Но для начала она покормит уток в парке. Это всегда успокаивало ее.



К тому времени, как знакомый лимузин проехал мимо Блэр, она уже купила хлеб и направлялась в любимое место. Но ее остановил знакомый голос:



- Кого я вижу? Уолдорф бредет одна по улицам Манхэттена в День Благодарения, - этот голос она вынуждена была слушать много лет, поскольку он был лучшим другом ее парня.



- Басс, какими судьбами? – ее голос оставался холодным, как лезвие ножа. Хотя в глубине души она прыгала от радости, что, кажется, нашла того, с кем скоротать время. Возможно, она недолюбливала Басса. Но только потому, что не могла манипулировать им как другими.



- Ничего неожиданного. Барт уехал и оставил все развлечения на меня одного, - Чак улыбнулся своей фирменной улыбкой, но Блэр чувствовала, что это лишь показное. Никто не рад быть одному в День Благодарения. Она знала это. И поэтому ее решение не заставило себя ждать.



- Чак, притормози, - Блэр бесцеремонно открыла дверь лимузина и села рядом с Чаком. – В парк, пожалуйста.



- Уолдорф, кажется, ты забыла, но это моя машина, - он приподнял бровь и продолжил. - Не думал, что сегодня мне будет оказана такая честь.



- Наконец и ты узнал о таком слове. Честь. Я думала, что его нет в твоем лексиконе. Но наслаждайся. Так получилось, что я осталась сегодня одна, и лучше уж ты, чем никто, - она должна была это признать вслух, иначе Басс не успокоился бы.



- Неужели, Нейт опять сбежал от тебя? – поведение его друга иногда удивляло его самого. – Твой план потерять девственность, как видно, провалился. Уже дважды, - он явно наслаждался этой ситуацией и не скрывал этого.



- Заткнись. Это все его отец. Он не хотел уезжать, - когда она проговорила это вслух, то поняла, как жалко это звучало. И он тоже понимал. Но решил промолчать.



- Куда мы направляемся, Уолдорф? – он позволил ей руководить, поскольку у него не было точного плана, как провести этот день. Девушки по вызову и море алкоголя явно не в стиле Блэр. От этого он уже отказался. Возможно, даже без печали. Он не хотел признавать, что это отчасти надоело ему.



- Кормить уток, - звонкий бархатный смех отразился эхом в ответ.



- Ты хочешь, чтобы Чак Басс кормил уток в Центральном парке? Если Сплетница это увидит, моей репутации конец, - она лишь закатила глаза.



- Можешь просто наблюдать.


 </p>



* * *


<p>




Ритуал кормления был окончен, и молодые люди отправились в квартиру Чака. Блэр сама не знала, почему согласилась на это. Но ее собственный дом напоминал ей о ее неудачах и одиночестве. У нее было столько подражателей в школе, но при этом кроме Чака Басса в этот день никого не было рядом.



Басс всегда был ее партнером в различных манипуляциях и интригах, а в остальное время они предпочитали насмехаться друг над другом. Но это было лишь показное. Они оба знали, что похожи, но подсознательно боялись этого и пытались скрыть эту тайну от всех. Особенно от Нейта.



Блэр впервые была наедине с Чаком в его доме. Они часто собирались тут компанией, или она приходила сюда с Нейтом. Но сама никогда… Она вспомнила, что как-то раз сказала ему на очередной вечеринке, что эти стены опасны для всех особ женского пола. Она не знала еще, насколько была права.



- Виски или коньяк? – в баре были лишь «мужские напитки», поскольку Басс не рассчитывал на такую компанию. А своих «мимолетных подруг» он никогда не подпускал к своему бару.



- В такой дерьмовый день мне поможет только виски, - Чак поддержал ее и вернулся с двумя стаканами виски, прихватив сразу же и целую бутылку. Чак всегда думал наперед.



- Перестань, Уолдорф. Ты в логове Чака Басса. Поверь, многие мечтают об этом, - Блэр чуть не подавилась своим виски от такой наглости.



- Не забывай, с кем ты говоришь, - напомнила ему Королева Би.



- Остынь, Блэр. Оставь свои колкие фразочки для Нейта, - от его слов ей стало больно.



- Я вижу, мои неудачи забавляют тебя. Но уж лучше так, чем спать с каждой встречной.



- Сказала та, чей парень предпочитает ее лучшую подругу, а не свою девушку.



- Сказал парень, чей отец предпочитает работу, а не своего сына.



Обе фразы ударили по самым больным местам. И каждый почувствовал укол в сердце. Оба знали, что это правда. И оба не хотели признаваться в этом.



Блэр знала, что это не вина Чака и он лишь говорит то, что она давно знала. От ее гордости остались лишь крупицы. Она практически подавала себя на подносе Нейту, а он каждый раз отвергал ее.



Чак знал, что это не вина Блэр и она лишь говорила то, что он давно знал. Его отец ненавидел его, поскольку он лишил его жены. Сын был для него не больше, чем часть декора, который он так редко замечал.



- Прости…



- Прости…



Два голоса слились в слове, которое оба так редко произносили и которое стоило огромных усилий. Блэр видела в глазах Чака такое одиночество и такую обиду, что впервые в жизни ей хотелось утешить его. Возможно, он был таким самоуверенным и грубым со всеми только потому, что никто не научил его, как нужно любить. Никто не показал ему, как правильно…



- Ты права, моему отцу всегда было наплевать на меня. Я с самого детства мешал ему, - Чак не знал, почему говорил эти слова Блэр, главной стерве школы, но в данный момент это казалось таким правильным.



- Это не так. Он просто не показывает, что чувствует на самом деле, - Блэр неосознанно потянулась к Чаку, и ее рука нашла его ладонь. Казалось, виски был слишком крепкий, и ее разум помутился. В любой другой момент они никогда бы не сделала этого. Но сейчас это казалось ей таким правильным.



Чак Басс не мог отвести взгляд от этих нежных пальчиков, которые взяли в плен его ладонь. Он пытался вспомнить, когда в последний раз, кто-то вот так просто касался его руки без каких-либо пошлых побуждений. И не мог вспомнить. Он мог чувствовать, как тепло разливается внутри него. И это был не виски.



- Отец не может не любить своего ребенка. А вот Нейт… кажется, я не интересую его как девушка. Я уже столько пыталась… но... - она чувствовала, как слезы подступают, и пыталась сдержать их. Она казалась себе такой жалкой и ненужной. Как бы она ни старалась, она никогда не будет лучше Серены.



- Натаниэль - мой друг, но иногда он такой дурак. Если бы… - Чак запнулся на этих словах, размышляя, стоит ли их говорить. Ему казалось, что это были очень важные слова, но Блэр могла не оценить их. Но он не мог удержаться. Она сидела рядом с ним, такая хрупкая, как бутон цветка, и такая печальная, как ночь. Он видел, что ее глаза блестели от непролитых слез, и он не смог промолчать. – Если бы я был на его месте, я бы оценил тебя по достоинству.



Они смотрели друг на друга не больше минуты. Но эта минута казалось вечностью. Вечность, когда они увидели друг друга по-новому, а может, они просто прятали этот образ сознательно друг от друга. Казалось бы, они знали, что так должно быть. Казалось, что это так правильно. Так должно было быть всегда.



Блэр, дрожа, отпустила ладонь Чака и медленно коснулась его щеки. Он был таким теплым. Она никогда не думала, что Чак Басс может быть таким теплым… и родным. Девушка переместила свое тело ближе, и теперь их разделяло крохотное расстояние. Она могла слышать его дыхание и стук его сердца.



«Значит, и мое сердце может биться для кого-то»



Это было последним, о чем подумал Чак, прежде чем притянуть Блэр к себе и впиться в ее губы. Боже, это были самые чуткие и мягкие губы из всех, что он целовал. Он впервые не спешил и наслаждался поцелуем по-настоящему. С трепетом, с чувством, с нежностью.



Блэр чувствовала, как их губы движутся в унисон, и поцелуй становился все более ненасытным и волнующим. Поцелуи Нейта никогда так не волновали ее. Она ощутила странное чувство в низу живота и поняла, что пропала.



В этот вечер Блэр все-таки заплакала. Одинокая слеза скатилась по ее щеке, когда Чак повалил ее на диван.



Это не была слеза обиды. Это была слеза прощания.


 </p>



* * *


<p>




Блэр знала, что Серена не поймет.



Она и сама не понимала. Она старалась избегать его при любой возможности. Она старалась не думать о нем. Она старалась презирать его как раньше. Но ничего не получалось.



Первым, о чем думала Блэр, когда просыпалась, был Чак Басс.



Последним, о чем думала Блэр, когда засыпала, тоже был Чак Басс.



Это было похоже на помутнение.



Но не только ее чувства осложняли ситуацию.



Чак Басс не мог выкинуть из головы ту ночь, как это без труда случалось с другими девушками. Мысли о Блэр Уолдорф заполнили все его дни и ночи. Он не знал, что будет с Нейтом, но Чак не мог просто оставить Блэр в покое.



Он думал, что все дело в сексуальном влечении. Возможно, одного раза было недостаточно.


Такое случается. Он должен был сказать, что, несмотря на то, что это был ее первый раз, Блэр была очень хороша. Лучше большинства других. Хотя и не понимал почему.



Примерно спустя неделю после случившегося он смог проникнуть в женский корпус и поймать ее в тайне от всех.



- Басс, что ты делаешь? – возмутилась Уолдорф. Но ей казалось, что стук ее сердца заглушал ее голос. Чак Басс не должен этого услышать. Только не снова. - Нас могут увидеть. Отпусти.



- Я много думал о тебе, Уолдорф, - он провел носом по ее шее и услышал ее участившееся дыхание. Это придало ему уверенности. Возможно, она тоже думала о нем.



- А я пыталась забыть этот кошмар, - но ее попытки сопротивляться были слишком слабыми.



- Не обманывай себя, - Басс впился в нее страстным поцелуем. Более неудержимым, чем в прошлый раз, но не менее сладким. То чувство снова разлилось в его груди. Сначала Блэр била своими кулачками по его груди, но вскоре сдалась и ответила на поцелуй.



Он ощутил… счастье?



Это было так глупо. Поскольку это был обычный поцелуй. Никто раньше не мог вызвать такие чувства одним поцелуем. Но эти мысли прекратила громкая пощечина.



Он настолько увлекся, что даже не заметил, как Блэр перестала отвечать и сумела оттолкнуть его.



- Больше никогда не прикасайся ко мне. Ты мне отвратителен, - Блэр развернулась и почти бегом скрылась за углом. Но Чак не знал, с каким трудом девушка остановила себя. И эта пощечина была совсем не из-за поцелуя. Она пыталась остановить ею и себя тоже.



По щеке Блэр опять скатилась слеза. Но в этот раз это была слеза безысходности.


 </p>



* * *


<p>




После случилось еще одно событие, которое подломило Блэр окончательно.



Она возвращалась с Нейтом после обеда, но на своем пути они увидели Чака. Он был не один. Неизвестная Блэр студентка нагло вешалась на шею Бассу, и он совсем не отталкивал ее. Сукин сын.



- Кажется, Чак нашел новую подругу, - Нейт не знал, какое влияние окажет эта случайная фраза на Блэр.



Впервые она ощутила ревность к кому-то кроме Нейта.



Она ревновала Чака Басса.



Этот ублюдок забрал ее девственность, потом украл поцелуй, а теперь зажимается с третьесортной девкой. Это было унизительно.



Чак знал, что Блэр видела его. Чак даже не знал имени девушки, с которой обнимался. Но его это мало интересовало. Зато выражение лица Блэр сделало его день лучше.


 </p>



* * *


<p>




Она честно пыталась забыть Чака Басса и выкинуть его из головы. Она проводила с Нейтом все свободное время. Но это не помогало.



Пока в один день она не поняла, что думает о Чаке, когда целует Нейта. Это было не правильно. Все это было не правильно.



Возможно, Нейт все-таки не был предначертан ей? Она никогда не задумывалась над тем, что такой спокойный, равнодушный ко всему Натаниэль Арчибальд может не подходить ей. Он никогда не мог понять ее любви к интригам и всю сладость этих игр. Он никогда не разделял ее увлечения. Он никогда не интересовался ее переживаниями. Но кое-кто другой мог. Он всегда понимал ее лучше всех.



- Чак, - она не заметила, как произнесла это вслух. Нейт остановился и неуверенно посмотрел на нее. Почему она прервала поцелуй?



Блэр резко отстранилась и засмеялась. Она смеялась как-то нервно и постоянно произносила имя его лучшего друга. Он не мог понять, что творилось с его Блэр. Но это была уже не его Блэр Уолдорф.



Зато она могла сказать. Это было так просто. Просто для этого нужно было потратить столько лет на Нейта. Чтобы понять, что ей нужен Чак Басс.



Ей до безумия был нужен этот ублюдок Чак Басс. Кажется, она любила его.



- Нейт, думаю, между нами все кончено, - она сказала это так, будто познала высшую истину.


- О чем ты говоришь, Блэр? Что случилось?



- Только надуманная любовь поддается укрощению, истинная же не слушает приказов, и спастись от нее нельзя.



Нейт не понял этих слов. Но с этим она разберется позже. Сейчас ей нужен был только Чак. Только Басс.


 </p>



* * *


<p>




Двери лифта открылись, и Блэр оказалась в доме, который изменил ее полностью. Ее взгляд упал на тот самый диван, и она улыбнулась. Не боясь ничего, она поднялась по ступенькам в комнату Чака. Он стоял возле зеркала и поправлял свой фирменный шарф и не подозревал, что минутою позже в комнату ворвется та, которую он почти отчаялся заполучить.



Он сразу же оказался в оковах ее объятий. Он даже не осознал, что произошло. Лишь посмотрев в зеркало, он увидел миниатюрную фигуру такой желаемой брюнетки. Неужели это правда?



- Что ты делаешь, Блэр?



- Люблю тебя. Вот что.



Она уткнулась в его спину, чтобы он не увидел одинокую слезу, скатившуюся по щеке.



Но в этот раз это была слеза счастья.</p>