КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423882 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 201942
Пользователей - 96144

Впечатления

кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Матеуш: Родовой артефакт (Любовная фантастика)

девочкам должно понравиться. но я бы такой ггней как женщиной не заинтересовался от слова "никогда": у дамочки от небогатой и кочевой жизни, видимо, глисты, потому что жрёт она суммарно - где-то треть написанного.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Годес: Алирская академия магии, или Спаси меня, Дракон (Любовная фантастика)

"- ты рада? - радостно сказал малыш.
- всегда вам рада!
- очень рад! - сказал джастин."
а уж как я обрадовался, что дальше эти помои читать не придётся.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ZYRA про Криптонов: Заметки на полях (Альтернативная история)

Гениально.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
SubMarinka про Турова: Лекарственные растения СССР и их применение (Медицина)

Одним из достоинств этой книги являются прекрасные иллюстрации.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Война кланов, эскалация (fb2)

- Война кланов, эскалация (а.с. Чеболь-3) 900 Кб, 259с. (скачать fb2) - Евгений Артёмович Алексеев

Настройки текста:



Пролог

Императорский дворец. Кенбоккун.

— Пхеха, Чинхва блокировали кортеж Тэсо на границе Каннамгу и Сочогу.

— Растет Ча Сун. У Пенхва есть шансы?

— Трудно сказать, судя по камерам у него много магов в охране.

— Этак война может закончиться еще до ее официального объявления.

— Ваше величество, нам вмешаться?

— Нет, оставьте все как есть. Так даже интереснее.

Резиденция Чеболя Бохай.

— Юри племянник, на Тэсо совершено нападение.

— Чинхва?

— Да. Они блокировали его кортеж тяжами.

— Это техника скоро всем станет поперек горла.

— Да, раньше магов уровня Тэсо было невозможно блокировать в одном месте.

— Пенхва не смог уйти?

— Пока нет, битва еще идет.

— Ты заешь, что Император сегодня первым принял Чинхва?

— Слышал краем уха, плохой знак, мелочь теперь встанет на нашу сторону только за большие деньги. Что будем делать, если Ча Сун устранит оппонента?

— Даже если ему это не удастся, нужно выходить из конфликта.

— Юри?!?

Лимузин Тэсо Пенхва.

— Господин, долго мы не продержимся, уходите.

— Что с помощью?

— Они глушат все сигналы, но раз брата Лю до сих пор нет, его тоже подловили.

— Щибаль, коварные твари, помоги мне, и сам облачайся.

— Остальные?

— Выходим все, я хочу показать этим слизнякам, что такое война магов!

Глава 1 Наш первый бой — он страшный самый

POV Чон Гу Чинхва

Чинхва не ставили все на один удар, но лишить противника управления еще до начала официального объявления войны было заманчивой идеей. Зная Императора, легко спрогнозировать, что как только сын получит аудиенцию, пригласят и Пенхва. Единственной интригой был только порядок посещения, который косвенно указывал, на чьей стороне конфликта симпатии правящего дома.

Так небольшой и ни к чему не обязывающий штрих, но Чеболи как флюгер реагировали на такие полунамеки. Уверен, то, что сын сегодня разговаривал с Императором до Пенхва, уже стало достоянием общественности и отвернуло немало потенциальных союзников от Тэсо. Небольшой, но приятный бонус.

Пока сын посещал высокие кабинеты, я с Фо Лю Баем занялся благородным разбоем на узкой дороге. Зная примерно, когда и где будет находиться Тэсо, не составило труда подготовить для него теплую встречу. Если бы нашей задачей было просто убить главу Пенхва, имеющимися силами мы бы сделали это за минуты.

Но это ровным счетом ничего не решало, в кланах подобного масштаба система управления имела две-три дублирующие ветви. Место Тэсо автоматически занял бы его родной брат, у которого подрастал довольно взрослый сын… Но Чинхва с союзниками замахнулись обезглавить Пенхва полностью. И судя по всему, нам это неплохо удавалось.

На выручку блокированному кортежу уже мчался дядя Тэсо по материнской линии с совсем хиленьким прикрытием, и двоюродный брат, возглавивший силы быстрого реагирования. Первый по факту исполнял обязанности финансового директора группы компаний Пенхва, а второй числился штатным полководцем всей армии Чеболя.

Возвращаясь к нашим с Лю Баем делам, мы надежно блокировали Тэсо в узком переулке, в который его загнало собственное желание избежать нападения. Пенхва славился тем, что не любил широкие проспекты, полагая что там его могут достать с вертолета, да и вообще легко отследить. Поэтому он часто выбирал неприметные улицы, искренне считая, что противник не сможет предугадать такие финты в его маршруте и подготовить достойную засаду.

Но категории, которыми мыслил Тэсо, безнадежно устарели. Дроны и камеры наружного наблюдения давали прекрасную картинку, и не было нужды в плотной слежке или широкой дороге, чтобы спрогнозировать место засады. А подготовка ловушки при помощи мобильных крепостей на базе огромных тягачей Тхэбон и при поддержке тяжей вообще превращалась в пустяковое дело.

На тягачах были установлены две корабельные противозенитные счетверенные автоматические пушки. Двадцать пять миллиметров, три тысячи выстрелов в минуту, и огромный боезапас в аккуратно уложенных в коробы лентах. Ну и по мелочи две стационарные ракетные установки и два крупнокалиберных пулемета. На первом этапе вся эта огневая мощь была скрыта за автоматически убираемыми бортами. Основную нагрузку по подавлению и удержанию охраны Тэсо взяли на себя тяжи.

Пенхва под прикрытием магов строили грамотную оборону, превращали бронированные автомобили в стационарные огневые точки, насыщали свои позиции пулеметами и ПТРК. Стихийный щит, поддерживаемый полутора десятками магов, переливался под непрерывным огнем.

Но мы не остановились на этом. К месту атаки подтягивались снайперы, бойцы врывались в офисы и жилые помещения, насыщая стрелковыми позициями здания улицы. Кольцо вокруг Тэсо сжималось. Мы с Лю Баем уже заняли места в первых рядах.

— Пап, финансового директора, генерала их армии и главу СБ уже уничтожили. Сейчас выносим заместителей и директоров направлений, думаю можно начинать.

— Хорошо сын.

По сигналу, оба тягача перекрывавшие улицу сбросили маскировочные борта. Зенитные орудия уже наведены на цели. И в узком переулке начался ад. Четыре пушки из шестнадцатьи стволов выпустили за несколько секунд более пяти тысяч снарядов. Такого шквала огня не мог выдержать ни один щит.

Одаренные за мгновение оставшиеся без защиты стали сломанными куклами падать на землю. Людей буквально рвало на части. Относительно небольшие снаряды, выпущенные с огромной скоростью, отрывали руки, ноги и куски плоти. Броню автомобилей прошивало словно картон, кое-где мигали индивидуальные щиты артефактов, но стоило стрелкам сосредоточить на этом месте одно из зенитных орудий на несколько секунд, и очаг сопротивления моментально тух.

Однако Тэсо так и не появился, неужели решил сдохнуть в лимузине? Не похоже на мастера огня. Мы с Лю Баем здесь только из-за него. Зенитные орудия били под острым углом в землю, теперь все четыре сосредоточились на автомобиле главы. Сделанная по индивидуальному заказу, многослойная броня пока держалась, и дело было не только в современных технологиях. Похоже лимузин был накрыт стихийными щитами генерируемыми артефактами. Редкое, дорогое удовольствие.

Бах-Гдах, Бах-Гдах……пшшшш…, зенитные орудия одно за другим замолкали исчерпав запас, требовалось время, чтобы переключить боепитание на следующий короб.

— Готовьтесь! Тяжи сосредоточить огонь на лимузине. Держите их в напряжении, нам нужно тридцать секунд.

И тут, как будто ожидая этой паузы, внешнее кольцо наших сил подверглось нападению разрозненных отрядов Пенхва. Как они сумели вырваться из ловушек устроенных по всему городу? Правда, было их совсем немного, но на мгновение основная команда отвлеклась от главной цели.

Крыша лимузина как будто взорвалась изнутри. Видимо механизм открывающий люк был испорчен многочисленными попаданиями, и скрывающийся внутри, маг «огненной кувалдой» освободил себе дорогу. Вверх взмыл закованный в броню аэронавт и, не останавливаясь, вскинул руки в направлении наших людей и из его открытых ладоней бурным потоком хлынули волны всепожирающего огня.

— Лю Бай, твой черед!

Гранд воздуха придавил аэронавта к земле «воздушным прессом». Но сюрпризы на этом не закончились. Из искореженных машин кортежа один за другим стали взмывать новые летающие танки, и поливать наши позиции огнем. А небо пересекли росчерки ракет воздух-земля выпущенные из подоспевших вертолетов Пенхва.

— Два охотника К5 на три часа, остановите их.

С крыш зданий ударили ПЗРК Чинхва, подготовленные, как раз на такой случай. Но современные боевые машины, оснащенные бортовыми комплексами обороны, пока были неуязвимы для наших бойцов. Небесные хищники грозили разорвать кольцо окружения. Одно попадание и любой из тягачей влетит в воздух, уменьшив нашу огневую мощь вдвое.

И тогда в дело вступил Фо Лю Бай. Как будто невидимая гигантская рука схватила одну из машин и шмякнула ее о ближайшее здание. Второй видя незавидную участь собрата, испуганно взмыл вверх. Но задачу свою они выполнили. Под прикрытием огня вертолетов и пяти аэронавтов, Тэсо взмыл вверх. Когда Лю Бай понял, что произошло. Глава Пенхва был уже маленькой точкой, за ним ушли и остальные аэронавты. Сбить удалось лишь одного, случайно попавшего под залп зенитного орудия.

Поле боя осталось за нами, но последний аккорд Тэсо и аэронавтов нанес чувствительный урон. И самое обидное, главная дичь вырвалась из капкана, несмотря на наше кратное превосходство в людях и огневой мощи.

— Лю Бай, давно ли ты видел аэронавтов?

— Ни разу не воевал с ними, а так они всегда охраняли императора во время боевых действий.

— У этих какая-то запредельная живучесть? Раньше их вроде проще сбивали?

— Просто больше магов было в рядах, тяжи и зенитки хороши, но скорости и точности не хватает. Меня больше взволновали маги-телохранители, многовато их что-то, даже для Пенхва.

— Угу… таскать в охране целое полковое прикрытие очень роскошно, а если добавить аэронавтов…

— Но ваши тяжи хороши, без них не справились бы.

— Давай наберу сына, надо отчитаться.

— Ча Сун, он смог уйти. У Пенхва есть как минимум еще пять аэронавтов, нам удалось приземлить только одного.

— Значит Тэсо тоже припас сюрпризы. Ну что же и не рассчитывал, что все получится так легко. Пап свои задачи Чинхва даже перевыполнили. Конечно, без Тэсо шансов было бы больше, но так, или иначе появилась возможность уполовинить силы противника.

POV Тэсо Пенхва

— Щибаль, твари. Обломался Ча Сун, вероломный урод! Эй, чубэ, собери военный совет.

— Сабом-ним, убит ваш брат, глава штаба, чангун мобильной пехоты, начальник службы безопасности…

— Урод, ты мне еще некролог прочитай, собери замов…

— Сабом-ним, многих замов…

— Не беси меня! Вскройте протоколы клана на случай войны, вместо умерших дела принимают люди из списка. Мне нужен новый глава штаба, новый чангун пехоты, новый… Ты понял меня? Эти люди должны быть здесь в течении получаса. А пока соедини меня с Юри Бохай.

— Юри брат, как ты?

— Тэсо, значит смог выбраться?

— Ты уже знаешь? Чинхва дорого заплатят за свое вероломство.

— Весь Сеул знает, равно как и то, что император принял первым Ча Суна. Мелочь отваливается от нашего союза. Тхэбон взвинтили цену на оружие.

— Жадные твари. Что за технику ты хотел докупить? Может решить вопрос через Никсдорфов?

— Да не так критично. Думаю, пока техника придет из Европы все уже закончится. И у меня в основном только Тхэбон, не хочу собирать разнобойный парк, сам понимаешь запчасти, ремонт…

— Не слишком ли быстро ты рассчитываешь закончить войну?

— Тэсо, я думаю, мы проиграем, и проиграем максимально быстро.

— Что за пессимизм, брат, мы сильны как никогда.

— Слишком уверенно Ча Сун начал. Чинхва никогда не вели войны на уничтожение, за исключением вашей войны с Чеболем Махан, а это было еще до того как появилась Империя Коре. Так почему он решился на такой шаг сейчас? Я думаю, он уверен в своем превосходстве.

— Брось Юри, эти слабаки не смогли закончить даже со мной, хотя в покушении участвовал целый гранд воздуха, этот Фо Лю Бай и куча их новомодных тяжей. Просто им сегодня немного повезло, но на этом их везение закончиться. Я выгребу все, что есть в хранилищах клана и накажу агрессора.

— Мы же с тобой знаем, кто начал первый.

— Не пойму тебя Бохай. Все что я делал до этого, было в рамках привычного противостояния кланов, которое идет несколько тысяч лет. То, что начал сегодня Ча Сун — это война на уничтожение.

— Если смотреть с этой стороны…

— Только так Юри… только так… Действуем по плану?

— Сабом-ним, все собрались.

— Пусть заходят.

И с этими людьми мне придется встречать самую страшную для Чеболя войну. Впервые наши враги столь сильны и многочисленны, а у руля клана неопытная, необстрелянная молодежь.

Собираясь с силами, я медленным шагом обошел кабинет, который построили еще десять поколений назад. Потрогал руками стены, обшитые ливанским кедром. Крутанул глобус, вырезанный из искусно обработанного куска нефрита. Выглянул в широкое окно, за которым росла груша посаженая прадедом. Этот ритуал наполнял мое тело стихийной силой, а разум уверенностью в своих решениях. Так делали отец, дед, прадед…так теперь поступаю и я.

Я делал это, не обращая внимания на нетерпеливые взгляды молодежи и недоуменные лица неожиданно взлетевших по служебной лестнице менеджеров. В эти секунды я разговаривал с огнем, впитывая стихию клана. И клянусь вам, когда я оперся руками о стол, вырезанный из красного дерева, глаза мои полыхали первобытным пламенем, а на лица собравшихся замелькали его отблески.

— Чеболь Чинхва совершил вероломное нападение на наш клан. Убиты лучшие и достойнейшие из нас. Подло, коварно, без объявления войны. Вы здесь, потому что сегодня вам в руки дана власть и сила. И перед нами осталась одна цель — смерть Чинхва!

— Хрраааа…да сабом-ним… мы накажем мерзавцев…

— Каждый из вас перед вступлением в должность ознакомился с планом, разработанным вашими предшественниками. В первую очередь надо внести коррективы с учетом сегодняшних потерь. Замените исполнителей, назначайте на освободившиеся должности перспективных бойцов. Теперь давайте наметим цели на ближайшее время, Чан Ми, как новый начальник штаба ознакомьте нас с оперативной обстановкой.

Кадровый офицер Чан Ми звезд не хватал, этакий вечный зам. Расторопен, исполнителен, но потянет ли штаб? Но его кандидатура — лучшее из того что есть, в штабе сейчас вообще вакантна половина мест.

— Сабом-ним, потери клана на текущий период превысили три сотни бойцов. Число относительно не велико, но опасения вызывает то, как точечно работали Чинхва. Большинство погибших либо занимали руководящие позиции в структурах Чеболя Пенхва либо их охраняли. Есть вопросы по работе контрразведки и разведки клана, и отдельная тема работа службы охраны.

— Мен Хо, с сегодняшнего дня ты отвечаешь за службу, что скажешь?

Здесь мне кажется крупно повезло, этого Мен Хо надо было назначать начальником охраны еще пару лет назад, из выживших в сегодняшней мясорубки половина — подопечные его департамента. Почему я его раньше не замечал? Некрасив, неказист, выглядит не солидно, как обманчива внешность. Ну и родственник он дальний, а такие не занимают крупных постов, надо с этим что-то делать. Ставлю тупых мудаков в угоду родственным связям, вот и печальный результат…

— Сабом-ним, мы полностью признаем свою некомпетентность, единственным оправданием может служить то, что большая часть охраняемых лиц погибла, пытаясь вытащить вас из засады.

— Чинхва подловили нас на эмоциях. Здесь сидящие зарубите себе на носу, не занимайтесь не своим делом. Главу клана, должны выручать охрана и силы быстрого реагирования. Остальные должны сохранить свои шкуры, чтобы выполнять возложенные на них обязанности. Это понятно?

— Да сабом-ним.

— Цена непонимания смерть, и сегодня ваши предшественники ее заплатили. Мен Хо, задача вашей службы — охрана руководителей Пенхва, в том числе и от собственной тупости. Мой покойный брат возомнил себе, что может стричься раз в неделю у понравившейся ему парикмахерши, которую он между делом щипал за попку. Цена такой расхлябанности — смерь. И бог с ним, если бы он просто умер, он оставил обезглавленным целый департамент промышленности. Мен Хо, ваши сотрудники должны получить четкие инструкции, если подопечный решит геройствовать, ваша задача остановить его от опрометчивых действий, если надо насильно. Это всем понятно?

— Да, сабои-ним.

— Хан Ча, чем оправдается разведка?

Сопляк, неуверенный в себе молокосос, а заменить то некем. Остальные еще хуже.

— Сабом-ним, я только сегодня приступил к обязанностям…

— Ты тупой! Оглянись вокруг, здесь большинство стали боссами сегодня! Говори по делу сопляк, или разведка прямо сегодня лишиться второго начальника за день.

— Да, сабом-ним, простите, сабом-ним. Я лично занимался противодействием наружной слежке Чинхва. Никаких тревожных признаков не было, наоборот их численность была значительно сокращена за последнее время, что усыпило бдительность СБ Пенхва.

— Дю Кюн тот еще хитрец, и откуда только выкопал его Ча Сун? И как тогда они нас так обыграли?

— У нас есть только два предположения по поводу их ошеломляющей эффективности. Первое им помогли союзники или вообще сторонние детективные агентства. Небольшая активность вокруг каждого из наших руководителей была всегда. Например, когда мы начали сотрудничать с Никсдорфами, на горизонте замаячили шпионы Чжэнфэй. Но все это не выходило за рамки допустимого, и по каждому объекту действовали совсем разные службы.

— И вы не связали все сигналы в одно целое?

— Да господин, но они и вправду были исполнены в столь разном стиле и на разном уровне, что предположить работу в рамках одной операции было невозможно.

— Что по второй гипотезе?

— Они активно используют средства технического контроля.

— Вроде той системы с смартфонами, что мы применили охотясь во время охоты на Чхоля Чинхва?

— Да сабом-ним, только по нашим косвенным предположениям, они работают на другом качественном уровне, превосходящем наш на порядок. В их системе слежения объединены средства контроля камер наружного наблюдения, дроны и возможно спутники.

— Спутники?

— Чинхва предположительно завесили над Сеулом и окраинами группу сателлитов, запущенную на орбиту с космодрома Цзюциань, доступ к которому имеют Чжэнфэй.

— Да… разведка облажалась, охрана облажалась, Чан Ми я даже боюсь спрашивать, а что у нас с обороной клановой собственности. Ты там хоть вник в этот вопрос?

Глава 2 Бизнес превыше всего

POV Чхоль Чинхва.

Клан превыше всего, честь превыше всего…а как доходит дело до войны всем не хватает денег. Деньги — кровь войны, если они есть то Чеболь барахтается, если их много — побеждает, а если с ними трудности — бедааааа!

Исходя из этого постулата неизвестного мудреца, я решил внести в войну cПенхва свой посильный вклад, не без выгоды для CIC. Как только ушлый Сон У прознал, что заваруха начинается, мы старой компанией отчалили от одного из неприметных корейских портов в Японском море.

Идея как побольнее ударить Великий Чеболь имеющимися силами возникла в ходе жарких переговоров с родом Ли Чан. Объединение, которое предлагал я изначально, не состоялось. В первую очередь из-за цены тех материалов по Чеболю Пенхва, которыми обладал независимый род. Это была бомба! При помощи которой Чинхва могли навсегда подорвать мощь своего давнего противника. Но мне такие вещи были не по зубам, и Сотхэ ушел договариваться с отцом и дедом.

На фоне таких перспектив зависла тема по объединенному сотовому оператору. Что конечно не устраивала меня, уже инвестировавшего в Chunmobileприличные деньги. И тут меня неслабо озарило, читайте «система» в очередной раз выдала несоответствие старого и нового миров.

Здесь каждый сотовый оператор строил свою сеть вышек. Во многом это было связано с кланами, конкуренцией и несовершенством законодательства опять же из-за прав кланов. Получался этакий калейдоскоп проблем. Но в моем мире была практика использования одной сети несколькими операторами

Что мы получали? Снижение аренды — одна сеть на двоих и возможность не объединяя Ли Чан и Chinmobile выйти на безубыточность даже при текущих долях рынка. С этой новой идеей я примчался к Сотхэ и Сохану во второй раз.

— Как вам, аджосси? — спросил я после того как изложил свои основные аргументы.

— Как мы раньше не додумались?

— Стереотипы и замыленный взгляд.

— Угу… в точку. Это сократит себестоимость услуг процентов на двадцать, не меньше. А как ты видишь механизм обслуживания вышек?

— Создадим «дочку», пятьдесят на пятьдесят. Передадим имеющиеся вышки на баланс новой компании. Избыточные демонтируем, нужные оставим. Штат естественно сократим вдвое от того, что имеем сейчас.

— Почему распределение долей в новом бизнесе попалим, это не выгодно CIC, у нас больше абонентов, нам и больше платить?

— Здесь два момента, я сейчас содержу такую же сеть, как и вы, несмотря на количество абонентов.

— Логично, а второй момент?

— Кто знает, какая доля рынка будет у нас завтра?

— Теперь понятно, полностью согласны с твоим предложением. А ЦУМ будем объединять? Хотя наверное не стоит, наш постоянно атакуют, не будем лишний раз подставлять такого перспективного партнера.

Вот тут меня и осенило. ЦУМ — это центр управления и мониторинга. Сердце любой телекоммуникационной компании. Контроль вышек, мониторинг работы, удаленное устранение проблем, высылка групп ремонтников на места… все эти задачи лежат на ЦУМе. И я, конечно, решил его разгромить у двух своих конкурентов — Пенхва и Бохай.

Но тут ждало два гигантских «обломись». Первый — до ЦУМа Бохай Телеком (БТ) было не дотянуться. Он располагался в аккурат в центре их родового гнезда, а защита там была, уууууууу. Только папу просить, если они решаться штурмовать эту крепость. Второй поджидал у технарей, оказывается, сеть вполне могла работать и в случае разгрома ЦУМа. Хуже, не на сто процентов, но могла. А там и новый ЦУМ запустят. Ущерб будет мизерный, а возиться придется долго.

Но решение мы все-таки нашли, правда пришлось смириться с тем, что испорчу жизнь только клану Виен, а оператор Туана останется безнаказанным. И то хлеб, надо выбирать краюху по зубам, а то и подавиться можно.

Поначалу я вообще думал просто погромить вышки, принадлежащие БТ и Пенхва Телеком. Но овчинка выделки не стоила. Они располагались на разных зданиях, принадлежащих сторонним кланам и компания, портить отношение со столькими людьми было не разумно. Да и вышек было под сто тысяч по всей стране, мои потуги по уничтожению выглядели бы откровенно смешно. Ну и нарваться на охрану тоже можно было очень легко. Другое дело одним махом вынести всю сеть.

Такой шанс у меня был. Строился он в основном на ошибке сделанной Пенхва. Не знаю, чем руководствовался Тэсо Пенхва, когда расположил свой ЦУМ на острове Дажеле, но он сделал большой подарок моим планам.

Конечно резоны у главы Чеболя были. Остров проще оборонять, вода — естественная преграда для атакующих. Население острова полностью лояльно Пенхва, это их заповедные земли. Руководство Чеболя приезжает сюда расслабиться, порыбачить и поохотиться.

Потом если принимать во внимание международные амбиции Пенхва, то ЦУМ располагался равноудалено от густонаселенной части Японии и Кореи. То есть в перспективе, если у Пенхва бы выгорело с Асукабэ, они вполне могли провести экспансию своих сетей на территорию Гэндзи. А что клан-союзник есть, Никсдорфы продвигают 4G, а Бохаи выпускают смартфоны под новую сеть. Стройная гипотеза получилась.

Но для меня во всей этой истории главным было расположение ЦУМа. Остров Джалеле относительно небольшой, чуть больше семидесяти квадратных километров. Население — около пяти тысяч, в основном рыбаки и их семьи. Живут в нескольких деревушках на побережье. ЦУМ охраняет небольшой гарнизон в пару сотен стволов, они же выполняют полицейские функции на острове.

До острова от берегов Кореи добрых сто пятьдесят километров. Быстро отреагировать на нападение у Пенхва не получиться. Их уверенность в безопасности ЦУМа строилась на удаленности, защите водой и понимании соотношения стоимости атаки и наносимого ущерба. По мнению всех экспертов, дело получалось не очень выгодное, но у меня на этот счет было другое мнение.

К началу операции были наняты все необходимые специалисты. В основном это были айтишники, если говорить мягко, а если честно — злостные, матерые хакеры. Ко всему наша старая структура, проверенная в Японии. Четыре полуроты Сон У, вновь доукомплектованные личным составом, тяжами и средствами усиления. Отряд морпехов Александра Ивановича, правда немного увеличившийся за счет наемников вызванных из России.

Появились в вооруженных силах CIC и новые подразделения. Во-первых, мы приобрели списанный из ВМС Империи Коре ракетный катер. Корабль фактически оказался репликой серии «Москит» из Российской Империи, в которой собственно и придумали данный класс судов. Поэтому поморы уверенно ориентировались в новом приобретении.

Пахомыч и компания перебрали движок, заменили кучу узлов и грубо залатали прорехи в изрядно проржавевшем корпусе. Несмотря на такой топорный ремонт, сделанный в спешке, основная модернизация нашего кораблика проходила в другом ключе. На катер установили четыре китайских крылатых противокорабельных ракеты «Шанью SG» взамен безнадежно устаревших «Пересветов».

Добавили, шестиствольную малокалиберную артиллеристскую установку, этот монстр стрелял очередями по четыреста выстрелов, блин а боеприпас то дорогой. Оставили старые, но надежные крупнокалиберные пулеметы, но заменили зенитно-ракетные комплексы на более современные.

Но больше всего поморы потратили на средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и радиолокационный комплекс. Современное оборудование при большей мощи имело меньший вес, что позволило довооружить катер. Теперь мы имели шестнадцатиствольную пусковую установку для постановки помех с дипольными отражателями и тепловыми ловушками. Что для такого маленького судна было просто на грани фантастики.

Откровенно говоря, у нас получился перегруженный, гипертрофированно вооруженный, отвратительно сбалансированный урод. Но Александр Иванович был доволен проведенной модернизацией, а Пахомыч, довольно потирая руки, приравнивал дело своих рук, по меньшей мере к фрегату или даже эсминцу. Была нанята небольшая профессиональная команда матросов, а боевую часть заполнили поморы.

Во — вторых, на замену бронированного кулака, вместо разбитых Кобуксоном танков «Дайтон» и БМП «Мародер», приобрели батарею устаревших пушек с дешевыми боеприпасами. К ней добавили древнюю полувековую реактивную систему залпового огня, зато на целых сорок стволов и с громадным запасом ста двадцати миллиметровых ракет, которым наспех поменяли электронную начинку. Все это богатство притащили, чуть ли не из Африки. Брали вслепую, но по низкой цене. Правда большой экономии не получилось, барахло которое нам не бесплатно впихнули с действующей техникой пришлось утилизировать за свой счет.

В общем, к острову Джалеле наша армия выступила во всеоружии. Для перевозки пехоты было нанято очередное грузовое корыто, с легкомысленным именем «Ласточка», единственным достоинством которого была избыточная вместимость трюмов. В остальном это был довольно унылый сухогруз с минимальными удобствами. Надо думать о приобретении УДК типа «Харбин», или на худой конец БДК как у капитана Романова. Но сейчас передвигаемся на том, что есть.

Ракетный катер Гунунг, пафосно названный так в честь мифического бога войны, имел свои задачи и шел отдельно от основного отряда. Но Александр Иванович постоянно мониторил ситуацию, связываясь с Пахомычем который временно был назначен капитаном корабля. Откровенно говоря, Пахомыч на капитана не тянул, но дел для катера было относительно немного, и оперировать он должен был в узком по меркам боевых кораблей перешейке между материком и островом.

Когда до острова Джалеле оставалось не больше пары часов пути мы собрались на итоговый брифинг. Присутствовали я с Анабель, настоявшей на своем участии в операции, Александр Иванович, Сон У, Пахомыч по радиосвязи и Джун Хи. Его и команду охраны Анабель пришлось брать с собой.

Главный телохранитель находился меж Сциллой и Харибдой прикрывая меня, он рисковал получить неудовольствие главы клана, а препятствуя моим делам мог просто потерять строптивый объект охраны и не выполнить свою основную задачу. Так что Джун Хи в этот раз прикрывал нашу операцию от занятых войной отца и деда.

По легенде мы с Анабель поправляли здоровье на супер защищенной базе в Пусане, к тому же усиленной бойцами Джун Хи. Кстати Донфенги и внедорожники Тхэбон, вооруженные серьезными пушками, вязли с собой. А мастер огня с одаренными клана Чинхва и два отделения Морских Драконов существенно усилили мою армию.

— Давайте еще раз пробежимся по плану. Сон У, ознакомьте собравшихся с данными разведки.

— Сабом-ним, остров Джалеле довольно велик, общая площадь превышает семьдесят квадратных километров. Однако это в основном дикие скалы. Все население сосредоточено в прибрежной зоне. Семь деревушек и городок Тодон на тысячу человек с единственный портом.

— Значит ли это, что жители деревень не имеют возможности выйти в море, минуя порт Тодон?

— Нет, к сожалению. Рыбаки используют маломерные суда, не нуждающиеся в специально оборудованном порте. При этом мы не сможем контролировать все рыбацкие шхуны имеющимися силами. Учитывая что каждое судно оснащено средствами связи о нашем нападении материк узнает в течении часа.

— Печально.

— Есть небольшой плюс, в городе не так-то много людей. В основном это семьи служащих ЦУМа и работники порта. Остальное население разбросано по острову и не сможет организовать сопротивление. Контролировать пять тысяч островитян четырьмя полуротами было бы сложно, а так мы справимся.

— Какова численность гарнизона Пенхва?

— Две сотни стволов. Но половина — выполняют полицейские функции, поэтому основную часть времени вооружены лишь штатными пистолетами. Если мы оперативно захватим арсенал Тодона, то этой сотне будет нечем вооружиться. Разве что изымут охотничьи ружья у населения.

— А вторая сотня?

— Это охрана объекта. Тут по нашим данным есть несколько одаренных, пулеметные вышки и возможно пара устаревших БМП, которые раньше использовали для подавления беспорядков. У них вместо пушек водяные брандспойты.

— Вы же утверждали, что население в целом лояльно Пенхва?

— Имеют место разборки аборигенов и нанятых с материка рабочих и специалистов. Кстати это играет нам на руку. Если мы ограничимся захватом только Тодона, то рыбаки и не подумают прийти на выручку.

— Нам-то больше и не надо. Александр Иванович, что скажете по времени? Специалисты по компьютерным технологиям просят, как минимум десять часов. Я в свою очередь умножаю эту цифру на два.

— К этому надо добавить время на высадку и захват намеченных объектов. Итого около полутора-двух суток. Думаю, сможем продержаться. По крайней мере, на море мы выиграем часов семь-восемь. Но если они сразу зайдут с суши…

— С суши к Тодону от деревень есть всего две удобные дороги. Остров горист и труднопроходим, тропинки блокируем пехотой при поддержке тяжей, а дороги закупорим поосновательней. С тем, что есть, можно продержаться и больше. Все зависит от того чем расщедрятся Пенхва для атаки на нас.

— И еще раз предупреждаю. Расположение ЦУМа на Джалеле стало возможным только из-за прохода через него оптоволоконной магистрали из Японии в Корею. Ради бога предупредите всех! Не при каких условиях не взрывайте этот объект. Особенно это касается ваших людей Александр Иванович.

— А что сразу поморы?

— У вас есть все средства для такой диверсии и на голову отмороженные пироманты.

— Я понял, командир.

— Джун Хи ваша задача контроль и подстраховка на случай форс-мажора.

— У Морских Драконов есть предложение. Они как оказалось не только телохранители, но и боевые пловцы. Готовы в случае появления целей произвести захват кораблей противника. Необходимое оружие и оборудование у них с собой.

— Я правильно понимаю, им нужен какой-нибудь катер?

— Сойдет то, что будет пришвартовано в Тодоне.

— Хорошо, пусть работают, но под контролем Александра Ивановича, все, что касается моря, его прерогатива.

— Принято.

— Пахомыч, как Гунунг?

— Машина зверь, командир. Двигатель работает как часы, корпус хоть и течет, но умеренно. Надо будет, мы и эсминец завалим.

— Надеюсь, до этого не дойдет.

— Жаль только ракет всего четыре.

— Так вы больше и не потянули бы?

— Могли бы баржу нанять.

— А перезарядка?

— Есть варианты.

— Хмм… давайте, в следующий раз, опробуем ваши варианты, если они отвечают требованиям безопасности, то можем, хоть пятьдесят ракет купить. Они относительно недороги. ВМС Китайской Империи снимает их с вооружения. Господа, у кого-нибудь есть еще вопросы?

— Нет… ясно все…

— Тогда по местам.

Через пару часов на траверзе сухогруза появился остров Джалеле. Окутанная туманной дымкой вершина, изумрудно зеленые холмы. Сухогруз сделал разворот, и штурман проложил путь к единственной гавани городка Тодон. Чем ближе мы подходили к порту тем чаще встречались рыбацкие лодки, с которых на нас с удивлением смотрели местные жители. Такие суда не частый гость на Джалеле.

— Сухогруз «Ласточка», заглушите двигатели и сообщите о цели визита на Джалеле, — далеко внизу появился крохотный полицейский катер, и местный силовик попытался качать права.

— Командир, что будем делать?

— Пусть с ним кто-нибудь поболтает, но при этом игнорируйте команды об остановке.

— Чего хотели? — капитан сухогруза воспользовался рупором, потому его голос разнесся далеко над водой. Полисмены аж вздрогнули от неожиданности.

— Да как ты смеешь, это воды острова Джалеле, остановите судно и подготовитесь к приему досмотровой команды.

— Сам ты судно, крыса сухопутная, как ты себе представляешь остановку такого сухогруза посреди моря? Ты что думаешь, нажал на тормоз и остановился?

— Э… а почему бы нет?

— У нас несколько тысяч тонн на борту, мы начали останавливаться, как только увидели ваш остров.

— Ребята мне одному кажется, что он водит нас за нос?

— Сам ты врешь, я все слышу.

— А зачем вам в порт Тодона?

— У нас поломка в машинном отсеке, сделаем ремонт и отчалим в Японию.

— Так бы сразу и сказали, что транзитники, а то не можем остановиться, — потерял интерес служака.

— Ну, извиняй, если объяснил непонятно. А откуда у вас здесь полиция, я думал это клановые земли?

— Так и есть, мы силы правопорядка Чеболя Пенхва. Если не будете ничего выгружать на берег, то можно обойтись и без досмотра, но портовые придется заплатить.

Глава 3 Штурм Тодона

Откровенно говоря, защитники Джалеле нас проспали. Полусотни Сон У стали организованно высаживаться и занимать оборону вокруг плацдарма, ожидая противодействия со стороны сил острова. Но его не было. Никто не стрелял в уязвимые при выгрузке тяжи, не прижимал к земле жидкие цепи пехоты. Где эти недотепы?

И мы рискнули. Не дожидаясь выгрузки артиллерии, монструозных Донгфенгов и бронированных внедорожников Тхэбон, пехота с тяжами нахально, без подготовки бросилась штурмовать ЦУМ. И мы не прогадали, сотня охраны лишь вяло отстреливалась, отступая, как только тяжи начинали давить на определенный узел обороны.

Все закончилось меньше чем за полчаса. Основные силы гарнизона сдались, запертые в своих казармах. Большинство даже не успело вооружиться. Из допроса пленных выяснилось, что гарнизон острова ничего не знал о разгоравшейся на материке войне кланов. Бедолаг никто не удосужился предупредить, возможно, просто забыли, с такими-то проблемами. Ко всему, почти половина гарнизона отправилась отмечать юбилей коменданта острова в горы, сделав нам сказочный подарок.

Получилось, что большинство офицеров в этот час пили соджу и макголи в обществе главы гарнизона Джалеле, а целый взвод лучших солдат обслуживал пирующих и готовил имениннику знатную охоту, к которой тот имел особое пристрастие.

На хозяйстве в ЦУМе остались жалкие пять десятков солдат, они в отсутствии начальства расслабились и несли службу спустя рукава. При виде грозных тяжей и спецназовцев в полной выкладке горе защитники сдавались пачками.

Сон У оперативно захватил арсенал, полицейский участок, пункт связи, и другие значимые объекты городка. Две полуроты выдвинулись на заранее обозначенные позиции в горах. Там им предстояло построить оборонительные рубежи и встретить возможную атаку с суши.

Кстати то, что комендант острова находился по другую сторону от Тодона, могло ускорить нападение. Офицер имел возможность организовать жителей острова и добавив свои немалые силы для попытки отбить городок. Так что людям Сон У следовало поспешить.

Оставшиеся две полуроты установили полный контроль над Тодоном, жителей оповестили о вводимом военном положении и под страхом смерти запретили выходить на улицы. Нанятые хакеры уже вовсю потрошили сервера Пенхва Телеком.

Александр Иванович со своими людьми возился в порту, готовя теплый прием возможным агрессорам. Сухогруз от греха подальше отвели в открытое море, где он должен был ждать нашего сигнала на эвакуацию. «Гунунг» притаился где-то между Джалеле и материком. Про себя я называл детище бурной фантазии Пахомыча Франкенштейном. А что, состряпали катер из трупа корейского «Москита» и органов снятых с китайского фрегата, чем не детище сумасшедшего ученого.

Нам осталось, набраться трепания и ждать. Теперь все зависело от нанятых хакеров и скромного меня. Я последние дней десять грузил в систему протокола различных программ и наработок в сфере кибербезопасности, и, учитывая возросшую мощь кластеров, вполне мог посоревноваться с суперкомпьютером. Это могло стать последним резервом нашей атаки на виртуальную крепость Пенхва. И, несмотря на всю ее мощь, у нас были отличные шансы на успех, ведь мы зашли к вражескому Чеболю что называется с внутреннего двора.

POV Комендант острова Джалеле.

— Сабом-ним, Тодон захвачен неизвестными.

— Ты что мелешь, чубэ? Уже напился, когда только успел?

— Командир мне тоже позвонили из города, в порте высаживаются неизвестные солдаты.

— А что гарнизон ЦУМа?

— Связи нет, молчат.

— Так… так… может учения? Или проверка от клана?

— Не похоже, судя по всему, они всерьез стреляли по солдатам, есть жертвы.

— Черт побери, кто-нибудь уже сообщил на материк?

— Нет, сабом-ним, ждем ваших указаний.

— Надо отбить город до того как о захвате станет известно руководству клана, иначе по головке нас не погладят. Отдыхали в такое-то время. Как неудачно.

— А как мы сможем? У нас ведь даже оружия нет.

— Как нет. Тут куча ружей, у многих пистолеты. Отправьте людей в соседние деревни, там организуем рыбаков. У тех из них, кто промышляет браконьерством, могут даже пулеметы найтись. Давайте, лейтенант Ким вы с парой рядовых обойдете две деревни на западном побережье, Хван возьмет на себя восток.

— А дальние?

— Как только доберетесь до деревни, отправьте туда лодки с гонцами. А мы пока проведем разведку. Может и языка получиться взять.

По изученным вдоль и поперек горным тропам разведчики добрались до холмов, с которых отлично просматривался весь Тодон. Наш уютный городок был не похож на себя. По улицам курсировали страхолюдные броневики с пулеметами на крышах, а кое-где с лязгом перемещались огромные стальные гиганты с руками-пушками и ракетами на плечах.

— Щибаль, это кто вообще такие? Какого им понадобилось на нашем острове? Может они чего-то напутали?

— Командир, кажется у них эмблемы Чинхва на бронеавтомобилях. Может между Чеболями началась война?

— Да ну, нам бы сообщили об этом. Ведь не было никаких вестей?

Пиу… Пиу…

— Да.

— Половник Хон?

— Да это я.

— Это штаб. У нас началась война с Чеболем Чинхва. Примите все меры…

— Щибль, город уже захвачен, а я сейчас в горах. Вы не могли раньше поделиться такими новостями?

— Хммм… соединяю вас с генералом.

Пиу… Пиу…

— Полковник, у вас минута.

— Сабом-ним, Тодон захвачен отрядом Чинхва, численностью не менее сотни бойцов. Противник имеет бронеавтомобили с крупнокалиберными пулеметами и какую-то шагающую технику.

— Это тяжи Чинхва. Ваши потери?

— До полуроты.

— Где вы сейчас?

— Отступили в горы.

— Соберите людей и ждите указаний. К вам будет отправлена помощь, но вы должны поддержать высадку десанта отвлекающей атакой. Сколько сможете собрать людей.

— Думаю сотни полторы.

— Откуда столько?

— Со мной чуть меньше пятидесяти бойцов, еще есть полицейские силы в рыбацких деревнях, и мобилизую местных рыбаков.

— Толково, может получиться. Не подведите меня полковник, помогите вернуть Тодон, и мы забудем, что вы его однажды потеряли.

— Будет исполнено, господин генерал.

— Господин глава клана, это Чан Ми.

— Что у вас?

— Чинхва захватили Джалеле.

— Зачем он им? Кто там у нас главный, жив?

— Полковник Хон, толковый малый, отступил со своими людьми в горы, говорит, был атакован морской пехотой с тяжами и бронеавтомобилями.

— Чем толковый? Не смог защитить вверенный объект. Хотя у него там совсем небольшой гарнизон.

— Он собирает людей, грозится мобилизовать рыбаков и местную милицию. Рассчитывает собрать полторы сотни бойцов. Но без пушек и пулеметов им против тяжей не сладить.

— Отправь ему пару сотен пехоты со средствами усиления. Возьмите один из освободившихся транспортников. Надо вернуть остров, там же ЦУМ Пенхва Телеком. Хотя яйцеголовые утверждали, что даже его потеря не скажется на качестве связи. Тем не мене, зачем-то они его захватили? Передай Хан Ча, пусть выяснит, кто и зачем озаботился захватом Джалеле, не рыбачить же они там собрались?

— Будет исполнено, сабом-ним.

— И больше не беспокой меня со всякой ерундой, сам разбирайся с такими вопросами.

— Понял, сабом-ним.

POV Чхоль Чинхва.

— Александр Иванович, вы с чем?

— Пахомыч обнаружил военный транспорт.

— Вооруженный?

— Нет, переделанная гражданская калоша. Спрашивает можно ли топить?

— Сами как считаете?

— Шанью для такой цели слишком жирно.

— Тоже так думаю, встретим их в порту. Может, даже пушками обойдемся?

— Корабль не завалим, а вот десантные боты можем расстрелять, акваторию порта уже пристреляли.

— Пусть десант встретит батарея, а потом надо переместить пушки в горы. Второй раз и РСЗО можно засветить.

У программистов пока полный швах. Хотя мы и получили все коды доступа от плененных сотрудников ЦУМа, то, что мы хотели провернуть, требовало от системы невозможного. А чтобы совершить невозможное, надо много и упорно работать. Я подключился к расчетам, беря на себя часть нагрузки. Как только получалось добиться промежуточного результата, отдавал его хакерам, правда, с каждым разом вызывая все большее недоумение и почти священный ужас.

— Зачем нас пригласили на эту работу?

— Ага, господин выдает результаты быстрее всех нас, и это без компьютера.

— А что будет, если дать ему вычислительный центр?

— Блин я тоже так хочу.

— А человек ли он? Никогда не думал что такое возможно.

— Он Чинхва, старейший клан Кореи видно не зря так несметно богат и силен. Гордитесь, что нам выпала честь работать рядом с великими. За работу лентяи.

— Да сабом-ним

Как только на входе в бухту показался вражеский транспорт, замаскированная батарея, навела орудия на узкий вход в гавань, который неминуемо должны были пройти десантные боты. Морпехи Пенхва нагло возились прямо на виду у нас, медленно спуская на воду моторки и не спеша грузили оружие и боеприпасы. На что они рассчитывают?

БАБАХ…БАБАХ-БАБАХ

— Откуда это Сон У, боты же еще не двинулись?

— Это наши беспилотники вдарили по придуркам в горах. Там местные насобирали полторы сотни бойцов, с пулеметами и автоматами и видимо геройской атакой решили поддержать высадку десанта.

— У нас жевроде после Японии ничего не осталось.

— Пахомыч погрузил последние три.

— Вот и пригодились. Как противника обнаружили?

— Наши первым делом насытили все эти ущелья камерами и подвесили густую сеть дронов. Но аборигены видно про такое и не слышали. Собрались в две большие группы напротив наших заслонов, без всяких предосторожностей. Вот мы и бахнули.

— Пусть бойцы заслонов немного постреляют, эти на море кажется ждут сигнала.

Так оно и случилось. Как только в горах отчетливо стали слышны и видны признаки боя. Десантные боты Пенхва, до того сонно дрейфующие около корабля-матки резво рванули к бухте. В четырех огромных лодках по моим расчетам было не менее полутора сотен морпехов. Но им было не суждено добраться до берега.

БАБАХ-БАБАХ…

Согласованный залп четырех пристрелянных пушек и один из ботов зачадил темным дымом.

БАБАХ-БАБАХ…

Еще один неожиданно зарылся носом, а потом и вовсе загорелся. Морпехи стали прыгать в море, спасаясь от огня. После этого десантникам стало не до высадки. Боты отвернули назад, а по воде замелькали крохотные лодки, спасая утопающих.

POV Комендант острова Джалеле.

Четыре часа я пахал как проклятый. Столько работы мне не пришлось делать за всю свою многолетнюю службу на Джалеле. Собрали всех полицейских острова, мобилизовали около семидесяти рыбаков. Реквизировали, кажется, все огнестрельное оружие острова. Один из островитян даже был вооружен столетним однозарядным ружьем, но лично я бы предпочел его, пистолетам с которыми предстояло идти в бой силам правопорядка.

Но не все было так грустно, браконьеры, поверив в мои посулы, вытащили из тайников три пулемета и десяток автоматических винтовок. Особенно обрадовал ящик гранат, устаревших, но как уверял притащивший их мужичок, вполне рабочих. Он ими глушил рыбу. С этим небогатым арсеналом город не взять, но отвлечь на себя внимание вполне. Теперь бы еще выжить.

Всех поделил на два отряда, один возглавил сам, второй достался лейтенанту. В горах обнаружили заслоны, оставлять такие силы за спиной нельзя, поэтом атаку решили начать с них. Чинхва грамотно перекрыли оба удобных пути для атаки на Тодон с суши. Продуманные гады. Мы-то пешком могли просочиться в город, но мало-мальски серьезные силы неминуемо должны были схлестнуться с засевшими в засаде врагами.

Партизаны по одному просачивались в заранее намеченные овраги, готовясь к решительной атаке. И вот долгожданный сигнал поступил. Поддержка калана прибыла в бухту. Как же хорошо чувствовать Чеболь за спиной. И тут начался ад. С неба упали огромные корпусы летающих машин.

Взрывы мощных зарядов, смертоносные осколки, брызги жидкого огня, которые попав на человека, прожигали кожу и мясо. Панику, растерянность и страх усилили тяжи Чинхва, которые как будто знали, где мы прятались. Гиганты разъяренными носорогами вломились в овраг и открыли шквальный огонь.

Это стало последней каплей, и остатки собранных с таким трудом сил бросились врассыпную. Но нам не дали далеко уйти. Матерые спецназовцы сбивали несчастных с ног и убивали при малейшем сопротивлении. В итоге большая часть сил сопротивления вместе со мной оказалась в плену.

POV Генерал Чан Ми глава вооруженных сил Чеболя Пенхва

— Генерал, атака на Тодон провалилась.

— А где этот полковник Хон?

— Убит или пленен, сабом-ним, их позиции атаковали превосходящие силы Чинхва, до того как они смогли собраться. Потеряно порядка ста двадцати бойцов сопротивления. Уйти удалось считанным единицам.

— А десант?

— Потеряли один бот и около тридцати морпехов. У них там артиллерия на берегу, и узкий вход в гавань надежно пристрелян. Учитывая провал операции на суше, высадку было решено прекратить.

— Что если высадиться в незащищенной части острова и атаковать с суши?

— По словам местных там всего две пригодные для атаки дороги, но обе они перекрыты в горах сильными заслонами. На узких тропинках Чинхва могут перемолоть и втрое большие силы. Потом на десантном корабле осталось всего полтораста бойцов, а по новым данным у Чинхва на острове не мене двух сотен.

— Может ну его этот остров? Пусть развлекаются?

— Все не так просто. На острове ЦУМ Пенхва Телеком и Чинхва каким-то образом перезагружают наши базовые станции.

— Что такое ЦУМ, объясни нормально?

— Господин генерал, это Центр Управления и Мониторинга всей нашей сотовой сети.

— Почему он так плохо охранялся?

— До сих пор считалось, что его захват ничего не даст нападающим. Сеть может какое-то время функционировать и без ЦУМа, а организация нового занимает не больше пяти дней.

— Тогда в чем проблема?

— У нас война, и если Чинхва удаться перезагрузить наши базовые станции, а потом разрушить ЦУМ, то каждую станцию нужно будет восстанавливать вручную, а их у нас более десяти тысяч, и каждая контролирует еще десяток простых вышек. Это гигантская работа займет несколько недель, а часть мы не сможем перезапустить до конца войны.

— Почему?

— Тридцать процентов вышек расположены на территории противника или его союзников. В военное время мы не получим физического доступа к ним.

— Как им удается перезагрузить вышки?

— Это какой-то вирус, наши программисты пытаются противодействовать, но пока безуспешно.

— Сколько вышек мы уже потеряли?

— Пять процентов, но количество стремительно растет.

— Их удастся включить из ЦУМа?

— Безусловно.

— А можно как-то на время вырубить ЦУМ?

— Нет, они пользуются каналом Япония — Корея — это собственность двух императоров.

— Твою мать. Тогда выход один, вернуть ЦУМ?

— Да.

— Пусть десантники высаживаются в любом не защищенном месте. Отправьте им подкрепление и средства усиления. Наймите быстроходные катера. Они должны атаковать Тодон с суши.

— Генерал, но там…

— Не перебивай. В порту Кенсана готовят десантный корабль «Кванму», он оснащен, в том числе и средствами подавления береговой обороны. Направьте его на захват порта Джалеле.

— Мы повторим один и тот же прием, такого точно они не ожидают.

— Да. Только исполним все на другом уровне.

— К тому же, они могут посчитать вторую попытку штурма несерьезной, из-за полного соответствия с первой. И не успеют взорвать ЦУМ. Генерал это гениальное решение, простое, быстрое и эффективное.

— Не льсти мне раньше времени, чубэ. Восхвалять будешь после того как мы вернем Тодон.

Потрепанный десантный корабль замер в паре сотен метров от западного побережья Джалеле. Бывший сухогруз, модернизированный Пенхва под нужды десанта, не блистал вооружением. Пара спаренных двадцати миллиметровых пушек и несколько пулеметов, вот и все.

Но самое ценное таилось в трюмах корабля. Две сотни отборных бойцов, прошедших огонь и воду. Прекрасно вооруженные, свирепые, уверенные в себе бойцы. Элита клана. Но сегодня скорбный день. Более трех десятков смельчаков погибла так и не схватившись с врагом.

Ошибка разведки, ошибка руководства отправившего десант под дула орудий, слабаки партизаны, обещавшие отвлечь на себя внимание. Много причин неудачи, но конец один. Погибшие братья требуют отмщения. Разочарованные первой неудачей десантники высаживались на берег без привычных шуток и подбадривающих подколок. Хватит ненужной бравады, сейчас солдаты были настроены на серьезную работу. И в первую очередь разведка.

Остров принадлежит Пенхва. Население лояльно. Засевшие в Тодоне враги даже не подозревают о готовящемся сюрпризе. Нам с материка идет подкрепление, минометы и пулеметы. А самое главное старшие братья с «Кванму» тоже примут участие в сегодняшнем деле. С этими бравыми ребятами мы сотрем Чинхва в порошок.

О, вот и аборигены вышли навстречу. Вы-то нам и нужны. Кто-то же должен знать, что происходит на этом чертовом острове?

Глава 4 Битва за Тодон

POV Сержант морской пехоты десантного корабля «Кванму»

«Кванму» был особым кораблем в немногочисленном флоте Пенхва. Чеболь никогда не делал ставку на морские силы, даже когда процветал век паруса, Пенхва предпочитали твердую землю. Но некоторые современные задачи требовали решать вопросы и на воде. Для этих целей клан приобрел старый десантный корабль. В отличие от флота многих Чеболей это была не переделка гражданского судна под военные цели, а настоящая боевая единица.

Удобные вместительные десантные отсеки. Все предусмотрено и продуманно. Специальные места для оружия и боеприпасов. Есть куда повесить бронежилет и каску, разложить многочисленные, но так необходимые для войны предметы.

Десять плавающих БМП, и четыре бота. Мастерские, где можно не только починить грозные машины, но и поправить каску или доработать с технарями индивидуальное оружие. Десантный отсек «Кванму» это не просто бойцы, это скорее ремесленники клана.

Здесь не пользуются в слепую унитарным оружием. Каждый доводит для себя винтовку до только ему понятного идеала. Обмундирование и средства защиты подобраны строго по размеру. Даже рукояти ножей обмотаны специальной лентой для бойцов с широкой ладонью и сточены для тех, у кого рука меньше.

Пушечное вооружение «Кванму» ничем не уступает своим новейшим собратьям, а кое-где и превосходит. Две семидесяти шести миллиметровые спаренные пушки могут с равной степенью работать по кораблям противника так и поддерживать высадку десанта.

Счетверенные противозенитные автоматы — страшное оружие против любого врага на воде, в воздухе или на суше. Не говоря уже о десятке крупнокалиберных пулеметов с удобными стальными щитками и поворотными механизмами щедро разбросанных по палубе «Кванму».

Единственное наше слабое место — это отсутствие современных противоракетных комплексов. Но тогда когда строили этот корабль, их еще не придумали. Но и этот вопрос был решен капитаном, вечно обеспокоенным улучшением живучести судна. Были закуплены ручные ПЗРК и часть матросов всегда готовы отразить удар с неба.

Когда нам поступил приказ помочь нашим братьям морпехам разобраться с захватчиками острова Джалеле, на «Кванму» вместо пятисот бойцов присутствовало только три сотни, но это количество сочли достаточным для выполнения задачи и мы покинули гавань в Кенсане.

POV Чхоль Чинхва.

— Как у вас?

— Мы готовы выключить тридцать процентов базовых станций Пенхва хоть сейчас.

— Второй пакет?

— Будет готов через пару часов, и последний через час после второго.

— Александр Иванович, все заминировано?

— С запасом, от ЦУМа ничего не останется.

— Эээ… а случайно ничего не взорвется?

— Так будет даже лучше, заодно и концы в воду, — с серьезным лицом подколол хакеров.

— Эй, мы так не договаривались…

— Да пошутил, господин, кому вы нужны.

— Вырубайте первый пакет. Не будем затягивать. Александр Иванович, что у нас по второму штурму?

— Пенхва решили не напрягаться, готовят нападение по старой схеме. Только с суши будут неудачники потерявшие бот в первый раз, а на бухту похоже нацелили «Кванму».

— Знакомый корабль?

— Матерые профессионалы. Пехотная секция — фанаты своего дела.

— Сдюжим? Или Пахомыч?

— Придется напрячься, чувствую с той бучей, которую подняли эти малолетние террористы, — помор кивнул в сторону хакеров, — «Гунунг» нам еще пригодиться.

— Когда ждете гостей?

— С минуту на минуту.

Дроны в горах дали нам полную картину готовящейся катастрофы. Удар с суши оказался гораздо сильнее, чем мы рассчитывали. Две с половиной сотни бойцов, минометы, крупнокалиберные пулеметы, гранатометы и противотанковые ружья. Видимо на материке всерьез озаботились Тодоном и переправили на Джалеле подкрепление и оружие.

— Сон У, сколько у нас времени?

— Час, полтора, сабом-ним. Вначале подъем по горам потом, перед позициями заслонов, они начнут готовить минометы и огневые точки. Это займет какое-то время.

— Перекиньте две полуроты с тяжами в горы, иначе не справиться.

— Господин, но тогда с вами останутся только телохранители и поморы, вам не удержать город.

— Если десант «Кванму» сумеет высадиться, то и две полуроты не изменят ситуацию.

— Господин прав, атаку с гор надо остановить. Потом Сон У не мешай все в одну линию. Местные хорошо знают горы, думаю, к вам в тыл и в город будут просачиваться отдельные группы.

— Все. Хватит обсуждать. Александр Иванович за вами порт, вас поддержат Морские Драконы. Я с Джун Хи и телохранителями будем удерживать ЦУМ. Город придется оставить без присмотра.

Охрана наследника Чинхва состояла из мастера огня, подмастерья, двух учителей и двух десятков пехотинцев, четыре из них были в экзоскелетах. Этих сил было достаточно, чтобы контролировать ЦУМ. Сверх того мы расположили Донгфены и Броневики в качестве огневых точек на голевых направлениях.

Сон У в первой линии обороны имел четыре тяжа и сотню бойцов. Второй эшелон обороны состоял из четырех мобильных отрядов, в каждом: двадцать пять бойцов и тяж. Их задача — блокирование просочившихся групп противника. Позади второй линии укрыли батарею пушек, снятую с порта.

У Владимира Ивановича помимо Морских Драконов в распоряжении осталось пятьдесят поморов и старенькая РСЗО. Немного, но мы и не рассчитывали встречать полноценный десант.

POV Сон У

Несмотря на камеры и дроны первый удар морпехов Пенхва был страшен. Мы надеялись расстрелять колонну противника из пушек еще на подходе, но они неожиданно как сквозь землю провалились. Вначале снайперы противника сбили несколько наших дронов, создав мертвую зону. Вот только что мы наблюдали уныло бредущую в гору колонну солдат, а тут бац и никого. Когда операторы подтянули замену сбитым дронам, то увидели лишь незначительные группы бойцов. Но куда подевались основные силы?

Об этом мы узнали от мин, густо посыпавшихся, на наши позиции. И обрушившемуся шквалу огня. Высоты слева, справа и даже позади заслона оказались заняты десантниками врага. В первые минуты лишились почти трети состава. Только глубокие окопы и тщательно подготовленные рубежи обороны помогали держаться. Один из тяжей сгорел дотла, а оставшиеся три были повреждены попаданиями противотанковых ружей, только запредельная живучесть машин позволяла им все еще огрызаться, тормозя бешенную атаку Пенхва.

— Нащупали позиции минометчиков?

— Да сабом-ним.

— Вначале отработайте по ним, а потом гасите всех на вершинах. Операторы над каждой целью надо повесить дронов, как только собьют, запускайте новые.

БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ

Орудия начали свою монотонную работу, нащупывая и подавляя огневые точки противника. Ребятам, глубоко зарывшимся в переднем заслоне, стало ощутимо легче. А на нас стали давить просочившиеся пятерки и десятки морпехов. Разбойники работали по отработанной схеме. Два автоматчика, пулеметчик, снайпер и человек с гранатометом или ПЗРК. Парни понимали, что если не заткнут артиллерию, то проиграют сражение, потому ранеными лосями ломились сквозь заслоны.

Серьезно подготовленные профессионалы поначалу ошарашили наших бойцов. Но тяжи и локальное численное преимущество сделали свое дело. Двадцать пять стволов, лучше, чем пять или десять. Тяж дает заведомо больше огня, чем любой профессионал с пулеметом. Тем более в горы они тащили не слишком тяжелое оружие.

Отряды Пенхва буквально сточились о наши мобильные группы, а огонь из пушек умело корректируемый дронами отсек подкрепления. Бой превратился не в размен патронами и гранатами, а в борьбу характеров. Чаша весов колебалась то в одну, то в другую сторону.

Морпехи атаковали яростно, мстя за недавнее унижение и погибших товарищей. Мы отвечали холодным профессионализмом и трезвым расчетом. В итоге более современное оружие, подготовленные позиции и тщательнее продуманная тактика взяли верх. Враг дрогнул и отступил.

Но это было не все. Они пытались перегруппироваться и атаковать вновь. Однако время было упущено, операторы дронов лучше контролировали местность, батарея не давала морпехам время на передышку. В конце концов, после еще двух попыток бойцы Пенхва отступили.

Надо связаться с боссом… Нет ответа. И Александр Иванович молчит. Позиции оставлять нельзя. Я с двумя уцелевшими тяжами и десятком бойцов помчался к городу.

POV Александр Иванович

Самоуверенность Чхоля Чинхва плохо влияет на меня. А наши по настоящему фантастические победы дали опасное чувство превосходства и неуязвимости. Что стоило отдать команду Пахомычу на уничтожение «Кванму»? Но я решил что справлюсь, а теперь, когда огромный десантный корабль появился на горизонте, стал в полной мере понимать, какую авантюру затеял.

— Ветров готовь «Катюшу».

— Да командир.

— Залп!

Катюшей мы по старинке называли более современную версию Ракетной Системы Залпового Огня. Я знал, что у кораблей типа «Кванму» одно слабое место — полное отсутствие противоракетной защиты. При этом мы сильно рисковали, подпуская противника ближе. С этого расстояния и артиллерия «Кванму» могла достать РСЗО, но если мы не потопим десантников с первого раза, что помешает им обойти остров с другой стороны и высадить пехоту нам в тыл?

Господин, как умелый шулер, сделал ставку на одну партию. Только вот в рукаве у него было сорок козырей из одной колоды. Залп был страшен. Все ракеты в одно мгновение покинули уютные гнездышки и «умная» электроника понесла заряды прямо в цель. Обзор закрыло белесым дымом, сквозь который были видны только пламенные хвосты ракет.

Мы еще суетились, перезаряжая РСЗО и готовясь к продолжению боя, когда кто-то вдруг крикнул.

— Он тонет!!!!!!!!

— Урааааа!!!!!!

Далеко в море, почти на линии горизонта вначале жарко горел, а потом действительно стал тонуть десантный корабль «Кванму». Отпустило. До последнего момента боялся, что наша затея не удастся. Враг мог первым подавить РСЗО, мог модернизировать свою противоракетную систему, мог просто высадить десант еще раньше или в другом месте. Но все получилось.

Однако долго нам радоваться не дали. Неожиданно в спину ударили ранее мирные жители Тодона. По граждански несуразные, одетые в повседневную одежду, но от этого не менее злыеи опасные. По видимому как только полуроты Сон У снял с города контроль, а Чхоль убрал с улиц грозные Донфенги и Тхэбоны, местные повстанцы стали планировать восстание

Конечно, они были плохо организованы и вооружены, но неожиданность нападения и многочисленность сыграли свою роль. Ко всему в начале боя кому-то из повстанцев случайно удалось подорвать запас ракет. Гигантский взрыв уничтожил РСЗО и забрал жизни нескольких бойцов.

Отвлеченные задачей, во что бы то ни стало потопить «Кванму», поморы забыли про тылы и дорого заплатили за беспечность. Но потеряв около трети состава, сумели взять ситуацию под контроль и бросились преследовать отступающих в город аборигенов. Берег остался на драконов Чжэнфэй.

POV Морские Драконы.

Поморы страшные бойцы. Потопить с одного залпа «Кванму», на котором размещались, по меньшей мере, пять сотен бойцов, дорогого стоит. Однако Александр Иванович не мог увидеть то, что видели мы, выдвинувшись на реквизированных у населения катерах поближе к выходу из бухты. Один их десантных ботов сумел отцепиться от тонущего корабля, а сейчас собирал барахтающихся в воде людей.

Нам все-таки грозила новая волна десанта. Остановить огромный бот мы не могли, но немного пощипать нападавших вполне. Однако в сложившейся ситуации это было равносильно самоубийству. Противников было как минимум в пять раз больше.

— Мисс Анабель, Александр Иванович успешно потопил «Квавнму», а потом отразил нападение взбунтовавшихся городских жителей, сейчас он кажется гонит их в западную часть города. Ночасть десанта выжила и у них есть один бот скоро они будут на берегу.

— Что предпримите вы?

— Мы хотим встретить их в море.

— Вы нужнее на берегу. Возвращайтесь это приказ.

— Мисс Анаель при всем уважении вы не наш командир. Мы сделаем все, чтобы увеличить ваши шансы на спасение. Драконы примут бой в море. Берегите себя принцесса, мы идем в последний бой, чтобы клан Чжэнфэй процветал.

Любой из нас был должен жизнь Жэню Чжэнфэю. Адмирал спас каждого из отобранных для охраны бойцов. Позаботился о семьях, оплатил лечение безнадежно больным родственникам, помог приобрести жилье… Пришло наше время платить по счетам. Анабель Чжэнфэй должна выжить.

Мы бы хотели стать последним рубежом ее обороны. Но даже слепоглухонемой понимал, что ее единственным бастионом будет Чхоль Чинхва. Девочка в надежных руках и он сделает для ее спасения больше чем мы, а наша задача дать детям больше шансов.

POV Сержант морской пехоты десантного корабля «Кванму»

Наш корабль тонул. «Кванму» ставший домом для многих из нас сотрясали удары десятков ракет. Откуда у этих Чинхва РСЗО? Неужели они притащили ракеты на Джалеле?

Только благодаря капитану, который имел ранг мастера, более полутора сотен братье сумели спастись и отплывали от тонущего корабля. На воде был и один десантный бот, сумевший в последний момент отцепиться от матки. И сейчас он собирал бойцов. А от берега к нам шли две гражданские лодки. Неужели помощь жителей города?

Но это была не помощь. Враг нагло шел к месту кораблекрушения, несмотря на то, что десантный бот, имеющий на борту несколько крупнокалиберных пулеметов, мог разорвать в клочья утлые суденышки. Но все ждали помощь, никто и предположить не мог дальнейших событий.

Два десятка полуголых тел нырнули с лодок прямо в неспокойное море, и почти в тот же момент полилась кровь.

— Это боевые пловцы!!! — раздался предупреждающий крик.

Противник собрал кровавую жатву. Маги воды, натренированные на бой под водой мелькали то тут то там, беря, ожидающих спасения морпехов, в ножи. Мы были не новичками в таком бою, но многие только что пережили кораблекрушение. Кто-то не имел при себе никакого оружия…

Вакханалию остановил десантный бот, заливший округу пулеметными очередями и капитан своей магией. Несколько пловцов уничтожили герои из числа моих братьев. Умирая они, ухитрялись сцепиться с нападавшими мертвой хваткой, и утягивали убийц на дно. Тем не менее, боевые пловцы собрали богатый урожай, лишив нас более полусотни бойцов.

Понемногу все успокоилось, и капитан принял на первый взгляд безумное решение продолжить атаку. Огромный взрыв на берегу и самоубийственная атака боевых пловцов убедили нас, что сюрпризы у Чинхва закончились. А у остатков команды «Кванму» под рукой была сотня морпехов. Пусть половина из них безоружна, но с нами мастер воды и еще несколько боевых магов.

На бот погрузили около половины людей, остальные цеплялись за веревки, спущенные с лодки. Так мы быстро достигли побережья и к удивлению беспрепятственно высадились. Первым делом тройки бойцов отправились на разведку и поиск оружия. Часть стала демонтировать вооружение бота, чтобы использовать его в штурме ЦУМа.

— Капитан, в крепости засело не больше двух десятков бойцов.

— Что по оружию?

— Собранного с трупов и брошенного на берегу хватило, чтобы вооружить полный взвод. Часть распределим как помощников к пулеметным расчетам. Там полно патронов, и само оружие тяжелое. Плюс маги.

— Чувствую, нас ждет не простой противник. За кого-то же погибли два десятка боевых пловцов? Люди отдохнули?

— Да капитан, даже перекусили найденными на берегу припасами.

— Тогда объявляй общий сбор, мы атакуем. Души братьев требуют отмщения.

Мы осторожно продвигались вверх по холму. Городок Тодон оставался по левую руку, а наш путь лежал к виднеющемуся вдали комплексу зданий. Серые коробки, широкие оконные проемы, это место слабо приспособлено к обороне. Раньше периметр закрывали несколько пулеметных вышек, но они видимо были повреждены еще во время штурма Чинхва. Настораживали солидно вооруженные бронированные автомобили, грамотно перекрывающие секторами обстрела по периметру вокруг ЦУМа. Это могло стать проблемой.

Глава 5 Схватка на Джалеле, почти финал

POV Чхоль Чинхва

Александр Иванович со товарищи сделали большое дело. Завалить такой корабль немыслимая удача. Но все подпортили местные бунтари, не дав морякам насладиться победой. Удар в тыл да еще в такое время… Сейчас поморы гоняют их где-то в западном конце города.

Сон У с трудом, но побеждает. Там было настолько все плохо, что я порывался отправить в горы Джун Хи с командой. Однако выучка и вооружение нашей пехоты оказались лучше и сантиметр за сантиметром роты CIC выдавили противника обратно в горы.

А вот после звонка Дракона у нас наметился знатный абзац. Как назло ни поморы, ни Сон У не выходили на связь. Пришлось отправить за ними гонцов. А на нас надвигались крупные проблемы в лице разъяренных морпехов Пенхва. Представляю, с каким настроем идут к нам эти люди, потерявшие корабль и большую часть сослуживцев.

Позже выяснилось, что ни один из гонцов не достиг своей цели сразу. Посланный за поморами слишком спешил и не заметил пары злобных товарищей на крыше невысокого дома. Да и не смотрел он вверх. В общем на него скинули что-то тяжелое. Вырубили, но спасибо что не добили. Когда бедолага очнулся, и все же нашел Александра Ивановича, время уже было упущено.

Второй телохранитель, рванувший за помощью в горы нарвался на просочившуюся через ущелье тройку врагов. Бойцов Пенхва он остановил, но и сам погиб, пытаясь добраться до командного пункта Сон У. Череда этих случайностей привела к тому, что оборонять ЦУМ осталась только команда Джун Хи.

Просто идеально продуманная операция, к слову уже достигшая задуманных целей, летела в тартарары. Айтишники отрубили уже около семидесяти процентов базовых станций Пенхва Телеком, оставшиеся по большей части находились на территории Чинхва или союзников, так что их приберегли напоследок. Откровенно, идя на Джалеле, я рассчитывал на меньшее. Мне бы не жадничать и вовремя свернуться… Но все так отлично складывалось.

ЦУМ — центр управления и мониторинга представлял собой несколько зданий на огороженной сетчатым забором территории. В центре — простой серый куб из стекла и бетона. Три этажа, широкие офисные окна. По бокам такие же безликие двухэтажные параллелепипеды.

Здания никак не связаны между собой. Одна из серых двухэтажек — что-то вроде огромной батарейки, там стояли резервные источники питания, трансформаторы и прочие системы жизнеобеспечения серверов ЦУМа.

В другой располагались столовая, фитнес зал и другие удобства офисных работников. Не то что бы шикарно, но для рядового подразделения совсем не плохо. Есть где отдохнуть и расслабиться после тяжелого трудового дня.

Кстати всех ценных сотрудников офиса мы заперли в этом здании. Охрану их обеспечивало пару бойцов, но в текущем положении это было слишком роскошно, поэтому воспользовавшись разовыми пластиковыми наручниками, пленников спеленали и штабелями сложили в спортзале.

Изначально планировалось держать оборону всего небольшого периметра ЦУМа. Людей хватало с избытком. Правда родные укрепления объекта были как-то бестолково устроены. Пришлось даже снести никчемные пулеметные вышки хозяев острова, которые могли остановить разве, что толпу с дубьем, но были абсолютно беззащитны против нормально подготовленной пехоты. Дешевые пулеметы выкидывать не стали, а расположили их на крыше зданий.

Потом убрали нелепые шлагбаумы и блокпосты, выполненные чуть ли не из картона, заменив все по классике прямоугольными брустверами из мешков наполненных песком. Оборудовали позиции снайперов, капониры для тяжей, позже сделали позиции для Донгфенгов и Тхэбонов превратив их в четыре импровизированных ДОТа… Но сейчас вся эта роскошь была нам не по карману. Два десятка бойцов с натягом могли оборонять основное здание, о территории пришлось забыть.

Все время, после звонка телохранителя Анабель, бойцы вкалывали как проклятые. По зрелым размышлениям решили сократить охраняемый периметр втрое. Поснимали с джипов пулеметы и расставили их в основном здании ЦУМа. Перетаскали кучу мешков с песком, которые ранее красиво стояли на блокпостах. Ими обложили окна первого этажа, дверные проемы, а также использовали для постройки пулеметных позиций внутри здания.

Серверную саперы заминировали, как только появились на острове, а сейчас специалисты Джун Хи обкладывали взрывчаткой все, что мы исключили из периметра обороны. Когда закончили с внутренними зданиями ЦУМа, то перешли к внешним. Мин с дистанционным управлением и взрывчатки было вдосталь, чего уж там многие по прихоти Пахомыча спали на ящиках с толом, однако теперь были благодарны запасливому помору.

Естественно завершить все оборонительные приготовления мы не успели. Ибо нет предела совершенству, и одна задача сменяла другую. Где-то в середине этого увлекательного процесса к нам вежливо постучали, и это был не мифический северный пушной зверек и даже не абстрактный абзац, а вполне себе реальные нормальные даже в чем-то приятные мужчины.

Два довольно опрятных для людей, только что переживших кораблекрушение, офицера, а это были без сомнения офицеры потопленного нами десантного корабля, не спеша и даже с неким форсом подошли к нашим рубежам, размахивая белой тряпкой на свежесрезанной ветке.

— Господа, мы офицеры клана Пенхва уполномоченные провести переговоры от имени капитана военно-десантного корабля «Кванму», освободившего город Тодон от неизвестных захватчиков, — видимо высокий штиль говорившего, должен был заставить нас умереть от стыда за содеянное вероломное нападение на Джалеле. Но фиг вам, мы ребята глубоко циничные и вообще редко стыдимся за свои поступки, даже самые ужасные.

— Господа офицеры, я временный комендант городка Тодон, взятого бойцами Чеболя Чинхва штурмом в соответствии с Кодексом Кланов, а именно той ее части, которая регламентирует Правила Объявленной Войны, — не менее велеречивый ответ Джун Хи кажется больше поразил нас, чем парламентеров. При этом его спич разом снял обвинения врага в незаконном нападении и слегка щелкнул заносчивого Пенхва по носу.

— Если вы заметили, господин временный комендант, город и порт находятся в нашей власти и более сотни прекрасно вооруженных морских пехотинцев контролируют местность вокруг вас. Так что вы эээ… уже не совсем комендант, — не сдержался от колкости говоривший офицер, хреновый из него парламентер.

— Вы, верно пришли сюда обменяться любезностями? Я ведь тоже мог вначале нашей милой беседы заметить, что такого корабля как «Кванму» нет в природе. Господа офицеры, раскройте шире свои азиатские глаза, порт пуст, как и море вокруг Джалеле, — не остался в долгу Джун Хи, а его подчиненные едва не захлопали в ладоши.

— Может закончим этот цирк?

— Не я его начал.

— Черт, вынужден признать, вы меня переиграли, а так хотелось провести переговоры на высоком уровне, — искренне улыбнулся парламентер Пенхва. А он неплохой малый. Жаль, что через несколько минут придется убивать друг друга.

— Так с каким предложением вы к нам пожаловали?

— Наш капитан предлагает поединок магов.

— Хмм… есть такая традиция, правда ее лет сто как не применяют.

— Командир немного романтик и вообще рыцарь. Он хочет спасти жизни простых людей, ведь и вы, и мы корейцы.

— В этом есть резон. Какое ваше предложение в деталях?

— Все ваши маги против наших, вон на том пустыре. Бойцы не принимавшие участие в бою магов, сдаются победителю.

— Нам надо посоветоваться.

— У вас есть двадцать минут, если по истечении этого времени вы не дадите ответ, мы атакуем.

POV Капитан «Кванму»

Дикое предложение, какое к черту рыцарство на войне. Убедительно озвучить такую ахинею, я бы не смог никогда в жизни. Поэтому в парламентеры отправили старпома, славящегося хорошо подвешенным языком.

Как я дожился до таких хитромудрых вариантов? «Кванму» всегда шел напролом, дисциплина, сила, профессионализм. Мы вступали в бой с лучшей тактикой, с лучшим оружием, с отработанными до автоматизма приемами. Но сейчас… лишь половина из нас более или мене достойно вооружена, остальные пойдут в бой чуть ли не с булыжниками.

А база на холме даже на первый взгляд крепкий орешек. Четыре бронированных автомобиля с неплохим вооружением. Снайперы на крышах зданий, пулеметные гнезда. Идти против этого с легким стрелковым оружием и демонтированными с десантного бота пулеметами? Пока дотащим их до нужного места, стрелки врага тридцать раз успеют перебить морпехов. У нас нет гранатометов, да и гранат тоже нет. Нет артиллерии, нет брони. Все десять БМП лежат на дне проклятой бухты, как и две трети наших товарищей.

Можно было занять позицию в городе и ждать помощи, но штаб требовал как можно быстрее отбить ЦУМ, что-то там ценное для бизнеса на материке. Но с имеющимися силами это было сущим самоубийством. И тут меня осенило! Ломая голову, как выйти из этой ситуации победителем, я и набрел на сумасшедшую идею с поединком магов.

Я мастер воды. При этом многие думают, что современные военные корабли редко имеют столь сильного мага. Это избыточно, а мага можно использовать и отдельно, ведь на корабле достаточно пушек и пулеметов. Так что Чинхва вполне могли и подумать, что среди десантников есть максимум подмастерье и дать согласие на поединок магов.

Вряд ли захватчики притащили двух мастеров на остров. Если честно я сомневаюсь, что у них вообще есть хоть один мастер. Зачем отправлять его на Джалеле в разгар войны кланов на материке? Тем более, судя по данным разведки, противник больше полагался на современное оружие, чем на магов. Но даже если будет мастер, шансы есть, к тому же меня сопровождают четверка учеников достигших ранга учитель.

POV Джун Хи

— Господин позвольте мне принять предложение парламентеров. Это хороший шанс в сложившихся условиях.

— А если ловушка? Что-то мне не вериться в рыцарство офицеров Пенхва.

— Я тоже мало верю во всю эту чушь с благородством, скорее хитрые Пенхва резонно предположили, что сильными магами во время войны не разбрасываются, и никто не отправит их на заштатную операцию в столь отдаленную провинцию. Тем более в Корее вовсю идет война кланов.

— В этом что-то есть.

— Поэтому противник рассчитывает встретить здесь мага максимум в ранге подмастерье, хотя и это слишком жирно для такого времени. Одаренные сейчас всеми силами охраняют клановые земли.

— Вы уверенны в победе?

— Со мной подмастерье и два учителя. Ко всему ваш отец щедро экипировал нас артефактами из клановых арсеналов. Я не ожидаю встретить столь же сильного противника. Конечно случайности неизбежны, но шансы на нашей стороне.

— Никто и подумать не мог, встретить здесь охрану наследника. Что же давайте положимся на ваш опыт.

— Господин, если я проиграю, вам нельзя сдаваться, наследника не пощадят. Вы не давали слова противнику, потому должны спасти себя и мисс Анабель.

— На тебя ляжет позор.

— Для телохранителя нет большего позора, чем смерть господина.

— Я услышал, отбрось сомнения, ты должен победить.

— Да, господин.

POV Чхоль Чинхва

Будущее место битвы представляло собой ровный участок земли размером с пару футбольных полей. По уговору наблюдение за поединком обе стороны вели издалека при помощи оптики. Это на случай эксцессов, если вдруг у кого-то не выдержат нервы. Мы остались в здании ЦУМа, а моряки с «Кванму» расположились на балконах и крышах близлежащих зданий. Вмешиваться в поединок запрещалось под страхом смерти, при чем виноватого каждая из сторон должна была покарать сама.

С нашей стороны выдвинулся мастер Джун Хи, и три его ученика. Самому слабому из них, Ю Вэю, только недавно ставшему учителем, я насильно вручил спецпистолет. И строго наказал использовать по назначению. Возможно, это даст нашим лишний шанс. Парень видел мои тренировки но тем не менее относился со скепсисом ко всему немагическому. Если выживет, стрельну в него пару раз, для прибавления ума.

Подмастерье Ким, был, как нетрудно догадаться, старшим учеником. Хотя какой из него ученик, матерый мужик солидно за тридцать. Кстати суровый вояка, не брезговал работать с пистолетом и автоматом, с уважением относился и к холодному оружию, да и настучать по голове голыми руками был не дурак. В общем наш человек.

Последний в четверке наших супергероев был неплохим парнем, неслабым в магическом плане бойцом, но совершенным раздолбаем. Его так все и звали — Раздолбай, давно забыв настоящее имя, к слову парня это ничуть не обижало. По возрасту и таланту ему давно было пора принять ранг подмастерья, но совершеннейший пофигизм и отсутствие каких-либо амбиций кроме как в соревнованиях по дартсу и литрболу ставили крест на его магической карьере.

Со стороны Пенхва приближались аж пятеро магов. Главный в центре и четверо позади. Ба… судя по форме к нам пожаловал сам капитан свежепотопленного «Кванму». Как бы не вышел неприятный сюрприз. Я конечно верю в Джун Хи, но сдаваться в руки Пенхва жуть как не хочется…

Высокий, подтянутый капитан «Кванму» шел к месту поединка слишком уверено, как-то многовато оптимизма он излучает. Точно мастер, или на голову отмороженный идиот, хотя таких не берут в капитаны. Светлая форма корейских ВМС сидела на маге как влитая. На поясе кортик — возможно клановый артефакт. Сильный, уверенный в себе хищник.

Четверо помощников за ним ничем особым не выделялись. Примерно одного возраста и телосложения. Облаченные в форму морской пехоты с такого расстояния они были похожи как родные братья. Позже окажется, что моя догадка попала прямо в цель. Капитан «Кванму» взял в ученики не сильно талантливых, но трудолюбивых детей из одной бедной семьи.

Обычно клановые дети довольно быстро растут по рангам, наследственность, техники обучения, спланированные браки… Но иногда и среди простолюдинов рождались одаренные, как правило из них не получались мастера или гранды, но отсутствие заносчивости и стремление к лучшему делали из таких людей неплохих профессионалов.

— Как думаешь, они победят? — Анабель нежно взяла меня под локоть.

— Обязательно. И все же я ужасно жалею, что подался твоим уговорам. Мне бы было спокойнее, если бы я знал, что ты дома под надежной охраной.

— Чхоль Чинхва, я тебя не уговаривала. Это мое решение, и ты просто вынужден был с ним согласиться из-за шантажа.

— И такая точка зрения, может быть, — улыбнулся я, Анабель в ярости была вдвойне прекрасна.

— Все тебе хи-хи, прошу тебя, если не хочешь подвергать излишним рискам меня, сам не лезь в пекло. Ты же помнишь легенду, мне все равно без тебя не жить.

— Зря я дал тебе почитать эти сказки. Женщина должна сидеть дома и детей нянчить.

— Ах ты альфа-самец, с пережитками каменного века…

Шутки помогали нам отвлечься от волнений за результат поединка. Кажется вступительная часть дуэли закончилась и на поле вот-вот начнется бой.

POV Капитан «Кванму»

Твою-то мать, все-таки мастер. Я даже кажется где-то видел этого начинающего лысеть мага. Строгий костюм, внушительный торс, безупречная короткая стрижка. Не наша армейская, скорее гражданская, но с налетом силовых структур.

Точно, это же телохранитель. Так… так… телохранитель в ранге мастера, с подозрительно знакомым лицом. Где я мог пересечься с Чинхва? Да нигде. Я его по телевизору видел. Неужто в здании ЦУМа засел неугомонный наследник Чинхва?

Точно наследник, кого еще может охранять целый мастер? Надо побеждать в дуэли любой ценой. Такой пленник окупит все потери на Джалеле, да что там это вообще станет победой во всей войне. После того как Чинхва в первый день вырезали всю элиту клана, мы могли бы заплатить за все с троицей.

Их четверо нас пятеро, но это еще ничего не значит. Но если мне не изменяет память, бодигард Чхоля Чинхва, а значит и его ученики, используют огонь, а вода не самый простой для него противник. Есть такой факт, огню неудобно противостоять воде, вода боится земли, а земле трудно с воздухом.

Но честно сказать бой больше зависит не от стихии используемой противником, а из-за личной силы даже в пределах одного ранга с весьма размытыми границами, скорости реакции, боевого опыта, да и просто физического и морального состояния мага. Но все же небольшое преимущество греет мне душу. Теперь бы понять кто за спиной у врага…

Глава 6 Схватка на Джалеле, уже финал

POV Джун Хи

Щибаль, все-таки мастер, да еще и воды. И за спиной у этого расфуфыренного на одного ученика больше. Ну почему мне так не везет? Ким достойный помощник, да и Раздолбай если понадобится, сможет постоять за себя, только вот Ю Вэй совсем еще зеленый.

А вот бойцы Пенхва смотрятся браво. Что-то какие-то они одинаковые и на лица и на фигуры, неужели братья? Какая мать смогла родить сразу четырех сыновей магов? Это плохо, скорее всего, это абсолютно слаженная команда. Конечно в поединке, в котором учувствуют два мастера, они и будут играть основную партию, но если помощники одной из сторон пересилят другую, то могут серьезно помочь учителю.

— Ким, будь внимательнее, ваши противники кажется братья и у них обязательно должны быть семейные заготовки.

— Понял, сонсе-ним.

— И оберегай Ю Вэя, ему по хорошему еще рано учувствовать в дуэли.

— Положитесь на нас, сонсе-ним, мы вас не подведем.

— Раздолбай, хотя бы сегодня настройся на настоящий бой.

— Сонсе-ним, я ответственен как никогда.

— Это-то меня и пугает. Ученики, на кону жизнь господина, давайте сделаем все, что в наших силах.

— За Чхоля Чинхва!!!

POV Чхоль Чинхва

Вся моя система противодействия магам строилась на том, что я мог предугадать какой каст пытается выполнить одаренный за несколько секунд до того как магия вырвется в мир. Поэтому я, наверно, лучше всех понимал, что происходит на поле.

Первыми в бой вступили Мастера, боясь невольно подставить учеников под площадные техники своего уровня, Джун Хи и его визави начали с точечных ударов. Это было прекрасное зрелище, и если бы ставки в этой партии не были бы столь высоки, я искренне наслаждался бы тем, что происходит.

Борьба двум магов такого ранга, вынужденных работать узконаправленными ударами, похожа на противостояние шахматистов. Заранее продуманные атаки, многослойная защита, работа на нескольких уровнях, было чему поучиться.

Вот Джун Хи скастовал копье огня и буквально ввинтил его в щит льда. Но капитан «Кванму» изящно ушел с линии атаки и принял копье по касательной на полусферу воды, развернув его направление в сторону одного из противников.

Но Джун Хи был не так прост, и копье неожиданно взорвалось фонтаном, пожирая сгустками пламени многострадальный щит. Но Капитан решил не уходить в защиту и направил в сторону мастера огня десяток гигантских сосулек. Пришла очередь Джун Хи ставить щиты и укорачиваться, при этом стараясь невольно не подставить своих учеников.

Подмастерье Ким ожидаемо схватился сразу с двумя противниками. Теперь я с точностью мог определить, что все четверо учителя. В принципе старший ученик Джун Хи был на голову сильнее двух магов противника, но это если брать в расчет только уровень магии.

Однако маги Пенхва работали удивительно слаженно и просто замордовали неповоротливого Кима огромным количеством бессистемных атак. Они как борзые, охотящиеся на медведя, то наскакивали спереди, грозя нанести урон, то вертко уходили в сторону и бросались в ноги.

Ким отчаялся поймать юрких противников и уже растерял весь свой непробиваемый фэн шуй. Его атаки становились все весомее и затратнее по магии, это было опасно. Кажется двойка борзых только и ждала когда медведь выдохнется, чтобы вцепиться ему в горло.

Раздолбай сцепился с равным по силе противником и никак не мог поймать свой темп. Такие же трудности видимо были у его оппонента. Они метали друг в друга всем, чему научились за не долгую жизнь, причем атаки следовали одна за другой без всякой логики.

А вот хуже всех дела шил у Ю Вэя, парень был слабейшим бойцом на поле включая и магов Пенхва. Держаться ему пока помогали клановые артефакты и скорость. Проще говоря, младший ученик Джун Хи пропускал убойные для него удары, надеясь на артефактный щит, а вместо сосредоточенного ответа отмахивался плетениями, поспешно меняя позицию. Более того Ю Вэй вообще большую часть времени находился спиной к врагу. Опасная блин тактика. Не зря Джун Хи перед боем просил Кима присмотреть за ним, но кто знал, что самому подмастерье придется туго.

На поле установилось хрупкое равновесие, но чаша весов все больше склонялась в сторону Пенхва. Все ждали, что вот-вот определится победитель в поединке мастеров. С такими силами и частотой атак, кто-то из противников неминуемо должен был ошибиться. Однако счет в сегодняшнем матче открыл Ю Вэй.

Как оказалось, парень все это время усыплял бдительность врага, который окончательно уверился в своем превосходстве и действовал весьма опрометчиво. И когда Ю Вэй неожиданно обернулся то большинство ожидало очередного плетения, которое с пшиком развеется на могучем щите мага воды, лишь мои немногочисленные телохранители все еще наделялись на какой-нибудь убойный магический финт.

Однако действительность сильно расширила горизонты сознания всех зрителей и участников битвы. Ю Вэй в чисто моем стиле выпустил по моряку серию из трех газовых снарядов. Гдах-Гдах-Гдах… И маг воды кашляя и чихая валится на колени.

Ю Вэю по всем канонам добить бы самоуверенного преследователя, но парень в очередной раз не разочаровал меня. Повернувшись на девяносто градусов, он засадил еще очередь в противника Раздолбая. Потом не спеша отстрелил еще одну в своего начинающего приходить в себя оппонента. Что вызвало у последнего анафилактический шок и спазм верхних дыхательных путей, это я инструкцию цитирую. Однако парень, быть ему штатным киллером, не успокоился и целенаправленно законтролил врага фаерболом в голову.

В это время, противник Раздолбая, начиная кашлять и чихать, в отчаянии выдал стену льда. Но наш маг, немало не смутившись, показал чудеса акробатики, буквально взлетев по сегментам плетения противника прямо в небо, орлом упал на отчаянно сморкающегося и плачущего от ядреного газа противника. В сухом остатке ровно отсеченная серпом огня голова. Даже аккуратно вышло, огонь прижег артерии, и крови почти не было. О чем это я? Видно нервное.

Все изменения, конечно, не остались без внимания мастеров. И понимая, что весы стремительно склоняется в сторону магов огня, Капитан «Кванму» разрядился площадной техникой в надежде уменьшить поголовье учеников Джун Хи. Но наш бравый глав телохранитель героически принял удар на себя, наверное так сильно хотел сохранить нарождающееся преимущество, а Ю Вэй снова отличился потратив остатки обоймы на Капитана.

Следом Раздолбай и Ю Вэй бросились на помощь Киму, а Джун Хи воспользовавшись паузой в действиях мастера воды, отчаянно вымывающего отраву из организма вдарил по нему простым но накачанным громадной силой шаром огня. Победа безоговорочно должна была достаться нам, но капитан «Кванму» имел при себе что-то вроде посмертного проклятия. За секунду до того как сгореть в рукотворном солнце, он скатовал что-то невидимое, но тем не менее весьма убойное. Все оставшиеся на ногах маги неожиданно замерли, а потом стали медленно оседать на землю.

Я с Анабель и телохранителями бросились к полю. С другой стороны спешили морпехи, и их было в пять раз больше чем нашей немногочисленно охраны.

— Ничья, — заорали с той стороны бойцы, ощерившись стволами автоматических винтовок и готовые начать убивать.

— Давайте проверим, кто остался жив?

— Толку то? Они все валяются без чувств.

— Ну, у кого больше живых тот и победил?

— А если первый очнется один из наших и пережрет горло всем остальным? Ребята чего вы их слушайте, давайте решим вопрос силой оружия.

Но тут на остатках воли с земли приподнялся Джун Хи и не глядя мстительно обрушил «огненный дождь» на место где упали противники Кима, хорошо хоть рука матера была тверда и он смог не зацепить своих учеников лежащих неподалеку. Но на ногах Джун Хи выстоял не долго, и под остолбеневшими взглядами зрителей опять упал на траву.

— Победа наша! — припечатал я морпехов.

— Ребята эти твари перебили столько братьев…

— Не позорьте клан, ваш капитан дал слово.

— Ваши маги тоже лежат, что мешает нам посчитать такой результат ничьей, ребята да что вы мусолите, да….

Бах-Бах… Я мгновенно выстрелил из двух беретт, убирая наиболее говорливых. Бах-Бах… еще двое попытавшиеся наставить на меня и Анабель оружие упали с ровными отверстиями между глаз. Вшиххх вокруг меня и телохранителей развернулся щит Юэй Фэнь.

— Я пристрелю любого, кто посмеет нарушить слово. Кодекс Кланов священен и позор с вас смоет только кровь.

Я грешным делом подумал, что грозными словами, виртуозным владением пистолетами и щитом Анабель отрезвил потерявших берега от близкой добычи морпехов. Наивный чукотский парень. Успокоило их совсем другое.

Со стороны гор спешили десяток бойцов во главе с Сон У, но самое главное за ними громыхая железками спускались тяжи, наставив на беззащитную толпу турели крупнокалиберных пулеметов. А из города выбегала толпа поморов, угрожающе потрясая винтовками и автоматами. Морякам ничего не оставалась, как сдаться.

Джун Хи и его ребята отделались легким испугом. Это было посмертное проклятие, но сильно ослабленное магией мастера огня и клановыми артефактами. Поэтому сработала лишь первая часть заклятия, лишавшая одаренных магии, слабых полностью, а сильных как получиться.

Второй частью должна была идти какая-то смертельная мерзость, но ее-то многоопытный Джун Хи успел обезвредить. Не будь он специалистом по охране, всем им лежать бы там на поле. Но мастер как раз учился противодействовать подобным штукам.

Подоспевшие поморы с ребятами Сон У разоружали деморализованного противника. А мы тем временем, уставшие, но с победой отправились к тянувшим кота за хвост хакерам.

— Что у вас? Нам пора покинуть это место уж больно неуютно здесь становиться.

— Сабом-ним, Пенхва подключили специалистов против нас.

— Удивительно, что они сделали это только сейчас.

— Сами поражаемся, семьдесят процентов сети накрыли, а они только разгоняются, такое чувство, что на первом этапе нам противостоял штатный системный администратор, причем по собственной инициативе.

— Видно кто-то из руководства Пенхва пытался скрыть свои промахи, но сейчас-то результат наших трудов заметен всей Корее. Покажите мне, в чем проблема.

— Господин тут две программы…

— Если я возьму на себя вот эти вычисления, насколько быстрее сможете закончить?

— Думаю, за час справимся.

— Тогда работаем. Сон У, готовьте эвакуацию. В горах оставьте только мобильные группы. И Александру Ивановичу сильно досадили местные горожане, наведите порядок на улицах.

— Будет исполнено господин.

POV Тэсо Пенхва.

— Щибаль, это что за дела? Кто-нибудь в этом офисе может объяснить, почему у главы клана владеющего крупнейшей сотовой компанией Кореи нет связи?

— Сабом-ним я сейчас все выясню… хмм…мой телефон тоже вне зоны…

— Беспомощные ублюдки, эй кто-нибудь притащите ко мне этого жирдяя, которого брат поставил директором Пенхва Телеком.

— Сабом-ним, к вам генерал Чан Ми.

— Сука, целый генерал пожаловал, и каких щибаль войск ты генерал? Знает ли мой вояка, что в кабинет главы клана не работает наша собственная сотовая связь? Где этот недоносок Хан Ча, отвечающий за разведку, может он что-нибудь прояснит?

— Сабом-ним, я пришел объяснить произошедшее.

— Ты, какого хрена, генерал армии занимается сотовой связью? Тебе пехоту надо гонять, ты, что о себе возомнил?

— Сабом-ним, это связано с захватом острова Джалеле.

— Так я ж распорядился его освободить?

— Сабом-ним, мы сделали две попытки, но войска Чинхва сумели отбить наш десант.

— И почему я узнаю об этом только сейчас, щибаль?

— Вы просили не беспокоить по таким мелким вопросам.

— Мелким? У нас связь накрылась по всей стране, ты, щибаль, гребаный идиот не можешь понять разницу между мелким и крупным вопросом?

— Могу, господин.

— Да ты наглухо долбанутый. Сколько стоил нам этот мелкий вопрос?

— Мы потеряли двести пятьдесят морских пехотинцев второго класса, и десантный корабль «Кванму».

— Хррррр…. Да я прибью тебя сейчас! Тварь! С какого перепуга на «Кванму» базировались десантники второго класса?

— Вы не правильно меня поняли, сабом-ним, вначале мы потеряли десантников с Бао, но корабль цел, а потом отправили им на выручку «Кванму». Этот корабль Чинхва потопили, как и три сотни десантников первого класса.

Бах-Бах-Бах….

— Эй, там вынесите отсюда труп этого вонючего ублюдка, и помойте полы. И найдите мне Мен Хо.

Да недолго продержался новый начальник моего штаба, умер от собственной тупости, покончив с жизнью тремя выстрелами в грудь и в голову. Сильный оказался человек, стрельнул в себе два раза в грудь, но потом собрался с силами и закончил начатое выстрелом между глаз. Думаю, так завтра расскажут на его похоронах.

Только Мен Хо смог прояснить, что на самом деле произошло на острове Джалеле и какие проблему могут возникали у Пенхва Телеком. Месяц, целый месяц у нас не будет связи на семидесяти процентах территории Кореи. А это не только потеря доходов, но и вообще угроза существования самой компании. Кто будет ждать связь так долго? Клиенты уйдут к конкурентам.

Сука!!! Сука!!! А не Бохая ли рук это дело? Неужели он снюхался за моей спиной с Чинхва? А что, как мы договаривались: Асукабэ достанется рынок памяти, Пенхва — связь, а Бохаю смартфоны. Но ведь могли и переиграть Чинхва — смартфоны, а Бохай — связь? К кому потекут клиенты, ну не в CICже. И сынок Юри совсем некрасиво поступил с Виен в той истории, вот же твари. Надо установить плотную слежку за гнусными предателями

— Верните мне Мен Хо!

А пока позвоню крохоборам, только у них есть то, что мне нужно.

— Брат, это Тэсо Пенхва беспокоит. Как ты, как дети?

— Все нормально, брат, как сам? Слышал, вы слегка повздорили с Ча Суном.

— Да ты ни как шутишь, брат? Не буду ходить вокруг да около. Я к тебе за помощью. Мне нужен эсминец с крепким десантом на борту.

— Интересные дела, а как же твой «Кванму»?

— Нет больше «Кванму».

— Ага, и ты решил что мой «Содонг» сможет решить твои проблемы?

— Твой корабль ближе всего. Чинхва в наглую захватили Джалеле, и сейчас грабят Тодон, а там мирные жители, брат.

— Тэсо, ты же меня знаешь, я человек прямой, о каких мирных жителях ты мне заливаешь? Это ведь связано с тем, что у тебя полетела связь, не так ли?

— Да, брат, извини, что не сказал прямо, не хотел грузить тебя своими проблемами.

— Ага, не хотел грузить, ты со школы был хитрецом Тэсо. Давай откровенно, зачем мне посылать своих людей на остров к захватчикам, которые так круты, что уже утопили «Кванму»? Да еще и подставляться перед Ча Суном.

— Когда тебя волновало отношение Чинхва?

— Сейчас всех в Корее волнует отношение Чинхва и его малолетнего наследника, — отрезал крохобор, пора закругляться с любезностями, этого интересуют только деньги.

— Сколько?

— Вот это деловой разговор. Три миллиарда фунтов.

— Да ты рехнулся?

— А ты как думал? Мои люди полезут в пекло за спасибо?

— Да за такие деньги я три эсминца куплю.

— Не вопрос, брат, покупай. Только у меня лишних эсминцев нет, да и ни у кого в Корее нет, разве что в Императорском флоте. Иди к пхеха и изложи свои проблемы, а ко мне с такими вопросами больше не подходи. Понял?

— Хорошо… хорошо… не кипятись. Объясни, почему так дорого?

— Ты, верно подметил, один миллиард стоит эсминец, это депозит в случае если его утопят. Еще миллиард — страховка на выплаты семьям погибших, дело то рисковое. Ну а миллиард мне за возможные терки с Ча Суном. Он ведь мой клиент номер один, а ну как обидится и начнет покупать у русских?

— В этом есть логика. Я правильно понял, если все пройдет гладко, я заплачу только один миллиард, так?

— Именно, брат, и это я еще тебе по-свойски скидку сделал. Бохай бы заплатил — четыре.

— Хорошо, в принципе устраивает, миллиард я готов загнать хоть сейчас.

— Э… нет, так дела не делаются. Выставишь мне не отзывной аккредитив на три миллиарда. Условия раскрытия сумм, миллиард — за атаку на Джалеле, остальное, если случиться форс-мажор с моим имуществом и людьми.

— Ты мне не доверяешь?

— У тебя война брат, с кого мне получать деньги, если ты вдруг скоропостижно покинешь нас? Предъявить счет Ча Суну?

— Хорошо, бумаги будут у тебя в течение часа. Поспеши, брат птичка может ускользнуть с моего острова в любую минуту.

— Все сделаем в лучшем виде. Единственно там нет кораблей Чжэнфэй?

— Мы проверяли, Драконы на мой остров не заплывали. Разведданные вам передадут вместе с банковскими документами. До связи, брат.

— До связи, и береги себя Тэсо. Я тебе на днях женьшенечку пошлю, полезно от нервов.

Глава 7 Морской бой

POV Чхоль Чинхва.

Пока Сон У и Александр Иванович готовили эвакуацию, я с командой хакеров таки доломал имущество Пенхва Телеком. Процент базовых станций, на которых полностью исчезло программное обеспечение, неуклонно приближался к ста. Не охваченными остались лишь немногие изначально сломанные и вырубленные вручную.

Но последних были единицы, слишком долго раскачивалось Пенхва Телеком (ПТ), надеясь все уладить без таких крайних мер. Тяжело собственноручно отключить станцию, если ты сам борешься, за то чтобы она бесперебойно работала. Коллективный вой абонентов ПТ был слышен даже на Джалеле за сто пятьдесят километров от материка.

Когда все погрузили на «Ласточку», добавив к нашей технике и боеприпасам немногочисленные трофеи, поморы взорвали задание ЦУМа. Эксцессов с местными больше не было. Александр Иванович со товарищи надолго избавил город от воинствующей молодежи, вырезав несколько поколений молодых мужчин. Ибо нефиг.

По пути в родные пенаты к нам присоединился «Гунунг». Пахомыч то и дело выходил на связь с нытьем о том, что так и не удалось пострелять. Заткнулся он только после рыка Александра Ивановича, о сглазе. Моряки суеверные люди, даже Анабель вызывала у них двойственные чувства, с одной стороны радует сглаз, а с другой «бабе на место на корабле»

А Пахомыч нас все-таки сглазил.

POV Ча Сун Чинхва.

— Сабом-ним, Пенхва затеяли какую-то странную возню на море.

— Дю Кюн, разве мы там что-то планировали?

— Сабом-ним, были проекты нескольких операций под силы Чжэнфэй, но их пока отложили в долгий ящик. После разгрома клана Асукабэ, многие сделали правильные выводы, и значительно усилил охрану баз с выходом к морю.

— Тогда может готовят что-то против нас?

— Да нет, господин, там чертовщина какая-то. Судя по разведданным, кто-то захватил крохотный городишко на их курортном острове, в ста пятидесяти километрах от побережья. Потом Пенхва потеряли две сотни морпехов. Следом пришло сообщение об исчезновении десантного корабля «Кванму» с элитой их специальных сил на море: десять БМП, четыре катера, лучшее стрелковое вооружение.

— Может водят нас за нос и готовят захват одного из объектов?

— Тоже так подумал, господин, но ничего путного не смог накопать, сил либо слишком много, либо откровенно не достаточно для тех объектов, которые уязвимы с моря. Но минуту назад пришла еще более странная информация. Финансовая разведка установила о выставлении Чеболем Пенхва безотзывного аккредитива в обеспечении найма эсминца «Содонг».

— Эсминца??? Они что решили схлестнуться с Морским Драконом?

— Сабом-ним, акватория, в которой все это происходит находиться в Японском Море, а корабли Чжэнфэй дислоцируются со стороны западного побережья Кореи.

— Что бы это могло быть… А как говоришь называется этот остров?

— Джалеле, господин.

— Что-то крутится в голове, но никак не могу связать. Что у тебя еще?

— Господин, у Пенхва Телеком крупные проблемы со связью, по непроверенным данным они потеряли сеть более чем на семидесяти процентах территории Кореи. Кстати многие обвиняют в этих проблемах нас.

— Почему?

— Покрытыми остались только регионы подконтрольные нам или нашим союзникам.

— Какой в этом смысл? По логике мы в первую очередь должны были вырубить объекты противника на своих землях.

— Мы так и ответили обвинителям через СМИ.

— Твою-то мать!!! А где сейчас Чхоль Чинхва?

— Эээ… сабом-ним, он в Пуссане на отдыхе…

— Когда ты в последний раз разговаривал с Джун Хи?

— Как раз до начала этих событий, господин, — сник Дю Кюн до которого тоже начало доходить. Мой сорванец опять обвел его службу вокруг пальца, ну что за неспокойное дитя?

— Вы думаете это его рук дело?

— Именно, Чхоль все это время ломал голову как вывести Chinmobile на прибыль и видно нашел.

— А сейчас его ловит весь флот Пенхва.

— Подожди, я сейчас сам наберу сына, надо его предупредить.

— Сынок ты на Джалеле?

— Эээ… пап, а откуда ты знаешь?

— Неважно, Пенхва наняли эскадренный миноносец «Содонг», он идет по вашу душу, беги оттуда, сын, не медли, слышишь?

— Пап да мы уже на полпути к Корее, не беспокойся.

— Анабель с тобой?

— Да.

— Будешь сам разбираться с ее дедом.

— Твою…

— Не выражайся при мне. И все же мы вышлем тебе два наших ракетных катера на подстраховку, скинь координаты Дю Кюну.

— Понял пап.

— Береги себя сын.

— ЖэньЧжэнфэй это Ча Сун.

— А будущий сват, как поживаешь?

— Извините я по делу, Чхоль с Анабель опять попали в неприятную историю. Они сейчас на сухогрузе «Ласточка» между островом Джалеле и Кореей. А Тэсо Пенхва нанял эсминец «Содонг» для их уничтожения.

— Так… так… «Содонг» базируется в порту Кенджу если мне не изменяет память. Все что у меня есть намного южнее. Они не успеют к раздаче. Там же еще «Кванму» клана Пенхва в Кенсане?

— Его Чхоль вроде сумел утопить.

— Нда… дела. Я подниму связи, может кто-нибудь в рейде недалеко от этих мест, и вы с Чон Гу обзванивайте знакомых, детей надо срочно выручать.

— Конечно, отец уже ищет, и я скоро подключусь, не будем терять время.

— Ча Сун, если они выживут, надо быстрее их поженить, иначе я рискую остаться без правнуков.

— Я только «за».

— За работу, да хранят их боги.

POV Пахомыч временный капитан ракетного катера «Гунунг»

Новости от молодого господина просто отличные! К нам на огонек решил заглянуть цельный мать его эсминец. Ну Гунугчик не подведи, не даром я в тебя столько труда вложил. Еще бы лучше «Ласточка» постояла в сторонке, а то ведь много древнему сухогрузу не надо. Но прочь сомнения: «Врагу не задается наш гордый Варяг!».

Четыре мои прелести уютно лежат в громадных для такого корабля пусковых цилиндрах. Инженера при монтаже бухтели, что мы скорее сами потонем от запуска ракет, чем сможем кому-то навредить. Но не им судить о таких делах. Я то помню, как в персидском заливе, работали русские катера. А эти Шанью китайцы скопировали с наших «Малахитов» уж я-то знаю.

А вот и вражина появился на экране монитора, пора начинать бой. Как там господин пел, душевные песни сочиняет зараза, да еще и на чистейшем русском. Эх славяне, запевай!

Чёрный ворон, чёрный ворон,


Что ты вьёшься надо мной,


Ты добычи не добьёшься,


Чёрный ворон, я не твой.…

— Пахомыч ты там не сдвинулся часом? Чего в эфире распелся?

— Эх-хе командир, такой настрой поломал, это же … душа раскрылась и вывернулась на изнанку, ты послушай: «Чёрный ворон, я не твой.…»

— Да слышал я уже, но лучше бы Чхоль спел, а то твой вой даже такую замечательную песню испохабил. Ладно, хорош трындеть. Ты вот что, подгребай ближе к ласточке, есть одна идея.

— Иваны, ты хочешь, чтобы я вас бросил и спас Чинхва с мисс Анабель?

— Это был бы идеальный вариант, но сам знаешь, господин на него не согласиться. У них с принцессой есть какой-то хитрый артефакт, на него все надежды…


POV Капитан эсминца «Содонг»

Щибаль, вот это задачи нам ставит клиент. Вначале просили освободить остров Джалеле от неизвестных захватчиков. Попутали совсем я не на УДК в море выхожу, а на эскадренном эсминце только пару лет назад списанном с ВМФ Империи Коре. Нам конечно по плечу и такие задачи, но это все равно, что забивать гвоздь микроскопом.

Потом, пока мы готовили судно к отплытию, задачу поменяли. Оказалось наглые захватчики уже покинули Тодон и на сухогрузе, вы не ослышались, на сухогрузе движутся в сторону материка. И мне капитану первого ранга, поставили задачу утопить несчастный морской тихоход.

Это даже хуже чем первый вариант. Это просто унижение. Сто сорок метров длинны, триста моряков и офицеров, минно-торпедное вооружение, зенитные орудия, ракеты пусть и устаревшие, но способные нести даже ядерный заряд. И всю эту мощь я должен направить на сухогруз. Щибаль, да меня засмеют во всех портовых барах от Кореи до Европы.

Правда утверждают что эти несчастные утопили десантный корабль «Кванму», а этих ребят трудно назвать простой мишенью. Но кто его знает, как оно было на самом деле? Да и одно дело воевать на суше, а другое смотреть, как на твой беззащитный сухогруз летят противокорабельные ракеты. Меня сейчас больше беспокоит, как бы ни упустить беглеца, или еще чего доброго не подбить вместо него кого другого. Однозначно надо выходить на визуальный контакт, а то тут грузовых кораблей как риса в поле.

— Капитан на локаторах показался похожий транспорт.

— Так свяжитесь с ними.

— Они не отвечают.

— Так-так-так… это молчание не спроста, похоже наш клиент. Или контрабандист какой?

— Так если контрабандист то и его можно утопить, так сказать во имя Родины…

— Ага, патриот ты наш. Дай-ка ты по нему малой ракетой, если честный малый то завопит на весь эфир, ну а если темные личности какие-то повторим уже старшим братом. А может и поближе подойдем, посмотрим, удостоверимся, сделаем фото для заказчика. Думаю это скрасит его горечь по уплаченным денежкам, — я конечно шутил, если неизвестный будет молчать после первого залпа, то без разговоров получит второй.

— А сколько он заплатил?

— Господин, упоминал о трех миллиардах.

— О-го-го.

— То-то же, за такие деньги надо предоставлять полный пакет услуг. Так что иди работай, да и я с тобой на мостик, посмотрим что за зверь к нам попал.

На мостике царила деловая атмосфера. Грамотные офицеры, которых я лично собирал по крупицам, четко без лишней суеты уточняли координаты цели, проверяли готовность боевого расчета. По инструкции планировали действия экипажа и машинного отделения на случай ответной атаки, хотя кого смешить сухогрузом? И вот по незначительным признакам стало понятно, что все приготовления закончены, а взгляды кавторанга и старпома скрестились на мне в ожидании команды.

— Огонь! — я не стал никого разочаровывать.

В небо послушная моей воле взмыла небольшая, но точная и смертоносная ракета. За секунды преодолев огромное расстояние, она должна поразить цель. Умная электроника вела малютку противозенитным зигзагом почти над водой, да и чем ей мог помешать несчастный транспорт? Разве что экипаж и пассажиры коллективно помолятся. Только просить богов бесполезно…

— До цели три, два, один…

— Цель поражена, прошу разрешение на атаку ракетами Чимон?

— Разрешаю, — Чимон устаревшие, но недорогие ракеты, их нельзя использовать против современных систем противоракетной обороны, но откуда такие на транспорте? А вот взрывчатки в Чимонах хоть отбавляй.

Вдаххх, корабль потряс одновременный запуск двух гигантских ракет. Раз сухогруз молчит, значит виноват. Двух Чимонов с запасом хватит, чтобы уничтожить любой транспорт.

— До цели три, два…

— Фиксирую помехи, это не сухогруз! Они выпустили дипольные поля отражения… пошли тепловые ловушки…

— Командир корабли разделились, там две цели, одна меньшая вторая… странная сигнатура, похоже цель прячется под постановщиком помех… с вероятностью семьдесят процентов это фрегат.

— Неужели «Джанкай»? Как он мог оказаться здесь? А вот и ответ как им удалось потопить «Кванму».

— Пенхва все знали изначально и подставили нас. К бою, это не учебная тревога. «Джанкай» моложе «Содонга» на двадцать лет, да помогут нам боги.

— Внимание! Внимание! Приближаются ракеты противника, всем расчетам приготовиться к противоракетному маневру. Орудия к бою, судя по сигналам это «Шанью».

Вууххххх БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ……жжжж

POV Чхоль Чинхва.

Весь наш план на битву с «Содонгом» строился на двух предположениях. Во-первых, мы рассчитывали, что капитан эсминца для начала осадит «Ласточку» парой ракет, а потом, подойдя поближе и убедившись в том, что цель верная — потопит. Во-вторых, была надежда на четыре Шанью «Гунунга», современные снаряды имели все шансы достать даже такого сложного противника как эскадренный миноносец.

Вооружившись вышеупомянутыми гипотезами, мы стали планировать. Эсминец не должен был увидеть на экране локатора две цели. По мнению Иваныча нормальный капитан с ходу потопил бы меньшую, чтобы ценный приз не сбежал, а потом бы не спеша разобрал сухогруз. Поэтому чтобы не насторожить «Содонг» изображали из себя один корабль. Пахомычу пришлось заглушить все машины, а нам топтаться на месте.

Потом, первый удар должна получить «Ласточка», чтобы второй залп с «Содонга» произвели без всяких выкрутасов, как по беззащитному сухогрузу, и если удача будет на нашей стороне, это будут устаревшие ракеты, не умеющие эффективно проходить противоракетную оборону. Наемники всегда экономят на боеприпасах.

Первую ракету приняли на щит Анабель с мастером Джун Хи. Они долго колдовали над артефактами, которая принцесса Чжэнфэй вытащила из своих запасов, и смогли на короткое время накрыть «Ласточку» и «Гунунг» щитом, жиденьким, на один раз, но большего нам и не требовалось.

Все прошло как по нотам. Первая небольшая ракета взорвалась на безопасном расстоянии от сухогруза. В принципе даже попади она в наш транспорт, большой беды бы не случилось. Взрывчатка осталась на Джалеле, а трюмы, кроме занятых, десантниками, были девственно пусты.

Ну а второй удар, принял на себя рванувший в сторону «Гунунг», а потом и вовсе ответил залпом из четырех Шанью. Которые выпускал парами в течении минуты. Правда, мы с ужасом наблюдали за этим действом. Старт таких громадин едва не потопил наш ракетный катер с доблестным Пахомычем и отмороженными поморами. Но все прошло без эксцессов.

Мы усыпили бдительность команды «Содонга». А как вы думали? Пальнули раз, нет отсвета, Пальнули второй. Все службы противоракетной обороны расслабленно вздохнули, уверенные в том, что работают против беззащитного транспорта, а тут ответочка.

— До цели три, два, один…. — бубнил в прямом эфире Пахомыч.

— Есть попадание!!!!!!!!!!!!! Ураааааа!!!!!

— Еще одно!!!! — эфир взорвали возгласы подчиненных Пахомыча.

— Цыц всем, слушаем… — одернул молодежь Пахомыч, и вдруг запел:

Чёрный ворон, чёрный ворон,


Что ты вьёшься надо мной,…

— Ах ты дурак старый, я то думал видишь чего на локаторах.

— А чего на них смотреть, командир, я итак знаю, что это ПОБЕДА!!! Ты понимаешь, командир, мы же только что завалили эсминец, катером и сухогрузом. Су-хо-гру-зом!!!!!!!!

— Ааааааааааа

— Рррааааааааа

POV Ча Сун Чинхва.

Какой же я закостенелый идиот. Ладно Чжэнфэй и отец судорожно обзванивали владельцев боевых кораблей, чтобы отправить их на помощь Чхолю. Но я то осел! Чего ждал? Кто-то не захотел связываться с «Содонгом» на своих маломощных корабликах, другие имевшие достойные военные единицы были слишком далеко. Понадобилось десяток отказов и тонна бессильного отчаяния, чтобы до меня дошло. Почему я не отправил в море штурмовики?

Бешеная работа, огромные деньги и еще более огромные посулы, и вот звено истребителей в море. А я корю себя за то, что опоздал, за то, что так сглупил. «Содонг» всего в семидесяти километрах от берега, достаточно пары противокорабельных ракет, чтобы эсминец навсегда забыл о сухогрузе Чхоля. Но боюсь, они опоздали.

— Сабом-ним, летчики зафиксировали тонущий корабль.

— Щибаль!!!!!

— Господин, это эсминец.

— Что?!? Повтори!!!

— Это «Содонг» господин, наследник смог утопить эскадренный миноносец при помощи сухогруза. Это просто невероятно!

— Уффффф… отпустило. Сообщи отцу и Чжэнфэй, и только не начинай как со мной, а то стариков инфаркт хватит.

— Простите господин, я сделаю все должным образом.

— Иди Дю Кюн, иди. Дай мне побыть одному. Фуххх… — я налил себе заслуженный стакан виски, с таким отпрыском я умру не от вражеского плетения, а от собственных переживаний.


POV Тэсо Пенхва

Пиу… Пиу…

— «Содонг» утоплен, брат. Я потерял эсминец и три сотни отборных моряков.

— Хмм… мои потери еще больше.

— Это да, за эту неудачи ты заплатил сполна. Но меня беспокоит один вопрос. Тэсо, ты ничего не скрыл от меня?

— Брат, ты хочешь в чем-то меня обвинить? Ты взявший за старую калошу и триста никчемных матросов три миллиарда фунтов, хочешь в чем-то меня обвинить?

— Не кипятись так, Тэсо. И как ты смеешь называть погибших никчемными?

— А как мне называть неудачников, потонувших в битве с невооруженным транспортом. А может мне стоит задаться вопросом, как эсминец, гордость твоего флота, смог убиться о жалкий сухогруз?

— Я тебя понял Тэсо, повторюсь, не кипятись. Ты рискуешь остаться один против всей Кореи.

— Да пошел ты со своими предостережениями, лучше принять бой одному, чем полагаться на таких друзей как ты.

— Тэсо, ты пожалеешь об этом.

— Я сожалею только об одном, что попросил тебя о помощи.

Глава 8 Политическая

Телеканал KBS1 (Подконтрольный Императору Кореи).

— Уважаемые телезрители сегодня в нашем еженедельном обзоре долгожданный гость, мой коллега, ученый имеющий степень в политологии, талантливый режиссер и просто замечательный человек господин Е Мин Хо и я ваш неизменный телеведущий Хван Ли Гун.

— Доброго всем дня уважаемы телезрители.

— Мин Хо, позвольте мне начать сразу с главного. Вы известны как ярый сторонник сокращения привилегий кланов и основная причина, по которой вы сегодня здесь — разгорающаяся война Чеболей. Могли бы вы выразить свое отношение к этим событиям?

— Это очень трудно сделать, не используя обсценную лексику.

— Жесткое начало, но другого мы от вас и не ждем! (аплодисменты в студии)

— Я считаю, что права кланов на боевые действия — это позорный атавизм на теле современной Кореи. Как могут разумные, граждане одной страны применять боевое оружие в условия мира? Я сам был жертвой одного из таких инцидентов, когда по-моему Чеболь Тхэбон воевал с Чхве. И тогда меня поразили новостные каналы, которые в подробностях смаковали потери кланов, мол, пять сотен элитной пехоты погибло. Но при этом телеведущий вскользь упомянул о тысячах жертв среди мирных жителей.

— Так было всегда.

— Но так не должно продолжаться. Вдумайтесь, сколько людей принадлежит тому же клану Чинхва? Пять десять тысяч? И их оппонент не больше. А по их прихоти страдает вся многомиллионная Корея. Кланы дернуться, а гибнут не в чем неповинные граждане.

— Вы про недавний инцидент с нападением на главу Пенхва?

— И про него тоже, но это не исключение. Вспомните до этого два! два мастера! громили город, пытаясь убить подростка. Кто-нибудь помнит, сколько человек тогда погибло? Никто! А я вам скажу тридцать пять! А сколько раненых? Сколько разрушенных зданий?

— Так какой выход вы предлагаете из создавшейся ситуации?

— Кланы должны перестать воевать. Это ненормально когда одна группа людей имеет вооружение сопоставимое с государственными структурами и может диктовать свои правила целым городам.

— Мин Хо я все-таки думаю это слишком полярная точка зрения, надо не упускать из виду что такое положение вещей сложилось во всем мире.

— Это так, но время не стоит на месте. И последняя инициатива ведущих мировых держав по ограничению Правил Объявленной Войны первый шаг к истреблению беспредела, творимого кланами.

— Вы могли бы подробнее объяснить телезрителям грядущие изменения.

— По факту они уже вступили в законную силу. Кланам запрещается использование тяжелого вооружения и высокоранговых плетений на территории крупных населенных пунктов.

— Позвольте, а разве раньше не существовало такой нормы?

— Это была полностью не рабочая статья. Закон работает, когда есть четкие правила и мера ответственности за нарушения. В прошлой редакции наказанию подвергалась лишь нападавшая сторона. И юристы Чеболей умело забрасывая суд аргументами, годами доказывали, кто на кого напал, пока дело вообще не развалилось.

— А что же теперь?

— Виновны будут обе стороны вне зависимости от причин нарушения закона.

— Да это действительно выглядит более эффективно, но как тогда быть с последним инцидентом, связанным с Чеболем Чинхва, может ли это стать прецедентом для новой поправки?

— К сожалению Чинхва не нарушили букву закона, поправки приняты на следующий день после их массированной атаки на Чеболь Пенхва.

— А как вы относитесь к тому коллапсу, который сейчас происходит в Пенхва Телеком.

— Я только рад!

— Мин Хо, поясните вашу позицию.

— Кланы получили ровно то, чего заслуживают, бизнес не должен страдать от действий кланов, мирные жители не должны страдать от действий кланов. Но это тот случай, когда с простыми смертными страдает и сам клан. При этом, слава богам, нет жертв.

— Что же, уважаемый Мин Хо, спасибо за интересное мнение, и новый взгляд на вещи.

— Уважаемые телезрители, я готов биться об заклад, что никто из вас не догадывается о том, кто будет следующим гостем нашей студии. Прошу любить и жаловать собственника Корпорации Чинхва электроникс, главу Чеболя Ча Суна Чинхва!

— Добрый вечер всем.

— Сабом-ним, я наверное не погрешу истинной если скажу, что это первый визит главы клана такого уровня на телевидение. Почему вы согласились?

— Времена меняются, должны меняться и мы. Я имею ввиду Чеболи.

— Неожиданно слышать это от вас, разве не вы, в целом как социальный класс, боретесь за сохранение своих привилегий?

— О каких привилегиях вы говорите?

— Не лукавя, я считаю, что Чеболи обладают огромной финансовой и военной властью, разве не так?

— Конечно так, но причем тут привилегии? Давайте разбираться подробнее. Военная сила? А против кого мы ее применяем? Против таких же кланов, так привилегия ли это или бич? Постоянно находиться под угрозой войны, вместо того чтобы созидать. Я содержу огромную армию не прихоти для, а только из-за необходимости защищать семью и бизнес. И я был бы безмерно раз сложить эти обязанности на кого-нибудь другого.

— Хмм… это… это… неожиданно.

— А по поводу финансового могущества. Что сказать? По факту Чеболи контролируют восемьдесят пять процентов экономики Кореи. Но если касаться моего клана, то я не сижу на наследстве предков. Собственность Чинхва на девяносто процентов сформирована за счет экспорта. Мы не сидим на природных ресурсах или естественных монополиях. Клан торгует, как и все. Какие привилегии в этом бизнесе?

— Если смотреть с этой точки зрения, но другие кланы…

— Я отвечаю только за себя и своих людей!

— А что вы скажете по поводу новых правил ведения войны, инициированных Императором?

— Я абсолютно их поддерживаю.

— Но вы же сами, совсем недавно…

— Я перебью вас, все, что делали Чинхва до введения правил — вынужденная мера. Вы должны были слышать, что на моего сына совершено более десяти покушений. И с каждым разом силы нападавших только возрастали. В ходе столкновений мы нейтрализовали трех мастеров, и полсотни одаренных более низких рангов.

— Но за этим же стоял японский клан Асукабэ?

— Асукабэ были рядовыми исполнителями, оперировать такими силами в Сеуле мог лишь Чеболь. И я нашел доказательства того, кто все это организовал.

— И поэтому вы объявили войну Пенхва?

— А как бы вы поступили на моем месте? Ждали бы, когда убьют единственного наследника? Чинхва никогда не были агрессором, мы мирно конкурируем с компаниями по всему миру, и ведем дела исключительно в экономическом поле. Я не сторонник решения вопросов силой.

— То есть агрессор в данном конфликте Пенхва.

— Абсолютно верно.

— Если вы слышали предыдущего гостя, то он ратует за упразднение всех привилегий Чеболей. Что вы скажете по этому поводу?

— Как не парадоксально, но я пусть с нежеланием, но готов частично принять эту точку зрения. Давайте посмотрим вглубь истории и поймем, почему появились кланы. Одаренные чаще рождались в семьях одаренных. Это привело к их обособленности. Отельные школы, отдельные законы. Как регламентировать закон ношения оружия для мага, который сам по себе опаснее танка? Поэтому разница в законах между магами и не одаренными должна сохраняться. Но в бизнесе, в гражданской безопасности, системе наказания определенно должны быть изменения. И это в первую очередь должны понять кланы. Если раньше маг мог гарантированно противостоять сотням воинов, то сегодня пара солдат в экзоскелетах спокойно разберется с учителем. Меняется соотношение сил и наука приравняла магов и простецов. Пора менять и законы!

— Вау, это было весьма познавательно. Господин Ча Сун спасибо за содержательные ответы и по настоящему революционный взгляд на многие вещи. Ваша речь стала неожиданным откровением для меня и уверен, для большинства телезрителей.

— И вам спасибо за теплый прием.

Независимый телеканал WBS

— Дорогие телезрители сегодня нас ожидает особенный репортаж. Мы будем не просто обсуждать успехи или неудачи выдающихся бизнесменов, политиков, артистов… Сегодня мы проведем встречу с одним из них. Поприветствуйте гостя нашей студии знаменитого певца, выдающегося бизнесмена и как оказалось гениального полководца, наследника Чеболя Чхоля Чинхва.

— Добрый вечер уважаемые телезрители, гости студии.

— Позвольте мне представить приглашенных экспертов: в нашей студии участник десятка военных конфликтов, преподаватель Военного Императорского Института по тактике боевых действий малых групп, полковник запаса господин Ро Де У. Следующий приглашенный — доктор экономических наук, профессор кафедры менеджмента Вышей Экономической Школы Сеула Ю Мин Ра. Ну и наконец всем известный вам продюсер, автор и исполнитель многочисленных хитов, наш горячо любимый, «БоА», господин Ли Сон Док.

По факту столь солидную компанию было невозможно собрать в одной студии, ни за какие деньги. Это были действительно независимые эксперты, каждый из которых имел нешуточный вес в своей сфере деятельности. С их мнением считались на мировом уровне. Поэтому это были люди самодостаточные и неподкупные. В чьей непредвзятой оценке мало кто мог сомневаться. Отдельно нужно сказать несколько слов о ведущем шоу, это был просто динозавр в мире ток-шоу, который долголетней карьерой доказал, что имеет свою точку зрения и не при каких условиях не поддержит навязанного взгляда.

Но они дали свое согласие на участие в беседе, как только узнали о том, кого предстоит разбирать. Наследник Чеболя редкий гость в студии, ну и не буду скромничать я сейчас на слуху. Весь этот пиар был необходим клану как воздух, и он решал сразу несколько задач.

Во-первых, изоляция Чеболей играла против них самих, высокомерие, пренебрежение к жертвам среди мирных жителей вызывала протестные настроения в обществе, которые вполне могли вылиться в межрасовую войну. Я бывший каратель, хорошо представляю как шесть или семь миллиардов людей могут начать войну против сотни миллионов магов, и у меня нет ни капли сомнений в итогах такого конфликта.

Во-вторых, сейчас Чинхва были на острие этих протестных настроений. Слишком много я задел людей вырубив связь Пенхва, слишком много погибло когда нападали на меня, или когда мстили за меня. И противник не брезговал создать Чинхва ореол всеобщего зла, эту тенденцию надо было срочно менять.

В-третьих, следующим слоем нашей с отцом эскапады был первый шаг на пути передачи мне наследства. При любом решении МСК относительно неодаренных наследников, положение Чеболя было шатким, и вопрос нужно было решать, в том числе и в политическом поле. А почти все кланы сильно недооценивали значение медийности. Я решил это исправить.

— Итак господа, я предлагаю начать с относительно легкой по тематике, но от этого не менее значимой отрасли. Меня в первую очередь интересует карьера нашего героя — как певца. Ли Сон Док вам слово.

— Явление дуэта, я подчеркну это, именно дуэта господина Чхоля Чинхва и мисс Анабель Чжэнфэй одно из интереснейших событий в мире шоу бизнеса Кореи да и наверное всего мира. Однако если говорить о нашем сегодняшнем герое как о сольном исполнителе, то вынужден констатировать что это певец среднего, или даже ниже среднего уровня.

— Постойте, постойте, но ведь господин Чхоль пел и в отрыве от мисс Анабель и имел не меньший успех?

— Это так, но я бы здесь говорил о правильно подобранной или сочиненной, у меня нет информации об авторстве, песне, нежели осценическом таланте.

— Господин Чхоль, как вы прокомментируете позицию нашего эксперта?

— Я не певец, и даже не профессиональный автор. Музыка и слова всех исполненных мной и Анабель композиций придуманы мной, но это не труд профессионала, а cкорее озарение. Петь я не умею.

— Скромно, даже слишком скромно и довольно самокритично. А что вы имеете ввиду, когда говорите о не профессиональном авторстве песен?

— Я представляю работу композитора или поэта, как поиск или создание определенного направления, если хотите трэнда. Мое же творчество носит случайны и бессистемный характер. Я могу бросится из рока в поп, из поп в трот… У меня нет музыкального вкуса и музыкальных предпочтений, публике приходиться довольствоваться лишь моей интуицией, а она конечно может и подвести.

— Хмм… очень зрелая позиция. Мне отрадно, что у столь молодого человека, извините за сленг, не снесло крышу от успехов.

— Я думаю пора подвести итоговый бал по вашей секции, господин «БаО». А телезрителям я напомню, что в формат передачи экспертные группы выставляю герою бал от нуля до десяти отражающий значение персоны для той или иной отрасли в целом. При этом абсолютным рекордом нашей передачи за все девятнадцать лет ее существования стала оценка в двадцать пять баллов, по трем критериям человеку, который сейчас возглавляет кабинет министров Кореи.

— Посовещавшись, мы решили поставить наивысший балл.

— То есть десять?

— Я поясню нашу позицию. Безусловно это аванс. Но молодой человек уже сочинил слова и музыку к двум хитам покорившим мир. Более того и остальные синглы за его авторством имеют впечатляющие успехи. При этом сочетание авторства, продюсирования и исполнения на таком уровне нет ни у одного из живущих ныне.

— Ну что же спасибо, за высший бал нашему герою. Передаем слово экономистам. Господин профессор.

— У меня лишь пар вопросов. Последние события с Пенхва телеком ваших рук дело?

— Да.

— Я правильно вижу логическую цепочку Phoenix — Chinmobile — Ли Чан — Пенхва Телеком.

— Если упрошено, то да.

— Наша секция ставит наивысший балл.

— Стоп… стоп… уважаемый Мин Ра у нас все же передача для широкого круга зрителей, не могли бы вы дать немного подробностей?

— Какой бал я могу поставить спекулянту, заработавшему полтора миллиарда игрой на биткоине? Мы только сейчас начали изучать феномен криптовалют в экономике, а наследник Чинхва уже сделал на нем состояние. Какой бал я могу поставить инвестору, разглядевшему в банкротящемся Phoenix колоссальные четырнадцать миллиардов прибыли? И наконец, какой бал мне поставить провидцу, который планирует объединить возможности крупнейшего в мире производителя смартфонов, крупнейшего в мире производителя полупроводников и будущего телекоммуникационного гиганта? Вам достаточно подробностей?

— Более чем. Господин Чхоль Чинхва примите мои искренние поздравления, две наивысшие оценки на моей памяти получало только три человека в этой студии. А так быстро и безапелляционно только вы один.

— Благодарю.

— Ну и последний в нашем списке, но не по значимости, полковник Ро Де У. Вам слово.

— Мы скрупулезно собирали информацию о Чхоле Чинхва как военном специалисте, но многое остается за кадром. Кланы не любят делиться своими секретами. Если наш гость подтвердит некоторые мои догадки, я смогу более или менее объективно оценить его таланты.

— Я постараюсь быть откровенным, в определенных пределах.

— Что же приступим. Бой против Кобуксона возглавляли вы?

— У меня было два специалиста, которые имели опыт на порядок превышающий мой.

— Они подчинялись вам?

— Да.

— Это правда, что вы с мисс Анабель победили два десятка клановых бойцов вашего возраста?

— Мне кажется их было девятнадцать, и часть покинула поле боя до завершения поединка, так и не приняв в нем участие.

— И последний вопрос, слухи о том, что некий сухогруз смог потопить эскадренный миноносец, а перед этим десантный корабль «Кванму» с полной секцией как-то связаны с реальностью?

— «Кванму» был укомплектован только на шестьдесят процентов, и мы работали с суши. А в бою с эсминцем у нас был еще и ракетоносный катер.

— Какой класс катера?

— Реплика российского «Москита»

— Охренеть, так значит это все-таки не слухи…

— Господин полковник, я бы попросил не выражаться, у моей передачи все-таки многомиллионная аудитория.

— Прошу прощения, господин ведущий, не сдержался.

— Могли бы вы пояснить свои эмоции?

— Эээ… история поражения главы Кобуксона достаточно известна, и роль нашего героя в смерти возможного приемника генерала Ен Чуна тоже известна. Есть досужее мнение, что это полностью заслуга генерала Чон Гу, но бойцы Кобуксона говорят о том, что победил их небольшой наемный отряд, во главе с нашим героем. Так бывает, и здесь нет ничего экстраординарного кроме возврата Чхоля Чинхва. Но последнее дело… В современной истории столкновений на море еще ни разу не удавалось достичь победы при таком качественном и количественном разрыве в силе.

— Разве один военный корабль не утопил другой? Я не разбираюсь в этих нюансах, как и многие наши телезрители, поясните?

— Чтобы понять масштаб события, надо сравнить бой, например, тигра и кролика. Все шансы были на стороне эсминца, абсолютно все. Но что-то мне подсказывает победа Чхоля Чинхва это не просто случайность.

— Я правильно понимаю — ваша оценка десять?

— Безусловно.

— Господа, я могу лишь констатировать, что в рамках нашей передачи этот рекорд уже не превзойти.

Глава 9 Союзники

Политика политикой, но война кланов продолжала набирать обороты. Стороны копили силы для решающего удара, однако пока ни Пенхва, ни мы не имели решительного преимущества. Конечно, по очкам вели Чинхва, но, несмотря на серьезный урон, обороноспособность враждебного клана только возросла. Он скукожился для обороны считанных объектов и активно нанимал солдат.

Все военные силы Чеболей сосредоточились на обороне. У Чинхва в этом отношении было неплохое преимущество. Наши фабрики разбросаны по всему миру. При этом их охрана строилась на независимых от клана механизмах.

Мы всегда разделяли с местными кланами доли прибыли, например, арендовали здания по завышенной цене или открывали совместные предприятия, перекладывая риски по защите объектов на партнеров.

В этом подходе были огромные плюсы если, например клан Российской Империи воевал с кем-то, то атаковались все его объекты, кроме совместного с нами. Никто не хотел, чтобы еще один нейтральный клан стал участником конфликта. В то же время и наши враги не хотели ехать к северному соседу, чтобы атаковать объекты Чинхва и провоцировать русского партнера на ответные действия.

Были конечно и минусы в такой стратегии, приходилось делиться деньгами, иногда секретами. Был риск заключить договор с излишне жадным или не надежным партнером. Но все это были управляемые риски, и Чинхва жестко подходил к отбору стран и партнеров для своих новых фабрик.

При этом соблюдались простые условия. Потенциальный партнер должен быть максимально отдален от сферы нашей деятельности, мы искали девелоперов, строителей, воинов, но не производителей в области электроники. Чтобы не вызывать у партнера даже иллюзий о возможности подмять бизнес под себя.

При этом захват всех объектов Чинхва в любой из стран, в том числе и в Корее, не давал ключа к производству смартфонов. Чтобы полностью повторить весь цикл производства, нужно было установить контроль над объектами в хотя бы семи-восьми странах. И это при наличии технологических карт и прав интеллектуальной собственности, которые были разделены по миру по аналогичной с производством схеме.

То есть лаборатория, исследующая прорывные технологии в производстве чипов памяти находилась в Женеве, а фабрика в Шэнжене. Технологический центр по разработке софта базировался в Мумбаи, а производство «железа» в Детройте. Такая логистика была невозможна и дорога еще пару десятков лет назад, но сегодня это стало обычным делом.

Более того связи более пятисот дочерних предприятий Chinhva Corporation были столь запутаны и одновременно тесны, что захватив например завод по производству экранов для смартфонов в Гонконге агрессор в течение месяца лишился как поставщиков сырья, так и покупателей. А мы спокойно открыли бы новое производство по соседству. Тем более все наше имущество было перекрестно застраховано у десятка наиболее влиятельных страховых конгломератов Британии, России, Китая и Америки.

Поэтому в Империи Коре у Чеболя было всего пять возможных для эффективной атаки объектов. В первую очередь это родовое гнездо. Члены семьи, архив, сокровищница клана. Но в этом месте клан базировался больше тысячи лет, поэтому поместье представляло собой огромную крепость насыщенную всеми мыслимыми средствами обороны.

В поземных бункерах постоянно присутствовало два отдельных усиленных батальона тяжей. Взвод — три тяжа, рота три взвода и командир, обычный батальон — четыре роты, к усиленному добавлялась рота экспериментальных машин, в которых ученые Чинхва попытались сплавить современные достижения науки и магию.

Секретная разработка, кстати, которая не пошла в серию из-за того, что для машины были необходимы артефакты, причем, определенных параметров, иначе пришлось бы делать расчеты на каждый новый ходящий танк отдельно. Для тех, что построили, магические запчасти выкупали по всему миру. И то с трудом наскребли на две роты и четыре командирские машин.

Но результат того стоил, новая машина превосходила обычный тяж по энерговооруженности второе, по защите впятеро. При этом она имел кратно больший запас хода и больший ресурс деталей и запчастей. Единственный минус — пилоты должны быть одаренными.

В итоге на батальон состоял из сорока обычных машин и двенадцати усиленных, две из которых приходились на комбата и его зама. А в штате батальона помимо пилотов и машин были саперы, механики, хозяйственники…

Еще одной фишкой поместья была система противоракетной и противовоздушной обороны. Тут если не вдаваться в подробности мы были круче Императора. У того правда ансамбль дворцов занимал большую территорию и ему было сложнее. Но факт есть факт, система ПРО у нас была лучшей в Корее и входила в топ пять неофициального рейтинга таких систем в мире.

Ну и как водится у семей с древней историей поместье было защищено кучей артефактов, которые постоянно заряжались и обслуживались одаренными клана. Тут как у всех Великих Чеболей. Поколениями мы покупали, выменивали, или брали в качестве трофеев артефакты для защиты своего дома.

Ко всему конечно шли люди, более пяти тысяч клановых бойцов защищали поместье на тщательно спланированных рубежах обороны. В их распоряжении были современные ударные вертолеты, танки, БМП, пушки, минометы и пулеметы. И все это был лишь первый пояс обороны.

Вокруг поместья все здания принадлежали Чеболю, в них проживали только члены клана и их семьи. Все они помимо повседневной жизни несли постоянный дозор. У каждого мужчины в доме находилось стрелковое оружие в зависимости от полученной специализации, вплоть до станковых гранатометов и крупнокалиберных пулеметов. Отдельные дома были снащены системами ПРО и артиллерией.

И последним кольцом обороны были группы быстрого реагирования подконтрольных дочерних предприятий здания, которых находились вокруг поместья. Все на такой большой окружности мы выкупить не могли, но, по меньшей мере, каждое четвертое принадлежало нам, и это был еще один полноценный рубеж. Естественно глядя на все это, Чинхва были бы даже рады если Бохай или Пенхва попробовали бы штурмовать наше поместье.

Следующим по значимости объектом было производство смартфонов. Но там с некоторых пор была основная база вооруженных сил клана. И брать ее штурмом, было равносильно принятию этакого открытого сражения стенка на стенку. Потом база не была ключевой или особенной в империи Chinhva Corporation ее спокойно могли дублировать аналогичные в Европе и России.

Третьей по значимости считалась фабрика по производству чипов памяти, аналогичная Phoenix, для ее защиты наняли Кобуксон, который по условиям контракта изрядно нарастил численность и, получив почти неограниченное финансирование, воплотил в жизнь все наработки бурной фантазии своего основателя и бессменного главы генерала Ен Чуна.

Два оставшихся объекта несли для клана скорее имиджевое значение, это поместье в Пусане, где якобы лечились я с Анабель, когда искали повод попасть на Джалеле и город Чинчхон — место зарождение клана, где каждый житель был на стороне Чинхва.

Комплекс в Пусане — любимый клановый курорт, с которым связано множество семейных историй и баек. Тактической или экономической ценности он не имел. Но как некий флаг Чеболя, его гордость, его отсылка к корням был незаменим. Поэтому Чинхва готовы были тратить ресурсы на его защиту.

Чинчхон с введением новых правил ограничения Объявленной Войны не было нужды защищать. Без тяжелого оружия воевать в городе, население которого на сто процентов лояльно клану было бы самоубийством. Это был человеческий ресурс клана, и чтобы нанести ущерб Чинхва, нужно было заняться геноцидом его жителей, чего не потерпел бы Император.

В итоге наиболее уязвимым объектом атаки становилась моя фабрика Phoenix. И ущерб от ее разгрома отличный и защита вроде бы жиже. Однако Фо Лю Бай в рамках вассалитета продолжал заниматься обороной своих прежних заводов. А так как с деньгами у него стало все совсем хорошо, а сам он больше пятнадцати лет непрерывно воевал с Асукабэ, то и тут для Пенхва мог получиться знатный облом.

В итоге на первый, и на второй, даже и на третий взгляд мы отлично защитились от врагов. Но сидеть и ждать нападения заведомо проигрышная тактика. Поэтому Чинхва собрали силы для атаки.

Порт где-то на западном побережье Кореи.

Небольшой и относительно тихий порт, был сегодня оживлен как никогда. Огромные десантные корабли, надежно пришвартовавшись, исторгали из своих трюмов сотни пехотинцев, которые на руках выносили баулы с непонятным снаряжением. В недрах гигантских грузовых барж ждали своей очереди танки, БМП, самоходные орудия и другая техника.

Отдельно от воинских частей выгружались военно-инженерные войска с громоздкими тягачами, кранами и экскаваторами. Если бы не раскраска в стиле милитари, их можно было принять за обычную строительную компанию. Хотя то и дело мелькали странные заградительные конструкции и оборудование, явно предназначенное не для мирных целей.

Не обращая внимания на всю эту суету, по набережной неспешно прогуливалась пара пожилых мужчин, ведущих неторопливую беседу. Азиат и европеец, несмотря на расовые различия, были чем-то неуловимо похожи. Может быт аурой власти и силы исходившей от обоих. Никто из чиновников порта, и тем более экипажей и пассажиров пришвартованных кораблей не смел нарушать чем-то увлекший двоих джентльменов разговор.

— Стэн, неужелиобязательно нужно было тащится на этих калошах лично? Путешествие по морю само по себе развлечение на любителя, но на десантном корабле, это мазохизм какой-то. Да и как-то небезопасно все это. Я вполне мог утонуть при этой суровой высадке.

— Стив, ты брюзжишь как старик, а ведь старше тебя лет на двадцать. Понимаешь человеку западной культуры тяжело понять некоторые восточные тонкости, так сказать аспекты восприятия. Поверь мне, наши новые союзники высоко оценят твою жертву комфорту и безопасности.

— Так, так, так… о каких таких аспектах ты толкуешь. Стэнли Хо этот фокус не прокатит со мной дважды, ты рос в британском Гонконге и учился в Лондоне, да ты в восточной культуре смылишь меньше меня.

— К чему ты ведешь Стив Уинн? Думаешь ли ты, что я соврал тебе о причинах нашего совместного морского путешествия из Макао в Корею?

— Я именно так и считаю.

— Сто миллионов! Я прав, и Ча Сун Чинхва или генерал Чон Гу по достоинству оценят инициированный мной ход.

— Я поднимаю до двухсот, но с одним условием если точки зрения старшего и молодого поколений Чинхва разойдутся, то решающим будет позиция главы клана.

— Ха почему это? В семье главный, тот кто старше.

— Не мели ерунды, Чон Гу официально предал дела сыну.

— Это так, тогда встречное предложение, если Ча Сун будет на твоей стороне, но Чон Гу поддержит меня, я проиграю, лишь сто миллионов. И, наоборот, в отношении тебя. Ну а если оба будут держаться одной стороны, то ставка двести миллионов.

— Любишь ты все усложнить Хо, по рукам.

— Блин теперь не терпится увидеться с Ча Суном, интересно он приедет вместе с отцом?

— Вот нафига тебе было все усложнять, весь ты в этом, и Понта-Делгада продул мальчишке.

— Стив, наша жизнь азарт. Ради минут сумасшедшей победы или горя поражения и стоит жить, разве я не прав?

— Хо признайся, просто у тебя уже не стоит, и даже целители ничем не могут тебе помочь?

— Да пошел ты, все о бабах, сам-то уже дед.

— Но-но у меня с этим все в порядке, бывает даже, и без помощи врачей обхожусь.

— Да ты бессовестный лгун!

— Просто тебе завидно Хо, если хочешь дам телефончик одной кудесницы, она два в одном.

— Как это?

— Ага, заинтересовался? Дама огонь и сама себе ничего, как женщина, и мощный целитель.

— Да иди ты, чего бы целительница занималась этим за деньги? Она и так их лопатой гребет.

— Миллион за сеанс.

— Серьезно?

— За один сеанс, если ты меня правильно понимаешь.

— Не преувеличивай, до этого момента твое вранье еще было похоже на правду, но после такого хвастовства…

— Я смог три раза за ночь, как будто сорок лет скинул.

— Вот же брехун.

— Сто миллионов.

— Я поднимаю до двухсот. А как будем проверять?

— Да это проблема, в твоем присутствии у меня может и не получиться, это нельзя будет называть чистым экспериментом.

— Камера.

— Она не согласиться, а использовать в темную, боюсь потерять доступ к такой кудеснице.

— Хмм… два к одному.

— Ты готов рискнуть почти половиной миллиарда?

— Стивен Уинн ставка озвучена.

— По рукам. О, а вот и Ча Сун подъехал.

POV Ча Сун Чинхва

Оба короля Макао ждали меня прямо на пирсе, удивительная беспечность, усчитывая, что война с Пенхва в полном разгаре, а они здесь, чтобы помочь клану Чинхва.

— Стэнли Хо, Стив Уинн, простите что опоздал.

— Ничего страшного на самом деле это мы прибыли немного раньше, — за двоих ответил Хо. И зачем это девяностолетний старик прибыл в Корею на корабле? Может думают что в условиях войны не безопасно летать?

— Вам не стоило так беспокоится, и лично сопровождать войска. Можно было воспользоваться самолетом, они так же безопасны.

— Эээ… Ча Сун не могли бы вы выразиться более определенно? — задал странный вопрос Стивен Уинн.

— Мммм… простите что пояснить? — откровенно я подзавис от странного диалога и постоянных переглядываний этих двоих.

— Ну как вы относитесь к тому, что мы прибыли морем, прибавило ли это уважения к нам? Или вы бы предпочли, чтобы мы прилетели самолетом?

— Нда… думаю, самолетом было бы удобнее и для вас и для меня. Здесь немного не безопасно, а блокировать все побережье от возможных угроз довольно трудно. В аэропорту все намного проще…

— Ха, я выиграл — неожиданно резко заликовал Стив Уинн, а Стэнли Хо наоборот расстроился.

— Эээ … я что-то не то сказал? — блин эти два кадра совсем выбили меня из колеи.

— Ча Сун немного терпения, мы все тебе обязательно расскажем, — затараторил Стив, — но скажи нам генерал Чон Гу приедет на встречу?

— Конечно, он лично хотел осмотреть пополнение. Кстати, а вот и он.

— Стэнли Хо, Стив Уинн, — поприветствовал гостей мой отец.

— Ээээ генерал Чон Гу, — взял слово Хо, — вы бы не могли нам любезно выразить свою точку зрения на наш труд по сопровождению войск лично на морсом транспорте.

— Хммм, странный вопрос, я могу быть с вами откровенен?

— Безусловно.

— Это один из самых глупых поступков, надо было лететь самолетом.

— Твою то мать, — взялся за голову Хо.

— Я что-то не то сказал? — повторил один в один мой вопрос отец.

— Все в порядке, я объясню, — подхватил диалог чем-то довольный Стив Уинн, — мы с уважаемым Хо поспорили. Он утверждал, что вы высоко оцените его идею сопровождать войска в путешествии по морю. Я голосовал за самолет.

— Ха-ха-ха… а грешным делом подумал что нам в союзник занесло двух идиотов, такие у вас были странные вопросы и ужимки. А сколько уважаемый Хо проиграл?

— Двести миллионов, — мрачно отозвался китаец.

— О-го-го!!! Вы господа не размениваетесь по мелочам.

— Двести было при условии, что вы оба придержитесь одного мнения.

— Понятно, а чья позиция была решающей?

— Главы клана конечно. Но в связи с войной и материальными трудностями я предлагаю рассчитаться по завершении нашего второго спора?

— Не-не, мы так не договаривались, а что если ты проиграешь, как тогда отдашь разом шестьсот миллионов.

Мы с отцом смотрели на этих людей вылупленными от удивления глазами и упавшими в пол челюстями. Теперь я окончательно поверил в то, что Чхоль смог выиграть у них три с половиной миллиарда. Какие-то отчаянно азартные люди.

— А мы можем узнать, в чем секрет спора?

— Ча Сун, я думаю, тебе еще рано, по возрасту, вникать в такие тонкости…

— Стив не вешай Ча Суну лапшу на уши, он поставил на то, что сможет переспать с женщиной три раза за ночь.

— Да… даже не знаю, что и сказать, — растерялся я от нереальности происходящего, и на это они поставили четыреста миллионов?

— Есть ограничения на химию там, или целителей? — неожиданно заинтересовался отец.

— Он утверждает, что регулярно спит с одной женщиной целительницей.

— Тогда мистер Хо у вас бооольшие шансы на проигрыш.

— Ха-ха-ха вот видишь Стэнли, даже люди со стороны тебе говорят.

— Генерал Чон Гу вы что-то об этом знаете? — заинтересовался китаец.

— Хммм, Ча Сун закрой уши.

— Да брось ты пап мне уже давно не двадцать.

— В общем, есть у меня одна приятельница. Три не три, но получается без химии.

— Это близкая приятельница или я могу как-то проверить все ваши версии? — не успокаивался Хо.

— Ставлю сто миллионов на генерала, что сможет один раз и без химии, — азартно подпрыгнул Уинн.

— Стив я сам на себя поставлю, — парировал отец.

— Принимаю, — азартно подтвердил Хо, его похоже больше волновал сам процесс чем предмет спора. И как этот человек возглавил крупнейшую игровую империю Макао? Хотя занимается любимым делом. Но куда понесло генерала Чон Гу?

Глава 10 Военный совет

POV Ча Сун Чинхва. База военных сил Чеболя Чинхва.

— Господа подготовительный этап практически завершен. Предлагаю начать совещание с подведения итогов проделанной работы. Адмирал Чжэнфэй начнете?

— Господа, прошлую компанию мы с Ча Суном прошли вместе. Тогда клан Чжэнфэй действовал ограничным контингентом, обеспечивая поддержку операции с моря. Враг был слабее, и столкновение не такое глобальное. Однако в этот раз противник сопоставим по материальным и военным ресурсом с нашими силами. Поэтому я принял решение перебросить в Корею в дополнение к уже базирующимся здесь «Джанкаю» и двум «Харбинам» дивизию морской пехоты.

— Адмирал, мы же обсуждали риски такого решения для вас?

— Я с Чон Гу поговорили с наиболее авторитетными полководцами Китая и Кореи, мнение всех однозначно. Союз Чинхва-Чжэнфэй создан не с целью военной угрозы, но из-за самой благородной причины, мы объявим помолвку Чхоля Чинхва и Анабель Чжэнфэй, что автоматически снимет все вопросы по участию Морских Драконов в конфликте.

— Спасибо, Чинхва в неоплатном долгу перед вами.

— Какие счета между родственниками? Возвращаясь к нашим делам. Я думаю, все присутствующие знают состав сил базирующихся на моих кораблях?

— Адмирал Кобуксон не имел прямого столкновения с вами в том конфликте, хотелось бы подробностей, — Ен Чун конечно принимал участие в военном совете, опыт такого вояки был бесценен.

— Мы со Стивом наслышаны о вашем флоте, но можно и освежить информацию, склероз знаете ли.

— Ага склероз у него, а как по девочкам, — пробубнил отец.

— Генерал, это не тема для обсуждения, тем более вашему внуку точно рано это еще слышать.

— Кхм… господа, я продолжу. На УДК две тысячи пехотинцев, восемь ударных вертолетов и столько же ботов. «Джанкай» — современный фрегат, с системой ПРО, ракетным и пушечным вооружением, триста членов экипажа, десантная секция… в общем все по уставу ВМФ Китайской Империи.

— Учитывая, что вы автор устава, этого следовало ожидать — закинул леща Стив Уинн.

— Приятно слышать, что эта информация дошла даже до Макао.

— Берите выше адмирал, об этом знают и в Неваде.

— Вдвойне приятно. Касательно дивизии, это полнокровное подразделение морской пехоты. Восемь тысяч личного состава, отдельный моторизированный артиллерийский полк, в состав которого входят дивизион ста пятидесяти миллиметровых гаубиц, дивизион ста двадцати миллиметровых минометов, и дивизион реактивных установок. Десять многоцелевых вертолетов «Чангхи», отдельный танковый батальон, в котором пятьдесят тяжелых танков «Вепрь». Вся пехота перемещается на броневиках Донфенг и БМП.

— Впечатляюще. Кто следующий? Может быть Фо?

— Мы с внуком решили сосредоточиться на силах специального назначения. За это время клан подготовил две тысячи воздушных десантников. Подразделение оснащено тридцатью военно-транспортными самолетами, двадцатью тяжами, легкими БМП, минометами и ручными ПТРК. И мы приобрели шесть устаревших фронтовых бомбардировщика «Fencer».

— А как получили разрешение?

— Они буквально в прошлом месяце попали в перечень разрешенной техники.

— Это многое меняет. Приятный сюрприз Лю Бай. Кто теперь? Господа Хо или Уинн?

— Давайте я отвечу за двоих, — взял слово Ситв Уинн, — на побережье высажено десять тысяч пехоты, со стандартными средствами усиления, пуши, танки, ударные вертолеты, БМП. Все стрелковые подразделения укомплектованы в соответствии со стандартами принятыми в Новом Свете. Наша армия прошла полноценную подготовку по программе подготовки мобильных подразделений на базе ВМФ в Гуантанамо.

— Но это не все, — поддержал коллегу Стэнли Хо, — мы знаем что у Чинхва не так много боевых магов, или вы используете их незаслуженно редко. Сорок рыцарей Макао примут участие в сражении.

— А это настоящий подарок, если бы еще решить проблему с аэронавтами.

— Есть несколько тактических наработок, — обнадежил основатель Кобуксона, — я так понимаю моя очередь? Численность Кобуксона достигла пяти тысяч бойцов, и есть еще перспективный отряд к найму из двух тысяч головорезов.

— Генерал Ен Чун — это образное выражение или то, что я думаю?

— Последнее, даяки с острова Борнео хотят поучаствовать в современном конфликте.

— Мы готовы платить любые деньги.

— Тогда они с нами.

— Ну что же остался только я. Чинхва подготовили более тридцати тысяч пехоты, но половина из них задействована на охране объектов. Непосредственно в наступательной операции примут пятнадцать тысяч бойцов. Кстати обстрелянных в конфликте в Японии. Количество тяжей в войсках достигнет трехсот единиц. Ну и стандартные средства усиления.

— Давайте я подытожу, — взял слово отец, — в распоряжении союза кланов тридцать пять тысяч бойцов свободных от защиты объектов. Этих сил достаточно для атаки половины объектов противника, надо расставить акценты и выбрать достойные цели. Список баз и фабрик противника перед вами. Данные по гарнизонам максимально обновлены, но с введением военного положения в Чеболе Пенхва мы перестали получать актуальную информацию. Так что могут быть изменения.

— Генерал Чон Гу, а почему отсутствуют объекты Чеболя Бохай?

— Мы сохраняем надежды решить вопрос политическим путем.

— Вот сюрприз так сюрприз!

— Вопрос пока в проработке, определенность появиться после сегодняшней нашей встречи с Юри Бохай.

— Хмм… может тогда обсудим направление атаки после внесения ясности в отношении клана Бохай, а мы пока изучим список объектов и накидаем свои соображения. Тактика действий может радикально поменяться если Бохай отпадут. Я представлял себе их объекты как одну линию обороны, а сейчас в ней могут появиться значительные прорехи.

— Все согласны? Тогда давайте соберемся еще раз сегодня вечером.

POV Юри Бохай

Встав на дорогу, ведущую к могуществу Чеболь должен рисковать. Так говорил мой дед, так говорил прадед и десятки поколений предков до них. Бохай всегда славились умением воевать. Какое-то время клан был поставщиком лучших наемников в Азии. Любой конфликт мы привыкли решать силой, но времена поменялись.

Землевладельцы, воины превратились в купцов, промышленников и коммерсантов. Те, кто не пошел в ногу со временем, остались на обочине истории. Нам было наверное труднее всех. Гордость воина презрительно относившегося к мозолистым рукам землепашца или изнеженным жирным ладошкам купцов долго не позволяла нам перестроиться.

Когда кончались деньги, мы затевали войну. Поглощали проигравшего и на время успокаивались. Переварив побежденного, вновь искали жертву. Клан сам загнал себя постоянными войнами. Огромная, вечно голодная армия требовала все новых и новых конфликтов. Но враги вокруг становились сильнее, сплоченнее.

Нам несколько раз щелкнули по носу. Оказалось, как только Чеболь проигрывал битву, его начинали раздирать внутренние проблемы. Подчиненные рода рвали имущество на части, чтобы прокормить своих солдат и наемников. Нужно было что-то менять.

Клан смог пересилить себя и теперь внешне мы мало отличаемся от остальных трех Великих Чеболей. У нас есть производство смартфонов и оператор сотовой связи, и куча дочерних компаний в придачу. Но я-то знаю, что мы недалеко ушли от предков, и как бы я не старался, прошлое продолжает довлеть над нами сегодняшними.

Наш бизнес построен на тех же принципах что и тысячу лет назад. Просто мы стали умнее, респектабельнее, но от этого не менее кровожаднее. Поставщики комплектующих для наших смартфонов поставлены в жесткую зависимость. Силой оружия, шантажом, угрозой полного уничтожения мы держим цены конечного продукта приемлемыми для рынка, несмотря на то, что в себестоимость заложено содержание громадной двадцатитысячной армии Бохай.

Мы реже воюем, но армия все также работает. Просто теперь мы не громим родовые гнезда, хотя изредка делаем и это, а чаще потрясаем танковыми полками перед жалкими червями, вздумавшими работать с Великим. Но даже последний старпер в совете клана уже понимает, что долго нам так не продержаться. Мир изменился.

Чинхва смогли поставить дело так, что их товары пользуются спросом во всем мире. Тхэбон веками производят оружие. Пенхва подмяли рынок телекоммуникаций. А мы, подражая первым, производим плохенькие аппараты, которые сбываются из-за низкой цены на комплектующие, скупаем оружие у вторых и ждем, когда третьи бросят нам кость.

Что-то я раскис совсем, и опять стал прикладываться к стакану. Хорошо хоть по пьяному делу не решил вспомнить молодость и подышать порошком. Хотя почему бы нет… Стоп старый осел, этого еще не хватало, клан на пороге самой страшной войны кланов за последнюю сотню лет. Не время показывать слабость.

Но как же все отвратительно вышло. Асукабэ не оправдали возложенных надежд и потраченных денег. Потом сумели вывернуться Ли Чан. А теперь и Чинхва превратились из жертвы в охотника. Хотя зачем я себе вру, Ча Сун никогда не был жертвой, даже в школе. Просто мы с Тэсо слишком много возомнили о себе, решили махом проглотить самый жирный кусок, а теперь он встал поперек горла.

Мои двадцать тысяч бойцов, плюс десять — пятнадцать у Тэсо. Наемников привлечем — это еще тысяч десять. А у проклятого Чинхва по последним разведданным тридцать тысяч отборной клановой пехоты. И кто из нас боевой клан? Это не считая наемников, помощи от Чжэнфэй и Фо и возможного участия в заварушке Королей Макао.

Нет, это не катастрофа, сковырнуть нас с родовых поместий у Ча Суна не выйдет и в два раза большими силами. Уничтожить друг друга в этой войне не под силу ни одной из сторон, но вот сильно ослабить, сделать так, что в будущем Чеболь потеряет свои преимущества… Это возможно. И тогда те, кто раньше пресмыкался, как шакалы накинуться на стареющего льва.

Вот только больше всего недоброжелателей у Бохай, и все идет к тому, что после этой войны в Корее останутся только три Великих Чеболя. А это несправедливо, затеяли все Пенхва, а по счетам платить моему клану.

Пиу… Пиу…

— Юри, это Ча Сун, надо встретиться.

— Хмм… как ты это себе представляешь?

— Нейтральная территория, только ты и я.

— А потом на выезде меня попробуют на прочность как и Тэсо?

— Что мешает тебе сделать также?

— Тогда зачем вообще встречаться и рисковать?

— Есть предложение и кое-какая интересная информация. Если договоримся, то можешь выйти из игры с плюсом.

— Я вообще-то итак собираюсь выйти из нее с плюсом.

— Цену набиваешь или реально думаешь, что у меня меньше сил под рукой?

— Пехоты ты нагнал много, вот только это ничего не гарантирует.

— Поэтому я и хочу исключить твой Чеболь из раскладов. Юри, со мной ты получишь больше, чем тебе обещал Тэсо.

— Больше? И клеймо предателя в довесок?

— Я не знаю, какие договоренности между тобой и Тэсо, решать тебе.

— Я готов на встречу, но мне нужны гарантии.

— Заложники рода Лим тебя устроят?

— Вполне.

— Я договорюсь.

— Сделай на двоих.

— Не понял?

— Ты со своим сыном и я со своим.

— Ты что думаешь, я подставлюсь, чтобы вытащить тебя?

— Так надежнее.

— Хорошо, пусть будет по-твоему. Раз уж на то пошло пусть и наследники поучаствуют?

— Рискованно конечно, времена-то не для семейных посиделок.

— Давай в центре города, без тяжелого оружия нас там не взять. Как— никак указ Императора.

— А давай, тем более мальчишки, как и мы, не решили между собой разногласия.

— Договорились, я как определюсь с Лимами, перезвоню.

Представители независимого рода Лим не отличались высоким интеллектом или коммерческой жилкой, да и храбрецами в определенном смысле их трудно было назвать. Род уже более тысячелетия зарабатывал тем, что предоставлял заложников для обеспечения безопасности встреч глав кланов или независимых родов. Если одна из сторон нарушала условия встречи, другая убивала членов рода Лим.

И тогда туповатые, но верные сородичи начинали мстить. Не знаю был ли это инстинкт самосохранения и члены рода понимали, что если не отомстят то останутся без верного куска хлеба, а может это было такое мировоззрение? Однако в своем стремлении рассчитаться за жизнь родственников Лимы не останавливались ни перед чем.

Они могли разменять сотни жизней на одну цель, бывало их почти уничтожали, чтобы избавиться от мстителей, но род как феникс вновь восставал из пепла и мстил. Пик своей славы они получили, убив лет семьсот назад Императора, нарушившего договор.

Был один очень гордый и независимый Чеболь. Клан облюбовал себе несколько горных долин вблизи вершины Пэктусан. Клан неплохо оборонялся на узких горных тропах, а еду и оружие преспокойно получал из Китая. При этом настолько обнаглел, что перестал платить налоги казне, да и вообще с высокой колокольни плевал на власть.

Ковырять оборону гор можно было годами. Пара полков имперской стражи так и сгинула в непроходимых ущельях негостеприимных скал. Тогда Император или его советники придумали план. Глава клана, его наследники и сподвижники были вызваны в Кенбоккун. Безопасность аудиенции гарантировал независимый род Лим. Все они были казнены. Соответственно засевшие в горах остатки клана, в основном это были женщины и дети перерезали несчастных Лимов.

А Император, чтобы избежать мести отдал приказ своим гвардейцам стереть независимый род Лим с лица земли. Тем более большую его часть он отдал в заложники, убив тем самым сразу двух зайцев: уничтожил разом всю верхушку непокорного клана и облегчил себе уничтожение Лимов.

Однако Лимы оказались не так просты и тупы, как думалось многим. Род имел кучу ответвлений маскирующихся под булочников, кузнецов, торговцев по всей Империи. При этом, когда видимая часть Лимов была выловлена и казнена, как оказалась основная начала мстить.

Можно было подождать лет двадцать и потом зарезать императора, но эффект был бы не тот, кто знает Лимы покарали правителя или другие недоброжелатели, а учитывая стиль правления их у властителя было ооочень много. Так что Лимы стали целенаправленно охотиться на главу страны.

Они стреляли из луков, применяли магию, яд, женщины пробирались в постель… Было совершено только пол сотни задокументированных покушений. Император был измотан, напуган и вообще разочарован в жизни. В конце концов, его нашли мертвым у себя в покоях, с посланием рода Лим аккуратно вырезанным на его лбу. С тех пор бизнес рода процветал. Цены были высоки, а попыток обойти гарантию все меньше и меньше.

Учитывая это, встреча Бохай и Чинхва должна была пройти без эксцессов. Тем более Юри запросил двойную гарантию, то есть Лимы предоставляли обеим сторонам по два заложника. И в случае если одна из сторон нарушала договоренности о ненападении, Лимы должны были убить не только главу клана, но и его наследника.

— Сын, а помнишь, вы с Анабель угощали нас чудесными дамплинами?

— Конечно пап, это от бабушки Сеонг.

— У нее ресторан в городе?

— Да в Инсадоне, мы с Анабель хотим его посетить, как только война закончится, вкусно готовят.

— Мне кажется, у тебя будет шанс навестить свою знакомую немного раньше?

— ???

— Я назначил встречу с Юри Бохаем. Думал куда их пригласить. Надо чтобы место было в городе, где оппоненты не смогут применять тяжелое оружие и высокоранговые плетения. Ну и чтобы было уютно и вкусно. Да и мы договорились прийти с сыновьями. Возможно ты с Туаном решишь накопившиеся вопросы.

— Да нет у меня к нему никаких вопросов.

— Ну может у него к тебе есть.

— Ресторанчик Сеонг вроде подходит под твои условия?

— Скинь координаты Дю Кюну, заведение нужно проверить и если подходит зарезервировать целиком.

POV Тэсо Пенхва.

— Сабом-ним, они назначили встречу.

— Все-таки решил продать нас, гаденыш. Как я просмотрел такую змею под боком? Нужно было делать выводы, когда его сынок отвернулся от дочки. Не зря же говорят: «яблоня от яблони недалеко падает». Щибаль, какие подробности?

— Пока только в общих чертах. Встреча пройдет на нейтральной территории, гарантию безопасности обеспечивает род Лим.

— Вот как.

— Сабом-ним, Лимы сейчас не те, что раньше и если они выявят интерес третьей стороны, нам несдобровать.

— Щибаль, ты совсем распустился, кто разрешал тебе пасть открывать. Я тебя сейчас научу как вести себя в присутствии господина! Мало тебе оплеух? Эй там принесите кто-нибудь биту, и подержите этого недоноска.

Глава 11 Чинхва — Бохай

Чинхва и Бохай понимали, что скрыть местоположение встречи от заинтересованных сторон будет проблематично.

Во-первых, слишком велик масштаб. Службы безопасности кланов загодя перевернули вверх дном улочки Инсадона вокруг метаположения ресторана Сеонг. И информация о таком интересе могла уйти на сторону или от непосредственных исполнителей или от невольных свидетелей происходящего.

Во-вторых, за отцом и Юри Бохай безусловно велась тщательная слежка, при этом не исключено что и с применение спутников. Чинхва же смогли, почему бы и остальным кланам не обзавестись таким дорогим, но эффективным инструментом.

В-третьих, почти все значимые кланы постоянно отслеживали независимый род Лим, и косвенно делали выводы. Так что если кто-то сумел проследить приезд заложников на базу Чинхва и Бохай то, сложив дважды два, мог понять, между кем состоится встреча. А понимая, что долго держать бомбу замедленного действия в виде членов рода Лим никто не станет, можно было приблизительно прикинуть и время встречи.

В принципе нам это было на руку, даже просто информация о встречи Юри и отца доведенная до Тэсо Пенхва могла сильно испортить отношения между союзниками, ну а если договоримся… Но был и очевидный минус, кому угодно могло прийти в голову подловить глав Чинхва или Бохай до или после встречи.

Поэтому обе стороны приняли беспрецедентные меры безопасности. Крыши зданий, ближайшие подступы, улицы вокруг Сеонга были буквально заполнены пехотой обоих кланов. На время Дю Кюн объединил свои усилия с коллегой из Бохай для предотвращения возможных покушений.

Маршрут кортежей обоих Чеболей был отработан по минутам, Дю Кюн сумел договориться с муниципальными и правоохранительными службами Сеула, и нашим машинам дали зеленый свет. Причем и с той и с другой стороны двигалось еще по два дублирующих кортежа.

В небе дежурили ударные вертолеты, а Фо поднял в воздух двойку своих штурмовиков. Ну и сам кортеж предполагал оборону от всех мыслимых угроз. Помимо почти сотни бойцов в колесных БМП и джипах, нас сопровождали тяжи, тройки боевых магов и целители. Три машины была заточены борьбу с воздушными целями, аэронавты внесли свою лепту в обновление тактических приемов.

Учитывая все меры предосторожности, до места встречи добрались без особых проблем.

Ресторанчик бабушки Сеонг сиял чистотой и свежим ремонтом. Заведение все также привлекало уютным теплом, аппетитными ароматами и домашней обстановкой. Отсутствовала только огромная очередь перед входом, оно и понятно сегодня ресторан обслуживает лишь четверых гостей.

Двух глав Чеболя естественно принимала сама хозяйка, а накрывали на стол ее внучки. Сеонг тепло встретила меня, и просил передать огромный привет Анабель. Поговорить не удалось, Бохаи прибыли одновременно с нами и атмосфера тут же наэлектризовалась, не располагая к посторонним беседам. Хозяева ресторана, накрыв столы и позаботившись о напитках, тактично покинули зал.

Бабушка Сеонг расстаралась ради таких посетителей, и стол был заставлен всевозможными видами дамплинов, но помимо традиционного для этого заведения блюда, присутствовали и жареное мясо, запеченная рыба, куча салатов и конечно традиционные корейские напитки.

Отец как инициатор переговоров разлил соджу в две керамические стопки с толстыми стенками и старинными рисунками на боках, явно принесено сюда из лавки антиквара. Надо и его еще раз навестить. Нам с Туаном по малолетству налили сладковатый рисовый квас в вместительные кружки с теми же старинными картинками. Отец двумя руками преподнес чашку Юри, а я, скопировав его жест, подал кружку Туану, чертовы корейские традиции…

— За встречу, — Бохай не поморщившись махом опрокинул алкоголь.

— Когда мы в последний раз так сидели, Юри?

— И не вспомнить Ча Сун, кажется ты прилетел из Америки, еще когда учился в Университете, и мы собрались это дел отметить.

— Да веселое было время, беззаботное.

— И не говори.

— Честно сказать я никак не ожидал, что ты поддержишь Пенхва, ты ведь частенько с ним дрался.

— Было дело, но время идет, меняемся мы, меняются обстоятельства. Быть может твой Чхоль станет другом Туану несмотря на то что в школе у них не заладилось.

— Да может случиться и так. Как тебе еда?

— Удивительно, как будто мама вернулась с небес и приготовила мои любимые пельмешки.

— Ты всегда предпочитал их, даже когда мы требовали новомодных гамбургеров и пиццу.

— Просто это было наше семейное блюдо.

— Давай еще по одной, за родителей живых и ушедших, — разливать спиртное весь вечер предстояло мне, и делал я это двумя руками, с особым жестом уважения страшим, чертовы корейские традиции…

— Давай не будем затягивать Ча Сун, а то убийцы со всей Кореи сейчас стягиваются вокруг Инсадона.

— Ты прав, время дорого. Я хочу предложить тебе выйти из войны.

— Мне понятен твой интерес, но зачем это мне?

— Давай пока определимся насколько это принципиально возможно. Какие обязательства у тебя перед Тэсо?

— Никаких, мы союзники на паритетных правах.

— Прекрасно, тогда можно раскрыть карты, и за это надо выпить.

— Жду с нетерпением, твое здоровье.

— Насколько хорошо ты знаешь текущий расклад сил?

— Чинхва с Фо, и ограниченные контингенты Чжэнфэй, ну и то, что выиграл твой парень у Королей Макао.

— Чжэнфэй в союзе кланов, завтра мы объявим об официальной помолвке Чхоля и Анабель, и он уже отправил в Корею полнокровную дивизию морской пехоты. А Стэнли Хо и Стив Уинн решили принять участие в веселье, это они так выражаются.

— Хмм… невесело, плюс мелочь отпочковывается.

— Да, и мои люди продолжают наем, кстати генерал Ен Чун привлек в два раза людей больше чем ваши рекрутеры.

— Это было ошибкой упускать такого перспективного наемника, до сих пор каюсь, а ведь он изначально работал на нас.

— Давай теперь я попробую угадать, что у вас. У тебя тысяч двадцать клановой пехоты. Тэсо даже если подсуетился, имеет сейчас не больше пятнадцати. Ну до начала боевых действий наймете еще тысяч десять пехоты, но это по самым оптимистичным раскладам, кому захочется так подставляться?

— Пока все верно, но тогда ты должен понимать, что все равно не сможешь уничтожить, ни меня, ни Тэсо?

— А зачем мне это? Давай посмотрим, как я вижу наш конфликт. У меня около тридцати тысяч не занятых в обороне бойцов. Они огнем пройдутся по всем вашим слабо защищенным объектам.

— И что дадут тебе эти комариные укусы?

— Ты в курсе про проблемы Пенхва Телеком?

— Да слышал.

— Они минимум месяц будут восстанавливать связь. Представляешь потери? И это если мы позволим им это сделать. А тридцать процентов вышек стоит вообще на территории моих союзников. Как думаешь, как быстро начнут убегать клиенты.

— Что мешает им перейти ко мне?

— Так ты и Пенхва союзники, для обывателя и Пенхва Телеком и твоя БТ сейчас синонимы проблем со связью. Клиент уже начал уходить ко мне и Ли Чан.

— Допустим, мы потеряем деньги.

— А сколько ты сможешь содержать свою армию без доходов? Следующим шагом мы выдавим тебя с рынка смартфонов. Сожжем фабрики, потом у тебя уже сейчас дефицит чипов.

— Мы тебе устроим такие же проблемы в Корее.

— Так девять из десяти смартфонов я произвожу и продаю за рубежом, а ты полностью зависишь от внутреннего рынка Кореи. Ну и наконец, я поддержу иски Ли Чан к Пенхва.

— Без шансов.

— Может быть, но на время юристы блокируют активы Пенхва и это во время войны, а если подключишься ты, Пенхва Телеком конец.

— В чем мой интерес?

— Заберешь себе часть абонентов Пенхва. Скажем треть. И Чинхва помогут тебе справиться с дефицитом блоков памяти, и не будут затевать тяжбы по твоему фокусу интеграции сети и смартфона.

— Хмм… значит Ли Чан все-таки проговорились.

— Ну так не надо было пытаться убить дочку Сохана.

— Да это Тэсо все никак не мог успокоиться. Трети мало, я соглашусь лишь на половину.

— Сорок процентов, мне как то надо удовлетворить аппетиты Ли Чан.

— По рукам.

— С тобой приятно иметь дело. Еще по одной и по домам?

— Давай, а то ты солидно прибавил мне работы. Прежде чем объявить о моем выходе из союза, надо поменять кое-что в обороне, у Пенхва может быть несколько лазеек.

— Само собой, кстати если вдруг на тебя нападут по выезду отсюда, не торопись убивать Лимов, есть информация что на нас охотиться третья сторона.

— Учту. И ты сам не поступай опрометчиво. Я если честно думал выйти из союза с Пенхва с тех пор как он начал охотиться за детьми.

— И я учту. За твое здоровье.

Пока отцы разбирали глобальные проблемы, мы с Туаном прояснили школьные разногласия. Парень в принципе поступил разумно, в последний момент отказавшись от авантюры Виен, план которой скорее вымарал бы ее имя, с людьми готовыми на такие вещи мало кто захочет иметь дело.

Мы не стали друзьями, но и врагами после этой встречи нас трудно было назвать. Мне Туан Бохай был неприятен из-за отсутствия четкой позиции, из-за того что им так крутила Виен Пенхва, но и ненависти к подростку я не испытывал. Время пройдет и из него может получиться адекватный не друг, но и не враг. В бизнесе приходится иметь дело и более страшными людьми, а игнорировать наследника Чеболя Бохай было бы неразумно.

Закончив встречу на мажорной ноте, мы внешне тепло попрощались и двинули по домам. Брать нас решили на обратном пути. В Инсадоне по понятным причинам Дю Кюн не смог запустить свою угадайку с тремя кортежами. Соглядатаи противника видимо отследили группу лимузинов прямо от Сеонга и, дождавшись удобного случая атаковали.

Все было довольно прилично, если так можно сказать о попытке массового убийства. Противник действовал исключительно в рамках новых поправок Императора. Легкое стрелковое оружие, низкоранговые плетения, минимум ущерба простым гражданам. Просто какой-то образец верноподданнических настроений, так сказать. Подумаешь, решили убить главу клана и его наследника, зато корректно, даже где-то по джентельменски.

В первую очередь нам аккуратно, я бы даже сказал ювелирно, прострелили колеса. Не остановившись на достигнутом и справедливо полагая, что Тхэбоны могут ездить и с прострелянными колесами дорогу намертво блокировали два грузовых автомобиля.

Телохранители, осознав, что имеют дело с джентльменами, решили играть по новым правилам. Тяжи и одаренные остались скромно отсиживаться в лимузинах и внедорожниках. Стрелки высыпали на улицу, и вяло отстреливались, больше стараясь не навредить обывателям нежели подстрелить нападавших. При этом щиты мастерского уровня давали абсолютную защиту от разрешенных законом атак.

Но долго так продолжаться не могло. Киллеры понимали, что время работает против них и надо как то обострять ситуацию. Но как? Высокоранговые щиты никто не отменял, и долбиться в них легким стреловым оружием и разрешенными плетениями можно было до второго пришествия.

Однако, как и у всякого джентльмена севшего играть в покер, у нападавших были кое-какие козыри в рукаве. Двери микроавтобуса с темными тонированными окнами широко распахнулись, выпуская на дорогу несколько людей по виду ограбивших музей средневековой истории.

Неизвестные напялили на головы стальные сферические шлемы, с узкой прорезью для глаз и дуршлагом в районе рта и носа, видно чтобы дышалось легче. Цельнометаллическая стальная кираса полностью покрывала грудь, живот и спину. Плечи, руки и ноги защищали сложные наборы щитков, скрепленные так, чтобы не стеснять движения бойцов. Даже руки этих любителей старины были покрыты металлическими перчатками. На что надеются эти клоуны?

Офигеть эти ущербные не нашли ничего лучшего как атаковать телохранителей холодным оружие. Пятерка убийц в стальных доспехах ринулась на кортеж. Шквальный огонь полутора десятков автоматических винтовок и… не такие они и ущербные.

Я обернулся на скрежет металла в салоне, и с удивлением увидел облачавшегося в похожие доспехи отца. У них тут что, клуб реконструкторов образовался, а я присутствую на выездных выступлениях?

— Пап ты чего?

— Это рыцари сын, доспехи накачаны магией и их не взять современным оружием.

— Но их пятеро, ты что собрался один с ними разбираться?

— У нас в охране еще два рыцаря, шансы есть. Только прошу тебя, сынок, не высовывайся, я не смогу драться в полную мощь и приглядывать за тобой.

— А у них есть слабые места?

— Они не так всемогущи, как кажутся, и тяжи вполне могли бы остановить угрозу… но сам понимаешь, кхх … запрет, — отец в паузах продолжал натягивать на себя щитки и фрагменты брони. А не такая уж древность эти доспехи, все продуманно до мелочей и выполнено на высоком технологическом уровне.

— Пап, мой спецпистолет может немного изменить ситуацию, и цепи будут эффективны против этих истуканов, разреши я вступлю в схватку, если будет удобный момент.

— Хорошо, но будь предельно осторожен, — после не долгой паузы ответил отец.

Тем временем рыцари нападавших несмотря на непрекращающийся огонь сумели достигнуть первых рядов наших защитников. И тут началась настоящая мясорубка. Каждый из врагов имел по паре непростых мечей, один около метра длинной, второй почти вдвое короче. Оружие явно артефактное.

Один из рыцарей, провалившись в атаке, словно бумажную развалил бронированную дверь Тхэбона на две части. Большая повисла уродливым треугольникам на петлях, а меньшая сверкая ровным срезом с грохотом упала на бетон дороги. Твою-то мать, этак они нас вместе с машинами в мелкий фарш нашинкуют.

Телохранители безнадежно проигрывали, отступая шаг за шагом. Немного задержали бешенный натиск тяжи, неуклюже вывалившиеся из броневиков. Стальные гиганты попытались задавить противника голой массой, но скорость последних была слишком высока. Если бы тяжи могли использовать оружие. В который раз жалею, что гениальная разработка Чинхва беспомощна в ближнем бою.

Мечи-артефакты резали высокопрочную сталь боевых машин также легко как и двери автомобилей. Первый тяж, пытавшийся обездвижить рыцаря, неожиданно упал на колено, оказалось, что убийца с одного удара просто отсек ногу. Следующим на очереди был манипулятор руки, и грозный стальной гигант, потеряв равновесие, провалился вперед, грохаясь на землю многотонной тушей.

Такая же участь постигла вторую машину. Только ей занялись сразу два супермена в костюмах железного человека. Стальные полосы, накачанные магией, мелькали как крылья стрекозы. Считанные секунды и чудо современной техники нашинковано на аккуратные слайсы. Твою мать никакого почтения к продукту инженерной мысли.

Старые консервные банки оказались грознее новых. Хотя счет мог быть не таким удручающим в местах, где было можно пострелять из пулеметов и автоматических пушек. Вообще говоря, уничтоженные тяжи специализировались в кортеже на борьбе с воздушными целями, а тут такой неудобный враг.

Охрана еще сопротивлялась на остатках воли, но неумолимо теряла надежду. Рыцари собирали богатую жатву, да и стрелки нападавших добавляли масла в огонь. Нет, Чинхва не сдавались без боя. Когда тяжи пытались поймать убийц, опытные телохранители действовали подобно мне, стреляли в ноги, руки, головы, заставляя суперменов замедляться, спотыкаться, а при удаче и падать. Только вот что делать с неуязвимой железякой дальше? Попинать от души?

Ситуацию выровнял отец и два его телохранителя. Пусть рыцарям Чинхва пришлось вступать с численно превосходящим врагом, но стрелки кортежа, воодушевившись, стали поддерживать главу Чеболя еще более точным огнем. В противостоянии наступило шаткое равновесие.

Отец схватился сразу с двумя противниками и видимо за счет лучшей выучки или более совершенного доспеха, а может и того и другого уверенно теснил врага. Еще две пары схлестнулись между собой. Только вот пятый рыцарь, которого не кому было остановить, планомерно выкашивал простых бойцов Чинхва.

Телохранители играли не малую роль, стреляя в противников отца и его, закованных в броню коллег. Потом именно они сдерживали стрелков врага, которые будь у них решающее превосходство, могли сильно осложнить поединок нашим рыцарям. И сейчас их хладнокровно резал стальной чурбан с непомерно сильными артефактами в руках. Надо начинать геройствовать, а то ведь могут и убить.

Глава 12 Пенхва у пропасти

Наверное, в рейтинге самых неудобных противников для меня нынешнего эти железные дровосеки займут почетное первое место. В первую очередь это почти неуязвимый оппонент. Сочетание брони и магических щитов — просто убойный аргумент против моих фокусов. Исхитришься, собьешь концентрацию с мага, а там бац, добротная железяка.

Если раньше я полагался на ближний бой, то теперь острые палки этих стальных чурбанов заставляли держаться от них как можно дальше. А скорость? Да она немногим слабее моей. Видно артефактный костюм помимо простого усиления дает еще и ускорение магу, влезшему в него. Надо бы потом подробнее расспросить отца о возможностях рыцарей.

Пора на выход, каждая секунда промедления стоит жизни очередному бойцу клана.

Один. Я слитным движением выпрыгнул из машины. Момент подгадал так, чтобы рыцарь находился спиной ко мне. Но у того видно глаза на затылке и парктроники на заднице. Железная скотина мгновенно начала разворот.

Два. Вжихх… цепь с ножом на конце обернулась вокруг ноги, но клиент уже стоял не как я рассчитывал изначально и вместо того чтобы грохнуть врага на землю я лишь ненадолго вывел его из равновесия. Хорошо хоть цепь обратно вернул.

Три. Сыкотно то как. Я даже через железку увидел его мерзкую ухмылку. Киллер узнал цель номер два и больше ни на что не отвлекается. Придется бежать, а вокруг пули свистят. Ласточкой взмыл на крышу Тхэбона, а потом беременной черепахой, протирая рубашку на пузе, перекатился на другую сторону. Вовремя, терминатор от души врезал по машине мечом, по ходу как эпический герой рассек джип от потолка до крыши. Меч кажется даже неглубоко воткнулся в бетон дороги. Как сильно он меня хочет, маньяк какой-то.

Четыре. Пока он там ломал элитную машину, я снизу пальнул очередью из спецпистолета. Гдах-Гдах-Гдах. Результата за забралом не видно, а если он и чихает то очень тихо. Опять делаю ноги. Рыцарь не стал повторять мой подвиг по перепрыгиванию машины, а обыденно обойдя ее начал тыкать в мою сторону своими зубочистками.

Пять. Надо импровизировать, удивить его чем-то новым. Однако несмотря на такой мощный позыв к креативу, еще раз по старинке влепил ему три заряда прямо в забрало шлема. Гдах-Гдах-Гдах. Железяка скорее от неожиданности, чем от газовой атаки споткнулась. А я попробовал зацепить цепью его шею. Бинго! Удачно!

Шесть. Теперь стремительный забег по окружности, ныряю под замах его меча, и он теряет равновесие. Блин противник пытается коротким мечом перерезать цепь. Ого не вышло!?! Все-таки мои ножики не так просты, как кажутся. Но долго радоваться времени нет, резко тяну цепь на себя. Наконец-то рыцарь провалился и грохнулся.

Семь. Недолго музыка играла. Рыцарь резко, зло поднимается на колени, выпустив из рук мечи, хватается за цепь и с огромной силой тянет меня к себе. Сопротивляюсь для виду, а потом резко отпускаю цепь. И пока железный чурбан шатается, пытаясь восстановить равновесие, второй цепочкой опутывая обе ноги, опять бегу, и резкий рывок. Враг снова на земле.

Восемь. Пинком откидываю артефактные мечи в сторону телохранителя, с намеком ему воспользоваться оружием для вскрытия консервной банки. Мне то эти железяки бесполезны. А одаренному бойцу Чинхва может и сгодятся. Подхватываю ту цепь, конец которой все еще обмотан вокруг шеи, и накидываю петлю на руку рыцаря, опять резко тяну. Пенхва по ходу прифигел от таких маневров.

Девять. Давешний телохранитель все понял правильно и подбежав резко всадил короткий меч в ногу, а длинный в живот лежащего. Однако удалось. Уффф… времени прошло совсем немного, в поединке наших рыцарей и чужих пока, слава богам, без изменений. Решаю в первую очередь помочь папе.

Отец умело фехтуя неплохо теснит своих оппонентов, они оба ранены один в руку, второй в ногу. Видимо сила удара мечей и степень защиты доспеха напрямую зависит от ранга мага, или у папхена более мощные артефакты.

Убийцу рыцарей с двумя трофейными мечами неслабо так качало, налицо магическое истощение. Видно или много потребляют силы мечи или надо пользоваться железками через доспех. Поискал глазами замену, однако все грустно. Напряг ближайшего бойца найти мага способного еще раз повторить финт с вскрытием консервной банки. А сам рванул к отцу.

Десять. Работаю по старой схеме. Только тут мне легче раненые киллеры все внимание держат на моем героическом папе, а я бегу слегка в стороне вроде никому не угрожаю. В точку, скрупулезно высчитанную «системой», я прибежал с нужной скоростью и с нужным вектором силы, причем три этих параметра приходилось корректировать по ходу дела в зависимости от прогноза местоположения одного из рыцарей, который менялся трижды в течении тех секунд, что я бежал.

Одиннадцать. БАБАМ, влепил по ведру на голове одаренного. Если честно не для дела, а просто так захотелось. Но что не делается, то к лучшему, не ожидавший такой подлости рыцарь слегка растерялся и получил от главы клана рану во вторую руку, да и серьезную. Длинный меч еще со звоном падал на землю, выпав из ослабевшей руки, а я второй цепью по классике захлестнул ноги бедолаги и не снижая скорости продолжил ускоряться. Резкий рывок, и тушка с металлическим звоном падает на землю.

Двенадцать. Этот, как и первый пытается пилить цепь единственным оставшимся оружием. Но нас этим уже не напугать. Нет бы просто распутать и встать, инерция мышления, однако. А я в растерянности, что делать дальше? Нового оператора консервного ножа мне еще не подогнали, а сам такие банки вскрывать не умею. Хотя есть одна идея…

Тринадцать. Однако не срослось, да и так себе была мыслишка, из разряда, а вдруг получиться и презерватив налезет на глобус. Все порешал папа. И своего добил и моего прикончил. Хотя вообще-то он больше его. Но времени на всю эту философию нет, мы с молчаливого согласия резво идем добивать оставшихся двух агрессоров. Отец величественно, не обращая внимания ни на что вокруг, ему можно у него доспех не пробиваемый, а я по-заячьи, скачок туда, скачок сюда, пулю дуру никто не отменял.

Четырнадцать. Две последние консервные банки, как только узрели поддержку в лице улетного меня и всего такого мощного папу, да еще и нового оператора консервных ножей, которого наконец-то нашли на замену предыдущему, решили уйти по-английски. Но не тут-то было, убегать тоже надо уметь, а этой мудрой науке ходячие танки обучены не были. Им бы все напролом, вперед и вперед. Однобокость в развитии не способствует длинной жизни. Одного как бабочку наколол один из наших бойцов, а второго я в третий раз по классике зацепил за ноги. Прием дня сегодня, все едят и нахваливают.

Пятнадцать. Последнего решили брать живым. Три наших бойца в доспехах живодерски пригвоздили его четырьмя мечами прямо к дороге. Досталось по одной здоровенной иголке на каждую руку и ногу. А когда рыцари Чинхва закончили со своими коллегами, выстрелы со стороны противника в одно мгновение прекратились. А то! Все киллеры почувствовали грозный рык пушного зверька и поспешили свалить.

Уффф… сегодня обошлось без ранений, пара ссадин и дырок, полученных во время бешеных пробежек, не считаются. От оружия рыцарей я не пострадал, хотя что-то мне подсказывает если бы я слажал, то это не ранения бы были, а сплошное членовредительство, нет не так, членоотсекательсво. Надо в план тренировок включить занятия по борьбе и с таким ребятами. Мир каждый раз преподносит мне все больше и больше сюрпризов. Хорошо хоть не все они такие плохие как сегодняшний.

По закону жанра с воем сирен примчались силы Имперской Безопасности и прочие бесполезные полицейские. Забегая вперед скажу, что к нам претензий не было. Бой радовал мэрию Сеула небывалой аккуратностью и бережливостью к муниципальной собственности.

Несколько тысяч пулевых отверстий в фасадах зданий смотрятся сущей мелочью в сравнении с моими последними выступлениями, где и дырок было больше и сами отверстия были значительно крупнее. Встречать представителей власти и объяснять произошедшее пришлось мне, папа в это время прояснял ситуацию с Юри Бохай.

— Юри вы еще в дороге?

— Уже в поместье, дал распоряжение освободить Лимов. Вы как, добрались уже?

— Да нет, на нас напали.

— Чинхва, это не моих рук дело!

— Так я тебя и не обвиняю.

— Думаешь Тэсо?

— Почти уверен, у нас есть несколько живых пленников, может чего и расскажут.

— Все в силе?

— Конечно. Ладно, хотел узнать все ли у вас в порядке, как доберемся с Чхолем до дома, перезвоню.

Домой добрались без приключений, под еще более усиленной охраной которую привел лично Дю Кюн. Пока мы с отцом принимали душ, переодевались и просто приходили в себя, глава СБ по горячей расколол плененного рыцаря.

Если стрелки были наемниками без роду и племени и отследить, кто стоит за заказом, было невозможно. То такие доспехи кому попало не доверишь. Заказчиком ожидаемо оказался Тэсо Пенхва. Пленный особо этого и не скрывал, война итак объявлена, а правила ни один из кланов сегодня не нарушал. Так что скрывать имя противника особого смысла не имело.

Но мы с отцом еще раз убедились, что Юри Бохай не ведет двойную игру. И со спокойным сердцем освободили заложников Лимов. Пока мама с Анабель занимались ужином мужчины Чинхва собрались обсудить произошедшее в кабинете деда.

— Пап, а почему Тэсо организовал нападение только на нас?

— Могу только предполагать. Основную ставку Пенхва сделали на рыцарей. Доспехов-артефактов у него не так много, и на два кортежа элементарно могло не хватить сил. Потом Бохай всегда славился как боевой Чеболь и по слухам его охраняют десять рыцарей, это чуть меньше чем имперская охрана.

— Ничего себе.

— Это не так уж и много, еще лет сто назад Чеболи ходили в окружении десятков таких воинов, но слишком быстро их стали уничтожать с появлением нового оружия. За последние сто лет, наверное, вынесли больше рыцарей чем за тысячу предыдущих. Кстати если Пенхва знали о соглашении с Лимами, то им достаточно было уничтожить, лишь одного из нас, а второго бы взял на себя независимый род.

— При этом, о том, чтобы Тэсо узнал о нашей встрече с Юри позаботился Дю Кюн.

— ???

— В независимости от результата это вбило бы клин между союзниками, недоверие и подозрения в предательстве могли сильно навредить им.

— А что будет теперь?

— Если Тэсо адекватен, то он станет торговаться с Юри.

— Простит предательство?

— Это Чеболи сынок, таких людей чести как Фо или Чинхва совсем немного. Ради власти и денег они пойдут на все. Тем более формально Юри пока никого не предавал, он к тому же и не заключал официального союза с Пенхва.

— Но мы предложили большой кусок от империи Пенхва и путь как его отрезать и присоединить к Чеболю Бохай, а вот Тэсо предложить часть Чинхва не может. Юри понимает, что в этом конфликт захватить наше имущество они не смогут. Максиму уничтожить, но захватить и удержать для себя им нечего.

— А мы сможем осуществить задуманное?

— Конечно сын, и не в последнюю очередь благодаря твоим усилиям. Старые кланы сильно недооценивают юридические и экономические инструменты в войне, отдавая предпочтение силовому способу решения вопроса. У последнего есть безусловные плюсы, как правило, проблема решается радикально, раз и навсегда, или по крайней мере на долго. Однако после войны соперники слабеют, уничтожив базы, заводы, офисы друг друга. А вот при помощи судебных тяжб и маркетинга можно не просто отнять, но и захватить себе. И доля на рынке телекоммуникаций принесет больше, чем любые трофеи из хранилищ клана.

— Да… потом до трофеев надо еще добраться, а абоненты уже посыпались, неся нам свои деньги.

— Именно, при таком способе мы становимся сильнее, противник слабее. Я бы предпочел вообще уйти от силового конфликта, но думаю, что Тэсо не успокоится.

— Пап, а мы можем использовать захваченные доспехи?

— Конечно, повреждениязарастут…

— Зарастут?

— Это псевдо живая ткань, не быстро, но при накачке магией артефакт восстановиться.

— Тогда почему их стало меньше чем в прошлом?

— Восстановление происходит если осталось больше двух третей отдельной детали доспеха. То есть если пушечный выстрел снес весь наплечник, то новый не вырастет. А без детали артефакт теряет целостность, а со временем и свои чудесные свойства, становясь простой железякой. Но те, что захватили в этом бою вполне себе нормальные, живые экземпляры. Кстати очень редкий и дорогой трофей. Мы с дедом решили, что они отойдут к твоим телохранителям.

— Зачем пап, лучше пусть усилят армию клана.

— Проще выпустить два десятка тяжей. А вот тебе таскать в кортеже столько будет неудобно. Да и заслуга сегодняшней победы полностью твоя. Если бы ты не остановил пятого рыцаря они рано или поздно дожали бы меня, а потом уничтожили бы и весь кортеж.

— Спасибо, за подарок.

— Людей обученных носить доспехи у нас больше артефактов, так что новых телохранителей Джун Хи протестирует уже сегодня.

— А может его самого…

— Не целесообразно, там, где можно использовать площадные техники, мастер более эффективен без доспехов. Артефакт как бы локализует силу одаренного, увеличивая КПД щитов и делая их почти неуязвимыми, но атака только холодным оружием была супер эффективна тысячу лет назад, когда предки ходили в бой тесным строем. Сейчас другие времена, другая тактика. Век рыцарей закончился.

— Но указ императора дал им новую жизнь?

— Это да, значения применения рыцарей в городском бою сильно возросло, и надо отдать должное Тэсо, он первый разглядел такие возможности.

— Хотел спросить, ведутся ли исследования по усовершенствованию тяжей в части их проблем с ближним боем?

— Конечно, если машины смогли бы на равных противостоять магам и в рукопашной это бы стало совершенным оружием против одаренных. Но моторика машин и прочность металла пока не позволяют сделать такой прорыв. Возможно в будущем, когда у нас будут новые материалы и более совершенные электронные мозги. Хотя ученые сделали несколько экземпляров усиленных тяжей, но это сплав магии и техники, а не чисто инженерная разработка. И множить такие изделия ооочень дорого.

— Как будет действовать союз кланов теперь?

— Я хочу протолкнуть разработанный тобой и генералом Ен Чуном план. Мы хотим склонить всех к решению конфликта в одной битве. Затягивать позиционную войну и выковыривать Пенхва из их многочисленных баз дорого как по людским ресурсам, так и по экономическим соображениям. Бизнес любит тишину, несмотря на нашу диверсификацию, Chinhva Corporation тоже несет потери, продажи группы упали на два процента, из-за рухнувшего внутреннего рынка Кореи.

— Да… с нашими объемами это очень серьезная цифра.

— Вот именно, надо покончить с Пенхва как можно быстрее и желательно одним ударом.


POV Тэсо Пенхва

— Сабом-ним, у них ничего не получилось.

— Щибаль, что даже рыцари не смогли уничтожить охрану Чинхва? Или они нарушили указ Императора?

— Нет, господин, телохранители Чинхва имели под рукой доспехи, пока пехота сдерживала наших рыцарей, трое из них по-видимому облачались в машинах.

— На трех я рассчитывал изначально, у этих выскочек и не должно быть много артефактов. Толи дело Бохай, там меньше десятка и не жди. Так почему они не справились?

— Сабом-ним, по непроверенным данным, один из доспехов надел на себя лично Ча Сун и он смог взять на себя двоих наших бойцов.

— Щибаль, долбанный герой. А что остальные, неужели три моих воина не смогли справиться с двумя Чинхва?

— Господин, там было много простых телохранителей и тяжи.

— Мясо, если им не разрешить пользоваться большими пукалками, так кто уничтожил моих рыцарей?

— Сабом-ним, есть предположение, что это наследник.

— Вот же сученыш, кого растит себе на смену Ча Сун? Гребаный мутант опять нам все испортил. Когда наконец он сдохнет? Думайте, как прибить этого урода. Если бы мы решим проблему с ним, Чинхва исчезнут сами по себе.

— Господин, а что нам делать с объектами, оборону которых гарантировали Бохай?

— Да там пустышки одни, я рассчитывал подставить Юри под первый удар, а он сука вывернулся, хитровыдуманный ублюдок. Вызови мне Мен Хо и недоноска Хан Ча, надо думать, что делать с обороной. Кажется, я поторопился пристрелить Чан Ми, новый генерал сейчас не помешал бы. Хотя толку от этого бесполезного мямли совсем не было. Иди исполняй.

— Да, господин.

Глава 13 Кольцо вокруг цитадели

Городок Пенхон на севере корейского полуострова всегда был замечательным местечком. Клановые земли одного из самых многочисленных и богатейших Чеболей Империи Коре. Некоторые кланы, следуя веяниям нового времени, оставили родовые земли, отдав их под управление администрации Императора, но не такими были и остаются властители Пенхва.

Семидесятитысячный город — вотчина клана. Пенхва здесь власть и закон. Никто из ныне живущих не смеет вмешиваться в дела Чеболя на его территории. Пенхон процветает под сильной и крепкой рукой повелителей. Ручьи и небольшие речушки полны рыбой, как и сотни лет назад. Рисовые поля приносят каждый год богатый урожай. А овощей и благословенного кимчи так много, что жители продают его по всей Кореи.

Наша соевая паста и соус, кимчи из пячу и дайкона славятся на всю страну. Еще бы в Пенхоне в одном из немногих мест сохранены истинные традиции и рецепты старины. Тысячи глиняных горшков с перемолотой и сваренной соей длинными рядами стоят в специально огороженных тенистых долинах. В гигантских прохладных погребах кимчи хранится до следующего урожая, становясь каждый день еще вкуснее.

И все это благодаря Чеболю Пенхва, простершему руки над этой землей более тысячи лет назад. Каждый житель Пенхона готов голыми руками рвать врагов клана. Люди пережили сотни военных столкновений, и не раз решающую победу приносило народное ополчение. Жители городка заслужили славу отчаянно бесстрашных и умелых бойцов, потому вот уже более двух сотен лет ни у одного врага и мысли не возникает атаковать цитадель и сердце Пенхва.

— Ми Ча, надо отвезти горшки с соевой пастой и кимчи на рынок в Кенгидон.

— Старуха, я уже все загрузил с утра, позавтракаем и поеду.

— Иш ты, какой расторопный, а не завел ли ты там себе кого помоложе, я ведь уже совсем старая.

— Дура, внуков уже полный дом, в все мысли в одну сторону. Мне уже не то что до молодых, ни до каких интереса нет.

— Так мы же недавно…

— Старая, постыдилось бы, и было это в прошлом году…

— Как же быстро летит время, кажется еще вчера ты не мог и дня обойтись без сладкого, а теперь спокойно спим в разных кроватях.

— Да ладно тебе, мы неплохо прожили эти годы. Дети работают на господина, а внуки здоровы и крепки, хорошая растет смена.

— Это да, нам грех на что-то жаловаться. Вот сдашь товар, и еще денег в кубышку отложим, а осенью, если все будет хорошо, повезешь на рынок копченую свинину, тогда сможем купить соседний дом.

— А на кой он нам?

— Будто ты не знаешь старый, сноха устала с нами жить, молодым хочется отдельный дом.

— Так плохо воспитываешь ее? Что у нас здесь места мало?

— Времена не те старый, если не купим им дом, боюсь, наш сын подастся ее уговорам и уедет на заработки в Сеул.

— Что ты мне раньше об этом не говорила, я его быстро вразумлю.

— Вот поэтому и не говорила, ты же не замечаешь что старший такой же упрямец как ты, обидишь его, и он точно уедет.

— Вот же. В мои годы люди были довольны и меньшим. Мы едим рис каждый день, а свинина и рыба есть на столе каждые выходные. Чего еще желать?

— Не знаю старый, не знаю…

— Тогда чего осени ждать, если соседи согласны продать, давай купим.

— А деньги?

— Схожу к привратнику в доме господина, нам не откажут, мы более семисот лет служим клану верой и правдой. Вот и младшенький уже в пехотном полку.

— Это да, да и ты немало тянул лямку на службе. Раз можешь найти деньги, будем покупать. Пойду скажу снохе, вот она обрадуется. Старый ты там на рынке долго не задерживайся, мы сегодня сварим твой любимый суп и налепим манту с мясом дикой утки, будем праздновать.

— Хорошо, я тогда пару бутылочек макголи для вас со снохой возьму ну и соджу для меня с сыном.

— Только сожду не бери много, а то знаю я тебя. А что слышно про войну? Сердце мое болит, переживаю за детей.

— Не бойся старая Пенхон никому не по зубам.

— Это да, соседка говорит на днях в город прибыло еще несколько отрядов наемников.

— Господин знает, что делает, если собирает войска, значит кому-то не поздоровиться.

— Хорошо, если так.

— Ладно, поехал я.

— Удачи тебе Ми Ча.

Старик завел видавший виды крохотный грузовик, в который еле влезло несколько керамических бочек с соевой пастой, и пластиковых с кимчи. Бочки с пастой были заботливо обернуты кусками материи и картоном, чтобы случайно не разбились в дороге. Да еще и грузили их вперемешку с пластиковыми так, чтобы керамические бока не соприкасались друг с другом.

Грузовичок натужено пыхтя, выехал за город. По традиции Ми Ча сигналил проезжая мимо домов друзей и поддавал газу там, где жили его неприятели. На окраине пришлось остановиться и подобрать голосующего парня. Пенхва всегда помогали друг другу, и не подбросить парня до Кенгидона было нельзя. К тому же попутчик скрасит дорогу вежливым разговором.

Отлично отремонтированная заботами господина дорога протянулась километров на шестьдесят, а потом начинались муниципальные земли. Вот там дорога была значительно хуже и ремонтировалась последний раз лет десять назад, что в очередной раз убеждало Ми Ча в превосходстве Пенхва. И куда все тянет старшего сына и наследника? Там за пределами владений Пенхва бардак и нищета, а у нас стабильность, сытость и спокойствие.

На асфальте не было и намека на ямы или сколы, все повороты и подъемы умело сглажены, а через мелкие речушки перекинуты надежные мосты, так что можно расслабиться и поговорить с неожиданным попутчиком.

— Ты чьих будешь парень?

— Аджосси, я из семьи горшечников Ким.

— Да ты что? Вот свезло так свезло, на ловца и зверь бежит.

— Аджосси, вам нужны горшки?

— Да вот решили со старухой заложить на следующий год побольше соевой пасты. Семья то растет и даст бог, к концу лета прикупим новой земли. А там сам понимаешь, будут нужны и горшки.

— Что же, аджосси, мы будем только рады выполнить ваш заказ.

— А вы делаете их по старинке?

— Конечно, аджосси, технология изготовления керамической посуды в нашей семье не менялась уже несколько веков.

— Вот это правильно, мы вот тоже рецепт соевой пасты храним семь веков.

— Так вы тот самый Ми Ча с улицы….

Псссшшшшшшшш

— Еле успел затормозить, это что там такое? Кому пришло в голову ставить бетонный блок на дорогу.

— Аджосси, давайте я выйду и посмотрю что и как.

— Ну давай, а то мне тяжело туда-сюда спускаться.

— Уважаемые я Ким из города Пенхон, не подскажите почему перекрыта дорога?

— Езжай отсюда домой и предай жителям города, Пенхон блокирован силами клана Чинхва. У вас есть несколько дней чтобы эвакуироваться. Мирные жители, старики, женщины и дети будут беспрепятственно выпущены. После этого мы сравняем цитадель Пенхва с землей.

— Сабом-ним, дорога на Кенгидон перекрыта отрядом Чинхва.

— Что!?! Да что возомнил себе этот наглый ублюдок Ча Сун? Он решил взять твердыню Пенхва. Воистину перед тем как покарать грешника боги лишают его разума. Вознесите молитвы духам предков, чтобы Чинхва решился на штурм Пенхона. Хоть одна радостная новость за эти дни.

— А что делать с заслоном, господин?

— Щибаль, всему тебя надо учить. Отправьте туда взвод карателей, пусть отсекут дерзким головы и отправят их Ча Суну. Любой, кто пришел на земли Пенхва, должен за это заплатить!

— Может стоить взять пленных?

— К черту пленных, казните всех кого найдете. Хотя можно притащить парочку и вывесить в назидание захватчикам. Решено, так и сделаем, отберите наиболее ретивых псов Чинхва и казним их прилюдно. А видео выставим в сеть, это должно образумить тех, кто еще может отойти от Чинхва, и напугать тех, кому некуда деваться.

— Это гениально, господин.

— Пшел отсюда, льстец.

Элитные каратели клана Пенхва на двух БМП выехали туда, где по сведениям местных жителей посмели окапаться дебилы из враждебного Чеболя. Подумать только, эти слабоумные дерзнули блокировать Пенхон! Мощные машины разработки клана Тхэбон несли в десантных отсеках по стрелковому отделению. Два пулеметчика, два бойца с ПТРК и шесть автоматчиков. Помимо этого экипаж БМП из трех человек. Грозная сила для этих мест.

Однако БМП стали для защитников клана братской могилой. После того как машины на полном ходу въехали в минное поле, которым предусмотрительно обзавелись захватчики, раздалось два коротких взрыва. Искореженные машины спасли своей современно многослойной броней жизни десантников. Но следом по несчастным отработала полевая артиллерия, которая прямой наводкой безжалостно расстреляла два чуда военной мысли, превратив их в два стальных гроба.

Потеряв взвод карателей, Пенхва на этом не успокоились и атаковали противника силами моторизированной пехотной роты при поддержке четырех танков, БМП и джипов Тхэбон. Грозные машины медленно продвигались по равнине, а за ними прикрываясь броней двигались усиленные взводы. Разведка боем не задалась самого начала.

Командира изначально насторожила слишком наглое поведение чужаков. Показательно разгромить взвод карателей буквально в двадцати километрах от Пенхона, на территории клана? Это надо было быть или сильно смелыми, или очень хорошо подготовленными. И пока все указывало на последнее.

Разведчики разглядели в бинокль грамотно возведенные из бетонных блоков позиции стрелков, пулеметные гнезда и капониры артиллерии. Дорогу как минимум блокировало два три полноценных взвода, а это серьезные силы. С наскока их не взять.

Пока командир роты раздумывал над тем, как ему поступить дальше, с неба раздался тревожный шум. Два ударных вертолета хищными птицами заходили на позицию удара по расположению роты. Какой же я осел, как я мог не учесть воздух! Рота скрыта от пешего противника невысокими холмами, но полностью открыта для атаки с воздуха. И спрятаться негде, а из средств ПВО только хиленькая защита танков.

БАБАХ … ВЖИХХХ… БАБАХ…

Десяток ракет воздух-земля вспороли взрывами нетронутые земли. Огненный ад воцарился вокруг, подбитые танки, взорваные джипы и перевернутый БМП. Но врагу этого показалось мало, вероятно прекрасно пристрелянная артиллерия ювелирно точно отработала по уже деморализованной роте, добавляя паники и хаоса.

Новобранцы Пенхва славились своей стойкостью и храбростью. Высокая мотивация клановых бойцов делала из юнцов вполне приличных солдат, но послать в такой переплет по сути необстрелянное подразделение… Это был еще не разгром, но уже точно поражение, и капитан отдал приказ на отступление. Подумать только мы бежали от врага на собственной земле.

Но избежать окончательного уничтожения роты не удалось. Остатки пехоты настигли наглые и уверенные в себе спецназовцы Чинхва. Тяжи и бойцы в экзоскелетах подавляли любые попытки сопротивления на голову превосходящим по плотности и точности огнем. А простая пехота точечно выбивала старших бойцов, пытавшихся хоть как-то организовать испуганную толпу вчерашних землепашцев, которые еще недавно представляли себя крутыми солдатами.

Видно мало нас гонял комбат. Мы оказались хуже подготовлены и не смогли достойно защитить свою землю, может это получится у наших братьев? С этой мыслью я подорвал две гранаты в руках в несбыточной надежде прихватить кого-то из ненавистных захватчиков.

Похожие столкновения прошли по всему периметру вокруг клановых земель Пенхва. Наиболее важные дороги были надежно заблокированы соединениями противника численностью до роты. Но это была только вершина айсберга. Заслоны прикрывала артиллерия, ударные вертолеты и мобильные группы быстрого реагирования, усиленные тяжами или танками. Кольцо вокруг цитадели клана сжималось.

— Господин, это Мен Хо, Пенхон блокирован со всех сторон…

— Я просил головы дерзких.

— Сабом-ним, это серьезная осада. Противник развернул долговременные позиции. Сейчас по основным направлениям с юга, востока и запада стягивается порядка пяти полков, и конца колоннам противника не видно.

— Щибаль, это все из-за предательства Юри. Тварь развязал Ча Суну руки. Но решиться на такое. Может контратакуем пока они не замкнули кольцо?

— Это неразумно господин, на подготовленных позициях мы перемелем и вчетверо большие силы. По моим данным Чинхва, Чжэнфэй, Фо и Короли Макао смогут привести тысяч двадцать — двадцать пять, а у нас уже сейчас десять тысяч в гарнизоне, в том числе две с половиной тысячи наемников.

— И все же усиль оборону. Сними с малозначимых объектов все что возможно, и удвой число наемников.

— Господин, а где будем размещать такую прорву войск?

— Организуй из наемников внешнее кольцо обороны.

— Хмм… что-то вроде земляных фортов?

— Да, это в любом случае сильно осложнит жизнь Чинхва если они все же решаться на штурм.

— Будет исполнено, сабом-ним.

— Дайка я позвоню Юри, послушаю как этот червь будет извиваться, получу хоть моральное удовольствие.

— Юри брат мой, как дела, как здоровье? Ты представляешь, дебил Чинхва совсем обезумел. Он со своими подпевалами решился на штурм Пенхона.

— Тэсо, у меня все …

— Брат, я не договорил, Ча Сун отчего-то так осмелел, как будто мой клан не поддерживают вернейшие Бохаи, ты не знаешь причину его храбрости?

— Тэсо не валяй дурака, ты прекрасно знаешь о том, что мой клан вышел из игры.

— И откуда же мне знать? Или мой брат позвонил мне, чтобы сообщить такую замечательную новость? Может я чем-то обидел тебя, брат? Или моя дочь уже не так хороша для твоего щенка, такого же трусливого шакала как и ты?

— Придержи язык за зубами, Тэсо, или…

— Или что приведешь своих псов под стены моего города? Да я вас здесь всех похороню, коварные твари. Надо было заказать твою голову уже тогда, когда твой ублюдок предал мою кровь. Какие же вы мерзкие твари. За сколько ты продал меня Ча Суну, сын шлюхи?

— Ты не в себе Тэсо, еще погорим, если останешься жив.

— Да я рядом с тобой по большой нужде не сяду, тварь!!! — правда кричал я уже в пикающую сигналом отбоя трубку.

Кольцо вокруг цитадели Пенхва возводилось, вы не ослышались, именно возводилось, по последнему слову техники. Чеболь Чинхва заключил договор с крупнейшей строительной компанией Империи Коре, да и всей юго-восточной Азии POSCO Industrial.

Проект типового кластера укреплений был разработан и утвержден задолго до начала конфликта. Железобетонные детали огромного конструктора оплачены, произведены и собраны на складах. А в назначенный час тысячи тягачей, транспортных вертолетов, кранов, экскаваторов и прочей строительной техники ринулись на захват земель Пенхва.

Сотни удобных, надежных комплексов сооружались в считанные дни. Солдаты получали надежные стрелковые позиции, ДОТЫ, места для отдыха и сна, арсеналы и прочее. Кластеры ставились с расчетом на то чтобы прикрывать друг друга пресекающимися секторами обстрела, целые комплексы превращались укрепрайоны с глубокоэшелонированной обороной.

При этом единой линии расположения войск не было. Любое подразделение Чинхва могло работать в полном окружении или отрыве от основных сил. Такую структуру динамической обороны придумал и осуществил гений основателя Кобуксона генерал Ен Чун. И сегодня, прежде чем нападать, Чинхва строил сеть крепостей на вражеской земле.

К месту событий стягивались пятнадцать тысяч отборной пехоты. Разделенные на три бригады они в первую очередь блокировали южное, западное и восточное направления. Север пока оставался открытым, мы давали шанс противнику на эвакуацию мирных жителей и как ни парадоксально на получение помощи извне. Чем больше врагов соберется в Цитадели Пенхва, тем меньше придется охотиться за ними по всей стране.

После того как основная сеть укреплений была закончена и укомплектована гарнизонами, состоявшими из пяти тысяч бойцов. Стали подтягиваться и основные силы. Теперь можно было без опаски захвата или контратаки размещать батареи крупнокалиберных орудий, строить вертолетные площадки и расположения таковых батальонов.

Тыловые части развернули полевые кухни и магазины питания. Тысячи тонн боеприпасов, продуктов, запчастей, топлива… непрерывным потоком шли на земли Пенхва. Нам пришлось даже арендовать и развернуть мобильный аэродром для принятия экстренных грузов и самолетов сан авиации.

В тылу каждой из бригад были развернуты военно-полевые госпитали с операционными и местами для раненых. Были наняты сотни хирургов и тысячи медсестер. Чинхва привлекли всех доступных целителей, согласившихся на срочный контракт. При этом мы в равной степени с доброжелательностью относились к специалистам из Европы и призывателям духов с Черного Континента. Огромная подготовительная работа была закончена. Следующий ход за Пенхва.

Глава 14 Военный совет, продолжение

— Свяжи меня с Квантхонгваном.

Старейшая банковская группа Кореи располагалась в знаменитом на всю Азию комплексе зданий Квантхонгван, это как Императорский дворец Кенбокун для всех прощелыг, ростовщиков и прочих проходимцев. Но сейчас эти пройдохи нужны мне как никогда.

Надо нанять еще тысяч пять наемников. А проклятые шакалы не хотят рисковать, выступая на стороне слабейшего. Дружной стаей они понеслись к своему некоронованному королю Ен Чуну. Теперь приходиться искать людей со стороны. Рекрутеры открыли контракты для немцев, русских, англичан… Но никто пока не торопиться сгинуть в азиатской глуши.

Да и денег осталось совсем немного, особенно после потери «Содонга». Как оказалось, за его гибелью опять стоял мелкий гаденыш, да когда он уже сдохнет? Казалось, столько вариантов ведь было, ну выбрал бы подходящий и убился. Так нет же, бездарь продолжается цепляться отвратительными лапками за жизнь. Но придет время, и я лично отдавлю его мерзкие пальцы и сброшу в пропасть. А сейчас надо решить денежный вопрос.

— Ли Сун У это Тэсо Пенхва беспокоит.

— Аджосси, рад слышать вас, как ваши дела?

— Отлично Сун У, просто отлично.

— Рад что вы не унываете.

— А разве у меня есть повод для уныния?

— Я слышал про войну между вами и Чинхва.

— Войны не раз случались за многовековую историю клана, и они делали Пенхва только сильнее.

— Понятно, вы очень позитивно настроены, искренне рад за вас.

— Ли Сон У клану нужны деньги, сам понимаешь война, а пушки нынче так дороги.

— Аджосси, к сожалению наш банк не сможет помочь вам, лимит Пенхва Телеком полностью исчерпан, и вы еще не рассчитались за аккредитив, предоставленный в обеспечение найма эсминца «Содонг».

— Сон У, у меня же кредитная линия, и клан отдал кучу залогового имущества вашему банку, так почему мы не можем взять денег? Я ведь могу обратиться к немецким или китайским банкам?

— Ваше право, но не думаю, что кто-то про кредитует вас в сложившихся условиях.

— Давай не будем горячиться, я прекрасно помню, что предоставлял избыточное покрытие, в чем риски Квантхонгвана?

— К сожалению, в основном вы заложили вышки сотовой связи, при этом они находились не на собственных земельных участках, а на арендованных. С учетом проблем Пенхва Телеком кредитный комитет банка пересмотрел стоимость залогов в сторону понижения. О чем мы своевременно уведомили вашего финансового директора.

— Надо же, а он мне ничего не сказал, видно боится. Но проблемы рано или поздно решаться.

— Аджосси, при всем уважении, когда они решаться тогда мы и рассмотрим вопрос дополнительного финансирования.

— Щибаль, скажи простыми словами, что тебе нужно и сколько денег я смогу получить.

— А что вы можете предложить?

— Я готов заложить собственность на клановых землях, фабрики, сельскохозяйственные земли, офисы, торговые дома.

— Вы же знаете, мы не берем в залог клановую собственность.

— Хмм… тогда какой выход?

— Выведете объекты из клановой собственности.

— Да ты рехнулся.

— Тогда я ничего не могу для вас сделать.

— Хорошо, хорошо… пусть будет по-твоему, но мне нужно по-настоящему много денег.

Военный совет союза кланов, несколькими днями ранее.

— Господа, рад вам сообщить, что вопрос с кланом Бохай решен. Сегодня его глава выступит с публичным заявлением о выходе из союза с Пенхва и заключении мирного соглашения с Чеболем Чинхва.

— Отлично!

— Даже неудобно как-то получается, будем скопом бить Пенхва.

— Ничего они этого заслуживают.

— В свете новых событий, становиться возможным выполнение плана по полному уничтожению Чеболя.

— Ча Сун не стоит недооценивать старый клан, мы можем захватить его собственность, потрепать войска, но полностью уничтожить такого монстра под силу разве что Императору.

— План не моего авторства, военная часть разработана генералом Ен Чуном, а финансовая Чхолем Чинхва, им и убеждать вас.

После недавнего нападения, меня посетил генерал Ен Чун. Как он сказал, хотел посмотреть на перспективного юношу, сумевшего уничтожить одно из лучших его подразделений во главе с лучшим учеником. Обиды или злости в этом умудренном жизнью человеке не было. Он понимал, что война просто свела нас по разные стороны баррикад, и личной неприязни не было. Ведь сегодня наемник воевал уже на нашей стороне. И кто знает, где окажется Кобуксон завтра.

Неожиданно мы, что называется, зацепились языками. Он спрашивал о моих впечатлениях от встречи с Ро Де У, с подачи которого Ен Чун и решил ко мне заглянуть. А я неожиданно для себя стал рассказывать о своих наработках и ином, экономическом видении войны. Мой свежий взгляд на вещи сильно заинтересовал Ен Чуна, а цифры затрат и итоговая прибыль, которую получил Чеболь от компаний в Японии и на острове Джалеле, просто ошарашили генерала.

В ходе беседы нельзя было обойти тему текущего столкновения кланов. Я по большей части обладал сведениями об экономической борьбе клана, Ен Чун наоборот был экспертов в области военного противостояния. В итоге сплава этих двух позиций и родился план, обещавший полное уничтожение Великого Чеболя. Точнее говоря план позволял подтолкнуть Пенхва к такому состоянию при котором, он съест сам себя.

— Кто из вас начнет?

— Пап, я перед презентацией плана хотел бы уточнить некоторые юридические нюансы.

— Давай.

— Почему банки не берут в залог собственность кланов?

— Нормы Кодекса Кланов почти во всех странах в приоритете над национальными законами. В кодексе есть пункт, согласно которого чтобы захватить имущество клана, не достаточно просто юридического переоформления. Необходим и военный захват, ну или добровольная передача со стороны клана — начал объяснять отец.

— Это связано с тем, что кланы защищались от чиновников правительств, которые могли, запутав бумажные дела переоформить земли клана, например, в имперскую собственность. А поправка заставляла в любом случае воевать с кланом, — дополнил Чжэнфэй.

— Это значит, что банк при неисполнении Чеболем своих обязательств по кредиту де-юре получал права на собственность клана, а де-факто не мог ее забрать без военного захвата. Кому нужны такие залоги?

— Пап я правильно понимаю, что если Пенхва решит занять денег, ему придется выводить имущество из собственности клана.

— Да.

— Тогда это ляжет в основу плана.

Блин получается многие кланы в отличии от прогрессивного Чинхва лишены значительного кредитного плеча и потому отстают в экономическом развитии. Иллюзия безопасности и не подконтрольности императору клановых земель заставляет их отказываться от денег. К тому же кредитование — отличный защитный инструмент. Если фабрика или торговый дом построены на кредитные деньги, то такой объект невозможно забрать. Ведь все на все имущество будет претендовать еще и банк. Единственный риск — поползновения со стороны банковской группы. Но тут выбор за инвестором.

— Внук не томи, излагай свой план, — видно я задумался прямо посреди презентации.

— Мы должны собрать все силы Пенхва в одном месте, при этом надо дать им возможность максимально усилить оборону, в том числе и за счет наемников. Для этого придется атаковать город Пенхон, ради него Тэсо пойдет на все. После неудачи с эсминцем «Содонг» кредитная линия клана исчерпана, и он будет вынужден выводить из клановой собственности свое имущество и предавать в обеспечение кредита.

— Что это нам дает? Столкнуться с клановой пехотой, на отлично оборудованных укреплениях. Сколько людей мы потеряем? Потом что делать с населением Пенхона — задал резонный вопрос Чжэнфэй.

— В отличие от Чинчхона это клановые земли, и даже если мы начнем возвращать город в каменный век при помощи бомб, сам Император не будет вмешиваться. Урок остальным кланам — не цепляться за старые устои — сделал пояснения отец.

— Вот так, поведёшься с молодыми и узнаешь много нового про свою тупость, это что мне свою деревеньку тоже надо отдать императору Китая? — развел руки адмирал.

— Мы поэтому ушли из Чинчхона, сделав его свободным городом Империи, население осталось лояльным клану, но в то же время защищено законом и Императором, — пояснил дед, потому что сам продвигал это решение, в бытность свою главой Чинхва.

— Хорошо, ваш резон понятен, но я так и не получил ответ на вопрос, что нам это дает? — еще раз спросил адмирал.

— Во-первых, в случае захвата или хотя бы нанесения серьезного ущерба центральной базе Пенхва, клан не сможет гасить свои обязательства банку. Это заставит Квантхонгван выставить имущество на продажу, и мы сможем его приобрести.

— В чем выгода, по сути мы купим собственность Пенхва вместо того чтобы ее захватить. И я понимаю, что цена будет со значительным дисконтом, но не более, — не унимался дотошный дед Анабель.

— Я предполагаю, что Банк в условиях военных действий запросит многократное перекрытие по залогам, после того как кредит будет погашен, оставшиеся залоги юридически будут переданы обратно в полную собственность Пенхва, но не как собственность клана, а в статусе обычного имущества находящегося под юрисдикцией Императора.

— А вы подали иск на Пенхва, выкупив права у независимого рода Ли Чан. Твою то мать. И Бохай поддержит требования в суде так? — сложил картинку Чжэнфэй, не зря адмирала считают одним из умнейших людей Китая.

— Именно, если подмазать Ли Сон У, мы сможем выкупить девяносто процентов собственности Пенхва. Торгово-развлекательные центры, химическое производства, офисы Пенхва-Телеком, отели… И он будет вынужден отдать объекты без боя под давлением императорской канцелярии.

— Круто, а ничего что мы с Хо здесь присутствуем?

— Эээ… не понял?

— Чхоль, у нас в Неваде за такие знания или отводят далеко и навсегда в пустыню или берут в долю.

— Хмм… ну вы вроде как с нами?

— Это «вроде» меня и настораживает, — продолжал стебаться Стив Уинн.

— Так ну мы поняли, как заработаем, а как будем брать крепость?

— На этот вопрос отвечу я, — взял слово генерал Ен Чун, — План операции по захвату города Пенхон начнется с его частичной блокады. Мы закроем доступ в город с юга, востока и запада. Силы Чинхва должны быть достаточно массивны, чтобы напугать Тэсо, но вместе с тем недостаточны для полной блокады города.

— Он же сможет перекинуть к себе резервы?

— Этого мы и добиваемся. Как только вражеский клан уверится в том, что мы настроены серьезно и штурм будет, он начнет за любые деньги нанимать солдат на стороне и переводить своих бойцов с других объектов. Как только Пенхва погрязнет в долгах, мы захлопнем ловушку. Тем самым решим задачу максимального уничтожения сил клана одним ударом. К тому же надо понимать, что Пенхон это людские ресурсы Пенхва, и они будут исчерпаны в ходе столкновения.

— А почему оставили свободным именно Север?

— Честно? Тянули бумажки из кепки Чхоля.

— Бейсболки.

— И эти люди придумали, как нам использовать сорок тысяч отборных бойцов.

— Если серьёзно ответ на карте…

Крепость Пенхва, пожалуй, была одним из самых защищенных мест в Корее. После того как Чинхва частично блокировали город, Тэсо сумел насытить его оборону десятью тысячами клановой пехоты и пятью тысячами наемников.

Пехоту клана снимали со всех менее значимых объектов, заменяя наемниками. Теперь фабрики, отели, поместья и другую недвижимость по всей Корее охраняло всего пять тысяч бойцов клана и около трех тысяч наемников. Сил едва хватало на все.

Зато вокруг Пенхона образовалось три кольца оборонительных рубежей. На передовую Тэсо ожидаемо выгнал наемников. В километрах двух от города наемные отряды при помощи городских жителей и техники выкопали длинную сеть траншей. Построили долговременные огневые точки, разместили многочисленную артиллерию.

Дополнительно отдельные многоопытные отряды наемников возвели небольшие крепости, чтобы защищать свои позиции со всех сторон. Глупый во время войны ход, был необходим из-заразношерстности отрядов. Кому-то доставались откровенно слабые соседи, и была высокая вероятность, что они пропустят противника в тыл.

Однако это хаотично построенная оборона была достаточно эффективной. Наемники за счет казны Тэсо были щедро вооружены дорогими противотанковыми ракетными комплексами (ПТРК) и ценящимися на вес золота переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК).

Неплохо было и с полевой артиллерией, помимо традиционных для наемных отрядов пушек небольшого калибра, но удобных к транспортировке и перемещению на поле боя, Пенхва добавили минометы. Наемники не имели достаточного количества квалифицированных пушкарей, зато на минометы можно было посадить пехотинцев после краткого курса обучения.

Помимо этого, позиции были щедро прикрыты минными полями, железобетонными брустверами и противотанковыми ежами.

Второе кольцо обороны представляло собой пятнадцать фортов, отстоящих друг от друга на дистанции до полутора километров. Расстояние между фортами простреливалось с каждых двух соседних крепостей, а промежутки были заполнены отдельными огневыми точками и минированы.

Форты были построены в позапрошлом столетии. Каменная кладка толщиной до трех метров позднее была усилена железобетонными конструкциями толщиной до метра. Строения были окружены рвами с водой, минными полями и заграждениями из колючей проволоки. Ни имеющаяся в нашем распоряжении артиллерия, ни штурмовая авиация не могли нанести существенного ущерба фортам.

Дополнительно, штурм фортов осложняла конструкция низких напольных казематов, их бойницы находились у самой земли, и чтобы нанести ощутимый ущерб, нужно было подвести артиллерию на расстояние до двухсот метров от стен крепости.

Гарнизон каждого форта состоял примерно из пятисот хорошо вооруженных клановых бойцов. Удобные галереи, и бойницы давали возможность этому небольшому количеству солдат сдерживать впятеро превосходящего по численности противника. Крепости имели на вооружении пушки, крупнокалиберные пулеметы и противозенитные орудия.

Третьим кольцом обороны являлся сам город. Практически большинство взрослого мужского населения Пенхона вступило в отряды ополчения и самообороны. Численность этих сил достигла двадцати тысяч. Среди горожан было много солдат в запасе и даже ветеранов нескольких локальных войн. В каждой семье было припрятано немало оружия и боеприпасов. К тому же клан открыл для своих людей арсеналы, вооружив население автоматическими винтовками, гранатометами и пулеметами.

Каждый дом превратился в отдельную крепость. Крыши заполнили снайперы, из подвалов то тут, то там торчали дула пулеметов. Окна заложили мешками с песком, а улицы были забаррикадированы бетонными плитами, в завалах которых могли скрываться даже небольшие пушки.

Ну и сама резиденция Тэсо, его дом, представлял собой нагромождение старинных приземистых башен с четырехметровой толщиной стен. В которых укрылись по меньшей мере два полка элитных бойцов клана.

Система ПРО у Пенхва не была столь впечатляющей как у нашего клана, но Тэсо перед конфликтом закупил четыре устаревших противоракетных дивизиона, каждый из которых гарантировано прикрывал все земли вокруг Пенхона. А наличие сразу четырех таких систем в одном месте давало просто нереальную плотность защиты.

Отдельной статьей шли магические артефакты. То, что клан сохранил систему фортов и центральных башен по данным разведки имело сугубо практический смысл. Целая система артефактов, расположенных в башнях создавали некий эффект резонанса и могла выдать щит на порядок превышающий энергозатраты, направленные на его создание. Как долго и над какой областью такой щит мог возникнуть, было одним из самых хранимых секретов клана. И для нас это был неучтённый фактор.

Помимо всего прочего в распоряжении Тэсо был один полнокровный батальона танков из пятидесяти машин Тхэбон, четыре ударных вертолета и более сотни БМП. То есть враг был предельно мобилен и мог быстро перебрасывать резервы с одного участка обороны на другой.

Общая численность обороняющихся достигала тридцати пяти тысяч человек. Это десять тысяч клановой пехоты, пять тысяч наемников и более двадцати тысяч ополчения. Таким образом Тэсо имел практически равное с союзом кланов количество войск. А если учитывать, что потери атакующих при штурме укрепленных позиций превышают потери защитников в три-четыре раза нам нужно было сильно постараться для того чтобы уничтожить цитадель Чеболя Пенхва.

Глава 15 Штурм, начало

Перед тем как захлопнуть мышеловку Союз Кланов провел перегруппировку войск. Западное направление взяла на себя дивизия морских пехотинце клана Чжэнфэй, юг прикрыли десять тысяч пехотинцев королей Макао, на востоке расположилась дивизия Чинхва в составе двух пятитысячных бригад.

На севере собралась сборная солянка. Пять тысяч бойцов Чинхва заняли основные рубежи и обеспечивали общую непроницаемость блокады. За их порядками накапливались два полка специального назначения Фо Лю Бая, пять тысяч наемников Ен Чуна, две тысячи прибывших из Борнео даяков, сверх того северное крыло армии Чжэнфэй имело в резерве две тысячи пехоты с УДК Харбин, которые фактически должны были действовать в тесной взаимосвязи с группой войск Ен Чуна.

Очевидно, что руководство клана сделало ставку на атаку с северного направления, сюда была передана половина из имевшихся трехсот тяжей, остальные поровну были распределены по трем направлениям. При этом каждая из групп войск готовила штурмовые группы.

По замыслу Ен Чуна эти мобильные отряды имея в своем составе танки, тяжи, самоходные орудия, минометы и БМП должны были вскрыть внутреннюю оборону Пенхона и действовать самостоятельно даже в условиях полного окружения противником. Это было трудное и весьма спорное решение, однако в основу его лег точно рассчитанный математический риск.

Группы создавали локальное преимущество в любой точке обороны противника за счет плотности огня и в то же время могли мгновенно поменять позицию при угрозе столкновения с превосходящими силами Пенхва. За счет отличной связи и слаженности штурмовики могли при необходимости объединиться в более крупные отряды, а потом вновь действовать самостоятельно.

Это структура радикально отличалась от привычной всем схеме, когда отдельное пехотное подразделение, поддерживалось отдельными бронетанковыми силами или батареями пушек. В городском бою при потере связи между родами войск, или отсечении силами противника был риск оставить пехоту без пушек, или такни без пехоты. Штурмовые группы такого недостатка были лишены. И такни и тяжи, и пехота в составе группы подчинялись одному командиру.

В стандартную штурмовую группу входил танк, тяж, два-три БМП, несколько самоходных орудий, батарея из трех-четырех минометов и до двухсот пехотинцев. Пехота также собиралась для решения универсальных задач, поэтому помимо традиционных пулеметчиков, в обязательном порядке комплектовался взвод истребителей танков с ПТРК, взвод снайперов и огнеметчиков.

Группу Запад возглавил Адмирал Жэнь Чжэнфэй, Юг — Стив Уинн, Восток — генерал Чон Гу. На Севере управление разделили на две части Ча Сун возглавил клановую пехоту численностью пять тысяч человек. А вот основные силы прорыва были сформированы бойцами Кобуксона и Фо Лю Бая при поддержке Головорезов Борнео.

При этом мне разрешили поучаствовать в деле собственным отрядом в который вошла моя личная охрана во главе с Джун Хи, две сотни бойцов CIC с восемью тяжами, и полсотни поморов с Александром Ивановичем. По большому счету мы представляли собой готовую штурмовую группу, но на передовой нас конечно никто не ждал. Пока я довольствовался ролью наблюдателя.

В принципе особого желания лезть в планируемую мясорубку не было. Но как одному из идейных вдохновителей предстоящих событий мне было необходимо как минимум присутствовать. Непосредственное участие давало опыт и понимание в планировании операций такого масштаба. Соотношение фактических вещей и предположений порой давало пищу для размышлений и вносило целую плеяду поправок в модель, которую мы с Ен Чуном сформировали.

Расположение кондотты Рутгера фон Блюма, первая линия обороны Чеболя Пенхва.

Очередной унылый день землекопа. По приказу капитана рядовые кондотьеры в сотый раз посвящают день рытью окоп. Клянусь, весь отряд превратился то ли в барсуков, то ли кротов. Весь невеликий холмик изрыт траншеями вдоль и поперек, на наши два десятка пулемётов пришлось обустроить по меньшей мере сотню гнезд. Хорошо хоть артиллеристы копают свои капониры сами, вот там поистине титанические объемы работ.

Кондотта наша неплохая, но в родной Европе затишье, сытые буржуа все реже и реже берутся за оружие. И тогда в поисках заказов мы попробовали работать в Персии, потом схлестнулись с кланами Вуду на Черном Континенте, в конце концов нас занесло в Корею. Капитан поспешно взял очень выгодный во всех отношениях контракт.

Работодатель оплатил перелет, гарантировал тройную ставку боевых, оплачивал всевозможные страховки… Конечно столь выгодные дела всегда вызывают тревогу, но это была незнакомая страна, да и отряд уже пару месяцев сидел без дела и проедал жирок, и чего-то стоящего на горизонте не предвиделось. А тут такое шикарное предложение.

Мы купились, понадеялись на авось. Ведь часто кондотта влезала в безнадежные на первый взгляд дела, а по факту месяцами загорала, охраняя поместье где-нибудь в Испании, так и не дождавшись врага. Это дельце выглядело и было первое время таким. Хорошая оплата, и никаких врагов на горизонте.

Пообщавшись с местными, мы еще больше уверились в том, что все пройдет спокойно. Штурмовать цитадель за нашей спиной силами кланов было истинным безумием. Укрепления строились для противостояния как минимум регулярным войскам, а не доморощенным армиям кланов. Потом наниматель видимо очень серьезно относившейся к личной безопасности нагнал уйму народу.

По слухам, всего в обороне учувствовало около сорока тысяч человек. Четыре дивизии обороняли частное поместье! Сколько надо чтобы сковырнуть такую силищу с подготовленных позиций? Втрое, нет вчетверо больше, это что получается — шестнадцать дивизий? Не все европейские армии сегодня имели столько войск. Так что можно спать спокойно.

И мы спали. Пили втихаря граппу, виски, вонючий соджу, в общем все что могли купить или выменять у местных. Лишь две вещи не устраивали в создавшемся положении большинство членов кондотты. Еда и женщины. Непривычная, острая, пища с рисом вместо хлеба попортила немало желудков. Сладкое мясо и соленые десерты омрачали наше добродушное настроение.

А местные девки? Худосочные, плоскогрудые и ускозадые, с узкими же раскосыми глазами и подростковым телосложением. Хотя кому-то из наших нравились и такие. Только вот переспать с неприступными азиатками за пару недель службы так ни у кого не получилось. Но ребята легко мирились с этими мелкими неудобствами, щедрое жалование и спокойная служба грели душу простого солдата.

В нашей немаленькой кондотте было около двухсот бравых парней, собранных со всего света. В основном немцы, итальянцы, немного французов. В Персии прибилось несколько арабов, а на Черном Континенте командир нанял десяток свирепых масаев. Да и здесь в Азии мы присматривались к боевитым коротышам вьетнамцам и отчаянно смелым тайцам, но пока еще никого не наняли.

Каждый из солдат худо-бедно говорил на общем для отряда немецком, и нес службу по мере сил. Ветераны натаскивали молодняк, щедро делясь секретами, ведь завтра нам придется прикрывать спины друг другу. А новички учились и платили за науку раздобытым спиртным или редкими в Корее лакомствами из Европы.

Однако тучи над работодателем стали потихоньку сгущаться. Какие-то местные кланы борзо перекрыли дороги и окоротили несколько отрядов Пенхва. В одной вылазке довелось учувствовать и нам. Что сказать, кондотта действовала осторожно и слаженно потому не понесла потерь, если не считать подстреленного в задницу новичка откуда-то из восточной Европы.

Но жути на нас противник нагнал. Грамотные, видно не раз побывавшие под пулей, на таких у ветеранов отряда чутье. Прекрасно оснащенные, уверенные и наглые. Причем не просто так борзеют, а по делу. Мы бы тоже себя так вели будь у нас за спиной пушки, танки, вертолеты и страхолюдного вида шагающие машины, вот тебе и дикая Азия, таких монстров мы и в Европе ни разу ни видели.

Отряд в том деле прикрывал фланг какой-то элитной части нанимателя. Так вот как только от той роты остались рожки да ножки мы без лишнего геройства взяли руки в ноги и задали такого стрекача… С тех пор хорошего настроения в отряде поубавилось. Да и капитан с лейтенантами глядели волками и каждый божий день заставляли копать твердую корейскую землю все глубже и глубже. Оно то понятно, что нам на пользу, и сохранения жизни для. Только вот руки истерлись до кровавых мозолей, чем будем на курок нажимать?

Но сегодня у кондотты праздник. Наниматель оказался воином с пониманием. За свой счет привез в расположение отряда два десятка ПТРК и десяток ПЗРК, дорогие, современные, еще в заводской смазке. Знает, что без них нам долго не продержаться. Учитывая пару пушек отряда, да еще пару у соседей, нам есть чем удивить противника. С соседями кстати налажен тесный контакт и есть договоренность встречать супостата сообща.

Но повод для праздника другой. Во-первых, интенданты вместе с оружием привезли американские спецпайки. Сегодня поедим от пуза нормальной еды. Слышал я, что в них иногда попадаются итальянские макароны с фрикадельками или даже немецкий колбасный фарш. К тому же введена боевая норма на выпивку, и теперь каждому положено сто грамм. Правда выбить удалось лишь соджу, но под такую закуску и оно хорошо пойдет. Маленький, но праздник. Солдат должен уметь радоваться, а иначе как жить?

Однако к вечеру оказалось, что не все так ладно было с пайком. Половина отряда получила на второе гороховую кашу с говядиной, да еще и на десерт многие разбирали привезенные пирожки со сладкой фасолью, которые местные готовили на пару. Вкусная штука, если привыкнуть. В итоге, когда пришло время отбоя в тесных землянках, предназначенных для отдыха и сна амбре стояло такое, что аж слезы брызгали из глаз.

Атмосфера итак-то была довольно зловонной, а что вы хотели? Взвод здоровых, редко моющихся мужиков в тесном помещении. Аромат портянок, крепкого пота, оружейной смазки и табака всех видов и стран. Но сегодня вечером воняло особенно мощно, горох с фасолью тому виной. Капитан, делая с лейтенантами вечерний обход, милостиво разрешил желающим заночевать на позиции. Тогда мы еще не знали, как дорого обойдется кондотте эта слабость.

Между тремя и четырьмя утра противник начал массированную артиллерийскую подготовку. Сотни орудий посылали на наши позиции тонны снарядов. Особо страшно было, когда прямо напротив нас заработали РСЗО, тысячи ракет озарили ночное небо, а потом стали накрывать с таким трудом построенную линию обороны волной взрывов. Позже к веселью подключились миномёты.

В первые минуты артобстрела кондотта потеряла десятую часть личного состава. Спавшие на свежем воздухе солдаты стали легко добычей для смерти, идущей с неба. Специальные снаряды несли к нам осколки, миниатюрные металлические дротики, разлетающиеся в разные стороны при взрыве, горючие смеси, прожигающие даже металл…

Несколько часов непрерывной бомбежки неожиданно сменило тревожное затишье. Но многоопытный капитан тотчас же отдал приказ готовить позиции для пулемётов и пушек, которые совсем недавно под бомбежкой мы прятали в убежищах, заплатив за все жизнями наших товарищей.

Кондотта в едином порыве работала как проклятая. Все понимали, что если свирепые азиаты застанут нас в окопах без прикрытия пулеметов и артиллерии, то долго нам не продержаться. Превозмогая отряд закончил перенос тяжелого оружия и боеприпасов на подготовленные участки в рекордные сроки. В отдельных местах еще поправляли брустверы, пострадавшие от бомбежки, но в целом уже можно было воевать.

Солдаты замерли в тревожном ожидании, вглядываясь в безжизненную равнину. И тут…

БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ….

Эти твари как ни в чем не бывало продолжили ровнять наши позиции с землей. А мы как проклятые потащили ценные боеприпасы обратно в укрытие.

Ад продолжался трое суток. И немногочисленные паузы уже нисколько не радовали солдат. На автомате они востаналивали разрушенные пулеметные гнезда и капониры, волокли тяжелые ящики, а потом вновь прятали все под убийственным огнем снарядов. Кондотта потеряла половину людей.

Больше всего погибло в первый день. Спали не там где положено, потом прятались не так как надо. А к вечеру снаряд неудачно попал в арсенал и стоил жизни доброму десятку солдат. На второй день тяжелая бомба попала прямо в убежище полнокровного взвода. Спасти из завала удалось лишь одного насмерть напуганного, поседевшего за одно мгновенье юнца. У парня зуб на зуб не попадал от пережитого ужаса, после всего он уже не боец.

В тот день когда из-за стены взрывов вдруг показались танки врага, я не погрешу против истины, если скажу, что большая часть кондотьеров вздохнула с облегчением. Да мы были не готовы к драке, даже капитан не отдал приказ в очередной раз тащить тяжелое вооружение на позиции, да и боеприпасы к пушкам уже давно влетели на воздух, но какое это счастье взглянуть врагу прямо в глаза. Увидеть в прицел винтовки силуэт приближающегося человека и ответить выстрелом на выстрел. Мы устали погибать и не забирать кого-то взамен. И вот наш час пробил.

— Сабом-ним, Чинхва и их союзники перешли в наступление.

— Наконец-то этот ужас подходит к концу. Откуда мы ждем главный удар?

— Господин, пока неясно, враг начал массированную атаку со всех сторон.

— Какие потери в личном составе и технике?

— Сабом-ним, клановая пехота почти не пострадала. Сыграли роль толстые стены фортов и цитадели. Ополчение потеряло до тысячи бойцов. В городе много разрушений и пожаров.

— Щибаль, эти твари не постеснялись бомбить мирных жителей.

— Господин, они выпустили всех женщин и детей.

— Я знаю, что в Пенхоне осталось довольно много простых горожан.

— Это так, сабом-ним. Еще мы смогли уменьшить ущерб от бомбежки применив Щит Пенхва. За трое суток артефакты смогли на пять часов полностью избавить территорию внутри линии фортов от всех бомб. Но маги говорят, что в ближайшую неделю этот ресурс будет недоступен.

— Щибаль, может надо было приберечь этот козырь. Ну теперь как есть. А что наемники?

— Они понесли самые тяжелые потери. Их позиции не были столь хороши. Многие отряды потеряли до двух третей личного состава. Техника и артиллерия почти вся выбита. Надо констатировать что первую линию обороны мы потерям в ближайшие часы.

— Ну и черт с ними меньше придется платить.

— Сабом-ним, вы приказали выставлять на каждого члена отряда наемников аккредитив, в том числе и на посмертные бонусы.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Банки уже заплатили за услуги наемников, вне зависимости от того живы они или погибли.

— А кому ушли деньги покойников?

— Каждый из наемников указывал координаты своих наследников.

— Щибаль, и как же несправедлив этот мир к Тэсо Пенхва, даже тут не удалось сэкономить.

После трех суток непрерывного обстрела позиций Пенхва. Все четыре группы войск армии Союза Кланов перешли в наступление. Задача первой волны была подавить, а затем зачистить и занять позиции наемников, расположенные во внешнем кольце укреплений Пенхона.

При этом артиллерийский обстрел не прекращался ни на минуту. Пехота шла буквально впритирку с огненным шквалом. Не обошлось и без случайных жертв, солдаты погибали от огня собственных орудий. Однако общие потери при захвате линии окоп были значительно ниже, чем при атаке без такого огневого прикрытия.

Впереди пехотных рот шли тяжелые такни, которые огнем орудий и гусеницами уничтожали немногочисленные уцелевшие батареи наемников и пулеметные гнезда. Оказавшись внутри линии окоп танки собрали богатую жатву. Когда элитная пехота кланов добралась до первых рубежей, враг был уже деморализован. Лишь немногие наиболее сильные отряды наемников смогли оказать хоть какое-то сопротивления. В считаные часы первое кольцо обороны Пенхона было в руках Союза Кланов.

Глава 16 Перед штурмом фортов

Пятнадцать величественных бастионов стояли на страже цитадели Чеболя Пенхва. Древние серые каменные стены толщиной в три метра, усиленные современным железобетоном. Зубцы старых бойниц на крыше ощерены дулами пулеметов и снайперских винтовок, в узких бойницах торчат стволы орудий.

По надежно защищенным от пуль и снарядов галереям деловито снуют пехотинцы. Массированная артиллерийская подготовка казалось, не коснулась этих каменных громадин. Не смотря на старину, они все так же неприступны и грозны.

Первые полки Союза Кланов занимали позиции наемников, создавая надежный плацдарм, с которого штурмовые группы должны будут начать взятие Пенхона. Передовые отряды облачались в цельнометаллические кирасы и бронежилеты максимальной степени защиты. Предстояло брать хорошо укрепленные позиции под плотным огнём противника. Подавить защитников бастионов так же эффективно как пехоту наемников было невозможно. Толстые стены надежно защищали солдат Пенхва.

Однако, прежде всего, артиллерия и РСЗО вновь отработали по позициям врага. В этот раз целью бомбардировки были огневые точки, минные поля и заграждения, расположенные между фортов. На следующем этапе планировалось подвести вплотную к каждому форту полевую артиллерию и прямой наводкой бить по казематам, конструкция которых не позволяла бомбить их с большого расстояния.

Но первым делом пехота основательно зачищала захваченные позиции. Наемники за время противостояния подготовили довольно много бомбоубежищ, подземных помещений и переходов. И сейчас кое-где оставались притаившиеся подразделения, которые не успели отступить к городу, но все еще были боеспособны.

Городское бомбоубежище № 7.

— Что там, что там снаружи?

— Аджосси, кажется, все стихло, но солдаты говорят, рано еще выходить. Впереди штурм города.

— Может можно сходить, поискать еды?

— Аджосси, повелитель прислал достаточно пайков, да и других запасов у нас еще полно.

— Нам пожилым трудно привыкать к армейской еде, я-то сам немало поел ее в свои годы, мне не привыкать, но вот моя старуха хочет кимчи, и тофу, и вареной кукурузы.

— В городе опасно аджосси, если служили, то сами понимаете.

— Как не понять, я ведь и сам участвовал при осаде Кенгедона. Мы тогда бомбили соседний город из всех орудий. А когда ворвались на улицы, то увидели много тел. И не все они были солдатами.

— Вот видите, глупо будет погибнуть из-за прелой кочерыжки.

— Эээ… ты не знаешь, какой мы со старухой солим кимчи, он не преет до нового урожая, а вкус его мммм….

— Вы не Ми Ча с улицы Тянвэй?

— Он самый.

— О, я ведь знаком с вашим младшим сыном.

— Да ты что? А где он сейчас, знаешь ли что-то о нем?

— Люй попал в один из фортов.

— Хмм… значит, скоро ему предстоит отражать штурм?

— Не переживайте так, аджосси, форты пострадали намного меньше города, эти крепости так прочны, что их не берут даже самые большие авиабомбы. А численность гарнизонов удвоили, они обязательно выстоят.

— Правитель мудр, он не оставит простых членов клана в трудную минуту. Наверное, ты прав, парень, мой сын в надежных руках.

БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ

— Да когда у них кончатся бомбы?

— Уже трое суток бомбят, аджосси, и конца этому варварству не видно.

Неожиданно наступило затишье, а потом вдруг разом заговорили старинные системы оповещения городских жителей, только это были новости совсем не из Цитадели Клана.

Мирные жители города Союз Кланов объявляет двадцати четырех часовое перемирие. Для женщин, детей и стариков открыты зеленые коридоры. Вы можете свободно покинуть Пенхон во время перемирия. Бойцы наемных отрядов и ополчения, добровольно сложившие оружие, также беспрепятственно могут покинуть город в течении суток. После вышеуказанного времени бомбардировка города будет продолжена.

Мирные жители города Союз Кланов…

Сообщение повторялось вновь и вновь, пока специалисты Пенхва не смогли вернуть контроль над городскими системами. Но многие люди, безвылазно сидящие больше трех суток под непрекращающейся бомбардировкой, задумались о своем будущем. Неверие в штурм превратилось в молниеносный разгром первой линии обороны, надежды на то, что клан защитит город от разрушений, не оправдались. Что ждет мирных жителей теперь?

— Сынок, раз уж бомбежки не будет целый день, можем мы со старухой посмотреть на дом? А если разрешат, проведаем сыновей.

— Ну что с вами делать, идите только будьте осторожны.

Конечно, наружу нас со старухой гнал не голод и отнюдь не желание отведать кимчи. Мы хотели в первую очередь узнать о судьбе своих сыновей. Когда началась бомбежка старший со снохой были в гостях и в какое убежище они попали до сих пор не было известно. Связь между сидящими под землей людьми наладили только вчера, но для поиска потерявшихся членов семьи ее не хватало.

Потом были надежды узнать побольше о младшем. Наш любимец со слов удачно подвернувшегося паренька служил в одном из фортов. Теперь бы узнать в каком, жив ли, здоров, накормлен? Ну и на дом свой хотелось посмотреть, целы ли закладки кимчи и соевой пасты, хватило ли корма свиньям?

Выбравшись со старухой наружу, мы замерли, не узнавая наш уютный городок. Дым многочисленных пожаров закрыл жирной черной копотью все небо. Когда-то чистые, опрятные улицы заполнили груды битого кирпича и искореженные остовы машин. Здания зияли провалами выбитых окон, а кое-где от домов и попросту остались одна, две стены, вот-вот грозившие рухнуть и похоронить под завалами неосторожных прохожих.

Пенхон умер, душа провинциального городка сгорела дотла. Закусочная Менфо знаменитая на всю провинцию копченой свининой и гречневой лапшой горела так, что казалось, оплавился красный кирпич ее стен. А ведь Менфо получил его после разбора древней городской стены и хватался всем, что пропитанные магией кирпичи не берет ни жар, ни огонь. Магазин специй тетушки Мо исчез. Если бы мы со старухой не были ее клиентами последние пятьдесят лет, то никогда и подумать не могли, что на месте глубокой ямы когда-то была преуспевающая торговая лавка, в которой так любили встретиться и посплетничать все хозяйки города.

Видя столь печальную картину, мы со страхом и одновременно надеждой глядели на каждый поворот. Любое уцелевшее здание, дом вселяли в наши сердца надежду, которую подкрепляли команды пожарников деловито борющихся с огненной стихией. Значит, коммунальные службы еще работают.

Еще никогда дорога по улицам Пенхона не была столь трудной и длинной. В нашем возрасте не просто было обходить груды кирпича и битого стекла. К тому же иногда приходилось возвращаться обратно и делать крюк, потому, что улицу мог намертво перекрыть разрушенный дом или искусственно возведенная баррикада.

Но все же мы дошли до своего уютного дома, с которым сроднились за долгие годы, в стенах, которого вырастили детей и нянчили внуков. От ужаса увиденного я окаменел, а старуха и вовсе упала на четвереньки, замерев в беззвучном плаче. Бомба попала прямо внутрь особняка, и прочные стены буквально разметало по двору, как детский конструктор.

Пожар довершил остальное. Сарай с запасами, скотный двор, мастерская сына — все сгорело, остались лишь черные от копоти стены. Даже поле с горшками полными соевой пасты не пощадили захватчики, львиная доля с таким трудом приготовленного деликатеса теперь могла лишь послужить удобрением. Хотя какое из пасты удобрение, мы ведь крепко ее посолили, получается, даже огород стал солончаком?

— Отец, мама — нас окликнул старший сын со снохой.

— Сын, а где внуки?

— Мы оставили их с тетей Ли в бомбоубежище, а сами поспешили на ваши поиски. Как вы, как ваше здоровье?

— Все хорошо, люди господина позаботились о нас.

— Пап, мам мы хотели просить вас эвакуироваться, надо спасать детей.

— Сынок, а как же долг перед кланом? Что ты слышал о младшем?

— Пап он в одном из фортов, и я тоже записался в ополчение, даст боги, попаду на службу поближе к нему. Но вам с детьми нужно уезжать, Пенхону конец.

— Не смей так говорить, сотни лет захватчики проверяли цитадель на прочность, и где они?

— И все же папа, я прошу тебя ради внуков.

— Старый, сын прав, если мы хотим чтобы род жил и продолжал служить господину, надо спасать детей.

— А если ты со снохой?

— Куда нам, я из Пенхона-то последний раз выезжала лет двадцать назад, нас ограбят и выкинут на улицу. Да и нельзя молодухе одной без защиты мужчины рода.

— Пап соглашайся, долг семьи выполнят твои сыновья, но род не должен сгинуть.

— Хорошо. Мы покинем город. Сын если все будет удачно, я остановлюсь у старого друга в Кенгидоне, ты знаешь, где нас искать, и младшему предай. Когда все закончится,… мы будем вас ждать, столько сколько нужно.

Расположение кондотты Рутгера фон Блюма, первая линия обороны Чеболя Пенхва.

Мы продержались дольше всех. Уже давно сметены позиции соседей слева и справа. И только вкруговую построенная сеть окопов и подземных переходов позволяет нам не сдавать позиции. Командир вначале держал роту на основном направлении и четыре взвода в резерве. Потом, когда мы отразили третью атаку танков, нас осталось чуть меньше сотни, и Фон Блюм приказал отступить на вершину холма.

На новой позиции мы выдержали еще две атаки. Танкам было довольно трудно подниматься вверх по холму и одновременно направлять дула орудия и пулеметов на окопы. Поэтому ПТРК и противотанковые ружья хоть и с трудом, но остановили врага. Но на смену гусеничным машинам пришли двуногие. Громыхая броней, с огромной для такого оружия скоростью холм атаковали тяжи Чинхва.

Огонь скоростных пушек, крупнокалиберных пулеметов просто не давал бойцам поднять головы, за стальными монстрами шли их младшие братья в экзоскелетах. Если бойцу в таком снаряжении удавалось проникнуть в линию окоп,… Мы потеряли еще две трети людей. С жалкими остатками кондотты обороняться дальше не имело смысла, да и долг перед нанимателем отряд полностью выполнил.

Командир приказал уходить, и лично прикрывал три десятка оставшихся бойцов от непрекращающихся атак. Мастер земли, на поле боя. Это было прекрасное и одновременно страшно зрелище. Но сегодня силы были не на стороне древней магии, современное оружие неумолимо брало верх. Позицию Рутгера фон Блюма скрыли взрывы бомб и ракет. Смерть неслась в нашего командира отовсюду. Эти азиаты перестали бояться высокоранговых магов! Сосредоточенным огнем они просто не давали ему шанса ответить. А потом и вовсе взломали оборону мага.

Оставить командира кондотта так и не смогла. Ползком пара смельчаков вытащила потерявшего сознание фон Блюма из под огня врага, и мы растворились в лабиринте переходов, который так не хотели копать еще несколько дней назад. Один из лазов вел на позиции соседей. Тех давно выбили, и сейчас там царила смерть и запустение.

Отряд остановился передохнуть и посовещаться. С раненым командиром на руках и речи не было о прорыве в Пенхон. Но что делать дальше? Так и не найдя разумного выхода, кондотта решила дождаться ночи, а там попытаться пробраться к своим. Солдаты замаскировались как смогли и, перекусив скромными запасами, затихли в тревожном ожидании.


Группа войск Север, Союз Кланов.

— Командир, разрешите взглянуть на бастионы поближе?

— Пахомыч отстань, господин сказал, не лезть никуда, а ты опять за старое.

— Да там никакой опасности, просто прогуляюсь до позиций наемников. А вдруг появяться идеи насчет бастионов?

— Что там может появиться? Четыре метра стены. Ты видишь и гаубицы, и танки, и пехота обломали об них зубы. Нечета нам люди думают. Если бы не магические щиты… Хотя рано или поздно одаренные выдохнуться…

— Иваныч, ну дай гляну хоть одним глазком, я ведь завалил эсминец…

— И что? Ты теперь мне на голову сядешь со своим эсминцем, а ты…

— Алексадр Иванович, извините, что невольно стал свидетелем концовки вашей беседы, а может, действительно прогуляемся? Пехота очистила позиции наемников уже как пару часов назад. Возьмем десяток людей, на случай если там притаилась пара недобитков, и посмотрим, так ли страшны форты на самом деле. Как вы на это смотрите?

— Господин, я бы лишний раз перестраховался.

— Иваныч не будь занудой, одна нога там, другая тут, мы больше проспорили, давно бы уже вернулись.

— Черт с вами, давайте сходим. А Джун Хи с ребятами?

— Они думают, я сплю в палатке.

— Господин…

— Александр Иванович, подросткам иногда свойственно пошалить.

— Э-хе-хе…

Как оказалось Пахомыч уже собрал десяток своих фанатов из числа команды «Гунунга» и, вооружившись биноклями и старинной подзорной трубой, которую теперь уже не временный, а вполне себе легитимный капитан ракетного катера, купил в антикварном магазине для форсу, мы дружной толпой отправились на разрушенные позиции противника.

К крови и трупам все наемники привыкли давно, но даже их поразило количество солдат просто смешанных с землей. Одно дело столкнуться с врагом в кровавой рубке, отвечая ударом на удар, другое погибнуть от бомб. Это как смерть от стихийного бедствия, когда от тебя мало что зависит, и все в руках случая или провидения.

Окоп сменялся окопом, и мы все ближе подбирались к последнему рубежу, перед кольцом фортов Пенхва. Я уже наблюдал за вражеской крепостью сквозь линзы отличного цейсовского бинокля, когда случилось сразу несколько событий. За нами началось какое-то светопреставление. Неожиданно поднялась какофония стрельбы из автоматических винтовок. Потом по нарастающей к ней присоединились уханье минометов и разрывы орудийных снарядов. Все вокруг заволокло дымом.

Как будто дожидаясь этого, слева и справа показались потрепанные, но все еще организованные и боеспособные отряды наемников. Солдаты возникали буквально из-под земли. А позади нарастал гул противостояния. Как оказалось, позиции Пенхва были зачищены не так основательно, как я предполагал вначале. Группы по три-пять-десять бойцов притаились в многочисленных подземных убежищах, а сейчас услышав звуки выстрелов эти остатки наемников ринулись в сторону Пенхона в надежде под шумок прорваться к своим.

В принципе нам пока ничего не угрожало, за исключением толпы прорывающихся за спиной, но можно было притаится и пропустить убегавших, а потом спокойно вернуться в лагерь. Однако судьба распорядилась иначе. Отрезая беглецов от Пенхона, по ним отработала полковая артиллерия. Взрывы двухсот семидесяти миллиметровых снарядов и ста пятидесяти миллиметровых мин в буквальном смысле перевернули землю вокруг. Так вот значит, что испытали несчастные наемники за эти три дня. Это мысль была последней в моем затухающем сознании. Близкий разрыв снаряда отправил меня в глубокую контузию.

Расположение кондотты Рутгера фон Блюма, первая линия обороны Чеболя Пенхва.

Командир очнулся и у кондотты появился шанс благополучно ускользнуть от смерти под покровом ночи. Но удачный поначалу контракт стал во время бомбежки самым гибельным для бойцов отряда, а теперь грозил полностью уничтожить его остатки. По позициям шли команды трофейщиков. Солдаты Чинхва собирали уцелевшее оружие и боеприпасы, вытаскивали и предавали медикам раненых.

Столкновение с ними неизбежно и тогда мы решили прорываться с боем. Впервые минуты боя удача сопутствовала нам. Неожиданно появившись перед немногочисленным противником, мы в три десятка стволов сноровисто положили всех. Но как назло, левее следовала группа усиленная тяжем, и он дал по нам длинную очередь из пулемета.

Как оказалось, окопы вокруг нас были не так уж и безжизненны. Со всех сторон послышалась канонада выстрелов. И небольшие отряды наемников, как будто заранее сговорившись, ринулись в сторону Пенхона. Побежали и мы. Перебегая от одной линии окоп к другой, кондотта залегала на отдых и пряталась от особо ретивых преследователей. Раненый капитан фон Блюм погиб впервые минуты. Потом посекло ребят из первого взвода. Кто-то добровольно остался в тылу прикрыть отступление, уводя волкодавов Чинхва за собой.

Оставался последний рывок, когда в одном из окопов мы повстречали отряд русских. Поначалу пять или шесть бойцов чуть не затеяли с нами перестрелку. Понимаю ребят они такие же, как и мы беглецы. А нервы сейчас у всех на пределе. Быть загнанным зверем не легкий хлеб.

— Эй ребята мы кондотта фон Блюма, а вы кто?

— Мы ушкуи из Новгорода, — не растерялся Пахомыч.

К тому времени я и Алекандр Иванович были без сознания, а в живых осталось всего пять поморов, остальные погибли от взрыва. Капитана поморов спас его щит, а меня реакция и доспех принявший на себя львиную долю осколков, но того что прилетело вполне хватало чтобы, вырубить меня на некоторое время. А наемников в траншею ввалилось около двух десятков.

— Давайте с нами, мы будем прорываться вон в тот форт.

— У нас двое раненых, — буркнул Пахомыч.

— У нас тоже трое, если что поможем, — как назло согласился наемник, лучше бы он поспорил и оставил нас в окопе, но чертово братство кондотьеров не позволило парню оставить нас в «беде». Пахомычу ничего не оставалось, как принять так великодушно предложенную помощь. Иначе могли возникнуть ненужные подозрения, а решить дело оружием в тесном окопе не заняло бы у матерых бойцов и минуты.

Глава 17 Внутри форта

Кап… кап… кап… Откуда здесь вода? Кто-то не закрыл до конца кран? Вокруг кирпичные стены без намека на штукатурку. Модный нынче стиль лофт. Неужели я в баре. Стоп!

— Где я?

— Тише, тише …, — помор прижал палец к губам, делая непонятные жесты и активно кося глазами в разные стороны.

— Александр Иванович, что случилось?

— Валера, — на русском обратился ко мне помор, — мы спаслись, отряд в Форте Пенхва!

Твою-то мать. Каким боком нас сюда занесло? Подобрали после взрыва? Не суть важно, судя по фразе Александра Ивановича мы здесь на правах наемного отряда. В принципе хорошая версия. Заметного количества русских в составе Союза кланов нет, а вот у Пенхва, в последнее время появились наемники со всего мира. Одеты и вооружены мы на первый взгляд стандартно, если не считать моих ножей, но меня, по-видимому, не стали тщательно обыскивать. А вот пистолетов и гранат нет.

Так в довольно мрачном, сыром каземате набилось около сорока человек. Много, непривычно много европейцев. Сборная солянка прорвавшихся наемников. Все безоружны, по крайней мере, винтовок или пистолетов не видно. У многих солдат пустые кобуры на поясах и ножны без традиционных кинжалов. Скорее всего, беженцам еще предстоит проверка. Логично.

Однако судя по басам пушек и уханью минометов защитникам форта сейчас совсем не до нас. Чинхва штурмуют крепость, и возможно мое исчезновение ускорило начало боевых действий. Надо что-то срочно решать, взять бастион такой мощи с наскока не удастся. Скоро в атаке возникнет неизбежная пауза, и Пенхва вернутся к решению нашего вопроса. Тем более им сейчас нужен каждый солдат. Только вот боюсь, наспех сляпанная легенда более вдумчивой проверки не выдержит. Удивительно, что не вычислили сразу, возможно сыграла роль общая неразбериха и атака.

— Александр Иванович, прикидывали, что будем делать дальше?

— Надо уходить.

— Эти откуда?

— Они подобрали нас, когда отступали. Мы с вами были без сознания, Пахомычу пришлось согласиться.

— Что по оружию?

— Огнестрел весь забрали, холодное — только то, что на виду.

— Эй, вы чего там шепчетесь? — на чистейшем русском спросил наемник чужого отряда

— Твое какое дело? — встрял один из поморов.

— А что-то я не видел русских наемников на нашей стороне, откуда вас занесло?

— Милош, чего пристал к людям? — на немецком спросил вопрошавшего нас славянина высокий немец.

— Я слышал, о чем они говорят, и сдается мне это солдаты с другой стороны.

— Русский, что скажешь на это? — немец вперил свой взгляд в Александра Ивановича.

Я с поморами был уже на ногах, и мы тесной группой занимали один из концов небольшой, для почти четырех десятков взрослых мужчин, комнаты. Кластеры заработали в полную мощь. Попробовать договориться? Не получиться, эти явно уперто выполняли свой долг, раз ушли с позиций так поздно. Бой? Семеро против двадцати девяти. Здесь тесно и это мне на пользу. Одна проблема, если среди них есть одаренные. Но Иванович у нас учитель, если что прикроет.

И я, не прислушиваясь к начавшейся перепалке, и даже не предупреждая кого-то из своих, выпустил наружу кровавые цепи. Работу нужно было сделать быстро и максимально бесшумно, поэтому поморы даже мешали мне. Неодаренные, в бою на ножах мне не соперники, вопрос сейчас лишь в сроке за который я успею прикончить всех.

Дальнейшая схватка, нет бойня, заняла чуть больше минуты. Каждый поворот моего тела, каждое движение кистей, направлявших цепи заканчивались смертельным хрипом несчастных. Я лишь успевал подмечать, немногих пытавшихся броситься за помощью к дверям или крикунов. Их убивал в первую очередь.

Когда все закончилось, моя одежда, открытые участки кожи, лица, волосы, все было покрыто липкой коркой свертывающейся крови. В зале остались лишь поморы, которые вроде как успели расправиться с парой наемников, а сейчас остолбенело смотрели на меня.

— Господин, с вами все в порядке? — без обычной иронии спросил Александр Иванович.

— Хорошо все, буркнул я, — еще не отойдя от произошедшего.

— Вот и ладушки, а то я чуть в штаны пару кирпичей не отложил, когда вы к нам повернулись, — как всегда предельно откровенно прокомментировал Пахомыч, — подумал щас вы и нас того.

Как оказалось нам дважды повезло в этот день. Первый раз когда оператор в ведении которого были следящие камеры был вызван начальником и не увидел, того что произошло в каземате. Как только все закончилось, камеры по моему приказы вывели из строя, это давала нам немного времени. Второй раз помог шум штурма, и идущие с тележкой съестного надзиратели не услышали звуков схватки.

Спич Пахомыча прервал скрежет ключа в замочной скважине. Я мгновенно оказался сбоку двери. И как только она открылась, полоснул ножом по горлу одного из солдат, а второго вырубил ударом в подбородок. Оглядев коридор за дверьми, приказал затащить тела в каземат. Взятого живым, быстро привели в чувство, и пока все перекусывали принесенной едой, провели короткий допрос. «Язык» заговорил сразу и предельно честно, до меня только чуть позже дошло, что его откровенность связана с увиденным кровавым зрелищем.

По итогу, нас семеро, а в бастионе более пятисот бойцов. Идет штурм, но пока безуспешный. Надзиратель, как и все защитники, знал общую схему крепости. В принципе и я видел ее чертеж до того как попал сюда. Со слов бедолаги получалось, что значительных перестроек форта не было. Негусто. Но хотя бы получили примерные сведения о расположении арсенала, основных галерей — казарм и приблизительные схемы внутренних постов.

От двух охранников перепали два пистолета и два короткоствольных автомата. Последними вооружил поморов, а пистолет на правах победителя забрал себе. Не беретты конечно, но сойдет. По двенадцать патронов и четыре запасные обоймы. Жаль грант нет, мои с поясом и беретами забрали при обыске. Пора бежать, чуйка кричала о том, что времени на раздумья уже не осталось.

Выскользнуть из бастиона? Не вариант. Впереди наши плотным огнем пытаются сровнять форт с землей. Позади между городом и крепостью расположены ДОТы и окопы, с которых отлично просматриваются и главное простреливаются все места, куда мы могли бы отправиться. Единственный выход тянуть время и ждать удачного случая, чтобы сбежать. Но именно в этом каземате нас будут скоро искать, значит, придется бегать по уровням и галереям.

Когда я озвучил свою идею, бредом ее не посчитал только Пахомыч. Однако я рано радовался тому, что в моих рядах оказался один правильно думающий боец. Пахомыч оказался в глазах сослуживцев и, чего греха таить моих, еще более сумасшедшим, чем я. Он на полном серьезе предложил захватить форт. На фоне этой безумной идеи, моя затея немного побегать внутри бастиона, чтобы потом безболезненно сбежать была со скрипом, но принята. И мы побежали.

Первым делом я решил убрать самое большое препятствие нашему рейду по форту противника — центр наблюдения. Благо со слов покойного «языка» он находился совсем недалеко. Защитники крепости при помощи камер могли отследить нашу группу и подготовить ловушку, на мой взгляд, это было единственным слабым местом в плане.

Поэтому к разгрому центра наблюдения подошли со всей серьезностью. По пути пришлось уничтожить двоих откровенно спящих постовых, что обогатило нас парой винтовок, восемью гранатами и двумя ножами. Теперь вся команда была более или менее сносно вооружена ивместо нашей беготни в общей куче Александр Иванович построил что-то вроде ордера.

Я впереди, за мной два стрелка с автоматами, тыл прикрывают двое с винтовками. Алесандр Иванович напрямую за двумя автоматчиками со щитом и боевым плетением наготове. Двое поморов пока вооруженные лишь ножами и гранатами в центре построения. Именно в таком порядке мы вывались в широкую, отлично освещенную галерею, по которой не спеша шел абсолютно беспечный боец.

Попав в умелые руки Пахомыча, он без промедления стал говорить. Как оказалось, к нам удачно попал ответственный за камеры внутреннего наблюдения. Это была более полезная птица, чем давешний пленник. По роду службы солдат знал о внутренней жизни форта если не все, то очень много. Парня решили запаковать и потаскать за собой. Ноги свободны, руки скованы наручниками, позаимствованными ранее у надзирателей, и кляп во рту.

С его же помощью мы максимально быстро и без ненужных встреч достигали коридора ведущего к помещению с экранами, на которые подавались сигналы со всех камер внутреннего наблюдения. Пост у такого достаточно важного объекта был, на мой взгляд, жидковат, но не мне сетовать на непрофессионализм коменданта форта, радоваться надо. Двоих пехотинцев взяли в ножи. Откровенно молодые ребята даже не думали стрелять в странную процессию, направляющуюся к ним. А когда парни заподозрили неладное, я уже подошел на дистанцию броска цепей.

Центр наблюдения крушили вдумчиво. Тщательно разбили все мониторы, привели в негодность сервера, для пущей надежности вырвали с мясом розетки и в паре мест прострелили выходящие наружу силовые кабеля. В довершение поставили на входе хитрую растяжку с двумя гранатами.

После уничтожения поста все поморы оказались с оружием, а количество гранат достигло четырнадцати, по две на каждого. Это, учитывая, что пара осталась на растяжках. В отличие от предыдущих бойцов противника эти двое были облачены в бронежилеты и каски, так что мы смогли обрядить двоих наших под бойцов Пенхва, авось пригодится.

Успехи и безнаказанность вскружили нам голову. На кураже маленький отряд практически по оси прошел форт из одного конца в другой. Благо пленный исправно подсказывал наиболее безопасные коридоры и галереи. По пути мы жестко уничтожали группы солдат, удачно не оставляя никого в живых. Люди просто не могли поверить, что в их крепости враги, а потому с запозданием реагировали на ураганный огонь поморов и мою сверхточную стрельбу.

Шум схватки никого не привлек. На нашу удачу время было далеко за полночь, и многие подразделения отошли ко сну, при этом несмолкаемая канонада артподготовки скрывала звуки выстрелов. Путь за собой мы теперь щедро усеивали различными растяжками, трофейных гранат и оружия было с избытком. Поморы обросли магазинами к винтовкам, пистолетами и прочим добром.

Я также подобрал себе пару короткоствольных автоматов. С моей возросшей физической силой использовать их вместо пистолетов, стреляя с обеих рук было вполне возможно, а преимущество скорострельности и количества пуль нивелировали неточность в сравнении с пистолетами.

Однако вечер перестал быть томным. Где-то внутри огромной крепости узнали о нашей подрывной деятельности, что сразу сказалось на количестве вооруженных людей в коридорах. По галереям замелькали тройки хорошо вооруженных и прекрасно организованных бойцов. Ввязываться с ними в перестрелку было делом гиблым. Отличная связь между группами и нам на хвост сядут местные волкодавы, а ограниченность помещения не даст ускользнуть.

Пора было уходить по-английски, но допрос пленника и наша пробежка по форту показали, что безопасного способа покинуть негостеприимную крепость — нет. Везде нас ждали стволы крупнокалиберных пулеметов и другое тяжелое оружие. При таких раскладах бастион являлся, чуть ли не самым безопасным местом, по крайней мере, пока его защитники стеснялись применять оружие убойнее автоматических винтовок.

Но и бегать просто так, долго не дадут, если не исхитриться отвлечь от себя внимание. Тогда созрел неплохой и как обычно слегка безумный план. На первом этапе было необходимо ограбить малый арсенал. Их в крепости было два, один главный, охрана которого была не по зубам, а вот второй малый, который оставило после себя какое-то независимое подразделение давно переведенное на другой участок. Его-то вполне себе можно было захватить.

На захват арсенала я пошел один. Во-первых, единственный кореец в группе, европеецы явно насторожат охранников. Во-вторых, один человек вызовет меньше подозрения и настороженности. Для этой операции пришлось натянуть вещи снятые с трупов солдат Пенхва. Теперь даже внимательный взгляд не отличит меня от рядового защитника крепости. К посту, состоящему из четырех бойцов я подходил, насвистывая незамысловатый мотивчик.

— Эй ты, а ну-ка стой!

— Да, сабом-ним.

— Куда ты прешь деревенщина? Разве ты не видишь, что здесь охраняемый объект?

— Сабом-ним, я новенький из ополчения, немного заблудился, сабом-ним. Если вы будете так добры ко мне и подскажите, как выйти в расположение третьей роты, я бы мог отблагодарить вас.

— Чем ты деревенщина можешь одарить нас бывалых солдат, — высокомерно, но, тем не менее, заинтересовавшись ответил один из солдат.

— Сабом-ним, у меня тут бутылка соджу — спиртное мы прихватили из заначки в пункте наблюдения, видно солдаты им скрашивали часы скучного дежурства.

— Покажи.

Я вытащил бутылку наружу. И осторожно приблизился к охранникам. Сложность захвата склада оружия состояла не в том, чтобы убить четверых охранников, надо было при этом успеть обезвредить кладовщика, который мог вызвать подмогу, да и попросту забаррикадироваться за толстой стальной дверью.

Поэтому пришлось тянуть время и с разговорами потихоньку, метр за метром, приближаться к заветной двери. Бинго! На беседу о халявном сожду кладовщик высунул свой жадный нос в коридор. Как только это случилось, я бросил бутылку прямо в лицо одного из охранников, прости Пахомыч за святотатство, и, выхватив пару пистолетов, за несколько секунд убил всех, кто стоял между мной и арсеналом. Не расслабляясь, переместился к двери склада, а потом и внутрь вожделенного помещения, проверить, не пришел ли к кладовщику друг или кто еще. Но арсенал был пуст.

Последовавшие полчаса были безнадежной борьбой семерых взрослых мужчин с непомерной, громадной, всепоглощающей жабой. Арсенал надо было уничтожить, но при этом прихватив все необходимое для дальнейшего рейда. И я с поморами в сухую проигрывали этот поединок. В конечном итоге с риском обнаружения, мы сделали несколько рейсов от склада до пары наспех оборудованных схронов, перетащив туда все, что по нашему мнению могло пригодиться.

В последнюю ходку загрузились взрывчаткой, за которой собственно и приходили. Потом с дрожащими от жадности руками, а у некоторых и скупыми слезами, прости Пахомыч, установили в помещении арсенала бомбу с таймером. Взрыв склада решал сразу две задачи: отвлекал защитников форта от нашего основного плана, ну и попросту лишал гарнизон немалой части стратегических запасов.

Отряд бросился к ближайшей галерее, на которой устроил ночевку состав почти целой роты. Теперь нужно было спешить, таймер неумолимо отсчитывал секунды до большого БАБАХа. Параллельно импровизированной казарме шел внутренний коридор, в котором мы и заложили гигантский заряд. По замыслу бомба должна была обрушить все соседние коридоры, погребя под собой, по меньшей мере, семь десятков солдат.

А мы опять побежали. Побежали подальше от рванувшей с невероятной силой самодельной бомбы и следом за ней бахнувшего арсенала. Как оказалось, диверсия превзошла все ожидания. Согласованный взрыв взрывчатки и последующий арсенала разрушили целый сектор бастиона. При этом пострадал не только этаж, по которому бегал я с поморами, но и помещения сверху и снизу. Всего погибло более сотни бойцов, что на тот момент составляло одну пятую всех сил небольшого гарнизона. С учетом того, сколько охранников нам удалось подстрелить ранее, результат получался просто ошеломляющий.

Отряд двигался не наобум, а к ближайшему схрону, в котором мы пополнили запас взрывчатки и как мулы нагрузились многочисленным оружием. В арсенале поморов появилась снайперская винтовка, дробовики, пистолеты, ручной пулемет, несколько гранатометов и куча гранат: дымовых, светошумовых и осколочных.

Глава 18 Внутри форта, продолжение

В хорошо освещенном кабинете напортив друг друга сидели два отчаянно уставших человека. Свет не мог привлечь внимание орудийных расчетов Чинхва, помещение не имело ни одного окна, оно располагалось глубоко в центре старинного форта, и череда толстых стен и коридоров служила надежной защитой от любых бомб.

Хозяин кабинета кадровый военный, подполковник, комендант пятого форта. Аристократ, боевой потомственный офицер. Его гость немного из другого теста, безопасник. Хитрый, неприметный, опасный как крыса. Эти два человека прекрасно дополняли друг друга, управляя огромным объектом.

Они вместе восстанавливали обороноспособность древней крепости. Сложное, неподъемное дело. Форты всегда считались неприступными, но современное оружие внесло свои коррективы. Толстые стены не могли отныне служить надежной преградой. К тому же пятисот бойцов было недостаточно для защиты бастиона. Конечно, пулеметы и орудия позволяли контролировать все пространство на несколько сот метров вокруг, но для обороны многочисленных галерей, переходов, подвалов нужна была пехота.

И это еще раз подтвердилось после потери почти всего личного состава третьей роты. По сути, защитники были поставлены на грань выживания действием неизвестных, проникших в форт. И сейчас как никогда чувствовался дефицит живой силы. Люди были остро нужны в обороне периметра, и для ловли противника в собственном доме.

Офицеры толком не спали несколько суток. Вначале трехдневная артподготовка, потом прием отступающих отрядов наемников, а следом почти без перерыва начало штурма форта. И в довершение назойливые диверсанты, нанесшие потери большие, чем вся атака громадных сил враждебного клана.

Недосып, постоянный цейтнот, не дали вовремя отреагировать на угрозу, а теперь она нарастала как снежный ком. Приходилось латать дыры в обороне используя все резервы, и заставлять работать людей на износ. Долго так продолжаться не могло, усталость превращалась в смертельные ошибки.

— Щибаль, как мы могли потерять почти весь состав третьей роты?

— Господин комендант, в форте действуют несколько хорошо подготовленных диверсионных групп.

— Капитан, как они смогли проникнуть на столь серьезно охраняемый объект?

— Сабом-ним, по нашим предположениям противник инфильтрировался вместе с отрядами наемников отступивших к нам из первого кольца обороны. Как я докладывал ранее, мои люди не успевали проверить всех. Предпринятые меры по локализации наемников были, очевидно, недостаточны. Их просто заперли без охраны в одной из казарм. Откуда злоумышленники бежали, уничтожив нескольких надзирателей.

— Щибаль, сколько раз я просил командование о пополнении, а они отдали нам этих наемников, на поверку оказавшихся врагами. Какова предполагаемая численность нарушителей?

— От отделения до взвода.

— Что мы можем противопоставить им в текущей ситуации?

— Взвод волкодавов уже вызван из Пенхона, мы придадим ему еще два взвода ополченцев.

— Ополченцы? Это же мясо, что они смогут?

— Клановая пехота вся занята на обороне периметра, после потери третьей роты бойцов итак недостаточно. Люди не успевают передохнуть. Нам пришлось продлить восьмичасовую смену до полусуток.

— Знаю, знаю. Справятся волкодавы?

— Это прекрасно вооруженное подразделение, с большим опытом контр террористической деятельности. Ополчение лишь поможет им загнать дичь в расставленную ловушку.

— Поторопитесь, пока эти диверсанты не взорвали еще что-нибудь.

— Ю Хэ, что мы здесь потеряли?

— Говорят, какие-то диверсанты терроризируют гарнизон форта.

— Ну, так выделили бы пару взводов, чего их ловить в столь тесном помещении?

— Крепость огромная, я смотрел план, тут сам черт ногу сломает, потом на каждом уровне куча переходов, галерей подъемов на этаж вверх и спусков в подвал. Не удивительно, что здесь затерялся взвод вражеских солдат. Они, наверное, сами мечтают убраться отсюда, но никак не могут найти выход.

— Еще бы, вокруг-то только наши пушки и пулеметы, как они вообще отважились проникнуть в форт?

— Кто знает, ты же знаешь, на войне приказы командования не обсуждают.

— Это так, а как будем искать?

— Нам выдели казарму, будет нашей базой. Скоро подтянуться два взвода ополченцев знакомых с планом крепости, будут исполнять роль проводников и впередиидущего мяса. Дальше по обычной схеме, насытим коридоры камерами и датчиками движения, разобьем крепость по секторам и начнем загонять дичь.

— А пока что?

— Отдохнем и поедим достойной еды, СБшник крепости в знак признательности подогнал офицерские спецпайки.

— Это дело.

Снаружи к непрекращающимся взрывам бомб и мин присоединились звуки перестрелки. Видимо штурмовики Чинхва присоединились к атаке. Удачно получилось, теперь действия нашей группы, возможно, спишут на нападавших. Ну а мы опять несемся. Основная часть солдат сосредоточилась в той половине форта, что была обращена в сторону позиций Союза Кланов. Там нас в основном и искали, логично полагая, что столь дерзкий налет не может быть не связан с силами Чинхва.

Мы же наоборот бежали от «нужной» стороны, и частенько видели в бойницах очертания Пенхона и позиции городского ополчения за стеной фортов. Теперь бы надо притаиться. Пусть группы местной службы безопасности перебесятся, а там им придется заниматься не нами, а внешним врагом. Но этим разумным планам было не суждено сбыться.

Откровенно я с Ивановичем зевнули. Пленник настолько хорошо и уверено водил нас по коридорам, что стали считать его чуть ли не членом отряда. Его чутье и превосходное знание крепости не раз спасало от столкновений с более многочисленным противником. Понятно, что он заботился о собственной шкуре, справедливо полагая, что его-то мы пристрелим в первую очередь, но именно такая разумность и усыпила бдительность.

В одном из коридоров подопечный, который бежал в середине построения довольно свободно, вдруг вильнул в бок и бросился всем телом в неприметный проем. Он по-прежнему был со связанными руками и кляпом во рту, но вначале один из поморов буквально держал парня за руку, да и руки были связаны за спиной. А теперь, чтобы парень нас не тормозил, связанные руки были впереди, а бойцы перестали плотно его опекать.

Все это дало шанс бежать. За проемом оказалось несколько поворотов, и мы ни как не могли поймать его в прицел оружия. Он постоянно скрывался за очередным углом. Когда, наконец, бывшего пленника удалось подстрелить, оказалось, что сделали это в довольно широкой зале наполненной парой десятков бойцов.

Половина незнакомцев валялась на грубо сколоченных нарах, трое или четверо перекидывались в карты, остальные возились в разных углах расширяющегося коридора, оборудованного под казарму. Слева в аккуратных пирамидках стояли начищенные до блеска винтовки, стеллажи с развешанными элементами брони. Ни дверей, ни каких, то штор отделяющих пространство казармы от остального форта не было. Но открытое пространство, по-видимому, не смущало бывалых бойцов, они вели себя на удивление расслабленно и беспечно. Хотя это ведь чуть ли не центр хорошо защищенного форта.

К счастью мы оказались лучше готовы к столкновению, чем неизвестное подразделение. Резкие короткие очереди автоматического оружия наполнили залу грохотом. Звуки выстрелов, отражаясь от куполообразных сводов, многократно усиливались и создавали невообразимую какофонию. Восемь стволов нашего отряда, я стреляя с двух рук, мгновенно выкосили к чему-то готовящихся людей. Половина убитых была на моей совести. Я бежал впереди и потому имел самый широкий спектр огневого контакта. Первыми жертвами стали хоть как-то вооруженные солдаты, потом стрелял в тех, кто бросился к оружейным пирамидам.

Немногочисленных раненых после короткого допроса пришлось добить и снова бежать. Это оказалось место сбора группы волкодавов как раз ориентированных на наши поиски. Но у парней не сложилось, дичь сама нашла охотников в их же логове и цинично перестреляла. В этой небольшой казарме мы опять прибарахлились.

У волкодавов ожидаемо было богаче с оружием, чем у простых солдат. Некоторые поморы разжились даже неплохими американскими дробовиками, отличное оружие для коридоров и галерей форта. Ну и как водиться набрали гранат, патронов и еще один пулемет. Отдельную радость принесла гарнитура связи. Настроив свой канал, наше подразделение стало по-настоящему слушать друг друга. Камер, датчиков движения и прочей высокотехнологичной экипировки спецподразделений было с избытком.

Но самое главное нашли дистанционные взрыватели с небольшим количеством пластида. Видно спецназовцев обеспечили взрывчаткой для взлома дверей. Но поморы-то на складе набрали полные рюкзаки взрывчатки, да и в схроне ее оставалось не мало. Теперь можно смело оставлять за собой сюрпризы. Пахомыч от жадности вознамерился тащить на своем горбу найденный тут же портативный ракетный комплекс. На кой он мобильной группе волкодавов?

— Пахомыч, брось говорю тебе, отстанешь никто тебя ждать не будет.

— Иваныч, это же реплика русского «Перуна», да мы с ним, да мы смогем…

— Пахомыч не дури, в нем под сто килограммов веса.

— Ниче ребята помогут, поможете орлы?

Орлы смущенно кивали головами, с одной стороны как отказать героическому командиру? А с другой, тащить на себе этакую дурынду, и это еще без боеприпасов! Притом, каждый боец был итак перегружен сверх всякой меры. Рюкзаки просто пухли от трофейного добра, а позаимствованные разгрузки были до отказа набиты боеприпасами и прочей необходимой мелочью.

Выход из неудобного положения нашелся в одной из подсобок. Там под грудой хлама и килограммами пыли стояла обычная тачка, одно колесо спереди, два упора позади. Изделие неизвестного мастера с некоторой натугой, но довольно уверенно приняло в свой вместительный ковш «прелесть» Пахомыча.

Но доблестный капитан «Гунунга» не успокоился и взял все ракеты, которые смог найти к корейской версии «Перуна». Теперь несчастная телега выглядела как тачка китайского торговца лапшой: посередине самовар — читай ракетный комплекс «Перун», а вокруг связки ракет и прочих ценностей с которыми не мог расстаться запасливый Пахомыч.

Теперь больше похожие на рыночных грузчиков или коробейников, у которых весь товар на плечах, чем на отряд диверсантов мы беременными коровами неуклюже двинулись в сторону схрона. По пути поморы щедро минировали коридоры и галереи, как только находили возможность скрытно установить заряд.

К всеобщему облегчению до заначки добрались без столкновений, и с изрядно опустевшими рюкзаками. Там вновь нагрузившись по самую макушку, двинулись на второй круг. Взрывателей оставалось немного, поэтому сделали лишь десяток закладок, но зато с большим количеством смертельных зарядов. У отряда получилась зона, в которой мы могли обрушить почти любой коридор. Теперь можно и передохнуть.

К месту предполагаемой стоянки отряд подходил налегке, однако в опустевших рюкзаках нашлись индивидуальные рационы питания, бутылки с соками и водой. Небольшая ниша располагалась недалеко от четырех ответвлений, так что у отряда была масса возможностей отступить. Бойцы пробежались по близлежащим коридорам, чтобы налепить на стены датчики движения и небольшие камеры.

Эти девайсы, позаимствованные у волкодавов Пенхва, можно было установить на определенном периметре, экранов было всего четыре, поэтому мы могли мониторить столько же ближайших камер. Переходя к другой зоне, захватывали новые камеры. Пока устанавливали заряды, камерами и датчиками движения была оборудована вся условно «наша» территория.

Опустившись прямо на каменный пол, мы впервые за весь такой суматошный день смогли нормально отдохнуть и поесть. Сейчас для отряда это было самое безопасное место, подходы заминированы, коридоры просматриваются камерами, а о неожиданных преследователях заблаговременно сообщат датчики движения. Если бы еще оборудовать что-то типа брустверов на основных направлениях, но подходящих материалов вокруг не было. Тем не менее можно было спокойно отдохнуть, а возможно и дождаться того часа, когда форт падет.

Разбившись на смены, отряд забылся тревожным сном. Опытные вояки поморы понимали, что бегать сутки или двое без сна не есть хорошо. Такой режим незаметно сказывается на скорости реакции, быстроте принятия решения и всех физических параметрах. Там не попал, тут не дотянулся, здесь не вовремя упал, и вот неизбежные потери. Поэтому здоровый пусть и непродолжительный сон был жизненно необходим.

Разбудил нас не сигнал датчиков движения, не тревожный окрик часового наблюдавшего за коридорами через камеры, а тишина. Впервые за время нахождения группы в форте наступила абсолютная тишина. Нет, до этого были незначительные паузы, смолкали пушки, прекращался стрекот пулеметов, но все равно где-нибудь, да слышались звуки боя. Но теперь все замерло в оглушающем беззвучии.

Это совсем нехорошо. Значит, мы проспали слишком много, раз конфликт смог из активной стадии, шторма перейти в полный штиль. Такой паузой не мог не воспользоваться хозяева крепости, которым, я уверен, наши действия давно стали поперек горла.

— Капитан, щибаль, не заставляйте меня сомневаться в вашем профессионализме! Вы понимаете, что неприступный форт может пасть из-за проявленной вами некомпетентности? Вы осознаете свою ответственность?

— Сабом-ним, простите меня, возможно, я неправильно оценил численность и подготовку противника.

— Так сколько их?

— Я думаю, что к первым диверсантам могли проникнуть другие во время штурма.

— Да ты наглухо долбанутый придурок, я лично наблюдал за всей линией фронта, ни один Чинхва не был пропущен в бастион.

— Тогда я не понимаю, сабом-ним, в помещении, где изначально содержались наемники, мы нашли около трех десятков трупов, а запирали мы не более сорока человек.

— Ты хочешь сказать, что все это натворил десяток диверсантов!?!

— Я поэтому и думаю о том, что их больше. Волкодавы уничтожены без жертв со стороны врага, это невозможно сделать всего лишь одним десятком бойцов.

— Может с ними маг?

— Сабом-ним, мы не зафиксировали ни одного следа применения магии. Напортив, противник часто работает лишь холодным оружием. И еще, эксперт сделал один странный вывод.

— Не тяни резину, выкладывай.

— Господин, криминалист полагает, что три десятка наемников убил один человек. Он действовал двумя единицами идентичного холодного оружия, чем-то вроде китайского шэнбяо или японских кусари.

— Объясни нормально, я слабо разбираюсь в этой экзотике.

— Клинки на цепях.

— То есть твой человек серьезно полагает, что какой-то немаг уничтожил полтора взвода в тесном помещении при помощи двух кусков железа на цепочках? Он рехнулся или опять перепил?

— Я лично перепроверил его выводы. Раны и вправду имеют общие характерные признаки.

— Нда… не маг, но человек со сверхвозможностями. Может Чинхва или скорее Чжэнфэй вели какие-то разработки по выведению идеальных бойцов?

— Если честно ничего такого не слышал. Эти кланы больше специализируются на электронике.

— Посмотреть бы запись, того что там произошло, нашли накопитель?

— Ищем.

— Щибаль, несколько патрулей, центр наблюдения, малый арсенал, казарма полная спящих клановых бойцов, взвод матерых волкодавов да еще и твои версии о сверхчеловеке. Мне уже пора бояться за свою жизнь?

— Сабом-ним, мы делаем все возможное. Как только наступит затишье, я лично возглавлю два отобранных взвода клановой пехоты и два взвода ополченцев и переверну крепость сверху донизу. Мы найдем и уничтожим коварного врага.

— Что там с центром наблюдения?

— Восстановительные работы еще идут, но там в любом случае не хватает спецоборудования, оно поступит только завтра со складов клана.

— Щибаль, капитан, если проколетесь лучше вам геройски погибнуть в бою, чем попасть под трибунал.

— Я понял, господин.

Глава 19 Охота

В глубине крепости два взводя тяжелой клановой пехоты готовились к рейду по собственному форту. В тылу доблестных бойцов завелись опасные крысы, подло взорвавшие спящих товарищей из третьей роты и теперь надо максимально быстро выжечь заразу, иначе она грозит подорвать оборону всего бастиона Пенхва. А это один из пятнадцати неприступных столпов всего города Пенхона и цитадели клана.

Подразделение сняли прямо с передовой, воспользовавшись затишьем на переднем крае. Дали передохнуть, сытно накормили и щедро восполнили боекомплект. Желающим без проволочек выдали оружие по индивидуальному запросу. Люто настропалили, давая понять, что от успеха операции зависит весь гарнизон.

Сорок шесть матерых мужиков, пусть не сильно опытных, побывавших всего в одной-двух передрягах, но прошедших изнурительные тренировки, многочисленные учения и курсы подготовки. Прекрасно вооруженные и экипированные по последнему слову военной науки солдаты. Автоматические винтовки, два пулемета на взвод, несколько одноразовых гранатометов, штатный снайпер, сапер и специалист связи.

В каждом взводе два отделения по десять бойцов, два сержанта и командир. Солдаты обучены работе в пятерках и десятках. Специально натасканы на бой в условиях замкнутых помещений. Помимо летального оружия подразделения оснащены титановыми щитами, дымовыми и светошумовыми гранатами, каждый из бойцов в качестве индивидуальной защиты имеет тактический шлем и броню пятого, наивысшего для этой серии класса защиты. Многие отлично владеют холодным оружием.

Ко всему под ногами путаются два взвода ополчения. Этих конечно трудно брать в расчет. Кое-как вооруженные, многие не то, что без брони, но даже без формы. Но у ребят есть один несомненный плюс, их как раз готовили к загону дичи в этой крепости для уничтоженного ранее подразделения волкодавов. Так что ополченцы наизусть выучили весь план крепости, а некоторые как оказалось когда-то даже принимали участие в ремонте или реконструкции бастиона. Так что эти два взвода могут быть отличными проводниками, загонщиками, а может быть и приманкой для притаившегося в темных коридорах зверя.

Но самым главным охотником сегодня выступает сам капитан Чон, всесильный глава службы безопасности форта, маг земли в ранге подмастерье. С ним четыре элитных бойца. Парни закованы в черную, суперсовременную броню, вооружены автоматами неизвестной марки, обвешены пистолетами, гранатами, холодным оружием и еще бог знает чем. Видно сильно достали диверсанты коменданта бастиона, раз на их поимку отправлены лучшие из лучших.

Охота на Чинхва началась.

Вот тебе и удачное место. Камеры показали, что все наши надежды на многочисленные пути отступления накрылись медным тазом. Все четыре коридора заполнили отряды противника численностью до взвода. Странные какие-то группы, впереди десяток плохо вооруженных ополченцев, а позади столько же матерых бойцов в броне. Типа штрафбат и заградительный отряд?

Однако эта странная тактика оказалась эффективной против нашей системы минирования. Накрыть передовых ополченцев? Перекроем коридор, но тогда уцелеет клановая пехота. Выбить профессионалов идущих позади, придется вступить в огневой контакт с пусть не очень грозным, но многочисленным противником.

Из четырех групп только одна скоро будет в зоне досягаемости большой бомбы, путь остальных трех проходит рядом с меньшими зарядами, установленными до того как мы посетили схрон. Взрыв первого заряда по нашим расчетам полностью перекроет коридор, и оставшиеся в живых противники будут вынуждены искать обходные пути. Остальные три нанесут охотникам ощутимые потери, но никак не решат проблему преследования.

Недолго думая, подорвали все четыре заряда, как только Пенхва попали в зону досягаемости. Один путь надежно закрыло завалом из бетона и арматуры. Из трех оставшихся выбрали тот, который в перспективе имел несколько ответвлений, правда, до которых еще нужно было добраться, перебив немного посеченный взрывом взвод.

Сейчас после взрывов мы были так же слепы, как и наши оппоненты, но логика подсказывала, что по трем уцелевшим коридорам к нам несутся три взвода разъяренных до предела бойцов. Чтобы отсечь преследователей из двух других коридоров поставили подряд три заряда. Заначка Пахомыча стремительно таяла. А нам предстояло перебить идущую навстречу группу, и еще раз взорвать путь за собой, иначе не оторваться.

Бой на встречных курсах решили провести под диктовку Пахомыча. Заряды за спиной давали нам некую фору, потому чтобы не нарваться на встречный отряд со спущенными штанами, пришлось сделать остановку. Я с Александром Ивановичем контролировали фронт, два помора тыл, а Похомыч с парой помощников колдовал над репликой «Перуна».

Когда я увидел результаты его трудов, то просто не поверил своим глазам. Капитан «Гунунга» при помощи лямок от рюкзаков, трехэтажного мата и кажется собственных панталон сумел установить «Перуна» в боевое положение прямо на тачке. У нас получилась реально мобильная ракетная система. Четыре ствола, столько же убойных внутри помещения ракет. И мы не преминули ими воспользоваться, как только из-за поворота вывалилась смешанная группа ополченцев и клановой пехоты.

Видно спеша на раздачу подарков клановые бойцы догнали менее спортивных коллег и невольно смешали порядки, что стало последней ошибкой для незадачливых охотников на диверсантов. Четыре ракеты, выпущенные в упор, произвели просто сумасшедший эффект. Взвода Пенхва больше не существовало. Оглушенных и еле цепляющихся за жизнь раненых пришлось добить из жалости, так сильно их потрепал ракетный залп. Чего уж там нас самих неслабо обожгли сопла стартующих малюток, но это того стоило. И мы опять побежали, не забыв взорвать коридор за собой.

— Капитан Чон, группа Альфа, попали под взрыв мины, путь отрезан, потеряли семь человек.

— Отойдите назад и ждите указаний, они где-то рядом. Не зевайте.

— Группа Браво, мина, трое раненых, один труп, продвигаемся дальше.

— Чарли на связи, тоже мина, двое погибших, один раненый, путь свободен.

— Продолжить движение, но внимательнее пустите вперед дозорную группу, максимум пара бойцов. Дельта, почему молчите, доклад?

— На связи, аналогично попали под дистанционный взрыв, потеряно пятеро бойцов.

— Вперед, мы их поймали.

— Браво на связи, вступили в огневой контакт! Тра-та-та-та, Гдах— Гдах…

Вжихххх… БАБАХ … БАБАХ-БАБАХ… БАБАХ

Шшчччшшшш….

— Браво, что у вас? Браво прием!

Щибаль, неужели противник смог за считанные секунды уничтожить целый взвод. Это невозможно без одаренного. Что делать? Так, так, так… они в любом случаю уйдут сюда…

— Альфа перекройте перекресток третьего квадрата, Чарли продолжайте преследование по седьмой галерее, Дельта спуститесь на уровень ниже, если они решат уйти в подвал, встретьте их там.

— Принято командир.

БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ

— Щибаль, что там опять?

— Это Чарли, коридор заминирован, потеряли еще четверых.

— Твою мать, кто на кого охотиться? Продолжайте преследовать. Они в любом случае выйдут или на отряд Дельта или на группу Альфа. Скорее всего, Альфа, но не зевайте у нас противник с богатой фантазией. Чарли, я с группой выдвигаюсь к вам на усиление.

Отряд Дельта занял позиции уровнем ниже, в сырых подвалах форта. Мрачные полутемные коридоры, покрытые плесенью и многовековой пылью стены. Помещения без малейшего намека на укрытие, нет даже выступающих балок и ригелей. Как тут дожидаться врага? Решили сосредоточиться в фойе, куда спускалась лестница и лифт, оба возможных варианта пути в подвал.

Из-за отсутствия мест укрытия организовали, что-то типа линии обороны из титановых щитов, прячась за которыми стрелки имели больше шансов в прямом огневом столкновении. Римская черепаха не получилась, но нам и надо-то было закрыть всего два направления.

На лестницу отправили сторожевой пост из пары ополченцев, считай смертники, но зато предупредят заранее, если диверсанты начнут спускаться. В вариант с лифтом никто откровенно не верил, какой профессионал воспользуется этой ловушкой? Потом туда вряд ли влезет столько вооруженных бойцов, а их, судя по судьбе постигшей Браво, ой как немало. И что нам делать ели эти монстры, перебившие чуть ли не треть гарнизона, решат спуститься в подвал?

Отмахав почти весь коридор, мы остановлюсь у развилки. Здесь можно было спуститься на уровень ниже или уйти влево, продолжив забег по знакомому нам этажу. Пока суть да дело остатками мин перекрыли оба направления. Дорога влево влекла своей предсказуемостью, мы знали куда она идет, могли предположить несколько маршрутов. Путь вниз был дорогой в неизвестность. Кроме плана подвала у нас ничего не было. Но не слушая доводов разума, инстинкты вели меня вниз.

— Уходим вниз, чуйка орет, впереди должна быть засада.

— Согласен, слишком организованно они нас преследуют, перекрыть коридор легче всего, — неожиданно поддержал меня Александр Иванович.

— Командир разреши прикрою ваш отход — встрял не к месту капитан «Гунунга».

— Пахомыч, какого черта? Нас и не преследует пока никто.

— Там лестница.

— И что?

— Я не брошу «Перунчиака».

— Твою-то мать! Отставить детский сад!

— Господин, он нам жизнь спас.

— Так-то да. Александр Иванович, может лифт? — втупился я за Пахомыча.

— Лифт это ловушка, — резонно отрезал Александр Иванович.

В итоге пять взрослых дебилов и один малолетний придурок во главе со старым дураком, со слов Александра Ивановича, дружно загрузились в относительно небольшой лифт. Старый, с исцарапанными панелями и давно немытым полом подъемный механизм с трудом принял пассажиров, отягощенных разнообразным оружием. В лифте и до нас нестерпимо воняло, но теперь вспотевшие и давно немытые тела сделали атмосферу и вовсе невыносимой.

Телега с «Пернуом» ощутимо стеснила всех бойцов, и мы фактически ехали, прижавшись к стенам. Правда бойцы предусмотрительно направили стволы на двери лифта, чтобы незамедлительно открыть огонь, если вдруг враг все же встречает нас внизу. Подготовил свои ракеты и Пахомыч, только вот если он выстрелит, нам всем в кабинке определенно наступит трындец.

— Пахомыч не вздумай пальнуть!

— А если враг?

— Лучше от пули сдохнуть, чем от огня.

— Ивыныч, ты же можешь, эту полусферу…

— Чтоб тебя упертый баран, если решишь пальнуть, хоть знак какой-нибудь дай, и не больше одной ракеты, я лучше щит перед господином поставлю.

— Александр Иванович, сколько он продержаться под массированным огнем? Лучше дайте Пахомычу выстрелить, у него это на удивление хорошо выходит.

Лифт включился. Неужели они решили спуститься в этом гробу? Нет, скорее всего, отвлекают внимание.

— Эй, вы там, на лестнице, готовьтесь. Группа Дельта, всем готовиться, скорее всего, они пойдут по лестнице, но и лифт с глаз не спускайте.

Когда створки лифта со скрипом раскрылись я краем глаза увидел головки ракет направленные на нас из какой-то бандуры установленной на крестьянской тачке, а по бокам эту сюрреалистическую картину обрамляли стволы винтовок, дула которых казалось смотрели прямо в глаза. Как они собрались запускать ракеты из лифта?

Когда древний подъемный механизм с противным скрежетом открыл двери, мы увидели странное построение больше похожее на фалангу времен Александра Македонского. Шеренга бойцов стояла в центре большой комнаты, закрывшись рядом больших почти в рост человека щитов. Только вместо копий во все стороны торчали дула полутора десятков автоматических винтовок. К счастью большая их часть почему-то смотрела на лестничный проем, а не на двери лифта. Но дело запахло керосином, мы тут как на ладони.

Ситуацию спасли Пахомыч, без раздумий выпустивший все четыре ракеты своего «Перунчика» и Александр Иванович, подспудно ожидавший такого безумного хода от своего подчиненного. Маг молниеносно скастовал вогнутую сферу щита, приняв огонь сопел ракет на себя. Фалангу клановой пехоты смело, будто молниями Перуна, а мы, еще не отойдя от шока, еле остановили вновь закрывающиеся двери лифта. Вот бы сфотографировать наши лица в этот момент.

— Дельта, черт побери, отвечайте засранцы… прием…

— Капитан Чон, отряд Дельта скорее всего уничтожен, надо отдать распоряжение группе Альфа, они запрашивают дальнейшее направление движение.

Когда я с четверкой бойцов спецназа СБ клана присоединился к изрядно поредевшей группе Чарли, то первым делом решил повторно связаться с отрядами преследования. Как назло группа Дельта по-партизански молчала. Ее командир и в первый раз вышел на связь позже остальных.

Но в этот раз молчание слишком затянулось. И после слов командира Чарли до меня начало доходить, что возможно группы Дельта больше нет с нами как и почившего до того отряда Браво. Преследовать столь сильного противника с остатками двух взводов становилось все более опасным занятием, но комендант форта не оставил мне выбора. И я погнал людей вперед. Только в этот раз пришлось объединить оба отряда, разделять остатки скудных сил не имело особого смысла. А так оставался шанс завалить диверсантов числом.

Противник плотно минировал пути за собой, действовал с выдумкой и, несомненно, умело пользовался нашим же оружием. Все это выдавало тщательно спланированную операцию по захвату бастиона. Я не исключаю, что диверсантам оказывают помощь пропущенные мной шпионы из числа гарнизона форта. Уж слишком хорошо они осведомлены о внутреннем расположении постов и казарм, слишком умело уходят из ловушек и очень уверенно маневрируют в незнакомой обстановке.

Учитывая общие потери нанесенные противником, можно считать действия диверсантов полноценным штурмом крепости. Может быть Чинхва, под носом у нас прорыли подземный ход? Поэтому-то нарушители выбрали совсем неочевидный путь отступления в подвал? Тогда они имеют неограниченную возможность получать подкрепления и атаковать любые объекты! Надо срочно предупредить господина коменданта.

— Капитан Чон, как у вас дела, когда головы диверсантов украсят мой кабинет?

— Сабом-ним, мне нечем вас порадовать, противник уже уничтожил два подчиненных мне взвода, при этом мы не нашли следов потерь с его стороны.

— Что!?! Как такое возможно?

— Господин комендант, я полагаю, что Чинхва сумели прорыть подземный ход в наш подвал. Слишком много диверсантов бегает по коридорам форта и слишком хорошо и разнообразно они вооружены. Мы даже обнаружили сеть камер и датчиковдвижений установленную противником.

— То есть они вывели из строя наш центр наблюдения, и насытили коридоры своими средствами контроля?

— Да сабом-ним, мы слепы в форте, в отличие от противника. Я каждую минуту задаюсь вопросом, откуда у них все это?

— Может захватили в нашем арсенале?

— Там не было оборудования для спецназа, только для общевойсковых частей. Я теоретически предполагаю возможность объединения снаряжения волкодавов и взятого с арсенал, но для этого надо было обладать завидным предвидением, запасливостью, физической силой… В общем я отбросил этот маловероятный вариант. Тем более в пользу моей версии о подземном проходе свидетельствует неочевидный отход группы диверсантов в подвал и полное уничтожение там группы Дельта.

— Если ваша версия верна, то почему нас до сих пор не взяли штурмом?

— Возможно проход слишком узкий, или он обвалился после проникновения первой группы, но скорее всего все предшествующие события были разведкой боем, и она блестяще завершена. Возможно сейчас в подвале накапливаются силы специального назначения противника, и нас ожидает полноценный штурм.

— Если они смогли провести, хотя бы пару тяжей, это конец.

— Современная горнопроходческая техника, которая несомненно есть у союзников Чинхва по моим прикидкам сделает достаточно широкий подземный переход в течение пары дней.

— То есть вся эта артподготовка…

— Лишь завеса, за которой скрывается истинный план атаки.

Глава 20 План «Б»

С грехом пополам выбравшись из лифта, наскоро обежали место очередной бойни. Парни безжалостно контролили беспомощных бойцов Пенхва и собирали то, что могло в перспективе пригодиться. Пахомыч с двумя ореликами проводил полевой допрос, пара клановых пехотинцев расширила наши знания о группе преследования.

Теперь мы знали, что ополовинили силы форта, выделенные на нашу поимку, а учитывая активное минирование, то может быть выбили и две трети загонщиков. Слава богам, что по воле случая разделались с настоящими волкодавами. Бежавший язык посмертно оказал нам большую услугу. Если бы нами сейчас занимались профессионалы, то при таком численном преимуществе долго бы протянуть не удалось.

— Иваныч может переоденемся под местных и попробуем так побродить?

— Хуже не будет. Соберите броню и накладки по целее, у них под ней вроде такой же камуфляж как у нас и знаков отличия нет.

— Давайте и целые щиты возьмем, будем закрываться, это даст какое-то время, волкодавы будут сомневаться свои или не свои.

— Блин тяжело же тащить?

— Жизнь дороже, погнали.

Мы оперативно подобрали себе броню по размерам, прикрыли лица шлемами и закинули на плечи тяжелые щиты. Взрывчатки осталось не так уж и много так что нагрузка была сносной, но это если не придется ставить рекорды скорости.

Надеется, на то, что легко сумеем разобраться с оставшимися двумя взводами Альфа и Чарли не стоило. Враг перестал нас недооценивать, насторожен и собран. А то, что ими напрямую управляет глава службы безопасности форта, заставляло напряженно думать, как избежать встречи с неудобным противником. Конечно, с изрядно прореженными и, несомненно, деморализованными группами можно и потанцевать, но лучше в разных концах крепости и как можно дальше друг от друга.

Мы какое-то время могли сойти за остатки группы Дельта, имитируя потерю связи и массовую контузию, опаленные и кое-где помятые щиты и каски тому подтверждение. Теперь предстояло решить, будем ли мы бегать по подвалу или вернемся на первый уровень крепости? Решили провести небольшой междусобойчик и выбрать направление дальнейшего движения.

— Куда будем уходить? — озвучил глобальный вопрос глава поморов.

— Предлагаю вернуться назад, — ошарашил я всех.

— ???

— Нас там не ждут, по периметру осталось много зарядов, и камер.

— Но нас же там уже один раз зажали, обложат и второй раз.

— У противника недостаточно сил. Посчитайте, мы вынесли состав третьей роты, взвод волкодавов и два взвода клановой пехоты. Итого больше трети бойцов крепости, у них просто не хватает бойцов. Уверен, посланные за нами группы Альфа и Чарли сбились в одно стадо и бегают за нами толпой.

— Хмм… в этом что-то есть. Мы за два скоротечных боя уничтожили Браво и Дельта. Они думают нас больше, и мы лучше вооружены.

— Вот именно и по расчетам нормального офицера на нашу поимку нужно привлекать не меньше чем роту клановой пехоты, не считая ополченцев. А столько людей им со стен не снять, это будет равносильно сдачи крепости.

— Так что мы спокойно сможем бегать в облюбованном нами секторе, так как комендант сможет сформировать максимум одну-две группы преследования.

— Именно.

— Давайте так и сделаем, тем более это будет явный сюрприз для врага. Они, наверное, еще пару часов будут бродить по подвалу, а мы тем временам усилим оборону сектора и нормально отдохнем.

— Мы же не будем возвращаться тем же путем? — хитро прищурился Пахомыч.

— Да тут несколько подъемов есть удобных для нас, а что какие-то предложения? — с некоторых пор я предельно внимательно относился к идеям капитана «Гунунга».

— Давайте, чтобы противник уверился в том, что мы оперируем в подвале, устроим отсюда большой БАБАХ.

— Пахомыч, хорош интриговать, — прервал подчиненного глава поморов, — есть, что конкретное предложить?

— Взорвем основной арсенал. Соорудим бомбу снизу и подорвем. Получится наша удача, если не сможем пробить бетон, то, по крайней мере, заявим о себе.

— Стоп… стоп… Арсенал нам не пробить, там кажется, бетонная плита вниз уходит как раз на наш уровень. А взрывчатки у нас совсем немного для такого дела. А сели кабинет коменданта? — вспомнил я ближайший важный объект отмеченный на карте в моей голове.

— Это идея.

Накидав план, все деловито принялись за дело. Надо спешить. Место зачистки Дельта в любом случае должен посетить наш визави, поэтому установить заряд под кабинетом коменданта нужно как можно быстрее. До намеченного коридора добрались за несколько минут. Установили заряд, а я подготовился к старту.

Снял трофейную броню, которая лишним грузом лежала поверх моего доспеха, скинул рюкзак, снял разгрузку с трофейными боеприпасами, оставив себе только пару наступательных гранат. В руках пара короткоствольных автоматов. Весь лишний груз закинул на телегу Пахомыча. Благо после такого расхода боеприпасов места на ней стало значительно больше.

БАБАХ

Остатки взрывчатки собранные со всех рюкзаков проделали в потолке огромную дыру. Куски бетона еще падали, когда я рванул с низкого старта из-за ближайшего поворота, где укрывался от взрыва. В считанные секунды, оказавшись у проема, метнул вверх обе гранаты.

БУХ… БУХ…

Один. Оттолкнувшись от крупного куска бетона, ввинчиваюсь в пролом. Надеяться убить коменданта взрывом, было слишком оптимистично. Перед установкой заряда, конечно, гадали, где стоит стол, пытались слушать его шаги. Но глухо. В принципе он просто мог быть в другом месте, например, инспектировал галереи.

Два. Я в кабинете. Из допросов мы знали, что начальник крепости маг, но всего лишь учитель. Очень мало для такого высокого звания, видно совсем неординарный человек. Только то, что учителей выношу на раз, смирило Александра Ивановича с тем, что за головой коменданта пойду один. Высокий, худощавый аристократ только-только поднимался с пола. Был ли он опрокинут первым взрывом пластида или последующей детонацией гранат не суть важно, главное клиент на месте.

Три. С обоих стволов поливаю одаренного тяжелыми свинцовыми пулями. Тра-та-та-та. Успел выставить щит, но явно не помышляет о сопротивлении. Двери пока закрыты. За ними как мы знали пока никого. Кабинет находился в тупике, охрана из тройки бойцов располагалась дальше по коридору в оборудованном тяжелым стальным клапаном закутке. Там все было по взрослому, бойницы, пулемет, наружные камеры. Только вот все эти меры безопасности были рассчитаны против врага за дверями, а не внутри.

Четыре. У меня от силы секунд пять, скоро в эту комнату ворвутся охранники незадачливого офицера, а он упорно цепляется за жизнь. Тра-та-та-та. Бинго пара пуль достигла цели. Как раз вовремя, дверь распахивается от резкого пинка и в проем осторожно заглядывает ствол автоматической винтовки. Боятся задеть своего командира, иначе закинули бы пару гранат.

Пять. Буквально вжимаясь в пол на грани своих возможностей ныряю к двери, одновременно поливая чьи-то ноги остатками пуль. Автоматы на пол, в руках беретты. Один из противников корчится на полу пытаясь зажать фонтанчики крови на ногах, добиваю выстрелом в голову.

Шесть. Кувырком вламываюсь в приемную, при этом не перестаю стрелять. Удачно вышло, три трупа и никого больше. Интересно они открыли бронеколпак? Кабанчиком метнулся через немаленький коридор, так вот почему к несчастному коменданту так долго шла помощь. Вау, вот это подарок! Бронеколпак закрыт. Понятненько, побоялись нападения снаружи, но почему тогда пошли все трое к кабинету? Одного надо было оставлять на посту, чайники однако.

Семь. За дверями уже спешит дежурное отделение. Тра-та-та-та-та-та. От души с оттяжкой отработал по ним из пулемета. Подождать еще? Позиция-то хорошая. Но нет, могут ведь и из подвала подсечь, а тогда это ловушка с одним выходом.

Восемь. Вернулся в кабинет. Поверхностный обыск. Сунул в позаимствованный здесь же портфель несколько схем и тетрадок, изучу на досуге. Сейф закрыт, но не очень-то и хотелось. Подобрал автоматы, перезарядил, и для пущей уверенности разрядил десяток пуль в тело врага. А то знаю я одаренных, те еще росомахи бессмертные.

Девять. Прыгаю вниз. Поморы уже готовы к старту.

До места нашей старой лежки добрались без проблем. Крепость как будто вымерла. Переложили часть зарядов, вновь заминировав те места, где подловили преследователей ранее. Переставили камеры и датчики движения. Успокоенные предпринятыми мерами безопасности вновь разделились на смены и расположились на отдых.

— Капитан Чон, это дежурный офицер. Комендант убит.

— Что? Как это произошло?

— Неизвестные проникли из подвала через проделанное взрывом отверстие прямо в кабинет господина. Уничтожена охрана и отделение быстрого реагирования. Вы должны принять командование фортом.

— Я выдвигаюсь к вам.

— Нам бы связаться с нашими и сообщить о том, что форт почти беззащитен.

— Чхоль, над всем Пенхоном купол молчания.

— Интересно, Александр Иванович, артефакт древний, а глушит современную связь.

— Есть мнение, что древние были гораздо развитее в техническом смысле, чем мы сегодняшние, только их приборы строились на ином физическом, или лучше сказать техномагическом принципе.

— Да такие монстры как рыцари или аэронавты явно продукт высокой науки. Поверить, что предки со средневековыми технологиями наворотили, пусть при помощи магии, такое…

— Угу, есть еще костюмы боевых пловцов в российской императорской армии, там столько примочек.

— Значит, купол молчания нам никак не пробить?

— Бесполезно, только отключив артефакт. И сразу скажу это невозможно, он расположен в Цитадели.

— Отправить кого-нибудь в нашу сторону, мы прикроем отход?

— Со стороны города и сбоку этого не сделать, там вокруг форта боевые части как минимум с пулеметами. А нам надо еще ров с водой как-то незаметно переплыть. Потом снайперы на крыше бастиона, уверен, есть и снайперы на жилых домах городка…

— Да рискованно получается.

— Угу, а если пробовать бежать со стороны фронта, там вообще все на взводе, с минуты на минуту ждут штурма, а тут наш посланец весь такой одинокий и красивый. Как минимум устроят соревнование по меткости.

— Может ночью?

— На ночь сигнализацию включают, минные поля, а там прожектора и та же картина.

— Нда… это я глупость сморозил, как же тогда оповестить отца?

— Была у меня идейка, еще с прошлой европейской войны.

— ???

— Флаг водрузить на башню.

— Класная идея, Александр Иванович, вы почему молчали?

— Потому и молчал, что ты, Чхоль, берешься за любые самые сумасшедшие планы.

— Так получается же.

— Что есть, то есть. Работают твои планы, даже самые ненадежные на первый взгляд. Там вероятность, что наши заметят невысокая. Потом даже если увидят флаг, могут посчитать ловушкой. Да и надо чтобы он простоял какое-то время, а кот же это позволит? И потом Пенхва смогут подкинуть подкрепления быстрее, чем до форта доберутся силы Союза Кланов, тогда точно подставим своих, знатная получится ловушка.

— Так… так…так… А ведь получается план. Что нам нужно? Повесить флаг — выполнимо.

— Угу, его вначале сделать надо.

— Я видел в одном из помещений баллончики с краской, а пару простыней или скатерть раздобыть не проблема, знал бы захватил из казармы. Хотя, что нам мешает наведаться в логово волкодавов, белье-то, наверное, на месте.

— Господин, вы серьезно решили взяться за это дело? Не пугайте меня, заставлю ребят спеленать вас и продержу в таком виде до того как нас освободят.

— Александр Иванович, вы вначале выслушайте. Проблема с флагом решена. Установить его, думаю, тоже получится без особого труда.

— Как не дать его быстро снять?

— Тут есть пара вариантов, у вас ведь Николай снайпер?

— Хмм… его быстро вычислят.

— Давайте подумаем, как его защитить. Потом можно заминировать все подходы к флагу, кстати, взрывы на крыше форта быстрее привлекут внимание Чинхва.

— А подкрепление из города?

— Пахомыч, ну и еще пару сюрпризов надо подготовить, глядишь ошарашим, нам ведь надо выиграть совсем немного времени.

— Пока они будут разбираться в произошедшем,… твою-то мать, неужели мы серьезно обсуждаем это? Может, лучше посидим тихонечко?

Под флагшток использовали две швабры, благо нашлись древние деревянные, а не современные пластиковые. Рейками для тряпок скрепили две ручки, нашлось пару гвоздей, и для надежности намотали кучу скотча. Получился довольно высокий флагшток.

Как ни странно своего флага на крыше форта не было. В целом она представляла собой огромное пространство по большей части ровное, но кое— где наверх выходили вентиляционные шахты, технические выходы и металлические коробы непонятного для меня назначения.

Со старых времен осталось четыре несимметрично расположенных башни. Видимо раньше они зубцами возвышались над всей кровлей, но по каким-то причинам их осталось всего ничего. Две со стороны Пенхона, на одном конце форта, и две с внешней стороны.

Крыша на удивление была девственно пуста. А где противовоздушная оборона, зенитные орудия, ракетные установки? Охрана, в конце концов? Ситуацию прояснил Александр Иванович. Металлические короба, ранее привлекшие мое внимание, оказались частью автоматической противоракетной системы, не весть какое чудо техники но для защиты форта этого было достаточно.

При активизации створки раскрывались и выпускали наружу небольшие ракеты. А основную роль прикрытия угроз с неба играли четыре многоцелевых дивизиона, которые дислоцировались в глубине города. Причем нам сильно повезло, что именно этот форт оборудован новейшей системой. На многих все еще было устроено по старинке: противозенитные орудия, счетверенные автоматические пушки и куча народа. При таких раскладах нам не то, что флаг повесить, и по крыше прогуляться не светило.

Вот эти четыре башни и легли в основу нашего плана. Кстати это был план «Б». По плану «А» мы всю ближайшую ночь семафорили фонарем в сторону позиций Чинхва, выдавая все известные нам семерым знаки, от азбуки Морзе, до экзотических вариантов кодировки индейцев американского континента, в надежде, что ее разберет кто-нибудь из бойцов Стива Уинна, случись им быть в нашем конце. А в ответ тишина.

Точнее никакого проблеска. Александр Иванович предлагал подождать еще ночку, но это было бы слишком. Уже сейчас в форт прибыло пару взводов пополнения с города, правда в основном ополченцы, но обороноспособность крепости, так удачно нами подорванная, восстанавливалась семимильными шагами. Надо спешить иначе вызовем помощь прямо под стволы полнокровного гарнизона. Плану «Б» быть.

План «Б», несмотря на всю свою сумасбродность, был тщательно вылизан, перепроверен на месте и даже отрепетирован. В двух крайних башнях, смотрящих на Пенхон, организовали снайперские позиции. Снайпер у нас один, но винтовок от жадности нашей или, если посмотреть теперь, нереальной предусмотрительности было две. Прекрасные образцы современного оружия, точные, убойные, оснащенные всеми современными новинками: дульный тормоз, оптика…

Единственный минус, тяжеленные зараза. Но Николаю их не на своем горбе таскать, отстреляется и бросит. От башни к башне можно спокойно перебежать, а где переползти на четвереньках, по верхнему полуэтажу. Был такой между кровельным материалом и потолочным перекрытием форта. Но на подстраховку во втором снайперском гнезде оставили помора немного умеющего стрелять из такой сложной винтовки, он же потом выполнит роль прикрытия при отходе.

На позициях оставили много простого стрелкового оружия, пистолетов автоматов, винтовок. В целом на пути отступления сделали несколько таких закладок, на всякий случай, благо трофеев было с избытком. На третьей башне, смотрящей на внешнюю сторону, установили крупнокалиберный пулемет, это последний рубеж обороны флага, который запланировали повесить на последней четвертой башне.

Подходы к флагу плотно заминировали, равно как и пути отхода всей команды. Мины снимали с нашего сектора и переставляли, опять пришлось вкалывать хуже, чем подносчиком цемента на стройке. Не зря в диверсанты набирают крепких парней. Стрелять-то мы планируем минут десять, а вот перетаскиваем тонны груза несколько часов.

Позиция пулеметчика за мной, там я буду дожидаться до последнего. Александр Иванович рядом, его роль защитить флаг от магических атак, ну или меня. Всего в операции по установке флага задействовали четырех бойцов, а вот у Пахомыча с двумя ореликами совсем другая задача…

Глава 21 План «Б», реализация

Флаг устанавливали вдвоем с Ивановичем, Николай с товарищем уже заняли свои позиции и подстраховывали нас от случайных посетителей. Древко из двух швабр плотно примотали скотчем к одному из зубцов башни, снизу завалили все каменными блоками найденными тут же. Вроде получилось надежно.

На флаг пошла белая простыня, найденная на месте разгрома волкодавов Пенхва. Слава богам символом Чеболя Чинхва был черный круг на белом поле. Краска нужного цвета к счастью тоже нашлась. Были у нас надежды, что нашу возню на крыше гарнизон заметит не сразу, а с города вроде как и не увидеть. Хотя с другой стороны взрывы и бой на фоне полотнища Чинхва обязательно должны привлечь внимание моего клана.

Но к несчастью именно в тот момент, когда немаленькая простыня широко развернулась от ветра, со стороны Пенхона кто-то запустил квадрокоптер. Светить пулеметную позицию было нельзя, поэтому я, не задумываясь, сбил дрон из автоматической винтовки. У Пенхва кстати флаг был сложнее, несколько цветов и какой-то зверь, так что спутать нашу мазню было не с чем. Как я понимаю новости о том, что форт увенчало знамя Чинхва, моментально достигло ушей капитана Чона.

— Господин исполняющий обязанности коменданта, квадрокоптер сбили диверсанты на крыше, они… они… установили там флаг Чинхва.

— Щибаль совсем обнаглели эти крысы, выбрались все-таки из своего подвала. Я же приказал заварить все входы туда?

— Капитан, людей не хватает и у нас всего один сварочный аппарат.

— Беспомощные ублюдки! Соберите мой отряд я лично выбью зубы каждой из этих тварей.

Снять существенные силы со стен форта не удалось. Люди были итак измотаны, да еще и напуганные слухами о диверсантах в подвале вынуждены были выставлять отдельные посты для охраны тылов. Часть выходов из подземелья примыкающих напрямую к расположению рот заварили, но еще оставалось немало путей в других частях замка. Все это держало бойцов в постоянном напряжении. По итогу со мной были все те же две уцелевшие, но весьма потрепанные команды Альфа и Чарли, и всего четыре элитных бойца службы безопасности, которые, однако, стоили целого взвода.

На крышу вначале отправили одного из ополченцев. Прибьют не велика потеря. Жалкие ублюдки совсем ни на что не годны, кроме как умирать под пулями Чинхва, сохраняя жизнь элите клана. Но бедолагу никто не тронул и уже через минуту я знал, на какой из башен нагло установлен флаг Чинхва. Я без промедления отправил на крышу тройку бравых пехотинцев снять знамя ненавистного врага. Ну и провести разведку боем, не могли диверсанты оставить творение своих рук без присмотра.

Гдах-Гдах-Гдах.

Выстрелы прогремели как гром среди ясного неба. Без паузы, практически слившись в один.

— Что там? Эй чубэ, выгляни в люк.

— Есть, командир.

Один из ополченцев аккуратно выглянул в проем и… резко присел на лестнице.

— Там наши, все трое, кажется мертвы.

— Кажется?

— Господин капитан, они лежат в метрах пятидесяти отсюда, я не могу точно утверждать, но они не шевелятся…

— А ну-ка попробуй выбраться на крышу, и как только окажешься там спрячься в укрытии ближайшем к люку. А ты, — указал я пальцем на стоявшего рядом, — глянешь в люк и посмотришь, что из этого получится.

Несчастному ничего не оставалось, как подчиниться, он куницей метнулся наверх, а за ним в люк высунул голову его товарищ.

Гдах…

Высунувший голову свалился к нам с огромной дыркой в голове.

Гдах…

Видно пришел конец и тому, что так шустро поднялся наверх. Определенно на крыше работает снайпер. Надо брать падлу, уже завалил пятерых бойцов. Не долго думая я подобрался ближе проходу и, активировав щит, высунул голову наверх.

Гдах…

Чуть шею не сломал. Где же он сидит? Не дело так мне подставляться пока выясню где стрелок, могу и без головы остаться. Да и другие сюрпризы могут быть. Придется отправлять профессионалов.

— Первый, второй выявите мне огневую точку и по возможности уберите стрелка.

Два молчаливых бойца, закованные в стальную, черную броню согласно кивнули мне непроницаемыми забралами шлемов. Щибаль, я даже их лиц не помню, они постоянно в шлемах ходят. Без лишних движений, но четко, быстро один за другим оба монстрика просочились на крышу.

Гдах… Гдах… Гдах…

Тра-та-та-та….

Николай снял уже пятерых бойцов Пенхва, если так пойдет и дальше, мы тут весь гарнизон форта перемочим. Тьфу ты сглазил! О начале будущих проблем просигнализировала голова, высунувшаяся из люка и спокойно выдержавшая несомненное попадание тяжелой пули. А следом за ней почти без паузы на крышу взмыли два бойца в суперсовременной броне.

Неизвестные двигались вроде не слишком быстро, но как-то по— змеиному что ли. И наш снайпер перестал попадать. А если это ему все-таки удавалось, то враги каким-то образом принимали пули на свои доспехи. Не сказать, что это получалось у них легко и непринужденно. Любое попадание тяжелой винтовочной пули опрокидывало спецназовцев на крышу или разворачивало по оси. Однако остановить хотя бы одного у Коли пока не получалось. Руки чесались взяться за пулемет, но план «Б», еще не вступил в решающую фазу.

— Николай, уходя, — тихонько отдал приказ Александр Иванович в гарнитуру связи.

Первую башню мы сдали быстрее, чем рассчитывали, но с другой стороны уничтожили немало противников.

БАБАХ… БАБАХ…

Два спешащих к снайперу бойца не могли не пройти заминированный нами участок крыши. Три самодельных бомбы прикрепленных к шахтам вентиляции были обложены пакетами с рублеными гвоздями и другим металлическим хламом, что превращало их в гигантские противопехотные мины. Расположение на возвышении, давало значительный сектор поражения, к тому же сектора частично перекрывали друг друга. И как только враг оказался в нужной точке, Иванович, имевший прекрасный обзор нажал на кнопку дистанционного пульта.

Вот тут «людям в черном» уже не помогла ни их чудо броня, ни эффективная против одиночного стрелка манера передвижения. От устрашающих бойцов во все стороны брызнули стальные элементы брони. Они разбились как два хороших среднеазиатских не бьющихся керамических кувшина, вроде целые, а черепки разметало на метр вокруг. А под броней оказались обычные человеческие тела и красная кровь.

К этому времени Николай доложился о том, что занял вторую точку и готов продолжать.

— Щибаль, да что там опять? Третий глянь.

— Командир первый и второй попали под взрыв мин, наглухо, — элитный боец высунул голову лишь на долю секунды, но профессионалу этого оказалось достаточно, чтобы увидеть, оценить и сделать нужные выводы.

— Эти крысы совсем неплохо подготовились так подловить элиту Службы. Куда бежали хантеры?

— К Юго-восточной башне.

— Хоть что-то.

— Лейтенант Ким, возьми пятерых клановых и столько же ополченцев, уничтожьте эту тварь.

Тяжелая пехота громыхая щитками и накладками понеслась в направлении башни по нижнему этажу, с ними налегке бежали пять юных ополченцев, точно вырвутся вперед и полягут, идиоты необученные. Теперь только жать…

— Господин капитан, у нас потери, три ополченца мертвы, двое ранены.

— Где их так?

— Растяжки на подходе к позиции снайпера и внутри башни.

— Невелика потеря, что со снайпером?

— Его тут нет, но он бросил винтовку и боеприпасы к ней.

— Щибаль, опять упустили, ну хоть винтовки у них теперь нет. Эй, вы двое уберите, наконец, этот флаг, снайпера уже и след простыл, и будьте внимательнее там могут быть растяжки.

Пришлось отправить драгоценную клановую пехоту, ополченцы точно соберут все гранаты на крыше. Послушные моему приказу два пехотинца неуклюжими носорогами метнулись по лестнице вверх.

БАБАХ …

— Твою мать! Тупые уроды! ДА КОГДА! ЭТО! ЗАКОНЧИТСЯ!?! Следующие двое вперед, и аккуратнее там, я же говорю на крыше полно растяжек.

Гдах… Гдах…

— Опять снайпер, лейтенант Ким, прием, вы видели, откуда стреляли?

— Капитан, кажется снайпер теперь…

Гдах… Гдах…

— Лейтенант Ким?

— Капитан, это сержант Хван, лейтенанта и рядового снял снайпер, он в юго-западной башне.

— Щибаль, хитрые твари, ну я вам покажу. Сержант Хван выдвигайтесь на перехват, к вам на помощь выйдет еще десяток бойцов.

Печальная однако картина. Мы уже потеряли почти взвод, гонясь за призрачным снайпером. Из двух групп я сформировал полуроту, и это учитывая моих собственных бойцов, а сейчас осталась чуть больше половины.

— Капитан Мен Су, это капитан Чон снимите со стены взвод тяжелой пехоты и отправьте их ко мне.

— Господин временный комендант, мне нечем оборонять галерею, о чем вы?

— Прекратить истерику, у тебя что штурм? Или Чинхва уже пересекли ров?

— Никак нет, сабом-ним, виноват сабом-ним.

— Мен Су, мы все сейчас на взводе, но диверсантов надо уничтожить, они нанесли нам урон больше чем все Чинхва за стеной, ты меня понимаешь?

— Да, господин капитан.

— Там пришло пополнение, отбери себе лучших, два взвода ополченцев смогут на время заменить твоих орлов. А вот с диверсантами им не справится, пойми, эти волки убивают бедных горожан пачками, только клановая пехота может дать им достойный отпор.

— Я понял вас господин, лучший взвод буде тот час же отправлен к вам.

Взвод со стены я снял неспроста, здесь явно затевается какая-то игра. И у меня лишь один способ победить — завалить врага числом. А под рукой остался всего десяток бойцов, после того как отправил целое отделение на поимку снайпера. Теперь только ждать…

— Командир это сержант Хван, мы блокировали позицию снайпера, ведем бой.

— Потери?

— Не меньше половины, много раненых, они заминировали все подходы к башне.

— Думаю снайперу не до нас, мы атакуем врага со стороны крыши. Ждите. Все на крышу, цель — юго-западная башня, пали, пали…

Шесть клановых бойцов, пять ополченцев, два бойца спецслужб вот и все мои невеликие резервы. И я выставил все, в отчаянной попытке уничтожить так досадившего мне врага.

Выбравшись на крышу последним, я с облегчением увидел, как мои бойцы короткими перебежками целенаправленно продвигаются к башне, в которой засел снайпер. Видимо врагу было не до нас, сержант Хван сильно насел на Чинхва, стоящий солдат, после всего надо подать рапорт о его повышении.

Несмотря на отсутствие стрельбы, бойцы двигались, постоянно прикрывая друг друга. Один бежит, другой воспользовавшись укрытием целиться в башню. Как только первый номер занимает очередное укрытие и берет на прицел бастион, второй начинает движение. Не менее пяти стволов постоянно смотрели на укрытие противника, у них просто нет шансов, пора и мне выдвигаться, а то еще трусом сочтут своего командира.

И тут когда мои бойцы уже почти достигли цели, со спины ударил пулемет. Грамотная тяжелая пехота и тянущиеся за ними ополченцы, да и мои спецназовцы были хорошо прикрыты со стороны одной башни и полностью открыты для коварного пулеметчика позади.

Тра-та-та-та …

Николай с Василием работали по плану, как только услышали звуки взрывов и облачко пыли над юго-западным соседом, я тихонько перепроверил пулемет и длинную ленту. С минуты на минуту надо ждать гостей. И они не заставили себя ждать.

Около полутора десятка солдат короткими перебежками бросились к пустой башне. По плану снайпер должен был взорвать подходы к своему логову и уходить, оставив последний ход за мной с Александром Ивановичем. Получалась этакая игра тяни-толкай, противник несется к одной башне, а получает с другой. Метается, не знает закончить ли начатое или отреагировать на новую угрозу, что по нашим расчетам должно было дать время уйти.

Как только поток солдат снизу иссяк, а последний боец — явно офицер не спеша выбрался на крышу, я дал длинную, щедрую очередь крупнокалиберных пуль. Ополченцы падали сразу. Жалкие, в гражданской одежде с как попало подобранным оружием и без брони они стали легкой жертвой, кажется, лишь одному повезло оказаться между мной и домиком вентиляционной шахты.

Клановая пехота держалась чуть лучше, но против лома нет приема, а против пули крупнокалиберного пулемета и подавно. Однако броня и защита дали возможность двум подранкам залечь и даже попробовать огрызаться короткими очередями винтовок.

Но вот кого я не смог достать, так это двух пехотинцев в черной броне. Надо было с них начинать, но эти как будто чувствовали подвох со спины и были постоянно прикрыты либо телами своих сослуживцев, либо выступами на крыше. И как только я начал стрельбу бойцы моментально перестроились и ринулись в атаку уже на мою позицию.

Однако больше всех опасения вызывал офицер, мгновенно отреагировавший на угрозу со спины и покрывшийся каменой коркой. Твою-то мать опять каменная черепаха, только вроде без мечей. Я живо вспомнил разборку с покойным замом Кобуксона, стоившую мне куска пятой точки и всего остального по мелочи. Кончено шрамы с моей бешеной регенерацией давно исчезли, но душевные раны так легко не зарастают.

Неужели к нам пожаловал сам капитан Чон? Это пожалуй самый наихудший вариант, который даже не принимался в расчет. Чего ему не сидится в новом кресле коменданта форта, дырка, что ли в полу мешает? Так заделал бы, с его-то способностями, целый подмастерье земли. Однако вместе со своей парой монстриков у них есть все шансы уконтрапупить меня с помором.

Один. Тра-та-та-та… Весь огонь на мага земли. Он сволочь только разогрелся, прет на нас и даже плотный огонь пулемета несильно его тормозит. Тут физика работает против меня, тяжелые пули не так эффективны против земли, одаренный сейчас с щитами весит под триста килограммов, пулями его с ног не сбить.

Два. Надо что-то делать с черными товарищами, они уже обогнали мага и спешат с нами покончить. Я отвлечься от Чона не могу, иначе гад скастует что-нибудь пакостное. Александр Иванович готовит не иначе как посмертную вундервафлю, видно решил спасти меня ценой своей жизни. Герой блин, очнется, вставлю ему пистон. Нет, я конечно не против его жертвы, только чувствую, она будет принесена зазря почем, эти черненькие будут резать, невзирая на происхождение.

Три. Гдах… голова ближайшего монстрика взрывается фонтанчиком. Гдах … как подкошенный падает второй. Николай?

— Командир, спасите этого азиатского чудилу, мы сильно ему задолжали, — неожиданно заговорила рация Александра Ивановича.

Четыре. БАБАХ… Над юго-западной башней расцвел бутон всепожирающего пламени. Поморы… ценой своей жизни держались на позиции до конца.

Пять. Шансов против подмастерья у меня не то чтобы немного, их вообще нет. Я бы и учителей тянул не всех, если бы не костыли, которые так ненавидел в прошлой жизни. Доспех и ножи на цепочках, в сочетании с четырьмя кластерами в голове, подняли возможности в бою на недосягаемую для второго ядра высоту. Однако все что я сейчас могу — это сдерживать неумолимое приближение врага, сбивая каст и беспрерывно проверяя щиты на прочность. Тра-та-та-та…

Шесть. А вот и на нашей улице праздник. У меня нет газовых гранат, и спецпистолет отняли. Фокусы вроде беретт или ножей с подмастерье явно не пройдут. Но подходы к нашей башне заминированы даже лучше чем бывшее гнездо снайпера. И каменная черепаха стоит как раз в эпицентре будущего фейерверка. БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ!

Семь. Офигеть, кирпичная крошка и куски бетона долетели даже до меня. Щибаль, тварь медленно выползает из облака пыли. Тра-та-та-та … и пулемет ее не берет. Что-то мне опять сыкотно. Надо бы уже сваливать. Иванович, очнись!

Восемь. Кшххххххх Александр Иванович! Золотой ты наш! Сидевший в глубокой медитации помор разродился в нужный момент невероятно мощным для учительского ранга плетением. Эффект был потрясающий. Чона отбросило на добрый десяток метров и с противным хрустом шмякнуло о металлический бок противоракетной коробки Пенхва.

Девять. По традиции засадил контрольную очередь в одаренного. Агава Кадзураи спасибо за науку, ну и Сатоми тоже. Фонтанчики крови возвестили о полной так сказать Виктории! Гип-гип ура! Только вот Иванычу, опять же по традиции, сильно поплохело. Как мне с ним теперь выбираться?

Глава 22 После боя

На время оставил Александра Ивановича в покое, может отлежится? Я его, конечно, дотащу, вот только если будут преследователи, получится тот еще квест. А потому надо добить всех потенциально опасных солдат, имеющих представление о том, как и что тут произошло.

Так, номер один спрятался за железной бандурой. Ранен. Но что такое рана от пули крупнокалиберного пулемета? Это конец. Только вот даже если у него есть малая искра дара, можем получить говорящего и вменяемого свидетеля.

Бах. Минус один, где-то тут был второй в броне клановой пехоты? Автоматы перевел на одиночные, мне тут много еще кого надо зачистить. Ого, кровавый след, это он после такого ранения ползает еще? Или зацепил по касательной, или маг?

Бах-Бах — как не сделать контрольный, проходя мимо остывающих тел? Бах-Бах-Бах. Заодно и нервы подранкам щекочу, глядишь побегут или себя спасать или меня убивать. Психология, однако, тяжело прятаться, когда твоих товарищей добивают, и выстрелы все ближе и ближе… Я в принципе уже вычислил, где затаились пехотинцы.

Причем вывод неоднозначный, выходило, что клановец присоединился к ополченцу. Быстро они спелись, а как же корпоративная вражда? Мы за это время не раз были свидетелями презрительного отношения регулярной пехоты к ополченцам. Хотя при таких раскладах и я бы дружил, с кем придется.

Раз, два, три, четыре, пять, я иду искать… Блин, дурацкая считалочка привязалась. Бах-Бах-Бах… Все кажется всех законтролил осталась только пара раненых. Это что за явление?

— Господин не убивайте нас, или оставьте живым кого-то одного, — два неуловимо похожих друг на друга бойца на коленях и с руками за головой выбрались из-за кирпичного короба. Один в броне пехоты, второй в гражданском.

— Вы братья что ли?

— Да господин, отец с матерью не переживут если потеряют сегодня обоих, убейте меня, я слуга клана, а мой брат всего лишь ополченец и у него дети…

— Слабый аргумент, у моих людей тоже есть дети.

— Умоляю вас господин.

— Хмм… любая попытка обмануть и вы трупы, даже больше я найду ваших родителей и его детей…Это понятно?

— Да, господин.

— Вы в нормальном состоянии, маги?

— Да, господин, слабые, но отец научил нас справляться с ранениями.

— Ты, два шага вперед. Теперь оба лечь лицом в пол, руки вытянуть вперед.

Я сноровисто сковал обоим пленникам руки разовыми пластиковыми наручниками, на придирчивый взгляд, наделав кучу ошибок. И руки впереди оставил, и ноги свободны, однако на это у меня были свои резоны. Следом вдумчивый обыск. Со спины, потом перевернуться, все режущее, стреляющее в стороны.

Так, почти дошел до башни Николая. Надежды не было, но вдруг? Заглянул внутрь. Чуда не случилась, пусть земля будет вам пухом. Надо выяснить у Александра Ивановича про родственников погибших, теперь это моя забота.

Время поджимает, нутром чувствую на наш БАБАБАХ кто-то уже идет. Собрал гранаты, они были только у пехотинцев в доспехе. Всего получилось восемь штук. Ими заминировал выход на крышу. Одну положил под труп капитана Чона, вторую поставил на растяжку, но так чисто для имитации, опытный боец просечет и снимет на раз. А вот остальные гроздью подвесил над люком так чтобы видеть смертельные подарки самому и незаметно для поднимающихся.

Братьев впряг в качестве носильщиков, они под моим присмотром соорудили что-то вроде носилок из подручного материала, в основном из элементов одежды и снаряжения своих погибших сослуживцев. И мы отошли к заранее намеченному Ивановичем пути отхода.

Вдвоем мы бы тут наворотили дел. Преследователей ждали три дистанционные мины, для нас есть несколько закладок с оружием и гранатами, несколько позиций защищенных трофейными титановыми щитами и каменными блоками. Предполагалось, что ведущий занимает позицию и прикрывает отход, пока второй номер не занимает следующую позицию. Но вся эта тактическая схема теперь не имела смысла, я один с бессознательным магом и двумя пленниками. Как они себя поведут, если увидят близкую погоню?

Чуйка кричала не зря, еле уложился, даже дыхание перевести не успел. Над входом показалась каска пехотинца. Выбравшись по пояс, он аккуратно снял растяжку, и что-то облегченно крикнув вниз, встал в полный рост. Высокий, в современном панцире на торсе и щитками на руках и ногах, прекрасно вооружен и оснащен.

Солдат оглянулся вокруг, а снизу показалась голова следующего. Его взгляд встретился с моим и я увидел расширяющиеся зрачки глаз и крик рвущийся из горла.

Баххх…………

Я выстрелил в гроздь гранат и, оглянувшись на все еще висящий флаг, нырнул на этаж ниже, где меня ждал Александр Иванович и два скованных пленника. План «Б» мы выполнили на отлично, если стратеги Чинхва не разглядели за это время флаг и не смогли правильно интерпретировать возню на крыше, то грош им цена. А мне пора опять прятаться.

Последней эскападой я, конечно, сильно остудил пыл преследователей. А то! Нагло показался врагу и точным выстрелом взорвал над его головой гроздь гранат. Если умные, разберутся и сделают выводы. Даже если решат преследовать, то будут это делать осторожно и с оглядкой.

Расковал братьев и под дулом автомата заставил их уходить со мной по маршруту с все еще не очнувшимся помором на руках.

Щибаль, капитан Чон совсем сошел с ума со своими диверсантами, вот что значит, если место коменданта занимает не кадровый военный, а безопасник. Снять взвод тяжелой пехоты с галереи и это в такое-то время. Мы что теперь вместо защиты укрепления всем гарнизоном шпионов будем ловить?

И на рацию не отвечает, вот же сволочной нам командир достался, прежний был настоящим бойцом, армейская косточка, понимал, что такое передовая, а этот полуштатский… Даже шпионов сам выловить не может. Дутая слава у этих безопасников, как дошло дело до рубки, так сразу вспомнили о тяжелой пехоте.

Без особых затруднений мы пересекли по диагонали почти половину крепости. Но связи с бойцами, откомандированными к капитану Чону, так и не было. И куда они запропастились? Вроде вызывали нас в этот квадрат? Ого, что-то многовато здесь крови.

Отряд цепочкой двигался вдоль коридора постоянно готовый к засаде или неожиданному нападению. Однако остановиться нам пришлось не из-за пуль врага. Несколько трупов и потеки крови перед подъемом на крышу форта создавали мрачную картину. Вкупе с тем, что отряд временного коменданта форта упорно молчал, возникали разные нехорошие мысли.

— Дозорные посмотрите, что там наверху, и будьте бдительны не подставьтесь.

— Будет исполнено, господин сержант.

Опытные ребята осторожно выглянули наверх, не заметив ничего подозрительного, рядовой начал детальный осмотр люка, и не зря, почти сразу обнаружилась тонкая леска растяжки. Но наши бойцы недаром прошли курс саперного дела в учебке клана. Такие задачки умеет щелкать любой рядовой из моего взвода.

— Командир, мина обезврежена, разрешите продолжить осмотр?

— Разрешаю.

Солдат выбрался наверх, а за ним тут же последовал второй.

Баххххх

БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ…

Серия взрывов, слившись в один, прогремела над нашими головами, осколки посекли даже стоящих внизу. Тогда что стало с рядовым, первым поднявшимся на крышу? Второй боец упал прямо на своих товарищей. Несчастный был еще жив, но тут и без врача было понятно, что парню осталось совсем немного.

— Что ты увидел, боец?

— Ссссержант он посмотрел на нас, он смотрел прямо в глаза.

— Кто? Кто это был?

— Чхоль, Чхоль Чинхва.

— Наследник Чеболя?!? Что ты мелешь?

— Он выстрелил… прямо в гранаты, из пистолета…человек не может так стрелять…

— Ты и вправду видел наследника Чинхва? Откуда ты его знаешь? Отвечай?!? — я тряс теряющего сознание раненого, стараясь получить жизненно важные сведения.

— Командир, оставьте его, он мертв.

Если рядовому не почудилось, и он действительно видел наследника клана, то крепости конец. Никто не пустит принца в по настоящему опасную передрягу, значит Чинхва уверены в полном контроле над фортом. Может быть, капитан Чон был прав, уделяя так много сил и внимания диверсантам? Что за чертовщина тут твориться? Стоп… откуда рядовой мог знать Чинхва в лицо? Блин, он же известный певец.

— Командир, что будем делать?

— Отправляй тройку на крышу, надо выяснить, что тут происходит?

Разведка принесла неутешительные новости. На крыше был бой, причем бойцы капитана Чона, воевали с противником, засевшим в трех старинных башнях. И, кажется, полегли все. Надо бы поискать тело временного коменданта. Недолго он правил. Стоит ли преследовать столь хитрого и умелого противника?

— Командир мы нашли тело капитана…

БАБАХ

— Придурки не трогайте здесь ничего, — под трупом лежала граната, стоившая нам еще одного бойца, учитывая раненых, взвод уже потерял четверть личного состава, а мы даже еще не вступили в бой.

— А флаг Чинхва?

— Сбейте его из автомата, только отойдите подальше, там могут быть мины. И заткнитесь уже все, буду докладывать командиру.

— Капитан Мен Су, это сержант Ли, мы нашли тело капитана Чона и его бойцов.

— Щибаль, что там произошло?

— Мы не знаем, судя по всему, они вели бой с диверсантами, засевшими на крыше, но мы нашли всего лишь два трупа врагов и около сорока наших.

— Нда… вы их видели?

— Погибший рядовой утверждает, что видел одного и….

— Что и, сержант?

— Он был при смерти капитан, и утверждал, что это был Чхоль Чинхва…

— Вот бредни, а у вас что большие потери?

— Трое убитых и двое ранены.

— Что? Как?

— Мины. Капитан, что нам делать?

— Я не могу отменить приказ капитана Чона пока не назначен исполняющим обязанности коменданта, так что продолжайте преследовать диверсантов, но без рвения сержант, вы еще мне понадобитесь в обороне стен. А я сейчас свяжусь с руководством, определюсь с командованием в форте и узнаю где, наконец, застряло это подкрепление.

— Будет исполнено, господин капитан.

Знай бы я о страхах и настрое преследователей, то без оглядки бежал бы в самый дальний угол и, притаившись, ждал штурма Чинхва. Но в своем воинствующем невежестве я решил, что жалко не воспользоваться подготовленными позициями. Логика понятная, стачиваю противника в коридорах на подготовленных позициях, а потом крошу остатки в последней точке.

Но сегодня моя лишняя предусмотрительность работала против меня. Тяжелая пехота Пенхва никуда не спешила, более того она не хотела никого ловить. Но я идиот прождал их в одиночку с двумя пленными и раненым на руках минут двадцать. И когда пятнадцать бойцов тяжелой пехоты показались в коридоре, я открыл огонь.

Представьте себе злость командира подразделения. Он служака, выполняющий долг собирается притормозить и никого не преследовать, чтобы сохранить жизни бойцов. Так сказать делает вид, чтобы формально выполнить приказ, а по факту его саботировать. Как говориться все для меня любимого. А жертва, которую пощадили, нагло дожидается охотника и исподтишка уничтожает солдат. В общем, мы не поняли друг друга, и эта ошибка стала нам обоим поперек горла.

Моя первая атака была самым большим успехом. Я разом уничтожил двух пехотинцев. Но потом преследование стало настоящим кошмаром. Я вдруг понял, что против грамотного мага при поддержке стрелков я пока еще не играю.

В целом магов в этом мире приберегали на конец. Эта тактика работала в девяноста девяти случаях из ста. Противоборствующие стороны боялись потерять или ослабить одаренных в круговерти огневого контакта. И часто так и было. Сторона вынужденная включить магов в работу в начале боя, к концу ничего не могла поделать со свежими одаренными противника. Даже недавний пример с капитаном Чоном тому доказательство. Он вступил в бой в самом конце, а каков бы был расклад, если его монсрики атаковали бы наши позиции под щитом подмастерья?

Но мой текущий противник действовал не по шаблону. Щит на весь коридор, и мои атаки пропадают втуне. Под неумолимым напором я вынужден поспешно отступать, тогда в дело вступают стрелки. А еще впереди меня пленные со связанными руками с трудом волочащие помора.

Поневоле я подставился. Левая рука, царапина чуть выше локтя, не опасная, но отвлекающая, пуля прошла по касательной. Правое бедро, свинцовая тварь застряла в кости. Если бы не коктейль боевых веществ, впрыснутый «системой» меня бы уже давно контролили в голову. Потом за дело взялись наниты, но нужен как обычно покой и хорошее питание. А мне еще ползти и ползти.

Дважды ситуацию спасали мины. Не знаю смог ли я кого-то зацепить, но замедлил противника изрядно. Мне было уже не до результатов свой подрывной деятельности, я жал кнопку на автомате и ковылял дальше, стремясь оставить между собой и упорным противником как можно больше углов и поворотов.

С третьей и последней миной вышел облом. Не сработала, не знаю почему, но долгожданного взрыва не последовало, а так рассчитывал еще на одну фору. Эта осечка стоила мне двух пуль, принятых на доспех, синячище будет огромный, и одной чиркнувшей по шее. Кровь теплыми противными струйками потекла вниз, под доспехом моментально стало липко. Наниты уже не успевали латать мое бедное тело, а желудок скрутило от жуткого голода. Опасный сигнал и как назло даже поганого протеинового батончика нет с собой. Чтоб меня.

С грехом палам мы добрались до подготовленных ранее позиций. К удивлению и страху пленных я уселся за титановыми щитами и бросился пожирать найденные тут же припасы. Вытряс в рот мелкие рыбешки из консервной банки, закусил все твердым, как камень куском солдатского шоколада, потом влил в себя банку какой-то газировки и наспех проглотил полуфабрикат. Последний надо было разбавить водой и разогреть, но не до этого, так даже лучше, больше калорий поместилось

Теперь можно и воевать, хоть на сытый желудок помру. Кто бы знал, как меня вымотал этот вынужденный рейд по тылам противника.

— Пахомыч не дури, у нас же «Перун» есть и пулемет крупнокалиберный. Иваныч, сказал вдарите разок и бегите.

— Не шкни сявка, где это видано остановить колонну пехоты с одного залпа? Осталось бы у нас хотя бы восемь ракет, а так только три. Мало этого.

— Пахомыч, ты посмотри, сколько она весит, даже если перебьем охрану как мы эту громадину через весь замок попрем.

— Ниче, да и не такая уж он и большая, замок то будем пересекать не вдоль, а поперек!

— Пахомы…

— Тссс… смотри, эти малохольные снимаются, вот же тупицы, цельный взвод уходит с галереи и это во время штурма! Да нас бы капитан за такое по головке не погладил. Видишь сопля, щас нам пушка задарма достанется.

— Да как же задарма командир, там еще десяток солдатиков остался.

— То не солдаты, а дитятки неразумные, ты бы и один с ними совладал, а со мной и подавно.

— Э-хе-хе, командир.

— Не вздыхай, тетеря, беду накличешь, готовься, работать будем.

Что подумали несчастные ополченцы, когда вместо ушедшего взвода тяжелой пехоты в галерею ворвались два громадных европейца с автоматами наперевес, то тайна великая. Однако десяток действительно юных ополченцев, оставленных охранять имущество взвода клановой пехоты, послушно поднял руки вверх. Никому даже в голову не пришло дернуться и оказать сопротивление.

Хозяйственный Пахомыч нагрузил пленных рюкзаками полными взрывчаткой найденной тут же. При этом несчастные должны были транспортировать через всю крепость счетверенную автоматическую пушку с лентой на несколько сот снарядов.

Как это удалось сделать хлипким ребятам, подгоняемым свирепыми русскими варварами, никто не знает. Почему никто не увидел эту странную, шумную процессию? Хотя это неудивительно, в крепости не осталось ни одного свободного солдата, большая часть на стенах, а меньшая ловила диверсантов.

Пушку притащили к каземату, смотрящему на Пенхон. Там же уже была установлена реплика «Перуна». Место было выбрано почти идеально. Подкрепления, если они пойдут к форту, неминуемо попадали в сектор обстрела. Однако по понятным причинам орудий с этой стороны бастиона не было. Но творческий подход и трехэтажный мат Пахомыча избавили форт от этого недостатка.

На месте дожидался второй орелик, оставленный, на случай если враг все-таки пойдет, а Пахомыч с товарищем еще не закончат свою авантюру, но пока за стеной все было тихо.

Глава 23 Захват форта

Идеальный с точки зрения артиллериста, каземат, облюбованный поморами, имел одни, но большой минус. Сюда вел длинный без ответвлений коридор, получалась мышеловка с одним входом, и бежать некуда. Но там где все не видят выхода, Пахомыч нашел возможности. Пока орелики при помощи пинков заставляли ополченцев устанавливать пушку на позицию, помор сноровисто заминировал соседнюю комнату.

Взрыв по расчету капитана «Гунунга» должен был проделать аккуратное отверстие прямо в подвал, причем, совсем недалеко от точки сбора назначенной молодым господином. А чтобы отрезать возможных преследователей Пахомыч заминировал весь каземат и пушку с «Перуном», чтобы не достались противнику, благо взрывчатки пленные натащили с избытком.

Надо бы сразу вход вниз сделать, но можно раньше времени привлечь ненужное внимание, так что все пришлось отложить на потом. Теперь надо решить проблему с ополченцами, смирные сейчас, они могут повести себя по-другому, когда поймут, зачем и кому своими руками готовят позиции. Некоторые, кажется, начали догадываться, увидев в бойницах улицы Пенхона, а ведь там могут быть их отцы и братья.

С пленными поступили просто, отвели подальше, повязали всех по ногам и рукам, предварительно заткнув кляпами рты. И заперли в одной из подсобок, глядишь, не пострадают от будущего БАБАХА. А вот и долгожданное подкрепление!

Какая-то чехарда с этим фортом, единственный из пятнадцати запросил помощь. Там и накала атаки вроде нет. С запада активно атакуют бойцы Чжэнфэй, эти звери, кажется, притащили главный калибр со своего «Джанкая», по четырем фортам лупят так, что с крыш снесли уже все средства ПВО. Не зря господин купил подвижные дивизионы их так легко не достать.

С юга наседают солдаты Королей Макао, там американская техника с гонконгскими дьяволами устроили какую-то свистопляску, держимся только благодаря мощи укреплений. А с востока давит патриарх Чинхва, генерал Чон Гу. Получается боевые действия идут активнее там, где у руля старая гвардия? Точно Чжэнфэй адмирал еще прошлой войны, Стив Уинн тоже в возрасте, а Стэнли Хо так вообще старше всех, ну и генерал Чон Гу, кажется даже сталкивался с китайским коллегой в прошлой войне.

А вот с севера все как-то вяло. Там вроде как руководит Ча Сун, новое поколение. В армии дослужился всего лишь до капитана, и то кажется авансом. В основном он бизнесмен и политик, и соратники его того же поля ягоды. Им бы в офисе чаи распивать, а не руководить полнокровными дивизиями. Вроде делают все как надо, а получается без огонька. Только вот проблема с седьмым фортом не вписывается в эту картину.

Думаю, рота ополченцев закроет образовавшиеся там дыры. Ну не потеряли же они несколько взводов за день борьбы с диверсантами? Только выделить надо достойных. Для простых ополченцев это честь служить рядом с клановой пехотой. Туда отбирают лучших из лучших, служба неплохой трамплин для карьерного роста в Чеболе Пенхва.

Бравых ребят было из кого выбирать, в ополчении более двадцати тысяч человек, а берут всего сотню. Набрали самых боевых, с хорошим оружием, многие в броне. Кто-то взял старую отцовскую, кому-то досталась новая из запасов клана. Оружие только стрелковое, но в форте полно крупнокалиберных пулеметов, пушек и прочего добра. Если освоят, будет рота со средствами усиления.

Гордость города на окраину провожали все свободные от дежурства. Стройные ряды пехоты пересекали небольшой пустырь между последними улицами города и расположением форта. Стены крепости надежно защищали пополнение от пушек и пулеметов Чинхва. Маршрут специально подобран так, чтобы новобранцы не попали даже под случайный обстрел со стороны противника. Колонну, форсу для, сопровождали несколько бронеавтомобилей, на которых ехало руководство роты.


POV Пахомыч

БАБАХ-БАБАХ-БАБАХ

Три ракеты одна за другой взламывают стройные порядки пехоты. Крики раненых, стоны умирающих и маты ошарашенных отцов командиров. По ним стреляют из собственной крепости!

Гдах-Гдах-Гдах-Гдах….

Счетверенные стволы автоматических пушек с чудовищной скоростью выпустили несколько сотен снарядов по беззащитным ополченцам. Колонна в панике рассеялась, люди прятались за бронеавтомобили, ныряли в канавы, но безжалостные снаряды продолжали собирать кровавую жатву. Пенхва пришлось отступить. Город, недавно выпустивший огромную пехотную змею, вобрал в себя лишь ее жалкие ошметки.

Пора и нам уходить.

БАБАХ…

Проход вниз готов, перекинули заранее подготовленные веревки и молниеносно спустились вниз. Кажется, тут идет бой? Господин? Но времени оглядеться нет бегу в сторону Чхоля, отчаянно призывая бежать подальше от взрыва, и жму на пульт большой бомбы.

Идут. Грамотно так, сволочи. Как, оказалось, попали не только в меня. Из прежних полутора десятка преследователей осталось всего восемь, но это самые матерые, осторожные и опытные. Ивановича и пленников оставил в одном их отнорков, приметил его еще, когда тут все готовили. Пленники, конечно, скованны по рукам и ногам, и с кляпами во рту.

Спасибо врагу дали время поесть, оклематься и подготовиться. Но думаю это не из-за человеколюбия или рыцарства, маг восстанавливал резерв перед схваткой. Продуманный, не капли самоуверенности. А ведь мог догнать, не давая мне паузы, они ведь видели, что я ранен. Но нашли в себе силы остановиться, перегруппироваться и подойти к моим бастионам во всеоружии.

Рыщут стволами во все стороны, идут под щитом мага, любо дорого смотреть. Но не время любоваться, пора.

Один. Мы приготовили две позиции закрытые щитами. Вдвоем с Ивановичем могли бы и отстреляться, но в одиночку закидают гранатами. Поэтому я терпеливо ждал, прижавшись к одной из колонн. Рассчитывал, что противник поведется на укрепления, начнет бестолково метать гранаты. Но обломался. Раз гора не идет к Магомету… выкатил две гранаты под ноги пехоте. БАБАХ-БАБАХ…

Два. Поменял позицию. Надеюсь, меня не заметили за вспышками взрывов. Потерь у врага нет. Щит держит. Что мне с ними делать? У меня колонн-то не так много, бегать получиться всего ничего. Еще две гранаты. БАБАХ-БАБАХ…

Три. Уже лучше, одного посекло осколками. Вот оно, маг устал держать щит над всей группой, и пехота резко брызнула в стороны. Стреляю с двух рук. Минус два. Но эти не в меру активные профессионалы мгновенно среагировали, и я чуть было не словил пулю в голову. Спасла чуйка или просто удача, пуля чиркнула по щеке. Крови много, но жить буду.

Четыре. Однако тупик. Оставшиеся в живых стрелки рассредоточились и тоже спрятались. А маг может давить. Но и я показал им свою крутизну. Сидим каждый в своем углу. Думаем. Я так и вовсе скриплю мозгами, жить то хочется.

Пять. Это было первое «пришествие» Пахомыча, от которого офигел не только я, но и пехота противника. В потолке после взрыва образовалось круглое отверстие, из которого в темный подвал ворвались яркие лучи солнца. Куски бетонного перекрытия еще с грохотом валились вниз, а по веревкам в ореоле слепящего света уже скользили три помора. Противник не стрелял, видимо считая прибывших за своих.

Шесть. Пахомыч с ореликами, что-то показывая жестами и не обращая внимания на остолбеневших пехотинцев, рванули в мою сторону. Кажется, и до врага тоже что-то начало доходить.

Семь. Теперь я знаю, что Пахомыч называет большим БАБАБАХом. Взрыв сбил всех с ног, а потом дрогнул весь форт. Огромные глыбы, целые бетонные плиты подгребли под завалами пехоту противника, я увлекаемый поморами счастливо избежал незавидной участи.

Штаб армии Север.

— Сабом-ним, над фортом реет флаг Чеболя Чинхва.

— Кто это мог сделать?

— Мы не знаем, господин, ни один из отрядов специального назначений не покидал мест дислокации.

— Может ловушка?

— На крыше здания идет нешуточный бой. Разведка зафиксировала применение тяжелого оружия и высокоранговых плетений.

— Это Чхоль! Начинайте немедленно атаку на форт.

С тех пор как сын неожиданно пропал на передовой после атаки недобитых наемников. Группа Север приостановила всю активную деятельность. Поисковые команды буквально просеивали землю на захваченных позициях. Огромные по протяженности линии окоп и подземелий давали надежды на то, что Чхоль где-то на нашей сторонне.

В смерть сына я не верил, а вот пленить его вполне могли. Однако молчание со стороны Тэсо давало надежды. А теперь после новости о флаге над фортом меня будто озарило.

Форт был захвачен с минимальными потерями. Вместо штатного усиленного батальона из пяти рот, его защищало вдвое меньшее количество людей. К тому же элитная клановая пехота была солидно разбавлена слабо подготовленными ополченцами. При таком соотношении сил штурмовые группы Чинхва и десантники Фо взяли крепость в рекордные сроки.

Тяжи, пройдя бастион насквозь, заняли позиции в казематах со стороны Пенхона, похоронив надежды противника на возврат форта контратакой. Позже была подтянута полевая артиллерия и более тысячи пехотинцев, что ставило точку в вопросе о хозяине укрепления. Отныне форт номер семь — трофей союза кланов.

Но самое главное Чхоль нашелся. Весь в крови в компании четырех поморов и двух пленников. Все были густо усыпаны пылью, поэтому, когда вышли на свет, то смотрелись аборигенами черного континента, обмазавшими лица ритуальной краской. И все-таки жив, и опять совершил чудо!

Четыре армии бились о неприступные бастионы, теряя сотни людей и технику, а мой сорванец в компании неполного десятка наемников смог настолько расшатать оборону полутысячного гарнизона, что он спелым яблоком упал в руки наших штурмовиков.

Элита клана была настолько деморализована действиями наследника, что по свидетельству очевидцев сдавалась целыми взводами, даже не принимая бой. Это было что-то невероятное, клановые войска всегда славились своей стойкостью и высокой мотивацией. Что же такого сотворил мой сын? Подробное расследование еще предстоит, но файлы, ходящие по внутренней сети Пенхва, многое прояснили и напугали даже меня.

Венный совет Союза Кланов

— Господа сегодняшняя встреча обусловлена прорывом, совершенным на северном направлении. Седьмой форт пару часов назад взят штурмом. Штабом обобщена информация обо всех предпринятых попытках штурма фортов и сделаны выводы и предложения по нашим дальнейшим действиям. Позвольте ознакомить вас с краткой выжимкой документа, лежащего перед вами.

— Отличная новость Ча Сун, а то мы все свои стариковские зубы обломали об эти каменные бублики, — обрадовался Адмирал.

— Когда узнаете подробности, поймете что хвалить нужно не меня.

— Не томи Ча Сун, мы теряем людей каждую минуту.

— Приступаю. Основной проблемой взятия фортов является высокая насыщенность переднего края фортов тяжелой клановой пехотой и средствами усиления, при этом низкие напольные казематы не дают нам эффективно подавить огневые точки противника. Все без исключения кланы попробовали растянуть гарнизоны крепостей. Однако удары с флангов заблокированы линиями окоп, в которые Тэсо посадил ополченцев. Так господа?

— Пока все верно, ополченцы дрянь, а не солдаты, но их просто так не сковырнешь, — высказался генерал Чон Гу.

— Да, пространство между фортами простреливается кинжальным огнем на всю длину окоп. Подавить фланговые огневые точки еще труднее, чем фронтальные, тем более они бьют с двух сторон. Под таким прикрытием ополчение становиться почти неуязвимым. Их конечно можно сковырнуть, но при этом прогнозируемое соотношение потерь — один к четырем.

— Это неприемлемо, разменять элиту клана на ополченцев, да еще и в таком соотношении… Еще чего доброго Тэсо атакует.

— Вот именно. Тогда как растянуть клановую пехоту фортов? Атаковать с флангов нельзя, с тыла тем более.

— Не говори Ча Сун, мы со Стэнли нашли только один приемлемый выход: долбить из всех орудий пока не разрушим казематы.

— Есть такой вариант, и мы именно с него и начали. Но после двух дней непрекращающейся бомбардировки наши успехи были близки к нулю. Едва ощутимый ущерб смогли нанести лишь высокоточные ракеты, но это дорогой и невозможный путь. Столько «умных» ракет у нас попросту нет.

— Тогда, черт побери, как вы смогли взять седьмой бастион?

— Туда случайно попал мой сын в компании шестерых поморов.

— Ча Сун, ты что собрал нас затем, чтобы предложить закидывать твоего единственного сына во все форты по очереди? — ерничал отец, непомерно любивший Чхоля, и до сих пор злой на меня из-за того что допустил такую ситуацию.

— Да, этак и внучка останется без мужа, — поддержал соратника адмирал, спелись старики блин.

— Господа, я лишь хотел ознакомить вас с теми действиями группы поморов во главе с наследником, которые фактически привели к сдаче крепости.

— Это конечно интересно, но есть идея, — прервал меня Стив Уинн, — а что если начать выбивать противника с форта номер семь? Фланги для нас открыты, бьем по двум соседним крепостям и так далее?

— У нас только один форт, фронт нашей логистики будет простреливаться с двух сторон, к тому же Пенхва локально нарастили оборону города напротив захваченного бастиона, по сути, выгнув линию обороны. Мы там мало что выиграем, соотношение потерь будет почти таким же как при взятии в лоб.

— Тогда что вы придумали?

— Десант в крепости. Наследник клана с шестью поморами случайно оказался в форте. Изначально был принят за переводчика русского наемного отряда воюющего на стороне Пенхва. Они в последнее время принимали мелкие отряды наемников чуть ли не раз в день.

— Да в такой чехарде трудно разобраться, где свои, а где чужие. Тем более у нас наемников из Европы почти нет.

— Именно, Чхоль был в без сознания, когда его группу «спасли» наемники итальянской кондотты. После того как они очнулись в крепости то вырезали в первую очередь своих спасителей.

— А сколько их было?

— Три десятка.

— Ча Сун вы утверждаете, что Чхоль с шестью товарищами взяли в ножи вчетверо превосходящих по численности матерых европейцев? — выразил сомнение Стэнли Хо, с благоговением относившийся к европейским солдатам еще с времен индокитайского конфликта.

— Видео включить? По факту наследник работал один, поморы ему только мешали.

— Давайте посмотрим.

Храаа,…. аааа….падре…дьяволо… кретура…

— Нда…весьма занимательное зрелище, откуда видео, да еще и со звуком?

— Из внутренней сети форта.

— Оно ушло к Пенхва?

— Определенно сказать не можем, но вероятность такого события весьма высокая.

— Я вам как пиарщик скажу, — взял слово Стэнлт Хо, — надо срочно делать ролик в нужном нам ключе, пока противник все не переврал.

— Мы работаем над этим.

— Ча Сун мы поняли, что твой сын тот еще монстр. Даже мне немного не по себе. Но одно дело рукопашный…

— После того как Чхоль сумел освободиться, они с поморами вооружились и в течение двух суток терроризировали гарнизон форта. Я показал вам видео, чтобы не отвлекаться на подтверждение следующих фактов которые будут перечислены. Группа уничтожила несколько патрулей, с целью получения огнестрельного оружия. Вооружившись, они всемером уничтожили центр наблюдения, сделав Пенхва слепыми в собственной крепости. Следующим объектом стал малый арсенал, перебив его охрану, группа получила доступ к огромному количеству взрывчатки. Ее пустили на то чтобы заминировать казармы, после подрыва которой, гарнизон лишился целой роты бойцов.

— На фантастику похоже.

— Я предупреждал, на все эти события есть документальные подтверждения, протокола допросов и прочие улики, часть сведений собрана службой безопасности противника и получена нами в ходе штурма.

— Верим, верим Ча Сун, продолжай.

— Дальше получилась действительно фантастика, Чхоль с товарищами уничтожили взвод волкодавов вызванных из цитадели для их поимки. Справедливости ради надо отметить, что они застали их невооруженными в помещении, отведенном для сна. Снаряжение взвода позволило им насытить часть крепости камерами, датчиками движения и минами с дистанционной системой подрыва.

— Твою дивизию, бедный гарнизон…

— В ходе дальнейших столкновений диверсанты уничтожили в прямом столкновении два взвода пехоты, потом штурмом взяли кабинет коменданта крепости, уничтожили его и взвод его охраны.

— Тем самым обезглавив командование вооруженными силами форта, — закончил за Ча Чуна генерал Ен Чун.

— Именно, следом им удалось поставить флаг на крышу форта, что стало сигналом для начала штурма с нашей стороны. В ходе операции по установке флага, было уничтожено еще два взвода противника, в том числе начальник службы безопасности форта и четыре спецназовца службы. И еще один взвод был разгромлен при отступлении. Однако, в операции с флагом действовала лишь половина бойцов.

— Ча Сун, ты хочешь сказать, что они еще и разделились?

— Да отряд выполнял две задачи сразу, первая установка флага и отвлечение сил гарнизона на себя, вторая остановка подкрепления из Пенхона. Трое бойцов при помощи портативной ракетной установки и трофейной автоматической пушки сумели накрыть колонну пехоты, направлявшуюся в крепость, что, несомненно, облегчило нам штурм.

— Если поверить во все что ты нам тут пересказал, то получается, семеро бойцов накрошили, чуть ли не пол батальона пехоты? Какие у них потери?

— Два бойца. И еще раз повторюсь, на все действия диверсантов есть подтверждение, причем большая часть — это отчеты командиров подразделений противника, им нет смысла преувеличивать наши заслуги.

— Охренеть!

Глава 24 Штурм фортов

Военный Совет после многочисленных сверок, выкладок и споров окончился выработкой новой стратегии по взятию бастионов Пенхва. Всех членов нашего рейда привлекли к активной работе по подготовке к штурму. Основные тезисы новых тактических приемов были выведены исходя из достоинств и недостатков нашего невольного рейда.

Во-первых, отцы командиры пришли к выводу, что отправлять в тыл противника нужно как минимум три-четыре взвода. Это оправданно, будь у нас хотя бы два взвода, мы бы, наверное, вообще заставили форт капитулировать.

Во-вторых, был проанализирован опыт применения взрывчатки, камер и датчиков движения в условия диверсионной войны. Все подразделения были оснащены такими средствами. Рассчитывать на то, что спецназу удачно подвернется нужное вооружение, не стоило.

В-третьих, решался вопрос по тяжелому оружию, опыт применения ракетной установки внутри крепости признали революционным, но этот безумный вариант пока проходил стадию экспериментальной апробации. Офицеры нашли здание и пробовали стрелять, делая выводы, подбирая оптимальную модель.

В-четвертых, мои комментарии по поводу слаженной работы одаренного и спецназовцев, послужили основой для пересмотра тактики совместных действий стрелковых подразделений и магов.

В-пятых, нужно было решать вопрос связи диверсионных групп и внешних сил. Координация могла дать ошеломительный эффект. Например, если бы могли вызвать огонь, Пахомычу не было нужды добывать, с риском срыва всей операции, тяжелое оружии. Он бы мог просто выступить в роли корректировщика огня. Потом отпадала и необходимость эпопеи с флагом. Атаку основных сил можно просто начать, сообщив все по рации. Проблема с куполом молчания решалась клановыми артефактами. Тем более со слов магов целостность купола изрядно просела из-за захвата нами форта.

И в — шестых, руководство серьезно отнеслось к психологической части операции. Как оказалось, ролик с моей расправой над кондоттой давно гулял по внутренней сети бастиона и просто наводил ужас на рядовых пехотинцев. Что, по мнению психологов также сыграло большую роль в успехе операции.

Учитывая все это, и еще кучу нужных и не нужных мелочей были сформированы шесть групп. Союз Кланов замахнулся на штурм сразу полудюжины крепостей. Были опасения, что после того как мы удачно начнем тиражировать опыт захвата форта номер семь, Пенхва радикально изменят тактику защиты укреплений. Поэтому чем больше фортов возьмем первым ударом, тем лучше. Однако достаточно подготовленных специалистов хватало на захват лишь шести бастионов.

Сформированные штурмовые роты состояли из трех усиленных взводов воздушных десантников клана Фо и одного нестроевого подразделения даяков.

Структуру и управление стандартного взвода радикально пересмотрели и перестроили в рекордные сроки. Теперь взвод разделялся на четыре группы по шесть бойцов. Каждая имела в своем составе снайпера, два ручных пулемета, специалиста — сапера, связиста и гранатометчика. Понятно, что при таком требовании к составу отряда, подбирали людей, имеющих две, а то и три смежные профессии сразу, чтобы в случае гибели узкого специалиста подразделение могло сохранить автономность.

На каждые две группы, по сути, составляющие отделение, в качестве усиления придавался маг, имеющий опыт сражения стрелковым оружием. Это было самым слабым местом плана, таких специалистов были считанные единицы. К тому же предпочтения отдавались магам воздуха, а это был еще более редкий зверь. Их собирали во всех четырех дивизиях. Вместе с магом к отделению полагался расчет ракетной установки из двух бойцов.

Для операции был выбран, на мой взгляд, самый удачный вариант малого ракетного оружия. Установку разрабатывали для тяжей Чинхва. Она обладала малым весом, была компактной и в то же время убойной по огневой мощи. Десять малюток ракет, по сумме в тротиловом эквиваленте были раза в три эффективней четырех больших собратьев «Перуна».

При этом имелась более понятная система наведения, и даже контроля ракет в полете, данные подавались на очки виртуальной реальности, а управление происходило при помощи джойстика. Учитывая второго бойца в расчете, задействованного в качестве заряжающего и переносчика боеприпасов, мини-ракетница имела в запасе ошеломляющие тридцать снарядов. Вот бы нам такую, и тележки не надо.

Кстати и складные тележки для спецназа были предусмотрены. Так как взвод тащил с собой кучу взрывчатки, камер, датчиков, провизии и боеприпасов. Подразделения могли действовать абсолютно автономно как на уровне взводов, так даже и группами по шесть человек. Отличная связь, мобильность и высокая плотность огня давали такую возможность.

Отдельный отряд даяков отправлялся для проведения акций устрашения. Диким аборигенам Борнео было чем удивить своих более цивилизованных собратьев.

POV Тэсо Пенхва.

— Щибаль как вы могли потерять форт? Уроды, почему никто не доложил, что там идет массированная атака? У нас полно резервов, двадцать тысяч солдат готовы отразить штурм врага! Да мы могли на таком узком участке не то что форт отбить, а даже перейти в контрнаступление. Мен Хо, армия докладывает, что проблемы были по линии твоей службы, что скажешь?

— Сабом-ним, возможно это связано с тем, что начальник службы безопасности форта был вынужден принять на себя командование крепостью после трагической гибели коменданта.

— Сука, ты че мелешь, трагической гибели… Где вы сосунки так научились разговаривать, в театре или в школьном драмкружке?

— Никак нет, господин.

— Так разве не твой безопасник допустил убийство коменданта, да еще и в центре защищенной крепости. Может и мне пора оглядываться в собственной цитадели? А то Чинхва подберутся? А?

— Сабом-ним, это вина службы, признаю.

— Щибаль, самонадеянный ублюдок, еще бы ты не признал.

— Господин, имело место халатность исполнителя, начальник СБ форта переоценил свои возможности.

— Вот этих слов я ждал с самого начала, мне не нужны слащавые оправдания и перекидывание ответственности с одного на другого. Клан у пропасти, а вы в словесный футбол играете. Растолкуй нам, как так вышло?

— Вся картина произошедшей катастрофы мне неизвестна, но удалось построить довольно правдоподобную версию из показаний, отступивших бойцов.

— Не тяни резину, к делу!

— Господин, в форт под видом отступающих наемников проникла значительная группа бойцов противника. Задачей диверсантов по всей видимости являлась отвлечение гарнизона и СБ от реализуемого силами Чинхва подкопа.

— Подкопа?

— Сабом-ним, эта версия была озвучена покойным начальником СБ крепости и принята в качестве рабочей комендантом.

— Хммм…

— Сабом-ним, я могу продолжить?

— Давай.

— Диверсанты, используя взрывчатку, переносные ракетные установки, и большое количество автоматического оружия, нанесли защитникам крепости значительный урон. Здесь бы руководству форта обратиться за помощью, но комендант, скрывая масштабы потерь, запросил лишь несколько взводов ополчения.

— Вроде они вызывали в крепость волкодавов?

— Всего один взвод, он пал жертвой даже толком не распаковав снаряжение. Что говорит о том, что атакующих было значительно больше взвода. Я оцениваю их численность от пятидесяти до ста солдат.

— Похоже на то.

— Служба СБ форта имела в составе четырех измененных, их также уничтожили. Исходя из этого, мы предполагаем, что противник использовал аналогичные подразделения людей с сверхвозможностями, или возможно обычное подразделение действовало на порядок эффективнее за счет применения химических препаратов.

— Этим славится китайская армия.

— Да мы предположили, что Чжэнфэй мог помочь Чинхва подразделением Драконов.

— Нда… безрадостная картина получается. Значит, диверсанты отвлекли взимание, комендант вовремя не отреагировал, а потом атака из подвала. Так?

— Сабом-ним, эта версия наиболее вероятна.

— Какие меры предприняты?

— Часть подвалов заминированы. На пути с нулевого уровня наверх поставлены усиленные посты. Лишние проходы завалены ненужными строительными материалами, а там, где возможно заварены стальными листами. Внутри фортов создано по одной группе быстрого реагирования, задачей которой будет локализация противника.

— Почему так мало?

— У нас не хватает тяжелой клановой пехоты, а использовать ополченцев неразумно, подготовленные диверсанты уничтожат любое количество нестроевиков.

— В принципе Чинхва повезло. Они и сейчас-то не могут развить свой успех, чангун, я правильно понимаю, что напротив форта номер семь улицы Пенхона укреплены так, что враг даже не помышляет о развитии наступления?

— Это так, господин.

— Может и поземный проход случайность? Что-то осталось со старых времен, это же титанический объем работы?

— Мы тоже так думаем господин, сделать такой проход к каждой крепости просто нереально. Потом в качестве профилактики мы обстреляли пустырь перед фортом из гаубиц крупного калибра. Это, по словам инженеров, должно обрушить имеющиеся подкопы.

— Повторяйте эту процедуру, не велика цена за предотвращение таких потерь. Даже после начала проникновения солдат в форт можно было сделать такой залп и отрезать диверсантов от снабжения!

— Я думаю, в случае с седьмым фортом Чинхва имели более надежный проход, возможно древний или укрепленный артефактами.

— Откуда такие выводы?

— У нас есть видео. Форт посещал Чхоль Чинхва.

— Щибаль, и здесь отметился малолетний ублюдок. Покажи.

— Вот же кровожадная тварь.

— Господин, они не могли отпустить единственного наследника без надежного способа эвакуации и полного контроля над гарнизоном форта. Наши люди были обречены.

— И… тем не менее, дрались геройски?

— Это так господин, более двух третей клановой пехоты погибли, защищая свой дом.

— Этот подвиг надо как-то донести до нашей армии.

— Мы готовим ролик, господин. Как только будет закончена пробная версия, он будет продемонстрирован вам.

— Что же, теперь все встало на свои места.

В четыре ноль ноль, стартовала операция по захвату фортов. Конечно, предпочтительнее было взять подряд семь идущих крепостей, но не все они отвечали выбранным критериям. Однако две крепости с севера и одна с запада в случае удачного штурма давали нам достаточно широкий фронт, следующие две крепости были выбраны с восточной стороны так, что в промежутке между двумя нашими будущими линиями оставался всего один форт Пенхва. И еще одна с запада, также через один бастион противника. В принципе получилось почти идеально.

Группы стартовали с транспортных самолетов Чеболя Фо. Маги воздуха, набранные в подразделения, должны были обеспечить точность и безопасность высадки диверсантов на крыши выбранных крепостей. Ночное планирование с огромной высоты и последующее ювелирно-точное приземление никого не пугали. Современные средства позиционирования вместе с способностями магов делании невозможное в моем мире, сложным, но выполнимым здесь.

Союз Кланов атаковал бастионы, имеющие на крыше современные автоматические комплексы противовоздушной обороны. Эти стальные коробки отлично реагировали на ударные вертолеты и штурмовики, но в упор не замечали планирующие мелкие цели, вроде десантника с парашютом. Будь на крыше старенькое противозенитное орудие и отделение пехоты, вся затея могла обернуться боком. Но звезды были на нашей стороне. Как оказалось, позже, все внимание гарнизонов было направлено на предупреждение атаки из-под земли, а мы зашли сверху, вот такой парадокс.

Группы десантников проходили тренировки прямо в форте номер семь, который мало отличался от своих четырнадцати собратьев, поэтому бойцы знали, куда им идти и что предпринять. В первую очередь были захвачены и разгромлены центры наблюдения. Потом в шести бастионах возникли анклавы диверсантов, укрепленные плотным минированием, щедро насыщенные камерами и датчиками движения. Часть коридоров взяли под плотный контроль расчеты портативных ракетных установок и пулеметчики.

Потом силами от шести человек до взвода бойцы Фо начали уничтожать узлы обороны Пенхва. Взрывались галереи с казармами, склады, тяжелое оружие… Диверсанты нагло захватывали и уничтожали патрули. Если гарнизон вдруг пытался оказать организованное сопротивление или преследовал отдельные группы, то храбрых вояк встречали на подготовленной территории, где кратное локальное превосходство спецназа в огневых средствах приводило к одному печальному для защитников форта результату.

Отдельно от регулярных сил воевали даяки. Толи они слишком буквально восприняли слова отцов-командиров об акциях устрашения, толи по-другому воевать не умели, но от кровавых инсталляций дикарей с острова Борнео даже у видавших виды ветеранов стыла кровь в жилах. Отрезанные и не без изящества, расставленные в самых неожиданных местах головы офицеров были самым безобидным примером творческой натуры головорезов.

Даяки приходили на охраняемую территорию поесть и поспать, а потом вновь растворялись в бесконечных коридорах. Один из фортов сдался после того как личный состав, придя на завтрак увидел результаты художественной резьбы по телам коменданта и четырех командиров рот. Крепость была полностью боеспособна и еще не понесла ощутимых потерь, но психологические потери оказались не менее важны. Хлипкий нынче пошел солдат.

Креативщики Чинхва, кстати, из подконтрольной мне CIC, смонтировали из сцен диверсий в первом форте забористый ролик. Пробралодаже меня, хотя я принимал участие во всех сценах как бы не в главной роли, но со стороны смотрелось жутковато. Упор был сделан на нарезке видео с расправой над кондоттой, а потом пошли вставки, взятые с камер наблюдения или с личных камер бойцов, имелись такие у клановой пехоты. Данные с них стекались в центральный сервер крепости, который достался нам целехоньким.

Матерые клипмейкеры усилили там, где надо и отрезали ненужное, получился мини-ужастик. Фильм откровенно пугал, а когда хакеры запустили его в сеть Пенхва, кошмары подкрепили активные боевые действия десантников и кровавые ритуалы даяков.

Ко всему пытаясь что-то доказать сами Пенхва запустили в сеть видео обо мне и моей жестокости, что только подлило масла в огонь. Эти кадры выстрелили себе очередью из пулемета по собственным ногам. Если раньше кто-то считал роликCIC уткой враждебного клана, то теперь его подлинность подтвердило собственное руководство. Паника нарастала. Заметив неладное, Пенхва удалили все свои официальные ролики, но они уже утекли в сеть, а мы услужливо залили видосы обратно.

Через двое суток пять из шести фортов были в наших руках. Участь последнего несмотря на отчаянное сопротивление была предрешена. Правда Фо Лю Баю пришлось отправить на крышу крепости еще два взвода, а полкам Чинхва усилить натиск на стены, но оно того стоило.

Параллельно разрабатывалась операция по захвату вражеских фортов, теперь зажатых между нашими. Здесь решили действовать тупой силой. К фронту подтянули огромное количество артиллерии, не меньше поставили на бастионы с обеих сторон. И стали бомбить.

Под прикрытием артиллерии бросили штурмовые группы, оснащенные огнеметами, добравшиеся смогли буквально сжечь пехотинцев противника в их же казематах. Однако потери здесь были крайне велики, особенно если сравнивать с потерями при штурме с помощью десанта. Но несмотря ни на что к концу второй фазы операции по взятию Пенхона в руках Союза Кланов было уже девять из пятнадцати фортов.

Необходимость взятия остальных крепостей ставилась под сомнение. Войска имели широкую полосу для атаки на город, артиллерия под прикрытием фортов свободно могла бомбить Пенхон на всем его протяжении, а резервы теперь можно было подтягивать без лишних угроз.

Глава 25 Штурм города

POV Тэсо Пенхва

— Кто из вас бездарные твари ответит мне на один простой вопрос: как, как они продвигаются столь быстро? И почему у противника так мало потерь?

— Сабом-ним, их слишком много.

— Мен Хо, разве участь начальника штаба тебя ничему не научила? Надо думать, прежде чем говорить, идиот. У союза кланов едва ли больше людей, чем у нас. Да, у них профессионалы, а у нас больше половины ополченцы, но мы-то имели самую мощную линию укреплений в Корее. За тысячелетие пояс внешних фортов не брали ни разу! Слышишь ни разу!

— Господин, у них современная техника.

— А у вас была хуже? Форты оснащены по последнему слову техники. Элитная клановая пехота. С фронта заслон наемников, с флангов линия окоп и ДОТов ополчения.

— Сабом-ним, вы же планировали, что противник возьмет штурмом наши бастионы.

— Не тупи, Мен Хо, они должны были сточить зубы о наши лучшие укрепления. Я поэтому посадил семь с половиной тысяч клановой пехоты в эти каменные ловушки, поэтому заложил все имущество Чеболя, чтобы нанять армию профессионалов, которая закроет бастионы щитом! А что в итоге? Мы потеряли целую дивизию закаленных бойцов, лучшие подразделения клана.

— Сабом-ним, еще в строю более двадцати тысяч ополченцев и шесть тысяч клановой пехоты.

— Я не о том, что будет идиоты. Я собрал вас, чтобы вы поняли, какие ошибки совершены. Их пехота по выучке равна нашей. Но наши позиции лучше. В обороне соотношение потерь один к четырем. Ты умеешь считать Мен Хо?

— Да, сабом-ним.

— Так считай, идиот, на сколько бойцов Чинхва мы должны были разменять целую дивизию?

— На четыре дивизии, господин.

— У союза кланов как раз таки всего четыре дивизии, моих людей уже нет. Тогда почему армия противника все еще окружает мой дом?

— Господин, извините нас, мы плохие солдаты.

— Давайте трезво взглянем на вещи, двадцать тысяч ополченцев едва ли удержат город. Но надо уничтожить как можно больше сил противника, заманите их внутрь города. В хаосе уличных боев ополченец будет равен клановому бойцу. Наши люди знают тут каждый закоулок, они защищают свои дома, а потому будут биться до конца. И самое главное мы должны правильно этим воспользоваться. Соберите все силы тяжелой пехоты в кулак, наши таковые части еще даже не принимали участие в боях. У нас достаточно БМП и джипов, мы можем оперативно перебрасывать резервы и помогать ополчению там, где тонко.

— Да, господин.

— Любой ценой надо сохранить шесть оставшихся фортов, часть города, примыкающую к ним надо превратить в островок безопасности. Там наши люди должны получать передышку и отдых. Резервы и мобильные части должны наносить кинжальные удары по войскам Чинхва. Вылазки, диверсии, контрнаступления должны вестись именно оттуда. Соберитесь, от вашей оперативности и скорости зависит будущее клана!

POV Ча Сун Чинхва

— Господа, линия фортов взята с минимальными потерями, но у Пенхва еще более двадцати пяти тысяч пехоты. И нам предстоят бои в городе, где преимущество в технике будет сведено к минимуму. Как вы помните, изначально мы строили план на прорыве кольца бастионов со всех четырех сторон и дальнейшей заброске штурмовых групп. Есть ли необходимость корректировать план с учетом того, что вместо отдельных участков прорыва в нашем распоряжении теперь целая линия, но только на три участка вместо четырех?

— В принципе можно взять еще два-три форта из оставшихся шести и продолжить наш план без изменений, на нашем участке мы с Хо могли бы десантировать в форт рыцарей. Они решат вопрос не менее эффективно, чем диверсанты клана Фо Лю Бая.

— Стив, я бы хотел придержать рыцарей, если у Тэсо есть аэронавты, то цитадель явно обороняют и рыцари.

— Тогда, давайте повторим, то, что уже применили?

— Думаю, противник учел предыдущий опят и сделал нужные выводы, диверсантов будет ждать адекватный ответ.

— Это да, два раза один и тот же фокус может не пройти.

— А может просто атаковать? Линия широкая, мы контролируем больше половины подступов к городу?

— Наш первый план строился на разрыве связей между подразделениями. Менее обученный противник по моим расчетам, — взял слова основатель Кобуксона, — должен растеряться, забыть о резервах и начать воевать каждый сам за себя. В текущем варианте есть риск, что сектор из шести фортов и цитадели на вершине станет очагом организованного сопротивления. Там могут накапливаться резервы и оттуда наноситься точечные удары по нашим штурмовикам. А если кто-то на той стороне додумается контратаковать несколькими бронированными кулаками, наших ребят могу смять.

— Что получается надо закончить захват фортов?

— Это не принципиально, если мы сумеем насытить пространство между фортами и цитаделью тем количеством штурмовиков, которое планировалось изначально.

— Десант с воздуха?

— Мы пока не решили проблему с ПВО, а учитывая текущую обстановку их подвижные дивизионы будут сосредоточены в Цитадели и около шести фортов.

— Хмм… какой-то неразрешимый ребус.

— Ну, часть сил мы можем инфильтрировать танковыми ударами вглубь обороны противника.

— Тем более, я уверен у них пока нет четкой линии обороны сектора.

— Потери будут большие.

— А если вбросить туда, скажем по пятьдесят тяжей с каждой из сторон?

— Нет, не пойдет, на массажированный удар техники они ответят своими двумя сотнями танков, а это опять лотерея. Надо растягивать их оборону.

— У нас больше сил, давайте запустим «пирог», будем сносить их слой за слоем, и целей у штурмовиков будет несколько…

Ополчение Пенхона.

— Эй Тон Хо, что слышно про Чинхва?

— Говорят, они захватили почти все бастионы.

— Это старые новости, повелитель отдал им несколько, чтобы заманить в город, уж очень много пушек у союза кланов.

— Тогда зачем спрашиваешь, Сун Ри, если сам все знаешь? Только вот видео уже в сети.

— Тон Хо, не обижайся, нам вчера сержант все объяснял, когда ты в наряде был.

— Да слышал я, только вот не сходится у сержанта. Зачем отдавать девять из пятнадцати фортов противнику? Чтобы заманить его в город?

— Так потеряно целых девять фортов?

— А то!

— Плохи наши дела.

— Я же говорю тебе ты еще не видел ролик в сети, вот там-то настоящий ужас, и если настанет наш час…

— Да про какое видео ты все время талдычишь?

— На смотри, только будь аккуратен, увидит сержант или кто из старших, беды не миновать.

— Давай я тогда сюда встану, тут никто не поймет, что я смотрю.

— Тон Хо, ты в это веришь?

— А я наше видео про Зверя Чинхва видел до того как его удалили. И сержант заставлял смотреть его, как официальную версию клана.

— Точно было такое, а потом вышли ролики Чинхва… за что боги обрушили гнев на наш Чеболь?

— Откуда знать нам, простым жителям? Только вот правящая семья давно не та.

— Ты что Тон Хо…?

— Сам смотри, наследника у повелителя нет.

— А Виен?

— Где это видано, дочка. Потом ходят слухи, что на господина покушались, и он бежал с поля боя в костюме аэронавта.

— Не может быть, не мог глава клана покинуть своих людей!

— Тогда как он выжил? Погибли все его братья, глава пехоты, разведки… Вспомни сколько похорон было в тот несчастный день?

— Это так, один из телохранителей директора Кана был мужем моей двоюродной сестры. На похоронах говорили, что погибли две звезды бойцов.

— И у меня такая же история, и у многих…

— Эй, бездельники, чего трепитесь? Готовьте позицию, штурмовые группы противника на подходе.

— Сержант мы уже закончили.

— Щибаль, за что мне попались такие идиоты? Вон на соседнем участке одни ветераны.

— Сержант, вы бы лучше объяснили, что мы сделали не так?

— Обложите мешками с песком тот угол, когда станет туго, отступите. Там сложите запас патронов и еды, чтобы не потерять все при первом обстреле. Фляги с водой не забудьте. Если бои в городе продлятся несколько дней, больше людей подохнет от жажды, чем от пуль.

— Спасибо за науку господин сержант, сделаем все в лучшем виде.

— Работайте, каждая мелочь поможет вам выжить, мясорубка будет еще та.

— Сержант, мы победим?

— Вы мужики взрослые, обманывать не буду. Враг силен, такого не было еще никогда за всю историю Чеболя. Но и Пенхон крепкий орешек. Мы выстоим, но погибнут многие.

— Уууу…

— У тех, кто лучше готов, больше шансов.

— Будем работать со всем усердием, господин сержант.

Штурмовая группа Союза Кланов.

Нас научили воевать по-новому. Вначале просто объяснили, но мало кто поверил. Потом провели несколько тактических игр, позже полномасштабные учения. Потом еще. Пока войска Союза кланов брали позиции наемников и штурмовали линию бастионов, наши группы в тылу тренировались каждый день.

Мы учили карту города наизусть. Смотрели видео и фото улиц. Правда, после бомбежки Пенхон значительно изменился, но основные ориентиры, крупные здания, скверы были прочно забиты в память каждого бойца.

Но самое главное нас учили воевать одной группой. Нет снабжения, нет единого фронта, нет возможности вызвать огонь артиллерии или подкрепления. Только мы и противник. Рассчитывать только на себя и своих товарищей.

Единственно для крупной цели нам разрешалось объединяться с другими отрядами, но ненадолго. И в этом была своя логика. Крупный отряд можно разбить, собрав большую группу. У Пенхва достаточно танков, броневиков и пушек. Есть и тяжелая пехота.

А учитывая, что здания контролируют ополченцы, они легко могут перебросить технику внутри города, а вот мы такой роскоши себе позволить не можем. Остановить колонну танков в городе можно всего лишь парой гранатометов, один для головной машины, а второй для последней, а потом… Поэтому в город отправляют нас. Когда за отрядами союза кланов будет хотя бы половина зданий, город падет.

В каждом отряде был танк, несколько тяжей, БМП, взвод с ПТРК, пулеметчики, огнеметы … Мы сами себе были усилением и пехотой, резервом и поддержкой. Провиант на трое суток, вода, медикаменты все с собой. У каждого бойца дозы стимуляторов, на отряд как минимум один целитель и несколько медиков. Операцию не сделают, но жизнь продлить до лучших времен смогут. Эвакуировать раненых сможем лишь через несколько суток.

Атаковали по традиции на рассвете. После очередной бомбежки более сотни отрядов вошли в Пенхон. Не было никакой линии атаки, логики или штурма отдельных улиц или жилых комплексов. Группы шли произвольным порядком, кто-то на дикой скорости, не обращая внимания на слабый огонь из зданий, прорывался далеко вперед, другие начинали штурм с окраин. И воцарился хаос…

Ополчение Пенхона.

— Сун Ри, танки идут!

— Ты что Тон Хо перепил, до линии соприкосновения еще пол километра! Даже звуков боя не было, как они могли сюда пройти?

— Придурок, не до шуток мне, готовься, говорю.

— Но как…?

— Потом будем думать как, если выживем.

По левой стороне улице действительно шел американский тяжелый Абрамс, с звездой пехотинцев за кормой, а еще дальше справа здоровенный металлический робот с страхолюдными пушками и тоже с пятеркой бойцов. Так шахматным порядком эта процессии растянулась на несколько десятков метров. И тут, прозвучала команда сержанта стрелять.

Тра-та-та-та…

Пули посыпались на врагов со всех окон. Но чем стрелять по танку? У нас в основном стрелки с винтовками. Это на две улицы левее есть пушка, а за врагом вроде должен был засесть взвод истребителей танков. Только что-то они даже пострелять не успели.

БАБАХ …

Тан подавил пулеметную точку.

Гдах-Гдах-Гдах

Пехота противника сноровисто выбила гранатометчиков. А потом в дело вступили тяжи. В считанные секунды мы остались без тяжелого вооружения. Почему сержант не вызывает подмогу? Где наши танки? Где пушки?

Тра-та-та-та.

Пользуясь тем, что наш взвод не может поднять голову, тяжелая пехота американцев стала захватывать этаж за этажом. В окна вначале летело несколько гранат, а потом ставился раструб огнемета и языки пламени пожирали всех, кто сумел избежать смертельных осколков.

— Тон Хо, нам с тобой долго не продержаться, бежим к соседям?

— Сержант не давал приказа оставлять позицию, Сун Ри, наш долг защищать эту улицу.

— Брат, сержанта уже сожгли, и наш черед скоро. Без поддержки пушек мы здесь зазря сгорим.

— Черт с тобой бежим.

Согнувшись в три погибели и побросав все припасы мы ринулись на соседнюю улицу. Но там никого не было, ни наших, ни врагов. Что делать? Еще дальше впереди громыхали пушки, значит штурмующие уже ушли вперед, а мы в тылу противника? Но и впереди слышны звуки боя.

— Тон Хо, что будем дальше делать?

— Это ты предложил сюда бежать, а теперь спрашиваешь, что дальше делать?

— Кто же знал, что здесь никого нет? Куда все подевались?

— Может, отступили к цитадели? Слышишь, там тоже воюют.

— Похоже на то, давай и мы туда будем пробираться, а то скоро сюда пехота Чинхва явится.

— Давай, только передохнем немного.

— Ага, надо отдышаться пока спокойно, а то кто знает, что ждет нас впереди. Ты еды или воды захватил?

— Нет, ты что, я так испугался.

— Вот и я тоже…

Тысячи ополченцев в этот день не знали, как поступить. Даже командиры групп, сохранившие боеспособные подразделения не могли принять решение: отступить или атаковать, держать оборону в здании или идти на соединение с соседом. Однако большинство видя, или слыша, что бои идут уже в центре города поспешно оставляли укрепленные дома и пытались выровнять фронт. Только фронта не было.

Но оставив здание, пехота теряла запасы провизии, боеприпасы, воду и часто тяжелое оружие. Такие отступающие колонны стали легкой жертвой для штурмовиков Союза Кланов, которые прорвались далеко вглубь города. Там отряды выбивали ополченцев из зданий и блокировали целые кварталы. Пользуясь провиантом и трофейным оружием, готовили позиции на несколько дней.

Запоздалая реакция командования сил Пенхва не принесла никаких результатов. Когда хозяева города отправили мобильные группы для блокировки штурмовиков и контратаки, более ста групп в шахматном порядке прочно засели в зданиях Пенхона. При этом если силы противодействия были не велики, эти группы могли объединиться и дать достойный отпор.

На первый взгляд получилась патовая ситуация. Город стал похож на голландский сыр. Дырки в обороне — позиции штурмовых групп, мякоть — здания все еще контролируемые ополчением. Но все понимали, что долго эта ситуация не продлиться. Пользуясь тем, что часть зданий стала безопасной для простых пехотинцев Союза Кланов, они стали планомерно выбивать хозяев из города начиная от девяти бастионов и медленно продвигаясь к Цитадели.

Единственным островком безопасности должен был послужить сектор Пенхона заключенный между шестью фортами и Цитаделью. Но там силы клана получили наиболее мощный удар. Контратака танками, захлебнулась в ответной атаке в полтора раза превосходящими танковыми силами Чинхва. Следом на улицы, где Пенхва пытались накопить резервы, ринулись более ста тяжей при поддержке пехоты.

При этом, тактика нападавших была столь же парадоксальной. Они не освобождали от ополченцев улицу за улицей, а просто захватывали подходящее здание и начинали действавать как партизаны в тылу врага. Отправляли мелкие отряды вокруг, нанося болезненные удары, а потом снова прятались в своем укреплении. Кто кого штурмует в итоге?

POV Тэсо Пенхва

— Щибаль, что происходит? Почему в городе везде бои?

— Сабом-ним мы сами не поймем тактику противника, они ввели в Пенхон около десяти тысяч человек, но те бессистемно рассеялись по всем районам. Группы не связаны между собой и не имеют поддержки извне.

— Так перебейте их по одной?

— Господин, мы сформировали ударные отряды, и выбиваем их. Но штурмовики чрезвычайно мобильны и имеют хорошую связь друг с другом. И в случае угрозы с нашей стороны два или три отряда объединяются и дают опор.

— Это понятно, но в итоге вы же сможете их уничтожить? Сколько они продержаться без поддержки своих?

— Боюсь, господин, все не так просто. У нас недостаточно сил, и мы можем одновременно бороться с тремя четырьмя группами противника, а их в черте города по нашим сведениям уже более сотни.

— Да хоть тысячу! Даже если вам придется биться круглосуточно, уберите этих тварей из моего города!

— Сабом-ним, за волной штурмовиков идет основная пехота, и они выбивают ополченцев быстрее, чем мы их группы.

— Щибаль! Щибаль! Сколько у нас времени?

— Все закончится быстро, сабом-ним. Максиму два дня.

— Ффффффф…. Готовьтесь, я покажу этим тварям, что такое война магов!

Глава 26 Финальная битва

— Тон Хо брат, смотри что я нашел.

— Ого, вот это пушка так пушка, наверное, кто-то из наших оставил.

— Что будем делать?

— Давай пальнем в Чинхва.

— Ага, а потом они нас…

— Эй вы двое, оружие на пол руки за голову. Сержант, здесь еще двое побирушек.

— Надо же, работает. Я ведь лейтенанту не поверил сперва и на еду пробовал, и на воду, и выпивки не пожалел, и хоть бы один клюнул. А на пушку вот идут, маньяки хреновы.

— Господин, мы простые жители города, отпустите нас.

— Ага, простые, а кто пару минут назад пальнуть хотел?

— Это мы по дурости, а что с нами будет?

— Что, что? В расход вас.

— Нееетт!!! Пощадите у меня дети!

— Не бзди, поработает на благо Чинхва, а когда все закончится, отпустим вас на все четыре стороны.

— А что делать то нужно?

— Это тебе другие объяснят. Что-то много болтаете. Медленно ложитесь на пол. Руки! Руки чтобы я видел! Схватись за спиной, вот так…

Пенхон зачищали не спеша. Не сказать, что брали каждую улицу и каждый дом боем, но засевших упертых ополченцев было достаточно. Особенно яростно сопротивлялись люди пожилого возраста, а иногда и вовсе старики. Молодежь сдавалась быстрее, но только если рядом не было кого-то из старших.

Хранители традиций Чеболя, ревнители веры во всемогущество десятков поколений Пенхва, их оказалось не так уж и много, как мы думали. Новое поколение не спешило погибать за идеалы клана, и охотно шло на уступки в обмен на жизнь и проблеск свободы. Мир изменился.

Союз кланов не спешил. В эти дни ломался становой хребет клана. Без традиций, без передачи воинских преданий от отца к сыну, без легенд о мощи родовых плетениях главы, без веры в то что Пенхва придут и накажут предателей, возвысят достойных и отомстят за павших клан не сможет существовать.

Сержанты не найдут верных солдат, которые не за деньги и страх будут месяцами выматываться на полигонах, чтобы не разочаровать главу. Юнцы с горящими взглядами не станут лучшими пилотами, водителями и магами. Во имя клана перестанут совершаться подвиги. Кто всанет за честь рода и величие Чеболя?

Именно в Пенхоне убивали Чеболь Пенхва. Трудно, иногда несправедливо, иногда слишком жестоко, слишком кроваво. Но чтобы прекратить жизнь гидры, вместо срубленной головы которой возникают две, нужно было выжечь самых преданных, самых честных, бойцов Пенхва. Трусы разбегутся, алчные продадутся, неумехи уже сгинули, а вот цвет клана, его кость сегодня планомерно сгорала в пламени войны.

Клан существовал века, тысячелетия. Десятки раз клановую пехоту уничтожали в сражениях. Элитные бойцы гибли в крепостях, тонули за тысячи километров от дома, теряли головы в джунглях чужих стран. Но как феникс полки Чеболя восставали из пепла, через десять лет, двадцать, сто. Женщины рожали детей, которых мужчины воспитывали в традициях клана, тренировали, учили и они вновь, как и предки вставали на защиту повелителя. Но сегодня мы надеялись прекратить этот многовековой круг. Выжечь имя Пенхва из истории Империи Коре.

Щадя пехоту, генералы союза кланов не гнали бойцов на бездумный штурм городских зданий. Точки, захваченные ране штурмовиками, стали опорными пунктами. К ним под прикрытием танков и тяжей стремились батальоны солдат. Пользуясь превосходством в тяжелом вооружении и численности, солдаты планомерно зачищали улицы Пенхона.

В основном действовали по следующей схеме. Подтягивались полевые орудия, самоходки и танки. Вынос всех огневых точек. Следом к зданию подступали команды огнеметчиков. После того как огненная стихия успокаивалась пехота начинала проникать в здание. Гранаты. Если враг упорствовал, снова огнеметы. Там где позволял размер помещений, шли тяжи.

Сдавшихся ополченцев разоружали и уводили в заранее подготовленные отстойники. Сопротивляющихся безжалостно уничтожали. Пенхва предприняли несколько попыток контрударов. Но опорные точки, в которых засели штурмовики, стали непреодолимым препятствием на пути клановой пехоты. Их бомбили из зданий, контратаковали, иногда били, объединившись в большие отряды. Операция по спасению превращалась в затяжной городской бой, к которому захватчики оказались на порядок лучше подготовлены.

Кольцо неумолимо сжималось вокруг Цитадели. Настал час, когда три тысячи клановых бойцов Пенхва оказались заперты в собственных шести фортах, а между ними и крепостью повелителя почти не осталось сил родного клана. И тогда нервы Тэсо не выдержали, и он отдал приказ остаткам своих сил отступать к центру города.

Гарнизоны фортов порядком потрепанные непрекращающимися бомбардировками, попавшие в фактическое окружение, а потому ждущие нападения с любой стороны с облегчением устремились на прорыв. Но в городе их уже ждали. А за спиной, буквально наступая на пятки, шли основные силы Королей Макао и Адмирала Чжэнфэя. Из трех тысяч отборных пехотинцев до цитадели едва ли добрались пару сотен бойцов.

Пенхон окончательно пал. А у Тэсо оставалось всего две тысячи элитных бойцов и какое-то количество сумевших укрыться за крепостной стеной ополченцев. Против понесшей относительно небольшие потери армии Союза Кланов, это были ничтожные силы. И у противника был лишь одна надежда сохранить Чеболь — прорыв.

POV Тэсо Пенхва

Как же я допустил это? Еще недавно Пенхва были вторыми из четырех Великих Чеболей Кореи. Месяц назад я был уверен, что план по ослаблению или даже уничтожению Чинхва сработал. И я уже видел себя главой клана выше, которого в стране только сам Император. А если бы все выгорело, то возможно или я, или скорее мои потомки въехали бы в Кенбоккун.

Но череда мелких неудач, нелепых случайностей привела к катастрофе. Асукабэ, взращенные нами изгои. Наш скрытый козырь. Каких усилий стоило Чеболю поддерживать жалких изгнанников в течение сотен лет на чужбине. Деньги, бойцы и шпионы клана, мы повязали самовлюбленных ублюдков крепкой петлей долга.

И когда настал мой час, я использовал то, что предки завещали показать миру лишь, когда надежда клана на трон будет близка. Я верил, что ближе всех за тысячелетия подобрался к мечте Пенхва. Каково было нам, королям прошлого видеть, как жалкий некогда род взобрался на вершину Кореи? Пусть в наши времена об Империи и речи не было, пусть рядом с нами на равных стояли ненавистные Чинхва и ныне сгинувший Махан, но мы втроем правили тогда, почти как боги.

А теперь Пенхва одни из многих. Вассалы, склонившие голову перед силой. Гордые Чинхва склонились, но все-таки были сильно независимы. Распространили влияние по всему миру и без страха смотрели на трон. А вот мы… Мы вросли в эти земли. Сила клана была в Корее. Наши надежды, наша безопасность. Ни с какой другой страной Чеболь не имел сколь угодно прочных связей. Поэтому каждый глава до меня ходил на поклон в Кенбоккун, ходил и я.

Но как же это было унизительно. Улыбаться презренным секретарям, делать комплементы императорским проституткам, слушать музыку, которая не нравиться, есть еду, которая не по душе, и при этом не забывать нахваливать. Я устал делать дорогие подарки, устал дарить фальшивые улыбки, устал склонять спину в бесчисленных поклонах…

Наверное, надо было передохнуть. Отойти от дел и забыться. Но я решил, что уже пора, и здорово просчитался. А как удачно был подгадан момент! Когда я узнал, что сын Ча Суна бездарь ликованию моему не было предела. Ветвь прервется и мы… Но сученок испортил так тщательно выверенный план. Живучий оказался, гаденыш.

Асакубэ, так много достигшие, уже одной ногой, стоящие на корейской земле обломали об него свои зубы. Изгнанники хотели с помпой вернуться на родину, и не просто так, а заняв освободившееся место в четверке великих кланов. И тогда вместе с Бохай и Асукабэ я бы играючи разобрался с Тхэбон, а потом и с Императором. Но первые предали, а вторых уже нет. И сегодня враг думает, что настал и черед Чеболя Пенхва.

— Сабом-ним, вам и вашей семье надо уходить, мы собрали оставшиеся шестьдесят танков, пять сотен пехоты. Устроим прорыв в южном направлении, там, как только достигнем имперских владений, они не посмеют вас преследовать. Только удар надо нанести на стыке их южного и западного укрепрайонов, там есть старая дорога, по данным разведки на ней нет серьезных сил противника.

— Прорыв обсудим позже. Что у нас с противоздушной обороной?

— Три дивизиона уничтожены в ходе городских боев, но последний в цитадели цел и готов к работе. Но, господин, как только он ответит, его накроют артиллерией. Враг целенаправленно уничтожает наши средства ПВО.

— Готовят очередной десант?

— Могли бы повторить с парашютистами как прошлый раз. Скорее хотят провести штурмовку с неба. Фо Лю Бай выкосил охрану Горной Крепости Асукабэ при помощи военно-транспортных самолетов. Превратил их в некое подобие бомбардировщиков, да еще навесил турели пулеметов и автоматические пушки.

— Может, быть.

— Господин, так что с прорывом?

— Я подумаю, пока займитесь обороной, время еще есть. И соберите рыцарей и аэронавтов. Пусть будут готовы и маги. Любую группу прорыва они не выпустят без хорошей бойни и нам надо дать ее устроить!

POV Ча Сун Чинхва

От некогда цветущего города мало что осталось. Зеленые улицы превратились чадящие развалины. Часть деревьев выкорчевало взрывами, что-то сломали танки, остальное сгорело. Выкуривание защитников огнеметами не могло не превратить Пенхон в один огромный костер. Мы четко осознавали, что и как будет, когда отдавали приказ уничтожить становой хребет Пенхва. Но смотреть на результаты своего плана было непросто.

Хорошо, что забрало шлема скрывало мои эмоции. Мы принесли этим людям войну. Я не раз видел матерей баюкающих мертвые тельца детей, сошедших с ума отцов, обессиленных от горя стариков. Но у меня нет, и не было другого выхода. Тэсо перешел черту. Охота на моего сына должна быть закончена. И я пролью реки крови, чтобы достичь этой цели.

Мой сын! Моя гордость! Спасая его, я неожиданно для себя спас клан. Как слеп я был, не видя угрозы. Успехи в бизнесе вскружили голову. Слишком долго длился мир, слишком долго никто не помышлял о том, чтобы разделаться с Чинхва. Так кусали понемногу, а мы огрызались в ответ. И мне показалось, что наступил мир, что все проблемы решаются в комфортных кабинетах, а не на поле боя.

По чести Тэсо меня переиграл. Усыпил бдительность, притворился другом, перетянул на свою сторону кучу сторонников. Чинхва стояли так близко у пропасти лишь однажды, еще на заре становления Чеболя. Но сейчас, на пике могущества клан спас Чхоль.

Беспокойный сынок постоянно встревал в неприятные истории. Покушения, дуэли, выживание в море… и все это без дара. Но мой мальчик всегда был впереди своих одаренных сверстников, и именно его неуемная жажда деятельности спасла клан.

Разглядеть в полуживом производстве проводников бриллиант и при этом приобрести верного союзника, разве это возможно? Но вот гранд воздуха, стоит рядом со мной, по факту охраняя Чхоля. А его авантюра с ценными бумагами? Сорванец окупил не только все затраты клана на войну, но еще и приумножил капиталы Чинхва.

Свирепый Чжэнфэй, гениальный основатель Кобуксона, Стэнли Хо и Стив Уинн, без этих людей не было бы сегодняшней победы. Но все они пришли сюда из-за Чхоля. Это его люди, не мои. Пусть они считают сына мальчишкой, но именно сумбурные действия Чхоля привлекли столько сторонников.

Малыш умудрился, даже попав фактически в плен, решить задачу, об которую безуспешно бились полки Союза Кланов. Теперь, по словам генерала Ен Чуна, тактический прием, использованный при штурме фортов официально получил название «Метод Чхоля Чинхва». Сына на полном серьезе собираются пригласить в военный институт читать лекции! Это в его-то возрасте.

Нда… пора…

— Господа, настал час последней битвы. Форты превратили Пенхон в ловушку для остатков клана Пенхва. Даже если кому то удастся прорваться сквозь горящий город, на их собственной линии укрепления ждут пятнадцать тысяч пехоты.

— Это так Ча Сун, но Тэсо мы удержать не сможем.

— ???

— Вспомни, как он ушел в последний раз.

— Если глава Пенхва решиться бросить своих людей в костюме аэронавта, я даже не буду ему препятствовать, бегство Чеболя еще быстрее развалит клан, чем его смерть.

— Возможно ты и прав. И еще Ча Сун, ты сильно увлекся новым оружием, но поверь нам старикам магии и артефактам есть еще, что сказать на поле боя. Просто магическую войну на уничтожение давно никто не практиковал, кланы берегут родовые секреты для будущих поколений, но мы загнали Пенхва в угол, и неизвестно чем он ответит нам сегодня.

— Я понимаю угрозу магии, понимаю, что в хранилищах Пенхва могут быть сюрпризы. Поэтому мы готовимся.

— Давайте еще раз прикинем, что может выставить Тэсо.

— Дю Кюн, что у тебя по последним данным?

— Господа, сабом-ним, у Тэсо Пенхва семь мастеров, одиннадцать подмастерья и больше двух десятков учителей. Как минимум шесть аэронавтов, и не менее двадцати рыцарей.

— Ох, ничего себе. И это после того как мои орлы сбили целую звезду аэронавтов. Они могут натворить дел — не сдержал эмоции адмирал Чжэнфэй.

— В целом служба полагает, что аэронавтов и рыцарей может быть значительно больше. Мы перелопатили архив торговой гильдии за последние две тысячи лет. Есть сведения, что Пенхва или их подставные лица, с маниакальной настойчивостью скупали костюмы аэронавтов и рыцарей. И это не учитывая того, что они могли захватывать в войне с кланами.

— Какая самая пессимистичная оценка?

— Двадцать аэронавтов и пятьдесят рыцарей.

— Твою дивизию, — удивленно вздернулись брови отца, — нам их не удержать, если эти монстры решат прорваться, тяжи не сдюжат. Сколько у нас рыцарей Ча Сун?

— Наших десяток, пять трофейных у Чхоля и еще сорок из Макао. В принципе немного больше самой пессимистичной оценки. Но вот с аэронавтами беда. Даже шестерых нам не приземлить, но два десятка…

— Мои штурмовики сдержат десяток, еще двух-трех я возьму на себя. Только если они не станут сразу убегать.

— В том-то и дело, к тебе они на пушечный выстрел не подлетят. А что у нас по магам?

— Всего одиннадцать мастеров, здесь перевес хороший, часть магов может погоняться за аэронавтами.

— А может ну их, путь улетают?

— Нет, у нас есть неплохие шансы. Тэсо надо еще спасать членов своей семьи, а это значит, что часть костюмов будет либо на его детях и жене, либо его маги будут тащить их на своем горбу, что, так, или иначе, избавляет нас от трех-пяти аэронавтов.

— В принципе шансы побороться есть. Тем более я привел батальон экспериментальных тяжей, думаю, на земле преимущество будет однозначно за нами.

— Угу, осталось тебе летающих тяжей придумать.

— Чинхва работают над этим.

— Не пугай меня Ча Сун.

— Я серьезно.

— Твою мать… А может ты тогда подумаешь и о морском варианте?

— Ээээ как десант на корабли или…

— Или.

— Это же…

— Я не тороплю Ча Сун, но потенциал у такой задумки огромный.

— Хорош о железяках, как будем выманивать Пенхва на последнюю битву?

— Тэсо сам выйдет, знаю его натуру еще по школе.

— Надо угадать с местом, маги-то быстро перемещаются по полю боя, а вот техника и тяжи могут не успеть к раздаче, бой будет скоротечным. А пока мы подоспеем, его люди могут солидно проредить пехоту.

— Господа, посмотрите на карту. Мы уже оттянули все подразделения вглубь Пенхона. Батальоны крепят оборону, превращая кольцо вокруг цитадели в крепость. Через пару дней даже сотне рыцарей будет не пробиться. А вот пустырь вокруг цитадели свободен. Можно занять его магами с юга или с запада, там довольно удобный рельеф и расположение зданий на близлежащих улицах. В случае чего, можно укрыться.

— И потом, — взял слово генерал Ен Чун, — пушки, ракеты, танки и крупнокалиберные пулеметы никто не отменял, так что если мы удачно их применим, от магов Пенхва может ничего не остаться.

— Решено, выступаем.

Глава 27 Финальная битва, продолжение

Цитадель Пенхва простояла на этом месте почти тысячу лет. Основной замок десятки раз перестраивался, расширялся и менял облик. Изначально массивный, сложенный из обожжённого кирпича донжон с появлением нового оружия еще усилили железобетоном и металлоконструкциями. Однако все эти модернизации умело ретушировались целой командой дизайнеров и архитекторов, поэтому весь ансамбль не потерял очарования старины.

Низкие, но неимоверно толстые стены надежно закрывали от чужого взгляда всю территорию. Когда-то за острыми зубцами несли дозор копейщики клана. Тысячи людей были готовы опрокинуть на головы нападавших чаны с кипящим маслом и огромные валуны. Сегодня людей было гораздо меньше, но от этого защита была не менее грозной. Пулеметные гнезда, автоматические пушки, ракетные установки плотно насытили оборону.

Семь приземистых башен лишь немного возвышались над основной стеной. Эти каменные панцири скрывали современную артиллерию и крупнокалиберные пулеметы. К тому же семь мастеров клана в момент штурма занимали свои боевые посты. Когда-то у Чеболя были десятки мастеров и даже несколько грандов, но и сегодняшнее количество внушало уважение. По факту у Пенхва было десять мастеров, семеро на защите башен, двое охраняли другие объекты клана и Тэсо Пенхва.

Башни были подготовлены под каждого конкретного мастера. Стихийные артефакты, щиты, накопители. Каждый ученик знал и имел свое место, откуда мог максимально поддержать своего сонсе. В этом конкретном месте, в обороне мастер со свитой имел шансы одолеть и гранда. Помимо прочего гарнизон каждой башни насчитывал шесть полнокровных взводов, без малого сто пятьдесят элитных бойцов. Еще пять сотен обороняли стены.

А оставшийся батальон — личный резерв главы клана, гвардейцы. Помимо этого, на защиту сегодня бросили спасшихся ополченцев, они занимали траншеи перед стеной. Мясо, но и оно может затормозить противника перед ударом основных сил.

Пять сотен гвардейцев были последним бастионом Пенхва. Элитные воины, из семей, имевших не менее чем тысячелетнюю историю служения клану. Нет, Пенхва не отдавали предпочтение древности рода перед талантами отдельного бойца, но пройти отбор среди клановых воинов с рождения знавших ухватки и секретные родовые приемы было делом немыслимым. За всю историю Пенхва в гвардию лишь дважды поступали безродные, но то были воистину талантливые люди, прославившие Чеболь своими делами.

Сила гвардейцев была не в современном оружии, но в умении работать слаженно, как один организм. Гвардейцы органично дополняли рыцарей и аэронавтов. Это как обученная пехота для танковых частей, с ними один рыцарь стоил едва ли не двух вражеских. Таких воинов не было ни у кого в Корее, разве что в имперской гвардии. Рыцарей становилось все меньше, а аэронавтов вообще можно заносить в красную книгу исчезающих видов, поэтому секреты подготовки пехоты для их прикрытия были незаслуженно забыты или потеряны в многочисленных войнах.

Но Пенхва сохранили свою былую мощь. Даже в самые трудные времена эти артефактные костюмы берегли для будущей войны. И сегодня глава клана решил показать захватчикам древнее искусство, которое когда-то привело кланы к мировому господству. Сочетание магов, бойцов в артефактных доспехах и умело прикрывающей их пехоты с давних пор побеждало кратно превосходящие армии.

Такого умения нельзя было достичь в армии, сведя в один полк незнакомых людей. Только клановые школы, воспитывающие бойцов с ранних лет, давали такую изумительную филигранность и слаженность работы малых групп во время хаоса сражений. Конечно, современное оружие, бьющее по площадям, умеющее разить сразу многих сильно поменяло расклад сил. Но Пенхва тоже не стояли на месте, новые приемы, новая тактика давали отличные результаты на полигоне. А сегодня предстоит проверить наработки в бою.

Внутри крепости — широкий двор, казармы, хозяйственные помещения, и усадьба главы клана. Несколько небольших парков и садиков. Правда часть из них безжалостно вырублена, а удобные позиции заняли батареи орудий и ракетные комплексы.

За стенами цитадели пустырь, на котором под страхом смерти было запрещено что-либо строить. Сейчас он, перечеркнут линиями траншей, в которых засели ополченцы, заполнен противотанковыми ежами и перекрыт минными полями. Последний оплот Пенхва еще не сдался.

Силы Союза кланов окружили цитадель Пенхва плотным кольцом. Очаги сопротивления в городе полностью подавлены. Под прикрытием зданий на улочках для атаки накапливалась пехота. Чуть дальше в парках, скверах и дворах устанавливались батареи. Сейчас сжав артиллерию всех четырех дивизий на узком пятачке, мы увидели, как ее много.

Особого плана штурма не было. При таком тотальном превосходстве в пушках и ракетах мы могли позволить себе просто надежно перекрыть врагу пути отступления и ровнять крепость с землей. Помимо кольца вокруг цитадели, было организовано еще одно внутри Пенхона, а третье состояло из захваченных фортов, в которые тоже посадили бойцов.

Было собрано и раскидано по городу несколько групп быстрого реагирования, десяток танков, БМП тяжи и рота пехоты на джипах — это мобильный резерв на случай прорыва. Такие силы если не остановят противника, то свяжут боем и вцепятся как бульдог, пока не подоспеют остальные.

Вот только с силами против прорыва магов было грустно. Скрепя сердцем пришлось разделить итак невеликие резервы на два отряда. Иначе можно не успеть, если не угадаем с направлением прорыва.

В первую группу вошли Фо Лю Бай, и пять мастеров, включая отца, во вторую оставшиеся шесть магов и конечно более многочисленные подмастерья и учителя. К каждому отряду добавили по тридцать модернизированных тяжей из подземелий поместья Чинхва.

Тридцать рыцарей остались с Королями Макао во второй группе, в первой были пять моих, десять отца и столько же от Стэнлли Хо. Ну и конечно как минимум по батальону прикрытия с танками, простыми тяжами, бойцами в экзоскелетах… Хотя простых солдат вокруг было пруд пруди, но батальоны, отобранные в особую группу были лучшими из лучших.

Я стоял в месте сбора всей этой магической братии рядом с отцом. По его мнению, это было сейчас самое безопасное место для. Он почему-то был уверен, что если спрячет меня, скажем в одном из фортов, его обязательно начнет брать штурмом лично Тэсо Пенхва. Хотя я мог бы с ним поспорить, чуйка кричала, что скоро тут станет жарко. Пять моих рыцарей в трофейных доспехах и Джун Хи с командой поддержки стояли рядом, но не придавали должной уверенности, а лишь усиливали нарастающую тревогу.

Все такой же спокойны и надежный подмастерье Ким, неисправимы Раздолбай, правда все же сумевший взять следующий ранг и теперь стоящий вровень со старшим учеником. И мой любимчик Ю Вэй, из неуверенного в себе мальчишки вырисовывается матерый киллерюга. Копируя меня, маг! Маг носил спецпистолет и короткоствольный автомат. И насмешки неумных коллег по цеху Ю Вэя ни капли не смущают, однажды поняв, что в бою важно все, он как и я старается максимально повысить свои шансы на победу, невзирая на традиции и устоявшееся мнение кого либо, даже собственного учителя. Жизнь то дороже.

А вот мое прикрытие из четырех полурот Сон У и поморов заняли офисное здание буквально в паре сотен метров от меня. Снайперы облюбовали наиболее выгодные точки, по периметру установили крупнокалиберные пулеметы, автоматические пушки и полюбившиеся Пахомычу ракетные установки. В холе первого этажа сконцентрировались тяжи и их поддержка в лице бойцов в экзоскелетах и пехоты. Тут же организовали мини госпиталь. Вроде неплохо подготовились, а кошки на душе скребут.

Пиу… Пиу…

— Чхоль Чинхва, добрый день. Если помните, я беседовал с вами по поводу Сатоми Ишихара.

— Теперь вспомнил ваш голос. У нее какие-то проблемы?

— Нет, все в порядке, но мы предполагаем, что они могут быть у вас. Сатоми с тренерами недалеко от Пенхона, она проходила практику в боевых условиях и сейчас с вашего позволения готова присоединиться к вашей охране.

— Хорошо, скиньте координаты на этот телефон, я отправлю за ней своих людей.

— Чхоль, может согласитесь принять хотя бы двух моих людей? У вас здесь очень плотные патрули, мы в этот раз не сможем вовремя оказать помощь.

— Мы уже обсуждали этот вопрос.

— Что же, жаль, очень жаль. Будем надеяться на дебют госпожи Сатоми. И Чхоль, наберите еще людей верных вам, мы обучим, они вам обязательно пригодятся.

— Сон У, я тебе там скинул координаты на телефон, отправь туда пару машин пусть привезут моего телохранителя.

— Сабом-ним, сделаем в лучшем виде.

— И Сон У, она должна быть одна. Проследи, чтобы никаких посторонних за периметр города твои люде не провезли.

— Понял, господин, можете положиться на меня.

Началось. Со всех сторон загромыхали орудия. Цитадель окуталась дымкой разрывов. Одна батарея сменяла другую, гаубицы, минометы. Залпы РСЗО накрывали бастионы стеной огня. Само небо потемнело из-за клубов дыма и пыли.

Магические щиты еще держали удар. Позиции ополченцев были сметены в первые минуты, сильно пострадали бойцы на стенах, но башни еще сопротивлялись и даже пытались вести контрбатарейную борьбу. Но силы были слишком неравны.

В зале, отделанном ливанским кедром и тончайшим китайским шелком на нефритовом троне, сохраненном с времен трех царств, как и тысячи лет назад восседал правитель Чеболя Тэсо Пенхва. Перед ним, склонив одно колено и оперившись на другое обеими руками в ритуальном преклонении, стояли лидеры одного из самых могущественных кланов Кореи.

— Повелитель, нужно уводить женщин и детей.

— Разве пропустит их наш древний враг? Это война на уничтожение, никто не буде щадить кровь Пенхва.

— Отец, мы обречены? Как сможем мы спастись, их так много?

— Дочка, видно не пришло еще время, когда женщины могут стать вровень с мужчинами. У нас один выход! Виен, мы будем биться!

— Господин, мы потеряли почти всех ополченцев на переднем крае. Несет потери и клановая пехота. Вам пора уходить, иначе мы потеряем возможность вывести и те малые силы, что есть в нашем распоряжении.

— Щибаль, кто научил тебя повторять прописные истины? Вы нашли Ча Суна?

— Да господин, они разделили своих магов на две части. В одной из них камеры зафиксировали Ча Суна и его сына.

— Ха-ха-ха, идиоты сами зовут меня в гости.

— Господин???

— МЫ ДАДИМ БОЙ!

— За род!

— В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ, ПОБЕДНЫЙ КЛИЧ ОГЛАСИТ ХОЛМЫ ХЕННОНА,

— За клан!

— ЗА ВОЗРОЖДЕНИЕ КОРОЛЕВСТВА!!!!!!

— Во имя ПЕНХВА, во имя королей древности!

— К СМЕРТИ И СЛАВЕ!!!!!!!!!!!!

Ворота цитадели неожиданно резко и широко распахнулись. Не обращая внимания на взрывы снарядов, из древней крепости подобно легендарному дракону выползла стальная змея. Танки и БМП окружали странную конструкцию, погруженную на обычный тягач. Несмотря на всю нелепость такого шествия под огнем батарей, колонна стремительно разрывала расстояние между стенами крепости и городскими зданиями.

Артефакт. Точнее сотни артефактов, объединенные в один щит, накрыли колонну непроницаемой пеленой. Ни высокоранговые плетения, ни огонь орудий и присоединившихся к ним пулеметов и винтовок ничего не могли поделать с творением древних. Но долго так продолжаться не могло, и воины Союза Кланов не теряя надежды, поливали противника из всех стволов.

И пузырь энергетического щита лопнул, но лопнул тогда когда Пенхва подошли вплотную к скоплению магов и особому батальону поддержки. Теперь Союз Кланов не мог использовать артиллерию, не причинив вреда своим лидерам. Вся битва скукожилась до противостояния стихийных мастеров и людей, призванных поддержать их в страшной схватке.

Над порядками Пенхва взмыли ввысь целых два десятка аэронавтов, а более полусотни рыцарей бросились резать пехоту и тяжей. Силуэты бронированных летунов мелькали то тут, то там поливая все живое огнем. Сбить эти чудовищные техномагические машины пока не получалось.

Аэронавты были вполне себе уязвимы даже для огня из крупнокалиберного пулемета, но попробуй поймай в прицел юркую машину. А потом, однократное попадание ничего не решало, нужна была хорошая очередь и желательно в один и тот же сегмент брони. А такой фокус с летающей на огромной скорости целью был посилен разве что богу стрелков, ну или скромному мне.

Та же история была и с рыцарями. Слишком быстрые, слишком хорошо защищенные и слишком сильные для своих противников. Наши три десятка столкнулись с противником почти на равных, зато остальные врезались в ряды солдат как волки в стадо овец. Элитная пехота погибала с ужасающей скоростью, и остановить бронированных чудовищ было не кому. Тяжи ждали своей очереди, чтобы применить пушки и пулеметы, но в тесном контакте рукопашной можно было причинить больше вреда своим, чем непомерно шустрым рыцарям.

Семь мастеров развернули свои щиты, закрыв огромную площадь, а пехота стала с ужасающей точностью уничтожать прикрытие наших магов, бесстрашно бросившись врукопашную. Гвардейцы Тэсо умело сочетали бой с холодным оружием и огневой контакт. Наши отборные пехотинцы такими навыками похвастаться не могли.

Магический бой мгновенно разбился на несколько отдельных сражений. Фо Лю Бай схватился сразу с двумя мастерами. В обычном бою он легко бы справился с ними, но мастеров помимо обязательной свиты из подмастерьев и учителей сопровождали назойливые стрелки, закованные в суперсовременную броню. Эти наглецы не наносили существенного урона, но действуя в связке со своими магами, постоянно мешали и путались под ногами, не давая сосредоточиться на основных противниках.

Отцу с тремя мастерами досталось по одному противнику. Вроде равная получилась битва, только вот наши рыцари были в меньшинстве, а аэронавты и вовсе захватили господство в воздухе. Гранд занят, а его штурмовая авиация только-только получили сведения о происходящем тут сражении. Да и смогут ли они эффективно работать по «железным человечкам», которые прилипли к нашему строю?

Джун Хи со своим прикрытием схватился с магом земли. В принципе силы равные, даже прикрытие вражеского мага состояло из трех одаренных, таких же рангов. Но тройка рыцарей и два аэронавта, настырно вмешавшиеся в поединок, полностью меняли расклад сил. Еще немного и телохранителя додавят. Мои рыцари давно схватились с коллегами из Пенхва. Были надежды на модифицированных тяжей, но они пока лажали. Если отгонять аэронавтов еще худо-бедно получалось, то вот навязанный рыцарями ближний бой тяжи безнадежно проигрывали. А как иначе, без оружия для такой ситуации?

Меня пока оберегала обычная пехота, но с такими противниками скоро самому придется вступать в бой. Наши маги ушли в глухую оборону, оно и понятно надо лишь дождаться второго отряда и раздавить Пенхва численным превосходством. Но помощь что-то не спешила.

Как позже стало известно, люди Тэсо реализовали настолько простой отвлекающий план, что он сработал. На второй отряд совершили самоубийственное, учитывая плотность средств ПВО, нападение ударные вертолеты и рота мобильной пехоты. Вроде как маневр перед основным действием. И оно не заставило себя ждать. Колонна, наспех сформированная из джипов и БМП, пошла на прорыв. Учитывая, что в машинах спасались члены семьи Тэсо, генерал Чон Гу купился и бросился преследовать плохо защищенную цель. Несколько рыцарей и пара аэронавтов убедили деда в том, что все серьезно.

Конечно, все понимали, что это не основные силы Пенхва, но прорыв-то был нешуточный, и его стоило остановить. Однако второй отряд из-за этого потерял драгоценное время и дал возможность Тэсо Пенхва на короткое время получить преимущество на узком участке атаки.

Под давлением вражеского отряда, я с неполным отделением пехоты за спинами Джун Хи и его учеников отступил в один из переулков. Этот, сделанный не по нашей воле маневр, неожиданно принес ощутимую пользу. В здания засели снайперы и стрелки Чинхва, они тут же оказали нам существенную поддержку. Пехоту противника в считанные секунды смели пулеметным огнем, а аэронавтам и рыцарям устроили свинцовый душ. Маг-телохранитель получил долгожданную передышку.

Глава 28 Бой в переулке

Ситуация в современном бою меняется мгновенно, еще секунду назад я подумывал как бы половчее добить зарвавшегося врага, как вдруг все развернулось на сто восемьдесят градусов. Жизнь сука опять показала тыльную частью.

Вслед за своими магами в переулок, словно привязанные, стали вбегать «неправильные» гвардейцы Пенхва. Одна часть специально подготовленных стрелков с высокоточным стрелковым оружием начала осаживать Джун Хи и его команду меткими выстрелами, отвлекая на себя внимание и заставляя магов терять концентрацию. Вторая стала споро стрелять по пехотинцам, выделенным отцом для моего прикрытия.

При этом аэронавты сосредоточились на крышах зданий, подавляя огневые точки засевших там бойцов Чинхва. Супермены не стеснялись то и дело приземляться рядом со скоплением бойцов и безжалостно вырезали холодным оружием людей так вовремя нас поддержавших.

Рыцари противника тоже не сидели на месте, два железных истукана бросились в дома слева и один в здание справа. Цели противника понятны, будут выносить огневые точки засевших там сторонников Чинхва. О чем тут же возвестили крики и выстрелы, доносящиеся из широко распахнутых окон.

Ситуация грозила перерасти в катастрофу, надо срочно что-то предпринимать. Так, где тут совсем недалеко мои люди засели.

— Сон У, видишь двух аэронавтов?

— Да господин, поливают огнем крыши зданий на соседней улице.

— Попробуйте их снять или отвлечь. И у меня тут проблемы с тройкой рыцарей.

— Сабом-ним, разрешите, я отправлю к вам бойцов?

— Рыцари вам будут не по зубам, разве, что только с тяжами и осторожно. Сон У, ни в коем случае не бросайтесь помогать мне, бить надо издалека. Чтобы если он выживет, то пока добежит, вы могли успеть нашпиговать его свинцом.

— Сделаем, сабом-ним, будьте на связи.

Так будем надеяться, у ребят что-то получится. Но и мне не стоит хлопать ушами. Попробовать успокоить кого-то из железяк? Не-не мне и в прошлый раз хватило, если бы не героический папхен, быть мне наструганным на тонюсенькие ломтики. Сделаем ход конем, они валят нашу пехоту, а займусь вашей!

Один. В руках два короткоствола. Полюбились мне автоматы, я же не в школе, а на войне, тут оружие скрытного ношения излишняя скромность. В магазинах по сорок пять немаленьких аргументов. Запас не то что бы большой, но и не маленький. На скромные пострелушки сойдет. Тра-та-та-та-та. Заложил длинную очередь от щедрот своих, сразу сметая нескольких неосмотрительно скучковавшихся гвардейцев.

Два. Как говориться пришла беда, откуда не ждали. Маг, противостоящий Киму, метнул в мою сторону глыбу бетона. И так походя сделал сволочь, даже не напрягся. И брату Киму саданул и мне отвесил. Еле увернулся.

Три. Вот он успех! Меня заметили, на меня смотрят и дружно аплодируют, читай, принялись хором стрелять. Сбегая от ненужной славы, ныряю в витрину булочной. Удачно получилось мягко, даже. Только не видно ни черта. Твою ж мать! Кто оставил тут открытый короб с мукой? Однако, не стоит лежать, сейчас набегут. Две гранаты в окно. БАБАХ… БАБАХ…

Четыре. Рискнул, высунулся вслед за гранатами. Ага, а вы думали, я уже сбежал? Тра-та-та-та … Снимаю очередью бегущих с конца переулка преследователе, а потом и тех кто залег около булочной. А вот теперь ходу. Так коридор, пекарня, выход в тупик. Пожарная лестница? Как вариант.

Пять. Поднимаюсь на три этажа выше. На крышу не полезу, там супермены еще могут летать. Да и здесь как бы на рыцаря не нарваться. Осторожно двигаюсь к окнам, выходящим на нужный мне переулок. Ага, несколько гвардейцев продолжают нервировать Джун Хи и его команду. Остальные видно жаждут встречи со мной. Бах…Бах…Бах… не винтовка конечно, но мы теперь и с автомата могем, и даже с двух рук. Снял всех кого увидел, вот такой я молодец!!!

Шесть. Грохот, крики и маты снизу. Это что режут кого-то из наших? Прислушиваюсь. Нет по ходу рыцарь, не разобравшись, нашинковал пару гвардейцев. Этажом ниже идет, чуть ли не семейная перепалка. Гвардейцы обзывают закованного в броню мага слепым носорогом, а тот в ответ сравнивает их с тупорылыми свиньями, прячущимися по углам вместо того чтобы поддерживать магов, как было задумано. Внесука я свежую струю в их интересный диалог. Две гранты им под ноги. Блин я даже кажется, заметил широкие как блюдца глаза одного из гвардейцев. БАБАХ… БАБАХ…

Семь. Может я и рыцаря того? Осторожно выглядываю из-за лестничного пролета. Скотина тоже осторожно выгладывает. Тра-та-та-та… всаживаю очередь в незащищенное плечо. Видимо взрывом сорвало наплечник. Теперь за мной гонится трехлапый разъяренный носорог. Ходу, ходу… В тесноте он меня уделает.

Восемь. Совершил чудо. Жаль никто не поймет, не увидит и не узнает. В страхе запрыгнул с первой ступеньки на последнюю. Это было круто! Железека точно так не сможет, значит, несколько секунд у меня есть. С шумом и опрокидыванием мебели несусь к окну. Теперь креативный ход, схватившись руками за оконный проем, падаю на этаж ниже, потом повторяю снова. Вот мы и в тылу у носорога. Теперь я образец бесшумности и толерантного отношения к мебели.

Девять. Носорог, ничуть не скрываясь, я его понимаю, с такими-то данными чего прятаться, носится по этажу. Видно сильно я его обидел. Заглянул в комнату к гвардейцам. Трофеим гаранты, такими темпами они скоро кончатся. И винтовку на спину, пострелять по голубям самое оно то. Теперь тихонечко по лесенке вверх. Вот он дорогой, спиной ко мне стоит чего-то разглядывает, ну лови подарки. Выкатываю ему под ноги очередные две гранаты. Быстрый, однако, даже развернуться успел. Все-таки что-то не так с этими костюмами. Надо самому залезть и пощупать.

Десять. Не оглядываясь, бегу вниз, а ну как выживет. Вот же тварь такая уже грохочет по лестнице, разворот и с двух рук. У парня не хватало на пару щитков больше, вот тебе и каюк. Подошел к еще цепляющемуся за жизнь телу и закончил начатое. Интересно в таком виде костюм себя восстановит? Но не время о трофеях думать, надо помочь Джун Хи.

Одиннадцать. Аккуратно выглядываю в окно. В переулке ничего не изменилось, маги продолжают позиционную борьбу. Правда, накал стихий как метлой прошелся по улице, разнося все в мелкий мусор. Здесь моих клиентов нет, значит все в зданиях. Два оставшихся рыцаря с другой стороны. К ним не хочется. Надо бы поискать что-то убойное и пострелять издалека.

Двенадцать. Нашел. Здесь явно работал рыцарь. Оттаскиваю от крупнокалиберного пулемета тела разрубленных мечами ребят. Так, патронов в ленте достаточно, в прицеле вся четверка противника. Кого выбрать? Мастера я особо не удивлю. О, вот он мой хороший, давешний метатель бетонных глыб что-то активно кастует. Мстительно заряжаю очередью Гдах-Гдах-Гдах… Ким должен мне бутылку, мага Пенхва ощутимо передернуло. А то! Пулеметная очередь, да с идеальной кучностью…

Тринадцать. Накликал беду. С другой стороны, вальяжно вышел еще один рыцарь. Срочно пришлось переводить огонь с противника Кима на нового врага. Успел немного, все-таки мне нужно было только ствол поправить, а ему улицу перебежать. Зацепил по ноге! Да как удачно, железяка споткнулась и упала. Вот тут я разошелся, по лежащему телу, да с такого ракурса. Сбил ему щиток со спины, и от души добил. Все пора менять позицию. Чуйка орет по мою душу уже идут. Даже не увидел, чем там все закончилось у Кима.

На крыше одного из зданий Пахомыч любовно разглядывал три ракетные установки приобретенные господином после эпопеи в форте. Это были мобильные, но в тоже время весьма мощные штуки. По десять направляющих для совсем не маленьких умных ракет. Десяток операторов, куча компьютеров, система РЛС, рой дронов и звено ударных беспилотников.

Унылая плоская крыша с невысоким кирпичным бортиком превратилась в позицию, оснащенную по всем правилам морского устава РИ. Зенитные орудия, стрелковые позиции, маскировка, бронированные листы защиты. Само здание осталось за пехотой Сон У, а вот крышу отдали поморам. И они устроили тут все как на любимом корабле.

— Пахомыч, господин в опасности, а где Александр Иванович?

— Отлить он пошел, хотя, судя по времени и отложить, хе-хе. Толком скажи, что с господином?

— Вон видишь над тем зданием, двое сверху огнем поливают?

— Давно вижу, аероманы хреновы, жду когда чуоток ближе подойдут.

— Ты что собирался в них стрелять?

— А то!

— Это же звери Пахомыч, они нас вместе с зданием снесут. Господин сказал аккуратно их отвлечь издалека. Там еще по земле такие же бегают.

— Так они что это за господином охотятся!?!

— Ну да.

— Тетеря! Орелики бегом за Иванычем вытащите его с нужника, и отберите у него этот корейский планшет к чертям, он с ним всю жизнь на толчке проведет. Расчет один, товсь! Расчет два товсь! Расчет триииииии по команде… накрытие цели на восемь, два, три пять,…. с поправкой на скорость …. Перекройте эту суку с гарантией, она, возможно, жарит по Чхолю! Плииииииии!!!!!!!!!!!!

Уууууу….Вжиххх…..

Три ракетные установки давно уже были готовы вести огонь в сторону потенциального противника. Более того предусмотрительный помор подвесил несколько миниатюрных дронов над окружающими его зданиями. Умные роботы выступали в качестве наводчиков и корректировщиков огня ракет. Что против такой цели как аэронавт, почти не излучающего тепла и не имеющего двигателя или турбины, за исключением собственной задницы, было весьма предусмотрительным новшеством.

Три десятка ракет произвели каскад взрывов. Над местом, где еще недавно плевался огненными смерчами летающий танк, как будто разлилось озеро лавы. Если бы ракет было чуть-чуть меньше, техномагичесский артефакт вполне мог спасти своего хозяина. Удивительно, но маг успел развернуться, заметить опасность и даже немного уйти в сторону. Но площадь поражения была столь велика, что не оставила врагу ни одного шанса.

А вот второй аэронавт оказался вдалеке от буйства огненной стихии и совсем не пострадал. И маг по понятным причинам решил устранить угрозу, пока поморы не перезарядили свои ракетные установки.

— Пахомыч, второй летит сюда, что делать будем?

— Не боись, Сон У, хороший ты парень, только душка бы тебе чуток, и мог бы с нами во славу отечества! Василий на таран!

— Командир, последний же, да и дорогой?

— Вася ты оглох, курва! Жизнь господина в деньгах решил измерить? Да я тебя шкура…

— Командир, да я же так, я же уже на взлете…

— Балаболка, еще раз решишь обсудить приказ в боевой обстановке, ну ты понял, лишаю тебя отрядных, и месяц, нет, два будешь дежурить на камбузе.

— Есть командир.

При этом Вася, несмотря на моральный прессинг и чувствуя собственную вину, уже вел парящий ударный беспилотник на аэронавта. Так варварски использовать продукт высокой технологии, наверное, еще никто не додумался. Это было не старье с американской базы, а совершенно новый израильский аппарат. Два с половиной метра новейших технологий и более ста пятидесяти килограммов умной электроники и дорогущей немецкой оптики. Почти три миллиона полновесных фунтов.

Кажется, сам аэронавт не ожидал, что такую машину пустят в качестве тарана. По крайней мере когда маг почувствовал, что со спины на него летит массивный объект, то вместо того чтобы резко уйти в сторону, супермен слегка подзавис. И это изумление ясно читалось всем наблюдателям в его позе, в его непонятной остановке и это в воздухе! Вася взял аэронавта на таран, одновременно со столкновением подорвав весь немалый боекомплект.

Александра Ивановича очумевшего от такой наглости орелики чуть ли не под руки затащили на крышу. Командир поморов поспел как раз к последнему акту.

— Пахомыч, ты чего творишь?

— Командир, Чхоль в опасности, с аэронавтами мы решили, но там еще и лыцари есть.

— Твою-то мать, Сон У готовь тяжей, и взвод истребителей танков. Четыре группы два тяжа, четыре истребителя, идем уступами, если режут первую группу не жалея мочим своих и рыцаря. Всем понятно? Для особо тупых повторяю, мочим СВОИХ, другого выхода нет. Пахомыч, ты свою малютку сохранил?

— Да командир.

— Значит и ты с ореликами в деле. Погнали времени мало!

— Снайперов возьмем?

— Всех берите, пусть идут позади и занимают позиции. Если увидят что могут помочь, действуют по обстоятельствам.

Бежал сломя голову, интуиция подсказывает, чем дальше уйду от пулеметного гнезда, тем целее буду. Жар позади и тугая волна сжатого воздуха, ударившая в спину, убедили в правильности тактического приема. Вообще бег с препятствиями становиться моим чуть ли не самым любимым занятием. К черту тренировки с мастерами единоборств, выживу, запишусь на легкую атлетику или паркур на худой конец.

Чем это они меня так выкуривают? По эффективности похоже на станковой пулемет, а по бесшумности на мастера огня. Неужели так долго ожидаемая помощь пришла совсем не к нам? Если бы не Джун Хи с ребятами давно бы сделал ноги. А это что за персонажи?

На полном ходу я буквально влетел в широкую залу. Скорость была так велика, что проскочил пару гвардейцев и приостановился перед еще тремя. Явно слаженная группа, звезда. Два автоматчика с разинутыми от удивления ртами за спиной, снайпер, пулеметчик и тип с гранатометом немного впереди.

Один. «При таких раскладах задний не дают», вспомнилось изречение сержанта-инструктора еще из прошлой жизни. Взвинтив темп, всаживаю нож в горло пулеметчика и, проносясь дальше, короткой очередью сношу гвардейца со снайперкой.

Два. Не глядя, выкатываю за спину две гранаты назад навстречу толком еще не успевшим подобрать выпавшие челюсти автоматчикам. БАБАХ услышал уже в соседнем помещении.

Три. Развернулся. Скорость еще так велика, что пришлось сделать небольшой полукруг. Неужто прорыв? Или наниты чего опять усовершенствовали? Автоматчики ранены, видно неплохая у них бронька, а гигант с гранатометом вообще почти не пострадал. Разворачивает на меня свою бандуру. Если пальнет, будет жарко. Убираю его в первую очередь. Гвардеец переросток все-таки чуть было не выстрелил, сколько же жизни в этой громадине? Блин три попадания в голову и мозг не задет? Фуууу… умер наконец-то.

Четыре. Добиваем автоматчиков. И всем контроль, гиганту особенно щедрый, напугал он меня.

Так, так, так. Трофеи богаты, ручки трясутся от жадности, но все не уволочь. Пулемет и винтовки в сторону. Первый по убойности такой же, как винтовка, только патронов больше и стреляет быстрее. Этим моих соперников не удивить. Остается гранатомет с оптикой. Поднять подниму, только вот с таким грузом я скорее стану ДОТом чем пехотинцем.

Но жаба победила. Бросил ранее затрофееную винтовку. Оптику на спину. Тяжелая зараза, а еще три пачки по пять патронов в разгрузку распихал. На маленькие снаряды тянут, блин. Ну и дрожащими руками взвалил на себя гранатомет. Двенадцать грант, еще одну ленту снял с трупа и повесил на плечи. Ходить можно, но не спеша и недолго. Буквально до ближайшего окна. Нафиг, нафиг переоценил я свой модернизированный организм, рано ему еще такие нагрузки получать. И как его тащил покойный владелец, не иначе как киборг какой? Мир удивляет новыми красками жизни!

Осторожно выглянул в окошко, а вот тебе и лукошко. Блин ситуация поменялась и не в нашу пользу. Сперва-то я обрадовался, подмастерье Ким, уверен не без моей помощи, избавился от своего оппонента. Вот такой я меткий и мстительный. Однако на этом видимо успехи закончились. Джун Хи с ребятами в глухой обороне. Вражеского мастера с двумя оставшимися учениками сверху поддерживает аэронавт, и лупит от души, и щиты ставит чуть ли не мастерские, явно крупный зверь пришел. Неужто по мою душу?

Надо срочно в кого-нибудь пальнуть. Только вот в кого? Назойливее и свежее всех аэронавт, но его так просто не завалить. Землекопов чертовых попробовать? Но там щит один на троих, может и залп из пушки потянут, а тут я с простецким гранатометом, но это на фоне пушки. А так мой трофей о-го-го! Подбросить монетку что ли?

Бах-Бах-Бах…

Глава 29 Салки со смертью

Принял соломоново решение, вначале вдарил по аэронавту, а потом прошелся по щиту мастера. Это было на грани фола. Хоть я и изрядно ошарашил летуна, но пока занимался магами земли, он вполне себе очухался и воздел руки в сторону моего окна. Ждать две струи огня я естественно не стал, и, придавив жабу, ласточкой вылетел из комнаты. Жаба рыдала, конец гранатомету.

Летел я, кстати, совсем не фигурально, а очень даже в прямом смысле. Огненный смерч, буквально взорвал воздух и мой покинутый гранатомет с неизрасходованным боекомплектом. Ударная волна как пушинку шмякнула меня о бетонную стену. Благо успел сгруппироваться в воздухе. Но ссадин и синяков получил без меры.

Даже нет времени себя пожалеть, надо бежать, аэронавты те еще мстительные твари. А усиливающийся жар как бы намекал, что не все еще окончено. Чем это я его так зацепил? Неужто гранаты сумели сорвать чешуйку с него красивого?

Стоп. Я по привычке сотни раз просматривал видеозаписи боев новых для меня соперников. И этот костюм с большой вероятностью принадлежал Тэсо Пенхва. По крайней мере, аналитики показывали, что во время бегства после нашего покушения человека именно в таком доспехе аэронавта прикрывали бойцы Пенхва. Уж очень характерная у него конструкция. Хоть мы и признавали за создателями артефактов высокие технологии, однако каждое их изделие имело индивидуальные особенности. Но это мог быть хитрый ход, а сам глава клана изображал из себя телохранителя. Точно установить в какой машине он передвигался нам так и не удалось.

Но если версия о том, что за мной сейчас гоняется целый глава клана, жизнеспособна, то возникает резонный вопрос, а что он здесь вообще делает? У него по большому счету два варианта развития событий после феерического нападения на нашу ставку. Первый, биться лицом к лицу с отцом, возглавляя своих соклановцев, в самоубийственной атаке. Второй, бежать если у клана вдруг есть еще шансы на восстановление.

И у меня дурные мысли по повод гипотетического нахождения здесь Тэсо Пенхва, неужели им удалось разобраться с охраной отца до прихода помощи? Нет, не могли, там Фо Лю Бай, да и все модернизированные тяжи, и сам отец в совсем не простом костюме рыцаря. И связаться не получается, но при таком замесе оно и понятно. Там одних артефактов и высокоранговых плетений столько наворотили…

Так, у меня только снайперская винтовка в запасе. Остальным оружием я летуна даже достать не смогу. И потом, надо учитывать оставшегося рыцаря, он вроде на эту сторону не перебрался, но пока я тут бегал, все могло случиться. Опять же если появился новый аэронавт, почему бы не появиться еще паре рыцарей? Типун мне на язык.

Мы врезались в ряды Чинхва как голодные волки. Месть за разрушенные дома и павших товарищей была поистине страшна. Рыцари резали людей десятками, и даже тяжи не могли их существенно замедлить, жалкие современные поделки пасовали перед артефактами, хранимыми в семье тысячи лет.

Я с аэронавтами залил все морем огня, лишь островки вокруг вражеских мастеров и гранда еще держались, сейчас бы удар многотысячной армии и мы выметем захватчиков с земель клана. Но увы в атаку за мной пошли лишь пять сотен гвардейцев и столько же простых пехотинцев. На краткий миг мне показалось, что нас больше, и мы победим. Но это иллюзия продлилась недолго.

Громыхая гусеницами, с юга шла колонна танков, с севера гигантскими шагами приближались тяжи, а в небе появились ударные вертолеты и штурмовая авиация. Пехотинцы противника как тараканы расползлись по окружающим зданиям и их назойливые комариные укусы отвлекали все больше и больше. И близок тот час, когда увлекшаяся погоней вторая часть магов Союза Кланов вступит в бой.

Ча Сун с магами меня разочаровали. Я ждал отчаянного боя, риска на грани жизни и смерти. Мы творили то, что не применяли уже десятки лет. Плетения, плохо выходившие на полигоне, сегодня получались невероятно просто. Кураж, адреналин, магия боя! Но жалкий червь не принял мой вызов. Чинхва расчетливо ушли в глухую оборону. Активировали клановые артефакты, которые были не хуже наших, и предпочли отсидеться за щитами. Оно и понятно, время работает против меня.

Самым большим успехом стало то, что мастеру Чен Ли с щедро отданными ему в поддержку двумя аэронавтами и тройкой рыцарей удалось загнать охрану молодого Чинхва в один из переулков. Убийство этого ублюдка едва ли не важнее чем смерть Ча Суна. Без малолетней твари, Чинхва в будущем обречены на забвение. Хотя бы в будущем.

Но надежды продавить оборону Ча Суна до того, как к нему присоединиться генерал Чон Гу еще есть. Рыцари уже почти сломили сопротивление своих менее многочисленных коллег, а изрядно порубленные тяжи вообще отошли на задние рубежи. Как только магам придется вступить в рукопашную с бронированным кулаком, аэронавты и мастера закончат начатое. Гигантской силы плетение уже готово и только ждет своего часа. Если миру суждено жить без второго короля древности, то зачем оставлять третьего?

— Эти твари готовят что-то убойное, напряжение магического поля нарастает с каждой секундой. Готовьте щиты, сдерживайте их атакующими артефактами, берегите силы для обороны. Где, черт побери, мой сын?

— Сабом-ним, Джун Хи с бойцами, как и планировалось, отошли в соседний квадрат.

— Хорошо, там у них больше шансов. Только бы малыш не лез геройствовать.

— Их там сильно придавили, Тэсо не поскупился на рыцарей и аэронавтов.

— Справятся?

— У вашего сына удивительно преданная и талантливая команда, они его защитят.

— Хорошо. Готовьтесь все. Тяжи, энергоустановки на полную мощность. Пора показать этим древним истуканам за кем будущее!

— За Чинхва!

— За клан!!!!!!! Арааааа!!!!!

— Твою-то мать Пахомыч, ты же сказал это мобильный ракетный комплекс!

— Но двигается же? Значит, мобильный!

— Так, оставляю тебе ореликов и десяток бойцов, тащи сам свою бандуру, а я с истребителями ускорюсь, а то так и без господина можно остаться.

— Иваныч, я точно не успею, давай мы на ту крышу залезем, а ты, если что оттяни какого летуна сюда?

— Дело говоришь, а сможете поднять?

— Так я здание выбрал вон из-за той штуки на фасаде, если работает, будем наверху через пару минут.

— Отлично, будешь готов, дай знать.

Мы ехали по разрушенному армией Чинхва городу. Пожары, остовы машин, обугленные стволы деревьев без единой ветки. Мрачно. Но это победа Чеболя господина. Его клан карает убийц, которые девствовали, в том числе и через меня.

Чхоль, господин. Как же мучительно осознавать, как близка я была к нему. Женское чутье не обманывает, мальчик действительно в меня влюбился. И я была очарована, нет даже не знаю как сказать, бросилась на подростка как последняя… И дело было далеко не в работе. Есть в нем что-то такое, что заставляет сердце биться чаще.

Испугавшись этого, вопреки чувству я последовала голосу разума. Возвела долг и отца выше чувств, чести и своего я. За это и расплата. Теперь господин одновременно так близко и так далеко. Нет, у меня не было и не будет шансов стоять рядом с ним, как Анабель Чжэнфэй или другой высокородной, но на роль наложницы я вполне могла рассчитывать. Возможно любимой наложницы.

Но сейчас этот путь отрезан. Ритуал связал нас навеки, но он же воздвиг между нами непреодолимую стену. Отныне я тень его, его щит и его оружие. Да будет так. Душа моя приняла бы это и без древней магии. Лишь то, что я не могу быть с ним, омрачает радость предстоящей встречи.

Благодаря господину я без сомнения стала одним из лучших бойцов в своем ранге, а с хитрыми примочками и просто поразительными артефактами, которыми меня щедро снабдили учителя я вполне могла потягаться с магом любого, без исключения, любого ранга. Правда, при некоторых условиях. Мне нужен ближний бой и ограничение площадных техник.

Сейчас на мне артефакт щита мастерского уровня, два атакующих кольца с плетениями уровня подмастерья, два пистолета с парализующими зарядами, нож и короткий меч, способные вскрыть любой магический щит, правда, необходимо приложить усилие и время достаточное для пробития, что не всегда возможно осуществить в бою. Но шансы немаленькие.

Но это не главное. Основное, меня мастера единоборств, потомка род практикующего редкое сочетание магии и рукопашного боя, научили двигаться. Нет, это не было какое-то супер откровение или сверхъестественные приемы. Но учителям за короткий период удалось отточить мои движения, переходы от стойки к стойке, удары, уход в блоки…

Мои эволюции стали суше, экономнее, быстрее и эффективнее. По словам тренеров, я встала на путь, который может привести к чему-то вроде боевого предвидения, связки, приемы просчитываются на несколько ходов вперед. Вот откуда у Чхоля такой изумительный стиль! Мои мысли прервала неожиданная остановка.

— Пахомыч, а где Сон У? — спросил один из сопровождавших меня, стоящего на дороге мужчину.

— Они убежали спасать господина.

— Чтоооо? — я прервала беседу мужчин, резко открыв дверь.

— Ого, красивая, — бестактно прокомментировал пожилой европеец, — Анабель однако не одобрит.

— Где, господин? — этот простолюдин знаком с принцессой Чжэнфэй?

— Точно не знаю, но думаю вон там, где беснуется летающая тварь.

Через два многоэтажных здания вокруг офиса действительно кружила крохотная издалека фигурка аэронавта. Поливая огнем, этаж за этажом летающий танк целенаправленно выжигал все живое, неужели он так охотится за господином? О боги, надо спешить, но это один из немногих врагов которых мне не достать, а если там еще и рыцари…

Вот же упорный у Виен папаша, если это конечно он. Жжет напалмом блин и тактика интуитивно правильная. Гоняет по этажам без отдыха, как будто знает что-то о моих способностях. Будь у меня небольшая передышка глядишь, окоротил бы летуна, но пока времени хватает только на то, чтобы уйти от очередного огненного шквала.

Что-то эти салочки со смертью стали меня утомлять. Но должен же этот летающий огнемет выдохнуться? Надо набраться терпения и дождаться когда у мага иссякнет резерв, время работает на меня. Тьфу опять сглазил. Пробегая на огромной скорости длинный коридор, сзади меня подгонял поток огня, краем глаза заметил копошившегося рыцаря.

«Система» опознала старого кадра, последний из трех рыцарей. Значит, перешел на мою сторону улицы. Надо бы мне на освободившуюся сторону податься. Тут и оружия почти не осталось, да и этажи горят, место для бега все меньше и меньше. Только вот чувствую, поджарят мне пятки на открытом месте, а то и отрежут чего.

Вот и рыцарь подключился. Бежит за мной железяка. На открытом пространстве я бы его как ребенка сделал, но тут в лабиринте комнат и залов приходиться просчитывать ходы, а то попал в тупик и конец. А еще, кажется, у них с аэронавтом связь налажена, есть ощущение, что гонят на убой, надо срочно ломать шаблоны.

Ну и я сломал, причем в буквальном смысле. Правда, не шаблоны, а стену впереди себя. Картон, однако. И не останавливаясь, пока хватило куража или скорее страха перед смертью в огне от аэронавта, на шампуре из мечей рыцаря, прыгнул к соседнему дому. Низко полетел к дождю. Перелетая улицу, потерял в высоте целых два этажа, так и в землю можно воткнуться. Однако, ломая телом оконную раму и получив миллион осколков на все открытые участки кожи, приземлился почти удачно. Руки, ноги целы и голова на месте, что еще нужно джентльмену. А да, остальное тоже цело.

Маневр отрезал меня от рыцаря, да и аэронавт видимо слегка растерялся. Надо воспользоваться паузой с толком. И я развернулся обратно к проему, при помощи которого попал в здание. Бинго! Рыцарь пришел посмотреть на дело рук моих и тела, коим я порушил здание. И я вколотил в него все пять патронов из винтовки, не знаю смог ли сорвать щиток, в который целился, но это как минимум должно осадить до сих пор безнаказанного преследователя. Еще бы и аэронавту отвесить, но тот куда-то запропастился.

Ходу. Меняю этаж и позицию в здании. Попутно выглянул в окно. Засветился, конечно, но надо понять как у Джун Хи дела. Судя по всему наметился какой-то прогресс, и наши вроде перешли в атаку, но опять появился давешний аэронавт и обрушил мощный поток огня на Раздолбая. Минус один.

У магов, как это ни печально, опять паритет, только вот аэронавт лишний на этом празднике жизни. Без всякой надежды пальнул в летуна, не поврежу, но авось опять погонится за мной.

— Иванович, первая группа докладывает, что засекла трех рыцарей.

— Действуем, как договаривались, пусть выходят на контакт, но вторая группу должна сохранять дистанцию.

Из-за угла послышались звуки пушечных выстрелов и стрекот пулеметов, который вдруг неожиданно захлебнулся после противного скрежета металла. И тогда с большим опозданием вновь включились орудия уже второй группы.

— Сон У, твои, что ждали когда рыцари порежут на куски первую группу?

— Да Иванович, не смогли они по своим…

— Балбесы теперь и их потеряем, вздрючь третью группу, единственный шанс их подловить, когда они будут разбирать тяжи на запчасти. И сам готовься наша очередь близко. Истребители, рассредоточьтесь, займите позиции вокруг, и лучше повыше, может так у нас появится шанс.

Вновь захлебнулся огонь тяжей, но скрежета металла мы не услышали, третья группа спины, которой были уже в прямой видимости, незамедлительно открыла огонь, добивая своих в надежде зацепить рыцарей. И у них получилось, из-за угла к нам двинулось всего два бронированных чудовища. Всего? Скорее целых два. И мы открыли огонь, сметая остатки своего последнего заслона.

Сейчас стреляло намного больше стволов, чем минуту назад, ведь к двум тяжам присоединилось целое отделение с противотанковыми ружьями, но или мы были менее меткими, или рыцари ускорились, но до последних тяжей они добрались без видимых повреждений. Один молниеносно разобрал чудо техники на запчасти, а второй бросился в здание искать нас. Кажется конец. Но тут в бой вступила симпатичная азиатка, где-то я ее видел?

Идет бой, вступить или искать господина? Но тут как раз рыцари Пенхва и тот, которого я вижу явно вышел из тяжелого боя, небольшие сегменты его брони отсутствуют, у меня есть шанс. В любом случаю уменьшу количество врагов, да и посмотрю чего я стою.

Жаль не нашлись сюрикены со свойствами моих мечей, но тут нужен физический контакт с артефактом, чтобы резать металл как бумагу. У рыцарей похожие мечи, только вот я без чудесной брони. Но моя защита скорость и магия. В доспехе, насколько я помню, колдовать не получится.

Сокращаю дистанцию. Рыцарь раздерган многочисленными попаданиями из окон близлежащих зданий, видимо там засели бойцы Чхоля. Но огневые точки с ужасающей быстротой замолкают. Кто-то идет по кругу, убивая стрелков, видимо второй рыцарь Пенхва.

Сошлись на короткой дистанции. Враг не воспринял меня всерьез и небрежно отмахнулся вакизаси, открывая мне плечо без солидного куска брони. Тут же всаживаю в незащищенное место кинжал. Поспешила уйти с линии атаки, кинжал так и остался в ране. Все чистая победа, с такой дыркой он долго не протянет. Разрываю дистанцию и, не расслабляясь, отбиваю его вялые удары мечом.

Рыцарь определенно сдает. Потеря крови и глубоко засевший в ране артефакт делают свое дело. Резким ударом отвожу меч противника далеко в сторону и пинком отправляю теряющего сознание Пенхва на землю. Его жало выпало из ослабевших рук. Подвела меч к грудной пластине, пора проверить сможет ли мой вскрыватель справиться с этой консервной банкой.

Все получилось и силы ушло совсем немного, но это с обездвиженным противником. Подхватываю кинжал и в погоню за вторым.

Усилили максимально щиты. Враг, перед тем как выпустить на наш общий щит свое тщательно подготовленное плетение, отправил в сторону, где бьется Чхоль, последние резервы. Но мы связали противника боем, однако несколько рыцарей и пара аэронавтов сумела просочиться в переулок, в котром Джун Хи прятал моего сына.

Подтянувшиеся танки и тяжи открыли по магам Тэсо ураганный огонь. Пехота внесла свою лепту огнем снайперов и противотанковых ружей. Да и отец уже на подходе, еще бы чуть-чуть. И тут полыхнуло…

Эпилог

Императорский дворец. Кенбоккун.

— Пхеха, Союз Кланов уже де-факто победил, Ча Сун стал слишком силен.

— Не торопи события, война не выбирает, кому умирать, победителю или побежденному.

— И все же, ваше величество, своим существованием Чеболь становиться угрозой трону, все может произойти быстрее, чем мы ожидаем. Они смогли взять древнюю цитадель Тэсо за очень короткие сроки и с минимальными потерями. Опять отличился наследник.

— Кажется, мальчика зовут Чхоль? Занятный юноша.

— Повелитель, он опасен.

— Успокойся, это мне решать, кто опасен для трона, а кому быть его опорой. Тэсо уже сдался?

— Пока нет, пхеха, но у него осталось не больше двух полков пехоты, и он загнан в цитадель.

— Как думаешь, простит он Ча Суну такой позор, или заберет его с собой?

— Так вот вы о чем, пхеха, воистину вы смотрите на вещи под другим углом. Такое унижение можно смыть лишь кровью.

— Вот и я так думаю, вопрос лишь в том по зубам ли Тэсо такая добыча.

— На его месте я бы выбрал принца, с его жизнью прервется правящая ветвь Чеболя.

— Мальчишка показал всем, что не является легкой мишенью. Посмотрим, что произойдет. Но все же вызови ко мне на следующей неделе глав Тхэбона и Бохай, пришло время обсудить будущее Империи.

Тайное укрытие Ордена очищающих.

— Оган, она справится?

— Магистр, это лучшая ученица из всех, что у меня были. И самое главное с молодым Чинхва ее связывает не только ритуал, но и личная приязнь. С таким материалом так легко работать.

— Ты же говорил, что не любишь работать с людьми, имеющими опыт в боях?

— Методика ее подготовки удивительно похожа на нашу. Мне пришлось лишь убрать некоторые шероховатости, а так она уже была на пути.

— Ишихара… не могло ли быть утечки?

— Исключено, мы проверили информацию о ее предках за несколько сотен лет. Да и подготовка совсем не наша, скорее гений их рода пришел к схожим методам достижения максимальной эффективности. Если помните, Чхоль дерется почти также.

— Нда… эксперты говорят, что его стиль даже лучше нашего.

— Это так, магистр, молодой Чинхва гений нашего времени, теперь я понимаю ваше мудрое решение, сохранить его жизнь любой ценой.

Канал с книгами для всех @books_fine

Здравствуйте, благодаря нам, вы можете читать эту книгу. На своем канале мы выкладываем книги в процессе их написания. Ждем вас!

https://t.me/books_fine или @books_fine

Спасибо, за поддержку!


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Наш первый бой — он страшный самый
  • Глава 2 Бизнес превыше всего
  • Глава 3 Штурм Тодона
  • Глава 4 Битва за Тодон
  • Глава 5 Схватка на Джалеле, почти финал
  • Глава 6 Схватка на Джалеле, уже финал
  • Глава 7 Морской бой
  • Глава 8 Политическая
  • Глава 9 Союзники
  • Глава 10 Военный совет
  • Глава 11 Чинхва — Бохай
  • Глава 12 Пенхва у пропасти
  • Глава 13 Кольцо вокруг цитадели
  • Глава 14 Военный совет, продолжение
  • Глава 15 Штурм, начало
  • Глава 16 Перед штурмом фортов
  • Глава 17 Внутри форта
  • Глава 18 Внутри форта, продолжение
  • Глава 19 Охота
  • Глава 20 План «Б»
  • Глава 21 План «Б», реализация
  • Глава 22 После боя
  • Глава 23 Захват форта
  • Глава 24 Штурм фортов
  • Глава 25 Штурм города
  • Глава 26 Финальная битва
  • Глава 27 Финальная битва, продолжение
  • Глава 28 Бой в переулке
  • Глава 29 Салки со смертью
  • Эпилог
  • Канал с книгами для всех @books_fine