КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 433196 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204918
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Пламя в крови. Танец на стекле (СИ) (fb2)

- Пламя в крови. Танец на стекле (СИ) 419 Кб, 103с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Леди Рассвет

Настройки текста:



Пролог

Ты — моя привычка вредная.

Убивай меня тихо-тихо — медленно…

Прожигай мои лёгкие изнутри.

Ты как дым…

Закружи меня, как никотин…

Bahh Tee «Никотин»

С самого детства мне часто снится один и тот же сон…

В каменных развалинах дворца печально воет ветер. Я стою на вершине винтовой лестницы с закрытыми глазами и полной грудью вдыхаю промозглый осенний воздух. А со всех сторон, обращая реальность в пепел, наступает тьма…

Семейный ужин

Опускались сумерки. В саду медленно загорались ночные фонари. Последние лучи солнца золотили листья деревьев. Тёплый весенний ветер лениво играл с волосами. На террасе поместья Ливан витал лёгкий запах цветущей сирени, чая с чабрецом и пирожных.

Вся наша небольшая семья расселась за круглым плетёным столиком. Мама с папой о чём-то беседовали. Фей — огромный чёрный бульдог — лежал на полу у моих ног и с укором смотрел на то, с каким азартом я порчу фигуру уже третьим по счёту пирожным. Вообще, я не любитель сладкого, но пирожные с безе, политые шоколадным кремом, были моей слабостью.

— Дэниэлла, поедешь с нами в столицу? — неожиданно спросила мама.

От такого необычного предложения я едва не подавилась очередным куском. Опустила вилку обратно на тарелку, так и не донеся её до рта. Удивлённо посмотрела на маму.

— Зачем?

— Ну как «зачем»? — в свою очередь не поняла она, тряхнув золотыми волосами: — Развеяться, отдохнуть. Ты же целыми днями в университете!

— Там сейчас каникулы…

— Поэтому теперь ты целыми днями у себя в клубе! Дэниэлла, так нельзя, тебе нужна смена обстановки!

— Не целыми днями, — буркнула я, — Не преувеличивай.

— Всё равно ты давно уже не появлялась в высшем свете, а в столице как раз через неделю будет Бал Лета.

— Ай, да чего я на этих балах не видела-то? — невольно поморщилась, вспоминая, как мне по три часа делают причёску. А потом ещё час макияж.

Но всё же задумалась: дома сидеть уже и правда надоело.

— К тому же, сам Его Высочество тебя приглашает, — весомо добавил отец.

А я удивилась ещё больше:

— Король Казимир? С чего вдруг?

— Они с Мелиссой по тебе соскучились, — с улыбкой пояснила мама, — Ты как ни как их единственная племянница. Да и с Эрнэстом вы давно не общались.

— Он весь в государственных делах…

Вот по другу детства я действительно соскучилась.

— А Эрик хоть в столице сейчас?

Отец кивнул:

— Да, только вчера с международной конференции приехал.

— Дэниэлла, ты если не хочешь с нами в столицу ехать, то оставайся дома, — мама отодвинула от себя тарелку, закончив ужин, — Мы не настаиваем. Просто я подумала, что тебе будет полезно выехать куда-то из нашей провинции, тем более, пока в университете каникулы.

Я задумалась. Честно говоря, и правда давно не была в Тигране, не видела друга и короля с его супругой. Конечно, на балы мне совершенно не хотелось, но посмотреть на столицу — заманчивая идея…

— Я подумаю, — ответила, наконец, родителям и, бросив взгляд на настенные часы, тоже встала из-за стола.

Время приближалось к ночи — скоро у меня должен был начаться концерт.

Последний танец

В самом популярном клубе нашего маленького городка сегодня ночью должен был состояться большой весенний концерт. А я главный персонаж танцевальной группы.

К счастью, в нашей стране весьма многогранная культура: высшее общество устраивает балы, носит длинные пышные платья и фраки, слушает классическую музыку и танцует вальс. А средние классы и ниже вместо балов устраивают концерты, слушают весьма разнообразную музыку и носят платья по колено. Нет, это не моральное обнищание основной массы населения — это просто другая мода и другая культура. Довольно часто и простые крестьяне танцевали вальс, а элитная молодёжь выступала на концертах. Вот именно к этой молодёжи относилась я.

Несмотря на то, что мой папа — министр иностранных дел и весьма влиятельная фигура в политике, мне нравились современные танцы, они были моим хобби, которым я увлекалась с удовольствием. И достигла довольно впечатляющих результатов, ибо считалась одной из самых лучших танцовщиц страны. Сегодня от меня в очередной раз зависел успех концерта.

Время близилось к полуночи, когда моя карета остановилась у запасного входа в "Ледяную вишню". Отпустив кучера, я вошла в хорошо знакомое здание и спустилась по лестнице на цокольный этаж. Пройдя мимо нескольких дверей с табличками, вошла в нужную и оказалась в гримёрке своей труппы.

Девчонки уже сидели перед зеркалами. Услышав, что я пришла, обе дружно обернулись.

— Привет!

— Ты чего так долго?!

Я бросила взгляд на настенные часы.

— До начала концерта ещё целых полчаса, что ты ко мне придираешься сходу?

— Прости, — повинилась Виолета — высокая блондинка — снова разворачиваясь к зеркалу, — Просто тебя Морен искал и очень удивился, что ты ещё не приехала.

— Морен? — Сегодня, видимо, день удивления, потому что я снова испытала именно эти эмоции, — Зачем?

Виола неопределённо хмыкнула:

— Ну, тебе, наверное, виднее… Может, соскучился за сутки…

— Завидовать плохо, Виолет, — с укором произнесла Аля, расчёсывая рыжие волосы.

— Да было бы чему завидовать, — отмахнулась я и тоже села к зеркалу.

Почему-то друзья давно считали нас с Мореном уже состоявшейся парой. Но на самом деле между нами всё было очень и очень сложно. Вроде бы он мне и нравился, и хорошо с ним было, и не скучно, и взгляды на жизнь у нас совпадали, и он, вроде бы, меня любил, хотя и не кричал об этом на каждом шагу. И даже отношения у нас не были подозрительно-идеальными: иногда мы ссорились, спорили, но всегда приходили к общему решению проблемы. И, как бы глупо это не выглядело, мне всё равно казалось, что что-то между нами не так. Словно не хватало совсем маленькой, но очень важной детали. И механизм вроде бы без неё и работает, но как-то не правильно.

Морен, кстати, тоже чувствовал нечто подобное. Он никогда не говорил об этом, но я знала: ему тоже не хватает чего-то важного, и поэтому чаще всего мы общаемся просто как друзья.

Последние три дня наши отношения уравновесились в стадии "мило друг другу улыбаемся". Прямо таки идиллия, но я знала, что долго она не продержится.

Кстати, нужно было всё таки сходить к Морену в его гримёрку и узнать, зачем он меня искал, но сейчас важнее подготовиться к концерту и заглянуть к продюсеру, узнать всё ли у него в порядке. Поэтому я решила пока отложить этот визит.

К первому выходу на сцену в коллективе Али, Виолеты и ещё нескольких девчонок из другой партнёрской труппы, я готовилась не очень усердно: всё равно сольюсь с толпой. Просто переоделась из длинного платья в короткое — танцевальное, завязала волосы в хвост, переобулась из туфелек в балетки, нанесла почти незаметный макияж и была готова к началу концерта.

Первый танец всегда длился по ощущениям дольше всех и вытягивал из меня много сил, поэтому, когда мы с подругами под шум аплодисментов покинули сцену, я первым делом отправилась в кафе. Оно удобно располагалось на первом этаже и нравилось мне богатым меню со сносным качеством еды.

Второй выход на сцену должен состояться через полчаса. Мне за это время нужно поесть и переодеться. Следовательно, зайти к Морену я снова не успеваю.

Ладно, это можно отложить до следующего перерыва.

Думаю, если бы случилось что-то важное, он сам бы меня нашёл.

Рассудив таким образом, я позвала официантку и заказала еду.

Наверное, сама судьба не хотела, что бы мы пересекались, но на следующем перерыве мне также не удалось подойти к парню. Хотя я честно пыталась: переодевшись к следующему выступлению, пошла в его гримёрку, но уже у самой двери услышала доносившиеся оттуда голоса. Один из них принадлежал Морену, а другой неизвестному мне мужчине.

Я не любительница подслушивать чужие разговоры, но фраза моего парня: " Я всё равно убью тебя и твоего папашу!" звучала весьма угрожающе и… непривычно. Не помню, что бы он когда-либо говорил с кем-то таким тоном. Да и… кого и зачем он вообще убивать собрался?!

Правда, его собеседник, невидимый мне за дверью, нисколько не впечатлился угрозой и вполне спокойно ответил:

— Посмотрим.

— Убирайся отсюда! — От рявка парня я вздрогнула, а по спине пробежала волна холода. Я не испугалась его, нет! Но сейчас, стоя за плотно закрытой дверью и слыша лишь пару фраз, я заподозрила, что плохо знаю Морена! Потому что его образ ну ни как не ассоциировался с интонациями в голосе. Нет, мне, безусловно, не известно, с кем он там разговаривает и о чём, но… тот Морен, которого я знала никогда не стал бы угрожать кому-либо убийством. Это, как минимум, слишком низко для него.

Однако, мне едва ли сейчас послышалось.

Растерявшись, я даже прослушала, что ответил ему собеседник, но явно что-то сдержанное и уравновешенное. А вслед за этим послышались шаги. Видимо, требованию Морена всё же вняли и собирались покинуть его комнату. В полнейшем недоумении я развернулась и быстро скрылась за поворотом. В голове поднялся такой хаос из тревожных мыслей, что я даже не стала оборачиваться, чтобы увидеть того, кто вывел из душевного равновесия моего парня. И, да, разговаривать с ним мне расхотелось.

Вернувшись в свою комнату, я наткнулась на три удивлённых взгляда: к Алиному и Виолетиному добавился взгляд Севастьяна, нашего продюсера.

— Дэна, ты чего вернулась?

— А ты что здесь делаешь? — удивилась я, увидев кудрявого парня. Обычно он сидел с музыкантами.

— Да я зашёл посмотреть, как вы здесь поживаете! — бодро ответил он, и, пробежав по мне взглядом, добавил:

— А чего это у тебя вид такой растерянный?

— Ой, да наверняка опять с Мореном поругались! — встряла Виолета:- А то ты не знаешь, почему наша принцесса бывает растерянной!

Аля одарила блондинку осуждающим взглядом, а я вздохнула и прошла к зеркалу. Не знаю, что буду делать с подслушанным разговором, но через несколько минут у меня выступление, и к нему нужно готовиться.

Пока красилась, в голове роились самые разные мысли.

Возможно, конечно, парень сможет всё объяснить, и именно для этого и искал меня утром, но зерно недоверия уже проросло где-то внутри.

Этой ночью время летело стремительно. Выступление за выступлением, танец за танцем. Каждый раз, когда я мельком видела Морена, он и не подавал вида, что икал меня или хотел что-то сказать. Я не подавала вида, что уже и не знаю в каком ключе с ним общаться. Мне даже начало казаться, что он так ничего и не скажет сегодня, но я ошибалась. Очень сильно ошибалась.

Перед последним танцем, завершающим концерт, я решила выйти на улицу. Нужно было отдохнуть после предыдущего выхода на сцену, потому что следующее выступление должно быть самым лучшим, ярким и запоминающимся. Для него необходим определённый настрой, который нужно поймать. Мне предстоял танец наедине с Мореном. И это выбивало из привычной колеи.

Нет, мы, конечно, часто танцевали вдвоём, но сейчас я чувствовала, что не готова с ним сталкиваться — мне теперь непонятно даже, как с ним себя вести. Было бы хорошо его кем-нибудь заменить, увы, он был единственным парнем в нашей труппе, умевшим танцевать. Поэтому придётся смириться и вести себя как-то нейтрально. Это я так думала до того, как на веранде за моей спиной раздались шаги.

Резко обернувшись, увидела стоявшего в паре метров от меня блондина.

Я думала, что он первым заговорит, но Морен просто стоял и прожигал меня долгим задумчивым взглядом. По выражению лица я не смогла понять, о чём он думает, да и спустя несколько минут молчания, меня начала раздражать эта игра в гляделки.

— Мор, ты искал меня вечером. Что-то хотел сказать? — спросила как можно нейтральнее.

Блондин, который с каждой секундой вызывал во мне всё больше непонимания, наконец, отмер. В его глазах блеснула неуверенность. Он на миг замялся, потом во взгляд вернулась уверенность.

— Да, Дэна. Нам надо расстаться.

— Что?

Сказать, что я удивилась, значило не сказать ничего. Я всё что угодно готова была услышать: он кого-то убил, во что-то встрял, у него появились враги… абсолютно всё, что угодно, но только не то, что услышала.

— Нам надо расстаться, — с нажимом повторил он.

Пребывая в некоторой растерянности, я обвела взглядом пустынную улицу.

Нас окружали старые, но ухоженные двухэтажные дома, мощёная камнем дорога и небольшие клумбы с какими-то цветами. Далеко на востоке занимался рассвет, в воздухе витала весенняя успокаивающая прохлада и лёгкий туман от протекающей неподалёку речушки.

Мне даже показалось каким-то странным и неуместным проявление ярких отрицательных эмоций посреди такого океана спокойствия и умиротворения. Что-то внутри меня заставляло рассуждать отстранённо и здраво.

Я ведь не любила Морена, хотя и относилась к нему весьма хорошо. Да и замуж не собиралась пока… Так есть ли смысл расстраиваться?

— Хорошо, — просто и искренне ответила я, наконец, — Давай расстанемся.

Кажется, он удивился, хотя тоже не подал вида. Кивнул, не сводя с меня внимательного взгляда, словно надеялся услышать что-то ещё. Но мне нечего больше было ему сказать. На душе стало неожиданно легко.

Поняв, что разговор завершён, он развернулся и уже на выходе с террасы, сухо бросил:

— Жду через полчаса на сцене.

Я снова осталась в одиночестве. Вот так неожиданно и быстро завершился ещё один эпизод моей жизни. Ни скандалов, ни ненужной ругани. Морен просто ушёл, не оставив после себя ничего, даже руин. На мгновение показалось, что его и не было в моей жизни, потому что сейчас, когда он её покинул, у меня не было ощущения потери чего-то значимого. Так, лёгкая грусть, но не более. Да и то, принадлежала она, скорее, осознанию того, что я совсем не знала того, кого считала другом, чем самому факту его ухода.

К последнему танцу я готовилась со всей душой. Потому что эти несколько минут должны завершить весенний концерт и оставить отпечаток в душе каждого из зрителей. Важно было выдержать ритм музыки, под которую предстояло танцевать, поэтому я смело надела короткую плессированую юбку вишнёвого цвета, под неё подобрала такого же цвета матовую помаду и светло-розовый, почти кремовый топ. На запястье лёг тонкий браслет, сплетённый из золотых нитей и украшенный маленькими рубинами. Накрутила длинные тёмно-коричневые волосы лёгкими локонами и сняла балетки — по задумке нашей труппы, на сцене разложат несколько десятков крупных осколков стекла, чтобы создавалось впечатление, что я танцую на них босыми ногами. На самом деле, конечно, я давно наизусть выучила расположение каждого осколка и никогда не наступлю ни на один из них. А долгие недели тренировок заставили выучить ещё и моё тело. Так что за стёкла я не переживала. Вообще, в кое-то веке я не за что не переживала.

Из-за кулис мне хорошо было видно сцену. Певец и три девушки как раз заканчивали своё выступление. Мы со стоявшим по противоположную сторону сцены Мореном подождали пока они разойдутся, и, услышав знакомую мелодию, одновременно вышли на свет.

Я выступала на сцене уже несколько лет, но никогда ещё на ней не было так красиво. Концерт проходил под открытым небом, поэтому первые лучи солнца падали точно на усыпанный стёклами пол, отражаясь в каждом осколке. Казалось, что под нашими ногами раскинулось море ослепительно-яркого света. Мне почудилось, что я утопаю в этом сиянии и несколько секунд просто не могла сдвинуться с места. Только когда слух резанул аккорд, с которого должен был начаться танец, я, наконец, отмерла. Мы с Мореном встретились взглядом, но я ничего не смогла в нём прочесть.

Мелодия резко взметнулась ввысь.

Глубокий вздох. И начался танец.

Быстрый, но на грани вальса. Приличный, но на грани допустимого. Между нами расстояние, но движения на острие прикосновений. Слишком близко, и в тоже время, бесконечно далеко…

Динамика переплетается с изяществом минорных нот. Мир калейдоскопом кружится перед глазами, тело двигается по памяти. В голове пустота, я не думаю о танце, словно меня вообще здесь нет. Словно все мысли окутаны плотной дымкой тумана. Она затягивает, как наркотик, уводит от реальности. Только музыка, в которой я растворяюсь, по-прежнему звучит на периферии сознания. Кажется, что меня затягивает в некий транс. Чувства притупляются.

Наверное, именно поэтому, ощутив острую, ослепляющую боль в ноге, я продолжаю по инерции кружиться, не обращаю внимания.

Танец подходит к концу. Мы с Мореном оказываемся в разных концах сцены. Я у самого её края. Музыка в последний раз набирает силу, делаю последний виток.

Боль обожгла повторно. Сознание резко пошатнулось. Перед глазами взорвалась алая вспышка. Вдруг подогнулись колени. Но я даже не успела испугаться: сознание уже отключалось.

По инерции сделала последнее движение и… сорвалась со сцены.

Кажется, упала кому-то на руки, но уже ничего не видела и не чувствовала. Только в голове эхом отозвался последний аккорд мелодии.

А следом наступила тишина.

Исчезнувший должник

Ощущение реальности вернулось слишком резко и отозвалось звоном в голове. Чувства, словно части пазла, собрались воедино, заставив меня дёрнуться от пронзительной боли. Сейчас она воспринималась не через призму непонятного дурмана, как на сцене, а вполне реально.

Я резко вскочила и распахнула глаза.

И тут же едва не столкнулась лбами с Алей. Она испуганно ойкнула и отскочила в сторону. На её ладони медленно потухал свет целительской магии.

— Небо! Как больно…

Я осторожно коснулась пальцами пятки и поморщилась.

— Прости, Дэна. Я ещё не умею лечить безболезненно, — понурилась подруга и виновато добавила:- Но эта боль быстро пройдёт, главное, осколки удалось достать и заживить рану!

Что?

Я попыталась напрячь память, но все адекватные воспоминания обрывались примерно на середине танца, дальше был калейдоскоп из весьма неопределённых эмоций и темнота.

— Какие осколки? — язык не слушался, но я всё-таки произнесла то, что хотела.

Рядом с целительницей появилась Виолета. Видимо, до этого она находилась где-то сзади, и я не видела её.

Подруги переглянулись.

— Ты наступила на две стекляшки во время танца, — пояснила блондинка, — И целительница наша взялась тебя лечить.

Моему мозгу потребовалось несколько секунд для того, чтобы осознать услышанное. Просто… Мне не верилось, что я могла на них наступить.

Да я за два месяца репетиций ни разу не осеклась!

— Дэнка, как ты умудрилась-то?! Ты же всех уверяла, что справишься!

— Я не знаю, Виолет… — пробормотала растерянно, закрывая лицо руками. Конец репутации моей и всей нашей труппы, — Простите…

— Девчонки снова переглянулись и посмотрели на меня как на не очень умную.

— Глупости какие, Дэна! — всплеснула руками Аля, — Мы за тебя так испугались, когда без сознания увидели!

— О! Кстати, раз уж ты очухалась, — У Виолеты вдруг гневно сверкнули глаза, — Поделись секретом: куда после выступления подевался этот белобрысый мерзавец?!

— Виола… — Целительница мученически закатила глаза.

— Я уже двадцать лет Виола! А этот гад мне долг отдать уже три месяца обещает! Родители через месяц будут особняк покупать! Как я им объясню, куда делась четверть нужной суммы?!

Вот теперь уже пришла моя очередь удивляться.

— Виолета, — Голос дрогнул от предчувствия чего-то плохого, — А ты сейчас о чём вообще?… Ты, что давала деньги Морену?!

Небо, пожалуйста, пусть под «белобрысым блондином» она имела в виду кого-то другого…

— Ну, да. Ещё в начале зимы. Вроде бы парень надёжный, должен вернуть… Так, где его носит?!

— Не знаю, — выдохнула я, понимая, что действительно Морена не знала, а Виолету действительно ждут проблемы.

Она, видимо, уже тоже почувствовала неладное. Резко севшим голосом переспросила:

— Как не знаешь?

— Дэна…

— Мы расстались.

Я подняла взгляд на подруг. Выглядели они, мягко говоря, не очень. Виолета продолжала смотреть на меня, непонимающе хлопая глазами, а Аля испуганно зажала рот ладонью.

— Дэна, скажи, пожалуйста, что ты пошутила… — неуверенно протянула блондинка

— Хорошо. Я пошутила! Кому стало легче?

— Дэниэла-а-а… — простонали подруги синхронно, а я всё же пояснила:

— Морен подошёл ко мне перед последним танцем и сказал, что нам нужно расстаться.

— А ты что?

— А что «я»? Ответила: «Хорошо, давай расстанемся».

У блондинистой подруги округлились глаза:

— И всё?!

— Ну, а что, по-твоему, я могла ещё сказать?

— А как же … любовь?

Я не сдержалась и закатила глаза:

— Да какая к лешему любовь, Виолета? Я даже не жалею, что он ушёл.

— Угу, — подруга резко помрачнела, — Теперь бы только узнать, куда.

— И Морен не сказал, куда собирается податься после окончания концерта? — без особого энтузиазма спросила Аля, а когда я покачала головой, добавила: — Мы ведь его после предпоследнего танца и не видели…

— Как не видели?! — я встрепенулась, — А как же я попала в гримёрку после того, как сознание потеряла? Разве не он меня…

— Нет, — невесело усмехнулась блондинка, — Не он.

Как интересно.

— А кто?

— Не знаю, парень какой-то из зрителей. Невзрачненький такой. Верно ведь? — Виолета обернулась к целительнице.

Та угрюмо кивнула:

— Верно. И иллюзией от него веяло за километр! Но мы сейчас не о том думаем: нужно Морена найти.

— Конечно! Только как это сделать?

Я посмотрела на опустившуюся на подлокотник кресла Виолету. Непривычно было видеть её такой потерянной и беспомощной. Обычно бойкая блондинка являла собой воплощение оптимизма. А сейчас на ней лица не было, и это порождало во мне злость на друга.

Не знаю, как ему удавалось почти три года притворяться адекватным парнем, но сейчас я понимала, что тот Морен, который мне нравился и тот Морен, который настоящий — два абсолютно разных человека. Причём первого — на самом деле не существует. И то, что мы с ним расстались — не катастрофа, я и без него прекрасно буду жить дальше, а вот долг, который он не отдал подруге — это реальная проблема. Особенно, учитывая, потребность в этих деньгах её семьи.

И найти Морена, скорее всего, будет непросто. Даже с помощью магии. Девчонки тоже это ясно осознавали и, потому заметно приуныли. Аля села рядом со мной на диванчик и задумчиво уставилась в потолок. В гримёрке воцарилась удивительная тишина. Правда, ненадолго…

Исчезнувший должник(продолжение)

— Дэнка! Чудо ты наше кареглазое! Ты живая тут?!

Дверь с грохотом распахнулась, впуская взъерошенного, взволнованного, но чем-то донельзя довольного Себастьяна. Сумасшедшим вихрем влетев в комнату, он резко осёкся. Узрел наши постные лица, значит.

— Э-э-э… А чего это вы такие… Дэн, тебя что, Алька вылечить не смогла?

Парень с причёской потрёпанного одуванчика аж посерел.

— Да нет, Сев, мои травмы здесь не причём, — успокоила я.

— Ну и слава Небу… Так, а чего тогда случилось-то?

Мы все втроём одновременно вздохнули, отчего у друга как-то странно дрогнули губы. Толи в истеричном смешке, толи в паническом ужасе.

— Морен оказался козлом! — гневно рявкнула Виолета.

— С чего вы взяли? — удивился Сева

— С того, что он Дэнку бросил! И смылся в неизвестном направлении, не вернув мне долг!

А ещё у меня пропал рубиновый браслет с руки. Я только сейчас это заметила, но не стала нагнетать обстановку ещё больше. Вот его-то уже точно не вернуть, да и не велика потеря.

Друг задумчиво почесал макушку и неуверенно выдал:

— Странно. Мне кажется, что Мор вполне себе адекватный…

Я невесело усмехнулась:

— До сегодняшнего дня мне тоже так казалось.

Друг почесал макушку снова:

— Прискорбно.

Виолета резко вскочила.

— Прискорбно? Да это просто катастрофа! Чурбан ты бесчувственный!

— Да ты только за деньги свои и переживаешь! — явно обиделся друг, — А у Дэны, может быть, душевная травма!

— Сева, если через месяц мои родители не досчитаются трёхсот тысяч вайеров, то травмы появятся у меня, и отнюдь не душевные!

— Виолет, успокойся, пожалуйста, — устало протянула Аля.

— Вот согласна: давайте перестанем паниковать и просто подумаем, что делать дальше, — я поддержала целительницу.

Блондинка шумно выдохнула, но вняла совету и, сев обратно на подлокотник, с подозрением поинтересовалась:

— Слушай, Одуванчик, а ты вообще чего пришёл-то?

— Да в столицу нас пригласили… — растерянно произнёс Сева, — Во Дворец…

— ЧЕГО?

— Куда?

Мы с девчонками непонимающе переглянулись.

Сева пояснил:

— Короче, у нас на концерте была какая-то особа из Дворца. Ей или ему — я точно не знаю — понравилось выступление, и Дэну пригласили повторить неудавшийся танец на Летнем Балу.

— Да ну, серьёзно?!

Вместо ответа Сева протянул нам разноцветный уже вскрытый конверт. Аля достала из него пригласительную открытку. Присмотревшись к первой страничке, я с удивлением узнала ни что иное как печать королевской семьи.

— Дэн, я тебя поздравляю! — первой справилась с изумлением целительница.

— Да не с чем, — растерянно отозвалась я, — Вряд ли я смогу повторить этот танец через неделю.

— Почему?!

— Как минимум, у меня нет партнёра. Как максимум, за неделю я не смогу выявить место, на котором сбилась на сцене и исправить ошибку. Особенно учитывая, что до Тиграны ещё добираться два дня, следовательно, в моём распоряжении только пять дней остаётся.

— Жаль… — друзья заметно погрустнели.

— А может, Морена и надо искать в столице? — неожиданно предложил Себастьян.

— Сомневаюсь, — Виолета покачала головой, — До туда дольше всего добираться.

— Зато перспективнее всего затеряться.

— Значит, мы всё же поедем в столицу!

— Но он мог отправиться и в любой другой город, — возразила Аля, — Из нашей Росоши дороги ведут в Кардер, Северную Визию и Анополь. Морен мог поехать куда угодно.

— Тогда мне его не найти… — сокрушённо вздохнула блондинка.

— Тогда мы разделимся, — поправила её я, — Мы же друзья, и мы постараемся тебе помочь. Ведь так?

Аля и Сева кивнули.

— Я поеду в столицу, тем более, что помимо вот этого пригласительного у меня есть ещё одно — от самого короля. Аля отправится в Кардер. У тебя же есть там дядя, если я не ошибаюсь? — я повернулась к целительнице.

— Да. Если Морен засветится там, мимо меня это не пройдёт — мой родственник — влиятельный граф.

— Вот и хорошо. Виолет, ты будешь ждать его в Анополе, так как это очень крупный город, и найти в нём человека можно только с помощью поисковых заклинаний. Ты ими владеешь как никто.

— Ну, а я прогуляюсь до Северной Визии, так уж и быть, — тряхнул кудрявой головой Сева, — Не бросать же это невоспитанное чудовище на произвол судьбы!

— Спасибо, Одуванчик, — Виолета искренне улыбнулась, — Всем вам, ребят, спасибо. Что бы я без вас делала…

Вот с этого момента и началось самое интересное.

Легендарный дворец

Спустя два дня после исчезновения Морена карета с гербом рода Ливан подкатила к королевскому дворцу. Стоит заметить, это место было не только административно-политическим центром королевства, но и его главной достопримечательностью.

Во дворце были удивительные водопады, бьющие прямо из его стен и объединяющиеся перед воротами в великолепное озеро с кристально чистой водой; лабиринты из коридоров, переходов и лестниц, среди которых незнающий человек никогда не сможет найти дорогу. Отдельным шедевром были дворцовый сад и парк с уникальными растениями, цветочными композициями и дорожками, выстланными лунным камнем.

Сама я была здесь всего пару раз, один из которых — в глубоком детстве, и большая часть Дворца была мне неведома.

Мы въехали во внутренний двор, кучер остановил карету. Родители первыми вышли на улицу, я за ними. Вокруг нас раскинулся тот самый легендарный парк с ухоженными дорожками и низкими идеально ровно подстриженными кустарниками. А в центре располагалась огромная хрустальная чаша, внутри которой горел огонь. Она являлась своеобразным символом величия древнего королевского рода, а в народе блуждали легенды о том, что если всмотреться в языки пламени, танцующие над ней, то в них можно увидеть нечто сокрытое и чуть ли не жизненно важное.

На величественных ступенях у центрального входа во Дворец наше семейство собственными персонами встречали король Казимир и его жена Мелисса.

Его высочество за те пару лет, в течение которых я его не видела, заметно постарел, немного осунулся. На лице его по-прежнему жила добродушная снисходительная улыбка, однако взгляд сразу показался мне тяжёлым и каким-то прохладным.

Зато королева была всё также свежа и прекрасна, как красивый, но искусственный цветок.

Отец тут же поклонился, а мы с мамой присели в реверансе.

— Ваши Величества, для меня и моей семьи честь вас видеть! — в своей манере сдержанно, но совершенно искренне произнёс отец.

Царственные персоны так же искренне улыбнулись, Казимир по-дружески пожал папе руку.

— Эмиль, Лютеция, очень рад вас видеть! Мы с супругой давно ждали вашего визита.

Королева согласно кивнула и перевела взгляд на нас с мамой.

— Действительно, Лютеция, мы так давно не общались. Дэниэлла, ты так выросла… — Мелисса восторженно всплеснула руками, но тут же опомнилась: — Впрочем, успеем ещё побеседовать. Сейчас вам с дороги следует отдохнуть! Слуги покажут вам апартаменты и всё объяснят. Располагайтесь, отдыхайте. А к ужину спускайтесь в Малую гостиную, мы будем вас ждать!

Наши комнаты располагались в гостиничном крыле, куда вела целая бесконечность роскошных коридоров. Пока добирались до туда в сопровождении служанки, я отчётливо осознала, что сама никогда бы не нашла дорогу. Интересно, как здесь слуги ориентируются? Интуицию что ли развивают…

Апартаменты были под стать всему дворцу — роскошные и в какой-то мере даже пафосные, хотя и выполненные со вкусом. Всё здесь было выдержано в светло-голубых тонах, даже цветы в вазе на голубой вязаной салфетке были небесно-синими. В спальне стояла широкая кровать с балдахином, стеклянный столик и тумба с зеркалом. Так же в моё временное пользование была предоставлена роскошная ванная комната.

В целом, мне понравилось.

После довольно долгой дороги я действительно собиралась отдохнуть и привести себя в порядок. Но успела лишь принять ванную и плюхнуться на кровать — пришла служанка с сообщением, что через полтора часа начнётся ужин.

Уже? Во Дворце вечерний приём пищи начинается в пять часов дня?!

Ну, хорошо хоть не в обед…

Пришлось спешно одеться в подготовленное хорошенькое лавандовое платье, сделать причёску и, приняв положенный по статусу благородный вид, явиться в Малую гостиную.

По дороге я встретилась с родителями. Нас с ними, согласно дворцовому этикету, поселили в разных апартаментах и почему-то довольно далеко друг от друга.

Мама быстро окинула меня оценивающим взглядом и, видимо удовлетворившись результатом осмотра, с улыбкой заметила:

— Ты прекрасно выглядишь, Дэниэлла! Постарайся вести себя как леди при королевской семье.

Я, совсем не как полагается леди, закатила глаза.

— Не переживай, Лютик. Умеет она прекрасно быть леди, когда надо, — поддержал меня отец.

— Умею! — с готовностью подтвердила я, и мы вошли в гостиную.

Здесь было довольно уютно. В камине потрескивали дрова, снедаемые огнём, в центре комнаты стоял резной деревянный стол, а вокруг него несколько кресел. Два из них уже были заняты.

Король и королева встретили нас тёплыми улыбками.

— Проходите, дорогие наши, присаживайтесь! — позвала королева и обратилась к ожидавшей указаний служанке, — Сима, подай гостям чаю с теми пирожными, которые мне вчера приносили на веранду — они самые вкусные!

Девушка ушла и, едва за ней закрылась дверь, король обратился к отцу:

— Эмиль, друг мой, как давно мы с тобой не виделись!

— Месяц, — согласился отец.

— А словно целый год… как быстро летит время!

— Ах, и правда! Я-то вас не видела ещё дольше! Вон уж и Дэниэлла совсем выросла, — Мелисса перевела на меня ласковый взгляд и спросила, — Сколько тебе лет уже, прелесть моя? Восемнадцать, если я не ошибаюсь?

Я вежливо улыбнулась.

— Вы почти правы, Ваше Высочество, девятнадцать.

— О! даже так?! — она изящно всплеснула руками, — Да-да, ведь ты на пять лет младше Эрика!

Точно, а где носит друга?! Почему он не на семейном ужине? Раньше ведь ни одного не пропускал…

— Ваше Величество, а где же принц Эрнест?

— Ой, он такой занятой последнее время! — посетовала королева, — Весь в государственных делах! Казимир его так сильно нагружает.

— Да, — кивнул король, — Он будущий наследник престола. Он должен научиться управлять страной, пока я жив, ибо легко править, но тяжело управлять…

С этих слов стартовала долгая и неспешная беседа родителей и царствующих особ о политике внутренней и внешней, экономике, мировой торговле. А потом и о философии и ещё много-много о чём интересном, но обсуждаемом на каждом уважающем себя ужине, и, от того весьма надоевшем.

Уже закончились пирожные, и служанку отправили за новой порцией, за окнами давно стемнело, а ужин и не планировал заканчиваться: всё благодаря этим великим темам, о которых можно беседовать вечно. Причём самое фактически нужное было лишь то, что Казимир решил ещё больше укрепить и без того хорошие экономические отношения между соседними странами и заключить с ними ещё несколько договоров, для чего и вызвал во дворец моего отца.

Уже часам к одиннадцати вечера мне окончательно надоело слушать о смысле жизни и о том, что по этому поводу думали великие мыслители. Вежливо откланявшись, я пожелала всем хорошей ночи и скрылась.

Безумие во тьме

До апартаментов меня провожала девушка из прислуги. Правда, шла она очень быстро, явно куда-то торопясь и заметно нервничая. Я, молча, шла за ней, пока за очередным поворотом девушка, наконец, не остановилась. Резко развернувшись ко мне, она взволнованно затараторила:

— Госпожа, разрешите здесь вас покинуть! До ваших комнат совсем не далеко! — и, не дожидаясь моего согласия, спешно отчеканила, — Сейчас по коридору направо, вверх по лестнице, затем налево по переходу, ещё одна лестница и направо. Дальше просто прямо по коридору пока не дойдёте до своих апартаментов! Можно, пожалуйста, мне уйти?!

Честно? Меня вот ни капли не привлекала перспектива разгуливать одной по лабиринтам полутёмных коридоров. Но девушка явно куда-то очень сильно спешила, и моя совесть не позволила её задержать. Тем более, дорогу она мне вроде как рассказала.

— Ступай, — разрешила со вздохом, и служанку тут же словно ветром сдуло, а я продолжила путь в гордом одиночестве.

Безумие во тьме (продолжение 1)

Безусловно, было что-то таинственно-загадочное в прогулке по огромному Дворцу. Уже давно стемнело, и мрак коридоров разбавляли лишь тусклые блики свечей на подставках. Высокие статуэтки и вазы, украшавшие стены, отбрасывали причудливые тени на пушистый ковёр. Огромные витражные окна выходили в ночной сад и показывали цветущие клумбы и звёздное небо над ними. Вокруг было тихо-тихо, только изредка проходили то туда, то сюда слуги, шелестя по полу длинными подолами платьев.

Однако красотой ночного дворца я наслаждалась ровно до тех пор, пока не поняла, что заблудилась. По инструкции служанки, я поднялась по лестнице и… забыла в какую сторону нужно повернуть. Мне казалось, что направо, но повернув в этом направлении, я шла уже минут десять, а никакого дальнейшего разветвления путей или, тем более, своих апартаментов я не находила.

Вот ведь… нашла приключения на свою голову!

Тихо скрипнув зубами от досады, я поняла, что нужно возвращаться к лестнице и идти в противоположном направлении, пока не заблудилась окончательно. По пути случайно заглянула в одно из ответвлений коридора и увидела там винтовую лестницу. Только сейчас вспомнила, что действительно служанка упоминала о двух лестницах, по которым надо подняться. Возвращаться к первой страшно не хотелось, ибо далеко.

Так почему бы не подняться по этой и потом просто пойти в нужном направлении?

Ответвление коридора, в котором я увидела лестницу, оказалось вовсе не ответвлением, а полноценным, огромным залом, освещённым только многочисленными маленькими свечками. Но меня сей факт не особо смутил, поэтому, пройдя через всё помещение, я начала подниматься по лестнице. И замерла. Потому что на её вершине из практически полной темноты неожиданно выступил мужской силуэт.

Безумие во тьме (продолжение 2)

Из-за отсутствия нормального освещения я не могла рассмотреть его. Но почему-то стало очень не по себе. Я даже почувствовала, как кожа покрывается мурашками.

Безусловно, не было ничего страшного и необычного в том, что мне на пути кто-то встретился, но от силуэта в противоположном конце лестницы неуловимо, но, в тоже время, весьма ощутимо веяло опасностью.

Неожиданно захотелось развернуться и убежать обратно. Но, конечно я не могла так поступить, потому что это выглядело бы совершенно глупо.

Уже собиралась запихнуть свои глупые ощущения куда подальше и продолжить свой путь мимо незнакомца. Но стоило занести ногу для первого шага, как внутри кипящей волной всколыхнулось пламя, словно почувствовало смертельную угрозу. И, словно сорвавшись с цепи, оно метнулось наружу. Да с такой силой, что я с трудом смогла удержать его. Вздрогнув от неожиданности, сжала руки в кулаки, чтобы человек на вершине лестницы не увидел осыпающийся с пальцев пепел, и подняла голову.

На лицо незнакомца падала тень. Но я могла поклясться, что он тоже смотрел на меня — его взгляд ощущался кожей. И почему-то казалось, что он тоже чувствует что-то странное.

Поддавшись непонятному порыву, я начала подниматься по лестнице. Ощущение опасности увеличивалось с каждым шагом. И умом я понимала, что не готова двигаться дальше, но что-то странное упорно толкало вперёд.

Силуэт на миг замер, а потом начал спускаться мне на встречу. Медленно, словно растягивая удовольствие.

В воздухе повисло напряжение. Стук собственных каблуков резко стал слишком громким. Но не останавливаться же теперь…

Каждый шаг отдавался звоном в ушах. С каждой ступенькой мы с незнакомцем, скрытым темнотой, становились ближе дуг к другу. И ведь не должно было быть в этом ничего необычного, но я отчётливо почувствовала, как сердце пропускает несколько ударов. А затем начинает колотиться с такой силой, будто пытается пробить грудную клетку. Это было ощущение похожее на страх, но в глубине души я не боялась. Да и моё пламя успокаивающе покалывало кончики пальцев, обещая обратить в белый пепел любого, кто вздумает причинить мне зло.

Мы поравнялись. Когда я уже поставила ногу на следующую ступеньку, нервы, казалось, натянулись до предела. И в этот момент рука незнакомца с коротким хлопком опустилась на перила, преградив дорогу.

— Добро пожаловать во Дворец, Дэниэлла, — тихо и, как мне показалось, с усмешкой произнёс он, — Я ждал тебя.

По коже пробежал мороз.

Я резко замерла, пытаясь справиться с удивлением и одновременно удерживая рванувшее вперёд пламя — нет, трупы нам пока не нужны — это оставим на крайний случай.

— Обычно тех, кого ждут, встречают несколько в другой обстановке, — вырвалось у меня с перепугу, хотя следовало бы спросить, кто он вообще такой и откуда меня знает.

— Это недоразумение легко исправить.

Я не успела даже отшатнуться: между нами сверкнула воронка портала.

Уже в следующее мгновение я настороженно обводила взглядом довольно просторную комнату. Кроме большого письменного стола, двух кресел и огромного книжного шкафа здесь ничего не было.

Небо, что происходит?! Где я? Кто этот человек?

В такт моим паническим мыслям пламя снова рвануло наружу.

Так, спокойно, сначала мы узнаем какого лешего этому нахалу от меня надо, а уже потом испепелим.

Я резко развернулась и практически уткнулась лицом в парня. Но вокруг царил полумрак, и я опять не могла нормально его рассмотреть. Только исходящую от него опасность чувствовала буквально кожей.

Дэна, главное не нервничать. И не бояться.

— С гостеприимством у вас явные проблемы, — сказала честно. Пожалуй, излишне, ну да ладно… — Вы даже не представились!

Я с трудом различила, как незнакомец ехидно изгибает бровь.

— Можно подумать, ты меня не узнала!

— Представь себе! Вокруг вообще-то темнота. И ты уж извини, но, наверное, я не знаю твою персону в лицо!

Я решила тоже перейти на "ты". Ведь он с самого начала так обращался ко мне. Да и вообще, в данной ситуации, этикет, по-моему, не столь важен.

В ответ на моё возмущение незнакомец просто щёлкнул пальцами, зажигая магический сполох.

И в моих лёгких резко закончился воздух.

— А-а…э-э-э… Ваше Высочество?!

Огонёк тусклым светом озарил тёмноволосого парня лет на пять старше меня с правильными чертами лица, абсолютно чёрными глазами и, кажется, вечно ехидной полуулыбкой. И был это ни кто иной, как брат Эрика — принц Рэйвэл. Мы с ним не встречались лично, но пару раз я видела его издалека и на фотографиях.

— Чем обязана вашему вниманию? — спросила растерянно, чувствуя, как его взгляд буквально прожигает меня насквозь.

— А ты не догадываешься? — полуутвердительно спросил он, а когда я отрицательно покачала головой, достал из кармана… мой браслет с рубинами!

— Откуда?… — я перевела ошеломлённый взгляд с принца на тонкую цепочку в его руке и обратно. Суть до меня дошла быстро, а вот верилось с трудом:- Так это ты… три дня назад на концерте…

У меня даже язык заплёлся от удивления, и я никак не могла сформулировать вопрос. Как оказалось, Рэйвэл его и так понял:

— Да, ты наступила на стекло, но каким-то образом смогла продержаться несколько секунд до окончания танца. А потом потеряла сознание и упала прямо мне на руки.

— Но… — Небо, неужели правда бывают такие совпадения?! И какого лешего он стоит так близко?! — Как ты оказался в "Ледяной вишне"?

— Дела, — Принц хитро сверкнул глазами, — Дай руку!

— Зачем? — спросила с подозрением, а потом взгляд упал на браслет, зажатый в его ладони. Ладно, если что, я его испепелю на месте…

Дальнейшее уложилось в один бесконечно долгий миг.

Наши пальцы соприкоснулись. Между ними вспыхнули огненные искры. Мы встретились взглядами.

Молниеносный рывок и на талию легла ледяная ладонь. На контрасте с моей вечно горячей кожей получился почти ожог. Но все мысли заняло совсем не это…

Поцелуй. Настойчивый и даже грубый. Сладкий до боли. Неожиданный и сумасшедший. Я словно растворилась в нём, выпала из реальности.

Такое безумие — целоваться с принцем! Да ещё и при первой же встрече! Это…это было совершенно не в моих правилах! Будучи в здравом уме я никогда не стала бы этого делать, а тут будто бы перемкнуло что-то в голове. Словно наваждение. Прикосновения сводили с ума. Мне уже начало казаться, что они заменяют воздух. Между нами пылал огонь. Невидимый, но так яростно ощущаемый. В какой-то момент я неожиданно поняла, что если принц отстранится и это пламя погаснет, то и я погасну вместе с ним, а вся окружающая реальность станет для меня лишь серым пеплом.

Казалось, этот поцелуй длился целую вечность и я, наверное, отдала бы жизнь, чтобы он вообще не прекращался. Но в какой-то миг в лёгких закончился кислород. Принц неохотно оторвался от моих губ, и первым, что я почувствовала, было отчаяние. Оно так больно укололо сознание, что мне захотелось разреветься. Но я с огромным трудом удержалась.

Судорожно вдохнула воздух и вместе с ним здравый смысл. На смену странному желанию вечно чувствовать на губах вкус поцелуя пришёл сначала страх. Он заставил вспомнить о том, что я наедине с почти незнакомым человеком. А затем злость. Не на себя, конечно же. На принца.

Да, Рэйвэл славился тем, что менял любовниц как перчатки и никто никогда не отказывал ему! Но я определённо не из этой категории! Мне плевать на его статус, влияние и даже на обаяние!

Да как он вообще посмел меня коснуться?!

Пламя само собой сорвалось с пальцев, а я и не собиралась больше его сдерживать. Огненно — красная лавина в долю секунды достигла цели, смела гада с ног и приложила об противоположную стену. Правда, Рэйвэл почему-то не сильно пострадал, только потерял координацию. Но мне хватило и этого. Я сотворила огненный портал и, не мешкая ни секунды, шагнула в него, бросив напоследок дрожащим от гнева голосом:

— Не нарушайте границ дозволенного, Ваше Высочество!

И оказалась посреди своих апартаментов, отведённых мне во Дворце. Закрыла портал телепортации и упала на кровать.

Минут пять просто смотрела в потолок и пыталась привести суматошные мысли в порядок. Получалось из рук вон плохо: поцелуй совершенно не хотел уходить из моей головы. Да ещё и браслет на руке, на который мой взгляд постоянно соскользал, напоминал о том обжигающем прикосновении.

Нет, ну как вообще я могла допустить это?! Надо было сразу шарахнуть по этому мерзавцу пламенем и сбежать! А почему я этого не сделала?! Да потому, что извилины в голове перемкнуло! Словно разум вообще помахал мне рукой и ушёл на выходные! А самое страшное, что мне… понравился этот поцелуй. Не знаю чем и как, но судя по тому, что он не выходит у меня из головы — я схожу с ума!

А если жестоко запихать эмоции подальше и подумать нормально, то ситуация в целом получилась какая-то странная. Уже хотя бы потому, что принц мог бы не позволить мне сбежать, ведь моё пламя почти не причинило ему вреда. Но он не стал. Хотя после удара об стену в его глазах полыхнула такая злость, что показалось, он меня сейчас прибьёт. Но нет, Рэйвэл позволил уйти.

И зачем он целовал меня вообще?! Ладно, у меня мозги отчего-то вдруг вскипели, но принц… что это за странный порыв был? Неужели ему любовниц своих не хватает? Сомневаюсь.

Как-то странно это всё. Очень странно.

Но дальше размышлять я, увы, не могла: воспоминание о поцелуе просто путало все мысли. Да к тому же и день выдался слишком насыщенным — меня неуклонно тянуло в сон. Я даже ванную принимать не стала. Только сняла платье, расплела причёску и, сразу легла спать, отложив проблемы до завтра.

Храм Огня

Уснула сразу же, как только голова коснулась подушки, вот только вместо спокойных фиолетовых снов сознание перенесло меня в одно из самых священных мест в мире.

В храме Огня стояла гробовая тишина. Её почему-то не нарушали даже мои шаги. Замерев на входе в Священный Зал, я настороженно огляделась вокруг и едва не вскрикнула, увидев свое отражение на отполированных зеркалах.

Эфемерный силуэт витал в нескольких сантиметрах от пола. Сквозь полупрозрачную кожу в нём проглядывались артерии и вены, по которым быстрыми равномерными потоками текло пламя. Только увидев их, я поняла, что это отражение моей души.

Храм Огня — священное место для каждого огненного мага. Легенды гласят, что именно здесь бесконечно давно, ещё на заре существования человеческой цивилизации, впервые вспыхнул огонь. Считается, что его, как и другие стихии, подарили сами боги.

С момента создания храма прошли тысячелетия, и, несмотря на то, что для всего человечества он всегда был неприкосновенным, его не пощадил самый страшный разрушитель — время. Храм не существует уже много сотен лет, но только в материальном мире. В мире магическом он всё ещё цел и невредим в подсознании каждого огненного мага. Иногда, во снах он призывает нас, и мы приходим, потому, что противиться зову этого места невозможно.

Ещё раз оглядев холодный зеркальный камень, слагающий стены вокруг меня, я вошла в Священный зал.

Высокие мраморные стены и колонны, подпиравшие сводчатый потолок, являли собой воплощение величия и мощи. Они, казалось, были неодушевлёнными стражами стоявшего посреди зала постамента. Подойдя к нему ближе, я увидела небольшой уголёк, лежавший посередине каменной плиты.

Стоило мне поднести к нему руку, как он покраснел, опасно накаляясь, и вспыхнул алым пламенем. Его языки величественно взметнулись высоко вверх и во все стороны, в очередной раз, показывая огромный потенциал моих волшебных сил.

Я так засмотрелась на материальное воплощение своего пламени, что не сразу заметила как оно начало меняться. Сначала основание приобрело какой-то белёсый оттенок. Потом такого же цвета ленты появились в его языках, искусно переплетаясь с обычными — огненно-оранжевыми.

Со смешанными чувствами я наблюдала за тем, как непонятного происхождения белизна стремительно окрашивает пламя. И красиво и странно.

Интересно, что бы это значило? На моей памяти такого метаморфоза никогда не случалось…

Уже через несколько минут с древнего постамента вверх, под сводчатый потолок, устремлялись один за другим нематериальные вихри цвета парного молока.

А потом всё в раз исчезло: и подожжённый уголёк, и пламя и сам храм Огня, уступая место блаженной темноте.

Пламя на двоих

Проснулась я уже ближе к обеду. И, как ни странно, отдохнувшей. Несмотря на то, что время уже перевалило за полдень, в голове была утренняя свежесть и ясность мыслей. Я прямо-таки почувствовала прилив сил. Конечно, тогда ещё не знала, что это ненадолго.

Сходила ванную, пообедала потрясающим омлетом и пирожными, которые принесла Тира, приставленная ко мне служанка, и задумалась над официальной причиной моего визита в столицу. Танец на стекле. Нужно встретиться с организатором предстоящего праздника и объяснить ему, что не смогу исполнить номер. Этим и решила заняться сразу после еды.

К сожалению, в пригласительном не было указано имя нужного мне человека. Но зато, был указан адрес, куда необходимо прийти.

Сама бы я точно не нашла это место в бескрайнем лабиринте Дворца, поэтому меня провожала Тира. Проходя за ней по одному из коридоров, я увидела большую картину в золотой оправе, висевшую на стене. На ней были изображены все члены королевской семьи: Казимир, Мелисса, Эрик и Дайрен. И не знаю, что именно, но что-то зацепило меня в этой картине.

— Она совсем недавно здесь висит, — произнесла Тира, заметив мой интерес к произведению искусства, — Её Высочество Мелисса приказала нарисовать в начале весны. Для этого приглашали какого-то знаменитого художника из Веймарской республики.

— Джессо Авери? — удивилась я, вспомнив талантливейшего человека в соседнем государстве.

— Да, точно.

Я подошла ближе и всмотрелась в полотно. Взгляд сам собой скользнул на брата Эрика. Этот странный человек был удивительно не похож ни на отца, ни мать. Он был жгучим брюнетом с чёрными, как ночь, глазами, правильными тонкими чертами лица и очень светлой, почти белой кожей. Королева — абсолютная блондинка с ясными, похожими на весеннее небо, глазами, а король — зеленоглазый смуглокожий шатен…

Я посмотрела на Казимира. Даже на картине его взгляд был тяжёлым, как иссиня-свинцовая туча, готовая разразиться грозой. Он, казалось, действительно смотрел на меня с полотна, и от этого взгляда становилось неуютно.

Однако, если не обращать внимания на мрачный взгляд, то в целом выражение лица монарха выражало лишь бесконечные величие и мудрость. Глядя на него, сразу становилось понятно, что этот человек — властелин великого королевства. И это было действительно так, ведь именно Казимир поднял наше государство до немыслимых высот.

Сейчас Даирия уверенно лидировала в списке самых развитых стран мира. Конкуренцию ей могли составить лишь Веймарская республика и ещё пара стран на других континентах. Самая большая по площади, третья по численности населения, с великолепно отлаженными торгово-транспортными путями, славящаяся высочайшими темпами экономического роста страна. Всё это Даирия.

Многие государства уже давно точат зуб на наше королевство, но благодаря совместным усилиям Его Высочества и моего отца, его друга, открытых конфликтов нет ни с одной из них, а последняя война завершилась около двадцати пяти лет назад перемирием. Тогда ещё последние года правила мать короля — Королева Виттория. Именно она положила конец той страшной войне, женив Казимира на принцессе вражеской страны, Мелиссе.

С тех пор в королевстве воцарились тишь, да гладь. Его Высочество — великолепный правитель.

Интересно, каким будет Эрик?

Я перевела взгляд на старшего принца. В отличие от Рэйвэла, он был почти точной копией королевы.

У королевской семьи есть поместье в Росоши. Последнее время они стали редко приезжать в наш город, но раньше, когда мы с Эриком были маленькими, они бывали там по нескольку раз в месяц. Казимир и мой отец — давние друзья, поэтому родители часто общались. Мы с принцем тоже часто виделись и в итоге подружились. Играли вместе, гуляли, воровали яблоки из сада в соседском поместье.

А вот с принцем Рэйвэлом, который чуть младше Эрика, судьба меня раньше как-то не сводила. Конечно, наверное, в глубоком детстве я видела его пару раз, но сейчас даже не вспомню этого. Он всегда был в столице, и к нам в Росошь король с королевой его не брали. А потом, когда мы все выросли, не случалось встретиться уже, видимо, потому, что интересы слишком сильно разошлись.

И кто бы подумал, что, спустя столько лет, мы встретимся подобным образом!

Мысли о вчерашнем поцелуе обрушились на меня ледяной водой и вернули в реальность, заставив вздрогнуть.

Я вспомнила, зачем вообще вышла из своих апартаментов и, отведя взгляд от картины, попросила Тиру продолжить путь к нужному кабинету.

Пламя на двоих (продолжение)

Дорога заняла около двадцати минут и закончилась в довольно уютном небольшом коридоре возле одной из дверей. От множества таких же она отличалась тем, что была тщательно опутана защитными плетениями. Причём не абы какими, а высшего уровня, уж в этом-то я хорошо разбиралась, ведь в академии училась на мага прикладной защиты. В голове тут же нарисовалась схема незаметного взлома всей этой паутины. Но в реальности я лишь нажала на звонок.

Схема шевельнулась, один из векторов резко поменял направление, и дверь с тихим щелчком открылась. Попросив служанку ждать меня за дверью, я вошла в мрачный, неуютный кабинет.

Всё здесь было выдержано в серо-чёрных тонах и в стиле минимализма. Из мебели только небольшой диван с кожаной обивкой, рабочий стол и два кресла. Но всё это я заметила лишь краем глаза, потому что всё моё внимание занял стоявший у окна человек.

Леший!

Вот его я хотела видеть меньше всего!

Ведь ещё после вчерашнего не отошла!…

Может развернуться и сбежать отсюда?!

Нет, это не подойдёт, потому что я вчера уже так делала. Может, сразу шарахнуть по нему огнём?! Хотя это самая критичная мера.

Небо, что делать-то?!

Пока я боролась со своими суматошными мыслями, Рэйвэл сначала удивлённо изогнул бровь. Видимо тоже не ожидал меня увидеть так скоро. А потом начал блуждать по мне откровенно оценивающим взглядом. Вот именно это и вывело меня из ступора.

— Ваше Высочество, вы на всех девушек смотрите так, будто они вам принадлежат, или я особенно чем-то отличилась? — старалась говорить спокойно и сдержанно.

Принц хитро улыбнулся, глядя мне в глаза:

— Конечно, отличилась: так отвратительно как вчера меня ещё никто не целовал!

Я почувствовала, что краснею. И ничего не могу с этим сделать.

Но не осталась в долгу, фыркнув ехидно:

— Меня тоже.

— Ага, потому что тебя раньше вообще никто не целовал! — улыбка Рэйвэла превратилась в ехидный оскал, — И тебе, кстати, понравилось!

— Мне?! Да ничуть!

— Правда? Но обычно когда не нравится, то не отвечают…

— По-моему, ты о себе слишком высокого мнения!

На контрасте с моим бушующим и готовым разнести этот кабинет негодованием, принц рассмеялся. Причём, даже сейчас в его глазах таились сарказм и ехидство. Видимо, на более светлые эмоции он был и не способен. Мне жутко захотелось стереть с его лица эту улыбку и подпалить ему что-нибудь жизненно важное, но я сдерживалась. Пока. Только прошептала, вложив в свой голос всё кипящее во мне негодование:

— Зря смеёшься, Рэйвэл. Я не знаю, зачем ты сделал это, но за ещё одну такую выходку, тебя испепелю. Мой огонь беспощаден, и гореть в нём тебе вряд ли понравится!

Ой, зря я это сказала. Потому что последнее предложение этот ненормальный воспринял явно как-то не так.

— Твой огонь? — протянул принц, лукаво прищурившись. Мне показалось, что он издевается, — А мне кажется, что гореть в нём понравится нам обоим…

У меня по спине пробежали мурашки. И самое ужасное, что не от страха вовсе. Это было ненормальным, совершенно необъяснимым безумием, но меня тянуло к принцу буквально как магнитом.

Как-то незаметно, но в тоже время резко он оказался в нескольких сантиметрах от меня. Я, словно загипнотизированная его взглядом, медленно шагнула назад. И упёрлась спиной в стену. А губы принца становились всё ближе, и я чувствовала, как перестаю дышать, замирая одновременно в ужасе и предвкушении.

— Н-не смей этого делать… — выдавила я, чувствуя себя кроликом перед удавом.

— Почему же? — он с явным трудом оторвал взгляд от моих губ, но не отстранился ни на миллиметр.

Как назло, мысли беспощадно путались, и нормальный логичный ответ совершенно не придумывался, и я сама не поняла, как брякнула первое, что пришло на ум:

— Иначе я тебе язык откушу…

Небо, зачем!? Ну, зачем я ляпнула эту чушь?!

Тёмные, как ночь, глаза наполнились какими-то нечитаемыми эмоциями. От его взгляда кожу буквально опалило жаром, по телу побежали мурашки. А здравый смысл полетел куда-то в пропасть.

Наклоняясь к моему лицу, принц с ехидной усмешкой прошептал:

— Это слишком заманчивая угроза, Дэниэлла, чтобы спровоцировать тебя на её выполнение…

Не поддаваться, Дэна! Не поддаваться этому безумию!

Но как же это трудно, когда только одна бесконечно долгая секунда — и его губы накроют мои. И я не понимала, хочу этого или боюсь.

Но прежде чем разум окончательно и безвозвратно утянуло бездну его тёмных глаз, какая-то часть меня, ещё слабо сопротивлявшаяся, успела отправить команду огню. И он не подвёл: лишь на болезненно краткий миг я почувствовала прикосновение принца.

А потом, так же как и вчера, с пальцев сорвались огненные змеи. Так же как и вчера в них переплелись невероятные скорость и мощь. И так же как вчера, Рэйвэл не ожидал от меня сюрприза.

Зря. От меня вообще нужно чего угодно ожидать. Но принц этого не знал, поэтому, едва успев уклониться от жаждущего его крови пламени, был вынужден выпустить меня из объятий.

Только вместо радости, я почему-то ощутила укол разочарования. Но быстро справилась с глупыми, явно инородными мыслями и, пользуясь удобной секундой, выскользнула в коридор.

— Госпожа, всё в порядке? — Тира заметила неприкрытую панику на моём лице.

Ответить я не успела, меня опередило гневное шипение за дверью:

— Твою мать! Убью мерзавку!

Угу, попробуй, придурок озабоченный! Говорила же не лезть ко мне!

Не понимает нормальных человеческих слов — будет привыкать к отказам в иной форме.

— Всё хорошо, Тира. Пойдём в мои апартаменты.

Старые знакомства

Резко развернувшись, я пошла прочь. Сказать, что я была в бешенстве — значило не сказать ничего!

Нахожусь здесь всего лишь сутки, а уже успела два раза пожалеть, что приехала! И оба — из-за Рэйвэла!

Я вообще-то, как правило, тихая, смирная и уравновешенная. Но у него прямо-таки способность выводить меня из себя. Да каким способом! Ещё и крышу сносит почему-то, стоит только подумать о поцелуе с ним.

Просто потрясающе!

Приду в апартаменты — нужно будет связаться с девчонками и Севой. Надеюсь, кто-то из них уже нашёл Морена и мне нет нужды больше задерживаться в столице. Тем более что танец я всё равно не повторю.

Вот в таких печальных мыслях я наткнулась на Эрика. Старший принц шёл прямо мне навстречу по другой стороне коридора. Он первым меня заметил и расплылся в светлой улыбке.

— О! Дэна! Какие люди во Дворце!

Вот его я была рада видеть, даже, несмотря на плохое настроение.

— Привет, о великий и могучий будущий правитель!

— Сколько лет, сколько зим… — меня радостно похлопали по плечу.

— Да, давненько не виделись!

— Ни то слово! Пойдём ко мне, что ли, поговорим о жизни?

— Пойдём, — охотно согласилась я, — У меня как раз к тебе дело есть!

Эрик подтолкнул меня в нужном направлении и страдальчески закатил глаза:

— И ты туда же?! Вот всем от меня чего-то нужно. Даже тебе!

— Ну, ты же наследник престола! — я ободряюще улыбнулась, — Но, конечно, сначала ты расскажешь мне, как поживаешь, потом я тебе расскажу, как поживаю я а потом уже к проблеме перейдём. Ты же не спешишь никуда?

— Ну, уж в честь твоего визита, можно и дела раз в жизни отложить!

— Может, не стоит? — забеспокоилась я, а друг рассмеялся:

— Не переживай, у меня просто сегодня выдался день свободный как ни когда!

Мы остановились у широкой двустворчатой двери. Друг открыл её и пропустил меня вперёд. В глаза бросился контраст между кабинетом Рэйвэла, серым и мрачным, и гостиной Эрика, в которую я вошла.

Здесь было просторно и светло. Солнечные лучи походили сквозь витражные окна и падали на дорогую изысканную мебель, мягкий ковёр на полу и стеклянный столик с вазой с цветами. По бокам висели шторы из алланийского шёлка, вышитые вручную, на потолке хрустальная люстра, а небольшой шкаф наполнен книгами.

— Присаживайся, — Эрик кивнул на одно из кресел, а во второе плюхнулся сам.

— Ну, рассказывай, как там, в Россоши дела?

— Да стоит Россошь уже много веков и ещё столько же простоит. Даже дороги отремонтировали. В основном, на выделенные отцом деньги, конечно, ну да ладно. Ты мне лучше объясни, твой младший братец всегда такой…м-м-м… — я даже подходящее слово с трудом подобрала, — Странный?

— О! Да вы уже встретились?! — брови Эрика удивлённо изогнулись, — А я как раз хотел вас познакомить.

— К сожалению, мы уже встретились дважды. И оба раза у меня сложилось впечатление, что у него недостаток женского внимания! Эрик, мне просто интересно: он всегда такой или это мне не повезло наткнуться на Рэйвэла в тот момент, когда у него извилины перемкнуло?

Старший принц несколько озадаченно почесал макушку.

— Ну, недостатка женского внимания у него точно нет… Я бы сказал: переизбыток…

В комнату вошла служанка и поставила передо мной на стеклянный столик чашку чая и пирожное. На вид, вкусное, но у меня совершенно не было аппетита.

— А он что, уже успел тебя взбесить?

— А ты думаешь, я от праздного любопытства интересуюсь?

Эрик как-то не сильно встревожился.

— Ну, в этом деле он профессионал, конечно. Дала бы ему по шее, да и всё!

— Так я и дала! Аж два раза. Но ему, естественно, не понравилось, и он обещал меня убить при первой же возможн… А чего ты на меня так странно смотришь?

Друг казался не на шутку озадаченным, а во взгляде читалось явное удивление.

— Что, серьёзно? Ты смогла его ударить?

— Ну… да, а чему ты так удивился? — в свою очередь не поняла я. Ведь сам же только что рекомендовал так сделать.

— Кхм… Просто как бы… — наследник престола растерянно почесал макушку, — Этого даже лучшие головорезы страны ни разу не смогли сделать.

— Ну-у, где бандиты, а где я? — протянула ехидно и добавила уже серьёзнее:- Я тоже кое-что умею. А твой брат, значит, теряет хватку.

— Понял тебя, Дэн, — Эрик тоже посерьёзнел, — Постараюсь вправить мозги этому бессовестному эгоисту. Но, сразу говорю, не факт, что поможет.

— Потому что он тебя не слушается? — принц с самого детства жаловался мне на это.

— Даже не прислушивается. Ни ко мне, ни к отцу, про мать вообще молчу.

— Но ты же будущий король, — попыталась подтолкнуть друга к активным действиям, — Ты должен уметь убеждать!

— Только не Рэя, — он со вздохом покачал головой, — Он феноменально своенравный и упрямый. Глава преступного мира столицы и редкостная сволочь.

Да, когда мы с принцем общались чаще, он периодически рассказывал про своего "замечательного" брата, так что я не впервые слышу эту характеристику.

— Вот и сейчас он гадость очередную задумал. Наверняка, на Летнем балу осуществит.

Я насторожилась.

— С чего ты взял?

— Нервными клетками чую. Тебя, кстати, приглашали?

— На бал? Да. И как посетительницу, и как танцовщицу.

— Как там твои друзья, выступают?

О! Мы подошли к главному!

— Выступают. Только не все, — поймав непонимающий взгляд принца, пояснила:- Морен Кейст. Тот, кого публика почему-то считала моим парнем. Он исчез.

— Как это? Куда?

— Не знаю, Эр. Но я должна его найти. И очень надеюсь на твою помощь в этом. Не откажешь старому другу?

Принц отмахнулся:

— Помогу всем, чем смогу. Только суть проблемы объясни поконкретнее.

— Суть в том, что он просто исчез после нашего совместного выступления. И всё. Больше его никто не видел, на связь не выходит. Мы с труппой предположили, что из нашей Россоши он мог отправиться только в три других города или в столицу. Ребята разделились и отправились искать его в каждый из этих городов, благо — у них везде есть друзья и родственники, а я должна не пропустить его в столице, если вдруг Морен тут объявится. Для этого мне и нужна твоя помощь. Что скажешь?

Эрик ненадолго задумался.

— Я, конечно, помогу… Но почему вы просто не обратились в розыск?

— Морен не вернул Виолете крупный долг, — пояснила я со вздохом, — Родители её прибьют, если узнают, что она дала кому-то такую сумму. А если мы обратимся в розыск, то они точно узнают.

Эрик едва заметно нахмурился. Встал с кресла.

— Ладно, Дэн. Давай так: я тебе по утрам и по вечерам буду пересылать списки прибывших и покинувших Тиграну. Причём не только легальные, но и нелегальные. А ты проверяй. Ну и, если служители Надзора в городе его засекут — я тебе сразу сообщу.

Как, однако же, хорошо иметь в друзьях принца.

Я подбежала к другу и крепко обняла в знак благодарности:

— Эр, спасибо! Ты лучший принц на всём белом свете!

Эрик рассмеялся.

— Ну, хоть кто-то обо мне хорошего мнения! Тебя надо во Дворец на совсем переселить, — Будешь мне настроение поднимать, когда я в депрессии.

— Почему именно я?

— Потому что у тебя это лучше всех получается!

— Ну, вот если из Академии через год отчислят за что-нибудь, то так и быть, стану твоим личным психотерапевтом, — я отошла от принца на несколько шагов:- А вообще, жениться тебе надо.

— Да не на ком, — скривился Эрик.

— Плохо ищешь. Ну, ладно, не буду тебя больше отвлекать от дел государственных. Спасибо за обещанную помощь, пойду я к себе!

— А дорогу-то найдёшь?

— Меня Тира за дверью ждёт.

Эрик улыбнулся и тряхнул светлой шевелюрой:

— Тогда до встречи!

Я улыбнулась в ответ и вышла в коридор. Служанка проводила меня в апартаменты. Пока петляли по бескрайним лабиринтам Дворца, я поймала себя на том, что улыбаюсь. Всё — таки разговор с Эриком вернул моё настроение к положительным величинам.

Старые знакомства (продолжение)

В апартаментах первым делом достала из ящика тумбы переговорный амулет и связалась с каждым из моих друзей. К сожалению, ни один из них не вышел на след Морена, хотя все весьма активно работали в этом направлении. Виолета пребывала в жуткой ярости и готова была моего бывшего парня порвать на лоскуты. Но, увы, рвать было некого.

Настроение поползло обратно вниз. Каким бы приятным не было общение со старым другом, задерживаться в столице я не собиралась. Во-первых: мне здесь не нравилось, во-вторых: не хотелось сталкиваться с Рэйвэлом. Сомневаюсь, что он вот так возьмёт и забудет своё обещание. Хотя… если ещё разочек приложить его головой обо что-то твёрдое, то можно устроить ему амнезию.

Но, нет, боюсь, такого обращения с принцем мне не простят.

В дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в комнату вплыла мама. Я сразу же обратила внимание на сложную причёску, неброский, но изысканный макияж и праздничное платье цвета светлой сирени. Графиня Винстон всегда одевалась скромно, но со вкусом и по всем правилам этикета.

Я уже хотела спросить, куда она так красиво нарядилась, но она опередила меня удивлённо — возмущённым:

— Дэна! Ты почему ещё не готова?!

— К чему не готова?

Кажется, я что-то пропустила…

— Дэна! Это что? — мама прошла мимо меня к туалетному столику и схватила с него какой-то конверт, — Почему он ещё даже не распечатан?! Только не говори, что ты его не видела!

— Я только что вернулась в апартаменты, мам…

У родительницы явно назревала паника. Она хотела что-то воскликнуть, но уже на вдохе передумала. Посмотрела на меня как на…дитя нерадивое, которое ничего не может сделать, как положено.

— Мам, а что вообще случилось? Кто-то умирает?

— Никто не умирает, Дэна! Но уже через час начнётся бал! Мы с отцом обещали, что ты на нём непременно будешь присутствовать!

— Ну, так что за истерика? Если надо — поприсутствую.

Мне показалось, что мама сейчас за сердце схватится.

— Ты же не успеешь за час собраться!

— Почему? — я упорно не понимала её волнения, — Сейчас быстро приму ванну, причешусь, надену какое-нибудь платье и буду готова. В чём проблема-то?

— Проблема в том, Дэна, что на этот бал нельзя собираться кое-как: его посетит сам принц Кейн!

— А…он разве не сын короля Веймара? — припомнила я, нахмурившись, — Что он делает в Тигране?

— О, Небо! Дэна, в гости он к нам приехал по делам! В честь этого наш король устроил бал! И ты должна на нём быть!

На меня посмотрели как на глупую. Мол, ну теперь-то тебе понятно?

— Хорошо, я сейчас соберусь и приду.

Нет, я так и не поняла, зачем мне вообще нужно на этот бал, и почему обязательно быть расфуфыренной как на свадьбе, но говорить об этом не стала — мама и без того непривычно нервная. Она, кстати, сразу же ушла, оставив меня собираться в одиночестве.

Я, как и обещала, приняла ванну и без особого энтузиазма чуть заметно подкрасила ресницы и губы. Тем временем, шустрая Тира завила мне волосы незамысловатыми крупными локонами и погладила ещё ни разу не надетое мною алое платье. Оно состояло из кружевного верха и пышного многослойного подола, лёгкая ткань которого стелилась по полу. Вот так: просто, быстро и, в целом, красиво.

Падение в пустоту

Бал проходил под открытым небом, на одной из площадок перед Дворцом. Гости уже давно собрались и теперь сливались в моих глазах в одну пёструю разнаряженную массу. Из неё выделялись только представители царствующего семейства Адлард: король и королева восседали на двух тронах, расположенных на возвышенности.

Как хотелось вернуться в комнату и просто сесть в кресло в обнимку с какой-нибудь интересной книгой. Но мама велела явиться, поэтому пришлось перебороть себя и спуститься с последней ступеньки лестницы, по которой только что вышла из дворца.

Родителей я нашла почти сразу — они о чём-то беседовали возле трона короля с незнакомым мне юношей. Стало быть — тем самым принцем. И он мне почему-то сразу не понравился. Толи слишком уж ванильной внешностью обладал, толи разговаривал чрезмерно учтиво…

— А вот и наша Дэниэлла! — счастливо пропела мама, увидев моё приближение, — Дэна, это Его Высочество принц Кейн!

Я поравнялась с родителями. Хотела вежливо поздороваться, как предполагал этикет, но принц меня опередил:

— Леди Дэниэлла… — он подался навстречу и, глядя мне в глаза, расплылся в улыбке:- Вы обворожительны! Мне говорили, что лучшая танцовщица этой страны невероятно красива, но как я мог предположить, что настолько?!

Пепельный блондин грациозно поклонился, едва ощутимо целуя мою руку.

Я тоже улыбнулась.

— Рада нашему знакомству, Ваше Высочество!

— Разве это знакомство?! Это формальность. Составите мне компанию на этот вечер?

В этот момент принц лучился таким обаянием, что любая другая девушка на моём месте умерла бы от счастья. А вот я осталась равнодушна к подобного рода уловкам. Очень захотелось под каким-нибудь предлогом отказаться дарить ему целый вечер своей жизни, но мамин грозный взгляд буквально обещал мне вынос мозга по поводу моей невоспитанности сразу, после окончания бала. Поэтому так уж и быть: часик — другой я потерплю иностранного гостя. А потом скажу, что заболела голова и уйду в апартаменты.

— С удовольствием проведу с вами вечер!

Кейн чарующе улыбнулся:

— Безумно рад, прекрасная леди! Потанцуете со мной?

И вот тут я едва не раскрыла рот от удивления. С огромным трудом удержала милое выражение лица и только кивнула в знак согласия.

Серьёзно?! "Потанцуете"?! Весь такой благородный, прекрасный принц, образ которого он так старательно рисует, не знает, что " потанцевать" можно в клубе, в баре, в трактире под музыку моих выступлений. Но не на великосветском балу! Здесь можно только «подарить танец», «пригласить на танец»!

И не надо ссылаться на иностранное происхождение и незнание местных традиций: в его стране этикет точно такой же, как у нас. Причём, меня-то это не задевает, я к этикету равнодушна, но возникает противоречие образу идеального кавалера.

Мы вышли в центр площадки к другим танцующим парам. И пространство затопила музыка. Кейн неспешно закружил меня в танце. С чувством растягивая каждое мгновение. Его взгляд блуждал по моему лицу и выражал восхищение. Слишком искреннее, чтобы быть таковым. Слишком показное. Меня это только раздражало. Хотелось плюнуть на всё и уйти.

Я попыталась мысленно отстраниться от него, слиться с музыкой, как делала это на сцене. Но очень скоро пожалела об этом, потому что всего через пару мгновений голове нарисовался образ другого принца. Куда более противного и наглого. Мгновение, когда он почти касался моих губ, упрямо стояло перед глазами. А воображение (подумать только!) взялось дорисовывать картину. И остановить его было невероятно сложно. Прекрасно: я танцую с принцем одним, а вспоминаю поцелуй другого! А буквально пару дней назад я рассталась с парнем! И это я — высоконравственная дочь доверенного лица короля!

Молодец, Дэна, меняешься в лучшую сторону!

— Вы великолепно танцуете! — отвлёк меня от чтения нотаций самой себе Кейн.

Пришлось улыбнуться и выдавить весомо:

— Опыт.

— И румянец на щеках делает вас ещё прекраснее!

Врёт! Он отвратительно смотрится на моей бледной коже. Комплемент явно мимо.

Ну, должна же я была что-то ответить…

— Спасибо.

Слава Небу, на этом месте закончилась музыка, и танец пришлось завершить. Но, вопреки надеждам, ускользнуть от навязчивого принца не удалось. Я же обещала ему вечер, и, следовательно, не смогла отказаться от прогулки по парку.

Падение в пустоту (продолжение 1)

Мы неспешно бродили по идеально выметенным дорожкам вдоль идеально подстриженных низких кустов. Честно говоря, мне здесь не очень понравилось. Всё слишком строго и оттого неуютно. Нет хаотичного беспорядка и создаваемой им гармонии.

Но Кейна окружающая обстановка не волновала от слова вообще. Он, видимо, поставил перед собой цель вывести меня из душевного равновесия и уверенно шёл к ней:

— Ваши замечательные родители говорили, что вы учитесь на втором курсе в Великой Академии Магии. Хрупкой леди, наверное, тяжело нести на себе бремя учёбы в самом строгом учебном заведении страны?

Он издевается? Я что, единственная девушка в академии?

— Нисколько. В Академии замечательные преподаватели.

— Позвольте узнать, какая у вас магия?

— Огонь моя стихия.

— Леди-пламя? — принц улыбнулся, — Как завораживающе это звучит. Такая тихая девушка и такая дерзкая стихия: как вы с ней справляетесь?

Да что ж он пристал-то?!

— У меня со стихией нет конфликтов, — ответила размыто, ибо молчать было бы не вежливо.

— Вы смогли её подчинить?! Говорят, это практически невозможно…

Я плавно развернулась. Очень плавно. Потому что, если бы развернулась резко — по инерции влепила бы этому недоумку по шее. Оказалась непозволительно близко. Но отступать уже не стала.

— Принц Кейн, — я могла собой гордится, потому что голос прозвучал мягко, а раскаты грома удалось заглушить, — Да будет вам известно: пламя невозможно подчинить. С ним можно только подружиться.

— В самом деле? Я не знал, — кавалер примирительно улыбнулся, видимо, поняв, наконец, что перегнул палку, и опять поцеловал мою руку, что было совершенно излишнее, — Простите, леди Дэниэлла, я не хотел вас задеть.

Конечно! Ты всего лишь хотел очаровать меня комплементами, смазливой внешностью, а я не захотела очаровываться пустыми словами и внешним видом.

Только не понятно на кой я тебе вообще сдалась…

Мы продолжили блуждание по парку. Опускались сумерки, и дворец утопал в последних лучах солнца. Повсюду зажигались светильники и фонари. Многочисленные гости танцевали, общались или, как мы с принцем, гуляли, тихо беседуя о чём-то. Постепенно сливки общества стали стекаться во дворец.

— Леди, через несколько минут начнётся световое представление. Это своеобразное шоу на фоне ночного неба. Хотите посмотреть?

Не очень. Но отказываться не вежливо, поэтому пришлось откровенно соврать:

— С удовольствием.

Я не раз видела такие шоу у себя в Росоши. Но во Дворце, наверняка, будет нечто гораздо более фееричное.

— Гостям выделили большой общий балкон для созерцания представления, но Его Величество Казимир подарил мне отдельный — разместимся там.

Кейн потянул меня к лестнице во дворец.

Пока поднимались на нужный этаж — седьмой — иностранный гость успел расшатать мои нервы ещё больше:

— В скором времени в столице состоится большой бал Лета. Составите мне компанию на нём, прекрасная Дэниэлла?

Упаси Небо! Ещё чего не хватало!

— Разве вы не покинете наше королевство к тому времени?

— О, нет. Ради вечера с вами я задержусь здесь даже на год, если потребуется.

— Мне жаль, Ваше Высочество, — как можно мягче и грустнее отозвалась я, — Но это невозможно. Видите ли, я буду выступать там в качестве танцовщицы.

И плевать, что на самом деле — не буду.

— Неужели вы будете танцевать на протяжении всего бала?

— Да. У меня совсем не будет свободного времени.

— И вы не устанете?

— Я привыкла.

— Что ж, в таком случае, я обязательно приду посмотреть ваше выступление.

Нет, ну вы только посмотрите, какое упрямство!

Надеюсь, в ночь этого бала я уже буду спокойно спать у себя в Росоши!

Мы вышли на небольшой балкон. Я осмотрелась в надежде увидеть лавочку, но напрасно: сесть было некуда. Кейн облокотился на массивные перила, и я решила последовать его примеру.

— Представление начнётся с минуты на минуту, леди, — возвестил он и указал кивком куда-то вниз, — Посмотрите, как прекрасен дворцовый парк в огнях … Но до вашей красоты ему, конечно, далеко!

Я закатила глаза, но на парк всё же попыталась посмотреть. Для этого наклонилась чуть вперёд.

И в этот момент что-то пошло не так. Потому что перила подо мнойнеожиданно хрустнули и пошатнулись. По спине прокатилась волна жара.

Я попыталась отшатнуться обратно. Но было поздно.

Каменная опора исчезла из-под ног, отдавая меня в объятия ветра…

Падение в пустоту (продолжение 2)

Каково это — лететь вниз с седьмого этажа без шанса выжить?

Каково видеть, как отдаляются от тебя звёзды на небесах, а земля неумолимо тянет к себе?

Как последняя секунда жизни растягивается в вечность?

Каково чувствовать ветер в растрёпанных волосах, и не иметь сил даже закричать?

И каково осознать, что тот закат, потухший совсем недавно — для тебя последний?

Каково потерять надежду?

За жалкую долю секунду простится с жизнью?

Последний раз вдохнуть в лёгкие воздух?

Закрыть глаза и…

— Кажется, ещё утром ты не так охотно падала в мои объятия!

Ехидный смутно знакомый голос молнией ворвался в голову, а падение неожиданно прекратилось.

Я резко дёрнулась, распахнула глаза и наткнулась взглядом на Ужас этого дворца. Толи от пережитого испуга, толи от неожиданности, пламя взбесившейся волной рвануло вперёд. А я не успела остановить его.

Вспышка. И нас окружила стена огня, за которой было не видно мира.

Вопреки разумной логике, Рэйвэл не бросил потерявшую координацию меня. И, хотя пламя всеми силам пыталось прорваться к нему сквозь невидимый барьер и испепелить, крепко держал на руках.

Принц явно хотел сказать мне какую-то очередную колкость, но тут где-то вверху раздался хлопок. И в ночном небе над нашими головами распустилась огромная роза, заливая сиянием всё окружающее пространство. Сотканная из сотен тысяч крохотных сполохов света, она сияла и переливалась всеми оттенками белого. Её изящные белоснежные лепестки слегка покачивались, словно от ветра, не только являя собой воплощение чьего-то волшебства, но и рождая в глубине души чувство прекрасного, ощущение гармонии с магией и природой одновременно.

От восторга даже испуг во мне отступил, а принц не стал произносить в мой адрес очередную гадость, хотя она явно висела на языке. Он, по-прежнему держа меня на руках, тоже смотрел на чудо посреди звёздного неба. И, пусть в его глазах не читалось восхищения или каких-либо других положительных эмоций, в них впервые за всё время нашего знакомства не читалось и ехидства.

Но вот волшебство начало таять. Роза медленно, но верно растворялась на глазах, словно утопая в темноте ночного неба. Её сияние меркло, уступая место мерцанию настоящих звёзд. Сначала их маленькие светлые пятна были почти не заметны за светом «умирающего» цветка, но уже несколько минут спустя, их блеск стал так же прекрасен, как и прежде, до вмешательства магии. Снова стали видны созвездия и отдельно расположенные холодные светила.

— Как бы люди не старались, но красоту, созданную природой им никогда не затмить, — тихо произнёс Рэйвэл, задумчиво глядя на звёздное небо. Я обернулась, но в темноте было не рассмотреть выражения его лица.

От удивления я даже на миг растерялась. Что это было? Неужели в этом человеке есть здравый смысл?

Однако, он совершенно прав: роза была волшебной, но настоящее ночное небо мне тоже нравилось больше.

Принц опустил голову, вероятно, переводя взгляд на меня. Скорее всего, навеянное представлением очарование с него сошло.

— Ну и как ты умудрилась сломать королевское имущество? — в его голос вернулся привычный яд.

Меня ощущение волшебства покидало медленнее, но вопрос принца неумолимо породил в душе негодование:

— Я едва не сломала себе шею! Из-за ненадёжности вашего королевского имущества!

— Интересно, чем это оно не надёжное? Перила стояли уже четыре столетия, и падать не собирались. Пока к ним не подошла одна не в меру агрессивная выскочка!

Страх окончательно сменился злостью.

— "Агрессивная выскочка" — это потому что дважды смогла дать тебе хоть какой-то отпор?

— Ещё и не благодарная! — наигранно возмутился Рэйвэл: — Я тут ей жизнь спасаю, а она вместо "спасибо" выпускает на меня стихию!

— Я не специально!

— Ещё бы не хватало специально!

Я подняла взгляд, рассматривая в темноте нагло-ехидную физиономию принца. В тёмно-карих глазах смешинки причудливо переплетались со льдом.

Ладно, он прав — огонь пора утихомирить.

Я мысленно позвала пламя к себе, и огненная стена вокруг нас моментально погасла, оставив на зелёной траве выжженный контур.

— А…где мы? — растерялась я, оглядев открывшееся взору пространство. В этой части дворцового сада я никогда не была. Да и непонятно как, собственно, сюда попала, если падала с балкона, выходившего на парк, — Разве балконы находятся не на другой стороне Дворца?

— Всё верно, — кивнул Рэйвэл, задумчиво глядя вверх на стену. В ней светились огни окон и несколько балкончиков, но я явно сорвалась с другой стороны замка, — Ну-ка поведай мне занимательную историю о том, как ты оказалась в воздухе?

Да я и сама не понимала толком…

— Облокотилась на перила балкона, а они… отвалились. Ну, что ты на меня так смотришь? — возмутилась, увидев полный сарказма взгляд, — Так и было! Я понимаю: звучит странно.

— Неправдоподобно, — поправил принц.

— Правдоподобнее будет, если я скажу, что специально выбросилась, чтобы упасть тебе на руки?! — не смогла сдержать ехидства.

— Заметь: не я это сказал, — он фыркнул и уже серьёзнее добавил, — Тебе вообще повезло, что у меня неподалёку были дела, и я вовремя заметил летящие вниз каменные перила, а за ними платье. И ещё больше повезло, что я решил его поймать.

— Спасибо, — искренне сказала я.

— А по поводу того, как ты оказалась на другой стороне дворца…,- взгляд Рэйвэла остановился на моём лице, заставляя смутиться, — … Ветер.

— Ветер?!

Я ослышалась? Он действительно считает, что ветер мог отбросить меня метров на триста в сторону?! Это что же: здесь ураган пронёсся, а я и не заметила?!

— Ветер, — кивнул принц, — Нет, не обычный. Кем-то навеянный, усиленный и управляемый… Кого ты умудрилась вывести из себя во Дворце, кроме меня?

— Кого я могла вывести из себя?! Я здесь чуть больше суток нахожусь!

— Да, — почти рассмеялся Рэйвэл, — Но это не помешало тебе столкнуться со мною трижды!

— Уж поверь: сталкиваться с тобой — это последнее, что я хотела. И, кстати, как раз таки ты угрожал меня убить при первой же встрече!

— Я всё ещё могу привести угрозу в исполнение, — принц усмехнулся, но страшно мне ни сколько не стало. Гораздо страшнее было падать в пустоту, — Так с кем ты успела испортить отношения во Дворце?

Я не сдержалась и закатила глаза.

— Только с тобой, Рэйвэл! И то — ты сам виноват! Я вообще видела только свою служанку, тебя, Эрика и этого вашего… иностранного гостя.

— Кейна? — Кажется, принц удивился.

Ответить я не успела: рядом с нами сверкнула воронка портала, и из неё буквально выпрыгнул Эрик с двумя королевскими стражниками. У принца было неописуемо испуганное выражение лица.

Увидев Рэйвэла, держащего на руках целую и невредимую меня, друг секунду сверлил нас неверящим взглядом. Потом, как мне показалось, облегчённо выдохнул.

На самом деле, наверное, просто набирал в лёгкие воздух для весьма грозного: «Какого лешего здесь происходит?! Дэна! Почему Кейн сказал мне, что ты упала с балкона?!»

Таким злым я видела Эрика лишь однажды: когда в детстве я нечаянно наступила на его игрушечный пистолет и тот сломался.

— Так ты была на балконе с этим придурком? — удивился Рэйвэл.

— Так ты всё-таки упала? — повторил эмоции брата Эрик.

И оба смотрели на меня.

— Да, я действительно сорвалась с балкона вместе с перилами, за которые держалась, но Рэйвэл удачно оказался рядом и поймал меня.

— Леший раздери… — Эрик резко побледнел.

— Эр, — в глазах его брата опасно сгустилась темнота:- Её явно хотели убить.

— Я это понял, — скривился принц и, знаком отпустив охранников, подошёл к нам, а его Рэйвэл наконец-то поставил меня на ноги, — Потому что не отваливаются от дворца его части никогда просто так. И ветры муссонные не дуют…

— Зачем кому-то вообще потребовалось навевать этот ветер? — не поняла я, рассматривая видневшуюся в темноте махину замка, — Я вполне нормально разбилась бы и без посторонней помощи. С седьмого-то этажа падая.

— Если бы ты падала с той стороны дворца, где находились балконы, битком забитые гостями, была вероятность, что кто-то особо способный и обладающий хорошей реакцией, сможет тебя остановить с помощью магии. Ну, там, телекинез или тот же ветер… — задумчиво пояснил Эрик, — А так ты летела вниз там, где тебя никто не видел и не мог помочь.

— Родители знают?

Принц покачал головой:

— Я не успел сказать им.

— И не говори, — я не хотела их пугать.

— Как скажешь, — Эрик кивнул, — Но всё же нужно выяснить, кто хотел отправить тебя на тот свет.

А вот здесь всё было очень сложно. У меня не было врагов. Совсем. Если бы не Рэйвэл, меня спасший, я бы думала, что это он решил воплотить в жизнь свою угрозу. Но этот вариант отпадает, а больше я вроде бы никому не мешала жить…

— Вы вообще уверены, что это было покушение, а не несчастный случай? — поочерёдно посмотрела на обоих братьев, — У меня нет недоброжелателей.

— Мы-то уверены. А ты? — каким-то внутренним чутьём я поняла, что Эрик имел в виду Морена, но едва ли у него был повод меня убивать, достаточно того, что мы просто расстались.

— Уверена. Дворец старый, я не вижу ничего невероятного в том, что он начал местами разрушаться.

— Зато я вижу! — Рэйвэл не сводил с меня внимательного взгляда:- Дворец — это почти живое существо, если бы от него что-то собралось отвалиться, он бы подал сигнал в Сердце, и о поломке узнал бы отец.

— И отправил бы нас заживлять так называемую рану, — закончил Эрик, — Тем более, ветер явно был кем-то искусственно создан. Так что враг у тебя всё же есть, Дэна. Думай, кто это может быть. Ну а мы попытаемся определить того, кто последним побывал на том балконе сегодня, и настроим на тебя родовую защиту Дворца.

— Спасибо, — я попыталась улыбнуться. Получилось плохо, потому что запоздало пришедший страх сковывал движения, — Я могу вернуться в свои апартаменты?

— Конечно, — Эрик тоже был не в восторге от едва не случившегося, — Создать тебе портал?

— Да, было бы не плохо, — отозвалась, понимая, что силы меня стремительно покидают: сказывались пережитый ужас и усталость.

Больше не сказав ни слова, друг сотворил сияющий портал, и я оказалась в своей комнате. Хотела сходить к родителям, узнать, как них дела, но, посмотрев на свои трясущиеся руки и бледное, как полотно, лицо в отражении в зеркала, поняла, что не надо пугать их своим видом. Поговорить с ними я смогу и завтра, а сейчас гораздо важнее привести в норму свои нервы, весьма пошатнувшиеся после падения с балкона. Поэтому, достав из гардероба ночную рубаху, пошла в ванную.

Пока сидела под струями горячей воды, задумчиво наблюдая, за тем, как они медленно скатываются вниз по бортикам ванны, до меня дошла вся паршивость ситуации: кто-то хочет меня убить, а я даже не представляю, кто это может быть. Сегодня меня спасло чудо, коим явился вечно ехидный заносчивый принц, но, едва ли тот, кто желает мне смерти, на этом остановится. Только в следующий раз никого может не оказаться рядом, и моё пламя, так же как и сегодня, будет бессильным. Логично было бы уехать из Дворца домой, но здесь самая мощная в королевстве защита и, когда Эрик настроит её на меня, здесь, возможно, будет гораздо безопаснее, чем в Росоши.

Как-то незаметно меня потянуло в сон. Пришлось прекращать купальные процедуры — не хватало ещё уснуть в ванной, захлебнуться, и тем самым облегчить работу своему неведомому врагу. Переодевшись в ночную рубаху и завернувшись в пушистый халат, вернулась в комнату. Там на стеклянном столике меня уже ждал ужин, принесённый Тирой. Но аппетита не было совершенно, поэтому я решила сразу лечь спать.

Сознание погрузилось в сон сразу же, как только голова коснулась подушки. Только вот ненадолго…

Призрак страха

Сначала я услышала сквозь сон завывание ветра за окном, словно резко наступила зима и поднялась вьюга. Потом едва различимый скрип, будто кто-то водит ногтями по стеклу. А спустя пару минут послышались шаги. Некто неведомый прошёл по гостиной и неспешной шаркающей походкой направился в спальню. В этот момент я уже не понимала, сон это, или реальность. Тело ледяной хваткой сковал страх, не давая не то что открыть глаза, а даже пошевелиться. Шаги приближались медленно, словно кто-то точно знал, что я никуда не денусь, и растягивал удовольствие. Воображение упорно рисовало некое подобие смерти в чёрном плаще, под капюшоном которого, видны окровавленные клыки и пустые глазницы. С каждым приближающимся шагом во мне нарастала паника, апогеем которой стал тонкий скрип дверной ручки. В этот момент ужас переборол сон, и меня выбросило в реальность.

Сердце пыталось пробить грудную клетку, глаза судорожно всматривались в кромешную темноту комнаты, пытаясь увидеть того, кто войдёт в дверь, а мозг лихорадочно придумывал ходы отступления. И, что самое странное, стало тихо. Ни единого звука не доносилось до меня, кроме беззаботного пения ночных птиц под окном.

Наконец-то я догадалась осветить пространство вокруг себя огнём. Щелчок, и возникшее на ладони пламя тёплым светом затопило комнату. Всё здесь было на своих местах: шкаф, комод с зеркалом и столик, на котором остался нетронутый мною ужин. Всё, больше никого не было.

Я в ожидании посмотрела на дверь. И заметила, что она плотно закрыта, так же как я закрывала её, когда ложилась спать. Но я же слышала скрип её ручки! Или… мне же не могло померещиться?

Готовая в любой момент спустить весело плясавшие на ладони языки пламени, я подошла к двери. Дрожащей рукой потянулась к ручке и осторожно повернула. На нервы заметно действовало то, что дверь открывалась вовнутрь, и я могла оказаться прямо лицом к лицу с неизвестным. Но делать было нечего, поэтому, глубоко вздохнув, я отошла на расстояние вытянутой руки и потянула дверь на себя.

Минула секунда, вторая… ничего не происходило. В апартаментах стояла тишина.

Я решилась и осторожно выглянула за дверь. К счастью, за ней тоже никого не обнаружилось. Прислушалась к своему внутреннему голосу, принадлежащему огню, но и он молчал. Тогда я выпустила несколько ярких языков пламени и отправила их исследовать ванную и гостиную. Ярко-алые эфемерные ленты весело ринулись в указанных направлениях, оставляя за собой хвосты из тонких струек дыма. Перед глазами последовательно возникли изображения абсолютно пустой гостиной, а затем точно такой же ванной, после чего огненные змеи вернулись ко мне.

Всё ещё не веря в то, что мне мог просто померещиться весь этот кошмар, едва не доведший меня до разрыва сердца, я подошла к окну. Абсолютно чистое стекло, без каких либо следов ногтей или царапин, и мирно дремлющий сад за ним — вот всё, что я смогла увидеть. И это явственно указывало на то, что я схожу с ума, ведь те звуки слышались мне так чётко…

Видимо, так сказалось сегодняшнее происшествие на моей психике.

Я выпила воды, прошлась туда-сюда по апартаментам, ещё раз всё проверяя. Страх постепенно прошёл, оставив после себя только неприятный осадок. Шёл третий час ночи, и я легла обратно в постель. Но уснуть так и не смогла больше: стоило закрыть глаза и задремать, как начинала мерещиться разная ерунда, начиная от звука открываемого окна до неразборчивого шёпота над головой.

Не зная, чем себя занять в оставшиеся до рассвета часы, я решила прогуляться по дворцу, в тех его местах, где ещё не бывала ни разу.

Отсутствие результата — тоже результат

Блуждая по безлюдным коридорам дворца, я снова погрузилась в весьма безрадостные мысли. В первую очередь, конечно, пыталась представить, кто мог организовать подставу с балконом, и зачем. Перебрала в голове чуть ли не всю свою жизнь и вспомнила едва ли не каждого человека, которому могла чем-то помешать. Но так и не выявила ни одного того, кто мог бы желать мне смерти. Даже задумалась над конкурентами в танцевальном бизнесе. Таковые, безусловно, имелись и некоторые даже были весьма враждебно настроены, но едва ли они могли бы подстроить вчерашний случай, уже хотя бы потому, что в принципе не могли знать, что я приеду во дворец.

Таким образом, ещё немного поразмыслив над этой версией, я исключила своих конкурентов из круга подозреваемых.

Вообще, по большому счёту, и не было его, этого круга. Был только многоуважаемый принц Кейн — единственный, кто точно знал, во сколько я приду на этот балкон, потому что сам меня туда привёл, где встану и в каком месте облокочусь на перила. Да, он сразу же рассказал о моём падении Эрику, но какой в этом смысл, если, не поймай меня Рэйвэл, я уже была бы мертва. Именно Веймарского принца я бы подозревала в покушении на себя, если бы не одно «но» — отсутствие мотива.

Мы с ним вчера увиделись впервые в жизни, и едва ли за пару часов нашего совместного времяпрепровождения он вдруг загорелся беспричинным желанием меня убить. Да и эта его попытка втереться ко мне в доверие,… скорее всего, я нужна ему живой, хотя пока не понимаю, зачем.

Пока я бродила по дворцу, за окном забрезжили первые лучи солнца. Причём, больно резанули мне по глазам, как только я вышла в коридор с витражными окнами, напомнив, что за эту ночь не поспала и часу. Моментально на всё тело навалилась усталость, голова словно превратилась в медный колокол, а перед глазами предательски смазывались коридоры Дворца. Но самое досадное в этом: я точно знала, что всё равно не смогу заснуть.

В апартаментах на журнальном столике в гостиной меня ждала толстая папка с картонной обложкой, перешнурованная лентой с печатью Эрика. С огромным трудом борясь с сонливостью, я попросила Тиру принести мне завтрак и села в кресло с папкой в руках.

Как оказалось, в столицу ежедневно много кто приезжал, и много кто уезжал, поэтому мне пришлось прочитать весь список длинной в тридцать одну страницу. Это заняло около двух часов, по истечении которых, я убедилась, что Морена в Тигране нет. Ну, или он проскочил сюда под другим именем. Правда, для того, чтобы правдоподобно подделать документы, ему нужно весьма кардинально изменить внешность: выступления нашей труппы видел почти каждый, да не по одному разу, и Морена, соответственно, тоже. Его узнали бы везде.

Вздохнув, я достала из ящика тумбы переговорный амулет и влила в него каплю своей силы, представив образ Виолеты.

— Привет, Дэн, — прозвучал в голове усталый голос подруги.

— Привет, я тебя разбудила что ли?

— Какой «разбудила»?! Я и не ложилась: всю ночь поддерживала поисковое заклинание на обходных дорогах.

— И как успехи? — с надеждой спросила я, хотя понимала, что едва ли услышу нечто хорошее.

— Никаких успехов, Дэнка! Вообще не каких! И у Севастьяна с Алей тоже пусто! — Виолета вздохнула, — На тебя одну надежда осталась!

— В столицу он тоже не приезжал, Виолет, — не хотелось расстраивать подругу, но уж что есть — то есть.

— Плохо… вчера вечером родители опять разговаривали про покупку поместья, и отец чуть было не пошёл пересчитывать деньги, сестра с трудом успела его отвлечь. Не знаю, на кой ему нужно было их пересчитывать — может, не ладное чувствует…

— У нас хоть время-то ещё есть?

— Ой, Дэнка, дней пять, не больше. Родители сейчас определяются между поместьем в Восточной долине и замком на Цветущей скале, но за выбором дело не станет, поверь.

Да, дела её неописуемо плохи…

— Слушай, объясни мне ради Неба, как ты вообще могла додуматься тайком от родителей дать Морену такие деньги?! — не сдержалась я.

Послышался тяжёлый вздох.

— Дэн я не знала, что так получится. Все же почти уверены были, что вы с Мореном друг друга любите и вот-вот поженитесь.

— КАК вы могли быть в этом уверены?! Виолета! — Нет, умом-то я понимала, что подруга чувствует себя виноватой перед труппой, и она действительно не знала, что так выйдет. Но из-за её толи наивности, толи тупости, я вынуждена сидеть во Дворце, где меня поджидает неведомый недоброжелатель. Да ещё и Рэйвэл периодически выводит из душевного равновесия! Я бы с радостью вернулась домой при первой же возможности, но подругу тоже не могла оставить в беде, хоть она сама её себе и создала.

— Дэн, я глупая. Прости, — Пробормотала Виолета, — Давай я к тебе приеду в столицу. Всё равно здесь уже нет смысла оставаться: если Морен за трое суток не приехал, то и вряд ли приедет.

— В этом нет особого смысла, Виолет, — немного подумав, ответила я, — Если он появится в столице, я об этом узнаю, найду и вытрясу из него душу. А если не появится, то ты не поможешь. Возвращайся лучше домой.

На другом конце связи послышался грустный вздох.

— Дэн, но ты говори, если что. Я сразу приеду! Всё-таки, я во всём виновата, и это я должна разбираться со своими проблемами.

— Ничего, выкарабкаемся! — улыбнулась я, — Давай, до связи!

— Пока…

Я отключила переговорный амулет и бросила его обратно в ящик. И секундой позже в дверь постучали.

Отсутствие результата — тоже результат(продолжение)

— Кто там?

— Дочь, это я, — услышала голос мамы и открыла защитный механизм. Кстати, его нужно усовершенствовать в связи с напряжённой обстановкой. Я, как талантливейшая студентка своего факультета, давно умела плести весьма сложные и эффективные защитные контуры, и один из таких контуров обязательно нужно нанести на стены моих апартаментов. Не панацея получится, конечно, но всё же надёжнее, чем базовый механизм.

Родительница вплыла в комнату, буквально лучась хорошим настроением.

— Чем занимаешься? — спросила она, останавливаясь рядом.

— Завтракала, — я кивнула на поднос с остатками еды.

— Дочь, ты прости, что я тебя вчера ругала, — произнесла мама, — Я перегнула палку.

— Э-э-э.… Да ничего, мам. Я понимаю, что ты следишь за тем, чтобы я соблюдала этикет.

— Да ты уже и так стала взрослая и вполне сообразительная девушка, — мама немного грустно вздохнула, но тут же улыбнулась, — Ладно, расскажи мне лучше про принца Веймара! Как он тебе?

Я на миг задумалась. Ответить вежливо, или правду? И с чего вообще вдруг этот вопрос?…

— Мам, я что, вам с папой надоела?! — протянула с вполне искренним обидой и недоумением, — Вы хотите выгнать меня замуж?

Мама удивлённо распахнула глаза:

— Дэна, солнышко, ты что?! Конечно же, нет! Как ты вообще могла такое подумать?!

— А что я должна была подумать, когда ты едва ли не за шкирку потащила меня знакомиться с принцем?!

— Доченька… — вздохнула родительница и крепко меня обняла, — Просто мы с отцом подумали, что из вас могла бы получиться неплохая пара и захотели познакомить. Возможно, вы друг другу понравились бы. Но настаивать мы не собирались вовсе! Я же сказала: ты выйдешь замуж за того, за кого сочтёшь нужным! Прости, что я была излишне груба!

Честно? У меня прямо от сердца отлегло, а то на короткий миг показалось, что родители и в правду решили от меня избавиться.

— Ладно, мам, забудем это как досадное недоразумение! — я улыбнулась, и родительница улыбнулась в ответ:

— Забудем, солнышко! Сегодня вечером состоится бал-маскарад в поместье Эн' Шерран. Мы с отцом не сможем отказаться от предложения пожилого графа. Ты тоже приглашена, но если не хочешь — можешь остаться во дворце. По правде говоря, не думаю, что тебе будет интересно в кругу исключительно пожилых и взрослых людей.

— И что же вы будете обсуждать на этом сугубо не молодёжном балу? — чисто из любопытства поинтересовалась я.

Мама отмахнулась:

— Какие-то политические планы твой отец будет строить по приказу короля… Я не вдавалась в подробности.

— Ясно. Я пока подумаю, мам.

— Ну, подумай, — мама направилась к двери, — Если что, мы с отцом будем рады твоему присутствию!

Я проводила взглядом закрывшуюся за мамой дверь и задумалась: на бал я вряд ли поеду — вчерашнего хватило по горло. Но мне нужно было провести во Дворце ещё, как минимум, один день пока Эрик не пришлёт ещё один отчёт. Этот день надо чем-то занять, не просто же так без дела слоняться. Заняться было решительно нечем.

Нет, конечно, я могла бы донести до младшего принца, что не смогу принять его предложение по поводу выступления на летнем балу, но к новой встречей с Рэйвэлом я была определённо ещё не готова.

Поэтому, немного поразмыслив, пришла к выводу, что неплохо бы съездить на прогулку в город. Каких-либо конкретных дел у меня там не имелось, но столица во все времена славилась тем, что здесь продавали самые лучшие артефакты: амулеты, ювелирные украшения с магическими свойствами, зачарованные вещи, медальоны и прочие подобные игрушки, которые иногда были весьма полезны. Вот на эти произведения искусства я и хотела посмотреть. Конечно, после бессонной ночи у меня болела голова, что заметно портило настроение, но сидеть в моих апартаментах казалось также невыносимо. Особенно после ночных галлюцинаций. Мне до сих пор казалось, что здесь кто-то есть и вот-вот появится за моей спиной.

Надев неброское бледно-розовое платье и убрав волосы в простенький колосок, я села в заранее заказанную карету у ворот дворца, и отправилась исследовать магазины Тиграны.

Прогулка по столице

Я долго бродила по магазинам и лавкам с артефактами. Каждая из них просто поражала разнообразием товаров, а любая вещица была целым произведением искусства. У меня глаза разбегались на всё это великолепие, поэтому очень долго я не могла выбрать, что купить. Уже хотела остановить свой выбор на изящном серебряном кольце в виде ящерицы, обвивающей палец. В этом украшении меня привлекло его весьма необычное свойство: оно определяло эмоции человека и по ментальной связи передавала их владельцу. С помощью кольца невозможно прочитать мысли человека, но легко определить настроение и отношение к себе или, в некоторых случаях, другим людям.

Однако, этому кольцу было не суждено попасть ко мне в руки, потому что, возвращаясь в ту лавку, где оно продавалось, я заметила ещё один неприметный магазинчик и завернула в него.

Как и в других магазинах, здесь продавались артефакты, амулеты, прочие магические игрушки и фамильяры. Правда, товаров здесь было намного меньше, все они стояли огромных денег и явно представляли собой уникальные творения мастеров.

Стоило мне войти, как из-за витрины ко мне выбежал низенький коренастый старичок.

— Добро пожаловать, леди! Проходите, проходите! Что-то конкретное ищите?

— Нет, — честно призналась я, — Поэтому вы можете что-нибудь мне посоветовать!

У старичка азартно блестнули глаза.

— Идёмте, леди! Я с удовольствием представлю вам мой скромный ассортимент! — он подошёл к витрине с драгоценностями, — Вот, смотрите: кольцо с аквамарином — с его помощью вы сможете видеть мысли окружающих в радиусе двух метров в течение получаса. А вот это колье с рубинами уменьшает воздействие огненной стихии вдвое. Хотите взглянуть поближе?

— А вот у этого кольца какие свойства? — вместо ответа я кивнула на кольцо, вполне обычное на вид, даже магией от него не тянуло.

— Это привязка для птицы сирин, леди! — охотно пояснил продавец.

— Она фамильяр? — я не очень интересовалась волшебными животными, поэтому память не наскребла никакой информации про это существо.

— Нет, леди. Сирин — это воплощение стихии в образе птицы. Это магия. Она живёт в душе мага, а в случае необходимости высвобождается и принимает материальный вид. Кольцо служит посредником в создании привязки, после того как связь стихии и образа птицы окончательно окрепнет, оно становится бесполезно. У вас стихийная магия? Тогда сирин вам пригодится! — старичок шустро достал из-под стекла аккуратное колечко и протянул мне: — Покупайте, не пожал…

Он резко осёкся. Украшение вспыхнуло у меня на ладони ослепительным светом. Сияние в мгновение ока пронзило весь магазин. Из его лучей прямо на моих глазах сформировалось… чудо. Иначе это и назвать невозможно: под самый потолок грациозно взмыла сотканная из самого пламени птица. Размером примерно с ворона, она впечатляла длинным, почти метровым хвостом. Его перья были закручены в причудливый узор и шлейфом тянулись далеко за птицей. А величественно расправленные крылья придавали ей некую ауру силы и величия.

" Имя!" — раздался в голове безликий голос, — " Дай мне имя!"

Онемев от восторга, я даже не сразу поняла, чего от меня хотят. Упрямо казалось, что в ослепительном сиянии под потолком витает не волшебная птица, а сама Богиня огня.

— Александрин… — одними губами прошептала я, но эфемерное существо услышало.

" Ты нарекаешь меня именем богини?"

— Да, — отозвалась я, чувствуя, как кольцо плотно смыкается на мизинце, и обернулась к растерянному продавцу:- Сколько я должна заплатить?

— А…э…да…заплатить… — старичёк с трудом ворочал языком от удивления, словно впервые такое видел, — Двести тысяч эйлеров.

Дорого. Очень. Даже для моей семьи. Но отказаться я уже не могла.

Вынув из сумочки золотую карту на нужную сумму, я протянула её владельцу магазина.

— Вы выглядели удивлённым, когда воплотилась птица. Произошло что-то необычное?

Старичок неуверенно улыбнулся:

— Говорят, что сирин почти никогда не воплощается сразу. Обычно, нужно поносить кольцо пару дней, прежде чем стихия будет готова принять материальный облик.

— Тогда почему сейчас так случилось? — я забеспокоилась: — Это плохо?

— Вовсе нет, леди, — продавец улыбнулся, — Это всего лишь значит, что у вас избыток магии, и её концентрация в вашей крови настолько велика, что она готова выскользнуть наружу при первой же возможности.

Я снова посмотрела на огненную птицу. Если честно, не совсем поняла, как она связана с моей магией, но у продавца больше ничего спрашивать не стала. Попрощалась с ним и вышла из магазина. За спиной растаяла в воздухе сирин, а в голове упрямо билась очевидная мысль: у меня нет избытка магии! Её много, очень много. Но не избыток. Избыток появляется, когда сильный маг получает силы извне, например из артефактов. А у меня была только моя собственная магия.

Хозяин лавки, возможно, не знает таких подробностей, но я-то понимала, что с воплощением птицы что-то пошло не так. А вот что конкретно, я, скорее всего, никогда уже не узнаю.

Выйдя на улицу, посмотрела на наручные часы. Они показывали ровно три часа дня, следовательно, во дворец возвращаться было ещё рановато — за пол дня я вполне могла столкнуться там с этим Рэйвэлом. Поэтому я решила поблуждать по центру столицы ещё пару часов.

Летний бал должен состояться уже послезавтра ночью. А за два дня до этого самого бала, то есть сегодня, по традиции, в Тигране всегда проводили карнавал. Вот этот самый карнавал я и решила посетить.

Прогулка по столице (продолжение1)

Лакей, с которым я приехала, в город отвёз меня на карнавальную площадь. Я приказала ему ждать на этом же месте и вышла из кареты.

Мамочки, сколько народу!

Вся огромная площадь, вдоль и поперёк украшенная разноцветными флажками и гирляндами и заставленная всевозможными аттракционами, шатрами и торговыми рядами, почти битком была забита людьми. Жители и гости столицы сновали туда — сюда, катались на аттракционах, заходили в шатры, разговаривали друг с другом, некоторые водили хороводы и пели песни.

Даже я неожиданно для самой себя прониклась этой атмосферой веселья и беззаботности.

Первым делом покаталась на каруселях — так давно этого не делала, что просто соскучилась по странному и захватывающему дух ощущению полёта. Потом купила себе мороженое и прошлась по торговым рядам. С интересом посмотрела на работы народного творчества, и даже кое-что приобрела: невероятно изящный цветок, выдутый из стекла и вязаную крючком кофточку.

Пока я гуляла по карнавалу, время подошло к вечеру. Конечно, до наступления темноты было ещё долго, но меня постепенно начала одолевать усталость, напоминая о бессонной ночи. Почувствовав её, я решила, что пришло время всё-таки возвращаться во дворец.

Уже у самого выхода с карнавальной площади, где народу было не так много, я заметила низенькую, сухонькую старушку. Она шла к одному из шатров и вдруг, поскользнувшись на фантике от конфеты, валявшемся на дороге, упала. Разумеется, я не могла пройти мимо. Подбежав к ней, помогла подняться.

— Ой, спасибо тебе, девочка! — прокряхтела она.

Я улыбнулась:

— Да не за что. Будьте осторожнее.

Уже развернулась, чтобы пойти дальше, но старушка вдруг взяла меня за руку.

— Подожди, девочка, не спеши убегать! Давай я тебе погадаю?

Я нахмурилась: не то чтобы совсем не верила во все эти игрушки, но делать этого как-то не хотелось, к тому же сказывалась уже усталость.

— Спасибо, бабуль, не нужно, я…

— Не отказывайся, девочка, — старушка улыбнулась, — Это много времени не займёт, зато поможет скоро.

— Мне жаль, но я опаздываю…

— А это не отнимет много времени: на пламени гадать быстро. Ведь огонь — он вне времени живёт, горит в самой вечности. Он на все вопросы ответы знает.

— Огонь? — я напряглась, — Как же вы на нём гадать собрались?

Старушка хитро подмигнула:

— А вот согласишься и увидишь!

Я вздохнула. Гадать не хотелось. Но меня напряг тот факт, что старушка как-то догадалась, что огонь моя стихия. Ведь не просто же так она предложила именно на нём погадать. Вряд ли это совпадение, а спросить у неё напрямую почему-то казалось не вежливым…

— Хорошо, пойдёмте.

Мы вошли в один из расположенных неподалёку шатров. К моему удивлению, внутри здесь ничего не было — абсолютная пустота. Старушка занавесила вход и встала напротив меня.

— И? Что нужно делать?

Непонятно откуда она вдруг вытащила колоду карт, перевёрнутых лицевой стороной вниз. Протянув её мне, сказала:

— Перемешивай. И бери самую нижнюю.

Не понимая совершенно, зачем я это делаю и как вообще на это согласилась, я перетасовала карты и вытащила нужную. На ней была изображена корона.

Перевела взгляд на старушку. Она посмотрела на меня как-то очень серьёзно и решительно выдала:

— Сжигай.

— Карту? — удивилась я.

— Да.

Моё пламя, словно только этого и ждало, яростно рвануло наружу. Его ярко — алые языки взвились вверх и обхватили картонный прямоугольник.

Началась борьба материй.

Первой, как ни странно обуглилась самая середина карты, то место, где была изображена корона. И только потом начали обгорать края.

Это происходило довольно медленно, пламя плясало на границе бумаги и воздуха, а вверх к самому потолку поднималась тоненькая струя чёрного, как ночь, дыма. Пепел, почти такой же белый, как первый зимний снег, медленно опадал к моим ногам. А на том месте, где ещё пару минут назад была изображена королевская реликвия, теперь зияла дыра.

— Это пламя загорелось четыреста лет назад, — неожиданно заговорила старушка, глядя куда-то в пространство сквозь меня пугающе пустым взглядом, — И твоя беда пришла оттуда. То, чего не помнишь ты, помнит кровь короны. Хотя скоро не станет и её.

Огонь на краях карты почти потух, и теперь бумага просто медленно дотлевала.

— Твоё пламя погаснет. Проснётся тьма, пожирающая день за днём вас, два последних луча … И когда пепел прошлого снегом укроет землю, возродится пламя проклятья. Вы согреетесь в нём. Или сгорите дотла.

Последние остатки карты неожиданно вспыхнули и исчезли с моей ладони.

Я перевела ничего не понимающий взгляд на старушку. Та ободряюще улыбнулась мне и махнула рукой:

— Всё, можешь идти.

— Всё? А…вы не объясните то, что сейчас сказали?

— А что тут объяснять? Всё так, как сказало пламя. Иного поведать я не в силах. Ступай, а то опоздаешь, куда ты там спешила. Вы молодые всё время куда-то спешите…

Ну и зачем тогда было гадать, если всё равно ничего не понятно?

Поняв, что просто напросто потеряла полчаса времени, я вышла из шатра. Вернулась, наконец, в свою карету и сказала кучеру возвращаться во дворец.

Зависнув над пропастью

На улице смеркалось. Предзакатные лучи солнца просачивались сквозь окно кареты и бережно укрывали плечи, словно настойчиво убаюкивая. Глядя на проносящуюся мимо нас столицу, я снова и снова прокручивала в голове предсказание гадалки, которое, кажется, уже выучила наизусть. Но озарение на меня так и не снизошло — то, что скрывалось за теми словами, так и осталось тайной.

В конце концов, мне надоело ломать голову над совершенно бессвязным текстом, похожим на бред сумасшедшего.

Под мерное покачивание кареты и тихий скрип колёс меня неожиданно потянуло в сон. И я не стала сопротивляться этой мягкой дремоте, надеясь, что, наконец — то, смогу немного поспать после бессонной ночи. Сознание погружалось в забытье медленно, неохотно. В голове роилось множество мыслей, не дающих потерять связь с реальностью. Но я всё-таки уснула. Только, увы, ненадолго.

Сначала истошно завопил кучер. Я резко подпрыгнула на сиденье, ещё не успев ничего понять. А в следующий миг раздался оглушительный грохот.

Карету резко тряхнуло, причём с такой силой, что она начала заваливаться на бок. Меня отшвырнуло вперёд. Взгляд выхватил пронесшуюся мимо окна кареты мостовую. Стало жарко. Обернувшись, поняла, что карета горит и… подозрительно долго не приземляется.

Уши заложило от ещё одного хлопка. И стены в один миг разнесло в щепки. Дальнейшее смешалось в один ужасный калейдоскоп, в котором я уже почти не понимала, что происходит.

Меня снова подбросило вперёд, я ударилась обо что-то рукой и поняла самое страшное… Нет, поняла я много позже — тело среагировало по инерции: я метнулась вперёд и ухватилась рукой за перекладину под мостом. В следующую долю секунды жалкий обломок кареты плюхнулся в реку, подняв фонтан брызг.

Рука дёрнулась и соскользнула. Глубокая и быстротечная Гильза резко оказалась намного ближе, но я не сразу поняла, что инстинктивно успела повиснуть на другой перекладине. Глянув вниз, схватилась за деревянную балку второй рукой. Подняла взгляд вверх и обнаружила себя метрах в трёх под основной частью моста.

И тут до меня дошёл весь ужас происходящего!

Я висела на огромной высоте над рекой, только чудом ухватившись за деревянные перекладины, поддерживающие мост.

Мне же не выбраться отсюда! Я не смогу подтянуться на такое большое расстояние! Да даже до ближайшей опорной доски не подтянусь! А далеко внизу ждёт река. И огромные булыжники под водой.

Удушливой волной стремительно накатила паника. И ужас…всепожирающий ужас! В этот момент мне хотелось просто закрыть глаза, и заткнуть уши, чтобы не видеть этого кошмара и не слышать доносящееся снизу журчание реки.

Но я изо всех сил пыталась держать себя в руках.

Нет! Я должна бороться! Я выжила вчера и сейчас не сдамся! Не знаю, что произошло там, на мосту, но…

Додумать я не успела: одну ладонь обожгло адской болью, напомнив, что во время падения в карете, я её, возможно, вывихнула. Пришлось отпустить одну балку, ибо болевой шок обещал убить меня с ещё большей вероятностью, чем падение в Гильзу. Вторая балка натужно скрипнула и ощутимо прогнулась. По спине прошёлся ужас. И единственная спасавшая меня рука заныла от усталости. А я завыла бы от безысходности, но горло так пересохло, что вырвался лишь глухой хрип.

Леший, что же делать?! Мне не продержаться здесь долго, и выбраться наверх я не смогу! И позвать на помощь некого, потому что этот проклятый мост лежит за пределами города — здесь кареты раз в полчаса проезжают! Но мне и десяти минут не провисеть! Мысли лихорадочно суетились в голове, метаясь туда-сюда. Мозг пытался найти выход, но не находил! Пламя рвалось хоть что-нибудь сделать, но оно могло только обратить в пепел несчастную провисшую перекладину и тем самым ускорить мою кончину. Хотя…

Мысль пришла так неожиданно и оказалась столь очевидной, что я даже не поверила в неё сначала. Но уже в следующее мгновение рядом со мной в воздухе зависла сияющая в лучах заката сирин.

Да, птица была явно слишком маленькой, что бы меня подтолкнуть, но её сил хватит долететь до Дворца и позвать на помощь! Только вот кого?! Мама с папой уехали в гости — они далеко — не успеют даже телепортироваться до того, как моя рука разожмётся. Эрика может не оказаться во Дворце, если у него встреча с каким-нибудь послом в Тигране. Остаётся… Рэйвэл.

Сотканная из пламени Александрин поняла всё без слов. Развернув огненные крылья, она растворилась в воздухе.

Зависнув над пропастью (продолжение)

Я снова осталась одна наедине перекладиной. И мне оставалось лишь ждать и надеяться. И терпеть.

Конечно, принц мог тоже куда-то уехать и тогда сирин не успеет его найти. Он может не понять того, что попытается объяснить ему птица. Может плюнуть на вредную и постоянно огрызавшуюся с ним девчонку и принципиально бросить помирать.

Как же ужасно и страшно зависеть от одного человека. Вчера моя жизнь тоже от него зависела, но я хотя бы этого не знала.

Рука начала мелко дрожать и напитываться болью. С каждой секундой дрожь усиливалась, а Гильза внизу казалась более пугающей.

Между прочим, ходят легенды, что в ней живут ядовитые речные медузы. Вот сейчас и узнаю, правда это, или нет.

На глаза навернулись слёзы. Я пыталась удержаться за перекладину, прилипла к ней, как к родной.

Но рука сама разжалась, не спрашивая моего разрешения.

Всхлипнув последний раз в своей жизни, одними губами прошептала:

— Надеюсь, не ад…

— В другой раз узнаешь!

На запястье сомкнулась стальная хватка. Рэйвэл рывком поднял меня на землю.

— Какого лешего, Дэниэлла, опять случилось?! — было бы весьма в тему, если бы в унисон с его вопросом неподалёку бабахнула молния, потому что в голосе принца отчётливо слышались раскаты грома, — Как ты додумалась сломать карету?!

Вокруг нас действительно валялись щепки, в хлам развороченные доски и с трудом различимые бывшие части кареты. Это было страшное зрелище, от которого у меня резко пропали силы говорить.

— Дэниэлла! Я жду ответа!

— А…кучер… — я, словно в какой-то прострации, обвела растерянным взглядом мостовую, — Что с ним?

Принц раздражённо закатил глаза, но ответил:

— Живой он. Валяется на обочине без сознания. ТАК ЧТО ЗДЕСЬ, МАТЬ ТВОЮ, БЫЛО?!

Наверное, в любой другой момент я бы испугалась принца, пребывающего в ярости, но не сейчас. Сейчас я уже и так была перепуганная настолько, в глазах неожиданно защипало от подступивших слёз.

— Карета… взорвалась.

Из-за пересохшего горла вместо ответа получилось нечленораздельное сипение. Не знаю, понял ли Рэйвэл, что я ему ответила, но больше вопросов не задавал. Скользнул взглядом по моему лицу и, видимо, поняв, что к конструктивному диалогу прямо сейчас я не готова, вздохнул.

Сотворил в воздухе портал и, бросив напряжённое: " Жди в моей гостиной!", подтолкнул меня в открывшуюся воронку.

Сопротивляться я не видела смысла, потому послушно перенеслась в апартаменты принца.

В отличие от кабинета Рэйвэла, в его гостиной было уютно. Всё в мягких пастельных тонах: не жизнерадостно, конечно, но и не мрачно. Справа от входа — выход на просторный балкон, откуда было видно весь дворцовый сад. Слева — камин. В нём на весело потрескивающих дровах самозабвенно танцевали языки пламени. У стены располагались совсем небольшой диван и два кресла.

Ну, что ж, Его Высочество велел ждать — я подожду. Торопиться всё равно некуда, да и сил пойти в свои апартаменты попросту нет.

Я буквально свалилась в ближайшее кресло и, наплевав на этикет и все правила приличия, сняв туфли, забралась в него с ногами.

В спокойной обстановке и тишине страх постепенно отступал. Перестали трястись руки, голова уже не болела, просто нещадно тянуло в сон. Глаза слипались, и разлипаться отказывались напрочь, а мысли уносились в неведомые дали. Языки пламени в камине сливались в оранжевый сполох, очертания гостиной расплывались и уже не воспринимались сознанием. Я сама не заметила, как начала проваливаться в сон.

Уже сквозь туман дремоты на грани восприятия я почувствовала, как меня подняли на руки. Но уже в следующий миг связь с реальностью потерялась окончательно.

Странная ночь

Яркий свет ламп бьёт по глазам, и я выхожу на незнакомую сцену. Там, в её центре меня ждёт незнакомый человек. Его окружает туман, и я вижу только протянутую мне руку. На мне полупрозрачное белое платье до середины бедра и браслет с рубинами. Прямые волосы цвета шоколада свободно падают на спину и плечи, а босые ноги обжигает холод полированного камня.

Аплодисменты утихают, и я понимаю, что должна танцевать. Выступление, на которое я пробилась с таким трудом, начинается.

Лучи прожекторов скрещиваются на моей одинокой фигуре, и я, пряча страх глубоко внутри, делаю шаг вперёд. Только чудом вспоминаю расположение крупных и ужасно острых осколков на полу и до боли в лёгких втягиваю в себя воздух.

Ещё шаг. Сердце вырывается из груди и сбивает меня с ритма.

Не знаю, чего я боюсь, но страх всё сильнее сковывает тело, мешая двигаться. Взгляд цепляется за протянутую мне руку. И я делаю ещё один шаг по ледяному полу.

Шаг, меняющий реальность.

Свет невидимых ламп устремляется на стёкла под моими ногами. Проходит сквозь десятки прозрачных граней и вырывается к зрителям, сверкая в сотни раз ярче.

Вкладываю свою ладонь в протянутую. Туман расступается, и я смотрю в глаза незнакомого брюнета. В них зрачок почти полностью растворяется в темноте ночного неба. Неба, в котором плещутся одновременно и лёд жестокости, и огонёк насмешливости, и холод безразличия, и искра любопытства, и тень самоуверенности, и свет улыбки, едва заметно тронувшей губы парня.

Давно льющаяся музыка набирает последний оборот перед началом танца, и я словно сбрасываю с себя наваждение. Кладу вторую руку на плечё партнёра и… понимаю, что он не умеет танцевать…

В реальность меня выбросило так резко, что я вздрогнула и подскочила на кровати. Вдохнула свежий ночной воздух и… напряглась: кромешная темнота скрадывала видимость, но даже сквозь неё я видела, что комната, в которой я сейчас находилась, не была моей.

Я резко обернулась. Но лучше бы этого не делала: младший принц не был тем человеком, которого я хотела бы увидеть рядом с собой на кровати! Определённо!

Мозг лихорадочно вспомнил событие минувшего дня и то, как я заснула в гостиной принца. Значит, он не стал будить меня, когда пришёл.

Не знаю нормально ли это, но в глубине души шевельнулось чувство благодарности. Может, принц не такой уж гад, каким кажется…

Ладно, нужно возвращаться в свою комнату. Ужасно не хочется, конечно, тащиться через весь дворец, да ещё и без сопровождения не факт, что я найду дорогу. Но оставаться здесь — не вежливо и как-то… неприлично.

Я бросила взгляд на спящего Рэйвэла и постаралась незаметно соскользнуть с кровати. Но не тут-то было: оказалось, что рука принца лежала на складке моего платья. Стоило мне сдвинуться с места — платье потянулось следом и, конечно же…

— Ты куда?! — Рэйвэл резко открыл глаза, словно и не спал секунду назад. На запястье сомкнулась стальная хватка.

— К себе. Спасибо, что не стал будить, — я красноречиво покосилась на запястье. Странно, но даже в абсолютной темноте принц увидел мой предостерегающий взгляд и отпустил руку. Приподнялся на локте.

— Оставайся у меня. Куда тебя в другой край Дворца ночью понесёт?

— Ну, если тебя только это беспокоит, то я как-нибудь дойду.

— Ага, ты уже сегодня из города как-нибудь вернулась! — Я скорее почувствовала, чем увидела, как в темноте недобро сверкнули его глаза, — Дэниэлла, пока кто-то жаждет отправить тебя на тот свет, даже не думай шастать по Дворцу в одиночку! Я бы тебя проводил, но, увы, мне лень.

— Ты мог бы меня телепортировать, — осторожно намекнула я, хотя напоминание о том, как я висела под мостом в шаге от смерти, возымело действие. Даже зябко стало. А ещё вспомнился кошмар прошлой ночи…

— Не мог бы. Мне сегодня пришлось хорошенько потратить магический резерв, а портал — энергоёмкая штука. Тем более: не известно, кто может ждать тебя с той стороны. Так что ложись обратно, — он осторожно, но настойчиво потянул меня за руку, вынуждая плюхнуться обратно на подушку.

— А ты не боишься скандала, который разразится, если кто-то узнает, что я у тебя ночевала? — я предприняла последнюю попытку. Сама уже тихо боялась оказаться в своих пустых апартаментах, но совесть не позволяла оставаться здесь.

— Какой скандал? — удивился принц, — Все просто отметят, что у меня появилась новая любовница, да и всё.

ЧТО?!

— Какая к лешему любовница?! Ты вообще совесть потерял?! — я резко села и от возмущения даже слов вежливых сразу не нашла.

— Совесть я не терял, потому что её изначально не было, — невозмутимо ответил он, — А к слову о любовнице: это общественность так подумает, но мы-то будем знать, что просто спали на одной кровати.

Я откровенно задумалась: возвращаться к себе было действительно страшно. Но и остаться с Рэйвэлом…

Видя, моё замешательство, принц хитро прищурился, очевидно, собираясь сказать мне гадость:

— Или ты боишься, что не устоишь и сама попросишь предать слухам основание?!

Нет, определённо я поспешила с выводом о том, что не такой уж он гад!

Сволочь первостепейнейшая!

— Да иди ты лесом! Я лучше в пустых апартаментах буду одна сидеть, чем с тобой!

Решительно встала и расправила платье.

— Самой-то не страшно? — по-моему, чисто из любопытства спросил он.

— Не на много страшнее, чем с тобой!

Я дёрнулась, чтобы пойти к двери, но Рэйвэл опять сцапал за руку и утянул на кровать. Как у него получается это делать так ненавязчиво, но при этом настойчиво?!

— Нет уж, Дэниэлла. Считай, что до утра я тебя похищаю и не никуда отпущу! Хочешь, даже рубашку свою тебе выделю — переоденешься?

Я вздохнула. Чисто из принципа надо было всё-таки уйти, но какой в этом смысл, если мне действительно было страшно возвращаться в свои апартаменты.

Тяжело вздохнув, ответила:

— Выделяй, если тебе не лень.

— Лень, конечно! Но ради тебя я так и быть встану и сделаю шаг до гардероба. Цени мою доброту!

— О, о твоей доброте можно слагать легенды! — рассмеялась я.

Через пару минут переоделась в соседней комнате и вернулась в спальню принца. Рэйвэл уже дремал, отодвинувшись от меня на другую сторону кровати. Я тоже легла на самый край и накрылась одеялом.

Было странно и не привычно осознавать, что я в кровати принца. Но ведь мы действительно всего лишь лежать рядом будем, а что подумают другие, если вдруг узнают… Мне было всё равно. Глаза уже давно слипались, и я быстро провалилась в сон.

Ответы, рождающие вопросы(часть 1)

Утро началось с того, что принц любезно предложил мне позавтракать с ним в его гостиной. Но я не менее любезно отказалась. Рэйвэл явно намеревался во время него вытрясти из меня всю душу по поводу вчерашнего кошмара на мосту.

Я ничего не имела против разговора на эту тему, тем более, что до меня начала, наконец, доходить вся безрадостность ситуации в которой я оказалась. Но сначала мне необходимо было попасть в свою комнату: во-первых: чтобы хотя бы быстро принять ванну, во-вторых: чтобы позвонить Виолете и узнать, как у друзей продвигаются дела.

Принц, конечно, не захотел меня отпускать по той же самой причине, что и ночью. Пришлось сослаться на то, что якобы похищал он меня только до утра, и значит, я уже могу быть свободна.

О, чудо, но он даже портал мне открыл в апартаменты! Причём, сделал это с такой лёгкостью, что я невольно подумала, что ночью он вполне мог бы меня телепортировать, но не стал этого делать из каких-то других побуждений.

В комнатах, отведённых мне на временное пребывание, я первым делом привела себя в порядок, переоделась и заплела простую косу — извращаться с красивыми причёсками было некогда.

Сигнал, исходивший от амулета связи, я почувствовала, когда уже отложила в сторону расчёску. Распахнув ящик тумбы, в котором он лежал, бросилась принимать вызов.

— Дэна! Слава Небу, ты на связи! — от радостного визга Виолеты у меня на миг заложило уши, — Он вернул мне деньги, Дэн!

— Кто? — растерялась я от неожиданности.

— Ну, как «кто»?! Морен, конечно!

— Как вернул?! — мне сразу не поверилось в такое счастье.

Ведь не может же всё так быстро и гладко закончится. Это было бы слишком хорошо. Просто возмутительно хорошо — а в жизни так не бывает…

— Просто взял и вернул! — Подруга, судя по интонациям, была на семидесятом небе от счастья: — Вчера вечером! Я сразу же позвонила тебе, но ты не принимала вызов! Всё, Дэн, деньги, правда, у меня!

Я на секунду замерла, переваривая информацию. А потом облегчённо закрыла глаза и плюхнулась в кресло.

Неожиданно захотелось разреветься. От ощущения горы, свалившейся с плеч. От осознания, что весь этот кошмар теперь закончится. От радости…

Ну, конечно! Это же Морен! Человек, лишь формально являвшийся моим парнем, но в реальности бывший замечательным другом!

Как я вообще могла заподозрить его в краже денег и вообще чуть ли не последним негодяем объявить?!

Слава небу, всё в порядке!

Хотя стоп…

— Виолета-а-а… А где сам Морен? У него всё хорошо?

На том конце трубки тяжело вздохнули, и я неожиданно, но совершенно ясно поняла, что нет: это не конец истории — это только начало. И гора вернулась на мои плечи обратно, навалившись с новой силой.

— Дэн, я боюсь, что у Морена проблемы…

— По твоему вздоху это уже понятно. В чём это конкретно выражается?!

— Да я сама не знаю: он прислал мне письмо вчера. В нём была золотая карта на одолженную сумму и короткая записка. Читаю?

— Читай.

— Ребята, мне жаль, что нам не удалось попрощаться. Вы самая лучшая в мире труппа. Скажите Дэне, чтобы она держалась подальше от принца Рэйвэла. Всё, больше ни слова, — мне почудилось, или подруга едва заметно всхлипнула, — Дэн, ты понимаешь, что так резко от хорошей жизни не сбегают в неизвестность?! Не пишут прощальные записки! С ним что-то случилось!

И вот тут-то мне вспомнился подслушанный перед последним выступлением душевный разговор Морена с неизвестным. И хотя мой бывший парень во время него не выглядел запуганным или несчастным, но да — проблемы у него явно есть. А ещё, я, кажется, начинаю догадываться, кто есть этот самый неизвестный. Только вот…

— Виолет, даже если у него действительно что-то не так, откуда ты знаешь, что ему нужна наша помощь?

— Ну, я не то чтобы знаю… — подруга задумалась, — Но наверняка нужна!

— Лет, когда Морену нужны были деньги — он их у тебя попросил. А помогать ему он не просил, — осторожно заметила я, — Я просто боюсь, не сделаем ли мы хуже, влезая откровенно не в наше дело?

На том конце связи образовалась тишина, которая тянулась секунды две. Виолета была бесбашенной и импульсивной, но не была глупой. Я тоже попыталась задуматься, но в голове вертелось столько разных мыслей, начиная от непоняток с бывшим парнем и заканчивая угрозами собственной жизни, что сосредоточиться на чём-то конкретном просто не получалось. Одно я знала точно: моё доверие к Морену, конечно, пошатнулось после нашего резкого расставания и его побега не попрощавшись, но не исчезло. Сейчас, когда он вернул Виолете деньги, все его действия выглядели логично: у него что-то случилось, и ему срочно пришлось скрыться. В связи с этим, прощаться с нами и возвращать долг у него просто не было времени. Меня всё ещё смущал тот подслушанный разговор, во время которого я увидела Морена не в лучшем свете, но, возможно, и ему есть логичное объяснение.

Но почему он просит меня держаться подальше от Рэйвэла? Что их связывает? Откуда они вообще друг друга знают? Что мне теперь с этим делать?

— Дэнка, — уже по голосу подруги я поняла, что отступать от своей идеи помочь Морену она не намерена, — Мы должны хотя бы выяснить, в чём суть проблемы! А там уже видно будет: помогать ему или не стоит! Алька и Себастьян тоже переживают! Давай попробуем?

Я вздохнула. По-хорошему, мне бы своими проблемами недавно образовавшимися заняться, но и оставлять друга в беде мне не позволяла совесть. К тому же нельзя исключать, что проблема у нас может оказаться общей: если у Морена появились неведомые враги, то вполне вероятно, что меня пытаются убрать за компанию с ним. Да и совет друга относительно принца неслабо напрягал.

- Хорошо, Виолет, давай попробуем. Только…

— Вот и отличненько! — даже не пыталась дослушать меня подруга, — Скоро мы с ребятками к тебе приедем! Жди!

— Лета, подожди! — крикнула я, но от амулета уже пошёл сигнал отбоя.

Леший! Ведь над Алей с Виолетой и Севой тоже может нависнуть опасность, если они приедут в столицу и, соответственно, ввяжутся в эту непонятную игру…

Тёмные силы, когда же моя жизнь перестала быть нормальной?! Почему я упустила этот момент?!

Ответы, рождающие вопросы(часть 2)

— Двадцать минут, за которые ты обещала вернуться прошли полчаса назад!

Посреди комнаты сверкнула воронка портала, и моему взору предстал Рэйвэл.

Окинув его взглядом, я попыталась оценить степень раздражения принца, но не смогла: в чёрных, как ночь, глазах плескались совершенно другие эмоции. Они наталкивали на мысль, что своим опозданием я не разозлила Рэйвэла, а… напугала?

— Извини, мне подруга звонила, — пояснила, убирая переговорный амулет в тумбу.

— Разговор с ней был для тебя, конечно же, важнее, чем уже третье покушение?

— Представь себе, он был действительно важный!

— Ладно, проехали, — Рэйвэл вернул себе привычно равнодушный вид и сел в кресло напротив, — Ничего не хочешь у меня спросить?

— Хочу, Рэйвэл. Но сначала я, наверное, должна тебя поблагодарить.

Губы принца тронула едва заметная ехидная улыбка.

— Я уж думал, что не дождусь этот момента! Благодари.

Его взгляд замер на моих губах, и благодарить наглого гада откровенно расхотелось. Но я всё же выдавила из себя то, что просто обязана была сказать:

— Спасибо. Если бы не ты, тёмные воды Гильзы были бы мне пухом.

— И всё?! — удивлённо возмутился принц, но в глазах плясали смешинки, — Я ей жизнь спас, а она мне банальное "спасибо"!

— Спасибо большое!

— Уже лучше. Но чего-то всё равно не хватает… — его взгляд снова спустился к моим губам, и я почувствовала, как краснею.

— А, по-моему, вполне достаточно! И вообще, ты жаждал услышать от меня вопросы!

Рэйвэл неохотно посерьёзнел.

— Задавай.

— Ну, во-первых: что всё же произошло с каретой вчера?

— Магическая экспертиза выявила остаточные эманации от боевого заклинания. Со значительной долей огненной и воздушной магии в нём.

— Взрывчатка? — догадалась я.

Рэйвэл удивлённо кивнул.

— Поражён твоими познаниями в боевой магии, но да, это именно взрывчатое заклинание. Тебе весьма повезло выжить, потому что сработало оно аж два раза.

Очаровательно!

— И, конечно же, ни как нельзя выяснить, кто её подбросил?

— Нет, следов нигде не осталось, — взгляд принца потяжелел, — Ты отдаешь себе отчёт в том, что тебя три раза пытались убить?

— Три? — я непонимающе нахмурилась:- А какой третий?

Рэйвэл посмотрел на меня, как на не очень умную.

— Бомба. Перила. Осколки. Что непонятного-то?!

— Но осколки… — я хотела было сказать, что это была случайность, и даже уже открыла рот, но в последний момент замерла. Перевела взгляд на отчего-то мрачного принца.

— Леший, а ведь осколки…

Осколки, которые должны были располагаться на сцене в соответствии со схемой, но оказались разбросаны хаотично…

И тут меня осенило!

— Твою мать!

Принц ехидно изогнул бровь.

— Что? — я выдержала его насмешливый взгляд, — Согласись, в данной ситуации, нарушение правил этикета — это не самое страшное.

— Конечно, — тот согласился, но так покладисто, что я прямо таки прочитала между строк ехидное: «А как же обликоморале?!». И, разумеется, меня это не могло не разозлить.

— Рэйвэл, — я внимательно посмотрела на принца, — А какими ветрами тебя занесло в Ледяную Вишню в ту ночь, если не секрет?

Тот едва слышно усмехнулся.

— Я искал одного человека.

— Нашёл? — закусила губу, понимая, что моя догадка про гостя Морена подтверждается.

— Нашёл. Но едва ли это тебе поможет. И, опережая следующий вопрос, — возле сцены во время твоего выступления я оказался случайно.

В это верю. Кстати…

— Я совсем забыла тебе сказать, что не могу принять приглашение выступать на Летнем балу.

— Почему? — Рэйвэл удивился. Даже вперёд подался, отлипнув от спинки кресла.

— Как минимум: мне не с кем. Ты уж…

— Как "не с кем"? — вкрадчиво поинтересовался он, резко изменившимся тоном.

— Мой бывший партнёр покинул труппу.

— Покинул труппу? — принц на секунду прикрыл глаза, а от спокойного тона повеяло могильным холодом, — И в каком же направлении он её, позволь спросить, покинул?

Таак. Наш разговор подходит к самому интересному…

— Я не знаю…

Одного взгляда Рэйвэлу в глаза хватило, что бы увидеть в них чёрную и всепожирающую пропасть. А ещё сверкающие одну за другой молнии.

Принц прожигал меня внимательным и ничуть не доброжелательным взглядом, подавшись вперёд всем корпусом.

— Как не знаешь, Дэна? — почти ласково прошипел он. Будь я совсем чуть более впечатлительной — уже волосы бы дыбом встали.

— А откуда я могу знать?

— Не прикидывайся дурочкой — ты его девушка! — рявкнул принц, в долю секунды оказавшись рядом и нависнув надо мной, уперевшись руками в подлокотники кресла.

Правда, если он рассчитывал, что я испугаюсь, то очень сильно просчитался! А вот разозлить — да! Это ему удалось!

— Во-первых, Рэйвэл, «дурочка» — это оскорбление, — процедила я, без тени страха встречая его взгляд, — И для лучшей ученицы академии — незаслуженное. Во-вторых: я попрошу тебя не нарушать моё личное пространство!

Принц скривился, но, видимо, осознал, что перегибает палку. Наградил меня мрачным взглядом и вернулся в своё кресло.

— И, в-третьих: я не девушка Морена. Потому что мы расстались накануне того выступления.

Рэйвэл нахмурился:

— Как расстались?

— Вот так, — я пожала плечами, — Просто пришли к выводу, что друг-другу не подходим.

На меня снова опустился тяжёлый взгляд.

— И когда ты его последний раз видела?

— Примерно тогда же, когда и ты!

Принц удивлённо изогнул бровь, и я пояснила:

— Ведь Морен — это и был тот человек, которого ты искал?

В меня снова впился изучающий взгляд, от которого становилось немного зябко, но не страшно.

— Он рассказал тебе о встрече со мной? — Рэйвэл пытался это скрыть, но его голос зазвенел напряжением.

— Нет, но… — хотела было сказать, что слышала часть их разговора, но в последний момент подумалось, что я могу подписать себе этим смертный приговор. Наверняка, та беседа не предназначалась для чужих ушей, хотя странно, что они тогда не поставили полог тишины.

— Ты сам сказал, что искал в клубе какого-то человека и сейчас спрашиваешь про Морена. Логично предположить, что это он и есть.

Принц нахмурился ещё сильнее. А у меня в голове неожиданно сверкнула догадка…

Ответы, рождающие вопросы(часть 3)

— Подожди-ка… — изумлённо протянула я, заставив принца поднять на меня взгляд, — Так ведь ты и пригласил меня во дворец, рассчитывая, что со мной приедет Морен?

Рэйвэл мрачно усмехнулся, удивившись моей догадливости, но ответил честно:

— В общем-то, да.

— Но… — мне невольно вспомнилась наша первая встреча на лестнице, — Ты специально ждал меня в тот вечер, когда я приехала?

— В коридоре-то? — от моего предположения он едва не рассмеялся, — Нет, конечно. Мы случайно встретились.

— А…

На языке вертелся ещё один вопрос. Но задать его я откровенно стеснялась. Правда, видя то, как покраснело моё лицо, принц сам догадался, про что он.

Только, видя моё замешательство, место того, чтобы сразу ответить, решил поиздеваться.

Ехидно произнёс:

— Мне кажется, ты хотела что-то спросить.

— Нет, тебе показалось, — спрашивать что-либо про поцелуй мне уже расхотелось.

— Точно? А, может, всё же хотела?

— Нет.

— Да ты не стесняйся…

— Рэйвэл! — я не выдержала, — Прекрати надо мной издеваться!

— Что ты! Как можно! — он картинно ужаснулся, но в темноте уже глаз плясали смешинки, — Я же всего лишь помогаю тебе победить твою трусость.

— Трусость?

— Конечно! Ты ведь боишься спросить у меня что-то про тот поцелуй!

— А ты как будто сам не знаешь, что я хочу спросить! — моему возмущению не было предела. Даже смущение отступило.

— Ну, откуда же я могу это знать? — принц продолжал надо мной издеваться, — Я ведь мысли твои не читаю.

— За каким лешим ты вообще целовал меня?!

Как только с языка слетели эти слова, сердце пропустило удар. Всё моё негодование, как рукой сняло. Что-то внутри заставляло смотреть прямо в глаза Рэйвэлу и ждать ответа.

А он, словно специально, с ним не торопился.

Откинулся на спинку кресла, прошёлся по мне глубоким изучающим взглядом, словно размышляя, стоит ли говорить или нет.

— Я бы задал этот вопрос по другому, — медленно протянул он, наконец, — Не "зачем", а "почему".

— И почему? — я совсем запуталась.

Рэйвэл явно не спешил отвечать, продолжая скользить по мне задумчивым взглядом. Но я терпеливо ждала, потому что его ответ был мне важен. Очень важен, ведь тот злосчастный поцелуй категорически не желал выходить из моей головы. Может, когда принц назовёт какое-нибудь логичное и обыденное объяснение, я всё же смогу его забыть.

— Дэниэлла, скажи, — неожиданно заговорил Рэйвэл, — Ты ведь тоже чувствуешь что-то странное между нами?

— О, да. Если ты не заметил, между нами абсолютно всё странное!

Принц усмехнулся. Видимо, думал также. Но ведь имел в виду не наши постоянные перепалки, а что-то другое

— Я почувствовал это ещё когда увидел тебя у подножия лестницы. Ощущение притяжения. Меня будто неведомой силой к тебе потянуло.

Я снова вспомнила нашу первую встречу. Вспомнила свои эмоции, ощущения. И содрогнулась: то, что сейчас описал Рэйвэл, было в точности тем, что я чувствовала.

— Вижу, ты понимаешь, о чём я, — заметил он мою реакцию.

— Да, я тоже всё это чувствовала.

— Но это только на расстоянии. По мере твоего приближения просто притяжение перерастало в нечто, похожее на страсть — я тебя ещё не узнал толком, а уже хотел прикоснуться. Когда ты оказалась рядом, у меня в голове вообще извилины перемкнуло. Между нами словно пламя вспыхнуло. Поцеловать тебя показалось мне в тот момент почти непреодолимым желанием. Ну, я и не стал отказывать себе в этом удовольствии!

— Звучит, как начало бульварного романа, — кисло ответила я.

— Но ты же не настолько на голову пришибленная, чтобы верить в любовь с первого взгляда и прочую подобную чушь?

— С моей головой, в отличие от твоей, вообще всё в полном порядке!

Принц издевательски улыбнулся:

— Дэниэлла, только не говори, что ты не чувствовала тоже самое!

— Чувствовала, — я покраснела, хотя и не понимала, почему, — Меня тоже здравый смысл покинул в тот момент. Иначе я бы не позволила всему этому происходить и прибила бы тебя намного раньше.

— Это я понял, — Рэйвэл неожиданно улыбнулся, — Ты девушка с взрывным характером и железобетонным упрямством.

— Правильно понял. К слову, ведь той первой нашей встречей странности не закончились. Непонятное притяжение появилось между нами и на следующее утро, когда я к тебе пришла.

Принц кивнул.

— И на следующее утро. И на следующий вечер. И вчера оно никуда не девалось.

— М-да? А я вроде не замечала… Ну, почти не замечала.

— Это потому что я во все последующие наши встречи научился сдерживать эти эмоции, не поддаваться им.

— Но откуда они вообще взялись?!

— Это самый сложный вопрос, — Рэйвэл скривился, — Скорее всего, дело в особенностях магии: твоей и моей. У обоих у нас она не совсем стандартная, поэтому при взаимодействии может давать такой эффект.

Я задумалась. Звучало логично.

— А у тебя разве какая-то особенная магия? — поинтересовалась у принца.

Тот резко помрачнел.

— Да. И на этом закроем тему.

— Как скажешь, — согласилась я, мысленно сделав себе пометку, что у Рэйвэла что-то не так с силой.

— Надеюсь, вопрос с поцелуем исчерпан?

— Да, только… Что делать, если эти странные эмоции снова вернуться?

— Думаю, ничего, — чуть подумав, ответил принц:- Их на самом деле легко сдерживать. А вообще, скорее всего, скоро наши магические фоны привыкнут друг к другу и подобные аномалии прекратятся.

Я вздохнула.

— Хорошо, если так.

Ответы, рождающие вопросы(часть 4)

— Давай-ка вернёмся к насущной проблеме, — зловеще протянул принц, а я напряглась: — Где твой парень.

— Бывший парень.

— Поверь, это вообще никакого значения не имеет. Так где он?

— Да не знаю, я же уже сказала! Я, точно так же как и ты, видела его на выступлении в последний раз. Когда пришла в себя после потери сознания, друзья уже сказали мне, что он исчез.

Принц задумчиво вздёрнул бровь, после чего несколько секунд молчал. Видимо, обдумывал сказанное мной. Я тоже пыталась обдумать всю эту странную ситуацию со своей стороны, но получалось плохо: у меня было слишком мало информации.

— И тебе самой не интересно, куда он делся? — наконец спросил Рэйвэл.

— Интересно, — ответила честно, — Именно для того, чтобы найти его я и приехала в Тиграну. Но его здесь нет. По крайней мере, мне его отыскать пока не удалось.

А ещё мне интересно, зачем тебе вообще понадобился мой друг? Почему ты так недовольно хмуришься при одном его упоминании? Как вы связаны? И зачем Морен на самом деле должен был приехать в столицу? И должен ли вообще?

Принц о чём-то задумался, а я осмелилась спросить то, что вот уже пять минут не даёт мне покоя:

— Рэйвэл, а зачем ты ждал Морена?

Уже по одному взгляду, которым принц она меня посмотрел, я поняла, что это был вопрос не из тех, на которые он станет отвечать.

— У меня к нему есть дело.

— Тогда почему бы тебе было не связаться с ним напрямую, а не устраивать всю эту интригу с приглашением на бал?

— Потому что это не твоё дело.

— Да ладно?! — от такой наглости я даже разозлилась, — Тогда почему я получаюсь в нём замешана?!

Рэйвэл вздохнул, не сводя с меня тяжёлого взгляда:

— Потому что тот, кого ты опромётчиво называешь другом, очень много от тебя скрывает.

Здесь он, конечно, был прав. Я действительно чего-то не знаю о Морене. Скорее всего, даже — не знаю чего-то важного. Но от этого он не перестаёт быть моим другом!

— Ты тоже от меня что-то скрываешь.

Рэйвэл усмехнулся:

— Да, но я-то тебе не друг.

И даже в этом принц был прав.

Но что же тогда сделал Морен, что он скрывает это от всей труппы?

Нет, в том, что он хороший сам по себе, я не сомневалась, а вот что-то натворить мог… каждый человек способен ошибиться.

— Если ты, Рэйвэл, так уверен в том, что Морен от меня что-то скрывает, то, может, перестанешь уже мучить меня догадками и скажешь, в чём именно дело?

Это была попытка вытянуть так необходимую мне информацию у принца. Но, конечно, я бы удивилась и заподозрила подвох, если бы она удалась.

— Это не моя тайна, — ответил он равнодушно.

— Мой друг во что-то встрял? — попыталась зайти издалека.

Рэйвэл поднял на меня совершенно не трактуемый, но определённо лютый взгляд, в котором при должном желании можно было увидеть даже вспышки молнии, и неопределённо хмыкнул:

— Хуже.

Единственное слово было произнесено с интонацией, подсказывающей не задавать больше вопросов на эту тему. Но я не могла, ибо любопытство и дружба в совокупности — страшная сила.

— Он кого-то убил? Ограбил?

— Если я его не найду и не придушу, то и убьёт и ограбит! — в темноте глаз принца снова сверкнули молнии.

— П-подожди, а с чего ты это взял? — я даже растерялась.

— Знаю, Дэна.

Потрясающий аргумент.

— Хочешь сказать, что мой друг — преступник?

— Если тебе так интересно — я больше скажу: он чудовище. В прямом смысле этого слова.

Так. Всё это странно. Моего бывшего парня необходимо срочно найти и вытрясти из него душу.

Но в том, что он хороший я не сомневалась.

— Рэйвэл, чудовище — это ты, — не удержалась от усталого комментария, — А Морен — мой друг, которого я знаю уже пять лет. И он точно не убийца и не вор.

Принц остановил на мне внимательно — оценивающий взгляд, который очень тяжело было выдержать, и иронично усмехнулся:

— Друг, который исчез из твоей жизни так же резко, как и появился? Чудовище, которое три раза тебе эту самую жизнь спасло?…

Я замялась. Рэйвэл действительно вызывал во мне странный диссонанс: с одной стороны раздражал и злил, а с другой — я чувствовала, что на самом деле он совсем не такой плохой, каким кажется, и вообще иногда казалось, что у нас с ним могло бы быть много общего.

— Ты хорошее чудовище. Если забыть наши первые две встречи. Кстати, раз уж не хочешь говорить мне, зачем тебе мой друг понадобился, может, хоть скажешь, что собираешься делать с ним, если найдёшь?

— Когда найду, — мрачно поправил он, — Убью.

И я ни на миг не усомнилась, что он это сделает.

— Прекрасно! Значит, ему нельзя быть убийцей, а тебе можно! И дай угадаю: потому что ты принц!

— Да. Именно поэтому.

Равнодушный и уверенный в своей правоте ответ меня покоробил и одновременно взбесил.

— И ты ещё говоришь, что ты не чудовище?!

— Я так не говорю. Между прочим, Летний бал состоится уже завтра вечером. И ты пойдёшь на него со мной.

— Я на него не пойду ни с кем, — ответила мрачно, в мыслях уже прикидывая, как бы выпроводить принца из комнаты. Надоел он мне. И вывел из душевного равновесия.

— Пойдёшь, Дэниэлла, — настойчиво повторил он, в упор глядя на меня, — Со мной.

— Но я не хочу!

— А на тот свет хочешь?

— А при чём здесь тот свет?

— При том, что если ты одна останешься во Дворце, тебя туда сто процентов отправят, — елейным голоском объяснил принц, как малому ребёнку, — И никакая защита тебя не спасёт.

— Ага, а на балу меня кто спасёт?

— Я, как обычно, — хмыкнул он и поднялся с кресла, что бы покинуть мои апартаменты.

— Правда? — невинно улыбнулась я, оставаясь сидеть, — А зачем?

Принц нахмурился:

— В смысле?

— Да в прямом, Рэйвэл. Зачем тебе нужно меня спасать? Неужели по доброте душевной? Не надо изображать удивление: я же не на столько глупая! Я же понимаю, что первые два раза — ты просто удачно оказался рядом. Мне повезло, да. Но вчера ты именно откликнулся на мою просьбу. А сегодня сам проявил инициативу. Выходит, что я нужна тебе живой. Отсюда всё тот же вопрос: зачем?

Принц молчал. Всего пару секунд, но для меня они растянулись в целую вечность. Медленно качнулся с пятки на носок и обратно, словно решая для себя: стоит ли говорить. А потом бросил не оборачиваясь:

— Эрик улетел по делам в другую страну. И он стребовал с меня обещание за тобой присмотреть.

Я услышала тихий щелчок закрывшейся за принцем двери и разочарованно вздохнула: решил, что говорить не стоит. Впрочем, я и не особо-то рассчитывала на ответ. И, безусловно, не поверила в отговорку про друга.

Нет, обещание за мной присмотреть, возможно, и было. Но присмотреть и защитить — не одно и то же. Есть что-то ещё. Что-то, что я упорно упускаю.

Посмотрела на настенные часы, что бы узнать, сколько времени мы потратили, пытаясь вытянуть друг из друга как можно больше информации. Самая толстая стрелка успела описать полтора круга, а ситуация только усложнилась.

Конечно, стало понятно, что проблема Морена — это Рэйвэл. Хотя до конца ещё не ясно, кто из них, чья проблема. И как помочь другу — тоже не ясно. Спрашивать, за что они друг на друга так взъелись и где вообще столкнулись — не имело смысла: принц не ответил бы. В итоге мы с ним ищем одного и того же человека, только он — чтобы убить, а я — чтобы спасти.

Притом, что меня саму спасать надо. И это вторая глобальная проблема, которая тоже не имеет решения.

Дорогие читатели!

Наша книга плавно подходит к концу. А писатель плавно подходит к дилемме: выложить последнюю главу полностью единовременно или разделить на две части? С одной стороны, она достаточно большая по объёму, но с другой — ужасно не хочется разрывать на половинки самое интересное событие.

Честно говоря, я так и не смогла выбрать один из вариантов, и поэтому решила вверить разрешение этой проблемы в Ваши руки:)

Предлагаю небольшой конкурс! Суть его проста: если Вы хотите, чтобы последняя глава появилась сразу в полном объёме — добавляйтесь ко мне в подписчики. Если хотите, чтобы выкладка произошла по частям, не делайте ничего. Примерно через неделю я проверю число подписчиков: если их станет 50 или более, то последняя глава будет выложена полностью!

Спасибо за внимание! Надеюсь, Вы меня поддержите:)

Леди Рассвет.

Алая луна (часть 1)

После разговора с принцем я ещё долго сидела в кресле, забравшись в него с ногами и обхватив колени. Думала обо всём том, что происходило вокруг меня последние несколько дней. В голове роилось множество самых разных мыслей, но ни одной дельной так и не пришло.

Зато ближе к обеду пришла мама. Родительница сразу заметила, что я сегодня необычайно хмурая. Пришлось отмахнуться и соврать, что плохо спала ночью.

Ну, а какой смысл рассказывать о том, что меня пытаются убить? Разобраться в происходящем родители вряд ли смогут, только переживать будут…

Мама в моё враньё поверила и сказала, что король с королевой ждут нас сегодня в девять часов вечера на ужин в малой гостиной.

Особой радости эта новость во мне не вызвала — не было настроения куда-либо идти. Но ведь царствующим персонам не откажешь. Да и заняться во дворце больше было не чем.

Я даже отчёт, присланный Эриком, смотреть не стала — какой в этом смысл, если всё равно Морен наверняка уже в столице, и мы непременно встретимся завтра на Летнем балу.

В общем, от нечего делать сразу после обеда, принесённого Тирой, я начала собираться на ужин.

В коем-то веке буду собиралась как нормальная леди — за пять часов до предстоящего события.

Приняла ванную. Искупалась. Полчаса сушила волосы магией, ибо густую копну длиной до пояса освободить от влаги весьма проблематично, даже учитывая, что я очень сильный маг. Потом Тира долго делала мне причёску, накручивая локоны и укладывая их в сложное плетение. Закончив с причёской, выбрали мне платье — не слишком роскошное для ужина, но в тоже время элегантное и красивое.

Служанка хотела было сделать мне макияж, но я отказалась. Сама чуть подкрасила губы и больше ничего со своим лицом делать не стала: в конце концов, бал только завтра, а сегодня просто ужин.

Всё оставшееся время просидела перед зеркалом со шкатулкой в руках, лениво перебирая драгоценности и думая, какое бы из них одеть. Но все они казались лишними, поэтому в итоге я убрала шкатулку, так ничего и не выбрав. Только взгляд зацепился за браслет с рубинами. Перед глазами тут же всплыл этот проклятый поцелуй. Даже сейчас, два дня спустя, от одной мысли о нём по телу пробегала дрожь.

Всё-таки странно: никогда бы не подумала, что именно вот такой поцелуй — настойчивый, страстный, похожий на ожог — застрянет в моей голове. Хотя, возможно, это объясняется тем, что он первый…

Небо, о чём я думаю?!

Не знаю, сколько ещё просидела бы вот так, утопая в мыслях о поцелуе, если бы не пришли родители.

Мама улыбнулась, увидев меня. Обрадовала тем, что я у неё самая красивая, и мы пошли на ужин.

В малой гостиной, как и в первый день нашего пребывания во дворце, уже горели свечи на подставках, был накрыт небольшой стол и расставлены кресла. Король с королевой уже заняли свои места. Только вот… В отличие от прошлого раза, сегодня было занято ещё одно кресло.

Небо, ну за что?!

Ведь только что же с таким трудом мне удалось выбросить мысли о поцелуе!

Рэйвэл с абсолютно равнодушным видом и хмурой физиономией сидел в кресле и, кажется, на наше появление даже не обратил внимания.

"Леший тебя принёс на этот ужин — не сам ты пришёл!" — не менее мрачно подумала я, вслед за мамой приседая в реверансе. Присутствие принца вызвало раздражение: меня определённо злила собственная реакция на этого самоуверенного нахала.

— … Вот мы и подумали, что нам обязательно нужно вместе поужинать! — приветливо улыбаясь, Мелисса закончила почти полностью прослушанное мной предложение.

— Проходите, садитесь, — Казимир махнул рукой, — Ну, что вы как чужие?

Родители подошли к столу, а я поспешила занять место подальше от Рэйвэла.

— Ох, завтра ведь первый день лета, — немного задумчиво произнесла королева, — Вот и весна прошла…

Мама кивнула, тоже задумавшись:

— Да, дни в наши годы уже летят невероятно быстро.

— Кстати, о днях, — неожиданно выпрямился Казимир, лукаво улыбнувшись, — А вы помните, какой сегодня день?

— Пятница? — с усмешкой спросил отец.

Король рассмеялся.

— Нет, я другое имел в виду, друг мой. Мне стало интересно, помнит ли кто-нибудь из вас, чем этот день замечателен? Чем отличается от других?

Папа задумчиво нахмурился, явно не понимая, о чём речь. Мама с Мелиссой озадаченно переглянулись, но, видимо, тоже ничего знаменательного не вспомнили. Я украдкой посмотрела на Рэйвэла. Он без особого интереса смотрел в окно. По губам его расползлась ленивая едва заметная усмешка, по которой я поняла, что он знает ответ на вопрос Казимира, просто не хочет отвечать.

И в этот момент меня вдруг озарило:

— Сегодня ведь ночь Красной Луны!

Хотя я произнесла это, глядя на короля, но буквально кожей почувствовала на себе удивлённый взгляд принца. В прочём, король тоже приятно удивился, как и все присутствующие:

— А ведь действительно… — задумчиво вздохнул отец.

— Правда! — переглянулись мама и Мелисса, — Как мы могли забыть?!

— Совершенно верно, Дэниэлла, — Казимир улыбнулся, — В последнюю ночь весны происходит необъяснимый феномен — луна становится алой. Кстати, именно в эту ночь почти семьсот лет назад мои далёкие предки свергли недостойного короля О'Рэял.

На самом деле не было ничего удивительного в том, что я вспомнила про особенность этой ночи. Мне давно хотелось посмотреть на красную луну в телескоп, но каждый год что-то мешало: то тучи всё закрывали, то устройство для наблюдения ломалось. Сегодня вот прекрасное чистое небо, но я не дома, следовательно, опять не смогу посмотреть на ночное светило. Хотя…

— Ваше Высочество, — осенённая идеей повернулась к королю, — Во дворце ведь есть обсерватория?

— Конечно, Дэниэлла. Хочешь посмотреть на алую луну в телескоп?

— Да. Разумеется, если вы разрешите…

Король улыбнулся:

— Ну, как я могу не разрешить?! Тягу к науке надо поощрять!

— Спасибо огромное! — обрадовалась я.

— Можешь идти, Рэйвэл тебя проводит!

Нет… Только не это… Я не вынесу общество этого гада!

— Ваше Высочество, не беспокойтесь: я дойду одна.

— Нет-нет, — Казимир покачал головой, — Рэйвэл проводит. Всё равно он ничего не делает. Заодно поможет телескоп настроить!

Я хмуро посмотрела на принца. И наткнулась на его не менее хмурый взгляд, весьма красноречиво выражавший всё, что он думает о предстоящем совместном времяпрепровождении.

— Никакого покоя нет, — он демонстративно закатил глаза и неохотно встал: — Ты идёшь или нет?

— Иду, — я с трудом натянула на лицо вежливую улыбку. Встала и вслед за принцем покинула гостиную.

Алая луна (часть 2)

— Если не хочешь — можешь не ходить, — предупредила я, как только за нами закрылась дверь, и мы оказались в коридоре, — Я и сама дойду.

— Ну, спасибо, тебе за разрешение, — ехидства в его голосе должно было хватить на всё наше огромное королевство, — С превеликим удовольствием им воспользовался бы, но, увы, я обещал Эрику тебя защищать.

— От кого ты меня в обсерватории защищать собрался?

— От того же, от кого и раньше, — Рэйвэл даже не пытался скрыть раздражение, — Не сидится же тебе спокойно…

— Слушай! — я резко обернулась, оказавшись буквально в паре сантиметров от принца, — Тебе что, трудно меня проводить?!

— Мне лень.

— Не надо было обещать меня защищать.

— Ага, конечно. Тебя я забыл спросить — надо мне или не надо!

— Тогда терпи моё общество. Я тоже очень постараюсь терпеть твоё и не прибить.

— Прибить? — мне казалось, что говорить ехиднее уже некуда, но я ошибалась, — Кого?

Небо, терпения мне!

— Тебя, Рэйвэл. Потому что ты сейчас меня очень сильно раздражаешь…

— Интересно, как ты собираешься это сделать!

Я не удержалась и мило улыбнулась.

— Так же, как приложила тебя уже дважды.

Но он тоже расплылся в довольном оскале:

— Что ты! Я больше такого не допущу. Я теперь в случае чего буду тебя сразу целовать — ты в этом случае очень быстро теряешь координацию.

Леший, ну почему?! Почему я опять так предательски покраснела?!

И даже ответа, как назло, не находилось…

Принц это видел и градус лукавый огонёк в его глазах разгорался всё сильнее.

— Ты не выносимый, Рэйвэл! — наконец не выдержала я, — Я искренне сочувствую всем, с кем ты общаешься каждый день: не понимаю, как они тебя терпят!

К моему удивлению, принц рассмеялся.

— А ты зануда, Дэниэлла! Мне тоже интересно, как Эрик умудряется с тобой дружить.

Я даже не нашлась, что на это ответить.

— Ладно, уж: давай телепортироваться в обсерваторию, а то пока мы здесь болтаем, тучи наплывут.

Он махнул рукой, вокруг нас сверкнула воронка портала, и реальность смазалась.

Королевская обсерватория встретила нас величественной тишиной и многовековой мудростью, заключёнными в древних книгах и фолиантах. Ими были заполнены все шкафы, полки и даже письменный стол. Однако всё это укрывал слой пыли, очевидно, столь же древний, как мудрость. На стенах были развешаны разные карты, подоконник занимал огромный глобус, а под потолком горела старинная люстра.

Были во всей этой обстановке некое очарование и загадочность, присущие науке.

Сам же телескоп располагался на дополнительном возвышении. К нему вела узкая винтовая лестница.

— А почему так много пыли? Здесь давно никто не бывает? — поинтересовалась у принца, с недоверием оглядывая лестницу.

— Можно и так сказать. На окраине столицы функционирует другая обсерватория — в ней работают профессиональные астрономы. А эта любительская. В ней действительно давно никто не был, — Рэйвэл проследил за моим взглядом и неохотно пояснил, — Но здесь всё надёжное, не переживай.

— Надеюсь.

Я поднялась по лестнице и осмотрела конструкцию телескопа. Он, очевидно, представлял собой шедевр науки — другого во дворце и быть не могло. Конструкция состояла из сложных механизмов, и мне потребовалось некоторое время, чтобы узнать в них знакомые.

Стоило нажать на рычаг, как часть потолка и стены неожиданно отъехали в сторону, обнажая передо мной ночное небо. На нём уже светился алый, необыкновенно большой диск луны. Развернув объектив телескопа в нужную сторону, приступила к настройке фокусного расстояния. Вообще-то я умела это делать, ведь не даром имела хорошие оценки по астрономии, но то на обычных телескопах, а то на вот этом… Эксклюзивном произведении оптической механики, собранном по новейшим технологиям.

Регулятор фокуса мне упорно не поддавался. Но я также упорно не сдавалась: несколько лет ждала этого момента, а тут какой-то винт мешается?! Почему вообще нельзя было сделать его обычным, как на всех телескопах?!

Но как бы я не билась, в объективе неизменно красовалось только красное размытое пятно.

Да что же это такое!

Я уже начала отчаиваться и даже в глазах защипало от обиды, когда мою руку накрыла чужая ладонь.

Прикосновение обожгло, словно разряд молнии. Я вздрогнула и обернулась, столкнувшись взглядом с принцем. Он, кажется, тоже почувствовал нечто подобное, но быстро вернул себе привычно ехидное выражение лица.

— Да не дёргайся ты, — наконец произнёс он, — И винт не дёргай. Это механизм грубой фокусировки — ты на нём никогда не попадёшь в точку. Вот этот крутить надо.

Я проследила за его рукой.

И не смогла не возмутиться:

— А ты сразу не мог сказать?!

— Неа, — он хитро улыбнулся, — Мне было интересно, на сколько у тебя терпения хватит.

— Гад.

Алая луна (часть 3)

Я вернулась к настройке фокуса. К слову, с помощью другого винта его быстро удалось поймать.

Ещё пара поворотов механизма, и моему взгляду предстало настоящее чудо. Я видела спутник нашей планеты на расстоянии вытянутой руки. Словно нас разделяли не тысячи километров, а пара шагов.

Горы, возвышенности, впадины, холмы и кратеры — вся поверхность луны была подёрнута полупрозрачной алой дымкой. Она растекалась по атмосфере небесного тела клубами густого тумана, собиралась в вихри и концентрировалась в бордовые пятна.

Учёные так и не нашли объяснения этому явлению, но смотрелось просто завораживающе красиво.

— Рэйвэл, иди посмотри, — позвала принца, оборачиваясь.

И осеклась.

Не знаю, сколько он вот так смотрел на меня, но в долгом задумчивом взгляде было что-то… странное, необычное. То, чего раньше я никогда не замечала.

— Э-э-э… Рэйвэл? А ты чего на меня так смотришь?

Вообще, ожидалось, что он сейчас примет привычный ехидно-насмешливый вид и скажет какую-нибудь гадость, но принц остался таким же задумчивым.

— Ты странная, — выдал он наконец.

— Почему? — я даже растерялась.

— Музыка, танцы, астрономия… — он выразительно изогнул бровь, — Не так уж часто встретишь человека, искренне увлечённого искусством и наукой.

— Ты считаешь, что это плохо?

— Нет. Это просто непривычно. Меня чаще окружают люди, больше занятые политикой и экономикой. Или вообще не занятые ни чем.

Рэйвэл не сводил с меня странного взгляда. Я тоже смотрела на него, пытаясь отыскать на лице привычную ехидную усмешку, но её не было. Зато было такое чувство, будто принц сейчас думает о чём-то настолько ему самому непривычном, что сам в удивлении от этих мыслей.

Вообще, я с самой первой нашей встречи поняла, что чувствую эмоции этого человека невероятно остро. Почти как свои собственные. Страсть, нежность, злость, ярость, удивление… Я всегда догадывалась о его ощущениях, хотя он без труда умеет их скрывать. Но почему-то именно сейчас, когда мы стояли в полушаге друг от друга под ночным небом в залитой алым светом луны комнате, я впервые задумалась над этим.

— А ты… Рэвэл, ты увлекаешься искусством?

Не знаю, зачем это спросила. Просто неожиданно захотелось хоть что-то спросить.

Небо, что это за странные порывы?! Что со мной?!

— Да как-то не сложилось, — принц усмехнулся, — Говорю же: мне привычнее политология, психология, дипломатия и иже с ними.

— Но должно же быть в твоей жизни что-то кроме этих аспектов!

— Должно. Но, — он неожиданно хитро улыбнулся, — Если я тебе скажу, что это — ты не поверишь.

— Мне уже страшно, если честно, — призналась я с улыбкой, замечая, как Рэйвэл возвращается в своё нормальное состояние, — Чем ты там таким занимаешься?

Он устрашающе округлил глаза и тихо, словно рассказывая о заговоре против короны, шепнул:

— Я рисую.

— Что?!

Рисует? Вот этот чурбан бесчувственный?

— Ну, вот видишь! — принц картинно огорчился, — Ты мне не веришь!

Я решила подыграть и коварно улыбнулась:

— А ты докажи.

— А тебе, правда, интересно? — он удивлённо изогнул бровь.

— Если бы мне было не интересно, я бы не просила посмотреть твои художества.

— Тогда пойдём!

Взмах рукой и в воздухе возник портал, перенёсший нас в апартаменты Рэйвэла. Я была здесь не далее, чем сегодня утром, поэтому обстановка была знакомой.

Принц прошёл к тумбе, отодвинул ящик и достал оттуда целую папку в кожаном переплёте. Положил её на кровать, рядом плюхнулся сам и обернулся ко мне:

— Иди сюда.

Я послушно подошла и тоже села на кровать по другую сторону папки.

— Ну, показывай.

Рэйвэл бросил на меня странный взгляд и откинул в сторону кожаную обложку.

Я взглянула на протянутый мне лист бумаги. Присмотрелась, потому что в тусклом свете ночника невозможно было сразу рассмотреть всё до мельчайших деталей.

И изумлённо выдохнула.

На обычном тетрадном листе в клетку была нарисована роза. Та самая, которую мы с принцем видели позавчера на фоне ночного неба. Только здесь, на рисунке, она казалась ещё более изящной, утончённой и нежной.

Я посмотрела на принца:

— Рэйвэл, она… красивее, чем была на самом деле! Это просто потрясающе!

Принц усмехнулся:

— Я и сам не ожидал, что так хорошо получится. Мне тоже она нравится.

— Покажи ещё, что там у тебя, — попросила, кивнув на папку.

Рэйвэл достал следующий лист. Он был чуть больше предыдущего и полностью белый. А в самом его центре красовался эскиз…

— Э-э-э… Мой браслет?!

Принц кивнул.

— Интересно, что вдохновило тебя его нарисовать.

— Ты, наверное, — задумался новоявленный художник, — Кстати, у тебя на нём застёжка слабая: он расстегнулся, когда ты упала мне на руки.

— Да я знаю. Надо было его в мастерскую отнести, но я всё ленилась.

Пока говорила это, взгляд скользнул по папке с рисунками и… замер.

Я моргнула, не веря своим глазам. Забыв даже спросить разрешения, потянулась к листу бумаги, вынула его из папки и посмотрела на свет.

Видение не пропадало.

Сцена. Свет прожекторов. Девушка в коротком белом платье босиком с распущенными волосами.

Перед глазами тут же вспыхнул давешний сон.

Но ведь этого не может быть…

Не бывает таких совпадений…

— Рэйвэл, а это кто?

Принц чуть нахмурился, ненавязчиво забрал у меня из рук рисунок.

— Про этот ничего не спрашивай — я его ещё не закончил.

Я резко вскинула голову. Посмотрела на Рэйвэла и застыла взглядом на его лице, лихорадочно пытаясь вспомнить, как выглядел тот парень, с которым я впервые исполняла танец на стекле. Но, увы, его образ надёжно стерся из моей головы.

— А кто на нём нарисован? — спросила растерянно, забыв про предупредение.

Но Рэйвэл покачал головой, возвращая лист бумаги в папку:

— Когда-нибудь расскажу, но не сейчас.

— Ладно, — я поняла, что нет смысла настаивать. К тому же, мне, наверняка, просто показалось. Посмотрела на настенные часы: — Ой! Как много времени!

— Всего половина первого, — не впечатлился принц.

— Это очень поздно.

— Ты куда-то спешишь? — по его губам скользнула привычная усмешка, а во взгляд вернулось ехидство.

— Конечно, спешу. Спать!

Рэйвэл вздохнул, и я вдруг почувствовала, что он не хотел, чтобы я уходила.

— Хорошо, — произнёс с досадой, — Я создам тебе портал.

— Спасибо, — искренне ответила я и встала с кровати, — За портал и за экскурсию в обсерваторию.

— Да уж, ты сегодня подвергла мою лень целым испытаниям! — принц проводил меня ехидным взглядом. Махнул рукой, и воздухе возникла воронка портала.

— Завтра перед балом я за тобой зайду.

— Хорошо.

В последний момент я почувствовала, что тоже не хочу уходить, но уверенно отогнала эти мысли.

Пожелав Рэйвэлу спокойной ночи, телепортировалась в свои апартаменты.

Наспех приняла ванную и легла спать.

Бал разочарования (часть 1)

Оставшийся день до Летнего бала тянулся медленно и скучно. Заняться во Дворце было откровенно нечем, и ничего полезного я больше не узнала. Для очистки совести пролистывала по утрам присылаемые мне старшим принцем отчёты.

Конечно же, Морена ни в одном из списков прибывших или покинувших столицу не было. Но друзья упорно твердили, что он непременно должен приехать в Тиграну. И утром в день бала приехали сами, обосновавшись в какой-то гостинице на периферии города. Я хотела было приехать к ним, но памятуя о последствиях вчерашней вылазки в город, так и не решилась. Вечером мы должны были встретиться на главной площади, где и будет проходить один из великих праздников лета.

Собираться на бал я в коем-то веке начала с самого утра, ибо заняться больше было не чем. Тира три часа делала мне сложную причёску, а я в это время смотрела на своё отражение в зеркале и думала. Много думала.

О Морене. О Рэйвэле. О себе. О приехавших в столицу друзьях. О короле и королеве. О принце Веймарской республики. О родителях. И даже вспомнила последний свой сон, обращённый в моё собственное прошлое.

Мне было пятнадцать лет, и я только начинала выступать. Тогда в нашей труппе ещё не было Али и Морена.

Каждый год в конце сентября в королевстве проводился конкурс пения и танцев. Чтобы обратить на себя внимание публики, нам нужно было выиграть. И мы собирались выиграть.

Представление мы решили составить из весьма известного всем, можно сказать, народного танца. Только оформили его необычно. Для этого пришлось глубоко копать, добираясь до самой его сути. А суть, как подсказала нам одна весьма пожилая особа с даром провидения, заключалась в том, что каждый человек хотя бы раз в жизни ходит по краю. По самой кромке дозволенного и запретного, по границе между безумием и нормалью, по лезвию лжи и правды, по шаткому льду жизни и смерти.

Не важно в чём это проявляется: случился ли инфаркт, и человека едва успели спасти, брал ли взятки, и чуть не попался, или же просто соврал родителям, что имеешь хорошие оценки в школе, и с трудом успел сжечь дневник с двойкой. Жизнь разная. Ситуации бывают разные. Но, так или иначе, иногда ты заносишь ногу над пропастью и пытаешься медленно и осторожно красться по невесомым нитям, боясь слететь вниз. Или не пытаешься, как в первом примере. Ты уже сорвался с обрыва и летишь в эту самую пропасть, а кто-то всеми силами старается поймать тебя до того, как ты разобьёшься о камни. Вариантов много — суть одна: риск.

Вот и мы с Виолетой и Севастьяном решили превратить медленный, но в тоже время напряжённый и эмоциональный танец, который, проходя сквозь время и моду, потерял свою опасную суть, в риск. Так родилась идея разложить по сцене осколки стекла и направить на них свет таким образом, чтобы они светились и были видны всем.

А для большего эффекта на последнем аккорде музыки я всё же должна была оступиться и, изображая нечто среднее между смертью и обмороком, упасть на руки партнёру.

Кстати, с последним тоже возникла проблема: Сева — единственный парень в нашей труппе не мог танцевать, ибо отвечал за музыкальное сопровождение представления. Но удача нам вроде бы улыбнулась — администрация конкурса нашла для меня человека, с которым я могла бы танцевать. И началась бесконечная вереница тренировок, пройдя сквозь которые, и я сама и моё тело на уровне инстинкта знали, как расположены осколки и где нужно двигаться.

И вот я выхожу на сцену вне себя от волнения и… понимаю, что на месте моего партнёра стоит незнакомый совершенно тип. И самое страшное: он не умеет танцевать. Вообще. Хотя подаёт мне руку, судя по всему узнавая музыку и приблизительно представляя танец. Но для выступления такого масштаба этого мало! И музыка уже звучит, отрезая мне ход назад.

Я даже не успеваю спросить самого незнакомца, что он здесь делает… Ничего не остаётся, кроме как вложить свою ледяную от страха ладонь в его. И тянуть незнакомого парня за собой, на ходу меняя движения, подстраиваясь так, чтобы от него не требовалось почти ничего.

Как ни странно, у меня всё получилось. Я не сбилась ни разу и ему не позволила. Даже на заключительном аккорде оступилась и, одними губами шепнув: " лови", картинно потеряла сознание.

Кто бы знал, что это будет роковая роль, которая повторится спустя четыре года. Только наступлю на осколок я уже не специально, сознание потеряю отнюдь не в шутку и упаду на руки не какому-то безликому типу, которого я благополучно забыла сразу после выступления, а принцу. И вот я здесь, во Дворце.

А на конкурсе я всё же заняла первое место и даже простила организаторам то, что они не смогли подобрать нормальную замену моему резко заболевшему партнёру.

Танец на стекле с тех пор стал коронным номером нашей труппы.

Бал разочарования (часть 2)

Спустя вышеуказанные три часа причёска была готова. Тира извращалась немыслимо, но в результате получился колосок вокруг головы, вывернутый наизнанку, и украшенный сбоку плоской заколкой в форме череды серебряных цветков. Потом я выбрала себе платье: невесомо лёгкая ткань спускалась до самого пола и от каждого вздоха приходила в движение. Почти отсутствующие рукава закрывали лишь плечи, а насыщенно-синий цвет всегда подходил мне, несмотря на достаточно светлую кожу. У пояса в воздушную ткань вплетались серебряные нити, превращая платье в настоящий шедевр.

Образ завершал лёгкий, почти незаметный макияж и тонкий серебряный браслет на руке.

Своё отражение в зеркале мне понравилось.

Глянув на часы, я поблагодарила Тиру и вышла из апартаментов. Чтобы сразу натолкнуться на Рэйвэла.

Принц был под стать самому себе: весь в чёрном. Чёрные джинсы и чёрная рубашка, слегка недозашнурованная ввиду жары.

Окинув меня странным, не ехидным, не злорадным и даже не хитрым взглядом, он направился к выходу из дворца и на ходу выдал глубокомысленное:

— У тебя в родственниках случайно нимф не было?

— Н-нет. Вроде бы. А что?

— Значит, ты решила меня убить. Не понимаю, за что, правда, — сделал он странный вывод, заставив меня напрячься.

— Рэйвэл, что ты имеешь в виду?

— То, что каждый первый свободный мужчина, увидев тебя, захочет отжать себе. А я обещал Эрику тебя никому не отдавать.

Если это был намёк на комплимент, то весьма завуалированный.

Хотя, о чём это я?! Разве этот ехидный гад может делать комплементы?

— Твоё Величество, дуэли в наше время запрещены. Так что не переживай: никто не станет швырять нож тебе в спину, чтобы провести вечер в сомнительной компании меня.

— А, ну да, — Привычно усмехнулся Рэйвэл, садясь в карету и протягивая мне руку, — Один уже успел понять и разболтать общественности, что ты только внешне красивая, а на деле — ехидная и совсем не романтичная особа!

— Чего?! — возмутилась я, не веря своим ушам в буквальном смысле, — Рэйвэл, ты, что вообще обалдел?! Тебя никто не учил, что если не умеешь делать комплементы, то лучше вообще молчать?

— Так это ж не я сказал! — возмутился он в ответ, — Я ж только передал.

— А кто сказал… Кейн?! — изумилась я такой наглости, быстро вычислив единственного, с кем я успела побывать на балу во Дворце.

— Ага, он самый! Противный тип, правда?

— Сволочь! Кому он додумался это сказать?

Принц пожал плечами:

— Друзьям своим, кажется. Но это не суть важно — теперь об этом знает вся столица.

Я даже передумала очередное ругательство произносить. Просто уставилась в открытое окно на проносящиеся мимо улицы в безуспешной попытке осознать: как? Как можно наговорить про человека гадостей, если он просто отказался проводить с тобой вечер?! Неужели я ТАК сильно задела его самолюбие?!

Принц, сидящий напротив, трактовал мои неуместное молчание и заинтересованность пейзажем за окном немного по-своему.

— Дэн, ты что серьёзно расстроилась? — с удивился он, а когда я ничего не ответила (да простит меня моя совесть — очень было интересно, что он скажет дальше), уверенно произнёс:

— Он придурок, не обращай на него внимания.

— Да всё в порядке, — справилась я с коматозом, — Просто я задумалась.

К площади мы подкатили через полчаса. Здесь уже вовсю гремела музыка живого оркестра, горели праздничные огоньки и гирлянды. Дамы в роскошных платьях и кавалеры в строгих одеждах танцевали, общались и сидели на скамейках.

Стоило мне выйти из кареты, как накатило лёгкое ощущение страха. Наверное, потому что в этот момент провозгласили прибытие принца, и на мне скрестились сотни взглядов. На нас.

Рэйвэл взял меня за одну руку, а вторую я с силой сжала а кулак, не давая резко взбунтовавшемуся пламени негасимой лавиной сорваться с пальцев.

Спокойно, Дэна. Просто бал. Ты ведь бывала на десятках таких же.

Рэйвэл потянул меня к центру площади, на ходу напомнив:

— Официально бал открывает принц со своей спутницей. Они же танцуют первый медленный танец.

Я кивнула.

Мы остановились в центре, там, где гости расступились, не спуская с нас взглядов.

Тихо заструилась музыка, и все посторонние звуки резко растворились в ней.

А я… изумлённо вслушивалась в знакомую мелодию и чувствовала, как замирает сердце.

Потому что это была ТА самая песня. Та, под которую я тянула за собой незнакомого парня пять лет с собой. Та, которая так часто звучала в моих снах.

Неужели…

Принц протянул мне руку. Взгляд сам скользнул от протянутой ладони к его глазам. И темнота звёздного неба в них стала ответом нам мой незаданный вопрос.

Я поняла, с кем танцевала свой первый танец.

— Не может быть… — прошептала, как и в тот раз, вкладывая свою руку в его ладонь.

Рэйвэл улыбнулся, но, впервые за всё время нашего знакомства, без тени ехидства и насмешки:

— Ты тоже узнала … Значит, я не обознался, увидев тебя в клубе.

На талию легла горячая ладонь, сокращая между нами расстояние.

Настал момент начинать танец, но я вдруг поняла, что от изумления не могу сделать и шагу. И, к моему ещё большему изумлению, Рэйвэл сжимает мою руку и уверенно тянет за собой.

Мир вокруг нас резко расступается, а я, словно в тумане, чувствую, как рушится привычная реальность, как изменяется что-то в нас с принцем…

Удивление отходит на второй план перед окутывающим ощущением… Ощущением невероятного волшебства и чуда вокруг. Больше не существовало сотен взглядов за спиной, прохладного ветра, обдувавшего плечи, летнего вечера… Была тёмная, непроглядная ночь в глубине глаз одного наглого типа. И в этой ночи было нечто то, чего нет больше у всего мира. В ней хотелось раствориться безвозвратно.

Тело само подтолкнуло на резкий разворот, от которого взметнулся в воздух подол платья. Миг — и я снова в объятиях Рэйвэла. Осторожных, словно я — хрупкая фигурка, но уверенных. Обжигающий взгляд, смотрящий прямо в душу больше не раздражает. Наоборот, под этим взглядом, полным несвойственных, казалось, принцу чувств, становилось спокойно. На его губах едва заметно играла задумчивая улыбка. И я, словно сквозь неведомый дурман, понимала, что являюсь причиной этой улыбки.

Ещё один поворот и мы берёмся за руки. Так близко друг к другу, но не столько физически, сколько внутри. Рэйвэл ничего не говорил, но я знала, что он в той же прострации, что и я.

В этом медленном, но таком эмоциональном танце мы едва касаемся друг друга. Но каждое прикосновение принца обжигает.

Потерявшись в пучине ощущений, я даже не слышу музыку — двигаюсь по наитию.

Танец на грани, но мы давно уже её переступили. Только та бездна, в которую падали, оказалась бесконечно лучше реальности. Чудо не вокруг нас, как казалось вначале — мы и есть чудо. То, самое невероятное, несовместимое, похожее на сон, но сейчас медленно разгоравшееся горячим пламенем где-то на подсознании.

Границы реальности стёрлись окончательно, стоило нам остановиться. Огни вокруг нас померкли, а последний шёпот музыки эхом проникал в самую душу.

Принц одним неуловимым, как весенний ветер движением, отбросил с моего лица выбившуюся прядь волос и наклонился к губам. Щеку обожгло горячее дыхание, и мир под ногами предательски качнулся. Подогнулись ноги, теряя опору, заставляя положить обе руки на плечи Рэя и заворожено ждать прикосновения как невероятно желанного чуда.

— Третий раз, Дэна, — вырывается у него тихий шёпот, — Третий раз я теряюсь в тебе… и не хочу находиться.

Один бесконечно долгий миг и…

Вокруг нас алым светом вспыхивает щит. Мы с Рэйвэлом резко отталкиваем друг от друга.

Где-то внутри у мня разрывается невидимая струна разочарования. Но даже оно отступает, когда погасшая стена огня опадает. За ней я с недоумением вижу Морена. Он смотрит в упор на принца взглядом, наполненным жгучей ненавистью, а на ладони разгорается огонь неизвестного заклинания.

Словно в страшном сне, я перевожу взгляд на Рэйвэла. В его руке уже клубится огромный сгусток чёрного тумана — сила нечисти. И я даже не хочу знать, откуда она у него! Важно лишь то, что эта смертоносная лавина готова в любой момент сорваться с пальцев!

— Рэйвэл! — оборачиваюсь к нему, попутно замечая полог невидимости вокруг нас.

— Что происходит?!

Но принц не отвечает. Он будто бы даже не слышит, не сводя с Морена хищного взгляда. И у меня в груди всё холодеет.

«— … Может, хоть скажешь, что собираешься делать с ним, если найдёшь?

— Когда найду. Убью…»

— Рэйвэл…Ты же не серьёзно? — произношу неуверенно:- Ты же этого не сделаешь?

Но он снова не отвечает. И у меня начинается паника!

— Рэй!

Хватаю его за руку и рывком пытаюсь развернуть к себе. Не получается.

— Да послушай же!

О, чудо! Принц поворачивается ко мне.

И становится действительно страшно: в глазах пожирающая пустота, на лице ни единой эмоции, а тьма с ладони уже сползает на землю.

— Что он тебе сделал? — заставляю себя успокоиться, но голос всё равно дрожит от напряжения.

— Угрожал, — последовал бесцветный ответ.

— Морен тебе угрожал? Серьёзно? — голос дрогнул на последнем слове, намекая на подкатывающую к горлу истерику.

— Не мне. Моей семье.

Я уже ничего не понимаю, но всё ещё не верю.

— Не правда! Он не мог!

— Жаль разочаровывать тебя.

Рука, держащая смертельное заклинание, дрогнула. Вместе с ней вздрогнула я.

— Пожалуйста, Рэй! — крикнула я, понимая, что ничего больше не могу сделать: принц очень сильный — мне не остановить его, — Не убивай Морена.

Что-то в его взгляде прояснилось. Но лишь на миг.

— А зачем мне его жизнь?

— За тем, что она нужна мне!

— А тебе зачем его жизнь?

— Он мой друг!

— Сочувствую, — равнодушно пожал он плечами.

И над танцующими парами, не замечающими происходящего за пологом тишины и невидимости, раздалось ехидное:

— Ну, здравствуй, братец!

Морен дёрнулся как от удара молнией и заклинание в его ладони неожиданно рассыпалось. Поняв это, друг побледнел.

Краем глаза я заметила в толпе за пологом тишины спешивших к нам Виолету и Алю, но мне уже было откровенно не до них.

— Ты мне не братец! — крикнул Морен, а ненавистью, полыхнувшей в его глазах, можно было убить.

— Помнится, пять лет назад эту фразу говорил я тебе! — с укором произнёс принц, посмотрел на туманность в своей руке и улыбнулся ледяным равнодушием, — В общем, неприятно было познакомиться! Пора заканчивать балаган, который ты устроил…

Виолета что-то закричала, а я, словно в тумане, смотрела на то, как срывается с пальцев Рэйвэла смертельная тьма. И друг не успевает даже шелохнуться…

— М-морен… — прошептала я в раз пересохшими губами, глядя на безжизненное тело, упавшее на землю, и резко побелевшую над ним Виолету.

Рэйвэл равнодушно развернулся и ушёл. А я…

Поддавшись порыву отчаяния и злости, я преодолела расстояние до Морена и рухнула на колени рядом с другом. Сзади упала в обморок Лета.

Мир рухнул, оставив меня наедине с бездыханным телом. Пульса уже не было, а знакомые черты лица начали заостряться. Я смотрела на бывшего парня невидящим взглядом и понимала, что всё: это конец.

Чудовище! Как я могла позволить ему убить моего друга?! Что же мне делать теперь?

Ответ нашёлся сам собой неожиданно легко. Ведь магия огня может вернуть человека к жизни. Да, кого-то возвращая, нужно чем-то жертвовать. Ну и что? Разве какая-то магия стоит жизни человека?

— Александрин!

Огненная птица тот час же появилась в воздухе и так и зависла с расправленными крыльями.

— Его надо оживить, — твёрдо сказала я, выпрямляя спину.

— Пламя может вернуть к жизни, — послышался знакомый голос, — Но лишь погибнув…

— Ты умрёшь?

— Растворюсь в небытие, ведь я и есть пламя…

— Прости… — я до крови закусила губу, но слезинка всё равно побежала по щеке, — А можно я умру вместо тебя?

— Я неминуемо уйду за тобой, ведь нет хозяина — нет стихии…

— Прости… — повторила глухо.

— Сочтёмся.

Александрин взмыла высоко в воздух, расправив крылья, чтобы рассыпаться там на стони тысяч мельчайших искр. Крохи огня, как под действием невидимого магнита, устремились к Морену, бесследно вонзаясь в его тело.

Когда огненный дождь закончился, друг начал дышать, меня резко скрутило пополам невыносимой болью.

Конечно, а как я хотела вырвать из себя часть души?

В тело вонзились десятки кинжалов, не позволяя вздохнуть. Затылок ударился о каменную мостовую, перед глазами разорвалась вспышка света, в сердце — вспышка боли. Из горла вырвался хрип и сбивчивый кашель.

Эта боль, адская просто боль, она выжигала моё пламя. Острыми когтями вырывала его из души и вен. Безжалостно. Беспощадно.

Горло сдавило, словно тугой верёвкой. Дышать стало невозможно. А всё тело снова свело приступом обжигающей боли.

Видимо, я всё-таки умру.

Кто-то опустился передо мной на колени, порывистым движением перевернул на спину. Шепнул что-то, но слов я не разобрала. А когда попытался поднять меня на руки, из последних сил вывернулась. Снова ударилась о мостовую и тихо, сквозь туман помутневшего от боли разума, прошептала последнее, на что была способна:

— Чудовище!

И искра сознания во мне погасла.

Наверное, вместе с жизнью…


Оглавление

  • Пролог
  • Семейный ужин
  • Последний танец
  • Исчезнувший должник
  • Исчезнувший должник(продолжение)
  • Легендарный дворец
  • Безумие во тьме
  • Безумие во тьме (продолжение 1)
  • Безумие во тьме (продолжение 2)
  • Храм Огня
  • Пламя на двоих
  • Пламя на двоих (продолжение)
  • Старые знакомства
  • Старые знакомства (продолжение)
  • Падение в пустоту
  • Падение в пустоту (продолжение 1)
  • Падение в пустоту (продолжение 2)
  • Призрак страха
  • Отсутствие результата — тоже результат
  • Отсутствие результата — тоже результат(продолжение)
  • Прогулка по столице
  • Прогулка по столице (продолжение1)
  • Зависнув над пропастью
  • Зависнув над пропастью (продолжение)
  • Странная ночь
  • Ответы, рождающие вопросы(часть 1)
  • Ответы, рождающие вопросы(часть 2)
  • Ответы, рождающие вопросы(часть 3)
  • Ответы, рождающие вопросы(часть 4)
  • Алая луна (часть 1)
  • Алая луна (часть 2)
  • Алая луна (часть 3)
  • Бал разочарования (часть 1)
  • Бал разочарования (часть 2)